Михайловский Леонид Игнатьевич: другие произведения.

Национальные особенности военной службы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Армейские перипетии, взгляд изнутри. Рассказы участника и очевидца. Много смеха, но местами (напр. подготовка к отражению атаки полтысячи израильских и американских "фантомов") цепляет не по-детски...

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ

НАЦИОНАЛЬНОЙ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ

КНИГА 1.

ВЕЧЕРА В ВОЕННОМ ГОРОДКЕ БЛИЗ РЯЗАНИ

(Рассказы ПВОшного прапорщика Панькова)

Леонид Михайловский.

2006 год.

СОДЕРЖАНИЕ.

ПРЕДИСЛОВИЕ.

Часть I. Ассамблея в курилке.

ВСТУПЛЕНИЕ.

ГЛАВА 1. Туристы с автоматами.

Господа туристы! Кто забыл автомат на палубе?

Превратности языка.

Родились в рубашке.

Хроника поездки в Ливан.

Как русские защищали Дамаск.

Репортаж о пропавшем бомбардировщике.

ГЛАВА 2. Приколы военного городка.

Один день полковника Ивана Денисовича.

Ночь перед торжеством.

Палата Љ6.

Повесть о лейтенанте Волкове.

Фрагменты одного совещания.

Фантасмагории на продовольственном складе.

Сказание о рыбаках и рыбке.

Часть II. Симпозиум в дизельной.

ГЛАВА 1. Авиашоу.

Воздушные приключения.

Вдруг откуда ни возьмись... появился Матиас Руст.

ГЛАВА 2. Ни фига себе!

Деловая переписка.

Лёша Невгибенный.

Коньяк "На полу он".

Гримасы демократии в армии.

Заключение.

ПРЕДИСЛОВИЕ.

Какое время было, блин!

Какие люди были, что ты!

О них не сложено былин,

Зато остались анекдоты!

Ни-и фига себе! Прапорщики вместо разворовывания казённого имущества попёрлись в литературу! Зачем сатирой по армейской жизни?

Усреднённый тип русской натуры в среде прапорщиков, их мнение есть Глас (а может быть и Вопль) народа. Жизнь требует проветрить затхлые углы бывшего тоталитарного, а ныне не всегда правового, государства, в особенности его самую инерционную часть - АРМИЮ. Не осуждайте прапорщика, пытающегося открыть форточку.

Со стороны трудно понять трагедию "человека с ружьём", вызванную крушением империи, идеалов, моральных принципов, и то, что сатира изнутри есть защитная реакция. Сгущена она всвязи с тем, что мы, россияне, с недостатком свыклись и реагируем на них только когда они предстают в гиперболизированном виде.

Благо, в хозяйстве Марса курьёзов больше нежели на рыбалке и охоте.

Современный читатель потребляет, в основном, сборники анекдотов, детективы, приключения, занимается чтением сидя в общественном транспорте или дома на унитазе. Так прими жанр: ДЕТЕКТИВНО-АНЕКДОТИЧЕСКОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ!

Поступил автор, подобно даме, одетой в длинное до пят платье, которая показывает свои новые туфли через вырез декольте.

ЛЕОНИД МИХАЙЛОВСКИЙ.

ЧАСТЬ 1.

АССАМБЛЕЯ В КУРИЛКЕ.

Настоящее есть следствие прошедшего, а поэтому непрестанно обращай взор свой на зады, чем сбережёшь себя от знатных ошибок.

Козьма Прутков.

Славяне познают окружающий мир больше чувствами чем умом. Также у них обострённая потребность в общении, но не в качестве обмена информацией, а в стремлении подзарядить душу, испытать чувство единения.

В ходе таких бесед всплывают истории, мозаика из которых наиболее правдиво отображает жизнь людей во всём её многообразии.

Уважаемый читатель!

Давай заглянем в вооружённые силы через щёлочку в виде армейской курилки. Сквозь призму рассказанных в ней историй предстанет боевая деятельность ракетного полка за пятнадцать лет. Военный городок ракетчиков и стартовая позиция в 30 километрах южнее Рязани, в десяти километрах далее командный пункт. Под развесистыми ивами, у входа в подземное сооружение, большая курилка.

Сколько вагонов сигарет здесь выкурено?

Собрать воедино табачный дым - получится облако, как от ядерного взрыва, записать все разговоры - будет библиотека. Эпицентр сосредоточения новостей и формирования общественного мнения. Только здесь можно подначить начальника, не опасаясь за последствия.

ВСТУПЛЕНИЕ.

Кто ни перед кем спины не клонит гибкой, -

Знай: это я!

В моих устах спокойная улыбка, -

В груди змея!

Козьма Прутков.

Вечера в военном городке близ Рязани? Рассказы ПВО-шного прапорщика Панькова?

Это что ещё за вечера? Какой-такой прапорщик? Почему ПВО-шный?

Служу я в войсках противовоздушной обороны. "ВЕЧЕРА" - время в конце учений, которые у нас в "закопанном ПВО" (техника в подземельях) называют "Чугунная задница". Всё запланированное выполнено, однако сверху сигнала "Отбой учению" нет. Штаб лихорадочно готовит отчётные документы. На стартовой позиции ракеты переводят в ангары, машины в автопарк, оружие, боеприпасы возвращают на склады. На командном пункте полка же делать нечего.

Тогда..! Из бронированных дверей, со всех подземных щелей, на свет божий (в курилку) выползают измотанные офицеры и прапорщики. На КП курить запрещено, а пауз не было. Выкурив залпом десяток сигарет, сняв стресс, вояки подтрунивают друг над другом, рассказывают анекдоты, истории. Заглушив свой дизель, непременный участник заседаний и я, Ваш покорный слуга, больше слушаю. Я на своём дизеле и буквы позабыл (как одену портупею, всё тупею и тупею), то попросил своего друга штабного работника (писарчука значится) Леонида произвести запись.

Посиделки обычно заканчиваются после сигнала "Отбой учению" либо по окрику командира полка:

- Заняться Вам нечем? Проводите политзанятия с подчинёнными!

ГЛАВА 1. Туристы с автоматами.

Даже летом, отправляясь в вояж,

Бери с собой что-либо тёплое,

Ибо можешь ли ты знать,

Что случится в атмосфере?

Козьма Прутков.

ЗАСЕДАНИЕ Љ1.

Пояснительные выражения объясняют тёмные мысли.

Козьма Прутков.

14.00. 10 июня 199. (неважно какого) года.

Подхожу к курилке, а там кворум из семи человек. Главенствует майор, начальник инженерной службы, Валерий Михайлович. Он главный в полку весельчак, балагур, остряк и анекдотчик. В данный момент комментирует прибытие ещё троих новых членов курительного сообщества и вступает в полемику со своим другом - начальником химической службы:

- Есть в полку три дуба: начхим начфиз, начальник клуба! Володя! Ты почему такой худой?

- Сам ты дуб! Хороший петух жирным не бывает!

- Как там дела на стартовой позиции?

- Видно учению конец, сворачивают технику!

Остряк переключается на сидящего справа капитана, - замполита КП, ударяя по его профессиональному престижу циклом анекдотов:

- Хорошо политработникам - рот закрыл и техника переведена в исходное состояние. Чтобы американцев победить следует к ним в армию заслать замполитов, те разведут дедовщину и империалистам конец. Слушай анекдот:

Племя людоедов в Африке захватило группу туристов. Ежедневно по одному жарят на костре и едят, но прежде исполняют последнее желание. Перед смертью американец просил виски, француз - женщину. Русский, бывший политработник, озадачил просьбой побеседовать:

- У вас в племени, товарищи людоеды, революция и гражданская война были? Нет?

- А коллективизация, культ личности, необоснованные репрессии? Нет?

- А перестройка, гласность, демократические реформы? Тоже нет? Тогда совсем не понятно, чего вы так озверели!

- Но! Но! Вы, товарищ майор, не забывайтесь! Рискуете! - возмущается замполит КП.

- В чём заключается риск офицеров?

Американских: напиваются, садятся в автомобили, разгоняют их, а перед стеной останавливают. Знают, что один без тормозов, но чей неизвестно.

Французских: напиваются, снимают по проститутке. Знают, что одна из них больна СПИДом, но чья неизвестно.

Русских: напиваются, рассказывают политические анекдоты. Знают, что один из них "донесёт", но кто неизвестно.

Компания весело ржёт над последним анекдотом. В том числе и политработник. Последний, желая перевести беседу из опасного политического русла в патриотическое, рассказывает промежуточный анекдот:

- На вопрос: "Сколько у вас автомобилей?", ответили:

Англичанин - Три! На одном езжу на работу, на другом в гости, на третьем заграницу.

Француз - Три. На одном вожу жену, на другом любовницу, на третьем путешествую за границу.

Русский: Только велосипед!

- На чём же Вы ездите за границу?

- Как на чём? На танках!

- Ха-ха-ха! Кто из нас путешествовал за границу на танках?

Все обращают взор на майора М и настойчиво просят рассказать о круизе ракетного полка в Сирию, что он и делает в последующих историях.

Господа туристы! Кто забыл автомат на палубе?

(из объявления по океанскому суперлайнеру, экипаж 350, пассажиров 1300 человек, Средиземное море, 198. год).

Юмор есть ощущение человека подошедшего к пропасти и заглянувшего за её край.

Фазиль Искандер.

1. Начало.

Кодировщик представил телеграмму из Главного штаба войск ПВО: "Доложите о выполнении мероприятий по операции "Горный хребет-2".

Начальник штаба полка насторожился ибо под таким же кодовым наименованием проводился ввод войск в Афганистан, но с цифрой "1".

Следом пришла новая шифровка:

- Предыдущий документ, попавший к Вам по ошибке, сжечь! С ознакомившихся взять расписку о неразглашении Государственной тайны!

Секрет замкнулся в двух личностях.

Вскоре в воинскую часть прибыл развесёлый и общительный старикашка. Он предъявил командировочное предписание от коммунально-эксплуатационного Управления округа и приступил к работе. Осмотрел все элементы систем тепло и водоснабжения. Простукивая батареи, пошутил с каждым обладателем кабинета в штабе. При осмотре кранов на кухне в квартирах офицеров поговорил о жизни насущной. Посещая санузлы в казармах покурил, потолковал с солдатами.

На исходе двух недель деятельности, сантехник, прямо в кирзовых сапогах и телогрейке, зашёл в кабинет командира полка и учинил ему разнос за... недостатки в режиме секретности и службе войск, предъявив удостоверение генерала КГБ.

Так начался выбор воинских частей для отправки на Ближний Восток.

Месяц спустя полковника вызвали в Москву. Оттуда он вернулся задумчивым и на совещании поставил задачу офицерам:

- Через четыре месяца инспекция Министром обороны с выездом на полигон! Посему всякую иную деятельность свернуть, кроме технической и специальной подготовки! Рабочий день с 8 до 22 часов, выходной день в воскресенье, понимаешь, после обеда!

Месяц бурной учёбы завершается проверкой Главным штабом. Проверяют с пристрастием. Полк лучший в округе, однако в Акте комиссии оценка "неудовлетворительно" и угрозы штрафных санкций к должностным лицам.

Ещё месяц изнурительных занятий и повторная проверка отмечает:

- Уже лучше, но всё равно плохо!

Ещё через месяц:

- Удовлетворительно, но недостаточно!

Четвёртый месяц каторжной учёбы завершается выводом очередной комиссии:

- Хорошо, но на достигнутом не останавливаться!

Врачи гарнизонного госпиталя проверяют здоровье ракетчиков на готовность к работе в жарком климате.

На приёме у невропатолога крепко пьющий прапорщик:

- Закройте глаза, руки вперёд, высуньте язык!

У Вас пальцы ходят как у пианиста по клавишам, а язык как у змеи жало! В жарком климате вы всех гадюк распугаете!

В военный городок приезжают два десятка кадровиков и работников спецслужб. Ночью они запирают штаб изнутри и отрабатывают документы.

Но так как конспираторы пользуются услугами местных машинисток, то источником наиболее достоверных сведений становится магазин Военторга.

Подполковники и майоры от своих жён узнают:

- Это не Инспекция, на всех готовят загранпаспорта!

В клубе части Выездное заседание Военного Совета округа. В президиуме три генерала, старший из них называет фамилию и задаёт вопрос:

- Вы готовы выполнить Правительственное задание?

Отказавшихся десяток солдат перевели в другие части, а нескольких офицеров в назидание другим из армии уволили.

С утра погрузка в эшелон. Офицеры, прапорщики прощаются с семьями, теряясь в догадках, какие пути-дороги уготовила им босоногая греческая богиня истории Клио? На Кубу, в Анголу, в Ливию, на Ближний Восток?

Станция назначения. Ракетчики выгружаются и двести вёрст автоколоннами движутся вглубь пустыни. В указанном месте развёртывают полевой лагерь. С места постоянной дислокации приходит известие, что всех убывших на полигон исключили из списков воинских частей, словно их уже нет в живых.

На следующий день: выезд на боевую позицию, приём боевой техники, получение задач у инструкторов. О последних следует сказать подробнее.

Сложная система определения оценки за стрельбы сотворила из работников Государственного центрального полигона особую касту военных.

Старший инспектор-майор и командир корпуса, полки которого прибыли на стрельбы генерал, общались "на ты", дружески похлопывая друг друга по плечу. Просто инструктор-капитан разговаривал с командиром прибывшего полка оттопырив нижнюю губу.

Дополнительно проверяемые по указанию полигонщиков насыпали дороги, строили сооружения, рыли траншеи.

"Аристократы с голубыми кровями" в необычность ситуации не врубились и стали действовать по шаблону, как при обычных стрельбах.

Майор Кирюхин, начальник командного пункта доложил инструктору:

- Техника КП принята!

Полигонщик поставил задачу:

- К утру вырыть силами подразделения траншею длиной сто, шириной один, глубиной пол-метра под будущий водопровод!

- Пошёл ты на хрен! Бери лопату и копай сам!

Не сразу инструктор отошёл от шока, а очнувшись, доложил руководству полигона о неслыханном происшествии.

Высокий консилиум постановил:

- Скорее небо на землю упадёт, чем этот паскудный полк получит оценку выше двойки!

По приказу администрации полигона начальник военной автоинспекции со своими подручными принялся арестовывать транспорт полка и ставить его на штрафную площадку, а у водителей отбирать права.

Полковой начштаба, мужик крутой, дольше других задержался на КП. Выйдя наружу, он своего УАЗа не обнаружил. В палаточном городке подполковник появился ближе к полуночи, протопав по пустыне пятнадцать вёрст.

Солдат-водитель доложил, что без всяких оснований у него отобрали права, а машина на штрафной площадке.

Выпив стакан коньяка, начштаба посетил военный городок полигонщиков и отыскал квартиру автоинспектора-майора.

На звонок функционер открыл дверь, вышел в подъезд, где был схвачен рослым подполковником за кадык и приподнят на пол-метра.

- Это кто же гад тебе приказал арестовать мою машину?

- Начальник штаба полигона!

- Чтобы через двадцать минут УАЗ и права водителя были в палаточном городке! Звони сейчас при мне!

Служба службой, исполнительность исполнительностью, но жить-то хочется.

Добившись первой победы, хулиган в погонах выпил второй стакан коньяка и решил разобраться с давшим указание автоинспектору.

Недовольный ночным звонком, полковник на генеральской должности, с родственником и кучей покровителей в Генштабе, открыл дверь.

- Это ты, тварь, приказал арестовать мою машину?

- Да! А как вы смеете...?

Последовал мощнейший удар в переносицу, от которого полковник плашмя рухнул на спину, а его нос навсегда отклонился от оси симметрии.

На утреннем заседании зловещие замыслы сотрудников полигона ужесточились, к ним решили подключить военную прокуратуру и покровителей.

Однако сбыться им не суждено было.

Неожиданно прилетел заместитель Министра Обороны с группой ассов Военного дела.

Те проверили уровень подготовки самих инструкторов. Он оказался "не вполне соответствующим велению времени".

Распекая полигонщиков, Зам. Министра заявил:

- Эти воинские формирования на войну едут и если Вы их плохо обучите, то как фанера над Парижем полетите на нижестоящие должности в болота Сибири!

На несколько месяцев ракетчики попали в страшные жернова. Два три раза в неделю боевые пуски ракет, отработка до автоматизма развёртывания зенитных ракетных комплексов, их ремонт в полевых условиях, действий в нестандартных ситуациях.

Запредельные нагрузки вкупе с палаточно-пустынным бытом довели людей до оцепенения.

К всеобщей радости полигонщиков полк получил оценку "отлично".

Спецконтингент был готов к противоборству с израильской, а в перспективе и с американской авиацией. Он получил такую закалку, что в дальнейшем быт в Сирийской пустыне показался комфортным.

После полигона пути ракетчиков несколько разошлись. Часть офицеров прибыла в страну назначения на двух десятках сухогрузов, где в трюмах под видом сельхозмашин перевозилась боевая техника. Командование полка и подразделений, основные специалисты по развёртыванию ракетных комплексов вернулись в родной военный городок, а через несколько дней улетели самолётом на Ближний Восток. Всех солдат, оставшихся офицеров, прапорщиков эшелоном доставили в черноморский порт военного назначения. Там их отмыли от полигонной грязи, переодели в костюмчики иностранного производства и на океанских лайнерах под видом туристов отправили в круиз по Средиземноморью.

2. Путешествие.

Голосила баба деду,

Я в Америку уеду!

Молчи старая...карга,

Туды не ходють поезда!

Рязанская частушка

Этот огромный океанский суперлайнер Черноморского пароходства ранее возил туристов из Англии в Австралию (зафрахтовали трассу морского пути). Однако после шести лет успешной работы конкуренты выжили с трассы российское судно и русский экипаж на нём, и перехватили фрахт. До заключения нового на другой линии, они оказались не у дел и их заангажировало Министерство Обороны для своих неотложных нужд. Экипажу лайнера объявили, что на сей раз они повезут советских туристов (помните "Советико туристо - облико морале"?) в Ливию (с ума сойти, что та туристам смотреть, какие достопримечательности).

Лайнер прибыл в большой морской порт на одном из лиманов Чёрного моря, изображения которого нет ни на одной карте в мире, ввиду военного назначения.

Удивлению экипажа океанского лайнера не было предела, когда за сутки до приёма пассажиров из трёх ресторанов и семи баров выгребли и выгрузили на берег всё спиртное, включая пиво. Зондеркоманда работала профессионально, добралась даже до магазинчика в машинном отделении, у самого днища корабля.

Ещё больше был шокирован экипаж, собравшийся на верхней палубе поглазеть на процесс приёма туристов. Особое любопытство проявляла женская половина экипажа (более 200 человек), порядком поднаторевшая в сексе и интиме при общении с иностранными туристами.

Почему-то посадка началась глубокой ночью, при свете прожекторов. Стройная колонна молодых парней, коротко, а то и налысо стриженных, одетых с иголочки в одежды иностранного производства, без билетов и багажа восходила по трапу на борт пассажирского лайнера.

- У кого иностранная валюта, ценные вещи и свыше тридцати рублей советских денег - заполняй Декларацию! - как "глас вопиющего в пустыне", в гробовой тишине слышался вопль посаженного для проформы старикашки-таможенника.

Проходя мимо, туристы таращились на него, как на выходца с потустороннего мира. В своей жизни никто из них инвалюты в глаза не видал, из ценных вещей имелись, и то далеко не у всех, лишь часы и электробритвы, а последний советский рубль был, в ожидании посадки, пропит ещё неделю назад.

Каждый турист предъявлял пограничнику выданный Министерством Иностранных Дел заграничный паспорт, страж границы в зелёной фуражке внимательно сличал фотографию в документе и физиономию личности и возвращал паспорт владельцу.

В двух шагах далее турист постарше (лет 35) наглым образом отбирал единственный удостоверяющий личность документ и бросал его в шкатулку для голосования, награждая зазевавшихся упоминанием о какой-то матери и даже подзатыльниками.

Через час после посадки туристов лайнер рванул на дыбы, как застоявшаяся лошадь, унося седоков неизвестно куда (для экипажа, кроме капитана) и в неизвестные края (для пассажиров).

К морскому образу жизни туристы приспособились быстро и начали шалить.

На декоративных, дорогостоящих, без единого пятнышка панелях корабельных перегородок и в других самых немыслимых и неподходящих местах появились (гвоздем нацарапанные) надписи: "Здесь был Вася", "Привет из Моршанска", "Дембель 1984", "козлы едучие" и другие не употребляемые в литературном языке перлы.

Но это было ничто по сравнению со стихийными бедствиями. Покурят туристы на верхней палубе и бросят окурки за борт, а те, гады, через открытые иллюминаторы пониже (при содействии ветра) влетают в каюты. В результате выгорают куски дорогостоящих (в которых нога по щиколотку утопает) ковров.

Некоторые, наиболее любознательные, узнав, что в каждой каюте имеется противопожарная система, загораются желанием испытать её работоспособность. Поднесут к индикатору горящую сигарету и каюту через вертушку заливает водой пока систему после разбирательства не отключат с центрального пульта управления.

Слишком явными стали азартные игры туристов с женской половиной экипажа, за валюту поднаторевшей в интиме с иностранцами, а в этот единственный в жизни раз махнувшей рукой на её отсутствие.

Туристы состояли из двух команд в семьсот и шестьсот человек, следовавших в одну и ту же страну, но в разные сухопутные пункты назначения.

Группы возглавляли два заматерелый майора. Это именно они при посадке отбирали у остальных туристов заграничные паспорта, чтобы какой-нибудь ротозей не утерял единственный имеющийся у него документ, затруднив себе тем самым возвращение на Родину в будущем.

Особняком плыл сам по себе турист-полковник (в спецкомандировку для исполнения обязанностей оперативного дежурного на центральном командном пункте Войск Противовоздушной обороны Сирийской Арабской Республики). Несмотря на высокий ранг, полковник ни разу в жизни не командовал солдатами, так и провёл всю свою службу в системах боевого управления, пройдя ступени оперативного дежурного полка, дивизии, корпуса и округа.

Почувствовав груз ответственности, налагаемый высоким воинским званием, полковник возложил командование туристами на себя, хотя на это его никто не уполномачивал. Однако, не зная как это делать, он в первый день шестнадцать часов бегал по многокилометровым коридорам и палубам корабля, заставляя туристов ходить вне кают только при галстуках и в пиджаках, застёгнутых на все пуговицы. Этим полковник надорвал здоровье, слёг с приступом стенокардии, мысленно сложил взятые добровольно на себя полномочия, до конца путешествия запёрся в каюте, попивая лекарство в виде взятых с собой в командировку трёх бутылок столичной.

До капитана лайнера доходили сведения о безобразиях туристов, но окончательно чашу терпения переполнил следующий случай.

Как заведено, была проведена учебная морская тревога. Туристам показали, где в каютах лежат спасательные жилеты, провели практическое занятие - как ими пользоваться, объяснили каким маршрутом каждому двигаться в случае катастрофы, в какую спасательную шлюпку садиться.

Продемонстрировали (на свою голову) оборудование спасательных шлюпок, неприкосновенный запах консервов, банки с консервированной питьевой водой, набор снастей для ловли рыбы в открытом море в экстремальной ситуации.

Туристы питались в трёх ресторанах с сервисом и качеством приготовленной пищи, которым позавидовал бы самый престижный на то время рязанский ресторан "Ловеч".

Дневной рацион питания туристов Министерство обороны профинансировало в 10 рублей 75 копеек, в то время когда на Родине солдатский паёк стоил 1 рубль 03 копейки. Обед состоял из семи блюд, завтрак и ужин из четырёх, которые вышколенные и улыбающиеся официантки приносили с разрывом минут в десять.

Несмотря на это...

Группа туристов, в простонародье именуемых до... (извиняюсь) дятлами, повадилась таскать консервы для пробы из НЗ спасательных шлюпок.

Однажды, наяривая вкуснейший деликатес, гурманы заспорили, то ли это щупальца спрута, то ли морской гребешок. За разъяснением обратились к члену экипажа.

С ума посходили! - воскликнул тот, осмотрев консервную банку и её содержимое, - это же с НЗ спасательных шлюпок! Консервированные черви для ловли рыбы в критической аварийной ситуации.

Данный факт стал достоянием всего экипажа и, хуже некуда, капитана.

В составе самого экипажа был оперуполномоченный КГБ. Старый морской волк, обладающий большей информацией, чем другие, о цели круиза, при помощи работника КГБ быстро вычислил иерархию туристов и вызвал к себе на рандеву двух заматерелых майоров. За причинённый кораблю материальный ущерб предъявил счёт и потребовал заплатить семь тысяч долларов США. Далее на пиратском языке ("якорь вам в задницу" и тому подобное) морской волк высказал всё, что он думает о туристах и майорах, и погрозился сообщить на Большую Землю, чтобы офицеров из армии уволили.

Противная сторона, участвующая в высоких переговорах, заявила:

- Все счета предъявляйте Министерству Обороны, у нас лично из финансов только один рубль и тридцать копеек на двоих, а у остальных туристов и того нет! Вашей телеграммы по радио не боимся, на войну едем, уволят так уволят, неизвестно какая из потерь меньше. А вот прекратить безобразия со стороны туристов обещаем!

Далее майоры, в качестве компенсации материального и морального ущерба, обязались выделять ежедневно по 400 человек от каждой команды, часов на 8-10 для помывки самых грязных помещений трюма и машинного отделения, драинья гальюнов и другой черновой работы.

На этом инцидент был исчерпан. Часа через два весь контингент туристов был собран майорами в двух самых больших помещениях лайнера - кинотеатре и танцевальном зале.

На головы туристов посыпался такой отборный десятиэтажный мат, которого корпус и помещения судна не слыхали с момента постройки его на Гамбургской судоверфи по заказу Советской стороны.

Самыми благопристойными выражениями были:

- По прибытии в Сирию всех нарушителей отправлю в дисциплинарные батальоны и в болота Сибири! Руки, ноги повыдёргиваю! Курцам заткну по десять пачек сигарет в задницу. А тем, кто червей жрал, порву, блин, пасти на портянки!

Стало на лайнере тихо и спокойно. Ежедневно по 800 туристов наблюдали теперь вместо ультрамариновых морских просторов с верхней палубы толчки в гальюнах и грязные углы в трюмах, а вместо морского бриза в рожи им дул неприятный запах.

Однако беда пришла откуда её никто не ждал. Майоров в спешном порядке вызвали к капитану лайнера. Те уж никак не могли сообразить, что ещё туристы натворили.

Морской волк с бородой норвежского типа несколько минут сидел молча, обхватив голову руками, а затем спросил:

- Где списки пассажиров на русском и английском языках?

- Какие списки? Можно ли их подавать? Что в них можно указывать, а что нет? Свяжитесь с Генштабом!

Мудрый Генштаб этот вопрос упустил. По заведенному на тот момент порядку, любое пассажирское судно, перед входом в пролив Босфор обязано было остановиться. К нему подплывал турецкий катер, брал пробы воды, высаживал турецкого лоцмана, который в качестве рулевого проводил лайнер по проливам Босфор, Дарданеллы и через Мраморное море.

Также турецким властям вручались списки экипажа и пассажиров. Они требовались на случай кораблекрушения в турецких территориальных водах. Любой спасшийся выйдя на берег и назвав свои данные, обретал легитимность, что он не нарушитель турецких границ, а действительно пострадавший. Списки экипажа всегда были в наличии, а списки пассажиров в обычном круизе составлял экипаж на основании билетов и паспортов. В данном случае билетов не было, а помощник капитана по пассажирам подумал, что такие списки имеются у старших команд.

До входа в пролив Босфор оставалось три часа. Полчаса ушло на установление связи капитаном по зашифрованному каналу с Генштабом. Оттуда пришёл приказ: такие списки туркам предоставить. Однако в них всё, за исключением номеров загранпаспортов (могут проверить в МИДе) должно быть вымышленным.

- Ой, не успеем! Ой, тормознут нас перед входом в Босфор! Ой, что со мной будет за невыполнение задания по доставке вас в Сирию? - запричитал старый морской волк.

По стечению обстоятельств, оба майора были заместителями начальников штабов двух полков ПВО, следовавших в арабскую страну, а составление документов - их хлеб.

- Щас сделаем. Хотя со временем трудновато.

В кают-компании офицеры собрали два десятка самых расторопных, шустрых и грамотных писарчуков.

Был образован и зафункционирован конвейер:

- несколько туристов расчерчивали исходные бланки-таблицы;

- следующий писарчук заполнял графу "номер по порядку" от одного до тысячи трёхсот;

- компания рядом творила вымышленные фамилии, имена, отчества;

- следующий специалист записывал вымышленные года рождения;

- ещё два дятла соображали и вписывали вымышленные профессии участников круиза;

- последний функционер брал со шкатулок для голосования заграничные паспорта и проставлял их реальные номера;

- в конце конвейера одна корабельная машинистка, по мере поступления очередного листа с исходным материалом, печатала на русском языке, а вторая переводила и печатала на английском;

- два майора, в качестве приводных ремней, сновали по каюте и, не взирая на женщин-машинисток, нелестно отзывались о матушках функционеров, снижающих темп работы конвейера, иногда награждая писарчуков подзатыльниками.

Затормозилась работа у творителей вымышленных фамилий (то они совпадают с реальными, то повторяются), но затем дело пошло живее, после того, как они приняли совет одного из майоров:

- Что вижу, то и пишу: шкаф - Шкафнин, простыня - Простынкин, иллюминатор - Иллюминаторов!

Перед входом в Босфор лайнер остановился. За семь минут до подхода турецкого катера один из майоров пересмотрел русский вариант готовых списков и волосы встали дыбом:

- в графе Љ1 "Номер по порядку" ошибок не было;

- во второй графе рядом с фамилиями Пушкин, Гоголь, Толстой, Голицин, Романов, Брежнев соседствовали Гитлер (Иван Иванович), Писсуаров, Унитазов;

- творивший вымышленные годы рождения слишком вольготно отнёсся к рекомендации майора: "Побольше варьировать!" Также он не мог предполагать, что будет написано в последующих графах (это один из самых существенных изъянов конвейерской системы). Из его творения выходило, что в туристическое путешествие едут грудные младенцы, но уже с загранпаспортами и с профессиями архитектора, инженера-конструктора и лётчика-испытателя, а также древние старцы, социальное положение которых студент, учащийся ПТУ. А в последний трети списков у него вообще произошёл заскок и писарчук вместо цифры "девять" стал машинально писать цифру "восемь". Выходило, к примеру, год рождения 1850-й. Получалось, что в круиз следуют ровесники Карла Маркса;

- в следующей графе писарчук в отместку за очередной подзатыльник, стал изгаляться над профессиями, творя невесть что: "врач-сантехник", "слесарь-гинеколог", "массажист-испытатель", "дворник-конструктор" и тому подобное. Шутник хренов!

Машинистки были профессионалами высочайшего класса, печатали автоматически, не вникая в смысл слов, а думая исключительно о любви, как на русском, так и на английском языке.

Тем не менее, списки вручили представителю турецких властей и мнимые Пушкины, Гитлеры, Унитазовы, Брежневы, грудные младенцы и ровесники Карла Маркса, врачи-сантехники и слесари-гинекологи благополучно миновали территориальные воды не только Турции, но и ещё трёх государств.

Но если бы кораблекрушение...

То сидеть бы уцелевшим и спасшимся в турецкой тюрьме, а туркам сходить с ума от такого странного заявленного контингента туристов на данном лайнере.

Вдруг откуда ни возьмись, на свет божий появилось полдесятка работников Комитета Государственной Безопасности, сокращённо КГБ.

Они тоже следовали в Сирию, маскировались под специалистов-ракетчиков. КГБэшники прошли на лайнер ещё днём до общей посадки. В предыдущем пути следования туристы принимали их за членов экипажа, болтали много лишнего, а те мотали на ус и всё записывали.

Чекисты потребовали:

- первое - провести маскировку лайнера под обычный туристический корабль;

- второе - запереть всех туристов-солдат на замки в каютах и запретить им высовываться в иллюминаторы.

Во времена железного занавеса военные моряки, вознамерившись сбежать за границу, именно в Босфоре прыгали за борт. В этом месте корабли следуют медленным ходом и не имеют права останавливаться, а турки в многочисленных, снующих по проливу, лодках тут же поднимали беглецов на борт и доставляли на берег.

Кэгэбэшники были правы. В данном случае побег хотя бы одного туриста мог сорвать всю операцию.

Сделали всё на высшем уровне. На верхнюю палубу вывели сотню принарядившихся по этому случаю девиц из состава экипажа и десяток туристов постарше (прапорщиков). Громко включили развлекательную музыку. Двум десяткам самых пьющих дизелистов дали выпить и те непритворными пьяными голосами со всей мочи распевали русские народные песни под аккомпанент гармошки и балалайки.

В общем, всё было как надо, маскировка полнейшая и всеобъемлющая.

Вдруг майор обратил внимание, что турки в лодках показывают пальцами на лайнер и ржут, как лошади. Он наклонился, заглянул за борт и увидел гроздья винограда. В каждом иллюминаторе, куда и одна башка пролазит с трудом, немыслимым образом торчало три стриженные головы.

- Я вам покажу-у-у, вашу мать! - ядрёным басом заорал майор и луна от его голоса докатилась до Европейского берега Босфора.

Головы спрятались. То же самое майор проделал на противоположном борту лайнера, огласив своим диким воплем Азиатский берег знаменитого пролива, достигающего в некоторых местах ширины в шестьсот метров.

При проходе лайнера под мостом, связывающим Европу и Азию, туристы по традиции, рассказанной моряками, выгребли из карманов последние монеты и бросили в морскую пучину, чтобы живыми и здоровыми вернуться обратно.

После выхода из пролива Босфор вахту бдительности и маскировку сняли.

В составе одной из команд в круиз следовал ещё один майор, энергетик полка, весельчак и балагур Миша Чернышов.

Он ранее на протяжении нескольких месяцев был в командировке в Сирии, общеизвестный факт, но то, что добирался он туда и обратно не кораблём, а самолётом, мало кто знал.

За Мишей Постоянно ходила вереница молодых туристов, а он с умным видом обстоятельно отвечал на интересующие их вопросы.

- Товарищ майор! А как называются эти два острова? - спросил лысый от природы турист Баранов.

- Вот этот, слева, имени султана Сулейман-паши Второго, а справа имени Баранова!

- Почему Баранова? Моего однофамильца-путешествинника?

- Нет! Ты посмотри! Ни деревца, ни кустика! Лысый как твоя голова!

В одном из самых узких мест пролива Дарданеллы (отчётливо видно оба берега) на противоположных сторонах виднеются два города. Кто-то из туристов спрашивает:

- А как эти города называются?

Не заметив, что в этот момент подошло сзади десятка два женщин и пяток мужчин из экипажа, Чернышов отвечает:

- Вон тот на Европейском берегу - НОВОГИБУНОВО, а тот на Азиатском - СТАРОБЛЯДОВО.

Много лет спустя, случайно и с удивлением узнал, что с лёгкой руки Миши Чернышова уникальные географические названия прочно вошли в обиход экипажей судов Черноморского пароходства.

К примеру, капитан сухогруза командует малоопытному рулевому:

- Возьми правей к Новогибуново! Да нет, много, назад! К Староблядово!

В Средиземном море несколько раз над лайнером на небольшой высоте пролетали истребители-бомбардировщики с американских авианосцев, имитируя атаку.

Обогнув остров Кипр, корабль резко свернул с заявленного маршрута (по судовым документам в Ливию) и направился к сирийским берегам. Говорят, с эскортом из советских подводных лодок, некоторые из туристов утверждали, что наблюдали перископы.

На рейде у сирийского порта назначения к лайнеру причалил катер и на борт выгрузили ящики с автоматами (по числу туристов), боеприпасы к ним и тюки с арабской военной формой одежды.

В считанные часы лондонские денди обратились в мусульманское воинство.

Вскоре после раздачи автоматов Калашникова (по номерам и под личную роспись) и патронов к ним, в разных концах лайнера послышались автоматные очереди: по небрежности, халатности, баловству. К счастью никто не был убит или ранен, пострадали только потолки и перегородки кают и коридоров.

Старший помощник капитана, выйдя из рубки управления на верхнюю палубу, увидел там кучу окурков, рядом лежащий автомат Калашникова. Он забрал автомат и объявил по всему лайнеру:

- Господа туристы! Кто забыл автомат на верхней палубе, подойдите к рубке управления!

Прибежало семь человек, забывшие, где в данную секунду находится их личное оружие (под кроватью, в гальюне и т.д.).

Прилетело двумайорие в облаках из мата. По номеру был установлен истинный владелец оружия, который прежде, чем получить автомат, схлопотал им по горбу. Лжевладельцы не дожидаясь конца экзекуции рванули искать своё оружие в других местах и, надо сказать, легко отделались, получив в спину лишь только двадцатиэтажный майорский мат.

Предупреждает народная мудрость: "Со своим уставом в чужой монастырь не ходи", так нет, пошли. Уже в порту, в ожидании посадки в автобусы для следования на боевую позицию, два комсомольца из России полезли в частную апельсиновую рощу, ещё не зная тамошних драконовских законов по отношению к ворам ,не ведая, что в случае поимки их может ждать смертная казнь, приводимая в исполнение при стечении народа на центральной площади. Но это уже тема другого рассказа.

По-другому обстояли дела иной категории туристов. Они, вернулись домой, пересчитали детей, подержали жён (любовниц, невест) за места пониже талии. В подмосковном военно-пассажирском аэропорту эта группа отличалась развесёлым нравом. В связи с неожиданным для них запретом на провоз в мусульманскую страну спиртного, взятые из дому дорогостоящие водки и коньяки перекочевали в утробу путешественников.

Несмотря на свой качающе-падающий вид данные туристы таможенный досмотр прошли успешно, спиртное в утробе уже вне зоны досягаемости таможни.

Хуже дела обстояли у десятка украинцев с полупудовыми кусками сала. При всём желании десять килограммов сала перед посадкой не съешь!

Украинцы в мусульманскую страну улетели, а сало осталось на родине, его во владения Аллаха не пустили.

На таможне в аэропорту задержали лейтенанта. Злую шутку с ним сотворили собутыльники. Провожая товарища по общежитию в дальний путь, они обыкновенный кирпич завернули в лист ватмана, перевязали тесёмкой, сделали надпись "Секретно. Центральному Разведывательскому Управлению США" и незаметно для хозяина вложили в уже собранный чемодан.

При досмотре лейтенант не смог объяснить таможеннику содержание свёртка, последний прочитав надпись, вызвал работников КГБ.

Чекисты взяли с молодого офицера пяток объяснительных, проверили его подноготную до десятого колена. В лаборатории кирпич распилили на кусочки, провели химический анализ, пробу на радиоактивность.

Лейтенант присоединился к другим участникам круиза неделю спустя, а по возвращении из Сирии набил шутникам морды.

ЗАСЕДАНИЕ Љ2.

Если у тебя фонтан, заткни его:

Дай отдохнуть и фонтану.

Козьма Прутков.

14.50. Курительное сообщество увеличивается ещё на пять человек. Повествующий закуривает и делает паузу, которую заполняет майор предпенсионного возраста:

- Куда только судьба не забрасывала военных? В молодости служил я в дивизионе на границе Костромской и Архангельской губерний. До ближайшего посёлка шестьдесят вёрст. Сухопутный остров: с трёх сторон болота, с четвёртой река, семь месяцев в году отрезан от внешнего мира. Местные жители этот район называли Камбоджей. Мы тоже.

В вооружённых силах все уже лет пять носят зелёные брюки, а мы всё ещё в синих, хрущёвских.

Еду в отпуск через Москву, задерживает патруль:

- Вы почему в синих штанах?

- У нас в полку все так ходят!

- Где же вы служите?

Хотел ему объяснить подробно, мол местность называется "Камбоджа", находится она..., а начальник патруля не дослушав:

- Ты гляди! И в этой стране русские служат! Ну иди с богом бедолага!

Рассказчик и все остальные захлёбываются слюной. Мимо курилки шествует старшина подразделения КП с двумя термосами, а сзади поварёнок-солдат с огромным подносом в руках. Там... жаренные хрустящие котлеты, тушеный кролик, салаты. Это обед для комполка, начштаба и двух проверяющих. Постарался прапорщик, пол-дня колдовал.

Запнувшись о кочку повар падает, уронив поднос. Из кустов выскакивают две псины и вмиг подбирают деликатесы.

- Ах ты ж..! - в мерзостном словаре старшины не хватает соответствующего выражения, характеризующего личность подчинённого и его заклинивает. Затем прорывает:

- Японский городовой! Йо-пэ-рэ-сэ-тэ! Бля! Мля! Блин! Мать! ............!

- Велик и могуч русский язык! - вновь овладевает вниманием сообщества майор М.

По большому счёту мат не вредная привычка, а пласт народной культуры. Не знаю какие слова говорит англичанин, ударив молотком по пальцам. Но если бы он знал русские выражения на этот случай, то боль была бы в два раза меньше.

Зря учённые мужи ломают головы над изобретением общемирового языка. Если за кордоном (хоть в Японии, хоть в Голландии, хоть в Канаде) зададите вопрос по-русски, вряд ли сразу сообразят, на каком языке Вы глаголите. Попытайтесь мысль выразить "четырёхэтажным". Поймут, что Вы русский, и что вам требуется, без словарей и переводчиков!

Наши крепкие выражения разбрелись по всему миру. В Сирии я однажды прослушивал переговоры израильских лётчиков с воздушным командным пунктом "Хоккай". Исключительно по русскому мату удалось определить их боевую задачу и узнать, что пилот Абрам имеет низкие профессиональные навыки (его обозвали "долбанутым" и "хреном моржовым"). Десять минут спустя воздушная обстановка на экране радара подтвердила правильность предположений.

Один истребитель, очевидно управляемый Абрамом, вернулся на авиабазу.

Кстати о языке... в Сирии...

Превратности языка и воинственный атеизм.

Оптимист учит английский,

Пессимист - китайский,

Реалист - автомат Калашникова.

Народная мудрость.

Старшим, следовавшего из порта выгрузки автопоезда с ракетой, был невысокий мрачноватый майор, попутчиком в кабине - старший лейтенант, медик, зубной врач из полевого госпиталя. Водитель-солдат по армейскому табелю о рангах был четвёртой категории (шофёр, водитель, ездок, ездюк и ...), но вскоре всё-таки ему представился случай перейти в "почётную" пятую категорию. Не разминувшись со следовавшим навстречу придорожным столбом в небольшом арабском селении (виноват, разумеется, некстати появившийся столб), он повредил колесо на тягаче, сорвал маскировочный чехол с автопоезда, и ракета стояла голой как танцовщица в стриптиз-баре.

Водитель, то бишь... и засучивший рукава майор, при помощи какой-то матери, принялись менять колесо на запасное, а зубной врач, как и полагается работнику интеллигентной профессии, с невозмутимым видом закурил в сторонке.

Постепенно образовалась толпа в несколько сот арабов, бегло осмотревшая ракету, затем окружившая старшего лейтенанта.

Вопреки своей мирной профессии, ростом он был 2 метра 12 сантиметров, телосложением не хуже Шварцнеггера, с кулаками размером в голову среднего человека. Он имел льняного цвета волосы и курносый нос на белом веснушчатом лице, и то, что он русский, мог определить даже марсианин. Непонятно, как только скудная вологодская земля могла родить такое богатырское от природы тело.

У пациентов этого зубного врача, при виде инструментов в огромных кулачищах, сама собой пропадала нестерпимая боль. Самый высокий араб еле доходил до плеча детины, и он возвышался над толпой как сельская колокольня над избами.

Вскоре был выискан и вытолкнут вперёд мусульманин, говоривший по-русски. Он по велению толпы, показывая пальцем на многотонную ракету, спросил:

- Ну что, теперь враги арабов не разбомбят?

Глубокомысленно посоображав, пуская кольца дыма, врач ответил:

- Хрен им! - и продемонстрировал характерный жест с пересечением обеих рук под прямым углом.

- Хрен им! Хрен им! Хрен им! - как дети запрыгали от радости все присутствующие, по несколько раз повторяя жест.

- Опять же, по настоянию аборигенов, посредник хитро прижмурившись, дипломатично спросил:

- А Вы лично кто? Разведка? Десант? Спецназ?

- Врач! - не задумываясь ответил офицер.

Долго хохотала толпа над неуклюжей (по их мнению) попыткой скрыть военную тайну.

Люди решили вывести хранителя военной тайны на чистую воду или хотя бы поставить его в тупик.

Воцарилась тишина, все навострили уши, а переводчик задал вопрос:

- А что же вы лечите? Кости? Сердце? Почки? Желудок?

Старший лейтенант вновь ответил правду:

- Зуб!

Начался Апокалипсис и, что удивительно, до перевода сказанного офицером.

Треть толпы, держась за живот, задыхалась от смеха, другая треть в истерическом припадке валялась в придорожном кювете, у последней трети от смеха текли слёзы.

Через полторы минуты (с испугу и уже с участием доктора) экипаж завершил работы по установке колеса и срочно уехал, не став маскировать ракету.

Позже туристы поняли причину истерического смеха, узнав, что слово "зуб" (или созвучное ему) в арабском языке обозначает мужской половой орган.

Коварен не только арабский язык, но и свой родной, русский. В те времена все русские, кто по каким-либо причинам пребывал в Дамаске, даю голову на отсечение, кожаные изделия (куртки, пальто) покупали в магазине у Абдуллы-Демократа. Пройти мимо его двухэтажного магазина у перекрёстка двух самых многолюдных улиц в центре Дамаска было невозможно даже гипотетически.

Владелец магазина всегда стоял у входа, зорко осматриваясь по сторонам. Русского торговец угадывал безошибочно за полкилометра (то ли интуитивно, то ли по едва уловимым приметам).

Он шёл навстречу, протягивал руку и почти без акцента говорил:

- Здоров! Абдулла-Демократ, владелец магазина! Заходи!

Словарный запас негоцианта был небольшой (несколько десятков русских слов) и при обслуживании одиночек рос медленно. Но после прибытия в Сирию нескольких тысяч туристов, которые переоделись в военную форму одежды сирийской армии и обосновались там надолго, положение в корне изменилось.

Во-первых, эти туристы были людьми иного пошиба, более весёлые, раскованные и коммуникабельные.

Во-вторых, магазин Абдуллы без всяких приглашений был в сфере интересов туристов, где они стремились рационально израсходовать заработанные нелёгким трудом лиры и пиастры на покупку товаров, являющихся на Родине дефицитными. Появлялись они там большими группами, человек 20-30, живо обсуждали ассортимент и качество товара и комментировали подробно каждую покупку. Пользуясь некомпетентностью остальных окружающих, в выражениях не стеснялись.

Абдулла обладал недюжими лингвистическими способностями, всё впитывал как губка, и через пару месяцев свободно шпарил на разговорном русском языке.

Коварство родного языка туристы поняли, услышав проекции своих разговоров из уст владельца магазина, когда тот в их присутствии принялся обслуживать группу женщин (жён сотрудников Советского посольства):

- Заходи, на хрен, товара до хрена и больше! Сейчас я всё покажу! Примерь вот эту хренотень! Не хреново сидит! Не нравится? Брось в ..., возьми другое! Ну теперь зашибись! Плати двадцать лир и семьдесят пять пиастров и забирай! Приходи почаще, твою мать, до свидания!

Как ни пытались туристы объяснить Абдулле-Демократу, каких слов при женщинах говорить нельзя, он ничего и не понял.

Откуда же бедному Абдулле знать, что у русских фактически два языка, а из того, на котором изъяснялись между собой туристы, общеупотребимо только каждое второе слово.

Высокохудожественные выражения Абдуллы хотя и несколько шокировали жён дипломатов, но всё равно не так, как однажды родной язык привёл к состоянию столбняка простого русского парня рядового Капустина.

По образу и подобию туристического был сформирован сирийский полк. Сначала его отправили в Россию, где арабские ПВОшники обучались опытными инструкторами в учебном центре, выполняли боевые стрельбы на полигоне. Ещё полгода военнослужащие сирийского зенитного ракетного полка ежедневно посещали боевую позицию русских в Сирии, обучаясь боевому мастерству. Контакт между русскими и арабами облегчался тем, что значительная часть сирийских офицеров заканчивала военные учебные заведения в Советском Союзе, другая бегло изучила русский язык во время пребывания в России. Кроме того, из Москвы прислали четырёх переводчиков. Три из них были туркменами, а один узбек. Все четыре окончили мусульманское религиозное учебное заведение, где в совершенстве освоили арабский язык ,но вместо того, чтобы стать священниками, пошли служить в армию в качестве переводчиков и к данному моменту уже имели воинские звания старших лейтенантов. Три из них были на самом острие общения, а о четвёртом мало кто знал, ибо он, в основном, занимался переводом документов.

Каждому солдату на месяц, в первых его числах, выдавалось по двадцать пачек сигарет. Некоторые, неэкономные курцы, выкурив месячную норму уже к двадцатому числу, принялись клянчить курево у иностранцев, пользуясь безотказностью последних.

Выработался оптимальный алгоритм:

1. подход к арабу с заискивающе-просящим видом.

2. приветствие на арабском языке: "Мархабат!", то есть по-русски "Здравствуй!".

3. Просьба: "Садык (товарищ)! Покурить!" - в сочетании с характерным жестом курильщика.

Нашлись "стрелки-профессионалы", чрезмерно злоупотреблявшие щедростью мусульман. Один из таких, рядовой Капустин в глазах коллектива попал в глупейшее положение.

- Щас ещё одного туземца расколю на полпачки сигарет! Учитесь, пока я жив! - заявил Капустин толпе курцов у входа в подземное сооружение Командного пункта, пустившей единственную сигарету по кругу, узрев выходящего из сооружения вояку-араба.

Он шагнул навстречу, применил свой талант и всегда срабатывающий алгоритм, но ...

Араб на чистом русском языке громко ответил:

- "Кол" в рот, вместо сигареты! Да такой, чтобы из задницы дым пошёл! Я тебе не " садык", а старший лейтенант Рахимов, твою мать!

Это был советский переводчик, узбек по национальности, которого мало кто из солдат знал в лицо.

В экстремальных условиях, русская душа требовала разудалого выхода и отнюдь не только в крепких выражениях, но возможностей "расслабиться" в мусульманской стране очень мало.

Рядом (километрах в десяти от боевой позиции) находился небольшой арабский городок - спутник Дамаска. Его ПВОшники обязательно проезжали, следуя по служебным делам и возвращаясь обратно. Иногда они, попросив у командира полка автобус, выезжали ознакомиться с достопримечательностями и бытом сирийской столицы и истратить заработанные лиры и пиастры в свободное от боевого дежурства время.

Несмотря на крохотность, в городке было много магазинчиков с изобилием товара японского и европейского происхождения. Имелась там аптека, отвечающая всем мировым стандартам. В жару в ней было прохладно, работал кондиционер, за несколькими столами можно было попить минеральной воды, прохладительных напитков, съесть сэндвич. А главное, владелец аптеки Ахмет немного калякал по-русски.

Группы туристов в сирийской военной форме одежды из ближайшего русского гарнизона периодически навещали аптеку на развилке дорог у окраины городка.

- Ахмет, "калошу"! - кричали туристы с порога.

Владелец аптеки сокрушённо качал головой, снимал с полки пластмассовую (наглухо запаянную) полуторалитровую ёмкость с этикеткой, где схематично изображались череп и две скрещенные кости и была надпись на нескольких языках: "яд, смертельно". По-арабски содержимое бутыля называлось "кыхюль", спирт по-русски.

"Калошей" русские именовали его за характерный привкус, соответствующий запаху резиновой обуви, одеваемой поверх валенок. Туристы заказывали Ахмету ещё пепси-колу, разбавляли "калошу" и поглощали смесь, закусывая сэндвичами.

Любопытный и любитель поболтать, Ахмет подсаживался к туристам и заводил разговоры, смысл которых состоял в том, что пить нельзя, жидкость - смертельный яд и применяется арабами исключительно для примочек и натираний.

Эти доводы со временем рассыпались в прах, вместо того, чтобы помереть здесь прямо в аптеке, туристы краснели, веселели, уезжали, а через некоторое время снова посещали аптеку.

Тогда Ахмет стал приводить другой неоспоримый довод:

- Нельзя пить "кыхюль" - Аллах накажет!

На что туристы приводили тоже веские контрдоводы:

- Ахмет! Посуди логически! Сколько людей на земном шаре? Пять миллиардов! А сколько Аллахов? Один! Разве один способен уследить за миллиардами?

В принципе, доводы русских иногда казались Ахмету действительно логичными. Осложнилась обстановка, и только через два месяца туристы вновь посетили аптеку. За стойкой вместо Ахмета трудилась его жена, ни слова не понимавшая по-русски.

То, что требуется русским, она выдала правильно, руководствуясь предыдущим опытом. На вопрос туристов, где же Ахмет (с применением арабских слов), она долго непонятной скороговоркой что-то объясняла, обхватывала руками голову, закатывала глаза, поднимала кверху руки, очевидно призывая в свидетели Аллаха.

Туристы никак не могли понять, заболел, ранен, убит?

Когда питьё смертельного яда подходило к концу, из подсобного помещения неожиданно вышел Ахмет. Его внешний облик (природный цвет лица - зелёный, голова обвязана мокрым полотенцем) свидетельствовал, что араб в синдроме огромнейшей похмелюги.

Правоверный мусульман подошёл к столику с туристами и сказал:

- Налей "кыхюля" Ахмету, Аллах не уследит!

Воистину - воинствующий атеизм!

ЗАСЕДАНИЕ Љ3.

15.20. Неожиданно воет сирена. Курильщики занимают места в боевом расчёте. В небе над Рязанью набирает высоту невесть откуда взявшийся самолёт без сигнала опознавания "я свой". Удивлены на вышестоящих КП, по замыслу учений подобного не планировалось.

С радиолокационного комплекса считывают высоту нарушителя, а комполка докладывает генералу на КП корпуса:

- Высота десять!

- Высота десять километров!

- Высота двадцать!

- Высота двадцать километров!

- Высота сто!

- Высота сто километров!

Пауза. По громкоговорящей связи на весь оперативный зал слышен голос генерала:

- Ты, что, полковник дурак? На такой высоте только космические корабли летают!

- Локатор! Ты в чём мне высоту докладывал?

- В гектометрах, товарищ полковник, сотнях метров!

- Понимаешь, это уже хреново!

Возмутителем спокойствия оказался вылетевший с авиабазы разведчик погоды с неисправной аппаратурой опознавания. Нарушителя порядка использования воздушного пространства посадили обратно на аэродром и в курилке снова заседание.

- ПВО беспокойные войска! Шестые сутки сидим, а конца не видно! - возмущается один из присутствующих. - Скоро одичаем на позиции.

- Слушай на эту тему анекдот, - подхватывает начальник инженерской службы.

Забросили на учения в тайгу дивизион и о нём забыли. Вспомнили через год. Прилетел на вертолёте генерал, ходит по позиции, валяется ржавая техника, а людей нет. Вдруг видит на дереве туземца. После получасовых уговоров обросший, весь в рванье, человек с дерева слез.

- Я Вася! - тычет себя в грудь генерал, пытаясь войти в контакт. - А ты кто?

Вдруг абориген принимает строевую стойку:

- Старший лейтенант Иванов, командир батареи!

- Ха-ха-ха!

- Надо было сбить этого разведчика погоды, чтобы не мешал слушать удивительные истории! Товарищ майор! Расскажите как вы там в Сирии чуть пассажирский Боинг не грохнули!

Участник круиза возобновляет прерванный рассказ.

Родились в рубашке.

Достаток распутного равняется короткому одеялу:

Натянешь его к носу, обнажаются ноги.

Козьма Прутков.

Сам круиз проходил интересно и содержательно, даже несмотря на то, что девяносто девять процентов всего времени туристы путешествовали в пределах боевой позиции, изучая достопримечательности куска пустыни размером три на четыре километра и близко знакомясь с сексуальными возможностями расположенной там ракетной техники.

Вся территория была ограждена внутренним и внешним ограждением, разнесённым на 150 метров, между которыми располагалось минное поле. Изнутри позиция охранялась прибывшей вместе с ракетчиками советской мотопехотой на БТРах, снаружи батальоном сирийских десантников (командос).

Этот анклав был сродни Бермудскому треугольнику:

- туристы преображались в стражей передовых воздушных рубежей мусульманского мира, ввезённые извне сельскохозяйственные грузы трансформировались в ракеты, радары и другую военную технику;

- искажался временной контоминимум, сутки имели 36 часов (12 часов боевое дежурство, 12 часов отдых после него, 12 часов подготовка), потеряли смысл дни недели числа месяца, всё заменил тридцатишестичасовой цикл бытия;

- стали происходить метаморфозы в психике индивидуальной и коллективной.

Представьте себе график жизни среднетипичного туриста:

12 часов боевое дежурство:

Техника молотит круглосуточно, в бетонных подземельях температура временами достигает +600, обстановка сложная, рука у кнопки "Пуск ракеты". Турист за смену выпивал ведро воды, выделял столько же пота, терял килограмм веса, потерю нервных клеток не сосчитать.

12 часов после боевого дежурства:

Жара нестерпимая, особенно после ночной смены. Тьма всякой погани - пауки, скорпионы, фаланги и главный бич, препятствующий нормальному отдыху - москит.

Развели подлую тварь сами туристы. Канализационные стоки были выведены в низину в километре от позиции, где образовалось озеро-инкубатор. Спасались туристы от москитов, ставя один вентилятор у изголовья, а другой у ног, и включив их навстречу друг другу.

При наружной температуре воздуха плюс сорок градусов, некоторые умудрились таким образом схватить воспаление лёгких.

12 часов подготовка к боевому дежурству:

Изучение технических вопросов, разведывательной информации о дислокации самолётов противника, предполагаемые его действия на ближайшие двенадцать часов. Вскоре многочасовые занятия превратились в кратковременные инструктажи и встал убийственный вопрос - что делать в свободное время. Навалилась эпидемия такой болезни, как ностальгия - дым отечества сладок и приятен, извела тоска по русским берёзкам.

Через полгода началось то, что великий русский писатель Михаил Шолохов назвал "окопной болезнью".

В противоборстве с жарой туристы прикрыли от солнца маскировочными сетями пространство у входов в домики и установили там ёмкости (резиновые) объёмом 6, 9, 12 кубических метров. Однако к источникам влаги стала сползаться разная пустынная нечисть. К примеру, бултыхнется по привычке прямо в одежде прибывший с боевого дежурства турист, вынырнет, а в десяти сантиметрах от носа на него глазеет гадюка, недовольная тем, что её потревожили.

Более радикальным средством от жары оказалась русская баня. Кроме стационарной соорудили ещё десяток в передвижных кунгах (кабинках без аппаратуры).

Посидел в парилке, попил квасу и вроде как вновь на свет родился, окружающая жара кажется прохладой. Вместо берёзовых веников пользовались эвкалиптовыми. Научили париться арабов.

Правда жители знойной пустыни в парилке сидели на корточках у входа.

Со складов полка исчезло две двухсотлитровых бочки с эпоксидной смолой, в результате чего началось производство украшений, сродни и неотличимых от янтарных. Нещадно вылавливались пауки, скорпионы, фаланги и другие насекомые. Они заливались смолой и отшлифовывались. Каждый турист считал своим долгом иметь до сотни произведений искусства, а по их качеству перещеголять остальных.

