Минин Станислав: другие произведения.

Во все тяжкие

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 4.87*126  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Попаданец в 94-й. Типа гениальный химик.

  Во все тяжкие
  
  Пролог
  
  
  Проснулся я от того, что моё лицо лизала собака...
  - Что за ерунда? - подумал я, - Ведь у меня кот...
  Открыв глаза, я увидел здоровенного ротвейлера, который, приседая на задние лапы, бешено мотая обрубком хвоста, тыкался мне своей мордой в лицо.
  - Я точно сплю, - подумал я - ведь этот пес умер много лет назад от старости, я точно помню, как мы с отцом его хоронили.
  - Рейнис, отстань от меня! - сказал я ему и перевернулся на другой бок.
  Теперь влажный собачий нос стал меня толкать уже в спину.
  - Да что ж это такое! - пробормотал я, открыл глаза и окончательно проснулся.
  Это был точно не сон.
  Я узнал комнату. Это была моя комната в квартире родителей, но с ремонтом двадцатилетней давности.
  И тут я обратил внимание на свои руки, которые вроде были и не мои, вернее они были такими лет двадцать назад.
  Тут еще и пес заскулил. "Явно хочет гулять" - подумал я.
  Что происходит? Какие двадцать лет? Какой, к хренам, Рейнис?
  Я слез с кровати, и, как был в одних трусах, так и пошел в ванную. Увидев себя в зеркало, я даже не удивился, подсознательно готовя себя к тому, что увижу...
  Из зеркала на меня смотрел блондинистый подросток лет 16-17, ещё худой, нескладный, которому еще и бриться не надо. Именно так я и выглядел году в 93-94.
  После умывания холодной водой, немного успокоившись, я пошел в гостиную, где стоял телевизор "FUNAI", и, первым делом, взял лежащую рядом телепрограмму. Так, посмотрим, телепрограмма на неделю с 8 по 14 августа 1994 года.
  Я сел на диван и схватился за голову - этого просто не может быть, потому что не может быть никогда!
  Как я оказался в 1994 году из 2018, 24 года!
  Рейнис ткнулся в меня носом, заскулил и направился в сторону входной двери, явно намекая на прогулку...
  Я же находился в каком-то ступоре, уже поверив, что это 1994 год.
   
