Милютин Сергей Витальевич: другие произведения.

Учитель

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

  УЧИТЕЛЬ
  
  - Я задержан?
  Жест отрицания.
  - Так я могу идти?
  - Нет. С Вами должно встретиться высокопоставленное лицо. До этого предписано обращаться с Вами с максимальным уважением.
  - И скоро Его высокопоставленность явится?
  - Нет информации.
  Серж Рожин - землянин среднего роста и возраста, похожий на престарелого подростка, раздраженно развел руками.
  - Ну что - через час, завтра, через неделю? У меня, вообще-то, планы.
  Молчание.
  - Но я могу хотя бы узнать, что ему надо?
  - Вам всё сообщат в свое время.
  Молодой полицейский смотрел без угрозы, даже дружелюбно. Но что-то в его облике подсказывало, что спорить не стоит. Серж вздохнул.
  - Так и думал, что не стоит сюда прилетать.
  - Отчего же? - искренне удивился оживший полицейский, - Имола - прекрасная планета!
  Серж недоуменно поднял взгляд. У строгого цербера оказались небесно-синие глаза.
  - Да я и не спорю, - сказал Серж, - В прошлый раз мне тут понравилось. Сначала.
  - Сначала? - полицейский приподнял брови.
  'Много болтаешь, - мысленно упрекнул себя Серж, - Впрочем, как всегда'.
  ****
  Пять лет назад.
  Похожий на мускулистого бегемота толстяк в чёрной форме подтолкнул Сержа Рожина к деревянной стойке. Серж больно ударился подбородком и до крови прикусил губу. Двигаться с наручниками за спиной оказалось очень неудобно.
  - Серж Рожен, шпион с Земли, снимал секретный объект, - равнодушно пробормотал толстяк старику в мантии, сидящему за стойкой.
  - Я только караул хотел сфотографировать! Они красиво маршировали, - неуверенно затараторил Серж, судорожно озираясь.
  Алкоголь быстро выветривался, вытесняемый нарастающим ужасом. Все случилось слишком быстро. Еще полчаса назад Серж, свободный и приятно поддатый шлялся по международному сектору Риваресвилля, полному ярких огней, гостеприимно распахнутых баров и восхитительно молоденьких полуголых проституток. А теперь с ним и вокруг него происходило что-то гадкое и абсолютно не зависящее от его воли. Как будто огромная бесстрастная рука внезапно вынула Рожина из относительно комфортной реальности и забросила в страшный сон.
  - Арест, трибунал завтра... - старичок бросил сонный взгляд куда-то за стойку, зевнул, - ....в восемь сорок пять.
  И стукнул молотком.
  - Следующий!
  - Какой трибунал?! Вы с ума сошли?? - изумленно завопил Рожин и схлопотал дубинкой по спине.
  Из глаз полетели искры. На чувствительный толчок в спину полуослепший от боли Серж отреагировал уже чисто рефлекторно. Чтобы сохранить равновесие, он пробежал несколько шагов и очутился в кузове, забитом потными телами. Дверцы за спиной с противным лязгом закрылись. Кузов дернуло, люди с чертыханиями повалились друг на друга. Магнитные наручники расцепились, и Серж смог развести затекшие руки.
  Кузов наполнял густой коктейль из тропической духоты, сырости, человеческих испарений и тоскливой безнадеги, исходящей от десятков сгрудившихся людей.
  - Ну ты попал, парень! - с неуместной радостью крикнул в ухо Сержу узколицый тип с длинными сальными патлами, - В Ривареса вчера опять стреляли, вот черные и выслуживаются. С утра гребут шпионов частым бреднем.
  - А ты, значит, тоже шпион? - нервно съязвил Серж.
  - Нет, как можно! - с деланным ужасом открестился тип безо всякой обиды, - Зачем мне расстрельные дела, когда кругом жизнь и девочки? Меня на бульваре ни за что взяли. Говорят, кому-то карман подрезал. Да фигня, у меня адвокат - огонь. Еще до утра буду на свободе.
  - А мне твой огонь не поможет? - уцепился за соломинку Рожин.
  - Нет, парень, - сокрушенно вздохнул патлатый, - Он - по уголовке только. Но если чего надо кому передать, могу помочь, когда выйду. Чисто по-дружески. Только дай сотку на расходы.
  Серж приоткрыл рот.
  - Да ладно, ты же успел припрятать. Мерван бывалого парня видит. Не жмись.
  Внезапно решившись, Серж сунул руку в ботинок и протянул типу скомканную бумажку. В этот момент машина резко затормозила. Двери распахнулись. Амбал в черном схватил сидящего с краю Мервана за рукав и куда-то потащил.
  - Космопорт, западные доки! Яхта 'Зизи'! - отчаянно заорал вслед ему Серж - Мое имя - Серж Рожен!
  - Да, да! - послышалось издалека, - Яхта 'Мими', Сержен!....
  - Вам, отбросы, особое приглашение нужно? - пророкотал близнец давешнего амбала и огрел Сержа огромной дубинкой по позвонку.
  Задержанные повыскакивали из кузова. Их тут же окружили люди в форме и тычками погнали по темному коридору. Со всех сторон раздавались глухие удары, вопли и хлопанье дверей.
  - Ну, Мерван дает! - на бегу восхитился одноглазый громила в рваной майке, - За пять минут лоха развел, из автозака не выходя!
  Серж злобно зыркнул на него. Громила в ответ плотоядно оскалился и уже протянул к Рожину громадную мохнатую руку. Но в этот момент кто-то крепко ухватил Сержа за плечо и потащил в темноту.
  - Стой, - послышалось совсем рядом, - Шпиона положено в одиночку сажать. А они все заняты.
  - Давай в пятнадцатую, - донесся в ответ флегматичный голос, - Там тулово с пробитой башкой валяется, считай нет никого.
  Через несколько шагов лязгнула отпираемая дверь, Сержа втолкнули, дверь захлопнулась. В тусклом зеленоватом свете Серж разглядел маленькую камеру без окна и мебели. В углу лицом кверху неподвижно лежал человек.
  ***
  Скрип двери отвлек Сержа от воспоминаний.
  В комнату вошел седобородый мужчина в длинном сером балахоне. Он тяжело и внимательно посмотрел на Сержа, затем привычным жестом простер длань в сторону полицейского и тот поспешно приложился лбом к тыльной стороне кисти.
  Серж растерянно моргнул.
