Фио: другие произведения.

Зон@. Книга-1: "Аномалия"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это судьба - избежать зоны строгого режима, чтобы угодить в иную зону - аномальную. И не побег с матёрым уголовником самое страшное на этапе, а то мистически загадочное место, где обитают жуткие твари - лярвы, курвы, гниды и прочие порождения неведомого мира. А если учесть, что помимо "братка" с тобой там оказался отцепной вагон полный народу, то очевидно: за жизнь придётся бороться с инфицированными гермафродитами. Но опять же, не это самое страшное, а то, что самым укромным местом в аномальной зоне оказывается строгого режима - ИК-ПЗ "СЕВЕР". А это уже просто издевательство со стороны судьбы... злодейки... Это... это... Одним словом - ЗОН@...


   АННОТАЦИЯ: Это судьба - избежать зоны строгого режима, чтобы угодить в иную зону - аномальную. И не побег с матёрым уголовником самое страшное на этапе, а то мистически загадочное место, где обитают жуткие твари - лярвы, курвы, гниды и прочие порождения неведомого мира. А если учесть, что помимо "братка" с тобой там оказался отцепной вагон полный народу, то очевидно: за жизнь придётся бороться с инфицированными гермафродитами. Но опять же, не это самое страшное, а то, что самым укромным местом в аномальной зоне оказывается строгого режима - ИК-ПЗ "СЕВЕР". А это уже просто издевательство со стороны судьбы... злодейки... Это... это... Одним словом - ЗОН@...
   ---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

СЕРГЕЙ МИХОНОВ

"ЗОН@"

Книга-1: АНОМАЛИЯ

"Здесь день, как год,

а ночь, как вечность!

И это всё бесчеловечно!"

(от автора)

Глава 1

МАСКИ-ШОУ

  
   Ещё вчера самому непутёвому молодому человеку казалось: в жизни выпал главный шанс - тот счастливый билет, о котором все сверстники могут мечтать. Он и помечтать не успел, как реальность оказалась иной - суровой и неприветливой, впрочем, и вся его судьба до сего дня. И снова ошибся - не так плохо жил или существовал. Отныне же предстояло научиться и вовсе выживать в суровых условиях. В первую очередь из ума. А иначе и быть не могло.
   - Встать, суд идёт! - объявил судья.
   На повестке дня рассматривалось, пожалуй, самое необычное дело, какие доводилось вести сотрудникам прокуратуры. Вот уж кому повезло, и на чьей улице действительно был праздник сродни бразильского карнавала - не иначе. Им попался хакер. Да-да! Им оказался обычный с виду продвинутый парень, но при более детальном знакомстве с ним на допросах, стало очевидно: всего одна извилина, как и у любого чела его возраста, колеблющегося от 18 и за 30 лет, да и та вдоль хребта, поскольку не оторвать одним местом от стула и стола с компьютером или ноутбуком. А если ещё и мобила имеется - и подавно ништяк - жить можно, не покидая пределов квартиры. Разве что самый длинный маршрут будет проложен в одном направлении по той же жилплощади с единственной остановкой до конечного маршрута следования с кольцевой: компьютер - туалет - кухня. И снова тёплое место у горящего монитора, точно глаза геймера по призванию и хакера по жизни.
   Зато теперь перед ним открывался реальный мир. Он как коренной житель столицы не ведал, что за МКАДом существует иной мир и столь многообразен, сколь и уникален. Ему предлагалось сменить стул со столом в квартире улучшенной планировки на прописку где-то на периферии в зоне строгого режима содержания со шконкой у параши. Данного уголовного жаргона парень не рубил - для него это был иностранный язык, и выучить предстояло на раз и быстро. Короче превратиться в полиглота, иначе могли возникнуть непредвиденные проблемы. А они множились, как из рога изобилия.
   - Петухов... - грянул дубинкой по решётке в зале суда конвоир, привлекая внимание молодого человека.
   Тот даже не шелохнулся. В чувство подсудимого привёл напарник, оказавшись в загоне на пару с ним.
   - Те по печени через черепушку настучать за неуважение к суду - строгому, но справедливому!
   - Абсурд... - выдал Петухов на непонятном языке для сержанта.
   - Умничать вздумал, хакнутый! Так шибко на параше будешь! Урки из числа блатыканых те популярно понатыкают!
   А куда - не стал уточнять.
   - Потом сюрприз будет!
   Конвоиры ехидно оскалились. Подсудимый встал. Судья огласил причину заключения под стражу молодого человека. Дело разбирательства и доказательства вины не заняло много времени, поскольку на очереди предстояло рассмотреть иное не менее громкое уголовное дело, но также тихо и незаметно.
   Судья ударом молотка заключил:
   - Петухов Пётр Эдуардович, вы обвиняетесь во взломе электронного сети одного из Интернет-банков! Вам вменяется в вину кража энной суммы в "У.Е."!
   И срок заключения по зачтению приговора.
   - Три года в колонии строгого режима!
   - А почему не общего? - вскочил адвокат подсудимого - девушка. - И не условно? Сумма-то смехотворна! Всего какая-то...
   - Тишина! - призвал судья, работая "колотушкой". - Я сказал! А как сказал, так и будет, а никак иначе!
   - Действительно, - зааплодировал прокурор-обвинитель, - как сказал!
   - Это возмутительно, - рассчитывал адвокат-женщина на условный срок с компенсацией о погашении изъятой суммы в Интернет-банке, намекая: её подопечный из чистого любопытства и по чистой случайности загрёб сумму в "уголовных единицах". - Смешно!
   - Ага, ха-ха... - донимал обвинитель, допекая защитника.
   - И чё терь - получается? - возмутился в свою очередь подсудимый.
   - Счастливчик, - ехидно подмигнул прокурор, продолжая глумиться в своё удовольствие, получая неслыханное наслаждение с удовлетворением. - От армии откосил!
   - Но там, я слышал: два года служат!
   - А чем три в зоне не альтернатива?
   - У вас дети есть? - вновь встряла адвокат.
   - Да, такие же два оболтуса-балбеса и оба живут в "...нете"! Чего я только не делал - и провод от локальной сети перерезал, и свет в квартире отключал! Так они на ноутбуки перешли с беспроводной сетью!
   - Мстишь?
   - И не думал, хотя будет, чем пригрозить!
   - Ну-ну - удачи! В случае чего - защищать не стану!
   - Хм, так и обвинять кому - отец, как ни крути!
   - Во-во, и я о том же - крутись, да не скрути себе кое-что не того!
   - Заседание по слушанию дела о взломе электронного счёта Интернет-банка закрыто, - пресёк всякие "дебаты" судья.
   - Лицом к стене, - приказал конвоир.
   Хакер повёлся незамедлительно. Ещё бы - сержант собственноручно впечатал его в стену "монитором", пропуская напарника с иным угрюмым типом, пожелавшим задержаться подле юнца. Урка сделал вид: шнурок развязался на кроссовке - наступил и споткнулся - благо не упал. Конвоир налетел на заключённого под стражу. Матёрый уголовник мгновенно отреагировал в грубой форме, из-за чего возник естественный вопрос у невольных и вольных свидетелей: кто и кого конвоирует?
   - Под ноги смотри, голубец! Ещё раз заденешь, снесёшь у меня то, ить непотребно те, аки мужику!
   Взгляд уголовника замер на юнце.
   - А это кто, чё за птица и откуда? Почему не знаю!
   - Хи-хи... - зашёлся конвоир хакера. И было из-за чего, как и от чего. - Всё, паря, конец! В смысле тебе на то самое место, коль Варвар приметил!
   - Посадили, - догадался уголовник. - Встретимся на этапе, парашник!
   - Встать! - молвило непринуждённо конвоир.
   - Ты чё, начальник? - икнул уголовник в лицо конвоира.
   - Разговорчики! Вперёд!
   Заключённые разошлись - конвоиры развели их. Хакера закрыли в камере предварительного заключения в ожидании пополнения, а там этап и рассылка по зонам.
   Заглянул конвоир. Юнец явно не давал себе отчёта тому, как круто повернулась его дальнейшая судьба - и с ног на голову. Словно он сидел на голове, а тем местом, коим надлежало сидеть, уставился в одну точку - дверь.
   - Ну ты, жопа с ушами, заточку опустил, и затычку притвори, пока не схватил, - привёл в чувство реальности грубый мужской баритон.
   - Вар...вар-р-р... - зарычал юнец, заикаясь.
   - Ах ты, падла! Ты на кого баландахлебатель раззявил, шавка! - гаркнул для вида матёрый уголовник.
   Суд и в случае с его уголовным делом не затянулся. Едва судья произнёс избитую фразу: "Встать, суд идёт!" На этом и можно было закончить. Подозреваемый согласился принять всю вину на себя безо всяких проволочек с зачтением его деяний, даже не требуя скостить срок в виду раскаяния с чистосердечным признанием.
   В зале суда воцарилась гробовая тишина. Все, кто там находился - опешили. Не нашлось слов и у адвоката. Да что там - прокурор и то онемел, а судья и вовсе уронил "колотушку".
   На грохот сообразно и выдал подсудимый:
   - Суд окончен - дело закрыто! Срок очевиден - 5 лет в колонии строгого режима! Если мало - накиньте - мне не привыкать! Работать всё одно не стану! А вот пожить сызнова за казённые харчи - то по мне!
   Пауза затянулась. Судья в недоумении покосился на прокурора, тот на адвоката, а адвокат на подсудимого.
   - Чё, а? Я чё-то не так сказанул? Вроде правду! Можно сказать: впервые в жизни - взял грех на душу! И готов понести наказание! Хочу в тюрьму на зону!
   - Опомнись, Варвар! Чё творишь? А несёшь!
   - Сам! Моя фамилия - Варварин!
   - Да-да, простите, оговорился, как и сами...
   - Я слов на ветер не кидаю - и умею держать, - дал понять уголовник: не отступится ни под каким видом, чего бы адвокат ни сулил. - Ну же, время - бабло!
   Повернувшись к прокурору, адвокат развёл руками. Тот с тем же успехом к судье и пожал плечами. А судья подтвердил слова рецидивиста в полной мере - даже срок 5 лет в зоне строгого режима.
   - Сбылась мечта идиота о "солнечном Артеке", - опустился матёрый подле юнца на нары, толкнул плечом. - Это я для понту наехал на тя!
   Хакер уставился недоверчиво на оппонента. Голос невольного собеседника резко изменился.
   - Держись меня, пацан, и не пропадёшь! Я давно ждал тя - встречи с тобой!
   Хакер вылупил светофоры на рецидивиста.
   - Я те ничего не обещал, а ты - не слыхал! Лады!
   И далее Варвар продолжил в том же амплуа, которое выбрал для себя - блатного.
   - Эй, там, голубки! Где конвой - настоящий зверинец с собачатниками? Долго мне ещё париться в этом петушатнике? На этап пора! Слышь, начальник!
   За дверью послышались быстрые и торопливые шаги. Она отварилась, а не смотровая щель на решётке.
   - О, маски-шоу, - наиграно оскалился рецидивист. - То клоуны - за нами, хакер! Шевелись, не раздражай их, они этого не любят - и так на этапе отлюбят...
   - Повелитель уровня!? - растерялся юнец.
   - Хана... - осознал блатной: намается с ним.
   - Встать - упор мордами в стену с отведёнными руками за спиной, - выдал спецназовец в чёрной маске-шапке на лице.
   Он был не один, в камеру ворвались ещё двое сослуживцев. Щёлкнули наручники на запястьях заключённых, и временные обитатели покинули "курятник" в полусогнутом состоянии. Их нагнули буквой "Г", придерживали снизу за шею дубинкой у подбородка.
   Блатной кряхтел и пыхтел. Юнец нисколько не отставал от него. Их ломали. Обычная процедура на этапе, через которую проходили все без исключения.
   Передачи были запрещены, но для Варвара сделали исключение. Он получил передачу. В руках блатного оказался пакет, а там...
   Им и зашуршал в грузовике под присмотром всё того же спецназа. Бойцы держали его и хакера под прицелом АКМ.
   - Спакуха, клоуны, цирка не будет, - продемонстрировал Варварин: берёт "грохотульки". Леденцы были его слабостью. Сладостью и одарил юного подельника.
   На прорезях у рта в масках спецназовцев возникли ухмылки ехидства. Они попутно перекинулись парой фраз на тот лад, что и конвоир юнца, намекая: хакеру с его фамилией следует повеситься, а лучше удавиться до зоны.
   - Это чё?! - удивился юнец.
   - Конфеты, - заверил блатной. - Бери!
   - Точно не колёса?
   - Ты нарик?
   - Хакер я! А конфеты делают из шоколада!
   - Надо же, пацан!
   - Варвар... - ответил юнец любезностью.
   - Те случаем зубы не жмут, парашник? А то я не посмотрю на клоунов по соседству, и табло намну!
   - Монитор что ли с Клавой?
   - Причём тут баба?
   - А причём здесь клоуны?
   - В натуре базар затеял!
   - Ты про рынок?
   - Не на толкучке!
   - Точно - не толчке!
   - Ты откуда такой выкопался, примат?
   - А сам, варвар? Из-за МКАДа - замкадыш?
   - Ну всё, парашник, те край - хана! Я сел из-за тя, да вижу - зря! - зашуршал пакет по полу.
   - Эй, там, в зверинце, - щёлкнул АКМ спецназовец в целях демонстрации собственных намерений в случае чего. - Успокоились! Живо по углам, коль не недоело жить!
   - Нема базара, клоуны, - развёл в стороны руки блатной открытыми ладонями к конвоирам. - Цирка не дождётесь - сказал же! Зуб даю! Сдержу...сь...
   Неприязнь рецидивиста была напускной с неплохой наигровкой, поскольку он по-прежнему в тайне проявлял незаурядный интерес к сокамернику.
   Машину продолжало трясти по ухабам.
   - Куда нас везут? - поинтересовался юнец.
   - Разговорчики - отставить, - ударил спецназовец прикладом автомата по прутьям клетки.
   Конвою также была не в радость дальняя дорога.
   - А пацан прав, на парашу пора! - зачал блатной кипишь.
   - Сядь, - вскочил конвоир с иной стороны решётки в кузове. - Сел, я сказал!
   - Лады, - демонстративно взялся Варвар за штаны без ремня, оголяясь.
   - Только попробуй нагадить, и тя самого потом будут отскребать с твоим же дерьмом от пола, - пригрозил оружием спецназовец.
   - Да мне насрать на тя! Нет мочи держать её в себе боле!
   В кабину застучали. Начальник конвоя, располагаясь в кабине подле водителя, включил рацию для переговоров.
   - Что там у вас - и за ЧП?
   - Блатной требует горшок...
   - Передай этому варвару: я ему его с дерьмом на чайник нахлобучу и в таком виде на зону доставлю, как опущенного! Скоро "железка", там и получит свою парашу!
   - Глохни, гнида, - выдал спецназовец, отключая рацию. - Кипишь отменяется!
   - В натуре... - высунул "агрегат" блатной.
   И что тут началось...
   ...Хакер забился в угол. На него - его помощь - Варвар и не рассчитывал, а на что - непонятно. Особо не стал упираться, похоже, разминался перед зоной на этапе. Там вообще будет жестяк.
   Грузовик встал. Из-за двери с улицы донёсся лай собак.
   - Приехали, - харкнул кровью Варвар.
   Процедура с выходом повторилась. На этот раз пришлось сидеть на корточках с сомкнутыми руками за головой на затылке.
   Началась пересылка. Народу из числа охраны было много, а заключённых - неразлучная парочка. Все смеялись с юнца. Его фамилия говорила сама за себя в виду команд произносимых с учётом паспортных данных.
   К вагону - открытому проёму - вёл помост. По нему и проследовали не без помощи конвоиров заключённые - Петухов и Варварин, снова очутившись за решёткой, но на разных шконках. Блатной внизу, а юнец наверху.
   - Привыкай, пацан, нам с тобой ещё чухать и чухать по жизни!
   Блатной словно намеревался излить душу. Не тут-то было. Он как наставник предупредил неуча.
   - Делай всё, что скажу, иначе край! А он у нас дальний! Это как за МКАД из столицы, токмо далече! Слыхал чё о заполярном круге?
   - Антарктиде?
   - Арктике! Нас на север везут, а не на юг загорать!
   - Зачем?
   - За тем - жопой лёд колоть! Колись...
   - Не нарик...
   - Хайло приткнул не по делу - отвечай по существу, когда спрашиваю! И не перебивай, не то я те табло, али монитор!
   Понемногу юнец начинал вникать, но никак пока ещё не адаптировался.
   - Аки тя развели с кидалово на попадалово? - спросил блатной.
   - Чего? На что?
   - Сел за что, парашник?
   - Залез по "...нету"...
   - Куда - и нет хода?
   - В сеть...
   - Ты, ёп... тя, жучило с мордой паука, научишься базарить на человеческом наречии! Али в школе не парили, заставляя мотать десятилетний срок?
   - Одиннадцать годков!
   - За что сверху один чалил?
   - Программа образования поменялась - министр накинул!
   - Эти только и могут, что устраивать кидалово с попадалово! Короче, за чё срок мотаешь - толком объясни - без жаргона! - настоял блатной.
   - Играл я в Интернете...
   - Во что и с чем?!
   - ЭВМ - это такая электронно-вычислительная машина, а попросту компьютер... - начал издалека хакер. - Рубишь, лузер?
   - Ты чё гонишь, и кому порожняк, парашник?!
   - Лады, сечёшь телевизор с джойстиком?
   - Ну...
   - А терь прикинь клавиатуру вместо пульта дистанционного управления - и мышку к нему!
   - А нахрена грызун в капкане?
   - Для управления компьютером или ноутбуком, а есть нетбук!
   - Чё за отсебятина, киндер? Я на русском языке базлаю, а не иностранщину несу, аки сам яйца не сдюжишь, петух! - развёл пальцы веером блатной.
   - Короче, геймбой на телевизоре гонять умеешь?
   - Чё? Пидоров мочить?
   - Однорукие бандиты в казино - яволь?
   - !?..
   - Игровые аппараты с монетками?
   - Типа как ситро раньше было и морской бой?
   - Аллилуйя!
   - Сек?
   - Чего?
   - Сектант?
   - Нет, геймер-хакер...
   Общение давалось тяжело. Слишком много непонятных слов, но оба собеседника понемногу увеличивали лексикон - расширялась оперативная память, да винчестер в объёме. Юнец полез в такие дебри к первоистокам ЭВМ и Интернета, что блатной слушал его всю дорогу. Они чухали вторые сутки в вагоне без сна и отдыха. Голова у рецидивиста гудела как испорченный кулер на последнем издыхании. Юнец загрузил его по полной программе, но добился того, чего требовалось - умаял блатного. Тот завис. Время ушло на передышку. Спустя пару тройку часов общение пришлось продолжить. Варвар готов был понять то, за что сел хакер. Выяснилось: юнец играл, участвуя на аукционе в торгах, пытаясь заполучить по Интернету для своей чудо-техники дорогостоящую новинку, а бабла не хватало - негде и замутить - положить на электронку. Вот и решил взять "кредит... доверия" в "...нет-банке" без посредников и процентов, как хакер - взломал электронный сайт.
   - А шибко много бабла слямзил в уголовно-наказуемых единицах?
   Юнец шепнул на ухо блатному.
   - Шебуршило! От чертило! Ежели бы взял сумму вдвое больше нулей, не сидел со мной, а я с тобой - ща бы грелись на юге, подставив под солнце пузо в репетузах!
   Хотя сам корил себя за то же самое, сев по малолетке из-за мелочи - и пошло, и поехало - мотал не первый срок.
   - А следы не мог замести?
   - Я ж и не думал, что меня накроют из-за такой херни, да столь быстро - сегодня взял, а на утро уже люди в штатском принесли "выигрыш!".
   - От шебуршила, а кипишь подняли в городе на всю округу! Ой, дурак, на букву "м" вместо "д"! Не ты, а я! Хм, хакер из тя, аки из меня лошара!
   - Да я - хакер - и с большой буквы! Могу даже со смартфона украсть столько бабла, сколько и не снилось!
   - Больше общака?
   - А это сколько?
   - Подгон сумма равной той, за которую бы нас не посадили, - напомнил блатной про юг.
   - Легко!
   - А чё такое этот твой с-с-с...
   - Смартфон - телефон - мобила с клавой!
   - Клавиатурой?!..
   - Ага, но без "грызуна"!
   - Мыши?
   - Верняк, пахан!
   - А чё у меня за "труба"? - мельком показал блатной.
   - Она и есть - только и можно: звонить - не больше и не меньше!
   - Подстава - попадалово с кидалово, - догадался Варвар: ждать помощи неоткуда. - Лады, сами выгребем из дерьма! Пора кончать этот цирк - с клоунами!
   - Я на мокрое дело не подпишусь - хакер, а не убивца!
   - Цыц, ты, петух!
   - Петя я - моё имя!
   - Чё? Мало того, что Петухов - фамилия, так ещё и имя подстать! А отчество как?
   - Эдуардович!
   - Ну точно - Эдик! Так и есть - П...Эдик Петухов! И угораздило связаться с тобой - то крест - судьба-злодейка!
   Немного погоревав, блатной хитро подмигнул, затеяв побег. Хакер не поверил, как такое вообще возможно в их условиях - собаки, охрана при оружии - перевес не на их стороне.
   - Смотри и учись, пока я жив, а как Ленин - живее всех живых! Да начнётся цирк!
   Блатной закурил.
   - Не положено! - засуетился наряд.
   В ответ Варвар пыхнул клубами на спецназовца.
   - Не положено то, что не покладено! Сам-то пыхтишь - вон, и сигареты из кармана торчат - пачка выпирает! Мне не гони!
   Конвоиры сами закурили. Запах специфического табака пронял юнца. У него из-за дыма начались галлюцинации. Не у него одного проскользнули они. То оказалась наркота - травка. Ей и дымил блатной, а охрана, не ведая того, что он подсунул им, когда затеял с ними возню ещё в грузовике, вынудив заглянуть в обезьянник. Обкурились.
   - Малой! Эй, пацан! Салапед! Лохопед... - принялся Варварин тормошить юнца. Даже приложился ладонью по щекам. - Поднимайся, не время валяться - всё самое интересное проспишь! Так и взаправду на зону загремим!
   Пришлось отпаивать. На этот случай имелись анаболики. Когда они подействовали на юный организм, хакер превратился в послушную игрушку в руках уголовника.
   Охрана полегла. Иначе и быть не могло - к наркоте было подмешано некое снотворное. А зекам хоть бы хны - в крови в неимоверном количестве был искусственно выделен адреналин.
   - Пособи, - тянулся блатной к ближайшему охраннику из-за решётки.
   Хакер послушно уступил. Благодаря чему, они вооружились автоматом. Ключей не нашли.
   - В сторону, - убрал блатной за спину подельника, дал одиночным по затвору на двери, а затем приложился прикладом и в довесок ногой. Следовало разом с юнцом и телами. С навала и открыли.
   - Раздевайся, - гаркнул блатной. - Шмотки долой!
   Юнец затупил.
   - Переодевайся, живо! Найди себе размер по телу!
   Покончив с переодеванием, беглецы занялись собственной подменой, закинув на нары в клетку охрану.
   Дверь вагона открывалась снаружи. Сия новость заставила искать новые пути выхода из тупика.
   - Хана, - сел блатной. - Приехали!
   Юнец не повёлся, прильнув к окну с решёткой.
   - Штык-нож, - намекнул он перепилить им прутья.
   - Удачи, - огрызнулся Варвар.
   - Куда-то торопишься? Сам твердил: времени - вагон и маленькая тележка!
   - Я по тайге не ходок! И с зоны откинусь всегда, да толку - кругом на тысячи вёрст ни одной живой души - людей! Только звери и болота с дебрями!
   - А железка - по ней ходят поезда!
   - Голова, хакер! Не лохопед!
   - Сам юзер!
   - Я - русский, а не жид!
   - Нацбол?
   - Сам шаболда!
   Работа закипела. Подельники сменяли один другого по очереди, не теряя ни секунды. Сутки ушли на то, чтобы подпилить прутья и свернуть, а когда выбрались на крышу вагона, осознали - их везёт товарный состав.
   - На первой же станции сойдём, там поезд сбавляет ход!
   Пришлось прыгать на ходу. Юнец вскрикнул.
   - Ногу подвернул, калека?
   - Рука-А-А...
   - Дай осмотрю!.. - рванул блатной на себя. - Жить будешь - недолго!
   Боль исчезла тотчас.
   - На станции менты - туда хода нет, Варвар!
   - То нам и в форме спецназа!? Ещё и билеты возьмём - дальше поедем с комфортом в спальном вагоне, а не купе!
   - А где деньги возьмём? Только не говори: кассу вокзала грабанём?
   - А это мысль, Петруха! Ха-ха...
   - Хакер я! То мой позывной!
   - Чё?
   - А псевдоним - ш@лун! Пароль же - @с!
   - Туфту не гони - порожняк! Бабло имеется - я пошманал у клоунов, плюс своя заначка! Заляжем на дно в каком-нибудь городишке на краю земли, где нас искать не станут! Заодно бабла нарубим твоим методом и в загранку! Лады, Ас?
   - Ништяк, Варвар!
   - Тогда морду топором - и за мной! Не отставай - ни на шаг! Ступай след в след, как на минном поле! И помни: я - сапёр! Проведу тя на периферии туда, где сам в своей всемирной паутине, жучило-паучило! Работает профи!
   Все смотрели на переодетых спецназовцев, как на какую-то диковинку. Даже "ментазавры" на вокзале, не спешили подходить. Люди в камуфляжной форме оказались вооружены, держа обыденно оружие за плечами. Пока к ним наконец-то не обратились - начальник опорного пункта вокзала.
   - Отвали, - сходу осадил Варвар.
   - Откуда такие орлы?
   - Оттуда!
   - Чё, правда - с войны?!
   - Во-во с горячей точки - и держим путь-дорожку домой, городовой! А ежели не хошь, шоб на карте стало одной точкой больше - свободен - не держу! - хлопнул Варварин ладонью по прикладу АКМ, перепугав майора. - Где тут касса?
   - Зачем?
   - Будем брать?..
   - Билеты, - вставился Ас.
   - Ах...ха-ха...- дробно засмеялся "мерин", пожелав поспешно избавиться от неприятных собеседников, дабы неприятности минули его участок стороной, а там предупредит кого надо - и не его проблема. - Покажу!
   В окне кассы оказалась...
   - Девушка, - расцвёл блатной. - Слышь, красавица...
   - Не глухая - дальше и короче!
   - У тя СВ есть?
   - Куда - в какой конец?
   - Это она мне?! - взъерепенился Варвар, взорвавшись на ровном месте.
   Ас решил взять дело в свои руки, пока оно не вышло из-под контроля - блатной из себя за то обращение, которое как ему показалось, было произнесено кассиршей с жаргоном - словно та послала его и куда подальше.
   - Догадайся, - умилённо выдал хакер.
   - Говорите конкретно, мужики, куда надо! И на СВ не рассчитывайте! Они по большой брони...
   - А это что... - постучал кулаком блатной по бронежилету.
   - Не обращайте на него внимания - Варвара! Контужен!
   - Заметно, так куда едете плацкартом? - ошарашила кассирша.
   - В Тмутаракань, али Мутатень... - выдал на-гора Варвар.
   - А можем мы узнать, на каком из проходящих поездов имеются свободные места? - догадался Ас: все билеты раскуплены загодя.
   Кассирша живо пробила по базе данных и выдала:
   - На Пермь устроит?
   - Вполне, - заверил Ас.
   - Тогда идите...
   - Куда послала? И что - дрочить? Да я её су... - вмешался Варвар.
   - Держи себя в руках - на нас смотрят... - процедил сквозь зубы Ас, - ...менты!
   - В Пермь, так в... том направлении и двинем, - согласился подельник, скрипя зубами.
   - Поезд прибудет через десять минут на четвёртый путь второй платформы, - предупредила кассирша. - И вынесена за пределы иных - на отшиб! Так что сверяйтесь со щитами, а не считайте, не глядя на них!
   - Спасибо!
   - Бог подаст... - ляпнула в довесок кассирша.
   - Ну, продала билеты этим воякам-забиякам?
   - Так сядут - сами!
   - Не понял!?
   - Я сообщила им, где свободные места, назвав поезд и вагон!
   - Чё!?
   - А чё?!
   - Куда, курица?!
   - В Пермь!
   - Ёп...тя... - кинулся майор на перрон.
   Пути загородил подвижной состав товарняка. За ним и находились в ожидании отправки беглецы. А тут ещё электричка подкатила, и добраться до них майору стало в разы труднее.
   Мелькнул долгожданный поезд на Пермь.
   - Какой у нас там вагон? - поинтересовался Варвар.
   - Выбирай любой, - отпустил в шутку Ас, прибавляя уже по существу. - Последний!
   - А нам везёт, - обрадовался подельник, и резко скис, приметив на стекле цифру - "13". - Попадалово с кидалово!
   Ему не везло, когда выпадало данное число.
   - Чёрт! Чёрт-чёрт! Проклятье... - ругнулся Варвар.
   - Эй, контуженный, - откликнулся Ас. Он уже оживлённо беседовал с проводницей вагона, разводя, как получалось - и пока не очень. Она стояла грудью на его пути.
   - Где свободные места - показывай, - взял с места в карьер Варвар, следуя мимо той прямиком в вагон.
   - Билеты!
   - Цыц, курица! Ишь ты её - раскудахталась! Чай не бандиты - лишняя охрана поезда не помешает в наше неспокойное время! Работает спецназ - маски-шоу отдыхают!
   - Стойте! Погодите... - закричал майор.
   Поезд уже начал движение, когда он выскочил на платформу, минуя электричку.
   - Кого-то потеряли? - обратилась проводница, глядя на залётных гостей.
   Варвар стоял перед ней с опущенной маской на лице.
   - Никому не двигаться, всем оставаться на своих местах! Это ограбление!
   - Ах, ну вас с вашими армейскими шуточками, - схватилась проводница за грудь, имитируя сердечный приступ.
   - Сердце слева, а не справа, - поправил Ас, и накинулся на "контуженного". - Не дури! Дай хотя бы отъехать!
   Варвар, похоже, давно и сразу - по жизни. Хакер выдернул у блатного рожок из автомата.
   - Не глупи, пацан!
   - Пошли в купе!.. Где наши места? - обратился Ас к проводнице.
   - Давайте сразу договоримся: оружие сдадите мне в багаж! Иначе дёрну за стоп-кран и...
   - А вот угрожать не надо! - пригрозил в свою очередь блатной.
   - Ну, чего ты как варвар, прапор!
   - Молчи, летёха! Это залёт!
   - Короче, залётные - ща ко мне в купе - и тихо, а я всё устрою - вас к кому-нибудь пристрою! И без шума, не то не доедите до Перми! Уяснили, вояки-забияки?
   - Слушаемся и повинуемся, - неожиданно уступил блатной. Похоже, проводница заинтересовала его, как женщина.
   Та тоже расстаралась, наведав кое-кого, и там, в купе у неё состоялся нелицеприятный разговор. У двух особ было четыре билета, так как не удалось взять СВ. А тут ещё новость о возможном подселении.
   - И слышать ничего не желаю, - выдала возмущённо дамочка.
   - Ну, мама, - вмешалась дочка. - Чего в том плохого, а?
   - Вояк не доставало нам ещё! Следовало лететь самолётом! К чему это шоу?
   - Маски-шоу, - ввернула проводница. - Спецназ - парни из горячей точки! Чем не охрана для вас, как бизнес-леди?
   - Неужто так заметно?!
   - Поверьте на слово - не стеснят, напротив развеселят в пределах того, чего сами дозволите им! То хоть и с дочкой, а не замужем!
   - Ну знаете ли! Тоже мне сваха нашлась!
   - Могу старшего оставить, а младшего хошь дочери удружить!
   Та взглянула на мать умоляюще.
   - И не проси! На кой те солдафон?
   - Он - офицер!
   - Который - старший или младший?
   - Вот сами и разберётесь, - поспешно скрылась проводница, поймав на полуслове даму.
   - Вас ждут, - заявилась она следом к себе.
   - Благодарствуйте, - откланялся Ас.
   Варвар чуть задержался.
   - Товарищ прапорщик...
   - Тамбовский волк тебе - товарищ, - откланялся Варварин.
   - Эй, служивые...
   - Аюшки, хозяюшка?
   - Не шибко там задирайте спутниц, иначе они дёрнут за стоп-кран, а не я! Это, уж поверьте мне на слово, большая разница! И потом не прощаюсь - буду заглядывать время от времени!
   - Так точно, хозяюшка, а как иначе - никак нет!
  
  

Глава 2

ПОПУТЧИЦЫ

  
  
   Со стороны прохода за пределами купе раздались приближающиеся шаги. Женщины занервничали - не каждый день приходится путешествовать в столь тесном и замкнутом пространстве, да к тому же с людьми из горячей точки. Они ожидали увидеть кого угодно только не тех двух типов, что заглянули к ним, предварительно постучав.
   - Ты чё в натуре стукач, али дятел типа долбаёба?! - возмутился чуть слышно для собеседника Варвар.
   Ас не уступил, загородив ему собственным телом доступ в купе к двери.
   - Необходимо дать время бабам привести себя в надлежащий вид!
   - Надо брать их нахрапом, лохопед, аки быка за рога! Голова твоя квадратная!
   - Ты с женщинами имел дело или только кого - мужиков?
   - Ну ты, парашник...
   - Т-с-с...
   Гости прислушались к тому, чего происходило за дверью. Дамы действительно засуетились и также не по делу - дочь переметнулась с нижней полки на сторону к матери с намерением усадить гостей напротив себя и рассмотреть, как следует в подобной ситуации.
   - Войдите, - соизволила произнести бизнес-леди.
   Дверь уехала в сторону с прохода. "Гвардейцы" продолжали скромничать.
   - Можно войти?
   - Глухие что ли?
   - Да, с войны, - втолкнул Варвар в купе Аса. - Контуженный он, так что не обращайте внимания на него - бывает немного - не соображает, чего творит!
   - Пы-ыравда?! - переглянулись хозяйки купе.
   - Шутит он - большой шутник, - заявил Ас.
   - Нормальный я, а кто немного не в себе - он и только!
   - Разыгрываете? - желала понять дамочка: взять в толк, что происходит на самом деле.
   - Нам куда падать?
   - Типа как на пол - отжаться? - вставилась дочь.
   - Хм-гм... - сморщился блатной. - А нам зде явно "рады"!
   - Да чего стоите - садитесь!
   - Присаживайтесь, - поправил блатной, приземляясь там, где минуту назад ошивалась девчонка.
   Лейтенант примостился рядом с прапорщиком, не сводя с неё взгляда.
   - А вас не учили дверь за собой закрывать, пещерные вы люди, - вставилась дамочка.
   - Ах, да-да-да... - подскочил юнец. - Простите - забыл!
   - Ну чего ты, ма, чай не кроманьонцы и не неандертальцы - нормальные с виду люди - военные, - присовокупила дочь.
   - Мы вовсе не собираемся вас стеснять - мешать путешествовать, - заявил Варвар. - Нам и верхние полки ни к чему, если дозволите - перекантуемся в багажной части купе.
   Он указал на свободное пространство над дверью.
   - Устроим там с летёхой лежанку, а то устали с войны, аж поесть негде!
   - Так вы голодны!?
   - Лада... - обратилась мать по имени к дочери.
   - Типа ВАЗ, как машина, - подхватил в продолжение прапорщик. - А почему не Калина или...
   - Слишком умный, а даже не офицер, - уела в свою очередь дамочка.
   Ас не сдержался и рассмеялся. Напряжение тотчас спало во взаимоотношениях между попутчиками - вольными и невольными в виду возникших обстоятельств.
   Девчонка поддержала задорный почин юного не по годам офицера. Даже блатной выставил напоказ рот с железными зубами с одной стороны.
   - Ой, а это вас на войне? - сразу переменилась дамочка.
   - Да так - ерунда - могло быть хуже...
   - Вражеская пуля?
   - Дубинал...
   - Чего?!
   - Прикладом автомата его задели, благо не из подствольника-гранатомёта гранатой - только выстрелом над ухом контузило, - ухватился Ас, переведя разговор с больной темы для подельника.
   На гостях не было лица - дорога назад, как и "командировка" далась нелегко.
   - Располагайтесь, мужчины, если уж явились - верхние полки в вашем распоряжении, - заявила дама.
   - Мама, а можно я лягу над тобой? Ну, пожалуйста!
   - Это даже лучше, коль вы будете находиться с одной стороны купе, а мы с иной, - подтвердил прапорщик, мотивируя тем: особо не привык обитать на верхних шконках. - То ли дело летёха - он связист - человек-компьютер! Даже из телефона - трубы-мобилы - такое может натворить врагу - о-го-го - только держись!
   Варварин неспроста завёл разговор о мобильной связи, у него никак не шёл из головы смартфон - дама могла располагать им - и не только, а возможно ноутбуком или нетбуком.
   - Как вы догадались, что я связана с мобильной системой? - выдала обескуражено дама. - Неужели моё лицо настолько примелькалось на экранах?
   - Правда! - почесал затылок урка. - А вы кто - и такая? Чего-то не припомню, где встречались?
   - На голубом экране, - ляпнул сверху юнец.
   - Ты там сам не очень, Петя Петухов!
   - Значит, Пётр - Петруша, - улыбнулась озорно Лада.
   - Ну так и сама поди не Феррари!
   - Почему же нет, когда - да!
   - Чего? Это вы про что - молодняк?! - не въезжал в их порожняк базара блатной.
   - Мама подарила мне эту машинку на 18 лет, а я хотела порше-каен турбодизель с универсальной комплектацией!
   - Сравнила хрен с редькой, - поддержал разговор хакер. - Феррари - это техника, а порше - дамский вариант!
   - А я кто!?
   - А, ну да, конечно, чего это я, само собой, разумеется, - притих летёха
   Зато внизу взрослые продолжили общение - блатной наблатыкался и мог заставить мило общаться с собой, как ни в чём не бывало, кого угодно и при этом при всём довольно непринуждённо. А тут подстать дамочка продемонстрировала "трубу". Мобила не работала.
   - Чего так?
   - Да... вне зоны доступа!
   - Во-во, в зоне всё включено, а на воле землю грызть приходится, дабы выжить и не из ума, - залепил блатной.
   Взгляд удивления вкупе с изумлением устремился на верхнюю полку напротив - дама косилась вопросительно на лейтенанта. Тот демонстративно покрутил пальцем у виска, напоминая подспудно иным жестом - ударами кулака по голове: напарник контужен.
   - Бывает...
   - А, да-да... - опомнилась бизнес-леди. - Так о чём это я?
   - О мобильной связи, - напомнил Варварин.
   - Эх вы, темнота! А ещё спецназ - не признали мою маму - в ней главного связного всей страны, - заявила Лада.
   - А конкретней, - попросил прапорщик детального уточнения.
   - Моя мама - бизнес-леди - и владеет контрольным пакетом акций главной Интернет-компании в стране - едва ли не всем ресурсом электронки! Плюс мобильной компанией из трёх букв...
   - Шутишь? Те, что на заборе пишут? - ввернул блатной скалясь.
   - Не смешно, - не получалось у дамочки наладить связь с компанией - помощником.
   - А как название, если не секрет? - вернулся в разговор летёха.
   - МТС...
   - Неправильно назвали, следует переименовать...
   - Как?
   - МАТ! И девиз - мы покроем весь мир!
   - Очень смешно, - начинала злиться дамочка. - Обязательно покрою ту часть страны и так: мало никому не покажется! Ну никто ничего делать не хочет, а уж работать и подавно! Ничего, я заставлю!
   - Не сомневаюсь, - заявил прапорщик. - Разрешите представиться...
   - Не богиня - успеешь, как и перед Ним, - намекнула дамочка на творца всего сущего, и что ей сейчас самой не до собеседника.
   - Ну имя хошь назови, а то общаться неведомо как и с кем!
   - Альбина - устроит?
   - Мальвина - говоришь...
   - А сам-то кто, солдафон?
   - Мама...
   Мать не слышала дочь. Ситуация вышла из-под контроля.
   - Эй, прапор, - обратился Ас к подельнику. - Проверь обстановку снаружи! Выполнять приказ старшего по званию! Сходи воздуха глотни - подыши - в туалете покури!
   Блатной заскрипел зубами, точно собака мучающуюся глистами, однако уступил - крыть было нечем вслух, а про себя зона покрытия предложенного нового названия мобильной компании спутницам, значительно расширилась.
   - Прошу прощения за коллегу - калека он на голову, - снова завёл летёха речь о контузии прапорщика. - Я ща вернусь - мигом - только туда и обратно!
   Обоим парам предстоял разговор по душам.
   - На два слова - подь сюды, доходяжный, - гыркнул блатной на хакера.
   - Погоди, ща дам прикурить, - взялся за кобуру "летёха". Он в отличие от подельника обладал пистолетом, а вот блатной исключительно штык-ножом. - Кинжал убрал, моджахед! Будет те, головорез! Одно дело делаем!
   - Чтоб я с тобой делюгу, парашник...
   - Смартфон видел у спутниц - Мальвины? - произнёс волшебное слово юнец для блатного.
   - Не слепой!
   - Вот... теперь беречь меня станешь - понял!
   - Ха... - хмыкнул блатной.
   - ...кер, - присовокупил подельник-юнец.
   - Лады, разбежались, - решил и впрямь покоптить Варварин.
   В купе также шёл "задушевный" разговор.
   - Ма, что с тобой, а? Кинь ты свою связь - отдохни! Где, как не в дороге с такими интересными попутчиками, - выпалила дочь.
   - И что ты говоришь мне, когда только и слышу от тебя о тусах, клубняке, и том: кто, где кого и с кем! Неужели изменилась вот так сразу?
   - Не сразу и не вдруг, ма! А что мне оставалось делать - кругом продвинутые отстои - приходилось поддерживать твой статус с реноме бизнес-леди, а мне - твоей дочери - соответствовать! Да я счастлива, что мы как все люди путешествуем в какую-то там Тмутаракань или Мутатень сродни Мухосранска в купе - людей увидели - настоящих!
   - Вообще-то в Сыктывкар едем, а точнее - трясёмся! Уж и не знаю от чего - страха из-за попутчиков или того, что находимся в последнем вагоне, и нас постоянно заносит - хвост поезда!
   - Ну, ма, на тя не угодишь!
   - Парнишка понравился - на летёху запала? Убьют его в горячей точке в одной из командировок или станет инвалидом...
   - Мама!
   - Не дури, Лада!
   - Сама!
   Пётр стоял у двери и всё слышал, поэтому не мешал женщинам общаться - встревать сейчас было себе дороже - уставился в окно. Он пытался понять, где именно проезжают. Да толку - без толку.
   На удачу промелькнула проводница.
   - Как дела - выгнали - уже?!
   - Нет, сам решил не надоедать, - ответил парень.
   - Правильно, - прислушалась проводница к разговору в купе, обращаясь на пониженных тонах полушёпотом с лейтенантом. - Обсуждают вас - судачат - хэх, спорят! Похоже, что приглянулись оба! Я-то сама женщина - меня не проведёшь!
   - А как же ваш интерес к прапорщику?
   - Да этих интересов у меня тут половина вагона - только и ждут командированные, когда кого-нибудь к себе в купе приглашу на "чашку" чая.
   - А у вас есть что покрепче?
   - Кофе - у меня не ларёк и не бордель! - изменилась проводница.
   Хакер уяснил: не его поля ягодка - и созрела не по возрасту, а для кого он сам - больше не сомневался. И его мало интересовало сейчас, что дочь дамочки упакована, как ему никогда и не снилось даже в самых радужных мечтах. А он - беглый зек - урка. Вот и вся реальность. Но чем чёрт не шутит - уверял блатной: и на их улице будет праздник - пройдёт инкассатор. Цель была - смартфон.
   - Я беру лядь на ся, - неожиданно возник он подле юнца.
   - Кого?!
   - Бизнес-леди енту, лохопед!
   - Но-но...
   - Будя, парашник, гнать порожняк на меня! Ещё молоко не обсохло - давно ли сосал вместо настоящего пойла!?
   - Пиво пил...
   - То для идиотов муть, а вот самогон...
   - Кстати, тут проводница намекнула: у неё имеется кое-чего из того, о чём сказал!
   - Хм, кто бы сомневался! Без спекуляции из-под полы спиртным не прожить на одну зарплату проводнице! Тут надо крутиться - понял, салага!
   Пришлось ещё немного задержаться воякам-забиякам. Блатной обработал проводницу на обратном пути.
   - Терь можем возвращаться - не с пустыми руками, - оказался у него подарок в рукаве. - Стучи, дятел!
   - Это они, - метнулись по местам дамы.
   - Кхе-кхе... - кашлянул вдобавок блатной и вошёл первым. - Прошу прощения, женщины и девушки, погорячился! Поэтому готов загладить свою вину - вином! Как насчёт горячительного напитка в качестве мировой испить?
   На стол угодила бутылка "чернила".
   - Это что, а? Вы в своём уме? Уберите сейчас же сию отраву, - выдала дамочка. - Чистой воды денатурат с этиловым спиртом наполовину!
   - Виноват - исправлюсь, - смахнул Варварин бутылку ловким движением руки. - Мир?
   - Уморили!
   Летёха без лишних слов юркнул наверх. Лада ждала его там не мешая маме вести общение с прапорщиком. Разговор между ними продолжился. Молодёжь слушала наглым образом, подглядывая за взрослыми, перекидываясь иной раз меж собой мельком робкими взглядами.
   Блатной выслушивал лекцию о вреде алкоголя на человеческий организм - даже не скрипел зубами.
   - Втрескался, как пить дать, - шепнул лейтенант.
   Лада лишь хихикнула и одобрительно кивнула, нарочно подмигнув.
   Блатной сидел как вкопанный - подчинённый перед начальником. Его вообще ни разу так никто не отчитывал на зоне - ни "кум", ни братва на сходняке. А тут женщина - баба. Её стойкость и твёрдость характера прельстили его.
   - Ты не замужем? - неожиданно влепил он, как дровосек, всадив топор в сук.
   Дамочка схватила воздуха и захлебнулась.
   - Воды-ы-ы... - выдала она, опускаясь на полку подле стола.
   - Ща-ща... - заверил Варварин. - Вот...
   По такому случаю у него нашёлся стакан, а в него налил...
   - Это что?
   - Компот типа сока - пей! - помог он отхлебнуть дамочке. - До дна!
   У неё в очередной раз заняло дыхание.
   - Это не вода вовсе была, а...
   - Верно, запей, - принялся прапорщик накачивать дамочку.
   Та снова купилась на его трюк с уловкой, и опрокинула вторую порцию "чернила". В ней сидел стакан.
   - Тихо! Молчи! Ничего не говори! - предупредил блатной. - Ща станет гораздо легче!
   И впрямь - спутница выдохнула облегчённо.
   - Каково?
   - Пойло?
   - Ого, как заговорила!
   - А я что - не люди!?
   - В смысле?!
   - Леди-леди, не лядь, как думают все вокруг про меня - женщина, в конце-то концов!
   - Понимаю, и то, чего не хватает!
   - Ты про что это, солдафон?
   - А сама?
   - Я про мужика - настоящего - нормального, а не как ты!
   - А что я - и во мне не так? Голова цела, руки-ноги - на месте! И всё прочее исправно!
   Сверху послышался предательский смех молодёжи.
   - Ну вы там - призаткнулись!
   - Да, что тут смешного, - подхватила дама. - Мы о жизни толкуем - настоящей! А сами и пороху не нюхали!
   - Скорее кое-что иное!
   - Не приведи Господь! - вскочила дамочка. - Моя Лада не такая!
   - Ага, в курсе - не из Тольятти - Москвы - столицы нашей родины! Вовсе не уродины, - зарядил блатной.
   - На себя погляди, - указала дама тому на физиономию.
   Реакция блатного проступила незамедлительно. Он без лишних слов взялся за штык-нож. Летёха не успел вмешаться, целясь коршуном вниз. Да обошлось, хотя...
   Блатной приставил лезвие штык-ножа к собственной шее, намереваясь демонстративно побриться. Вагон тряхнуло, и он порезался. Хлынула кровь.
   - Вы ранены! - вскрикнула дама.
   - Вижу, не ори, дура! Людей понапрасну перепугаешь! Так - пустяк - царапина - обойдётся! Ща остановлю кровь...
   - Я помогу - умею!
   - Неужто? И руки откуда надо растут?
   - Ну не из ушей, как ноги!
   - Не заметил из-за спортивного наряда!
   - Да ложись ты уже...
   - Запросто, если сама рядом...
   - Что!?
   - ...присядешь хотя бы!
   Молодёжь не унималась, продолжая улыбаться, но в следующий миг могли позавидовать. Дамочка занялась блатным - смочила полотенце "чернилом" и приложила к ране.
   - Ты чего творишь - пойло переводишь! Лучше бы внутрь принял, чем наружно изводить!
   - Ещё успеешь! У меня есть кое-что и не компот соком, а...
   - И что же? Не томи - не тяни кое-кого за то, что несут куры, а не сама!
   - То, что обычно пьют копытные животные!
   - Чего?
   - Коньяк! И будешь, як конь или як! Так как?
   - Не откажусь!
   - Выпиваешь, значит?
   - Приходится, а так ни-ни!
   - Ну да, воюете, когда вам!
   Дамочка профессионально обработала рану и затянула полотенце на шее блатного.
   - Не задуши!
   - Спокойно, врач сказал: в морг - значит в морг! Никуда не денешься - жить будешь! Сам ведь хочешь!
   - Теперь - да!
   - Не поняла, а раньше? И всё это к чему?
   - Готов подать в отставку!
   - Из-за чего?
   - Кое-кого - есть тут на примете одна особа - приглянулась так, что просто жуть!
   - Пожалуй, я пойду, - отпрянула дамочка от "больного". - В следующий раз голову себе отрежешь, головорез!
   - Главное чтобы не кое-что иное, а пригодится! - парировал блатной.
   - И всё?! - послышалось сверху.
   - Не в кино! - отреагировали снизу. - Не на что было рассчитывать!
   - А где хэппи-энд?
   - Кто хиппи? - вскочил прапорщик.
   - Отставить, - подмигнул хитро летёха.
   - А ну вас, молодняк! Одно слово - порожняк!
   Варвар уткнулся в "шконку", отвернувшись к стене.
   - Хм... - обиделась не меньше дамочка, последовав его примеру.
   Этого только и ждали наверху. Летёха уставился на спутницу, а та без стеснения стала изучать его. Они пришли к выводу, что особых изъянов не обнаружили - явно симпатизировали один другой. И наоборот. А вот разговор не клеился при живых свидетелях. Те не спали, а если бы да... кабы. Так и продолжали чухать по железке молча - одни спиной друг другу, иные не могли налюбоваться, не сводя взглядов.
   Первой, как ни странно сдалась Лада.
   - Я те чё - монитор - игрушка? - выдала она.
   - Извини, привычка...
   - Заметила уже - не секрет! А твоя работа по службе?
   - Туфта...
   - Ясно, тайна - военная!
   - Ну почему же, просто о таком помалкивают!
   - Ну-ну...
   - Честно, что было - то в прошлом! Живу настоящим, и тебе советую - сегодняшним днём!
   - Без будущего?! - не повелась Лада.
   - Тут ведь как в нашем случае с прапором: психуй, не психуй, а всё одно получишь...
   - Чего?!
   - Ничего - и у нас не получается...
   - С тобой, как и у них? - кивнула Лада вниз.
   - Я про нас с подельником! Военные мы! Родина прикажет и... край... земли!
   - Ага, как в пословице: родина вас не забудет...
   - Верно, Лада!
   - ...она же и не вспомнит!
   Петр замолчал.
   - Обиделся на меня?
   - И не думал - глупости! Я...
   Он чуть не сказал - солдат типа офицера. Слишком заврался, да и запутался. Больше не мог продолжать разговор по душам, иначе прокол неизбежен - девчонка в два счёта расколет его. Так и было. Она уловила нечто, что скрывали гости. Легла, но так, чтобы видеть разом обоих попутчиков.
   Летёха уставился в потолок. В голову хакера лезла всякая ерунда.
   - Я слышал: вы до Сыктывкара путь держите?
   - А сами куда? До Перми?
   - С тобой - хоть на край света!
   - Так в чём проблема - поехали, - обескуражила Лада. - Или что-то, а может кто-то мешает?
   - Надо с прапорщиком переговорить!
   - А где ваш пункт приписки - базируетесь оба?
   - В Перми, но... нас там ничего не держит - есть возможность продолжить "командировку" всё одно по идее положен короткий отпуск - на неделю-другую! Угу?
   - Ладно, - согласилась Лада.
   Хакер спрыгнул, толкнув блатного.
   - На два слова, служивый!
   - Второй раунд... - подалась дочь к матери.
   Им всем было о чём поговорить, уединившись.
   - Тайм-аут взяли, - усмехнулась проводница, проходя мимо вояк-забияк. - Очередной!
   Она узрела у прапорщика казённое полотенце на шее.
   - Это чё и такое, а?! - возмутилась она.
   - Ранен я, - выдал на-гора блатной.
   - Чё-чё?!
   - Слышала - дамочка поцарапала - впилась в шею, мегера!
   - А ты чё такое сделал ей? Руки распустил?
   - Хм, если бы, то не так обидно было! А ведь и пойло выдула всё до последней капли - и начала!
   - А, да-да, слышала, - вспомнила проводница про наставления с нравоучением о вреде спиртного на организм. - Ежели что - айда ко мне!
   - Я не сдамся! Мы - русские!
   - Якши, воюй, вояка-забияка! Того и гляди - довоюешься! Ну, ты понял меня, - завертела задом проводница в коротенькой юбке не по возрасту.
   Хакер щёлкнул пальцами, водя рукой перед лицом блатного.
   - Смартфон! - озвучил он пароль.
   - Всё... понял! Беспонтово - цель определена!
   - Труба, а не баба!
   - И бабе труба - амба, - заявил Варвар.
   Вернулся прапорщик в купе неожиданно, застукав попутчиц разом на одной полке внизу.
   - Ничего, что без стука - не дятел и уж тем паче не долбаёб! Все ж уже свои - пили мировую!
   Дамам нечем было крыть, разве что тем, чем наш человек мог покрыть весь мир, а то и дальше космос, поминая вселенную, отсылая космонавта без космического корабля через тернии к звёздам.
   Попутчицы оказались застигнуты врасплох. А как иначе - имели дело с людьми в камуфлированном облачении.
   - Живо наверх, - скомандовал прапорщик.
   - Лады, не скучай, ма! И помни: я рядом!
   - Ещё скажи: только свистни, - не унимался вояка-забияка.
   - Что за наезд!? - парировала дамочка.
   - Трубу гони!
   - Чего вдруг?!
   - Хошь связь - получишь! Эй, связной...
   - Связист я, - поправил лейтенант.
   - Вот те смартфон - работай, но связь добудь! Связь давай, как тогда в "горячей точке" - и обещал! А слово дал - вот и сдержи! - развёл всех одним махом блатной. - Скрылся из виду! Я сказал - спрятался у меня!
   Хакер присоединился к Ладе, располагаясь по соседству.
   - Ну-с, мадам, что там насчёт коньяка, ась? Кто обещал превратить меня в животное с копытами?
   - А может не надо?
   - Не смешно! Шутка не прошла!
   Дамочка уступила. Бутылка оказалась марочной с толстым и прочным стеклом для боя.
   - Штопора не надо, - проявил гусарскую браваду блатной.
   Дамочка решила: он собьёт горлышко при ударе ребром ладони, используя приём из рукопашного боя. Не тут-то было. Всё оказалось куда обыденно и прозаично. Прапор отбил его о край стола.
   У дамочки округлились глаза.
   - Что-то не так? - спросил блатной.
   - А... - застыла попутчица.
   - Б...
   - В...
   - Г...
   - Д...
   - Ёпрст...
   - Точно, - согласилась спутница.
   - Пить будешь - стакан давай!
   После "чернила" той уже ничего не было странно, даже если бы узнала: едет с беглыми урками.
   - Ага, вот только что-нибудь для закуски найду, - заверила она. - Конфеты!
   - Грохотульки?
   - Чего?
   - Леденцы.
   - Нет, из шоколада.
   - Жаль!
   - Ну ты и впрямь контуженный какой-то, - удивила дамочка.
   - А нам, ма, - подала голос Лада, и разом сгребла полкоробки.
   Появилась её рука и тотчас исчезла.
   - Будешь? - предложила она шоколад летёхе.
   - Хочу, - последовал прикол на словах.
   - А ты парень не промах!
   - Ну так - снайпер!
   - А говорили - связист!
   - Нашла кого слушать - прапора! Он же трахнутый в голову фугасом! Видела - зубы отсутствуют - сложил их, как нас на полку!
   - А телефон те на кой, пацан? - изменилась в голосе и лице Лада.
   - Выйду в Интернет и дёрну из электронного банка лям уголовных единиц! Съела!
   Лада глупо усмехнулась.
   - Одно слово - военные! И шуточки у вас, как сами - строевые!
   - Смотри, если не веришь... - показал хакер: связь удалось восстановить.
   - Ма, труба фурычит - прикинь!
   Телефон и впрямь заиграл.
   - Атас! - подскочил блатной, спутав мелодию звонка с той, какая играла на зоне у "кума". - Менты!
   - Прапору больше не наливать, - заявил лейтенант, махнув не глядя телефон на пять капель лошадиной дозы спиртного напитка.
   - Стас! Стас-Ик... - выдала в ответ дамочка, приняв вызов.
   - Ты где, мадама? Я уже в Тык...сыр... кар... Тьфу ты - на месте! А сама?
   - Вот и я подгребаю туда, куда сам каркнул!
   - Ты пьяна, Альбина?
   - Да какое там - Мальвина я! Тут такие соседи...
   - Где? И сама? Говори - не молчи!
   - В поезде - прикинь!
   - А почему не в самолёте?!
   - Нелётная нынче погода в Тык.. сыр... кар... е!
   - Что за реп спьяну? Ответь по-человечески на нормальном вменяемом языке, Альбина!
   - Сказала же уже - в пи...О...езде!
   - Ясно! В СВ?
   - Нет, не угадал!
   - В купе?
   - Эх, жаль, не в плацкарте! Тут так весело! Даже и не представляешь насколько! Круче чем на корпоративе, куда вы, мужики, приглашаете стриптизёрш! А хоть бы раз заказали стриптизёра! Я ведь женщина... оказывается!
   - И давно поняла?
   - Когда забеременела и дочь родила от одного урода вроде тебя, Стас!
   Связь прервалась в одностороннем порядке.
   - Не МАТ, а МТС - не покрыть, а так хочется... - напилась бизнес-леди.
   - Ма, держи себя в руках!
   - А мужики на что - для антуража в качестве добивки к мебели! И ух! - понесло дамочку.
   - Ништяк, молодняк! Я хошь и не офицер, а прапорщик, но...
   - Чё - не рыба и не мясо - даже не по ентому делу! - развезло Альбину. - А кто твердил: всё иное в порядке! Одичали в горячих точках? Не найдёшь их у меня на теле?
   Лада юркнула вниз.
   - Меняемся, служивый! Вали наверх, прапор!
   - Вообще-то у меня имя имеется...
   - Правда, а я думал: исключительно псевдоним, - ввернул хакер.
   Дочь принялась укладывать мать, а так как неваляшка не ложилась.
   - Предложи ещё, - сунул прапорщик бутылку с коньяком.
   В купе стало тихо. Лада впервые зрела маму в столь неприглядном виде.
   - Она сорвалась...
   - Бывает, тут и самому охота слететь с катушек, деваха, да нельзя, - завёл разговор по душам блатной, занимаясь девчонкой, наказав хакеру работать со смартфоном по электронке.
   - Да с ней это впервые в жизни!
   - Ну, лиха беда начала! Беру всю вину на себя, и готов понести наказание!
   - А исправиться не пробовал, дядя?
   Вопрос обескуражил блатного, заставив призадуматься. Он затих. Мысли полезли в голову, как тараканы на хлеб, и стало совсем тихо.
   Недолго продлилась тишина. В купе раздался храп.
   - Кто?! - очнулся блатной, глянув на хакера.
   Тот не мог, он поролся в мобильном телефоне, изучая какую-то информацию, пока не разрядилась батарея. Она и загнала его в тупик. О чём разумно умолчал.
   Взгляд блатного упёрся в девчонку. Та лежала с открытыми глазами.
   - Ясно - мамашка! Вот так сюрприз - ещё один! Оказывается, и в чистом омуте черти водятся!
   А тут ещё донеслись шаги. По коридору вагона шли люди, и явно следуя через весь поезд по всем вагонам.
   - Проверка билетов! - огласила проводница, раскрывая загодя все двери в купе.
   - Ага, - оживились безбилетные пассажиры.
   - Линяем, - указал блатной хакеру на багажное отделение.
   И незаметно скрылись, пока Лада была занята поиском билетов у матери в сумке. Насилу нашла. Вовремя. Контролёр проследовал внутрь. Девчонка сунула билеты - четыре на всё купе, забронированное ими.
   - А вас сколько? - обнаружил гость: верхние полки опущены, но пусты, зато багажное отделение занято чем-то, а чем - не разглядел в полумраке. Свет горел только внизу.
   - Сколько надо, столько и есть! Какие-то проблемы, дядя?
   - Нет, но они будут у вас, - указал он на бутылку из-под коньяка. - Распитие спиртных напитков строжайше запрещено, и карается штрафом!
   - С этого бы и начал, - сунула Лада банкноту в "у.е.".
   Контролёр не спешил уходить.
   - Что ещё не так - какой пустяк? - не сдержалась Лада.
   - Тут информация прошла по всем поездам о паре подозрительных типов - беглых уголовников - матёрых рецидивистов! Случаем...
   - Нет, у нас только охрана...
   - И сдана в багаж? - указал вверх контролёр.
   - Типа того! Всё на этом?
   - Спокойной ночи и счастливого пути!
   - Те тоже не подорваться на работе и не хворать, - избавилась поспешно Лада от незваного гостя. И её заинтересовали иные - два. - Эй, там, наверху в багаже...
   - Чего ты сказала? - очутились на месте оба подельника незаметно, как и покинули прежде насиженные места.
   - Бры-ыр-ред... - тряхнула головой Лада. - Вроде не пила!
   Билеты находились в руке и были прокомпостированы.
   - Пора баиньки!
   Мама поддержала почин дочери храпом.
  
  

Глава 3

ЧУРКА

  
  
   Блатной привлёк внимание хакера.
   - Как уснёт - линяем!
   - А может...
   В ответ Варвар махнул красноречиво кулаком Асу. Его заявление не обсуждалось - дисциплина, как в армии: блатной сказал - парашник сделал.
   - На первой же остановке выйдем покурить!
   Хакер утвердительно кивнул. Сердце защемило. Ему не хотелось покидать вагон. Блатной и сам - у него созрел очередной план. Его реализацией и предстояло заняться на стоянке во время перегона, поскольку в Перми, куда также стремились, состав расформировывался, следуя дальше в Екатеринбург, а последний отцепной вагон - в Сыктывкар.
   - А там Печора, Ухта и... Воркута, - пробормотал сквозь полудрёму Варвар. Маршрут не понаслышке был знаком ему. Он частенько чалил по данному пути во время пересылки на зону строгого режима в иную - вечной мерзлоты. Больше не спал и даже не дремал.
   Подельник разом с ним. Решалась их дальнейшая судьба - соскочат, и не факт: проскользнут, поскольку от контролёра отбрыкались. Оба понимали отдельно один от другого: женщины внизу - их билет, если не пропуск в новую жизнь.
   - Чем чёрт не шутит, - выдал блатной, и иной кощунственный афоризм. - Бог не выдаст, свинья не съест!
   Встал и отправился "подымить". Курить блатной не собирался, напротив разведать обстановку с проверкой у проводницы. На нейтральной территории и встретились, столкнувшись в тамбуре.
   На проводнице не было лица.
   - Чего-то не так, сладкая, а? - уловил разительные изменения блатной, произошедшие с той - и внутренние, впрочем, внешние также легко угадывались, читаясь на лице.
   - Т-с-с... - взял он её под руку, и повёл к ней в купе. - Дальше всё подробно и основательно!
   Проводница хватала воздух и ничего не могла толком молвить. Блатной при помощи излюбленного средства поспешил разрядить обстановку. Ловким движением руки он извлёк из тайника проводницы заначку в качестве "успокоительного" - стремился усыпить её бдительность. А вот с посудой в форме стаканов возникла заминка. Тут уж проводница не растерялась, схватив бутылку, и опрокинула на себя, приложившись к горлышку.
   - Ну, мать, ты даёшь, - растеряно произнёс блатной. - Колись, чё стряслось?
   - Нас это...
   - Чего? Конкретно булькни, рыба моя!
   Проводница снова приложилась к спиртному и на этот раз как следует, осушив шкалик до последней капли.
   - Ну и пить ты горазда, - продолжил блатной разговор. - Стряслось чего - помощь нужна? Нет базара - решим на раз! Говори - не молчи!
   - Вы это...
   - Что - и мы? Ну...
   - ...самое... даже и не знаю, чего сказать толком...
   - Не торопись - время есть, пока чухаем, а как остановимся...
   - Во-во до Перми - ни-ни...
   - Пить не будешь - протрезвеешь!
   - Да я и так в порядке!
   - Кто бы сомневался - профессионал в этом деле!
   - И кое-каком ином, - указала проводница на руки спецназовца.
   Они были покрыты у него кожаными перчатками с обрезанными пальцами наполовину, скрывая фаланги у основания ладони, но имелись также дырки - в них и проглядывались очертания татуировок - наколок.
   - То военные, - уверил блатной.
   - Покажи!
   - Те это надо... всё?
   - Что - и конкретно? - требовалось в свою очередь уточнение проводнице.
   - Не дури!
   - Сам с подельником - чревато, - положила проводница на стол листок.
   - Это что и кому?
   - Тебе и твоему спутнику подарок от меня на память, - заявила проводница, присовокупив. - Я вас не видела, а вы никогда не садились в мой вагон! Иначе - чревато!
   Блатной не сдавался. Он перевернул лист бумаги формата А4. На нём имелись две чёрно-белые фотокарточки с соответствующим текстом приписки, пришедшие по факсу. Технический прогресс не вселял уверенности в действиях беглецов, но ничего не поделаешь - приходилось мириться и подстраиваться.
   - Вот так рожи! Одно слово - бандиты! - выдал гость. - Ещё кто знает в вагоне - надлежит повесить в тамбуре?
   - А ты догадливый, Варвар...ин... - залепила проводница.
   - Цыц ты...
   - Чё - ты кому!? - пригрозила дёрнуть за стоп-кран проводница. Она сразу дала понять: не сдаст, если беглый зек уступит ей в дальнейшем.
   - Лады, разбежались...
   - Погоди, "служивый"!
   - Короче...
   - Пермь - шлагбаум! Дальше край - каждый сам по себе!
   - Без базара, красавица!
   - И это - не вздумайте попутчиц в купе брать в заложницы!
   - Как можно - мы ж их охрана, - искал блатной глазами оружие, припрятанное проводницей в купе у себя.
   - Выдам при высадке, выкинув в последний момент в сумке челнока!
   - Ну, гляди - сама ляпнула! Я тя за язык не тянул! Долго и далеко чухать?
   - Пару часов - и на месте...
   - Ну, ежели опосля сдашь - узнаю - самой край! Из-под земли достану - на конечном пути следования! Если не ошибаюсь - Воркута, а не Ухта!
   - Ох ты...
   - Во-во - ух ты - там и сойдём - не раньше! Носом чую: в Перми засада - запалимся, и ты с нами!
   - Так не пойдёт!
   - Тогда и поезд с твоим вагоном!
   - Хм, угоните - не смешно! Не магистраль - железка! Одна колея!
   - Вот и договорились...
   - До чего?
   - Попутчицы валят в Сыктывкар, а мы чухаем чуть дальше до Ухты и на этом край - разбегаемся окончательно и бесповоротно!
   Заявление блатного означало: им соседствовать ещё целые сутки пути - не меньше.
   - Ладушки... - молвила дрожащим голосом проводница.
   - Боле не пей - худо буде, - предупредил блатной. - На вот... лучше попыхти!
   Он сунул ей сигарету со специфической начинкой.
   - Рекомендую - мне лично всегда помогает там, куда не доеду на этот раз, - не желал он ехать до Воркуты. И даже дал прикурить.
   Проводница задымила.
   - Я пошёл?
   - Да пошёл ты... - выдала в сердцах хозяйка.
   - Вот и разбежались - пока...
   Проводница обкурилась, захотелось прилечь - её неожиданно потянуло на сон.
   Вернулся блатной нескоро, но как только в купе уехала в сторону дверь, оживился подельник на верхней полке.
   - Чего там? Как обстановка, Варвар?
   - Цыц... - сунул он ему скомканный лист бумаги. - Зацени!
   Хакер уставился на собственное фото.
   - Поди, узнал харю!
   - Твою, что ли?
   - Не очень - т-с-с... - указал блатной на спутниц. - Не разбуди!
   - Знать сходим в Перми?
   - Нет, напротив валим до Сыктывкара...
   - Правда!? - выдал на повышенных тонах юнец.
   - И далече чалим до Ухты!
   Радость сразу улетучилась.
   - Лови момент, молодой, у тя целые сутки впереди - почти! А там придётся те разбежаться с твоей новой "тачкой"! Сколько их ещё будет у тя в жизни - шибко научишься "угонять"!
   - Намекаешь на захват заложниц?
   - Не глупи - нам лишний балласт ни к чему - идут по следу легавые - наступают на пятки, суки! Двинем налегке! Как там Интернет и банк в нём?
   - Батарея сдохла - требуется подзарядка!
   - И всё?
   - Ну да, остальное - мои проблемы!
   - Говно вопрос - время есть, занимайся делом, всё иное - неприятности - беру на себя!
   Ладе не спалось, она замерла точно мышка в норушке, не подавая вида. С одной стороны хотелось кричать и реветь как белуге, а с иной - не могла себе этого позволить. Ещё бы - мать оказалась права - им не требовались попутчики, а она сама нашла приключения себе и ей на голову - того и гляди: оторвут - а также на иную точку опоры. Сжала зубы, и сильнее зажмурила глаза, незаметно натянув одеяло на голову. Очнулась, когда поезд качнуло, и они встали.
   - Приехали - Пермь, - подался блатной из купе, наказав подельнику следить за женщинами. - Чтоб ни одна никуда - понял!
   - Ага...
   - Не ага, а так точно!
   - И никак нет!
   Демонстрация кулака блатным вернула юнца в жуткую реальность.
   ...Проводница не спешила выходить на перрон из вагона. В купе и застал её блатной, отвесив звонку пощёчину.
   - Руки... - выдала та.
   - Вверх, - улыбнулся блатной скалясь.
   - ...убрал! - прибавила проводница чуть погодя.
   - Пермь - ваш выход, мадам!
   - Как дам! - схватила она флажок.
   - Я постою рядом - ага? - предложил блатной почётный эскорт.
   - Валяй, но не дурака!
   - Нет базара - слово дал - сдержу!
   - Я погляжу...
   - Вашу руку, - подставил блатной локоть.
   - Сказала же: отвали, кобелина! Руки убрал!
   - Надо же, как заговорила! Я что - не люди! Так не нелюдь!
   - Сказала бы я те, кто ты, да обидишься и дров наломаешь, дровосек!
   - Не на лесоповале - работай!
   Проводница покинула вагон под присмотром прапорщика. Тот закурил, пуская клубы дыма, пряча за них лицо. Пассажиров не было видно.
   - Здесь точно садятся?
   На вопрос не пришлось отвечать. Явилась бригада монтажников-сцепщиков, подкатив на тепловозе с хвоста состава.
   - Вернись... - молвила проводница. - В вагон!
   - А где - я всё прощу? - ухмыльнулся блатной.
   - Не дождёшься - перебьёшься!
   - Ништяк, - впрыгнул на ступеньки прапорщик.
   Вагон отцепили и погнали на запасной путь. В Перми никто не выходил.
   - Неужто все едут до Сыктывкара?
   Проводница не была настроена на общение с ним. И блатной предложил ей по такому случаю очередную сигарету с сюрпризом. Она повелась.
   Их прицепили к поезду на Воркуту. Вот тут и появился первый новый пассажир.
   - Моя вагон N13, - залопотал он на ломаном русском языке.
   - А, чурка - хуй...вейбин? - отпустил шутку блатной в его адрес.
   - Сам ти - цурка!
   - Кто я, - послышалось иное слово и короче на заглавную букву собеседнику.
   - Моя повторить - урка!
   - Ваш номер полки 36, - вставилась проводница.
   - А, парашник! И гонишь порожняк! - продолжил шутки в том же духе с запашком блатной.
   - Моя твоя совсем худо понимать - однако! - выдал узкоглазый пассажир, нисколько не обидевшись. Он больше знал, чем говорил, прикидываясь несмышлёным дитём тундры заполярного круга вечной мерзлоты.
   - Куда едет - до куда?
   - До Ухты!
   - Ух ты...
   - Или - ох ты!
   - Проводник пригодится!
   - Чё?!
   - Шутка - работай, - кивнул блатной ещё на одного пассажира странного вида.
   Тот смахивал больше на бомжа. Проводница ничуть не удивилась. Похоже, здешняя публика, направляющаяся в Воркуту, имела специфический вид и вкус с пристрастиями в одежде. Тип оказался в костюме жителя солнечного севера из заполярного круга - оленьих шкурах и унтах на ногах, да аналогичной шапки из меха, сползающей на глаза. Он сунул комок глянцевой бумаги проводнице. В нём едва угадывался билет на поезд.
   - Предпоследнее купе - полка N29! Не перепутай - приду, проверю!
   Пассажир ни слова не проронил.
   - Ау, не в тундре, чурка, - выдал по обыкновению блатной.
   - Варвар-р-р... - скорее прорычал по-звериному, нежели молвил на человеческом языке залётный гость севера, и, шатаясь неуверенной походкой, скрылся в указанном месте.
   - Отправляемся, - громко молвила проводница.
   Состав нового поезда тронулся, и она закрыла дверь на ключ.
   - А ты ничего - молодцом, - подмигнул хитро прапорщик.
   - Забудь - сам говорил: мы незнакомы, и даже не встречались, - зло молвила проводница.
   - Ухожу-ухожу-ухожу... - поднял вверх руки блатной до уровня плач с раскрытыми ладонями, а затем повернулся и свёл их за спиной на пояснице, наклоняя дополнительно вперёд голову, касаясь подбородком груди.
   - Клоун - маски-шоу, - чуть заметно проступила невольная ухмылка на лице проводницы.
   - Шут - ещё куда ни шло, но не ментазавр-р-р... - сподобился Варварин на произношение "оленевода", заскочившего в вагон последним - вслед за иным чуркой - дитём крайнего севера.
   Хакер заждался.
   - Убрал - живо, дурило, - приметил блатной у подельника пистолет. - Я те... Ты в своём уме!
   - Мне надо выйти...
   - А, сцыканул, парашник! Очко сыграло - порожняк погнал!
   Блатной уступил. Хакер сменил его в тамбуре, следуя в туалет. Из последнего вагона неожиданно вышел представитель одного из малых племён Коми-Пермятского округа.
   - Гражданина... насяльника...
   - Чего ещё? И пристал, а? - нагородил хакер, отбрыкиваясь от невольного собеседника. - Какие проблемы?
   - Однако...ся нет пока...
   - Вот и иди - спать! Утро вечера мудренее, как у нас русских людей говорят!
   - Здесь иной край - суровый и...
   - Извини, в другой раз, земляк, - не было мочи терпеть "лейтенанту". Он скрылся в туалете. Лицо горело, не помогла и холодная вода из-под крана, после чего перешёл к иной процедуре - сел на толчок и... призадумался. Хакер намеревался покинуть блатного, но как это сделать в тайне от него и незаметно - с наименьшими проблемами и потерями? Сильно напрягся. В итоге ему пригодилась бумага с их фотокопиями. Их и смыл в дыру в полу, спуская воду на шпалы.
   - Рельсы-рельсы, шпалы-шпалы, ехал поезд запоздалый! Ту-ту-у-у... - затянул про себя хакнутый. - Гейм-Овер!
   Вместо "THE END" можно было использовать "ХАНА". С данными мыслями он снова столкнулся в тамбуре с тем самым пассажиром.
   - Насяльника...
   - Ну, чё те, убогий, а? - не сдержался летёха.
   - Моя это... однако...
   - Ну же, короче, а то спать охота! Охотник что ли - ехать тундра к оленям? Как звать - величать?
   - Перкосрак...
   - Чего... ты сказанул ща и кому? То мне - я!?
   - Нет, мой имя - от отца досталось!
   - Не понял шутки юмора, умора, - затупил хакер.
   - Перкосрак - переводится как - Первая космическая ракета...
   - Бывает, но не у всех проходит! Не обижайся! Отца-то как звали? - заинтересовался хакер семейными традициями малых народов крайнего севера крещённого советской властью рабочих и крестьян после староверов-пилигримов.
   - Пофистал...
   - Как-как?!
   - Победитель фашизма Иосиф Сталин!
   - Железная... логика! На этом всё или сёстры-братья имеются? - понравилось вдруг хакеру общение с чуркой.
   - Желдора - железная дорога! И Кукуцаполь...
   - Кто - предок из племени ацтеков или майя?! - озадачено выдал хакер.
   А вот чурка озабочено:
   - Кукуцаполь - кукуруза царица полей!
   - И это на крайнем севере, где ягель и олени!?
   - А есть ещё моя один брат - Урювкос...
   - Урюк, что ли - тюрка - чурка?
   - Ура, Юра в космосе!
   - Вау... - только и мог молвить хакер в виду отсутствия словарного запаса.
   - Собака...
   - Кто? Ты кому это - мне, чурка!
   - Сам ты оно! Моя...
   - Помню - Перкосрак! Туалет свободен - иди!
   Житель крайнего севера умаял хакера - того тянуло на кровать - хотелось спать. Он вдруг ощутил недомогание. Спутник ещё чего-то пытался донести до него, но парень укрылся за дверью купе у женщин. Оппонент замер. Чурка постоял, и не стал тревожить тамошних пассажиров, уловив: себе дороже, и хуже, чем в ином случае, о котором стремился поговорить с летёхой.
   - Ай, шайтан! - выдал сам в сердцах.
   Окончание ночи обещало быть неспокойной. Обошлось. Ничего страшного не произошло - все пассажиры находились на своих местах. Проводница провела поверку, заглядывая ко всем без исключения, задержавшись исключительно у вояк-забияк. Стрельнула сигарету у блатного.
   - Понравились?
   - Ага, затягивают, - утвердительно кивнула проводница.
   - Тогда не особо, ещё пригодится голова на плечах! Далеко Сыктывкар?
   Хакер оживился, открыв глаза, и чуть приподнял голову с подушки.
   - Ближе к вечеру, а Ухта - ночью.
   Солнца в окне не было видно, зато кругом густой туман, как молоко.
   - Аномалия... - тихо отметила проводница.
   - Не впервой!
   Она содрогнулась.
   - А что так - причина? - желали знать попутчики.
   - Зона... - обескуражил её ответ блатного.
   - Какая ещё зона?!
   - Ну, уж не строгого режима! - бросила в сердцах гостья, удалившись.
   Оживилась Лада. Мать пока спала.
   - Никак не слыхали про пермскую аномальную зону, куда уфологи ходят в экспедиции, как на работу! По данному случаю и я с мамой двинула в Сыктывкар!
   - Чего это она несёт? - покосился блатной на хакера. - Сколько чухал здесь ранее, ничего и в помине не слыхал!
   - Слушай и не перебивай, - посоветовал юнец.
   - У нас люди пропали в "зоне" - строители-работники - монтажники, возводящие вышки...
   - Нефтяные?
   - Мобильной связи - МТС...
   Блатной потеребил затылок.
   - Сказки это всё - обойдётся! Я везучий по жизни!
   - Ты - не смеши, - не сдержался подельник.
   - Скоро убедишься - все, - заверил блатной.
   Байки с утра пораньше продолжились, разговор Лады поддержал летёха.
   - А знаете что...
   - Нет, говори, - выдал блатной. - Я тут ночью столкнулся с одним редким типом...
   - Чуркой, что ли? Так не новость!
   - А в курсе, как звать, Варвар?
   - Зачем мне это - и всем в купе?
   - Ну, знать многое пропустил, прапор, - продолжил общение хакер, желая немного развеселить Ладу, а заодно разрядить возникшее напряжение в отношениях. - Его имя - Перкосрак!
   Блатной аж подскочил. Ему вдруг стало интересно.
   - Что за блатата, салага?
   - Правду сказал - чистую, как в суде - и только!
   - Гм-хм...
   - Перкосрак переводится как первая космическая ракета! Каково? У него и братья с сестрой есть - их отец назвал, а уж того дед обозвал - укатаетесь со смеху!
   - Ну, гони далече...
   - Пофистал...
   - Это чё ж получается: чурка - Перкосрак Пофисталыч? Или фамилия по имени отца - Просвистал, - зашёлся прапорщик, схватившись за живот от смеха - надрывался.
   Заворчала недовольно бизнес-леди. У неё от шума трещала голова, и казалось, налита из свинца. С веками на глазах та же история.
   - О-о-ох... - застонала дамочка.
   - Ма, ты как? - засуетилась дочь подле неё.
   - Пи-и-ить...
   - Ага, я мигом! - принесла Лада кипятка. - Кофе - пей!
   - Не поможет, - качнул отрицательно головой блатной. - Хотя ежели добавить в него кое-что покрепче - иное дело!
   Дамочка пригубила горяче-горячительный напиток, и кровь забурлила по жилам с новой силой, разгоняя приятное на восприятие тепло.
   - Хорошо-то как... - заявила Альбина, очнувшись.
   Глаза вылезли из орбит при виде мужчин наверху.
   - А это кто и откуда?
   Взгляд адресовался дочери.
   - Ау, ма! Я здесь, - мелькнула та перед ней. - Али запамятовала! Их нам подкинула проводница до Перми...
   - Ухты, - поправил блатной.
   - Ух ты! А мы до Тык...сыр...кара... едем!
   - Ничего, потерпим - выдержим ваше общество, - высказался в шутливой форме прапорщик. - Не стесните, так что не стесняйтесь - всё путём - сутки чухаем - ночь вместе провели!
   - Как вместе - и провели?! - опешила бизнес-леди. - Что тут было?!
   - Ой, что было, что было - на словах и не передать...
   - Это правда, Лада?
   - Вояка-забияка шутит, ма! Они клоуны из маски-шоу - спецназовцы - весёлые ребята, иначе бы отказала...
   - Никак сама дала добро на их поездку с нами? Не могла!
   - А то! И выйти должны были в Перми, а продолжаем трястись с вами до Сыктывкара, - заявил блатной.
   - Ох ты, а до Ухты как же?
   - А что следовало говорить: мы вас с напарником не отпустим - приглянулись обе?
   Дамочка призадумалась, уставившись на дочь.
   - Пойдём - выйдем!
   - Ого, - отметил блатной "жаргон" дам на уровне. - Чёй-то будет дальше!
   Попутчицы напряглись. Женщины подались приводить себя в порядок, а заодно поговорить. Мать пустила воду, открыв кран в раковине.
   - Что происходит, Лада? Откуда эти клоуны?
   - Сказала уже, ма!
   - Ой, не ври - не советую!
   - Да чё ты, в самом деле, тупишь! Перепила, так и скажи - память отшибло!
   - А что я употребляла?
   - Чернила с коньяком смешала!
   - И всё?
   - Ну да - мало было?
   - Не могло вырубить память! Тут чего-то не того - подсыпали какую-то дрянь они!.. Откуда вояки-забияки говоришь?
   - Из горячей точки, ма!
   - То-то такие заточки! Одно слово - бандиты!
   - Ну, чего ты, в самом деле, ма! Скоро приедем - недолго осталось! Потерпи - сойдём в Тмутаракани твоей - Стас встретит, а эти почалят дальше в Мутатень!
   - Что за жаргон - откуда блатата! Где набралась?
   Дочь пожала плечами.
   - Сама не знаю - вырвалось - сорвалось! Держи себя в руках, ма! Помни, кто ты и что мы - женщины! Соберись!
   На обратном они пути столкнулись с "оленеводом". От того разило за версту какой-то гнилью. Человек проследовал в персональную кабинку.
   - Ужас! Больше я в поезд ни ногой - только самолётом! На худой конец - вертолётом! - возмутилась дамочка.
   - Хорошо-хорошо, как скажешь, мамочка, - стала шёлковой и покладистой дочь, словно она набедокурила, а не мать.
   Проводница курила прямо в тамбуре и явно "травку".
   - Хм, а эта ещё тут!
   - Фу-у-у... на тя, пизнес-лядь!
   - Возмутительно! - ворвалась дамочка в купе.
   - Честь имею, - залепил блатной.
   - Оставь при себе, и всё то, что жмёт в штанах, - огрела на словах хозяйка.
   Хакер отвлёкся от смартфона.
   - А где мой телефон?
   - Простите, заигрался, - сунул поспешно летёха мобилу дочке дамочки.
   Бизнес-леди без лишних слов попыталась набрать номер помощника. Стас оказался вне зоны доступа.
   - Как так, когда в зоне - аномальной, - зарядил блатной с умным видом.
   - Ты фейс-контроль, когда проходил, умн-Ик... - выдала на-гора дама. - Сделай его попроще! И не встревай, куда не след!
   Блатной заскрипел зубами. Общение с попутчицами вышло из-под контроля - бизнес-леди проснулась совсем иным человеком. Работа разом стала превыше всего - даже родной дочери. Она никого и ничего не замечала.
   Телефон не подавал признаков жизни - сеть недоступна.
   - Проклятье! И угораздило меня согласиться на эту поездку в Тык...сыр...кар! Тьфу ты! Ну и город назвали - язык сломаешь! Одно слово - чурки! С кем связалась, прости Господи!
   - Он-то простит, - заявил блатной. - А вот люди - окружающие...
   - Это кто люди-то, а? Сам что ли! Или твой подельник - офицер! Алкоголики!
   - Кто бы говорил, Мальвина, да не ты!
   - Что - и тыкаешь - мне?!
   - После того, что между нами было...
   - А что?
   Дама снова вспомнила про дочь - взглянула.
   - Пили на брудершафт из горла!
   - Враньё, ма! Прапор заливает!
   - Я и то так, как твоя мать не умею - перепила - переплюнула!
   - О, Господи... - села дамочка в растерянности и закрыла лицо руками, прячась за распущенными волосами.
   - Обиделась, чего ли, Альбина? - смягчился блатной. - Зря! Ничего страшного не произошло! То, что естественно - небезобразно! Я с напарником ещё не такое видел! Устала, аки мы от работы, вот и дала выход негативу! На ком его сбросить и зло сорвать, как не на нас! Привыкли!
   Лада сама села. Она тоже растерялась, и уже не знала, что думать по поводу попутчиков - кто они и такие? А тут ещё с иной стороны купе в тамбуре очутился Перкосрак, и зашумел так, дабы кто-нибудь отреагировал.
   - Я выгляну, - предложил лейтенант.
   Блатной и не думал противиться.
   - Валяй, но не дурака!
   Не успел хакер встать крепко на ноги, спрыгнув вниз сверху на пол, поезд тряхнуло, и он ударился о дверь.
   - За-а-ашибись... - узрел собственную физиономию в зеркале. На нёй проступила ссадина. - Вот так посадочка вышла!
   - Шо - долбанулся, долба...к, - присовокупил прапорщик, смягчая обзывательство.
   Они отвлеклись на него от того, чего творилось снаружи, и по поводу чего пожаловало в "гости" дитя крайнего севера. Ситуация вышла из-под контроля. Попадали пассажиры и в иных купе прицепного вагона с полок поезда следующего на Воркуту через Сыктывкар и Ухту. Даже проводница чмокнула стекло окна, оставив след помады.
   - Паразиты-ы-ы... - взвыла она, выскочив в тамбур, и кинулась к ночному пассажиру - пермяку. - С дороги, чурка!
   Дверь в купе открылась, и она узрела там: все попутчики на месте.
   - Какая б...ть дёрнула стоп-кран?
   - Да ты чего - в своём уме, когда не в себе! - выпалил блатной. - Мы ж не враги себе! Чухаем по зоне - аномальной! Поди, аномалия!
   - Ах ты чурка... - набросилась проводница на того, подняв с пола за грудки. - Твоих рук дело стоп-кран? Ты поезд остановил? И не отпирайся: моя твоя не понимать - не принимается! Не прокатит... ёп... - А далее... - ...мать твою!
   - А она тут нет!
   - Интернет отдыхает - вот так общение смайлов, - заслушался хакер. - Флудить разрешается!
   - Чего и говорить: компашка у нас подобралась, хуже некуда, - напомнил блатной про оленевода.
   О нём и заговорил чурка.
   - Моя следить за ним - он творить нехорошо! Очень плохо - плохой человек! Совсем не человек! Погано...
   - Ещё скажи - дерьмо! - ввернул блатной.
   - Да, от него несёт как от... - не подобрала нужных слов Лада для сравнения.
   Зато мать легко и быстро.
   - Трупа, - влепила дамочка.
   - Зомби - одержимый! Злой дух... - продолжил чудной пассажир.
   - А говоришь: не чурка, - слез блатной.
   Он хотел не меньше проводницы разобраться в ЧП. Ситуация с остановкой и впрямь не входила в их планы и вышла из-под контроля. Похоже, что полоса везения прервалась, хотя за окнами вагона было белым-бело - туман не рассеивался, и казалось, напротив сгущается - даже со стороны всего остального состава.
   Блатной бегом вернулся к проводнице оттуда.
   - Боюсь ошибиться, но походу нас отцепили!
   - Какого лешего - и несёшь!
   - Не курица, яйца всегда со мной - и в штанах!
   Проверять его слова - и на прочность передок - проводница не стала. Она сама убедилась воочию - поезд отсутствует.
   - И впрямь отстали-и-и...
   - Порожняк... - залепил блатной. - То край - приехали!
   Неожиданно вагон дёрнулся и стронулся с места, покатив неспешно куда-то своим ходом. Что творилось снаружи - оставалось тайной за семью печатями.
   - Нас угнали, - заявил в продолжение прапорщик.
   - Как?
   - Как тачку, - ответил он дочери бизнес-леди.
   - Но куда? - выдала та сама. - Путь один!
   - Кто знает, вдруг на запасной гонят! Похоже, тупик! Кто-то на вас имеет зуб - конкуренты, - намекнул он на то: попутчиц заказали - они попали.
   - Но кто?
   - Кому перешли дорогу по бизнесу! И обычно тому, кого меньше всего подозреваешь!
   - Стаса? Он не мог - партнёр по бизнесу - и не только...
   - Продолжай, коль начала - не останавливайся!
   - Не твоего ума дело, солдафон!
   - Понял - отворот-поворот! Не издиёт! Соображалка работает! - заявил блатной, и тут же обратился к проводнице. - Да отпусти ты чурку - впилась в него, аки пиявка! Пойдём - потолкуем! Дело есть - важное! Очень-очень!
   Невольный собеседник дополнительно подмигнул, кивнув в сторону её купе.
   - Багаж наш требуется с летёхой - и немедленно! Не медли, корова! Ну, пошла - шевели копытами, бурёнка! И не отпирайся, что произошла от быка, а ни как все люди от обезьян, если верить теории Дарвина! Туго соображаешь!
   - А ведь это ты - и всё подстроил!
   - От дура, баба! Ума - нихрена! Я мог и без "багажа" отвалить, - хлопнул блатной себя ладонью по ножнам штык-ножа. - А у летёхи и вовсе ствол там! Живо, коль не надоело жить! И без паники - тихо всем!
   Блатной намерено повысил голос для всей остальной публики - пассажиров вагона иных купе.
   - Работает спецназ - всем оставаться на своих местах! Шаг влево, шаг вправо - стреляю без предупреждения! Прыжок на месте расцениваю как провокацию! Без снайпера не обойтись! Приготовились, летёха! Ты в один конец вагона, я - в иной! Разбежались - разошлись!
   Спецназовцы и впрямь. Хакер вспомнил компьютерные боевики с играми по локальной сети. Держа пистолет в руке, он пошёл на край вагона, заглядывая в каждое купе. Не хватало одного пассажира, того о котором заявил чурка. Исчез оленевод. Он как сквозь землю провалился. Так, по сути, и было. Юнец наткнулся на отверстие в полу - унитаз был сорван, им пол и проломан. Пришлось запереть дверь на ключ.
   Вагон перешёл на осадное положение. Примчался блатной с маской на лице да автоматами наперевес - сунул один подельнику, советуя натянуть на череп каску.
   - А то не прикрыта!
   И бронники нацепили. Все люди по его наставлению зашторивали окна, даже в тамбуре вагона лично проводница.
   Не работал ни один мобильный телефон, даже нетбук у Лады, и тот не удавалось подключить к Интернету через спутник.
   - Худо... - отметил блатной. - Мы здесь, аки в капкане! Во попадалово с кидалово! Узнаю, кто развёл нас - урою чертилу - на параше сгною за этот порожняк!
   Он стал сыпать блататой, не скрывая жаргона и своего прошлого. Люди притихли, а вскоре и сам блатной.
   Вагон повернул. Проводница подтвердила опасения, что их погнали на какую-то заброшенную ветку, поскольку вагон трясло, как телегу на ухабах.
   - Хоронись, - посоветовал блатной проводнице, и всем на месте багажа - внизу бабам и детям, если таковые имелись - под полками, всем остальным категориям наверху над дверью. - И ни звука, шебуршилы! Попрятали хавальники, аки грызуны в норы! Чтоб ни одни не пискнул, неровен час, пристрелю спутав!
   А с кем - не уточнил, и так понятно было: ждут незваных гостей. Блатной не надеялся договориться: когда делалась подобная делюга - свидетелей убирали, не взирая на их принадлежность.
   Вагон подскочил ещё раз и встал на приколе. Не устояв на ногах, хакер растянулся на полу.
   - Вали в купе к попутчицам, - поднял блатной на ноги юнца. - Наша дальнейшая жизнь зависит всецело от них - спасём - вытащат из сумы и тюрьмы - долг платежом красен! А нет, такая у нас с тобой судьбинушка! Помирать всё одно придётся рано или поздно, как ни крути! Шевелись! Ты же Ас, ёп...тя...
   Сам же блатной засел у чурки в купе подле туалета, ожидая оттуда появления "оленевода" и тех, кто с ним заодно угнал вагон, отогнав в загон. Передёрнул затвор.
  
