Михальчук Владимир: другие произведения.

Обновление "Клыки на погонах", следуюшая глава

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Следующая НЕ ВЫЧИТАННАЯ ГЛАВА! от 17.03.2010г. Буду очень признателен за выловленные ошибки) Общий файл находится чуть выше, но ленивые могут кликать вот СЮДА Внимание! Теперь я не буду выкладывать полностью вычитанные тексты - только черновики. Чтобы не искушать некоторых...


(объяснительная)

  

"Дураку - счастье",

несчастный мудрец

  
   22:55 Второвечерника.
   Иштван приготовился прыгнуть в комнату. Но перед глазами вдруг выскочило оранжевое меню.
   "Ждите дальнейших указаний", - сообщила демонская программа.
   Слесарь едва удержался на каменном выступе. Забалансировал на носках сапогов, мертвой хваткой уцепился в приоткрытую ставню. Едва не уронил свой сверток, в последнюю минуту ухватился зубами за широкую головку разводного ключа. Несмотря на скудность мышления, щедро облился потом. Он уже знал, что малейшее прикосновение к серебристому "бойку" может превратить живую плоть в холодный камень.
   В спальне финансового магната появился еще кто-то. Неизвестный несколько раз постучал в дверь и, не дожидаясь приглашения, вступил на мягкий зеленый ковер. Иштван не сумел рассмотреть незнакомца. В узенькую щель приоткрытого окна он увидел только странные замшевые туфли, с острыми раздвоенными носками.
   Вспыхнули матовые настенные бра, комната наполнилась мягким изумрудным светом. Из темноты проступило широкое Зерцало Душ в позолоченной раме. Нарисовались линии громоздкого шкафа для одежды. В дальнем углу притаились приземистый комод и еще одно зеркало, обычное. На полу вальяжно расстелился толстый ковер зеленого цвета, с очень густым и высоким, по щиколотку, ворсистым покрытием. На нем в беспорядке валялись мягкие пуфики такого же цвета и скомканная рубашка. Рядом с ножкой большущей кровати виднелась пара заскорузлых носков, очень твердых на вид. Кажется, хозяин не любил очень часто менять белье.
   - Здравствуй, глубокоуважаемый, - сухо поздоровался Амрулл харр Гобсекафф. - Какими судьбами?
   - Желаю приятнейшей ночи, - ответил гость. Зашуршали одежды, видимо он поклонился или сел в глубокое мягкое кресло без пружин. - А также счастливого первоутрия.
   - И тебе того же, - еще более сухо процедил Амрулл. - Неужели деньги принес?
   Прохладный воздух всколыхнулся от смешка.
   - Что ты, что ты, милейший, да как бы я смог принести на себе такой громадный мешок золотых.
   - Мог бы носильщиков нанять, - помог с решением Гобсекафф. - Если денег нет, зачем пожаловал?
   - Поговорить, - расплывчато пояснил пришелец.
   - Дай угадаю, - хмыкнул Амрулл. - Будешь в ногах у меня валяться, просить, чтобы отсрочил выплату кредита. Угадал?
   Ночной гость хранил молчание.
   - А потом, - продолжил хозяин комнаты, - предложишь мне свою жену или сестру в качестве любовницы. Лишь бы только дали тебе немного времени.
   - Откажешься? - поинтересовался незнакомец.
   - Конечно, - снова хмыкнул Амрулл. Совершенно не стесняясь посетителя, он разлегся на громадной кровати, захрустел матрасом и открахмаленными одеялами. Финансовый магнат стал похож на толстенную жабу в белом халате, развалившуюся на шелковых подушках - подобная картина висела над спинкой кровати. - Я женщин не люблю. Вот если бы ты...
   Пришелец промолчал.
   Иштван прищурил выкатившиеся на лоб глаза. Он ни капельки не жалел, что имеет узаконенную возможность убить господина харр Гобсекаффа.
   "Извращенец! - орал про себя герой. - Я тебе сейчас голову отвинчу".
   - Впрочем, - рассмеялся Амрулл, - мужчин я тоже не слишком жалую.
   - И что же ты любишь? - вопросил гость.
   - Деньги! Имея много золота, перестаешь думать о плотских утехах. Ибо самое главное - учет и баланс. Непреложная истина!
   - Впервые слышу.
   - Еще бы. Ты ведь не посещаешь церковь имени Райского Гроссбуха, - менторским тоном заявил хозяин дома. - Если бы заходил хоть раз в неделю и прослыл глубоко верующим оборотнем... Так уж и быть, я мог бы отсрочить время выплаты, скажем... на неделю.
   - Обязуюсь сегодня же пойти на первоутреннюю службу, - поспешно выпалил незнакомец.
   - Поздно спохватился, невежда, - каркнул Амрулл. - Во второутрие ты придешь ко мне вместе с большим мешком золотых валлов. И с тележкой золота, на которой смогут уместиться все проценты от нашей сделки.
   - Это невозможно, - едва не плача, ответил гость. - У меня нет таких денег. Даже если продам имение, все равно не хватит!
   - Твои проблемы, - голос харр Гобсекаффа был настолько сух, как новейший магический подгузник для младенцев. - Ты мог подумать об этом, когда появился у меня на пороге.
   - Мне срочно требовались... эх, - в узкую щель между ставнями Иштван увидел тонкую руку, которой взмахнул пришелец. - Да что я тебе рассказываю. Ведь у тебя ни совести, ни сострадания.
   - Эти низменные добродетели мгновенно атрофируются, едва выдаешь свой первый кредит, - мудро заметил Амрулл.
   - Ты не Главный Кредитный Инспектор Валибура, - зашипел неизвестный, - ты Главная Пиявка! Тебя надо давить... Посыпать солью и растереть каблуком, когда отпадешь!
   - Попробуй, - угрожающе набычился харр Гобсекафф. - Но ты принесешь мое золото ровнехонько во второутрие.
   - Ты понимаешь, что подписываешь себе смертный приговор, Инспектор? - дрожащим голосом спросил незнакомец. - Я ведь могу убить тебя и спокойно жить дальше. И даже самая распоследняя кредитная шавка не узнает о моем договоре займа.
   Амрулл поерзал на кровати, сел, уставился на ночного гостя.
   - Я тебе еще раз говорю: попробуй. Дом заговорен, никто не сможет убить меня, ни оборотень, ни демон.
   - О смертных ты не подумал? Или о героях, борцах со злом? - донесся довольный голос посетителя. - Не подумал ведь?
   Харр Гобсекафф скрипнул зубами и приподнял подбородок. Это должно бы показать его совершенно невозмутимым и самоуверенным демоном. Впрочем, подобная роль не слишком подошла толстенькому рогатому человечку. Выглядел он довольно взволнованным.
   - Не посмеешь, - прошептал Амрулл. - Меня пытались убить десятки идиотов. И где они сейчас? Вон там!
   Хозяин указал куда-то за окно. Внизу, за тонкой полоской парка и нескольких цветочных клумб, раскинулось широкое кладбище. На воротах скорбного места даже с большого расстояния проглядывалась надпись: "Фамильное кладбище харр Гобсекафф. Тут лежат славные банкиры и некоторые клиенты". Чуть ниже виднелась золотистая табличка "Милости просим".
   - Но ты не оставляешь мне выбора, - незнакомец похлопал себя ладонью по колену. - Отсрочку не даешь...
   - Если не заплатишь, - не сдавался Амрулл, - ровно через пятнадцать минут после второутрия на стол приемной к Трибуналу Девятнадцати Демонов ляжет пухлый конверт с описанием всех твоих злодеяний. Подозреваю, Высшие вряд ли обрадуются, узнав, что некий руководитель немалой организации активно принимал взятки. А также одолжил безмерное количество денег для подкупа одного из членов Трибунала.
