Милявский Валентин Михайлович: другие произведения.

Дорога длиною в семь генсеков.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:


   ДОРОГА ДЛИНОЮ В СЕМЬ ГЕНСЕКОВ.
   Совковые хроники.
  
   Валентин Домиль.
  
  
   Генсек - генеральный секретарь.
   Аббревиатура.
  
   Парсек - единица измерения для
   звёздных расстояний, равная 3,26
   световых лет.
   Астрономический термин.
  
   Всё относительно в этом мире. И если сравнивать дорогу к звёздам с дорогою жизни, можно найти нечто общее. Несмотря на бросающуюся в глаза разницу. Это отсутствие гарантии во время пути. Пути, который может прекратиться в любую минуту, в силу разных причин.
  
   Хроника первая.
   В.И. Ленин.
   Круг связанных с Лениным вопросов предельно сузился. Публика желает знать, что было у Ленина с Инессой Арманд? Болел ли Ленин сифилисом? И не еврей ли - вождь мирового пролетариата?
   Еврейские корни Ленина - научный факт.. Среди его дальних родственников есть многочисленные Ниманы, Эстедты, Гроссшопфы, Ульянины (Ульяновы), Смирновы... Но это не аргумент по сравнению с семьей Бланков, включая Израиля (Сруля) Бланка - родного папы Марии Александровны Бланк - матери Ленина.
   Интимная жизнь вождя запутана, что даёт повод для мифотворчества.
   Конспирация требовала жертв. Чтобы запутать следы и уйти от "ищеек" пламенные революционеры временно сходились с пламенными революционерками. Потом они менялись, при необходимости. И это окончательно сбивало с толку.
   Всё было настолько натурально, что кое-кто кое-кого заразил сифилисом.
   Во всяком случае, так утверждает одна немецкая исследовательница, посвятившая этому вопросу свыше 20-ти лет и на что-то опиравшаяся в своих выводах.
   Брак с Лениным Крупская восприняла, как партийное поручение.
   Тогда она ещё не знала, что входит в историю в качестве жены основателя пролетарского государства.
   Другая бы на её месте радовалась бы, как бешенная. А эта в ответ на письмо с предложением, которое Ленин послал, томясь в заключении, ответила:
   - Что ж, женой, так женой.
   Ленину достался ещё тот подарок.
   Мало того, что молодая жена не отличалась красотою, она не занималась хозяйством. И не угощала гостей чаем, на что они могли рассчитывать, хотя бы из вежливости.
   В минуты свободные от революционной борьбы Ленин заходил в пивную и после третьей кружки начинал горько жаловаться на семейную жизнь.
   И тут появилась Инесса Арманд, в девичестве Стефан. Дочь оперного певца и учительницы пения.
   Это была красавица и роковая женщина. Может быть даже, вулкан в юбке.
   Попав в семью состоятельных купцов Арманд она сначала женила на себе старшего отпрыска Александра. А потом сбила с пути младшего - Владимира.
   От всего этого пошли многочисленные дети, а также семейные драмы с безумными переживаниями.
   В конце концов, Владимир умер. Александр стал отцом-одиночкой. А Инесса пошла своим путем.
   Сначала она увлеклась Марксом. А потом Лениным. И не только теоретически.
   Крупская собиралась уйти, но Ленин отсоветовал. Он уже тогда ковал историю. И не хотел портить будущий имидж аморалкою.
   Образовался треугольник. Без мещанских сцен ревности. С элементами понимания и дружеского участия.
   Для других чувств Ленин снял домик в горах. Куда он уединялся время от времени, но уже с одной Инессой.
   Большинство писем, из которых можно было что-то почерпнуть, помешанный на конспирации Ленин уничтожил.
   Те, что сохранились, начинаются словом "дорогой" и оканчиваются словом - "целую".
   Судя по эмоциям, которыми эти письма пропитаны, Ленин мог нравиться дамам. Даже таким эмансипированным и знающим себе цену, как Инесса Арманд.
   После революции Ленин хотел пристроить Арманд на какую-нибудь должность. Но у неё не было административных способностей.
   И даже такой синекурой, как зав. женским отделом ЦК РКП (б) она безумно тяготилась
   Инесса Арманд умерла в сентябре 1920 года на Кавказе. Не от холеры, не то от тифа.
   Сейчас поднаторевшие на разоблачениях исследователи утверждают, что её, возможно, отравили. Чуть ли не по указанию. Орджоникидзе, который был там за главного.
   ЦК запретил Ленину участвовать в похоронах любимой женщины. Но он пренебрег запретом.
   И, по словам ещё одной роковой женщины Александры Коллонтай шел опухший от слёз, являя собою наглядную картину глубокого горя.
   По одной из версий у Ленина и Арманд был сын, Андрей. Он погиб в годы войны. И похоронен в Литве.
   Неопределенность отношений в семье Ленина имела продолжение.
   Когда Крупская вякнула не то, что от неё ожидали, Сталин заметил, что если так будет продолжаться дальше, партия найдёт товарищу Ленину другую вдову.
   Сифилиса у Ленина не было. Во всяком случае, его отдаленных последствий. Но врачи сделали всё возможное, для появления неприличных слухов.
   Когда у Ленина появились мозговые расстройства с параличами и нарушением речи немецкий корифей Штрюмпель высказался более, чем определенно.
   Он обнаружил признаки сифилитического воспаления артерий с вторичным размягчением мозга.
   Его поддержали остальные корифеи. В том числе "врачи-товарищи" во главе с наркомом Семашко.
   Ленин был в курсе. Но не протестовал. Не кричал, как помешанный. Не угрожал партийным взысканием большевикам с медицинскими дипломами. Хотя знал им цену и именовал за глаза ослами.
   Он лишь грустно пошутил:
  -- Может быть, это и не прогрессивный паралич, но, во всяком случае,
   паралич прогрессирующий.
   В отличие от многих заболеваний, таких как язва желудка или почечнока-
   менная болезнь, где о причине возникновения заболевания можно лишь догадываться, сифилис более однозначен. Либо было заражение, либо его не было.
   И Ленину об этом следовало знать лучше других. И он знал. Во всяком случае, допускал какие-то обстоятельства. Какие-то моменты, связанные с увлечениями молодости.
   Документальные свидетельства отсутвуют. Владельцы публичных домов и практикующие венерологи, насколько известно, не вели серьезного учета своих посетителей и пациентов.
   Поэтому можно понять врачей и радоваться проявленной ими принципиальности.
   Диагностируя сифилис, они метили в десятку. И могли надеяться на посмертную славу и бешеные гонорары при жизни.
   Дело в том, что в отличие от далеко зашедшего атеросклероза, поздний сифилис поддавался лечению.
   Немецкий психиатр Вагнер-Яурегг успешно лечил сифилитиков с тяжелыми последствиями с помощью малярийной лихорадки, которую вызывали путем привития малярии. За это ему вручили нобелевскую премию.
   Ленина тоже лечили по методу немецкого профессора, но безуспешно.
   На вскрытии была обнаружена редкая по тяжести картина атеросклеротического поражения артерий головного мозга.
   А вот данных за сифилис не было. Ни прямых, ни косвенных, никаких.
   И речь не идёт о фальсификации патологоанатомического диагноза.
   Своих могли заставить. Такое бывало. А вот зарубежных, едва ли.
   В статьях и книгах участники лечения больше оправдывались. Дескать, сифилис только подозревался. А противосифилитическое лечение проводилось из лучших побуждений. А, вдруг.
   Так что будь, хоть что-то, они бы расписали это "что-то" во всех подробностях. А так, ни гу-гу.
   Ленинское тело, как известно, пережило ленинское дело.
   Его сохранение имеет свою поучительную историю.
   Во время рытья котлована под Мавзолей повредили канализационную трубу и патриарх Тихон, обронил фразу, которую, несомненно, учли:
  -- Каковы мощи, таковы и благовония.
   Во время похорон было огромное количество полотнищ с лозунгами. В их числе:
  -- Могила Ильича - колыбель революции!
   Для изучения "колыбели" был сформирован институт мозга. Его возглавил немецкий генетик Оскар Фохт.
   От Фохта ожидали, что он обнаружит истоки ленинской гениальности на клеточном уровне. Найдет в его головном мозгу, что-то особенное. И подтвердит, тем самым, животворную силу ленинских идей.
   Фохт был человеком покладистым. Довольно скоро он заявил, что им найдено в тканях мозга Ленина неожиданно большое скопление, так называемых, пирамидальных клеток. Что, в свою очередь, неопровержимо свидетельствует и подтверждает.
   Уже в Германии, после тяжёлой беседы с Гитлером, Фохт изменил свою точку зрения. Более того, он стал утверждать, что такое же скопление присутствует в мозгу убийц, насильников, религиозных фанатиков и просто сумасшедших.
   Даже, если то, что писал М. Зощенко о Ленине, преувеличено в десять раз, всё равно вырисовывается довольно привлекательная личность. И, как-то не верится, что из-под его пера выходили перлы вроде:
   - Повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не мене 100 заведомых богатеев, кулаков, кровопийц.
   С чего бы это? Из каких глубин и истоков?
   Ленин никого не убил лично. Он не смог бы зарезать и курицы. В доме его интеллигентных родителей это делал кухарка.
   Ленин был стратегом. Наследником безумцев, которые упорно звали Русь к топору. И подливали масло в огонь тлеющего недовольства, не думая об ужасах русского бунта, которого так опасался проницательный Пушкин
   Было в кого пойти.
   Потом уже из Ленина сделали конфетку. И, мы до сих пор, не можем изба-
   виться от её привкуса во рту, хотя и отплевываемся.
   Сейчас светоч коммунистических идей низведен до уровня уголовного авторитета - Ульянов, он же Ленин, он же Лыска, он же Картавый, он же Дохлый Вова, он же Воца каменный.
   Это ничего не меняет. Более того, с учетом растущей криминализации общества, настораживает.
   История, как известно, дама не предсказуемая. И, когда возникнет потребность в новом вожде и вдохновителе, она в отличие от отдела кадров, не будет интересоваться анкетными данными. И любой амбициозный пахан, может вполне рассчитывать.
  