От одного туриста-туркмена практически все обучились ловить змей и сдирать с них кожу, которая пошла на изготовление галстуков, поясных ремней, на облицовку самодельных дембельских дипломатов.

От всякой пустынной нечисти позиция очистилась как казарма от мусора во время генеральной уборки в канун приезда комиссии.

А после того, как начальник химической службы побрызгал рукотворное озеро каким-то "фосгеном" или "ипритом", москитов стало меньше.

Если туристы помоложе в своём мастерстве последовали по пути лесковского Левши, то туристы постарше (офицеры) пошли по стопам Мичурина.

Они у входа в домики под маскировочными сетями взрыхлили песок, внесли удобрения и сделали грядки. Пользуясь привезёнными из России семенами, принялись ставить биологические опыты, обильно поливая растения водой (ещё один способ убить свободное от боевого дежурства время). Это как ничто лучше доказывает, что Россия - страна с крестьянской психологией.

Вырастало что-то несуразное:

- подсолнух с обычной верхней частью, но высотой ствола в четыре метра и диаметром у корневища более десяти сантиметров;

- помидорный куст двухметровой высоты и в центнер общим весом, на котором тысячи плодов размером не больше сливы.

Один селекционер вырастил напрочь отсутствующий в Сирии овощ - красную столовую свёклу, внушительных размеров и приличного качества.

Слух распространился по Дамаску, и тогда к нему потянулись толпы проживающих с семьями военных советников и, вообще, "хохлов всех национальностей", за таким необходимым компонентом борща.

Мичуринец сам был хохлом, и поэтому за три свеклы требовал с просителей или шмат сала, или бутылку БРЕНДИ... Первое достать в мусульманской стране было невозможно, а вот второе давали.

Пред многими домиками стояли десятилитровые бутыли, в которых на солнцепёке созревал хлебный квас. Хождение друг к другу на пробу кваса превратилось в ритуал, аналогичный японской чайной церемонии.

Умелые технологии пользовались заслуженным авторитетом и почётом у сообщества.

Однако типичными проявлениями "окопной болезни" были отдельные курьёзные случаи. Вот один из всех, самый яркий.

Три лейтенанта, выпив вечером полуторалитровую, приобретённую в аптеке у Ахмета, бутыль смертельно-ядовитого "кыхюля" (судя по этикетке), именуемого в среде туристов "калошей", решили прогуляться. Как они потом писали в объяснительных записках: "В поисках женщин лёгкого поведения" (это в мусульманской стране).

Офицеры к удивлению прошли незамеченными сквозь посты мотопехоты (на БТРах с крупнокалиберными пулемётами), преодолели внутреннее проволочное заграждение, как по танцплощадке прошлись по 150 метровому минному полю (о восьмое чудо света!), преодолели внешнее заграждение и посты, минометную батарею сирийских командос, ведущих охрану ракетной позиции с внешней стороны и направились к арабскому городку в пятнадцати километрах, пугая пустынных шакалов пьяными песнями.

В пустыне и днем легко потеряться, поэтому путешественники, поблудив часа три, дав круг в километров пятнадцать, выплеснув заряд отрицательной энергии и наполовину протрезвев, возвратились к наружному ограждению, но уже в другом месте. Только искатели женщин легкого поведения преодолели первое препятствие, как из-под ног впереди идущего выпорхнула и взорвалась на двадцати метровой высоте сигнальная мина, на десяток километров осветив яркой вспышкой (наподобие электросварки) окрестности. Тот остолбенел, как жена библейского Лота, никакая сила уже не смогла бы его сдвинуть даже на сантиметр, хоть влево, хоть вправо, хоть вперед, хоть назад.

Два других лейтенанта, бессознательно, за 0,5 секунды оказались по другую сторону колючей проволоки, оставив на ней половину одежды (причем один левую, а другой правую) и тоже остолбенели. Так стояли они, как клоуны на арене цирка, у каждого отсутствовал ботинок, носок, штанина, рукав куртки, у одного с левой стороны, у другого с правой.

В ближайшем от места события домике, где обитали начальник полевого отделения Госбанка СССР, начальник финансовой службы полка и казначей, всю ночь шла азартнейшая игра в преферанс на деньги.

В два часа ночи игроки сделали перерыв, вышли покурить на свежем воздухе и увидели вспышку сигнальной мины. Тогда эти самые далекие от войны люди, несколько разогретые спиртным, заскочили в домик и взяли автоматы, выскочив наружу, залегли в кювете и открыли стрельбу в направлении места срабатывания сигнальной мины. С подъехавшего БТРа в том же направлении дала несколько очередей из крупнокалиберных пулеметов мотопехота.

На командном пункте батальона сирийских командос услышали какофонию из автоматных и пулеметных очередей, еще ранее увидев вспышку сигнальной мины, приняли надлежащие меры: минометная батарея дала несколько залпов по квадрату, стала формироваться группа захвата из нескольких сот человек, со штатным вооружением и техникой. В следствии минометного залпа, в районе происшествия сработало еще десятка два сигнальных мин и создалось впечатление о наземном нападении противника.

Минут через десять весь полк (за исключением смены на боевом дежурстве) был в траншеях и окопах, в тысячу стволов постреливая хаотически в окружающую пустыню в самых разных направлениях.

Начальник химической службы, забыв с испугу, что на улице ночь, дал команду взводу химической защиты задымить при помощи специальных установок на шасси автомобилей ГАЗ 66 позицию. Темнота, ранее хоть немного освещавшаяся сиянием луны и звёзд, стала кромешной. В ней люди стали сталкиваться лбами, а автомобили буферами.

Волнение и напряжение передалось расчётам в бетонных подземельях, возглавляемых дежурным заместителем командира полка, подполковником.

Последний стал внимательно всматриваться в экран радара, обозревающего воздушное пространство Сирии, Ливана, Израиля, Иордании. Исходя из принципа "у страха глаза велики", руководитель дежурной боевой смены обнаружил впереди отметки от пассажирского Боинга, заходящего на посадку на гражданский аэродром Дамаска, ещё одну отметку от незаявленного самолёта.

Как оказалось потом это были гонимые звуковой волной, ввиду пыльной бури, метеоскопления. Подполковник приказал дивизиону непосредственного прикрытия открыть по предполагаемому самолёту-нарушителю огонь ракетой малой дальности. В точку разрыва этой ракеты самостоятельно (проявили инициативу и рвение) открыли огонь зенитные пушки. Пилот пассажирского Боинга, завидев впереди по курсу разрыв боевой части ракеты и гроздья разрывов зенитных снарядов, резко повёл самолёт на малую высоту и повернул воздушный лайнер обратно по маршруту, удирая от опасности.

Через некоторое время экипаж посадил Боинг на тот же аэродром, откуда взлетел, уверяя руководство авиакомпании, что в Дамаске сесть невозможно, там идут боевые действия и их обстреляли сначала ракетой, а затем из зенитных артиллерийских установок.

В момент разворота отметка от воздушного судна ввиду ухода на малые высоты исчезла с экранов радаров.

Поняв, что мифическая цель не что иное, как метеоскопления (такие отметки были впереди остальных находящихся в воздухе в этом районе самолётов), получив сообщение, что Боинг на аэродром Дамаска не сел, дежурная боевая смена во главе с подполковником посчитала, что сбила его, и приготовилась сесть в тюрьму, хоть в советскую, хоть в Сирийскую.

Шумиха улеглась, когда сирийские командос привезли на БТРе незадачливых любителей острых ощущений.

Проведённый анализ показал: плотность пуль и осколков в месте, где командос обнаружили стоящих как столбы лейтенантов была такова, что теоретически ни одно живое существо уцелеть бы не могло.

Неделю группа сапёров проводила ревизию минного поля и сделала заключение, что проходов в нём нет и мины не сработали по непонятной причине.

Да! Они родились в рубашке и остались живы.

При разборе происшествия кроме самих лейтенантов, больше всех пострадал начальник службы, которому подчинено подразделение, ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ. О нём следующий рассказ.

Хроника поездки в Ливан.

Самый отдаленный пункт земного шара к чему-нибудь,

да близок, а самый близкий от чего-нибудь, да отдален.

Козьма Прутков

Разбор ночного происшествия завершился в 4:00, а в 6:00 начальнику службы радиоэлектронного противодействия Ивану Васильевичу предстояло убыть в путешествие. Надлежало выехать в Дамаск, посетить Синий Дом - резиденцию Главного советского военного советника в Сирии, сдать свои документы, получить разведывательную информацию. Затем маршрут движения лежал в соседнее арабское государство Ливан. Там базировались подчиненные Ивану Васильевичу подразделения радиоэлектронной борьбы.

Как и предписывалось, в 6:00 со стартовой позиции выехал УАЗ, в кабине которого сидели: водитель-ефрейтор, Иван Васильевич с мрачным видом, два солдата-телохранителя с автоматами. Начальник службы был зол по трем причинам:

Первая: Всю ночь не спал (лучше переесть, чем недоспать);

Вторая: В заключении разбирательства ночного происшествия получил самое серьезное дисциплинарное взыскание "Предупреждение о неполном служебном соответствии". А за что? За упущения в воспитании молодых лейтенантов! А как их, бугаев, воспитывать? Каждому привести по бабе вот с такими перд.... Извиняюсь, талиям? Так где же их взять?

Третья: Во время ночного задымления позиции химиком и его вонючим подразделением, штатный водитель оступился в траншею и подвернул ногу. За руль посадили такого, который за пределы позиции не выезжал, ни расположения улиц в Дамаске, ни специфики бытовавшего там движения не знал, абсолютно не был знаком с особенностями маршрута в Ливан и обратно.

Есть от чего прийти в уныние! В утреннем Дамаске интенсивное движение еще не открылось, и все шло гладко.

Майор дал указание водителю повернуть на следующем перекрестке направо, а сам, терзаемый мрачными мыслями на пару минут в полудреме отвлекся.

Именно столько времени для ефрейтора-водителя оказалось достаточно, чтобы в рвении совершить ошибку.

Несколько не доехав до перекрестка, он свернул в какой-то переулок, с размаху выскочил на площадь с тысячной толпой, с испугу затормозил и заглушил мотор. Пока снова заводил двигатель машины, дабы развернуться, сзади подошла толпа арабов, полностью закупорив обратный выход.

- Ты куда ж это, твою мать? - возвернулся к реальной жизни Иван Васильевич, но было уже поздно.

Это была та самая площадь, на которой происходила, ежедневно принародная казнь свезенных со всей страны осужденных за воровство. Проводилась она по утрам с 7:00 до 8:00. Майор слыхал ранее об этом, но ни разу не лицезрел. Теперь экипажу УАЗа поневоле пришлось стать участниками акции по поддержанию моральной и нравственной чистоты арабской нации.

Поразило отсутствие какой-либо полиции, службы безопасности и так далее. Не было подобия лобного места. На зеленой лужайке, в центре площади, в железной рамке на ножках висел портрет Президента страны размером два метра на метр.

В первых рядах толпы со скорбным видом стояли родственники и знакомые осужденных, далее мирно беседовали обыватели-ротозеи. В 7:00 толпа расступилась, пропустив к портрету два автомобиля: первый - полугрузовой-полулегковой, фирмы "Судзуки", второй - подобие нашего "Воронка".

Судилище проводил дедушка с бородой в чалме (по всей видимости, мусульманский священник или шариатский судья) и пять дюжих широкоплечих арабов (видно, судебные исполнители).

По сведениям, известным Ивану Васильевичу ранее, данный дедушка, по всей видимости, вел также предварительное следствие (заменяя наш уголовный розыск, оперативные службы МВД, прокуратуру и адвокатуру, вместе взятые), руководил задержанием преступника и заключением его под стражу, вел судебное заседание. Его работа, очевидно, облегчалась тем, что каждый, без исключения, мусульманин считал своим долгом добровольно донести до сведения суда обо всем услышанном и увиденном. Лжесвидетельство исключалось по причине того, что в случае выявления недостоверности, лжесвидетеля приговаривали к той же мере наказания, что и осужденного по его вине человека. За воровство существовало два вида наказания: до определенного уровня - битье кнутами на площади при стечении народа; после него - смертная казнь.

Туристов и ранее удивляли факты, когда заходишь в магазин, дверь открыта, полно дорогостоящего товара (золотые кольца, цепочки, часы швейцарских фирм, аудио, видеотехника), а самого торговца нет. Появляется он минут десять спустя. Оказывается, ходил через дорогу к своему коллеге поболтать, либо домой перекусить. Случаи воровства чрезвычайно редки, более чем в тысячу раз меньше, чем в России. Теперь туристам посчастливилось наблюдать первопричину общенародной честности.

Сценарий мероприятия был до ужаса прост. В Воронке все осужденные в белых мешках (из ткани, которую наши солдаты используют на подворотнички), подвязанных на шее, снаружи только голова, а все остальное внутри мешка. Смахивают на матрешек в магазине "Русские сувениры", но без хохломской или городецкой росписи.

Дюжие арабские молодцы (судебные исполнители) выгружают из Воронка девять мусульман, идущих на встречу с Аллахом, выставляют их в ряд лицом к толпе на всеобщее обозрение. Затем снимают портрет Президента и аккуратно кладут на лужайку в сторонке. В железной рамке вмонтирован блок с тросиком, на конце которого крюк. Ранее это устройство скрывал портрет.

Дедушка в чалме взбирается на кузовок автомобильчика "Судзуки" и зачитывает какой-то документ, видно приговор шариатского суда. Два судебных исполнителя подтаскивают первого из шеренги осужденных к рамке от портрета, приподнимают его на полметра вверх, третий вгоняет сквозь мешок преступнику крюк под нижнее левое ребро. Двое первых убирают руки. Слышится хруст ломаемых по очереди ребер под воздействием веса тела, крики казнимого. Когда крюк входит в сердце, тело повисает безжизненно, свидетельствуя, что мусульманин отдал богу душу. Тело снимают с крюка и отдают родным.

Родственники и знакомые плачут-голосят, мирно беседуют обыватели-ротозеи, обсуждая перипетии казни.

Процедура повторяется с другими осужденными. Время 8:00, казнь прекращается. Портрет водворяют на место. Оставшегося девятого заключенного грузят в Воронок, на завтрашний день он будет стоять в шеренге первым.

Толпа рассасывается и обратный выезд для УАЗа свободен.

- Ну что, комсомольцы, апельсинов не хочется? - спрашивает майор у своих телохранителей.

Да, это были именно те самые комсомольцы, которые по прибытии в Сирию полезли в частную апельсиновую рощу возле порта выгрузки, о чем сообщалось в самом первом рассказе.

После слов начальника у телохранителей зачесалось под нижним левым ребром, заныло под сердцем, засосало под ложечкой. А зря! Для военнослужащих имелась большая льгота (одна из главных): их в аналогичной ситуации не вешали на крюк, а расстреливали из автомата.

Ивану Васильевичу вспомнилось письмо от жены, в котором супруга сообщала, что три месяца назад у них обворовали гараж, что злоумышленники не найдены, так как у милиции полно дел, и не хватает законодательной базы.

УАЗ выехал на правильный маршрут, но драгоценное время было упущено и в Дамаске открылось интенсивное движение.

Военная машина подъехала к перекрестку улиц с двух и трехрядным движением. Военный водитель открыл рот и вернуть его в исходное положение уже не мог в течение следующего получаса.

На перекрестке не было ни светофора, ни регулировщика. Арабы спокойно, быстро, мирно и четко разъезжались, используя три десятка жестов высунутой в окошко рукой (щепотка из указательного и большого пальца: "спешу, понимаешь, пропусти, пожалуйста", если в ответ средний и указательный палец буквой "V" вверх - "Проезжай", если наоборот - "Не разрешаю", и так далее).

Ефрейтор наблюдал фигли-мигли на пальцах, как китайскую грамоту, и боялся стронуться с места. После получасового стояния и двадцатипятиминутного сочного мата в свой адрес, водитель в подражании арабам высунул в окошко кулак и рванул на перекресток. УАЗ ударил в багажник пересекающую ему путь японскую МАЗДУ, водитель которой истолковал жест ефрейтора "Проезжай, но побыстрее".

Из МАЗДЫ с развороченной вдрызг задней частью, вылезли четыре крутых арабских мужика с пистолетами наготове, а из УАЗа четыре туриста с автоматами Калашникова. Так как огневая мощь оружия была не в пользу коренных жителей, аборигены пистолеты убрали. Владелец японской машины, схватив Ивана Васильевича за грудки, стал гневно лепетать на своем мелодичном языке. То, что он справедливо требовал возмещения стоимости ремонта, было ясно без всяких переводов. Напрягая весь свой словарный запас из 200-300 арабских слов, офицер объяснил:

- Мы иностранцы, поехали разбираться в посольство СССР.

УАЗ проехал роковой перекресток и следовал в направлении посольства, расположенного в том же районе, что и Синий Дом. За ним впритык следовала поврежденная МАЗДА.

- Здесь в посольстве уж точно платить заставят! - подумал Иван Васильевич и дал команду водителю-ефрейтору резко свернуть к Синему Дому.

Синий Дом состоял из территории, окруженной проволочным заграждением в два ряда, на которой располагались три девятиэтажных жилых дома (синего цвета, оттого и название такое), соединенные галереями. В них проживали семьи советских военных советников, которых в Сирии было видимо-невидимо (у всех сирийских должностных лиц, начиная с командира батареи был Советский военный советник). Главный военный советник был как бы вторым Министром Обороны Сирии и здесь располагалась его резиденция и штаб.

Были там также русская школа, детский сад, библиотека, кинотеатр, столовая, магазин Военторга, госпиталь, баня и т.д.

Изнутри резиденцию охраняли и обороняли русские десантники, которые, в отличие от туристов, носили родную военную форму одежды, а не чужую. Наружную охрану осуществлял сирийский жандармский пост. Возглавлял его майор жандармерии Махмуд. Был он верзилой свыше метр девяносто ростом с внушительным животом. Это необычно, так как подавляющая часть арабских мужчин стройные и поджарые от юности до старости.

А еще Махмуд был страстным коллекционером значков. С ним у Ивана Васильевича давно сложились дружеские отношения. При каждом посещении Махмуд вручал начальнику службы сирийский значок, а в ответ тот ему русский.

Так как обмен значками обычно проводился на обратном пути, Махмуд, завидев знакомого майора на знакомом УАЗе махнул своим подчиненным и те открыли шлагбаум. Через полсотни метров шлагбаум подняли русские десантники. УАЗ развернулся, а его экипаж стал наблюдать дальнейший ход событий.

Своих соплеменников Махмуд задержал, долго слушал их объяснения, многократно переводя взгляд с разбитой МАЗДЫ на УАЗ и обратно. Приняв окончательное решение, жандарм ударом кулака в лицо сбил с ног владельца машины и капитально попинал его ногами. Несолоно хлебавши потерпевшие убрались восвояси.

В любой стране с жандармерией шибко не поспоришь. При выезде из Синего Дома Иван Васильевич справедливо наградил Махмуда знаком отличника боевой и политической подготовки Советской Армии и Военно-Морского флота. Дальнейший путь вел в Ливан.

Внутри зоны, контролируемой сирийскими войскам было более-менее спокойно, имело место хождение валюты официально - сирийский фунт, а в обиходе - лира. Поэтому на каждом выезжающем лежала еще одна нелегкая обязанность. Ввиду войны в Ливане образовался канал беспошлинного ввоза товаров и они стоили там в два-три раза дешевле, чем в Сирии. Пытаясь рационально израсходовать заработанные нелегким трудом лиры и пиастры туристы снабжали путешествующих списком дефицитных на Родине товаров на трех листах и соответствующими суммами.

Миновав пограничный контрольно-пропускной пункт, УАЗ мчался по территории сопредельного арабского государства.

Общественное поручение по закупке японских магнитофонов, часов, кожаных пальто и курток, прочих тряпок, лежало и на Иване
Васильевиче. Не исполнить его опаснее, чем приказ командира полка. Начальник службы решил отъехать в сторону от основной трассы для заезда в магазин в горном ливанском селении.

Ивана Васильевича разморило, он дал указание водителю на третьем перекрестке свернуть направо, невольно расслабился и задремал.

Злополучный водила вновь допустил оплошность и свернул не на третьем перекрестке, а на втором. Пользуясь тем, что майор дремлет, ефрейтор километров двадцать пять петлял по горным дорогам и случайно выскочил к большому магазину в центре какого-то ливанского селения. По совпадению его архитектура и внутреннее устройство, оборудование были тождественны тому магазину, где Иван Васильевич бывал ранее.

Майор зашел в магазин и используя арабский словарный запас принялся объяснять владельцу какие товары и в каких количествах ему нужны. Боковым зрением сквозь окно Иван Васильевич заметил еще один подъехавший УАЗ (но без тента) и про себя подумал:

- А вот и сириец, братец по оружию за дешевыми тряпками приперся!

Вошедшего в магазин военного в форме цвета хаки принялся обслуживать продавец в дальнем углу торгового зала.

Владелец магазина отобрал требуемый товар и принялся расхваливать его качество в преддверии длительного процесса согласования окончательной цены. У арабов обычно цена завышается торговцем в два раза, а покупателем объявляется в два раза ниже реальной стоимости. В ходе торговли один мелкими порциями цену снижает, другой повышает, пока не сойдутся в одной точке и не ударят по рукам. В этом тот и другой находят особое удовлетворение.

Неладное майор почувствовал, услышав краем уха, как сириец коверкает арабские слова вперемешку с английской речью, а оглянувшись, он заметил в руке мнимого побратима по оружию каску с шестиконечной звездой. При более пристальном рассмотрении в окно, подъехавший УАЗ оказался Лендровером. Экипажи автомобилей уже давно держали друг друга на прицеле.

Подчиненные раньше расшифровали ситуацию чем начальники.

На боку у незнакомца висела кобура с пистолетом явно американского производства.

- Не успеет он пистолет вынуть, как я его прошью автоматной очередью! - то ли подумал, то ли поставил себе задачу Иван Васильевич. Он снял с предохранителя автомат, висевший на плече стволом вниз, и стал переводить его в положение изготовки к стрельбе.

Оглянулся и тип в другом конце магазина. Их взгляды встретились.

- О цэ хрен (так кажется автору)! - подумал липовый израильтянин англосаксонского происхождения видя, что тот, которого он принял за еврея (покрой и цвет военной формы одежды похожи), на самом деле является арабским офицером и собирается прошить его автоматной очередью.

Он со сноровкой потомственного ковбоя потянулся к пистолету.

Как в голливудском боевике, синхронно, из магазина вылетели оба начальника, щучкой влетели в кабины машин. Автомобили рванули в противоположных направлениях со скоростью 130 километров в час.

- Ты куда ж это, тварь, меня завез? - переводя дух заорал на ефрейтора майор.

А завез он его на территорию южного Ливана, оккупированную израильскими войсками, еще десяток километров и уперлись бы в пограничную заставу "Земли обетованной"!

Благо, что у американца на службе израильской армии уверенность, что он на своей территории поколебалась, иначе липовому арабу русского происхождения не сдобровать.

- А ведь я тоже в рубашке родился как и мои подчиненные лейтенанты! - вслух произнес Иван Васильевич и задумался.

Находясь под прессом вины за содеянное, водитель УАЗа весь дальнейший путь вплоть до возвращения в полк провел без приключений.

ЗАСЕДАНИЕ Љ4.

Только в государственной службе познаешь истину.

Козьма Прутков.

16.00. Состав курильщиков увеличился. Из основного военного городка прибыли начальники тыловых служб. Две лениво дремавшие собаки вихрем мчаться на встречу начпроду, учуяв колбасный запах вперемешку со спиртным.

- Вот и рота почетного караула! А где же оркестр? Смирно!

- Самый главный в полку начальник! Только соберется отдать честь старшему по званию, как тот руку тянет: "Здоров! Дай тушонки.". Посмотрите, у него сплошное нарушение формы одежды: морда шире фуражки, сапоги никогда не мокнут - живот прикрывает! Почему трезвый? Почему эмблемы не сменил?

- Какие эмблемы?

- Пришел приказ иметь знаки не по родам войск, а по занятиям: начвещ - два скрещенных сапога на фоне портянки; начпроду - две ложки на фоне тарелки; политработник - два скрещенных языка на фоне газет; прапорщикам вводят китель с одним погоном. Второй от ношение домой мешков с казенным имуществом все равно стирается.

Остряк (принюхиваясь к начпроду):

- Ошибся! Спиртным разит как из пивной бочки! Кому война, а кому мать родная!

- Это вы хреновиной занимаетесь, а я реальным делом. Сено для прикухонного хозяйства заготавливаю.

К курилке подходит солдат и объявляет:

- Начальникам служб прибыть к командиру на совещание!

- О цэ хрен! Не болит, а красный! - сокрушается начпрод, пытаясь жевательной резинкой заглушить запах спиртного.

Кто-то из курильщиков высказывает сочувствие продовольственнику, мол такой духман жвачкой не заглушишь, рекомендует, с целью облегчения дальнейшей участи, переодеть штаны наоборот. Начпрод посылает советчика вдоль по-питерской. Вобщем обычный русский мужской разговор.

Начальники служб спускаются в подземное сооружение КП, а майор М, по просьбе оставшихся продолжает байки на сирийскую тему, вспомнив туриста-интенданта.

У начальника продовольственной службы в первые месяцы сердце кровью обливалось при виде тонн выбрасываемых пищевых отходов. Он был украинцем, а нация эта настойчивая и изобретательная. А ещё среди них есть "хохлы".

Информация:

- украинец слово "Родина" пишет с большой буквы, а "сало" - с маленькой;

- хохол "родина" пишет с маленькой, а "Сало" - с большой.

Жизнь без сала для хохла теряет всякий смысл.

Поэтому интендант создал международную контрабандистскую цепочку.

Первым ее звеном был хохол (секретчик), который периодически бывал в Советском Союзе, получая там и сопровождая секретные блоки на секретную технику.

Следующим хохлом был член экипажа военно-транспортного самолета, отвечающего за прием и укладку груза.

Русский таможенник, закрывая глаза на несоответствие декларированного груза, играл роль хохла Љ3, четвертым хохлом был сирийский таможенник (курд по национальности). Цепочка замыкалась на интенданте-организаторе.

Дважды по этому каналу в Сирию были переброшены поросята (в октябре и июне).

В конце мая осеннее поколение хрюш дало первую продукцию. Сало стало на время средством взаиморасчета поколебав банковский курс жидкой валюты.

А вот летнему поколению неповезло. Несмотря на обилие корма при пятидесятиградусной жаре поросята ели плохо, росли какими-то уродливо-длинными и больше смахивали на огромных крыс нежели на свиней. В преддверии окончания спецкомандировки и убытия на родину, начпрод забил скопом все поголовье поросят и завалил полк и дежурную боевую смену в том числе мясным рационом.

Там в это время несли совместное боевое дежурство арабские и русские боевые расчеты. Тех и других питали пока русская кухня. Случился казус: мусульмане и невесть откуда взявшаяся в их родной стране экзотическая свинина.

Представьте себе картину. В подземное сооружение командного пункта привезли обед. Офицеры принимают пищу в отдельном помещении. В самом его центре большой стол с термосами, посудой, хлебом. Вдоль противоположных стен два ряда столов, где лицом друг к другу и спиной к стене, с лева русские, а с права арабские офицеры. Один солдат в белом колпаке и халате раскладывает пищу по тарелкам, а второй на подноске разносит по столам. На первое щи и в каждой тарелке полукилограммовый кусок свинины (поросятины). Сервировщик сначала обеспечивает своих офицеров, и те начинают хлебать щи и наяривать мясо. Солдат начинает расставлять тарелки на столы сирийцев, те деликатно встают и выстраиваются у стеночки. Разносчика пищи осеняет, он выдачу щей прекращает, а уже выставленные тарелки убирает. На арабской стороне остается сидеть только один мусульманин, до которого очередь не дошла. На ломанном русском он вопрошает:

- А почему мне не дали?

Ему ставят тарелку с двойной порцией мяса и он в такт с русскими наяривает свинину.

Все остальные арабы наблюдают за ним с ужасом на лице, со страхом ожидая, что разверзнется трехметровой толщины железобетонный потолок сооружения и злостного нарушителя Корана поразит и испепелит молния. Вывод: хохлы имеются даже среди арабов и не зря начальник продовольственной службы полка выдвинул лозунг: "Хохлы всех национальностей, объединяйтесь!"

Да! Люди везде люди!

Очень часто туристы в курилке у входа на командный пункт во время перерыва между занятиями обращались к сирийскому офицеру:

- Расскажи о Машке!

Этот подполковник был самым богатым в сирийском полку, отец его владелец крупного завода. На обучение в Россию он прибыл со значительным запасом валюты, которую обменял на рубли. По воскресеньям, когда занятий в учебном центре нет, араб приноровился посещать Питер с ночевкой, переодеваясь в гражданский костюм. Вопреки мусульманским постулатам о скромности и воздержании, он посещал ресторан "Баку", где его принимали за азербайджанца, пил запрещенный Кораном напиток и знакомился с русскими женщинами.

Однажды он встретил Машку. О ее достоинствах и прелестях подполковник сирийской армии мог повествовать часами. В первый же вечер знакомства ночь они провели в гостинице. В следующее воскресенье опять встретились в реторане. В этот раз Машка предложила провести ночь у нее дома, завела иностранца в какие-то закоулки, а три русских амбала отобрали у араба все что было, оставив лишь трусы в горошек, в которых бравый мусульманин три часа дефилировал по проспектам Северной Пальмиры.

Ему не жаль костюма, валюты, часов, главное, впечатления от близости с Машкой на всю жизнь!

В курилке вновь появляются начальники служб после совещания. Они озадачены и для исполнения указаний комполка готовы горы свернуть, но перед великими делами заскочили на минутку перекурить.

- Товарищ майор! Вы ничего не повествуете о боевых действиях! Я знаю, почти все офицеры вернулись оттуда с боевыми сирийскими орденами. Написали бы книгу! - обращается старший лейтенант.

- Есть рукопись где изложены серьезны вещи, а они пока являются секретом, поэтому я вряд ли кому ее покажу.

У нас ведь есть:

Топ, топ, топ, стук, стук, стук!

Я твой друг!

Привет Молчи-молчи!*

Информацию получи

А мне потом суши сухари за разглашение тайны.

Кстати...

* примечание: "Молчи-молчи" - так именуют оперуполномоченного КГБ при воинской части.

О работниках КГБ.

В каждом полку по три человека маскировалось под специалистов-ракетчиков. Никакой разведывательной деятельности чекисты в чужой стране не проводили, это не входило в их компетенцию. Они были весельчаками и людьми общительными, частенько попивали "кыхюль". Остальные туристы относились к мнимым ракетчикам доброжелательно. Правде те создали в среде туристов обширную агентурную сеть и всегда знали кто чихнул, кто кашлянул антиподом головы, кто что сказал.

Старший из них, подполковник, следил, чтобы за пределы позиции туристы убывали с личным оружием, а каждый офицер в сопровождении двух телохранителей - солдат с автоматами, инструктировал выезжающих о правилах поведения в мусульманской стране.

Под наблюдением другого чекиста было общение русских и арабов внутри позиции во время занятий, тренировок и совместного боевого дежурства. Запрещалась пропаганда советского образа жизни и коммунистической идеологии.

Сирийцев уверяли, что среди туристов нет ни одного коммуниста и комсомольца, а только лишь специалисты. Партийные мероприятия проводились под легендой профсоюзных собраний. А комсомольские под видом мероприятий спортивного общества.

Последователи железного Феликса заботились, чтобы в ходе общения туристы не передали арабам те секреты, которые передавать было нельзя. Они вели профилактику конфликтных ситуаций между русскими и сирийскими военнослужащими.

При передаче боевой техники русский и арабский капитаны здорово начистили друг другу морды, украсив их синяками.

Улаживать международный конфликт принялись оба командира полков при участии работников спецслужб (русской - замаскированный КГБшник, сирийской - официальный сотрудник "Мухабарат") и виновников торжества - капитанов.

В ходе разбирательства оказалось:

- русский капитан по национальности грузин;

арабский капитан - тоже грузин (его дедушка эмигрировал в Сирию с Кавказа).

Конфликт из разряда международного, перешел в разряд внутринационального (подвела горячая кавказская кровь). А капитаны обнялись и расплакались из-за того, что так поздно узнали, что они соплеменники.

Военные туристы на лайнерах двинулись в обратный путь.

На одном из кораблей произошел следующий случай. Главный чекист полка поменялся каютами с заместителем начальника штаба. Как только пассажирский лайнер отчалил, собралась компания, чтобы отметить важное событие, наполнили фужеры водки. Вдруг стук в дверь каюты:

- Где подполковник Попов? - спрашивает молодой турист.

Подполковник Попов, главный чекист плывет не в 21-й, а в 36-й каюте! - отвечает член компании.

В последующие пять минут стук повторяется четырежды. У начальника строевой части (одного из собутыльников) не выдерживают нервы. Он на внешней стороне двери каюты вывешивает объявление:

- Внимание! Всем секретным сотрудникам! Подполковник Попов не в 21-й, а в 36-й каюте!

Стуки в дверь прекращаются.

Далее майор М. по просьбе слушателей излагает небольшие фрагменты из своей книги "Как русские защищали Дамаск".

Как русские защищали Дамаск.

Где начало того конца,

которым заканчивается Начало?

Козьма Прутков.

Новый виток военного конфликта начался с того, что для разгрома сил палестинского сопротивления, базирующихся в Ливане, Израиль оккупировал его южную половину, в том числе и столицу Бейрут.

Сирия, с целью обезопасить свою столицу Дамаск, расположенную в 25 километрах от ливанской границы, ввела свои войска восточную часть сопредельного государства. По руслу библейской реки Бекаа образовался фронт противостояния с артиллерийскими дуэлями и танковыми сражениями, ударами авиации по наземным войскам и воздушными боями самолетов двух государств.

Пытаясь вывести противную сторону из войны, Израиль подготовил и нанес массированный удар по территории самой Сирии, а именно по группировке войск ПВО "ФЕДДА", оборонявшей столичный оазис с третью населения страны и половиной ее экономического потенциала.

Было уничтожено 28 зенитных ракетных дивизионов и все средства радиолокационной разведки, получили повреждения командные пункты, аэродромные полосы и сооружения, узлы связи.

Самые населенные и промышленные районы Сирии оказались
без надежного противовоздушного прикрытия, стране грозило военное поражение и ее правительство обратилось за помощью к Советскому Союзу.

Такая помощь была оказала. По всей видимости, вначале состоялось политическое решение, а затем была поставлена задача военному ведомству. Планирование операции, в название которой входило наименование гор на территории СССР с цифрой 2, началось из анализа опыта боевых действий. В Генеральном штабе и Главном штабе войск ПВО тогда еще сидели умудренные опытом генералы и старшие офицеры, способные правильно оценить обстановку и принять оптимально верное решение. Из оценки обстановки были сделаны следующие ключевые выводы:

- восстановление и перестройка системы противовоздушной обороны процесс длительный, на годы;

- баланс сил следует выровнять резко и внезапно, поставив противника перед свершившимся фактом;

- применить самое мощное оружие ПВО, чем свести преимущество противника в средствах воздушного нападения на нет.

Эти выводы легли в основу замысла операции, который предусматривал:

- послать в Сирийскую Арабскую Республику оперативную группу советских войск (то есть ограниченный контингент);

- определить состав: управление опергруппы и два воинских формирования, общей численностью несколько тысяч человек;

- вооружить воинские формирования зенитными ракетными комплексами "ВЕГА" с максимальной дальностью поражения до 250 километров (это самый дальнобойный в мире из всех серийных ЗРК, как тогда, так и на момент выхода книги).

Исходя из замысла проблемой Љ1 стала скрытность и маскировка операции. Противник мог воспрепятствовать доставке в арабскую страну вооружения и советских войск, мог нанести удар в момент их развертывания. Больным был также вопрос заблаговременного строительства и оборудования боевой позиции с массой подземных бетонных сооружений, дорог, коммуникаций.

Было решено строительство боевой позиции произвести под видом гражданского узла связи, поручив его частной строительной фирме другого социалистического государства, широко выполнявшей подрядные работы в странах третьего мира.

Поставку вооружения в Сирию произвести по морю, сухогрузами, под видом сельскохозяйственной техники, а личного состава под легендой путешествующих по Средиземноморью туристов, которых затем переодеть в тамошнюю военную форму одежды.

В детальном Плане операции было спланировано штабами все и вся, до мелочей (окромя русского менталитета, который создал почву для первых рассказов в книге). Не менее серьезные задачи в ходе операции возлагались на сирийскую сторону, которая была обязана:

- построить внутри боевых позиций военные городки;

- развернуть элементы наземной обороны (внутренние и внешние: проволочные заграждения, минные поля, траншеи, эскарпы);

- организовать подразделениями командос (оснащенных бронетехникой, минометами, артиллерией) внешнюю наземную оборону;

- развернуть вокруг боевых позиций прибывающих войск полки ЗРКС-125;

- прикрыть от ударов с воздуха и обеспечить наземную оборону порта выгрузки, автоколонн на марше;

- накопить на позициях запасы горюче-смазочных материалов, продовольствия, вещевого имущества, организовать электропитание и водоснабжение.

При планировании операции была разработана штатная структура воинских формирований. Вместо одного полнокровного (способного вести боевые действия) расчета предусматривалось три, с целью, чтобы противник не измотал личный состав как при подготовке удара по группировке "ФЕДДА", о чем шла речь ранее. Планировался также четвертый боевой расчет для восполнения потерь.

Частная строительная компания социалистической страны получив от сирийской стороны заказ на возведение гражданского узла связи, финансы, проектную документацию, принялась творить "не ведая что".

Ни руководство, ни рабочие не догадывались об истинном назначении объекта. Если бы информация дошла до противника, то не исключено, что на головы строителям могли посыпаться бомбы и ракеты.

Сирийцы развернули вокруг новостроек под Дамоском и на Северо-западе полки ПВО (по четыре дивизиона С-125), приступили к выполнению других, возложенных на них задач по строительству и оборудованию военных городков, объектов наземной обороны, накоплению материальных средств, подготовке сил и средств к встрече ограниченного контингента Советский войск.

Базовые полки стали стержнями новых воинских формирований, цементирующей их основой. Полное штатное укомплектование полков провели перед выездом на полигон. Туда прибыли, для четырехкратного дублирования, лучшие специалисты, отобранные в других воинских частях. Увеличился численный состав не только боевых расчетов, но и подразделений боевого обеспечения (к примеру: рота связи - 200 человек, автомобильная рота - 150 человек).

Появились новые подразделения:

- дивизион непосредственного прикрытия, оснащенный ЗРК ближнего действия, способный уничтожать малоразмерные цели (авиаракеты, авиабомбы, снаряды), численностью 350 человек;

- подразделения зенитной артиллерии и мотопехоты, радиоэлектронной борьбы;

- подразделения: инженерно-саперное, химическое, хозяйственное. К примеру, в ведении последнего имелся автономный заводик по выпечке хлеба, швейная мастерская, парикмахерская и все другое для обеспечения быта;

- полевой госпиталь (9-12 врачей).

Было даже полевое отделение Госбанка СССР.

Хотя воинские формирования имели статус полков ПВО, это было нечто большее, как по численности (в 5-6 раз), так и по возможностям вести автономные боевые действия.

Им присвоили новые истинные номера и дали условные наименования (для обихода и переписки) "в/ч Полевая почта Љ... "

Переброска вооружения, людей, развертывание боевой техники на позициях, как и планировалось, происходили в сезон пыльных бурь, когда визуальное наблюдение со спутников и самолетов затруднено.

Не знаю, что творилось в стане противника но предполагаю, что появление у Сирии нового вида оружия было неожиданным. По данным воздушной и спутниковой разведки был определен тип оружия, всплыли его тактико-технические характеристики. Самолеты, барражировавшие в 40-50 километрах от сирийских границ, и чуть дальше воздушные командные пункты "ХОККАЙ", ушли далее на 100 км, затем осознав, что они все же в зоне поражения еще на 100.

Истребители, вылетев из основной авиабазы на севере Израиля "ДАВИД" уже оказывались в зоне зенитного ракетного поражения русского полка.

Сведения о том, что новое оружие эксплуатируют русские, и не просто специалисты, а советские линейные боевые воинские части, вызвали у израильтян шок.

Уничтожить сразу советские военные формирования противник побоялся, ввиду высоких ожидаемых потерь, не хватило ему русской бесшабашности.

Израильтяне стали искать технические способы подавления ЗРК помехами, отрабатывать тактику, при которой их потери были бы меньше.

Попытка провокационными полетами и имитацией удара измотать расчеты не увенчалась успехом, техника работала надежно, а три боевых расчета поочередно сменяя друг друга, успевали отдохнуть.

Тогда противник устроил длительную войну нервов. Замысел ее был следующим:

- создать обстановку, имитирующую начало боевых действий, но не доводить ее до логического конца;

- спровоцировать пуск ракет русскими за пределы территории Сирии;

- использовать предыдущий факт как повод к действительному массированному воздушному удару или наземному вторжению;

- втянуть в противоборство с русскими полками ПВО авиацию США.

В данной ситуации проигрывал тот, у кого сдали нервы. Во избежание случайностей вести огонь комплексом "ВЕГА" над территорией Сирии предоставлялось право без ограничений, а вот производить пуски ракет за пределы границ государства только с личного разрешения Президента страны Хафеза Асада.

В условиях скоротечности противовоздушных сражений (счет времени идет на секунды), когда практически невозможно определить, то ли это начало боевых действий, то ли имитация, на установление связи с первым лицом страны явно не хватило бы времени.

Ситуация станет более понятной если дать хронику типичных двадцати минут боевого дежурства.

Июль-месяц. На командном пункте боевой расчет во главе с дежурным заместителем командира полка. Воздух раскаленной пустыни подается в подземелье на охлаждение работающей круглосуточно техники.

Охладители не справляются и на рабочих местах свыше +500. Каждый занят своим делом. Одни отображают на планшетах траектории движения всех находящихся в воздухе летательных аппаратов, рисуют формуляры целей (тип, количество в группе, высота, скорость). Другие отслеживают воздушную обстановку по экранам радиолокаторов разведки. Третьи осуществляют связь, взаимодействие с Центральным командным пунктом ПВО Сирии, с другими ракетными соединениями и авиационными частями, с подчиненными подразделениями. Инженерно-технический состав поддерживает работоспособность аппаратуры.

В таких же подземных сооружениях дежурят расчеты зенитных ракетных дивизионов. Все от жары обливаются потом, все в напряжении, нервы как струна.

Возле каждой из двенадцати пусковых установок на скамейке под навесиком из маскировочных сетей сидит на солнцепеке стартовый расчет. Далее, чем на 20 метров от ракеты отходить запрещено.

По позиции снуют машины дивизиона непосредственного прикрытия, способные вести боевые действия в движении. По периметру - зенитные артиллерийские установки. Их расчеты визуально отслеживают наземную и воздушную обстановку.

Все это хозяйство в данный момент подчинено дежурному заместителю командира полка. Подполковник принимает доклады с мест, отслеживает по индикатору кругового обзора и планшетам перипетии воздушной обстановки, отдает необходимые распоряжения.

Экран еще чист, отметок от самолетов не наблюдается. Однако по сетям оповещения (очевидно по данным агентурной разведки) приходит сообщение:

- Начинается массовый взлет израильской авиации с таких-то авиабаз!

Вскоре в воздушном пространстве над Израилем появляются группы боевых самолетов. Радиолокационные отметки от них множатся на экране радара в Южном и Юго-Западном направлениях.

Внимание подполковника отвлекает появление отметок от целей на Северо-западном азимуте. Это большая группа палубных самолетов с авианосцев США следует к берегам Ливана и барражирует там, с одной стороны, усложняя обстановку в данном направлении, с другой стороны, уже находясь в зоне поражения зенитного ракетного комплекса.

Половина боевых самолетов неприятеля перемещается в воздушное пространство над Ливаном. Часть из них осуществляет бомбардировки восточных пригородов Бейрута и сирийских войск в долине БЕКАА, другие барражируют вдоль ливано-сирийских границ.

Внезапно полсотни израильских самолетов появляются в небе над Иорданией.

Угрожающее полукольцо замкнулось. Особенное положение на Северо-Западе, какие из самолетов израильские, а какие принадлежат США разобраться невозможно.

- В воздухе четыре воздушных Командных пункта ("ХОККАЙ"). Они вошли в циркулярную связь с остальными самолетами. Возможен массированный удар! - идет доклад из подразделения радиоэлектронной борьбы, маскирующегося в самом Ливане либо под группировки исламских фундаменталистов, либо под сирийские войска. Это подразделение осуществляет радиоперехват разговоров летчиков между собой, с Воздушным Командным Пунктом, с аэродромом, фиксирует частоты бортовых связных и радиолокационных станций.

Одновременно хаотическое движение отметок от целей прекращается, векторы их движения направлены на Дамаск.

Воздушная армада в несколько сот новейших летательных аппаратов с пяти направлений устремляется в направлении сирийской столицы.

Впереди каждой группы следуют специальные самолеты - постановщики активных радиопомех. Включаются наземные радиостанции постановки помех, расположенные на господствующих и оккупированных Израилем Голанских Высотах.

Пропадает связь с Центральным Командным Пунктом Войск ПВО Сирии и теперь подполковнику предстоит руководить боевыми действиями полка абсолютно автономно, уповая только на свой опыт и интуицию. Он командует:

- Ракеты на подготовку!

В ракетах раскручиваются гироскопы, бортовые системы включаются и готовятся к переходу на автономные источники электропитания.

- Провести целераспределение!

На каждую ракету передаются координаты и параметры движения конкретного самолета. Ракета переводится пусковой установкой на угол старта, разворачивается в направлении полета противника. Антенна головки самонаведения ракеты сопровождает предназначенную цель.

После старта ракетой управлять не требуется, она сама погонится за нужным самолетом, лишь бы радар его облучал (подсвечивал).

Передовые израильские истребители-бомбардировщики уже на удалении менее ста километров. Это рубеж пуска противорадиолокационных ракет "ХАРМ", а вскоре рубеж применения противником высокоточного оружия "УОЛАЙ-2".

Люди в боевом расчете макушками голов чувствуют, что они уже под ударом оружия противника. Сидения становятся горячими, как раскаленные сковородки, при температуре + 50 0С у многих ручьями течет холодный пот.

- Батальону радиоэлектронной борьбы! Врубить противнику по
мехи по всем каналам управления и связи!

По команде подполковника в Ливане люди в обличье исламских фундаменталистов включают мощнейшие переносные, перевозные радиостанции помех, значительно затрудняя противнику процесс управления Воздушной армадой.

- Дивизиону непосредственного прикрытия! Приготовиться к уничтожению малоразмерных целей - авиационных ракет, бомб, снарядов!

- Взводу химической защиты! Воспрепятствовать лазерному наведению! Задымить позицию!

Химики разъезжают по позиции на специальных автомобильных установках, распыляют аэрозоль и вскоре позиция напоминает горный хребет, составленный из облаков дыма.

- Всех в военном городке укрыть в траншеях! Усилить наземную оборону!

Все, кто не занят на боевом дежурстве, занимают места в траншеях, огневых точках, усиливая наземную оборону на тысячу стволов.

- Развернуть полевой госпиталь!

- Техническому дивизиону! Подготовить технологический поток к восполнению боекомплекта ракет на стартовых позициях! Подготовить аварийно-спасательную команду!

Все предварительные боевые распоряжения отданы и возникает главный вопрос: сбивать или не сбивать, уничтожать или не уничтожать?

Глаза подполковнику застилает катящийся со лба градом пот.

Мысль работает в темпе, как у летчика, самолет которого терпит катастрофу. Если сейчас нажать кнопку пуск ракет, то обломки уничтоженных самолетов и ракет соответственно упадут на ливанской территории, что может вызвать широкомасштабный военный конфликт. Если ракеты не пустить сейчас, то через одну минуту будет уже поздно, противник уничтожит радары. Тогда поражение, гибель однополчан.

Передовые самолеты противника пересекают границы воздушного пространства Сирийской Арабской Республики, углубляются километра на три... и разворачиваются обратно.

Минут десять подполковник находится в состоянии прострации. Затем подменившись у экрана офицером боевого управления, жадно курит у входа в Командный Пункт. А ведь человек он не курящий. На голове у подполковника прибавляется седых волос. Так изо дня в день. Меняются: наряд сил, направления удара, маршруты движения. Со временем кажется, что все ранее происходившее было подготовкой, а именно сейчас, в твое дежурство произойдет настоящий удар.

Случалось у некоторых "крыша ехала". Один из капитанов, сменившись вечером с боевого дежурства, пошел в клуб. Во время демонстрации кинофильма он уснул и очнулся во время, когда на экране шел фрагмент сухопутного боя. Офицер потерял грань между реальностью и условностью. Он упал на пол и разрядил в экран обойму патронов из пистолета Макарова.

Это действительно была война нервов. Израильские летчики не были гарантированы от того, что при достижении границ Сирии по ним не произведут пуски ракет. Очевидно, и в кабинах боевых машин тоже было не совсем комфортно.

Боевые порядки полка посетил находившийся в Сирии с официальным визитом Начальник Генерального штаба Вооруженных Сил СССР.

Маршала растрогал до слез стартовый расчет, русские парни в знойной сирийской пустыне.

- Как, сынки, дела?

- Нормально, товарищ Маршал Советского Союза!

- Какие есть просьбы?

- Нам бы в свободное время родное телевиденье, а то на арабском ничего не понятно, да и смотреть нечего! Еще бы почту почаще, а то лишь раз в месяц!

Вскоре установили по приказу Маршала спутниковую антенну, а на ближайший военный аэродром еженедельно военно-транспортный самолет стал доставлять почту с Родины.

Офицеры высказали Маршалу критические замечания в отношении советских военных советников ввиду их слабой компетентности. Сирия была наводнена военспецами. У каждого командира (начиная с батареи) был советник в равном с ним воинском звании. Они прибывали в страну с семьями, им предоставлялись фешенебельные квартиры в столице и крупных городах, никакого боевого дежурства не несли, зато получали в сирийской валюте в 6-7 раз больше, чем ракетчики из боевых частей.

Через месяц началась чистка рядов советников. Некоторые из них, убывая ранее срока домой, заявляли инициатором экзекуции:

- Ничего! По прибытии В Союз наши дядюшки с большими звездами вам еще покажут Кузькину мать!

И действительно, впоследствии случаи мести были. На это хлебное и доходное место значительная часть военспецов попала по протекции, либо благодаря личной изворотливости.

Лично мне двухмиллионный Дамаск при первом его посещении чем-то напомнил Баку (где я неоднократно бывал). Показался он даже более европейским, более цивилизованным и культурным. А когда первый попавшийся арабский торговец произнес по-русски: "Месье! Купите японские часы с калькулятором!", это меня ошеломило.

Впервые (и в последний раз) за свои 27 лет службы увидел армию такой, какая она должна быть.

Нет авралов, проверок, комиссий, показухи и очковтирательства; чинодральства, чванства, рвачества и воровства.

Нет пустословия, идеологического давления, "дедовщины" среди солдат, строевой муштры. Нет хозяйственных работ.

Каждый без дополнительных команд занимался определенным делом и сложившаяся система функционировала как заведенный механизм, не требуя особых командных усилий и воспитательных мероприятий.

Для несущих боевое дежурство существовал тридцати шести часовой ритм жизни (12 часов вахта, 12 часов отдых. 12 часов подготовка): многие офицеры так вписались в него, что по возвращении домой долго не могли войти в колею нормальных календарных суток. Солдаты подразделений обеспечения жили по распорядку, привязанному к динамике жизнедеятельности полка. Солдат из подразделений мотопехоты называли ночными людьми. Днем они отсыпались в домиках, а с наступлением темноты выезжали на БТРах по периметру позиции или занимали места в огневых точках. Службу в составе суточного наряда несли военнослужащие, нигде кроме этого не задействованные.

Личное оружие, у всех при себе, ночью оно хранилось рядом с кроватями (у офицеров в изголовье, у солдат в незапирающихся пирамидках).

Однажды, проходя мимо домика, вижу знакомого солдата, который вместо того, чтобы спать после боевого дежурства, сажает и поливает какие-то колючки.

- Петров! А ты почему не отдыхаешь?

- Э-э-эх! Дайте, товарищ майор, хоть чем-нибудь отвлечься! Поначалу оказались не у дел политработники, воодушевлять и воспитывать оказалось некого, все заняты делами. Им пришлось стать штатными функционерами в составе суточного наряда, либо вспоминать (осваивать) военную специальность и наравне с другими нести боевое дежурство.

Ракетчики проживали в однотипных сборно-щитовых домиках (солдаты по десять человек, офицеры по четыре). Главное отличие быта: в офицерских домиках был холодильник, душ и туалет, а солдатские душевые и туалеты располагались в отдельных сооружениях.

Военный городок размещался в дальнем углу позиции, там же был единственный проезд в минном поле, на одном конце дороги русское КПП, на другом - блокпост сирийских командос.

Кроме полутора сотен сборно-щитовых домиков там были здания хозяйственного предназначения (водонапорная башня, склады всех служб полка, столовые, бани, заводик по выпечке хлеба и т.д.), а также здания штабов, клуба, полевого госпиталя, мастерских.

Система оплаты труда офицеров была такая же, как и в Группе Советских Войск в Германии. Один оклад шел на Родине и его по доверенности получали семьи. Второй в Сирии, часть которого переводилась на аттестат в полевом отделении Госбанка СССР, а часть выдавалась в местной валюте на руки:

- от прапорщика до капитана - 500 лир;

- от майора до полковника - 800 лир;

- солдат / сержант - 50/70 лир.

Курс валюты на то время: за один доллар - 5 лир.

По пятницам у домика, где размещалось отделение фельдъегерско-почтовой связи, столпотворение. Там все свободные от боевого дежурства офицеры и солдаты. Каждый пришел получить весточку из далекой Родины, принес свое письмецо. Зная, что переписка подлежит цензуре, там скупые строки: "Жив, здоров, все нормально!". Несколько часов ждут прибытия машины с почтой, убывшей на ближайший аэродром к военно-транспортному самолету из СССР, еще томительный час, когда почту рассортируют.

Кстати, адрес у нас был: "г. Москва-400, в/ч полевая почта Љ... ".

Один мой родственник, не разобравшись, где я нахожусь, мне написал:

- Молодец! По адресу вижу, в Москву перебрался? На днях буду в столице проездом и заскочу. Если можешь, то купи мне кофемолку и электросоковыжималку!

Как оказалось потом, мой родич часа полтора терроризировал, работников Московской Военной комендатуры требованием объяснить, как проехать к данной Воинской части.

Наконец, один из них, самый прямолинейный, ему заявил:

- Пошел ты на фиг! Данная Воинская часть не в Москве, и даже не в Советском Союзе! Где я и сам не знаю, а тебе тем более знать не положено!

Время шло и оно работало не на противника. Восстанавливалась общая система ПВО Сирии. На вооружение Военно-Воздушных Сил стали поступать более современные истребители, в их числе и МИГ-25.

Хотя противник продолжал держать боевые расчеты полка в напряжении, его натиск спал. Очевидно, израильтяне примирились с пребыванием Советских Войск в Сирии, как с неизбежным фактором и отказались от планов по их уничтожению.

Одна их радиокомпания вещала на русском языке специально для ограниченного контингента советских войск в Сирии. Девяносто пять процентов времени радиопередач занимала популярная и русская народная музыка, в перерывах которой шли призывы:

- Зачем вы здесь? Вас ждут семьи! Возвращайтесь на Родину! Не
оставляйте арабам ракетную технику, они такие-сякие!

Но больше шокировали другие передачи:

- Поздравляем с днем рождения майора Сидорова из Москвы! Желаем счастья, здоровья и скорейшего возвращения на Родину! В его честь исполняем песню "Москва златоглавая".

Утечка информации шла не с боевой позиции, а с родной страны.

Поразило доброжелательное отношение всего населения, без исключения к русским и в особенности к ракетчикам, носившим сирийскую военную форму одежды. А ведь было это уже на фоне афганской войны!

Тем временем завершился процесс передачи вооружения и совместного боевого дежурства русских и сирийских расчетов.

Военные туристы из России вновь переоделись в костюмчики иностранного производства.

Состоялся торжественный момент прощания братьев по оружию. Каждому от рядового до полковника сирийцы подарили хорошие и дорогие часы, произведенные в Швейцарии.

В клубе провели общее собрание, на котором русские пожелали сирийцам успехов в боевой деятельности и не осрамить престиж ракетного оружия, а те, в свою очередь, выразили глубокую благодарность за оказание помощи в противостоянии с врагом.

Заместитель Начальника Генерального Штаба Вооруженных Сил Сирии вручил группе русских офицеров (мне в том числе) сирийские боевые ордена. Без особых приключений военные туристы на пассажирских лайнерах вернулись в Советский Союз и разъехались по родным воинским частям.

Таким образом, несмотря на все изъяны бывшего СССР его военная машина работала четко, слажено и грамотно.

Однако она обладала большой инерционностью. Ракетчики, получив огромный боевой опыт, пытались доказать военным бюрократам, что необходимо в корне менять систему боевой подготовки войск ПВО, организацию боевого дежурства, вообще весь уклад воинской жизни.

За это многие поплатились своим карьерным ростом. Правда никому не нужна.

ЗАСЕДАНИЕ Љ5.

Не всякая щекотка доставляет удовольствие!

Козьма Прутков.

16.50. Вдруг откуда ни возьмись в курилке появился командир полка. Увидев в сборе всех начальников служб, позабывших о полученных час назад распоряжениях, полковник заорал:

- Это что за исполнительность? Это что за "панихида"? Всем по выговору!

Начальник инженерной службы мог рассказать десятка два четверостишья с любимым командирским словом "панихида", обозначавшим крайнюю степень неудовольствия. К примеру: плохо подготовленный строевой смотр:

Очередная панихида,

С проверкой внешнего вида,

Под руководством начальников,

На уровне мхов и лишайников.

Однако вспомнив, что он тоже начальник службы, что ему "выговор", Остряк вместе с коллегами улетучился в направлении поля своей деятельности.

С перепугу стали разбегаться другие офицеры, но полковник их остановил:

- Остальным сидеть! Начальник разведки! (тот некстати, первый раз за сутки, за минуту до прихода комполка вышел из подземелья на свет божий). Прямо здесь проведете занятия с офицерами по характеристикам самолетов иностранных армий, по тактике действия своей авиации!

Нужно сочетать бесполезное с неприятным! Каламбур! Ха-Ха!

Удаляясь, полковник набрасывает на вышедшего с КП с нераскуренной сигаретой во рту лейтенанта, а на ответ последнего, мол, в курилку иду, изрекает:

- А если я, к примеру, иду в туалет, то могу за сто метров вытащить принадлежность наружу?

Мимо курилки вновь шествует процессия из старшины и повара с подносом, на котором яства уже на ранг ниже.

- Смотри козел не упади снова! - предостерегает прапорщик подчиненного.