   Ночной гость твердо сжил кулаки. Заскрипела кожа, длинные ногти глубоко впились в ладони, между пальцами выступила кровь.
   Иштван мысленно присвистнул.
   "Крепко незнакомца схватили за причандалы, - подумал слесарь".
   - И каким образом, - спросил пришелец, - ты отдашь этот конверт Трибуналу, если будешь мертв?
   - Не забывай о четырех с чем-то тысячах частных нотариусов, промышляющих в нашем славном Валибуре, - криво улыбнулся Амрулл. - Или ты убьешь и их?
   - Если найду это полезным... - пробормотал посетитель. - Но мне больше нравится серия государственных арестов. Скажем, по обвинению...
   - Меня не интересуют твои грязные планы! - вдруг взвизгнул Гобсекофф. Судя по всему, гостю удалось напугать хозяина. - Вали из моего дома! И чтобы ко второутрию передо мной лежали все, до единой, одолженные тобой монеты! Иначе полицейские узнают о грязных махинациях твоей...
   - Хорошо, я иду, - поспешно согласился пришелец. - Но помни, что отныне твоя душа не стоит и ломанного валла! Мой герой придет за тобой, и его не остановят заколдованные стены твоего домишки!
   - Магия выжжет ему мозги, твоему цепному псу! - вскричал Амрулл.
   - Ты уверен, что у моего подопечного есть мозги? - поинтересовался незнакомец. - Не будь наивным.
   В груди Иштвана что-то заворочалось. Даже тупейший из тупых алкоголиков-слесарей понял, что его нагло используют. Перед ним обыкновенный финансист, одолживший деньги какому-то дядьке. А дядька нуждается в этих самых деньгах и не может возвратить их финансисту. Потому некто осчастливливает Иштвана Игнатовича, мол, пойди и убей этого злобного демона. Да еще к тому же считает его, могучего Иштвана, последним безмозглым дураком.
   "Теперь ты от меня не отделаешься просто так! - яростно поворочал мыслями герой. - Будешь платить втрое больше!"
   Убийца задумался, а не является ночной незнакомец одновременно и нанимателем слесаря? Впрочем, его это не слишком интересовало.
   "По любому я заслуживаю на гораздо большую заработную плату! - твердо решил наемный герой".
   Обыкновенный работяга, дальность полета мыслей которого не простирается за границу объема зарплаты и горлышка бутылки. Шикарный образец идеального героя, наивный дурак, убивающий "начисть" и прочих неугодных его "божеству".
   - Но за безмозглого ты ответишь! - прошептал Иштван и приготовился забраться внутрь богатой спальни. Сейчас ка-ак полетят мозги и кишки!..
   В голове что-то взорвалось, из глаз брызнули горячие слезы. Виски заломило, словно бы в них воткнули по раскаленному гвоздю.
   "Стой, полуумок! - приказала надпись перед глазами. - Не вздумай атаковать посетителя!"
   По мере того, как слесарь приближался к приоткрытой створке окна, головная боль усиливалась. Казалось, что под черепной коробкой весело гуляют свинцовые черти. Танцуют, сволочи, подпрыгивают и дерутся.
   "Как бы что не повредить, - мысленно вздохнул Иштван и отказался от авантюры".
   Раз такими злобными методами не удается достичь желаемого, лучше отступить. Боль отступила.
   Гость и хозяин дома тем временем о чем-то яростно спорили.
   - Ты у меня навеки загремишь в Скалу-под-Небом! - визжал харр Гобсекофф.
   - Убью! - на повышенных тонах высказывался незнакомец. Затем добавил несколько неприятных эпизодов из жизни Амрулла. Это очень не понравилось Кредитному Инспектору.
   - Вот! - заорал финансист. - Вон из моего дома.
   - Все-все, - посетитель резко встал и развернулся к двери.
   Иштван успел разглядеть короткий хвостик, выбившийся из-за полы коричневого кителя ночного гостя.
   "Проклятый оборотень! - завопил он мысленно. Однако, в бой не полез - вовремя вспомнил о болезненных ощущениях".
   Перед глазами слесаря появилась новая надпись: "Дверь внизу открыта. Пройдите внутрь и спрячьтесь за гардеробом".
   Герой вздохнул и начал спускаться. До него донеслись остатки диалога между Инспектором и заемщиком.
   - Не проведешь до порога? - спросил гость.
   - До гроба я тебя проведу, а не до двери! - проворчал харр Гобсекафф, не поднимаясь с кровати. Затем вскочил, как ужаленный пчелоборотнем. - Впрочем, проведу.
   - Откуда такая гостеприимность и доброжелательность? - изумился заемщик.
   - Еще украдешь чего в прихожей... - пробормотал Амрулл и, схвативши пришельца за локоть, устремился по лестнице. - С тебя станется, мелкий побирушка.
   Иштван в последний миг успел спрятаться за дубовым гардеробным шкафом. Мимо прошелестели одежды, простучали тяжелые шаги двух существ: оборотня и демона.
   Когда незнакомец, а слесарю по-прежнему не удалось его разглядеть, уже очутился на улице, он вдруг обернулся.
   - Слушай, ты не спросил: почему я вышел из двери, а не воспользовался Проколом сквозь пространство? - он говорил достаточно громко, остановившись на тротуаре за оградой дома.
   - Ладно, сделаю тебе приятное, - махнул рукой господин Гобсекафф. - Почему ты не транслировался еще из спальни, а заставил меня провожать свои проклятые мощи?
   - Во-первых, - счастливо рассмеялся гость, - это не оставит отпечатка магических следов ни в одной из твоих комнат. Улицу проверять не будут, уж я-то знаю. А во-вторых...
   Главный Кредитный Инспектор почувствовал неладное и поспешил к двери. Но было поздно.
   - Во вторых, - продолжил посетитель, - ведь у тебя защитный контур на домике, да? А если дверь открыта твоими руками, значит магия деактивирована на время?
   Неизвестный расхохотался и исчез в черно-лиловом пятне межпространственного прохода.
   Амрулл вскрикнул и, краем глаза заметив какое-то движение, повернулся к убийце. Его дрожащая рука промахнулась и пролетела мимо дверной ручки. Контур остался открытым.
   Подстрекаемый горящей надписью "Убить его!", Иштван обрушил на финансиста свое страшное оружие. Разводной ключ мгновенно превратил демона в камень. Тяжелая головка "бойка"прошила плечо, раздробила окаменевшие ребра, застряла чуть пониже в груди.
   Из статуи брызнула оранжевая кровь. На воздухе она почему-то превратилась в обычную человеческую. Сам того не зная, слесарь стал невольным свидетелем занятного процесса. А именно - трансформации демона в обычного человека. Ведь, как известно, смертные - дальние потомки демонических сущностей, которые деградировали в огненных пещерах и лишились бессмертия.
   Удовлетворенно напевая что-то под нос, герой вытащил оружие из тела Амрулла. Бережно завернув ключ обратно в обрывки газет, он растворился в темноте.
   Хват-майор Зубарев прибыл на место происшествия спустя восемь минут после убийства.
   Первый дежурный дельтаплан тьмэльфов, под номерным знаком АР-30-15-БУЗ, приземлился еще через четыре минуты.
   Ауральный слепок и СцеВоС, Сцена Воспроизведения Случившегося показали, что на месте преступления на момент смерти Амрулла харр Гобсекоффа были двое неизвестных существ: пантероборотень и смертный человек.
   По факту убийства незамедлительно открыли криминальное дело.
  