  
   Хроника вторая.
   И.В. Сталин.
   Сумасшествие - мерило непонятного. Проще объявить человека ненормальным, чем разобраться в хитросплетении предпосылок его поступков.
   Когда речь заходит о Сталине, мы спрашиваем себя: - "Как!?".
   Как сын бедного сапожника, без пяти минут поп, друг всего что ни есть на свете, включая спортсменов и акушер гинекологов, всенародный кумир и прочее, прочее, прочее; оказался монстром, способным дать фору любому, самому страшному злодею.
   У некоторых на этот вопрос есть готовый ответ. Они подносят ладонь к виску и делают характерный жест:
   - Вы что, не знаете, что товарищ Сталин был немного сумасшедший? И не пачкайте из-за этой исторической случайности идею равенства и братства. Идея этого не заслужила.
   Специалисты в области посмертной диагностики находят у Сталина шизофрению. Ещё ему ставят паранойю. Что практически одно и тоже, если не вдаваться в академические тонкости.
   Считается, что первым обратил внимание на психические отклонения у вождя народов Бехтерев.
   Академик консультировал Сталина в Кремле и на вопрос коллег, где он все это время отсутствовал, неосторожно заметил:
   - Смотрел одного сухорукого параноика.
   Бехтерева тут же отравили. В буфете.
   Шизофрения у Сталина диагностируется по привычной схеме.
   Культ личности - бред величия.
   Страх перед врагами и их уничтожение - бред преследования.
   Потом отсутствие привязанностей, мстительность, жестокость и другие, выходящие из ряда вон черты характера.
   Что, в свою очередь, настораживает и подталкивает к предположениям.
   Западные исследователи не столь категоричны. Они больше говорят о бессознательном и звериных инстинктах.
   Истоки жестокости увязывают с папой - горьким пьяницей и рукосуем. Папа бил маленького Сосо, что называется, смертным боем. И это повлияло на развитие наклонностей, определило их.
   Ещё пишут о комплексе неполноценности. Его связывают с физическими данными - маленький рост, сухорукость, следы перенесенной в детстве оспы.
   Сталин отставал от большинства оппонентов в области культуры. Был менее начитан, не так хорошо писал статьи и выступал с речами.
   И он мстил тем, кому в чем-то уступал.
   От ближайшего окружения тоже требовались постоянные жертвы. Жертвовали женами, детьми. Не говоря уже о более далеких родственниках.
   Чтобы не думали о себе слишком много и знали своё место.
   Сталину нравилось наблюдать, как его противники корчатся, что-то предчувствуя, но, ещё не зная точно и отчаянно надеясь на чудо.
   Дескать, столько лет вместе. Почти родственники. Дети в одну школу ходят...
   Многократную игру в поддавки с Гитлером и невероятное доверие к нему объясняли скрытыми гомосексуальными тенденциями.
   Правда, пишут об этом осторожно, исходя не столько из фактов, сколько из концепции.
   У фрейдистов это в порядке вещей. Был бы человек, а комплекс найдется.
   Дальше, больше. Оказывается на бессознательном уровне все мы "сталинисты"
   В том смысле, что в глубине нашей подкорки царит закон первобытных лесов и его обитателей.
   И это влияет, равно, как и способствует. Особенно в России, где свободу воспринимают плохо и позволяют одеть на себя любое ярмо.
   Всё это теории. И каждый имеет право интерпретировать их по-своему. Публично или в тесной компании, за рюмкой водки. Убеждая до хрипоты в голосе и нецензурных выражений на языке.
   Существуют факты. Более или менее достоверные.
   У Сталина был ещё тот характер.
   На людях он мог себя представить в нужном свете и выглядел как никто.
   Р. Роллан, Б. Шоу, Г. Уэллс. Л. Фейхтвангер взахлёб говорили об искренности, доброте, радушии. И страшно сердились, если с ними кто-нибудь спорил и приводил противоположные факты.
   В обычной жизни, не стесненный рамками этикета, Сталин был груб до чрезвычайности.
   Даже там, где следовало промолчать, он не сдерживал себя в выражениях.
   Так он обложил Надежду Константиновну, когда та под диктовку Ленина написала письмо Троцкому. И извинился лишь после большого нажима.
   С близкими он церемонился ещё меньше и всячески их третировал.
   Возможно, ещё в семинарии в голову Сталина запала цитата из священного писания: - "И враги человеку домашние его". И он время от времени отправлял родственников в места разной степени отдаленности. На всякий случай. Так сказать, во избежание.
   Возможно, он исходил из другого принципа: - "Бей своих, чтобы чужие боялись!"
   Удивительнее всего, что дети и внуки безвинно пострадавших членов семьи, относятся, в большинстве своём, к Сталину с искренним уважением:
  -- Большой человек, хоть и сволочь.
   Как и многие другие грубияны, Сталин был отчаянным трусом. Несмотря
   на бурное революционное прошлое, которое ему приписывали.
   Дача Сталина из-за чрезвычайных мер предосторожности, больше напоминала тюрьму, чем зону отдыха.
   На фронтах войны Сталина не видели. Хотя и распускали слухи о его появлении в критические моменты.
   Сталин был тщеславен. Не было такой отрасли науки, где бы его не ставили первым номером.
   Всем , кто думал иначе, приходилось туго. Наиболее принципиальные, в лучшем случае, получали срок.
   Человеку с таким характером абсолютная власть была необходима. И он добился своего, уничтожив как непосредственных соперников, так и их окружение.
