Минин Олег Александрович: другие произведения.

Семь дней

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я его еще не дописал, и может не скоро допишу, но мне он очень нравится, надеюсь, понравится и вам!


                            Шесть дней Бог творил и лишь на
                            седьмой понял, что такое одиночество.


Первый день:                   * * *

     Еще  серо.  Утро  свежо и уютно. Радостно виляя телом, тропинка
уводит  в лес, в горы. Ноги с легкостью несут вперед, вверх. Тяжелый
рюкзак  усиливает  ощущение  собственной  силы, выносливости. Запахи
леса  пьянят.  На  душе  светло,  радостно. Каждый поворот открывает
часть души тропинки, леса, моей души.
     Солнце  поднимается  выше,  и все цвета становятся ярче. Легкий
ветерок, появившись с приходом солнца, смешивает запахи трав, кружит
и  без  того пьяную свободой голову. Я рад жизни - я знаю, что такое
жизнь!  Я  хочу жить. Я упиваюсь своей жизнью, ее свободой. Сейчас я
счастлив! Да счастлив. Боже, как давно я мог это сказать...

                                ...
     Время идет незаметно. Сколько прошел? Сколько предстоит пройти!
Поднимаясь  все  выше, солнце  начинает  припекать.  Лень потихоньку
вкрадывается в каждую мышцу.  Жара расслабляет.  Я еще не устал,  но
ноги начинают предательски оступаться.  Усилившийся ветерок обдувает
вспотевшее лицо, теребит волосы.

     Умница тропинка, петляя, ползет через лес. Добрая, она медленно
ведет  в  гору,  медленно спускается вниз. Ревнивая, попробуй сойти,
сократить путь - пожалеешь. Кривой, петляющий путь по тропе окажется
короче  случайного  прямого.  Издерет  лес,  посмевшего сойти с нее;
будет  мешать,  хватать скрючеными сухими ветками, обнимать колючими
лапами  елей  да  сосен,  заманивать в сети сросшихся в единое целое
вязов.  Спрячет  лес  прямой  путь, спутает стороны света, заманит в
бурелом,  а  то  и  в  топь  или  пропасть;  скроет  солнечный  свет
верхушками  вековых  стражей - великанов;  закружит в хаосе распадка
непреодалимым   каменным   лабирином.  И  тогда  обидчивая  тропинка
спрячется меж мелких камней, поведет обманкой в другую строну.

\\     ?И почему пауки строят сети на тропинке на уровне лица.
                                ...

     !Хорошо.  Хорошо,  что  наконец  вырвался на природу - прочь от
людей, прочь  от  наглости,  лжи,  зависти,  подлости  и сочувствия,
заинтерисованности  и  людского  равнодушия.  Прочь  от  серых  лиц,
испорченного  воздуха,  прочь от нервозности толпы и ее безразличия,
прочь  от  обилия  машин.  Устал  я от всего этого. Устал. Для того,
чтобы  оставаться человеком, нужно оставаться наедине с собой, нужно
иметь  время  очиститься, выбросить все наносное, чужое. Среди людей
можно потеряться.

                                ...

     Тут можно остановится. Боже, до чего красиво! Когда в последний
раз видел закат? Такой закат!
                                ...
     Рюкзак наземь. И сразу чувство - взлечу. Крылья вместо ног.

                                ...

     Усталые  ноги  размеренно  гудят. Они ничего не хотят знать про
костер. Им не нужна палатка. Они даже есть совсем не хотят.

                                ...

     На  костер  можно  смотреть  часами, лишь подбрасывая временами
сухие ветки:  на  костер можно смотреть, пока он горит... Смотреть и
слушать,  и ничего не думать. Просто ощущать его тепло.
     Только  теперь  начинаешь сожалеть, что остался один и не с кем
поделиться   впечатлениями:   этим   прекрасным   вечером,   хорошим
настроением,     звездным    небом,    треском    костра,    усталой
умиротворенностью,,,  Есть  только  сейчас.  Незачем думать наперед!
Хорошо сейчас!


