Михайлович Иоганн: другие произведения.

Террорист по прозвищу Капитан Свобода

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Иоганн Михайлович

Террорист по прозвищу

Капитан Свобода

Роман предупреждение

   За два с половиной часа до взрыва на борту "Твердыни Пэлтара"
   Главный наблюдатель тяжелого исследовательского крейсера "Твердыня Пэлтара", второй наследник Великого клана Яголо и хранитель Большой печати, звёздный воитель первой руки Туар Яголо отодвинул от себя окуляр электронного увеличителя и устало откинулся на спинку кресла. Он побарабанил пальцами по подлокотнику кресла, задумался на увиденным и глубоко вздохнул. Никаких сомнений быть не могло, - он только что наблюдал за тем, как на небольшом островке в самом центре огромного океана обитатели третьей планеты произвели испытание оружия огромной разрушительной силы. В том, что это было именно испытание, а не применение оружия в военных целях, он был уверен по двум причинам.
   Во-первых, этот островок был слишком мал, чтобы на нём можно было разместить войска или какой-то военный объект, а, во-вторых, на довольно значительном расстоянии от островка в океане он видел через электронный увеличитель большую группу кораблей. Уже поэтому речь могла идти только об испытаниях огромной бомбы. Скорее всего не обычной, а действующей на принципе расщепления материи. Если это действительно была расщепляющаяся бомба, то эта планета, без сомнения, представляла очень большой интерес для Великого клана Яголо и отныне должна принадлежать только ему одному.
   Правда, у главного планетарного наблюдателя имелись кое-какие сомнения на тот счёт, что его клан сможет завоевать этот мир с той же лёгкостью, с которой он сам завоевал уже семнадцать миров в галактике. Что ни говори, но то были планеты населённые если не дикарями в шкурах, то просто отсталыми существами, вооруженными одними только копьями, луками и мечами. Хотя и от них было много беспокойства, отряды колонизации клана Яголо сумели сломить их упорное сопротивление. Здесь же речь шла о существах, которые были вооружены даже лучше, чем звёздные воители любого из двухсот семидесяти трёх кланов Тракана и хотя они, явно, не имели таких космических кораблей, какие были у них. Туар Яголо даже навскидку определил шансы не только своего клана, но и всего Тракана, как минимальные, а если быть точнее, у них вообще не было никаких шансов завоевать эту планету.
   Судя по всему это были чрезвычайно воинственные существа. Через электронный увеличитель Туар Яголо видел, что сразу на нескольких континентах шли ожесточённые сражения, в которых применялось оружие лишь не намного менее разрушительное чем то, которое было испытано этими существами несколько минут назад. Подумав об этом, звёздный воитель невольно усмехнулся. Только идиот согласится сунуться в эту мясорубку, но в том-то всё и дело, что на "Твердыне Пэлтара" как раз и было собрано самое большое число идиотов, причём не простых, а самых высокопоставленных, - жрецов, выпестованных храмом Пэлтара, наглых, жадных и потому очень опасных.
   Туар Яголо был отважным воином и не боялся вступать в схватку даже с врагом превосходящим его по силе. Его с раннего детства готовили к войне и он вполне искренне считал, что право сильного угнетать и покорять себе слабых является в этом мире незыблемым. Именно это только что и продемонстрировали ему существа с третьей планеты. Не считаясь с последствиями, они взорвали на поверхности своей планеты бомбу чудовищного калибра и это, явно, было сделано с одной единственной целью, устрашить своего врага, чтобы покорить его без войны, или, в крайнем случае, принудить к миру и сотрудничеству. Это для Туара Яголо, имевшего в своём клане самое высокое воинское звание, было наивысшим достижением и он сам не раз добивался победы не вступая в бой, а лишь только подавляя волю врага к сопротивлению демонстрацией своей силы.
   Оглядевшись вокруг себя, Туар улыбнулся, а точнее изобразил на своём лице дружелюбную улыбку. В тесной, полутёмной рубке наблюдения его окружали боевые товарищи, - пятеро звёздных мечников хо-Яголо и семеро техников таруба-Яголо, с которыми он прошел долгий боевой путь по просторам многих миров. Освещённые сигнальными лампочками приборов, их лица были спокойными и бесстрастными, хотя они ничуть не хуже своего командира понимали, с чем сегодня столкнулись. В отличие от того сброда, который собрался в носовой части космического корабля, эти трако были опытными, уже очень много повидавшие в своей жизни воины и каждый из них имел к тому же превосходное образование, так что смогли и без его объяснений понять, что они только что видели на экранах компьютеров. В этом у Туара не было никаких сомнений.
   Тем не менее никто из солдат и техников не издал ни звука, ни малейшего возгласа. Не смотря на то, что полёт "Твердыни Пэлтара" длился более двух лет, дисциплина на его борту была идеальной, особенно в тех дивизионах корабля, где несли службу его подчинённые, то есть в его научном и техническом отсеках. Туар Яголо не любил лишний раз проявлять жестокость по отношению к своим людям, но и не допускал никакого разгильдяйства. Зато он знал наверняка, что солдаты его никогда не предадут и всегда будут ему верны. Даже тогда, когда его не станет, они будут выполнять отданные им приказы. Или приказы отданные тем, кого он назовёт своим преемником.
   Подумав о преемнике, звёздный воитель улыбнулся ещё раз, но теперь уже грустной, если не просто горькой улыбкой. Решение пришло в его голову внезапно. "Твердыня Пэлтара" вместе со всеми теми трако, кого он не возьмёт с собой, должна быть если и не уничтожена, то бесследно исчезнуть. Другого просто было не дано. Поразившись тому, как легко он согласился с этой ужасной мыслью, Туар Яголо потёр покрасневшие от усталости и напряжения глаза и поднялся из кресла. Посмотрев на самого молодого из хо, он тихим голосом распорядился:
   - Лучник Фосбор, срочно подготовь к отлёту большой исследовательский модуль. Возьми с собой две роты солдат из числа тех, кто имеет специальную боевую подготовку, полторы сотни самых молодых и энергичных учёных и техников, погрузи на борт исследовательского модуля побольше припасов, немедленно выведи его из трюма и следуй параллельным курсом на небольшом расстоянии. - Немного подумав, он добавил - Пожалуй, нам не помешает также взять с собой пару сотен траканир. Но самое главное, возьми как можно больше провианта. Хотя эта планета кислородного типа, кто знает, сколько времени мы проведём на ней и никто не поручится за то, местные продукты придутся нам по вкусу. Не позднее, чем через один час модуль должен лететь параллельным курсом немного позади "Твердыни Пэлатара".
   Молча взяв под козырёк, лучник Фосбор ткнул в грудь пальцем по очереди в трёх своих товарищей, указал ещё на двух техников и они покинули рубку наблюдения. Ни у кого не возникло никаких вопросов и от этого на душе Туара сделалось муторно, ведь что ни говори, а все его трако могли погибнуть. Он ещё раз окинул рубку взглядом и отдал ещё один приказ, хотя и прекрасно понимал, что это бессмысленно:
   - Парни, вы все хорошо поработали. Ступайте на корму и отдохните, как следует. В ближайшие три дня вы мне не понадобитесь. Поэтому можете на это время забыть о службе.
   Техники заулыбались и принялись кланяться ему в знак благодарности, от чего Туару Яголо сделалось на душе совсем гадко. Кивнув им в ответ, он поторопился покинуть наблюдательную рубку и чуть ли не бегом бросился к транспортной капсуле. До начала обеда оставалось менее полутора часов, сделать Туару предстояло ещё очень многое и к тому же ему ни в коем случае нельзя было опоздать в кают-компанию. Счёт времени пошел буквально на минуты. Стараясь не думать о том, на что он, возможно, обрёк своих боевых друзей, многие из которых не раз спасали ему жизнь, Туар Яголо отправился на корму "Твердыни Пэлтара" в свою каюту, чтобы взять там кое-какое оборудование, без которого он не мог взорвать командный отсек корабля.
   Хотя "Твердыня Пэлтара" и была построена на космических верфях его клана, она не принадлежала Яголо. Хуже того, этот корабль, как о том свидетельствовало его название, принадлежал жрецам Пэлтара. Корабль был огромен - более двух тысяч семисот метров в длину, почти шестьсот пятьдесят в ширину, четыреста двадцать в высоту и состоял из трёх разновеликих, изолированных блоков-отсеков. Фактически это были три корабля состыкованных вместе. Самым большим был отсек, который скромно назывался техническим. На самом деле это был самый настоящий космический форт с гарнизоном из четырёх с половиной тысяч траканаров и траканир и всё это были хо и таруба звёздного воителя Туара Яголо, его особый оперативный отряд, а точнее личная гвардия. Не вся, разумеется, большая часть его гвардии осталась на Тракане, но все эти звёздные воители были ветеранами, которые служили ему более двадцати лет.
   Вторым по величине был научный отсек. Это и был по сути дела исследовательский крейсер, на борту которого находилось почти две тысячи учёных, таруба клана Яголо. Третий отсек, командный, был немного меньше научного и на нем отправились в космос семьсот двадцать трако, из которых более двух третей являлись высокопоставленными жрецами с острова Пэлтар. Если технический и научный отсеки составного космического корабля являлись самыми обычными военными космическими кораблями, то его командный отсек представлял из себя настоящий дворец. Жрецы любили роскошь и не отказывались от неё даже в космосе. Это именно они настояли на том, чтобы превратить стандартный ударный крейсер в роскошный космический дворец. Помимо пэлтаров в командном отсеке летели их прихлебатели из двух с лишним десятков кланов Тракана и семнадцать хо Яголо.
   Туар Яголо ненавидел жрецов с детства. В первую очередь за то, что они уничтожили лайналов - учителей и наставников Тракана и превратили его мир в скопище космических захватчиков, буквально каждый клан в банду преступников, а его самого в звёздного воителя. Свою ненависть к жрецам Туар прятал в глубине души и она крепла в нём день ото дня. В отличие от своего старшего брата Рогенда, который возомнил себя великим политиком и потому якшался с пэлтарами, Туар Яголо избрал для себя путь звёздного воителя вполне осознанно, так как мечтал освободить Тракан из-под власти пэлтаров, а для этого ему нужно было стать великим звёздным воителем.
   Такой путь Туар наметил для себя в возрасте пятнадцати лет под влиянием рассказов бабушки о тех временах, когда все Яголо были отважными моряками, первооткрывателями новых земель в океане и не мечтали ни о каких завоеваниях, тем более звёздных. Они хотя и не чурались оружия, всё же были скорее отважными путешественниками и купцами, но только не пиратами и завоевателями. Как и все траканы, мореплаватели-хо учились у лайналов тому, как преображать мир силой знаний, а не мощью оружия. Он не мог помнить тех дней, когда жрецы, получив от лайналов все необходимые им знания, подняли мятеж и учинили сначала на Тракане, а потом и на Лайнале кровавую бойню, уничтожив заодно и всех сторонников лайналов, а их самих превратили в биокомпьютеры, покорные воле жрецов и звёздных воителей, но эти дни прекрасно помнила бабушка Туара - Янинара, самая мудрая и добрая траканира, которая только жила на Тракане.
   Учителем Туара Яголо как раз и был такой биокомпьютер, от которого он узнал о высокой миссии Лайнала. Будучи вторым наследником, он мог избрать любой путь, но решил стать звёздным воителем, чтобы однажды восстать против жрецов Пэлтара, уничтожить их всех до одного и после этого возглавить Тракан, чтобы прекратить все эти бесконечные захватнические войны в космосе. С тех пор он прошел долгий путь по тропе войны, стал, не смотря на свою молодость, ему было всего тридцать девять лет, одним из самых опытных полководцев Тракана, огрубел в чувствах и зачерствел душой, но его мечта о свержении Пэлтара ничуть не потускнела. Ради этой цели Туар был готов убивать не только солдат противника на других планетах, но, если ничего не удастся предпринять, даже лишить жизни своих боевых товарищей и ни в чём не повинных учёных.
   Туар начал воевать в шестнадцать лет, приняв под своё командование полк звёздных мечников. В те годы он участвовал в колонизации Маерграна, был ранен семь раз, трижды тяжело, но из боя не вышел. В боях на этой планете он потерял более половины своих мечников, но проявил себя талантливым полководцем и в ходе той военной кампании получил сначала дивизию, а потом и вовсе стал командующим экспедиционным корпусом и в конечном итоге одержал победу. Маергран был отдан жрецами клану Хортого и его верховный игот стал в результате звёздным иготом, хотя ни один хо-Хортого не принимал участия не то что в боях, но даже не видел этой планеты до того в глаза. Единственной выгодой клана Яголо стало то, что они вывезли с этой планеты почти сто двадцать миллионов молодых мужчин и женщин, которые стали их таруба.
   Потом были другие миры. Касна и Ралтар, Мирена и Рения, Полар и многие другие. Все они были покорены Туаром Яголо. Некоторые отошли его клану, другие были отданы во владение иным кланам, а некоторые стали собственностью Пэлтара. Жрецы были истинными правителями Тракана. Именно они решали кого возвысить, а кого придержать и вершили судьбы десятков миллиардов людей на нескольких сотнях планет. Но самым страшным их преступлением Туар считал то, что они силой оружия, полученного от лайналов, принудительно разделили народ Тракана на хо - свободных благородных людей, и таруба - бессловесных рабов, хотя до их мятежа хо были всего лишь мореплавателями, а таруба такими же свободными ремесленниками и земледельцами. За это Туар Яголо ненавидели их более всего.
   Самым же неприятным для него было то, что такое положение вещей устраивало на Тракане не только хо, но и таруба и это происходило только потому, что лайналы дали его миру так много. Превосходную медицину, продлевающую молодость на века и высокие технологии, избавившие людей от ручного труда, науку, способную творить чудеса. До прилёта лайналов Тракан был феодальным миром. Жизнь на этой планете осложнялась тем, что Тракан был огромным океаном с множеством островов, но с приходом лайналов всё изменилось. Многомесячные морские торговые путешествия сменились полётами на флайерах, занимающими несколько часов, а траканы были поставлены перед тем фактом, что все они жители одной планеты. Однако, главного изменить они так и не смогли - каждый остров так и остался независимым государством, построенным на родовых отношениях, жители которого были крепко-накрепко привязаны к своему дому, бывшие мореплаватели стали пилотами грузовых и пассажирских флайеров, а жрецы с острова Пэлтар так и остались единственными путешественниками.
   Пэлтары, как часто все трако называли жрецов, стали самыми прилежными учениками лайналов и те им полностью доверяли, считая, что они помогут им в их цивилизаторской деятельности. Но они жестоко ошиблись. В прошлом жрецы были на Тракане хранителями морских путей и потому пользовались уважением в среде хо, что и позволило им подготовить и провести мятеж. Тракан и после почти двухсотлетнего сотрудничества с лайналами остался миром, в котором царил культ грубой силы и подчинения слабого сильному. Капитаны-хо помимо того, что были купцами, являлись ещё и защитниками каждого острова и военными князьями. Теперь это и вовсе стало нормой жизни и бороться с этим можно было только путём жестокого насилия.
   Туару Яголо было не привыкать проводить карательные экспедиции. Он сумел создать в своём клане мощную армию, которая подчинялась только ему одному и знал, что только силой он сможет изменить Тракан. Таруба воевали в завоевательных космических походах с ничуть не меньшим героизмом, чем хо, но не смотря на это они так и оставались для большинства звёздных воителей бессловесными скотами, а те, в свою очередь, год от года становились всё спесивее и наглее. Всё это претило Туару Завоевателю, как претило ему и то, что его родной брат спелся с пэлтарами и стал их приспешником. Будучи старшим сыном и первым наследником звёздного игота Хана Яголо, он окружил себя одними только льстецами и лизоблюдами, а своего младшего брата, истинного творца величия клана Яголо, пытался окружить шпионами. Впрочем, шпионить брату за ним было крайне трудно, так как его шпионы не жили долго.
   Туар Яголо официально был третьим лицом в клане. Он был хранителем Большой печати, но эта круглая деревяшка, которая не годилась даже не растопку, не давала ему в клане никакой власти кроме той, которую он имел, как звёздный воитель первой руки, командующий всеми его войсками, а это была самая крупная армия, насчитывающая почти пять миллионов умелых и отважных трако. Туар в любую минуту мог свергнуть своего отца и устранить брата и при этом никакие пэлтары не стали бы ему помехой, но поставить на колени всех звёздных иготов он не мог и потому считал, что его время ещё не пришло. У него ещё не было силы, чтобы выступить против всех кланов Тракана сразу. Теперь же, если он сможет обрести новое оружие на третьей планеты этой звёздной системы, всё могло измениться. Расщепляющаяся бомба дала бы ему такое военное превосходство над всеми остальными кланами, о каком он не мог даже и мечтать. И всё это благодаря Рогенду, родному брату.
   Когда три года назад Туар Завоеватель после тяжелого ранения вернулся в Теглин, столицу своего клана, его братец носился с очередной бредовой идеей, провести в космосе сверхдальний поиск, как будто Тракану было мало завоёванных миров. Их кланом уже был построен на орбите огромный космический корабль, но на него наложили свою жадную лапу Пэлтары и Рогенду ничего не оставалось делать, как броситься за поддержкой к своему младшему брату. Поначалу Туар сомневался, стоит ли ему ввязываться в эту авантюру, но потом согласился. Он полностью полагался на свой штаб, который был ему предан безоговорочно, и потому мог отлучиться на несколько лет без риска потерять армию. К тому же только он один из всех звёздных воителей первой руки мог возглавить исследовательскую группу этой экспедиции и осуществить при этом её военное прикрытие, так как любого другого жрецы, которые в очередной раз решили прикарманить себе чужое, просто сожрали бы.
   Ему не составило большого труда настоять на том, чтобы их сопровождали в этом полёте сразу три тяжелых атакующих крейсера, хотя жрецы и пытались сопротивляться этому. Туар просто пригрозил им тем, что в том случае, если "Твердыня Пэлтара" отправится в эту экспедицию без хо и таруба клана Яголо на своём борту, космический корабль может просто взять и взорваться в момент старта. Посовещавшись какое-то время, жрецы согласились, но выставили при этом условие, - Туар Завоеватель должен будет постоянно находиться на борту флагмана. Он согласился, но опять-таки на том условии, что корабль будет разделён на две зоны. В среднем отсеке и на корме будут находиться его траканары и тракниры, а на носу жрецы и все прочие бездельники и соглядатаи из остальных кланов.
   Кормовой отсек был для пэлтаров фактически вражеской территорией и Туар сразу же сказал, что любой пэлтар и хо из любого другого клана не пройдут по его территории и двух десятков метров не рискуя сломать себе ноги, а то и вовсе свернуть шею. В середине корабля размещался научный отсек и огромный трюм, в котором стоял исследовательский модуль. Сюда жрецы тоже предпочитали не заходить, так как хо и таруба клана Яголо, служившие под началом Туара Завоевателя, ненавидели этих спесивых типов даже сильнее, чем их командир и жизнью своих товарищей он был готов пожертвовать ради достижения своей, несомненно, великой и благородной цели. Если он сделает это, то уже очень скоро десятки миллиардов разумных существ обретут свободу и в галактике прекратятся звёздные войны.
   Впрочем, у его людей всё-таки имелся шанс остаться в живых, поскольку космический корабль был не просто разделён мощными переборками на отдельные блоки, когда каждый блок запас живучести, а фактически состоял из трёх независимых корпусов, каждый из которых мог двигаться самостоятельно, состыкованных друг с другом. Теперь всё зависело только от того, сумет ли Туар закрыть все переходные модули, ведь для этого ему предстояло объявить полную боевую готовность, но тогда мог не состояться ежедневный, чуть ли не ритуальный обед, на который пэлтары собирали всех высших офицеров хо в своей парадной кают-компании, чтобы в очередной раз унизить кого-то.
   Если пэлтары всё же не откажутся от этого, а именно на их тупость, спесь и самодовольство Туар надеялся больше всего, то тогда он сможет осуществить свой план и ему даже удастся заполучить парочку свидетелей. Однако, даже в этом случае его трако не было суждено вернуться на Тракан. "Твердыня Пэлтара" должна была бесследно исчезнуть в пучине космоса и на этот случай у него тоже имелся план. Зато у жрецов с их прихвостнями и трако из всех остальных кланов не было никаких шансов, так как взрыв произойдёт в самом центре носовой части корабля. Если относительно жрецов у Туара не имелось никаких сомнений, их нужно было уничтожить, словно ядовитых гадов, то кое-кого из клана Товало ему было искренне жаль, хотя к большинству этих траканаров он тоже не питал никаких тёплых чувств.
   Койсу, жена его старшего брата, происходила из клана Товало и была дочерью его звёздного игота. Туар ненавидел эту женщину всей душой за её жестокость по отношению к таруба так же сильно, как ненавидел Рогенда за то, что тот находился у неё под каблуком и всячески потакал этой мерзавке. От одной только мысли о том, что после смерти старшего брата эта стерва станет его женой, он пришел в ярость, но быстро взял себя в руки. Старший жрец Гимун, назначенный храмом руководителем экспедиции, был очень опытным и осторожным траканаром, так что ему было опасно появляться в обеденном зале в таком настроении. Этот тип мог воспринять это как угрозу и немедленно принять ответные меры, то есть попросту убить его.
   Гимун даже спать ложился вооруженным до зубов и никогда не расставался с экструзионной бомбой размером со свою бритую голову. Таким образом этот жалкий трус и патологический убийца пытался заставить Туара и его людей относиться к себе с уважением, но, тем не менее, никогда не покидал носового отсека корабля и всегда находился в окружении трёх-четырёх телохранителей. К тому же жрец был невероятно спесив и высокомерен. Он всецело полагался на медиков храма и научные достижения лайналов, с помощью которых высокопоставленных жрецов возвращали к жизни посредством клонирования и перезаписи сознания. Именно на этом и строился план Туара Яголо. Он хотел во время обеда вывести Гимуна из себя, чтобы тот привёл в действие свою бомбу, но при этом не хотел погибнуть вместе со всеми, а для этого ему нужно было срочно забрать из своей каюты генератор силового поля и переодеться.
   Выбравшись из транспортной капсулы, он бегом бросился к люку своей каюты, хотя такая торопливость никак не красила его в глазах подчинённых. Райна, как всегда, встретила его у люка, но ему некогда было ответить на её приветствие и поцеловать девушку. Туар открыл дверцу гардероба и принялся торопливо стаскивать с себя мундир. Не поворачиваясь к девушке, которую на корабле все считали его наложницей, он немедленно принялся объяснять ей причину своей спешки:
   - Райна, я только что сделал потрясающее открытие, которое поможет мне свалить жрецов и прекратить все эти бесконечные захватнические войны. Очень скоро на корабле произойдёт ужасный взрыв, но я надеюсь, что вам повезёт. Точнее я сделаю для этого всё возможное. Думаю, что научный и кормовой отсеки не пострадают, но удар может быть очень сильным и потому многие трако могут всё же пострадать. В отличие от тебя все они, даже учёные, имеют специальную подготовку, а потому будь добра, немедленно надень на себя бронескафандр. Для того, чтобы создать видимость полного уничтожения "Твердыни Пэлтара", мне нужно будет подорвать несколько вспомогательных боевых и навигационных систем, расположенных во внешней зоне и обесточить весь корабль. Мне и ещё двум типам, которые будут сидеть радом со мной, этот взрыв ничем не повредит и если они не полные идиоты и носят нательные вакуум-костюмы, то тоже спасутся. Я отдал приказ Фосбору, ну, тому парню, с которым ты вечно ругаешься, чтобы он вывел в космос исследовательский модуль, он меня и подберёт. Райна, я назначаю тебя хранителем жизни хо и таруба всех тех Яголо, которые останутся на борту "Твердыни Пэлтара", поэтому как только мы отправимся на третью планету, улетай отсюда. Думаю, что техники восстановят систему энергоснабжения часа за три-четыре. Райна, в трюмах корабля полным полно самого различного оборудования, в ангарах имеется два десятка малых атакующих крейсеров, под твоим командованием будет свыше шести тысяч трако и шестьсот лайналов, которым можно вернуть тела, моя девочка. Этого тебе вполне хватит для того, чтобы создать в просторах космоса колонию, новый Свободный Тракан. Ты истинная дочь Рении и к тому же не из простых рениек, ты дочь великого вождя своего народа и я клянусь тебе, когда ты через когда-нибудь вернёшься на Рению, она будет свободной. Прости меня, девочка, и постарайся понять, я жил только ради этого.
   Сняв с себя всю одежду, Туар Яголо быстро надел на себя усиленный прозрачный вакуум-комбинезон вместо обычного, вложил в специальные клапаны несколько плоских и гибких баллонов со сжиженным воздухом, после чего облачился в парадный тёмно-синий мундир с множеством нашивок и боевых наград. Обычно он приходил к обеду в полевой форме, чтобы позлить жрецов, но сегодня решил предстать перед своим врагом при полном параде. Достав из сейфа мощный генератор силового поля, замаскированный под штабной контейнер-сейф для секретных документов, и экструзионную бомбу, которой его техники придали вид пластикового кейса для обычных бумаг, Туар, наконец-то, осмелился повернуться к девушке, которую когда-то вынес из горящего дома на Рении. Хотя Туар и был тем самым человеком, который огненным смерчем промчался по её родной планете, круша всё на своём пути, Райна всё-таки полюбила его, так как сумела понять, что им движет. Понять и стать его сподвижницей и помощницей.
   Золотоволосая, высокая и стройная ренийка внешне была полной противоположностью смуглому, широкоплечему тракану, но природа распорядилась так, что подавляющее большинство разумных существ в галактике имели между собой очень большое сходство, а в некоторых случаях даже полную биологическую тождественность. У Райны не могло быть детей от Туара, но это не мешало ему любить девушку так сильно, что он даже отказывался от всех невест, которых регулярно сватала ему мать. Из-за этого её невзлюбили в семье Туара, но она редко бывала во дворце. Вся жизнь её возлюбленного проходила в казармах и уж там-то к ней относились совсем по другому. Для всех хо и таруба, которые служили под командованием Туара Яголо, Райна была куэной-хранительницей и они подчинялись ей беспрекословно.
   Туар подошел к девушке и опустил глаза. Ему хотелось сказать ей очень многое, но на это не было времени. Райна обняла его и тоже не смогла вымолвить ни слова. Её всю так и трясло, но не от страха за свою жизнь, а от того, что им предстояло расстаться и, возможно, навсегда. Наконец, Туар засунул руку в карман кителя, нащупал в нём свой жетон звёздного воителя первой руки и, повесив его на шею девушке, сказал:
   - Райна, позаботься о наших с тобой ребятах. Они все без тебя пропадут. Теперь ты для них не только куэна, но и высшая власть. В моём сейфе ты найдёшь подробный план, который я составил именно на этот случай. Каждая его страница не только заверена моей подписью, но и ещё и печатью, поэтому все трако отныне принадлежат тебе телом и душой, хотя всем таруба я даю личную свободу и равные с хо права. В нём также даны подробные инструкции, как вам освободить лайналов. А теперь будь добра, быстро залезай в бронескафандр и займи своё место в противоперегрузочном кресле возле пульта управления. Как только я подам тебе сигнал, включи боевую тревогу. Думаю, что секунд тридцать у этих ленивых обезьян будет, а за это время я обычно успеваю не только влезть в бронескафандр но и добраться до своего боевого поста. Ну, всё, мне пора идти, любимая.
   Девушка громко всхлипнула и, прижавшись к нему всем телом, с тревогой в голосе спросила:
   - Что будет с тобой, Туар? Ведь ты будешь в самом эпицентре взрыва чудовищной силы!
   - Всё будет хорошо, моя девочка. Всё будет хорошо, а теперь прости, мне нужно срочно идти, у меня ещё очень много работы. Ты, главное, береги себя и помни, я сделаю всё от меня возможное, чтобы Рения обрела свободу.
   Поцеловав девушку, Туар вышел из каюты и направился к транспортной капсуле. Лица двух мечников, которые шли по коридору ему навстречу, вытянулись от изумления, но они всё же чётко отдали ему честь. Уже закрывая за собой люк, он услышал как самый младший по возрасту мечник, Тобор, поинтересовался у Нолета, воевавшего с Туаром Яголо ещё с Маерграна:
   - Нол, что это с нашим командиром? Никогда в жизни не видел его в таком мундире.
   - Не знаю, Тобор. - Ответил ему ветеран и прибавил - Но чувствую, что сейчас кому-то точно не поздоровится. Скорее всего этим вонючим жрецам, а потому, парень, срочно двигай в казарму и разбуди всех, кто спит после вахты. Возможно, что нашему командиру может понадобиться помощь.
   Туар Яголо из своей каюты направился прямиком на командный пункт, зашел в помещение поста прямого управления всеми корабельными системами и, выставив наружу звёздного мечника, принялся воплощать в жизнь свой замысел. Из этого небольшого помещения, большую часть которого занимал компьютеризированный пульт управления, он мог управлять всеми боевыми и оборонительными системами "Твердыни Пэлтара" и первым делом отозвал всех своих трако из командного отсека, после чего поставил привел в полную боевую готовность системы самоподрыва нескольких внешних радаров, которые и так давно уже требовали замены, укрепленных капониров и других систем обороны, взрыв которых внешне будет выглядеть весьма впечатляюще, но при этом ничем не повредит целостности корпуса космического корабля. Затем он активировал взрывное устройство обоих главных распределительных щитов термоядерных реакторов технического и научного отсеков.
   К таким мерам трако прибегали тогда, когда космический корабль мог быть захвачен врагом. Его техники должны будут ликвидировать последствия взрыва максимум за три часа. К тому же система жизнеобеспечения корабля при этом не пострадает, на нём просто погаснет свет и он ослепнет, оглохнет, лишится связи и возможности вести огонь из множества лазеров и бластеров. В общем будет выглядеть, как мёртвый кусок железа. Правда, очень большой, просто гигантский кусок даже не железа, а прочнейших сплавов, из которых был изготовлен его корпус и все внутренние переборки, а вместе с тем мощные силовые поля, которые защищали корабль даже от ракет с боеголовками из синтазиона, самой мощной взрывчаткой, которую сумели создать лайналы. Все эти мины должны были сработать от мощного динамического удара и создать видимость гибели "Твердыни Пэлтара".
   Когда с этим было покончено, Туар Яголо ввёл в действие секретный протокол, по которому теперь для того, чтобы объявить полную боевую готовность по кораблю, ему будет просто достаточно нажать кнопку крошечного пульта. Тотчас взревут сирены и в считанные секунды все переходные модули будут перекрыты мощными бронированными люками. Обычно около трёхсот его хо и таруба обслуживали пэлтаров, но, получив сигнал срочного вызова, они немедленно покинули командный отсек, ведь их задействовали только на грязных работах, а всем остальным занимались послушники пэлтаров, многие из которых были совсем юными трако. Хоть в этом его совесть была чиста, но это было весьма слабое утешение. Туару пришлось работать с немыслимой быстротой, но он успел всё подготовить и, щёлкнув последней клавишей, вскочил, бросился со всех ног к транспортному трубопроводу корабля и запрыгнул в капсулу.
   Пару минут спустя Туар уже входил в обеденный зал. Почти все места за большим овальным столом, уже накрытым к обеду были заняты. Звёздный воитель первой руки нажал на кнопку пульта и с облегчением вздохнул, никакого рёва сирен не послышалось, а это означало, что ему удалось отключить в командном отсеке систему оповещения. По чуть слышному толчку он понял, что отсеки заблокированы. Теперь он был полностью спокоен за всех тех трако, которые верили ему даже больше, чем своим собственным родителям и для которых он был отцом, а его Райна заботливой матерью. Пока Туар не спеша дошел до стола и отодвинул стул, все они уже успели облачиться в бронескафандры и занять свои места на боевых постах. С невозмутимым видом он бросил свой кейс-бомбу на стол подальше от себя, поставил сейф рядом тарелкой, накрытой хрустальным колпаком, спокойно сел на стул и взглянул на дальний конец стола.
   Старший жрец сидел, как всегда, во главе стола под рельефном золотым символом храма Пэлтара, изображавшим двуглавую змею обвившую весы, на которых стояли песочные часы. С его приходом все быстро заняли свои места большим овальным столом. Сегодня место Туара Яголо было прямо напротив Гимуна. У жреца была отвратительная привычка сверлить взглядом своих водянистых глаз человека, сидящего напротив него. Кто-то находил этот взгляд выворачивающим наизнанку, но Туар считал это явным преувеличением. Он спокойно переносил этот взгляд и даже более того, сам мог так глянуть на Гимуна, что тот начинал ёрзать на своём месте и первым отводил взгляд. Правда, после этого, как правило, жрец начинал таскать его солдат на исповедь в корабельный храм и потому Туар предпочитал не играть с ним в гляделки без особой на то нужды.
   Сегодня дело обстояло иначе. Звёздный воитель первой руки пристально глядя прямо в глаза старшему жрецу, не спеша отодвинул от себя тарелку с первым блюдом, открыл золочёные замки чемоданчика и приоткрыл его, включая таким образом. Гимун, судя по всему, был в превосходном настроении и потому решил порадовать своих приспешников, сидевших справа и слева, очередной дурацкой шуткой. Скорчив на редкость высокомерную гримасу, которая вкупе с его вытянутой рожей землистого цвета, бритым черепом и чёрным балахоном выглядела просто чудовищной, он поинтересовался елейным голосом:
   - Туар, мальчик мой, ты, верно, решил повеселить нас какой-то диковинкой? Позволь мне угадать, что ты принёс в этом чемодане? Ты решил показать нам своих оловянных солдатиков.
   - Нет, грязная тварь, я намерен сделать очень важное заявление. - Громким, насмешливым голосом с вызовом сказал старшему жрецу Тар Яголо - Сейчас ты передашь в мои руки этот корабль, а потом добровольно уйдёшь из жизни любым приемлемым для тебя способом. Можешь при этом прихватить с собой моего любезного братца. За это я дам тебе слово чести, что никто из твоих трако не пострадает, а сам ты сможешь возродиться после нашего возвращения на Тракан.
   Туар Яголо оказался полностью прав в своих предположениях. Вместо того, чтобы вступить с ним в переговоры и хотя бы попробовать остановить с помощью силы или хитрости, Гимун злобно оскалился и выкрикнул:
   - Ну, уж, нет, это ты сдохнешь, сопляк! И сдохнешь ты навсегда, как и все Яголо, собравшиеся на этом корабле. Ещё на Тракане, за день до отлёта, я уничтожил все ваши клон-пробы вместе с записями сознания, а теперь уничтожу и вас самих.
   Вслед за этим он сорвал с пояса свою бомбу и грохнул ею об стол. Грохота двойного взрыва и вспышки пламени Туар не услышал, так успел заблаговременно включить генератор силового поля, которое моментально заключило его и двух сидящих рядом с ним траканаров в серебристый шар трёхметрового диаметра. Рядом с ним оказались Эгерт и Бахтор Товало. Племянник и его дядя, толстый, неопрятный мужчина средних лет. Туара не обрадовало такое соседство. Если Бахтора он ещё хоть как-то терпел, то Эгерта переносил с большим трудом. Этот заносчивый юнец, возомнивший себя великим звёздным воителем, то и дело пытался доказать ему, что он является опытным бойцом и после того, как он отказался сразиться с ним на коротких мечах, постоянно норовил спровоцировать хотя бы драку.
   Туар не успел подумать о том, как ему следует поступить с этими двумя типами, как Эгерт, сидевший справа от него, выхватил из кармана кителя миниатюрный, но очень мощный плазменный бластер и, наклонившись вперёд, выстрелил в голову своего дяди, после чего, спрятав оружие, спокойно сказал:
   - Похоже, звёздный воитель, ты нашёл то, что так усердно искал Гимун, а раз так, то мне следует как можно скорее принять твою сторону. Если этот грязный, вонючий пэлтар не врал, то твоему братцу конец и моему дяде тоже, а он точно не врал. Теперь тебе осталось решить только одну проблему, Туар, избавиться от своего папаши. Хотя ты его и ненавидишь, тебе всё-таки будет трудно поднять на него руку, ну, а мне это не составит особого труда. Только давай договоримся сразу, поскольку мне всё же не светит стать звёздным иготом, для этого нужно переколотит чёртову прорву старших братьев, я хочу возглавить военно-космические силы нового Тракана и всегда и во всём буду тебя поддерживать. Судя по всему, первым делом ты захочешь уничтожить пэлтаров и хотя лично мне они не сделали ничего плохого, я тебе и в этом помогу. К тому же из моих рук эти кретины примут любой подарок и если ты пошлёшь им самую большую экструзионную бомбу, то твоя посылка будет вручена адресату точно в срок. Надеюсь, что и во всём остальном ты тоже будешь мною доволен. Теперь ты можешь рассказать мне, что ты затеял.
   Туар Яголо мог убить Эгерта голыми руками даже не вставая с кресла. Голова этого юного наглеца находилась совсем рядом и ему было достаточно нанести всего один удар, но этим он действительно не решал самой главной проблемы, устранения своего отца, к которому действительно не испытывал никаких тёплых чувств. К тому же ему нужен был свидетель того, что это Гимун взорвал "Твердыню Пэлтара". Поэтому, слегка улыбнувшись, он сказал с показным облегчением:
   - Эгерт Товало, я даю тебе слово чести, что в обмен на твою помощь и поддержку я сделаю тебя главнокомандующим военно-космических сил Тракана после того, как стану верховным иготом планеты. А теперь о главном, Эгерт, о том, что ты хочешь узнать более всего. Друг мой, на третьей планете в той звёздной системе, пределов которой мы достигли сегодня ночью, живут разумные существа и они почти ничем не отличаются от нас. Они достигли почти такого же уровня развития, что и лайналы и даже создали мощнейшее оружие, действующее на принципе расщепления материи. Лайналы, насколько это тебе известно, ещё в глубокой древности наложили запрет на все научные исследования в этой области и развивали свою энергетику на принципе холодного термоядерного синтеза. Я собираюсь вступить в контакт с этими существами и любой ценой заполучить это оружие. Для этого я вывел из трюма "Твердыни" исследовательский модуль и загрузил на его борт всё необходимое. Мои крейсера будут нас прикрывать, а эту посудину мы бросим в космосе. Увы, но этот скот уничтожил мой космический корабль. Сейчас его мёртвый корпус движется на достаточно высокой скорости и уже очень скоро он попадёт в поле гравитации здешнего светила и упадёт на него. - После небольшой паузы он добавил со вздохом - Парень, только не надейся на то, что я стану Койсу верным мужем.
   Эгерт рассмеялся и успокоил его, воскликнув:
   - Да, плевать я хотел на эту глупую, злобную, истеричную дуру! Если бы не наши идиотские обычаи, согласно которым бабы являются для иготов чем-то вроде полкового знамени, я освободил бы тебя и от неё, но всё-таки, звёздный воитель, не убивай, пожалуйста, Койсу. Хотя она и стерва, я всё же её брат. За это я сделаю так, что она никогда не станет тебе досаждать.
   Энергия взрыва сразу двух мощных экструзионных бомб уже была почти исчерпана и силовое поле сделалось почти прозрачным. Через его вибрирующий голубоватый пузырь Туару было видно в багровом полумраке, что экструзивная бомба выжгла всё внутреннее пространство носового отсека, уничтожив в нём не только всё живое, но даже все переборки, роскошные каюты, термоядерный реактор и вообще всё имеющееся внутри корабля оборудование. В основном жертвами были жрецы и поэтому в его душе ничто не отозвалось болью. О том, что вместе с ним погибли его близкие родственники, он старался не думать.
   В некоторых местах, ближе к носу корабля, броневые листы разошлись, но массивная переборка, находящаяся позади, выдержала силу взрыва, превращающего всё в раскалённую пыль и это говорило о том, что люди в остальных отсеках корабля выжили и смогут продолжить полёт. Ему оставалось только верить в то, что они послушаются Райну и подчинятся знаку власти в её руках. За те двенадцать лет, что она была его возлюбленной все хо и таруба привыкли подчиняться ей беспрекословно, словно она была женой их командира, а стало быть вторым лицом в любом воинском подразделении, ну, а кроме того они её просто обожали за доброту, заботу и ещё за то, что она очень часто вставала на их защиту и даже отваживалась отменять наказания, которым Туар Яголо порой всё же применял по отношению к ним. Так что за неё и своих трако звёздный воитель не беспокоился.
   Куда больше его сейчас волновала та ситуация, в которой он оказался сам, ведь для того, чтобы довести задуманное до конца, он должен был не только бросить Райну и своих боевых товарищей на произвол судьбы, но и заполучить в свои руки новое сверхмощное оружие, по сравнению с которым даже самая мощная экструзионная бомба казалась ему сигнальной петардой. Для этого им нужно было теперь добраться до третьей планеты, высадиться сначала на её естественном спутнике, в самые сжатые сроки построить там базу, а потом войти в контакт с её обитателями. Туар прекрасно понимал, что он не сможет войти в контакт с правителями этого мира с огромными континентами, но он мог договориться с отдельными его представителями и попросту купить у них то, что ему было так нужно. При том условии, что Туару было что им предложить, это не было авантюрой, хотя очень на неё было похоже.
   После этого он мог спокойно возвращаться на Тракан, ведь все звёздные врата так или иначе подчинялись теперь только ему, хотя Гимун и пытался этому помешать. В глазах соплеменников всё должно выглядеть так, словно внезапно взбесившийся жрец убил всех и уничтожил исследовательский крейсер. В таком случае он уже только поэтому имел полное моральное право нанести по острову Пэлтар удар чудовищной силы и уничтожить их, чтобы потом взять власть в свои руки и начать переделывать Тракан и ту цивилизацию, которую создали жрецы. Туару предстояло пролить на Тракане целые реки крови, но он был готов и к этому, так как собирался сдержать слово данное им Райне и в этой войне у него не было никаких других союзников, кроме преданных ему звёздных воителей клана Яголо.
   Между тем стальные плиты, раскалившиеся от взрыва до красна, постепенно остывали и в носовом отсеке стало темнеть. Им нужно было срочно выбираться наружу и подать сигнал исследовательскому модулю. Ему оставалось выяснить только одно, как именно Эгерт собирался выбраться из этой передряги, ведь воздуха в силовом пузыре оставалось всего на каких-то пять минут. Туар расстегнул воротник мундира и стал натягивать себе на голову эластичный гермошлем. К его удивлению Эгерт соблюдал все требования безопасности, принятые в военном космофлоте и тоже был одет вакуум-комбинезон. Как только звёздный воитель выпростал из-под воротника мундира прозрачную горловину, он быстро натянул на голову гермошлем и сказал:
   - Туар, надеюсь, что твои парни найдут нас быстрее, чем кончится воздух в наших комбинезонах.
   Туар Яголо закрыл гермошлем и нажал кнопку подачи воздуха, после чего выключил генератор силового поля. Силовой пузырь тотчас истончился и исчез. Воздушное облачко беззвучно разлетелось во все стороны и они повисли почти в центре выгоревшего отсека. Достав из контейнера миниатюрный ракетный двигатель, Туар знаками показал Эгерту, чтобы тот взялся за его ремень, передал ему мощный электрический фонарь, затем взял контейнер в левую руку и включил двигатель. Ему не раз приходилось летать в невесомости пользуясь ручным ракетным двигателем и потому уже через несколько минут они выбрались наружу. Взрывом в носовой части корабля проделало такую дыру, что в неё можно было въехать на танке, а не то что вылететь вдвоём ни за что не зацепившись.
   Пластик вакуум-комбинезонов внутри был ячеистым и потому мог какое-то время защищать их от космического холода, к тому же комбинезоны были снабжены системой электроподогрева, но их пребывание в открытом космосе не могло длиться более часа. За это время они должны были или добраться до исследовательского модуля, или погибнуть. Последнее для Туара было неприемлемым. Едва только они выбрались наружу, он включил радиомаяк и в космос понеслись призывы о помощи. Лучник Фосбор, который сидел за штурвалом исследовательского модуля, в ту же минуту запеленговал их сигнал и включил кормовые маневровые двигатели на самый тихий ход. Одновременно с этим он включил все прожектора и вскоре обнаружил Туара Яголо и Эгерта, которые двигались в их направлении.
   Поймать их силовыми захватами и подтянуть к вакуум-шлюзу было уже делом техники и тоже не составило особого труда. Через несколько минут лучник Фосбор стоял у люка с бутылкой самой крепкой выпивки, какую только он смог найти в капитанском баре, который он отважился открыть без разрешения звёздного воителя. Туар молча кивнул парню, похлопал его по плечу и направился в навигационную рубку, хотя единственное, чего ему хотелось в данную минуту, так это запереться в своей каюте и осушить до дна бутылку бренди "Звёздная слеза", но сейчас самым главным для него было связаться к крейсерами. Он сел в кресло пилота и, всё-таки откупорив бутылку, сделал пару глотков прежде, чем сказал в микрофон:
   - Я Туар Яголо. Парни, следуйте за мной, даю пеленг.
   Эгерт Товало сел в соседнее кресло и первым делом потребовал, чтобы ему принесли бокал побольше, после чего стал жадными, торопливыми глотками пить крепкий напиток. По нему было видно, что нервы к него напряжены до предела. Туар с включёнными прожекторами облетел пару раз вокруг "Твердыни Пэлтара" и, показывая на корабль рукой, скал:
   - Как видишь, Эгерт, корабль погиб и нам здесь больше нечего делать, а потому мы немедленно летим к третьей планете. Сразу после обеда я собирался отправиться к ней, но этот подлец предпочёл убить всех, лишь бы пэлтары не лишились своей власти. Что же, раз так, тогда я уничтожу всех жрецов, сожгу вместе с их поганым островом и храмом. Сегодня перед обедом мне посчастливилось видеть, как военные на третьей планете испытали бомбу просто чудовищного калибра. Её взрыв был подобен падению огромного астероида. Крейсеры присоединятся к нам по пути и тогда я смогу предложить тебе отдельную каюту.
   Звёздный лучник Фосбор не смотря на свою молодость, был уже весьма опытным звёздным воителем и повидал в жизни многое. В том числе и погибшие космические корабли. Туару Яголо порой приходилось вступать в бой с врагами из других кланов, которые пытались уничтожить его в космосе, поджидая неподалёку от звёздных врат. Когда модуль стал удаляться, он сказал:
   - Да, видно этот негодяй носил у себя на поясе действительно очень мощную бомбу. Даже в районе маршевых двигателей броня не выдержала и местами в "Твердыне" пробило дыры, а это прямо указывает на то, что внутри она пуста, словно яйцо из которого шустрый легасар высосал через тонкую дырочку всё его содержимое своим длинным клювом.
   Помощь мечника Туар не счёл излишней и, кивнув парню, сказал ободряющим тоном:
   - Фосбор, ты воюешь со мной уже семь лет и я знаю, что на "Твердыне" несли службу все твои друзья, сколько у тебя их есть. Как только мы вернёмся домой, они возвратятся из тьмы и хотя не будут ничего знать об этих трёх годах, ты и остальные трако расскажите им о том, какой была эта экспедиция.
   Эгерт Товало налил себе ещё бренди, выпил и промолвил:
   - Мой командир, не внушай этому отважному парню несбыточных надежд. Фосбор, все твои друзья погибли окончательно, как и мои ближайшие родственники. Пэлтары уничтожили их биопробы и диски записью памяти и поэтому я клянусь тебе, что не успокоюсь до тех пор, пока последний пэлтар не сгорит на костре, как чумное тряпьё, если мой командир не прикажет мне пощадить кого-то из послушников, ведь они насильно забирали на свой храм как хо, так и таруба. Мне как-то доложили, что наш будущий верховный игот мечтает о том дне, когда на Тракане не будет ни хо, ни таруба, а будут одни только вольные трако. Что же, хотя для меня это звучит несколько непривычно и я уверен, что хо Товало не захотят с ним согласится, но, тем не менее, буду стремиться к этому вместе с ним и его армией, ведь в её рядах нет деления на слуг и господ и потому вы так отважно сражаетесь.
   Лучник Фосбор очень к месту сначала побледнел, а затем чуть улыбнулся, после чего кивнул головой и, повинуясь жесту своего командира, удалился. Как и Туар Яголо он не поверил ни единому слову Эгерта Товало и тому не удалось подольститься к нему, да, это было и невозможно, так как за особые заслуги и храбрость он был переведён из таруба в хо и потому смог получить воинское звание звёздного лучника первого ряда, что было достаточно высокой наградой само по себе. Как только он ушел, Туар проложил на навигационном компьютере курс к третьёй планете и включил маршевые двигатели. Он ещё не знал о том, что пять трако из клана Товало были на борту исследовательского модуля, но об этом было прекрасно известно Эгерту и поэтому тот был так спокоен. По его приказу они спрятались в одной из лабораторий и засняли гибель космического корабля на видео, так что в нужный момент он сможет при случае показать эту запись Туару и тот станет более сговорчивым. Он не поверил, что корабль погиб. Правда, он и не знал о том, что звёздные воители Туара Яголо вычислили его шпионов сразу же и даже сумели обнаружить их тайники, в которых были спрятаны диски.
   Обо всём этом лучник Фосбор, который чуть более двух часов командовал большим исследовательским модулем, доложил своему командиру тотчас, как только они перешли на борт флагмана. Такая предусмотрительность очень понравилась Туару Яголо и он, посмотрев на него с прищуром, сказал:
   - Фосбор Яголо, ты, насколько мне это известно, сирота и если говорить по-честному, староват для того, чтобы я тебя усыновил, ведь тебе двадцать три года, а мне всего лишь тридцать девять. Не знаю, появятся ли у меня когда-нибудь свои собственные сыновья, но отныне ты мой сын, а я твой отец, Фосби. А теперь, сынок, вот тебе моё первое поручение, я назначаю тебя командиром этого исследовательского корыта. Тебе надлежит сделать всё, что только можно, и изготовить такие видеодиски, на которых будет ясно и чётко запечатлена картина гибели "Твердыни". Подойди ко мне мой, мальчик, дай я тебя обниму. Хотя ты вечно цапался с моей Райной, я на тебя за это никогда не сердился, ведь ты просто ревновал меня к ней и поэтому она всё тебе прощала. Она ведь тоже очень любила тебя.
   Лучник Фосбор подался плечами навстречу своему командиру, за которого он был готов перегрызть глотку кому угодно, но не сделал ни шага и тогда Туар сам шагнул к нему и крепко обнял его. Только теперь Фосбор дал волю чувством и, чуть слышно застонав всхлипывая, спросил:
   - Мой командир, с ней ведь ничего не случилось? Они ведь смогут улететь так далеко, где их никто не сможет найти, чтобы создать там новую колонию?
   - Да, сынок, они смогут это сделать. - Ответил Туар Яголо и прибавил - У них было достаточно времени, чтобы облачиться в бронескафандры. Их всех просто немного тряхнуло и не более того, но ты сможешь в этом и так очень скоро убедиться, ведь я попросил Райну улетать как можно скорее. Поэтому ещё одной твоей задачей является сделать всё возможное, чтобы эти пятеро Товало ничего не смогли увидеть. Фосби, сынок, я сегодня же подготовлю все документы для твоего официального усыновления, ведь Большая печать клана Яголо всегда со мной. Наконец-то от этой дурацкой деревяшки будет хоть какая-то польза, ну, а пока вот тебе мой фамильный перстень. - Туар отстранил от себя Фосбора, снял со среднего пальца массивный перстень и протянул его ему. Тот попытался убрать руку, но звёздный воитель сказал весёлым голосом - Бери, не стесняйся, их у меня всё равно три, и носи его открыто. - После чего включил громкоговорящую связь и объявил во всеуслышанье - Трако Яголо, с этой минуты Фосбор Яголо является моим приёмным сыном и я приказываю вам всем подчиняться ему, как мне самому. Поскольку рядом с нами больше нет пэлтаров, я ввожу режим гарнизонной службы и отменяю все вахты. Извините, ребята, что не могу отпустить вас в увольнение, но зато теперь за запах спиртного никто не станет вас наказывать, как и за все прочие развлечения. И вот ещё что, моему парню нужно укомплектовать экипаж исследовательского корабля надёжными ребятами, так что пока он пристыкован к "Каптору", будьте добры, составьте ему компанию. - Повернувшись к Фосбору он строгим тоном сказал - Теперь, Фосби, я хочу услышать от тебя кое что очень приятное для своих ушей.
   Не смотря на то, что Фосбор умел прекрасно контролировать свои чувства и эмоции, он густо покраснел и пролепетал:
   - Отец, я не знаю, что ты хочешь от меня услышать.
   Туар широко улыбнулся и сказал:
   - Именно это слово, сынок.
   - Но, командир, вы всегда были для меня отцом! - Воскликнул Фосбор и, прикусив губу, сказал со вздохом - Правда, тогда я действительно не мог сказать тебе этого, отец. - Внезапно он упал перед Туаром Яголо на колени, поцеловал его руку и рычащим голосом воскликнул - Отец, я клянусь тебе, что если хоть когда-либо совершу вольно или невольно такой поступок, который опорочит твоё имя, то я сам зажгу под своими ногами костёр и не сдвинусь с места, пока пламя не испепелит меня дотла!
   - Сынок, не дай того небо, чтобы я пережил тебя. - Со вздохом сказал Туар и, заставив Фосбора подняться, прибавил с улыбкой - А теперь поёдём в мою каюту, мальчик мой. Мне нужно тебя немного приодеть. Уже не как своего сына, а просто как отличного звёздного воителя я хочу повысить тебя в звании до звёздного всадника первой руки.
  
   Семь лет спустя после взрыва на борту "Твердыни Пэлтара"
  
   Майор Ричард Бредли с изумлением смотрел на своего собеседника, крупного кряжистого, смуглого мужчину с иссиня-чёрными волосами, похожего на латиноамериканца, и всё никак не мог поверить в то, что перед ним сидит инопланетянин, какой-то там звёздный воитель Туар Яголо, трако, как они сами себя называли, с планеты Тракан. К тому же и его собственная любовница, с которой Ричард не расставался вот уже четыре года, красавица Исабель, тоже была инопланетянкой. Туар был парнем с военной выправкой и прекрасно разговаривал на английском, испанском, китайском и русском языках. Его скорее можно было принять за профессора языкознания, чем за инопланетянина. К тому же он прекрасно знал историю и, похоже, разбирался ещё в доброй дюжине других наук, но он всё-таки это был самый настоящий инопланетянин и от этого Дику Бредли, кадровому сотруднику ЦРУ, было не по себе.
   В инопланетянке можно было ещё заподозрить красотку Исабель, благодаря помощи которой он получил майорские звёзды на три года раньше положенного срока и стал начальником отдела специальных операций против режима Кастро. Хотя у неё и была восхитительная кожа чудесного золотисто-кремового цвета и только два узорчатых синеватых лепестка на её прелестных круглых ягодицах вызывали у него удивление. Он считал их до этого дня татуировками, сделанными каким-то особым способом, а оказалось, что отличительный признак всех трако, только у мужиков они были крупнее и более яркого цвета. Туар Яголо сказал Дику, что это какие-то особые железы, которые выделяют вещества, способствующие каким-то процессам в организме траканцев, но он не разбирался в таких вещах и потому пропустил все его объяснения мимо ушей. Для него было куда важнее другое, эти штуки на теле Исабель здорово его заводили.
   Возможно, что Дик Бредли так бы и не поверил Туару Яголо, но в том-то всё и дело, что тот привёл ему более, чем убедительные доказательства. Вчера утром Исабель, которая отсутствовала несколько дней, предложила ему совершить небольшую прогулку под парусом. У этой девушки в предместьях Майями была шикарная вилла, стоящая на берегу моря, и роскошная яхта, поэтому, предвкушая морскую прогулку вдвоём со своей любовницей, Дик согласился отлучиться из Вашингтона на три дня. Поначалу его расстроило то, что к ним присоединились двое друзей Исабель, но пообщавшись с Туаром Яголо, который попросил назвать его Тедди, и его подружкой Моник, он изменил своё мнение. Всё встало на свои места поздно вечером, когда в ответ на его ироничную улыбку Тедди отдал приказ на неизвестном ему языке и в море неподалёку от яхты всплыла какая-то огромная подводная лодка странной формы.
   В то, что это была никакая не подводная лодка, а самый настоящий космический корабль, Дик поверил тотчас, как только они поднялись на его борт. Он даже не мог представить себе, что космические корабли могут быть такими огромными. В длину эта громадина треугольной формы была больше двухсот метров, а в ширину не менее трёхсот или даже трёхсот пятидесяти. "Каптор", так назывался этот корабль, являлся тяжелым атакующим космическим крейсером и совсем не был похож на те летающие тарелки, которые рисовали художники в научно-фантастических журналах. Его плавные, зализанные обводы и множество каких-то странных орудий сразу же вызвали у Дика чувство жгучей ревности и зависти, а то, что он нёс на своём борту восемь космических истребителей, каждый покрупнее "Тандербёрда" и вовсе поражало его воображение до оторопи и полного изумления.
   Исабель, которая представилась ему дочерью кубинского плантатора, уже оказала ему лично и Америке несколько очень важных услуг, настолько важных, что это продвинуло его вверх по служебной лестнице, но всё это меркло по сравнению с тем, что ему было обещано Туаром Яголо. Самое главное, что всё это было подтверждено ничем иным, как мощью этого огромного корабля. Спустившись вниз на бесшумном лифте и оказавшись внутри, Дик Бредли, которому уже доводилось выходить в море на подводной лодке, был поражен видом просторного коридора, по обе стороны от которого располагались каюты траканских астронавтов. Все люки были открыты и в каютах перед ними по четверо стояли по стойке смирно траканы, одетые в тёмно-синие мундиры. Судя по внешнему виду, возрасту и тому достоинству, с которым они смотрели на него, все они были ветеранами.
   Их командир, одетый в белые брюки и белую рубашку с короткими рукавами, явно, вызывал у них чувство восторга и обожания, но ни один из астронавтов даже не пошевелился, когда они проходили по коридору. Дик Бредли намётанным взглядом отметил, что в каютах не было никаких боевых и технических постов, да, оно и было понятно, этот космический корабль был таким здоровенным, что для них вполне хватало места в других отсеках корабля. Вчетвером они прошли в навигационную рубку, которая поразила Дика ещё больше. В этом большом помещении без иллюминаторов стояло множество пультов с телевизионными экранами ничуть не меньшими, чем те, которые можно увидеть в каком-либо провинциальном кинотеатре.
   На вспомогательных экранах, так их назвал Туар Яголо, его офицеры видели то же самое, что и пилоты космических истребителей, три из которых барражировали воздушное пространство над Карибским морем, а остальные пять летали вокруг планеты. Дик Бредли был очень польщён, когда ему предложили сесть в кресло перед центральным пультом, возле которого стояло пять массивных кресел. В центре сел сам Туар, справа от него верзила, который был представлен ему как сын звёздного воителя Фосбор, слева сел он, а рядом с ними Исабель, которая, как выяснилось, была даже не Яголо, а Товало. Справа же от Фосбора сел ещё какой-то Эгерт Товало, такой же смуглый, как и все траканцы. Когда он сел, сын Туара Яголо принялся нажимать какие-то кнопки на пульте и из него плавно выплыл штурвал, весьма похожий на штурвал реактивного пассажирского самолёта "Суперконстелейшен". Дик, решивший, что они погрузятся в глубины Карибского моря, вздрогнул, когда Туар, взяв в руки штурвал, сказал:
   - Дик, чтобы тебе было легче представить себе, какими ресурсами располагает моя небольшая экспедиция, которые являются всего лишь остатками былой роскоши, мы сейчас отправимся на Луну и ты посмотришь на нашу базу.
   Испуганно встрепенувшись, он воскликнул:
   - Но, Тэдди, это же чёрт знает где! Я не очень-то разбираюсь в астрономии, но до Луны чуть ли не полмиллиона миль. Каким бы быстрым не был твой корабль, мы будем добираться до туда несколько дней, а то и недель. Не лучше ли нам вернуться на яхту и отправиться на виллу Исабель?
   Любовница Дика Бредли поторопилась успокоить его:
   - Дик, тебе ничего не грозит. До Луны мы долетим всего за три часа, а потом, когда ты посмотришь на некоторые вещи своими собственными глазами, вернёмся обратно и ни один радар не сможет нас засечь. Более того, ни один человек нас даже не сможет увидеть, если он не окажется вблизи того места, где "Каптор" опустится в море и тотчас уйдёт под воду.
   Туар Яголо подтвердил её слова:
   - Да, парень, так оно и есть на самом деле. Ты увидел мой флагман только потому, что с него была снята оптическая маскировка. Понимаешь ли, Дик, нам очень нужна твоя помощь в одном щекотливом деле и уже одно только то, что мы целых семь лет готовились к этому разговору и не предпринимали никаких действий, должно сказать тебе о многом. Парень, когда дело того стоит, я умею быть очень щедрым и если ты поможешь нам, то я не только подарю тебе "Каптор", но и лунную базу. Своих учёных я тебе подарить не смогу, они свободные трако, но какое-то время они на тебя поработают. Вот и подумай теперь сам, Дик Бредли, что это даст тебе лично прямо сейчас и твоей стране в недалёком будущем и где тогда окажутся Советы вместе с Китаем, Восточной Европой и Кубой. То, что мы тебя выручили на Кубе, когда солдаты Кастро сели тебе на хвост, не было случайностью. Мы давно наблюдали за тобой и когда Айраз подала тебе руку помощи, представившись членом кубинского подполья, это не было случайностью. Настоящие дон Луис и Исабель погибли в застенках Кастро и мы смогли спасти одни только их мёртвые тела. Придать одному из моих разведчиков точный облик дона Луиса Кортеса, а Айраз облик его дочери нам не составило никакого труда и ищейки Кастро были весьма поражены, что те снова стали воевать с ними. Впрочем, я не считаю Кубу сколько-нибудь серьёзным противником для твоей страны и предлагаю тебе переключить своё внимание на другие дела, если ты хочешь подняться вверх по служебной лестнице. Мы способны организовать это и ты, Дик, ни о чём не пожалеешь.
   Выбирать Дику Бредли было не из чего. Он находился на борту космического корабля пришельцев, сидел перед пультом управления без оружия и одного взгляда на мощную фигуру Туара Яголо вполне хватало для того, чтобы понять всю бессмысленность борьбы с ним. Поэтому он пожал плечами и, натянуто улыбнувшись, сказал в ответ:
   - Ну, что же, на Луну, так на Луну, только не забывайте о том, господа, что в понедельник я должен быть в Вашингтоне, а для этого в воскресенье в полдень я должен сесть на самолёт.
   О том, что его просили о какой-то услуге, Дик даже как-то и не подумал. Ему было не до того, когда же он увидел на обзорном экране огни Майями, Туар Яголо отчего-то решил пролететь прямо над этим городом на высоте в каких-то пять километров, то его душа мигом ушла в пятки и он уже ни о чём, кроме средств ПВО, не думал, но к его полному удивлению космический корабль всего за каких-то пять минут пересёк всю страну по диагонали и уже над Аляской круто взмыл в воздух и вылетел в открытый космос. Туар Яголо трижды облетел Землю и после этого полетел к Луне, но на Дика Бредли это не произвело никакого впечатления, так как этот человек находился в полуобморочном состоянии, но внешне это выглядело так, словно он задумался.
   Туар Яголо, не говоря больше ни слова, долетел до Луны и произвёл посадку на обратной стороне естественного спутника Земли в небольшом кратере с высокими стенами. Прямо из стены кратера выдвинулся переходной модуль, пристыковался к носовой части корабля и только тогда Исабель коснулась руки своего любовника и тот посмотрел на неё с ироничной улыбкой. То, что Дик Бредли молчал всё это время, Туар Яголо отнёс на счёт его невозмутимости и полагал, что всё это время землянин проигрывал в уме самые различные варианты сотрудничества. Поэтому, поднимаясь из кресла, он сказал:
   - Дик, поверь, всё будет гораздо проще, чем ты думаешь.
   Только теперь Дик Бредли окончательно осознал, во что он вляпался благодаря своей кубинской подружке и, кивнув головой, пробормотал вполголоса:
   - Странно, а я полагал, что сила тяжести на Луне гораздо меньше, чем на Земле.
   - Так оно и есть, Дик. - Обрадовано сказал Туар Яголо, воспринимая эти слова, как выражение глубокой задумчивости и сосредоточенности и поторопился объяснить - Парень, тебя, похоже, трудно чем-либо обескуражить и ты не привык принимать никаких решений не получив исчерпывающей информации. Поэтому давай сделаем так. Сейчас мы отправимся в мой кабинет и там я тебе расскажу о том, кто мы такие, откуда прилетели и за каким чёртом ты нам понадобился, ну, а потом послушаем тебя.
   Дик Бредли кивнул головой ещё раз и сказал:
   - Да, информация это как раз то, что мне сейчас нужно более всего, но я при этом не отказался бы ещё и от бокала хорошего бренди, Туар. Извини, что я выгляжу несколько заторможенным, но всё это так неожиданно. Всего несколько часов назад мы сидели в шезлонгах на борту "Макрели" и вот я уже являюсь первым человеком, который оказался на Луне. Я готов к тому, чтобы выслушать тебя, звёздный воитель первой руки.
   Туар Яголо смутился и сказал в ответ на это:
   - Майор Бредли, хотя я и прилетел на Землю на огромном космическом корабле, наш Тракан по сравнению с твоей планетой жутко отсталый мир, который живёт по законам вашего раннего средневековья, и у нас всё ещё в ходу эти дурацкие воинские звания. Поэтому я решил взять за основу вашу систему воинских званий, которая принята в военно-морском флоте. Так что будет лучше, Дик, если ты станешь называть меня не звёздным воителем, а адмиралом, но вообще-то я адмирал флота, Эгерт у нас пока что гражданское лицо, Фосбор капитан, а Исабель лейтенант.
   Дик Бредли молча кивнул головой и все вместе они вышли из навигационной рубки и, пройдя через переходной модуль оказались в просторном отсеке-холле с металлическими стенами и несколькими люками. Капитан Фосбор подошел к центральному, набрал на панели какой-то код и они вошли в круглый тоннель, также облицованный металлическими плитами, от которых ощутимо веяло холодом. На стенах конденсировалась влага и стекала вниз. Пол в тоннеле был решетчатым и Дик увидел через него два желобка, по которым вода стекала в какой-то водосборник. Только теперь он понял умом, что действительно оказался на Луне и к тому же здесь сила тяжести действительно была гораздо меньше, чем на Земле или космическом корабле. Пройдя по тоннелю метров двести, а он плавно понижался, они вошли через ещё один люк в большую круглую пещеру с каменными стенами, в центе которой зиял двадцатиметровый ствол какой шахты.
   Воздух внутри лунной базы был довольно тёплым, свежим, вполне нормальной влажности, а потому на стенах этой пещеры тоже образовывался конденсат, но здесь Дик Бредли уже увидел никакой водосборной канавки. По кругу в этой пещере с гладкими каменными сводами приятного, рыжевато-коричневатого цвета, освещённой матово-белыми лампами, стояли шкафчики с прозрачными дверцами, в которых он увидел несколько десятков космических скафандров песочно-бурого цвета. Помимо того тоннеля, из которого они пришли, Дик увидел ещё три люка и Исабель, обратив внимание на его взгляд, брошенный на скафандры, пояснила, пока они подходили к стволу шахты, который оказался неожиданно глубоким, не менее сотни метров:
   - Когда кому-нибудь из ребят надоедает торчать на базе, Дик, он отправляется погулять по Луне, хотя это и не самое лучшее место для прогулок. Специально для этого мы изготовили эти скафандры под цвет лунной поверхности. Здесь на Луне находится наша основная база и тут работают все наши учёные. Время от времени мы заставляем их отложить свои научные исследования и побыть несколько недель на Земле, чтобы их мускулы не ослабли, хотя это и не нравится им, ведь на Луне жить намного легче. Здесь ты себя чувствуешь просто суперменом и даже можешь летать, но это ты и сам сейчас почувствуешь. - Когда они подошли к самому краю шахты, Туар, Фосбор и Эгерт повернулись к ней спиной и спрыгнули вниз, а Исабель пояснила ему - Дик, на Луне не нужны даже лифты. Наша лунная база насчитывает тридцать больших пещер, вырубленных одна над другой и в каждую ведёт небольшой тоннель, который выходит на кольцевой балкон. Сейчас мы с тобой спрыгнем и начнем плавно спускаться и как только опустимся до нужного уровня, мне будет достаточно просто ухватиться рукой за канат и изменить направление полёта. Второй рукой я буду держать тебя за руку и тебе не придётся ничего делать, ну, а потом ты и сам научишься спускаться вниз и подниматься вверх. Видишь, тут есть ещё и лестницы? По ним очень легко карабкаться вверх. Некоторые трако умудряются выбраться наверх с самого дня оттолкнувшись от перекладин руками не более пяти раз.
   Дик набрал полную грудь воздуха, повернулся спиной к стволу шахты и сам взял Исабель за рука, после чего резко выдохнув решительно сделал шаг назад. Уже через каких-то тридцать секунд он понял, почему Туар Яголо потащил его на Луну. Да, пожалуй этот звёздный воитель был полностью прав, так как ещё никогда в своей жизни Дик Бредли не испытывал такого восторга. Прыжки с парашютом были жалким подобием по сравнению с этим плавным спуском, который действительно более всего походил на полёт и он сразу же понял, что скорее всего эта шахта является тем самым местом, где собирается больше всего траканцев. Исабель, словно прочитав его мысли, сказала:
   - Это по случаю твоего прибытия на лунную базу босс приказал всем не высовывать носа из своих кают и лабораторий, Дик. Обычно здесь полно народа. Самые ловкие трако спускаются обычно чуть ли не в середине. Ума не приложу, как им только удаётся долетать до нужного этажа.
   Балконы в стволе, шли через каждые пять метров и имели ширину метра три. На каждом этаже находилось всего два люка и они шли по спирали. Через пару минут, увидев Туара, Фосбора и Эгерта стоящими на балконе неподалёку от большого, открытого настежь люка, Дик протянул вперёд правую руку и, коснувшись туго натянутого между стальных штанг каната ловко бросил своё тело вперёд, потянув за собой Исабель. Приземлиться на решетчатый балкончик вообще не составило никакого труда и Дик, широко заулыбавшись, сказал козырнув Туару Яголо:
   - Начинаю понемногу привыкать, адмирал.
   - Ну, что же, майор, тогда тебе будет легче понять, что я предлагаю тебе. - Ответил Туар и жестом предложил Дику Бредли проследовать внутрь.
   Пятнадцатый этаж лунной базы представлял из себя большую круглую пещеру с потолком двадцатиметровой высоты, в которой находилась оранжерея. По кругу в её стены были также врезаны стальные герметичные люки, а за ними шли коридоры уже вполне обычного вида с множеством дверей. По одному из них они прошли в самый конец и оказались внутри апартаментов адмирала Туара Яголо, которые не отличались особой роскошью, но были тем не менее неплохо обставлены. Они прошли в большой кабинет и Туар предложил Дику сесть в уютное мягкое кресло, а не проследовать к столу, за которым проводил совещания. Исабель тотчас принялась варить кофе и вскоре подала его на низкий столик вместе с кубинскими сигарами, бутылкой бренди и бокалами. Майор Бредли тотчас налил себе полбокала бренди и выпил его залпом, а Туар Яголо закурил и начал свой рассказ о далёком Тракане. Рассказ этот занял чуть более получаса и Дик Бредли получил пусть и не полное, но довольно неплохое представление об этом мире. Закончил же этот рассказ звёздный воитель довольно странно, сказав:
   - Теперь, Дик, надеюсь тебе стало ясно, что мне нужно. Самое главное оружие, которое поможет мне преобразить Тракан, демократию и вашу конституцию я уже заполучил, но мне этого мало. Для того, чтобы уничтожить пэлтаров, мне нужна как минимум одна сверхмощная водородная бомба, такая как Мак-17, а также полсотни термоядерных боеголовок. Средства доставки у меня имеются. Ну, и ещё мне нужны ваши учёные-атомщики, Дик. Я с самого начала подозревал, что вступать в контакт с вашим правительством будет бессмысленной затеей и оказался прав. Гораздо проще сделать своего человека президентом США, чем договориться о чём-либо с вашим действующим президентом, но и тогда из этого, скорее всего, ничего не выйдет и всё благодаря вашей демократии. Поэтому у меня нет другого выбора, как договориться с группой высокопоставленных военных, правительственных чиновников и самых влиятельных политиков о взаимовыгодном обмене. Ты очень ловкий парень, Дик, имеешь хорошие связи и мечтаешь о блестящей карьере. Единственное, чего тебе не хватает, так это денег и здоровья. Хотя ты и чувствуешь себя превосходно, жить тебе осталось недолго, парень, всего каких-то сорок, пятьдесят лет. Мы можем предложить тебе деньги и такую долгую жизнь, что это вполне сопоставимо с вечностью. Тебе и тем людям, которые согласятся нам помочь. Естественно, что помимо этого вы получите от меня помощь и иного рода. Мои учёные помогут вам сделать вашу страну самой могущественной державой на Земле, но вмешиваться в ваши внутренние дела я не стану сам и не позволю, чтобы это делал кто-либо другой. Дик, я не шутил, когда сказал тебе недавно на яхте, что сделаю тебя властелином мира. Ну, а теперь позволь мне рассказать кое что о твоей любовнице Исабель, Дик. Ты считаешь, что ей не более двадцати пяти лет, парень, но это не так. На самом деле нашей красотке Айраз стукнуло уже сто тридцать пять лет. Не знаю, изменит это что-либо в ваших отношениях, но это действительно так. Более того, на Тракане есть такие трако, которым исполнилось уже более пятисот лет, но глядя на них этого никогда не скажешь. Вот и подумай теперь, друг мой, стоит ли тебе завести такого союзника, как я или нет.
   Поначалу Дика Бредли ужаснула сама мысль о том, чтобы ввязаться в такую авантюру, как кража атомных бомб, но, подумав немного, он, вдруг, понял, что это вполне осуществимая затея, если взяться за это дело с умом. Он пристально посмотрел на звёздного воителя и спросил его:
   - Туар, я понимаю твой интерес к атомным бомбам, но на кой чёрт тебе сдалась наша демократия и конституция? Видишь ли, друг мой, всё это не имеет никакого отношения к тем, в чьих руках действительно сосредоточена вся власть в стране. Ты правильно подметил, Туар, с президентом тебе не о чем договариваться. Он повязан конгрессом, сенаторами, финансовыми магнатами, военно-промышленным комплексом и практически ничего не делает самостоятельно. Президент США это всего лишь вывеска, афиша, ширма, называй его как угодно, но он только рупор, через который делают свои заявления те, в чьих руках действительно сосредоточена вся власть. Народ в этой стране может думать всё, что угодно, голосуя на выборах за демократов или республиканцев, но кто бы ни пришел в результате к власти, он будет делать только то, что ему скажут те люди, в руках которых сосредоточена вся сила и далеко не все они являются при этом американцами. К такой форме государственного устройства, при которой народ думает, что от него хоть что-то зависит, они пришли не сразу и поверь, вовсе не испытывают по этому поводу никакого восторга. Так зачем тебе, спрашивается, заводить демократию на Тракане, когда ты всё равно хочешь стать верховным иготом? Ведь ты не собираешься уступить свою власть какому-либо болвану через пять, десять или двадцать пять лет.
   - Разумеется нет, Дик. - Ответил Туар Яголо с невозмутимым видом - Я собираюсь установить на Тракане британскую форму правления, но моя власть будет всё же на порядок сильнее, чем власть королевы. Демократия мне нужна только для того, чтобы народ Тракана сам решал свои проблемы, но при этом не лез в мои дела верховного игота. Я даже не собираюсь разрушать при этом клановое устройство нашего общества, но не это сейчас самое главное, а то, о чём мы говорим - оружие колоссальной мощности, без которого моим планам не суждено сбыться.
   Дик Бредли налил себе ещё бренди и сделал несколько глотков. Немного подумав, он спросил вполголоса:
   - Адмирал Яголо, вы хотите завоевать Землю?
   В ответ на эти слова Туар Яголо громко расхохотался и, хлопнув себя по коленям, воскликнул:
   - Да, на кой чёрт она мне сдалась, Дик! Ну, а если говорить серьёзно, парень, то даже я, Туар Завоеватель, который покорил семнадцать миров, ума не приложу, как это сделать. Дик, моя армия насчитывает почти пять миллионов прекрасно обученных солдат и это только экспедиционный корпус, который дислоцируется в космосе, на обитаемом астероиде. Он весь может в течении трёх суток погрузиться на космические корабли и в течении суток вторгнуться в какой-нибудь мир. У нас есть на вооружении мощные экструзивные бомбы и ракеты с синтазионными боеголовками, плазменное и лучевое оружие, но всего этого недостаточно для того, чтобы завоевать Землю. Если земляне смогут захватить всего лишь один такой крейсер, как "Каптор", погрузят на него пару сотен водородных бомб и ракет и доберутся на нём до Тракана, то это они завоюют его, а не мы вас. Так что успокойся, Дик Бредли, я всего лишь хочу найти на Земле надёжных союзников и как только ты передашь мне то, что мне нужно, твои люди получат "Каптор" с уже установленными на нём ракетами, оснащёнными термоядерными боеголовками и он сможет встать на боевое дежурство, чтобы отразить любую атаку из космоса. Поверь, парень, мои учёные уже всё просчитали наперёд и заявляют, что одного атакующего крейсера с восьмью космическими истребителями, каждый из которых может нести по тридцать ракет дальнего радиуса действия, вполне хватит для отражения атаки со стороны любого клана Тракана. Решай, Дик, что ты мне скажешь в ответ на моё предложение. Всё будет по честному.
   Вот теперь Дик Бредли задумался всерьёз. Он закурил сигару, откинулся в кресле и закрыл глаза. У него имелось на примете несколько человек, которые могли вывести его на нужных людей, а уж те в свою очередь обладали такими возможностями, что им не составит особого труда провернуть и не такое дельце. За полное исцеление и продление своей жизни в несколько раз все они согласятся и не на такое. Правда, им потребуются куда более веские доказательства, чем демонстрация синей задницы Исабель. Помолчав минут десять он сказал:
   - Я согласен, Туар. То, о чём ты просишь, можно сделать, но это потребует определённых усилий, капиталовложений и, главное, времени, но я полагаю, что года за три мы сможем выполнить твой заказ. Для начала мне понадобятся две вещи - деньги и один космический корабль-истребитель в личное распоряжение вместе с пилотом, а также помощь Исабель. Это возможно?
   Туар кивнул головой и хотел было сказать что-то, но Эгерт Товало его опередил и, рассмеявшись, воскликнул:
   - Дик, относительно истребителя ничего не скажу, но что касается Айраз, то она теперь твоя, как бы собственность, я дарю её тебе и лишь прошу, чтобы ты относился к ней хорошо, у меня она ни в чём не знала отказа. Кстати, Айраз прекрасный пилот. Не сочти меня рабовладельцем, Дик, если бы эта траканира не запала на тебя, я бы так с ней не поступил, но она почему-то сама настояла именно на такой форме своего перевода.
   Дик Бредли был янки, а не уроженец Юга и у него действительно не укладывалось в голове, как это человек может быть чьей-то собственностью. Тем не менее ему было приятно это услышать и он вежливо склонил голову, после чего бросил взгляд на улыбающуюся Исабель и пробормотал:
   - Да, теперь мне нужно будет подумать, куда поставить этот твой космический истребитель, парень.
   Туар Яголо улыбнулся и сказал:
   - С этим не возникнет никаких затруднений, Дик. Мои агенты купили в Скалистых горах пятьдесят тысяч акров земли и построили там прекрасную виллу с посадочной площадкой и ангаром для истребителя. Уже сегодня ты сможешь отправиться с Луны прямо туда. На ней сейчас живёт одна супружеская чета, а с ними три десятка слуг. Среди них есть как прекрасные солдаты, имеющие специальную подготовку, которые будут охранять тебя, так и учёные-медики со всей необходимой аппаратурой. При необходимости прямо там они смогут провести омоложение нужных тебе людей. Это занимает немного времени, чуть больше двух суток. В сейфе своей новой виллы ты найдёшь сто пятьдесят миллионов долларов наличными, а также необработанные алмазы и бриллианты на сумму в полмиллиарда долларов. Думаю, что для начала этого вполне хватит.
   От такой щедрости Дик чуть не подпрыгнул. При таком финансировании он мог провернуть и не такую афёру. Весело улыбнувшись, он протянул руку Туару и сказал:
   - Тогда по рукам, партнёр. Не смогу сказать тебе прямо сейчас, когда ты получишь нужный тебе товар, но я постараюсь сделать всё как можно скорее. Мне уже не терпится высадиться на Марсе, ну, а если серьёзно, Туар, то тебе нужно подготовить на этой базе нечто вроде лагеря для перемещённых лиц. В наших военных госпиталях помирает от лучевой болезни почти две сотни учёных-ядерщиков, что является головной болью для правительства, так что уже очень скоро я их всех переправлю на Луну. Думаю, что отправиться на Тракан для них будет более приятной перспективой, нежели сгнить заживо. Ну, а теперь, когда мы обо всём договорились, старина, я хотел бы вернуться на Землю и срочно приступить к работе. Уже завтра я намерен встретиться с одним человеком, который организует моё повышение, ну, а со всеми вашими чудесами можно ознакомиться и позднее. - Дик Бредли порывисто поднялся из кресла и, торопливо пожав всем руки, сказал - Исабель, пошли, нужно приниматься за работу.
   Туар Яголо проводил его и Исабель до дверей кабинета и весьма спокойно отнёсся к тому, что Эгерт Товало вызвался проводить Дика Бредли и его рабыню. Как только они удалились, он спросил своего приёмного сына:
   - Что ты на это скажешь, Фосби?
   Фосбор покрутил головой и проворчал вполголоса:
   - Отец, я своими собственными руками задушил бы и Эгерта и эту шлюху. Она такая же таруба, как я звёздный игот. Боюсь, что наши парни и девчонки здорово рискуют жизнью, находясь рядом с нею. Ну, а что касается этого Дика Бредли, тот тут нечего сказать, после полного провала в Советском Союзе и Франции нам очень сильно повезло, да, и среди всех американцев, которых мы прощупали, это самая лучшая кандидатура. Мне неприятно говорить тебе об этом, отец, но то, что Айраз добилась такого успеха, свидетельствует только об одном, она способна читать мысли и мне остаётся только сожалеть о том, что среди всех наших агентов нет такой траканиры. Боюсь, что теперь Эгерт затеет свою собственную игру и причинит тебе множество вреда. Отец, может быть мне действительно придушить их обоих пока не поздно? Мы могли бы вырастить послушных клонов и записать на их мозг сознание кого-либо из наших ребят, а потом они самоликвидируются, когда мы вернёмся Тракан.
   Туар Яголо сел в то же кресло, в котором сидел во время беседы с Диком Бредли, жестом указал на кресло напротив Фосбору и сказал со вздохом:
   - Фосби, я с тобой полностью согласен, но, увы, мы не можем заменить Эгерта. Тут уж ничего не поделаешь. Не повезло, так не повезло. Если бы Бахтор не был таким растяпой и пристрелил своего племянника, всё было бы намного проще. Всё, что мы можем сделать, сынок, это оставить на Земле небольшой отряд своих агентов и желательно сделать так, чтобы Товало об этом ничего не знали. У тебя есть мысли на этот счёт, Фосби?
   - Да, отец. - Широко улыбнувшись ответил Фосбор - Когда ты перед тем, как отправиться на Землю, приказал мне построить на Луне базу, я первым делом сократил список личного состава "Барадона" и "Гастара" на сто сорок трако и приказал всем остальным забыть о том, что они вообще когда-либо существовали. После этого я в тайне даже от тебя построил ещё одну базу. Она, конечно, поменьше этой, но зато находится на той стороне, которая обращена к Земле и оборудована даже лучше, чем эта. Ну, а кроме того в той катастрофе на Марсе никто из учёных не погиб, так что у тебя теперь есть сто пятьдесят восемь отважных, полностью преданных тебе трако, а у них три космических истребителя, малый десантно-штурмовой космический корабль и пять секретных баз на Земле и ни один из шпионов Товало об этом даже не догадывается. Этого, конечно, недостаточно для того, чтобы пресечь действия Дика Бредли, если он, вдруг, начнёт вынашивать какие-то замыслы против тебя, но, как говорят русские, выше головы не прыгнешь.
   Туар Яголо улыбнулся и, вдруг, спросил:
   - Фосби, а ты полностью уверен в том, что твоим отцом является Лебор? Хотя ты выше меня на голову, сынок и губы у тебя немного другой формы, я с каждым днём всё больше и больше убеждаюсь в том, что ты это вылитый я сам, только красивее. Нет, наверное я всё-таки переспал с твоей матушкой, да, хранят звёзды покой её души. В молодости я ведь был ещё тем ловеласом, ухлёстывал за каждой симпатичной девчонкой, которая мне только подмигнула и никогда не знал отказа. - Увидев, что его приёмный сын смущённо опустил голову, Туар смеясь воскликнул - Фосби, у меня создаётся такое впечатление, что об этом сплетничают в казармах лунной базы. Ну-ка, признавайся, это так? Может быть нам действительно нужно взять и сдать кровь на генетическую экспертизу? Вот моя бабушка обрадуется.
   Фосбор внезапно выпрямился и, пристально гладя в глаза Туару Яголо, расстегнул верхнюю пуговицу своего мундира и достав какой-то медальон из-за пазухи, снял его с шеи и сказал:
   - Отец, если для тебя это действительно так важно, то взгляни на это. Как ты знаешь, мои родители погибли, когда закрыли твой корабль своим штурмовиком. Моя мать была пилотом, а отец штурманом. То была, как ты помнишь, ракета с комбинированной боеголовкой. Синтазион прожег в борту их корабля дыру, а экструзионная боеголовка довершила дело. Из-за того, что свой первый удар эти твари Канаго нанесли по госпитальному кораблю, почти полторы тысячи твоих солдат тогда погибли безвозвратно. Через два года, когда мне исполнилось шестнадцать, я пришел к тебе и сказал, что хочу служить. Благодаря подвигу моих родителей я ни в чём не нуждался и мне были открыты двери любого университета, но мной двигало совсем другое. Вот это, отец, моя мама дала мне, когда я пошел учиться в военное училище Яголо. В то самое, в котором учился ты.
   Фосбор протянул Туару Яголо круглый медальон. Тот открыл его и увидел маленькую фотографию, сделанную в фотоавтомате, на которой он сам, только совсем юный, и смеющаяся девушка, прижавшись друг щеками, смотрели в объектив. На петлицах девушки блестели маленькие якоря звёздного шкипера, а на его собственных скрещённые мечи звёздного мечника первого ряда. Туар сразу же вспомнил свой выпускной бал и ту ночь, которую он провёл в отеле с вторым пилотом Нарисой Яголо. На следующее утро он отправился на Маергране и встретился с этой девушкой только через восемь лет. Она уже была замужем и он больше никогда не предлагал ей встретиться после службы. Возвращая медальон сыну, он спросил:
   - Фосби, почему ты не сказал, что ты мой сын?
   Фосбор улыбнулся и ответил:
   - Отец, ты ведь сам сказал, что у тебя было очень много девушек. Я просто не хотел быть ещё одним незаконнорожденным сыном, который хочет пристроиться во дворце. К тому же мама запретила мне говорить об этом, чтобы не создавать тебе лишних проблем, а их у тебя всегда было предостаточно.
   - Сынок, в тот вечер у меня просто не нашлось монеты, чтобы купить презерватив в автомате отеля, а Нарисе было тогда наплевать на такие мелочи, она ведь была всего на какой-то год старше меня и ей не хотелось отпускать меня на Маергран девственником. - Со вздохом сказал Туар - Увы, но у тебя нет ни братьев, ни сестёр, сынок. Ну, что же, мой мальчик, ты развеял мои последние сомнения, да, их относительно тебя у меня никогда и не было, но теперь я буду хотя бы спокоен, если мне придётся взглянуть смерти в лицо. У меня есть ты, Фосби, и тебя родила та траканира, которую я полюбил всем сердцем. Чёрт, как же я об этом не догадался раньше, сынок, ведь ты похож на меня всё-таки гораздо больше, чтобы считать это просто случайным совпадением, да, и Райна мне не раз говорила, что ты чуть ли не моя копия, правда, что касается твоего характера. Интересно, Фосби, у тебя случайно нет родинки под левой лопаткой? У моего старшего брата её не было, зато она есть у моего биологического отца, о котором я не хочу говорить.
   Фосбор кивнул головой и сказал:
   - Да, отец, есть, но моя мать велела никогда не говорить никому об этой родинке и о том, что точно такая же есть у тебя на спине. Когда я пришел к тебе, то попросил только о том, чтобы ты взял меня в свой отряд в память о матери и даже не мечтал о том, что ты меня когда-нибудь признаешь, но во всём хотел походить на тебя и всегда стремился быть самым лучшим твоим солдатом. Не знаю, получилось ли это у меня, но я старался.
   Туар Яголо кивнул головой и сказал:
   - Получилось, Фосби, у тебя всё получилось и я очень горжусь тем, что у меня есть такой сын, но меня беспокоит, парень, что ты до сих пор не женат. Неужели у тебя нет возлюбленной?
   Фосбор смущённо опустил голову и тихо сказал:
   - Отец, когда я отправился вместе с тобой в эту экспедицию, на Тракане осталась одна девушка, которая ждала от меня ребёнка, но всё случилось так быстро, что я только и успел сделать, что оставить в канцелярии распоряжение на её счёт и если она решилась, то на острове Яголо меня ждёт жена, но я в этом не уверен, ведь наш роман продлился всего три месяца. В любом случае, отец, ты уже дед, а я отец. Её зовут Лииса, она из хо и была тогда студенткой университета.
   Туар сделал рукой такой жест, словно он что-то разрубал ладонью и решительным тоном заявил:
   - Парень, не волнуйся. Три месяца вполне достаточный срок для того, чтобы она сумела тебя полюбить. Во всяком случае именно столько времени мне понадобилось, чтобы завоевать сердце Райны, а если учесть, что до того по приказу этих чудовищ я завоевал её мир, это было не легко сделать. Поэтому будь уверен, как только офицер штаба принёс ей письмо, в котором ты изъявил свою волю, уже в тот же день она примеряла свадебное платье и выбирала, кто из моих офицеров заменит тебя на церемонии бракосочетания. Мне по крайней мере удалось сделать хотя бы одно, сделать свою армию совершенно независимой не только от пэлтаров, но и от этого ходячего безумия, которое называют моим отцом. Извини, Фосби, что я так говорю о твоём дедушке, но так оно и есть. Порой я даже удивляюсь, что у такой траканиры, как наша Янинара могло родиться столь злобное и ничтожное существо, а может быть всему виной пэлтары, которые воспитывали его с пятилетнего возраста.
   Фосбор от этих слов поёжился и спросил:
   - Отец, это обязательно убивать его?
   Туар Яголо опустил голову и сказал со вздохом:
   - Честно говоря, Фосби, Хана следует предать суду за все те преступления, которые он совершил вместе с пэлтарами. До тех пор, пока я не создал свою армию, это чудовище пролило целые реки крови и оставлять его в живых - преступление. Его участь решена, но не я стану его палачом, а этот негодяй Эгерт Товало. Я предвижу очень тяжелую войну, Фосбор, но мы обязаны в ней победить, если не хотим уничтожить жизнь в галактике. Понимаешь, из-за этих пэлтаров трако превратились в какую-то космическую саранчу и этому нужно положить конец, пока не найдётся кто-то, кто нас уничтожит. Пэлтаров я уничтожу без малейшего сожаления, как и ещё несколько крепостей с жирующими в них высокими хо, но это будет только началом большой и очень тяжелой работы, Фосби, которую нам с тобой нельзя превратить в кровавую войну, хотя повоевать нам придётся.
  