Начальник разведки, подполковник на майорской должности (ранее был на полковничьей) вместо занятий по тактике действий своей авиации рассказывает историю в результате которой он кубарем скатился на две ступени вниз по служебной лестнице, зато попал служить из Туркестана в родные края.

Военная судьба как дорога:

То асфальтированное шоссе, то колдобины и буераки. Иногда даже на ровном участке возникают проблемы. Как говориться:

"Иду по асфальту я в лыжи обутый,

То ли лыжи не скользят, то ли я долбанутый!"

Репортаж о пропавшем бомбардировщике

Вышел Заяц на крыльцо

Почесать свое яйцо.

Лапу сунул - нет яйца,

Так и грохнулся с крыльца!

Рязанская частушка

Начало этой истории положили работники Главного штаба авиации. Чем выше штаб, тем дальше он от реальной жизни. У его сотрудников напряжение от длительного сидения на заднице ударяет рикошетом в голову, провоцируя там "заумные" мысли.

Намечалось тактическое учение с полком тяжелых бомбардировщиков. Управление боевой подготовки, как полагается, разработало планирующие документы и два бравых полковника понесли их на утверждение главнокомандующему. Маршал авиации бегло ознакомился, но вместо утверждения состроил кислую мину и произнес тираду:

- Все по шаблону! Из года в год перепечатываете, только даты меняете! Ума не хватает спланировать интересное и нестандартное? Штаны просиживаете, разжирели, как караси! В войска отправлю!

Что может быть страшнее данной угрозы? Снижение в должности и в воинском звании на одну, ступень вместе взятие ничто по сравнению с перспективой сменить место службы в Москве на военный городок какой-нибудь линейной боевой части у черта на куличках. Полковники постарались, новым Планом учения маршал остался доволен и объявил благодарность.

Замысел был таков:

Тема: Скрытое преодоление системы ПВО вероятного противника и нанесение удара по объекту на предельно-малых высотах с выключенными средствами радиоизлучения.

Район учения (он же условно территория вероятного противника): акватория Каспийского моря и с востока прилегающая пустыня, городок на восточном побережье - условно главный вражеский объект.

По замыслу: бомбардировщикам полка надлежало при достижении рубежа учения перейти на высоту полета до ста метров от поверхности и, выключив связь, радионавигационное оборудование, двигаясь по штурманской проводке и наземным ориентирам, достичь объекта, нанести имитируемый ракетно-бомбовый удар и таким же тихим сапом вернуться обратно.

Само учение вначале шло точно по замыслу. Пролетев тысячу километров, три десятка боевых машин достигли рубежа и пилот бомбардировщика Љ1 - командир полка проводит перекличку по циркулярной связи и объявляет установленный сигнал.

Экипажи переводят бомбардировщики на высоту ста метров, прерывают связь друг с другом и землей, выключают радионавигационное оборудование, ведут машины по штурманской проводке, отслеживают наземные ориентиры и вообще, "глядят в оба", чтобы в ночных условиях не столкнуться с землей и друг с другом.

Нервное напряжение выше человеческих возможностей. Штурман бомбардировщика Љ 21, неправильно сориентировав планшет, прокладывает курс с ошибкой 180 градусов (непредсказуемый заскок). Из-за его данных "двадцать первый" совершает противоположные движения:

- все на Юг, он на Север;

- все на Восток, он на Запад;

- все проносятся над городком на восточном побережье (жителей которого предупредили и обязались возместить им ущерб), он наносит условный ракетно-бомбовый удар по городу на противоположном берегу (вышибая оконные стекла звуковой волной и вызывая панику среди жителей и местных властей);

- все следуют на Запад, а он на Восток, им навстречу.

На мгновение маршруты группы и одиночки в центре Каспия (в точке, где предусмотрена перекличка) пересекаются.

Полковник проводит перекличку, "двадцать первый" докладывает, что все у него нормально, есть правда незначительная неисправность: при учебном бомбометании не до конца (сантиметров на двадцать) закрылся бомболюк.

Связь снова выключают и теперь пути полка и одинокого его бомбардировщика расходятся надолго. Полк берет курс на родной Север, а "двадцать первый" на неизведанный Юг.

На выходе из района учений командир полка проводит перекличку. В момент связи с "двадцать первым" внимание полковника отвлекает связь с Землей и он автоматически перескакивает на "двадцать второго".

Мысли командира заняты празднованием дня рождения супруги: накрыт стол, собрались гости и ждут его возвращения.

Первым приземлив самолет, полковник дает указание дежурному по аэродрому доложить после посадки последнего бомбардировщика ему на квартиру, садится в служебный УАЗ и убывает в военный городок.

В квартире овация изошедших слюнями гостей, еще пару минут и все за столом, торжество начинается.

Между первой и второй рюмкой докладывает дежурный по аэродрому:

- Сел последний самолет! (им использована информация не со стоянок эскадрилий, а полученная от локаторщиков привода).

Между второй и третьей комполка докладывает командиру дивизии:

- Товарищ генерал! Тактические задачи и план учения выполнены! Все бомбардировщики на базе!

- Молодец, Илья Петрович! Готовь в мундире дырку под орден!
После пятой рюмки вновь следует доклад дежурного по аэродрому:

- Бомбардировщик Љ21 отсутствует в наличии! (панику подняла бригада техников, которая своего детища, на котором им надлежало провести послеполетное обслуживание, не обнаружила).

Полковник оказывается в худшем положении, чем Заяц из частушки, послужившей эпиграфом к рассказу.

А следовавший на Юг бомбардировщик Љ21 вышел из района учений и должен был получить статус воздушного судна-нарушителя режима полетов и санкции со стороны осуществляющих контроль воздушного пространства войск ПВО. Но те приняли его за иностранный пассажирский лайнер, взлетевший из аэропорта столицы одной из Закавказских республик (о том, что он не взлетел из аэропорта, уведомить забыли). Все совпадало: и время, и маршрут, только высота полета (на 10 километров ниже, чем по заявке) портила всю гармонию. Последнее обстоятельство оператор локатора сообразил уже перед пересечением Государственной границы, и посчитал своим долгом произвести (хоть и запоздалый) доклад по оперативной линии:

- Товарищ подполковник! Пассажирский самолет улетел за границу согласно заявке, но почему-то на предельно малой высоте!

- Улетел так улетел, ну и хрен с ним! - подытожил подполковник.

Стопятидесятитонная громадина ураганом проносится над зданием одной из пограничных застав, вышибая звуковой волной стекла. Начальник заставы докладывает командиру пограничного отряда :

- Товарищ полковник! Огромный самолет улетел над заставой за границу!

- Вы там, вашу мать, лучше следите за контрольно-следовой полосой и контрабандистами, а все то, что летает - в ведении войск ПВО!

Начинается заграничный круиз экипажа на служебном транспортном средстве: короткий в одной сопредельной мусульманской стране и более длительный в другой. Штурман меняет курс (как ему кажется на Запад, а на самом деле на Восток), маршрут проходит в пятидесяти километрах по ту сторону границы, параллельно ей.

Несмотря на мусульманский праздник, кратковременность пребывания в гостях, радушные хозяева успевают обстрелять бомбардировщик зенитным ракетным комплексом "Усовершенствованный Хок", правда вдогон. Одна ракета взрывается далеко позади. Один-единственный осколок боеголовки все-таки в самолет попадает, повредив (выключенную в тот момент) аппаратуру, отслеживающую его координаты в пространстве. Вторая ракета входит в щель неплотно прикрытого бомболюка, и там застревает, ее боеголовка не взрывается. (Примечание: впоследствии это свидетельство пребывания в зарубежье бомбардировщик, сам того не ведая, притащил на Родину, как гулящий муж след от поцелуя любовницы на щеке).

Экипаж, разумеется, об обстреле ничего не ведает, радиоаппаратура выключена, что происходит в задней полусфере визуально не видать.

Спасает жизнь членов экипажа и то, что средь гор высоких заключительный участок слепого маршрута совпадает с долиной реки и ущельем, по которому путешественники влетают в воздушное пространство другой мусульманской страны, где в этом районе никаких ПВО нет:

- Рубеж, господа! - торжественно объявляет штурман.

Первый пилот - командир бомбардировщика, осуществляет все переключения, отдаёт команды и комментирует свои действия:
- Штаны подтянуть! Набираем высоту двенадцать тысяч метров. Включаем связь, радионавигацию. Внизу под нами моя Родина, приволжские степи... А! А! А??

Радиовысотомер показывает, что внизу горный массив, а в первых лучах восходящего солнца горы проглядывают визуально. Включают аппаратуру, отслеживающую пространственные координаты - не работает. В связных приемниках на всех частотах тишина.

- Первый... первый... земля... земля... - ответьте "двадцать первому"! - вопят с борта бомбардировщика сначала по кодированным, затем по открытым прямым каналам связи.

Запас авиационного топлива стремится к нулю. Выдается сигнал воздушного судна, терпящего бедствие. Эфир на разных частотах сотрясают вопли:

- Кто меня видит или слышит, дайте, Христа ради, пеленг!

Оператор локатора приграничных ПВО одним глазом отслеживает действия руки по раскрашиванию дембельского альбома, другим глазом воздушную обстановку на экране индикатора обзора:

- Рейсовый пассажирский "Тегеран - Мешхед" на сопредельной стороне идет по установленному коридору! - докладывает ефрейтор, не врубившись: почему иностранный самолет выдает сигнал опознавания "Я свой", а потом еще и сигнал "Бедствие". Паника наступает, когда мнимый иностранный пассажирский резко берет курс на север, пересекает границу, а радиолокационная отметка от него напрочь исчезает со всех экранов радаров. Дежурные силы зенитных ракетных войск переводятся в готовность Љ1. В воздух взмывают истребители.

Спасательный круг бомбардировщику бросают совсем с неожиданной стороны. На аэродромчике сельхозавиации близ аула-райцентра двадцатилетний туркменский парень Саид в предрассветный час крутил ручку настройки приемника. Услышав вопли и желая оказать помощь какому-нибудь заблудившемуся "кукурузнику", Саид включил имеющийся маломощный радиомаячок.

Спустя минут десять, слышится рев и на аэродромчик садится нечто огромадное и для местных жителей инопланетарное.

Успешной посадке содействуют:

- пустые топливные баки и отсутствие вооружения (бомб, ракет) на самолете;

- скальное основание аэродромчика, асфальтированное шоссе в створе посадочной полосы и твердая каменистая площадка за ней, заканчивающаяся песчаными барханами.

Летающий монстр, начав приземление на шоссе за километр от начала посадочной полосы, промахивает полкилометра после ее окончания, шасси зарывается в песчаный бархан и останавливается.

К нему подбегает десяток служащих аэродромчика и подъезжает УАЗ с четырьмя милиционерами.

В предрассветных сумерках, над головами приближающихся гремит залп из хвостовой вращающейся авиационной пушки. Видимо, экипаж сомневался в государственной принадлежности пункта приземления. Служащие в испуге промахиваются километра на два мимо места своей работы, милиционеры через пять минут уже в райцентре и лихорадочно названивают о происшествии, куда только можно.

Окончательно рассвело. Через час на место происшествия прибывает автобус из ближайшего соединения ПВО (со специалистами и вооруженным караулом) и вертолет пограничников (с работниками КГБ).

Завидев родимую военную форму одежды, экипаж через нижний люк показывается на свет божий.

- Это что за местность? - спрашивает командир корабля в гробовой тишине.

- Восток Туркмении!

Пилот разворачивается к штурману:

- Это куда же ты, блядища, нас со своей проводкой завел?

Далее командир от души бьет подчиненного в подбородок. Штурман кубарем катится по бархану вверх. Работники КГБ разводят членов экипажа по разным помещениям для снятия показаний.

К аэродромчику близ аула доставили обслуживающую технику, топливо, удлинили взлетную полосу и недели три спустя бомбардировщик Љ21 (уже с другим экипажем) улетел.

Злые языки утверждают, что экипажу (штурману уж точно) выписали путевку на экскурсию по ленинским местам Сибири. Появилось много путешественников к новому месту службы с понижением в должности, либо в поисках работы на гражданском поприще (в ВВС - за плохую организацию, в ПВО - за ротозейство).

Командир полка Илья Петрович тоже сменил военное платье на цивильное. Говорят, временами он заглядывает в шифоньер, где висит полковничий мундир с дыркой под предстоящий орден и вздыхает: "Фортуна нон пенис - черт ее подери!". Далее отмечает один и тот же праздник - "Триста лет русскому граненому стакану".

Повезло лишь полковникам в главном штабе авиации, больше они таких рисковых учений не планируют.

ГЛАВА 2. ПРИКОЛЫ ВОЕННОГО ГОРОДКА.

Кто в армии служил,

тот в цирке не смеется.

Народная мудрость.

Маленькие закрытые военные городки абсолютно как люди:

- долго вынашиваются в недрах Министерства Обороны, рождаются в страшных муках;

- развиваются и хорошеют как дети;

- вступают в эпоху своего наивысшего расцвета;

- незаметно дряхлеют (как по оборудованию, так и по составу населения);

- тяжело болеют при передаче из одного военного ведомства в другое;

- умирают при сокращении или передислокации воинских частей, их образующих.

В маленьких закрытых военных городках ни с чем не сравнимая атмосфера и аура. Со временем у их обитателей вырабатывается особая психология.

ЗДЕСЬ:

- одни на всех бытовые и социальные проблемы;

- мужья объединены общей служебной деятельностью, сутками, неделями, месяцами пропадают на службе и боевом дежурстве, часто служебные противоречия пересекаются с личными отношениями вне службы и наоборот;

- при особой компактности каждый на виду, как голый в бане;

- безработица женщин и один на всех магазин Военторга, основное место времяпровождения, сосредоточения новостей, перемывания косточек всем и вся.

Россия имеет две армии:

ПЕРВАЯ - армия расположенных в городах элитных частей, штабных и тыловых учреждений, военных учебных заведений и т.д. Она сытая, довольная, холеная и как флюгер отслеживает веянья в государственной политике.

Когорта военнослужащих элитных частей, штабных чиновников, интендантов, преподавателей в мундирах ежедневно мельтешит перед глазами обывателя. Последний по ним делает вывод об армии вообще.

Ее деятельность наблюдают писатели, журналисты и отображают в своих произведениях.

ВТОРАЯ - армия боевых линейных частей, расквартированных в обособленных дальних гарнизонах, маленьких закрытых военных городках, разбросанных по необъятной стране.

Обыватель эту армию не видит, не знает и не понимает. Там не живут писатели, ни журналисты, случается, совершают туда вояж, но увиденное отображают поверхностно, как правило, "с парадного входа".

Работники пера, проходившие срочную службу, бывает выносят на страницы печати свои впечатления, но их анализ не выходит далее порога казармы.

У офицеров Второй армии, отягощенных службой и бытовыми проблемами, нет ни свободного времени, ни склонностей к литературному творчеству.

Эта армия и тащит на себе телегу, именующуюся "обороноспособность страны".

Зато, в отличие от элитной армии, в ней и люди, и служебные отношения попроще, более глубоки корни в народе, более живы древние традиции.

Читая "Военные афоризмы" Козьмы Пруткова кажется, что они только вчера написаны, а ведь уже 150 лет прошло.

ЗАСЕДАНИЕ Љ6

Если ты голоден и наг

Будь тебе утехой учебный шаг.

Козьма Прутков.

17.10. Симитировав бурную деятельность по исполнению распоряжений полковника, в курилку возвращается главный анекдотчик Валерий Михайлович, а вслед за ним и другие начальники служб. Остряк выдает сообществу очередной анекдот:

- Прибывшего из армии в отпуск внучка дед спрашивает:

- Что такое флот, авиация, пехота, артиллерия, танковые войска знаю, а вот что такое ПВО, где ты служишь, никак в толк не возьму!

- Я тебе дед завтра на практике покажу!

В четыре утра гремит в набат церковный колокол. Сбегаются односельчане, а внук им (слезая с колокольни):

- Все собрались?

- Все! А что случилось?

- Вопросов не задавать! Всем разойтись, а моему деду остаться! Дед! Запрягай лошадей в сани, поедем по дрова!

- Какие сани? Август-месяц!

- Так требуется по технике безопасности: в соседнем колхозе колесо от воза отлетело и сломало мужику ногу.

Приехали на санях в лес.

- Деревья пилить вдоль, поперек и дурак может! Квадратное катить, круглое кантовать! Распрягай! Запрягай с обратной стороны саней! Распрягай! Запрягай! Эх жаль, нет противогазов!

Уже вечер. С задачей мы не справились, будем считать сегодняшний день выходным.

А что это ты, дед, за щеку держишься? Зуб удалять нужно? Тяжелый случай! У нас в ПВО все через задницу делается!

С подземелья выходит заместитель начальника штаба по кличке "Леша Невгибенный", человек в принципе не курящий, но любитель поболтать.

Начальник инженерной службы обращается к нему за информацией:

- Победили ли мы супостата? Каковы результаты боевых действий за последние два часа?

- Враг хитер и коварен! Получали оповещение по десяти целям, обнаружили пять, в зону поражения вошел один самолет и мы... его пропустили! Бац-бац и...мимо!

Некогда мне! Собрались балагуры! Нет на вас одного из предыдущих командиров полка Ивана Денисовича! Он мне так иногда задачу ставил:

Работайте хоть до инсульта,

Хоть до инфаркта,

Но чтоб к утру мне была карта!

Он бы вас десятиэтажным матом!

- Интересный был старик, между ног носил парик!

- Ладно! Задержусь! Тем, кому не посчастливилось служить под началом Ивана Денисовича, расскажу!

Один день полковника Ивана Денисовича.

Иногда достаточно обругать человека,

чтобы не быть им обманутым.

Козьма Прутков

Если армейский язык на треть состоит из мата, то у нашего командира полка Ивана Денисовича вредная составляющая в критических ситуациях доходила до девяти десятых.

Полковник слыл в Войсках ПВО одиозной личностью, но не столько "изящной словесностью", как в большей мере курьезными случаями, о которых ходили легенды. Вот некоторые из них.

Именно Иван Денисович ввел в общеармейский оборот определение Воинскому эшелону.

Дело было так. Раз в два года полк выезжает на государственный центральный полигон. Там в течение месяца, в пустыне близ озера Балхаш, ракетчики проводят боевые пуски ракет по реальным воздушным целям, самолетам и ракетам-мишеням. Личный состав, вспомогательная и автомобильная техника следуют эшелоном вагонов на семьдесят, который движется вне графика и с многочисленными остановками. Иногда путь от Рязани до станции назначения занимает до десяти суток. Во время стоянок главные задачи наряда по эшелону обеспечить: охрану, порядок, не допустить проникновения в вагоны посторонних лиц, соблюдение режима секретности.

Во время стоянки эшелона, на небольшой станции в зауральской степи через полуоткрытое в купе окно, Иван Денисович слышит диалог на перроне. Две девицы слезно умоляют дежурного по эшелону разрешить им проехать до следующей станции. Никак девушки не поймут, почему нельзя, хотя дежурный ссылается и на требования наставления по воинским перевозкам, на устав, на военную тайну.

Будучи недовольным непрофессиональными объяснениями подчиненного, командир полка вышел из вагона сам:

- Потому, понимаешь, нельзя, что воинский эшелон - это полкилометра хренов и семь ящиков яиц!

Другой случай. Начальник штаба зашел к командиру чтобы ознакомить его с поступившим по секретной почте приказом, в котором генерал за хамское отношение к подчиненным офицерам объявлял Ивану Денисовичу выговор и предписывал впредь быть вежливым, обращаться к ним на "Вы".

В это время полковник распекал начальника инженерной службы.

- Буду всегда вежливым, буду всегда на "Вы", - зарекся навсегда Иван Денисович и, кипя от гнева, вновь обратился к провинившемуся:

- Товарищ гвардии майор! Вы-Вы-Вы-Вы-... (заклинило)..Вы ХРЕН!

Следующий случай. В Главном Политическом Управлении СА и ВМФ существовал женсовет, в функции которого входила работа с женами военнослужащих, организация культурных и воспитательных мероприятий. Однажды в гарнизон с проверкой работы командования с женами офицеров прибыли две представительницы этого отдела.

Дежурный по штабу провел женщин в кабинет командира . На столе снятая телефонная трубка, Иван Денисович, в поисках нужного документа рылся в огромнейшем сейфе, виднелась только кормовая часть, к вошедшим даже не повернулся.

- Товарищ полковник! Здесь прибыли проверить, какую мы в гарнизоне проводим с женщинами работу!

- Какую там работу! Трахаем потихоньку!

Женщин как ветром сдуло, а неделю спустя пришел выговор за хамство уже от самого начальника Глав ПУРа.

- Взыскание, понимаешь, не за хрен получил, а за правду!- сокрушался Иван Денисович.

Таких курьезов было много, но рассказ совсем об ином.

В злополучный субботний вечер Иван Денисович лег спать в 24:00, с крайне плохим настроением, но с хорошим подспудным предчувствием.

Сразу навалил кошмарный сон. Полковнику снится...

Звонок по телефону: "Вас вызывает генерал в штаб!". Он одевается... почему-то в сапоги, портупею (что совсем необязательно)... Никак не может отыскать головной убор, и вместо папахи надевает гражданский картуз. Выходит из подъезда... Кромешная мгла, ни огонька...

Окно в клубе ранее было забито большим портретом Карла Маркса... Сейчас вместо портрета огромная рожа капитана, которому надлежит быть оперативным дежурным и находиться на подземном командном пункте в десяти километрах отсюда. Капитанская рожа кривляется, строит полковнику гримасы, шевелит ушами.

Вход в здание штаба... Перед ним генерал, одетый в сапоги и при портупее, а на голове узбекская тюбетейка. Он яростно орет:

- Где моя папаха? Я тебе покажу, дундук поганый!

А в это время, в полночь, на командном пункте гвардейского полка героически боролась со сном дежурная боевая смена - два десятка солдат, сержантов, прапорщиков, во главе с приснившимся полковнику капитаном, оперативным дежурным.

Скуки ради, механик дальней связи на замечание в свой адрес (за несвоевременный ответ по телефону) отпускает шуточку телефонистке на командном пункте корпуса ПВО, не подозревая, что туда прибыл генерал (который тоже приснился полковнику).

Минут пять спустя капитан получает звонок от телефонистки вышестоящего КП:

- Накажите своего механика дальней связи! На мое замечание он ответил, мол, "кол" тебе в одно место!

- Давно сказал?

- Минут пять назад!

- Тогда "кол" пора уже вынимать!

На квартире у Ивана Денисовича звонит телефон, и прерывает кошмар. В холодном поту комполка поднимает трубку и услышав голос генерала, чертыхается:

- Тьфу, твою мать! Сон в руку - жди неприятностей!

И действительно, следует распоряжение:

- во-первых: за хулиганство накажи своего оперативного дежурного, случайно стал свидетелем;

- во-вторых: для проверки авиабазы Военно-Воздушных Сил у вас там в Рязани через час вылетает из Москвы на вертолете Маршал. Для обеспечения внезапности проверки, вертолет сядет у тебя в боевых порядках. Предоставь ему свою "Волгу", но не вздумай авиаторам позвонить.

На всякий случай, и сам "подмойся"! Наведи везде порядок, особенно в казармах, старый хрыч по ним может сделать круиз с далеко идущими выводами.

Это его любимый конек!

Иван Денисович принимает решение убрать солдат из казарм под видом плановых (по расписанию) ночных тактических занятий.

Оперативный дежурный, получив от полковника по телефону выговор и угрозу в виде "кола" в то же самое (которое они предлагали телефонистке) место, включает сигнал тревоги.

В военном городке воет сирена, ей вторят завыванием собаки в окрестных деревнях, все, кто в полку живой, через двадцать минут на рабочих местах.

По громкоговорящей, транслируемой на все рабочие места, связи на весьма колоритном и специфичном языке Иван Денисович ставит задачи по наведению порядка.

Он оставляет у входа в командный пункт свою "Волгу", а сам на УАЗике убывает в основной городок лично руководить подготовкой к показу казарм, собираясь там встретить Маршала.

Под легендой плановых (дописали в расписания) ночных занятий, казармы пусты, личный состав на позициях. Суточный наряд одет в новое, хрустящее обмундирование и, под руководством старшин, вымывает, вычищает казармы, полы блестят, как у кота... гм... глаза.

Локаторы обнаруживают вертолет с Маршалом вскоре после взлета его с подмосковного аэродрома и сопровождают. Наконец вертолет обнаружен в бинокль на посту визуального наблюдения КП.

В оперативном зале группа военнослужащих женщин (планшетистки, телефонистки, секретчицы, прибывшие по тревоге) слезно умоляют оперативного:

- Разрешите хоть раз в жизни посмотреть Маршала!

- Хорошо! Только у входа в КП. В дверном проеме, чтобы вас видать меньше!

С поста визуального наблюдения докладывают:

- Вертолет приземлился, Маршал сел в "Волгу" и уехал в основной городок!

Вернулись женщины, раскрасневшиеся от возбуждения.

- Ну как? Маршала посмотрели?

- Ха-ха-ха! Наполовину!

Ситуацию капитану прояснил сменившийся часовой: у профессиональных военных летчиков есть традиция перед вылетом и после него помочиться под шасси самолета. Маршал, авиатор по происхождению, выйдя из вертолета по традиционной привычке пошел слить жидкость к задней консоли. Хвостовая часть закрывала верхнюю половину Маршала и помешала ему увидеть десяток глазеющих особ женского пола с противоположной стороны винтокрылой машины, у входа в КП.

Последним же была видна только нижняя часть Маршала. Говорят женщины, там было на что посмотреть!

Маршал в сопровождении Ивана Денисовича пунктуально проверил три казармы и остался доволен. В четвертую, самую показательную за 30 секунд до появления там Маршала (выйти обратно было поздно) ввалилась команда с загрузки угля в котельной, вся чумазая и, как на подбор, в рваной одежде.

Позеленевший лицом старшина дико заорал:

- Сгною! Утоплю в сортире! Прячьтесь! Хоть по канализации ухо дите, хоть залезайте под обои, как тараканы!

Маршал и здесь проверил все казарменные помещения. В последнем, туалете, заглянул в каждую кабинку и, взявшись за ручку двери в последнюю, объявил удивленному старшине благодарность. Все-таки, открыл дверь последней кабинки, а там:

- над одним унитазом;

- как сельди в бочке или клубок змей;

- скорчившись в самых невероятных позах;

- чумазых и грязных одетых в тряпье, хуже нищих

находились девять солдат во главе с сержантом, выполняя приказ старшины.

В 1 час 30 минут, дымок от выхлопной трубы двигателя уезжающей с Маршалом "Волги" (самый приятный в мире запах) нежно щекочет ноздри вытянувшихся в струнку Ивана Денисовича и его заместителей.

Дан приказ на возвращение всего и вся в исходное состояние. Толпы офицеров и прапорщиков двинулись домой на квартиры, а вереницы солдат в казармы.

Не успел командир полка дома чаю попить, как с контрольно-пропускного пункта доложили, что "Волга" с Маршалом вернулась и проследовала в автопарк.

- Алло, автопарк! Товарищ Маршал...

- Сиди дома и не вздумай приходить! Дело житейское, колесо пробили, сейчас твои спецы заменят и через пять минут я уеду!

Пока кипит техническая работа по замене колеса, Маршал, повинуясь внезапно возникшей нужде, заходит в наружный посреди автопарка туалет.

В богоугодном, куда и цари пешком ходят, заведении не горит ни одна лампочка, и только луна через окошки крайне тускло освещает общую панораму.

Маршал задумался в глубоком присесте.

Вдруг откуда ни возьмись, в туалет заскакивают два "дембеля", позже других возвращающихся с боевой позиции в казарму. Их глаза к темноте не адаптировались и один из них стащил с головы Маршала папаху, затем, увидев лысую голову напялил на нее старую, рваную и засаленную шапчонку, приговаривая:

- Носи, салага стриженный, а то башку простудишь и соплями изойдешь!

Выскочив наружу туалета и узрев в руках необычный головной убор, злоумышленники растворились во мгле.

Взвыла сирена, полк построили на плацу и бросили на поиск папахи. Учиненный розыск результатов не принес.

Иван Денисович предложил Маршалу полковничью, новенькую со склада, но тот отказался ее взять. Он на большую лысую голову надел как тюбетейку старую заеложенную и маленькую солдатскую шапчонку, сел в "Волгу" и уехал, заявив перед отъездом командиру полка:

- Я тебе еще покажу! Дундук поганый!

Дым из выхлопной трубы "Волги" на сей раз показался смертельно-ядовитым.

После убытия Маршала вновь произошло построение полка на строевом плацу.

В ходе двадцатиминутной речи Иван Денисович излил на головы подчиненных, на всех скопом: и офицеров, и прапорщиков, и солдат; весь свой запас красноречия, где приличные слова были в меньшинстве и в процентном отношении составляли не более, чем грибы в дремучем лесу.

Он сосчитал свою дальнейшую, а возможно и нынешнюю карьеру законченной и убыл домой.

Не спалось, в голову лезли афоризмы:

- надпись (эпитафия) на могиле: "Здесь лежит офицер ПВО, не пулей убит - задолбали его!";

- в ПВО закон курятника: забраться повыше и нагадить на головы нижестоящим;

в ПВО система "ЖЕЛУДЬ": либо ты вырастешь дубом, либо тебя сожрут свиньи, а если ни первое, ни второе, то сгниешь к чертовой матери;

- чем больше в армии дубов, тем крепче оборона.

Мирный храп жены вызвал в уме бытовавшую в военном городке детскую считалку:

Папа служит в ПВО,

Плечи - ВО, и морда - ВО!

Мама служит в ПВО,

Всем дает, а папе - ВО!

Только через час наваливается сон и полковнику снится... Генерал... одетый в сапоги, шинель, портупею, а на голове белая панама...

Генерал орет:

- Дрыхнешь, блядина?

Иван Денисович просыпается от воя сирены тревоги.

В воскресенье, в 5 часов 30 минут, на гвардейский Краснознаменный орденов Кутузова и Александра Невского зенитный ракетный полк внезапно напала комиссия из Московского ордена Ленина округа ПВО. Это первый патрон в обойме происков и мести Маршала.

По его распоряжению из Рязани, она была в авральном порядке составлена в считанные минуты из первых подвернувшихся под руку в штабе и на КП округа офицеров. Комиссия, выехавшая из Москвы в Рязань на двух РАФиках, состояла из специалистов по технике и боевой подготовке, политработников, интендантов, дежуривших в окружном госпитале медиков.

Возглавлял комиссию полковник, который вручил оперативному дежурному на КП полка пакет с распоряжением о переводе в высшую степень боевой готовности. Последний, как ему и надлежит, включил сирену тревоги.

Началось выполнение предписанных боевыми документами мероприятий по усилению боевой мощи полка, подготовке к отмобилизованию и переходу на штаты военного времени, по накоплению готовых ракет на стартовой позиции, выдаче в подразделения боеприпасов, касок, гранат, секретных противогазов, неприкосновенного запаса продовольствия, рассредоточению материальных средств со складов на позицию.

Появились первые боевые потери, начало которым положили сами проверяющие.

Полковник-медик (в душе карьерист) зашел в одну из казарм.

- Смирна-а-а-а! Товарищ подполковник...

Вышел конфуз, полевая форма одежды не надевалась медиком лет десять.

Приколов в штабе еще по одной звезде на погоны (другого образца, более ярких), карьерист-медик проследовал в ту же казарму. Тот же дневальный увидев только более яркие звезды заорал:

- Смирна-а-а-а! Товарищ майор...

- Повылазило, вашу мать? - взорвался полковник, бросив о пол фуражку, - скоро вы меня в капитаны произведете!

Он поднял фуражку, и не став ничего проверять, ушел с обидой в другую казарму.

Очнувшись от шока, дневальный позвонил своему коллеге:

- Вась! Там к тебе проверяющий пошел. Капитан, ага!

- Смирна-а-а-а! Тарыщ капитан... - загремело в соседней казарме.

Полковника с приступом инфаркта на носилках доставили в медицинский пункт.

Четырнадцать часов шло приведение ракетного полка в высшую степень боевой готовности.

Сожгли сотни тонн горючего, израсходовали тысячи киловатт/часов электроэнергии.

Последний этап приведения происходил на фоне вводной "ядерый взрыв" вблизи стартовой позиции. По боевым порядкам полка ракетно-бомбовый удар нанесла авиаэскадрилья стратегических бомбардировщиков США "Б-52". Недоспавшие люди, да еще и в противогазах и химкомплектах, непроизвольно вывели из строя именно столько единиц техники, сколько и предполагалось от удара противника.

В медпункт поступил взвод солдат с травмами, санитарные потери.

По распоряжению Маршала с окрестных аэродромов была поднята авиация и брошена на гвардейский полк в качестве контрольных целей, то есть с выключенными ответчиками "Я свой".

Все контрольные цели полк обнаружил, сопровождал и условно уничтожил в меру своих огневых возможностей.

Были незначительные замечания по боевой готовности и боевой подготовке, но они в Акте проверки занимали менее одной десятой его объема, остальное "накопали" интенданты, политработники и медики.

Тыловики обнаружили в солдатской столовой ложки с просверленными отверстиями и надписями "УЧЕБНАЯ", другие нестандартные повышенной вместительности с надписями "ИЩИ СУКА МЯСО".

В свинарнике прикухонного хозяйства взору проверяющих предстали полсотни борзых, как гончие собаки, свиней, а среди них три хрюши неимоверной толщины с бирками на шеях "Командир", "Замполит", "Зам по тылу". Политической подоплеки (намека на имущественное состояние офицерского коллектива) не было.

Просто солдат-свинарь решил выслужиться и заработать отпуск. На просьбу начальников подобрать им к Новому Году свинок получше (разумеется, с оплатой через кассу) он кормил до отвала (поочередно в соответствии с иерархией) первых трех с бирками, а потом оставшимися продуктами всех остальных скопом.

Политработники устроили прием жалобщиков, вовсю запустили механизм высматривания и вынюхивания, однако "дедовщины" в полку, окромя случая с Маршалом, не обнаружили.

Полковник-медик, оклемавшись от инфаркта, включил в Акт свои выводы об обитателях медицинского пункта и порядках, там царящих (об этом отдельный рассказ "Палата Љ6").

- Знал бы, я ему вместо глюкозы касторки, - сокрушался капитан-начальник медпункта, личность в войсках ПВО тоже одиозная.

Посчитав вопросы проверки исчерпанными, председатель комиссии дал команду на возвращение в состояние обычной боевой готовности.

В 20:00 после приведения всего и вся в исходное состояние, офицеров и прапорщиков отпустили на полчаса позавтракать, с последующим совещанием по "разбору полетов". Личный состав по плану выходного дня отправили прямо с позиции в клуб воинской части на просмотр художественного кинофильма "Чапаев" (восьмой раз в этом году).

Ивана Денисовича из равновесия вывела следовавшая с позиции в клуб стартовая батарея.

Увидев командира полка и проверяющих и по уставной команде ведшего строй сержанта: "Шевели копытами, козлы, на хрен!", батарея перешла на приличный строевой шаг, а после не менее уставной команды: "Звук!" - завопила дурными голосами суперхит шестидесятых:

Нам, по велению страны

Ключи от неба вручены!

Ключи от неба звездного...

Разумеется, качество исполнения Ивану Денисовичу не понравилось:

- Загундосили, отличники хреновы? Вместо художественного фильма хрен вам во весь экран и два часа строевой подготовки!

Тренируясь строевой слаженности и выйдя за пределы слышимости ушей начальства, штрафная батарея запела четко и мелодично, на тот же мотив совсем другие слова:

Выше ногу, папуасы!

Полкану нужны лампасы!

А комбату две звезды,

Остальным всем до ...!

В 21:00 началось совещание. Полковник-руководитель комиссии (человек, по всей видимости, с садистскими наклонностями) с Актом проверки в виде стопки печатных листов в руках поднялся на трибуну, мстительно предвкушая удовольствие от мысли, как он пригвоздит присутствующих категоричными фразами.

В общем, из Акта выходило, что место командованию полка на нарах в тюремной камере, поближе к параше, а всем остальным офицерам - в загоне для крупного рогатого скота.

Некоторая пауза, гробовая тишина, и вдруг слышится сочный храп одного из старших лейтенантов (наподобие шума танкового двигателя).

Данный факт почему-то привел докладчика в состояние истерики. Он швырнул Акт с трибуны и листы разлетелись по всему залу.

- Нечего метать бисер перед свиньями! Все свободны! Свои фамилии услышите в приказах Командующего войсками округа с наказанием виновных! Многие потеряют звезды, многие полетят с должностей...

Снова воет сирена, полная неожиданность для проверяющих.

На сей раз, дело обстояло серьезно.

Генеральный штаб втайне (не знал даже Маршал) подготовил и осуществил проверку боевой готовности на Европейской части страны сразу двух видов вооруженных сил - ПВО и ВВС. Особенностью ее была не только скрытность подготовки, но и то, что впервые был выбран именно выходной день.

Самолеты противника, которые следовало обнаружить, сопровождать и условно обстрелять, имитировала авиация, находящаяся на территории стран Варшавского договора, в Закавказье, в Средней Азии, за Уралом, а также самолеты ВМФ.

Лучше всех в Европе с задачей справился полк Ивана Денисовича.

Позвонил Маршал.

- Товарищ Маршал! Папаха нашлась, - начал рапортовать полковник (злоумышленники, поняв, из-за чего весь сыр-бор, подбросили ее к штабу).

- Да хрен с ней, с папахой! Положи ее в музей боевой славы! Какой молодец! С задачей Генштаба справился не то, что мои долбанные ВВС! Обязательно двину тебя на повышение, в генералы! А председателю комиссии скажи, пусть Акт проверки засунет себе в задницу! Позови к телефону, я сам дам ему такое распоряжение!

Командир полка дал указание штабу к утру готовить материалы фотоконтроля, предупредил остальных, что в понедельник строевой смотр будет, как и планировалось, в 8:30, чтобы сейчас ночью все погладились и подстриглись, и в 23:00 в приподнятом настроении убыл домой.

Минут двадцать спустя, в пятый раз за минувшие сутки вновь завыла сирена. То, что она вместо положенных трех минут вопила целых пятнадцать, дало основание жителям военного городка полагать о начале военных действий. Все были на рабочих местах согласно боевому расписанию.

Виновником торжества был тот самый оперативный дежурный, с которого начался рассказ. Он свернутой в рулон газетой бил мух на пульте управления и, сам того не ведая, врубил тумблер включения тревоги, а звучания сирены в подземном командном пункте не слышно.

Офицерское сообщество готово было убить капитана, но узнав, что он своими действиями сорвал предстоящий строевой смотр, порешило: "Пусть живет, собака!".

Уж очень много народу было не готово к строевому смотру.

Иван Денисович лег в кровать в 24:00 и мгновенно уснул.

Ему приснилось:

Зазвонил телефон... Полковник берет трубку, а оттуда голос генерала...

Как пружина командир полка вскакивает с кровати (насмерть перепугав жену) просыпается уже стоя и говорит:

- За такой один день точно с ума сойти можно! Уже "крыша начала ехать"! Нужно лекарства выпить!

Иван Денисович следует на кухню, готовит лекарство: в полный фужер одной жидкости добавляет шесть капель другой, перемешивает и залпом выпивает. Через минуту нервная система успокаивается, стресс снят. Полковник ложится в кровать и спит крепко до утра без кошмарных сновидений.

Если у тебя, уважаемый читатель, тоже случится стресс, то для его снятия последуй примеру Ивана Денисовича. Лекарство называется "Спиртомицин" - шесть капель воды на фужер спирта.

ЗАСЕДАНИЕ Љ 7

Многие вещи нам не понятны,

Не потому, что наши понятия слабы;

Но потому что сии вещи

Не входят в круг наших понятий.

Козьма Прутков.

17.40. Подходит и закуривает старшина КП.

- Ну как полководцев накормил?

- Да, отнес!

- Офицер служит пока ноги носят, а прапорщик пока руки!

Первобытное племя убило мамонта. Один неандерталец руководил - так появились первые командиры. Другой разделил на всех половину туши - так появились первые замполиты. Ночью остальное кто-то спер - так появились первые прапорщики!

- А вы знаете я с некоторых пор стал прапорщиков бояться! - доверительно обращается к курительному сообществу капитан Степаныч.

Служил в Подмосковье. Однажды получил от командира полка взыскание: трое суток ареста. Поехал в Москву, на гарнизонную гауптвахту отбывать наказание.

Пришел в комендатуру по ул. Новобасманной, а на входе мордастый прапорщик мне, старшему лейтенанту говорит:

- Ты зря приперся! На гауптвахте свободных мест нет!

Я ему:

- Не "ты", а "Вы"!

Прапорщик (открыв дверь соседнего кабинета):

- Иван Петрович! Тут какая-то блядища пришла и права качает!

Вышел подполковник и за нетактичное поведение от имени коменданта г. Москвы объявил мне десять суток ареста.

На гауптвахте место нашлось и вернулся я в родной полк только две недели спустя.

Злословие в отношении прапорщиков прерывает объявление солдата:

- Капитана Хлынина к командиру!

Худощавый, тщедушного вида, но необычайной энергии, капитан уходит в сооружение КП.

Остряк сочувственно:

- Хороший мужик, а жена такая прорва! Это какую же широту натуры, спортивный интерес и выносливость иметь нужно, чтобы испытывать на вкус практически каждого мужика в военном городке?

Главное, переспит раз-два и теряет интерес, испытывает следующего. Мастер спорта в своем роде. Однажды она сломала жизнь молодым лейтенантам. Они втроем провожали ее домой от остановки автобуса и, будучи на подпитии, идя навстречу пожеланиям женщины, завалили ее в кусты и "отымели" по очереди. Когда действие завершилось, женщина нехотя поднимаясь, им заявила:

- И это все, на что вы способны?

Растрепав о происшествии подругам, она сделала его достоянием всего городка и к лейтенантам приклеился имидж сексуально маломощных мужчин, хотя они были вполне нормальными. Молодые офицеры написали рапорта о переводе их в другую воинскую часть и командование пошло им навстречу.

Как-то бабы в магазине Военторга спрашивают:

- Ты зачем аж четыре килограмма мяса берешь?

- Как зачем? Мужей ваших перед тем, как заниматься любовью подкармливаю! А то все какие-то слабосильные!

- Настоящая ведьма! За ночь может высосать из мужика все жизненные соки! - поддерживает капитан Сергей.

- Что за чертовщина? - в унисон предыдущему восклицает прапорщик начальник секретной части, - Только что в руках держал связку ключей! Куда делись?

Работник секретного органа в поисках пропавших ключей обыскивает курилку.

- Э-э-эх! Расскажу о чертовщине когда командиром полка был Иван Петрович! - хватается за возможность почесать язык начальник инженерной службы.

Ночь перед торжеством

В своей жизни я встретил трех маршалов:

один похвалил меня; второй не обратил

на меня никакого внимания;

третий обозвал обезьяной.

Начальник связи полка

Ничто в этот воскресный день не предвещало беды. Оперативный дежурный на КП полка, капитан Глузин получил по телетайпу зашифрованную телеграмму, вынул из сейфа для расшифровки специальные кодовые таблицы, но тут солдат, исполняющий обязанности повара, принес и поставил на рабочий стол обед.

- Война войной, а обед по распорядку! Святое дело, давно морду кормить пора, - произнес капитан и занялся сначала более важным делом. В момент допивания компота в оперативный зал влетел прапорщик - дежурный по связи и "обрадовал" крайне неприятным известием:

- Вышли из строя все три радиостанции! Отсутствуют радиоканалы, связи по радио нет!

По случаю выходного дня, ну очень долго, пришлось разыскивать по телефонам и вызывать на КП командира роты связи.

Спустя час еще более страшная новость - пропала вся проводная связь. Как оказалось потом, на полпути между позицией полка и Рязанью, пьяный тракторист рванул с поля в деревню за добавкой, забыв поднять плуги, и на глубине метр у обочины дороги перерезал кабель, связывающий полк с внешним миром.

Создалась критическая и немыслимая для ракетного полка ситуация: кроме связи половой нету связи никакой. Апокалипсис.

Пришлось докладывать комполка и по его указанию разыскивать через посыльных начальника связи, которому еще надлежало неделю быть в отпуску. Тот прибыл на КП и возглавил ремонт радиостанций, а командир роты связи во главе экспедиции в составе трех машин и двадцати солдат двинулся по полям Рязанщины отыскивать повреждение.

Из-за этих всех забот капитан о полученной два часа назад и нерасшифрованной телеграмме забыл. Часа через три при помощи маломощной портативной радиостанции установили связь с батальоном радиотехнических войск на противоположной окраине Рязани.

- А к вам еще генерал не подъехал? - спросили оттуда.

- Какой еще, на хрен, генерал? - ужаснулся оперативный дежурный.

- Генерал-лейтенант, заместитель командующего округом! Был звонок, что он три часа назад выехал на машине из Москвы в ваш полк!

- Ни-и-и хрена себе! - воскликнул шокированный Глузин, лихорадочно набирая номер домашнего телефона командира полка. В это время по громкоговорящей связи послышался блеющий голос заикающегося солдата с контрольно-пропускного пункта позиции:

- Та-та-таварищ ка-ка-капитан...

- Да погоди ты, чудо в перьях! Поговорю с командиром, потом тебя выслушаю!

- Товарищ полковник! По непроверенным данным к нам из Москвы выехал Генерал... А кстати, вот и он!

Перед задравшим ноги на стол капитаном (дурная привычка) стоял тот самый Генерал, о прибытии которого безуспешно пытались доложить с контрольно-пропускного пункта.

Глузин как пружина взлетел из кресла и вытянувшись в струну, принялся рапортовать:

- Товарищ генерал-лейтенант! Такой-то гвардейский Краснознаменный зенитный ракетный полк находится в боевой готовности "обычная", дежурные силы в готовности Љ3... , - затем рухнул на пол (от длительного лежания на столе отекли ноги).

- Ты что, пьяный? Ноги отекли? Не хрен их на столе держать! Мои указания пять часов назад получил? Почему здесь командира полка нет?

Глузин вспомнил о нерасшифрованной телеграмме, которую он на время обеда спрятал в сейф, бетонный пол показался мягче перины, вставать расхотелось. Он, приподнимаясь на одно колено, только и смог ответить:

- Никак нет!

Из узла связи выскочил и нос к носу столкнулся с Генералом майор-начальник связи полка. Оба остолбенели. Начальник службы от наличия на КП высокого командира в такой неподходящий, чреватый закатом карьеры, момент, Генерал - от внешнего вида майора. За время отпуска тот отрастил длинную прическу, усы, бороду, бакенбарды, поверх модного джинсового костюма одет был в старую и рваную, засаленную зеленую телогрейку.

Первым дар речи обрел Генерал и спросил оперативного дежурного, показывая пальцем на майора:

- Это что за обезьяна?

- Это начальник связи полка!

- Почему он в таком виде?

- Он еще в отпуску!

- А какого хрена он здесь делает, если в отпуску?

Наконец, осознав, что майор тоже "Хомо Сапиенс", обратился к нему напрямую:

- Проводные каналы дальней связи есть!

- Так точно! - глазом не моргнув схитрил начальник связи, отчетливо понимая, что противоположный ответ чреват немедленным разменом одной большой звезды на четыре маленькие.

Пока Генерал сделал три шага к телефонному аппарату, начальник связи был уже на коммутаторе, выхватив трубку у дежурившего там солдата.

- Алло! - говорит в трубку Генерал.

- Слушаю "Паровоз" (позывной узла связи полка)! - молодцеватым голосом бравого солдата второго года службы отвечает майор.

- Сынок! Соедини меня с "Чугуном" (позывной корпуса)!

- Слушаю "Чугун"! - писклявым голосом девушки-телефонистки отвечает начальник связи из соседнего помещения.

- Девушка! Мне "Кирпич" (позывной округа в Москве)!

- Слушаю "Кирпич"! - доносится имитируемый кокетливый голос женщины бальзаковского возраста.

- Красавица! Соедини меня с дежурным по связи округа!

- Слушаю, дежурный по связи войск округа, полковник Иванов! - гундосит шаляпинским голосом майор.

- Вы мою телеграмму пять часов назад в Рязанский полк передали? Что значит никак нет? Отстраняю Вас от должности!

- Есть! - забывшись, уже своим настоящим голосом отвечает начальник связи полка.

- На родном КП округа одни сволочи, - взрывается Генерал, - по моей телеграмме полк должен был выполнить тьму мероприятий! Козлы! Что-то остальных дежурных по связи знаю, а вот полковника Иванова не помню! Впрочем, неважно! Капитан, включай сирену тревоги!

Завыла сирена, опустели казармы. Захлопали двери в квартирах офицеров.

Компания, обмывавшая присвоение очередного воинского звания на квартире у командира стартовой батареи по тревоге убыла прямо из-за стола сильно навеселе, причем один из собутыльников прихватил с собой три бутылки водки.

После докладов о прибытии на рабочие места согласно боевому расписанию, микрофон взял Генерал:

- Оперативное время 20:00. Ваш полк признан, неожиданно, лучшей ракетной частью в Вооруженных Силах и награжден от имени ЦК КПСС памятным Знаменем. Завтра, в понедельник, в 8:00 состоится торжественное вручение Знамени. Приедут на торжество один из членов Политбюро и Маршал - Заместитель Министра Обороны. По моей телеграмме вы еще шесть часов назад должны были начать выполнение мероприятий по подготовке к торжеству, но некоторые козлы на КП округа это дело сорвали. Я еще разберусь!

Ставлю задачу!

Работаем следующим образом:

- до двух часов ночи - наведение порядка везде, где только можно;

- с двух до трех - переодевание в парадную форму одежды;

- с 3:00 до 7:00 - тренировка в отработке строевых приемов и ритуала торжества.

Начальнику политотдела:

- обеспечить оркестр, внушительный - рыл на пятьдесят. Возьмите у десантников через начальника гарнизона. Правда, у них сегодня День Воздушно-Десантных Войск и оркестр может быть в непотребном состоянии, продумать запасной вариант;

- для члена Политбюро подготовить к показу Музей Боевой Славы и Ленинские комнаты.

Заместителю по вооружению:

Для показа Маршалу подготовить лучшую пусковую установку и сто раз прогнать автоматическое заряжение, чтобы, не дай Бог, тьфу-тьфу, осечки не было.

Заместителю по тылу:

На всех складах и тыловых объектах навести порядок, на момент посещения они должны быть открытыми.

Все доклады о выполнении на командный пункт, проверяет командир полка, потом я и мой помощник.

За работу!

Закипела титаническая творческая работа. Полы скребут, моют и красят, потолки белят, кюветы чистят и ровняют, масляной зеленой краской из пульвелизатора подкрашивают порыжевшую траву.

Вкратце, в трех словах, процесс называется "Закат солнца вручную".

Генерал вызывает на КП начальников служб и ставит им дополнительные задачи.

Двое из них, выйдя из оперативного зала и не заметив следовавшего сзади Генерала, обмениваются впечатлениями:

- Вдруг откуда не возьмись, появился в рот смотрись!

- Как хорошо быть генералом, лучше, синьоры, я вам работы не назову!

- Вы что сказали, товарищ капитан?

- Приятно, когда получишь конкретную задачу!

- Понятно! Врете генералу! Выговор! А Вы что сказали, товарищ майор?

- Как хорошо быть генералом...

- Ну и как Вы думаете?

- Да вот не знаем...

- Хорошо! Генералом быть хорошо! Так и передайте всем остальным! Генералом быть хорошо, если бы не такие козлы, как вы!

Чертовщина стала проявляться, как ей и положено, в полночь. По громкоговорящей параллельной сети проклюнулись голоса, воспринятые Генералом сначала за радиоспектакль.

- Оператор Петров! Выйди из кабины!

- Да я вот ремонтирую, кнопка на микрофоне громкоговорящей связи заела!

- Иди косить траву перед входом в бункер, едрена мать!

- Вы че приперлись?

- На шальную халяву! Идет слух, что ты, убегая из-за стола, три бутылки прихватил. Наливай! Стакана нет? Не боеготова у тебя кабина управления, стартом по самому главному параметру! Вымой пепельницу! Вот видишь, учись, пока я жив!

- За что выпьем? За то, чтобы наши дети не боялись паровоза!

- Буль-буль-буль. Кха-Кха! Эх, и крепка же Советская Власть!

Генерал навострил уши и вопросительно посмотрел на полковника.

Комполка воспринял спектакль за сверхнаглости баловство (и ранее бывали случаи, когда солдаты в отсутствие на рабочих местах офицеров, кукарекали и лаяли по-собачьи в эфир, но такого...).

- Прекратите баловаться по громкой связи! Офицеров к микрофонам! Первый! Кто? Второй! Кто? Двадцать первый! Кто?... Двадцать третий! Кто?

У всех микрофонов были офицеры, однако спектакль продолжался.

- Еще по слухам пришли? До нас дошли слухи, что до вас дошли слухи, что в Одессе с мясом плохо! Не верьте слухам, в Одессе с мясом хорошо, а вот без мяса плохо! Итак. Вся компания в сборе, не хватает только Лехи, он на КП слюни глотает! Наливай! Буль-буль-буль! Эк иха-кря!

Радиоспектакль приостановил тот самый Леха, узнав всех собутыльников по голосам. Он по телефону позвонил на стартовую батарею:

- Козлы! Прекратить! Вас весь полк слышит!

Трансляция прекратилась, но не действие, неисправный микрофон обмотали полотенцем.

Чертовщина продолжалась в ином виде. Дежурный по полку (в здравом уме и при ясной памяти, основываясь на докладах с мест) сообщил:

- Маршал ходит по казармам!

Генерал и командир полка выпили по три таблетки валидола и со скоростью звука умчались в основной городок.

На сей раз шалил "пятнадцатилетний капитан" (именно столько лет он пробыл в этом звании и готовился на пенсию) по фамилии Урусов.

Он, вместо находившегося в отпуске прапорщика, навел порядок на складе боеприпасов, с соседями по сооружению, прапорщиками продовольственной и вещевой служб "махнул" стакан и принялся чудить.

Поначалу разнес по казармам и вручил суточному наряду по рулону крупнозернистой наждачной бумаги и приказал, ссылаясь на указание командира полка, нарезать куски размером 10x10 см и разложить по кабинкам в туалетах, что было в точности выполнено.

Затем, выпив еще стакан, заскочил в Музей Боевой Славы, облачился в мундир Маршала времен Великой Отечественной войны, подаренный музею. В новом обличье его не узнали. Совершив обход всех казарм, он, незамеченным, водворил мундир на место.

Генерал и полковник, не найдя Маршала, посчитали, что имеют дело с явлениями массовой галлюцинации.

После докладов с мест (кстати, к тому времени восстановили связь), после двойной проверки командиром и Генералом, была дана команда на переодевание в парадную форму одежды.

В 3:00 полк с боевым знаменем, с оркестром при свете прожекторов стоял на строевом плацу.

- Командир полка! А все ли у вас в строю?

- Абсолютно все, кроме лиц на боевом дежурстве и в суточном наряде!

- А что там такое?

Сзади строя, крадущимися шагами, шатаясь в разные стороны, двигалась непонятная фигура в бушлате.

- Подойдите ко мне! Вам. Вам говорю! - рассвирепел Генерал.

Фигура, не найдя промежутков между строями, как лось по подлеску, двинулась сквозь парадную колонну автомобильной роты, роняя наземь спящих солдат, и остановилась в первой шеренге.

- Ко мне! Ко мне, я сказал! Как Ваша фамилия?

Фигура сделала еще два шага вперед и изрекла:

- Мырв Гырв! - что в переводе с пьянющего на русский означало "Майор Григорьев".

Это был начальник физической подготовки полка, мастер спорта по борьбе. Этот офицер неделю назад был исключен из списков полка в связи с переводом в город Якутск. Ожидая билета на самолет, Григорьев отмечал важное в своей жизни событие, то есть "квасил", потеряв ориентацию, где день, а где ночь.

Забрел к строевому плацу он в поисках ночных собутыльников, а при виде строя сработал инстинкт встать в него.

Накануне в воскресенье был День Воздушно-Десантных Войск, поэтому музыкантов собирали по Рязани всю ночь. Оркестр имел жалкий вид:

- у оркестрантов природный цвет лица (зеленый-зеленый), их руки дрожали как лопасти вентилятора;

- из труб выходил такой конус паров спиртного, что поднеси спичку - и музыкальные инструменты (кроме барабана) превратятся в огнеметы.

Генерал понимал жизнь и после того, как оркестр сыграл вместо строевого марша что-то среднее между танго и русской кадрилью, остановил тренировку, объявил на полчаса перерыв, а командиру полка распорядился:

- Оркестр опохмели, иначе дела не будет! Я поеду к домику дежурной смены и немного отдохну. В дальнейшей тренировке будет участвовать мой помощник. В семь утра лично проверю конечный результат.

Вызванная заведующая магазином Военторга выдала каждому музыканту за казенный счет по полбутылки сухого вина.

Два полковника, однокашники по военной академии, вместе с продавщицей зашли в подсобку (дверь снаружи магазина) пропустить по стаканчику вина.

Жена командира полка была дама ревнивая, особенно ревновала дражайшего супруга к заведующей магазином (и не беспочвенно). Наблюдая с балкона собственной квартиры, она пропустила вход в подсобное помещение московского полковника, за то своего мужа в компании с женщиной увидела сразу. Ворвавшись в миниресторан, супруженция со сноровкой заправского каратиста нанесла женщине удар ногой в живот, недопитой бутылкой 0,7 литра засветила своей половине под глаз, а за компанию и по лбу московскому гостю, как свидетелю безобразия.

Далее тренировка шла успешно, оркестр играл как надо. Парад полка принимали два полковника на трибуне. Командир в больших темных очках (все равно еле скрывающих фингал под глазом) смахивал на стрекозу.

Представитель штаба округа стоял в надвинутой козырьком ниже глаз фуражке, ибо шишка на лбу смахивала на лампочку на каске шахтера.

Отдых генерала в специальной комнате домика дежурной смены потерпел фиаско.

Поначалу он стойко воевал с люфтваффе в виде комаров с ближайшего болотца, но когда в наступление двинулись войска Гудериана в образе клонов, завезенных сюда с Севера вместе со сборным деревянным сооружением - не выдержал и пошел отдыхать в салон автомобиля.

У входа в домик, раздетый по пояс, мордастый, прапорщик обливался холодной водой.

- Сынок! Ты кто?

- Прапорщик Тимохин. начальник пожарной команды!

- Ты то мне как раз и нужен! Приказываю: этот домик к такой-то матери сжечь и через два часа доложить!

- Товарищ полковник! Генерал приказал сжечь домик для дежурной смены. Если не выполню, то он меня накажет!

- Я тебе, козел, сожгу! В тюрьму сядешь!

В 7:00 Генерал провел репетицию ритуала и остался доволен. Вскоре появились высокие гости в сопровождении менее высоких. Правда, вместо члена Политбюро прибыл партфункционер на два ранга ниже.

Делегация разделилась на две части: первая, во главе с партбоссом, отправилась в Музей Боевой Славы и по ленинским комнатам; вторая, во главе с Маршалом, на пусковую установку.