  

Глава 4

ЛЯРВА

  
  
   Наступила гробовая тишина, иначе и не назвать. Люди очутились в багажных отделениях. Более разумные догадались навалить сверху на тела других - родных - разного барахла, им и завешивали попутно наверху багажные отделения полок, а одеяла дополнительно накидывали на окна для уплотнения и безопасности.
   Блатному было не привыкать сидеть в укромном месте в засаде - вся его жизнь строилась на том - он был рождён "задротом" - мать-зечка сидела в тюрьме на территории БССР - ныне Беларуси, а дрот - означал - колючую проволоку. За ней и появился он на свет, там и остался - рос диким и нелюдимым, постигая азы зоны, впитывая с молоком матери.
   В голове всплыли воспоминания давно минувших дней. Он гнал их прочь, чтобы не отвлекаться от грозящей реальности, закусил губу до боли, но не крови. Опасался: её запах может привлечь зверюг, а то и вовсе ещё каких тварюг - всё-таки находились в аномальной зоне, и кто знает, какие мутанты здесь бродят. Покосился на ручные часы. Время на них ничуть не изменилось - электроника застопорилась. Как сказал бы хакер - глюканула.
   Послышалось шебуршание.
   - Началось... - решил блатной.
   Звук, донёсшийся до него, повторился, и исходил из того же купе, в котором находился сам - чуть повернул голову, поспешно реагируя. В движение пришёл...
   - Чурка, - молвил в сердцах, процедив полушёпотом на пониженных тонах блатной .
   Тот сидел, и что-то бормотал про себя с закрытыми глазами - мерно покачивался. Блатной двинул его локтем в бок. Не подействовало. Реакция чурки осталась неизменной. Пришлось занести кулак для удара, но пожалел... себя, не собираясь сбивать руку в кровь. Прицелился прикладом - сначала в голову, затем - спину. И уже занёс для удара, как вдруг снаружи вагона донёсся звук.
   Кто-то прыгал - да-да - передвигался большими скачками по щебёнчатой насыпи железки. Эхо принесло три отрывистых отзвука повторяющихся, а вот четвёртый изменил тональность. Раздался звон металла под тяжестью туши зверюги или тварюги, вскочившей на крышу вагона.
   Чурка повысил голос. Мелодичные звуки, вырывающиеся из его гортани, были непонятны и недоступны на восприятие для понимания блатному и прочим соседям. Представитель малых народов крайнего севера тарахтел на собственном наречии.
   Заминка с попрыгунчиком не стала продолжительной. Тот снова прыгнул, и приземлился в начале вагона на всё ту же щебёнчатую насыпь заброшенной ветки, понёсся дальше.
   - Что это было? - не выдержали напряжения люди в купе с блатным.
   Чурка притих неожиданно. Блатной предложил всем иным попутчикам последовать его примеру. Вместо кулака, он приложил указательный перст к устам, а затем к глазам - своим - два пальца, объясняя: пойдёт, посмотрит, что там. Скользнул в тамбур и далее, ступая бесшумно, подался на иной край вагона.
   Видимость не улучшилась. Туман по-прежнему скрывал все объекты на расстоянии полуметра. Окажись снаружи в нём, и не узришь ног, да что там - край вытянутой руки перед собой.
   Блатной не отказался от возможности заглянуть к проводнице. Он знал, где ту искать - поднял полку.
   - Как дам... - занесла она бутылку.
   Из горлышка полилось спиртное.
   - Не увлекайся - чревато! А то буянить начнёшь - горланить! Нехорошо!
   Она снова заткнула рот - не руками, а тем, чем не следовало. Блатной опустил полку, заглядывая в очередное купе и все последующие, пока не добрался до того, где схоронились попутчицы с подельником.
   - Ас... - окликнул тот его.
   Хакер залёг вверху, а женщины - внизу.
   - Меняйтесь, окопайся в полке, - указал блатной на прорези: в них можно просунуть дуло оружия, и видимость неплохая - цель отработать наверняка, кто бы ни сунулся.
   Открыв одну, он обнаружил дамочку с сумочкой на голове. По ней и постучал легонько пальцем.
   - Дома кто есть живой, ась? Или как?
   - Мама-А-А... - заскулила бизнес-леди, точно побитая собака.
   - Без паники! Положитесь на нас! Ежели что - станем отбиваться не только до последнего патрона, но и вздоха!
   Блатной посоветовал летёхе прикрепить штык-нож на руке, пряча под рукав. А пистолет сунуть в ботинок дулом, но не взводить.
   - Я потопал к толчку - на парашу! Ежели скакун-попрыгун вернётся взад, то...
   Договорить блатной не успел. Где-то вдалеке, оттуда, куда умчалось нечто, раздались рыки и крики - людские. Сомнений не возникало, что там твориться - вакханалия.
   - Ой, мамочка-А-А... - зашлась Лада.
   - Я здесь... тут, доченька, - кинулась дамочка к ней в соседнюю полку.
   - Живо наверх, - скомандовал блатной. - И кляпы воткнули в хавальники, пока сам не удружил туда туфли на длинных каблуках - и лобешник!
   Подле него замер хакер. Они присели - не на корточки - оба разом на одно колено, держа приклады "калашей" у плеча, прижимая щекой металл. Это было их ошибкой, однако стрелять они пока не собирались вовсе, иначе...
   Крики и рыки усилились. Вопли по соседству сводили с ума всех в отцепном вагоне.
   - Надо что-то делать - предпринять, - выдал юнец, поборов страх.
   - Ну ты, петух-задира! Умолкни... - нечего было сказать на это блатному. Он впервые в жизни растерялся. Аномальная зона оказалась хуже аналога строгого режима. А тут ещё уловил странное движение в вагоне.
   Звук исходил из той части тамбура, где располагался туалет.
   - Приготовились, - передёрнул затвор блатной.
   Из автомата на пол полетел патрон, предательски загремев по купе, и вылетел наружу. Последовало нажатие на спусковой механизм. Блатной реагировал на тень. Она приблизилась и...
   Грянул одиночный выстрел. Пуля ушла за пределы вагона, пробив окно со стеклом в тамбуре. И перед горе-стрелком возник...
   - Чурка... мать твою-у-у... - затянул блатной. - Я тя едва не завалил! Сказал же всем оставаться на своих местах!
   - Моя найти твоя патрона, - протянул он находку прапорщику. - Твоя беречь припасы для боя! Оно шибко вернётся - однако!
   - Тихо, - выдал Ас.
   Тишина наступила и за пределами вагона.
   - Ну, чурка! А всё из-за тя, нерусского! Одно слово - хуй...вейбин ты!
   - Моя - охотника, отец - оленевод, дед - шаман! Великий человек был... однако!
   - Стрелять умеешь! Отвечай за базар, чурка!
   - Твоя не шибко уметь управляться оружие! Моя попадать песец в око за сто шагов!
   - Действительно - песец... на воротник те, чурка, - взял блатной у хакера АКМ. - Обойдёшься пуколкой в ботинке с близкого расстояния!
   Ас уступил.
   - Твоя не надо обижаться на него! Он - батыр!
   - А я кто тогда, чурка?
   - Твоя - шайтан... батыр!
   - А сам?
   - Моя охотника - однако! И шаман чуток! И оленевод могу!
   - Одним словом - чурка! Всё умеешь понемногу и ничего толком! Так ить? - заключил блатной.
   - Моя ловить уха движение - приближение...
   - Заткнулись все, - гаркнул блатной.
   На этот раз прыжки были частыми и короткими. Возможно, к ним пожаловал не один прыгун-попрыгун или нёс добычу. Кто знает, чего ожидать от обитателей аномальной зоны. Край дикий и нехоженый - неисследованный до конца. Много тайн нераскрытых и загадок неразгаданных.
   - Попадалово, - заскрежетал зубами блатной.
   - Чу... - выдал чурка, намотав ремень автомата на руку, чтобы не выронить ненароком.
   На вагон никто не полез, да соваться и внутрь также не спешил. Охотник-шаман указал напарнику на отверстие в окне - пробоину от пули в стекле. И спешно заткнул шторой, резко одёрнув палец - сам тоже отпрянул, держа на прицеле.
   Оттуда снаружи донёсся едва различимый звук. Кто-то прыгнул на вагон, покинув щебень, и перебрался на крышу. Стрелять никто не стал. Люди с оружием не спешили привлекать внимание. Чурка вновь едва различимо зашевелил губами, а затем дунул в сторону пробоины. Обошлось и на этот раз.
   Чуть постояв на крыше, попрыгун снова удалился, и в том направлении, каком изначально явился, а не поживился.
   - Худо... - молвил чурка.
   - Обосраться и не жить, - выдал облегчённо блатной. - Терь я понимаю, почему твой дед-шаман обозвал отца Пофисталом, а тот тя - Перкосраком! У самого очко сыграло, а на толчок нет никакого желания валить! Того и гляди: завалят твари! Что здесь за звери обитают - не в курсах, большой человек малого рода-племени?
   - Ур-р-роды... - прорычал чурка, нежели сказал. Явно сталкивался, и если не сам, то уж люди из его племени, вне всякого сомнения.
   - Выходит мы здесь не одни такие, - явился хакнутый.
   - Ага, и скоро нами займутся, - отметил блатной.
   Сомневаться не приходилось.
   - Но у нас оружие, как-никак!
   - Ты дурак, хакнутый, али как?
   - Шибко не тронут, однако, - заявил чурка.
   Туман стал редеть - пелена белёсой завесы. Видимость улучшилась незначительно, из-за окна откуда украдкой время от времени выглядывали люди с оружием, стала заметна земля - щебёнчатая насыпь, и понемногу далее со шпалами. По ним и стали сверять время в "зоне" угнанные.
   - Пять, - насчитал данное количество шпал хакер. Затем какое-то время спустя. - Шесть... семь...
   И, наконец.
   - Двенадцать!
   - Типа полдень, - выдал сообразно блатной.
   Диск солнца едва просматривался в дымке тумана, и был практически в зените.
   Блатной подался к проводнице.
   - Где ключи от двери? - обнаружил он ту в нижней полке багажного отделения.
   Она по своему внешнему виду и положению тела мало отличалась от покойника - также лежала ровно на спине со скрещенными руками на груди, но вместо свечи и креста - бутылка и штопор.
   - Допилась, чертовка! Ничего святого, - принялся шарить у неё рукой по пиджаку блатной.
   Снаружи - в наружных карманах - ничего подходящего не нашлось, разве что...
   - Ого, презики! Хи-хи... - не удержался блатной, и оторвал себе один на всякий - чем чёрт не шутит. В вагоне хватало женского населения, а вот мужского - дефицит. Тем более в форме и с оружием.
   Блатной считал себя завидным... джигитом. Полез за пазуху рукой. И замер, коснувшись нечаянно груди - женской. Внутри него всё всколыхнулось. Его бросило в жар. Он ощутил несвойственное тепло, словно по телу пробежал лёгкий разряд тока. Блатного передёрнуло всего. Ощущалась нервная дрожь. Она передалась проводнице. Последовал рефлекторный захват и... крик. Но чуть раньше звон битой стеклотары о каску гостя. Иная рука в перчатке с обрезанным верхом пальцев легла на уста раскрытого рта бабы. Теперь уже он "голосил" - вскрикнул от боли. Она укусила его.
   - Бешеная-а-а... - сжал он ладонь в кулак. - Заглохни!
   Та скосила глаза на кулак, и отключилась. Благо храпеть не стала.
   Чуть успокоившись, блатной надыбал, что искал, пожурив себя за то: теряет сноровку. А раньше в юные годы был искусным щипачом.
   Подле него собрались подельники.
   - След организовать бригаду самообороны, пацаны!
   - Сколотить банду - так и говори, - вставился хакер.
   - Однако! - согласился чурка.
   Блатной предложил заняться личным осмотром наличествующего состава.
   - Все, кто живой - на поверку-проверку становись, - загремел он, обходя вагон - каждое купе. - Производится перепись поголовья! В смысле населения!
   Учёт вести надлежало проводнице, но та была не в состоянии - не стояла, даже сидеть не могла, а, памятуя о "находке", блатной не сомневался: уж полежать за себя способна и ого-го как.
   Пришлось должность писарчука удружить бизнес-леди.
   - У тя и электронный блокнот имеется, - намекнул он ей на нетбук. - А додик - она же дочь типа "тачки" - станет помогать! Списка сделать два - мужиков и баб! Погнали!
   - А вы что же, пацаны? И куда намылились?
   - Угадали, молодой с вами, а мы с чуркой, точнее охотником...
   - На охоту, дяденька прапорщик? - молвила Лада.
   - Митяем меня кличут, а не Варваром, аки по жизни!
   - Дмитрием - Димой? - спросила Альбина.
   - Типа да! Те это для чего - списка... чёрного? Или...
   Она не уточнила - смутилась.
   - Однако, - и тут встрял охотник.
   - Ключ, - сунул блатной юному подельнику. - Терь ты у нас ключник - сторож! Смотри во все свои рожи! Будешь за вертухая, салага! Ну, бывай - не скучай! Ежели с нами что - возглавишь курятник! Подомни под себя мужиков, Петухов! Ну, ты понял меня - на зоне, хошь и не строгого режима, но и аномальная для обучения - в самый раз! Пора становиться человеком, коль выжить решил и не из ума!
   Охотник с блатным отчалили.
   - А куда это они? - закудахтали женщины. - Одни и с оружием! А как же мы? Что нам делать?
   - Сидеть по кабинкам купе и не квохтать, - прикрикнул хакер.
   Откуда только голос прорезался.
   - Ну, слыхали, - присовокупила бизнес-леди. - Будем оформляться!
   Возмутились мужики.
   - Я два раза не повторяю - и обычно стреляю, - окончательно вошёл во вкус юнец.
   - Петушок, - ухмыльнулась Лада.
   - И что с того? Да, моя фамилия Петухов, а имя - Пётр! По батюшке - Эдуардович! Так и запиши - внеси в чёрный список!
   - А напротив ФИО чего?
   - Хошь - ХУЯ...
   - Запросто, - уверила Альбина, заступаясь за дочь.
   Но мельком хакер уловил: набрала "спецназ". Улыбнулся про себя.
   - Вот ведь как бывает! А с чего начинал...
   - И с чего?
   - Горшка у стола отца за компьютером!
   - Прямо-таки Цезарь на современный лад - два дела делал разом, - продолжила дискуссию Лада.
   - Три - то для чего на горшке находился, потом глядел на монитор и...
   - А что третье было за дело? - задело за живое Ладу заявление спутника.
   - Не то, что подумала - в носу ковырялся, а не там, чего плохого могла!
   - Хм, разве писать!
   Заржали мужики.
   - Разговорчики в строю - отставить, - предстояло Петру обуздать их. - Вооружились бы чем, да животы втянули! Что следует выпячивать - грудь!
   - Вы это мне, молодой человек? Таки я не в армии - и не служил! По здоровью не подошёл!
   - Оп-па! Обана! Никак среди нас завелись...
   - Русский я - и паспорт имеется при себе!
   - Купил вместе с фамилией, да? Таки и говори, - поддел хакер.
   - А вы наш тоже - таки и говорите, а думаете аналогично!
   - Не на привозе! И не в Хохляндии! Тут не Киев и не Одесса - Россия, а не Израиль!
   - А что вы имеете против и Биробиджана? Таки еврейская автономия!
   - Заблудился, русский, таки да?
   - Я бы денег предложил...
   - Бумагу цветную в банкнотах?
   - Таки пластик ценится дороже злата...
   - Кредитку предлагаешь взаймы? Таки и не используешь по назначению, аки в туалете даже! Разве что по жопе провести и сказать - оплачено! Хотя и отколупывать можно кое-что попытаться! Всё не руки марать!
   Мужики засмеялись над "национальным большинством" в России.
   - Таки вы секонд-хенд?
   - Даже не скинхед! Так шо те скидавать педали типа кед не придётся! Палка есть - дубина?
   - Боже ж мой! Шо вы молчали - таки бы и сказали! Моня всё достанет!
   - Колбасу припрятал, - ввернул хохол.
   - А сам таки сало зажидил, - парировал еврей с русской ксивой, отвечая попутчику. Тот оказался гуцулом с Карпат - подался на заработки.
   С двумя подельниками Ас отчасти разобрался. Оставалось ещё и с иными. Был среди них даже студент.
   - А, практикантроп, так и внесём в список, - подмигнул хитро Петухов, видя: тот положил глаз на Ладу.
   - Ну-ну, попробуй, сунься, и будешь стеречь парашу, парашник! Всех, кто и что должно волновать - я, как командир, и то, чего твориться снаружи! А за обстановкой в вагоне сам присмотрю! И всеми женщинами! То бишь бабами!
   - Ух, петух... - поддели мужики "командира".
   Зря. Он разогнал их по купе. Так что на одного мужика там приходилось по три особы противоположного пола, не считая горизонтальной поверхности, и если бы не неизвестные обитатели аномальной зоны, можно было решить: попали в рай земной. А на деле оказалось - ад.
   Перепись населения была начата и закончена в считанные минуты. Бизнес-леди постаралась. Помимо ФИО значились адреса приписки попутчиков, и даже кто кем работает. Возраст указали не все, поэтому временно пришлось изъять паспорта. По ним и сверили повторно всех попутчиков с данными в базе нетбука.
   Дамы управились за полчаса, а вот охотник с блатным до сих пор не вернулись из разведки. Однако ни рыков, ни криков, ни стрельбы не последовало. Хакнутый уже и не знал, что думать. Мобильники не брали сеть, а то бы использовали в качестве переговорных устройств связи.
   То, что казалось близким на первый взгляд, на деле оказалось далёким. Проводимость взвеси тумана усиливала эффект воздействия эха - влага была неплохим проводником. В тумане и бродили бродяги. Сбиться с пути не могли. Шли по колее, и была одна, правда петляла.
   Путники то и дело останавливались, замирая на мгновение, прислушивались. Было тихо. Кругом царила мертвецкая тишина. Никто из них не сомневался в этом, что именно так, а никак иначе.
   Они потратили около получаса времени - не меньше, пока наткнулись на очертания правильной формы, напоминающие вагон.
   - Пришли, - отметил блатной.
   Охотник присел с ним разом. Зрение подводило, поэтому вновь положились на слух, а чурка дополнительно на обоняние, водя носом по воздуху, даже припал к земле - и также приложился ухом. Ему явно что-то не нравилось, а что - и чувствовал - не мог толком объяснить, талдыча на неведомом наречии для собеседника.
   - Если закончил, заглянем в вагон? - поинтересовался блатной.
   Он не сказал - внутрь. Они намеревались сделать это снаружи. Благо не везде имелись шторы на окнах, а на некоторых отсутствовало стекло.
   Чем-то разило наповал.
   - Падалью, - сморщился Митяй, предложив подсадить чурку.
   Тот не повёлся.
   - Трухан!
   - Моя не боятся с детства! Моя смелый - охотник! ходить-бродить один тайга-тундра - на волк, медведь, кабан...
   - Песец... - напомнил про меховых зверей подельник.
   - На воротник, однако!
   - Ты это мне, чурка!?
   Подельник приложил указательный палец к устам, и указал выше, не то на окно, не то крышу. Подельник вцепился мёртвой хваткой в автомат, также намотав ремень на руку. Они решились наведаться внутрь.
   Дверь была приоткрыта. В щель проёма и шмыгнул один, а иной юркнул, и оба замерли. Внутри смердело невыносимо, и роился гнус. Блатной сразу стянул маску на лицо. Это не спасло его от зловоний. Зато бронежилет пригодился как нельзя кстати. Правда, не сразу, да и вряд ли против того, чего узрел на пару с чуркой.
   Глаза у путников округлились - даже у Перкосрака, как никогда. Они уставились на какую-то слизкую мерзость.
   - Лярва... - слетело с языка блатного, а у той в его сторону слизь.
   Ей и прыснула не то гусеница, не то червяк размерами с палку варёной колбасы весом в три кило - не меньше.
   - Ах ты, тварь! Паразит... - дал очередь блатной.
   До вагона с хакером долетели отзвуки пальбы.
   - Стреляли!? - вскочил парень.
   Рука инстинктивно рванула к кобуре, и выяснилось: он, как взял пистолет в руку при расставании с подельником и чуркой, так и не выпускал до сих пор. Занервничал не по делу. Заняться и впрямь было особо нечем, зато сходить с ума - сколь угодно и долго.
   - Однако...ся... - выпалил следом на словах Перкосрак.
   Лярву разорвало - её мягкотелое тело изрешетило пулями на ошмётки. Угодив на стены, они зашипели, впрочем, и слизь на груди у блатного. Бронежилет дымил. Обладатель поспешно избавился от него. Металл разъедало слизью, точно концентрированной кислотой и с такой скоростью, что глаза у путников полезли на лоб. Они не сразу продолжили движение по вагону, а предстояло заглянуть в купе - и не одно.
   По соседству копошилось нечто. Пересилив страх, блатной взял бронежилет, глядя через отверстие в нём с дулом АКМ - выглянул на пару с чуркой из-за угла. Они наткнулись на тело человека. Сразу не удалось определить навскидку - мужчины или женщины. Оно тряслось в конвульсиях.
   Незнакомец задыхался. Во рту было нечто подобное на кляп из...
   - Лярва... - едва не выстрелил блатной.
   Чурка не позволил. Спешить и впрямь не стоило. Человек блевался пеной, а возможно, что вероятнее всего - слизью. Наконец замер, проглотив червяка-мутанта. Или тот забрался к нему в организм.
   - Готов клиент - спёкся жмурик, - чуть сам не блеванул блатной, предлагая охотнику быстрее закончить с осмотром вагона и валить восвояси.
   Чурка промедлил, задержавшись в крайнем купе. Пришлось блатному рвануть его за собой - применить силу "воли". Ему всё меньше нравилось на воле - в зоне, куда всё предсказуемо. Знаешь, чего ждать, когда и от кого наверняка. А тут...
   - Муть! ...мать!.. татень! - ругался блатной, на чём свет стоит. - Погано!..
   - Худо... край, - присовокупил охотник.
   Не успели они исследовать соседнее купе в прежнем снова возникла возня. Путники обернулись разом - и вовремя. Перед ними стоял, скрючившись, тип, проглотивший какого-то жуткого на вид паразита. Его по-прежнему трясло как паралитика. Люди отшатнулись от него, разрывая поспешно дистанцию.
   На глаза - боковое зрение - блатному с охотником угодила кладка кокона. Из него, по-видимому, и появлялись черви-мутанты. Вопрос - кто откладывал их, и с какой целью? Предстояло выяснить, хотя раньше можно свихнуться - выжить из ума.
   Путники вновь испытали шок, однако знали уже, что следует делать, и как себя вести в подобной ситуации. Блатной дал очередь, а охотник толкнул дверь купе. На ней и проступили тёмные пятна, а на их месте возникли дыры неправильной формы, словно их прожгли.
   Тут уж и паралитик оживился, сорвавшись на крик рыком.
   - Ого... - взял его в прицел "калаша" блатной. - Стой, болезный, где стоишь! Не подходи, бешеный! Хуже будет! Я не блефую! Стреляю-у-у...
   Паралитик прыгнул на них, взяв с места дистанцию - метров в пять. Пытаясь уклониться от столкновения, блатной оступился благодаря охотнику, и угодил в сторону иного купе с прохода тамбура. Паралитик и разминулся с ним, влетев в конце коридора в дверь.
   - Нихрена се легкоатлет! - глянул ему вослед блатной.
   Охотник загремел дверью. Они закрылись в купе от паралитика с целым стеклом на окне - живо осмотрелись, взирая на всё вокруг в тесном помещении через прицел дула автоматов. Здесь никого и ничего не было. Радости данное обстоятельство не принесло - всюду кровь - на полу, стенах, полках - и даже потолке со стеклом окна и зеркала.
   С иной стороны от двери возобновились шумы. Оба путника взяли дверь в прицел, и она открылась на них, и далее на окно.
   Посыпалось битое стекло снаружи. Паралитик снова дал маху, не рассчитав силы, вывалился из вагона за пределы купе. Путники едва сумели в очередной раз отпрянуть у него с пути в стороны, падая на полки. И снова узрели... пропажу. Её конечности - рук и ног - возникли в оконном проёме, а сама она перед ними вниз головой.
   Не сговариваясь, путники выстрелили, бросившись из купе в разные концы вагона. Оба слышали злобный рык, а блатной ещё и то: чудовище бросилось за ним вдогонку. И снова незадача сродни удачи - он споткнулся, растянувшись на полу, теряя оружие. Автомат выскользнул из рук, оставаясь на ремне, намотанном одним краем на предплечье правой конечности.
   Паралитик вновь мелькнул зловещей тенью над блатным, и тотчас рванул назад в вагон. Промедление в случае блатного было равносильно смертному приговору. Он откинулся поспешно на спину, рванув автомат к себе за ремень. В тот же миг над ним взвился паралитик - схватил, держа на вытянутых руках. Блатной не касался пола вагона. Голова была ближе к потолку, чем стопы к иной противоположной поверхности внизу.
   - Отвали, тварюга! Хуже будет! Убью-у-у... - ответил блатной любезностью, выпалив не только на ловах, а ещё и на деле.
   Очередь ушла в открытую пасть паралитика. Тот дёрнулся, как тогда в агонии и завалился. Блатной неожиданно очутился на нём верхом. Паралитик харкнул пеной, зашипевшей на маске.
   - А-а-а... - зашёлся "вольный" стрелок от боли, хватаясь за голову.
   Маска-шапка спецназовца полетела на пол, а он сломя голову из вагона, вывалившись в окно из тамбура.
   - Однако... - только и мог твердить охотник.
   Чурка вернулся к блатному.
   - Чёрт, как жжёт-то-о-о... - хотелось биться подельнику головой о вагон, проверяя: мягкий или плацкарт.
   Взял в руки - его - охотник-чурка, и повалил. Они скатились по щебню вниз, угодив на сырую траву. Ей и помог отереться подельник. Жжение уменьшилось, а там и вовсе улетучилось без остатка.
   Пук зелёной травы пожух, теряя окраску - засох прямо на глазах.
   - ...лять - выдал блатной, предложив спалить вагон с той хренью, которую они обнаружили там, а после подогнать свой, и оборвать всё железо для защиты собственной "крепости" на колёсах.
   - Моя идти на Пермь...
   - От чурка - в своём уме!? В тумане мы беззащитны! Мутант сродни того, коего я завалил - тя в два счёта - разорвёт и пожрёт, не подавившись! Ежели в глотку раньше не заползёт паразит! Кругом нас твари! След держаться всем разом - в одном вагоне, а там...
   Он сам не знал, что дальше. Далеко не загадывал и в будущее не заглядывал. Прожил час - радуйся. Два - не сходи с ума. А три - застрелись от "счастья". Всякое могло случиться. Его заботили люди, хотя возможно собственная жизнь. И за их счёт намеревался выжить - даже согласен из ума - променять зону - аномальную и строгого режима - на психушку.
   - Глядишь, коль повезёт или нет, эти твари пригонят ещё какой-нибудь вагон с людьми! Жить при желании можно везде, даже в зоне - и аномальная не исключение из правил, - заявил блатной.
   Он закурил, затягиваясь сигаретой с травкой для затравки.
   - Пыхнешь? - предложил он охотнику разделить с ним косяк.
   Тот забил на это дело.
   - Как знаешь, токмо не гони - и огненную воду не пьёшь!
   - Моя вести иной образ жизни - не образина!
   - Однако... - уподобился блатной спутнику.
   Его коронная фраза сейчас в полной мере пригодилась ему как нельзя кстати. Он поднёс зажигалку к куску штор, торчащих из окна, которого вывалился сам. Ткань воспламенилась. Потянуло дымом.
   - Жди здесь, - заметил в продолжение блатной.
   И скоро бежали разом от вагона, объятого чёрными клубами дыма, внося свои краски в белёсую расцветку аномальной зоны. Они надеялись: пожар увидят издали. Где-то же должна пролегать основная ветка железной дороги по соседству на Сыктывкар и Пермь в зависимости от направления движения поезда в ту или иную сторону.
   Поджигатели не сомневались: можно ожидать гостей - и ещё сегодня ночью. Опасность подстерегала их по возвращении. Они забыли предупредить, что люди, а хакер спросить. У него отняло речь - заняло горло, сведя связки. Впрочем, и руки тряслись, иначе бы подстрелил подельника влёт.
   - Долг платежом красен, - отнял блатной пистолет у хакнутого юнца. - Лады, ежели бы чурка - понял: мстит мне! Но ты-то, ты с чего - какого рожна?
   - А они никакие не спецназовцы, - выдала бизнес-леди.
   - Тихо ты, ма! Молчи - будь хитрой, - заявила дочь.
   В их положении не приходилось выбирать себе попутчиков. Беглые уголовники были в аномальной зоне сродни тех, за её пределами, в чью униформу и облачились. Находиться с ними бок о бок за счастье - менее опасно, чем всем остальным.
   - Кажите, как тут у вас обстоят дела?
   Альбина указала на чёрный список, повернув нетбук экраном к блатному. Она внесла номера купе, разбив на сектора, и по четыре фамилии - одну мужскую и по три женских в каждой ячейке.
   - А где проводница?
   Про неё забыли. Да та сама напомнила про себя.
   - Ёп... ключ потеряла! Приехали!
   - Почти - на запасном пути! Не забыла, пьяница!
   - Молчи, урка!
   - Моя чурка - охотник!
   - Да не ты, дитя крайнего севера, а блатной! Уголовники ж они - он с подельником!
   - Таки вы беглые зеки!? - выскочил в тамбур с палкой наперевес... надкусанной колбасы... "русский" человек.
   - Знакомься, наша охрана, - спало нервное оцепенение с Петухова.
   - Умереть - не встать, - перекосилось исковерканное лицо блатного.
   - А это что у вас там - и было вообще? - ввернула Лада.
   - Да так - ерунда - наткнулись с охотником на одного попутчика...
   - Того самого, что донимал нас прыжками?
   - Ага, и снова вернутся...
   - Их много?!
   - Скоро узнаем наверняка - ночка будет ещё та - никто не уснёт! А те, кто дотянет до утра - выживет... из ума - почухает по шпалам в обратном направлении с нами к основной ветке железнодорожного пути "Воркута-Пермь"! Как говориться: кто не с нами - тот против нас!
   - Таки я за...всегда!
   - Чего, русский клоун?
   - Лучшую долю!
   - Делюгу предлагаешь - не откажусь, - отобрал блатной колбасу, и не побрезговав куснул... поперёк. Отдал часть, а иную прихватизировал в качестве сухого пойка. - У кого есть чего съестного - в одну корзину проводнице! Живо, пока сам не "раскулачил", тогда всех провинившихся ждёт голодная смерть в "шизо" - то есть ошизеете снаружи вагона в карауле сродни приманки тварюгам-зверюгам, коих будем отстреливать в свою очередь вместе с вами! Желающие в расход имеются?
   - Таки я и не зажимался, - оказался запасливым "русский человек".
   С его добром можно было протянуть не один день - на НЗ хватало всем пассажирам без исключения в вагоне.
   - То, что портится - в первую очередь в расход, иное придержи, - дал наставления блатной, обращаясь к проводнице. - Всё спиртное на лекарство и только наружно, внутрь лишь, в крайнем случае, при необратимом исходе с летальным концом!
  
  

Глава 5

АТАКА

  
  
   Режим в вагоне ужесточился. Блатной привнёс правила зоны строгого режима в вагон, застрявший в иной - аномальной.
   Требовалось ознакомиться с наличествующим составом - познакомиться лицом к лицу с наличествующим контингентом - каждым в отдельности взятым пассажиром. Начал поверку.
   - Прошу на выход, Альбина, - указал блатной на проход в тамбур. - Мужики налево, бабы и дамы направо! Или я не прав, тогда поправь!
   Напускная бравада в случае блатного не была наигранной, после успешного столкновения с извергом-паралитиком, он вновь почувствовал былую удаль и утраченную уверенность, понимая: не зря потратил все годы своей жизни без исключения на зоне строгого заключения с пересылками по этапу. Его суровый опыт пригодился. Опытнее него был разве что чурка, умея выживать в куда более сложных условиях бескрайнего севера.
   Охотились не они, а на них, но это ровным счётом ничего не меняло - соотношение сил. От переменны мест сумма слагаемого неизменна - правило сродни аксиомы из арифметики по жизни.
   - Шутки шутишь, - не выказала оптимизма попутчица-спутница. - Как можно!
   - Всё, если с умом и осторожно! Бояться поздно - те, кто нас загнал сюда - в курсе: имеется, чем поживиться здесь! И барахло с побрякушками в случае со здешними обитателями не пройдёт - не откупиться! Мы для них жратва! Да-да, я не оговорился, а вы не ослышались, - выдал суровую правду жизни блатной. - Так что зарубите себе это каждый на носу - и вбейте в голову! Лучше я отверну нерадивому попутчику или попутчице башку, чем те, кто оставил мне след на роже!
   Он продемонстрировал пятно от химического ожога.
   - И та лярва...
   - Кто?
   - Паразит сродни червя - заблевал меня кислотой! Бронежилет и то прожгло насквозь на раз, не успел я сказать - два, как пришлось сбросить, прежде чем напялить сызнова! Вот такая моя неутешительная история! Шутки закончились, то и впрямь тупик! Никто не уцелел в вагоне, что загнали тварюги-зверюги сюда вперёд нас! Мы - следующие в их меню, но при оружии, и даже в курсе: с кем столкнулись! Главное без паники и истерик! Как-нибудь отобьёмся, а там глядишь: появятся новые соратники по несчастью, вроде нас самих! Я это всё к чему - вместе мы сила, а порознь пожрут и не подавятся, ежели не превратят в...
   Блатной осёкся.
   - Кого? - послышались возбуждённые голоса.
   - Зомби-мутанта! Заберётся червь-паразит в хавальник и кирдык! Поэтому заткнули все свои баландахлебатели! Тишина - обычная, не то станет гробовой! Твари зоны - аномальной - не я, особо церемониться, не станут, устроят вакханалию - и поминай, как звали!
   Людей охватил шок. Блатной добился приемлемого результата в считанные мгновения.
   - Учись, Ас, как след обращаться с людьми!
   Он подавил их силу воли, но при этом предстояло поднять боевой дух. И всё же прежде познакомиться.
   - Начнём с крайнего купе!
   - А почему не по порядку - сначала? - поинтересовалась робко дамочка. - Потому что всё очень просто - состав поменял полярность - выход из зоны там, где был вход! Лады?
   - Угу... - согласилась Альбина с аргументами Митяя.
   Он был, железным, впрочем, и сам блатной казался, сделан из того же материала - металла.
   - Тук-тук... - молвил он на словах, заглянув туда, где уже обитал какое-то время на пару с чуркой.
   Состав команды купе уменьшился вдвое. Там было всего двое пассажиров и обе женщины.
   - Кто такие?
   Вопрос адресовался им, но поспешила ответить Альбина.
   - Лямур Амуровна и Зинаида Павловна.
   - А у самих язык отнялся, когда раньше слышал - работали им, как помело!
   - Во-во, со скоростью вращения кулера в блоке питания компа, - ввернул хакер.
   - Ты хоть не встревай, Ас!
   - Да я напротив пытаюсь поддержать разговор.
   - По-моему я просил тишины!
   - А можно... - робко начала женщина со странным именем и отскочил.
   - Лямур? - угадал блатной. - А почему так?
   - Любовь по-французски!
   - Ясно, - после Перкосрака - охотника-чурки - лишних вопросов не возникало - хватило перевода, дабы поднять всю подоплёку и с отчеством по батюшке заодно.
   - Компашка - супер! Охренеть!
   То было начало. Сюрпризы при знакомстве толком не начались, а вот общение не прекращалось.
   - Чего желаете, женщины?
   - Переселиться...
   - Куда - в столицу с периферии? То не по мне, а к ней, - указала блатной на спутницу с нетбуком. - Она бизнес-леди, я же - урка... беглый!
   - С зоны сбежал?!
   - Да, и в аномальную попал!
   - И всё же, мы хотели бы в любое иное купе!
   - А чем здесь погано - вас двое? Подселю мужика - охотника! Чем чурка вам не он, а? Орёл - оружие при нём и не только! Спакуха, бабоньки!
   - А толчок - там дыра - вход для тварей к нам!
   - После того, что я видел во время "прогулки" - они для здешних обитателей везде - окна! Да и стены с крышей не преграда для них!
   Лямур с Зинкой притихли, готовясь захныкать - начали всхлипывать.
   - Сопли убрали! И вообще - прибрались! Я не потерплю беспорядок! Навести порядок - и самим себя в надлежащий вид! Приду, проверю после поверки во время обхода вагона!
   Хакер точно губка впитывал за подельником все слова и действия, даже в уме про себя копировал мимику, проигрывая жесты общения. Следовал неотступно тенью.
   - Опаньки, - заглянул в соседнее купе блатной. - Порожняк - сплошной молодняк!
   Он уставился на студента в кучеряшках и очках.
   - Пидарас?
   - С-с-студент... - не сразу справился с волнением тот.
   - А чё за завивка, как у невинной овечки? Столько девах - молодых, а ты точно петух в плохом смысле! Устроил тут петушатник, а не курятник! Кто такие, девки?
   Они были разномастные. Одна жгучая брюнетка, другая - блондинка, а третья - рыжая.
   - Будем знакомиться что ли, - заявил блатной больше для спутницы, нежели попутчиц.
   - Ну как сказать, - растерялась Альбина.
   - Режь правду-матку!
   - Да тут и без ножа зарезаться легко, - указала она на графу в таблице с номером данного купе.
   - Сам читай, али неграмотный!
   - Шо за готика така ещё, а?!
   - Она - и готка, - подсказал хакер.
   Блатной уставился на чёрную девушку с бледной кожей, как смерть. И лишь при более детальном рассмотрении понял, что в той было не так. Все цвета красок на лице и в одежде, даже лак на ногтях и губная помада - чёрная. И только! Иные цвета отсутствовали.
   - Походу она не зря поехала сюда кататься с нами.
   - И девиз у них аналогичный: не жизнь, а смерть - человек умирает с рождения, приближая день смерти, - отметил хакер.
   Взгляд блатного "отряда-бригады" устремился на рябую, та тоже была крашена - волосы в цвет ультра.
   - Шалава и есть, - определил сам навскидку. - Ну а блондинка - монашка прямо какая-то!
   - Почти, - вставилась готка. - Я предлагала ей со мной жизнь загубить, а она в монастырь лыжи навострила!
   - Вот и я - даётся раз! След гульнуть, перед тем как... - вставилась рыжая шалава.
   - Заткнулись! - ещё раз покосился блатной на светлокудрую девицу. - Ничего святого не осталось в жизни! Да и ту не ценят! Чего за беда приключилась - педик бросил - поматросил типа него?
   - Я не голубой! - возмутился студент.
   - Ну так и не овечка, скорее паршивая овца! У тя тут целый набор девиц, а ты - не мужик! - решил блатной закончить общение с молодёжью. - Вверяю их тебе, Ас! Сколоти бригаду!
   Блатной затеял разделить "отряд" пассажиров на три, а не как ранее две части - мужиков и баб. Появился молодняк.
   - И чего мне с ними делать?
   - От ты Петя! Одно слово - Петухов! Со студентом наедине покумекай!
   - Я не тот - не петух!
   - Пока что слышал от тя - соблазнил компьютер, да и то "Клаву" от него!
   Молодёжь прыснула. Эмоции захлёстывали через край. Всех пассажиров без исключения кидало то в дрожь и холод, то в жар.
   - Это даже не баня, а будет парная, - заверил блатной, не прекращая знакомства с всё новыми попутчиками.
   В третьем по счёту купе с конца вагона также подобралась компашка.
   - Еврей, гуцул, русский и... - начала Альбина.
   - А таки кто жид? - выдал "русский".
   - Себя в зерцале давно созерцал? - был неумолим блатной.
   Хохол прыснул.
   - Цудоуна! Ха-ха...
   - Хохляндии - привет, земле обетованной - шалом! Всем русским людям - не сдаваться! Будет драться - стоять до конца, благо баб хватает пока, - хитро подмигнул блатной.
   И пошёл дальше. Но лучше бы не продолжал поверку.
   - Одни бабы!
   - Почему же, имеются и женщины, - отметила Альбина.
   - Ты хоть не начинай - не подначивай! Тупишь, аки Мальвина! Я ж не чурка - Буратино! И Пьеро - не песикот!
   Так появились новые клички. По ним и пошла перекличка.
   - Уж лучше пусть смеются, чем ревут, - согласился блатной: ночь впереди - ещё натерпятся.
   Подельники собрались для обсуждения. Чурка предложил поправить сдвинуть вагон с места - катить назад из зоны.
   - Полено и есть! - буркнул Митяй.
   - Полину... Сергеевну кликнуть? - оживилась Альбина.
   - Цыц, ты!
   Дамочка обиделась, закусив губу. Дочь находилась рядом.
   - Прикроем - моя залезать на крыша...
   - Крышевать собрался? Лучше делом займёмся, - дал понять блатной: боеприпасов - кот наплакал. - Стрелять придётся одиночными! След пули обломать!
   Он намекнул превратить их в разрывные, и дополнительно со смещённым центром для наибольшего увечья урона с поражением.
   - А чем концы отпиливать? - залепил хакер.
   - Конец у тя в штанах, шебуршила! Не тупи, Ас! Не будь Петей! Соберись!
   Из инструментов были собраны перочинные ножи и пилки - дамские.
   - Алмазная подойдёт - с напылением? - подала Альбина.
   - Спасибо за подарок, - принял блатной и сунул хакеру - кто знает: может и в шутку.
   Тот не сдался. Лада решила помочь.
   - Вот-вот, а я пойду драгметалл соберу, - ухмыльнулся ехидно пахан вагона и отряда одновременно.
   Пришлось объяснить: для пуль.
   - Серебряных - таки имеем дело с нечистью! А злато на что? - зажался "русский".
   - Для утяжеления веса пули - убойной силы! Чего мелочится? Вдруг получится от тварюг-зверюг "откупиться" данным образом!
   - Таки могу пособить.
   - Ювелир... несчастный!? - угадал блатной.
   - Стоматолог, но папа ювелир был, и брат, дед, прадед...
   - Лавка имеется?
   - Таки бизнес - и процветает! А шо вы думали! Я делаю инкрустацию в ротовой полости - зубы монтирую драгоценностями - металлом и камушками!
   - Лады, станешь украшать пули ими - справишься?
   - Таки вы правильно поняли меня - я с вами! Куда вы без меня - и денетесь! Пропадёте!
   - Лады, "русский", уговорил, нежели убедил пока... как-то так, - согласился блатной.
   Дело заспорилось. Ювелир-стоматолог плавил драгоценный металл в обрезных банках из-под консерв и припаивал камешки, добытые из иных ювелирных изделий попутчиков.
   - Не дай Бог те слямзить хоть что-то из добра - несдобровать, - предупредил блатной.
   - Таки вы обижаете меня! Я не вор - честный человек! Русский я!
   - Да ну!?
   - Ну да...
   - Работай, нудила-мудила! Время...
   - Таки в курсе - деньги!
   - Жизнь - и ценится выше всех этих побрякушек!
   Про них и вспомнила Альбина. Её камни от серёжек пошли на крупный калибр разрывных пуль для пистолета хакера.
   - Помни, Ас, что каждый выстрел стоит целое состояние, пущенное на ветер! Плюс вопрос жизни и смерти! Расходуй с умом и толком - стреляй в упор по голове, а лучше в пасть, когда узришь перед носом! Черви и прочие ползучие гады-паразиты - мои и чурки!
   - Опробовать бы, - заявил хакер
   - Успеется, - дошло до блатного: подельник впервые держит в руках боевое оружие, а до этого...
   - В тире - и бил отменно! Хотя лучше всего на компьютере в стрелялки получалось!
   - Шибко докажешь, чего стоишь, как мужик! И он ли вовсе! - уверил блатной.
   Из головы не шёл стеклорез в одном из перочинных ножей. Он держал его в руке, глядя тупо в одну точку - окно. Оно было двойным.
   - Полым внутри! - просиял наконец-то лицом блатной.
   На него снизошло вдохновение как на учёного или поэта-писателя.
   - Муза... - подсказал её имя ювелир.
   - Жена твоя что ли? - не въехал блатной.
   Нашлась работа и для всех остальных категорий людей в вагоне.
   - Щебень тащите - живее, да побольше!
   - Неужто будем отбиваться камнями?
   - Даже зубами и ногтями, дамы, если придут твари!
   Проводница встала на двери, а блатной с чуркой расположились на крыше вагона по краям. Снаружи хакер с пистолетом в руке. Гуцул-хохол со штык-ножом. Иные мужики с прочими перочинными аналогами, приладив на палки, как дротики. На копья или пики, а тем более рогатины их оружие не годилось - не выглядело таковым и столь опасно.
   Вагон стал наполняться щебёнкой. Подле каждого купе выросла груда, иная под столом, и подле каждого стекла. Когда ими завалили весь пол, люди забрались в вагон. Поверка не выявила пропаж.
   Блатной стал действовать на нервы, водя со скрипом стеклорезом по стеклу изнутри вверху окна - пробил дырку.
   - Засыпайте щебень внутрь, да не рассадите окна, иначе толку от нашей подготовки!
   Дело заспорилось.
   - Худо... - отметил чурка.
   - Не бухти, полено! Они-то не знают, что это всё ерунда и предназначена для успокоения и отвода глаз, - понимал блатной: разбей стекло, и камни полетят, не став препятствием на пути тварей.
   - А если железом сверху забить, - предложил хакер.
   - Шибко очень умный, да?
   - Строители-то едут на заработки - гуцул и иже с ним! Придумают чего ни того!
   - Верняк, пущай черепа ломают, ежели хотят сохранить свои на плечах!
   Гастробайтеры не подвели, они знали своё дело, и могли из ничего сделать что угодно. Пришлось разобрать стены частично между купе, а двери приладить к окнам изнутри вагона.
   - Уже что-то - кое-что, но не совсем то, чего хотелось бы, - отметил блатной: люди стараются, не замечая устали, и работают, не покладая рук.
   - А толчок! - напомнил хакер.
   - Да как же мы без параши - то припрёт всех рано или поздно, - дал понять блатной: укрепят дверь из тамбура и стену со стороны купе.
   Полки верхние также пошли в дело. Ими соорудили на окнах и дверях по краям вагона дополнительные заторы. Купейный вагон превратился в плацкарт.
   Настало время обеда... ближе к ужину. Проводница занялась непосредственно своими профессиональными обязанностями. Её купе превратилось в подобие ларька быстрого питания на общественных началах. Люди подходили в порядке установленной очереди к ней в виду наличия номера, благодаря билету на руках. Блатной предложил перенести их на тела - кожу - и одежду. Метил собственноручно, ставя оттиски на ладонь сверху.
   - Кто станет упрямиться, и быковать, получив тавро в лобешник!
   До этого не дошло. Обошлось.
   Есть не хотелось вовсе, притом, что люди оголодали. Но как только в мозгу подспудно всплывало: вскоре по их души и тела с тем же успехом пожалуют тварюги-зверюги - кусок в горло не лез. Кое-кого даже тошнило, и продолжало рвать.
   - Монашку, - донесли блатному.
   - Ёп...тя! Да то не от еды - беременна!
   Опасения подтвердились - она была уже не на первом месяце, скрывая своё интересное положение.
   - А вы чего молчали, подруги, мать вашу! И не мычали, коровы! От бурёнки! Ну тупы девицы - скотина!
   Девице с животом требовался особый уход.
   - Надеюсь не родит, иначе край - кровищи будет, даже если случится выкидыш, - дал понять блатной Альбине с проводницей: пусть делают, что хотят - всё возможное и невозможное - но она не должна напрягаться. - Не то неровен час все твари сбегутся с округи - грёбаной зоны!..
   - Как звать-то тя? - сменил он гнев на милость.
   - Анна-Амалия, - молвила застенчиво блондинка-монашка.
   - Тьфу ты! Одно слово - аномалия! Ну куда ни плюнь - везде одно и тоже! Кругом засада! Во попал...ся я со всеми вами!
   Блатной взглянул на часы. Ему по-прежнему казалось: они стоят.
   - Здесь день, как год, а ночь, как вечность! И это всё бесчеловечно!
   - Таки вы поэт-прозаик, - отметил ювелир, закончив работу. - Жаль, такое произведение искусства придётся загубить!
   У него зародилась идея нового вида старого бизнеса.
   - Таки писк новой моды!
   - Ага, я буду счастлив, если твари оценят его и станут пищать, получая увечья несовместимые с жизнью!
   - Таки вы не поняли, - обрисовал ювелир подоплёку. - Представьте гранату из платины, а в ней вместо осколков - бриллианты!
   - Крутая смерть - как раз для олигарха или авторитета в законе! Надо будет взять на вооружение - поменять специфику работы на зоне, на иную - и воле! - выдал озорно, не без доли сарказма Митяй.
   Шутки шутками, а время приближалось к часу пик. Того и гляди: пожалуют обитатели на очередной склад продовольствия на колёсах, и от них не будет людям проходу.
   Пассажиры считали минуты, да что там - секунды. Одна секунда в их случае равнялась целому часу, минута растягивалась едва ли не на день, час - месяц, а день - вовсе казался годом, неделя, поди, и вовсе сродни вечности длящейся бесконечность, если сумею дожить до утра и так не раз, а семь подряд. И выжить только из ума - иначе вряд ли получится.
   Проводница с бизнес-леди пригласили "Аномалию" перебраться в иное купе. Девица не сразу согласилась, но как только где-то завыл кто-то, чуть успели догнать и завернуть на середине вагона.
   - Спокойно, - обняли разом женщины, затыкая молодице рот и уши. - Мы рядом - с тобой - не бросим! Знаешь, какие при нас мужики - сами звери! Что им твари, когда чёрту свернут рога!
   Сами беззаветно начинали верить собственным бредням, которые твердили, как "Отче наш".
   Нечто подобное, но на своём наречии затянул Перкосрак. Заклинания деда-шамана не спасли - ни одно, лишь отсрочив встречу.
   За пределами вагона раздались знакомые шумы до боли в теле. Их издавал некий попрыгун - человек или зверь - неведомо. Никто особо из пассажиров отцепного вагона не собирался вникать, а тем паче знакомиться, пусть даже на расстоянии воочию. Стекло отсутствовало. Что творилось за окнами - тайна, сокрытая пеленой мрака и сгущающегося тумана.
   Белесая дымка окутала вагон. Едва это произошло - знамение - на крышу подался лазутчик. Прислушался. Иначе и быть не могло. Он замер. Ненадолго. Подался туда, где лакомился с утра пораньше.
   Снова раздался его рык и оказался зловещим - раздирающим до глубины души. Его склад "разворотили" люди. К ним и поспешил стремительно - последнему вагону на приколе в загоне.
   На крышу прыгать тварь не стала, принявшись бродить вокруг да около, выискивая лазейку. Прыгнула раз на то место, где по привычке для неё располагался оконный проём. Стекло отсутствовало. На что налетела тварь - твёрдую основу.
   - Жесть... - процедил сквозь зубы блатной. И перекрестился. Тут поневоле станешь верующим.
   "Русский" человек забормотал главы Торы про себя на иврите, и все, кто что мог и знал - на свой лад. Исключение составляла молодая брюнетка с бледным лицом.
   - Я готовилась к этому - час пробил!
   - Заткнись, сектантка, - вспылил студент.
   Они схлестнулись. Рефери в "ринге" меж ними выступила шалава. Подруге от неё досталась звонкая пощёчина, а студенту значительно ниже ногой прямиком в пах.
   - А-а-ах... - схватил воздуху очкарик и притих.
   Тварь уловила шумы в вагоне: там люди. Повторила бросок.
   - Уходи - прочь... - твердил хакер.
   Пистолет трясся у парня в руке.
   - Не бойся, я с тобой, - шепнула Лада на ухо. И не удержалась. В её исполнении последовало лёгкое прикосновение устами к щеке.
   - Ты в своём уме - не в себе? Нашла место и время! - вспылил хакер.
   - После может и не быть - ночь не пережить, - переживала Лада не меньше партнёра.
   - Я конечно не против, напротив...
   - Молчи - ничего не говори!
   Не обращая внимания на мать, Лада открыто прильнула к Петру. Их уста слились воедино в затяжном поцелуе. Дрожь пропала. На смену страху пришла уверенность в собственных силах. Молодёжь решила про себя и для себя: чего бы ни случилось, не бросят один другого в этой жизни, и будут драться за неё с кем угодно, даже мутантами и прочими чудовищами зоны.
   - Убью, тварь, - перестала трястись рука у Петра - и голос дрожать. Он крепко сжимал пистолет, жаждая встречи с той, чтобы удостовериться в собственных силах - превосходстве оружия.
   Тварь не подвела - ударилась о вагон и отскочила, заскулив.
   - Ага, получила, паскуда, покуда... - не сдержались некоторые особо ретивые пассажиры.
   Блатной на мгновение зажмурился, скрывая рукой лицо - провёл ладонью.
   - Какие же они все чудаки на букву "м" вместо "ч"! Все как один - буратины! Топором струганы из неотесанной коряги-пня! Одно слово - дикари!
   Навал не прекратился. Тварь призвала ещё кого-то. На её рык раздался иной более грозный и мощный. Мутант-подельник ломился сквозь заросли кустарниковой растительности, заполонившей все подступы к вагону по обе стороны полотна у насыпи.
   - Тварюги... зверюгами, - догадались люди.
   Мутанты объединились против них. Их было уже два, а навала не последовало. Возникла заминка. Вновь послышались отдалённые рыки с завываниями и... что особенно странно и страшно - дрожь земли.
   - Походу червяк пожаловал - пахан тех самых лярв-паразитов, что видели, - отметил блатной.
   - Гугур-р-р... - выпалил охотник, обозвав на собственном наречии чудовище-мутанта.
   Удар пришёлся по борту вагона. Навалилась некая иная массивная тварь. Зазвенело битое стекло. Щебёнка удерживалась в проёме за счёт дополнительных защитных приспособлений гастробайтеров.
   - Приготовились, - бросил боевой призыв блатной - сначала тем, кто обладал огнестрельным оружием, а затем и ко всем иным мужикам с холодным. Женщин также предупредил вооружиться булыжниками. А применять - не спешить.
   - Однако...ся... - заявил чурка как обычно в непростой ситуации.
   Он перепробовал все заклинания деда, и даже заклятия шаманских проклятий.
   - Ещё бубен возьми и устрой пляски, - подался блатной к месту возможного прорыва, занимая удобную позицию для стрельбы на месте багажного отделения под потолком, неожиданно уловил: по крыше кто-то бродит, шаркая опасно когтями. Её основание прогнулось в тамбуре.
   Та тварь, что прыгала на стену, метя в оконный проём забитый снаружи и изнутри, подалась на крышу. Звуки удара по металлу перекрыли иные - рёва. Она вонзила когти массивной лапы и проткнула насквозь.
   - Мы для них как деликатесы в консервах, - выдал блатной, прыгая на пол, покидая купе.
   С аналогичной скоростью перемещения орудовали твари на крыше. Одна сотворила дыру, сквозь которую внутрь и продралась иная, обдирая бока. Злобно зарычала.
   - Сука-А-А... - выпалил блатной на словах раньше, чем последовал выстрел на деле.
   Тварь напоминала собаку больше подобную на волка. Оскалилась. Клыки размерами с бивни являлись грозным оружием. А когти - так и вовсе ножи. Ими зверюга и зашаркала по полу, кинувшись на блатного.
   Со спины у твари прогремел выстрел. Ещё одна пуля прилетела от блатного. Он на пару с охотником подстрелил её. Толку - она не сдалась, хоть и завалилась, не добравшись до человека.
   Блатной отскочил вглубь вагона. В дело вступил хакер. Тварь замерла напротив того "купе", где он располагался с Ладой и тремя иными спутницами по соседству.
   Новый выстрел заставил тварь забиться в конвульсиях. Кто знает: может и предсмертных. Не тут-то было. Она вскочила на лапы, огрызнулась и бросилась на стену тамбура. Там тоже было забито окно. А вот крыша...
   В проломе и скрылась, куда уже блатной пальнул короткой очередью.
   - Ща бы простую гранату, а не ту "золотую", - залепил он, обращаясь в сердцах к ювелиру. - Хреновый из тя стоматолог, а уж ювелир - подавно!
   На полу остался обломанный коготь твари и клык.
   - Таки чем не трофеи, - отметил "русский" человек.
   - Забирай их себе на амулет, омлет ходящий!
   - Таки дарите мне! То не зря старался, а иначе не мог! И зря вы думаете на меня! Не в моей практике терять доход с клиента!
   - Умолкни, жмурик! Не отвлекай!
   Крышу потряс очередной удар. Иная тварюга-зверюга принялась расширять пролом под себя.
   - Не стрелять, - предупредил блатной, поменяв рожок - полный магазин на пустой, сунув всё тому же ювелиру.
   - Шалом, - залепил тот.
   - Хм, стоматолог! - ответил любезностью блатной.
   Он приблизился к расширенному отверстию в потолке. Из тьмы на него уставились два пылающих огонька. В них и выстрелил, метя между ними. Тварюга взревела как никогда до этого.
   - Хана... - осознал чурка. - Кр-Ай...
   Зверюга в один присест проломила крышу и выросла непреодолимой глыбой в тамбуре вагона меж охотником и блатным. Последовали выстрелы очередями.
   Блатной решил: оружие заклинило. Осечка вышла. А у него попросту закончились патроны в очередной обойме. Косматому чудовищу хоть бы хны. Пули со спиленными наконечниками и смещённым центром тяжести, что слону дробина.
   Из пасти торчало два бивня-клыка, укрывая морду. Ими и щёлкнуло опасно, грозя расправой всем тем, кто встанет на пути и попытается оказать сопротивление.
   Блатной отступил - затупил. На него и отреагировал "демон" зоны. У охотника также закончились патроны, а вот у хакера в обойме пистолета пока имелись.
   Послышались оглушительные хлопки. Зверюге заложило ухо со стороны купе. Оно обернулось на того, кто неожиданно побеспокоил её. На глаза попался человек в бронежилете и каске. Тварюга махнула лапой, второго удара не последовало. Её внимание на себя снова привлёк блатной, используя уже третий рожок по счёту - четвёртого не было. Да и толку от пуль. Шкуру разве попортить "трофею", и самим послужить им для него в качестве коврика на полу вагона при выходе. Зверюга вылетела в конце тамбура в открытый дверной проём, иначе бы выломала дверь. Её и прикрыл за ней блатной, наваливаясь спиной.
   Удар последовал незамедлительно, и он очутился лицом на полу, а на пропаленном спереди слизью лярвы бронежилете, только сзади - борозды когтей прорезавших попутно металл двери.
   В пробоины и выпустил как в белый свет все пули охотник, сквозь которые стал проникать белёсый туман.
   Тварюга снаружи взвыла и...
   - Удрала! Бежала-а-а... - подняли люди крик.
   Вагон заходил ходуном. Вот тут и последовал удар снизу в пол.
   - Гугур-р-р... - повалился Перкосрак.
   Вагон подкинуло на рельсах, и снова опустился с грохотом на них. Гигант-паразит разворотил шпалы между ними, нечета тем "колбасным обрезкам", кои расстреляли лазутчики людей, наткнувшись на его кладку с потомством. Затем навалился ещё раз и - ни раз.
   Люди получали увечья - многочисленные ушибы синяками и ссадинами. Не находили себе места. Атака обитателей зоны по времени не заняла и получаса, а им показался вечностью длящуюся бесконечность.
   Казалось бы, всё самое страшное позади - червь умаялся забавляться с людьми - покинул вагон. Вот тут сверху в крыше пролома и возник, обрушивая потоки слизи в тамбур.
   - Кислота-А-А... - зашёлся блатной. - Хоронись - берегись!
   Его голос потонул в людских криках. Пол провалился, и тут как тут объявились человекоподобные прыгуны.
   Хакер не растерялся.
   - Петька-А-А... - услышал он голос Лады, ревущей так, как тачка на сигнализации при незадавшемся угоне. Мгновенно пришёл в себя от чудовищного удара лапой косматой зверюги, и стал палить из пистолета по иным тварюгам, а не людям.
   Нелюди скрылись, получая незначительные увечья, но не с пустыми руками-лапами, а трофеями из того купе, напротив которого находился пролом в полу. И сразу стало тихо. Твари получили, что желали - жертвы на заклание. Похоже, они растягивали удовольствие.
   Люди отбились, понеся первые потери.
   - Господи-и-и... - застонала "Аномалия", сильно напрягаясь. - Да что же это такое, а!?
   Ответ дать было сложно, как и невозможно поверить в то, во что вляпались пассажиры отцепного вагона. Ночное сумасшествие прекратилось, а люди продолжали сходить с ума. В вагоне никто не спал, и даже не помышлял впадать в полудрёму. В крови оказалось столько адреналина, что любой пассажир мог запросто побить рекорд мира или олимпийских игр на раз, будь то забег на спринтерскую дистанцию и марафонскую стайера, а то и в дисциплине по прыжкам в длину и высоту без шеста.
   Сумасшествие не прекращалось. В вагоне поднялся невообразимый ор. На него и отреагировал с заминкой по времени блатной. Он до сих пор пребывал в растерянности - обнимал пол, пока не отнял лицо и не встал на четвереньки, прежде чем разогнуться в полный рост - хотел, пытался, да не мог. Силы со здоровьем покинули его. На нём не было лица. Голос также пропал.
   Прильнул охотник.
   - А, чурка-А-А... - просипел блатной, кривясь от боли.
   Рука соратника, придержавшего его ловким движением руки за спину, обагрилась. Перкосрак почувствовал на ладони и пальцах липкую консистенцию.
   - Кто-то... и нибудь... - выдал он. - Поможете!
   Люди переполошились. Галдёж тотчас прекратился, и все точно тараканы с грызунами забились в щели и норы. Кто и высунулся в тамбур - проводница. Бизнес-леди осталась подле Аномалии. А вот хакер с её дочерью подался на выход. У него самого ничуть не лучше обстояли дела - бронежилет и даже каска пострадали от удара косматого зверя зоны. И тело под ними в ссадинах и ушибах, а вот у блатного - открытые рваные раны.
   - Тащите его ко мне, - засуетилась проводница, бросившись к себе в купе. Ухватилась за аптечку.
   Подельники доставили блатного, держа под руки на плечах - уложили на живот.
   - Что происхо-о-одит?!.. - застонал блатной, заскрежетав зубами. И дабы не кричать, прикусил поспешно кулак.
   Проводница сдуру плюхнула йоду - обожгла раны. А следовало бы "зелёнкой" - да не было. Только жгут, вата и бинт, не считая нашатырного спирта. Но имелись и медикаменты со спиртосодержащим составом.
   Заглянув в тайник, проводница из закромов извлекла спирт - литровую бутылку.
   - Технический - этиловый, - пояснила она.
   - И много у тя этого добра? - показалось всем на какое-то мгновение: блатной разом выздоровел, словно его и не подрало чудовище.
   - Не так уж что бы, и хотелось, но...
   - Толком молви - сколько бутылок?
   - Литров пять наберётся...
   - Одно слово - баба! Железная логика!
   - А какая разница?
   - То-то и оно - никакой! Это наш шанс - спирт!
   - Предлагаешь напиться и забыться? Совсем озверел - в конец, родимый? - выпалила проводница.
   - Нет, а вот тварюги, ежели сунутся - поджарим их!
   Намёк блатного стал очевиден: он предложил из спирта соорудить бутылки с горючей смесью - коктейль Молотова, как немцы в войну окрестили грозное оружие русских в Великой Отечественной - боялись, как огня.
   - То лучше гранат будет, а! Каково? Что думаете?
   Охотник подтвердил: идея блатного пришлась ему по сердцу. Оставалось перелить спирт в меньшие тары - полулитровые бутылки. Их-то было в избытке - ящик набрался да ко всему ещё и не все пустые. В них и добавили спирт, смешивая в пропорции один к одному, заткнув сверху лоскутами тряпиц, прижатыми пробками в горлышке.
   Оптимизм придал сил и уверенности блатному, а от него передался подельникам и всем остальным невольным пассажирам 13-го вагона, как свидетелям аномального явления зоны - здешних монстроподобных чудовищ. Подельники не сказали людям, что иные боеприпасы - патроны - истратили. Чем и могли ныне отбиваться - бутылками с пойлом. Но не только на них был основной расчёт, хакер кое-что вспомнил из совсем уж юных лет, когда наведывался порой в одно здание с вывеской "школа" и не всегда грыз гранит науки именно там, случалось что и за углом, где ошивались более злостные прогульщики. Они-то и научили его уму-разуму - кое-каким шалостям.
   - Все баллончики сдать мне - и немедля! - гаркнул он.
   Ему сгрузили лак с дезодорантами, отрывая от сердца женщины. Радости хакера не было предела.
   - Ты чего это задумал, Петя Петушков? - залепил блатной в недоумении.
   - Гляди, - поднёс хакер пламя от зажигалки к баллончику под пущенную струю. Из ёмкости вырвался язык пламени. - Чем не оружие?
   - Дамский огнемёт-Ик...
   - И пусть - им тоже надо чем-то и как-то отбиваться! Не всё ж за нами прятаться!
   - Ну и кто станет поливать лаком с дезиком тварей, а?
   - Чертяка и шалава! И, разумеется, практикантроп не отвертится у меня! Хрен соскочит!
   Блатной не сдержал ухмылки - прыснул от смеха.
   - Во банда подобралась - гермафродитов!
   - Не мы - они, а твари зверюгами! - напомнил хакер о суровой реальности.
   В тот же миг стало тихо. Люди без команды от блатного принялись, затаив дыхание, прислушиваться к тому, что творилось в округе. Там тоже пока ничего особенного и страшного для них не происходило. Зона за пределами вагона словно вымерла на многие километры пути в округе. Лишь туман продолжал занимать жизненное пространство вагона, отнимая у людей.
   - Заделать все дыры, - приказал блатной. Повторять не стал.
   Зашевелились мужики - гуцул и иже с ним строители из числа гастробайтеров и тех, кто подался на крайних север на заработки вахтенным методом на нефтегазодобывающие предприятия с вышками.
   В вагоне стало зябко и промозгло. Люди просили у блатного разрешения погреться. Он не дал им такой возможности согреться - ни за счёт спиртного принять внутрь, ни разжечь огонь, понимая: либо упьются и станут лёгкой добычей для зверюг, либо задохнуться от дыма, а то и вовсе спалят вагон, тогда некуда будет деваться - край.
   - Зона, - отметил блатной про себя.
   К нему присоединилась Альбина, отправив проводницу с аптечкой к Аномалии.
   - Нас должны уже искать, - заверила она.
   - Хм, кто бы сомневался, - заявил блатной. - Мы ж с хакнутым беглые!
   - Я не про вас и всех здесь, а себя!
   - Ну да, я так и думал, что ты скажешь мне это про себя, - продолжил ехидничать блатной.
   - Нет-нет, я на полном серьёзе! Стас обнаружит мою пропажу, а соответственно того вагона, что "отстал" от поезда до Воркуты - поднимет на уши всё и всех - и не только в Сыктывкаре! У него имеется прямая связь с Кремлём - выход на помощника президента, и даже премьер-министра!
   - То-то я с самого начала не мог разобраться, что это за аббревиатура номера в твоём телефоне "ВВП"! Я-то было, дурак, решил: обозначение того, кто занимается внешним валовым продуктом... - влепил хакер.
   - Так он и занимается этим, - произнесла многозначительно дамочка.
   - Ну, дела! Вот так история - и втравил ты меня, Митяй!
   - Для тя, салага, я - дядька!
   - Не всё ли равно - о том никто на зоне... строгого режима не прознает! Твари не выпустят нас!
   - Баландохлебатель придвинул, парашник, - дёрнулся блатной, и скорчился, сморщившись от боли. Он нынче сам являлся отменной приманкой для зверюг в качестве затравки перед вакханалией.
   Зашевелились твари, подав первые признаки собственного присутствия с активностью - находились не так уж и далеко, как считали и думали люди, а по соседству.
   До пассажиров донеслись приглушённые рыки.
   - Походу не всем досталась делюга, - отметил блатной: сейчас и только последует настоящий навал тварей.
   Не прогадал...
  
  

Глава 6

ЗВЕРЮГИ

  
  
   Кустарник вокруг вагона ожил. Трещали ветки под тушами зверюг. Они молча продирались сквозь заросли, следуя к добыче, которая засела в вагоне точно сыр в мышеловке.
   Блатной посоветовал женщинам перебраться в три крайних купе без дверей у "ларька" проводницы, а с мужиками остался подле заделанных наспех проломов в полу и потолке. Все получили по две бутылки зажигательной смеси и баллончик аэрозоля с зажигалкой.
   - Таки знать и мне воевать с тварями придётся! Боже ж мой, и стоило от армии косить, - понял главную ошибку в жизни ювелир-стоматолог.
   - Чай глядеть в пасть твари не страшнее, чем в рот человека поражённого кариесом, - заметил к слову блатной. - Тебе всего-то и придётся кидать в него подпаленное пойло!
   Имелись под рукой и огнетушители. Один был выдан охотнику, иной - хакеру.
   - А таки бы я поменялся, ни глядя, - не унимался ювелир. - На что мне спиртное, коль пить нельзя, а хочется!
   - Перетопчешься, ни то ежели не зверюга-тварь, то я тя сам, парашник! Не гони порожняк! Никому ни шагу назад!
   - Боже ж мой! Таки почему я отказался послушаться Сарочку! Ща бы лежал на берегу Красного моря земли обетованной и наслаждался райской жизнью! Испугался каких-то там террористов! Проклятые арабы!
   - Имеешь что-то против мусульман? - объявился один из них среди пассажиров.
   - Межнациональной розни нам и не хватало, - высказался гуцул.
   Вспыхнуть конфликту помешали иные обитатели зоны. Твари полезли на вагон отовсюду.
   - Да сколько же их!?
   Ювелир бухнулся на колени и стал рвать одежду на груди. На первый взгляд показалось: обезумел и собирается лечь грудью на пролом. Не тут-то было. У него там, на многочисленных цепочках висели "обереги" - символы различных вероисповеданий, начиная от звезды Давида и заканчивая крестом христиан. Он перебрал их все, а заодно и молитвы к ним. Толку - всё без толку. Забился в угол купе, укрываясь спиртными напитками, даже приложился к одной зажигательной смеси. Никто не следил за ним - все подельники исключительно за проломом на крыше и полу.
   Сверху уже шаркали когтями твари, стремясь пробиться в вагон сквозь заделанное наспех отверстие. Кто-то прыгнул, ломясь через него.
   - Долго не устоит, - констатировал гуцул.
   Никто не сомневался, что придётся в очередной раз столкнуться с мерзкими порождениями зоны.
   - Валите всех, кто бы ни появился, будь даже люди как мы, - предупредил блатной. - Помните: они все - нелюди! Даже те, кого потеряли час назад или меньше!
   Навал тварей усилился. Заслон в потолке затрещал, ходя ходуном, прогибаясь всё больше и больше, да ниже, пока, наконец, не подломился, и... внутрь вагона полетели залётные гости.
   Подельники блатного замешкались, а вот он не стал терять драгоценного времени и... жизнь - кинул бутылкой, забыв подпалить фитиль. Зато хакер не подкачал.
   Когда всем стало очевидно, кто пожаловал к людям в гости на "огонёк" - извлёк язык пламени из баллончика. Огненная струя ударила в зверюг. Пролитое спиртное из разбившейся бутылки вспыхнуло на них, и они заметались.
   Огнетушитель охотник не спешил применять, у хакера и вовсе были заняты руки ни тем, чем следовало далее. Он направил струю баллончика в пролом потолка, куда следом полетела очередная бутылка.
   Блатной использовал весь свой боезапас. Над крышей вагона мелькнула ослепительная вспышка света, отпугнувшая тварей, готовых вломиться следом за парочкой иных, очутившихся в тамбуре, и накинувшихся на людей.
   Одна метнулась на гуцула, желая порвать кого-нибудь напоследок, а иная - выскочила за пределы вагона, рыча и мечась в агонии - несла огонь. От неё шарахнулись тварюги, позабыв о жажде крови, так и не утолив чувство звериного голода, зато в полной мере животного страха.
   - Огнетушитель... - подсказал блатной.
   Охотник применил его, и не совсем так, как следовало - принялся бить им по пылающей зверюге наотмашь.
   - Однако, - выдал сообразно блатной.
   Быстрее всех опомнился хакер, пустив иную шипящую струю, заливая пеной гуцула, тварь и чурку. А к ним присоединился ещё блатной, прыгнув со штык-ножом - стал потчевать им тварь.
   - На... получи, сука-А-А... - разошёлся в край. - Вот те ещё - жри твар-р-рь...
   Она дёрнулась, подавшись на него.
   - Ой-ё-оп... - осознал хакер, чего натворил. Огнетушитель выскользнул из рук, и он схватился за бутылку с зажигательной смесью. - Оттащите Митяя от твари-и-и...
   Того кто-то рванул в купе, и в тот же миг в вагоне вновь вспыхнул новый очаг возгорания. Больше зверюга не помышляла нападать. Она зашлась в безудержном вопле, мечась по сторонам в поисках выхода.
   В нос ударил запах палёной плоти. Снести его казалось невозможно, но пришлось. К твари не подойти, та продолжала биться в предсмертных конвульсиях, поэтому и применять иным образом огнетушитель охотник не спешил. У них больше нечем было бы затушить возгорание в вагоне, сунься повторно твари из числа лесных зверей.
   - О-О-Оборотень, - всхлипнул студент.
   - Жив, практикантроп, - отреагировал хакер на сверстника.
   Тот нервно затряс головой, как паралитик. Его заклинило. Избежать проблем с нервным срывом помог подзатыльник. Им сверстника и одарил хакер.
   - Не дёргайся, всё путём! Сдаётся мне: мы и на этот раз отбились...
   - От жизни-и-и...
   Студент совсем скис. Впрочем, и женщины. Одной из них и посоветовал заняться он им - рыжей попутчице.
   - А чё мне с ним делать?
   - Сама решай!
   - То не мужик, как сам! С тобой я бы... Ух!
   - О-о-ох... - выдохнул тяжело хакер.
   - Что так - слабак? Или не имел никого?
   - Зато тя - все кому ни лень, - вмешалась Лада.
   - Ой-ой-ой, кто пожаловал жаловаться на житуху! Какие мы недотроги! Тоже мне невинная овечка нашлась, типа Аномалии! Я-то знаю, чем вы занимаетесь у себя на "пати"!
   - Я не такая!
   - Чё, ждёшь трамвая! Тот-то думаю: какого лешего попёрлась с мамашкой на поезде в купе кататься, а даже не СВ!
   - Не твоего ума дело!
   - Ну, ты даёшь, Петруха, ха-ха... - приободрился блатной. - Растёшь прямо на глазах! Не зря откинулись с этапа! Девки и то уже дерутся из-за тя! Чё ща будет - на словах не передать - это надо видеть! Твари и те отдыхают в сравнении с ними!
   Он пнул ногой в бок зверюгу, та ответила - рефлекторно.
   - А-а-ай...
   Когти лапы прошлись по ботинку, распоров обувь. И всё сразу встало на свои места - драчуньи успокоились, а тварь снова задымила. Впустую об неё и использовал бутылку горючего...
   - Ювелир, твою родню до седьмого колена и расу... - не сдержался блатной, всё больше превращаясь в калеку. Теперь ходок из него был уже никакой, а надеялся: с наступлением утра вывести уцелевших людей по железнодорожному пути за пределы зоны.
   Пассажиры лишились ранеными двух своих самых крепких защитников - гуцула и блатного. Первому досталось даже больше, чем второму. Гастробайтер не обладал бронежилетом и каской, лежал на боку, прижав руки к животу и тяжело сопел.
   - Дай глянуть чё у тя там, - заявил блатной, опустившись подле него не по своей воле. Его сбила тварь.
   Попутчик трясся, покрывшись холодными каплями пота, что текли с него в три ручья. Всегда красное лицо поменяло окрас. Гуцул бледнел, а тело холодело.
   - Чёрт... - не сдержался блатной. - Проклятые твари...
   Он закурил последнюю сигарету, сунув в зубы гуцулу.
   - Те это ща потребно больше, чем мне! Ну же, смелее! Даже если раньше никогда не курил! То наркота - дурман-трава! Забей косяк!
   Гуцул вдохнул, а выдыхать не спешил. Резко дёрнулся и... осунулся. Руки съехали с живота. У него оказался разодран бок. Из него торчали...
   Люди отвернулись, никто не мог смотреть на то, что стало с гуцулом.
   - Спёкся, братан, - провёл блатной ладонью по лицу напарника по несчастью, закрывая остекленевшие глаза. В них ничего не было кроме смерти.
   Блатной не побрезговал добить косяк.
   - Чего встали, как статуи? - заревел он вне себя от злости. - Взяли тварь и... гуцула!
   А что делать с ними обоими - уточнять не стал, да и не требовалось. Их предстояло утилизировать за пределы вагона. Гуцула ещё согласились вытолкнуть, а вот к твари боялись приближаться. Ей и занялся охотник на пару с хакером, используя ремень.
   Чурка соорудил петлю, затянув на задней лапе. Проводница помогла им. Она дежурила у двери с ключом наготове.
   - Обошлось, - заявила она, побелев лицом.
   - Не сказал бы, - покосился блатной на часы. - Того и гляди: вновь полезут твари!
   До наступления светлого времени суток в зоне было ещё порядком и всякое могло случиться.
   - Хакнутый, подь сюды! Ну же, доходяжный!
   Парень наклонился к блатному, получия кое-какие наставления на ухо. Затем передал их охотнику. Тот одобрительно кивнул. Оба остались на краю вагона у двери с того края, куда вытолкнули обгорелую тушу твари и гуцула с незначительными ожогами.
   Плоть гастробайтера привлекла внимание зверюг. Снова раздались их зловещие рыки с затяжными завываниями. Двум путникам в засаде показалось на какой-то миг: они видят в белёсой дымке густой взвеси огоньки их злобных очей.
   Рык сменился рёвом. Началась делёжка добычи. Вот тут и последовал очередной сюрприз со стороны людей. Дверь вагона распахнулась, оттуда показалась рука с подпаленной бутылкой. Раздался звон битого стекла, повлёкший выброс языков пламени и оголтелые вопли с протяжными завываниями. Тварям досталось. Люди применили против них своё главное оружие. И против огня в отличие от пуль у зверюг зоны не имелось достойной защиты.
   В тумане мелькнули вспышки - опаленные твари. Теперь уже точно можно было не опасаться их. Больше зверюги не сунутся.
   - Походу следующая жертва - я... - выдохнул блатной.
   Подле него хлопотала проводница, обрабатывая раны - не желала бинта, заставив блатного использовать одну из бутылок не по назначению.
   - Мне бы следовало покинуть вас, а ещё лучше, чтобы сами прогнали, - намекнул блатной: не желает "геройствовать" до конца - идти на самоубийство.
   - Толкаешь нас на преступление, - ввернул хакер.
   - Однако, аки наша без твоя!?
   - Будет врать, чурка! Ты способен заменить меня на пару с салагой! Вы и поведёте людей утром, а меня оставите здесь! Я устрою этим тварям жаркую встречу! Так просто не сдамся.
   Недолго геройствовал блатной на словах - отключился. Его усыпила - и бдительность чуть ранее - проводница, подсунув таблетку снотворного - не одну - в спиртное. Добилась желаемого результата.
   На глаза хакера попался...
   - Ах ты ёп...тя, "русский"! Вставай, скотина! И заделай дыру в потолке!
   - Боже ж мой! Таки вы сердитесь на меня! Но что я сделал вам плохого? Если бы не я, таки тварь ещё порвала кого-то из нас!
   - Не заделаешь пробоину, я тя самого воткну в неё - твою дыру суну в крышу! Вот твари порадуются твоим окорокам!
   - Таки бы говорили - Моня помоги! Я завсегда приду на помощь! Меня таки учили, а вас - не заметил! И неведомо чему!
   - Блатной, он же дядя Митяй - и избавляться от дерьма с балластом вроде тя!
   - Таки зря вы разбрасываетесь людьми, разбазаривая добро...
   - Это ты-то они - оно?!
   - Таки знаете кто я...
   - Ювелир типа стоматолога!
   - О, молодой человек, я непростой человек! И ценю высоко свою жизнь! Поэтому и предлагаю вам руку помощи - озолочу! Таки помогите ж мне покинуть зону!
   - Легко, - пригрозил хакер убить "русского" пассажира. - Иного пути пока нет отсюда!
   - Таки да уж, вы действительно беглый заключённый! Я всем расскажу, когда покинем зону, и вы угодите в иную - с решёткой на окнах! Но если честно - я не такой вовсе - я добрый, а не злой! Помню только добро, таки и живу, отвечая взаимностью!
   - Кто-нибудь - уберите его от меня и заставьте молчать, - не сдержался хакер.
   - Таки не надо кричать, я сам уйду... сам - и знайте: но мне обидно слышать в свой адрес такие слова! Я не заслужил их - мои уши не должны слышать такое! У меня тоже были в роду герои - дедушка погиб в войну в застенках Освенцима, второй по линии жены партизанил...
   - Прячась в подполье у какой-нибудь бабёнки всю войну!
   - Боже ж мой, таки вы добились своего - я обиделся на вас! Мы говорим с вами на разных языках! Время рассудит нас! Я ещё поставлю вас на место! Бог всё видит сверху! - ткнул пальцем в крышу вагона ювелир, угодив им в пробоину. Занервничал. - Ой, таки я видел там зверюгу...
   - Трухан, - не сдержался в очередной раз хакер, подавшись к отверстию на крышу. Заделывать пролом не стал, напротив использовал поданный ему материал не по назначению - подпалил, греясь остаток ночи у костра на виду зловещих обитателей зоны.
   Рядом стояла бутылка с "горючим". Он использовал её - отчасти - и также не по назначению. Принялся горлопанить на всю округу, что в голову взбредёт.
   - О, петух даёт: одно слово - Петя, - отметил блатной, придя в себя. - Моя школа жизни выживания! Человеком стал - с большой буквы! А ведь ещё пару дней назад сопли жевал, парашник!
   - Зря вы его так обзываете, - подала голос Лада. - Если бы не он, нам всем хана - не дотянуть до утра! Он же распугивает тварей, а не привлекает!
   - Так, а я о чём - том самом и толкую! Герой - орёл, пусть и фамилия Петухов, а имя - Петя! Отчество так и вовсе зверское - львиное - Эдуард...ович! Тигр, а не человек! Зверь!
   - Да-да, таки ж и его располосовали, аки вас, но его спас бронежилет...ка, - подал голос...
   - А, "русский" человек, жив пока!
   - Что вы хотите - обидеть меня? Таки я вам отвечу - и не побоюсь - хрен съедите - подавитесь!
   - Пойди тварям скажи! Слабо как хакнутому?
   Ювелир притих. Не он один, все люди и довольно давно. Они устали бояться, им теперь было всё равно, чем закончится цирк на крыше с клоуном. Маски-шоу не для них, они прибились окончательно. Вагон охватила полудрёма. Пока хакер находился на крыше и орал, ни одна тварь не сунется. К тому же снизу его страховал охотник. Но и они не были двужильными, а простыми и обычными людьми, также устали, даже больше, чем иные попутчики с попутчицами.
   Ближе к рассвету горлопан притих. Сел голос, а после и сам он, умаявшись прыгать и скакать по крыше, грозясь пожрать в свою очередь тварей - сделать из них жаркое. Прибился, прибившись. Глаза стали слипаться, а голова свисать всё ниже и ниже на грудь, пока вовсе не завалился и не засопел. Вот тут к нему и подался кое-кто, минуя заодно украдкой ещё и охотника.
   Над ними обоими нависла тень в тумане, и... хакер встрепенулся, почувствовав сквозь сон: на него накинулся некто.
   - Ой, ты чего это, Петька, а!? - воскликнула Лада.
   Он запутался в одеяле. Им она и запахнула его, спасая от холода. Иначе мог застыть - тогда беда - лишаться не только главного защитника, но и подцепят ещё инфекцию от него.
   Перед глазами хакера плыло изображение Лады - двоилось.
   - Ах... это вы, девки! Ик-и...
   - Ой, мамочки, - растерялась на миг попутчица, набиваясь в подруги. - Допился до чёртиков!
   - Хм, так ить твари кругом, похлещи их будут!
   Он отмахнулся от Лады рукой, как от видения сродни приведения подобно назойливому паразиту.
   - Кыш, бабы! Брысь, не до вас ща, я...
   И хлопнулся на вагон.
   - Однако...ся... - подскочил чурка, подавая голос снизу.
   Он прозевал беглянку. И вопрос - одну ли? Возможно, имелись иные дезертиры. Так и было. Исчезли ещё люди, и, похоже, сами, сбежав подальше от проклятого места, прикормленного людьми для тварей. Ошибся. Они вернулись, решив погулять и не просто так, а вооружились охапками хвороста, и палками, принявшись заострять с одного края.
   Чурка посоветовал - с обоих.
   - Моя один раз бродить тайга-тундра, так отбилась от стая волчар, - пояснил он: твари ничуть не лучше их - одна может отвлечь, а иная напасть утайкой со спины. - Моя дед ещё придумал! Великий человек был - шаман-охотник в одном голова! Шапка носил!
   - Надо же, - откликнулся блатной. - А как там наш "герой"?
   - Тихо вы, чего раскричались, - подала с крыши вагона голос Лада. - Спит он!
   - Обана! Чё за дела? А кто кукарекать станет?
   - Да ну вас, дядя Митяй! Вы сами ещё тот разгильдяй!
   - А твоя ничего, - обратился следом блатной к бизнес-леди. - Два сапога - пара! Из них бы вышла замечательная пара!
   - Ага, она - дома или на Канарах, а он в зоне - на нарах! Лучше некуда и придумать нельзя!
   - А кто, как не ты, Альбина, говорила: имеется номер ВВП - один звонок и дело в шляпе - пройдёт и по нашей улице инкассатор!
   - Забыл: мы вне зоны - уголовной и доступа - сидим в аномальной как...
   - Кто - договаривай, коль завела базар!
   - Не я первая - и начала - сам!
   - Ещё поругайтесь, - ввернула проводница. - Мало тварей так сами, аки они - звери!
   - Ну ты ваще предложи с ювелиром помириться!
   - Таки ж разве поругались?! - выдал тот, словно и не было у него базара по понятиям с блатным и тёрки с хакнутым.
   Туман отступил в значительной степени спозаранку. Видимость достигла порядка двух-трёх десятков шпал, продолжая увеличиваться.
   - Неужто всё закончилось - зона сама отступила... - не верилось людям.
   - Однако...ся... - твердил чурка подстать им. Для него самого это был приятный сюрприз. Зона словно проверяла их на вшивость, а теперь отпускала.
   Расслабляться было рано, предстояло решить, как быть дальше, поскольку численность за сутки в зоне сократилась на пять человек. И кто знает насколько за последующие. Из оружия остались бутылки с горючей смесью. Так что максимум продержаться одну ночь и два дня, а там, на третью, да что там - в предстоящую запросто может вернуться чудовищный паразит-гигант - и никому несдобровать. Если не пожрёт сам и не обольёт слизью ужасней концентрированной кислоты, иные твари из его кодлы точно покончат с ними - кого-то уволокут, вне всякого сомнения, не взирая на огонь в руках людей.
   Те уже мастерили факелы, а охапками - пусть и сырыми - обкладывали вагон по контуру с намерением запалить ближе к ночи. Был ещё один вариант - дать дёру по железке назад, но никто не знал, как далеко придётся топать - где заканчивается зона, коль в Перми к ним подсел зомби инфицированный паразитом. Возможно, те только этого и ждут: люди сдадутся - запаникуют и попрут к ним в лапы на завтрак, а то и обед, переходящий в ужин.
   - А если столкнуть вагон с места? - было высказано очередное предложение вслух.
   Попробовали. Силёнок не хватало. Люди хватили лишка. Даже когда предложили уменьшить вес - выкинуть всё, что только можно.
   - Таки вы думаете: самые умные, - вмешался ювелир-стоматолог. - Положим, справимся - вернёмся на железнодорожную магистраль - нас же свои и прихлопнут - состав налетит и...
   Продолжать было бессмысленно. Люди попали...сь. Зона так просто никого не отпускала. Вместо побега пришлось наведаться в выгоревший вагон находившийся от них в километре-полтора, куда вчера наведывались блатной с охотником, дабы попытаться штык-ножами вырезать из податливого металла пластины. Их использовали для защиты. Чурка сплёл щиты-заступы. Их и установили в наиболее опасных местах прорыва тварей.
   - Кольями не остановить их, - отметил блатной. - Хотя лиха беда начала! Нам бы бронепоезд сюда - всю зону с тварями на уши подняли - перетрахали, перетряхивая из пушек окружающую местность!
   - А ещё лучше напалмом выжечь дебри, - очнулся...
   - Хакнутый, проснулся-таки, бродяга! Я слышал от попутчиков: устроил неспокойную ночку тварюгам из числа зверюг! Позверствовал! Того и гляди: сбегутся сегодня ночью со всей округи позырить на тя, и прикинуть, кому по клыкам в качестве трофея сродни заманчивого деликатеса!
   - Так для того и старался, дядя Митяй: самим жрать толком неча!
   - Вона как! Да ну!
   - Ну да, не мудак!
   - Я за базаром слежу - и ничего не имею супротив твоего геройства! Токмо не петушись - не пори горячку! Обычно так головы и летят! Поверь моему жизненному опыту на зоне строгого режима! Мало чем отличается от аномальной - здесь те же зверские правила царят! Сильнее не тот, кто больше, а у кого в черепушке, и не мякины! Лады?
   - А что оставалось делать - тя вырубило...
   - Тя тоже неслабо! Главное - очко не сыграло! Остальное переживём!
   Наступила пора обеда. Люди оголодали за сутки, и теперь ничем не брезговали. Они даже похоронили останки гуцула, навалив сверху на могильный курган щебня, и вбили крест.
   - Таки вы точно знаете, к какой вере исповедания относился, - вставился как всегда не по делу ювелир.
   Стоматологу пригрозили тем, чем он обычно "лечил" людей.
   - Погодите, заболят зубы, тогда куда без меня! Тут и сгожусь вам! Я на все руки мастак, и ноги!
   - А уж язык... - пригрозил укоротить блатной. - За базар придётся отвечать рано или поздно!
   - Таки и мы не на привозе - не в Одессе, а за Пермью!
   - Во кусок пидараса! Затолкать те её в глотку!
   - Таки что вы себе думаете - я не обиделся! Глупо на больных и убогих!
   - Это кто инвалид - я... - вспылил блатной, откинув палку, используемую в качестве костыля. - Зарежу, гада-А-А...
   - Таки давай, догони, попробуй, - отскочил ювелир.
   - Не сам, так "перо", - схватился за лезвие ножа для броска блатной.
   Ювелир и тут не растерялся.
   - Боже ж мой! Таки бросайте меня, потом вспомните добрым словом, да поздно будет! Таки знайте!
   Женщинам пришлось вмешаться в ссору мужиков. Те у них были на вес золота, и с каждым днём становилось всё меньше, а настоящих - защитников - так и вовсе можно пересчитать по пальцам одной руки, да и то не со всеми, а коцаными - и фалангами.
   - Ну, чё вы тут устроили? - накинулась проводница на ювелира, а Альбина пособила ей, прильнув к блатному.
   - Как дети малые? И чего только не поделили? В конец озверели!
   - Жид... кий... - процедил сквозь зубы тихо блатной.
   - Таки сам парашник, - ответил тот любезностью про себя, переключившись на проводницу. - Я не такой...
   - Чего? Ты это к чему завернул - сказанул? И какой ты?
   - Таки стало интересно - покладистый...
   - Чего-чего?!
   - Понравилась, говорю, как и сам - те...
   - Во-ё-о... - всплеснула руками проводница. - Никак клеишься?
   - Таки сама сказала, а я предлагаю те...
   - А как же Сарочка?
   - А что она? И в Израиль к маме укатила, я же в России - на зоне! Не узнает!
   - Ах, вот оно что! Я-то подумала: влюбился, ювелир несчастный!
   - Таки уж и решила, а зря! Я счастлив в браке...
   - Ясно - по расчёту заключил - жену купил, точнее она тя себе!
   - Таки что тут такого? Рыба ищет, где глубже, а человек, где лучше! Таки мне с тобой даже здесь!
   - Хм, типа объяснение в любви, или в штанах стало тесно - одному атавизму не хватает места? Так на раз всех проблем лишу - в евнуха превращу, коль не сделал обрезание! Без правил жахну!
   Блатной любезно согласился предоставить проводнице на время с данной целью штык-нож.
   - А чё я - и все бочки таки сразу на меня! Таки тоже человек, все мы - люди, и ничего не чуждо всё то, что другим!
   - Ну, всё, ты допрыгался, вжик! Ща жахну и боле не мужик!
   Ювелир попятился, скрестив поспешно руки у паха.
   - Таки я незлопамятный, но припомню! Ещё уговаривать станете, да не дождётесь!
   - Сам - и не проси - пощады не будет!
   Близился вечер. С прогулками на воле за пределами вагона следовало заканчивать, иначе вновь не досчитаются соратников по несчастью.
   - Как же так... - клял себя блатной за то, что не догадался оставить хотя бы один патрон для себя.
   Чурка словно уловил его мысли, разжал кулак. На ладони перед лицом подельника оказался патрон к автомату.
   - Где надыбал? - задал он вопрос.
   Ответ пришёл сам собой.
   - А ты хитёр, братан! Не чурка - сам я!
   - Моя делать подарок твоя!
   - А чего себе не оставишь?
   - Твоя долго и много страдать - моя не хотеть это!
   - Думаешь: я слабак? А вот хрена!
   - Твоя брать - моя отдавать!
   Два раза блатного не пришлось уговаривать.
   - Моя заговорить патрон!
   - Вона что, - отреагировал иначе блатной. - Лады, проверим в деле, ежели представиться такой шанс!
   Никто не сомневался, а тут ещё Перкосрак выдал:
   - Худо... край!
   Он словно готовился к тому, чего не ожидал гуцул. И сейчас можно было позавидовать - отмучился раз и навсегда, а сколько ещё мучится - никто не ведал, да и знать не мог - конечно, всем хотелось подольше, но не так, как могли, превратившись в гермафродита сродни зверей или людей.
   Все замерли в ожидании очередной встречи с ними. Людям не терпелось, они начали понемногу сходить с ума - терпение истощилось и ещё прошлой ночью.
  