   23:52 Второвечерника
   Иштван бежал по широким улицам Валибура, изредка останавливаясь и прижимаясь к стенам домов. Ночной воздух был пропитан густыми ароматами дыма и копоти. Невдалеке нетрезво орали женские голоса. На соседней улице кто-то громко занимался любовью. Судя по протестующим взвизгам какого-то мужчины, по крайней мере один из партнеров делал это против своей воли.
   Слесарь быстрыми шагами преодолел бульвар Зеленых Свечей. Здесь круглосуточно толпились десятки зомбабочек. Но сегодня изумрудное сияние, охватывающее приземистые домики борделей, одиноко проплывало ночными туманами над пустынной улицей. Лишь только магические голограммы обнаженных девиц покачивали сочными бедрами над каменной брусчаткой. Больше никого, даже металлический голем, служивший здесь кем-то вроде бессмертного сутенера, сидел не на лавочке посреди бульвара, а на широком балкончике заведения под названием "Возьми меня и еще раз меня".
   "Странно, - подумал герой. - Куда же подевались красотки?"
   Иштван не знал, что на дворе Всемежен - Всемирная Женская Ночь. Да если бы и знал, то по скудности ума, не сумел бы разобраться в опасности происходящего.
   Едва зашло солнце, покойные проститутки ретировались с улиц, от добра подальше. Уж кто-то, а зомбабочки знали: как только наступает ночь Всемежена, в город ворвутся разъяренные девицы. Одинокие женщины, вдовушки и старушки от всего сердца ненавидят жриц "финансовой любви". Они справедливо полагают, что шлюхи лишают их мизерного шанса - обзавестись каким-либо, хоть самым никудышным, но мужчиной.
   Вот и сейчас к бульвару приближалась многоголовая толпа. Словно рассерженная гидра, скопище женщин ощетинилось сотнями раскрашенных маникюром рук.
   - Смерть грязным шлюхам! - скандировали обиженный голоса.
   Рев толпы доносился также из соседней улицы - Великого Блаженства. Там находилась пара борделей очень высокого класса. Кстати говоря, в подобных заведениях зомбабочки не водились, только самые вышколенные гейгейши и сложнотутки. В отличии от двухэтажных построек, расположенных на бульваре Зеленых Свечей, бордели Великого Блаженства напоминали, скорее, неприступные крепости. В небо упирались высокие каменные башни; периметр защищали толстые колдетонные стены, испещренные узкими бойницам; окруженные глубокими рвами с водой, в которых плескались дрессированные крокодилоборотни; ворота каждого заведения могли поспорить толщиной даже с Фортом Калидонусом. Многочисленные войны и нападения объединенных сил Хаоса и Дальних Кругов на Валибур совершенно не повредили улицу Великого Блаженства. Величественные башни борделей так и остались стоять в целости и сохранности. Врагам не удалось захватить ни одну из них. А вот празднующим женщинам удалось.
   Одна из четырех башен пылала, как фитиль на старой аркебузе. Весело потрескивали пристройки и парочка небольших флигелей. Работники публичного дома с фатальными криками выпрыгивали из дымящихся окон. В подавляющем большинстве случаев они попадали в канал, где ими тотчас занимались расторопные крокодилы. Хрустели челюсти, доносились слабые звуки глотания.
   - Бей проституток! - верещали атакующие. В уцелевшие бордели летели выдранные из мостовой камни, костыли, косметички и многое другое.
   Этого столпотворения слесарь не видел. Недалекое воображение подсказывало ему лишь одно - "Бежать отсюда к чертовой матери!".
   - Стой! - заорал кто-то.
   Иштван, притворившийся было праздно шатающимся прохожим, резво припустил на бег. Не оглядываясь и не останавливаясь, она на всех парах несся к заветному трехэтажному домику с ярко-желтым фасадом. Над крышей строения танцевало изображение обнаженной девицы с фантастическими формами.
  