   На местах окружение ширилось и множилось. Что имело ужасные для страны последствия.
   В молодости Сталин писал стихи. К сожалению., не очень талантливые.
   Если верить Фрейду, у неудачников такого рода стремление к славе, иногда заменяется стремлением к абсолютной власти.
   С подобными проблемами столкнулись не слишком удачливый художник Гитлер. Малоодаренные поэты Муссолини и Мао-Дзедун.
   Причастность к творчеству определяла, во многом, круг интересов Сталина.
   Сталин был в курсе событий в области культуры и искусства.
   Лично возвышал и низвергал.
   Ещё ему нравилось приглашать на правительственные междусобойчики известных артистов и слушать в их исполнении песенку герцога из "Риголетто". И другие популярные арии, и народные песни.
   Сталин любил выпить. Из-за этого у него возник конфликт с Троцким.
   Троцкий, исходя их военной обстановки, предложил запретить продажу вина в кооперативе Совнаркома.
   Сталин, ссылаясь на кавказский менталитет и склонности, воспротивился.
   Ленин принял сторону Сталина. Что, возможно, как-то повлияло на дальнейшее развитие событий. Усложнило их.
   Хрущёв утверждал, что к старости Сталин чуть ли не спился.
   Это не имеет других подтверждений. Как и слухи об оргиях.
   Пил, конечно. Но без запоев и белогорячечных приступов.
   Зато Сталин не брал взяток и был равнодушен к богатству.
   Однажды, в день рождения, золотоискатели подарили ему огромный самородок.
   Брежнев тут же разрезал бы его на куссочки. И роздал родственникам.
   А Сталин, не глядя, в спецхран.
   А с другой стороны, зачем? Вся страна в полном и, главное, бесконтрольном распоряжении. Не у себя же брать.
   Ещё у Сталина была способность производить неизгладимое впечатление, как на отдельно взятые личности; так и на самые широкие массы.
   С его именем на устах умирали на полях сражений и в тюремных камерах, во время расстрела.
   Присутствовало в Сталине нечто. Какая-то магическая способность. Какие-то сверхчеловеческие качества.
   С этим связывали его огромный авторитет и влияние. Которые до сих пор не изжили себя в полной мере.
   Притом, что Сталин был, не слишком образован ("бурсак-недоучка").
   И задатки у него были так себе.
   Куда более талантливый Троцкий обозвал Сталина "самой выдающейся посредственностью партии".
   И писал он плохо. И выступал не так, чтобы очень
   Впрочем, по мнению социологов, эти интеллигентские качества, скорее лишние.
   Здесь требуется апостольская мощь убеждения и арапистость в поступках.
   Сложись жизнь по-другому, не будь в стране необходимых предпосылок и потребности в вожде такого рода, из Сталина мог бы получиться религиозный догматик. Глава какой-нибудь изуверской секты. Может быть, спившийся люмпен, хулиган, рецидивист, садист-убийца.
   Но история, как известно, не имеет сослагательного наклонения. И получилось, то, что получилось
   Желание объяснить поступки тирана и диктатора наличием у него психического заболевания не со Сталина начались; и не на нём окончились.
   Многое из того, что делал Сталин и то, что позднее интерпретировалось как одно из проявлений сумасшествия, не было его изобретением.
   И те, кто вбивали в голову ошалевшему и до смерти напуганному населению лозунг: - "Сталин - это Ленин сегодня" не были законченными лгунами
   Сталин был революционером. В этом ему никто не отказывал.
   А революционеры не видели и не видят ничего предосудительного в жестокости. Не вообще. Не как проявление отвратительных черт характера. А в жестокости во благо. Во имя высокой цели.
   Они уверены, что смерть любого человека, виновного или не виновного, безразлично; окупится, когда наступит эпоха всеобщего процветания и счастья.
   А раз так, то не нужно особенно церемониться, щепетильничать и распускать по этому поводу слюни и сопли.
   Помимо всего, прочего массовые репрессии были инструментов формирования бесплатной или почти бесплатной рабочей силы - лагеря колхозы.
   Без этой силы мегаломанические преобразования были ли бы просто невозможны.
   Она была составной частью народного энтузиазма, его невидимой, но едва ли не самой существенной силой.
   Сталин давал толчок и указывал направление. А потом включались самые темные человеческие инстинкты. И механизм набирал обороты.
   Можно себе представить областное управление НКВД, которое в ответ на "надо", не ответило бы "есть".
   Или отдельно взятого чекиста, который бы отказался от спущенных свыше распоряжений. Секретаря райкома. Директора предприятия. Руководителя творческого союза.
   Культ тоже возник не сам по себе. С одной стороны страна привыкла к царю-батюшке. С другой, было важно, чтобы всё происходящее, вся эта ужасная смесь возвышенного и ужасного исходила от кого-то наделенного нечеловеческими полномочиями. Вождя, идола, бога.
   С ним было можно связать всё и свалить при случае. Дескать, какой с нас спрос, при таком раскладе.
   Конечно, Сталин вносил много своего, личного, выпестованного в глубинах отвратительного характера.
   Это существенно для психологов, но не так уж важно для самой идеи.
   Сталин воплощал эту идею с варварской самонадеянностью и азиатской жестокостью.
   Ну а массы, которыми эта идея, так или иначе, овладела, видели в Сталине не столько тирана, сколько вдохновителя. И связывали с его именем свои надежды и чаяния. И это, пожалуй, ужаснее всего.
  