  

Глава 7

ДЕРЬМОФРОДИТ

  
  
   - Что-то будет на этот раз, - отметил блатной, покосившись на хакера. - Чем займёшься, горлохват? Опять горлопанить станешь?
   У юнца пропал голос, он едва ли мог сипеть, разве что хрипеть, поскольку храпеть не помышлял, да и не собирался, истратив запас "горючего" прошлой ночью. Правда, ещё была одна "бомба", её и разделил на две ёмкости. И не только. Он сделал целую связку из баллончиков. Помимо дезодоранта с лаком кто-то удружил дихлофос.
   - Ещё бы дусту, - не сдержался блатной.
   Ему становилось "весело". Таким незатейливым образом он гнал страх от себя, понемногу впадая в панику. Напускная бравада не прошла. Отбиваться практически было нечем. Люди предложили запалить костёр вокруг вагона, чем собственно и занимались днём, подкладывая по контуру хвороста опаленные головешки, за счёт них и пытались подсушить заграждение.
   - Тишина - ни звука! - предупредил блатной.
   Охотник занялся подслушиванием. Оно выглядело своеобразно. В руке у чурки появился странного вида амулет-оберег, собранный из костяшек. Он загремел ими в сидячей позе с подобранными под себя ногами, и заунывно затянул, произнося чуть различимо гортанные звуки, нежели слова. Могло показаться: в его исполнении звучит местная народная песня: "Лес иду, трава топчу! Птичка-зверь вижу! Весело в тайга одному! К любимой девушка путь держу! Душа радуется, красота поётся!"
   - Что-то в этом роде, - занялся подспудно переводом блатной.
   - Ёу, чувак! Ништяк! Да это рэп!
   - Репу заткнул иным корнеплодом, стручок, - наехал блатной на хакера.
   Чурка вошёл в транс и ни на что не обращал внимания - видел и слышал, чего твориться в округе. Где-то вдали он уловил шорохи. Они росли, увеличиваясь многократно усиленные эхом дикого края. Упал. Транс закончился.
   - Выпал из астрала, - ввернул хакер.
   - Чем порадуешься? - вмешался блатной.
   - Они здеся...
   - Отвечаешь за базар?
   - Моя никогда не ошибаться - с детства ходить в лес-тайга! Моя много бить зверя! Теперь их - наша вся!
   - Засада! - сморщился блатной. - Всем приготовиться - быть начеку!
   - Ой... - занервничал ещё больше "русский" человек.
   Пока все работали, таская хворост, он, чем и занимался, поисками съестных припасов - натолкнулся на куст с ягодами, а приметил ещё и на одной коряге грибы. Собирать их не стал, приберегая "опята" на чёрный день, а вот ягодами полакомился - не утерпел. Да и с собой горсть в карман прихватил. Ягоды хоть и оказались несносной кислятиной, но всё лучше, чем ничего. Такое нутро - утробу, как у него - попробуй ещё прокорми теми скудными запасами, которые выделялись всем в равной мере - порции - проводницей. Поблажек никому не делалось, вот и приходилось людям выкручиваться, кто во что горазд. А жрать ювелир - о-го-го как соответственно и...
   Ему приспичило в самый неподходящий момент.
   - Засранец, обдрыстался! - предложил блатной наречь его подстать охотнику - Дристал. - Как те?
   В ответ ювелир поморщился, переминаясь - а точнее переваливаясь - с ноги на ногу. Терпеть, и впрямь не было мочи, а на деле оказалось - сил. Он желал уединиться в уборной кабинке чуть дольше, чем обычно.
   - Вали...
   - Таки спасибо!
   - ...в штаны, засранец, - осадил блатной на словах. - Жить надоело? Затеял примкнуть к тварям - заделаться гермафродитом? Мстишь - так и отвечай - за базар!
   - Мне невтерпёж!
   - И мне, - подал робко голос студент.
   - А ты вообще не лезь, практикантроп! Очко зажми ногами, да придержи дополнительно руками, - выдал хакер.
   Ему было не привыкать самому. Жизнь за компьютером в Интернете или локальной сети заставляла научиться не отлучаться подолгу по малой нужде, а уж большой и подавно. Так что практика была огромная - он ставил мыслимые и немыслимые рекорды. Вспомнил один, когда хотелось всего и сразу - даже спать и есть одновременно, ну и в туалет, а родители свалили на дачу на все выходные. Но туго пришлось в другой раз, когда махнули заграницу на курорт по горячей путёвке. По возвращении домой их ждал сюрприз - квартира превратилась в хлев. Следы "животных" были повсюду, даже у соседей снизу. Туалет забился - унитаз прорвало - и всё потекло наружу, затопив пол. Впрочем, и от сантехника было мало толку. Уничтожив запасы отца в баре, он как свинья вёл "половую" жизнь, валясь в том, чём хрюшки на трезвую голову отказались. Короче весело было тогда.
   Опасаясь, что ситуация с "потопом" способна повториться здесь, хакер неожиданно вызвался конвоировать напарника по несчастью. По одному в туалет было запрещено ходить, к тому же "русский" требовал от конвоя с эскортом сопровождения полной отдачи - от и до.
   - Не в Израиле - бомбу террористы не запихнут в толчок!
   - Таки я не их боюсь, а гадов!
   - Червей или тварей?
   - Всех, кто обитает здесь! Таки будьте любезны, проверить стульчак!
   Хакер скривился в лице.
   - Или вали туда, или на место - в штаны!
   Он сунул факел в руки ювелира, чтобы тому было чем при случае отбиться.
   - Пожалуй, я пас - пропущу... его, - сунул ювелир факел студенту.
   - В каком смысле - пропустишь? - и тут не удержался блатной, не упуская случая поддеть ювелира на словах.
   Очкарик не стал кочевряжиться, да и надолго задерживаться не намеревался, а тем более засиживаться в туалете, собрался всё сделать стоя. Спокойно принял факел одной рукой, в то время как иной расстегнул штаны и... замешкался.
   Ювелир сдался, подавшись следом в туалет.
   - Пустите - пропустите!
   - Во ...мля! - вторил ему блатной.
   Хакер получил толчок грузным телом от ювелира, чуть устоял на ногах, да и то благодаря спине, обнаружив ей в качестве дополнительной точки опоры стену.
   Та же участь ждала студента. Очкарик выронил факел в унитаз, его и утилизировал поспешно толстяк, примостившись там задней точкой опоры - закряхтел так, как никто никогда не слышал.
   - Ты б глянул, хакнутый, чё там твориться у них? - предложил блатной проверить ему обстановку с "засланцами". И почему-то казалось: они там пропускают один другого. - Голуби, ить в такую их - воркуют, пид...
   Ситуация и впрямь вышла из-под контроля. Охотник взглянул на блатного округлившимися глазами.
   - Что ж ты раньше-то молчал, чурка, и не мычал... - подорвался блатной с места. Ему даже не понадобилась палка в качестве костыля. Он схватил её на манер дубины.
   Подельники рванули к двери, а затем и её в сторону с прохода, открывая доступ в тамбур.
   На ювелире не было лица. Глаза вылезли из орбит, а изо рта вывалился язык. Он тяжело дышал.
   - Оторвите этого засранца от унитаза-А-А... - зашёлся блатной, занеся "дубинку" над головой.
   Никто не сомневался: кто и к какому месту присосался к ювелиру.
   - А ты чё прилип дерьмом к стене, практикантроп... - грянул хакер.
   От твари ещё только предстояло отбиться, но прежде отбить ювелира у неё. Тот перестал напрягаться - обмяк. Его рвали на себя. Он и повалился, подмяв собственной тушей всех разом.
   - Ай, нога-А-А... - вспылил гневно блатной.
   Не лучше обстояли дела у хакера с охотником. Их положение вовсе оказалось незавидным. Не при деле оставался и студент.
   - Толчок забей - крышку завали, засранец, - не мог дотянуться до него костылём блатной.
   Очкарик вновь замешкался, за что и поплатился. В лицо ударила едкая слизь, он схватился за него, дополнительно получая химические ожоги на пальцах и ладонях.
   - Проклятье... - ругнулся блатной.
   Избавившись от палки, он выхватил у охотника бутылку со спиртным. Вспыхнул фитиль от зажигалки, и толчок воспламенился.
   - Получи, лярва!
   Женщины сидели тихо, располагаясь в ином конце вагона, и всё слышали. На них не было лица, а сами напоминали статуи. Им также пришлось несладко. Они все находились на грани нервного срыва с умопомешательством. Деваться было некуда, пришлось выживать любыми путями и даже из ума рады - иначе никак и ничего не поделаешь. Такая уж суровая доля выпала всем пассажирам вагона N13 без исключения в диком крае аномальной зоны.
   - Кажись, отбились, - не поверил блатной.
   Он в одиночку сотворил то, чего прошлой ночью всем коллективом, да и то не сразу. Возник простой и в то же самое время не совсем вопрос - почему? В чём именно причина? Как говориться: было бы несчастье да счастье. В это он отказывался верить. Подоплёка на лицо - физиономия студента в слизи, изуродовавшей ему его и руки, а также заднице ювелира.
   - Посрал, засранец! Одно слово - засланец!
   У блатного что-то щёлкнуло в мозгу.
   - Обана, а не закинули его парашнику в...
   Он покосился на ювелира - "бампер" с "буферами" так как...
   Тюфяк ожил, вскочив на ноги, и поспешно рванул штаны, прикрывая срамоту.
   - Нет уж, постой, - залепил блатной. - Погоди...
   Ювелир бросился от него прочь под защиту к женщинам - вклинился меж двух из них, и снова подскочил, не сумев сесть. Что-то мешало, вызывая нестерпимую боль или...
   - Кто-то! Он поражён! В нём лярва! Ах ты, курва! Лядь! Пида...
   В эфире повисли сигналы, блокирующие слова блатного - пищал ювелир.
   - Всем отвалить от него! - приказал блатной, передёрнув затвор автомата с последним патроном. Направил дуло на ювелира, целясь в голову.
   Тот бухнулся на колени, и слёзно взмолился, закрывая руками лицо.
   - Пожалуйста, не надо... - запричитал ювелир. - Не убивайте меня! Один раз - не пидарас!!!
   - Чтоб ты - нас! Тут ведь как - либо ты, либо мы! Нас больше, и нам также хочется жить, жид!
   - Да что происходит, в конце-то концов, - подняли хай бабы.
   Особенно старалась проводница.
   - Надеешься заполучить с него золотые горы, - съехидничал блатной. - От жида только дерьма и можно ожидать! Ни на что другое не способен этот говнюк! Засранец...
   - Ну, хватит, - вмешалась дополнительно Альбина. - А ещё мужики - хуже нас, баб, себя ведёте!
   - Не лезь - не суйся, куда не след, Мальвина, - был неумолим и непреклонен блатной. Никто сейчас и ничем не способен поколебать его, разве что хакер. Парень кое-что предложил. - И впрямь хакнутый!
   - Готов снести пытки? - выдал блатной в продолжение ювелиру.
   - Таки я всё что угодно, но сохраните жизнь!
   Им занялись, поскольку твари больше не донимали. Охотник ощущал их присутствие, но те не казали носа. Дело ограничилось засылкой паразита. Возможно, они ждали: он превратится в гермафродита и откроет им доступ в вагон к людям.
   Не тут-то было.
   - Ну чё, дерьмофродит, пуля в лобовик отменяется, - опустил ствол блатной вниз, целясь в зад. - Поздравляю тя, лярва сотворила из тебя курву, аля пидараса! Ха-ха...
   - Может, хватит - достаточно, - не мог сосредоточиться хакер.
   - Хм, да я и не начинал, пацан!
   Ювелиру приказали лечь.
   - Растянулся, пока я не вдарил те прикладом в бубен! А то запросто настучу этой лярве по тебе через черепушку! Устроим ей тёмную!
   Приклад автомата блатного угодил ювелиру в живот. Тот больше не сопротивлялся.
   - Вяжите ему руки... и ноги!
   Ювелира распяли с подачи блатного.
   - Я, конечно, не гинеколог, да и урологом становиться не собираюсь, но сделаю из тя настоящего гермафродита, дерьмофродит ты!
   Кричать ювелир не мог. Его лишили слова. Во рту торчал кляп.
   - А что если я всё-таки стрельну ему в задницу? - ткнул дулом блатной в промежность ювелиру.
   Уловка не прошла. У ювелира случился запор.
   - Ща бы ведро касторки и этот дрыстун сам бы выпихнул лярву! От курва! Доберусь я до тя - пойдёшь этому засранцу на колбасу! Я заставлю тя сожрать своё собственное дерьмо!
   Охотник предложил напоить ювелира иным слабительным.
   - Мальчишки, - заглянула проводница в купе.
   - Почему без стука, - не унимался ни на мгновение блатной, успокаивая расшатавшиеся до предела нервы подобным уничижительный образом, ведя общение с окружающими людьми.
   - Так... двери нет - отсутствует!
   - Короче - чё надо? Шоу захотелось - экстрима - мужской эротики типа стриптиза?
   - Могу помочь чем-нибудь?
   - Слабительное есть. Или что иное предложить в качестве него?
   - Разве что мыло...
   - Очко мы и без тя ювелиру намылим, а также хвост лярве! Иди!
   - Нет, вы меня не поняли - развести и влить...
   - В глотку?
   - Сдохнет!
   - Знать такова его судьба, зато убивать не придётся!
   - А она права, - согласился хакер, ухватившись за предложение проводницы. Он вспомнил случай из собственной жизни, когда у него приключился подобный прикол - запор. Врачи - бригада скорой помощи - сделала ему клизму, промывая кишки через то самое место. - Растворим мыло!
   - А где клизму надыбаем?
   - Вот... - возникла в руке у проводницы пластиковая бутылка вместимостью два литра из-под минеральной воды. - Осталось заняться делом - наполнить разом с мылом, а в пробочке проделать дыру!
   - Предлагаете перевести два литра жизненно важной влаги для всех нас на него одного и не тем образом и местом употребления! А не проще ли выбить из него дурь - лярву?
   Блатной двинул сапогом в живот ювелиру, приложившись ботинком. Тот беспомощно задёргался. Было очевидно: ему нестерпимо больно.
   - Ты только не злись, говнюк, я стараюсь не для себя, а тебя - в первую очередь, и лишь во вторую - всех остальных! Не мог потерпеть тогда, терпи сейчас, засранец! Иначе лярва превратит тебя в дерьмофродита!
   Ювелир не унимался. Затрясся и забился в конвульсиях. С него полил пот в три ручья, и даже дал течь, где не следовало.
   - Да он... он...
   Все видели, что твориться с ним.
   - Быстрее ставьте клизму, - сунула проводница раствор в бутылке блатному.
   - А чё сразу я? Нашла ассенизатора! - И передал хакеру. - Твоя была идея, тебе и предстоит измазаться в... дерьме! Кому-то же предстоит разобраться с лярвой! А мне не впервой!
   - Моя ждать паразит, - открестился также наотрез чурка.
   - Трындец! - опешил хакер.
   - Пипец...кий... - подтвердила проводница.
   Ювелир перестал дёргаться. Замер.
   - У-у-умер...
   - Цыц, дурёха! Не голоси, - определил блатной навскидку: тот ещё живее всех живых. - Суй бутылку ему в зад!
   Хакер поморщился брезгливо, но деваться было некуда. С каждым из них мог приключиться подобный курьёз.
   - Глубже - не боись! Дави по самое не балуй - почки! Пока я не отбил ему их с печенью! - пригрозил блатной сделать хуже ювелиру. - Ну же! Ну-у-у...
   - Да я пру-у-у... - напрягся хакер.
   - От ты Петя! И даёшь, Петухов! - приметил блатной: на лице ювелира проступила реакция.
   Тотпринялся двигать желваками, перетирая зубами кляп.
   - Уделай его - спускай...
   - Спам... - обозвал хакер мыльную консистенцию, ополовинив разом прозрачную ёмкость.
   - До последней капли пущай всасывает, засранец!
   Подельник внял совету блатного.
   - Слухай сюда, дерьмофродит... - получил ювелир пощёчину от блатного. Тот намерено привлёк его внимание таким незатейливым и доступным способом к собственной персоне. - Размажь эту лярву по стенке купе! Тужься! Гахни, что есть мочи...
   Она и полилась.
   - ...за всё разом! Будь мужиком - настоящим, а не педиком! - чуть смягчился блатной.
   Как ни противно было ему общение, но каждый человек ценнее золота - потерять легко, а обрести сложно. К тому же не желал нажить себе врага в лице очередного чудовищного представителя аномальной зоны. Уж лучше за её пределами, коль повезёт - точнее не повезёт в любом случае. Но лучше там, чем здесь и сейчас.
   - Боже ж мо-о-Ой... - возопил ювелир.
   - Нет, вы это видели...
   - Скорее слышали, дядя Митяй, - отшатнулся хакер в сторону с прохода... ювелира.
   - Он сжевал кляп, - не унимался ни на мгновение блатной.
   - ...таки родишь, не забеременев... - лепил горбатого подстать ювелир.
   Своим душераздирающим криком он переполошил не только и не столько пассажиров в вагоне, сколько за пределами всех тварюг-зверюг в округе.
   В ответ эхом понеслось злобное рычание с подвываниями и завываниями. Зона зашевелилась, твари заждались подобной реакции от гермафродита. Сейчас решалась для всех и разом: всё или ничего - кто кого.
   Изо рта ювелира брызнула пена, а вот из противоположного места внутриутробный звук возмущения. Кислород в воздухе исчез в то же самое мгновение. Да что там - и воздух как таковой. Газовая атака была произведена ювелиром на должном уровне.
   - Фашист... - выдохнул блатной, задыхаясь. - А ещё твердил: русский... Жид...
   Он упал на колени, не в силах держаться на ногах. Глаза встретились с очами толстяка.
   - Шоб ты лопнул, тюфтя-а-а...
   - А-а-а... - заблевал ювелир слюной блатного.
   Тот умылся. Не так просто было исторгнуть лярву из клоаки. Червь-паразит имел хитиновое покрытие - мелкие и многочисленные шипы, отгибавшиеся у него назад, поэтому проникал в тело легко - любое отверстие, расширяя под себя проход, а вырвать назад было непросто.
   Нутро горело от боли у ювелира. Ещё немного и казалось, не выдержит пытки клизмой - оборвётся сердце и...
   Кое-что иное и чуть раньше.
   - Не сдавайся, дерьмофродит! Помни, что ты человек - русский! А русские никогда не сдаются и всегда идут до конца! Я уже вижу - чувствую: у тебя получается - лярва валит наружу! Помоги себе и нам - дай возможность достать её, как она тя - зацепить на крючок!
   Подельники сжимали штык-ножи - их и готовились вонзить в лярву - охотник с блатным. А вот хакер получил автомат с единственным патроном.
   - Таки ж пристрелите меня-а-а... - выдал напоследок ювелир, и далее в его исполнении понеслась непереводимая нецензурная брань безо всяких предлогов для связки слов.
   Блатной растерялся: он не думал, что кто-то ещё в этом мире способен переплюнуть его, а тут такое, да ещё ювелир оплевал.
   - Всякое в жизни повидал, но такое...
   Женщины уже не знали, что и думать, продолжая оставаться в полном неведении - изоляции от "камеры пыток", в которую мужики превратили один из купе вагона. А там творилось такое, что не передать на словах.
   Невольные свидетели позабыли человеческий язык напрочь, у них остались одни мысли, да и те путались. Ювелира распирало. Он распух, продолжая надуваться, как индюк, расширяясь неимоверно в боках.
   - Лярва, курва застряла!
   Паразит упирался из последних сил, в то время как человек с ним в одном месте лишался их, и чем дальше, тем больше да стремительно.
   - Дыши - глубже и чаще, - неожиданно подсказала проводница.
   Она вспомнила: их учили принимать роды. Вот только никто не подозревал, что роженицей окажется мужик вместо бабы, а ребёнком - червяк-паразит. Принцип был тот же с одной стороны, а с иной... ситуацию не желали выпускать из-под контроля. Пришлось довериться женской интуиции, граничащей наравне с логикой. А она у них была железной до простоты, и её им заменяли эмоции. И пока ни разу не подводили. О хладнокровии также следовало забыть, а с ней оставить надежду на благоприятный исход.
   - Конец... - выдал хакер впопыхах.
   - Неужели всё... так погано!? - взглянул блатной на него.
   - Я вижу его у него... - намекнул хакер на паразита.
   - Молодец... - схватил блатной за щёки ювелира. - Мужик! Не сдавайся - сопротивляйся! Упирайся! У нас с тобой получится!
   - Господи, кому рассказать - не поверят! Дурдом обеспечен, - ляпнула проводница. - Чего только в поезде не насмотришься!
   Блатной тарахтел.
   - Получиться, ювелир, я тя...
   Тот зажмурился.
   - В жены возьмёшь? - не сдержался Петухов.
   - ...расцелую! - не обратил блатной внимания на хохму юного подельника.
   Охотник занёс нож над головой.
   - Показалась - пошла лярва!
   - А-а-а... - зашёлся в очередной раз ювелир, неистовствуя разом с публикой. - Обосраться и не жи-и-и-Етить... твою-у-у...
   Охотник махнул и... промахнулся.
   - Вы-вы-выскользнула, лярва-А-А... - прокомментировал сложившуюся ситуацию хакер.
   - Не дайте ускользнуть, - посоветовал блатной держать язык за зубами, иначе можно было схватить в рот, а никому не хотелось принимать участие в оральном разврате с лярвой после анального сношения с ювелиром. Гермафродитов хватало на планете за пределами аномальной зоны без них и здешних обитателей.
   Блатной метнул нож. Также дал промашку.
   - Пали, хакнутый!
   Тот рассадил бутылку со спиртным.
   - Чёрт! Вот же где чертило! Я имел тя... и в виду - из оружия! Автомата, дубина!
   - Пожар! Горим... - было не удержать дерьмофродита.
   Ювелир сорвался с места, завалив проводницу, сам угодил на неё сверху. Та не стала препятствием на его дальнейшем пути продвижения, и только видела... голый зад. Впрочем, и все иные женщины - причиндалы "Тарзана".
   - Стой, засранец! Куда-а-Ах!..
   Тот снёс дверь, выскочив из вагона. Твари вместо того, чтобы броситься к нему и внутрь, напротив подались прочь от него, куда глаза глядят. Стали разбегаться.
   Опомнился ювелир слишком поздно, оказавшись совсем один в незнакомой ему местности, благо на железнодорожной ветке сообщения. С помощью зажигалки и стал освещать себе путь обратно.
   - Мало нам было Петухова прошлой ночью, так ещё один клоун нарисовался! Во, бля, маски-шоу! Цирк, да и только! - не сдержался блатной. - Всё-таки надо было прибить - пристрелить!
   Люди кинулись заделывать пролом. Дверь кое-как встала в проём, и с иной стороны мелькнула тень.
   - Бутылку... - решил хакер: приближается одноглазое чудовище, светя в тумане зловещим огоньком.
   Ей и огрел кого-то, а поджечь забыл. Огонь всё ж таки почему-то вспыхнул. В свете языков пламени пассажирам показалось: на них вышел огненный демон зоны - дьявол во плоти.
   - Чёрт...
   Им оказался...
   - ...ювелир!
   Тут-то и пригодился огнетушитель охотника. С беглеца сбили пламя и затащили в вагон, позабыв про купе, откуда повалил густыми клубами дым.
   - Ё-маё, горим! Пожар! - опомнились люди, локализуя последствия возгорания.
   На глаза попалась...
   - Лярва, - выпалил блатной.
   - Таки чё сразу и паразит, а не колбаса!?
   - Для тя, что угодно из неё опосля того, чего сделала с тобой!
   То на что сподобился ювелир, подельников заставило поменять взгляды на жизнь и даже пересмотреть лидерство в коллективе.
   - Зверь, а не человек! Твари отдыхают!
   Ни одно больше не сунулось пока с той самой поры, как среди пассажиров не появился...
   - Паразит, - влепила проводница, вернув труселя с рукавом ювелиру, которые оставил на ней. Их на лице в зубах и обнаружила она.
   - Ха-ха! Да ты фетишистка...
   - Сами вы - и фашисты! А ещё русские люди!
   Ювелир дымился, не обращая внимания на полученные ожоги. Возможно, не прошёл болевой шок, а возможно причина была в чём-то ещё.
   - Никак мутировал - гермафродит?
   Тот молча пожирал "жаркое", расправляясь с палёной тушей лярвы. Слова исчезли из лексикона очевидцев невероятного, а с ними пропали и мысли. Они выжили, и им казалось: из ума давно и сразу - а нет - всё только начиналось. Зона припасала на каждый день всё новые и новые сюрпризы.
   Атака тварей прекратилась, она просто видоизменилась. Пока одни пассажиры занимались ювелиром с паразитом в нём, иные - студентом с изуродованным лицом и руками. Он сразу стал интересен двум молодым особам, что прежде шарахались в стороны от него. И в один миг превратился в героя сродни кумира. Им и занялись, хлопоча, но больше лопоча языками.
   Рыжая бесстыдница успевала толкаться с бледной брюнеткой.
   - Отвали, он не для тя! Чё ты станешь делать с ним? На кой сдался? Не варить же собралась!
   - А ты - сама! Урод ведь!
   - Прямо скажу: не красавец, но в мужике главное не это, а...
   - Что же? Только не говори - нечто в штанах!
   - Дура, а ещё готка! Шрамы украшают любого мужика, а нас уродуют!
   - Да ты садомазохистка!
   Девицы вступили в перепалку и не на словах, перегнув палку. От них ещё больше досталось очкарику. Он получил по очкам - линзы треснули и разбились. По причине чего не мог видеть, что творилось, положившись на слух. И ему казалось: они воюют с червями-паразитами, а не им, поскольку до него долетали отдельные их фразы со словами.
   - Лярва...
   - Курва...
   - Сама-А-А...
   - Сучка-А-А...
   - Ты труп...
   - Смерти жаждешь - получи-и-и...
   Наконец стало тихо. Драчуньи притихли, отделав одна другую так, что у обоих в раскрытых ладонях остались выдранные волосы.
   - Хоть шерсти клок с паршивой овцы, - избавилась брюнетка с бледным цветом кожи от рыжей пряди.
   - Ой, то сама не монашка, кровопийца! Те не с нами след тусы разводить в вагоне, а где и кого - тех, кто подстерегает нас снаружи в округе!
   - Ну и оставайся с ним!
   - А ты вали... к паразитам!
   Выяснение отношений девиц происходило одновременно со схожими проблемами на другом конце вагона у мужчин и проводницы. Только там они не поделили её, а они здесь - его. Наконец-то рыжая бесстыдница осталась подле студента.
   - Ты встанешь у меня!
   Она прильнула к ногам очкарика.
   - Поднимайся, ну же, дав-Ай...
   Из-под пола проступило тёмное пятно, и меж ног у студента образовался незначительный пролом. Шалава открыла рот... поплатилась.
   - Лярва, - услышала готка, как та делает студенту кое-что специфическое. А на деле оказалось всё иначе - с ней и паразит, превращая в гермафродита.
   Что-то пошло не так. Студент не сразу уловил. Рыжая бесстыдница накинулась на него, оторвав от пола, и он не по своей воле зацепил потолок.
   - В конец обнаглели! Совсем озверели, - чуть ли не ревела готка от обиды.
   - А-а-а....
   Ей показалось: студент стонет, а не кричит - заткнула уши, чтобы не слышать, даже зажмурилась, съехав спиной по стене на пол.
   Посидев немного так, она решила прояснить ситуацию в купе с попутчиками. Завернула голову на бок, и тут же отпрянула, прячась. Дыхание сбилось - сердце в груди бешено заколотилось. Ещё бы - в вагоне твари оказались - черви-паразиты - целый кокон и втащили его очкарик-студент с рыжей бесстыдницей.
   - Твари-и-и... - взревела готка. - Паразиты-ы-ы...
   Она подалась в бега, угодив на мужиков. Отбойником послужил ювелир, уплетая за обе щёки паразита. Почесал голый зад.
   Ощущение реальности медленно, но верно возвращалось к нему.
   - Репетузы панталонами надень, Тарзан, - высказала проводница по данному поводу всё что думала. - А то на тя уже молодые девки кидаться начинают, аки сам на лярву! Ишь ты их, бесстыдниц!
   Только теперь все остальные мужики заметили черноволосую девицу с бледной кожей как смерть. Она и грозила им всем.
   - Твари! Паразиты-ы-ы... - приметил блатной в тамбуре их.
   К ним ползли черви, передвигаясь, то как змеи, то как гусеницы по полу, стенам и потолку, оставляя позади себя дорожки слизи.
   - Огонь! Палите их! Жгите...
   Не сговариваясь с охотником, хакером на пару с ним метнули бутылки. Задняя часть вагона задымила. Из пламени вырвались сгустки слизи, угодив на спину ювелира. Тот снова махнул себе рукой назад, стряхивая едкую и липкую консистенцию с ладони, как ни в чём не бывало.
   - Там же студент и рыжая бесстыдница... - опомнилась проводница.
   - Они... они... - зашлась готка.
   - Что с ними - и стало? - тряхнул её блатной.
   - ...твари-и-и... - заревела она.
   - Уверена? Не врёшь! - прижал блатной к груди разбитную девчонку.
   - На молоденьких потянуло? - озлобилась в конец проводница, впадая в истерику.
   Блатной отвесил ей оплеуху, возвращая рассудок.
   - Что с нами будет? - вспылил низкорослый гастробайтер.
   Стюардесса ответила уголовнику любезностью, прижала "строителя" к груди, а вот оторвать получилось не сразу.
   - Чё присосался, аки младенец?
   - Вах, шайтан!
   Он впервые держал в руках две...
   - Дыни-и-и...
   - Не про тя мои арбузы выросли - ростом не вышел, малёк!
   Люди стояли перед выбором - сгореть заживо в вагоне или податься наружу к тварям. Не хотели ни того, ни другого. Третьего варианта не было дано.
   - Хворост! - напомнил хакер. - Подпалим - и твари не сунуться к нам - побоятся!
   Дым продолжал сгущаться, а тут ещё и треск усилился. Лопалось битое стекло в заделанных оконных проёмах.
   - Сколько горючки осталось? - возопил блатной.
   - Где-то 2/3 ящика, - подала голос проводница.
   Она вела учёт используемых "боеприпасов", восполняя потери "бойцов". От неё и получили мужики новую порцию горючки.
   - Приготовились, - предупредил блатной. Пассажирам предстояло покинуть всем разом вагон.
   - Кто останется, пущай пеняет на себя! Ай да, пацаны!
   Они были в курсе, чем им предстоит заняться.
   - Главное без паники, но больше шума, - напомнил напоследок блатной.
  
  

Глава 8

ТРУБА... ЗОВЁТ

  
  
   Дверь вагона раскрылась с одного края, оттуда повалил клубами чёрный дым и люди. Они не просто так вываливались и выбегали - вначале полетели бутылки с зажигательной смесью. Ими подожгли хворост.
   Сырость с наступление сумерек увеличилась, а также влажность, поэтому пришлось метать дополнительно ещё по две "гранаты".
   Огонь занимался медленно. Хворост дымил, нежели горел - тлел.
   - Маловато будет - ещё, - суетился блатной.
   Дышать даже при наличии открытой настежь двери в вагоне было нечем. Люди едва не полегли.
   - Выходим - все разом! Никому не разбредаться - держаться за руки! Пошли-пошли...
   Пришлось применить силу. Не все сами выскакивали из вагона, кое-кого даже вытолкнули.
   Твари за периметром хлипкого ограждения принялись завывать и довольно рычать. Люди находились в непосредственной близости от них.
   - Огонь - палите всё - и разом, - настаивал блатной: главное пережить эту ночь, а дальше станут думать, как отбиваться, и чем вообще... заняться.
   То и дело разбивалась "стеклотара". Хворост занимался. Не везде. Кто-то юркнул под вагон, надеясь: там безопаснее, чем на открытой местности.
   Суматоха только усилилась в виду отсутствия снаружи всякой видимости - кругом густой как молоко туман, а теперь ещё и дым клубами. Не хватало воздуху. Люди падали, сбиваясь с ног.
   - Где кто?! - не мог взять в толк блатной.
   За периметр ограждения отовсюду ринулись твари. Более дерзкие монстры на крышу вагона, обжигая лапы, иные сквозь стену пламени, опаливая бока.
   Повеяло палёным. Блатной упал. Удачно. Его сбили с ног свои же люди. Среди них объявились монстры. Чудовища лютовали.
   - Конец... - закусил он кулак.
   Рядом с лицом опустилась космато-когтистая конечность, а с иной стороны ещё одна лапа. Над ним нависла тварь у изголовья. То был шанс поквитаться с ней за тех, кого иные гермафродиты рвали, превращая людей в нелюдей, иначе самому несдобровать.
   - На... - всадил он штык-нож в тело, а куда попал, не ведал - не видел, рассчитывая: в сердце или грудную клетку.
   Тварь фыркнула и захрипела. Он резанул ей по глотке. В руке помимо холодного оружия - в иной - имелась бутылка. Блатной запалил её, разбив о голову твари, и отскочил.
   В свете огня - ярких выбросов языков пламени - узрел, с чем столкнулся. То был пассажир вагона из седьмого купе - женщина.
   - Сука-А-А... - разошёлся блатной.
   Где-то над ухом всего в двух шагах прогремел одиночный выстрел.
   - Петя ты, Петухов? Сюда, хакнутый! Я здесь!
   Ответом послужила возня. Подхватив хворостину с дымящимся краем, блатной двинул на шумы. Перед носом мелькнул приклад автомата. Махать ножом блатной не стал, крикнул. Из тумана прилетел тяжёлый предмет, угодив в грудь. Из лёгких вылетел воздух. Ещё бы - он рухнул навзничь. Кто-то из своих зарядил по нему, не разбираясь: свой или чужой. Похоже, он стоял на дороге.
   Хакер бился до конца. Лада помогала ему. Альбина также не осталась в стороне, и двинула нетбуком. Им от неё и получил блатной, обнаружив чуть погодя у себя на груди, ощупав рукой.
   По округе понеслась непереводимая даже на наш язык нецензурная брань. Реагируя на неё, подле блатного стали собираться люди. Их оказалось меньше, чем он рассчитывал, поэтому естественно возник сам собой логический вопрос.
   - Где остальные? Что с ними?
   Времени отвечать, не было, да и некому. Вновь пришлось схлестнуться с троглодитами аномальной зоны. Навал с их стороны не был таким как прежде. По всему видать: часть из них заполучила трофеи, и отбиться от них не составило большого труда.
   От горстки людей врассыпную метнулись зверюги с опаленной шерстью - скрылись в тумане, растворяясь в ночи. Они издали продолжали вопить и рычать, а приближаться не помышляли.
   - Кто здесь и сколько народу? - попытался определить на слух блатной.
   - Я... - подал первым голос хакер.
   - Кто я, пацан!?
   - Петя...
   - И есть! Кто ещё с тобой? Твоя "тачка"?
   - Лада я, и не машина! Не угнать!
   - За тобой - точно! А где ма...
   - Альбина я!
   - Так и я собирался сказать - мать, а не Мальвина, - пояснил блатной. - Это всё?
   До него донеслось чавканье.
   - Тва-а-арь...
   Он наткнулся на ювелира. Тот продолжал растягивать удовольствие - тянуть зубами лярву за хвост. Червь-паразит даже в зажаренном виде оказался не по зубам человеку, напоминая резину. Также и на вкус.
   Нашёлся малёк - мелкий гастробайтер откуда-то с юга... Азии - напарник гуцула. А с ним и готка подле "монашки" с животом в объятиях Лямур Амуровны и Зинаиды Павловны.
   - То всё... етить? А где иные пассажиры - проводница и чурка, он же охотник!? Куда ушлёпал этот ушлёпок? Одно слово - ходок!
   - Сдаётся мне: они подались куда-то вместе с остальными пассажирами, - вспомнил хакер, как некто крикнул, выпрыгивая наружу: следует непременно хорониться под вагоном, мотивируя тем: там безопаснее всего.
   Люди приблизились к огню настолько, насколько было возможно, отчасти видели друг друга, прижимаясь плотно один к одному, и только ювелиру не сиделось как всем. Он продолжал трапезу - дожаривал на самодельном шампуре лярву. Паразит шипел - из него вытекала едкая слизь. Кислота капала на костёр, из-за чего языки пламени меняли окрас, вспыхивая с характерными хлопками.
   - Однако, - заметил блатной, поминая вскользь чурку. - Вот же дитя крайнего севера! То ить етить яво - Перкосрак! Да и проводница хороша! Туда саму - в ту степь!
   Он клял их и себя скрытно от других. Проблем стало на порядок больше. Подсыхая, хворост мгновенно выгорал, и люди перемещались украдкой от ограды к вагону. Тот долго будет пылать - ночь напролёт, а повезёт и день.
   За время, проведённое в зоне без сна и отдыха как такового, люди умаялись, их глаза слипались сами собой, а рты не закрывались от зевоты. Никто уже ни на что не надеялся, все мечтали лишь об одном - скорее бы закончился этот ад - уж лучше во сне сгинуть, чтобы ничего не знать и не чувствовать.
   Блатной не стал исключением. Не в его правилах было отбиваться от коллектива и лезть на рожон без нужды. К тому же женщины с девицами, облепили сами его, и если что - пострадают они в первую очередь, а у него появится шанс - вот только на что неясно, вероятнее всего продлить незначительно муки в жалком обличии человека, прежде чем из-за паразита обернётся нелюдем.
   С дурными мыслями и прикорнул. Во сне донимали кошмары - твари были всюду. Аналогичные сновидения видели как наяву и подельники по несчастью.
   Охотник намеренно отстал от вагона, юркнув в иную сторону, уводя тварей от попутчиков. К нему сдуру не разобравшись в ситуации прильнула проводница, подавшись следом, да ещё некто - мужик какой-то с внешностью кавказца или азиата и женщины толпой. Даже одна девчонка 11-12 лет. На них и сконцентрировали всё внимание твари - их основной контингент.
   Как ни старался чурка, отбиться не получилось. На него налетели, обрушившись вихрем зловещие тени, и повалили, потащив куда-то. Пришлось прикинуться убитым. Чурка по-прежнему не выпускал из рук автомата, болтающегося на ремне. К дулу был приделан штык-нож.
   Никто вязать его не собирался. Твари были уверены в собственной силе, либо не понимали: простая необходимость. Охотник надеялся осуществить побег. В жизни всякое могло случиться - подвернуться счастливый случай. Он верил: после чёрной полосы в жизни непременно наступает светлая. А как иначе, хотя зона на то и аномальная - здесь всё не так - иначе - перевёрнуто с ног на голову.
   Ночь. Сгущался туман, и, казалось бы, вроде светло как днём, а ничего невидно - собственного носа не разглядишь - окосеешь.
   Оттащив недалеко от вагона, объятого языками пламени, вырывающимися наружу - (ими хоть как-то освещало округу) - твари бросили трофеи, сваливая в одну кучу.
   Торопиться охотник не стал, определяя на слух, кто из монстров остался подле него с людьми. Те, кто приволок их сюда, поспешно удалились, зато раздались звуки иного толка, напоминающие отдалённо не то хлюпанье, не то бульканье вкупе с урчанием.
   Рядом с треском что-то прорвалось наружу и пискнуло. Что именно, а точнее кто - сомнения опали на этот счёт у охотника. Их пытались инфицировать. К ним стремились червеобразные паразиты.
   Чурка весь напрягся - тело и зрение, а также слух. Звук приближался по нарастающей амплитуде, а с ним зловещие порождения чудовищной зоны. Наконец уловил некую липкую слизь на одежде - не шелохнулся, притом, что мышцы тела напряглись.
   Червь стремился к голове, а не туда, куда угодил один из паразитов к ювелиру. Хотя всякое могло случиться - похоже, забивались в любую щель - им нет особой разницы. А чурка дышал через рот. Ему заложило нос. В ноздри набилась гарь с пеплом, он опасался чихнуть ненароком - обнаружить себя для тварей, поскольку не опасался паразитов и знал, как совладать с ними.
   Мерзкое ощущение неизбежности - встречи с паразитом - не пропадало ни на миг. Червь передвигался неспешно по телу человека, извиваясь и скользя, перебравшись с ног на живот, и далее, подползая к груди, наткнувшись, а точнее напоровшись нутром на что-то холодное и острое. Охотник нанизал его на штык-нож.
   Раздалось шипение. Из паразита брызнула кислота - его едкая слизь, разъедающая любой материал - даже крепкий сплав из металлов.
   Досталось и чурке, но он был готов к этому. Оружие залило, и от автомата со штык-ножом ничего не осталось. Охотник оказался практически безоружным. Так только казалось. Он неспроста не стал швырять при первом же столкновении с тварями бутылку с горючим, сейчас она больше пригодилась ему. Он отправил её в клокочущую массу паразитов. Кокон заволокли языки пламени. В них мелькнули черви. Копошились.
   Ювелир уловил запах жаркого.
   - Куда это он?! - изумилась Альбина.
   Подстать матери выдала дочь, толкая хакера.
   - Кто? И где?
   - Русский человек с еврейской внешностью и замашками жида!
   - Будите Митяя, а я...
   - Куда ты! И все мужики? - подались они следом за ним, оставляя на блатного иных попутчиц. Пришлось разделиться.
   Хакер сжимал автомат на манер дубины, а дубину использовал под факел. Бизнес-леди с дочерью не уступали ему ни в чём, и неотступно следовали по пятам. Одна держала обеими руками дубину подобную на кривую оглоблю, а иная - две заострённые палки-колья. Словно собрались на обычную прогулку по лесу на пикник, а не в гнездовье тварей с паразитами. На мерзких созданий и наткнулись.
   - Ой... - воскликнула дамочка.
   - Чего стряслось, мамочка-А-А... - обернулась дочь.
   Та поскользнулась, и зацепила оглоблей хакера. Он обнаружил: на земле копошатся черви.
   - Паразиты-ы-ы... - вскочил парень, бросившись на дерево, спутав попутчицу с ним.
   - Мама-А-А... - заголосила Лада, решив: на неё накинулась тварь.
   Дамочка размахнулась, отведя оглоблю для удара назад. Со спины раздался треск. Она добилась желаемого результата, в противном случае могла лишить дочь парня, а себя в будущем зятя. Обошлось - не совсем. Но всё же лучше, чем могло быть изначально.
   - Это ты, Лада?! - не поверил хакер.
   - Во где петух! Свали, я те не курица! Нашёл время и кого топтать, - не позволила себя унизить она - растоптать.
   - Тихо ты - не ори, - всплеснул руками Петухов, зацепив ветвь дерева. Перебрался, а следом и Ладу потянул за собой. Да не судьба - спасти от паразитов не удалось - помешала мать. Та вцепилась дочери в ноги, тогда как хакер тянул её за... Он думал и верил: воротник, а в итоге понял - ошибся. У него почему-то оказались волосы.
   - Хвост!? - предположил парень: перепутал зверюгу с подругой.
   И точно - внизу заржали не то кони, не то ещё какие-то лошади или животные копытного происхождения. Кто знает - вдруг твари. Отпустил. Не тут-то было - отбиться не удалось. Кто-то вскочил к нему на ветвь. Она подогнулась под грузом тел и с треском подалась наземь.
   Три человека угодили тем самым местом на паразитов, что и ювелир, мелькнувший с факелом подле них. На одной палке у него занимался огонь, а иной были нанизаны извивающиеся паразиты. Он точно отдыхающий сотворил из них "аппетитные" колбаски. Не хватало пиво, зато имелись в наличие женщины и... бутылка с запалом, торча из нагрудного кармана. Пригодилась хакеру.
   На писк паразитов прореагировала тварь из числа стражей кладки червей в коконе.
   - Чёрт! - выпалил хакер подобно блатному. И не прогадал, разбив о голову спиртное. Помимо него осталась связка баллончиков. Её и приберегал на крайний случай - подкинул в огонь.
   Грянул выбух. Ударная волна не была столь мощной, чтобы разметать людей, но кое-что всё-таки приключилась с ними - им растрепало причёски.
   - Апчхи... на вас, паразиты-ы-ы... - разошлась дамочка, и свела с ума тварь, погнав ту оглоблей в дебри леса, отгоняя от железнодорожного полотна.
   - Ма, вернись, не будь дур-Ой...
   Дочь снова поскользнулась. Очередной паразит стремился найти себе новое пристанище. Она разобралась с ним при помощи заколки для волос, смахивающей на вязальную спицу. Ими, как китаец палочками и расправлялась с паразитами одна из женщин подавшаяся за охотником. Ей оказалась проводница. Пришлось поменять хобби.
   - Будешь? - озадачил вопросом ювелир, нависнув над ней.
   - И ты здесь? А где это мы?
   - В зоне - аномальной, - напомнил хакер.
   - Далеко ли от железки?
   - Вопрос в другом - где она? И искать!
   - Моя мама пропала, - вмешалась Лада.
   - Твою мать... - не сдержался друг.
   - Верните её - спасите!
   - Оставайся тут...
   - Нет, я с тобой - не брошу одного, как сам меня!
   - Нет, ты хуже паразита!
   - Вот спасибо за откровенность, теперь буду знать, на что рассчитывать - точнее: не на что - и кого!
   - Моя спасать смелый баба, - подал неожиданно голос охотник.
   - Чурка! Она - женщина!
   - Дура, каких и днём не сыскать, а поди ночью в зоне при таком сильном тумане... - вставилась проводница, выискивая на слух, кого бы ещё пырнуть спицами. - Отойти, а то яйца поколю!
   Она пригрозила ювелиру, разглядев труселя в свете огня на уровни лица.
   Помимо факела горела земля. Люди устроили пожар. Зону постигло новое бедствие. В нём и могли погибнуть разом с тварями незадачливые сталкеры.
   Проводница подняла ком пожухлой травы и подпалила, швырнув в сторону. Затем ещё раз и не раз, осматриваясь по сторонам.
   - Нам туда, - указала она, а куда - и сама не знала. Но как только пробилась сквозь заросли, узрела зарево - горящий вагон. - Спасены!
   - А моя мама как же? Что станет с ней? - не сдавалась Лада.
   - Твою мать - не станет - и проблем разом! Одним человеком больше, одним меньше, как гермафродитом! А она у тя и вовсе являлась им по жизни!
   - Завидуете, что смогла добиться невозможного, - задело Ладу за живое заявление проводницы.
   - Знать и ещё разок способна на приятный сюрприз не только для себя, но и тя - всех нас! С ней же охотник - подался за ней! Не робей!
   Той было, кем заняться и без девицы. К ним примкнула девчушка двенадцати лет. Та тоже донимала всех расспросами о своей маме.
   - Отыщутся они - вон какой огонь пылает - далеко видать! Не заблудятся!
   Проводница вернулась с людьми к блатному.
   - О, вот и оставь урку одного - всех баб попортит разом!
   - Завидно, да? - не унималась Лада. - И моя мама вам мешала - не так ли? Сама глаз на него положила!
   - Ща я кое-кого зрения лишу - действительно положу, - последовала в продолжение матерщина в исполнении проводницы.
   - А... - очнулся блатной. Сна как не бывало - рукой сняло. - Кто? Что? И где я?
   - На планете - шар, а названию - Земля, - залепила проводница. - В зоне, если память не отшибло - и аномальной на отшибе от железнодорожной магистрали!
   Она предложила, не дожидаясь утра, спешно идти по шпалам в обратном направлении.
   - Не держу, - отметил блатной. - И никого! Вагона больше нет - дальше каждый сам за себя! Не ходок я! Ныне хакер за старшого!
   Малька он не заметил, да тот и не спешил встревать в разговор, как и подавать голос.
   - А ты чего молчишь, вжик, и не жужжишь! Ведь мужик - джигит!
   Гастробайтер на раз забыл все русские слова, бормоча что-то невнятное про себя.
   - Так и знала: толку от тя! Только под ногами путаешься - выкидыш!
   - А как же Альбина и Перкосрак? - дал понять Петухов: у них всё пошло наперекосяк.
   Блатному требовалось подумать и серьёзно - забить косяк. Сигареты закончились, зато имелись грибы. Их также прихватил ювелир, и теперь лакомился, пробуя на вкус, сняв с огня. С ним стало нечто твориться. Похоже, они обладали галлюциногенным свойством. Оно и приключилось с ним вперёд расстройства, так как после лярвы, кишки были прочищены едва ли не до мозжечка. Сказывалось воздействие слизи, впрыснутое паразитом в организм. Ей черви подавляли нервную систему. Да промашка приключилась - жопа не голова. Поэтому и вёл себя неадекватно реагируя на окружающую обстановку и спутников. Ему было всё едино с кем водиться с ними или нелюдями зоны. Уловил то, чего никто из попутчиков. Его и использовали ближе к утру в качестве ищейки, оправив на поиски пропажи - охотника с дамочкой.
   - Найдёт, - уверил блатной.
   - А если нет, тогда что? - поинтересовался хакер.
   - Невелика потеря! Он скорее их, чем наш, - дал понять блатной: подвернулся шанс - пусть и мизерный - так грех не воспользоваться им.
   Твари были нипочём ювелиру. Он не помышлял сторониться их - обходить лёжки, а те в недоумении пялились на него, не сразу признавая за своего. Его поведение разнилось даже от них. Зато запах исходил аналогичный, благодаря тому, что обвешался жарким из лярв как ожерельем.
   Дамочка сбилась с ног, и это притом, что стопы ничто не стесняло. Она изначально сняла туфли на тонких и длинных каблуках, иначе беда - натёрла бы себе их по самые уши, хотя возможно раньше обломала бы каблуки или переломала ноги. Сидела на дереве, обхватив руками и ногами за ствол. Даже зубами вцепилась в кору, пробуя на вкус. Так и провела остаток ночи там, благо не в качестве деликатеса лярвам - наткнулась на иные - плоды, разглядев их с восходом солнца.
   Туман не особо поредел - в пределах допустимой нормы в день изо дня, просто зрение человека понемногу адаптировалось к условиям местного климата, становясь более острым и зорким.
   На глаза попалась шишка. В неё и вцепилась бизнес-леди рукой, теряя человеческий облик - одичала в конец. Вслед за ногтями вставила в неё зубы, добираясь до семечек - принялась грызть и лущить одну за другой, навалив у корней дерева целую кучу в разнобой. Не собиралась останавливаться на достигнутом результате.
   У неё трещало за ушами. Еда захватила целиком всё внимание, поэтому не видела и не слышала того, что творилось в округе.
   Охотник шёл по следу беглянки, он не сомневался: далеко та не могла уйти, неожиданно потерял её маршрут следования, натолкнувшись на иной - местной живности.
   В чурке проснулся природный инстинкт охотника. Ещё бы - он набрёл на шишки, а соответственно древесного грызуна сродни белки. А это мясо и шкура, не ахти какая, как и блюдо в меню из неё, но лиха беда начала.
   Вниз упала очередная шишка. Охотник уловил её собственным темечком. От головы и отскочила, а он в сторону и к палке.
   Шишки падали градом. Помимо белки, чурка также мог расправиться и с её припасами. На дерево не полез. Он точно определил: куда следует бить - где белка, и чем валить.
   Едва очередная шишка попалась охотнику на глаза, он запустил палкой. Та хрустнула... в зубах дамочки вместо шишки. И что тут стряслось - приключилось дальше...
   Охотник мгновенно отреагировал на падение тушки "зверька". В траве на глаза почему-то попалась женская туфля, а не белка. И ещё одна - в него, зацепив по самому больному и многострадальному месту - голове. Падая, как подкошенный, чурка в последний миг узрел возвращение палки. Ей и добила его окончательно несостоявшаяся добыча.
   - А-а-а... - раздался крик.
   На тело человека вниз рухнуло иное. И вновь стало тихо. Ненадолго. Появился ювелир. Нюх не подвёл его, он наткнулся на пропажу, определяя навскидку: явился не к месту. Не стал беспокоить попутчика с попутчицей, а занялся излюбленным занятием - набиванием утробы, разграбляя лесные припасы шальных грызунов. Один такой возник перед ним и укусил за палец, промахнувшись мимо шишки в руке тюфяка.
   Подле бродяг рухнуло что-то тяжёлое. Последовал глухой удар, а за ним человеческая брань. К ювелиру вернулось что-то человеческое - но не совсем до конца, как и речь.
   - Боже ж мой, таки я и в тайге! То не сон! Мама-А-А... роди меня обратно! - затянул он. - Люди! Человеки, ау-у-у...
   - Во-во-волки... - возопила по соседству дамочка, срываясь с места. Далеко не ушла. Чурка схватил её за ногу, а она лягнула... тюфяка - промахнулась изначально.
   Поднялся переполох.
   - Как дам? - занесла бизнес-леди для удара своё самое, пожалуй, грозное и опасное оружие - туфлю на шпильке, метя набойкой в "лобовик" ювелира.
   Меж ними в качестве рефери возник чурка, и получил в лицо - плевок.
   - Ну и кто ты после этого, стоматолог - баба, а не мужик!
   Тому нечем было крыть.
   - Твоя аки здесь быть?!
   - А сам - и оба?! - не унималась дамочка, приметив иную туфлю в руках у чурки. - Отд-Ай...
   Она заголосила ещё громче.
   - Я из-за тя, чурбан, сломала себе...
   - Руку? - вмешался ювелир.
   В ответ бизнес-леди выставила напоказ средний палец. Жест был красноречив, но понят неправильно. Зато чурке всё едино.
   - Твоя ломать палец от моя?
   - ...ноготь!
   - Фу ты, дура шальная! - не сдержался ювелир.
   Шишка была у охотника.
   - Однако...ся... - потеребил он больное место рукой. - Моя идти железная лестница на земля - ваша топать следом!
   Дрязги быстро улеглись. Люди осознали: отбились от коллектива пассажиров.
   - А далеко идти? - заинтересовалась дамочка, чуть понизив голос, возвращая на ноги туфли с каблуками-шпильками.
   - Наша из-за твоя далеко не уйти, - намекнул охотник спутнице снять "ходули".
   - Это каблуки, чурка ты!
   - Её копыта - она без них никуда - тёлка, - перевёл ювелир. - Это как олень без рогов!
   - Сам ты он - рогоносец!
   Попутчик купился, опасаясь: с ним могли произойти разительные перемены после встречи с лярвой. Едва не обделался от страха, отделавшись лёгким испугом, для чего ему понадобились кусты - малой нужды.
   - Да они у тя на башке, - и далее подначивала дамочка.
   - Таки твою ма...ковку, - обнаружил ювелир их у себя при детальном обследовании рукой.
   На этом приключения для попутчиков дамочки и неё самой не закончились. Она не поспевала за ними, боясь поломать шпильки, а не ноги - упала раз, а затем ещё раз и... не раз. Словно привлекала внимание, намекая мужикам: кругом лес, а они одни.
   - Не до тя ща, - отмахнулся ювелир. - И чё хочу - пожрать!
   И это притом при всём, что ему мешал живот передвигаться, начинаясь на коленях, а заканчивался у подбородка - или наоборот - отбивал себе голову ими, поэтому и старался держать запрокинутой назад. Сзади и мелькала дамочка. Она то появлялась, то исчезала - и скорее ползала по земле, чем шла.
   Путь оказался неблизким... у охотника с ними. Чурка успевал примечать всё вокруг, что интересовало его, привлекая внимание. Он навскидку определил, где у тварей звериного происхождения протоптана охотничья тропа и... неожиданно наткнулся на ловушку. Её соорудил его предшественник.
   - Наша здесь не одна... ко...ся...
   - Тише ты! Мы в курсе: кругом твари, - прикрикнул ювелир разом на чурку с дамочкой.
   Бизнес-леди, в который раз залегла, зарываясь лицом в траву, а сейчас так и вовсе в...
   - Дерьмо-о-о...
   Охотник замер подле неё, присев на корточки, и смахнул липкую консистенцию со специфическим запахом с лица, проведя пальцем - поднёс к носу, втягивая зловония.
   Дамочка поморщилась брезгливо. Чурка добил её окончательно, уничтожив морально - попробовал на зуб - вкус.
   - Господи! С кем связалась, а!
   - Чего разревелась, корова?
   - Сам бык трелёвочный, - задела дамочка за живое ювелира - живот. И пока на словах.
   - Однако...ся - подтвердил чурка: данный крупнорогатый скот и прошёл здесь. Что самое интересное оказалось, так и вовсе недавно - этой ночью. И либо отбилась от стада бурёнка, либо...
   - Мы здесь не одни, - осознал только теперь ювелир фразу охотника, произнесённую ранее: тот изначально намекал на людей - их поселение. - Наши или ваши обитают в лесу?
   Этого пока охотник не мог сказать однозначно, но то, что зона населена - и не только тварями, но и людьми - вне всякого сомнения.
   Где-то вдали раздался призыв.
   - Труба... - выдал ювелир в том смысле, что... - Поезд! Там железная дорога!
   И бросился, реагируя на эхо.
   - Постойте! А я, как же я? Ничего не забыли, когда меня-а-а... - заголосила дамочка.
   Ей пришлось скинуть каблуки.
   - Твоя садись - моя поехала, - подставил охотник спину.
   Уговаривать бизнес-леди два раза не пришлось. Она уже каталась на рикшах, которые водили люди-бегуны, да и умела эксплуатировать людской труд любой сложности безо всякого зазрения совести. Сейчас же вовсе решалась судьба - всецело от этого завесила её жизнь.
   - Но-о... - прыгнула она. - Поехали! Чё встал, чурка?
   Они поравнялись с ювелиром.
   - Не догонишь, хрен догонишь... - продемонстрировала Альбина язык.
   Ювелир пыхтел как паровоз. От него исходил пар, он сильно потел. И казалось самому бежит, как спринтер, а на деле передвигался со скоростью черепахи, раздавленной "КАМАЗом".
   Отрываться от него охотник не стал, задав пригодный темп, как для оппонента, так и себя.
   Гудок повторился ещё ни раз. Они приближались к нему - железнодорожному полотну. Даже вышли на колею, и всё же туман скрывал всякую видимость. Теперь главное было не столкнуться с подвижным составом. Обошлось. Как и что-то не сошлось - не срасталось. Поезд стоял на приколе. Прикол и заключался в том, что им оказался...
   - С-с-сука-а-а... - выпалил ювелир.
   - Может ты и прав - самка... - согласилась дамочка, глядя на...
   - Слон... - угадал чурка наверняка. - Цирк...
   - Да и только!
   По-видимому, лазутчика из зоны привлекли его размеры туши, но по какой причине не спешили использовать ни в качестве жратвы, ни превращать в гермафродита-троглодита с подачи паразита - большой вопрос. Возможно, требовался червяк того же размера, который путникам проломил слизью потолок и пол в вагоне.
   - А давайте угоним его, мальчики, - высказалась по данному поводу дамочка.
   - Таки я вам не самоубийца - не шахид, - отказался наотрез ювелир спасать животное и бизнес-леди от мучительной дороги назад к своим, понимая: одним им не продержаться долго в зоне.
   - А как же жратва - грех кидать столько мяса, способного изначально послужить нам в качестве сносного транспортного средства передвижения по зоне, - намекнула недвусмысленно дама.
   Ювелир призадумался.
   - Таки я не против, коль чурка займётся мастодонтом - дрессировкой!
   Животное не пришлось обучать, оно само обрадовалось людям, точно так же как они ему в свою очередь - привыкло. А привычки не менялись, зато люди, превращаясь в нелюдей.
   - Этот вагон со зверьём прибыл до нас или после? - загадала дамочка загадку.
   Ювелир не стал ломать голову, предложив чурке.
   - Однако...ся... - заметил тот, сверяя по тусклому диску дневного светила, проглядывающегося в небе сквозь пелену дымки тумана.
   - И что вы думаете - таки звёзд не хватает? - поинтересовался ювелир.
   Чурка ничего не ответил, занявшись животным.
   - Нацепи на него наряд хуйвейбина - и не отличишь, - отметила дамочка.
   - Таки что вы хотите: Урал - Азиопа, - пояснил ювелир: они все одним миром мазаны. - Косые на рожу!
  
  

Глава 9

МАСТОДОНТ

  
  
   В предрассветном зареве поднимающегося солнца из-за горной гряды, послышались протяжные гудки.
   - Поезд... - оживились люди у догорающего вагона.
   - На семафор непохоже, - отметила проводница.
   - А на что - трубу охотника? - ввернул хакер, вспомнив фильм "Особенности национальной охоты", где герои охотились на изюбря, а наткнулись на тепловоз. История здесь была несколько иной и перевёрнутой с ног на голову - и место подстать - аномальная зона. - Ну так ведь гудит!
   - Жук тоже, а толку! Случается и бык свистит! Цирк, да и только! Шапито, блин!
   - Бляха... - выдал блатной.
   - Есть такая пряха, а не муха, - кивнула Лада на девчушку, давая понять: среди них дети, хотя и сама недалеко ушла - только-только окончила школу и поступила в ВУЗ.
   Звук показался до боли знаком всем, а тут ещё содрогнулось железнодорожное полотно - загудели рельсы и заходили ходуном шпалы.
   - Верняк, что-то идёт в нашу сторону, а что... - не могла взять в толк проводница. Её саму заинтересовала данная нестандартная ситуация.
   Из дымки донеслись людские голоса.
   - Т-р-р! Стоять...
   - Ой, мамочки, мама-А-А... - признала Лада ту, и бросилась навстречу.
   Все люди в едином порыве за ней, не желая отставать, наткнулись на погонщиков... слона.
   - Грёбаный ты... паровоз! - обомлел блатной. - Приехали...
   - А чем не транспорт - и пройдёт где хошь!
   - Однако...
   - ...ся, - прибавил чурка, опуская слона.
   - Прикольно! А можно покататься? - забыла девчоночка: потеряла мать. Её пока не нашли, но заверили - блатной: дай срок.
   - Только и можешь, что про зону, - укорил хакер, намекая: пора откидываться из аномальной, но не жмуриками.
   Подельник согласился.
   - И впрямь пора в Пермь, а то задержались - загостились...
   Люди лишились вагона, но приобрели слона. С иным поголовьем и вовсе беда - состав пассажиров уменьшился втрое - их осталось 13 из 37 изначально двинувших в путь на Сыктывкар.
   Компаса не было, за то "абориген" из местных - представитель малых народов крайнего севера. Чурка сносно ориентировался на местности по природным признакам. Да и то не пришлось - следовало вести слона в том направлении по железнодорожной ветке, которой изначально "угнав" в свою очередь у чудовищных порождений дикого края.
   Собираться не пришлось, да и чурка экипировал слона, обнаружив всё необходимое - седло, подпругу и прочее в том же роде и по назначению при животном в загоне вагона.
   - А что если устроить сафари на тварей? - проскользнула у Аса авантюрная идея - её и озвучил.
   - Одно слово - хакнутый! Прежде черепом думай, а не подставляй! - пояснил блатной, понимая: в случае с подельником сотрясение мозга не грозит: голова - кость и болеть по определению не может. Он где-то читал в какой-то книге и не электронной - ноутбуке - а на каком-то складе с множеством "рукописей" на печатной машинке оттиска в твёрдом переплёте, но явно не широкой туалетной бумаги озаглавленной - газета. Там все сидели в одном зале и за столами, а не персональных кабинках на стульчаках.
   Для хакера библиотека являлась пережитком прошлого, как атавизм для человека сродни хвоста. Он жил в виртуальном мире электронной информации с цифровыми носителями, где содержались терабайты памяти - подключенный к "сети" ноутбук заменял всемирную библиотеку. Не приходилось тратить время на поиски необходимой информации - книги. Поэтому не понимал юмора в старых комедиях. Особенно тупил на фильм "Операция "Ы" и другие приключения Шурика", когда Вицин в роли Труса, спрашивал у сторожа - Шурика, перед ограблением склада, как пройти в библиотеку. И это в два часа ночи. В "...нете" - когда угодно и куда - попасть, даже на горячий сайт. Да и не только. Вот и попался, совершив кражу электронных денег в виртуальном мире. Теперь постигал заново многообразие окружающего мира с реальной действительностью.
   Всё было ново, незнакомо и увлекательно. Он начинал чувствовать себя героем блокбастера. Вот только режиссёром выступал блатной, и все трюки опасные для жизни приходилось выполнять самому без каскадёра с одного дубля. Ошибка в "реалити-шоу" стоила жизни. Ей и поплатились уже 2/3 состава пассажиров отцепного вагона.
   - Таки чего мы ждём, давайте съедим слона, - предложил иной вариант развития ситуации ювелир.
   - Тя самого здесь твари, напичкав паразитами, пидарас!
   - Я женат...
   - Будешь дома "сказки" рассказывать - держать базар, - напомнил блатной: паразиты отымели его - лярва.
   - Никому о том больше, - предложил ювелир озолотить урку за молчание. - Таки золото, а слово - ничто! Дерьмо!
   - Сам оно - ничтожество!
   Ни хакеру, ни ювелиру не довелось прокатиться верхом на слоне. На животное блатной оправил девчоночку, "монашку" и Ладу с Альбиной.
   - А мы чем хуже?! - возмутились иные женщины.
   - Все не поместитесь там, - пояснил блатной. - Я и то пешкодралом стою!
   Чурка уступил ему место погонщика слона.
   - Твоя далеко не уйти! Твари близко - шибко ловить наша станут!
   Дрязги с кривотолками сошли на нет. Оставалось определить, кто, где двинет в колонне - спереди слона и станет прикрывать сзади. Малёк не желал путаться под ногами-столбами гиганта из мира животных, и вообще предложил использовать мастодонта в качестве главной таранной силы - пустить напролом.
   - Не по лесу пойдём - по железке чухать станем!
   - А твари! Что если они повстречаются на пути? И кто стрелки перевёл? - вставилась проводница. - Тут явно нечисто! Нас развели, как последних лохов!
   Люди вспомнили червя.
   - Долго ещё будем ругаться? - прекратил блатной всякие проволочки во времени. Следовало торопиться. Люди уступили ему, как своему проводнику - лидеру. Больше не на кого положиться - чурка мог завести в такие дали с дебрями, что и думать лишний раз не хотели. Хакер слишком молод и глуповат - дальше собственного носа ничего не видит. Малёк вовсе не отсюда - не из данной страны, и ему всё здесь ново и в диковинку. Разве что проводница, ну так и не машинист, да и женщина - ничего свойственного им не чуждо - потеря рассудка в виду эмоций.
   - Держаться всем вместе - не отставать и не разбредаться, - напомнил блатной: никто никого не станет принуждать - каждый сам за себя и решает свою судьбу, выбирая ту или иную участь.
   Люди двинули впереди слона. Животное погнало их, задав изначально темп движения. Малёк едва поспевал. Ему приходилось сложнее всех - его шаг короче женского в юбке раза в два - семенил. У тех, кто следовал впереди естественным препятствием являлись шпалы. По ним и прыгали, впрочем, и замыкающий гастробайтер, пока не наткнулся на препятствие иного рода и такое: с разбегу не перепрыгнуть при всём желании без шеста.
   Слон навалил гору, в неё и вляпался малёк, чуть ли не утопая с головой.
   - Тварь... - не сразу признали его попутчицы на слоне, реагируя поворотом голов на крики возмущения позади.
   Женщины впереди на колее ускорились, и только их видели. Они подались врассыпную по обе стороны железнодорожной насыпи. У страха глаза оказались велики, а мутант не вышел ростом и был выше малька.
   Блатной резко осадил слона, повернув вспять. Последовал мах хобота, повлекший в дальнейшем удар. Им отшибло всё, что налипло на оппонента.
   - Малёк, твою м...ечту-у-у... - осерчали попутчицы, поминая исключительно родственников по женской линии не то что до седьмого колена гастробайтера, но и до крещения Руси, углубившись в языческие времена аж матриархата.
   - Пархатый... - подвёл итог дискуссии блатной.
   Идти гастробайтер не мог, его заклинило. Пришлось взвалить на слона. Животное ничуть не ощутило увеличение груза.
   - А где остальные?
   Женщины по соседству уверили блатного: за ними подались мужчины - иными попутчицами, поэтому-то никого больше и не узрел. Он подал "гудок", заставив слона протрубить в хобот. И так последовательно несколько раз подряд.
   - Си-си-си... - взяла проводница данную ноту, - ...мафорят нам, ...ля! - добавила она под конец иную - седьмую с буквой взятой из алфавита - и не одной, используя для связки слов вместо предлогов. Хотя могла запросто применить такие как "в" и "на". Не стала, припасая словарный запас на иные случаи жизни, понимая: им здесь придётся ещё долго блудить - и как, кто знает. Всё это и многое другое было впереди.
   Заминка послужила временной передышкой.
   - Дальше шухер - тихо, - предупредил блатной, отпустив чурку в разведку. Тот требовался им как лазутчик, являясь глазами и ушами - следил за округой. Поскольку лучше него никому не справится с данным занятием.
   Хакер сжимал автомат, но толку от огнестрельного оружия даже как дубины против монстров зоны - никакого. Самому не застрелиться, лишь продлить, а то и вовсе усугубить муки.
   Люди потеряли время. И уже давно брели по железке тупо неизменно в одном направлении, но так и не набрели на место стыка железнодорожных путей, покрыв не одну версту. Окончательно потеряли уверенность на благоприятный исход. Пока не вернулся чурка.
   На охотнике не было лица.
   - Чё стряслось - видел кого? Тварей? Или ещё чудовищнее монстров? - засыпали его вопросами женщины.
   Они не умели держать язык за зубами и трещали точно сороки.
   - Не грузите, - вмешался хакер. - У него оперативная память не успевает срабатывать на данный поток передачи информации! Ещё тот корч... - сравнил он Перкосрака с устаревшей моделью компьютера работающего в "ДОСе", а не "ВОРДе". Про "ВИНДОВС" вообще не заикался. - Где-то составляет порядка 2-3 "метров", а не "гига" - слабак!
   - Ща я кому-то доступ к кое-чему перекрою, - провёл блатной демонстративно ребром ладони по шее.
   Хакер и тут не уступил ему.
   - На себе не показывают - чревато!
   - Чух-чух... - изобразил нечто чурка.
   - Колонка? Насос?.. - старались угадать попутчицы, опережая словами по мысли не только самих себя, но и спутников.
   Чурка отрицательно качал головой.
   - А... - вскричала проводница, перебивая всех на словах. - Знаю - наверняка!
   - Ну... - не сдержался блатной.
   - Это ж это... как её... платформу на ручной тяге вместо "педальной"! Ой, из памяти выскочило!
   - Таки шо вы думаете, если я правильно: может быть, дрезина? - подсказал ювелир.
   Чурка едва ли не повалился к нему в ноги, кланяясь до земли при одобрительном кивке головой.
   - И как далеко топать?
   - Много... - уверил чурка.
   - Много-много? - перешёл блатной на его язык общения.
   - Шибко...
   - Что-то около версты! Дотемна успеем - должны!
   Идти люди были не в силах.
   - Потом на руки налегать придётся - сидя, - пояснила проводница.
   И откуда только появилась прыть у попутчиков разом независимо от половой принадлежности. Блатному даже пришлось пришпорить слона. Животное перешло с раскачивания из стороны в сторону в развалку, на лёгкую трусцу бегом.
   Отмахав порядка километра люди начали осматриваться, кидая недовольные и недоумевающие взгляды на чурку. А ещё через один так и вовсе готовы были накинуться на него и растерзать. Тот мог соврать с подачи блатного - они заранее условиться: едва люди станут роптать, выбиваясь из сил, пойдут на хитрость для придания им уверенности.
   Никто не верил: дрезину могли угнать те, кто пригнал сюда - и иные вагоны с ними. Что-то не сходилось. День ушёл на беготню с бесплодными поисками выхода из зоны.
   - Таки не могли ошибиться, скажем: градусов на 180 и двинуть не в ту сторону?
   За такие слова ювелира могли взгреть попутчики вперёд тварей - и неслабо, покинув его им в качестве трофея на откуп, продлевая собственные мучения со скитаниями по дикому краю аномальной зоны.
   - Лишь бы не дать кругаля, - присовокупила проводница, явно переборщив.
   Люди внизу сдались, прячась под слона. Все почему-то решили разом: там безопасно. И только малёк имел иное мнение - промолчал. К тому же находился сверху "транспорта" на "крыше", а не как иные соратники по несчастью под "днищем".
   Хакер отметил данную особенность, уставившись на "атавизм" в его понимании. Внимание привлёк отросток.
   - А разве бывает у слона три хвоста?
   - Один - хобот, - напомнил-таки ювелир.
   - Спереди, а хвост сзади, - согласился хакер, но не до конца, указав на то, что возникло посередине у животного, и росло, увеличиваясь в размерах. - Шланг?
   - Сука-А-А... - выскочила Лямур Амуровна.
   - Не самка, - заявила Зинаида Павловна, поправляя очки с увеличительными линзами приличной толщины - открыла рот от изумления.
   - Валим, девки! Ходу... - вникла проводница: промедли и слон, а не слониха - завалит их.
   - Ой-ё-оп... - засуетилась готка, уворачиваясь от хобота слона.
   Тот не собирался выпускать женщин - упускать возможности сотворить с ними то, на что так пока не отважились спутники. Являлся не понаслышке "настоящим" мужиком. Своё "достоинство" и продемонстрировал наяву.
   - Таки что происходит, - неожиданно пропала твёрдая основа под ногами ювелира.
   Хобот слона обвился точно змия вокруг его грузного тела, и сунул назад меж ног под себя, стараясь подмять.
   - Ой, что происходит, - прыснул от смеха блатной, не в силах сдержаться сам, а также не знал, как сдержать слона от того, чего затеяло устроить животное - показательную "порку" ювелиру.
   - Сука-А-А... - заголосил тот, вторя словам Лямур Амуровны.
   - Ещё вопрос и на засыпку - кто, - зашёлся хакер следом за подельником от хохота, надрывая живот. Он-то видел: кто самец, и кого использует вместо самки.
   Неприятности для ювелира не ограничилось одной лярвой.
   - Паразит... - возопил Моня, обвиняя слона и всех, кто потакает ему, как животному вместо того, чтобы спасти от... изнасилования. - Насилуют!..
   Попутчицы внизу обомлели, а сверху не видели, и елозили по спине "транспорта".
   - Теперь я понимаю, как себя чувствуют болонки и их хозяева "встречаясь" с бродячими собаками размерами с волкодава, - выдала Лямур Амуровна. - Вот это любовь... с первого взгляда!
   Без слёз от смеха со стороны на ситуацию с ювелиром и не взглянешь. Тот суетился не по делу, дрыгая беспомощно ногами в воздухе.
   - Зря, - подытожила проводница. - Чем дольше будет ломаться, тем выше азарт у слона! Одно слово - животное! Так просто не отпустит! Уж попал, так попал...ся!
   - Ага, - подтвердила Зинаида Павловна. - Пропал ювелир!
   - Не понимаю, - вмешался хакер. - После лярвы не всё ли едино?
   Он видел: женщины с одной стороны завидуют ювелиру, а с иной - не очень-то. Возможно из-за невольных свидетелей. Кто знает, чему виной причина.
   - Таки он бешеный - инфицирован! - заорал в продолжение ювелир. - Паразит - гермафродит!
   - Давно ли сам был им - дерьмофродитом, - вцепился блатной в поводья слона. - Т-р-р... я сказал - тормози! Стой! Остановись! Не шали...
   Ситуация вышла из-под контроля - слон стал неуправляем.
   - А чё, скотина время даром не теряет, как мы! Неровен час - станет последним для всех нас в этой жизни!
   - А не может так быть: пытается спариться с ним по причине озвученной ювелиром? - закрались сомнения у Лямур Амуровны. - Если предположить: оба гермафродиты и пытаются воспроизвести на свет новый вид чудовищ?
   - Но мы-то знаем: ювелир не инфицирован, - вступила в полемику Зинаида Павловна.
   - А яйца!
   - А причём тут мужские гениталии ювелира? Если конечно у гермафродитов это не играет никакой роли! Тогда...
   - Я про те яйца, что мог отложить червяк - паразит! Ведь запросто - и ювелир послужить их хранилищем! А слон пытается оплодотворить!
   - Откуда такие познания в зоологии, лямурчик?
   - Рыбок развожу... в свободное от работы время. Аквариум - моё хобби...
   - А по жизни кем работаешь?
   - В загсе...
   - Ага, браки заключаешь, типа как...
   - Ну да!
   - А, да-да-да, и имя с отчеством подстать, - чуть отвлеклись женщины от реальных событий происходящих всего в нескольких шагах от них.
   - Сидеть! - подал блатной команду слону. - Лежать, скотина-А-А...
   - А-а-а... - донёсся голос ювелира. На него навалилась туша весом в пару тонн. - Таки что происходит? Кто объяснит, чего творится-а-а...
   - Живо за борт со слона, - приказал блатной, прикрикнув на женщин.
   Попутчицы покинули его на малька.
   - А ты чего разлёгся - свалил, убогий!
   Гастробайтера словно ветром сдуло. Блатной вновь пытался подать команду слону.
   - Стоять - встать!
   Животное упиралось и пыхтело как паровоз. Блатного трясло на нём. Про ювелира вовсе лучше умолчать. Шутка ли когда на два центнера сверху давит две тонны и не ртутного столба атмосферы, а туша зверя - и елозит, елозит...
   Чего только не предпринимал блатной - бил слона по ушам, пятками ног в бока, даже укусил раз по подсказке зрителей - толку, всё без толку. Пока в один прекрасный момент не прекратилась качка с болтанкой - и это на твёрдой земле.
   На землетрясение не было намёка, зато потрясение невольных зрителей достигло наивысшей отметки по 12-бальной шкале. Твари с паразитами аномальной зоны и рядом не стояли - они не шли ни в какое сравнение со всем тем, чему попутчики стали свидетелями.
   Это надо было видеть. Ни у кого не поворачивался язык передать на словах эмоции, захлестнувшие всех точно цунами или торнадо. Да что там - смерч сродни урагана.
   Ювелир оказался раздавлен - он был подавлен - растоптан морально и... физически унижен. Слон втоптал его меж рельсов в шпалы.
   - Помочь бы, а? - прорезался голос у хакера на пониженных тонах полушёпотом.
   - Потом... после... - послышались в ответ робкие высказывания запоздалой реакции.
   То ли женщины опасались повторения ситуации в случае с ювелиром, то ли иного - увидеть его в непристойном виде.
   - Иди - помоги... - подтвердила проводница, напоминая парню про клизму, которую тот ставил ювелиру.
   - Сравнила юзера с лузером - моську со слоном, - вспомнилось хакеру одно школьное произведение в стихотворной форме - и забылось. С ним не всё было так плачевно и потеряно, зато ювелиром - нет таких слов, дабы передать его чувство и состояние. Похоже, что он думал только, как кастрирует слона, заставив сожрать ампутированный орган - поставил себя мысленно на его место Петухов. И выдал вслух. - Нет, я не такой!
   - Чего и ща завернул мне?! - не поняла подоплёки произнесённой фразы проводница.
   Малёк также держался в стороне, прячась за охотника.
   - Мужики, в такую вас... етить! Животное и показало вам на ваше место!
   Она сама подалась к ювелиру.
   - Что тут скажешь, лишь одно - любовь, - хитро сощурилась Лямур Амуровна. Ей можно было доверять, как человеку со стажем работы в загсе. Она при взгляде на брачующихся могла определить: станут те жить вместе и как долго - даже угадывала на спор со "знакомыми" по работе, когда заявятся разводиться - плюс-минус месяц составляла погрешность - в квартал разбежка с официальными статистическими данными по расторжению брака по обоюдному - или нет - согласию.
   - В чьём случае? - заинтересовалась Зинаида Павловна. - Слона с ювелиром или...
   - С ним - определённо, а вот дальше - слоном или проводницей - как ляжет...
   - Карта?
   - Сам - и кто на кого!
   Слон явно был не прочь провести ночь подле ювелира на железнодорожном полотне, уж очень удобно оказалось там ему заниматься тем, чем пока не могли люди, а что - завидовать да обсуждать - чего да как - и делал неправильно.
   - Зря торопился...
   - А вот и нет - тут как в любви - важен напор...
   Хакеру стало понятно: кто что предпочитает и как. Покосился на Ладу.
   - Не смотри на меня так... - отпрянула она за мать.
   - Это как?
   - Как питон на кролика или удав на цыплёнка!
   - Да я и вовсе не думал про еду!
   - А кто говорит про трапезу - это я голословно, а так...
   - И как - про что - конкретно?
   - Ну, ты понял меня, Петя! Не будь петухом! Я те не курица!
   - Так и сам не петух!
   - Ага, орёл, который не летает, зато клюёт дерьмо!
   - Дерьмофродит... - опомнился хакер: тому требовалась мужская солидарность и поддержка, но подставлять ему плечо в данной ситуации и при стечении большого количества народа - сплошь и рядом женщин - было как-то несолидно. Держать язык за зубами попутчицы не умели, да и при всём желании в дальнейшем - вряд ли. Теперь у них было чем отвлечься от чудовищной действительности. Они перемывали на словах все косточки ювелиру, вставляя и в хвост, и в гриву.
   - Тишина, я кому сказал - гробовая! Ни звука! - залепил блатной, покинув слона на чурку. - Чтоб тя самого, Перкосрак! Это ж надо так подставить со зверюгой!
   Про дрезину не стал поминать - не до того было, а кого - тем и занялся. В дополнение ко всем бедам ювелир схлопотал от него по лицу, как неверная жена от супруга.
   - Никак приревновал? - зарядила проводница сообразно на словах. - Вона чё - на кого глаз положил - и делается, а твориться! Сам гермафродит!
   - Народу шибко много - людно очень, не то бы я те популярно объяснил, аки слон - ювелиру: кто из "ху"!
   - На словах вы все - мужики, а на деле - вжик - и в кусты! Соскальзываете, аки та рыба у рыбака от нас! Только и способны, что пиво пить да водку жрать!..
   - О еде ни слова! Секс тоже под запретом!
   - А смысл тогда жить? - озадачила проводница. - Чтобы тупо или губить, как получается, когда не получается, словно мы за что-то наказаны - какую-то провинность, отбывая повинность!
   Проводницу понесло в такие дебри и края, что даже аномальная зона не шла ни в какое сравнение. Она завела речь о душе.
   - Об этом я запросто могу поговорить - по душам - душегуб, - осадил блатной. - Знаешь сколько на мне трупов!
   - Ой, будет гнать порожняк, никак маньяк? Что-то непохоже, иначе не пропустил ни одной юбку!
   - Какие нахрен юбки, когда вы все в штанах, точно мужики!
   - Ой, а сами-то, сами не лучше нас - голубые! Даже юбки носите! Я сама видела, как в одной стране на острове - и тоже севере - всё мужское население ходит в юбках! Вот где пи...
   - Скотоводы они - шотландцы, - подсказала Лада.
   - Точно - скот...ланд! И пьют коровье пойло...
   - Молоко?!
   - Скотч!
   - Липучку? Это ж как?
   Непонятки в общении закончились с подачей признаков жизни ювелиром. На голос в человеческом исполнении его гортанный звук мало походил, а тут ещё слон оживился - вострубил. И ювелир вскочил, как ни в чём не бывало, покинув углубление в форме трафарета на земле от собственного тела, сродни оттиска на память тварям.
   Люди столпились. В округе послышались злобные рыки с завываниями. Ими чудовищные обитатели объявили наступление сумерек.
   Начал туман сгущаться, но не так, как раньше. Чем дальше попутчики уходили на край аномальной зоны, тем лучше становилось восприятие окружающей среды обитания. Слона никто больше не боялся, все напротив старались приблизиться к нему и спрятаться от тварей с паразитами тем же образом, каким ранее ювелир. Даже сам он готов был на совершение "подвига" снова и снова - что угодно, только не встречу с паразитами и гермафродитами.
   Тех сменили мутанты.
   - Чудища! - раздались крики. - Чудовища-А-А...
   Слон ответил протяжным звуком, задрав хобот. Принялся валить налево и направо мутантов по обе стороны от себя, обрушивая с насыпи вниз - порой лягался и вставал на дыбы. Всего за каких-то полчаса, он унял боевой пыл мутантов, и те подались восвояси, уступая гиганта иному сопернику.
   До людей докатилась дрожь земли. Поначалу едва уловимо, затем ощутимо и, наконец, гоня волну, позади которой образовывалась борозда размерами с окоп.
   - Гугур... - задёргался чурка.
   - Угу, - согласился блатной. - Ща чё-та будет - мало никому не покажется...
   Люди бросились врассыпную от слона. Животное осталось на месте. Подле него из земли возник гигантский червь, разомкнув челюсти-клыки в форме четырёх крюков-зацепов.
   Последовал удар хоботом. Слон отбил выпад, и при повторном навале принялся топтать скользкое тело гиганта. Монстр выскользнул, зарываясь под землю. Не животное интересовало его, а люди. Они разбрелись, и собрать их воедино вряд ли кому удастся. Червь отстал от всех разом.
   Люди разбежались сломя голову, куда глаза глядят - никто ничего не видел и не замечал. У блатного не осталось выбора - без слона, как калеке ему далеко не уйти. С ним ещё появлялся шанс продержаться незначительно дольше - не больше. А вот иные попутчики не стали заморачиваться над этим, поддавшись неуправляемым эмоциям - и били у них через край.
   Как таковой битвы не получилось, слон сразу продемонстрировал чудовищам аномальной зоны: не по зубам им - те схватят от него по клыкам. И помимо хобота обладал мощными бивнями метровой длины. Даже гигантский червь уклонился от продолжения схватки с ним, и то была уже вторая стычка по счёту, так как на теле мастодонта отчётливо просматривались подобные отметины, которые ему оставили ранее твари. В том числе и едкая слизь паразитов.
   - Эх, сюда бы ещё носорога с бегемотом, - подался блатной к слону, опасаясь потерять зверюгу.
   На него хобот обрушился, и не таким образом, как на чудищ - блатной очутился у питомца на спине подле изголовья, реагируя на хлопанье ушей.
   Подавать команду о поисках "пропажи" не пришлось, животное само поспешило отыскать одного из них. Блатной не сомневался, кого именно разыскивает слон - ювелира. Недолго тот "блудил" по лесу. Зверь под блатным выследил беглеца - и своевременно. Того снова чуть было, не развели гермафродиты на паразитов. Кладку червей и передавил слон, а ювелир очутился подле блатного.
   - Ты как? - покосился погонщик на седока, присоединившегося к нему и елозившего, словно ему кое-что вставили в одно место, а вытащить забыли. - Случаем не твари - паразита?
   - Таки мне всё равно, - выдал ювелир. - И если бы не я - слон не стал защищать вас!
   Он не заметил иных попутчиков.
   - А где-таки кто - люди?
   - Ещё интересуешься о них после того, что видели?! - удивился блатной.
   - Таки договорились: озолочу - мы не встречались!
   - Да я тя ваще в упор не замечаю, - блатному было самому не с руки "водиться" с дерьмофродитом. Узнай о его похождениях на зоне - строго режима - аномальная здесь и сейчас покажется райским местечком, а будущее - в том случае - настоящим адом. - Я - могила!
   - Таки знал - издеваешься, урка!
   - В натуре отвечаю за базар - не думал, - дал он понять: уж такая у него натура с манерой общения - от подобной привычки как атавизма нелегко избавиться - исправиться. Зона для него - дом родной. В чём и убедился лишний раз: на воле нет места.
   Поиски "пропажи" продолжились. Никто из захребетников слона не владел никакой информацией - где и кого искать. А люди разделились, разбившись на команды. В одну вошли попутчицы блатного по купе и попутчик, а также проводница, в иную - Лямур Амуровна с Зинаидой Павловной да гастробайтером. И охотник-чурка недолго оставался сам по себе - наткнулся на готку с "монашкой" и девчушечкой при них, намереваясь отыскать всех остальных, выступая проводником - сталкером зоны. И кто за кем следовал, никто ничего не знал - возможно, что твари за ними всеми.
   Путь был один - железная дорога - на неё и стремились вернуться люди, не взирая ни на что.
  