  - Вам не надо, - разрешил седобородый глубоким хорошо поставленным голосом, - Вы же неверующий. Офицер, пожалуйста, оставьте нас. Я позову.
  Полицейский кивнул и вышел.
  Седобородый повернулся к Сержу, посмотрел на него и вдруг будто оцепенел. Его взгляд остановился на лице Рожина. В глазах появилось странное выражение.
  - С Вами всё в порядке? - обеспокоился Серж и вскочил со стула.
  - Да, простите, - седобородый потряс головой, - Вы садитесь. И я присяду. Можете звать меня брат Бертран.
  Серж сел. Брат Бертран устроился напротив него, положил большие жилистые руки на стол и сцепил в замок. Серж заметил, что ладони высокопоставленного лица шершавые и мозолистые, как у крестьянина.
  - Что, руки? - Бертран поймал взгляд Рожина, - Прополка лука. У нас, 'чистых', каждый священнослужитель обязан не меньше пятидесяти дней в году отработать в поле или у станка. Вне зависимости от ранга и положения. А я - священник и член Синода.
  На лице Рожина появилось выражение легкого недоумения.
  - Член чего, простите?
  Священник приподнял брови. Вопрос его явно сбил с толку.
  - Синода, это высший духовный орган Имолы. Уже больше пятидесяти лет. А Вы, если я не ошибаюсь, Серж Рожен?
  - Да, это я. И хотел бы, наконец, узнать, что происходит.
  - Видите ли, мы хотели бы, чтобы Вы покинули планету ближайшим рейсом. И больше никогда не возвращались.
  Серж моргнул.
  - С Вами всё в порядке? - в свою очередь поинтересовался брат Бертран.
  Рожин откинулся на спинку стула и наморщил лоб.
  - А в чем, собственно, дело?
  Сержу показалось, что Бертран усмехнулся одними губами, почти скрытыми под густыми волосами.
  - А Вашего прежнего обвинения в шпионаже недостаточно?
  - Насколько я слышал, - сказал Серж, слегка побледнев, - Ваша нынешняя власть к делам прежнего режима относится скептически.
  Бертран согласно кивнул.
  - Вы верно осведомлены.
  - Что же тогда?
  - Давайте сначала я Вас спрошу, - из уст священника это 'я' прозвучало особенно веско, - Когда Вас здесь арестовали, скажем так, пять лет назад, Вы провели ночь в камере.
  - Да, - Серж слегка склонил голову, - И что?
  - Там был еще один человек.
  - Точно, был, - Рожин кивнул, - Молодой парень с пробитой головой.
  - Как его звали? - Бертран впился взглядом в Рожина.
  - Не помню, - Серж пожал плечами.
  - Не помните?! - изумленно воскликнул брат Бертран.
  - Но это было пять лет назад, - возразил на этот неожиданный взрыв Серж, - И я был хорошо под градусом.
  ***
  - Эй, парень, ты живой?
  Не дождавшись ответа, Серж подошел к лежащему. 'Туловом' оказался парень лет восемнадцати с тонкими чертами лица. На пиджаке Рожин разглядел бирку дорогой фирмы с Альдебарана. В зеленоватом свете грязной лампы над входом парень напоминал элегантного спящего вампира.
  Серж наклонился, почти прислонил ухо к чуть приоткрытому рту и услышал хриплое прерывистое дыхание. Под затылком парня расплывалось темное пятно. Рожин осторожно окунул в него кончик пальца, поднес к носу и почувствовал хорошо знакомый ему по ночным высадкам и полевым госпиталям запах.
  - Вот чёрт...
  Серж подскочил к двери и несколько раз стукнул в гулкую жесть.
  - Эй, кто-нибудь! Тут парнишка загибается!
  Прислушался. За дверью слышались только затихающие шаги и неясное бормотание. Развод новоприбывших по камерам завершился и тюремщики отправились по своим делам. Рожин выругался и забарабанил изо всех сил.
  Дверь раскрылась. На пороге появился усатый полицейский в летах с меланхоличными бровками домиком.
  - Ну чего тебе, сынок?
  - Офицер, тут... - успел проговорить Серж, указывая на соседа.
  Полисмен сокрушенно вздохнул и отработанным движением ткнул Рожина дубинкой в лоб. Серж вскрикнул, схватился обеими руками за голову и медленно сполз по стене на пол. Дверь закрылась. Рожин немного посидел на месте, держась за лоб и покачиваясь. Потом перестал качаться и подполз к соседу. Просунул руку под шею, вторую засунул между ног и стал аккуратно поворачивать на бок.
  Парень открыл глаза и пару раз моргнул.
  - Ты кто? Что ты делаешь?
  Похоже, сосед хотел крикнуть, но слова прозвучали еле слышно.
  - Кладу тебя на бок, чтобы рвотой не захлебнулся, - ответил Серж, - Тошноту чувствуешь?
  - Ты - врач? - слабым голосом уточнил сосед.
  - Бывший солдат, - объяснил Рожин.
  Парень застыл на несколько мгновений, вглядываясь в Сержа. Внезапно его глаза налились металлом.
  - Не трогай меня, смерд. Я - из Десяти семей!
  Серж пожал плечами.
  - Понятия не имею, о чем ты.
  Глаза парня округлились.
  - Ты не знаешь, что такое Десять семей, смерд?
  - Не знаю. И перестань меня так называть. Я - не из вашей минералогии.
  - Чего?
  - Я - инопланетчик, с Земли, - пояснил Серж, - Ваша иерархия мне побоку.
  - Так ты шпион?
  'Какой догадливый', - поразился Рожин и разозлился.
  - Нет, блин. Я - Ланселот Озерный, странствующий рыцарь. Защитник обиженных и утешитель скорбящих. Меня ввергли в узилище враги правды и справедливости.
  - Что? - парень сарказма явно не понял.
  Сержу посмотрел на беспомощно лежащего соседа и ему стало неловко.
  - Ладно, проехали. Тебя надо перевязать. У тебя из башки кровь хлещет.
  - Да? - растерянно сказал парень, дрожащей рукой коснулся головы, - Мокро...
  Его глаза закатились.
  - Эй-эй-эй, - испугался Серж и несколько раз хлестнул парня по щекам.
  Тот опять посмотрел на Сержа.
  - Нормально?
  - Ага.
  Серж рванул рубашку соседа. Пуговицы полетели в разные стороны. Образовался длинный лоскут. Серж свернул его в три раза, насколько хватило ширины, и туго обернул вокруг головы парня.
