Гуревич Рахиль: другие произведения.

Дон-дон-дери

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В 2013 году пьеса стала победителем конкурса "В поисках нового героя",посвящённого 100-летию Виктора Розова, проведённого Министерством культуры РФ и РАМТом

Рисунок [Рахиль Гуревич]

Рахиль Гуревич

Дон-дон-дери.

Драма в двух действиях с эпилогом.

Действующие лица.

   Генка, 13 лет
   Джиргал Геннадьевна, его мать, буфетчица,
   Ариадна Петровна - заслуженный учитель, директор Всероссийской школьной олимпиады по предмету "технология",
   Лариса Щетинская, 15 лет, участницы
   Кристина Любушкина, 14 лет, конкурса, соседки
   Варя Колоева, 14 лет, по гостиничному
   Оля Титова, 13 лет, номеру.
   Так же "потусторонние", без слов:
   Пиковая Дама
   Вампир
   Дед Бидон
   Матный гномик.
  

Действие первое.

      -- Дама уже здесь.

Центральная часть сцены - четырёхместный номер гостиницы. Окно,широкий подоконник, кровати, стол, на столе - чайник, стаканы или чашки, стоит ти-ви и т.д. Ночь. Кристина, Варя и Лариса лежат под белыми пододеяльниками, одна кровать пуста, зияет чёрным пятном одеяла.

   Варя. Кристин! Спишь?
   Кристина. У-гу.
   Варя. И я.
   Кристина. (Поёт.)
   Спи моя гадость усни,
   Завтра проснёшься в крови,
   Трупы на полках лежат,
   Мухи над ними кружат,
   Дверь ни одна не скрипит
   Скрып-скрып, зззз!
   Варя. Ой, боюсь! Завтра начнётся. (Тянется к тумбочке, открывает пластиковую баночку для лекарств, принимает таблетки, подходит к столу, запивает, ложится.)
   Кристина. Ну даёшь, Варвара-коса! Бери пример с Лариски. Дрыхнит себе, храпит как свинья.
   Варя. Да-а: Ларка хрюкает. Вчера меня своим хрюканьем напугала. Сегодня опять... Кристин!
   Кристина. Ну чё?
   Варя. Ты бы смогла петушка прирезать?
   Кристина. Деревенские всю дорогу скотину бьют. Нормально.
   Варя. Ещё когда ты не приехала, той ночью, Лариса говорила, как в деревне с кроликов шкурки сдирают, и они мясные висят, все в жилах. Без шкурок. (Передёргивается.) Фу. И мухи вокруг.
   Кристина. Странно я Лариску "дерёвней" обозвала, а она говорит, что из города...
   Варя. Нее. Лариса не городская. У меня бабка из Нижегородской области. У них с Ларисой говорок точь-в-точь.
   Кристина. Тут у всех говорок: тараторят, мяучат, окают-- со всех концов нашей необъятной рашки.
   Варя. Ты одна с Москвы.
   Кристина. А ты с Подмосквы.

Смеются.

   Лариса (сквозь сон). Блин, девки, заткнулись. Спать хоца.
   Кристина. Сама. Заткнись.

Пауза.

   Кристина. О! Слышь: опять захрюкала. (Хрюкает в такт Ларисе.)
   Варя. Не надо, Кристин!
   Кристина. Чё?
   Варя. На хрюканье бесенята прибегут.
   Кристина. Чё?
   Варя. Кладбище видела по дороге?
   Кристина. Неа -- я в автолайне спала. В поезде такая жопа. Купе. Соседи шизнутые.
   Варя. У меня вообще плацкарт, боковушка. В автобусе меня тоже укачивало. Но кресты такие, кресты вдоль шоссе - не смогла заснуть: напугалося!
   Кристина (передразнивает). Напугалася... Варя, Варя: напугалась же!
   Варя. Я так испугалась: сколько же здесь в городе бесов!
   Кристина. Да что ты!
   Варя (крестится). На кладбище всегда бесы - мне прабабушка Дуся говорила. (Плюёт через плечо.) Честно. Я в детстве страшилки обожала, сама всех пугала, а теперь всего боюсь. У нас в городе страшно стало по ночам. Девушки по ночам пропадают.
   Кристина. И я люблю всякое страшное. А-ааа! (Хищно поднимает руки.)
   Варя (испуганно). А--аа! Детство. Так классно. Никаких гостиниц, никаких конкурсов и пирог в духовке румянится... Слоёные пирожки прабабушка Дуся такие печёт! С сыром.
   Кристина. Варя! Куда тебе пироги!
   Варя. Чтоб слоились хорошо, прабабушка Дуся в морозилку противни ставит. Сразу штук по десять.
   Кристина. Зачем?
   Варя. Мороженое тесто лучше слоится. Любое тесто надо остужать.
   Кристина. Нет. Зачем десять противней?
   Варя. Чтоб надолго хватило. Вынул из морозилки - раз - в духовку и пирожки... Ещё котлеты. У нас дома три морозилки и ещё холодильник до потолка.
   Кристина. Обалдеть! Варя! Тебе на диете сидеть надо. Худеть. Есть диета такая: сыр и сухое вино. Я в журнале читала.
   Варя. Да? И больше ничего? Я ведь не пью. (Осматривает себя.) Что? Сильно жирная?
   Кристина. По сравнению с Ларисой ты сама стройность.
   Варя (облегчённо). Ой!
   Кристина. Ларка безобразная, вылитый самбист.
   Варя. Хоть бы волосы отрастила.
   Кристина. Ты... русская булочка такая. Так наша Ариадна Петровна говорит.
   Варя. Господи! Зачем я сюда приехала?! Зачем? Мама говорит, чтоб в жизни кем-то стать, чтоб пробиться... А я боюсь. Пробиваться. Такие тут все. Лариска ещё не худшая.
   Кристина. Пробиться без блата нереально никуда. Слышь! Давай Пиковую Даму позовём! Она нам расскажет, кто победит. Тогда и трястись не надо, всё наперёд будем знать.
   Варя. Я боюсь! Если Дама скажет, что не я... и не ты, я расстроюсь и завтра вообще ничего не смогу. Честно.
   Кристина. Тогда давай попросим, чтоб Пиковая Дама Ларку забрала к Пиковому Королю.
   Варя. Ариадна Петровна говорила, ещё четвёртую булочку подселят.
   Кристина. В курсе. А говорили - трёхместные номера. Я не переживу. Лариска -- дура, ещё четвёртая... Я четвёртую сразу прибью, мне купе достаточно -- воспоминания на всю жизнь... Соседи шизики. Хоть ты нормальная девчонка.опается в тумбочке, достаёт косметичку.) Вот. Помадой надо.
   Варя. Красная?
   Кристина. Есть ещё фиолетовая. Может Вампира? На сиреневую вампиры приходят.
   Варя. Почему на сиреневую?
   Кристина. Потому что у Вампира фиолетовый плащ.
   Варя. Ой. Не пугай. Может лучше Гоголя? Мы в лагере Гоголя вызывали.
   Кристина. Скажи ещё Пушкина.
   Варя. Нее. Пушкин больше не ходит ни к кому. Его всё достало. Вместо него - Гоголь. Гоголь справедливый, никогда не откажет. Всегда приходит. Всегда всё честно скажет и в блокнот мне второй том мёртвых душ в лагере переписал.
   Кристина. Больная, да?
   Варя. Честно. Я дома храню этот блокнот.
   Кристина. Может это Матный гномик был?
   Варя. Не-ет! Что ты! Матный гном на мат приходит. И всегда молчит. Он и писать-то не умеет.
   Кристина. Ну чё - фиолетовая или красная?
   Варя (вздыхает). Даму. Чур не я лестницу рисовать. Я боюсь.
   Кристина. Нет. Ты иди.
   Варя. А ты?
   Кристина. Мне без одеяла холодно. Я костлявая, с рождения на диете - мне холодно.
   Варя. Бедна-ая.
   Кристина. Ещё какая бедная. А ты, вон, в пижаме. Ну! Возьми себя в руки, соберись! У нас завтра пострашней Вампира и Дамы начнётся.

Варя принимает таблетку, крестится, плюёт через плечо, идёт, берёт помаду подходит к окну.

   Всё, что взял, выбрасывай в окно. Твою мать, чур никого не подселять.
   Варя. Чё?
   Кристина. Ничё.
   Варя. Лестница вот.
   Кристина. Дверь обязательно.
   Варя (встаёт на подоконник, рисует). Ага. Мне Ариадна Петровна нравится. Милая, улыбается. Видела, как у неё жакет расшит? Это на японской машинке. Такие машинки сто тыщ стоят.
   Кристина. Ариадну никакой пиджак не спасёт. Она на шарпея похожа - бульдожья рожа.
   Варя. Выпяченная челюсть. И у Лариски такая же челюстина.
   Кристина. Точняк. Дверь. Ручку нарисовала?
   Варя. Зачем ручку?
   Кристина. Дама не сможет войти.
   Варя. Всё.
   Кристина. Сколько ступенек?
   Варя (считает). Девять.
   Кристина. Восемь надо. Всегда чётное.
   Варя. Нет!
   Кристина. Я тебе говорю (показывает две ладони, загибает пальцы - Варя вторит негромко). Шестёрка, семёрка, восьмёрка, девятка, десятка, валет, король, туз. Восемь!(Показывает загнутые восемь пальцев.)
   Варя. А дама? Дама же ещё!
   Кристина. Нет. В том-то всё и дело. Сколько ступенек, так Дама себя и поведёт. Девять - с Королём уйдёт и с шестёркой. Шестёрка - это их внебрачная дочь.
   Варя. Ой! Пиковый Король жуткий бабник.
   Кристина. А если восемь --Дама одна остаётся. Одна! Понимаешь?
   Варя. Не понимаю! Дама за своего Короля должна бороться. Вот!

Кристина встаёт, подходит к окну.

   Кристина. Всё. Отходи! На "ати-ати-пу" или на "дон-дон-дери"?
   Варя. "Ати-ати-пу" -- детская.
   Кристина. Ой-ой: взрослая. Ладно "дон-дон", мне "ати-пу" больше нравится почему-то.
   Кристина. Варя (вытягивают слегка руки, тыльная сторона ладней - вверх, быстро перекрещивают).
   Дон-дон-дери.
   А дери-дери-дур-дом.
   Санчос-бебис
   А санчос бебис - дур-дом.
   Кока-кола-сама-кола-спрайт --
   Два прикола.
   Варя. Первый прикол.
   Кристина. Твою мать -- четвёртого не подселять.
   Варя. Второй прикол.
   Кристина. Кто победит?
   Варя (зевая). Спать хочу. (Вздрагивает.)Пиковая дама! Жесть!
   Кристина. Я же говорила! Восемь! Только восемь. Чёрная точка! Спускается по лестнице! Стоит! Смотри: стоит и светится!
   Варя. Жесть! Мерцает, переливается.
   Кристина. Дама! Нас не тронь! (Движения руками).Холод и огонь. (Движения руками.) Время вспять - чур, никого не подселять.
   Варя (шепчет, крестится, плюёт через плечо).
   Дон-дон-дери.
   А дери-дери-дур-дом.
   Санчос-бебис
   А санчос бебис - дон-дон.
   Кристина. Дама! Нас не тронь! Холод и огонь! Новых не подселять и Ларису Щетинскую убрать!
   Варя. Чтоб не хрюкала хотя бы! Дама! Чтобы хотя бы не хрюкала! Ну вот: пропала.
   Кристина. Видела? Ушла в дверь! Из окна, спустилась со стены и в дверь ушла! Может ты девять нарисовала?
   Варя (обиженно). Пересчитай.
   Кристина (подходит к окну, пересчитывает). Не знаю тогда что.
   Варя. Ты третий прикол загадала. А прикола было по ходу - два-аа.
   Кристина. О ё! А ты ещё про хрюканье сказала. Это четыре. Это вообще запрещается!
   Варя. Всё-таки девятую ступень зря стёрли. НЕчет было бы правильнее.
   Кристина. Вообще-то мистика нЕчет любит, но бывают исключения, я точно знаю, что права. Дама поэтому ни к кому и не приходит, что все девять ступенек рисуют.
   Варя. Что теперь будет! Дон-дон-дери. (Зевает.) Так и не узнали, кто победит.
   Кристина. Ещё вызовем. (Мрачным певучим голосом, нагоняя страх.) Видела, как точка увеличивалась-увеличивалась! У нас восемь дней и девять ночей до объявления результатов. Два дня - первое задание. Шесть - второе. (С подвыванием.) Складывай! Шесть и два, шесть и два.
   Варя. То-очно! Же-есть! Мама! Шесть дней - основное задание. И номер напротив нас - шестьсот шестой. Слушай! А может это не дама, а та девочка из соседнего номера?
   Кристина. Какая девочка?
   Варя. Ну та, из Казани.евая). Может, она чайник хотела попросить?
   Кристина. Чайник никому не даём!
   Варя. Почему? Мне мама сказала со всеми девочками делиться.
   Кристина. Поняла или нет? О! Лариска хрюкать перестала! Точно Дама была! Спасибо, Дама!
   Варя. Точно Дама. (Шепчет, зевает, засыпает.)
   Дон-дон-дери.
   А дери-дери-дур-дом.
   Кристина. Ё! Опять захрюкала. Четвёртую подселят если, урою. Дама! Помоги! И так уже одна хрюкает всю ночь. Другая всего боится. Куда ещё четвёртую-то?! (Шепчет.)
   Дон-дон-дери.
   А дери-дери-дур-дом.
   А джими-джими-ями
   А джими ями класс
   А джими яго упс
   Варя (сквозь сон).
   А джими-джими-ями
   А джими ями класс
   А джими яго упс
   В траве сидели муравьи
   И пели песню любви.
   Му-ра-вьи, му-ра-вьи.
  
      -- Генка.

Впереди, перед гостиничным номером, в одном из углов - буфетная стойка. Выходит Генка. Он высок, красив, черняв, в спортивных стильных штанах, в футболке, с кофтой в руках. Генка ходит, пока говорит, надевает толстовку, надевает капюшон.

   Генка. Прикольный у нас город -- кладбищу Подроссийска триста лет. Когда только въезжаете, кажется, что вы попали куда-то не туда, по крайней мере не в Подроссийск, и вообще не в город. Едете, едете -- кресты тянутся, тянутся, и вам кажется, что так будет без конца. Бесконечно. Кладбище наше всё удлиняется, это неизбежно: люди-то могут родиться или не родиться, а умереть или не умереть - такого не бывает. Даже если вы совсем обдолбались и уверовали в свои запасные жизни, я вам, люди, точно говорю - запасы всегда иссякнут, в самый нужный момент - фиг чё найдёте, фиг за чё-нить зацепитесь, и в ящик сыграете по-любому. Ну и свои метры получите, если здесь у нас зарегистрированы, а если нет, то можно взятку дать или место купить заранее. Я знаю. В позапрошлом году отца хоронили. С почестями. Как героя. Ну так вот. По мере того, как кладбище удлиняется, отодвигается и граница нашего города - вот так. Граница Подроссийска плавающая. Это я сам понял, мне никто не подсказывал. Как салют у могилы грянул - меня как озарило.
   И когда вы, наконец, проезжаете кладбище (Двигает квадратный столик к буфетной стойке), въезжаете, наконец-то из не жизни в жизнь, видите светлые и тусклые наши... переулки, (Рассматривает на свет посуду) широкие или не совсем широкие улицы, (Стелет скатерть.) низенькие, или не совсем низенькие кирпичные дома, домики и ...коттеджи... (Раскладывает на столе прибор с салфетками и солонками.) В общем, въезжая в наш город, вы радуетесь городскому пейзажу, вы радуетесь толстым стволам шелковиц... радуетесь солнцу по весне, летом солнце печёт и страшно надоедает, но весна у нас эльфийская, одно сплошное фентези... Люди из нашего города не бегут, работа есть. Бахчи на селитре, помидорки, чулочки и носята - так у нас носки называют. Чулочно-носочная фабрика, колхоз "Рассвет" и кладбище - вот и все наши достопримечательности, пока этот конкурс не организовали. Ну ещё конечно универы - как я мог подзабыть!--: Бытового Обслуживания и Сельскохозяйственный. Следовательно общаги ещё. Там круглодично то драка, то наркота, по весне всегда убийство. Там и отца моего убили по весне - наркоман обдолбался, вызвали "скорую", врач вывел из комы, а наркоман на врача кинулся за то, что тот кайф сломал. Убил врача. Вызвали милицию. Папа мой приехал - наркоман, бешеный, и его убил, дикий такой случай. Папа наркомана успел ранить и расслабился. А наркоман как-то раненый на папу кинулся и ножом ... ударил ножом. И врача - ножом, и - папу. Желудок и печень задел, и какую-то артерию. От потери крови папа умер. Если б только желудок и печень - это ерунда. Я в школе учусь неподалёку. А здесь в Гостинке маме помогаю. Маму мою зовут Джиргал Геннадьевна. Меня в честь дедушки назвали Генкой.
   Джиргал Геннадьевна. Ген! Генка! Ну ты где! Иди кипяток разлей!
   Генка. Мама у меня буфетчица, а я - на раздаче. Это у нас буфет. Точнее бар. Кто на Гостинке живёт, то есть в Гостинице, тот завтракает в баре бесплатно, ну то есть по талонам - в стоимость номера входит бесплатный завтрак, ну и выпить приходят круглосуточно за свои. У нас летом многолюдно. И сейчас по весне две недели тоже людно. У нас тут участницы конкурса живут -- всероссийской олимпиады по "технологии", по шитью -- золотошвейки, прикиньте. Девчонки одни -- прикиньте. Из каждого региона, прикиньте, по табуретке. (Расставляет вокруг стола табуретки, стучит ножками табуреток об пол.) Ну и от Москвы всегда одна. Из Подмосквы одна. Короче, у нас тут девчонки завтракают. И я типа на раздаче. Вот кипяток разливаю и пакетики раскладываю. Чай, кофе, шоколад, сахар - всё упаковки как в самолёте или в Макдаке. У нас Макдональс в городе теперь есть, а как же! Очень швейный конкурс развил инфраструктуру Подроссийска. В этом году и сайт конкурса - лидер посещений. Все фото участниц смотрят, голосуют, общаются, группа "вконтакте" и другие твиттеры. Сам президент на страницу конкурса заходил! А уж министр образования... Совсем круто стало.
   Джиргал Геннадьевна. Генк! С кем ты всё балаболишь?
   Генка. Да иду же, иду!
   Джиргал Геннадьевна. Вот и иди. А то в школу опоздаешь.
   Генка. В школу! Да какая школа. Это мама так просто говорит, по привычке. Заело за семь лет. Я на этой неделе ни в какую школу не хожу. Я на этой неделе халдей, официант - как хотите. И если чё - стукач вдобавок. Если чё - Ариадне Петровне стучу. Ариадна Петровна здесь -- директор конкурса, а в нашей школе -"технологию" ведёт и замдиректора. Я и в том году Ариадне Петровне помогал - докладывал обстановку, и в этом она попросила. Ариадна Петровна -- чё: не знаете?

Входит Ариадна Петровна.

   Ариадна Петровна. Ну как тут у вас? И кофе и чай?
   Генка. И шоколад.
   Ариадна Петровна. С какого это перепоя?
   Джиргал Геннадьевна. Так, Ариадна Петровна, вы же меню утверждали в Администрации.
   Ариадна Петровна. Или кофе, или чай. Понятно? Шоколад я вообще для дополнительных нужд заказывала. Они все со своими шоколадками, чайниками и чаем.
   Джиргал Геннадьевна. Ген! Чай собери тогда.
   Ариадна Петровна. И шоколад.
   Генка. Ага.
   Ариадна Петровна (осматривает стол, щупает за край скатерть). Ага. Не ага, а так точно.
   Генка. Так точно!
   Ариадна Петровна. Так. Так. Всё в порядке. Всё помнишь или ещё раз проинструктировать?
   Генка. За всеми следить, всё подслушивать, ненавязчиво втираться в доверие, конфликты разруливать, докладывать поздно вечером здесь, в баре.
   Ариадна Петровна. Молодец! Самокат обещаю.
   Джиргал Геннадьевна. Так самокат в том году был, Ариадна Петровна.
   Ариадна Петровна. Да?
   Генка. Так точно.
   Ариадна Петровна. Что тогда хочешь?
   Генка. Скейт.
   Ариадна Петровна. Странно. Думала велик запросишь. Будет скейт. Может лучше кроссовки на колёсиках?
   Джиргал Геннадьевна. Кроссовки? На колёсиках? (Всплескивает руками.) Зачем?
   Генка. Не. Это фраера пусть носят.
   Ариадна Петровна. Фраера. Тоже мне. Сейчас дети так не говорят. Фильм что ли посмотрел?
   Генка. В книжке прочитал.
   Ариадна Петровна (вертит в руках пакетик, нюхает). Скоро подъём, торжественное открытие, одна булочка как всегда опаздывает. И как всегда с Камчатки, все семь лет кто-нибудь опаздывает. Всегда-то у кого-нибудь погода нелётная. На сутки самолёт камчадалке задержали.
   Джиргал Геннадьевна. Генк! Ну -- убирай ты лишние пакетики. (Даёт большой пустой пакет.)

Генка складывает лишнее в большой пакет.

   Ариадна Петровна. И шоколад!

Генка отдаёт "лишние" пакетики в большом пакете Ариадне Петровне.

   Ариадна Петровна. А шоколад?
   Генка. Так вот - здесь: шоколад.
   Ариадна Петровна (копаясь в большом пакете, разочарованно).Шоколад тоже в пакетиках?
   Джиргал Геннадьевна. Это горячий шоколад, Ариадна Петровна.
   Ариадна Петровна (расстроенно). А-аа. Обманули поставщики. Я лично выписывала шоколад в плитках, не углядела. У-уу. Ну ничего. Они у меня попляшут на следующий год! Каждую букву проверю в накладной! Каждую цифирю!

Уходит.