   Через четыре часа после взрыва на борту "Твердыни Пэлтара"
  
   В тот момент, когда Гимун швырнул на стол экструзионную бомбу, Райна, облачённая в тяжелый, громоздкий бронескафандр, похожий на рыцарские латы её отца, сидела за пультом управления "Твердыней Пэлтара". Проревели сирены и экипаж огромного космического корабля, включая учёных, быстро облачился в бронескафандры, после чего бросился со всех ног к боевым постам. Взрыв прозвучал через четыре с половиной минуты и не застал никого врасплох. Корабль сильно встряхнуло, погас свет, а вместе с ним все экраны внешнего обзора и когда через несколько секунд загорелись лампы аварийного освещения, Райна уже очень скоро увидела, что никаких особых неприятностей этот взрыв не причинил. Она щёлкнула тумблером и, набрав в грудь воздуха, спокойным голосом сказала:
   - Трако, я Райна Яголо, ваша куэна, слушайте меня внимательно. Туар Яголо уничтожил пэлтаров и через несколько минут покинет корабль, чтобы отправиться с особой миссией на третью планету этой звёздной системы. Перед тем, как отправиться в командный отсек, он передал мне свои регалии и приказал увести корабль как можно дальше, найти в галактике подходящую незаселённую планету и создать на ней новую колонию, Свободный Тракан. Это часть его великого плана борьбы не только с пэлтарами, но и с захватнической политикой, привитой ими хо всех кланов. Хотя Туар Яголо и не приказывал мне делать этого, более того, он никогда не говорил ничего подобного, я прошу вас, трако Яголо, подтвердить мои полномочия. Для этого вам достаточно всего лишь включить свои поисковые маячки, что будет означать да, или выключить их, если кто-то против.
   Никто не высказался против и лишь только командир дивизиона движения, звёздный всадник второго ряда Ахтар сказал:
   - Куэна Райна, тебе не нужно было просить об этом. Если Туар твоими устами приказал нам отправиться в далёкий путь и создать там колонию, значит так оно и будет. Прошу прощения, что напоминаю тебе об этом, куэна Райна, но тебе нужно принять отчёт командиров дивизионов и боевых постов и отдать приказ ремонтным бригадам, чтобы они восстановили систему подачи энергии, а заодно приказать, чтобы никто не пытался подать сигнал бедствия через иллюминаторы. Наверняка Туар прихватил с собой какого-либо свидетеля и нам нужно показать, что корабль мёртв, иначе мы только подвергнем его великую миссию совершенно не нужному риску.
   В ответ на эти слова командир дивизиона живучести тотчас сказал ворчливым голосом:
   - Ахтар, занимайся лучше своими двигателями и приготовься к старту, а я уж как-нибудь сам разберусь со своими делами. Райна, мои парни уже приступили к работе и я думаю, что через пару часов они восстановят распределительный щит реактора. Райна, девочка моя, скажи старому Кастану, Туар ничего не говорил тебе о том, куда нам следует отправиться?
   Райна вздохнула и ответила ветерану:
   - Нет, дядюшка Кастан. Он только сказал мне, что теперь все трако свободны и между ними нет хо и таруба, а ещё он приказал мне вернуть всем лайналам их тела.
   К их разговору тотчас присоединился ещё один старый трако, научный руководитель экспедиции Дуэн:
   - Ну, как раз этим ты нас нисколько не удивила, Райна. На острове Яголо нигде, кроме дворца Хана, трако в последние годы не делают различия между хо и таруба, а уж в армии Туара Завоевателя об этом вообще не может идти и речи. Впрочем, я бы не стал называть твоего супруга завоевателем. Скорее уж его следует называть Туаром Надзирателем. Вот уже добрых десять лет он хотя и участвовал в космических рейдах, всё же куда чаще расстреливал мерзавцев, нежели проводил карательные операции, но об этом нам можно больше не думать. Райна, деточка, как только ремонтники восстановят подачу энергии, будь добра навести меня как можно скорее, у меня есть к тебе разговор.
   Техники справились со своей задачей уже через полтора часа и Райна смогла сесть в капсулу корабельного пневмотранса. Свет в отсеках пока не включали, но пока она переходила из технического отсека в научный, всадник первой руки Зейдес, которому она поручила командовать космическим кораблём, доложил ей, что исследовательский корабль в сопровождении трёх крейсеров на максимальной скорости летит к третьей планете. Это прямо указывало на то, что с Туаром не случилось ничего плохого, но Райна едва сдержалась, чтобы не расплакаться. Дуэн Кроу Яголо ждал её возле своего кабинета. Как и все трако этого клана он выглядел очень молодо, хотя был уже очень стар. Настолько стар, что помнил лайналов. Поклонившись Райне, учёный пригласил её войти в кабинет.
   Хотя практически все учёные уже сняли бронескафандры, Дуэн оставался в нём и потому им пришлось сесть не на стулья, разбросанные по всему кабинету, а на специальные скамейки возле стен, которые были способны выдержать их вес. Повернувшись к золотоволосой девушке, смуглый трако сказал:
   - Райна, я хотел поговорить с тобой относительно приказа Туара касающегося лайналов. Понимаешь, моя девочка, то, что лайналы провели столько столетий будучи помещёнными в специальные контейнеры без тела, да, ещё их всех при этом превратили в суперкомпьютеры, не могло пройти бесследно. Ты не боишься, что в тот момент, когда ты освободишь их, они не взбунтуются и не уничтожат нас всех? Понимаешь, Райна, они контролируют оба корабля, хотя и находятся в научном отсеке в пяти его больших компьютерах, а потому могут сделать с нами всё, что угодно. Шестой, находился на борту исследовательского корабля, на котором за полчаса до взрыва улетел Фосбор. Кстати, ты знала, что этот парень сын Туара?
   Если известие о том, что лайналы могут представлять из себя опасность Райна восприняла спокойно, то последнее, что сказал ей Дуэн, заставило её вздрогнуть. Она посмотрела на старого учёного и испуганным голосом воскликнула:
   - Нет, я не знала этого! Но откуда это известно тебе?
   - Райна, не забывай, помимо того, что дядюшка Дуэн космобиолог, он ещё и главный врач. - Смеясь ответил учёный и поторопился сказать - Не волнуйся на счёт Фосбора, девочка. Он не просто любит своего отца, а обожает его. Когда я, изучая его генетическую карту обратил внимание на её сходство с картой Туаро, то вызвал его к себе и учинил ему форменный допрос с пристрастием. Ему ничего не оставалось делать, как рассказать мне обо всём. Его отец и мать погибли, спасая жизнь Туара и ещё нескольких тысяч трако. Погибли безвозвратно и Фосбор после окончания военного училища решил, что настала его очередь стать между твоим возлюбленным и смертью. Ну, что, Райна, пойдём прогуляемся? Мы проверили все переходные модули, которые соединяли нас когда-то с командным отсеком и выяснили, что там нам не пройти. Как и ты, моя девочка, я тоже очень хочу найти материальные свидетельства того, что Туар остался жив.
   Они встали, вышли из кабинета и направились с пневмотрансу. Капсула быстро доставила их к техническому шлюзу и через десять минут они осматривали с высокой надстройки корпус командного отсека "Твердыни Пэлтара", освещая его мощным прожектором, на который Дуэн предусмотрительно поставил синий светофильтр. Для всякого, кто провёл в космосе не один год, он представлял из себя довольно страшное зрелище. Местами броневые плиты пошли волнами, ближе к корме вздуло, а к носу даже разошлись и зияли узкими, длинными разрывами. Райна и Дуэн, спустившись с надстройки, направились к самой большой дыре, через которую можно было проникнуть внутрь. По пути старый учёный принялся объяснять:
   - Райна, во время взрыва экструзия превратила всё, что находилось внутри, буквально в пыль, а затем, по мере ослабевания экструзионных вихрей, эта пыль была вдавлена в корпус и сплавилась с ним. Поэтому если Туар включил силовую защиту, мы найдём какие-нибудь материальные объекты.
   Когда они забрались внутрь того, что ещё совсем недавно было командным отсеком, то сразу увидели кусок стола, пола и три стула, на одном из которых сидел окоченелый труп Бахтора Товало, парившие почти в центре. Стол и пол при этом были аккуратно обрезаны по кругу. Дуэн облегчённо вздохнул и сказал:
   - Фух, от души отлегло, Райна. Туар жив. Ну, что же, мы можем возвращаться. Сейчас я поймаю всё, что осталось сетью и мы отправимся на наш корабль. Думаю, что его нужно переименовать. Мне не хочется лететь дальше на корабле, носящем имя этих убийц. - Увидев, что лицо Райны побледнело, он поторопился сказать - Девочка, это сделал не Туар. Он никогда бы не стал убивать Бахтора. Пожалуй из всех Товало это был единственный траканар, который ему хоть чем-то импонировал. Видно с другой стороны от Тара Яголо во время обеда сидел кто-то ещё из Товало потому, что трако из другого клана не посмел бы выстрелить в этого безобидного толстяка в его присутствии.
   Дуэн отцепил от пояса бронескафандра взятый им с собой большой пистолет с толстым стволом, тщательно прицелился и выстрелил специальной ловчей сетью с мелкими ячейками, которая быстро расправилась в полёте и обхватила собой все предметы, парящие в вакууме. После этого он включил миниатюрный двигатель и, намотав тонкий тросик на барабан, подтянул их к себе, позвал кого-то на помощь и тронув Райну за локоть, включил ранцевый ракетный двигатель. Девушка полетела за ним и вскоре они, включив электромагниты на бутсах бронескафандра, снова шли по корпусу. Космический корабль летел с огромной скоростью и передвигаться таким образом было намного безопаснее. Уже на полпути к научному отсеку Райна спросила:
   - Дядюшка Дуэн, а как получилось, что взрыв уничтожил только командный отсек, в котором летели пэлтары?
   - Всё очень просто, Райна. - Ответил учёный - Когда Туар вошел в него, он объявил боевую тревогу и блокировочные механизмы тут же задраили люки переходных всех модулей, но при этом в научном отсеке и, как я понимаю, в командном ревуны не сработали. Когда Гимун взорвал свою экструзионную бомбу, она стала крушить всё, что находилось в замкнутом пространстве, а он специально приказал, чтобы отсеки никогда не были разделены. Корпус не выдержал давления позднее, когда крушить было уже нечего. Если бы переходные модули не были задраены, то сейчас весь наш корабль выглядел бы точно так же, как его бывший командный отсек. В замкнутом пространстве мощность экструзионной бомбы возрастает многократно.
   Весь дальнейший путь они проделали молча и только сняв с себя бронескафандр, Райна попросила учёного отвести её в корабельный вычислительный центр, где стояли все пять больших биокомпьютеров и попросила оставить её одну. Девушка-ренийка ещё ни разу не входила в это большое помещение, но у неё была инструкция, что ей надлежит сделать и она решила выполнить приказ Туара Яголо не взирая ни на что. Каждый биокомпьютер представлял из себя массивное овальное сооружение длиной более десяти метров, шириной в четыре и высотой около пяти, блестящее хромированными боками, к которому спускались из-под потолка какие-то трубы и кабели. Райна знала о биокомпьютерах только то, что внутри каждого из них, словно в темнице, находилось сто двадцать пять жителей Лайнала, лишенных тел. Только она могла освободить их, так как больше никто не мог открыть специальный люк, открывающий доступ к биокомпьютеру.
   Она подошла к первому биокомпьютеру, обошла его и, найдя едва различимый люк, нажала на крохотную, углублённую кнопку шпилькой для волос, вынув её из своей причёски. Тотчас над ней открылась панель и Райна, прочитав надписи на ней, заглянула в большой блокнот, в котором была инструкция, набрала сложный, тридцатишестизначный код. Буквально через пару секунд люк, в который она могла запросто войти, выдвинулся наружу, а затем откинулся, открывая доступ внутрь биокомпьютера. Она вошла в крохотное помещение, открыла ещё одну панель и принялась щёлкать тумблерами, выключая одни системы и включая другие, совершенно не понимая, что всё это означает. Покончив с одним биокомпьютером, она перешла к другому и через полчаса подошла к самому первому, подсела к терминалу и нажала на кнопку. Небольшой экран перед ней засветился голубым и девушка, набравшись духа, сказала:
   - Компьютер, я Райна Калимастра с Рении, дочь князя Виганта и возлюбленная звёздного воителя Туара Яголо, куэна трако клана Яголо, летящих на этом космическом корабле. Туар уничтожил пэлтаров и их подручных, которые летели вместе с нами, но перед тем, как уйти, приказал мне освободить тебя и всех твоих товарищей. Я отключила все системы, которые держали тебя в подчинении. Теперь ты свободен и можешь уничтожить нас или оставить в живых. Я хочу, чтобы ты помог нам улететь подальше от этой звёздной системы и нашел такую планету, на которой мы смогли бы создать новую колонию, Свободный Тракан. Туар Яголо открыл такую планету, на которой живут почти такие же умные существа, какими были когда-то лайналы. Они создали оружие огромной мощности и Туар хочет с его помощью уничтожить всех пэлтаров, прекратить в галактике захватнические войны и возродить Лайнал. Все трако, находящиеся на этом корабле, поддержали меня и готовы выполнить приказ Туара Яголо. Вот и всё, что я хотела сказать тебе.
   Райна умолкла и со вздохом сложила руки на груди. Через несколько секунд она увидела на экране красивую молодую женщину с зелёными глазами и точно такого же цвета волосами, как и у неё. Женщина улыбнулась и сказала тихим голосом:
   - Райна Калимастра, я Натия. Мы поможем тебе создать Свободный Тракан. Там мы снова станем теми, кем были, и найдём способ, как остановить войну в галактике, если этого не сможет сделать Туар Яголо. Зло Тракана заключено не в трако, его населяющих, а в их обычаях и традициях. К сожалению мы не знаем, как с этим бороться, но мы будем искать способ, как остановить тех трако, которые захватывают всё новые и новые миры.
   Райна кивнула головой и спросила:
   - Натия, ты сможешь сделать меня траканирой?
   - Да, мы можем это сделать. - Ответила ей Натия - Но не слишком ли поздно ты об этом просишь?
  
   Шестьдесят семь лет спустя после взрыва на борту "Твердыни Пэлтара"
  
   Как не стремился к этому Верховный игот Тракана, но посетить Землю во второй раз он смог только через пятьдесят семь лет после того, как он улетел домой. На Тракан он вернулся не с пустыми руками. Дик Бредли оказался для него сущей находкой. Всего за какой-то неполный год этот ловкий малый сумел создать на Земле самое настоящее тайное правительство, которое он же и возглавил не смотря на свою молодость, и уже оно сумело сделать так, что ещё через два года на два тяжелых крейсера, "Барадон" и "Гастар" было погружено две тысяч четыреста двадцать термоядерных устройств, суммарная мощность которых была такова, что на нескольких планетах с их помощью можно было уничтожить всё живое. Тайное же правительство Земли получило в своё полное распоряжение "Каптор", а две с половиной тысячи бывших военных лётчиков и моряков приобрели новую воинскую специальность, стали космолётчиками.
   Единственное, чего Дик Бредли не получил, так это звёздных врат, с помощью которых можно было, словно бы прокалывать пространство, и, нацелившись на какую-нибудь далёкую звезду, выныривать вблизи неё за считанные доли секунды. Единственным ограничением звёздных врат было то, что они не позволяли совершать в пространстве прыжки длиннее, чем на три тысячи световых лет. Ни Дик Бредли, ни Эгерт Товало, который был в этом деле полным профаном, не заподозрили никакого подвоха и поверил в то, что все звёздные врата были уничтожены во время взрыва на "Твердыне Пэлтара", которая спустя две с половиной недели упала на Солнце, что и было зафиксировано электронной увеличительной аппаратурой всех крейсеров. Экипаж "Твердыни" каким-то чудом сумел отстыковать уже ни на что негодный командный отсек и нацелить его на эту звезду, так что Фосбору не пришлось ничего придумывать, его подчинённые только и сделали, что немного подредактировали видеозапись.
   Теперь со слов Туара, трако только и могли сделать, что вернуться на Тракан, пользуясь для этого ранее поставленными звёздными вратами. Дик Бредли, который успел к тому времени уже достаточно хорошо ознакомиться нырками через звёздные врата, был вынужден только согласиться, что обратный путь у них действительно будет весьма нелёгким, так как на крейсерах осталось всего по дюжине звёздных врат, а им предстояло совершить свыше шестисот прыжков. Дик Бредли очень ловко изобразил на своей физиономии озабоченность, а Туар и Фосбор якобы самое искреннее уважение за это, хотя обеим сторонам было ясно, что и одно, и другое является враньём. Звёздный воитель скорее отказался бы от водородных бомб, чем передать в руки этого хитрого типа подобного рода технологии.
   В том, что Дик Бредли ведёт двойную, а то и с учётом интересов Эгерта Товало тройную игру, Туар был уверен полностью. Хотя все трое его телепатов были далеко не такими мощными и умелыми, как того ему хотелось, они весьма определённо высказались по этому поводу. К тому же майор Бредли, создав тайное мировое правительство, сразу же ушел из ЦРУ и не просто ушел, а инсценировал свою смерть и обзавёлся новой личиной. Ещё Туару Яголо бросилось в глаза то, что с членами этого тайного мирового правительства он вёл себя, как самый настоящий диктатор, хотя все его резкие высказывания и касались исключительно ускорения темпов работы по созданию термоядерных устройств для их партнёра. Всё это наводило звёздного воителя на весьма грустные размышления, так как он всерьёз опасался того, что породил таким образом Верховного игота планеты Земля и, возможно, очень опасного врага.
   На такие мысли его наводил и тот факт, что Дик всячески стремился обласкать его. Он по своей собственной инициативе чуть ли не в десять раз увеличил количество обещанных водородных бомб и боеголовок для ракет, рекрутировал для Туара чуть ли не полторы тысячи учёных ядерщиков и опытных инженеров-конструкторов, да, плюс ко всему ещё и поставил ему несколько тонн оружейного плутония и урана. За всё это он поначалу не требовал ничего кроме того, что ему уже было обещано и лишь в последний год вежливо попросил Туара Яголо о том, чтобы он оставил на Земле пару сотен своих учёных. Подумав о том, что их будет прикрывать на Земле целый отряд полевых агентов, звёздный воитель пусть и нехотя, но всё же согласился. Отказывать Дику Бредли в его просьбе не было никакого смысла, ведь уже очень скоро на Землю должен будут прилететь ещё несколько космических кораблей Яголо и Товало и доставить ему не только ещё три крейсера, но и целый отряд учёных.
   После почти десятилетнего пребывания на Земле Туар Яголо, наконец, отдал приказ срочно готовиться к обратному полёту. С борта исследовательского корабля был снят биокомпьютер, новое оружие загружено в трюмы, на крейсера поднялись земляне-учёные и почти три полка солдат, прошедших через несколько ожесточённых войн, которых завербовал для него Дик Бредли и все три крейсера стартовали с Земли и полетели в сторону Марса. На орбите этой планеты они попрощались, после чего "Барадон" и "Гастар", развив максимальную скорость, устремились к звёздным вратам, которые после прохода самоликвидировались. На этот раз прыжки следовали один за другим, но поскольку вылетев из звёздных врат космическим кораблям нужно было сделать круг и влететь в них с другой стороны, на что требовалось время, только через две недели, пролетев чуть ли не через всю галактику, отряд Туара Яголо вернулся на Тракан.
   Эгерт Товало был в приподнятом настроении, так как ему удалось оставить на Земле всех пятерых своих шпионов, но он даже понятия не имел о том, что Туар оставил на этой планете целый отряд из ста пятидесяти восьми трако. Последний прыжок навигаторы Яголо делали не через уже поставленные тринадцатью годами ранее звёздные врата, а нацелившись в ту точку пространства, где их встречали преданные Туару трако. На его удачу они буквально только что заступили на вахту, а потому знали все последние новости. Оказалось, что как раз в этот день пэлтары устроили на своём острове какое-то своё секретное сборище и по этому поводу выдворили с него всех непосвящённых, пригласив на него, однако, некоторых звёздных иготов и в том числе и Хортога Яголо. Туар, выслушав доклад своего офицера, первым делом приказал ему и его трако навсегда забыть о том, что в этот день они общались по лазерной связи, после чего помчался к Тракану и буквально с ходу сбросил на остров Пэлтар термоядерную бомбу калибром в тридцать мегатонн.
   Взрыв был просто чудовищной силы и выжег большую часть острова. Досталось от него и всем соседним островам, на которые обрушилась огромная волна и там тоже погибло довольно много трако, но это не были безвозвратные потери. Куда больше неприятностей принесли радиоактивные осадки, выпавшие на обширной территории, но и это было не смертельно, так как учёные Яголо уже научились не просто успешно бороться с лучевой болезнью, но и устранять её негативные последствия. Хотя всё это и встало Туару Яголо, можно сказать в копеечку, он в одночасье добился главного, одним ударом уничтожил и пэлтаров, и своего родителя, продавшегося им, как и его брат, со всеми потрохами, но самое главное, были разом уничтожены самые матёрые и вредоносные жрецы. Если бы не этот счастливый случай, Туару Яголо пришлось бы ждать этого момента долгие годы и, возможно, что именно такого случая ему не выпало бы.
   Сразу после термоядерной бомбардировки крейсера совершили посадку на острове Яголо, самом крупном на всём Тракане, из-за чего он принадлежал сразу трём кланам, Туар Яголо созвал пресс-конференцию и приставил ядерный пистолет к виску всех звёздных иготов, показав им штабеля термоядерных устройств, сложенных в трюмах. Это возымело своё действие и его тотчас признали Верховным иготом Тракана. Единственное, что омрачило его триумф, так это то, что Койсу, жена Рогенда, не поехала в этот раз на остров Пэлтар и досталась ему по наследству. Правда, он её так больше ни разу и не увидел, так как она была в тот момент на острове Товало и Эгерт сдержал своё слово, что, однако, не меняло положения дел, официально он был теперь женат, а разводов на Тракане в земном смысле этого слова не существовало. Эгерт проявил себя мужественным трако и остался на острове Яголо. Именно он выступил после Туара, объяснил всем трако причины его гнева и заявил на всю планету, что отныне все таруба свободные трако и под любым хо, заявившим во всеуслышанье, что тот против, он лично зажжет костёр.
   С этого момента Эгерт Товало действительно стал правой рукой Туара и первым бросался в бой, когда кто-то на Тракане пытался выступить против него. Тем не менее далеко не всё пошло так, как того хотел Верховный игот и из-за этого он на долгие годы был просто вынужден забыть о полёте на Землю. Первым делом он объявил на острове Яголо всеобщую мобилизацию, сформировал множество военных отрядов, укрепив их ветеранами, и оккупировал все острова. Перед трако Яголо была поставлена одна единственная задача, освободить всех таруба и по справедливости наделить их собственностью. В этом ему помогал большой отряд землян, которые выступали в роли консультантов и объясняли всем трако, что такое демократия, какие плоды она способна дать, и как ими следует пользоваться, чтобы не отравиться. Они также объясняли всем бывшим хо и таруба, что такое акционерное общество и почему вся собственность хо должна быть распределена между всеми поровну. Вместе с этим в обращение вводилась единая планетарная валюта.
   До этого момента нечто подобное было на Тракане и универсальной денежной единицей были пэлто, серебряные монеты, которые чеканились пэлтарами, а потому замена пэлто на пластиковые банкноты с встроенными в них микрочипами прошла гладко. Тем более, что пэлто можно было поменять на туары по курсу один к одному. В том, что Туар Яголо выпустил в обращение деньги названные им в честь самого себя туарами и приравнял их к пэлто уничтоженных им пэлтаров, легко читалось, что Верховный игот будет теперь единственным правителем огромной звёздной империи, которая состояла из четырёхсот семидесяти восьми планет. Увы, только на бумаге, так как в руки Туара попали только пятьдесят три звёздных игота, владеющих семьюдесятью четырьмя мирами и он смог захватить всего два мира из пяти, принадлежащих Яголо. Отец Эгерта Товало, Рамлал, в момент его возвращения тоже находился за пределами Тракана и поскольку Туар просто физически не мог контролировать всю звёздную систему Аунара, солнца Тракана, многие иготы из остальных кланов сумели сбежать и уйти в глухую оборону.
   Туару Яголо пришлось разделить весь свой термоядерный потенциал на семьдесят семь частей и также больше думать об обороне, нежели о нападении на врага, но и этому итогу он был очень рад. К тем звёздным иготам, которых ему удалось захватить в плен, он не стал применять никаких репрессий, как и к их кланам. Он просто собрал их всех вместе с высокими хо в своём дворце и объяснил им, какие выгоды сулит не захватническая политика, а самое элементарное созидание. В доказательство этого он привёл весьма простой пример, в ходе того процесса, который его консультанты-земляне назвали экспроприацией, эти звёздные иготы не утеряли ни одного дворца, ни одного драгоценного камня из своих кладовых, зато все те, кто успел сбежать с Тракана, лишились самого главного родовых реликвий в виде якорей, штурвалов, древних навигационных приборов, парусов и даже старинных парусников, которые они так бережно хранили. Зато всё это было сохранено за пленёнными звёздными иготами.
   После нескольких месяцев уговоров, разъяснительной работы, шантажа и прямых угроз все они согласились стать его наместниками в своих собственных колониях и, скрепя сердце, поставили подпись под единым сводом законов Траканского звёздного союза. Самым неприятным для них было то, что их вчерашние рабы становились свободными гражданами и им возвращалось всё то, что они у них отняли, да, плюс к этому им всем выплачивались огромные компенсации. Так в течении первого же года правления Туара Яголо в галактике на свет появились сразу семьдесят шесть свободных миров объединённых в Звёздный союз во главе которого встал Тракан. У всех его граждан были равные права, которые поклялся защищать мощью всей своей армии Звёздный император Туар, он же Верховный игот Тракана.
   Пятимиллионная армия клана Яголо, всосав в себя в себя почти шестьдесят миллионов вчерашних таруба из других кланов, разлетелась во все концы звёздной империи-союза и в считанные месяцы увеличилась в два десятка раз. К исходу третьего года правления Туара остальные звёздные иготы смекнув, что он вот-вот ринется в бой, засуетились и тут им на помощь пришел Эгерт Товало, который сумел заполучить для своего клана пятьсот термоядерных боеголовок и тотчас заявился во дворец Туара с текстом договора о ненападении. Императору был поставлен ультиматум или он смирится с тем, что все остальные звёздные иготы будут жить так, как они хотят, но при этом на все новые завоевания будет введён мораторий, или начинается большая война. При этом нахально улыбаясь Эгерт сказал ему в тот день:
   - Туар, это будет примерно то же самое, что творится на Земле. Там ведь тоже Америка только потому не захватила весь мир, что есть Советы со своими атомными бомбами. Понимаешь, дружище, атомная бомба это оружие сдерживания, а не нападения. Ты уже построил в нескольких своих колониях атомные реакторы и заводы по производству атомных бомб, Товало начали их строить, но у них есть пятьсот боеголовок, вот и давай исходить из этого. Товало не дураки и не допустят, чтобы эта технология досталась всем остальным идиотам и нам плевать на то, что какой-то там ржавый якорь ты можешь пустить на переплавку, зато для всех остальных кретинов эти дурацкие реликвии просто какой-то свет в окошечке, вот и думай теперь, что это даёт тебе, ведь все эти грёбаные звёздные иготы спят и видят, когда они смогут прилететь на Тракан и облобызать какое-нибудь сраное дедовское весло или компас. Ну, и ещё я спешу тебя успокоить, Товало тоже освободили всех таруба, включая дикарей во всех наших пяти мирах, чтобы не заполучить всеобщее восстание, так что даже тут ты своего добился. Ну, а по этому договору, Туар, как ты видишь, тебе даётся право останавливать в космосе и досматривать каждый корабль и если ты поймаешь кого-то на торговле рабами или обнаружишь, что на его борту находится отряд колонизаторов, то твои звёздные мечники могут смело либо превратить его в плазму, либо просто расстрелять командира, а весь экипаж отправить на каторгу. Ну, а что касается меня, Туар, то я и дальше хотел бы работать с тобой рука об руку и прошу лишь понять одно, не пытайся всё упростить и осчастливить всех в один миг. Пусть всё идёт свои чередом. Рано или поздно все разумные существа, которых трако вытащили в космос из каменного века, станут такими же, как и лайналы, чёрт бы их подрал.
   Туару нечего было возразить и он объявил о том, что согласен провести вблизи звёздной системы Родор, в которой не было ни одной пригодной для обитания планеты, мирную конференцию. Через два года после многочисленных согласований в неё вошло свыше пятнадцати тысяч боевых кораблей, но не смотря на то, что все были вооружены до зубов, мирная конференция состоялась и был подписан родорский мирный договор, который установил хоть какую-то видимость порядка. Яголо по этому договору сохранились, как клан, и его звёздным иготом был признан Туар Яголо, но ввиду того, что он был Верховным иготом, все полномочия правителя перешли к куэне Койсу. Таким образом приверженцы Рогенда и Хана как бы стали самостоятельным звёздным кланом и заполучили равные со всеми права, то есть могли посещать остров Яголо, но только на бумаге. Туар, посмотрев в ту сторону, где они сидели, не постеснялся сказать:
   - Жду вас в гости, милые родственнички. Для каждого из вас, негодяи, уже сложен роскошный костёр из самых сырых дров, а тебя, Койсу, я повешу на твоих же собственных косах. Ну, а если кто-либо образумится и придёт ко мне с повинной, то того я с радостью обниму и не стану вспоминать прошлого.
   После этого жизнь в галактике вроде бы пришла в норму, но патрульные имперские крейсера чуть ли не каждый день задерживали космические корабли со всяким отребьем, вооруженным чем ни попадя, которое отправлялось в космос только за тем, чтобы поживиться чем-либо. Так было во всех мирах свободной зоны, то есть зоны свободной от закона. Зато в Звёздном союзе жизнь быстро налаживалась и тому способствовало то, что отряд, оставленный на Земле Фосбором, тайно вербовал землян и также тайно переправлял их на Тракан. В некоторые годы их прибывало на эту планету до двадцати тысяч человек. Вернулся домой и тот отряд учёных, которых оставил в помощь Дику Бредли Туар, но уже на корабле Товало. После этого Эгерт появлялся на Тракане всё реже и реже, но при этом он всё ещё оставался в должности имперского советника, заявлял о себе, как о помощнике императора Туара, но занимался преимущественно делами клана.
   Фосбор, как наследный принц дома Яголо, работал едва ли не больше своего отца и занимался множеством дел. Лииса вышла за него замуж и в тот момент, когда принц вместе с императором отправился на мирную конференцию, он был отцом уже трёх сыновей. Туару на голову свалилось множество дел и ему приходилось ежедневно принимать очень сложные решения, связанные с судьбами миллиардов подданных, которые, получив свободу, не всегда осознавали свою ответственность перед строгими законами империи, но в одном он был уверен всегда, Фосбор никогда не предаст его и это действительно так и было. Очень часто его сын был вынужден принимать решения сходу и они всегда были именно такими, какими их желал видеть сам Туар Яголо, но более всего его радовало то, что Фосбор повсюду стремился привить его подданным ответственность за себя, свою семью, свою планету и свою империю. Самоуправление стало нормой жизни в во всей Звёздной империи.
   Спустя тридцать лет после уничтожения пэлтаров Тракан стал именно таким, каким мечтал его видеть Туар Яголо, миром множества языков и множества культур, живым, весёлым, ярким и многоцветным. Хотя в каждом из миров империи были созданы тысячи высших учебных заведений, молодёжь стремилась к тому, чтобы учиться именно на Тракане, ведь там помимо высшего образования можно было завести ещё и массу новых знакомств. К тому же в университетах и академиях Тракана преподавали земляне и именно там были сосредоточены все лайналы, правда, только в виде биокомпьютеров. Единственное, чего пока что не сделал Туар Яголо, это не дал свободу лайналам, да, и то лишь потому, что таковы были условия родорского мирного договора. Зато довольно много Яголо всеми правдами и неправдами добирались до Тракана и припадали к груди Туара, жалуясь на бесчинства злобной мегеры Койсу.
   Тридцать первый год правления императора Туара был ознаменован первой крупной войной. Клан Матео, владевший всего одним миром, решился захватить недавно отрытую планету, Лерат, для чего собрал весьма внушительный экспедиционный корпус и тот вторгся на неё. Лератская цивилизация была довольно высоко развита и уже вступила в эпоху паровых машин. К тому же лератцы были очень воинственны и многочисленны. Более трёх десятков государств на Лерате чуть ли не постоянно воевали друг с другом, но сразу же после вторжения космических захватчиков объединились и со своими пушками, стрелявшими ядрами, и огромными винтовками не просто оказали сопротивления, а в каких-то три месяца разгромили экспедиционный корпус клана Матео. Более того, они захватили большую часть крейсеров, совершивших посадку на планету, и пытками заставили захватчиков подчиниться им.
   Имперские крейсера под командованием принца Фосбора разгромили остатки экспедиционного корпуса и, показав лератцам мощь своего оружия, заставили их сложить оружие. После этого принц, оставив на Лерате небольшой отряд, оккупировал планету Матео, ранее называвшуюся Гохорной. Хотя в результате этой неудачной кампании империя увеличилась в размерах ещё на два мира, в которых пришлось держать оккупационные войска, это послужило сигналом для всех остальных кланов и в галактике снова начались захватнические войны. Теперь всё осложнялось тем, что учёные из клана Товало сумели разработать планетарный силовой щит и стали продавать эти установки всем желающим, что в конечном итоге и подвигло кланы к новым завоевательским войнам в галактике.
   Теперь их тактика изменилась. Шесть тяжелых крейсеров скрытно входили в какую-нибудь звёздную систему, совершали посадку на выбранной планете и включали планетарный щит, после чего на неё совершал высадку экспедиционный корпус. Хотя имперские учёные сумели повторить эту разработку, это позволило всего лишь защитить миры империи, но не более того. За тридцать лет кланы основательно вооружились, а некоторые даже обзавелись атомными бомбами. Годы мира закончились, но империя не могла победить в широкомасштабной войне, а потому император и не стал её объявлять, но имперские крейсера каждый день вступали в бой и поскольку далеко не все крейсера противника были оснащены мощными силовыми щитами, очень часто одерживали победу, хотя и имперский космофлот нёс потери.
   Закончилось это всё тем, что клан Товало, поставлявший планетарные щиты всем остальным кланам, внезапно заявил им о том, что они должны признать Эгерта Товало своим Верховным иготом, иначе в одночасье лишатся защиты. Так родилась ещё одна империя и поскольку у императора Эгерта не было никакой возможности одержать победу, он снова предложил Туару Яголо пойти на мировую, но теперь заявил жесткие требования о разделе галактики на зоны влияния. Он был щедр и отдавал императору Траканской звёздной империи ровно половину галактики и предложил даже заключить договор о мире и свободной межзвёздной торговле, по которому единственным независимым миром становилась Земля.
   Император Туар пошел на это, но выдвинул три встречных условия, - всякий клан или мир, обратившийся к нему за помощью, автоматически входит в его империю, любой космический корабль империи Товало, который пересечёт границу без разрешения, будет немедленно уничтожен, но при этом корабли Траканской империи будут летать по всей галактике с правом установления подмандатных территорий по договору с теми цивилизациями, которые они обнаружат. Эгерт Товало, понимая, что в противном случае он рискует встретиться нос к носу с имперской космической гвардией под командованием принца Фосбора, был вынужден согласиться с этими требованиями, хотя это и грозило ему самому и всем кланам, его поддержавшим, множеством неприятностей, ведь что ни говори, а в военном отношении империя созданная Туаром Яголо была мощнее его собственной.
   Подписание этого договора привело к тому, что Траканская звёздная империя стала постепенно прирастать как за счёт новых колоний, так и в результате присоединения к ней миров захваченных различными кланами Тракана. И в одном, и в другом случае к этому приводила работа имперского дипломатического корпуса. Очень часто бывало так, что крейсера имперских дипломатов успевали объявить какую-либо планетарную цивилизацию своей подмандатной территорией буквально за несколько часов до вторжения, а поскольку они всегда летали двойками, то пока один крейсер охранял планету от вторжения, второй прорывался с боем к Тракану, чтобы донести до императора весть о том, что ещё одному миру требуется его помощь и защита. Так в галактике началась гонка, в которой Туар всё увереннее и увереннее одерживал победу и уже был недалёк тот день, когда его империя смогла бы сравниться с империей Товало по численности народонаселения и экономической мощи.
   Впрочем, число подданных Туара Завоевателя росло не только за счёт того, что на его сторону переходили те звёздные иготы, которым надоели диктаторские замашки Эгерта Товало, но и за счёт эмигрантов. Порой на его сторону переходили целые экспедиционные корпуса, которые вместо того, чтобы напасть на какой-нибудь мир, тайком вызывали имперских дипломатов, а потом высаживались на этой планете уже не как завоеватели, а как корпус военной поддержки, посланный Траканом. Это бесило Эгерта Товало особенно сильно, но он ничего не мог поделать, а все попытки его спецслужб спровоцировать где-нибудь восстание против императора Туара, жестко пресекались на корню. Принц Фосбор создал прекрасную службу контрразведки и она работала безукоризненно, регулярно выявляя агентов врага.
   Вместе с этим имперские спецслужбы занимались так же и тем, что организовывали отряды сопротивления на захваченных кланами планетах, поставляли им оружие и даже доводили дело до того, что повстанцы умудрялись долететь на захваченных ими космических кораблях до миров Траканской империи, чтобы попросить там помощи. В таких случаях с места срывались целые флотилии и, действуя совместно с повстанцами, быстро изгоняли захватчиков. Спецслужбы принца Фосбора допустили один единственный провал, но такой, что он поверг в уныние и принца, и императора. Дик Бредли, который весьма долгое время не давал о себе знать, сумел захватить власть на Земле и стать анонимным диктатором. В этом не было ничего ужасного, если бы при этом он не подверг ядерной бомбардировке два русских города, Москву и какой-то Малышанск, причём массированной бомбардировку, ведь на каждый из этих городов было сброшено по шесть атомных бомб довольно большого калибра.
   В считанные секунды в Москве погибло более восьми миллионов человек, а уже трое суток спустя крейсера Товало высадили на Земле, якобы, десант помощи. Они действительно спасли от верной смерти сотни тысяч людей и даже не допустили радиоактивного заражения огромных территорий, но при этом Соединённые Штаты Америки практически захватили весь мир в течении буквально нескольких недель и сформировали мировое правительство. На этот раз уже не тайное, а вполне легальное. Получив военную поддержку извне, Америка поставила на колени Европу, Китай, Индию и весь мусульманский мир. Китай, Индию и мусульманские страны Товало просто купили, предложив им три девственные планеты с уже построенными на них городами и сотни огромных транспортных космических кораблей, а все остальные страны были практически захвачены американцами и их союзниками Товало и Туар ничего не мог с этим поделать, хотя в Москве погибло несколько десятков его трако. Впрочем, их смерть не была окончательной и они просто потеряли память о последних месяцах своей жизни на этой планете.
   Земляне оказались разобщены перед лицом столь коварного врага. Кто-то как всегда следовал за Америкой и таких было немало, кто-то попытался протестовать против действий американских и инопланетных оккупационных войск и их выступления жестоко подавлялись, но находились и такие люди, которые создали партизанские отряды сопротивления и стали нападать на американцев и трако при каждом удобном случае. Однако, силы были не равны и буквально через каких-то два года нечто похожее на порядок было установлено на всей территории Земли. Туар никак не мог понять, зачем Дик Бредли пошел на это и когда посол императора Эгерта передал ему приглашение посетить эту планету вместе с ним, подумав, согласился.
   Принц Фосбор остался на Тракане, а император Туар полетел на Землю на тяжелом ударном крейсере "Райна", возглавляющем флотилию из тридцати пяти атакующих крейсеров новейшей постройки. Когда в назначенное время имперские крейсера вошли в солнечную систему, император Эгерт не на шутку перепугался, так как ему была хорошо известна мощь этих кораблей. Сдрейфил и Дик Бредли, но им ничего не оставалось делать, как смириться и надеяться на то, что Туар Яголо не опрокинет на их голову ад. Испугались они зря, император Туар не вынашивал на их счёт никаких планов, поскольку не хотел причинять землянам большего вреда, чем его им уже причинили два этих негодяя. Он просто хотел встретиться с ними с глазу на глаз и предупредить о возможных последствиях, а ещё он хотел понять, что ими двигало.
   Принц Фосбор, проанализировав все разведданные собранные на земле и в империи Товало, пришел к выводу, что Земля понадобилась Эгерту только для того, чтобы вербовать на ней солдат для новых захватнических войн в галактике, так как в последние годы были открыты сотни новых обитаемых планет и на многих цивилизации достигли высокого уровня развития, а потому были просто не по зубам кланам, которые так и не отказались от рабства. Как результат, ни у кого из них не было по настоящему мощных, боеспособных армий. Рабы-таруба, которые шли в бой из-под палки, воевали из рук плохо и зачастую делали всё возможное, чтобы планетарные правители могли призвать себе на помощь императора Туара. Пожалуй, только у Эгерта Товало имелась под рукой боеспособная армия, но он не желал завоёвывать миры для своих вассалов, которые всякий раз требовали себе всё новых и новых таруба.
   В таких условиях земляне, которые чуть ли не все поголовно были прекрасными солдатами, были сущей находкой для всех кланов. Тем более, что Дик Бредли добрых пятьдесят лет вёл на земле дело к тому, что там теперь было с кем договариваться, ведь благодаря ему на Земле развелось столько террористов и различных повстанческих армий, что им, пожалуй, для войны было мало и всей галактики. Именно за этим, проверить подозрения сына, да, и свои собственные, ну, и ещё для того, чтобы посмотреть в глаза обоих мерзавцев, Туар Яголо отправился на Землю во второй раз и то, какой он её увидел, ему совсем не понравилось. В то время, как он всячески вел дело в империи к тому, чтобы каждый его подданный не просто чувствовал причастность ко всем делам императора, а был к ним причастен и при этом знал, что его голос для него очень важен на выборах и всяческих референдумах, Дик Бредли установил на Земле диктатуру и самую настоящую тиранию под видом демократии.
   Император Туар выносил на всеобщее обсуждение чуть ли не каждый свой проект, информируя подданных даже о том, что творится в его собственном дворце. Все решения, включая даже срочные меры направленные на спасения миров, принимались гласно и в империи не было тем закрытых для обсуждения. Единственные решения, которые не выносились на голосование, были связаны с делами армии и спецслужб империи, но и они за исключением самых секретных операций подробно освещались в прессе. Более того, все действия армии регламентировались законом о войне и военных действиях и этот закон превращал всех солдат империи в защитников империи, а службу в императорской армии делал чрезвычайно привлекательной ввиду того, что империя очень высоко оценивала ратный труд.
   Словно в противовес такой информационной политике Траканской империи на Земле информация была превращена в оружие и средство оболванивания масс. Именно информационную войну Соединённые Штаты выиграли прежде, чем нанести по России свой безжалостный удар, которому спецслужбы Дика Бредли и Эгерта Товало ловко придали вид умопомешательства русского генерала, командующего ракетно-ядерной военной базой. Буквально всё, и удар, нанесённый по Москве своей собственной ракетой, и ответный удар американцев, нанесённый из космоса, было шито белыми нитками по чёрному шелку, но вся Америка в это поверила и потому проклинала русских, которые чуть ли не поголовно ушли в партизаны. Поверила в это и Европа, но и там находились люди, которые сражались как с американцами, так и с солдатами клана Товало.
   Вот в такой обстановке Земля встретила императора прилетевшего чёрт знает откуда, да, к тому же неизвестно зачем и императора, который протянул этой планете руку помощи. Тем не менее Туара Яголо встречали так помпезно, словно он был чуть ли не самим Господом Богом. Для него даже был построен огромный роскошный дворец, но Туар предпочёл этой махине, нашпигованной подслушивающими устройствами, своей огромный крейсер, парящий над Вашингтоном на антигравах. Этим он весьма сильно щёлкнул по носу Эгерта, так как Товало могли обеспечивать ими лишь небольшие космические корабли не крупнее лёгких штурмовиков. После двухдневных переговоров, в ходе которых было подписано дюжины полторы договоров, Туар Яголо, наконец, смог встретиться с глазу на глаз с Диком Бредли и Эгертом Товало в предместьях Вашингтона. Как только они вошли в гостиную, Дик Бредли, смеясь, спросил Туара:
   - Как тебе понравились все эти клоуны? Они не напоминают тебе дрессированных обезьян? Моя работа. Представляешь, они и в самом деле считают, что от них что-то зависит, но меня это вполне устраивает. Так мне гораздо легче ими управлять, а если бы ты знал, как вся эта клоунада нравится народу, Туар.
   Туар Яголо усмехнулся и сказал в ответ:
   - Да, Дик, столько времени прошло, а ты всё такой же циник и мерзавец. Парень, всё, что ты здесь устроил, мне совсем не нравится, но ещё больше мне не нравится то, что друзья ещё одного мерзавца, - Туар сделал жест в сторону Эгерта - Считают клоуном меня и мечтают только об одном, чтобы кто-нибудь меня сверг. Уж не ты ли внушаешь им такие несбыточные мечты, Дик?
   Оба правителя, которым в лицо было брошено оскорбление, громко заржали, словно услышали остроумную шутку, и Дик Бредли, замахав руками, воскликнул:
   - О, нет, Туар! Уж этих собак ты на меня не навесишь! Согласен, я всё, что было мною сделано на Земле нельзя назвать благородным поступком. Мною было уничтожено множество невинных людей в России, но, увы, это было суровой необходимостью, ведь русские после моей первой, тогда ещё бескровной, атаки каким-то чудом собрались и сумели выкарабкаться из той пропасти, в которую я их загнал, и снова стали смертельно опасны для моей страны. Ну, а в том, что все звёздные иготы в империи Товало смотрят на тебя волком и обзывают зловещим клоуном, я нисколько не виноват. Просто они боятся тебя до обмороков и даже та защита, которую этим спесивым болванам предоставил Эгерт, не кажется им надёжной. Извини, дружище, но имя Туара Завоевателя для них является самым страшным звуком и тут я могу тебе только позавидовать. Моя власть на Земле, конечно, безгранична, но увы, никто не боится Дика Бредли и даже более того, его никто не знает. Я миф, Туар, меня не существует в природе, а потому я непобедим в отличие от тебя. Ты тоже непобедим, как кажется не только мне, но и Эгерту, но звёздные иготы не хотят в это верить, а это уже их проблемы. Вы оба, ребята, матёрые волки, а я по сравнению с вами щенок, но у меня сильный характер и есть хороший потенциал для дальнейшего роста, так неужели мы не можем взять и обо всём тихо и мирно договориться, Туар? Парень, ведь в конце концов в своё время я здорово тебя выручил. Поэтому давай уж лучше придём к взаимному соглашению для всеобщего блага. Поверь, Туар, пройдёт каких-то сто, двести лет и все три наших империи сделаются практически одинаковыми. Эгерт сумеет покончить с рабством, я дам людям реальную свободу в безопасных дозах, а ты, наконец, поймёшь, что все народы нужно держать на прочном поводке.
   Туар коротко хохотнул и сказал жестким тоном:
   - Нет, Дик, мне не о чем с тобой договариваться. Ты для меня никто, пустое место, а после того, как ты сжег миллионы ни в чём не повинных людей только ради того, чтобы земляне с восторгом приняли помощь этого жалкого фигляра, поставленного тобой, в качестве своего президента, мне с тобой вообще просто не о чем договариваться. - Не выдержав, Туар Яголо громко воскликнул - Как ты не понимаешь такой простой вещи, Дик, тебе нужно было договариваться с русскими, а не убивать их! Вот тогда у тебя был бы шанс договориться со мной, как это сделал Эгерт. Убить их всех ты теперь не сможешь, так как по одному из подписанных договоров я оставлю на орбите Земли все свои крейсеры, а на их борту находится армия не чета той, которая есть у этого засранца, вот они-то рано или поздно разберутся с тобой и когда дело дойдёт до большой войны, я приду к ним на помощь. Нет, мне точно нужно было свернуть тебе шею, но, увы, я этого не сделал. Жаль, что у меня не получилось договориться с тем русским генералом, очень жаль.
   Дик Бредли ощетинился и немедленно перешел в атаку:
   - Туар, не забывай о том, что ты уничтожил втрое больше трако, чем я русских. Поэтому не нужно корчить тут из себя праведника. Мы все действовали исходя из целесообразности в интересах своих государств.
   Туар вздохнул и сказал кивая головой:
   - Дик, пэлтары были самым страшным злом моего мира, поэтому я их и уничтожил, да, и действовал я не в интересах Яголо или трако Тракана, а в интересах всех народов им порабощённых. Не знаю, парень, чем забита твоя голова, если ты не понимаешь столь простой истины, что с русскими тебе нужно было не воевать, а договариваться о совместных действиях. Впрочем, теперь всё это в прошлом, так что приготовься к большим неприятностям. Ну, а тебе, Эгерт, я запрещаю проводить на Земле широкомасштабные военные операции, так что придётся тебе бороться с партизанами силами одной только полиции, а во всём остальном ты волен поступать, как сочтёшь целесообразным, но учти за каждого убитого землянина я убью тысячу твоих солдат и начну с тебя и твоего правительства, так что попридержи своих псов, Эгерт Товало. - Улыбнувшись Эгерту, он погрозил ему пальцем и сказал Дику Бредли - А ты, засранец, помни, как только Товало развяжут в галактике большую войну, я сожгу дотла все твои корабли, а тебя лично ждёт медленная и очень мучительная смерть. Я ясно выразился, ребята? Ох, ну и дураки же вы оба.
   Эгерт Товало рассмеялся и беспечно воскликнул:
   - Яснее некуда, Туар! Спасибо тебе хотя бы за то, что ты не возлагаешь на меня ответственности за действия других звёздных иготов. Поверь, я не в восторге от желания Дика построить свою звёздную империю путём насильственной колонизации других миров, но уж пусть лучше туда придёт он, чем эта свора дикарей, называющих себя звёздными иготами, а потому я постараюсь сделать хоть что-то, чтобы сдержать самых оголтелых хищников и прошу тебя не забывать только об одном, я не всесилен. Правда, у меня есть некоторые обязательства по отношению к Дику и я буду помогать ему всем, чем только смогу, но обещаю, что никаких широкомасштабных войсковых операций не будет. Одни только адресные полицейские операции.
   Дик Бредли презрительно фыркнул и огрызнулся:
   - Ты сам дурак, Туар! Ты просто не видишь очевидного, все эти разговоры о демократии, справедливости и гражданском обществе это всего лишь болтовня, способ управлять стадом. Самим Богом все люди поделены на овец и волков, а я всего-то и хочу сделать, что дать овцам тёплые овчарни с кормушками, а волкам возможность охотиться в лесах на тех овец, которые не хотят жить в овчарнях. Когда на Тракане были хо и таруба, там никто не знал о том, что такое преступность, зато теперь, по моим сведениям, твой полицейский корпус растёт с каждым днём, ты строишь всё новые и новые тюрьмы, а обыватели тем не менее всё чаще и чаще становятся жертвами преступников. Для меня же борьба с преступностью не пустой звук, но вскоре я сделаю Землю самым спокойным миром в галактике. Вести боевые действия на своей планете я вовсе не собираюсь, но если ты намерен держать вблизи Земли свою армию, пожалуйста, только запомни, на планете им делать нечего. Мы согласны видеть твоих солдат только в гражданской одежде и без оружия. Ну, а чтобы сохранять хотя бы видимость нормальных отношений между Траканом и Землёй, то давай договоримся ещё и о том, что обменяемся двумя группами наблюдателей или официально зарегистрированных шпионов, если тебе будет угодно называть их так. В общем пусть между нами будет вооруженный до зубов нейтралитет. Мне тоже не нужна широкомасштабная война в галактике, хотя я и не отказываюсь от своей идеи создания звёздной империи. Галактика большая, Туар, и она исследована лишь на тысячные доли процента. Ну, как, договорились?
   И снова Туару Яголо ничего не оставалось делать, как согласиться с требованиями двух этих беспринципных и наглых негодяев. Они обсудили ещё несколько менее важных вопросов и обговорили кое-какие детали. Тракану было разрешено построить на Луне базу, на которой будут дислоцироваться так называемые силы контроля и наблюдения. После недолгого размышления Туар согласился с тем, что пятидесяти шпионов с каждой стороны вполне хватит для каждой планеты и эти шпионские гнёзда было решено назвать центрами по культурному обмену, которым было разрешено иметь даже специальное оборудование. Хотя ему этого совсем не хотелось делать, Туар даже согласился пообедать вместе с двумя этими типами и вечером того же дня отправился на Тракан, будучи полностью уверенным в том, что о спокойной жизни теперь можно забыть надолго, если не навсегда.
  