Второй день:                    ***

     Окружающее  уходит на задний план. Просыпается память, уводит в
прошлое,  в  себя.  Зачем-то  само  собой просыпается былое: горечь,
обиды, боль.

ближе к вечеру:                 ...
     -  Иди,  дождик.  Иди!  Смой  горечь  с моей души. Промочи меня
насквозь,  промочи  до нитки. Раствори все, что есть во мне плохого,
вымой, вылечи мою душу. Поплачь за меня, дождик, Я плакать разучился
давно.  Зато  научился  улыбаться, научился смеяться когда плохо, не
показывать боль,  таить горечь и обиды, копить их в себе. Забери все
это  от  меня,  дождик. Полей мою душу, дай ей силу вырасти. Дай мне
силу обновиться. Поплачь за меня, дождик... Поплачь.


Третий день: Утро. Болезнь.     ***

     Холодно.
     Морем  ветер  отзывается  в  кронах  деревьев,  штормом шумит в
верхушках  сосен.  Туман  серыми  рваными  клочьями обволакивает все
вокруг.
     Сыро.
     Одинокая  сосна  надрывно скрипит, жалуясь на непогоду. Большие
серые  капли из тумана собираются на кончиках веток, листьев, иголок
сосен  и  с  порывами  вера  срываются  вниз.  Падая на серые камни,
опавшую листву,  они издают глухие звуки: тсс, т, п, пш,,,. Туманная
капель,   сливаясь  с  шумом  ветра, убаюкивает:  шштоо,  тсс,  пхх,
ссшштоо...
     Кора  деревьев  тускло искрится коркой льда. Все краски блеклы,
тусклы, серы.
     Холодно. Дрожь уступает лишь кашлю. Кашель, накатываясь волной,
разрывает  болью  горло и мышцы живота, забирает дыхание и последние
силы.Тяжелая голова болезненно реагирует на каждое движение, не дает
встать на ноги и, кажется, усиливает звуки.
     Все:  лес, брезент палатки, одежду, меня туман пропитал влагой,
холодом,  безысходностью. Дрожь начинает утихать, и окружающие звуки
приобретают  смысл:  уссниии,  сспаатьь,  навеекии, ттиихоо, лежжи -
скрипит  сосна.  Уставшее  одурманенное  сознание вторит лесу: лежи,
усни,  тебе  некуда идти, зачем стремиться, зачем стараться, усни. И
все уходит в темноту, становится тепло, хорошо.
     Ненадолго.
     Злой  каруселью  все  повторяется  снова:  холод,  скрип сосны,
горячая голова, ветер, озноб. Внутри просыпается что-то новое, злое-
говорит: " ВСТАВАЙ! ИДИ. Останешься - пропадешь."
   - ?Куда  идти,  зачем...  В людях ты давно разуверился, свои цели
растерял  -  Зачем  тебе  вперед?  Зачем  дальше? Ты хочешь продлить
агонию? НЕТ! Ты действительно этого хочешь?
   - Боже, ну хоть какую нибудь цель, хоть какой-нибудь смысл...
Ритм, хоть какой-нибудь ритм, ну дайте же какой-нибудь ритм!!! Ритм,
что бы не слышать себя, ритм всерда придает силы. Не надо про цели, не
надо про людей! Не надо.

      Темнота впереди, подожди,
      Там стеною туманы багровые,
      Встречный ветер, косые дожди,
      И дороги, дороги неровные.

      Там чужие слова, там дурная молва,
      Там ненужные встречи случаются.
      Там сгорела, пожухла трава,
      И следы не читаются в темноте.

      Там проверка на прочность бои,
      Там туманы и ветры с прибоями.
      Сердце путает ритмы свои
      И стучит с перебоями.

      Там чужие слова, там дурная молва,
      Там ненужные встречи случаются.
      Там сгорела, пожухла трава,
      И следы не читаются в темноте.