   Генка (возится у стола). На сутки отложили самолёт.
   Джиргал Геннадьевна. Погода нелётная - вот и отложили.
   Генка. Сегодня начало! Она ж не догонит! Надо же - у нас такое солнце, весна, почки... набухли. А где-то далеко погода нелётная. Вечная мерзлота.
   Джиргал Геннадьевна. Тебе-то что?
   Генка. Эх! Люблю я этот конкурс. Со мной неприятность в школе произошла, милиция, все дела... На учёт не поставили в память об отце, но вот задание дали - незаметно втираться в доверие, следить за девчонками. В том году боялся, ненавидел всех, когда Ариадна дала задание. Оказалось: ничё такого, ну по мелочёвке только докладывал... доносил. Кто-то курит, в одном номере набухались в последний день. С расстройства, что не успели. Смылись в магазин - а из Гостинки нельзя выходить. У нас тут и зал, и актовый зал, и бильярд, и косметолог, и бассейн - город в городе. Я конечно переживаю чуть-чуть, неприятно докладывать... доносить. Но никто ж об этом не знает. Я мамке в буфете помогаю. Ма-аме. Знаете, как тяжело в Гостинку устроиться? А маму взяли, сами предложили. Как отца убили, так сразу маме предложили эту работу. Я тоже в милицию пойду. Хоть маме и не сказал ещё. Зачем её расстраивать? А куда ещё идти? В Сельскохозяйственный или в Бытового обслуживания? Нет уж.
   Джиргал Геннадьевна. Не сплетничай! Что ты такое говоришь, Ген?
   Генка. Ничего.
   Джиргал Геннадьевна. Ты бы рассказал, как на учёт за хулиганку хотели поставить!
   Генка. Я рассказал.
   Джиргал Геннадьевна. Откровенничаешь непонятно с кем. (Показывает в зал.)
   Генка. Так с незнакомыми людьми легче всего это...
   Джиргал Геннадьевна (шёпотом в зал ). С тех пор он у Ариадны Петровны агент-ноль-ноль-семь.
   Генка. Уж лучше б на учёт поставили -- не пришлось бы сейчас стукачом... Стыдно, что из-за моих штрафных санкций, кто-то пострадать может.
   Джиргал Геннадьевна. В этом году новый председатель жюри. И твои штрафы не помогут!
   Генка. Не помогут, и слава богу!
  
      -- Опоздавшая.

Впереди противоположно буфету - угол стены и гостиничный коридор.

   Ариадна Петровна. Сейчас покажу твой номер. Девочки все хорошие. Но: - слушай меня внимательно!-- будь приветлива, старайся избегать разговоров о конкурсе, не жалуйся, и жалобы других близко к сердцу не принимай, и... старайся вообще избегать любых разговоров... помалкивай. Вы восемь дней будете жить бок о бок...
   Оля. Семь.
   Ариадна Петровна. Ну да. Они сегодня первое задание раскроили, и некоторые уже начали шить. Лариса Щетинская - главный претендент на победу, способная девочка, из твоего как раз номера.
   Оля (указывает на дверь.) Из шестьсот шестого?
   Ариадна Петровна. Нет! Твой номер шестьсот седьмой. И Лариса Щетинская в шестьсот седьмом. И обещай не расстраиваться из-за отставания, обещаешь? Каждый год кто-то опаздывает, кто-то не успевает, кто-то выбывает.
   Оля. Я и не расстраиваюсь. Мне и семь дней нормально, в самый раз. (Ставит сумку на пол.)
   Ариадна Петровна. Ну вот и отлично. Вещичек у тебя маловато. Издалека, и так маловато. Тут с такими чемоданами некоторые, как на курорт.
   Оля. Что в интернате дали, то и...
   Ариадна Петровна. Администрация местная неужели не помогла?

Оля отрицательно крутит головой.

   департамент образования? (Открывает дверь.) А вот и мы!

Ариадна Петровна и Оля входят в номер, на кроватях сидят Кристина, Вера и Лариса.

Пауза.

   Ариадна Петровна. Девочки мои, любимые мои булочки! Самая любимая моя палата! Знакомьтесь: это Оля Титова. Участница под номером тридцать.
   Лариса. Ну ты и опоздала, мать. Мы сегодня уже раскроили. Я уже первое задание сделала.
   Ариадна Петровна. Почти.
   Лариса. Почти дошила.
   Кристина. Ариадна Петровна! Зачем к нам четвёртую селите?
   Варя. Да, Ариадна Петровна. Напротив - три девочки в номере.
   Ариадна Петровна. Там номер--трёхместный, а у вас - четырёх...
   Кристина. Если четвёртую кровать установили, это ещё не значит, что номер четырёхместный.
   Ариадна Петровна (пропуская мимо ушей). Принимайте, девочки! Варя! Я на тебя надеюсь. Возьми себе под крылышко, обещаешь?
   Варя. Хорошо.
   Ариадна Петровна. Вот, Оленька, тумбочка, вот бельё. Ну, мои булочки, отдыхайте. До встречи на ужине. Кристиночка, угости Оленьку чаем, ладно?
   Кристина. Ариадна Петровна! Всё будет хорошо.
   Лариса. Ариадна Петровна!
   Ариадна Петровна. Что, моя булочка?
   Лариса. Я могу свои иглы в машинку вставлять?
   Ариадна Петровна. У нас всё есть, моя булочка. Любые иглы. Не волнуйся. (Уходит.)
   Лариса. Не волнуйся... А я волнуюсь.

Пауза. Оля застилает кровать.

   Оля. Ой, а где наволочка?
   Лариса. И гиде наволочка?
   Кристина. Лар! Отдай! И полотенце.

Лариса кидает со своей кровати подушку и полотенце.

   Лариса. Вот! Почти чистое, вшей чуток подавила. огочет.) На-а.

Опять заглядывает Ариадна Петровна - все вздрагивают.

   Ариадна Петровна (забирает у Ларисы постельный комплект, кладёт к Оле на кровать). Забыла, Олечка, сказать. Окошки опасные. К окошку близко не подходим. Да, девочки? Зачем окно вымазали?
   Кристина. Это мы Пиковую Даму вызывали, Ариадна Петровна.
   Ариадна Петровна. Ну булочки... Каждый год эти Дамы, эти дУхи...Чтоб оттёрли сейчас же! (Уходит.)
   Кристина. Варвара! Ты рисовала - ты и оттирай. На губку! (Копается в тумбочке, протягивает губку.)

Оля заправляет постель, Варя трёт окно.

   Варя. Оттёрли, а толку - Дама уже здесь.

Оля разбирает вещи, переодевается.

   Лариса. Оля!
   Оля. Чего?
   Лариса. Скажи "жу-жу-жу".
   Оля. Жу-жу-жу.
   Лариса. Я с лохами не дружу.
   Кристина. Ты на Ларису внимания не обращай. Она у нас деревенская. Самородок деревенский.
   Лариса. Чё сразу из дерёвни-то? У нас маленький городок...посёлок городского типа. Я по Нижегородской области первая. И всех сделаю.
   Кристина. Никто не сомневается, Ларис. Мы не против.
   Лариса. Да ладно - не против. Тут каждый сам за себя. Тебе сколько лет?
   Оля. Тринадцать.
   Лариса. У-уу! Я и смотрю. роводит ладонью по своей груди).
   Кристина. Топик носи. Почему без топика?
   Оля. У нас в интернате или лифчик, или майка.
   Варя. В интернате?
   Оля. Ну да. Я в интернате. Иногда у бабушки по выходным.
   Варя. А мы все вместе живём. И с бабушкой. И с прабабушкой Дусей.
   Кристина. Кошмар!
   Варя. У нас дом большой. Коттедж.
   Лариса. Буржуи. Барыги. Все тут заплатили, чтоб на конкурс попасть.
   Кристина. Так уж и все.
   Лариса. Оль! Тебе тринадцать --мне пятнадцать. Я тут самая старая.
   Все меня слушаются.
   Варя. Мне тоже скоро пятнадцать. Меня Варей звать. Я из Подмосковска. Знаешь - центр золотного шитья?
   Оля. Знаю. Обалдеть!
   Лариса. А я -- не знаю.
   Варя. Ты чё - не вышиваешь?
   Лариса. Вышиваю.
   Варя. Чё ж не знаешь? У нас в Подмосковске царям платья расшивали золотом.
   Лариса. Ой да ладно. У нас тоже царям платья шили...

Кристина делает знак Ларисе. Лариса выхватывает у Оли вещи из сумки.

   Оля. Отдай!
   Лариса. Скажи "фонтан"!
   Оля. Не скажу! Отдай!
   Лариса. Скажи, тогда отдам!
   Варя. Честно, Оль. Она отдаст по-честному, если скажешь. (Ухмыляется.)
   Кристина. Скажи, Оль, ну скажи!
   Оля. Фонтан.
   Лариса. Твои трусы вон там! (Кидает вещи в зал.)

Оля бежит за вещами, собирает.

   Кристина. Ой! А что это у тебя? Кожаная?

Кристина делает знак Варе.

   Оля бегает обратно на сцену).Это не надо трогать. Это моя косметичка.

Варя кладёт, что-то Оле под одеяло.

   Кристина. Косметикой пользуешься? А незаметно. Такая чувырла.
   Лариса. Бомжара.
   Оля. Не тронь! Там не косметика! Там мои документы! Там талоны на завтраки!

Кладёт косметичку под подушку, медленно, затравленно садится на кровать, вскакивает.

   Оля. Ай!

Варя и Кристина смеются, Лариса гогочет. Оля достаёт из под одеяла подушечку с иголками, тоже смеётся.

   Ну девочки!
   Лариса. Какие мы тебе, девочки? (Гогочет.)
   Кристина. Ой, что это у тебя?
   Оля. Журналы. В самолёте дали.
   Варя. Можно мне?! (Листает журнал.)
   Кристина. Так ты откуда?
   Оля. Я?
   Кристина. Ну не я же. Из какой местности?
   Оля. С Камчатки.
   Лариса. Гиде такое?
   Оля. Это Петропавловск-Камчатский. Это океан где.
   Лариса. Во свезло - океан. А у нас речка Засрачка. (Гогочет.)
   Оля. Восемь часов лететь. Это до Москвы, а потом ещё от Москвы поездом.
   Варя (листает журнал). Ой вы мои лапочки!
   Оля. Кто?
   Лариса. Конь в пальто!
   Варя. У нас весь класс от них тащится. От тёмненького.
   Кристина. У нас от светленького. (Кокетливо.) Все без исключения.
   Варя. Кстати, заметила, официант, на него похож.
   Кристина. Фу!
   Варя. (В течение последующих разговоров ищет скотч, ищет ножницы, вешает на стену постер, разглаживает его, любуется.) Такой лапочка. Такой он, такой...
   Кристина. Обыкновенный.
   Лариса. Соплёй перешибёшь. Не мужик -- размазня. У нас такие в стеклотаре бутылки собирают и жестянки. Делать вам нечего, девки.
   Кристина. Ты помалкивай. Дама уже за тобой следит - чуешь, ишачина?
   Лариса. Сама сопля на ножках... вонючая.
   Оля. Вонь ретузная.
   Лариса. Чё? (Хочет ударить.)
   Кристина. Правильно, Оль. Вонь ретузная - вот чё. Не дожить тебе до завтра. Дама тебя утащит.
   Варя (с выражением, верит в то, что говорит). Дама всё видела.
   Лариса. Сама... (Замолкает, испуганно озирается.)
   Варя (любуется на постер.) Интересно как его зовут?
   Лариса (испуганно озираясь). Официанта? Генка.
   Кристина. Всё-то ты знаешь. Откуда - не въезжаю.
   Лариса. Я-ааа... это... я... (Оле). Тебе денег много с собой дали? Дай сто рублей. Тут в баре - мороженое.
   Оля. Отстань.
   Лариса. Чиго? Зашибу, сука.
   Оля. Устав читала? Только пальцем тронь - с конкурса слетишь.
   Лариса. У! Стукачка!
   Оля. Да. Стукачка.
   Кристина. Правильно, Оль. Попрошайкам не дают - они сами достают. Дама, Ларис, всё видит.
   Лариса. Суки вы, девки. Я с семи лет вкалываю, семью кормлю. Шью на заказ. У меня кличка в школе - Белошвейка. А вам родоки деньги дают. Суки вы.
   Генка. Тук-тук. Можно?

Заходит Генка. Варя цепенеет, оборачивается, не сводит с него глаз.

   Генка. Можно?

Садится.

   Лариса. Генк! Ты чё здесь?
   Генка (Кристине). Да вот: пришёл у вновь прибывшей... у вновь прибывшей (Смотрит в книжечку-блокнот.) Титовой Ольги... взять... взять...
   Лариса. Она тебе не даст. Она (проводит себя ладонью по груди). Так что не волнуйся.
   Генка (скабрезно). Плоская?

Лариса толкает Генку на кровать.

   Генка. Ой! (Выдыхает.)

Лариса плюхается к Генке на колени, обнимает.

   Лариса. У-удобное кресло.
   Генка. Ой! (Выдыхает.) А ну сними ноги с... с моего кресла!
   Кристина. Дама!
   Варя (оборачивается, крестится, плюёт через плечо). Дама! Всё видит!
   Оля. Блин! Валите с кровати!
   Лариса. Генк! Они тут Даму вызвали, прикинь? Чтобы я олимпиаду проиграла, прикинь, чтобы...
   Кристина. Лариса! Это же шутка! Прикол такой!
   Лариса. Шутка пьяного мишутки, да?
   Кристина. Караганда!
   Варя. Тагил в придачу.
   Лариса. Причём тут Тагил?
   Генка. Ой! (Выдыхает.) Сними руки!
   Кристина. Тагил - значит отстой.
   Лариса. Набит колбасой.
   Оля. Блин! Достали! Валите! Дайте отдохнуть!

Лариса вскакивает, Генка тоже приподнимается - Лариса толкает Генку обратно на кровать, на него - толкает Олю.

   Генка. Ой! (Выдыхает.)
   Оля. Больной! (Тянет Генку.) Вставай!
   Генка (орёт на Олю). Талоны, убогая, где? Ты талоны должна отдать, завтра жрать не дам!
   Оля (растерянно). Ай! Да! Вот! (Копается в косметичке.) Вот. На. (Ложится в кровать, сворачивается калачиком.)
   Генка (пересчитывает талоны). Обосрали.
   Лариса. Обтекает. Дура.

Всё это время Варя, не отрываясь, смотрит на Генку.

   Генка. Пять, шесть, семь.
   Варя (влюблённым голосом). Восемь. Я теперь знаю, почему восемь ступенек. Ты -- на него похож.
   Генка. Восемь. На кого?
   Варя (влюблённым голосом, указывает на плакат). На него.
   Генка (машинально, не обращая внимания на плакат). А-аа.
   Кристина. Гена! Вот тебе деньги. Принеси пожалуйста нам вечером по шоколадке, окей?
   Генка (смотрит на деньги, суёт в карман). Окей. Ты не думай, я не обману, я с чеком, и сдачу.
   Кристина. Не надо с чеком. Не надо сдачу. Как кончатся деньги, скажешь... И сигареты. Окей?

Генка выразительно смотрит на Кристину, уходит.

   Варя. Оль! Ну Оль!
   Оля. Отстань! Дай поспать!
   Варя. Оль! Сейчас же ужин. Спасибо тебе за журнал.
   Оля. Пожалуйста.
   Варя. Ну Оль. Ну честно, ну просто пошутили. Ну не обижайся.
   Кристина. Надо мной, когда я позавчера заселялась, тоже девчонки подшутили.
   Лариса. Жаль, что не сильно.
   Кристина. Прости, Оль. Расскажи что-нить-- скукота.
   Варя. Чё шить любишь? Чё шьёшь вообще?
   Оля (поворачивается, садится, просветлённо). Я люблю шить всё мужское. Мужская одежда - это моё призвание.
   Лариса. Призвание! (Гогочет.)
   Кристина. Дама!

Лариса умолкает.

   Варя. Оль! А у вас в интернате интернет есть?
   Голос Ариадны Петровны. "Ужин! Булочки мои! На ужин!"
   Кристина. Оль!
   Оля (зло). Есть!
   Кристина. И чё? Вконтакте ты кто?
   Оля. Никто.

Кристина подходит к окну.

   Кристина. Иди, Оль, сюда. Я тебе показать хочу.

Оля подходит к окну. Кристина хватает Олю, наклоняет за подоконник, Лариса приподнимает Олины ноги, пытается стянуть джинсы--тянет за штанину.

   Оля. Ай! (Отскакивает.) Дура что ли совсем?
   Кристина. Стукачам - страшная смерть.
   Варя. И врушкам. (Хихикает.) Вконтакте - никто.
   Лариса. Угрожает ещё уставом. Бомжара.
   Варя (с издёвкой). Ты боишься высоты?
   Лариса. Ты кто вообще есть-то? Ноль.
   Кристина. Минус ноль.

Смеются.

   Оля. Завтра в цеху разберёмся, кто ноль.

Заглядывает Ариадна Петровна.

   Ариадна Петровна. Девочки! Булочки мои ненаглядные! Ужин!
   Лариса (милым голосом). Ариадна Петровна. А Оля в окно курила.
   Варя. Да. Прям за окно перегибалась и -- курила.

Ариадна Петровна смотрит на Варю.

   Кристина. Чуть не выпала. Мы её поймали.
   Лариса. Только оттащить ещё не успели.
   Кристина. Ариадна Петровна! Отселите от нас эту суицидницу!
   Варя. Эту наркоманку!
   Ариадна Петровна (Оле). Подойди сюда! (Обнюхивает Олю.) Глаза шире! (Орёт.) Шире глаза открой! (Смотрит в глаза, успокаивается.) Девочки! На ужин! (Уходит.)
   Кристина. Чё ненормальная? Зачем про "курить" сказала?
   Лариса. Да я ж...
   Кристина. Посмотри на себя: рожа козлиная -тёмный лес! Чё лезешь-то? Чё лезешь?
   Варя. Ой, жрать хочу!
   Кристина. Шоколадные батончики ночью не дам.
   Лариса. Так я... так я...
   Кристина. (Варе.) Пошли. (Ларисе.) Дверь, и на ресепшен -ключ. Всё понятно?

Варя и Кристина уходят. Оля тоже хочет уйти.

   Лариса (угрюмо). Понятно. А ты куда?
   Оля. На ужин.
   Лариса. Да щаз.

Лариса толкает Олю, потасовка, Оля на кровати, Лариса запирает снаружи дверь.

   Лариса. Дверь заперла - на ресепшен отнесла. Так тебе, стукачка. В цеху разберёмся, ага, разберёмся. (Гогочет.) Прибью, всех прибью. Все гады! Всех сделаю!
  
      -- "Ночной портье".

В гостиничном коридоре, в углу, сидит Оля. Вокруг -- грязная мешковина, какая-то ветошь. Тихо ступая, не замечая пока Олю, проходит Генка. У Генки в руках пакет.

   Генка. Фу! (Вздрагивает.) Напугала! Ты чё здесь? Штрафной балл захотела? А ну в номер!
   Оля. Иди ты в ЖКХ оплачивать счета.
   Генка. Чё?
   Оля. В жёлтый магазин иди - не понял?
   Генка. В лобешник захотела?
   Оля. Куда получше дам.
   Генка (пинает Олю ногами). Дашь! Дашь! Если попрошу. Иди в номер, иди!
   Оля. Кто ты такой, чтоб указывать? езко встаёт, бьёт Генке ногой по причинному месту). Чё надо? Сам иди!
   Генка. Дура блин! Считай, что зря сюда приехала. Конкурс для тебя закончился.
   Оля. Помет верблюжий.
   Генка. Говно собачье.
   Оля. Шпрот занюханный.
   Генка. Тухлая булка из буфета.
   Оля. Чебурек с пипеткой.
   Генка. Баночка с калом.
   Оля. Пипетка в баночке с калом.
   Генка. Хачапури в говне.
   Оля. Черепушка лысая.
   Генка. Сопля на ножках.
   Оля. Презерватив розовый.
   Генка. Моча трёхлетней давности.
   Оля. Сендвич.
   Генка (озадаченно). Лошара. (сноска. Лошара - в данном случае, признание своего поражения, лошарой герой обзывает сам себя.) Опоздала, на ужин не пошла, да ещё спать не ложишься.
   Оля. Ты кто такой? Стукач что ли?
   Генка (прижимает Олю в угол, затыкает ей рот, шепчет). Убью лабуда, убью!
   Оля. Точно стукач. Вот тебе и всероссийский конкурс. Я так и знала. Тут у вас мне говорили - всё по блату. Теперь сама вижу.
   Генка. Что видишь?
   Оля. Раз стукачи есть, значит по блату. Знаем-знаем. Блатной кто-нибудь победит. Уже заранее всё известно.

Генка трясёт Олю за одежду, отпускает - Оля сползает по углу, всхлипывает, рыдает тихо --у неё истерика.

   Генка (опускается перед Олей на корточки, берёт за локоть, испуганно). Эй! Да эй! Да ты чё вааще?! Больная? Да не убивайся ты! Председатель жюри, новый, ой лютый. Он первый год. Ты-то опоздала -- не знаешь, сегодня... (Замолкает на полуслове, потому что Оля перестаёт всхлипывать, внимательно смотрит на Генку.)
   Оля. Первый год? А мне говорили - седьмой год один и тот же. (Поднимается.)
   Генка (поднимается одновременно с Олей, держит Олю за локоть). Нет. Тот погиб месяц назад.
   Оля. Погиб?
   Генка. Ну да. Лекции поехал читать в Алмату и погиб. С аэропорта его везли. Лобовое столкновение.
   Оля. Алмата - это где? (Высвобождает локоть.)
   Генка (грустно). Это Казахстан.
   Оля. Казахстан - это где?
   Генка. Ну... не близко, но и не далёко. Не так далеко как от твоей Камчатки.
   Оля. Сендвич, у тебя пожрать ничего нет?
   Генка. Е-есть. Вот. Хлеб собакам нёс и морковку. (Протягивает.) А Кристине - шоколадные батончики.
   Оля. Не поняла. Морковку Кристине? (Ест очень жадно.)
   Генка. Нет же. Говорю: собакам. Тут у Гостинки такая собака живёт. Она сейчас ощенилась. Ест овощи - все-все. И хлеб. А кот - мясной.
   Оля. Коты всегда мясные.
   Генка. Чё не ужинала?
   Оля (улыбается). И не завтракала.
   Генка. Чё - Лариска небось заперла?