Чертовщина, которой надлежало с наступлением рассвета сгинуть, только сейчас по-настоящему проявила свою прыть.

На сто первый раз автоматическое заряжение (когда ракета сама выезжает из ангара и движется по рельсам, без вмешательства человека перегружается с заряжающей машины на пусковую установку, и та разворачивает ракету на угол старта), не прошло.

Расчет, Маршала и свиту переадресовали на другую пусковую установку.

Там прибывшие увидели сидящим на носу ракеты, на четырехметровой высоте, шестилетнего пацана из военного городка. Он проник на стартовую позицию через открытые по случаю маневров Маршала запасные ворота и сейчас воображал себя космонавтом.

- Мальчик! Слезай оттуда! Это опасно для жизни! - засюсюкал Маршал.

- Пошел ты в ...!

Да-а-а-! Так далеко Маршала не посылал никто вот уже лет двадцать!

- Это вам техника безопасности, боевая готовность и режим секретности! Судить вас нужно, а не знамя вручать, - взбеленился Маршал и уехал смотреть казармы.

Там при осмотре одной из казарм совместно с представителем Политбюро произошел окончательный взрыв негодования.

Формальным поводом послужил портрет Ленина, висящий над дверью в канцелярии командира дивизиона.

- Почему Владимир Ильич смотрит каждому входящему в канцелярию солдату не в лицо, а в задницу?

Само торжественное вручение памятного знамени прошло на высоком уровне, старания Генерала не прошли даром.

Но зато не туда глядящий Владимир Ильич сыграл в судьбе командира полка злую шутку, на три года задержав повышение по службе. Вот уж воистину:

Листья клена

Падают с ясеня

Эх ни фига себе,

Ой ни хрена себе!

ЗАСЕДАНИЕ Љ8

Уж не разбит ли я параличом?

Послать за полковым врачом?

Козьма Прутков.

Не надо боле, ни лекарств, ни кому,

Оденьте меня в парадную форму.

Козьма Прутков.

18.10. Остряк обращает внимание на подошедшего начальника медицинской службы, новоиспеченного майора:

- А что обозначают медицинские эмблемы, змея и чаша?

Хитрый как змей и пьет по уму! Гляди, медик уже майор! Как время быстро летит, вроде вчера в бане мылся, а уже год прошел! Не помнится, чтобы мы твое звание обмывали! Тащи сюда медицинский спирт, а ты, "вождь краснокожих", тушенку на закусь!

Последнее адресуется начпроду.

- Когда я служил... - встревает начальник автомобильной службы.

Все хором - Ха-Ха!

- В Воздушно-десантных Войсках...

Все хором - Ха-Ха-Ха!

- То у нас был случай...

Все хором - Ха-Ха-Ха, Гы-Гы!

Нетерпеливый читатель причину этого гомерического смеха узнает из последующего рассказа "Палата Љ6".

Тщедушный капитан мыслями вслух о наболевшем:

- Что там наши жены эти шесть дней делают?

Такого момента Остряк не мог упустить даже гипотетически. Он, показывая пальцем на сидящего напротив старшего лейтенанта Шемякина, изрекает:

- Спроси у Шуры, у него хрен на три километра впереди мысли летит!

Более убийственно изобрести было невозможно. Во-первых: старший лейтенант-холостяк был знаменит своими сексуальными подвигами в Рязани и ее окрестностях. Во-вторых: жена капитана часто "погуливала". В-третьих: связь Шуры и капитанской супруги была секретом полишинеля.

Капитан привстал и всем стало ясно, что конфликт накануне перехода в стадию мордобоя.

Присутствующие предотвращают военные действия. Начальник химслужбы Володя, любитель выпить, дабы "расколоть" медика на спирт, повествует медицинские истории.

Палата Љ6

Усердный врач подобен пеликану.

Козьма Прутков

Покойник перед смертью потел?

Это уже хорошо!

Начальник полкового медпункта

Лицом гвардейской воинской части, ее визитной карточкой был медицинский пункт полка. Ввиду затянувшегося ремонта, больные размещались в двух восьмиместных палатах: в одной инфекционные больные, а в палате Љ6 остальные.

В палате Љ6 занимал первую койку и был самым старшим среди больных по воинскому званию майор Чернов, недавно прибывший в полк на должность председателя партийной комиссии при политическом отделе. Политработник получил травму на производстве и с диагнозом "Не все дома" ждал дальнейшего этапирования в военный госпиталь или "дурдом".

В первые же дни пребывания в полку Чернов стал невольным свидетелем диалога между пожилым (предпенсионного возраста) майором и год назад прибывшим в воинскую часть молодым лейтенантом:

- Товарищ майор! Вы мне рекомендацию для вступления в партию не дадите?

- А как же, дам! Неси четыре бутылки коньяка и будет тебе рекомендация!

Не отходя от кассы в тот же день, Чернов собрал на заседание партийный комитет с повесткой дня: персональное дело коммуниста майора Королева.

Комитет тоже был недавно избран, в него входили представители первичных партийных организаций разных подразделений и это было второе заседание.

Два часа члены партийного комитета (в большей части, председательствующий) изобличали стяжателя в погонах, каких только гневных слов в его адрес не говорили, а тот сидел как ни в чем не бывало, с улыбающейся рожей. Это вконец разозлило Чернова и членов комитета.

Председательствующий поставил на голосование и большинством голосов порешили: мерзавца из членов Коммунистической Партии Советского Союза исключить.

После некоторой паузы Чернов произнес убийственные и роковые слова:

- Партийный билет на стол!

- С удовольствием, но его у меня нет! Я беспартийный.

Как исключение из правил, майор Королев, занимавший чисто техническую, но не командную должность, членом партии не был и давать рекомендацию вступающему в КПСС не мог.

Партийный функционер мгновенно стал "притчей во языцы" по всем войскам ПВО, по его карьере в сфере политическое работы был нанесен непоправимый удар. Из-за мучительных душевных переживаний в последующие месяцы майор получил тяжелейшую психическую травму. Вскоре проявились ее последствия.

Три дня назад Чернов на личном автомобиле еще с тремя офицерами-однополчанами возвращался из командировки. Проезжая высоченный мост через реку Оку близ Рязани на скорости более девяноста километров в час, он бросил руль, повернулся к сзади сидящему пассажиру и стал рассказывать анекдот.

Некоторое время автомобиль следовал без управления, по инерции соблюдая прямолинейную траекторию, но уже кося в стороне ограды моста.

У всех троих пассажиров фуражки поднялись на два сантиметра, а на враз позеленевших лицах появилось выражение, которое бывает в момент отрезания серпом мужских гениталий.

Сидящий сзади пассажир (которому адресовался анекдот) через голову водителя схватил руль и легковушка стала выписывать кренделя от встречного потока машин к перилам моста.

Сидящий рядом, убрав ноги шофера, в шоке, руками, как заправский пианист, стал нажимать педали газа и тормоза поочередно, отчего "летучий голландец" принялся совершать скачки наподобие кенгуру. При подключении пассажира Љ3, который устными распоряжениями синхронизировал и упорядочил действия первых двух, автомобиль у самой кромки моста был остановлен. Водителя заменили пассажиром.

По прибытию в полк, поседевшие попутчики автомобиль поставили в гараж, ключи от него вручили жене, а блюстителя партийной морали насильно водворили в медицинский пункт для дальнейшего этапирования в военный госпиталь.

Вторую койку занимал капитан, начальник автомобильной службы полка, бывший десантник. Как полагается десантнику, лежал он с сотрясением головного мозга и переломом руки, причем вторая травма странным образом происходила из первой.

В ПВО десантник попал служить по очень курьезным обстоятельствам, а именно - покрасовался перед дочерью Заместителя Командующего Воздушно-десантными войсками в весьма интересном виде.

Перед самым вылетом самолета с начинающими спортсменами из клуба парашютного спорта инструктора прихватил приступ аппендицита. Чтобы не срывать вылет, руководство клуба запросило помощь в воздушно-десантном полку. Под руку подвернулся этот самый капитан, ему и поставили задачу выполнить роль инструктора.

Когда офицер прибыл к самолету, внутри его сидел уже битый час контингент парашютистов в полном снаряжении.

- Половину прыгунов придется в люк выбрасывать под зад коленкой, - подумал капитан, глядя на юные и грустные лица под десантными шлемами. После взлета десантник, руководствуясь опытом работы с солдатами, решил снять психологический стресс. Он, вопреки инструкции, закурил и предложил остальным, но те отказались. Рассказал ну очень сальный анекдот, никто не засмеялся. Затем капитан под самым носом у крайнего парашютиста открыл дополнительный люк и помочился туда, затем, стряхивая с прибора капли, спросил у внимательно следящего за его манипуляциями спортсмена:

- Ну что, лямки парашюта яйца не жмут?

- Нет! Мы здесь все девушки, - ответила дочь Замкомандующего ВДВ.

В полку ПВО капитан демонстрировал всем кота по кличке "Васька-десантник". Тот постоянно спал на шкафу в коридоре, напротив ванной, а брошенную пищу ловил в полете с двухметровой высоты.

Жена, уходя в магазин, оставила супруга плескавшимся в ванной, а по возвращении обнаружила его лежащим в коридоре, без сознания и в голом виде.

Вызванные женой из медпункта санитары обвернули бездыханное тело начальника автомобильной службы простыней, положили на носилки и понесли к машине, чтобы отвезти в госпиталь. В пути следования пострадавший пришел в сознание и рассказал, что с ним произошло. Медработники от хохота уронили носилки и капитан в дополнение к сотрясению мозга получил перелом руки.

Оказывается, когда он, пятясь назад в коридор, вытирал пол в ванной, кот в прыжке схватил когтями болтающиеся принадлежности. Начальник автослужбы резко выпрямился, ударился головой об стенку и потерял сознание.

Третью койку с травмой головы занимал прапорщик Горбатов по кличке Карлсон (абсолютно одинаковых размеров: что в высоту, что в ширину, что в толщину).

К командиру полка обратилась с заявлением сорокалетняя женщина из окрестной деревни, мол накануне вечером на нее напал человек в форме прапорщика и пытался лишить ее невинности.

В знак доказательства борьбы женщина держала в руках большой клок волос с головы злоумышленника.

Все прапорщики полка были выстроены в одну шеренгу в укромном месте автопарка. Впереди полковника вдоль строя шла потерпевшая с клоком волос в руке, внимательно всматриваясь в лица и фигуры оторопевших прапорщиков. Вдруг она пальцем указала на Горбатова и тот, потеряв сознание, упал плашмя на спину, ударившись головой об асфальт.

О том, что прапорщик Горбатов не виноват, стало ясно всем, в том числе и виновнице торжества, когда при падении откатилась в сторону фуражка и обнажилась лысая, как колено, голова.

Четвертую койку занимал самый давний обитатель медпункта, физически здоровый, но с суицидальными наклонностями ефрейтор Петров по кличке "Супермен".

Как подобает водителю, пострадал он на почве автопроисшествия. Мотор его ЗИЛа заглох в военном городке, как раз напротив магазина Военторга, где открытия торговой точки ждали полсотни женщин, ежась от непогоды и согреваясь перемыванием косточек всем и вся.

Несмотря на получасовое старание водителя, двигатель в зимних условиях никак не заводился. Петров увлекся ремонтом настолько, что почувствовал потребность в отправлении мелкой нужды, только когда она подперла внемоготу.

- "Добежать до туалета в казарме не успеть", - подумал ефрейтор и решил проявить солдатскую смекалку. Он, сидя в кабине, к клапану, сбрасывающему внутреннюю жидкость организма, приладил метровый шланг диаметром в десять сантиметров и запахнул полы шинели. Затем вышел на противоположную к магазину сторону автомобиля, под видом ремонта вытащил из-под полы шинели шланг, справил мелкую нужду, постучал шлангом по колесу и спрятал его под полу шинели.

Возвратившись в кабину, Петров снял шланг и положил его на место, под сиденье, включил зажигание и двигатель, как по мановению волшебной палочки завелся, автомобиль уехал в автопарк.

Не предполагал ефрейтор, что вторая половина женской очереди, скрывающаяся от ветра в полуразрушенном здании на противоположной стороне дороги, внимательно следит за его манипуляциями.

Вскоре жены офицеров стали задавать мужьям вопросы, кто такой ефрейтор Петров и чем он примечателен, те, в свою очередь, пытать старшину автороты, контролирует ли он помывку подчиненных в бане и что необычного среди них приметил.

В одной семье состоялся откровенный разговор:

Муж: - Брось ты. Такого размером даже у быка не бывает!

Жена: - Сама видела, по колесу постучал!

К Петрову приклеилась кличка "Супермен", а от некоторых женщин стали поступать предложения на рандеву. Все это вкупе со злословием товарищей чуть не довело скромного парня до беды. Для восстановления душевного равновесия его поместили в медпункт.

Обитателем пятой койки был рядовой Птицын, весь с расквашенной физиономией и другими менее тяжкими повреждениями, полученными на свадьбе друга, с которым они вместе ходили в детский сад, учились в школе, а ныне служили в одном дивизионе.

Вопрос, казалось, был решен положительно, командир дивизиона заранее выписал на день свадьбы друга увольнительную Птицыну. Но отдал ее старшине, с которым у рядового были давние неприязненные отношения.

Чтобы на свадьбу попасть, пришлось двое суток нести службу в суточном наряде. Зловредный прапорщик, пользуясь отсутствием командира дивизиона, пообещав по договоренности отпустить Птицына в 12.00, к началу церемонии бракосочетания, заставил его нести службу до смены суточного наряда, и еще после нее драить унитазы три часа до 21:00.

К прибытию Птицына торжественное застолье у друга шло уже пятый час. Опоздавшего рядового заставили сразу же выпить штрафной фужер размером 0,3 литра. Через пять минут последовал тост и очередная рюмка водки, после которой Птицын отключился.

Воина поместили на кровать в соседней комнате, а о его пятиминутном участии в свадьбе гости забыли.

В 1:00 в доме, ввиду короткого замыкания электрокабеля, пропало электричество.

Молодые и их родители ушли отдыхать в пустующую квартиру соседей. Гости по половому признаку разделились на две части. Женщины для отдыха заняли одну комнату, а мужчины вторую. Два самых ревнивых мужа постелили матрац и легли отдыхать у порога женской комнаты, до утра щекоча друг другу нервы анекдотами о неверных женах.

На кровать с пребывающим в отключке Птицыным умостилось еще три женщины. Он очнулся от того, что его кто-то внимательно ощупывает.

- Бабы! Здесь мужик лежит!

- Ты, Машка, всегда как напьешься, так тебе мужики мерещатся!

Птицын снова отключился (так он уверяет всех, но никто ему не верит).

С рассветом после выхода женщин из комнаты спящий рядовой был стащен с кровати и зверски избит ревнивыми мужьями, посчитавшими, что солдат в комнату проник через форточку на седьмом этаже.

Шестой обитатель палаты лежал с ушибом локтя и переломом двух ребер грудной клетки. Повреждение он получил при несении караульной службы, попал в медпункт прямо с поста по охране складов.

Рядом с постом, в потайном от посторонних глаз закоулке, осуществляли следственные действия заместитель командира полка по тылу и два милиционера с собакой.

У подполковника, знатного на всю область кроликовода (его хобби), чья-то вражья рука на почве служебных дрязг, ночью в сарае у дома топором порубила три десятка породистых животных.

Проходя мимо строя ни живых, ни мертвых офицеров, прапорщиков, розыскная милицейская овчарка залаяла на начальника продовольственного склада.

- Ах ты подлец! - вскипел зам по тылу.

- Товарищ подполковник! Я же Вам ночью со склада приносил в сарай восемь килограммов мяса и ящик тушенки! Вот она и лает на меня!

Вдоль шеренги послышались ехидные смешки, а на левом фланге строя сдержанный хохот.

- Замолчать! Это недоразумение! - рявкнул ядреным басом подполковник, непонятно к кому обращаясь, к милицейской собаке или к левому флангу.

С испугу овчарка вырвала поводок из рук сопровождавшего ее милиционера, и стремглав бросилась наутек и сшибла с ног идущего мимо с разинутым ртом часового.

На седьмой койке провел некоторое время карьерист полковник, медик из рассказа "Один день Ивана Денисовича" отходя от инфаркта.

Небезызвестной и одиозной личностью в войсках ПВО был сам начальник медицинского пункта. Забегая вперед скажу, что последний, восьмой обитатель палаты чисто на его совести.

Капитан первым в войсках изобрел самый верный способ борьбы с симулянтами-новобранцами из Средней Азии и Закавказья.

Очередного "косившего" джигита он внимательно выслушивал, сочувствуя ему, вклинивая в разговор восклицания: "Страшное дело!", "Только госпиталь!". Замерял давление, затем давал выпить три таблетки и просил обойти три раза вокруг здания медпункта перед новым замером давления.

На втором круге мнимые больные улетучивались в направлении ближайшего туалета. Так как не каждому удавалось достичь заветной цели, то и появлялись они в медпункте только при действительном заболевании.

Начальник медпункта по внешнему виду и повадкам смахивал на водопроводчика, но в медицине был профессионалом, скрупулезным человеком и педантом.

Вот и в этот раз вместо формального осмотра молодого пополнения перед распределением его из войскового приемника по подразделениям, капитан организовал нечто вроде медицинской комиссии высокого ранга.

Кроме трех штатных санитарок, к ее работе он привлек четырех безработных жен офицеров с высшим медицинским образованием.

Как на автомобильном конвейере, каждого, раздетого до трусов, молодого солдата взвешивали, обмеривали, проверяли зрение, слух и давление, а в конце конвейера на основании данных капитан делал заключение.

Сбой в работу конвейера внес молодой солдат Пентюк, детина двухметрового роста, косая сажень в плечах. После обмера его грудной клетки женщиной ростом метр пятьдесят у Пентюка резко изменился профиль и он спрятался за шкаф.

- А где этот хренов Пентюк? - заорал капитан, видя несоответствие фамилий на старте и финише.

Один из молодых солдат объяснил медику на ухо щекотливость ситуации. Капитан вручил носовой платок, велел намочить его под краном с холодной водой и передать его Пентюху, чтобы тот приложил к нужному месту (испытанный народный рецепт).

Время шло, все солдаты комиссию прошли и одевались, женщины сидели на рабочих местах и ждали команды сурового капитана, Пентюк стоял за шкафом - рецепт не помогал.

По телефону послышался звонок от командира полка Ивана Денисовича:

- Товарищ капитан! Что Вы, блин, там за цирк устроили? Я с командирами дивизионов уже час жду Вас со сведениями по здоровью новобранцев! Чтобы через три минуты был у меня в кабинете! Бля... мля... блин... мать!

Разъяренный медик, забыв о присутствии семи женщин, подошел к шкафу, за которым прятался Пентюк и диким голосом заорал:

- Ты-ы! Твою мать! На медкомиссию пришел или на хрену тряпки сушить?

Пытаясь с испугу решить вопрос механическим путем, Пентюк на практике доказал справедливость народной мудрости: "Сдуру и член сломать можно", став, таким образом, восьмым обитателем Палаты Љ6.

Карьерист медик, полковник, оклемавшись от инфаркта на седьмой по счету койке, включил в Акт проверки следующее:

1. В полку нездоровый морально-психологический климат, в результате чего получили травмы:

- психологические - майор Чернов и ефрейтор Петров;

- физическую - прапорщик Горбатов.

2. В полку на низком уровне работа по соблюдению правил техники безопасности, в результате чего получили травмы начальник автослужбы, рядовой Птицын, рядовой Дундуков (часовой) и молодой солдат Пентюк.

3. Начальник медпункта груб, в целях профилактики заболеваний применяет запрещенные методы, а именно таблетки "Пурген".

ЗАСЕДАНИЕ Љ 9

Чтобы полковнику служба везла,

Он должен держать полкового козла!

Козьма Прутков.

18.40. Начальник медицинской службы, начпрод и другие пыловики убыли в военный городок исполнять указания полковника. Медик и продовольственник клятвенно пообещали сообществу вскоре вернуться обратно, один со спиртом, второй с закусью.

- Обманут, бля, бля собаки! - высказывает мнение заикающийся капитан Никаноров. Самый грамотный и опытный в полку инженер был наделен природой странного вида заиканием.

Вот как он например объяснял работу электросхемы:

- Импульс бля-бля поступает бля-бля-бля через бля-бля диод на бля-бля-бля-бля конденсатор!

На этой почве его освободили от марксистко-ленинской подготовки (была такая наука во времена советской власти).

У него получалось:

- Карл бля Маркс бля-бля-бля сказал бля-бля-бля!

КПСС бля-бля учит бля-бля-бля!

- Начпрод, вождь краснокожих, наверняка подведет, губошлеп еще тот! А вот медик думаю нет, с обмывкой воинского звания не шутят. Это древняя традиция.

- Володя! Может и мы рванем выполнять указания нашего горячо любимого командира (черт бы его побрал)? - обращается начальник инженерной службы к своему коллеге начхиму.

- Работун напал? Какие указания? Действие движется к финалу. Только что доложили: "Второй дивизион переведен в исходное состояние".

- Подполковник Волков всегда впереди!

- Дивизион лучший в округе, подполковник в почете, жена красавица, трое сыновей. А в лейтенантские годы таким разгильдяем был! Его чуть из армии не выгнали, и жена у него вторая. Сейчас о Волкове расскажу...

Повесть о лейтенанте Волкове

Бывает, что усердие превозмогает и рассудок

Козьма Прутков

Единственным недостатком в аттестации выпускника военного училища лейтенанта Волкова было "Склонен к карьеризму". Товарищи по курсантской батарее еще подметили у него полудетское восприятие окружающей действительности.

По прибытии в воинскую часть Волков поставил перед собой две задачи:

Љ1 - Сделать карьеру по службе (в перспективе дослужиться до генеральского звания);

Љ2 - Скопить деньги и на зависть однокашникам приобрести легковой автомобиль.

Для достижения цели Љ1 он по 16 часов пребывал на службе, в совершенстве освоил военную технику, но до такой степени замордовал свой взвод занятиями и тренировками, что подчиненные ходили, как зачумленные.

Осуществляя вторую цель, лейтенант питался хлебом и чаем. Также Волков на месяц покупал четырехсотграммовый батон колбасы, размечал ее линейкой по длине на тридцать частей и съедал в день не более, чем отмечено риской. Случались трагедии: во второй половине месяца от мясного продукта, хранившегося в прикроватной тумбочке, исходило такое зловоние, что соседи по комнате в офицерском общежитии выбрасывали колбасу в мусор (там сей продукт не ели даже собаки). Тогда лейтенант учинял сотоварищам по комнате скандал:

- Я еще неделю должен был этой колбасой питаться!

До первого числа следующего месяца мясопродукт в рационе Волкова отсутствовал.

Спустя год лейтенанта постигло разочарование:

- до покупки автомобиля было еще далеко;

- с карьерой вопрос обстоял еще хуже, на очередной ночной тренировке задроченные подчиненные солдаты уронили с пусковой установки учебную ракету, та разбилась и вообще встал вопрос о снижении Волкова на одну ступень в воинском звании, до младшего лейтенанта.

Тогда карьерист пошел иным путем, решив достичь того и другого, карьеры и автомобиля, через удачную женитьбу. Он взял в жены дочь заместителя командира полка по тылу, разбитную девицу лет на пять старше себя.

Тесть купил молодоженам автомобиль, Волков досрочно получил звание старшего лейтенанта и был назначен на капитанскую должность заместителя командира батареи по технической части. А когда уважаемый тесть стал зам по тылу корпуса, штаб полка стал готовить документы о назначении Волкова на майорскую должность и направлении его на учебу в Военную Академию.

Все шло "как по маслу", но... наступила, как говорится, "смерть на взлете".

Жена изъявила желание съездить на неделю к матери, по новому месту службы отца в Москве. Волкову в день отъезда супруги надлежало заступать в наряд в качестве дежурного по полку. В 17:30 посадив жену на автобус, Волков пошел на развод суточного наряда.

Офицер проживал (как и все остальные в этой воинской части) в отдельном сборно-щитовом деревянном домике, называемом финским. Незадолго до полуночи дежурный по полку, выйдя из штаба, вдруг заметил, как в окнах его жилища загорелся, а затем потух свет.

В предыдущем месяце в военном городке имели место случаи проникновения посторонних лиц в квартиры офицеров и воровства ценных вещей и имущества.

"Воры!" - подумал Волков и загорелся желанием непременно их изловить.

Он вызвал караул, поднял по тревоге дежурное подразделение. Операция была проведена по всем правилам военного искусства. Одна группа плотным кольцом окружила местность вокруг финского домика, другая во главе с дежурным по полку ворвалась внутрь, в коридор, затем в спальню, где в окнах загорался и потухал свет.

Взору группы захвата представилась дочь зама по тылу корпуса в постели с двумя мужчинами, занимающаяся ну очень интересным делом.

Оказывается, неверная супруга в автобусе встретила двух близко знакомых до замужества мужчин, сошла с ними на первой же остановке автобуса, поиграла в кошки-мышки в лесу, затем привела домой, решив, что тайно от мужа она уедет к матери первым утренним автобусом.

Мы с вами, читатель, люди взрослые и понимаем, что это не простая супружеская измена, а махровый разврат, тем более получивший, ввиду множества свидетелей, огласку, и мы должны посочувствовать Волкову! Все перевернулось в его душе.

После смены с наряда он забрал свои некоторые пожитки (самый минимальный набор) и перебрался в общежитие к холостякам.

Впервые в жизни, в 22 года, он выпил спиртное и закурил. Волков написал рапорт на увольнение из армии. Однако высокопоставленный тесть через кадровиков тормознул прохождение документов, надеясь, что семейное счастье у дочери еще восстановится.

Чтобы создать условия для увольнения из армии по статье "Дискредитация офицерского звания" Волков стал безмерно пить, а равного ему гуляки-дамского угодника в окрестных домах отдыха Подмосковья не было.

Он продал подаренный тестем автомобиль, купил мотоцикл, а денежную разницу в течение трех месяцев прокутил.

Общежитие располагалось в одной из квартир единственного в военном городке двухэтажного кирпичного здания на 16 квартир, и Волков замордовал всех жителей этого дома. Возвращаясь с гулянки в час ночи на мотоцикле без глушителей, Донжуан делал вокруг дома десять-двенадцать кругов и бросал мотоцикл, не заглушив двигатель. Затем запирался в своей комнате, включив на полную громкость мощнейший магнитофон (тоже подарок тестя) и засыпал как младенец. Обитатели глушили двигатель мотоцикла, выключали рубильник электропитания всего дома и договаривались ранее семи утра его не включать. Нарушителя соглашения ждало всеобщее возмущение остальных, ибо при включении электропитания дом содрогался от музыкальной какофонии.

На службе Волков демонстративно бездельничал, вместо армейских уставных ботинок на ногах носил комнатные шлепанцы, впереди него обычно следовала дрессированная крыса.

Тесть тестем, но налицо из-за безнаказанности дурной пример для подражания и командир полка добился того, что Волкова из старших лейтенантов разжаловали в лейтенанты и снизили в должности. Командир полка запретил лейтенанту вообще появляться на службе, и мучаясь бессонницей, ломал голову, как спихнуть эту напасть со своих плеч.

Помог случай. Во все воинские части корпуса пришла разнарядка выделить во вновь формируемый полк с местом дислокации под Рязанью по десять солдат (самых лучших отличников боевой и политической подготовки) и по два самых грамотных и дисциплинированных офицера. Все команды, распоряжения, указания в армии исполняются со скрупулезной точностью, иногда правда с точностью до наоборот.

Командир полка откомандировал десять солдат (антиотличников антибоевой и антиполитической подготовки, которым предстояло держать ответ перед судом военного трибунала за драки, пьянки и самовольные отлучки) и двух офицеров (лейтенанта Волкова и такого же кадра, как и он).

Отбывающим штаб полка оформил дела и характеристики, позволяющие им занять место на посту Љ1 (у мавзолея Владимира Ильича Ленина).

В служебной карточке лейтенанта Волкова значилось вместо двадцати взысканий двадцать поощрений. Командир полка три дня пил взапой от радости, что избавился от этого лейтенанта, этакого ходячего ЧП.

Аналогично поступили и другие командиры, таких как лейтенант Волков в штате формируемого полка оказалось очень и очень много.

Всех делегированных в новую воинскую часть напутствовал генерал:

- Вы, лучшие из лучших, на четыре месяца едете в Учебный Центр зенитных ракетных войск под Ленинградом осваивать новую технику! Пока вы учитесь, там под Рязанью будет построен военный городок, благоустроенное жилье. Вас ждут перспективы по службе.

В добрый путь, товарищи офицеры!

В Учебном Центре лекции, практические занятия, после обеда три часа самостоятельной подготовки. Конспекты, учебники, технические описания, умудренные опытом преподаватели. Нет изнуряющих боевого дежурства и службы в суточном наряде, отсутствует груз ответственности. После армейской напряженки не жизнь, а малина. В этих условиях, а также получив от жизни фору в виде отличного послужного списка, большинство офицеров воспрянули духом и решили начать жизнь с чистого листа. Такая задумка была и у лейтенанта Волкова, однако как не везет - так и не везет.

В субботу занятия заканчивались в 14:00 и до 8:00 понедельника офицеры свободны. В первый воскресный день студенты рванули из учебного центра кто куда:

- одни в Питер, изучать достопримечательности;

- другие в ближайший от учебного центра городок (сходить в кино, попить пива, посидеть в ресторане, провести разведку боем насчет "поджениться" на время четырехмесячной командировки);

- третьи отдыхать на природу (в лес, на озеро, на речушку), прихватив с собой винца в качестве эстетического оформления летнего отдыха, и при том, коллективного.

Лейтенант Волков был в числе "других". Уже обладая достаточным опытом межполового общения, он в первые же часы пребывания в небольшом городке вблизи Ленинграда, вычислил женщину без комплексов.

Это была сочная и аппетитная молодка, лет тридцати пяти, замужняя, пышная и румяная, а сквозившая от нее сексуальная неудовлетворенность свидетельствовала о муже-алкоголике.

Познакомившись в ресторане, уже через два часа, без всяких проблем, Волков был у новой знакомой дома в постели и занимался любовью.

По безалаберности и недосмотру хозяйки дома (видно спешила, было невтерпеж), пьяный муж спал в соседней комнате и появился в самый что ни на есть неподходящий момент.

Далее, в течение трех часов, жители городка воочию наблюдали странный марафон: впереди бежит молодой парень в одних трусах (все, что успел надеть), а сзади мужик с топором и криками "Убью гад!". Наконец, обоих изловила милиция и вникла в щекотливую ситуацию.

Так как мужик имел при себе удостоверяющие личность документы, а за время трехчасового марафона окончательно протрезвел и как бы являлся лицом потерпевшим (рогатым, не зря в сказке сестрица Аленушка говорила братцу Иванушке: "Не пей, а то рогатым станешь!"), то его из милиции отпустили раньше.

Это было роковой ошибкой. Когда двадцать минут спустя к дому зазнобы подъехал милицейский УАЗ с двумя милиционерами-сержантами и облаченным в одни трусы армейским лейтенантом, во дворе дома догорал костер, составленный ревнивым мужем из мундира любовника жены. Вместе с ним сгорели документы и выданная вперед четырехмесячная зарплата.

Сержанты-милиционеры заявили:

- Единственное, чем тебе, лейтенант, мы можем помочь, так это отвезти в Учебный Центр и не разглашать обстоятельства, а сказать, что тебя ограбили. Если хочешь, то подавай на гражданина в суд, а мы выступим свидетелями!

Кстати, своего обещания в части "не разглашать" они не сдержали, менты всегда менты.

Наступил полнейший, всеобъемлющий и жуткий крах: ни одежды, ни денег. Как бы там ни было, а занятия посещать необходимо. Началось восстановление статус-кво.

Ботинки Волков смастерил из найденных на мусорке солдатских стоптанных сапог, обрезав у них голенища.

Там же была обнаружена зеленая офицерская форменная рубашка черного от грязи цвета. Возле гаражей нашлись брюки к кителю, которыми местный офицер длительное время протирал двигатель личного автомобиля.

Один из местных офицеров подарил Волкову китель своего тестя. Он был из материала уже лет двадцать не выпускавшегося и необычного ядовито-зеленого цвета, как у пограничников на фуражках.

Фуражку предоставил какой-то местный пацан, который ушил отцовскую так, что ее верхняя часть стала в два раза меньше размером, а лакированный козырек торчал перпендикулярно земле.

Началась самоличная стирка и глаженье униформы. Более других переходу в чистое состояние сопротивлялась рубашка. По совету друзей лейтенант постирал ее в ведре с бензином и по недомыслию повесил в умывальнике на батарею сушиться.

Какой-то мимо проходивший куряка крайне неаккуратно швырнул окурок и тот срикошетил на рубашку, та вспыхнула синим пламенем. Спасти удалось только рукава, воротник и околоворотниковое пространство.

Лейтенант Волков одел ошметки от рубашки, брюки с пятнами от солидола, самодельные ботинки на босую ногу, ядовито-зеленого цвета полуистлевший китель, взял в руку фуражку (надеть ее на голову побоялся) и пошел докладывать командиру дивизиона о том, что уже готов посещать занятия.

Мрачный от рождения подполковник первый раз в жизни широко улыбнулся и сказал:

- Ну тебя на фиг! До конца недели сиди в гостинице Учебного Центра и никуда в таком виде не показывайся, иначе все подохнут со смеху!

Офицеры пустили шапку по кругу и собрали деньги пострадавшему на почве любви, то есть от стихийного бедствия, на приобретение новой военной формы одежды и пропитание.

В очередное воскресенье Волков поехал в Питер, в Военторг за покупкой.

По установленным в то время порядкам работники Военторга отпускали предметы военного обихода либо лицам в военной форме одежды, либо при предъявлении удостоверения личности офицера (для солдат - военного билета).

Для поездки лейтенант одолжил мундир и на всякий случай удостоверение личности у пожилого капитана, Константина Ивановича, тот был заядлым рыбаком, никуда не выезжал, а ходил с удочками на озеро и военная форма одежды на выходной день ему не требовалась.

У Константина Ивановича внешность была настолько уголовного типа, какая бывает у одного на сто миллионов. Кругломордое лицо носило на себе зэковскую печать в виде сети характерных морщинок. В правом углу рта всегда торчала, одна за одной меняемая, папироска Беломора. В левом углу рта блестел золотой зуб. Правый глаз был какой-то отрешенный, а левый косил как у профессионального вора-карманника. Что-то ЗЭКовское выпирало и в остальной фигуре, и в походке, и в хриплом прокуренном голосе.

Стоило капитану появиться в городе одетым в гражданское платье, как любой работник правоохранительных органов считал своим долгом подойти и проверить документы. Константин Иванович показывал удостоверение личности офицера, но ему не верили, считая, что он документ украл.

Каждый уголовник тоже считал своим долгом подойти и спросить:

- Ты, пахан, сколько срок мотал?

- Двадцать три года, - отвечал капитан, имея в виду выслугу лет в армии.

Уголовники качали головами и на всякий случай отходили подальше от такого крутого пахана.

В воскресенье вечером лейтенант Волков из Питера, как он это обещал капитану, не вернулся. Не было его и в понедельник утром.

- Убивать таких из рогатки нужно! - возмутился Константин Иванович, зная, что Генерал - начальник Учебного Центра - именно на этот день назначил строевой смотр офицеров, с проверкой всех поименно.

Генерал заранее предупредил:

- Кто не явится - будет отчислен и откомандирован из Учебного Центра, а письмо с предложением уволить из армии пойдет Командующему округом.

Не придти - значит подписать себе приговор, а тут до пенсии осталось пару лет.

Капитан надел все, что было у лейтенанта Волкова. Мрачный командир дивизиона не видел еще фуражку, этакую тюбетейку, с гимназическим козырьком, которая в диссонанс с уголовного типа кругломордой физиономией капитана выглядела в сотни раз нелепее, чем на голове Волкова.

На плацу начался строевой смотр. Там были офицеры обучаемых частей, преподаватели и инструкторы Учебного Центра, расположенных там школы прапорщиков и сержантов, подразделений обеспечения учебного процесса, всего свыше тысячи человек.

Константин Иванович вышел на строевой плац с некоторым опозданием, минуты три после начала смотра. На этом строевой смотр и закончился.

Вряд ли со времен Рождества Христова был такой случай массового истерического припадка смеха, длившегося более десяти минут! Казалось, что свыше тысячи человек сошли с ума. Забегая вперед скажу, что сам Генерал, распустив строевой смотр, заперся в кабинете и еще полчаса ржал как лошадь.

По всему Учебному Центру висели афиши, сообщающие о том, что на сегодняшний вечер в клубе ожидается выступление известной цирковой трупы.

Генерал и руководство посчитало, что это пришел загримированный ведущий клоун этой трупы и списало срыв строевого смотра на формулу "Искусство требует жертв".

А лейтенанта Волкова в Питере на полпути к Военторгу задержал патруль. За что задержал? За несоответствие юного вида обладателя капитанского мундира.

Получалось, что вторую медаль "За безупречную службу в Вооруженных Силах" он получил, находясь в школе, первую в детсадике, а с предъявленного им патрулю удостоверения личности смотрела фотография совсем другого человека, причем ЗЭКовской наружности.

ЗАСЕДАНИЕ Љ 10

Нэ бзды в попиль, бо очи запорошыш!

Украинская пословица.

19.10. Остряк, начальник инженерной службы, на анекдоты неистощим:

- Как соберутся выпить, так подполковник все время у прапорщика деньги одалживает. Тот ему и говорит мол, нужно к жене подход иметь, погладить ее пониже спины, тогда и деньги всегда будут.

Приходит подполковник домой. Жена спит, он ее гладит, а та не открывая глаз:

- Ну что, прапорщик, деньги опять закончились?

Громче всех над последним анекдотом ржет тщедушный капитан, знать с рогами на голове ходит много мужей. Это не ускользает от внимания остряка, коварству которого нет придела.

- Пора тебе на пенсию, - говорит полковнику его заместители, - все, что ты умеешь, я могу еще лучше!

Провели испытание, и точно, что ни сделает командир полка - заместитель еще лучше. Наконец полковник прибег к наипоследнему средству: вызвал в кабинет молодую телефонистку, приказал ей раздеться догола, затем одеться и выйти. Потом говорит заместителю:

- Видишь, сейчас я могу обмотать кое-что вокруг пальца, а ты нет! Значит, еще рано тебе на повышение!

Происходит стратегическая ошибка.

Остряк поворачиваясь лицом к рядом сидящему тщедушному капитану:

- А тебе, случайно, на повышение не пора?

В ответ следует мастерски выполненный удар под глаз и через пару минут пространство вокруг него приобретает синий цвет. Курильщики растаскивают участников конфликта, безуспешно пытаются помирить (не дай бог: у офицеров на руках в виду учений пистолеты Макарова и боевые патроны).

Пламя пожара гасит новоиспеченный майор-медик. После рассказа "Палата Љ6" он расчувствовался, смотался в военный городок и привез из полкового лазарета трехлитровую банку чистого, как слеза, медицинского спирта.

В такие моменты, как в древнем мире во время Олимпийских игр, всякие конфликты затихают сами собой.

Минут через сорок трехлитровая банка была пуста, ее содержимое перекочевало в утробы двадцати как курильщиков, так и обладающих острым нюхом некурящих.

Сволочь - начпрод так и не приехал и пришлось участникам Ассамблеи спирт закусывать листиками щавеля и запивать сигаретным дымом. В курилке мир и благодать.

В ходе дружеского возлияния участники Ассамблеи в курилке обсуждают перипетии очень своеобразного совещания по подведению итогов боевой и политической подготовки за май-месяц.

Фрагменты одного совещания

Переступая порог кабинета начальника,

соберись с мыслями, иначе вылетишь оттуда

наподобие резинового мячика.

Козьма Прутков

Пятница, 16:00, клуб воинской части, совещание офицеров по подведению итогов жизнедеятельности гвардейского зенитного ракетного полка за месяц. По бокам зрительного зала висит полтора десятка таблиц размером два метра на метр, наподобие картинной галереи. Это поистине, произведения искусства; при помощи скупых цифр штаб полка выдал в сжатом виде всю информацию о деятельности тысячного коллектива за месяц. Там отражены результаты проверок; уровень подготовки подразделений и лично каждого офицера; состояние воинской дисциплины, боевой готовности, боевого дежурства; спортивная и рационализаторская работа и так далее, и тому подобное.

На сцене трибуна, столы для президиума, где сидят заместители командира полка.

В зале почти полторы сотни офицеров и прапорщиков. Ждут прибытия полковника. Пауза. Ее, как всегда, заполняет рассказом очередного анекдота начальник инженерной службы.

- Приняли на работу немого сантехника. Он заходит в штаб и жестами спрашивает у дежурного по полку, где руководство.

Поднимает руку высоко над головой, имитируя папаху:

- Командира нет, еще не приходил, - отвечает дежурный.

Немой дует в кулак и ударяет им по ладони, имитируя процесс постановки печати.

- Начальник штаба уехал на Командный Пункт!

Сантехник прикладывает ладонь ко рту и болтает ею:

- Начальник политотдела здесь!

Начальник политотдела косо смотрит на остряка-рассказчика с высоты президиума и это вызывает больший хохот, чем от смысла анекдота. В заднем ряду, не слушая анекдот, семь человек ведут ожесточенный спор не на жизнь, а насмерть, кому носить почетное звание "Охотник года". Четыре сезона подряд эта артель покупала сообща лицензию на отстрел двух-трех лосей в заповедных мещерских лесах, а в нынешнем промышляла на мелкую дичь в ближайших окрестностях. В минувшее воскресенье, в сезон запрета, больные тяжелым недугом решили не столько поохотиться, сколько сбить оскомину. За полдня скитаний всем скопом убили одного зайца, но данный факт охотников не огорчил, так как в рюкзаках у них кое-что было. В момент допивания последней, восьмой бутылки, на поляну к пирующим вышел здоровенный лось. Он, очевидно, преодолел реку Оку, обогнул большой город, так как в данной местности лосей нет. Несмотря на шок и большое количество принятого на грудь спиртного, все охотники открыли стрельбу и убили лесного гиганта. При разделке туши оказалось, что имеется след только одного попадания (шестеро с десяти метров промахнулись). Хотя мясо разделили поровну, спор длился на протяжении всей недели.

- Моя работа, самое мощное ружжо, одним выстрелом убить зверя можно только из него!

- Ружье, да. Только у него хозяин стрелок хреновый, на стрельбах ни с пистолета, ни с карабина в мишень попасть не может!

- Хочешь сказать, что лося завалил ты? Да у тебя же патрон были снаряжены мелкой дробью, на куропаток!

- Нечего примазываться, козлы, к чужой славе! Лось погиб от моего выстрела!

- Задолби меня в доску, какая наглость! Ты же вообще не стрелял! Пользуясь моментом допил всю водку! Наверное, с испугу!

- Сознаюсь, выпил! Но за то не промахнулся, как все остальные, у которых руки дрожали!

-Ну-ка! Скажи, тварь, у кого руки дрожали?!..

Входит командир полка.

-Товарищи офицеры! - командует начальник штаба и все встают и принимают строевую стойку.

-Товарищи офицеры! - отвечает полковник и все садятся.

Командир полка в отличном настроении, за прошедший месяц по всем направлениям все было как нельзя лучше (Тьфу-тьфу, не сглазить бы!). Однако спуску давать не стоит. Некоторые без нагоняя жить не могут, без "звизды", как без пряника. Но завершить консилиум нужно побыстрее, через полтора часа прибывают гости. Это руководство двух районов Рязанской области: Рязанского - на территории которого расположен военный городок и стартовая позиция; Пронского - где командный пункт. Всего рыл пятнадцать будет. Встреча организована полковником по совету генерала-командира корпуса. Комполка должен продемонстрировать гостям военные объекты и попытаться решить за счет удельных князьков и их окружения некоторые проблемы.

Далее по программе пикник, подготовка к которому началась.

- Товарищи офицеры и, понимаешь, прапорщики! Сегодня мы подводим итоги жизнедеятельности полка за май месяц.

Порядок работы следующий:

- доклад начальника штаба по вопросам боевой готовности, боевого дежурства и службы войск - 20 минут;

- доклад начальника политотдела по вопросам воинской дисциплины - 20 минут;

- далее выступлю, понимаешь, я;

-доведение итоговых приказов - начальник штаба...

Головы всех присутствующих направлены на выступающего, глаза смотрят командиру в рот. В этот момент открывается входная дверь, невидимая с трибуны. Синхронно все головы поворачиваются в направлении дверного проема, в котором застыла фигура прапорщика-командира хозяйственного взвода в широкой, сшитой на заказ фуражке (этакой сомбреро с козырьком).

- Я же предупреждал! Опоздал - получи взыскание за неявку, но в ходе совещания заходить не смей! Что там еще за "явление Христа народу"? Начальник строевой части! Бери ручку и записывай: строгий выговор...

- Тарыщ полковник! - выдавливает из себя прапорщик Болдин, - это же я!

- А, Андрей Васильевич, сейчас подойду!

Полковник "на полусогнутых" подбегает к прапорщику и выходит с ним за дверь.

- Ну как там?

- Забил и разделал теленка и двух подсвинков. Нужен начальник продовольственного склада, чтобы взять термоса и заквасить в них шашлык.

Полковник возвращается в президиум и снова принимает грозный вид.

-Начальник продсклада! Идите на склад, у вас прорвало водопровод, сюда можете не возвращаться!

Прапорщик на ходу ломает голову, водопровода на складе отродясь не было.

-Но прежде, чем начать доклад, вызвать сюда дежурного по части!

Очевидно, распоряжение полковника адресовалось начальнику штаба, чтобы тот скомандовал одному из командиров дивизионов, а тот послал за дежурным по полку какого-нибудь прапорщика или молодого лейтенанта.

Не успел комполка рот закрыть, как с места вскочил начальник инженерной службы, ответил "Есть" и выскочил из клуба.

Майор решил воспользоваться возможностью выкурить сигарету, на десять минут уберечь уши от переливания с пустого в порожнее, а заодно подначить своего коллегу-начальника химической службы.

- Володя! Сейчас командир объявил, что тебя увольняют из армии. За что? Не знаю, я же за тобой пришел, наверное, он тебе в клубе при всех и доведет! Я побежал!

Дежурный по части закрывает сейф с пистолетами офицеров полка, комнату дежурного, лихорадочно соображая: "За что!".

Вдруг его осеняет. Месяц назад, проверяя ящик с прибывшим на склад химслужбы имуществом, он обнаружил вместо одного огнемета два. Будучи в отрицательной фазе синусоиды, он продал излишек за ящик водки кавказцам (как они уверяли, для борьбы с грызунами и насекомыми).

Моментально спину оросил холодный пот, а из-под фуражки, как первач со змеевика самогонного аппарата, побежала струйка горячего. Лицо приобрело бледно-зеленый цвет.

Сейчас в клубе доведут приказ, вызовут караул и обезоружат. Дальше комендатура, камера на гарнизонной гауптвахте, следствие, военный трибунал, тюрьма. Может, сейчас застрелиться, пока пистолет не отобрали?

На ватных ногах майор заходит в клуб, не слыша собственного голоса докладывает:

- По Вашему приказанию прибыл!

Полковник отдает распоряжение:

- Через час или полтора подъедут к КПП руководители Пронского и Рязанского районов. Ты, лично, проведи их в штаб в мой кабинет и сразу сообщи мне!

- И это все? - вместо слова "Есть" спрашивает начхим.

- Нет! Еще при смене доложи дежурному по Управлению корпуса, что я отлучился по служебным делам, вместо меня - начальник штаба!

У майора кровь приливает к лицу, оно становится ярко-пунцовым. Он отвечает "Есть" и выходит из клуба. Проходя мимо шутника грозит кулаком.

- Что-то я переборщил, - думает Остряк, - грозит, как минимум, два фингала, но Володя, по-моему, в отрицательном цикле, откуплюсь двумя бутылками водки, вместе и выпьем.

Начальник штаба, недавно прибывший в полк, монотонным голосом излагает доклад:

- Боевая и мобилизационная готовность обеспечила выполнение боевой задачи...

Майор, дабы снять стресс, вызванный реальной угрозой химика, и чтобы не бросить невзначай какую-нибудь реплику и испортить отношение с новым начальником штаба, занялся изобразительным искусством. Он, применив набор фломастеров, на куске ватмана рисует картину, выполненную действительно талантливо, и вскоре запускает шедевр по рядам. По мере движения раритета возникают очаги смеха.

- Это что там смешного нашли в вопросах боевой и мобилизационной готовности? - прерывает доклад начальника штаба полковник, - я кое-кого накажу, прямо здесь, невзирая на субординацию! При прапорщиках!

- Товарищ майор! Встаньте!

Указанный майор поднимается. Не в силах подавить приступ смеха, его прорывает и он ржет несколько минут во всю глотку.

- У Вас со здоровьем все в порядке? Крыша поехала? Выйдите на десять минут на улицу, потом зайдете!

Полковник не видел картины, иначе сам бы ржал как лошадь. Там был изображен Волк из мультфильма "Ну, погоди!", который натягивая майку ниже колен пытается прикрыть гениталию больше его самого размером.

Командир полка смотрит на часы, видит, что совещание затягивается и прерывает доклад начальника штаба:

- Времени мало! Зачитывайте приказы по боевому дежурству и службе войск!

Начальник штаба успешно доводит итоговые приказы по боевому дежурству и службе войск, но когда в конце последнего приказа изрекает фразу: "За халатное исполнение обязанностей дежурного по полку объявить выговор гвардии майору Полшишкину", зал взрывается грохотом хохота. Смеется и командир полка, и сквозь слезы:

- Неужели я такое подписал? Ты же вчера мне показывал проект приказа и там этого не было?

Вся соль в том, что в приказе прозвучала не фамилия, а прозвище начальника физической подготовки и спорта. Приклеилась кличка так: выходя после очередного разноса из кабинета командира полка на вопрос ожидающих порки: "Ну как, натянули?", спортсмен всегда отвечал:

- Не сильно! На полшишки!

Через пару лет истинная фамилия забылась, как офицеры, так и солдаты именовали начальника физической подготовки Полшишкиным.

Начальник штаба еще не изучивший фамилий всех офицеров, придя на службу в день совещания, обнаружил тьму недостатков в организации службы войск по вине дежурного по части. Он спросил у сержанта-дежурного по штабу:

- Кто сегодня дежурный по полку?

- Гвардии майор Полшишкин!

В рассказе "Ночь перед торжеством" именно этот персонаж дефилировал позади строя полка, накануне своего перевода в Якутск.

Кстати, его поездка была учебной, через месяц он вернулся обратно в полк. Пока майор пил, отмечая перевод, ждал билета на самолет, его должность занял другой, более шустрый и быть может, менее пьющий спортсмен. После возвращения начфиз приобрел аристократическую двойную фамилию "Полшишкин-Якутский".

Не разобравшись, начштаба без ведома командира включил в приказ новый пункт.

- Слово предоставляется начальнику политотдела! Посмеялись и хватит! Сейчас, понимаешь, плакать будете!

- Работа по укреплению воинской дисциплины строилась на основании Директив, - начинает политработник, сокращенно начПО.

- Василии Петрович! Покороче, времени нет, сам знаешь почему! По дисциплине офицеров, конкретные примеры!

- По дисциплине офицеров? Плохо они воспитывают своих жен. Вчера при следовании из клуба три сзади шедшие женщины забросали мою жену огрызками от яблок. Это жены таких офицеров...

- Ха-ха-ха-ха! - смеются все, в том числе и полковник.

- Василий Петрович! Надо, понимаешь, ближе к боевой деятельности!

- К боевой деятельности? Вчера присутствовал при боевой работе на Командном пункте. Расчет действовал профессионально, слаженно, но не хватает этакого артистизма...

- Брось, на хрен, Василий Петрович, боевая работа - это тебе не цирк! Лучше уж продолжай в своем ключе!

- Многие офицеры слабо работают над повышением своего идейно-теоретического уровня, не конспектируют работы классиков марксизма-ленинизма. Особенно начальник инженерной службы. Предлагаю лишить его тринадцатой зарплаты!

Остряк в гневе вскакивает:

- За что? Другие пьют и дебоширят, им ничего! Интересно девки пляшут!

Входит солдат:

- Товарищ полковник! Прибыл прокурор Рязанского района. Просит встретиться с вами или начальником политотдела.

- Василий Петрович! Сходи разберись, а я пока кое с кем по душам побеседую!

НачПО уходит, а полковник отчитывает начальника инженерной службы:

- Валерий Михайлович! Я, конечно, не такой дурак, чтобы лишить за такую фигню твою семью тех грошей, которые государство выделят нам в виде тринадцатой зарплаты!

Пауза. До полковника доходит, что он дважды сморозил ересь. Комполка всматривается в зал, определяя, кто побежит докладывать оперуполномоченному КГБ, затем продолжает:

- Все из-за твоего языка. Ты ведь на каждом углу рассказываешь анекдоты о политработниках. Мало того, сочиняешь частушки. Вот моя жена в магазине записала...

Полковник вытаскивает из кармана клочок бумаги и зачитывает:

В магазине склоки-свары

Нач ПО делит промтовары:

Себе ковер, кому ничё,

Кому хрен через плечо!

Но тринадцатой зарплаты я тебя все-таки лишу, но за другое, за вчерашний срыв боевой подготовки и регламентных работ на Командном Пункте.

Комполка доверительно обращается к залу:

- Вчера, понимаешь, сижу в кабинете. Под конец рабочего дня звонят мне из областного дорожного управления:

- Это что за строительство вы там затеяли в пределах придорожной полосы без согласования с нами? Что нет? Поезжайте и посмотрите сами! Не доезжая Малинищи. Там майор руководит, в пяти метрах от кювета роют ямы, сбивают щиты.

Мы спросили, что, мол, делаете, а он в ответ: "Езжайте на хрен дальше! Военная тайна!"

Приезжаю на КП и действительно строят. Оказывается, начальник инженерной службы, будучи дежурным по части, еще утром передает начальнику КП, якобы от моего имени, приказание следующего содержания:

- Завтра мимо позиции КП будет проезжать колонна Воздушно-Десантных войск и сделает привал. К 19:00 в пяти метрах от кювета построить восемь туалетов с размерами ям: длина - 3 метра, ширина - 1 метр, глубина - 4 метра. Целый день, с подъема и до 17:00 весь личный состав вместо занятий по боевой подготовке и регламентных работ рыл ямы глубиной четыре метра, колотил щиты. Где только доски достали?

Напрочь убил меня начальник КП! До майора дослужился, а одна извилина в голове! Майор Кирюхин! Ну как же это так? Получив приказание от второго лица, уточни у первоисточника!

Вот логически подумай! Зачем десантнику туалет, если он нужду и в кустах справить может? Зачем ямы глубиной четыре метра? Неужели десантник за один присест выдает 100 килограммов дерьма, больше своего веса, так и слон весом шесть тонн только сорок.

Садитесь, майор Кирюхин, был я о Вас лучшего мнения! Туалеты разобрали? Ямы засыпали? Хорошо!

Валерий Михайлович, мой тебе совет. Отеческий вроде не годится, не та разница в возрасте, лучше как старшего товарища. Не показывайся ты на Командном Пункте месячишку, даже по тревоге, я тебе разрешаю. Ведь забьют тебя там кирками и лопатами, или распнут как Иисуса Христа и прибьют гвоздями на туалете. А на наш отличный полк - чрезвычайное происшествие!

- Худо, - думает Остряк, - домой хоть по канализации из клуба добирайся с одной стороны химик, с другой - начальник КП, того и гляди пристукнут к ядрени-фени.

Вернулся начальник политотдела.

- Что там, Василий Петрович?

- Возникло "Дело об охотниках". Учудили!

Егерь нашел в рощице вблизи позиции полка шкуру, копыта и прочую требуху лося, а чуть подальше - следы пиршества. Там обнаружилась газетка (видно, сало заворачивали), на которой был написан адрес в/ч Љ..., дом, квартира, майор Ч. (почтальон писал). В военном городке пацан ему рассказал, что папа застрелил лося, что охотников было семь и остальные спорят с папой. Короче, егерь обратился к прокурору и тот требует, чтобы горе-охотники либо заплатили штраф, либо он возбуждает уголовное дело по факту браконьерства.

- Так, стрелки хреновы! Робин Гуды долбаные! Идите всем скопом к прокурору и платите штраф! Сами разбирайтесь, кому платить!

Еще не покинув высокое собрание, охотники открывают полемику:

- Ты больше всех орал, что лося завалил, ты и плати!

- Я и стрелять не умею! Зрение плохое, дальше пяти метров ничего не вижу!

- А у меня патроны была снаряжены мелкой дробью!

- А я во время стрельбы водку пил!

- А у меня от испуга руки тряслись!

- Жакан-то был не моего калибра!

- Раз мясо делили поровну, козлы, поровну и платить!

- Бля... мля... 6лин... мать!

Далее начальник политотдела разбирает "Дело о стекольщиках".

Стекольщик Љ1. Холостяк, гуляка, старший лейтенант Шура, в компании других холостяков проводил вечер в ресторане. Первый раз в жизни произошел сбой, остальные трудоустроились на ночь, а ему не повезло.

В расстроенных чувствах Шура добавил и поехал в военный городок на такси. Перед дверью общежития обнаружилось отсутствие ключа. Благо, квартира выделенная под общежитие, расположена на первом этаже. Старший лейтенант подставил скамейку и взобрался на подоконник, чтобы просунуть руку в форточку и открыть шпингалет окна. Его заклинило и он прошел через двойное оконное стекло, отпечатав свой силуэт и лег спать. Утром странную конфигурацию дыры в оконном стекле обнаружил представитель вышестоящего штаба, посетил обитель холостяков и раздул из мухи слона. На Шуре же не было ни одной царапины.

Стекольщик Љ2 пятнадцатилетний капитан (именно столько лет он проходил в этом звании и готовился на пенсию). Сам он проживал на третьем этаже, а отметить праздник 2 мая спустился к холостякам на первый. Там капитан крепко выпил и уснул, холостяки ушли. В это время на площадке между расположенными буквой "П" тремя домами, политотдел и женсовет устроили танцы. Музыканты расположились на грузовом автомобиле с откинутыми бортами. Они, пользуясь открытым в общежитии окном, подключили там шнур питания электроинструментов.

Капитан проснулся от музыкальной какафонии, и подумав, что он у себя в квартире, пришел в неописуемое недоумение. Как это может быть: в воздушном пространстве на уровне третьего этажа музыканты и танцующие пары?

- Это что за нечистая сила, твою мать? - дико заорал капитан и метнул в окно телефонный аппарат (времен отечественной войны, ТАИ-43, килограмм девять весом).

Вылетели не то, что стекла и оконная рама, а весь оконный блок в сборе, которым зашибло музыкантов, повредило некоторые музыкальные инструменты.

Запланированное культурное мероприятие было сорвано.

В доклад вклинивается полковник:

- Со стекольщиком Љ2 все ясно, горбатого могила исправит! Но ты то, старший лейтенант, молодой и способный. Водка до добра не доводит! Она вредит службе, семье, здоровью!

Начальник медицинской службы подтвердит последнее! Где он? Как в очередном запое? Я ему бля... мля... блин... мать... покажу!