   Иди сюда, любимый мой,
   Иди же, и споем,
   Входи, не бойся, будь со мной,
   Мы тут в кредит даем.
  
   Именно так многозначительно пела красочная реклама. Редкий человек или оборотень понял бы слова малеванной стриптизерши буквально. Большинство мужчин благоразумно упускали фразу "в кредит" и следовали последнему слову - "даем".
   Магическая голограмма призывно улыбалась и покачивала пудовыми дольками грудей. Мотала головой, разводила бедра, разворачивалась задом и сладострастно выгибала спинку. На ягодицах, левой и правой, у нее сверкала надпись: "Тебе - сюда". Над копчиком пульсировала алая стрелка, указывающая прямо вниз. Так, чтобы каждый зевака понял, куда именно ему надо идти. Поверх золотоволосой головки изображения раскинулась ветвистая крона вишни, тоже нарисованной магическими красками. Среди листочков и маленьких цветков перламутровыми тонами переливалось название борделя: "Ветка вишни, сук черешни".
   Иштван приблизился к публичному дому, но вдруг застыл, превратившись в каменное изваяние на углу строения.
   - Стой! - завизжали ему в спину. - Полиция!
   Слесарь почувствовал, как градины холодного пота скатываются под рубашку. Позвоночник превратился в мерзкое обледенелое бревно. Страх сковал по рукам и ногам.
   - Пропал, - прошептали непослушные губы.
   "Сгинул на пороге дома... - подумал Иштван Игнатович".
   На самом деле "домом" назвать это место у него язык не поворачивался. Какое же это жилище, если в нем каждые несколько минут орут от удовольствия, стонут сотни голосов и вообще... Впрочем, именно здесь герой и проживал с того момента, как оказался в Валибуре. "Бог" даровал ему круглосуточный абонемент на услуги и выделил личные апартаменты под нужды слесаря. Персонал борделя относился к Иштвану с пониманием и почтением. Еще бы, ведь это работник Самого... Кого именно, герой так и не сумел узнать. Но был уверен только в одном: его хозяин пользуется здесь немалым уважением.
   - Полиция! Стой! - кричали совсем близко.
   Прямо на Иштвана неслось боевое соединение темных эльфов. Четверо коротышек неслись со всех ног, за ними волочились обломки служебного дельтаплана. Тьмэльфы размахивали служебными "Карателями" и выглядели очень воинственно.
   "Это конец, - обреченно решил герой".
   Но полицейские бежали не к нему. На самом деле они убегали, отчаянно работая кривыми ножками.
   Следом за отрядом топотала бесчисленная толпа улюлюкающих женщин.
   - Полиция, стой! - кричали они. - Да остановитесь вы, карлики дранные!
   Тьмэльфы подчинятся не желали и лишь активнее прилегали на шаг, едва над улицей проносился очередной похотливый вопль.
   - Стойте, мальчики!
   Первыми мимо заведения пронеслись полицейские. Затем мостовая затряслась под весом тысячи каблучков и тапочек. Последними, совсем рядом с Иштваном, проковыляли две старушки на костылях.
   Слегка притормозив на углу бульвара, бегуны спортивно заломили крутой вираж и скрылись в неизвестном направлении. Оттуда еще долго верещали "Да стой, дурак!" и "Бросьте в него косметичкой, хоть кто-нибудь!".
   - Пронесло, - выдохнул слесарь. - А с меня пота добрых полведра натекло... Но вот ведь мир каков! За ментами гонятся бешенные бабы. Настоящий Ад, а не божественный мир...
   С этими словами облегчения он вошел в приемную борделя. Над головой прошуршали батистовые занавески, прозвенел невидимый колокольчик.
   Из узенькой ниши в стене тут же выдвинулся магический проектор. Он тихонько щелкнул и на полу появилась полуобнаженная красотка. На ее крепкой фигурке зеленели миниатюрные фиговые листочки, в количестве три штуки - по одному на каждый сосок и еще один на другое причинное место.
   - Здравствуйте, глубокоуважаемый Иштван Игнатович, - поздоровалась девица.
   Затем она низко поклонилась, впрочем, повернувшись к посетителю задом.
   Слесарь удовлетворенно скользнул взглядом по сочным прелестям фантома. Вспомнил, как, впервые появившись здесь, пытался ухватить красавицу за талию. Будучи в изрядно подвыпившем состоянии, Иштван тогда геройски упал на пол и разбил головой какую-то вазу. Сейчас, обладая немалым опытом общения с настоящими и нарисованными проститутками, он просто улыбнулся.
   - Здравствуй, Дайана, - кивнул слесарь. - Мой номер свободен?
   - Конечно, глубокоуважаемый, - ответила реклама. Она так и не повернулась, оставаясь в согбенном состоянии. Лишь наклонилась пониже и посмотрела на гостя, протиснув свою голову между ног. - Желаете сегодня чего-нибудь пикантного?
   - Да нет, - отказался слесарь. - Давай обычную программу. Я сегодня после работы. Устал, как шавка с помойки.
   Проговорив столь изысканный эпитет, Иштван прошел сквозь голограмму. Девица замерцала, расступилась клочками сверкающего тумана. А затем ущипнула героя.
   - Ой! - вскрикнул мужчина, подпрыгивая на месте. Он потер "ущипнутое" место, чуть пониже ягодицы. На самом деле фантом ударил его слабеньким разрядом тока. - Это что такое?!
   Слесарь возмущенно и недоверчиво покосился на девушку.
   - Прошу прощения, глубокоуважаемый, - голограмма выглядела расстроенной. - Я полагала, что вам это понравится. Видите...
   Она щелкнула пальцами и между ярко накрашенными ногтями пробежала мелкая молния.
   - ... Сегодня днем мне инсталлировали новую подпрограмму. Теперь я могу "дотрагиваться" до клиентов. В скором времени, возможно, стану счастливой обладательницей полиэфирного тела. А это значит, что мы сможем заниматься с вами...
   - Не надо больше так делать, - огрызнулся Иштван.
   Ограниченное, но все же рабочее, сознание нарисовало слесарю пугающую картину. Вот лежит он на кровати, совершенно голый, а сверху на него опускается вот эта самая девица из рекламы. И между бедер у нее трещат электрические разряды.
   - Жуть какая... - простонал герой и двинулся вон по коридору.
   Рекламное изображение печально помахало ему ручкой вслед. В руке девица сжимала тощую брошюрку, на титульной странице которой виднелось интересное название "Пигмалион и Галатея", фантастические истории из разных миров.