Оля кивает.

   Генка. Ну...У нас в буфете только завтрак. (Всё нежнее и нежнее, не отрываясь смотрит на Олю.) Я, то есть мама, за завтраки отвечаем. Я тебе могу в номер завтрак приносить, у меня и ключи... есть. От всех номеров. Тебе сколько лет?
   Оля. Тринадцать.
   Генка. И мне тринадцать.
   Оля. Надо же. Я думала - пятнадцать.
   Генка. Это из-за роста. У меня папа высокий был.
   Оля. Был?
   Генка. Он был милиционер. Его убили. И маму взяли сюда на работу. И я тут маме помогаю.
   Оля. А-аа.
   Генка. Тут редко, чтоб тринадцатилетние попадаются. В том году одна была - она с первым заданием сразу не справилась, разревелась и уехала.
   Оля. Я не уеду.
   Генка. Уедешь.
   Оля. Неа.
   Генка. Первое задание - два дня идёт. Ты же день пропустила.
   Оля. Нелётная погода была.
   Генка. Завтра не успеешь - и -ту-ту!--уедешь.
   Оля. Я за один день успею. Там фигня.
   Генка. Не успеешь.
   Оля. Успею. Я - талантливая. Я - самородок.
   Генка. А-аа. Ну тогда успеешь.
   Оля. Больше нет еды?
   Генка (разводит руками). Ты все их шоколадки съела.
   Оля. Пить хочу!
   Генка. Извини. (Разводит руками.) Там же в номере чайник.
   Оля. Ага. Чайник.

Оля с вызовом смотрит на Генку.

   Генка. Ты понаглее с ними.
   Оля. Ага - понаглее. Их трое, а я - одна. Они меня убить хотят. Они меня из окна хотели выбросить, а теперь Даму вызывают, чтоб меня забрала.
  
      -- Дед Бидон.
   Кристина. (Поёт.)
   Спи моя гадость усни,
   Завтра проснёшься в крови,
   Трупы на полках лежат,
   Мухи над ними кружат,
   Дверь ни одна не скрипит
   Скрып-скрып, зззз!
   Варвара-коса, спишь?
   Варя. Уснёшь тут. (Глотает таблетки.)
   Кристина. Олька пропала!
   Варя. Как представлю, что ещё семь дней и восемь ночей. Я вообще не знаю, зачем эта Оля приехала. Она нас не нагонит. Ой. Валерьянка не помогает.
   Кристина. Тише. Щетинская подслушивает. Ларис!
   Лариса (зевая). Чиво?
   Кристина. Ты там, в шестьсот шестом, заклинание сказала?
   Лариса. Ага.
   Кристина. Ты у них на окне нарисовала?
   Лариса. Они такие дуры: "Чего это ты?". А я такая: "Ничего. Спи, дрыхни". (Гогочет.)
   Кристина. Восемь ступенек?
   Лариса. Ага.
   Варя. Красной помадой?
   Лариса. Неа. Фиолетовой. Я, Кристинк, твою взяла.
   Кристина. Тупая. Вампир вместо Дамы придёт.
   Лариса. Мама!
   Варя (с надеждой). Или Гоголь.
   Лариса (ржёт).Пушкин.
   Варя. Гоголь, девочки, честный! Он всегда в блокноты всем пишет, кто его вызывает.
   Кристина. Значит: Дама - у нас. В шестьсот шестом - Вампир. (Ларисе.) Фиолетовый плащ видела?
   Лариса. Ещё как!
   Кристина. И хорошо, что Вампир. Просто отлично.
   Лариса. Так им и надо
   Варя. Вампир, кстати, по всей гостиницы ходить сможет, и даже днём.
   Лариса. Ой!
   Кристина. Но духи предков от вампиров защищают.
   Лариса (трясётся от страха). Давайте предков вызовем. Чтоб они нас защитили.
   Кристина. Надо новенькую найти: чем больше духов, тем лучше.
   Варя. Да пошла она. У неё инфекция какая-нибудь. Болезни.
   Кристина. Скорее всего. Вши.
   Лариса. Ну да: она ж детдомовская.
   Кристина. Нет. Из интерната.
   Варя. Но всё равно - предков своих не знает.
   Лариса. Стопудово у неё родоки лишены.
   Варя. Чего лишены?
   Кристина. Ничего.
   Лариса. Да прав лишены. Родительских. У меня... (Замолкает). Мелкая!

Входит Оля. Медленно идёт к кровати, шарит руками по одеялу как слепая.

   Кристина. Оль!

Оля вздрагивает.

   Лариса (дразнит Олю). У-уу!
   Оля (подбегает к кровати Ларисы, зло шипит). Ш-шш.
   Лариса. Тише ты! Здесь ночами духи подслушивают.
   Оля. Сама тише. Ты тут воешь.
   Лариса. Я - волк-одиночка! Я на луну вою. У-уу!
   Варя. А-аа! А-ааа!

Вбегает Ариадна Петровна.

   Ариадна Петровна. Что такое девочки? Что такое? Оля! Штраф! Ложись. Двенадцатый час! Не мешай девочкам спать.

Оля молча, очень осторожно, ложится сверху одеяла, не раздеваясь.

   Ариадна Петровна. Ты что это? Встань!
   Оля. А?
   Ариадна Петровна. Встань! Иголки что ли тебе в кровать эти булочки насовали? Боишься что ли?

Оля кивает.

Ариадна Петровна вытряхивает кровать.

   Ариадна Петровна. Злые какие булочки! Ложись булочка моя. Всем остальным -- по штрафу тоже! По пять штрафных баллов. Колоева и Любушкина.
   Варя. За что? Это не я.
   Кристина. И не я.
   Ариадна Петровна. Устав забыли?
   Кристина. Мы больше не будем, Ариадна Петровна. Мы с Олей дружим.
   Варя. Мы очень с Олей подружились, честно.
   Ариадна Петровна. Вот я и посмотрю, как дружите. Попозже ещё загляну. Не трогайте Олю, девочки - как не стыдно! Ей с дороги отдохнуть надо! Ложись, Оленька. Молодец девочка, булочка моя. Спи.

Ариадна Петровна уходит.

   Лариса (передразнивает). Больше не будем, больше не будем. А я буду. Я - волк-одиночка.
   Кристина. А тебя и не штрафанули.
   Лариса. У-уу!
   Кристина. Оль!
   Оля. А?
   Кристина. Мы сейчас призраков вызывать будем.
   Варя. Духов предков.
   Оля. Зачем?
   Лариса. Защита от Вампира. Будешь с нами?
   Оля. Пить хочу.
   Кристина. Так вот -- чайник. И стакан. Готовь чай.
   Оля. Спасибо. (Отворачивается.)
   Кристина. Да ладно, Оль. Не обижайся.
   Варя. Ну мы больше не будем, Оль, честно.
   Оля. (Берёт чайник, не веря в своё счастье.) Спасибо. (Ходит с ним ванную, готовит чай.)
   Кристина. Так. Газета нужна.
   Лариса. Вот у меня. Я сегодня с ресепшен натащила на всякий случАй..
   Кристина. Запасливый волк-одиночка. Хвалю.
   Варя (листает газету). Нужна с президентом.
   Кристина (раздражённо). В курсе.
   Оля. У меня вот с самолета.
   Лариса. Счастье! (Листает Олину газету). Щас. Щас. Блин! Нет нигде.
   Кристина. Не может быть. Ищи, волк-одиночка.
   Лариса (листает газету, рассматривает). Прикидываете, девки: когда мне три года было, я решила, что выйду замуж только за президента. Так всем и говорила. Нету.
   Кристина. А кто есть?
   Лариса. Вот мэр есть. Губернатор есть. Дима Билан есть.
   Кристина. Фуу. Отстой. Ладно. Мэр сойдёт.
   Варя. Нужен президент. Только президент.
   Кристина. Оль, у тебя больше нет газет?

Оля мотает головой, грызёт сушки, пьёт затравленно чай.

   Лариса. Блин. Как ты такой кипяток хлебать можешь?
   Оля. Так пить хочется.
   Варя. Прабабушка Дуся тоже кипяток пьёт. У неё печень горячая, вот и живёт давно. Прабабушке Дусе девяносто семь лет... в ноябре.
   Лариса. Да ты чё! Во ставень трухлявый! До ноября может не доскрыпеть, скрып-скрып.
   Кристина (копается в тумбочке). Нормально. Кипяток аппетит отбивает. Тебе, Ларис, тоже полезно кипяток, бери пример. Всё. Свечка - вот.
   Лариса. Ну ты запасливая.
   Кристина. Пламя во все гостиницы беру. И в Дубай, и в Хургаду...Огонь очищает пространство. Мало ли кто тут до нас жил. Очищает огонь ауру. Спички вот.
   Варя. Четыре спички крест-накрест. (Показывает.) Так вот свечку.
   Лариса. Ой, мама!
   Кристина. Всё. Начали. На "ати-атип-пу".
   Лариса. Не хочу на "ати-пу"!
   Кристина (Ларисе). Ты "Дон-дон-дери" знаешь?
   Лариса. Не.
   Кристина (Оле). А ты?

Оля жуёт, наливает ещё чаю, мотает отрицательно головой.

   Варя. Все должны знать! Иначе не придёт потусторонний, а бесенята - сразу набегут. (Скрещивает пальцы руки.) Честно.
   Кристина (Оле). "Ати-ати-пу" знаешь?

Оля кивает.

   Кристина (Ларисе). Да, Ларис. Все должны знать.
   Лариса. У-уу! (Строит Оле свирепую рожу).
   Оля. Ш-шш! троит Ларисе свирепую рожу).
   Лариса. Варя! Ну поделись "дон-доном"! Мы с Олей прям сейчас выучим!
   Кристина. Варь! М-м?
   Варя. У-гу.
   Кристина. Варя.
   Дон-дон-дери.
   А дери-дери-дур-дом.
   Санчос-бебис
   А санчос бебис - дур-дом.
   Кока-кола-сама-кола-спрайт --
   Два прикола.
   Варя. На "дон-дон" и Пиковый Король придёт - не только Дама.
   Кристина. На "дон-дон" можно любовь наколдовать, девчонки. Запомнила, Оль?

Оля кивает.

   Лариса. Блин! Не запомнила. Повторите!
   Варя. Ты чё! Нельзя! Повторять нельзя! Ты должна сама со слуха запомнить.
   Кристина. Тупая блин! Это как в гаданиях на картах.
   Варя. Гадать не учат, надо просто смотреть.
   Кристина. Говорим "ати-ати-пу".
   Кристина. Варя. Лариса. (Движения руками, Оля отдельно, на своём месте тоже скрещивает и разводит руки.)
   Ати-ати-пу
   Пути-ати-си
   Сел паук-пук-пук
   Пути-ати-си.
   Си- си- си - ехало такси.
   Дверка открывается - училка выбирается
   На высоких каблуках с "арифметикой" в руках:
   Лариса. С какой "арифметикой"? Глупые? С "технологией"!
   Кристина. Точняк. Заново. Говорим.
   Лариса. А повторять же нельзя!
   Варя. Это когда учишь - нельзя. А так - можно.
   Кристина. Варя. Лариса.
   Си- си- си - ехало такси.
   Дверка открывается - училка выбирается
   На высоких каблуках с "технологией" в руках:
   -- Сколько будет пятью пять вы не знаете опять.
   Лариса. Опять не сходится. "Технология" и пятью пять.
   Кристина. Блин. Отстань!
   Варя. Пятью пять - это детали кроя. Можно так?
   Лариса (считает, загибая пальцы). Полочки-две, рукав-два, спинка--одна.
   Варя. Две со швом.
   Лариса. Спинка - две.
   Варя. Со швом.
   Кристина. Да со швом, со швом.
   Лариса. Два воротника, две цельнокроеные манжеты. Десять! Сошлось!
   Кристина. Двадцать пять должно быть.
   Лариса. А у меня блузка шифоновая двойная. (Показывает.)
   Кристина. Отстойная у тебя блузка. Секонд-хенд. Три копейки за килограмм.
   Лариса. Не секонд, а винтаж.
   Оля (смеётся). Винтаж. (Двигает руками крест-накрест.) Дон-дон- дери-дур-дом.
   Кристина. А-дери-дери-дур-дом! Тупость! Заткнулись все. Говорим.
   Кристина. Варя. Лариса.
   Си- си- си - ехало такси.
   Дверка открывается - училка выбирается
   На высоких каблуках с "технологией" в руках:
   -- Сколько будет пятью пять вы не знаете опять.
   А девчонки под забором подавились помидором,
   А мальчишки под двором подавились табаком,
   А директор под диваном подавился тараканом,
   Тараканчик убежал и желание загадал.
   Кристина. Давай ты, Варвара-коса. Кого вызываешь?
   Варя. Бабушка Дуся к своей правнучке приди, от Вампира защити. Ати-ати-пу. (Задувает.)
   Лариса. Ты чё? Она ж у тебя живая!
   Варя. Если больше девяноста лет, можно и живую.
   Лариса. А-аа.
   Кристина (зажигает свечу). Ну так. Кипяток глушит -- печень горячая. Легко раздвоиться прабабушка Дуся сможет. Всё правильно, Варь. Дальше говорим считалку.
   Кристина. Варя. Лариса.
   Немцы прыгали с балкона со второго этажа,
   Первый стал неудачник,
   Второй голову сломал,
   Третий спрыгнул на девчонку, а потом поцеловал,
   А девчонка не стерпела и в помойку улетела,
   А в помойке жил Борис--председатель дохлых крыс.
   Лариса. Дальше я не буду.
   Кристина. Будешь.
   Кристина. Варя. (Лариса сидит насупившись.)
   А в помойке жил Борис--председатель дохлых крыс.
   У него жена Лариса точно дохленькая крыса.
   У неё была коза через жопу тормоза.
   Лариса. Оля-коза через жопу тормоза.

Оля всё это время сидит, шепчет "Дон-дон-дери", скрещивает руки, когда Лариса обращается к Оле, та показывает Ларисе язык.

   Кристина. Теперь ты, Ларис. Только не хрюкай.
   Лариса. Я не хрюкаю, я чуток во сне сиплю.
   Кристина. Сейчас ты не во сне, не забудь, ага?
   Варя. На хрюк бесенята бегут.
   Кристина. (Оле). Хватит жрать.
   Варя. Садись сюда.
   Оля. Я хочу пить. Я целый день не пила. (Прекращает шептать, наливает ещё из чайника, показывает Ларисе язык).
   Кристина. Оля! Хватит ржать. Я всё вижу!
   Кристина. Варя.
   Чёрные стрелки бежали по тарелке. Стоп! (Опускают ладони.)
   Лариса. Дед Бидон, приходи! От вампира защити!
   Кристина. У тебя что: деда -- Бидон звали?
   Лариса. Нет. Это прозвище. Дед бидоны делал. Второй раз скорее говорите, а то моё не сбудется.
   Варя. Да знаем.
   Кристина. Варя (Опять пасы ладонями крест-накрест).
   Чёрные стрелки бежали по тарелке. Стоп! (Расслабляют ладони.)
   Лариса. Дед Бидон! Ати-ати-пу. (Задувает.)
   Кристина (зажигает свечку, встаёт, пинает Олю ногой в бедро). Давай. Вызывай своих с Камчатки.
   Оля. Я спать хочу.(Ложится в кровать.)
   Кристина. Да не бойся - это ж прикол.
   Лариса. Прикол, ага: я трясусь вся. Дед Бидон -- я его боюсь: ох, лютый был дед.
   Кристина. Зачем тогда вызывала?
   Лариса. Так вампира надо напугать. Кроме Бидона никто не посмеет. У меня вся остальная родня запуганная.
   Варя (Кристине). Придётся тебе родню вызывать
   Кристина. Дальше что?
   Варя. Мышка?
   Кристина. Том и джери?
   Лариса. Нет! Мышка, мышка.
   Кристина. Варя. Лариса.
   Мышка по полю бежала и желанье загадала. Стоп!
   Кристина (сквозь смех). Прапрабабушка Виолетта приходи.
   Лариса. Почему пра-пра? Заик-ик-ик-ик?
   Кристина. Слушай, ик... У меня прабабушка жива, замуж вышла недавно!
   Лариса( гогочет). У меня матушка не может, а у тебя прапра ... может...во дела!
   Кристина. Блин! Всё испортила. (Быстро говорит, скрещивая руки.)
   Том и джери, том и джери--
   Диспанжери-диспанжери.
   Точка-ля-ля-ля, точка-си-си-си
   О-оо! Пепси!(Вертикальная волна рукой.)
   Виолетта приходи - от вампира загороди! Ати-ати-пу. (Задувает.)
   Варя. Точняк! Надо говорить: загороди!

Кристина снова зажигает свечку.

   Кристина. Ждём, когда воск упадёт на мэра и сразу жвачку на спичку. Каждая на свою спичку. Спички выбрали? О-о! Пепси!(Достаёт изо рта жвачку.)
   Лариса. Шуршит кто-то.
   Кристина. Это в тубзике.
   Лариса. Нет. Точно кто-то в дверь скребётся.
   Варя (наблюдает за свечой завороженно). Ай! Капнуло.
   Кристина. Так... Теперь жвачка.
   Лариса (нервничает). Скорее жвачкой его, жвачкой!
   Все трое (руки ладонями вниз, скрещивают руки). Ати-ати-пу! (Задувают.)

Пауза. Ждут.

   Варя. Мышка по полю бежала и желанье загадала -пу. Ну! Мышка! По полю бежала и желанье загадала. Пути-ати-пу!
   Кристина (включает настольную лампу). Всё. Предки не пришли.
   Варя. Призраки!
   Лариса. Ну да.
   Кристина. Значит, мы перед ними в чём-то провинились.
   Варя. Я говорю - только на президента призраки приходят. А на мэра --никогда. И потом, ты, Ларисочка, с Олей ругалась. И ты, Кристиночка. Это нельзя.
   Кристина. Не. Не из-за этого. Духи воска боятся.
   Варя. Тогда уж надо было -- Даму.
   Кристина. Дама и так здесь. Забыла? Дама главней духов.
   Лариса. А это кто?
   Кристина. Где?
   Лариса. Ну тень, где стукачка лежит?
   Варя. Так: Дама у нас.
   Кристина. Дама, Варь, -- да. А тень?
   Варя. Ой! Мужчина -- не Вампир... Без плаща, но с бидоном!
   Лариса. Мама! Дед Бидон!
   Кристина. Говори!
   Лариса. Что?
   Кристина. Твой же дед!
   Лариса. Дед...
   Варя. Дед Бидон! Пожалейте свою внучку, защитите от Вампира.
   Лариса. Да, дедушка Бидон. Я перепутала. Я Даму хотела к тем...отправить. А Дама у нас уже... Вот Вампир и...сиреневая помада ещё...фиолетовый плащ... и на меня тоже Даму прошлой ночью вызвали... Дедушка Бидон! Забери стукачку! Дедушка Бидон! Сделай так, чтоб я в конкурсе победила! Дедушка Бидон!
   Кристина. Всё. Время. Дед Бидон... слышь... Дед Бидон... Кышь... Уходи! Пшёл! (Машет газетами.) По кроватям!

Все прячутся под одеяло.

   Лариса (бормочет под одеялом). Ой! Ой-ёй!...Ати-ати-пу. Слышь...Пути-ати-пу...Кышь... Пшёл! Уходи!
   Варя (зевая). Мухи! Улетайте, мухи! Теперь всё ясно: на газетного мэра приходят...мужского полу, а на газетного президента -- женского... Эх, прабабушка Дуся, прабабушка Дуся, не помогла ты мне.
  
      -- Результаты "первого тура".

У буфетной стойки суетится Джиргал Геннадьевна. Генка накрывает на стол. Входит, тяжело ступая, Ариадна Петровна. Она явно не в духе.