   Хроника третья.
   Н.С. Хрущев.
   Это писатель имеет возможность наделять своих героев нужными качествами, чтобы потрафить взыскательному читателю. Возвышенными чувствами, сумасшедшим благородством и тонкостью манер.
   История не столь разборчива. Она берет более или менее подходящую личность и даёт ей толчок в нужную сторону.
   Из-за этого не всегда удаётся удалить зёрна от плевел. Великие поступки от суетни дорвавшегося до власти человека. В чём-то мелкого, корыстного и даже придурочного.
   Историческая миссия Хрущёва несомненна. Он низвергнул Сталина с пьедестала и открыл ворота лагерей.
   Притом, что у него, как и у всех из окружения была на руках кровь и большая доля ответственности.
   Действовал Хрущёв больше из корысти, чем, повинуясь голосу совести. Много суетился. Лез туда, где ему совершенно нечего было делать. Демонстрируя при этом отчаянное невежество и беспардонность.
   Он был из рабочих. И утверждения отдельных, оборзевших от обилия материалов историков, что речь идёт о потомке родовитых дворян Хрущевых, бредни.
   Как водится, почти не учился., за исключением двух классов не то церковно-приходской, не то какоё-то другой школы.
   Работал на шахте. Эту шахту так и не нашли. За то обнаружили первую учительницу. И даже наградили, за несомненные педагогические успехи.
   Участвовал в революционных событиях. Не ярко, но заметно.
   Партийная работа. Сначала не очень масштабная.
   И, наконец, промакадемия, куда брали чем-то проявивших себя большевиков, не обращая внимание на их грамотность и знания.
   Академия была рассчитана не на специалистов, их без особых проблем можно было набрать их числа бывших интеллигентов и недобитых инженеров, а на руководителей производств.
   Для руководителей производств было важно не знание сопромата, а следование курсу партии и общественная активность.
   У Хрущёва была неплохая голова. И, что особенно важно, превосходный нюх. А также умение держать нос по ветру, который время от времени менялся. Что сбивало с толку и путало.
   Первый кто заметил Хрущева и выделил его из общей массы горлопанов и неучей, был будущий член антипартийной группы Лазарь Каганович.
   Некоторое время Хрущёв ходил у Кагановича в замах.
   Потом он выбился на первые роли, попав в ближайшее окружение Сталина.
   Среди массы обязанностей и ответственных поручений у Хрущёва была особенно значительная. Он танцевал на посиделках у Сталина. Приседал на толстую задницу и выкрикивал:
  -- Гоп, куме, не журися...
   Что создавало имидж простака и притупляло бдительность.
   Когда Сталин умер, оказалось, что Хрущев не только хорошо танцует, но и
   обладает нужными для политической борьбы и дворцовых интриг качествами.
   Сначала убрали Берию, когда тот решил наследовать Сталину по нацио-
   нальной линии. Был один грузин у руля, теперь другой будет.
   Потом Хрущев разделался с антипартийной группой, состоявшей из Молотова, Кагановича, Маленкова, Булганина и примкнувшего к ним Шепилова.
   То ли они боялись дальнейших разоблачений. То ли им не нравился избранный Хрущевым курс. И он сам в качестве лидера. Все его импровизации. А также бросавшаяся в глаза импульсивность и возмутительные выходки.
   Хрущева почти сняли. Но тут вмешался ЦК, где тон задавали регионарные лидеры, обязанные Хрущеву лично. И образованный ими ветер перемен смел всех тех, которые.
   Дальше началось черт знает что. В пьяном виде Хрущев показывал кузькину мать (муттер фон Кузька) мировому империализму и обзывал " пидорасами" художников неформалов. Стучал туфлей по трибуне ООН. Насаждал кукурузу в Сибири. Перестраивал, Бог весть, по какому образцу и в силу непонятной надобности, управленческие структуры.
   Затем он начал возрождать культ личности. Собственной, разумеется. Что нашло отражение в анекдотах и обидных репликах. Дескать, культ налицо, а вот личности нет.
   Ближайшие помощники и выдвиженцы поднатужились и сняли Хрущева с помощью тех же региональных лидеров.
   Из-за непредсказуемости генсека эти лидеры чувствовали себя неуютно. Они опасались, что их могут снять в любой момент и по любому поводу.
   Хрущева отправили на пенсию по состоянию здоровья, вменив ему лишь старческий волюнтаризм. Предоставив необходимый минимум положенных по чину благ и привилегий. Чего при Сталине, разумеется, быть не могло. При
   любом раскладе.
   Сидя у себя на даче Хрущев сделал подарок, если не истории, то историкам.
   Он написал мемуары и переправил их в Америку.
   Хрущев вспоминал о своем прошлом, о встречах, Знаменательных и не очень. И каялся. Правда, по мелочам. Признавал неправильную оценку отдельных литературных произведений и недопонимание живописи.
   Хрущева вызвали в политбюро и пригрозили. Возможно, сказали, что заберут квартиру в престижном районе Москвы и переселят в одну из "хрущеб".
   Во время правления Хрущева было развернуто строительство лишенных архитектурных излишеств пятиэтажек.
   Считалось, что это первый шаг на пути к коммунизму. Весь коммунизм, согласно спецпостановления, должен был построен лет через тридцать. Причем уже в полном объёме.
   Когда первые радости улеглись, а надежды развеялись, в среде неблагодарных граждан стал популярным термин "хрущёба". Он содержал в себе намёк на трущобы, которыми, как известно, были переполнены города загнивающей Европы и Соединенных Штатов Америки.
   Хрущёв заявил, что переселение его не пугает. Равно, как и лишение пенсии. В случае чего он пойдет по Руси, и будет зарабатывать себя на пропитание нищенством и рассказами историй из жизни Кремля и его обитателей.
   Обещания и ответные угрозы отразились на здоровье и до этого уже достаточно подорванном.
   У Хрущева развился очередной инфаркт. От которого он и умер.
   На могиле Хрущева стоит памятник. Его изваял один из главных оппонентов опального генсека в борьбе с "пидорасами" скульптор Эрнест Неизвестный.
   Памятник сделан в двух тонах - в белом и в черном.
   И лишь время сможет сказать, кааких красок больше было в жизни и деяниях этого человека.
  