Извините, непроизвольно перешел на французский. В то время, когда по всей стране идет кампания по борьбе с пьянством, что главное в нашей жизни зло - это водка...

Из-за противоположной к трибуне портьеры появляется огромный указательный палец, который сгибаясь и разгибаясь, манит полковника к себе. Это прапорщик Болдин, пробравшись через какой-то потайной ход на сцену (используемый артистами) подзывает командира к себе, считая, что его жеста в зале не видать. Комполка стремглав мчится к прапорщику:

- Ну что, купил?

- -Да!

- Сколько?

- Ящик!

-Мало, купи еще один! Возьми какую-нибудь марочную, подороже, не будет - тогда коньяк. Купишь и также тихонько зайдешь и доложишь!

На чем это я остановился? Водка - это зло! Объявляю Вам, товарищ старший лейтенант, выговор за самовольный выезд из военного городка! Сами понимаете, за пьянство во внеслужебное время я наказать не могу. Нужно общественное воздействие.

Начальник политотдела! Вместо того, чтобы морали молодому офицеру читать, найди ему бабу вот с такой "этой" и такими "этими" (показывает жестами), жени его и никаких проблем не будет!

Продолжай, Василий Петрович!

- Капитан Сорокин....

- Хватит о капитане Сорокине! Приказ о его увольнении из армии за дискредитацию офицерского звания лежит уже в штабе корпуса, через пару дней он по секретной почте придет к нам!

Заместитель начальника автомобильной службы капитан Анатолий Сорокин, в отличие от остальных пьющих лиц, действительно был алкоголиком. Он этого и не скрывал, а наоборот, уповал на данное обстоятельство, требуя увольнения по статье "Дискредитация звания офицера". В те времена дела об увольнении ходили более года, каждый прямой начальник до Министра Обороны обязан был сделать свое заключение, а последний издать на сей счет отдельный приказ.

На стезю порока капитан стал вследствие семейных неурядиц. Как-то следуя городским транспортом, жена Сорокина разговорилась с попутчицей. Та, узнав, что женщина на соседнем сидении в автобусе из военного городка Дашки-Вторые, обрадовалась:

- Ой! Какие в вашем военном городке хорошие мужчины! Я периодически уже полгода живу с одним, такой мужчина, такой мужчина! Холостяк! Если женится на мне, будем соседями по городку, может подругами. Вы его не знаете? Толей зовут, вот его фотография!

Жена забрала детей и уехала к матери, через три месяца подала на развод, а еще через два вновь вышла замуж.

Еще капитана называли командиром пятого дивизиона. Всего было три боевых дивизиона, поголовье скота на прикухонном хозяйстве именовалось в народе четвертым дивизионом, нынешний его командир прапорщик Болдин.

А пятый - это полсотни бродячих и отбившихся от хозяев в радиусе тридцати километров собак. Их почему-то как магнитом тянуло в воинскую часть. Треть из них стояла на котловом довольствии у сердобольных поваров-узбеков в солдатской столовой, треть подпольно содержалась в местах несения боевого дежурства (каждому подземелью был приписан свой пес), остальные околачивались на мусорке у офицерских домов и подкармливались детьми, которые присвоили им клички Чебурашка, Винни-Пух, Степашка, Марианна, Альберт.

Проживающие в казармах давали четвероногим имена другого пошиба: Дембель, Дисциплина, Полковник (кто громче всех лает), НачПО (лает чаще других) и так далее.

Покровителем разношерстной собачьей стаи был безусловно Сорокин. Весь списочный состав пятого дивизиона утром встречал капитана у подъезда и сопровождал на строевой плац на развод. Собаки из кустов дружно подвывали звукам строевого марша. При прохождении торжественным маршем Толю в составе строя можно было определить сразу по отмашке рук, они не сгибались в локтях (как в индийской армии). Сорокин в летнее время носил охотничье ружье в рукавах кителя (в одном ствол, в другом приклад), в зимнее - в собранном виде под полой шинели. В любое время дня и ночи через плечо висела сумка от противогаза с постоянно восполняющимися предметами в виде двух вяленных рыб, бутылки водки и бутылки пива, патронов, пороха и картечи.

По окончании развода, сопровождаемый собачьей сворой капитан со строевого плаца мимо автопарка (где ему надлежало быть) уходил в рязанские раздолья, расстреливая и скармливая собакам всю попавшуюся по пути дичь.

Случались эксцессы: то Толя расстреляет и скормит собакам стайку домашних гусей, то отбившегося от стада теленка.

- А вот о пятом дивизионе поговорить стоит! - продолжает речь полковник, - Не спросил у дежурного... А-а-а! Здесь же начпрод! Я же вам обоим давал указание! Как выполнено?

Распоряжение состояло в том, чтобы выловить всех, до одной собак, погрузить их в кузова грузовых автомобилей, следующих за углем в порт на реке Оке (на противоположной к городку окраине Рязани), выпустить на радость местным обывателям. Роль начальника продовольственной службы состояла в обеспечение дежурного по части мясом для приманок, веревками; оказании помощи группе захвата личным участием.

- Ваше приказание выполнено! - лихо рапортует начпрод, чуть не подавившись жевательной резинкой, которой он пытался заглушить запах спиртного, - Выловлено пятьдесят три зверя (все до одной собаки), их погрузили в кузова пяти уходящих в рейс за углем автомобилей. Израсходовано шестнадцать с половиной килограммов свинины (врет гад, двенадцать унес домой!).

Особого вреда пятый дивизион полку не приносил. Однако, повинуясь чувству собачьего долга, из новых появившихся в полку людей псины норовили облаять, а то и укусить именно проверяющих лиц, собачьим чутьем предугадывая их враждебные замыслы.

В канун прибытия важной комиссии полковник решил избавиться от собачьего племени, а то, не дай бог, какая-нибудь шавка укусит проверяющего за задницу или порвет штаны с лампасами генералу.

В опровержение доклада интенданта, снаружи слышится стоголосый собачий лай.

- Это как понимать? - полковник вопросительно смотрит на продовольственника.

Поднимается один из старших машин и докладывает:

- Все правильно! Мы отвезли собак и выпустили в Борках, в порту. Следующим рейсом одного из старших машин заменил Сорокин. Он в порту собрал всех собак и погрузил в кузов своего груженного углем автомобиля, а чтобы они не свалились, посвязывал их веревками, и вернул в городок. Страшная картина! Туда собаки транспортировались на пяти пустых машинах с высокими бортами, а оттуда на одной доверху груженной. Я ехал следом. Лай на километр слышно, прохожие шарахаются, а при остановке машины у светофоров пешеходы разбегаются.

На столе президиума звонит телефон. Зал полон внимания. Комполка берет трубку и не дослушав доклад дежурного по части:

- Сейчас бегу! Что? Приехали? Что еще?

- Товарищ полковник, - уточняет дежурный, - чуть ранее на РАФике подъехала следственная группа из Московского Уголовного Розыска из четырех человек. Им требуется произвести обыск личных вещей рядового Капустина с Командного Пункта, чтобы найти письмо от друга который в Москве привлекается за тяжкое преступление и изъять его как вещественное доказательство. Им еще нужно три понятых, желательно из офицеров и прапорщиков.

- Так! Первым понятым будешь ты! Все равно, перед сдачей дежурства делать нечего, а двоих я сейчас пришлю!

Полковник, положив телефонную трубку, обводит суровым взглядом притихший зал.

- Начальник КП! У тебя старшина на месте? В отпуске? А ключи от кладовой с личными вещами солдат и сержантов у тебя?

Тогда ты будешь вторым понятым. Третьим будет... третьим будет...начальник инженерной службы! Чтобы после моего ухода дальнейшее совещание не сорвал своими репликами и дурацкими картинками!

Майоры уходят, сначала начальник КП, а через минуту начальник инженерной службы. Последний опасливо открывает входную дверь, заглядывая, не появится ли "летучий кулак" на уровне переносицы. Что произошло в штабе, это тема для отдельного рассказа. Следственная бригада МУРа начала свою работу в полку с того, что при содействии находившихся там прокурора района и коллектива из семи охотников еле предотвратила смертоубийство среди понятых.

- Начальник штаба! Я убываю по неотложным делам, Вы остаетесь за меня! Ведите совещание дальше. После его окончания произведете еженедельный доклад генералу: "Полк боеготов, план боевой подготовки и поставленные на неделю задачи выполнены, происшествий и грубых нарушений воинской дисциплины не было, оружие, боеприпасы, личный состав в наличии, все автомобили в парке!"???

- Начальник автомобильной службы! Все ли машины в автопарке?

- Все, кроме бортового КРАЗа технического дивизиона, выехавшего за углем! Водитель рядовой Хигер, старший машины - лейтенант Ландер.

В полку было только два этих лица еврейской национальности. Попали они сюда случайно. Хигер прибыл дослуживаться до дембеля из воинской части в Москве после ее сокращения. Он носил сапоги, сшитые в мастерской на заказ, сорок шестой размер на ногу не налазил. При его среднем росте казалось, что человек ходит в ластах, с первых дней пребывания в полку к нему прилипла кличка "Аклангист". Он всегда был мрачный, замкнутый, немногословный и задумчивый. Задумываясь за рулем, он давил ластом на педаль газа и выжимал из грузовой калымаги сто тридцать километров в час (при установленной приказом Министра Обороны скорости не более сорока), чем приводил в ужас старших машин, работников военном автоинспекции и дорожно-постовой службы. Назначенные старшие машин или сопровождающие грузы боялись с ним ехать. Поэтому курсировал лихач в основном внутри позиции, где при всем желании не разгонишься.

Ландер был офицером, призванным в армию на два года после окончания медицинского института. В связи с тем, что начальник медицинского пункта полка убыл на полгода в командировку, исполнять его обязанности из окружного госпиталя в Москве прислали лейтенанта Ландера. После возвращения штатного медика в медицинском управлении округа порешили: пусть Ландер оставшиеся семь месяцев дослуживает в войсках, возвращать его в госпиталь смысла нет.

Вместо совместной работы, в первый же день коллеги поспорили чисто по профессиональному вопросу и капитан (мужик крутой, о нем шла речь в рассказе "Палата Љ6") выгнал лейтенанта пинками и заявил: "В медпункт он зайдет только через мой труп!"

На два последующие месяца основным рабочим местом у лейтенанта-медика стал магазин Военторга, где целыми днями он консулитировал женщин военного городка по симптомам различных болезней. Получил кличку Айболит. Каждая из женщин обнаружила вдруг у себя признаки тридцати двух болезней. Аптечный киоск не успевал выполнять заказы на лекарства, а ближайшая поликлиника переполнилась мнимыми больными воендамами.

Ощутив удар по семейному бюджету, офицеры предъявили ультиматум:

- Ты, Айболит хренов, а ну прекращай, на фиг, свою частную медицинскую практику! Те деньги, которые наши бабы зазря тратят на лекарства мы лучше пропьем!

С тех пор медик оказался вообще не у дел.

Накануне вечером начальник автомобильной службы составляя план выхода в рейс автомобилей подошел к заместителю командира полка по вооружению:

- Николай Николаевич! Завтра необходимо кровь из носу вывезти весь уголь из порта, иначе будут штрафы за простой! Не хватает одного грузовика и требуется дополнительно один офицер, как старший!

- Возьми бортовой КРАЗ с технического дивизиона! Правда, там водитель этот... Аквалангист-лихач, но ты посади к нему старшего поопытней! Насчет старшего машины? Значится так... с боевых подразделений дергать офицеров нельзя, ожидается проверка боевой готовности. В остальных подразделениях свободных офицеров и прапорщиков нет? Нет! Тупичок-с! А-а-а! Там вот Айболит без дела шатается! Посади его к опытному и дисциплинированному водителю, только хорошо проинструктируй!

Ввиду того, что никто из остальных старших с лихачом ехать не хотел, предполагая, что соплеменники лучше и быстрее поймут друг друга, начальник автослужбы включил в план выхода в рейс машин старшим к водителю Хигер фамилию лейтенанта Ландера, человека от технических и командных премудростей далекого. Существует два еврейских акцента русского языка - одесский и киевский, разница между ними как между московским говором и нижегородским. Ландер обладал киевским акцентом (для того, чтобы вы поняли дальнейший диалог).

Открылась невидимая с трибуны входная дверь и головы всех сидящих синхронно повернулись в сторону дверного проема.

Командир полка, подумав, что явился прапорщик Болдин с очередным докладом, лихо побежал к выходу и на углу столкнулся с лейтенантом Ландером.

- Приехал? Машину в автопарк поставил?

- Нет, пешком пришел!

-А где машина?

-Возли жегедогожного пиреезда 216-ый кигометг (в то время моста еще не было).

Сломался?

- Нет, догожно-тганспогтное пгоишествие!

- У комполка глаза приобретают квадратную форму, а редеющие волосы встают дыбом. Медик, забыв, что перед ним командир, обращается к нему как к пациенту:

- Ви тильки не волнуйтесь! Волноваться вгедно для здоговья, это я Вам как медик говогю! Вижю у Вас пульс участился, двление поднялось! Плюньте на усе! Как говогила моя бабушка Сагга: "У жизни усе бивает..."!

Ошарашенный полковник восстанавливает прерванное дыхании и поворачивается лицом к залу:

- Какой идиот назначил его старшим машины? Ах, да! План выхода машин утвердил я своей подписью. Ставлю вопрос по-другому: какой идиот включил в план выхода машин его фамилию в качестве старшего машины? Начальник автослужбы!

- Я, по согласованию с заместителем командира полка по вооружению...

- Оба вы идиоты! Я еще не понял, что произошло, но задницей чувствую: что-то страшное! Расхлебывать будете вы, пеньки стары Лейтенант, доложи суть происшедшего!

- Едем ми едем...

- Докладывай по существу!

- Я жи и докладываю! Едем ми едем, виезжаем за пгеделы гогодской чегты, свогачиваем на Пгонское шоссе, я говогю Хигегу: "Господин водитель! Нельзя ли увеличить обоготы двигателю внутгеннего сгогания, если я опоздаю на совещание, то командиг, господин полковник, видегет мине и висушит!"

У полковника подкашиваются ноги, он садится в пустое кресле первом ряду зрительного зала и обращается к рядом сидящему капитану-начальнику медпункта:

Валидол есть? Нет? Чтобы впредь на каждое совещание приходил с медаптечкой!

Лейтенант продолжает рассказ

-Подъезжаем к железнодогожному пегеезду, скогость 90-95 кигометгов в час, ста не било. Не било ста, пусть у мине язык отсхонет
если вгу!

Смотгю и вижю - пегеезд закгыт, видно по гельсам назло миме собигается поезд ехать! Я тогда говогю Хигегу: "Хаим! Тебе не кажется, что пога уже тогмозить?". Он по тогмозам, если Ви думаете, што они есть, так ви глубоко ошибаетесь...

- Нет! - прерывает комполка, у которого трясутся ноги, - Ты лучше выйди на трибуну, чтобы тебя всем видно было! И от меня подальше, я за себя не ручаюсь, нервы понимаешь!

- На тгибуну, так на тгибуну, - невозмутимо отвечает медик, следует к трибуне и оттуда продолжает доклад:

- Значит тогмозов, как Ви понимаете, у нас нет, машина едет, ми в шоке. Как говогила моя бабушка Сагга...

- В хвост и в гриву! Во все щели! Бабушку Сарру, матушку и все "ваше паскудное племя! - полковник прикусывает язык, отчетливо понимая, что вот это уже классифицируется как махровый антисемитизм, - я имею в виду твоих ближних и дальних родственников! Ты, изверг, скажешь в конце концов, что конкретно произошло?

-- Ми удагили впегеди стоящий пгодуктовый фухгон, не сильно в общем, но будка согвалась с болтов и слетела в кювет. Водитель удагился о гуль, не сильно так, но сломал два гебга...

-Заместитель по вооружению и начальник автослужбы! Берите мой УАЗ, нет, лучше Волгу, я и УАЗом обойдусь, и езжайте, твари, улаживать это дело. Наш полк инициатор соревнования, на него ровняются все ракетные части, и вдруг такое..

Зайдите на продсклад и возьмите два ящика тушенки, а у прапорщика Болдина ящик водки.

Пока Мойше и Хаиму бабушка Сарра пришлет деньги, начальнику финансовой службы выдать все, что у нас есть в кассе из доходов от подсобного хозяйства, за сдачу металлолома, за работы в подшефном совхозе!

Договоритесь с мент..., то есть с милицией, чтобы они не открывали уголовное дело. Мойша и Хаим за все заплатят, и за автомобиль, и водителю на лечение (только не по суду).

Подполковник, майор и капитан-начфин уходят, а докладчик на трибуне продолжает речь:

-Господин полковник! А та машина толкнула впегедистоящую
ггузовую, с кузова упала женщина, не сильно так, но сломала левую
ногу...

-Ой! Ой! Ой! - как первороженица-десятиклассница стонет полковник в первом ряду, обхватив голову руками.

Вдруг за кулисами сцены слышится страшный грохот падения мебели и еще чего-то тяжелого.

Начальник клуба! Посмотрите, что там случилось! Здание деревянное, старое, пятнадцать лет назад списанная казарма. Рухнет потолок и придавит нас к ядрени-фени. Опять же ЧП на наш отличный полк!

Начальник клуба возвращается из-за кулис и докладывает на ухо командиру:

- Там прапорщик Бол дин, просит Вас подойти к нему! Комполка быстрым спортивным шагом следует за кулисы.

- Ты что, скотина, выпил весь ящик?

-Тарыщ полковник! Темно - зацепился, споткнулся, упал. Извините, купил ящик коньяка, а ящик водки отдал начальнику автослужбы, он сказал, что Вы приказали. А выпил только стакан, устал забивая и разделывая поголовье.

Из кармана прапорщика торчит ополовиненная бутылка водки, а из другого стакан.

-Это ты извини, Андрей Васильевич! Плесни полстакана, а не то гребаный Ландер через минуту доведет меня до инфаркта!

Прапорщик полстакана наливать не умеет и подносит полный. Водка пьется полковником как вода.

-Начальник штаба! Прежнее распоряжение в силе. По данному происшествию я разберусь сам и доложу Генералу отдельно. А ты, Айболит хренов, продолжай свой краткий доклад.

Полковник собирает со стола президиума свои бумаги и идет к выходу из зала. За это время он слышит:

-А та машина толкнула жигули. Водитель пил из бутылки минегальную воду и выбил два зуба. Жигули сломали шлагбаум и одним
колесом выскочили на гельсы. А шел товагный состав, небольшой, пгавда, так, вагонов на согок...

Полковник затыкает уши и выскакивает из клуба. По пути в штаб он размышляет, не вернуться ли назад и узнать, не сошел ли еще с рельсов поезд. Нет, уже давно бы сообщили. Ох, и упьюсь я сегодня, как самая последняя тварь. Сверху выдают: борьба с пьянством, борьба с пьянством, твою мать! Хватит ли ящика коньяка? Хватит! Руководители районов и их компании тоже, наверное, не с пустыми руками приехали, алкаши еще те!

ЗАСЕДАНИЕ Љ11

- Тому удивляется вся Европа,

Какая у полковника обширная шляпа!

Козьма Прутков

19.50

- А кто там на грузовике подъехал? Не начпрод

- Служба вооружения забирает ящики с боеприпасами, чтобы вернуть их на склад, а старший там, как мне кажется Урусов, пятнадцатилетний капитан.

- Почему пятнадцатилетний?

- Столько лет он проходил в звании капитана. Однажды на строевом смотре так и представился генералу: " Инженер службы вооружения пятнадцатилетний капитан Урусов".

- Говорят он прибыл в полк из Морфлота?

- Так точно. Поведаю, как им отмечается день Военно-Морского флота.

4.00 - в квартире накрыт стол персон на двадцать;

4.00-6.00 - выливание на лестничный пролет ста ведер воды, которая бурным потоком вырывается из дверей подъезда

6.00 - залп из двустволки на балконе и объявление к жителям трех домов, расположенных буквой "п", в испуге выглядывающих в окна: "Поздравляю с Днем ВМФ! Приглашаю на торжественный завтрак!

6.00-6.10 - встреча гостей;

6.10 и деле - торжественный завтрак с громким исполнением морских песен.

К 16.00 завтрак перемещается к ближайшему лягушатнику, перерастает в водные фейерверки и заканчивается к часу ночи.

- Леонид Ипатьевич! Ты, как заместитель начальника штаба, составляешь проекты приказов. Так впиши там продовольственнику взыскание за преступно-халатную неисполнительность! Спирт подходит к концу, а закуси нет!

Остряк (с фингалом):

Кстати анекдот об исполнительности:

- В группе Советских Войск в Германии поспорили капитан и немецкий гауптман, чей солдат быстрее доставит со штаба дивизии пакет.

Гауптман, отдав распоряжение, смотрит на часы и комментирует:

- Курт садится в машину, выезжает из части, проезжает один светофор, второй, третий, подъезжает к штабу, докладывает, получает пакет, обратный путь, а вот и он, время один час.

Капитан:

- Иванов выскакивает в окно из казармы, перемахивает один забор, второй, третий, огородами к штабу, докладывает дежурному, получает па4кет, обратный путь, а вот и он, время 50 минут.

- А где пакет?

- Товарищ капитан! Забыл в казарме шапку. А без нее дежурный в штаб не пустил!

- Выпил и еще больше жрать охота! - Сокрушается один из курильщиков. Завидую собакам, которые возле курилки уронил повар КП. Начпроду никто не звонил?

- Звонили! Он сказал, что сейчас у него на складе ничего нет!

- Паньков! Ты же член проверочной комиссии на продслужбе? Так расскажи, что у этих тыловых гадов в закромах имеется!

Фантасмагории на продовольственном складе

Разувшись, на руки надень свои сандальи,

А ноги спрячь от нас куда-нибудь подалей!

Козьма Прутков

Ступил я, прапорщик Паньков, в давно знакомую лужу, а под ней, откуда ни возьмись, глубокий колодец. Как и ранее, включили меня в состав ревизии продовольственной службы. Раз в году внутрипроверочные комиссии производят проверку документов и наличие материальных средств в службах и на складах полка.

Обычно плановое и формальное мероприятие проводится так:

- инструктаж комиссий командиром

- проверка документов в службах (Ха-ха! Поверхностная!), определение остатков;

- проверка складов (строевые офицеры, я исключение, для проформы потолкаются пару часов на складах, и так как они люди занятые, идут заниматься неотложными делами);

- хитрые начальники служб, интенданты сами составляют Акты ревизий, для пущей достоверности включив в них некоторые мелкие недостатки;

- утверждение шедевров эпистолярного жанра полковником и подшивка их штабом в дело.

На сей раз все обстояло совсем иначе.

Речь полковника на инструктаже:

- В общем, понимаешь, так! Картина Репина "Приплыли", может и не Репина, а Айвазовского, точно не помню! Ага! "Девятый Вал" называется! Через месяц нас ждет плановая прокурорская проверка финансово-экономической деятельности, которая бывает раз в пятнадцать лет.

Поэтому, понимаешь, вам проверить все полковые службы и склады реально, тщательно и досконально, чтобы:

- во-первых: по возможности все выявленные недостачи до приезда прокуроров погасить;

- во-вторых: либо я мог прикрыть Актами свою задницу, мол сами обнаружили (бумага хоть и тоненькая, но ее не пробьешь).

Вывернуть, понимаешь, все наизнанку! Если после вашей ревизии прокуроры накопают что-либо новое, то получите по самое "не хочу"! В следующую пятницу чтобы акты проверок были у меня на столе! За работу, товарищи офицеры, и ты, Паньков, понимаешь!

Для членов комиссии новость как удар кувалдой по башке. Однако боевые офицеры, люди с высшим образованием, грамотные и пунктуальные, принялись за дело не хуже следователей. Они, пользуясь моментом, выплеснули годами накопившуюся против тыловиков злость. У последних жизнь была вольготнее и доходнее. Ни тебе дежурств, ни боевой подготовки, ни подчиненных подразделений. J

Спустя пару дней всплыли недостачи на складах:

- химической службы - сорок девять защитных химических комплектов Л.-1 (продано рыбакам):

- инженерной службы - девяносто саперных лопат (продано огородникам);

- службы горюче-смазочных материалов - двухсот литров спирта (выпито всем тылом сообща).

По горячим следам состоялось "рандеву" растратчиков в кабинете командира полка, который после двадцатиэтажной (практически не переводимой) тирады им заявил:

На погашение недостач даю вам, твари, сорок восемь часов и ни секунды больше! Иначе я вас, звиздоплеты, сотру в порошок, или вами задницу подотру!

Бля... мля... блин... мать!

Начальники служб прохиндеи еще те! Калачи тертые! В указанный срок уложились!

Начальник химической службы притащил на склад недостающие химкомплекты (еще приличные, но уже списанные из книг учета на рязанском заводе химического волокна).

Начальник инженерной службы обменял в десантном полку безучетные у него маскировочные сети на безучетные у них болишие саперные лопаты.

Начальник службы горюче-смазочных материалов обменял на авиабазе излишествующие у него 5 тонн дизельного топлива (накопил, но к моменту проверки вывезти не успел) на две бочки "Массандры". Так в авиации называется слитая с самолетов водно-спиртовая смесь 50 %, уже отработанная. Он смешал продукт с остальным спиртом и суррогат, под видом спирта, раздал в подразделения обслуживания техники (на полгода вперед).

Однако самым слабым звеном в общей цепи, безусловно, был продовольственный склад. Из этого источника вдохновения черпали все:

- и командир полка (для дома, для семьи, для встреч и проводов начальников, комиссий и других гостей воинской части);

- и заместитель по тылу (для улучшения собственного благосостояния и обеспечения нужных людей в вышестоящем штабе);

- и начальник продовольственной службы (для обмена продуктов на спиртное);

- и сам прапорщик, заведующий складом, его друзья (тыловики всех мастей).

Комиссию по проверке этого чертоугодного заведения возглавлял молчаливый мрачноватый майор Леонид Ипатьевич, входили в нее в качестве рядовых членов два капитана Михалыч и Степаныч и я, ваш покорный слуга, прапорщик Паньков.

В отличие от других, работа данной группы затормозилась напрочь.

Отчетливо понимая, что результаты ревизии больно ударят по ним, заместитель по тылу и начпрод стали прятать прапорщика-завскладом дома под видом больного, а склад от ревизии. Продукты в столовую завскладом выдавал по ночам.

Поздним вечером в пятницу командир полка через посыльных вызвал комиссию в кабинет. Когда все собрались в штабе и вошли в высокий кабинет, полковник набросился на Леонида Ипатьевича:

- Товарищ гвардии майор! Где Акт? Почему до сих пор не проверен продовольственный склад? Почему возглавляемая вами группа бездельничает?

- А как мы могли провести ревизию, если склад все время на замке, а прапорщик скрывается?- возражает майор.

- А мне какое дело? - взбеленился комполка, - срывайте замок, а прапорщика вытаскивайте с квартиры за шиворот и пинками на склад!

- А у меня таких полномочий ни по конституции, ни по уставу нет. Я Вам советую: издайте письменный приказ по полку, чтобы на складе замки посрывать, ворваться на квартиру и прапорщика за шиворот и пинками...

- А я Вам советую мне не советовать! Вы, как председатель комиссии, не проявили настойчивости! Объявляю Вам строгий выговор!

- Есть строгий выговор! За что? Как говорят: "Ты прав, Аркашка, но бить тебя все равно будут!". Что вы тут комедию ломаете, цирковое представление устраиваете? Завскладом скрывается с Вашего же ведома!

- Ты гляди? Сам шнурок, а шлангом прикидывается! Так широко рот раскрывать медицина не рекомендует, желудок простудить можно!

- Аналогично! У некоторых таким способом не только желудок простужен, но и геморрой проявился!

- Ах ты хам! От хама и слышу!

Товарищи капитаны и прапорщик, - обращается полковник к остальным членам комиссии, - выйдите за дверь!

Из кабинета слышится взаимная брань

Потом шум, грохот, мирная беседа и окрик: "Зайдите". Товарищи члены комиссии! - обращается к нам раскрасневшийся полковник. - Мы тут, понимаешь, с Леонидом Ипатьевичем посоветовались и решили... В субботу и в воскресенье прапорщик Авраменко будет на складе, проверяйте. А в понедельник Акт ревизии, понимаешь, должен быть у меня на столе!

Да-а-а! Совет был крепким! У полковника оторваны левый погон и нижняя часть галстука, висел только узел, а у майора начисто правый рукав кителя. На момент конфликта оба были в некотором подпитии.

Суббота, утро, оперативное время 8:00. К продовольственному складу приближается карательная экспедиция в виде колонны из четырех персон.

Впереди вышагивает кипящий от ярости майор, Леонид Ипатьевич, с губой, оттопыренной от злости ниже подбородка.

Вторым, опустив голову, следует шаркающими шагами капитан Михалыч. Он находится в тяжелейшем похмельном синдроме, домой вернулся в три часа ночи и то не своим ходом, собутыльники под руки притащили.

Третьим, задрав высоко голову, но ничего не видя, движется капитан лет на семь моложе, Степаныч. Он в сильно расстроенных чувствах ввиду утреннего скандала с женой, ночь провел у любовницы соврав, что на боевом дежурстве. Однако доброжелатели донесли. Состояние на грани развода.

Четвертым семеню мелкими шагами я, прапорщик Паньков, спокойный и в меру упитанный. Немного разочарован срывом культурного мероприятия, собирался завтра с кумом пойти на зимнюю рыбалку.

Перед открытой складской дверью стоит штатный начальник продовольственного склада прапорщик Михаил Авраменко. Он смахивает на Иисуса Христа, снятого с креста после его распятия. Вокруг глаз большие синие круги, следы семи бессонных ночей и критических переживаний.

Майор подходит к завскладу, принимает по привычке строевую стойку и корректно начинает умеренно-культурную эстетическую речь:

- Это как же так, козел гребаный? Я, председатель комиссии, майор, человек уже седой должен был ноги до колен, вру, до яиц истоптать, чтобы попасть на твой сраный склад? Из-за тебя, скота злокипучего, полковник объявил мне строгий выговор.

Взыскание мне ни к чему, я, понимаешь, инвалид, мохнатой руки в вышестоящем штабе нет, карьеру сам делаю!

Ну что ж, пошли, чудак на букву "м" долбанный, уж теперь-то я ревизию проведу-у-у!!! Будьте уверены! Ксерокопию Акта ревизии отправлю прокурору округа, я с ним лично знаком!

Сядете всее-е! И ты, гад, и зам по тылу-стяжатель, и начпрод-ворюга и пропойца, и ослу-полковнику мало не покажется!

Пошли на склад! Запирай за последним входную дверь, чтобы во время проверки никто не болтался!

Прапорщик послушно запирает входную дверь, а ключ кладет на бочку у входа.

Склад представляет собой полузагубленное арочное сооружение. Две третьих его площади, одноэтажную часть занимает овощехранилище! Там отсеки с картошкой, свеклой, морковью, бетонированный огромный чан с заквашенной капустой, бочки с солеными огурцами, помидорами, яблоками. В двухэтажной части нижняя половина - это морозильник для рыбы и мяса. На втором этаже, куда ведет лестница с железными ступенями, хранятся сухие пайки, крупы, консервы, сахар и другие продукты.

Майор, вынимая из папки сведения бухгалтерии продслужбы, обращается к прапорщику:

- Итак, птичка, я имею в виду "дятел" и более того "долболоб"! У тебя, козла, надлежит быть 110 тонн картофеля. Будем считать, что столько и есть. Задолбаешься взвешивать, пусть это полковник лично сам делает!

Далее у тебя числится столько-то свеклы, моркови, пятнадцать бочек соленых огурцов, три тонны капусты в чане в заквашенном виде...

У Михалыча внутри бушует пожар и он за спиной майора берет из открытой бочки соленый огурец и жадно его жует, а в уме мечтает:

- Вот бы сейчас прямо в шинели в сапогах нырнуть в чан с квашенной капустой и рассольчику похлебать.

Леонид Иптьевич продолжает:

- Так вот, ворюга в кубе, бармалей, разберем один детектив, связанный с заготовкой данных овощей (мне по секрету рассказал солдат-водитель).

В сентябре ты, комбинатор хренов, провернул операцию "Ы", а именно:

- В близлежащем совхозе загрузил пять машин овощей, расплатился безналичным расчетом, но овощи повез не в полк, а в овощной магазин на окраине Рязани;

- Продал капусту, свеклу, морковь, картошку магазину и получил наличные деньги;

- На одну двадцатую общей суммы купил ящик водки, которую отвез крестьянам-забулдыгам и прямо на поле загрузил такое же количество овощей.

Справедливо возникает вопрос, который на украинском языке звучит так: "А дэж ты, курва, гроши дила?".

Молчишь? Сказать нечего? Пошли в морозильник!

(Михалыч прихватывает из бочки еще один огурец и жадно его поглощает).

Первыми из мороженых продуктов майору попадаются брикеты с сельдью, он внимательно их рассматривает и удивленно восклицает:

- А почему, сэр, в брикетах одни головы и хвосты? Где. в каких морях и океанах водятся рыбы без туловищ? А я тебе, индюк, скажу: ты взял по дешевке отходы на пищекомбинате, спрессовал их в брикеты и заморозил. А нормальная селедка, помахивая хвостами, уплыла "налево"!

Еще одна шайба и счет уже два-ноль в мою пользу!

Идем дальше! Количество животных, которых недавно забили на прикухонном хозяйстве соответствует учетным данным. 12 свиных туш и 7 говяжьих!

А скажи-ка мне, милостивый государь, дундук поганый, где внутренности от покойных животных - сердце, печень, легкие, почки, то, что на вашем долбанном тыловом языке называется "супутсвующие продукты", или сокращенно "супродукты".

Только не надо "ля-ля", я по меню-раскладным проверял, на питание солдатам сии продукты не поступали.

- Говоришь, на втором этаже, над морозильником у тебя акты есть? Интересно девки пляшут, посмотрим, посмотрим!

Ты когда будешь выдавать продукты в солдатскую столовую? Аж завтра, в воскресенье, вечером? Вот и ладненько! Мясо и рыбу взвесим завтра утром, возьмем в помощь десяток солдат. А пока я дверь в морозильнике опечатываю своей печатью. Пошли наверх!

(Михалычу в морозильнике уже несколько полегчало и ему уходить не хочется).

По железным ступеням процессия (для завскладом траурная) поднимается наверх в самое сердце продовольственного склада.

(Михалыч с бледно-зеленым лицом снова впадает в уныние: "Умру я, наверное! Надо было еще огурцов набрать в карманы шинели".)

Майор берет у завскладом палку с Актами на списание продуктов из книг учета, зачитывает их, комментируя:

- Утверждаю..., полковник..., печать..., Акт..., комиссия в составе... , такого-то числа..., подтверждает факт того, что... при забое скота на прикухонном хозяйстве..., по недосмотру..., налетели собаки и съели внутренности... !

Таких актов шесть. Все вроде правильно? Вот беда, понимаешь, не указано, в каких погонах были эти собаки и кто сколько продуктов взял!

Далее... Утверждаю..., полковник..., роспись, печать..., Акт..., комиссия... , в составе..., в период..., засвидетельствовала..., тот факт..., что при забое быка на прикухонном хозяйстве..., при его вскрытии внутренностей не оказалось! А???

- Это мы с начпродом пошутили! - завсклад пытается вырвать из рук майора.

- Ни фига себе! - восклицает майор, пряча последний акт в свою папку, - вот теперь, козлы, будете шутить на нарах в тюремной камере, поближе к параше! Осел-полковник утвердил не глядя, а балда, мой шеф, начальник штаба скрепил подпись комполка печатью, бухгалтерия списала из книг учета по этому акту продукты. Изымаю сей документ для немедленного направления прокурору! Имеем счет 3:0!

Посмотрим, что еще за акты у тебя в папке?

- Утверждаю... , полковник... , подпись... , печать... , комиссия в составе..., в период... , провела осмотр сухих пайков. Комиссия подтверждает, что 300 сухих пайков съели мыши... Подписи...

- Тебя, так же как и начпрода и зам по тьлу зовут Михаилом? Как могли грызуны в составе сухих пайков съесть железные консервные банки? Грамматическая ошибочка получается: консервы съели не мыши, а Миши (Миша заведующий складом, Миша - начальник продовольственной службы, Миша - заместитель командира полка по тылу)! Вот так и анекдоты рождаются! Счет 4:0!

Далее... восемь однотипных актов.

Утверждаю..., полковник..., подпись..., печать..., комиссия в составе... , подтверждает факт выдачи в качестве дополнительного питания лиц, несущих боевое дежурство, следующих продуктов: - Колбаса сырокопченая сервелат... килограмм, рыба красная... килограмм, паштет из печени трески..., бекон...

Ни хрена себе! Сам несу боевое дежурство и ничего там в качестве дополнительного питания, кроме сухарей и моченых яблок не видел! Счет 5:0!

Следующие семь актов.

Акт..., списать из книг учета..., черная икра... банок, крабы... банок, апельсины... килограмм, которые были выданы офицерам и солдатам в качестве дополнительного питания во время полевых работ по заготовке картофеля... Подписи...

Какая озвиздифигенная ложь! Счет 6:0!

При чтении двух последних актов у членов комиссии начинается обильное выделение желудочных соков и слюны. Никто и никогда в полку таких экзотических продуктов не видел вообще, не то, что в поле и на боевом дежурстве.

- Ура! - радуется в уме Михалыч, - Слюна пошла, проклюнулся аппетит - значит здоровье должно пойти на поправку! Буду жить, мертвая точка пройдена.

Майор изымает все акты, прячет в свою папку, продолжая эстетическую и назидательную речь:

- Вот за такое вас, гадов, нужно убивать без судов и следствия! Прямо сейчас всех, троих распнуть в ряд на воротах склада! И чтобы месяц висели! Что же вы творите, трубососы гребучие, племя краснорожих?

Я вас заставлю побегать вокруг склада с такой скоростью, чтобы каждый мог сам себя укусить за задницу, не поворачивая головы!

Вот у тебя под стеллажами, где лежат мешки с сахаром стоят ведра, наполненные водой! Даже на время работы комиссии не убрал, за дураков нас считаешь? За счет влаги вес сахара может увеличиваться на 30 %. Записываю: недостача сахара 300 килограмм (столько и будет, когда я тебя заставлю просушить продукт до требуемой кондиции). Итак, счет 7:0!

Члены комиссии! За работу! Паньков! Сосчитай количество сухих пайков и каждый десятый вскрой!

Михалыч! Проверь соответствие бухгалтерским данным всего, что хранится в мешках и другой упаковке!

Степаныч! Проверь все остальное, а также осмотри все закоулки на предмет наличия спрятанных и неучтенных продуктов!

Часа полтора длится пересчет, в ходе которого всплывают нюансы:

- В некоторых сухих пайках вместо консервных банок покоятся завернутые в бумагу деревянные кругляши;

- В мешках, на которых написано "рис" перловая крупа, стоимостью в три раза меньше;

- В потайном закоулке залежи деликатесов, которые по документам проходят как килька низкого качества в бочках (красная рыба, черная икра и крабы), редька черная (мандарины) и так далее. В свою очередь легендированные продукты уже списаны, как испортившиеся при хранении, и скормленные скоту.

- Ну и что скажешь в свое оправдание, Багдадский Вор, хрен Голладнский?

- По сухим пайкам ничего, - морщит лоб зав. склад. - А вот по рису... ? Есть инструкция, предусматривающая, что рис можно заменять перловкой!

- А инструкции, согласно которой рис разрешается заменять сеном, у тебя случайно нет?

Итого: деревянные кругляши, перловка, неучтенные деликатесы -общий счет матча 10:0! Лет пять тюрьмы тебе, прапорщик, гарантировано! Как говорил есаул Рабинович: "Ви знаете Хаима, дом котогого напготив тюгьмы? Тепегь он живет напготив своего дома!"

На сегодняшний день хватит! Больше у меня психика не выдержит и кой-кого я разделаю как свиную тушу! Пошли по домам! Завтра продолжим.

- Время к обеду! Может сядем, перекусим, и я все вам объясню! -закидывает удочку Авраменко.

- На хрен нам твои объяснения? Из-за вашего склада я веру в человечество потерял!

Процессия, соблюдая субординацию по воинским званиям, а при их равности - по возрасту, в колонну по одному, спускается по лестнице в овощехранилище и следует к выходу, когда из раскрытого дверного проема второго этажа звучит голос прапорщика-завсклада:

- А у меня коньяк есть!

При слове "коньяк", идущие впереди меня Михалыч и Степаныч сначала замедляют шаг, затем вышагивают на месте имитируя, как клоуны в пантомиме, движение вперед.

Уловив слухом, что движение колонны замедлилось и ощутив на своем затылке сверляще-просящие взгляды капитанов, майор оборачивается. Посмотрев в лицо Михалычу майор столбенеет в ужасе. Контуры бледно-зеленого лица не различимы на фоне бледно-зеленого полумрака овощехранилища, и кажется, что шагает на месте не человек, а шапка, шинель, сапоги, сами по себе.

- Служба службой, - думает майор, - но если не вернемся обратно, будет ненавидеть меня Михалыч лютой ненавистью до самой смерти. Вопреки своему желанию Ипатьевич идет коллективу на уступку:

- Ладно! Вернемся и послушаем, что ты нам, козел, пропоешь!

Колонна разворачивается и следует обратно, но при маневре нарушается субординация. Впереди, с удвоенной скоростью (все успевают сделать только шаг, когда он два), следует Михалыч, одержимый жаждой живительного глотка спиртного.

В хвосте процессии, несколько поотстав, движется Степаныч, терзаемый мыслями: "Если сейчас выпью, обязательно потянет к любовнице, а не приду еще и сегодня домой ночевать - окончательный развод!"

Комиссия по железным ступеням лестницы поднимается на второй этаж. Следующий последним, Степаныч, в задумчивости захлопывает железную дверь, слышен щелчок. Это сработал английский замок, и открыть дверь теперь можно только ключом или изнутри, или снаружи. В двери, несколько пониже, отверстие диаметром сантиметра на три, место крепления старого замка (его заменили, а сквозную дыру не заделали).

Как всегда бывает: при сильном закручивании гайки обычно срывает резьбу. С завскладом прапорщиком Михаилом Авраменко происходит истерический припадок в тяжелейшей форме.

- Вы на меня смотрите, как на исчадие АДА! Объел всех, обворовал? Будь проклят тот день, когда я согласился на собачью должность! Начпроду дай, зам по тылу дай, всяким комиссиям, проверкам дай, генералам дай, солдат корми по норме, и чтобы на складе все стыковалось?

Поначалу вроде бы хорошо было, есть самому доход, семье жратву покупать не нужно, а это половина зарплаты. А потом все воруют, а ты стрелочник, воспротивиться не можешь, ибо сам "замазан". Болото засасывает все дальше и дальше. Вякнешь против начальства, тут же все недостатки на тебя повесят и посадят.

Ты, майор, смотрел папку с актами на списание продуктов. На вот посмотри папку другую, с записками полковника и зам по тылу "этому выдай столько-то, другому дай то-то!". С их личными подписями! Посадите их, тварей! Слабо? Легче с прапорщиком расправиться?

А ты, майор, помнишь, как этим летом в пруду утонул подчиненный тебе солдат? В этот же день на вертолете прилетел генерал - заместитель Командующего округом. Ты получил "строгий выговор" за недостаточный инструктаж подчиненных по мерам безопасности на воде, а вполне мог разменять одну большую майорскую звезду на четыре маленькие, капитанские! Откуда же тебе знать, сколько для твоей же пользы, продуктов генералу со склада погрузили прямо в вертолет?

А помните, как Ландер и Хигер совершили автопроисшествие? Сколько тогда продуктов для заминки уголовного дела (чтобы на отличный, лучший в войсках ПВО, полк не повесили чрезвычайное происшествие) вывезли со склада?

А вы забыли герр майор и два герра капитана, как в Казахстане на полигоне брали у меня консервы, чтобы ублажить инструкторов-экзаменаторов и получить оценку повыше?

А сейчас принципиальные, вашу мать? Где же ваша принципиальность, козлы, была тогда? Совесть - это не портянка, захотел намотал, захотел снял!

Начальник политотдела трубит о морали и нравственности, оперуполномоченный КГБ при воинской части о страже на защите государственных интересов, а оба пасутся на складах! Ты, майор, спрашивал, в каких погонах были собаки, утащившие внутренности на прикухонном хозяйстве? Они то и были, в подполковничьих и майорских!

Я уже с этим складом вовсе не человек, месяц назад вешался, соседи из петли меня вынули и откачали! Вот след на шее! Пишите в Акте все, как есть! Сажайте в тюрьму! Мне жить надоело!

Стресс подошел к кульминационной точке, где для выплеска отрицательной энергии недостаточно одних слов, а требуется резкое движение, удар и тому подобное.

В стрессовом состоянии Михаил Авраменко, как гранату Ф-1 при сдаче зачетов по физической подготовке, швыряет находившийся в руках ключ от двери второго этажа в противоположную к двери стену.

Ни боги, ни черти, ни ученые рассчитать и повторить траекторию полета ключа не смогли бы. От стены он рикошетит в боковой стеллаж, ударившись о который отскакивает и планирует метателю за спину к входной запертой двери и через отверстие от старого замка, диаметром три сантиметра вылетает наружу, вне помещения.

Слышится бряцанье падающего ключа по железным ступеням лестницы и зловещая тишина.

Всеобщий шок, медленно переходящий в прострацию. Двухминутная пауза. В пяти головах идет лихорадочное осмысление сложившейся ситуации (вывод у всех абсолютно одинаков) и последствий, из нее вытекающих (выводы абсолютно разные).

ОБЩАЯ ОЦЕНКА СИТУАЦИИ:

- как не стучи, как не кричи, никто не услышит, вверху и по бокам полметра бетона и пять метров грунта;

- караул к складу не подойдет, ибо он вскрыт, а под охрану не сдан, от других объектов на отшибе;

- вызволить из заточения может только солдат-помощник завскладом, ему доверено распоряжаться овощами и у него имеется ключ от овощехранилища, и если его окликнуть, он может найти упавший под лестницу ключ и отпереть дверь второго этажа. Но придет он на склад не ранее 20:00 в воскресенье, то есть, только через 30 часов.

Катастрофа! 30 часов заточения под землей!

ЧАСТНЫЕ ВЫВОДЫ О ПОСЛЕДСТВИЯХ:

У ЗАВСКЛАДОМ:

- Я ведь должен сегодня придти на квартиру к полковнику и доложить обстановку (тоже сцыт. чтобы и его ревизия рикошетом не зацепила, тем более они с Ипатьевичем в конфликте).

Что будет? Звиздец!

У МАЙОРА:

- Завтра у жены день рождения, приедут из Краснодарского Края гости, родственники.

Что будет? Звиздец!

У МИХАЛЫЧА:

Вчера нажрался как свинья, домой меня в час ночи принесли. Сегодня вообще не явлюсь. Что будет? Звиздец!

УСТЕПАНЫЧА:

- Не попаду и в эту ночь домой - жена подумает, что я у любовницы. Окончательный развод?

Что будет? Звиздец!

У МЕНЯ, ПАНЬКОВА:

- В воскресенье собирался с кумом сходить на зимнюю рыбалку, три бутылки в заначке. Такая рыбалка пропала! Звиздец!

Наиболее тяжелые ожидаемые последствия у Степаныча, семья - не шутка, поэтому он и нервничает больше всех:

- Задолби нога ногу! Околеем мы, на хрен, до следующего вечера! На термометре-то плюс шесть градусов!

Степаныч в розетку втыкает вилку какого-то самодельного нагревательного устройства, видно неисправного, так как вследствие замыкания пропадает электроосвещение.

Хор из пяти человек: - Ваа-а-аще! Звиздец!!!

Завсклад на ощупь находит ящик со стеариновыми свечами, зажигает несколько из них и ставит на стол.

Майор наконец выходит из состояния столбняка:

- Авраменко! Это ты нарочно?

В качестве адвоката защиты выступает Степаныч:

- Ты, Леонид Ипатьевич не прав, циркач неделю будет бросать в ту же точку, с тем же усилием и ничего не получится! Чистая случайность!

- Авраменко! Веревки у тебя есть? - спрашивает председатель комиссии.

Есть! Это чтобы привязать крючок, пропустить в отверстие и попытаться подцепить ключ?

- Нет! Чтобы вешаться! Этот, крюк на потолке, чур мой! Садимся и пишем завещания, чтобы похоронили нас в одной обшей могиле! - Возмущается тяжело больной, но сильно возбужденный Михалыч:

- Ни-и-и фи-и-ига! Прорвемся! Голодной смертью уж точно не помрем, а от холода следует греться изнутри! Михаил Григорьевич! Что ты там намедни насчет коньяка вякал?

Прапорщик достает из командирских запасов десяток банок деликатесов, две бутылки коньяка, ложки, солдатские кружки и чашки, в общем, сервирует банкетный стол. Разливает одну бутылку по кружкам.

- Михалычу не наливай! - иронизирует майор, - он не пьет! Я сегодня утром своими ушами слышал, как Михалыч жене клялся, что спиртного в рот до самой смерти не возьмет! Неужели действительно смерть наступает?

Михалыч, хватая кружку:

- Ну уж на фиг! Выпьем за то, чтобы мы все были живы и здоровы!

Он первый залпом и второпях выпивает порцию и лицо его моментально приобретает естественный желто-румяный цвет. Остальные удивляются метаморфозе и быстротечности химической реакции внутри капитанского организма и выпивают молча.

Все жадно закусывают деликатесами. Всеобщее молчание нарушает майор:

- Уму непостижимо! С одной стороны, отличный, лучший в Войсках ПВО полк, выше, чем у других показатели по боевой готовности, боевой подготовке, воинской дисциплине, а с другой стороны службы тыла - такая жопа!

- Ипатьевич! Какая жопа? У других, поверь мне, в десятки раз хуже! - опровергает завсклад.

- Неужели в тыловом управлении Министерства Обороны и далее в верхах такой ситуации не понимают? - удивляется Леонид Ипатьевич.

В разговор встревает воскресший из полумертвых Михалыч:

- А там восседают точно такие, как наш зам по тылу, которые ничего кроме своего кармана не видят, считая, что планета имеет форму чемодана.

К завскладу обращается Степаныч, применяя смесь русского и иностранного украинского языка (у него жена украинка):

- Сидит Михаил Григорьевич и думает:

"Чы впаду я, дрючком пропэртый,

Чы мымо прошпындолыть вин?"

Что в переводе:

"Упаду ли я, копьем пронзенный,

Иль мимо пролетит оно?"

Попомни мои слова, еще через двадцать часов заточения, Леонид Ипатьевич заговорит с тобой словами Лелика из фильма "Бриллиантовая рука": "Усье будэть у полном порядки! Дажи лутше!".

Еще не совсем вышедший из стрессового состояния завекладом:

- Мне все равно: или помирать, или в тюрьму садиться! Вот вам кета холодного копчения! Вот вам коньяк! (разливает по кружкам вторую бутылку). Еще пол-ящика стоит!

Члены комиссии выпивают молча, сочувствуя завскладу в душе. Действительно, собачья должность! Если и украл он, то всего одну двадцатую всего недостающего, а отвечать должен за все сто процентов.

Жадно закусывают морским деликатесом, рыбий жир течет по рукам.

- Перекурим? Авраменко! Где нам руки от рыбьего жира помыть?
В ведрах с водой под стеллажами с сахаром? Вот как жизнь устроена! Пригодилась вода! Придется недостачу сахара из Акта убрать! Счет 9:0.

Майор, а за ним остальные моют и вытирают руки и закуривают.

Слабый свет свечей освещает лишь небольшую часть огромного помещения, как бы образуя магический заколдованный круг.

На дальних стенах, пляшущие тени, повторяя телодвижения пяти человек, множатся по количеству источников света, то есть горящих свечей, перемахивают на стеллажи, исчезают и появляются вновь, сливаются друг с другом в замысловатые фигуры. Картина со стороны, наверное, жуткая и фантастическая.

Кажется, что вскоре появится гоголевский "Вий", укажет перстом в направлении магического, очерченного слабым светом свечей, круга и даст команду призракам растерзать всех пирующих!

Удивительные метаморфозы происходят и внутри магического круга. Всего по двести грамм коньяка на рыло, а как они людей изменили? У майора спал воинственный пыл, подобрело лицо, нижняя губа вернулась на привычное ей место. Михалыч уже с розовым лицом, сверхбодр и весел, пышет здоровьем. Степаныча клонит ко сну, последствия бессонной и бурной y любовницы ночи.

Вот и думай теперь, что для мужчины вреднее, водка иди бабы?

У меня, Панькова, отлегло от сердца: "Ну и фиг с ней, с зимней рыбалкой!".

У завсклада Михаила наполнились содержанием глаза и в них забрезжили искорки надежды: "Авось обойдется?", хотя в целом его душа еще находится в ожидании застенков НКВД.

Кто там говорит: "Водка - зло"? Жизни не знают.

Ипатьевич (докуривая сигарету):

- Хорошей ты нас, Авраменко, рыбой угостил, лет пятнадцать такой не едал! У тебя в морозильнике сколько брикетов мороженой сельди? Восемь? И только четыре состоят из голов и хвостов? Так что и этот недостаток из Акта уберем. Счет 8:0.

- Неужели "процесс пошел", - тешит себя мыслью Авраменко, от которой не токмо душа, но и тело начинает оттаивать. Процесс размораживания (хотя и от нервного стресса) тоже болезненный. Как и при температурном обморожении, кончики пальцев пронзают иголки. Своеобразная боль физическая поглощает остатки боли душевной и это не мешает прапорщику достать из загашника еще два сосуда аналогичных уже выпитым. Он разливает по кружкам третью бутылку коньяка. По сложившейся традиции третью чашу в армейской среде всегда поднимают "за тех, кто в море", а старший по должности, воинскому званию, либо по возрасту должен при этом произнести тост. Пьют стоя.

Михалыч, сияющий и лучезарен, лицо кровь с молоком, грубо нарушает субординацию:

- Встать! Смирно! Господа офицеры! Третью не чокаясь пьем за тех, кого с нами нет! За тех, кто погиб, защищая Родину, за тех, кто в море, походе, на учениях и на боевом дежурстве!

После тоста - минута молчания, затем майор вновь обращается к завскладу:

- Хороший ты парень, Михаил Григорьевич! Махинация с овощами вне компетенции комиссии, она имела место два месяца назад, а мы проверяем, что есть сейчас.

Значит, счет 7:0!

Акты по внутренностям, "супродуктам"! Забери их себе обратно! Съели собаки, значит съели, так тому и быть! Придурок полковник утвердил? Утвердил! Пусть он и отвечает!

Счет 6:0!

Единственное: скажи, Михаил Григорьевич, а что ты будешь делать при прокурорской проверке? Как погасишь недостачи по крупам, консервам, сухим пайкам? Если собираешься за счет солдатских желудков, то я, как боевой офицер, не позволю тебе это сделать ни при каких обстоятельствах!

- Леонид Ипатьевич! Можешь не верить, к прокурорской проверке я все недостачи покрою, и за счет государства.

Послезавтра при нашей части начинаются трехнедельные сборы офицеров запаса. Планируется 250 человек, столько и поставим на довольствие. В выходные дни они отпущены домой, а по бумагам питаются в столовой. 250 человек умножить на шесть выходных дней равно полторы тысячи дневных нормы, или "сутодачи".

В будние дни обучающихся будет на сотню меньше, чем планировалось, то есть еще полторы тысячи. Всего три тысячи сутодач!

Не только все недостачи погасим, но получится излишек продуктов, которые пустим на улучшение питания солдат.

Командир полка в курсе всего, все согласовано! Просто у нас ранее такой возможности не было!

Растаяв окончательно и расчувствовавшись, Авраменко реквизирует из командирских стратегических запасов еще три бутылки коньяка, а последнюю из четырех предыдущих распределяет по кружкам.

Руки у всех тянутся к посуде, но этот порыв гасит Леонид Ипатьевич:

- Хальт! Стоп! Как говорил известный русский националист Рабинович: "Человек по латыни "Хомо Сапиенс", что в переводе "существо мыслящее"!".

Так давайте, на фиг, помыслим! Вызволят нас отсюда не ранее 20:00 завтрашнего дня, воскресенья (по всей видимости). Ежу понятно, что мясо и рыбу взвешивать мы не будем! Однако все равно в понедельник Акт ревизии должен быть на столе у командира полка! Так? Так! И он там будет, я второе взыскание получать не намерен!

Провокационный вопрос: способны ли мы будем составить Акт после своего освобождения, в ночь с воскресенья на понедельник? Всем ежам в мире вместе взятым понятно - нет!

Значит, Акт необходимо составлять прямо сейчас, ни минуты не откладывая, пока мозги спиртным не затуманились!

Михалыч! У тебя самый хороший почерк и самый бодрый внешний вид (лицо уже ярко-пунцовое)!

Бери у меня из папки листы, копирку и сразу в трех экземплярах пиши, я буду диктовать.

Авраменко! Зажги еще десяток свечей, чтобы было светло как в колонном зале Дома Советов!

Какая это стерва попалась Степанычу? За одну ночь высосала все соки? Степаныч! Не спи! Паньков! Надыбни его по затылку!

- Я все слышу и буду отвечать на вопросы, - бурчит Степаныч, не поднимая головы, - просто мне так удобнее!

- Итак, Михалыч, пиши:

Утверждаю..., полковник... . место для подписи..., дата...! Каким числом? Конечно, понедельником! Акт ревизии продовольственного склада..., номер..., оставь место. Город Рязань.

Комиссия в составе..., с участием отчетного лица начальника склада прапорщика Авраменко М.Г.

В период... Как какой? С понедельника по понедельник! Числа забыл? А год-то ты хоть помнишь? Ладно! Пиши дальше!

Проверила порядок хранения и наличие продуктов, их соответствие учетным данным... Продовольственный склад в удовлетворительном состоянии, хранение продуктов соответствует требованиям руководящих документов, но:.....

1. Ржавый топор для разделки мяса (Ха-ха-ха! Дешево и сердито!).

Товарищ прапорщик! Какие у вас имеются еще недостатки по хранению продуктов? В отработке документа майор бессознательно переходит на официальный тон.

- Да вот... крыс много, потравить их надо...!

- Пиши Михалыч! Пункт два.

Требуется... ? Как же это одним научным словом называется? Ну..., процесс уничтожения грызунов?

Дегазация? Дезактивация? Дезинфекция? Дезинсекция? Не то!

Ладно, Михалыч, оставь место! Кто вспомнит, тому призовая кружка коньяка! Поехали дальше!

Количество продуктов на складе в основном соответствует учетным данным (показанным в Приложении к акту Љ1), однако выявлены недостачи...

Что мы там на трезвую голову накопали? Майор достает из папки бумажку с краткими записями:

- По махинации с овощами и разговору нет. Информация конфиденциальная и совершенно секретная, тем более, я догадываюсь, кому ушли деньги! Этот пункт не включаем и голосовать не будем.

Какое мнение у членов комиссии по поводу селедки без туловищ? Есть мнение в Акт не включать! Кто за?