      Там и звуки и краски не те,
      Только мне выбирать не приходится -
      Очень нужен я там в темноте,
      Ничего, распогодится.

      Там чужие слова, там дурная молва,
      Там ненужные встречи случаются.
      Там сгорела, пожухла трава,
      И следы не читаются в темноте.

                                ...

     Кажется, за  сегодня  слишком  много  пережил. Кажется, сегодня
постарел  на сотни лет, пережил свою смерть(?В который раз). Нет сил
думать.  Все,  чего  я  сейчас хочу - это горячий чай и спать. Чай и
спать. Чай и спать. И спать. Спать.

Четвертый день:                 ***       "may be batter!"

     Не  хочу  вставать  -  впереди уйма времени. Впереди вся жизнь,
сколько осталось. Да и давно ли я тешил свою лень? Ах, да, в прошлой
жизни...
     Лениво  перебираясь  по  камушкам, течет  ледяная вода в ручье.
Рядом  возится какая-то пичужка, совсем не обращая внимания на меня.
Другая  нежится на солнце, изредка поглядывая на первую, щурится.



Пятый день:                     ***

     Спрятавшись в тени дерева-великана, лениво шепчет родничок.
Стекая по замшелому изумрудному камню из расщелины в неглубокую
лужицу, подмигивает мне случайным солнечным зайчиком, как старому
доброму знакомому. Здесь начинается ручеек. Сначала он кружится,
запоминая свой исток, чтобы потом начать свой торопливый бег вниз,
перелившись за тесные границы своего небольшого детского мирка. За
ним, противясь кружению, ползет к краю случайный опавший лист.
Ржавая консервная банка, нежась в прохладе, спокойно наблюдает за
происходящим, приглашает отведать живой воды. Вода чуть горчит,
ломит зубы, отдает болью в переносице и щимит глаза: она несет в
себе соль земли, ледяной мрак пещер, мерный шум дождя и запах неба.

     И, вдруг, откуда ни возьмись, накатывает: хочу к людям, хочу
домой, хочу видеть друзей. К черту вечность!

Шестой день: возвращение        ***        "нетерпение"

<<Утро с-лишком серо. Восход с-лишком красен.>>

     Крутая  тропинка  торопится  домой.  Пытаясь  стать короче, она
рискованно  лезет  по  краю,  крутому склону - вниз. Ей кажется, что
одиночество длится уже вечность. Скорее к людям! Быстрее, ну же!
     Все-таки  хорошо,  когда  есть куда спешить! Хорошо, когда есть
ради  чего жить! Хорошо, когда есть цель, и все преграды преодолимы.
Жаль, что понимаешь это, когда спешить уже некуда...
     Ноги  отбивают  чечетку  на  крутом  склоне.  Скользя по мелким
камешкам,  оступаясь,  не  разбирая пути, спешат за тропинкой. Мысли
прочь! Вперед! На крутом месте, вдруг, переходят на бег;  дальше; не
могут остановится.

                                ...

     Поздно услышав шаги, большая собака злобно, настороженно рычит.
Она,  наверно,  признала  во  мне  зверя. Попытка сказать что-нибудь
успокаивающее  кончается  хрипом:  слишком  долго молчал - разучился
говорить.  Испугавшсь  пес  переходит  на  лай.  "  ...возвращался с
победой и почетным эскортом". И я улыбаюсь. Удивительно, но я впервые
за все это время улыбаюсь.

Седьмой день:                   ***  "все вернулось на круг"

     Загодя  появляется  отвратительное  предчувствие. Я чуствую его
спиной.  Я знаю, что сейчас это случится. Просто так, просто, что бы
испортить  настроение.  Улица  не может остаться безучастной. Она не
любит радостных светлых лиц. Улица любит, чтобы все было серо, чтобы
все повторяло ее серое пустое настроение. Она просто не может
позволить улыбаться.

    И тут начинаешь сожалеть, что так рано вернулся назад.
    И это все, ради чего стремился назад?
    И зто все ради чего ты возвращался?








 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"