   Хроника четвёртая.
   Л.И. Брежнев.
   Ни об одном другом генсеке не рассказывали столько анекдотов. Причем откровенно обидных и уничижительных.
   Поводом для общенародного остроумия были не столько деяния, сколько, ("ура" телевидению), крайняя физическая дряхлость и психическая несостоятельность.
   Обыгрывалось также многочасовое шамканье во время торжественных докладов, поцелуи взасос с представителями соцстран и племенными вождями экваториальной Африки. И патологическая любовь к наградам , сравнимая по своей неукротимости с любовью к побрякушкам у прогрессивных паралитиков.
   А начинал Брежнев, куда как лихо. Он из поколения "комсомольцев-добровольцев". Учился. Женился. Был замечен и выдвинут вплоть до секретаря обкома. Воевал. Не так героически, как об этом писали позднее, но вполне достойно. Снова секретарствовал.
   Хрущев обратил внимание на инициативного аппаратчика и приблизил. Определил на, хоть и декоративную, но престижную должность Председателя Президиума Верховного Совета.
   Брежнев приобрел влияние и завел необходимые связи.
   Когда Хрущев окончательно зарапортовался, в его ближайшем окружении образовалась оппозиция. Там было много заводных ребят, превосходных интриганов и любителей рыбной ловли в мутной воде. Мало кому известных, в части своей и значительных - вроде "серого кардинала" Суслова.
   Главным оппозиционером и будущим преемником сделали Брежнева. Не как самого отчаянного, рассказывают, до последней минуты Брежнев трусил и, чуть ли, не собирался идти и каяться; а как наиболее добродушного, мягкого и компромиссного.
   Хрущёва отправили на пенсию, и наступил номенклатурный рай. Каждый получал свой кусок пирога, согласно занимаемой должности.
   Некоторые что-то прихватывали, пользуясь попустительством органов.
   Органам мешало табу на отлов и стрельбу в номенклатурных заповедниках.
   Брежнев имел больше других, как в силу должности, так и в силу огромного жизнелюбия, которое побуждало.
   Во главе державы, впервые очутился настоящий мужик.
   Брежнев страстно любил охоту, дорогие автомашины и женщин. И истощал своё здоровье из-за постоянных соблазнов и неукротимых желаний.
   Ему потакали и содействовали, имея бешеные проценты от вложенных средств.
   Пока хватало денег от продажи найденной в Тюмени нефти, все были, более или менее, довольны.
   Сравнивая нынешние ужасы, с теми временами, многие полагают, что жили при обещанном Хрущевым коммунизме. Всего было вдоволь, с учетом заниженных требований. И дешево.
   Безобразия тоже были. В Чехословакию въехали на танках вместе с Варшавским блоком.
   Но и чехи тоже хороши. Социализм с человеческим лицом им подавай. А у других, что вместо лица - задница?
   С диссидентами воевали. Сахарова в Горький отправили, чтобы меньше светился.
   Но все это без особого размаха. Чуть ли не по отечески.
   Потом, нефть не то, чтобы не стала поступать из скважин, но её стало заметно меньше.
   Из-за переживаний по этому поводу у Брежнева появились проблемы со здоровьем.
   Обильная еда, алкогольные излишества, дети. У Брежнева были ещё те дети.
   Все это неблагоприятно влияло и портило работу внутренних органов.
   Из-за многочисленных инфарктов и инсультов, которые влияли на кровоснабжение у Брежнева начал сдавать головной мозг.
   Появились очевидные признаки атеросклеротического слабоумия на фоне старческой немощи и дряхлости.
   Слабоумие не повод, чтобы снимать с должности хорошего человека, который никому, по большому счету не мешает.
  -- Поставишь другого, - рассуждали товарищи из окружения, - он нач-
   нет менять и требовать. А этот что, щупает приставленную к нему медсестру, ест пригоршнями снотворные таблетки и требует наград и званий. Жалко, что ли...
   Довольно скоро по количеству золотых звезд на 1 кв. см. грудной клетки,
   Брежнев занял первое место. И его занесли в книгу рекордов Гиннеса.
   Потом сделали маршалом и вручили Орден Победы.
   По статусу этот орден вручался за выдающиеся стратегические успехи, при
   чем на самом высоком командном уровне.
   Все кавалеры Ордена Победы перевернулись в гробу. А единственный живой обладатель реликвии бывший румынский король Михай срочно выкупил из ломбарда свой и начал показываться с ним на людях.
   Ещё Брежнев проявил себя как выдающийся писатель. По его трилогии, отразившей этапы пути, ставили спектакли в театре и на телевидении. А также оперы и балеты.
   Ожидали, что Брежневу дадут нобелевскую премию. Но шведы заартачились. Пришлось ограничиться ленинской.
   Со стороны всё происходящее выглядело так, будто оно происходило не в цивилизованном государстве, а в сумасшедшем доме.
   Граждане, наблюдая за уменьшением количества колбасных изделий в магазинах и ростом цен на водку, развлекали друг друга анекдотами и не думали о грядущих переменах. К которым, как оказалось впоследствие, они были совершенно не готовы.
   Несмотря на усилия медиков и достижения в области борьбы со старческими отклонениями, Брежнев умер.
   С его смертью ушла эпоха - сытая, пьяная и относительно спокойная.
   Это был максимум того, чего можно было добиться такими средствами и при такой системе.
   Ничего похожего не было до; и как это не обидно для перестроечных идей, после.
  