(Майор, Михалыч и я, Паньков, поднимаем руки, а Степаныч, не поднимая со стола головы соглашается на украинском: "А як жэ ж!")

- По внутренностям, то бишь, "супродуктам"? Не включать? Кто за? (все голосуют руками, Степаныч соглашается: "А в жэ ж!"). Но ты все-таки тот акт, где "при вскрытии быка внутренностей не оказалось" - переделай!

- По влажности и недостаче сахара? Не включать? Кто за? (опять три члена комиссии голосуют руками, а Степаныч: "А як жэ ж воно можэ буты инакшэ?

- Степаныч! Брось, на хрен, паясничать! Решаем серьезные конкретные вопросы! Ты из себя хохла не корчи, не получится! Нахватался отдельных фраз у жены. Я же, в отличие от тебя, украинский язык постиг в совершенстве. Родился и вырос на Кубани, в станице, населенной потомками запорожских казаков (их туда Екатерина Вторая переселила). Удивительное дело: по паспортам все русские; между собой разговаривают на чистейшем украинском; украинцев обзывают "хохлами", русских из средней полосы "кацапами", себя считают не принадлежащими ни к тем, ни к другим, а "казаками". Выходит, что я по национальности тоже "казак".

Ладно! Давай налитое выпьем, не то выдохнется, либо прокиснет!

Э-эх! Кря! Жизнь все-таки хорошая штука! Такая знатная компания у нас подобралась! Паньков, Михалыч, Степаныч, ну а Михаил Григорьевич - орел! Ты только не падай духом, а падай брюхом! Между прочим, пророчество Степаныча сбылось (экстрасенс хренов!). Я тебе говорю: "Усье будэть у полном порядки! Даже лутшэ!". Ладно, отвлеклись. Продолжаем составление Акта ревизии. Сосредоточились! Михалыч! Положи колбасу! Не делай из еды культа!

Ставлю на голосование:

- Будем ли считать, что во время несения боевого дежурства мы обжирались осетрами, сервелатом и паштетами? Кто за? Принято единогласно! (Майор не замечает, что в голосовании не участвует спящий Степаныч).

Будем ли считать, что в поле, при заготовке картофеля в соседнем колхозе, самогон мы закусывали крабами, черной икрой и ананасами? Кто за? Принято единогласно!

Будем ли считать, что мыши прогрызли железные консервные банки в составе сухих пайков и выели оттуда все содержимое? Чего, на хрен, мудрить? Акт на сей счет утвержден командиром полка. Раз полковник считает такое возможным, так чего нам сомневаться?

Не нам, господа, подражать Плинию,

Наше дело выравнивать линию!

Кто за? Принято единогласно! (Степаныч, не замеченный, как спал, так и спит).

Наконец насчет командирского запаса неучтенных деликатесов! Мы его и так ополовинили, а к концу нашего заточения он может вообще исчезнуть. Зачем же включать в Акт? Кто за? Принято единогласно!

Это что же в общем итоге? Получается, недостачи нет, счет 0:0? Какую только фигню не сморозишь на трезвую голову?

Для пущей достоверности документа, Михалыч, пиши:

Недостачи:

1. Чай индийский, первый сорт, в упаковке по 50 грамм - три пачки.

2. Лист лавровый - пять пачек.

3. Соль поваренная - семь килограмм.

Ставим подписи во всех трех экземплярах! Паньков! Долбани по хребту спящего Степаныча! Я и не заметил, что он не голосовал!

Мой толчок прерывает кошмарнейший сон. Степанычу снится... Идет он впереди ротной колонны... Слышит сзади писк... Оборачивается... Глядь! У всех сзади идущих в строю все, как полагается по уставу: шинели, шапки, сапоги, ремни, у офицеров и прапорщиков портупеи, но только вместо человеческих голов - крысиные. Капитан убегает со всех сил, ноги подкашиваются, бешено колотится сердце, вырываясь из грудной клетки, но человекокрысы все же его настигают. Степаныч от толчка вскакивает и орет спросонья во всю глотку:

- Вспомнил! Вспомнил! Называется "Дератизация!"

Михалыч вписывает последнее недостающее слово и Акт готов. Все сердечно поздравляют друг друга с торжеством, наливают очередную порцию коньяка, а Степанычу призовую кружку 0,3 литра за угаданное слово, выпив которую Степаныч больше не спит. Упадок сил восстановлен.

Итак, после пятой, хотел сказать рюмки, правильнее кружки, изолированная поневоле от внешнего мира компания на продовольтвенном складе, открывает эру песнопения. Для характеристики коллективного мышления показателен перечень мелодий полуторачасового душевно-щипательного концерта.

Далее открывается дискотека. Я, прапорщик Паньков, в роли как Ди Джея, так и оркестра, лично исполняю любые музыкальные мелодии посредством двух половников на большой кастрюле. Сначала ярые славянофилы Михалыч и Степаныч танцуют Цыганочку с выходом. Затем, пустившись в присядку, стремятся перещеголять друг друга в русском переплясе.

Вот где раскрывается в полной мере русская удаль и русская душа!

При плюс шести градусах всем жарко.

Танцоры, задыхаясь в изнеможении, садятся за стол, уступая место другим.

Как более утонченные натуры, завскладом и майор исполняют два тура вальса, затем заказывают Аргентинское танго.

Это было что-то бесподобное!

К звучанию моих, прапорщика Панькова, литавр и барабана подключаются скрипка (Михалыч напильником по согнутой двуручной пиле) и ксилофон (Степаныч молотком по батарее пустых бутылок).

Э-э-эх, жаль! Видели бы вы "Па" и "Антроша", исполняемые майором и завскладом, при сиянии свечей среди стеллажей с мукой, крупами и консервами!

Вдруг слышится грохот вскрываемой в овощехранилище входной двери.

Это жена Леонида Ипатьевича, женщина с прибамбасами, в поисках пропавшего мужа подняла весь полк на ноги.

Любознательный солдат - помощник завскладом группу поиска проинформировал:

- На склад зашли, а оттуда не выходили, на снегу перед входом следов нет!

Пока ведется поиск упавшего ключа от двери на второй этаж, пирующие удивляются:

- Неужели 30 часов прошло? Нет, еще суббота 22:00! Сожалеют горько, что не дано судьбой им провести взаперти еще почти сутки, ведь такая компания подобралась! Торопливо разливают и выпивают еще по кружке коньяка. Целуются на прощанье, особенно майор с завскладом.

Авраменко выдает из командирских запасов каждому члену комиссии по бутылке коньяка и две банки тушенки с собой. Так что, окончательный счет 4:0 в его пользу!

Остались довольными абсолютно все:

- майор: выполненной миссией (кстати, в понедельник полковник ему строгий выговор снял, а объявил благодарность);

- завскладом: тем, что все для него так благополучно завершилось;

- жена Степаныча: тем, что муж в эту ночь спал дома;

- жена Михалыча: тем, что муж вернулся домой не в 3 часа ночи, а в 22:00, при том своим ходом;

я, Паньков: тем, что в воскресенье сходил с кумом на зимнюю рыбалку;

- командир полка содержанием АКТА (несмотря на разграбление комиссией стратегического запаса, запас дело наживное).

Полковник, в отличие от других, понимал, что прокуроры тоже люди, им тоже нужны продукты питания.

Он был опытным человеком, что ни говори!

А прокуроры? Во всех других службах выявили много недостач. Была куча неприятностей.

А вот на продовольственном складе служители Фемиды обнаружили недостачу двух пачек чая и трех пачек лаврового листа.

На жизнь надо смотреть проще!

ЗАСНДАНИЕ Љ12

Не хочу я жить в Рязани,

Всюду копыть, грязь да пыль.

Делай милый обрезанье

И поедим в Израиль.

Рязанская частушка

20.20. Вечереет. Подул прохладный ветерок. По всем каналам громкоговорящей связи объявляется сигнал "Отбой учению". Офицеры и прапорщики собирают свой нехитрый скарб - тревожные чемоданы, противогазы и химкомплекты Л-1, пистолеты, патроны и совсем в массовом количестве собираются в курилке.

В ожидании своего УАЗа там появляется такая ключевая в полку фигура, как начальник штаба. К нему обращается начальник химслужбы:

- Когда разбор учений с наказанием невиновных и поощрением неучаствующих? Меня там не наградят за усердие? Какие орденом?

- Разве что орденом святого Тибукентия! Встревает, необдуманно, Остряк с фингалом:

- За всю Великую Отечественную наградили всего двух химиков, и то посмертно. Один окачурился от радости, другого растоптала толпа рванувших за получением орденов политработников.

- Откуда у тебя фингал? Если скажешь: "На кирку наступил" - то у нее ручка коротка!

Догадываюсь, шальной летучий кулак, и все за твои подначки! (в способности анализировать подполковнику нет равных).

К тому же, от тебя спиртом разит! Придется наказать! Э-э-э! Да тут от всех без исключения запашок имеется! Всех скопом не наказывают. Тем более, что обнаружил я уже по окончании учения. Можно сказать, во внеслужебное время, хотя и на объекте.

Закон требует выявить и наказать организатора или инициатора безобразия. Наверное, медик свое звание обмывал? Ты мне-то хоть стакан оставил? Держи карман шире, оставят они - как же, колбаса на шее у собаки долго не провисит!

Солдаты уходят в казарму рядом. Подходит автобус для доставки офицеров и прапорщиков в военный городок. Возникает непредвиденное обстоятельство. Командиру полка приходит указание: "В связи с негласным солдатским праздником (сто дней до приказа), с целью предотвращения эксцессов "дедовщины" оставить на ночь в казарме по одному офицеру".

Полковник отдает аналогичное указание командирам дивизионов, а на командном пункте, как в отдельно расположенном подразделении, велит оставить двоих (очевидно, руководствуясь народной мудростью: "Лучше переесть, чем недоспать").

Выходит заминка, после шести дневного отрыва от семьи желающих нет, а назначить у начальника КП рука не поднимается.

Происходит диалог двух капитанов:

- Михалыч! Может останемся? Завтра в понедельник строевой смотр, потом командирские занятия. А здесь...

Солдаты задолбались настолько, что спят на ходу. Какая там "дедовщина"? Им бы только до кроватей дотянуться! Плюс ко всему у меня в сейфе бутылочка имеется!

- Да Степаныч! А еще ж сегодня и жен трахать придется? Ну уж нет! Останемся!

Добровольцы остаются, остальные автобусом убывают в военный городок. Настроение у всех веселое, оттого и разговоры об отдыхе, рыбалке, рыбаках и рыбке.

Сказание о рыбаках и рыбке

Рыбаки лавыли рыбу,

А пиймалы рака,

Цилый дэнь Ванны шукалы,

Дэ у рака срака.

Украинская притча

Рыбаком всех времен и народов, в автобусе, единодушно был признан Иван Денисович, ставший к тому времени генералом, командиром корпуса (маршал из самого первого рассказа, - ну... у которого папаху стащили... вспомнили? - свое обещание сдержал.

После выполнения полками корпуса боевых стрельб, Иван Денисович поехал рыбалить на озеро Балхаш, прихватив с собой снасти и как дополнение к ним двух солидных полковников - начальника разведки и начальника метеорологической службы, которые предсказали распрекрасную погоду, руководствуясь данными местных метеостанций.

При погрузке снастей в катер, пасший рядом овец казах заявил генералу:

- Нэ хади, начальнык, шторм будет, шайтан гулять будет!

Посмеялись полковники над дремучестью старика, на небе ни тучки, метеосводки хорошие и экипаж отчалил. Через метров триста налетел ветер, поднялась волна, катер опрокинуло, рыбаки чуть не утонули, добираясь до берега вплавь.

Ликвидацию (к счастью оставленных на берегу) спиртных и съестных припасов мокрые рыбаки производили у костра в кошаре чабана. Выпили порядочно, в том числе и казах.

Иван Денисович спрашивает:

- Старик! А как ты определил, что шторм будет?

- А я смотрю - у барана яйца потеют - значит шайтан гулять будет, - лукаво ответил чабан.

- Аксакал! Тогда я тебе оставлю моих двух баранов, - указывает пальцем на полковников, - будешь смотреть на их яйца, определять погоду и докладывать мне!

- Зачем мне такие бараны, они много жрут пьют и курят!

Рыбка всех времен и народов определилась в двух вариантах:

Вариант Љ1

Самым знаменитым рыбаком в полку был начальник службы горюче-смазочных материалов, сорокалетний капитан Константин Иванович. Зимой командир полка выделил автомобиль для доставки рыбаков-любителей к месту подледного лова. Его выезд планировался в 10:00, потом переиначили на 8:00, предупредили всех, кроме Константина Ивановича.

Когда капитан, протопавший шесть километров пешком в теплой одежде при двадцатиградусном морозе, с рыбацким ящиком на плече, подошел к однополчанам, то у каждой лунки на пруду близ деревни Романцево было уже по десятку окуньков.

Схватив ледобур, он принялся бурить лунку, дошел до рукоятки, а воды так и не было - попалась промерзшая до дна отмель. Не перекуривая, начальник ГСМ метнулся вдоль берега в противоположную сторону. Там тоже попалась отмель, после льда из-под ледобура пошла земля. Наконец Константин Иванович вышел на самую середину с четырехметровой глубиной. После льда пошла щепа. Надо же было такому случиться? В этом месте оказался утопленный ствол дерева!

Сорокалетний мужчина сел и заплакал самым настоящим образом, бурить дальше не было сил.

Кто-то из тех рыбаков, у которых основная страсть бутылка, а не рыба, уступил капитану свою лунку и тот за час обогнал по количеству улова всех остальных. Мастерство восторжествовало и Константин Иванович расслабился. Вскоре началось то, что важнее самой рыбалки - общение, в круг снесли снедь, выпивку, последней, как всегда оказывается, мало, послали ходока в деревню в магазин. Тот выпивку купил, а еще его заинтересовал необычной величины экземпляр мороженой камбалы. Его посланец купил для того, чтобы поспорить с рыбаками, а потом показать. Застолье на льду продолжалось. Константин Иванович пошел к лунке и вытащил еще пяток окуней и задремал.

Тогда шутник подкрался, незаметно вытащил леску и подцепил на крючок мороженую камбалу. Так как морской гигант в отверстие не влезал, то он скрутил рыбу в трубку и кое-как пропихнул ее под лед.

Проснувшись, Константин Иванович дернул удочку и увидел пасть огромной рыбы, в лунку не пролазившей. Орудуя ломиком как отбойным молотком, капитан расширил отверстие в два раза (откуда только силы взялись) и долго стоял в шоке разглядывая диковинную рыбу с двумя глазами на одной стороне.

Вариант Љ2

Историю рассказал пропагандист полка, недавно прибывший с Дальнего Востока, избиравшийся ранее депутатом Верховного Совета СССР.

Накануне выборов в дальневосточную область пришла разнарядка выдвинуть кандидатами:

1. Офицера среднего звена, политработника;

2. Представителя малочисленных народов.

В докладе Генерального секретаря должно было прозвучать: "В Верховном Совете представители ста национальностей", а наскребли к - 99 (в Советские времена кого выдвинули, того и избрали). По первой кандидатуре жребий пал на повествующего майора, а вот со второй вышел конфуз. Подали предварительно фамилию аборигена Кильманды, которого необъективный журналист восхвалил в областной газете (мол он передовой, образованный). Слетали к таежному селению в 150 километрах и все оказалось не так. Вместо 10 классов (как писал журналист) он в детстве закончил только два, дальше деревни, где начальная школа - не бывал. За неимением другого кандидата, его оставили в списке для голосования (баллотироваться абориген согласился).

В Москву на сессию Кильманды ехать отказался, мотивируя тем, что ему нужно на зиму рыбу заготавливать.

Майора вызвал сам секретарь обкома:

- Итак, майор, тебе партийное задание! Первое - уговорить Кильманды поехать на сессию;

- второе - опекать его, как мать родная, он человек дикий.

Не справишься - положишь партбилет на стол и тебя уволят из армии, несмотря на депутатство.

Своему родственнику Командующему округом я уж позвоню! Эмиссары (майор и обкомовский работник) вылетели на вертолете к таежному селению на берегу притока Амура. Майор был ближе к народным массам и поэтому прихватил ящик водки. После дружеского возлияния Кильманды согласился ехать в Москву, узрев в майоре друга и поверив, что в столице тьма огненной воды. Первая часть задания была выполнена, но только наполовину. В железную птицу таежный житель садиться отказался, а решил в областной центр идти пешком. Оставлять его одного было рискованно, он мог передумать, или в дороге что-нибудь случится, поэтому вертолет улетел, а эмиссары остались.

Через 6 суток и два часа к обкому вышла странная группа: впереди в кожаных одеждах бодро вышагивал абориген; сзади уныло плелись два оборванца в лохмотьях, последствиях движения по тайге и ночевок у костров. Партфункционер слег с двусторонним воспалением легких, майор оказался покрепче, а может быть, чаще подкреплялся огненной водой.

Кильманды отмыли, постригли, побрили, переодели в шикарные европейские одежды. Единственная закавыка. Суровая таежная жизнь приучила соплеменников аборигена постоянно ходить с котомкой, в которой: охотничий нож, рыболовная снасть, спички, соль, котелок для кипячения воды, рыба, временами чай. Странно гляделся депутат Верховного Совета в шикарном костюме, шляпе и с котомкой за спиной. Ему купили дипломат и уговорили носить котомку в нем. Он приспособился к этому и ходил с дипломатом даже в туалет. Банально загромождать рассказ описанием как дикий человек воспринял плоды цивилизации.

Приближалась сессия и все депутаты. Дальнего Востока сосредотачивались в Хабаровске, чтобы оттуда единой командой вылететь в Москву.

До Хабаровска на поезде доехали без приключений, но уже на вокзале майор совершил непростительную ошибку. Офицер завел аборигена в специальный депутатский зал, усадил в кресло, строго настрого приказал никуда не отлучаться, а сам пошел звонить, чтобы к вокзалу выслали машину.

Когда вернулся, то Кильманды не обнаружил. Поиски по вокзалу результатов не дали. Лишь после пятого объявления:

"Депутат Верховного Совета Кильманды! Подойдите к справочному бюро!" - прибежал сержант милиции с отвисшей челюстью, трясущимися руками, ногами и квадратными глазами.

Вы ищите депутата Кильманды? Он у нас в линейном отделении милиции.

Рассказ сержанта

Иду, понимаешь, патрулирую. Вдруг вижу - какая-то бля... ща развела в палисаднике костер и котелок прилаживает. Я ему: "Ты что же это, сучий потрох, делаешь?" А он мне: "Чай! Начальник, угощайся!" Я, как у нас заведено, по шеями, за шиворот и пинками в отделение. Дежурный проверил документы, а он депутат Верховного Совета. Ой! Товарищ майор, помогите, чтобы меня в тюрьму не посадили!

В Москве, на первое заседание Верховного Совета Кильманды поперся с котомкой в дипломате. В зал заседаний его с вещаим не пустили, заставили сдать в камеру хранения.

Во время заседаний Кильманды вел себя спокойно (в основном, спал), при толчке в бок голосовал - поднимал вместе со всеми удостоверение.

В перерывах аборигену понравились буфеты с черной икрой и всякой всячиной. На какое-то время майор потерял бдительность, заболтался со знакомым.

В этот момент Кильманды захотелось собственной рыбки, находящейся в котомке. Технология приготовления деликатеса была следующей: живую рыбу без соли на месяц закапывали в глину, затем высушивали на солнце. Особенностью был запах, который за сто метров все, что имело ноздри, валил наповал (кроме аборигенов). Кильманды взял в камере хранения дипломат, вынул котомку, достал рыбу зашел в один из буфетов и начал ее чистить. Посетители выскочили в коридор через 7 секунд, продавцы через 15. Еще два перерыва буфет был закрыт по техническим причинам.

(После этого майор переиначил фамилию коллеги, не иначе как "От манды киль").

- Кстати о рыбалке, - подхватывает эстафету капитан Зарубин, бывший авиаспециалист. - Служил я в авиагарнизоне среди болот Западной Сибири. На речушке в пяти верстах от военного городка шел на нерест таймень и туда понесло двух капитанов и майора. Было прохладно и нарядились они в комбинезоны. Рыбачат, значит, рыбачат, сзади каждого по куче рыбы, не унесешь. Вдруг слышит майор сопит сзади кто-то. Оборачивается, глядь, огромный медведище в спину дышит. Летчик с испугу прыг в ледяную воду. Вынырнул, а косолапый рядом стоит и хрясь его лапой по башке. Так и пошло: человек вынырнет, а Топтыгин его снова под воду. В общем притопил офицера. Нахлебавшись воды майор потерял сознание и его унесло течение. Надо сказать, он легко отделался. Метров через двести утопленник зацепился за корягу, пришел в себя и выполз на берег.

С началом экзекуции капитаны дали стрекача, первый залез под дряхлую деревянную перевернутую вверх дном лодку, второй со скоростью сорока километров в час рванул в направлении военного городка.

Не сумев опрокинуть лодку Михаил Потапыч ударил в сердцах лапой по днищу, пробил его и повредил офицеру позвоночник.

Удирающий оглянулся и понял, что попытка спастись бегством тщетна. Зверь уже покрыл половину расстояния. Беглец пошел на хитрость: натянул ушанку, поднял воротник комбинезона, втянул голову, руки спрятал в карманы, лег на живот в ложбинке, притворившись мертвым. Косолапый несколько минут перекатывал сбоку набок недвижимое тело, присыпал его сухими ветками, положил сверху трухлявый пень, помочился и ушел восвояси. Несмотря на плотный меховой комбинезон на теле капитана оказалось множество ран от медвежьих когтей.

Вывод: идешь на рыбалку - бери ружье!

- Абсолютно противоположный случай! - возражает майор Макеев. В лейтенантские годы служил в Подмосковье. Затемно двинули на ближайший пруд, а один старлей прихватил двустволку. Только клев пошел, как этот дундук "Ба-бах" по уткам и всю рыбу распугал. Решили перебазироваться на водоем по другую сторону шоссе. Вышли на обочину дороги и... мама родная! Мотоциклисты, десятки лимузинов, правительственный кортеж, в общем.

У старлея ружье в положении изготовки к стрельбе. Он разинул рот, поворотом головы отслеживает движение машин, непроизвольно разворачивается корпус с двухстволкой. Боковой мотоциклист сопровождения на ходу вынимает пистолет, бац и пуля в лобешнике владельца оружия.

Немного спустя подъехала милиция, работники КГБ. Последние затеяли следствие - не было ли у офицера замыслов покушения на Генерального секретаря.

Пассажиры автобуса слушали рыбацкие истории,-

Пока автобус не прибыл в военный городок!

Зверски-наивно мыслил я, прапорщик Паньков, считая, что:

- на этом один из вечеров на хуторе близ Рязани завершен;

- данный диалог и рассказ последние.

Только принял душ, пересчитал детей не успел даже выпи рюмку и погладить жену пониже талии, как меня вызвали к штабу. Пришлось снова вернуться на командный пункт. Подчиненного ефрейтора с приступом аппендицита увезли в госпиталь, нести боевое дежурство на дизельном хозяйстве кроме меня, оказалось некому. Перед убытием подошел начальник политотдела. полка:

- Товарищ прапорщик! Приедете на КП, передайте, пожалуйста капитану... Михалычу, чтобы он завтра утром вместо меня прочитал, солдатам; лекцию "О вреде пьянства".

Прибыл я на КП, спустился в подземелье, зашел в дизельную, но...

Это уже тема для другого повествования!

ЧАСТЬ 2.

СИМПОЗИУМ В ДИЗЕЛЬНОЙ.

Командир полка посылает дежурного

узнать, чем занимаются офицеры и что

говорят.

- Пьют, говорят о пьянке!

- Хорошо, только начали пить!

Через час.

- Пьют, рассказывают анекдоты!

- Нормально!

Через два часа.

- Пьют, говорят о женщинах!

- Обычное дело!

Через три часа.

- Пьют, песни поют и танцуют!

- На подпитии!

Через четыре чеса.

- Пьют, а говорят о службе!

- Пойди и разгони их к чертовой матери!

У жрались окончательно!

(Анекдот).

Это как теорема Пифагора, у всех русских мужиков, независимо от их возраста и социального статуса, пьянки проходят именно по такому сценарию.

У читателя может сложиться впечатление, что полк состоит из одних пропойц и алкоголиков.

Это далеко не так, процент пьющих не более, чем среди инженеров, милиционеров, врачей, космонавтов, Министров, Членов Политбюро. Остальные обыкновенные русские люди выпивают редко, но исходя из превратностей военной судьбы - метко.

Жизнь военного - вечная дорога. Скитается его семья по маленьким военным городкам и гарнизонам и:

- либо остается навсегда в последнем, тогда через десятилетие-два появляется на близлежащем сельском кладбище могила с надписью: "Здесь лежит офицер...";

- либо переезжает в какой-нибудь город, где есть возможность получить или купить квартиру, и тогда...

после значительных расходов на обустройство на новом месте, офицер начинает жизнь с ноля, подобно выпускнику средней школы.

В любом случае, он обществом не востребован, никому не нужен, пенсии для содержания семьи не хватает. И тогда подполковник, майор идет работать сторожем, вахтером, но это уже жизнь после смерти (моральной).

Спросите у офицерских детей, где у них Родина? Родился там, в первый класс пошел в другом месте, закончил школу в пятом.

Пенсия для офицера, не просто пенсия, а компенсация за жизнь собачью во время службы (два переезда равны одному пожару). Она является также авансом на обустройство в новой жизни и для этого явно недостаточна.

Совсем не зря военные люди на пенсию уходят в 45 лет. В древности была пытка: над головой на конском волосе привязывался меч и человек через пару дней сходил с ума.

В клетках две группы крыс кормили одинаково, но возле одной держали кота. Там длительность жизни грызунов была в два раза короче.

Если пьянка у русских (в отличие от других народов) есть общение душ, то в военной среде она еще и лекарство "чтобы крыша не поехала".

ГЛАВА 1. АВИАШОУ.

Где начинается авиация,

там заканчивается порядок.

Военный афоризм.

Диалог Љ1

Люди впускают в свои уста врага,

который похищает их ум.

Шекспир

22:30. Уложив личный состав. Убедившись, что при общей усталости вряд ли кто поднимется даже в туалет, в дизельной появились два капитана-добровольца (помните по предыдущей главе) Михалыч и Степаныч, с бутылкой спирта, что эквивалентно 2,5 бутылки водки. На двоих (я не употреблял, на боевом дежурстве категорически нельзя) объем спиртного внушительный.

Михалыч принимает придурочно-официальный вид и производит обыск дизельной, комментируя свои действия:

- Прибыла ревизия! Стаканы есть? Есть! Значит дизеля у тебя по самому главному параметру боеготовы. А что из съестного имеется?

Так! Дистиллированная вода для аккумуляторов, сойдет заместо пепси-колы спирт запивать. Кислота нам не нужна, кусочек сала - хорошо, но недостаточно! А это что за кирпич? Говоришь, буханка черного хлеба двухмесячной давности, которую и топором не разрубишь? Дай-ка ножовку по металлу!

При помощи ножовки Михалыч тщательно распиливает на кусочки то, что два месяца назад было хлебом.

- Вот видишь, Паньков! Учись, пока я жив! Наливай Степаныч! Э-э-эх! Кря! Себя-то не обидел, налил больше?

- Да ты что! - возмущается Степаныч! Я честный!

- Ха-ха-ха! Честный? Не твоя ли жена перед учением приходила на прием к командиру с вопросом, мол, когда в конце концов полк будет выполнять взятые социалистические обязательства? Из-за вас мой муж третий месяц подряд приносит домой ползарплаты!

- Чья бы мычала, а чья бы молчала, - парирует Степаныч, - а как ты отправлял свою жену к матери? Посадил в самолет, вернулся в военный городок и не заходя домой к любовнице. Та часа через два попросила вынести мусор. Ты мусор высыпал, но машинально пришел к дверям своей квартиры, а навстречу жена... Оказывается, из-за непогоды самолет сразу после взлета посадили обратно на аэродром. А ты... В чужом спортивном костюме, с чужим мусорным ведром и, как оказалось минут десять спустя, в чужих женских трусах! Ой! Какой скандалище был!

- Мой скандал твоему и в подметки не годится! - возражает Михалыч, - Помнишь, как мы во второе воскресенье апреля отмечали День Войск ПВО? На природе, у костра, до двух часов ночи? Тогда все так ужрались, что уснули до утра, а ты, как верный муж, поперся домой, но в кромешной темноте и спьяну подъезд перепутал. Толкнул дверь, она открылась. Тихонько, чтобы жена не услышала, разделся догола и под холодный душ для протрезвления.

Женщина, муж у которой был в командировке (а дети забыли закрыть входную дверь), услыхав шум воды заглянула в ванную.

- Это кто такой? - завопила она, увидев со спины голого мужика.

Ты, Степаныч, лысая твоя голова, ничего лучшего не придумал, как стремглав выбежать из чужой квартиры, не захватив даже трусов.

Жена тебя целый час домой не пускала: "Где был в голом виде, туда и уходи!". Сбежались соседи! Скандал в кубе!

- Щось Вы, дядьку, звиздытэ! Рассказ недостоверен - я не лысый, я плешивый! В остальном все правильно, так и было.

Кстати, лысина - это превращение головы в задницу, сначала по форме, а потом и по содержанию.

Небывалым склерозом славился начальник политотдела нашего корпуса. Его, полковника в 55 лет, перевели из военного отдела ЦК КПСС в Войска, чтобы он штаны с лампасами получил. В штабе корпуса генерал постоянно путал туалеты. Зайдет, бывало, в женский, справляет мелкую нужду, бабы вылетают оттуда как шампанское из бутылки. А он недоуменно орет:

- Дежурный! Почему опять бабы в мужском туалете?

Однажды генерал перепутал этаж и зашел в кабинет подполковника, увидев на столе газету стал ее внимательно читать. Минут через пятнадцать, узрев стоящего навытяжку владельца кабинета спросил:

- А Вы ко мне, собственно говоря, по какому поводу пришли?

Предпоследняя стадия склероза!

- Между первой и второй промежуточек небольшой! Наливай! Э-э-эх! Кря!

- Ну и пить же ты здоров! - подмечает Михалыч, - спирт водой не запил!

- Куда мне! У нас в полку три чемпиона по питию.

ПО ЧАСТОТЕ - начпрод. Тот при себе носит фляжку с коньяком, принимает раз в полчаса грамм по пятьдесят (в день свыше литра). Всем демонстрирует рецепт врача, прописавшего ввиду пониженного давления принимать по 15-20 грамм перед приемом пищи.

ПО КОЛИЧЕСТВУ - прапорщик Ермак. Тот на спор выпивает бутылку спирта. Он открывает две банки тушенки, спирт выливает в большую кружку. Съедает неспеша одну банку, выпивает медленно посасывая и смакуя спирт, заедает второй банкой. Потом его, конечно, развозит, но без последствий.

Я живу на втором этаже, а он в соседнем подъезде на первом. Как-то раз в воскресенье выношу ведро с мусором, глядь: на первом этаже из раскрытого на кухне окна красная рожа Бориса Николаевича торчит, которая мне и говорит:

- Степаныч! Зайди, помочь надо!

Захожу. На столе полупустая трехлитровая банка самогона, два майора спят мордами в салате "Оливье".

- Помоги! Не с кем банку допить!

Ермак себе стакан и мне стакан. А самогон зверский - первач. Не успели закусить, он по второму.

- , нет, - думаю, - нужно убегать, иначе буду спать мордой в винегрете!

Бегом в коридор, одеваю ботинки, а этот изверг еще по стакану на посошок!

Держась за стеночку еле добрался домой, а жена мне и говорит:

- Как можно было за шесть минут и тридцать секунда так ужраться?

Главное, ведро с мусором принес обратно.

ПО ШИКУ ПИТИЯ - капитан Великанов. Тот пьет практически раз в месяц, 13-го числа, в день получки (или как у нас его называют - День Ракетчика).

В одно и то же время в этот день посетители самого лучшего в Рязани ресторана наблюдают картину:

На центр зала выплывает официант с подносом, на котором три полных стакана водки и ломтик черного хлеба, и метрдотель.

Последний церковно-шаляпинским голосом объявляет:

- Дамы и Господа! Гвардии капитан Великанов! Зенитные ракетные войска;

- Из подсобки выходит и движется отменным строевым шагом через весь зал "шибздик" в парадной форме одежды при орденах и регалиях;

- Остановившись в центре зала, капитан раскланивается на четыре стороны, выпивает один за одним три стакана водки, занюхивает хлебом, снова отвешивает поклоны на четыре стороны и таким же показательным строевым шагом удаляется.

Со временем публика стала валить в ресторан к таким моментам как на спектакль в театре.

- Степаныч! А может вместо водки вода?

- Нет, проверяли. По закону воздушно-десантных войск, получив деньги за очередной прыжок с парашютом, десантник обязан их тут же пропить, чтобы в следующий раз быть живым и невредимым. Крылатая гвардия делает это обычно в том же ресторане.

Как ни пытались мордовороты и громилы из парашютно-десантного полка, но абсолютный рекорд переплюнуть не смогли. Самый стойкий доходил лишь до половины третьего стакана.

- Ты забыл еще о четвертом рекордсмене, который пьет циклами, о начальнике химслужбы. Три месяца он занимается спортом по восемь часов в день (с 4:00 до 8:00 и с 18:00 до 22:00), таскает тяжести, наматывает километры, бегая с двумя двухпудовыми гирями в руках. Посмотришь на мускулатуру - Геракл.

Потом месяц - отрицательный цикл, так же по-зверски пьет. К исходу месяца он зеленый, исхудалый, сгорбленный и хилый. Цикл повторяется, снова спорт, снова пьянка.

- Все равно, в авиации пьют больше, чем в ракетных частях, -выносит резюме Степаныч.

- Да-да! Ты же в ПВО пришел из военно-воздушных сил?

- Для очень тупых повторяю: не из ВВС, а из истребительной авиации, одного из родов войск тех же ПВО. Закончил военное училище и четыре года служил наземным авиационным специалистом.

В бытность лейтенантом был свидетелем такой истории....

Воздушные приключения

Раньше офицер всегда был

до синевы выбрит и слегка пьян.

Сейчас наоборот -

слегка выбрит и до синевы пьян.

Прапорщик Паньков

Полк истребителей на полигон улетел на полтора месяца. В это время (разгар холодной войны) обострилась международная обстановка. В Верхах решили на пустующий аэродром забросить для дежурства одну авиаэскадрилью из другого полка. Летчики перегнали по воздуху свои серебристые машины, а группа авиатехников (капитаны, старшие лейтенанты, в их числе и Степаныч) прибыли к месту дежурства на военно-транспортном самолете, без единого рубля в кармане. Из командования тамошнего полка на месте был только заместитель по тылу, сверхнаглый интендант. Если летчиков он кое-как кормил, то технарей исключительно сухарями и баландой. При этом клятвенно божился, что склады пусты, все увезли на полигон, появятся деньги - он закупит тушенку и прочее и перед отъездом выдаст, чтобы каждый увез харчи домой (врал гад, было у него все на складах).

Через месяц усиление дежурства было снято в преддверии возвращения с полигона родного аэродрому полка. Утром техники провели предполетную подготовку истребителей ПВО, гарантировав летчикам безопасность, пожелали однополчанам счастливого пути и те улетели. Вылет военно-транспортного самолета с техническим составом намечался на послеобеденное время. Заместитель по тылу с утра сел в УАЗик и убыл в неизвестном направлении.

Технари поняли - до их убытия он не появится, обманул.

Осталось море неиспользованного спирта и по военной традиции офицеры сели отметить окончание очередного этапа их жизни. Сели и прослезились - кроме спирта и сухарей ничего не было, не было и денег. Всегда в любой компании находится умный и нетрадиционно, нестандартно мыслящий человек.

- Он же нас, козел, на восемь ящиков тушенки нагрел! Свое надо взять во что бы то ни стало! Давай заберем натурой!

Идея материализовалась, авиаспециалисты проследовали на свинарник подсобного хозяйства, несмотря на протесты солдата-свинаря выбрали две самые большие свиньи, надели на них собачьи ошейники с поводками, и сопровождая со всех сторон пинками, повели в направлении гостиницы-общежития. Достали паяльную лампу, а орудием убийства послужила большая авиационная отвертка, местом заклания стала умывальная комната в пустой казарме. Нашелся полуспециалист, правда, неумелый, вследствие чего пол, стены, потолок, умывальника окрасились кровью. Со второй свиньей решили не рисковать, ее пристрелили из пистолета, взятого у единственного в группе лейтенанта, сопровождавшего секретную документацию (несмотря на протесты последнего). Вторую хрюшу решили не разделывать, а взять с собой для проведения пикника на месте постоянной дислокации.

В ленинской комнате сдвинули мебель и образовали что-то наподобие стола короля Артура. Появились жаренные кусища мяса, приготовленные двумя официантками из летной столовой. Закипел пир горой. Появилось женское общество (те самые официантки, притащившие кроме того салатов, солений, других закусок.)

У одной кличка была "железная кобыла": румяная, упитанная пышка (прозванная так за неимоверную выносливость в сексуальных вопросах), вторую обзывали "комбинированная селедка" - высокая, тощая и вульгарная.

На всякий случай заместитель по тылу подъехал за час до отлета военно-транспортного самолета. Солдат-свинарь доложил, что две хавроньи ушли в компании авиаспециалистов в северо-западном направлении. Из окон пустующей казармы он услышал залихватские пьяные песни. В шок подполковника поверг осмотр умывальника - вид кровищи и копоти, валявшейся требухи и тела одной из свиней, обработанной, но нерасчлененной. В ленинской комнате интендант в летной форме обнаружил шалман, на который со стен взирали основоположники марксизма-ленинизма, члены политбюро и отличники боевой и политической подготовки. На общем столе дымились куски свежеизжаренного мяса, стояли салаты, предназначенные для питания летного состава, лежали фляжки со спиртом.

"Железная кобыла" облокотилась на стол и там лежала нечаянно выскользнувшая из бюстгальтера полупудовая сиська. "Комбинированная селедка" выплясывала в голом виде в центре стола короля Артура.

- Хрен я вам дам улететь пока за свиней не заплатите! - заявил подполковник пирующим и ушел звонить командиру полка, где служили авиатехники и начальнику штаба корпуса ПВО.

- Техники пьяные? - сказал начальник штаба корпуса, - А экипаж трезвый? Трезвый! Я позвоню командиру полка, он их встретит на посадочной полосе и разберется. Свиней украли? Стереги лучше! Пиши рапорт, проводи расследование. Понимаешь! Не ставь мне проблем, военно-транспортный самолет нужен завтра для других целей!

- Воспрепятствует или не воспрепятствует? - заспорили пирующие и на военный совет был вызван экипаж транспортного самолета, только что прошедший предполетный медицинский контроль. При виде мяса и спирта у экипажа потекли слюнки и в умах началась борьба между категорическими требованиями инструкций и чувством долга с одной стороны, и русской натуры с другой. Сработал принцип "если нельзя, но очень хочется, то можно". Экипаж во главе с первым пилотом подключился к пиршеству.

Вскоре компания погрузилась в самолет, прихватив с собой в качестве трофея вторую свинью и транспортник вырулил на полосу. Но вот незадача - на середине взлетной полосы, поперек нее стоял УАЗик, а впереди него заместитель по тылу.

- Ни хрена, взлетим, - пообещал подвыпивший пилот. Он включил двигатели на запредельную мощность и создал перегрузку выше допустимой по техническим характеристикам самолета, еще не оторвавшись от земли запустил механизм подъема шасси. Нижняя оконечность самолета прошла в пяти сантиметрах от тента УАЗа. От воздушной волны автомобиль устоял, а вот подполковника как перекати-поле пару десятков метров прокатило по гладким бетонным плитам.

На родном аэродроме путешественников ждал командир полка, вызванный туда начальником штаба корпуса. Отец-командир узрел следующую картину:

- из чрева небесного транспорта вылезла компания техников и
двинулась в направлении полковника. Во главе процессии следовали два капитана, которые полностью потеряли ориентировку во времени и пространстве, они в упор не узнали родного командира. Авангард обнявшись распевал песни на стихи Есенина:

Что же вы не пьете, дьяволы?

А ли я не сын страны?

А ли я за рюмку водки

Не закладывал штаны?

Потом перешли на другую, предлагая незнакомцу им подпеть:

Я московский озорной гуляка,

По всему тверскому околотку.

В переулке каждая собака

Знает мою легкую походку.

Основная подгруппа ржала истерически над каким-то анекдотом и командира не заметила. Шествие замыкали два старших лейтенанта, тащившие волоком за задние ноги свиную тушу.

- Ни хрена себе! - подумал командир полка и подал команду - Смирно!

Вот эту команду выполнит любой военный, находясь даже в гробу. Все приняли строевую стойку, задние бросили свиную тушу.

- Каждому воздам в отдельности, а сейчас домой! Спать! Шагом марш в автобус!

Компания послушно двинулась в рядом стоящий автобус, задние вновь подхватили тушу.

- Э,э! Свинью бросьте!

Полковник стоял с размышлениями. Официально признать факт пьянства, значит повесить на полк грубые нарушения воинской дисциплины, сколько человек, столько и грубых нарушений, получается четырнадцать, больше, чем за весь прошлый год.

Из раздумий полковника вывел грохот. Это упал со стремянки и долго не мог подняться пилот.

- Господи! Эти тоже пьяные! Как же они долетели и не разбились?

Командир утвердился в правильности своих мыслей. Начни расследование - выяснится, что и экипаж пьян, а это уже предпосылка к летному происшествию, а за это могут и меня того... под зад коленкой.

Полковник сделал два звонка, один начальнику штаба корпуса, другой злополучному зампотылу, спровоцировавшему своей жадностью происшествие.

- Товарищ генерал! Все кристально трезвые, никакой свиньи нет! Не верите - прилетайте на вертолете и посмотрите сами! Кое-кто хочет подставить подножку соперникам в социалистическом соревновании, но не до такой степени! Всему должны быть пределы!

- Ты что там, подполковник, на моих орлов напраслину возводишь! Если страдаешь галлюцинациями, так лечись, козел драный! Пошел ты... !

Как видите, социалистическое соревнование в армии было полезным элементом, так как помогло полковнику выкрутиться из щекотливой ситуации и доказать, что дважды два будет пять.

ДИАЛОГ Љ2

Что нельзя командовать шепотом,

Доказано опытом.

Козьма Прутков.

23:20. Рассказ Степаныча "Воздушные приключения" инициирует дальнейшее обсуждение порядков в авиации. В каждом виде войск свои неписаные законы и традиции. Нигде нет больше такого размежевания на белую и черную кость (летчики и технари) среди офицеров, как там. О летчиках говорят, что они полжизни видят небо, полжизни задницу официантки. На аэродроме море спирта и спиртосодержащих смесей (масандра, султыга). Там с утра и до зари колготятся технари.

Отступление к тому, что как ни соблазняли меня, прапорщика Панькова, два капитана выпить на боевом дежурстве, я не поддался.

Михалыч, разливая в стаканы спирт:

- Э-э-эх! Были и мы когда-то рысаками-лейтенантами! В молодые годы выпьешь бутылку водки - и ни в одном глазу, и на гулянку. В 6:00 вернешься с гулянки и до развода пишешь план-конспекты проведения занятий, лекции.

Я, Паньков, вспомнив, что чуть было не забыл выполнить приказание старшего начальника:

- Перед убытием из военного городка ко мне подошел начальник политотдела и сказал: "Передай Михалычу, пусть завтра утром вместо меня прочитает солдатам лекцию, так как я после учений немного расхворался!". Так что впору заканчивать пьянку и писать конспекты!

- А какая тема лекции? По борьбе с пьянством? Шутишь? Так в расписании записано? Ну, козел, ошарашил меня не вовремя!

Надо было или раньше, когда еще не пил, либо позже, чтобы аппетит не портить.

Восклицание совпало с трансляцией по громкоговорящей связи объявления:

- Капитану Михалычу! Зайти в оперативный зал и позвонить заместителю начальника штаба по вопросам фотоконтроля!

- Во, блин, беда за бедой! Утром лекция по борьбе с пьянством, около полуночи оказывается нелады с фотоконтролем!

- Что за напасть, на хрен! Вешаться пора! - сокрушается Михалыч.

Тут же звонит настольный телефон.

- Слушаю дизельная, Паньков!

- Оперативный дежурный капитан Цветков. Второй козел, я имею в виду Степаныча, тоже у тебя в дизельной? Они тебе случайно стакан не поднесли? Я их тогда из рогатки поубиваю! Ну-ка Паньков, зайди и ты ко мне вместе с Михалычем, дай-ка я на тебя посмотрю!

Они, твари, так себе, как контролирующие, а ты на боевом дежурстве, сам понимаешь - при выполнении боевой задачи и сознаешь, небось, чем это чревато?

Михалыч и Паньков заходят в оперативный зал. Оперативный дежурный (сам не прочь выпить в свободное от службы время) внимательным взглядом оценивает Михалыча и с точностью до грамма определяет, сколько тот спиртного выпил, смотрит на Панькова - кристально трезвый.

Михалыч набирает номер телефона и докладывает:

- Таррыш майор! По Вашему приказанию...

- Ты опять пьяный? Что, нет? Запах по проводам передается и с телефонной трубки спиртом разит, аж разговаривать невозможно! Ну ладно, пошутил! С фотоконтролем твоим я уже разобрался. Отдыхай!

Но учти завтра начальник штаба убывает в командировку, я приказом отдан исполнять его должность и если что (тьфу-тьфу, не дай бог!) на командном пункте случится - дерьмо разгребать мне! Вы там собрались два сапога пара! Где только в полку бутылка водки откроется, там обязательно Степаныч. Бдите! Блюдите честь мелкой буржуазии, бляди!

У оперативного дежурного, которому весь телефонный разговор был слышен, рот расплывается до ушей.

В ответ Михалыч желает ему чистого неба, обилие контрольных целей и приятных сновидений (триада взаимно друг друга исключает).

- И Вам, херр Хауптман, попутного хрена в корму - отвечает оперативный дежурный, явно намекая, чтобы посетитель убирался восвояси.

Возвращаемся в дизельную.

- Ну что там, натянули? - спрашивает Степаныч.

Михалыч в ответ:

- Да не особливо! Как говорит начальник физической подготовки - "на полшишки"! Это Леша над отчетными документами по тактическому учению колдует. Видите ли, сразу в моем фотоконтроле не разобрался! Нервы мне решил пощекотать: "Учти! Я завтра за начальника штаба... .!" Напугал ежа голым задом! Я же во времена строительства полка с ним в одной палатке жил! Вот кто мог бы порассказать об истории военного городка - такой сорвиголова был!

- Степаныч налей, чтобы снять нервный стресс и лучше подготовиться к лекции по борьбе с пьянством! А может ты, Паньков, вместо меня почитаешь лекцию, а я вместо тебя подежурю?

- Э, нет! Jedem das seine! - так было написано на воротах Бухенвальда. - Каждому свое.

- Э-э-эх! Кря! Жизнь наша жестянка, да ну ее в болото.

- Обстановка напряженная, как во время боевых действий с Матиасом Рустом!

- А ну ка Степаныч расскажи, я в это время был в отпуску!

Вдруг откуда ни

возьмись... появился Руст

(Трагикомедия в трех действиях)

Кто курит цигарку над

камуфлетом рискует

Быть отпетым!

Козьма Прутков.

Действие I. Ордалия

1. Расслабуха

День этот беды не предвещал. В шесть утра поступил отбой пятидневному тактическому учению. Его проводил штаб корпуса ПВО по плану боевой подготовки.

Формально мероприятие завершилось накануне вечером, когда руководитель группы проверки вручил комполка второй экземпляр Доклада, а с первым укатил в родной штаб, дабы документу/утвердить у генерала.

Из Доклада проистекала оценка "отлично", полковник был доволен, посему "не отходя от кассы" он в период с 7.00 до 8.00 в клубе части провел разбор учения с офицерами полка, который завершил тирадой:

- На этом, понимаешь, анализ закончен. Штабу подготовить проект приказа о поощрении отличившихся! Не спать там в заднем ряду! Вас, вас касается, капитан Кирюшкин! Сегодняшний день объявляю выходным. Устали, понимаешь, жены ждут. Только не нажираться до чертиков! Вопросы есть?

- Та-рыш пулковник! - встает капитан начальник строевой части, - Я вам докладывал, медали привезли. Может?..

- Ах, да-да-да! Чуть не запамятовал, момент как раз подходящий. Капитан Цветов.., капитан Никитин.., капитан Зарубин...

Комполка торжественно поочередно вручает десятку офицеров медали "За безупречную службу" (так называемые "песочные") кому за десять, кому за двадцать лет усердия и бдения на благо Отечеству.

- Товарищи офицеры! - командует начштаба и все принимают строевую стойку.

- Товарищи офицеры! - отвечает полковник и все на время становятся свободными, очищают от своего присутствия помещение клуба.

Однако покинув зал заседания, расходиться не спешат. Одни закуривают, другие обмениваются мнениями с друзьями, третьи останавливаются, дабы переварить в уме все увиденное и услышанное, успокоить нервную систему после недельного напряга, обдумать план своих дальнейших действий.

- И на груди его могучей, одна медаль казалась кучей! - подначивает своего друга начальник инженерной службы, весельчак и анекдотчик, - Тольян! А медаль-то обмыть полагается, чтобы не была последней!

- Об чем вопрос? В заначке пять литров спирта. Осталось согласовать время, место, сценарий сабантуя и состав его участников.

Непроизвольно начался процесс кучкования обладателей медалей, их закадычных друзей, любителей "шальной халявы". Шесть из десяти награжденных были из состава командного пункта, посему на базе данного подразделения образовалась самая многочисленная компания. Возглавил ее тот самый майор - начальник инженерной службы, никакого отношения ни к наградам, ни к поздравлению не имеющий.

Лидеру надлежало определить и обнародовать уже перечисленные параметры торжества, что он и сделал в краткой вступительной речи:

- Сбор через час у гаражей, едем на рыбалку к пруду у позиции КП. Всем взять рыболовные снасти и по два пузыря водки на рыло, можно спирт, на закусь берем начальника продовольственной службы, я его лично приглашу.

2. Операция "Карась"

В точно назначенное время из военного городка убыл кортеж в составе мотоцикла "Днепр" с пятью пассажирами на борту и автомобиля "Жигули" первой модели (в народе "копейка") с десятью членами экипажа. Убытие из квартир маскировалось под легендой "устранение недостатков, обнаруженных в ходе тактического учения".

Пройдя восемь километров по шоссе Рязань-Пронск, колонна свернула на проселочную дорогу, обогнула позицию КП и через две версты остановилась у рукотворного озерца.

Два года назад начальник инженерной службы выделил бульдозер и в месте, где проистекало три десятка родников, была воздвигнута плотина. Даже в летнее время температура воды здесь не превышала плюс шести градусов.

Ватага развернула удочки и принялась за лов. Начпрод, мордастый и краснорожий капитан, расстелил брезент и принялся за сервировку праздничного стола.

Вскоре на импровизированном дастархане появились: тушенка, паштет, рыбные консервы, сельдь пряного посола, сало (сэкономленных в период учений, в том числе на желудках участников рыбалки), хлеб, квашеная капуста, соленые огурцы, моченые яблоки (имелись на продовольственном складе в изобилии).

Пребывая в глубочайшем похмельном синдроме, ибо полночи пил (кому война, а кому мать родна), интендант предложил:

- Господа! Давайте хряпнем грамм по сто!

- До готовности ухи ни капли спиртного! - возразил лидер, в походе оказавшийся диктатором.

Нечистая сила была на стороне начпрода, клёв отсутствовал напрочь. Добычей промысловиков за полчаса лова оказались три мелких карася.

Лидеру грозил подрыв авторитета и он изобрел оригинальный способ изъятия карасей из пруда и план операции трансформировал в боевые распоряжения:

- Меняем стратегию и орудия лова. Генрих Николаевич, радикулитчик хренов, разжигай костер! Начпрод, Вождь краснорожих, будешь разливать и подносить смельчакам спиртное у костра! Остальные двенадцать рыл разбиваю на четыре ударные тройки. Очередная триада раздевается догола, принимает по сто граммов, хватает бредень и в воду. После выхода из воды опять по сто и греться к костру. Я, разумеется, руковожу операцией.

Каждая тройка совершила по два захода и в наличии оказалось четыре ведра рыбы, что более чем достаточно и для ухи, и для жарки. Гениальный план талантливого руководителя!

Правда издержкой производства (вопреки первоначальной усталости лидера) было наличие в желудках рыболовов по четыреста грамм спиртного, принятого натощак да еще и после пяти бессонных ночей.

Еще больше принял на грудь интендант, причащавшийся тайком при разливании и подношении водки у костра.

Однако, если у купальщиков половина хмеля улетучилась вследствие ледяных водных процедур, то у продовольственника выпитое наложилось "на старые дрожжи" и сознание его принялось медленно, но уверенно, дрейфовать в ирреальный мир.

3. Финский дебют

Параллельно близ другого водоема, а именно у берегов Балтийского моря, зарождались события иного свойства. Конкретная точка была намного известнее, чем позиция командного пункта гвардейского Краснознаменного, орденов Кутузова и Александра Невского зенитного ракетного полка ПВО. Это был город Хельсинки, столица Финляндии.

Гражданин Федеративной Республики Германии, восемнадцатилетний юноша, Матиас Руст завтракал. По мнению рязанских ракетчиков, он жрал традиционные для немцев сосиски, запивая их растворимым бразильским кофе, являвшимся в то время дефицитным товаром в местном магазине военторга.

4. Приготовление ухи

Что есть более умилительного и занимательного, чем сотворение ухи, тем более "тройной"? Таинство и священнодействие! Процесс этот требует единоначалия, посему полномочия шеф-повара компания делегировала капитану Цветову, сирёчь уже упомянутому Генриху Николаевичу.

По его команде над пышущим жаром костром; на специальных треногах установили старинный трехведерный медный котел, в который влили двадцать пять литров воды, зачерпнутой из пруда. В холодную жидкость Генрих добавил один литр чистого медицинского спирта и бросил горсть пшена.

Рыбу рассортировали на три кучки: мелкая, средняя, крупная. Мелкую рыбу, не чистя, завернули в марлю и опустили в котел.

После двадцати минут кипения марлю с разваренной мелочевкой вытащили и выбросили.

Вычищенную и выпотрошенную рыбу средних размеров в кипящей жидкости держали пять минут.

После изъятия карасей из котла их выложили на блюдо в целях использования в дальнейшем в качестве холодной закуски.

Крупная рыбешка подверглась ко всему прочему, расчленению на куски. Их бросили в бульон и тут же притушили костер, дабы уха и рыба в ней в течение двадцати минут дошли до кондиции. В данный момент в дело пошли соль, специи, зелень лука, укропа в строго вычисленных пропорциях.

Половина рыбаков в той или иной мере участвовало в технологическом процессе (чистили рыбу, выполняли указания шеф-повара). Вторая часть забавляла себя и всех остальных анекдотами и историями из собственной жизни, связанными с рыбалкой.

5. Бич божий

Матиас Руст последний раз в уме прокручивал свой замысел, в результате реализации которого в дальнейшем потеряли кресла:

- Министр обороны СССР;

- Главнокомандующий войсками ПВО;

- командиры соединений и частей ПВО в зоне ответственности которых проходил маршрут полета, пилотируемого Рустом спортивного самолета;

- штабные работники, ведающие боевым применением войск ПВО;

- сотни генералов и полковников.

Из нижнего звена офицеров пострадали лишь рязанские ракетчики, хотя ни они сами, ни полк в целом к пресечению полета нарушителя отношения не имели.

Матиас их подставил.

Если бы в данный момент участники рыбалки знали ход дальнейших событий, то прервали бы свое занятие, всем скопом прибыли в Москву и ждали бы Руста у Красной площади, дабы набить морду негодяю, спровоцировавшему приведение войск округа в готовность Љ 1.

6. Торжественное собрание

Поспела уха, на сотни метров распространяя аромат и вызывая обильное выделение слюны и желудочных соков.

Шеф-повар разложил по большим алюминиевым мискам куски рыбы и залил их ароматно дымящейся жидкостью.

Лидер, почувствовав свою миссию выполненной, передал бразды правления старшему по возрасту офицеру, Михалычу.

По команде тамады все наполняют стаканы, награжденные опускают в спиртное металлические части медалей и старый капитан произносит тост:

- Друзья! Господа офицеры! Многое забудется: учения, дежурства, боевые стрельбы. Останутся в памяти лица друзей и веселье дружеских попоек. Я помню однокашников по военному училищу, друзей по лейтенантским годам и дальнейшей службе. Не забыли и они меня. А ведь душа живет столько, сколько о человеке помнят. Не забудется нынешний день. Случись война, мы жизни отдадим друг за друга. Тем и сильна наша армия. Позвольте особую благодарность выразить уважаемому Валерию Михайловичу, начпроду, обеспечившему торжество приличной закусью, столовыми приборами, котлом, брезентом и т.д.

Давайте выпьем не столько за позолоченные побрякушки, а за наше братство и войсковое товарищество!

Слушают тост и выпивают стоя, сев, наяривают изумительную уху. После пятиминутной паузы:

- Знатная уха! Крепкая, аж мозги просветляет!

Тама.да провозглашает второй тост:

- Друзья! Наполним стаканы! Аристократы второй тост пьют за дам...

Михалыч прерывает речь, всматривается в даль и говорит, улыбаясь:

- Есть в нашем военном городке люди с острым нюхом, только откупоришь бутылку, как они тут как тут! Но чтобы за двенадцать верст? Вот кто-то с горочки спустился, на нем защитна гимнастерка. Кто бы это мог быть?

- Ха-Хa-xa! Ты-Ты Полшишкин, больше некому!

- Однако шпарит он не от военного городка, а со стороны деревни Малинищи!

- На разборе его не было!

- А он за три часа до окончания баталии, в 2.00, рванул к любовнице!

- Быр-тыр-тау-эф-чээс! - пытается что-то выразить по текущему моменту интендант.

- Начпрод спекся! У него же глотка луженная! Отчего?

- Как отчего? У костра разливал и сам причащался, а еще на старые дрожжи!

- Генрих! - обращается Михалыч, - садись на свой драндулет и вези краснорожего на глаза любимой жене. Этот козел буйный во хмелю, потом в глазах супруги и полковника оказываются виновными те, кто его напоил, но не он сам!

- Михалыч! А как же первый тост о братстве и войсковом товариществе? А как же дифирамбы за обеспечение закуси и всего прочего?

- Тамбовский волк ему товарищ! Ворюга! Выставленные продукты лишь десятая часть украденного! Еще Суворов рекомендовал каждого интенданта, пробывшего в должности более двух лет, расстреливать.

На ясные очи компании предстал подошедший Полшишкин. Это был начальник физической подготовки и спорта (злые языки утверждали "спирта"), мастер спорта, майор Григорьев. Полшишкин - его кличка.

Спортсмен набросился на сообщество криком:

- Пока вы тут водку пьянствуете, доблестные войска ПВО ведут боевые действия с нарушителями границ! Учения закончились? Как разбор был? Моего отсутствия не заметили?