  - Ай!
  - Терпи, - прикрикнул Серж и рванул край пополам, чтобы сделать узел.
  - Если ты не знаешь, кто я, почему помогаешь?
  - Ну ты спросил! А у вас тут не принято шевелиться, когда рядом человек вот-вот загнется ?
  - Зачем?
  Рука с краем самодельного бинта застыла в воздухе.
  - Что значит - зачем? - опешил Серж, от неожиданности не находя, что сказать, - Ну там, добро... любовь к ближнему...
  - А, - слабо пробормотал сосед, - Поповские сказки...
  - Не поповские, а нормальные человеческие правила.
  - Закон жизни - борьба за место под солнцем, - с трудом выговорил парень, - Человек - человеку волк. Выживает сильнейший.
   - То есть, тебе бы больше понравилось, если бы я тебя оставил истекать кровью? - рассердился Серж.
  В глазах соседа мелькнул испуг.
  - Я - не никчемный смерд, - сказал парень, - Моя жизнь стоит дорого.
  Лицо парня на мгновение приобрело гордое и одновременно жесткое выражение.
  -Я - Собрино Овьедо.
  ***
  - Так Вы помогали ему, потому что узнали, что он - Овьедо, - сказал брат Бертран с брезгливой гримасой, - Говорили о добре и милосердии, но единственной Вашей целью было спасение собственной шкуры. Вы просто поняли, что беспомощный молодой человек перед Вами - племянник главы мафиозного клана, и понадеялись, что его могущественные родственники могут спасти Вас от расстрела.
  Серж пожал плечами.
  - Племянник? Я думал - сын. А хотя бы и так? Да, я хотел спасти свою шкуру. Вы так говорите, как будто это какое-то страшное злодеяние. А еще я видел перед собой перепуганного раненого парня, почти мальчика, которому требовалась помощь. Да и я кроме болтовни ничего помочь не мог. Я ж не медик - ну, кровь остановил. Кажется, - неуверенно добавил Рожин, - И я видел, что от трёпа ему реально лучше, спокойнее.
  Серж нервно хмыкнул.
  - Я видел раненых в армии. В принципе и неважно, о чем в такой ситуации говорить. О любых занимательных вещах. О бабах, о бухле. Да хоть о рыбалке! Просто он сам затеял разговор о высоких материях, а дальше само пошло.
  - А Вы думали при этом, с кем разглагольствуете о Боге и справедливости? - голос Бертрана загремел как иерихонская труба, - Сколько настоящих преступлений этот мальчик успел совершить в своем нежном возрасте? Вы хоть догадываетесь, как именно развлекалась золотая молодежь того времени? Задумывались, кем он неизбежно должен стать, если выживет?
  С каждой фразой голос Бертрана звучал все более гневно и грозно.
  - В чем Вы меня обвиняете? - разозлился Серж, - Он потом заделался маньяком-убийцей, или каким-то особо свирепым садистом? А я-то тут при чем? Я видел-то его всего несколько часов.
  - Вы - при чем?? - взревел Бертран.
  Рожин вскочил со стула. Бертран медленно поднялся по весь рост. Только теперь Серж заметил, что брат Бертран выше его на целую голову. Рожин беспомощно сжал кулаки.
  - Чего Вы от меня хотите? - заорал он в истерике, - Чего Вам от меня надо?
  Бертран впился в него выпученными глазами
  - Мне? От Вас? - Бертран пару раз поймал ртом воздух и заорал, - Десять миллионов койнов!
  - Что? Какие десять миллионов? У меня нет таких бабок, - Рожина аж передернуло, - За что?
  - Вам, десять миллионов койнов, - внезапно ровным голосом сказал Бертран, - От меня.
  Рожин в прострации плюхнулся на стул.
  ***
  - Если ты такой знатный вельможа, как тут оказался? - спросил Серж, затягивая узел.
  - Меня ограбили, - дрожа то ли от слабости, то ли от возмущения, проговорил Собрино, - Эти псы забрали всё - коммуникатор, денежный браслет, цепь с монограммой. Я полицаям пытался объяснить, кто я, но они мне не поверили, посмеялись и избили зверски. Как грязного смерда. Они поплатятся. Грабителей, полицаев - всех в канал!
  Собрино стукнул трясущимся кулаком по бетонном полу.
  - Твоя семья, правда, такая крутая? - поинтересовался Серж с надеждой.
  Собрино кивнул. Его глаза опять закатились. Серж снова начал бить по щекам. Собрино заморгал.
  - Блин, не двигай головой, - злым шепотом выговорил ему Рожин, - Вообще, не шевелись, если жить хочешь. Так у тебя есть шанс до утра дотянуть. И говори всё время. Говори со мной.
  - Позови врача, - выдавил Собрино, - Мне плохо...
  - Уже пробовал. Только по башке схлопотал. Больше не хочу.
   'А что я с ним няньчусь? - удивился сам себе Рожин, - Перевязал и ладно. Меня, вообще, утром расстреляют, скорее всего.' От этой неосторожной мысли его пронзил леденящий ужас.
  - Эй, ты где? - испуганно спросил парень.
  - Да здесь я, здесь, - отозвался Серж, с усилием выходя из оцепенения.
  На лице Собрино появилось плачущее выражение.
  - Не бросай меня. Мне страшно. Я не хочу умирать.
  - Да не брошу, не ной.
  - Они все меня бросили, - губы Собрино плаксиво скривились, - Хосе, Карино, Хуанито...
  - Кто это?
  - Мои... друзья, - с трудом выдавил парень, - Разбежались, как крысы. Оставили этим псам на съедение.
  - Ну а чего ты хотел? - жестокосердно заметил Серж, - Если у них те принципы, о которых ты говорил - выживание и всё такое, всё правильно сделали.
  - Не правильно, - заупрямился Собрино.
  - Обоснуй, - потребовал Серж.
  - Не правильно, потому что мне плохо.
  'Господи, - изумился Серж, - Да у него соображение, как у пятилетнего! Как его мама с папой на улицу выпустили?'
  - Ладно, времени у нас дофига, - сказал Рожин, - попробую тебе кое-что объяснить.
  ***
  Бертран сел.
  - Вы получите десять миллионов, - сказал он ровным голосом, - Если сегодня же уберетесь с планеты и никогда больше здесь не появитесь. Ни через пять лет, ни через сто.