   Хроника пятая.
   Ю.В. Андропов.
   В отличие от неотесанного и плохо образованного партийного истеблишмента Андропов отличался известной изысканностью манер. Он ходил в очках и писал чувствительные стихи.
   Кроме общепартийной точки зрения Андропов имел свою. Но никому её не навязывал, так знал, чем это может закончиться.
   На Андропова повлияло общение с членом политбюро и несостоявшимся вождем Финской советской социалистической республики, тоже не образовавшейся, Куусиненом.
   В окружении Куусинена было много либералов и инакомыслящих.
   Нет, в целом они были "за". Но многое им не нравилось. От грубых манер кое-кого из лидеров до методов построения коммунистического общества. Не вообще, не в целом, а в деталях..
   Андропов успешно поднимался по служебной лестнице. И, в конце концов, занял главный пост в КГБ.
   Это не только возвышало, но и открывало возможности.
   В КГБ поступали сведения, которые позволяли сравнивать оптимистические газетные публикации с реальным положением дел.
   Андропов понял, что страна летит в пропасть. И занялся поисками ответа на исконные русские вопросы: - "Кто виноват?" и "Что делать?"
   В числе виноватых, кроме правозащитников и диссидентов из числа творческой интеллигенции, оказался крупный партийный деятель, который мешал начинаниям реформаторов из органов. Звали этого человека Леонид Ильич Брежнев.
   Из-за расстройств в головном мозгу и других болезней Брежнев растерял все качества и рефлексы, кроме хватательного.
   Что с одной стороны дискредитировало, а с другой служило объектом для подражания.
   Чтобы страна увидела, с кем имеет дело, полумертвого Брежнева начали показывать по телевидению крупным планом без адаптации и исключения пикантных моментов.
   Изнемогая от одышки и борясь со словами с помощью непослушных зубных протезов и испорченного голосового аппарата, Брежнев смешил население, и подталкивал к размышлениям. Ибо его глупость, как выразился когда-то царь Петр по другому поводу, стала видна каждому.
   Потом воспылала история с бриллиантами, украденными у укротительницы Бугримовой. Бриллианты нашли у любовника дочери Брежнева Галины цыгана Буряцу.
   Застрелился помощник Андропова по линии КГБ Цвигун. Что способствовало распространению слухов и о чем-то могло свидетельствовать.
   Всё это усугубило болезнь Брежнева и без того смертельную.
   Когда Брежнев умер, его место занял Андропов, перешедший к тому времени из КГБ на вторую должность в партии. А должность эта служила трамплином...
   Начал он круто. Взялся за дисциплину, которая как всегда хромала.
   Масса разгильдяев, пойманная в рабочее время, вне своих служебных мест, была наказана.
   Их настигали с помощью облав в банях, парикмахерских, а также в ресторанах и закусочных. И покрывали позором.
   Стал своевременно ходить общественный транспорт.
   Глядя на автобусы, граждане радостно улыбались и высказывали надежды..
   Всё это продолжалось недолго и полностью прекратилось, когда Андропов слёг. У него отказали почки.
   Андропова подключили к почечному агрегату. Это позволяло трудиться в палате. Но мешало ездить по стране и наблюдать за выполнением указаний и справедливых требований.
   Сейчас говорят, не умри Андропов так быстро, он поставил бы страну на ноги. Ещё говорят, что перестройка Горбачева - это бездарное исполнение замыслов Андропова. Так сказать, их бледная копия.
   Всё может быть. Возможно, в лице Андропова страна потеряла своего Ден-Сяопина, который бы дозировал свободу. Чередовал её с экономическими подвижками. И люди избежали бы её угара. Возможно, это очередной миф. Очередная легенда.
   Одураченные люди обожают легенды и мифы. Балдеют от них.
  