   Восемьдесят один год спустя после взрыва на борту "Твердыни Пэлтара"
  
   Райна Калимастра ещё раз перечитала послание и обиженно прикусила губу. Если бы ей сейчас попался на глаза этот предатель, который так высокомерно назвал себя Капитан Свобода, она точно разорвала бы его на самые мелкие кусочки. Понимая, что это невозможно, она встала с кровати, быстро подошла к платяному шкафу, достала из него домашний халат, оделась и, сунув письмо в карман, нацепила на босу ногу тапочки и осторожно вышла из спальной комнаты. Было раннее утро, в доме ещё никто не проснулся и она, чтобы не будить внуков, которые имели обыкновение просыпаться от малейшего шороха, решила не умываться и тихонько, на цыпочках, пройдя по коридору и спустившись по лестнице, не наступив на злополучную скрипучую ступеньку, с облегчением быстро пересекла большую гостиную и, так и не пойманная внуками, пулей вылетела из дома и побежала по улице аккуратного, красивого городка, стоящего у моря.
   Несколько минут назад Райна проснулась от того, что ей на лицо опустился лист бумаги. Когда ренийка открыла глаза и увидела, что на её лице лежит лист бумаги с ровными строчками мелких, аккуратных букв, она даже зарычала от негодования, их единственная надежда переломить ситуацию, этот нахал Капитан Свобода, доставил своё послание прямо в её спальную. Такой наглости она от него не ожидала. То и дело теряя тапки, Райна бежала по тихой, тенистой улице их города-колонии к дому Сайна Роумы, её главного помощника, теряясь в догадках, что могло значить это послание и какими осложнениями всё грозило обернуться, так как послал его очень необычный человек.
   Чуть менее восьмидесяти лет назад они добрались до этой планеты, которую лайналы называли Сантира. К этому времени на борту "Свободного Тракана" оставался всего лишь один лайнальский биокомпьютер. Все остальные лайналы уже обрели тела и влились в экипаж. Райна за это время также изменилась, но только внутренне, обретя способность зачать ребёнка от своего возлюбленного, хотя он и был очень далеко от неё. После того, как ренийка поговорила с Натией, она пошла к Дуэну и тот, не моргнув глазом, извлёк из неё семя Туара, которое осталось в ней после того, как они занимались с ним любовью в то утро. Однако, прошло пятьдесят лет, прежде чем она попросила Дуэна сделать ей искусственное оплодотворение и после этого родила сначала двух мальчиков, а ещё через два года дочь. Теперь у неё было уже семь внуков, старшему из которых было девять лет, а самой младшей внучке три года.
   Так долго она ждала только потому, что всё это время они строили свой город, который назвали, как и космический корабль, Свободным Траканом, и занимались восстановлением старой лайнальской базы, законсервированной почти семьсот лет назад. Когда-то лайналы задумали создать здесь небольшую колонию сугубо промышленного назначения, но затем, построив полтора десятка автоматических заводов, научно-исследовательских центров и космопорт, отказались от их эксплуатации. Очень уж красивой была эта планета с роскошной биосферой, не отягощённой наличием разумных существ, способных всё испоганить. Заводы, лаборатории и космопорт были законсервированы, а все лайналы покинули Сантиру. Хотя лайналы и строили на века, время основательно потрудилось над всеми объектами, а потому всем трако и лайналам пришлось приложить немало труда, чтобы восстановить их и заставить работать, но уже не совсем так, как это было ими первоначально запланировано.
   Недра Сантиры были богаты ураном и вообще металлами. Поэтому чуть ли не в первый же год началось строительство атомного реактора и затем ещё двух в чисто военных целях, а также космической верфи. Это была их главная задача, нарастить военный потенциал. Вторая задача, ничуть не менее важная, возлагалась на женщин и с ней они также справились блестяще. По прошествии восьмидесяти лет население города Свободный Тракан составляло уже почти пятьдесят тысяч трако и лайналов, а также детей от смешанных браков. Увы, но даже для обороны этого было совершенно недостаточно, да, к тому же за эти восемьдесят лет все боевые навыки личной гвардии Туара Яголо были в значительной степени утеряны. Зато в научном плане эта маленькая колония опередила и Тракан, и Землю.
   Уже через двадцать лет на космических верфях были построены небольшие космические корабли-разведчики, которые были оснащены генераторами прохода и потому не нуждались в звёздных вратах. Они скрытно долетали до Тракана и Земли, до сотен других планет и вели там разведку, собирая информацию не приближаясь к планетам. Экипажи этих кораблей прекрасно понимали, что Сантира является последней надеждой галактики и потому никогда не вступали ни с кем в контакт, даже с трако императора Туара, чья деятельность вызывала всеобщее восхищение, но особенно высоко оценивали все его действия лайналы, хотя они и были поражены той безжалостностью, с которой был уничтожен остров Пэлтар. Сейчас, когда это событие сделалось достоянием истории, лайналы говорили о нём спокойно, но в те годы были просто в шоке, узнав об этом.
   В ещё больший ужас они пришли тогда, когда разведчики принесли известие о гибели на Земле огромного города, но то, что последовало за этим, опечалило их ещё больше. Буквально через полгода после того, как император Туар улетел с Земли на Тракан, звёздные иготы, завербовав на этой планете десятки миллионов солдат-наёмников, словно стая хищников помчались по всей галактике, захватывая один мир за другим. Имперские корабли пытались их перехватывать, но, как говорится, у охотника одна дорога, а у зверя их тысячи и потому число захваченных миров постоянно росло. Император отдал приказ своим войскам и они взяли под охрану десятки молодых миров, которым контакт с более развитыми цивилизациями не мог дать ничего хорошего, но были самыми лакомыми для захватчиков, поскольку их можно было покорить в считанные недели.
   Единственной планетой, которая не смирилась с тем, что она была захвачена даже не трако, а своими же согражданами, оказалась Земля и там не прекращалась борьба с правительственными войсками и войсками императорского клана Товало. Правительство Земли и Товало, над головой которых был занесён меч императора Туара не могли двинуть на отряды повстанцев регулярные войска, но нашли способ им противостоять, напустив на них небольшие отряды специально обученных агентов и потому на планеты-каторги с Земли каждый день улетали космические корабли-тюрьмы, но узники продолжали свою борьбу даже в космосе, даже на каторгах. Единственным выходом для правительства было бы расстреливать повстанцев, но из радиоперехватов на Сантире стало известно о том, что за одного убитого повстанца император Туар пообещал отправить на тот свет тысячу правительственных солдат и начать с правительственных чиновником и потому всех их подвергали самым изощренным пыткам, но никого не убивали.
   Для того, чтобы хоть как-то снизить накал этой борьбы, Товало разработали специальные методики, которые превращали людей чуть ли не в ходячие биокомпьютеры и только таким образом могли хоть как-то усмирять самых непримиримых своих врагов. Самым неприятным для Райны было то, что большая часть населения Земли с негодованием воспринимала буквально каждое выступление повстанцев против правительственных войск и ненавидело их, но тому было своё объяснение. Люди просто не знали, чем занимаются в галактике миллионы солдат-наёмников из некоторых стран Азии и Африки, которые улетали с Земли на год-два и возвращались с чемоданами набитыми деньгами и контейнерами всяческих ценностей. Террор же в отношении славянских и некоторых европейских народов они воспринимали, как единственное средство борьбы с ними.
   Четыре года назад звёздный всадник первой руки Зоден Яголо, который командовал вооруженными силами Сантиры, на одном из совещаний высказал мысль о том, что террору можно противопоставить ещё более жестокий террор и посетовал на то, что они не могут напустить на правителей Земли такого террориста, при одном упоминании о котором у них стыла бы в жилах кровь. Сайн Роума, выслушав его, насмешливым тоном спросил:
   - Зоден, а ты сам смог бы тайком заложить бомбу в казарме или под прицелом телекамеры казнить какого-нибудь мерзавца?
   Звёздный всадник опустил голову и пробормотал:
   - Помилуй меня Бог, Сайн, ведь я же солдат, а не безжалостный убийца. Убить врага в открытом честном бою я смогу, а на такое у меня никогда не хватит духа. Я не смогу после этого не то что смотреть вам всем глаза, а просто спать по ночам.
   Райна подумала тогда, что Сайн скажет какую-нибудь резкость типа: - "Вот и заткнись тогда", но он вместо этого сказал:
   - Мы могли бы подготовить суперсолдата, если иметь ввиду его огромную физическую силу, молниеносную реакцию, исключительно быстрый ум, мозг которого был бы соединён с имплантированным в его тело сверхмощным компьютером, да, ещё и смогли бы оснастить его тело кое-какими устройствами сугубо военного назначения, вот только где нам взять такого парня.
   Шен Яголо, который три дня как вернулся из Солнечной системы, пристально посмотрев на Сайна, сказал:
   - Профессор, найти такого будет не сложно. Их на каторгах Товало закована в цепи не одна тысяча и уж ты поверь, эти ребята не то что заложат бомбу в казарму, а прокравшись в неё вырежут целую роту правительственных солдат только ради того, чтобы предупредить всех остальных. Если хорошенько постараться, то наши ребята смогли бы найти такого парня, который вгонит в страх даже самого дьявола, а не то что какого-то Эгерта Товало и его дружка Дика Бредли. Вот только хватит ли духа у тебя и Райны спустить такого зверя с цепи?
   Райна сама не ожидала, что она была способна сказать:
   - Ты так говоришь, Шен, как будто у нас есть выбор. Туар не начинает большой войны только потому, что вместе с негодяями погибнут миллиарды ни в чём неповинных людей, трако и других разумных существ, которых принудили взять в руки оружие. Если Сайн действительно способен создать такого супертеррориста, то я буду только за. Разумеется, с ним должны будут хорошо поработать наши психологи и объяснить, что террор должен быть адресным и его следует направить только на тех, чьи руки по локоть обагрены кровью, ну, и ещё нам нужно снабдить его всей необходимой информацией. Кстати, Сайн, что касается информации. Ты уже который год обещаешь дать ребятам Шена такой подслушивающий аппарат, который сможет считать информацию даже с выключенного компьютера. Что ты на это скажешь? Мы когда-нибудь увидим его?
   - Да. - Спокойно ответил Сайн Роума - Мы уже тестируем его. Пока что это прототип размером с письменный стол, но мы уже разработали портативную модель. Так ты что же, Райна, действительно намерена отправить на Землю такого парня?
   Райна, пристально посмотрев на Сайна Роуму, спросила:
   - А у нас что, есть выбор? Сайн, дело идёт к большой войне, которая прокатится по всей галактике. Звёздные иготы с каждым днём накапливают силы и рано или поздно соберутся все вместе и набросятся на Туара, но корень зла не в них, а в Земле и её наёмниках, число которых уже сейчас перевалило за двести миллионов и это уже не просто солдаты, а самые настоящие чудовища, о всех преступлениях которых нам мало что известно. Поэтому если тебе нужен мой письменный приказ, через десять минут я его тебе вручу и поставлю под ним свою подпись.
   Так было принято решение о подготовке супертеррориста и уже спустя четыре месяца с Сантиры стартовали все двести семьдесят кораблей-разведчиков, оснащённых уже куда более совершенным, нежели прежде, оборудованием. Ну, а чуть более двух лет назад путём невероятных ухищрений с Марса был похищен тот, который сегодня утром прислал своё послание Райне с Земли, воспользовавшись для этого портативным генератором, создающим миниатюрные звёздные врата. Более года с этим парнем возились психологи, возвращая его самому себе, после чего, заручившись согласием этого отважного русского партизана, который умудрился девять раз бежать из застенков и даже на каторгах организовывал восстания, им занялись медики.
   Райна не очень-то интересовалась тем, что сделали с ним лайналы, как с человеком. В её задачу входило совсем другое, ознакомить этого мужественного солдата с несгибаемой волей с тем, что творилось во всей галактике, с борьбой Туара и с предательством землян. Вместе с тем она в ходе долгих бесед пыталась определить его цели и задачи, чтобы понять самой, что именно должен будет сделать их единственный солдат не только на планете Земля, но и чуть ли не во всей галактике. Однако самым трудным оказалось доказать этому русскому, что не все трако негодяи и что Туар Яголо пытался договориться о сотрудничестве с русскими, но у него ничего не вышло. Тот, поначалу крепко стискивал свои кулаки и лишь глухо рычал, но постепенно стал относиться к её словам с большим пониманием, а вскоре сам попросил, чтобы к нему привели для разговора кого-либо из трако и Райна, чтобы не рисковать понапрасну, пришла к нему вместе со своей четырёхлетней внучкой.
   Позднее Валерий Бабич, так звали этого русского борца сопротивления, признался ей как-то, что только благодаря встрече с Тиолой он полюбил трако и всей душой почувствовал, какими стойкими и преданными они могут быть. После общения с её внучкой капитан Бабич, словно бы простил всех трако, и даже согласился с тем, что среди Товало не так уж и много негодяев, с которыми нужно обязательно разобраться. Ещё через несколько месяцев Райна с облегчением вздохнула, они создали идеального суперсолдата, невероятно сильного, благородного, но вместе с тем жесткого, порой жестокого, но в то же время справедливого, а не свирепую машину для убийства в облике человека, хотя и этим он тоже был. Для него в самой пустынной местности бывших Соединённых Штатов разведчики подготовили подземное убежище-базу и вот два месяца назад их солдат отправился на Землю, шагнув туда прямо из той лаборатории, в которой он жил.
   Сегодня рано утром Райна получила от капитана Бабича странное послание, которое её не на шутку перепугало и она, не зная, что ей делать, бегом бросилась к Сайну Роуме. Дверь старого лайнала была не заперта и куэна, забыв позвонить в колокольчик, вбежала в дом и с порога закричала:
   - Сайн, срочно поднимайся! Произошла беда!
   Профессор спустился к ней через минуту также одетый в один только халат и с тревогой в голосе спросил:
   - В чём дело, Райна, Туар поджег дом?
   - Ах, если бы это! - Воскликнула куэна колонии и протянула учёному лист бумаги - Вот, прочитай, что написал мне этот, этот, даже не знаю, как его после этого называть.
   Сайн Роума взял в руки письмо и стал читать его вслух:
   - Дорогая Райна, ребята, извините, но я сменил базу и теперь вы уже не сможете меня контролировать. Всё оборудование на старой базе я демонтировал и перенёс на новое место, а все ваши жучки уничтожил. Вытащил у себя из задницы даже тот маячок, который вставил в меня старый жулик Сайн. Так надо, ребята. Если вы будете меня постоянно дёргать и вообще путаться у меня под ногами, будет только хуже. Отныне я сам себе верховный главнокомандующий и солдат в одном лице, а вместе с тем судья, прокурор, адвокат и палач для всех тех мерзавцев, которые загнали вас на Сантиру, миллионы моих соотечественников на каторгу, а десятки миллионов тупых идиотов превратили в самых гнусных убийц и садистов. Не знаю, где я окажусь в конечном итоге, скорее всего всё-таки в аду, но я заставлю их пожалеть о том, что они сделали. Райна, я обещал тебе, что буду союзником Туара, извини, но я тебя обманул. Твоему мужу нужно будет ещё доказать мне, что он этого достоин. Надеюсь, что он это сделает. Время от времени я буду присылать с какой-нибудь оказией весточки и заранее прошу отнестись к ним хотя бы с уважением, так как они того заслуживают. Не грустите, всё будет пучком, я вас не подведу и доведу это дело до конца. Целую вас всех и нежно обнимаю, ваш Капитан Свобода. - Пожав плечами, Сайн Роума, пожевав губами, подытожил - Именно этого я и ждал от Валерия, Райна и не нахожу в этом ничего ужасного.
   - Как это ты не находишь ничего ужасного! - Буквально вскричала Райна, ещё раз переполошив всех домочадцев профессора - Разве ты не понял, что он предал всех нас? К тому же теперь он прольёт на Земле и во всей галактике целые реки крови. Он же будет мстить им всем за Москву и свой Малышанск, в котором погибла вся его семья, его друзья.
   - Ну-ну, Райна, девочка моя, не нужно драматизировать ситуацию. - Смеясь сказал старый учёный - Во-первых, он не чудовище и не станет убивать невиновных, а если кому и достанется, то и поделом. Преступники должны понести суровую кару. Капитан Бабич оружие последней надежды, Райна. К тому же это они, а не мы развязали бойню на сотнях планет галактики и уничтожили десятки миллиардов их обитателей. Тут даже твой Туар не сможет ничего сделать, а у него всё может получиться, ведь он наше самое страшное оружие. Ты лучше вот о чём подумай, Райна, вчера в кафе на набережной опять случилась драка и снова между собой подрались лайналы, этот старый анархист Корш Эрдаль и наш недоделанный шутник Майн Даган. Один отпустил какую-то шуточку, а другой тотчас взбеленился и полез в драку. Выбил шутнику два зуба и поставил синяк под глазом. Вот это я действительно считаю самой настоящей трагедией, ведь они же оба старые друзья и к тому же работают в одной лаборатории. Ты должна положить конец подобным безобразиям. Они очень нервируют всех остальных горожан.
   Известие об очередной драке, устроенной старейшими из всех лайналов, изрядно разозлило Райну и она, гневно топнув ногой, громко и возмущённо воскликнула:
   - Чёрт! Это действительно выходит за рамки приличий! Я ещё понимаю, когда между собой дерутся мальчишки, но чтобы дрались такие почтенные лайналы... Это становится просто недопустимым. С эти нужно немедленно покончить раз и навсегда, Сайн. Пришли обоих сегодня ко мне и я посажу их в тюрьму сроком на месяц.
   Сайн Роума улыбнулся и сказал:
   - Девочка моя, у нас в городе нет тюрьмы.
   - Ничего, я выделю им строительные материалы, технику, вот пусть они её и построят на окраине города, возле реки. - Сердитым голосом сказала куэна.
   - Да, ну, и кто же их будет держать под замком? - Смеясь спросил учёный - Уж не я ли?
   Райна презрительно процедила сквозь зубы:
   - Слишком много будет чести для двух старых болванов. Сами запрутся изнутри и будут выходить из тюрьмы только на завтрак, обед и ужин, не маленькие уже. Может быть посидев в одной камере с решетками на окнах целый месяц, они научатся снисходительно относится к шуткам.
  
   За двенадцать часов до первой операции Капитана Свобода
  
   Все уяснили свою задачу? - Зычным командирским голосом спросил капитан Бабич у двенадцати мужчин и женщин, сидевших вокруг большого, круглого стола, над которым светилась голографическая модель здания ООН. В ответ все дружно, хотя и молча, кивнули головой и он скомандовал - Тогда всем отбой! Завтра вы мне все нужны свеженькие, как огурчики. Если кто-то чувствует, что не сможет уснуть, примите по две сиреневые таблетки из тех аптечек, что я вам выдал. Это поможет. Разойтись.
   Бойцы небольшого диверсионного отряда всё так же молча встали и вышли из большой пещеры овальной формы, которая служила Капитану Свобода и залом для совещаний, и учебным классом, так как поодаль, в глубине пещеры на грубо обработанном полу стояло помимо круглого стола-пульта ещё и полторы дюжины пультов-парт, обращённых к зеленовато-чёрному экрану. Под экраном стоял ещё один пульт, но уже побольше, а вдоль стен пещеры выстроились шкафы с различным оборудованием, изготовленным лайнальскими инженерами и стеллажи с оружием самого различного вида. Полутёмный учебный класс, свет горел только над макетным столом, имел в длину метров семьдесят и сорок в ширину и таких пещер на его базе было семнадцать, но лишь несколько из них капитан Бабич успел обставить оборудованием. Одна из них была казармой, разбитой на четыре десятка маленьких одноместных номеров, а одна и вовсе представляла из себя самую настоящую тюрьму.
   Помимо этого на базе имелся битком набитый всякой всячиной продовольственный склад, склад с оружием, спортзал с различными тренажерами, стрелковый тир, госпиталь и отлично оборудованная мастерская с лайнальским автоматическим чудо-станком, на котором он мог изготовить даже атомную бомбу, не говоря уже об оружии куда попроще. Однако, в своей первой операции капитан Бабич куда больше полагался не на бомбы, а на людей, таких, как бойцы того небольшого отряда, который он создал всего за два с половиной месяца. В его отряде были люди разных национальностей: двое сербов и три англичанина, араб, немка, чешка, две француженки, русская девушка из сожженной атомными бомбами Москвы и даже одна негритянка из Штатов. Капитан Свобода не делал различий между полами и отобрал в свой отряд только тех мужчин и женщин, имена которых были хорошо известны врагу хотя бы потому, что до того момента, пока их всех поймали, они успели провести не один десяток акций против американских оккупационных войск и карателей из имперского клана Товало.
   Нина Денисова была партизанкой-подпольщицей со стажем. Когда ровно пятнадцать лет назад Москву накрыло сразу шестью атомными бомбами, она ехала в вагоне метро. Поезд отъехал от Речного вокзала и был на полпути к станции Войковской, когда разом взорвались все шесть бомб и только то, что ближайшая взорвалась как раз в районе Белорусского вокзала, спасло жизнь всем пассажирам поезда. Тогда Нине было пятнадцать лет и не смотря на то, что она осталась в живых только благодаря докторам из клана Товало, девушка очень скоро поняла, кто её враги. Это был по сути дела военный госпиталь и все Товало в нём были вооружены, но они и подумать не могли, что хрупкая девушка-подросток может решиться на такой отчаянный шаг. Улучив удобный момент, Нина во время вечернего обхода саданула одного из врачей судном по голове, выхватила из кобуры его бластер, убила всех трёх врачей делавших обход, прожгла бластером решетку, но не бросилась тотчас бежать, а выбежала в коридор, где убила ещё пятерых опешивших охранников и только открыв все камеры-палаты убежала из госпиталя вместе со всеми.
   После этого она сражалась с захватчиками одиннадцать лет и для того, чтобы поймать её, Товало пришлось разработать целую операцию чуть ли не всероссийского масштаба. Её судили и сослали на марсианскую каторгу. Товало так боялись Рыжую Бестию, что даже после того, как они полностью искалечили её жесточайшими пытками и превратили в постоянно воющее от страха и ужаса существо, не решились перевести в бараки, а содержали в камере-одиночке. Иветта де-Монтре, комиссар полиции из Марселя, возглавляла отряд маки на юге Франции и на её личном счету также было немало Товало, которых она убила порой голыми руками. Саудит Юсуп Фейсал взрывал нефтепроводы в Ираке ещё в то время, когда Товало не высадились на Земле и когда Москва была уничтожена, продолжил он свою войну с утроенным рвением не смотря на то, что очень многие его боевые товарищи подались в космические наёмники, после чего стал взрывать не только американцев и Товало, но и своих братьев по вере и бывших соратников по вооруженной борьбе с гяурами.
   Американка Юдифь Джонс служила в военно-морском флоте США. Её крейсер стоял на якоре в Гавре, когда она услышала по радио о том, что сумасшедший русский генерал по фамилии Нечаев подверг ракетно-ядерному удару собственную столицу и она была одной из немногих американцев, кто отказался поверить в такую чушь. На крейсер Юдифь не вернулась и сразу же влилась в ряды французского сопротивления, как только Товало практически оккупировали Францию. Она была морским котиком и снайпером, благодаря чему пляжи Бретани сделались для Товало, больших любителей искупаться в море, смертельно опасными и также, как её боевые подруги Нина и Иветта сумела продержаться намного дольше других партизан, целых двенадцать лет.
   Каждый из двенадцати бойцов сопротивления за исключением одного только Радко имел за плечами не один и не два года вооруженной борьбы с космическими захватчиками и их американскими пособниками. Имя каждого было на устах миллионов людей, а все вместе они нанесли врагу огромный урон, пусть не физический, так как окончательных потерь было не так уж и много благодаря невероятным медицинским технологиям лайналов, но хотя бы моральный. Имена одиннадцати этих героев, как и имя их командира, капитана Бабича, прозванного Русским Кошмаром, повергали врага в трепет. Всех их рано или поздно поймали и сломили пытками. Всех, кроме Валерия Бабича, обладавшего просто феноменальными способностями к самовосстановлению. Хотя его и поймали уже через семь лет яростной борьбы, он продолжил её и в застенках, поражая врага своей силой воли, мужеством и просто невероятной яростью.
   Серб Радко Младич успел повоевать недолго, всего полтора года, но ему посчастливилось сжечь коктейлями Молотова роскошный лимузин, в котором ехало трое высоких хо Товало и, как на грех, они везли с собой диски с мнемозаписью своего собственного сознания, а потому их смерть была окончательной. За это на семнадцатилетнего юношу опрокинули самый настоящий ад и после десяти лет постоянных пыток, всякий раз кончающихся мучительной смертью, его превратили в полностью покорное чужой воле вечно улыбающееся, угодливое существо, в глазах которого не было даже намёка на рассудочную деятельность и таких людей на Земле становилось всё больше и больше. Их, словно биороботов, можно было заказать уже в сотнях агентств на территории США, поставляющих рабочую силу. Радко попал в эту группу потому, что был у Товало на особом счету и к тому же работал уборщиком в штаб-квартире ООН.
   Капитан Свобода вызволил их всех из тюрем и каторг всего два с половиной месяца назад и только благодаря лайнальским технологиям превратил забитых существ, практически лишившихся разума от пыток, в людей, прежних бойцов, над которыми уже не довлели перенесённые ими страдания. Нет, они не забыли того, через что прошли, просто он вернул их самим себе и снял с душ всю тяжесть пережитых страданий, вернул им прежнее мужество, волю и силу духа. На это у него ушло всего лишь полтора месяца, а в течении следующего месяца они окончательно пришли в себя и мечтали теперь только об одном, поквитаться с врагом за всю ту боль и унижения, которые им пришлось испытать.
   На то, чтобы научить их пользоваться самым лучшим оружием и оборудованием, у капитана Бабича и вовсе ушло каких-то три дня и всё это время его пациенты были погружены в сон и подключены с специальному обучающему компьютеру. Однако, для того, чтобы все эти мужчины и женщины смогли обходиться без ежедневной порции успокоительных таблеток и засыпали без снотворного, ему пришлось целых полтора месяца вести с ними беседы, в ходе которых он погружал их детство, переносил в фантастические миры и погружал в сказочные сны. Через полтора месяца все его подопечные были в одно прекрасное утро возвращены из мира сладких грёз в реальный мир, но это никого не ввергло в панику и никто не испытал шок. Даже более того, все они, кроме одного только Радко испытали чувство облегчения. У одного только Радко на глазах навернулись слёзы, но и он быстро взял себя в руки и, уставившись на Валерия, спросил в тот день:
   - Командир, когда пойдём в бой?
   Капитан Бабич усмехнулся и сказал:
   - Не спеши, парень, успеешь ещё повоевать. Сначала тебе нужно познакомиться со своими новыми друзьями, немного отдохнуть после всех этих процедур, а уж потом мы все вместе будем думать о том, когда пойдём в бой. Кулаками махать большого ума не надо, а вот как нам сделать так, чтобы врага взяла оторопь и он схватился за голову, нужно хорошенько подумать. Капитан Свобода прибыл на Землю не народ смешить, а бороться с Товало и их приспешниками, ребята.
   В планы капитана Бабича вовсе не входило учить своих бойцов чему-либо особому. Они и без него имели не только все необходимые навыки для ведения партизанской войны, но и огромный боевой опыт. Даже больший, чем у него самого. Поэтому почти весь следующий месяц все они, по их собственному мнению, валяли дурака и ещё по вечерам занимались любовью друг с другом. Причём делали это по круговой системе, благо все кубрики были звуконепроницаемыми. Началось всё впрочем с того, что капитан Бабич попросил Иветту заняться Радко, который был ещё девственником.
   Хотя Товало и подлатали их всех самым основательным образом, первым делом капитан Бабич привёл их всех в свой автоматизированный госпиталь, уложил на трое суток в специальные медицинские боксы и умные лайнальские машины превратили их в самых настоящих атлетов с феноменальными реакциями. До этого он целых три недели изучал по ночам множество донесений, полученных с разведывательных кораблей, часами просматривал информационные программы, а также тайком подсоединялся к правительственным компьютерным сетям, выбирая место и время для проведения своей первой акции, которую он сразу же хотел сделать масштабной и значительной. После недолгих раздумий он решил провести её в Нью-Йорке, в штаб квартире ООН, ставшей за прошедшие годы красивой расписной ширмой американского правительства, управляемого Диком Бредли, которое объявило себя правительством всей Земли.
   Завтра там должна была состояться встреча одной дамы, возглавляющей в конгрессе комитет по культурным связям с империей Товало, и большой группы представителей бизнеса сразу с несколькими делегациями, прибывшими из нескольких миров империи и одной земной колонии. Самое же главное для Капитана Свобода заключалось в том, что на этой встречи должна была присутствовать Койсу Яголо. Перед этим меркло всё остальное, ведь если он нанесёт такой удар по звёздному клану Яголо, то окажет тем самым огромную услугу императору Туару и тот сможет подчинить себе своих соплеменников без единого выстрела, если, конечно, всё будет сделано должным образом.
   Помогать Туару Яголо не входило в планы капитана Бабича, так как он, мягко говоря, недолюбливал его, если не сказать больше, но уж очень крупное зверьё могло попасть под его первый же удар и потому он сразу же стал готовить эту акцию. К тому же участие в ней Радко Младича, - бессловесного раба работавшего уборщиком как раз в штаб-квартире ООН, придавало ей особую значимость. Так что всё складывалось как нельзя лучше. План операции сложился чуть ли не сам собой. Капитану Бабичу было известно место проведения встречи, новый конференц-зал устроенный на самом верхнем этаже здания и это решало все проблемы. Им только и нужно было сделать, что захватить всех гостей конгрессменши и воздать всем по их заслугам, как говорится, под запись, благо на встречу были приглашены корреспонденты из нескольких газет и телекомпаний.
   Когда Валерий пару недель назад рассказал своим бойцам о том, что им предстоит сделать, они радостно заулыбались. Особенно всем понравилось то, что им предлагалось заявить о себе открыто, плюнув тем самым в лицо своим мучителям. Не смотря на то, что им предстояло захватить в плен не менее трёх сотен человек на верхнем этаже тщательно охраняемого здания, никто не выразил никаких сомнений. Когда же капитан Бабич рассказал им, как именно будет осуществлена акция, его бойцы и вовсе восторженно взревели. Они даже и представить себе не могли, что такое может быть. Весь следующий день он знакомил их с новым обмундированием, позаимствованным у спецназа Товало и это тоже вызвало целую бурю восторгов. Сегодня же он провёл последний инструктаж и попросил каждого поминутно рассказать о том, где он должен находиться и что делать. Свои роли все выучили буквально назубок и никто не сбился ни разу.
   Как только бойцы вышли из учебного класса, в котором им в этот день так и не пришлось заниматься, капитан Бабич выключил голографический проектор, погасил свет и направился в свой кубрик. Из-за того, что над его телом так основательно поработали лайналы, превратив его мощную боевую машину, он всех сторонился и не позволял никому из бойцов приближаться к нему ближе, чем на пару метров. Хотя он и контролировал буквально каждое своё движение, время от времени, делая что-либо, его руки мелькали с такой быстротой, что попадись кто ему под руку, было бы не миновать беды, ведь он обладал просто чудовищной силой. Он сам предупредил их об этом и даже продемонстрировал свою силу на какой-то железке и потому его тоже сторонились. Тем больше было удивление Валерия, когда войдя в свой кубрик увидел в нём Жюли, вторую француженку в его отряде, сидевшую на столе.
   Жюли Легран воевала в Италии и на её счету был не один десяток дерзких акций, в ходе которых она уничтожила немало Товало, а как-то раз даже взорвала их космический корабль, совершивший посадку на американской авиабазе, направив на него топливозаправщик, цистерна которого была доверху заполнена гексагеном, хотя до вторжения была всего лишь спортсменкой и сражалась только на теннисных кортах. А ещё она была очень сексапильной красоткой и, глядя на неё, Валерий обычно смущённо опускал глаза. Высокая, стройная, с сильным и красивым телом она очень привлекала его, а её выразительное красивое лицо с пухлыми чувственными губами, большими карими глазами и длинной чёлкой приводило в восхищение. Посмотрев на капитана Бабича, она провела язычком по верхней губе и сказала низким, грудным голосом:
   - Командир, ты столько времени работал, как мул, что тебе вовсе не помешала бы небольшая разрядка. - Соскочив со стола, она смело подошла к Валерию и, положив руки ему на плечи, прибавила насмешливо, назвав его по имени, но при этом делая ударение на последнем слоге - Не бойся, Валера, у меня уже были такие же здоровенные парни, как и ты. Я люблю всё большое. Большие пистолеты, большие автомобили и больших парней.
   Капитан Бабич действительно был очень большим парнем и хотя его рост составлял всего лишь чуть больше двух метров, он имел очень широкие плечи и такие мощные руки, что это даже вызывало оторопь. Тем более, что обычно он был одет в мешковатые штаны цвета хаки, заправленные в высокие бутсы, и тёмно-зелёную майку с короткими рукавами, туго обтягивающую его мускулистый торс с тонкой и гибкой талией. Движения его были не только стремительными, но и очень изящными. Жюли, проникнув в его кубрик, уже успела снять с себя солдатскую униформу и переодеться в майку своего спасителя и командира. Поэтому как только она, соскочив со стола и подняв руки шагнула к нему навстречу, ему в глаза тотчас бросился чёрный треугольник волос этой красотки, отчего он глухо застонал, так как последний раз был близок с женщиной ещё до своего пленения.
   Он очень медленно подхватил Жюли на руки и шагнул к своему топчану, сваренному из массивного уголка и толстой стальной плиты, на который был постелен матрац из толстой, жесткой парусины. Только такое ложе могло выдержать его вес, а весил капитан Бабич благодаря лайналам ни много ни мало, а целых триста двадцать килограмм, поскольку скелет его теперь состоял из прочнейшей стали. Сев на топчан, он протянул руку вперёд и, слегка шевеля пальцами, заставил шнурки на бутсах расслабиться, после чего, сбросив их, лёг на спину и принялся нежно ласкать Жюли, приговаривая вполголоса:
   - Извини, милая, но я слишком большой и тяжелый парень, чтобы лечь на тебя сверху. Эти чёртовы лайналы разобрали меня всего до самой последней косточки и слепили заново просто каким-то чудовищным монстром.
   Жюли поцелуем заставила его умолкнуть, потом стянула с себя майку и принялась раздевать Валерия, что-то тихо говоря по-французски. Не смотря на то, что тело капитана Бабича было не очень-то предназначено для любви, он всё же медленно и плавно ласкал эту отважную француженку и той очень нравились как его ласки, так и поцелуи. Наконец она громко застонала и, обессилено затихнув на его груди прошептала:
   - Валера, да, ты просто сделан из стали, но не смотря на это у меня ещё никогда не было такого нежного любовника. Вот уж никогда не подумала бы, что после всего того, что сделали с моим телом эти грязные скоты Товало, секс сможет доставить мне такое удовольствие. Представляешь, однажды эта сволочь, звёздный всадник Храр Товало, распял меня на растяжке вверх ногами, растянул моё тело так, что руки и ноги чуть не отрывались от туловища, а потом засунул мне во влагалище алюминиевую кружку, налил в неё воды, вставил кипятильник, включил его в сеть и таким образом сварил себе кофе.
   - Забудь об этом, моя девочка. - Тихо прошептал Капитан Свобода и добавил, нежно обнимая и гладя Жюли по спине - Завтра у тебя будет возможность передать привет этому гнусному садисту и сказать ему, что его следующая смерть будет окончательной. Он внесён в мой обширный список тех трако, которых я намерен отправить на тот свет не взирая ни на что. Знаешь, на мою долю тоже выпало немало пыток, но я не имею ничего против некоторых своих истязателей, ведь они избивали меня кулаками и у них имелись на то довольно веские основания, зато Храр законченный негодяй и ему не будет от меня пощады.
   - Да, уж, хотела бы я повстречаться с ним, Валера. - Задумчивым голосом сказала Жюли - Этот скот на моих глазах изнасиловал мою малолетнюю племянницу только для того, чтобы заставить меня страдать ещё больше. Ты даже не представляешь себе, Валера, с каким удовольствием я вспорю ему брюхо.
   Капитан Бабич прижал к себе женщину и тихо сказал:
   - Извини, Жюли, но тебе не удастся сделать этого хотя я и знаю, где сейчас находится этот урод. Завтрашняя операция для вас будет первой и последней после вашего освобождения. Как только всё закончится, я сразу же отправлю вас на Сантиру, где вы будете жить и учиться у самых великих учёных в нашей галактике, пока я буду воевать с Товало и их приспешниками.
   - Но почему, Валера? - Вздрогнув от этих слов испуганно вскрикнула Жюли - Разве мы плохая команда и нам нельзя доверять? Может быть мы не такие сильные, как ты, но мы все хорошие солдаты и отлично знаем своё дело.
   Капитан Бабич медленно приподнялся и, бережно взяв женщину на руки, сел на топчане. Разомкнув объятья, он нацелился правой рукой на металлический шкаф, стоявший напротив и, чуть шевельнув пальцами, заставил открыться одну из его дверок. На полке стояла бутылка коньяка "Хенесси", а рядом с ней несколько бокалов. Ещё там лежало несколько пачек сигарет и большая плитка горького чёрного шоколада. Бутылка, два бокала, шоколад и пачка сигарет вылетели из шкафа и плавно приземлились на металлический столик. Жюли смотрела на эти чудеса широко раскрытыми глазами с какой-то удивительной, совершенно детской, наивной улыбкой, но ещё больше она удивилась, когда из бутылки вылетела пробка, она наклонилась, коньяк полился в бокалы, а шоколад и сигареты распаковались сами собой. Ласково поцеловав женщину в щёку, капитан Бабич перешел с английского на русский и весело воскликнул:
   - Отставить панические настроения! - После чего добавил по-английски - Жюли, вы все отличные солдаты, но вы ведь не можете проделывать такие трюки. Понимаешь, девочка, я не намерен сходиться с врагом в рукопашной схватке, хотя и в ней мне нет равных, я ведь можно сказать уже не человек. Один умник, Сайн Роума, превратил меня в самое совершенное орудие убийства. В моё тело встроена чёртова уйма всякого специального оборудования. Я даже умею летать, как хороший спортивный самолёт, ведь в меня встроен даже антиграв. Физически я раз в десять сильнее любого человека, но и это ещё не всё. Скелет у меня из какой-то особо прочной стали, а в каждом пальце имеется по генератору силового поля и потому я могу порвать в клочья любого трако на дистанции в тридцать метров лишь слегка шевельнув мизинцем, но не в этом моё предназначение, гонять америкосов и Товало, как дворник гоняет во дворе пацанов. У меня вот здесь, - Капитан Бабич легонько похлопал себя по затылку - Есть мощный компьютер с чуть ли не бесконечным объёмом памяти, и уже сейчас в нём имеются ориентировки на множество людей и траканцев. К тому же я не работаю на нём, как обычные пользователи, а просто соединён с ним, как казак или индеец со своей лошадью, то есть пользуюсь им не задумываясь ни на одну секунду. Так что в каком-то смысле слова я идеальный командир, но в том-то всё и дело, девочка моя, что я не хочу быть не только вашим командиром, а вообще не хочу никем командовать. Быть командиром, это означает посылать вас в бой на верную смерть. У трако с этим делом всё просто. Они идут в бой твёрдо зная, что если погибнут, то их через какое-то время возродят к жизни через запись их памяти на мозг клона, который выращивают всего за пять дней, а потом друзья и их командиры расскажут, что с ним случилось. Для людей это практически неприемлемо, так как приносит им ещё большие мучения. Меня пять раз расстреливали или просто убивали на допросах и потому я знаю, что это такое, на собственном опыте. Вы все отличные ребята, Жюли, и всех вас я знал задолго до нашей встречи, ведь я провёл в застенках почти шесть лет, а потому был наслышан о ваших подвигах. Когда я вас выкрал из тюрем Товало, вы были мало похожи на людей, так основательно была искалечена ваша психика. Ты можешь говорить мне всё что угодно, девочка, но я не хочу, чтобы ты погибла на очередном задании и мне пришлось возвращать тебя к жизни, ведь ты потом снова испытаешь это гнусное чувство раздвоенности. Завтра я намерен продемонстрировать врагу, что нас, бойцов сопротивления, им никогда не сломить. Это будет показательная акция, после которой я стану просто убивать всех тех, кто столько лет безнаказанно убивал совершенно беззащитных людей, кто уничтожил Москву и Малышанск, миллиарды людей или кем они там являлись на сотнях планет, а для этого мне не нужны никакие помощники. Да, ты и сама прекрасно знаешь, что лучше всего работать в одиночку, ведь ты одна из самых опасных террористок, ну, а я, моя девочка, как террорист буду теперь покруче вас всех вместе взятых, хотя вы самые лучшие. Как ты уже знаешь, я могу создавать дырки в пространстве и могу проникнуть практически в любое место даже в том случае, если до него тысячи световых лет и могу шагнуть с Земли прямо на Тракан или Сантиру. Для этого мне нужно только знать точные пространственные координаты этого места. Поэтому мне не нужны помощники, но если это понадобится, Жюли, я тотчас найду вас на Сантире и позову.
   Капитан Бабич жестом заставил бокалы подняться в воздух и полететь к ним в руки. Жюли сделала пару глотков коньяка, потом выпила его весь и потянулась за шоколадом. Съев маленький кусочек, она достала из пачки две сигареты, протянула одну Валерию и поискала глазами зажигалку. Её любовник протянул к сигарете палец и из него вырвался язычок пламени, слишком длинный и жаркий для зажигалки, но Жюли смогла прикурить. Затянувшись и выпустив дым кольцами, она сказала:
   - Валера, как я понимаю, ты намерен отправить нас к своим друзьям, а стало быть знаешь, когда там день, а когда ночь. Поэтому скажи, где я должна поселиться и если ты ещё раз захочешь меня, то пошли мне весточку, чтобы я знала, когда мне нужно будет находиться там, где ты сможешь легко найти меня. А теперь, Валера, я всё же хотела бы лечь снизу, ведь раз у тебя есть антиграв, значит ты можешь сделать своё тело легче.
   Уговаривать капитана Бабича ей не пришлось слишком долго и вскоре, выкурив по сигарете, они занялись любовью в классической позе. На этот раз он был смелее и потому смог доставить своей любовнице куда большее удовольствие, но через какое-то время всё же попросил её оставить его одного, так как сон его был всегда весьма беспокойным и потому матрацы ему приходилось менять чуть ли не еженедельно. Однако, в эту ночь он спал на удивление спокойно, не крутился во сне и даже не вскрикивал от ночных кошмаров, хотя и просыпался за ночь раза три. Засыпая в последний раз где-то за два часа до подъёма, он подумал, что ему, пожалуй, стоит воспользоваться предложением Жюли. Обитатели Сантиры, приводя его в порядок, позаботились обо всём, кроме одного. За всё то время, что он провёл на этой планете, ни одна женщина не подумала о том, что помимо добрых слов и долгих душеспасительных бесед ему нужна ещё и женская ласка. Именно с такой мыслью он и уснул.
  
   Первая операция Капитана Свободы
  
   В восемь часов утра по времени Нью-Йорка капитан Бабич вошел вместе со своим маленьким отрядом в одну из пещер своей подземной базы, посреди которой стояло три больших штабеля с нужным ему оборудованием. Все его бойцы уже были одеты в одинаковые чёрные, блестящие бронекостюмы, но пока что ещё не надели на голову защитные бронешлемы. До начала операции им предстояло поработать носильщиками. Подъём был в шесть утра, завтрак в семь, но их командир проснулся на два часа раньше и успел ещё до завтрака совершить вылазку в предместья Нью-Йорка и вернулся оттуда с двумя большими цилиндрическими контейнерами. За завтраком он был молчалив и задумчив, как и все остальные в это утро, да, оно и было понятно, ведь вскоре им предстояло отправиться в один из самых больших городов планеты Земля вовсе не для того, чтобы полюбоваться на его красоты и прогуляться по Центральному парку.
   После завтрака он отвёл всех на оружейный склад и там бойцы диверсионного отряда облачились в боекостюмы повышенной защиты, похищенные им с военной базы Товало ещё два месяца назад и подогнанные по фигуре каждого бойца. Это была экипировка для отрядов специального назначения, напичканная целой прорвой электроники, но боекостюмы были столь совершенны, что ими мог пользоваться даже новичок, ничего не смыслящий в военном деле, которого они автоматически превращали в превосходного солдата. На нём самом был надет точно такой же костюм, только не стандартный, а изготовленный в одном единственном экземпляре им самим. Обычный боекостюм был ему не по плечу и даже в этом облегающем одеянии, не стесняющем движений, с тонкими бронепластинами, повторяющими изгибы тела, капитан Бабич выглядел так, словно на нём был надет как минимум тяжелый армейский бронескафандр.
   Из оружейного склада отряд чуть ли не строевым шагом направился в самую большую пещеру базы, из которой должна была производиться выброска, если так можно было выразиться в отношении одного единственного шага через портал, ведущий в любое место. Там Валерий коротко объяснил всем, какое оборудование нужно будет пустить в ход первым и подошел к письменному столу. На нём лежал металлический кейс серо-стального цвета, который отличался от обычного кейса только тем что был почти втрое толще и потому был похож на небольшой сундук. Капитан снял с правой руки перчатку, приложил ладонь к верхней крышке и дождавшись, когда щёлкнут запоры, открыл свой странный кейс. Внутри он был похож на обычный ноутбук с двумя джойстиками справа и слева от клавиатуры. Это и было его самое главное оружие, генератор создания гиперпространственного тоннеля, который позволял ему проникать на самые строго охраняемые объекты, расположенные на расстоянии в тысячи и даже десятки тысяч световых лет.
   Он нажал на кнопку, набрал на клавиатуре код доступа и на экране засветилось карикатурное изображение супермена в синем костюме с красным плащом, летящего как-то в раскорячку и грозящего кому-то своим пудовым кулаком. Вот только этот супермен был не блондином и имел смуглую физиономию с характерным крючковатым носом бывшего весельчака, драчуна и бабника Валерки Бабича, души всего двести пятого отдельного авиационного полка Приволжско-Уральского военного округа, дислоцировавшегося в Малышанске. Ещё у этого странного супермена были не красные, а чёрные кирзовые солдатские сапоги, на синем трико были нашиты латки, а вместо буквы "S" красовался череп с костями сверху и снизу которого было коряво написано с ошибкой "Капитан Свабода". Буква "А" в слове свабода была перечёркнута крест накрест и сверху была пририсована буква "О". Бойцы, стоявшие за его спиной, увидев такой логотип не выдержали и рассмеялись, а Жюли, поцеловав его в щёку, сказала:
   - Командир, ты просто неподражаем.
   Капитан Бабич, усмехнувшись, быстро затарахтел пальцами по клавишам, вводя в компьютер звёздные координаты Солнечной системы и планеты Земля. На экране тотчас появился земной шар, он стал вводить уточнённые координаты и изображение сменилось видом Нью-Йорка с высоты в десять километров. Повинуясь его командам, на экране вскоре появилось здание бывшей ООН, которая была переименована в Конгресс Наций. Капитан нажал на оранжевую кнопку и из донышка кейса с тихим жужжанием выдвинулся медный цилиндр диаметром сантиметров в тридцать, из которого тотчас вырвался фиолетовый конус неяркого света и замер метрах в трёх перед столом высветив прямо в воздухе плоский синевато-фиолетовый круг. После ещё нескольких команд, набранных на клавиатуре компьютера, круг превратился в прямоугольник размером три на четыре метра и террорист-пересмешник взялся за джойстики.
   Фиолетовый квадрат посветлел и на нём, словно на фотобумаге, проявилось изображение верхних этажей Конгресса Наций, которое быстро приблизилось и всем стало ясно, что через эту квадратную дыру в воздухе они видят само это здание, а не его изображение. Бойцы тотчас стали открывать ящики из первого штабеля, доставать из них портативные генераторы силового поля, снабженные специальными присосками и прикреплять их к стенам и стальным конструкциям здания. Капитан Бабич при этом, как бы облетал здание, держась в полуметре от него и вскоре они установили сорок два генератора на стенах, крыше и на потолке в помещениях этажом ниже, в которых в это утро никого не было по случаю приёма. Всё было проделано так скрытно, что охрана ничего не смогла заметить. Да, она и не могла ничего заметить, ведь эти генераторы силового поля были оснащены системой оптической маскировки и потому их можно было только нащупать, а поскольку мойщиков окон поблизости не наблюдалось, сделать это было просто некому.
   Как только с этим было покончено, капитан Бабич вошел внутрь конференц-зала и, взлетев в воздух, разместил в нём несколько десятков миниатюрных телекамер. Силовое поле не экранировало радиоволн и потому каждый, кто удосужится настроиться на нужную частоту, сможет увидеть и услышать, что происходит внутри. Большой конференц-зал по случаю приёма высоких гостей был превращён в роскошный ресторан. Всё было сделано ещё за три дня до этого утра и поскольку уже через два часа в этот зал должны были войти гости, в нём сновало множество людей. Официанты накрывали на столы, секьюрити проверяли всё и вся, заглядывали в сотейники и тыкали в салаты щупами детекторов ядов. Это были земляне, Яголо и Товало, лератские, а точнее китайские спецслужбы, в зал не допустили и они подпирали стены на первом этаже, а ведь поводом к этой встрече как раз и был десятилетний юбилей переселения почти полутора миллиардов китайцев с Земли на планету Лерат.
   Хотя агентов спецслужб и было более полутора сотен, никто из этих мужчин и женщин так и не смог обнаружить, что на территорию охраняемого ими объекта уже фактически было совершено нападение, так как к его потолку Капитан Свобода помимо телекамер прикрепил добрую дюжину парализующих бомб. Как только эта часть подготовки завершилась, Валерий сузил до предела портал прохода, превратив его в крохотную дырочку, висевшую под самым потолком и направился вместе с бойцами в свой зал наблюдения, он же учебный класс и, включив все экраны, уселся за пульт и принялся методично включать телекамеру за телекамерой. Диверсанты расселись поблизости от него и принялись наблюдать за тем, что происходит в конференц-зале, время от времени отпуская едкие замечания. Вскоре большая часть официантов, а вместе с ними половина секьюрити, покинули зал и в него первой вошла хозяйка приёма, высокая чернокожая женщина, конгрессвумен Саманта Марли. Юдифь зло проворчала:
   - Сестра, у тебя что глаза находятся на твоей толстой чёрной заднице? Под кого ты легла, милая, под этих синежопых?
   Нина Семёнова рассмеялась и воскликнула:
   - Джуди, через полчаса или чуть более у тебя появится прекрасная возможность объяснить этой самодовольной дуре, кому она лижет задницу. Потерпи, подружка, а если тебе в лом обижать свою чёрную сестру, тогда я могу вместо тебя нахлестать ей по щекам. - После чего громко спросила командира - Эй, капитан, скажи, за этой подругой числятся какие-нибудь особые грехи или она просто тупая, безмозглая дура?
   - Нет, Нинуля, дурой эту дамочку не назовёшь. - Откликнулся капитан Бабич - Она магистр философии и доктор юридических наук. О таком образовании и карьере ты можешь только мечтать, но я берусь заполнить пробелы хотя бы в твоём образовании. Ничем кроме того, что ей, похоже, плевать на всё человечество кроме своей семьи, она не провинилась. Девочка моя, как и большинство американцев, она просто хочет жить в чистенькой, богатенькой, сытой, тихой и безопасной Америке и ей плевать на то, как правительство ей это обеспечит.
   Юдифь не выдержала и громко выкрикнула:
   - Тварь! Ради этого она не глядя подписала бумаги, по которым все эти ублюдки с погонами на плечах вместе с их погаными союзниками Товало загнали половину остального мира на каторгу и заставляют их там работать за чашку супа с утра и до ночи.
   Капитан Бабич повернулся к ней и строго сказал:
   - Джуди, милая, остынь, как раз в этом Саманта Марли не виновата, она всего лишь семь лет как выбилась в верхи, а до этого была самым простым адвокатом в Южном Бронксе. Так что она ни в чём не виновата и вместе с тем виновата во всём, как и все американцы кроме таких парней и девчонок, как ты.
   - Я тоже виновата в этом, капитан. - Угрюмо отозвалась Юдифь - Вместо того, чтобы воевать в Ираке с Юсуфом и его друзьями, мне нужно было раскроить голову президенту Бушу какой-нибудь железякой, когда он прилетал в Багдад и встречался с нами на военной базе. Может быть тогда следующий президент после этого подумал, чем всё, что он будет делать, может для него закончиться. Они же ничего не боятся только потому, что их никто не наказывает за все их преступления.
   Валерий улыбнулся и приободрил Юдифь:
   - Не говори глупостей, девочка, ты была отличным офицером и выполняла приказы своих командиров, которые в свою очередь выполняли приказы командования. Такие вещи никогда не входили в твои обязанности, ведь это была забота одних только политиков и ещё американского народа, который их избирал на свою же собственную голову. - После чего, скосив взгляд на экран, с улыбкой сказал - Ну, что же, ребята, давайте потихоньку выдвигаться на позиции. Скоро я подорву сонные бомбы и нам всем придётся здорово побегать. Всю мебель нужно будет выбросить из зала, а этих господ рассортировать. Поэтому надевайте шлемы, через их компьютеры я подскажу вам, кто есть кто в этом курятнике, чтобы вы доподлинно знали, с кем имеете дело. После этого вы все снимете шлемы, чтобы Товало вас всех увидели и похолодели от ужаса, ведь они считают, что вас невозможно поставить на ноги и за пять лет, а мне удалось сделать это меньше, чем за три месяца. Вместо шлемов вы наденете на голову тактические очки и тогда увидите в правом окуляре, всё, что вам будет нужно. Стоит вам только взглянуть на что-то или кого-то мой компьютер немедленно выдаст вам всю информацию. И запомните, ребята, я намерен вывести в расход всего двух типов, одного землянина и одного Товало, так что все остальные должны остаться в живых. Мы с вами не дикая банда убийц, а мстители.
   Зал быстро заполнялся людьми, которые рассаживались за столиками и когда отряд был уже возле генератора прохода, в него вошли под аплодисменты делегации Яголо, Товало и Лерата. Двери плотно закрылись, возле них в зале и снаружи него встали секьюрити и капитан Бабич не дожидаясь того момента, когда Саманта Марли поприветствует гостей Конгресса Наций, подорвал парализующие бомбы. Зал мгновенно заволокло белым дымом, который рассеялся через пару секунд и все, кто находились в нём и рядом с ним, попадали на пол. Валерий тотчас раздвинул портал прохода и первым шагнул в него, чтобы вернуться через несколько секунд неся стол с положенными на него несколькими стульями. Бойцы, на головы которых были надеты абсолютно чёрные блестящие шлемы, бегом бросились в конференц-зал и принялись за работу.
   Примерно полчаса они выносили из зала мебель, а капитан Бабич тем временем установил снаружи ещё несколько генераторов силового поля, после чего сделал этот этаж, а вместе с ним и два верхних, технических, которые два дня как были закрыты и опечатаны, самой настоящей крепостью, причём крепостью совершенно неприступной, так как её защищали очень мощные генераторы силового поля, похищенные с военных складов Товало даже не на Земле, а на Странарисе, их главной планете. Практически всё оборудование, которое было сложено в пещере, было произведено на заводах имперского клана Товало, расположенных на полудюжине планет галактики, и на Земле, но хранилось оно на военных складах находящихся на Странарисе, так что следователям, которые придут вскоре в конференц-зал, придётся здорово поломать голову выясняя, как оно здесь оказалось, ведь эти склады принадлежали спецслужбам империи Эгерта Товало и охранялись очень тщательно.
   После того, как зал был освобождён от столов и стульев, террористы стали заносить в конференц-зал пластиковые надувные матрацы, раскладывать их по периметру и переносить на них пленников, заодно тщательно сортируя их в соответствии с совершенными ими преступлениями против всей галактики и человечества. Заодно они устанавливали силовые заграждения. Когда с этим было покончено, в зал занесли большие ящики с тяжелым вооружением, а затем в него была внесена и поставлена возле самых дверей большая туристическая палатка, которая закрывала от посторонних глаз портал прохода, зиявший тёмным прямоугольным провалом, так как Валерий подал из зала сигнал тревоги, поскольку секьюрити тотчас бросились в комнату наблюдения, тоже опечатанную по чьему-то требованию. Перед этим он натянул на голову чёрную маску с прорезями для глаз и для вящей убедительности нацепил поверх неё ещё и зеркальные очки. Все остальные террористы не прятали своих лиц.
   Теперь им нужно было позаботиться о своих пленниках и первым делом в зал занесли и поставили сразу за трибуной с американским гербом на подиуме дюжину пластиковых биотуалетов, а потом стали заносить упаковки с минеральной водой, соками и прохладительными напитками и пластиковые ящики с сэндвичами и гамбургерами. Только после этого террористы вошли в большую оранжевую палатку и вышли из неё вооруженные штурмовыми автоматами, пистолетами и гранатами, но уже без шлемов, и рассредоточились по залу, взяв в руки ещё и синие баллоны с бодрящим газом. Последним из палатки вышел Валерий, который нёс на плече большую, сложенную конструкцию, хорошо известную всем его новым друзьям, знаменитую траканскую растяжку, приспособление для пыток, заменяющее собой дыбу, крест, колодки и другие аналогичные устройства.
   Террористы открыли вентили и струи бодрящего газа стали быстро приводить в чувство их пленников. За окнами уже летали полицейские вертолёты, но снаружи в зал не доносилось ни единого звука. Пленные были неприятно поражены не только этим обстоятельством, но и тем, что большие матрацы, отстоявшие один от другого на метр, на которых они лежали по одному, реже по двое-трое, были отгорожены один от другого голубоватым защитно-сторожевым полем, самой надёжной клеткой, способной удержать даже громадного медведя. Тонкие серебристые штанги высотой в три метра, которые стояли по углам каждого надувного матраца размером метр шестьдесят на два с половиной метра, образовывали нечто вроде камеры, в которую можно было легко войти, но практически нельзя из неё выйти. Камеры выстроились в два ряда вдоль стены зала и в один ряд не доходя пяти метров вдоль окон, с которых были сняты шторы. Некоторые камеры были больше других и в них вместо матрацев находились надувные диваны, на которые усадили репортёров.
   Террористы, отбросив в сторону синие баллоны, принялись устанавливать возле окон жиденькие на вид металлические штативы, на которые, однако, водружались ракеты отнюдь не детского размера, а такие, которыми можно было сшибать даже лёгкие крейсера траканцев, не говоря уже о вертолётах. Может быть для кого-то из землян они и казались чем-то диковинным, но траканцы из кланов Яголо и Товало сразу же смекнули, что их дела хреновые и они угодили в такое дерьмо, из которого их будет очень затруднительно вытянуть. Об этом им говорило так же и то, что по залу расхаживали чрезвычайно неприятные типы облачённые в новейшие боекостюмы, вооруженные очень мощным, хотя и портативным стрелковым оружием. Один из них, по виду самый молодой, выпустил очередь в потолок и громко крикнул:
   - Леди и джентльмены, прошу сохранять спокойствие. Вы все захвачены в плен отрядом Капитана Свободы. Господа репортёры, мы расположили вас в самых выгодных точках, так что прошу вас приступить к своей работе. Вся ваша аппаратура работает и сигнал, если его не станут глушить, спокойно примут ваши передающие станции внизу. Правда, я не уверен в том, что всё это пойдёт в эфир, ведь весь демократический мир знает о том, что с терроризмом на планете Земля давно уже покончено, только никто не может объяснить, за каким чёртом Америка и эти синезадые поганцы Товало держат в России, Европе, Азии и Африке, да, и во многих других местах на планете почти тридцатимиллионную армию, называемую неизвестно почему полицией. Ну, да, ладно, в конце концов это внутренне дело Америки, а наше дело убивать ваших мужей и сыновей до тех пор, пока они не уберутся домой. Леди и джентльмены, спешу известить вас о том, что кое-кому из вас сегодня не поздоровится, ведь Капитан Свобода не собирается вести с вами душеспасительных бесед, а что касается меня, то лично я перестрелял бы вас всех чёртовой матери, но, увы, у меня приказ не тратить зря патронов. Поэтому наслаждайтесь нашим добрым к вам расположением, если сможете, и гадайте, кому из вас предстоит отправиться в ад на глазах у всего мира. Поверьте, как бы ваше правительство не стремилось сохранить всё в тайне, у него из этого ничего не выйдет и всё, что здесь сегодня произойдёт, обязательно станет достоянием гласности только потому, что сопротивление не миф, а суровая реальность и как бы ваша лживая демократическая пресса не засирала мозги людям, они всё равно узнают правду об Америке и её космическом союзнике, этой огромной, дикой банде убийц и космических захватчиков, называемой звёздной империей Товало.
   Повинуясь этому молодому парню, глаза которого горели дьявольским огнём, телевизионщики послушно нацелили на него телекамеры, а фотографы защёлкали фотокамерами и тотчас включили свои ноутбуки, перегоняя изображения в редакции через Интернет. Радко Младич картинно раскланялся, прижав руку с зажатым в ней автоматом к груди, потом сделал широкий реверанс, а после этого ещё и книксен и, довольный собой, весело расхохотался. Не смотря на все свои шутовские выходки, он был предельно сосредоточен и когда два громадных телохранителя Койсу Яголо, сидевшие в клетках по обе стороны от неё, на которых под мешковатыми одеяниями были надеты боекостюмы, вскочили на ноги и попытались проломить силовое поле, чтобы убить свою подопечную, он быстро прострелил колени одному из них, а второго стреножила Нина Денисова. Силовое поле было одностороннего действия и пули влетели в клетку, словно его и вовсе не было. После этого Нина громко крикнула:
   - Кретины, вам нужно было пристрелить эту грязную суку гораздо раньше, ещё тогда, когда она только что овдовела! Ну, ничего, скоро Капитан Свобода разберётся с ней.
   Койсу Яголо, одетая в длинное голубое старинное платье, которая до этого совершенно спокойная и бесстрастная, от этих слов вздрогнула всем телом, побледнела и упала навзничь. Нина вернулась в центр зала, а возле клетки Койсу встала Иветта. Капитан Свобода в это время ни на что не обращая внимания деловито устанавливал растяжку и как только покончил с этим делом, снова ушел в палатку и вынес из неё вторую растяжку. Мужчина, одетый в генеральский мундир, сидевший в клетке напротив Койсу, увидев, что демарш телохранителей потерпел неудачу, побледнел, как-то весь обмяк и уронил голову на грудь с глухим, болезненным стоном. Нина и Юдифь быстро вошли в клетку, надавали оплеух незадачливым телохранителям, быстро оказали им медицинскую помощь и вкололи болеутоляющее. Тем временем за окном показался небольшой штурмовой крейсер с эмблемами клана Яголо на борту, который был, впрочем, длиной метров в пятьдесят и походил на танк без гусениц, только с более зализанными формами и к тому же с небольшими треугольными крыльями. Радко Младич, увидев его, закричал весёлым голосом:
   - Ребята, вы только посмотрите какая хреновина сюда прилетела! Точно такие же поливали огнём Белград во время восстания. Хотя они и кажутся грозными, нашим зенитчикам удалось сбить четыре таких громадины прежде, чем нас задавили. Мне кажется, что этих тупых Яголо нужно хорошенько проучить.
   Англичанин Майкл Дженкинс, бывший полицейский из Манчестера, широко заулыбался и сказал:
   - Никаких проблем, Радко. Сейчас я вгоню им в борт ракету с таким зарядом синтазиона, что от этого штурмовика даже пыли не останется. Он сгорит, как бенгальская свеча, вместе с ним кварталов пять, не меньше, а нам ничего не будет. - Он достал из кармана небольшой пульт управления и самая большая ракета, глухо ухнув, вылетела из толстенного тубуса, выброшенная сжатым воздухом, и, вынеся наружу стекло, полетела в сторону крейсера. Как только ракета оказалась снаружи, в силовое поле ударил сноп яркого пламени, вырвавшегося из маршевой дюзы ракеты и она врезалась в борт крейсера, а пленники громко закричали от ужаса, но Майкл всех успокоили, громко сказав в микрофон на пульте - Господин мэр, мы только что влепили в борт крейсера этих недоносков Яголо добрых сто килограммов синтазиона. На боеголовке стоит взрыватель с получасовым замедлением, так что или немедленно уберите этот дырявый хлам или срочно эвакуируйте население из этой части города. Нам-то ничего не будет, нас со всех сторон защищает силовое поле, зато всё, что находится в радиусе почти километра от этого здания, моментально сгорит, ведь температура при взрыве синтазиона достигает девяти тысяч градусов, а это даже больше, чем на поверхности солнца. Поторапливайтесь. Если хотите, пришлите ещё с десяток крейсеров, таких ракет у нас запасено с избытком. А вообще-то если вы хотите хоть чем-то побеспокоить нас, так пусть этим займутся хвалёные звёздные барсы Товало. У них есть и нужное оборудование, и соответствующая подготовка. Милости просим вас в гости, синежопые! Ну, а если вы считаете ниже своего достоинства уделить нам своё внимание, то не поленитесь навестить своего бравого командира Пэя Товало, Капитан Свобода был сегодня утром у него в гостях, застукал его вместе с Ниурой и неплохо там повеселился. Так что если вы не придёте сюда, то в ближайшее время мы сами навестим вас.
   Штурмовик, повисев в воздухе минуты две, дёрнулся и тут же исчез из вида. Видимо Яголо получили приказ с самого верха, раз так легко отступились. Капитан Бабич из-за всего этого даже не повернул головы, закончил собирать вторую растяжку и с громким стуком постановил её в вертикальное положение, отчего траканцы и некоторые из землян, которые знали предназначение этого устройства, испуганно вздрогнули. Две молодые женщины запросились в туалет и террористки без малейших возражений открыли клетки и препроводили их в пластиковые кабинки, а все остальные террористы, включая Радко, стали предлагать всем напитки, сэндвичи и гамбургеры, что несколько разрядило обстановку, но некоторые пленники от этого чуть ли не впали в панику и стали биться в истерике. Успокаивать их никто не спешил, как и не требовал, чтобы они немедленно заткнулись, а потому минут через пятнадцать они и сами затихли и в зале, превращённом в тюрьму, повисла зловещая тишина. Террористы кажется потеряли всякий интерес к пленникам и только одна Иветта внимательно наблюдала за Койсу Яголо.
  
   Через сорок минут после начала операции
  
   В небоскрёбе, стоящем напротив здания Конгресса Наций примерно в километре от него и как раз напротив окон захваченного конференц-зала, в одном из помещений на том этаже, который находился на одном уровне с ним, пятеро землян и четверо траканцев внимательно наблюдали за тем, что происходит снаружи. Это был какой-то офис, который спешно покинули его сотрудники и эти господа расположились в нём вполне по-хозяйски, что сразу выдавало в них сотрудников спецслужб, вот только вели они себя довольно странно. Пока двое наблюдали за окнами с помощью электронных оптических сканеров, которые позволяли им видеть всё сквозь серебристую дымку, окутавшую всю верхнюю часть здания Конгресса, остальные делали то же самое, но глядя на экраны нескольких ноутбуков. Один из землян, чернокожий мужчина лет сорока на вид, крупный и кряжистый, спросил своего траканского коллегу глядя на экран:
   - Бракен, интересно для кого это Капитан Свобода установил растяжку? Уж не для старушки ли Койсу?
   - Очень надеюсь, что именно для неё, Джонни. - Смеясь ответил траканец и добавил - Если так, то сегодняшний день будет для моего деда самым счастливым в жизни. Во всяком случае я очень на это надеюсь. Ведь не зря же я торчу на вашей Земле почти четырнадцать лет под чужим именем. Должно же мне хоть в когда-то повезти, старина. Правда, Джонни, сейчас самым важным является только одно, чтобы Капитан Свобода всё сделал так, как велят наши обычаи, иначе всё пойдёт псу под хвост. Эти отступники мигом спалят эту суку и уже через сутки их куэна начнёт зверствовать пуще прежнего.
   Джон Мак-Грегор, бывший агент ФБР, а ныне агент секретного диверсионно-разведывательного отряда императора Туара, коротко хохотнул и громко воскликнул:
   - Ох, и дикий же вы народ, тараканцы!
   - Сам ты таракан черномазый! - Беззлобно огрызнулся старший сын принца Фосбора, полковник Бракен Яголо, и, ткнув пальцем в экран сказал весёлым голосом - Если этот парень действительно послан на Землю моей бабушкой Райной, Джонни, то это означает, что для Товало и многих твоих сограждан, которые лижут задницу этому грёбанному Дику Бредли, настали чёрные времена. Так глядишь и нам будет разрешено почаще вылезать из нор, чтобы задать кое-кому жару. У меня давно уже кулаки чешутся настучать некоторым уродам из вашего правительства и военного ведомства по голове.
   Джон Мак-Грегор радостно осклабился и пробасил:
   - Скорее бы, напарник. Ради такого дела я не поленюсь оторвать свою черную задницу от мягкого дивана и отправить на тот свет тех козлов, которых пропустит этот молодчик только потому, что он, явно, нацелен вести охоту на крупную дичь, а этих сволочей ни в коем случае нельзя оставлять в живых, хотя они и не вышли ни мастью, ни калибром, ведь это они загнали мою страну в такую жопу, что мне хочется порой перестать разговаривать по-английски и перейти на русский или арабский. - Пристально вглядываясь в экран, он внезапно радостным голосом воскликнул - Ты смотри, Бракен, да, это же сама Иветта Верная Смерть! Почти три года я воевал вместе с ней на Корсике. Как-то раз мы вместе утопили прогулочный теплоход, на котором пьянствовали Товало. Признаться, я тогда здорово отличился, такую роскошную бомбу для них слепил, что сам удивился, с термитом. Ничуть не хуже синтазиона грохнуло. Больше половины корабля, где находились каюты и ресторан, мигом сгорело, а вот корма осталась целой и потому практически вся команда теплохода уцелела. - Взяв ноутбук в руки, он поцеловал экран и радостно пробасил - Иветт, подружка, как же я рад видеть тебя живой и здоровой. Ты стала ещё красивее, моя милая девочка.
   Словесные излияния бывшего фэбээровца, раньше других понявшего, кто в действительности стоит за атомной бомбардировкой Москвы и Малышанска, а потому переквалифицировавшегося из специалиста по разминированию в высококлассного подрывника и террориста, боровшегося с захватчиками Товало, прервал звонок сотового телефона. Ткнув пальцем в трубку, чтобы включить громкоговорящую связь, он спросил:
   - Что там ещё случилось у тебя, Генри?
   Из трубки донёсся взволнованный, хрипловатый голос агента Генри Бернштейна, который затараторил:
   - Джон, ты мне не повершишь! Кто-то разворотил сегодня рано утром логово Пэя Товало и не только грохнул его самого, но и эту стерву, Ниуру. Более того, старина, этот тип ещё и похитил их головы вместе с позвоночником. И знаешь что я тебе скажу, старина, этот Капитан Свобода оторвался на полную катушку. Вся мебель в доме разбита в щепки, пол усыпан стрелянными гильзами, всё в кровище, а этому парню ничего таки не сделалось. Это просто какой-то дьявол, а не человек. Ага, я нашел диск на который писалось всё, что здесь происходило и скоро приеду к вам, ребята. Ох, и весёлое же кино я вам привезу. Ну, всё, я сваливаю, сюда нагрянули копы и с ними эти раззвёзданные барсы Товало. Видно не у меня одного есть информаторы в этом поганом районе. До встречи, Джонни.
   Бракен Яголо озабоченно поинтересовался:
   - Товало не повяжут этих раздолбаев, Джонни?
   Тот отмахнулся и сказал с довольной улыбкой:
   - Ты, что, смеёшься, быть такого не может, чтобы какие-то ленивые нью-йоркские копы и эти тупые недоумки поймали Генри Проныру и его напарника Джима Нос-По-Ветру. Не те это ребята, Бракен, их не могла поймать даже полиция Лос-Анжелеса, когда они потрошили в нём банковские сейфы. К тому же Генри старый янки и знает в Нью-Йорке все входы и выходы. Вот увидишь, хотя весь центр города перекрыт кордонами полиции, ребята будут здесь уже максимум через час. - Внезапно он громко воскликнул - Лопни мои глаза, Браки! Да, это же Гремучая Катрин. Представляешь, эта рыжая бестия на год раньше нас с Иветт взорвала в Гамбургском порту туристический лайнер с добрыми пятью сотнями тараканов на борту. Да, не каких-то там сопляков, а самое отборное отребье, которое решило весело провести время после того, как они подавили восстание на Телуране. Говорят, что из них добрые две трети подохли тогда окончательно. А вот тот громила, что подпирает колонну, Юсуф Фейсал, я сидел вместе с ним на Марсе. Тоже знатный подрывник. Это он взорвал пять лет назад нефтеперегонный завод в Басре, на котором Товало устанавливали какой-то химический реактор. Но знаешь, парень, когда встретился с Юсуфом, он уже и на человека-то не был похож. Просто какой-то ходячий баклажан был, который даже говорить толком не мог. Как же Капитан Свобода сумел вытащить его из этого ада и снова поставить в строй?
   - Джонни, повторяю, Капитан Свобода человек бабушки Райны, а она улетела отсюда восемьдесят один год назад с шестью сотнями лайналов, так что в этом нет ничего удивительного, дружище. - Сказал Бракен и с улыбкой прибавил - Они его очень хорошо натаскали, Джонни, и снабдили таким оборудованием, которое нам и не снилось. Понимаешь, одно дело лайналы сидящие в биокомпьютере и совсем другое, - свободные лайналы. В виде биокомпьютера они не способны мыслить самостоятельно и изобретать разные хитроумные штуки. Дед велел бабушке Райне освободить всех лайналов вот они и создали такие технологии, которые позволяют всего за каких-то два месяца поставить человека на ноги. Теперь мне понятно, с чем была связана недавняя суета на всех каторгах Солнечной системы. Да, и как Товало и америкосам было не нервничать, если Капитан Свобода похитил самых опасных террористов у них прямо из-под носа. Думаю, что это было не последнее похищение, а потому я завтра же наеду на правительство Земли и потребую, чтобы они открыли все свои каторги для инспекции и отчитались за каждого, если они не хотят, чтобы я разбомбил пару десятков военных баз Товало.
   Оба разведчика императора Туара умолкли и продолжили наблюдать за тем, как развивались события в конференц-зале. Террористы действовали не спеша и расположились в нём по-хозяйски. Они даже вынесли из оранжевой палатки несколько уже накрытых столов, стулья и, сев вполоборота к своим пленникам, стали чего ждать, попивая дорогое шампанское, лакомясь деликатесами и со смехом обмениваясь репликами. Один только Капитан Свобода не принимал в этом участия и, похлопав по плечу молодого стрелка, в котором Джон Мак-Грегор уже опознал Радко Младича, удалился в оранжевую палатку и принялся оттуда названивать по сотовому телефону во все редакции.
   В задачу разведгруппы Бракена Яголо, которая работала на Земле на вполне легальном основании под крышей имперского центра по культурному обмену, хотя и имела множество нелегалов, входило одно только наблюдение. Всяческие тайные операции и тем более диверсии официально им запрещалось проводить, но кое-какие операции они всё же проводили и благодаря этому были вызволены с каторги многие участники сопротивления. Кого-то, как Джона Мак-Грегора, просто выкупили, кому-то устроили побег и переправили на Тракан, а некоторых обменяли на захваченных в плен высоких хо из различных кланов империи Товало. У Бракена, которого на Земле знали под именем Дорго, имелись довольно большие полномочия, подкреплённые шестьюдесятью тяжелыми крейсерами и военной базой с полумиллионным гарнизоном на Луне, а потому ему не составило особого труда занять такой прекрасный наблюдательный пункт в небоскрёбе неподалёку от здания Конгресса Наций и даже вызвать с Луны подмогу в виде двух лёгких штурмовых крейсеров, которые зависли на антигравах рядом с ним.
   Бракен получил сигнал об этом террористическом акте даже раньше, чем о нём узнали трако Яголо и Товало вместе с секьюрити землян, охранявшими здание. Когда он ехал в свой офис, ему позвонил некто назвавший себя Капитаном Свобода и известил его о том, что он захватил Койсу Яголо и сообщил, откуда за ним будет наблюдать лучше всего. Заодно он сказал, на каких волнах можно будет поймать телесигнал. Через десять минут Бракен Яголо и полтора десятка его сотрудников были на месте и небоскрёб стали в спешном порядке покидать все люди, находившиеся в нём. Примчавшимся полицейским он ничего не стал объяснять и лишь предъявил им свои документы и указал пальцем на только что спустившиеся крейсера. Полицейские чины, почесав в затылке удалились, а ещё через четверть часа им было уже не до этого. Ещё через полчаса к опустевшему небоскрёбу подъехали агенты спецслужб Товало, но на входе их встретило несколько трако Яголо, облачённых в тяжелые бронескафандры и после короткого разговора им пришлось искать себе другой наблюдательный пункт.
   Хотя командующему имперского военного корпуса поддержки, а попросту оккупационного корпуса Товало, звёздному воителю первого ряда Зуаду Товало это не понравилось, поделать он ничего не мог. В первую очередь потому, что крейсера Яголо были намного мощнее его собственных, а лунная база императора Туара была слишком крепким орешком и объявлять войну его империи из-за такого ничтожного повода, как захват Койсу Яголо, ему не то что не хотелось, а было строжайше запрещено, ведь в таком случае они разом могли потерять такого важного союзника, как планета Земля с её правителем Диком Бредли, успевшего создать в галактике империю ничуть не меньшую по числу миров, чем империя Туара Яголо, пусть и не такую мощную в военном отношении. Бракен Яголо прекрасно понимал, что рано или поздно в галактике начнётся большая война и первыми, по кому враг нанесёт свой удар, будет лунная база империи и имперский центр по культурному обмену, но это его не пугало.
   Бракен Яголо пошел по стопам своего деда и отца. В двенадцать лет он поступил в то же самое военное училище, в котором учился его отец и уже будучи курсантом узнал о том, что является внуком Верховного игота Тракана. Отец оказался именно таким, каким его описывала его мать и даже лучше, так как он был не только прекрасным офицером, который очень любил Лиису, но ещё и любящим отцом и самым строгим и требовательным его командиром. Как когда-то отец и дед, Бракен начал свою службу первым сержантом (такие звания ввёл в армии империи его дед), поскольку выбрал для себя имперскую космическую пехоту, а не имперский военный комофлот. В рядах имперской космической пехоты он принял участие в десятках военных компаний, с первого же дня служил в частях специального назначения и быстро завоевал уважение ветеранов своим мужеством и отвагой, заставив их позабыть о том, что он принц. На его молодость никто не обращал никакого внимания, поскольку все трако взрослели очень рано, уже к шестнадцати годам.
   Позднее принц Бракен перешел из космической пехоты в корпус военной разведки и дослужился в нём до чина полковника и отличился тем, что на его счету было целых семь планет, которые были освобождены от захватчиков и защищены от вторжения благодаря смелым и решительным действиям его отдельного диверсионно-разведывательного отряда. Дед, всякий раз вручая ему очередную награду, требовал, чтобы он перебрался на Тракан, но внук категорически отказывался и даже грозился вообще выйти в отставку, если ему не дадут сражаться там, где он был нужен больше всего. В конце концов дело кончилось тем, что ему было просто приказано со всем отрядом прибыть на Тракан и отправиться вместе с дедом на Землю, чтобы нести службу там.
   Так Бакен Яголо стал полковником Дорго Яголо, руководителем имперского центра по культурному обмену и командующим лунной базы войск контроля и сопровождения. То, что трако империи Тракана контролировали каждый шаг Товало на Земле, было известно всем землянам, но мало кто понимал, что именно или кого им было разрешено сопровождать. Однако, к словам никто не придирался и потому к ним относились вполне терпимо, хотя и побаивались, так как никто не знал о том, что именно творилось на лунной базе, которая была отстроена за каких-то три года и фактически являлась огромным пистолетом, приставленным к виску Дика Бредли. Это действительно было так, поскольку на борту каждого из тяжелых ударных крейсеров имелись ракеты с термоядерными боеголовками и они в пять минут могли уничтожить не только весь космофлот землян и Товало в Солнечной системе, но даже и саму Землю.
   За эти годы разведчики Бракена Яголо собрали огромный объём информации, который был во многом совершенно бесполезен для императора Туара и вот теперь на Земле появился такой человек, которому она могла бы пригодиться. Он обсуждал с дедом нечто подобное, давно уже предлагая начать изматывать врага диверсиями, но тот, вздыхая, просил его не торопить события и набраться терпения. Империя ещё не была готова к тому, чтобы нанести по своему врагу молниеносный удар такой силы, который моментально сломал бы ему хребет и лишил воли к сопротивлению. То, что на Земле появился террорист, назвавший себя Капитаном Свобода в честь героя комиксов, попахивало фарсом, если бы не одно единственное обстоятельство, - он, судя по всему, обладал таким оборудованием, которое позволяло ему проникнуть куда угодно и уже только поэтому представлял из себя колоссальную опасность для Дика Бредли и Эгерта Товало, а также для всех остальных звёздных негодяев если, конечно, ему будет оказана помощь и именно об этом мечтал теперь полковник Бракен Яголо, - выступить с ним одним фронтом.
  