  Повисла растерянная пауза. Некоторое время священник и контрабандист вопросительно глядели друг на друга.
  - Ну, деньги-то я возьму непременно, - внезапно прервал тишину Рожин.
  И пальцы Сержа сжались в хватательном рефлексе.
  - Но сначала Вам придется всё объяснить.
  Бертран нахмурился.
  - Вы точно этого хотите? Если просто возьмете деньги и уедете, всем будет проще.
  Серж отрицательно замотал головой.
  - Что ты делаешь, дурак, не спугни.
  - Простите? - удивился Бертран.
  - Да нет, ничего, - отмахнулся Рожин, - это я не Вам.
  Он перевел дух.
  - Видите ли, во-первых, я с детства страшно любопытен, а, во-вторых, мой опыт подсказывает, что если человеку предлагают десять миллионов за здорово живешь, то речь идет о какой-то очень серьезной и опасной игре. И я не хочу участвовать в ней втемную.
  - Вообще-то, Вы в ней уже участвуете, - возразил Бертран, - Я как раз предлагаю из нее выйти. И если...
  - Рассказывайте, - перебил его Серж, - Иначе сделки не будет.
  И выпучил глаза.
  - С людьми моего сана так не разговаривают, - гордо заметил Бертран.
  - А я - не верующий, мне можно, - с усмешкой парировал Рожин.
  - Хорошо, - неожиданно согласился Бертран.
  Священник поглядел в сторону, будто что-то окончательно решая, потом опять повернулся к Сержу.
  - Как Вы полагаете, кто такие 'чистые'?
  Серж пожал плечами.
  - Я так понял - одно из течений христианства.
  Бертран кивнул.
  - Верно, но Вы хотя бы что-нибудь знаете о том, откуда взялось наше учение? Какова его история?
  - А это имеет отношение к делу?
  - Самое прямое.
  Серж отрицательно помотал головой.
  - В мой прошлый приезд я о нем ничего не слышал.
  - Движение 'чистых' началось с проповеди святого Адриана восемьдесят шесть лет назад.
  ***
  - Ты думаешь, Бог простит меня?
  - Что?
  Серж удивленно посмотрел на парня.
  - Что тебе прощать, малёк? Списанную контрольную?
  - Не смейся, я - страшный грешник, - на глазах Собрино выступили слезы, - Мы творили ужасные вещи. Я творил, - с усилием выговорил он, - Я принуждал девушек. Нападал на стариков и старух, избивал, грабил.
  - Зачем? - изумился Серж, - Карманных денег не хватало?
  - Затем, что это весело...
  'Господи, - Рожин поперхнулся, - Да меня сейчас самого стошнит'.
  - Нет! - отчаянно выкрикнул Собрино, - Мне не было весело! Но так делали все - Хосе Веласкес так делал, Хуанито Рохас, Карино Вега. Все! Они так развлекались. А я хотел быть в компании. Чтобы у меня были друзья!
  - Это те друзья, которые тебя кинули?
  Красивое лицо Собрино исказилось гримасой стыда. Он зажмурился и отвернулся к стене.
  - Эй, стой! - Серж чувствительно дернул его за рукав, - Быстро повернись! Ой, то есть, осторожно. Аккуратно.
  Собрино медленно повернул к нему голову.
  - Знаешь, Собрино, - задумчиво сказал Рожин, - Я в этом, вообще-то, не силен, если по чеснаку. Но я слышал, Бог может простить любого грешника. Только тот сначала должен сам захотеть измениться. Помогать другим и всё такое.
  - Я хочу... - прошептал Собрино, - Пожалуйста, расскажи мне о Боге. Чего он от меня хочет.
  'Долбаная мелодрама', - подумал Серж и с удивлением понял, что краснеет.
  ***
  - Адриан учил в кабаках и на улицах трущоб.
  Назвав это имя, Бертран соединил пальцы рук, как будто беззвучно хлопнул в ладоши.
  - Поначалу его воспринимали как дурачка. Смеялись и даже несколько раз били. Дети кидали камни и грязь.
  Священник вздохнул.
  - Это были жестокие времена. Адриана несколько раз забирали в полицию, но родственники вызволяли его оттуда. После очередного задержания семья отправила Адриана в психиатрическую лечебницу. Но обследовавший его доктор Кобейн не обнаружил никакого психического заболевания. Он написал, что Адриан просто безмерно наивный и чистый.
  При этих словах на лице Бертрана появилась светлая улыбка.
  - Собственно, отчеты Кобейна это первые по времени известные записи слов Адриана. Если им верить, врачу он говорил довольно простые вещи - что людям надо любить друг друга, что не надо врать и не воровать. Что естественным состоянием общества является милосердие и взаимопомощь, а не угнетение и равнодушие. Порицал жадность богатых и озлобленную жестокость бедных.
  Серж пожал плечами.
  - Подпишусь под каждым словом.
  И как будто обжегся огненным взглядом Бертрана.
  - Я хотел сказать, - поспешно попытался объясниться Серж, - что не вижу в этих словах ничего особенного... Тьфу, извините, опять я ляпнул что-то не то. Не хотел оскорбить Ваши религиозные чувства.
  - Да нет, Вы правы, - вдруг согласился Бертран, - Но Вы просто не очень понимаете, как эти слова звучали в то время. Когда к власти пришел внук первого Ривареса, последние надежды на перемены рухнули. Диктатура уже не казалась вечной, она попросту стала таковой. Сильные мира сего окончательно перестали стесняться и отбросили последние приличия. Налоговая служба отнимала у нищих подданных последние монеты, а министры и генералы в это время закатывали празднества на сотни гостей. Бедные районы контролировали преступные группировки, а полиция отличалась от бандитов только формой. Девочек четырнадцати лет похищали на улицах среди бела дня и продавали в публичные дома. Судьи на взятки строили особняки, богачи за гроши заставляли работников работать до обмороков. Церковь...
  Лицо Бертрана помрачнело.
  - Церковь не просто перестала наставлять и утешать народ, она стала лучшим помощником неправедной власти. Люди перестали говорить на исповеди правду, потому что знали, что все священники без исключения - осведомители охранки. Всеобщее озлобление и отчаянье достигло высшего предела. 'Профессии' проститутки и бандита перестали быть позорными.
  Бертран широко раскрыл глаза.
  - На этом фоне проповедь святого Адриана была как глоток чистой воды среди моря грязи. К людям, утонувшим в лицемерии, вдруг пришел человек, который начал говорить простые истины, звучащие как откровение.