   Ариадна Петровна. Джиргал Микеечна! Кофеварка на ходу? Сделайте мне двойной каппучино. Молотый же есть?
   Джиргал Геннадьевна (удивлённо смотрит). Есть. творачивается, гудит кофеварка.)
   Генка. Маму Джиргал Геннадьевна зовут.
   Джиргал Геннадьевна. Геннадий! Накрывай, не отвлекайся!
   Генка. Я и накрываю.
   Ариадна Петровна. Ну да. Я так и сказала.
   Генка. Вы сказали Джиргал Микеечна.
   Джиргал Геннадьевна. Ну Генк! Простите его, Ариадна Петровна, простите.
   Ариадна Петровна (подавлено). Это вы простите. В этом году, этот конкурс -- что-то совсем нервическое. Всегда-то нервотрёпка, а в этом году -- дурдом. Трое булочек выбыли после первого тура--вы-бы-ли. Ну - выбыли и выбыли. Всегда, каждый год, трое-четверо выбывают. Первое задание специально - на скорость.
   Джиргал Геннадьевна. На скорость, на скорость.
   Ариадна Петровна. Мы должны отсеять медлительных, потому что дальше -- основное задание, оно сложнее. Гена! Убирай приборы! С этого стола, с шестьсот шестого, и вон с того. Выбыли три булочки, чемоданы пакуют.
   Джиргал Геннадьевна (подаёт чашечку). Вы из-за этого так рано сегодня? Господи! Так рано!
   Ариадна Петровна. Рано. Разбудили! Звонили из Казани. Угрожали- представляете?
   Джиргал Геннадьевна. Ой-ой!
   Ариадна Петровна. Их татарочка плохо знает русский язык, плохо понимает по-русски - мол, учится в татарской школе. Я им говорю: что тут понимать-то? Шей себе задание. Причём тут язык? Требуют для этой булочки, тьфу ты, отвратительной булки, требуют утешительный приз - представляете?
   Джиргал Геннадьевна. Ой-ой! За что?
   Ариадна Петровна. И ещё диплом, чтоб придумали какую-нибудь утешительную номинацию - ну знаете... Геннадий! Ты её видел? Запомнил?
   Генка. Да видел конечно. Запомнил. В халате таком.
   Ариадна Петровна. Это не халат! Это татарский народный костюм. Все девочки представлять должны свои регионы через костюм!
   Генка. Да она по-русски как мы с вами. Она - татарка. Я - калмык. И что?
   Джиргал Геннадьевна. На четверть калмык. (Ариадне Петровне.) У нас бабушка - калмычка.
   Ариадна Петровна. Они что думают? Тут всё по блату? Фамилия у этой наглой булки Микеева - я её про себя ещё вчера Микеечной прозвала. В голове крутилось - крутилось, вот и перепутала, Джиргал Геннадьевна, ваше имя-отчество.
   Генка. Только отчество, имя не перепутали. Джиргал - исконное калмыцкое имя. Нас калмыков осталось-то сто восемьдесят тысяч тысяч, вымираем мы, как динозавры.
   Джиргал Геннадьевна. Вы не расстраивайтесь.
   Ариадна Петровна. И вы не расстраивайтесь. Отправили неумёху на конкурс. Зачем? Конкурс -- чтобы помочь выбиться талантливым девочкам. Девочкам, которые будут возрождать нашу лёгкую промышленность! Конкурс не для раздачи призов. Хотя призы у нас шикарные. У нас главный приз - льгота при поступлении в профильный Московский Университет! Казань требует диплом? Да выпишу я им три диплома, пусть подавятся! Я говорю им: у нас одна -- с Камчатки, с Курил!-- на сутки опоздала, так за один день справилась, высший бал получила. (Генка замирает, перестаёт суетиться вокруг стола.)У вашей татарочки два дня было - и конь не валялся.
   Генка (ржёт). Конь не валялся.
   Ариадна Петровна. Ты собрал лишнее?
   Джиргал Геннадьевна (подаёт пакет). Генк! Отдай Ариадне Петровне. И ещё вот за вчера и за сегодня чай в пакетиках.
   Ариадна Петровна. Спасибо Джиргал Геннадьевна. Спасибо, милая. (Берёт пакет. Тихо.) Очень уж ответственный новый председатель жюри. Одна морока с ним. Чай по три пакета в чашку заваривает.
   Джиргал Геннадьевна. Ой-ой. По три пакета. Чифирист какой-то.
   Ариадна Петровна. Вот-вот. Всю работу у булочек на глаз проверяет: ни линеек, тебе, ни лекал, никому из жюри не доверяет -- будто и нет жюри. Заварит чаю, хлебнёт, изделие поковыряет: все шовчики, все строчечки, опять хлебнёт -- и на лампу, на просвет смотрит - не косой ли крой? Представляете?
   Джиргал Геннадьевна. Ах-ах! На свет? Не косой ли крой?
   Ариадна Петровна. А ругается как! Он с портного начал. В военном ателье работал, теперь профессор, завкафедрой в Москве. Жилеточка на нём такая -видели?
   Джиргал Геннадьевна. Видела. Необычная, и бант вот здесь.
   Ариадна Петровна. Платок шейный. Всё сам себе шьёт.
   Джиргал Геннадьевна. Сам шьёт? Мужчина сам шьёт?
   Ариадна Петровна. Всё. Пошла. Скоро подъём. У этой которая, по-русски не говорит, поезд на Казань. Геннадий!
   Генка. Провожу. Не забыл.
   Ариадна Петровна. Нет! Не это! Ни об этом! Сухой паёк Казани не давай! Ни в коем случае не давай! Ни крошки! И сегодня вечером здесь после отбоя чтоб был. Напоминаю, потому что вчера тебя не дождалась.
   Джиргал Геннадьевна (осуждающе). Геннадий!
   Генка. Я... я... я собаку кормил.
   Джиргал Геннадьевна. Ощенилась гостиничная сука, вот и подкармливаем, Ариадна Петровна.
   Ариадна Петровна. Сука -- что за слова? Собачка, несчастная. Кормящая мать. Мать-одиночка. (Всхлипывает, уходит.)
   Джиргал Геннадьевна. Генк!
   Генка. Чё?
   Джиргал Геннадьевна. Чё ты растерялся-то?
   Генка. Я? Да я.. Да я это... думал, что она не успеет, ну помнишь в том году тоже опоздала на день, помнишь: всё после первого задания здесь сидела за столом и ревела - не успела.
   Джиргал Геннадьевна. Кто?
   Генка (орёт). Никто!
   Джиргал Геннадьевна. Да что ты нервничаешь-то? Прям как папа. Я спросить тебя хотела: что...
   Генка. Я ответил! Ответил я! Я просто удивился, что она справилась, что опоздавшая, что опоздала на день, а успела.
   Джиргал Геннадьевна. Да я не это. Я это... Генк!
   Генка. Ну чё?
   Джиргал Геннадьевна. Спросить хотела про другое. "Косой крой" что такое? Случаем не слышал?
   Генка (виновато). Не слышал, мам. Извини, что я на тебя накричал. Я не знаю, что такое косой крой, но обязательно узнаю.
  
      -- Свинья.
  
   Лариса. Ну и гиде эта свинья?
   Кристина. Она у гостиницы? Посмотри, Варя!
   Варя (подходит к окну). Точняк! Вон гуляет, смотри: ходит и ходит.
   Лариса. Убила бы - такая дура.
   Кристина. Это тебе просто завидно, что она первое задание за день сшила. Да ещё деталь тебе отдала - спасла тебя.
   Лариса. Она--меня? Эта стукачка--мне деталь отдала? Не было такого.
   Варя. Как это, Ларис, не было? Ты спинку на оверлоке резанула. Хорошо Оля как раз кроила, а жюри покурить вышло. Ариадна Петровна у Оли крой отняла, и тебе дала. А Оле опять пришлось кроить, из бракованного материала.
   Лариса. Оверлок (сноска. Оверлок--спецмашина для обработки края изделия и швов.) бешеный, я не виновата. Татарку с Казани тоже...
   Кристина. Татарку сняли... Поезд. Генка провожает сейчас.
   Варя. Девочки! Это же всё Вампир! Это из-за него из шестьсот шестого выбыла, и из шестьсот тринадцатого... Слава богу мы в шестьсот седьмом (Крестится.) и слава богу я восемь ступенек нарисовали. Дама не ушла. (Крестится, плюёт через плечо.) Дама нас защищает.
   Кристина. Но в шестьсот тринадцатый мы никого не вызывали.
   Варя. Вампир везде может ходить? Забыла?
   Кристина. Точняк!
   Лариса. Надо на Ольку тоже Вампира заслать. Дура она. Ей кто-то потусторонний помогает.
   Варя. Пить хочу. Фуу! Такой завтрак.
   Кристина. Всё жареное. У меня изжога. Хорошо Генка по ночам продукты приносит.

Варя подходит к столу, хочет налить из чайника - чашка опрокидывается.

   Варя. Ай! Меня Вампир под руку толкнул. (Крестится.) Вот те крест!
   Кристина. Голову лечи! Давай теперь всё на Вампира валить. У нас же - Дама!
   Варя. Тогда Дама толкнула! Честно, девочки, толкнула!
   Кристина. Дама не толкает, она подмигивать может.
   Лариса. Нее. Меня стопудово тоже Дама в цеху толкнула. Сижу - строчу, край обрабатываю - хряк! - и под ножами деталь, кто-то шепчет тоненьким голоском.

Входит Ариадна Петровна. В руках у неё тарелка. Все вздрагивают.

   Ариадна Петровна. Варя! Что такое? Отойди от окна сейчас же! Опасно! Штраф! И так -- нервы, а тут ещё -- ты у окна! Девочки! Где Оля?
   Варя. Гуляет.
   Ариадна Петровна. Это запрещено. Штраф! Нельзя вам перед работой гулять... Вам надо отдыхать. Ещё шесть дней тяжёлой конкурсной работы.
   Варя. Мама! Шесть! На шестом этаже, напротив шестьсот шестого номера шесть дней.
   Ариадна Петровна. Я не пойму: что за паника? Чем ты, Варвара, не довольна? Штрафы все по уставу! Всероссийский конкурс -- это строгость и дисциплина!
   Варя. Я не успею сшить, Ариадна Петровна.
   Ариадна Петровна. Нет такого слова "не успею", нет такой буквы "нет". Есть буква: "надо успеть".
   Варя. Я вся нервничаю, Ариадна Петровна. Мы тут вчетвером, а они, напротив, вдвоём. Это нечестно.
   Кристина. И в шестьсот тринадцатом вдвоём.
   Лариса. И мне отдохнуть хочется в тишине - спина болит. А тут - Титова во дворе гуляет.
   Кристина. Да. Ариадна Петровна. Отселите от нас Олю, пожалуйста. Из Казани же съехала.
   Варя. Нас трое, и там трое. Честно.
   Ариадна Петровна. Не могу. В шестьсот шестой переселили из шестьсот тринадцатого. Их тоже четверо. Булочки мои! Я Олю не видела на ужине вчера, и сегодня не видела на завтраке.
   Лариса. Она была.
   Ариадна Петровна. Я ей принесла пирожнице вафельное, сочок и хлебушек с сырком. Передадите?
   Лариса. Обязательно, Ариадна Петровна. Клянёмся.
   Ариадна Петровна. Варя! Передашь?
   Варя. Передам. Честно.

Ариадна Петровна уходит. Лариса жуёт сыр. Запивает соком.

   Лариса. Тухлый какой-то сыр.
   Кристина. Для тебя --в самый раз. Ты лучшего не заслужила.
   Лариса. Почему это?
   Кристина. Потому это. Тебя Ариадна за уши тащит.
   Варя. Да.
   Лариса. Дуры вы. Суки.
   Кристина. Сука у Гостиницы живёт, ощенилась с неделю как, а ты блатная. Ты вылететь должна была реально.
   Варя. Да. Вот пойдём и расскажем всё председателю жюри!
   Лариса. А вам обидно, что не вылетела, да? Жаба душит, да? Ну идите, идите - стуканите.
   Кристина. Это Оля стучать должна, а мы ничего не докажем. Нас это не касается. Мне на эту олимпиаду вообще по барабану. Я сюда отдохнуть приехала. Мама кормит только овощами, четырнадцать лет одни овощи и творог. Я скоро с ума сойду. Бабушка никуда не пускает. Всё уроки и уроки. Всё репетиторы.
   Лариса. И как тебя такие умные родители к таким глупым как мы отпустили-то?
   Кристина. Они ничё не знали, а потом уже поздно было. Сказали на "технологии": шейте блузки, я сшила- третье место по округу, потом на городскую олимпиаду послали. Ну конечно директриса подсуетилась, у нас школа третья по крутизне. А мужик из департамента, кто все места присуждал, от меня обалдел. У меня ж защита в стихах. А он оказывается тоже поэт. Ему на блузки вообще ложИть, он сказал - Кристина Любушкина будет Москву представлять на России, и телевизор самсунг подарил с плоским экраном, и в газете моя фотография. Правда я на фото - отстой.
   Лариса. Везёт. А мне только грамоту и шерсть для вязания подарили.
   Кристина. Вот и я о том. У тебя этот конкурс - единственный шанс в московской общаге потусить. Вы меня задолбали! Прётесь и прётесь в Москву. Почему Ариадна тебя тащит - не пойму.
   Варя. Да.
   Лариса. Да ладно. Я ж поучусь и к себе домой уеду. Я сама Москву ненавижу.
   Кристина. Как ты её можешь ненавидеть, если ты там ни разу не была?
   Лариса. Я была.
   Кристина. Ну-ну. На автобусной экскурсии .
   Лариса. Я... я... ты... ты... Я была у...
   Кристина. У-у. Весельчак У-уу.
   Лариса. Убью!
   Кристина. Ручками не маши мне тут! Портняжка. Поберушница! Бомжара!
   Варя. А у нас в Подмосковске колледж народных промыслов. Туда тоже все прутся. Со всей России. Ужас.

Варя брезгливо поводит плечом. Оля стучится в дверь.

   Кристина. Кто?
   Оля. Это я.
   Лариса. Кто я?
   Оля. Ну я. Пустите!
   Лариса. Отвечай. Я - свинья.
   Оля. Да пошла ты!

Появляется Генка, стучится в дверь.

   Генка. Девушки! Дверь откройте. Ариадна Петровна завтрак Оле приносила - посуду надо забрать.

Лариса хватает пирожное - прячет. Варя вскакивает со стула, берёт тарелку, несётся к двери, спотыкается о разбросанную обувь --чуть не падает.

   Варя (открывает). Здравствуй Гена.
   Генка. Доброе утро всем.
   Кристина. Проводил до поезда на Казань?
   Генка. Ну да.
   Варя. Ревела?
   Генка. Ну да. Заходи, Оль. Вот тарелка. Так. Где завтрак?
   Кристина. Гена! Оля его съела.
   Генка. Кого съела?
   Кристина. Не кого, а что?
   Лариса. Виртуально сожрала.
   Генка (озадаченно, с пустой тарелкой в руках). Ну хорошо. Съела, так съела. Оль! Заходи! Готовься. Девушки! Через десять минут в мастерские! Через десять минут - без десяти десять.

Генка уходит. Варя заворожено всё это время смотрит на Генку, когда он уходит, нежно гладит постер на стене.

   Варя. Лапочка.
   Кристина. Всё. Пошли девочки. Оля! Ты на ресепшен ключи несёшь.
   Оля. Нет.
   Лариса. А почему? (Наступает.)
   Оля. По кочану.
   Кристина. Девочки! Не выпускать эту мелкую.
   Оля. Вот ещё!
   Лариса. Ну ты, коза с козлятами, ключи взяла в руки. Быро!
   Оля. Верблюжья харя.(Увёртывается, выбегает). (Варе) А ты - целлюлит. (Кристине.) А ты - ишачина.
   Кристина. Пожалеешь. Назад девочки! Варя занавески занавесь! Так. Лариса! Ко мне!
   Лариса (испуганно). Ты чё?
   Кристина. Давайте Матного гнома позовём. Пусть он с этой мелкой разбирается.
   Варя. Давайте.
   Лариса. Я ругаться не буду. (Трясётся от испуга.) Я... я не умею.
   Кристина. В курсе. Кто будет ругаться, тому Матный гном не навредит. (Варе) На "дон-дон"?
   Варя. На "дон-дон". На "ати-пу" Матный гном не ходит.
   Кристина. Не запутаешься?
   Лариса. Да уж выучила. Эта мелкая в мастерских постоянно "дон-дон" повторяет.
   Варя. Тут во всех номерах уже на "дон-дон" вызывают.
   Кристина (гордо поводит плечами). Ну так.
   Лариса. А ничё, что с утра?
   Кристина. До десяти утра можно.
   Варя. Матный гном с десяти до десяти. Матный гном - сменщик как мой папа.
   Кристина. Как это?
   Варя. По сменам мой папа работает. С десяти вечера до десяти утра.
   Лариса. При чём тут твой папа?
   Кристина. Стоп. С Матным гномом - матом ругаться, не отлынивать. Желательно трёхэтажным. Быстро к этой ишачине на кровать.
   Лариса. К верблюжьей роже.
   Варя. Ещё целлюлитом обзывается.
   Кристина. Начали.
   Варя. Кристина. Лариса.
   Дон-дон-дери.
   А дери-дери-дур-дом.
   Санчос-бебис
   А санчос бебис - дур-дом.
   Кока-кола-сама-кола-спрайт --
   Два прикола.
   Кристина.
   Тоник-кола-фанта-спрайт
   Пиво и сигара лайт.
   Фанта-аква-тоник швепс
   Иди гномик матный в лес.
   Варя.
   Кто матом не ругается,
   Тот гному подчиняется.
   Лариса.
   Олька матом не ругается,
   Олька гному подчиняется.
   Варя. Кристина. Лариса.
   Том и Джери, Том и Джери--
   Диспанженри-диспанжери
   Точка-ля-ля-ля, точка си-си-си,
   О-о! Пепси! (Вертикальная волна рукой.)
   Кристина. Всё. Слышите?
   Варя. Здесь?
   Лариса (испуганно озирается) .Ой!
   Кристина. Теперь ругаем Ольку матерно.
  
      -- Самое ненавистное задание.
  
   Генка (убирая со стола). Что-то новое. Напоминает, что вечером встречаемся. Может Ариадна меня с Олей видела? Нет. Не может этого быть. Я бегаю по этажу -- выполняю задания девчонок: то принести, это отнести... Все меня уже знают, все привыкли, деньги дают. Я сдачу всегда честно возвращаю. В блокноте как и в том году пометки делаю... Но жду я вечера. Мы с Олей вчера опять в отстойнике для ветоши встретились, там пыльно, там комната кастелянши, а за комнатой -- пыльный закуток с швабрами и тряпками - ну... с тем, что не украдут, что никому и за так не упало. Олю покормил, такая она тоненькая, худые вообще меньше толстых едят. Шоколадки особенно ей нравятся. Сегодня иду типа собаку кормить. ерёт пухлый пакет). Я уже не только у мамы, я из столовки еду беру. Для Оли. Олю обижают. Вначале просто так -- потому что опоздала, потому что мелкая, теперь - потому что у неё второе задание тоже хорошо получается, она действительно самородок. А я думал, что дура. Сначала. Теперь я своё мнение поменял. Давно уже.
   Ариадна Петровна (входит, садится, властно). Садись, хватит мельтешить.

Генка вздрагивает, садится.

   Ариадна Петровна. Вот что, Геннадий. Не в службу, а в дружбу - всё, что я сейчас скажу, понимаешь?
   Генка (очень серьёзно, подобострастно). Понимаю.
   Ариадна Петровна. Я всегда знала, что ты хороший парень, правильный. Я тебя, поэтому от милиции тогда отмазала. Ну в смысле - заступилась за тебя, чтобы тебя на учёт не ставили.
   Генка. Спасибо.
   Ариадна Петровна. Но долг платежом красен. Знаешь?

Генка кивает.

   Ариадна Петровна. Так что старайся.
   Генка. Я стараюсь, я очень стараюсь. (Открывает книжечку). Вот сегодня в шестьсот первом, где с Удмуртии и с Ростова, была драка из-за того, кому первому идти в душ. А в шестьсот седьмом уже пятый день у Оли Титовой съедают завтрак... В шестьсот пятнадцатом...
   Ариадна Петровна (закрывает книжку Генки). Ты вот что, Геннадий, ты это продолжай, отмечай, молодец, очень ты пунктуальный, хоть чай сегодня и не отдал.
   Генка (вскакивает, копается за буфетной стойкой, отдаёт пакет). Вот. Извините, Ариадна Петровна. Мама всё приготовила, а я позабыл.
   Ариадна Петровна. Позабыл! Голову свою позабудешь скоро. (Гладит мальчика по голове.) Так вот. Следующая просьба, а точнее приказ. Следить главным образом за Олей Титовой. И больше ни за кем.
   Генка (подобострастно открывает книжечку, хочет записать). За Олей...
   Ариадна Петровна. Не надо. (Закрывает книжечку.) Запоминай. Да и запоминать-то нечего. Следи за ней везде. Вышла на улицу - звонишь мне, я приду - штрафные балы присужу. Не вышла к обеду, завтраку, полднику - тут же мне звони, понял?
   Генка. Понял.
   Ариадна Петровна. Деньги на счету не закончились?
   Генка. Вы ж мне безлимитный оформили на месяц!
   Ариадна Петровна. Повторяю. Любое нарушение. После отбоя - не в номере, тут же мне звонок. Мне уже сказали, что она ночью по коридору гуляет.
   Генка. Она боится. Её обижают.
   Ариадна Петровна. Кому сейчас легко? Всем тяжело. Всегда обижают тех, кто помладше. Всегда, когда новый класс, я по журналу смотрю, кто самый младший. И наперёд знаю, что обижать станут самого младшего.
   Генка. Но её не просто обижают, её травят, Ариадна Петровна!
   Ариадна Петровна. Кого сейчас не травят? Всех травят. Отечественную лёгкую промышленность затравили до агонии. В общем - любое нарушение дисциплинарное - тут же мне звонок, лады?
   Генка. Лады.
   Ариадна Петровна здыхает облегчённо). Вот и всё. Я на тебя надеюсь. Да! А если в номере конфликт - мне не надо звонить. Лады?
   Генка. Лады.
   Ариадна Петровна. Пусть сами разбираются. (Ухмыляется.) Что это у тебя за сумка?
   Генка. Так собачке. Сука ж ощенилась.
   Ариадна Петровна. А-а: собачка... Сука--что за слова. Несчастная мать - одиночка. (Всхлипывает.) Ну молодец, это неси, корми, тяжело быть матерью-одиночкой, ох как тяжело. (Всхлипывает.)Тяжелее этого только вообще своих детей не иметь, быть замдиректором школы и директором Всероссийской олимпиады по совместительству. (Уходит, промакивая глаза, возвращается.) Покормишь, и сразу - на пост, к шестьсот седьмому номеру. До полуночи звони, потом не надо - и так я не высыпаюсь. (Уходит, зевая.)
   Генка. Так точно Ариадна Петровна, так точно, так точно! (Нервно бегает, осматривается, озирается.) Падаль. (Колотит себя по башке.)Ариадна Петровна такая. У неё все везде схвачено: в Администрации, на конкурсе, всё везде куплено. Что делать? Что делать? Надо время тянуть. Может заболеть? Но если я Олю не оштрафую, Ариадна меня придушит - она такая. Надо подумать. Та-ак. Та-ааак! Членовредительство... Ожог? Перелом? Нет. Лучше трещина. Ушиб? Ушиб -- ненатурально. Ещё я ветрянкой так и не болел. Говорят от ветрянки взрослые умирают... Что же, что.... Что? Что? Что? (Хватает пакет, убегает.)
  
      -- Свидание.

Генка идёт по коридору, в углу сидит Оля, шепчет "дон-дон", скрещивает руки.