   Хроника шестая.
   К.У. Черненко.
   Ленин был яркой личностью. Сталин тоже. Чтобы мы о них не думали.
   У Хрущева имелись незаурядные качества, переходящие в поступки, тоже из ряда вон выходящие. От него пошла оттепель. Потом насаждал кукурузу, как царь Петр картофель.
   У Брежнева было завидное жизнелюбие и умение ладить. Даже его слабоумие было ярким и привлекало внимание неординарностью проявлений.
   Андропову по его прежней должности полагалось быть человеком таинственным и многозначительным. После него осталось ощущение недоговоренности. И эту недоговоренность можно было интерпретировать по-своему
   О Черненко сказать совершенно нечего. Он был типичным ничто. И своим появлением на партийном Олимпе доказал справедливость тезиса о кухарке, которая может управлять государством.
   Черненко где-то учился. В основном заочно. Избежал войны, что для партийных деятелей его поколения было не совсем типично. Занимался идеологической работой.
   Идеологическая работа не требовала от человека конкретных знаний и не предполагала умение решать какие-то практические сиюминутные задачи. Что, так или иначе, приходилось делать хозяйственникам и героям невидимого фронта.
   Черненко, наверняка, завершил бы свою карьеру в каком-нибудь провинциальном обкоме, если бы не Брежнев. Их пути где-то пересеклись и уже больше не расходились.
   У Брежнева была тяга к бывшим сослуживцам. Он опекал их и брал, в части своей, с собой, получив новый участок работы.
   В конце концов, Черненко очутился на самом верху. Почти под крышей.
   Дело, которое он делал, можно было развалить только вместе со строем. И отсутствие способностей не мешало работе в области идеологии. И оценке этой работы в виде звезд Героя и многочисленных орденов.
   Когда умер Андропов, партийные деятели устав от подковерной борьбы, обратили внимание на Черненко.
   К тому времени Черненко настолько одряхлел физически, что его можно было ставить на любую должность, заранее зная, что он на ней долго не задержится.
   У Зощенко в "Голубой книге" есть рассказ о том, как выбирали папу.
   Один ловкач прикинулся смертельно больным и амбициозные кардиналы остановить на нём свой выбор. Он, де, всё равно скоро умрёт, а у нас будет передышка для перестановки сил. Сразу же после выборов новый папа выздоровел и показал своим чересчур доверчивым оппонентам, где раки зимуют.
   С Черненко этого не произошло. Когда его показывали по телевидению, у студентов медиков можно было принимать зачеты по курсу внутренних болезней. Всё было настолько наглядно, что даже двоечники могли рассчитывать на хорошую оценку.
   Хоронили Черненко по высшему разряду. Что-то в его честь переименовали или назвали. Потом отобрали, как водится.
   При всей заурядности, Черненко сыграл отведенную ему историей роль. Своей смертью он открыл дорогу Горбачеву.
  
