Михалевская Анна Владиславовна: другие произведения.

Фэнтези 2017. Судейский обзор финалистов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:

  
  РОМАНЫ ФИНАЛИСТЫ:
  
  
  Бэд Кристиан. Магистериум Морум
  
  Томашева Ксения. Буря
  
  Зима Ольга. Темное пламя
  
  Кузнецов Бронислав. Мёртвые душат
  
  Летучий Дмитрий. Танец света и тени
  
  Дьяченко Наталья. Цветок смерти, или Правдивая история Рас-Альхага, единственного мага, который умел колдовать без головы
  
  Бочаров Анатолий Юрьевич. Легенда о Вращающемся Замке
  
  Ковалевская Александра Викентьевна. В душной ночи звезда
  
  Нейтак Анатолий Михайлович. Падшая звезда
  
  Холод Корин. Запятая судьбы
  
  Мудрая Татьяна Алексеевна. Осень матриарха
  
  Шведова Анна Николаевна. Оказия
  
  Зарубин Александр. Волчья дорога
  
  
  
  ************************
  
  БЭД КРИСТИАН. МАГИСТЕРИУМ МОРУМ
  
  Трагикомическая философская история о Люцифере наоборот. Все в этом мире перевернуто с ног на голову: демоны не умеют врать и учат людей любви, люди без зазрения совести уничтожают себе подобных - в борьбе за ресурсы, за власть, ну и на всякий пожарный - чтобы башня крепче стояла, простая девушка Алисса оказывается благороднее распрекрасного магистра и могущественнее адовой фурии, законы Ада нерушимы и находят виновного, законы людей меняются согласно обстоятельствам, и даже церкви Сатаны - всего лишь корни перевернутого дерева. Идей здесь немало, текст пестрит афоризмами и философскими выкладками - но думаю, главная мысль отражается в названии главы 29: все не так, как оно выглядит. Нормы морали, трактуемые глупцами, ханжами и фанатиками превращаются в опасное оружие против человечности. И ни один закон не подскажет, как поступить по совести. А иногда, чтобы спасти совесть, надо его преступить. Есть о чем поразмышлять!
   Роман отлично сбалансирован по наполнению. Здесь присутствует логически непротиворечивая, складная, доступная для понимания интеллектуальная составляющая: классически закрученный сюжет с переплетением нескольких линий, философские вставки, аналогии развития характера, личности с алхимическими стадиями получения философского камня, структурно продуманный мир, цитаты - как бы направляющие, в каком ключе воспринимать главу. Все это заставляет думать, сопоставлять, сравнивать, разгадывать. Показательно, что в тексте развиваются не только герои и их понимание мира (земля не плоская!), но и сам мир (уходит от власти иллюзорных слов Сатаны в свое реальное несовершенство). На месте в тексте и эстетика - богатый словарный запас, образная речь, автор умеет рисовать красивые насыщенные картинки. И просто прекрасные речевые характеристики, все говорят по-разному, даже шпана ботает по фене, как ей и положено!
  При этом роман достаточно эмоциональный, эмоций много, они разные, переключение происходит постоянно, а иногда и смешение - не зря я в самом начале говорила про трагикомедию. Смеяться сквозь слезы и при этом не потерять естественность, не уйти в крайности, пожалуй, сложнее всего, но у героев это получается. Ну, как ни странно для текста, где папочка и сынок совокупляются с инкубами, здесь есть и моральная составляющая! Мы знаем, чем поплатился Фабиус за свое долголетие, знаем о его раскаянии, видим, как он переживает о сыне, как не может забыть жену, мы видим, что он по сути и не живет. Нам как бы показывают - это неправильный путь, здесь теряют гораздо больше, чем находят. К слову о Фабиусе - мне кажется, принести любимую жену в жертву своему магическому могуществу - это уже перебор. Насколько я поняла, он убил ее, потому что ему нужна была невинная жертва? А для чего конкретно? Если просто заключить башню в магически непробиваемый кокон - все-таки мало верится, это уже граничит с сумасшествием, а он слишком практичный малый. Тут надо либо аргумент более весомый привести - например, чтобы спасти сына. Либо расписать психологически, чтобы достоверности придать. Либо уже не вешать на него это убийство, пусть сама умрет от чего-то там, а он недосмотрит и не спасет ее вовремя.
  Говорить о романе можно много... он интересен, многослоен, заставляет думать и чувствовать в унисон с героями, отлично выполнен технически - с соблюдением всех литературных канонов. Видно, что автору было что сказать и он постарался это сделать доходчиво и оригинально. Читала с удовольствием!
  Недочеты тут разве что в мелочах. Вот с убийством жены Фабиуса возникает вопрос. И напрашивается в развязку еще сцена встречи Алиссы и Фабиуса, хоть бы издалека маг повозку бы увидел. Также момент с цитатами меня зацепил. Нет, идея отличная - но исполнена несколько бессистемно, я бы сказала. Цитаты взяты из классиков всех времен и культур и даже просто 'народной мудрости'. Я бы все-таки ориентировалась на каких-то средневековых философов, чтобы было ближе к стилистике романа. А 'народную мудрость' вообще бы убрала. Замечу, это все не относится к описанию алхимических стадий, они как раз прекрасно вписались в контекст!
  И последнее - роман бы еще чуть вычитать. Попадаются описки, ошибки по невнимательности, некоторые из них я привела ниже.
  
  Замечания по тексту:
  
  'Внешне Правитель напоминал вставшего на задние копыта плешивого козла с начинающимися рогами.'
  Начинающиеся рога - это так? Может, начинающие пробиваться?
  
  'Впрочем, именно предатели считаются в Аду весьма надёжными партнёрами.'
  Хорошо сказано!
  
  'то прикажу пытать, это ты это знаешь?'
  Одно 'это' лишнее
  
  'двухсторонняя комиссия по людской и адской морали, именуемая также 'Магистериум морум'?'
  прекрасный термин!
  
  'Однако за свои 166 лет Фабиус не помнил'
  Числительные здесь лучше буквами писать
  
  'Фабиус, выпрямился, успев, в прочем,'
  Впрочем
  
  'Слуга выпучил глаза, отрыл рот и... плашмя рухнул на пол.'
  Отрыл рот - тоже интересно звучит, но лучше все-таки отКрыл
  
  'Обычно спасённый полагает, что спаситель своим непрошеным добром отвратительно наплевал ему прямо в душу.'
  Хорошо сказано!
  
  'Сатана - отец лжи, но теперь я понимаю, где он всего этого нахватался!'
  Браво!!!
  
  'дабы бы обрести богатство и власть.'
  Бы лишнее
  
  'каждая под охраной чтырёх стражников, направлялись по соседним провинциям.'
  чЕтырёх
  
  ОТ 'Борн же в это время был выше, чем само солнце'... ДО
  'Он выдохнул пустоту и устремился вниз. К жизни. К глупости. К ошибкам. Но и к теплу.'
  Этот кусок повторяется в главе 29 два раза. Ошибка? Вроде бы смысловой нагрузки такое повторение не несет.
  
  'Не тем, что оказался был проклят, нет.'
  Надо выбрать - или оказался, или был
  
  'Чтобы браться учить кого-то, нужно самому быть достаточно глупым'
  Хороший афоризм!
  
  'Любой мир - есть Договор.'
  Интересная мысль
  
  ТОМАШЕВА КСЕНИЯ. БУРЯ
  
  Первое, что хочется сказать: спасибо автору за ясность мысли! Текст прочитался на удивление легко. А второе: почему так мало? Ведь самое интересное осталось за кадром.
  Что, на мой взгляд, удалось в романе (хотя, если по-честному, это пока повесть) - конечно же, динамика. Развитие действия идет как по нотам, необходимая информация подается в нужное время и умело дозируется, перемежаясь со сценами активных действий, это поддерживает интерес читателя, но не путает его. Вообще сюжетная задумка мне очень понравилась - и реализована она (за одним исключением, о котором чуть позже) очень даже неплохо! Все не такое, каким нам кажется, говорит автор, древние боги могут оказаться в прямом смысле 'богами из машины', а люди - запертыми в пространственном кармане клонами. И тем не менее, и в том, и в другом мире люди ищут и пытаются вернуть потерянные близкие души, именно эти устремления сводят Горана и Драгана в одной точке, именно они помогают вскрыть замкнутый карман. Отлично показано, как Горан постепенно открывает для себя непонятный мир, из которого пришел Драган, как пытается объяснить себе странности. Это выглядит естественно, достоверно.
  Сюжет чем-то напомнил 'Опрокинутый мир' Кристофера Приста. Такие перевертыши всегда интересны.
  Однако вернемся к исключению. Роману не хватает сцен! А в имеющихся сценах превалируют диалоги, не хватает описаний места действия. Если мир деревни каури (кстати, хорошая игра смыслов - моллюск и одновременно аббревиатура для клонов, подчеркивает что все можно рассматривать с нескольких сторон) прописан более ли менее ощутимо и зримо, даны красивые вставки ночного неба, красивые легенды, то мир Драгана мы знаем лишь из пересказа. А надо показывать! Его отношения с Тайной - одна из важных составляющих истории, ну что стоило автору дать три-четыре сцены флешбэком из их жизни - тогда бы сразу эмоции включились. К тому же пока линия внешнего мира провисает и ничем не заканчивается. Не заканчивается также линия Ясны, Искры и ребят. В ней тоже вся информация подается пересказом, а лучше бы - через сцены. Закончена только линия Горана. Даже если это первая книга из десяти последующих, нельзя обрывать героя в полете, дайте в эпилоге промежуточный финал для всех главных персонажей. И промежуточный срез - как действия героев повлияли на окружающий мир. Сейчас мы знаем только про каури - они спаслись. Но что это значит для мира Драгана? Непонятно. И зачем им нужны были клоны - для каких конкретных целей - тоже.
  С героями история следующая. Самый удачный персонаж - Горан, он понятен, логичен, ему сопереживаешь. Ясна - тень, она впала в сон до того, как читатель ее успел узнать (это сейчас, наверное, модно - отправлять главных героинь спать до финала). Близнецы сливаются друг с другом, а иногда с Миланом, говорят они совершенно одинаково, да и ведут себя похоже. Искра, как и положено ей по имени, яркая, за ней наблюдать интересно. Драган потенциально интересен, но пока непонятен.
  Язык простой, понятный, но иногда сбивается то в канцелярит, то в просторечность. Было бы неплохо почистить неуклюжие фразы, ненужные слова. И было бы неплохо поработать с речевыми характеристиками. Смысловая стилизация мира продумана хорошо, а вот речь героев совершенно не стилизована.
  
  Итак, роман безусловно имеет потенциал, но пока, несмотря на динамичность и красивую сюжетную идею, история кажется незаконченной - не хватает наполнения. Также рекомендуется поработать с языком: убрать слова-паразиты и тренировать стилистику - поиграться с образностью, эстетичностью.
  
  Заметки:
  
  'к весьма прифигурившейся и расцветшей за последний десяток приливов девушке'
  Не тот случай, когда словотворчество уместно, 'прифигурившуюся' лучше заменить на какое-то слово из русского языка
  
  
  'А Бажен с Нежданом фактически по собственному желанию'
  Фактически, практически и т.д. - в художественном тексте рассматриваются за редким исключением (если не речевая характеристика, например) как слова-паразиты. Проверка: если убрать такие слова из предложения и его смысл не поменяется, тогда их можно смело выбрасывать.
  
  'Смиляна по этому поводу злилась неимоверно, денно и нощно пиля мужа'
  Пиля мужа - корявый оборот
  
  'Горан немного притормозил'
  Тормозят автомобили, у них есть тормоза. А люди могут замешкаться, остановиться, медлить. В речи персонажа 'притормозил' бы звучало нормально, но в авторской такого лучше не допускать.
  
  'Путник практически обнажил грудь девушки'
  Практически - канцелярит, не клеится к этому контексту
  
  'Это сделал сошедший с ума предсказатель'
  Коряво звучит, лучше - сумасшедший(обезумевший) предсказатель
  
  'Из одного из многочисленных кармашков на ремнях'
  Тяжелая конструкция - повтор 'из', и почему 'кармашков'? Кармашки у мальчиков на штанишках) Уменьшительно-ласкательные тоже создают настроение, которое не должно выбиваться из общего контекста. Мы же не описываем здесь миленькую девочку, забавного карапуза, мы описываем тревожную напряженную ситуацию. Поэтому лучше: небольшие карманы.
  
  'мужчина достал какой-то продолговатый металлический предмет'
  'Какой-то' - лишнее. Это слово тоже чаще всего только засоряет текст
  
  'Отстань, я?'
  ,а?
  