   - И где же она, любовь? - патетически вздохнула голограмма. Зашелестели странички, щелкнул проектор. Девушка уселась на пороге и углубилась в романтическое чтиво.
   Даже не подозревая, что испортил фантому настроение, Иштван прошел мимо большого пулеметного гнезда. Там сидела тройка железных големов - на случай атаки в честь Всемежена. Искусственные создания развлекались игрой в ладошки. Они монотонно грохали себя по грудям, и соприкасались ладонями. В коридоре переливался веселый металлический перезвон.
   Мимо плеча проплыла широкая стойка регистратуры. Скучающая зомбабочка безразлично улыбнулась ему казенной улыбкой.
   Взгляд Иштвана скользнул по желтым клыкам покойницы, мужчину передернуло.
   "Хорошо все-таки, что сплю я с этими, как их... суккубами... - подумал он. - Те хоть настоящие женщины. Не то, что эта... да с нее кожа шелухой опадает!"
   Герой не знал, кто такие суккубы. Но ему хватало факта, что они являются обычными девушками, с грудями, попами и прочими ласковыми "штуками".
   Слесарь расслабился, когда за спиной захлопнулась дверь его комнаты. Он забросил оружие в угол, в сапогах взобрался на просторную кровать, устеленную мягким одеялом апельсинового цвета.
   - Мохер! - удовлетворенно вздохнул Иштван и зарылся лицом в кустистую шерсть одеяла.
   Затем вспомнил, какие безобразия недавно вытворял на кровати. Резко отодвинулся, сплюнул и вытер лицо влажной проспиртованной салфеткой.
   Легкий запах душистого спирта ударил в нос. Щеки моментально запылали, во рту собралась горьковатая слюна. Это напомнило герою о желаниях насущных.
   - Выпить надо! - провозгласил слесарь и перегнулся через край постели.
   Схватил с небольшого стеклянного столика наполненный до краев графин. Зубами вытащил хрустальную затычку, выплюнул ее на пол. И страстно, с правильно урегулированным дыханием, большими глотками ополовинил сосуд.
   - Привет, миленький! - прозвенело вдруг в комнате. - Будем отдыхать?
   На пороге стояли четыре очаровательные девушки. Они практически не отличались от обычных человеческих женщин. Слегка красноватая кожа, тонкие черты лица, раскосые глаза. И выдающиеся формы.
   "Очень далеко выдающиеся, - прикинул Иштван".
   Он самодовольно разулыбался девицам, пожирая их глазами. Ему улыбнулись в ответ.
   Жрицы любви как по команде сбросили с себя разноцветные одежды и мигом оказались на кровати.
   - Верха, Рада, Укра, Торба, - воскликнул герой. - Как же я рад снова видеть вас в объятьях.
   Он широко раскинул руки и сгреб девиц в охапку.
   Внезапно дверь открылась еще раз.
   - Развлекаешься, лентяй? - грозно спросил пришелец.
   Слова приветствия застряли в горле. Иштван Игнатович ощутил, что руки предательски дрожат, а во рту сладковатый привкус амброзиума медленно превращается во вкус свежайшего компоста.
   В комнату вошел "бог". Он по-прежнему сиял потусторонним светом, ореол его фигуры терялся в ослепительно-белых лучах.
   - Девочки, схватите его, - скомандовал хозяин. - Покажите ему настоящие эротические лики, а не этих костлявых замарашек.
   Слесарь зашелся в беззвучном крике. Все четверо девиц, с которыми он развлекался каждый день, после прибытия в Валибур, начали стремительно превращаться.
   Груди обвисали, удлинялись. Сквозь черты лица каждой "красавицы" проступали угловатые скулы. Глаза превратились в узенькие щелочки, за веками поблескивали красные огоньки. Губы истончились до размеров маленьких пунцовых ниточек. Пальцы ног и рук подались вперед, затрещали фаланги. Герой с ужасом заметил, что к нему приближаются громадные когти. К тому же за спинами женщин вдруг распахнулись широкие кожистые крылья.
   Иштван попытался вырваться, сигануть с кровати, но "женщины" оказались сильнее. Тонкая рука, покрытая слизкими чешуйками, как у рыбы, прижала голову слесаря к подушке. Холодная ладонь зажала рот героя, губы ощутили вкус вонючего тухлого яйца. В нос ударил терпкий запах мускуса и серы.
   Слесаря стошнило на постель, суккубы едва успели отскочить. Пьяно покачиваясь, Иштван сел на кровати. Его мутило, голова кружилась от увиденного. Нереальность происходящего, пусть даже слесарь не один день жил среди демонов и оборотней, ледяными пальцами сжала гортань.
   "Они не женщины! - беззвучно ревело в черепной коробке. - Они не бабы! Господи, да я спал... Я спал с..."
   С кристальной четкостью Иштван вдруг понял, что больше никогда не сможет стать полноценным мужчиной.
   "Вдруг они все тут такие? Даже те зеленокожие и синерожие покойницы?"
   Мужское достоинство слесаря одним мгновением превратилось в недвижимость. К тому же, в недвижимость непродаваемую и совершенно неподъемную. Сам того не зная, Иштван Игнатович подтвердил древнюю гипотезу о том, что: конь - не корова, алкаш - не мужик. Подобная оказия должна была произойти с ним в довольно скором времени. Но ужасающие суккубы помогли, мигом превратили могучего слесаря в подобие широкоплечего, но совершенно бесполезного евнуха.
   "В другой раз надо думать, прежде чем слушать речи всяких галлюцинаций с чемоданами денег! - запоздало сообщил здравый смысл".
   - Ты меня видел сегодня?
   Остекленевшие глаза Иштвана уставились на "бога", который наклонился над своим избранником.
   - Видел, - медленно кивнул слесарь.
   - Убейте его, - коротко бросил сияющий овал. Предположительно в том месте, за ореолом ослепительного свечения, находилась голова нанимателя.
   - Но лица не разглядел... - механически, совершенно не замечая приближающиеся к горлу когти, продолжил герой. - Только спину и ботинки с раздвоенными заостренными носками...
   - Стоп, - задумчиво проговорил хозяин героя. - Точно не разглядел?
   Острейший коготь замер всего в миллиметра от зрачка слесаря. Иштван изо всех сил замотал головой.
   - Не видел, матерью божьей клянусь, и сыном ее клянусь, и Святой Троицей тоже, - выпалил герой, сглотнул, перевел дух и закончил. - Клянусь...
   - Отпустите его, - приказал "бог".
   Суккубы с некоторым сожалением разжали "пылкие" объятия. Слесарь закашлялся, вдыхая воздух, и быстро-быстро, на карачках, отполз на краешек кровати. Там он прижался спиной к стене и отгородился от всех подушкой.