  

Глава 10

ЯПОНА-МАТЬ

  
  
   - Сколько нас? - пыталась проводница примерить лидерство на себя.
   - Нас трое, а вас? - не уступил хакер.
   - Уймись - не петушись! Я старше всех здесь и опытнее!
   - В чём - на что намекаете или возраст? - подала голос Лада в защиту хакера.
   - И в кого ты такая уроди...лась, ась?
   - В свою мать!
   - Мать твою - говоришь!
   - Что-то имеешь против меня? - объявилась дамочка.
   Между женщинами намечалось выяснение отношений.
   - Никак из-за меня?! - подивился хакер.
   - Да кому ты нужен! Тоже мне мужик выискался! Ещё материнское молоко на губах не обсохло - давно ли отняли от титьки!? - не унималась проводница.
   - Чё, привыкла, или как - не с кем? Али никому боле не потребна? - перегнула палку на словах дамочка.
   Проводница схватилась за первое, что попалось под руку и от неё досталось...
   - Петя-А-А... - воскликнула Лада.
   Его и обнаружили спорщицы подле девицы на земле.
   - Петенька, ты как, а? Скажи чего-нибудь, родной! Подай голос, родимый!
   - Вот те на - когда успела-то, а? - поняла "по-своему" проводница слова девицы.
   - Она у меня не такая, - снова затеяла перебранку бизнес-леди.
   - Мне не гони порожняк - не на трамвае, поди, катается у тя, а на тачке и не одноимённой себе - крутой заграничного производства!
   - И что это меняет?!
   - Да всё - где нормального парня найдёт?
   - Уже, чем это-то плох?
   - Как бы не сдох, - испугалась проводница.
   Хакер притих, не подавая голоса. Им и занималась Лада, приводя в чувство, стараясь послушать: бьётся ли сердце.
   За тем, чем занималась она, и застукали взрослые. Она перепутала в тумане верх с низом, и что расстегнула вместо замка куртки иной - наткнулась на ремешок.
   - Бляха... - отреагировала мать.
   - Пряха!? - подтвердила дочь. Она стремилась сделать... - Нет-нет...
   - Ещё скажи: искусственное дыхание, - подначила проводница.
   - Ох... - дёрнулся Петухов, ощутив: женщины учли его яйца. Кто-то ненароком запустил руку, схватив за мужской орган.
   - Ой-ё-оп...тя... - отшатнулась Лада. - Дура я, дура! Спутала нос с х...
   - Хи-хи, - зашлась проводница. - "Хвостом"!
   - Не смешно! Это возмутительно!
   - Раздевают... - поспешил хакер застегнуть штаны.
   - Ай... - вскрикнула Лада. - Больно - палец!
   - Чей? И кто, чего кому прищемил!? - не унималась бизнес-леди.
   А подстать ей продолжала заливаться покатом от хохота проводница, пока всех разом не стреножили чудовища. Люди тотчас присмирели, подавшись далее, не разбирая пути. Стало очевидно: возле железнодорожного полотна опасно.
   - Что если стоит нам отойти... - выдал Петухов не то, как вопрос, не то, как простую констатацию явного факта, сделав аналогичный вывод аналитическому складу характера ума, присущего ему, как хакеру.
   С этим можно было поспорить, да и усомниться, но у женщин на подсознательном уровне подспудно сидела гвоздём одна причина, по которой доверяли ему: он - мужчина. А соответственно - сильнее их - защитник. За ним и подались, а хакер, не разбирая дороги, брёл, ни о чём не думая и особо не заморачивался.
   Беглецы делали частые остановки, затем, набираясь сил, совершали очередной марш-бросок, и до тех пор, пока не забрели на огонёк. Поначалу приняли свет, исходящий от костра за зловещее око гигантского паразита.
   Червём не пахло, а чем - жарким на потрескивающих дровах в огне. Мясо дымилось, подгорая.
   - Люди! - заявила проводница.
   - Уверена, что не людоеды сродни троглодитам? - намекнула дамочка на гермафродитов.
   - Стоит проверить, - влезла Лада.
   - И кто пойдёт? - осознал хакер: зря сказал, проявляя инициативу. Ответом - при этом утвердительным - послужила тишина в исполнении спутниц, как немой знак согласия. Да в дополнении коронная фраза.
   - Помниться у тя, как мужика, кое-что упирается в штанах!
   Отпираться и впрямь было бессмысленно.
   - Так я это...
   - Да-да!
   - ...пойду!
   - Иди-иди!
   - Ну, тогда, если что...
   - Что! Ты ещё здесь?
   - Всё, пошёл...
   - Да пошёл ты...
   Хакер не двинул напрямик, понимая: женщины устроили шуму - устремился в обход. Пока он блуждал в тумане и впотьмах, в лагере объявились люди - сами. Каково же было удивление, когда он наткнулся у костра на трёх туристов, и все оказались женщинами.
   Их голоса показались знакомы.
   - Кто здесь?! - выпалил хакер.
   - Ты где ходишь-бродишь, Петя, а? - оголодали спутницы, не став искать обходные пути - двинули напрямик. - Садись и ты с нами!
   Они понимали: его следует вперёд накормить - защитника.
   - А где все остальные люди? - не унимался Петухов.
   - Кто - все?
   - Те, что разбили лагерь?
   - Походу их - и твари, а паразиты лакомятся как мы - жарким!
   - Здесь явно что-то нечисто, - выхватил хакер толстую палку из костра, используя на манер факела. Осмотрелся с опаской по сторонам.
   Палатка, обнаруженная им, оказалась в единственном экземпляре. Возможно, они наткнулись на место стоянки охотника-браконьера или... предположить ещё что-либо, времени у хакера не осталось. На него налетела тень, выкрикнув некий боевой клич, подстать рыку зверя, и повалила. В шею что-то больно кольнуло. На глаза хакера в свете огня от костра, угодило лезвие. Спутать с когтём или клыком гермафродита-зверюги не мог. Он отчётливо разглядел холодное оружие.
   - Че-че-человек! - подтвердили женщины. - Чу-чу-чурка!
   - Японися... - ответил тип с лица подобный на Перкосрака разрезом глаз.
   - Кто? - прорезался голос у Петухова.
   - Японися...
   - Сам этот в рай - самурай...
   - Японися-японися...
   - Типа понимает, что мы ему твердим? - не понимали до конца беглецы, с кем столкнулись, и тот представляет собой - кого или что - большой вопрос.
   Предстояло разобраться, и чем раньше, тем лучше для всех - прояснить ситуацию с азиатом.
   Кадык хакера получил свободу действий - мог спокойно перемещаться по горлу вверх-вниз - чурка с замашками головореза убрал клинок в ножны. Мужчины смерили один другого пристальными взглядами. Никто не стал скрывать своего любопытства.
   Женщины в мгновение ока определили: их спутнику не тягаться с "туристом". Тот более опытен - и возраст тому не является главной причиной. Лицо азиата излучало уверенность.
   Бизнес-леди переглянулась с дочкой. Та предложила попробовать маме поговорить с ним.
   - Можно, - влезла проводница, вспомнив времена былой юности, когда готовилась к сдаче экзамена по иностранным языкам для работы в Европе да... провалилась с треском.
   А тут такой шанс - мужчина сразу видно представительный попался - брутальный - грех упустить.
   - Шпрехин зе дойч? - озадачила проводница "азиата".
   Тот её в свою очередь.
   - Найн!
   - Чё?!
   - Не владеет немецким, как сама, - перевела Лада, успокаивая подспудно мать: им ещё выпадет шанс пообщаться с ним.
   - Сама вижу - не слепая, какай из него фашист, когда и немец никудышный! Не бюргер - на гамбургерах с пивом не жирует - пузо отсутствует, - проявила незаурядность склада ума проводница, умея подмечать - благо имелся большой опыт работы с людьми разного рода, толка и склада комплекции.
   По данным характеристикам и могла определить многое, если не всё.
   - По-немецки не шпаришь - гуд, - она сама в нём как свинья в апельсинах. - Тогда может быть: дыс из "ху"? В смысле - энглишь?
   - О, ноу-ноу...
   - А понятнее не мог сказать, чурка, - проступила растерянность у проводницы.
   - Он сказал - нет-нет, - снова выступила переводчицей Лада.
   - Чё, умная, аки полиглот? Или нахваталась иностранных словечек?
   - Не без того - имеются азы!
   - От ты цыганка! Помолчи! Разберёмся и без сопливых со смазливыми, - не уступала проводница никому "туриста", продолжая игру в слова. - А чё можешь, ежели я спросю у тя: парле бу Франсе?
   - Уви-уви...
   - Свинья - угадала?
   - Сама, - не выдержала дамочка.
   - Это ты ща мне хрюкнула, фифа?
   Дело попахивало жареным.
   - Уви-уви - это "по-хрянцузски" - да, - выдала Лада, встревая между ними.
   Шмыгнув недовольно носом, проводница плюнула демонстративно под ноги собеседниц.
   - Разберёмся! Хреново, конечно, что он сечёт по-немецки и английски! А уж на языке "любви" - говорят все люди мира!.. Возьми меня, ну возьми! Хочу в Парыж - поглазеть на эту башню эльфов! Угу! Ага?
   "Турист" сделал вид: ничего не понял.
   - Будя прикидываться чуркой - не местный! Наш "абориген" такие дорогие шмотки не носит в лесу!
   - Надо же, заметила, но не слона!
   - Согласна - потеряли мы зверюгу, - среагировала проводница на заявление спутниц - строчила как пулемёт, выдавая по сто слов в секунду - и не остановить.
   Опрос сродни допроса туриста продолжился - проводница не давала возможности опомниться, перебирая начальные фразы обращения на языках народов Европы.
   - Он из Азии - азиат, - не стерпела Лада. - Что очевидно - достаточно взглянуть на лицо! Там всё и прочитать можно!
   - Чего, когда не разобрать - какие-то каракули иероглифами! - наткнулась проводница на повязку белого цвета с ними, а в центре ещё круг красного цвета. - Ты этот, как его - вас обзывают-то - хуй... вейбин?
   Турист напрягся неестественно.
   - Не, не он - не китаец! А кто же ты тогда такой - кореец? Наша или их - с севера или юга? - продолжала гадать проводница, точно гадалка по кофейной гуще. - А может - вьетнамец?.. Таиландец?.. Тоже нет! Трындец - филлипок...нец? Инд... индю...ец из Индонезии? Али Полинезии с Микронезией?
   Проводница то подбиралась очень близко к стране проживания "туриста" из Азии, то отдалялась, словно забавлялась - и впрямь увлеклась.
   - Ну кто ты - не алеут же - не с Аляски! На американца не тянешь - в английском несилён! Одно слово - японец!
   - Японися... японися... - кивнул одобрительно "турист".
   - Шо - кто? Япона-мать...
   - Не, он, скорее - сан - мужик, - нагородил хакер.
   - Ты-то чё лезешь, хакнутый? Без тя голова идёт кругом!
   - Руками не пробовали держать? - залепила Лада.
   Проводница мгновенно обернулась. Девица намерено отвлекла её, и теперь мать могла пообщаться с японцем на доступном для того языке.
   - О, слыхали! Тут ещё водятся "интервенты", - подняла многозначительно указательный палец проводница, не признав голос бизнес-леди ведущей общение на ломаном японском языке. Окончательно растерялась, сменив гнев на милость.
   - Слышь, "тачила", - обратилась она к Ладе. - Ты бы не могла перевести, о чём это они толкуют?
   - О том, где мы и что с нами случилось...
   - А чё этот азиат трындит?
   - Кто его знает - я в их японском языке с иероглифами, как ты по-хрянцузски - ни в зуб ногой, - не стала Лада сравнивать себя со свиньей, не разбирающейся в апельсинах.
   - Япона... мать... - только и могла, что на это всё сказать проводница - ситуацию с "туристом". Похоже, её словарный запас исчерпывался данной фразой в познании японского языка.
   Хакер знал немногим больше. В голову лезли шутки-прибаутки из "...нета", типа анекдотов сродни: жена по-японски - яка сука, тёща - така сама, футбол - накатика вьябука! Но скорее по-русски - наши играли ничуть не "хуже" японцев.
   - Япона-мать... - подтвердил хакер слова проводницы, не намного больше продлевая словарный запас собственного познания лексикона в японском "наречии", а не языке - иначе не обозвать.
   Наконец Альбина прервала беседу "тет-а-тет" с японцем - их всё равно никто не понимал, да и сама его не всегда, либо не сразу, уточняя спорные моменты с нюансами для более детального уточнения.
   - Ты хошь молви по-человечьи - нашим языком, - взмолилась проводница. - Чё ждать и от кого?
   - Худо дело, бабы...
   - Я - мужик, - напомнил хакер, подав голос.
   - Молчи уж, Петя! Будь хитрым, - осадила Лада.
   Тот не стал петушиться при японце. У того имелся веский аргумент - клинок сродни кинжала, а за спиной торчал иной.
   - Катана!
   - Кто катала - он? И шулер... не только картёжный! - напряглась проводница.
   - Меч - меченосец!
   - В смысле - меченый? Немец всё-таки - тевтонец али ливонец - из Пруссии?! - сыпанула проводница кладезю познаний из истории. В своё время помимо европейских языков приходилось изучать попутно историю.
   - Самурай он, - не сомневался Петухов.
   - Да откуда ему здесь взяться-то - японцу на Урале!? То не ближний свет - не Дальний Восток и Курилы! - закурила проводница. - Скажи ему: не отдадим ни пяди земли! Прихватизировать не получится! Здесь всё наше - и леса, и реки, и земля, и...
   - Твари с паразитами, что черви, - ввернула Лада.
   - Всё - буквально!
   - Ага, бывает, но не у всех проходит, - покрутила пальцем у виска девчонка.
   - Ты это на что намекаешь, пигалица? Ишь пстрыкалка нашлась!
   - Зачесалось, - ехидно улыбнулась Лада в ответ проводнице.
   Уловил посторонние шумы, японец резким движением руки схватился за рукоять клинка за спиной, иной - короткий. Женщины мгновенно присмирели. Хакер разом с ними, взяв автомат за дуло на манер дубины, выискивая в тумане, кого бы зацепить прикладом.
   Не собираясь отсиживаться, попутчицы похватали горящие головешки из костра, держа круговую оборону, подставив спины под горячее дыхание языков пламени. Никто не заметил, как, когда и куда скрылся "турист".
   - Япона-мать... - процедила сквозь зубы в сердцах проводница. - Аки сука!
   Хакеру вспомнилась модель японского мотоцикла "Судзуки". Так про себя японец и назвал проводницу, иных женщин сообразно иными именами техники "Хонда" и "Тойота". Хакеру досталось из электроники "Тошиба". Но это было у них впереди.
   Никто так не появился. Люди устали бояться, и вскоре залегли у костра. Послышались приближающиеся шорохи. Хакер мгновенно прозрел. Перед ним возникла фигура японца. Турист явился с охоты, сжимая в одной руке меч, а иной - рюкзак.
   - А чё тама? - пытался хакер завести разговор на японский манер, но на русский лад и язык. - Японися - твоя моя?
   Не дожидаясь ответа, хакер потянулся без спроса к рюкзаку. Японец отбил его выпад кинжалом в ножнах, не вынимая холодное оружие.
   - Типа даришь - подарок!? - ухватился парень.
   Дело грозило принять дурной оборот - на ровном месте возникнуть международный конфликт. Больше чем кто-либо скандалил хакер. На него и уставились попутчицы.
   - Ай... - треснул его по голове зачехлённым мечом японец. - Чё дерёшься, "турист"? больно же!
   У хакера оказались ножны от короткого клинка.
   - Сам начал - не я, - продолжал отбиваться парень, укрывая голову от ударов японца.
   Тот лупил его ножнами меча, не опасаясь нанести серьёзных увечий.
   - Мзда-А-А... - не получилось у хакера объяснить японцу то, чего он сотворил по отношению к нему как иностранцу. - Пошли...нА-А-А...
   - Мзды захотел, - вмешалась Лада. - Считай - получил!
   Друг рассчитывал: она заступиться за него - не тут-то было. Попутчицы могли добавить.
   - Хэх, таможня, - ввернула проводница, ухмыляясь.
   - А чё - им можно - ему, а нам - нельзя! Тут наша территория - зона - край! Не по понятиям базар - расклад!
   Бой прервала дамочка, встав на пути меча в ножнах. Нерасчехлённое оружие самурая замерло в считанных сантиметрах от лица бизнес-леди. Да ещё решила удостовериться, приоткрыв чуть заметно один глаз, испугавшись изначально: зря полезла в мужскую драку. Обошлось. Японец не тронул. Так ещё и извинился, как пояснила следом Альбина.
   - А передо мной!? - выдал хакер.
   - За что - то, что уму-разуму учил?
   - Калечил, японец!
   - Хироюки - сам!
   - Хрен! Каюк, суке! Самому сделаю харакири! Покажу ему япону-мать!
   - Тошиба, - молвил японец, прибавляя. - Сан!
   - Сам... сам, - ответил хакер. - Я чё - ноутбук ему - меня можно бить пальцами по "клаве"?
   Парень растопырил их подстать блатному.
   - Тоша, не бузи, - подмигнула Альбина, улыбаясь. - Я предложила ему твою новую кличку! Чем плоха, а?
   - Ну и кто ты сама... после этого?
   - Хонда!
   - М-да... уж... - вмешалась дочь. - А я, как Лада - Ваз? Ваза?!
   - А вас терь придётся величать - Тойота!
   - Сам он и ты - те ещё обормоты!
   - Могу я узнать, - робко поинтересовалась проводница. - А я чё за тачка? И подгонит ли мне её ввиду нашего с ним знакомства?
   Дамочка вопросительно покосилась на туриста.
   - Судзуки... - обескуражил японец.
   - Кто я? И как обозвал? - неправильно трактовала название мотоцикла проводница. - Это-то я-то - она, когда сам! Япона-мать... твою...
   - Нет, ты не... поняла его, - вмешалась Альбина.
   - Ну ты, Хонда... ходячая! Сам он эта сука...зу! Так ему и передай, козлу, как я сказала! И баста!
   - Ёу... - подыграл хакер.
   - Ну ты, пришибленный...
   - Не Тоша я, и не Тошиба, а Петя - Петухов!
   - Кто бы сомневался: Петя-сам... - усмехнулась Лада.
   Японец согласился его так называть - выдал:
   - Петя-сан!
   - Хакер я - понятно? Ас!
   - Ас-сан...
   - Какая ещё осанна? Не баба - мужик! Картавый какой-то сам и язык у них!
   - Вот и поговорили, - отметила Альбина.
   Она пошутила, стараясь сблизить спутников с туристом. Не получилось. Всё, за что бы они не брались, получалось шиворот-навыворот. Аномальная зона продолжала преподносить всё новые и новые сюрпризы. Им не было конца и края, как данному дикому краю.
   - Спроси у иностранца - этого засранца: сможет ли он вывести нас отсюда, а не сводить с ума? - заявила на полном серьёзе проводница. - Ну там, компас или карта местности имеются под рукой? Не просто же заблудился, как мы - не тянет на пассажира! Турист он и есть - из Японии! Сама говорила!
   Проводница попросила Альбину перевести каждое слово, мотивируя своё заявление тем, что та якшается с ним пусть и на ломаном, но одном языке.
   - А то опять вспылю и дров наломаю! Ты ж меня знаешь, подруга! Наверняка успела изучить!
   - Вот как - подругами стали?!
   - Да чё греха таить - несчастье сплотило! Просто у меня характер - не сахар! Хошь и фамилия - Сладкая!
   - Лады, - уступила дамочка.
   Японец напрягся. Общение с пассажирами отцепного вагона давалось тяжело. Ему было чего скрывать от них. На рюкзак и указал хакер, подтверждая опасения попутчиц.
   - Пускай расскажет нам, чё у него там - и приволок! А то драться начал - первым!
   Альбина перевела, как сумела слова парня. Японец и глазом не повёл, наврав с три короба в ответ.
   - Это его тайна - секрет!
   - Что тама? - повторил Петухов, тыча пальцем в рюкзак туриста. - Чего мы не должны знать, но обязаны! Ты у нас в гостях - мы здесь хозяева!
   - Паразит... - выдала Альбина, переведя ответ японца.
   - Это он мне?!
   - А что если там у него? - предположила Лада, проявив незаурядную интуицию.
   - Только этого нам не хватало, - всплеснула руками проводница.
   Гости заподозрили в японце что-то неладное.
   - Гермафродит или мутант? Инфицирован или...
   Решили проследить за повадками туриста, поскольку ничего иного пока за ним вроде бы не водилось, а как выяснилось только теперь: сам с паразитами.
   - Что если предположить: червь - трофей? - пояснила Лада.
   - Сдался он ему, япона-мать!? - не удержался хакер.
   - Вдруг станет изучать...
   - Как?!
   - Ну там, препарировать...
   - Для чего? - сдалась проводница, также теряя всякое терпение.
   - ...создания какого-нибудь лекарства способного исцелить людей от СПИДа с раком! Чем не повод?
   - Сдаётся мне: мы загостились здесь - нам не по пути с японцем - сбились, - предложила проводница вернуться на путь истинный - железнодорожную ветку.
   Никто не ориентировался на местности, да и не помнил, куда подались, и в каком направлении покинули железку.
   - Не мешало бы оружием разжиться, - дал понять хакер: женщинам не мешает отвлечь туриста, а он бы тем временем осмотрелся у него в палатке.
   Японец не сводил глаз с парня, оказавшись непреклонен и непоколебим.
   - Хм, чудак человек, - залепила проводница. - Сам же обозвал меня этой, как её - слово-то нехорошее вертится на языке, а не вспомню на японском! Короче, япона-мать! Но не сука зато! Скорее...
   - Гейша... - подсказала...
   - Лада!? - укорила мать.
   - А чё я сказала - и такого? Вроде твоя подруга это же и имела в виду! Разве не права?
   - Гей... шо я?! - переменилась в лице проводница - её перекосило. Сладкой не понравилась первая часть слова из трёх букв. - Я - баба, если на то пошло! Не гермафродит - не инфицированная и традиционной сексуальной ориентации! Нормальная!
   - Стоп... - развела Альбина дочь с проводницей по сторонам, вмешиваясь в их непростой разговор. - Гейша - это женщина в Японии призванная скрашивать мужской досуг!
   - Так и мне нет дела до них - не сука же! И сказала уже!
   - Ты меня не путай!
   - Чё, кто я - и с кем меня? Я вам не путана!
   - Ты, каким вообще местом слушаешь, "подруга", что я говорю - тем самым или которым сидишь, а ищешь приключений на него?
   - Кто и чего - сама!
   Женщины бросились одна на другую, вцепившись в волосы, стали орать и качаться.
   - То, что надо, - порадовался хакер.
   - Совсем хакнутый, - обеспокоилась Лада не на шутку. - Они взаправду дерутся - помоги!
   - К японцу обратись, вдруг поможет, если сможет!
   Им и занялась Лада - не сразу, пытаясь поначалу оттянуть маму от проводницы - и её задело - они.
   - Ай, как больно-то-о-о... - затянула она. - Чем это они меня-а-а...
   На щеке проступила чья-то пятерня.
   - А ты чё сидишь сиднем - япона-мать... твою... - разошлась Лада. - Давай, помогай, коль спутался с нами... сам! Я за свою мать, а ты...
   - Твою... - подал голос японец.
   - Чё сказал - мне! Ах ты, интервент, а не интурист! Ну, держись!
   - Ты - супер, Лада! Ладушки, - подмигнул Петухов и дал дёру... в палатку.
   Ему в отличие от попутчика удача сопутствовала. Он нашёл, чего искал. На глаза попалось огнестрельное оружие - ракетница.
   - Стоять - бояться! Стрелять буду! - зарядил он, и пока на словах.
   Никто не слышал, и слушать не желал, не замечая хакера в упор. Данное обстоятельство задело парня за живое, и он выпалил на деле, дав предупредительный выстрел. Вверх взвилась сигнальная ракета, поразив цель, ненароком угодившую в прицел. Та упала вниз. На пути еёспадения и оказался незадачливый стрелок. Даже пикнуть не успел, как рухнул сам.
   На грохот и отреагировали люди с последующим переполохом. Как тут же выяснилось: хакер подстрелил пернатую дичь. Она и дымила, заметавшись по лагерю "туриста".
   Отпрянув от Лады, японец прильнул к хакеру. Его рука легла на ракетницу. Он разрядил её, вытащив гильзу зелёного цвета, что-то невнятно проголосил. Переводить Альбина не стала, и так было понятно - даже для проводницы - каким образом японец оскорбил хакера, сравнив с тем, из-за чего и возникла между женщинами неразбериха.
   Оставался ещё один зажигательный патрон красного цвета. Им и зарядил японец ракетницу.
   - Нет, не стреляй... - встала Лада грудью на защиту друга.
   - Ну, давай! - подхватила проводница, рванув на себе пиджак с блузкой.
   У японца округлились глаза.
   - Ага, получил! Где у своих шо геев, такое узришь! Пятого размера "острова"! Завидуй, а руками не лапай! - взяла проводница на испуг японца.
   Тот не сразу сумел отойти от оцепенения - выронил ракетницу. Её и подобрала...
   - Лада, - пригрозила мама не доводить ситуацию до абсурда. - Не вздумай палить! Побереги боеприпасы на паразитов!
   Тщетно, дочь опередила. Загорелся рюкзак. Японец схватился за голову. Вся его затея - экспедиция в аномальную зону - пошла прахом. Он потерпел крах, гневно выкрикивая на родном языке воинствующие звуки.
   - Обиделся, - поняла без перевода проводница. - Ничё, зато будет знать, с кем связываться! Показали им в 39-м и 45-м япону-мать! Напомнили и ща, чтоб не забывали, хуйвейбины! А то не Азиопа - чурка узкожопая!
   - Дурна баба... - залепил по-русски "турист".
   - Етить яво - так он по-нашенски балакает! Под иностранца косил, засланец!
   - Японися-сам, - настаивал турист.
   - Ну, лады - разбежались, пока окончательно не разошлись!
   - Твою мать, ваша язык! - не мог взять в толк японец, как интерпретировать последнюю фразу в исполнении проводницы просемафорившей грудью пятого "калибра".
   - Расстанемся полюбовно - без секса! - окончательно завела она в тупик японца.
   Турист приехал - бесповоротно. Он теперь и сам не мог выбраться. Ему следовало использовать истраченные ракеты к ракетнице.
   - Красная - эвакуация, зелёная - порядок - топтать на место посадки...
   - Чего?
   - Вертолёт!
   - Так пошли, куда сказал!
   - А сигнал - не подать!
   - Твою мать, японец!
   - Вашу, - кивнул он в сторону молодёжи.
   - Ёп...рст... - прошлась по алфавиту Альбина.
   - Уф... - подхватила тяжело проводница.
   - Ха... - влепил японец, продолжая алфавит.
   - Ещё и смеётся, япона-мать!
   - Цэ...
   - Сам - цыц!
   - Чу...
   - Твари?!
   - Ты - было!
   - Я? Когда сам японец ты, и сыграешь в ящик! Сделаю те хари... кришна чик-чирик!
   - Это не из той оперы! - пояснила Альбина.
   - Ну так и не в цирке - всё серьёзнее некуда, и я сама речь веду! Под монастырь подведу! - понесла на жаргоне проводница.
   Слова в её исполнении и по произношению вроде бы имели русские корни транскрипции, а уловить их смысл турист оказался неспособен.
   - Что ж ты хотел! То наш великий и могучий русский язык! Аки ваши эти суки - сюсюки! И сиськи-письки! Сюсюкаться не станем - секир башка и кишки на бок! Якши?
   - Оригато, - вставилась Альбина.
   - Это чё так - коротко - перевод?! - "зависла" проводница.
   - Глюк поймала, - ожил хакер.
   - Ох, и Петя ты, Петька! - укорила Лада. - Да и я хороша!
   - Така два сапога - пара! - нашёлся японец, подобрав правильный вариант ответа, и также не к месту, зато по делу.
   - У него ещё имеется оружие в палатке? - напомнила Лада: ракетница осталась без боеприпасов - они впустую растранжирили заряды.
   Оказалось не совсем. До бродяг донёсся запах палёной дичи, ей и позавтракали.
   Дрязги улеглись, и японец согласился примкнуть к "пассажирам".
   - На кого глаз положил из вас? Говори! - приревновал хакер Ладу, не владея той информацией, что была доступна всем остальным, поскольку сам на время вырубил себя.
   - Даже не мама... - озадачила подруга.
   - А кто - неужто проводница?
   - Сам!
   - Чё!?
   - Без паники, - отметили женщины.
   - Он - мужик, хотя и любит проводить иной раз свободное от работы время с гей...
   - ...шами, - подсказала Альбина, дополняя фразу проводницы.
   - Фу ты... - расслабился хакер. - С вами не соскучишься, бабы!
   - Почему же - легко! И потом вроде как на пикнике!
   Проводница была сама не прочь наведаться в палатку японца, но чтобы он застукал её там врасплох.
   - А чем наши мужики плохи, да не угодили? - озабоченно молвила Альбина.
   - А то сама не знаешь, что у них маленькие...
   - Чего?! - напряглась Лада.
   - ...зарплаты, как заплата! Одно слово - слёзы! И не взглянешь на них! Так и ту пропивают, либо на любовниц спускают! Где справедливость?
   - А чё сразу все бочки и на меня, - взъерепенился Петухов. - Я, между прочим, неженат пока!
   - Чё, женилка не выросла, али маленькая...
   - Мне хватает... зарплаты!
   - На что - удовлетворять себя, драчун!?
   - Сами вы - и только тем и занимаетесь, бабы!
   - Лохопед - салапед! - прыснула Альбина.
   Дочь впервые слышала от матери подобные словечки.
   - Ма, ну ты загнула!
   - Как детей делают - знаешь? - добавила проводница, наседая на хакера.
   - Слабо показать?
   - Вот нахал - Петухов! Я те не курица - яйца не высижу, потому что не снесу!
   - Зато нести - и чёрт знает что - сколько угодно и когда!
   Пока гости "совещались", японец собрался, сказавшись готовым идти с ними хоть на край земли.
   - В Японию чё ли? Так мы на материке, а она - помнится из географии, если ничего не упустила - архипелаг! И в Тихом океане! Тут суша - дикий край - Урал! - нагородила проводница "лес и горы". Попробуй, разберись, а уж пройти - и впрямь заблудишься, как они сами сразу, а давно.
   Ни палатки не осталось, ни даже костра. Японец всё успел убрать.
   - И когда?
   Вместо ответа он молча развернул карту, ткнув пальцем. Все поняли: находятся в данной точке обозначенной местности.
   - А как ориентируешься - не по компасу же, наверняка "GPS-навигатору", - догадался хакер.
   На карте имелись обозначения с координатами привязки сделанные от руки, и прочие пометки. Японец сверился с ними визуально, поскольку навигатор не функционировал.
   - Далеко идти - и куда? А надо!
   - Ща, дайте подумать, - молвила как всегда в своём репертуаре проводница и не попала в такт - не тот акт, да и цирк уехал - звери разбежались. Объявила антракт.
   - Сыктывкар, - заявила бизнес-леди без тени сомнения.
   - Вспомнила про работу - нашла время!? - не согласилась "подруга". - В Пермь двинем - впрямь - прямо пойдём!
   Альбина не собиралась отступать - уступать.
   - В Сыктывкар!
   - Не каркай - чревато! Хрен знает, где этот твой Тык...сыр...кар!
   - А Пермь?
   - Где-то здесь - в этом крае!
   - Ну вот и Тык...сыр...кар... - сбилась дамочка.
   - Ага, - подхватила проводница. - Сама запуталась - и пока ещё на словах! Не доводи до греха! След держаться вместе - не разбредаться!
   - А где японец, мать его?! - отметил хакер: упустили "туриста" из виду.
   - Эй, там, на отшибе, - подала голос Лада, увязавшись за ним. - Мы здесь - сюда! Идите к нам!
   - Япона-мать! А как же я? - опомнилась проводница. - Да за ним надо глаз да глаз! Ить ты его - щуриться хитро, хуйвейбин!
   Досталось от неё и хакеру.
   - Ты тоже хорош, а ещё Петухов - глаз не спускай со своей "тачки", иначе он угонит у тя Ладу!
   - Не справится...
   - С тобой, когда сразу - и завалил!
   - ...с Ладой!
   - Наивный! Я не такая!
   - Трамвая не ждёте - сразу видно! И то: отстали от поезда!
   - Но-но, не очень-то, а то...
   - Что?
   - Снесёшь у меня кое-что - Петухов!
   С оскорблениями пришлось покончить, при быстрой ходьбе сбивалось дыхание - японец передвигался довольно прытко, понимая чётко: следует добраться до крупного населённого пункта и чем раньше, тем лучше в первую очередь самого, пока его не свели с ума попутчицы с хакнутым спутником, ибо как ни странно кое-как уживался с тварями.
  
  

Глава 11

ТОПЬ

  
  
   Последней из всех в цепочке из пяти человек плелась Альбина в своих туфлях с длинными и тонкими каблуками. Японец не выдержал впервые и при помощи меча срубил молодое деревце, а из ствола - вырубил две...
   - Чё за табуретки для младенца? - выдала проводница. Ошиблась. Мебель в её понимании оказалась японской обувью.
   Для бизнес-леди это было не ново - новостью. Впрочем, и действия японца шоком. А вот для кого - проводницы.
   - Я чего-то не догоняю... - вдруг отстала она.
   Альбина сносно передвигалась на "табуретках-скамейках", кои с помощью кожуры, закрепил ей на стопах японец.
   - Ходули!?
   Её надули.
   - А как же я? Уже и не нужна никому! Хуюка ты, херовый!
   - Хироюка он! Это его имя! - поправила дамочка "подругу".
   - Да хрен он, как ни крути! Японец!
   - Кстати, он мне и фамилию сообщил...
   - А паспорт не предлагал изучить в графе "особые отметки"? Вдруг я не в курсе: он те предложил стать его сукой - сам!
   Альбина не ответила на провокацию. Проводницу это ещё больше разозлило, и она остановилась.
   - Как себе хотите, но дальше нам не по пути - я не пойду с вами!
   - Така надо! - выдал японец. - Твоя идти с нами! Пожалуйста...
   - Пошёл нафиг!
   - С новым годом! - зарядил "турист".
   - Хм, - усмехнулась проводница. - Не первый год у нас в России - говоришь! Бывал?
   - Японися... - кивнул японец. - Прак...тика...нтроп - топ-топ...
   - Студентом наведывался, - смикетил хакер.
   - Японися... сдавать атавизма с обезьяна-практикантроп Африка по русский языка!
   - Те сколько лет, турист? - переполошилась проводница.
   - Моя учится много!
   - Второгодник что ли - заочно кончал - и не раз! - неправильно поняла она, и так, как всегда угодно ей и было проще.
   - Ну, можно в принципе и так считать - сказать, - не стала бизнес-леди разуверять подругу, поскольку даже хакер с Ладой уяснил: японец имеет не одно высшее образование за плечами.
   - Так... палатка у него там на спине! А что же ещё ему нести!?
   - Сама ты - курица - и яйца! Не нести, а плести...
   - Разве что вязать на спицах, но и то никак не вышивать...
   - Моя не понять вас, - озабоченно высказался турист.
   - Хм, а наша вообще самих себя, - ввернула Лада.
   - Много наречий - диалектов языка?! - изумился японец.
   Его никто об этом не предупреждал. А чего слышал обычно - нецензурную брань. И не всегда для связки слов, как альтернативный способ общения на русском языке. Без мата никуда - это визитная карточка. И азы постигаются с детства. Зато всегда заграницей нашему человеку есть с кем поговорить - найти общий язык - и необязательно с соотечественником, чаще продавцом или гидом типа экскурсовода, но бывает и гада. Своего рода альтернативный вариант языка общепринятым подстать английскому, немецкому и французскому. Чем наш человек хуже их соотечественников, и потом учат нас иностранным языкам свои же люди. А мат, как автомат образца "АКМ" - известен во всём мире - марка - брэнд, а не бред.
   Японцу повезло с попутчицами - было с кем попрактиковаться и в чём - особенно. Женщины соблазняли его - больше других старалась проводница.
   - Вот это - рука, - помахала она ему ей. - Это - нога!
   Она задрала её настолько, насколько получилось.
   - А между ними...
   - Тело, - не утерпела Альбина.
   - Я те мешала, когда ты общалась с иностранцем? Вот и не встревай - не мешай! - не требовался ответ на вопрос проводнице от дамочки. - Получила ходули, Хонда, и пи-и...рямо топчи! Если надо поправим - японец! С курса не собьёшься!
   - Евро, доллара, иен или рубля? - не понял подоплёки "турист".
   - ...ля! - взяла любимую "ноту" проводница. - Япона-мать... твою! Ну как те объяснить, дабы сразу не обидеть!?
   - Яка тока - и доступно!
   - Нет, не получится!
   - Така почему?
   - Потому что... - призадумалась проводница. - Вот как, по-твоему, по-нашему будет жена?
   - Така и будет?
   - А вот и нет - яка сука! А тёща?
   - !?.. - японец пожал плечами. И глаза снова стали округляться.
   - Така сама!
   - Така по-вашему?
   - И по-нашему и, по-твоему - тоже!
   - Наша - ваша, така? Или така ваша - наша!?
   - Ты чё ща загнул - за базар начал? А на зоне, пущай и аномальной - фильтруй - придётся ответ держать!
   - Така топать зона, - ткнул пальцем в планшет с картой "турист".
   - В смысле и имел - чего, а не кого?
   Японец "завис". Общение с проводницей изначально не задалось, она сразу загнала его на запасной путь, ставя в тупик. Лицо японца уже давно приняло окрас красного круга на их белом полотнище. Он горячился, а ничего толком понять не мог. Вроде бы выучил русский язык, а он за пределами ВУЗа оказался несколько иным - совсем другим и непонятным. Примерно также, если бы наш человек попал в негритянский или латинский квартал. А были наравне с ними повсюду и чайна-тауны - китайцы.
   - Одно слово - хуй...вейбин! И о чём с тобой можно говорить? Ты по-русски така сама, аки я по-японски! Пони...мать - твою...
   - Пони - лошадь - кататься! Ростом осёл - ишак!
   - Сам ты - и тупа... скотина, - сдалась проводница. Вовремя. Спутниц и хакера интересовало одно единственное слово, которое вычленили из всего того, что произнёс, наговорив ранее на ломаном русском "турист".
   - Зона... - напомнила Альбина. - Кругом нас - аномальная - дикий край!
   Японец растерялся ещё больше. Он думал: она там, где сидят преступники. У них так в Японии, а России...
   - Резервация - индейцы?!
   - Аборигены, - подтвердил хакер. - Куда идти к ним?
   - Така сам...
   - Я? Ты это мне?
   - ...топать и ваша!
   - Это-то понятно! А зона - где заканчивается - её границы?
   - За стена с колючий проволока - тока... така!
   - Да, ток пускают, чтобы зеки не сбежали! А отсюда?
   Японец с надеждой покосился на "переводчика" в лице Альбины.
   - Спасать моя!
   - А наша кто будет - обещал ведь? - вспылила проводница.
   Японец и впрямь усомнился: а русский ли язык преподавали в московском ВУЗе, поскольку были - украинский, белорусский, польский, молдавский, румынский, литовский, латвийский, эстонский, финский и казахский, а предлагали дополнительно к ним на выбор ещё корейский с китайским. Он наотрез отказался, намереваясь остаться в России. Как пояснил - найти работу. Чем несказанно удивил декана с ректором, но никак не всем остальным. Они решили: он - псих. Это меньше всего интересовало их, а то: можно развести на "бабки". Кстати данное выражение - обозначение - ставило его в тупик - женщины с тверской "стрит", требуя почему-то от него увидеть мать его матери, а точнее бабку и во множественном числе.
   - Да оставьте вы его в покое, - отметила Лада: после разберутся, куда он заведёт их. Была согласна отправиться даже в страну восходящего солнца вплавь, главное как можно дальше находиться от чудовищ аномальной зоны.
   - Зона, - также акцентировал внимание японец на данном слове, выходя из ступора. Двинул далее, сверяясь с картой вместо навигатора. Больше попутчицы не дёргали его по пустякам и иным образом не донимали по мелочам, а послушно брели по лесным дебрям, продираясь сквозь завалы с буреломами, стойко снося невзгоды нелегкого путешествия.
   - Нет, это никакой не гид, а гад... - залепила проводница, и рот, угодив в грязь.
   Хлябь оказалась болотом с трясинами.
   - Су...санин! - обозвала она японца иным именем, плюясь и шипя, точно поляки при разговоре на своём языке, а сама, избавляясь ото мха с тиной. Промокла. Благо не утонула, а и выбраться без чужой помощи не в силах, продолжая утопать - болото затягивало её. - Чё происходит? Где земля?
   Проводница не могла взять в толк, почему та вдруг ушла у неё из-под ног.
   - Спокойно, не двигайся! Стой, где стоишь, и не шевелись, - перевела Альбина изречение японца - старалась.
   Турист избавился поспешно от ноши с поклажей за спиной. Его взгляд устремился на хакера.
   - И не проси, я в воду не полезу - плавать не умею!
   Не пришлось. Японца интересовало оружие у него. Автомат хакер также зажал. Японец и тут не растерялся, предложив совершить обмен - сунул ракетницу.
   - Э нет, не на того нарвался! Гони клинок!
   Японец уступил дополнительно кинжал.
   - Катану гони - саблю мечом, иначе...
   - Ой, тону-у-у... - заголосила проводница, уйдя в хлябь по пояс, а предварительно на глубину колена.
   Японец рванул меч, и в противовес из рук хакера оружие, отцепив ремень с одной стороны автомата, метая в грязь.
   - Держись!
   - А я чё делаю... - лишилась проводница рассудка с самообладанием. - Я не паникую - просто психую-у-у...
   - Да уж, - согласился хакер. - Тут психуй, не психуй, а всё одно получишь...
   - За ремень хватайся, - пояснил японец, с чем изначально обращался к проводнице.
   Та к этому времени увязла по шею - из хляби торчала голова. Руки отсутствовали. Она открыла рот для очередного ругательства напоследок, в него и сумел закинуть край ремня японец.
   - Цепляйся-а-а... - грянули разом Альбина и Лада.
   Проводница в последний момент сомкнула челюсти.
   - Ух ты, получилось - зацепили... - не поверил хакер. - Вот так рыбалка - я понимаю!
   - Японися... - подтвердил японец. У него не хватило силёнок, хотя и был жилист и коренаст.
   - А ты чё стоишь? - окликнули попутчицы хакера, вцепившись в японца. - Помог-Ай...
   - Где-то я уже это слышал, - вспомнилась хакеру история из девства, когда мама рассказывала сказку про репку - как дед посадил её, а репка откинулась с зоны и его на пику. Точнее не так. - Дедка за репку, бабка за дедку, внучка за бабку, а за внучку - жучка! Типа я - и сучка!?
   - Кончай "зависать", - выдала Лада. - Неужто не мечтал обнять меня? Появился повод!
   Хакер замешкался, глядя на то, что собирался схватить руками, так и замер, растопырив их.
   - Смелее - не бойся и не беспокойся! Ты мужик или как?
   В последующий миг Лада вскрикнула несколько иначе. Она и подумать не могла, что хакер пойдёт у неё на поводу подобным образом - шутила. А он на полном серьёзе схватил её и не за талию, а бёдра - притянул к себе.
   Что-то не сошлось. Он забыл расстегнуть штаны, да и Лада была одета. Недолго.
   - Ай... - выдала она на-гора. - Ты чего задумал, паразит?
   - Где - кто он? - мгновенно среагировала мать, и узрела то, чего никто не ожидал, а приняли прямое или косвенное участие. Для неё стало очевидно: им дочь обозвала хакера. Что и подтвердила собственным аналогичным высказыванием. - Паразит и есть!
   Она рванула японца разом с проводницей из хляби, и занялась поспешно хакером. На них и уставилась выпирающими наружу глазами местная "кики-умора", не моргая.
   Дамочка вперёд дочери "поимела" хакера - завалила его, прыгнув сверху, и стала трясти, елозя.
   - О, баба даёт... - прорезался голос у японца.
   Проводница молчала, не выпуская ремень изо рта. Свело челюсти, и так просто не вырвать его у неё. Она была на ремне как на привязи. Что и отметила в свою очередь Лада, нисколько не ревнуя хакера по отношению к матери.
   Юнца даже бизнес-леди отлупила. Не помог и меч самурая. Турист желал вернуть себе оружие в обмен на то, что принадлежало парню, да нынче ещё и проводнице.
   - Ничего не выйдет, - не соглашался хакер. - Обмен состоялся - баш на баш! И потом на кой мне сдалась эту "жучка" на привязи? Мне и Лады вполне достаточно! Лады?
   Та промолчала не встревая.
   - А ну давай сюда, - лихо расправилась мама с другом.
   Меч перекочевал к ней, а от неё - японцу. Сунула хакеру автомат.
   - Кажись всё - разобрались - с разборками покончено, - отметила она.
   - Отпусти оружие, дура, - дёрнул хакер проводницу за ремень от автомата. Та напротив заскрежетала зубами. Глаза налились кровью. Хакер ничего другого не придумал, как избавиться от ремня, отстегнув полностью от автомата, что остался висеть у проводницы, торча из сомкнутого рта. - Продаётся скотина! Откликается на прозвище - сука! В общении неприхотлива, и даже похотлива! Плохого слова не скажет, если выпороть - и без ремня!
   Хакер хитро подмигнул японцу.
   - Она - твоя! Забирай, и можешь делать с ней всё, что захочешь! Чем ни гейша! Ну, рожай быстрее, а то профукаешь - сбегутся иные мужики с округи...
   Японец словно приценивался к проводнице - осматривал со всех сторон хорошенько, обходя вокруг.
   - Так не лошадь - не скотина, ежели на то пошло! Чё ей в рот заглядывать - все зубы целы! Видал, какая хватка! Аллигатор, али ещё какой гад типа крокодила не идёт ни в какое сравнение! И потом кормить не придётся - дошло!?
   Японец замер подле "крупа" проводницы.
   - Не стесняйся - трогай, но учти: лягаться может!
   Проводница и впрямь взбрыкнула. Пришлось японцу взяться за ремень. Чуть потянул "поводок" на себя. Проводница подалась. Он привязал её к низкорослому деревцу.
   - Всё правильно, чтоб не потерялась, - продолжал хакер комментировать ситуацию - действия японца - и не просто так.
   Умысел был очевиден для попутчиц, но никак не проводницы.
   - А теперь, раз нагнул, мы можем и отвернуться!
   - Запросто, - выдала Альбина. - Мы что, не люди! Понимаем - надо, так надо! Против природы не попрёшь! Японец - мужик... в отличие от некоторых!
   - А чё тогда, ма, помешала нам с Петькой?! - вставилась дочь.
   Проводница взбрыкнула в очередной раз и не только лягнув ногой японца туда, куда тот ни ожидал, но ещё и выдала на словах.
   - Вашу мать...
   Японец застонал, словно сделал харакири, опускаясь на колени - уткнулся головой в землю.
   - Совсем сдурела, баба! - возмутилась дамочка. - Один нормальный мужик был, да и того, похоже, лишились!
   - Чё за цирк тут - и происходит, а творите? - проняло проводницу так, что и не остановить.
   - Да тя, дуру, спасали - сначала из топи, потом от кляпа во рту, - дёрнула Альбина за ремень, привязанный к дереву. - Дошло? Тя заклинило, а терь ещё и переклинило! Перегнула палку!
   - В смысле - ему?! - покосилась проводница на японца. - Ты как, а? Эй, турист! Подай голос - скажи чего-нибудь, если сможешь!
   Она подняла его - голову от земли, желая положить на грудь. Вместо этого тот выплюнул изо рта два...
   - Яйца!? - испугались попутчицы: плохо дело. Обошлось. Ими оказались камни принятые за мужские гениталии. В них, а также землю с травой от нестерпимой боли и вцепился японец, не желая орать на всю округу - привлекать лишний раз тварей из числа гермафродитов или мутантов, да прочих чудовищных порождений аномальной зоны.
   И всё же проводница добилась поставленной цели. Теперь уже у японца округлились глаза по иной причине - он не мог поверить собственному счастью, оказавшись лицом на груди пятого размера. Инстинктивно протянул руки и не к талии проводницы в виду её отсутствия, а туда, куда хакер Ладе, совершая аналогичную ошибку, как любой нормальный мужик.
   - Убрал их от меня, - резко отшвырнула его от себя проводница, и теперь уже японца пришлось "удить" из болотной хляби. Благо вести на ремне, как поводке не пришлось, хотя проводница была не прочь.
   - Как женщина - женщине, - привлекла Альбина внимание подруги, шепча на ухо. - Он и так отныне только твой - не бросит!
   - Дальше куда, Сусанин така сам? - ввернул хакер, подавая планшет с картой.
   Японец ткнул на очередную отметку.
   - Така надо сюда!
   - Таканада - фамилия, а имя - Хироюки? Понятно, - пошутил не к месту хакер.
   Попутчицам было не до того. Японец тоже дал понять юнцу: следует быть начеку.
   - Почему? Лично я не заметил ничего странного - и никого!
   Обнажив меч, японец указал острым концом на какие-то "сопли".
   - Слизь... паразита! - осознали все: в этой местности водятся черви. Возможно даже: болото кишит ими.
   - Но что мы в таком случае забыли здесь? - загалдели наперебой попутчицы.
   - Ш-ш-ш... - приложил палец к устам японец с рацией. Она и хрипела, издавая аналогичные звуки, озвученные им самим.
   - Не фурычит, - констатировал в такт хакер. - Могу я взглянуть?
   Он дал понять: в технике ас. После случая с ракетницей японец не стал рисковать. Рация и впрямь не работала. И ещё раз попытался связаться с кем-то, ничего никому не объясняя. Люди доверяли ему: он знает, что делает. Обязательно поможет им рано или поздно выбраться из дебрей дикого края.
   Деревце пошло на веху. Её ствол и очистил мечом от сучьев с ветками японец. Клинок был наточен отменно, и по остроте его лезвие не уступало опасной бритве.
   Путь продолжился. Болотистая местность занимала огромную территорию. Где-то поблизости должна находится река. На берег и спешил японец. Продвижение по болоту давалось тяжело. Людей спасали островки. Добираясь до подобного клочка суши, они валились - женщины, японец всегда оставался начеку, не доверяя хакеру.
   Петухов злился. Лада успокаивала его.
   - Вот дурачок, не навоевался ещё - успеешь! Нас так просто твари не оставят!
   Словно подтверждая её слова, японец сорвался с места, подгоняя попутчиц с их хакнутым спутником. Вёл дальше.
   - Невидно не зги, - не сдержалась проводница.
   В болоте вообще отсутствовала всякая видимость. И как назло порой булькали топи - на поверхность вырывались газы из вязкого илистого дна с пустотами.
   Курить здесь было себе дороже. Но никто не предупреждал проводницу, а на мелкую надпись "Минздрав предупреждает: курение вредно для здоровья", не обращала внимания.
   Сигареты в печке промокли, а вот спички заменяла зажигалка. Ей и чиркнула она - раз, другой, третий, высекая искры, но не пламя. В сердцах швырнула в сторону, решив: вышла из строя. Но что и кого вывела проводница, сама не сразу осознала, как и чего натворила.
   На месте падения зажигалки возникла ярчайшая вспышка, повлекшая объёмный взрыв. В пламени позади людей заметались какие-то не столь малочисленные огоньки.
   - Паразиты-ы-ы...
   Беглецов накрыло ударной волной, и разметало по болоту. Кругом пылал огонь и валил дым. Казалось, горит вода и воздух. Выгорал газ. В возникшем аду помимо хлопков с выбухами раздавались людские голоса и разносились криками в сопровождении рыков.
   - Ой, горю-у-у... - кинулась проводница в болота - готова была даже в топь, да обошлось для неё.
   Далеко люди не разбрелись и при всём желании не могли. Болото выгорало - то тут, то там на глаза бродягам попадались горящие кусты или деревца на кочках и островках посреди хляби. Никто не помнил, как и когда выбрались на берег и не острова, а большую землю, зарываясь от бессилия и усталости лицами в песок.
   Видимость здесь была выше, и даже слышно, как по соседству - совсем рядом - журчит вода.
   - Река... - не поверил собственному счастью хакер. Он остался один и практически безоружен - от автомата никакого толку без патронов и штык-ножа. - Вода-А-А...
   А болотную пить не мог, она была затхлой до тошноты, и от неё тянуло на рвоту, поэтому не возникало мысли утолить жажду. Здесь же он сразу подался к водопою. Плескался на берегу не один. Повезло - наткнулся на проводницу. И тут же расстроился. Впрочем, не он один.
   - Не турист, - отметила та на его счёт.
   "Тачка" отсутствовала разом с мамой. Хакер предложил покричать. Проводница не желала. Она отчётливо разглядела преследователей, и те не выглядели людьми, а скорее нелюдями.
   - Я тя не держу, можешь валить! - не уступил хакер. Вскрикнул, но из-за того, что проводница навалилась на него.
   - Паразит, а! - застукала Альбина. - Только глянь на него, доча!
   Она указала Ладе на сцену "насилия".
   - Одно слово - Петухов Петруша! Не одной "клуши" не пропустит!
   Японец также не был в восторге от увиденного им зрелища - проводницу верхом на хакере. Парень по неизвестной ему причине пользовался у трёх попутчиц большим успехом, и они оказывали ему соответствующее внимание. Зашагал прочь, не проронив ни звука.
   - А я... - опомнилась довольно быстро проводница, покинув хакера, увязавшись хвостиком за туристом.
   Ни Альбина, ни тем более Лада не пригласили парня даже на словах принять предложение продолжить путь разом с ними. Обиделись. За что - Петухов не понимал, соответствуя собственному имени - Петя. Замыкал цепочку бродяг. И кого видел перед собой - спину Альбины. Та заслоняла собой дочь, служа ей и "ухажёру" разделительным столбом. Неожиданно отметила для себя и про себя, куда наглым образом пялится хакер.
   Сама покосилась себе туда, вопрошая:
   - У меня там что-то не так?
   - Нет-нет, - затряс головой хакер. - Напротив всё, что надо, как - и где!
   - Нахал!
   - Я это к тому - и веду...
   - Меня!? - не собиралась дамочка идти у него на поводу.
   - ... у вас отличная наследственность, и надеюсь: передалась дочери, - только теперь стало понятно, на кого он положил глаз, и почему столь щепетильно изучает пропорции тела с идеальной фигурой бизнес-леди со спины.
   - Лучше себе под ноги смотри, - посоветовала Альбина.
   - Да чего я там не видел - у себя в штанах!? - играли гормоны у парня.
   - Я про землю - куда ступаешь! Не вляпайся как одна из нас, - напомнила дамочка про случай на болоте с проводницей.
   - Так вроде на суше - берегу!
   - Мало ли чего ещё может стрястись - край дикий, как ни крути! Аномальная зона, если ещё не забыл!
   - Типа зыбучие пески-и-и... - провалился Петухов по колено.
   - Стойте! - заголосила Альбина.
   Хакер дёрнулся, не сумев совладать с эмоциями. Раздался треск. Земля ушла из-под ног, и он повис в воздухе
   На краю образовавшегося обрыва возникли лица попутчиц и японца. Петухов встрепенулся.
   - Замри, не то...
   - Что? - отреагировал он на замечание.
   - ...хана! - вставился японец.
   Хакер угодил в ловушку, и не простую, а необычную тем, что яма была сооружена людьми - он попал на кол, торчащий у дна заострённым концом вверх, а внизу что-то копошилось.
   - Засада-А-А... - не сдержался парень. - Паразиты-ы-ы...
   - Держись, ща вытащим, - уверили попутчицы.
   Японец по заведённой традиции скинул ремень от автомата, зацепив к лямке от меча, держа за ножны.
   - Цепляйся! - последовал очередной призыв сродни приказа к выполнению безо всякого обсуждения.
   К хакеру уже ползли по кольям черви. Не желая упускать добычу, паразиты принялись изрыгать слизь.
   Она угодила на подошвы от ботинок парня, и ему пришлось расстаться с ними.
   - Далеко не уйти, - отметил он: не ходок босиком.
   Как назло из ямы по отвесным стенам наружу подались паразиты.
   - К вода! - раздался голос японца. - В река!
   - Я ж говорил: плавать не умею, - занервничал больше прежнего хакер, однако подался, насколько мог - по колено.
   Берег кишел червями, паразиты замирали у кромки водной глади - шипели, продолжая исторгать слизь.
   Беглецам пришлось углубиться в реку. Вода оказалась холодной - практически ледяной. Ничего не поделаешь, лучше отморозить себе кое-что, чем угодить под слизь, или его подпустить к себе, превращаясь в гермафродита.
   Беглецы забрались по пояс в воду, а по грудь не желали, пока не возник гигант. Тут уж готовы были нырнуть с головой, а хакер так и вовсе двинуть по дну на иную сторону реки к противоположному берегу.
   Японец так и поступил, сверившись в который раз с картой в планшете, поднял руку с ним над головой и клинками, поплыл.
   Петухов всплеснул от досады руками по речной глади, и с дикими воплями, сопровождающиеся дополнительно оголтелыми криками недовольства, бросился в толщи водной преграды, матерясь на флудиском языке юзера в локальной сети. Пока не захлебнулся.
   На берег за волосы его и вытащила Лада.
   Люди тряслись от озноба, стуча зубами. С них ручьями стекала вода. Японец ещё раз взглянул на карту, взялся за рацию. Тщетно. Намочил её ненароком. Можно было смело выбрасывать. Не стал. Электронный прибор замкнуло. Внутри корпуса вспыхнули искры, наружу повалил дым. Потянуло горелой проводкой. Иностранец проявил незаурядную смекалку - рация заменила ему коробку спичек с зажигалкой. При помощи неё и развёл костёр.
  

Глава 12

РЕКА

  
  
   Уловив тепло и едва различимое потрескивание, хакер открыл глаза. Перед лицом плясали языки пламени.
   - А как же твари - гермафродиты?! - переполошился он, пугая попутчиц. Но никак не японца.
   - Така остров, - дал тот понять: кругом них вода - они не покидали пределов реки.
   - Поешь... - сунула Лада в руку друга какой-то запечатанный пакетик из фольги с вакуумной запайкой.
   Разорвав его зубами от голода, хакер с жадностью вставил их в спрессованную массу. Мгновенно проглотил, хотя и подавился. Он только после поглощения НЗ поинтересовался.
   - Где разжились им? - одаривая вопросительным взглядом японца.
   - База, - поднял тот указательный палец вверх.
   Проследив за движением руки иностранца, хакер задрал вверх голову, предварительно наткнувшись на стволы правильной формы без кожуры, торчащие в земле без намёков на корневища. Крона также отсутствовала. Её заменял сруб.
   - Избушка на курьих ножках! Ни дать, ни взять! Одно слово...
   - Сказка... - ввернула Лада, соглашаясь.
   - ...лабаз! - поправил друг.
   Там бродяги нашли всё необходимое - помимо харчей, разжились спальными мешками, и что самое главное - стоящим оружием - топором, ножом и даже ружьём.
   - Моё - не дам! - ухватился хакер за дробовик, отбивая у японца.
   Того больше всего интересовали боеприпасы и не патроны, а сигнальные ракеты. Целый патронташ любой расцветки свечения в небе.
   Сгустились сумерки. Туман скрыл реку по берегам, окутав остров. Люди перебрались в сруб на сваях. Все понимали, что намерен предпринять иностранный проводник.
   - А может не стоит, хотя бы подождать до утра, - предложила проводница. - Кругом твари - заметят!
   - Скорее люди, а твари и так в курсе, где мы, - отметила в свою очередь Альбина.
   - Не скажите, бабы, - встрял хакер. - А что если могли утонуть или нас течением снести вниз по реке!
   - Это наш шанс - вероятно единственный на скорое спасение, - ввернула Лада.
   Она поддержала японца.
   - Два против трёх - единогласно, - заключила бизнес-леди, подведя итог бурной дискуссии с дебатами.
   - Вот, стало быть, как решаете дела, фирмачи, - огрызнулась проводница. - На простых людей плевать - ни во что не ставите!
   - И ничего ты не поняла! Не о себе печёмся, а предприятии в целом - у нас уйма народа! Из-за меньшинства не должно страдать большинство!
   - Где-то это уже было - и сдаётся мне: в нашей стране - истории! Не повторяйте ошибок!
   - Так надо, поверьте!
   - Вам фирмачи - те, пизнес-лядь, - себя не уважать!
   - Уж уважь, подруга!
   - А чё я, когда и Петя против!
   - Вообще-то не совсем уж так...
   - Чё?.. И ща сказал, петух?
   - Я, как Лада!
   - Так и знала, - подтвердились опасения проводницы на счёт хакера. - Не мужик - подкаблучник!
   Пока беглецы спорили, японец по привычке занялся делом. В небо полетела сигнальная ракета - одна, вторая, третья...
   - Эй, особо не жги! Нам ещё пригодится ракетница в качестве дополнительного огнестрельного оружия, когда придётся отстреливаться от гермафродитов, - предупредил хакер.
   Японец согласился, надеясь привлечь внимание экипажа спасателей, не имея иной возможности связаться с ними на расстоянии - пожертвовал рацией для спасения людей. Сбором хвороста и посоветовал заняться им.
   Все понимали: так надо. Никто не стал отлынивать от работы, хотя все без исключения устали и валились с ног. Но безопасность, прежде всего, и превыше всего.
   Помимо всего прочего пришлось составить график дежурства у костра, чтобы не погас ночью. Японец озвучил часы вахты, их и передал хакеру. Тому через два часа предстояло отдать проводнице, той далее Альбине, а уж она - дочери.
   Досидев до полуночи, хакер растолкал Сладкую. Та не сразу уступила ему и лягнулась со словами:
   - Как дам! - прибавляя вдогонку. - Если я встану, ты у меня ляжешь!
   Хакер и впрямь завалился, но по собственной инициативе - спать. Засопел, а после и захрапел... не он - проводница. Ту в два часа подменила Альбина. В четыре - наступила очередь дочери. Да не стала будить - сжалилась, совершая непростительную ошибку. Сил на то, чтобы разом продержаться в одиночку оба дежурства не хватило. Дамочка попросту не рассчитала их, прикорнула сначала на один глаз, а затем оба, уронив голову на грудь где-то около пяти утра. А спустя ещё какой-то промежуток времени послышался храп.
   - Ну, ма, имей совесть, - заворчала сквозь сон Лада, и опомнилась: та уснула на посту. Поспешила разбудить, когда вовсе следовало давным-давно сменить. Заканчивалась уже и её вахта. Минут через пять-шесть предстояло побеспокоить вновь японца, чтобы тот заступил на пост в караул - готова была сама кричать, уловив посторонние шумы на острове вблизи лабаза.
   - Люди или нелюди? - мелькнуло подспудно в подсознании. - Ма, очнись!
   Лада растолкала её, и они кинулись к срубу, притихнув там, как мыши. Предательски просигналили часы, обозначая смену дозора. Те, кто бродил кругами по острову, теперь точно знали, где искать людей.
   Подле костра возникли тени сгорбленных и скрюченных существ. Замерли.
   - Так люди или твари? - всё ещё пыталась уяснить Лада. До неё дошло: если бы люди, открылись сразу, догадавшись: на острове находятся соплеменники, поскольку твари опасались огня и разводить.
   - Ну, кому делать нехрен, - пробурчала хакер.
   - Т-с-с... - навалилась на него...
   - Лада!? - признал он ту по одному прикосновению. Ладони и тела сверху. - А как же мать? Что она скажет нам на то, чего затеяла?
   - Я здесь, поэтому обломись, - предательски зашептала Альбина.
   - Во паразиты... - не сдержалась проводница. - Поспать не дают! Дня мало, так ещё и ночью свиданки под боком устраивают! Твари...
   - Похоже, они и пожаловали на остров, - подтвердила бизнес-леди, сдавая японцу часы, а с ними и смену караула в дозоре.
   - Караул... - вспылила проводница.
   Всем стало очевидно: без пальбы не обойтись. Хакер прильнул к узкому проёму в бревенчатой стене сруба, дал предупредительный выстрел, стараясь зацепить чудовищных гостей. В ответ раздались грозные рыки. Тварей было не так уж и мало. Отбиться от них легко не получится даже в укрытии сродни деревянной башни на шестах.
   С иной стороны сруба к другой амбразуре прильнул японец, используя сигнальную ракету в качестве освещения. А последующие заряды уже клал в цель, кляня самого про себя за то, что не прислушался к тому, чего изначально советовала не делать проводница.
   Внизу носились тени тварей подстать ночным приведениям. На остров пожаловали мутанты. И так просто их не завалить. Что и отметил вслух хакер, разрядив в упор с трёх метров дробовик, всадив две увесистые свинцовые пули. Они расплющились при ударе о грудь гермафродита конечного уровня развития при порабощении паразитом, представляя собой единое целое - симбиоз. И хоть бы хны. Испарились из-за слизи, не причинив особых увечий. А вот при столкновении с сигнальными ракетами, пущенными из ракетницы, у мутантов возникли большие проблемы.
   Японец поджарил одно из чудищ, передав ракетницу Ладе.
   - Ей! А почему ни мне? - возмутился хакер.
   - У тя ружьё - забыл! - напомнила она.
   - Толку от этой пуколки, как хлопушки!
   - Место! - последовал приказ от японца. - Банзай!
   Тут невольно заговоришь на любом языке, который в ходу у людей любой иной аномальной зоны в аналогичной ситуации на острове.
   - Меняемся... - крикнул Петухов.
   Он хотя бы видел, куда стрелять, поскольку твари не были бездумными созданиям - не зомби - лишь внешне напоминали их - завалили песком костёр.
   Лада не растерялась, и ещё один мутант заметался по острову с воплями, бросившись к реке.
   - А они не такие уж и тупые, - отметила она.
   - Кто бы сомневался... - расстрелял хакер из дробовика паразита.
   Мутанты принялись планомерно забрасывать сруб червями. Паразиты, попавшие на крышу и стены, ползли в бойницы, метая слизь.
   Японец одёрнул Ладу от щели, и своевременно ткнул клинком. Снаружи раздался писк, и брызнула слизь.
   Лезвие меча не деформировалось, пройдя не один уровень закалки сплава металла из сверхпрочной стали - потемнела, меняя окрас, и практически не затупилось.
   Отбиться и впрямь не получилось. Люди решили укрыться и переждать. Альбина с проводницей вставили задвижки в оконные проёмы-щели, служащие им своеобразными ставнями на манер засовов. Обстрел мутантов прекратился. Теперь твари могли считать себя полноправными хозяевами острова.
   Людям повезло, что гермафродиты затушили костёр, и по всему видать: требовались им живьём. По крыше у них над головами загремели самые свирепые мутанты, сводя с ума попытками проломить брёвна, раздирая когтистыми лапами. Могли ещё довольно долго провозиться, однако никуда не спешили. Их внимание привлекли сваи в виду отсутствия лестницы, поднятой бродягами в сруб.
   В дверь снизу на полу ударили. Подле неё - японца - расположились стрелки, а за ними находились: проводница с топором и дамочка с охотничьим ножом в одной руке и туфлёй с длинным каблуком на металлической набойке в иной. Приготовились к смерти. Никто не собирался уподобляться мутантам, потерявшим человеческое обличие. Смерть в их случае - избавление от невыносимых мук в аду, что собой для них представляла аномальная зона, а мутанты...
   - Черти! Доберусь я до вас! - пригрозила проводница на словах.
   - Скорее они до нас, - намекнула Альбина: не стоит привлекать лишнего внимания гермафродитов к себе и не злить их - чревато.
   Твари повторили навал снизу. Дверь в полу не была такой крепкой как стены - прогнулась от удара мутанта, затрещав. Навал не прекращался. Гермафродиты нашли слабое место у бродяг.
   - Хана... - ляпнул хакер.
   Японец не растерялся, сунув лезвие меча в возникшую щель. Резко выдернул. На нём оказалась слизь во всю длину клинка едва ли не до рукояти. Он проткнул насквозь мутанта.
   Предположение людей подтвердили дикие вопли. Можно было решить: тварь забилась в предсмертной агонии. Сруб заходил ходуном под ударами озверевшего в конец мутанта. У твари били через край эмоции. Одна из свай подломилась. Сруб накренился. Не все люди устояли на ногах, следуя в угол наклона.
   Ситуация повторилась вновь. Ещё одна свая не устояла под навалом твари, и сруб завалился на бок, достигнув земли. Дверь заняла привычное положение в пространстве, находясь перпендикулярно твёрдой поверхности. Пол стал стеной, а одна из стен послужила новой опорой людям для ног.
   Они отпрянули по обе стороны от двери. Снаружи последовал очередной навал с ударом.
   - А что если подпалить хибару изнутри? - предложил хакер.
   - Выкурить самих себя?! - послышались недовольные возгласы женщин. - Или задохнуться, сгорев заживо?
   - Тогда рукопашной не избежать!
   Дверь треснула в который раз, и от неё полетели доски со щепками. Японец ещё раз воткнул в образовавшуюся щель клинок, и на этот раз короткий, а следом выстрелил хакер. В довершении ко всему Лада разрядила ракетницу. И ещё один мутант на время выбыл из борьбы.
   Стрелки едва успели перезарядить оружие, дверь не устояла в проёме, и там объявился мутант. А в следующее мгновение очутился внутри, напоровшись на уровне шеи на выставленное лезвие меча японца из-за стены. В дополнение ко всем бедам о голову зверюги расплющился свинец, а в раскрытую пасть угодила сигнальная ракета. Из ноздрей и ушей повалил дым клубами, откуда разом вырвались языки пламени, а с ними из сруба гермафродит. Голова чудовища отделилась от тела, угодив на землю, и вспыхнула, объятая огненными бликами.
   Мутанты замешкались, зато люди не стали, воспользовавшись благоприятной ситуацией - бросились в прорыв, устремившись к реке. По пути японец располосовал ещё одну подвернувшуюся ему под руку тварь, вторую озадачил выстрелом из дробовика хакер, третью прожгла сигнальной ракетой Лада, освещая берег реки, и далее в поединок с гермафродитами вступила проводница с топором да Альбина охотничьим ножом и туфлей, одаривая ей чудовище, воткнув каблуком в око.
   Мутант, задетый дамочкой, оказался главарём шайки тварей, иначе бы гермафродиты не сразу подались за бродягами в погоню. А так не дали шанса опомниться и на спасение.
   Японец и тут не подкачал, прихватив с собой из лабаза спасательную шлюпку - дёрнул за какую-то резинку, и надувная лодка приняла выпуклую форму. Бегство людей продолжилось на ней, а мутанты подались вплавь за ними.
   Вёсла отсутствовали - люди не захватили их - управлять лодкой также было некому. Оставалось положиться на приличную скорость течения реки, и то, что мутанты плохие пловцы. Не тут-то было. Осветив реку в направлении острова сигнальной ракетой с подачи японца, Лада обнаружила преследователей. Не все мутанты подались с острова за ними, часть осталась исследовать сруб на предмет наличия иных дикарей. От других тварей в реке предстояло отбиться им.
   Мутанты стремительно сокращали дистанцию.
   - Доберутся до лодки - край - порвут! Как пить дать, - не сомневался хакер: сейчас бы не помешало использовать автомат, да только патроны имелись исключительно к дробовику - заканчивались. Каждый последующий выстрел предстояло производить наверняка, впрочем, и Ладе.
   Японец не стал отбирать ракетницу у девчонки. Ему хватало и меча с кинжалом. По бокам от него расположились стрелки, а у них: со стороны дочери - Альбина, у хакера - проводница, да и то не упустила случая возмутиться по поводу и без него.
   - Подвинься, - попал ей под горячую руку хакер.
   - Сама - и не лезь, - пригрозил парень противопоставить ей ружьё, а против кого пришлось применить - мутантов.
   Лада также пустила сигнальную ракету, и японец прорезал водную гладь мечом. Дополнительно по краям бортов шлюпки махнули дамочка с проводницей.
   Рёв тварей в реке заглушило странное шипение.
   - Кто воздух испустил, какой засранец? - определила на свой лад проводница.
   Её ошибка на словах была очевидна - надувная лодка получила пробоину. Тот по вине того, кого произошло ЧП, и пытался устранить причину предстоящего затопления спасательной шлюпки.
   Засуетилась Альбина, сунув ладонь в отметину от ножа в резине.
   - Вот так и держи, даже если в кисть вцепятся твари, - залепила проводница в сердцах. - А придётся потерять!
   - Ну, мА-А-А... - обиделась дочь на ту. - Ты чего это, а? И как могла?
   - Да я не хотела...
   - Ага, так само получилось, - присовокупил хакер.
   - Стала бы я врать - грешить на тварь...
   - Така тварь! - грянул японец. Не на бизнес-леди. Они отвлеклись от мутантов, и ещё один атаковал их, а иностранец, отбивая навал.
   Образовалась новая пробоина, и её "залатали" доступным образом - проводница присоединилась к дамочке. У них обоих оказалось занято по одной руке, иными - "полоскали" своё холодное оружие в реке у пробоин, опасаясь нападок тварей.
   - Отстали!
   - Они от нас или мы оторвались от них?!
   - Разница!? - не уловил японец, в чём заключена подоплёка подвоха на словах спутниц.
   На одном из поворотов бурной реки их едва не выбросило течением на берег. Люди приметили мутантов. Несколько тварей неслись по суше параллельным курсом с ними.
   - Наивные, ещё надеются достать нас - догнать, - усмехнулся хакер. Зря. Твари обогнали их. Почему и какой причине - стало очевидно, когда до слуха бродяг донеслись эхом шумы, падающей вниз толщ воды.
   На реке впереди располагался водопад с порогами. Люди занервничали, как никогда. К берегу не пристать - там мутанты, а на пути кто знает - грозит очевидная погибель.
   - По мне так лучше о камни разбиться, - отметил хакер.
   - Ой, дурак! Ну, дурак! - не согласилась Лада. - Я можно сказать, только теперь жить начинаю - у меня появился смысл выжить и не из ума, Петька!
   - Вона как! И чё за причина?
   Лада вспылила ещё больше на заявление спутника.
   - Молодо-зелено, - подтвердила проводница, хитро подмигнув Альбине.
   На берег с лодкой и впрямь не попасть при всём желании, а ни у кого из бродяг не возникало мысли податься вплавь. Всем хватило прошлого раза, благо на их счастье на острове нашлось, чем согреться. Здесь же не получится - мутанты нагрянут тотчас и застанут врасплох.
   Твари также не дожидались людей - удобного случая, что те сами подвернуться им в лапы - стремились достать, делая при этом всё возможное и невозможное, организуя западню с ловушкой.
   Река перестала вилять - течением бросать людей и стороны в сторону в спасательной шлюпке - теперь они неслись прямиком к обрыву.
   - Водопад!!! - занервничали попутчицы.
   Паниковать было бессмысленно. Это ещё не конец - река продолжается, а не уходит под землю, и самим туда рано ложиться костьми.
   - Пороги! - подал голос хакер.
   Японец приметил камни. Один валун выделялся особенно, напоминая глыбу. К нему, как к спасительному островку и надлежало править людям - попытаться приблизится к вожделенному клочку суши, являющемуся для них, как утопающим последней надеждой на спасение сродни соломинки.
   Обман раскрылся в то же самое мгновение. На порогах у водопада заметались твари.
   - Гермафродиты-ы-ы... - не сдержалась проводница. - Сволочи! Паразиты-ы-ы...
   - Така они помочь нам... - удивил своим нелогичным заявлением японец.
   - Ну и кто из нас двоих с ним псих, а?! - выдал в такт Петухов.
   Японец замахал руками, привлекая внимание тварей. Те прыгали с камня на камень, подстраиваясь под беглецов, дабы те не могли минуть их, иначе усилия пойдут прахом - люди разобьются насмерть.
   - Он заодно с ними, - подскочила проводница.
   Пробоина открылась, и снова раздалось шипение. Воздух с большой силой под высоким давлением из-за веса тел людей стал вырываться из шлюпки. Пришлось Ладе подменить ту, пока она занялась, выяснением отношений с иностранцем.
   - Ах ты, засланец - с буквой "р" в данном слове вместо "л"! Продался тварям!
   - Не дури, подруга, - вмешалась Альбина на словах.
   - Атас, бабы-ы-ы... - зашёлся хакер, целясь в мутанта - того, что ближе всех находился к ним и на пути следования лодки.
   В исполнении японца последовал удар ногой по дробовику. Дробь при выстреле ушла в небо. Проводница сама бросилась на него, и куда угодила - за борт. Японец резко уклонился от столкновения с ней. Шлюпку накрыло волной брызг с бродягами, а в дополнение и шквалом отборной брани, которой сыпанула проводница, проклиная японца.
   Петухов не поверил в произошедшее событие, отказывать понимать действия японца - не верил глазам. Ему казалось: всё, что твориться сейчас здесь - обман зрения. Наихудшие опасения подтвердились - японец метнул в направлении мутанта на "рифе" ремень от меча. Тварь ухватилась за край когтистыми лапами, рванула японца на себя вместе со шлюпкой.
   Дно резиновой лодки налетело на камень.
   - Банзай! - переменился неожиданно в лице иностранец с азиатскими корнями.
   - Ты-то чего сидишь, Лада? - крикнула Альбина.
   - Чего? - растерялась дочь. - В кого из них палить - японца или...
   - Мутанта-А-А... - разошёлся хакер. - Неужели непонятно?
   - Ага-А-А... - заложило уши Ладе от криков. Она пустила сигнальную ракету.
   Дымящийся шлейф оказался коротким - не более пары метров, и риф заволокло дымом. Задымился гермафродит. Огненный заряд угодил ему в нутро. Тут уж и японец занялся им, как прежде всеми его предшественниками.
   Бродягам стали очевидны действия туриста по отношению к нестандартной ситуации. Расчёт оправдался - не на 100%. Отсутствовала проводница. Но всё ещё было поправимо. Хотя... кто знает. Люди упустили её из виду, занимаясь "спасителем", сбросив в водопад.
   Навстречу к ним неслись иные гермафродиты, шлёпая по дорожке камней в реке у обрыва. Теперь уже японец не мешал вести хакеру прицельную пальбу. Юнец оторвался на славу, разрядив дробовик в упор мутанту прямо в лапу у стопы. Гермафродит не удержал равновесия тела - на него налетела иная тварь сзади, не ожидая заминки, и также нарвалась на второй выстрел из ружья. А покончила с ними Лада.
   Монстры полетели в бурлящий водопад у дна обрыва. Их рыки потонули - и сами. Никто больше не слышал и не видел их.
   Люди продолжали бой с мутантами, избавившись всего-навсего от троих из них, а, сколько тех подалось сюда, и предстояло выяснить.
   Навал четвёртой твари по счёту японец сдержал в одиночку. Альбина не помогала. Причина отсутствия была очевидна - она занялась спасением утопающей подруги. Та барахталась по соседству, соскальзывая с одного камня на другой, высекая лезвием топора искры.
   Зацепиться за пороги не удавалось. Жерло водопада по-прежнему притягивало проводницу потоками бурной реки. Альбина нисколько не сомневалась в том, чем рисковала, а жизнью - и ради чего и кого - кинулась в воду. Охотничий нож в её руке застрял лезвием меж камней, в иной - оказалась мокрая ладонь Сладкой, но не липкой, а скользкой и чересчур.
   - Не бросай меня, подруга-А-А... - голосила та.
   - Будь уверена, - проявила Альбина женскую солидарность в отношении той. - Не мужики - не подведу-у-у...
   Сказать было легко, а вот доказать на деле непросто. Проводница не видела, что творилось у неё за спиной, зато дамочка отчётливо, как к ним с противоположного берега подались...
   - Твари-и-и...
   Лада обернулась на призыв матери, и по собственной инициативе покинула мужиков. Над бизнес-леди с проводницей пронеслась сигнальная ракета, оставляя дымящийся след шлейфа в поисках цели.
   - Мазила-А-А... - не унималась Альбина.
   Дочь дала маху. Пока вытаскивала из ракетницы стреляную гильзу и вставляла новый заряд, мутанты подобрались к женщинам на расстоянии прыжка. В исполнении первой из них в цепи и последовало данное адекватное действие. Лада налету подстрелила зверюгу, присоединившуюся к трём остальным на дне водопада, но иная шлёпнулась между женщин у сомкнутых рук.
   Проводница не растерялась, всадив топор чудовищу в стопу. На вырвавшийся рык из глотки твари сзади отреагировал своевременно хакер, веля подруге...
   - Нагнись! - услышала она.
   - Ты чё задума-а-ал...
   Петухов не стал церемониться, дав ей пинка туда, куда всегда косился с иными намерениями. А тут неожиданно для себя решился и не на такое действие. Лада не устояла перед его напором, занимая горизонтальное положение. Раздался двойной выстрел. Один заряд состоял из дроби, а иной - пули. Ими и пытался вывести из равновесия мутанта.
   Тварь повалилась, но в обрыв не угодила. Что-то держало её. Недолго. Проводница опомнилась быстро, выдернув топор, и на её оружие наткнулся иной мутант, используя ту в свою очередь как сухопутную переправу, топча... лапами-ногами, пока Лада не одарила гермафродита очередным огненным зарядом.
   Сдержать навал тварей не удавалось - люди отбивались из последних сил, расстреливая скудные запасы боеприпасов к обоим видам огнестрельного оружия, коим обладали, а мутанты напирали. И прыти гермафродитов было не занимать.
   - Отступаем! - озадачил японец своим новым изречением бродяг.
   - Ку-куда-А-А?!.. - закудахтал Петухов, квохча, словно курица. - Ко-ко-когда некуд-Ах...
   Парень поскользнулся, полетев с рифа мимо реки в обрыв. Водопад поглотил его.
   - Петька-А-А... - не удержалась Лада, не усидев также на рифе.
   - Доча-А-А... - бросилась Альбина сломя голову за ней.
   - Дура-А-А... - пришлось проводнице не по своей воле следовать за дамочкой.
   И лишь японец осознанно пошёл на "самоубийство" - делать харакири не стал. Он успел отцепить спущенную шлюпку с рифа - прыгнул в обрыв. И на его месте возникли твари, столкнувшись меж собой вместо человека. Огрызнулись и зарычали одна на другую.
   Подле них объявился главарь коцаный дамочкой. У чудовища было одно око, иное - выдавила бизнес-леди каблуком от туфли с набойкой.
   Чудовище замахнулось её артефактом на них, и твари без дополнительной подсказки и придания ускорения лапой в район хвостов, бросились в водопад на поиски пропажи.
   Бродяги не убились, впрочем, и подстреленные ими твари не разбились. Их всех вынесло на берег в пойме реки, где течение оказалось на порядок ниже и довольно спокойным.
   Хакер не сразу уяснил, куда попал, и как круто - уставился на гермафродита, а тот в свою очередь с тем же безумным видом чудовищной физиономии на него.
   Человек не растерялся. Мутант подстать ему, протянув со злым намерением конечность.
   - Лапы убрал, паразит! - произвёл выстрел в упор Петухов из ружья рикошетом. Дуло оказалось согнуто, его и разорвало у него в руках.
   Мутант чихнул, метнувшись в сторону от дикаря. Люди допекли тварь.
   - Петька-А-А... - подалась Лада из воды, напугав гермафродита воинствующим видом амазонки. В руках у гром-бабы, как твари окрестили её негласно про себя, находилось самое страшное оружие, коим метала в них гром и молнии. Пылающие разряды огня выводили мутантов из себя и строя, валя замертво.
   Очередным выстрелом Лада обозначила радиус поражения ракетницей, и никто из мутантов не спешил соваться на её территорию. Она демонстративно зарядила грохочущее оружие, грозя новой расправой над мутантами на берегу по соседству.
   Зашуршали заросли осоки.
   - То-то... - чуть успокоила девчонка, опускаясь подле хакера.
   На друге не было лица, он весь в грязи и крови, хлещущей из брови.
   - Лада-А-А... - услышала она обезумевший голос матери.
   Альбина застала её с парнем, и оба перепачканы в крови.
   - Вы ранены!?
   - Я в порядке, ма, а вот Петька не совсем!
   - Убью-у-у... - подалась на сушу проводница.
   Ей было всё равно кого - главное сорвать злость. Метнула топор. Лезвие с рукоятью просвистело, ухая над головой бизнес-леди. Альбина даже присела - у неё подкосились ноги. Мстить Сладкая не собиралась, напротив, в свою очередь отплатила любезностью.
   Некая тварь не усидела в зарослях, и решила поискать счастья. Добыча в лице людей оказалась ей не по зубам, она получила от них по клыкам. В морду чудовища вонзился топор. Оно выдернула его из себя, и бросилось прочь с берега, не разбирая дороги.
   Японец всё видел, присоединившись к попутчицам и их спутнику с тем, что осталось от резиновой лодки. Использовать её в качестве плавсредства было нереально - залатать в диких условиях - и нечем. Поэтому превратил в лоскуты, нарезая полосы, а посередине них - отверстия.
   Попутчицы особо не стали вникать в то, чем занимался японец, поскольку по окончании его работ, всё стало на свои места - ситуация прояснилась. Он смастерил для всех накидку сродни тех, какие носили в средние века во Франции мушкетёры короля Людовика-13. И тут эта злосчастная цифра, как чёрная метка. Они послужили людям защитой от слизи паразитов с гермафродитами. Резину она не разъедала, как любой иной материал. Её химический состав был близок к формуле кислот.
   Облачившись в новое одеяние, люди двинули на поиски очередной отметки с карты в планшете у японца. Никто ничего не стал даже спрашивать, понимая: хуже не будет, да и быть по определению вряд ли. Их ждало новое разочарование, ещё больше того, какое постигло на острове с лабазом при нашествии гермафродитов. Те не высовывались, но и люди давали себе отчёт: стоит лишь сделать один неверный шаг и он станет последним для них. Мутанты выжидали, словно ожидая: удобного случая для возобновления нападок на бродяг.
  