  '- Я обещаю, - и вот что с ней делать?'
  Странная конструкция прямой речи. Скорее будет так:
  
  - Я обещаю.
  И вот что с ней делать?
  
  'объявится хозин гнезда'
  хозЯин
  
  'и довольно высокие волны не давали легкой девочке выбраться на берег'
  Довольно - слово-паразит, оно не несет смысловой нагрузки, в авторской речи лучше не употреблять
  
  'просто та штука у тебя не выросла. Как ее... физ... не, не помню. А с птенцами мы сразу заниматься начали, вот у них и растет'
  Прикольное описание эпифиза)
  
  'Горан дивился: и зачем было рубаху со штанами вместе сшивать? Это же неудобно...'
  Хороший, достоверный момент. Горан впервые видит комбинезон и пытается понять, зачем такая одежда нужна.
  
  ЗИМА ОЛЬГА. ТЕМНОЕ ПЛАМЯ
  
  Первое сравнение, которое приходит на ум: роман похож на куртку Бранна - много диковинных лоскутов, сшитых по косой. Неожиданно, ярко, красиво - но как быть с общим рисунком? Есть ли он вообще? А если нет, то насколько нужен?
  
  Закрадывается мысль, что мы снова имеем дело с частью какого-то цикла. Уж слишком много вопросов остаются открытыми. И что интересно - общий костяк-то сработан отлично, я еще раньше упоминала, что это единственный конкурсный роман, в котором полностью соблюдена структура сказки, но дьявол, как известно, кроется в мелочах.
  
  Однако бесспорные достоинства у работы, конечно же, есть, и их немало! Грамотное изложение, красивый язык, можно сказать, сказочный, и еще певучий - читаешь как поэму в прозе. Мягкий добрый юмор - это всегда украшает текст. Необычная форма подачи - от лица волшебной ящерки: тот случай, когда скачки фокала в одной главе полностью 'узаконены', изящное решение - браво, автор! Текст эмоционален, эстетичен, символичен, наполнен яркими сказочными образами. Думаю, если роман экранизировать, получился бы очень красивый зрелищный фильм. Оплетенная вьюнками спальня Дея, расколдунская феечка, неуклюжий прекрасно-некрасивый Бранн в своей куртке, хищное хрустальное море, повар-осьминог, скользящий по водному полу кухни, прожорливая душа болота, застывший в камне живой змей - и это малая толика всех чудес, которые сумела придумать автор! В эту же копилку идет богатый необычный мир и общая концепция сюжета, но, к сожалению, не его реализация. И, несомненно, на первый план не просто выходит, а стремительно прорывается, затмевая все вокруг, главный герой - Бранн-Ворона. Вот именно, автор, настоящий главный герой в Вашем романе не Дей, не Алиенна, не короли и советники, и внимание читателя приковывают не интриги дворов и не сложные родственные переплетения (на которых должна была бы строиться фабула), а именно неуклюжий, странный, нелогичный, непохожий на других, но такой живой, естественный и неподражаемый Бранн! Вспоминается Стивен Кинг, который говорил в отношении Роланда (ГГ цикла 'Темная башня'): '...и никакой я не писатель, а всего лишь гребаный секретарь Роланда из Гилеада'. Кинг, конечно, преувеличил, но общую мысль передал точно. Часто случается, что герои начинают диктовать роману свои условия, и автору некуда деваться - делает, что скажут! Думаю, что-то подобное случилось и с Бранном. С того момента, как он появляется, логика сюжета заметно нарушается, роман меняет стиль, концепцию, меняется главный конфликт, у запланированного главного героя Дея меняются цели и т.д. Стоит заметить - роман настолько красочный и эмоциональный, что читатели вполне могут проглотить его и в таком виде. Но если интересно разобраться в нюансах и деталях, я к Вашим услугам!
  
  Насколько я вижу, изначально планировалась история о принце Дее и его королевской семье. В центре интриги - проклятие, которое принц должен снять, чтобы спасти свою юную жену. Корни проклятия - проступок его отца, который колдовством заставил королеву дома Солнца полюбить его. В романе все время переплетаются темы любви и свободы - нельзя заставить полюбить, самое страшное - нарушить свободу другого, но если любовь настоящая, ее ничто не остановит. Также хорошо показано, как обманутая несчастная женщина может сделать весь мир вокруг несчастным, а счастливая, удовлетворенная - делает мир счастливым (казалось бы, такая простая истина, но как красиво и символично это показано в романе!). И вот примерно на эти темы настраивается читатель, когда Дей отправляется в долгий поход за цветком папоротника. Что интересует в этот момент читателя? Во-первых, внутренние переживания Дея - скучает ли он за Алиенной, и если скучает, то насколько сильно. Это эмоция. Во-вторых, читателя интересует прошлое семьи Дея и отношение к этому волчонка. Информация плюс эмоция. В-третьих, читателя интересует что это за цветок папоротника и почему он так важен? Снова информация. Должен же ГГ понять, что ему искать и где. Но автор приставляет к Дею первый костыль: ящерка, которая знает путь. Второй костыль - Бранн, который его ведет. Но Дей же не кисейная барышня и не дурак, нам интересно было бы увидеть, как он сам будет искать, понимать, справляться с трудностями. И всё, с появлением Бранна фокус переключается сразу на него - именно этот герой дает читателю информацию и эмоцию. А Дей с этого же момента уходит в тень, он временами рычит, злится, а в ключевые моменты выходит на первый план и 'оглашает' правильные решения. Получается, персонаж Дея совершенно нераскрыт - мы слишком мало знаем о нем, ну да, видим, неплохой парень, но автор не дает ему действовать самостоятельно, автор не показывает нам его нутро, и это разочаровывает. Похожее происходит с Алиенной - светлая прекрасная принцесса, потенциал персонажа, безусловно есть, мастерски создан образ доверчивой очень доброй девочки, так трудно вызвать сопереживание к полностью положительному персонажу, на у автора получается. Жаль, волею того же автора она засыпает после первых глав романа и просыпается к финалу. Снова не дали слова и возможности действовать потенциально интересному персонажу. Да, львиная доля килознаков досталась Бранну. И это замечательно, но история-то резко поменяла направленность. Тема преданности в любви перекочевала в дружескую преданность. Конфликт романа меняется. Нам хочется побольше узнать об интригах Благих дворов, а автор подсовывает чудеса Неблагих. И чудеса мастерски описаны, но они отвлекают от заданной изначально тематики. То же самое с Неблагим двором - он очень оригинален, но все время возникает вопрос: Дей, что ты там делаешь, ты совсем забыл про Алиенну? Обмен глаз на цветок папоротника кажется неожиданным ходом. Непонятно, почему цветок папоротника оказался при Неблагом дворе? Не помешала бы какая-то легенда об этом цветке - откуда он взялся, что он делает, зачем он был нужен друидам. То есть смысловой перескок романа - фокус с Дея на Бранна, с темы любви на тему дружбы, с интриг Благого двора к Неблагому - влечет структурный перескок, который выражается в том, что львиную долю приключений Дея и Бранна занимают описания действий, а стоило бы сосредоточиться на заявленных в первой части вопросах и проблемах. В результате автору попросту не хватает места в романе, чтобы ответить на такие немаловажные вопросы:
  
  1) Что случилось в конце концов с королем Мидиром - очнулся, нет?
  2) Неясно, вернулось ли зрение Дею.
  3) Оборвана линия Бранна. Если в сюжет вводилась девушка, которая ему понравилась, должно было быть продолжение, развязка их истории. Либо девушку надо убрать. Но Бранн даже в последней сцене не участвовал, а ведь он немало сделал, чтобы Солнечная принцесса очнулась.
  4) Как закончилась линия ящерки? Луг тоже герой рассказа и действует не на последних ролях. Напрашивается какое-то развитие образа, может, секрет, который он бы узнал про себя в конце романа.
  5) Неясно, что же накопал Бранн в библиотеке насчет проклятия, которое хотел помочь снять.
  6) Не окончена линия Мэя. Кто его отец?
  7) Вроде бы есть намеки, что у советника есть дети, но кто они?
  8) Намек, что советник испытывал нежные чувства к матери Алиенны остался подвешенным, но не выстрелившим ружьем.
  
   И я уже молчу о хитросплетениях жизни в Неблагом дворе. Там тоже хватает открытых вопросов.
  Интересно дело обстоит с подвигами Дея, хотя мы и не подозревали, что это подвиги. Во-первых, о том, что Дей должен совершить подвиг, чтобы стать королем, читатель должен знать в самом начале. Тогда можно было бы сыграть на конфликте: подвиг ради Алиенны и подвиг ради власти. Это добавило бы глубины характеру Дея и было бы интересно. Во-вторых, несмотря на то, что сущности Неблагого мира разнообразны, читать о сражениях с ними было скучно. Почему? А нет динамики в этих боях. Ведь динамика выражается не только в описании, кто кому куда засандалил. Должна быть динамика в мыслях и эмоциях. Герой должен осознавать, чем грозит ему каждое действие противника, переосмысливать, перестраиваться, снова действовать, чувствовать. И читатель должен осознавать и бояться. В данном случае осознавать пытается ящерка, чье осознание выражается в: ой-ой, там опасно! Но читателю не страшно, потому что у ГГ костыли в виде Бранна и ящерки. И потом, читатель вообще не понимает, зачем эти драки. Это кажется лишним и отвлекающим от цели - спасти Алиенну, найти цветок.
  
  Закономерно возникает вопрос: что ж со всем этим делать? Роман-то яркий, образы интересные, но будто полотно недошитое. Жалко отправлять Бранна со всеми его чудесами на второй план, значит, надо дотягивать до его уровня Дея и Алиенну. Я бы посоветовала следующее:
  
  1) расписать подробнее характеры и жизнь Дея и Алиенны. Как это сделать: больше показывать мыслей и воспоминаний Дея, больше дать эпизодов из жизни Алиенны.
  2) придумать и вставить в роман, можно в самое начало, легенду о цветке папоротника и его связи с друидами. Это будет символично-смысловым костяком, на котором будет держаться роман, пока смысловых связок и вообще информации мало. Основной упор сейчас сделан на эмоции, образы, символы.
  3) Поменять структуру. Начать со встречи с Бранном на болоте, а жизнь Дея и Алиенны давать флэшбеками между похождениями Дея в неблагих землях. Нелинейный сюжет всегда интереснее. И тогда не будет казаться, что Дей забыл про Алиенну. Заодно было бы неплохо, чтобы он проникал в ее сны. Через ее действия в зачарованном сне можно раскрыть ее характер.
  4) Существенно сократить драки, оставить самые яркие моменты, шутки Бранна, а бесконечные итерации - он махнул хвостом туда, он махнул хвостом сюда - резать без сожаления.
  5) Закончить ВСЕ линии, ответить на все поставленные вопросы.
  
  Все, кажется я и так много наговорила. Но тут было о чем говорить, и это здорово!
  
  
  
  Замечания по тексту (некоторые):
  
  Перебор со словом 'солнечная' в первых главах, можно бы проредить.
  
  'Скоро захлебнешься ядом в своем языке!'
  По смыслу получается, что кто-то, находящийся в языке, должен захлебнуться ядом.
  
  'Упс, он закашлялся, явно это маскируя.'
  Упс - не клеится сюда по стилистике.
  
  'раздражает Советника на подсознательном уровне'
  Лучше не приплетать современное 'подсознательное', может 'подспудно'?
  
  'На ладонь ниже пламени, на вдох выше смерти'
  Хорошо сказано!
  
  'Я буду на ней праву рождения, по своей воле'
  На ней ПО праву
  
  'Он недовольны, что королевский волк Бранн'
  ОнИ недовольны
  
  'Я хотел попросить их помочь мне, Я даже начал просить.'
  мне. Я
  
  'Прости меня за всё, папа'
  Папа - это не совсем правильная стилизация. Лучше отец.
  
  
  'Не ходи туда, мой Дей! Не смей! Нет! Нет! Мы должны вернуться! Она же сожрет тебя, мой волк!..'
  Эмоции ящерки частенько 'перекрикивают' ход событий. Возникает ощущение, что смотришь фильм под комментарии несдержанной соседки, которая еще при этом говорит с кем-то по телефону. Я бы часть этих 'напутствий' от лица ящерицы убрала, они как бы входят в противоречие с действиями героев, те хотят что-то сделать, ящерка кричит:НЕТ!, и у читателя в голове два импульса борются друг с другом, возникает психологическое напряжение. Этот эффект можно использовать пару раз, но не на протяжении всего романа и не так часто.
  
  Трогательный эпизод, когда Бранн рассказывает на коронации о подвигах Дея. Только закрадывается одна мысль - по сути Дей отдал свое зрение неблагой принцессе, чужой для благих. Это должно было бы если не зародить недовольство, то хотя бы спровоцировать вопросы.
  