   - Три последних задания загружены в твой маленький мозг, - сообщил хозяин. - Выполнишь их поочередно. Первое - через полтора часа, второе завтра вечером. Третье - когда прибудешь на место и наберешь себе команду. А теперь свободен, вольно, разойтись!
   "Бог" стремительно развернулся и растворился в дверном проеме. Девицы, как ни в чем ни бывало, приблизились к дрожащему Иштвану.
   - Миленький, ну не бойся, - заявила Верха. - Мы же просто пошутили...
   - Н-не п-подходите, - нижняя челюсть героя ходила ходуном. Зубы стучали, словно отбойные молотки гномов из Валибуравтодора. - Н-не п-подходите, т-твари м-мерзкие!
   Слесарь защитился подушкой, приподняв ее вверх и закрыв глаза. Свернулся в позу эмбриона, прижался затылком к низенькой спинке кровати. Ни дать, ни взять - испуганный тринадцатилетний ребенок, а не здоровенный мужик с подпорченной алкоголями печенью.
   - Ладно, - пожала плечами Рада. - Не хочешь - насильно заставлять не будем.
   Суккубы пошли к выходу. Двигались они заманчиво, виляли бедрами так, будто бы у каждой меж ягодиц находился невидимый маятник. Любой другой пустил бы слюни и, с видом похотливого сатира, поскакал бы следом. Но Иштвана теперь не проведешь. Он собственными глазами видел, как эти чудные формы превращаются в демонических созданий. Больше слесаря не интересовали какие-то там тазобедренные суставы и слишком развитые молочные железы.
   Оставшись наедине, герой слегка всплакнул. Минут пятнадцать он очень жалел себя. Выпил остатки спиртного, покрошил всю мебель разводным ключом, испражнился на апельсиновую постель. Затем решительно вскинул оружие на плечо и вышел в коридор. Оттуда незамедлительно раздались перепуганные крики и звуки глухих ударов. Иштван сумел отомстить за обиду.
   Кто-то успел ретироваться через окна и двери. Парочка улепетывающих зомбабочек проломила восточную стену и скрылась в ночной тишине. Остальные служительницы публичного дома весьма плачевно закончили жизненный путь. Все поголовно суккубы и зомбабы превратились в каменные изваяния, с развороченными плечами и головами. По скользкому от разноцветной крови полу катились каменные осколки, расколотые черепа, сплющенные позвонки и прочие части многочисленных тел.
   Не прошло и получаса, как бордель совершенно опустел. Лишь кто-то сдавленно всхлипывал, прижимая оторванную руку к предплечью. Затем затих и этот звук - Иштван нашел виновницу и тотчас наказал.
   - Кажется, всех убил, - облегченно выдохнул слесарь.
   С видом заправского пекаря он похлопал рукой об руку. Подвинул горку металлического мусора, к который превратились уничтоженные големы. Переступил через выдранную с корнями базу пулеметного гнезда. Из обломков вытащил пулемет и долгое время разбирался с ним, сидя на стойке в приемной и методично уничтожая казенные запасы спиртного.
   Когда пришло время задания, Иштван сыто отрыгнул и отправился к двери. Разводной ключ он привязал себе на спину, соорудив какой-то хитрый узелок из женских подвязок и чулок. На ходу слесарь любовно поглаживал трофейное оружие.
   Пулемет выглядел угрожающе и, несомненно, являлся одним из лучших образцом убойной силы Валибура. Широкий раструб дула, диаметром с добрый локоть; тяжелая рабочая область, не менее двадцати-тридцати, как прикинул герой, килограмм; длинная лента боеприпасов, которую Иштван Игнатович перемотал через обе руки, словно шерстяную нитку.
   Несмотря на то, что "патроны" оказались небольшими капсулами, наполненными серебристым раствором, из дула выстреливались совершенно другие снаряды. Оружие стреляло большими металлическими дисками, полыми внутри. Как показала практика, а для этого пришлось изрешетить все стены в приемной, диски навылет пробивали камень и прекрасно разрезали живую плоть.
   Слесарь остановился на пороге и немного подумал. Затем вернулся на несколько минут. Вытащил из небольшого подвальчика два бочонка с амброзиумом. В один из них окунулся, вдоволь испил, отряхнулся. Содержимое второго разлил по стенам и полу. Остатками побрызгал на многочисленные двери и парчовые занавеси в коридоре.
   Широко улыбнулся, едва челюсть не заклинило, как умеют усмехаться только в стельку пьяные имбецилы. Медленно, красуясь каждым нетрезвым движением, извлек из кармана простенький предмет, единственное упоминание о прошлой жизни.
   Полупрозрачная зажигалка и красного пластика заблестела под приглушенным сиянием светильников. Иштван счастливо щелкнул колечком, высекая искорку из барабанчика. Наклонился к земле, провел перед собой огненным росчерком.
   Амброзиум вспыхнул мгновенно. Затрещал драгоценный дубовый паркет, запылали занавески, обуглились двери. Магическая штукатурка затрещала и пошла пузырями, к коридорах заревело высокое кустистое пламя. Чихая и кашляя от дыма, слегка испортившего картину триумфа, слесарь вышел из борделя.
   Публичный дом горел, как большая стеариновая свеча. Пламя высоко взлетало в ночное небо, разрисовывая окрестности в алые и желтые тона.
   Не скрываясь и не опасаясь ареста, Иштван пошел прямиком к следующей жертве. По дороге ему не раз встречались празднующие женщины. Вот только они не требовали любви. И даже не пытались броситься за ним в погоню. Хотя бы потому, что короткая очередь из пулемета останавливала не только их, но даже и боевые соединения темных эльфов.
   В голове по-прежнему работала программа. Слесарь получил информацию, что следующей жертвой должен стать какой-то нотариус.
   "Видно из этих, - думал герой. - Из тех, у кого имеется нехорошая информация про моего бога..."
   Думать было намного проще, чем идти. Нога заплеталась за ногу, Иштван не раз и даже не два растягивался ничком посреди тротуара. Однажды даже попробовал хлебнуть из большой лужи. Слесарь передвигался по самому краешку улиц. Часто хватался за подоконники, прислонялся к стенам. Когда головокружение и светопреставление немного прекращались, герой продолжал свое неровное шествие.
  