  - Он проповедовал в психушке? - спросил Серж.
  - Что? - переспросил брат Бертран, - Да, там он тоже проповедовал. Но в лечебнице Адриан оставался недолго. Он сбежал. И многие считают, что Адриану помог доктор Кобейн. Что доктор был первым обращенным. Так или иначе после лечебницы Адриан продолжил свою проповедь, но теперь у него появились ученики. Ребята из подростковой банды, которые сначала смеялись над дурачком, потом стали слушать, и очень скоро превратились в охрану и помощников святого. После этого слава Адриана и его проповеди стали распространяться по бедным пригородам Риваресвилля как лесной пожар. Сперва среди молодых ребят, потом в ряды 'чистых' стали вступать взрослые. Тут и там начали образовываться общины.
  Бертран улыбнулся.
  - Власти не сразу поняли, что происходит. Этим циникам просто в голову не могло прийти, что какие-то наивные дурачки, толкующие между собой о добре и милосердии могут представлять для них серьезную угрозу. Даже наоборот, снижение уличной преступности без затрат из казны они воспринимали как благо. Первые звоночки для них начались, когда 'чистые' стали помогать семьям неправедно обиженных хозяевами и режимом. Потом стали намного меньше доносить. Прекратили давать взятки.
  Лицо Бертрана потемнело.
  - Адриана застрелили на улице, прямо перед людьми, которые его слушали. Власти хотели этим напугать людей, но вышло наоборот. Пригороды вспыхнули. Начались бунты, горели полицейские участки. Восстание захлестнуло центральные районы. Заполыхали виллы богачей и чиновников.
  Бертран вздохнул.
  - Первое восстание было жестоко подавлено. Движение ушло в подполье. За найденную книжечку с проповедями святого Адриана или за его изображение бросали в тюрьму. За привлечение в Движение новых членов - расстреливали. Но 'чистых' становилось все больше и больше. И однажды режим рухнул, потому что ему попросту перестали подчиняться. Это случилось уже на моей памяти.
  Серж кивнул.
  - Очень интересный экскурс в историю Вашей планеты. Немного приторный, правда...
  Рожин поразмыслил и решил эту мысль не развивать.
  - Только я пока не понял, какое отношение это имеет ко мне.
  Бертран сделал останавливающий жест.
  - Я не сказал о важном нюансе. Адриан никогда не говорил от себя. В каждой своей проповеди он сообщал слушателям, что только передает великие истины, которые ему открыл некий мудрый человек праведной жизни, которого Адриан называл Учителем, и который, по словам Адриана, перевернул его жизнь.
  Бертран опять сложил руки в замок.
  - Еще до победы Движения мы, последователи Адриана, стали восстанавливать биографию нашего вождя. И нам удалось довольно точно установить момент его преображения. Момент, разделяющий жизнь юного богатого бездельника, прожигающего ночи в компании доступных девушек и таких же спесивых лоботрясов - сынков богатеев, и житие праведника, мученика за веру и людей. Это день, когда после очередной безобразной пьяной выходки его забрала полиция. Семья узнала о случившемся только наутро и ночь будущий святой Адриан провел в камере. На свободу Адриан Овьедо по прозвищу Собрино вышел совсем другим человеком.
  Серж разинул рот. Бертран внимательно посмотрел на Сержа.
  - Хотите что-то сказать?
  - Нет-нет, рассказывайте дальше, пожалуйста.
  ***
  - Ты для этого и прилетел?
  - Для чего - для этого?
  - Рассказать мне о Боге, о добре, об искуплении. Чтобы я изменился.
  Собрино вцепился в рукав Сержа. Рожин открыл было рот, но Собрино добавил:
  - Значит, я буду жить? Ведь, если я сейчас умру, всё потеряет смысл - твоё появление, мое раскаяние. Ведь это не может быть напрасно?
  Дрожа и обливаясь потом, Собрино вскарабкался на колено Сержа и уставился на того безумным взглядом.
  - Значит, я выживу?
  - Да, ты выживешь, Собрино, ты выживешь, - пробормотал Серж, не зная куда деваться от жуткой неловкости.
  - Я выживу, - сказал Собрино, переставая трястись, - И изменю свою жизнь. Я посвящу её проповеди добра и служению людям.
  'Завтра ты забудешь об этом разговоре и о моем существовании', - подумал Серж.
  Внезапно дверь лязгнула. Серж и Собрино разом повернули головы. В проеме появилась черная квадратная фигура. Руки Сержа стукнулись друг о друга запястьями - активировались магнитные наручники.
  - Серж Рожен, на выход.
  Сердце Сержа оборвалось. 'Значит, семейка Овьедо опоздала. Не сложилось. Ну что ж, несколько часов я прожил с надеждой.'
  - Куда Вы, учитель? - шепотом проговорил Собрино.
  Серж обернулся к нему и вдруг, сам того от себя не ожидая, улыбнулся.
  - Теперь уже на встречу с нашим общим Отцом, полагаю. Живи, парень, и не принимай мои слова близко к сердцу.
  - Иди давай, - полицай ткнул Сержа между лопаток.
  - Я Вас не забуду! - раздалось вслед.
  Сердце Сержа защемило. Не глядя, он прошел по извилистым коридорам, подчиняясь тычкам в спину и вздрагивая на каждом повороте. Наконец, охранник открыл дверь и втолкнул его в большую комнату, где стояли два человека. При его появлении оба обернулись.
  - Привет, Рожен, сволочь, - мрачно процедил приземистый толстяк со злыми глазами-буравчиками под густыми бровями.
  - Привет, Риттер, - изумленно промямлил Серж.
   ***
  Бертран покачал головой и продолжил.
  - После победы в наши руки попали документы полиции. Из них следовало, что эту ночь восемьдесят шесть лет назад в одной камере со святым Адрианом провел один человек. Иностранец, арестованный за шпионаж.
  - Водички можно? - внезапно севшим голосом произнес Серж, - Что-то в горле пересохло.
  Бертран поднял правую руку с вытянутым указательным пальцем.
  - Его звали Серж Рожен. Как Вас.
  Священник пододвинул к Сержу графин с насаженным на него стаканом и откинулся на спинку стула.
  - Разумеется, мы решили побольше узнать о судьбе человека, которого основатель нашей церкви называл своим наставником, перевернувшим его жизнь. В результате дальнейших секретных расследований было выяснено, что Рожин - участник карательного похода на Амальтею, а затем - военный инвалид с серьезными неврологическими проблемами и авантюрист, промышлявший мелкой контрабандой. В общем, профессиональный преступник.