  'Мы спокойно, хоть и долго, доходим до границы болота.'
  Спокойно и долго шли к границе - это протяженное действие. А доходим - это уже финал действия, поэтому характеристика 'долго' сюда не клеится. Разве что, если бы речь шла о наркоманах, у которых в глюках и стоп-кадр может растягиваться на неопределенное время.
  
  'Передавай привет ши Бранну, бродячая душа, он был славным малым... - дверь зевает (судя по звуку, да, мой Дей) и прикрывает глаза.'
  Я бы все-таки подсократила реплики ящерицы, иногда они важны, а иногда о них спотыкаешься, как здесь.
  
  'Не отличу руки не от рук?'
  От НЕ рук?
  
  'ты не можешь знать всё, но на то у тебя есть я! Старый и опытный ящер, повидавший в этой жизни столь многое, что не любой мудрец сравнится со...'
  Мы слишком часто читаем эту фразу. Мы уже поняли, чо ящер знает больше, чем волк. И даже если это трюк, чтобы предать мыслям ящера достоверность, все равно слишком часто повторяется.
  
  
  КУЗНЕЦОВ БРОНИСЛАВ. МЁРТВЫЕ ДУШАТ
  
  Признаюсь, я была несправедлива к роману, когда говорила, что в нем нет эмоций. Эмоций здесь выше крыши! Просто манера подачи не совсем привычная, или, скорее, совсем непривычная. Читатель же чего подсознательно ждет - накала страстей, потерь, разочарований, ужасов, кровищи - так чтобы проняло, чтобы мурашки по телу, чтобы слезу вышибло. Думаю, это следствие потери литературной чувствительности. Тонкую игру полутонов мы уже не различаем и эстетического удовольствия от нее не получаем. А здесь вроде бы при наличии всех ингредиентов попсового фэнтези - мертвецы, драконы, великаны, кровавые сечи, любовные переживания и свергнутые вожди - на первый план выходит блестящий юмор, философия и сказочность! И эмоции появляются уже совсем другие - именно те полутона, о которых мы позабыли.
  Очевидно, что роман отчасти политический памфлет. Но подчеркну - только отчасти. Понимание аналогий придает тексту дополнительный пласт, но если бы автор выдумал этих героев, или читатель был бы не в курсе реальных событий, думаю, общего впечатления это бы не изменило. Сюжет-то самостоятельный есть, характеры раскрыты, композиция выдержана. Читать интересно! Ведь известные нам персонажи - только декорации к идеям, что жизнь - это свобода быть собой, а невозможность распоряжаться своей волей - смерть, и что внешне живые могут легко оказаться мертвыми, а внешне мертвые - живыми, и что даже если тебя нет, но ты можешь думать и сопротивляться чужому влиянию, ты все равно есть. Хорошо показан момент, когда Чичеро, потеряв свою тень, потерял способность противостоять желаниям других, но все же нашел силы сопротивляться и сумел вернуть тень. С психологической точки зрения весьма достоверно прописаны его попытки именно в это время вспомнить о бывшей возлюбленной. Болезненные переживания и формируют теневую сторону нашей личности, от которой мы сначала стремимся избавиться, а потом не знаем, где ее искать.
  А политическая пародия выполнена здорово! Они тоже бывают разные: можно посмеяться, унизить, втоптать в грязь. А здесь юмор умный и даже местами добрый! Текст можно разобрать на цитаты, что я и делала по ходу чтения. Так случилось, что я живу в стране-прототипе Отшибины, и весь происходящий в ней абсурд прочувствовала на себе, поэтому достоверно заявляю: роман с хирургической точностью передает реальную обстановку дел. Ну разве что драконы нас пока не навещают, зато тема мертвецов на каком-то метафизическом уровне уже присутствует. Отмечу, что меня особенно вдохновило, улыбнуло и порадовало. Конечно, это Бокси из Шенка, 'занятая воровским и ораторским ремеслами'. Блестяще прописана их первая беседа с Чичеро и великаном Омом! Вождь Врод Занз-Ундикравн, его топорик, рубаха и костяные запонки, говорящие в рифму. Когда-то преданный престолу Смерти, ныне сектант Дрю из Дрона. Зубодробительный отшибинский язык. Не по регламенту большие кости жертв голодомора. А чего только стоят россыпи характеристик Великого народа! Из песни слов не выбросишь, как говорится...
  
  'Дефицит источников произошёл из-за того, что карлики сперва были неграмотными, а потом освоили письменность, но сразу стали уничтожать свои летописи, отчего-то говорившие плохо об уважаемых ими предках. Вот ничего и не осталось.'
  
  'Дрю видел, как стеклянеют глаза карликов, когда Гру начинал рассуждать о дальних местностях и сыпать названиями чужих культур...'
  
  'При упоминании о крови карлики почему-то воодушевлялись. Дрю даже показалось, что именно кровавые метафоры, используемые магистром, были для них главным стимулом его слушать. И что Гру об этом знал, и старался их не разочаровывать.'
  
  'у мёртвых, поднявшихся на поверхность, было много золота и прочих драгоценностей. Великий народ с его тягой к прекрасному уже тогда всё это очень ценил.'
  
  'Скверные бальзамы, использованные при введении этих карликов в посмертье, иногда приводили к скрипу суставов при ходьбе, а то и к затруднению самого движения. Но карлики не унывали: шутка ли - надурняк разжиться запрещённым посмертьем!'
  
  'Но стоит этим Великим карликам узнать о каком-то чужом городе, они начинают его название переводить на свой язык без всякого милосердия... У меня создаётся впечатление, что они просто кривляются, когда называют иноплеменные города.'
  
  '...Великому народу это положение пока нравилось. Оно открывало перспективы лёгкого имущественного роста, а также позволяла выбросить злость, долго копившуюся на душе. Ведь прежде убивать ближних своих просто так, "ни за что" многим казалось как-то неудобно.'
  
  Все это здорово и остроумно, но роман так бы и остался зарисовкой на злобу дня, если бы не сказочность и непосредственность авторской фантазии! Причем сказочность здесь и структурная (легенды о жемчужине, драконах и прекрасной Элле, которые готовили читателя к будущим поворотам сюжета), сказочность в образах (глупый великан Ом с барабаном, ноздреватая кожа Плюста, толстые великанши в модных платьях, отрастившие клюв тени, гранатовые зернышки - пища царства мертвых из легенды о Персефоне и Аиде, дракончик с молочной чешуей, которая совсем не похожа на ослепительно-белую...), и сказочность проявляется в словотворчестве, в неожиданных по логике и конструкции фразах, взять хотя бы эту:
  
  'Карамуф уписывал за обе огромных щеки милейших червяков, должников и всё другое, что с ними только рифмовалось. Слизняков, башмаков, хомяков, синяков, дураков, мертвяков, колпаков, кулаков и заброшенных в альков перевёрнутых подков.'
  
  Удачна идея с названиями глав, многие из них - переиначенные известные фразы. И это тоже добавляет роману элемент игры.
  
  Роман является книгой из серии, насколько я поняла, тем не менее основные вопросы, поставленные в этой книге, герои решают, ощущения резкого обрыва, незавершенности нет.
  
  Изложение на вполне приличном уровне и тоже нестандартное. Автор позволяет себе игру, словотворчество, что ему неплохо удается! Но вычитать еще не мешало бы, натыкалась на ошибки, описки, не совсем удачные фразы, некоторые приведены ниже.
  
  В общем впечатление от романа неожиданно приятное и даже волшебное! Думала, будет что-то мрачное и жесткое, честно говоря. Это тот случай, когда эксперимент с формой и содержанием оказался удачным!
  
  
  Замечания по тексту:
  
  'что это так вдохновило Бокси в разговоре с предполагаемым её мучителем. был Малозаметный карлик имел хорошие шансы'
  После точки 'был' лишнее.
  
  'Как и обычно, вождь захватил с собой свой серебристый топор'
  С собой, свой - слишком много притяжательных
  
  '- Ничего нет проще, чем добраться из замка Окс в замок Глюм! - наставительно провозглашала его любимая, - Здесь менее пяти часов на санях, а по подземному ходу - и того меньше.'
  После 'любимая' нужна точка, если 'Здесь' с большой буквы
  
  'Вместо того, чтобы видеть это старьё побеждённым и разбросанным во рву, она получила его концентрацию на половине мужа.'
  Получила концентрацию - не по-русски звучит, лучше перефразировать
  
  'прекратил игру, встал и трмжды церемонно поклонился'
  триЖды
  
  'и он же ишрал среди заговорщиков главную роль в отсутствие Гру.'
  иГрал
  
  'Надеюсь, его словят у Порога Смерти.'
  Поймают
  
  'в той черезчур затянувшейся обстановке вседозволенности'
  череСчур (если это не новые правила отшибинского языка))
  
  
  
  
  
  ЛЕТУЧИЙ ДМИТРИЙ. ТАНЕЦ СВЕТА И ТЕНИ
  
  Здесь первая часть не является самостоятельным произведением, поэтому дать какую-либо оценку сюжетной линии, например, не представляется возможным. Также непонятно, каким будет развитие характеров героев, как они поступят в ключевой ситуации развязки конфликта, не совсем понятно даже, как пересекутся в будущем все линии, а их достаточно много. Король Ричард, его брат, дочери. Сара Локинг и ее муж. Четверка парней - Лен, Лурис, Руперт, Свейнер. Голз и его девушка. Хелиз и Луиз. Магистр Дардарон... Никого не упустила? И, судя по развитию действия, это даже не половина романа, мы дошли только до завязки. Обозначены основные сюжетные линии, пунктиром намечены цели героев, обрисована география и военная расстановка сил. И вся эта махина только-только начала медленно разворачиваться в сторону развития действия, как кончилась первая часть.
  Как по мне, автор взялся за слишком масштабную эпопею. И при большом количестве героев потерял в качестве. Надо отдать должное, герои вводятся постепенно, у них есть своя предыстория, бегло обрисованы характеры - это уже неплохо. Но при такой их массовости каждый герой должен быть ОЧЕНЬ ярким, портрет психологически и достоверно выверен, образ продуман до мелочей - тогда они будут отличаться друг от друга. Но не везде этот параметр дотянут. С принцессами хорошо получилось, они запоминаются. Бросаются в глаза Руперт и Свейнер - за счет гротескности образов, шутовства, но чаще их поведение вызывает недоумение, чем веселит, юмор грубоват, и это не всегда оправдано сюжетом. Король же Ричард и его брат выглядят блеклыми тенями. Лен и Лурис по характеру весьма похожи. Хелиз и Луиз тоже сливаются. Я уже не говорю об остальных: трактирщиках, военных, магах и т.д., они идут сплошным фоном.
  Я бы порекомендовала для тренировки создания характера персонажей написать повесть от первого лица с одним главным героем. И только добившись достоверности образа, переходить к эпопеям.
  Сюжетная незавершенность произведения также не дает возможности вычленить основную идею, мысль. Что хотел сказать автор своим романом, остается за кадром. Интересные детали мира - Туман, Красное Ущелье нераскрыты. Да и сам мир не стилизован. Продумана география и военная расстановка сил, но эпоха, стиль одежды, быт, традиции, архитектура смешаны как придется. Местами встречаются неплохие речевые характеристики, по крайней мере, в данном мире есть свои ругательства!
  Изложение подкупает простотой. Автор не пытается писать красиво, он пишет понятно. И это здорово. И, вероятно, текст даже вычитывался несколько раз - орфографических ошибок нет, описок не нашла, пунктуационных всего пара. Но есть много смысловых и стилистических ляпов, повторов однокоренных слов подряд, злоупотребление притяжательными местоимениями - наверное, автор просто не знал, что на это надо обращать внимание.
  
  Несколько примеров :
  
  'Лурис тем временем не терял времени даром'
  Временем, времени
  
  'но вскоре началась сильная давка, и он не в силах ничего предпринять поддался течению.'
  Сильная, не в силах
  
  'Паника нарастала. Ржание животных тонуло в нарастающем рёве толпы.'
  Нарастала, нарастающем
  
  'Что именно разобрать было сложно, но всадник, поймав это шеей, упал с лошади и задёргался в предсмертных конвульсиях.'
  Хм, вряд ли можно что-то поймать шеей. Лучше перефразировать.
  
   'Каждый член банды был более чем удивлён'
  Прям каждый поименно? Коряво звучит. Банда была удивлена, все в банде были удивлены...
  
  'Скельт схватил голову девушки за подбородок'
  Коряво звучит. Схватил девушку за подбородок. Голова ж не отдельно от девушки болтается.
  