  

Глава 13

ВЕРТОЛЁТ

  
  
   Люди переговаривались дорогой. Лада мимоходом заявила: у неё всего две сигнальные ракеты, и хоть самим оставь для себя. Не лучше обстояли дела с боеприпасами у хакера.
   - И у меня бонусы на нуле - пара-тройка выстрелов, да и от тех толку никакого! Хошь бей ими в собственную бестолковку в упор!
   Про топор речи ни шло. Подобрав его, проводница обнаружила: лезвие затупилось. "Томагавк" сейчас напоминал булаву или кистень. А им и голову не проломить гермафродиту из числа мутантов. Охотничий нож у Альбины вовсе не в счёт. И клинками японца не наделать из тварей шаурмы. Надежда оставалась на то, что там, куда они идут, их ждут люди. На худой конец иная кладезь "бонусов" для продолжения игры в стрелялки и догонялки с мутантами.
   Один раз те пытались проверить бдительность бродяг, подсунув им тварь. Той досталось, и у людей не осталось больше чем отстреливаться от них.
   Японец остался невозмутим. Он снова уставился в карту, определяя направление движения. Люди по неволи занервничали. Им пришлось свернуть, и уже не первый раз, сбившись со счёту. Бродили кругами по одной и той же местности.
   Мутанты не суетились, оставаясь на месте. Люди, как охотники кружили поблизости от них точно в поисках добычи на трофеи. Наконец остановились.
   - Заблудились? - поинтересовалась проводница у японца, спросив прямо.
   Тот не стал ничего скрывать, а тем более врать. Показал на карту, давая понять: на месте - находятся там, куда шли, а в итоге пришли - и сам не мог толком понять.
   - Вертолёт, - выдал он, имитируя Карлсона.
   - И где это твоё чудо-техники, сам ты оно?! - возмутились бродяги.
   Они стояли на площадке, где помимо травы ничего не росло - даже кустарники, поскольку здесь побывали люди, расчистив для вертолёта. Бродяги завертели головами по сторонам, пытаясь нечто разглядеть среди крон деревьев.
   - Там, - ткнул ружьём хакер.
   Зрение не подвело парня - не успел испортить за монитором. Верхушки ряда деревьев напоминали завал с буреломом.
   Японец использовал оптический прицел вместо бинокля. В зарослях среди листвы при более детальном рассмотрении на расстоянии угадывались очертания винтокрылой машины, а под ней у них на пути копошились мутанты. На это он и обратил внимание подельниц с хакером.
   - Не пробиться!
   - Засада! - выстрелил Петухов, бросившись в заросли. Ситуация с водопадом повторилась здесь и сейчас в полной мере, как там тогда, и всё же были разительными различия - люди сорвались разом без заминки во времени в едином порыве, пойдя на оголтелый прорыв.
   Лишь при приближении к цели конечного отрезка пути у Лады возник естественный для их ситуации вопрос.
   - Кто-нибудь умеет лазать по деревьям. А они наткнулись на кедры. Вертолёт висел в пятнадцати метрах от земли - не меньше, располагаясь приблизительно на уровне четвёртого этажа. Так что, составив пирамиду из тел людям всё одно не добраться. Да и мутанты вряд ли позволят. Неожиданно вспомнилось также, что хакер плавать не умел когда-то, а теперь любую реку перемахнёт запросто при наличии мутанта в качестве преследователя. Вот и здесь было нечто подобное - возникла такая ситуация.
   Твари замешкались, не сумев сдержать душевный порыв дикарей, с опозданием отреагировав на последовавший в их исполнении прорыв - кинулись вдогонку.
   Домчавшись до деревьев, люди не останавливаясь, лезли и карабкались вверх по стволам, кто как умел. Даже Альбина при помощи ножа, используя на манер сука - вонзала.
   - Сука... - заголосила по обыкновению проводница. - А я - как же я!? Что мне делать?
   Топор не втыкался, предательски отскакивая от ствола. Но едва позади неё возник мутант, прыгнула на ствол, вцепившись ногтями в кору. Зубы также пошли в ход - не пожалела их.
   Тварь промахнулась. Когтистая конечность разминулась с беглянкой. На стволе дерева возникли борозды. Вонзив когти ещё раз в кору, гермафродит двинул вверх за ускользнувшей добычей.
   Мутанты не собирались отпускать людей.
   - Помогите... - не унималась проводница. Тварь ухватила её за ногу.
   Вперёд подельников откликнулся японец, адекватно реагируя на плачевную ситуацию. Вниз полетел короткий клинок, пробив лапу. Тварь дёрнулась и зарычала свирепо. Ощутив боль, она выдрала клинок из конечности.
   - Стреляйте! - подсказала проводница, понимая: ей не отбиться в одиночку от мутанта - ещё мгновение и сбросит с дерева.
   У хакера остался заряд с дробью.
   - Зацеплю, - пояснил он коротко подоплёку того, что способен сотворить, а непременно натворить.
   У Лады также не осталось боеприпасов, последний она выпустила в момент прорыва, иначе бы не пробились сквозь мутантов. Надежда оставалась на японца. Тот избавился от меча, угодив твари в голову. Та лишилась зрения. Ей оказался одноглазый мутант - сорвался вниз.
   Чудовище захлестнула необузданная ярость. Мутанты попрятались от вожака, стремящегося зацепить всё, что попадалось под лапы. В стороны летели комья земли с травой и щепки. Люди торопились, им некогда было следить за тем, что твориться внизу позади них. Спасение - впереди - и только, а никак иначе. Лезли вверх, карабкаясь по стволам деревьев.
   Хакер приноровился к образу лесного примата дикого края. Не он один - все люди, обладающие прежде избыточным весом тела, сейчас были стройны и подтянуты, что способствовало стремительному восхождению на вершину, повышая шансы на выживание. Первому из всех отметка в десять метров покорилась хакеру, ниже попросту не за что цепляться. А тут удача - сук. Из уст хакера вырвался сообразный звук, но с приставкой на окончании первичной буквы алфавита. Сук подломился. Хакер уже мысленно распрощался с жизнью - да не судьба, она в лице Лады и держала у себя, ухватившись за него рукой, помогала вернуться на ствол.
   - Я те этого никогда не забуду, подруга, - уверил Петухов.
   - И я те тоже не прощу за то, что едва не бросил, - парировала Лада.
   - Я в хорошем смысле слова!
   Подруге было не до разговора по душам - вперёд них следовало спасать тела от мутантов, дабы не уподобиться гермафродитам. Люди по-прежнему не желали обращаться в зомби - сами противостояли им.
   Разом с девчонкой и взобрался хакер на ветвь, а останавливаться не стал, рассчитывая разжиться боеприпасами в вертолёте. Возможно, и связь удастся наладить.
   Едва женщины с японцем достигли крон кедров, молодёжь подалась выше вплоть до вертолёта.
   - Осторожно така! - предупредил японец, уберегая от опасности.
   Вес нагрузки мог достигнуть критической отметки, заберись они туда, и вертолёт обрушиться с ними вниз.
   - Стой, Лада! Остановись! Тормози - не тормози! - зашлась Альбина.
   Она и впрямь обращалась с ней, как обозвала, а не назвала именем, словно та была её собственность сродни тачки.
   - Чай, дочка, - забралась на ветвь по соседству проводница, беспомощно повиснув, как кольцо колбасы. На неё и глазели, зыркая злобно снизу мутанты.
   Сколько бы японец не встречался с ними, ни разу не приметил среди тварей особи противоположного пола - все гермафродиты являлись самцами. Хотя, пойди, разберись, кто из них является кем, а то им вовсе непотребно ни с кем совокупляться - могли почковаться. Тогда плохи дела людей - далеко не уйти при любом раскладе, даже при наличии огнестрельного оружия и боеприпасов в избытке.
   Лада не послушалась мать, заглянув внутрь кабины вертолёта. Внутри на страховочных ремнях безопасности у лобового стекла висел пилот. Экипаж следовало искать внутри иного отсека.
   Петухов рванул дверь. Она не шелохнулась. Через иллюминатор тоже не разглядеть, что твориться внутри. Последовал удар прикладом дробовика. Стекло покрылось трещинами, и лишь со второго удара раздался звон. Он продолжал бить, выравнивая края от торчащего кусками стекла иллюминатора. Сунул голову. Толку было мало.
   - Я внутрь, - предупредил хакер девицу.
   - Ой, нет, не надо, Петька!
   - В том-то и дело, моя любимая тачка, - выдал он, ухаживая за ней подстать ситуации. - Надо!
   И чуть промедлив, прибавил:
   - Кто бы сказал раньше, что Лада станет моей любимой маркой машины по жизни - убил бы гада! Так что тварям "повезло"!
   Он не послушался подруги.
   - Я мигом - одна нога здесь, другая там!
   - Инвалид ты - и на голову! Я не переживу того, чего ща загнул мне, если с тобой случиться что-то!
   - Не переживай, всё будет офигенно!
   - Офигеть!..
   Лада не мешкала, и Петухов обнаружил её подле себя внутри вертолёта.
   - Лады, я понимаю: слетел с катушек на почве электроники - глюк с детства поймал! Но ты...
   - Тебя - неужели непонятно!?
   - Хм, занятно! Хотя нет, как бы отметил чурка - однако...ся!
   - И как он там... и все остальные, - отвлеклась Лада. - Что стало с ними и дядей Митяем?
   Хакеру было не до раздумий. Наткнувшись на тело "пассажира", он обнаружил на том всё, о чём не мог мечтать, а это стало доступной реальностью.
   - Да будет свет!
   Он включил фонарик на голове у трупа, как у шахтёра. Из вертолёта вырвался девичий крик. Лада узрела, почему в салоне нестерпимо воняет. Экипаж разлагался - тела приняли тёмный окрас, окаменели.
   - Спакуха, подруга, ща устроимся, - заверил Петухов.
   В вертолёте послышалась стрельба. Он расстрелял обойму автомата "пассажира" в дверь, и снова рванул в сторону - чуть заметно приоткрыл. В образовавшуюся щель проёма и вытолкнул труп, не забыв вывернуть наизнанку все карманы. Затем полетел второй и третий...
   Альбина с проводницей опешили. Они не могли взять в толк, что происходит наверху, а внизу слепой мутант набросился на добычу, решив: ему удалось сбить с дерева людей - рвал трупы на части, вгрызаясь клыками с когтями.
   - Сюрприз, - показался Петухов, привлекая внимание вожака стаи гермафродитов.
   Мутант сорвался на неистовый рык. В пасть и угодил кое-чем хакер. Внизу прогремел взрыв. Тварь разнесло на куски, и иные с дикими воплями бросились сломя головы в дебри.
   - Вот это мы понимаем, - обрадовались попутчицы. Рано. Под ними подломились ветви из-за воздействия на них ударной волны - очутились на земле. Не растерялись, прижавшись поспешно задними точками опоры к стволу кедра. Обошлось. Гермафродиты не потревожили их.
   - Ловите, бабы, - бросил им под ноги... шишку хакер, пошутив.
   Женщины влетели, а не взобрались на дерево, запрыгнув в вертолёт, откуда парень едва не выпрыгнул сам и не по собственной воле.
   Взрывоопасную обстановку разрядил японец, произведя предупредительный выстрел в потолок. Винтокрылая машина содрогнулась, как и новый экипаж - ухнула вниз.
   Хотелось ругаться и ещё больше материться, люди чуть сами не прикончили себя. Сил на то что бы браниться не осталось, и на всё остальное - слова им заменяли мысли. А всем казалось: они говорят. Общения не получилось. В реальность вернули шумы за пределами вертушки. Не сговариваясь, люди молча похватали оружие. За борт ударили лучи света. Они использовали фонари. День закончился, и сумерки сменила ночь. Туман сгустился, превращаясь в молоко.
   Повеяло сыростью и запахло гнилью. Зловония исходили от мутантов. Твари вновь зашевелились, поскольку люди приличный отрезок по времени не подавали никаких признаков жизни. Вот и полюбопытствовали.
   Тратить гранаты бродягам не хотелось, а от огнестрельного оружия - все понимали - толку не будет. Хакер суетился больше других, разбираясь в устройстве управления вертолётом, сменив в кабине на месте пилота прежнего аса. Панель оказалась знакомой.
   "Чем я хуже, - думал он про себя. - И точно такой же @с! Даже вертолётом управлял - сносно!"
   Он вспомнил игру в виртуального пилота. Панель была практически идентична с игрушечной. Проверил, что и как функционирует и вообще ли. Вспыхнула проводки. В салоне замелькали икры.
   - Не взорви! - прорезался голос у проводницы. - Не взлетим на воздух!
   Если только не так, как предупредила хакера. Тот не унимался. Твари оживились подстать ему. К ним прибыло подкрепление. Рычащих голосов раздалось столько, что людям и гранатами не отбиться при желании. В этот самый момент и загремел на крыше мотор, пуская дым. Винт пришёл в движение - погнутые лопасти, цепляя поверхность, стали взрывать землю, срезая траву - и не только. Хакер устроил настоящую бойню гермафродитам. Мутанты угодили в мясорубку. Их навал оказался отбит людьми, а численность поголовья стаи сократилась вдвое, если не вовсе втрое.
   И снова ЧП у людей. Последовал предательский хлопок, повлекший гробовую тишину. Заглох мотор, и лопасти винта встали. Радиус, очерченный по земли ими вокруг вертолёта, оказался усеян останками изрубленных тел гермафродитов.
   - Кажись, отбились... - послышались облегчённые выдохи.
   - От жизни... - отвалился в кресло пилота хакер. Благодаря прожектору на носовой части вертолёта, он видел, кто и в каком количестве пожаловал к ним изначально.
   И вновь незадача - лампа осветительного прибора пришла в негодность. Последовал ещё один хлопок и на этот раз внутри салона. Гореть остались карманные фонарики.
   Река находились поблизости, японец предложил попутчицам отмыть бонусы найденной зашиты - бронированной амуниции. Прежде следовало дожить до утра. В чём сомневались люди, поскольку уровень сложности повысился неимоверно - твари в функциональном отношении и их количество. Однако поворачивать назад никто не собирался.
   Японец рассматривал карту, изучая очертания местности.
   - Далеко ещё до страны восходящего солнца - тихоокеанского побережья? - впервые за длительное время "пошутила" проводница.
   - Ну, ты и загнула, подруга, - присовокупила Альбина. - Горный хребет не переходили, знать на Урале!
   - Уверена? А ежели окажется: мы на Байкале?
   - И чего вам не спиться? - подал недовольный голос хакер.
   - Как ты можешь, Петя?! - изумилась Лада, нежели возмутилась.
   Люди понемногу начинали привыкать к чудовищным условиям жизни в аномальной зоне. Уверенность в собственных силах придавали "бонусы". К автоматам помимо патронов - в том числе и зажигательных - прилагались гранаты - и не ручные для метания, а подствольников. Они стали счастливыми обладателями переносных "миномётов". Их и хотелось им непременно проверить в настоящем деле. Вскоре такой случай представился им.
   - Разнесу-у-у...ки-и-и... - зашлась проводница, сунув дуло с подствольником автомата в разбитый иллюминатор, дёргая за спусковой механизм.
   Отдачей при выстреле её отбросило к противоположной части вертолёта, и она вывалилась с иной стороны вместе с дверью, открыв на манер откидного помоста. Разлеглась.
   - О я даю, а! Во дала, так дала!
   Мутантов под воздействием ударной волны при взрыве, словно ветром сдуло, и они снова присмирели на какое-то время, донимая людей издалека злобными и протяжными рыками с завываниями.
   На этом неприятности для гермафродитов не закончились, Сладкая затеяла проверить зажигательные патроны. Во тьму с густой пеленой тумана улетели трассирующие огоньки.
   Стало тихо.
   - Аки в братской могиле, девки, - ухмыльнулась озорно проводница.
   - Мы с Японися - мужики, - напомнил Петухов, не открывая глаз и не покидая кресла в кабине пилота - казалось, прирос, пустив корни.
   Назвать прошедшую ночь спокойной, было нельзя и в первую очередь для мутантов. Люди впервые достали их - досадили, а не наоборот - те им. Приноровились с прошлого раза нести вахту ночью в дозоре. Никто больше не срывал голос - в том числе и попутчицы, крича - караул. Достаточно было один раз надавить на какой-либо из двух спусковых механизмов автомата - и полная тишина на час, а иногда на два. За смену не более одного ЧП, что было в пределах допустимой нормы. А с наступлением утра и улучшения видимости, мутанты попрятались, стараясь и дальше особо не попадаться людям на глаза.
   Используя оптический прибор, японец наблюдал за округой.
   - И кто так играет с тварями, - вспомнилась хакеру его любимая стрелялка, где он также являлся @сом. Что и доказал здесь в аномальной зоне на деле в очередной раз. Тут имитатор являлся жуткой реальностью, а ему хоть бы хны.
   В оптический прицел "калаша" угодил мутант в кустах. Последовал перевод оружия на одиночные выстрелы патронами. Одним зажигательным и зацепил монстра по голове, дабы тот больше не высовывался. А ещё одного гермафродита он засёк в кроне ближайшего дерева, и также отправил в кусты - нет, в голову не попал, а сук под тварью. Но и этого оказалось вполне достаточно, чтобы навести шороху в стане монстров.
   Отовсюду до бродяг эхом донёсся треск. Кустарник вокруг поляны пришёл в движение. Люди занервничали, ожидая очередных нападок, удивились - твари отступили. Доступ к реке оказался совершенно свободен. Чем и не преминули воспользоваться попутчицы. Им разом захотелось привести себя в порядок насколько это возможно в условиях дикого края.
   Хакеру было без разницы. Ещё бы, о чём и заметила Лада.
   - Да я не удивлюсь, если выяснится: тебе расчёску с тем же успехом заменяет опасная бритва!
   У хакера отсутствовал волосяной покров, поскольку блатной привёл его внешний вид причёски в соответствие с амуницией доставшейся им от спецназа - уже в поезде отцепного вагона, чтобы он не привлекал внимание своей роскошной шевелюрой. Будь она у него сейчас, попутчицы наверняка позавидовали, не взирая на возраст - Лада не исключение. А она старалась следить за собой - причёской также. Прямые волосы до плеч ей очень шли, как и чёлка, достигая глаз, и чуть прикрывая брови. Впрочем, у матери была точь-в-точь такая же - один в один. Различал он их по одежде, и то не всегда, ну и возраст всё-таки сказывался прежде благодаря косметике на лице - у Альбины было больше - теперь же в отсутствие неё практически ничего не изменилось. Хотя со спины в тумане можно было ненароком спутать.
   Женщины завозились у воды в реке. Японец решил подменить хакера у опушки леса, отправив того ближе к ним на берег.
   - Попа...лась, - не стал скромничать парень, положив руки на бёдра, возникшие в тумане. Лица не разглядеть из-за данного "силуэта" тела перед глазами.
   Что-то пошло не так. Хакер получил удар.
   - Лада-А-А... - простонал он, валясь на колени.
   - Обознался, родной, - подала голос Альбина. Её лицо и сменило то, за что он ухватил. - И не собираюсь становиться твоей подругой, как она! Не дорос до меня! Но как против зятя - ничего не имею!
   - О-о-одно слово-о-о... - продолжал стонать Петухов. - Тёща-А-А...
   - Не угадал, "зятёк", - предупредила Альбина: не согласна с данным замечанием, а на какое определение в свой адрес в дальнейшем от него... - Исключительно - мама! И точка! Хотя я бы даже поставила восклицательный знак!
   В то время как Петухов всем своим видом изображал вопрос, его в таком незавидном и странном положении и застала Лада перед мамой на коленях.
   - Что происходит?! - пыталась она взять в толк.
   - Разве не видишь - признание в любви, доча, - ответила без тени сомнения Альбина.
   - Как так, Петя? Ты - ей!?
   - Нет, не мне, а тебе, но спрашивает разрешения у меня! Я же мать твоя - если ещё не забыла! Верно, Петушков?
   - Твою мать... - подтвердил тот.
   А кого ещё ему было "спрашивать" - поминать. Не отца же Лады.
   - Лады! Что скажешь мне теперь сама на это доча, а?
   - А чё - и сразу я! Тут это... - растерялась Лада. - Подумать надо!
   - Неужто не согласна?
   - Ну, как те сказать, ма, дабы не обидеть...
   Петухов забыл про боль с телесным унижением, реагируя с нескрываемым интересом за перепалкой на словах двух не совсем чужих ему особ - они "породнились" благодаря мутантам. Предложи ему кто их в свидетели при регистрации брака - не откажется. Это же понимала и Лада с мамой. Они продолжали разыгрывать его, проверяя, какая последует реакция.
   Лицо парня менялось - то краснело, багровея, то бледнело. С ним творилось нечто невообразимое. Глаза так и бегали, а голова поворачивалась в такт словам той или иной особы. Экзекуция не прекращалась ни на миг и затягивалась. Дочь и мать умели подыграть одна другой при случае, не зря же порой их принимали за сестёр причём не просто обычных - родных, случалось: и двойняшек. Разница в возрасте исчезала во время подобного общении, и мужчины этого попросту не замечали, теряясь.
   - А чего меня - и обидеть!? Ты на петушка своего глянь! Ни мне с ним мучаться всю оставшуюся жизнь до гробовой доски - самой если...
   - Что - если, да кабы!
   - Так как ты относишься к нему?
   - В смысле?
   - Ну, по родственному - не против или...
   - Я же сказала: не гони! Куда торопиться?
   - А монстры? Неровен час, нагрянут сюда и...
   - Им не поздоровится! - вставился наконец-то парень.
   - А ты вообще помолчи - не встревай в чужой разговор!
   - Выходит я вам не родной? - вспылил Петухов.
   - Человек - вне всякого сомнения, - заключила Альбина. - А там поглядим...
   - На что?
   - Выросло ли у тебя кое-что - и не "женилка" в штанах, ёлупень!
   - А вот оскорблять не надо, ма, - вступила в перепалку Лада, защищая хакера.
   - Всё-таки симпатизируешь ему, если я правильно тебя поняла, дочка?
   - В общем скорее - да, чем - нет!
   - Чего?! - не сдержался Петухов.
   - На безрыбье и рак - рыба!
   - Это я-то?!
   - Так ведь и не колбаса, в смысле - не рыба, не мясо!
   - Да я...
   - Что ты? Даже не офицер, хотя и на тебе венная форма с пагонами! - выдала Альбина.
   Петухов заскрипел зубами. Женщины поняли: немного перестарались. Надлежало смягчить накалившуюся до предела кипения ситуацию, не то Петухов наломает дров сгоряча.
   Руки хакера сжались до боли на автомате.
   - Мы в том смысле, парень, что ты вроде как получается беглый уголовник! И нам небезынтересно твоё прошлое!
   - Желаете понять, что я за человек?
   - Верно, и у нас сейчас уйма времени - твари не беспокоят нас! Можем и послушать твою длинную историю о суровой правде жизни!
   Петухов покосился на Ладу.
   - Только, чур, уговор - не врать! Отвечать как на духу и по существу!
   - Прямо как в суде на скамье подсудимых в клетке, а вы - конвоиры! Хотя нет, твоя мать - судья!
   - Угадал, я и вынесу тебе окончательный вердикт, а дочь либо согласится с приговором, либо...
   Из дебрей до берега докатились озлобленные рыки. Твари нисколько не собирались пугать людей - мутанты занялись выяснением отношений меж собой. Лишившись вожака, им предстояло выявить нового лидера, и тут без вражды не обойтись. Кому-то следовало установить безоговорочную власть - всем иным непременно подчиниться или сгинуть. Выбор был невелик, но чудовищно прост.
   - Так мы с дочерью слушаем вас, гражданин... - вернула Альбина в реальность дочь и её друга, заострив внимание на его фамилии, и что ничего не изменилось, даже твари не в силах поколебать сейчас, тем более что решался вопрос жизни - быть или не быть им в дальнейшем одной семьёй.
   - Петухов я - это моя настоящая фамилия! А имя тоже - Пётр, по батюшке - Эдуардович!
   - А по матери? - вставилась Лада.
   - Не скажу!
   - Почему?
   Разговор не клеился. Что-то опять пошло не так, и как надо.
   - О родителях хватит! - заявил вполне серьёзно Петухов. - Говорим-то про меня - и только!
   - А родители - неотъемлемая часть, - пояснила Альбина. - Вдруг Лада изъявит желание перебраться от меня к вам - твоим родителям переехать, ведь не обладаешь жилой площадью отдельно от них! То бишь домом или квартирой!
   - Я чё-то не поняла, ма, - возмутилась Лада. - Пытаешься избавиться от меня? Так вроде уже взрослая "девочка" - обузой не являюсь! Только скажи и...
   - Не надо вот этого твоего "и"! Опустим - пропустим! Это я так - к слову! Хочу познакомиться с будущими родственниками! Разве сама против?
   - Чего, ма?
   - Да... - пытался разобраться Петухов.
   - Я вижу: у вас всё на мази - готовы пожениться!
   Молодёжь переглянулась. Их взгляды встретились, и они не сразу смогли отвести их один от другого.
   - Что я и говорила, - убедилась лишний раз Альбина.
   - Дальше про жизнь, Пётр Эдуардович Петухов!
   Хакер дёрнул головой, снова уставившись на аналог двойника предшественницы.
   - Причина заключения в не столь отдалённые места?
   - Банальна - кража...
   - Что и где, а также когда украл? И почему?
   - В "...нете" раздолбал электронный сайт одного банка - влез в счета и дёрнул энную сумму в уголовных единицах на одну ерундовую мелочёвку! Так и спалился!
   - Дальше подробно, - насторожилась Альбина.
   - Хакер я, но не вор! В торгах по электронке участвовал, вот и не хватило денег, пришлось изворачиваться: думал немного-то и возьму - и нет проблем!
   - Короче!
   - Выиграл торги, а утром товар доставили вместо посыльных люди в штатском, сработав оперативно! Вот так я и оказался под следствием - в изоляторе! Далее допрос, суд, вынесение приговора, этап, дядя Митяй, побег и зона - эта аномальная!
   - Стоп! Не торопись, давай ещё раз и по порядку, - настояла Альбина. - Хакер - говоришь!? Настоящий или...
   - Он самый - без "или"!
   - Ясно, твоё имя или что там у вас в ходу - аббревиатура, как определить - классифицировать?
   - Пароль - @с, псевдоним - ш@лун...
   - Точно - он! Ты и есть!
   - А то кто же!? - удивился Петухов.
   - Нет, ты не понял меня! Говоришь правду?
   - Ну да, а чего врать, да здесь при таких обстоятельствах, когда и под следствием всё то же самое следователю!
   - Цифру указанной суммы?
   - Да где-то около штуки!
   - Тысяча евро, - пояснила Лада, сделав это не без доли иронии. - Или "долларей" США.
   - Погоди шутки шутить! Тут всё очень и очень серьёзно - запутано, - знала чего-то Альбина, чего никто больше, даже дочь.
   - Ах, вот оно что - скрыла от меня! Я ведь догадывалась! И сама тебе всё - без вранья! А ты... Ну, ма! Знаешь, что...
   - Остынь! Семейные сцены - после!.. Колись, Петушков!
   - Петухов я - моя фамилия!
   - А как насчёт более круглой суммы, шалун?
   - Не понял?
   - Ты же Ас у нас? Не так ли?
   - Что, правда, то, правда - отпираться не собираюсь! Но любитель, а не профи!
   - Поясни - это как, и мне понимать тебя?
   - Профи, кто деньги угоняет в оффшор из электронки - и концы в воду! А любитель вроде меня - шалит!
   - Чего?
   - Творит разные пакости и безобразия! Одним словом - дурачится!
   - Дурак, стало быть, ты у нас!
   - Ну всё, я обиделась! - надула губки Лада со щеками.
   - Разберёмся после, родная! Так надо - поверь на слово! - Альбина вновь переключилась от дочери на её друга. - Не соврал?
   - В чём? Кем вы меня обозвали или...
   - Не тупи - не кретин! Я же вижу: у тя это на лбу написано!
   Парень подыграл, скосив вверх глаза.
   - Не идиотничай! Решатся наша общая судьба сейчас, и твари тут ни причём!
   - Вот как?!
   - Да-да! Ты влез в мою империю, чудак на букву "м" вместо "ч"! И выкачал прорву денег в "у.е."!
   - Уё-о-оп...тя
   - Точную сумму назвать?
   - Хотелось бы...
   - 100 милионов "долларей СаШИ", что дядя Сэм!
   - Грёбаный ты... Петя! - постучал Петухов по лбу. - То-то я понять не мог, что там за нули прилепились, после угона тысчонки! Я думал: это копейки с десятыми, сотыми и тысячными долями! Хотя нет, я подтвердил сумму, отбив заново - её и дёрнул! Точно помню, как теперь! Похоже, что тогда меня пытались отследить - сбой в сети пошёл - копм глюкнул! Или иной хакер ломанул, а я лоханулся! И кто после этого?
   - Отследить глюк сможешь? - ввернула Лада.
   - Теперь-то как, и где? Тут голову надо поломать!..
   - Время есть, Петя ты Петухов, - сообразила Альбина: при помощи него кое-кто развёл её на резервный фонд и теперь весь бизнес в опасности, не считая: жизнь висит на волоске. Получается - подставили. - Но кто? Кому выгодно, чтобы я...
   - Зависла, - констатировал явный факт хакер.
   - Угу, - подтвердила Лада. - Ушла в себя - это надолго!
   Не тут-то было. Альбина в мгновение ока просчитала все варианты лихой комбинации с подставой, сведя концы с концами.
   - Стас... скотина! И ведь он - больше некому! Ну я ему, как только доберусь! Это ж он заказал нас! И ладно бы меня, а побоялся: всё на тебе, Лада!
   - Типа подставила, ма?
   - Нет, но...
   - Сама не гони мне! Правду, ма, и только - на ком резервный фонд?
   - На тебе...
   - А говорила: владелец - Стас!
   - Ну, мало ли чего я говорила! Передумала в последний момент - засомневалась в нём, теперь вот выясняется: не зря! Хотя... не сделай ту глупость, этой удалось бы избежать - дикого края!
   - Вот уж спасибо за всё, что здесь услышал! И меня подставили, хотя знал: должен был отделаться штрафом с условным сроком наказания вместо заключения не более в полгода и отключением от сети с "...нетом" на год! Кто такой этот ваш Стас? Его фото в телефоне? Покажите!
   - Чтоб ты убил его и сел по полной - до конца жизни! Нет уж-ки, - заявила Лада.
   - Спокойно, дети! Без паники! Тут ведь как - психуй, не психуй, а всё одно получишь...
   - Ха! Вот вы где? - объявилась проводница. - И чем таким занимаетесь, что ваши крики разносятся далеко по округе? Не удивлюсь, если выяснится: подняли на уши зону дикого края - от края и до края - Перми и Сыктывкара!
   - Не накаркай, - разошлась Альбина.
   - Обидеть хочешь, подруга! Зря - не выйдет - я из себя! - уверила Сладкая.
   - Самое время линять, - присовокупил Петухов.
   Рыки в удалении усилились, японец скрылся из виду - от него ни слуху, ни духу.
   - Я за ним!
   - Да погоди ты, петушок, - уверила проводница. - Ща откликнется!
   - Не "мышка"!
   хакер оказался прав.
   - Эй, Японися! Ясука-сам! Ты слышишь, япона-самыч! Эй, саныч? Ау...
   В ответ на ауканье в исполнении проводницы последовал аналогичный звук - протяжное завывание чудовищной твари.
   - Ау-у-у-у...
   И резко оборвался иным душераздирающим победным рыком. Похоже, гермафродиты выяснили отношения в стае, выявив нового вожака. Он-то и известил дикий край, кто отныне хозяин данного лесного угодья.
   - Хана...
  
  

Глава 14

ОХОТА

  
  
   Из дымки тумана вынырнул японец. На нём не было лица. Ещё бы - он стал свидетелем разыгравшейся сцены невдалеке - чудовищной битвы монстров. То, чему турист стал невольным свидетелем, не мог передать и на родном языке, а это было его профессией - изучение новых форм жизни - препарировал их, фотографировал и спиртовал. Коллекция монстров росла и пополнялась постоянно. И здесь он намеревался добыть роскошные экземпляры - за счёт представителей аномальной зоны, да контейнер оказался уничтожен девчонкой. По причине чего оставалось вести визуальный анализ, полагаясь на собственный мозг - там сохранится необходимая ему информация - вёл съёмку скрытой камерой, никого о том не предупредив, держа всё в строжайшем секрете.
   Люди поспешили покинуть берег реки. Переправляться вплавь не желали.
   - У нас терь оружие - настоящее, что нам твари! - залепила Сладкая. - Пущай сами опасаются!
   - Предлагаю напасть на них - поохотится, - заявил хакер.
   - Одно слово - Петя... он у тебя, доча!
   - Уже у нас, ма, и обоих! Согласна?
   Альбина покосилась на дочь так, как никогда прежде в присутствии данной компании с момента их знакомства.
   - Я чего-то пропустил? - ввернул парень.
   Проводница также готовилась задать аналогичный вопрос, да чуток промедлила, теряя былую хватку, а с ней и уверенность.
   - О молодёжь даёт, нынче и не угонишься за вами!
   Альбина промолчала. Ей нечего было сказать. Ответ следовало дать дочери. Вместо этого Лада чмокнула Петухова в щёку.
   - И всё?!
   - Нахал! Может тебе ещё чего?
   - Не мешало бы...
   - Обойдёшься пока и так...
   - Как?
   - Собственными руками - учить, что ли надо? И потом не при людях!
   - Вы это про что?
   - Поцелуях, ма, и только... пока...
   - На словах! А деле? По факту!
   - Да когда могли - и успеть!?
   - Хм, кому гоните! Я тоже не так давно замужем была - сама не девочка - сумела родить тебя в юном возрасте!
   - Если я правильно поняла, - встряла Сладкая. - У них будет ребёнок, а у тя - внук, подруга?
   - Это когда рак на горе свистнет - не раньше!
   - Вот и отлично - по гороскопу мой знак "рак", - заявил парень. - Осталось взобраться на какую-нибудь подходящую возвышенность и...
   - Не очень-то, соловей-разбойник, а то неровен час "свистка" лишу! Ты всё понял - меня, Петухов? Перья-то повыщипаю из хвоста!
   - Я давно уже немаленькая, ма, и совершеннолетняя, - возмутилась Лада. - Сама решу, что делать, как и когда с кем!
   - А сможешь ли обеспечить себя?
   - Так вроде бы уже, и ты - меня!
   - Резерв - того - тю-тю - накрылся медным тазом! И всё благодаря одному умнику, в которого не хочу тыкать пальцем, дабы не обидеть - зрения лишить! Но руки так и чешутся - особенно кулаки! А с другой стороны на кой те муж калека, а мне зять инвалид по жизни, а на всю голову и сразу! Хотя если честно: по всему видать с рождения!
   - Уж, какой уродился! Не урод!
   - Как интересно, - отметила проводница. - Вот так бы слушала и слушала...
   - Така надо топать наша, - напомнил японец: плохи их дела.
   - Слышь ты, хуй...вейбин! А когда уже мы определимся со своим статусом с тобой - нашим положением, а?
   - Кто в положении? - ляпнула Альбина, незаметно подмигнув Сладкой.
   Японец остолбенел.
   - Моя ничего така не делать...
   - Все вы, мужики, одинаковы, что наши, что иностранцы! Одно слово - засланцы... с буквой "р" вместо "л" в данном конкретном случае!
   - Моя не така сама!
   - А чем те проводница не пара? Такая женщина - и в самом соку! Не то что я, - продолжала Альбина. - Только не говори мне, даже наедине по секрету: глаз положил! Я те...
   - Скорее я сама ему кое-что натяну на жопу - и твою, подруга!
   Парень передёрнул затвор, привлекая внимание женщин к чудовищной действительности.
   - Атас, бабы! Веди, турист!
   Японец задал новое направление движения вдоль берега реки, уяснив: подобралась неплохая компания взамен команды спецназа, поэтому не стал спешить за пределы аномальной зоны, продолжая изучать в диком крае всё, что заранее интересовало его.
   Подавшись с ним, люди понятия не имели: углубляются в зону, надеясь на благоприятный и скорый исход.
   - Почему двигаемся параллельно течению реки, а не против? - призадумалась Лада, обращаясь к парню.
   - Знать, так надо, - продолжал он верить всему даже после того, как его дико подставили, подведя под уголовную статью, а блатной увеличил ему срок при побеге с этапа из-за чего теперь лучше сидеть в аномальной зоне безвылазно, иначе иная строгого режима грозила ему пожизненно, не взирая на то, что Альбина была не прочь снять с него все обвинения с претензиями, но изменить решение суда - отменить постановление с момента зачтения приговора - не в силах. История в случае с хакером получалась непростая, впрочем, и у спутниц-попутчиц подстать - лиха беда начала.
   Впереди цепочки брёл японец, за ним - проводница, за той Альбина с Ладой, а замыкал - Петухов. Он был наготове и ко всему. Лада не всегда заставала его позади себя. Похоже, друг развлекался, играя в профессионального бойца, чуть было не потерялся. Да подруга не позволила. Зря. И закричала. Твари быстро напали на их след и... самих.
   Раздались зловещие рыки, на которые завыванием ответили иные гермафродиты.
   - Волки-и-и... - вернулся Петухов.
   - Скорее оборотни, - не согласилась Лада.
   Люди замерли в ожидании нападок тварей. Никто не проронил ни звука, даже проводница, и практически не дышала, затаив дыхание. Наступило временное затишье. Преследователи не желали нападать открыто, опасаясь нарваться на оружие людей, крались, ступая бесшумно.
   Люди с замиранием сердец осматривали территорию вокруг себя сквозь призму оптических прицелов на пару десятков метров. Дальше никакой видимости. Навались твари со стаями зверюг, не сдержать и гранатами под перекрестным огнём пуль, пуская очередями.
   Парень поступил разумно - дал короткую очередь из стороны в сторону, разрезая туман трассирующими пулями. Вовремя. Твари выдали себя, спуская зверюг.
   - Атас... - зарядил хакер. И теперь работал на поражение.
   Женщины не подвели. Они в первую очередь надавили спусковые механизмы подствольников. Загремели взрывы - три. Японец также отсекал очередями зверюг - тех, что прорвались, нарываясь на трассеры. А тут снова женщины пальнули по ним, разряжая рожки.
   Заминка людей при стрельбе на перезарядку не дала преимущества тварям. Пока женщины вставляли новые обоймы, мужики применили подствольники, произведя ещё два взрыва. И снова полетели пули огненными очередями. Полегла практически вся стая оборотней за исключением пары особей. Одна была ранена, и японцу не составило труда окончательно обездвижить её, отсекая конечности с головой при помощи меча, а вот с иной возникли серьёзные осложнения. Она влетела в людское скопление, и стрелять было сложно - практически невозможно - все, так или иначе, находились на уровне огня - поражения.
   - Тва-а-арь... - кинулся парень на оборотня, намеренно противопоставляя оружие. Зверюга оскалилась, метя клыками раскрытой пасти на него и не только, а ещё и когтистыми лапами. Всё же зацепила. Отчасти выручил бронежилет, придя в негодность. И всё-таки избежать шрамов с рваными ранами на теле не удалось.
   - Петька-А-А... - зашлась в крике Лада.
   Альбина придержала дочь, валя наземь, а японец - проводницу, дабы можно было вести стрельбу по зверюге. Но та удрала, едва сверкнули первые зажигательные пули. Притаилась.
   Японец бросил беглый взгляд на хакера. Лицо парня прорезали морщины ввиду болевого воздействия на организм.
   - Хакер-сан...
   - Чё те, Таканада?
   - Айда тварь хана - така надо!
   - Нет, не пущу, - воспротивилась Лада, хватаясь за походную аптечку, прихваченную из вертолёта.
   - Обойдётся, - заверил друг.
   - До свадьбы заживёт, аки на собаке, - ввернула с ухмылкой озорства на лице Сладкая.
   Альбина не растерялась. У них у всех имелись медикаменты благодаря экипажу с вертушки. Всадила в плечо парня через одежду шприц с иглой, вводя обезболивающее средство.
   - Ты чё творишь, ма? - догадалась Лада: та ввела другу сильнодействующий транквилизатор. - Превращаешь в наркомана!
   - А это чтобы не дёргались - о сексе и мысли не возникало! Дебилов у тя ума хватить не рожать, соответственно не залетишь!
   - Хакера-сан...
   - Така сама-А-А... - простонал Петухов. Однако присоединился.
   Японец жестами объяснил, что и как надлежит делать - двинули единой связкой с парнем, провоцируя зверюгу. Бросили камни. Петухов даже выстрелил. Тщетно. Оборотень замер, ожидая удобного момента для атаки.
   Хакер вновь послужил приманкой. Японец оказался прав, изначально определив: монстр нагрянет сверху. На дереве зверюга и располагалась.
   Уловив шелест листвы и треск веток с сучьями, он дал длинную очередь над головой парня, хватаясь за клинок. Последовал бросок кинжалом, а за ним выхватывание меча из-за плеча - и удар.
   Петухов упал, отклонившись от контакта с тварью - не сам, в этом ему посодействовал турист. Японец толкнул его ногой туда, куда и чем садятся, принимая выпад образины на себя. И на нём пришёл в негодность бронежилет одного из спасателей.
   Тварь очутилась верхом на японце, придавив к земле, за что и поплатилась. Лезвие меча пробило голову в районе нижней челюсти и вышло верхним краем на макушке точно меж ушей.
   - Получи, скотина-А-А... - принялся молотить Петухов прикладом автомата зверюгу. Раз выстрелил сбоку в голову.
   Подбежали попутчицы, узрев то, что творит спутник.
   - Живодёр-р-р... - прорычала Сладкая, а не произнесла на словах.
   - Чё встали, бабы? - гаркнул хакер. - Помогите стащить тварь с японца!
   - Сука-А-А... - не сдержалась проводница.
   Она в одиночку избавила иностранца от непосильной ноши, которую как не пытался, но так и не осилил сдвинуть с места хакер. Сладкая метра на два отшвырнула оборотня.
   Японец лежал, сжимая меч в руках. Глаза были закрыты. Признаков жизни он не подавал - во всяком случае, не спешил.
   - Опоссум, - отметила Альбина.
   - И кто он? - не понравилось проводнице заявление попутчицы в адрес японца.
   - Ну, явно не скунс, хотя по всему видать: отделался лёгким испугом, но никак не обделался!
   Альбина хлопнула японца по щеке.
   - Но-но, не очень-то, - снова не удержалась проводница. Ей не нравилось то, что происходило здесь и сейчас. Благо тварь сдохла.
   Наконец японец открыл глаза.
   - Твоя така как? - нависла Сладкая над ним.
   - Така сама яко тока...
   - Вот и ладушки! Идти сможешь? - готова была она нести его на руках, снова прижав к груди.
   - Будет вам валяться, - напомнила Альбина: тварей меньше не становится, а боеприпасы тают, как снег на солнце во время оттепели.
   - Ещё одна вылазка зверюг и нам каюк, - поддержал хакер.
   Бронежилет снимать ни он, ни турист, не стали. Пускай тащить на себе "ломьё" было тяжело, а нынче и вовсе неудобно, но всё же лучше, чем ничего. Зацепи их любая тварь без "бонуса" на теле, и край - дикий станет последним пристанищем в жизни. И если раньше гермафродиты стремились взять их непременно живьём, теперь исключительно растерзать - и только, иначе бы не стали натравливать свору оборотней.
   Преследование людей не прекращалось. Бродяги ощущали постоянное присутствие зверюг - те дышали им в спину, а порой и перебегали дорогу. Твари выжидали, и вероятнее всего наступления ночи, когда люди окажутся наиболее беззащитными.
   Путники организовали привал. Японец затеял соорудить костёр. Парень стоял рядом с оружием наизготовку, держа палец на курке, пока напарник мечом валил осоку, выкашивая значительную площадь. Её охапками и оттаскивали женщины к трухлявому дереву.
   Как развести огонь - никто из попутчиц и их спутника не знал. Научил японец, объяснив кое-какую хитрость. Занялся дым, ухудшая видимость. Хворост подсох, и стал разгораться. Теперь можно было валить в огонь что угодно и в любом количестве.
   Люди соорудили гигантский костёр, отпугивая тварей. Те так и остались в стороне от них, злобно зыркая чудовищными очами, беспомощно скалясь, а подобраться не могли, не имея такой возможности. Не позволяли люди.
   Едва кто-либо в карауле, заслышав посторонние шумы, стрелял наобум, пуская не более одного патрона в ход - и тишина на полчаса. Так и коротали ночное время бродяги, применив под утро гранату. Её в костёр сунул хакер, потревожив заранее народ.
   Люди отступили к воде, а в следующий миг и вовсе пришлось погрузиться с головой в реку у самого берега. Костёр разметало при взрыве, и твари, подкрадываясь украдкой, угодили под него. Местность накрыло волной огня. Повсюду валялись обгорелые головешки и метались гермафродиты всех мастей. Люди допекли их в очередной раз, давая понять: не с теми связались, и на будущее очередной урок - не стоит им донимать - чревато. А чем - лишний раз и уяснили на собственной шкуре.
   Потери у тварей росли, а люди в который раз сумели выйти сухими из воды. Их резиновые "рубища" защитили одежду от намокания - тело. Конечности ни в счёт. Отряхнули и дальше пошли.
   Никто из бродяг не стремился добивать тварюг-зверюг, хотя им представилась такая возможность. Однако не польстились. Требовалось собирать "бонусы". Их больше не предвиделось, все давно подобрали и сразу на свою удачу.
   Японец сверился с картой, ориентируясь на местности благодаря реке, и когда уткнулись в иную мелкую преграду, впадающую в неё, повернули, не став переходить в брод.
   Голод брал верх. Животы людей ввалились внутрь. Они забыли, когда досыта ели, употребив сухпайки, подобранные всё в том же вертолёте у экипажа - не брезговали ничем. Даже обувью, отмочив в реке.
   Пришлось сделать привал безо всякой еды и костра.
   - Така надо, - твердил японец. - Така сама!..
   Хотелось ругаться, и безбожно, но ещё больше сохранить остатки сил, а не распаляться по пустякам. Не такое пережили, и с данной напастью как-нибудь справятся. Главное верить в чудо, и не от производного слова - чудовища. Люди в конец одичали, уподобившись им. Пусть пока ещё и находились в здравом уме и сносной памяти, но попади в город или иной крупно-населённый пункт - не сдержатся и натворят такое, что сойдёт за разбойное нападение при рассмотрении уголовного дела в суде.
   Где-то поблизости раздались шорохи, глупая затея хакера с самого первого дня не давала ему покоя - поохотится на монстров, и теперь была подтверждена всеми попутчицами, давшими своё согласие. Воспротивился исключительно иностранец.
   - Очко сыграло, засланец!
   Японец не уступил парню, полагаясь на здравый смысл.
   - Така наша придти яка тока...
   - Куда?
   Иностранец ткнул в очередную отметину на карте, оставшуюся в единственном экземпляре - все иные были уже давно перечёркнуты.
   - И сколько туда топать пешкодралом напролом через дебри - час, два? А может день с ночью в придачу? Сутки, двое, трое...
   - Ерунда така! Сама мала!
   - Лады, убедил, но не уговорил! Добудем еды и заявимся с трофеями на пикник в очередном месте стоянки с "бонусами", - уверил хакер. - Кто со мной - айда стрелять дичь! Остальные с японися! Все всё пони...ся...мать!?
   Туристу пришлось уступить. Он не мог бросить людей. К тому же заснять на скрытое видео охоту - и возможно на мутанта - большая редкость, как и упускать шанс. Иного может не выпасть в будущем и никогда не представиться, а кто - сам, если выживет в аномальной зоне, сумев покинуть дикий край.
   Люди наловчились жить в лесу, поэтому им не составило труда обнаружить "добычу". Та сидела на дереве среди ветвей. Было вполне достаточно ударить палкой по стволу, и выяснить: оно полое или нет. Если да - внутри дупло, возможно с гнездом, или что-то в качестве схорона запасов животного. Если нет - оно же и скрывается там от людей или тварей, а соответственно бросится искать убежища в небе, коль птица, а зверь - подастся на иное дерево по веткам.
   Так и вышло. Люди уловили жужжание.
   - Пчёлы или осы?! - сомневались они, кого из жалящих насекомых потревожили, не желая встречаться с дикими представителями одомашненного вида, а тем более с шершнями. Но голод - не тётка - животы прилипли к хребтам, а щёки ввалились - ещё день и твари станут обходить их стороной даже в виду отсутствия боеприпасов к оружию. Люди станут похожи на тени приведений сродни смерти.
   Перспектива удручала. И всё же Петухов отважился забраться на дерево. Понял - зря. С криками подался вниз, да было слишком поздно.
   - Где мёд, древесный ты... Винни-Пух... - заголосила Лада.
   - Ложись!
   Ручная граната оставленная другом в дупле насекомых предательски загремела по стволу вниз. Миг по времени затянулся, людям казалось: наступила вечность подстать концу света. Ещё бы - взрывоопасный заряд оказался в корнях дерева перед глазами.
   - Шухер! Атас... - зашёлся в продолжение хакер.
   Взрыв и свалил людей - ударной волной. Накрыло и дерево. Не все пчёлы погибли, пусть многие и превратились в мелькающие огоньки подстать искрам - метались.
   Бродяги почуяли запах еды. Она находилась повсюду, даже на них самих. Мёд в сотах диких пчёл расплескало по округе в радиусе зоны поражения с эпицентром взрыва у подножия ствола трухлявого дерева.
   Лада провела пальцем по лицу. Капли пота оказались любимым лакомством. Их и приметила на друге, а тот на подруге. Теперь попробуй, разними обоих. Они принялись "лизаться".
   - Это что за напасть, - заявила Альбина.
   И на неё саму с тем же успехом навалилась проводница, повалив наземь. Сладкую подкупила сладость, и также являлась её слабостью. Даже японец облизал лезвие клинка.
   Картина "разврата" была заснята на камеру, а на ней запечатлены "браконьеры". Им грозило в придачу ко всем неприятностям ещё как минимум две уголовно-наказуемые статьи из кодекса с соответствующим перечнем правил о правонарушениях граждан независимо от статуса и государственной принадлежности.
   Больше всего на видео оказалось снято "облизывания" Альбины со Сладкой. Данную часть плёнки можно легко использовать в качестве компромата на бизнес-леди.
   Дочь недалеко ушла от матери. Вылизав лица, молодёжь приступила к рукам и далее взасос впилась в грудь.
   - Не так быстро, - опасалась Лада: неровен час и дело дойдёт до настоящего секса оральным путём. А она не была против заняться любовью, но не таким же образом в итоге. Да и пчёлы пришли в себя - те, что уцелели. А от них не отбиться так просто при помощи оружия. Досталось и тварям из числа преследователей.
   Люди снова погрузились в речушку, поднимая ил со дна; перепачкались в грязи. Смыть было нечем, да и стряхивать не стали. Защита от жалящих насекомых что надо. А в случае встречи с тварью в засаде без движения, так и вовсе вряд ли распознает человека в странного вида кочке.
   Жрать по-прежнему было охота, по причине чего и продолжилась охота. Одним мёдом сыт не будешь, людям помимо сладостей требовалось мясо - без белка никак, но можно обойтись им в яйцах. Стали искать гнёзда. Яйца не попадались, а что в них, точнее кто - птенцы. Петухов бы не стал заморачиваться, что они - младенцы, а вот женщины и в особенности Лада - запретили питаться ими. Даже себе отказали, что в их случае было немыслимо и недопустимо.
   - Тогда ройте землю и жрите червей, как хуйвейбины, - озлобился хакер. - Либо добывайте иных паразитов из коряг и пней!
   - А что - это мысль! Деликатесы - одно слово!
   - Что?!
   - Улитки!
   Как назло попадались исключительно слизняки.
   - Вя-а... гадость почище червей-паразитов гермафродитов!
   Люди настолько увлеклись поисками пропитания, что не заметили того, чего творилось в округе. Твари никуда не делись, и постоянно находились поблизости, изменив тактику слежения. Они устроили западню. Один мутант - самый прыткий - мелькнул перед японцем, отвлекая того от попутчиц со спутником, а на них был брошена тварюгами зверюга. Возникла суета. Мутантам удалось вычленить из команды людей одного типа, им они и занялись вплотную.
   Откуда ни возьмись, на иностранца выскочили монстры - и отовсюду, атакуя со всех сторон света, даже с деревьев и из-под земли.
   В удалении от "охотников" раздалась стрельба и вопли тварей. Японец не растерялся, не убоявшись принять основной удар гермафродитов на себя. Перезаряжать автомат времени не было, оставалось уповать на использование иных подручных средств защиты по назначению - меч и ручные гранаты, болтающиеся у него на кольцах чеки. Медлить с их применением он не стал. В одной руке оказался меч, на его лезвие и нанизал тварь, сунув в раскрытую пасть гранату, кинулся в ноги.
   Прогремел взрыв. Осколками при выбросе ударной волны зацепило ещё несколько гермафродитов на уровне их чудовищных физиономий, и пока они приходили в себя, ситуация с выпадом японца повторилась снова.
   Очередной взрыв разнёс головную конечность уже зверюге, а не тварюге, и далее в руке вместо гранат оказался пистолет.
   Клинок японца мелькал с аналогичной частотой выстрелов. Обойма быстро опустела, и пистолет сменил кинжал. Теперь помимо рукопашной схватки и не на что рассчитывать.
   Твари в конец озверели, и ничего не замечая и не соображая, напирали на него, пытаясь, каждая хоть как-то и чем-то досадить - зацепить, будь то клыками или когтями - теряли конечности.
   Видя, что дела плохи, японец намерено насадил одного из мутантов при близком контакте на оба клинка, прижимаясь спиной к дереву, чтобы никто не смог атаковать с тыла, застав врасплох.
   Затрещал бронежилет. Японец попрощался с жизнью и видеокамерой скрытого наблюдения. Рано. Охотники прекратили преследование зверюги, и сейчас вразнобой отдельно друг от друга мчались на помощь к иностранцу. Тому даже не пришлось звать их и вообще подавать голос. По рыкам тварей было понятно, где его искать.
   В туман полетели огненные трассеры. Из дымки выскочил хакер, не сбавляя скорости бега, он продолжал поливать очередями налево и направо, не видя иностранца. Ему могло не поздоровиться, но вслед за ним появились женщины, а все мутанты давно уяснили: с кем, с кем, а с ними воевать бессмысленно. Бросились врассыпную.
   Никто из попутчиц со спутником не видел японца - стали звать, выкрикивая каждый на свой лад. Он по-прежнему не отвечал. Люди принялись осматривать тела, некоторые не имели голов, однако и по форме лохматости удавалось довольно сносно определить, с чьими конкретно трупами имеют дело.
   Один монстр оказался недобитым и дёргался импульсивно в стороне. Тварь не тронули, а зря. Она билась не в предсмертных конвульсиях из-за агонии, а иной боли - у неё отрастали конечности заново. Появились едва уловимые нитевидные отростки из обрубков. По ним потекла, выделяясь, слизь. Налипала. Конечности уплотнялись, становясь толще, но гибкими, а не твёрдыми - висели или извивались как какие-нибудь гады-аспиды. То были нервные окончания.
   Гермафродит восстанавливал прежнюю структуру тела, добиваясь сходства с оригиналом. Получалось далеко не всё и сразу.
   - Нихрена се мутатень, - озабочено выдала проводница. - Это ты, твою мать, япона-сам?!
   Тут уж и Альбина отреагировала на заявление Сладкой. Ладе было не до того, кто и волновал её, интересуя, тем и занялась, не отпуская от себя Петухова ни на шаг - бегала за ним как собачонка. Но не дай бог случись с ней самой чего - он не оставит её в беде.
   Новый вожак тварей следил со стороны за действиями дикарей, пытаясь изучить их повадки, мотая на ум: кто из "стаи" бродяг является самым слабым звеном. Но пока так до конца и не мог уловить, кого в первую очередь следует рвать на части. Самца - молодого - не факт. Тот очень прыткий, подстать лидеру. На него и наткнулся хакер, узрев край клинка, торчащего из гермафродита у ствола дерева.
   - Японец, твою... - бросился он к чудовищу.
   Женщины оказались поблизости, не пытаясь следить за тем, что твориться у них со спины. Они рванули тварь с иностранца. На том не было живого места. Слизь проела бронежилет, одежду, и даже изрядно местам кожный покров тела.
   - Господи-и-и... - заголосили женщины, занимаясь им.
   - Колите! - напомнил хакер про шприцы.
   Альбина со Сладкой действовали слажено, делая всё необходимое для спасения японца.
   - Остаёшься за главного, Лада, - заявил парень. - Будь начеку!
   - Нет, Петька, я тя никуда не пущу!
   - Не спорь - я быстро - мигом! Должок тварям верну и... Не перечь!
   Спорить было бесполезно. Даже скупая слеза, скользнувшая вниз по щеке Лады, ничего ровным счётом не изменила.
   - Мужлан... - выдала она в сердцах.
   Друг и ухом не повёл, подбирая меч, выпавший из руки японца, двинув к регенерирующему мутанту.
   - Молись, тварь, - взревел хакер. - Если умеешь, а сможешь! Тебе это нисколько не поможет!
   Та пыталась противопоставить человеку свои гибкие конечности сродни щупалец - вскинула верхние и... откинула их. Парень отстрелил, отсекая короткими очередями, продолжал уверенно приближаться.
   Тварь зашаталась на нижних конечностях, не пыталась нападать на человека, напротив сбежать от дикаря. Тот не позволил, наступив ботинком на один из жгутов, полоснув по иному клинком.
   Тварь забилась в предсмертной агонии. На этом её мучения не закончились. Парень не позволил ей избежать их. Отрубая всякий раз при взмахе клинка часть туловища. Помимо него из конечностей осталась голова. Над ней и нависла угроза. Тварь огрызнулась в последний раз. В оскале и замерла голова на земле отдельно от туши. Последовал выстрел по ней и удар ногой, как по мячу.
   Пробитая насквозь черепушка гермафродита прикатилась к вожаку. Тот не подал и голоса, оскалился, не помышляя рычать. Из пасти закапала слюна. Слизью залило кустарник. Листва в мгновение ока пожелтела и стала опадать.
   Человеку грозила жуткая расправа. Мутант затеял чудовищную месть, какой никто до него не применял в отношении дикарей.
   Люди продолжали заниматься иностранцем, когда твари притащили к вожаку то, чего он требовал от них. В лапах у гермафродитов шипели змеи, брызжа ядом. Помимо них мутанты раздобыли коконы. Оттуда появились паразиты. Их и "поглотили" гадюки.
   С пресмыкающимися стало твориться нечто невообразимое. Они начали извиваться и кидаться на всё, что попадалось им на пути, будь то коряги, пни, коренья деревьев или трава, изливая и исторгая без меры яд.
   По мере того, как они менялись - их поведение вместе с ними, аналогично и яд, превращаясь в слизь, но имевшую двоякое свойство. Мутанты похватали с земли пресмыкающихся гермафродитов. Их и подкинули попутчицам спутника. К тому времени как это произошло, появилась очередная форма мутантов.
   Хакер подменил Ладу на посту, позволив подруге отдохнуть. Та ничего не имела против, ей действительно хотелось прикорнуть. Уткнувшись спиной к стволу, не стала закрывать глаза. И всё же её сразила дикая усталость. Глаза закрылись сами собой помимо её воли.
   Послышались шорохи в траве. Те, кто издавал их, приближались, не сворачивая с пути у девицы. А следом раздалось шипение. Лада дёрнулась. Сказалось нервное напряжение. На глаза попалась змея. Та, не сворачиваясь в кольцо для нападения, раззявила пасть. Из глотки прыснула слизь. Тварь метила девушке в лицо, и если бы она не повела в сторону, могло случиться нечто непоправимое. А так отчасти обошлось. На что и угодила ей гадюка - волосы, испортив причёску. Прядь тотчас осыпалась. Этого Лада никому не могла простить, а тем более снести такого издевательства.
   В руках щёлкнул затвор от автомата, и гадюка была изрешечена в тот же миг. Её разорвало пулями.
   Пришлось подняться с земли. Лучше бы Лада не делала этого, узрев: к ним ползут змеи, и все готовы в любой момент изрыгнуть ядовитую слизь.
   - Гады-ы-ы... - выпалила она, поливая землю свинцовым градом.
   Хакер молниеносно среагировал. То, что он узрел, насторожило его. Отныне любая форма жизни в дебрях дикого края была враждебна по отношению к ним. То же самое касалось и мелкой живности, в том числе дичи. Но до птиц пока дело превращения в гермафродитов не дошло.
   Пришлось заняться сооружением носилок для японца, передвигаться самостоятельно тот был ни в силах - вообще ни на что не реагировал - настолько его накачали транквилизаторами в шприцах женщины.
   - Сможете его тащить? - поинтересовался он у них. - Я понимаю - это звучит грубо, но...
   - Легко, - заявила проводница.
   - В первый раз что ли, - подхватила Альбина. - Нас двое, а в своё время приходилось таскать на себе в одиночку и не такое бремя!
   Ей частенько попадались подвыпившие мужики, приглашая в рестораны, но до отелей дело не доходило - точнее она дотаскивала их туда, доставляя в номер, и бросала на полу при входе, а сама в одиночестве коротала ночь на кровати. Болезнь мужчин при знакомстве с ней была до банальности очевидна - те для храбрости общения с подобной красавицей принимали на грудь рюмку-другую, не рассчитывая собственные силы. Да и адреналин, выделяющийся в крови, не способствовал нормальному кровообращению в организме. Вот и получалось, что ничего не получалось толком - ни у них, ни у Альбины с ними.
  
  

Глава 15

"ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ...СЯ"

  
  
   Женщины за один край спереди тащили японца, а тот лежал на длинных лапиках хвойных ветвей без признаков жизни. Впереди них брела Лада, пытаясь сверяться с картой, а позади них начеку парень.
   Мутанты следовали параллельным курсом с бродягами по обе стороны, не собираясь брести сзади. Их цель была впереди. Вожак выяснил: теперь та доминирующая самка в стане у дикарей в виду нескрываемого к ней интереса от молодого самца, взявшего на себя обязанности лидера.
   До отметки на карте оставалось всего ничего - минуть возвышенность стороной в обход и либо слева, либо справа - лезть наверх не было ни сил, ни желания, а там и окажутся на месте. Вот оно - местность - и волновала больше всего попутчиц.
   Спутник держался чуть в стороне от них на возвышенности, следуя по склону. Видимость для обстрела улучшилась, и самое главное: никто из женщин не окажется на линии огня в случае агрессии извне от тварей или каких-либо ещё форм и разновидностей мутантов.
   Гермафродиты в свою очередь понимали, если не остановят здесь дикарей, далее вовсе сложно достать. Оживились.
   - Стоять... - грянул парень. - Бояться!
   Последняя фраза в его исполнении адресовалась тварям. Женщины схватились за автоматическое оружие. Стрелять не могли, парень находился на линии огня.
   Твари рассчитали всё верно, накинувшись с вершины возвышенности. Отвлекли. Вот тут и подкрались сзади из засады иные.
   Раздался истошный вопль девицы.
   - Лада-А-А... - закричали наперебой хакер с Альбиной.
   Петухов не мог покинуть стрелковую позицию, иначе твари растерзают их всех. А вот мать откликнулась иным образом на призыв дочери, бросилась вдогонку за мутантом, схватившим Ладу. Стрелять в него она не могла, опасаясь поранить родное дитя.
   Получив удар лапой по затылку от мутанта, девица пребывала в бессознательном состоянии.
   - Не уйдёшь, - неслась Альбина опрометчиво за тварью. Иные только этого и ждали - накинулись на саму.
   Дело было плохо. Люди попади в переделку, из которой не выбраться без потерь, если вовсе кто-то сможет уцелеть. Им грозила смерть либо превращение в тех, кому противостояли.
   Вожак мутантов не спешил кончать самок-дикарок. Похоже, гермафродит запал на них, имея свои виды, замыслив создать новую зловещую форму жизни. А вот конкурент в том случае в лице юнца не требовался. Скорее добычей на заклание и подтверждение лидерских амбиций главаря. В диком крае аномальной зоны хватало многочисленных стай гермафродитов и когда-то кому-то посчастливится их подчинить - и только собственной воле - какому-нибудь грозному чудовищу. Новый вид оказался живучим и даже процветал, невзирая на постоянные столкновения с людьми - те сами становились ими, пополняя без меры ряды мутантов. Инфекция заразы переносимая паразитами распространялась стремительно, принимая масштабы эпидемии.
   Петухов промчался вихрем мимо японца с проводницей, бросил на словах:
   - Держитесь!
   И только Сладкая видела парня. Тот растворился в дымке тумана. Зато оттуда вынырнули зверюги.
   Стрельба усилилась. Перестрелки происходили в разных местах, разносясь эхом по округе. На шумы ни могли не реагировать все те, кто обитал в зоне.
   Петухов не находил себе места в поисках Лады и Альбины, на кого постоянно натыкался - тварей, убирая с пути. Те особо не сопротивлялись. Нет, не его опасались, а вожака, выводя дикаря на того.
   Хакер очутился на опушке. Местность была открытой, а видимость нулевой. Он очутился в низменной части данного края. До слуха донеслось приближение твари. Отпрянув в сторону, он выставил на прежнем месте своего пребывания клинок. На лезвие и налетел мутант. Раздался его рык над ухом. Парень оглох на него - одно. Выстрелил. Пуля ушла мимо. За одиночным выстрелом последовала очередь - короткая. Тварь в тумане чувствовала себя превосходно, держась у земли. Так что человеку не удалось её зацепить, а ей его - легко и непринуждённо.
   Автомат оказался выбит из рук когтистой конечностью. Огнестрельное оружие пришло в негодность. У парня оставался ещё меч. Но и его потерял, получив удар по предплечью всё той же чудовищной лапой - вскрикнул от боли.
   Мутант обезоружил его, а добивать не спешил, упиваясь чувством мести. Полоснул лапой по спине. Затем атаковал в грудь, и когда уже собирался запустить в глотку, метя по лицу, дабы оторвать голову юнцу, ему помешали.
   Тварь не сразу отреагировала на топот с содроганием земли. Чудовищем оказался не представитель расы гермафродитов, и не мутант вовсе, а слон. Хоботом животное и зацепило тварюгу, не остановилось. Последовал удар ногами по земле впустую. Вожак-гермафродит дал дёру, упустив добычу в лице хакера. Но оставались девицы.
   - Дядя Митя-Ай... - воскликнул юный подельник от радости встречи с ним.
   - Пацан! - не меньше него был рад встречи матёрый уголовник. - Где бабы?
   - Их только что схватили твари...
   Петухов едва успел схватить меч, а вот автомат - нет. Слон подхватил его хоботом, и он очутился верхом на животном, опознав помимо блатного ещё и ювелира.
   - Да у тя оружие и экипировка новая! Где разжился? - поинтересовался блатной.
   Петухов поделился с ним патронами. Погоню за мутантами и продолжили вместе. Слон взял их след. Теперь тварям не уйти от них с тяжёлой ношей. Пришлось бросать трофеи. На них по очереди и натолкнулись "кавалеристы" на крупном животном. Подобрали.
   - Была ещё проводница и японец... - прибавил Петухов к слову.
   - Кто?!
   - Иностранец - и если бы не он, давно сгинули, сдохнув! С ним и собирали "бонусы"!
   Хакер намекнул на боеприпасы с обмундированием. И их отыскали. Для полноты компании не хватало половины состава уцелевших соплеменников, в числе коих значился чурка.
   - Охотник - одно слово! Не пропадёт, а повезёт кому - спасёт! Он сможет - сдюжит, - уверил блатной, разглядывая карту в планшете. Та была порвана - некая тварь оставила в ней когти, проткнув насквозь - не более. Так что пользоваться было нормально.
   - Говоришь, пацан: сюда путь-дорожку по "этапу" держали, - отметил блатной. - Ну-ну, стоит поглазеть, что за оно - и там такое!
   Перейдя речушку на слоне без поисков брода, люди оказались на ином берегу, там и наткнулись на насыпь из щебёнки давно поросшей густой растительностью, поэтому не сразу разглядели железнодорожную колею. Она вела туда, куда японец прежде попутчиц с хакером.
   - Неслабое у тя "перо", - заметил блатной, поглядывая на меч самурая в руке у хакера. - Да и валыны у вас с оптикой, ёп...тя! Чего-то недоговариваешь или я не догоняю! Тут ведь как: то ли я дурак, то ли лыжи не едут! За быка меня держишь, пацан?
   - Я всё рассказал, что знал - больше не могу - не было времени разбираться, что к чему!
   - Лады, базара нет - сходке край!
   На пути следования слона возникла какая-то преграда.
   - Оп-па! Чё за шняга?
   На воротах имелась надпись большими буквами. Их отчасти нацарапали, а отчасти выбили на проржавелом металле от времени и сырости.
   - Добро... - прочёл блатной заглавное слово. - Это мы удачно зашли!
   И далее чуть ниже узрел продолжение надписи.
   - Пожаловать...ся! Точно шняга! Издеваются твари!
   Хакер и вовсе подобрался вплотную к воротам ведущим в...
   - Ад, - заявил он, наткнувшись на значок, свидетельствующий красноречиво о радиоактивной опасности поражения, использованный в данном конкретном случае в качестве буквы "О" в слове - ЗОНА. И дорисовал, выводя клинком окончание, превращая "а" в иной символ из Интернета - "собаку" - @.
   Ворота оказались на замке, а по краям бетонный забор с колючей проволокой наверху.
   - И впрямь как на зоне, - согласился блатной.
   На этом сюрпризы для бродяг не закончились. Загудели рельсы. Кто-то катил в их направлении. На подвижной состав похоже не было, но звук исходил от какого-то самоходного приспособления.
   - Дрезина... - определила на слух проводница.
   Её догадка подтвердилась. Из тумана показалась платформа с пассажирами. Ими являлись...
   - Люди! Свои! Наши... - обрадовались они друг другу, признавая до боли родные и примелькавшиеся лица.
   На дыр-дыр, как обозвал чурка дрезину, с ним, как охотником, причухали ещё три зачухи - готка, "монашка" и девчоночка. Про то, что случилось с Мальком, Лямур Амуровной и Зинаидой Павловной - не знали, как и не владели иной соответствующей информацией.
   - Будем надеяться на лучшее - отыщутся!
   Слон навалился на врата. Они прогнулись под его ударом, но устояли, заходив ходуном на месте. Из-за них послышалась беготня и выстрелы. Гости ответили одиночными, приберегая боеприпасы - все те, кто обладал огнестрельным оружием.
   На этом перестрелка прекратилась. Раздался голос. Кто-то использовал громкоговоритель.
   - Кто такие? И откуда? Если люди - ответьте по-человечески!
   - Чё за кипишь, хмырь? - отреагировал блатной. - Не по делу базар! Отворяй ворота - мы свои - все люди! Среди нас нет ни одной твари!
   - Докажите, ублюдки!
   - Запросто, - выстрелил ещё разок Варвар на голос оппонента.
   - Сдавайтесь - сложите оружие! И мы не тронем вас!
   - Ага, ща - разогнался, мусор! Задвинь баландахлебатель, прихлебала! Мне не о чем базланить с тобой, вертухай! Забиваю стрелку "куму", ежели таковой имеется на вашей зоне! А то ить в аномальной - неровен час пожалуют мутанты! Эти твари идут у нас по пятам!
   - Лады, блатыканый, - сменился голос в громкоговорителе. - Назовите себя по именам!
   - Варвар я - слыхал!?
   В ответ тишина. Возникла непродолжительная заминка. Пауза затянулась.
   - Ты главарь банды своих головорезов? - наконец-то проступила ответная реакция из громкоговорителя.
   - Допустим! И чё?
   - Сколько вас?
   - Выйди, да погляди, али очко сыграло, мусорок?
   С иной стороны ворот донёсся лай собак.
   - Не доводи до греха, ментяра, порешим всех, если что не так! Ну ты, понял - непоняток быть не должно! Со мной женщины и дети, сукин ты сын!
   - Что-то непохоже на тя, Варвар!
   - Стало быть, в здешнем крае наслышаны про меня!
   - А то - легенда... ходячая! Не всем удаётся жить на зоне с рождения - даже ворам в законе!
   - То-то и оно: я выше всех! И сам по себе! Мне никто не указ, даже ты! Отворяй "калитку", пока мы не взорвали!
   - Чем?
   - Найдётся! Желаешь проверить? Так я отвечаю за базар - порожняк не гоню! Сам парашник! Делюгу делаю - и край!
   За воротами загремели засовами и запорами. Заскрипели створки.
   - Проходим - живо! Все по одному! - последовала команда.
   На контролёра двинула огромная туша слона.
   - Разнесу...ка! - выдал блатной. - Пони...мать твою!
   Контролёр свалил в сторону. За слоном с блатным ввалились люди на дрезине, и последними заглянули вольные стрелки в лице чурки и юнца в пагонах при полной боевой выкладке. Они и дали очередями по мутантам, выскочившим из укрытий лесного массива, стремящимся за врата. Загремели беспомощно по массивным створкам, приведённым в действие электроникой. Соответственно ток проходил и по накрученной спирали с кольцами и сеткой, как на бетонной стене, так и далее той, что составляла второй уровень окружения внутри зоны строгого режима.
   - Кого караулите, мусора? Чё уставились, легавые? Сук своих убрали от меня и моих людей, - указал блатной на собак.
   - Ко мне! - рванул один из них псину. - К ноге! Сидеть!
   Военные не сводили глаз с девиц и женщин.
   - Не хватает женского общества, - хмыкнул блатной. - Считайте: вам повезло! Они в отличие от меня - нормальные! Хотя после того, с кем столкнулись и не раз, - намекнул он, - кто знает, возможно, что одичали в конец!
   - Оружие сдайте!
   - А ты отбери - попробуй, - направил хакер автомат на контролёра.
   - Э-э, пацан, ты это брось! Тут твой фортель не пройдёт! Всё серьёзно - превратят в решето!
   - Я тоже могу и не такое отчебучить, - выдернул парень чеку из гранаты.
   Пришлось звать заместителя начальника колонии ответственного за охрану. Тот и прояснил ситуацию в зоне и за её пределами.
   - Во вляпались, - озлобился блатной. - В натуре попадалово! Западло! К ПЗ-шникам забрели!
   В исправительной колонии содержались те, кто избежал расстрела, но по отношению к ним не отменили высшую меру наказания, заменив пожизненным заключением.
   - Хана - край! Дальше некуда - кранты!
   - У нас здесь свои порядки!
   - Заглохни, "мерин"! Не рисуйся - чревато, чертило! По мне так лучше уйти!
   - Поздно - у вас нет пути назад! Сами видели: не закрой мы ворота, порвали бы твари!
   - Чё-то до сих пор не смогли!
   - Лады, урка! Оружие оставь при себе, но если что - пеняй на себя! В расход пойдут все без исключения!
   - Ей это скажи, - выдала Альбина, прижимая девчоночку.
   - Твою на ху...тор! - ругнулся майор, собственноручно открывая калитку. - За мной - никому не отставать! Шаг влево, шаг вправо - чревато!
   - Ещё скажи: прыжок на месте расценивается за провокацию - стреляете без предупреждения, - ввернул блатной.
   - У нас здесь не цирк, - покосился "мерин" на слона.
   - А с этим чё делать станешь, как на довольствие поставишь?
   - Вот на него и используем, - дал понять майор: с харчами большие проблемы - люди в зоне оголодали.
   - Чё-то по те незаметно! Харя так и лоснится!
   - Так с голодухи пухну!
   - И пузо?
   - Разговорчики в строю! За мной - марш-марш - вперёд! По одному!
   Люди держались кучно - женщины посередине, а по краям мужчины.
   - Таки я не с ними, - заюлил ювелир. - Я - бизнесмен...
   - На букву "п" вместо "б", - завернул майор. - Я сам если на то пошло - бизнес-мент!
   - Разберёмся со всеми и каждым в отдельности!
   - По одному хрен возьмёте!
   Майор не стал оставлять людей на улице, опасаясь бунта - зеки в камерах узрят баб и начнётся такое, что твари в сравнении с уголовниками покажутся озорными детишками. Он провёл их в актовый зал для собраний, куда спешно явились автоматчики и один "псих" с собакой. Та была в наморднике.
   - А если бы те на башку насадить клетку, - возмутилась одна из женщин. - Живодёр!
   Тот и так находился перед ней в каске с маской на лице. Разговор не задался с самого начала и далее никак не клеился, хотя гости - и в основном гостьи - пытались поговорить с охраной.
   - Меня зовут Альбина, - заявила дамочка.
   - Сука! - ответил "конвоир-собачатник".
   - Чё-о-о?!..
   - Как мою собаку звать - Альба!
   - Сам ты... кобель!
   В зал влетел...
   - Полкан, - приветствовал его на жаргоне блатной.
   - Это ты - Варвар?
   - Не дикарь, как видишь!
   - Нам придётся провести... опрос, - едва не сказал полковник - допрос. Справился с эмоциями. - Вашу опись - поголовья произведёт мой зам! Прошу любить и жаловать...
   - Полпод!
   С полковником явился подполковник.
   - Как в анекдоте: баба не может быть полковником, только под полковником!
   - Моя фамилия - Лихолетов, - заявил тип с двумя большими звёздами на погонах. - И я - подполковник - нравится это кому-то или нет! Мне всё равно!
   - В таком случае я - генерал-лейтенант, - ухмыльнулся блатной.
   - Даже не прапорщик - урка... беглый!
   - Но-но, здесь ща в условиях дикого края все равны! Почему людей не эвакуировали и сами не слиняли? Надеетесь, обойдётся - напасть минёт? Зря! Мы на собственной шкуре убедились, чего стоят твари! Эти гермафродиты разбомбили не один отцепной вагон!
   - Вас это не касается!
   - Чего?! - вспылили бизнес-леди. - Да вы хоть знаете, с кем имеете дело и разговариваете неподобающим тоном! У меня имеется выход на президента страны через его помощника! Стоит сделать один звонок и...
   - Ждём с нетерпением, - уверил полковник. - Сделайте такое одолжение!
   - Мобила разрядилась, а раньше не брала связь! Есть у кого подходящее зарядное устройство с необходимым выводом разъёма?
   Офицеры посмеялись.
   - Я могу устроить зарядку, - заверил хакер. - Для этого всего-то необходим любой блок питания и розетка в 220 вольт.
   - А почему бы те, Альбина, не позвонить по общей связи - спутниковой, - видел блатной "тарелку" на здании, когда шли по зоне, блуждая отсеками камер для прогулки на открытом воздухе без крыш взамен с решёткой.
   - Это если только в колокол - и найдёте! Не в монастыре, а зоне! - напомнили хозяева гостям о суровых реалиях здешнего проживания.
   - А, сами сидите без связи - тогда понятно! Тарелка накрылась, али как? А то если шо: он - хакер, - кивнул блатной на летёху.
   Про него здесь также были наслышаны - их побег с блатным.
   - Так почему нет связи, в чём причина?
   - Не ваше дело!
   - Инцидент возник - по какой причине - инфицирования сотрудников или обитателей камер-одиночек? И что за знак на вратах, предупреждающий о радиации? Отходы храните?
   - Сия информация закрыта!
   - Понятно - пришли! Все здесь сдохнем, рано или поздно, а кому не повезёт, превратятся в чудовища сродни монстров! Типа примата - у-у-у... - пошутил блатной. Зря.
   Явился ещё некто - местный врач - в белых одеждах и респираторе на лице.
   - Он осмотрит вас на предмет наличия инфекции в организме, - предупредил полкан.
   - Паразиты! - вспылил блатной.
   Пришлось уступить.
   - Рот открыл! - молвил "фельдшер". - Глаза тоже! Не щуриться и не жмуриться!
   - Ща кто-то сам превратится у меня в жмурика!
   Блатному угодил в глаз луч света от фонарика.
   - Вполне вменяем - реакция нормальная для человека!
   Эскулап продолжал осмотр людей. Все было ничего за исключением японца. Иностранца следовало изолировать. Ни его одного. Ювелир также не прошёл проверку на вшивость. И прочие люди с открытыми ранами. На это и указал врач зоны, заострив особое внимание высшего офицерского состава.
   - Мне лично всё равно, как вы поступите с ними, но решение принимать вам! Я всё сказал! И слов не изменю! Они довольно длительное время находились в непосредственном контакте с иными неопределёнными формами жизни!
   - На рентгене просвети, вдруг чё и узришь, - решили военные устроить там засаду гостям. Подставили ювелира, заявив блатному: тот инфицирован - в нём находятся личинки - паразит отложил яйца.
   - Таки извлеките их из меня - сделайте клизму! Я на всё согласен!
   Мужиков осталось трое. Японца изначально не брали в расчёт, да и ювелира заперли в камере. Настал черёд блатного.
   - Ежели не вернусь, али надолго задержусь, вали, пацан, - потрепал он того за шею, шепнув на ухо.
   Хакер насторожился. Блатного и впрямь заперли в железном коробе без оружия, в виду запрета к использованию металлических предметов.
   - Следующий, - показался врач.
   - А где Митяй? - поинтересовался подельник относительно блатного.
   - Ждёт тебя - хочет сказать чего-то - предупредить...
   - Уже... - кинулся хакер на врача.
   Тот ждал подобного выпада от юнца, зажал дверью дуло оружия, и в щель просунулся приклад. Из глаз у парня брызнули искры. Его профессионально сделали, приставив оружие иные конвоиры к голове и спине чурки. Даже на женщин и детей направили.
   - Вы в своём уме!? - закричала Альбина не своим голосом. - Я так этого не оставлю! Вам ещё влетит от меня! Дождётесь...
   На неё не обратили внимания, лишив оружия. Всех гостей распихали по камерам, но не всех по одиночку в одиночки. Не хватало "посадочных" мест. Пришлось ютиться. Недолго. Начался обещанный хозяевами опрос - гостей по очереди вызывали на допрос и пока без пристрастий, начав с самых маленьких - девчоночки и далее девицами с женщинами, пока добрались до мужиков. Блатной в списке значился последним, а предпоследним - Петухов, как хакер.
   Альбина располагалась отдельно от дочери. Её лишили и средства связи. Мобильник перекочевал к подполковнику. Ей и заинтересовался самолично.
   В камеру через глазок на двери толщиной металла в кулак заглянул охранник.
   - Лицом к стене, - последовала команда в его исполнении. - Руки за спину! Ноги на ширине плеч! Согнуться!
   - Может ещё и трусы стянуть? - не шелохнулась бизнес-леди.- Я те не шалава, сучонок!
   - Исполнять - это приказ!
   - И не подумаю, - упёрлась рогом Альбина.
   Дверь распахнулась. В узкую и тесную камеру-одиночку проникли два человека вооружённые дубинками. В их исполнении последовал захват за волосы. Альбина ощутила боль, с которой не могла мириться, вскрикнула и даже вскочила. Против неё произвели подсечку, из-за чего едва не упала, а согнулась в три погибели.
   Сопротивляться не успевала, кричать и то. В открытый рот сунули резиновую дубинку поперёк, и она невольно закусила её. Сопела в ноздри.
   Конвоиры-мужчины в мгновение ока обработали дамочку. Она стояла как должно - лицом у стены на уровне поясницы буквой "Г" с руками, сведёнными за спиной.
   - Шагай, - толкнул её туда, куда не следовало конвоир.
   Дамочка попыталась сопротивляться. Один из охранников получил от неё в незащищённое место, взвыл от боли. Зато иной не растерялся. Альбина пропустила сокрушительный удар по мягкой части тела, услышав дополнительно в свой адрес бранную речь с нецензурными выражениями.
   - Стой, сука! И не дёргайся, не то мы тя отходим здесь не дубинами, а кое-чем иным, поимев конкретно!
   Для убедительности второй конвоир сунул ей конец дубинки туда, куда предшественник, толкнув телом изначально. Альбина впилась от злости зубами в иную резиновую палку, что сунули ей в качестве кляпа, а поделать ничего ровным счётом больше не могла.
   Щёлкнули наручники. Она оказалась беспомощна.
   - Использовать бы тя, тварь, - оживился иной конвоир. - Но это всегда успеется - и сразу как подполковник! А он - ещё тот кобелина - умеет найти подход к бабам, да и не только!
   Конвоиры подхватили под руки у плеч бизнес-леди и потащили так, что та недотягивалась ногами до пола, просунув дубину меж лопаток.
   - Разрешите войти? - заявил старший наряда заместителю начальника колонии о доставке одной ретивой особы.
   - Жду с нетерпением, - кивнул одобрительно Лихолетов.
   К нему втащили женщину, оставив один на один.
   - Боже мой... - воскликнул подполковник. - Что они с вами сделали! Ну я им покажу, негодяям! Как они обращаются с женщинами! Безобразие! У нас мужская колония... сами понимаете, и в глуши! Иной пол не встретишь, разве что во время побывки на "большой земле"!
   До Альбины дошло: в зоне с ПЗ служат обычные парни, проходящие военную службу - и в основном второгодники по контракту.
   Лихолетов подошёл к Альбине точно мартовский кот со стороны "спины". Дамочка "взбрыкнула" по обыкновению.
   - Т-р-р! Стоять! Спокойно, - предупредил подполковник. - Я - не они! Чего и желаю - освободить вам руки!
   Расстегнув наручники, Лихолетов не стал полностью снимать. Браслеты повисли на одной из кисти. Дамочка в тот же миг выпрямилась.
   - Присаживайтесь, - пригласил оппонент на стул гостью подле стола. - Э нет, не с той стороны! Там моё место! Вам сюда!
   Альбина опустилась на табурет, вмонтированный в пол, как и стол. Лихолетов расположился напротив.
   - По какому праву со мной обращаются как с последним уголовником? И потом я женщина - мне унизительно слышать оскорбления в свой адрес от солдафонов, особенно их действия направленные на унижение с намёками на изнасилование! Кто за это ответит - вы?
   - Чуть тише, гражданочка! Давайте без истерик - поговорим как взрослые и нормальные люди, - отрезал Лихолетов. - Так сложилась ситуация, что вы попали не в ту компанию! Но я надеюсь: мы всё здесь и сейчас проясним, и если что - отпустим при желании на все четыре стороны за пределы колонии! Желаете податься к тварям - нет проблем! Они снова возникнут у вас, но уже там при общении с ними, а не нами!
   Альбина не собиралась уступать, это было не в её правилах, иначе бы не стала светской львицей и акулой бизнеса в одном лице. Ей палец в рот не клади - конкурентов убирала на раз, пуская помиру без штанов, когда те пытались её "заказать" и не раз.
   - Вот только запугивать не надо, офицер!
   - С вашего позволения, гражданин начальник! Так и можете меня называть!
   - А хрен те, подполковник! Мне сам министр обороны симпатии оказывал! Так что не дорос до подобного заявления от меня!
   - Вижу: у нас с вами не клеится разговор, поэтому предлагаю перейти от слов с оскорблениями к делу! Как вы оказались в одной шайке с Варвариным Дмитрием Батьковичем?
   - А то вам об этом неведомо - не рассказывали мои предшественницы, коих наверняка уже допросили! Скажи прямо, чего надо, чтоб я те денег отвалила? Так назови сумму в пределах разумной цифры!
   - Пытаетесь меня подкупить - шантажируете? Да я при исполнении! - вскочил Лихолетов.
   - Сядь - не дёргайся, подполковник! Ты слушай меня - умную женщину, иначе не видать ни только генеральских эполет, но и полковничьих погон с папахой! А уж денег и подавно! - Альбине требовались комфортные условия содержания.
   Она всё правильно поняла: с ней намерено обращались жестоко, дабы пошла на уступки. Также владела ситуацией, и пыталась склонить в свою сторону.
   - Да как вы смеете, гражданочка!?
   - А вы и в частности ты!
   - Вы мне не тыкайте?
   - Сами, и я пока не начинала! Сто...
   - Чего - сто? Или спрашиваете что?
   - Сто - цифра!
   - Не понял!?
   - Тысяч!
   - Опять! Говорите конкретно - по существу!
   - Уголовных единиц!
   - Вы что себе позволяете? - провёл нервно Лихолетов ладонью по взмокшему лицу.
   - Деньги предлагаю - данную сумму!
   - Мне?!
   - Тебе-тебе, и не рублей!
   - А чего?
   - Американских долларей от "СаШи" - согласен?
   - Да как вы смеете!..
   - А в "еврейской валюте европейского хождения"?
   - Е-е-евро?!
   - Надеюсь, хватит - договорились?
   - До чего?.. - лишился подполковник дара речи.
   - И это задаток! Когда всё утрясётся с нами, получишь за каждого столько же - аналогичную сумму! Посчитать сумеешь?
   Лихолетов взглянул на список гостей. Глаза разбегались по бумажке. Наконец справившись с волнением, он заговорил.
   - Вы только меня правильно поймите...
   - Альбина - моё имя!
   - Да-да, конечно-конечно, само собой разумеется, обожаемая... Ой, я хотел сказать - многоуважаемая и всеми любимая...
   - Ну, хватит! Короче, ближе к делу! Уговор дороже денег! А как уже поняли из разговора со мной: они для меня не имеют значения! Миллион евро - и точка!
   - Давайте поставим пока запятую, а ещё лучше многоточие!
   - Ну у тя и заточка, полпод!
   - Вы поймите меня правильно - я не один! Начальник, затем майор, иные люди из числа офицеров и конвоиры, ну и, конечно же, вертухаи с контролёрами.
   - Я так и знала: ты - вымогатель! Цену набиваешь?
   Лихолетов ничуть не оскорбился, не став строить обиженное лицо.
   - Уясните только одно: мы - ваша охрана от тварей! Придётся платить! Иначе никак!
   - Сколько хотите - толком скажи!
   - Давайте подобьём баланс - сведём дебет с кредитом, и уточним оплату - когда и как будет произведена.
   - Начинай, - согласилась поторговаться Альбина.
   - Вас всего десять человек - обещали по сто на рыло! Итого - лям! Да и то в долг! Риск велик с нашей стороны! Я даже слышал - сотнями, если не вовсе миллиардами ворочаете, - намекнул Лихолетов на резервный фонд.
   - Лада растрепала, - наиграно возмутилась Альбина. - Вот стерва, а не дочь! Уже не первый раз подставляет, зараза! И сколько она обещала вам отвалить?
   - Как и вы...
   - Ясно - ещё полмиллиона устроит - лично тя?
   - Целый - я частями не беру!
   - Тоже мне Остап Бендер нашёлся на мою голову! Да и тот готов был поделиться с подельниками! А ты я вижу: не любишь - всё под себя гребёшь! Ох, и огребёшь когда-нибудь на то место, которым прилип к стулу!
   - Давайте по существу, Альбина...
   - Ага, перешли на вы! Знать слушай мои условия, "телок-хранитель", - заявила бизнес-леди. - Мне потребуется связь с "большой землёй" и сносное существование, как и всем моим подопечным до момента транспортировки за пределы зоны строгого режима с аномальной!
   - Как скажете, так и будет - всенепременно, - заверил Лихолетов. - Не ваша, случаем вещица?
   Он сунул Альбине смартфон.
   - Я тут немного "поигрался" с ним - прошёлся по спискам фамилий из записной книжки - и обнаружил: у вас очень интересная база данных личностей, и все зашифрованы! Даже первая из них - ВВП, то бишь... внутренний валовой продукт?
   - Почти угадал, - поняли они друг друга о чём, а точнее ком идёт речь.
   - Жаль, связи нет - мобильной! Как говориться: вне зоны доступа, хотя и в строгого режима! Ха-ха...
   - Не смешно, жиртрест!
   - Гм... - хмыкнул тот недовольно в продолжение.
   - Я свободна?
   - В пределах камеры - да! Кстати, браслеты могу забрать - не украшение! Согласны?
   - Тогда еды человеческой, и организуйте встречу с дочерью!
   - Непременно, как захотите, а считайте: она уже у вас! Эй, там, оглохли, уроды!?
   На крик подполковника явился прапорщик, сменив иных двух-ухарей конвоиров.
   - Туточки я!
   - Отведёшь к дочери... пока, - не то прощался Лихолетов с дамочкой, не то давал возможность ненадолго узреть ей Ладу.
   - Так точно!
  