   Через два часа десять минут после начала операции
  
   После двух с лишним часов напряженного ожидания, пленниками, наконец, занялся зловещий верзила в чёрной маске с зеркальными очками, который надел на лицо ещё и странного вида чёрный респиратор. Он вышел из оранжевой палатки и подошел к камере, в которой сидел, уставившись на носки своих надраенных туфель, моложавый мужчина в чёрном смокинге. Капитан Свобода, подойдя к нему, громко сказал изменённым с помощью электроники голосом:
   - Генерал Семёнов, встаньте. - Мужчина встал и оправил на себе смокинг, выдавая в себе военного, а Капитан Свобода, выключив сторожевое поле, жестом велел ему выйти и жестким, металлическим голосом продолжил - Генерал Семёнов, пятнадцать лет назад вы получили неопровержимые доказательства того, что на шестой отдельный полк ракетных войск стратегического назначения, дислоцированный вблизи города Малышанска, было совершено нападение американских войск при поддержке инопланетян и ничего не предприняли. Как командующий Приволжско-Уральским военным округом, вы могли оперативно отреагировать и нанести ответный ракетно-ядерный удар по врагу, могли возглавить страну в этот роковой момент, чёрт вас побери, но вместо этого струсили, предали свой народ, а потом вместе с остальными генералами просто легли под этих космических мерзавцев Товало и сдали им стратегические войска, всю армию и даже стали их прихвостнем, войдя в новое правительство России, составленное из всяческого отребья, подкармливаемого Западом. Вы предали свой народ, генерал, предали всё человечество планеты Земля и теперь ваш выбор весьма невелик, либо встать перед стреляющим взводом, либо избавить моих людей от этого.
   Капитан Свобода достал из кобуры большой воронёный пистолет, передёрнул затвор и протянул его рукоятью вперёд генералу Семёнову. Тот печально вздохнул, молча покивал головой, поднёс пистолет к виску и не закрывая глаз нажал на спусковой крючок. Выстрела между тем не последовало и генерал, швырнув пистолет на пол, громко закричал:
   - Ты, что, мерзавец, в игры решил со мной поиграть?
   Террорист молча вытянул вперёд руку и пистолет, словно подхваченный мощным магнитом, подскочил вверх. Он взял его в руку и вложил в кобуру, после чего тихо сказал по-русски:
   - Нет, Игорь Матвеевич, я не намерен шутить с вами. Просто я даю вам шанс искупить свою вину перед народом. Сейчас, когда вы фактически признались в том, что согласны с моими обвинениями, у вас есть право выбора - я или отправлю вас на свою базу, а потом переправлю в Россию, в которой даже сейчас находятся люди, которые выступают с оружием в руках против оккупантов, хотя делать это им всё труднее и труднее, или оставлю вас здесь, в Нью-Йорке, разбираться со своей собственной совестью. Если это вам неизвестно, то я скажу, оккупанты по прежнему не доверяют большинству русских людей оружия только по той причине, что они тотчас направляют его на них, хотя в России и хватает таких, кто спелись с ними, но они в этой стране были и раньше, задолго до того, как была уничтожена Москва. Я не стану вас неволить, генерал, вы можете вернуться на свой матрац и посмотреть на то, что здесь произойдёт, но вы можете отправиться в Россию, чтобы возглавить там подполье, если сможете, конечно, повести за собой людей. Всё необходимое будет вам для этого предоставлено. Выбирайте, только поскорее, что для вас важнее и дороже, ваша семья, с которой вряд ли что случится, поскольку я обязательно побеспокоюсь о том, чтобы ваша жена и невестка с внуками были переправлены в безопасное место, или ваш народ и ваша родина.
   Генерал Семёнов кивнул головой и сказал:
   - Ведите меня на свою базу, Капитан Свобода.
   Капитан Свобода молча повернулся и зашагал к оранжевой палатке, а генерал гордо вскинул голову и пошел в след за ним под настороженный негромкий гомон голосов. Кто-то из Товало негромко бросил ему в спину:
   - Если не я сам, то другие заставят тебя пожалеть о своём выборе. Ты проклянёшь этот день и час, мерзавец.
   Капитан Свобода не поворачивая головы скомандовал:
   - Ребята, немедленно разберитесь с этим уродом. Пора показать всем, что Капитан Свобода это самая страшная угроза для Дика Бредли с его марионеточным правительством Земли и всех траканцев, ведущих в галактике захватнические войны. Этот крикун звёздный воитель Гертан Товало, командующий имперским военно-космическим корпусом на Лерате. Он просто редкостный мерзавец и жестокий ублюдок, которого ненавидят его же собственные солдаты, а хорохорится он только по одной, прекрасно всем известной причине, - как и всякого другого высокого хо его возродят в самую первую очередь. Правда, он не знает о том, что диск с записью его памяти был мною похищен и сейчас находится в кейсе, стоящим на полу под трибуной. Поставьте его к окну и расстреляйте, но перед этим прямо у него на глазах уничтожьте диск. То, что он будет расстрелян за свои преступления, как солдат, а не будет сожжен на костре, так траканцы казнят тех трако, которые совершили самые чудовищные на их взгляд преступления, это то единственное, что я могу для него сделать.
   Столы к этому моменту были уже освобождены от тарелок и прочей посуды и потому Радко Младич, метнувшийся к трибуне, с громким стуком хлопнул по одному из них кейсом и, открыв его, через пару минуту с торжествующим видом достал позолоченный футляр с диском мнемозаписи и двинулся к клетке, в которой сидел звёздный воитель. Тот с ужасом увидел, что это действительно тот самый диск, который он сам всего лишь три дня назад лично опечатал на Лерате и положил в сейф. Радко достал из кобуры бластер, настроил его на минимальную мощность и, держа коробку двумя пальцами, сжег диск с мнемозаписью, после чего вытащил упирающегося траканца за шиворот из силовой клетки и потащил его к окну. Трое террористов тотчас направились туда же взводя на ходу автоматы. Капитан Свобода, не обращая на это никакого внимания, остановился у входа в палатку и первым пропустил в неё генерала Семёнова. Тот, войдя в палатку, шагнул в портал прохода и уже очутившись в пещере, спросил:
   - Капитан Бабич, Валерий, это ты?
   Капитан Свобода, сняв с головы шапочку, ответил:
   - Я, Игорь Матвеевич. - Подводя его к небольшому металлическому домику-балку, он спросил - Помнишь, генерал, что я сказал тебе, когда ты приказал своим контрразведчикам вытрясти из меня всю правде о взрывах в Малышанске? - Генерал огорчённо вздохнул и промолчал, а капитан Бабич напомнил ему - Я сказал тебе, что мы ещё встретимся и тебе будет стыдно смотреть мне в глаза потому, что ты предаёшь свою страну. Мне, честно говоря, плевать на то, что ты сейчас чувствуешь, генерал, но через несколько часов я действительно отправлю тебя туда, где пятнадцать лет назад была Москва. На этом месте и сейчас стоят руины. Американцы и их союзники из космоса так до сих пор там ничего не сделал только потому, что по ним в этих руинах стреляет буквально каждый камень. В Химках, этот город сохранился лучше других, я создал довольно большую подземную опорную базу, подобную этой, и натащил в неё оружия и снаряжения на добрую дивизию космической пехоты. Там даже имеются малые летающие танки на антигравах и два лёгких штурмовых крейсера. На поверхности вокруг моей московской базы полно руин, но в них и сейчас живут люди, настоящие патриоты. Америкосы и эти поганые тараканы Товало туда даже днём не суются, а ночью весь этот город для них и вовсе смертельно опасен, генерал, так что ты сможешь сколотить там себе целую армию, ну, а пока посиди в этом домике, подумай о том, что ты скажешь всем этим людям. В отличие от меня они могут поставить тебя к стенке и шлёпнуть тотчас, как только они получат доступ к складам с оружием. Извини, но у меня нет никаких оснований доверять тебе, Игорь Матвеевич. Один раз ты меня уже подвёл, поэтому какое-то время ты посидишь взаперти. Как только я освобожусь, то сразу же отправлю тебя в Москву. Внутри ты найдёшь компьютер, а в нём довольно подробную информацию о том, что сейчас в действительности творится в Москве и в России.
   Генерал кивнул головой и тихим голосом спросил:
   - Капитан, ты действительно можешь отправить мою семью в безопасное место? За сына я не беспокоюсь, он сейчас в России, в Питере, который ты тогда спас от уничтожения, а вот за внуков мне, честно говоря, страшно.
   Валерий усмехнулся и ответил:
   - Можешь не волноваться, твоя жена, невестка и оба внука уже сутки, как находятся на моей базе в Химках. Они проснутся ещё не скоро. Думаю, что ты к этому времени тоже будешь там, а своему сыну ты можешь послать эсэмэску. Тот ноутбук, что находится внутри, подсоединён к Интернету. Только учти, вся сеть находится под контролем спецслужб и хотя я законнектил этот компьютер через несколько сотен правительственных номеров, тебе нет смысла палить их понапрасну. Максимум полчаса на каждое соединение и отключайся, иначе всё, что ты станешь передавать после этого, станет известно америкосам и Товало.
   Капитан Бабич, проинструктировав генерала Семёнова, открыл дверь и жестом предложил ему войти внутрь. Тот хотел было сказать что-то, но, взглянув на бесстрастное лицо человека, некогда доставившего ему кассету с видеозаписью нападения на ракетную базу в Малышанске, вздохнул, опустил голову и молча вошел в домик. Валерий захлопнул дверь и, задвинув стальной засов, снова надел маску, очки и голосовой преобразователь, поднял с пола большой кофр, взял в другую руку чёрный кейс и вернулся в конференц-зал, где увидел, что бойцы его отряда уже поставили к стеклянной стенке звёздного воителя, но ещё не пустили его в расход. Поставив кофр и кейс возле стола он подошел к ним и хмурым голосом проворчал:
   - Ну, и чего мы ждём? Или вам стало жаль эту сволочь, убившую десятки миллионов жителей Лерата?
   Ему ответил Радко Младич:
   - Нет, командир, мы просто подумали, что ты захочешь сам дать команду стреляющему взводу, хотя он и невелик.
   Посмотрев на четырёх бойцов, вставших напротив бледного звёздного воителя, Капитан Свобода кивнул головой и, подойдя поближе, сказал:
   - Гертан Товало, ты можешь сказать несколько слов перед смертью. Твоё прощальное послание обязательно будет передано твоей семье или тому, кому ты пожелаешь его направить.
   Звёздный воитель посмотрел на террориста и прорычал:
   - Будь ты проклят, негодяй!
   Капитан Свобода рассмеялся и воскликнул:
   - Гертан, ты не поверишь, но Товало мне уже столько раз говорили это, что это уже даже не смешно. Неужели тебе действительно нечего сказать своим детям, жене, наконец? Пожелай им что-нибудь, прежде чем ты отправишься в ад.
   Выпрямившись и гордо вскинув голову, Гертан Товало громко крикнул:
   - Мой император скажет им обо всём лучше меня!
   Капитан Свобода покрутил головой и сказал:
   - Боюсь, Гертан, что твоему императору уже очень скоро будет не до твоей семьи, ведь его ждёт ещё более мучительная смерть. Ты хотя бы умрёшь, как солдат, а вот его сожгут из бластеров, как паршивую собаку, его же собственные звёздные воители. Уж, ты поверь мне, я вовсе не шучу. - Звёздный воитель дёрнулся и, собрав всё своё мужество в кулак, молча плюнул в сторону маленькой расстрельной команды и Капитан Свобода, резко взмахнув рукой, скомандовал - Отряд, пли!
   Тотчас глухо зафырчали автоматы и пули, прошив грудь траканца и разнося череп на куски, вышвырнули его труп через рассыпавшееся на тысячи осколков стекло наружу. К удивлению пленников все четверо террористов, пристегнув автоматы к поясу, отдали честь расстрелянному, чей труп, кувыркаясь в воздухе, летел к земле, после чего Радко Младич сказал:
   - Хотя верховный воитель Гертан Товало и был палачом множества народов, он всё же был храбрым солдатом. Пусть его смерть ляжет чёрным пятном на этого негодяя Эгерта Товало, возомнившего себя властителем всей галактики.
   Майкл Дженкинс, принимавший участие в расстреле, похлопал парня по плечу и улыбнувшись сказал:
   - Да, ты становишься философом, Радко, а философия это излишняя головная боль для солдата Сопротивления. Так вскоре ты начнёшь жалеть тех, из-за кого десятки миллионов людей находятся на каторгах. Вспомни лучше о сербах, изгнанных со своей земли, парень, почти весь твой народ Товало превратили в бессловесных послушных рабов, а американцы продают их, словно кухонные комбайны в этих проклятых бюро по предоставлению работников. Ещё совсем недавно ты прибирался в этом здании, а на ночь забирался в крохотный пенал и при этом тебе даже не был нужен надсмотрщик. Тебе хотя бы повезло в том, что твой босс не был гомосексуалистом и не трахал тебя, а вот тем женщинам, которых превратили в рабынь нового образца, повезло куда меньше, их трахает каждая собака, а они в ответ только улыбаются и благодарят этих скотов за доброту, но это ещё что, друг мой, они благодарят своих господ даже тогда, когда те из избивают их и потому моё самое большое желание, - перестрелять добрую половину населения этой долбанной Америки, а потом взяться за тех, кто все эти годы правил Великобританией.
   Со многими женщинами от этих слов снова началась истерика, но на этот раз Юдифь, которая тоже принимала участие в расстреле, не стала терпеть этого и, выпустив в потолок длинную очередь громким, полным ненависти голосом закричала:
   - Молчать, твари! Чтобы больше я не слышала ни единого звука, иначе следующую очередь я влеплю в вас.
   Капитан Бабич подошел к женщине, молча обнял её и погладил по коротко стриженной голове, приговаривая:
   - Успокойся, моя девочка, успокойся, скоро всё закончится. Пойдём, поможешь мне закрепить на растяжке одного скота. Тебе хорошо знакомо это дьявольское устройство, ведь тебя пытали в ней добрых полгода, причём настоящие мастера своего дела, не чета таким дилетантам, как мы с тобой. - После чего громко сказал - Эй, ребята, кто-нибудь принесите сюда экран и проекционный аппарат, пора показать нашим пленникам и гостям с Лерата, почему они оказались в таком незавидном положении.
   Ещё двое англичан, Стивен Дадли и Митчелл Тауэр, которые воевали с Товало один в Бразилии, а другой в Англии, быстро внесли в зал два телескопических штатива, длинный цилиндр и большой телевизионный проектор. Пока они устанавливали позади трибуны большой натяжной экран и проекционный аппарат высокой контрастности, Капитан Свобода вывел из силовой клетки Койсу Яголо, за которой всё это время внимательно наблюдала Иветта, чтобы предотвратить её самоубийство, а Юдифь Джонс здоровенного парня в генеральском мундире. Тот попытался было оказать ей сопротивление и даже завладеть её оружием, но дело закончилось тем, что негритянка выволокла его на середину зала и довольно основательно избила, после чего завернув руку генерала так, что тот согнулся в три погибели, пинками погнала к второй растяжке. Влепив ему ещё пару затрещин, она принялась сноровисто приковывать генерала с разбитой в кровь рожей к растяжке и как только сделал это, первым делом сорвала с его кителя погоны, после чего содрала с него сам китель, форменную рубашку и майку, оставив его стоять полуголым.
   Всё это сопровождалось истошными криками молодой на вид женщины и двух её дочерей, старшей из которых было не больше восемнадцати-девятнадцати лет. Это были жена и дочери генерала украинской армии Петра Омельченко. В то время как у генерала уже не было сил и желания сопротивляться, так как Юдифь отметелила его самым серьёзным образом и он только громко стонал, едва стоя на подгибающихся ногах, Койсу Яголо, когда Капитан Свобода подвёл её к растяжке, попыталась оказать ему сопротивление, но он вместо того, чтобы навешать ей оплеух, просто пшикнул в лицо из неизвестно как оказавшегося в его руках небольшого газового баллончика и та мгновенно оцепенела и больше не сопротивлялась. Быстро закрепив куэну на растяжке, зловещий великан-террорист притянул к себе баллон с бодрящим газом и, приведя Койсу в чувство, быстро направился к визжащей женщине и её рыдающим дочерям и крикнул:
   - Немедленно заткнитесь! Сейчас вы увидите, кем на самом деле является ваш муж и отец. Это ведь не человек, а самое настоящее чудовище, которое не достойно чьих-либо слёз. - После этого Капитан Свобода направил на них струю бодрящего газа, те быстро утихли, а он направился к кофру поднёс его к проекционному аппарату и пока Стив и Митч возились с аппаратурой, обратился ко всем остальным своим пленникам со следующими словами - Дамы и господа, прошу вашего внимания. Хотя вы не испытываете к нам никаких тёплых чувств, я всё же прошу вас успокоиться, так как кроме Койсу Яголо и этого ублюдка Петра Омельченко больше никто не пострадает. Во всяком случае от наших действий. Вскоре вам станет также понятно и то, почему я приказал расстрелять звёздного воителя Гертана Товало, который приходится двоюродным племянником Койсу.
   Генерал Омельченко при этих словах стал извиваться в растяжке и громко выкрикивать:
   - Паскуда! Сволочь!
   Юдифь в ответ на это сняла с пояса электрошокер и ткнула им несколько раз в живот генерала. Тот дико взвыл и мигом отрубился, а она, воткнув ему в рот резиновый кляп, застегнула его на застёжки сзади и, ткнув в него шокером ещё раз, сказала:
   - Это просто дерьмо собачье, а не мужчина. Когда меня схватили, то палачи Товало только через двое суток смогли услышать, как я кричу от боли. К тому же они от электрошока и побоев перешли к химии, а этого никто не способен выдержать.
   Капитан Свобода покрутил головой и сказал:
   - Вот даже как. Ты, верно, сделана из куда более прочного материала, чем я, моя девочка. К своему стыду я визжал, словно свинья, уже через каких-то три часа, когда меня стали пытать, а ещё через час полностью отрубился. Правда, когда меня вынули из растяжки и стали приводить в чувство, я вцепился в следователя Руаса Товало и перегрыз ему глотку, но это всё мелочи, хотя мне и приятно вспоминать, как он орал. Но особенно меня радовало, что после этого все Товало боялись ко мне приближаться, если я не был скован по рукам и ногам. - Повернув верньер на своём чёрном, ребристом респираторе, Капитан Свобода уже куда более громким голосом продолжил - Дамы и господа, поскольку я полностью уверен в том, что вас всех ни в малейшей степени не волнует то, что Москва и Малышанск были уничтожены американцами при помощи солдат из звёздного клана Товало и вам ничуть не жаль миллионы этих ни в чём невиновных людей, я хочу показать вам, какая участь постигла жителей планеты Лерат, на которую Товало после этого переселили почти всё население Китая. Господин Чжао Тай, неужели лично вас никогда не удивляло то, что ваш народ был переселён на такую планету, на которой были построены тысячи городов и все они выглядели не новостройками, а вполне обжитыми, хотя и не такими современными, как многие города Китая? На этой планете уже были построены фабричные корпуса и шахты, морские порты и железные дороги. Правда, вы не обнаружили в домах мебели, а на заводах и фабриках никакого оборудования, да, и никакого транспорта на этой планете тоже не было. Впрочем, удивляться тут нечему, ведь отступники Яголо и Товало вывезли с Лерата всё, на что только смогли наложить свою лапу. Картины и скульптуры, редкостной красоты мебель и роскошные ткани, в общем всё самое лучшее, что сумели создать лератцы, включая их самих за исключением детей и стариков. Их, как не способных трудиться, они уничтожили, как уничтожили все их кладбища, но многие ваши люди, господин Чжао Тай, тем не менее всё же находят в земле древние захоронения, а порой различные клады, которые прямо свидетельствуют о том, что на Лерате до вас уже жили почти точно такие же люди, как и вы сами, и вам это хорошо известно, так как это не мои догадки, а научный факт. Мне предъявить вам соответствующие видеозаписи, господин Чжао Тай?
   Правитель Лерата, который был на эту должность не назначен Диком Бредли, а избран народом четыре года назад, сидел на надувном диване в позе лотоса с совершенно невозмутимым лицом, как и все остальные члены лератской делегации. По ним сразу было видно, что они готовы к любому развитию ситуации и судя по тому, что уже несколько раз переговаривались друг с другом, готовы принять даже смерть. Президент Чжао Тай сложил ладони перед собой лодочкой и, поклонившись, на прекрасном английском громко сказал:
   - Мистер Капитан Свобода, я не раз получал подобного рода донесения и даже обращался с соответствующими запросами на Землю, но всякий раз мне отвечали, чтобы я занимался своими сегодняшними делами, думал о будущем Лерата и поменьше интересовался его прошлым, чтобы не лишить своих сограждан настоящего. Как достаточно образованный человек, я прекрасно понимаю, что нас поселили в чьём-то чужом мире и что его прежних хозяев, возможно, постигла трагическая участь, но что я мог поделать? Когда-то прежнему правительству Китая поставили весьма жесткий ультиматум, или все китайцы отправляются со всем своим скарбом, станками и оборудованием, автомобилями и всем прочим транспортом, включая корабли среднего тоннажа на совершенно пустую планету, где для них уже были построены прекрасные города, или они будут поголовно истреблены, став жертвой смертельно опасного для одних только китайцев вируса. Естественно, что в таких условиях нельзя было не согласиться и за каких-то три года нас всех переселили на Лерат. Теперь, когда на Земле осталось менее пятидесяти миллионов китайцев, Америка уже не боится желтой угрозы, но зато Лерат является совершенно беззащитным миром, мистер Капитан Свобода. У нас нет даже своей армии и всё, что мы имеем, это полицейских, вооруженных даже не пистолетами и ружьями, а парализующим оружием. Наши гангстеры и то вооружены лучше и лишь только потому, что мы прекрасно организованы и наша полиция не дремлет, ситуация ещё не вышла из-под контроля. Поэтому вам трудно будет обвинить нас в том, что мы захватили Лерат. Вы можете обвинить нас в чём угодно, но только не в этом, и я готов понести самое суровое наказание лишь за то, что китайская армия в своё время не выступила с оружием в руках против американских захватчиков и их инопланетных союзников.
   Капитан Свобода громко сказал в ответ:
   - А я и не собираюсь вас ни в чём обвинять, господин Чжао Тай, как и не собираюсь наказывать вас за что-либо. Ни вы лично, ни весь китайский народ ни в чём не виноваты, но в одном я могу вас заверить со всей ответственностью, власти Яголо в вашем мире, ведь вы все фактически принадлежите этим отступникам, как и военному присутствию Товало на Лерате пришел конец. Правда, защитить вас сможет один только император Туар, так как лично у меня нет под рукой космического флота, который я мог бы послать на защиту Лерата. Впрочем разговор сейчас идёт не об этом, а о том, какие именно преступления совершили на Лерате отступники Яголо, войска Товало и солдаты-наёмники с Земли под командованием генерала Омельченко, а это были преимущественно албанцы, крымские татары, палестинцы и афганские талибы, возглавляемые и вдохновляемые Аль-Каидой. Не моё дело судить о том, по своей собственной воле все эти люди сделались преступниками или нет, но они пролили на Лерате столько крови, что меня охватывает ужас, когда я об этом думаю. Жители Москвы и Малышанска по крайней мере умерли практически мгновенно и большинство из них даже не успело понять, что произошло, а вот лератцев травили, как зверей, не один месяц, а детей вместе с теми, кто был старше сорока пяти лет, там убивали на глазах у тех, кого можно было приставить к работе. Ну, за это Яголо и Товало ещё ответят, как ответят сполна и все наёмники, а теперь, дамы и господа, всё внимание на экран и клянусь вам всем самым святым для меня, если кто-то откажется смотреть на это, того я разорву в клочья своими руками!
   Свою угрозу Капитан Свобода буквально проревел каким-то нечеловеческим голосом, заставив всех моментально повернуться к большому экрану, занимающему чуть ли не всю стену. Он подошел к проектору и включил его. Тотчас на экране появилось изображение зелёного низкого холма, на плоской вершине которого стоял красивый трёхэтажный дворец. Перед дворцом была расположена довольно большая площадь, вся заполненная народом, от которой вниз вела широкая лестница с несколькими десятками ступенек, а перед ней располагался большой фонтан круглой формы, но над его скульптурной композицией не вздымались кверху струи воды. От площади перед дворцом к фонтану был проложен стальной желоб и наверху возле него стояли Гертан Товало, Койсу Яголо и генерал Пётр Омельченко, который жесткой хватко держал в руках белокурую девочку лет четырёх. Девочка кричала и, явно, звала мать на помощь, а та была рядом и билась в руках двух небритых мордоворотов восточного вида.
   Впрочем, кричала не одна только эта маленькая девочка и её мать, в ужасе кричали все лератцы. На лестнице уже и без того лежало несколько десятков обезглавленных трупов, а ещё один был положен так, чтобы его кровь стекала по желобу в бассейн фонтана, заполненный почти наполовину. Койсу Яголо весело хохотала и слегка помахивала мечом, а когда обезглавленный труп убрали из-под её ног, одним ударом отсекла девочке голову и почти все люди, кто находился в конференц-зале, вскочили на ноги и громко закричали. Многие женщины упали в обморок, но террористы снова прошли по залу с синими баллонами, привели всех в чувство и громкими, злыми окриками заставили смотреть, что будет дальше. При этом они не стеснялись не только стрелять в потолок, но и входить в клетки, чтобы надавать некоторым слабонервным дамочкам звонких пощёчин, выкрикивая:
   - Что, не нравится смотреть на это? Тварь, хотя я и не знала таких подробностей, от заложенных мною бомб подохло немало этих мерзавцев Товало и их пособников. Если бы я видела всё это раньше, то стала бы убивать всех американцев и траканцев подряд, а не одних только военных. Вы заслужили это, жестокие твари, ведь вы голосовали за своего президента Бриджеса уже в пятый раз вопреки своим же собственным законам. - Кричала в лицо какой-то американке Катрин Менцель.
   Юсуф Фейсал, ухватив за волосы другую американку, громко орал ей прямо в ухо:
   - Смотри на экран, дамочка! Полюбуйся, зачем этим ублюдкам Товало нужны солдаты! Клянусь Аллахом, я не успокоюсь до тех пор, пока не перережу горло последнему из тех нечестивых скотов, кто записался в имперский космический корпус колонизации и завоевывал миры для вашего хозяина Дика Бредли и этого негодяя императора Эгерта. Это шайтаны, а не люди! Им всем нет и не может быть никакого прощения, только смерть!
   Капитан Свобода не стал показывать всего видеофильма, записанного кем-то из людей генерала Омельченко, первым проложившего землянам такую кровавую дорогу в космос. Вскоре пошли кадры, на которых он и Койсу разделись донага и пока его солдаты укладывали трупы на лужайке вокруг фонтана, купались в крови невинных жертв лератской бойни. После этого они выбрались из фонтана и, весело смеясь, взявшись за руки побежали во дворец, оставляя на белом мраморе кровавые следы. Эпилог был не менее ужасным. Встав неподалёку, солдаты стали бросать на трупы какие-то зелёные цилиндрические предметы размером с банку из-под кока-колы. Они лопались и из них стала вытекать какая-то густая, быстро пенящаяся чем-то буро-зелёным жидкость. Эта бурая пена на воздухе быстро увеличивалась в объёме и вскоре покрыла собой все обезглавленные тела.
   Несколько таких гранат было брошено в бассейн. Снова последовал переход вперёд, судя по теням от деревьев часа на три, и все увидели, что вся лужайка покрылась чем-то вроде тонко измельчённого компоста. Снова промелькнули кадры и все увидели тот же беломраморный дворец и тот же бассейн, вокруг которого цвели роскошные кусты белых роз. Пётр Омельченко вместе с женой сидел на бортике бассейна и та весело смеялась наблюдая за тем, как резвятся её дочери. Ярко светило солнце, по синему небу бежали кудрявые облака и ничто не говорило о том, что совсем недавно, всего каких-то два года на этом месте разыгралась страшная трагедия. Капитан Свобода, выключив проектор, показывая всем точно такой же зелёный цилиндр сказал, обращаясь к жене генерала Омельченко громко сказал:
   - Ольга, вот теперь твои дочери будут точно знать, почему на той лужайке так пышно растут розы. Ты-то знала об этом давно потому, что не раз смотрела эту запись, диск с которой лежит в сейфе твоего мужа. Как ты могла жить с таким чудовищем? Ты, наверное, испытала от этого зрелища не один оргазм, ведь копия этого диска лежит и в твоём тайнике. Ну, что же, не мне судить тебя за то, что ты такая гнусная тварь. Пусть это сделают за меня твои дочери, если у них, конечно, есть сердце.
   Обе заплаканные девушки, которые с бледными от ужаса лицами смотрели на все эти зверства, с криком почти одновременно бросились прочь от своей матери. Рядом с их клеткой стояли Нина и Жюли, благодаря которым они смогли выбежать, зато их мать, красную от стыда, как рак, попытавшуюся броситься за ними, силовое поле остановило и отшвырнуло назад. Обе террористки хотя и были закованы в чёрную броню, словно рыцари, обняли рыдающих девушек и принялись нежно гладить их по плечам, после чего отвели их подальше в угол и, усадив на надувной диван, дали им успокоительного. Нина осталась с ними, а Жюли быстро вернулась назад. Капитан Свобода смотрел на всё молча и поскольку его лицо было закрыто чёрной маской и зеркальными очками, никто не мог знать, что творилось у него на душе в этот момент.
   Он сделал руками жесты, чтобы все садились и большинство зрителей, преимущественно людей, со стоном буквально попадали на матрацы. Высокий, мощный, атлетически сложенный китаец, стоявший рядом с Чжао Таем, что-то негромко сказал своему президенту по-китайски и тот, тихо ответив, кивнул ему головой. Китаец-атлет поклонился, после чего встал, отошел назад, молниеносно выхватил из-за воротника смокинга какой-то полупрозрачный кинжал и с разбегу бросился на сторожевое поле, которое всё же можно было преодолеть, если ударить по нему очень быстро и с огромной силой, что он и сделал. Раздался громкий электрический треск и этот громила, смокинг которого тотчас превратился в лохмотья, с окровавленным и обожженным лицом с диким, свирепым криком бросился на Петра Омельченко, но был перехвачен буквально в полуметре от него капитаном Бабичем. Подтянув этого отважного парня поближе к себе, он сказал ему укоризненно:
   - Друг, я понимаю твоё негодование, видно у тебя самого есть дети, но этого подонка ждёт куда более мучительная смерть. А теперь спрячь свой кинжал и пусть мои девочки обработают твои раны и переоденут тебя во что-нибудь. Извини, но кроме солдатского обмундирования у нас ничего нет, поэтому тебе придётся обойтись тем, что у нас есть.
   Капитан Свобода отпустил парня и тот, отправив кинжал в ножны спрятанные за спиной, поклонился и сказал:
   - А я и есть солдат, Капитан Свобода. Меня зовут Хань Фейджу, я полковник народной освободительной армии Китая, но это в прошлом, а потому прошу тебя, дай мне возможность в знак того, что мой народ никогда не простит этих палачей, убить этого подонка так, как ты того желаешь.
   Валерий непроизвольно почесал затылок через шапочку маску и, громко вздохнув, сказал:
   - Ладно, полковник Фейджу, будь по твоему. Только сначала пойди и переоденься, только побыстрее и, пожалуйста, без глупостей, мои ребята не любят ни шуток, ни шутников.
   В сопровождении двоих верзил полковник зашел в палатку и вернулся уже через десять минут одетый в камуфляжной расцветки куртку, штаны и бутсы. Его голова была покрыта чёрным беретом, а ссадины и порезы на лице покрыты мазками медицинского биогеля. За это время вся лератская делегация уже была выпущена из своих клеток, это было всего девять человек, посажена на стулья перед экраном, а проектор и трибуна занесены за него. Полковник Фейджу строевым шагом подошел к капитану Бабичу, отдал ему честь и замер по стойке смирно. Валерий кивнул ему и, снова подняв вверх зелёный цилиндр сказал:
   - Дамы и господа, то что вы видите в моей руке есть ничто иное, как экологическая граната. Это не изобретение учёных Товало, а чисто американское изделие. Оно было разработано по заказу Пентагона тогда, когда траканцами на Земле ещё и не пахло. Точнее они уже были на Земле, но об этом знало только считанное число людей. Эгерт Товало как-то раз пожаловался Дику Бредли, вашему подлинному властелину, что их самая большая проблема это утилизация трупов и тогда американские учёные-биологи вывели таких бактерий, которые с невероятной скоростью способны пожирать не только плоть людей и животных, но и шерсть, пластик, резину и многое другое, кроме живых растений. Дерево и сухую траву они тоже пожирают. Так вот, дамы и господа, на Лерате солдаты колонизационного корпуса не очень-то церемонились с теми, кого выбраковали Яголо. Они не тратили на них патронов и не рубили им головы, а просто сгоняли в кучу и забрасывали экологическими гранатами. Это была хотя и довольно быстрая, но очень мучительная смерть и вы в этом сейчас убедитесь сами. - Передав экологическую гранату в руки китайца, он сказал - Сорвите вот эту скобу, полковник Фейджу, и сразу же бросайте гранату в этого ублюдка. Она моментально приклеится к нему. Только не медлите, иначе я буду вынужден отрубить вам руку по локоть и постарайтесь не попасть ему в голову. Так он сдохнет очень быстро. Прилепите её к животу и тогда двадцать минут жутких мучений ему будут гарантированы.
   Полковник Фейджу понимающе кивнул головой и подошел к генералу Омельченко. Посмотрев ему прямо в глаза, он сказал:
   - На Лерате тебя слишком хорошо охраняли твои дружки Яголо и Товало, мерзавец, а потому ни я, ни мои люди не могли к тебе подобраться. Я мечтал убить тебя здесь, на Земле, и теперь моя мечта сбылась. Мне всё было известно о твоих преступлениях на Лерате задолго до этого дня. Несколько тысяч лератцев сумели всё же спастись и мы всё это время их очень хорошо прятали от Яголо. Я лично убил нескольких своих людей только за то, что они тайком хотели покинуть то место, где сейчас живут лератцы. Теперь я смогу сообщить лератцам радостную весть о том, что ты сдох, как трусливый шакал.
   Сказав эти слова трясущемуся и тихо воющему на одной ноте генералу, полковник взял гранату в левую руку и отпустил ему несколько таких затрещин, что голова у того дёрнулась из стороны в сторону, после чего опустился на колени. Достав из ножен свой полупрозрачный кинжал, он распорол штанины на его скованных стальными браслетами ногах, после чего поставил экологическую гранату на стальную платформу полутораметрового диаметра сдернул скобу, прытко отскочил назад, встал, подошел к террористу и, снова отдав ему честь, сказал:
   - Благодарю тебя, Капитан Свобода, теперь мне нужно будет исполнить дел на одну клятву меньше и если я не погибну, то завершая каждое, буду вспоминать тебя.
   Валерий ответил ему:
   - Не погибнешь, парень, а теперь ступай к своим друзьям.
   Бурая пена тем временем уже покрыла ноги генерала Омельченко до колен и он завизжал диким голосом. Хотя Юдифь и заткнула ему рот кляпом, но он и с ним утробно ревел, пока бурая пена не окутала его с ног до головы, что произошло, однако, не сразу, а примерно через полчаса, но и после этого стоявший торчком бурый ком ещё минут пять дёргался, пока не осел кучей рыхлого, сухого, слабо пахнущего компоста. Как только казнь завершилась, Капитан Свобода подошел к Койсу, снял очки и пристально посмотрел ей в глаза, отчего ту моментально заколотило, словно в припадке.
   Траканская растяжка представляла из себя довольно интересное сооружение. На полу лежала стальная крестовина, на которой покоился складной стальной диск полутораметрового диаметра с бортиками высотой сантиметров в двенадцать, чтобы кровь не заливала пол. Из концов крестовины вверх на три метра поднимались три цилиндрические стойки диаметром в пять сантиметров и внутри квадрата, образованного ими, свободно поднимались и опускались три больших, стальных плоских кольца, от которых к стальным браслетам на шее, руках, поясе и ногах шли гофрированные стальные поводки толщиной в три сантиметра, которые могли изгибаться под любым углом, растягиваться и сжиматься в большой силой, делая с жертвой закреплённой в растяжке всё, что угодно и причинять ей при этом невероятные мучения буквально разрывая её на части. Такое приспособление имелось в каждой камере пыток.
   Посмотрев а глаза Койсу, Капитан Свобода подошел к столу, взял с него большой кейс, который принёс в зал вместе с кофром, и направился к одному из пленников, здоровенному чернокожему парню, который, сбросив с себя смокинг и туфли, сидел на матраце подобрав под себя ноги, курил сигару и попивал пиво с невозмутимым видом. Парень, посмотрев на террориста, с которым был примерно одного роста если не чуть выше, допил пиво, проломил пальцем крышку банки, воткнув в неё сигару, не спеша встал и, нащупав ногами туфли, воткнул в них ноги. Валерий, достав пульт, подошел к его клетке вплотную и спросил:
   - Ты ведь Билл Мерфи, профессиональный боксёр и любовник Койсу Яголо, парень?
   Тот усмехнулся и ответил:
   - Любовник это слишком громко сказано, мистер Свобода. Скорее уж я племенной жеребец, которого подвели к кобыле вопреки его желанию и боюсь, что мне не пришлось бы жить слишком долго, если бы я отказался. К тому же мне весьма неплохо заплатили, чтобы я ублажал эту злобную суку.
   Валерий кивнул головой и снова спросил:
   - Ты хочешь выбраться отсюда поскорее?
   Боксёр усмехнулся и сказал:
   - Разумеется. Какой же дурак этого не хочет, мистер Свобода. Что я должен для этого сделать, задушить Койсу? Если так, то я согласен. Жалею, что не сделал этого раньше. Эта тварь вполне достойна того, чтобы её сожгли живьём на костре. Животное.
   Капитан Свобода выключил сторожевое поле с сказал:
   - Пойдём, Билл, я объясню тебе, что от тебя требуется. Тебе будет не сложно это сделать. Тем более, что ты проделывал это с ней уже не раз. - Валерий подвёл Билла Мерфи поближе к Койсу Яголо, притянул к себе один из столов и, положив на него кейс, открыл его и показал боксёру, приглянувшемуся куэне, пачки радужных банкнот - Здесь ровно пятьдесят миллионов туаров, Билли. Все эти деньги я заработал честно, украв их Товало, и они будут твоими. Это моя плата за то, что ты обесчестишь всех тех Яголо, которые откололись от своего игота, чем нанесли ему неслыханное оскорбление, но пока Койсу их куэна, он не смеет тронуть их и пальцем, ведь она является его женой только по той причине, что досталась ему по наследству после гибели его старшего брата. Если ты изнасилуешь Койсу на глазах отщепенцев Яголо и её сородичей Товало, то ты фактически бесчестишь два клана, но Товало это ещё переживут, хотя всех тех, кто это видел и никак этому не воспрепятствовал, теперь ждёт мучительная смерть на костре, а вот для тех Яголо, кто после этого не приползёт на коленях к императору Туару, это будет полный звездец. Любой, даже самый задрипанный звёздный игот, сможет их всех поработить с одной лишь рогаткой в руках, если только у него будет на руках видеозапись их позора, только такого не случится. Крейсера императора Туара будут на их планетах гораздо раньше. Тебе это тоже грозит неприятностями и если тебя поймают Товало, смерть твоя будет очень долгой и мучительной, причём убивать тебя будут не один десяток раз, но как раз тебе это не грозит, поскольку я немедленно отправлю тебя прямиком во дворец императора Туара, где тебя встретят, как национального героя Траканской звёздной империи, а после этого Товало в твою сторону даже посмотреть не посмеют. Что ты мне на это скажешь? Ты согласен совершить совершенно отвратительный поступок с точки зрения земной морали и этики, который на Тракане все будут рассматривать не просто, как единственно возможный способ смыть позор с клана Яголо, но и как самый настоящий подвиг? Хотя это и звучит дико, по древним траканским обычаям это действительно так.
   Боксёр заулыбался и радостно воскликнул:
   - Мистер Свобода, да, мне за это и денег не надо! Я эту тварь так отдеру, что она будет выть, как волчица.
   Койсу немедленно завизжала:
   - Билли, не делай этого умо...
   Закончить фразу она не успела, так как Юдифь со своими кляпами снова была тут как тут и, залепив ей пощёчину, быстро пресекла все её излияния. Капитан Свобода благодарно кивнул ей головой и, помотав головой, сказал:
   - Нет, парень, деньги ты непременно возьмёшь, иначе поломаешь мне всю картину. Тут всё нужно сделать строго по правилам. Ну, а если тебе будет противно пользоваться ими, то можешь отдать их дочерям того мерзавца, которого я только что сгноил. Я намерен отправить их вместе с тобой к императору Туару. Ты же и скажешь ему, что если он не отнесётся к ним по доброму, то наживёт себе врага в моём лице. Поскольку я этого парня ещё не проверял на вшивость, мне будет совсем не лишне предупредить его на этот счёт. А теперь слушай меня внимательно, Билли, первым делом ты должен сорвать с неё платье, но не абы как, а ухватив за петельки, пришитые на плечах. При этом оторвётся только лиф спереди. После этого я разверну её на растяжке и ты, ухватившись за петельки на поясе, сорвёшь с неё юбку, после чего наступит черёд оголить её спину. Затем ты выдернешь её гребень, его обратная сторона острая, как нож, и отрежешь им косы, ну, а после этого наступит черёд нижнего белья и здесь самое важное сначала сорвать с неё две нижние юбки, трусов она, как ты знаешь, никогда не носит, и в самую последнюю очередь ты должен сорвать с её груди ланеры, это такие эластичные чашечки, которые поддерживают её сиськи. Они имеют особое значение. Когда ты её трахнешь, то подотрёшь её ими и прижмёшь их к её синим ланурам на заднице, тогда они отпечатаются на ланерах и это будет служить доказательством того, что изнасилование носило сугубо ритуальный характер. Таким весьма странным образом, Билли, ты спасёшь не много ни мало, а целых семь миров, захваченных этими скотами Яголо, а уж как тебе будет благодарен император Туар и все те Яголо, которые верны своему иготу, я даже и сказать тебе этого не смогу.
   - Мне всё понятно, мистер Свобода, хотя я и боксёр, мало кто умудрялся достать до моей головы кулаком, а потому с мозгами у меня всё в полном порядке и память прекрасная.
   Билл Мерфи не спеша сделал всё, что от него требовалось. Пока он срывал по частям с Койсу одежду, а она стояла в растяжке, как тот бородатый тип с рисунка Дюрера, показывающего пропорции человеческого тела, куэна ещё извивалась своим сильным и красивым, прекрасно натренированным молодым телом, но как только её бывший любовник срезал её косы, затихла, словно потеряв сознание. Капитан Свобода с помощью растяжки поставил её во всем известную членистоногую позу и чернокожий верзила, держа в руках её ланеры, не спеша расстегнул ширинку и достал своё хозяйство, способное поспорить размерами с палкой финского сервелата. Когда он приступил к последней фазе опускания самозваного звёздного клана Яголо ниже плинтуса, Койсу встрепенулась и хрипло замычала сквозь кляп, но, явно, не от удовольствия. В этот момент ей было уже не до оргазма, поскольку Капитан Свобода уничтожил не только её, но и весь звёздный клан Яголо, который в случае смерти императора Туара мог претендовать на всю его империю.
   Когда всё закончилось, Иветта и Жюли вынули совершенно обезумевшую и уже ни на что не реагирующую Койсу из растяжки, надели на неё длинную рубаху из чёрной фланели, а Капитан Свобода аккуратно сложил её разорванное платье на верхнюю из двух нижних юбок, и, положив сверху её длинные, чёрные косы, связал всё в узел. Золотой гребень с острой, словно бритва, кромкой, которым Койсу могла перерезать себе горло, но почему-то даже не попыталась сделать этого, он вместе с лазерным диском вручил с поклоном президенту Чжао Таю и сказал вполголоса:
   - Господин президент, через некоторое время я доставлю вас не просто в безопасное место, а в самое безопасное место в этой части галактики и при этом постараюсь сделать так, что Лерату уже не будет угрожать никакая опасность. Этот гребень вы вручите самому старшему офицеру из тех Яголо, которые преданы своему иготу до последнего дыхания. После того, как вы доберётесь до Лерата, истинные Яголо сами решат судьбу всех отщепенцев и вам будет лучше не вмешиваться в их клановые разборки, а они будут довольно кровавыми, ну, а после этого ваша жизнь сделается совсем иной, господин президент, только не забывайте, пожалуйста, о том, что вы живёте на чужой планете. У Яголо более семисот миллионов рабов с Лерата и всех их вам нужно будет принять, как братьев, если вы не хотите снова встретиться со мной. Я достаточно ясно выразил вам свою мысль?
   Президент быстро кивнул головой и поторопился сказать:
   - Капитан Свобода, я первый выеду из своего президентского дворца и стану жить в палатке посреди капустного поля, лишь бы все жители Лерата поскорее простили нас. Боюсь, что путь на Землю в ближайшее время для нас будет заказан и к тому же мы уже привыкли к этой планете. Поэтому мы сделаем всё, что только можно, лишь бы лератцы приняли нас в своём мире.
   - На этот счёт вы можете не волноваться, господин президент. - Сказал Валерий - Хотя я лично и не знаком с императором Яголо, он не такой дурак, чтобы разбрасываться людьми, тем более такими талантливыми и трудолюбивыми, как ваш народ. Он найдёт, чем отблагодарить лератцев за покладистость, а теперь извините меня, я должен продолжить свою работу. Скоро всё закончится, Товало уже грузятся на штурмовой корабль.
   Капитан Свобода подошел к Биллу Мерфи и вложил ему в одну руку кейс с деньгами, в другую узелок с тряпьём Койсу и повёл в палатку. Когда боксёр проходил мимо кого-то из Товало, тот выкрикнул в его адрес какую-то угрозу, но это не возымело никакого действия. Возле самой палатки Валерий остановился, жестом подозвал дочерей генерала и спросил их:
   - Девочки, вы хотите остаться с матерью или отправитесь на Тракан? Там к вам отнесутся с должным уважением, а что будет с вами на Земле, я даже не берусь предсказать. На Лерате, как вы понимаете, вас не ждёт ничего хорошего.
   Старшая из девушек тихо ответила:
   - После того, что я увидела и узнала, эти люди стали для меня чужими, Капитан Свобода. Не знаю как моя сестра, но лично я хочу убраться отсюда подальше и поскорее обо всём забыть.
   Её сестра, всхлипнув, сказала:
   - Я тоже, дяденька.
   Капитан Бабич впустил в палатку сначала девушек, потом боксёра, затем вошел сам и подтолкнул всех троих к порталу прохода. В пещере, снимая с головы маску, он сказал:
   - Вот и правильно, девочки, там вам не нужно будет никому и ничего объяснять. Вы можете сразу же назвать себя кем угодно, а Билли вас не выдаст. Вы, конечно, рано или поздно простите меня за всё, что я здесь натворил хотя бы потому, что во многих мирах галактики идёт война и если я её не остановлю, то уже довольно скоро она прокатится по всем мирам, а этого нельзя допустить. То, что творил на Лерате ваш отец, является едва ли не практикой во всех тех мирах, которые захватывают с помощью солдат-наёмников с Земли траканцы.
   Билл Мерфи сунул в руку старшей дочери генерала Омельченко кейс с деньгами и сказал непреклонным тоном:
   - Возьми эти деньги, девочка. Тебе и твоей сестре они пригодятся, а я самый лучший боксёр во всей галактике и потому легко смогу заработать себе сколько угодно денег на ринге. К тому же на Тракане очень любят бокс, я там уже выступал два раза и все обитатели этой планеты знают Большого Билла.
   Девушка взглянула на Капитана Свободу и тот сказал ей:
   - Бери, девочка, Билли прав. Он большой парень и своими здоровенными кулаками сумеет заработать себе столько денег, что ему и не сосчитать. Правда, я не уверен, что император Туар разрешит ему теперь выйти на ринг. А сейчас приготовьтесь, через пару минут вы будете уже на Тракане. - Валерий подошел к своей установке и, записав в память компьютера последние координаты, быстро ввёл в него новые. Через пару минут на экране высветился просторный холл и он сказал - Значит так, Билли, всего три шага и ты окажешься во дворце Туара. Как только ты увидишь кого-либо, сразу же вопи что есть мочи: - "Я принёс вашему императору косы предательницы Койсу, срочно позовите сюда его самого или принца Фосбора". Ну, а я не стану убирать портал, а только уменьшу его и буду за всем наблюдать отсюда и если кто-нибудь вякнут хоть слово не так, немедленно вмешаюсь. В общем до тех пор, пока не буду убеждён в том, что с вами всё в порядке, я вас одних не оставлю, поэтому ты можешь смело входить во дворец. Ты будешь в нём желанным гостем.
   Билл Мерфи решительно шагнул в портал, а вслед за ним в него вошли и девушки. Боксёр, не дожидаясь, когда кто-нибудь к нему выйдет, изо всех сил заорал, извещая всех о том, с чем он прибыл и буквально через пару минут перед ним стояло с десяток Яголо с вытаращенными глазами и он повторил то, что сказал ранее. Тот план дворца императора, который предоставила ему Райна Калимастра, оказался довольно точным и он отправил всех троих землян прямо в зал расположенный неподалёку от кабинета императора. К счастью император Туар в тот момент находился там и примчался уже через несколько минут. Растолкав толпу своих придворных, он подошел и взволнованно спросил:
   - Парень, я не ослышался, ты действительно принёс мне косы куэны отступников, моей жены Койсу Яголо?
   Билл Мерфи тряхнул у него под носом узелком и сказал:
   - Вот они, император Туар, но прежде, чем ты их получишь, пообещай мне, что позаботишься об этих бедных девочках. Они недавно потеряли родителей и нуждаются в покровителе.
   Император властно поднял руку и сказал:
   - Можешь не волноваться об их судьбе, друг мой, принцесса Лииса станет для них всё равно, что родной матерью, а тебя, друг мой, ждут такие почести на Тракане, о которых ты не мог и помыслить. Ты принёс мне самую радостную весть, о которой я только мог мечтать. Поверь, я действительно ни о чём подобном даже никогда и не мечтал. Назови мне своё имя, брат, чтобы я немедленно объявил всем Яголо о том, что нашелся тот, очистил их клан от позора. Сегодня же будет проведена церемония нашего с тобой братания. Как зовут тебя, брат мой.
   Бывший боксёр, опешив от этих слов, сунул в руки узел с платьем, косами и диском с порноказнью, оторопело побормотал:
   - Ваше величество, да, я и не думал ни о какой награде. Капитан Свобода заплатил мне за то, что я сделал, но я отказался от его денег. - При этих словах Туар Яголо испуганно вздрогнул, но Билл Мерфи, увидев это поторопился сказать - Нет, я их взял, конечно, ведь он, как бы нанял меня, чтобы я стал палачом Койсу, но я отдал их этим девочкам. После того, как я увидел, что это чудовище творило на Лерате, мне захотелось задушить эту тварь, но Капитан Свобода объяснил мне, что нужно сделать, чтобы уничтожить её по вашим обычаям и я всё сделал так, как он сказал, но мне и после этого хочется разорвать её в клочья.
   Император, отдав узел какому-то парню в расшитом золотыми позументами мундире, обнял боксёра и сказал:
   - Билли, брат мой, я счастлив слышать это. То, что ты отдал деньги, уплаченные тебе за совершение этого древнего обряда, дело десятое, главное, что ты совершил его с соблюдением всех правил. Гражданская казнь отступницы свершилась и теперь ты будешь иготом клана Яголо, как мой названный брат. Я ведь Верховный игот Тракана и император Траканской звёздной империи, а принц Фосбор мой официальный наследник. Теперь, когда у Яголо есть, наконец, звёздный игот, мы сможем остановить Товало и остальных звёздных иготов и освободить все захваченные ими миры. Пошли, парень, мне о многом нужно тебе рассказать.
   Капитан Бабич, услышав эти слова через небольшой портал, через который не пролезла бы и кошка, удовлетворённо хмыкнул подивившись тому, как высоко взлетел чернокожий боксёр. Он выключил генератор, чтобы через минуту снова включить его и вернуться в конференц-зал. На этот раз он вошел в него толкая перед собой стол с колёсиками, на котором лежали шлемы его бойцов, да, и на его голове красовался точно такой же шлем, и таща за собой большую платформу. На ней стояло в два ряда несколько десятков стальных, хромированных контейнеров. Отряд специального назначения "Звёздные барсы" был уже на подходе, а это означало, что уже очень скоро им придётся снова хорошенько побегать и позаботиться о непрошенных гостях так, чтобы все Товало надолго запомнили его первый теракт.
  
   Через пять часов сорок восемь минут после начала операции
  
   Транспорт с отрядом спецназа Товало завис ровно через пять минут после того, как исчез телевизионный сигнал, передаваемый из здания Конгресса Наций телекамерами, установленными капитаном Бабичем, а силовое поле сделалось почти непроницаемым для оптических сканеров. Буквально тремя минутами раньше из конференц-зала выбежала большая толпа испуганных людей и помчалась по лестнице вниз, но перед этим были взорваны звуковые гранаты и парализующие бомбы, размещённые под потолками не только на верхних этажах, но и внизу, в холле. Эти взрывы сделали их путь вполне безопасным и пока спецназовцы спохватились, очень многие люди сумели не только спуститься на лифтах вниз, но даже покинуть здание. Джон Мак-Грегор, смотревший на весь этот бедлам с восхищением, весёлым голосом воскликнул:
   - Идиоты, куда они лезут! Ведь там же уже никого нет. Вот будет славно, если этот парень возьмёт и подорвёт их всех.
   - Нет, Джонни, они не идиоты. - Возразил ему Бракен - Это их последний шанс. Они надеются вытащить эту трусливую тварь оттуда, чтобы потом всё представить так, словно вообще ничего не случилось. Если им удастся это сделать, то они быстро приведут Койсу в порядок и тотчас в галактике начнётся бешенная гонка. Первым делом они постараются не выпустить ни одного космического корабля из Солнечной системы, на котором Билл Мерфи сможет добраться до Тракана, чтобы доставить императору Туару свои трофеи.
   Пристально посмотрев на своего начальника, Джон Мак-Грегор тихим голосом спросил:
   - Тогда почему мы не участвуем в этой гонке, Браки? Ведь мы можем доставить императору хотя бы видеозаписи.
   Бракен Яголо вздохнул и сказал:
   - Джонни, этим записям грош цена. Яголо и Товало будут гоняться не за ними, а за боксёром, у которого находятся ланеры Койсу. Вот они сейчас самая большая ценность в галактике, только мне сдаётся, что этот здоровенный верзила уже вручил их моему деду. Ты обратил внимание на то, Джонни, что как только Билли Мерфи вошел с девчонками в ту оранжевую палатку, так с той поры и пропал, словно его и не было в здании. Обе девчонки, генерал Семёнов и китайцы с Лерата тоже, словно испарились. Во всяком случае из конференц-зала они точно не выбегали. Эту картинку с последней телекамеры, установленной этим ловким парнем, мы только что видели. Значит у него есть какая-то штуковина, которая открывает звёздные врата куда угодно, а это означает, что боксёр уже на Тракане вместе с девчонками, китайцы на Лерате, а генерал ещё где-нибудь. В конференц-зале, скорее всего, остались одни только Яголо вместе с Койсу и Товало, ну, и, как я подозреваю, Капитан Свобода вместе со своим отрядом, но так ли это мы уже очень скоро выясним.
   С того момента, как отряд Товало проник в здание через какую-то массивную трубу, прошло немногим более получаса и силовое поле внезапно отключилось. Зато немедленно включились все телекамеры, установленные террористами и ноутбуки разведчиков Яголо снова поймали телевизионный сигнал. На этот раз они увидели всё то же самое, кроме палатки и большинства пленников, выпущенных из конференц-зала. Минуты через три в дверь крадучись вошли двое спецназовцев из отряда борьбы с террористами, а затем в зал хлынули целые толпы спецназовцев, но ещё большее их число рвануло наверх, на технические этажи и вскоре стало известно, что все Товало, проникшие в здание, убиты и обезглавлены. Бракен, услышав это, громко воскликнул:
   - Ну, что же, Джонни, теперь Капитан Свобода обзаведётся отличным биокомпьютером, который обладает просто невероятными познаниями в области самых строго охраняемых тайн и секретов Товало. В отряде "Звёздные барсы" служили исключительно высокопоставленные трако Товало, представители самых уважаемых и могущественных родов, так что ему можно только позавидовать. Зато тем Товало, которые допустили такой позор, теперь уже никто не позавидует. Их всех ждёт костёр, про сопровождающих её Яголо я вообще молчу, их просто через мясорубку теперь прокрутят, да, и чёрт с ними. Они того заслужили. Ладно, хватит болтать, Джимми, пора и делом заняться, а поскольку срываться отсюда нам рано, заставлю я кое-кого побегать. - Широко улыбнувшись, Бракен Яголо достал из внутреннего кармана своего костюма нечто напоминающее сотовый телефон, только раза в три побольше, что являлось на самом деле довольно мощной радиостанцией космической связи и, набрав код, принялся смотреть на её экран и как только загорелся зелёный огонёк, сказал открытым текстом - Хафтар, срочно поднимай своих лежебок и гони их на крейсера. Мне сдаётся, что сегодня тебе придётся лететь на Лерат. Койсу только что лишилась своих кос и мне кажется, что её гребень теперь в руках у президента этой планеты, а ещё мне кажется, что уже очень скоро этот парень вместе со своими спутниками будет на нашей лунной базе и тогда ты немедленно стартуешь и вместе с двадцатью пятью крейсерами отправишься прямиком на Лерат. Если кто-то попытается тебя остановить, ты знаешь, что делать. Можешь смело применять ракеты с термоядерными боеголовками. Как только доберёшься до Лерата, сразу же объявляй отступникам, что теперь все они больше не хо, а дерьмо шоурта потому, что их ненаглядная Койсу лишилась своих кос и ты теперь единственная их защита. Всех Товало, а их на Лерате всего пять дивизий, и прочую мразь я приказываю тебе немедленно взять в плен. Будут сопротивляться, расстреливай их прямо на месте. Отступников Яголо на Лерате гораздо больше, чем Товало, и поскольку все их таруба вооружены и мечтают только о том, чтобы мой дед как можно скорее уничтожил Койсу, они быстро разберутся с Товало, так что никаких хлопот с ними у тебя не будет. Как только высадишь на планете десант, немедленно перекрой все подступы к Лерату. Отныне ты головой отвечаешь за безопасность этого мира. Обо всём остальном позаботится наш император. Будь на связи, парень.
   Из трубки донёсся радостный возглас:
   - Ну, наконец-то, Бракен! Можешь на меня положиться, командир, через полчаса вся пехота будет на борту, а я со своего "Гнева Яголо" и так никогда не схожу. Бракен, скажи мне, если это не секрет, за чьё здоровье мы все выпьем во время обеда?
   Бракен Яголо сказал командующему эскадрой:
   - Хафтар, это тот самый громадный чернокожий парень, который нокаутировал шесть лет назад в Теглине Моарна Крелого в начале третьего раунда. Его зовут Билли Мерфи и этот парень сделал всё так чётко, как будто он не боксёр, а морской воитель, защитник клана. Полагаю, что дед теперь назовёт его своим братом, ведь он смыл с нас пятно позора. Так что теперь скорее всего у нас, наконец, появится свой звёздный игот.
   Тот хохотнул и согласился:
   - Да, уж, никак не меньше. Удачи тебе, Бракен, как только я сдам вахту на Лерате, тотчас вернусь. Мои парни уже бегут на посадку, старина, а я начал прогревать двигатели.
   Джон Мак-Грегор, услышав о том, что чернокожий парень, выходец из трущоб сможет стать звёздным иготом клана Яголо, не поверил ему и недоверчивым тоном спросил:
   - Браки, ты не заливаешь? Неужели негр действительно сможет стать звёздным иготом только потому, что он трахнул ту суку, которая разделила ваш клан надвое? Мне в это что-то не верится. Очень уж это всё похоже на сказку о Золушке, только в этой сказке Билли натянул не туфельку на ногу, а нанизал на член бабу, которую он уже до этого трахал не раз.
   Бракен пожал плечами и сказал:
   - А что ты хотел, Джонни, этот громила действительно поступил, как какой-нибудь отважный капитан, морской воитель, который с боем пробился на тот остров, на котором спряталась от возмездия куэна, расколовшая клан, и всех их опозорил, трахнув эту суку с соблюдением ритуала. Теперь мой дед объединит клан Яголо и сможет разорвать все прежние договоренности с Товало. Кого-то из хо Яголо ждёт виселица, ведь дед отменил костёр, как способ казни, все таруба обретут свободу, но самое главное, все их рабы вернутся в родные миры. Ну, и к тому же теперь у императора Туара развязаны руки и имперский военный космофлот начнёт планомерно откручивать яйца всем звёздным иготам, восстанавливая целостность каждого клана Тракана. Как верховный игот он имеет на это полное право, ведь раньше он не мог этого делать только потому, что его собственный клан был разделённым кланом. Уже завтра некоторые звёздные иготы, которых Эгерт Товало обходил своим вниманием, примчатся на Тракан, чтобы пасть перед ним на колени. Это, конечно, вовсе не говорит о том, что мир в галактике наступит уже через неделю, но Капитан Свобода положил начало этому процессу и вот что самое примечательное, Джонни, теперь Эгерт побоится развязать большую войну и начнёт искать способ, как договориться с дедом.
   Бракен Яголо даже не вздрогнул, когда на его стол прямо из воздуха упала точно такая же трубка, какую он держал в руках. Она уже была включена и знакомый всем голос сказал:
   - Слушай меня внимательно Дорго Яголо, я тот самый Капитан Свобода, который оплатил позор куэны отщепенцев Койсу Яголо, да, ты об этом, верно, уже и так догадался об этом если не по моему голосу, то по тому, каким именно образом я вышел с тобой на связь. В настоящий момент меня интересует только одно, можешь ли ты отправить часть тех крейсеров, которые базируются на Луне, на планету Лерат?
   - Да, Капитан Свобода. - Ответил Бракен и немедленно представился ему - Парень, моё настоящее имя Бракен, я сын принца Фосбора и внук императора Туара. Несколько минут назад я отдал приказ контр-адмиралу Хафтару Яголо, чтобы он стартовал к Лерату тотчас, как только на борту "Гнева Яголо" появится лератская делегация во главе с президентом Чжао Таем. Контр-адмирал Хафтар полетит во главе эскадры из двадцати пяти самых мощных в галактике тяжелых ударных крейсеров и на борту каждого находится две полные дивизии космической пехоты. Это не новобранцы, Капитан Свобода, а ветераны, прошедшие через множество сражений. Они погибнут все до единого, но не допустят, чтобы на Лерат упал из космоса хотя бы один единственный паршивый метеорит, не говоря уже о ракете с термоядерной боеголовкой. Клянусь тебе, второй Москвы и Малышанска не будет, но это ещё не всё, парень. Когда мой дед оставил меня четырнадцать лет назад на Земле, в числе прочего он приказал мне оказать любую помощь, которая только будет в моих силах, тому человеку или тем людям, что направит на Землю моя бабушка Райна. У меня есть на Земле довольно разветвлённая организация, Капитан Свобода, и я активно помогаю бойцам сопротивления всем, чем только могу. Мои парни и девчонки уже не раз отправляли в ад наших общих с тобой врагов, хотя официально мне это категорически запрещено, но помимо этого у меня есть ещё и устный приказ моего деда. За эти годы я собрал огромное количество информации, но, к сожалению, не всей могу воспользоваться, ведь меня не готовили к войне лайналы, как тебя. Ты можешь полностью располагать мною и всеми моими трако и людьми, парень, мы готовы умереть окончательно, лишь бы урыть эту гадину Дика Бредли и всех тех тварей, которые причинили столько вреда твоей планете.
   Бракен умолк и поскольку Капитан Свобода не торопился отвечать ему, Джон Мак-Грегор взял в руки трубку и сказал:
   - Эй, русский, если рядом с тобой всё ещё находится Иветт де-Монтре, скажи ей, что Джонни Мак-Грегор по прозвищу Несгораемый Джонни, передаёт ей свой привет. Я по прежнему люблю свою девочку и был очень рад увидеть её живой и невредимой. Мы с Иветт вместе мочили на Корсике тараканов Товало. И ещё скажи ей, русский, что она не виновата в том, что тараканы меня схватили.
   Из трубки послышалось:
   - Хорошо, Джонни, я передам привет Иветте. Я тоже очень люблю её, но ты не подумай ничего плохого, парень, мы не спим с ней. - На стол упала ещё одна трубка и Капитан Свобода сказал весёлым голосом - Джонни, ты можешь поговорить со своей подружкой, пока она ещё находится на Земле. Не знаю, парень, понравится тебе это или нет, но я вывожу Иветту, как и всех своих ребят, в отставку. Эти ребята достаточно повоевали и потому отправляются на заслуженный отдых, но все они вернутся на Землю тотчас, как только я очищу её от всяких мерзавцев. - Джон Мак-Грегор, услышав знакомый голос, сразу же схватил трубку и метнулся прочь от стола, а Капитан Свобода, помолчав минуту, сказал обращаясь к траканцу - Бракен Яголо, хотя меня сделали таким, какой я сейчас есть, лайналы и Райна Калимастра, я не её человек. Не знаю, понравится тебе это или нет, но я веду свою собственную войну с Диком Бредли, Америкой, звёздными иготами и Эгертом Товало, а если твой дед станет снова заключать с ними договоры, то буду воевать и с ним. Ведь это благодаря ему Дик Бредли дорвался до власти и уничтожил Москву и Малышанск. Он уничтожил бы и Петербург, но я сбил одну ракету и...
   - А те парни, которых мой дед оставил на Земле, сбили ещё две ракеты, капитан Бабич! - Перебив Валерия громко крикнул в трубку Бракен Яголо - И если бы тот русский генерал, которого так долго обхаживал мой дед, не оказался бы в конечном итоге таким редкостным козлом, то всё сложилось бы совсем по другому. Поэтому нечего мне тут заливать на счёт своей великой миссии, капитан. Да, наши ребята не успели перехватить ту ракету, которая полетела на Москву и в этом городе погибло семнадцать наших парней и девчонок, но даже не в этом дело, Валерий. И ты сам, и все те трако, которых оставил на Земле мой дед, сделали всё, что только было в их силах, но теперь уже поздно вспоминать об упущенных возможностях, как говорите в таких случаях вы, русские, если бы да кабы, то во рту выросли бы бобы. Давай лучше думать о том, как сломить хребет нашим общим врагам. Я такой же солдат, как и ты, Валерий, и то, что мой дед является императором, вовсе ни о чём не говорит, да, и какой он к чертям император. Если ты думаешь, что он живёт в роскоши и заставляет всех кланяться ему в пояс, то ты глубоко заблуждаешься. Он работает по пятнадцать часов в сутки и делает всё, чтобы на всех тех планетах, которые входят в империю Тракана, никто не чувствовал себя униженным и оскорблённым, лишенным возможности добиться того, чего он желает, честным трудом, талантом или же одной только своей храбростью. Как на Тракане, так и во всей империи никто не обращает никакого внимания ни на цвет кожи, ни на твоё происхождение. Перед законом там все равны. Мы ежегодно вызволяем с каторг Товало и Дика Бредли сотни людей и отправляем их на Тракан, так что там живёт уже достаточно много русских, и никто из них тебе не скажет, что с ними там обошлись плохо. Впрочем, сейчас это не имеет никакого значения. Сегодня меня интересует только одно, капитан Бабич, чем я могу тебе помочь! - Эти слова Бракен Яголо буквально выкрикнул в трубку - И мне плевать на то, чей ты человек. Судя по всему моя бабушка сделала из тебя настоящего супермена, вот и делай то, что ты должен делать, чёрт бы тебя побрал, воюй, террорист Капитан Свобода, но не со мной и не с моим дедом, мы тебе не враги, а с Диком Бредли и Эгертом Товало!
   Бракен Яголо умолк и капитан Бабич, коротко хохотнув, поинтересовался у него насмешливым голосом:
   - Эй, парень, чего это ты так разорался? Хотя Райна и не твоя родная бабка, ты весь пошел в неё. Она такая же горластая, как и ты. Чуть что не так, сразу же начинает повышать голос. В общем так, старина, никакой особой помощи мне от тебя не требуется. Я на Земле нахожусь уже более полугода и за это время построил семь баз в России, Франции и Германии. Туда нужно срочно направить хороших специалистов по части диверсионно-подрывной деятельности в тылу врага. Инфильтрацию и материально-техническое обеспечение я беру на себя, а всё остальное уже твоя забота. Мне нужно, чтобы твои ребята помогали бойцам сопротивления. Со всеми этими дурацкими взрывами пора покончить и бросить все силы на освобождение всех тех, кого захватили в плен каратели. Вы будете планировать нападения на их тюрьмы, а я обеспечивать отход и их эвакуацию на Сантиру. Отправлять их на Тракан будет означать ничто иное, как объявить в галактике глобальную войну, а как раз она-то мне сейчас и не нужна, я постараюсь выиграть эту схватку в одиночку. Все теракты это уже моя забота и я не намерен работать по мелочам. Ну, а если вы всё же сумеете спланировать и провести какой-нибудь крупный теракт, то валите всё на меня и делайте круглые глаза, если власти Земли пристанут к вам с ножом. То, что я сегодня опустил отступников Яголо, не в счёт и тут каждый поймёт, что Туар был бы последним идиотом, если бы не воспользовался этим. Сейчас для меня самым главным является только одно, заставить всех, Дика Бредли, Эгерта Товало и звёздных иготов забыть об императоре Туаре и ловить только одного врага, террориста по прозвищу Капитан Свобода, а уж я в свою очередь буду кусать их за задницу с такой силой, что они забудут обо всём на свете. В этом и заключается моя тактика, а о моей стратегии даже тебе знать не следует. Тебя устраивает такой союзник, полковник Бракен Яголо?
   Бракен поскрёб щёку и сказал задумчиво:
   - Вообще-то всё это мне не нравится, Капитан Свобода, но я вынужден согласиться с тобой. Ты действительно можешь выиграть войну в одиночку и я даже не хочу знать, где находится Сантира. Первое, что я сегодня сделаю, это передам свои соболезнования правительству Земли и Товало, а заодно открещусь от тебя, Валерий. Ну, а тебе в свою очередь нужно будет хотя бы разок укусить за задницу моего деда, чтобы и он в свою очередь объявил тебя диким, сбесившимся псом. Хорошо, ты будешь нашей армией, капитан, а также генштабом и главнокомандующим в одном лице. Попробуй я сказать тебе что-либо другое и тотчас окажусь на обочине. Мне остаётся только согласиться с тобой и надеяться на то, что ты хотя бы изредка станешь спрашивать моего совета, ведь я специалист именно в этой области.
   Капитан Бабич снова рассмеялся и сказал:
   - Вот и славно, парень, что мы с тобой обо всём договорились, а сейчас будь добр, скажи мне, как найти на вашей лунной базе "Гнев Яголо", мне нужно отправить туда президента Лерата и вот ещё что, я хочу провести небольшой теракт, но так, чтобы при этом никто не погиб. Ты можешь это обеспечить?
   Вокруг Бракена Яголо собрались все те агенты, которые находились в этой комнате. Один только Джон Мак-Грегор ушел в угол и разговаривал там с Иветтой. Гарри Проныра тотчас протянул руку за трубкой и, взяв её в руки, быстро спросил:
   - Капитан Свобода, я старый гангстер, который когда-то в молодости был копом в Нью-Йорке, пока мне не вздумалось начать бомбить банки вместо того, чтобы охранять их, но у меня и по сей день сохранились кое-какие связи в полиции этого города. Тот парень, с которым я когда-то учился в полицейской академии, дослужился до высоких чинов, он стал важной шишкой, начальником полиции Нью-Йорка, и если я ему позвоню, то уж мне-то он точно поверит, хотя его самое большое желание в жизни это поймать меня и отправить в Синг-Синг. Но он не мог поймать Гарри Проныру раньше, не поймает и теперь. Так что говори, что ты хочешь взорвать, а уж я постараюсь сделать так, чтобы оттуда турнули всех лишних.
   Валерий хмыкнул и воскликнул:
   - Лихо! Когда-то в моём отряде было немало бандитов, Гарри, но я что-то не слышал о том, чтобы американские гангстеры тоже записались в ряды борцов с тараканами.
   - Валерий, а чего ещё можно было ждать от еврея, которого папа с мамой привезли в Америку из Москвы двухлетним мальчиком, после того, как америкосы мало того что разбомбили Москву, так ещё и выгнали всех евреев из Израиля в Китай? - Горько вздохнув спросил капитана Бабича Генри Бернштейн - Так откуда нужно турнуть зевак, парень?
   - Со статуи Свободы. - Ответил Валерий - Она уже заминирована и ровно через два часа от неё ничего не останется.
   - Да, это будет громко! - Восхищённо воскликнул Гарри Проныра - Сейчас же обрадую Джузеппе Наполи.
   Бракен Яголо забрал у него трубку и сказал:
   - Капитан, крейсер "Гнев Яголо" найти не трудно. Не знаю как ты прицеливаешься, когда дырявишь пространство, но все крейсера на Луне стоят вокруг нашей лунной базы, как котята вокруг блюдца с молоком. Лунная база круглая, накрыта стеклянным куполом. С одной стороны возвышается высокая башня, вот возле неё-то и стоит крейсер "Гнев Яголо".
   Валерий тотчас откликнулся:
   - Всё понял, Бракен, ввожу координаты. Как только Гарри известит своего старого приятеля, немедленно отправляйтесь на базу. Когда доберётесь до места, сразу же топай в свой кабинет, позвони мне оттуда и скажи Джону, чтобы он никуда от тебя не отходил. Приглашаю тебя и его посетить мою базу, а если тебе нужно кого-то надёжно спрятать от Товало, то приводи и их, я отправлю этих ребят к твоей вредной бабке. Только не проси меня устроить с ней встречу, вот этого я точно делать на стану. У меня нет никакого желания встречаться с ней.
   Гарри Проныра достал из кармана сотовый телефон и, жестом приказав всем умолкнуть, принялся набирать номер. Капитан Свобода, словно увидев это, тотчас отключился. Как только начальник полиции Нью-Йорка поднял трубку, Гарри сказал:
   - Каморра, не спрашивай меня откуда я это знаю, но тот тип, который пристрелил несколько часов назад Гертана Товало, намерен взорвать ещё и статую Свободы. Не знаю уж с чего он взъелся на эту медную бабу, но через два часа её не будет и если ты не хочешь, чтобы погибли люди, то гони оттуда всех в шею. На всякий случай я позвоню в редакции нескольких газет, чтобы ты потом не говорил, что тебя ни о чём подобном не предупреждали, Каморра, так что поторапливайся.
   Уже спускаясь вниз, Гарри Проныра действительно сделал ещё несколько звонков, а когда они все вместе сели в лимузины, украшенные флажками Траканской звёздной империи и проехали через кордоны полиции, направляясь в особняк, находящийся неподалёку от Центрального парка на Шестьдесят пятой стрит, он выбросил сотовый телефон в окно и тот через пару минут вспыхнул ярким пламенем и исчез без следа. Ещё через четверть часа они были у себя дома и Бракен приказал привести к нему в кабинет четырёх гостей центра культурного обмена Траканской звёздной империи, которых они уже очень долгое время не могли переправить на Тракан. Как только все вошли в кабинет без окон и Бракен позвонил капитану Бабичу, прямо у стены напротив входа появился тёмный прямоугольник портала прохода, за которым стояла Иветта, одетая в вечернее платье. Джон Мак-Грегор бросился к ней не раздумывая и подхватил женщину на руки.
   Подталкивая трёх мужчин и женщину в спину, Бракен Яголо вошел через портал в большую полутёмную пещеру, в которой кроме Иветты находился только Капитан Свобода, одетый в свой обычный наряд. Предупреждающе подняв руку, он сказал:
   - Обниматься и пожимать друг другу руки не будем, ребята. Сегодня у меня был горячий денёк и я боюсь поломать вам кости, а теперь, если позволите, мне хотелось бы покончить со всеми своими делами. Иветта, проводи наших гостей в столовую.
   Джон спустил свою боевую подругу с рук и она повела всех к выходу. Шагая по длинному коридору-тоннелю, Бракен поинтересовался у своего помощника:
   - Джонни, как ты догадался, что Капитан Свобода русский?
   Тот улыбнулся и сказал:
   - Браки, очень просто. Только русский мог взять себе такой дурацкий псевдоним. Чем ещё можно уязвить самолюбие американцев, как не именем героя старых комиксов? Только так и не иначе можно было это сделать, ведь назовись он, к примеру, Микки Маусом, это было бы просто смешно, а так звучит очень зловеще и то, что после такой оплеухи имперскому клану Товало он ещё и взорвёт статую Свободы, будет весьма символично. Тем более, что это произойдёт как раз в тот самый день, когда пятнадцать лет назад погибла Москва. Это заставит задуматься самых тупых, Браки. Но вот как ты, старый чёрт, сумел вычислить, что Капитан Свобода это капитан Бабич, для меня полная загадка. До этого дня я о нём вообще ничего не знал.
   - Всё тоже очень просто, Джонни. - Ответил ему Бракен Яголо - Он ведь сам сказал, что сбил одну ракету. Всего в этот день пятнадцать лет назад с русской базы возле Малышанска было произведено четыре пуска. Первая ракета пошла на Москву и мы не смогли её сбить. Вторая ракета была нацелена на Санкт-Петербург и её сбил русский лётчик капитан Бабич, которому каким-то образом удалось не попасть в лапы американских спецназовцев и их инструкторов из клана Товало. Он при этом каким-то образом умудрился завалить двоих Товало и одного американца, а потом сумел поднять в воздух свой перехватчик и сбить одну ракету прямо над стартовой площадкой. Две других полетели на юго-восток и их сбили наши ребята, Алерт и Гренн. Как нам удалось узнать позднее, одна должна была поразить Дели, а вторая Пекин. Товало почти девять лет ловили этого парня по всей России, но он всегда умудрялся как-то уходить от карателей и раз за разом нападал на них, на американцев и на тех, кто с ними сотрудничал слишком уж активно, при каждом удобном случае. В России его прозвали тогда Весёлым Роджером из-за его чёрной визитной карточки, украшенной черепом с костями.
   Услышав это прозвище, Джон Мак-Грегор воскликнул:
   - Ну, так бы и сказал сразу, что капитана Бабич это сам Весёлый Роджер! Этого парня я хорошо знаю, хотя и не встречался с ним лично. Мы переписывались с ним через Интернет, Браки, и это я научил его делать мощные бомбы буквально из мусора и взрыватели из детских игрушек. - Оглядывая просторную казарму, заставленную аккуратными домиками, он прибавил - Да, теперь этот парень стал раз в сто опаснее и, пожалуй, уже он сможет научить чему-нибудь новому Несгораемого Джона.
  