  'Поцеловав в затылок своего друга, он вышел из тренировочной комнаты гладиаторов.'
  Эта нежность на что-то намекает?
  
   'Король поставил 50 серебрушек на победу Джохома'
  Числительные писать буквами
  
  'Глава 5.'
  Точка в конце названия не ставится.
  
  'Если он применит на совете правильные слова'
  Применит слова - коряво звучит. Скажет нужные слова.
  
  'знаменитого северянина в своём фирменном безрукавном доспехе.'
  В ту эпоху были фирмы?
  
  ' - Гвардейцы! - воскликнул Галвор. - Почему мы не догадались раньше! Ты, - он обратился к брату. - Как-то хвастал, что один твой гвардеец обучен не хуже, чем любой из генералов Лесдриада. И что самое главное - их не придётся искать!'
  Вот мне тоже интересно, почему в королевской семье такие тугодумы? По-моему, первое, что приходит в голову в качестве охраны - это именно гвардейцы.
  
  'Лурис хорошо помнил день, когда умер его собственный родной отец.'
  Его, собственный, родной - лишние пояснения! Отец не может быть чужим, несобственным и чьим-то. Когда умер отец - достаточно!
  
  'Те, у кого не нашлось приличных сапог, промочили ноги, и запах мокрого леса вовсе не был приятным.'
  Людей с промокшими ногами запах леса будет волновать в последнюю очередь.
  
  'Никогда до этого не замеченный в жадности Лурис с непреодолимым отвращением наблюдал за тем, как люди, которые ничего не сделали для общей цели, с жадностью кидаются на мясо, что он с таким трудом добывал.'
  Не замеченный в жадности - что за сложная конструкция! Нежадный от природы Луис с отвращением наблюдал, как люди.... кидаются на мясо...
  
  'но Лурис и сам поймал себя на мысли,'
  Сам поймал себя? Что ж так скучно, было бы куда интереснее, если бы Луиса поймал на его мысли кто-то другой)))
  
  'Затем она струилась дальше вниз, преодолевая множество препятствий,'
  Что значит - множество препятствий? Это пустой звук, если не описать, каких именно препятствий.
  
   '- Неа - могут заметить. Придётся сдавать так. Будем надеяться на его честность.'
  Серьезно? Герои, зная, что в вещах будут рыться, взяли их и сдали? Не верю!
  
  'В широко распахнутые гвардейцами двери вошли пятеро - двое в доспехах, один лысый, гэльв и женщина.'
  Это как у Жириновского: 'У меня мать русская, а отец юрист'.
  
  'Чтобы не потерять достоинство и не выплюнуть содержимое обратно в тарелку, он всеми силами зажал рот, и суп полез у него из носа двумя длинными струйками.'
  Спасибо, что не из ушей. Слишком гротескная картинка получается. С юмором тоже надо быть осторожным, все хорошо в меру.
  
  'Тучи обхватили луну, словно голодные кошки'
  А это хорошо! Удачное неизбитое сравнение!
  
  
  
  ДЬЯЧЕНКО НАТАЛЬЯ. ЦВЕТОК СМЕРТИ, ИЛИ ПРАВДИВАЯ ИСТОРИЯ РАС-АЛЬХАГА, ЕДИНСТВЕННОГО МАГА, КОТОРЫЙ УМЕЛ КОЛДОВАТЬ БЕЗ ГОЛОВЫ
  
  Какая замечательная сказка! Мудрая, добрая, трогательная, грустная... И какие красивые поступки! Я рада, что среди романов финала так много работ, где авторами и героями ценятся честь, благородство, доброта, взаимовыручка. А ведь это очень важно. Какие ценности мы сейчас вложим в головы читателей, такое отношение к себе и получим в будущем.
  
  Так о чем же роман? Не о маге, как можно подумать, глядя на витиеватое название. Жизнь магов - всего лишь декорация, так легче увидеть подмену: вора на принца и принца на вора. Причем действие происходит одновременно в обоих направлениях. Мы видим, как опускается настоящий принц Ариовист, признаваясь перед самоубийством в воровстве чужой жизни. И мы видим, как преображается воришка Подменыш, не за счет услуг цирюльника и дворцовых портных, нет, им движет любовь к людям и врожденное благородство. Кстати, имя Подменыш тоже не случайно. Подмены в романе происходят на каждом шагу. Сперва читатель думает, что все понял - так назвала мальчика мать, сетуя, что того якобы подменили в утробе. Потом проявляется новая грань имени - маг желает поменять воришку и принца местами. Но мы читаем дальше и понимаем: наш герой явно не простой воришка, и в этом тоже смысл подмены. Дальнейшее развитие романа показывает: родной сын короля был абсолютно неспособным к управлению государством, и вот кто реальный подменыш! Не зря у вора только кличка, мы не знаем его имени. Свое имя - имя принца Ариовиста - он зарабатывает поступками. А как его звали до этого - неважно.
  Интересна линия с магами. Здесь прослеживается мысль: не в трюках и спецэффектах сила магии, ее сила - в доброте и самопожертвовании. В названии автор обращает внимание: именно такая магия продолжает жить даже после смерти мага - значимый поступок будто рождает волны силы, которые проходят сквозь пространство и время. Настоящий маг просто знает, когда именно он должен совершить этот поступок. Поначалу мне казалось, что Альхаг слишком рано ушел со сцены. Но поразмыслив, я поняла: так и надо. Если бы он остался в живых, вряд ли бы Подменыш сумел стать королем. На него бы не легла ответственность за Цветок Смерти, он бы не сразился с Шаулу, не убил бы его, он бы не стал лихорадочно искать Цветок, Подменыш не развил бы свой дар! Думаю, Альхаг знал, на что идет, и подставился намеренно. Такова была его плата Госпоже Удаче за достойного короля.
  
  Это очевидно, но все-таки скажу: технически роман выполнен на высоком уровне. Есть описки, но я заметила буквально четыре-пять на весь текст. А в принципе роман вычитан - и не раз, речь образная, эмоциональная, хорошо стилизована под выбранную эпоху, хорошо проработаны диалоги, речевые характеристики в наличии. В общем, можно читать расслабившись, получая удовольствие от процесса. Так же тщательно проработан мир, его география, детали быта, одежды, архитектура. Даже месяцы имеют свое название! Что сказать - кропотливый труд, молодец, автор! Сюжет активно развивается, провисаний нет, интрига держится. Герои выпуклые, характеры достоверные, как и положено в хороших романах, к финалу герои меняются, читатель их видит совсем в другом свете.
  Особо хочется отметить честность: автора по отношению к своим героям и героев по отношению к себе. Подменыш вор и стать святым он не может - и герой, и автор отдают себе в этом отчет. Поэтому, увидев изумруд в рукоделье принцессы, он думает не о преломлении света на его гранях, а о том, как его украсть. И подсаживается он к принцессе не очарованный ее красотой, нет, просто так сподручнее умыкнуть дорогую вещицу.
  У меня есть буквально пару замечаний, это не критично, роман хорош и в таком виде, но, может, пригодится автору на будущее. Совсем мелочь: у трех рыцарей похожие имена. Браго, Драко, Данко. Я так понимаю, что Браго - от бражки, Драго - потому что род Драконов, а вот Данко я не разгадала... Читатель-то поначалу не знает и не понимает, что автор играется в ребусы, и все три имени сливаются в голове. Приходится перечитывать, чтобы вспомнить, кто из них кто. Я бы посоветовала хотя бы Данко назвать по-другому.
   Второй момент - это чувства и поступки Подменыша после исчезновения Цветка Смерти. Видно, что после поединка автор разрывается между необходимостью подталкивать ГГ к действиям, которые бы двигали сюжет, и заставлять его вспоминать о колдунье. Например, не верится, что Подменыш сразу же не послал на поиски Цветка Смерти. Он всполошился только на пиру, а заметил, что место пустует после поединка. Да, он объяснил себе это логикой, но влюбленным свойственно большее беспокойство. Было бы естественней, если бы он в полубредовом состоянии, пока его приводили в чувство, звал ее, и кто-то из слуг побежал на поиски. А на пиру бы ему уже сообщили, что нигде не нашли. Далее - хоть автор периодически давал описания переживаний о потере колдуньи, но как по мне, тут должен быть больший накал. Может, добавить больше сумасбродных поступков в попытке найти ее? Желание развязать войну с Теодориктом - хороший ход для безумной идеи, но это как план на будущее, а нужны поступки в настоящем.
  Повторюсь, это так, взгляд со стороны, для статистики.
  В целом роман достойный во всех отношениях - сюжет интересен, философские отступления и размышления героя дают пищу уму, эмоции заставляют сопереживать героям, форма изложения и описания насыщают эстетически.
  
  БОЧАРОВ АНАТОЛИЙ ЮРЬЕВИЧ. ЛЕГЕНДА О ВРАЩАЮЩЕМСЯ ЗАМКЕ
  
  Начну с начала: название отличное! Во-первых, оно необычное и привлекает внимание. А во-вторых, что вообще редко удается, оно отражает идею романа. Слово 'легенда' здесь употребляется не в смысле сказания, а в смысле иллюзии - не волшебные механизмы Замка дают власть человеку, а воля человека заставляет двигаться механизмы. И это противопоставление сквозит во всем романе: вроде бы искусная волшебница Кэран оказывается бессильной перед Эдвардом, профаном в магическом смысле; неважно владеющий оружием, но смелый Гледерик дважды выигрывает казалось бы провальные поединки: с Томасом и нечистью в лесу; Эринланд выигрывает войну, в которой у него не было ни одного шанса - не за счет большой армии, за счет преданности и доблести воинов. Личная сила важнее волшебных трюков, говорит автор, и читатель с этим охотно соглашается, потому что именно этому принципу следуют герои романа.
  
  Мир романа почти типичен - усредненное средневековье. Тем не менее есть оригинальное вкрапление: остатки технократической цивилизации, как то серверные комнаты, пространственные порталы. Если в начале я выписывала современные словечки как нарушение стилистики, то потом все вычеркнула. Наложение эпох вполне могло дать такой микс. Хотя я бы все-таки как-то стилизовала бы речь. Сейчас на одной странице встречаются сударыни, милорды, батюшки, сэры, господины и т.д. Даже с учетом смешения культур у каждой конкретной страны сформировался бы свой единый стиль обращения. Ну, и не мешало бы раскрыть линию с технократической цивилизацией, пока она повисает в воздухе. Да, Катриона вроде бы рассказывает Гледерику предысторию, но там общие фразы, и все сводится к 'они воевали между собой и сожгли свой мир дотла'. Не хватает конкретики! Всегда есть какой-то злой гений, который стремится все разрушить. И есть тот, кто ему противостоит. Из-за того, что нет конкретики в предыстории, невозможно сделать смысловое завершение этой линии. Я бы ввела какое-то устройство, способ, описание катастрофы, как именно мир был разрушен. И тогда в конце Эдвард и Кэран работали бы не над абстрактной непонятной читателю задачей, а конкретно над тем, чтобы это устройство перенаправить, обезвредить навсегда и т.д. И заканчиваться роман должен их успехом, а не продолжением поисков. Иначе возникает ощущение сериальности, финал не до конца отыгран.
  
  Сюжет цельный, мотивация персонажей в целом понятна и логична. Оставляет вопрос только Кэран и чувства к ней Эдварда. Она не вызывает сопереживания: убийца, упрямица, хочет непонятно чего и ради чего. И как Эдвард умудряется в нее влюбиться? Такие ситуации, конечно, в жизни бывают, но это все надо получше прописать. Пока неясно, за какие заслуги автор ей дарит жизнь, трон и любовь.
  Хорошо показаны боевые сцены - рубленые короткие предложения, без неуместных лирических отступлений. Автор постоянно ставит перед читателем загадки, и когда одна разрешается, возникает новая. Кто такой Фостер? Сможет ли Хендрик выиграть войну? Как спастись от чародейки Кэран? Достанет ли Гледерик артефакт? Почему в подземелье замка находятся компьютеры? И так до самого финала.
  Слабое место здесь, как и в большинстве конкурсных романов, - диалоги. И если речевая характеристика кое-где очень даже выдержана - например, речь Гледерика проработана отлично, он непосредственный и естественный и это сразу видно по его словам - то смысловое наполнение диалогов оставляет желать лучшего. Утрированно они сводятся к таким репликам:
  
  - Я хочу тебя.
  - И я хочу тебя.
  - Давай займемся любовью!
  - Давай!
  
  - Вы сдаетесь?
  - Нет, я не сдаюсь.
  - А, может, подумаете и сдадитесь?
  - Хорошо, тогда сдаюсь!
  
  - Я пришла тебя убить.
  - Но я люблю тебя!
  - Что, честно?
  - Конечно, тем более нам еще надо вместе перечитать кучу литературы.
  - Ладно, не буду тебя убивать.
  