- Налейте ему, шакалу, а то накаркает! Войска ПВО ведут борьбу с нарушителями!...

- Михалыч! Продолжай тост!

- На чем я изволил остановиться? Ах да, о женщинах. К счастью в нашей компании их нет. Еще Солопий Черевик из Сорочинской ярмарки Гоголя говорил:

- Господи, господи! Сколько ты всякой пакости создал на наши казацкие головы, ведьм и чертей? Зачем ты еще и баб сотворил! - не ручаюсь за дословность.

Кстати, женщины делятся на три категории: на дам, не дам, дам но не вам.р

Мужчины также. Первый сорт: лодка, водка и молодка; второй: кино, вино, домино; третий: кефир, зефир, теплый сортир.

Возрадуемся други мои, что мы еще в первой категории. Так выпьем за то, чтобы кол стоял и деньги водились!

- Э-э-эх! Кря!

Сообщество закусывает. Некоторая пауза ибо каждый вспомнил о супруге, с которой после такой удачной рыбалки предстоят долгие объяснения.

- Los, Los! Niecht Schiessen! - нарушает тишину инженер службы вооружения капитан Бабичев.

Этот тихий и спокойный человек пил крайне редко, но быстро пьянел и начинал изъясняться на немецком, почерпнутом из кинофильмов.

- Леха спекся! Время, проведенное с друзьями, не учитывается богом, но учитывается печенью. Грузи обоих, ребята!

Отправка почтового дилижанса затянулась. Начпрод, потеряв ориентацию во времени и пространстве, стремился на ходу выпрыгнуть из коляски. Леха, на заднем сидении, забываясь, пытался рубленные тевтонские фразы подкрепить жестами обеих рук сразу, что грозило полиглоту шмяканьем об асфальт. Коляску с интендантом обмотали бреднем, а Бабичева привязали ремнями к водителю мотоцикла. Вслед удаляющемуся транспортному средству послышался третий тост тамады:

- За тех, кто погиб, защищая Родину, за тех кто на боевом дежурстве, в море, в походе!

7. Накануне

Уважаемый господин Полшишкин в своем предсказании был прав. Матиас Руст подготовил спортивный самолет и получил разрешение на вылет. Спортсмену предстояло по установленному коридору пересечь Балтийское море и сесть на аэродроме своего Фатерлянда.

Проследовав по маршруту километров тридцать Матиас снизил самолет на предельно малую высоту и отметка от летательного аппарата исчезла с экрана финского радара контроля за воздушным движением. Далее он сбросил в море пустую канистру из-под бензина и некоторое барахло и резко свернул в сторону границы Советского Союза.

Педантичные финны выслали вертолет, экипаж которого обнаружив масляное пятно и плавающие вещи, сделал заключение о крушении. Эту версию позже подтвердила команда поискового катера финских пограничников.

* * *

У КПП военного городка дилижанс нарвался на полковника. Пока открывались ворота, состоялась душевная беседа (родного отца-командира узнал только водитель мотоцикла).

Командир полка (пытаясь идентифицировать личность в коляске, барахтающуюся в сетях):

- Откуда, понимаешь, блин, такие угорелые?

Генрих Николаевич (расправив плечи и пытаясь скрыть привязанного к нему пассажира на заднем сидении):

- С рыбной ловли, товарищ полковник!

Лёха Бабичев (высунув голову из-за спины водителя):

- Halt! Hende Hoch! Kamm zu Mir! Schnell, Russische Swein!

Начпрод (заканчивая фразу уже при движении мотоцикла через открывшиеся ворота):

- Замуровали гады! Поубиваю! А ты что уставился замудонец? Помоги выбраться мурло-o-o!..

Полковник (вслед удаляющемуся экипажу мотоцикла):

- Бля.., мля.., блин.., мать!.. Предупреждал! Нет нажрались, козлы! А вдруг тревога?

Звучит сигнал сирены.

- Тьфу ты, блин, мать накаркал!

Сигнал тревоги вызвал у Генриха Николаевича столбняк. Леха Бабичев вмиг протрезвел и велел везти его на КП. Начпрод напряг силы, освободился от бредня и в бессознательном состоянии пополз в направлении тылового пункта управления. На полпути интендант взял себя в руки, с четверенек перешел на две конечности, зашел в продовольственный склад. Выпил пол ведра капустного рассола, перевел свою душу в реальный мир и по телефону бодро доложил полковнику:

- Личный состав продовольственной службы и хозяйственного взвода по тревоге прибыл! Склады к выдаче сухих пайков готовы. Идет подготовка продовольствия к рассредоточению в укрытия на позициях. Затем он залез за мешки с сахаром, где и проспал до конца баталии, зато единственный из всей компании вышел сухим из воды.

Действие 2. Армагедон

В семидесятых произошел инцидент между заядлым охотником Батицким Павлом Федоровичем, главнокомандующим войсками ПВО, маршалом Советского Союза и еще более страстным любителем пострелять дичь Леонидом Ильичем Брежневым, Генеральным секретарем ЦК КПСС во время пикника в Завидово. Окружение Генсека в пику маршалу дало зеленый свет идейке переподчинить приграничные армии ПВО командующим общевойсковых военных округов. Павел Федорович этому воспротивился и был отправлен в отставку.

В результате реорганизации:

- нарушилось сложившееся сквозное управление всеми силами ПВО;

- забуксовало снабжение частей комплектующими частями и специфичными материалами;

- захромала боевая подготовка и снизилась боевая готовность частей и соединений вычлененных из общей ПВО, упала эффективность управления ими.

Приграничные сражения

Первой в бой вступила отдельная радиолокационная рота близ эстонского города Кохт-ла-Ярве...

Три радара круглосуточно поливали: окружающее пространство излучением сверхвысокой частоты.

На пункте управления выносные индикаторы работающих локаторов, за каждым оператор. Дежурную смену возглавляет старший лейтенант.

- Есть цель, азимут 280, удаление 50, высота 400 метров, без сигнала опознавания! - докладывает оператор.

По команде дежурного техника ефрейтор считывает информацию о месте нахождения летательного объекта на планшет роты и на командный пункт радиотехнической бригады.

Оперативному дежурному бригады подчинены боевые смена семи батальонов и отдельных радиолокационных рот, которые совместно создают сплошное поле над сотней тысяч квадратных километров.

- Это что за явление Христа народу? - чеша репу майор лихорадочно вспоминая какой из кукурузников пресекал линию над территориальными водами. В тот день в прибрежной полосе круги нарезала сельскохозяйственная авиация, были полеты на острова, по заявке рыболовного флота.

Если большие воздушные суда , военной и гражданской авиации: имели на борту специальную аппаратуру определения государственной принадлежности цели, которая на запрос локатора выдавала условленный сигнал "Я свой", то у мелкоты зачастую таких приборов не было, либо они оказывались неисправными.

Оперативный на всякий случай присвоил цели признак "нарушитель режима полетов" (хотя следовало "нарушитель госграниц"), доложил оперативному корпуса ПВО, скомутировал выдачу информации в общую систему оповещения. На тысяче планшетов дальней воздушной обстановки всех ПВО европейской части СССР, над Балтийским морем появился формуляр от цели и траектория ее полета.

У подполковника, оперативного дежурного КП корпуса возможностей гораздо больше. Ему подчины дежурные боевые смены частей и подразделений РТВ, ЗРВ, ИА.

- Так! Цель - то ли заблудившийся кукурузник, то ли нарушитель режима полетов, то ли нарушитель госграницы, - принялся размышлять подполковник! Что в последнем случае предписывает Инструкция? Ага: "Сбивать боевые самолеты капиталистических государств и Китая. Пассажирские и транспортные воздушные суда всех стран посредством истребителей принуждать к посадке на ближайший аэродром". Как поступать с букашками - не прописано. Что делать? Не собьешь - получишь по заднице! Собьешь - можешь сесть в тюрягу! Надо сообщить полководцам и получить указание:

Оперативный КП корпуса доложил командиру и начальнику штаба и уже с их благословения объявил войскам готовность Љ 1.

По этому сигналу: на всех командных пунктах и пунктах управления рабочие места занял полный боевой расчет; в РТВ включились в обзор пространства все локаторы; в ЗРВ все дивизионы переводились в готовность к пуску ракет, включили собственные локаторы разведки, радары дивизионов, хищно развернулись в сторону неприятеля ракеты на пусковых установках; в ИА во всех полках по шесть дежурных истребителей: стали готовыми к взлету.

- Эх жаль, что это не боевой самолет, орден получил бы, - сокрушался подполковник

Такое масштабное привлечение сил противодействия только помешало противникам Матиаса Руста. Они оказались в роли человека, пытающегося кувалдой убить комара.

В небо взмыли два истребителя с целью визуально определить государственную принадлежность и характер цели.

Реактивные монстры пронеслись мимо самолетика как поезд мимо конной повозки (с меньшей скоростью летать не могут).

Один из летчиков доложил:

- Легкомоторный спортивный самолетик! Никаких признаков государственной принадлежности не наблюдается! В кабине сидит кадр в шлеме мотоциклиста!

- Пролетите еще раз!

Сделав разворот, который ввиду сумасшедшей скорости более сотни километров, истребители снова пронеслись мимо

Матиаса Руста вогнав последнего в страх. Стоило одному из них приблизиться еще на десяток метров и машина нарушителя от реактивной струи рассыпались бы на части. Тем не менее Матиас проявил храбрость, снизился метров на двести и продолжал полет руководствуясь картой и наземными ориентирами.

- Ничего нового не обнаружено! Горючее тю-тю! Разрешите посадку?

В воздушном пространстве над территорией Эстонии, Латвии, Псковской и Новгородской губерний радары обнаружили еще десяток маловысотных легкомоторных целей без сигнала опознавания, проводка которых по планшетам усложнила воздушную обстановку, затруднив ее понимание,

В какой-то момент отметка от пилотируемого Рустом летательного аппарата исчезла с экранов локаторов, так как он преодолел приграничную полосу сплошного радиолокационного поля на малых высотах. Далее оно носило очаговый характер, только вокруг важных объектов.

За нарушителя приняли пересекшего рустовскую траекторию кукурузник. Два истребителя (уже с другого полка), совершив облет доложили об ошибке.

Старшая инстанция в виде отдела ПВО при командующем Ленинградским военным округом отнеслась к сообщениям о происходящей баталии легкомысленно. На три четверти этот отдел состоял из сухопутчиков, не понимавших специфики ПВО страны:

- Подумаешь там, спортивный самолетик!

Положение мог спасти сигнал "КОВЕР". По нему самолеты всех министерств и ведомств обязаны были немедленно приземлиться на аэродромы.

Следствием являлись большие материальные издержки, поэтому выдать такую команду рискнули бы только с центрального командного пункта ПВО. Но приграничная, подчиненная сухопутчикам ПВО варилась пока в собственном соку, боясь перепрыгнуть окружную инстанцию и вынести сор из избы.

Случилось то, что и предполагал смещенный с поста маршал П.Ф. Батицкий П.Ф, а именно: нарушение сквозного управления.

Однако кроме командного подчинения сухопутчикам существовало оперативное подчинение основному ПВО. Посему на КП Московского округа ПВО поступила информация типа:

- Ребята! Сопровождали цель номер такой-то, спортивный самолет, на предельно малой высоте, влетевший со стороны Балтийского моря, но ее потеряли в таком-то квадрате. Возможен вход цели в зону вашей ответственности.

- Спасибочки, что предупредили! С вашей стороны, козлы, влетает штук семь маловысотников! Кто из них супостат?

-

ПУТЬ К КРЕМЛЮ

Матиас Руст свой дальнейший маршрут прокладывал ориентируясь автомобильной трассой и железной дорогой Ленинград-Москва. Специалисты радиоэлектронной разведки зафиксировали выход в эфир нескольких радиомаячков вдоль шоссе, по всей видимости из автомобилей. Есть основание полагать, что Матиасу помогали с земли.

Поначалу оперативные службы и руководство Московского округа ПВО ошибочно предположили, что это есть проверка боевой готовности Генеральным штабом.

По опыту предыдущих проверок Генштаб втайне поднимал в воздух самолеты ВВС с заранее выключенной аппаратурой опознавания.

На малых высотах для этой цели служила авиация ДОСААФ и вертолеты. При обычных проверках:

- Командным пунктам надлежало разобраться: какие летательные объекты являются пассажирскими лайнерами иностранных авиакомпаний, какие маловысотники летят по заявкам и кто является в учебных целях условным противником. Операторам локаторов требовалось выявить из сотен отметок от целей те, возле которых нет светящейся точки, то есть сигнала "Я свой", осуществить их безпровальную проводку.

- Зенитным ракетным дивизионам и поднятым в воздух истребителям вменялось в обязанности произвести условный обстрел и уничтожение. (Все реально кроме пуска ракет, их полет подыгрывала специальная имитирующая аппаратура).

В подтверждение своих действий представлялись карты с маршрутами полета противника и точками условного уничтожения, пухлые фотоальбомы индикаторов, звукозаписи и технические пленки.

По войскам округа ПВО объявили сигнал "Готовность Љ 1".

Далее поступила команда:

- Сопровождать и условно обстреливать все цели без сигнала опознавания на высоте менее километра! Представить объективный контроль!

Во всех полках завопили сирены тревоги, в том числе и в Рязанском (о событиях там происходившим отдельно в Действии Љ 3 Апокалипсис).

Сообща в округе обнаружили около сотни маловысотников без сигнала опознавания, условно их расстреливая и не разбираясь по заявке, то ли без заявки.

Кувалда по убытию комара в своем весе увеличилась в десяток раз.

Матиас Руст, на своем транспортном средстве достиг окраин Москвы. Сделав над столицей сверхдержавы круг, принялся садить самолет на мосту.

- Это что еще за аттракцион, о котором нас не предупредили? -
изумился капитан милиции, старший поста ГАИ в этом районе.

Во избежание автопроишествий, он перекрыл встречное и поперечное движение, оказав Русту неоценимую помощь.

Из самолета вылез сияющий Матиас и около храма Василия Блаженного, в сотне метров от стен Кремля, стал давать интервью группе представителей западных СМИ.

Инфоомация о происшествии из трех источников:

- из Финляндии, о крушении спортивного самолета, пилотируемого гражданином ФРГ;

- от работника ГАИ, о странном аттракционе;

- от сотрудника Госбезопасности, осуществлявшего слежку за группой иностранцев, о политической провокации;

Достигла определенного уровня, где слилась воедино.

У военного и политического руководства СССР отвисли челюсти.

Незаметно для себя Империя уже дрейфовала к своему развалу. Тихим сапом шло деление по республиканско-национальным квартирам политических, экономических структур, МВД и даже КГБ. Лишь армейские не поддавались делению, Вооруженные Силы оставались общими и интернациональными. Это вызывало опасения у сторонников дезинтеграции. Весьма кстати подвернувшийся случай, связанный с Рустом, послужил первым шагом к снижению роли армии в обществе, ее унижению. Следующими шагами были события в Баку, Тбилиси, Вильнюсе.

Действие 3. Апокалипсис

Где только не застал сигнал сирены обитателей Военного городка. Одних на рыбалке, других за шашлыком в ближайшем березняке, третьих в постели с женой или любовницей, четвертых...

В общем, сколько людей, столько и ситуаций. Каких только крепких выражений не вознеслось к небу, если бы их материализовать, то почернело бы оно и настала ночь.

Солдаты, получив оружие, боеприпасы и химические комплекты, противогазы, толпами двинулись из казарм на стартовую, радиотехническую и техническую позиции.

Захлопали двери квартир офицеров и прапорщиков.

Получив пистолеты у дежурного по полку, красные командиры тоже отправились на рабочие места по штатному боевому расписанию. От КПП отчалил УАЗ с командиром полка, затем второй с начальником штаба, наконец автобус с остальными офицерами штаба и КП (последних было подозрительно мало), что вызвало озабоченность у майора командира этого подразделения.

Вскоре на КП полетели доклады: "Первый дивизион сокращенным боевым расчетом к открытию огня дежурными ракетами готов!" "Технический дивизион к запуску технологического потока по заправке ракет компонентами топлива готов!" и т. д.

Генрих Николаевич, очнувшись от шока, направил свой драндулет в сторону позиции КП, расположенной в десяти верстах.

Вблизи КПП на командный пункт он высадил Лешу Бабичева и свернул на грунтовую дорогу, дабы оповестить рыбачков. Радиус звучания сирены там был мал ввиду маломощности.

Капитан сгоряча сделал крутой поворот направо, транспорт запнулся о коляску, заглох. Пробалансировав в мертвой точке пару секунд, упал на другие два колеса, ударив при этом упором мотоцикла по ноге.

-Йо - пэ - рэ - сэ - тэ! Ой - ой -ой! Бля..., мля! Ой - ой -ой!

Покатавшись минут пять по грунту и не сумев завести машину, бедолага, хромая, со скоростью два километра в час побрел исполнять долг перед сотоварищами по рыбалке.

- Товарищ полковник! Во столько-то поступил сигнал на перевод дежурных сил в готовность Љ1, во столько-то распоряжение на приведение всего полка в боевую готовность.

"Повышенная! На данный момент выполнены такие-то мероприятия! - доложил оперативный дежурный командиру полка.

Командир сообщил на вышестоящий КП о прибытии и получил задачу:

- Вести в границах зоны ответственности поиск, обнаружение и условное уничтожение всех маловысотных целей без сигнала опознавания!

Комполка и начштаба, в четыре руки, включились в руководство боевой работой, ранее этим занимался оперативный дежурный.

На планшете дальней воздушной обстановки в акватории Балтийского моря висел формуляр о цели - нарушителе режима полетов, в котором цифрами и условными знаками обозначалось: количество - 1, класс - малоразмерная легкомоторная цель, нарушитель режима полетов без сигналов опознавания, высота менее одного километра, скорость менее ста метров в секунду. Траектория пересекала Эстонию и терялась в глубине Псковской губернии. Далее весь планшет был усеян хаотическими петляющими траекториями других низколетящих целей.

Вскоре в общую картину внес свою лепту и рязанский полк выдав в систему оповещения свыше десятка траекторий от самолетов сельхозавиации и ДОСААФ.

Увлекшись экраном индикатора, полковник не сразу усек малочисленность офицерского состава.

- Начальник КП, начальник штаба! Почему нет доклада о готовности КП полным боевым расчетом? Радиолокационный комплекс, рота связи, пункт боевого управления! Всем офицерам выйти на меня по громкоговорящей связи!

Ответов не последовало. На всех рабочих местах задачу выполняли солдаты, сержанты срочной службы и кое - где прапорщики.

- Это что за панихида? Почему так плохо работают операторы ПБУ, выдают в дивизионы координаты целей с большими ошибками и те обнаруживают их не с выстрела, а в круговом сканировании? Начальник КП! Сначала разберитесь с работой операторов, потом постройте всех своих офицеров в оперативном зале! Кто здесь есть со службы вооружения?

Из своего закутка вылазит Лёха Бабичев. Комполка внимательно, изучающе смотрит на него.

- Ты гляди! Почти трезвый! А какого ж вы тогда выделывались перед КПП? И начпрод только что доложил абсолютно трезвым голосом. За такие вещи я вам, шутники хреновы, надеру места пониже спины! Идите проверьте настройку техники в кабине ПБУ! Хмель все - таки сказался, Лешу неожиданно заклинило и он отвечает:

- Jawol, Herr Oberst! Zu Befel!

- Что Вы сказали?

- Иду, сейчас возьму шинель!

- Какую шинель?

- Радикулит, знаете, на неровной, тойсь на нервной почве! Полковник подозрительно смотрит вслед удаляющемуся офицеру. Вместо работы с операторами и настройки техники капитан передает майору сведения о месте нахождения компании.

Майор Кирюхин выстраивает наличествующий состав.

- Начальник штаба! Почему Ваше непосредственно подчиненное подразделение не боеготово по наличию офицеров?

- Товарищ полковник! Они здесь рядом с КП на рыбалке, разрешите послать за ними. Туда поехал капитан Цветов на мотоцикле,
но до сих пор никого нет, - встревает начальник КП.

- Не разрешаю! Будут ещё в пьяном виде на мотоциклах разъезжать! КПП!

- Слюсаю, Лядовой Абдульвагабов!

- Слушай мой приказ! Никого на позицию КП без моего разрешения не впускать! Особенно никаких машин и мотоциклов! Если пропустишь, на гаупвахту посажу! Понял!

- Поняля, тававищ польковника!

Испуганный повар КП, на время тревоги подменявший дежурившего там специалиста, при последних словах дергает резко трубку на себя, телефон падает со столика и замолкает навсегда.

Строй офицеров в оперативном зале отпускают, а полковник начинает чистить командира подразделения.

- Не кажется ли Вам, майор Кирюхин, что Вы не соответствуете занимаемой должности?

- Вам виднее! В чем заключается несоответствие?

- Вы, понимаешь, не обеспечили дисциплину подчиненных офицеров, они водку жрут, без моего разрешения выезжают за пределы Военного городка, не являются по сигналу тревоги!

Майора прорывает:

- Мы в тюрьме что ли? Три месяца выходных не было, то подготовка к показу техники иностранцам, то к тактическим учениям! Три года здесь служу, а Рязани не видел! Выедешь раз в месяц, попьешь пива, поможешь жене тащить сумки с продуктами - вот и все. Снимайте меня с должности! Надоело! Устроили дурдом!

- Вы мне не хамите! Идите на ПБУ!

Начальник КП выходит из оперативного зала, через минуту резко возвращается в стремлении бросить в лицо отцу командиру ещё пару гневных фраз и становится свидетелем провокации.

Капитан, пропагандист полка и ярый карьерист, склонив голову набок, доверительным и ехидным голоском информирует:

- Позвольте заметить, товарищ полковник, это не первый случай коллективного пьянства среди офицеров КП!

Заматерелый майор набрасывается на политработника:

- Ты, падло, зачем масло в огонь подливаешь, лжехрен китайский?

Почему "лже" причем "китайский", и как выглядит объект сравнения, вряд ли ученые, да и сам автор крылатого выражения объяснить могли.

Тем не менее кличка намертво приклеилась к капитану в полку, догнала его на последнем курсе обучения в академии имени В.И. Ленина, перекочевала к новому месту службы. Хотя бывший пропагандист к тому времени возвысился, стал начальником политотдела, получил звание подполковника. Офицеры полка за глаза называли его не иначе, как "Лже хрен китайский".

- Вы не хамите, товарищ майор в моем присутствии! Я бы тоже получил взыскание, представляете, что здесь было бы, появись в данный момент начальник ЗРВ?

Дверь в оперативный зал открывается и входит громадный полковник, тот самый начальник зенитных ракетных войск корпуса ПВО, прозванный Шер - Ханом. Он брызжет слюной и вовсю матерится:

- Дебилы! Придурки! Астолопы! Это что за долболобизм?

ЯВЛЕНИЕ ШЕР - ХАНА.

Первым среагировал разжиревший до безобразия кот Митрыч. Он с когтями набросился на громилу, испугавшего его криком и принялся царапать штанину.

Свят, свят! Нечистая сила, второй раз накаркал, - мысленно перекрестился комполка и двинулся рапортовать:

- Полк выполняет мероприятия по переводу в боевую готовность "повышенная", дежурные силы содержатся в готовности Љ1. В зонеответственности полка двенадцать маловысотных целей без сигнала опознавания!

Ты когда отдаешь распоряжения, так хоть думай, голова не для того, чтобы только папаху носить! Что за тревога?

Начальник ЗРВ планировал заехать в военный городок заправить служебный УАЗ топливом и тут же убыть в Москву.

Проезжая мимо позиции КП, он увидел вращающиеся антенны и завернул.

- Ты чего телишься и ворота не открываешь?

- Командиля сказала не плопускать, особенно машины!

- Я начальник ЗРВ. главный над командиром твоего полка! Приказываю открыть ворота!

- Польковника сказаля гауптвахта!

- У меня в подчинении четыре полка и две бригады, одних полковников двенадцать рыл! Ты сколько прослужил? Полгода? Как тебя обзывают солдаты старших призывов?

- Чулька!

- Чурка ты и есть самая настоящая!

Полковнику захотелось размазать по стенам помещения КПП щуплого узбека.

Он взял ключ от замка и стал открывать ворота лично, но, обладая огромной силой и будучи в возбуждении, сильно провернул ключ не в ту сторону и он сломался в замке. Дальнейший путь в восемьсот метров Шер -Хан шел пешком, матерясь во всю глотку.

Оценив обстановку и несколько успокоившись, начальник ЗРВ вышел на свежий воздух, дабы у входа в подземное сооружение "отлить". Вдруг он заметил, как через проем в проволочном заграждении пробирается и движется в его сторону развеселая толпа в полувоенной форме одежды.

- Стоять! В одну шеренгу становись!

- Это что ещё за хрен вырисовался? Гляди, Шер - хан! - послышался шепот в толпе.

- Шер - хан? Шер - хан! Вобля - влипли! Нихрена себе влипли!

Немного спустя.

- Командир полка! Что вы мне лапшу на уши вешали? До сего момента командный пункт был небоеготов! Я перед входом в сооружение построил тринадцать в стельку пьяных офицеров! В их числе и начальник инженерной службы. Его я в лицо помню, а это уже лично Ваш подчиненный! Идите и разберитесь!

Вам велел выйти на связь командир корпуса!

- Кто тебя просил докладывать? - возмущается Шер - хан и берет микрофон громкоговорящей связи

- Товарищ генерал...! По Вашему приказанию!

- Какого хрена ты там в Рязани делаешь? Гремит на весь КП генеральский бас?

- Разрешите я Вам по телефону объясню! Начальник связи! Скоммутируй меня с командиром корпуса, убери с коммутатора всех солдат и сам уходи, разговор совершенно секретный!

Начальник ЗРВ следует на узел связи и в одиночестве беседует с непосредственным командиром. Хитрый майор, начальник связи, включил в соседнем помещении параллельный телефон, прослушивает разговор.

Собеседованию предшествовали следующие обстоятельства. Главному в корпусе ракетчику надлежало лично руководить учением. Прибыв в Москву, он поручил сопровождавшему его подполковнику заказать билеты на вечерний поезд до Рязани, а сам убыл на квартиру к своему знакомому полковнику, работнику Генерального штаба. Тот обрадовал начальника ЗРВ приятным сообщением о предстоящем назначении на генеральскую должность. Шер-хан пил редко и умеренно, но за предстоящие лампасы приняли изрядно, что гость, что хозяин.

За час до отправления поезда подполковник, побоявшись, что бронь снимут, взял оба билета и стал выглядывать шефа, но момент появления его у кассы прозевал.

- На меня бронировали билет до Рязани!

- По Вашему заказу уже взяли!

- Кто мог взять, когда я, блин, здесь? Если не дашь билет, я тебе лярва, всю кассу разнесу!

Кассирша по телефону вызвала коменданта Казанского вокзала. Майор пытался урезонить разбушевавшегося полковника, но во время перепалки получил удар в лоб. Призванный в помощь офицерский патруль, подполковник и два майора, также совладать не смог.

- Какое Вы имеете право делать замечания старшему по званию?
Смирна - а - а! Кругом марш! Зубы повышибаю!

Комендант города Москвы прислал четырех дюжих полковников, которые препроводили претендента на генеральские лампасы в камеру гарнизонной гаупвахты.

Вскоре комендант Москвы позвонил командиру корпуса:

- Вопреки уставу, не допускающему посадки полковников на гаупвахту, я арестовал подчиненного. Приезжай и лично забери его отсюда!

В пику будущему молодому пожилой генерал приехал в Москву только на вторые сутки и пришлось Шер - хану две ночи и один день коротать на нарах в камере, где по совпадению в свое время обитал после ареста и до своей казни Маршал Берия.

Начальник ЗРВ был первым в истории полковником, находившимся под арестом за дисциплинарный проступок.

После освобождения и дружеского напутствия отца командира полковник рванул в Рязань к завершению тактического учения, практически происшедшего без его участия.

Две бессонных ночи и один день, во время которых Шер - хан сгорал от негодования, сказались, нужную остановку он проспал и очнулся только когда пассажиры выходили на станции Ряжск. Ввиду малого количества денег в кармане высокий начальник принял волевое решение сойти в Моршанске. Он взял у командира дислоцированного там авиационного полка УАЗ и немедля рванул в сторону злополучной Рязани. В двадцати верстах от ракетного полка состоялся заезд "минут на пять" к родственникам жены, который растянулся на всю ночь, ввиду баньки, настоенной на мяте и зверобое медовухи.

С утра оказалось, что УАЗ неисправен, полетела коробка передач, восстановление завершилось во второй половине дня.

- Задолбил ты меня своими выходками! - заявил по телефону генерал, то в Москве на гаупвахте, то в Моршанске. Что делать начальнику ЗРВ в авиационном полку? То в Рязани, где учения уже закончились! Снова пьяный? Рано предстоящие лампасы голову вскружили! Я тебе кровищи попорчу-у-у! Второй день откладываю выезд группы по проверке боевой готовности твоего самого скверного полка в Костромской губернии! Ноги в руки, хоть на вертолете, хоть на ковре-самолете, но чтобы к их прибытию ты был там! Все! Поговорим при встрече!

Полковник вышел из сооружения, стрельнув у прапорщика сигарету, жадно закурил (был он некурящим). Подозвал к себе комполка, который экзекуцию ещё не начал, а был в середине вступительной речи из семиэтажных выражений, в которой выплескивал участникам рыбной ловли всё, что он о них думал.

- Уезжаю в Москву. Дай команду в Военный городок, чтобы заправили мои УАЗ! С непорядками разберись сам! И это отличный полк? Я гребу и плачу, что же тогда в остальных? Да! Одолжи рублей триста, приедешь на командирскую подготовку, верну. Вообще-то, не фиг заниматься политесом! Спишешь за счет вида Љ1.

ЧАЕПИТИЕ НА КОМАНДНОМ ПУНКТЕ (или ПИР ВО ВРЕМЯ ЧУМЫ).

После уезда Шер -хана комполка приступил к раздаче подарков.

- Всем завтра в личные дела начальник строевой части впишет по строгому выговору "За несвоевременное прибытие по тревоге". Получат по шапке ваши непосредственные начальники, да и кое - кто повыше! На вас, товарищи капитаны, стойте рядом, в штаб корпуса отосланы представления о назначении на вышестоящие должности, на Вас, старший лейтенант, к присвоению очередного звания. Позвоню в кадры и верну всё к едрени - фени обратно. Кое - кто изъявил желание послужить в льготных районах Севера, где год засчитывается за полтора? ФИГВАМ - жилище эскимоса! А ты, Тарасов, написал рапорт на учебу? Был ли ты в широкоформатном кинотеатре Ока? Так вот хрен тебе! Понимаешь, хреник такой во весь экран, вместо академии!

Тем временем в оперативном зале наступила тишина, перестали поступать сведения о воздушной обстановке, команды, распоряжения. На запросы оттуда слышалось: "Сидите и ждите". Поступила команда на обратный перевод полка в боевую готовность "Постоянная", минут через сорок на перевод дежурных сил в готовность Љ 3, то есть война завершилась.

На вопрос, представлять ли фотоконтроль боевой работы, сверху ответили: "Вам не нужно!"

Командир дал соответствующие распоряжения в дивизионы, оперативному дежурному по части, в отличие от остальных боевых подразделений начальник КП получил дополнительное указание:

- Офицерам КП объявляю казарменное положение, до окончательного сбора всех!

- Не согласен! В наличии девяносто процентов, а по приказу требуется семьдесят пять, остальные в отпусках и командировках!

- Вы забыли, что приказ предписывает закрытие всех позиций! А что творится на ПБУ? Один в командировке, Журавченко в отпуску. А где лейтенант Чижевский?

- Отпущен к родителям в Москву!

А какое же Вы имели право действовать вопреки требованиям боевой готовности. Не видел его в списках, я, и только я, разрешаю выезд офицерам за пределы военного городка!

В зале, кроме штрафников, лишь оперативный дежурный, капитан и тройка солдат по другую сторону планшетов в наушниках.

Дежурная смена прямо на рабочих местах ужинает. Оперативный кормит кота Митрыча, накладывает полную тарелку макаронов по-флотски. Кот съедает все до крошки и, волоча живот по полу, движется к выходу. Капитан, снова наполнив тарелку:

- Митрыч!

Кот возвращается и, давясь, улепетывает вторую порцию и стремится к выходу уже ползком.

- Митрыч!

Кот возвращается к вновь наполненной тарелке.

- Ха - ха - ха! Аттракцион невиданной жадности!

Офицеры роты связи учинили розыск по телефонам в столице лейтенанта Чижевского:

- Дуй быстро в Рязань. Сидим, ждем твоего прибытия на рабочее место!

- Ну что, мужики? - то ли спрашивает, то ли командует майор Кирюхин, - пошли в убежище, хоть отоспимся за неделю!

Через час отдыхающих разбудил настойчивый стук в герметическую переборку убежища.

- Ха - ха - ха! Гы - гы! Полшишкин! Ты откуда взялся?

- После пятого тоста уснул в кустах. Просыпаюсь, нечистая сила! Темно, тлеет костер, все разбросано.

- Ха - ха! Развеселил! А что это мы скисли? Меньше взвода не дадут, дальше Кушки не пошлют! Двигай - ка ты, пан - спортсмен, обратно и тащи сюда остатки выпивки и закуски! Помирать - так с музыкой!

Это командует начальник инженерной службы, которого полковник для солидарности тоже посадил на казарменное положение, до полного протрезвления.

- Старшина! - подключается начальник КП, - чьи там клетки с кроликами позади КП, за которые меня драл командир во время учений? Журавченко? Так вот забей штуки четыре! Подмени с КПП повара, этого Абдул - об - стул! В - общем Абдулвагабова пусть приготовит что - нибудь эпохальное! Тольян! Плесни господам офицерам спирта из своего запаса, литра три, не более!

Вскоре грянуло пиршество прямо в том же убежище.

Из Москвы на такси прибыл лейтенант Чижевский, но никому уже домой не хотелось.

- Был у Красной площади и видел, как какой - то трюкач посадил спортивный самолет. Толпа народу, телевидение снимает.

Неожиданно убежище посещает оперативный дежурный, держа в руках радиоприемник, настроенный на волну Би - би - си.

- Послушайте, что сообщают вражеские голоса! "Гражданин Федеративной Республики Германии Матиас Руст на спортивном самолете, преодолев расстояние от Финляндии до Москвы, посадил его у стен Кремля. Назревает скандал между политическим руководством СССР и военными чинами!"

- Так вот из - за кого объявили тревогу и мы пострадали? Чижевский! Почему ты этого Руста не пристукнул?

- Откуда ж я знал?

В это вечернее время в штаб прибыл Молчи - молчи, майор, оперуполномоченный КГБ при воинской части.

Цель общая: разобрать записки от навербованной в каждом подразделении агентуры, оставляемые в установленных местах; принять телефонные сообщения; накопать и донесение в контору.

Агент с КП сообщил:

- Была тревога. После окончания все офицеры не уехали домой, а заперлись в убежище. Сидят там уже три часа. Так! Наверное, чрезвычайное происшествие. Может, пистолет потеряли, может, солдат с оружием дезертировал? Вишь, а я в неведении.

- Оперативный! Позови к телефону начальника КП, это майор Пузовкин!

- Слушаю, майор Кирюхин!

- Майор Пузовкин! Что у вас произошло? Почему все офицеры на позиции?

- А тебе какое дело? Спирт пьем и кроликами закусываем! Празднуем удачную посадку самолета на Красной Площади!

- Какого самолета?

- Пилотируемого Рустом! Слушай Би-Би-Си и иди ты нахрен!

Кагэбэшник настраивает радиоприемник на нужную волну и тоже внемлет сообщениям.

Хватает ручку и строчит донесение:

- Майор Кирюхин организовал коллективное прослушивание антисоветских западных радиостанций и массовую пьянку офицеров. Реакция на пролет М. Руста неадэкватная...

- Мелковато, - сокрушается оперуполномоченный, - эх жаль, что Руст не сел в Рязани, где - нибудь на площади Ленина! Тогда можно было бы затеять дело о сговоре и под шумок проскользнуть на вышестоящий пост.

Назло оскорбившему его Кирюхину звонит на квартиру командиру полка:

- На КП коллективная пьянка офицеров. Говорят, что празднуют удачную посадку Матиаса Руста на Красной Площади!

- Какого Руста?

Прибывшему полковнику оперативный доводит текст телефонограммы, в которой официально признан факт поражения войск ПВО в ходе боевых действий против Матиаса.

- Я сразу заметил, что что-то здесь, понимаешь, не то!

Эта отметка над Балтийским морем. Прерванная траектория. Хорошо, хоть гад в нашу зону поражения не заскочил!

После такого происшествия последние события в полку показались мелковатыми.

- Теперь держись! Головы полетят! Сходи в убежище и скажи этим мудозвонам, разгильдяям, размандяям, долболобам в кубе и прочая, пусть садятся в автобус и едут на фиг домой! Видеть их, блин, больше не могу. Устал, понимаешь!

РАЗМЫШЛЕНИЯ КОТА МИТРЫЧА

Суета! И чего бегают надрываются? С другой стороны, когда много народу, веселее: тот угостит колбасой, тот погладит, тот пинка даст. А какой - то громила незнакомый вошел и давай кричать. Ну я ему и показал! Когтями за штанину, а он орет: "Вы бы здесь ещё крокодила завели!" Ведь не понимает, что на мне вся боевая готовность держится. По три десятка мышей душу, чтобы твари эти кабеля не погрызли. Где только плодятся? Надо проведать дизельную, там хлама полно, к тому же тепло, место для грызунов идеальное.

Когда уходили, все: "Москва, Ленинград, Руст!" Кто такой Руст, не понял. Возможно, крыс, перегрызший между городами кабель? Сильно его ругали.

Проходя мимо мусорки близ казармы, видел крыс. Заведутся на КП мне с ними не справиться. Принесу одну на глаза Главному Начальнику, майору Кирюхину, пусть увеличит штат котов. А тогда ведь и пищу будут на всех делить? Надо обмозговать!

Скука. Сходить что - ли в деревню к знакомой кошке? Кстати, прописана она в доме, куда Полшишкин ездит. Видел его в марте. Любому котяре фору даст. Только пьет много.

Да ну их, этих баб к черту. Лень. Полторы версты туда, полторы обратно. Собаки шастают, гражданские коты могут нюх начистить. К тому же переел сегодня.

Вообще-то жизнь удалась, тепло, кормят хорошо. А кем я был до того, как четыре года назад привезли сюда? Дохлым котенком, шастающим по помойкам в военном городке. Теперь член боевого расчета, уважаемый кот Митрыч. Прозвали так в честь тогдашнего начальника штаба. У него отчество было Дмитриевич. Плохо будет, ежели полк сократят. Куда денусь? М - р - р.

Опасения кота Митрыча не были лишены основания. В 1994 году полк ПВО ликвидировали. Городок и стартовую позицию передали другому военному ведомству. А от командного пункта остались развалины наземных построек, огромных подземных сооружений, пять высоких земляных курганов, на которых ранее размещались локаторы разведки.

Ты их, читатель, можешь наблюдать, проезжая по шоссе Рязань -Пронск, справа от тридцать первого километра.

Но к тому времени Господь Бог уже прибрал душу Митрыча к себе. Скончался он как и следовало ожидать от обжорства.

ГЛАВА 2. НИ ФИГА СЕБЕ!

Что есть лучшего? -

Сравнив прошедшее,

свести его с настоящим.

Козьма Прутков

Именно так, ты читатель, воскликнешь, прочитав настоящую главу. Предвижу реакцию на предыдущие.

Несколько сот однополчан узнают в действующих лицах себя и воскликнут:

- Это со мной было, а этого нет! Другое было, но не со мной, а с Андреем Андреевичем! А это произошло вообще в другом полку!

Дорогие коллеги! Вы уже не Вы, а художественный образ (под вашим именем Паньков объединил несколько идентичных Вам человек), полк уже не полк, а собирательный образ полка ПВО.

Высокие командиры (политработники, Кагэбэшники) завопят:

- Такого не было, нет и быть не может!

Уважаемые товарищи! Правдоподобнее будет другое заявление: "Такое было во времена застоя (перестройки, разгула демократии), сейчас - нет!". Хотя тоже хороший анекдотец, ржать будут больше, чем над книгой.

Чистоплюи в белых воротничках выдадут резюме:

- Анекдотичная чернуха! Язык коряв и вульгарен!

Господа! Оставьте на часок Ваши кабинеты и офисы и проедьте на рязанском троллейбусе! Послушайте выражения, как пятилетних, так и семидесятилетних, и тогда Вам Иван Денисович пай-мальчиком покажется.

Ну упомянул Паньков сто раз слово "хрен", так это растущий в огороде овощ. А Вы что подумали?

Дело в другом! Вам покоя не дает вопрос: чего, мол, два солдафона в литературу поперлись?

- А это "Прутковщина" наших дней (возможно, "Паньковщина" - новое направление).

Наш военный юмор возможно пошлость, доведенная до искусства. А ваш литературный - это искусство, доведенное до пошлости.

А еще армия - зеркало страны. Какова страна, такая армия. И наоборот - какая армия, такова страна.

Диалог Љ3

Пить или не пить? Вот в чем вопрос!

Русский Гамлет русского Шекспира

- Что делать? Бросаю монету, если ляжет орлом вверх - пьем дальше, если решкой - ложусь спать, утро вечера мудренее. А если монета установиться на ребро - пишу конспект лекции!

- Михалыч! Зачем конспект? Лучше личным примером. Принеси еще бутылку спирта, а утром соберешь солдат и скажешь: "Кто не верит, что пить нельзя, посмотрите на меня!". Как в анекдоте:

- Василий Иванович! Фантомаса поймали, вид как в фильме: без волос и зеленый, а глаза красные!

- Где поймали, в лесу или степи?

- В степи!

- Сейчас же выпустите! Это Григорий Иванович Котовский! Мы с ним вчера перебрали здорово!

- Такое доверие неспроста! Уж не родственные ли связи у тебя, Михалыч, с начальником политотдела?

- Мы молочные братья! В курсантские годы гуляли с одной и той же девицей, сами того не ведая до некоторых пор. Я в увольнении, он в наряде, в следующий выходной наоборот. Закончили одно и то же училище, спали в одной казарме, кровати рядом. Разве ты, Степаныч, не знал?

- А я то голову ломаю! Почему это во всех докладах и выступлениях Василия Петровича Михалыч упоминается исключительно с отрицательной стороны? Оказывается, по блату! А как получилось, что два друга однокашника, один подполковник - другой капитан?

- Как? Как? Так! По законам механики:

Первый закон Ньютона:

- дерьмо всегда всплывает быстрее.

Второй:

- начальству по нраву не кирпич, а булыжник, его пнул - он и покатился в нужную сторону.

Третий:

- не проявляй себя специалистом, ибо специалист подобен флюсу - полнота его односторонняя.

- Михалыч! С этими рассказами о пьянке совсем забыли! Наливать?

- Наливай! Э-э-эх! Кря! Жизнь наша малина, хотя хреновая, зато длинная!

- Степаныч! Не сочти за дедовщину (хотя я на пять лет старше), потом мне еще к лекции по борьбе с пьянством готовиться нужно, сходи в казарму и посмотри, как там дела! Меня Леша Невгибенный так настращал, что я до сих пор в себя придти не могу.

Видно нутром чует, что это я тогда его в палатке подвел! Да и солдаты есть такие, от которых всего ждать можно.

Помнишь был такой Вася? Уволился весной. Маменькин сынок. В автороту прибыл из Москвы, потом служил у нас на дизелях, вот Паньков, ага, под его началом! Далее его перевели в хозяйственный взвод... Ну который свинарник сжег! Вспомнил?

Деловая переписка

Человек ведет переписку со всем миром,

а через печать сносится

с отдаленным потомством.

Козьма Прутков

Входящий Љ137

От 27 апреля 19... года

нач. строевой ч?сти

гв. капитан Спирченко

г. Рязань

В/ч Љ... ...

командиру.

Уважаемый командир!

Обращаются к вам родители рядового Васи Клячкина, Антонина Ивановна и Анатолий Петрович. Мы очень обеспокоены тем, что больше месяца от нашего Васеньки нет ни писем, ни звонков по телефону. Уж не заболел ли он? Васенька наш единственный сын. Когда он служил в Подмосковье, то почти каждое воскресенье бывал дома в увольнении. Он очень сообразительный, любознательный, находчивый мальчик, с отличием закончил автодорожный техникум.

Не обижают ли его там сослуживцы? Извините, но в газетах пишут, что в армии такая "дедовщина", такая "дедовщина"!

Как он служит? Скоро ли ему увольняться? Поедет ли он в первую партию или немного позже, и почему?

Просим Вас, дайте нам ответ!

С уважением к Вам

Родители Васи Клячкина.

Подписи

Исходящий Љ149

От 28 апреля 19... года

В/ч Љ...

г. Рязань

г. Москва.............

...................

дом 48 кв. 125

Уважаемые родители,

Антонина Ивановна и Анатолий Петрович!

Ваш, Васенька жив и здоров, не похудел и все такой же жизнерадостный.

В нашу воинскую частеньку он прибыл из Подмосковьица, где Вы его устроили по блатику возить одного полковничка.

Там он в багажнике "Волги" провез через КПП в расположение автомобильного подразделеньица женщину легкого поведеньица. В результате сам Васенька и половина роты переболели венерической болезницей.

За это Васенька был переведен на перевоспитаньице в наш лучшенький в Войсках ПВО полчок.

Несмотря на характеристики, по которым и в тюрьмишку не примут, мы дали Васеньке грузовой автомобильчик (знаете, шоферики у нас в дефицитике), но он его разбил при выезде из бокса.

Жалко, хороший такой был автомобильчик, ЗИЛ-130 назывался, самосвалик с железным кузовком.

Что поделаешь, не попал в воротишка (интересно, как Ваш Васенька там возил полковничка по подмосковным дорожкам?).

Тогда мы перевели Васеньку на машинку, которая не двигается, а стоит на месте, на дизель. Правильно Вы писали - Васенька очень любознательный мальчик. Вместо того, чтобы отрегулировать машинку, он с таким же дятликом. как и сам, разобрал и собрал дизель. Дизелек восстановленьицу не подлежит. Хороший был дизелек, на 400 киловатт!

Мы решили больше Васеньку к боевой техничке не допускать, пусть лучше ломает автомобильную. Дали Васеньке ассенизационную машину. Знаете, такая с бочечкой и шлангами для откачки нечистот?

Васенька взялся за службу и мы нарадоваться не могли. Но он у Вас, правильно писали, парень сообразительный, захотел поехать в отпуск. Будучи часовым на посту, Васенька сымитировал нападение на себя злоумышленников. Он топором разрубил приклад СКС (самозарядный карабин Симонова, десять патронов в обойме), топор забросил в кусты, гаечкой на веревочке нанес себе два удара по спине, открыл стрельбу.

Я приказиком по части за самоотверженность объявил Васеньке десять суток отпуска, но из командировки вернулся прапорщик, видевший Васино цирковое представление.

Пришлось Васеньке вместо Москвы ехать в Рязань на гарнизонную гауптвахтушку, где он провел 10 суточек.

После мы решили не допускать больше Васеньку ни к технике, ни к оружьицу, перевели его в хозяйственный взводик для ухаживания за хрюшами на подсобном хозяйстве.

Вася, как Вы подметили, мальчик находчивый. Он начал испытывать новый способ борьбы с крысами, заполонившими свинарник, поймал крысу, облил ее бензинчиком, поджег и выпустил. Сгорел свинарничек, все свинки. Ущербик пять тысяч баксиков. Мы не стали возбуждать уголовное дельце, дабы не поганить добрую славу лучшего полчка в ракетных частях и всем миром возмещали ущербик.

Васеньку никто в казарме не обижает, наоборот, мы голову ломаем как оградить сослуживцев от его посягательств.

Немножко шалит Ваш Васенька - того под глазик ударит, тому пинка даст. Гауптвахточка не помогает.

Насчет увольнения со службы не волнуйтесь! Сам жду не дождусь!

Как только выйдет приказик Министрика Обороны, я в ту же секундочку подпишу Васеньке документики на увольнение.

Не нужно мне ходячее ЧП, да и терпеть больше мочи нет!

С уважением к Вам,

Командирчик полчка

Иванушка Денискина сыночек,

Полковничек

Подпись

Михалыч излагает факты, которые нашли отражение в рассказе "Деловая переписка", а затем заявляет:

- Я пойду побеседую с унитазом, а ты пока, Степаныч, сделай рандеву в казарму.

Михалыч уходит в туалет, Степаныч надевает фуражку, собираясь в казарму. Ни тот, ни другой не предполагают, какие душещипательные события ждут их впереди.

Срабатывает звонок телефона, трубку берет Степаныч, а оттуда:

- Дневальный ефрейтор Петров! У нас чрезвычайное происшествие, приехал командир полка и вызывает Вас!

У Степаныча прострация:

- фуражка приподымается сантиметра на два;

- расширяются зрачки до размера пятака, а глаза приобретают квадратную форму;

- нижняя челюсть дрейфует в направлении центра тяжести земли;

- секунд двадцать на лице глуповатая улыбка, которую сменяет гримаса ужаса;

- лицо то бледнеет, то краснеет, урчит в такт желудок.

С перепугу Степаныч выскакивает не в ту дверь, вернувшись, бросает на ходу:

- Воблявлилли!

Шум дизеля перекрывают отзвуки топота удаляющегося по коридору со скоростью 40 км/час Степаныча.

Диалог Љ4

Каждому свое:

- один пьет коньяк,

- другой пьет "як конь"!

Пословица

1 час 35 минут. В дизельной появляется Михалыч, распевая песню:

- А белый лебедь на пруду Качает павшую звезду...

А где Степаныч? Как ЧП, как вызвал полковник? Нихренасебе-воблявлипли! Я побежал... ., обратно в туалет, что-то мне стало плохо... В дверях он сталкивается с возвратившимся Степанычем.

- Ну чо?

- Через плечо! В казарме никаких полковников нет. Все спят. Еле разбудил дневального у тумбочки, а дежурного по роте в ленкомнате на стульях. Узнал у связистов - это оперативный дежурный пошутил. Главное. Тварь, и голос подделал! Разве так шутить можно? Меня чуть кондратий не хватил!

Мудак едучий! Задобланец гребучий! Дундук поганый! Бля-мля-блин-мать! Убью козла! Пошли ему морду бить - выплескивает фонтан армейского красноречия недавний посетитель туалета.

- Обожди Михалыч! Остынь и не кипятись! Я еще окончательно с ума не сошел.

Во-первых, он при исполнении служебных обязанностей и трезвый, а мы не совсем.

Во-вторых, у него пистолет и шестнадцать боевых патронов к нему, и сам широкоплеч, в любом случае мы будем виноваты.

Гада надо мочить его же оружием! Я знаю, как это сделать. Сейчас оперативным на вышестоящем КП выходец из нашего полка, подполковник Толя Никитин, мой сосед по подъезду и партнер по преферансу,

- Дежурный по связи! Соедини меня с моими другом оперативным дежурным корпуса, но так, чтобы нашего не беспокоить!

- Приветствую! Как жизнь молодая?

- Кто? Голос знакомый! Степаныч - ты? Какими судьбами? Почему не отдыхаешь после учений? Ответственный - контролирующий? Пастух значится! Чего там?

- Толян! Тут наш козел, Николаевич, так над нами пошутил, что поджилки трясутся. Ты там , проверяешь у оперативных дежурных полков, умение пользоваться шифровальными таблицами, рассылаешь им кодированные телеграммы! Так пришли нашему такую, чтобы он испугался! Спасибочки! Заезжай в Рязань! Чао!

- Ну что, Михалыч? Снимем стресс, наливать? Капитаны выпивают очередную порцию спирта.

- Э-эх! Кря! Жизнь наша бекова, нас дерут, а нам некого! Уже седьмые сутки, как мы на службе.

Мысленно заглянем в оперативный зал. Дежурный телеграфист приносит оперативному шифротелеграмму, состоящую из колонок цифр. Последний вынимает из сейфа и обкладывается сигнально-кодовыми таблицами и корпит над расшифровкой, от одних цифр отнимает другие, затем ищет каждой цифре словесный эквивалент, строит слова, фразы, предложения. Дело нудное, а еще есть временной норматив.

В дизельную открылась дверь и вошел оперативный.

Пьете, сволочи! И где? На командном пункте Гвардейского Венского Краснознаменного орденов Кутузова и Александра Невского зенитно-ракетного полка!

Ладно! Пейте! Разрешаю! Я сегодня добрый! Тем более, что есть повод, читайте телеграмму.

Десяток минут назад Цветков расшифровал большуную часть телеграммы и сам не поверил:

"Вам (фамилия, имя, отчество) приказом Главнокомандующего Войсками Противовоздушной обороны от 31 апреля сего года Љ007 присвоено очередное воинское звание - майор.

Подпись... .."

Дальше капитан расшифровывать не стал, выкурил подряд три сигареты. Положительный стресс тоже вреден для здоровья, если новостью ни с кем не поделиться, она сожрет тебя изнутри.

Адекватно среагировал только Степаныч. поняв, что это провокация Толи Никитина по их заявке. Капитан от хохота упал со стула на промасленный пол. вследствие чего брюки пришлось сдавать в химчистку.

- Чего ржешь как припадочный? Телеграмма - документ официальный! - возмутился Цветков, а сам подумал надо расшифровать дальше и узнать, кто ее подписал.

Дальнейшая расшифровка выявила следующее: "Подпись НЕ начальник не штаба не корпуса не ПВО не генерал-майор не Тарасьянц".

- Балбес я! Надо было сразу догадаться! В апреле всего 30 дней, а приказ датирован 31 числом! Понятно, Степаныч в отместку позвонил Никитину, а тот удружил!

В дизельной хохот, подключился Михалыч, дошло с задержкой. Хо-хо-хо! Приказ от 31 апреля? Ха-ха-ха! Так рождаются анекдоты.

- Успокойся Михалыч! Это уже истерика. Завтра пойдем в деревню к бабке - колдунье, она тебя излечит от испуга. Что-то ты после разговора с зам.нач. штаба стал нервным!

А почему у него кличка такая "невгибенный"?

- Этот кадр за словом в карман не полезет! Иногда как выдаст, так хоть стой, хоть падай.

Во время строительства полка я с ним в одной палатке жил и многое могу рассказать.

Вот одна история...

Леша невгибенный

Спереди плохо, сзади еще хуже,

Точно сижу я в холодной луже.

Козьма Прутков

Старший лейтенант Леша М. слыл неординарной личностью, всегда первый - как на службе, так и в застолье.

Все в его руках спорилось, его уважали подчиненные солдаты, ценили командиры за деловитость и напористость в службе, в компании младших офицеров, сформировавшейся во времена строительства полка - он был заводилой.

Кличку "Леша Невгибенный" ему присвоили именно за эти качества, а также после одного случая. В полевой лагерь полка приехал полковник из Политуправления округа. Его поселили в пятизвездочном отеле - сколоченном из горбылей домике (остальные жили в палатках). В 2:00 политработник, от нахлынувших чувств (впервые за столько лет посетивший передовую линию обороны, домик из горбылей, палатки, экзотика и романтика) вышел освежиться. Вдруг он увидел странную процессию из одетых в спортивные костюмы и резиновые сапоги молодых парней.

Один следовал впереди, держа большой портрет Карла Маркса, человек десять за ним в колонне по двое, все хором пели "Боже царя храни...". Это группа молодых офицеров-холостяков возвращалась с танцев из соседней деревни, а портрет им подарила зав клубом. Процессия остановилась в трех шагах от полковника, завидев которого, колонна разбежалась, остался только человек с портретом Карла Маркса.

- Вы кто такой?

- Старший лейтенант М.!

- Почему Вы пели "Боже царя храни"?

- Потому что мы в полку все как один монархисты!

- А почему с портретом Карла Маркса?

- Политическая манифестация протеста. Бросили нас, уже год в палатках и резиновых сапогах, без выходных и без досуга. Женюсь - куда прикажете мне жену привести? В палатку? Разве при царе офицеры так жили?

В десять утра старшего лейтенанта вызвал командир полка:

- Слушай, ты! Монархист хренов! Полковник из Политуправления сидит и с двух ночи все пишет, даже на завтрак не ходил. Иди, попроси извинения и скажи наболтал спьяну, был невменяем, а то в "Архипелаг ГУЛАГ" загремишь!

Леша зашел к московскому полковнику и поговорил по душам. Оказалось, что оба они с разницей в пятнадцать лет закончили одно и то же военное училище, жили в одной казарме, имеют общих знакомых, курсантами часто бывали в одной и той же квартире, с той лишь разницей, что полковник в курсантские годы погуливал с мамашей, а Леша уже с ее дочкой.

Новоявленные друзья вместе позавтракали и выпили две бутылки водки. Убыв в Москву полковник стал бить в набат, мол, люди в таких тяжелых условиях, а им никто не помогает.

После этого командир полка как-то заявил в адрес Леши:

- Ну это человек и невгибенный! Оттуда и повелось.

Леше не повезло, в первый выходной день в полку после Нового Года, а именно 7 ноября - в день годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, ему довелось нести службу дежурным по части.

Душу согревало то обстоятельство, что 8 ноября тоже выходной, в этот день есть приглашение на торжество к знакомым в Москву. На выходные половина офицеров была отпущена домой к семьям (у кого недалеко живут), большую часть солдат автобусами (подарок местных властей) вывезли на экскурсию в музей-заповедник Есенина.

Остальные, получив за 9 месяцев первый выходной, не знали, что с ним делать. Солдаты отсыпались в палатках, мастерили в преддверии увольнения в запас, дембельские фотоальбомы, дембельские чемоданы, ушивали и разукрашивали аксельбантами и гусарскими позументами парадную форму одежды, слонялись по березовой роще.

Офицеры...

Командир полка и его заместители уехали по приглашению администрации района встречать праздник, остался начальник штаба, который запасся продуктами и горючим заранее. Он сидел в маленьком деревянном домике, глядел в окно на одинокий клен и отмечал рюмкой падение очередного листа.

Большая стоместная палатка с утра напоминала казино, за двумя столами играли в "преферанс", за одним в "очко", за двумя в "храп". На сдвинутых кроватях сидели игроки в подкидного дурака. Те, кто не играл, были болельщиками. После обеда казино трансформировалось в кабак - спиртное рекой, застолье, шутки-анекдоты, песни. Бывая в палатке Леша героически устоял от соблазна употребить, зная, что сменившись ему еще нужно просить у начальника штаба автомобиль, который бы его довез до черты города.

Произошла смена суточного наряда, старый и новый дежурный по части зашли с докладом к начальнику штаба в деревянный домик. Последний действовал по отработанному ритуалу:

- Принял строевую стойку и выслушивал доклад, разрешил смену и расписался в журнале;

- Принял у старого дежурного пистолет и запер его в сейфе, в журнале списал оружие и патроны с одного и записал на другого;

- Открыл сейф и выдал тот же, единственный на весь палаточный лагерь, пистолет новому дежурному.

На автомобиле, выезд которого в Рязань задержался на два часа по техническим причинам, вместе с Лешей ехал капитан, следовавший в другую сторону, в Воронеж.