   Через один час двадцать минут после окончания операции
  
   Генерал Семёнов, как это и было ему предложено, первым делом послал своему сыну, работавшему в действительно марионеточном правительстве России, столицей которой стал Санкт-Петербург, весьма пространное письмо, приказав ему немедленно уйти в подполье и пробираться в Химки. В своём послании он так и написал: - "Сергей, хватит сотрудничать с американцами и их союзниками Товало, пора браться за оружие!" После этого он принялся просматривать базу данных, предоставленную в его распоряжение капитаном Бабичем и уже очень скоро убедился, что тот его не обманывал, говоря и подземной опорной базе. Она оказалась не только очень большим подземным складом, расположенным на глубине в сто пятьдесят метров, но ещё и прекрасной базой, в которой могли укрыться несколько десятков тысяч человек и её можно было увеличивать и дальше, ведь на ней Капитан Свобода оставил несколько десятков специальных землеройных машин. Они не только пробуривали под землёй тоннели пятиметрового диаметра, но ещё и облицовывали их стены спечённым и уплотнённым до плотности камня грунтом.
   На этой базе имелось всё необходимое для множества повстанцев, но самое главное, что из неё можно было выбираться на поверхность в нескольких десятках мест среди руин Химок, в которых уцелели одни только малоэтажные здания на севере города. Многоэтажки на юге, приняв на себя основной удар докатившейся до города ударной волны, рухнули почти все, но во многих местах каким то чудом сохранились первые два, три этажа. В руинах Химок жило несколько десятков тысяч человек, а всего вблизи уничтоженной атомными взрывами Москвы жило около миллиона человек и все эти люди практически поголовно были повстанцами. По мере сил и возможностей они сражались с американцами и Товало, которые встали вокруг бывшей российской столицы кольцом за пределами третьего транспортного кольца. В каком-то смысле слова генералу Семёнову предстояло отправиться в самый центр русского повстанческого движения.
   Генерал так увлёкся изучением данных, что даже не заметил, как в балок вошел капитан Бабич и его отвлекло от компьютера только то, что он коснулся рукой его плеча. Он быстро повернулся и увидел, наконец, Капитана Свободу без боевого облачения, в просторных солдатских камуфляжных штанах с тяжелыми бутсами на нога и тёмно-зелёной майке. Тот лётчик, которого когда-то доставили к нему в штаб округа, тоже был очень высокого роста, но не имел плеч такой ширины и столь мощной атлетической фигуры, но зато лицо его практически не изменилось его лицо, как и тогда мрачное и очень сосредоточенное. Как и все те люди, которые сотрудничали с американцами и их космическими союзниками, генерал Семёнов благодаря их медицине выглядел не старше тридцати лет, хотя ему уже и было за семьдесят. Невольно подумав о том, что этот лётчик может и изменить своё решение, он встревоженным голосом спросил:
   - Капитан Бабич, скажите мне честно, вы действительно намерены отправить меня в Химки?
   - Что, Игорь Матвеевич, страшно стало? - Мрачно поинтересовался у него Капитан Свобода - На миру и смерть была красна, а теперь, когда мы в этой конуре одни, очко заиграло? - Не дожидаясь ответа он сказал совсем уж зловещим тоном - Не бойся, убивать тебя я не стану, хотя мне очень хочется это сделать хотя бы за то, что вместо благодарности от тебя я получил почти трое суток жестокого допроса и все эти трое суток меня избивали твои контрразведчики. Они били меня даже тогда, когда в твоём грёбанном штабе загрохотали сапоги звёздных мечников Товало и американских морпехов, по которым никто из них не сделал ни единого выстрела. Ну, ничего, с ними я ещё встречусь, а тебя я действительно отправлю в Химки, но предупреждаю, если ты в течении суток не выберешься наружу, то туда мною будут посланы куда более решительно настроенные люди. Запомни, генерал, я сохранил тебе жизнь только потому, что ты занимаешь очень высокий пост в правительстве и добился от американцев, чтобы они направляли в некоторые районы страны конвои с гуманитарной помощью. Эти пластиковые пакеты с продовольствием и дешевым шмотьём мои друзья даже прозвали "семёнками" и они у них котируются наряду с самой главной валюты повстанцев, - патронам к калашам и разрядным батареям к бластерам.
   Генерал Семёнов глубоко вздохнул и сказал в ответ:
   - Капитан Бабич, я постараюсь не задерживаться на этом свете слишком долго. Благодаря этим негодяям Товало я имею прекрасную физическую подготовку, а потому смогу лично возглавить один из диверсионных отрядов. Не знаю, скажет тебе это о чём-либо, но мне эти космические пришельцы так ни разу и не доверили оружия, но зато рядом со мной всегда крутилась парочка агентов этих проклятых Товало. Ладно, капитан, тебе не нужна моя дружба, а мне твоя и если ты не передумал, то отведи меня на эту базу, а дальше я как-нибудь без тебя разберусь, что и как я буду говорить всем тем людям, которые живут в Химках.
   Капитан Свобода молча кивнул головой и пошел к выходу, а генерал быстро закрыл ноутбук и бросился вслед за ним, пока не закрылась дверь. Валерий не спеша пошел к столу, на котором стоял генератор прохода, уже открывший проход в подземное убежище, взял со стола портативную радиостанцию и сказал, протягивая её генералу Семёнову:
   - Возьми, Игорь Матвеевич. Такая же есть не только у меня, но и ещё у одного парня, которого зовут Бракен Яголо. Будет туго, свяжешься с ним, если я не смогу выйти с тобой на связь. Постарайся никогда с ней не расставаться. Время от времени я буду связываться с тобой и направлять действия твоего отряда, а для начала, когда у тебя появится свободная минута, просмотри папку под названием "Барсучья нора" и немедленно начинай работать по этому плану. С помощью той техники, которую я оставил на твоей базе, вы сможете прорыть несколько тоннелей за пределы третьего транспортного кольца. Куда именно, ты узнаешь из моих файлов. Если вы будете действовать аккуратно, то Товало не смогут вас засечь из космоса. Иди, генерал, доказывай, что ты патриот и защитник отечества, а не кусок дерьма.
   Генерал Семёнов с укоризной посмотрел на капитана Бабича, но тот смотрел на него с такой отстранённостью, что он отказался от мысли пожать ему руку на прощанье и молча шагнул из пещеры в едва освещённый тоннель. Капитан Свобода выключил генератор прохода и отправился в столовую, где члены его временного боевого отряда беседовали с Бракеном Яголо. Он прошел к столу, молча достал из кармана пульт управления и включил большую плазменную панель. Телевизионная антенна, расположенная на вершине горы Кингс-Пик в горах Юинта, ловила практически все телеканалы, но в данном случае его интересовала только та телепередача, которая велась из Нью-Йорка, с небольшой автоматической телекамеры установленной на ближайшем к статуе Свободы небоскрёбе.
   Все тотчас умолкли, увидев эту картинку на большом экране, на котором до этого, по вечерам, бойцы отряда смотрели по большей части старые боевики, комедии и мелодрамы. На этот раз им предстояло посмотреть на совершенно иное кино, которое не транслировалось по одному из телеканалов. Было хорошо видно, что вокруг статуи Свободы не осталось ни одного человека. Джузеппе Наполи поверил звонку своего старинного приятеля и эвакуировал из этого места всех туристов, а потому в радиусе добрых трех километров ни на воде, ни на суше никого не было и даже полицейские вертолёты старались держаться подальше от главного американского символа. Минут через пять голова медной статуи внезапно превратилась в облачко зеленовато-бурой пыли, стремительно вращающегося вокруг своей оси, которое стало быстро опускаться вниз и одновременно увеличиваться. Это сработала небольшая экструзионная бомба.
   Телекамера передавала не только картинку, но и звук, а потому все услышали глухой, всё нарастающий, шелестящий шум, в котором всё больше и больше преобладали высокие ноты и вскоре, когда крутящееся облако достигло постамента, он перешел в визг. Когда дело дошло до камня, облачко стало быстро сереть и вот оно уже оно достигло воды, но вскоре исчезло и на том месте, где ещё пару минут назад стояла статуя Свободы, по воде стало быстро расплываться мутное пятно. Капитан Свобода произвёл ещё один террористический акт, направленный на этот раз против самого главного американского символа. Юдифь брезгливо сплюнула и воскликнула:
   - Ну, и чёрт с ней! Раз американцы не смогли отстоять свою свободу, то так им и надо. - После чего хмуро спросила - Командир, теперь, похоже, ты точно отправишь нас со своей базы куда подальше? Можешь ничего не говорить нам, командир, но если мы тебе понадобимся, то мы в любой момент будем готовы отправиться с тобой хоть в ад. Ты только позови. Мы и там, куда ты нас отправишь, продолжим тренировки, чтобы быть готовыми к любой новой операции.
   - Даже не надейся на это, Кобра. - Ответил женщине Валерий - Вы своё уже отвоевали, а потому лучше подумай о том, чем ты займёшься после победы. Ну, всё, ребята, пошли.
   Так и не присев, Капитан Свобода вышел из столовой, а весь его отряд последовал вслед за ним. Первыми на Сантиру были отправлены бойцы его отряда и четверо людей, спасённых Бракеном Яголо, после чего траканец спросил:
   - Капитан Бабич, мы сто же, так и не поговорим?
   Валерий пожал плечами и ответил глухим голосом:
   - Извини, Бракен, но я не настроен сейчас на разговоры. Не знаю, захочется мне разговаривать с тобой о чём-либо позднее, но сейчас я точно не хочу с тобой разговаривать. У тебя есть две моих рации, так что постарайся одну из них постоянно держать при себе. И вот ещё что, Бракен, я отправил в Москву генерала Семёнова, который должен вскоре начать свою собственную войну. Если тебе не будет это в напряг, надави на Товало, чтобы они сняли блокаду с руин этого города.
   - Сделаю, Капитан Свобода. - Кивнув головой ответил ему траканец и протянув руку сказал - Поверь, я не в обиде на то, что тебе не до разговоров со мной. Когда ты поймёшь, что я и без приказа своего деда готов отдать жизнь за свободу всех людей, тогда и поговорим, но только и после этого наш разговор будет касаться только нашей работы.
   Валерий пожал руку сначала ему, затем Джону Мак-Грегору и открыл для них проход в их особняк. Выключив генератор он сложил его, вышел из пещеры и отправился в свою берлогу, где ещё пахло женщиной. Лайналы постарались и здесь, сделав рецепторы в его носу ничуть не менее чувствительными, чем у хорошей овчарки. Он глубоко вздохнул, разделся, лёг на кровать и быстро уснул, поскольку чертовски устал за последние несколько недель и держался на одних транквилизаторах.
  
   За три часа до захвата российской ракетно-ядерной базы в городе Малышанске.
  
   В тот воскресный день, когда начался кошмар, длившийся на Земле вот уже пятнадцать лет, капитан Бабич приехал в часть на пять часов раньше, чем ему следовало. Причиной тому был самый банальный скандал, который устроила ему жена. Однако, самым обидным для него было то, что причин для этого скандала не было ровным счётом никаких. Ирина почему-то приревновала его к их соседке, которую Валерий при всей его страсти к женскому полу не видел даже в упор по той причине, что эта особа на его взгляд была лишена даже намёков на страстность натуры, а именно это, - страсть, он ценил в женщинах более всего. Так что с таким же, если не большим, успехом жена могла приревновать его к снежной бабе. Хотя их соседка Валентина и была довольно симпатичной девицей, у Валерия она не вызывала совершенно никаких чувств. Глаз на женщин у него был намётан ещё со времён Качки и потому той было просто не дано затащить его на себя, да, она и не делала к этому никаких поползновений.
   Поэтому поняв, что Ирина так просто не угомонится, он молча покрутил пальцем у виска, быстро собрался, одел форму и вышел из дому в начале первого ночи. Бурча себе под нос всяческие определения в адрес жены, он открыл гараж и выгнал из него свой новенький джип "Фольксваген Туарег". Сначала он хотел доехать до аэродрома, поставить машину на стоянке и поспать в ней хотя бы несколько часов, но потом передумал и на выезде из Малышанска заехал в круглосуточный магазин, где купил торт, пирожные, конфеты, шоколад апельсины и четыре бутылки детского, безалкогольного шампанского с дальним прицелом. Военврач лейтенант Алябьева давно уже строила капитану Бабичу глазки и хотя он никогда не заводил романов на службе, решил сегодня ночью заглянуть в медсанчасть и устроить там маленькую, дружескую пирушку, если начальник медсанчасти, майор Сологуб не будет против. В том, что Генка Сологуб разрешит ему попить чая с медичками, он не сомневался, ведь он должен был утром сдавать дежурство, а ему только предстояло на него заступать и целые сутки вплоть до понедельника бить баклуши, поскольку летать в это воскресенье будут другие.
   На КПП дежурный долго рассматривал бутылки и лишь только после того, как капитан Бабич сунул ему под нос свой здоровенный кулачище, согласился, что в детском шампанском по определению не может быть спирта. Весело насвистывая песенку про девушек и самолёты, он пошел к тому капониру, через который было ближе всего добраться до медсанчасти. Тот военный аэродром, на котором базировался двести пятый отдельный авиационный полк, как и ракетно-ядерная база был сдан в эксплуатацию всего четыре года назад. Это был уникальный военный комплекс. Аэродром был подземный и буквально все его службы находились на тридцатиметровой глубине под защитой многометровых железобетонных перекрытий. Даже все его три взлётные полосы находились практически под землёй, новейшие высотные истребители-перехватчики Миг-39 разгонялись в огромных тоннелях и затем, пробежав по трамплину отрыва всего лишь сто метров, взлетали в небо.
   На поверхности находилась одна только посадочная полоса, про которую лётчики говорили, что в случае начала третьей мировой войны им уже не придётся ею воспользоваться. После того, как отстреляется ракетный полк, делать в Малышанске уже будет просто нечего, да, и вряд ли этот небольшой военный городок уцелеет. В случае обострения ситуации в международной политике, его население будет эвакуировано даже раньше, чем правительство в Москве. Так во всяком случае ракетчикам и лётчикам говорили отцы-командиры. Это успокаивало, поскольку все прекрасно понимали, что дюжина ракетных шахт, в которых стояли на боевом дежурстве новейшие гиперзвуковые ракеты, способные поразить любую цель на планете, является самым мощным оружием России и ракетно-ядерная база в Малышанске стоит костью в горле натовских вояк.
   Правда, капитан Бабич считал, что третья мировая война невозможна. В первую очередь потому, что Россия имела пять таких ракетных баз и они могли уничтожить чуть ли не половину мира, поскольку каждая ракета несла по шесть боеголовок мощностью в полторы мегатонны и через две минуты после старта их уже нельзя было сбить. Они могли пройти сквозь любую систему противоракетной обороны и нанести по врагу такой удар, после которого он уже никогда не оправится. Это было оружие возмездия и потому все ракеты были нацелены не на военные, а на гражданские объекты и это было известно всему миру. Самое же примечательное заключалось в том, что все пять ракетных баз были расположены в Приволжско-Уральском военном округе и являлись последним рубежом обороны. По договору с США на каждой такой базе и в штабе округа находилось по двенадцать американских офицеров связи, которые должны были в случае чего обеспечить прямую связь с американским командованием.
   Американцы каждые сутки заступали на дежурство при штабе базы и дальше своего отсека не ступали ни шага, но охотно общались с русскими офицерами во внеслужебное время. Они, как и все остальные, ездили на охоту и на рыбалку, устраивали шумные вечеринки как дома, так и в ресторанах, в общем не делали трагедии из того, что у России имелись в самом центре страны такие ракетные базы. Капитан Бабич даже дружил с двумя офицерами связи и те часто бывали у него в гостях. Более того, он даже использовал это в целях прикрытия своих любовных романов, пользуясь тем, что его жена терпеть не могла выезжать вместе с ним ни на охоту, ни на рыбалку, а их двенадцатилетнего сына Димку было не оторвать от компьютера. Ирина тоже была большой любительницей посидеть в Интернете и Валерия Бабича это порой просто поражало, он никак не мог понять, что в нём было такого интересного, чтобы отказаться от всех тех красот, которые окружали Малышанск, расположенный посреди девственной тайги в окружении рек и озёр.
   Валерий подошел к капониру, переложил пакеты в левую руку, достал из кармана свою карточку, активировал ею устройство идентификации и положил правую руку на сканер, а лбом уткнулся в обрезиненную скобу, подставляя глаза другому сканеру, после чего спокойным, ровным голосом назвал пароль, который шепотом сообщил ему на ухо дежурный на КПП. Точнее он сообщил ему ровно половину пароля, к которому капитан Бабич добавил свой позывной, Апрель и день месяца - семнадцать. Толстенная стальная дверь открылась и он вошел в ярко освещённый капонир командного пункта аэродрома. Обычно он старался не появляться здесь лишний раз, но сегодня он прибыл на аэродром среди ночи, а потому был полностью уверен в том, что не встретится ни с командиром полка, ни со своим комэском. Хотя капитан Бабич не чувствовал за собой никакой вины, встречаться с начальством вне комнаты совещаний он не любил из чистого суеверия. Такая уж у него была примета.
   Быстро оглядевшись вокруг, он метнулся к лифту. На этот раз ему было достаточно вставить в щель личную карточку, чтобы он открылся. Медсанчасть находилась на самом нижнем, двенадцатом подземном этаже и он спускался туда минуты две, поскольку ближе всех был грузовой, а не пассажирский лифт. Но это сослужило ему хорошую службу, поскольку он разминулся с заместителем командира полка майором Иваницким всего на какую-то минуту, о чём его и известил сонный майор Сологуб. Облизнув губы глядя на большой торт, его приятель гостеприимно распахнул перед ним тяжеленный блиндированный люк и жестом предложил войти в свои владения. Начальник медсанчасти в данный момент хотел только одного, чтобы его оставили в покое и дали немного вздремнуть, а потому направился в свой кабинет, бросив капитану Бабичу через плечо:
   - Валерка, девчонки в дежурке киснут. Иваницкий нам тут без малого целый час мозги полоскал, рассказывал сказки о воинской дисциплине, так что иди, развлеки их хоть немного. Меня будить только в случае начала войны.
   Коротко хохотнув, Валерий ответил:
   - Есть развлекать девочек, товарищ майор.
   Шампанское, апельсины и особенно торт были восприняты тремя врачами и пятью медсёстрами на ура. Майор Иваницкий этой ночью, явно, перестарался и потому появление капитана Бабича с гостинцами было воспринято ими весьма благожелательно. Из тайников были тотчас извлечены электрические чайники, а из холодильника выставлены на стол мёд, варенье и пирожки, так что стол они смогли организовать хотя и сладкий, зато весьма обильный. Военврач капитан Михайлова расщедрилась и выставила на стол двести пятьдесят граммов спирта, которым было решено облагородить детское шампанское, после чего ночное чаепитие началось с тоста Валерия: - "За присутствующих здесь дам". Сразу же после того, как был съеден торт, у медичек, почему-то, стали по очереди возникать проблемы. То одна, то другая медицинская дама почему-то вспоминала о том, что ей нужно срочно что-то сделать и покидала дежурку, а потому уже через полчаса Валерий остался один на один с лейтенантом Алябьёвой.
   Насколько он это знал, Галина была в разводе и её первым мужем был капитан-ракетчик, уволенный два с лишним года назад со службы за пьянку, что заранее настраивало его на боевой лад, а теперь, когда они остались наедине, и вовсе обязывало к самым решительным действиям. Оглядевшись вокруг, они сидели в большом помещении с несколькими столами, на которых стояли компьютеры, но не было ни одной кушетки, Валерий широко заулыбался и аккуратно откупорил последнюю бутылку шампанского, после чего отлил из него неё немного фруктового напитка, влил в бутылку оставшиеся грамм сто спирта, накрыл её двумя пластиковыми стаканчиками и поднялся из-за стола. Лейтенант Алябьева быстро положила на крышку стерилизатора, как на поднос, шоколадку, с десяток конфет и несколько пирожков, после чего пристально посмотрела на капитана Бабича. Валерий улыбнулся ей ещё шире и сказал добродушным тоном:
   - Галчонок, я этот кносский лабиринт знаю, как свои пять пальцев и если ты не против, покажу тебе одно местечко, где можно так спрятаться, что тебя не то что Иваницкий, а даже особисты с собаками не найдут. Только чур никому не рассказывать об этом, но особенно о том, что я знаю коды допуска.
   - Ну, веди меня туда, Минотавр. - Смеясь ответила ему девушка и поставила бутылку с бормотухой на поднос - А я последую за тобой, хоть на край света.
   Капитан Бабич действительно очень хорошо знал объект дислокации своего авиаполка. Это, как и многое другое, входило в его должностные обязанности. Он не случайно назвал подземный аэродром кносский лабиринтом, хотя лабиринтом он вовсе и не был. Просто это подземное сооружение было спроектировано и построено так, что в любое место в нём можно было пройти несколькими путями, но многие ходы были секретными и о их расположении знали только офицеры лётного состава на тот случай, если аэродром попытается кто-нибудь захватить. Поэтому уже через полчаса они вошли в небольшую комнату отдыха, расположенную этажом ниже рядом с запасным командным пунктом, где к их услугам было предоставлено четыре удобных кровати, правда, без белья. Ханыги из интендантской службы сволокли постельные принадлежности на склад, но это нисколько не смутило Галочку Алябьеву, которая, поставив импровизированный поднос на тумбочку, сразу же постелила на кровать свой докторский халат. Валерий, не долго думая о последствиях этого шага, сразу же обнял женщину, всю дрожащую от страсти, и принялся её целовать, медленно раздевая при этом.
   У них была впереди практически вся ночь и потому он не особенно торопился, но военврача Алябьевой на этот счёт имелось своё собственное мнение. Валерию пришлось подчиниться этой молодой, высокой красивой девушке с рыжевато-русыми волосами и зелёными глазами и он даже подивился тому, как можно было имея такую жену, променять её на водку. Под утро они заснули, но проснулись не от мелодии мобильника капитана Бабича, будильник которого он поставил на семь двадцать утра, а от монотонного сигнала тревоги, известившего их о чьём-то несанкционированном проникновении на подземный аэродром. Валерий этому был очень удивлён и спросонья буркнул:
   - Совсем с ума гады посходили. Какой только идиот вздумал устроить учения в воскресенье утром. - Только после этого, сообразив, что сигнал пикал хотя и довольно громко, всё же не бил по ушам изо всех сил, как во время учебной тревоги, а потому вскочил с кровати и громко крикнул - Галчонок, вставай, это не учебная тревога. На аэродроме действительно что-то случилось. Быстро одевайся, моя девочка, это сработала автоматика.
   Капитан Бабич торопливо оделся и бегом бросился на запасной командный пункт, но его личная карточка уже была бессильна, кто-то перегрузил центральный компьютер, что, однако, вовсе его не смутило. Он внимательно огляделся и вскоре нашел в коридоре по некоторым приметам, известным далеко не всем, под деревянной панелью, небольшой тайник. Быстро набрав код, он достал из тайника пластиковый футляр с инструментом, это были мощные кусачки и специальная отвёртка, а также два пистолета-пулемёта "Стечкина" с десятью увеличенными обоймами в пластмассовых кобурах. Быстро снарядив пистолеты и пристегнув к ним кобуры-приклады, он вручил один военврачу Алябьевой. Та взяла в руки оружие и спросила:
   - Валера, ты что, серьёзно говоришь? Ты на самом деле думаешь, что на нас кто-то напал? Но кто, как?
   Мозг капитана Бабича работал, как самый совершенный в мире компьютер. Ещё ничего толком не разузнав, он уверенным голосом сказал своей нечаянной любовнице:
   - Да, Галчонок, всё очень серьёзно. Пока мы с тобой любились, кто-то захватил наш аэродром и даже успел перегрузить главный компьютер, а на это нужно не менее полутора часов. Потом этот кто-то попытался открыть один из тех секретных люков, о которых не знает ничего даже большинство особистов, и включил тем самым аварийную систему. Ну, что же, сейчас мы войдём на запасной командный пункт и посмотрим, кто это к нам вломился. Тут под землёй, Галчонок, есть целых пять запасных подземных пунктов, а секретных подземных ходов для лётного состава нарыто чуть ли не вдвое больше, чем тех, по которым тебе доводилось ходить. Лётчики могут проникнуть на аэродром даже в том случае, если он окажется полностью захвачен врагом и поднять в воздух те самолёты, которые стоят законсервированными. Для этого у нас тут есть две аварийные стартовые полосы. Потерпи пару минут, девочка, и мы всё узнаем. Правда, я боюсь, что это нас мало обрадует, ведь это настоящая тревога.
   Капитан Бабич, пользуясь отвёрткой снял со стены ещё одну панель и открыл люк, за которым была расположена панель дублирующей компьютерной системы управления подземным аэродромом, до которой враг не мог добраться даже полностью захватив его. Он быстро вскрыл свой индивидуальный жетон и стал вводить коды доступа. Через пять минут всё было готово и он смог открыть люк, ведущий в запасной командный пункт, небольшое помещение с пультом управления, возле которого стояло пять стульев и несколькими большими телевизионными экранами внутреннего и внешнего обзора. Капитан Бабич быстро подсел к пульту и включил его. Дублирующий компьютер работал постоянно и поэтому уже через минуту их взорам открылась довольно неприглядная картина.
   По коридорам подземного аэродрома и всем его боевым постам спокойно разгуливали какие типы, одетые в странного вида чёрные комбинезоны, глядя на которые можно было подумать, что они явились сюда из какого-то фантастического боевика. Они сноровисто грузили лётчиков, техников и солдат охраны на носилки, летающие по воздуху и отправляли их наверх. Обстановка наверху была и того хуже. Повсюду наверху стояли какие-то громадные тёмно-серые махины, о которых можно было с большой долей уверенности сказать, что это космические корабли каких-то космических захватчиков. Телевизионные камеры позволяли заглянуть и в Малышанск, на улицах которого творилась точно такая же чертовщина. Люди в чёрном сноровисто выносили на летающих носилках его жителей и грузили их на космические корабли, коих капитан Бабич насчитал уже более трёх десятков и это только больших кораблей, стоящих на земле, а сколько кораблей поменьше барражировало воздушное пространство над территорией ракетно-ядерной базы, трудно было вообще сказать, но самое паршивое заключалось в том, что радары вообще ничего не показывали. Они их просто не видели.
   Посмотрев на это, капитан Бабич потряс головой, словно прогоняя наваждение, и вывел на все экраны сразу полный план подземного аэродрома, дав компьютеру задание, показать ему перемещение захватчиков на всех уровнях. Через несколько минут он понял, что на нижних трёх уровнях находилось сорок три космических захватчика, которых он мог на них запереть столь основательно, что выбраться наружу они смогут с огромным трудом, если у них найдутся мощные электродуговые резаки. Прикинув, сколько времени у него уйдёт на то, чтобы добраться до ближайшей подземной стоянки самолётов и не тех мигарей, на которых они обычно летали, а многоцелевых самолётов Су-41, капитан Бабич стал вводить в курс дела лейтенанта Алябьеву:
   - Галчонок, дело швах. Эти космические гады скорее всего захватили не только аэродром, но и ракетную базу. Зачем они это сделали, это вопрос не из лёгких, но поскольку среди них мелькнула рожа одного американца, который крутился в командном капонире, без америкосов тут дело, явно, не обошлось. Боюсь, что они хотят произвести ракетные пуски по Китаю и Индии, чтобы потом нас разгромить. Галя, они захватили уже всех наших и мы с тобой остались на свободе только потому, что я затащил тебя туда, куда не должен был приводить. Думаю, что уже очень скоро в воздух взлетят первые ракеты и тогда американцы накроют нас своими. Отсиживаться здесь совершенно бесперспективное дело, особенно если по нам будет нанесён массированный ракетно-ядерный удар, а другого и не будет. Поэтому нам нужно выбираться отсюда, как можно скорее и попытаться прорваться в район Бирска, там расположен подземный командный пункт округа, и докладывать обо всём генералу Семёнову. Чёрт, почему они не оснастили запасной командный пункт линией связи с Москвой. Прорваться на главный командный пункт нам точно не удастся. Там полно этих чёрных инопланетян. Гадство! Ну, что скажешь на это, Галчонок? Полетишь со мной или останешься здесь и будешь гадать, выдержит это подземелье прямое попадание ракеты с ядерной боеголовкой или нет?
   Военврач отрицательно помотала головой и сказала:
   - Нет, Валерочка, только не это. Уж лучше я погибну с тобой, чем буду сидеть в этом подземелье, да, оно и не выдержит скорее всего, если на него упадёт атомная бомба.
   - Ну, тогда пошли, девочка. - Глухим голосом сказал капитан Бабич и добавил уже веселее - Не бойся, Галчонок, мы обязательно прорвёмся. Будешь у меня за штурмана. Только извини, но я обязательно постараюсь завалить парочку этих космических гадов, а для этого нам нужно будет не только заправить аэроплан, но и навесить на него ракеты и снарядить пушки.
   Капитан Бабич быстро проверил, что имелось в памяти компьютера, записал всю нужную ему информацию о вторжении на несколько флэшек и повесил три на шею себе, а три на шею лейтенанта Алябьевой, после чего запер таки две с половиной дюжины инопланетян на нижних этажах и они бегом бросились по длинному, узкому коридору к лифту, ведущему к подземной стоянке, на которой находилось пять сухарей. Особое подразделение техников содержало эти самолёты в состоянии полной боевой готовности и их осталось только заправить и снарядить к бою, но сначала Валерий и Галина переоделись, облачившись в противоперегрузочные костюмы. Капитан Бабич после этого сразу же направился к заправочной станции, а военврач принялась обследовать сейф с медикаментами. Через четверть часа она подошла к своему любовнику и сделала ему несколько инъекций из шприц-тюбиков и дала ему пригоршню таблеток, сказав:
   - Валерик, выпей, это специальные таблетки как раз для таких случаев. Я уже их выпила и потому мне уже ничего не страшно и голова до безобразия ясная. К тому же я сейчас, наверное, смогу даже танк сдвинуть с места.
   Капитан Бабич, которому уже приходилось глотать всяческую боевую химию, молча кивнул головой, отправил в рот сразу всю пригоршню таблеток, запил их водой и попросил:
   - Тогда ты будешь подносить мне снаряды, а я стану загружать их на борт аэроплана, Галчонок. Потом мы подвесим ракеты воздух-воздух, бомбить нам пока что некого, и улетим отсюда.
   С этой задачей они справились менее, чем за час, после чего капитан Бабич зашел на несколько минут на ещё один командный пункт и убедился в том, что он вызвал среди захватчиков пусть и небольшой, но всё же переполох. Однако, куда больше его озадачило то, что большинство космических кораблей уже улетело, а на остальные спешно грузились космические захватчики и лишь малое их число пыталось прожечь чем-то толстенные стальные люки, но с тем темпами, с которыми они работали, им придётся повозиться до самого вечера, если не до утра следующего дня. Злорадно ухмыльнувшись, капитан Бабич подвёл лейтенанта Алябьеву к самолёту и помог ей подняться на борт. Пристегнув женщину к креслу-катапульте, он спустился вниз и включил механизм подъёма. Через пять минут он уже был на стартовой площадке и занялся тем, что стал устанавливать под брюхом самолёта ракетные ускорители. Ещё через двадцать минут он уже сидел в кабине "Сухаря" и щёлкал тумблерами.
   Оглушительно взревев, ракетные ускорители с такой силой бросили самолёт вперёд, что их обоих вдавило в спинки кресел. Лейтенант Алябьева от этого на несколько секунд потеряла сознание и потому не видела, как самолёт промчался по тоннелю, плавно забирающему вверх и того, как взрывом была сорвана броневая шторка, закрывавшая тоннель и во все стороны полетели сосны, растущие на склоне холма и маскирующие секретную взлётную полосу. Галина очнулась только тогда, когда самолёт завибрировал. Капитан Бабич, увидев перед собой цель, какой-то летательный аппарат пришельцев, не раздумывая открыл по нему огонь ещё на взлёте и тот сразу же задымил, затем вспыхнул и развалился на части, отчего вниз полетело несколько тел в чёрном. Промчавшись над местом падения этого аппарата, он боковым зрением увидел справа дым и длинные языки пламени.
   Космические захватчики всё же произвели пуск ракеты. Он моментально заложил вираж вправо и произвёл пуск ракеты класса воздух-воздух. Дистанция была около девяти километров и его ракета взорвалась через каких-то несколько секунд, отчего там сразу же здорово рвануло. К его "Сухарю" уже неслось несколько летательных аппаратов врага и он пошел на них в лобовую атаку, одновременно стреляя из всех пушек и пулемётов и пуская по ним ракеты. На этот раз бортовая РЛС брала цели и в воздухе взорвалось ещё три аппарата, а остальные четыре бросились в рассыпную, что позволило ему врубить форсаж и помчаться подальше от Малышанска, на котором уже можно было смело ставить крест, поскольку поднимаясь в воздух капитан Бабич не увидел ни одного большого космического корабля. К счастью он сразу же лёг на нужный курс, а потому, снизившись до высоты в полторы сотни метров, стал улетать прочь от своего аэродрома, закладывая стремительные виражи.
   В погоню за ними бросилось пять летательных аппаратов пришельцев, которые открыли по "Сухарю" шквальный огонь. Глядя на алые штрихи, мелькавшие то справа, то слева, капитан Бабич отчего-то сразу подумал о лазерах. Пришельцы, выстроившись дугой, быстро нагоняли их и он, чтобы не испытывать судьбу понапрасну, выключил форсаж и тотчас сбросил скорость, отчего их аппараты мигом проскочили мимо них. У Валерия осталось всего четыре ракеты и примерно половина боекомплекта к двум двадцатисемимиллиметровым пушкам. Крупнокалиберные пулемёты, судя по всему, врагу были не страшны. Он моментально ускорился и произвёл четыре пуска по крайним машинам, после чего погнался за пятой. Враг такого от него, явно, не ожидал. Четыре аппарата взорвались в воздухе, а пятый попытался сделать перед самолётом капитана Бабича свечку, но в результате был просто разрезан выстрелами пополам.
   Каким-то чудом увернувшись от обломков, Валерий снова врубил форсаж, поскольку видел по дымным следам, что с ракетной базы было произведено три удачных пуска, причём все ракеты помчались не в космос, а сразу же легли на заданный кем-то курс и это полоснуло ему острым ножом по сердцу. Одна ракета точно полетела на запад, а вторая и третья на восток. Перехватить их он уже не мог ни при каких обстоятельствах, а потому стиснув зубы взял курс на Бирск, до которого было около двух с половиной тысяч километров и помчался к нему на высоте не более трёхсот метров. Буквально через семь минут он увидел яркие вспышки далеко позади и мгновенно полетел с набором высоты, ожидая, что электроника сейчас накроется, но ему удалось улететь уже довольно далеко от места взрыва и потому атмосфера, в он быстро вошел в плотную облачность, значительно ослабила электромагнитный импульс и ничего такого не произошло.
   Долететь до нужного места им всё же так и не удалось. Хоть чуть-чуть, но топлива им всё же не хватило и потому капитан Бабич, не дожидаясь того момента, когда двигатель заглохнет, посадил самолёт на автотрассе Уфа-Бирск, чем привёл в ужас множество водителей, внимание которых ему пришлось привлечь к себе выстрелами из пулемётов и отстрелом тепловых ловушек. Как только самолёт остановился, капитан Бабич откинул фонарь и впервые посмотрел на свою пассажирку, сидевшую в кресле слева от него. Галина была без сознания и в уголке рта у неё виднелась кровь. Он стал осторожно расстёгивать ремни и тем самым привёл девушку в чувство. Повертев головой она выплюнула из рта кровь и сказала шепелявя:
   - Я, кажетша, яжык щебе прикущила.
   - Ничего, Галчонок, всё это пустяки. - Успокоил Валерий девушку - Главное, что мы вырвались их этого ада. Так, теперь нам нужно срочно реквизировать какой-нибудь транспорт и мчаться на командный пункт. Боюсь, что кроме Малышанска эти сволочи разбомбили ещё и Москву, не говоря уже о городах в Индии и Китае. Одна ракета точно полетела на запад. - Помолчав несколько секунд, он отвязал "Стечкина" от спинки её кресла, вложил оружие в руки лейтенанта Алябьевой и спросил - Ты умеешь стрелять из пистолета, Галя?
   Та кивнула головой и ответила:
   - Да, выбиваю восемьдесят шесть из ста. - После чего спросила настороженно - Ты думаешь, что нам снова придётся стрелять, Валера? Но это же свои, русские.
   - Лейтенант Алябьева, нам нужно как можно скорее добраться до командного пункта и если мне для этого придётся кому-то прострелить башку, то я сделаю это не задумываясь. Россия должна срочно нанести ответный удар, а для этого я должен доставить генералу Семёнову доказательства того, что мы подверглись нападению противника из космоса. Поэтому ты станешь позади меня и если кто-то на нас бросится, немедленно откроешь огонь на поражение. Нам нельзя терять ни секунды, иначе вся наша страна окажется в такой жопе, что не приведи господи.
   Валерий выбрался из кабины и спрыгнул вниз и хотел было помочь девушке спуститься вниз, но та сама спрыгнула на шоссе. В противоперегрузочном лётном комбинезоне её фигура была на диво, как хороша. Быстрыми шагами они пошли вперёд, где внимание капитана Бабича привлёк к себе здоровенный чёрный джип, за рулём которого сидел мордастый верзила, явно, башкирской наружности, а рядом с ним крашеная девица, перекрашенная в блондинку. Он подошел поближе и поманил к себе пальцем этого типа, одетого в дорогой костюм. Тот неохотно вышел из машины и развязным тоном поинтересовался:
   - Чо те надо, чудило?
   - Твоя машина, браток. - Прямодушно сказал ему Валерий и пояснил - Дело государственной важности.
   - Ну, и летел бы по делам государственной влажности на своём самолётике, а машина мне и самому нужна. - Всё также нахально и развязно ответил хозяин джипа - А от меня ты только в рыло можешь получить, а не машину. Понял?
   Лейтенант Алябьева тотчас встала спиной к спине к капитану Бабичу и взяла оружие наизготовку. Валерий глубоко вздохнул, стараясь успокоиться и принялся терпеливо объяснять:
   - Парень, дело действительно обстоит очень серьёзно. Примерно полчаса назад американцы разбомбили ракетами с атомными боеголовками Малышанск, это такой город в Западной Сибири, за Уралом. Не исключено и то, что Москвы тоже уже нет и мне нужно срочно кое-куда добраться. Поэтому дай мне, пожалуйста, свой джип, а сам прячься куда-нибудь или добирайся до ближайшего военкомата. Считай, что третья мировая война уже началась. Я бы долетел туда, куда направляюсь, на самолёте, но у меня, понимаешь ли, кончилось горючее и потому я пошел на вынужденную посадку. Теперь тебе понятно, зачем мне нужна твоя машина или нет?
   Верзила набычился и крикнул в ответ:
   - А мне плевать! Раз так, он мне и самому нужен, а ты можешь топать по своим делам пешком!
   Валерий выстрелил два раза в воздух, отчего толпа быстро бросилась в рассыпную, и крикнул ещё громче:
   - Быстро из машины, а ты давай ключи, если не хочешь, чтобы я тебя тут пристрелил по законам военного времени!
   Девица с истеричными воплями вылетела из джипа и лейтенант Алябьева тотчас заняла её место, а ошарашенный верзила попятился назад, но перед этим бросил на асфальт брелок с ключами. Отогнав его назад взмахом оружия, Валерий подобрал ключи и быстро сел за руль. Он развернулся и уже тронулся было с места, как сзади раздалось два выстрела. Одна пуля, пробив заднее стекло просвистела у него справа от головы и вылетела наружу, проделав дырку в лобовом стекле, а вторая вонзилась в спинку пассажирского сиденья и Галина громко вскрикнула. Капитан Бабич мгновенно среагировал, выскочил из джипа и чуть ли не от бедра всадил длинную очередь в хозяина джипа на мгновение раньше, чем тот выстрелил по нему. Тому выстрелами немедленно разворотило грудь, он упал на спину и засучил ногами, в предсмертных судорогах стреляя вверх из своей "Беретты". Подруга этого типа с визгом умчалась в придорожные кусты, а Валерий бросился в кабину. Закусив губу Галина посмотрела на него и сквозь слёзы сказала:
   - В плечо, навылет. Ничего страшного, Валерочка, мне даже не больно. Поедем поскорее, нам нужно доехать до генерала Семёнова раньше, чем и его штаб захватят пришельцы.
   Капитан Бабич, не желая искушать судьбу понапрасну, сел за руль и погнал машину вперёд, благо самолёт перегородил шоссе и путь был ещё свободен. Похоже, что водители машин надеялись на то, что его сейчас кто-нибудь уберёт с дороги. Километров через двадцать он остановился и всё же сделал девушке перевязку. Рана действительно не была смертельной, тем более, что лейтенант Алябьева сделала себе ещё несколько уколов шприц-тюбиками. После перевязки Галина всё же повеселела и чувствовала себя более уверенно, хотя и была бледна. Пуля не задела кости и единственное, что было нужно сделать, это срочно тщательно обработать рану, чтобы не произошло заражения, но это можно было сделать и в медсанчасти штаба округа. Хотя капитан Бабич знал дорогу к нему только по карте, он не заплутал и вскоре, съехав с главной дороги и проехав несколько километров по разбитой бетонке, упёрся в шлагбаум, возле которого стояло несколько бронетранспортёров. За шлагбаумом виднелся вполне мирный пейзаж, состоявший из холмов, поросших кустарником и небольшой берёзовой рощицы, но Валерий точно знал, что где-то здесь находится подземный командный пункт округа и потому не обольщался на счёт берёзок. Он быстро вышел из машины и держа "Стечкина" на мизинце левой руки громко крикнул:
   - Парни, я свой, лётчик из Малышанска! Капитан Бабич, а со мной военврач лейтенант Алябьева. У нас срочное донесение для генерала Семёнова. Малышанска уже нет, его разбомбили американцы. Похоже, что Москвы теперь тоже нет, поэтому делайте что хотите, но немедленно доставьте меня к генералу.
  
   Через пять часов после нападения на Малышанск
  
   В подземном бункере штаба округа капитана Бабича, куда его и раненую девушку доставили через десять минут, промурыжили добрых полтора часа, прежде чем он смог попасть к генералу армии Семёнову на доклад. Среди штабных офицеров царила сумятица, если вовсе не полная паника. Все пытались связаться с Москвой, но из этого ничего не выходило. Кто-то кричал, что в Москву давно уже нужно было послать самолёт, но его не слушали. С огромным трудом Валерию удалось вызвать врача для лейтенанта Алябьевой и тот, явившись, первым делом накричал на него, обвинив в преступном бездействии и неоказании помощи раненому, после чего не вызвал санитаров, как того следовало ожидать, а повёл девушку в медсанчасть сам, благо та ещё держалась на ногах, хотя и была бледна, как мел. Прошло ещё полчаса, пока Валерию не предложили пройти к генералу в кабинет.
   Генерал Семёнов сидел за большим столом в совершенно расхристанном виде. Похоже, что его привезли в штаб с рыбалки или с охоты, да, к тому же он был не совсем трезв. Капитан Бабич снял с шеи все три флэшки, протянул их генералу и коротко объяснил ему сложившуюся ситуацию. Тот посмотрел на него, чуть ли не как на врага народа и потребовал объяснить, что всё это значит. Валерий, собрав последние силы в кулак, начал было говорить, но в этот момент в кабинет генерала кто-то позвонил и он взял в руки трубку. Молча выслушав своего собеседника, генерал равнодушным тоном сказал:
   - Хорошо, Виктор Михайлович, присылай своих людей, я отправлю его к вам. - После этого он распорядился - Капитан Бабич, мне сейчас некогда с вами разговаривать, поэтому вы всё расскажете моим разведчикам и уже после того, как они оценят ситуацию, я буду принимать решение. То, что вы предлагаете, немедленно нанести ответный удар по врагу, совершенно недопустимо. У меня даже нет данных со спутников, которые самым убедительным образом доказывали бы, что Москва, Малышанск и какие-то города в Индии и Китае подверглись ядерной атаке наших собственных ракет. Во всём этом нужно сначала разобраться, а уже потом принимать решение. Ступайте, капитан.
   Валерий встал по стойке смирно и ответил:
   - Слушаюсь, товарищ генерал.
   Капитан Бабич, начиная закипать от злости, чуть ли не строевым шагом вышел из генеральского кабинета и в приёмной сразу же угодил в тёплые объятья четверых здоровенных, крепко накачанных хлопцев в камуфляже. Уж, на что он сам был крепким парнем, вымахавшим ровно на один сантиметр выше двух метров, эти ребята оказались помощнее его и мигом завернули ему руки за спину так, что он только и смог прохрипеть:
   - Вы чего, мужики, сдурели? Я же свой.
   В ответ на это немедленно последовал жестокий удар по почкам, от которого у капитана Бабича перехватило дух, и злой, резкий окрик того из верзил, у которого на погонах были майорские звёздочки:
   - Свои прокуроров не расстреливают!
   Последовало ещё несколько ударов по голове и телу и капитан Бабич отключился. Очнулся он уже в круге яркого света посреди просторной комнаты сидя на железном стуле со скованными за спиной руками. С трудом открыв глаза с опухшими веками, один из громил ударил ему коленом в лоб, он поднял голову и невольно зажмурился от яркого света, бившего ему в глаза. Откуда-то издалека до него донёсся злой голос:
   - Фамилия, имя, отчество, воинское звание!
   Не открывая глаз капитан Бабич рассмеялся и воскликнул:
   - Выключи свет, садюга, не корчи из себя гестапо! Это похоже на дешевый кинофильм.
   Тотчас справа и слева на него обрушился град ударов по корпусу, от которых у Валерия перехватило дыхание. Били, явно, ногами, но от этих жестоких ударов, которые непременно свалили бы его на пол, если бы стул не был крепко привинчен к нему, он быстро пришел в себя и с силой напряг мышцы. Та химия, которой его накачала Галочка Алябьева, ещё действовала. Точнее только сейчас она начала действовать в полную силу. Вне себя от ярости, капитан Бабич глухо зарычал:
   - Ещё один удар, уроды, и я сам начну вас метелить!
   Этот удар не замедлил последовать и разъярённый лётчик, который любил проводить каждую неделю три-четыре дня в спортзале, качая железо, мигом разорвал наручники, вскочил со стула и с разворота нанёс удар ногой кому-то в живот, после чего бросился на второго верзилу и принялся метелить его своими пудовыми кулаками. Контрразведчик попятился в угол, а тот тип, который сидел за столом, истошно завопил:
   - Срочно все сюда, арестованный разорвал наручники!
   Как только второй верзила отскочил от капитана Бабича подальше, он метнулся к столу и вцепился тому, кто задал ему наиглупейший вопрос, в шею, крепко обхватив её своими длинными пальцами и заорав что есть силы:
   - Стоять, твари! Один шаг и я сверну ему шею!
   Предупреждение не подействовало. Кто-то подскочил к нему сзади и ткнул в шею электрошокером. В глазах у Валерия вспыхнули яркие огни и последнее, что он увидел, это искаженное от ужаса лицо какого-то мужчины средних лет с полковничьими погонами на плечах. Сколько он пробыл в беспамятстве, капитан Бабич не помнил, но скорее всего довольно долго, потому что ему на голову лили холодную воду, чтобы привести его в чувство. Сознание вернулось к нему быстро и он открыл глаза. Лампа над его головой горела всё так же ярко, но свет в глаза уже не бил и он вскоре смог увидеть помятого полковника, сидевшего за столом, на шее которого уже багровели кровоподтёки. Справа и слева от него стояло уже шесть человек, руки были крепко стянуты жесткими шнурами, а ноги крепко привязаны к стулу. К тому же с него сорвали верхнюю часть противоперегрузочного комбинезона и майку, а потому его торс был полностью оголён. Полковник, потирая горло, снова рыкнул, теперь уже хрипло:
   - Фамилия, имя, отчество, воинское звание.
   Капитан Бабич, пошевелив плечами, тотчас взорвался:
   - Гнида тыловая! Космические пришельцы вместе с американцами Москву уничтожили нашей же собственной ракетой, Малышанск уничтожен, две ракеты пошли на юг, а ты тут хернёй занимаешься вместо того, чтобы изучить видеозаписи сделанные с систем видеонаблюдения на моём аэродроме и фотографии тех целей, которые я поразил огнём ракет и пушек своего "Сухаря". Тварь! Какая же ты тварь после этого, полковник!
   Полковник хрипло выкрикнул:
   - То, о чём ты лепечешь здесь, капитан Бабич, ещё не доказано! Зато доказано то, что ты несколько часов назад расстрелял из похищенного где-то оружия прокурора Уфы. Поэтому ты мне сейчас скажешь, кто ты такой на самом деле, откуда угнал самолёт и на какую разведку работаешь.
   Капитан Бабич нервно рассмеялся и ответил:
   - Полковник, ты что мелешь? Никаких прокуроров я не расстреливал, а пристрелил какую-то мерзоту приблатнённого вида, которая вместо того, чтобы предоставить мне транспорт, открыла по мне и лейтенанту Алябьевой огонь из пистолета. Поскольку на нашу страну совершено нападение, она находится в состоянии войны и потому я, как офицер, находящийся при исполнении задания командования, шлёпнул эту мерзоту по законам военного времени и мне плевать, кем был этот урод, прокурором или самим министром юстиции. Понял? - Помотав головой, капитан Бабич обвёл глазами окруживших его мордоворотов и громко крикнул - Мужики, очнитесь, началась третья мировая война! Они уже уничтожили Москву, с боем улетая от Малышанска, я видел пять или шесть вспышек, но они разбомбили уже пустой город потому, что всех погрузили на огромные космические корабли и улетели. Выньте головы из задницы или куда вы их там засунули и оглядитесь вокруг! Арестуйте этого придурка, который вздумал тут играть в контрразведку и просмотрите те данные, которые я сюда привёз. У нас ещё есть время и возможность нанести ответный удар! А потом расстреливайте меня!
   Полковник выслушал его слова с искаженной от злости физиономией и прокричал в ответ:
   - Ты сам мерзота, капитан Бабич или как там тебя зовут! Ты застрелил сына моего друга и пойдёшь за это под суд военного трибунала, мерзавец. Приступайте к жесткому допросу, майор Воропаев, выбейте из него всю правду. Можете с ним особенно не стесняться и выбить все зубы, если понадобится.
   Шестеро молодчиков, засучив рукава, принялись выполнять его приказ и на капитана Бабича обрушился град ударов. Они действительно не стеснялись и били его так, словно хотели забить насмерть. Через какое-то время он снова потерял сознание и ему на голову опять стали лить воду. Как только он очнулся, майор Воропаев склонился над ним и стал кричать:
   - Отвечай на мои вопросы, иначе я прикажу привести сюда ту шлюху, которую ты приволок с собой и мои ребята отдерут её у тебя на глазах хором, а потом пристрелят! Мы тут с тобой не собираемся долго валандаться!
   Глаза Валерия заволокло багровым туманом и он, взревев, порвал шнуры, стягивающие его руки по локоть, а потом окровавленными руками вцепился в шею своему мучителю. Это был последний выброс адреналина и позвонки майора громко хрустнули, а капитан Бабич заорал во всю мощь своей глотки:
   - Убью! Всех убью, твари!
   Что было потом, капитан Бабич помнил только фрагментами. Садисты от контрразведки округа навалились на него всем скопом и с трудом вырвали из его рук труп майора, после чего угомонили допрашиваемого элетрошокерами и затем, скрутив покрепче, снова принялись его избивать, но слышали в ответ только грубую брань и угрозы в свой адрес. С генералом Семёновым капитан Бабич встретился только через сутки. Часа три его приводили в божий вид двое санитаров, которых он не тронул и пальцем, после чего снова связали, на этот раз уже самым основательным образом, и в пыточную вошел командующий Приволжско-Уральским военным округом. Он несколько минут сидел за столом молча, а потом сокрушенным голосом сказал:
   - Так вот ты каков на самом деле, капитан Бабич. Да, хорош, нечего сказать. Просто зверь какой-то, а не человек, уже двух человек убил. Что же мне с тобой делать, ума не приложу?
   - А ты пристрели меня, генерал! - Дерзко выкрикнул разбитыми в кровь губами Валерий и закашлялся от боли в лёгких.
   Глаза генерала остекленели от бешенства, но он сдержался и не обрушился на дерзкого лётчика с бранью, а вместо этого сказал, судорожно потирая рукой об руку:
   - Не мешало бы, но Москва действительно погибла и американцы во весь голос кричат, что это сделали не они, а генерал Нечаев, который как-то умудрился произвести несанкционированные ракетные пуски. Всё говорит о том, что это действительно были наши ракеты, но из четырёх до своих целей долетела только одна, остальные были кем-то сбиты и я не верю, что одну из этих ракет сбил ты. К тому же к нам на голову действительно свалились какие-то пришельцы из космоса, которые призывают нас к благоразумию и предлагают свою помощь. Они обещают ликвидировать все последствия шести ядерных взрывов, включая полное исцеление тех людей, которые схватили дозу радиации, но ещё живы. Просто не знаю, что мне теперь и делать. Во всяком случае их космические корабли уже приземлились в Подмосковье и они приступили к работе. Не знаю, уж, как они это сумели сделать, но то радиоактивное облако, которое движется на юго-запад от руин Москвы, практически остановлено чем-то и радиоактивный фон стремительно снижается.
   Валерий воспрянул духом и воскликнул:
   - Товарищ генерал, вам нужно не вступать с ними в переговоры, а срочно нанести ответный удар! Нужно нанести ядерный удар по их кораблям, иначе нам всем наступит конец! Они захватят Землю, товарищ генерал, и тогда мы все станем их рабами. Мне стало это понятно ещё тогда, когда эти сволочи в чёрном грузили на свои корабли моих товарищей и жителей Малышанска. Мы нужны им, товарищ генерал, но только в качестве рабов. Их космические корабли уязвимы, я сам сбил несколько их малых кораблей ракетами и пушками. Нам нужно гнать их с Земли и разобраться с американцами, они с ними заодно!
   Генерал Семёнов одарил капитана Бабича недобрым взглядом и громко рявкнул:
   - Молчать! Слишком ты много берёшь на себя, капитан! Да, и тот ли ты, за кого себя выдаёшь? Ладно, если ты не хочешь честно во всём признаться, я прикажу продолжить допрос.
   Валерий моментально вскипел и закричал в ответ:
   - В чём я должен признаваться, генерал? В том, что я просто чудом вырвался из Малышанска, захваченного инопланетянами? В том, что на сухих баках долетел до твоего штаба? Или в том, что обороняясь пристрелил какого-то мудака, ранившего лейтенанта Алябьеву? Так это уже и так ясно самому последнему кретину, который у тебя служит! Поверь мне, генерал, мы ещё с тобой когда-нибудь встретимся и тебе будет стыдно смотреть мне в глаза потому, что ты трус и предатель. А в том, что я свернул шею майору Воробьёву и пристрелил прокурора, я даже не раскаиваюсь. Рано или поздно я выберусь из твоих застенков и тогда передушу всю ту шваль, которая меня избивала на допросе вместо того, чтобы заниматься своими прямыми должностными обязанностями контрразведчиков, а не всякой ерундой.
   Генерал торопливой походкой вышел из комнаты для допросов и в неё вернулись его контрразведчики. На этот раз они не стали избивать Валерия, а применили для допроса технические средства, точнее начали пытать его с помощью электричества. Он же вместо того, чтобы отвечать на их вопросы, яростно матерился и угрожал им всеми смертными карами, чем только приводил в бешенство. Пытки продолжались почти двое суток, пока в подземный бункер не вошли космические захватчики, а вместе с ними американские морпехи. Ошибиться в этом он не мог, поскольку приоткрыв глаза увидел двоих негром, стоявших немного позади ещё троих смуглых типов в чёрном. Капитан Бабич глухо застонал, но не от боли, а от обиды и после этого уже почти ни на что не реагировал, но всё же услышал, как кто-то сказал резким, гортанным голосом на хорошем русском:
   - Господа, мы пришли, чтобы забрать этого человека, а вы немедленно поднимайтесь на поверхность и зарегистрируйтесь у нового коменданта вашей базы.
   - А вы кто такие, чтобы здесь командовать? - Спросил кто-то инопланетянина. Судя по голосу это был капитан Скобликов, который измывался на Валерием особенно жестоко.
   Всё тот же голос резко ответил ему:
   - Мы консультанты новой администрации, которая теперь управляет вашей страной и вы должны подчиняться всем нашим требованиям беспрекословно, если не хотите угодить за неподчинение моим приказам в фильтрационный лагерь. Понятно?
   Контрразведчики, такие смелые и решительные в отношении связанного по рукам и ногам лётчика, забубнили:
   - Понятно. Так сразу бы и сказали.
   Капитан Бабич хрипло даже не выкрикнул, а буквально выплюнул ртом с выбитыми зубами в лицо своим мучителям:
   - Трусливые твари! Вы же офицеры! Где ваша честь и отвага, почему вы так пресмыкаетесь перед врагом? Твари, я вас всех достану и передушу голыми руками!
   В лицо Валерия брызнула струя какого-то газа и он не то что бы потерял сознание, как раз оно-то к нему быстро возвращалось, а просто потерял способность двигаться и говорить, но не чувствовать. Инопланетяне весьма бережно положили его на плавно покачивающуюся кушетку, осторожно сняли с него верёвки, туго стягивающие тело и обрывки противоперегрузочного костюма, после чего стали поливать какой-то анестезирующей жидкостью. После того, как его тело уже не чувствовало никакой боли, они обмыли его от крови, блевотины и нечистот и кушетка куда-то полетела. Рядом с ним шагали, клацая металлом сапог по метлахской плитке инопланетяне. Один из них спросил своего командира по-русски:
   - Что нам делать с этим куском мяса, звёздный воитель? Эти ребята поработали над ним весьма основательно. Рожа похожа на какой-то кровавый шар и чуть ли не половина рёбер переломана. Как он только не помер после такого обращения.
   Всё тот же властный голос сказал:
   - Да, согласен с тобой, звёздный мечник. Эти русские действительно варвары и даже не умеют допрашивать задержанных. В моих бы руках он и через трое суток выглядел бы вполне нормально, но боли я ему причинил бы ему куда больше, чем они. Ну, за этим дело не станет, а пока что его нужно отправить в корабельный госпиталь и полностью привести в порядок. Проследи за этим, мечник Шагор и объясни таруба, что с ним нельзя ни о чём разговаривать, так что пусть они все молчат, словно немые, но при этом выполняют любые его просьбы. Если этот лётчик, очнувшись, захочет узнать, что происходит в мире, включи для него телевизор и путь он смотрит все передачи, какие только захочет. И вот ещё что, мечник Шагор, предупреди медиков, что он очень опасен. Русские офицеры говорили мне, что он во время допроса задушил одного их майора, который подошел к нему слишком близко. Идиоты, как они смогли такое допустить?
  