  Понимаете, диалоги слишком прямолинейны! Большинство из того, что проговаривают герои, и так ясно по их мыслям, жестам, позам, чувствам. Не стоит дублировать это в диалогах. Да, диалоги нужны для подачи информации - но новой информации! - плюс через диалоги хорошо видны эмоции, герои могут отвечать зло, радостно, грустно и т.д. Эмоции меняют их речь, темп, конструкцию предложений. И еще - люди редко когда говорят правильно построенными предложениями. Это все надо учитывать. И тогда роман станет острее, насыщеннее, интереснее. Сейчас он слишком ровный. В нем есть мысли и действия, но не хватает эмоциональных пиков.
  
  Написан роман простым понятным языком. Без лишних украшательств, но встречаются неплохие сравнения, обороты. К сожалению, пока текст невычитан. Много описок, стилистических ошибок, очень много повторов слов, смысловых повторов, некоторые (но не все!) примеры смотрите ниже.
  
  Итак, перед нами неплохой приключенческий роман с активно развивающимся сюжетом и яркими персонажами. Мне понравилось, что для героев важны принципы чести и благородства - в современном мире нам неплохо бы почаще их вспоминать. Но пока роман нуждается в доработке как по исполнению, так и по более глубокой проработке некоторых персонажей (Кэран, например).
  
  
  
  
  Замечания по тексту:
  
  'Три юноши лет около восемнадцати,'
  Трое юношей
  
  'Я сейчас позову за сэром Транном,'
  Пошлю за сэром...
  Позову сэра...
  
  'и было от них недалеко до приемного зала. Сейчас здесь было не очень многолюдно'
  По всему тексту частит 'было'
  
  ' - Скажите тоже, безумец.'
  СкажЕте
  
  'Молодому Брейсверу показалось, этим аристократ как-то позорит честь его покойной матери'
  Лишнее пояснение, это и так ясно из контекста.
  
  'Поступок Гленана пристыдил меня. Мы и впрямь повели себя недостойно, прицепившись к тебе. В конце концов, тебя взял к себе на службу Фостер, а этот человек вчера победил лучшего рыцаря королевства. Нам не нужно было тебя задирать.'
  Не верю в такие покаянные речи. Скорее, Джеральд бы отшутился, но вряд ли бы стал признаваться Дэрри, которого все-таки считал ниже себя по происхождению, в том, что был неправ.
  
   'Они остановились в корчме "Ни нашим, ни вашим", расположенной на полпути между Жестяным кварталом и Верхним Городом'
  Уважаю юмор в названиях!
  
  'Сильно разговорчивым отпрыск графов Кэбри не казался - но это было вызвано, кажется, скорее природной замкнутостью характера, нежели аристократическим высокомерием. И Гленану, и Джеральду сделалось, кажется, уже совершенно наплевать на происхождение их нового товарища.'
  Повтор - казался, кажется, кажется
  
  'Ночь выдалась темная и почти беззвездная, и в ней было почти ничего не видать.'
  Почти, почти
  
  'Свободное время Дэрри старался использовать с пользой.'
  Использовать с пользой - масло масляное
  
  '- Спасибо вам, друзья, - сказал он. - Можете не верить, но сейчас мне даже жаль, что я подбил вас на эту авантюру. Мною двигали самоуверенность и гнев. Но поворачивать назад уже поздно, а значит - покажем врагу, на что мы способны.'
  Не верится в такое признание Хендрика. Что ж это за король, который свои слабости признает, да еще и отчитывается перед другими? Как он сумел вообще на троне продержаться столько времени?
  
  'Дэрри одел под камизу легкую кольчугу'
  Надел
  Одевать кого-то
  Надевать на себя
  
  'Однако от воинов Каэр Сиди наследника дома Грейданов отделяло теперь несколько десятков футов и почти полусотня неприятельских пехотинцев. Хендрик врубился в их толпу - однако они лишь теснее сдвинули свои ряды, не желая поддаваться.'
  Однако, однако
  
  
  
  КОВАЛЕВСКАЯ АЛЕКСАНДРА ВИКЕНТЬЕВНА. В ДУШНОЙ НОЧИ ЗВЕЗДА
  
  Роман один из лучших, прочитала с огромным удовольствием. Он очень добрый и в нем много любви - к женщине, к детям, к ближним и дальним, просто к людям, к своему делу и предназначению, к родному краю. И магия здесь тоже служит цели любви, но, что интересно, она приземленная, ощутимая, понятная. Автор не склонен давать долгие описания магических сражений и сложные формулы преобразования тонких энергий в толстые и наоборот, он показывает способности бортника на простых примерах. Да и способности эти условны - за них сразу приходится платить немалую цену. Обернулся цыганом, принял вину на себя, чуть не до смерти был бит в драке. Чтобы вернуть с того света Терезу, пришлось держать пост, но на Зосечку уже сил не хватило. Спас город от мора, стремительно постарел. Силы даны не для ублажения своих прихотей, говорит автор, силы даны для служения, это не игрушка, это большая ответственность.
  Так о чем же роман? О важном. Настоящая любовь - это взаимопонимание. Половинки разлучаются лишь на время, чтобы снова встретиться, пусть даже в другой жизни, в другом времени и пространстве. Сильные люди делают мир вокруг сильным. А забвение делает нас слабыми. Чтобы возродить страну, надо знать ее историю, надо помнить ее героев. Не зря же луч, перемещающий героя во времени, проходит через стелу святой Ефросиньи Полоцкой - так символично автор показывает, что именно служит проводником былой славы и мощи города.
  Сказать, что мир романа достоверно описан, будет не совсем верно. Мир живой! В него погружаешься с первых строк описания древней Речицы и выныриваешь только когда автор отпускает тебя в финале. Стилизация отличная, безусловно автор мастерски владеет материалом. Я с большим интересом знакомилась с бытом и обычаями того времени - они, кстати, очень разумны - приближены к природным ритмам, синхронизированы с жизненным циклом человека, и, в принципе, эффективны. Быт устроен так, что при посильных затратах времени и сил каждого члена семьи, семья процветает, при этом каждый на своем месте, каждый удовлетворяет свои потребности. Было бы только желание работать. Ну а кто работает больше, тот и получает больше. Все справедливо.
  Здесь также затронута интересная тема взаимодействия необычного человека и социума. Люди в большинстве своем боятся инаковости, даже если она может принести им благо. И это хорошо показано на примере Бода. Односельчане не осознают, сколько он для них делает, и чародея это устраивает. Осознали бы - давно бы сидел в остроге или горел бы на костре. Но Боду не нужно признание, ему достаточно выполнить предназначенное. Хитрее поступает Мокошиха - она просто уходит, оставляя женщин без своей помощи, и всем приходится туго. Цыганка Галла не таится, на то она и цыганка, да и сил у нее поменьше, чем у Мокошихи и Бода. Получается, чем больше может чародей, тем тщательнее он должен скрывать свои способности. Чем больше умения, тем больше людской страх, тем сильнее желание устранить непонятный элемент из своей жизни, тем жестче будет расправа.
  В целом роман построен очень хорошо: основная часть действия, которая происходит в средневековой Речице, - вообще безупречно. Хотя по структуре я вижу роман в новеллах. По сути здесь только одна сюжетная линия, остальные коротенькие (как линия семьи комедиантов) - лишь дополнения, они несамостоятельные.
  Тем не менее композиция у меня вызывает вопросы. Во-первых, у нас есть Никита, который перемещается из современной Речицы в древнюю. Этот ход логичен - нужен проводник. Но читатель ничтожно мало знает о личности Никиты, его целях, желаниях. Что он ищет, что его волнует? В финале мы узнаем кое-что, но это слишком поздно. В результате внимание на первых главах рассеивается. Нет мотива у героя - нет интереса у читателя. В идеале в первых главах должна быть поставлена цель для Никиты, в финале он должен эту цель достичь. Во-вторых, меня смущает шумерское происхождение Бода. Как идея неплоха, но в данном конкретном произведении кажется пришитым хвостом. О прошлом Бода сказано немного, его либо надо расширять, либо сворачивать. Пока непонятно, зачем понадобилось тащить Бода из Шумер? Я понимаю, автору надо было дать герою соответствующее магическое 'образование', но выглядит надумано. Была бы хотя бы местность та же, так нет, шел из такой дали в Карпаты. Да, автор объясняет - искал стихию дерева, огонь ему не подходил, и тем не менее, не верится.
  И повисает вопрос с дочерьми Анны. Когда описывался танец, который они увидели в воде, я была полностью уверена, что они уйдут в будущее, может, одна из них станет Айседорой Дункан. Были же намеки на платья, на движения. И я очень удивилась, когда узнала, что их души ушли в деревья. Зачем тогда нужен был танец в одежде более позднего времени? Вот этот момент хотелось бы прояснить.
  Герои выписаны умело, достоверно. Даже чародей выглядит живым - уязвимый, чувствительный, зависимый от желаний так же, как и другие люди. Только на одном моменте я немножко засомневалась - когда Василь тосковал о Терезе и сразу в следующей главе мы узнаем, что ему нравится Лизавета. Слишком резкая смена, без перехода. Плавнее бы немного сделать.
  Название мне показалось не совсем удачным. Звучит незаконченно и мало о чем говорит. Хотя, конечно, поэтично.
  Язык живой, насыщенный, прекрасно стилизован. Я узнала много новых слов, спасибо автору за сноски! Ошибок, опечаток, неточностей не нашла. Вычитан текст отлично.
  В итоге получился весьма интересный роман - захватывающий, добрый, чувственный. Видно, что с текстом хорошо поработали, исполнение на уровне. Роман хорош и в таком виде, но меня смущает нарезка эпизодов из разных времен и стран в самом начале, что не дает предугадать всю красоту последующей стилизации.
  