  

Глава 16

КОЛОНИЯ

  
  
   Та не поверила своим глазам.
   - Ма...мА-А-А...
   - Ладушка!
   Они обнялись, словно не виделись вечность, а с момента расставания прошло не более пары часов томительного ожидания.
   - Это ты развела меня на "бабки" - кинула?! - переменилась Альбина в лице в одно мгновение. - И не отпирайся!
   - А что мне оставалось делать - сама посуди! И потом фонд резерва на мне - я владелица!
   - Кому ты гонишь, - напомнила мать про Стаса. Помощник и подставил их, пытаясь избавиться.
   - Неужто я была неправа, ма?!
   - Поживём - увидим...
   - А я - Петьку?
   - Будем надеяться на лучшее, но не станем забывать о плохом! Уж как кому повезёт!
   Женщинам явно свезло. На двери открылось окно.
   - Вам тут посылка от кое-кого, - заявил конвоир. - Как говориться: кушать подано - садитесь жрать!
   Он просунул миску тушёнки и полбуханки ржаного хлеба. Ни ложки, ни вилки, ни ножа - ничего не подал.
   Не став привередничать, сокамерницы накинулись на еду, вырывая одна у другой миску, пока не развернули на пол. Пришлось есть оттуда - не побрезговали. Хотелось пить. Питья не несли. Вода была обнаружена в кране над отверстием в полу. Ей и утолили жажду.
   Снова загремела дверь.
   - На выход - по одному, - грянул конвоир.
   Иные отсутствовали.
   - Куда нас ведут, а, дяденька?
   - Разговорчики... - ответил в грубой форме надзиратель.
   - А конкретно? - вставилась Альбина вслед за дочерью.
   - На прогулку подышать свежим воздухом!
   Спутницы надеялись: за ними прилетели. Не тут-то было. Они очутились в загоне с открытым верхом, где вместо крыши оказались толстые прутья решётки в два ряда - на верхнем и прохаживался вертухай.
   - У вас полчаса на всё про всё, - заявил конвоир, скрываясь за дверью.
   - Ничего не понимаю, ма! А ты? И что скажешь?
   Альбина прислушалась. К ним шли с иной стороны, поскольку в "вольере" было две двери. Через иную запустили...
   - Петька-А-А... - бросилась к нему на радостях Лада. - Ой, что это с тобой - и сделали они?
   У него оказались наручники на запястьях, благо руки в них сомкнуты спереди на животе, а не пояснице за спиной. Он положил их Ладе на плечи, приблизил. Альбина ни слова не проронила, напротив отвернулась. Молодёжь целовалась. Поцелуи заменяли им всё - слова при общении. Да они и не требовались. Общение происходило на уровне мысли. Главное их души соединились, а тела слились воедино.
   Альбина бросила мельком взгляд. На душе было не совсем хорошо, и не потому что она завидовала дочери. Причина была иной - как выбраться отсюда и что делать дальше. Стас так просто не оставит их в покое, да и не выпустит живьём.
   - Мы вытащим тебя отсюда, Петенька! Только не будь петушком - не заводись с конвоирами! Иначе нам придётся раскошелиться - маме - и очень серьёзно! А потом и на твоё лечение!
   - Во сколько вам обошлось свидание со мной? - заинтересовался он.
   - Ма говорит в миллион задатка и столько же сверху, но обе суммы разом по освобождении и прибытии на "большую землю", - уверила Лада.
   - Чё-то не стыкуется - не сходятся концы с концами, - заподозрил неладное хакер. Не зря.
   Открылась дверь.
   - Димка... - вскрикнула Альбина. Вместо Варварина к ним наведался... - Полпод!?
   Лихолетов усмехнулся ехидно.
   - Я чего забрёл к вам на посиделки-то...
   - И?
   - Связь будет - даже электронная!
   Он предоставил нетбук, тот, что также как и смартфон принадлежал Альбине.
   - Подь сюда, доходяжный, - поманил подполковник друга Лады. - Я с тя браслетики уберу! Мне потребуются твои "отпечатки" на клавиатуре! Давить на кнопки умеешь?
   - @с...
   - Вот и докажи делом, хакер!
   Парень резко переменился внешне. Избавившись от наручников, он размял затёкшие суставы, потирая пальцы рук.
   - Чего сделать необходимо?
   - Перевести кое-какую сумму с одного счёта на иной! Откуда - это к ней, - указал Лихолетов на Альбину. - А куда - скажу сам! Справишься?
   - Постараюсь, - уверил хакер.
   - В таком случае приступай!
   Получив в своё распоряжение нетбук, Петухов покосился на бизнес-леди. Ему требовались пароли и коды доступа к базе данных электронного банка её фирмы.
   - Ты знаешь, что надо делать и как, - не стала она облегчать ему задачу, а на деле хитро намекнула на непростые обстоятельства с резервным фондом, поскольку там сейчас у неё значился жирный ноль.
   - Разберёмся - не впервой, - подмигнул лукаво парень, вводя свои коды и пароли, набирая их при помощи клавиатуры.
   У него имелось в "...нете" созданная заранее программа вирусов, и теперь выпустил целый табун "Троянов" во всемирную паутину, отправив на поиски 100 миллионов "уголовных единиц".
   - Придётся чуток обождать, - дал понять хакер, обращаясь к Лихолетову: не всё так просто с Интернетом.
   - Ваше право! Чем дольше будете тянуть валыну, тем дольше находится здесь на зоне в колонии!
   - А мы никуда и не спешим, - заверила Альбина. - У вас найдутся кое-какие приспособления сродни средств индивидуальной гигиены для приведения в нормальный облик?
   - Хозяйственное мыло с туалетной бумагой получите, как и все!
   - А обычное - простое мыло и шампунь - любой, с зубной пастой и щёткой?!
   - Здесь вам не курорт - север, а не юг! Чё дадут - тому и радуйтесь, благо, что не в зубы дубиналом! Не то ещё раз догонят - и мало не покажется, - всё-таки согласился Лихолетов немного подсуетиться и раздобыть всё необходимое - и вновь за отдельную плату.
   - Так и быть - подкинет тысчонку-другую в "Бакинских рублях"!
   - Евро!
   - А жирно не будет - и срать?
   - Согласен даже чёрной икрой, но и от красной не откажусь!
   Пока Альбина заговаривала подполковнику зубы, заигрывая с ним, хакер напал на след исчезнувших миллионов, выйдя на подставной электронный адрес рассылки, выявляя дальнейшие координаты. Сумма была расчленена на равные доли и снова разбросана. Он продолжил поиски, пробивая необходимые данные - табун "Троянов" превратился в настоящую свору цепных псов. Те проникали всюду, наводя шороху, взламывая системы дочерних однодневок, и качали из них информацию, блокируя сеть доступа.
   - Ха-ха... - не сдержался Петухов. - Ай да я - сукин сын! Не Пушкин, но АС - своего дела! Кое-что нарыл!
   - На миллион потянет сумма? - заинтересовался подполковник.
   - Куда кидать?
   - Вот... - протянул Лихолетов номер, высветившийся на мобильном телефоне. - И смотри, не перепутай, иначе сгною как ПЗ-шника, парашник!
   - Угу, - сделал вид Петухов: сдался, а сам создал собственную базу данных, продублировав расчётный счёт Лихолетова. Туда и перевёл миллион в евро, а следом указал "Троянам" пересылать иные счета тем же адресом при обнаружении исчезнувшей суммы из резервного фонда "Альбина и дочерняя компания Лада-ком".
   - Дело сделано - осталось нажать всего лишь одну клавишу - "ENTER" или "ESC"! Чё давить?
   - Ввод, паразит ты этакий!
   - Тогда прошу на эту загогулину поставить свой отпечаток, - подсунул хакер нетбук Лихолетову.
   Тот и стукнул по кнопке без задней мысли.
   - Всё - отныне только я смогу войти в "...нет" и нетбук, - воспользовался хакер сканером для отпечатка пальцев. - И коды доступа не скажу под пытками, пока...
   - Убрать, - заорал Лихолетов.
   В "вольер" ворвались бойцы в полном боевом вооружении. Женщин разделили с хакером.
   - Что всё это означает - и такое?! - возмутились они разом - мать и дочь.
   - Ничего, простая формальность! Прогулка окончена! Встретимся теперь нескоро! Так-то!
   Их также разъединили.
   Лихолетов заглянул с докладом к начальнику ИК-ПЗ "СЕВЕР".
   - Докладывай, - оттопырил тот карман.
   - Всё ж по безналу, товарищ полковник, - рапортовал подполковник.
   - Ща и проверим...
   У него имелся также ноутбук, и он умел пользоваться им - должность заставляла. Открыл электронный счёт, обнаружил на нём "зеро".
   - Где мои деньги, скотина?
   На экране возникла рисованная рожа - ноль, а в нём три чёрточки - две вертикальных и параллельно одна другой, а внизу ещё одна и горизонтально. Изменили структуру. Получилась презабавная рожица - улыбающаяся и хитро подмигивающая.
   В довесок ко всему прозвучала фраза сродни японского смеха:
   - Ха-ха-ха...на!
   У полковника пропали даже его "заначки" на "чёрный день". Похоже, час пробил - настал судный день.
   - Хакнутого сюда, живо, коль самому охота жить, - схватился полковник за табельное оружие.
   Когда Лихолетов собственноручно втолкнул туда Петухова, начальник потягивал спиртное из горла литровой ёмкости "Немиров" - не мог смириться с потерей денег. Не закусывал, а снова запивал из бутылки. Даже не чокался, ибо сразу сошёл с ума.
   - Где мои деньги, сучонок?
   - У меня, товарищ полкан!
   Тот снова схватился за пистолет, направив на юнца. Лихолетов отскочил в сторону, закрывая лицо папкой.
   - Не надо, начальник!
   - А зам-замыч прав - вы терь меня оберегать должны, как зеницу ока! Начнёте бить - вообще ничего не получите!
   - Сядь - живо, - указал полкан табельным оружием на стул подле себя.
   Хакер получил нетбук от Лихолетова. Начальнику и продемонстрировал юнец, где, что находится, не объясняя как достать.
   - Да у вас это и не получится! Система "зверь", сам боялся запускать, поскольку не управляема до конца! Одно слово - нечто! Так и обозвал гада - вирус! Неслабо, правда?
   На счету хакера бежали цифры точно на спидометре космического ракетоносителя. Он выкачивал их из всемирной паутины, обозначив себя как хули-G@N, рассчитывая: его в любом случае вычислят и довольно быстро на зоне с ПЗ. О чём не стал скрывать, заявив открыто.
   - Считайте меня самым богатым человеком мира! Я властелин виртуальной паутины! Комиксы читали или фильмы, снятые по ним видели?
   - Типа бэтмента?
   - Нет, человека-паука! Я и есть он, но в сети "...нета"!
   - У-у-уму непостижимо... - осушил до дна литровую бутылку полкан и закусил это дело сигарой, пуская кольца дыма в лицо хакера. - А мне нравится этот пацан! Что скажешь, Лихой?
   - Ходячий чемодан денег - ни дать, ни взять!
   - А по существу?
   - Скоро сюда пожалуют спецслужбы! Я бы замёл следы, товарищ полковник!
   - Предлагаешь организовать бунт на зоне?
   - Не без этого, конечно, и потом твари...
   Намёк был очевиден даже для Петухова.
   - Опомнитесь! Вы же люди, а не...
   - Звери мы - все человеки! Питаемся мясом! Убийцы по жизни всего живого, пацан! Усёк? Но те это не грозит! Ты и впрямь бездонный мешок денег!
   - А женщины и дети - чего будет с ними?
   - Повезёт - спасут их те, кто пожалует сюда по наши души, а мы - валим!
   - На чём - вертолёте?
   - С нас вполне достаточно и БТРа на гусеничной тяге! Верно, товарищ полковник?
   - Хотя бы Ладу с мамой и девчонкой возьмите! Без них не поеду!
   - А куда ты денешься! Заставим - силой!
   - Уж лучше сразу пристрелите!
   Полковник выстрелил. Его уловка в отношении хакера не прошла. Тот даже не вздрогнул, а вот кто дёрнулся, рухнув на пол как подкошенный - Лихолетов.
   - Э, ты чё, полпод, а? Вставай, давай! Будя валяться, засранец!
   - Ты убил его, - заявил хакер.
   Полковник повёлся, и сам свалился на помощника, получив удар стулом по голове.
   Подобрав пистолет, парень встретил конвоиров, влетевших в кабинет с дубинками наперевес.
   - Вот так и держите их с поднятыми руками, - взял он их на прицел. - И учтите: я не повторяю, обычно стреляю!
   Он заставил их надеть наручники. Те сковали сами себя, держась за руки.
   - Станете кричать - звать на помощь, - указал хакер на полковника с подполковником, - положу рядом!
   Схватив нетбук, Петухов выскочил из кабинета за дверь, не забыв раздобыть ключи. Он спешил туда, где томились узники. Открыл первую попавшуюся на глаза дверь камеры.
   - Уходим, быстрее, Митяй! Линяем!..
   С нар вскочил иной уголовник с эмблемой "ПЗ" на спине и груди. Петухов слишком поздно уяснил: обознался. Что-либо менять времени ни осталось. Тут как говориться: либо пан, либо пропал. Или грудь в крестах, или голова в кустах.
   - За что сел, сотрупник?
   - За то и сел, проныра!
   - Маньяк, стало быть! Такие люди мне в команде нужны - звери! Здесь такое твориться в зоне - и не колонии! Ты как - со мной до конца? Дам волю и денег вволю - хватит оторваться в тёплых краях иного полушария!
   - Типа олигарх, хотя на рожу олигофрен!
   - Больно умный, урка!
   - Хм, так не чурка!
   - Наслышан: маньяки - образованные люди! Тогда уговор - никого не убивать! Ранить дозволяется, даже избивать, и по "клеткам" закрывать вместо себя - и только! Иначе пеняй на себя, у меня не дрогнет рука!
   - Палач?
   - Не твой - и пока, а дальше поглядим, на что сгодишься! Ищем Варвара!
   - Вона кто пожаловал сюда на "отдых"! С ним можно иметь делюгу! Отвечаешь за базар?
   - Пора с ним кончать и дело делать!
   Хакер стал собирать команду "единомышленников", к тому времени полковник пришёл в себя, воспользовавшись кнопкой экстренного вызова. По колонии понеслись завывания сирены.
   - Бунт или твари прорвали периметр ограждения?! - заметался по камере-одиночке блатной.
   Варвар не находил себе места, точно зверь в клетке во время стихийного бедствия. Принялся бить в дверь, привлекая внимание. Не он один - иные уголовники и "гости" также, реагируя аналогично на непростую и нестандартную ситуацию.
   В колонии поднялся переполох. Снаружи забегала вооружённая охрана, привлекая на свою сторону собак. Работал спецназ. Они знали своё дело, обнаружив за решётчатыми дверьми в узком коридоре уголовников. Те прятались от них в камеры. У кое-кого было замечено оружие - и не резиновые дубинки.
   Вперёд выступили автоматчики, а с ними сапёр-подрывник. Соорудив на замке взрывное устройство, он отскочил. Прогремел хлопок, нежели взрыв, и за ограждение подались спецназовцы. Оказать им достойного сопротивления ПЗ-шники не могли, хакер подставил их, отвлекая внимание на время от себя, нашёл чурку и...
   - Дядя Митяй!
   - Пацан!? - не поверил тот своим глазам.
   - Ай, молодца! Сукин ты сын! Одно слово - Ас! Дай я тя расцелую!
   На нежности времени не осталось. В здании началась пальба.
   - Спецназ! - отметил блатной. - Быстро среагировали!
   У хакера имелся план, его осуществлением они и занялись. Блатной уступил юнцу впервые в жизни, идя у кого-то на поводу с того момента, как сам организовал в жизни банду.
   Разыскав женщин, они потащили их в кабинет полковника.
   - Не ждали, суки, - заявил на радостях Варварин. - Сюрприз!
   Для полноты компании не хватало ювелира с японцем.
   - Ничего - обменяем на этих пидарасов, - указал блатной на сцепленных меж собой за руки конвоиров, заставил плясать. - Вот так: сели-встали...
   Он подбадривал себя, а не их, хлопая в ладоши. Женщины подыгрывали в такт.
   - Что с нами будет? - занервничал Лихолетов, сидя в одном углу на пару с полковником, выглядывая боязливо из-за папки, укрывая голову.
   - Что-то и очень нехорошее, - дал понять блатной. - Обидели вы меня, мусора! И лады бы только, а ведь и к женщинам не проявили должного уважения! Да и к ребёнку! Твари! Звери...
   Он лишь сейчас уяснил: не знает её имени.
   - Тя как звать-величать, красавица?
   - Лиза я, а мама всегда называла - лизунчик, - ответила девчоночка, и расплакалась.
   - Не надо, деточка, - прижала Альбина ту к себе. - Я организую её поиски - всех на уши подниму - до президента страны дойду, но заставлю очистить зону - и эту, в том числе от паразитов! Слово даю - я буду не я, если соврала!
   - Вам край, - протрезвел отчасти полковник. - Спецназ работает сугубо на поражение в случае захвата заложников из числа сотрудников колонии! Нет ни единого шанса спастись, если конечно не сложите оружие и не сдадитесь!
   - Уже раз было - послушались, и чем это всё закончилось? Сидите тут у нас на мушке, держа руки на макушке, а не уши!
   Дверь была завалена гостями. Они забаррикадировали вход в кабинет шкафом со столом. Оставались окна с решётками. Это и были наиболее уязвимые места, но там подле них дежурили чурка с хакером, не высовывая голов. Могли угодить под прицел снайпера, поскольку никто не сомневался, что и они имелись в штате колонии. Только и ждали удобного случая открыть стрельбу.
   Блатной проверил, приказав конвоирам примкнуть к одному оконному проёму, демонстрируя заложников. В ответ на его действия раздался голос майора, ведущего общение при помощи рупора.
   - Закрыл "матюгальник", мерин, - выдал блатной. - И слушай сюда, скотина, что я те скажу!
   Варварин был недалеко от истины, фамилия майора и впрямь оказалась созвучна оскорблению - Скотинин.
   - Мои условия таковы: производим обмен! Мы вам - конвой, а вы нам - ювелира и иностранца! Затем к зданию подгоняете БТР с полными баками горючки, и мы покидаем территорию колонии, оставляя вам в открытых вратах при выезде начальство! Только так и никак иначе! Затупишь - берегись - такое здесь вам устрою, что Рим с вандалами исчезнет из истории, а потомки станут изучать вашу колонию в аномальной зоне, не будь я - Варвар! Всё понял, мерин? Непонятки не для меня! Я всё сказал! Базар закончен - торг неуместен! Стрелки не будет - край!
   - Ну, гляди, кенгуру недоделанный, если что - далеко не свалишь - завалим!
   - Хошь намекнуть: взорвёте чем? Тогда припасы оружия в "тачанку" типа БТРа и снаряды к стволу!
   Блатной решил выяснить, кто умеет водить военную технику.
   - А возьмите меня, - напрашивался Лихолетов.
   - Нет, и не уговаривай! Не выпустим вас, нас также отсюда - порешат!
   - Японец... - подсказал хакер. - Сдаётся мне: этот интурист не просто турист и так пожаловал в наши края...
   - Ваша правда, нами обнаружена шпионская аппаратура у него, - подтвердил Лихолетов, вывалив из папки вещдоки, пытаясь заручиться поддержкой бандитов - их лояльного отношения к себе.
   - Чё ещё знаешь, а скрываешь? Говори, коль дорожишь собственной шкурой, легавый?
   - Тут не всё так просто, - кивнул он на "кума".
   - Заткнул уши, полкан, - повелел блатной. - Пока я не пустил их на холодец!
   - Не глупи, Лихой! Опомнись!
   Подполковник сдал полковник с потрохами.
   - Над ПЗ-шниками проводятся опыты - мы раз в неделю пересылаем их партиями по нескольку человек кое-куда, а куда - сами толком не ведаем! И больше о них ни слуху, ни духу - оформляем как мёртвый груз - трупы!
   - Выходит у вас имеется сообщение - по воздуху или...
   - Угу, - подтвердил подполковник догадку блатного.
   - Когда ждёте вертушку?
   - Со дня на день - задерживается, что если там... сами понимаете, из-за тварей, объявившихся в округе, произошла утечка подопытных экземпляров... не всё ладно!
   - Дело дрянь, - осознала Альбина: её впутали в секретные разработки, и теперь не посмотрят на то, что она известный человек не только в стране, но и мире, как бизнес-леди N1 - пойдёт в расход со всеми, чтобы тайна так и осталась ей, а она...
   Ситуация час от часу усложнялась дальше некуда.
   - Дикий край, - констатировала всем известный факт. - И не боитесь, что скоро твари пропишутся у вас на зоне в колонии - сами превратитесь в них?
   - Пока что всё было тихо - шито-крыто, - отметил подполковник.
   - Не выйдет отсидеться за бетонным забором с колючей проволокой под высоким напряжением! Мутанты они - быстро приспосабливаются к новым реалиям и условиям жизни! Вы ещё червей не видели - гигантских паразитов! Вот их ничем не остановите!
   За пределами здания возникла неразбериха.
   - Провокация, - не сомневался блатной: стоит высунуться, и получишь пулю в "лобовик".
   Что-то и впрямь было не так. Пришлось воспользоваться зеркалом и посмотреть, чего на самом деле происходит на территории колонии с улицы.
   - Твою... колонию, полкан!
   Зеркало выпало, и рассыпалось на осколке при ударе о пол.
   - Не к добру, - заявила проводница.
   Чурка был того же мнения, перебирая осколки, запрещая людям использовать в качестве отражающей поверхности. В довершении ко всему заявил: по ним определил точное число людей, которые непременно исчезнут в колонии.
   - Погибнут - сдохнут?! - занервничал Лихолетов.
   - Необязательно, - намекнули гости на мутантов.
   Один из представителей гермафродитов очутился на уровне врат, ломая железнодорожное полотно, метнул слизь на массивные створки. Металл задымил. Проступили тёмные пятна, превращаясь в дыры.
   - Лярва... - выдал блатной.
   - Гугур... - подтвердил чурка.
   На червя и обрушились вертухаи, а в их числе и снайперы, метя мутанту в голову, выискивая в оптические прицелы глаза. Помимо пасти, если так можно обозвать четыре клыка-когтя, больше ничего схожего с челюстями и прочими частями тела, присущие нормальным формам жизни не имелось.
   - Безпонтово - хана! - озвучил блатной: тварей ничем не сдержать, коль они использовали гигантского червя. И кто знает, что если паразит-гигант не один. Иной мог оказаться где угодно - землю рыть, стараясь проникнуть на территорию колонии под заграждением. А по образовавшемуся туннелю двинуть следом беспрепятственно гермафродиты.
   - Вы только гляньте на этот цирк - чё творится у вас в колонии, мусора!
   Офицеры прильнули к окну. Глаза невольных очевидцев округлились.
   - То вам расплата за содеянные грехи! Похоже, нагрянувшие сюда твари являются теми самыми подопытными "жмуриками", коих сдавали на опыты! Им и требуетесь для расплаты в качестве жертвы на заклание! Пришли мстить! - пояснила Альбина.
   - Этого не может быть... - занервничал Лихолетов. - Чтобы мутанты существовали - уму непостижимо! Ладно, твари, как сказали вы - из числа гермафродитов, но...
   Он заткнулся. Его охватил шок. Гигантский червь вошёл в контакт с вратами. Они разлетелись. Паразит разнёс их. Пули не брали его, рикошетя точно горох от стены.
   Офицеры надеялись: уж ограждение под высоким напряжением ему не миновать.
   Сыпанули искры охапками. Червь снова принял боевую стойку. По нему продолжали вести беглый и беспорядочный огонь автоматчики.
   - Пустая трата времени и боеприпасов, - отметил хакер. - Их не возьмёшь обычными пулями!
   - А чем - из серебра или заговорёнными? - принялся креститься Лихолетов слева направо.
   - Ежели православный - наоборот, - пояснил ошибку блатной. - Да и зря - всё одно не поможет! Терь уже вам без нас никуда - не выжить даже из ума - край! Сами зрите, чё у вас здесь творится!
   Лица офицеров увлажнились. Они взмокли - и одежда на них промокла. Оба нервно тряслись. Волосы и те шевелились по всему телу. Картина за окнами кабинета начальника ИК-ПЗ "СЕВЕР" ухудшалась с каждым последующим мигом. Гигантский паразит продолжал метать слизь - зацепил солдат.
   Послышались оголтелые вопли. Люди в одно мгновение стали походить на оживших мертвецов - с них кусками отваливалась живая плоть. Конечности, а не только одежда с кожей превращались в лохмотья, оголяя кости скелета. Да и те разваливались, обращаясь в прах.
   Ограда под напряжением искрила. От решётки с проволокой исходил клубами дым. Слизь выжигала металл, а ток - яд паразита-гиганта. Особых подвижек не наблюдалось.
   - Ха-ха! Получилось! Дальше тварям не пройти! - возликовал полковник открыто. - Ща парни подтащат БТР, и твари с чудовище размерами не жить - останутся одни ошмётки!
   В движение пришла бронетехника.
   - А что я говорил!
   Лихолетов вновь примкнул к начальнику, следя за действиями спецназа. Бойцы покидали здание. Им сейчас было не до подавления бунта с освобождением заложников.
   Башня БТРа с орудием повернулась. Прежде раздалась пулемётная дробь.
   - Кретины! Издиёты! Попадалово! - схватился блатной за голову.
   Пули зазвенели по заграждению под высоким напряжением. Ими зацепило червя. Калибр оказался крупнее. Паразиту это явно не понравилось, червь огрызнулся, готовясь исторгнуть новый поток разъедающей слизи, нависая над заграждением.
   Прогремел выстрел из крупнокалиберного орудия башни БТРа. Снаряд угодил прямой наводкой в жерло глотки червя. Детонировал. По территории колонии полетели останки туши паразита, а основная часть длинного тела съехала наземь, цепляя краем решётчатый забор под напряжением.
   Снова сыпанули вспышками охапки искр. Прорваться мутантам не удалось. Люди в зоне посчитали: победили - навал тварей отбит. Сильно просчитались. То была простая проверка сродни обычного налёта. Мутанты выяснили степень готовности людей к столкновению с ними.
   - Жди беды, - отметили гости.
   - Сдавайтесь, - выдал полковник.
   - Да-да, сопротивление бесполезно, - подтвердил Лихолетов, - сложите оружие, иначе сами видели - головы! Спецназ - это вам не хухры-мухры! Ребята знают своё дело - работают чётко! Лишние проблемы непотребны ни вам, ни нам!
   - А что? Может, деньги? - напомнила Альбина.
   Хакер оживился.
   - Я тут это, кое-чем разжился - могу продемонстрировать!
   Не дожидаясь реакции одобрения, парень похвастался своим мастерством.
   - Не хочу показаться "скромным", но, похоже, я стал хакером N1 в стране - определённо, если не вовсе в мире...
   Он открыл базу данных собственного электронного счёта. Блатной скосился на монитор, узрев какие-то непонятные цифры, и они росли, меняя последовательность на увеличение.
   - Чё за шняга, салага?
   - Мой банковский счёт - и ныне равен...
   - 145 миллионам "уголовных единиц"!?.. - выпалила Альбина.
   - По-моему, как мне кажется, ты чуток ошиблась, ма, - указала Лада на запятую, а после неё ещё три неучтённые цифры, которые та не взяла в расчёт, приняв за сотые или остаток меньше целых.
   Альбина не поверила, взглянув на хакера.
   - Это правда - всё то, что я вижу и слышу?
   - Разумеется, сумма перевалила за миллиард и далеко! Я ж не думал, что всё так круто получится - мой вирус в Интернете разрастётся столь быстро и ничуть не уступит заразе распространяющейся мутантами с подачи переносчиков червями-паразитами!
   - Выходит, я в те не ошибся, пацан, - просиял блатной. - Ты настоящий ас своего дела! Мы - богачи! Теперь Абрамыч со своим "Челси" - раз-два и об "Челси"! Мы круче всех! Даже...
   - Пока что нет, - напомнил хакер про чудовищную реальность с монстрами. - И потом это подстава - я намерено всё подстроил так, чтобы нас непременно отыскали спецслужбы любой страны - и в первую очередь наши, пробив координаты!
   - Лохопед! Парашник на мою голову! Линяем - и немедля!
   - Не получится, и не из-за тварей!
   - А чего - почему? В чём причина?
   - Сигнал завязан на нетбук! Где он - там и мы - по любому вычислят в итоге! А бросить его - означает весь мир - всю финансовую пирамиду! Наступит всемирный кризис - коллапс! И мутанты с паразитами в сравнении с ним покажутся обычной заразной инфекцией сродни простудного заболевания типа насморка!
   - Чудны твои деяния, Господи! - перекрестился Лихолетов. - Во попал! А может не всё так и плохо?
   Люди не разделяли его мнения, готовились к наихудшему моменту в своей жизни - если не твари достанут, так спецслужбы не дадут спуску. И такая им жизнь ни к чему.
  
  

Глава 17

ВТОРЖЕНИЕ

  
  
   Отбив выпад мутанта, спецназ колонии подался за ограждение под высоким напряжением.
   - Нет, ну что они творят, безумцы!? - зашумели гости, привлекая внимание вооруженных до зубов вояк.
   Те не обращали внимания на них, стремясь восстановить на прежнем уровне защиту по периметру с бетонным забором, выгнав БТР на уровень проломанных врат. Местность на данном направлении за территорией колонии пришла в движение. Из тумана выскочили твари из числа зверюг. Паники в стане спецназа не возникло. Укрывшись щитами за бронетехникой, бойцы заняли оборону, стремясь сбить наступательный порыв мутантов.
   В направлении гермафродитов всех мастей полетели гранаты со слезоточивым газом. Инфицированным тварям хоть бы хны. Вот тут и последовал шквал огня автоматными очередями. Толку. Волна монстров достигла спецназа. Твари были повсюду, вломившись в ряды вооружённых людей - рвали и метали. Началась самая настоящая бойня.
   Экипаж БТРа устремился за пределы колонии, тараня чудовищ - простых иной раз подминали, и давили гусеницами, но внести перелом в ходе возникшей стычки не получилось. Пришлось отступить за врата и далее ограждение под высоким напряжением. Дали задний ход, не считаясь ни с чем, даже тем, что под гусеницы попадали собственные тяжелораненые бойцы, корчащиеся с оторванными конечностями в агонии и предсмертных конвульсиях.
   Блатной осунулся, отпрянув от окна на какой-то миг.
   - Я ж говорил: за базар рано или поздно придётся держать ответ! Мутанты забили нам всем здесь типа стрелки! Не удивлюсь, если в дальнейшем выяснится: тех, кого обнаружат в военной форме - порвут на куски и пожрут, а в иной - узников - инфицируют подстать себе паразитами!
   Лихолетов поспешил избавиться от униформы.
   - Ну, Лихой, - только и мог процедить сквозь зубы полковник на стриптиз в исполнении помощника.
   - Пойло в хазе найдётся? - окликнул блатной хозяина кабинета, стукнув ногой по сейфу. - Не документы ить прячешь там!
   - Решили напиться и забыться, мальчишки? На всё забить - и тварей? - возмутилась проводница.
   - Никак сдались? - ввернула Альбина.
   - Поподалово, бабы! Хана - кидалово! Колония в осаде - не вырваться! Сами должны пони...мать вашу! - выдал Митяй.
   - А хакер и его слова, - напомнила дамочка. - Надежда умирает последней!
   - Без оружия нехрен ловить!
   Разбирать завал на двери гости не спешили.
   - В кабинете не отсидеться, твари нас мигом отыщут здесь! А высунемся - порешат конвоиры с вертухаями!
   - Они заняты ща - им не до нас!
   С улицы донеслись новые оголтелые рыки и вопли. Мутанты не успокоились на достигнутом результате, стремились остановить экипаж БТРа.
   Самоходная "консерва" не открывалась, и добраться до "деликатесов" в ней, пока не получалось. Бойцы внутри прилагали немалые усилия, отбивая все выпады с нападками мутантов. Башня со стволом вращалась, вокруг своей оси, сбивая тварей дулом с брони. Иной раз стреляла, разнося на куски.
   На бортах оставались царапины от когтей с клыками, а местами едкая слизь. Её было недостаточно, чтобы пропалить толщину металла бронетехники, требовалось иное чудовище уровня гигантского паразита, а не гермафродитов из числа бывших людей или зверей подстать волкам и медведям.
   Как вдруг все твари отступили разом, прыгая в направлении пролома и за высокий бетонный забор. Одна из них угодила на колючую спиралевидную проволоку, да так там и осталась дымить под воздействием каскада искры, мелькающих вспышками.
   Всем вольным и невольным зрителями показалось: экипаж взял верх над мутантами. Действительность в реальности оказалась иной - чудовищной. На бой с экипажем бронетехники явилось иное чудовище. Из дымки тумана выскочил...
   - Носорог!? - изумился Лихолетов. - Цирк, да и только!
   Животное имело несколько иное обличие, отдалённо напоминая собой по форме прежнее животное. Оно приняло обличие мутировавшего гермафродита.
   - Терь только держись, - заметили гости.
   Они не сомневались в исходе битвы - на чьей стороне перевес в предстоящей дуэли.
   Офицеры не поверили бродягам, помня, во что экипаж БТРа превратил гигантского паразита-червя. Туша того монстра до сих пор пребывала на территории колонии в зоне их видимости.
   Чудовище забило "копытами" оземь, опуская голову с рогом на передней части морды для атаки экипажа в БТРе. Дуло башни в такт ему.
   Выстрел из орудия послужил отправной точкой отсчёта к схватке. Снаряд рикошетил от "носорога", взорвавшись под боком. Видимость скрыла взвесь поднятой земли, из-за которой выскочил неожиданно мутант, цепляя рогом под днище спереди БТР - поддел.
   То, что узрели все люди на зоне, повергло их в уныние. Подобного чувства огорчения не испытывали даже уголовники по оглашении судьёй вынесенного им приговора с высшей мерой наказания не подлежащего обжалованию.
   Бронетехника весом несколько тонн взмыла в воздух с земли. БТР перевернулся, и рухнул на башню гусеницами к небу. На этом экзекуция для экипажа не завершилась, чудовище прыгнуло сверху, и принялось втаптывать в землю, сминая технику с людьми внутри, добиваясь сходства БТРа с консервой в форме плоской банки-жестянки. Затем ещё раз подцепило на рога, отправляя в небо. И снова вспыхнули каскады искр в виду наличия контакта БТРа с ограждением под высоким напряжением. Экипаж сгорел заживо.
   В последней защите людей образовался пролом, туда и устремился рогатый монстр.
   - Край! - не сомневался никто из людей в кабинете у начальника колонии, ни за его пределами из числа иных узников и охраны.
   Раздался трубный призыв слона. Животное гостей вызывало монстра на поединок. Носорог откликнулся. Зрелище предстояло ещё то - бой обещал быть диким и жестоким. Слон оказался более приспособлен к противостоянию с монстром, применил хобот, опутывая им за морду с рогом чудовище.
   Звери столкнулись и упёрлись, пытаясь свалить один иного. Было видно: тварь потратила немало сил на стычку с бронетехникой, а слон передохнул, набравшись сил. И всё же они не шли, ни в какое сравнение с мощью и напором мутанта.
   Носорог стремился пройти слону в ноги и рогом достать нутро. Вместо этого животное гостей обрушило на него переднюю часть стопы, впечатав рылом в землю.
   - Слон топчет его! Берёт верх! - не поверил блатной. - Так его, слоняра! Дави гада! Сделай этого паразита!
   Видимость скрыла взвесь земли, выворачиваемая зверями во время непрекращающейся ни на миг схватки. Они продолжали бодаться. Носорог по-прежнему оставался дееспособен - искал пути выхода от захвата. Монстр щёлкал челюстями, пытаясь зацепить клыками хобот слона - оцарапал. Наконец захват ослаб - хватка, и носорог разорвал дистанцию, влетев тушей в здание. Стена содрогнулась, а с ней все те, кто находился там.
   Послышался звон битого стекла. Осыпались окна, даже в кабинете начальника колонии. Люди отпрянули в глубь помещений. Кто-то обрезался осколками. На щеке у Лихолетова проступила кровь. Гости указали ему на это, а также: следует непременно избавиться, иначе твари из-за него - запаха крови - не оставят здесь никого в покое и живых.
   - Нет, не делайте этого, - упирался подполковник изо всех сил.
   Гости принялись разбирать завал из мебели на двери, а затем в открывшийся проём стремились вытолкать подполковника. Не вышло. Вместо этого к ним вломился майор.
   - Скотина-А-А... - противопоставил блатной "валыну".
   - Оружие убрал, Варвар! Опусти пистолет, кому сказал! - не собирался Скотинин угрожать уголовнику. Он кое-что уяснил: людям независимо от принадлежности - будь то заключённый или конвоир - надлежит держаться всем вместе - отбиваться сообща от тварей, иначе...
   Объяснять ничего и никому не требовалось - все видели сами, что твориться под боком.
   Майор обратился к начальнику.
   - Разрешите доложить, товарищ полковник...
   - Говори по существу, - пожелал тот, чтобы один из его замов опустил всякие формальности с обращением.
   - Периметр ограждения прорван - наружный и внутренний! За нами остались пока ещё административные здания с хозяйственными постройками, но... сами видите: не устоять! Долго не продержаться! Прикажете вызвать подкрепление извне - объявить чрезвычайное положение по колонии?
   - Давно следовало, мерин, - вставился блатной. - И сразу доложить, как мы взяли в заложники начальство! Терь поздно - и толку!
   - Не скажи, урка! Ещё повоюем с тварями!
   - Как и чем?
   - Мы - вашим оружие и методом! Чего страшатся эти как их... - не ведал Скотинин, как правильно обозвать чудовищ.
   - Твари они - так и называй их - всех своими именами! В том числе и себя!
   - Огня... - не удержался хакер, не став скрывать. - В колонии должна иметься баки с горючим! При помощи них и предстоит сдержать мутантов!
   - Ну, глядите, клоуны, ежели соврали... - пригрозил майор. - Пеняйте на себя!
   - Мы с вами, мусора, - заявил блатной.
   Майор недвусмысленно покосился на полковника, а тот на подполковника.
   - А чё нам терять-то, - согласился Лихолетов. - Тут ща каждый человек, даже маньяк, лучше тех, кто стремится к нам вломиться с улицы! Пущай также защищают собственные шкуры - не всё ж нам их! Главное втолковать им: не доводить дела до резни меж собой! Иначе никому не жить - не выжить, притом из ума не получится!
   - Это я беру на себя - их, - уверил Варварин.
   - А справишься? - заинтересовался полковник.
   - Ежели с вами, то уж с ними подавно! Они знают меня, пусть и не в лицо, но в морду получат при случае! Я не вы - повторять не привык! Базара не получится!
   - Вали с ним, Лихой!
   - Ёп, и чё сразу я, а не Скотинин?
   - Потому что они - твоя работа, а майора - охрана периметра колонии! Разошлись, я сказал! - разошёлся полковник.
   В кабинете начальника организовали штаб, а заодно медсанчасть. Женщинам приказали сидеть тихо и заниматься ранеными. На воле сейчас в колонии "гуляли" пожизненно-заключённые уголовники, а они годами не видели представительниц слабого пола, соответственно хотелось того, чего заложено природой.
   Осадив парочку самых ретивых среди них "маньяков", Митяй пригрозил сделать с ними то, чего те мечтали непременно с женщинами - и сдать тварями на съеденье.
   Уголовники недолго шумели и быстро присмирели. Оружия им не выдали, и те сами разжились им в гаражном отделении, похватав рабочий инвентарь. На вооружении уголовников имелись ломы, кувалды, молотки, разводные и гаечные ключи, а также разгромили пожарные щиты, расхватав топоры с баграми.
   - А терь катите бочки и тащите канистры в здание к дверям и окнам, - наказал блатной.
   Варвара слушались беспрекословно, но, завидев там охрану, не сдержались. Дело дошло до рукопашной. Пришлось применить крайние меры. Посоветовавшись с Варвариным, Скотинин согласился в качестве показательной экзекуции выставить за двери особо ретивого уголовника. Так один ПЗ-шник оказался с иной стороны здания.
   На глаза попались звери. Слон продолжал биться с носорогом. Чудовище изрядно потрепало его, но валить не собиралось, напротив стремилось измотать, иначе бы давно распороло рогом брюхо. А так пыталось раз за разом при очередном выпаде опрокинуть.
   Помимо людей за побоищем зверей за пределами ограждения колонии следили мутанты. Все ожидали неминуемой развязки.
   Уголовник не выдержал и загремел по двери.
   - Пустите! Откройте! Пристрелите!..
   Ему не отворяли, и никоим иным образом не реагировали. Урок был очевиден: наказание не изменить - то своего рода приговор - и подписан.
   Больше уголовники не смотрели на охрану как заклятых врагов - терпели их, как и те в свою очередь соседство с ними.
   - То ли ещё будет, - отметил Варвар.
   - Ага, лиха беда начала, - произнёс дрожащим голосом Лихолетов.
   У двери была установлена ёмкость в двести литров и заполнена наполовину. Горючее перелили в канистры, превращая в мелкие взрывоопасные заряды, расставляя везде с людьми в засаде, организуя в здании многоуровневую защиту обороны. Окна не составляли исключения. Весь первый этаж был огнеопасен, поэтому на втором располагались по большей части бригады пожарных расчётов - кругом вода и огнетушители.
   - Применять их в крайней мере - если удастся сдержать навал мутантов, - не сомневался блатной: вскоре последует навал и не один.
   Звери это подтверждали своими действиями. Слон окончательно выдохся, выбившись из сил. Носорог измотал его, продолжая наносить стремительно разящие выпады - один удар за другим. Наконец завалил, принявшись топтать.
   Животное гостей протяжно заревело.
   - Слон-Ик... - не удержалась Лиза.
   Лада попыталась успокоить её.
   - С ним ничего плохого не случится! Вот увидишь: он снова встанет и...
   - Превратится в страшилище?
   Спорить с Лизой было бессмысленно.
   - Ты пойми: нам надо думать о себе! Я понимаю: ты ещё ребёнок, но ничего не поделаешь, так уж вышло - сложилась наша судьба - никуда не денешься! Придётся тебе взрослеть не по годам! Жизнь, если на то пошло - несправедливая штука! Это только кажется в детстве: всё красиво и безоблачно, а на деле не так! Будь то у бедных или богатых! Количество денег не прибавляет счастья!
   - Я боюсь, Ладушка...
   - И я, Лизунчик! Это нормальное явление! А как иначе - все мы люди и хотим одного и того же независимо от возраста и положения в обществе! Никому не хочется умирать, хотя и твердят: загробный мир не миф - существует! Но никто не знает, что там и как - все привыкли к этому - на земле, пребывая в теле! Вдруг там и впрямь хорошо, и не так плохо, как здесь у нас?
   - А я там увижусь с мамой?
   Лада не сдержалась, всхлипнула. Глаза увлажнились. По щеке предательски скользнула слеза.
   - Не плачь, Ладушка... - погладила Лиза её по волосам. - Я же не реву!
   Она сама хлюпала носом, но держалась, как могла.
   - Будем надеяться, - уверила Лада. - Все мы где-то когда-нибудь соединимся вместе и в таком месте, где будет только хорошо! Хорошо, Лизунчик?
   - Ладушки, Ладушка, как скажешь - я не стану плакать - взрослая! Сама мне это сказала! Ведь правда?
   - Правда-правда, сестрёнка...
   - Вот как?!
   - А почему бы и нет, все люди, так или иначе, братья и сёстры! Если конечно сама не против, думаю: и моя мама согласится принять тебя в нашу семью, даже дать свою фамилию!
   - А моя мама против не будет?
   - Не думаю, Лизунчик, напротив порадуется! Там, куда наверняка попала, и успокоится!
   - Тогда я спокойна за неё, - прижалась ещё крепче девчонка к девице.
   Обе сидели и лили слёзы, уверяя одна другую: они сами собой катятся у них из глаз помимо их на то воли, а не ревут.
   Глядя на них, парень не находил себе места.
   - Я пойду, помогу Митяю...
   - Сядь, хакнутый! Не мельтеши! - осадил его на словах полковник. - Твоё место здесь - подле баб!
   - Так не баба - мужик!
   - А никто и не спорит - отвечаешь мне за них своей умной головой и аппаратуру в руках! Сколько там набежало "уголовных единиц"?
   - Дохрена! И не удивлюсь, если "техника" глюканула - накрылась программа из-за вирусов, а также электронные счета!
   - Ты так больше не шути, хакнутый! Хм, глюк, видите ли, придумал! Сам он - одно слово!
   Лиза улыбнулась сквозь слёзы.
   - Ха, Петька у нас глюк!
   Им и принялась дразнить Петухова. Даже Лада отметила: новое прозвище к лицу её парню.
   - Вот тебе и новый псевдоним, как супер-хакеру!
   Друг не ответил, он придвинулся к окну. Слона уже волокли за пределы периметра колонии зверюги превращать в мутанта, а возможно используют по иному назначению - в жратву.
   Уголовника снаружи также ожидал сюрприз, его у двери обступили гермафродиты - приглядывались и принюхивались. Один из мутантов приблизился. Уголовник замер, съехав спиной по двери на землю, теряя сознание.
   - И поделом ему, - ввернул блатной, подглядывая на уровне второго этажа, располагаясь подле канистр с горючим - курил, что было немыслимо и недопустимо.
   Лихолетов пытался возмутиться - закашлялся. Митяй пахнул на него клубами табачного дыма.
   - Фу на тя, лиха беда начала!
   - Дурак!
   - Сам чудак на букву "м", мусор! Глохни, гнида!
   Мутант схватил ПЗ-шника, и все иные твари разом отступили с ним.
   - Походу то был их пахан - и нарисовался, - отметил Варвар.
   - Так чё ж не пустили в расход!
   - Ты явно не в себе, полпод! Завали мы его, знаешь, чего бы тут началось! Твари полезли толпой! Наша цель - выиграть время, а там, как кому повезёт! Дошло, доходяга?
   За пределами колонии раздались вопли - орал вне себя от боли ПЗ-шник. Уголовники окончательно сникли. Они не знали, что и думать, впрочем, и охрана. Догадывались исключительно гости, да и то не все, что стало с ним и слоном.
   - Двумя тварями больше - гермафродитом и зверюгой-чудовищем!
   - А не могли пристрелить обоих?! - вспылил подполковник.
   - Тя, Лихой, хошь прямо зде и ща, - пригрозил блатной: не пожалеет пули. - Не мог я валить слоняру - она вытащила меня из такой задницы, в которой всем вам здесь и предстоит оказаться, окунувшись в дерьмо с башкой! Так что вой, не вой - толку не будет! Делом займись! Раздобудь наше прежнее оружие с боеприпасами!
   Часть ГСМ в ёмкостях люди вытолкнули за периметр в ожидании нового повального вторжения мутантов. Долго ждать "гостей" не пришлось. Едва начали сгущаться сумерки и туман, скрывая видимость, округу накрыло рыками чудовищ. Они бросали вызов людям, предупреждая, чтобы те приготовились к встрече со смертью, а не с ними - их дни в прежней ипостаси сочтены.
   - Готовьтесь... - выдал Варварин.
   - К чему, Варвар?
   - К тому, Лихой, кто что заслуживает, а непременно получит! Настало время платить по счетам - каждому воздастся по его деяниям, то бишь грехам!
   - Господи-и-и... - бухнулся подполковник на пол, вытащив из-под мундира на груди увесистый золотой крест.
   - Зря, приманка что надо! Того и гляди: зажмут тя в тёмном углу уголовники вперёд тварей и отоварят!
   Лихолетов принялся целовать крест и крестится, стукнувшись лбом о пол. Затем ещё раз - и не раз.
   - К стене подойди, - посоветовал блатной.
   Нет, он не юродствовал, просто подполковник нервировал - и ни его одного, отвлекая от того, чего творилось снаружи.
   Туман с сумерками разрезали лучи прожекторов на здании. Люди и впрямь подготовились к осаде, знали, что делают. В свете мелькнули тени монстров.
   - Пожаловали, гости дорогие, - выставил Митяй напоказ свои железные зубы. - Пора устроить праздничный фейерверк!
   Он дал беглую очередь трассерами. Пару ёмкостей с горючим взлетели на воздух, и по территории колонии заметались огненные демоны - твари, объятые языками пламени, угодив под воздействие горящего топлива.
   - А неслабо, правда? - подал голос Скотинин. - Работает уловка!
   Он толкнул блатного на радостях, не скрывая счастья, словно они были с ним закадычными друзьями с детства или боевыми товарищами. Всё остальное до сих пор ни в счёт.
   Мутанты сплотили людей. Тем пришлось объединиться, не взирая на прежние взаимоотношения. Стояли плечом к плечу перед опасностью угрозы нашествия тварей. Колония для всех стала домом "родным".
   - Получайте, засланцы... - выстрелил Скотинин из табельного оружия.
   - Не дури, прибереги патроны для иного случая, - упредил блатной.
   - Никак рукопашной схватки с тварями?!
   - Себя - будет, чем застрелиться! А придётся!
   Блатной поджёг от окурка "фитиль" от канистры, и та полетела в раскрытое окно. Едва это произошло, створки решётки встали на место, сомкнувшись, и в них просунули засов от запора.
   Канистра рванула над головами мутантов. Сбить их наступательный порыв не удалось.
   - Зато размялись, - подмигнул озорно блатной, двинув вниз по лестнице на первый этаж к бойцам спецназа. - Валите от стен с окнами, и держитесь проходов лестничных пролётов! Иначе сдохните! Ну же, шевелитесь, деликатесы мутантов! Твари не оставят никого из вас в покое!
   Люди в форме прислушались к Варварину. Ещё бы - тот выжил в лесу среди них, а в каменных джунглях здания колонии и вовсе чувствовал себя точно рыба в воде.
   Мутанты вломились не в двери, а сквозь стены. Их сокрушили звери из цирка - носорог, бегемот и слон.
   Наихудшие опасения подтвердились. Мутанты избегали ёмкостей с горючей жидкостью, проходя через стены.
   - Уходим! Все наверх! - бросился блатной к лестнице.
   Кто-то из вояк замешкался, и на его месте из стены возникло чудовище, нанизав тело на рог, поспешно скрылось, проломив очередную стену.
   До блатного дошло: если так дальше дело пойдёт, чудовища мутантов обрушат здание - оно сложится как карточный домик, и они окажутся погребены под завалом.
   - Не взрывать ёмкости... - зашёлся Варвар в неистовом крике.
   Голос потонул в рыках и грохоте. Охрана даже если бы и хотела, то, вряд ли успела организовать подрывы. Мутанты смели их, а те, кто уцелел, находились на лестничном пролёте подле блатного между первым и вторым этажом.
   - Прочь! С дороги!
   Митяй замер в ожидании чудищ.
   - Ну, кто смелый, паразиты! Вот он я - рвите меня, тварюги-и-и...
   На голос человека откликнулся носорог. До блатного донёсся грохот от топота стоп зверюги. Та неслась на него прямиком к лестнице. Он рванул в сторону за бочку на второй этаж.
   - Палите! - раздался призыв. - Валите, зверюгу...
   Блатной залёг подле спецназа. Кто-то швырнул горящую канистру. Ей взорвали бочку с горючкой.
   - Рано... - раздосадовано заорал Варварин.
   Носорог практически не пострадал, угодив под обвал лестничного пролёта и выбросы языков пламени. К блатному у пролома уже бежали иные люди с канистрами.
   - Катите бочку! Шустрее, жмурики...
   Носорог вскочил на ноги. На него обрушилась канистра. Блатной собственноручно насадил её ему на рог у морды. А в следующий миг она взорвалась. Мутант потерял ориентацию в пространстве. Промедление в случае зверюги при столкновении с людьми было подобно смерти. Они допекли его. Чудовище попало под иную взрывоопасную ёмкость. На него скинули бочку. Огонь при взрыве достиг столбом третьего этажа.
   - Ништяк! Знатная делюга, пацаны! - рано ликовал блатной, празднуя победу.
   Пылая, мутант пошёл сквозь стены наружу из здания, натолкнувшись на очередную ёмкость на выходе. Вновь произошла детонация. Здание сотряслось. По стенам пошли первые трещины, грозя в дальнейшем неминуемым обвалом с обрушением административной части колонии.
   Засиживаться там люди не собирались, да и твари стремились выдавить их оттуда. Мутантов некто стал швырять, выстреливая как из катапульты.
   - Направьте луч света вдаль, - заорал Скотинин с подачи блатного.
   Перед ним на уровне второго этажа из тьмы возник мутант, представляя собой некую новую разновидность гермафродитов. Это сразу определил навскидку Варварин. Подобный экземпляр попался ему на глаза впервые в аномальной зоне.
   - Нихрена се...
   Майор разрядил обойму пистолета в упор, целясь твари в морду. Пули рикошетили от черепа мутанта. Неожиданно тот выкинул язык из пасти - раздвоенный как у пресмыкающегося гада-аспида, и щёлкнул им, выхватывая пистолет.
   Металл огнестрельного оружия захрустел у монстра на клыках. Оно не без ехидного удовольствия перемалывало его.
   - Да сбейте же кто-нибудь эту тварюгу... - не сдержался Скотинин.
   К нему подбежали уголовники с багром и топором, проверяя мутанта. Тварь и на этот раз не растерялась, обкусив наконечник багра, попутно оторвала один прут от решётки в окне.
   - Сделайте же что-нибудь, в конце-то концов, - не унимался майор.
   - Прочь! С дороги! Разнесу...ка-а... - зашёлся блатной, бросая в тварь рожок с патронами от автомата.
   Та не отказалась от "угощения". Клыки послужили ударным механизмом. Порох стал рваться, а патроны стрелять, вылетая из гильз.
   - Хоронись! Берегись... - раздались оголтелые крики и вопли.
   Ещё бы, иначе и быть не могло. Тварь принялась выплёвывать пули, словно стреляла ими, ведя прицельный огонь по защитникам колонии.
   - Ёп... твою ма-а-ать... - озверел Скотинин, ругаясь на Варварина. - Одно слово - варвар!
   Рядом с майором сидел Лихолетов ни живой, ни мёртвый и в недоумении косился на папку, обнаружив сквозное отверстие, в которое отчётливо просматривалась мразь.
   - Падла-А-А... - вышел из себя блатной, метнув в ту канистрой.
   На мутанта пролилось горючее. Оставалось поджечь. Что он и собирался сделать, выхватив зажигалку. Та неожиданно перекочевала к мрази. Тварь выхватила её у него языком, как прежде у майора пистолет - попробовала на зуб. Клыки попали на кремень, из пасти брызнули искры, и тварь воспламенилась. Она дёрнулась, покидая стремительно окно, вырвав ещё ряд прутьев.
   - Все наверх, - осознал блатной: второй этаж не удержать, если сюда по лестничным пролётам пожалуют снизу из здания аналогичные мутанты.
   Кругом разносились автоматные очереди.
   - Хана, - догадался Скотинин. - Попались!
   - В падлу отступать, пахан, - обратились ПЗ-шники к Митяю.
   Здание колонии стало напоминать дом Павлова в Сталинграде в 42-м.
   - Пришли - хода нет!
   - Лады, - заявил блатной. - По одному не высовываться!
   Скотинин также понимал: не удержат тварей здесь и сейчас, то уже и вовсе больше нигде и никак не удастся, расставляя в дверях автоматчиков.
   - Что с периметром? Обнаружили катапульту уродов? Из чего палят по нам эти твари? Приём! - заорал майор в рацию.
   Неожиданно один прожектор погас.
   - Твари! Они уже на крыше, Варвар!
   - Оставайся здесь, мерин! Я мигом!
   - Один?!
   - Там же пацан с чуркой и бабы! Разберёмся - не впервой! Ты только держись!
   - Слушай мою команду, - известил всех, кто находился на втором этаже Скотинин. - Без моего приказу ни шагу! Стрелять также по моему приказу...
   Он слишком близко располагался к окну. Очередная тварь, навалившаяся на поредевшую решётку окна, проломила заграждение и зацепила его. Ответить ей было нечем. Майор лишь узрел напоследок чудовище с раскрытой пастью полной клыков и ощутил нутром нестерпимо-жгучую боль. Туда ему вонзились клыки. На пол плюхнулись внутренности. Рот открылся, а слов не последовало. Глаза вылезли наружу и...
   Он отлетел к бойцам. Мутант швырнул его на них, метнувшись с пола на стену и далее без остановки и заминки во времени на потолок. За ним дорожкой забарабанили пули, выбивая в стенах и перекрытиях помещения выбоины с пробоинами.
   Люди в конец обезумели. Твари только это и надо было, она соскочила вниз за спины одних из них, и иные сами расстреляли своих же соратников по несчастью. От спецназа с охраной досталось уголовникам. Не все уголовники полегли. Поднялся кипишь. ПЗ-шники дрогнули, подавшись без оглядки, кто куда. Их уже заждались в засаде мутанты - принялись рвать и швырять меж собой. Стрелки лишь мельком и то при беглом взгляде в прицелы реагировали на многочисленные тени, видя, как с уголовниками расправляются мерзкие порождения аномальной зоны. Одних твари хватали лапами из-за стены, располагаясь у дверных проёмов, иные далее, засев у потолка, тянули с пола за головы на себя, но всех без исключения отправляли в окна на улицу, передавая там иным мутантам, и что те творили с ними, люди в военной форме не ведали, впрочем, и не догадывались.
  
  

Глава 18

НАШЕСТВИЕ

  
  
   Второй этаж наводнился мутантами, сдержать их люди больше не могли. Те, кто оказался проворнее и смышлёнее, а на деле трусливее, бросились выше. Среди таких "героев" оказался в первых рядах подполковник.
   - Взрывайте бочку... - перемахнул он через неё на узком лестничном проёме своим грузным телом. И не дожидаясь пока кто-либо среагирует на его крики, сам опрокинул.
   Ёмкость с грохотом полетела вниз по ступеням, теряя форму, треснула. Из неё полилось горючее, заливая ступени и стены - всё, куда попадало.
   - Огонь! Фитиль!
   У Лихолетова тряслись руки, из-за чего он никак не мог поджечь пролитое топливо. Спички из коробка то просыпались, то предательски ломались. Зажигалки не было, он экономил буквально на всём, чём можно было, а прогорал на миллионах. Вот и теперь клял себя за скупость, граничившую на уровне тупости.
   Мутанты подались выше, гонясь за людьми. Бойцы отбивались от тварей, как могли - получалось не очень, пока не очутились на лестничном пролёте. Кто-то из них и запалил горючее. Брызнули искры от пуль при ударе о каменный пол и стены. Люди загорелись, а вот монстрам хоть бы хны. Преследователи обошли ловушку, следуя вниз головой по потолку.
   Только теперь осознал Лихолетов, чего натворил. Вместо оружия защитники третьего этажа применили средства тушения. И твари занялись уже ими вплотную.
   Швырнув в них папкой, Лихолетов бежал прочь, следуя в направлении камер, намереваясь отсидеться в одной из них. Не останавливаясь и не задерживаясь в административной части, подполковник понёсся по переходу, минуя пост.
   Люди пытались задержать его - не получилось. В спину Лихолетову полетели эхом предупреждения о тварях: те уже там - повсюду на зоне колонии, и от них нигде не укрыться.
   Подполковник не послушался, а зря. Его поджидал сюрприз и не один. Он нарвался в "вольере" для прогулок на гигантского паразита. Гугур обосновался там, занимаясь плетением кокона и откладкой яиц.
   - Ах... - упал перед ним на колени Лихолетов, и попятился задом назад за металлическую дверь, бормоча про себя, - ...ренеть!
   Из-за спины раздался приглушённый рык. Подполковник наткнулся на гермафродита из числа охраны кладки паразитов. Обернулся. Тварь рванула его от земли к собственной морде - оскалились. Лихолетов узрел пасть полную жутких на вид клыков. Перекрестился, и чиркнул некой завалящей спичкой по смятому коробку. У него получилось зажечь её. Толку. Гермафродит затушил искру надежды, сомкнув клыки на пальце у подполковника.
   - А-а-а... - зашёлся тот в исступлении. - Моя рука-А-А...
   Неожиданно даже сам для себя ответил мутанту, ткнув пальцами иной руки ему по злобным очам. Гермафродит в свою очередь завыл, выронив человека. Лихолетов отбил себе "седалище", не успокоился, двинув ногой промеж нижних лап мутанта.
   - Получи, сука-А-А...
   Она оказалась ей - и хоть бы хны. Запрещённый удар в пах у подполковника не прошёл. Мутант, не видя его, отшвырнул в сторону от себя, нанеся лапой сокрушительный удар, избавляясь от человека как от какого-нибудь назойливого паразита.
   Лихолетов очутился в ином "вольере", а там - никого. Поспешил далее, и снова незадача. Перед ним возникли мутанты - вновь обращённые в них люди, инфицированные скользкими червями.
   Картина оказалась неприемлема на восприятие подполковника. И уж тем более он не собирался принимать участия в творящейся вакханалии. Ему почему-то показалось: люди настолько оголодали, что принялись проглатывать личинок гигантского паразита целиком.
   Лихолетову было невдомёк происходящая подоплёка. Как вдруг одна из них прыгнула на него. Он противопоставил ей металлическую дверь, закрыв за собой.
   Перевести дух не удалось. Железо потемнело местами, и там образовались первые пробоины, продолжая разрастаться с характерным шипением под воздействием химической реакции. Слизь паразита выедала металл. Подполковник угодил в западню. Назад пути не было - там гермафродит, а с иной - черви. И с ними также шутки плохи.
   Набравшись смелости, Лихолетов отварил дверь и с криками бросился на мутанта. Тот поддел его лапой. Взмыв к решётчатому потолку, подполковник вцепился пальцами и зубами в прутья. Откуда только силы взялись, он с детства не умел подтягиваться, а уж и в учебке поступив в военную академию, и подавно не мог передвигаться по навесной лестнице при помощи рук. Сейчас же что угодно и сколь угодно. Таким незатейливым, но выдающимся образом для себя, обошёл стороной мутанта. Теперь он уже знал наверняка, как избежать очередной встречи с тварями и теми формами жизни, кои собой представляли гермафродиты, становясь мутантами по истечении некоторого времени с момента инфицирования паразитами.
   Достигнув зоны карантина с камерами-одиночками, Лихолетов поспешил в одну. Закрыться не получилось. Дверь запиралась снаружи, а не изнутри. Этого он не учёл. Осталось заклинить, а чем - и принялся искать глазами. Он продолжал блуждать в полумраке, поскольку все осветительные приборы перешли в особый режим, мигая красным цветом. По причине чего Лихолетову становилось ещё больше не по себе - ему казалось: повсюду кровь.
   Наконец он подобрал с пола резиновую дубинку.
   - Всё ж какое-то оружие, - отметил он для ободрения.
   Поднять боевой дух не получилось, в очередной камере он натолкнулся на...
   - Ювелир-р-р...
   Тот никуда не спешил, и располагался над отверстием в полу, занимаясь чем-то необычным. Подполковник не поверил собственным глазам. Человек откладывал...
   - Яйца-А-А...
   А на такое была способна исключительно рептилия из животного мира.
   - Му-у-у... - замычал немым голосом Лихолетов, - ...тант!
   Дубинка ненароком выпала из рук. На грохоте и сфокусировал своё внимание ювелир. Взгляд человека изменился с той поры, когда его впервые узрел в колонии Лихолетов. Похоже, что врач оказался прав: с ювелиром изначально не всё было ладно.
   Подполковник вжался в стену телом, сливаясь с серой расцветкой. Ювелир тем временем схватил дубинку и перекусил, разорвав на две части, как какого-нибудь пресмыкающегося гада, подкравшегося к нему вплотную. А на Лихолетова почему-то ноль внимания - никакой реакции в виду его присутствия и опасности для существования иной формы жизни.
   Подполковник задрожал, теряясь в догадках, медленно отползая вдоль стены к дверному проёму. В коридоре уже блуждали тени зловещих приведений. Мутанты обложили его. Он навалился телом на дверь - отварил, поскольку в него самого впился паразит, обнаружив подходящее входное отверстие со стороны спины ниже поясницы.
   Испытываемое ощущение Лихолетов не мог сравнить ни с чем другим прежде. Могло показаться: ему туда всадили отбойный молоток. Но и сам - не промах. У подполковника хватило ума ударить паразита дверью, подставив зад к проёму под косяк.
   - Лиха беда начала-А-А... - догадался он, дав дёру.
   Мутанты гнались за ним по пятам, а он как заправский спринтер отрывался от них, разрывая дистанцию, перекрывая все мировые и олимпийские рекорды в забеге - и это по пересечённой местности и неимоверным количеством препятствий. Вышел на финишную прямую к тому самому охраняемому посту. Люди не были рады новой встрече с ним, взяв в прицел автомата, приготовили канистру к поджогу.
   - Я свой! Наш я-а-а... - зашёлся в неистовом крике Лихолетов. - Отставить! Спасите! Помогите...
   Стражи на миг растерялись. Данной заминки вполне хватило Лихолетову минуть их во второй раз и оставить далеко за спинами. Куда бежать дальше, подполковник знал наверняка и нисколько в том не сомневался. Он рвался на четвёртый этаж в кабинет начальника колонии, в то время как третий давно представлял собой зону боевых действий людей с мутантами.
   Твари были повсюду, но ни одна не успевала остановить Лихолетова. Да что там - среагировать. А раз одну он сам убрал с пути.
   - С дороги...
   Мутант получил сильнейший удар, влетев в стену перекрытия, и та не устояла. Осыпалась кладка, погребая его. Лихолетов сам превратился в чудовище, был готов порвать голыми руками кого угодно. А раньше за ним такого не водилось - пальцем никого не тронет - обычно переводил ворохи бумаги на кляузы с доносами.
   До женщин в кабинете начальника колонии донёсся грохот. Они насторожились, приготовившись к отражению нападок тварей - похватали стулья, занеся над головами. Распахнулась настежь дверь, отлетев к стене, и в проёме показался...
   - О, Лихой... - не поверил начальник при виде зама. - А мне сказали - точнее доложили: с тобой всё кончено! Да вижу: отделался, и чем - лёгким испугом! А если быть честным до конца - обделался, засранец!
   - Он - засланец... их! Мутант! - не согласились женщины, приметив со спины: у Лихолетова порваны штаны на самом интересном месте, оголив ягодицы. Приветили стулом по голове.
   Когда подполковник очнулся, то не сумел пошевелиться. Дамы изрядно обработали его, затянув жгут разом и на руках и ногах, вставив затычку, а не кляп и почему-то в клоаку.
   - За что-о-о?!.. - зашёлся слёзно подполковник.
   - Паразит! - раздалось в ответ от женщин. - Скотина, ещё и прикидывается, будто не инфицирован, когда в утробе червь сидит! Лярва...
   - Сам курвы...
   Свет в глазах Лихолетова снова померк. Женщины выключили его ему стулом. Спустя некоторое время он снова узрел их. Они пихали ему в рот какое-то слабительное.
   - За что-о-о?!.. - задал подполковник прежний вопрос.
   - Было бы - сразу убили, а не стали мучить!
   Они гнали из него червя, как в случае с ювелиром.
   - Так вот оно что - творите это со мной из-за него! Видели бы сейчас своего подельника - не поверили! Он гад такой али ещё какой - откладывает яйца точно аллигатор! Одно слово - крокодил!
   - Думай, что несёшь!
   - Не рептилия - яйца не могу! И сами курицы-ы-ы...
   Раздался треск. Из подполковника вылетела затычка. Вовремя. В двери объявился с докладом капитан. Он открыл рот и... так толком не сумел ничего молвить. Мало того, что его окатило волной нечистот рвущихся наружу из утробы подполковника, так ещё в рот угодила тряпица, служа кляпом.
   - Ой-ё-оп... - отметил начальник.
   Бабы явно перестарались, но не сдавались, настаивая на том, что подполковник носит в теле паразита - по-прежнему инфицирован.
   - С чем пожаловал, капитан? Коль жаловаться - проваливай!
   Тот не нашёл, что ответить полковнику, спешно развернулся, подаваясь восвояси.
   - Немедленно прекратите! - потребовал полковник от женщин оставить в покое подполковника. - Я сам разберусь с ним, если что не так и на то пошло!
   Гостьи по-прежнему упирались, не помышляя сдаваться - стояли на своём сугубо личном мнении.
   Лихолетов лишний раз убедился на собственной шкуре: ему здесь ничего хорошего не светит, а что - женщины ещё разок засветят стулом. Подался, извиваясь телом на полу к выходу.
   - О, первые признаки деградации на лицо! Он становится гермафродитом!
   - Сами твари... - не согласился подполковник. - Не собираюсь отрицать! Да, меня пытались поиметь паразитом в зад мутанты, но кто кого - я, размолотив о дверь в косяке червя! Если не верите - отправьте на рентген!
   Там было занято - укрывался врач. Место в колонии и впрямь безопаснее не найти сейчас, а раньше самое опасное в виду облучения.
   - Туда и надо уходить, - отметил полковник.
   Тем временем на крыше шла схватка не на жизнь, а насмерть. Блатной при поддержке хакера и чурки натолкнулся там на мерзкого мутанта. Тварь разбила один из прожекторов, стремилась далее к иным. Её не пускали стрелки, сдерживая навал. Огнестрельное оружие не спасало их, та выталкивала их за пределы крыши.
   - Не расходимся, - разошёлся блатной.
   В мутанта ударили трассирующие пули. Тварь взвыла, получив многочисленные ранения. В теле образовались опаленные отверстия, и затянулись под воздействием слизи.
   - Дать прикурить? - предложил парень.
   - Можно, - согласился блатной.
   - Лови подачу, падла-А-А... - швырнул хакер канистру.
   Тварь не успела отмахнуться от неё. С выстрелом опередил чурка. Охотник послал зажигательный патрон в ствол, откуда вылетела трассирующая пуля. И крышу здания накрыла огненная вспышка.
   Мутант воспламенился, подавшись вниз с высоты четвёртого этажа строения, а вслед ему градом светящейся дорожки автоматная очередь.
   - К прожектору, - грянул уже на словах блатной.
   Хакер поспешно выполнил наказ Митяя, освещая двор, выискивая осадное орудие мутантов. В поле зрения попал слон. На нём и заострил особое внимание парень. Их бывшее животное хватало хоботом мутанта и швыряло в небо, отправляя прямиком на административное здание колонии.
   - Так вот оно что - в чём вся закавыка, - хлопнул от досады блатной по коленям, присев от неожиданности.
   Чурка сказался готовым к стрельбе на поражение.
   - Толку, - отметил Митяй.
   Охотник не согласился.
   - Моя бить белка за сто шагов в глаза, а тут такой большой зверь! Моя не промазать! Проще попадать!
   - Ну не кажи, Перкосрак! Попали, так попали! В заднице - с самого начала! И стоило дёргаться с этапа!
   - А то как же, дядя Митяй! Я вот девушку нашёл!
   - Смотри - не потеряй... башку заодно!
   Пока подельники судачили о жизни, чурка сподобился на выстрел.
   - Получилось! - отметил хакер. - Он попал!
   Слоняра запустила очередного мерзкого мутанта мимо административного корпуса колонии, и тот угодил чёрти куда, вылетев за пределы территории внутреннего двора, повиснув на проводах высоковольтной линии. Задымил, пуская слизь.
   Под её воздействием оборвало провод, угодивший краем наземь. И что тут началось. Мутанты стали дёргаться, падая в конвульсиях наземь. По их телам проходил разряд тока, даже до слоняры докатился, вот только монстр-гигант не свалился как все иные твари, а устоял, подавшись за пределы периметра колонии.
   - Точно, - вскрикнул блатной. - Провода - наше спасение!
   Дал очередь, метя в соединение стеклянных катушек.
   - Останемся без света, обесточив зону, - предупредил хакер.
   - Да и хрен с ним - со светом, - дал понять блатной: не в этом опасность, а мутантах.
   И ещё один провод обрушился наземь в районе железнодорожного полотна. По рельсам побежал ток высокого напряжения.
   - Терь токмо пущай сунуться, твари-ри-и... - заревел Митяй, празднуя победу. - Ас...са! Ты супер - Ас! А уж Перкосрак! Ну, чурка - охотник! Глаз - алмаз! Да и я не сплоховал!
   Праздник продолжался, в то время как не все твари полегли под высоким напряжением во внутреннем дворе, были и те, кто загодя проник внутрь, восполняя потери в рядах гермафродитов новыми кладками паразитов, что стали вылупливаться в неимоверном количестве в поисках подходящих людских тел, и не только.
   Людей в колонии поджидал очередной ужасающий сюрприз. Не найдя ничего лучше - иной подходящей формы жизни - червь добрался до гнездовья вороны. Их в пределах зоны хватало, и там находились в избытке птенцы. Как такой паразит сумел уместиться в небольшом тельце птенца - оставалось загадкой. За ним подались иные черви. Вороньё стало превращаться в мутантов. Первый инфицированный птенец, вывалившись из гнезда, не разбился, напротив завис в воздухе - воспарил. А вскоре к нему присоединились иные птенцы из гнезда, отправившись все разом на поиски пропитания.
   Еда оказалась под боком. Люди не обратили внимания на оголтелые писки, все прежние обитатели колонии давно привыкли к ним - воронью. Нынче же поведение птиц стало неадекватным.
   Быстрее всех на нестандартную ситуацию отреагировали гости.
   - Подними-ка прожектор в небо, - настоял Митяй.
   Хакер и тут угодил ему. Луч света прорезал тьму, выхватив в небе тени, что собирались в одну гигантскую стаю, разрастающуюся неимоверно на глазах у людей, напоминая собой зловещую воронку смерча.
   Охотник прильнул глазом к оптическому прицелу автомата.
   - Моя первый раз видать такой странный птах!
   - Мать их - мутанты! Гермафродиты... - зашёлся в гневе блатной. - Паразиты... и добрались до птиц!
   - Они скорее выглядят как птенцы, - отметил хакер.
   - Шустрее вниз! Долой с крыши! - кинулся Митяй к люку. - За мной - не отставать!
   Кто-то из стрелков на крыше не удержался и выстрелил в оголтелую стаю молодняка мутировашего воронья. Зря. Они с воплями набросились на него.
   От гигантской воронки отделилась небольшая стая, и все выродки закружили над ним, производя разящие выпады - сначала когтистыми лапами, а затем забили клювами, накинувшись на "добычу".
   - Не уйти, - обнаружили бродяги-беглецы на крыше: доступ к люку перекрыт. Там уже металось, прыгая, вороньё.
   - У меня есть бутылка со спиртягой, - неожиданно заявил хакер.
   - Откуда, пацан?
   - Оттуда - спирт из аптечки, что сейф начальника колонии!
   - Кидай, а ты, чурка, стреляй! Да не промахнись!
   Гости наделали шуму. На это и был основной расчёт, а также звон битого стекла. Вороньё отпрянуло от крыши, и люди с тем же успехом, но вниз, закрывая люк. По его металлической основе и забарабанили клювами инфицированные птенцы, дополнительно скребя когтистыми лапами. Недолго - им хватило заваленного стрелка. Аппетит рос и сами они, увеличиваясь не по дням и часам в размерах, а минутах и даже секундах. Отдельные экземпляры среди них достигли внушительных размеров, отправившись на поиски иных лазеек при проникновении в здание без окон, но с решётками на проёмах.
   - Хана! - явился блатной с известием об очередной напасти.
   Люди не успевали перевести дух после отражения выпадов сухопутных гермафродитов, как ими занялись воздушные твари.
   - Заваливайте окна всем, чем можно, что только попадётся под руку!
   Сквозь решётки в здание начали проникать мелкие воронята. Кровожадность инфицированных птенцов не знала пределов. Они впивались в людские тела, пробивая каски и бронежилеты у спецназа. Люди поддались панике. Только в одном месте - кабинете начальника колонии - всё было не столь плачевно. Хотя и там досталось им.
   Тамошние защитники не пали духом - отбивались, кто во что горазд.
   - Ой, птички - птенчики, - обрадовалась поначалу Лиза. - Смотри, Ладушка!
   Она протянула к одному птенцу ладошку, и тот цапнул её без раздумий за пятерню.
   Девица схватила со стола папку, и ахнула по мерзопакостному гермафродиту, порвала об него. Тот проткнул её насквозь телом, затряс головой. Всё-таки испытал некое потрясение.
   - В сторону, девки, - оттолкнул их от стола парень.
   Лада повалилась на Лизу в тот самый момент, как её друг сунул птенцу в клюв дуло пистолета, нажимая на спусковой механизм. Оружие разорвало в руке.
   - Паразит... - процедил от боли сквозь зубы хакер.
   Птенца он завалил, но мелкий гермафродит успел сунуть клюв в дуло. Иначе бы всё обошлось - и в любом случае не для воронья, а хакера. Да не судьба. Он повредил вторую руку.
   - Терь хошь долби носом по "клаве" нетбука при случае, - осерчал Петухов.
   Лада поспешила сменить его в качестве стрелка.
   - А мне чё делать, тачка ты моя неугомонная и неугоняемая?!
   - За ребёнком присмотри! - сдала Лада ему под опеку Лизу.
   - Каким? И чьим вообще?!
   - Нашим!
   - Чё - и сказанула, а загнула? В своём уме, подруга?
   - Да и решила удочерить, если конечно сам не против создать со мной и ней - семью!
   - Охренеть! Совсем с катушек съехала! В аварию попала? Какое ещё - удочерить! Самой-то не намного больше лет! Её и тя - проще уматерить!
   Лада ничего не желала слушать, обрушив в окно табурет. В его поверхность и воткнулся очередной птенец. О решётку и свернула ему голову подруга.
   - Не досуг мне лясы с тобой разводить, Петька! Отвали, пока не зацепила ненароком!
   Попадать под горячую руку девицы тот явно не собирался.
   - Ты не бойся её, - отвлекла Лиза на себя внимание хакера. - Она хорошая, когда не злишь! Вот увидишь: ещё понравится!
   - Ага, как скажешь, додик!
   - Лиза я - Лизунчик если на то пошло!
   - А я про что? Додик - ласковое сокращение от производного слова "дочка"!
   - Сам ты он, Петя!
   - Ну и ребёнок на мою голову! Да ещё подруга! Я с вами с ума сойду!
   - Главное не начни нести...
   - Чушь - сама!
   - ...яйца, как нам рассказывал тот дяденька в погонах со звёздочками, встретившись с иным - ювелиром!
   - Чё?!
   - Правда-правда, - закивал подполковник в такт словам девчоночки тем, чего пока не лишили женщины, а непременно грозились оторвать - голову и "яйца". - Развяжи, а! Что те стоит, пацан, а уж я не останусь в долгу - умею платить по счетам! Будь уверен!
   - Не надо, Петька! Он дурной - бешеный...
   - Ты-то пигалица куда лезешь! Совсем молодёжь охренела - в конец! Ишь ты их - детки пошли! Одно слово - маньяки... с пелёнок рождаться стали - люди вырождаться! Кругом эти выродки с ублюдками! Твари-и-и...
   - А я что говорила - псих... нервный!
   - Будь человеком, пацан! Ну же, развяжи - распутай путы! Я с вами - наш я - и человек! Хочу с вами - биться с пархатыми гадами!
   Люди были не в силах сдержать навал неоперившегося молодняка воронья жадного до крови, и те продолжали валить через решётчатые окна в здание.
   Повсеместно разносился их душераздирающий писк, перекрываемый местами людскими криками, воплями и бранной руганью вперемежку с автоматными выстрелами и взрывами ёмкостей, наполненными горючим.
   - Последняя канистра, - предупредила Альбина.
   - Плескай на стол, - настоял Митяй.
   Массивный атрибут мебели вспыхнул у окна. Оттуда перестали нападать мелкие и мерзкие твари, зато принялись стучать в дверь, долбя клювами и шаркая когтями. Её поверхность состояла из обивки и дерева.
   - Долбаёбы! - выдал в продолжение блатной. - В камерах хватило ума установить металлические двери, а в кабинете начальника - нет! Даже при опасности возникновения бунта догадаться не могли! Ну и кто ты после этого полкан? Не кобель, а сука...
   - Сукин - моя фамилия, если на то пошло! И сын! Мужик, а не баба! - зашёлся полковник.
   - Бывает... - не сдержал ухмылки Митяй. - Вот так и узнаешь людей, знакомясь с ними поближе! Кругом одной зверьё - суки да кобели со скотом!
   Он вспомнил майора.
   - Что-то давненько я не слышал его, а непременно хотелось бы свидеться!
   - Это ежели сдохнешь, - подал голос с пола Лихолетов.
   - Кто там пасть раззявил - чё за шавка вякает?
   - Говорю, что знаю, а видел, как его порвали твари!
   - Сам паразит, - узрел блатной: у Лихолетова прорваны штаны на самом интересном месте.
   - Кто он - ваш ювелир! Та ещё рептилия! Но я не тварь - и отбился от них, а вы... Вы хуже мутантов!
   Митяй приметил на лице подполковника следы побоев.
   - И кто его так, а?
   - Бабы, кто ж ещё! Одно слово - суки!
   - Но-но, не очень-то, лярва!
   - Курвы... - последовал взаимный обмен любезностями.
   - Лады, гондурас, - согласился блатной распутать подполковника. - Но заруби себе на носу - ежели шо, я с тебя все звёзды вышибу и не как девки - и погон, а отправлю прямиком к ним, вытряхнув душонку!
   - Не пугай, пуганый уже!
   - Заметно! Тогда в курсе, что станет с тобой, коль сызнова отобьёшься от коллектива и примкнёшь ненароком к гермафродитам - смешаю с дерьмом!
   Блатной поднёс лезвие ножа к телу Лихолетова, тот даже не прищурился, оставаясь невозмутим.
   - Лады, уговорил, нежели убедил, живи пока, Лихой...
   Путы оказались перерезаны, а в следующий миг подполковник на ногах.
   - Дайте что ли какое-нибудь оружие!
   - Чтобы прежде порешил нас, а затем пытался сторговаться с тварями - не дождёшься! Не выпустят - никого из нас людьми! И в покое не оставят! Забудь - то край! В падлу кипишь поднял и не в тему!
   Из ИК-ПЗ "СЕВЕР" продолжали поступать сигналы бедствия, разлетаясь во все концы - недолго. Связь оказалась прервана из-за нарушения подачи электричества от высоковольтной линии, а вскоре полетел и трансформатор. Мутанты пожертвовали бегемотом, тараня прибор монстром, сгоревшим заживо при навале.
   Ночное небо в последний раз озарилось ослепительными вспышками света. В колонии воцарился беспросветный мрак и беспроглядная тьма.
   - Хана, - зароптали люди.
   Источниками света оставался в пределах колонии исключительно открытый огонь - те многочисленные возгорания, что имелись повсюду. Да два оборванных провода от высоковольтной линии на земле искрили вспышками замыканий.
   Мелкие гермафродиты ориентировались во тьме, и то тут, то там в административной части здания на уровне четвёртого этажа слышались вопли тех, с кем расправлялось вороньё.
   Дверь по-прежнему трещала под их навалом в кабинете начальника колонии. Люди внутри просторного помещения понимали: если ворвутся крылатые гермафродиты, их уже ничто не спасёт - ни автоматные очереди, ни канистра с бензином. Слишком велико было поголовье воронья.
   - Чё делать? - занервничали в первую очередь женщины.
   - Сейф, - вспомнил хакер. - Стоит установить у двери!
   Им можно было перекрыть проём наполовину, а выше только стулья, поскольку и стол, и шкаф, занимали места у окон, служа своеобразными ставнями. В них также стучали инфицированные птенцы.
   - Худо... - отметил чурка, и занялся непосредственно ворожбой.
   - Что это с ним, а?! - изумился Лихолетов.
   Он услышал под ухом незнакомую речь жителя малых народов крайнего севера.
   - Заткнулись все, - прикрикнул блатной. - Неясно что ли - человек шаманит - призывает на нашу...
   - Голову!
   - ...защиту! - передёрнул блатной затвор, недвусмысленно намекая особо ретивым соратникам по несчастью, что последует незамедлительно далее в его исполнении, если не послушаются с первого раза.
   Варвар вообще никогда не любил много говорить, поскольку родился в колонии, пройдя школу выживания с пелёнок, и до сей поры. В разговоре и манере общения практически ничем не отличался от охраны конвоя, исключение составлял язык - жаргон блатных. Иначе бы не являлся им по жизни - уголовником. В колонии он чувствовал себя как дома, а на воле среди людей точно дикий зверь, забредший ненароком в поселение из леса на свою беду.
   Стук не прекращался, напротив лишь усиливался. Заклинания не действовали. Чурка даже молвил раз, прерывая обряд.
   - Злой место - проклятый край! Моя видеть смерть! Она близко - стучатся к нам!
   - И это называется помощник, - не сдержался Лихолетов.
   Люди осознавали: отсидеться взаперти не удастся, принялись искать пути выхода из тупика.
   Грохот извне неожиданно прекратился.
   - Ай да чурка, - возликовал подполковник. - Одно слово - шаман! Сделал это - призвал духов на нашу защиту! Считай: я у тя в неоплатном долгу...
   Последовал удар прикладом. Блатной утихомирил им Лихолетова, и не зря. До людей донеслись новые шумы, издаваемые инфицированными птенцами, уяснив, что сквозь дверной и оконный проёмы им не пробиться столь быстро, как хотелось бы, вороньё подалось на запахи, что также исходили от помещения с людьми, сродни продовольственного склада для мелких гермафродитов. В систему вентиляции с воздухоотводами и подались, гремя по трубам.
   - Они за стеной - у потолка, - послышались напуганные голоса женщин.
   Хакер загремел канистрой, макнув ножку стула в горючее. Она вспыхнула у него в руке на манер факела. В помещении появился слабо мерцающий источник света. Парень поднёс к решётке и замер. С иной стороны зашуршали...
   - Паразиты-ы-ы...
   Нет, не черви, а именно птенцы. Вороньё стремилось сквозь прутья, не обращая внимания на языки пламени.
   - В сторону! Хоронись... - предупредил блатной.
   - Нет, дядька Митяй, не надо! Не делай этого...
   Было поздно что-либо менять. Сверкнули зажигательные пули. Под них угодила решётка воздухоотвода ведущего в кабинет начальника колонии. Блатной устроил месиво. В образовавшийся пролом посыпалось вороньё. Не все гермафродиты ошмётками.
   Хакер улучил момент, пока Варвар возился с оружием, перезаряжая обойму. Гаркнул. Что было сил.
   - Ложись! Все на пол!
   Люди в мгновение ока сообразили, что должно последовать в исполнении парня, попадали, отползая и отскакивая к противоположной стене и дальним углам от места прорыва воронья. Хакер с одного удара вогнал канистру с остатками горючего в отверстие воздухоотвода на стене и поднёс факел. Прыгнул в сторону.
   Кабинет озарила ослепительная вспышка огня, сопровождающаяся грохотом и злобным писком мелких гермафродитов. Из административного здания на крыше в небо вырвался столб огня, а с ним под выбросом ударной волны обгорелые гермафродиты.
   Шум и гам, поднявшийся благодаря Петухову, перенёсся за пределы здания наружу. Вороньё удалялось, уносясь восвояси, утолив отчасти потребность в пище, притупляя на время чувство нестерпимого голода.
  