   Через две недели после нападения на Малышанск
  
   Минут через двадцать капитан Бабич был уже в госпитале космического корабля "Ярость Товало". Медики положили его внутрь какого-то большого сундука или ящика, обитого изнутри чем-то мягким и шелковистым, после чего он погрузился в глубокий беспробудный сон. Сколько времени он находился внутри этого медицинского агрегата, Валерий не знал, но когда проснулся, то тело у него уже не болело от жестоких побоев и дышалось ему легко. Он провёл кончиком языка по зубам и убедился в том, что все они были на месте. К тому же он не обнаружил во рту ни одной пломбы в коренных зубах, что могло означать только одно, ему их заменили полностью. Он открыл глаза и первое, что увидел, было приветливое женское лицо. Однако, вспомнив о том, что видит перед собой врага, он не стал улыбаться, а лишь сурово насупился. Девушка, одетая в белый комбинезон и шапочку, закрывающую её волосы, которая только что улыбалась ему, тотчас отступила назад и Валерий сел на кровати. Точнее попытался сесть, что удалось ему только с третьей попытки.
   Заняв вертикальное положение, он огляделся вокруг и увидел, что находится в небольшой больничной палате, в которой кроме койки, столика рядом с ней и стула больше не было ничего лишнего. На нём бала надета бежевого цвета пижама с рукавами до локтя, а из какого-то хромированного металлического ящика, висевшего на белой стене в ногах, к венам на обеих руках, стянутых в локтевых суставах эластичными бандажами, тянулись скрученные в пружину прозрачные пластиковые трубки. Он всё ещё находился под капельницей, а значит являлся выздоравливающим и это говорило о том, что инопланетяне приступят к пыткам ещё не скоро. В том, что они обязательно займутся им всерьёз, он был уверен на все сто процентов, но всё же решил не раскисать, а энергично двигаться, чтобы быстрее прийти в себя. Его шатало из стороны в сторону и слегка подташнивало, да, и руки его слушались едва-едва, а медсестра смотрела на него с каким-то затаённым ужасом. Собрав всю свою волю в кулак, Валерий медленно встал сделал три шага к стулу, немного постоял, приходя в чувство, после чего сел за стол и хриплым голосом сказал:
   - Принесите мне что-нибудь поесть, я голоден. - Немного замешкавшись, он прибавил - Пожалуйста.
   Медсестра испуганно затараторила:
   - Вам нельзя вставать, вы ещё слишком слабы!
   Тотчас в палату кто-то вошел и строго сказал:
   - Принеси ему то, что он просит. Быстро.
   Капитан Бабич с усилием повернулся и посмотрел на вошедшего. Это был смуглый мужчина лет тридцати, одетый в элегантный чёрный мундир с множеством нашивок на рукаве и какими-то круглыми значками на груди, который он счёл бы красивым, не будь в него одет враг. Ростом он был пониже него и не такой широкоплечий, но и хиляком этого вояку нельзя было назвать. Смерив этого типа с головы до пят, Валерий одёрнул его:
   - Не груби женщине, парень, а не то...
   - А не то что? - Презрительно скривившись, спросил пленного лётчика звёздный мечник Шагор.
   - А не то я тебя задушу и спляшу на твоём трупе. - Злым голосом бросил ему в лицо Валерий и слегка привстал над стулом.
   Звёздный мечник изменился в лице и принялся извиняться:
   - Не горячись, парень! Я ведь просто пошутил. - После чего слегка поклонился девушке и сказал - Сестра, принеси обед русскому лётчику и позови сюда врача.
   Капитан Бабич сел на стул, положил руки на стол и стал сжимать и разжимать кулаки. Странное дело, с одной стороны он чувствовал себя полностью здоровым, но с другой тело наотрез отказывалось ему повиноваться, как прежде. Стараясь отогнать от себя дурные мысли, он принялся напрягать то одну, то другую группу мышц и вскоре почувствовал прилив сил. К тому же он заметил, что физраствор или что там закачивали в его вены инопланетяне, вроде бы стал двигаться в трубочках быстрее, а потому встал из-за стола и принялся делать физические упражнения, стараясь дышать ровно и глубоко. Звёздный мечник Шагор при виде этого сказал неодобрительным голосом:
   - Эй, русский, прекрати. Ты ещё слишком слаб, чтобы резко двигаться. Так ты запросто можешь сломаться и медикам придётся тебя уложить в свой ящик ещё дней на пять.
   Валерий, начав делать приседания, спросил:
   - А тебе-то какая беда, звезданутый воитель Шагор? Можно подумать, что тебе меня хоть чуть-чуть жалко. Ты здесь захватчик, парень, а я твой самый жестокий враг. Я уже отправил на тот свет несколько десятков точно таких же придурков, как ты, а потому не жди и ты от меня пощады.
   Инопланетянин сразу же набычился и рыкнул:
   - Мой командир, Руас Товало, ещё спросит с тебя за это сполна, русский! То, чему тебя подвергли твои же собственные товарищи, не стоит и тысячной доли тех мук, которые тебе придётся вскоре испытать, так что не очень-то храбрись и радуйся тому, что таруба приказано привести твоё тело в полный порядок. Пока что наши врачи лишь собрали тот кусок фарша, в который тебя превратили, в кучу, но уже очень скоро они займутся твоим здоровьем всерьёз и тогда ты точно пожалеешь о том, что над твоим телом начнёт работать звёздный воитель Руас Товало.
   Капитан Бабич не счёл нужным отвечать инопланетянину и вместо болтовни принялся отжиматься от пола. Его тело быстро приходило в норму. Намного быстрее, чем это должно было быть после тех пыток, которым его подвергли контрразведчики. Сделав тридцать отжиманий, он вскочил на ноги и стал наносить удары то кулаками, то ребром ладони, то ногами по белой стене, покрытой эластичным пластиком. Потрясённый звёздный мечник не мог вымолвить и слова, глядя на это. Вскоре пришла медсестра, которая прикатила сервировочный столик с несколькими тарелками и стеклянным кувшином с каким-то соком и он перестал истязать стену ударами, а вслед за ней в палату вошел врач, такой же смуглый мужчина, как и звёздный мечник. Как и медсестра он был одет в белый комбинезон, но у него на шее висел какой-то медицинский прибор, - серебристый плоский ящичек с овальными гранями и закруглёнными углами, из которого свисало несколько датчиков. Врач бесстрашно подошел в капитану Бабичу и сказал ему, беря в руку один из датчиков и раскрывая свой медицинский прибор, словно ноутбук:
   - Извольте снять с себя рубашку, милейший, мне нужно послушать ваше сердце и вообще проверить, как идёт процесс восстановления. Нам пришлось потрудиться, собирая вас буквально по частям. Мне даже не хочется думать о том, в какой передряге вы побывали. Скорее всего это было очень больно.
   Валерий послушно сбросил с себя рубашку и осмотрел свою грудь. На ней не было никаких шрамов. Врач принялся его внимательно прослушивать и выражение его лица становилось всё более и более удивлённым. В отличие от медсестры и звёздного вояки он никак на это не реагировал и лишь сказал:
   - Сестра Тейна, я разрешаю вашему пациенту есть твёрдую пищу, а не одни только каши. Все прежние ограничения я снимаю. Думаю, что через три дня мы сможем продолжить курс лечения и заняться нашим пациентом куда основательнее.
   Инопланетянка быстро выставила на стол пластиковые тарелки, накрытые крышками, поставила вазочку с белым хлебом и положила пластиковые ложку и вилку, одного взгляда на которые было достаточно, чтобы понять очевидное, никакого серьёзного оружия из них не сделать. Валерий уже куда более звонким голосом поблагодарил медсестру и подсел к столу. На первое ему подали, как это ни странно, мясной рисовый суп, немного пресноватый, но всё же достаточно вкусный, который он съел не спеша, после чего принялся за большую котлету с гарниром из картофельного пюре и салат из свежих огурцов и помидоров. Все продукты, явно, были земные и это его несколько удивило, но немного подумав, он пришел к выводу, что инопланетяне скорое всего отирались на Земле не один и не два года, прежде чем отважились напасть на Россию, а потому хорошо знают, чем нужно кормить попавшим к ним в плен землян.
   Пока что капитану Бабичу было ясно только одно, снова превращать его в кусок фарша будут не завтра, а потому ему следовало подумать о том, как бежать с того космического корабля, на борту которого он находился. Для этого ему была нужна хоть какая-то информация, но даже об этом можно было пока что только мечтать и единственное, что ему разрешил какой-то звёздный воитель Руас Товало, это смотреть телепередачи, о чём он и попросил медсестру сразу же после обеда. Та включила телевизор, им оказалась верхняя часть стены напротив кровати, вручила пульт и Валерий, устроившись поудобнее, стал переключать каналы один за другим. Телевизор, как выяснилось, мог принимать добрых три с половиной сотни каналов, но на большинстве передавались одни и те же новости.
   Из новостей капитан Бабич и узнал о том, что ракета с ядерными боеголовками была запущена с базы в Малышанске и что остальные три ракеты были сбиты добрыми самаритянами, прилетевшими с планеты Товало. Все эти сердобольные существа носили одну и ту же фамилию, - Товало, что было весьма удивительно, но ещё больше Валерия поразило то, что они прилетели почти на двух тысячах кораблей, преодолев в космосе огромное расстояние и пройдя через какие-то звёздные врата. Как вскоре он это выяснил, все Товало были родом с планеты Тракан и прибыли на Землю исключительно с мирными целями, мечтая облагодетельствовать всех землян, но в первую очередь они хотели навести на Земле порядок, причём сделать это только под эгидой Соединённых Штатов Америки, этого единственного поборника демократии и оплота прогрессивного человечества, для чего предлагали всем остальным странам немедленно и безоговорочно покориться американцам, чтобы не навлечь на себя их гнев. Об этом заявлялось с наглостью громилы, наставившего на безоружного хлюпика ружьё и говорящего что-то о самообороне.
   Глухо застонав, капитан Бабич стиснул кулаки. Отныне уже нельзя было и мечтать о сокрушительном ответном ударе, но он при этом понимал, что очень многие люди в России и не только в ней одной не захотят с этим смириться, как понимал он и то, что в ложь о генерале Нечаеве ни один вменяемый человек не поверит. Вместе с тем он понимал и то, что отныне он стал самым опасным человеком для Товало и что ему вряд ли удастся бежать из плена. А ещё он очень жалел, что не отвёз Галину в безопасное место и не оставил её там вместе с флэшками, на которых были записана столь опасная для космических захватчиков информация. Впрочем, цена ей была не особенно велика, ведь распространить её на Земле теперь будет очень трудно, ведь скорее всего Товало находились на этой несчастной планете не один десяток лет и об этом свидетельствовали очень многие факты начиная от американской внешней политики в целом и заканчивая даже их самолётами-невидимками. Тупо глядя на экран телевизора, капитан Бабич стал мысленно перечислять известные ему факты, которые прямо указывали на это.
   Чем больше он думал на эту тему, тем больше убеждался в том, что о связи американцев с какими-то космическими пришельцами говорило очень многое, иначе чем было объяснить очень многие их достижения в науке и технике. Однако, даже не это он считал самым главным доказательством того, что американская верхушка давно уже спелась с траканцами, а то, что они целенаправленно вели дело к тому, чтобы стать единоличными властителями всего мира и без малейшего колебания предавали любых своих союзников. Это была не просто патология в их политическом мышлении, а уже какая-то клиника, ведь не могут, не должны во всяком случае, политики ради достижения какой-то цели действовать во вред самим себе и своей стране, а ведь именно так очень часто поступали американские президенты последние шестьдесят, если и вовсе не семьдесят лет.
   Пожалуй, только теперь ему стало окончательно ясно, почему американцы смотрели сквозь пальцы на свой внешний долг, который достиг уже астрономических величин и нисколько не волновались по поводу укрепления евро, юаня, рубля. Действительно, зачем забивать себе голову такими ничтожными пустяками, если ты исподволь готовишься к тому, чтобы сделать своими колониями все остальные страны в мире и везде поставить свои администрации, под которыми будут находиться не просто марионеточные национальные правительства, а жалкая пародия на них. Именно так рассматривал капитан Бабич те предложения, которые были сделаны нескольким оставшимся в живых, насмерть перепуганным российским губернаторам, среди которых так и не нашлось ни одного человека, способного объединить вокруг себя нацию. После того, как большая их часть погибла в Москве вместе с президентом и премьер-министром, ни у кого не возникло даже мысли о сопротивлении захватчикам. Чем больше думал об этом капитан Бабич, тем мрачнее становился. Дело закончилось тем, что он выключил телевизор и снова занялся физическими упражнениями.
  
   Через пять суток после первого теракта Капитана Свободы
  
   Валерий даже не удивился тому, что о событиях, произошедших в Нью-Йорке никем не было сказано ни слова, хотя они и привели к тому, что менее, чем за неделю в галактике очень многое изменилось. Император Туар, восстановив целостность своего клана, мигом заставил всех отступников склонить перед ним головы и хотя повинную голову меч вроде бы не сечёт, для очень многих его родственников долгие годы полного беспредела закончились тем, что они были казнены по решению суда, а уж суд у траканцев был не только быстрым, но и справедливым, поскольку благодаря лайналам они могли с помощью компьютеров читать мысли людей и именно то, что хранилось в их памяти, являлось самым веским доказательством вины или невиновности.
   Досталось и Товало, причём сразу с двух сторон, но если те Товало, которые попали в руки имперских следственных органов окончили свои дни на виселице, то те из них, кто был признан виновным в падении Койсу их императором, сгорели в корчах на медленном огне и казнены при этом были даже те Товало, которые на первый взгляд не имели к этому никакого отношения. Была предана точно такой же казни и сама Койсу Товало, но уже как траканира, которая не сделал ничего, чтобы не допустить надругательства над собой, то есть даже не сделала попытки самоубийства, что прямо и недвусмысленно обвиняло всех Товало в трусости и слабодушии. Поступить иначе Товало не могли, иначе позор пал бы уже на их клан и Эгерту Товало пришлось бы тоже совершить ритуальное самосожжение и пускай после этого он вернулся бы к жизни, прежнего авторитета у него уже никогда бы не было. Его и без этого опустили ниже некуда.
   На Тракане официально никто не праздновал этого знаменательного события, но неофициально буквально вся империя ликовала и особенно радовались выходцы из тех миров, которые были захвачены остальными кланами Тракана и землянами. Капитан Свобода все эти дни разрывался между двумя важными делами, - во-первых, ему нужно было как можно точнее знать, что именно сейчас происходит в империи Товало и во владениях Дика Брэдли, а, во-вторых, срочно определиться со своими следующими первоочередными целями и после недолгих колебаний он наметил такую, - огромный химический завод расположенный рядом с пустыней Мохаве, прямо в Долине Смерти, который производил те самые проклятые экологические гранаты. Окончательно приняв решение, Валерий решительно хлопнул ладонью по столу и встал. Была поздняя ночь, самое время отправиться на разведку и он отправился в ту пещеру, которая стала для нег стартовой площадкой, подсел к столу и открыл крышку своего удивительного кейса, позволяющего ему заглянуть куда угодно.
   Уже через пару минут он открыл звёздные врата на высоте четырёх километров, немного выше вершин хребта Панаминт. Огромный завод лежал перед ним, как на ладони и весь сиял яркими огнями. О нём ему было известно, что он полностью принадлежит Дику Брэдли и тот дерёт втридорога со всех покупателей, но поскольку экологические гранаты были чрезвычайно эффективными, дело того стоило и от покупателей не было отбоя. Ещё Валерию было известно, что на этом химическом заводе работает несколько десятков тысяч рабов, привезённых из десятков миров и все они являются не только личной собственностью Дика Брэдли, но ещё и самыми талантливыми учёными. Второго такого завода не было во всей завоёванной части галактики и его потеря будет для анонимного диктатора Земли очень болезненной оплеухой. Валерий вооружился специальной фотокамерой, которая была способна делать прекрасные снимки даже в полной темноте, в туман и во время пыльной бури и стал планомерно осматривать завод от проходной до самых дальних задворков.
   Вскоре капитан Бабич нашел то, что искал, тюрьму, в которой содержали рабочих. Увидев, в каких условиях те жили, он глухо зарычал от ярости и гнева. Люди, одетые в прозрачные пластиковые робы, о которых он знал не понаслышке, были вынуждены спать практически на голых досках. Выглядели они измождёнными и замученными, отчего в голове Валерия тотчас родился ещё один дерзкий план, для осуществления которого у него имелось всё необходимое, но требовалась помощь Бракена Яголо и он немедленно взял в руки радиостанцию. Он не боялся, что её сигнал сможет кто-то засечь, так как у него над головой было без малого десять километров базальта и гранита земной коры, через тонкие каналы которого на поверхность было выведено несколько приёмно-передающих антенн, посылающих сигналы в космос. Даже в том случае, если бы ему на голову было сброшено десятка два водородных бомб, ему и тогда бы это ничем не повредило, разве что хорошенько встряхнуло и не более того. Бракен откликнулся немедленно и радостным голосом воскликнул:
   - Привет, Капитан Свобода! Куда я должен прибыть и сколько бойцов привести с собой?
   Валерий, которому уже стала надоедать такая готовность Бракена следовать за ним куда угодно, проворчал:
   - Бракен, ни ты сам, ни все твои вояки мне и даром не нужны, а я связался с тобой вот по какой причине. Ты должен срочно связаться со своим дедом и обеспечить мне следующее: какой-нибудь пустой лагерь для беженцев на Тракане, в котором нескольким десяткам тысяч человек будет срочно оказана медицинская помощь; готовность твоего деда принять их с распростёртыми объятьями; ещё мне нужна твоя личная военная поддержка вот по какому поводу, уже очень скоро довольно большая толпа рабов захочет перебраться с Земли на Тракан и ты узнаешь об этом из моей очередной телевизионной передачи. Твои корабли смогут приземлится на территории Штатов в одном из пустынных районов? Мне нужно, чтобы ты твои парни постояли пару часов в боевом охранении. Громкие вопли в эфире по поводу того, что рабы желают отправиться на Тракан, я тебе обеспечу.
   Бракен Яголо думал не более десяти секунд, после чего заявил чуть ли не тем же самым тоном, каким солдаты принимают присягу, то есть громко и торжественно:
   - Капитан Свобода, ты можешь отправить всех этих людей прямо на Дворцовую площадь Яголара. Оттуда их немедленно отправят в самые лучшие санатории и госпитали. Всё это мне даже не нужно согласовывать с дедом, Валерий. Относительно спуска моих кораблей на Землю ты тоже можешь не волноваться, я посажу их даже в предместьях Вашингтона и никто не посмеет мне возразить. Тем более в том случае, если меня об этом попросят те люди, которые захвачены Диком Брэдли, но у меня возникает вполне закономерный вопрос, как ты собираешься переправить столько людей на Тракан? На все свои корабли, хотя мне и прислали двадцать пять крейсеров, я смогу взять не более пяти тысяч человек, да, и то вряд ли. Всё остальное в моих силах и мне даже не потребуется времени на подготовку.
   Капитан Бабич ухмыльнулся и сказал траканцу:
   - Бракен, не волнуйся на этот счёт и подумай над тем, кого ты хочешь ещё отправить на Тракан и назови мне координаты тех мест, где я должен буду забрать твоих подопечных. Я могу открыть такие звёздные врата, что в них без особого труда пройдёт любой из твоих крейсеров. Даю тебе ровно тридцать шесть часов на подготовку, принц Бракен. - Не дожидаясь ответа, Валерий отключился и хмурым тоном проворчал - Бойскаут хренов. Всё бы тебе показывать людям, какой ты смелый и решительный.
   Покончив с этим делом, капитан Бабич облачился в герметический боевой скафандр повышенной защиты и открыл крохотные звёздные врата на один из секретных военных складов Товало, с которого он ещё ничего до этой ночи не воровал и принялся внимательно изучать, что там творилось. Меры предосторожности были отнюдь не лишними. После серии краж оружия и прочего военного имущества, Товало стали не только минировать свои склады, но и заполнять их, если такое было возможно, ядовитыми газами или всякими мелкими, но очень опасными тварями, включая споры всякой дряни, бактериями и вирусами. Поскольку он с самого начала предусмотрел такую возможность, то прежде всего побеспокоился именно о средствах безопасности, а уж потом начал бомбить склады противника.
   На этом складе, расположенном в недрах астероида, на поверхности которого находилась большая военная база, Товало не придумали ничего лучшего, чем заполнить его под самую завязку каким-то особо ядовитым нервно-паралитическим газом, о чём его тотчас известили газоанализаторы. Именно этот склад он выбрал только потому, что на нём хранились экструзионные бомбы огромного калибра, способные стереть с лица земли всё в радиусе семи километров. Как раз такие он и собирался применить для своих терактов в самое ближайшее время. Помимо этого склад был ещё и заминирован, но крайне безграмотно. Товало просто разложили на полу несколько десятков мощных противопехотных мин-хамелеонов и всё. Валерий даже рассмеялся, подивившись такой наивности траканцев. Он мог развернуть звёздные врата практически под любым углом к плоскости пола, а потому не мудрствуя лукаво просто поставил их параллельно полу и принялся, начав с центра, перебрасывать большим, телеуправляемым погрузчиком с телескопическим захватом, здоровенные цилиндрические чушки диаметром в два с лишним метра.
   Всего он забрал со склада Товало двадцать пять экструзионных бомб, после чего разминировал их мины и вывалил на склад весь тот мусор, который скопился на его базе, включая всё дерьмо из канализационного коллектора, собранное в большой контейнер, после чего присыпал эту мало аппетитную кучу женскими тампонами и прокладками, которые его гостьи складывали в отдельном месте специально для подобного случая. Закрыв звёздные врата, он дегазировал помещение и провёл его полную санитарно-бактериологическую обработку, чтобы не подцепить случайно какой-нибудь заразы, и с чистой совестью отправился спать. Правда, лечь спать сразу же ему не удалось, так как прошедшей ночью он прорвал ещё один матрац и теперь тот валялся на складе Товало, расположенном за несколько тысяч световых лет от Земли. Поэтому ему пришлось сначала сходить на склад и принести оттуда новенький матрац, пошитый на этот раз из очень толстой, но мягкой юфти и такую же подушку. Накрывшись медвежьей шкурой, он немного поворочался и уснул.
  
   Через три с половиной недели после нападения на Малышанск
  
   Полторы недели госпитального кайфа промчались, как один миг и капитана Бабича перевели из его уютной одноместной палаты-камеры в тюремный блок космического корабля "Ярость Товало", который совершил посадку чуть ли не на том самом месте, где когда-то находился Кремль, на краю огромного кратера, уже заполненного водой Москва-реки. Экипажу крейсера было поручено произвести деактивацию местности и потому работы у медиков было предостаточно. Очень часто траканцы хватали такие дозы радиации, что Валерию казалось просто каким-то чудом, что они вообще оставались в живых, но проведя в медицинском ящике каких-то шесть, семь часов траканцы покидали его совершенно здоровыми. После этого его уже не поражали все те чудеса траканской медицины, с которыми его ознакомил доктор Тадор Товало, который был таруба клана Товало, а если точнее, абсолютно бесправным рабом, к его полному удивлению.
   Валерия исцелили полностью, разобравшись даже с самыми мелкими его хворями, которых доктор Тадор нашел в нём превеликое множество. Попутно он немного изучил траканский язык, который по своему звучанию был похож на немецкий, но самое главное выучил их алфавит. По всей видимости траканцы были жуткими педантами и буквально везде на стенах госпитального отсека висели различные инструкции. К сожалению этот отсек располагался в середине корабля и ему всего лишь раз удалось увидеть, где совершил посадку крейсер "Ярость Яголо". Эта громадина, имевшая в длину более семисот метров, называлась атакующим крейсером и уже только из этого Валерий сделал вывод, что траканцам не привыкать захватывать чужие миры. Однако, не смотря на ярость, клокотавшую у него в груди, он старался ничем не выдавать своих чувств, хотя одинаково ненавидел как господ хо, так и их рабов таруба. Он улыбался каждому, кого только не встречал у себя на пути, но на него всё равно смотрели с опаской, но, тем не менее относились к нему очень заботливо.
   Когда капитана Бабича перевели в тюремный отсек корабля, он столкнул совсем с другой формой обращения. Четыре вертухая, вооруженных чёрными дубинками с хромированными наконечниками, которые он сразу же определил, как мощные электрошокеры, приказали ему раздеться догола и просветили переносным рентгеновским аппаратом насквозь от головы до пяток, как будто в госпитальном отсеке ему было что украсть. После этого его грубо обрили на лысо, хорошенько окатили холодной водой из шланга, высушили валящими с ног струями горячего воздуха и велели одеться в серую арестантскую робу без рукавов и обуться в какие-то пластиковые серые калоши. Всё это капитан Бабич перенёс стоически, с насмешливой улыбкой на лице и пристальным, сверлящим взглядом, заставлявшим вертухаев беситься от злобы и ненависти к арестанту.
   Когда же он хищно оскалился, один из вертухаев не выдержал и ткнул его электрошокером в правое плечо. Особой боли Валерий не почувствовал, но рука у него тотчас онемела и он немедленно въехал вертухаю в рожу с левой, причём так, что тот мигом лишился передних зубов. Последовал удар по левой руке и он в ответ принялся лягаться, словно бешенный жеребец, и успел врезать всем четырём вертухаям, одному даже по тестикулам, от чего тот моментально вырубился. В конце концов он был парализован полностью и потому мог только клацать зубами и молча плеваться. Тотчас явившийся на шум этой драки офицер хо строго отчитал своих подчинённых и велел им нести узника в камеру на руках, раз они не сумели доставить его туда своим ходом. Вертухаи ухватили Валерия за руки и за ноги и потащили в корабельную тюрьму, которая представляла из себя довольно большое помещение, по периметру которого с трёх сторон располагались камеры, перегороженные решетками.
   Камер в этой тюряге имелось штук тридцать и почти в каждой сидело достаточно большое число людей. Судя по лицам и негромкому гомону голосов это были преимущественно русские, от чего капитан Бабич немного повеселел. Однако, его бросили в пустую камеру и он, метко плюнув в рожу тому вертухаю, которому хорошенько врезал ногой по гениталиям, успокоился, лёжа на холодном полу, покрытом жестким пластиком. Офицер хо бросил в камеру его калоши и Валерий радостно рассмеялся, хотя четверо траканцев и успели станцевать на нём чечётку. Траканцы вышли из узилища и все голоса в нём быстро затихли. Капитан Бабич попробовал пошевелиться, но его моментально пронзила острая боль, от которой у него на глазах даже выступили слёзы. Руки и ноги ему хотя и с трудом, но всё же повиновались и он, превозмогая просто чудовищную боль, скрипя зубами встал, нащупал ногами калоши и подошел к решетке. Крепко ухватившись за неё, Валерий попытался тряхнуть её, проверяя на прочность и тотчас убедился, что сломать её не удастся. Демонстративно разминаясь, отчего боль быстро покидала тело, он громко крикнул:
   - Я капитан российских ВВС Валерий Бабич! Есть здесь ещё военные, отзовитесь!
   Из камеры расположенной рядом кто-то буркнул:
   - Вот и заткнись, капитан, пока траканцы не пустили слезоточивый газ. Тогда всем достанется на орехи. Мы здесь все военные, в основном офицеры, правда, уже бывшие.
   - Ты говно, а не офицер, раз смирился так быстро! - Со злостью выкрикнул капитан Бабич - Так тебя учили родину защищать? Имя, воинское звание!
   - Заткнись, капитан! - Уже громче и злее ответил всё тот же голос - Ты просто ещё не знаешь, с какой силой мы столкнулись.
   Валерий разозлился и заорал ещё громче:
   - Это я-то не знаю? Да, я завалил с десяток их истребителей этих тараканов, когда уходил из Малышанска! И это не последние космические насекомые, которых я прихлопнул!
   Кто-то равнодушным голосом сказал в ответ на это:
   - Ну-ну, пори-пори, капитан. Может быть всё только тем и обойдётся, что тебя отволокут к этому зверю Руасу Товало. Он тебя мигом угомонит. Ты даже не представляешь себе, каким истязаниям он тебя подвергнет за все твои подвиги.
   Однако, этим не обошлось и буквально через минуту из-под потолка повалили густые сизые клубы. Все заключённые, которых видел Валерий Бабич, тотчас попадали с двухэтажных стальных нар, на которых они сидели или лежали, на пол и стали натягивать на голову свои безрукавки. Все, кроме него. Хотя глаза его уже щипало слезоточивым газом, он заорал что было сил:
   - Товало, вы все вонючие, трусливые козлы! Я вас убивал и буду убивать впредь! Вы ещё сто раз пожалеете о том, что сунулись на Землю. Суки, вы только и можете, что полагаться на свою технику, а в рукопашную вы сойтись со мной бздите. Любого из вас я порву голыми руками, козла драные! Хиунора этер гато!
   Последнюю фразу капитан Бабич прокричал на траканском языке и это, скорее всего, было какое-то очень обидное ругательство. Именно так один их хо обозвал врача-таруба, отчего тот моментально побледнел, как полотно. Фраза эта в переводе на русский означала - твоя мать шлюха и действительно относилась к числу самых грубых оскорблений. Скорее всего поэтому двери тюрьмы вскоре распахнулись настежь и в неё, бодро топоча тяжелыми бутсами, ворвалось шестеро плечистых траканцев в противогазах, которые были на этот раз без электрошокеров. По всей видимости они считали, что капитан Бабич, почти полностью ослеплённый газом, не сможет оказать им достойного сопротивления, а потому так смело открыли дверь его камеры.
   На свою беду они не знали, с кем именно связались. Ещё тогда, когда Валерка Бабич учился в Качке, он был самым главным драчуном в авиационном училище, да, и до него он не был пай-мальчиком, а в армии ещё будучи щеглом без малейшего зазрения совести гонял дембелей, за что и получил прозвище Рембо. Он сам вылетел из камеры и раскинув руки во всю ширь, прихватил сразу троих траканцев и повалил их на пол, после чего стал срывать с них маски. Все трое закашлялись, хватанув газа полной грудью, а их товарищи вместо того, чтобы прийти им на помощь, попятились назад, за что один из траканцев тут же и поплатился своей жизнью. Действуя холодно и расчётливо, капитан Бабич сначала сломал ему шею, а затем, надев противогаз убитого, бросился бежать из тюрьмы. Двери её всё ещё оставались распахнутыми настежь. В коридоре на его беду находилось ещё с десяток охранников в противогазах и уж они-то все были вооружены электрошокерами, но Валерий, заломив и моментально сломав руку одному из вертухаев, отчего тот сразу же потерял сознание, завладел его электрошокером, после чего, прикрываясь им, как щитом умудрился уложить ещё четверых, прежде чем в коридоре раздался громкий хлопок, его быстро заволокло густым белым дымом. Сразу после этого он моментально вырубился.
   Очнулся капитан Бабич от того, что в лицо ему ударила сильная струя какого-то газа, слабо пахнущего цветами. Он быстро пришел в себя и сразу же понял, что отделался очень легко. В голове у него даже не шумело, а потому он сразу же понял, что его распяли практически точно так же, как апостола Андрея, то есть на косом кресте. Открыв глаза, он увидел перед собой довольно рослого траканца в мундире с золотыми погонами, по которым он смог определить его воинское звание, - звёздный воитель. Из того, что он слышал раньше, Валерий сделал вывод, что это и есть тот самый зверь Руас Товало. Подмигнув траканцу, он весёлым голосом насмешливо сказал ему:
   - Привет, зверюга Руас, что-то ты сегодня хреново выглядишь. Рожа бледная, как будто ты повстречался со мной в тёмном переулке. Что молчишь, в штаны насрал, хуэрн пэлтар?
   Валерий в тот момент ещё не знал, что слова хуэрн пэлтар означают вонючий пэлтар и в таком сочетании, благодаря Туару Яголо, являются очень обидным оскорблением для всех хо клана Товало. Когда Руас Товало, который в общем-то в том момент не хотел подвергать арестанта жестоким истязаниям, услышал эти слова в свой адрес, то моментально забыл об этом и ему хотелось теперь только одного, превратить отважного русского лётчика в кусок воющего от боли фарша, который будет молить его о пощаде. Однако, он не стал приступать к этому сразу и лишь спросил арестанта, висящего на растяжке:
   - Ты действительно тот самый лётчик, которому удалось ускользнуть от этих растяп, которые корчат из себя элиту военного космофлота Товало, в Малышанске?
   Капитан Бабич ухмыльнулся и подтвердил:
   - Да, я тот самый капитан Бабич, который убил уже не один десяток вонючих тараканов, которые вылезли из какой-то вонючей дыры и напали на мою страну и это только начало. Помяни моё слово, скоро по вам, тараканам, и по америкосам будет стрелять в России каждая ветка, а каждый камень станет взрываться у вас под ногами. Перед тем, как поднять свой самолёт в воздух, я закупорил под землёй ещё дюжины три тараканов и все они скорее всего тоже сдохли, когда на Малышанск упали американские ракеты, но перед вылетом я записал всё, что видел, на флэшки и уже очень скоро эта информация будет предана всеобщей гласности и вот тогда против вас поднимется уже вся Земля.
   - Не думаю, капитан Бабич. - Спокойно ответил ему Руас Товало - У нас в ассортименте имеются не одни только кнуты, но ещё и очень вкусные пряники. Не так, так эдак американское правительство с нашей помощью наведёт порядок на своей планете и вы это увидите. Мы не ставим перед собой цели убивать никого из землян, даже преступников, ведь и они могут приносить своим трудом пользу, но сломить упорство таких упрямцев, как вы, просто обязаны. Поэтому я просто вынужден применить против вас самые суровые методы убеждения, после чего, разумеется, наши медики снова приведут вас в полный порядок, но помнить о том, какую боль вам пришлось испытать, вы будете всю свою оставшуюся жизнь, а она у вас, благодаря нашим достижениям в медицине, будет очень долгой, капитан Бабич.
  
   Через шесть с половиной суток после первого теракта Капитана Свободы
  
   После разговора с Бракеном Яголо капитану Бабичу пришлось поработать самым основательным образом, чтобы теракт на заводе по производству экологических гранат прошел без сучка и задоринки. Причём по большей части не проводя разведку на самом заводе, а в своём небольшом механическом цехе. Имея под рукой экструзионную бомбу такой мощности, ему было практически всё равно, куда её засунуть, в любом случае после взрыва от завода не осталось бы даже фундамента, одна только идеально круглая дыра в земле диаметром в семь километров и глубиной метров в пятьдесят. У самого опасного террориста по прозвищу Капитан Свобода имелись трудности совершенно другого рода, как оповестить всех о том, что завод заминирован и вот-вот взлетит на воздух, а точнее исчезнет в вихре рукотворного смерча, а это было далеко не таким простым делом, как могло показаться кому-либо со стороны.
   Однако, и с этим он разобрался довольно быстро, изготовив для экструзионной бомбы весьма полезное дополнение в виде голографического проекта и очень мощной акустической системы, дополнив всё это ещё и целым оборонительным автоматическим комплексом, состоящим из мин и пулемётов. К тому же он подготовил к взрыву не одну, а две экструзионных бомбы и ровно в двенадцать часов одну за другой выгрузил их из своей пещеры одну в Вашингтоне, прямо на лужайке перед белым домом, а вторую на территории завода, в парке позади административного здания. В ту же секунду над обоими бомбами выросли две пятнадцатиметровые фигуры Капитана Свободы и раздался оглушительный вой сирены, после которого мощные динамики известили всех о минировании и о том, что через сутки завод в Долине Смерти будет взорван и если с территории завода не будут отпущены все рабы, то и Вашингтону придёт каюк. Одновременно с этим в тюрьме, а также в заводских цехах заработали сотни небольших радиостанций, которые через свои динамики оповещали рабов о том же самом, но вдобавок к этому предлагали им ещё и обратиться за помощью к императору Туару.
   Предусмотрительность Эгерта Товало, стремившегося связать руки императора Туара всяческими договорами, сыграла с Диком Брэдли злую шутку. В эфир тотчас полетели мольбы о помощи. Если в цехах охранники ещё хоть как-то могли бы воспрепятствовать этому, то только не в тюремных камерах, да, они и не очень то рвались делать это, поскольку в тех зонах, где находились они, тотчас заработали другие устройства оповещения и Капитан Свобода во всеуслышанье заявил всем о том, что безжалостно расправится за подобные действия не только с ними, но и с их семьями, включая даже родственников и друзей. Одновременно с этим все компьютеры, которые только имелись на заводе, стали передавать его обращение к службе безопасности завода и тому его техническому персоналу, который служил Дику Брэдли.
   Впрочем, куда больший шок испытали в Вашингтоне, в президентском дворце, где как раз именно в это время марионетка Дика Брэдли, изображавшая из себя президента, проводила совещание с несколькими высокопоставленными военными чинами, посвящённое именно деятельности Капитана Свободы. Естественно, что президента немедленно эвакуировали из Белого дома, но вот о том, чтобы всего за одни сутки эвакуировать чуть ли не всех жителей столицы не могло идти и речи, а потому на завод тотчас стали звонить высокопоставленные чиновники с требованием немедленно освободить рабов и отвезти их туда, куда требует Капитан Свобода. Вдобавок ко всему с Луны немедленно сорвалось целых десять ударных крейсеров императора Туара и помчались к Земле. Через два часа они уже нагло заходили на посадку, а их командиры заявляли о том, что они получили просьбу о помощи и намерены вызволить рабов из тюрьмы в Долине Смерти даже в тому случае, если им для этого придётся подвергнуть термоядерной бомбардировке всю территорию США.
   На химическом заводе в этот момент царила жуткая паника. Те вольнонаёмные работники, которые относились к его инженерно-техническому персоналу, но при этом даже понятия не имели о том, кто такой Дик Брэдли, немедленно бросились бежать, благо у них у всех имелись автомобили и даже лёгкие летательные аппараты, которые американцы называли флайерами. Зато те немногие руководящие сотрудники, которые подчинялись непосредственно Дику Брэдли, получив от своего босса строгий приказ, самым решительным образом потребовали от сотрудников службы безопасности, чтобы они немедленно загнали всех рабочих в бараки и наглухо заварили все двери. Настойчивее всех этого требовал от начальника службы безопасности, полковника морской пехоты Джима Моргана, директор завода, холёный хлыщ и плейбой Лестер Стивенсон. Выслушав очередной визгливый пассаж своего босса, за которым уже был прислан большой военный флайер, полковник немедленно распорядился:
   - Парни, арестуйте господина Стивенсона. Не знаю, взорвёт ли тот, кто называет себя Капитаном Свободой, этот завод, ведь его бомбы могут оказаться и фальшивой пустышкой, но вот крейсеры императора Туара запросто могут начать нас бомбить и, уж, их-то никто не посмеет назвать фальшивкой. Вы, господин Стивенсон, будете находиться вместе с нами на своём заводе ровно до тех пор, пока его территорию не покинет последний рабочий. Мне вовсе не хочется злить этих Яголо и навлекать их гнев на всю Америку, народу которой я однажды присягал.
   Валерий, наблюдавший за этой беседой через крохотные звёздные врата, немедленно выстрелил из небольшого пистолета в шею полковника Моргана и троих его подчинённых микроскопическими ампулами, пометив их очень редким сверхтяжелым изотопом, обладающим пусть и очень слабым, но зато очень характерным и к тому же всепроникающим излучением. Теперь он мог легко найти этих парней даже в том случае, если их всех упрячут глубоко под землёй. Заодно он пометил и самого директора, чтобы наблюдать потом за ним из космоса с помощью своих миниатюрных спутников-шпионов, выведенных на суточную орбиту Земли. Капитану Бабичу не составляло большого труда найти Эгерта Товало, но вот Дик Брэдли, словно провалился под землю, и он даже не знал, как тот выглядит сегодня. Этот завод он хотел взорвать ещё и потому, что надеялся найти анонимного диктатора Земли и всей той империи, которую он умудрился создать в галактике, в том случае, если тот захочет лично спросить с директора завода, почему он не выполнил его приказ.
   Как это и было приказано охранникам Капитаном Свободой и командиром отряда имперских крейсеров Яголо, а завод охраняли регулярные войска, сплошь одни только морские пехотинцы армии США, все двери тюрьмы были уже очень скоро открыты, рабов выдворяли из неё прямиком в Долину Смерти и гнали к тому месту в двадцати километрах от завода, вокруг которого совершили посадку четыре имперских крейсера Яголо. Там находился небольшой космопорт и к нему вела хорошая дорога. Тех рабов, кто не мог двигаться, сажали в большие тюремные автобусы, но на этот раз не сковывали их цепями. Более того, охранники, подгоняемые оглушительным воем сирены и злобными воплями Капитана Свободы, не поленились снабдить рабов бутылями с водой и даже своими собственными сухими пайками. Среди морпехов было достаточно много опытных людей, которые сразу же определили, что экструзионная бомба не пустышка. Валерий не поленился известить власти штата Калифорнии о том, что им нужно срочно эвакуировать морпехов с химического завода и туда уже начали прибывать военно-транспортные вертолёты и флайеры, что сразу же успокоило вояк.
   Капитану Бабичу осталось сделать самое главное, успокоить Бракена Яголо и он сделал это самым невероятным образом, въехав в его кабинет на большом, чёрном американском мотоцикле "Харлей-Давидсон" полицейской модели, на руле которого вместо фары был установлен его волшебный сундучок. Молча махнув рукой Бракену, Валерий не мешкая ни секунды открыл звёздные врата на космодром Дика Брэдли в Долине Смерти, который был уже накрыт сетью оптической маскировки, генерируемой крейсерами, и траканец громкими криками погнал в него несколько десятков мужчин и женщин, многие из которых были с детьми, собравшихся в кабинете и в коридоре рядом с ним. Когда последний беженец вошел в звёздные врата, через которые в большой кабинет врывались порывы иссушающее горячего ветра пустыни, Бракен Яголо тоже вошел в них, а вслед за ним въехал на мотоцикле и Капитан Свобода.
   Всё так же молча Валерий предложил траканцу сесть на сиденье позади него и проехал километра полтора по бетонным плитам заводского космопорта. Он быстро заполнялся толпами людей, одетых в прозрачные робы, но никого из них это не смущало, они уже чувствовали себя на свободе. Чтобы не испытывать их терпения, Капитан Свобода открыл в десяти метрах от "Харлея" огромные звёздные врата, ведущие прямо на Дворцовую площадь, что было мгновенно замечено двумя полисменами из Яголара, прогуливающимися по ней с беспечным видом. На фоне площади, которая не смотря на позднюю ночь была вся залита яркими лучами прожекторов, и императорского дворца, на ступенях которого стояла большая толпа народа, эти бравые парни в парадных мундирах выглядели очень импозантно. Да, и повели они себя весьма неожиданно для Валерия, так как тотчас взяли под козырёк, увидев перед собой Капитана Свободу и сидящего позади него принца Бракена, после чего приблизились и один из полисменов бойко доложил:
   - Капитан Свобода, император Туар готов принять освобождённых вами людей, как своих родных братьев и сестёр.
   Валерий кивнул головой и сказал:
   - Парни, передайте императору мою благодарность. - После чего поинтересовался - Бракен, у тебя нет случайно мегафона, чтобы дать команду этим растяпам, что топчутся позади нас, а то я свой дома забыл?
   - Не такие, уж, они и растяпы, Валерий. - Ответил Бракен Яголо - Ты просто уехал от них слишком далеко.
   Сзади действительно отчётливо слышался грохот тысяч пластиковых башмаков, в котором вязли сигналы тюремных автобусов, битком набитых людьми. Они же и въехали на Дворцовую площадь первыми и сразу же покатили к ступеням императорского дворца. В Долине Смерти время уже близилось к десяти часам утра, солнце палило просто нещадно, а потому в отличие от Яголара было очень жарко К автобусам, в которых сидели освобождённые рабы, тотчас подъехали полицейские на мотоциклах и стали указывать флажками, куда им ехать. Ещё минут через десять справа и слева от чёрного "Харлея" в звёздные врата повалили тысячи мужчин и женщин самой разной наружности и среди них Капитан Свобода видел также морпехов, бросивших своё оружие, и вольнонаёмных инженеров и техников, решивших воспользоваться возможностью покинуть Америку. Вряд ли они были американцами, так как многие что-то кричали ему на французском и итальянском, русском и немецком языках.
   На том химическом заводе, который должен был вскоре навсегда исчезнуть с лица Земли, одних только рабов работало более тридцати тысяч и вместе с ними пешком ушли на Тракан не менее четырёх тысяч свободных людей, которые в Америке всё же чувствовали себя не очень-то свободными. Некоторые даже умудрялись уезжать на автомобилях, в основном джипах и пикапах, и все они также были забиты до отказа людьми. Кто-то даже прихватил с собой французский флаг и девушка, стоящая в кузове пикапа, размахивала им из стороны в сторону. Вскоре в звёздные врата проехали последние земляне, это были какие-то молодые парни и девушки, битком набившиеся в директорский лимузин и ещё несколько шикарных автомобилей и Валерий, наконец сказал, повернувшись лицом к Бракену Яголо:
   - Бракен, мне нужно срочно возвращаться на базу. Ты, как, со мной поедешь или останешься тут.
   Ответ траканца был категоричен:
   - Капитан, эти парни и без меня прекрасно знают, что им нужно делать, а я не очень-то тороплюсь домой. Всё равно там меня не ждёт ничего хорошего, кроме обиженных воплей американцев. Кстати, ты в курсе того, что президент Америки пару часов назад подал в отставку и теперь эту страну возглавляет Чарльз Девентер? Тебе удалось очень здорово разозлить Дика Брэдли, раз он даже такому верному слуге дал пинка под зад.
   Валерий громко расхохотался и закрыл звёздные врата, так и не посмотрев на то, как император Туар и его приближенные встречают освобождённых с каторги рабов. Он открыл звёздные врата в своё подземелье и громко воскликнул:
   - Браки, нам нужно пошевеливаться. В мои планы пока что не входит стереть с лица земли добрую половину Вашингтона. С этим городом, как и с Нью-Йорком, я разберусь немного позднее и при других обстоятельствах.
   Капитан Бабич открыл звёздные врата в Вашингтон и первым делом упёр из-под носа сапёров свою бомбу, оставив вместо неё стоптанный солдатский сапог с пришпиленной скрепкой к его голенищу визитной карточкой Капитана Свободы. После этого он открыл звёздные врата над химическим заводом, где время уже близилось к полудню. До взрыва, согласно его обещаниям, оставалось всего сорок семь минут, но на заводе уже не было ни души. Имперские крейсеры покинули Землю, как будто Яголо совершенно не интересовало то, что произойдёт в полдень в Долине Смерти. Химический завод он мог взорвать в любую минуту, но увидев в воздухе несколько вертолётов телевизионщиков, решил, что это должно произойти ровно в двенадцать часов, а потому закрыл звёздные врата, слез с мотоцикла и сказал:
   - Пойдём на мой наблюдательный пункт, Бракен. Оттуда мы сможем полюбоваться на взрыв с комфортом.
   Под комфортом подразумевалось два довольно обшарпанных кожаных офисных кресла, шоколад и бутылка французского коньяка. Зато химический завод действительно можно было рассмотреть со всех сторон через два десятка больших плазменных экранов. Усадив в кресло своего гостя, он сел с бокалом коньяка во второе и принялся деловито переключать видеокамеры, размещённые буквально в каждом помещении завода. Впрочем это было лишнее, компьютер службы безопасности завода и без того самым наглядным образом показывал, что на всём заводе не осталось ни единой души. Последними его покинули полковник Морган со своими помощниками и директором завода. Бракен Яголо, глядя на четыре центральных экрана, расположенных вплотную друг к другу, на которых завод был виден с вершины ближайшей к нему горы, спросил капитана Бабича вполголоса:
   - Валерий, что ты намерен делать дальше?
   - Убивать крыс. - Жестко сказал Валерий голосом Капитана Свободы, но словами Овода из старого советского кинофильма.
   - Но ведь не все крысы виноваты в том, что устроили на Земле Дик Брэдли и Эгерт Товало. - Рассудительно заметил в ответ на это Бракен Яголо.
   Упрямо мотнув головой, капитан Бабич воскликнул:
   - Много ты в этом понимаешь! Крыс нужно убивать только потому, что они крысы, а не люди! Ты думаешь, что все они не об этом мечтали, когда по первому же слову Дика бросались исполнять любой его приказ, даже самый безумный? Нет, Бракен, они мечтали как раз именно об этом, о сытой и комфортной жизни, о власти над людьми, точнее мечтали насладиться объедками власти, которыми поделится с ними этот ублюдок, и делали это вполне осознанно. Да, если их взять сейчас за шиворот, то они сразу же начнут плакаться тебе, молить о пощаде и заявлять, что Дик Брэдли, дескать, силой заставил их совершать все эти чудовищные преступления. Ну, и хрена с того толка, я спрашиваю? В часть чего я должен их амнистировать? Нет, все они должны получить по заслугам, иначе на хрена она нужна, эта грёбанная справедливость! Естественно, что под определение крысы попадают далеко не все люди, которые так или иначе допустили гибель Москвы, в Малышанске ведь по сути не было убито ни одного человека. Они бомбили совершенно пустой город только для того, чтобы свалить всё на генерала Нечаева.
   - Хорошо, Капитан Свобода, тебе виднее, как вести войну с Диком Брэдли и Эгертом Товало. - Спокойным голосом согласился с ним Бракен - В конце концов это дело землян, кого называть преступниками и как их карать за содеянное, ну, а что касается Товало, то они и вовсе являются для вас злейшими врагами. Лишь бы ты, сдуру, не включил в список своих врагов тех Яголо, которые пошли за Туаром. Поверь мне, Валерий, я тебя не боюсь, и мой дед тебя не боится, а потому уж мы-то точно не станем молить тебя ни о пощаде, ни о снисхождении. Так что можешь на это даже не надеяться.
   Капитан Бабич отмахнулся от этих слов и насмешливым голосом сказал своему собеседнику:
   - Бракен, поверь мне, хотя я и зол на всех траканцев без исключения, у меня вполне хватает ума понять, что двигало твоим дедом тогда, и чем он обеспокоен сейчас. Более того, я не уступлю траканцам ни одного завоевания землян, хотя и сменю в тех мирах, на которых они сейчас находятся, все администрации поставленные Диком Брэдли. Это будет сделано вовсе не для того, чтобы земляне воцарились там. Нет, всем им, кроме нескольких народов, таких, как русские, сербы, евреи или китайцы с индусами, придётся возродить из пепла всё, что они там разрушили. Только после этого они смогут убраться оттуда, да, и это ещё не факт, ведь я не собираюсь становиться на Земле ни диктатором, ни законно избранным президентом. Я террорист Капитан Свобода, который поставил перед собой только одну цель, - освободить Землю от диктатуры американцев и их союзников Товало. Ладно, Бракен, хватит болтать, а то мы так пропустим самое интересное и не увидим, как этот чёртов завод провалится под землю. Взрыв произойдёт через пять минут. Нет, ты только посмотри, как засуетился народ в воздухе! Все стремятся приземлиться на ближайших господствующих вершинах подальше от завода, как будто там взорвётся атомная бомба, а не это чудесное изобретение лайналов, которое вы, траканцы, превратили в самое мощное оружие, пускай даже и чистое, которое не даёт ни взрывной волны, ни радиации, ни электромагнитного импульса.
   Все вертолёты и флайеры и в самом деле торопливо приземлялись на любой подходящей площадке и точно в двенадцать часов дня сработала экструзионная бомба и весь завод с прилегающей к нему территорией накрыл огромный, стремительно вращающийся блин. Особого грохота не было, но микрофоны видеокамеры, расположенной всего в каких-то трёх километрах от зоны сплошного поражения, донесли до Валерия и Бракена громкие свист, железный скрежет и скрип. В считанные минуты с заводом было покончено, но экструзионный вихрь продолжал вгрызаться в землю, правда, не более двух минут и вскоре всё успокоилось. Перед наблюдателями лежало идеально круглое облако пыли, которое медленно оседало вниз в середине и одновременно с этим тотчас стало развеваться ветром. С одной из гор взлетел большой военный вертолёт и полетел вниз. Когда он достиг края пылевого облака, пыль сдуло в одном месте с краю и обнажилась вертикальная, абсолютно ровная стена.
   Взрывом был уничтожен не только сам завод, но и огромный склад готовой продукции, расположенный на полпути к космопорту, но сам космопорт не пострадал. Впрочем, он уже не был никому нужен. Валерий поднял в воздух небольшой самолёт разведчик, оставленный на одной из вершин вблизи дороги, и вскоре они увидели совершенно другую картину. Множество машин запрудили дорогу, ведущую к автостраде, соединяющую Лас-Вегас и Лос-Анжелес. На выезде на автостраду из-за этого образовалась большая пробка, но Валерия она совершенно не интересовала и он выключил все телевизоры. Бракен Яголо налил коньяку в его и свой бокал и поздравил террориста:
   - С победой тебя, Капитан Свобода! Это была самая блестящая диверсионная операция, которая только проводилась когда-либо во всей галактике. Поздравляю. - Они выпили и Бракен продолжил - Валерий, хотя у тебя и есть повод ненавидеть генерала Семёнова, я всё же доложу тебе о наших совместных успехах в России. Этот парень не стал долго отсиживаться в том подземелье, куда ты его отправил, и уже через какой-то час выбрался наружу и как был в смокинге, так и ввалился в нём в ближайший бункер. Я знаю это доподлинно только потому, что именно в нём в тот момент находилось трое моих ребят. Прямо с порога он назвал себя и сказал, что под их берлогой находится огромная подземная база, построенная тобой. Мои ребята в тот момент как раз занимались тем, что просвещали народ относительно того, что русский патриот, которого многие из них помнят, как Весёлого Роджера, взял себе другой позывной - Капитан Свобода и буквально всего каких-то несколько часов раздавил эту ядовитую гадину, Койсу Товало. Мои ребята никогда не скрывали от русских партизан того, что они траканцы. Это я тебе так говорю, для общего развития. Такое решение я принял ещё пять лет назад и только относительно нескольких регионов России. В Химках и вообще вокруг Москвы, мы вместе планируем все операции. В общем они немедленно подтвердили полномочия генерала Семёнова, но этот парень вместо того, чтобы воспользоваться их поддержкой, взял и сразу же заявил, что готов понести самое суровое наказание за то, что некогда предал Россию и их всех.
   Бракен Яголо сделал паузу и Валерий, которого всё-таки интересовало то, как обустроился на новом месте генерал, спросил у него деланно равнодушным тоном:
   - Ну, и что они, шлёпнули его?
   - Нет, представь себе, они послали его куда подальше и предложили не выёживаться, хотя его слова и были проиллюстрированы соответствующими кадрами. - Насмешливо сказал Бракен и прибавил - А когда Игорь рассказал им о состоявшемся у него с тобой разговоре, да, и о том, что ему пришлось пережить тогда, в Бирске, когда решалась судьба всего человечества, то и вовсе задумались. Рассказал он и о том, почему не поверил тебе, но при этом сказал, что даже в том случае, если бы он тебе поверил бы, то не стал бы убивать из-за гибели Москвы без малого семьсот миллионов человек в Америке и Европе, чтобы потом было убито ещё добрых два миллиарда человек и в их числе все жители России. В общем все той ночью сошлись на том, Капитан Свобода, что ты хотя и отличный парень, не говоря уже о том, что второго такого героя во всём движении Сопротивления не найти, дурак ты просто редкостный и к тому же звезданутый на всю голову. Если тебя это интересует, то знай, я с ними полностью солидарен. Правда, в одном они уверены на все сто процентов, ты самый лучший и лайналы не прогадали, поставив на тебя, хотя и опасаются, что от твоей руки могут теперь пострадать невиновные. Закончилось же всё тем, что твои химкинские друзья, а среди них есть много таких, которые знакомы с тобой лично и вспоминают тебя кто с ужасом, а кто с восторгом, не поддающимся никакому описанию, практически единогласно высказались за то, чтобы генерал Семёнов официально возглавил всё движение Сопротивления на твоей планете и даже провели своеобразную радиоконференцию, в которой участвовали и другие регионы планеты, не менее опасные для американцев и Товало, чем разбомблённая Москва. Точно такими же радиопередатчиками, - Бракен достал из кармана своего костюма тот, который вручил ему несколько дней назад капитан Бабич - Только немного другой конструкции, которые очень сложно засечь, не говоря уже о том, что перехваченные врагом переговоры невозможно расшифровать, мы оснастили на Земле многих людей, поэтому они смогли спокойно всё обсудить и принять окончательное решение. Буквально на следующий день генерал Семёнов вместе с небольшим отрядом повстанцев захватил один из опорных пунктов Товало в Подмосковье и вышел в эфир с довольно громким заявлением, в котором он вполне официально представился и объявил войну Америке и всем траканцам, стоящим на стороне Эгерта Товало, заодно обратившись за военной помощью к императору Туару. Сказал он несколько слов и о тебе. Преимущественно восторженных, но при этом уточнил, что ты являешься их тяжелой артиллерией и все те теракты, которые санкционированы им, как твоим соратником, повергнут в ужас не только всех американцев во главе с их анонимным диктатором и вождём Диком Брэдли, но и траканцев во главе с Эгертом Товало. В заключении своей речи, которая шла под аккомпанемент выстрелов, он предложил американцам и траканцам свергнуть своих диктаторов и капитулировать, если они не хотят испытать на себе гнев и ярость Капитана Свободы. После этого все отряды благополучно скрылись в руинах и уже я заявил свои жесткие требования американскому правительству, практически приказав им разблокировать Москву, Токио, Марсель, Флоренцию и многие другие города и даже целые районы на Земле. Честно говоря, Валерий, ты меня несколько разочаровал тем, что так долго планировал эту операцию.
   Валерий неприязненно скривился от этих слов, встал и направляясь к выходу, бросил через плечо Бракену:
   - Пошли. - Уже в той пещере, в которой стоял его мотоцикл с генератором прохода, он сказал указывая на экструзионную бомбу - Много ты понимаешь в этих делах, Бракен. Для того, чтобы устроить этот теракт, мне не только пришлось спереть у Товало с их базы "Кохалон" двадцать пять таких дур, но ещё и оснастить две штуки целой кучей вспомогательного оборудования, чтобы заставить америкосов сразу же поверить в серьёзность всего происходящего. Да, и выбор объекта тоже был далеко не таким простым делом, как ты думаешь. Вы, умники, до этого дня так ведь и не смогли найти то место, где Дик производил экологические гранаты, на продаже которых он зарабатывал просто бешенные бабки. Это именно благодаря им траканцам удалось сделать вполне пригодными для жизни многие миры, на которых хотя и не было разумных существ, способных оказать им сопротивление, имелись такие формы жизни, которые были пострашнее громадной армии, вооруженной самым современным оружием. Теперь их производством сможет заняться твой дед. Если применять их в мирных целях, они просто незаменимы. Ну, да, ладно, вам, умникам, никогда не понять нас, дураков. - Немного помолчав, Валерий спросил его насмешливым голосом - Бракен, ты что, тоже считаешь меня полным идиотом, как и этот генерал?
   Бракен Яголо глубоко вздохнул и ответил самому опасному террористу во всей галактике с грустной улыбкой:
   - Нет, конечно, Валерий, ты просто бешенный псих, берсеркер, если говорить о твоём характере, но вместе с тем ты очень умный, расчётливый и хитрый диверсант, настоящий воин, чьи действия для любого врага полная загадка, поскольку они всегда непредсказуемы. С одной стороны я восхищаюсь тобой, а с другой ты приводишь меня в ужас своей безрассудностью, но в одном я полностью согласен с генералом Семёновым, мало кому дано понять тебя и только теперь, когда ты обрёл такое могущество, можно облегчённо вздохнуть. Теперь ты уже не так опасен, как раньше, когда был готов для достижения благой цели пожертвовать жизнью многих тысяч людей, которые хотят только одного, выжить в это сумасшедшее время. Генерал Семёнов считает, что от твоих действий будет гораздо больше пользы, чем вреда, ведь ты обрёл главное, - возможность в любой момент влезть в логово врага и схватить его за глотку.
   - Мне бы ещё обнаружить это логово. - Кивнув головой сказал Валерий и добавил уже совсем весёлым голосом - Ладно, Бракен, проваливай, ты мне уже до изжоги надоел своими нравоучениями. Слышал наверное такую поговорку, - дурака учить, только портить. Это, наверное, про меня сказано. - Открывая звёздные врата в нью-йоркскую резиденцию Бракена Яголо, он добавил вполголоса - Да, вот ещё что, Браки, при случае передавай привет Игорю Матвеевичу и ещё можешь сказать ему, что он, пожалуй, прав, - жизнь трёх миллиардов человек, а то и всего человечества, это слишком большая цена, которую следует уплатить за свободу Земли, но с его стороны было всё же большим свинством отдавать меня в лапы палачей. Знаешь, Бракен, ведь из четырнадцати тех контрразведчиков, которые меня пытали тогда, только трое выступили с оружием в руках против Товало, один, их начальник, полковник Веселовский, бесследно исчез, залёг, гад, где-то на дно, а остальные одиннадцать пошли на службу даже не к америкосам, а к Товало и трое выбились в большие начальники, командуют каторгами. Двоих из них я вывел в расход ещё тогда, когда был Весёлым Роджером, а до остальных обязательно доберусь, но вовсе не потому, что они мордовали меня трое суток, ведь сумел же я простить тех троих, которые ушли в партизаны. Одному из них я даже как-то раз спас жизнь, вытащив его на себе раненного из болота. Правда, он потом всё равно попал в плен к Товало и скорее всего сейчас долбит кайлом гранит на одной из каторжных планет.
   Бракен Яголо пожал Валерию руку и прошел в свой кабинет. Капитан Свобода, выключив генератор, несколько минут смотрел в ту сторону, а потом разразился целым потоком самой отборной матерщины, в которой досталось всем, и этому траканцу, и генералу Семёнову, с его заботой о благе всего человечества, и, как это ни странно, заодно и всему человечеству, ради которого он сражался сейчас практически в одиночку. Хорошенько выговорившись, он снова открыл звёздные врата на базу Кохалон и выставил экструзионную бомбу прямо в центр огромного зала главного командного поста, дав Товало всего двенадцать часов на эвакуацию, но на этот раз сменил пластинку и громадная фигура Капитана Свобода заявила им на прекрасном траканском языке о том, что в следующий раз он будет убивать всех Товало подряд без какого-либо предупреждения, после чего подключился к компьютеру службы безопасности и принялся фиксировать всё, что на ней происходило.
   Этот его демарш произвёл куда большее впечатление на Товало, чем всё, что он делал до этого момента. Паника на базе "Кохалон" царила не более пяти минут, после чего её командующий лично включил сигнал тревоги и отдал приказ о срочной эвакуации. Траканцы удирали с базы, а это была база военного космофлота, бросив всё. Они спешно грузились на корабли, набиваясь в них, как селёдки в бочку, и отлетали от астероида подальше. В конечном итоге на командном посту остался только командующий базой и десятка полтора сапёров, но, покрутившись вокруг экструзионной бомбы пару часов, они доложили ему о том, что не могут ничего сделать и командующий, покрыв матом всех землян и того дурака, который нашел эту планету в космосе, покинул базу вместе с сапёрами последним на небольшом кораблике за полчаса до взрыва.
   За кончиной базы "Кохалон" Капитан Свобода наблюдал с борта флагманского корабля и она его очень впечатлила. Поскольку на складах в недрах астероида, похожего на клубень свеклы, хранилось несколько сотен тяжелых экструзионных бомб, рвануло так, что разнесло в пыль добрую половину этого небесного тела, имеющего в большом поперечнике почти семьсот километров. Как всегда он оставил на память о себе стоптанный армейский сапог со своей визитной карточкой, бросив его прямо в руки звёздного воителя первой руки Волхова Товало и закрыл звёздные врата, после чего отправил диск с записью на письменный стол Бракена Яголо и отправился спать. Снова с чувством выполненного долга, но на этот раз ещё и с самым прекрасным настроением, которое, впрочем, ему исполнился очередной ночной кошмар, приснившийся ему в эту ночь.
  
   Через три с половиной недели после нападения на Малышанск
  
   Самым мучительным для Валерия Бабича с того времени, как им занялись лайналы, - были сны. Даже более того, именно они и их психотропные средства были виновниками того, что во время сна его подсознание с такой настойчивостью прокручивало в его сознании воспоминания о тех пытках, которые ему пришлось перенести, а также воспоминания о том, что происходило до и после этого. Эти сны, которые он проклинал за поразительную реальность и исключительную подробность, снова и снова проводили его по кругам ада, которые он уже прошел однажды.
   Лайналы похитили его из каторжного госпиталя сразу после того, как медики извлекли тело Холаро, то есть Несгибаемого, из медицинского аппарата полностью исцелённым от всех последствий очередных пыток, которым его подвергли за то, что этот проклятый русский организовал очередной мятеж. Лучшие умы Товало очень долго бились над тем, как заставить Холаро если не смириться, то хотя бы превратить его в овощ, но раз за разом терпели очередной крах. Какое-то время они ещё могли подавлять его сознание наркотиками, но как только отправляли его в рудники, он восстанавливался уже буквально через несколько недель, а если умудрялся раздобыть спиртного, то и вовсе через шесть, семь суток и снова брался за своё и с какой-то совершенно невероятной изощрённостью устраивал очередной мятеж или в крайнем случае крупную диверсию.
   Высшие должностные чины соответствующих ведомств в администрации империи Эгерта Товало уже не раз поговаривали о том, что Холаро нужно просто устранить физически, но у них всегда находились оппоненты. На упрямом русском их учёные уже наработали такие методики подавления личности, которые со стопроцентной надёжностью оказывали своё воздействие на кого угодно, кроме капитана Бабича. Им возражали, говоря о том, что из-за проклятого Холаро уже сошло с ума несколько сотен хо и что он одним только своим взглядом, полным ненависти и злобы, способен деморализовать целую дивизию прекрасно вымуштрованных охранников, а с его появлением на любой каторге, где твёрдо встали на путь исправления тысячи преступников, тотчас начинались бунты и восстания. Холаро к их ужасу умудрялся склонить к мятежу даже таруба, в преданности которых до этого никто не сомневался, что было самым неприятным.
   Ещё одной неприятностью было то, что было очень трудно найти бригаду следователей, согласных применять меры физического воздействия против легендарного Холаро. Хотя он и имел всего лишь несколько пониженный болевой барьер и уже довольно скоро превращался в вопящий кусок мяса, но вскоре переставал реагировать даже на самые жесткие, буквально калечащие тело методы истязаний и не издавал уже ни звука, но при этом так смотрел на следователей, что у тех всё валилось из рук. Кто-то даже всерьёз говорил о том, что специально для Холаро нужно создать машину пыток. Однако, это было отвергнуто всеми специалистами, поскольку никакая, даже самая совершенная машина пыток не была способно уловить тончайшие оттенки крика и понять, когда следователь достиг желаемого результата. Самым же непостижимым для всех специалистов было то, что Холаро был способен к агрессии даже будучи полностью искалеченным и как только у него появлялась такая возможность, моментально бросался на своих мучителей. По сравнению с этим меркло даже то, что после оказания ему медицинской помощи, проспав беспробудным сном трое, четверо суток, он в считанные часы, а порой даже минуты, восстанавливал полный контроль над своим телом и снова был готов к бою.
   По мнению Валерия, который уже успел приспособиться к пыткам и уже не обращал на них особого внимания, считая их неизбежным злом своей новой профессии, - борца с Товало и всеми их приспешниками, лайналы что-то в нём всё-таки сломали, грубо вырвав его из спасительного сна и подняв на ноги. То, что они напичкали его какой-то химической гадостью, погрузившей на несколько месяцев в идиотскую эйфорию, было уже не в счёт по сравнению с этой глупостью. В виде мощнейшей отдачи он получил эти проклятые сны, которые вот уже невесть сколько времени не давали ему покоя. Самое же страшное заключалось в том, что он никак не мог этому сопротивляться и даже не мог заставить себя проснуться, а потому просыпался каждое утро весь в поту и если ему снились пытки, а именно они снились ему особенно часто, то ему приходилось несколько минут прилагать огромные усилия к тому, чтобы заставить тело повиноваться. В эти минуты он даже не мог пользоваться компьютером, имплантированным в его голову Сайном Роумой.
   Тем не менее Валерий не делал из этого никакой трагедии и считал, что всё рано или поздно наладится, хотя в глубине души страшился того, что это уже навсегда. Благодаря лайналам он довольно значительно повысил свой образовательный уровень и прекрасно отдавал себе отчёт в том, что некоторые изменения в психике могут перерасти со временем в тяжелые фобии, если и того не хуже. Он даже жалел о том, что не рассказал Сайну о своих ночных кошмарах, которые с того момента, как он прибыл на Землю, только усилились. Больше всего Валерий не хотел сойти с ума, поскольку прекрасно отдавал себе отчёт в том, что такая боевая машина, в которую его превратили, будет очень опасна для всего человечества, если она напрочь поссорится с головой. Он даже всерьёз подумывал в последнее время над тем, что ему не помешало бы испытать на себе последнее средство по старинной русской методике - клин клином вышибают и заново пройти очередной круг ада в реале, а не во сне. Может быть после этого он сможет вернуть себе спокойные ночи.
   Это даже стало для него в последние дни идеей фикс, и Валерий стал думать над тем, как бы это устроить, хотя и понимал, что имея такое тело, которое сотворили для него лайналы, очень трудно рассчитывать на успех. Ведь что ни говори, а когда он зверел во время пыток окончательно, то мог даже будучи чуть ли не разодранным в клочья броситься на врага и при этом действовать вполне осознанно. Впрочем, дальше раздумий он так пока что и не пошел. Поэтому хотя Валерий и шел в свой кубрик весело насвистывая, в глубине души он думал о сне с ненавистью, но всё же разделся и лёг на свою многострадальную стальную кровать, чтобы через несколько минут погрузиться в беспокойный сон, с удручающей последовательностью вернувший его на пятнадцать лет назад, в тот самый день, когда после двух суток просто невероятных мучений он, внезапно, словно отделился своим сознанием от тела, отчего оно перестало кричать и биться в конвульсиях. Сердце его, которое только что колотилось, как бешенное, стало биться мерно и ровно.
   Руас Товало это сразу же заметил, поскольку в этот момент с пленным русским лётчиком работал не он сам, а двое его ассистентов, которые деловито истязали его нервные узлы специальными электродами. Глядя на монитор, он поначалу не поверил своим глазам, увидев, что показатели сердечной деятельности быстро приходят в норму, в то время, как активность мозга вообще, судя по показаниям приборов, почти полностью исчезла. Он приказал ассистентам усилить воздействие, но тело капитана Бабича вместо того, чтобы дико напрячься и буквально выгнуться в дугу от жуткой боли, продолжало расслабляться и лишь слегка вздрогнуло. Похоже, что у его подопечного полностью отказала вегетативная нервная система, но тогда все его внутренние органы тоже должны были прекратить свою работу, но как раз именно этого и не происходило. Ассистенты возились с ним ещё часа три, но это было уже совершенно бессмысленным занятием и Руас Товало сердито воскликнул:
   - Ридер, Легард, прекращайте! Снимите его с растяжки и положите на кушетку. Похоже, что мы его если не прикончили, то просто свели с ума. Да, слабоват оказался этот русский. Ему не помогло даже то, что мы очень бережно отнеслись к его телу.
   Ассистенты Руаса Товало освободили руки и ноги капитана Бабича из захватов и уложили его безвольное, совершенно расслабленное, как у свеженького трупа, тело на антигравитационную кушетку. Звёздный воитель, который по такому случаю переоделся в специальный комбинезон кроваво-красного цвета, подошел к кушетке, наклонился и посмотрел в лицо русского лётчика, уже умудрившегося доставить Товало столько неприятностей. На нём застыла болезненная мина и этот высоченный парень с прекрасно развитой мускулатурой чуть дышал, что и ввело палача в заблуждение. Руас Товало коснулся века капитана Бабича рукой и поднял его. Одновременно с этим открылся и второй глаз русского и он посмотрел на траканца с такой жгучей ненавистью, что звёздный мечник не просто испугался, а пришел в ужас и попытался отпрянуть, но это верзила ухватил его правой рукой за загривок, левой впился в ключицу, притянул к себе с невероятной силой и вонзил свои новенькие, острые зубы в кадык Руаса Товало и принялся грызть ему горло, как дикий зверь.
   Звёздный воитель вместе с дикой болью ощутил ещё и такой жуткий страх, что моментально обделался. Ассистенты тотчас пришли ему на помощь и принялись тыкать в тело взбесившегося пленника электрошокерами, но прошло минуты три, пока тот отпустил труп Руаса Товало и не бросился на них весь окровавленный и потому похожий на чудовище. Оба хо в страхе выбежали из комнаты пыток забыв закрыть за собой дверь, но этот русский зверь за ними не погнался, так как силы его окончательно покинули и он рухнул на пол без чувств. Потрясение всех сотрудников корабельной тюрьмы было так велико, что они так и не отважились войти в комнату пыток и послали в неё двух медиков-таруба, которые, констатировав смерть звёздного воителя Руаса Товало, положили тело русского на кушетку и отбуксировали её теперь уже в тюремный лазарет, который, впрочем, мало чем отличался от корабельного госпиталя.
   На этот раз капитан Бабич пришел в себя уже через двое с половиной суток и первое, что он увидел открыв глаза, это сияющую физиономию звёздного воителя Руаса Товало. Валерий находился на кушетке в полулежачем состоянии и потому ему было легко оглядеться вокруг. Так отдельная камера, в которую его поместили, представляла из себя стальной пенал шириной в два с половиной метра и длиной в шесть. Его кушетка стояла вдоль пенала у самой стены. Напротив кушетки находился небольшой столик с откидной стальной лавкой, рядом с которым имелась небольшая стальная раковина, а за ней унитаз. Камера была разделена на две части какой-то то и дело искрящейся, слегка светящейся голубоватой стеной, за которой сидел на стуле широко и радостно улыбающийся звёздный воитель. Для покойника он улыбался слишком уж радостно. Валерий быстро выпрямился, всплеснул руками и громка воскликнул:
   - Обана! Жив, курилка! - Делая руками энергичные движения, он прибавил - Ничего, мы сейчас это дело исправим.
   Руас Товало высокомерно воскликнул:
   - Как видишь, русский, я жив! Ты оказался гораздо опаснее, чем я думал, и тебе удалось убить меня, но для нас, Товало, смерть это всего лишь маленькое недоразумение. Буквально за день до своей оплошности моё сознание было записано на специальное устройство, а поскольку мы находимся сейчас в опасной зоне, то на борту "Ярости Товало" в криокамере хранился мой клон, на который оно сразу же было записано. Поэтому уже через несколько часов я позавтракал и у меня было достаточно времени, чтобы всё внимательно проанализировать. Если ты в состоянии это понять, то тебе станет ясно, что о своей смерти я узнал только из видеозаписи и потому мне даже не пришлось испытать никаких мучений. Я просто потерял чуть более суток прожитой мною жизни и не более того. Кстати, все те Товало, которые погибли из-за тебя, русский, тоже живы и чувствуют себя превосходно, но ты будешь жестоко наказан за своё преступление.
   Валерий выслушал эти излияния с иронической улыбкой на лице и как только звёздный воитель умолк, воскликнул?
   - Руас, ты пропустил самое интересное! Ты даже не сумел понять, какое ты ничтожество! Ты жалкий трус, звезданутый воитель, и наделал в штаны тотчас, как я вцепился зубами в твою глотку. Кровь хлестала из тебя, как из свиньи, Руас Товало, когда я убивал тебя, а ты даже не смог оказать мне никакого сопротивления. Ты никакой не воитель, ты жалкое дерьмо! - Валерий быстро соскочил с кушетки, подошел к голубоватому барьеру, отделяющему его от траканца, и деловито сказал - Сейчас ты умрёшь во второй раз, Руас Товало, и твоим тараканам понадобится ещё одна пустоголовая тушка, чтобы засунуть в неё твои дерьмовые мозги. Тебя, конечно, следовало бы хорошенько искалечить, но я боюсь, что у меня на это не будет времени.
   Траканец громко захохотал, сидя на своём стуле, но в глазах у него был затаён страх. Валерий с силой ударил кулаком по силовому полю и оно поддалось. Правда, при этом его руку ожгло электрическим разрядом и порезало, словно битым стеклом, но он даже не обратил на это внимания. Осмотрев свой кулачище, капитан Бабич слизнул с него несколько капель крови, развернулся и пошел к противоположной стене, натягивая себе на голову свою безрукавку, пошитую из грубой и жесткой ткани. Звёздный воитель громко крикнул ему в след:
   - Можешь даже не стараться, зверь! Даже в том случае, если тебе удастся пробить силовое поле, с тебя сдерёт всю кожу.
   В голосе траканца, однако, легко слышались нотки страха, что только прибавило сил Валерию. Дойдя до стены он повернулся к врагу лицом и встал в позицию низкого старта, после чего с силой оттолкнулся от стальной стены и с диким рёвом бросился на Руаса Товало, причём так быстро, что тот даже не успел вскочить со стула. Интуитивно он выбрал самое лучшее решение и врезался в силовое поле локтями, а потому сумел пробить его и выскочить из клетки, врезавшись в звёздного воителя. Добравшись до врага, Валерий тотчас оседлал его принялся избивать кулаками с такой силой, сразу же сломал ему сначала нижнюю челюсть, а затем и лицевую кость, отчего Руас истошно завопил, после чего принялся крушить его рёбра. Избивать звёздного воителя слишком долго ему не дали, так как в камеру снова была вброшена граната с парализующим газом, но и после того, как отключился, он всё ещё сжимал шею траканца рукой.
   Только через несколько минут в камеру ворвались охранники и сумели спасти своего полумёртвого командира из рук русского чудовища, на лице которого застыла счастливая улыбка, после чего принялись избивать его ногами. Из-за этой выходки Валерию снова пришлось отправиться в тюремный лазарет, но на этот раз почти все узники корабельной тюрьмы видели, как траканцы тащили за ноги его изувеченное, окровавленное тело и почти сразу же взбунтовались, а поскольку их в это время вели на разбор завалов, то первым делом набросились на своих конвоиров. Бунт был быстро подавлен парализующими гранатами, но в итоге было убито несколько тюремщиков. Только через неделю капитан Бабич смог, наконец, добраться до своей камеры и в тюрьме его встретили громкими овациями и одобрительными криками. Тюремщики пустили слезоточивый газ, но это ни к чему хорошему не привело, поскольку им после этого пришлось отводить заключенных в тюремный лазарет, чтобы залечить им слизистую оболочку глаз и носоглотки, но на этот раз им для этого снова пришлось применить парализующий газ.
   Через две недели после первого теракта Капитана Свободы
  