   Генка. Привет.
   Оля. Привет. Принёс?
   Генка. Ну да.
   Оля. Мяса нет?
   Генка. Ну да.
   Оля. Я мясо и не ем, а каша в самый раз. Давай. (Ест.)
   Генка. Оль!
   Оля. Что?
   Генка. Давай после часу ночи встречаться.
   Оля. Почему?
   Генка. Ну тут штрафы же знаешь. После отбоя нельзя.
   Оля. В курсе.
   Генка. Штрафы. Баллы вычитают.
   Оля. В курсе. Ты говори, что я в номере.
   Генка. Ариадна Петровна спросит у них (Указывает себе за спину, на номер), и враньё откроется.
   Оля. Ну тогда записывай мне штраф.
   Генка. Ты что?! Ведь тогда баллы вычитают.
   Оля. Да и пох.
   Генка. Я не могу, понимаешь, Оль, не могу.
   Оля. Ну тогда не вычитай.
   Генка. И так не могу.
   Оля. Чё: Ариадна сказала за мной шпионить?
   Генка. Ну да.
   Оля. Я так и знала.
   Генка. И чё-- не грустишь?
   Оля. Ну да. Есть ещё покушать?
   Генка (достаёт из нагрудных карманов, из карманов штанов). А! Вот кола, вот спрайт. Вот райское наслаждение баунти, твоё любимое.
   Оля (берёт шоколадку). А почему райское наслаждение?
   Генка. Из рекламы.
   Оля. А-аа. Я телек в интернате не смотрю, я всё в мастерских.
   Генка. А-аа. Оль!
   Оля. Ну да.
   Генка. Не передразнивай. У тебя парень есть?

Оля жуёт, мотает головой. Генка подходит ближе.

   Генка. На вот. Кола, спрайт.
   Оля (берёт бутылочку, пьёт, глотает).Кока-кола - самакола-спрайт- два прикола...
   Генка. Чё?
   Оля. Это считалка такая. Дон-дон-дери.
   Генка. А дери-дери-дур дом. (Наступает.)
   Оля. Санчос-беби... Откуда ты знаешь?
   Генка. А дери-дери-дур-дом. Все здесь Даму вызывают. (Целует Олю.)
   Оля. Я...
   Генка. Никто не увидит, здесь никто не ходит никогда, все ж на лифте, а тут - пожарная лестница, тут аварийный выход.
   Оля. Нет. Я боюсь, что хуже шить из-за тебя стану.
   Генка. Почему - хуже?
   Оля. Это мне так моя учительница говорила. Она говорит: мужики только работе мешают. Нет! Она не права! Я думала о тебе, когда первое задание кроила, и мне это помогло. Я и здесь всегда думаю о тебе. И хоть бракованный шифон дали, модель получается, вырисовывается. Я буду и дальше думать о тебе.
   Генка. Я о тебе тоже думаю каждую минуту. Ты не думай, я серьёзно, я на тебе женюсь.
   Оля. И я тоже...

Целуются.

   Оля. Ты меня больше не корми. Три дня осталось. Я как-нибудь проживу.
   Генка. Я не могу, я не могу без тебя ни минуты!
   Оля. Пойду. Спать хочу. Очень устала. Ты не бросай меня, ладно? В тебя тут все влюблены.
   Генка. Ты их пугай, этих тварей. Я тебе принёс зажигалку, ты просто щёлкай зажигалкой - пугай их. Люди боятся огня. Прям, когда в номере с ними, из рук огонь не выпускай.
   Оля. Спасибо. Не надо. Они меня заложат, и Ариадна от конкурса отстранит.
   Генка. Я хотел ещё ножик захватить, но нож - это опасно.

Обнимаются, целуются.

   Оля. Я пойду.
   Генка. Оль! Я спросить хочу.
   Оля (нервно). Нет у меня парня, нет и не было. В интернате все меня ненормальной считают, шизанутой, помешанной.
   Генка. Я не о том. Я хотел спросить: что такое - косой крой?
   Оля. А-аа. Ну это элементарно: это, когда угол отклонения от долевой больше пяти градусов. Понял?
   Генка. Понял, но не допонял.
   Оля. Ну смотри. Вот ты тут помогаешь администрации, так?
   Генка. Ну так. Стукач.
   Оля. Ну вот. Ты шёл в жизни шёл, оступился, так?
   Генка. Так. Не думал, что так выйдет. Всего-то стул у старосты класса убрал, она не заметила и на пол приземлилась. А на меня -- в милицию... Ариадна Петровна меня отмазала, она в нашей школе помощник директора...
   Оля. Ну вот. Как только Ариадна тебе помогла... Точнее так... как только ты согласился тут на конкурсе шестерить, ты пошёл резать по косой, понимаешь?
   Генка. А это очень плохо - резать по косой?
   Оля. Это брак. Пока!

Конец первого действия.

  

Второе действие.

1. Свинья нецелованная.

   Оля. Девочки откройте!
   Лариса. Не пускаем.
   Варя. Нельзя. Оштрафуют.
   Кристина. Пусть её штрафуют, она после отбоя где-то шляется.
   Варя. Она кушала где-нибудь.
   Лариса. Скорее всего. Бомжара.
   Варя. Вы же, девочки, не даёте ей поесть.
   Кристина. Пусть ей мальчики дают.
   Лариса. Как это не даём? Мы ей хлеб даём.
   Кристина. Сушим на батарее сухари и даём.
   Лариса. Ты, Варечка, сама у неё селёдку отняла.
   Варя. Я отняла? Я отняла? Да я свою взяла. Я не виновата, что ты, Ларисочка, мою съела!
   Лариса. Кто успел, тот и съел.
   Кристина. Ты наш волк-одиночка.
   Лариса. У-уу! У-уу!
   Варя. Так нельзя, Ларис, это нечестно. И в уставе прописано.
   Кристина. Вообще, я тоже не понимаю, почему тебя не штрафуют. Я-то не против твоего жора, я вообще всё в баре покупаю, мне эти порции не упали.
   Варя. Не бар, а обыкновенный буфет.
   Лариса. А я вообще не понимаю, как тебя не оштрафуют за курение. Это тоже в уставе прописано.
   Кристина. Иди ты. Можно подумать ты не куришь.
   Лариса. Я с тобой за компанию.
   Оля (стучит). Пустите! Я хочу спать.
   Варя. Девочки! Давайте пустим. Оль, это ты?
   Оля. Я.
   Кристина. Пусть скажет: я - свинья.
   Варя. Слышала Оль? Оль! Ну скажи. Фиг с ним. Давай, я спрошу, чтоб не так обидно. Кто?
   Оля. Я. Я--свинья.
   Лариса (открывает). Я - свинья. (Гогочет.)
   Кристина. Опоздала. Я в душ первая.

Оля ложится в кровать одетая.

   Кристина (поёт).
   Спи моя гадость усни,
   Завтра проснёшься в крови,
   Трупы на полках лежат,
   Мухи над ними кружат,
   Дверь ни одна не скрипит
   Скрып-скрып, зззз! Жжж!
   Варя (зловеще). И комары и мухи кружат.
   Кристина (поёт).
   Варя над печкой виси-ит!
   Спи, моя гадость, усни!
   Лариса. У-уусни! У-уусни!
   Кристина. Ты наш волк-одиночка. (Хлопает дверью в ванную.)
  

Ночь. В окне видна луна.

   Кристина. Оль! Спишь?
   Оля. Да.
   Кристина. Оль. Иди чай попей.
   Оля. Спасибо. Нет.
   Варя. Ну ладно, Оль. Не обижайся. Ты так классно шьёшь. Иди чай попей.

Оля бросается к чайнику. Садится. Затравленно жуёт, озирается.

   Варя. Мы духа хотим вызвать. Давай с нами.
   Оля. Зачем?
   Лариса. Как это зачем? Я в шестьсот шестом номере нарисовала сиреневым путь -- пришёл Вампир, и та из Казани -- ту-ту... Вот тебя теперь хотим... Дама на тебя не действует.
   Кристина. Дама ей помогла наоборот. И тебе тоже, Ларис. Ты ж первое задание благодаря Оле не запорола.
   Лариса. А Дед Бидон - забыла? Мне Дед Бидон помогал.
   Варя. Никогда не надо спешить девочки. Нигде и никогда. Особенно в шитье.
   Кристина. Дед Бидон наоборот тебе всё испортил. Ты его вызвала - и на следующий день деталь запорола. Потому что ты его вызвала.
   Варя. Нет! Там Вампир по цеху гулял! Я видела!
   Лариса. Матный гномик оказывает на Олю - движение пальцем через плечо назад.) почему-то пока никого не загасил.
   Кристина. Матный гномик обижает тех, кто не ругается.
   Варя. Значит, все матом ругаются, только тихо. (Шёпотом.) Как и я.
   Лариса. Да понятно все ругаются мысленно.
   Кристина. Вот я мысленно матом не ругаюсь. Зачем? Ненормативная лексика - для выражения сильных эмоций, нам на филологических курсах говорили.
   Лариса. Надо срочно вызвать духа. Надо защитника.
   Варя. Духи помогают гадать.
   Кристина. И погадаем заодно.
   Варя. На суженого -- точно! Оль!
   Оля. А-аа?
   Лариса. Надо будущее нагадать.
   Кристина. Ближайшее будущее.
   Варя. Оль!
   Оля. А-аа.
   Варя. А у тебя парень есть?
   Оля. Неа.
   Варя (вздыхает). И у меня... есть.
   Кристина. У меня дома...
   Лара. У меня дома -- Костик, Лёшик и Юнус.
   Варя. Юнус -- прикол.
   Кристина. Откуда в деревне -- Юнус?
   Лара. Ну я ж ... в посёлке... в посёлке городского типа. Всё. Давайте духа вызывать, а то после двенадцати не придёт.
   Кристина. Ты шерсть собрала?
   Лариса. А как же. Бегала во двор Гостинки. На свой страх и риск. Начесала Олькиной расчёской с кормящей матери. У неё сейчас шерсть клоками вылезает. (Гогочет.)

Оля ищет косметичку, находит, открывает.

   Оля. Чтоб тебя Вампир в свой плащ фиолетовый закатал и в землю закопал.
   Лариса (крутит в руках расчёску с пуком шерсти). Сука. Сука с щеночками. Такие они смешные-смешные. Ла-асковые.
   Кристина. Лишаи-истые--лишаи-истые.
   Варя. Лишай у котов.
   Кристина (Оле). У тебя в интернете лишай есть? Тьфу! В интернате.

Лариса гогочет.

   Кристина (берёт брезгливо шерсть). Отлично. Теперь, Оль, коробку дай!
   Оля. У меня нет.
   Кристина. Тупая, да?
   Лариса. Дура, да?
   Кристина. Из под чая. Ты весь чай мой выпила с жасмином! (Бьёт Оле по ногам.)Все пакетики. Дай коробку из-под чая. Со стола коробку!

Оля спохватывается, быстро передаёт коробку.

   Кристина. Всё: в коробку шерсть. Та-ак.

Оля ложится на кровать. Отворачивается.

   Лариса. Неси на подоконник.
   Варя. Вы чего -- совсем?
   Лариса. Это ты совсем.
   Варя. Вы чё -- совсем? А буквы на бумажке?
   Кристина. Ой, ё! Забыла. С этой олимпиадой вообще башня едет. И Олька весь чай с жасмином выпила.
   Варя. Я тоже устаю. Спина. Ужас.
   Лариса. У тебя же ещё такой чай есть - я в тумбочке видела.
   Кристина. Всё. Курить не дам. Мороженого не получишь. По чужим тумбочкам, воровка, лазишь?
   Оля. Дед Бидон всё видит!

Лариса испуганно озирается.

   Кристина. Так пишем вот здесь. Инициалы своего пацана.
   Лариса. И Юнуса можно, и Костика, и..?
   Кристина. Хоть всю роту пиши.
   Варя. Подождите меня! Подождите! (Пишет на бумажке.)
   Кристина. Так. На собачью шерсть -- "том-и-джери".

Лариса и Варя кивают. Кристина водит горящей свечкой над коробкой.

   Кристина. Дух, дух, дух.
   Слети в лопух,
   Варя. В лопухах --старушка,
   Вышила подушки!
   Кристина, Варя, Лариса.
   Том-и-джери, том-и-джери--
   Диспан-жери, диспан-жери,
   Точка-ля-ля, точка-си-си.
   О-о!(Вертикальная волна рукой.) Пепси-и!
   Кристина. Дух, дух, дух.
   Слети в коробку!
   В коробке -- кукушка
   Бросила яйцо!
   (Ларисе.)Ставь быстрей на окно.
   Варя. Скоренько-скоренько, Ларочка, побыстрее! Побыстрее!

Лара берёт коробку, падает. Грохот.

   Кристина. Ой, ё!
   Лариса. Кто свои лыжи разбросал, убью!
   Кристина. Ты чё? У меня тридцать шестой! Слепая, да?
   Варя (собирает шерсть в коробку). Это потому что без Оли. Надо, чтоб нецелованная свечку держала. Она нецелованная. Оль! Встань, а! Ну, Оль! Не хочет.
   Лариса (берёт за шкирку Олю, поднимает с кровати). Ты нам нужна, не поняла что ли?
   Оля. Отстань. Отвали, сказала, дублёнка тупая.
   Кристина. Ты чё непонятливая. (Пинает ногой Олю - Оля пинает Кристину.) Давай Ларис её прикончим!
   Лариса. Ты чё? - устав!
   Варя. Оля! Ты же одна здесь нецелованная. Пожалуйста! Ну честно!
   Кристина (отдуваясь). Ты тоже нецелованная.
   Варя. Я? Я?
   Кристина. На -- свечку. Сейчас точно придёт!

Варя водит горящей свечкой над коробкой.

   Кристина, Варя, Лариса.
   Дух, дух, дух.
   Слети в лопух,
   В лопухах старушка
   В коробе-- кукушка.
   Оля. Сожрала старушку ваша кукушка. Ишачины.
   Варя. Запороли гадание второй раз. Нельзя перебивать! Зачем ты, Оля?
   Кристина (шипит). Ах ты сумочка б-б-блестящая, ах ты сумочка м-м-модная. Давайте "тома" по третьему кругу.

Лариса и Варя кивают.

   Кристина, Варя, Лариса.
   Том-и-джери, том-и -джери--
   Диспан-жери, диспан-жери,
   Точка-ля-ля, точка-си-си.
   О-о!(Вертикальная волна рукой.) Пепси-и!
  

Варя аккуратно на цыпочках подходит к окну, ставит коробку на подоконник.

Пауза. Стук в дверь.

   Лариса. Мама!
   Кристина. Это твой деревенский Юнус.
   Варя. Кто?
   Оля. Том с Джерри. Вот те и "о -пепси-и!". Ишачины.
   Генка (из-за двери). Это я. Можно?

Лариса испуганно прячется под одеяло. Варя окаменела.

   Можно?
   Лариса. Сгинь дух! Дедушка Бидон защити! Ати-ати-пу.
   Оля (страшным голосом). Диспан-жери, диспан-жери.
   Генка. Срочно! Кристин! Выйди пожалуйста!

Кристина хочет выйти.

   Лариса. Не пущу! (Встаёт перед дверью.)
   Кристина (озадаченно). Ты чё?
   Варя. Пропусти Ларис!
   Оля. Селёдку больше не дадим!
   Лариса. Кристиночка! Кристиночка! Не видишь что ли - луна! Дух тебя утащит.
   Варя. Ой точно! Луна! Девочки не открывайте! Я имя того мальчика из буфета написала, вот он и пришёл. Это оборотень! Полнолуние же! Прабабушка Дуся всегда говорила, что...
   Кристина. Девки! Вы чё?
   Лариса (смотрит на мобильник). Полночь! Кристин! Это Дух! Это не Гена! (Орёт.) Точка-ля-ля-ля! Точка-си-си-си! О-о!
   Оля (страшным голосом). Пепси-и!

Лариса прячется под одеяло от испуга.

   Варя. Это с кладбища оборотень!
   Кристина. Дуры вы девки. Духи первыми не заговаривают. Варвара-коса ещё и ревнует.
   Варя. Больно надо. К кому ревновать-то? (Рвёт записки из коробки на мелкие кусочки.) Я вообще со школы мальчика написала. А про Гену пошутила. Пошутила-а! (Крестится, плюёт через плечо.)
   Лариса. Ой-ой! (Из-под одеяла.) Ну и иди - сгинешь, я плакать не стану.

Кристина выходит.

   Умничает всё. Сука. Ненавижу москвичей! (Шёпотом.) Слышишь ты, Любушкина - ненавижу тебя! Всех ненавижу! Одна ты, Варь, нормальная девчонка.

2. Блеф.

У номера.

   Кристина. Ты чё обурел? Сам же мне сейчас штраф запишешь.
   Генка. Кристин! Во-первых, вот тебе кола - ты же просила, кока-кола-сама-кола, спрайт.
   Кристина. Три прикола.
   Генка. И вот сигареты.
   Кристина. Спасибо. Я же просила стукнуть три раза и под дверью оставить. Тогда завтра ещё чипсов, лады? А то вечером очень есть хочется. Дать ещё, в смысле денег?
   Генка. Остались, остались, ты ж пятихатку дала. Кристин. Я вот что.(Озирается.) Я предупредить. На тебя Ариадна гонит.
   Кристина. Бредишь?
   Генка. Слушай: Ариадна сейчас к вам придти должна. Проверить.
   Кристина. Чё ей надо?
   Генка. Короче: она видела, как вы у Оли Титовой селёдку отбирали.
   Кристина. И чё? Это Щетинская. Я вообще не ем, ты же знаешь.
   Генка. Ещё она видела, как ты Олю ногами била. Под столом.
   Кристина. Я? ногами? Ха!
   Генка. ... под столом... Оле ноги давишь. Ариадна давно на измене. Сегодня она синяк видела, когда Оля в мастерских в халат переодевалась.
   Кристина. Блин! Не пойму. Такой халат уродский нацепит, и вся такая Золушка. (Подозрительно.) А ты откуда знаешь, что в мастерских было?
   Генка. В буфете Ариадна чай пила, общалась с мамой моей. Я случайно услышал.
   Кристина. Директор конкурса разговаривает с буфетчицей? - что-то новое! Ну и чё --синяки. У меня вон, зырь, тоже синяк, И чё? Пойду скажу, что Титова мне почки отбила.
   Генка. Смываюсь. Я тебя предупредил.
   Кристина. Спасибо тебе, Ген.Ты настоящий друг.
   Генка. Я к тебе очень хорошо отношусь, Кристина. Честно. Не забывай меня там, в Москве. Пиши мне
   Кристина. Да ну. Скажешь тоже. Я тут ещё неделю. Три дня ещё конкурс, торжественное закрытие, культурная программа. Ещё замутим с тобой, ага? (Прижимается.)
   Генка. Замутим. Ага. (Уворачивается, убегает.)
   Кристина. Такой мальчик.(Безразлично пожимает плечами, уходит). Провинциальный гарсон.
   Генка. Как всё достало, такая падла эта Кристина. Но я со всеми приятельствую. рёт.) Приятель я со всеми. Кроме этой Ларисы. Подсуживает ей Ариадна Петровна. Тётя-мотя! Я не хочу больше участниц штрафовать! Не хочу. И Кристину не хочу закладывать. Надоело! В том году курящих закладывал. Пьющих -- тем более. Им там грамоты не дали какие-то. Другим грамоты дали. Ариадна довольна была. "Молодец, -- говорила, -- так им и надо". Надоело. А Кристину -то я припугнул по ходу. На понт взял. Сблефовал. Потому что Ариадна Петровна пустила шестьсот седьмую палату на самотёк. Всё. Всех порву за Олю. Всё равно я по ходу - косой крой. Косой. Не стыдно и развести. (Поёт.)
   Чок-чок-мужичок
   Чок-чок-чеканулся
   Чок-чок--мочегон
   Выпил он!
  

3. Варвара-коса.

Сон Вари.

   Варя. Гена! Это ты?
   Генка. Да. Это я.
   Варя. Ты пришёл ко мне?
   Генка. Да. Я пришёл исключительно к тебе.
   Варя. Гена! Я же такая пухлая. У меня обхват талии - 80, бёдер - 104.
   Генка. Да ну, ерунда. Женщина должна быть в теле.
   Варя. Но я... не женщина.
   Генка. Я хотел сказать - девушка. Девушка должна быть булочкой, а не костями по подиуму греметь. Девушка должна быть домашней, тёплой, с такими золотыми волосами. С такой косой, с такими завитушками на висках.
   Варя. Да. Я пепельная блондинка. Блондинов всё меньше и меньше. Экология.
   Генка. Я и говорю - блондинка. Встань, Варя, пожалуйста.
   Варя. Это ты встань, пожалуйста, с колен - простудишься.

Хотят поцеловаться.

Лариса будит Варю. Чуть-чуть светает.

   Варя. Я... Ма...Ма...
   Лариса. Какая ма? Варь! Ну Варь же!
   Варя (испуганно). Что? Мама!
   Лариса. Пасту дай!
   Варя. Какую пасту?
   Лариса (шипит). Зубную. Она у тебя в трусах, мы же договарились.
   Варя. А-аа. (Достаёт из-под одеяла пасту.)
   Лариса. Сейчас эту стукачку намажем.
   Варя. Лар, ну, ей богу, детский сад какой-то.
   Лариса. Она конечно в ЖКХ, в жёлтом магазине. Вчера наша Оленька весь день сидела -- верёвки выворачивала.
   Варя (сонно). Это рулики.
   Лариса. Подкладка лифа -- из кусочков. Зачем подкладка? Дура она -- лёгкое ж платье.
   Варя (сквозь сон). В обработке "люкс" всё с подкладкой.
   Лариса. Пошла на дело: паста стынет.
   Варя (просыпается). В глаза не надо.
   Лариса. Глаза аккуратно подкрашу. И волосья. Ну и стрижечка. Как после тифа. Тьфу.
   Варя. Как у тебя.
   Лариса. У меня... Это меня заставили. У меня всю жизнь длинные были, длинней чем твой крысиный хвост.
   Варя. Значит и ты после тифа? (Зевает, спит)

Лара мажет Олю пастой.

Сон Вари. Продолжение

   Генка. Я встану, если ты согласишься со мной потанцевать. Ты только русскую народную уважаешь?
   Варя. Нет. Что ты! Я и современную люблю. Медляки. Один ансамбль. Солист -- вылитый ты.

Танцуют.

   Генка. Варь!
   Варя. Что?
   Генка. У тебя парень есть?
   Варя. Есть. То есть нет. То есть, за мной многие ухаживают, но мне никто не нравится. Никто до тебя не нравился.
   Генка. Варь! Я хочу тебя поцеловать!
   Варя. Обожди, Геннадий! Ты когда-нибудь любил?
   Генка. Нет. Что ты! До тебя я только увлекался. Это всё было так несерьёзно, этого как будто и не было. Я...
   Варя. И я.

Светло. Оля встаёт, трогает белую корку на лице. Оля будит Варю.