  
  НЕЙТАК АНАТОЛИЙ МИХАЙЛОВИЧ. ПАДШАЯ ЗВЕЗДА
  
  
  Сложный роман - в первую очередь для восприятия. Да, я оценила красоту мироустройства - еще при беглом осмотре первых глав ѓ- и сейчас только убедилась: мир действительно интересен. Лепестки, Межсущее, риллу, дорога Сна, лабиринт Мороков - все это и многое другое соединяется в Пестроту. И ведь точнее не скажешь - лепестки миров настолько разнообразны и уникальны, что у читателя частенько рябит в глазах. Одним словом - пестро! Надеюсь, эта структура не списана из какой-то компьютерной игры, и автор придумал ее сам. Мироустройство сложное, оригинальное, имеет свою схему взаимодействия, видно, что автор четко представляет его в мельчайших подробностях - а это дорогого стоит! И что еще более ценно - у мира есть легенда: уставшие риллу сошли с дороги на обочину и создали первые миры. То есть здесь не только внешний аспект взаимодействия прописан, но и внутренняя философия миров. Далее - это же взаимодействие во всех подробностях представлено и на ментальном/магическом уровне. Нам показана опять-таки сложная магическая наука, которая объединяет в себе не только хитрости работы со стихиями и плетения заклятий, но и тренировку духа и тела мага. Каждый раз, когда Игла чему-то учила Терин, мне вспоминались беседы Кастанеды и Дона Хуана. В общем, описание мира выполнено со всем тщанием, где-то даже излишним. Но здесь мир не просто сцена действия героев, здесь мир - чуть ли не главный персонаж. На внешнем плане мы видим борьбу Терин, которая к тому времени уже становится Отравой, а на внутреннем - это ведь риллу сражается сам с собой, решая судьбу всего лепестка! Очень понравился этот перевертыш в конце, мне близок такой многослойный подход, и я ценю его в текстах других. Тем более, что фэнтези дает безусловный простор, позволяя наглядно играть философскими концепциями!
  Идея... Идей здесь много. Ну, например, исключительные способности - дар богов, который придется возвращать, еще и дополнительно приплатив. Настоящие способности, которые никто не отнимет, приходят только с опытом и практикой. Что наверху, то и внизу. Самопожертвование эффективнее мести. Гордыня делает нас зависимыми, любовь освобождает. Свобода выбора всегда есть, даже если выбора нет. Перечислять можно долго - текст очень неглупый.
   Идем дальше. Сюжет... Вот здесь, к сожалению, много сбоев. Нет, фабула - история в хронологическом порядке - мне понравилась ѓ- и по смыслу, и по декорациям, все отлично. А вот порядок подачи этой истории оставляет желать лучшего. Как я вижу, здесь две основные проблемы: динамика и несвоевременная подача важного материала. И ведь начало очень динамичное - пролог написан образно, эмоционально, первая глава первой части и финал - тоже. И ждешь такого же развития в середине, но нет, действие останавливается, скатываясь в 'обучающую часть'. Ладно, главу такое потерпеть можно. Все же нужна вводная о мире. Но она дается слишком в лоб через вопросы и ответы в диалогах. Это не лучший способ давать информацию. Часть - да, но здесь этот способ - главенствующий. И, кстати, за счет того, что 'образовательная' функция ложится на диалоги, они становятся слишком пресными и затянутыми. В них слишком много правильных предложений, так люди не говорят.
  И второй момент - дается информация детальная, я бы сказала эзотерическая, не всем понятная. А читателю нужна общая схема. Так наши мозги устроены - пока они не видят целого, им не к чему лепить частности. Я бы вынесла легенду о сошедшем с дороги риллу и о демонах в первые главы - это и есть костяк, на котором строится идея романа, ее нельзя оставлять на конец. И есть еще важный пункт - мотивация. Читатель должен понимать мотивацию героя с первой главы, и мотивация должна быть достоверной, тогда он сможет оценивать действия героя, сопереживать, эмоционально включаться. Здесь мотивация у Терин появляется к третьей (!) части - это месть за принца. До этого девушка остервенело учится всему просто ради учения. Причем Игла ей задает вопрос о цели обучения, на что Терин отвечает: 'Чтобы уметь управляться с моей природной Силой. Чтобы быть свободной! Чтобы самой распоряжаться своим временем и своей жизнью!'. И это все тоже следствия. Я могу предположить, что такое стремление стать сильной идет от того, что Терин не смогла однажды защититься от власти отца (а потом уже настороженно относилась ко всем мужчинам, поэтому решила учиться защищать себя сама). Но ведь этот конфликт совершенно не раскрыт. Мы не знаем, что творится по этому поводу в голове Терин, не знаем ее эмоций, она замкнута, безжалостна, расчетлива. Ей все дается легко, она не вызывает сопереживания. Поэтому интерес к чтению отсутствует. Для читателя она - никто, нам не за что ее любить, ненавидеть, жалеть. Небольшое оживление в романе проклевывается во время редких визитов Эйрас - тогда Терин становится не такой крутой супервумен, проявляет человеческие слабости, интерес к ней начинает расти. К тому же появляется противостояние интересов - конфликт!
  Восприятие также затрудняет усложненная манера подачи. Героиня очень много думает. Большая часть истории - абстрактные объяснения, похожие на выдержки из эзотерических учебников. Мало эмоций, мало сцен, автор рассказывает, а не показывает. Все время скачет фокус: с первого лица на третье и даже на второе. Путаница с временами - прошлое и настоящее неожиданно сменяют друг друга. Эти игры могут иметь место, но должна быть система. Например, подавать линию одного героя от первого лица, других от третьего. И от первого лица будет говорить тот, кто кажется автору важнее, или, может, эгоистичнее других. Выбор фокала - это инструмент, не просто забавная игрушка. Ну и времена не лепить интуитивно и не мешать их в соседних абзацах, а настоящее брать за основу для воспоминаний, например, тогда эпизод будет более живым. А весь остальной текст давать в прошлом. Есть много вариантов.
  В связи со всем вышесказанным рискну дать радикальный совет: начать с третьей части, когда у Отравы появляется конкретная цель - месть, а из предыдущих частей взять самое важное и дать флешбэками. Либо оставить структуру как есть и обострить внутренний конфликт Терин с отцом (с первых же глав!), что будет даже лучше - но придется расписывать их отношения и объяснять, почему отец отдал дочь в услужение и ни разу о ней не вспомнил. Тогда в характере Терин появится глубина, и тогда появится интерес к происходящему, потому что все ее действия будут нанизываться на конкретную цель: стать сильнее отца. И это уже будет читателю понятно.
  Также у меня к автору предложение упростить описание некоторых магических формул - так, чтобы рядовой читатель не чувствовал себя полным идиотом.
  В самом конце скажу о самом начале: название. Да, оно отражает смысл, но избито, поэтому теряется на фоне других. Можно было бы поиграть с именами собственными: Лепестки, риллу, Пестрота... Или как вариант тройственное название: Терин. Ниррит. Отрава. В общем, материала достаточно, чтобы развернуться, было бы желание.
  Внизу я сделала заметки - всего несколько примеров, чтобы было понятно, о чем говорю.
  Что ж, пора подводить итоги. Роман однозначно интересен - красивая фабула, глубокая идея, раскрытая на нескольких уровнях, самобытный мир, яркие герои, но пока хромает структура сюжета и местами изложение - наукообразно, тяжелые конструкции. Автору бы сделать упор на эмоциональной образной подаче, это у него получается очень хорошо!
  
  Заметки:
  
   ' "Если видишь, как сильный бьёт слабого, не отворачивайся: такова жизнь. Если видишь, как равный бьёт равного, наблюдай - и увидишь руку случая, именуемого судьбой. Но если видишь, как слабый бьёт сильного, не удивляйся. Это умный бьёт глупого"
  Хорошо сказано! Вообще в речи Эйрас часто попадаются остроумные сентеции, почти афоризмы. Она, кстати, самый интересный персонаж романа.
  
  
  Не совсем понятна мотивация Иглы - когда она учила Ниррит, она не предполагала, что ученица может стать убийцей? Не верится в такое, Игла же мудрое и умное существо, она проделывала такие трюки, и оказалась так недальновидна? Да, по канонам жанра у сильных должны быть свои слабости, но слабости должны соответствовать рамкам характера, опыта, навыков персонажа. Скажем, я бы поняла Иглу, если бы она заранее знала, что судьба Ниррит - убивать, но попросту не смогла вмешаться в ход предначертанного.
  
  
  'Так сказывают старые: во времена прежде всех иных времён, когда риллу пришли в Пестроту из незнаемых далей по Дороге Сна, утомились они. Ибо всё живое рано или поздно устаёт, даже риллу, великие меж великих. Утомившись, сошли риллу с Дороги на обочину её, и там, где сошли, утратил свою изменчивость Сон. Так появились в Пестроте первые миры, риллу же стали стержнями их. Ибо были риллу, когда не было ничего, кроме изменчивости, и лишь Тот, Кто видит во Сне своём Дорогу, сохранял неизменность.'
  Это простое объяснение здорово помогает представить цельную картину мира. Может, имеет смысл что-то похожее дать в начале? Наукообразные объяснения не воспринимаются и не запоминаются.
  
  ' История отношений риллу и демонов длинна и запутанна. Никто - даже, вполне вероятно, сами риллу - не знают её во всех деталях. Однако есть несколько фактов, относительно которых, при всей давности случившегося, можно быть уверенными: да, было именно так...'
  Начиная с этого абзаца и до конца эпизода - вот эту инфу надо тоже давать в начале, чтобы у читателя сложилось структурное представление о мирах Пестроты.
  
  'Но жёсткая, принуждающая к безусловному повиновению, мерно и непередаваемо мощно пульсирующая Сила, задающая границы и формы Нижнего Мира Кэббод, - эта Сила исходит именно от князя.'
  На мой взгляд, тяжеловатая конструкция, в основном - из-за количества определений к слову 'сила'. Пока дочитаешь до этого слова, забудешь с чего начиналось. Но если автор настаивает на множественности определений, я бы убрала хотя бы 'непередаваемо', оно смысловой нагрузки не несет.
  
  ' "Она сражались - и были повержены.'
  Несогласовано
  
  Любопытно описана структура Имайны. Интересно передан персонаж Хозяина Леса.
  
  'Сходство увиденной при знакомстве Имайны с Аг-Лиакком было обманчиво.'
  Три раза перечитала предложение, оно кажется несогласованным.
  
  Читаю последние главы, а новые понятия все добавляются и добавляются. Почему читатель так поздно узнает, кто такой Веррай, что значит Лабиринт Мороков? Это надо давать в самом начале, как и определение Дороги Сна.
  
  ' Она меня ВИДИТ. Вряд ли понимает, что именно ВИДИТ, - даже я сама затрудняюсь определить, кто я такая, - но самого факта такого наблюдения уже достаточно. Взгляд Ока Владыки прозревает суть и блокирует мои потуги в зародыше. Так я сама во время первой, случайной встречи с Гредом и Хилльсатом блокировала их попытки принять боевые аспекты: пусть неосознанно, но именно я вела ту ситуацию в заранее спланированном русле. Тогда ещё смутная и неверная, но от того не менее реальная тень Тропы Бесконечного, на которую я твёрдо встала в Обители, уже невесомо лежала на моих плечах, укрывая от некоторых аспектов того же искусства.'
  Не очень верится, что Эйрас будет так разглагольствовать перед схваткой. Вообще сцены боев лучше подавать динамично. Должно происходить действие, даже если место действия - ментальный, иллюзорный мир. Здесь же сплошные размышления.
  
  'Неким трудноописуемым образом посвящённая Ока знала'
  Трудноописуемый - лишнее. Оно не несет никакой информации читателю, да еще намекает, что автор как бы не совсем компетентен, потому что 'некий образ' описать не может. Хотите выразить невозможность действия, найдите другие определения, более конкретные.
  
  'Но для мага почти любое действие представляет собой многофункциональный инструмент, а любой инструмент, особенно многофункциональный, можно использовать множеством разных способов.'
  Заметим, что эта тяжеловесное предложение, причем полезной информации там нет (многофункциональный априори означает, что его можно использовать по-разному для разных целей) вставлено в описание поединка. Динамика теряется напрочь.
  
  РАДИ ЧЕГО УПОДОБИЛАСЬ КУКЛЕ, ПИХАЮЩЕЙ КОЛЕНИ ТВОЕГО КУКЛОВОДА?
  'Пихающей' в данном случае не совсем уместное слово. Вы ведь хотели сказать, что кукла сама подталкивает кукловода к действиям? А пока кажется, что кукла отталкивает кукловода.
  И капслок считается не очень хорошим тоном. Если хотите выразить значимость слов, это надо выражать через создание обстановки, описания, речевые характеристики и т.д., а не с помощью величины букв.
  
  
  