  Серж слегка скривился.
  - Ну уж...
  - А это не так? - жестко уточнил брат Бертран.
  Серж нахмурился и махнул рукой. Бертран покачал головой и продолжил.
  - Но и это еще не всё. Адриан упоминал, что Учителя расстреляли. Эта версия - часть нашей официальной агиографии. Она очень правдоподобна. За десятилетия диктатуры без суда и следствия убиты тысячи людей - и имоланцев, и инопланетчиков. Но в результате дальнейших поисков неожиданно обнаружилось, что через неделю после расстрела Учителя на Имоле некий Серж Рожин чудесным образом объявился на веселом Фомальгауте живым и невредимым. И продолжил занятие своим беззаконным ремеслом.
  Бертран помолчал.
  - Документы диктатуры о личности Учителя с самого начала были засекречены. В них оказалось посвящена только небольшая группа лиц во главе Движения. Большая часть этой группы не поверила в подлинность документов. Эти люди говорили, что прежняя власть изъяла подлинные данные и заменила поддельными с целью дискредитации Движения. Но по какой-то причине не успела или раздумала их использовать. Вы меня слушаете?
  Серж застыл с запрокинутым стаканом.
  - Мне показалось, самое интересное Вы уже сказали. Или нет?
  Бертран отрицательно помотал головой.
  - До самого последнего времени мы были уверены, что Серж Рожен, Учитель он или нет, давно скончался. Ведь с момента его встречи с Адрианом минуло больше восьмидесяти лет, - продолжил Бертран, - Но пару недель назад совершенно случайно до одного из посвященных дошла информация, что на транспорте, летящем на Имолу, находится человек по имени Серж Рожен. По его запросу была проведена проверка, в результате которой выяснилось, что через пять лет после отлета Рожена с Имолы, корабль, на котором он летел, при прохождении межзвездного прыжка угодил во временной туннель, из которого вышел через восемьдесят лет, в то время как на корабле прошли считанные секунды. То есть, Рожен не только жив, но и находится практически в том же возрасте, в котором, если верить документам времен диктатуры, встречался с Адрианом.
  Рожин в третий раз налил воды в стакан, поднес к губам и вдруг прыснул, расплескивая воду. Сотрясаясь от сдерживаемого смеха, Серж с трудом поставил стакан на стол и уже тогда дал волю хохоту. Брат Бертран молча неодобрительно наблюдал за ним, не пытаясь остановить. Наконец, Серж прохохотался и с безумной улыбкой посмотрел на священника.
  - Так вы боитесь, что люди узнают, кто учил вашего святого, и потеряют веру?
  - По-Вашему это смешно? - поинтересовался брат Бертран, - Впрочем, о чем я спрашиваю профессионального жулика и военного преступника. Карателя. Что для Вас вера...
  Рожин решительно замотал головой.
  - Не-не-не. Ваш источник врет. В казнях я не участвовал. Служил водителем транспорта. Да и, вообще, я был плохим солдатом.
  - Как контрабандист Вы больше преуспели? - с сарказмом уточнил брат Бертран.
  Серж пожал плечами.
  - На хлеб хватает. Но заметьте - мое занятие не связано ни с насилием, ни с причинением кому-либо прямого материального ущерба. Я просто помогаю людям в тех случаях, когда государство им мешает. Как я понял, Вы как минимум признаете, что не всякую власть следует слушаться и не любые законы выполнять.
  ***
  Офицер с надписью 'Нуньес' на кармане черной форменной рубашки воровато огляделся и быстро протянул Сержу идентификационный браслет.
  - Я вас не видел - вы меня не видели, - сказал Нуньес, обращаясь к одному Риттеру, - Если этот парень второй раз попадется, я не при чем. А лучше будет, если он свалит с планеты в ближайшие шесть часов.
  - Я об этом позабочусь, - хмуро заверил Риттер.
  Неприметная коричневая дверь из помещения, где сидел Нуньес, вела прямо наружу - в пустой переулок с припаркованным автомобилем. Риттер сел за руль, Серж - рядом.
  - Спасибо, - поблагодарил Серж.
  -Хренибо, - огрызнулся Риттер, - Говорили мне, что с тобой нельзя связываться. Всё, что от тебя требовалось, это не вылезать из международного сектора. Нахрена ты в город попёрся?
  Серж только пожал плечами. Риттер сплюнул.
  - На взятку ушел весь твой гонорар.
  Серж вздохнул.
  - И немного больше, - добавил Риттер.
  - Я отработаю, - пообещал Рожин.
  - Нет! - Риттер стукнул кулаком по рулю, - На этом всё. Долетаем до Фомальгаута и разбегаемся.
  Серж посмотрел на пробегающие мимо кусты. На пустую утреннюю улицу, заваленную застарелым мусором. Пару раз глубоко вдохнул и выдохнул.
  - Всё равно - спасибо.
  ***
  - Так Вы уедете? - неприязненно спросил брат Бертран.
  - Это насчет Вашего предложения? - переспросил Серж, - Хорошо. Возьму Ваши грязные деньги и свалю отсюда навсегда в какое-нибудь приятное место.
  Рожин потянулся как кот с довольным видом.
  - Грязные деньги? - Бертран приподнял брови.
  - А какие же? - ухмыльнулся Серж, - Напоказ-то Вы сорняки тягаете голыми руками. Но откуда-то есть десять миллионов на взятку. Стало быть, либо это деньги, специально выделенные из бюджета на темные делишки. Либо у вашего Синода есть собственные тайные источники доходов. Разумеется, незаконные.
  - Жизнь сложнее идеальных схем, - недовольно возразил брат Бертран.
  - Как часто я это слышал, - Рожин рассмеялся.
  - Легко изрекать благочестивые истины, когда на тебе нет ответственности за миллионы людей! - рассердился Бертран.
  Рожин кивнул, внезапно посерьезнев.
  - И это я слышал.
  Бертран посмотрел на него долгим взглядом. И неожиданно кивнул.
  - Да! Сейчас у меня есть положение и большие возможности. И немалые средства, которыми я могу распоряжаться. Но Вы думаете, я хотел этого?
  Серж пожал плечами.
  - Думаете, мне это интересно?
  Бертран побагровел, дернул щекой.