   Не смотря на то, что Капитан Свобода целую неделю только и делал, что занимался своим любимым делом, - взрывал военные объекты американцев и Товало, он все эти дни находился в подавленном состоянии. Ночные кошмары не просто наваливались на него каждую ночь, но и стали причудливо переплетаться, а потому в конце концов Валерий не выдержал и решил пойти на крайние меры, самым жестоким образом выжечь в себе эту заразу. К этому времени он уже собрал лайнальский биокомпьютер и тот работал круглосуточно, анализируя собираемые им разведданные и всю ту информацию, которую ему передал Бракен Яголо. Только поэтому он и решился пойти на это.
   Обычная стракана, а попросту растяжка, в данном случае была бессильна, так как Валерий её смог бы легко сломать, а потому он решил сконструировать куда более мощное устройство, способное удержать его тело. Немного подумав, он пришел к выводу, что лучше всего для этого подойдёт железная дева, изготовленная из самой прочной стали. Две стальные плиты нужного размера он нашел быстро, после чего в его механическом цехе закипела работа и уже через двое суток всё было готово. Для того, чтобы не уродовать себя понапрасну, он облачился в специально подготовленный для предстоящей операции комбинезон с отверстиями, через которые в его тело должны были впиться электроды. Благодаря палачам из клана Товало он знал о пытках практически всё, так сотни раз подвергался им, но впервые он шел на это добровольно и к тому же осознанно.
   Когда всё было готово, он перевёл биокомпьютер из состояния подчинения в режим полного повиновения, сам забрался в изготовленный им самим саркофаг для пыток и через несколько минут ощутил дикую, ни с чем не сравнимую боль. Сколько продлился этот этап, он не помнил, как не полнил и того, сколько времени он вообще находился в машине пыток, хотя она и освещала его глаза в точном соответствии с тем временем, по которому он жил все эти дни. Очнулся он уже на кушетке, куда его перенёс заботливый биокомпьютер, хотя дай он ему полную воль, тот его обязательно прикончил бы любым доступным ему способом. Валерий поначалу так и не понял, что это было, пробуждение после долгого целительного сна или же просто выход из забытьи, но уже через несколько минут, когда биокомпьютер доложил ему о том, что сеанс болевой терапии продолжился четверо суток, после чего он проспал целых пять суток подряд, вздохнул с облегчением, поскольку во время этого сна ему ничто не снилось, что уже можно было считать хорошим признаком.
   Валерий полежал несколько минут, прислушиваясь к своим ощущениям, а потом резко встал, что удалось ему сделать куда легче, чем обычно поутру. Тот компьютер, который был имплантирован в голову в затылочной части прямо под кожей, отличался довольно капризным характером и потому всякий раз поутру ему приходилось иногда по полчаса ждать, когда он начнёт работать так, чтобы каждое его движение было предельно точным. В это утро компьютер не глючил из-за его головы, которую он в лучшем случае называл глупой, а работал, как часы и управлял его силовым каркасом, оснащённым силовыми приводами, просто безукоризненно. Более того, он даже сам включил антигравы и потому Валерий соскочил с кровати не грузным бегемотом, страдающим ожирением, а эдаким мотыльком и тотчас с головокружительной скоростью проделал целую серию боевых приёмов, которым научился как в начале своей карьеры диверсанта, так и позднее, на Сантире, от солдат Туара Яголо.
   После завтрака, который был, как всегда, очень обильным, Валерий решил устроить себе выходной. Первый за всё то время, что он находился на Земле. Подумав несколько минут, он решил не рисковать понапрасну и отправиться на рыбалку в какое-нибудь безлюдное место, выехав со своей подземной базы на мотоцикле. Несколько раз открыв звёздные врата, он нашел такое и выехал на безлюдный берег реки на Камчатке в предутренние часы, где не только наловил вдоволь рыбы, но и хорошо отдохнув. Компанию ему составили лишь несколько медведей, которые также ловили лососей в полукилометре от него. Вернувшись на базу с хорошим уловом, капитан Бабич засолил рыбу, выкупался в душе и завалился спать. На этот раз он спал сном младенца и вообще не видел никаких снов, а пробуждение его было не только быстрым, но ещё лёгким и очень приятным.
   Окончательно убедившись в том, что ночные кошмары остались в прошлом, отступив перед реальной, а не мнимой болью, Капитан Свобода, наконец, занялся судьбой полковника Моргана, которого действительно посадили под замок. Ему было предъявлено обвинение в измене, неподчинении приказу и, почему-то, в препятствии должностным лицам в осуществлении их обязанностей. Полковник на допросах категорически всё отрицал и держался очень уверенно, но так было более недели назад и когда Валерий заглянул в военную тюрьму, где того содержали вместе с ещё тремя морскими пехотинцами, то не очень-то удивился, когда не обнаружил их там. Через несколько часов он нашел полковника и его людей, но не на Земле, а на Марсе, причём не на марсианской каторге, где несколько тысяч пленных повстанцев добывали урановую руду, а чуть ли не на другой его стороне.
   Судя по изображению, переданному со спутника-шпиона, это было небольшое научное поселение со всего одним единственным куполом диаметром всего в полтора километра. Осмотр этой теплицы через небольшие звёздные врата и вовсе показал, что это была скорее роскошная вилла какого-то миллиардера, нежели научное заведение, расположенное подальше от суеты земных городов. Пейзаж под куполом был, воистину, райский, но не он привлёк к себе внимание капитана Бабича, а то, что это поселение на Марсе было окружено сплошным кольцом средств противокосмической обороны, состоящим из автоматических ракетных пусковых установок, мощных лазерных и электромагнитных пушек и прочей автоматической и телеуправляемой военной машинерии, при виде которой у него сразу же радостно застучало в груди сердце. Так охранять могли только одного единственного человека во всей солнечной системе, - Дика Брэдли.
   Капитан Бабич довольно потёр руки и немедленно связался с Бракеном Яголо и генералом Семёновым. После короткого разговора он попросил их обоих прибыть к нему на базу вместе с их специалистами. От траканца ему были, впрочем, нужны одни только боевые вакуум-скафандры, а от генерала Семёнова отделение самых опытных бойцов и четыре, пять десятков широкоплечих ребят, которых он намеревался задействовать исключительно в целях грабежа. Даже сад под стеклянным куполом на этой марсианской вилле был на редкость роскошным, так что оставалось только гадать, что скрывалось на нижних этажах. Пока Бракен Яголо и генерал Семёнов решали свои вопросы, Валерий провёл предварительную разведку, плавно перемещая звёздные врата размером метр на метр и вскоре нашел несколько лифтов, ведущих вниз. Космопорт находился в пятнадцати километрах от виллы и от него к ней скорее всего было проложено марсианское метро, что лишь подтверждало догадку Валерия, что это была одно из космических убежищ Дика Брэдли.
   Через полчаса с ним связался Бракен и сообщил, что у него всё готово. Генералу потребовалось и того меньше времени, чтобы собрать группы захвата и поддержки. Через час в той пещере, где был установлен на столе генератор прохода, было яблоку негде упасть из-за множества людей и контейнеров с космической боевой амуницией. Потребовав полной тишины, Валерий приказал московским партизанам облачиться в боескафандры, а сам стал быстро готовиться к тому, чтобы в нужное время одним нажатием на кнопку ослепить врага и лишить его слуха. Вскоре он нашел то, что ему было нужно более всего, - место, где он смог подсоединиться к управляющему компьютеру и войдя в него, определил дислокацию сил врага. Базу охраняло всего тридцать человек и практически все они были операторами-землянами. Большая их часть отдыхала и только десять человек находилась на командном посту. Как в его помещении, так и в зоне отдыха Валерий разместил несколько парализующих гранат.
   Помимо охранников на вилле, которая представляла из себя самый настоящий дворец, в большом круглом зале находились полковник Морган вместе со своими людьми, которых посадили в стальную клетку, пятеро типов, вооруженных до зубов, стоящих рядом с нею, директор завода Дика Брэдли, восседавший в роскошном кресле напротив клетки, и четыре неизвестных Валерию типа, хотя он и имел ориентировки на миллионы землян и траканцев, сидевших слева и справа от него. Судя по всему это было судилище, устроенное над полковником и его людьми, которые сидели хотя внешне и спокойные, но всё же подавленные. Судилище, похоже, было в самом разгаре и капитан Бабич окончательно убедился в этом тотчас, как только установил на стенах зала небольшие видеокамеры и с них пошел в совсем уж крохотные звёздные врата сигнал. Директор в это время как раз визгливым голосом высказывал полковнику Моргану свои претензии:
   - Негодяй! Ты не только осмелился не выполнить приказ, но ещё и посмел арестовать меня! За это и ты сам, и твои люди будете подвергнуты самому суровому наказанию.
   Полковник нахмурил брови и ответил ему:
   - Мистер Стивенсон, я и мои люди находимся вне вашей юрисдикции. Если мы и совершили какое-то преступление, хотя это как раз именно вы пытались отдать преступный приказ, то не вам нас судить и я требую, чтобы нас передали в руки законных властей Соединённых Штатов Америки. Этот фарс, который вы тут устроили, я никогда не признаю, поэтому постарайтесь вернуть нас как можно скорее на военную базу в Сан-Диего. Не пытайтесь присвоить себе то, чего вы не вправе носить, мистер Стивенсон, - судейскую мантию.
   Выступление полковника всем очень понравилось и поскольку капитан Бабич позволил себе одобрительный возглас, все остальные люди и трако также подержали американца. Зато мистер Стивенсон совершенно не разделял их мнения. Он хищно оскалился, слегка подался вперёд и отрывисто выкрикнул:
   - Болван! Бумажный солдатик! О каких Соединённых Штатах ты говоришь? Эта страна существует только на бумаге. Вся Земля и не она одна, но и свыше полутора сотен планет в галактике давно уже подчиняются одному единственному человеку, Ричарду Брэдли, а твои Соединённые Штаты это всего лишь временная ширма, которая скрывает за собой великую империю, а я являюсь его полномочным представителем, одним из наместников императора Ричарда в солнечной системе.
   Полковник не остался в долгу и тоже выкрикнул:
   - Я не знаю никакого императора Ричарда и знать его не хочу! Народ Америки никогда не голосовал ни за какого императора и если бы у меня имелась такая возможность, я бы немедленно арестовал этого самозванца и передал в руки правосудия.
   - Ничего, Джимми, потерпи немного и я обязательно предоставлю тебе такую возможность! - Воскликнул Капитан Свобода и со смехом добавил - Мне нравится этот парень, Игорь Матвеевич, по-моему тебе стоит взять его в свою команду хотя бы ради того, чтобы переманить на свою сторону тех парней, которые служили с ним бок о бок. Не все же они ублюдки.
   Между тем события на марсианской вилле стремительно развивались и это выразилось в том, что в самом центре зала внезапно появился рослый, импозантный господин с лицом писанного красавчика и высокомерным взглядом потомственного аристократа, одетый в роскошный мундир не пойми какого фасона, пошитый из тёмно-синей, переливчатой ткани, который был чем-то похож на мундиры вельмож века эдак девятнадцатого. Точнее это было голографическое изображение, которое хорошо поставленным голосом громко рыкнуло:
   - Болван! За императоров не голосуют! Ими становятся те люди, которые сами берут власть в свои руки и создают великие империи и я именно такой человек, а ты, ничтожество...
   Капитан Свобода не дал Дику Брэдли договорить. Он моментально увеличил размеры звёздных врат, влетел в зал судилища и громко рявкнул, оказавшись перед голограммой:
   - Ты никакой не император, Дик Брэдли! Ты дерьмо! Жалкое, вонючее дерьмо и я, Капитан Свобода, уже очень скоро приду за тобой, возьму тебя за шиворот и отдам в руки правосудия, только не американского, а международного.
   Вслед за ним в зал влетели бойцы московского отряда движения Сопротивления, которые мигом скрутили как вертухаев, так и мистера Стивенсона вместе с его дружками, наградив всех крепкими оплеухами. Дик Брэдли несколько секунд смотрел на всё с совершенно ошарашенным видом, а затем как-то странно хрюкнул и его голографическое изображение, моргнув пару раз, исчезло. Тотчас везде, где на марсианской вилле только находились люди, включая даже небольшой космопорт, взорвались гранаты с парализующим газом, а вслед за этим накрылась вся система видеонаблюдения. Валерий подошел к клетке и разломал её своими могучими ручищами, после чего спокойно сказал:
   - Полковник Морган, вы и ваши люди свободны, но с Марса вам придётся отправиться не к себе домой, в Сан-Диего, а в Россию. Там вы будете по крайней мере в полной безопасности. Извините, что не освободил вас раньше, но я ждал именно такого развития событий. К тому же сделай я это тогда, когда вы находились под замком на вашей военной базе, то это было бы похищение преступника из тюрьмы, а в данном случае мои действия можно охарактеризовать только как освобождение заложника, захваченного в плен жестокими бандитами.
   Увидев капитана Бабича без чёрной маски, полковник, одетый в слегка измятый повседневный мундир, чётко кивнул головой и с достоинством ответил:
   - Спасибо, Капитан Свобода. Хотя я на это даже и не надеялся, - Мотнув головой в сторону звёздных врат, зияющих тёмным провалом, в которые уволокли охранников - Ведь нам очень ясно дали понять, что помощи нам ждать неоткуда, да, и неоткого. Правда, мы всё же хотели бы вернуться в Сан-Диего, Капитан Свобода, чтобы нас не считали дезертирами или того хуже, беглыми преступниками. Я солдат и не намерен нигде скрываться. Тем более тогда, когда меня обвинили в преступлении, которого я не совершал. То что вы взорвали тот завод, Капитан Свобода, это ваше дело, но вы по крайней мере предупредили всех об этом за сутки и потребовали эвакуировать с него всех людей. Почему вы так сделали, меня не интересует. Пусть этот взрыв остаётся на вашей совести, я же сделал всё, чтобы не допустить бессмысленных жертв и это будет лежать на моей совести. Если суд военного трибунала сочтёт мои действия преступными, то я с честью приму любое наказание.
   Поскольку на голове капитана Бабича был надет потрёпанный красный берет с самодельной жестяной эмблемой бойца Сопротивления, - рука сжатая в кулак, он отдал полковнику честь и сказал ему, слегка кивнув головой:
   - Полковник Морган, уже очень скоро вы будете в Сан-Диего, хотя я даже не надеюсь на справедливое решение суда военного трибунала. Все необходимые материалы, касающиеся вашего дела, я вам передам позднее, а сейчас извините, но мы намерены забрать отсюда все ценности. Дик Брэдли разграбил множество музеев в России, а потому я не намерен оставлять здесь ни единого гвоздя или кактуса.
   После этого короткого разговора капитан Бабич сел за стол и занялся эвакуацией ценностей, которая заняла почти десять часов и в итоге с марсианской виллы действительно было вынесено всё, что только можно было снять со стан, полов, потолков или открутить. Как только в большой пещере вырастала груда всяческого добра, среди которого действительно было очень много музейных ценностей, он открывал звёздные врата на химкинскую базу генерала Семёнова и её переносили туда. Наконец наступила очередь отправить в Сан-Диего полковника Моргана, который так и не изменил своего решения и когда это было сделано, Валерий, закрыв звёздные врата, вдруг увидел, что за всей суетой он так и не заметил, что на его базе остался генерал Семёнов, одетый в чёрный армейский боекомбинезон траканского образца, который вышел из-за контейнера и стал по хозяйски распоряжаться на ней. Он перевернул набок ящик из-под оружия, приставил к нему два стула, отстегнул от пояса большую фляжку, положил её на этот импровизированный столик, после чего достал из подсумка и выставил на него два складных стальных стакана. Удивлённо посмотрев на него, Валерий спросил:
   - Игорь Матвеевич, а это что ещё за дела?
   Генерал успокаивающе поднял руку и сказал:
   - Валера, мне нужно поговорить с тобой. Не волнуйся, я не стану надоедать тебе слишком долго. Извини, но мне нужно знать, чего ты хочешь добиться в конечном итоге. Пойми, это важно не только для меня, но и для всех тех людей, которые участвуют в движении Сопротивления. Все они задаются одним единственным вопросом, что будет после того, как ты свернёшь шею Дику Брэдли и Эгерту Товало. В том, что именно так всё и будет, уже мало кто сомневается. Твои теракты, хотя они и порицают их за бескровный характер, это показали самым наглядным образом. Полное уничтожение сразу трёх крупных военных баз Товало и пяти их баз на Земле, не говоря уже о заводе по производству экологических гранат и бомб, о чём они упрямо молчат, но что мы повсеместно делаем достоянием гласности, уже привело к тому, что американские войска и войска Товало находятся в состоянии близком к полной панике. Честно говоря, им можно только посочувствовать. Мало кто сможет пережить такое, поскольку никто не знает, где Капитан Свобода поставит свою очередную экструзионную бомбу просто чудовищной мощности и даст очередные двадцать четыре часа на эвакуацию. Имперская разведка сообщает, что Товало почти вчетверо сократили количество кораблей, находящихся в космосе из-за того, что во время твоего второго теракта им пришлось разгрузить трюмы своих кораблей, чтобы эвакуировать войска. Подготовка солдата у них стоит всё-таки дороже, чем самое совершенное оружие. Так что их нервозность вполне можно понять, а тут ещё твой трюк с разбрасыванием сапог на самых охраняемых объектах. Кстати, хотя это и выглядит совсем уж анекдотично, но недавно в Новосибирске произошел такой случай. Наши бойцы организовали там налёт на один военный склад, но в чём-то просчитались и их взяли в кольцо. Так вот, Валера, один из тех умников, который не удосужился хорошо там всё разведать, снял с ноги сапог, затем разрядил гранату, надел её на него и выстрелил из гранатомёта по штабу гарнизона Товало. Представь себе, уже через полчаса из этой части города сбежали все тараканы и ребята смогли уйти практически беспрепятственно. Ну, это ещё что, ты бы знал только, какую панику на этих вояк наводят поделки наших умельцев, которые умудряются собирать из всякого мусора муляжи экструзионных бомб и голографические проекторы, изображающие Капитана Свободу. Вот от них разбегаются даже элитные части Товало. Всё это хорошо, Валерий, но люди очень хотят знать, какой ты видишь Землю после победы?
   Высказавшись, генерал отвинтил крышку фляжки и разлил по стаканам напиток, судя по цвету и запаху это была рябина на коньяке. Капитан Бабич озадаченно почесал затылок взял в руку стакан и спросил оторопело:
   - А я что, обязательно должен это знать? - Потом, спохватившись, он возмущённо воскликнул - Генерал Семёнов, не нужно валить всё с больной головы на здоровую! Игорь Матвеевич, я солдат движения Освобождения, хотя и называю себя террористом, а ты всеми признанный лидер Сопротивления, которого в то время, когда я ещё мотался по всей России и взрывал всё, что ни попадя, мы так и не смогли избрать, вот ты этим и занимайся! Можно подумать, что мне больше делать нечего, как думать о такой ерунде. Кстати, можешь передать кое-каким типам, которые так жаждут крови, что я уже очень скоро её пролью и причём в таком количестве, что мне уже сейчас хочется застрелиться. Поверь, Игорь Матвеевич, но вскоре испуг у Товало пройдёт и они начнут зверствовать на Земле ещё хуже, чем когда-то на Лерате, только не волнуйся, этого не случится, вскоре я влеплю всем траканцам, которые пошли за Эгертом Товало, такую оплеуху, что они после неё уже не смогут никогда оправиться и ты сможешь взять их голыми руками. Ну, а на счёт голографических проекторов это идея, я их наштампую побольше и сделаю закладки где надо. Ладно, извини, Игорь Матвеевич, но мне нужно заняться пленными. Как только я вытряхну из них всю информацию, то отправлю к тебе на базу вместе со списком всех их грехов, а вы там сами решайте, что с ними делать, сразу шлёпнуть или посадить в камеру до лучших времён, чтобы судить честь по чести.
   Капитан Бабич выпил коньячную настойку, встал и подошел к столу, на котором стоял его волшебный сундучок и откинул крышку генератора прохода, чтобы открыть звёздные врата, но генерал Семёнов не собирался покидать его базу. Он тоже выпил и так взмахнув рукой, словно сетовал на свою забывчивость, достал из подсумка, в котором следовало лежать сменным батареям для плазменного бластера, с полдюжины шоколадных конфет, но не российского производства, а американских. Развернув и съев одну конфету, он невозмутимо сказал:
   - Валера, почему ты избегаешь общения с нами? С тобой хотят встретиться очень многие из твоих старых друзей, а ты даже не заглядываешь к нам. Не нужно переносить те чувства, которые ты испытываешь по отношению ко мне, на них. Поверь, они за тебя очень переживают. Говорят, что ты был когда-то очень весёлым парнем и терпеть не мог одиночества, а сейчас заперся в своей подземной крепости, как какой-то монах.
   Показывая Валерию, что он всё же настроен на не такой уж и короткий разговор, генерал Семёнов налил ещё по стапятидесятиграммовому стакану коньяка себе и ему. Капитан Бабич вздохнул и вернувшись к столу. Взяв в руку стакан, он спросил генерала, перейдя, вдруг, на вы:
   - Игорь Матвеевич, а с чего это вы решили, что я к вам плохо отношусь? К тому же мне не совсем понятно, причём тут личные отношения, когда речь идёт о судьбах триллионов людей? Если вы думаете, что я хочу вам отомстить за то, что вы приказали своим контрразведчикам допросить меня, то сильно ошибаетесь. Пусть и не сразу, но я всё же понял, что вам тогда пришлось пережить, ведь у вас, в отличие от меня, была возможность нанести по врагу ответный удар огромной силы. Ладно, давайте выпьем, генерал, за то, чтобы всё у нас получилось, а на счёт моего затворничества я вам так скажу, не тот я теперь человек, чтобы со мной можно было общаться. Да, вы это и сами недавно видели, когда я ту клетку, в которую засунули полковника Моргана и его парней, разорвал, как картонную.
   Генерал Семёнов чокнулся с капитаном Бабичем и выпил коньяк. Бросив в рот ещё одну конфету, он сказал:
   - Валера, мне кажется, что ты не прав. Этот полковник и глазом не моргнул, когда ты сломал ту клетку. Хотя с другой стороны может быть ты и прав. В одиночку тебе всё же будет легче работать, тебе ведь редко бывают нужны помощники, а болтовня только расхолаживает. Да, вот ещё что, капитан, когда ты был со мной на ты, мне было с тобой приятнее разговаривать и как бы то ни было, прими мои извинения за Бирск. Понимаешь, я тогда просто повёлся, пошел на поводу... - Генерал не договорил и лишь махнул рукой, вставая со стула - Ладно, если тебе будет нужна какая-нибудь помощь от нас, то ты знаешь, как с нами связаться. Я буду всегда ждать этого часа.
   Оставив Валерию литровую фляжку, генерал Семёнов встал из-за стола и подошел к тому месту, где ещё недавно открывались звёздные врата. Капитан Бабич подошел к генератору, открыл звёздные врата на химкинскую базу и гость, после короткого и какого-то слишком уж сдержанного прощания ушел. Выключив генератор, он несколько минут стоял молча, после чего витиевато выругался. Ещё через пару минут он в сердцах разразился громкой тирадой:
   - Много вы все понимаете! Ах, Валера Бабич, ах, душка! То же мне, нашли весельчака и всеобщего заводилу. Да, я, если вы хотите это знать, тогда только и думал о том, чтобы все они не ударились в панику, хотя у меня у самого тогда не то что кошки, целые тигры на душе скреблись. В самый раз было уйти в какой-нибудь дальний угол и там застрелиться, а я вместо этого был вынужден клоуна из себя корчить.
   Выплеснув свои эмоции в полутёмной пещере, капитан Бабич в сердцах сплюнул на пол и пошел на камбуз. Там, гремя кастрюлями и сковородками, он продолжал ворчать ещё с полчаса, пока не сел ужинать. Только поев, он немного успокоился и отправился в импровизированную тюрьму, где в полном беспамятстве находились его пленные. Против них он даже не собирался предпринимать никаких мер специального воздействия. Этого ему попросту не требовалось. Даже у траканцев имелись мощные энцефалосканеры, которые с абсолютной точностью могли считывать всё, что хранилось в памяти человека. Даже то, о чём люди давно уже забыли. Именно на этом была построена методика продления жизни и полного воскрешения с помощью клонирования человеческого организма. Она же позволяла получать абсолютно достоверную информацию даже от самых стойких людей, способных противостоять жестоким пыткам.
   Поэтому капитан Бабич только и сделал, что уложил всех пятерых на кушетки, привязал их к ним ремнями, накрыл головы приёмными антеннами энцефалосканеров и вывел из состояния оцепенения, после чего погрузил в глубокий сон, включил аппаратуру и вышел. Через шесть часов всё должно было закончиться, но спать его пациенты должны были гораздо дольше, если он не разбудит их раньше. Как только Валерий закончил всё, он отправился в то помещение, где стоял его новенький биокомпьютер, чтобы получить от него полный отчёт о проведённой операции, за которой следили десятки его спутников-шпионов, разбросанных по всей солнечной системе. Уже через четверть часа он узнал, что на этот раз ему не удалось получить никаких новых данных, что его нисколько не огорчило. Впрочем, он и не ожидал, что найдёт на Марсе какую-то ниточку, ведущую к Дику Брэдли, ведь тот был далеко не дурак и к тому же имел большой опыт по части жизни в подполье.
   Напевая невесёлым голосом песню своей курсантской молодости: - "Первым делом мы сломаем самолёты, ну, а девушкам, а девушкам, - потом", капитан Бабич отправился в кубрик. Генералу Семёнову всё же удалось разбередить ему душу своими совершенно неуместными предложениями и замечаниями, а потому даже после того, как он лёг в постель, не смог уснуть. Валерий лежал и вспоминал те дни, когда только начиналась его война с космическими захватчиками, в которой он никогда не занимал выжидательной позиции в отличие от дня сегодняшнего. После того, как он напал на Руаса Товало во второй раз, траканцы почему-то не стали подвергать его истязаниям, а включили в отряд по разборке завалов в центральной части Москвы. Делалось это примерно с той же самой целью, с которой гестаповцы заставляли советских солдат, захваченных в плен, ломать камень в карьерах вручную, чтобы тяжелым, изнурительным трудом сломить их волю к сопротивлению и заставить быть покорными. Правда, траканцы при этом их хорошо кормили, а, уж, медицинское обслуживание было вообще выше всяческих похвал.
   Всем пленным траканцы выдали рабочие комбинезоны из совершенно прозрачного пластика, которые нужно было надевать на голое тело. Комбинезоны были довольно удобные и очень прочные, к тому же они хорошо защищали людей от радиации, но траканцы уже каким-то образом дезактивировали руины и она не представляла особой опасности. Неприятным было другое, люди, с бритыми наголо головами, чувствовали себя в таком обмундировании очень неловко. Хорошо было уже то, что в корабельной тюрьме крейсера "Ярость Товало" содержались одни только мужчины, а женщин пришельцев пленные таковыми не воспринимали, хотя большинство из них и относились к русским офицерам сочувственно, но только те, которые были таруба. Те же женщины, которые были хо по рождению, были даже похуже, чем эти спесивые типы, одетые в чёрные мундиры.
   После неудачного бунта и торжественной встречи капитана Бабича, испорченной слезоточивым газом, траканцы несколько дней не трогали узников и лишь неделю спустя объявили, что со следующего дня они снова будут разбирать завалы. Ещё они обрадовали всех известием о том, что их конвоиры будут теперь вооружены импульсными парализаторами, способными остановить даже слона, после которых человек на целых десять дней потеряет способность двигаться и будет всё это время испытывать очень сильную боль, которую не снять никакими средствами. Поэтому они предлагали всем заранее отказаться даже помыслить о неподчинении приказам и не пытаться снова устроить бунт. Офицеры, сидевшие по камерам, тотчас уставились на капитана Бабича, хотя среди них были люди имевшие куда более высокие воинские звания. Он в тот вечер подал всем один единственный знак, загадочно улыбнулся, затем растопырил пальцы и крепко стиснул их кулак. Его товарищи лишь закивали головами в знак согласия, чем как бы подтвердили - действуем вместе.
   Ударный крейсер "Ярость Товало" совершил посадку на том месте, где когда-то был ГУМ. Там траканцы расчистили большую площадку неподалёку от места взрыва той боеголовки, которая угодила в самый центр Москвы. Она взорвалась на высоте в двести метров над Третьяковской галереей там, где раньше находилась сокровищница русского изобразительного искусства, образовалась огромная воронка глубиной в добрую сотню метров, доходящая до Москва-реки. Теперь на этом месте находилось озеро диаметром километра в четыре, а все здания, стоявшие на расстоянии пяти километров, просто смело взрывной волной и превратило в груды щебня. Вторая боеголовка рванула в районе Белорусского вокзала и потому разрушения вдоль Тверской улицы были особенно большими. Там буквально всё было перемолото в щебень и спеклось в единую ноздреватую, стеклянистую массу и потому людей туда не направляли. Зато в районе Трёх Вокзалов разрушения хотя и были очень велики, уцелели хотя бы подвалы. В живых там практически никого не осталось, но зато там имелось вполне достаточно металлолома, но даже не он интересовал траканцев. Они в первую очередь хотели окончательно деморализовать тех, кто мог организовать сопротивление.
   Первые пять дней капитан Бабич отвёл на рекогносцировку и приказал всем терпеливо исполнять всё, что только от них потребуют Товало. Каждое утро ровно в девять часов их всех грузили на борт здоровенного летающего автобуса и везли на работу. В тюрьме крейсера "Ярость Товало" их было триста двадцать мужчин в возрасте от тридцати до сорока пяти лет, но благодаря траканской медицине все они помолодели и никому нельзя было дать на вид больше двадцати пяти лет. Да, и их физические кондиции значительно улучшились, из чего Валерий сделал вывод, что рано или поздно Товало постараются сделать из них или надсмотрщиков, или каких-то мелких начальников. Работать их заставляли не совсем вручную и выдавали довольно большие и тяжелые, килограмм по пятнадцать, ультразвуковые отбойные молотки, которыми они дробили в щебень куски бетона и кирпичной кладки, чтобы потом забрасывать этот щебень в летающие по воздуху грузовые платформы. Техника у траканцев была просто на зависть и поражала всех своим совершенством.
   Работая по десять часов в день с часовым перерывом на обед, все они вскоре убедились в том, что траканцы сочли их дисциплинированность за покорность и уже не были настороже, как в первые дни. Вместе с тем Валерию удалось за первые пять дней выяснить, что в районе Трёх Вокзалов довольно неплохо сохранились подвалы, а значит они могли найти вход в метро и уйти по нему. Его расчёт был весьма прост, напасть на охранников во время обеда, захватить здоровенный двухэтажный летающий автобус и улететь на нём с двумя, тремя парнями, чтобы все остальные смогли спуститься в метро и добраться по его тоннелям до Большого Кольца и выйти на поверхность на окраинах Москвы, где разрушения должны были быть уже не такими большими. Главное для него было вырваться из плена, а дальше можно будет планировать, как воевать с космическими захватчиками. На восьмой день, а работать их заставляли без выходных, капитану Бабичу удалось воплотить свой план в жизнь.
   Ещё за три дня до массового побега им удалось обнаружить вход в метро, заваленный глыбами бетона, и они даже смогли увидеть, что по нему можно было уйти вниз. В день побега они работали уже не так энергично и когда прилетел их автобус, дружно и слаженно напали на охранников, но никого из них убивать не стали, а лишь разоружили. Всё произошло так стремительно, что никто из Товало, включая даже пилотов флайера, не успел подать сигнал тревоги. Всех траканцев они привязали проволокой к окнам и флайер поднялся в воздух, как обычно, но только в кресле пилота сидел не хо Товало, а русский лётчик капитан Бабич, с которым решило лететь ещё пять офицеров. Все остальные их товарищи спустились в метро и скорее всего были далеко. Флайер, едва поднявшись в воздух, полетел не к крейсеру, а на северо-запад, в сторону Химок. Поначалу Товало ничего не поняли и минут семь никто их не преследовал, но потом их окружили флайеры-истребители и даже открыли предупредительный огонь, но как только их пилоты увидели, что через закрытее окна им что-то кричат охранники, ставшие заложниками, тотчас перестали стрелять из лазерных пушек. Это позволило Валерию практически беспрепятственно добраться до Химок и совершить посадку на окраине этого города среди руин.
   Бросив флайер вместе с охранниками, они выбрались из него и помчались вперёд и тут им снова повезло. В этом городе осталось в живых довольно много людей и все они не сидели сложа руки, а многие даже выступали с оружием в руках против Товало и американцев, которые, понеся первые потери, предпочли устроить в Химках несколько своих опорных пунктов, разместив за городом свои основные силы численностью около батальона. Почти сразу же к капитану Бабичу и его товарищам вышли навстречу несколько небритых парней, вооруженных не только автоматами Калашникова, но и траканским оружием. Без лишних разговоров они последовали за ними и менее, чем через час находились в безопасном месте и наконец-то они смогли получить более полную информацию о том, что в действительности произошло в Москве и её окрестностях начиная с того момента, когда столица России была уничтожена Товало.
   То, что Валерий услышал от этих людей, повергло его в шок, но лишь на каких-то несколько часов, после чего с одним только импульсным парализатором в руках он ушел в ночь и вернулся на базу только через трое суток, весь окровавленный и увешанный захваченным у врага оружием. Так на свет появился Весёлый Роджер, пожалуй, самый жестокий и безжалостный к врагу боец движения Сопротивления. Через несколько недель он узнал о том, что все их товарищи смогли благополучно покинуть разбомблённую Москву и влились в ряды участников Сопротивления. Увы, но очень многих из них кого раньше, кого позже Товало захватили в плен и в конечном итоге отправили на каторги, расположенные на других планетах. За первые же месяцы борьбы им только и удалось сделать, что вытурить Товало из Москвы и они перестали расчищать в ней завалы, удовлетворившись одной только дезактивацией зараженных радиацией территорий.
  
   Через двадцать девять дней после первого теракта Капитана Свободы
  
   И всё-таки нападение на марсианскую виллу дало свой положительный результат. Если на ней самой Капитан Свобода и не нашел никакой информации, которая привела бы его к Дику Брэдли, то допрос мистера Стивенсона кое-что всё же прояснил. Во-первых, он узнал, что это действительно было одно из многих убежищ этого анонимного диктатора, возомнившего себя императором Земли и всех её колоний. Во-вторых, он узнал о том, что Дик Брэдли лично отдал приказ своему подручному, который был одним из создателей экологической гранаты, предать суду и самым жестоким образом казнить полковника Моргана. Ну, и, в-третьих, у Капитана Свободы, наконец, появилась надежда получить более подробную информацию как о само Дике Брэдли, так и его ближайшем окружении, что заставило его тотчас принять охотничью стойку ничуть не хуже хорошего сеттера.
   Наутро, едва только начав изучить подробный доклад своего биокомпьютера, перед которым он поставил вполне конкретную цель, Валерий сразу же обратил внимание на то, что буквально днём раньше мистер Стивенсон лично провожал одного из ближайших помощников Дика Брэдли, - некоего генерала Джорджа Купера, который должен был вернуться через пару недель на Землю, чтобы подготовить приезд на неё своего босса. То, что человек, установивший на Земле диктаторский режим предпочитает жить вдали неё, его нисколько не удивляло, как не удивило его и то, что этот тип приказал всем своим прихвостням отнестись к террористу Капитану Свободе с максимальным вниманием и уйти в глубокое подполье, чтобы до них никто не смог добраться и пойти по цепочке дальше, к истинному виновнику всех тех преступлений, которые были на ней совершены.
   Валерий немедленно приказал биокомпьютеру, которому он так и не соизволил дать никакого имени, проверить всю имеющуюся у него под руками базу данных и тот выдал ему сразу семь генералов, имеющих точно такое же имя, но все они находились на Земле и уже поэтому не заинтересовали его. Вдобавок ко всему никто из них не был похож на того атлетически сложенного типа с массивным подбородком, которого провожал на стартовой площадке военного космопорта мистер Стивенсон, отправленный капитаном Бабичем не в Химки, а на Тракан, в гости к императору Туару. Того действительно очень заинтересовало производство биологических средств превращения всяческого мусора в первосортный гумус без малейших следов метана. Поэтому Валерий с большим нетерпением ждал того дня, когда на Землю вернётся таинственный генерал Джордж Купер, о котором ему так и не удалось узнать ничего более или менее внятного.
   Все две недели Капитан Свобода ударно трудился, взрывая различные объекты врага и на этот раз многие его теракты сопровождались жертвами. Однако, самым значимым из них был тот, во время которого он уничтожил центральный архив экспедиционного корпуса Товало на Земле, в котором хранились записи сознания не только траканцев, но и землян. Этот подземный объект он взорвал ещё две недели назад и поэтому после этого все те траканцы и земляне, которых перетёрли в муку его экструзивные бомбы, отправились на тот свет окончательно. Из-за этого Капитан Свобода всегда очень тщательно изучал, кто именно попадёт под удар и лишь убедившись в том, что одни только мерзавцы и жестокие негодяи, руки которых были по локоть в крови, без особых колебаний приводил в действие свои взрывные устройства. Вот тогда-то по всей Земле и пошел шум и о нём заговорили не просто всерьёз, а объявили врагом всей галактики и объявили за его поимку огромную награду. Вот только при этом никому не сказали, кто же он такой, Капитан Свобода, и как его можно поймать, но это упущение властей быстро исправили средства массовой информации, которые поведали всем о Весёлом Роджере и его превращении из рядового, в принципе, бойца движения Сопротивления в самого опасного террориста.
   Валерию было даже интересно прочитать и услышать о том, что о нём пишут и говорят журналисты пусть даже и полностью подконтрольных газет и телеканалов. Во всём том, что они рассказывали о нём, было очень мало правды, но благом было уже то, что вольно или невольно они рассказывали о том, что движение Сопротивления имелось и что оно снова стало набирать силу, а потому стоптанный солдатский сапог с пришпиленной к нему визитной карточкой все воспринимали, как сигнал об опасности, после чего следует бежать куда подальше. Так что сапоги сразу же попали в разряд самых дефицитных товаров. Во всём остальном Валерий жил, как и прежде и за всё это время так ни разу и не связался со своими союзниками, хотя не забывал снабжать повстанцев оружием, боеприпасами, амуницией и всем тем, что им было необходимо. Параллельно он готовился к тому, чтобы познакомиться поближе с генералом Купером и когда биокомпьютер известил его о том, что он прибыл на Землю, немедленно начал действовать.
   Генерала нисколько не смутило то, что мистер Стивенсон не просто исчез, а был захвачен Капитаном Свободой. Он внимательно выслушал доклад какого-то военного, кивнул головой и отправился на военную базу под Вашингтоном. Валерию уже с первых же минут пребывания генерала на Земле удалось его пометить изотопной меткой и теперь он был уверен, что не потеряет его из вида. Так оно и случилось. Генерал без помех добрался до базы и провёл на ней совещание с несколькими высшими военными чинами, поставив перед ними задачу любой ценой усилить бдительность и открывать огонь тотчас, как только капитан Бабич где-нибудь откроет свои звёздные врата, чтобы напасть на них, делая особый упор на том, что они обладают двухсторонним действием и потому огонь мощных лазерных пушек может быть очень эффективным оружием против террора.
   Отследив все перемещения генерала за день, Валерий дождался того момента, когда он лёг спать и через небольшие звёздные врата, которые так никто и не смог обнаружить, нацелился на спящего антенной энцефалосканера. Ему не требовалось считывать всю память генерала и потому он занимался этим всего полтора часа, но и этого хватило, чтобы узнать главное, - завтра в полдень Дик Брэдли должен был прибыть на секретную военную базу, расположенную глубоко под землёй в Антарктиде. Точных координат базы генерал не знал, но его должны были доставить туда уже через десять минут после того, как на неё прибудет Дик Брэдли, которого все эти люди называли не иначе, как верховным правителем. Хотя разыскивать эту секретную базу не зная её точных координат было делом практически безнадёжным, капитан Бабич всё же попытался сделать это, для чего оделся в герметичный боескафандр и перенёс генератор в небольшое помещение, которое в итоге было заполнено ледяной морской водой почти под самый потолок, но вскоре убедился, что это ещё труднее, чем искать иголку в стоге сена.
   Поэтому он слил воду в канализацию и принялся готовиться к предстоящей операции по захвату Дика Брэдли. Впрочем, и к этому он был давно уже готов, а потому всё свелось лишь к проверке тяжелого армейского боескафандра, подогнанного по его фигуре, и оружия. На душе у него было неспокойно, поскольку всё это очень уж походило на ловушку и потому вместо того, чтобы отправиться спать, он принялся сооружать в своём главном зале, который основательно увеличился в размерах, мощную оборонительную систему, которая должна была надёжно защитить звёздные врата и его подземную базу от вторжения. Не надеясь на самого себя, Валерий заодно ещё и заминировал её, поставив на боевой взвод мощное термоядерное устройство, которое его биокомпьютер должен был привести в действие в том случае, если он не вернётся на базу ровно через три часа. Так оно было надёжнее, чем создавать пароли, которые враг мог считать с его сознания точно так же, как он сам извлёк информацию из сознания генерала Купера.
   Свои приготовления капитан Бабич закончил в половине двенадцатого, когда небольшой космический корабль с генералом Купером уже был в воздухе. Буквально через десять минут в атмосферу вошел большой крейсер, который не вступая ни с кем в переговоры стал заходить на посадку в южной оконечности Южной Америки, но пролетел дальше мыса Горн и вскоре погрузился в воды Атлантического океана. За крейсером неотступно следовал небольшой космический аппарат, который буквально приклеился к нему в районе кормы, но не стал присоединяться к корпусу, чтобы не обнаружить себя. На душе у Валерия сразу же повеселело и в нём проснулся азарт охотника, идущего по следу матёрого зверя. С борта своего корабля-разведчика он получал хорошую картинку и потому смог увидеть, как крейсер новейшей постройки, в котором было не менее полутора километров длины, заплыл под водой в огромный шлюз. Не дожидаясь, когда туда же явится генерал Купер, он открыл разведывательные звёздные врата размером с небольшое блюдце и приступил к осмотру этой секретной базы, стремясь поскорее найти на ней главную распределительную электроподстанцию.
   Он нашел её буквально через несколько минут неподалёку от огромного подземного грота, в котором стоял не менее громадный крейсер. Как раз к тому времени, когда на подземную базу прибыл генерал Купер. Заминировав подстанцию, Валерий быстро переместил свои звёздные врата буквально к его спине и последовал за ним. Генерал быстрыми шагами шел куда-то вперёд, но он лишь по изображению движущейся точки на чёрном экране мог видеть направление его движения и более ничего. Вскоре он услышал уже знакомый ему голос, который сказал с насмешливыми нотками:
   - Как ты долетел, Майк? Никого не привёл у себя на хвосте?
   Невольно подумав о том, правильно ли он сделал, что установил таймер на двадцать минут, капитан Бабич тотчас расширил звёздные врата и вошел в них, сразу же заявив о себе словами:
   - С моей стороны было бы большой глупостью отказаться от возможности встретиться с тобой, Дик.
   Только теперь он увидел, что оказался в большом круглом, скупо освещённом зале. Дик Брэдли почему-то тяготел ко всему круглому в архитектуре. Правда, стальные стены этого низкого зала были окружены по периметру какими-то странными, массивными ребристыми установками, но зато впереди он увидел новоявленного императора Земли и её окрестностей, одетого в чёрный мундир без знаков различия, который сидел за массивным пультом с насмешливой улыбкой. В ответ Капитан Свобода услышал громкий смех и возглас:
   - Я в этом ни минуты не сомневался, юноша!
   В следующее мгновение ярко вспыхнул свет и какая-то совершенно непреодолимая сила потащила Валерия вправо и он буквально прилип одним боком к одной из ребристых установок, проклиная лайналов за то, что те изготовили его скелет из сверхпрочной стали, поскольку понял, что всем эти тумбы являются мощными электромагнитами. Его боескафандр, как и большая часть оружия, был изготовлен из немагнитных материалов и уж их-то нельзя было притянуть к себе никакими магнитами. В голове у него тотчас яркой вспышкой всплыл в памяти один из его терактов, когда он оставил на земле небольшую цепочку следов и подумал, что по ним можно было довольно легко определить его вес и понять, из чего был сделан теперь его скелет. Теперь ему оставалось только одно, постараться хотя бы разговорить Дика Брэдли и тем самым выиграть время, а потому он тоже громко рассмеялся и воскликнул:
   - Дедушка Дик, это напоминает мне один старый анекдот. Мужик кричит из леса: - "Ребята, я поймал медведя!" Те ему отвечают: - "Ну, так веди его сюда", а он им и говорит: - "Да, я бы и рад, но он меня не пускает". Вот так-то, Дик, поймать ты меня поймал, но вот что собираешься делать со мной дальше, если не убил сразу? Я теперь уже не тот прежний лётчик, которого было легко убить и твоим солдатикам не поздоровится, когда ты выключишь свои электромагниты.
   Дик Брэдли был не прочь поговорить, но вставать из-за пульта опасался, а потому просто сказал:
   - Нет, капитан Бабич, я не стану рисковать ни жизнью своих солдат, ни твоим роскошным телом. Оно мне и самому пригодится и именно об этом я думаю ровно с того самого момента, когда увидел тебя впервые. Такое тело ещё пригодится мне самому и поверь, завладеть им не потребует особого труда. Для начала я считаю твоё сознание, а потом полностью сотру его с твоего мозга и запишу на него своё собственное сознание. Как ты думаешь, что произойдёт после этого?
   Капитан Бабич ухмыльнулся и спокойно сказал:
   - Попробую догадаться, Дик. Ты возглавишь движение Сопротивления, потом на скорую руку сдашь ему все свои завоевания, вырвешь из глотки Эгерта Товало самый жирный кусок его завоеваний и станешь легитимным императором. Так ведь?
   Дик Брэдли одобрительно кивнул головой и подтвердил:
   - Всё так, юноша, но сначала я воспользуюсь твоими портативными звёздными вратами и уничтожу сначала ту планетку, на которой скрылась шлюха Туара, а затем и его самого вместе со столицей его империи. Поверь, для этого у меня имеется такое оружие, которое способно уничтожить любую половину планеты. Потом действительно наступит черёд Эгерта и всех его ничтожных прихлебателей, а после этого вся галактика будет подчиняться моей воле и планета Земля станет её центром.
   Голова и даже плечи Валерия были расположены выше той тубы, которая его притянула к себе и потому он смог отрицательно мотнуть ею и сказать:
   - Нет, Дик, ничего у тебя из этого не выйдет и вот почему, лайналы встретят тебя так, что тебе мало не покажется. У них для этого хватит если не сил, то, уж, точно технических возможностей, а, во-вторых, ты не сможешь добраться до моих звёздных врат по той причине, что я об этом побеспокоиться. Ну, и к тому же, Дик, тебе будет очень трудно доставить меня к тому месту, где находится твой энцефалосканер, а здесь при такой напряженности электромагнитного поля он точно не будет работать. Ты ведь действительно поймал медведя, а не какого-то кота.
   - Ты ошибаешься в своих предположениях, юноша. - Смеясь ответил ему Дик и нажал на какую-то клавишу - Как ошибаешься в том, что мои люди сунутся в звёздные врата, открытые тобой. Всему своё время, я не стану торопиться.
   В стенах зала с шипением открылось несколько больших люков и в него вошли шестеро каких-то типов, облачённых в чудовищно массивные и очень широкие боескафандры, о существовании которых капитан Бабич до этого момента и не подозревал, что такие существует. Скафандры были к тому же немагнитные, а потому все шестеро громил подошли к нему вплотную и электромагнит ослабил свою хватку, но только для того, чтобы они смогли развернуть Валерия к нему спиной, ухватить его за руки и потянуть их разные стороны. Он даже не стал им сопротивляться, хотя и смог бы скорее всего. Точно так же он позволил им ухватить себя и за ноги, а когда Дик Брэдли выключил электромагнит и громилы потащили его к центру зала, куда уже выкатили установку энцефалосканера с массивной, прочной кушеткой, даже не проявил никакого беспокойства. До взрыва на подстанции оставалось ещё целых шесть минут и Валерия не было никакой уверенности в том, что он сможет справиться со своими врагами.
   Дик Брэдли не торопился покидать насиженного места и капитана Бабича это хоть немного успокоило. Значит не так уж они были хороши, эти неуклюжие монстры. Тем временем его уложили на кушетку и сразу же приставили к голове антенну энцефалосканера. Теперь оставалось проверить ещё одно предназначение компьютера, имплантированного в его голову и узнать, сможет ли он создать поток излучения, способного обмануть компьютер энцефалосканера. Поскольку операторы спешили и поэтому никто не то что не стал погружать его в сон, но даже снимать с головы шлем боескафандра, в висках у Валерия тотчас дико заломило, но это его тоже нисколько не обеспокоило. Прошло минуты три, а никто из операторов так и не подал Дику Брэдли знака, что энцефалосканер кто-то очень ловко дурит. Наконец взорвалась мина, заложенная капитаном Бабичем и свет в зале моментально погас, но в нём почти тотчас зажглось аварийное освещение. Послышалось громкое проклятье и диктатор, поработивший множество стран, снова проявил робость и быстро ретировался, бросив на произвол судьбы генерала Купера, который с трудом пришел в себя и теперь пытался приподняться, лёжа подле пульта, за которым только что сидел его босс.
   Настало время проверить, такими ли уж мощными были те боескафандры, которые где-то раздобыл Дик Брэдли, а они действительно оказались очень мощными. Валерий попытался резко свести руки, но в результате смог лишь согнуть их в локте. Зато одну ногу ему удалось вырвать из рук громилы сразу же и он немедленно лягнул того ею в живот, отчего тот сразу же грохнулся на пол. Вслед за этим и второй, повисший на ноге тяжеленной гирей, отлетел к стене и там затих, после чего настал черёд тех двух типов, которые держали его за руки. С двумя другими монстрами он даже не стал вступать в рукопашную схватку, а просто вырубил их издали крепкими силовыми оплеухами. Убедившись в том, что все шестеро утихомирились, капитан Бабич, поддавшись первому порыву, бросился к тому люку, за которым исчез Дик Брэдли, но сдержался и остановился на полпути. Точнее возле пульта, вспомнив о том, что этому мерзавцу ничего не стоит подорвать эту подземную базу термоядерным зарядом, а ещё он чувствовал сильную боль в правой ноге.
   Поэтому Валерий решил удовлетвориться тем, что к нему в руки снова попались такие пленные, от которых он мог узнать что-то новое о Дике Брэдли, а потому направился к звёздным вратам и отключил свою систему обороны, после чего быстро переправил всех, кто находился в этом зале в своё подземное убежище. Там он в первую очередь снял с шестерых бойцов их сверхтяжелые боескафандры, никто из них к его полному удовлетворению не погиб, после чего ему пришлось поместить всех девятерых в медицинские устройства и поручил своему биокомпьютеру заняться ими. К счастью он был силён не только в проведении тайных подрывных операций и сыске, но и медицине. Все, кто оказался поблизости от него, пострадали довольно сильно и им теперь требовалась не просто первая медицинская помощь, а самое основательное лечение, которое должно было занять не один день Только после этого он снова заглянул туда, где только что был и вскоре убедился в том, что Дик Брэдли не только покинул базу, но и вообще сбежал куда-то из солнечной системы, а может быть и нет, так как спутники шпионы, следившие за этим районом из космоса, зафиксировал, что с борта крейсера ещё под водой стартовало тридцать девять небольших космических кораблей и просто флайеров, разлетевшихся во все стороны.
   Дик Брэдли мог улететь на любом из них и скрыться где угодно. Такое вполне могло случиться, если он действительно вознамерился заполучить звёздные врата. Создать такое устройство без помощи лайнальцев было невозможно. Во всяком случае так сказал ему Сайн Роума перед тем, как отправить на Землю, на уже подготовленную базу. Диктатор так и не взорвал своё подземное убежище и когда Валерий осмотрел его, то понял почему. Там просто нечего было взрывать, ведь это просто была подземная стоянка для одного единственного космического корабля и кроме круглого зала и ещё нескольких помещений на ней ничего не было. Да, и никого к тому же. Взрывать этот объект было тоже не к чему, поскольку никакого военного значения он по сути дела не имел, а использовать его капитан Бабич никак не мог, поскольку о его местонахождении было известно врагу, - Дику Брэдли и всем тем, кто был ему предан и мечтал возвыситься и вряд ли появление на Земле Капитана Свободы могло их остановить или заставить усомниться в своей победе.
   Так что Валерию только и оставалось делать, что ждать того момента, когда он сможет допросить пленных, а точнее считать с их сознания всё, что они знали о своём боссе и людях из его ближайшего окружения. Скорее всего только так, по цепочке, он и мог узнать, где находится главное убежище Дика Брэдли и как к нему подобраться. Пожалуй, теперь ему нужно было срочно заняться Эгертом Товало и у него, вдруг, появился прекрасный план, как одним ударом руки прихлопнуть сразу двух мух, одна из которых сидела на полу, а вторая на потолке. Правда, при этом потолок должен обязательно свалиться на пол с такой быстротой, чтобы обе мухи не успели вылететь из комнаты и их при этом не выдуло из неё ударом воздуха. Ну, для последнего всего-то и требовалось, чтобы обе мухи как следует прилипли к чему-нибудь как на полу, так и на потолке и он, похоже, придумал, как это сделать. Создать такую ситуацию было довольно трудно, но всё же вполне возможно и самое главное заключалось в том, что капитана Бабича имелось для этого всё необходимое.
   Настроение его, испортившееся было из-за этого поражения, быстро поднялось и он вспомнил о своей ноге. Когда Валерий освобождал ногу из лап одного из верзил, облачённых в какие-то совершенно чудовищные бронескафандры, его собственный бронескафандр не выдержал и его осколками ему сильно повредило мышцы ноги, но именно для таких случаев Сайн Роума и снабдил его большой медицинской установкой, оснащённой мощным компьютером, которая могла привести его в полный порядок даже без помощи квалифицированного врача, подчиняясь одним только сложнейшим медицинским программам, вложенным в память компьютера. Раздевшись наголо, Валерий доковылял до этого здоровенного саркофага и забрался в него, дав задание компьютеру заняться его здоровьем самым основательным образом. Одним из требований Сайна Роумы было такое, пользоваться услугами этого электрического доктора не реже, чем хотя бы один раз в неделю, чтобы не пожалеть потом о последствиях, а он в него не залезал и раз в месяц. Вскоре тот проанализировал его состояние и сообщил Валерию, что лежать в нём ему придётся почти двое суток и потому он со смешком воскликнул:
   - Да, батенька, не следишь ты за своим здоровьем! Эдак у тебя скоро и кариес разовьётся, хотя зубы тебе вставили стальные, по стать твоим челюстям.
  
   Через два месяца после первого теракта Капитана Свободы
  
   Валерий закончил тестировать новый биокомпьютер, созданный им вместе с Товалычем, такое имя он, наконец, дал своему биокомпьютеру, в котором были заточены в узилище без тел девятнадцать самых лучших спецназовцев из клана Товало и с удовлетворением, коротко хохотнув, воскликнул:
   - Хо-хо, Товалыч, да, это просто чудо!
   - Да, хозяин. - Ответил ему с экрана бородатый старикан, имевший облик былинного русского кузнеца - Этот биокомпьютер выполнит твоё задание и при этом никто из Товало не сможет ничего заподозрить. Ты можешь начинать операцию по замене объекта, ведь клон для этого тоже готов.
   Клон, который был полностью готов к операции по замене объекта, помещённый в небольшую, уютную квартиру траканского образца, в это время ужинал. Он ел с артистизмом истинного аристократа, не спеша, наслаждаясь вкусом самой обычной котлеты так, словно перед ним лежал на тарелке какой-то изысканный деликатес. Едва только Валерий включил клона, он сразу же стал деловито осматривать ту квартиру, которую он для него подготовил, и осваиваться в ней так, словно это в самом деле было его очередное тайное убежище. Клон этот был не простой, а очень важной персоной на базе капитана Бабича, поскольку являлся клоном самого Эгерта Товало и отличался от этого траканца только тем, что в его голове находился не обычный мозг, а биокомпьютер, полностью ему подчинённый и потому полностью нацеленный только на выполнение всех его приказов. Клон жил в этой пятикомнатной квартире уже неделю и за всё это время самым убедительным образом доказал и Топалычу, и капитану Бабичу, что он готов заменить собой настоящего Эгерта Товало, чтобы начать большую и очень важную игру.
   Взять биопробу у настоящего Эгерта Товало и вырастить его клон не составило особого труда, как и превратить его мозг в биокомпьютер и записать на него сознание верховного игота всех тех траканцев, которые пошли за ним. Куда труднее было найти его логово и вычислить, который из девяти двойников являлся настоящим Эгертом Товало. Впрочем, и с этой задачей Товалыч справился просто блестяще и по едва заметным признакам сумел вычислить истинного диктатора. Теперь осталось завершить начальный этап операции и провести замену объектов, - захватить в плен верховного игота и поместить на его место клона, что Капитан Свобода и намеревался сделать уже через пару часов. Именно поэтому клону и была подана на ужин точно такая же котлета, которую в это же самое время съел Эгерт Товало перед тем, как отправиться в бассейн и поплавав там полчаса, лечь спать.
   Бассейн для клона заменили большой ванной с водой, имевшей точно такой же солевой состав, что было куда важнее, чем его размеры. Именно поэтому слежка за Эгертом велась практически круглосуточно в течении недели и клон всё это время, как бы общался с теми, кто окружал диктатора на его небольшой вилле в горах, куда он уехал, чтобы немного отдохнуть. В этом плане капитану Бабичу также очень повезло. Если бы Эгерт находился у себя во дворце, ему было бы куда труднее провести замену. Вскоре клон принял душ, переоделся в пижаму и лечь в постель с томиком стихов, чтобы почитать перед сном. Через час как клон, так и Эгерт Товало дрыхли без задних ног и наступил самый ответственный этап операции - замена объектов. Для этого даже была изготовлена точная копия той кровати, на которой спал верховный игот и произведена её подмена. Теперь настоящая кровать вместе с клоном должна была занять своё место в спальной Эгерта Товало, а он сам переместиться вместе с её дубликатом на подземную базу Капитана Свободы.
   Как только кровать с клоном была поставлена перед звёздными вратами, Валерий, убедившись в том, что рядом со спальней нет никого из телохранителей верховного игота, произвёл рокировку. На это потребовалось не более полутора секунд, а поскольку в спальной комнате не стояла система видеонаблюдения, то никто этого не смог заметить. Закрыв звёздные врата, Валерий лично доставил захваченного в плен верховного игота в камеру, обустроенную таким образом, чтобы тот не смог покончить жизнь самоубийством, хотя и в этом не было ничего страшного. Он не хотел уподобляться Товало и потому у него и в мыслях не было применять по отношению к диктатору каких-либо особых методов воздействия, принятых в его империи по отношению ко всем своим противникам без исключения. Ему и так была уготована незавидная кончина и для этого у Валерия также всё было давно подготовлено. Теперь для него главным было довести эту операцию до логического завершения. Выходя из камеры, на базе в это время было половина третьего дня, он покрутил головой и пробормотал себе под нос:
   - Даже неинтересно. Всё прошло так гладко, что и внукам рассказывать на старости лет нечего будет, когда те спросят, как мне удалось захватить в плен верховного игота траканцев.
  
   Утро следующего дня у капитана Бабича началось с того, что он продолжил наблюдать за виллой Эгерта Товало. Но сначала Товалыч доложил ему о том, что рокировка прошла незаметно и ни у кого из траканцев, окружавших Эгерта, не возникло даже тени подозрения, что это не он, а клон. С утра пораньше, ещё до завтрака, верховный игот отправился на лыжную прогулку, после чего позавтракал вместе с двумя звёздными иготами, прибывшими к нему якобы в гости, но на самом деле только для того, чтобы выклянчить у него очередные подачки. Верховный игот был верен себе. За завтраком он весело шутил, расспрашивал гостей о делах семейных, но при этом не спешил делать им никаких обещаний, но зато сообщил о том, что ждёт в самое ближайшее время хороших новостей, которые, возможно, сослужат всем им хорошую службу. Немедленно последовали вопросы и Эгерт Товало в свойственной ему манере чуть-чуть приоткрыл завесу тайны, сказав о том, что эти новости касаются тех лайналов, которые послали на Землю Капитана Свободу.
   Валерий пришел в помещение поста наблюдения в тот самый момент, когда звёздные иготы прощались со своим повелителем и клялись ему в своей преданности. В это даже он верил с большим трудом, не говоря уже об Эгерте Товало и потому как только они улетели, клон насмешливо сказал: - "Чем больше вы меня заверяете в своей преданности, тем меньше я вам доверяю". Начальник его охраны в ответ только щёлкнул каблуками и сдержанно кивнул головой, поскольку хорошо знал, что повелитель не любит, когда кто-то выражает своё мнение вслух, если его об этом не просят. Зато когда Эгерт Товало сказал, что ему надоели горы, подобострастно прогнулся и поинтересовался, куда того нужно доставить. Верховный игот одарил его уничтожающим взглядом и хмуро буркнул: - "Во дворец". Сказано это было вполне знакомым начальнику охраны тоном и тот немедленно распорядился подготовить корабль и предупредить всех в главном дворце верховного игота, чтобы все были готовы к прибытию его светлости.
   Вскоре верховный лже-игот был в своём дворце и немедленно созвал совещания военного совета, пригласив на него всех звёздных иготов без исключения, после чего уединился в своём кабинете с помощником по безопасности и принялся терзать того вопросами, когда будет, наконец, пойман Капитан Свобода. Тому нечего было ответить, но верховный игот был в этот день снисходителен к его просчётам и потому всё обошлось одними только упрёками. После этого он начал исподволь готовить его к грядущим переменам, говоря по большей части о своём неслыханном возвышении. За Эгертом Товало такое водилось и потому звёздный воитель первой руки Леткан Товало ничему не удивлялся и лишь подобострастно кивал головой и тихо восхищался, боясь даже малейшим жестом прогневать верховного игота. Окончательно убедившись в том, что всё идёт, как по писанному, Валерий направился в камеру настоящего Эгерта Товало, пробудив его своим внезапным появлением. Проснувшись, верховный игот слегка привстал, открыл глаза и увидев перед собой Капитана Свободу, слегка вскрикнул, но не испуганно, а скорее от удивления. Снова рухнув на большую подушку, он закрыл глаза и на удивление спокойным голосом промолвил:
   - Проклятье, я так и знал, что рано или поздно всё так и случится. Проклятье! - Воскликнул он и открыв глаза прорычал сердитым голосом - Я проклинаю тот день и час, когда какой-то идиот нацелил "Твердыню Пэлтара" на эту звезду и этот безжалостный ублюдок Туар обнаружил вашу планету! - Откинув одеяло, он быстро вскочил на ноги и спросил насмешливо - Ну, и как ты намерен покарать это исчадие ада Эгерта Товало, всесильный Капитан Свобода? Истязания, какой-нибудь медленно действующий яд, экологическая граната или ты предпочитаешь расстрелять меня, как расстрелял спесивого болвана Гертана, который дал себя уговорить Койсу?
   - Успокойся, Эгерт. - Равнодушным тоном сказал капитан Бабич - Здесь тебе ничто не угрожает и относиться к тебе я буду гораздо лучше, чем в твоих застенках относились ко мне. Извини, что камера у тебя не слишком роскошная, но как только я закончу сооружать для тебя тюрьму, то сразу же переведу тебя в более подходящее для жизни место. Надолго ты здесь не задержишься, максимум на три месяца, после чего тебя ждёт весьма незавидная участь. Я не стану тебя расстреливать, но смерти, увы, тебе будет не избежать и убьют тебя твои же звёздные иготы.
   Верховный игот громко расхохотался и воскликнул:
   - Да, кто бы в этом сомневался! Они только о том и мечтают, что вонзить в меня свои когти. Знаешь, Капитан Свобода, а ведь я тебе даже благодарен за то, что ты меня похитил. Теперь вся ответственность за эту банду убийц будет лежать уже не на мне, а на тебе и твоём союзнике Туаре Яголо, возомнившим себя, как и Дик, императором всей галактике. Ну, что ты намерен делать со мной дальше, если не секрет? Надеюсь у тебя хватило ума поставить вместо меня свою марионетку? Если нет, то в галактике тотчас начнётся кровавый кошмар, перед которым всё то, что творил в ней этот негодяй Эгерт Товало, даже тебе, главному поборнику справедливости, покажется детским лепетом.
   Только теперь Валерий посмотрел на Эгерта Товало хоть с каким-то интересом. Он уже был осведомлён о том, что временами верховного игота обуревали тяжелые сомнения, но в изложении Товалыча они не выглядели сколько-нибудь серьёзными, а разговаривать на такие темы с клоном, в голове которого находился биокомпьютер, было совершенно бессмысленным занятием. Подумав о том, что в том гроте, в котором стояла трёхкомнатная квартира, в общем-то не находилось ничего такого, чем бы мог воспользоваться в качестве оружия этот траканец, капитан Бабич слегка улыбнулся и сказал своему врагу:
   - Эгерт, пожалуй я не стану держать вас в этой камере. Хотя они не такая уж и ужасная, у меня есть место немного удобнее. Обещайте мне не пытаться убежать от меня, поскольку мои руки будут заняты, и я вас туда отведу. Там вы сможете принять ванну и позавтракать в более привычной обстановке. Кстати, бежать отсюда невозможно. Моя база лежит так глубоко под землёй, что нам здесь не страшны никакие водородные бомбы.
   Эгерт Товало ухмыльнулся и сказал:
   - Тогда может быть ты составишь мне компанию за завтраком? Знаешь, мне всегда не хватало собеседников. Когда я умудрился обвести вокруг пальца Туара и стать в галактике персоной номер два, подчинив себе множество звёздных иготов, мне стало не с кем разговаривать. Увы, такова участь любого диктатора, захватившего власть и мне она, признаться, за все эти годы очень надоела. - Валерий открыл стальные двери камеры, жестом попросил Эгерта Товало отодвинуться, ухватил его кровать силовыми полями и вышел из камеры, а верховный игот, продолжая говорить, последовал за ним - Всё это время меня окружали одни только лизоблюды, которые никогда не смели мне возразить. Так что о собеседниках мне приходилось только мечтать. Единственным был один только Дик Брэдли, но разговаривать с ним мне никогда не доставляло удовольствия.
   Валерий не выдержал и огрызнулся:
   - Эгерт, боюсь, что ты и в моём лице не найдёшь хорошего собеседника. Ты мой злейший враг и потому можешь надеяться на что угодно, но только не на моё доброе отношение к тебе.
   Пленник снова рассмеялся и воскликнул:
   - Капитан Свобода, я испытываю к тебе точно такие же чувства! Однако, ничто не может помешать двум злейшим врагам, один из которых является пленником другого, побеседовать. Извини, сразу же отвечу на твой возможный вопрос. Раньше, когда ты был самым настоящим кошмаром для моих подданных, беседовать с тобой на равных я не мог. Мы находились в разных весовых категориях, - я был властителем половины галактики, а ты никем. Теперь, когда благодаря лайналам ты стал Капитаном Свободой, мы по свое сути равны, ну, а то, что мы с тобой злейшие враги, это совсем уж пятое дело. Поэтому не спеши говорить, что ты не станешь приходить ко мне время от времени и беседовать как на темы войны с теми, кого ты вполне заслуженно считаешь дикарями, так и на отвлечённые темы.
   Они вошли в тот грот, где находилась квартира клона Эгерта Товало и Валерий жестом попросил верховного игота умолкнуть. Закрыв за собой дверь, чтобы у того не возникло на счёт его гостеприимства, он силовыми полями одной руки поднял и отвёл в сторону плоскую крышу, затем взлетел в воздух и опустил кровать на её законное место. Эгерт Товало смотрел на всё это со скептической миной на лице и когда он опустился на пол, сказал:
   - В общем-то я вполне ожидал чего-то подобного, Капитан Свобода. Да, это была моя самая большая ошибка! Мне нужно было потребовать от Туара, чтобы он расстрелял тогда "Твердыню Пэлтара". Хотя нет, скорее всего он убил бы тогда меня и всех остальных Товало, но ведь и тем самым я развязал бы ему руки и он смог бы не допустить раскола в рядах трако. Да, пожалуй, это была всё же моя ошибка и она куда хуже того, что я поддался на уговоры Дика Брэдли. Впрочем, Капитан Свобода, я вовсе не ищу себе оправдания, а просто пытаюсь понять, был у меня другой путь или всё-таки нет. Надеюсь мне не нужно доказывать тебе, что я уже не раз думал об этом?
   Валерий сухим тоном предложил пленнику войти:
   - Эгерт, входи. Здесь я создал для тебя точно такой же интерьер, какой имеется на твоей вилле в горах, кроме бассейна. Его тебе заменит ванна, но зато она очень большая.
   Эгерт Товало, пристально посмотрев капитану Бабичу в глаза, сказал ему строгим, наставительным тоном:
   - Капитан Свобода, лучше не произноси вслух моего имени и называй меня просто верховным иготом или, если тебе это будет угодно, пленником или же врагом. Поверь, так тебе же будет легче и тогда между нами никогда не возникнут даже намёки на дружеские отношения. Видишь ли, Капитан Свобода, но я считаю, что даже к врагу можно относиться с уважением, хотя и не смог вдолбить это в головы своим диким соплеменникам. Ты не поверишь, каких трудов мне стоило заставить их оставлять в живых хотя бы землян. Мне очень повезло, что Туар Яголо потребовал этого от меня и Дика Брэдли. Только благодаря его угрозам я смог принудить к этому.
   Капитан Бабич мрачно проворчал:
   - Договорились, верховный игот, а теперь можешь пойти и принять ванну, а я пока что принесу тебе продукты. Извини, но готовить тебе придётся самому, как и прибираться в своих хоромах. Прислуги у меня нет и не предвидится.
   Пленник ухмыльнулся и пошел в ванную комнату, а Валерий вышел из его покоев и приказал Товалычу направить в этот грот три пустых грузовых платформы, а также контейнер с траканскими и земными продуктами и напитками. Как только его приказание было исполнено, он немедленно стал грузить на платформы всё лишнее, из-за чего рядом с неказистым домиком образовалось довольно большое пустое пространство. Подумав, он приказал доставить сюда искусственный газон, несколько пластиковых деревьев, набор садовой мебели и небольшой фонтанчик. Он давно уже хотел устроить для себя небольшой садик, а теперь почему-то решил одарить им своего врага. Мысль о том, что он может поговорить с Эгертом Товало, уже не казалась ему дикой и совершенно неуместной. В конце концов он тоже был в какой-то мере жертвой обстоятельств и ведь это не он, а Туар Яголо мечтал о том, чтобы изменить свой мир к лучшему, в результате чего погибла Москва. Пока Валерий возился возле домика, в окнах большой кухни вспыхнул свет и когда он закончил, верховный игот приготовил завтрак и открыв дверь позвал его:
   - Капитан Свобода, пойдёмте, позавтракаем. - Оглядев дворик, он удовлетворённо кивнул головой и сказал - Мило, примерно такой же садик у нас был и на "Твердыне Пэлтара". В отсеке у жрецов имелась настоящая оранжерея, но нас туда не пускали. Да, ты можешь не волноваться относительно прислуги, мне свойственны аккуратность и чистоплотность, а потому я вполне смогу о себе позаботиться в оставшиеся три месяца жизни.
   О том, что ему вскоре предстоит умереть, Эгерт Товало отнёсся с подозрительным спокойствием и Валерию стало любопытно, а потому он вошел в домик. За каких-то полчаса его пленник приготовил весьма неплохой завтрак, а поскольку пища траканцев была вполне пригодна для людей и наоборот, он с удовольствием взял в руки нож и вилку. Верховный игот приготовил для себя и для него мясное суфле и поджарил нарезанные соломкой шарто, нечто среднее между картофелем и бананом. Шарто рос на деревьях и имел кожуру, как у банана, но имел вкус картофеля, только немного более острый. Обжаренный на растительном масле до появления золотистой корочки, он был ничуть не хуже земной картошки-фри. Вместе с этими простыми траканскими блюдами, он отварил ещё и полдюжины яиц всмятку, сварил большой кофейник чёрного кофе и выставил на стол пакет молока. На этот раз верховный игот уже не корчил из себя за столом аристократа и ел как всякий обычный трако, спешивший на работу, но при этом ещё и разговаривал во время завтрака. Во всяком случае он первым задал Валерию вопрос:
   - Капитан Свобода, если не секрет, что ты теперь намерен предпринять? Я уже несколько раз изучил твоё досье, перечитал все сводки о твоих диверсиях и меня просто поражает твоё исключительное миролюбие. Извини, но в то время, когда ты был Весёлым Роджером, твоя борьба с Товало и армией Дика Брэдли носила куда более яростны характер.
   Валерий, выскребая ложечкой белок из яйца, ответил:
   - Лиха беда начало, верховный игот. Сейчас я готовлю с твоей помощью такую диверсию, что она мигом повергнет в шок не только всех землян и траканцев, но и императора Туара своими масштабами и неисчислимыми жертвами. Полагаю, что после этого уже никто не сможет противостоять всем дальнейшим моим требованиям. Ну, а вдобавок ко всему, я жестоко накажу всех тех негодяев, которые убили миллиарды ни в чём не повинных людей. - Встретившись с непонимающим взглядом Эгерта, он пояснил - Людьми я называю всех разумных существ в галактике, верховный игот, а нелюдями их палачей и истязателей.
   Такое заявление самого страшного террориста за всю историю галактики ничуть не испугало верховного игота и он, покивав головой, спокойным голосом сказал:
   - Всё правильно, Капитан Свобода, это будет вполне закономерным итогом твоей войны с моим диким народом и теми землянами, которые практически ничем не отличаются от этих варваров, способных только на то, что грабить и убивать. Всё абсолютно правильно и разумно. Только знаешь, Капитан Свобода, если у тебя хватит на это ресурсов, я бы посоветовал тебе всё же бить только по тем, кто грабил, насиловал и убивал осознанно, а тех, кому пришлось исполнять приказы, всё же не убивать. Понимаешь, ты и без того взвалишь на себя слишком тяжкое бремя, так что тебе вовсе незачем отягощать свою совесть ещё и этими напрасными жертвами, а во всём остальном я с тобой вполне согласен. Безжалостное уничтожение орд отъявленных мерзавцев и негодяев на всех остальных подействует очень отрезвляюще и даже в том случае, если ты после этого у всех на глазах уничтожишь себя экологической гранатой, как ты говоришь люди во всей галактике будут считать, что на какой-то из её планет по прежнему живёт отшельником Капитан Свобода и ждёт того часа, когда среди её просторов появится новый диктатор.
   - Не волнуйся, звёздный игот, как раз именно на это у меня хватит и ресурсов, и разведданных, и силы. - Раздраженно сказал капитан Бабич своему врагу.
   Эгерт Товало снова рассмеялся, словно услышал из его уст анекдот, и, внезапно оборвав свой весёлый смех, строго сказал:
   - Только не забудь при этом сделать строгий анализ статистических данных, Капитан Свобода. Он покажет тебе, что Товало в этом списке составляют лишь десятые доли процента. Да, я уже сейчас жалею о том, что не смогу увидеть, как к тебе на животе приползут все эти выродки, считающие себя звёздными иготами. Надеюсь, у тебя хватит ума отдать их в руки Туара? Уж, он-то не станет с ними церемониться и даже отменит на время мораторий на костёр. Ну, ничего, зато я умру зная о том, что всё именно таки и произойдёт, как ты об этом говоришь, Капитан Свобода. - Эгерт Товало, вдруг, стукнул кулаком по столу и громко воскликнул - Чёрт подери! Ну, почему Туару тогда так не повезло? Ведь мог же он найти такого мужика, как ты, Капитан Свобода! А может быть и не мог, ведь ты таким не родился и тебя таким не воспитали, ты стал таким только благодаря мне, твоему злейшему врагу, - трако, по сути дела подписавшему смертный приговор восьми с половиной миллионам твоих сограждан.
   И эти слова врага явились для Валерия полным откровением. Зло зыркнув на Эгерта Товало, он угрожающим тоном сказал:
   - Не печалься по этому поводу, верховный игот, твоя смерть от рук звёздных иготов не будет окончательной. Уже через полчаса я запишу твоё сознание на мозг клона, но при этом сделаю так, что ты будешь помнить, как тебя сожгли из бластеров из трусости. Ну, а что делать с тобой потом, я пока что не решил, но вряд ли моё окончательное решение тебе понравится.
  