   ХОЛОД КОРИН. ЗАПЯТАЯ СУДЬБЫ
  
  Ух, автор закрутил интригу! Действо вышло ярким, запоминающимся и, думаю, никого не оставит равнодушным!
  Роман однако произвел двойственное впечатление. С одной стороны - очаровывают авторская фантазия, юмор, умение держать внимание, заставлять читателя думать, не давая готовые ответы, и даже своеобразное литературное хулиганство (а как назвать по-другому появление Карлсона, Малыша, Кая, Снежной Королевы на столь неожиданных ролях?). С другой стороны, несмотря на то, что роман хорошо вычитан (перед нами не черновик!), в некоторых местах просто просится доработка - в плане сюжета, структуры, мотивации героев и смысловых мелочей по тексту.
  Теперь то же самое, но подробнее.
  В основе романа лежит тема взросления и принятия ответственности. Это хорошо отражает даже структура сюжета: если в первой части Братство действует исходя из мотива 'развлечься', то отношение Агентства во второй части к своим задачам уже более зрелое; да и в конце автор намекает, что это только шаг к еще большей осознанности. И каждый новый шаг влечет за собой 'ошибки', но это неизбежно, их не надо бояться, так как все можно исправить. В конце концов, дорогу выбираем мы сами.
  Раз уж мы коснулись структуры текста, стоит сказать, что вторая часть вышла куда сильнее, чем первая. Вероятно, она писалась раньше, у автора было меньше навыков. Например, речевых характеристик в первой части у персонажей почти нет, все говорят более ли менее одинаково. Зато какой букет во второй части - оперативников отличаешь друг от друга сразу по манере общения! То же касается описания места действия - оно вообще дано очень скудно, роман больше похож на сценарий, всю информацию читатель получает через диалоги. Но во второй части в наличии необходимый минимум - его впритык хватает, чтобы представить обстановку. В первой же и этого минимума нет. И еще важный момент - мотивация героев в первой части. Понимаю, автор хотел подчеркнуть незрелое отношение героев к своим способностям, но что-то там не сходится. Просто так, прикола ради, решили сходить за бессмертием, ограбили храм Посейдона, вернулись с чудесным компасом. Не верю! Во-первых, характеры героев заявлены более глубокие, хоть они и незрелые, но какие-то нормы морали у них есть. Во-вторых, зачем им бессмертие? Молодые ребята будут думать совсем о других вещах. В-третьих, у Братства должна быть какая-то цель. Просто одиночная попытка отцепить Талька от потусторонней твари - мало. И даже обучение, обмен опытом - недостаточно. Я бы сделала упор на такой мотивации - Лис и Тальк злятся на отца, по каким-то признакам догадываются, кто он на самом деле, поэтому стремятся доказать миру, что сами могут не меньше, чем папочка, и поэтому пытаются овладеть способностями. Внешне - это бунт и проявление вечного соперничества с отцом, подспудный мотив - желание изучить его 'территорию', чтобы когда-нибудь встретиться с ним. А вокруг ребят уже образуется Братство - они как ядро. Возможно, автор и имел ввиду такую мотивацию, но мне это, например, было неясно. Тут неплохо бы сделать акцент. И структуру первой части я бы слегка переделала. Первой сценой я бы дала красочное описание ограбления храма Посейдона. Это ключевой момент, к нему часто возвращаются - и у читателя сразу в голове появится картинка. А всю последующую часть автор будет объяснять, что эта картинка значит. И последнее замечание: меня берут сомнения, что Вит восемь (!) лет провел в добровольном изгнании. Снова - не верю! Возраст не тот, причина не та. Максимум год-два он бы жил отшельником, потом юность бы взяла свое.
  Ко второй части у меня вопросов почти нет, кроме мелких пометок, они даны в конце. Сюжет неплохо отработан - еще бы автор открыл тайну парня в капюшоне (который и является главным баламутом?) и было бы вообще отлично. Подозреваю, что ниточка ведет к падре Бэррингу, но это мое непроверенное предположение. Нельзя такие вещи оставлять нераскрытыми - роман должен иметь логическое завершение! А в остальном вторая часть мне понравилась. Вообще здесь наблюдается интересная подача - описания скупы, в том числе и мира в целом, НО мы прекрасно представляем себе и Грани, и Рубеж, и их взаимодействие. А трюк в том, что мир здесь дан через персонажей! Их очень много, но они все нужны - как интерактивные описания других реальностей. Честно говоря, первый раз встречаю такую взаимозаменяемость, возможно, просто не задумывалась над этим раньше. И персонажи, к слову, все очень яркие. Первый настоящий восторг я испытала, когда поняла, из какой книги автор выудил Сову! Потом пошло разоблачение рыжего Эрика и Мелкого, что тоже порадовало. Люблю, когда меня удивляют! Ну, и все Агентство, конечно, здорово описано. Но мой личный гран при отдаю Тени! Да, персонажей много, но характеры не повторяются, и это большой плюс. Отдельная тема - линия богов, их на килознак текста тоже более чем достаточно. В основном - это древнегреческий пантеон. И тут снова недосказанность - все эти проявления Тихе, Артемиды, Гипноса, Фемиды должны быть как-то взаимосвязаны - ведь какая-то война наверняка происходит на той грани, отголоски которой долетают в наш мир. Читателю об этом ничего не известно... Подумала, что имя 'Син' может быть отсылкой к божеству Шоу-син. А Светлов запросто может оказаться Люцифером. В общем, автор оставил достаточно шарад, которые было интересно разгадывать в ходе чтения. Но, еще раз повторюсь, на ключевые вопросы все-таки лучше давать ответы!
  Следует отметить, что и название романа, и сама концепция с запятой Судьбы и ее Чтецом - очень оригинальна. Приятно находить свежие образы в засилии штампов. И как продолжение этой темы через весь роман идет мысль о свободе выбора (свободе от судьбы) - которая на самом деле возможна, но дается непростой ценой (Видишь там, на горе, возвышается крест. Под ним десяток солдат. Повиси-ка на нем...'(с)).
  Язык изложения простой - без кружев и завитушек, но это неплохо, стиль соответствует выбранной тематике. Изложение грамотное, текст вычитан, грубых ошибок, описок нет.
  В общем и целом роман достойный. А если еще дать ответы на повисшие в воздухе вопросы и поработать со структурой и мотивацией в первой части, текст можно будет назвать отличным!
  
  Заметки:
  
  '- Не хотел говорить при тебе, но мысль привлечь тебя к процессу поисков - не такая глупость, как казалось мне изначально, - произнёс Нам.'
  Читатель с первого заявления Нама понял, что Вит не безнадежен, окончательно уверился со второго, а третье и так далее напоминания излишние.
  
  
  Не верится, когда Нам и Палач в первой и второй части восхищаются Витом, думая 'А он сильно изменился!' или еще что-нибудь восторженное. Ладно, Нам, но древняя сущность Палача не должна просто так признавать силу того, кого раньше считала чуть не ребенком. Понятно, что Вит выдает информацию, доказывающую его способности, но все равно нужен какой-то ритуальный поединок, хотя бы словесный, чтобы Палач признал его силу. И скорее всего, он не скажет об этом вслух. Просто на каком-то моменте согласится с его условиями игры.
  
  'Свечи работали. Непонятно как, "на соплях и предположениях", но работали.' Действительно, не очень верится, что это работает. Слишком упрощенно. И как именно зажигать вторую свечу, которая в мире снов? Может, стоит детальнее механизм прописать, чтобы читатель проникся возможностью этого метода.
  
  'В дела команды девушка никогда не встревала, считая, что её жених вправе заниматься тем, что ему нравится. Тем не менее даже Сова, при всех её навыках, часто обращалась к Син за советом.'
  Не верится, что закрытое Братство вот так просто допустит чужака в свои дела, да еще и совета спросит. При том, что Син о себе ничего толком не сказала. По сюжету становится понятно, откуда у Син знания и влияние, но должен был произойти какой-то случай, который бы вызвал у членов Братства доверие к Син. И этот случай надо описать, хотя бы в двух предложениях.
  
  
  'Изобретение Вита, столь же простое, сколь и гениальное'
  Сколь - не очень часто встречающаяся форма слова 'насколько'. В устах одного персонажа это бы выглядело речевой характеристикой, но эту форму используют все подряд и даже автор. Я бы оставила 'сколь' в речи только одного персонажа. Например, Александра Евгениевича.
  
  Не верится, что Вит, обладающий даром совратителя, восемь лет сидел взаперти только потому, что боялся признаться в сексе с женой друга. Он же не монах в средневековье и не кисейная барышня. Он по словам автора обладает недюжинной магической силой. Слабый мотив для такого отшельничества. Я бы сократила 'срок' до года, максимум двух.
  
  
  Попадаются корявые, по смыслу незавершенные предложения (не все, привела несколько для примера):
  
  'Такой же, какой служил каждому члену команды вот уже около десяти лет.'
  Служил чем? Для чего?
  
  'Багира медленно подошла к нему, цокая по бетонному полу длинными каблуками.'
  Длинные ноги, но каблук - высокий!
  
  Квартиру удалось снять в первый же день, а вот получение работы превратилось в не слишком увлекательный "квест".
  Тут, скорее, поиски работы.
  
   'Андрэ посвящал много времени изучению церкви вампиров и пришёл к закономерному выводу, что она мало чем отличается от человеческой, разве что вместо Христа собой пожертвовал Каин. Именно он, не взятый ни в свет, ни в пламя, просил у Господа за своих детей, порождённых им от Лилит. И судя по тому, что ночной народ до сих пор существовал, его жертва была принята.'
  Интересно, что рассуждение о Лилит и Каине уже встречались в романе 'Осень матриарха'. Популярная тема однако! Я уже не говорю про оборотней на главных ролях - они появляются уже в четвертом романе финалистов!
  
  "Слишком много страсти и пафоса. Но, наверное, так и надо.'
  Ладно, страсть и пафос. Размышления в письме интересные, но что конкретно предлагает Вит Агентству? Я как читатель не совсем это понимаю. В общих чертах - пересмотреть свою точку зрения и реагировать прогрессивно, а не реактивно. Но не названы условия, непонятно что Вит требует, чем угрожает. И я не вижу зацепок, намеков, чего-то, что могло бы переломить устоявшееся мнение руководства Агентства. Наверняка, им сотрудники уже не раз такое говорили.
  
  'Пафосно и громко, но так до мужиков дойдёт быстрее.'
  Герои (именно героИ, а не один персонаж) слишком часто уличают себя в пафосности, один раз - неплохой ход, но через каждые пять страниц и в устах всех - перебор.
  
  
  МУДРАЯ ТАТЬЯНА АЛЕКСЕЕВНА. ОСЕНЬ МАТРИАРХА
  
  Сложный роман, который можно отнести к эспериментальной литературе. Причем эксперимент здесь сквозит во всем - и в форме подачи, и в структуре, и в моральных воззрениях героини, и в ее размышлениях, и в поступках, и в сумасшедшей эклектике всех мыслимых стилей, которая тем не менее здесь выглядит органично.
  Эксперимент экспериментом, но это не повод не пытаться его проанализировать, чем я и займусь.
  Идея здесь не просто идея - это Ода Свободной Женщине. Свободной от скучных семейных обязанностей, однако повязанной по всем рукам, ногам и недюжинному интеллекту своим стремлением не иметь ничего постоянного. Может, в этом и есть истинная свобода? Как знать, автор не дает готовых ответов. И в самом деле, не для такой же унылой цели писался этот роман.
  Одна из сильных сторон романа - язык и манера изложения. Безусловно, в тексте есть своя мелодия, и на нее накладывается 'песня' на почти забытом языке, хотя он вроде как для нас родной. Спасибо автору, я узнала много новых слов, это было познавательно и полезно! Эстетика также на высоте, в романе попадаются удачные сцены-картины, умело создано настроение.
  Но эрудиция и энциклопедические знания, которые прослеживаются в авторской речи, в диалогах, в размышлениях героини - это палка о двух концах. Автор сам признается: 'образованность выпирала из неё ...'. Точнее не скажешь. С одной стороны, конечно, приятно 'поговорить с умным человеком'. Мне, например, нравилось ловить цитаты и вплетать их в канву романа, интересно было знакомиться с обычаями и укладом жизни степных и горных народов (наверняка прототипом служили реальные народности?), любопытно было следить за размышлениями героини. В разумных дозах такие интеллектуальные вставки только украсили бы текст. Но автор стремился выдать столько сведений, что это здорово перекосило структуру романа. Теоретически в тексте должны быть сбалансированы описания места действия, персонажей, абстрактные сведения - информация о мире, о прошлом героев и диалоги. Здесь же избыточны диалоги, описания одежды героев, деталей быта, абстрактные размышления. Информация о прошлом дается в основном в виде пересказа - это воспринимается хуже, чем если бы автор рисовал сцены - показывал. И очень не хватает цельной картины мира, описания места действия (герои ведут диалог, при этом как бы повисая в воздухе), четкого описания мотивации и целей героев. Речевые характеристики героев почти отсутствуют, все говорят как профессора, защитившие минимум три докторские (и не колбасы!), а так как в романе много диалогов, это критично. К тому же идет заострение внимания на деталях или проходных персонажах, которые промелькнули раз и канули в лету. Это размывает фокус восприятия, не дает сосредоточиться на главном. Я бы не стала вообще поднимать эти вопросы, если бы роман был бессюжетным - есть и такое направление литературы - но все-таки здесь не тот случай. Нас ведь ведут к какому-то разрешению конфликта, к разгадке тайны пелеситов. А сюжет уже предъявляет свои требования.
  Что можно сказать о героях - они выразительные, но несколько однонаправленные. Настоящие герои эпоса: вижу цель, не вижу препятствий. Интересно, что несмотря на заявленную бурную сексуальную жизнь Та-Циан, она выглядит совершенно безэмоциональной, холодной, жесткой. В ней мало сердечности. Удивил момент, когда она попросила смерти для своей любовницы Майи, даже не пытаясь ее спасти, но надеясь спастись сама. Мелковато как-то. Также настораживает упоение собственной исключительностью, причем автор в этом героине не препятствует, напротив - восхищается во весь голос! В результате - не дает любимую героиню в обиду - практически все Та-Циан получает просто по факту существования. Все ей помогают, все мужчины без ума от ее умений и красоты (даже слепые), все женщины ее хотят, пули ее не берут, детей она рассасывает в утробе, чтоб не мешали жить, шашкой мужиков рубит. А ученица какая способная! Такая исключительность очень быстро начинает надоедать - это неестественно. Тем не менее, автор все-таки сумел обрисовать сильный характер, Та-Циан органично смотрится в степи и горах, даже в подземелье - тот суровый жесткий мир будто создан для нее! Но часть, где она выкармливает пелеситов, выглядит насквозь фальшивой. Не верю! Ее образ не для тесной квартиры и не для почти летаргического спокойствия. Так же представить Ноя и Дженгиля в образе кота и собаки, а потом гомосексуальных юношей, склонных к садомазо играм - не получается, хоть убей! Я понимаю, что автор хотел показать перерождение героев и чувств, но почему именно через оборотней-вампиров? В романе и так достаточно сложностей, зачем усугублять ситуацию?
  Возникает вопрос касательно замены Татьяны и Та-Циан. Как именно они поменялись местами? Физически переехали из одной страны в другую? Или произошел обмен душами или телами? Поначалу я думала, что Рутения в каком-то другом измерении, слишком уж разный уровень технологического развития с родиной Та-Циан. Но автор вроде никаких намеков на параллельные миры не давал. Тогда как это объяснить? Тут мы возвращаемся к вопросу: что вообще представляет из себя мир романа?.. Я не сторонник все разжевывать и класть в рот, читателя можно и нужно водить за нос, но ключевые моменты должны быть в конце прояснены! Раз уж роман написан, значит, есть желание найти единомышленников. И если так, то почему бы не донести мысль почетче, чтобы единомышленников было больше?
  Не могу не коснуться моральных вопросов, которые поднимает роман. Свободные отношения, гомосексуализм, оправдание садомазо игр каким-то высоким значением слова 'боль', 'развенчание' общепринятых семейных ценностей, проповедование 'свободы' детей от родителей и наоборот - это все очень скользкие темы. Я не берусь утверждать 'правильные', 'неправильные', возможно, для богов и матриархов - это норма, кто их знает, сильных мира сего, но для простых смертных, особенно подростков эти рассуждения могут быть опасными. Слишком велико искушение нырнуть в страсти - от скуки, ради разнообразия, от распущенности, просто попробовать - и не факт, что попробовав, человек не окажется за гранью. А роман-то написан красиво, автор-то убедительно излагает мысль, за ним хочется идти, его хочется слушать. Понимаете, о чем я говорю? Мы несем ответственность за то, что выдаем в мир, потому что мы отчасти этот мир своим творчеством строим. Пожалуй, на этом я и закончу.
  В итоге мы имеем весьма необычный роман, написанный исключительно интересным языком, эстетически насыщенный, в каком-то смысле информативный, но пока этот роман больше похож на огромную зарисовку без продуманной структуры и сюжетообразующих элементов.
  