  - Послушайте меня! Когда я принял священнический сан, основной привилегией, на которую я мог рассчитывать, была бессудная пуля в подвале охранки. Единственной моей целью было нести слово Божье и учение святого Адриана людям. Но мне было также ясно, что при Риваресах свободно это делать я не могу. Движению поневоле пришлось стать революционным обществом. А у такой организации должно быть руководство из сильных и волевых людей!
  - И Вы, конечно, оказались одним из них, - улыбнулся Серж.
  - Да! - Бертран отчаянно закивал головой, - И я понимал, что должен взять на себя этот труд, хотя он сильно отличался от проповеди любви и милосердия, о которых я мечтал. И мне пришлось стать властным, хитрым, осторожным, подозрительным. Часто даже жестоким. А что было делать? Движение оказалось наводнено агентами охранки. Некоторым удавалось пробиться наверх, где вред от них становился колоссальным. Их надо было выявлять и безжалостно карать...
  - И, наверняка, при этом страдали невиновные, - холодно заметил Серж.
  Бертран посмотрел на него с ужасом. Старческие щеки священника затряслись.
  - Да! - воскликнул он, - Да, и они мне снятся по ночам! Но это было необходимо! Понимаете? И будь проклят Риварес, из-за которого приходилось творить мерзости! И мы мечтали - искренне, страстно - как только диктатура падёт, мы сможем стать теми, кем собирались, придя в Движение.
  Серж с деланной досадой хлопнул себя по колену.
  - Но реальность опять обманула Ваши мечты. Что тут будешь делать!
  В глазах Бертрана бушевала ненависть. Его голос загремел.
  - Нам досталась планета, разрушенная и изгаженная тремя поколениями диктаторов! Не только с изуродованной природой. Оказались исковерканы души миллионов людей. Почти девятьсот тысяч силовиков из дюжины служб, умеющих только воевать с собственным народом и между собой. Тьма люмпенов, прозябающих в трущобах, никогда не имевших нормальной работы и живущих только редкой поденщиной, воровством да проституцией жен и дочерей. Мы просто не могли остаться в стороне.
  - Любопытно-любопытно, - пробормотал Серж, - И поняв свою великую ответственность, Вы заняли место ненавидимого Вами Ривареса?
  - Нет! Нет! - Бертран в отчаянии замахал руками, - У нас демократия, разделение властей, свободные выборы!
  - А вы тогда кто?
  Бертран осекся.
  - Мы? Мы - Синод. Совет высших иерархов Церкви чистых святого мученика Адриана.
  Мы лишь определяем общую политику правительства, а также выступаем морально-этическим фильтром на пути во власть нечистоплотных карьеристов и эгоцентриков.
  - Ага, - кивнул Серж, - Стало быть, снаружи - демократия, закон, а на деле...
  - Еще раз нет, - с досадой, но уже успокоившись, устало возразил брат Бертран, - статус и полномочия Синода прописаны в Конституции.
  Священник встал, заложил руки за спину и подошел к окну.
  - Что-то подобное я припоминаю из курса земной истории, - усмехнулся Рожин, - Теократическая псевдореспублика. Не помню только, кончилось ли это где-нибудь хорошо.
  - С чего Вы, вообще, решили, что я должен перед Вами оправдываться? - тихо и раздраженно поинтересовался Бертран.
  - Я решил? - изумился Серж.
  Бертран резко обернулся к нему. Их взгляды на мгновение встретились. Серж прищурился, как от яркого света и отвел глаза.
  ***
  Бертран молчал. Потом поднял голову и тяжелым изучающим взглядом посмотрел на собеседника. Серж поежился.
  - Собирайтесь, скоро Ваш рейс, - наконец, сказал Бертран.
  Серж облегченно вздохнул, пожал плечами.
  - Да чего мне собираться-то? Я только прилетел.
  Он встал со стула и поднял с пола рюкзак. Бертран тоже поднялся.
  - А если бы я отказался? - вдруг спросил Серж.
  - Тогда не получили бы десять миллионов.
  - И всё?
  Бертран помолчал.
  - Некоторые.... В общем, есть люди, которые рассматривают и другой вариант решения проблемы.
  Бертран многозначительно поглядел на Сержа. Серж вздрогнул.
  - Не понимаю, зачем меня убивать? - спросил он в недоумении, - Какая разница, буду я живой или мертвый, когда ваши прихожане узнают, что учитель их святого - мелкий контрабандист?
  - Они опасаются не только этого, - медленно проговорил Бертран.
  - А чего же? А-а-а.... - протянул Серж с веселым удивлением, - Что я попробую потеснить их на вершине власти?
  - А Вас такая перспектива не привлекает?
  - Какая? Стать живым богом в вашем халифате? - Серж прыснул, - Постоянно находиться среди людей, которые знают, что это по моей милости они живут в гибриде детского лагеря и кружка анонимных алкоголиков? Благодарю покорно.
  - Это откуда у Вас такие представления о нашей жизни? - насупился брат Бертран.
  - Да так, пообщался кое с кем за время полета сюда, - сказал Серж и тут же хлопнул себя по губам, - Черт бы побрал мой длинный язык. Теперь Вы прикажете своим держимордам прошерстить моих попутчиков, выявите недовольного и ему попадет.
  - Обещаю, что этого не будет, - заверил брат Бертран, - И, боюсь, Вы сильно сгущаете краски. Да, наши граждане, возможно, не располагают той безграничной свободой, которой наслаждаются жители разнузданного Фомальгаута. У нас нет проституции, запрещены азартные игры, не одобряется тунеядство. И да, мы заботимся о духовном здоровье наших граждан.
  Бертран перевел дух и продолжил.
  - У нас никто не голодает, нет безработицы, бесплатные образование и медицина. Нет прежнего вопиющего контраста роскоши и нищеты. Преступность по сравнению с временами диктатуры упала в разы.
  - Ладно, ладно, - Серж поднял руки, - Вы меня успокоили. Мои действия привели только к самым наилучшим результатам.
  - Ваши действия? - Бертран раздраженно хмыкнул, - При чем тут Вы, вообще?
  - То есть? - Серж удивленно посмотрел на священника.
  Священник уселся обратно за стол и указал Рожину напротив себя. Серж пожал плечами и сел.