   Варя. Ах-ах-а-а-ах!
   Оль. Варенька!
   Варя. Ой! Ой! Чур меня! (Крестится, плюёт через плечо.) Сгинь! Оборотень сгинь!
   Оля. Варь! Это я - Оля.
   Варя. Ой, мама! Кто это тебя?
   Оля. Варь! Я сейчас отмою. Варь! У тебя мыла нет?
   Варя. Там в ванной мыло. Каждый день горничная кладёт.
   Оля (чуть не плача). Да нету в ванной.
   Варя. Сейчас. (Копается в тумбочке.) У меня всё есть. На. Может тебе и шампунь?
   Оля. Нет. Я мылом. Спасибо, Варь.
   Варя. У тебя волосы грязные такие. Оль!
   Оля. Ну чё?
   Варя. У тебя очень красивое платье. Я вижу: ты руликом потом лиф выложишь, да?
   Оля. Да.
   Варя. И заместо бретелей -- рулик?
   Оля. Да. Брак. Мне дали бракованную ткань. Это всё Ариадна Петровна. Только руликом выложить и можно из такого брака. Рулик узкий, двухмиллиметровый, не видно на нём брака. Ой, пойду -- глаза! (Приближает ладонь к глазам.)

Уходит, возвращается.

   Варь!
   Варя. А-аа?
   Оля. Дай мне твоей валерьянки.
   Варя. Это не валерьянка.
   Оля. А что?
   Варя (озирается, прикладывает палец к губам). Спят?

Оля озирается, кивает.

   Это специальное лекарство. Врач мне выписывает. Психоневролог. От страха. Коробочка -- из-под валерьянки.
   Оля. А-ааа. Тогда не надо.
   Варя. Да мне не жалко. На - вот одну, попробуй.
   Оля. Нет. Спасибо, Варь. У тебя тоже хорошее платье. Такое фольклорное. Как ты такое выдумала-то?
   Варя (шёпотом). Я таких пять, поди, отшила. Точь-в-точь. Мы с мамой для салона шьём. Я с закрытыми глазами их раскроить могу и сшить.
   Оля. У тебя мама шьёт?
   Варя (шёпотом). У нас династия. Я одна наследница. Надежда только на меня. Я продолжу традиции. Эх, мне бы машинку выиграть. Там такие вышивки можно делать! А то сидишь: вручную вышиваешь, вышиваешь, корячешься, корячешься. Месяц целый! А сейчас же всем по барабану: вручную или на машинке.
   Оля. Да ну. Вышивка--муторно. Я вышивку не люблю. Размаха нет.
   Варя. Как это- размах?
   Оля. Ну... Ой, глаза! (Трогает лицо.) ...Это например... Ты где живёшь?
   Варя. В Подмосковске.
   Оля. А, ну да. У вас там есть мост через реку? Только чтоб каменный.
   Варя. Есть.
   Оля. Вот представь: ты идёшь по мосту. В плаще.
   Варя. В плаще....
   Оля. Чёрный плащ на красной подкладке...
   Варя. Ой, мама! Чур, меня.
   Оля. Ну пусть. Красный плащ на зелёной подкладке. Неважно.
   Варя. Плащ...
   Оля. Ветер. Ты идёшь по мосту. Плащ развивается... Плащ на тебе расстёгнут...
   Варя. Продует же.
   Оля. Пускай дует.
   Варя. Заболеть можно, грудь застудить.

Варя смотрит на свой бюст, потом на Олин "нулевой" размер - и Оля смотрит на свою "грудь".

   Оля. Так вот. Ой! Глаза! (Дотрагивается до глаз.)... Ты шагаешь - сумка через плечо. Плащ развивается, фалды отлетают. И красный сменяется зелёным. Вот тебе и размах.
   Варя. И чего в этом такого?
   Оля. Динамика, знаешь?
   Варя. Ну-у. Это по физике? У меня по физике - тройка. Но твёрдая.
   Оля. Динамика - это движение. Ой, глаза! (Моргает глазами, подносит пальцы.) Одежду видно в движении. Силуэт важен в жизни. Понимаешь?
   Варя. Да. От кроя зависит -- это я понимаю.
   Оля. Ну всё .(Моргает глазами.) Щипит - не могу. А все эти вышивки, рюшечки - это не размах. Это классно, но это другое, это интерьер. Пятно, силуэт, динамика -- вот секрет модельера. Поняла?
   Варя. Пятно, силуэт, динамика. Пятно, силуэт, динамика... Пятно... Оль! У тебя глаза красные как у кролика, слезятся. Иди! Девочки проснутся -- помыться не дадут.

Оля уходит в ванную.

   Варя. Пятно, силуэт, динамика... Пятно, силуэт , динамика... тройка, семёрка, туз... тьфу: тройка, семёрка, дама...Вон идёт... Дама! Дама! Тьфу, тьфу, тьфу, чур меня! (Ложится.)
  

Сон Вари.

  
   Генка. Тебе хорошо?
   Варя. Да. Мне очень хорошо.
   Генка. У тебя такая грудь.
   Варя. Это у меня в папину линию. Не надо.
   Генка. Ну пожалуйста.
   Варя. Ну нет. Я не могу. Я боюсь.
   Генка. Будет не больно.
   Варя. Честно?
   Генка. Честно.
   Варя. Честно-честно?
   Генка. Честно-честно-честно.
   Варя. Не могу, не могу...
  
  

4. Членовредительство.

Генка накрывает на стол, Джиргал Геннадьевна - суеитится у кофеварки.

   Джиргал Геннадьевна. Генк!
   Генка. Чего?
   Джиргал Геннадьевна. Тебе чё - эта девочка из интерната нравится?
   Генка. Мам! Я узнал, что такое "косой крой".
   Джиргал Геннадьевна. Я слышала, что эта девочка победит.
   Генка роняет вилки и ножи, поднимает, плюёт на них, вытирает.
   Я слышала, как жюри совещалось. Здесь
   Генка (озирается, бегает туда-сюда, смотрит).Здесь?
   Джиргал Геннадьевна. Да нет Ариадны Петровны, не переживай. Она и вчера не приходила. Не высыпается она, вид у неё уставший.
   Генка. Мам! Я на этой девочке хочу жениться. Ты не против?
   Джиргал Геннадьевна. Я-то не против. Хорошая девочка. И то, что сирота - хорошо.
   Генка. Она не сирота. У неё - бабушка есть, а мама -- болеет, по больницам часто.
   Джиргал Геннадьевна. Сейчас все болеют, вся страна. Девочка победит и зазнается - вот увидишь.
   Генка (вздыхает). Не победит. Ариадна Петровна не допустит.
   Джиргал Геннадьевна. Победит. Администратор, вся ресепшен - все говорят. Вся обслуга в мастерские бегает - там та-акие платья. Вечером, в конце дня, девочки их на манекены надевают. Не дошито: что без рукавов, что без ворота, а всё равно -- красота. Кристиан Диор.
   Генка. Мам! Неужели ты не поняла, что победит эта баба-мужик.
   Джиргал Геннадьевна. Эта которая у всех селёдку пожрала? Все столы объела. Двадцать порций. Я думала никто есть не будет, без водки да ещё на завтрак. Селёдку вообще-то на ужин всегда дают. А тут - перепутали что ли. Но в меню чёрным по белому - селёдка. Я перечить меню не посмела. А эта девочка ест и ест, я уж думаю, Ген: может, она беременная?
   Генка. Мам! Ты что не помнишь? Она ж в прошлом году была, только тогда у неё коса была. Ну помнишь - толстая коса.
   Джиргал Геннадьевна (выходит из-за стойки, присаживается к столику). Ты чё на ножи плюёшь? А кто увидит?
   Генка. У неё фамилия другая. Кто помнит прошлогодних? Да никто, сайт только в этом году заработал.

Входит Ариадна Петровна. Устало садится за столик.

   Джиргал Геннадьевна (вскакивает). Доброе утро Ариадна Петровна.
   Ариадна Петровна. Да куда уж добрее. Злое сегодня утро Джиргал Геннадьевна. (С угрозой.) Очень злое, Геннадий.
   Джиргал Геннадьевна. Сейчас кофейку. Сейчас.
   Ариадна Петровна. Да какой уж тут кофеёк... хотя не помешает. Геннадий! И булочку вот ту и ту. И вот то пирожнице.
   Генка. Вот ещё чай. (Ставит пакет.)
   Ариадна Петровна. Не надо чай. Оставьте себе. Или вот: булочкам разложите. Чтоб и кофе и чай.
   Генка. И шоколад?
   Ариадна Петровна (вздыхает). И шоколад.
   Джиргал Геннадьевна. А жюри? Ведь жюри нужен был чай.
   Ариадна Петровна. Сегодня будет не до чая. Сегодня последний день.
   Джиргал Геннадьевна. Последний день! Слава богу! Измотались вы совсем Ариадна Петровна.
   Ариадна Петровна. Измотаешься тут, с таким председателем жюри. Просто фанатик, безумный портняжка какой-то.
   Генка (ухмыляется, смеётся). Портняжка. Семерых одним махом. (Ржёт.)
   Ариадна Петровна. Геннадий! Почему нет штрафных баллов на шестьсот седьмую палату?
   Генка. Как нет? Лариса Арсенина...
   Ариадна Петровна. Щетинская.
   Генка. Арсениной она в том году была.
   Ариадна Петровна. Ты путаешь.
   Джиргал Геннадьевна. Лариса всю селёдку съела. А больше нарушений нет. Генк! Разливай кипяток, чтоб не ругались, что горячее. Такие в этом году капризные...
   Ариадна Петровна. Кто ж с утра селёдку ест? Даже та кормящая мать не стала бы.
   Генка. Какая кормящая мать?
   Ариадна Петровна. Собака твоя, собачка.
   Генка. Сука не моя -- общественная. Её вся Гостинка кормит.
   Ариадна Петровна. Перепутали в меню завтрак с ужином, и хоть бы кто указал на недоразумение. Никто! Абсурд. На завтрак селёдка - на ужин манная каша; вы, Джиргал Геннадьевна забираете на складе селёдку...
   Джиргал Геннадьевна (бормочет). Я не посмела...
   Ариадна Петровна. ... столовая варит вечером манку. Мне от Главы Администрации - нагоняй, в меню элементарную опечатку никто не заметил. Элементарную вещь - накормить участниц!-- нормально не смогли. Всё на мне, всё на мне! У девочек - тяжёлый конкурс, а им - манку на ужин, селёдку - на завтрак. Ещё ты, Геннадий - фелонишь. Почему так мало штрафных баллов? Они мне очень нужны! Понимаешь ты?! Нужны!!!
   Генка. Так это... ведут себя хорошо. Дисциплинированные.
   Ариадна Петровна. Дисциплинированные. Не смеши! Мама твоя сказала: капризные. Штрафуй за капризы. Кричат, что горячий кофе - штраф. Не доела порцию - штраф! Чтоб были сегодня штрафы!

Генка наклоняет чайник.

   Осторожней!
   Генка. Ай! (Роняет чайник.)
   Ариадна Петровна. Обварился?
   Джиргал Геннадьевна. Гена! Караул! Кипяток! (Подбегает, суетится.)
   Генка. Всё нормально. Руку обварил. Не смогу писать в книжечку.
   Ариадна Петровна. Дай руку.
   Генка. Вот.
   Ариадна Петровна. Так. Пузырь. О! Лопнул. Вторая степень. Ерунда.
   Генка. А-аа. Ничего себе - ерунда.
   Ариадна Петровна. Область поражения минимальная, микроскопическая- под струю проточной ледяной воды, и -- подержи. Через полчаса пройдёт.
   Генка. А если не пройдёт? Так болит! Так болит! У-уу! У меня - жар, температура поднимается.
   Джиргал Геннадьевна. Геночка, Геночка! На кухне перегрелся?
   Ариадна Петровна. Закосить хочет, Джиргал Геннадьевна! Аптечку.
   Джиргал Геннадьевна (убегает). Генк! На кухню. Под водой руку держи, как Ариадна Петровна приказала!
   Генка (хочет бежать, цепляется о табуретку, падает). У-уу! Нога! У-уу!
   Ариадна Петровна. Хватит! Не хочешь конкурсу помогать, так и скажи.
   Генка. Нога. (Задирает штанину.) У-уу. Споткнулся. У-уу. Случайно ногу подвернул. Ай-й.
   Джиргал Геннадьевна (возвращается с аптечкой, копается в ней). Господи твоя воля! Что? И ногу обварил? От ожога лекарство -- вот...
   Ариадна Петровна. Споткнулся.
   Генка. Совсем чуть-чуть! Децл.
   Ариадна Петровна. Не хочет, Джиргал Геннадьевна, докладывать на участниц, вот и калечит себя.
   Джиргал Геннадьевна. Гена! Геночка! Это же случайность - скажи, Гена!
   Генка. У-уу. Нога! (Освобождает низ ноги из штанов).
   Ариадна Петровна. Действительно растяжение. Дайте. (Копается в аптечке, достаёт небольшой пакетик, кладёт на стол, ударяет по нему ладонью). Прикладывай!
   Генка (берёт пакет, читает). "Пакет гипотермический для оказания первой помощи. Снежок". Холодненький.
   Ариадна Петровна. Сядь и держи. Хулиган. Никаких велосипедов за такую службу.
   Генка. Я скейт просил. У-уу. Ледяной какой.
   Ариадна Петровна. Скейт получишь, если штрафы будут. Обрати особое внимание на Титову.
   Джиргал Геннадьевна. Будут, Ариадна Петровна, обязательно будут.
   Ариадна Петровна (поднимается). Значит, подержишь этот "Снежок", а потом мазь вот эту. До свадьбы заживёт.
   Генка. Я ещё обварился.
   Ариадна Петровна. Растяжение лечи и голову. Джиргал Геннадьевна! Значит, кипяток сами разливайте, и все пакетики кладите. И кофе, и чай.
   Джиргал Геннадьевна (подобострастно кивает). Кофе и чай. Кофе и чай.
   Генка. И шоколад.
   Джиргал Геннадьевна. И шоколад, и шоколад. (Осекается, испуганно смотрит на Ариадну Петровну).
   Ариадна Петровна. И шоколад. (Уходит.)
   Джиргал Геннадьевна (орёт). Обалдел? Обалдел?
   Генка. Ну да.
   Джиргал Геннадьевна. Что же это? Что же? Отец -- герой! А сын? А сын? Стыдно как, Гена!
   Генка. Стыдно, мама, стучать. Не хочу стучать больше. Не хочу штрафовать, чтоб им баллы вычитали. Не хочу жить по косой!
   Джиргал Геннадьевна. Кто косой? Пусть курят, значит? Пусть пиво, значит?
   Генка. У них стресс! У них стресс из-за несправедливых итогов. Вот в том году и напились в сиську.
   Джиргал Геннадьевна. Стресс у них. Пусть спасибо скажут, что государство на всё готовенькое их пригласило, и конкурс проводит, пусть спасибо скажут, что они кому-то нужны. В наше время такого не было.
   Генка. В ваше время фабрики работали, много предприятий. А сейчас, Ариадна Петровна рассказывала, вьетнамцы по подвалам "пьер карденов" и "дольчей габанов" лепят.
   Джиргал Геннадьевна. Папа боролся, и ты борешься.
   Генка. Папа боролся с преступниками, а тут девчонки - чуть меня постарше. Лучшие из лучших. Им и покурить можно и бухнуть не возбраняется.
   Джиргал Геннадьевна. Кошмар!
   Генка. Мам! Дай попить! Пить хочется.
   Джиргал Геннадьевна. Не дам.
   Генка. Ну мама!
   Джиргал Геннадьевна. Скоро завтрак. Мне ещё кипяток разливать. (Плачет.) Целыми днями здесь кручусь. Не присесть. Встаю в четыре утра! Все мной командуют, ты всё где-то бегаешь. Школу пропускаешь! Скорее бы эта олимпиада закончилась! А ещё селёдку на завтрак выписывают. Ты куда?
   Генка. На кухню. Попить.
   Джиргал Геннадьевна. Наказан. Не мешай. Сядь. И держи этот лёд. Вот так. Болит? (Уходит за стойку.)
   Генка. Неа. (Держит пакет, смотрит на свет).
   Джиргал Геннадьевна. Ты чего?
   Генка. Это я косой крой на свет смотрю, я-- председатель жюри.
   Джиргал Геннадьевна (разливает в чашки из чайника). Шут.
   Генка. Ага. Шут. (Кривляется.) Водичка. (Откусывает полиэтилен - выпивает жидкость из пакета).
   Джиргал Геннадьевна. Гена!
   Генка. Фу. Напился. Родная мать жаждой замучила, хоть аптечка помогла.
   Джиргал Геннадьевна. Гена! Это же химия.
   Генка. Ну и что? Кола тоже химия и фанта. Разъедает организм изнутри. Кока-кола, сама-кола, спрайт - три прикола. (Кладёт руку на живот). Ой! Фанта-кола-спрайт-прикола... бегает, возвращается, плюхается за стол.) У-уу. Пепси-кола-сама-кола-спрайт-два прикола. (Убегает - возвращается.)
   Джиргал Геннадьевна (подаёт бутылку воды). Вырвало?
   Генка (слабым голосом).. Два.
   Джиргал Геннадьевна. Что два? Кому два? По русскому или по математике?
   Генка. Мама! Я не хожу в школу на этой неделе. Ты что забыла?
   Джиргал Геннадьевна. Скажи спасибо, что на голодный желудок легко отделался. Это ж не вода. Скажи спасибо, что не соляная кислота и не царская водка.
   Генка. Спасибо. (Говорит речитативом громче и громче.)
   Чок-чок-мужичок,
   чок-чок-чеканулся
   чок-чок-(Крутит в руках полиэтилен от пакета со льдом.)- мочегон выпил он.
   (Встаёт, танцует, поёт)
   Чок-чок-мужичок
   Чок-чок-чеканулся
   Чок-чок-мочегон-
   Выпил он. (Ходит, виляет, как пьяный, хватается за живот, убегает.)
   Джиргал Геннадьевна. Господи! Скорее бы этот день закончился! Скорее бы этот конкурс закончился! Мука! Такая мука!
  

5. Штрафные санкции.

Оля сидит одетая на кровати.

Кристина просыпается, идёт в ванную. Лариса хрюкает во сне. Варя сладко спит.

   Кристина. Кто в ванной мылся?

Молчание.

   Лариса (сонно). Чё будишь-то?
   Кристина (наступает на Олю). Я же сказала - я первая всегда в ванную. Я же предупредила.

Кристина бьёт Олю по лицу, хватает за волосы, но вдруг осекается, отходит от Оли, молча идёт в ванную.

   Лар! Разберись с ней! А то кОлы не дам. (Подходит, тормошит.)
   Подъём, подъём!
   Кто спит, того убьём.
   Нюхни, нюхни --
   Дохлятины нюхни.
   Оля. И вчера-ашние носки.
   Кристина (Оле). Заткнись.
   Лариса (зевая). Да ща. Сама заткнись. Сама нюхни. Дай проснуться-то! Ой, девчат, какой мне сон снился!
   Кристина (подходит к Варе). Эй! Желе! Желе же! Студень ты наш!
   Лариса. Целлюлит!
   Варя (просыпается). Да не сплю я. А какой мне сон снился!
   Лариса. Как наяву! Я победила, и все меня поздравляют, интервью берут. (Варе.) И тебе такой же?
   Варя. Неа. Мне круче приснился. Мне про ...
   Лариса. Ну всё, девчата, считай отмучились. Последний день. Всё у меня по плану. Никакого сбоя. Чуть-чуть осталось. Эта наша Оленька...
   Лариса. Как Оленька тебе сегодня в косметической маске спалось?...
   Кристина. В химической.
   Кристина. Наша Оленька в ЖКХ. (Уходит в ванную.)
   Оля. Да-да. Пошла оплачивать счета.
   Лариса (гогочет.) Наш "золотой напёрсток" в большом жёлтом магазине, в огромном жёлтом магазине.
   Оля. Да-да, в секс-шопе.
   Варя (глотая таблетку). Я ужасно боюсь не успеть. Мне ещё много.
   Лариса. Успеешь.
   Варя. Успеешь. Легко сказать, когда тебя не касается.
   Лариса. Значит - не успеешь. (Гогочет.) И чё мы так на Ольку взъелись? Платье у неё отстой. Ну чё вылупилась-то? Да ладно. Так и сиди. Завтрак сегодня мой. (Гогочет.) Стукачка. (Сплёвывает.) Ты председателю жюри на Ариадну Петровну стучала - я всё знаю.
   Варя. Хорошее у Оли платье. Она ещё не закончила.
   Лариса. Она точно не успеет. (Гогочет, расслабленно ложится на кровать.) В прошлом году тоже многие не успели,
   Кристина (показывается из ванной). Кхе-кхе. А ты откуда знаешь?
   Лариса. Так... так... Ариадна Петровна рассказала.
   Кристина (выходит обёрнутая полотенцем). Когда это Ариадна Петровна такое рассказывала? Ариадна вчера бухтела, что в прошлом году все раньше закончили, а мы копаемся...
   Лариса. Так это, это... А то...То Ариадна Петровна трындела, когда мы только заехали. В самом начале. Мы ж с Варей почти сутки здеся вдвоём кантовались.
   Кристина. Варвара-коса! Ты помнишь, чтоб Ариадна Петровна говорила, что в прошлом году кто-то не успел дошить?
   Варя. Не помню. Ну честно, Ларис, извини.
   Лариса. Ну забыла ты. Ты от своей валерьянки всё на свете забыла. (Натянуто хохочет.)

Кристина пристально смотрит на Ларису.