  
  
  ШВЕДОВА АННА НИКОЛАЕВНА. ОКАЗИЯ
  
  Гармоничная и красивая в своей стройности вещь. Все на своих местах, все по делу, ничего лишнего. Стиль изложения соответствует выбранной тематике и личности героя(!), как по нотам идет развитие характера персонажей, конфликта, сюжета. Видно, что в работу вложено много труда и вычитан текст не раз и не два. Похожее впечатление стройности, кстати, остается от немногих романов. В этом отношении для меня эталон 'Дезертир' Андрея Валентинова. Также по тематике роман напомнил 'Приют героев' и 'Шмагию' Олди.
  Идея, насколько я поняла: один в поле не воин. И, конечно, здесь противопоставляется контроль и порядок хаосу и спонтанности. А как же - одиночество всегда идет рука об руку с желанием контролировать то, что вообще контролировать невозможно. И это прекрасно проявлено в последней сцене: нестерпимая жара вдруг сменяется предгрозовым ветром, небо затягивают тучи, и такая же смена происходит в миропонимании Оболонского, он ни над чем не властен и ему нечем прикрываться, маску надменности сбили обстоятельства, платье порвано, лицо в крови, но именно в этот момент он чувствует облегчение и радость. Браво! Трудно было бы придумать более уместный финал!
  Мир романа, хоть и узнаваем, но оказывается сложнее, чем представляется в начале, в основном за счет сложной системы магии - как на уровне структуры институтов и групп, так и на уровне способов воздействия, целительства. И здесь снова чувствуется авторский почерк - скрупулезность, выверенность, детальные описания, обоснования. Но для того, чтобы понять эту систему, нужна постоянная концентрация внимания - в голове приходится держать много информации. Каждую главу к 'дано' добавляются новые элементы. Эффект Кратена, эффект Доссена... И автор все время поясняет, какой магический трюк в данный момент совершается, и как к нему относиться. Понятно, что пояснения необходимы, но основное 'дано' условий лучше давать хотя бы в первой трети, чтобы читатель, получив достаточно информации, смог дальше сам оценивать поступки героев, а не ждать авторских подсказок.
  В общем мне понравилась идея с государством Конкордия - эдакая магическая аномалия. Но о том, что Конкордия все-таки частично подвержена магии, надо сказать раньше. Иначе получается несуразица - белое пятно, магия не действует, и сразу же перед нами разворачивают схватку всевозможной нечисти во главе с каким-то супер-пупер магом Хозяином.
  Сюжет развивается по законам детективной интриги, умело вводятся новые подозреваемые, автор хитрит, переключая внимание на ложные веточки, пытаясь водить читателя за нос. Но, признаюсь, личность Хозяина я раскусила быстрее, чем того хотел автор, наверное. Во-первых, по законам того же детектива: если в поле внимания читателя попадает загадочный персонаж, да еще с каким-то отличительным знаком (в данном случае внешнее уродство), а потом автор перебирает в качестве подозреваемых всех действующих лиц, а об этом персонаже молчит, значит, он и есть убийца. Оболонскому ее бы тоже неплохо было принять в расчет, просто всерьез не подозревать, чтобы читатель уверился - ложная ветка, туда не смотреть. Во-вторых, намек на Гуру был слишком очевидным сразу, чтобы подозревать его на роль главгада. Но, тем не менее, появление сестры Кардашева было для меня неожиданным и ее роль в истории тоже. И ундина под ликом человека - хорошая находка! Поначалу я подумала, что ундина успела вселиться в дочку Брунова и теперь Оболонскому придется убивать и ее. И обрадовалась, когда ошиблась.
  Персонажи яркие, хорошо прописанные - даже второстепенные. Но самый 'рельефный', конечно, Оболонский. Хорошо показано развитие его характера - в начале надменный, холодный, потом мы постепенно узнаем историю Оболонского и понимаем, что надменность - это маска, за которой прячется страх быть непонятым, непринятым. Дальше нам раскрывают его внезапную переоценку детских смертей, здесь уже можно разглядеть эмоциональную теплоту, хотя Оболонский все еще стесняется показывать свои чувства. Потом мы узнаем о прошлом героя - о его принципиальности, желании заслужить свое место под солнцем, а не почивать на лаврах имени, желании изменить систему магии так, чтобы помочь людям. И мы понимаем - перед нами добрый, тонко чувствующий человек, который просто-напросто стесняется своей чувствительности и не умеет принимать похвалу. Интересно, что с переменами в характере героя меняется не только погода в романе, но и язык - из сдержанного канцелярского становится более эмоциональным, образным.
  Изложение выполнено на хорошем уровне. Автор умело играет с манерой, подстраивая ее под настроение героев и необходимость создать то или иное впечатление. Ошибок, насколько я успела заметить, нет. Есть повтор слов, но это единичные случаи и впечатление от текста не портит.
  Итог очевиден - автор отлично поработал и, конечно, роман достоин высоких оценок. Когда анализируешь такую историю, испытываешь удовольствие, какое, наверное, испытывает часовщик, любуясь сложным красивым механизмом. Да, читатель увидит только циферблат и стрелки, услышит перезвон часов, но мы-то с вами знаем, что скрыто за корпусом, и сколько усилий приложено к тому, чтобы все детали, все колесики и шестеренки заработали как единый механизм...
  
  ЗАРУБИН АЛЕКСАНДР. ВОЛЧЬЯ ДОРОГА
  
  Какая чудесная романтическая история и как скверно здесь обстоят дела с вычитанностью! Тем не менее шлифовать текст можно научить любого, а писать захватывающие приключенческие романы - автор либо умеет, либо нет. В данном случае мастерство на лицо.
  Идея показана достаточно четко: лучше честная война, чем лживый мир. Эта мысль в тех или иных вариациях звучит из уст разных героев, а также прослеживается в их поступках и хитросплетениях обстоятельств.
  И не только идея здесь прозрачна; ясность - отличительная черта всего романа. Это и большой плюс, но в то же время в ясности есть своя оборотная сторона. Но об этом чуть позже.
  Мир романа прописан с фотографической точностью. Начиная от деталей одежды и заканчивая политическими интригами. В голове сходу рисуется картинка и воображение моментально воссоздает сцены романа по вехам, которые расставил автор. Видно, что проделана серьезная работа по изучению эпохи и это радует! К тому же - переходим к героям - подобраны именно те образы, которые стилистически идеально ложатся в рамки приключенческого романа. Горячий юноша Рейнеке - благородных кровей, но, конечно же, без денег. Рыжая 'ведьма' Анна - красавица с сильным характером. Бравый капитан Лесли - находчивый и справедливый. Честные простоватые солдаты. И лисы-враги, как и положено врагам, очень хвастливые и не очень умные. При меньшем мастерстве автора такие характеристики можно было бы назвать штампами, но здесь это именно то, что нужно! И что интересно, персонажи выглядят живыми и органичными. Наверное, за счет способности автора заставить и героев, и читателя чувствовать по полной, а значит, сопереживать. И, кстати, начинаешь задумываться, а стоит ли так рьяно бороться со 'штампами'? Может, не в штампах дело, а в умении раскрыть характер героя, каким бы привычным он ни казался на первый взгляд?
  Приятно также отметить, что история - добрая, она учит уважению, благородству, взаимовыручке, прощению. Все добрые поступки вознаграждаются, всех невинно осужденных спасают, ни один из симпатичных читателю героев не погибает! Красиво показано, как взаимодействуют Анна и Рейнеке в паре, как они помогают друг другу повзрослеть и окрепнуть, как поддерживают друг друга. Несмотря на то, что роман по тематике где-то смахивает на произведения Дюма и даже герои Дюма в нем оказываются проездом, 'Волчья дорога' отличается гораздо большим гуманизмом, спасибо автору за это! По духу роман напомнил такие шедевры как 'Капитан Фракасс', 'Всадник без головы', 'Гардемарины, вперед!'. Прекрасный образчик литературы для юношества, именно на таких книгах надо воспитывать будущих взрослых.
  А теперь вернемся к вопросу ясности. Да, она идеально играет в рамках выбранного жанра приключенческого романа. Мы понимаем мотивы героев, зачастую мы имеем возможность предугадать их поступки, мы видим интригу, у нас не остается вопросов по сюжету. И самое главное - мы не боимся за героев! Знаем, уверены - все равно выживут. У Рейнеке вообще есть средство справиться с любой проблемой - обернуться из человека волком, или из волка человеком. Я понимаю, что такой подход хорош для юношеской литературы, но мне, как взрослому человеку, не хватило все-таки накала конфликта, психологизма, глубины. И ведь конфликты заявлены. Например, мир-война на уровне социального устройства, или подчинение-ослушание (взросление) для Рейнеке, сила-слабость для Анны. К примеру, отношения Рейнеке с отцом так и остались неразрешенными, и читатель, к слову, слишком мало о них знает. А ведь юнкера этот вопрос ой как мучил всю дорогу, и прямо напрашивалась сцена финального разговора с отцом - чтобы уйти или в примирение, или в более жесткий конфликт.
  По сюжету у меня вопросов нет, действие захватывает, читаешь с интересом. Да, где-то предугадывается следующий ход, но автор старательно развлекает читателя другими вещами - образными чувственными описаниями, добрым юмором, любопытными историческими деталями.
  Зато есть много вопросов по изложению. Во-первых, текст не вычитан. Это пока черновик романа, здесь работать и работать. Если часть потерянных точек в конце предложений я могу оправдать фактом переноса с 'Мастерской' (может, глюк какой), то грубые опечатки, бесконечные повторы слов и выражений, ошибки в пунктуации - это уже на совести автора. По роману гуляют несколько любимых автором выражений, которые при единичном упоминании не являются ошибкой, но когда они встречаются подряд через абзац, сидят занозой в глазу читателя. Например: 'Получалось плохо', 'От слова совсем', 'Совсем' (как отдельное предложение). Вообще это естественное свойство психики - интуитивно в памяти всплывает последний вариант, как выразить ту или иную мысль, поэтому повторения неизбежны. Для этого существует вычитка! Что я настоятельно рекомендую автору. Во-вторых, если описана эпоха предельно точно, то стилизация диалогов не всегда соответствует времени, встречаются современные выражения. Но в принципе язык насыщенный, образный, красивый. Картинка легко рисуется, образы передаются, эмоции чувствуются.
  Итак, перед нами редкий образчик романтического приключенческого романа, написанного в стиле старых добрых традиций и совершенно лишенного модного сейчас цинизма, что в моих глазах является большим преимуществом. Да, над изложением еще надо поработать, но, надеюсь, это лишь вопрос времени и терпения.
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Емельянов "Карты судьбы 4. Слово лорда" (ЛитРПГ) | | А.Енодина "Не ради любви" (Попаданцы в другие миры) | | А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | Т.Мирная "Чёрная смородина" (Фэнтези) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | Н.Волгина "Ночной кошмар для Каролины" (Любовное фэнтези) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"