  - Обстоятельства детства Адриана, гибель родителей у него на глазах, усыновление этим упырем - его дядей. Проблемы взросления в обстановке паучьей грызни кланов, - Бертран усмехнулся, - Его внутреннее перерождение несложно объяснить с точки зрения банальной психологии. Нужен был только толчок - ночь в тюремной камере. Добавьте к этому, что на момент встречи с Учителем в крови Адриана был коктейль из алкоголя, кокаина и еще бог знает какой наркотической дряни. Добавьте серьезную травму головы. Припомните потрясение от предательства приятелей и избиения в полиции. С этой точки зрения, вообще, неважно, что ему вещал Учитель, да и был ли он вообще.
  - И был ли сам Адриан, - в тон ему добавил Серж.
  Священник откинулся на спинку стула и скривился.
  - Не было бы Адриана - пришел бы другой. Главное, что общество, уставшее от гремучей смеси цинизма и лицемерия, было готово к его приходу. Ведь, в сущности, в записях Кобейна - детский лепет. Реальное учение создано оппозиционными интеллектуалами, примкнувшими к Движению уже после смерти Адриана. Они смогли из груды противоречивых свидетельств сотворить великое послание, проникнутое Святым Духом! Учение, которое завоевала умы и преобразило души народа Имолы. Вот истинное чудо! А не доморощенные откровения кающегося грешника.
  - Вы сейчас договоритесь, брат Бертран, что Вам не нужен и сам...
  - Последний вопрос, Рожен, - властно перебил его Бертран, - По нашим данным Вы не прилетали на яхте 'Зизи' на Фомальгаут. Не было Вас на ней. Но до Фомальгаута Вы добрались. Как Вы туда попали? Что произошло?
  Серж присвистнул.
  ***
  - Подожди, а как ты меня нашел? - вдруг встрепенулся Рожин.
  - Твой новый дружок сообщил, - недовольно буркнул Риттер, глядя на дорогу, - Такой жулик с грязными волосами - Марван или Мурван... Ругался, что долго пришлось нас искать.
  - Мерван, - пробормотал Серж и выпучил глаза, - Что ж я делаю? Останови машину. Я выхожу.
  - Что?? - Риттер в изумлении уставился на Рожина, - Рехнулся? Ты понял, что я тебя из-под расстрела вытащил?
  - За это спасибо. Никогда не забуду. Останови.
  Риттер сплюнул в сердцах.
  - Псих. Самоубийца. Делай как знаешь. Ждать не буду. От таких как ты, вообще, лучше держаться подальше.
  И резко затормозил.
  Серж подошел к коричневой двери и постучал. Дверь открыл Нуньес и безумным взглядом уставился на Рожина.
  - Что Вы здесь делаете??
  - Оказываю Вам встречную услугу. В той камере, где я только что был, умирает младший Овьедо. Я такое уже видел - в армии. Если его сейчас не отправить в больницу, точно кони двинет. И тогда Вам, как дежурному смены - капут.
  ***
  - Риттер меня не дождался, - Рожин печально улыбнулся, - Я его не виню. Он и так дохрена сделал. Родичи Собрино задали мне пару вопросов, удостоверились, что никакой я не шпион, а честный контрабандист, и доставили на Фомальгаут грузовым бортом одной из своих компаний. Видать, и мафии знакомо чувство благодарности. Даже бабок дали на пару недель. Вот теперь действительно всё - до донышка.
  - Учителя расстреляли, - медленно проговорил Бертран, - Так говорил святой Адриан. Если бы Вас спасли Овьедо...
  Серж развел руками.
  - На Вас не угодишь. Какую правду Вы еще от меня хотите?
  Бертран дернул щекой.
  - Вам не обязательно было выходить из машины. Вы могли позвонить.
  Серж пожал плечами.
  - Я не знал номера Нуньеса.
  - Могли найти номер в инфосети по дороге.
  - Номер чего? Я даже не знал толком, где меня держали. И потом, если бы я позвонил, точно ли Нуньес стал бы со мной говорить?
  - Вы могли...
  Серж шумно выдохнул и махнул рукой.
  - Знаете, мне плевать, верите Вы мне или нет.
  Бертран закрыл глаза, опустил голову и застыл. Серж подождал пару минут, обошел стол и осторожно коснулся плеча священника.
  - Брат Бертран, вы спите?...
  - А? Да, наверно. Знаете, мне приснилось... - брат Бертран открыл глаза, вздрогнул и уставился на Сержа, будто впервые увидел.
  Опустил руку в глубокий карман длинного одеяния и достал карточку.
  - Ваш билет на рейс до Фомальгаута.
  - Почему Фомальгаут? - удивился Серж, - Опять Фомальгаут?
  - Ворота посадки - напротив входа в отделение. Делаете из этой двери пятнадцать шагов - и Вы уже в шлюзе, - то ли ответил, то ли проинструктировал священник, - Посадка уже закончилась, только Вас ждут. Поторопитесь.
  - А регистрация?
  - Просто перейдите коридор и садитесь на корабль. Деньги будут в Королевском банке Фомальгаута на счете на Ваше имя.
  Серж пожал плечами и взял карточку. Сделал шаг к двери. Взялся за ручку.
  - Стойте!
  Серж услышал стук падающего стула и быстро обернулся. Брат Бертран стоял в шаге от него.
  - Скажите - Вы Учитель? - хрипло спросил священник и повторил, акцентируя каждое слово, - Вы - Учитель?
  Серж отпрянул и уткнулся спиной в дверь. Он смотрел на священника с удивлением и жалостью. Рука Бертрана бессильно опустилась.
  - Идите. И... прощайте.
  Рожин открыл дверь, неуверенно кивнул, вышел и стал шепотом считать шаги. На пятнадцатом Серж уткнулся в стандартно красивую стюардессу с приклеенной улыбкой и протянул ей карточку. Женщина провела по карточке сканером и изящным жестом пригласила Сержа внутрь.
  - Надо же - не обманули, - пробормотал Серж, входя в шлюз, - Так, может, и с деньгами не наколют - чем черт не шутит?
  Бертран дождался, когда шлюз закрылся, и закрыл дверь. Постоял пару минут, глядя в стену. Снял трубку допотопного телефона и набрал номер.
  - Да, это он. Уже летит... Да, Вы меня правильно поняли, - раздраженно сказал Бертран, - Какие слова вам еще нужны? Выполняйте.
  Бертран положил трубку и дрожащей рукой прикоснулся к стулу, на котором только что сидел Рожин.
  ...Через полгода десять миллионов Сержа Рожина сгорели при крахе Межгалактической компании.
  
  
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"