   Лариса. Пойду руки вымою, масло от машинки со вчерашнего дня не отмывается.
   Кристина. Стоп. Я -- в ванной.
   Оля (зло). Ты у меня вчера иглу с машинки свинтила, дублёнка. Вот у тебя и пятна от машинного масла.
   Лариса. Заткнись. Убью.
   Оля. Иди.
   Дальше Оля ложится на кровать, свернувшись калачиком, почти не на происходящее.
   Кристина. Свинтила иголку и ещё "заткнись".
   Лариса. Я свинтила?! Докажи! А ты манекен Оле не дала.
   Кристина. Конкурс - каждый за себя, вот и не дала.
   Варя. Ты тоже не дала.
   Лариса. Я кому надо давно дала. В отличие от тебя. Я вообще в таких ситуациях была, из каких небеременной выйти нереально. А я вышла.
   Кристина. Целка, ё. Не обращай на неё внимание, Варь. Девочка -- гордись этим. Пусть мужики с такими, как наша Лара, тренируются, чтоб нам потом настоящее удовольствие доставить, ага?
   Варя. Ага. А женятся потом на нас.
   Лариса. Да уж на вас женятся. Вас родители с квартиркой замуж выдают. Ваши женихи на квартирках женятся, а не на вас. И халдей этот из буфета за тобой из-за квартирки бегает.
   Кристина. Он просто выполняет мои просьбы. И просьбы девчонок из других номеров. Это не запрещено. Он приносит мне из бара еду. За мои деньги. Завидно? Так и скажи!
   Лариса. А тебе завидно, что я в конкурсе победю.
   Кристина. "Одержу победу" надо говорить, русский язык освой, дерёвня.
   Варя. Не надо, девочки, ругаться, пожалуйста.
   Лариса (как ни в чём не бывало). А никто и не ругается. Тонкие иглы закончились - вот я и свинтила, Оль, с твоей машинки. Можешь бежать стучать.
   Кристина (орёт). Прикидываешься, не пойму? Тупишь, да? Если бы не Ариадна, ты первое задание бы запорола. Вылетела бы как та из Казани.
   Лариса (орёт). Это Дед Бидон!
   Варя. Кристин! Ну Вампир же!
   Кристина. Чё думаешь не заметно, как тебя Ариадна тащит?!
   Лариса. Никто меня не тащит! Я как все!
   Варя (орёт, зажимая руками уши). Тише вы!
   Лариса (шёпотом). Это вы мне Даму нарисовали. Это Дама в цеху меня под локоть толкнула, и оверлок взбесился.
   Кристина (орёт). Какая дама? Какой вампир? Лечись! Чушь! Это ж прикол!
   Лариса (шёпотом, убеждённо). Это не чушь! Это Дама за мной ходила. Правда, Варь?
   Варя (крестится). Честно, Кристин. Вот те крест - я видела, как Дама все эти дни по цеху ходит, и мужчина рядом. То ли Вампир, то ли Матный гномик.
   Оля. Дед Бидон, ага.
   Варя. Зря мы Даму тогда вызвали. Честно.
   Кристина. Ты чё на колёсах или колешься? Этот мужчина - председатель жюри.
   Варя. Нее. То другой мужчина был - невидимый. Неведомый.
   Лариса. Вампир лета-ал. Я видела! К Варе Вампир приставал, он её за сиськи трогал.
   Варя. Точно, точно. И меня сегодня ночью кто-то трогал, а Дама вошла--пропал.
   Лариса. Он же невидимый. У Вампиров с Дамой война.
   Кристина. Ты чё, Ларис, - Вампиры днём спят. (Уходит в ванную.)
   Лариса. А раньше ты говорила, что Дама спит, а Вампир по коридору шляется.
   Кристина (из ванной). Я говорила, что может по всей Гостинице ходить! Ночью!
   Варя (мотает головой, очень убеждённо). Нее, Кристин. Вампир никогда не спит - ты сама говорила.
   Лариса (плачет).Чёрт меня побрал твоей сиреневой помадой там в номере ихнем лестницу нарисовать.
   Варя (крестится). Свят-свят-свят (Плюёт через плечо.)
   Лариса (нервно стучит в дверь ванной). Ой, ё! Скорей давай. Выходи давай из ванной! Руки отмыть надо!

Входит Ариадна Петровна.

   Ариадна Петровна. Девочки! Лариса! Почему слёзы-сопли? Варя! Почему в кроватях? Через десять минут завтрак. Оля! Если готова, можешь идти в буфет. Мне сказали, тебе порций не хватает?
   Оля. Спасибо, Ариадна Петровна. Я с девочками. Всего хватает.
   Ариадна Петровна. Варя! Тебе задание.. .партийное. Проследи за завтраком, чтобы Оля всё скушала.
   Варя. Прослежу. Обязательно прослежу. Не волнуйтесь, Ариадна Петровна.
   Ариадна Петровна. Побежала я в мастерские. Там телевидение.
   Варя. Нас Гена предупреждал. Ариадна Петровна! А в каком он классе учится? Сколько ему лет?
   Ариадна Петровна. Столько же, сколько вам.
   Оля. Ему тринадцать.
   Ариадна Петровна. Всё-то вы знаете. Дался вам этот Гена. Все- все булочки за ним ухлёстывают. Мой вам совет: поменьше на мужской пол обращайте внимание - мой вам совет одинокой женщины. (Вздыхает.) Всё. Собирайтесь. Ты, Титова, можешь поприличней одеться?
   Оля. Как это?
   Ариадна Петровна. И чтобы в мастерских не переодеваться в халат - телевидение же!
   Оля. Я ж в закутке, за занавеской, я не могу, все швеи всегда и везде -- в халатах...
   Ариадна Петровна. Мы не швеи - мы художники-модельеры!
   Лариса. Она швея, какой она художник. (Всхлипывает.)
   Оля. У меня только эта кофта, эти леггинсы, и халат.
   Лариса (гогочет). И носки только эти...
   Ариадна Петровна. Титова! Не порть нам картинку. Чтоб как все. Бери пример с Вари Колоевой: каждый день - новый фасон.
   Кристина (выходит из ванной). Есть одежда рабочая, есть повседневная, есть праздничная. Есть прет-а-порте, есть от кутюр. Каждому своё. Но вообще-то глупо - каждый день в новом, это не по-европейски. Это по-деревенски. Доброе утро, Ариадна Петровна.
   Ариадна Петровна (хмуро). Доброе утро, булочка. Штрафной бал за то, что к завтраку не готова. (Уходит, хлопает дверью.)
   Кристина. Да иди ты!
   Лариса (кривляется, поёт).
   Булочки, курочки - я такая дурочка.
   Шла по переулочку, потеряла сумочку. (Всхлипывает.)
   Кристина (кидается на Ларису). Ах ты супу захотела? А за луком ты сходила?

Появляется Ариадна Петровна.

   Ариадна Петровна. Любушкина! Ещё два бала штрафу за мат! Всем по штрафу. И Колоевой. И Титовой.
   Варя. Мне-то за что?
   Ариадна Петровна. Тебе - за то, что директору конкурса, то есть мне, отвлекающие вопросы задаёшь, неприличные даже. Сколько мальчику лет? Сколько лет -- о мальчиках на конкурсе не надо думать, Колоева. Конкурсу нужно выявить не только талантливых, но и одержимых восстановлением отечественной лёгкой промышленности. А не одержимых мужским полом.
   Варя. Я одержима лёгкой промышленностью.
   Ариадна Петровна. Ты ориентирована на индивидуалку, на ателье, на от кутюр. Ты - не прет-а-порте.
   Оля. Сейчас вышивка часто в "массовке". Вышивка давно уже прет-а-порте.
   Ариадна Петровна. Ещё штраф?
   Оля. А первый за что?
   Ариадна Петровна. За то, что одетая в постели лежала. ходит.)
   Лариса (поёт).
   Булочки, курочки - я такая дурочка.
   Шла по переулочку, потеряла сумочку.
   Ко-ко! Ко-ко!
   Оля. Смотри-- вон сидят Дед Бидон, Вампир, Дама и Матный гном. Всю твою подлость видят.
   Лариса (испуганно). Где?
  

6. Проигрыш.

Джиргал Геннадьевна стоит за буфетной стойкой. Входит Ариадна Петровна, плюхается за стол. Джиргал Геннадьевна удивлённо смотрит.

   Джиргал Геннадьевна. Ужин в столовой. А здесь -- завтра завтрак.
   Ариадна Петровна. (Безразлично, пришибленно.) Меньше назавтра готовьте порций. (Дрожащим голосом.) Сегодня трое булочек съезжают. (Всхлипывает.)Нет, четверо. (Скулит.)
   Джиргал Геннадьевна. Уже?
   Ариадна Петровна. (Рыдает.) Уже. уже... уже... (Прекращает рыдать, всхлипывает.) Уезжают. Не успели.
   Джиргал Геннадьевна. Ну что ж. На то и конкурс. Соревнование.
   Ариадна Петровна. Трое-четверо всегда не успевают. (Сморкается в салфетку.) Плачут, рыдают. Говорят: "Не хотим здесь больше!" Я говорю: "Как же, девочки, диплом-то участника получить надо". Они говорят: "Не надо нам диплом. Я говорю: "Вам не надо, школе -- надо, вашему директору надо, вашему учителю по "технологии". Губернатору вашего края надо, Главе Администрации, меру города. А они: "По почте, вышлите нам пожалуйста". Завтра же культурная программа, торжественный бал, дискотека. А они билеты побежали менять на сегодня. Сами! Ушли из гостиницы без спроса. Сейчас не дай бог пойдут пива покупать. Напьются как в том году.
   Джиргал Геннадьевна. Но ведь Генка с ними.
   Ариадна Петровна. Ваш Генка, ваш Генка... (Рыдает, замолкает.) Не получит никакой велик. Не получит. Всё!
   Джиргал Геннадьевна. Он велик и не просил.
   Ариадна Петровна. Плохо отработал. Надо было его на учёт ставить тогда за хулиганство. Надо было, а я пожалела. Ну: погодите у меня!
   Джиргал Геннадьевна. Ну что вы! Гена обязательно исправится, обязательно. Он уже исправился. Ведь без отца же мальчик. Ведь муж погиб. (Всхлипывает.)

Обе рыдают.

  

7. В ожидании результатов.

Вечер того же дня. Номер гостиницы. Лариса первую половину сцены нервно ходит туда-обратно, заламывая руки. Кристина сидит чересчур прямо. Варя у окна, высматривает кого-то перевесившись через подоконник .

   Кристина. Чё? Не видно?
   Варя. Нет.
   Лариса. Куда она могла деться? Убью.
   Кристина. Ариадна Петровна сказала, что с ней профессор из Текстильной Академии переговорил. Неужели победит? Не может этого быть. Ещё вчера такое говно, и... она ж сегодня даже к машинке не подошла. Забилась, сука, в уголок и копалась там весь день
   Лариса. В своём уродском халате. Всю картинку телевидению портила.
   Варя. Так ты ж, Ларис, у неё иглу отняла. Вот она "на руках" и дошивала. "От кутюр" весь на руках.
   Кристина. Какое-та блёклая серая туника. У неё и манекена-то не было. Чё все так всполошились?
   Варя. У неё классно. Эклектика, в основе стиль "ампир". Руликами отделала всё. На лифе -- спирали из руликов. Стиль аппликации уникальный.
   Лариса. Какой стиль уникальный? У нас у всех для торжественных случаев.
   Варя. Спинка вся -- рулики туда-сюда сеточкой, плечики-бретели. Но скорость у неё, девочки - обалдеть. Вручную моторит. Ведь ещё низ же "потайным".
   Лариса. "Потайной"-- время убивать, "потайные" швы ненавижу.
   Кристина. Я читала. У Юдашкина тоже такие мастерицы есть. И у Кардена. Они вручную быстрее, чем на машинке умеют.
   Варя. Я сразу сказала - Оля по классу "люкс". Оля - высокая мода, а мы с вами всё-таки (вздыхает)- "прет-а-порте".
   Лариса. Никакое не порте. Я лучше всех, я это знаю. Я в прошлом году... (Осекается, плюхается на кровать, рыдает).
   Кристина. Всё, Варь. Выпадешь ещё. Отойди от окна. Она не придёт ночевать. Она знает, что мы её убьём.
   Лариса. Я ей так и сказала в столовке. Такая дура, я ей сказала, что убью - она сдрейфила и жрать не стала, вилкой потрогала, но я не брезгливая - я доела. огочет натянуто.)
   Варя. Ты её, ведь, толкнула, Оля на пол упала.
   Кристина. И Ариадна видела. И никакого тебе штрафа почему-то.
   Лариса. Может Титова ещё и придёт к нам на расправу.
   Варя. Может её Ариадна подкормить решила?
   Кристина. Ариадна вообще с ума сошла. Всем, кроме Лариски штрафы понаписала ни за что.
   Лариса. А тебе завидно?
   Кристина. Заткнись. Довякаешься.
   Варя. Оле минус двадцать два балла выставила.
   Кристина. По моим наблюдениям Титова за последние два дня выпила только чай прошлой ночью. Странно. Кто её кормит? Где?
   Варя. Да нигде. Она, небось, сейчас в конце коридора сидит, в тряпках и ветоши. Я вообще не знаю, как она без еды...
   Лариса. Это она на кремлёвской диете (Гогочет, у неё истерика.) У меня кума тоже на диетах. Кожа обвисла, морщинами покрылась, всё сухарики жуёт, говорит: они ей молодость вернут. (Перестаёт ржать.) Всё, девки, я спать. Дверь не закрывайте.
   Варя. Ты чё, Ларис? Оля не придёт. Она ж вас боится. Вы ж с Кристиной её сегодня в мастерских башкой об батарею.
   Кристина. Ты чё, Варь. Это не мы. Это Вампир, ты чё не видела?
   Варя (озадаченно). Видела! Я и думаю, вроде вы, а вроде и ещё кто-то.
   Лариса. И в столовке тоже Вампир! Это он её толкнул.
   Варя. А-аа. Я и смотрю кто-то невидимый. Неведомый. Потусторонний. (Принимает таблетки.)
  

8. Производственные травмы.

Генка, озираясь, идёт по коридору. В углу сидит Оля.

   Оля (скрещивая и разводя руки).
   Дон-дон-дери-
   А дери-дери-дур-дом
   Санчес-беби-
   А сенчес-беби-дур-дом.

Гена садится перед Олей на корточки, Оля вздрагивает. Генка кладёт Оле руки на плечи.

   Генка. Духов вызываешь или Гоголя?
   Оля. Добрых духов.
   Генка. Не пускают?
   Оля. Неа. Я сама не иду. нимает джинсы, показывает бедро, потом раздвигает волосы, показывает голову).
   Генка. Фигасе! (Целует в голову, аккуратно надевает на Олю джинсы обратно.) Не больно?
   Оля. Ариадна сказала - маленький синячок, маленькая ссадина. Даже к медсестре идти не разрешила.
   Генка. Сука! Я тебе есть принёс. Ешь.
   Оля. Не хочу.
   Генка. Чё: так и будешь здесь сидеть?
   Оля. Так и буду.
   Генка. Пойдём на улицу.
   Оля. Собаку кормить?
   Генка. Нет. Собаку Ариадна Петровна теперь кормит.
   Оля. Сука кормит суку.
   Генка. Встретились два одиночества. Пойдём в аптеку зайдём! Полечим твой синяк, зелёнки купим. Болит?

Оля кивает.

   Генка. Купим ещё лёд в пакетиках под названием "Снежок" и воду- чипсы - Кристине. Пошли?
   Оля. Пошли.
  
      -- Королевская ночь.

Ночь. Лариса сдавленно рыдает в подушку.

   Кристина (поёт).
   Спи моя гадость усни,
   Завтра проснёшься в крови,
   Трупы на полках лежат,
   Мухи над ними кружат,
   Дверь ни одна не скрипит
   Скрып-скрып, зззз!
   Варь!

Молчание.

   Варвара-коса! Спишь?
   Варя. Да какое! И валерьянка не помогает. Зачем мы эту Даму вызывали? Лариску не забрала, и--смотри!--ходит тут.
   Кристина. Ерунда.
   Варя. Да уж: ерунда. Сидит на Олькиной кровати.
   Лариса. Ничё не ерунда. Сидит. И мужик рядом с ней. Матный гном.
   Кристина. О! Не спишь?
   Лариса. Неа. Не спится.
   Кристина. Я и смотрю - никто не хрюкает.
   Лариса. Я не хрюкаю, я во сне чуть-чуть сиплю.
   Варя. Ты не хрюкаешь. Это черти в тебе хрюкают. И Вампир в фиолетовом плаще- рядом с тобой, и твой дед Бидон!
   Лариса (смотрит в окно). Полнолуние. В полнолуние дед Бидон ой лютый становился! Бывало, гремит всю ночь бидонами.
   Варя. Как это?
   Лара. У него на штакетнике бидоны висели в ряд. Дед Бидон говорил, что это черепа.
   Варя. Ой. (Крестится). Спаси-сохрани! Черепа! Я всё кладбище забыть не могу.
   Лариса. У нас тоже кладбище, но маленькое. В полнолуние всегда кого-нибудь на кладбище насилуют.
   Кристина. Да ладно - насилуют. На кладбищах всегда трах-перетрах. Без всякого полнолуния.
   Лариса. Ещё в полнолуние у нас бабочки-говнососки летают.
   Кристина. Говнососки? Ну-ка, Ларис. Поподробней. Раз такая пьянка, и раз Титова победит...
   Лариса. Ничего она не победит.
   Кристина. Победит. Она поэтому и не пришла. Её от нас прячут.
   В общем, давайте устроим королевскую ночь страшилок.
   Лариса. Ага. Завтра, как объявят результаты, многие расплачутся, разрыдаются, звонить начнут и сваливать.
   Кристина. Откуда ты всё знаешь?
   Лариса. Они не успели. Им ловить нечего по-любому.
   Кристина (передразнивает). По-любому.
   Варя. Давайте поговорим о парнях. Вот я на такой сайт для мужчин зашла...и... компьютер вырубился.
   Кристина. Вирус. Поменьше на такие сайты ходи.
   Варя. Это папа в туалет отошёл, а компьютер... вырубился.
   Кристина. Чё там, Ларчонок, с бабочкой?
   Лариса. У нас ночью лучше в тубзик не переться: бабочка-говнососка говно стережёт. Поначалу появляется тень. Ты сидишь... а тут-- тень. Если памперс натянуть не успевашь -- бабочка-говнососка тебя утащит, в канализации утопит.
   Варя. Ой! (Показывает на потолок.) Смотрите: вот и у нас-- бабочка-говнососка.
   Кристина. Да что ты, Варь: успокойся. Это шутка.
   Лариса. Это правда.
   Кристина. Правда, правда. Давай, Варь, ты, что ли, страшилку расскажи.
   Варя. Я только одну знаю. Про девушку с лошадиными зубами.
   Кристина. Фу. Это все знают.
   Лариса. Я не знаю.
   Кристина. Ну ты книжки не читаешь. Это из книжки
   Лариса. Я читаю книжки. Я справочник молодого швейника наизусть знаю.
   Кристина. Купи себе шоколадку.
   Варя. Возьми с полки пирожок. Ну чё вы? Дама вон сидит - смотрит. Надо её выгнать. Достала.
   Кристина. Ой, не могу! Ну чё-нибудь, Варь, ещё расскажи. Дама сразу и уйдёт.
   Варя. Ну: гроб на колёсиках.
   Кристина. Фу.
   Варя. Ну... вот: про дух принцессы.
   Лариса. Мама! Опят дух. Не надо про дух.
   Кристина. Я знаю, но расскажи.
   Варя. У одной принцессы был жених.
   Кристина. Точнее: к ней ходили свататься женихи, а она им отказывала.
   Варя. Ну да. Рассказывать?
   Кристина. Да рассказывай. Вон: Щетинская уже трясётся. Заранее. Волк-одиночка. У-уу! У-уу!
   Лариса. Ничего я и не боюсь. Отвергала мужиков и правильно делала.
   Кристина. Принцев, а не мужиков.
   Лариса. А принц - не мужик что ли? Средний род что ли? (Гогочет нервно.) У-уу, у-уу.
   Кристина. Ой, тяжело с тобой, Лар, тёмная ты.
   Лариса. Ага. А ты светлая.
   Кристина. Это ж страшилка, понимаешь?
   Лариса. Понимаю, я ж не тупая.
   Варя. И вот отвергла принцесса сто одиннадцатого жениха...
   Лариса. Почему сто одиннадцатого?
   Кристина. Не перебивай!
   Варя. Отстань!
   Лариса. Иди ты на.
   Варя. И этот сто одиннадцатый жених взял и утопил принцессу в пруду. И женился на принцессиной сестре.
   Лариса. Во сволочь. Вот все они мужики... то есть, принцы такие. Мой батя тоже...
   Кристина. В общем, женился на младшей принцессе, да?
   Варя. Да. И ночью они не могли... ну... сексом заниматься.
   Лариса (гогочет). Я своим тоже запретила. И батя ушёл... к соседке.
   Варя. Им всё время казалось, что за занавеской кто-то стоит.
   Кристина (встаёт за занавеску). Вот так.
   Лариса. Ой, мама! Там-- Дед Бидон!
   Кристина. Это я там, а не Дед Бидон.
   Лариса. Рядом! Рядом!
   Кристина. Продолжай ты, Варь. У Щетинской крыша с горя поехала. Глючит волка-одиночку от обиды.
   Лариса. Ага. А тебя не глючит?
   Кристина. Мне эта олимпиада по барабану!
   Лариса. Врёшь! Это ты просто вид делаешь!
   Кристина. Реально по барабану. Мама в офисе своём всем сказала, что я на лингвистическую олимпиаду поехала.
   Лариса. Дура.
   Кристина. Курятник.
   Варя. И вот один раз принц и принцессина сестра только легли в постель, и из занавески выходит...
   Лариса. Мама!
   Кристина. Папа!
   Лариса. Мама!
   Варя. Выходит дух принцессы! Дух принцессы подошёл медленно к кровати.
   Кристина. Подошло. Надо говорить "подошло".
   Варя. Принцессо подошло к кровати, и тогда принц встал и побежал за стражей. А когда он со стражей вернулся, то сестра принцессы лежала задушенная, а дух принцессы выпрыгнул на глазах у стражи в окно.
   Кристина. Выпрыгнуло.
   Варя. Принцессо улетело.
   Лариса. И всё?
   Варя. Всё.
   Лариса. А мужик, то есть, принц?
   Варя. Не знаю.
   Кристина. Принц пошёл, и в пруду утопился.
   Лариса. Мама!
   Варя. Теперь ты. (Зевает.) Спать хочу.
   Лариса. Везёт - на колёсах. Дай, что ли, тоже таблеток с горя.
   Варя. Да на. У меня много. Теперь уж не нужны.
   Кристина. И мне. Одну! Одну! (Запивает.)
   Лариса. Сладенькие.
   Варя. Глотать надо, не жевать.
   Лариса. Да? Тогда ещё дай. (Сыпет себе в рот из банки.) Давай ты, Кристин, историю страшную. (Запивает.) Очередь твоя.