  

Глава 19

РЭЛЬФ

  
  
   - Не может быть, - не поверил блатной. Ему показалось в какой-то миг, как и всем людям в кабинете - оглох.
   Не тут-то было. Слышали друг друга, высказываясь по поводу чудесного и невероятного избавления от очередной напасти - нападок мутантов.
   - Ну, пацан! Вот кто настоящий шаман, - снова подал голос Лихолетов.
   Хакер молчал.
   - Петька! - переполошилась Лада за друга. - Не молчи, подай голос, если жив!
   Она заметалась среди соратников по несчастью, исследуя на ощупь тела.
   - У-Ай... - вскрикнул Лихолетов.
   Ему показалось: на него вновь напал паразит, а руки распустила девица.
   - Ну не здесь же - кругом люди!
   Он был не прочь уединиться с ней. В ответ последовал удар. Пощёчину получил...
   - А чё сразу я - и досталось мне?! - зашёлся полковник.
   - Хи-хи... - не сдержался зам.
   Начальник пытался ответить ему, вместо этого зацепил проводницу, и что тут началось - поднялся переполох.
   - Отставить кипишь, - дал очередь в потолок блатной на свою голову. На него обрушилась лампа. - Вашу мать!..
   Ситуация понемногу улеглась, люди трезво оценили ужасающую действительность выйдя из транса. Последним из всех естественно Петухов. Ему досталось от кого-то по шее, и он вскрикнул, дёрнувшись.
   - Петенька! Петушок! - бросилась Лада на голос парня.
   В ответ снова раздался иной - Лихолетова.
   - Скажи прямо: я те понравился, поскольку сама также в моём вкусе!
   - Паразит... - вспылила повторно девица. - Гермафродит!
   - Ну чё ты в самом деле! Я ж тя не есть собрался-а-а...
   Подполковнику пришлось вжать голову в плечи и закрыться руками, Лада принялась лупить его наотмашь раскрытыми ладонями.
   - В кулак пальцы зажми, - дал дельный совет блатной, и поплатился.
   Лада ненароком зацепила его, съездив по физиономии.
   - Убью! - не вытерпел он издевательств.
   Надлежало выбираться, иначе люди в замкнутом пространстве понемногу начинали сходить с ума. Данное чувство ему было знакомо не понаслышке - сизо практически любимое место препровождения в колонии. Там даже вполне нормальный и крепкий человек не только телом, но и духом начинал лезть на стену, теряя время суток, сбиваясь со счёта. Нечто подобное происходило с людьми в зоне, где ночь ото дня не всегда и отличался, особенно с утра или под вечер. Полагались на часы. Они пока не подводили их со стрелкой, поскольку электроника, как выражался хакер - глючила.
   - Эй, ты, глюк по жизни, - обратился блатной к нему. - Ноги в руки и ходу!
   Он привлёк его на работы по разбору завала у двери.
   - А может не надо - не стоит, мальчишки, - ввернула Альбина.
   Блатной знал, на что шёл, и его сейчас никто не переубедит, даже женщина которой в глубине душе оказывал симпатии, однако внешне не подавал виду, скрывая свои чувства по отношению к ней внутри себя.
   Альбина это чувствовала сама. Её также подспудно тянуло к нему, словно она встретила родственную душу, и внешний лоск - вид - был обманчив, под ним скрывалась простая человеческая натура. Ей также многого не требовалось, ибо владела всем, чего хотела, но это не приносило ни счастья, ни удовлетворения по жизни. Вот и искала себя, стараясь отвлечься работой от незадавшейся личной жизни, летая день и ночь из одного временного пояса в другой - и так далее. Оказалось довольно выносливой и приспособленной особой ко всем невзгодам, что творились с ними в зоне и были на порядок выше, нежели в обычной жизни цивилизованного мира, а вот ритм ничуть не изменился, как и стремительная калейдоскопичность меняющихся событий.
   Сейф сдвинули в сторону от двери, и мужики приготовились податься наружу.
   - Двое у двери, остальные за мной, - выдал блатной.
   Он прихватил проверенных людей. С ним двинул чурка и хакер. Охотник находился по правую руку, а парень слева.
   - Одно слово - Петя! Только и можешь что - ходить налево!
   - Так то ж нормальное явление для настоящего мужика, дядька Митяй!
   - Ты особо-то дупло не разевай, не то схватишь ненароком паразита али иного мелкого гермафродита, - предупредил Варвар. - Расходимся и прочёсываем территорию - метр за метром особо тщательно и внимательно!
   Люди занялись сбором информации, но прежде боеприпасами, добывая оружие. Мародёрствовать бродягам было не впервой, так что они не брезговали обыскивать трупы и разобранные тела соплеменников безо всякого отвращения. Кругом царили смрад и зловония.
   - Скотинин, скотина, - замер блатной подле тела с погонами майора. - Что ж ты, а! Эх, мерин! Допрыгался сам, аки кенгуру!
   Он так надеялся на его поддержку.
   Некто ещё издал посторонние шумы. Блатной зарядил туда лучом света нагрудного фонарика. В стороне у самого угла копошился боец, а в нём...
   - Паразит!
   Червь позарился на останки человека, и тот был ещё жив отчасти - наполовину труп.
   Блатной взмок. Его прошиб пот. Спецназовец использовал антидот. Из груди в районе сердца у него торчал шприц. Лучше бы он этого не делал.
   - Что ж ты наделал, - присел на корточки блатной, склонившись над ним.
   Боец пытался заговорить. Не получилось. Из гортани вырвались булькающие хрипы, а с ними сгустки запёкшейся крови в глотке.
   - Лады, я понял тя, служивый, - уверил Митяй. - Положись на меня!
   Ему пришлось добить человека, понимая: спасти не удастся, и тот сам пытается просить его о том же одолжении. Взял грех на душу.
   Пока он бродил по второму этажу, охотник занимался осмотром третьего яруса, а вот хакеру надлежало наведаться на крышу и осмотреть проход в зону карантина. Дверь была заперта, но на ней он обнаружил характерные тёмные пятна с незначительными отверстиями, словно на них вылили концентрированную кислоту в немалых объёмах. Он повсюду оставлял очаги возгорании - во-первых, чтобы не заблудиться, а во-вторых, освещал местность. Хотя лучше бы этого вовсе ему не делать. Под ноги постоянно попадались тела людей и даже мутантов. Все без исключения были разорваны, не имея формы. Он проверял их - ему приходилось пинать для убедительности, удостоверяясь: в живых никого не осталось - ни людей, ни тварей. Наконец заработала рация. Блатной желал перекинуться парой-тройкой фраз с соратниками по несчастью.
   Как ни странно было, но первым на связь вышел чурка.
   - Моя слухать твоя, насяльника!
   - Ты что ли, шаман? Говорит пахан! У тя чё там и как, шайтан?
   - Моя порядок! Много трупов - все мертвы - люди, звери, твари!
   - Моя ничуть не лучше! А что слышно от Глюка? Выходил уже на связь с "дичью"?
   - Нет, его молчать!
   - Тогда отбой! Я сам выйду с ним в открытый эфир! - заверил блатной, и перешёл в иной режим.
   Рация у Петухова подала позывные сигналы. Он не сразу сообразил, что следует ответить, чуть промедлил, наткнувшись на кое-что такое, из-за чего на какой-то миг забыл обо всём на свете. Не мог отвести глаза. Они округлились у него, и полезли на лоб.
   - Твою нах...утор, Петушила! Приём! Ответь, Глюк! Или за всё разом, хакнутый! Ас, как слышишь! Раз-два-три... четыре-пять я иду искать!
   Ничего существенного в ответ. В эфире на связи с парнем тишина.
   - Шаман, приём! Говорит пахан! Ты хоть ответь, чурка!
   - Охотника слухает! Твоя говорить, моя молчать, насяльника!
   - Не молчи, у Глюка какие-то проблемы! Один не суйся к нему! Дождись меня! Как понял, чурка?
   - Моя не топать, пока твоя тащить задница!
   - Ништяк, Перкосрак! Дай пару сек!
   Блатной заторопился, набрав ворох оружия. Не меньше было и у охотника. Они не преминули свалить "бонусы" подле кабинета, сдавая отчасти офицерам и женщинам.
   - Оставайтесь на месте, - предупредил блатной.
   - Ой, - подала голос девчонка. - А где Петя? Что с ним? Почему он не с вами?
   - Т-с-с, тачка, не тарахти - выруби свою противоугонную сирену! Идём за ним! Кажись, он что-то обнаружил!
   - Врёшь ты всё, дядька Митяй!
   - Да чтоб мне стать гермафродитом! Зуб даю! - поклялся блатной.
   Только Лада и видела его с охотником.
   - Стой, дурёха! Ты-то куда?! - не удержали её полковник с подполковником. - Пропадёшь ведь!
   - Лада!
   - Подруга... - пошла цепная реакция. И ещё две женщины минули безнаказанно пост охраны.
   - А вы куда собрались, - справились полковник с подполковником с иными девицами - готкой, "монашкой" и Лизой.
   - Нам надо выйти, - намекнули они: им приспичило в туалет.
   - Здесь садитесь! Мы не брезгливые после того, что случилось в колонии, - уверил Лихолетов.
   - Мы - не вы, и так не можем!
   - А, типа стесняетесь - так нас вряд ли стесните!
   - Да и хрен с ними, Лихой, - отметил полковник, пора выбираться, благо оружием разжились с подачи гостей. Они знали кое-что такое, о чём не могли подозревать соратники по несчастью. Выпустили всех девиц.
   Готка с монашкой рванули по следам иных соратниц, а вот девчушка не спешила, Лиза догадалась проследить за офицерами. Пытливый детский ум подсказал ей последовать за ними, и тогда она сможет непременно узнает много нового и интересного.
   Она следовала за ними неотступно тенью по пятам словно мышка, пока не заблудилась. Почуяв неладное взрослые стремительно оторвались, запутывая ребёнка, предварительно договорившись встретиться в одном и том же месте, не покидая территории колонии друг без друга. Всё-таки не доверяли один одному. Оба проникли на склад подвального помещения, отведённого под гараж. Здесь у них располагалась техника грузовик для транспортировки уголовников, и легковой автомобиль типа внедорожника, а попросту "козёл", а не машина, названная в простонародии марки УАЗ с брезентовой основой верха, из-за чего при необходимости превращалась в кабриолет.
   Подполковник явился туда вперёд полковника, естественно не стал дожидаться встречи, перебравшись внутрь "козла". На грузовике боялся быть заметным для тварей.
   Со стороны донеслись приближающиеся шаги. Лихолетов газанул. Он побоялся: спешащим типом может оказаться мутант. Тварь напротив находилась в ином месте, и выскочила на свет включенных фар. Состоялся контакт. Последовал удар. УАЗ подскочил, и на что-то напоролся колёсами, словно переехал колючую растяжку на манер дорожного ежа. А на деле напоролся на рептилию из числа гермафродитов.
   Им оказался крокодил.
   - Али...гад... - поднял ор подполковник.
   На шумы живо среагировал полковник.
   - Лихой, паскуда! Правду бабы говорили - одно слово - лярва!
   Он бросился на перерез к нему - УАЗу. Тормозить, а тем более сбавлять скорость Лихолетов не намеревался, напротив утопил до упора в пол педаль газа, приняв подельника впопыхах - впотьмах - за очередного мутанта. Таранил.
   Перед ним на капоте у лобового стекла растянулся...
   - Начальн-Ик...
   Вслед за ним возникла стена и... оба офицера приехали окончательно, влетев в заднюю стенку брезента внутри салона, а полковник ещё пробив стекло головой.
   Осознание того, чего натворил Лихолетов, пришло не сразу, а спустя некоторое время, которое и приходил в себя после аварии. "Козёл" помимо того, что брыкнулся с копыт - пробитых колёс - ещё сыграл в "гармошку". Из водилы в лице подполковника не получился гармонист. Что и порвал он вместо "баяна" - брезент, очутившись головой наружу из салона.
   В чувство чудовищной реальности его вернули душераздирающие вопли с детскими криками. Орала Лиза. За ней гонялся крокодил, а она убегала от него, и пока получалось неплохо, а хуже некуда.
   Загнав ребёнка в угол, зверюга раскрыла пасть. Неожиданно сзади последовал удар, и некто схватил гермафродита за хвост - грохнул о стену и пол - избавился, отшвыривая далеко в сторону.
   Лиза напугалась больше прежнего. Иначе и быть не могло. Подле неё возник мутант о двух ногах-лапах и руках. Приблизился, придвинув морду со сверкающими очами.
   - Мама-А-А... - зашлась в приступе безумства Лиза, срывая голос от испуга. Зажмурилась.
   Сердце рвалось наружу из груди ребёнка, а в ушах отбивался барабанной дробью усиленный пульс давления в виду увеличения неимоверно скорости кровообращения. Тварь протянула лапу к детскому личику, да так и застыла, опасаясь прикоснуться.
   Позади неё раздались шумы. Она отреагировала на странные шорохи. То, чему стал невольным свидетелем Лихолетов, повергло его в шок до глубины души. Он не мог поверить собственным глазам. Мутант снова обрушился на зверюгу.
   Человек-гермафродит накинулся на крокодила-гермафродита, и они стали рвать друг друга на части, извиваясь и качаясь по полу - отшвыривали один иного, и снова сталкивались, удаляясь от места аварии и девчонки всё дальше и дальше.
   Разодрав брезент, подполковник выбрался из УАЗа. Оставался ещё грузовик, и на нём можно было попытаться протаранить ворота. Вопрос стоял иначе в данном конкретном случае - получится ли, не то...
   - Стой, паразит! Остановись! Это приказ! - подал голос полковник.
   Он, как и подполковник пришёл в себя, вот только ходить не мог, оказался обездвижен.
   - Не бросай меня - своего командира!
   - Не слышу - ровным счётом ничего, Сукин... ты сын, а не начальник! Оглох я - контужен! Уши заложило!
   - Замри, падла...
   - Как бы не так!
   - Тогда сдохни... - выпалил Сукин и не столько на словах, разряжая обойму автомата всю без остатка.
   - О-о-ох, что это-о-о... - обнаружил Лихолетов на теле в районе живота липкую слизь. Его обожгло со спины. Внутренности опалило, и он опустился на колени.
   Лиза всё видела, снова зажмурилась в истерике, закрывая лицо руками. На пальбу отреагировал двуногий мутант, покинув иного гермафродита.
   На глаза твари попались люди, и оба не оказывали никакого сопротивления. Чудовище прыгнуло к тому, что располагался в машине.
   Полковник узрел гермафродита, надавил на спусковой механизм. Автомат не выстрелил - заклинило. Осечки быть не могло. И застрелиться при всём желании не мог. Тварь рванула у него оружие из рук, и ринулась на подполковника.
   Теряя сознание, Лихолетов узрел прежнего монстра. Ему уже было всё равно, а вот твари нет. Она свернула ему шею на бок, хватая ребёнка.
   Девчонка не пикнула.
   - Почему-у-у?!.. - зашёлся Сукин, и не по поводу того, что она не прикончила его, как Лихолетова, а оставила здесь подыхать.
   Обман открылся довольно быстро - подле растерзанного тела зама возник крокодил. Рептилия и занялась пожиранием туши. Каждый мутант выбрал себе добычу по вкусу и по клыкам.
   - Не-а-ат... - осознал полковник: следом наступит его черёд по старшинству.
   Подполковник послужил затравкой к трапезе рептилии, а сам ей в дальнейшем десертом. Лихорадочно пытался обнаружить оружие в машине. Загремел, поднимая шум. По полу из пробитого бака УАЗа разливалось топливо. По нему и зашлёпал лапами мутант. Выбор у Сукина был невелик, но всё-таки лучше, чем угодить твари в пасть.
   - А хрен те в зубы, сука-А-А...
   Он ударил по борту машины подвернувшимся под руку инструментом, высекая искры, и в следующий миг они упали на пол. Горючее вспыхнуло, и разом с рыками монстрами раздался иной глас, принадлежа человеку.
   Лиза очнулась, вернувшись в реальность из небытия. По-прежнему находилась в лапах мутанта-гермафродита. Занервничала больше прежнего.
   - Отпусти, тварь! Слышишь - выпусти! Будь человеком! Я не хочу становиться подобной на тя-а-а...
   Чудовище не обращало внимания на действия ребёнка.
   - Мама-А-А... - не сдержалась Лиза в очередной раз.
   Она не то кричала вне себя от истерики и испуга, не то обращалась к ней, взывая о помощи. Чудовище встало. Последняя фраза поколебала мутанта. Лиза живо сообразила, как и чем может его пронять, повторила прежний крик, что было сил.
   - Мама-А-А...
   Эхо девчонки полетело по коридорам и этажам здания, докатившись с большой задержкой во времени до женщин и девиц.
   - Лизанька-А-А... - опомнились они.
   Альбина уже не знала, как ей быть - поступить. То ли спешить за сумасбродной дочерью, то ли спасать девчонку. Разрывалась на части.
   - Ты иди за Ладой, подруга, а я... - отстала резко проводница, запнувшись на полуслове. - Ещё встретимся, даст Бог - и повезёт!
   Она рванула вниз, натолкнувшись по дороге на двух девиц - готку с монашкой.
   - А вы чё здесь тупите? Почему не остались в кабинете с офицерами? И как они вообще допустили - вас отпустили? А ну живо марш назад за мной!
   Девицы уступили, не став спорить. Благо, что и у них при себе имелось оружие.
   - Сбежали, сукины дети! А ещё мужики! Офицеры их в такую... - зашлась проводница.
   Крик девчонки повторился.
   - Не отставайте, пигалицы, коль не желаете, чтобы и вами занялись твари!
   Готке было проще, а вот монашка оказалась на сносях, и ей приходилось придерживать живот руками. Она также не желала отставать, придерживаясь того мнения: ей ни в коем разе не следует отставать от коллектива - иначе беда. Теперь она была в ответе не только за собственную жизнь, но также и ту, что теплится в ней и носит под сердцем.
   - Ой... - вдруг вскрикнула она. У неё начались схватки.
   - Отвечаешь мне головой за неё, - предупредила проводница. - Не то твоя мечта сбудется раньше, маньячка! Сама прибью - вперёд тварей!
   Сладкая подалась дальше на крики ребёнка. Лиза добилась, чего желала - мутант оставил её в покое, а отойти не мог. Тварь словно тянуло к ней. Но почему - не могла понять и Лиза. Вот тут до неё и дошло кое-что - скрытый смысл всей подоплёки произошедшей в гараже, а также в дальнейшем здесь.
   - Ма...ма... - произнесла она тихо по слогам запинаясь, не веря в то, чего сама произнесла и в отношении чудовища. - Это... ты-ы-ы...
   По лицу ребёнка покатились слёзы, Лиза заплакала навзрыд.
   - Бегу, деточка-А-А... - послышался поблизости голос проводницы.
   Сладкая находилась в считанных метрах. Натолкнулась на гермафродита.
   - С дороги, тварь! Разнесу...ка!
   - Нет, тётенька! - подскочила Лиза. - Не стреляй! Ай! Не надо! Пожалуйста-а-а...
   Обернувшись, мутант принял боевую стойку, укрываясь собой ребёнка, как добычу. Оскалился, зарычав злобно.
   - Отпусти ребёнка, чудовище, или те не жить - ты труп! Я буду не я!
   Выстрелив поверх головы Лизы, Сладкая зацепила мутанта.
   - Мама-А-А... - не унималась девчонка.
   - Терь я те за неё, - кинулась проводница на тварь, а та в ответ с тем же успехом. Сцепились.
   - Отпусти её - не тронь! - бросилась Лиза на них обоих, не зная, как разнять, впрочем, и кому сама адресовала свои слова.
   Предстояло сделать нелёгкий выбор. Жребий был брошен и пал на проводницу. Та хотя бы представляла собой человека.
   Получив шлепок детской рукой по телу, тварь резво отпрянула в сторону. Проводница оказалась безоружной.
   - Беги, Лизка, наверх к остальным! Я задержу эту тварюгу!
   - Нет, она не такая! Она... она... моя... мамка... - прослезилась в который раз девчонка.
   - Что... ты сказала?! - растерялась Сладкая, вглядываясь в обезображенную физиономию мутанта.
   Черты гермафродита показались и впрямь до боли знакомыми. А в следующий миг она вскрикнула по иной причине, получив удар от твари.
   Лиза прогнала её.
   - Уходи! Прочь! Беги, мама! Нам с тобой не по пути!
   Ребёнок не желал обращаться в мутанта, как она, поэтому-то и отбила её у крокодила, не позволяя пожрать, стремясь превратить в гермафродита, дабы больше никогда не расставаться.
   Сладкая лишилась дара речи. У неё зашёл ум за разум.
   - Идёмте, тётенька!
   - А... ага... - только и могла выдать проводница.
   Не лучше обстояли дела наверху у крыши административного здания. Люди накинулись в переходе на очередного "пассажира" отцепного вагона, и не обычного. Перед ними предстал ювелир во всей своей красе чудовища, в коего обратился, а прежде натолкнулся хакер.
   Не удержавшись от любопытства, парень отварил дверь. На её поверхности с иной стороны в переходе к изолятору и обнаружил кокон. Структурное строение материи не выглядело как кладка паразитов. В ней если кто и располагался - один червяк, да и то не лярва. Контур кокона напоминал мумифицированное человеческое тело, вот только бинты с полосками заменяла слизь, превратившись в нити паутины.
   Рация у хакера пищала бесперебойно уже не одну минуту, а он так ни разу не взглянул на неё, продолжая пялиться на то, во что превратился ювелир. Спустя какое-то время к нему подскочил блатной. Обрушиваясь с кулаками и гневной тирадой. Замер, едва боковым зрением натолкнулся на чудовищный шедевр творения лап тварей из числа мутантов.
   - Это что такое ещё - и за хренотень?
   - Скорее кто - ювелир, - подал голос парень.
   - Однако...ся... - приплёлся охотник.
   - Нет, - не поверил блатной глазам. Сходство было очевидным. - Не может быть! Это блеф - бред какой-то! Шняга! Неужто дерьмофродит становиться гермафродитом!?
   Все вспомнили заявление подполковника о встрече с ним. Люди уловили разительные изменения с коконом. Там некто ожил, пытаясь пугнуть их - подался наружу.
   Подельники не сговариваясь, отскочили от двери в сторону изолятора, а следовало бы назад в здание административной части колонии. В коконе возникло отверстие - крохотная дырочка.
   - Оно подглядывает за нами, - не сомневался парень.
   - В сторону, Глюк, - оттолкнул его блатной за себя рукой.
   Охотник уже целился в отверстие, не сумел нажать на спусковой механизм. Нет, не он промедлил, просто нечто опередило их всех, вырвавшись стремительно наружу и беспомощно вывалившись на пол, по-прежнему находились в обволакивающей слизи. Принялось стряхивать с себя, точно животное воду с шерсти.
   Плямы с ошмётками опасной для людей консистенции полетели во все стороны, и им пришлось отскочить, избегая попадания на тела.
   - Попадалово! - неистово зашёлся блатной, падая через хакера, невольно подставившегося под него. Дополнительно блатной увлёк за собой охотника, подбивая ногой - уронил.
   Грянул выстрел. Чурка впервые за долгие годы жизни промахнулся да ещё в добычу, в которую легче было попасть.
   Мутант встрепенулся, распрямляясь в полный рост.
   - Ё-маё! Твоё-наше! - матерился несколько иначе блатной.
   - Ни хая се демон! Повелитель игры-ры-ы... - вторил хакер. - А что б тя-а-а...
   - Гыр... гыр... - не удержался чурка, неся какую-то несусветную околесицу на своём наречии.. - Зыр...
   Новоиспечённое чудовище известило колонию с аномальной зоной о своём пробуждении - рождении. Похоже, люди малых народов крайнего севера сталкивались и ранее с ними. Про них и ходили слухи в их краях, передаваясь в поклонениях из уст в уста.
   Рык был подобен на несущийся железнодорожный состав, созвучный с произношением, которое высказал в его отношении парень.
   - Ре-э-эльф! Хоть и подобен на орка-а-а...
   - Глюканул, хакнутый, - и сам "подвис" блатной, перейдя на непривычный для себя язык общения.
   - Ваша валить, моя оставаться, - чуть раньше них пришёл в себя чурка. - Зыр-гыр - зло! Его не победить обычное оружие!
   Охотник снова обратился с призывом к духам предков, призывая их на поединок. Рэльф не спешил нападать, словно привыкал к новой ипостаси в неведомом ему крае, населённом странными и примитивными формами жизни, три из которых угодили ему в поле зрения, и оно у него было необычным - яркие расплывчатые пятна на тусклом фоне однообразных красок окружающего ландшафта, становящиеся с каждым мигом всё резче и чётче. Да обоняние росло, улавливая всё новые неведомые запахи, сводившие его с ума и заставляющие реагировать на них адекватно собственному образу подобия.
   Монстр расправил свои конечности. Их у него оказалось шесть, а не четыре - помимо лап нечто отдалённо напоминало крылья. Но это было ещё не всё, на пол упал...
   - Вот дерьмо! - выдал блатной.
   - Не, дядька Митяй, то хвост, - ввернул хакер.
   Им казалось: у них обоих начались глюки.
   - Уходим, чурка! - известил блатной охотника.
   Тот не послушался, бормоча про себя нечто увлечённо. Чудовище не особо фокусировалось на нём - и спешило. Его очи светились неясным цветом, словно их вовсе не было в глазницах - твёрдого яблока. Ловило любые искажения с изменениями форм окружающих предметов, реагируя на всё и всех разом.
   Снова раздался громогласный рёв, вырвавшийся из гортани с клокочущей слизью подстать пене.
   - Вот же где чучмек!
   - Оставь его в покое, - осознал парень: у них нет ни малейшего шанса выжить при столкновении с монстром. - Бежим, дядя Митяй!
   - Я никогда и ни перед чем не пасовал, а тем более не сдавался, пацан! Очко сыграло, парашник!
   - Нам надо думать о женщинах!
   - А я о чём! Это животное преграждает нам доступ к ним!
   Хакер предлагал обойти, не вступая в схватку с рэльфом.
   - Шаман ведает, на что идёт, а мы...
   - Все здесь свои - и люди пока! Я не отдам его тварям! Иначе представь на миг, что станет с нами всеми, ежели он обернётся гермафродитом - выследит всех и каждого! Дошло, сопляк!
   Люди отвлеклись - блатной и парень - упустили из виду чудовище, а оно не стало медлить, сфокусировав всё своё внимание на куске биологически активной плоти, подавшись к нему.
   Чурка сделал выпад. В исполнении охотника последовал выстрел. Пуля вошла в контакт с телом рэльфа, угодив меж полых глазниц, из коих в тот же миг вырвались ослепительные вспышки, а с рёвом из пасти - слизь. Зашипела, воспламенившись ядовито-зелёными оттенками так, словно человека опутали клубком аспиды, и, вгрызаясь, вырывали куски плоти, пожирая без остатка.
   Охотника при ударе выброса жуткой консистенции со стороны монстра отбросило на подельников.
   - А-а-ай... - не сдержался от возмущения вслух парень. Ему также досталось. Чурка одарил странного вида и цвета огнём.
   Блатной рванул с себя куртку, накинув на Перкосрака, сбивая ядовито-едкое пламя.
   - Хренатень - мутатень!
   Рэльф и впрямь выглядел как тень мутанта, представляя собой нечто такое, что не поддавалось осмыслению на восприятие человеческого ума.
   Хакер дал очередь, опустошая рожок автомата за один присест. Рэльф зарычал ещё громче, не помышляя выть от боли, скорее ненависти и злобы - выставил грудь, расставляя в стороны конечности. Людям на какой-то миг показалось: они оглохли - чудовище оглушило их, но нет - не тут-то было. Они уловили посторонние шумы. Рэльф воззвал к иным мутирующим порождениям зоны, как и сам, но на порядок выше рангом всех вместе взятых.
   Округа в пределах колонии пришла в движение. За бетонным забором поднялся невообразимый ор, докатившийся волной нарастающего эха до зданий внутри ИК-ПЗ "СЕВЕР". Содрогнулись не только и не столько тамошние обитатели, что пока ещё собой представляли людей, а стены с перекрытиями сооружений. Резонанс децибел оказался настолько мощным и направленным по действию, что под его воздействием произошли разительные перемены с подвижками в зоне строгого режима в карантине подле изолятора. Даже отдельные массивные бетонные пролёты забора снаружи попадали, точно карты или домино при их неловком составлении.
   - Сюда - за дверь! Скорее... - отлетел хакер, убирая с проёма скрипучий кусок металла.
   Люди укрылись под его защитой. Парень пропустил блатного с чуркой на руках, а сам навалился на дверь спиной, закрывая за ними. Лучше бы ему этого не делать вовсе. Рэльф обрушился на металлическую основу бронированной двери с иной стороны, и та прогнулась при его навале с последующими ударами массивных лап.
   Хакер упал, отвалившись на пол - не сразу отпрянул с горизонтальной поверхности, подняв с опозданием голову. Зрелище было ужасающим. Люди узрели, как монстр разрывает когтями на куски толстый прямоугольник железа, словно тот состоит из картона или бумаги.
   Чурка захрипел, продолжая настаивать на том, чтобы подельники оставили его в покое, объясняя:
   - Моя не принадлежать наша мир, моя идти дорога смерти-и-и...
   - Молчи - ни слова больше! Прибереги силы, они те ещё пригодятся, а сам - нам, и непременно! Так и будет, как я сказал!
   Блатной наорал на хакера, заставляя того шевелиться. Парень кинулся к иной двери - открыл. На мгновение его охватил "столбняк".
   - Атас! - прорезался голос у Петухова. Пред ним предстала тварь. Что он успел сделать - это снова затворить дверь, но на этот раз отвалился на спину. - Они повсюду - окружили падлы-ы-ы...
   - Пригляди за охотником, салага, а я взгляну, что там за чучело пугалом, - взялся блатной за оружие, прежде пальнув в сторону рэльфа, не жалея зажигательных зарядов. И тотчас занялся иным мутантом.
   Дверь захлопнулась за ним, а затем отвалилась на пол плашмя. Поверх неё возвышалась туша мутанта, истекающая слизью.
   - Шевелись, пацанчик! Уходим - делаем ноги! Ходу...
   Они кинулись по "вольерам" представляющими собой настоящий лабиринт - заблудились в многочисленных переходах. Не они одни. Рэльф также не ориентировался в узком и замкнутом пространстве, пошёл напрямик сквозь стены, проламывая на своём пути.
  
  

Глава 20

СПЕЦХРАНИЛИЩЕ

  
  
   - Лада-А-А... - обнаружила Альбина дочь вблизи перехода из административной части колонии в зону карантина с изолятором.
   На той не было лица. Эмоции также отсутствовали напрочь.
   - Доча-а-а... - нервно затрясла её мать, опасаясь: та инфицирована - мутанты "наградили" паразитом. - Не молчи, скажи чего-нибудь человеческое!
   Глаза по-прежнему оставались выпученными так, как никогда прежде, да и волосы потеряли вид причёски - шевелились и топорщились в стороны.
   Последовала пара хлёстких ударов по лицу. Лада не сразу ощутила жгучую боль от них на щеках. Её реакция оставляла желать лучшего результата на внешние факторы раздражений.
   - Лада! Лада... - не унималась мать. - Оглохла! Это ж я-а-а...
   - А... - наконец отошла та от транса.
   - Что произошло, родная? Почему ты молчишь и у тебя такой испуганный вид, будто видела, как сейчас меня - смерть, вот также близко! Скажи, что тут было - творилось!
   - Ой, что творилось... и такое...
   - Ну-у-у...
   - ...не передать и на словах... - всё ещё пыталась осмыслить Лада, с чем таким столкнулась, да и то не сама, а мужчины. - Петька! Они в опасности!
   К ней, казалось бы, вернулась прежняя стать с прытью, однако облик по-прежнему вызывал удручающую реакцию у матери при взгляде на дочь.
   - Всё пропало - мы погибли, мА-А-А...
   Последовал очередной хлёсткий удар.
   - Прекрати! Хватит меня лупить - уродовать! Пока что не твари... - взревела Лада.
   - Ну вот, уже лучше, хотя и не совсем то, что характеризует тебя как мою дочь и меня саму! Выживем, и не из ума! В первый раз что ли, тачка! Погнали!
   - Ку-куда, ма!? - закудахтала Лада.
   - Всё-таки барахлишь, - отметила Альбина. - Тормозишь! Выбираться будем!
   - Одни?!
   - А то как же! Толку от мужиков!
   Мать предложила искать подземный туннель коммуникаций с коллекторами, по ним и намеревалась вырваться из эпицентра чудовищных событий.
   - Я так не могу, ма!
   - Петьку жалко? А о себе подумала - и обо мне?
   - Ну, ма, пожалуйста! Это мой выбор! Я взрослая - способна сама принимать решения!
   - Ты ставишь меня в тупик, Лада! Нетбук у меня! Нас по нему и отыщут!
   - Ага, Стас или иные головорезы, подосланные им, а то и вовсе ребята из спецназа группы "Альфа" для зачистки! Неужели непонятно ещё, ма: это всё подстава! Нас слили - тебя, а меня из-за фонда! Тут какие-то секретные махинации творятся, и Стас в курсе всего! Теперь дошло? Всё продумано!
   - Ну, не скажу! Я так просто не сдамся! Пошли!
   Альбина ухватила дочь за руку.
   - И никуда я не пойду! Я ж не осёл! Здесь останусь! Снаружи куда опаснее!
   - Ослица ты, не упирайся, и не тормози! Отключи заднюю скорость передачи, дочка! Ну чё ты как наша тачка марки ВАЗ - такая же упрямая и хрупкая как ваза! В последний раз прошу, как мать - дочь, после... зоны... делай, что хочешь - слова против не скажу - ни одного упрёка не услышишь!
   - Ага, я только и слышу это от тя день изо дня! Ты не меняешься, ма - нисколечко, сколько я знаю и помню тебя! Факт!
   - Слово даю, а ты в курсе: на ветер не бросаю!
   - Не верю!
   - Ну что мне сделать такое, Лада, чтобы послушалась, а? Хочешь на колени упаду - я негордая! Ты дороже мне всех денег мира даже в нетбуке, - напомнила Альбина про электронный счёт хакера там.
   - Ой, Петька!
   - Не пущу... - Альбина вцепилась дочери в ноги. - Можешь ударить меня - не обижусь, ведь родила - ждала: у меня родится родная душа - опора и защита в жизни на старости лет - появится! Гони мать - я заслужила это!
   - Чего ты начинаешь, - не устояла Лада под натиском матери, опустилась подле неё.
   - Ещё заревите, - подала голос проводница.
   - Подруга! - оживилась Альбина.
   - Лизунчик, - встрепенулась Лада.
   - А где иные две циркачки, что пигалицы, одна из которых ночь, а иная - день? - возмутилась Сладкая, не обнаружив на месте.
   - Кто их знает!
   - Та-а-ак... - затянула проводница. - Начинается, а не заканчивалось ни разу с предыдущих попыток! Сбежали дурёхи! И куда?
   Сладкая кудахтала словно курица-наседка, высидевшая птенцов, впрочем, все пассажиры из её вагоны являлись таковыми для неё - она была в ответе за них, и то, что пустила на постой уголовников. С тех пор, по её сугубо личному мнению и начались у них неприятности с бедами.
   - Чуть тише, - предупредила Лада.
   - Да чё тут боятся и кого - мутантов что ли! Так сама их порву - голыми руками!
   - Так уж и голыми, - уведомила Лада про рэльфа.
   - Это чё за чудо-юдо ещё на наши головы?
   - Увидите, а лучше не стоит попадаться на глаза!
   - Предлагаю не засиживаться, девки, а тикать, - настояла Альбина. - Мужики справятся и без нас!
   Тут и Лиза заявила, что внизу находится большая машина.
   - Грузовик?
   - Но там опасно, - предупредила проводница подругу: водятся твари всех мастей, начиная от гермафродита и заканчивая мутантами, сродни тварей звериного происхождения.
   - Это наш единственный шанс, бабы!
   - А как же провода? - напомнила Сладкая Альбине про оборванную высоковольтную линию электропередач. - Сгорим заживо! Грузовик и послужит "цинковым" гробом - кузов с кабиной!
   - Лично я готова рискнуть!
   - Я с тобой, ма, при условии: привлечём внимание мужиков!
   - И что ты заладила, как сучка про этих кобелей - невтерпёж!?
   - Ещё скажи - течка началась, - оскорбилась Лада.
   - Я - мать твоя! И могу говорить всё, что думаю! Вот когда заведёшь ребёнка - сама, тогда и поймёшь меня - не раньше - попомнишь мои слова, да поздно будет! Дети - это не игрушка, и даже не тачка - на всю жизнь с момента их рождения и собственной кончины!
   - И почему всё видишь в тёмных тонах, ма, а?
   - Потому что реальность такова - нихрена невидно, хоть глаз коли!
   Люди реагировали при общении меж собой, полагаясь на слух вместо зрения. Твари чуть иначе, обладая шестым чувством, развитым у них в совершенстве, и им не составляло большого труда разыскать их. Притаились поблизости, да вперёд них стреножили иные две особы. Одна закричала от боли на сносях.
   Монашка не могла дольше терпеть - рожала. Готка не знала, что в таких случаях делать - обделалась сама. А тут ещё эти твари - и появились. Забилась в угол и зажмурилась. Её миновала участь роженицы. Твари обнаружили несостоявшуюся монашку - поволокли.
   Переведя сбившееся дыхание, готка подалась в бега без оглядки. Позади неё послышались шорохи, она чуть замешкалась, притормозив, и чья-то крепкая рука оторвала её от пола, увлекая на потолок. Девица задёргала беспомощно ногами. Её тащили по воздуху за волосы. Хотелось кричать, однако готка что и смогла выдавить из себя - звуки хрипа. Дыхание вновь заняло, а голосовые связки свело. Она с небольшой заминкой во времени угодила туда, куда немногим ранее подруга по несчастью, и не факт: обе на своё счастье, скорее наоборот. Их бросили в какую-то липучую консистенцию, в которой разом увязли.
   Принцип действия слизи был прост - чем сильнее сопротивление, тем больше человек или зверь увязал в неё и наоборот.
   Следовало держать язык за зубами в их случае, а рот на замке. Поблизости послышалось до боли знакомое и жуткое на восприятие копошение.
   - Паразиты-ы-ы... - прорезался голосок у одной девицы. Зря. Пострадала готка. Она сильно запрокинула голову назад, и на лицо сверху шлёпнулся ком слизи. К ней пожаловал новый вид паразитов из числа тех, что отложил ювелир, выносив в утробе.
   Обе девахи находились в камере-одиночке в пределах изолятора.
   - Слыхал, Митяич? - отреагировал хакер.
   - Чудовище, пацан! Т-с-с...
   Им показалось: они оторвались от рэльфа. И чурка также находился при них. С ним творилось нечто странное и невообразимое - поначалу он вздрагивал под воздействием остаточных явлений в виду наличия конвульсий в организме, а затем притих. Нервная система оказалась окончательно поражена - вся без остатка. Люди опасались, чтобы он не превратился у них на руках в мутанта.
   А тут снова эти девичьи голоса.
   - Не Лада, - отметил Петухов.
   - Иная дурында, и не одна, - наконец различил Варварин, кому принадлежат голоса. - Её сверстницам - пигалицам!
   - Всех не утащим, - намекнул парень: им также требуется их помощь.
   - Чурку я не брошу - ни за что! И кранты!
   Пришлось уступить. Блатной дал свободу действий хакеру, развязав руки.
   - Будь на связи, Глюк! Приём, как слышишь?
   Рация Петухова приняла позывной.
   - Не забывай отвечать, пацан! Иначе за всё мне разом - понял!
   - Ага, - подался спешно он туда, откуда эхом по изолятору разносились девичьи голоса. С ними там что-то творилось и вероятнее всего очень жуткое.
   Петухов спешил, не обращая внимания на опасность столкновения с тварями. Те словно намеренно притаились, заманивая его в западню. Парень не думал о том - ни о чём ином, как спасти девиц по возможности, либо избавить от мук. Он и на это был способен сейчас, действуя осознанно. Почему-то влетел в иную камеру-одиночку. А иначе и быть не могло. Его внимание привлекла там...
   - Дверь!?
   Он не поверил своим глазам. В мелькавшем свете автономной системы аварийного действия хакер приметил на ней знак радиоактивной опасности, а вместо замка - привычного - электронный с кодом и вероятно сканером для отпечатка пальцев и сетчатки глаз. Вспомнил, что нетбука нет при нём, зато остался смартфон.
   Сбив прикладом автомата защитный корпус, он присоединил телефонный проводок к иным, влезая в сеть.
   - Я буду не я, если не взломаю коды доступа!
   Предательски запищала рация.
   - Не сейчас, - процедил сквозь зубы хакер. Ответить при всём желании блатному не мог, впрочем, и отвлекаться. Сосредоточенно пытался взломать электронный замок, подбирая ключ доступа в виде кода. - Есть!
   Он зацепил нужные цифры, чувствуя: находится на верном пути. Некстати послышались приближающиеся шорохи. То, чего он затеял, едва не пошло прахом. Позади него возникла тварь. Слизь от неё угодила на панель электронного ключа - оплавила там всё.
   - То, что надо! И как я сразу сам не догадался привлечь мутанта для вскрытия...
   Пришлось применить оружие. Из мутанта, промахнувшегося мимо него, полилась слизь. Раны сочились. Ей же и разъедало дверь.
   Не устояв, тварь отвалилась на пол. Она не успевала произвести необходимую восстановительную регенерацию организма - провалилась ярусом ниже, а Петухов устремился в иной пролом, проделанный ей в вертикальной поверхности.
   Раздался новый сигнал неведомой сирены. Некто проник в запрещённое помещение. Ещё бы - туда хакер и стремился.
   На пути возникла очередная преграда, но уже прозрачная, а за ней - беспроглядная тьма.
   - Что за камера - и здесь хранят?!
   В одном из стенных выступов он обнаружил комбинезон, предназначенный для химической защиты. На нём также имелись значки обозначения радиоактивной опасности.
   В дверь угодила зажигательная пуля, не оставив ни малейшей царапины. Хакер лихорадочно стал искать иные альтернативные способы, как их открыть. Хотя и догадывался, на что может там наткнуться на свою погибель - радиоактивные отходы.
   - Не на лабораторию же по воспроизведению мутантов, - вспомнились ему слова Сукина. - Сына... Какие тайны они не раскрыли, а изначально были обязаны перед нами при прорыве тварей на территорию колонии!
   Парень натянул на себя соответствующую экипировку. Оставалось надеяться: его в таком обличии не примут за мутанта подельники, а если сами твари - будет проще.
   Он рванул назад из потайного хранилища нераскрытых секретов, оставив на потом. Для начала требовалось вытащить из беды девиц. Одна из них перестала голосить. Причина затишья была очевидна.
   - Что угодно, только не это... - корил себя за непредвиденную заминку хакер.
   Его любопытство могло дорого обойтись и не только ему одному, а всем, кто добрался сюда с ним в колонию, и теперь погибал в противостоянии с тварями. Иные из-за периметра не казали и рыл. Тут хватало тех, кого здесь наплодили иные мутанты - особенно рэльф.
   Слизь набилась в глотку готки, и та стала каменеть, превращаясь в подобие архитектурного изваяния. Видя всё, что происходит с подругой, монашка лишилась сознания, так и не услышав голос родного дитя, которое родила и...
   Голос грудного младенца и уловил Петухов, испытав шок. Нет, не от зрелища, что предстало перед ним, а то: делать ему с дитём? Мало того, что оно было всё в крови, так ещё торчала пуповина - она оказалась "привязана" к матери.
   Хакер захрюкал в респиратор маски от комбинезона. На него и уставилась не без интереса малютка, замерев. "Нечто" протянуло к ней свои конечности, продолжая хрюкать. Вовсе навалилось.
   Сзади последовал удар. Петухову досталось. Его приложил...
   - Дядя Митя-Ай...
   - Пацан!? Ну, хакнутый! Одно слово - Глюк! А ежели бы я пальнул, - дал понять блатной: приберегает патроны для иного случая.
   - Где чурка? Что с охотником?
   - Кранты, - махнул с досады блатной.
   - Здесь тоже и всё также, - подтвердил хакер.
   - Ох ты, Господи... - кинулся блатной к малютке, разрывая пуповину, а завязать узлом не успел, впрочем, и сделать это аккуратно за неимением ножа под рукой.
   - Ты что... и натворил, урка!? - ошалел парень. - Решил убить кроху! Она же ещё дитё!
   - Ну ты ваще, пацан, ни хрена не сечёшь! Мать откинулась - скопытилась! Ещё немного - и грудничок! Отвечаешь мне за неё головой!
   - Так это она - девка!?
   - Нашёл время разглядывать, маньяк! Ходу! Ноги... - увлёк блатной за собой подельника.
   Где-то поблизости гремел рэльф, и бродили иные твари. Они и объявились перед бродягами, являясь стражами кладки ювелира.
   - Приехали! Кранты!
   - Тут есть, где укрыться, Митяич!
   - Веди, пацан, - дал короткую очередь блатной, и не потому, что опасался привлечь внимание рэльфа - заканчивались боеприпасы.
   И снова ошибка - они залетели не в ту камеру-одиночку в полумраке. На глаза попался клинок.
   - Меч японца...
   Сам иностранец отсутствовал, уточнять причину его исчезновения не потребовалось, и была очевидна его прежним подельникам, а ныне по всему видать - врагам.
   - Тупик! Ты куда завёл, тупица? На кого шакалишь, крысёныш?
   - Да ты чё, Митяич! Не веришь мне! Я с тобой - человек!
   - Докажи - выведи - и не меня из себя!
   Петухов засуетился больше прежнего. Твари наседали на пятки. Наконец в аварийном мерцании красного света по иной расцветке удалось обнаружить другой - жёлтого окраса с тёмными треугольными фигурами сродни лучей отходящих от тёмной точки, обозначающей радиоактивную опасность.
   - Ты куда меня завёл, дебил? - вспылил блатной. - Здесь намного опаснее, чем у гермафродитов на "пикнике"!
   Хакер предложил ему облачиться в защитный комбинезон. Ребёнка также укутали в иной, пеленая, как получалось, пускай и не очень, но всё же лучше, чем ничего. Оставалось проникнуть за прозрачную и прочную дверь в "аквариум".
   Вот тут хакеру в качестве отмычки и пригодился меч. Он махнулся им на автомат с блатным, уступая попутно и ребёнка. Вспыхнули искры. Парень добрался до проводки, устраивая короткое замыкание. Едва створка с шипением подалась в сторону, они сами проследовали безо всяких раздумий в образовавшийся проём.
   - А закрыть? - напомнил блатной: мутантов не остановить угрозой радиации. О чём красноречиво просигналили приборы измерения изотопов - зашкаливали.
   - Сдохнут, как пить дать!
   - А повелитель зоны, - намекнул Митяй на демона.
   - Хрен с ним!
   Блатной согласился: спорить не имеет смысла. Если это тупик, им всё равно назад уже не пробиться.
   Женщины тем временем пробирались вниз административной части здания. Твари также не трогали их, хотя те и ощущали их присутствие поблизости, в свою очередь не тревожили.
   - Где техника? - оказалась темно в гараже.
   - Ща посвечу, - заверила проводница, используя зажигалку.
   Перед лицом мелькнула тень монстра.
   - Мама... - вскрикнула девчонка.
   - Не стрелять! Эта тварь не тронет нас!
   - Почему, подруга?! - изумилась Альбина на неоднозначное и необычное заявление Сладкой.
   - После как-нибудь объясню, если представится такой случай...
   Женщины пробирались на ощупь, пока не натолкнулись на баллоны.
   - Газ! - опешили они.
   - Автоген, - обрадовалась Лада.
   - Ты-то откуда знаешь, доча?! - удивилась Альбина.
   - Ну так не зря ведь назвала именем тачки подстать отечественной марке! Раз говорю, значит, кое-что понимаю - владею ситуацией!
   При помощи зажигалки в руке у проводницы, она запалила горелку, увеличивая размер луча голубого пламени.
   - Терь нам нестрашна ни одна тварь, - выдала Лада.
   Матери пришлось катить за ней баллон, благо оказался установлен на удобном приспособлении с ручкой и парой низких широких колёс.
   Раздались шлёпающие звуки с шарканьем по бетонному основанию пола.
   - Рептилия... - вспомнила Лиза.
   - Кто девонька?
   - Крокодил, но не Гена из мультика...
   - Ага, типа Чебурашка - мутант!
   И точно - перед женщинами возникла жуткая зверюга, раскрывшая опасно пасть. Лада пугнула её автогеном, полоснув огнём по челюсти с клыками.
   Рык твари напоминал вопль. Грозное чудовище отступило во тьму, выяснив: сия добыча ей не по зубам - получила от них по клыкам. Лишь сделало вид, будто ретировалось, отступив, и произвела повторный выпад, но кто-то вновь её перехватил.
   Послышалась возня.
   - Мама! - вскрикнула ещё раз Лиза.
   - Тихо ты - не шуми! Кругом полным-полно тварей! - не давала Альбина отчёта действиям ребёнка.
   - Путь свободен, - неожиданно высказалась проводница. - Больше нас здесь не тронут!
   Попутчицы и впрямь сами - умом.
   - Да что здесь такое твориться-то, а?! Кто-нибудь толком объяснит? - требовалось пояснение ситуации Ладе с Альбиной.
   - Сказала же: после, а когда - и не спрашивайте...
   Сладкая зацепила лбом некую преграду на пути - и не стену из бетона, а металла.
   - Грузов-Ик...
   Женщины и впрямь наткнулись на "ЗИЛ".
   - Вот это техника, - отметила многозначительно Лада. - Зверь, а не машина!
   Она изъявила желание забраться в кабину, минуя кузов и на место водителя, расположилась возле руля.
   - Как бы не так, - воспротивилась Альбина.
   - Лады, ма, - уступила дочь. - Тогда, чур, я за штурмана!
   - А я чё, обезьяна вам!? - также не изъявляла желания Сладкая трястись в кузове за решёткой одна, поскольку ребёнку нашлось место между попутчицами.
   - У тя выбора нет! Или останешься?
   - Поехали! - задумала проводница соорудить при помощи автогена с баллоном на колёсиках отверстие в задней стенке кузова.
   Оттуда - изнутри - брызнули искры сварки при резке.
   - Не мешало бы и ворота открыть данным образом, - отметила Лада.
   - Стой, ненормальная! Куда-а-а...
   Дочь не послушалась. В свете фар грузовика мелькнула её тень, а через мгновение она была уже на месте.
   - Я чё-то не догоняю, Лада! Ты чего затеяла?
   - Зажмурьтесь, - посоветовала она, разряжая автомат в баллон со сжиженным газом.
   Прогремел взрыв.
   - Ё-ё-о-оп...ля... - не устояла на ногах Сладкая, прильнув телом к решётке внутри у кабины, а затем отвалилась на горизонтальную поверхность, занимая аналогичное положение.
   Грузовик изрядно тряхнуло. Взрывом разворотило ворота.
   - Газуй, ма! Не тормози! Гони, родная!
   - Ага-А-А... - повела себя Альбина подстать камикадзе.
   Из подвальной части административного корпуса колонии вылетел грузовик.
   - Сигналь! - настаивала дочь.
   - Не буду... - опасалась мать: на них тотчас набросятся твари.
   Лада прильнула к клаксону. Меж ней и матерью возникла схватка за руль. Грузовик резко повело в сторону и занесло.
   - Забор! Сетка-А-А... - запричитала Лиза.
   Они прорвали данное ограждение. Ток не был подведён - препятствие обесточено. Зато возникла бетонная преграда, а по соседству мелькнул провал. В него, виляя из стороны в сторону, и угодили женщины.
   - Где тут ремень безопасности-и-и... - вопила в кузове проводница. Ей не за что было зацепиться - разве решётку от клетки - швыряло и кидало в разные стороны, частенько подбрасывая вверх.
   Баллон также громыхал, как и она, угрожая жизни. На удачу проводница выскочила из загона. Решётка послужила разделительной преградой.
   Грузовик в очередной раз занесло. Женщины неслись по бездорожью, описав круг.
   - А-а-а... - снова подала голосок Лиза. - Стена-А-А...
   - А всё ты, Лада-А-А... - продолжала Альбина воевать с дочерью за руль, вырывая одна у другой из рук, пока не отломали.
   - Тормози - не тормози-и-и... - выдала дочь.
   - Так чё делать - тормозить или... Ай!
   Лада наступила ей на ногу - ту стопу матери, которой она располагалась на педали тормоза. Было поздно - слишком. На пути возникло новое препятствие. Им оказался зверь-гермафродит. Хобот и противопоставила им слоняра.
   - Пры-пры-пры...
   - ...ехали, Лада?!
   - ...гаем! - дёрнула она дверь за ручку, распахивая, а иной рукой на себя - Лизу.
   Мать не стала мешкать. В кузове оставалась проводница.
   - Сладкая... - заголосили спутницы.
   - Вали-и-и...
   Они не могли выстрелить по баку с горючим, и взорвать грузовик, чтобы досадить монстру. Промедление в их случае было смерти подобно - чудовище стремилось обрушить на них их же технику.
   - А-а-а... - вывалилась проводница, повиснув на шланге от автогена.
   - Отпусти, дура-А-А...
   - И кто я-а-а... - прильнула та поспешно к подруге.
   Над ухом забарабанила автоматная дробь. И снова грохот очередного взрыва.
   - А дочь у тя ничо - растёт! Сама зверюга - и ещё та-А-А...
  
  

Глава 21

ГОЛОВОРЕЗЫ

  
  
   Округу на территории колонии накрыло новой волной огненного выброса, прокатившегося шквалом. Оба взрыва докатились до мужиков с младенцем на руках.
   - Дальше куда, пацан? - скрипел зубами от бездействия и досады блатной.
   Они блуждали в полумраке среди контейнеров, и меньше их на складе не становилось, как и радиоактивных изотопов. Они здесь находились как на бочке с порохом - стоит выстрелить, и последствия окажутся необратимыми для всех без исключения, как самих, так и мутантов. Повсюду попадались на глаза радиоактивные символы.
   - Я слышал: ПЗ-шники на это и нужны - смертники по жизни! Их привлекают на данные работы! Но не думал - правда! А оно вона как - реальность!
   - Т-с-с... - зашептал хакер, держа меч японца наготове. Это было единственное оружие, которое реально применить здесь против тварей.
   И те пожаловали по их души, не заставляя ждать. Не одни они.
   - Рэльф... - задрожал голос у парня.
   Кадык заходил вверх-вниз по горлу от нервного перенапряжения. Во рту пересохло и давно.
   Мужчины переговаривались с помощью портативных переговорных устройств встроенных в комбинезоны, иначе бы не разобрали ни одного слова - и все были бы в том случае подобны на несвязанное хрюканье.
   - Хоронись, пацан, - присел блатной уворачиваясь от выпада мутанта. Побежал.
   - Я прикрою, - заверил хакер.
   Промахнулся, зацепив контейнер с небольшой радиоактивной ёмкостью. Радиомер зафонил, сигналя о запредельном фоне изотопов. С радиоактивными компонентами парень и всадил лезвие клинка в плоть гермафродита. Тварь осунулась и налетела из них, разбивая лапами иные контейнеры. Отвалилась замертво, дёрнувшись для приличия разок.
   Связь не прерывалась ни на миг, блатной слышал, как тяжело дышит при беге парень, а тот в свою очередь понимал, чего твориться у него с ребёнком, реагируя на звуки, исходящие извне в динамике.
   - Ты достал тварь, пацан?
   - Если бы её одну, а то и себя: на мне какая-то радиоактивная херня! Прибор фонит, что в жопу ужаленный пулей гермафродит!
   - Падла гнойная... - услышал хакер: мутанты отрезали им путь к бегству.
   Послышалась автоматная "дробь". Теперь уже им было всё равно после того, как хакер разворотил один из небольших контейнеров с радиоактивными отходами. Благо не взрывоопасны как думали они изначально, решив одинаково, но отдельно друг от друга одно и то же самое: прежде чем сдохнуть в колонии, превратят зону в гигантское кладбище мутантов.
   - Братскую могилу, аки для братвы опосля стрелки, - разошёлся блатной, стреляя налево и направо.
   - Меня не зацепи, Митя-Ай!
   Мутанты приближались.
   - Как они попали сюда? Где вход нашли? - не понимал блатной.
   - Возможно, и опередили! Я ведь дверь не закрыл - входную! - напомнил парень.
   - Не тупи, Глюк! Асом ты мне больше нравился! Дверь - прозрачная - была на замке! Так что, либо они давно здесь обитают, либо...
   - Есть где-то выход, - осознал хакер: у них появилась маленькая надежда узреть свет в конце туннеля, но не факт: выведет их на землю - скорее в иной мир бестелесных форм жизни. - И не рай! Вот он ад!
   Парень ничуть не уступал блатному, орудуя клинком, как заправский доисторический герой обретённым артефактом. Твари не сторонились их, напротив напирали. Запах крови живой плоти сводил их с ума. Дитё и привлекало их. Они скалились, кидаясь на парня с мужиком. Те стояли спина к спине, занимая круговую оборону.
   Делая выпад клинком, юнец менялся местом с блатным, так и метались они, сменяя один другого, одаривая мутантов ударами меча и пуль. Пробиться не получалось. Оставалось сотворить то, что могло лишить жизни не только и не столько гермафродитов, сколько их самих, даже если ненароком посчастливится выжить в здешней стычке людям. В дальнейшем их убьёт радиоактивное облучение, которого нахватаются вдоволь в хранилище.
   Выбора не было, пришлось рискнуть здоровьем, поскольку оно и так покидало бродяг - и чем дальше, тем больше. Раны гноились, а с их обладателями творилось нечто невообразимое - трясло изнутри, но не из-за большого количества адреналина выделившегося в крови. Причина была несколько иной и удручающей. Оба догадывались отдельно один от другого, по-прежнему молчали, думая лишь о том: пустить при случае себе вовремя пулю в лоб. Сейчас главное выбраться и спасти ребёнка. Возможно с женщинами ситуация обстоит иначе. Им удастся спастись в отличие от мужчин.
   Хакер помнил, не забывая ни на миг: сделал всё для этого.
   - Где же особисты - спецназ их! Почему эти горячие головы до сих пор не объявились здесь?
   Он надеялся и верил: Стас заявится с ними - помощник Альбины пожалует непременно сюда. Слишком большой куш оставил в мышеловке на манер капкана и не грызуна, а медведя.
   - Должно сработать!
   - Что? Ты про что, пацан? - уловил мельком блатной: подельник бормочет под нос всякую околесицу. Явно тронулся умом, хотя и сам был бы не прочь, тогда легче воспринимать то, во что вляпались по своей вине. Иначе и быть не могло. - Вот так воля - и побег! Добегался ты, Варвар! То твоя последняя делюга с тварюгами...
   Хакер услышал крик Митяя.
   - Меняемся...
   Это означало: ему требуется перезарядить оружие - сменить рожок автомата. Не тут-то было. Раздались одиночные выстрелы из пистолета.
   - Вали по контейнерам! - настоял парень.
   Пришлось уступить. Блатной всадил две пули наобум в стороне от тварей. Баллоны не разорвало. Из них хлынула смертельно-опасная консистенция.
   - Гляди, Митяич, как надобно, а потребно делать, - кинул парень один контейнер в толпу мутантов. - Стреляй по нему! Ну-у-у...
   Разрядив все патроны в обойме, блатной наделал в ёмкости дыр. Радиоактивные отходы задымили, попадая на открытые участки тел гермафродитов. Ор тварей неимоверно усилился. Люди достали их. Радости данное обстоятельство не вызвало. Там, куда стремились бродяги, и находились твари. Им не было видно конца и края - вообще ничего толком. В бункере хранилища отходов темным-темно, лишь на короткие промежутки времени вспыхивали огни аварийной подсветки, и тени радиоактивных значков выхватывали из мрака сталкеров с мутантами. На них и реагировали.
   - Отходим! Отступаем, Митяич, - грянул хакер.
   - Куда, Глюк?
   - На контейнеры!
   Подав руку, парень помог взобраться на пирамиду из ёмкостей. Блатной чуть промедлил. Причиной послужил мутант.
   - Да скорее ты... - едва не свалился хакер.
   Блатной оказался довольно тяжёлым типом.
   - Тварь...
   - Это ты мне, Митяич?!
   - Она схватила меня за ногу... - отбивался он иной, попадая ботинком по морде - да толку - всё без толку.
   - Ага, вижу! Получи, падла гнойная...
   Хакер воткнул край клинка на уровне тела блатного, чуть не пропоров комбинезон на нём. На голову чудовище полились радиоактивные отходы. Спустя мгновение блатной уже располагался подле парня, а конечность твари по-прежнему у него на ноге.
   - Она до сих пор держит меня...
   - Не может, Митяич!
   Очередная вспышка дорожки огней на потолке и стенах бункера, подтвердила догадку хакера.
   - Сука... продрала мне комбинезон...
   - Погоди подыхать, Митяич! Рано нам ещё - дел по горло! Кое-кому предстоит вернуть должок, и не мутантам! Готов?
   - К чему, Глюк?
   - К тому, что я выведу нас отсюда!
   Парень также вооружился табельным оружием офицера, паля из пистолета в контейнеры. На мгновение показалось: приборы замера радиации вышли из строя. Они ничего не показывали - цифры заменили чёрточки, словно люди оказались в минусе.
   - Пошли! Ходу, Митяич! Ноги...
   По лужам среди туш мутантов и подались бродяги, оставляя позади себя дорожкой светящиеся во тьме радиацией следы.
   Рэльф нагрянул на место схватки бродяг с тварями. Мутанты полегли практически все разом. Правда, некоторые ещё сопротивлялись. Их тела разваливались, и тут же разлагались. Неловкость ощутил и демон зоны. Кожу стало печь, а тело жечь. Он почувствовал нестерпимый зуд. Появились язвы. Открылись раны. Из них просочилась слизь. Монстр не давал себе отчёта в том, что с ним творится - заметался в поисках выхода.
   Где-то в удалении послышались новые выстрелы в сопровождении ора голосов примитивных форм жизней - людская речь руганью и рыки с воплями мутантов. На них и поспешил рэльф, зарычав на всё хранилище, извещая всех тех здесь, кто хоронился на свою погибель, о своём приближении и неминуемой встречи.
   Один контейнер заинтересовал бродяг, представляя собой нечто необычное и грандиозное в масштабе. На глаза попались колёса и... оба беглеца не поверили им, принимая за мираж. Перед ними предстал даже не грузовой вагон, а нечто наподобие тепловоза. Наткнулись на ступени - отверстия в борту. Вскочили на платформу. Преградой на пути к двери вырос мутанта. Твари не поздоровилось. Подельники не сговариваясь и даже не переговариваясь, всадили в ту по целой обойме из пистолета, и в завершении ко всем бедам со злоключениями добавили мечом.
   Получив толчок в нутро, тварь отвалилась за перекладину поручня. За дверью и укрылись беглецы.
   - Сумеешь запустить паровоз, глюкнутый?
   - Не уверен, Варвар, но что не сделаешь сдуру - попробую, хотя ничего обещать не стану!
   - Уж постарайся, пацан! Дерзай, Ас, а не дерзи! Не борзей, иначе кранты, - дал понять блатной: у него осталась одна обойма, да и та неполная. - Всего два патрона - только на себя и ребёнка!
   - А у меня меч!
   - Вот се им кишки и выпустишь, коль не выберемся, япона-мать!
   Варварин накликал беду. Подле них с иной стороны возник прежний обладатель клинка. Блатной видел того всего один раз и бездыханным у врат колонии, признал сразу. Впрочем, и хакер.
   Парень зашевелился - дёргался сам и за ручные рычаги, да кнопочки с тумблерами. От досады даже грохнул кулаком по панели управления. Та ожила. Он угодил на нужную кнопку.
   - Терь только держись, Митяич! Как говаривал один известный чел на весь мир...
   - Поехали... - перебил блатной.
   Одним словом его речь не ограничилась, он прибавил не меньше нецензурной брани, как в анекдоте про Гагарина, которыми тот сыпал со слов рассказчика-сверстника до того, как в эфир пропустили последнее слово.
   Состав тронулся с места, а "машинисты" - умом. Тепловоз пошёл не туда - откуда явились, тараня контейнеры с радиоактивными отходами. В них и полетели мутанты, что также забрались на технику с людьми, но оставались снаружи, а не внутри.
   Хакер вновь услышал в свой адрес речь блатного, где самыми мягкими словами были те, которые общеприняты за матерные слова, используемые зачастую всеми людьми порой в обиходе без исключения - иные же просто кладезь изворотливости ума и языка для лингвиста. Такую тираду нельзя было не понять даже иностранцу, а уж нашему человеку и подавно.
   Хакер не собирался давить тварей, тараня контейнеры, просто пока не разобрался толком в управлении с тепловозом.
   - Где здесь тормоз?
   - Один - и сам... - не унимался блатной.
   Парень снова занялся перебиранием всего того, что попадалось ему под руку на панели управления. Подал протяжный гудок. Из трубы вместе с паром вырвался мутант. Его размазало по своду потолка хранилища.
   Состав тряхнуло, и поезд встал.
   - У нас вагоны... - дошло до парня. - Тупик!
   - Не тупи! Кончай кипишь - делом займись! Ну же! Ты справишься! Соберись!
   Состав снова дёрнулся. Причиной толчка послужил...
   - Рэльф... - зафыркал Петухов.
   Рука сама нашла то, что требовалось изначально, и состав загремел в обратном направлении
   - Да мы в туннеле - под землёй! То-то рельсы вели на территорию колонии! - зашёлся блатной.
   Ребёнок не кричал. Малютку укачало. Её хранитель-охранитель перепугался, что она мертва - прислушался. До него донеслось сопение.
   - Ха, жива, малёха!
   - Как назовём-то, Митяич? - вставился хакер.
   - Ты лучше за дорогой следи - поезд веди, машинист!
   - Да тут всего одна колея и пути у нас два - вперёд и назад - не собьёшься! Попадание в кювет при всём желании не грозит! Так что под откос не залетим!
   - А твари...
   Рэльф в очередной раз налетел на медлительный состав.
   - Что творит, тварь! Отвали, падла! Изыйди, ювелир! Чур... - срывали голоса люди.
   Им это нисколько не помогало.
   - Ах так, - разошёлся парень.
   - Ты чё задумал, Глюк! Не вздумай! Ай...
   Хакер таранил рэльфа.
   - Угробишь ведь - и в первую очередь нас самих, - ударился блатной. - Маляву погубишь!
   - Жив-Ой, паразит! Скотина недоделанная! Гнида! Получи...
   Хакер ещё раз припечатал составом чудовище. А оно ответило им.
   - Ну всё-о-о... - зашёлся парень. - Те трында-а-а...
   Блатной с ребёнком вторили ему тем же образом и криками в аналогичной тональности.
   Состав с рэльфом угодил в ёмкости с радиоактивными отходами, проехав чуть вглубь туннеля, чем ранее при обучении вождению на тепловозе хакера.
   - Сукин ты сын... - вспылил блатной.
   - Нет, моя фамилия - Петухов! Так что мы с начальником зоны даже не однофамильцы!
   - Ты хуже - маньяк, каких поискать! Это те не игры забавами, а суровая реальность!
   Парень не слушал блатного. Варвар по сравнению с ним сам являлся ребёнком, а кто и должен носить его зычную и звонкую кличку - хакер.
   Больше их никто не донимал, пока состав не встал на приколе.
   - Я не понял, чё за дела - прикол?! - подал в недоумении голос блатной.
   - Ворота наверняка - и заперты!
   - Так отопри!
   - Ага, это если взорвать их! А нечем!
   - И чё терь?
   - Пока не вернулся этот хрен сродни повелителя уровня - нам следует валить! Иначе повторный "баттл" с ним станет последним в жизни! У него их дофига в отличие от нас! Он какой-то бессмертный! Мне не тягаться с ним!
   - Лады, - согласился блатной, затеяв очередной цирк с маскарадом. Они подались не только за пределы поезда, но и защитных комбинезонов.
   Парень оказался прав. Не успели бродяги добраться до края состава с радиоактивными отходами, у тепловоза объявился рэльф. Демон зоны налетел вихрем на чучела, покинутые ему людьми, порвал их, пробившись внутрь. Продолжал сокрушать состав.
   Последний вагон и впрямь подошёл впритык к массивным арочным вратам, что убирались разом вверх. Не было и намёка на дверь подстать калитки в них.
   - Даже если отварим, - не верил в данное чудо хакер. - Чудовище вырвется вслед за нами наружу!
   - В любом случае, - напомнил блатной про тайный вход через муляжную камеру-одиночку в изоляторе зоны карантина.
   Оставалась надежда на дрезину.
   - Ну же, Ас! Ты ведь хакер! Покажи класс, а не тяни кошака за яйца!
   - У нас на воле говорят - резину!
   - Ща я тя, Петя ты Петухов, самого натяну и безо всякого предохранения!
   - Варвар...
   Пришлось спешить, погибать молодым не хотелось, тем более что у него появилась девчонка, а у той - или у матери - полный "кейс" денег. Иначе счётом, как при помощи нетбука - ключа - не воспользоваться. На нём все пароли и коды доступов.
   Новые подземные толчки, происходящие в колонии, заставили содрогнуться окрестности и всех тех живых существ, что затаились в округе. Поднялся переполох. В небо с насиженных мест взмыло...
   - Вороньё! Вот и всё-о-о... - заголосили женщины.
   Укрыться было негде - везде твари - на земле, в здании, небе. Под землёй и то, но они не ведали о том, как и про туннель с радиоактивными отходами.
   - Прости меня, Лада... - произнесла навзрыд Альбина.
   - Ты чё, ма! За что это, а?
   - За то, что я втравила тя в свои финансовые делишки! Да чего уж там скрывать и греха таить - махинации! Если бы не я, жили сейчас и не тужили, как все нормальные люди в нашей стране...
   - Типа... в грязи и нищете? Так мы терь ничем не отличаемся от них - по уши в дерьме!
   - Не получилась из меня мать...
   - Это не тебе судить, ма, а мне, и всё устраивало до сих пор! Даже теперь ничуть - вполне!
   - Никак помирать собрались, - вмешалась проводница. - Что уже Лизке говорить!
   Та сама едва не хныкала.
   - Да не собиралась я, - засобиралась куда-то девчонка.
   - Куд-куда?! - закудахтали женщины.
   - Разве не слышите: к нам летит...
   - Вороньё - давно и сразу!
   - Нет... - уловила девчонка шумы иной тональности звучания. - Прислушайтесь, а не орите!
   Женщины повелись.
   - Неужто люди - спасены-ы-ы...
   До них эхом докатилось грохотание лопастей винтокрылой машины. Во тьме мелькнул луч света, заставляя разлететься в стороны вороньё.
   Несколько птенцов-мутантов угодили на лобовое стекло в кабине пилота.
   - Нихрена се паразиты, - имел тот в виду мошек и гнус.
   - Приготовиться, - подал голос командир группы бойцов в масках на лицах при полной боевой выкладке.
   Исключение из правил составлял один гражданский тип, не собирающийся облачаться в соответствующее обмундирование с амуницией - мять дорогостоящий костюм с иголочки.
   - Не на банкет летим, а в зону типа колонии! Покрой башку каской! И спину - бронежилетом! Неровен час и впрямь окажемся среди взбунтовавшихся зеков! Уж они-то не преминут пустить те кишки, дабы посмотреть какого у тя цвета кровь - голубого ли окраса! Ха-ха...
   Франт засуетился с подачи майора. Вертолёт у них в наличие оказался из числа транспортной авиации, предназначенной для грузовых перевозок и определённого числа пассажиров, но военного образца, хотя и выглядел снаружи обыденно.
   Внутри располагались наёмники. Начальник охраны щёголя сам подбирал их себе в команду из числа тех, кто воевал в горячих точках по всему земному шару и говорил исключительно на русском языке. Словом все, так или иначе, являлись соотечественниками в прошлом и настоящем по союзным временам, имея за плечами огромный боевой опыт. В послужных списках значились высокие награды и ордена, а также горы трупов условного неприятеля.
   Вот и теперь перед ними стояла сложная, и в то же самое время выполнимая задача - убрать кое-кого, если не удастся захватить живьём. Главное груз, коим обладает. Лишь в преддверии при высадке десанта все узрели некие фото, где были изображены...
   - Бабы!? - вспылил один головорез.
   - А разве это что-то меняет, Гвоздь? - обрубил командир.
   - Только то, что я хотел бы побыть с ней наедине некоторое время - и только!
   Подельники заржали.
   - Разговорчики отставить! Прекратите ржание, жеребцы! Здесь вам не скачки на сафари! На всё про всё - минимум времени - у нас максимум час! И это при самом худшем варианте развития событий!
   - Подлетаем, командир, - предупредил пилот, пытаясь выяснить: стоит искать площадку для приземления или дело ограничится обычным десантированием.
   - Второй вариант, - последовало уточнение от майора.
   Не дожидаясь от него команды, двое головорезов пристегнули ремни к тросам, прикрепленным у потолка, и скрученными иными концами на полу. Они всегда и всюду следовали вперёд других подельников, являясь группой разведки.
   От них и зависел успех операции. Дадут отбой и...
   - Никаких откатов с отказами, - предупредил штатский. - Я вам бабки плачу! Каждому по сто штук на рыло! Итого лям на всю команду!
   - Не мелочись, дружище, - дал понять командир-наёмник: дело слишком тёмное - тот темнит. А он выяснил: влезают в сферу интересов структур национальной безопасности страны. - Что если сюда сунуться "федералы", а тут мы!?
   - А вы кто, как не они? У вас одни полномочия с ними? И рожи сокрыты масками! У меня здесь всё схвачено - проплачено! Проблем не должно возникнуть, если сами не создадите!
   - Лады, просто хотел уточнить один негласный пунктик договора: если кто пострадает - оплата удваивается на каждого, а если и вовсе хуже того - утраивается с носа! Семье "отбывшего" - сумма в десятикратном размере!
   - Да вы чё, в своём уме - разорить хотите? Свести счёты со мной? И кому тогда будете нужны? Вас тотчас объявят в федеральный розыск свои же, ухари вы безголовые!
   - А мы с ней договоримся, - указал майор на фото Альбины. - Говорят, что у неё денег - Абрамович обзавидуется - "невеста" богаче любого олигарха на планете Земля!
   - Она - моя! И нужна живой!
   - Так ить сам говорил - башку прострелить!
   - Не сразу же!
   - А когда?
   - Тогда и уточню - сигнал подам! В курсе, что им послужит от меня!
   - Снижаемся, - остудил пилот пыл "пассажиров".
   Вертолёт завис в воздухе в статичном положении, и в стороны от бортов полетели тепловые заряды. С одной стороны ими пилот освещал затемнённую местность, а с иной - на всякий случай, опасаясь: вдруг и впрямь последует обстрел из тяжёлого оружия, тогда никому отсюда не выбраться. Плюс эти жуткие и странного вида паразиты.
   - Готовы? - положил майор руки на плечи разведчиков.
   Те придвинули к маскам противогазы с приборами ночного видения. Едва последовали хлопки, оба десантировались, убирая в сторону дверь с проёма.
   Спуск оказался стремительным. Ноги в мгновение ока коснулись земли. Разведчики отцепились от канатов.
   - Порядок, шеф, мы на грунте! Как слышно? Воздух, приём!
   - Работайте, парни! Ищите людей - любых!
   Головорезам требовалась любая мало-мальски значимая информация. До "пассажиров" в вертолёте донеслась пальба.
   - Земля-земля... - заорал в переговорное устройство майор. - Говорит воздух! Приём! Что там у вас - и стряслось?
   - Тварь... - одаривали её без меры свинцом разведчики, приняв за человека.
   - Поясните! Уточните информацию!
   - А ху... знает, чё это за ...лять такая! - раздалась в эфире при переговорах нецензурная брань.
   И снова автоматные очереди, прерывая сеанс связи. Головорезы вновь пригвоздили мутанта к земле, нашпиговав пулями. Да рёв повторился. А следом раздался взрыв. Некто из разведчиков догадался сунуть чудовищу в пасть гранату. Ей и разнесло его.
   До майора долетели крики подельников.
   - Сука-А-А...
   Они угодили под воздействие слизи. Ей опалило их - и защиту.
   - Какого хера здесь творится?!..
   Тот же вопрос в аналогичной последовательности с тональностью озвучил командир, рванув франта за грудки дорогого костюма.
   - Ты мне за это ответишь, хмырь!
   Майор не по званию, а по призванию - отправил вниз ещё пару головорезов на помощь к двум иным. И к высадке приготовились ещё четыре разом с ним.
   - Садимся, - обратился он с приказом к пилоту, а после уже к заказчику. - На месте разберёмся - я сам! И ты идёшь со мной - хочешь того или нет, но так и будет! Заварил кашу, вот терь разом расхлёбывай с моими парнями! Я за них любой твари кадык выгрызу - всю зону перестреляю - каждого урку и охранника колонии, если потребуется, не взирая на звания с регалиями! Шутки закончились! Ты знал, на что нас подписал, а соответственно и сам! Также не жить, если мы здесь запалимся!
   - Руки убрал, - выдал сердито заказчик.
   - Как скажешь, - хлопнул майор.
   Получив резкий удар в грудь ладонью, штатский лишился воздуха в лёгких. Жест подельника был красноречив.
   - Я не останусь в долгу перед вами, а сам в накладе! Всех по заслугам вознагражу, если...
   А уточнять причину не стал. Майор догадывался кое о чём, также скрывал от парней, что заказчик практически на мели - гол, как щегол, и только строит из себя крутого мена. Они загодя условились обо всём. Заказчик сулил майору миллион изначально, а далее уж как дело пойдёт. Сумма могла вырасти и неимоверно - порядка до десяти миллионов. Во столько майор оценил головы всех своих головорезов, понимая: пришла пора выйти в "отставку" - покинуть страну и смыться за границу на один из тихих курортов в Тихом океане, где никто не найдёт и не достанет.
   - Держись подле меня! Всё понял? - последовали дополнительно издёвки в исполнении главного головореза.
   Тот постучал кулаком по каске заказчика.
   - Я не глухой и не долбак!
   - Кто тя знает, дятла, - ехидно ухмыльнулся майор. - Сержант...
   Он назвал по кличке ещё одного своего подопечного, коему доверял, как себе во всём.
   - Чё?
   - На те вертолёт с пилотом! Отвечаешь мне за них головой! Чтоб никто ближе, чем на два десятка метров ни ногой! Если не послушаются - чужаки - вали, кто бы там ни был!
   - Даже рожи с фоток?
   - Ни в коем случае! В том - зови - и не мешкая!
   Майор в очередной раз выбил дух из заказчика при ударе ладонью в район лопаток со спины.
   - Пошли-пошли! Не засиживаться!
   Штатский вылетел из вертолёта за борт, словно пробка из бутылки шампанского в новогоднюю ночь после хорошей встряски в руках у нетрезвого обладателя. А упасть не позволили.
   - Под ноги смотри, куда ступаешь, - придержал его подле себя майор.
   Каска слетела с головы франта. На ней и сфокусировали внимание головорезы. Иначе и быть не могло - они поступить.
   - Стас... - опешила дамочка, споткнувшись о "головной убор", опускаясь без сил на колени.
   - Альбина?! - не поверил тот своим глазам - и счастью. - Ты жива! Слава Богу! А где дочь? И ваш багаж?
   - Ты как здесь очутился? - занервничала бизнес-леди.
   Узнать в ней ту мадам с фото было непросто. Помощник и сам ее признал по голосу. Всё ещё сомневался: она ли перед ним.
   - Это ты, родная?
   - Не подходи!
   - Не дайте ей уйти! Задержите - схватите! И дочь разыщите! - прорезался прежний уверенный голос заказчика в повелительном тоне.
   Головорезы уловили перемену тональности его звучания.
   - Майор... - окликнул Гвоздь, требуя, чтобы тот примкнул к нему и иным бойцам из числа разведки.
   Те корчились от боли. У них были прожжены не только тела - одежда с кожей, но и бронежилеты с касками да оружием.
   - Твою на ху-у...тор! Это кто их и чем - кислотой?
   - Твердят: какая-то тварь, которую разнесли на куски!
   - В вертушку их! И делом займитесь! Ловите бабу и ищите её девицу! Ну, живо-живо... разошлись, - разошёлся майор сам и не только и не столько на словах. - Марш-марш - вперёд! Труба зовёт!
   Он подал сигнал, спуская головорезов точно охотник свору псов при травле зверя. Добычей в их случае оказались женщины - мать и дочь.
  
  

Глава 22

МЕСИВО

  
  
   - Лада, беги-и-и...
   - Чё, ма? И в своём уме?
   - Не дури, девка-А-А...
   На Альбину навалились сзади.
   - Твари-и-и... - дала проводница очередь.
   Дамочку оставили в покое.
   - Стреляли?! - растерялся Стас.
   В исполнении майора последовал очередной удар с подсечкой по ногам. Заказчик упал, выпачкавшись в грязи, очутившись на земле в статичном положении. А сверху на нём главный головорез.
   - Замри и заткнись, если хочешь жить - те не надоело!
   Головорезы ответили незамедлительно, отвлекая внимание незадачливого стрелка. Один из них подался к нему и разобрался. Правда, не сразу.
   Удар из-за спины в пах не прошёл, а затем и в грудь при развороте. Соперником оказалась...
   - Баба!?
   На Сладкую и рухнул Лом, пропустив запрещённый удар.
   - Ох... - дёрнулась нервно проводница. - Свои - люди мы! Я тя не сильно, а, мужчина?
   - И-и-имя-а-а... - потребовал ответа головорез.
   - Ва-Ва-Валя я - Валентина!
   - Заметно - валенок по жизни! А где Альбина и Лада?
   - А чем я хуже их - и баба! Сам сказал! Заберите отсюда!
   Она добилась своего - её потащили к майору.
   - Что здесь твориться? Толком вкратце объясни? - насел с вопросами майор.
   - И где Альбина с дочкой? Куда запропастились? Только что одну видели из них! - вставился штатский тип.
   - Ничего я вам не скажу, если не пустите в вертолёт - на борт! И не обдурите! Я в курсе: мест всем не хватит! Кого-то придётся оставить! Предлагаю его!
   - Чего? Она не в себе - не в своём уме, - возмутился Лом.
   - Хули...ган! - присовокупила проводница. - После того, что ты сделал со мной - обязан женится!
   - Да она и впрямь чокнутая - ненормальная-А-А...
   Сладкая выстрелила, едва не зацепив головореза, целясь в иной силуэт показавшийся у него со спины.
   - Оружие заберите, - перепугался франт.
   Лом не успел, ему пришлось вступить в схватку с чудовищем. На него накинулся мутант.
   - Как же та-а-ак... - захрипел он.
   Гермафродит с отдалённо человеческим обликом пробил ударом руки-лапы бронежилет насквозь, всадив когти в хребет - поломал.
   - А-а-а... - зашлась Сладкая, рассадив пулями физиономию твари.
   - Мать твою... - опешил майор.
   Он всякого в жизни повидал - людей и зверей - то, что творили они, но подобный симбиоз впервые попался на глаза. Ахнул из подствольника.
   - Ложись... - плюхнулась на грудь проводница.
   Куски плоти монстра разлетелись в радиусе десятка метров. Одним из них зацепило по каске майора. Он почувствовал жжение с шипение - рванул с себя разом с маской, выдирая клок волос, получив незначительный ожог.
   - Бляха... муха-А-А...
   - Это что, вы ещё не видели их - вороньё-о-о... - кинулась проводница в вертолёт, стартуя с земли.
   Прыти ей было не занимать. Майор чуть промедлил, упуская из виду.
   - Где эта дур-баба?
   - У нас в вертушке, - спал с лица франт.
   - Без истерики, Стас! Не надо паники! - проступила она в голосе у майора. - Разберёмся и выберемся!
   Они кинулись следом за женщиной. Сержант не успел выстрелить, как баба проскочила мимо него, закрываясь в вертолёте.
   - Не стой - гони, - обрушилась Сладкая на пилота.
   - А ты кто - и такая?
   - Угонщица, - пригрозила женщина оружием.
   Ей пришлось отвлечься от пилота на тех, кто ломился в вертолёт, и ас рванул оружие у неё из рук.
   - Попа...лась!
   - Убейте меня, пожалуйста-а-а... - зашлась Сладкая. - Умоляю - пристрелите...
   Последовал удар по лицу. Майор наотмашь влепил женщине пощёчину. Та сразу перестала ныть и выть, вцепилась ему в остатки волос.
   - Задавлю! Разнесу...ка!
   - Сама, - едва отбился головорез. - А теперь отвечай по существу: что происходит в колонии? Мы на зоне?
   - Тьфу на тя-а-а... - харкнула проводница, заслужив очередной удар, благо не кулаком. Хотя могла схлопотать и прикладом по зубам, да пока залётные гости не спешили уродовать и без того одичавшую "бомжиху".
   - Так и быть - заберём! Ты уже в вертолёте, а один из моих парней погиб! Теперь скажешь всю правду, как на духу?
   - Руки убрал... от груди, хули...ган!
   - А-а-ай... - заскрежетал зубами майор.
   Проводница резко согнула ногу в колене, угодив ему туда, куда метила. Реакцию на лице мужика и приметила. Приём удался на славу.
   - Больше так не поступай со мной, иначе отправлю за борт - и не теперь, а в воздухе по возвращении на "большую землю"!
   - Угу, - согласилась проводница. - Квиты!
   - Чего она несёт? - было невдомёк франту.
   - Ёп...тя! Не курица - яйца не могу! А кто и что - сами в трусах! Ясно!
   Майор недвусмысленно почесал пальцем у виска, а крутить не стал, понимая: чревато - баба способна ещё не такое отмочить, как и отчебучить, да и не на одних словах, а деле, что и доказала сразу.
   - Мне б такую особу как ты в команду в качестве медсестры, типа врачихи! Что скажешь?
   - В долю берёте?
   - Ну как те сказать, дабы не обидеть...
   - А сколько платите?
   - Сто штук, - ввернул франт.
   - Ха, то мелочь в сравнении с тем, чем обладает Альбина - и обещала, а непременно помочь, если выберемся из зоны - аномальной - с мутантами!
   - Чего? Кто здесь?
   - Видели уже!
   - Паразиты-ы-ы... - зашёлся пилот.
   Летающие твари атаковали вертолёт.
   - Врубай винт - отбивайся лопастями, - подсказала проводница, что надо делать в данном случае. - Падла-А-А...
   - Это она кому - мне?
   - Им... - кивнул майор тем, пока было чем, а не лишился разом с каской и маской.
   Вороньё угодило в мясорубку.
   - Красота-А-А... - зашлась проводница.
   Лопасти начали разваливаться, а борта вертолёта чернеть. На них проступили дыры. Головорезы не поверили в то, что увидели. А влипли.
   - Дерьмо-о-о...
   - Хуже, - уверила проводница. - То гермафродиты! Те ещё паразиты! Ими и повержены - инфицированы! Одно слово - твари! Мутанты, как их не обзови, типа зомби!
   - Что она плетёт? - не унимался франт.
   - Макраме не умею, впрочем, и паутину - не мутант, а человек! Валить надобно - и не тварей, а с зоны, иначе всем край - каюк! Станем теми, кого уже видели!
   Одна из лопастей винта со скрежетом отвалилась, и, ухая, улетела по вращательной траектории полёта в сторону. Местность озарилась яркой вспышкой под воздействием выбросов облаков искр. Плоский и широкий кусок металла зацепил провода высоковольтной линии.
   Пилот не успел заглушить винт, да и не собирался, а что - взлететь в воздух, хотя проще было иначе - на воздух при взрыве. Детонации не последовало, зато потеря ещё одной лопасти, пронёсшейся параллельно земной поверхности, и на её пути оказались...
   - Твари-ри-и... - зашлась проводница, видя, что твориться за бортом вертолёта
   Мутанты вновь подались на территорию колонии из-за периметра бетонного ограждения. Их и начало косить лопастью, как иная, обрубив провода высоковольтной линии передач, обрушилась с ними сверху, продолжая метать каскады искр облаками со вспышками и бить кривыми разрядами подобно грозовым при громе с молнией во время стихийного бедствия.
   Последствия были необратимыми, как для людей из числа залётных гостей, так и гермафродитов. Досталось и тем, и другим. Никто не избежал проблем.
   Мутанты тряслись под воздействием высокого напряжения, их било током. Они начинали дымить, плюс люди из числа головорезов, не жалея боеприпасов шпиговать их свинцом от души.
   - О где дурачьё на букву "м" вместо "д", - отметила Сладкая. - Транжирить боеприпасы ныне в данной ситуации всё одно, что плевать против ветра!
   - Надо говорить - сцать! - присовокупил майор.
   - Да мне посрать! Всё - прилетели, голуби сизокрылые! Накрылась ваша техника!
   - Неужели нет никакой иной в пределах колонии? И где все - начальство? Зеки, в конце-то концов!
   - То ж дикий край! И говорю - конец... им всем, и нам с вами в том числе!
   - А сколько вас, и осталось в живых?
   - На данный момент, пока я одна, если разобраться! Думала - спасёте! Да вижу: не судьба! Ещё самих придётся всему учить - как выжить в зоне и не из ума!
   Франт схватился за голову.
   - Я так больше не могу-у-у...
   Майор влепил ему затрещину. Истерика в исполнении заказчика не прекратилась, но зато он хотя бы понемногу становился вменяемым, начиная дальше адекватно реагировать на ситуацию.
   - Отбой, парни! - послал призыв майор, используя переговорное устройство по назначению. - Все назад! На "базу"! Это приказ - исполнять!
   - Какое - назад! Где Альбина - её "багаж"? Мне требуется её портативный коммуникатор! Без него я никто и ничто!
   - Ничтожество и есть, - утвердительно обрубил главарь команды головорезов.
   Он намеревался уточнить потери, и придумать, как быть дальше - правильно поступить. Ошибки допустить не имел права.
   - Ты в своём уме, наёмник? Неровен час - пожалуют "федералы"!
   - А вы кто - и такие будете, парни? - насторожилась проводница. - Чего молчите? Есть чё скрывать от меня - так в доле!
   - Заткни ей пасть, - настоял франт.
   - Сам перестань скулить! Ты начинаешь действовать мне на нервы, Стас!
   - Ах, вон оно что! Кинуть решил - своего компаньона по жизни! Ни гроша не получишь! Шиш те, а не барыш с процентами!
   - Прежде денег важно жизнь сохранить, а раздобыть "багаж" хозяйки всегда сумеем - и позже! Мы неподготовлены к подобному роду экспедиции!
   - Это точно, - ввернула проводница.
   - Так что там насчёт техники и тех, кто уцелел в колонии?
   - Да мало кто и ни черта не обломится! Всё, что можно - размолотили!
   - Где гараж? - желал разобраться на месте майор.
   - Не, я туда ни ногой - там жуткие рептилии водятся из числа гермафродитов! И пострашнее тех мутантов с коими столкнулись! Мне жить ещё не надоело, - отказалась наотрез возвращаться в здание проводница.
   Начали подтягиваться головорезы. Их внешний вид оставлял желать лучшего результата. Они были не столько измотаны, сколько потеряны - в глазах сквозила пустота на грани нервного срыва с опустошённостью, точно у жертвы на заклании, которую медленно, но верно рвали на части.
   На одежде грязь, а на открытых участках кожного покрова - кровь.
   - Хана, командир, - рухнул в салон самый габаритный тип в команде головорезов. - Не пробиться - кругом твари! Если бы не то, что сотворили вы здесь с пилотом - не встретились! Чтоб завалить одну зверюгу тварью - патронов не хватит! Тут требуется исключительно гранаты! Либо огонь! И почему не догадались прихватить огнемёт? Ведь знали, куда летим - в дикий край с дебрями! Да и в лесу пригодился бы всегда - огонь развести...
   - Будет меня разводить, как лоха! Я не вчера родился! Слушать всем меня и не задавать глупых вопросов! Отставить их - и все разом!
   Майор указал на женщину.
   - Она наш пропуск из зоны - знает здесь всё, и более того! Беречь её, как самое ценное, что у нас есть!
   - А коммуникатор Альбины?
   - Замолкни, Стас! Не до тебя сейчас с ней! После...
   - Чего-о-о...
   Наёмник перебил заказчика - и не на словах. Тот притих, заскрипев зубами от боли и обиды.
   - Работаем по обычной схеме парами! Выскакиваем и передвигаемся стремительно туда, куда укажет она! Выдвигаемся в гараж! Ты всё поняла? Повтори!
   - Я чё - дура или дитё несмышлёное? Мы идём туда или как - штаны от испуга обгадили?
   Никто не засмеялся, даже улыбки оскалом не проступило. Сейчас головорезам было не до того.
   - Отставить юмор, - грянул майор.
   - Да кто шутит - я вполне серьёзно! Тут ведь как - обосраться и не жить - иначе не выжить!
   Майору надоело выслушивать бесконечные бредни, коими могла сыпать без остановки и без меры проводница, вытолкнул за пределы вертолёта, пихнув на борт. Та проломила его.
   Пилот и слова не сказал, возмутившись про себя - поморщился. Он потерял самое ценное, ощущая себя, точно птица, лишённая крыльев. Ему не хватало штурвала в руках. Пришлось довольствоваться оружием.
   - А ты куда - останься подле раненых и франта разом с сержантом, - настоял майор.
   С ним помимо женщины к зданию подались четверо головорезов мелкими перебежками. Пары сменяли одна другую, следуя за командиром с проводницей. Замерли у пролома - ворот раскуроченных взрывом.
   - Вы чё здесь творили? Гараж громили?
   - Тварей валили, - отреагировала сообразно Сладкая.
   - И много их было?
   - Полным-полно - вся колония кишела ими и за периметром ограды вплоть до лесного массива с дебрями!
   - Двинули, - махнул майор паре бойцов.
   Головорезы углубились в подвальную часть здания, выхватывая лучами света из темноты всё то, что попадалось им на пути.
   - Не светитесь, ёлупни, - передал по связи майор.
   Наёмники переключились на приборы ночного видения.
   - А, я, кажется, поняла, - и тут влезла проводница. - Это чтобы не испугаться при встрече мутанта? То дело!
   - Цыц ты! Не привлекай внимание тварей!
   - Да они лучше вас видят во тьме безо всяких электронных прибамбасов! Не удивлюсь, если окажется: ещё и нюх на уровне! Так что на слух неча грешить - их! Могут воспользоваться любым видом обоняния! Впрочем, и шестым чувством!
   - Ты что-то чувствуешь - говори! - настоял майор.
   - Пропали твои пацаны - попались твари на завтрак! Хотя кто знает, вдруг у неё ужин!
   Майор рванул проводницу за руку, увлекая за собой, и два иных головореза параллельно с ними. Иная пара разведки как раз угодила под раздачу. На них выскочила рептилия. Остановить автоматными очередями не удалось. Пули барабанили о клыки, которые та в последующее мгновение обрушила на одного из головорезов, сомкнув челюсти.
   - По-мо-ги-и-и... - захрипел незадачливый подельник.
   Напарник расстрелял оставшуюся часть патронов в обойме - и толку. Рванул за ногу на себя. Она оказалась у него отдельно от остального тела.
   - А-а-ай! Что ты надела-а-ал...
   - Это не я, братуха! Это... это... всё она... тварь такая-а-а... - выхватил напарник массивный нож способный пробить при хорошем ударе любую живую плоть. Бросился на монстра, метя в голову.
   Лезвие чиркнуло по панцирю мутанта, и со звоном поломалось. Головорез в растерянности отскочил. Напарник был обречён. Тварь не обращая внимания на того, подалась прочь, не выпуская добычу из пасти - держала сомкнутой.
   Подбежали иные люди.
   - Рептилия! - вспылила проводница. - Я ж говорила!
   - У неё Шахид! - дал понять напарник? Они без него, как без рук - подрывника-взрывотехника.
   Тот к тому времени оказался без ног.
   - Ему всё равно не поможешь, - напомнил майор: интересует исключительно техника.
   На газа попался УАЗ сыгравший в гармошку.
   - Его реально завести?
   Наёмник завёлся сам. Предстояло действовать стремительно, иначе та тварь, что утащила Шахида, непременно вернётся за добавкой - одним из них - не откажет себе в удовольствии запастись впрок пищей.
   - Погано дело, командир, колёса поколоты! "Козла" проще добить, - предложил Гвоздь взорвать УАЗ.
   - Дождись ту тварь, - уступил майор, понимая: тот отвлечёт внимание тварей на зоне.
   Люди вернулись ни с чем в вертолёт.
   - Так быстро? А где техника и парни? - не приметили подельники пары головорезов.
   - Где надо - на задании, - огрызнулся майор.
   - На два слова, - предложил франт прогуляться. - Выйдем - отойдём!
   - Можно, - щёлкнул затвором оружия наёмник, не собираясь применять против заказчика, разве что в отношении какого-нибудь мутанта в засаде при охоте на них самих.
   Далеко не стали отходить.
   - Т-с-с... - прислушалась Сладкая, пытаясь подслушать. И услышала голоса людей на улице, раздавшиеся в вертолёте.
   Один из бойцов-головорезов догадался включить громкую связь, в то время как майор не стал отключать её у себя. Мало ли чего случиться, а так парни будут в курсе, на что можно в дальнейшем рассчитывать - чем предложит произвести расчёт заказчик, плюс проверить его при помощи женщины - не врёт ли относительно денег у Альбины.
   - Ты пойми, Воин, - раздался голос Стаса. - Багаж - вот главная цель экспедиции! Электронный прибор Альбины - коммуникатор, мобильник или нетбук с подключением к всемирной паутине - ключ к несметным богатствам! Следует опередить "федералов"! А даже если и не получится - с помощью него сможем обозначить себя для них! Уж они-то нас не оставят в покое - вытащат!
   - Всё верно, - подтвердила проводница. - Хакер именно так и твердил! Иначе бы сами не явились сюда по наши души!
   Головорезы вспомнили про сигнал, который сумели засечь и вычислить по координатам место дислокации колонии в аномальной зоне, а затем пропал. Все сошлись на одном и том же мнении: Альбина способна спасти их.
   Цель осталась прежней и неизменна. А тут Гвоздь совершил подрыв УАЗа, прыгая с "козла", куда за ним подалась рептилия.
   - Получи, паскуда-А-А...
   Его выбросило из гаража под воздействием ударной волны. Дымил телом. На нём горела местами сзади амуниция. Недолго. Перевернувшись на спину, он принялся качаться в грязи.
   - Я сделал это, командир! - раздался радостный голос Гвоздя. - Тварь...
   Послышался рык, повлёкший обрыв связи.
   - Гвоздь! Гвоздила-а-а... - понеслись призывы в его адрес на связи от иных наёмников. Сдержать их майор не сумел, они бросились к тому по собственной инициативе, действуя спонтанно. Сомневаться не приходилось, что стало с ним. Вот тут и приключился очередной казус. Прогремел ещё один взрыв. Тварь разнесло на куски. В эфире раздались новые крики.
   К Гвоздю подбежали подельники. Нервно орали и всё больше матом, используя автоматы. Подельник шипел. На нём проступили пропаленные органы с частью скелета - разлагался, словно его окатили с головы до ног концентрированной кислотой.
   - Кто-нибудь... пристрелите меня-а-а... - катался он, теряя куски плоти и конечности. - Добейте...
   Майор не вытерпел. В его исполнении последовала пальба. Он нашпиговал бойца свинцом.
   - Так будет с каждым, кто ослушается!
   В вертолёт возвращаться не стал, затеяв организовать поиски пропажи. К поисковой группе наёмников примкнули даже израненные бойцы разведки. Они поднялись на ноги благодаря сильнодействующим наркотическим средствам, обколовшись ими. Ничего не чувствовали - ни боли, ни сожаления.
   Их товарищи поступили аналогичным образом.
   - Наркоманы! - возмутилась проводница.
   Головорезы совершили некий маниакальный ритуал - столкнулись разом лбами без касок, сойдясь в круге, и заорали на всю округу. Приготовились к смерти, поступая аналогично смертникам.
   - Терь их даже мутантам не остановить, - заметил Стас, припоминая один подобный случай на сафари в Африке, когда вот точно также столкнулись с браконьерами, а те приняли их за егерей заповедника - вырезали всех до одного, и то не успокоились, подавшись громить село. Досталось всем - женщинам, старикам и детям. Даже домашнему скоту.
   Татуировки черепа на левом плече также свидетельствовали об этом у них. Они оборвали одежду с них, выставляя напоказ.
   - Спецназ... - выкрикнул майор.
   Наступило временное затишье. Головорезы положились всецело на приборы ночного видения, двинув одной командой на исследование с зачисткой территории внутри колонии. Тех, кого они искали, притаились. Больше других могло достаться девчонке. Лада потеряла её из виду и сразу, как на зоне объявились головорезы Стаса. Лиза шмыгнула куда-то и с нетбуком в чехле. Злиться на неё она не стала - да и бессмысленно, напротив опасалась за шальную девчонку.
   Та и впрямь угодила в неприятную ситуацию. Ей занялся кое-какой мрачный тип из числа тех, кто имел постоянно место "прописки" в колонии, являясь ПЗ-шником. Лиза угодила в яму, и верх закрылся за ней. Кричать не стала, и не спешила, напротив затаилась.
  