   01:40 Первоутрия
   Иштван Игнатович добрался до нотариальной конторы Бубаскаса Житнева ровно на десять минут позже, чем планировалось. "Божественная" программа приказала войти в офис Житнева ровнехонько в тот самый момент, когда жертва откроет контору. "Чтобы не привлекать лишнего внимания", - пояснило меню перед глазами. Но слесарь имел в виду распоряжения господина "бога".
   Герой был настолько пьян, что казалось, будто под черепной коробкой, за полупрозрачными стенками остекленевших глаз, плещутся янтарные волны амброзиума. Сверхбольшая норма алкоголя в крови позволяла Иштвану не корчиться от боли, которой из-за опоздания угощала его программа.
   Выйдя на улицу Шоколадного Суицида, слесарь остановился перед высоким пятиэтажным домом из синего кирпича. Первый этаж строения занимали офисы и конторки. Оставшуюся часть оккупировали жилые квартиры и какой-то "Геронто-Фитнесс-Клуб", если верить красочной рекламе на фронтоне.
   Фасад и широкий балкон второго этажа подпирали величественные скульптуры. Мускулистые колдетонные титаны поигрывали застывшими мускулами, яростно сверкали каменными глазами. Могучие плечи так крепко прижимались к стене строения, словно статуи вот-вот приподнимут дом. И понесут его куда-нибудь за горизонт, к самому Повороту Реальности на Краю Времени, или чуть ближе, в Княжество Хаоса.
   Иштван чихать хотел на архитектурные изыски, а также и на Княжество Хаоса в целом. Его не интересовали какие-то мраморные лестницы, золоченые анфилады и мозаичный пол. Слесарю, по правде говоря, больше всего хотелось вернуться в родной мир. Закончить смену на родном сталелитейном комбинате, набраться дешевого пива за компанию с Женькой-сварщиком. А потом пойти, пошатываясь, к ночному ларьку, прикончить бутылку-другую "палёной" водки. И кое-чего сделать с Людкой-продавщицей. Что ему делать с Людой - Иштван не помнил. Но перед глазами вдруг отчетливо встали фигуры четырех превратившихся суккубов.
   Истошно заревев, слесарь сорвал пулемет с плеча. Он остановился перед офисом жертвы и окликнул хозяина, как требовала инструкция.
   - Бубаскас! - заорал хриплым басом Иштван. - Открывай двери - клиент пришел!
   - Сейчас! - пискляво ответил нотариус. - Один момент.
   За стеклянной витриной, с изображением чернильницы и толстого пера, появился толстенький гремлин-гром. Бубаскас мог похвастаться отличным зеленым костюмом, которому позавидует любой бизнесмен. На голове нотариуса поблескивали громадные очки в роговой оправе, маленькую головку прикрывала изумрудного цвета шляпа с широкими обвисшими полами.
   Увидев на улице типа с пулеметом, Бубаскас истошно завизжал и бросился на пол. Это ему не помогло.
   Иштван надавил на спусковую скобу и с остервенением принялся поливать нотариальную контору длинными очередями металлических дисков. Лопались толстые стекла, разлетались осколки синего кирпича. Одна из колдетонных скульптур потеряла обе ноги и завалилась лицом вперед, потащив за собой изрядный кусок фронтона. Магиталлические диски не щадили никого и ничего. Даже безвинное белье, висящее на балкончике второго этажа, превратилось в унылые лохмотья и раненой птицей слетело на тротуар.
   Медленно осела синеватая пыль, разошелся сизый туман от расправленных камней и выхлопов колдовского пулемета. У слесаря закончился боезапас. Оружие печально щелкнуло один раз, затем другой. Пустой затвор погулял туда-сюда и, наконец, остановился.
   Иштван вздохнул, разжал дрожащие пальцы. Бесхозный пулемет зазвенел, ударившись об магасфальт. Переступив через использованное оружие, герой двинулся в полуразрушенный дом. На ходу он снял со спины тяжелый разводной ключ и помахал им, примеряясь, в воздухе перед собой.
   Под ногами заскрипели осколки стекла. В нос ударил многоцветный аромат всяческих запахов: от благоухания свежей деревянной щепы, в которую превратилась дорогая мебель нотариуса, до свежего запаха крови.
   Бубаскас лежал прямо под дверью, пригвожденный к обломкам паркета тяжелым металлическим сейфом. Обе ноги нотариуса оказались переломанными, из-под покореженного железа торчали осколки костей.
   - Сдохни, - попросил Иштван, размахиваясь оружием.
   - Погоди! - едва слышно выдавил гремлин. - Не убивай меня... Я заплачу втрое больше, чем Он!
   - Сколько это? - слесарь заинтересованно поиграл бровями. - Мне интересно.
   - Сорок тысяч валлов... - простонал нотариус. - Золотыми пластинами... В сейфе... Только помоги... Я скажу код замка...
   - Отлично, - обрадовался Иштван, замечая, что дверца несгораемого шкафа деформировалась от удара. Замок, о котором говорил Бубаскас, валялся рядом на полу. Совершенно разбитый и, конечно же, ненужный.
   Головка разводного ключа опустилась на голову нотариуса. Брызнули мозги, на лету превращаясь в каменное крошево. Порох и мелкие щепки смешались с окровавленной пылью.
   "Борец со злом" брезгливо поморщился, переступил через убитого. И потянул загребущие ручонки к сейфу. Дверца открылась, и слесарь восторженно охнул. Несгораемый шкаф оказался доверху забитым тончайшими листами золота. Они оказались довольно легкими и не заняли много места. Иштван отыскал в руинах сумку, побольше, и растворился в темноте.
   Полуразрушенный дом постоял немного, и завалился вовнутрь. Мощь магического пулемета оказалась не по силам строительному гению Валибура.
  