Так как следующие поезда на Москву и Воронеж были через 4-5 часов, однополчане зашли в Вокзальный ресторан и приятно провели там время.

В поезде Леша сел на боковое место, положил фуражку на стол и отключился. Сказались бессонные ночи (предыдущая в наряде и половина этой) и возлияние в ресторане. Он очнулся от толчка проводницы:

- Молодой человек! Давно в Москву приехали, через десять минут поезд потащат в тупик!

В вагоне было пусто, не было нигде и фуражки.

- Наверное проводница нарочно спрятала, - подумал Леша, и стал терроризировать смазливую тридцатипятилетнюю бабенку, - Лапочка! Отдай фуражку!

Как оказалось, проводница не брала, а ее напарница сказала, что видела, как после выхода пассажиров по вагонам шастал БОМЖ, потом она наблюдала, как тот шествовал по перрону в военной фуражке.

В 7 утра Леша оказался на перроне Казанского вокзала без фуражки, одет в форменное зеленое пальто, под которым китель, брюки, хромовые сапоги. Шел дождь со снегом.

- Первый же патруль заметет, - подумал Леша и оборвал погоны петлицы с пальто, теперь его военную принадлежность выдавал
кант на брюках, а так одежда - крестьянско-полувоенная.

В таком виде старший лейтенант прошел мимо патруля в метро. От конечной станции оставалось пройти метров четыреста. Навстречу попался мужик с синим носом в широком пальто, который внимательно - оценивающе посмотрел.

- Какого хрена пялишься, глаза повылазят! - заявил ему офицер.

Через пятьдесят метров Леша услышал сзади скрип тормозов автомобиля, еще через секунду он уже сидел на заднем Сидении Волги, с боков его прижимали два мускулистых парня, за рулем сидел сержант в странной форме одежды с василькового цвета околышем на фуражке, рядом мужик с синим носом. Машина двинулась по утренним пустынным улицам Москвы.

- В чем дело? Что такое? - воскликнул Леша.

- Сидеть! Где пистолет?

- Сдал начальнику штаба!

- Ха-ха-ха!

Автомобиль подъехал к невзрачному трехэтажному зданию, Лешу мимо какого-то дежурного провели в комнату без окон, зато в каждом углу по телекамере, оставили там, дверь закрылась, замок щелкнул.

Через час в комнату зашли три человека в гражданской форме одежды. Один из них. видимо старший, приказал:

- Обыскать!

Двое других провели тщательный обыск, все изъятое из карманов и документы разложили на столе. Главный минут пятнадцать изучал удостоверение личности офицера, расчетную книжку, записную книжку, затем представился:

- Следователь КГБ капитан Ветров! Итак, Вы утверждаете, что является военнослужащим? Доложите мне, что написано в документах! Так! Пока все правильно. А какому округу подчинена Ваша часть - Московскому военному округу или Московскому округу ПВО?

- ПВО!

Следователь набирает номер, с другого конца телефонной трубки прослушивается:

- Оперативный дежурный по Московскому округу ПВО полковник Белов слушает.

- Следователь КГБ. Скажите, в Войсках вашего округа есть войсковая часть Љ... ? Нет такой части? Спасибо!

Один из присутствующих уносит документы на экспертизу в лабораторию.

Очевидно, у оперативного был список частей, несущих боевое дежурство, а строящаяся туда не внесена. Леша хватается за соломинку, вспомнив, что два дня назад в палатке установили городской телефон.

- Товарищ капитан! Позвоните непосредственно в часть. Вот номер телефона!

Следователь набирает номер телефона, на другом конце поднимают трубку (там начавшийся вчера пир еще не прерывался) и пьяный голос отвечает: Ј

- Але! Пентагон слушает!

- Это воинская часть Љ... ? Да, а чито?

- А такой офицер как старший лейтенант М. у вас служит?

- Леша Невгибенный? А как же?

- А где он сейчас?

- Только что покурить вышел! Позвать к аппарату? Связь прерывается. Следователь дает указание напарнику:

- Вызвать машину, конвой и в Лефортово!

- Товарищ следователь! Христом-богом прошу, позвоните еще раз! Разве вы не почувствовали, что человек, взявший телефонную трубку, пьяный! Скажите, чтобы позвали Ивана Савовича, это единственный там в палатке непьющий!

При повторном звонке Иван Савович дал обстоятельный ответ, что да, такой офицер есть, что он отпущен в Москву, что при выезде он был одет так-то, приметы его такие-то. Из лаборатории доставили документы, оказавшиеся подлинными.

Следователь принес извинения:

- Ваши приметы и приметы разыскиваемого государственного преступника идентичны. Не верите? Посмотрите!

Из фотографии на Лешу смотрел его двойник.

Время утрачено, настроение испорчено и вместо следования на торжество Леша поехал обратно в Рязань, чтобы на месте разобраться с тем гадом, который по своей безалаберности чуть не упек его в Лефортово.

Им был не кто иной как рассказчик, то есть Михалыч, но признаться Леше он боится до сих пор.

Я паньков, под монотонный голос Михалыча, откинувшись на спинку стула, незаметно задремал, а потом по-настоящему уснул.

Мне приснилось: та же в подробностях обстановка, дизельная, Михалыч, Степаныч и я. Звонит телефон. Беру трубку, а оттуда голос дежурного по части:

- Внимание! Рядом с вами покойник! До прибытия прокурора и следственной группы из дизельной никому не выходить!

Кладу телефонную трубку - пропадает освещение, и только аварийная лампочка, питающаяся от аккумуляторов, тускло освещает центр. В углу дизельной рундук для ветоши и рабочей одежды. Приглядываюсь и вижу, что это вовсе не рундук, а гроб. Со страшным скрипом открывается крышка гроба, приподнимается покойник (лицо знакомое, но никак вспомнить не могу). Мертвец выпивает бутылку пива и орет:

- Где ты, Паньков? Пойдешь со мной в могилу! Не прячься, не поможет!

Гроб с покойником поднимается в воздухе и летит в моем направлении. Инстинктивно прячусь под стол, приглашая это сделать и капитанов, а они в ответ улыбаются.

Гляжу под столом, а у Михалыча и Степаныча вместо брюк голые обросшие шерстью козлиные ноги, а вместо сапог копыта. Нечистая сила завелась в дизельной и отобрала жизнь сначала у ефрейтора (которого увезли в госпиталь), а сейчас у меня пытается! Просыпаюсь в холодном поту и рассказываю сотоварищам сон. Звонит телефон, беру трубку, а оттуда голос дежурного по части: - Паньков! Ты пистолет и патроны сдал? Продиктуй свой номер! Так! Твой на месте. А Степаныча и Михалыча? У них на руках? Чуть с ума не сошел: сдавали оружие - толкучка была, посписывал. Не хватает пистолета и 16 патронов. Два часа ищу.

Кладу телефонную трубку - пропадает освещение и только аварийная лампочка тускло освещает центр.

Слышится скрип, крышка рундука приподнявшись перпендикулярно, несколько секунд балансирует в неустойчивом положении, затем со страшным грохотом ударяется свободным концом о пол. Из рундука наполовину показывается пивная бутылка, которая за тем опускается обратно, зацепившись о край.

Слетевшая пробка летит по сложной траектории и попадает Степанычу прямо в глаз. Капитан с удивлением замечает, что его прихватил паралич: мозг категорически дает приказ руке двинуться к кобуре и взять пистолет, а та не исполняет.

- Бросаю пить! Глюки пошли... - шепчет побелевшими губами Михалыч.

Из рундука показывается донышко от бутылки, слышится бульканье, содержимое выливается куда-то внутрь рундука. Вылетает пустая бутылка и попадает Степанычу прямо в лоб, выводя его из прострации и капитан, не отталкиваясь от пола ногами, возносится на метр над стулом и приземляется обратно, но уже на столик с закуской. Михалыч со сноровкой факира успевает на нисходящей траектории полета друга убрать полупустую бутылку со спиртом. Из рундука показывается человеческая голова, а я, Паньков, возобновляю прерванное в начале действия дыхание.

Диалог Љ5

Шэршеля фам - черт бы их побери!

Степаныч

2 часа 20 минут. Из рундука вылез начальник физической подготовки и спорта, который имел кличку Полшишкин-Якутский,

Как по мановению волшебной палочки восстановилось освещение. Пан-спортсмен уставился на Степаныча, сидящего на столе с пивной пробкой в глазу, как моноклем у аристократов девятнадцатого века, и шишкой на лбу от удара пустой бутылкой.

- Учения закончились? Как четыре часа назад? А где ефрейтор? Я же его просил при поступлении сигнала "Отбой учению" меня разбудить! Как попал в рундук? После совещания у командира в 17:30 вы все лясы в курилке точили, а я на часок смотался на свадьбу в Малинищах. Выпил графин медовухи. Коварная вещь! Шел обратно вроде трезвый. Чтобы не мозолить непотребным видом глаза начальству и отдохнуть, залез в рундук. Чего ты на меня, Степаныч, волком смотришь, вроде убить хочешь?

- И убью, козлище злокипучий! Какой непонятливый! Мало того, что нас троих напугал до смерти, так он же, тварь, лично мне пробкой чуть глаз не выбил, а бутылкой череп не раскроил! Гони компенсацию за материальный и моральный ущерб!

Полшишкин снимает с плеча противогазовую сумку, а оттуда как из скатерти-самобранки на стол перекочевывают две бутылки водки, пироги с грибами, буженина, кусок колбасы, вареные яйца, соленые огурчики. Михалыч, начавший было реплику, захлебывается слюной на полуслове.

- Геннадий Филиппович! А ты пистолет сдал? Позвони дежурному по части, пока тот с ума не сошел!

В ответ на звонок спортсмена телефонная трубка раскаляется докрасна, речь труднопереводимая, в основном сорокаэтажный мат. Смысл пятиминутной тирады, мол, за пистолетом и патронами приеду через двадцать минут и хлебало начищу, несмотря на то, что ты мастер спорта.

Угроза реальная, дежурный - человек не хилого десятка и лет на десять моложе.

- Закусь лучше, чем в самом престижном рязанском ресторане Ловеч, да и водка хорошей марки. Шацкая, разливай! За воскрешение покойника! Полшишкин воскрес - воистину воскрес!

Я, прапорщик Паньков, достаю еще два стакана и (каюсь, нарушил правила несения боевого дежурства) выпиваю наравне со всеми. При любом другом тосте такого бы не было.

- Во всем бабы виноваты! - сокрушается Полшишкин, - одна знакомая пригласила на свадьбу. Сдам пистолет - пойду к ней, лучше домой вернуться утром, когда жена на работу уедет. Женщины - это страшное дело!

- Да! В особенности рязанские мадонны, - произносит Степаныч. Получили мы с другом назначение в Рязанский полк и поехали на его Москвиче. Мороз градусов двадцать, отопитель не работает, окоченели. За шесть километров от полка в д. Романцево .заворачиваем в магазин и для сугреву берем "чекушку" 0,25 литра (дальше постов ГАИ нет). Глядим, местные прямо в магазине и распивают, на столе и подоконниках чистые стаканы, рядом открытая бочка с солеными огурцами, а вторая с килькой пряного посола. Каждый употребляющий берет бесплатно либо огурец, либо кильку (по своему усмотрению). Мы тоже взяли по огурцу, разлили водку по стаканам, стоим, ждем, пока руки согреются.

Входят две рязанские мадонны лет по тридцать (очевидно, доярки местной сельхозартели) и с порога обращаются к продавщице:

- Привет Марья Ванна! Вянца нам!

- Красненького или беленького?

- Беленького!

Берут бутылку водки, становятся рядом с нами, разливают напополам и одним махом выпивают, закусив килечкой. Затем говорят продавщице:

- Через часик мы еще зайдем повторить! Марья Ванна! А это что за недоноски? Два мужика над "чекушкой" колдуют?

- Да-а-а! Есть бабы здоровые, и не только пить, но и вообще физически. Помните жену предыдущего начфина, донскую казачку? Ее еще прозвали "командиром эскадрона"?

Однажды иду по березовой посадке, как слышу кто-то приближается и матерится. Это она в одной руке несет велосипед, другой под мышкой - пьяного мужа.

Или такой пример. Воскресенье. В домах, где живут семьи офицеров горячей воды нет. Женщины по телефону жалуются командиру полка. Тот также по телефону накручивает хвоста своему заместителю по тылу и посылает его в котельную разобраться. Последний дает в кочегарке нагоняй истопникам и слесарям. Основная причина - неисправный вентиль. Час спустя горячей воды как не было, так и нет.

Тогда бабы жалуются "командиру эскадрона". Та, во главе женской делегации, следует в котельную. Донская казачка покрывает десятиэтажным матом всех функционеров, берет за кадык слесаря и приподнимает его вверх, отрывая ноги от земли. Тот хрипит, задыхается, синеет, но через пятнадцать минут неисправный вентиль заменен на новый. Затем представительница слабого пола берет лом, бьет им по спине крайнего истопника, приговаривая: "Убью всех, твари, на хрен, и в топке сожгу!". Кочегары машут лопатами как ракетками при игре в настольный теннис. В офицерских квартирах принимают душ, стирают.

Полтора года данная мадам работала служащей Вооруженных Сил в качестве начальника солдатской столовой. При ней порядок в этом учреждении был идеальным. Боялись заступать в наряд по столовой как прапорщики, так и солдаты. Любой нарушитель порядка мог получить из женских уст такое оскорбление, Которого не получал за свою предыдущую жизнь. Некоторых нарушителей солдат мадам хватала за ширинку и через весь зал выводила на улицу, при этом разгильдяи дико вопили от невыносимой боли и еще часа два не могли придти в себя, зато больше дисциплину никогда в столовой не нарушали. Однако в своих хулиганских выходках мадам стала перебарщивать, за что и была уволена. Говорят разное: одного солдата ударила сиськой по голове, и тот потерял сознание; начпроду за поясной ремень плеснула черпак горящих щей; дежурного по столовой, прапорщика, макнула головой в котел с теплым киселем и того еле откачали в медпункте.

- Товарищ капитан! Слышится по громкоговорящей (транслируемой на все рабочие места) связи доклад солдата с КПП оперативному. На позицию командного пункта на тягаче прибыл дежурный по полку!

- За каким хреном он сюда приехал? Размышляет вслух оперативный дежурный, забыв выключить микрофон.

- Убьет он меня! - нервничает начальник физической подготовки, - Куда спрятаться?

- Как куда? Полезай обратно в рундук! А че, мужики, давай пошутим!

Дежурный по полку следует в дизельную, а оперативного дежурного мучает необычность визита. Как правило эти две должностные фигуры не встречается. Первый отвечает за поддержание порядка, организацию службы войск, воинскую дисциплину и находится в штабе полка. Второй сидит на командном пункте, руководит боевым расчетом, отвечает за боевую готовность, связь, способен руководить приведением, боевыми действиями полка до прибытия на командный пункт командира или начальника штаба.

Высокий и широкоплечий капитан с повязкой на рукаве заходит в дизельную и басит с порога:

- Пьете, гады? Я не стукач, но форму доклада знаю! А где козел - раздолбай пан-спортсмен, из-за которого я чуть с ума не сошел? Щас я его убивать буду, море крови...

Как ушел в Малинищи на свадьбу? И так вот без росписи оставил вам пистолет и патроны?

Дежурный садится на рундук, кладет на столик (который сейчас стоит в другом месте) журнал, сверяет номер пистолета, забирает его вместе с патронами и кобурой. Внимательно рассматривает набор яств и напитков.

- Может примешь грамм сто? Командир не учует утром, наверняка сам принял, к нему в гости должен был брат приехать. А с 9:00 до 13:00 у тебя по инструкции сон.

- Ладно, давай! Я пью только раз, но большую порцию и люблю ничем не закусывать. Водка сама высококалорийное питательное вещество. Наливай полный стакан!

- Э-э-эх! Кря!

Мы (я, Михалыч и Степаныч) выпиваем раньше, так как порции у нас в три раза меньше, чем у дежурного. Последний, допивая стакан, ощущает, что его кто-то дергает за ногу, переводит взгляд вниз и ужасается - сама по себе человеческая рука. Это начальник физической подготовки просунул руку через отверстие в боковой стенке рундука. Капитан с красной повязкой наклоняет голову вниз, чтобы в полумраке рассмотреть получше, как рука хватает его за нос. На этом бравый вояка теряет сознание и как мешок с мукой плашмя падает на пол дизельной. Минут десять длится борьба за приведение капитана в чувство, обнаруживается в закоулке медаптечка, следы которой я потерял месяца три назад, а в ней нашатырный спирт. За этот отрезок времени Полшишкин успел выбраться из рундука, выпить стакан водки и, повинуясь инстинкту самосохранения, дать деру из дизельной.

К моменту, когда дежурный по части открыл глаза и спросил: "Что это было?", спортсмен шел среди поля на полпути к деревне Малинищи, куда он следовал к любовнице, намереваясь провести у нее остаток ночи, а возможно и следующие сутки (что и было). Путь освещала огромная луна, именно в полнолуние совершают свой шабаш ведьмы.

Заключительное представление наблюдал оперативный дежурный, который специально отпросившись у начальника на вышестоящем КП, пошел осмотреть дальний закуток своих владений.

- Мужики! Разве так шутить можно? Так и до беды недалеко!

- А ты, козел, как пошутил? Посмотрел бы я на тебя при сообщении: "Вас вызывает полковник в оперативный зал!", - возмущается Степаныч.

- Ладно, успокоим нервы, - вещает Михалыч и разливает по стаканам водку.

- Выпьем за тех, кто в море, походе на боевом дежурстве! Пьем стоя! Э, нет, Николаевич, тебя как оперативного дежурного, тост касается в первую очередь! Можешь не пить, но стакан в руки взять обязан!

Открывается дверь и в дизельную входит командир полка, одетый в штатское.

Если бы появился ходячий скелет или настоящий марсианин, реакция была бы менее убийственной.

Минуты две - немая сцена,

Первым от шока оправился оперативный дежурный. Он позабыв поставить на стол стакан (так и держа его в левой руке) приложил ладонь правой к козырьку фуражки и стал лихо рапортовать:

- Т-тов-варищ полковник! П-п-полк находится в б-боев-вой г-г-готовности об-бычная! Д-деж-журные с-ссилы в го-го-готовности ном-мер т-три!"

Дежурный по части наоборот уронил на пол стакан и тот со звоном разбился на куски.

- Т-т-та-таварищ пп-полковник! 3-за в-время мо-мо-моего д-де-журства п-происшествий н-не случалось!

- Остальные скромно представились:

- О-о-ответственный за контроль з-з-за выволнением р-р-распо-рядка дня на к-командном пункте - не своим голосом проблеял Степаныч.

- Ппп-прапорщик Пппаньков - д-дежурный д-дизелист! - представился я.

Михалыч ничего не смог сказать. Он в отличие от остальных успел выпить свою порцию и хотел закусить, но при появлении полковника в штатском закостенел в строевой стойке, изо рта торчал здоровенный огурец. Странное дело, но все почему-то стали заикаться.

- Картина Репина "Приплыли" - подумал оперативный дежурный, - пьяная компания на боевом дежурстве, и там же оперативный, пьяные контролирующие Михалыч и Степаныч в компании с дежурным по части, все со стаканами в руках. Полнейший звиздец

Лицо человека в штатском костюме расплылось в улыбке:

- Я не полковник, я не Георгий Иванович, я его брат Валентин. Еду в гости и чувствую - промахнулся мимо военного городка.

- Да, так и есть на двенадцать километров. Я сейчас на тягаче, еду обратно в городок. Следуйте за мной, - обретает дар речи дежурный.

После ухода дежурного по части и родственника командира полка, оперативный дежурный учиняет разнос капитанам:

- Контролирующие, Вашу мать. Разберитесь, как братан полковника прошел незамеченным через КПП и мимо патрульного, а я разберусь, какой козел не закрыл дверь в поземное сооружение! Проведенное расследование констатировало:

- дежурный по КПП отлучился в туалет;

- у патрульных происходила смена;

- дверь открыл сбежавший начальник физической подготовки. Дизельную вновь осчастливили своим присутствием два капитана.

- Закуси тьма, спиртного достаточно - полбутылки водки, грамм сто пятьдесят чистого спирта. Выпьем за фортуну, зато, что это был не полковник, иначе черный день календаря, по одной звезде с плеч долой. Как в том анекдоте:

- Прибывший в воинскую часть из училища молодой лейтенант встречает на КПП своего коллегу:

Как служба?

- Отлично! Что ни год, то новое звание!

- А почему ты до сих пор в лейтенантах?

- Я сюда подполковником пришел!

- Наливай!

- Э-э-эх! Кря!

- Спирт у тебя Степаныч высшего качества, как медицинский!

- Почему как? Медицинский он и есть! Меняю у медика технический, полтора к одному. Ему всеравно каким задницы натирать перед уколами, а нам внутрь принимать.

- Расскажу историю об одном спирте...

Коньяк "На полу он"

Ешь себе кашу с сальцем,

А командиру считай по пальцам.

Козьма Прутков

Один раз в два года каждый полк убывает на государственный центральный полигон в Казахстане для выполнения боевых стрельб.

Два года идет накопление спиртовых запасов за счет экономии мелких порций, получаемых для проведения еженедельных, ежемесячных, ежеквартальных, сезонных и годовых регламентных работ.

Формируются устойчивые группы (по родству специальностей или по приятельским отношениям) из 3-4 человек. Спирт сдается в общую копилку и к часу "Ч" надлежит быть пять канистр по 20 литров:

Љ1 - для обслуживания техники на полигоне;

Љ2 - для решения производственных вопросов с персоналом полигона при форс-мажорных обстоятельствах;

Љ3 - для доставания необходимых вещей, материалов, продуктов, которые необходимо привезти на полигон;

Љ4 - для поддержания здоровья (физиологического и морального);

Љ5 - для решения шкурных вопросов (приобретение сушеной рыбы с озера Балхаш).

Последняя канистра необязательна и формируется по остаточному принципу. Коротко о необходимости и обязательности канистры Љ4.

Воинский эшелон тащится к месту боевых стрельб 10-15 суток, с многочасовыми остановками для приема пищи, для подцепки и расцепки маскирующих его попутных грузовых вагонов, столько же обратно. Какой нормальный человек без ущерба для умственного здоровья выдержит такое месячное путешествие в скученных вагонах под гнетом должностных взаимоотношений?

Месяц-полтора на полигоне. Ежедневный стресс, 12-14 часов рабочий день, без выходных, неравномерное питание - утром есть не хочется, днем при +40 С в пыли и грязи пища не лезет, свирепствующая дизентерия. Сутки ничего не ешь, вечером протер руки спиртом, выпил полстакана, съел суточную порцию и никакой дизентерии - проверено опытом.

Из всего, ранее сказанного, вытекают два вывода: Первый - спирт в зенитных ракетных войсках - это как жидкость в суставах, убери ее и весь организм захромает и обездвижется;

Второй - канистра Љ4 сродни фронтовым ста граммам, и в новых условиях она:

а) подпорка под крышу, чтобы она не поехала;

б) пилюли от поноса.

Читателя может смутить масса лекарства. Посчитаем:

20 литров разделить на 4 человека равно 5 литров. 5 литров разделить на 70 дней равно 72 грамма спирта, что равнозначно стакану водки в день. Если компания из трех человек, то немного больше стакана.

С одной из таких устойчивых групп из четырех человек, к тому же без канистры Љ5, приключилось стихийное бедствие в самом начале пути на полигон, сравнимое разве с цунами, землетрясением или извержением вулкана.

Порядки в воинском эшелоне при следовании туда в сотни раз строже.

В офицерском вагоне все с восьми утра до восьми вечера сидят над книгами, которые берут в следующей тут же секретной библиотеке, либо проводят занятия с солдатами в других вагонах. Спиртного в рот, кроме пива, ни-ни, сразу тебе будет по партийной и по служебной линии взыскание. Двери всех купе настежь, комполка лично контролирует исполнение режима.

Однако те группки, у которых как у собаки колбаса на шее долго не провисит, выплескивают принесенный разносчиком-солдатом чаек во время ужина в окно, наливают в стаканы спирт и нарушают очередность приема блюд, новый чай идет впереди каши. Начинается это на третий-четвертый день путешествия. Некоторые, еще более рисковые, определив, что командир захрапел, запирают двери купе, достают карты и часов до двух ночи играют в преферанс, изредка подкрепляясь спиртом в разумных количествах.

Одна группа взяла с места в карьер, в первый день по варианту Љ 1, во второй день по варианту Љ2, а на третьи сутки случилась беда.

Ночная игра была настолько азартной, что закончилась в четыре утра. Один игрок при мизере под двойной бомбой взял шесть взяток -

подвел прикуп и расклад карт у противников. Другой игрок сыграл в темную десятерную игру под тройной бомбой. Игроки незаметно выпили трехдневную норму спирта.

Первым после двухчасового сна, в шесть утра, очнулся капитан на верхней полке. Ощущение у него было - вроде легкие вместо воздуха вдыхают сметану.

Разбудил спящего на нижней полке, они подняли крышку и увидели картину:

В рундуке, где ранее проводники хранили уголь, из вылившегося из неплотно закрытой канистры спирта образовался аквариум, а канистра плавала сверху;

- Образованная жидкость, впитав угольные крошки, грязь, пыль,
краску приобрела кроваво-красный цвет.

Три участника крушения вышли в тамбур и закурили, обсуждая как быстрей убрать последствия аварии и проветрить купе, пока весь вагон не проснулся. Четвертый (самый бережливый) заявил:

- Ни фига! Так просто добро выбрасывать не дам!

Он взял у проводницы таз для мытья полов, более-менее чистый, тряпку в форме женских трусов, более-менее чистую, вымакал тряпкой жидкость в таз, затем перелил ее в канистру.

Ввиду герметичности рундука количественные потери были небольшими, зато качественные... Бережливый капитан принялся ставить эксперименты, мол, вдруг жидкость расслоится, грязь и краска выпадет в осадок, и тогда можно будет использовать на технике. Он налил на две третьих стакан, накрыл салфеткой и поставил на столик.

Прошел один день, половина второго, а никаких подвижек к самоочистке не наблюдалось. После обеда в купе заглянул начальник продовольственной службы:

- Господа офицеры! Смирно! Почему стаканы из-под чая не сдаете? Что это у Вас? Ни фига себе? Коньяк жрут!

Затем Володя Нечипор, пребывающий в глубоком похмельном синдроме, никого не спрашивая, трясущимися руками поднес стакан ко рту и залпом осушил содержимое.

- Ой, спасибочки! Не дали умереть! Хороший коньячок, сразу в голову ударил, крепкий и вкус приятный! А как называется?

- Коньяк "На полу он", - ответил бережливый капитан, имея в виду, что поднятый с пола.

- А! Наполеон! Это по 47 рублей бутылка? Богато живете! Извините, что без спроса, я вам на ужин кусок красной рыбы принесу!

К ужину начпрод не появился.

Четыре офицера обыскали весь эшелон, но его нигде не нашли. На следующей остановке они опросили караул, дежурного по эшелону - никто ничего не видел. Обратились к непосредственному начальнику начпрода - заместителю командира полка по тылу.

- Откуда я знаю, где он! Дрыхнет где-то или нажрался, собака, и отстал от эшелона!

Состоялся последний военный совет, на котором было высказано предположение: отравился, упал, возможно помер. Что скажет жена, дети?

Приняли решение: доложить командиру полка, что невольно отравили однополчанина. Пусть милиция начинает розыск на местах последних стоянок и вдоль железнодорожного полотка между ними.

Эшелон вновь остановился. Через пять минуть дверь в купе растворилась и вошел Володя Нечипор, с большой, килограмм на шесть, красной рыбой под мышкой.

Оказывается, перед ужином он залез в вагон, оборудованный под склад, за рыбой и там уснул. Кладовщик-солдат его не заметил и закрыл вагон на замок.

Через три остановки караул услышал, как кто-то колотит в вагоне-продскладе ломиком изнутри. Вызвали кладовщика, который и освободил своего начальника из-под ареста.

- Ребята! Дайте еще коньячку! Ах! Так он у вас в канистре? Признайтесь, где достали, наверное, на рязанском ликеро-водочном?

На этот раз Володя выпил стакан смакуя и приговаривая. Одному из знавших происхождение жидкости стало дурно, он побежал в туалет и его вырвало.

На следующий день военный совет постановил:

- подопытный не умер и даже расстройство желудка не получил;

- будем пить то, что есть, другого ничего не будет;

- главное - преодолеть психологический барьер.

К исходу командировки, вру - намного раньше, канистра Љ4 была пуста. Свою лепту внес начпрод, встревавший в компанию то с рыбой, то с тушенкой.

(Примечание: бережливым капитаном был не кто иной, как Михалыч).

Диалог Љ6

Труд создал из обезьяны человека

Фридрих Энгельс

Но не для того, чтобы превратить его в лошадь

Михалыч

3.00

- Наливай! Э-э-эх! Кря!

Шутки шутками, а пора уже готовиться к лекции по борьбе с пьянством. Какие, к примеру, ты, Степаныч, знаешь пословицы по борьбе с пороком?

- Пьянству - бой, но перед боем надо выпить!

- Кто сказал, что надо бросить водку на войне, после боя сердце просит водочки вдвойне!

- Кто не курит и не пьет, тот здоровеньким умрет!

- Древние греки не пили, но все равно передохли!

- Кто не рискует, тот не пьет шампанского!

- Шампанское по утрам пьют только аристократы или дегенераты!

- Не пей последних сто грамм - оставь на опохмелку!

- Пейте пиво пенное, будут морды здоровенные!

- Хорошие, Степаныч, пословицы, но они противоречат политике партии и правительства в этом вопросе.

- Заговорил о политике! Или допился до чертиков, или хочешь стать народным депутатом как предыдущий наш командир полка! Кстати, Михалыч расскажи как он во время предвыборной компании схлестнулся с Лешей Невгибенным! А я в это время был в командировке.

- Дело было так...

Гримасы демократии в армии

Бери! Большой в том нет науки,

Бери, что только можно взять!

На что ж привешены нам руки,

Как не на то, чтоб брать!

Капнист, комедия "Ябеда"

Конец 1989 года. Эпоха развитого социализма (избыток денег, дефицит товаров), но уже на каждом перекрестке гремят фанфары и литавры о наступившей эпохе гласности и демократии. Еще нет контрактной системы; унизительного сокращения и поспешного бегства армии из стран Варшавского Договора и республик Балтии, из СНГ. Офицеры еще не потеряли чувства личного достоинства и были способны поддержать друг друга. Пока еще нет среди них расслоения по уровню достатка. Квартиры прапорщика и подполковника по обстановке различаются, разве что, содержанием библиотеки. На своем издыхании кампания по борьбе с пьянством.

Алгебраическое сложение социализма и демократии порождает первые сбои в системе справедливого распределения материальных благ. У обитателей военного городка полка ПВО две проблемы:

- женщины проводят две ночи в неделю в очередях, в среду у магазина Военторга (за промтоварами), в пятницу у книжного киоска (за художественными книгами). Потом оказывается, что жена командира полка через черный ход весь дефицит в магазине забрала себе, либо распределила среди своих подруг, а в киоске начальник политотдела изъял самые лучшие книги для награждения отличников боевой и политической подготовки;

- солдаты недовольны отсутствием контроля за движением продуктов питания с продовольственного склада к их желудку, часть их прилипает к нечестным рукам.

Понедельник, полковой развод, объявление командира полка:

- После прохождения торжественным маршем офицерам, прапорщикам остаться на плацу.

- Товарищи офицеры! Получен приказ Министра обороны об образовании Офицерских собраний. В 17:00 всем быть в клубе, будем избирать ПРЕДСЕДАТЕЛЯ. Вопросы есть?

- А прапорщикам приходить?

- Насчет прапорщиков в Приказе разъяснений нет, поэтому им тоже присутствовать!

Ура! Ура! Перестройка, гласность, новое мышление, демократия! Еще раз Ура!

17:00. Клуб воинской части.

Часть собравшихся группками курит перед входом, оживленно комментируя событие:

Офицерское собрание? Что за хренотень? Как в царской армии, что ли? Чем оно там занималось?

- Судя по Куприну, утверждало результаты дуэлей, содержало здание с танцевальным залом и буфетом, в котором устраивали балы, застолья, играли в карты и напивались до чертиков!

- Дело серьезное! Я читал, что Офицерское собрание могло вынести постановление об увольнении офицера со службы за нарушение кодекса чести, выразить любому, вплоть до командира полка, недоверие!

- Мужики! Давай Председателем такого изберем, который полковнику покажет "Кузькину мать"!

- А кого? Давай Леонида Игнатьевича! Тому палец в рот не клади - молчит, молчит, потом как выдаст, хоть стой, хоть падай!

Вторая половина прибывших на собрание сидит в зале, слушает анекдоты Остряка (начальника инженерной службы). Все на злобу дня - обалах, о поручике Ржевском, об Офицерском собрании, истерически хохочет.

Входит полковник.

- Товарищи офицеры! - командует начальник штаба. Все встают и принимают стойку смирно.

- Товарищи офицеры! - отвечает комполка и все садятся. Полковник выходит на трибуну, обводит взглядом притихший зал и начинает речь:

- Товарищи офицеры и прапорщики, понимаешь! Как мне предписано, открываю заседание по избранию Председателя Офицерского собрания. Слушай приказ Министра обороны и приложение к нему: "Положение об Офицерских собраниях". (Полковник четко, выразительно и торжественно зачитывает документы).

- Мы, понимаешь, вступили в эпоху гласности и демократии. Это первая ласточка. Нельзя, понимаешь, чтобы страна шла к демократии, а Вооруженные силы топтались на месте. Офицерское собрание заменит Суд офицерской чести, будет следить, чтобы офицеры блюли... бляли... блюди... бляди... (тьфу, заклинило, твою мать!), в общем, понимаешь, соблюдали свою честь.

Будет разбирать конфликты межу офицерами в быту, а также внутри семей. Вот теперь ваши жены, задолбавшие меня жалобами на мужей, пусть обращаются к Председателю.

Он иногда будет мне советовать, а я тоже, понимаешь, человек и могу ошибаться. То есть, наподобие профсоюза.

Опять же, культурная работа! На носу Новый Год. Мне, понимаешь, запрещено приказами организовывать коллективные застолья, борьба с пьянством, понимаешь!

А вот Офицерское собрание, как общественная организация, могло бы взять на себя ответственность:

- собрать рублей по пятьдесят с рыла;

- накрыть здесь в клубе столы;

- встретить Новый Год сообща.

Здесь и музыка, и танцы всякие, понимаешь, игры. Это сплачивает коллектив.

За разные нюансы и эксцессы спрошу с Председателя. Он должен гарантировать порядок. А то у нас всегда после коллективного возлияния идут разбирательства:

- у одного асфальтовая экзема;

- другому кто-то на ухо наступил, при выходе из помещения;

- третий господин офицер другого господина офицера (в борцовской схватке под столом) укусил за задницу;

- четвертый перепутал чужую жену со своей.

Особо о Председателе! Это должен быть самый опытный и авторитетный человек. Кроме того, есть распоряжение из кадров о том, что впредь Председатель должен на всех представлениях на звания, должности, учебу накладывать свою резолюцию, с согласием и несогласием.

Какие будут мнения по кандидатуре Председателя? У меня предложение... (Полковник хотел назвать фамилию подконтрольного ему и податливого офицера), но со всех концов зала послышалось:

- Майора М.! Леонида Игнатьевича!

Поняв, что ручной кандидат не пройдет, командир полка поставил на голосование:

- Гм! К-ха! Да-а-а! Кто за? Против? Воздержался? Принято единогласно, при одном воздержавшемся (альтернативный кандидат).

Майор М.! Леонид Игнатьевич! Сердечно поздравляю! Будем, понимаешь, работать!

Спустя три месяца на затерявшийся в полях Рязанщины военный городок накатилась вторая волна демократии, которая "нарвалась" на первую.

Грянули выборы в Рязанский областной Совет. Впервые на альтернативной основе несколько кандидатов. Впервые конкуренция, впервые предвыборная агитация. Такого три поколения советских людей не видели и не могли предполагать.

Так как по заведенной традиции в областном Совете обязательно должен быть генерал или полковник (Рязань - город военных), руководство гарнизона предложило нашему командиру вступить в предвыборную борьбу, рассчитывая, что он обязательно на выборах победит.

Весь месяц комполка колесил по окрестным деревням и поселкам, вызывая своим бравым видом восхищение у детей, старушек, разбитных молодок. Он "вешал лапшу на уши" крестьянам, мол, и дороги выровняет, и мосты построит, и школы отремонтирует. Придя в областной Совет, он на эти дела истребует деньги и на выполнение обещаний бросит всю силу и мощь Вооруженных Сил.

За несколько дней до самих выборов состоялась встреча кандидатов с жителями военного городка.

Тот же самый клуб воинской части, еле вместивший невиданное досель количество народа. Для солидности туда собрали:

- офицеров и прапорщиков (проверяли по спискам);

- всех солдат, прямо с развода в клуб направили суточный наряд, сняли, кого можно, с боевого дежурства;

- на первых рядах - сотня жен офицеров и прапорщиков, многие с детьми и детскими колясками (при скудном быте и досуге их хлебом не корми, пришли сами, как на цирковое представление).

Зал переполнен, аншлаг.

На сцене трибуна и столы, за которыми четыре человека:

- председатель областной избирательной комиссии (удивлен количеством избирателей, участок закрытый);

- полковник, загадочно и многозначительно улыбающийся (мол, знай наших);

- представительный мужчина лет пятидесяти, директор крупного совхоза, с вызывающим видом (мол, мы тоже не лыком шиты);

- тридцатипятилетняя женщина - передовая в области доярка, от волнения красная и растерянная (мол, куда я попала и зачем мне это нужно).

Доярка то положит руки на стол, то их спрячет. Даже не пользуясь методом дедукции, по ней легко определить:

- в детстве мало обеспеченная семья, тяжелый сельский труд, восьмилетнее образование;

- с 16 лет каторжный труд доярки, с 18 лет замужество, муж тракторист, трое детей, большое домашнее хозяйство. Демократия пересеклась с советской традицией: выдвигать в представительную власть людей труда.

Ненавязчиво, как опытный дирижер, полковник делает жест рукой, в зале воцаряется тишина, а поднявшийся председатель облбиркома объявляет:

- Уважаемые избиратели, жители военного городка! Через пару дней выборы в областной Совет. По Вашему округу есть три кандидата, Вы их видите, в том числе и Ваш командир. Для выбора вы должны ознакомиться с каждым. Поэтому сейчас они поочередно выйдут на трибуну, расскажут о себе, изложат программы, ответят на интересующие Вас вопросы. Слово предоставляется...

Директор совхоза был краток:

В истекшем году построил и дал своим работникам 16 квартир, спортивный зал, баню, две деревни соединил асфальтовым шоссе. Могу обеспечить Ваш военный городок дешевым мясом, молоком, овощами со своего хозяйства. Иду в областной Совет, чтобы помочь сельским жителям.

- Вопросы к кандидату есть?

- Есть!

Откуда ни возьмись, в полку проявилась толпа умников. Человек семь задали вопросы из области экономики, политики и даже философии. Директор кой-как отразил нападение и сел на место.

- Слово предоставляется....

Доярка (заикаясь и запинаясь) была еще более кратка:

- Родилась..., работаю..., надоила от каждой коровы столько-то..., мне понятны нужды простого человека. Иду в областной Совет, чтобы помочь женщинам.

Ко второму кандидату вопросов было в два раза больше и куда более изощренных. Умников забавляло, что ни на один из них женщина ответить не в состоянии. Когда один из ерудитов спросил типа: "Как Вы смотрите на дифференциацию макроэкономических показателей в целях прогнозирования ситуации... ", - не выдержал полковник:

- Капитан Япуков! На Ваш вопрос с ходу не ответит профессор Академии! Что Вы над женщиной издеваетесь?

Доярка села на место, а на трибуну взошел командир полка. Выступал он дольше, чем оба предыдущие оратора, вместе взятые:

- Я за справедливость! Вы видели, какие особняки обкомовские работники построили в Солотче (прим. - курортная местность)? Идет перестройка, гласность, демократия, а чиновники до сих пор отовариваются в специализированных магазинах. Всякие привилегии отменить! Справедливость должна восторжествовать! Вот за этим я иду в областной Совет!

- Какие будут вопросы?

Воцарилась тишина. Полковник стоял на трибуне, оглядывая зал. Скромно сидели женщины с полуметровыми языками, треплющими непрерывно по двадцать часов в сутки. Враз пропали все умники, сидели опустив глаза боевые офицеры.

- Ну что же вы? - обратился к залу председатель обл избиркома, - несправедливо, чужих затерроризировали вопросами! Задайте хоть один вопрос, для проформы, своему командиру!

Стало стыдно и мне, прапорщику Панькову.

- Э-эх! Вы, люди-людишки! Умники языки в задницы засунули, боевые офицеры в зайцев превратились!

- Есть! - слышится голос и встает Леонид Игнатьевич, и враз головы присутствующих разворачиваются в его сторону, звучит вздох облегчения (мол, не перевелись еще, слава богу, на Руси святые подвижники и великомученики).

- Уважаемый кандидат! Ответьте на три вопроса:

- Первый. В магазине военного городка Ваша жена отоваривается по очереди или с черного входа?

- Второй. Не могли бы вы показать в зале хоть одного отличника боевой подготовки, награжденного книгой?

- Третий. Питаются ли солдаты полка по установленной норме и когда Вы последний раз проводили контрольное взвешивание мяса перед закладкой его в котел?

Ничего более убийственного для психики полковника, не только человек, но и дьявол изобрести бы не смог. Не менее уничтожи-тельной была и реакция зала. Как единый организм, зал: после первого вопроса затаил дыхание, еще не веря ушам и глазам в происходящее; после второго - сделал шумный вдох; после третьего (случилось непредвиденное) захлопал в ладоши единственный солдат, зааплодировали остальные, овацию подхватили женщины, поддержали офицеры и прапорщики.

Наступила пятиминутная пауза. Мысли полковника и его внутреннее состояние отразились цветомузыкой на лице, всеми цветами радуги. От оторопи кровь ударила в лицо и оно стало красным. Из глубины души всплыло чувство стыда перед конкурентами и председателем облизбиркома, что придало лицу комполка оранжевый оттенок. При мысли, что суть происшедшего дойдет до генерала (доброжелателей хоть пруд пруди), резко упали пульс и артериальное давление, лицо обескровилось, побледнело, стало желтым, затем бледно-зеленым. Наступила прострация, медленно перешедшая в нервный стресс Чувством возмущения и обиды завибрировала каждая клетка организма, что породило волну животной злости против провокатора, всего зала и вообще, всей Вселенной. Пульс и давление в своих значения увеличились вдвое; как у обреченного на смерть алкоголика, во время апоплексического удара, лицо посинело, затем приобрело фиолетовый оттенок.

В гробовой тишине прозвучал тихий ответ кандидата в депутаты областного Совета:

- По книгам все вопросы к начальнику политотдела, к непорядкам в книжном киоске я отношения не имею! Да!!! Моя жена в магазине Военторга не всегда отоваривалась по очереди. Такого впредь не будет! Обязуюсь взять под личный контроль работу солдатской столовой.

На этом предвыборное мероприятие закончилось, избиратели разошлись, кто в казармы, кто в квартиры. Состоялся фуршет командира полка, его заместителей с гостями воинской части (с коньячком, под приличную закусь). Однако застолье не удалось, ибо полковник внутренне буквально задыхался от гнева:

- Какой идиот эту демократию придумал? Демократы хреновы, напридумывают - а ты расхлебывай! Общественность, Председатель офицерского собрания, твою мать! Я же его, гада гребучего, в порошок сотру! Однако здесь нужно действовать по-умному, постепенно, как в шахматной игре.

После убытия гостей, в четверг, в 21:00 (за три дня до выборов) началась необычная и затяжная шахматная партия.

Белые (полковник) имели подавляющее превосходство в тяжелых шахматных фигурах в виде неограниченной власти командира полка. Как говорил остряк (начальник инженерной службы), воинский устав содержит, в принципе, всего три статьи:

статья 1 - командир прав;

статья 2 - командир всегда прав;

статья 3 - если не веришь, читай статью 1 и 2.

Черные (майор) имели лучшую диспозицию в расположении шахматных фигур, в виде общественного мнения, умноженного на волну демократии и личные качества майора. Леонид Игнатьевич был человеком умным, молчаливым и уравновешенным, но до тех пор, пока ему не попадет шлея под хвост. В гневе он был страшным и изобретательным.

Белые развернули наступление на королевском фланге с целью ошеломить противника силовым натиском (сразу по горячим следам).

В 21:00 правдолюб был вызван (через посыльного) в кабинет кмандира, на ковер.

Майор выбрал старую индийскую защиту:

- выпил один за одним два стакана водки;

- закусил целой головкой чеснока (для злости).

По пути в штаб он размышлял:

- Сейчас этот козел станет ломать меня о коленку, главное не сломаться, выдержать первый натиск! Хрен ему это удастся, не на того напал!

В кабинете рядом с полковником сидели: начальник политотдела (соучастник по делу о дефицитных книгах) и заместитель по тылу (соучастник по делу о мясе), лица явно заинтересованные; а в стороне - начальник штаба, чистый заместитель и зам по вооружению - лица безучастные, которые посмотрели на майора сочувственно, как на камикадзе.

Не пригласив вошедшего в кабинет сесть, полковник ринулся в атаку:

- Более подло, понимаешь, поступить невозможно! Вы, тем более Председатель Офицерского собрания. Донимаешь, унизили и опозорили меня перед солдатами, жителями военного городка, облизбиркомом, конкурентами.

- А заявлять о борьбе за справедливость и одновременно быть нечистоплотным, это не подло? Пользуетесь тем, что остальные боятся высказаться в лицо! Если бы я написал анонимку - это было бы действительно подло!

- Вы, товарищ майор, по-моему, пьяны?

- В свободное от службы время имею право! Не нравится - отложим разговор до завтра. Да и Вы, чувствую, грамм сто пятьдесят на душу приняли?

- Садитесь! Поговорим сегодня и сейчас!

- А где Ваша партийная совесть? - встрял в разговор начальник политотдела, - почему Вы не пришли к командиру и не высказали ему один на один, или не выступили на партийном собрании?

- Насчет партийной совести? Чья бы мычала, а чья бы молчала! Не секрет, что Ваша жена, работая в книжном магазине в Рязани, из-под полы, втридорога, продает дефицитные книги! Вина полковника в бесконтрольности за Вашей деятельностью! Почем опиум для народа? Рядом еще один честнейший человек - вор в кубе (если надо, то я докажу это прокурору)! К другим Вашим заместителям у меня претензий нет. Подполковник Буща! Вспомните, как Ваша жена высказалась против командира, а потом три часа стояла на этом же ковре!

Беседа длилась пять часов, до 2:00, но никто из заместителей в разговор не встревал. Белым подключить к атаке сильные фигуры не удалось, они пока оставались на первой линии шахматной доски.

На следующий день, в пятницу, в 9:00 состоялось (под руководством командира) собрание прапорщиков.

- Кто зато, чтобы считать действия майора М. недостойными чести офицера?

Проголосовали все единогласно, в том числе и я, Паньков. Знаете, прапорщик как собака - может облаять любого, но не того, кто кормит.

В 12:00 белые нанесли удар конем на ферзевом фланге, была уволена с работы жена Леонида Игнатьевича, отлучившаяся на десять минут с рабочего места в магазин.

В 16:00 командир полка открыл офицерское собрание словами:

- Ваш председатель, майор М., поступил подло, нанес мне тяжкое оскорбление, давайте его переизберем!

Белые совершили стратегическую ошибку, их позиция ухудшилась. Давать бой на общественном поприще человеку авторитетному было опрометчиво. Восемь (из десяти выступивших офицеров) преподнесли командиру такие вопросы, что вопросы, заданные на встрече с избирателями, теперь приобретали статус детской шалости, а восемьдесят процентов офицеров проголосовали против предложенной резолюции. Полковник осознал, что вместо одного он получил целый фронт своих противников.

В воскресенье состоялись выборы. На закрытом избирательном участке при воинской части расклад был следующий:

явка избирателей 100 %;

получили голосов:

доярка - 80 %,

директор совхоза - 15 %,

полковник - 5 %.

Общий итог выборов по округу: 1 место - директор, 2 место -полковник (мог бы победить, если бы в военном городке отдали больше голосов за него), 3 место - доярка.

Дебют шахматной партии белыми был проигран вчистую. Начался миттельшпиль. Первое взыскание майор получил за то, что один из документов подписал вместо своего непосредственного начальника (хотя до этого это было нормой правил). Второе - за употребление спиртных напитков в служебное время. Леонид Игнатьевич отпросился на два часа в город по личным делам, где попути выпил кружку пива. Пивной запах был квалифицирован полковником как появление на службе в нетрезвом состоянии.

Однако без совместного решения служебных вопросов не обойтись. Начальник штаба убыл в командировку, а майор, его заместитель, приступил к исполнению обязанностей второго лица в полку.

- Товарищ майор! Сейчас по телефону командир корпуса устроил мне разнос за то, что мы не подали предложения по изменению штатной структуры! Почему не выполнено?

- Товарищ полковник! Такие предложения должны уйти за Вашей подписью, а на самом документе Ваша резолюция: "подполковнику Мандрус! Собрать предложения. Систематизировать их и представить мне". Я принял должность, но не фамилию. Так что спрашивайте за неисполнение с моего начальника, когда он вернется из командировки!

- Леонид Игнатьевич! Личные отношения это одно, а служба - службой! Я завтра уезжаю на пару дней, потом на совещание в штаб корпуса. Вы что-нибудь напишите и отправьте за моей подписью.

- Есть, будет сделано!

- Еще просьба. К началу совещания необходимо отработать и выслать замысел действия сторон и карту!

- Э, нет! Командиром корпуса документ отработать предписано лично Вам, штаб полка тут ни при чем. Замысел я дам машинистке, она отпечатает, а вот карту делать не буду.

- Раз Вы так ставите, понимаешь, вопрос, то я найду другой выход! Идите!

Следуя указаниям командира полка, на следующий день, начальник секретной части выдал единственному солдату, имевшему допуск к работе с секретными документами (специалисту по засекреченной связи и художнику по гражданской специальности) две карты: одну как образец, вторую чистую. Солдат пришел в кабинет заместителя начальника штаба.

- Товарищ майор! Командир полка велел мне начертить по образцу карту и сказал, что Вы подскажете, что изменить.

- А как же, подскажу! Образец - это боевая карта, а в учебной должны быть некоторые условности для маскировки. К номеру полка необходимо добавить цифру 100, к номеру корпуса - цифру 10. Далее, на всех надписях шрифт должен быть не вертикальный, а с наклоном под углом сорок пять градусов, ага! Вместо "ВВС США" для маскировки "эскимосы Гренландии", на синих стрелках, изображающих противника - вместо "10 стратегических бомбардировщиков Б-52" - "10 каноэ". Остальное черти как на образце. Правда, внизу вместо фамилии полковника - его псевдоним "Дуборуб". (Кроме первых двух советов, остальные - нелепости).

Совещание в штабе корпуса с участием всех командиров полков, бригад, начальников служб соединения. Генерал:

- Сколько живу, таких анекдотов еще не встречал! Вот послушайте все, какие предложения прислали из Рязанского полка: "Должность командира полка сократить", Полковник Рудолюб! За каким хреном ты сюда приехал, если предлагаешь свою должность сократить? Кстати, и фамилия у тебя теперь другая, более правдоподобная. Пройдите в соседнюю комнату, где висят карты, посмотрите на рязанскую. Даю Вам пять минут для смеха (истерический хохот длился двадцать минут). Сотворить такое можно, выпив не менее двух литров водки, либо поручив исполнение карты какому-либо свинарю.

Знаю, наслышан, это проделки майора М., который у тебя весь полк на уши поставил, а ты с ним справиться не можешь!

А Вы знаете, я этого майора зауважал! Командиры полков разжирели, как караси, обурели, перестали мышей ловить, даже воровать незаметно не умеют.

В отсутствие полковника черные провели еще одну контратаку. Состоялась встреча Леонида Игнатьевича с начальником политотдела.

- Василий Петрович! Вот новый приказ Министра обороны по укреплению воинской дисциплины, где указано: "снимать с должностей командиров и политработников, допускающих сокрытие преступлении".

А вот у меня рапорта дежурных по части за два года, с резолюциями полковника "Ознакомлен, смену разрешаю".

Вот в рапорте: "Рядовой такой-то спал на посту, такой-то ударил товарища младшего призыва, сиречь неуставные взаимоотношения". То есть, военнослужащие должны были быть привлечены к уголовной ответственности, а они получили лишь дисциплинарные взыскания. Всего скрытых преступления 26. Я уже побывал в Москве в приемной Министра обороны, там сказали, мол, привози документы, мы их примем. Я человек от сохи, рабоче-крестьянского происхождения, в очереди за лампасами не стою. А Вы с полковником сушите немедля сухари!

Ход черных был сильным, и в стане белых началась паника.

Пару недель спустя наступил эндшпиль, состоялась встреча полковника и майора.

- Леонид Игнатьевич! Идет слух, что ты на меня целое досье собрал и ездил с ним в приемную Министра обороны? Мы с тобой боевые офицеры, зачем в наши командирские дела вмешивать еще пустозвонов-политработников? Разговор наш секретный, и надеюсь ни одно слово за пределы кабинета не выйдет. Я тебе верю! Давай сначала выпьем за мир между нами.

Полковник достал из сейфа бутылку водки, стаканы, бутерброды. Однополчане пожали друг другу руки, выпили и закусили. Командир полка продолжал:

- Через месяц я из полка ухожу, ты здесь единственный, кто это узнал. То, чем ты располагаешь - это только надводная часть айсберга. Слух о конфликтной ситуации дошел до генерала, он побоялся работы комиссии, при которой могли бы вскрыться его махинации, которые я покрываю. Чтобы разрядить обстановку, он, в срочном порядке, решил вопрос с моим повышением. Как честно признался генерал в личной беседе, собирался он реально это сделать только через год. Так что ты мне здорово помог.

Хотя шахматная партия и закончилась вничью, ощутимую пользу демократия принесла лишь полковнику, все остальные остались при своих интересах.

Песнопение в дизельной

(первое и последнее)

Щас спою!

Волк из мультфильма "Жил-был Пес"

3 часа 30 минут. Михалыч и Степаныч допивают остатки спиртного, так сказать, "на посошок", закусывают "чем бог послал", вернее, что Полшишкин принес. Мои продукты, кроме дистиллированной, приготовленной для аккумуляторов, воды иссякли давно.

Затем капитаны, перекрывая шум работающего двигателя, поют несколько военно-популярных песен. Жаль, что под землей их, кроме меня, никто не слышал. Исполнение, прямо скажу, мастерское, эмоциональное и душевное.

В 4:00 Михалыч и Степаныч ушли отдыхать. Вот и закончился один из вечеров на хуторе близ деревни Дашки под Рязанью, начавшиися в 14:00 предыдущих суток и длившийся целых четырнадцать часов. Вернее, не на самом хуторе (в военном городке), а в его филиале (позиции Командного Пункта) близ деревни Малинищи в десяти километрах южнее.

Как писано в боевых документах:

КП... гвардейского зенитного ракетного полка ПВО, 1,5 км Северо-Восточнее д. Малинищи, координаты X=... .; У=... ..

Сколько таких вечеров за мою службу было? Некоторым может показаться, что два капитана - отъявленные алкоголики. Это не так! Выпивохи, быть может, но... гусары!

Через два часа они были уже на ногах. Побрили и разгладили морды, съели по полкило петрушки с огородика возле казармы, к сигналу "Подъем!" в 6:30 были кристально чисты! Как стеклышко!

Учинили для порядку разгон суточному наряду за плохую уборку помещений, четко руководили утренними мероприятиями в казарме (во время физзарядки Степаныч даже пробежал вместе с солдатами километр). Ничего не скажешь - закалка!

К 7:30 на позицию КП приехал начальник политотдела полка Василий Петрович. Проснувшись ночью, он подумал, что лекцию по борьбе с пьянством перепоручать Михалычу, значит компрометировать политику Партии и Советского Правительства в этом вопросе и лекцию провел самолично.

А жаль! У Михалыча она получилась бы намного интереснее и доходчивее!

Заключение

А я с милым целовалась,

А я смилым обнималась,

Обнималась бы еще

Да болит вл... що!

Рязанская частушка

Уважаемый читатель!

Пришло время нам расстаться. Дай бог тебе встретиться в новой книге с милыми моему сердцу Полшишкиным, Михалычем, Степанычем, Остряком-начальником инженерной службы и другими персонажами. У нас в ПВО учений тьма, еще больше всяких историй.

Спасибо, что выслушал прапорщика до конца! Я же в общении с тобой вздохнул поглубже, хотя в спертом воздухе при всем желании не отдышишься.

Предупреждали меня:

- Не ходи по косогору, сапоги стопчешь! То и дело слышишь смешки в спину:

- Во, Во! Писака пошел!

В глубине каждой души есть своя змея. Что поделаешь, всякая человеческая голова подобна желудку: одна переваривает входящую в оную пищу, другая засоряется.

Многие люди подобны колбасам, чем их начинят, то и носят в себе.

Высокое начальство говорит: Ты что, Паньков, оху... впрочем, охаял Вооруженные силы и доблестные войска ПВО? Изображаешь одни пороки! Вакса чернит с пользою, а Паньков с удовольствием!

Отвечаю:

- Во-первых: взирая на солнце, прищурь глаза свои, и ты смело разглядишь в нем пятна;

Во-вторых: пороки входят в состав добродетели, как ядовитые снадобья в состав целебных средств;

В-третьих: всякая вещь есть форма беспредельного разнообразия. Вред или польза действия обуславливается совокупность обстоятельств.

Командиры с большими звездами на погонах мне говорят:

- Может ты и прав, Паньков, но бить тебя все равно будут!

Закрадывается мысль - не уйти ли на "гражданку", уволиться из армии.

То есть: начинай от низшей степени, чтобы дойти до высшего; другими словами: не чеши затылок, а чеши пятки!

Фиг им! Как говорят у нас в ПВО: "По углу и азимуту!".

Звезда звезде рознь! Если бы хоть одна настоящая звезда упала на заслуженную грудь, то не осталось бы ни того человека, ни отдаленных единомышленников его!

Продиктовано мною, записано Леонидом Михайловским, с моих слов верно (это чтобы этот козел себе авторские права не присвоил). Закончено 19... бря 19... ..года, в ненастный воскресный день, в 30 километрах Юго-Восточнее г. Рязани, координаты Х= , У=... ., в подземном бункере, в присутствии свидетеля - начальника инженерной службы, за четырьмя... ошибся... шестью бутылками... чая!

ПВОшник (это не профессия, а состояние души).

Прапорщик Иван Паньков

Подпись Печати не имею


Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис) Write_by_Art "И мёртвые пошли. История трёх."(Постапокалипсис) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Н.Самсонова "Жена князя луны"(Любовное фэнтези) М.Снежная "Академия Альдарил: роль для попаданки"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Потерянный источник"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"