  

Глава 23

ПРЕДАТЕЛЬСТВО

  
  
   - Не бойся, дурёха, - послышалась человеческая речь. - Я не причиню тебе вреда! Человек я, как сама! Ты где? Отзовись! Не будь трусихой! Дядя не обидит! Он хочет поиграть с тобой! Ты же не против, правда? Ау, деточка! Ку-ку! Решила в прятки сыграть? Ну что же - давай! Тогда я иду искать! Ты во что больше любила играть дома во дворе - в казаки-разбойники или дочки-матери? Я всё умею - и многое могу! Тебе понравиться со мной!
   Лиза не шевелилась, опасаясь издавать шорохи. Маньяк продолжал поиски, затянув к себе в коллектор ребёнка. Зацепил лбом трубу. Раздался грохот и отборная ругань.
   - Не хочешь по-хорошему, будь по-твоему! Я могу и по-плохому...
   Маньяк снова на что-то наткнулся, решив зажечь свет. В качестве источника послужила зажигалка. Помимо неё у него имелось оружие - табельное - пистолет капитана, а в обойме хоть сколько-то да патронов. Хватит при случае не только на себя, но и...
   - Я не отдам тебя тварям - пристрелю!
   Он готов был уже пустить пулю ребёнку и надругаться над окровавленным телом. Выстрелил наобум. Лиза вскрикнула.
   - Ага, вот ты где, соплячка! Попалась!
   - Мама-А-А... - завопила ещё громче девчонка.
   - Ори-ори... - разошёлся маньяк. Ему было проще ориентироваться по голосу жертвы во тьме. Лизе некуда было бежать - разве что наверх по скобам в бетонной стене коллектора, так и в том случае не сумеет убрать крышку с люка весом в 50 кг. - Мне это нравится!
   Маньяку ударила в голову кровь. Он стал похож на психа-неврастеника - дико засмеялся.
   - Ах-ха-ха-ха...
   - Ма-а-ма-а... - ничуть не унималась Лиза.
   Маньяк прильнул к ней - схватил. В этот самый момент со скрежетом отъехала крышка с люка.
   - Тихо, падлюка-А-А... - пытался уголовник заткнуть девчонке рот, а та укусила его. Сам заорал. - Кто здесь? А ну отзовись, не то хуже будет!
   Отпустив ребёнка, маньяк противопоставил оружие с зажигалкой незваному гостю. В свете мерцающего огонька проступила чудовищная физиономия гермафродита.
   - А-а-а... - вскрикнул маньяк. - Чудовище!
   - Не угадал, - заявила Лиза. - Это моя мама!
   - Правда? Ну и страшилища она у тя-а-а... - захрипел маньяк. Горло сдавила лапа мутанта. В него он и разрядил все патроны в обойме.
   До него слишком поздно дошло: ребёнок подставил его. Перед ним не человек, а...
   - Тва-а-арь...
   Что-либо изменить не успел. На себя не оставил ни единого патрона, беспомощно задрыгал ногами и руками от удушья.
   Лиза ничего не видела, по-прежнему боялась пошевелиться. Убегать она также не собиралась. Врагами оказались в большей степени люди, чем те, кому изначально противостояли.
   И снова скрежет металла наверху.
   - Это ты, ма...ма? - прошептала девчонка.
   Ответа не последовало. Лиза решила посветить в коллекторе, помня: стоит открыть нетбук и нажать на круглую клавишу в углу - монитор и послужит ей источником света.
   - Есть! Я поймал сигнал! - не поверил наёмник своим глазам и ушам.
   Сканер замигал - на нём точка красным цветом - и запищал, подавая позывные сигналы.
   - Цель близка и находится рядом - мы в непосредственной близости от неё-о-о...
   На него набросилась какая-то тварь. Сканер выпал, а та подхватила прибор. Вослед ей полетели автоматные очереди с гранатой. Во вспышке от разрыва головорезы и приметили мутанта.
   - Тварь проклятая! Гнида гнойная-а-а... - всё ещё не мог отойти майор от прокола - палил из всего, чем обладал. Расстреляв запасы к автомату, схватился за пистолет, а затем, когда последовали обычные щелчки впустую, выхватил тесак. - Убью, скотина! Зарежу, падла-А-А...
   На него навалились подельники.
   - Хрен с ней и сканером, командир! Сигнал был чётким! Прибор здесь - найдём! Отыщется разом с бабами! Никуда не денутся!
   - Альбина! Альбиночка... - подал голос Стас. - Будь умницей, не прячься! Мы заберём тебя с собой - и дочерью - отсюда! Проводница подтвердит! Верно, Сладкая? И говорю я?
   В ответ ни звука.
   - А что если это не она вовсе - нетбук у Лады?
   - Лада! Ладочка! Или быть может ты - Ладушка?
   Снова никакого результата. Головорезы смотрели во все глаза - приборы ночного видения, сканируя округу. Франт продолжал сыпать комплиментами в адрес известных ему женщин.
   - Стоп - погоди, - осадила проводница. - Сдаётся мне: это Лизка! Больше некому так шухариться, и как она, никто не умеет затаиться! Да и этот проклятый мутант всегда там, где она!
   Стас не знал, что и думать по данному поводу, а уж говорить - подавно. Уступил "сталкерше".
   - Время - деньги! И нам без них никак!
   - Заткнись и не умничай!
   Проводница сама подалась на поиски девчушки.
   - Лизка вылезай! Будет прятаться! Это хорошие дяденьки - и выведут нас к людям я всё равно не оставлю тебя тварям! Мать из их числа неспособна защитить в одиночку от них! Не глупи, будь умной, а лучше хитрой! Отзовись!
   - А вот и неправда! Моя мама лучше всех мужиков! Она одна способна на такое, чего они никогда в жизни! Им не выбраться отсюда!
   - Ага, вот ты где! Попа-А-А...
   Проводница провалилась в люк, думала: ей каюк.
   - Кто здесь с тобой? Ты не одна!
   - Да маньяк какой-то попался по соседству, - спокойно ответила девчушка.
   Ей в глаза ударил свет. Луч исходил от фонаря головорезов. Забравшись в коллектор, наёмники осматривались по сторонам - наткнулись на посиневший труп ПЗ-шника.
   - Это кто его так и за что? - определили они навскидку: тот задушен.
   - Я и поцеловала... - соврала Лиза.
   - Взасос - до смерти! Прямо не ребёнок, а вампир сродни упыря или вурдалака, - ехидно ухмыльнулся майор.
   Он, как и франт, приметили у ребёнка...
   - Нетбук! - бросился Стас.
   Лиза огрызнулась.
   - Не отдам - моя игрушка-А-А...
   - Не дури, девка, - предупредила проводница.
   Убедить ребёнка не орать ей не удалось.
   - Мама-А-А...
   - Совсем рехнулась! Угробишь и её, и нас - разом!
   Сладкая схватила Лизу на руки, зажимая рот, а Стас выхватил нетбук.
   - Валим, - заявил он, обращаясь к наёмникам.
   - А как же мы, мужики? - растерялась проводница.
   - Извини, подруга, как-нибудь в другой раз, - заявила без тени сомнения с сарказмом майор. - Будем надеяться: вам повезёт больше - сюда явятся "федералы" и...
   Он сильно торопился, поэтому прервал общение с женщиной на полуслове. Головорезы бежали, закрыв Сладкую с Лизой в коллекторе.
   - Далеко им не уйти, тётенька, - не стала Лиза винить ту во всех бедах.
   - Я ж хотела, как лучше, а получилось, как всегда в таких случаях - хуже некуда!
   - Ну не плачь, тётя! Не надо! Ты ведь моя подруга - так?
   - Ага-А-А... - всхлипнула Сладкая. - Все мужики - сволочи! Только и могут, что использовать нас, женщин! Хоть бы кто один из них обратил на меня внимание, как на женщину! Так нет - ни один кобель! Одно слово - суки-и-и...
   Сладкая разошлась, пуская слёзы навзрыд, шмыгала носом, водя рукавом по лицу.
   - Чтоб вас твари пожрали и не подавились!
   - Да с них будет вполне достаточно и моей мамы, тётенька, - напомнила Лиза.
   - Это точно - она одна способна достать их всех! Ты бы не могла у неё попросить, чтобы отомстила за нас, баб? Оторвала им и не головы, а кое-что намного ниже в качестве атавизма сродни хвоста! Пущай бы помучились!
   Сверху раздались выстрелы и крики. Головорезами занялись твари.
   - Мама... - нисколько не сомневалась Лиза.
   - А всё-таки нехорошо мы поступили с ними, - прекратила Сладкая лить горючие слёзы.
   - О, а говорила: они - и с нами! Попробуй тя пойми, тётка! То так - не этак, то этак - не так! Тогда как?
   - Сама не знаю, кроме того: подрастёшь, тогда всё и поймёшь - не раньше!
   Головорезы и впрямь столкнулись с мутантом и довольно прытким.
   - Держаться всем вместе, - твердил сквозь зубы майор. - Не отставать и не останавливаться! Возвращаться из-за одного не станем!
   Ещё бы - у них в руках оказалось настоящее сокровище - ключ к электронному счёту хакера. Стас изъявил желание взглянуть на него.
   - Чревато - федералы, - напомнил майор.
   - И как, по-твоему, мы выберемся отсюда? Вся надежда исключительно на них - и только! У меня среди них имеются свои люди! Прорвёмся!
   Не теряя ни секунды, Стас запустил нетбук, подключаясь к всемирной паутине, используя беспроводной высокоскоростной Интернет. На глаза попались цифры, продолжая расти - число, достигнув астрономической суммы.
   - С такими деньжищами нам сам чёрт не страшен! Купим всё и всех - даже тварей!
   - Им это скажи, - пришлось головорезам открыть стрельбу.
   Беспокойного мутанта привлекли не они, а то, что отняли у ребёнка. Её "имущество" - игрушку и стремилось отобрать у них с аналогичной целью...
   - Тварь! Падла! Гнида! Сука-А-А... - сыпали головорезы в её адрес оскорбления женского рода, какие им только приходили на ум в тот момент, отвлекаясь от дурных мыслей.
   Потери росли, а толку никакого не было. Хотя появился реальный шанс. Стас подал сигнал о помощи, запустив в электронную сеть с обращением ко всем, кто видит и слышит, передавая координаты.
   - Долго не продержимся, - пояснил майор. - Придётся искать убежище!
   Заказчик согласился. Оставалось сделать выбор, где им лучше всего обустроиться. Кто-то из головорезов предлагал забраться на высоту, поясняя это тем: будет лучше вести обстрел чудищ в виду наличия прекрасного обзора местности. Но едва с насиженных мест поднялось вороньё, выбор пал на здание с коллектором. Не в правилах майора было возвращаться туда и к тем, кого он кинул.
   - Чревато!
   Да сейчас было не до того - пришлось признать допущенную ошибку.
   - Мама! Я же говорила: это она! И вернёт игрушку, - выдала Лиза на-гора.
   В ответ послышались грубые мужские голоса.
   - Это мы, бабы, - раздался баритон главного головореза.
   - Вона как! А чё так? Токмо не говори - соскучились! Не поверю - ни единому слову - твоему!
   - А моему? - ввернул Стас, возвращая девчонке нетбук. - Я тут тебе даже игрушку нашёл!
   - Да пошёл ты... и туда, откуда припёрся! Мы вас не ждали - да и не звали!
   - Верно, Лизка! Так их - пускай знают нас, баб! Мы проживём без них как-нибудь, а вот они без нас - вряд ли! Чего явились?
   - Говорим же: за вами!
   - Ну так пошли, противный!
   - Сядь, не дури!
   - А, мутантов испугались - мать девчонки из числа гермафродитов!
   - Это как - и такое возможно?
   - Сами же видели: ещё и не такое! Такова жизнь - и сложная штука! По существу отвечайте нам - чего ждём, али кого?
   - Скоро все разом и увидим, - уверил Стас.
   - Ну мы-то с Лизкой - вне всякого сомнения, а вот вы - я бы не стала утверждать! Нам-то жить с тварями бок о бок не привыкать! У вас же не хватит времени научиться!
   - Есть хочешь? - пытался майор найти подходящий способ заткнуть рот проводнице.
   - Буду... - выдала та.
   - Тогда держи - пожуй!
   - А это чё? - зачавкала она.
   - Жвачка...
   - Тьфу! Сроду не понимала, в чём смысл её жевать! Не корова!
   - Не скажи - туго соображаешь! Помогает от кариеса и освежает дыхание!
   - А смысл? Я бы согласилась на всё то, от чего она избавляет, лишь бы тупо пожрать любую съедобную дрянь!
   - Ну точно - корова! Тупа скотина!
   - И не говори, Борис, - усмехнулся впервые Стас.
   - Кто он - ты? - сама оскалилась ехидно проводница. - Типа Борька! Телок ещё тот! Он же подставил тебя с твоими орлам! Всех - с кем имеет дело, а не привык делиться! Про это и твердила Альбина! Кинет при удобном случае, как её, а затем и вы - нас! А так и будет - иначе не умеет поступать! Мразь!
   - Ну ты... сука!
   - Пойдём - выйдем, - предложила "проветриться" проводница.
   - Спасибо, уже был наверху и ничего там интересного не заметил!
   - Хм, так я покажу - помогу протереть те твои гляделки!
   - Прекратите, - вмешался майор в перепалку - и пока на словах, а при случае мог перебить на деле. У него чесались кулаки. Твари донимали, а тут ещё люди собачились. Давно он так не влипал конкретно и по уши в дерьмо. А предстояло ещё разбираться с "федералами". - Воевать со своими же людьми после того, с кем здесь столкнулись!
   У наёмника зашёл ум за разум.
   - Ты вспомни одну цифру, - кивнул Стас в сторону нетбука в руках у девчонки.
   Та отвлеклась от чудовищной действительности - забавлялась. Поэтому не сразу отреагировала на проникновение в "бункер" твари. Люди не успели встретить ту огнём из автоматов, похватались за тесаки.
   - Мама!? - испугалась Лиза, уловив злобное рычание. - Уходи! Беги! Эти дяди боятся тебя! Они не причинят мне вреда-А-А...
   Не тут-то было.
   - Твою мать... - разошёлся майор.
   - Не стрелять! - напомнил Стас про нетбук у девчонки. Та оказалась в лапах у гермафродита.
   - Тварь такая... погань! - не могли сдержаться головорезы. Она увела у них из-под носа "добычу", остались ни с чем.
   - Найти и пристрелить обеих сучек! - кинулся майор, тронувшись умом.
   После того, как в руках побывали такие огромные деньги, пусть по безналу и в электронном виде, жизнь без них теряла всякий смысл. Толку выбраться из подобной передряги без гроша в кармане. Того и гляди: вместо курорта сродни Канар можно запросто оказаться на нарах - в иной зоне строгого режима, что после аномальной, покажется раем, а не адом.
   Наёмники устремились в здание на этажи, видя: тварь с их добычей в лапах прыгнула на отвесную стену, шмыгнула в оконный проём, а они, ярусом ниже, проследовав в дверной без остановок, рассыпались для повальной зачистки. Принялись выкуривать тварь сигнальными шашками, разбрасывая по сторонам. Держали меж собой связь.
   Стас не спешил покидать коллектор, оставаясь подле проводницы. Он недолго пробыл с ней наедине. К ним наведалась очередная гостья.
   - Тва-а-арь... - отпрянул Стас за Сладкую.
   - Ха, подруга!
   - Ты больше не она для меня после того, как спуталась с предателем... рода человеческого!
   - Альбина... - чуть успокоился помощник.
   - Вот значит, на что пошли мои деньги! А я-то дура поверила в эти бредни сказками о создании мобильной связи на Урале! Вы отмывали их, пряча радиоактивные отходы! Если я правильно поняла: оборудование из-за рубежа и есть они! Кругом знаки радиоактивной опасности! Не удивлюсь, если окажется: спрятали их в ангаре под зданиями колонии! И что стало со специалистами - группой, пропавшей в здешних краях?
   - Разве оглохла - не слышишь пальбы! Это они и есть - мои головорезы - наёмники!
   - Но нанятые на мои деньги! А я не в курсе!
   - Теперь уже - да! Она свидетельница, - указал Стас на проводницу.
   - Причём здесь я, - возмутилась та. - Это ваши сугубо личные дела - и не впутывайте меня в свои проблемы! Я сама по себе!
   - А кто требовал долю!
   - Это правда, Валенок?
   - Ну-у-у... - затянула Сладкая. - А что мне оставалось говорить им - думала: улететь с ними получится! Так нет же - твари не дали! Теперь всё одно край - помирать придётся!
   - Стас на это никогда не подпишется, - осознала Альбина: помощник придумал иной план эвакуации. - Ждём чего-то или кого-то?
   - Угадала, Альбина, я ж явился за тобой! А то нагородила, хрен знает чего! Это у тя нервное - от испуга крыша поехала! Бывает - понимаю!
   - Но не у всех проходит! Я не идиотка, Стас!
   - И что ты будешь делать с тобой! Не хочешь ты жить - придётся оставить в зоне тварям на съеденье или какому-нибудь уголовнику, что затаился, точно паук в углу в ожидании добычи!
   - Не балуй!
   - И не собирался, Альбиночка! Ведь если всё раскроется здесь - махинации твоей фирмы - зона обеспечена - шконка вроде нар и баланда в качестве пайки! А я что - пас - не в курсе твоих делишек! И нужный человечек из силовых структур подтвердит! Уж попала, так по самое не балуйся!
   - Сам, Стас!
   - Ну так как - договоримся, подруга дней моих суровых? Я те - жизнь, а ты мне - доступ к электронному счёту с нетбука! Стоит он тех денег, что я видел там или ты совсем себя не ценишь? Когда уверен - согласишься: жизнь бесценна!
   - Иуда...
   - И почему сразу он? Сумма-то впечатлит даже повидавшего вида олигарха сродни арабского шейха или брунейского короля! Факт - и бесспорный! Так что не спорь! И слышать ничего против не желаю! А чего - в курсе! Я ведь добрый в отличие от тебя - лишней крови не терплю! А столько пришлось - и тебя заодно!
   - Уж кто кого и достал - сам!
   - Надо же, всё-таки обиделась! А зря! Мы же люди - нам надлежит держаться вместе!
   - Ясно, чего опасаешься - тварей, а следовало бы меня!
   Альбина продемонстрировала оружие, выхватив из-за пояса пистолет.
   - Вау, да ты просто супер, подруга! Одно слово - амазонка! Лара Крофт из игры про монстров отдыхает, а по жизни - Анжелина Джолли!
   - Не она, и не собиралась подрожать, впрочем, ты, Стас, не Питт, хотя и Бред... несёшь!
   - Ёп...тя... - не сдержалась Сладкая. - А я про что - у мужиков в штанах всегда запас того, чего несут куры, а винят в том нас! Сделай ему омлет в трусах! Покажи место этой кобелине!
   - Сидеть, - противопоставила Альбина пистолет Стасу, взяв того в прицел, а оружие в обе руки, выставив перед собой.
   - Неужто выстрелишь, Альбина, - задёргалось нервно веко у помощника - и всякий раз, когда сильно нервничал, предпочитая скрывать свой главный недостаток за чёрными очками в любую погоду - солнечную или пасмурную. Сейчас их не было при нём - точнее стекла, а оправа осталась.
   Её и нацепил, заставив женщин улыбнуться - Сладкую, а вот Альбина конкретно не сдержалась и зашлась от смеха.
   - Ха-ха...
   Руки опустились с оружием - она отняла одну, прикрывая лицо ладонью. Получила удар с последующим толчком. Стас вырвал пистолет у неё - противопоставил.
   - Чего теперь мне на это скажешь? Как заговоришь, Альбина? Не молчи, сука!
   - А ну не дури, - изменился голос у проводницы.
   Стас не успел среагировать на неё, она осталась у него под боком - считал своей - в доле с ним. Просчитался. Последовал глухой удар тупым предметом по голове, и он отвалился. Очнулся от резкой и нестерпимой боли. Череп раскалывался.
   - Чем это вы меня, бабы-ы-ы... - простонал Стас.
   - Лучше мы, чем твари! Нечего было орать! - подала голос...
   - Лада! И ты здесь?
   - А где же мне быть!?
   - Ну да, конечно, само собой разумеется - ты же с мам-Ой - не разлей вода! Как говорится: яблоко от яблони недалеко падает!
   - Вот, считай: им тебе и влетело по "башне"!
   Башка трещала, не утихая, а Стас - не умолкая.
   - Ещё хочешь получить, так запросто, - пригрозили женщины.
   - Это нечестно - трое на одного меня-а-а...
   - А охотится на нас - беззащитных и безоружных женщин - с бандой головорезов справедливо! - возмутилась Альбина.
   - Это вы-то беззащитные и безоружные!? - вспылил Стас в свою очередь. - Да вам палец в рот не клади - хуже зверюг в этой местности! Они и то порвали уже четверых наёмников при мне! Проводница - свидетельница!
   - А чё чуть что - сразу я! Ты за себя отвечай! Мужик, в конце-то концов, какой-никакой!
   - Ой...
   - Чё - совсем никакой?
   - Разве незаметно, - ввернула Лада. - Не удивлюсь, если окажется: он иной сексуальной ориентации!
   - Да не педик, шибче педофил! Одно слово - простофиля!
   - Оскорбляйте, сколько хотите - я привык! Но только помните: попомните ещё меня!
   - Надоел он уже своей занудной болтовнёй, - уведомила проводница. - Заткнула бы ты, что ли его, подруга!
   - Пристрелить решили, как собаку! Да вы сами суки-и-и...
   Снова последовал удар тупым предметом по голове франта.
   - Ай... - вскрикнула Альбина.
   - Ты приложила его, ма?! - изумилась Лада.
   - А что оставалось - и делать!? - отреагировала соответственно она.
   - Вопрос не в том, а чем?
   - Кулаком в отличие от некоторых!
   Лада, прежде спускаясь, зацепила Стаса ногой. Тот недолго пребывал в бессознательном состоянии - открыл глаз, озираясь им по сторонам в потёмках. Иной оплыл и распух.
   - Вы что себе позволяете, бабы! И делаете со мной? Я ж вам пока ничего плохого! А вы... Вы - звери!
   - Не ори, не то наступит мой черёд, - дала понять проводница: у неё рука куда тяжелее, чем у предшественниц, и Стас в случае с ней не отделается нокдауном. Нокаут будет обеспечен.
   - Я голубых...
   - Чё?
   - ... беретов валила - десантуру, разбивая им о головы то, что они с лёгкостью на показательных выступлениях по телику! А в жизни всё как раз наоборот - не могут бутылку из-под шампанского разбить, а что - головы ей!
   Стас вспомнил: у него имеется кое-что за пазухой - сунул резко руку под пиджак на груди.
   - Не так резво и быстро!
   Альбина снова направила на него пистолет.
   - Да ты чё! У меня и в мыслях ничего плохого не было! - развёл Стас руки, сдаваясь.
   - Проверь, - кивнула Альбина дочери.
   - Можно я - мне, - попросила проводница.
   - Валяй, Валенок, только не дурака... и этого!
   - Я нисколько не обиделся, - уверил Стас, отвечая на издёвки в исполнении женщин.
   - Стоять - бояться! - выдала Сладкая, рванув полы пиджака - распахнула, не расстегивая пуговиц - вырвала их все.
   - А вот за это ответите мне - в том смысле - заплатите!
   - Напугал, - ухмыльнулась проводница. - Я вся прямо-таки дрожу! Бояться можно - дозволяешь?
   Вновь рванула кое-что на пиджаке. В руке у Сладкой оказался кусок ткани от внутреннего кармана, а в нём обнаружила платок, в котором была завёрнута плоская фляжка.
   - Чё у тя там? Ну, говори, кобелина, не то сама в глотку волью!
   - А... - открыл Стас рот.
   Проводница не повелась, сняла колпачок и понюхала, а после приложилась, как следует к горлышку, пробуя на вкус.
   - Не молчи, подруга, - сглотнула Альбина.
   - Да это же пойло для зверюг... - выдала та.
   - Чего?! - изумилась Альбина.
   - Коньяк! Что в переводе с армянского языка на русский: як конь или конь як! Типа овцебыка!
   - Допилась - напилась, - выхватила Альбина фляжку, проверяя на слух: плещется ли там содержимое.
   Спиртного хватало, поэтому сама сделала один глоток, а затем не один, распробовав крепкий напиток.
   - У-у-у... - затянула она. - А вкус у Стаса не изменился! Привык баловаться самым дорогим спиртным!
   - А мне дадите... - ввернула Лада.
   - В смысле?
   - Утолить жажду! Пить охота!
   - Воды попей!
   - Ты чё, ма! Где взять? Даже луж нет снаружи, и потом опасно!
   - А что в этих трубах? - подал голос Стас.
   Он давно заинтересовался ими. Постучал, проверяя, не полые ли. Одна из трёх оказалась таковой - от неё исходил глухой звук, из двух иных - другие. И потом одна была на ощупь тёплой - даже горячей, а иная - холодной - едва ли не ледяной.
   - Затопить нас решил - всех здесь?
   - Почему сразу - и жизни лишить? То шанс на спасение! Следует непременно воспользоваться им - выходом за пределы колонии! Я буду не я, если соврал! По данной полой трубе должны течь отходы жизнедеятельности здешних обитателей - не иначе!
   - В дерьме решил нас извозить напоследок!?
   - Какие же вы всё-таки дуры, бабы!
   - Нет, мы не уйдём отсюда, пока...
   - Что? Чего вас держит? Неужели нетбук в руках у ребёнка - девчонки?
   - Лизунчик был здесь? - встрепенулась Лада.
   - Она жива... до сих пор! - подхватила Альбина.
   - Не начинайте, девки! Вы пугаете меня! Да ей в отличие от нас ничего не грозит! Кстати, проводница может это подтвердить, если конечно захочет!
   Отпираться на этот раз Сладкая не стала.
   - Да, её охраняет мамаша-мутант - и в обиду не даст! Скорее от неё самой достанется всем тем, кто позариться на ребёнка!
   В качестве доказательства собственным словам проводница указала на улики в виду состава преступления, пнув труп уголовника.
   - Ой, пок-Ой-н-Ик... - воскликнула Лада, отскочив к маме.
   - Спокойно, не мёртвых надо бояться, а кого - и опасаться - живых, - напомнил Стас, с чем имеют дело - кем столкнулись здесь люди. - Стоит прострелить трубу, Альбина, а уж я довершу начатое тобой дело - выломаю кусок! Только стреляй кучно - желательно в одно место!
   - А Лиза?!
   - Лада, заткнись!
   - Сам, - готова была она накинуться на Стаса.
   - Не слушай его, ма! Он лжец, каких поискать!
   - Ничего, один патрон я оставлю ему!
   - С нетерпением жду избавления от мук, родная моя!
   - Не называй меня так - никогда больше!
   - И это после того, что между нами было - обязан жениться!
   - А что было - конкретно! Расскажите, - заинтересовалась Сладкая.
   - Что-то, но явно не то, о чём намекнул, иначе бы не подставил, - не согласилась Альбина с заявлением уже бывшего друга и партнёра по бизнесу в одном лице, которое видеть не могла, а приходилось терпеть.
   - И всё-таки?
   Загремели выстрелы. Альбина переполошила всех, кто находился рядом с ней в коллекторе. Затем последовал удар ногой - один, второй, третий.
   - Я помогу-у-у... - подлез Стас под горячую руку Альбины, а точнее ногу. Она зацепила его ненароком, и он свалился, угодив туда, куда делали проход.
   - Вот дерьмо-о-о...
   Его Стас и нашёл, обнаружив на свою голову. Оттуда и впрямь потянуло тлетворными зловониями. Находиться дольше в коллекторе, означало задохнуться. У женщин оставалось два пути на поверхность - по трубе очистительной системы или через крышку люка прямиком в зону боевых действий головорезов.
   Альбина опасалась: Стас заказал её с дочерью им - те ни перед чем не остановятся, даже тварями - они обречены.
   - В сторону, - оттолкнула она его от пролома и полезла туда сама.
   Времени брезговать не осталось, да и смысл после всего того, что пережили, а только предстояло пройти главное испытание.
   Из трубы донёсся крик и грохот.
   - МА-А-А... - кинулась Лада вслед за той, решив: она столкнулась с гермафродитом. Обошлось.
   - Поскользнулась я... - шлёпнула от досады Альбина. И пистолет потеряла, но ничего не сказала относительно утраты оружия.
   К женщинам присоединилась проводница.
   - Ну и аромат - умереть, не встать! Куда дальше топать, девки?
   - А ты выйди наружу через коллектор с люком да подскажи направление движения!
   - Туда... - ввалился Стас.
   Рука в мерзкой консистенции под ногами на что-то наткнулась. Пальцы сомкнулись на металле. К нему попал пистолет. Он также умолчал о своей находке, как Альбина о пропаже.
   Женщины повелись. Стас даже какое-то время шлёпал за ними в указанном направлении - резко остановился, сделав это незаметно, когда закричал:
   - Твари-и-и...
   Провокация прошла на ура - женщины ускорились, а он замер, провожая их взглядом - целился из пистолета. Всё-таки не решился выстрелить - помнил: пуля со слов Альбины одна. Мог промахнуться. Да и Лада в том случае не пострадает с проводницей, даже если и попадёт в Альбину. Так что ему в свою очередь несдобровать - идти на преступление при двух практически живых свидетелях не с руки. Подался восвояси, минуя пролом с коллектором. Казалось, заблудился. Но он точно знал: где-то находится общий сток в здании, и там можно будет выбраться - и ближе к наёмникам. Уж они-то не оставят его. Он - заказчик.
   Путь преградила решётка, к которой вели трубы. Её и обнаружил над головой, поскольку сверху на макушку отвалилось...
   - Дерьмо-о-о... - брезгливо выдал Стас, не сумев сдержать эмоций рвущихся из него наружу. Подался вверх.
   Он подпрыгнул и повис, ухватившись руками на скользкие прутья. Дёрнулся, пытаясь оборвать массой собственного тела - сорвался. Пальцы соскользнули с металла, и Стас поднял волну дерьма. Место было как раз для него - словно создано для таких, как он. Повторил попытку. На этот раз более удачно, понимая: прутья должны были подгнить - металл решётки подвергнуться коррозии за долгие годы эксплуатации без замены.
   Они прогнулись, и он снова сорвался, но без крика, опасаясь: в рот набьётся дерьмо. Вновь повторил успешно очередной заход. Металл заскрежетал, рухнув вместе с ним туда, куда он не впервой.
   В образовавшийся пролом и выбрался, выискивая глазами, где бы можно было искупаться. На глаза попался унитаз без сливного бачка. Благо имелось устройство для спуска воды - пусть примитивное, но всё же. Рванул за верёвочку вниз, как он думал, и дико ошибся. К ногам упал гермафродит из числа зверей. В него и пришлось разрядить пистолет.
   Стас дал маху во второй раз, однако ему отчасти сопутствовала удача. Тварь испугалась человека, стремительно скрылась, растворившись во тьме.
   Он в который раз пытался обнаружить источник воды, наконец, добился поставленной цели, прильнув к унитазу. В таком незавидном положении при "купании" его и застукал наёмник.
   На Стаса набрёл майор, чуть было не подстрелил, спутав с чудовищем, лакающим воду из унитаза. Благо услышал родную речь в его исполнении.
   - Ах, хорошо-о-о...
   - Стас!?
   - Боря?!
   Обменялись они любезностями - именами один другого - в полной растерянности с недоумением.
   - Ты что здесь творишь? И почему выглядишь погано? Словно побывал в заднице у гигантского чудовища! Я мог тя спутать с гнидой - пристрелить!
   - Язык попридержи в голове за зубами, - не желал распространяться лишний раз заказчик о том, а что и распространял - зловония. - Я тут по уши в дерьме из-за вас! Не смогли с ребёнком справиться - девчонкой! Когда самолично развёл в одиночку трёх баб, отправив по ложному пути! Вы нашли багаж Альбины? Где нетбук? Почему не вижу у тя?
   - Потому что нет его у меня, - нечем было крыть наёмнику.
   Зато Стас переусердствовал с помощью мата. И всё-таки у майора оказался куда более веский аргумент в качестве автомата. Оружие и применил головорез по назначению.
   Стас нервно дёрнулся. Если бы не то, в чём он изгадился, наёмник мог решить: заказчик обделался, сходив под себя. От него досталось твари - той самой, которую стреножил Стас. А она привела ватагу иных гермафродитов.
   - Ты пытался убить меня-а-а... - не поверил заказчик наёмнику.
   - Думай, что хочешь, но ты пока жив и всё благодаря мне! Цена "кредита доверия" возросла! Терь так просто не отделаешься от меня - одним миллионом!
   - Только дай возможность добраться до счёта вновь, и выбраться из зоны - я воспользуюсь им и без хакера!
   На него Стас и рассчитывал, что тот окажется живым, и ему удастся захватить его вместе с нетбуком, а тут женщины и дети.
   Иные мутанты из-за периметра ограждения колонии больше не вылезали, продолжая исключительно выглядывать, скорее из чистого любопытства. Люди по-прежнему там вели себя агрессивно.
   - Держись... - пытался сказать наёмник: ближе ко мне Стасу. Неожиданно для себя выпалил: - ...от меня подальше! От тебя разит дерьмом за версту!
   - Я плачу, а деньги, как известно не пахнут, - напомнил Стас простую истину.
   Наёмнику пришлось уступить - он натянул на нос респиратор - захрипел и зашипел. Заказчик подумал: подельник злится. Это меньше всего заботило его, а что и кто - тех продолжали искать головорезы, исследуя этажи административной части колонии, вскоре добрались до кабинета начальника колонии.
  
  

Глава 24

ГНИДА

  
  
   Всюду попадались останки человеческих тел и туш тех, с кем люди устроили кровавую бойню с месивом. Понемногу Стас привык. Да после коллектора и тамошних запахов - всё едино. Деньги ведь не пахнут. На это и был расчёт: ему повезёт. Иначе и быть не могло - прилагал неимоверные усилия. Вооружился сам. Теперь твари не были страшны.
   Девчонку не удалось обнаружить в административном корпусе, наёмники столпились подле перехода в зону изолятора с карантином.
   - Чего уставились на меня? - выдал Стас. - Без нетбука нет пути назад! Это наш пропускной билет! Вперёд!
   Майор раздал соответствующие указания.
   - Не тратить попусту боеприпасы! Отрабатывать цель при прямом или визуальном контакте! Марш-марш - вперёд!
   В зоне карантина ситуация оказалась иной - здесь реже встречалась кровь, и трупов не было видно, зато появились какие-то черви.
   - Паразиты-ы-ы... - дали очереди наёмники, разрывая их на куски градом пуль.
   Пилот наткнулся на кладку по соседству, намереваясь отсидеться в стороне от боевых действий. Просчитался. В лицо ударила едкая слизь. Он заорал, открыв рот. На это и был расчёт паразита. Червю открылся прямой доступ внутрь тела человека.
   Стас располагался в непосредственной близости, а также наёмник по кличке сержант. Они и стали свидетелями необычного зрелища. Им казалось: пилот обезумел - пожирает червя, заглатывая целиком.
   - Это паразит его, стремясь проникнуть в утробу... - затянул заказчик.
   Сержант рванул к пилоту, вцепившись в скользкого червя. Выдрать не получилось. Мерзость выскользнула из рук, скрываясь у оппонента в организме.
   - Отвали... - приготовился Стас выпустить очередь в пилота, опасаясь: тот в мгновение ока превратится в гермафродита, о коих твердили женщины, беря на испуг.
   В противовес Сержант занёс тесак над головой аса. Просунул в рот. Чуток перестарался, цепляя мозжечок. Лезвие пробило черепную кость. Плюс автоматная очередь вспорола живот.
   - Какого хера у вас здесь твориться, а... - вломился майор, растолкав подельников.
   - Он - паразит! Гермафродит! В нём червяк... - заорал Стас.
   Сержант подтвердил. А что ему оставалось.
   - И что вы мне тут втираете! Завалили парня ни за хрен! В конец охренели! Как терь без него - где возьмём иного пилота, ежели удастся столкнуться с "федералами" на вертушке?
   Далеко никто не загадывал - и особо не надеялся - и всё же люди из числа наёмников верили: им по плечу справиться с поставленной задачей притом, что их поголовье сократилось ровно наполовину. Заказчика не брали в расчёт. Он нанял их, являясь сторонним наблюдателем, сродни обычного пассажира, пока не взял в руки оружие.
   - Больше так ни с кем не поступайте! Возникнут проблемы или "непонятки", зовите меня! Я сам решу, что делать и с кем как поступить! Здесь я командир! Или кто-то намерен поспорить - оспорить моё безоговорочное лидерство?
   Взгляд майора направился на сержанта. Тот отвёл его, потупив взор в пол с повинной головой. И майор переключился на заказчика.
   - Не дури - слышишь, Стас! Договорились!
   А до чего - не уточнил. Время безвозвратно уходило, а тварей меньше не становилось - кругом паразиты. И не все размерами с батон варёной колбасы. В одном из загонов-вольеров наёмники наткнулись на гиганта. И не все успели отпрянуть с дверного проёма. Тому, кому не повезло, оказался в слизи с головы до ног. Головорез не успел вскрикнуть, как от него осталась куча плоти на полу - дымилась, разлагаясь.
   Наёмники не остались в долгу - метнули гранаты. Грянули взрывы, а с ними гигант-паразит.
   - Огонь... - скомандовал майор, выставив, не глядя из-за стены в дверной проём дуло автомата, разряжая рожок. Вместе с ним иные наёмники.
   По прекращении пальбы наступило временное затишье.
   - Глянь-ка чё там - и творится, - обратился майор к одному из подопечных.
   Головорез наотрез отказался подставлять свою голову под то, что угодил предшественник.
   Майор направил на него оружие, грозя неминуемой расправой за непослушание. Головорез уступил, проявив незаурядную хитрость - выставил на оружии каску из-за стены. И никакой реакции со стороны червя-гиганта.
   - Заманивает, паразит, - не сдержался Стас.
   Майор сам - вытолкнул подельника. С тем ничего плохого не случилось, напротив он наткнулся на слизь по краю внушительного отверстия в полу - робко приблизился, дав очередь для острастки.
   - Получи, падла-А-А... - расхрабрился наёмник, изображая из себя "героя" после труса. - На... вот те ещё!
   Полностью разрядил обойму, и даже взялся за гранату.
   - Прекрати дурить, Шило, - догадался майор, что происходит - вышел из укрытия.
   Подельник обернулся на него, и в самый неподходящий момент. Над ним возникла тень гиганта-паразита. И только майор видел его. Червь пожрал головореза, скрываясь поспешно с добычей в полу. Недолго. Спустя миг оттуда вырвался грохот от взрыва.
   - Шило в мешке не утаишь, - отметил майор: червь напоролся на одноимённого головореза, разобравшись с ним, а сам погиб.
   Подле майора остался заказчик, сержант и Дюбель. Отступать было некуда и бессмысленно, впрочем, и продолжать поиски. Тому было плевать на всё, но только не парней. Решил отомстить напоследок мутантам.
   - Твари-и-и... - сорвался он на крик и с места.
   Стас придержал Сержанта с Дюбелем.
   - Останьтесь! Наша цель - нетбук - девчонка! Ставки повышаются - каждому на рыло по ляму! Угу!
   Стас пояснил, откуда выплыла такая сумма, а не вдвое меньше, поскольку речь шла предварительно о миллионе на всю банду головорезов.
   - Столько же я обещал майору! Ныне он больше ни в счёт, - не брал его в расчёт заказчик. Ему требовались телохранители, даже если не удастся вытащить нетбук, главное теперь было дождаться "федералов". Жизнь и впрямь оказалась бесценной штукой для него. Подыхать не хотелось, а тем паче превращаться в тварь.
   Майор продолжал греметь. По его следам с опаской и двинули головорезы во главе с заказчиком. Впереди Стаса держался Сержант, а Дюбель чуть сзади. Они продвигались не спеша, в то время как их подельник носился что дурной, давя паразитов, наступая иной раз ногой, пока не лишился ботинка. К тому времени он разобрался практически со всеми гермафродитами из числа стражи кладок - вышел на главную, где наткнулся на ребёнка. Ей оказалась девчонка. То была Лиза, и не подала голоса при виде человека. Хотя в иной ситуации и раньше непременно бы обрадовалась. Нынче же было что-то не так. А в чём мог заключаться подвох - майор не уловил.
   Он не думал о том, а о чём - то, что больше всего волновало заказчика. Искал глазами нетбук. Тщетно. Толкнул девчушку.
   - Эй, ты, очнись, тебе говорят! Ну же, будет прикидываться дохлятиной!
   Позади него возникло шевеление. Кто-то располагался со спины - сомневаться не приходилось.
   - Походу мамаша явилась, - выстрелил наёмник, не оборачиваясь назад, прыгнув в сторону. Хватка у самого была ещё та. Он вступил в дуэль с тварью. И затянулась меж ними.
   До спутников Стаса эхом долетели оголтелые рыки и крики, прерывающиеся стрельбой короткими автоматными очередями. Пока не прекратились.
   Наёмники не усидели на месте. Стас не сумел сдержать их подле себя. На них больше не действовали его уговоры про обогащение. Они покинули заказчика, спеша на помощь к командиру.
   Тот уже отбивался от твари ножом, вступив в рукопашную схватку. Вонзил лезвие в тело - череп - и обломал. В свою очередь получил болезненный удар в грудь. Бронежилетом ему её и сдавило. Тварь погнула металл. Забилась в истерике, оказавшейся предсмертными конвульсиями в агонии.
   Подбежали иные наёмники, открыв стрельбу по статичной мишени. И только после этого подле них объявился...
   - Стас!
   - Ох ты, Борис! - не поверил заказчик своим глазам. Похоже, ему улыбнулась удача - майор вывел его на ребёнка. - Что с ней? Почему она молчит? Ты убил её - зацепил ненароком?
   - Если кто - то мать и ещё до моей встречи с ними обоими, - уведомил майор.
   - Ищите нетбук - не стойте, - рванул франт ребёнка и затряс, уподобившись маньяку. - Говори же, ну! Очнись!
   Последовали удары пощёчинами. Лиза не сразу открыла глаза. А когда это произошло - отрешённо уставилась на головорезов.
   - Вот, взгляни, - отступил в сторону Стас. - Кажется, эта тварь - твоя мать была! Мы прикончили её, и то же самое ожидает тебя, если не вернёшь нетбук! Где дела его, падла-А-А...
   Рука Стаса застряла у девчонки в зубах. Лиза укусила его за палец, избежав очередной пощёчины. Раньше бы она себе не позволила сотворить этого с человеком. Вовсе откусила часть фаланги.
   - Да она инфицирована-а-а... - зашёлся в приступе от боли Стас.
   Из рваной раны хлынула кровь, заливая лицо девчонки. Та облизнулась, оскаливаясь по-звериному, и прежде чем наёмники сообразили направить на неё оружие, кинулась вновь на Стаса.
   - А-а-а... мои пальцы-ы-ы...
   Он выставил руки, пытаясь не допустить к иным жизненно важным органам. Девчонка стремилась перегрызть ему горло. Не успела.
   - Не стрелять, - быстрее всех сообразил майор, как надлежит поступить в данной ситуации, в противном случае заказчику не жить. А тот требовался им живым.
   В его исполнении последовали удары прикладом наотмашь по голове ребёнка. Девчонка не сразу отстала от Стаса, лишь, когда головорез сбил её с него - запищала, хныча.
   - Провокация-А-А... - орал заказчик немым голосом, демонстрируя погрызенные конечности рук. Пальцев там поубавилось - значительно - и количество фаланг сократилось. - Она - чудовище! Не ребёнок больше!
   Сержант выстрелил. Девчонка злобно огрызнулась и дала дёру.
   - Сбежала, паскуда-А-А... - всё ещё истекал кровью Стас.
   - Держите его, - приказал майор.
   Подельники наёмника схватили заказчика, и тот всадил ему в плечо шприц с сильнодействующими транквилизаторами. Стас осунулся и притих.
   - Перевяжите ему раны - и руки перетяните, - настоял майор, занимаясь детальным осмотром помещения в поисках того, из-за чего полегла его команда, и поплатился заказчик. То был ему урок - им всем. Но главный экзамен при сдаче на выживание - впереди.
   Откуда-то из глубины подземных переходов колонии донёсся рёв неведомого монстра, заставив содрогнуться трио головорезов. Сержант с Дюбелем замерли, прекратив всякое движение. Недоверчиво уставили на командира.
   Тот приложился к фляжке.
   - Чёрт, вода!
   Сейчас ему требовалась как минимум водка, а лучше бы и вовсе спирт.
   - Возьми, командир, - сунул Сержант свою фляжку.
   Там оказалось необходимое "лекарство". Чокаться наёмники не стали. Праздновать пока было особо нечего, а вот умом также не хотелось.
   Наконец майор обнаружил то, что украла у них тварь вкупе с ребёнком.
   - Больше нетбук не понадобиться им, - спрятал майор его за пазуху, воткнув под бронежилет, ослабляя ремни. Вздохнул полной грудью, и закашлялся.
   Рёбра были повреждены - и серьёзно.
   - Тварь... - ещё раз недовольно высказался наёмник. И от него досталось заказчику. Он двинул его, не стесняясь кулаком по лицу.
   Стас клацнул зубами, очнувшись от болевого шока с наркотиком, введённым ему в организм.
   - Хлебни-ка, - плеснул из фляжки наёмник ему прямо в рот.
   Заказчик нервно покосился на головорезов.
   - Дело сделано, валим ближе к крыше, - затеял майор устроить там посадочную площадку для приземления "федералов". - Самое время появиться им, иначе толку от нашей находки!
   Он дал понять заказчику: нетбук у него и в укромном месте.
   - А исправен ли?
   - Даже если и нет, главное что сохранились данные на накопителях! Какие проблемы, Стасик?
   - Мои руки-и-и... - застонал франт, узрев ладони в бинтах, из-за чего выглядели на манер боксёрских перчаток.
   - С такими деньгами, как нынче у нас, тебе восстановят все повреждённые ткани, и даже не почувствуешь разницы, что пересажены чужие органы, - уверил майор.
   Головорезы потащили Стаса - Сержант взвалил заказчика на плечо. Впереди него шёл майор, а сзади Дюбель по заведённой традиции, прикрывая тыл. Он-то краем уха и уловил какое-то движение. Обернулся, давая короткую очередь.
   Охотиться за ними было некому, разве что молодому гермафродиту в лице девчонки. Она и следовала неотступно за ними тенью по пятам, устроив в переходе к административной части колонии из зоны карантина западню.
   Неожиданно для Дюбеля перед ним захлопнулась дверь, и он загремел по ней.
   - Командир... - окликнул Сержант.
   - Ходу... ходу... - не стал тот останавливаться ради подельника.- Жить захочет, знает, где нас отыскать! А нет - его проблемы!
   Сержант не спорил. Кодекс наёмника не позволял, а в былые времена они никого не кидали с ним, да изменились с той поры, как служили в армии. После одного задания в одной из горячих точек их и уволили. Спасая тогда раненого бойца, они потеряли весь отряд. На них и спустило начальство всех собак, хотя сами были повинны в том, бросив в настоящее месиво. А жить надо было за что-то, и семьи кормить, вот и превратились в тех, с кем воевали нынче в зоне. Главным стимулом и мерилом являлись деньги - сумма - и не только.
   Дюбель прижался спиной к двери, полагаясь на прибор ночного видения, а также лазерный прицел наведения, сверля им тьму и разрезая мрак помещения. На что-то напоролся. И именно спиной. Вскрикнул.
   Молодой гермафродит, инфицированный паразитом нового поколения, обладал огромной силой и высокой степенью регенерации организма, плюс иные параметры, соответствующие быстрым навыкам приспособления к окружающей и резко изменяющейся среде обитания. Пробил рукой-лапой толстый лист металла, как обычную картонку.
   Детскую руку, торчащую из живота с бронежилетом и узрел головорез на последнем издыхании. Задрожал. Голова беспомощно опустилась подбородком на грудь, а в следующий миг он отвалился на пол.
   В пробоине показалось светящееся око новоиспечённого монстра. Оно взглянуло на жертву. Та не подавала признаков жизни. Сорвалось на рык, обозначая: сия территория принадлежит ему. Оно застолбило её за собой, и если кто нарушит покой - не поздоровится.
   - Это ребёнок... - простонал Стас.
   Бинты обагрились, кровь просочилась сквозь них. Жгуты не помогали в должной мере остановить кровотечение. Раны не заживали. На них попало какое-то вещество, не позволяющее крови свёртываться - напротив разжижало.
   Позади беглецов дорожкой выстилалась кровь - сначала отдельными каплями, затем тонкой и кривой струйкой. По ним и нёсся новый вид мутанта-гермафродита.
   Беглецы миновали переход от одной части колонии к другой. Майор замешкался у дверного проёма. Неспроста. Умысел для Сержанта был очевиден. Там оказалась растяжка и не одна, а двойная, поскольку имели дело с хитрой и вездесущей тварью. Отступили на крышу, расположившись в непосредственной близости у люка. Замерли.
   Тишину нарушали отдалённые переклички тварей за периметром ограждения колонии из числа наземных мутантов, да иной раз разносился писк воронья. Беглецы замаскировались профессионально. Ко всему прочему от Стаса несло зловониями людских отходов жизнедеятельности, нежели кровью поначалу.
   Майор ожидал, когда же последует взрыв. Ничего существенного не происходило. Он начал нервничать и злиться.
   - Это никуда не годится!
   - Отдай мне нетбук, - просипел заказчик не своим голосом.
   - Ага, сразу, едва окажемся в безопасности! Молчи, будь хитрым! Не привлекай тварей!
   Сержант уловил изменения с ним, угодив рукой в липкую консистенцию, попробовал на язык.
   - Кровь! Но откуда, и в таком количестве?
   Поблизости не было обнаружено никаких посторонних тел, и наёмникам пришлось осмотреть друг друга. На Стаса, в конечном счёте, и уставились.
   - Чего опять и не так? Почему решили: именно со мной?
   - На руки взгляни, - посоветовал коротко майор.
   Стас приподнял обе конечности. Они окрасились багровыми тонами, а прежде бинты выглядели белыми пятнами в полумраке.
   - Что это и происходит со мной? А творится!
   Наёмники навалились на него, зажимая рот и заламывая руки.
   - Его надлежало поджарить, командир, - дал понять Сержант: заказчику следовало прижечь раны.
   - Терь слишком поздно!
   Стас пытался шевелить губами, стараясь сказать им кое-что.
   - Только не ори - чревато, - предупредил майор.
   - Что со мной и будет? Я умру!
   - Поживём - увидим! Ты потерял много крови - пей!
   Наёмник сунул фляжку с водкой, предварительно плеснув на окровавленные бинты - не столько останавливал кровь, сколько пытался дезинфицировать раны. Как ни странно, но сработало. Спиртосодержащая жидкость, попав в организм внутрь и снаружи, сделала то, во что не сразу поверили подельники.
   - Я всегда знал: водка - лекарство, а не зло, - процедил сквозь зубы Сержант, намереваясь вытрясти из фляжки в рот хотя бы каплю. Нет же, не оказалось и её - ни одной. Отшвырнул с досады в сторону.
   Тут как тут и объявился монстр, набросившись на диковинный предмет.
   - Окна-А-А... - сообразил майор, каким образом тварь минула все заминированные переходы, подобравшись вплотную к ним. И нынче у него не было под рукой ни одного мало-мальски взрывоопасного заряда. Стрелять также не стоило - привлекать лишнее внимание иных летающих тварей, а то и сухопутных, что также могли оказаться в пределах колонии и затаиться, ожидая удобного случая, дабы объявился перед головорезами. Потребовал у Сержанта нож. - Я свой оставил у мамаши этого мерзкого гермафродита!
   Сержант не перечил майору.
   - Отвечаешь мне головой за заказчика.
   - Нетбук... - напомнил Стас.
   Наёмник сунул электронный носитель подельнику.
   - Отдай его мне - сейчас же, - не унимался Стас.
   Сержант упёрся. Майор доверял ему, и он не мог подвести. Они на пару с ним служили в армии, а затем разом подались в наёмники.
   - Необходимо подать сигнал - включить, - пытался развести заказчик подопечного, как последнего лоха заполучи нетбук, мог спокойно бежать.
   Сержант это предвидел.
   - Нет... - отрезал он сурово в грубой форме, заталкивая нетбук за бронежилет сверху.
   - Какой же я идиот, - зацепил Стас голову конечностями в бинтах - взвыл от боли и одновременно обиды.
   Майор не обращал внимания на заказчика, сосредоточив всё своё внимание на твари.
   - Вот он я, - дразнил он ту. - То по мою душу пожаловала! Это я завалил ту, кто тя породила! А ща саму тем же оружием!
   Наёмник сделал опасное движение рукой с ножом. В его исполнении последовал выпад. Он привлекал внимание мутанта, желая схлестнуться.
   - Ползи ко мне, чудовище! Ближе! Ещё ближе! Ещё-о-о...
   Он ринулся на неё. Тварь на удивление отскочила. Почему - по какой именно причине - стало очевидно миг спустя. Оно зашло стремительно в спину.
   Майор очутился на краю обрыва - висел головой вниз, а инфицированный ребёнок удерживал его одной рукой за ногу навесу, обладая немалой силой.
   Брыкаться наёмник не пытался. В случае падения с четвёртого этажа, он вряд ли разобьётся насмерть, и тогда тварь серьёзно займётся им - беспомощным. А этого никак не желал допустить.
   - Лады, девка, квиты! Верни меня на землю...
   Та выпустила его. Майор изловчился, хватаясь за карниз с отливом подле трубы водостока. Не уловив характерного глухого удара от падения тела человека с высоты на бетон, тварь выглянула из-за края крыши.
   Автомат у майора находился за спиной на ремне, а руки заняты, ко всему прочему в одной - нож. Он так и не расстался с ним.
   Мутант не стал затягивать с расправой, подался вниз по отвесной стене, непонятно каким образом цепляясь, держался там так в данном положении.
   - Не подползай, гнида! - предостерёг наёмник. - Будет хуже!
   Отлив оборвался над ним, но он к тому времени уже успел подготовиться к прыжку, цепляя ножом трубу. Массивное лезвие с лёгкостью пробило жесть, и майор вновь повис.
   Сверху донёсся скрежет металла. Лютовала тварь, шаркнув по водостоку появившимися когтями на лапе прежде являвшейся человеческой рукой, а ныне передней конечностью монстра. Разорвала трубу в клочья, обрушивая на голову наёмника.
   Продолжать схватку скрытно с гермафродитом далее было бессмысленно. Тварь наделала шуму. Рука наёмника нащупала приклад автомата, а следом палец, коснувшись спускового курка.
   - Получи, паскуда-А-А...
   До слуха Сержанта со Стасом долетели отзвуки автоматной очереди. Подельник наёмника не усидел на месте, кинулся к майору на выручку.
   - А я! Как же я? Что мне делать? - растерялся заказчик, вспомнив: у головореза то, что требуется ему - нетбук. Подался спешно за ним.
   - Держись, командир, - предупредил Сержант того о своём приближении, а соответственно и тварь.
   - Нет! Уходите! Бегите! Прочь! Ты мне не помощник с инвалидом!
   Сержант не послушался. Из-за края карниза крыши возникла его голова. За неё его и ухватил монстр, рванув вниз. Головорез ничего не успел сообразить - в голове промелькнула вся его жизнь - отвалился на спину четырьмя этажами ниже.
   - Нет... - затянул Стас, - ...бук...
   Сам спровоцировал тварь. Та рванула его аналогичным образом за волосы и швырнула... клок.
   - Парик!? - растерялся наёмник на трубе не меньше твари.
   Та также не сразу сообразила, что содрала его с человека, а не скальп. Не обнаружила крови - лишь на иных двух погрызенных конечностях.
   - Не стой, Стас, вали... - зарядил Борис, тратя последние патроны.
   Одним зацепил тварь. Та огрызнулась. Заказчик больше не интересовал её в данный момент времени, а вот наёмник...
   Им и занялся в полной мере мутант, бросившись вниз. Майор столкнулся с ним, и они полетели дальше.
   - Нетбук... нетбук... - твердил как заклинание про себя Стас. Все его мысли были направлены на данное "сокровище".
   А там, подле тела Сержанта, развернулась настоящая схватка. Майор рухнул с тварью наземь. Из них получился бутерброд. Мутант застрял среди тел головорезов, иначе наёмнику сверху неё несдобровать.
   Он отвалился, и тварь вновь навалилась на него. Пришлось сунуть ей в пасть автомат. Клыки заскрежетали по металлу. Тварь сомкнула челюсти на оружии.
   Согнув ноги в коленях, майор резко оттолкнул чудовище. То отлетело недалеко, и снова ринулось на него.
   Человек противопоставил клинок, держа у предплечья, а лезвием наружу - принял тварь на него - резанул. Руку обожгло и не слизью. Мутант достал его, оцарапав когтями, не сумев дотянуться клыками. И в который уже раз наёмник отшвырнул гермафродита. Инфицированный ребёнок продолжал наседать, отгоняя головореза от тела иного.
   На счастье Стаса, он обнаружил Сержанта в гордом одиночестве. Наёмник хрипел исторгая кровь изо рта. Помогать ему заказчик не собирался, хотя поначалу именно так и показалось: с данной целью расстегивает бронежилет. Но нет, едва на глаза попал нетбук, завладел им, а дополнительно оружием. Вдруг понял - толку. Стрелять не мог - отсутствовали пальцы. Конечности оставались в бинтах. С досады Стас грохнул автомат оземь.
   Сержант не переставал хрипеть.
   - Извини уж, пристрелить тя, не получиться! Сам всё видел, а должен пони...мать твою!
   От злости Стас ударил ногой наёмника.
   - И за что я вам платил всё это время? Не углядели ни за мной, ни за тем, ради чего нанимал!
   По клавиатуре нетбука также было сложно попадать культяпками, давить кнопки пришлось носом, надеясь: сигнал запеленгуют "федералы". И непременно явятся сюда с минуты на минуту.
   Оставалось не сдохнуть и выиграть время у смерти, что было непросто, а в случае соседства с жуткими порождениями вовсе немыслимо. Но приходилось - иначе никак.
   Стас вспомнил про коллектор, подался к открытому люку на ощупь, в то время как главный наёмник продолжал отбиваться от нападок мелкой твари. С гигантом возиться в его случае было бы значительно проще, а вот кроху попробуй зацепить - попади в неё даже ножом с близкого расстояния вытянутой руки. Она ускользала, одаривая новыми ранами.
   Истекая кровью, майор добрался до вертолёта. На глаза попался "брелок" пилота. Им ему служила граната. Рванул её. Кольцо чеки осталось болтаться на защёлке, а само взрывное устройство оказалось в руке головореза.
   - Иди же ко мне, гнида, я угощу тя кое-чем!
   Гермафродит огрызался, не собираясь приближаться, словно понимал, что последует далее в исполнении человека - был знаком с подобными взрывоопасными "игрушками".
   - Неужто не хочешь поиграть со мной в лапту? Я бросаю, а ты ловишь!
   Майор выкинул резво вперёд руку с гранатой.
   - Иди, возьми сама!
   Тварь попятилась, отступая боязливо назад.
   - Ага, страшно стало! То-то!
   Отпускать гранату майор не спешил, понимая: разожми пальцы - самому не жить. Вставил нож лезвием в зубы, хватаясь за чеку.
   Тварь заинтересованно повела головой, следя за действиями человека, словно ждала, когда тот обезопасит взрывное устройство.
   - Гляди, - продемонстрировал головорез. - Я делаю это!
   Он продел в отверстие на штыре, торчащем из гранаты иглу, оканчивающуюся кольцом, а палец не отпустил.
   Тварь метнулась к нему, и он снова рванул палец с чекой из гранаты. Толку. Ему попался вёрткий гермафродит, поэтому мгновенно отскочил в сторону, меняя направление движения.
   Соперники продолжали изводить один другого. Тварь опасалась приблизиться к головорезу, а тот отпугивал её, провоцируя на столкновение гранатой.
   - Смотри-смотри - входит! И выходит... - вставлял он и выдёргивал чеку. - Помнишь, как в мультике про ослика Иа, Винни-Пуха, Пятачка и Сову! Когда свинья, спеша на день "варенья" к ослу грохнула шарик! А медведь сожрал мёд из горшка! Вот так и я одарю тя теми же подарками! Не бойся меня, подойди поближе! Ещё ближе! Не хочешь, тогда я сам и к тебе!
   Он замахнулся гранатой. Мелкая тварь подалась в бега. Майору показалось: он отбился от неё, вздохнув облегчённо. Не тут-то было. Из темноты прилетел тяжёлый предмет, зацепив по голове.
   - Чё-о-орт... - воскликнул наёмник, теряя гранату, и равновесие. Благо чека осталась на месте, а не отдельно от взрывного устройства на пальце. Да толку - всё без толку.
   Тварь объявилась тут как тут. Он выкинул руку с ножом, а она продемонстрировала когтистую лапу. В ней болталась на чеке граната.
   - Отдай - это те не игрушка, - продолжал майор вести разговор с мелким гермафродитом, как ребёнком.
   Ситуация оказалось намного сложнее и серьёзнее - тварь положила на гранату иную лапу, рванула, разъединяя с чекой. Пугнула головореза.
   - Что ты хочешь - скажи, если можешь, - отступил он к вертолёту, укрываясь внутри. - Требуется нетбук - так я пуст! Нет его у меня! Твоя игрушка у Сержанта! Ты сбросила его вперёд меня! Уходи! Прочь! Не подходи! Сгинь! Изыйди! Не приближайся-а-а...
   К ногам наёмника упало с грохотом взрывное устройство. Он прыгнул в иллюминатор, и территорию колонии озарила огненная вспышка.
   Детонировало горючее в баках. Во дворе у административной части колонии прокатилась волна всепожирающего пламени. И снова стало темно, но не тихо. О затишье надлежало забыть. Откуда-то из-под земли донёсся душераздирающий рык. В подземелье бродило ещё какое-то чудовище. Оно упустило бродяг. Те нашли выход, наткнувшись на лаз, ведущий на поверхность.
  
  

Глава 25

ДОРОГА СМЕРТИ

  
  
   Крышка люка со скрежетом отъехала в сторону, оттуда показалась голова хакера. Он едва успел вжать её в плечи, убирая назад. В колонии сейчас было светло как в самую солнечную погоду в пустыне. Воздух воспламенился. Над ним прокатилась волна огня, метая языки пламени.
   - Никак бабы чего-то натворили или быть может, явились те, кого ожидали?! - призадумался парень, высказывая собственные мысли вслух.
   Блатной сунул ему малютку, подавшись наружу.
   - Нет, Митяич, не бросай меня одного на неё! На монстра - ещё куда ни шло, но малютку - чересчур! Что мне делать с ней? Я понятия не имею, как у неё отключается звук! С томогочи не довелось играть в детстве! У меня сразу появился комп, когда я только ходил на горшок! При помощи него и ползал, передвигаясь по полу!
   - Дай соску!
   - То есть титьку - грудь?!
   - Палец сунь, предварительно послюнявив! Так делают все женщины на зоне!
   - То-то и оно: я - мужик!
   Блатной ничего не желал слышать, подавшись на поиски женщин.
   - Бабы-ы-ы... - сорвался он в крик без тени сомнения, нисколько не опасаясь, что его голос могут услышать вперёд них или разом с ними ещё и твари.
   Мутанты лесных дебрей, не шли ни в какое сравнение с тем чудовищем, которое неотступно следовало за ними по пятам. Вот и сейчас не отставало, а искало, наткнувшись на узкий проход. Продраться сразу не получилось. Оно застряло там, иначе бродягам не жить. Они также промедлили.
   - Да погоди ж ты, - подался парень с крохой на руках за блатным.
   Куда там - догнать его не представлялось возможности. Пришлось податься к источнику света - объятому огнём...
   - Вертолёт!? - не поверил хакер. Надежда на благоприятный исход умерла, не родившись.
   Ребёнок на руках захныкал от голода.
   - Тише ты, не то самого зажарю, аки троглодит - и схаваю!
   Заявление парня не подействовало на кроху.
   - Вот вы всегда так себя ведёте, бабы, когда чё-то надо - орёте немым голосом! Глотку откроете, и хер заткнёшь! На...
   Хакер сунул в губы малютке палец.
   - Задавись!
   Та больно сомкнула челюсти.
   - Ну надо же, хватка как у пираньи! Были бы зубы - прокусила! Одно слово - акула! Все вы, бабы, с рождения кровопийцы! Только и можете, что сосать кровь из нас мужиков!
   Палец назад не шёл, застряв у малютки во рту. Ко всему прочему она лизала язычком.
   Хакер не сдержал улыбки на лице. Ему стало щекотно.
   - Хватит, прекрати, а то до смерти залижешь! Ишь подлиза! Не подлизывайся! Нет, чтобы самой лапу сосать, как это делают нормальные медведи! А то хошь лижи обе - и ноги! Но только свои!
   Парень настолько увлёкся малюткой, что ничего больше не замечал - всего прочего, что творилось в округе и вокруг него.
   Из тьмы возник силуэт. Он не сразу уловил его приближение, и то - кому принадлежит, лишь, когда из мрака на свет высунулась...
   - Лиза! Это ты? Неужели - и изменилась чудовищно! Прямо не узнать...
   Та оскалилась.
   - Будет сердиться, глупышка! Я не бросал тебя! И у меня сюрприз для тя с Ладой! Кстати, где она? Почему не с тобой - ты одна? Что тут у вас произошло? И этот вертолёт - почему горит? Где люди с него?
   - Беги, паца-а-ан... - раздался поблизости от костра с иной стороны хриплый голос незнакомца.
   - Не понял шутки юмора! Не молчи, Лиза, скажи что-нибудь человеческое!
   Та зарычала. Поведение ребёнка разительно изменилось.
   - Нет, не может быть! - занервничал парень. - Что угодно, только не это!
   Он не хотел верить: та превратилась в гермафродита. А что если не она одна, и ещё...
   - Лада-А-А... - вырвался из груди крик души. Хакер бросил громогласный призыв. - Отзовись! Это я - Петя-А-А...
   Гермафродит выставил опасно когти в направлении "добычи".
   - Не дури, Лиза! Я не стану с тобой драться! Ты же ребёнок! Только не сейчас, как человека прошу! Даже больше скажу - умоляю...
   Тварь не послушалась, ринувшись на хакера. Тому было не привыкать иметь дело с подобными чудовищами, резво уклонился, и новоиспечённый мутант влетел в вертолёт, а вырваться не сумел, разве что оттуда его рык преисполненный боли.
   Раздающиеся вопли не были похожи на человеческие. Хакер лишний раз убедился: невиноват в том, что случилось с ребёнком, был в ответе за малютку.
   Та выпустила его палец и заревела.
   - Господи, да что же это! И почему выпало на их долю - детей! Ладно бы мою...
   И снова рык монстра из глубины спецхранилища колонии заглушил на поверхности все иные извне шумы. Хакер мгновенно опомнился. Он слышал голос незнакомца, наткнулся на того с иной стороны догорающих останков вертолёта.
   - Ты кто и будешь?
   - Человек... - выдал тот.
   Этого было вполне достаточно. Уточнять подробности в деталях парень не стал.
   - Знать сработала моя уловка с сигналом из нетбука...
   - А, хакер! Нашёлся, бродяга... - выдохнул облегчённо залётный гость.
   - И это всё, чем порадуешь?!
   - Кто знает, что последует дальше и за нами...
   Наёмнику хотелось понять: кто ревёт и где.
   - Те лучше не знать и не видеть, как можно дольше чудовищное порождение зоны!
   - В смысле - колонии?
   - Аномальной! Что-нибудь слыхал о пермском крае - треугольнике здесь сродни бермудского в Атлантическом океане?
   - Не знаю, не плавал там, и сухопутное существо!
   - А говорил - человек!
   - После того, что со мной случилось здесь и парнями из команды - у меня не осталось слов! Просто хочется орать или кричать желательно матом и с автоматом! Поделишься оружием? А то вижу: руки заняты - стрелять не с руки!
   - Точно не пристрелишь?
   - Разве я похож на идиота выжившего из ума?
   - Как те сказать, дабы не обидеть сразу, а придётся огорчить в любом случае!?..
   - Кончай лясы точить! Кругом твари, и вырезали мою команду, а в её состав входили не сопляки вроде тебя - отборные головорезы!
   Хакер согласился уступить.
   - Отлично, - проверил наёмник наличие патронов в автомате. - Терь помоги мне подняться на ноги - и пошли.
   - Это куда?
   - Я покажу!
   - Толку, когда всё без толку!
   - Делай, что велю! У меня оружие, - напомнил головорез у кого преимущество.
   - Всё одно не выстрелишь, я нужен тебе, больше чем ты сам мне! И не только! Беречь должен!
   - Хм, нахальный малый!
   Округа содрогнулась и не под воздействием рыка, вырвавшегося наружу из подземелья колонии, а того, чего предпринял рэльф - попытку проломить бетонное основание хранилища радиоактивных отходов, являющегося одновременно массивным фундаментом для зданий, возведённых над ним для отвода глаз.
   Радиация допекала его. Тело иссыхало. На нём не успевала проступать слизь. Рэльф дымился, высыхая изнутри, становясь меньше в телесных габаритах. Хвост и нижние конечности вовсе подгорали. Чудовище прилагало немыслимые усилия, стремясь вырваться из "могильника".
   По основанию бетонного монолита пошли трещины, и продолжали расти как вширь, так и их количество. Пока не началось повальное обрушение. Вниз полетели отдельные плиты перекрытий, и тут же вверх разом с рэльфом иные, вывороченные чудовищем.
   Монстр проник в убежище, где не так давно находились люди. И снова на пути восхождения возникло препятствие - узкий проход в виду наличия люка. Сил на то, чтобы минуть его с тем же успехом не осталось. Пришлось замереть, пытаясь восстановить, казалось бы, утраченные безвозвратно силы и приемлемые телесные формы.
   Люди также получили передышку.
   - Жить хочешь, парень? - осознал наёмник: начал разговор с ним неподобающим образом и тоном.
   - А разве сам нет?
   - Сложно сходу ответить...
   - Аналогично, - поняли она: потеряли веру в добро и, похоже, окончательно. Им теперь всё равно, что будет с ними - сдохнут или превратятся в тварей.
   - Скажу проще, пацан: я не привык сдаваться, а тем более проигрывать! А это самое главное - научиться идти до конца, когда нет ни сил, ни желания, ни возможности! И всё получится!
   - Что?
   - Жизнь на этом не заканчивается! И трудная штука! Я бы даже сказал - сука! Но факт остаётся им - сдохнуть легко и просто, а выжить и не из ума дано не каждому и надлежит постараться! Лично мне не привыкать! Охота "покоптить" немного дольше, чем отпущено судьбой! Чем не повод, а? Тягаться со смертью! Знаешь, сколько времени она гоняется за мной - не то, что здесь за тобой и малявкой! Я порой думаю: не опасается ли сама меня?
   - Если на то пошло, скорее, поверю в то: забавляется, глумясь надо всеми нами! Аномалия!
   - Парадокс!
   Сошлись бродяги на одном и том же: стоит держаться вместе.
   - Так я не один, со мной помимо малютки здесь ещё Митяич...
   - Кто такой - чё за хрен?
   - И не слаще редьки, - ввернул тот сам. - Я вижу, Глюк: ты времени даром не терял!
   Парню было чего порассказать блатному про Лизу и то, во что она превратилась, и далее из-за него.
   - Всё после, - уставился уголовник на бойца. - Я так понял: с неба упал, коль вертолёт разбит и коптит?
   - Угадал - слово в слово, - подтвердил наёмник.
   - Что видели, а слышали?
   - То же что и вы!
   - Хм, весёлая у нас получилась беседа! И впрямь базара нет - торг неуместен! Знать будем держаться все вместе!
   - Выходит, что так!
   - А про баб слыхал?
   - Даже видел, как вас...
   - Ну и где они эти дуры?
   - У заказчика стоит спросить...
   - Кого?!
   - Стаса...
   - Помощника Альбины?! - вмешался хакер.
   - Во-во! У него, как сдаётся мне, то, что поспособствует нашему избавлению от тварей!
   - Нетбук... - догадался юнец.
   - Хм, а ты мне нравишься, пацан, и чем дальше, тем больше!
   - Поздно, он - мой, - предупредил блатной.
   - Я вам не девка, чтобы из-за меня ссориться! И сам позабочусь о себе!
   - Да он у тя озабоченный, как и сам, - отметил наёмник.
   - Ещё слово, и озаботишься не меньше, стоит мне вставить те, вояка-забияка, дуло от автомата в одно место!
   - Рискни и узришь, чем это всё чревато!
   Склоки людей прекратились тот же час. Их снова побеспокоил Рэльф. Из отверстия в земле возникла морда чудовища.
   - Проклятье... - выпалил в противовес блатной, а стрелять не стал, впрочем, и привлекать лишний раз не помышлял. Было чревато неминуемой погибелью. - И не дохнет! Когда уже сдохнет?
   Подхватив наёмника, блатной потащил его ближе к бетонному забору.
   - Смысл, - пытался уяснить залётный гость.
   - У нас там дрезина!
   - А как же девки и Стас?! - вспомнил хакер.
   - Чёрт с ним! Никуда не денется! Я знаю, где и как его зацепить - и на чём конкретно, - уверил наёмник. - Главное отсюда вырваться!
   - А женщины!?
   - Мужики-и-и... - тихо позвали их.
   - Никак они - и самые?! - не поверил блатной.
   Голос принадлежал Альбине.
   - Лада, - не сдержался хакер.
   А та в свою очередь.
   - Петька-А-А...
   - Осторожно - провода-А-А... - ввернула проводница.
   - Стоять, - грянул наёмник. Он знал, как проверить: путь свободен или их ждёт смертельная ловушка - передёрнул затвор.
   На ладонь упал не стреляный патрон. Им и кинул в направлений врат. Патрон при ударе о землю заискрил - порох детонировал. Послышался выбух подобно выстрелу.
   Стало очевидно.
   - Не пройти!
   Предстояло обойти опасный участок. Патроны было жалко тратить, но жизни и подавно - она одна у каждого из них, и второй не предвидеться в ближайшем будущем.
   Чудовище продолжало рваться из-под земли наружу. Бродяги торопились, разбрасывая патроны охапками. Наконец обнаружили то место, где не детонировал один из зарядов. Люди не поверили и ещё раз проверили. Участок оказался узким, поскольку третий патрон "хлопнул".
   - Погано... - отметил блатной.
   - За мной, - подал голос наёмник и пополз.
   Бродяги медленно, но верно минули одно ограждение, состоящее из сетей с колючей проволокой, а вот бетонную преграду преодолевать сквозь проломы не спешили, зато к железной ветке с дрезиной, где их заждались женщины.
   - Скорее! - вскочили они все разом на ноги. И всё же не утерпели - не устояли - на месте, подавшись к мужикам.
   - Петька! Петенька! Петюнчик... - прильнула Лада к хакеру, прижимаясь. - Ой, что это у тя?
   - Малютка - родилась недавно у "монашки"!
   - Анны-Амалии?
   - У неё - Аномалии!
   - А Лиза где? Ты не видел её? - корила Лада себя за то, что потеряла девчонку.
   - Она больше не с нами... - тихо молвил парень, еле ворочая губами.
   - Как? Почему? Что с ней и стало? Только не говори: она...
   - Нет, и давно не мучается! Держи!
   - Чё за подарок? - заинтересовалась проводница.
   Альбина не меньше, отвлекаясь на блатного с наёмником.
   - А где Стас?
   - Уа-уа... - послышался детский плач грудной малютки.
   - Вот так подарок от дятла! Типа аистом заделался, хакнутый! Ну ты и Глюк! - ввернула Сладкая.
   - Так не всё же вам, бабам, преподносить нам, мужикам, подобные сюрпризы!
   - Хм, ещё скажи: сам родил!
   - Не гермафродит, как...
   Завершить мысль вслух парень не успел. Людские голоса потонули в рёве чудовища. Оно вырвалось на поверхность, озираясь в поисках жертвы, уставилось на бродяг.
   - Бежим - к дрезине! - загалдели наперебой люди.
   Рэльф кинулся к ним, угодив на оборванные провода от высоковольтной линии передач. Вспыхнули кривые лучи электрических разрядов, и пробежались искрами со вспышками до иных металлических столбов.
   Он обрушил их, ухватившись лапами, стараясь застать беглецов врасплох. Его опередил кое-кто.
   - Где дрезина? - опешили люди, не обнаружив у врат, хотя точно помнили: оставили здесь, и женщины, натолкнувшись не так давно.
   Грешить на мутантов не спешили.
   - Мутанты не могли угнать, исключительно человек, - догадалась Альбина: кто подставил их. - Стас, скотина!
   Во вспышках электрических разрядов в удалении по железнодорожной ветке мелькнула чья-то одинокая тень силуэта на самоходной платформе в окружении иных. На беглеца набросились...
   - Твари-и-и...
   - Его голос, - признал наёмник крик заказчика. - И нетбук при нём - не иначе! За ним!
   Люди подались в бега, не обращая внимания на рэльфа. Чудовище недолго противостояло невиданной стихии, отступило. Током не убило, но изрядно поджарило. Рэльф истекал слизью. Она покрыла его целиком. Внешний облик стал напоминать кокон - статую, оплетённую за долгие годы забвения паутиной под толстым слоем пыли - регенерировал, мутируя в новую ипостась.
   Тем временем люди достигли дрезины. Стас пропал.
   - Да и хрен с ним! Пускай федералы занимаются им, - пояснил подоплёку наёмник.
   Никто не спорил, разве что блатной вспомнил про деньги - электронный счёт.
   - Получается, что ничего не получается - я зря устроил весь этот кипишь! Люди подохли не за грош!
   Он схватился за голову.
   - Я что-нибудь обязательно придумаю, - заверил парень. - Ещё не забыл - хакер! За это и угодил на этап с тобой! Вирус-то мой - сам создал, мне и укрощать!
   - Лучше руками работай, а языком мы и сами сильны, - вставилась проводница.
   Дрезина загремела неспешно по рельсам прочь от колонии. Твари не досаждали бродягам. Мутантам было не до них, они получили добычу, за неё и дрались. В лапах у монстров оказался Стас, проклиная всё на свете. Деньги в который раз не принесли счастья. Он снова обладал ими, а воспользоваться не мог. Раньше мешала Альбина, ныне же и вовсе мутанты из числа гермафродитов - рвали друг друга и его меж собой на части.
   Одна тварь даже умудрилась облизнуться и облизать окровавленные конечности человека, словно тот представлял собой некое лакомство сродни леденца или мороженого.
   Стаса прошиб озноб. Он попрощался с жизнью. Спасения ждать было неоткуда, да и не приходилось. Бродяги не помышляли отбивать его у мутантов. Как вдруг над лесным массивом вблизи "железки" раздался рокот вращающихся лопастей.
   - Федералы-ы-ы... - зашёлся Стас. - Я здесь! Сюда! Спасите! Помогите! Люди-и-и...
   Уловив изменения, бродяги задрали к небу головы. Тьму с мглой разрезал луч света, исходящий сверху. Они не поверили в то, чему стали невольными свидетелями.
   - Не обольщайтесь на их счёт, - заявил наёмник. - Не стоит лишний раз обманывать себя! Им нас не забрать - слишком много, а у них ограничено число посадочных мест! И будет лучше, если избежим ненужной встречи с ними! С нас вполне достаточно и того: отвлекут внимание тварей на себя!
   Слова наёмника удручали, однако все подспудно понимали: он прав, ждать помощи и впрямь не стоит. Ещё запросто могут обвинить в гибели людей в колонии и вагоне. Продолжали вести дрезину, а было чего порассказать и кому.
   - Нет уж, я на зону не хочу, - отметил блатной. - Зря чё ли корячился на данном лесоповале! Шняга с федералами и пожизненным хавчиком за казённый счёт не про меня! В натуре! И являемся обладателями такого количества бабла, благодаря хакнутому, что в голове не укладывается штабелями, аки такое возможно!
   - А то, что кругом нас твари инфицированные паразитами? - загалдели женщины наперебой.
   - Не орите, дуры! Могут услышать... федералы!
   Мутантов особо бродяги не опасались, привыкнув к их постоянному соседству, и те в свою очередь уяснили: тягаться с бродягами себе дороже. Лишний раз не беспокоили без нужды и по пустякам. Добычи в качестве трофеев хватало и на стороне.
   Вертолёт продолжал кружить в непосредственной близости от поверхности, выискивая кого-то. Что было очевидно.
   - Неужто нас? - не верилось бродягам.
   Особенно хакеру. Парень не скрывал удивления. Получалось, что сигнал отсутствовал - нетбук отключён, либо выведен из строя.
   Луч уже несколько раз пересекал железнодорожное полотно, и всякий раз в непосредственной близости от бродяг - то спереди, то сзади. Они либо ускорялись, либо сбавляли ход. Долго так продолжаться не могло - рано или поздно кто-то на кого-то натолкнётся, ведь бродяги стремились к людям. Ими и занялись силовые структуры серьёзно. Целью N1 являлся хакер, иной и второй по счёту - матёрый уголовник. Варвар мог и не потребоваться живым, а вот Ас, он же Шалун, а с недавней поры Глюк, благодаря одноимённому вирусу, запущенному во всемирную паутину - вне всякого сомнения. Грех упускать такой уникальный случай - и экземпляр. Плюс поступили сведения о бизнес-леди. В общем, всех тех, кто оказался в аномальной зоне, ждало разочарование. Дело поисков бродяг не ограничилось банальной разведкой с воздуха одним вертолётом. Была перекрыта железнодорожная ветка. У стрелки при переходе с основной магистрали разместились бойцы в камуфляже. Да отправлены иные группы захвата во все населённые пункты, отмеченные на карте, а также отрезаны иные пути выхода из дикого края по водным преградам, которые могли служить прекрасным местом сплава по рекам.
   Зону оцепили, благо не опоясали колючей проволокой под током. А непременно следовало бы. В штаб особистов поступали сведения после каждой поверки перекличкой, уточняя данные о беглецах, и пока никакой существенной информации об их местоположении - ничего ни от кого толком. Пока на связь не вышла группа одного блокпоста с дальнего кордона. Отряд спецназа исчез бесследно. В штабе не знали что и думать по данному поводу. Подозрения в первую очередь пали на уголовников, поэтому было принято решение наведаться в колонию "СЕВЕР".
   Оттуда вскоре поступили первые кадры того ужаса, что творился там. Наземный десант не вернулся. В картинке передающегося видеоизображения мелькнули тени жутких привидений во мгле, отдалённо напоминая силуэты людей и зверей, за коими последовали обрывы записи в режиме он-лайн. Спустя некоторое время была утрачена и связь с вертушкой.
   Экипаж поисковиков натолкнулся лучом прожектора на некое изваяние.
   - Чё за средневековый монстр подстать гаргулье? - последнее что произнёс в открытом эфире пилот человеческим языком, и далее в его исполнении и всех тех, кто располагался с ним по соседству в вертолёте, иные нечленораздельные звуки оголтелыми криками.
   Возникла суматоха, повлекшая неразбериху вкупе с беспорядочной пальбой. Все стреляли, кто во что горазд. В штабе по-прежнему недоумевали, что там происходит, а понять толком ничего не могли, как и рассмотреть, зато бродяги всё отчётливо собственными глазами с открытыми ртами. Не орали, а молча взирали на царящий хаос вакханалии.
   Рэльф переродился, разрывая затвердевшие края кокона. Послышался грохот подобный на звон битого - и не стекла, а хрусталя. Да столь пронзительный, и рык за ним, что все, кто находился в округе, притихли, затаив дыхание - глохни.
   - А-а-а... мои уши! Голова-А-А... - побросали люди поручни.
   Дрезина замедлила продвижение, упала скорость и катила дальше по инерции приложенного усилия ранее людьми. Пока и вовсе не встала колом.
   Вертолёт выхватил из мрака чудовище. Оно недружелюбно отреагировало на источник света, прыгнуло в небо с земли. Скачок в её исполнении получился головокружительным при том при всём, что не обладало больше крыльями. Трамплином поначалу послужил пролёт бетонной стены пятиметровой высоты, а далее крыша вдвое выше, и остаток недостающего расстояния до вертушки чудовище проделало само, угодив под лопасти вращающегося винта. Они погнулись об неё, собравшись воедино, и техника вояк рухнула вниз.
   Рэльф уцелел в столкновении с вертолётом, просунув когтистые конечности сквозь борта, раздирая металл и разрывая на части. В тело монстра впились пули. Спецназовцы лишь раззадорили мутанта, и он занялся ими вплотную, раскидывая в стороны вокруг себя.
   Людской крик разносился по всей округе. Люди из числа экипажа спецназа покрывали огромные расстояния. Кто-то из вояк угодил на бетонный забор, не собрав костей, превращаясь в кровавую кляксу, сродни мошки на лобовом стекле авто, кто-то ещё угодил в основание вышки, некто вовсе влетел в стену здания или на крышу колонии. Но были и такие, чьи тела монстр зашвырнул в лесные дебри. А одно попало на рельсы. На него и налетели бродяги дрезиной. Их подкинуло с одной стороны - колеи - и им пришлось в очередной раз остановиться, поскольку понесли потери в лице выпавших за борт Лады с малюткой и наёмника. Иные подельники в отличие от них держались за поручни друг против друга и работали ими, приводя в движение колёса самоходной платформы.
   Хакер с женщинами подался на поиски пропажи, а вот блатной заинтересовался странным ухабом на железнодорожной колее - наткнулся на окровавленный труп человека. Из-под одежды выглядевшей на манер лохмотьев рванины торчали окровавленные кости. Блатной перекрестился - и только. Брезгливости не выказал. Его интересовали боеприпасы спецназовца. Ими и разжился, обнаружив наудачу одну гранату, иное взрывное устройство детонировало, едва он пошевелил тело.
   Прогремел взрыв, привлекая внимание тварей со всей округи, но главное, и что самое страшное - рэльфа. Монстр в то же мгновение подал боевой рык.
   Блатной оказался в крови.
   - Ты ранен! Куда зацепило? Где больно? - вернулись попутчицы, подхватив его на руки.
   Блатного контузило. Он не сразу распознал, о чём они твердят. Женщины рвали одежду на нём, раздевая догола. Тут же выяснилось: кровь не его, а десантника-спецназовца. Вот только из ушей блатного сочилась его собственная.
   Он оглох и надолго. Смеялся громко-громко, сжимая в кулаке гранату.
   - Подержал и будет - дай другим, - вмешался наёмник. Без толку. Варвар не реагировал. Благо чека была на месте, и не дёргал её раньше времени. - Погнали, девки! Шевелитесь, бабы! Работайте, дамы!
   Окрестности прилегающего лесного массива к железнодорожной насыпи ожили. Там началось повальное движение. Недолго и продолжалось. Рэльф в очередной раз известил всех гермафродитов: никому не поздоровится, если кто-то вознамерится увести у него из-под носа добычу, которую обозначил для всех без исключения. Бродяги - его - и только, а ничьи больше. Занялся ими, стремительно сокращая расстояние гигантскими скачками.
   При отталкивании от земной поверхности или приземлении на неё, он крушил шпалы. Древесная основа брусьев трещала под лапами массивного тела и ломалась, порой разбивая когтями в щепки или труху. Скорость движения увеличивалась с каждой последующей секундой. Монстр не сбавлял оборотов, продолжая набирать разгон, перейдя с редких и затяжных прыжков на более мелкие и частые скачки, нёсся без остановки.
   Из-под чудовищных лап вылетали щепки охапками да щебёнка. Временами на изгибах с поворотами сходил с пути проторенного людьми на дрезине, срезая угол и значительно сокращая дистанцию.
   Бродяги упустили монстра из виду. Им даже показалось на какое-то мгновение: опасность позади - оторвались. Не тут-то было. Рэльф загремел в непосредственной близости от них слева и... промахнулся, шаркнув когтями по краю дрезины, оборвав перила с одной стороны.
   Блатной вскрикнул от жгучей боли. На спине проступили кровавые борозды - расползалась кожа, располосованная мутантом в местах образования ран.
   На этом неприятности для бродяг в стычке с рэльфом не закончились, их схватка только начиналась с ним. Чудовище повторило выпад. На этот раз менее удачно - люди встретили его во всеоружии. Оружие применил наёмник, обнаружив передвигающуюся цель во мгле при помощи прицела с лазерным наведением. Дал короткую и отрывистую очередь, метя в морду монстру, стараясь поразить сверкающие очи.
   По данной причине у рэльфа и сбился прицел. Он промахнулся, разминувшись с людьми и дрезиной, сминая кустарниковую растительность и прочие заросли молодого перелеска подле железнодорожного полотна.
   На какой-то миг наступило затишье, если не брать в расчёт грохот колёс дрезины, высекающей иной раз искры на рельсах.
   - Чё-то как-то довольно легко избавились от зверюги, - не поверил хакер: опасность миновала - рэльф повержен, иначе вряд ли бы прекратил погоню за ними. Это было не в характере здешних порождений, а тем паче такого, какое представляло собой чудовище.
   Оно вновь сорвалось на рык и столь яростный да пронзительный, что его уловил даже блатной, потянувшись иной свободной рукой к чеке от гранаты.
   - Постой, Митяич, не спеши, - схватил его за неё парень, сдавливая собственными руками. - Посмотри на меня - мне в глаза! Читай по губам, что я те скажу ща! Верь, так надо!.. Отдай гранату, я всё устрою - твари не жить! Разорву в клочья!
   - Ты сам - и гранатой после всего того, что мы видели - нереально, - не согласился наёмник. - Даже если затолкаешь в пасть - и подавится! Толку не будет - в лучшем случае удастся задержать на короткий промежуток времени, да и то ценой собственной жизни! Готов на самоубийство?
   - Разве я похож на японца? Не камикадзе!
   Парня выдавал клинок восточного происхождения, доставшийся ему от "туриста" из страны восходящего солнца.
   - Нет, Петька, не дури! Я не отпущу тя-а-а... - вцепилась Лада в друга.
   - А кто вам сказал: я намерен непременно подохнуть, когда напротив выжить - и не из ума! Не надейтесь!
   Он только теперь продемонстрировал бродягам, что припас, прихватив из хранилища радиоактивных отходов. В руке у него оказался небольшой контейнер.
   - Идиот! Кретин! Псих! Ненормальный! Хакнутый! Глюк...
   - Спасибо за комплименты, я польщён до глубины души, но как иначе избавиться разом от всех тварей! Тут без ядерного взрыва в миниатюре не обойтись! Я всё рассчитал - у нас получится нечто похожее сотворить!
   - А, ну да, - кивнул утвердительно наёмник. - Да-да, а как иначе, на то и Глюк, дабы растить специфические грибы сродни атомного взрыва! Только не перестарайся, иначе никому не жить - не выжить в катастрофе! Укрыться негде!
   - Ты главное не промахнись, - пояснил хакер, что и как кому придётся делать, а вести себя на дрезине.
   Дорога пошла под уклон вниз.
   - Это наш шанс - другого такого не предвидится!
   Заявление парня перебил рёвом мутант-гигант. Рэльф снова кинулся за бродягами в погоню. У них не всё было гладко. Блатной упирался, не выпуская гранату из рук. Пришлось пойти на хитрость. Наёмник предложил двинуть ему, не взирая и без того на многочисленные раны, ногой в пах. Женщины быстрее нашлись с решением насущной проблемы, и едва не усугубили собственное незавидное положение.
   - Что не сделаешь ради дела, - рванула Альбина на груди одежду.
   - МА-А-А... - не поверила Лада в то, что увидела в её исполнении, а такое...
   Это не было похоже на бизнес-леди. Но твари... Захочешь жить не на такое согласишься и ещё не тем поступишься.
   Глаза округлились и у мужчин.
   - А они настоящие? - усомнилась проводница. У неё появилась конкурентка. И размер груди подруги впечатлял, как и чересчур правильная форма выпуклостей.
   - Завидуй - никакой химии! Всё натурально! Тут главное правильная физическая нагрузка с диетой и...
   - И-и-и... - затянул блатной. У него проступил иной хватательный рефлекс. Граната выскользнула из увлажнившихся ладоней, и хакер не сразу подхватил её. Если бы не Лада, граната от пола отскочила бы за пределы дрезины - тогда попробуй найти.
   - Держи, а не дерзи! - толкнула она друга.
   В реальность бродяг вернул монстр, сподобившись на прыжок с непрекращающимся рычанием ни на мгновение в его исполнении.
   - Ложись... - дал продолжительную очередь наёмник.
   Вслед пулям полетел радиоактивный контейнер с гранатой без чеки.
   - Подавись, скотина! Получи, животное! На, зверюга-А-А...
   Кольцо осталось на пальце парня. В этот самый миг дрезина увеличила скорость. Бродяги вцепились в неё руками. Спуск вниз с возвышенности оказался крутым. Все про себя отсчитывали моменты до взрыва. Его почему-то не последовало после цифры...
   - Десять!..
   И тишина.
   - Не может быть! Неужели всё пропало - мы обречены! Твари не оставят нас в покое!
   Покой бродягам и не снился, оставаясь несбыточной мечтой на деле. Как вдруг от вершины холмистой гряды в небо взмыл огненный столб.
   - Гриб... - выпалил наёмник пересохшими губами.
   Он разрастался, становясь шире, пока не появилась бахрома на стволе и шапка в форме облака.
   - Сморчок...
   - Чему радуешься, дурачок!? - прорезался голос у блатного.
   Тот корил парня за то, что юнец-подельник натворил, а никто из попутчиц и сам он до конца не осознавал.
   Земля содрогнулась. Рельсы со шпалами на насыпи пришли в движение, заходив ходуном. По ним пошла волна, а затем и ударная накатила, выкашивая лес в округе на километры, да исчез холм - на его месте образовался кратер подобно котловану, а не воронке при взрыве. И толщи земли, низвергнутые с неба, засыпая округу и многочисленные возгорания. Местность почти на десяток километров превратилась в выжженную пустыню.
   - Какого рожна там творится-а-а... - повыскакивали из передвижного штаба на колёсах высшие чины спецслужб страны, объединив изначально усилия. Они находились в тягаче, оборудованном спецтехникой и радарной установкой на крыше. До них лишь докатилась взвесь радиоактивной пыли, и они спешно эвакуировались.
   - Хули... - выдала проводница, подав голос, и подавилась.
   - Происходит? - очнулась Альбина, стряхивая пыль и землю с головы. Закашлялась. А после чихнула.
   - ...ган, - справилась с волнением Сладкая.
   Закричала малютка.
   - Уа-уа...
   - Ура-А-А... - прорезался голос у хакера. - Получилось! Мы сделали это - все вместе!
   - Чокнутый, - улыбнулась устало Лада.
   Блатной держался за голову. Юнец переплюнул его - ученик превзошёл учителя.
   - Вар... вар... - избавлялся Митяй от песка, выталкивая языком изо рта.
   - Чему радуетесь, - напомнил наёмник про себя. - Ща нами вплотную займутся - и не твари, а хуже - свои же люди! Как пить дать - прессанут!
   Он намекал недвусмысленно на спецслужбы. Словно в подтверждение его словам вдали мелькнули вертолёты. Винтокрылые машины неслись не к ним, а из эпицентра радиоактивного фона возмущения. Военные высокого ранга спасали собственные шкуры, а те, кто был намного ниже их в звании, и считались расходным "материалом" - отправлены на зачистку территории по месту катастрофы.
   Бродяги очутились под дрезиной. Самоходной техникой и накрыло их. Металл снаружи оплавился, впрочем, и земля с камнями, а от деревьев остались по контуру взрыва обгорелые стволы. За них и спешили выбраться они, но вместо этого до них долетели эхом злобные рычания.
   - Твари или собаки?! - занервничали женщины.
   - Одно слово - зверюги! - отметили мужчины.
   По их души подались солдаты, окружив живой цепью округу, и не одной - шли стеной одна волна за другой.
   - Ничё, прорвёмся, - уверил блатной. - Не из такого кипиша шухарились!
   Хотя с иной стороны бродягам надоело прятаться и скрываться. Все понимали: приключения с ними не закончились, что-то последует далее, когда они выберутся из зоны - аномальной.
   Одну цепь зачистки они минули, прорываясь из окружения, а вот иную не удалось - подвела малютка, закричав предательски в самый неподходящий момент. И тут же повысила голос Лада, удерживая её у себя на руках - не выпускала, как прежде Лизу, прижимая к груди.
   - Аномалия... - возмутилась сама.
   И пошло, и поехало. Ор усилился. Бродяги поплатились. Круг замкнулся, подле них столпились военные, держа оружие наготове.
   - Не стреляйте! Мы свои - наши мы! Ваши - люди, а не твари мутантами!
   Их приняли за психов, но те, кто отправил на поиски едва ли не дивизию десанта, так не считали, и было о чём расспросить, как и допросить.
   - Доходились, доходяги, - осознал Варвар: край близок - дикий с дебрями аномальной зоны остался позади, а вот иная строгого режима и корячилась по жизни впереди.
   - То не впервой, Митяич, - подмигнул лукаво парень. - Гейм-Овер - рано ставить! Ещё устроим "баттл"! Пора на новый уровень переходить - заделаемся профессиональными сталкерами!
   - Не дури, Петька!
   Было поздно, хакер глюкнул - его заглючило как одноимённый вирус во всемирной сети, а подстать в реальности распространялась инфекция по ЗОНЕ вместе с радиацией, способствующей прогрессу уцелевших в катаклизме гермафродитов - созданию новых совершенных форм жизни...
  

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ - ЗОН@-2: "ХУЛИ-GUN"

  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) О.Дремлющий "Тектум. Дебют Легенды"(ЛитРПГ) Д.Хэнс "Хроники Альдоса"(Антиутопия) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) Н.Любимка "Академия драконов"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Любовное фэнтези) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 3"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"