   04:34 Первоутрия
   Над Черным озером медленно восходила первая луна, Серебряная Амальгама. Надколотый диск ночного спутника плавно пульсировал в густом сиреневом тумане - за горизонт опускалась Золотая Амальгама, четвертая луна. Звезды почти скрылись, невидимые за сереющим горизонтом. Из-за восточного края небосвода натужно, будто старенький паровоз, выкатывалось первое светило.
   Близился день. На берегу крикливо поругивались электрические фламинго. В высоких камышах порыкивал разбуженный гипопооборотень. На городских стенах громко смеялись утренние стражники - через полчаса их ожидала смена караула.
   Герой сидел в густой траве, спрятавшись от любопытного взгляда в глубине приозерного парка. В нескольких метрах от него в земле зияла ровная траншея, укрепленная свежесрубленными деревьями и по краям уставленная мешкам с песком. Ямы, разбросанные кое-где лопаты и кирки, а также обрывки черных мундиров - все, что осталось в Валибуре после атаки фриссов из далекого недоразвитого мира. Иштван об этом не знал - во время штурма он занимался изучением местных эротических обычаев в публичном доме "Ветка вишни, сук черешни".
   За деревьями бледнели высокие белые стены учебной части КуСаМлОф, Курсов Самых Младших Офицеров. Именно туда надлежало отправиться Мозговому, едва наступит вечер.
   - Что же означает Гарр?
   Иштван пытался трезво размышлять. Это удавалось с трудом, поскольку в организме находилось такое количество алкоголя, которое любой человеческий врач назвал бы "несовместным с жизнью".
   - Гарр... Он сказал перед смертью "Гарр"... - бормотал под нос герой. - Он звал этого Гарра? Или матерился?
   Довольно странно, что предыдущая жертва назвала имя следующей. В задании, которое Иштвану надлежало исполнить этим вечером, значился некий "Георгий Гаррович Гарр, самый старший следователь Полицейского Отделения при Управлении Наказаний". Совпадение? Или славный слесарь попал в круговорот какого-то заговора высоких чиновников?
   - Надо будет спросить, - прикинул Иштван. Но потом отхлебнул из недавно купленной бутылки амброзиума, вновь отупел и отказался от этой затеи.
   Зачем ему знать, что такого творится в здешних проклятых местах? Лучше перебить всех "рогатых уламков", как он называл свои жертвы, и вернуться домой. На вырученное золото прикупить себе небольшой островок в Атлантическом океане, где-нибудь рядом с Австралией.
   - Что там у нас после Гарра? - потребовал Мозговой у своей программы.
   Перед глазами услужливо появились мерцающие буквы.
   "1. Мгновенная трансляция в мир номер 2601/62.
   2. Набор команды для успешного выполнения миссии.
   3. Ликвидация могущественной ведьмы из ТОДЭС, Темного Отделения Департамента Эклектического Синкретизма, Марфуты Михайловны Ждулиробс.
   4. По истечению суток, если ведьма не возродится, трансляция в ваш родной мир под номером 1157/16.
   5. Самоуничтожение программы внутреннего ментального воздействия".
   - А что такое программа внутреннего... типа какого-то милицейского влияния? - вслух задумался слесарь.
   "Это я, - ответило сознание".
   Иштван успокоился и вернулся к распиванию амброзиума. Его не интересовало: каким образом разрушится программа? А следовало бы спросить, ведь под "самоуничтожением" имелось в виду, что носителю выжгут мозги. Довольно удобная опция - никто не сможет допросить "героя", даже вернув его к жизни в виде хомункулюса или зомба.
   Опорожнив бутылку, слесарь счастливо всхрапнул и задремал. Он совершенно точно знал, что бесовская программа разбудит его вовремя. А затем будет два убийства. И возвращение на родину.
   Сладкий причмокивающий храп безмятежно разнесся по приозерному парку.
  
   _____________________
  
   Продолжение следует...
   Автор по-прежнему благодарен за комментарии и оценки. Есть желание помочь финансово - номера кошельков ВебМани опубликованы в "Информации о владельце раздела".
  
   Зомбабочка - уменьшительно-ласкательное от "зомбаба". Мертвая женщина, превратившаяся в зомби и посвятившая оставшуюся мертвую жизнь служению любви за деньги.
   Оба названия профессий довольно трудны в понимании. Самое обычное объяснение этих терминов - сверхдорогие и отлично обученные служители любви за деньги.
   Надо отметить, что уважаемый Иштван Игнатович Мозговой совершенно не дружил с географией. Ни в школе, ни после нее. Обидно, зато правдиво.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Э.Холгер "Шесть мужей и дракоша в придачу 2 часть"(Любовное фэнтези) К.Иванова "Любовь на руинах"(Постапокалипсис) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) E.The "Странная находка"(Киберпанк) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"