Стук в дверь. Все вздрагивают.

   Кристина. О! Это ж Генка! Я просила чипсы и школадки. Чай, Варь, кипяти!

Варя идёт в ванную с чайником.

   Лариса (трясётся). Первой не заговаривай!
   Кристина. Да не заговариваю! Ещё штраф огребу. Самое обидное - из-за штрафа если приза лишат, хоть мне и по барабану.
   Генка. Кристин!
   Кристина. Гена! Это Генка.
   Варя. Ге-еена!

Кристина открывает дверь. Генка ставит пакет.

   Кристина. В расчёте?
   Генка. И вода, вот, бон-аква.
   Кристина. Ой, спасибо! После чипсов всегда пить хочется.
   Генка. Всё. Спокойной ночи.
   Лариска. Давай с нами. (Смеётся.) Хочешь побыть моим удобным диваном?
   Генка. Завтра вечером обязательно. После торжественного оглашения итогов.
   Кристина. Ну-ну.

Генка уходит.

   Кристина. Булочки! Чипсы кому?
   Лариса. Мне!

Хрустят чипсами.

   Кристина. Ну вот. А у меня страшилка из жизни.
   Лариса. Так у всех из жизни.
   Кристина. А у меня - из московской жизни.
   Лариса. Москвичка - тупая спичка.
   Кристина. Халва вонючая. Чипсы отдавай.
   Лариса. Кристин, прости.
   Варя. Прости. Она не будет, честно.
   Кристина. На колени вставай. Достала. Наглая такая. Я чипсы покупаю ей, всю неделю покупаю. И "твикс". Вампир всё видит.
   Варя. И Матный гном тоже.
   Лариса (оглядывается, трясётся, нервно и быстро встаёт на колени). Прости.
   Кристина (никого и ничего не замечая). Ну вот. Так и стой, пока не прощу. Слушайте. Когда мама с папой развелась, папа сначала обиделся и меня бросил. Ну не подвозил - ни встречал из школы, ну фигня такая у пожилых бывает. Обидятся, а потом в больницу их с инфарктом везут -- да ну. И я ездила в школу и из школы на метро, и к репетиторам -- на метро, везде -- на метро. И кое-где на трамвае. И вот едем мы в вагоне, и он встал, лампочки так совсем тусклые. Ну - я внимание не обратила, сижу плеер слушаю. Сижу -слушаю, сижу--слушаю, сижу, сижу... и вдруг понимаю, что уже пять песен и все вокруг в вагоне губами шевелят. Я, короче, наушники снимаю - оказывается вокруг давно паника. По мобильникам дозвониться не могут. Деды вонючие, тётки потные, бомж и ещё один ребёнок у мамашки на руках спит. В общем, машинист объявляет, что без паники, и чем чаще объявляет, тем люди больше волнуются. Стояли час где-то, дышать вообще нечем; потом машинист прошёлся по вагонам, он двери ключами отпирал, и нас всех повёл в передний вагон, набилось нас со всего поезда в первый вагон - вздохнуть нельзя, и как-то толчками вагон поехал, один первый вагон. Темно, тоннель, и нас медленно везут, толчками. Одна бабка говорит: "Это нас грешников собрали и в ад тащат". И все ржут, а я боюсь, я вообще как представлю, что могу умереть, мне прям страшно становится, и я, представляете, поверила, что нас убивать везут террористы. Тут -- станция метро, тоже вся тёмная. Какие-то в форме люди, двери руками открыли, и все, давясь, вышли -- давка. И я толкалась, прям рвалась скорее выйти -- по ногам, давила на тех, кто впереди, прям ложилась. И мне больно, и никто на мои толчки внимания не обращал. Потом вышли на улицу, а я не знаю, как домой ехать от этой станции метро, и мобильник не ловит...
   Лариса. И чё было-то? Можно я встану?
   Кристина. Энергетический кризис, по всей Москве свет отключили. (Удивлённо смотрит на Ларису.) Ну даёшь! Я думала, давно встала. Можешь вставать.
   Лариса. Колени скрыпят.
   Кристина (виновато). Скрыпят. Приседания чаще делай. Фитнес.
   Лариса (разочарованно). Да ну... я-то думала: вас в чистилище взаправду повезли... а это свет отключили. У нас, у бабушки в деревне, как гроза, всегда отключают. Так вам и надо, москвичам.
   Кристина. Родители меня с милицией искали, и после этого папа меня везде встречает, всюду отвозит.
   Лариса. А чё они развелись-то?
   Кристина. Папа меня в макдаке отравил, у меня был понос и температура.
   Лариса. Меня батя с грудного возраста водкой поил, чтоб я не плакала и крепче спала, и мама с ним не разводилась из-за такой ерунды. Я спать. Колоева дрыхнет, и я.
   Кристина. И я спать. Теперь и мы, как Варвара-коса, на колёсах. Дама уходи--Вампира уводи! Ати-ати-пу! Колыбельная! (Поёт).
   Спи моя гадость усни,
   Завтра проснёшьсяв крови,
   Трупы на полках лежат,
   Мухи над ними кружат,
   Дверь ни одна не скрипит
   Скрып-скрып, зззз!
   Лариса (осторожно озирается). А-ааа!Дама уходи! Вампира уводи! Ати-ати-пу. Дед Бидон! Защити! Дед Бидон помоги своей любимой внучке! Дед Бидон, прибей эту Ольку Титову! Дед Бидон! Сделай так, чтобы я победила!
   Варя (сквозь сон). Мухи! Му! Ма! Матный гном! Не трогай меня! Кому говорю: не трогай! Ой, Геночка! Геночка!
  
      -- Вдвоём.

На улице.

  
   Оля. Всё?
   Генка. Всё.
   Оля. Зачем ты покупал так много этих пакетов со льдом?
   Генка. Тебе. У тебя же гематома, большой синяк.
   Оля. Ну и зачем мне этот лёд?
   Генка. Прикладывать.
   Оля. Но зачем ты три пакета ещё вскрыл, открыл бутылки и перелил? Зачем мы возвращались сюда, к гостинце? Зачем вообще ты отдал эти бутылки девчонкам?
   Генка. Ты есть всё ещё не хочешь?
   Оля. Зверски хочу теперь есть!
   Генка. Хочешь: ко мне домой зайдём?
   Оля. А мама?
   Генка. Ну и что -- мама. Мама говорит, что все говорят - что ты победишь.
   Оля. Я знаю. Со мной председатель жюри уже переговорил.
   Генка. Хорошо, что он старый, а то бы я с ним сразился на мечах. За тебя!
   Оля. Старый? Не знаю. У него жилет так скроен. Как в девятнадцатом веке, прикинь?

Генка мотает головой, пожимает плечами.

   Оля. Ну что тут понимать? Ну в театре такие жилеты на сцене носят, я видела. Со швом назад под сорок пять градусов.
   Генка. Это у вас на Камчатке в театре носят, а у нас в академическом театре по сцене голые бегают.
   Оля. Голые?
   Генка. Я сам видел.
   Оля. Класс. У нас не бегают.
   Генка. У нас жарко. Южный город, вот и бегают. (Обнимает, целует.) Оля! Я не смогу без тебя здесь. Я не смогу!
   Оля. Приезжай ко мне. Семь суток на поезде.
   Генка. Приеду.ладит вверх-вниз по рукам.) Самородок.
   Оля. Да, я - самородок.

Целуются.

   Генка. Оля! Я тебя прошу! Пойдём ко мне! Пожалуйста! А мамы ты не бойся.
   Оля. Я никого не боюсь, просто стыдно как-то.
   Генка. Оля! Оля! Пойдём!
   Оля. А как же завтрак? Тебе же надо быть.
   Генка. Ничего мне не надо быть. Мне сейчас вообще лучше быть подальше от Гостинки. Пошли! Посидим дома.
   Оля. Просто посидим?
   Генка. Ну. Просто посидим. Обняв колени, на полу, как мы сидели в этом закутке с тряпками.
   Оля. В самом тёмном закутке этой страшной жуткой Гостиницы.
   Генка. Я хочу так сидеть и сидеть, и прикасаться к тебе. Я хочу тебе рассказать, почему я тут... маме помогаю. Понимаешь. Ариадна в нашей школе - вроде директора. Там на меня заяву в милицию накатали, понимаешь? А у меня папа погиб, он в милиции служил, ну и мама расстроилась, что память отца порочу... ну и так далее.
   Оля. Ты это уже говорил.
   Генка. Я всего-то девчонке стул отодвинул и она на пол села, рентген и справку. Перелом копчика со смещением. Ты когда-нибудь слышала о таком повреждении?
   Оля. Копчик -- это где?
   Генка. Это на попе. Копчик - это на попе! В милицию данные пошли, мама побежала в школу, стала умолять меня защитить. И Ариадна Петровна меня защитила, меня на учёт в милицию не поставили, а только штраф мама заплатила, за меня. И за это Ариадна Петровна просила...
   Оля. Да лучше б на учёт поставили.
   Генка. Ты не понимаешь! Память отца! Чтобы стали говорить у него на работе. На его работе! И маму жалко было. Ты не понимаешь, Оля!
   Оля. Я всё понимаю, Ген. Червь ты земляной. Вот ты кто. Червяк.
   Генка. Да, Оля. Я - лошара, ишачина, баночка с калом.
   Оля. Пипетка в баночке с калом.
   Генка. Сама ты пипетка.
   Оля. Отстойник. Нужник. Памперс. Халва вонючая.
   Генка (нервно танцует).
   Чок-чок-мужичок
   Чок-чок-чеканулся
   Чок-чок-мочегон
   Выпил он.
   Оля. Глупый. Пойду. Лучше в тряпках посплю, чем у тебя дома.
   Генка. Оля! Оля!
   Оля. Червяк.
  
  

11. Не прокатило.

Раннее утро. В окне - восход. Девочки спят. В номер заходит Ариадна Петровна, на ней нет лица. Она тихо собирает вещи Оли.

   Лариса (шёпотом). Тёть Арь! Ты?
   Ариадна Петровна (шипит). Тише!
   Лариса. Да ты не волнуйся. У Колоевой таблетки... валерьянка... Они с Любушкиной вчера их наглотались - вот и дрыхнут. А мне не спится. (Плачет.) Я всю ночь глаз не сомкнула. Как же мне быть, тётя Аря! Что же мне делать?
   Ариадна Петровна (садится на кровать к Ларисе). Успокойся, Ларчонок. Во-первых, сегодня ещё будет одно заседание, последнее. Ещё не решили, спорят там, все ж учёные, профессора, все ж умные такие - не могу. И даже если ты не победишь, вторую премию я тебе выгрызу. Обещаю.
   Лариса (рыдает). Мне же первая нужна, мне нужна льгота при поступлении. Я ЕГЭ не сдам...
   Ариадна Петровна. Ой, Ларисонька, и как я так Ольку проглядела, как я допустила? Ведь за один день отшила из брака лучшую блузу, лучше, чем у тебя. Я на второе задание подсунула ей безнадёжный шифон, и успокоилась. И хитрая какая эта Олька, смотри и учись: до последнего дня чего-то там копалась. Ну я вижу: аккуратненько, вижу: грамотно, но не ожидала такую модель на выходе. Это ж надо! И меня вокруг пальца обвела! И уже ничего ей не сделаешь. В последний день жюри-то в полном составе, уже смотрят - интересно же, какие платья, весь город такое впечатление, набежал, и журналисты, и статистика сайта взлетела. Я теперь поняла - враг любого конкурса - это журналюг, чтоб ему. Уже, небось, высматривали, что себе забрать на халяву. Ничего никому не отдам! Сама все платья загоню в Администрации! И кто ж эту Ольку всему научил? Ведь тринадцать лет всего! И -- такая противная девка, пожаловалась этому профессору, что вы её обижаете. Мне - втык от профессора. Вот: приходится ещё вещи её собирать. Ты не знаешь - это всё?
   Лариса. Д-да.. Всё. А где она ночевала-то? (Хихикает.) У профессора что ли?
   Ариадна Петровна. В коридоре. Я ей уж штрафов навыписывала за эту ночь. А толку? Я ж не председатель жюри! Как он решит, так и будет. Ой! Ну и глаза у тебя! Давление что ли? Зрачки во весь глаз!
   Лариса. Тут -- Вампир живёт!
   Ариадна Петровна. Никто не живёт. (Трясёт Ларису.) Никто тут не живёт.
   Лариса. А мы-то думали, где она? Это нечестно, что вы ничего нам не сказали. Мы б её прибили и трупик тряпками бы прикрыли.
   Ариадна Петровна. Да что уж теперь: честно-нечестно. Всё, что могла я для вас с мамой сделала. Ничего, Ларисонька, прорвёшься как-нибудь. (Целует в голову Ларису.) Пусть, Ларисонька, это будет самое большое потрясение в твоей жизни.

Ариадна Петровна уходит с сумкой Оли.

   Лариса. Всё равно я тебя сегодня словлю, сучка.
  

12 . Развязка.

На Олиной кровати, упёршись взглядом в телевизор, сидят Варя, Кристина и Лариса.

   Лариса. Ой! Опа: прям глаз вынула. У неё на копье - глаз.
   Кристина. Да ты смотри, что будет. Цени как бошку ему рассекла.
   Варя. Ой, девчата! Не могу смотреть! Прям до шеи! Бедненький!
   Лариса. Что там сейчас на заседании? Ведь, девчата, сейчас наша судьба решается! Никакой правды нет! Неужели Олька победит? Мне нехорошо.
   Кристина. Нехорошо - три пальца в рот и будет хорошо.
   Варя. Да. Иди в туалете посиди - сразу станет хорошо.
   Лариса. Я не в том смысле. Мне на сердце нехорошо.

Входит Оля.

   Лариса (встаёт). Пришла?
   Кристина. Приползла.
   Варя. Ты где, Оль, была? Мы всю ночь волновались.

Оля копается в своей кровати, приподнимает подушку, матрас.

   Лариса. Чё - памперсы потеряла?
   Оля. Девочки! Вы не видели моей косметички?

Молчание.

   Варя! Ты не видела? Косметичка, -- помнишь?--кожаная, у меня под подушкой лежала.

Кристина направляет на телевизор пульт.

   Кристина. Варь! Тебя же спрашивают? Не видела?
   Варя. Н-нет. Я только в тот день, когда ты приехала. А больше не видела, никогда. Честно.
   Лариса (машет косметичкой). Эта что ль?
   Оля. Что ль. Отдай!
   Лариса (бьёт Олю в грудь, наступает). Ага! Это моя. Бабы! Бабоньки! Не могу! Она тут письма хранит от этого. От халдея. Официант ей письмо настрочил...
   Варя. Как?

Оля вцепляется в Ларису. Драка.

   Оля (орёт). Что ты чужие вещи крадёшь? Мне Генка сказал, ты в том году тоже здесь была, ты фамилию поменяла, да?

Кристина пристально смотрит на Лариса, кивок головой --Лариса кивает в ответ, отдаёт Оле косметичку.

   Кристина. Оль! Поздравляю тебя! Чаю попей!
   Варя (очень зло). Да, Оль. Поздравляем. Хорошее платье отшила.
   Оля. Спасибо.
   Лариса. Да что вы, девочки. Ещё ж результатов не объявляли. С чего вы её поздравляете?
   Кристина. Ты, Оль, лучше всех. Зря ты с нами не ночевала. Мы по тебе скучали.
   Варя. У нас была королевская ночь. Бабочки-говнососки летали, принцессы и поезда. Присаживайся, присаживайся.
   Оля (присаживается). Да я испугалась, если по правде.
   Кристина (поднимается, подходит к столу). По правде... нимает футболку) Хочешь понюхать как мои подмышки пахнут?

Оля отшатывается.

   Лариса. Да! Хочешь понюхать?

Кристина и Лариса кидают Олю на кровать -- душат подушкой.

   Кристина (пинает Олю ногами). Сдохни! Мы тебя будем медленно убивать -- ты не волнуйся.
   Лариса. Да-аа. Медленно замочим, замучаем как в том фильме. Подохни!
   Оля (вырывается из-под подушки, хрипит). Пи-ить! Пи-ить!

Кристина подходит к столу. Лариса продолжает держать на Оле подушку. Кристина даёт каждому по бутылке.

   Варя. А-аа! Вы чего?
   Кристина (надевает футболку). А мы ничего. (Резко). Ну чё там она? Тихая какая-то. Будем пытать.

Лариса убирает подушку.

   Лариса. (Истерика). Ой, мама! Я её придушила!
   Оля. Пить! Дайте попить.
   Лариса. Твой Геночка нам-то воду принёс, а тебе -- нет!
   Варя. Три бутылочки принёс. А тебе -- нет.
   Оля. Пить!
   Варя. Оля! Это правда, что Гена тебя любит? Это правда? Тогда я не поделюсь с тобой. (Открывает, пьёт.)
   Кристина (пьёт). Странно: бутылка вроде как не закрыта была.
   Лариса. А я не брезгливая. ыпивает бутылку залпом, опять накидывается на Олю, хватается вдруг за живот.) Ой! Ой!

Лариса бежит ванную.

   Кристина. Пошла ежей рожать. Выкидыш у неё. Ишачина. Ну: чё будем делать?
   Варя (хватается за живот). Ой!
   Кристина (испуганно). Варь! Что такое? Варь! Ой! гибается пополам.) Ой!

Оля озирается, находит косметичку, рвёт письмо, хватает наполовину пустую бутылку, бежит к входной двери.

Входит Ариадна Петровна, преграждает Оле выход.

   Ариадна Петровна. Оленька! Девочки! На выход! Объявляют результаты.
   Кристина. Ариадна Петровна! Живот болит!
   Лариса (выходит из ванной). Тёть Арь!
   Ариадна Петровна. Ты что? Что ты говоришь? Как ты меня называешь?
   Лариса (еле идёт). Да они всё знают, что я второй год. Меня этот стукач заложил, он ещё Оле письмо любовное накатал. (Плачет.) Тёть Арь меня тошнило! ыдает.)
   Варя. Ариадна Петровна! Олька - вампирша... (Бежит ванную.)
   Ариадна Петровна (хватает Олю за предплечье). Стоп! Что ели? Что пили? Ах! Воду!

Кристина бежит ванную. Лариса охает на кровати.

   Ариадна Петровна (озирается, Оле: слащаво, натянуто). Пей, пей золотко. Выпей!
   Оля (еле слышно). Нет уж. Потерплю. Сдохните все! ырывается, убегает.)
   Ариадна Петровна (зло). Просочилась, дрянь! Ларчонок! Откуда вода?
   Лариса. Генка принёс. Ночью.

Кристина и Варя выползают из ванной, плетутся к кроватям, ложатся, охают.

   Ариадна Петровна. Отомстил, хулиган! Теперь на него сама дело заведу. За отравление! Давайте, девочки, бутылки. На экспертизу сдам. (Орёт.) На судебную экспертизу!

Пауза.

   Нет! Выброшу бутылки. Генка тогда про всё расскажет. Всю поднаготную конкурса журналюги узнают. Нет! Замнём это. Девочки! Никого не тошнило! Ничего вы не пили. Поняли? А то дипломов и наград лишу! Среди вас есть призёры! Вы все в призах.

Девочки стонут, держатся за животы.

   Ариадна Петровна (плачет.) Самая талантливая палата. Вот и отплатил мне Генка злом за добро.
  

Эпилог.

Гена и Оля с двумя тележками на колёсиках, нагруженными разнообразными призовыми коробками и пакетами.

   Генка. (Оле.) Ну вот твои сумки. Смотри аккуратней. Командир! Затащи девочке сумки! Это победитель всероссийской олимпиады. Знаешь? По телевизору видел? Молодец! Ухаживай за ней. Видишь -- у ребёнка истощение, корми её. Вот. ротягивает Оле деньги.) На вот.. Заплатишь ему, когда высаживаться станешь. В Москве тебя встретят - я договорился, папины друзья, и в аэропорт отвезут. Выйдешь на перрон и стой, поняла? Ни шагу никуда. Сядь на сумки-коробки и -- сиди.
   Оля . Спасибо.
   Генка. За что ж спасибо? Это тебе спасибо. Ты не расстраивайся, что я стукач? Я больше не буду.
   Оля. Ты не стукач. (Плачет.)
   Генка (обнимает). Ну-ну. Ты мне пиши, ладно, Оль? И я тебе буду. Хорошо?
   Оля. Хорошо.
   Генка. Горло не болит? Всё-таки сильно душили.
   Оля. Да ну. Не сильно. Пить только вдруг очень захотелось. У нас в интернате ещё хуже. Но в интернате меня не трогают. Я тебя... Гена... (Обнимает.)
   Генка. Да-да. Ну всё! Сейчас тронетесь! Командир! Помоги ребёнку подняться! Вот тебе ещё- чтоб кормил ребёнка понял? Попробуй только мне ребёнка не покормить! (Оле.) Ну: дон-дон-дери?
   Оля. Дон-дон-дери. крещивает руки ) Кока-кола-сама-кола-спрайт--два прикола! (Машет.)
   Генка. Я тебя дон-дон-дери! Оля! Я тебя очень дон-дон-дери! Я ...
   Оля. Дон-дон-дери! И я дон-дон-дери!
  
   Послесловие.
   С 2011 года во Всероссийской школьной олимпиаде по предмету "Технология" могут принимать участие только учащиеся девятых- одиннадцатых классов, достигшие четырнадцатилетнего возраста и имеющие паспорт.

Октябрь --ноябрь 2010

Январь-февраль 2012

   Консультант по фольклору и сленгу- Рита-Батон.
  
  
  
  
  
  
  
  

22

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист. Часть первая: Разлом"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Ребенок для магиссы"(Любовное фэнтези) А.Фидем "Нежелательные эмоции красного уровня"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Кутищев "Мультикласс "Слияние""(ЛитРПГ) О.Иванова "Королевская Академия-2. Невеста для принца"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"