   Хроника седьмая.
   М.С. Горбачев.
   Занять место в истории нетрудно, если ты на виду и имеешь предпосылки.
   Истории важен вклад в чистом виде и ничего более. А вот завоевать признание современников, которые, большею часть всем недовольны, намного труднее.
   Горбачев войдет в учебники и монографии, как человек, который разрушил сверхдержаву, сняв с неё коммунистические путы.
   Широкие массы не поняли и не приняли двух вещей. Противоалкогольной компании и постоянного присутствия на виду Раисы Максимовны - жены последнего генсека.
   Забрать водку у неподготовленных к этому людей не столько подло, сколько глупо, несмотря на благие намерения в виде оздоровления генофонда и снижения частоты дорожных происшествий.
   Народ буквально взбесился. И на все противоалкогольные мероприятия отвечал самогонным демаршем и неумеренным потреблением всего, так или иначе, похожего на вожделенный продукт.
   Людей замеченных в употреблении и наказанных, жалели больше чем молодогвардейцев.
   Для Горбачева придумывали обидные прозвища. Его обзывали "минеральным секретарем" "безалкогольной бормотухой". Что портило имидж.
   Еще пели отчаянные частушки.
   Что же до Раисы Максимовны, то она не царица, чтобы её показывать. Шляется в импортных шмотках в сопровождении заграничного начальства. Выставляет себя. А ночью своему пятнистому нашептывает:
   - Так их, Мишаня. Дави, что есть силы. Пусть знают, кто в стране главный.
   Вышел Горбачев из народной гущи. Помогал папе на комбайне и был за это награжден чем-то.
   Это что-то в сочетании с происхождением и положенными льготами помогло поступлению на юридический факультет МГУ. Вопреки объему знаний и общему развитию.
   У Горбачева была выражена общественная жилка. Что, естественно заметили и оценили.
   После окончания университета его куда-то звали, но он не пошел и вернулся домой.
   Дома Горбачева тут же задействовали и приобщили.
   Поскольку на юрфаке учили сажать, а на Северном Кавказе нужно было сеять, Горбачев поступил в сельскохозяйственный институт. И окончил его на дому, в свободное от партийной работы время.
   Личные качества вместе с двумя дипломами влияли на карьеру. Содействовали ей.
   Раиса Максимовна тоже содействовала. Помогала и поощряла.
   Она исходила, как из семейных соображений ("сколько мы ещё будем сидеть в этом зачуханном Ставрополе?), так предпосылок, декларируемых марксизмом-ленинизмом.
   Раиса Максимовна преподавала этот предмет в институте и хорошо знала, что дело не столько в личности, сколько в предпосылках. И, что эти предпосылки нужно использовать, если они есть.
   Большую роль сыграл Андропов. Он ездил в эти края на воды, чтобы улучшить работу почек и других внутренних органов.
   Андропову понравился шустрый секретарь, который высказывал личную преданность и умеренный либерализм. А также готовность взвалить на себя бремя какой-нибудь ответственной должности.
   Довольно скоро Горбачев оказался в ЦК и занялся там сельским хозяйством, как дипломированный зоотехник или агроном.
   К Горбачеву относились сносно, хотя и корили за излишний азарт и многословие.
   Но с другой стороны, не всем же щеки раздувать. Кто-то должен говорить о преимуществах строя и перспективах.
   Когда лидеры и возможные конкуренты начали вымирать, как мамонты, возраст Горбачева из недостатка превратился в преимущество. И ему дали понять, что ещё две-три похоронных процессии, и он может попасть на вершину пирамиды. Возглавить её и украсить.
   Идейным наставником Горбачева был Андропов. Он дал толчок стратегическим планам и намерениям.
   Роль имиджмейкера, правда неофициального, исполняла Раиса Максимовна.
   Она вносила в поступки последнего генсека яркие слепящие неподготовленных людей краски и чисто женскую истеричность и непредсказуемость.
   У Горбачева были большие намерения, но даже то, что он успел сделать, будет оценено историей. И ему обеспечено место в пантеоне великих реформаторов.
   Но, как говорится, лицом к лицу...
   Очередная попытка придать социализму человеческое лицо провалилась.
   Пластическая операция вещь хорошая, когда речь идет о форме носа или грудей. И хирурги добиваются больших успехов, исправляя и выравнивая всё что угодно.
   Но, чтобы всем сразу, без наркоза. Не говоря уже о согласии и подготовленных заранее условий. С помощью кнута и пряника.
   Пряник обкусали до неприличия. А для кнута у Горбачева не хватило характера.
   Нет, стреляли, конечно. И в Тбилиси, и в Вильнюсе, и в Карабахе. Но это уже была не та стрельба.
   Под перестроечный шумок рухнула Берлинская стена, и распался Варшавский блок.
   Всё закончилось сидение в Фарросе, который народ тут же окрестил Михал-Сергеевским посадом, ГКЧП и Беловежской пущей.
   Ельцин, тогда ещё крепкий и энергичный, одним ударом ноги по либеральному заду последнего генсека, сбросил его с корабля истории СССР.
   И на этом прекратилось существование и самого государственного образования. У которого, как оказалось, не было глубоких корней.
   Удар оказался более сильным, чем требовалось для низвержения Горбачева с его болтовней и ужасной непоследовательностью; а также с противоалкогольной кампанией и символом женской эмансипации - Раисой Максимовной.
   И страна продолжает лететь, то ли к очередному светлому будущему, то ли в тартарары.
  
   Хроники подобного рода не претендуют на особую достоверность и статус источника для ссылок.
   Так, треп не треп. Но и не "История государства российского".
   О чем-то я читал. Чему-то был свидетелем, в качестве современника.
   Догадывался и делал выводы. Как все.
   А жизнь продолжается, несмотря на перемены. Что даёт повод надеяться и будит оптимизм.
   1
  
  
   16
  
  
  
  
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"