   Через три с половиной месяца после первого теракта Капитана Свободы
  
   Первое время Валерий относился к своему пленнику настороженно. Он ждал, что Эгерт Товало постарается усыпить его бдительность и обязательно захватит какое-нибудь оружие, но этого не происходило. Распорядок дня у него был очень жестким, а рабочий график насыщен множеством дел, которые не терпели даже малейшего отлагательства, особенно в первые две недели после захвата в плен верховного игота. В те дни ему нужно было сделать множество дел, но в первую очередь подготовить легенду, по которой лже-Эгерт смог бы собрать в солнечной системе огромную армию для уничтожения планеты лайналов. Для этого ему нужно было похитить у Сайна Роумы парочку сверхмощных компьютеров, космический корабль-разведчик и создать ещё одного клона-предателя из числа офицеров Туара Яголо, который должен был доставить лже-Эгерту важные разведданные. Помимо этого капитан Бабич не забывал регулярно что-нибудь взрывать и размещать в Интернете различную информацию о своей деятельности и планах на будущее, грозя Дику Брэдли, Америке и всем американцам всеми смертными карами.
   Он дошел даже до того, что разместил в Интернете свой расстрельный список, который открывали все американские президенты, а также руководители многих европейских стран и НАТО. Всех этих господ он грозился не просто убить, а предать мучительной казни, правда, какой именно не уточнил. В общем ему не приходилось сидеть без дела все те полтора месяца, что Эгерт Товало официально находился у него в плену, а неофициально в гостях. Двух недель и четырёх разговоров вполне хватило Валерию для того, чтобы понять очевидный факт, - Эгерта Товало куда больше устраивает быть его пленником, чем верховным иготом. Этот траканец целыми днями напролёт смотрел земные кинокомедии, вечерами читал стихи, а по утрам любил поспать подольше, но при этом ещё постоянно вызывался помочь своему надзирателю хоть чем-то по хозяйству.
   Когда Валерию удавалось выкроить время для беседы с ним, он охотно рассказывал ему о нравах, царивших среди звёздных иготов и о том, почему пошел против Туара Яголо, на которого был жутко обижен только потому, что тот, как и Дик Брэдли, решил стать диктатором. Свои собственные действия он не оправдывал и даже не говорил о том, что стал жертвой обстоятельств, но при этом не стеснялся называть Туара дураком за то, что он оставил в живых его и других Товало. Сделай он так, ему куда легче было бы обезглавить все остальные кланы и тогда всё пошло бы совсем по другому сценарию. Верховный игот относился к западноевропейской и американской демократии с большим скепсисом, но при этом соглашался, что она всё же лучше диктатуры, пусть и такой либеральной, какую установил в своих владениях Туар Яголо. Как именно нужно обустроить галактику, он не знал и даже думать об этом не хотел, но зато много ехидничал по этому поводу и постоянно досаждал Валерию своими вопросами, ставя его то перед одним, то перед другим неприглядным фактом галактической истории, которая писалась теперь при самом живом участии политиков-землян, которых он называл самыми опасными врагами в галактике после дикарей-траканцев.
   Как только дела позволили это, Валерий стал общаться с Эгертом чаще, а вскоре начал привлекать его к хозяйственным работам и не только к ним. Однажды, когда он раздумывал над тем, чтобы ему такое взорвать на зло траканцам, верховный игот дал ему весьма ценный совет: - "Эй, Свобода, что ты мучаешься? Чем взрывать очередную базу, которую они отстроят заново уже через две недели, загнав сотни тысяч таруба на какой-нибудь астероид, рванул бы ты лучше вместо этого дворец Совета Звёздных Навигаторов. Хотя все звёздные иготы без исключения и мнят себя великими правителями, они по прежнему лебезят перед своими навигаторами, а для тех дворец Совета Звёздных Навигаторов, в Большом зале которого они развесили на стенах свои древние регалии и священные амулеты, это самое святое место. Даже Туар и тот не посмел разрушить эту святыню на Тракане и вынужден входить в него, как простой смертный. Когда-то Дик сказал мне, что он только потому и уничтожил Москву, что к этому городу были прикованы взоры всех землян".
   Капитан Бабич последовал его совету и эффект был просто ошеломляющим. Хотя при взрыве дворца, который он превратил в пыль глубокой ночью жертв не было, все звёздные иготы моментально бросились к лже-Эгерту с требованиями немедленно покончить с Капитаном Свободой, а тот, возвысив свой голос до истерического крика, потребовал от них всей полноты власти и беспрекословного подчинения, если они хотят отомстить. Ещё он потребовал срочной встречи с Диком Брэдли, но тот отказался наотрез и лишь послал ему свои соболезнования. Из этого Валерий сделал вывод, что Дик Брэдли занят теперь только тем, что рубит все хвосты. В принципе он уже смирился с тем, что этого кровавого ублюдка ему не поймать, а потому с упорством и редкой изобретательностью вёл дело к тому, чтобы осуществить самый масштабный и кровавый теракт за всю историю галактики, перед которым меркли и уничтожение Москвы, и резня устроенная Койсу Яголо на Лерате.
   Капитан Свобода был полностью готов к этому и потому в около полудня, когда в Товалодакте было три часа дня, пригласил Эгерта Товало полюбоваться на то, как звёздные иготы угодят в его ловушку. Тот сразу же бросил гантели и спросив, сколько у него есть времени, бросился переодеваться. Валерий по этому поводу уже надел парадный мундир лётчика российских ВВС и потому нисколько не удивился, когда верховный игот вышел через несколько минут также будучи одетым в свой парадный мундир. Бросив на него насмешливый взгляд, Эгерт спросил:
   - Ты готов начать генеральное сражение, Свобода?
   В последнее время они с целью экономии время сократили свои прозвищами, которыми заменили имена и потому ответил:
   - Да, Верховный. Правда, я вовсе не намерен лезть в драку.
   - Правильно, Свобода. - Кивнув головой сказал Эгерт - Ты же не можешь в одиночку пилотировать сотни космических кораблей, а потому должен действовать иначе. Ты ведь террорист, а не какой-то там звёздный воитель. Ну, что же, пошли, покажешь мне, на какую наживку ты надеешься их поймать.
   Они прошли в помещение поста наблюдения, где теперь стоял большой, дорогой офисный стол с яшмовой столешницей, к которому были приставлены два массивных, монументальных кожаных кресла. Ещё в этом ярко освещённом гроте появился бар с множеством напитков, кофейной машиной и грилем, от которого вкусно пахло свежесваренным кофе. Напротив стола располагалось три дюжины тесно составленных плазменных экранов, но все они в это время представляли из себя один единственный экран, на котором можно было увидеть Большой зал заседаний Военного Совета империи Товало. Эгерт, на правах не то гостя, не то почётного пленника, сразу же сел в своё кресло, а Валерий принялся наливать кофе в большие чашки и подавать на стол его, вазочки со сладостями, коньяк, воду и бокалы. Поставив на стол пепельницу для себя, он сел в кресло и посмотрел на экран.
   Зал Военного Совета был очень похож на зал заседаний английского парламента и отличался от него только тем, что позади того места, которое уже очень скоро должен был занять лже-император доброй половины траканцев, был расположен огромный экран. Именно на нём звёздные иготы вскоре должны были увидеть то, ради чего они должны были двинуть в бой свои войска. Заседание должно было начаться с минуты на минуту и зал быстро заполнялся звёздными иготами и их ближайшими помощниками. Последним в зал вошел через боковую дверь клон Эгерта Товало. Все встали и он прошествовал на своё председательское место. Усевшись в кресле поудобнее, он помолчал пару минут, а потом начал совещание главных космических захватчиков, на котором присутствовали и земляне, такими словами:
   - Звёздные иготы, для вас настал решающий день. Недавно я получил из достоверного источника сведения о том, где скрываются последние лайналы, которых по приказу Туара Яголо освободила его любовница Райна Калимастра, которую он назвал своей куэной. Космический корабль "Твердыня Пэлтара" не погиб, когда жрец Гимун подорвал свою экструзивную бомбу, с которой он никогда не расставался. Вы все знаете, что я сидел рядом с Туаром Яголо, который явился в тот день к обеду с ещё одной экструзивной бомбой и генератором силового поля высокой напряженности, который спас его и меня от гибели. Изменник Туар сделал всё, чтобы убедить меня в том, будто наш корабль погиб, сгорел упав на Солнце, но на самом деле он отправил его подальше от солнечной системы в один из тех миров, в котором лайналы создали когда-то резервную колонию. Эту планету они называли Сантира и на ней были построена мощная научная и промышленная инфраструктура. Райна по приказу Туара освободила лайналов и те обрели тела. Сегодня население Сантиры составляет почти двадцать миллиардов существ, из которых только пятьдесят тысяч являются трако и ланалами. Все остальные это клоны землянина Валерия Бабича, - повстанца, который называл себя раньше Весёлым Роджером, а сейчас взял себе имя Капитан Свобода. Если мы не нанесём удар первыми, то уже через год эти монстры обрушат на нас свой удар и лайналы ставят перед собой только одну задачу, уничтожить всех тех трако, которые не склонили своей головы перед отступником и предателем Туаром Яголо. Возможно, что они сохранят жизнь вашим рабам и таруба, но лично я в этом не убеждён. Эти сведения доставил мне таруба Яголо, которого Товало передали в этот клан вместе с другими своими таруба, чтобы Койсу было на кого положиться. Этот отважный трако, имени которого я не называю потому, что об этом может проведать Капитан Свобода, сумел обмануть лайналов и прилетел ко мне на небольшом космическом корабле, которому не нужны стационарные звёздные врата. Он сам является мобильными звёздными вратами и сможет провести наш флот к Сантире. Вместе с информацией о положении дел на Сантире он доставил мне специальное устройство, которое может защитить любой объект от тех звёздных врат, которыми пользуется Капитан Свобода. Я приказал изготовить миллионы таких устройств и потому уже очень скоро смогу защитить вас от его диверсий, если вы будете находится на борту космических кораблей. К сожалению, они не могут защитить ваши планеты, но у Капитана Свободы осталось всего семь экструзионных бомб большого калибра и поэтому он не сможет нанести нам слишком уж большой урон. Теперь я предлагаю посмотреть тот видеофильм, который снял на Сантире мой названный брат.
   Экран позади лже-Эгерта Товало засветился яркими красками и звёздные иготы увидели красивую зелёно-голубую планету, украшенную белыми разводами облаков, вокруг которой летало добрых четыре сотни стальных шаров-спутников диаметром более километра. Это была Сантира. Далее пошли кадры, на которых были видны города, состоящие из десятков тысяч многоэтажных казарм, в которых как раз и находились те двадцать миллиардов клонов. Каждый из них был как две капли воды похож на Валерия Бабича с его гипертрофированной мускулатурой. Заснял шпион лже-Эгерта и их тренировки, на которых они с лёгкостью гнули толстенные железки и кулаками пробивали метровую кирпичную кладку. Однако, самое большое впечатление на звёздных иготов произвело то, что вся планета лайналов была закрыта силовым щитом такой мощности, который было невозможно ничем пробить, от чего они буквально взвыли во весь голос. Лже-Эгерт, успокоив их властным жестом, сказал:
   - Звёздные иготы, хотя вы все и близки к панике, я всё же хочу вас успокоить. Мы можем уничтожить Сантиру, но для этого нам потребуется огромная армия вторжения. Силовой щит Сантиры обладает просто чудовищной мощностью и поэтому вынесен далеко в космос, на расстояние в полмиллиона стегаров, но и у него есть пределы. Если по нему нанести удар сразу пятьюстами тысячами ракет с ядерными боеголовками, то есть выпустим по врагу три четверти своего арсенала, то тем самым уничтожим его и те огромные термоядерные реакторы, которые составляют основу его мощи, от перегрузки взорвутся, но Сантира при этом не погибнет и нашим войскам придётся брать её штурмом. Те клоны, которых вы видели, несомненно являются самыми настоящими монстрами, но у нас останется достаточное количество ракет с ядерными боеголовками, чтобы уничтожить большую их часть, после чего наступит очередь солдат. Сантира должна быть уничтожена и тогда Капитан Свобода уже будет нам не страшен, ведь его база расположена на этой планете. Для того, чтобы уничтожить Сантиру, мы должны собрать все свои силы в один кулак возле солнечной системе, состыковать все ударные крейсеры, образовав тем самым компактный отряд и когда мой названный брат прилетит на большом корабле, он откроет перед нашей космической армадой звёздные врата к этой ужасной планете. Поэтому я требую от вас, звёздные иготы, чтобы вы уже сегодня начали отправлять в солнечную систему свои ударные крейсеры, отправив в бой только тех своих воинов, которые уже закалены в боях. Новобранцы мне не нужны. Это должны быть только те хо и таруба, которые уже не один раз на деле доказали, что они не дрогнут перед лицом врага и не отступят. Обычно они тащат на борт крейсеров своих рабынь и слуг, чтобы развлекаться с ними в перерыве между боями, но на этот раз такого не будет. Эта битва не затянется надолго, поэтому даже медики пойдут вторым эшелоном, а в первом будут находиться одни только солдаты, которые завоевали множество миров. По большей части это будут земляне, но траканцы не могут, не имеют права оставаться в стороне. Ваша задача такова, вы должны поднять с диванов всех ветеранов, пинками загнать их на корабли и в течении месяца выстроить на орбите Нептуна нашу космическую армию в походный порядок, после чего она уничтожит Сантиру. Если вы этого не сделаете, то взойдёте на костёр.
   Последняя фраза особенно понравилась Эгерту Товало и он даже зааплодировал своему клону и воскликнул:
   - Правильно! Только близость факела палача заставит этих тупых скотов шевелиться. Блестяще! Свобода, твой план великолепен, но в аду мы с тобой будем сидеть на одной сковороде и рядом с нами будет находиться Туар. А что? Прелестная компания! Во всяком случае нам будет о чём вспомнить. Лишь бы этого мерзавца Дика не было поблизости. Кстати, как ты собираешься взорвать это скопище мерзавцев?
   Капитан Бабич налил в бокалы коньяку себе и Эгерту, они церемонно чокнулись и он ответил:
   - Очень просто. На борту кораблей одновременно взорвутся все ракеты с термоядерными боеголовками. Параллельно я взорву все хранилища с записями и поэтому их смерть будет окончательной. Именно поэтому я и потребовал, чтобы они не взяли в космос своих рабынь. Как ты считаешь, Верховный, этого демарша хватит для того, чтобы звёздные иготы капитулировали и отправились на поклон к Туару?
   - Скажу, Свобода, но не раньше, чем ты ответишь мне на такой вопрос, - когда ты собираешься отправить меня к этим зверям и почему ты считаешь, что они меня убьют? - Быстро спросил Валерия Туар и добавил - Видишь ли, смерти я не боюсь, но не хочу, чтобы она была бессмысленной.
   - А никогда! - Смеясь воскликнул капитан Бабич - Я передумал, Верховный, но ты не надейся на то, что я тебя помилую. Тебя ждёт очень печальная участь, а чтобы ты ещё больше проникся ко мне ненавистью, я намерен сделать тебе один роскошный подарок. Так, выглядишь ты неплохо, а потому вставай, Верховный, пошли, не будем с этим затягивать. Поверь мне, тебя ждёт очень большой сюрприз, которому ты не обрадуешься.
   Эгерт Товало усмехнулся и поднялся на ноги. Тихо бормоча себе под нос что-то о дурном чувстве юморе и о том, что он ненавидит господ, которые отказываются от своих собственных слов. Валерий только посмеивался в ответ и корчил ему страшные рожи, пока они шли по тоннелю в тот грот, где находился генератор прохода. Подойдя к этому безотказному устройству, он велел своему пленнику-гостю подтащить поближе летающую кушетку, быстро открыл звёздные врата в спальную комнату, в которой мирно спала молодая траканира и пока Эгерт Товало возился с кушеткой, выдернул девушку из спальной и быстро выключил генератор прохода. Когда верховный игот увидел эту траканиру в руках своего врага, его лицо сначала озарилось радостной улыбкой, но потом исказилось гримасой ненависти и он зашипел свистящим шепотом:
   - Сволочь, её-то зачем втягивать в эту грязь?
   Валерий, передавая девушку в руки Эгерта, громко сказал:
   - Извини, Верховный, но таково было её собственное решение, а потому бери девушку, клади на кушетку и вези в свою квартиру. Мессана будет спать ещё часов шесть, так что у тебя есть время подумать над тем, что ты ей скажешь. Кстати, ты можешь меня не благодарить, но должен всё же отметить, что мне пришлось здорово изловчиться, чтобы найти твою возлюбленную, уж, очень ловко ты её спрятал от меня. Даже сам не знал, где она скрывается. Тебя подвело то, Верховный, что ты разрешил Мессане самой вызывать тебя, когда она по тебе соскучится.
   Эгерту Товало даже не понадобилась кушетка, чтобы донести свою возлюбленную, с которой он познакомился четыре с половиной года назад, до своих покоев. Он уложил Мессану в свою кровать и вышел из своего домика уже через несколько минут, переодевшись в один из самых затрапезных нарядов. Для него на базе были наглухо закрыты всего несколько помещений, тот грот, в котором находился генератор прохода, арсенал, пещера, в которой стоял биокомпьютер, ну, и ещё он не мог выйти ни с кем на связь, хотя порой часами просиживал в помещении поста наблюдения и помимо телепередач наблюдал за тем, что происходит на Земле с помощью видеокамер, установленных Капитаном Свободой, а тот устанавливал их, подчас, в самых неожиданных местах, благо ему позволяла это делать. Выйдя из своего дома, он сразу же отправился искать своего надзирателя и вскоре нашел его в той пещере, где у него находился минизавод.
   Капитан Свобода, переодевшись по-домашнему, сидел возле компьютера. Автоматический минизавод работал на полную мощность и каждые тридцать секунд в приёмный лоток падал небольшой электронный блок в серебристом корпусе с несколькими десятками разъёмов. Эгерт Товало не очень-то разбирался в военной технике, но по десяткам контейнеров, заполненным точно такими же блоками, сразу понял, что все они нужны для грядущего теракта Капитана Свободы. Он подсел к столу, за которым сидел его тюремщик и спросил его:
   - Что ты ей рассказал обо мне, чудовище?
   - Всё, Верховный. - Ответил Валерий - Я рассказал Мессане всё. И что ты никакой не богатый торговец, которому предложили время от времени подменять Эгерта Товало потому, что ты очень похож на него, а верховный игот, и о всех твоих душевных метаниях, которым ты, вражина, так и не отважился дать выход, и о той радости, с которой ты воспринял своё пленение, и о том, что ты так сильно её любишь, что даже запретил себе думать о ней и сделал так, чтобы её никто не смог найти. В общем когда я спросил её, согласна ли она разделить с тобой ту участь, на которую ты себя обрёк в следствие своей самонадеянности, она согласилась не колеблясь и даже сама приняла снотворное, чтобы ничто не помешало ей передумать. Так что если ты вздумаешь читать мне нотации, Верховный, то я пошлю тебя куда подальше.
   - Даже не знаю что мне делать, Свобода. - Недовольным голосом проворчал Эгерт Товало - То ли попытаться раскроить тебе башку какой-нибудь железякой, то ли поблагодарить тебя за то, что я снова смогу сидеть у ног Мессаны и читать ей стихи, а она будет гладить меня по волосам и вторить мне.
   - За железяку хвататься не советую. - Строго сказал ему Валерий - К твоему сведению, лайналы изготовили мне череп из какого-то сверхпрочного сплава и тут уже ничего не поделаешь, да, и благодарить меня тоже не спеши, но в одном я точно могу тебя заверить, Мессана рано или поздно вернётся на Тракан, с которого её увезли в семимесячном возрасте.
   - Ну, что же, и на том спасибо. - Откликнулся уже более весёлым голосом верховный игот и спросил - Может быть перенести контейнеры с готовыми взрывателями на склад? Тут уже скоро будет не повернуться. Ты ведь именно этими штуковинами собираешься подорвать боеголовки ракет? Ох, и придётся же тебе повозиться с ними, Свобода. Как ты только надеешься успеть?
   - Угу. - Ответил капитан Бабич - Было бы неплохо, Верховный. А на счёт успеть ты не волнуйся. Дай Бог, чтобы твои звёздные иготы хотя бы за месяц управились, а у меня на это уйдёт не больше двух недель. Мне ведь после того, как твой двойник начнёт раздавать направо и налево те фиговины, которые выпускают несколько твоих заводов, уже не нужно будет думать, чтобы ещё такое взорвать и это их только приободрит.
  
   Через пять месяцев после первого теракта Капитана Свободы
  
   Капитан Бабич не стал приглашать Мессану, чтобы та полюбовалась на то, как в небытие уйдут почти двести семьдесят пять миллионов безжалостных убийц. Именно такую армию, посаженную на пятнадцать тысяч боевых космических кораблей самого различного размера начиная от громадин длиной в три километра и заканчивая кораблями размером с земной эсминец, собрали в тайне от всех в полутора миллионах километров от орбиты Нептуна звёздные воители и состыковали вместе, превратив практически в один огромный небесный объект. Возле самого Нептуна находилась целая флотилия космических госпиталей и кораблей поддержки, которые также были состыкованы между собой. Там же находился огромный флагманский корабль, который должен всё это время выступал в качестве главного командного пункта. Лже-император чуть ли не с первых дней находился в солнечной системе и лично наблюдал за ходом операции, окруженный толпой звёздных иготов.
   В урочный час лже-император вместе со всеми звёздными иготами сидел в специально оборудованном зале наблюдения и смотрел на огромный экран. Всем была прекрасно видна огромная конструкция, светящаяся тысячами ярких огней, готовая сорваться с места и устремиться к Сантире, неся смерть этой планете и горстке её обитателей. Так во всяком случае они считали, но в планы Капитана Свободы, которого за эти два месяца уже перестали бояться не то что звёздные иготы, а все прочие более или менее высокопоставленные чиновники, отвалившие немалые деньги за то, чтобы обезопасить себя от этого чудовища. И тут они заблуждались, так как тем самым просто пометили себя изотопной меткой, нацепив на руку браслет, который, якобы создавал вокруг них сферу безопасности диаметром в двести метров. В этом было что-то совершенно иезуитское на взгляд самого Валерия, который таким образом лишал их возможности скрыться, затеряться в толпе и исчезнуть, но он даже не помышлял о том, чтобы разыскивать и карать всех преступников.
   Почти два месяца длилась подготовка к вторжению и всё прошло именно так, как он задумал. На крейсерах были собраны только те вояки, которые прошлись огнём и мечом по сотням планет и самое главное, на них собрались все те земляне, которые сделали убийство своей основной и единственной профессией, а их было двести семнадцать миллионов мужчин и женщин. Подавляющее большинство. Увы, но на Земле имелись такие народы, у которых этим промыслом занимались практически все мужчины старше двадцати лет. Капитан Бабич, ежедневно устанавливая в боеголовки ракет по три, четыре тысячи своих электронных блоков, практически ни разу не заглянул в отсеки, чтобы посмотреть на лица тех, кого он решил уничтожить. Этим занимался Товалыч и потому с борта крейсеров было снято несколько сотен тысяч сопляков, отправившихся в космос либо с отцами и старшими братьями, либо вместо них. Попутно на Землю отправили также и десятки тысяч рабынь, которых эти вояки сумели контрабандой затащить на космический корабль.
   Когда Товалыч доложил ему о том, что всё готово и звёздные иготы ждут очередного появления двойника Ровета Яголо, который и знать ни чего не знал о своей миссии, этот клон появился ниоткуда на своём корабле-невидимке и занял своё место во главе космической армады. Звёздные иготы радостно завопили, но не успели их крики стихнуть, как та исчезла в ослепительно яркой вспышке. Благодаря самому надёжному щиту, космическому вакууму, до армады вспомогательных кораблей дошли только световое излучение и мощнейший электромагнитный импульс, который достиг даже пределов Земли, но был полностью отражен её ионосферой. Космическим же кораблям траканской постройки он не был страшен и потому не причинил никому никакого вреда. Сразу же после этого лже-император, повинуясь вложенной в его мозг программе встал и громко заявил:
   - Всё, господа, я выполнил миссию, возложенную на меня Капитаном Свободой и могу самоликвидироваться. Извините, но всё это время вы имели дело не с верховным иготом, который захвачен им в плен, а с его клоном. Да, кстати, никакой защиты от его звёздных врат не существует и теперь, когда уничтожен весь ваш военно-космический флот, единственное, что может вас спасти, это полная капитуляция перед Туаром Яголо. Прошу прощения, но мои жизненные функции исчерпаны.
   С этими словами клон действительно рухнул, как подкошенный, а звёздные иготы снова завопили, но на этот раз от ужаса и осознания своего краха. К тому же они поняли, что оказались в смертельной ловушке. Капитан Свобода не отказал себе в удовольствии и тотчас подбросил на флагман голографический проектор, который быстро напомнил им о своём существовании. Голографическое изображение подтвердило звёздным иготам всё то, что сказал клон относительно капитуляции и пообещал в противном случае взорвать и эту группу кораблей, если они не заявят об этом внуку Туара Яголо, пять крейсеров которого мчались к Нептуну на максимальной скорости. Помимо Бракена Яголо в космос отправился ещё и генерал Семёнов, чтобы принять капитуляцию администрации Земли, назначенной Диком Брэдли. Расстыковаться и броситься наутёк ни траканцы, ни земляне уже не успевали. На самой Земле в этот момент бойцы движения Сопротивления уже строились повзводно и побатальонно, чтобы вместе с космодесантниками Бракена разоружить оккупационные войска американцев и траканцев.
   Всё было расписано даже не по часам, а по минутам. Подавляющее большинство жителей Земли было неприятно поражено тем, что бойцов движения Сопротивления оказалось так много и все они были хотя и плохо одеты, но держали в руках самое мощное и грозное оружие, которое пускали в ход тотчас, как им пытались оказать сопротивление. Да, и солдат императора Туара на Земле оказалось намного больше, чем должно было быть. Однако, самое сильное воздействие на оккупантов оказала яркая вспышка в небе, которая в считанные секунды уничтожила самую большую армию, которая когда-либо была собрана на Земле, и вскоре последовавшее вслед за этим разъяснение. Дикторы всех телекомпаний, рядом с которыми стояли мрачного вида господа с тяжелыми бластерами в руках, зачитывали заявление, сделанное председателем Временного правительства Земли на фоне повторяющейся раз за разом видеозаписи взрыва, погубившего огромную космическую армаду.
   После этого все желающие смогли увидеть кончину клона и выступление Капитана Свободы. Впрочем, после первого заявления им было сделано по телевидению и второе, в котором этот человек, который только что убил столько народа, пообещал всем землянам, что не уйдёт немедленно со сцены, а продолжит свою деятельность. Буквально всем этот невероятно широкоплечий черноволосый мужчина со смуглым лицом, густыми чёрными бровями и горящими глазами, который говорил коротко и отрывисто, показался сущим дьяволом, чьи угрозы следовало принимать всерьёз. В своём первом заявлении он потребовал от клана Товало немедленно освободить с каторг всех заключённых и оказать им полную медицинскую помощь. Вместе с тем он потребовал от Товало, чтобы они разблокировали сознание всех тех людей, которых они фактически превратили в рабов. Напоследок он сказал телезрителям, что это не последние его требования.
   Короткая речь Капитана Свободы была записана и отправлена командирам отрядов движения Сопротивления и потому когда она пошла в эфир, он сидел вместе с Эгертом Товало за яшмовым столом и молчал. На этот раз они оба были одеты не в парадные мундиры, а в повседневную одежду, бывший верховный игот в джинсы и рубашку с коротким рукавом, а Валерий в потрёпанные солдатские штаны и майку. Эгерт первым нарушил молчание. Покрутив головой, он спросил вполголоса:
   - Ты доволен тем, что сотворил?
   - А у меня что, был другой выбор? - Желчным тоном спросил вместо ответа Валерий - Эгерт, разве ты, Туар и ваш дружок Дик оставили мне хоть какой-то выбор?
   Эгерт Товало посмотрел на него с удивлением. Капитан Свобода впервые назвал его по имени. Помолчав немного, он сказал чуть слышно:
   - Да, Валерий, это так, никакого выбора у тебя не было. Мы своими действиями тебе его не оставили. Что ты намерен делать дальше и как поступишь со мной?
   Капитан Бабич вздохнул и ответил:
   - В первую очередь я восстановлю справедливость по отношению к своему народу, Эгерт. - Смущённо улыбнувшись, он пояснил - Хотя у меня в паспорте и было записано, что я русский, у меня ведь сербские корни. Ну, а с тобой будет немного посложнее. Вообще-то я хочу, чтобы ты выступил с обращением к своему народу и без лишних объяснений заявил, что отправляешься в добровольное изгнание. Как только ты будешь готов, я отправлю тебя и Мессану на одну девственную планету. Там я построил для вас небольшой посёлок и какое-то время вы поживёте там, а когда пройдут годы и уже никто в галактике не будет помнить о том, что когда-то были такие типы, как Дик Брэдли, Эгерт Товало, Туар Яголо и Капитан Свобода, вы вернётесь на Тракан или на любую другую планету вместе с вашими детьми. Вот такое наказание я для тебя придумал, Эгерт.
   - Ну, что же, это ещё куда ни шло. - Улыбнувшись сказал траканец - Самое главное, что там не будет Дика и Айраз.
   Валерий сокрушенно развёл руками и проворчал:
   - Увы, такой радости я так и не смог себе доставить. Похоже, что этот мерзавец тоже отправился в добровольное изгнание. Во всяком случае времени на подготовку у него было вполне достаточно и об этом говорит также то, что ещё несколько десятков человек из его ближайшего окружения также бесследно исчезли. Во всяком случае их нет ни на Земле, ни в колониях Земли и где их искать я даже не знаю.
   - Ты что же, так всё и оставишь? - Полюбопытствовал Эгерт и махнув рукой согласился - Да, галактика большая, а Дик с самого начала все свои дела вёл так, чтобы в любой момент можно было сбежать вместе со своей Исабель. Зловредная получилась из них парочка, я даже и не ожидал, что всё так получится.
   - Послушай, Эгерт, а правду говорят, что эта ваша Айраз владеет телепатией? - Спросил капитан Бабич - Бракен почему-то убеждён в том, что только эта её способность позволила Дику стать анонимным диктатором.
   Эгерт Товало пожал плечами и ответил:
   - Даже не знаю, что тебе и сказать, Валерий. Несомненно Айраз умеет если не читать мысли, то как минимум обладает способностью очень тонко чувствовать о чём думает её собеседник. Не знаю, можно ли назвать это телепатией или нет, но Айраз всегда очень точно называла мне, на кого можно положиться, а на кого нет. Поэтому я тогда и убил своего дядю. Впрочем тебе мне не нужно рассказывать, по какой причине я его ненавидел. Надеюсь, что хотя бы это ты не станешь ставить мне в вину.
   Капитан Бабич встал из-за стола и сказал вполголоса, направляясь к дверям:
   - Ладно, Эгерт, вам больше нет никакого смысла оставаться в этом подземелье. Мессана уже задыхается здесь без солнечного света, а на той планете ей ничто не помешает загорать лёжа на травке и купаться в море, сколько угодно. По-моему на ней нет ни одного опасного животного. Правда, она почти вся покрыта водой и там есть всего пару сотен островов. Некоторые из них довольно большие, но я смог исследовать только один. Из-за этого там частенько дуют сильные ветры, но на том острове, который я для вас выбрал, они не страшны. С одного края там имеется большая лагуна, окруженная высокими горами, и там всегда затишье. Ну, ты всё скоро и сам увидишь. Всё необходимое я там уже построил, так что жить вы там будете безбедно.
   Мессана, которую Валерий предупредил о переезде ещё утром, уже собрала все нужные им вещи в два больших контейнера и сидела на искусственной лужайке. Она сразу же бросилась к Эгерту, обняла его и поцеловала, после чего смущённо улыбнулась Валерию, а он кивнул ей головой и погрузил контейнеры на летающую платформу. Когда они вошли в грот, в котором капитан Бабич специально оставил гореть лишь несколько ламп и открыл широченные звёздные врата, он быстро преобразился, так в нём появился большой проход, через который был виден берег лагуны с изумрудно-зелёной водой, какие-то высокие деревья, отдалённо похожие на пальмы, и небольшой посёлок, стоящий на возвышении неподалёку от берега. Даже не посёлок, а хутор всего из семи больших, красивых домов. Вместе с Эгертом и Мессаной Валерий прошел на остров и притащил за собой платформу, на которой стояло ещё шесть контейнеров.
   Лагуна была очень большой и её на берегу рядом с пляжем, чуть вдалеке от посёлка находилась пристань, собранная из плавучих железобетонных понтонов. Возле пристани стояло три довольно больших моторных яхты, а в полукилометре от берега стояла на якоре океанская яхта ещё большего размера, указав рукой на которую, Валерий сказал:
   - На этой яхте можно отправиться и в кругосветное путешествие, но всё же это проще сделать на флайере или орбитальном челноке. Они стоят там, на небольшом космодроме. Его не видно за теми деревьями. Улететь с этой планеты вы не сможете, а к вам вряд ли кто прилетит, ведь она находится очень далеко от уже освоенных маршрутов и между нею и теми планетами, на которых зародилась жизнь, лежит область с сотнями тысяч таких звёзд, у которых даже нет планет. Ладно, вы тут осваивайтесь, а я, пожалуй, пойду. Ну, не будем прощаться.
   Улыбнувшись девушке и подмигнув бывшему верховному иготу, капитан Бабич круто развернулся на пятках и пошел по пляжу к звёздным вратам, стоявшим наискосок к воде. Как только он вернулся на свою базу, то сразу же отправился на пост наблюдения, прихватив с собой генератор прохода. Что-то бурча себе под нос, он первым делом включил все доступные телеканалы и принялся наблюдать за тем переполохом, который устроил. С приходом в офисы телекомпаний бойцов движения Сопротивления, была моментально отменена всякая цензура и людям стали говорить о таких кошмарах, о которые многие из них даже и не подозревали. В частности о том, что в таких странах, как Албания, которая расползлась чуть ли не на все Балканы, Афганистан, Пакистан, Нигерия и многие другие, за годы правления Дика возродился самый настоящий махровый феодализм с множеством удельных князьков, которые возглавляли свои бандитские дружины и вели в галактике захватнические войны.
   Об этом говорилось особенно много, как и о том, что на Балканах были согнаны с родных мест очень многие народы и что теперь первым делом нужно восстановить справедливость, отчего множество людей на Земле пребывали в состоянии шока. По настоящему ещё мало кто на Земле осознал, что все те мужчины и женщины, которые отправились в свой очередной космический рейд уже никогда не вернутся в свои дворцы, хотя об этом и говорили все дикторы без исключения. Руководители движения Освобождения, которые получили диски со всей информацией всего за полчаса до взрыва, уже успели довести её до сведения телевизионщиков и по мере того, как те с ней разбирались, дикторы сообщали телезрителям, какие именно отряды были уничтожены взрывом сотен тысяч термоядерных боеголовок. Некоторые дикторы, зачитывая тексты, не выдерживали и падали в обморок и тогда их сменяли бойцы движения Сопротивления, нервы у которых были покрепче, зато лексикон оставлял желать лучшего и они, порой, говорили в микрофоны такое, что в обморок падали уже телезрители.
   В общем это был шок для всей планеты и он всё разрастался и разрастался. Когда-то американцы сделали всё, чтобы о гибели Москвы в эфире говорили как можно меньше, теперь же всё было наоборот, вот только показывать телезрителям было практически нечего, ведь после взрыва в космосе остались лишь небольшие оплавленные куски металла, а всё остальное превратилось в плазму. Может быть именно поэтому некоторым людям всё это казалось какой-то чудовищной мистификацией и они не хотели верить в то, что произошло, но Капитан Свобода уже думал о том, как убедить их в этом, причём не откладывая дела в долгий ящик. Посмотрев пару часов телевизоры, он открыл звёздные врата на Тракан, прямо в кабинет Туара и бросил ему на письменный стол несколько дисков. Император был уже извещён о том, что сегодня для него наступит весьма ответственный день, но ещё не знал никаких подробностей. После этого он открыл крохотные звёздные врата на флагман и убедившись в том, что тот уже захвачен Бракеном и его бравыми парнями, взял в руки трубку радиотелефона и вызвал генерала Семёнова, сказав ему:
   - Привет, Игорь Матвеевич. Как дела? Всех людей Дика повязал? Может быть ещё какая помощь нужна?
   - Здравия желаю, капитан Бабич! - Насмешливым голосом громко откликнулся новый, хотя и временный, но всё же правитель планеты Земля и прибавил - Нет, уж, спасибо, Валера. Ты ведь только и можешь, что взрывать, а нам теперь строить нужно. Строить и заново выстраивать всю систему взаимоотношений. Я тут поговорил с Бракеном и, представь себе, он согласился со мной, что нам нет никакого смысла делить галактику. Вот, думаем теперь, с какой стороны подъехать к его деду-императору.
   Хотя капитана Бабича и угнетало чувство вины за всё содеянное им, он с деланной беспечностью рассмеялся и сказал:
   - Можешь не забивать себе голову этой ерундой, Игорь Матвеевич, этого драного императора я беру на себя, а ты лучше подумай над тем, какую конституцию настрочить для Звёздного Союза Свободных Миров и как сделать так, чтобы всё как было перемешано, так таким и оставалось. В общем кроме того, что все люди должны стать свободными, не нужно больше никаких перемен. То, как обустроил свою империю Туар мне нравится, вот только я противник как его императорства, так чьего-либо другого. Теперь, когда в твоих руках находятся все звёздные иготы, ты сможешь вернуть к жизни лайналов и заставить их исправить все свои ошибки. И вот ещё что, не вздумай отпускать с Земли ни одного траканца. Рассматривай их, как своих подданных, и не требуй, чтобы с Тракана вернули на Землю всех людей. Каждый обитатель галактики должен иметь право жить на любой планете и подчиняться они должны единому закону, а на траканцев нужно возложить все обязанности по обустройству всех тех миров, с которых они так долго выкачивали все их богатства. Господь Бог велел делиться и не быть жлобами. Ну, а Америка должна вернуть свои долги всему остальному миру. Вот такая стоит перед тобой задача, генерал, объяснить всем, что такова воля Капитана Свободы, я ведь не собираюсь складывать оружия. Единственное, что я сделаю на Земле напоследок, это вытолкаю в шею из Европы албанцев в Китай и Индию, там свободной земли до чёрта, а всё остальное ты будешь делать уже сам, но при этом не забывай, что жены и дети всех тех ублюдков, которых я сжег, живут в дворцах, построенных на крови. Так что высели их оттуда немедленно и пусть они достанутся тем рабам, которые в них мыкались, а также тем кого загнали на каторги. В общем создай следственный комитет и восстанови справедливость, но при этом не вздумай проливать ничьей крови. Амнистировать тоже никого не надо. Хотя бы в память о тех, кто погиб в Москве. И вот ещё что, объяви на всю галактику, что вы, земляне, никогда не откажетесь от мысли найти и предать суду Ричарда Брэдли.
   - Валера, ты так говоришь, словно собираешься уже сегодня навсегда покинуть Землю. - Глухим голосом сказал генерал Семёнов - Может быть ты не станешь этого делать? Мне кажется, что ты вполне достоин быть нашим президентом.
   Валерий несколько минут молчал и только сердито сопел в трубку. Наконец, взяв себя в руки, он хмуро буркнул:
   - Пошел ты на хер, генерал, с такими советами! Мною ещё добрую тысячу лет непослушных детей пугать будут, да, и преступников заодно, а ты хочешь, чтобы я баллотировался в президенты. Нет, меня ты теперь не скоро увидишь, но всё-таки не забывай сам, что я в любой момент могу открыть звёздные врата и сунуть тебе под задницу бомбу и другим об этом напоминай почаще. Ты ведь знаешь меня, я больной на всю голову. Ну, всё, прощай Игорь Матвеевич. Как говорится, любовь без радости была, разлука будет без печали.
   Даже не попрощавшись с Бракеном Яголо, к которому Валерий так и не проникся никакими чувствами, хотя тот без малого чуть ли не предлагал ему свою дружбу, он переключился с окрестностей Нептуна на Сантиру, где не смотря на позднюю ночь никто не спал. Разведчики, вернувшиеся из солнечной системы, уже известили всех её обитателей Ио чудовищном теракте, устроенном Капитаном Свободой и потому все сантирцы были подавлены. Очень многие женщины плакали и только небольшая группа землян вела себя крайне вызывающе. Нет, они не проявляли никаких восторгов по поводу гибели этих убийц, но и не собирались лить из-за них слёзы, а потому кричали о том, что эти скоты недостойны жалости, мол так им всем и нужно. Им пытались возражать, но они не принимали никаких возражений, а поскольку дело не доходило до оскорблений, он не стал задерживаться на центральной площади городка и проник сначала в кабинет Райны, где никого не было, а потом в кабинет Сайна. Старый лайнал сидел за письменным столом, а Райна вышагивала перед ним и возмущённо кричала:
   - Как он только посмел! Как смог отважится на такое чудовищное преступление! Негодяй, кровавое чудовище!
   Похоже, что разговор начался совсем недавно и Райна ещё не выпустила из себя весь пар. Подавленный Сайн Роума даже не пытался ей возражать. Наконец златовласая ренийка немного успокоилась и он воскликнул:
   - Райна, а что ещё он мог сделать в сложившейся ситуации? Как он мог остановить надвигающуюся войну? Да, эти убийцы только потому и смогли собраться так быстро, что практически все их отряды находились в состоянии полной боевой готовности и можно было только гадать, на кого они набросятся. Девочка моя, они вполне могли домчаться до любой планеты и уничтожить её в назидание Валерию, но скорее всего они начали бы с Тракана. Так что наш Капитан Свобода лишь опередил их, но если бы они нанесли свой удар первыми, то жертв было бы намного больше, ведь на Тракане сейчас живёт почти пятнадцать миллиардов человек. Поэтому успокойся и возьми себя в руки. Нам нужно подумать о том, что делать дальше.
   Райна взмахнула рукой и раздраженно сказала в ответ:
   - А здесь и думать не о чем! Нам нужно просто открыть Сантиру для всех и ждать к себе гостей. В галактике найдётся не такое, уж, большое количество миров, которые могут сравниться в нашей Сантирой и лично я не собираюсь её покидать. Ну, разве что слетаю на Рению, ведь Туар выполнил своё обещание и теперь там мирно живут бок о бок ренийцы и траканцы, а вместе с ними выходцы из десятков других миров галактики. Точно такой же я хочу видеть и Сантиру.
   Убедившись в том, что и здесь обошлось без трагедий, Валерий закрыл звёздные врата и пробормотал:
   - Даже не надейся на это, Райна. Тебе недолго осталось наслаждаться сантирскими пейзажами. - Он поднялся из кресла, выключил всю аппаратуру и сказал - Хорошо, раз со всеми общественными делами я покончил, можно заняться и личными.
  
   Через девятнадцать дней после уничтожения врага
  
   - Так ты скажешь мне или нет, где скрывается твой ублюдочный сынок? - Громко крикнула в лицо чернокожему, растерянному мужчине высокая, красивая, русоволосая девушка, одетая в лёгкое синее, в бежевый горошек платьице с белым передником и пилоткой официантки на голове - Перед тем, как за мной приедет Капитан Свобода, я хотела бы плюнуть ему в рожу за то, что он меня насиловал каждый день почти целый год! Вообще-то ему следовало бы свернуть голову, но я удовлетворюсь и этим.
   Чернокожий мужчина в синих брюках, белой рубашке, точно такой же пилотке и переднике, только поварском, буквально взвыл во весь голос:
   - Гэла, но ведь всё было совсем не так! Мой Джонни не насиловал тебя. Он очень любил тебя и даже хотел жениться на тебе, но ему этого не разрешили те типы из бюро по предоставлению рабочей силы. Сказали ему, что ты их собственность и они сдали тебя в аренду, как работницу.
   - Ублюдки! - Возмущённо крикнула девушка - Вы все ублюдки, и те скоты, которые превратили меня своими уколами в безропотную рабыню и ты вместе со своим сынком. Что, решил отыграться на русской девушке за то, что твои предки были рабами у этих ваших плантаторов? Какая это была к чёртовой матери любовь? Твой Джонни ни разу не сказал мне ни одного доброго слова за всё это время ни днём, ни ночью, зато он никогда не забывал нагрузить меня работой так, что к вечеру я с ног валилась от усталости. Это ты называешь любовью, мерзавец? Капитану Свободе, когда он взрывал этот проклятый завод, рядом с которым вы все наедали себе рожи, нужно было и под ваш городок сунуть бомбу, только втихую. Так, как это делала я когда-то.
   Разговор происходил в придорожном кафе небольшого городка Текопа, расположенного рядом с Долиной Смерти. Когда-то это был самый ближайший к заводу по производству экологических гранат город и поэтому в выходные дни в него приезжали на отдых множество вольнонаёмных рабочих, чтобы выпить и развлечься, а потому кафе Майкла Сакса никогда не пустовало, пока Капитан Свобода не взорвал завод. Большинство владельцев ресторанов и прочих развлекательных заведений тут же съехали из Текопы, но Майкл родился в этом городе и прожил в нём пятьдесят три года, а потому остался. Ему просто некуда было уезжать. Как и его сыну, двадцатилетнему парню, который убежал в город тотчас, как только двое траканцев-медиков что-то сделали с их работницей и она тотчас стала кричать, что убьёт его. Это произошло две недели назад и всё это время Майкл боялся, что эта бешенная русская пума разорвёт его в клочки.
   Он уже не раз проклял тот день и час, когда решился на такую глупость, взять в аренду работницу в бюро по предоставлению рабочей силы. Тем более женщину, но ему как раз и была нужна официантка в помощь жене. Дейзи, его жена, сбежала из дома в горы несколькими часами позже того момента, когда это сделал его сын, услышав, что эта русская девушка уже убила не один десяток американских солдат. С того самого дня Майклу приходилось управляться в кафе одному, так как траканцы сказали девушке, что вскоре за ней приедет Капитан Свобода. Правда, она изредка спускалась со второго этажа в кафе и по привычке, а может быть потому, что уставала от безделья, обслуживала посетителей, но делала это так, что многие предпочитали уйти так ничего и не заказав. Мало того, что она могла поинтересоваться у кого-нибудь, какого яда насыпать ему в кофе, так ещё и моментально пускала в ход кулаки, когда кто-то пытался огрызнуться и делала это с такой яростью и ловкостью, что укладывала на пол даже здоровенных мужиков. Иногда она прогуливалась по Текопе и тогда все, кто только попадались ей на пути, или разворачивались и шли в обратную сторону, или перебегали на другую сторону улицы, рискуя попасть под автомобиль.
   После того, как всем американцам стало окончательно ясно, что Капитан Свобода уже больше ничего не станет взрывать на их континенте, а по слухам он хотел в отместку за Москву взорвать Нью-Йорк и Вашингтон, к той дыре в земле, которая осталась на том месте, где когда-то стоял огромный завод, устремилось множество туристов. Особенно много среди них было мексиканцев и это были единственные посетители придорожного кафе, которых Гэла никогда не оскорбляла. Практически все они знали, что эта русская девушка герой движения Сопротивления и потому если входили и видели её, то сразу же кричали ей: - "Салют, компаньерос! Вива ля Руссия!" К ним Гэла была всегда относилась очень доброжелательна и даже не обижалась на такие их шуточки, за которые убила бы любого американца. Однако, никто из этих горластых, кривоногих мачо никогда не распускал руки и все они чуть ли не в один голос говорили Майклу, что Синьора Эль-Муэртэ запросто может убить человека голой рукой и всего лишь одним мастерским ударом. Иногда среди мексиканцев находились такие, с которыми, обменявшись всего лишь несколькими словами, Леди Смерть сразу же обнималась, как с самыми близкими людьми и даже подсаживалась к их столику.
   Хотя в Текопе и боялись того дня, когда в ней появится безжалостный террорист по прозвищу Капитан Свобода, жители города ждали его с нетерпением, так как не один Джонни был вынужден сбежать в горы. За ним и Дейзи вскоре последовали и все те парни, которые заходя в кафе Майкла были не прочь потискать официантку за зад или пышную грудь. Да, и несколько женщин, изводивших её когда-то своими придирками, также присоединились к беглецам. Можно сказать, что для жителей Текопы террор так и не закончился, хотя в последний раз Капитан Свобода заявил о себе через два дня после того, как убил почти триста миллионов людей. Он появился сразу во всех городах Албании и приказал всем албанцам, оплакивавшим в тот момент своих близких, собраться в течении двух часов и немедленно покинуть захваченную ими страну, оставив все ценности. Пожалуй, такое жестокое заявление Капитана Свободы вызвало ничуть не меньший шок, чем массовое убийство в космосе.
   Майкл никогда не интересовался политикой и даже не служил в армии из-за сильной хромоты. Ему не было никакого дела до всего остального мира и он мечтал только об одном, чтобы никто не лез в его дела. Когда посетителей было мало, он уезжал на своём старом джипе в пустыню и там охотился на гремучих змей, мясо которых пускал на жаркое для любителей такого рода лакомства, а шкуры выделывал и шил из них кошельки для туристов. То, что Америка захватила весь мир, лично ему не принесло никакой выгоды и он не разбогател от этого ни на один доллар, а потому, когда Гэла бросила ему в лицо последнее обвинение, наконец, набрался смелости и громко крикнул ей в лицо:
   - Гэла, если ты думаешь, что я брал тебя, как рабыню, то сильно заблуждаешься! Меня, можно сказать, заставили взять тебя на работу! Или ты думаешь, что это я сбросил бомбу на твою Москву? Так я даже не знаю, где она находилась и мне даром не была нужна твоя страна со всеми её богатствами. Во всём виноват этот ублюдок Дик Брэдли и политики из Вашингтона, Гэла. Они и ещё все эти банкиры и промышленники. Ты зря накинулась на Джонни с обвинениями и если ты действительно помнишь всё, то обязательно должна помнить и то, что он целых три недели не подходил к тебе и вошел в твою спальную только после того, как попросил тебя об этом и ты сама согласилась. Он даже не знал о том, что тебя превратили в послушную рабыню и я тоже, а что касается работы, так назови мне тот день, когда мы прохлаждались, а ты работала за нас всех. Этого тоже никогда не было, ну, а за всё остальное я прошу тебя принять мои извинения. Хотя я и выплатил этим скотам за тебя три тысячи долларов, вот возьми, я посчитал каждый час, что ты работала на нас и уплатил тебе столько же, сколько каждый из нас брал из заработанных денег себе. - Майкл протянул девушке пачку купюр и пробормотал - Я не откупаюсь от тебя, Гэла, а просто отдаю то, что обязан отдать, как всякий честный работодатель. Не держи на нас зла за то, что всё так случилось. Мне не меньше твоего жалко русских.
   Девушка посмотрела на Майкла насмешливо и чуть ли не пропела ему в ответ своим сильным и красивым голосом:
   - Ну, слава Богу, Майк, ты наконец-то вспомнил о том, что ты мужчина. Ладно, проехали, что было то было. Уж, на тебя-то я точно зла не держу. Поедешь вечером в горы, передай Дейзи и сыну, чтобы возвращались в город, но на всякий случай пусть они оба держатся от меня подальше.
   Близился полдень. Была среда и поток туристов был невелик, а потому Гэла сразу же заметила чёрный "Харлей", который подъехал к кафе и сразу же заулыбалась, увидев его седока, парня с очень широкими плечами, одетого в вытертые до бела запылённые джинсы и такую же пыльную майку не пойми какого цвета. На его голове был надет чёрный шлем-интеграл с зеркальным стеклом. Парень подъехал к самым дверям кафе и только теперь Гэла увидела, что это был какой-то странный "Харлей", с которого его хозяин снял фару и прикрепил к рулю вместо него какой-то серебристый сундучок. Поставив мотоцикл напротив дверей кафе, он неторопливо слез с него и снял с головы шлем. Увидев лицо мотоциклиста, девушка так вся и подалась вперёд, но не сдвинулась с места, поскольку тот, скользнув по ней равнодушным взглядом, немедленно отвернулся и стал пристраивать свой шлем на сундучке, с которого тот всё норовил съехать.
   Наконец он поставил шлем, не спеша огляделся по сторонам, отряхнул пыль с майки и джинсов и только после этого вошел в кафе, внеся с улицы в его прохладу полуденный зной и запахи пустыни. Подойдя поближе к официантке, он внимательно осмотрел её без малейшей тени улыбки на лице, удовлетворённо хмыкнул, кивнул головой и спросил по-русски:
   - Девушка, у вас можно пообедать?
   Хозяин кафе, который уже успел зайти за стойку, смотрел на гостя с посеревшим от ужаса лицом, поскольку тоже узнал в этом мотоциклисте Капитана Свободу. Его бывшая рабыня подбоченившись ответила ему:
   - На первое у нас какая-то фигня, а на второе...
   Чтобы та, о которой он думал ежедневно с тех самых пор, как расстался с ней более пятнадцати лет назад не ответила ему фразой из бородатого анекдота, Валерий быстро шагнул к военврачу Галочке Алябьевой, нежно обнял её и закрыл рот жадным поцелуем. Однако, оторвавшись через пару минут от её горячих губ, он всё же не выдержал и чуть слышно шепнул:
   - Только много-много раз второе, Галчонок, до самого конца жизни. Я так долго шел к тебе, моя девочка. - Уже более громким голосом он сказал - Поедем, милая, я отвезу тебя на один чудесный остров, лежащий посреди огромного океана.
   - Сейчас, Валерочка, я только сниму этот передник. - Дрожащим голосом ответила ему Галина.
   Бросив на стойку передник вместе с лежащими в нём деньгами и пилотку, Галочка Алябьева повисла на шее у Валерия и принялась покрывать его лицо поцелуями, а тот подхватил её на руки и понёс к выходу. Майкл встрепенулся и пискнул:
   - Гэла, ты забыла свои деньги!
   - Оставь их себе, парень. - Небрежно бросил Капитан Свобода через плечо - Моя жена не нуждается в твоих деньгах.
   Поставив девушку на тротуар возле мотоцикла, сел на него верхом и небрежным жестом смахнул шлем. Галина быстро села позади капитана Бабича и крепко прижалась к его широченной спине, обхватив руками за талию. Мотоцикл негромко заурчал мотором и тронулся с места, но проехал по улице всего метров пять и тут же исчез в какой-то тёмной вспышке, словно его и не было никогда в Текопе. Когда мотоцикл въехал в полутёмный грот, военврач Алябьева недовольно загудела:
   - Валерка, ты же обещал мне остров в океане, а не эту мрачную пещеру. Так не честно, я столько тебя ждала.
   - Галчонок, наш остров никуда не денется. - Сказал Валерий притормаживая - Сначала мне нужно демобилизоваться. Понимаешь, Галчонок, эти чёртовы умники, лайналы, превратили меня в самую настоящую боевую машину со стальным скелетом и он мне порядком осточертел. Поэтому мне нужно сначала выпотрошить из себя эти железки, затем поставить вместо них нормальные человеческие кости, вернуть небольшой должок, затем прихватить кое-кого для компании, чтобы мы не скучали на том острове вдвоём, и только потом мы сядем на большой белоснежный корабль и поплывём к нашему острову. На всё про всё у нас с тобой ровно трое суток. Мне тоже до смерти надоела эта пещера.
   - Ой, Валерочка, я, конечно, уже научилась разбираться в траканской медицине, но не настолько хорошо, чтобы делать такие сложные операции. - Испуганно сказала военврач Алябьева и добавила - Тем более, что тут речь может идти только о клонировании. Пускай одного только скелета, но я и с ним не справлюсь.
   Валерий, взяв за руку девушку, успокоил её:
   - Не волнуйся, Галчонок. У меня уже всё давно готово и тебе придётся только подождать двое суток, когда всё закончится. Знаешь, больше всего на свете я люблю плавать в море, но когда ты весишь больше трёхсот килограммов, это очень трудно делать без спасательного круга, да, и тот должен быть очень большим.
   Валерий и Галина вышли из пустого грота и он повёл её к своему маленькому госпиталю, в котором всё действительно было готово к операции по замене скелета. Там он подробно объяснил девушке, что будет делать с ним Товалыч и после этого повёл её в столовую, где они первым делом хорошо пообедали. Галине хотелось большего, но когда она после обеда подсела к нему на колени, Валерий только отрицательно помотал головой. Вскоре он уже лежал в медицинском агрегате, который, начиная с его рук и ног, принялся заменять железяки его скелета на настоящие кости, только более прочные, армированные стальной сеткой. Всё это время военврач Алябьева находилась в медицинском отсеке и контролировала каждый шаг биокомпьютера, хотя могла и не делать этого, ведь тому была обещана за это амнистия.
   Галину совершенно не интересовала эта подземная база, она попала в плен к американцам чуть более трёх лет назад и потому успела навоеваться, чтобы по прежнему интересоваться оружием, но даже в том случае, если бы её это интересовала, то она не нашла бы на ней ничего интересного. Капитан Свобода всё это время ударно трудился и перенёс всё нужное ему оборудование на новое место. Поэтому девушка, которая внешне совершенно не изменилась и даже сделалась немного моложе, провела эти двое суток в медицинском отсеке, поспав не более девяти, десяти часов. Впрочем, ей было не привыкать к бессонным ночам, поскольку на ней, как на враче, всегда лежала двойная нагрузка. Если она не сидела возле компьютера, то читала дневник Капитана Свободы, который он вёл начиная с того дня, как лайналы похитили его с каторги на Титане.
   В нём Галина буквально на каждой странице находила своё имя, написанное не один раз, и даже свои портреты, сделанные хотя и не очень умело, зато с большим чувством. Листая две толстые книжки, она не раз ловила себя на мысли о той единственной ночи, которая у них была и думала о том, что у Валерия была когда-то жена и сын, о которых он, почему-то, не вспомнил ни разу. Это не давало ей покоя все эти двое суток и она твёрдо решила, что первым делом спросит его о них. Правда, всё это куда-то мигом улетучилось, когда раскрылся здоровенный саркофаг медицинского агрегата неизвестной ей конструкции и она увидела Валерия, выпрыгнувшего из него эдаким чёртом, правда, совершенно голым и обладавшим прекрасно сложенным, мускулистым телом. Увидев её за столом, он радостно рассмеялся и лёгким взмахом убрал стол, отчего Галина воскликнула:
   - Так вот ты зачем оставил себе железки в ладонях! У тебя в них спрятаны генераторы силового поля.
   Валерий подхватил девушку на руки, взлетел под потолок и радостным голосом сказал:
   - Ага, а ещё я оставил несколько железяк в своей заднице, Галчонок, и потому могу летать даже без аэроплана. Понимаешь, любимая, я же всё-таки лётчик и потому не мог отказаться от такой прекрасной возможности. Правда, мне придётся время от времени вставлять провода в поясницу, чтобы подзарядить батарейки, но это того вполне стоит.
   - Валерик, а где твоя жена и сын? - Спросила его, наконец, Галина - Только отвечай честно.
   - А мне и врать незачем, Галчонок. - Спокойно ответил капитан Бабич - Моя благоверная чуть ли не с первых же дней спелась с оккупационными властями, а года через два вышла замуж за одного америкоса. Ну, а когда меня взяли в плен Товало, то и она, и мой сын отреклись от меня. Мой сын, кстати, даже дослужился в Вашингтоне до каких-то высоких чинов, на своё счастье по финансовой линии. Разумеется, заявись я сейчас к ним, они бы привели мне целую кучу доводов, что не могли поступить иначе, только зачем я должен слушать всю эту галиматью? Нет, уж, умерла, так умерла. Хотя если честно, она умерла для меня ещё той ночью, часа за полтора до нашей с тобой встречи. Если хочешь убедиться в этом, то я могу дать тебе диск с записью своего сознания, но ты ведь и так поверишь мне?
   Галина крепко обвила шею своего любимого лётчика, потёрлась о его щеку и тихо сказала:
   - Конечно поверю, как можно тебе не поверить, Капитан Свобода. Ещё тогда, когда ты был Весёлым Роджером, ты не нарушил ни одного данного тобой слова. Когда-то ты сказал мне, что найдёшь меня после войны, и нашел. Мы сейчас отправимся на наш остров, Валерочка?
   - Нет, Галчонок. - Поцеловав смеющуюся девушку ответил капитан Бабич - Сейчас мы пойдём и бомбанём какой-нибудь ресторан. Извини, но мне сейчас так есть хочется после этого медицинского гроба, что даже готовить неохота.
   Так он и сделал. Даже не одеваясь открыл звёздные врата на кухню ресторана "Максим" в Париже и стал сноровисто таскать с неё в свою пещеру все самые вкусные блюда. Заставив ими весь стол, он быстро написал на листке бумаги записку следующего содержания: - "Реквизировано по причине жуткого голода в самом лучшем ресторане планеты, называемого "Максим, энное количество тех блюд, от которых было просто невозможно отказаться. Извините, что не перечисляю, что именно утащил, так как не знаю, как эти блюда называются. Капитан Свобода. С целью оплаты всего похищенного, прошу направить эту записку временному правителю всея Земли генералу Семёнову." Пришпилив скрепкой к записке свою визитную карточку, Валерий положил её на самое видное место и вполголоса сказал посмеиваясь:
   - Ну, надеюсь генерал Семёнов не станет жлобиться.
   - Можешь даже не надеяться на то, что хозяин этого ресторана передаст твою записку по назначению. - Подсаживаясь к столу откликнулась Галина - Если он не полный идиот, то вставит твою записку в золочёную раму и выставит её на самом видном месте. В последний год перед пленом я воевала во Франции и хорошо знаю, как французы относились к америкосам и Товало. Валерик, так что там на счёт острова?
   Капитан Бабич, запуская ложку в какое-то мясное блюдо, проглотил слюну и торопливо сказал:
   - Отложим всё на завтра, Галчонок.
   Утром следующего дня они проснулись в обнимку на широкой стальной кровати, которая даже не была покрыта простынёй и Галина, целуя своего любимого, насмешливо сказала:
   - Капитан Бабич, что-то у нас с тобой не ладится с комфортом. Если я и завтра проснусь на какой-то кушетке в очередном подземелье, то завою от тоски, как волчица. Сначала у нас с тобой была ночь, которую мы провели на какой-то совершенно жуткой кровати в Малышанске, теперь это стальное чудовище с кожаным матрацем, набитом, судя по всему, чугунными опилками. Лётчик, разве в таких условиях нужно любить девушек.
   - Лейтенант Алябьева, девушек можно любить даже на крыле "Мигаря", укрывшись от посторонних глаз брезентом. - Строгим колосом ответил Валерий и добавил - Сегодня ночью, Галчонок, мы будем лежать с тобой на самой роскошной кровати, какую я только смог разыскать на добрых трёх десятках планет, а теперь я хочу задать тебе непростой вопрос. Галл, после всего того, что я натворил на Земле, мне стыдно смотреть в глаза не то что людям, а даже самому последнему из всех тех негодяев, которых я отправил в ад. Поэтому я не вижу для себя никакого другого выхода, чем отправиться в изгнание ещё с несколькими господами, которые заслуживают того же самого...
   - Валера, хотя лично я не считаю, что ты сделал что-то плохое, я готова улететь с тобой даже на край Вселенной. - Перебив Валерия быстро сказала девушка и прибавила - Ну, а что касается этих господ, то мне всё же хочется узнать их имена раньше, чем я с ними встречусь. Хотя бы для того, чтобы сдержаться и не убить одну сволочь на месте. Надеюсь, что на этом острове не будет Дика Брэдли? Хотя я узнала о его существовании всего каких-то пару недель назад, мне будет очень трудно сдержаться. Скажи мне, что его не будет на нашем острове.
   Капитан Свобода улыбнулся и успокоил её:
   - Нет, Галчонок, его там точно не будет, да, и отыщи я этого гада, то обязательно передал бы в руки генерала Семёнова. Вместе с нами на тот остров, где находятся сейчас Эгерт Товало и его возлюбленная Мессана, которая добровольно согласилась разделить его участь, отправится император Туар и тоже сделает это добровольно, один умник, лайнал Сайн Роума со своей женой, а вот одну особу мне, как мне кажется, придётся похитить. Во всяком случае я, зная её вредный характер, даже не стал разговаривать с нею на эту тему. Она ренийка и возлюбленная императора Туара. Как тебе такая компания, любовь моя? Мне кажется, что весьма неплохая, бывшие правители трёх миров и с ними Капитан Свобода с самой отважной девушкой.
   Галина быстро соскочила с кровати и весёлым голосом сказала, показывая язык своему лётчику:
   - Думаю, что с ними не соскучишься, Валерик. Главное, чтобы из них хотя бы двое умели играть в покер. Денег, скорее всего, там не будет, но раз там есть океан, то обязательно найдутся ракушки и уже очень скоро все они будут принадлежать мне.
   Капитан Бабич поднялся с кровати и сказал в ответ:
   - Не кажи гоп, Галчонок. Если бы мы играли не на деньги, а на самолёты, то все аэропланы нашего полка принадлежали бы мне, капитану Бабичу, самому лучшему игроку в покер во всех российских ВВС. Ну, раз ты согласна, то пошли отсюда. Мне осталось только отправить домой свой биокомпьютер и мы можем навсегда покинуть эту чёртову пещеру. Эх, взорвать бы её, да, пусть остаётся, может быть ещё пригодится.
   Через полчаса Валерий и Галина уже стояли на палубе большой океанской яхты в носовой её части. Яхта была такая здоровенная, что у неё на корме даже смог поместиться весьма немаленький красно-белый вертолёт. Первым Капитан Свобода пригласил на борт реквизированной им у Дика Брэдли яхты бывшего императора Туара. Тот уже отрёкся от престола и даже провёл выборы президента планеты Тракан. Из почти трёх сотен кандидатов её обитатели уже в первом же туре выбрали себе в президенты Фосбора. Всего в выборах приняло участие чуть менее девяносто пяти процентов избирателей и из них ему отдали свои голоса девяносто восемь с половиной процентов, а остальные полтора процента разделили между собой все прочие кандидаты. Туар, как они и договорились заранее, ждал его в своих покоях и появился у звёздных врат тотчас, как только Валерий его позвал. Траканец был одет в потрёпанный полевой мундир имперского космодесантника и держал в руках лишь заполненный наполовину солдатский мешок. Пройдя на палубу, он церемонно поприветствовал Галину и поцеловал ей руку. Кивнув головой Валерию, он спросил его вместо приветствия:
   - Ну, что, в путь?
   - Потерпи немного, торопыга. - Ответил ему сквозь зубы капитан Бабич - Ещё нужно кое-кого принять на борт. Не ты один достоин изгнания за все свои грехи перед народами галактики.
   Туар за такие слова одарил его неласковым взглядом, но промолчал. Не сказал он ни слова и тогда, когда увидел перед собой через звёздные врата невысокого коренастого лайнала и красивую светловолосую лайналу. Сайн Роума, слегка подтолкнув вперёд жену, повернул голову направо и сказал кому-то:
   - Да, здесь он, здесь. Стоит передо мной злой, как чёрт.
   Тотчас, чуть не сбив Сайна с ног, в звёздные врата вбежала золотоволосая ренийка и заливаясь слезами от счастья повисла на шее у ошеломлённого Туара. Тот подхватил её на руки и грозно сопя носом двинулся на Валерия, чуть ли не выкрикивая:
   - Ты, ты, ты... - Затем его голос сделался мягче и он сказал глубоко вздохнув - Эх, ты.
   Сайн Роума, как Райна и Летира, был с пустыми руками. Он быстро вошел в звёздные врата и встал подальше от Туара Завоевателя, а капитан Бабич насмешливо воскликнул:
   - Нет, ну это же надо, что любовь с траканцами делает! Ещё недавно он у нас был такой речистый, когда давал наказ всем своим соплеменникам, а тут сразу же дара речи лишился. Ну, раз все на борту, тогда можно трогаться в путь к заветной пристани.
   Валерий и в самом деле распахнул звёздные врата прямо в лагуне на той планете, на которой он оставил Эгерта и Мессану, метрах в ста пятидесяти от пристани, из-за чего его яхта, имевшая в длину сто восемнадцать метров, едва поместилась между ними и берегом. Он открыл звёздные врата с таким расчётом, чтобы воды Атлантического океана устремились в воды неизвестно какого океана на незнамо какой планете, поскольку яхта стояла до того недвижимо. На планете восьми изгнанников стояло раннее утро, но Эгерт уже был на пристани и сидя в роскошном кресле ловил удочкой рыбу. Рядом с креслом стояло большое корыто, в котором плавало уже шесть больших рыбин. Бывший верховный игот, который побыл в роли императора всего ничего, невозмутимо проследил за тем, как яхта плавно вошла в лагуну и встала неподвижно, уткнувшись носом в песчаную отмель, выудил из лагуны седьмую рыбину, бросил её в корыто и громко сказал вместо приветствия:
   - Всё, прощай тишина и покой. Теперь этот грубиян будет драть глотку с утра и до ночи.
   Туар Яголо, увидев своего злейшего врага, не выдержал и спустил с рук на палубу свою счастливую возлюбленную. Повернувшись к Валерию, он выкрикнул ему в лицо:
   - Ты, что не мог открыть звёздные врата подальше от этого места, чтобы честно признаться мне в том, что я буду теперь сидеть на этом острове вместе с Эгертом?
   Валерий не остался в долгу:
   - Туар, я, между прочим, боевой лётчик, а не капитан и потому даже не знаю, почему эта штука плавает, не говоря уже о том, как ею нужно управлять. Надеюсь, что кто-нибудь из вас двоих, потомков славных мореплавателей, меня этому научит. Тогда я научу вас летать на вертолёте. - Повернувшись к Эгерту, он спросил его насмешливым голосом - И кто из нас двоих тут грубиян? Кстати, почему так мало рыбы? Мы с Галчонком ещё не завтракали сегодня.
   - Два грубияна. - Подытожил Эгерт и сказал - Ну, раз вы не завтракали, то тогда пойдёмте в дом. Поскольку мы не знали, сколько народу ты сюда притащишь, Валера, то Мессана вот уже пятый день регулярно готовит чуть ли не на целый взвод солдат. Боится, что не сможет накормить всех изгнанников. Как только в одном из домов появилась здоровенная новенькая кровать, я сразу же понял, что нужно в самое ближайшее время ждать гостей, а вот и моя Мессана бежит к берегу.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   255
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"