  Глава 1
  
  Позвольте представиться, Алексей Балашов, уж не знаю теперь сколько мне лет.
  Родился в 1977г. в Свердловске, закончил школу в 1994г. и поступил в Юридическую Академию.
  После окончания последней в 1999г. пошел работать в налоговую инспекцию, где прошел путь от рядового инспектора юридического отдела, начальника этого отдела до заместителя начальника инспекции.
  Одновременно с работой в налоговой, преподавал все в той же юридической академии.
  В конце 2013г. почувствовав "профессиональную усталость" и от работы в налоговой, и от преподавания, решил кардинально поменять свою жизнь и уволился как с основной работы, так и с академии. Отдохнув пару месяцев, открыл свой маленький бизнес по оказанию юридических и консультационных услуг в сфере налогообложения.
  Был два раза женат, оба раза неудачно, от первого брака был сын - Дмитрий, тринадцати лет.
  И вот я в родительской квартире в 1994 сижу на диване в гостиной в одних трусах и не понимаю, что произошло и что мне теперь делать. Из ступора меня вывел пес, который начал опять скулить у входной двери.
  - Хорошо, Рейнис, сейчас пойдем гулять.
  Надо хоть посмотреть на свои вещи, что у меня там есть, решить, что одеть на прогулку с собакой. Но, перед этим я вышел на балкон, чтобы определить температуру на улице, и застыл. Привычный мне пейзаж с балкона родительской квартиры из 2018 года поменялся: всё было в точности, как в 94-м, новые дома отсутствовали, снесённые в будущем были на месте. Температура за окном приближалась к двадцати градусам тепла.
  Вернувшись с балкона, поворошил свою одежду. Свой выбор остановил на спортивных штанах и футболке. У входной двери обнаружил старые кроссовки. Зацепив поводок на пса, я вышел из квартиры и вызвал лифт.
  В фойе первого этажа заметил почтовые ящики, из которых торчали газеты и направился к ним, несмотря на отчаянные попытки собаки выбежать из подъезда. Взяв свежую газету из чьего-то ящика, я, в сопровождении Рейниса, вышел на улицу. Первое, что меня поразило, это свободный от машин двор. В 2018 весь двор родительского дома был заставлен машинами полностью в любое время суток. Сейчас же во дворе стояла шестерка жигулей, старая волга и желтый милицейский "бобик".
  Дойдя до берега реки, я отпустил пса с поводка и начал судорожно искать дату на передовице газеты. Ага, 9 августа 1994. Такими реальными глюки не бывают.
  И что мне теперь делать? Прожить заново свою жизнь? Не сделать то огромное количество ошибок, которое я совершил в прошлой жизни?
  А может мне моя будущая жизнь просто приснилась и в этом сне меня кто-то о чем-то предупреждает? Но, судя по тому, что я не помню элементарных вещей из этой реальности, это был не сон, а моё сознание из 18 года переместилось в 94-й.
  Новый приступ паники накатил внезапно, я просто стоял и смотрел на воду, никаких мыслей не было...
  Сколько я так простоял, не знаю. Из этого состояния меня опять вывел Рейнис, который притащил палку и тыкал ей в меня, требуя развлечений. Поиграв с собакой, я медленно направился в сторону дома.
  Во дворе творилась какая-то суета. На парковке, рядом с милицейским "бобиком" стояла милицейская же убитая "шестёрка", вокруг которых ходили в форме майор и два сержанта с короткими автоматами на плечах.
  - Всё, мне пизд@! Это точно за мной. - подумал я и приготовился к самому худшему.
  Тут на меня обратил внимание смутно знакомый майор.
  - О, иди-ка сюда! - крикнул он мне, жестами показывая, что сделать это мне надо побыстрее. - И собаку попридержи! - добавил в нетерпении.
  На негнущихся ногах, деревянной походкой, я медленно начал к ним приближаться, на автомате взяв Рейниса за ошейник. Дав мне приблизиться метра на три, майор спросил:
  - На каком этаже живет Рюмкин?
  - Какой Рюмкин? - в недоумении спросил я.
  - Серёжа Рюмкин! Эта падла, по ходу, у меня из машины рацию сняла!
  И тут я вспомнил Серёжу Рюмкина, моего ровесника, учившегося со мной в параллельном классе. Это был недалекий хулиганистый пацан, мелкий пакостник и воришка, вроде даже со справкой из психдиспансера. Если в нашем многоквартирном доме что-нибудь происходило, в первую очередь проверяли, где в это время был Серёжа. Не стеснялся он брать что плохо лежит и у своих приятелей одноклассников, за что был неоднократно бит. После школы, которую он закончил кое как, нигде не учился и не работал - сидел на шее у родителей. Лет в 20 он уже имел условный срок - как-то проник на территорию аэропорта Кольцово и открутил с самолёта понравившуюся ему деталь, но был пойман. К себе домой, во избежание, я его никогда не приглашал. Но при этом всём у Серёжи был талант - он прекрасно разбирался в технике - телевизорах, магнитофонах, приёмниках. Пару раз я был у него дома, где были просто залежи запчастей не понятно к чему, журналы соответствующей направленности, справочники. Паяльник, такое ощущение, не выключался никогда.
  Вспомнив Серёжу, я узнал и майора - это был начальник ГОМа, отдела милиции на районе. Жил он на четвертом этаже нашего дома и регулярно приезжал домой обедать на служебных машинах.
  - На седьмом он живет, от лифта направо, первая квартира. - на автомате ответил я, вспоминая расположение квартиры Рюмкина.
  - Пошли! - махнул майор сержантам и, не обращая больше на меня внимания, направился в дом, - Машину закрыли? - спросил он у одного из них.
  - Сейчас проверю, товарищ майор. - кивнул один из сержантов и кинулся к "шестерке".
  У меня отлегло... Не по мою душу. Даже настроение резко улучшилось.
  - Вырвите мне язык, но я должен это увидеть! - подумал я и быстро пройдя мимо милиционеров, вызвал лифт.
  Оставив собаку дома, не дожидаясь лифта, по пожарной лестнице спустился на седьмой этаж. Крики "Откройте, милиция!" и глухие удары в дверь я услышал ещё на подходе. Осторожно пройдя на площадку седьмого этажа, я стал свидетелем настоящего "шоу".
  Один из сержантов нажимал кнопку звонка, одновременно пиная деревянную дверь, требуя открыть. Майор орал:
  - Открывай, я знаю, что ты дома!
  Из-за двери раздался голос Серёжи с истерическими интонациями:
  - Я несовершеннолетний и у меня справка есть! Я сейчас милицию вызову!
  - Милиция уже здесь, придурок! - буквально взревел майор, - Где рация, падла, я сейчас стрелять начну, если не откроешь!
  - Нету у меня никакой рации! - донеслось из-за двери.
  Один из сержантов с громким металлическим лязгом передернул затвор автомата.
  - Всё, всё, открываю, только не стреляйте, дяденьки! - истерично закричали за дверью.
  Щелкнул замок, дверь начала открываться. Не дожидаясь, когда она откроется полностью, один из сержантов буквально ввинтился в проём.
  - Всё, держу сученка! - донеслось из-за двери.
  - Где рация, тварь? - продолжил орать майор, заходя в квартиру, полностью распахивая дверь.
  - В комнате, в комнате она, под диваном! - плачущим голосом ответил Серёжа.
  - Коля, проверь! - бросил майор в пространство с каким-то кровожадным интересом разглядывая лежащего на полу и хныкающего Серёжу.
  - Ага, нашел, вот она, товарищ майор, - сержант держал в руках рацию с болтающимися оборванными проводами.
  Майор оглядел рацию, присел на корточки перед Рюмкиным и вкрадчивым голосом у него поинтересовался:
  - Серёженька, а зачем тебе рация, долб@ёб ты малолетний?
  - Бес попутал, дяденька! - плаксиво ответил Серёженька.
  - Бес попутал, значит! А как ты уазик открыл, падла?
  - Отверткой!
  - В следующий раз, Серёженька, когда бес попутает, и отвертка в штанах случайно окажется, ты у меня сядешь и твоя справка тебе не поможет. - также вкрадчиво продолжил майор, - Ты меня понял, придурок?
  - Понял, понял, дяденька! Я больше так не буду! - заревел Серёжа, - Отпустите меня, пожалуйста!
  - Последний раз предупреждаю! - со вздохом сказал майор поднимаясь, - Родителей твоих жалко! - махнул рукой сержантам и они вышли из квартиры и заметили меня.
  - Ты ничего не видел, понял? - тыкая пальцем мне в грудь, сказал нахмурившись майор.
  - Конечно, меня здесь не было. - ответил я с серьёзным выражением лица, развернулся и по пожарной лестнице поднялся к себе домой. Нежелание майора афишировать данную ситуацию и заводить уголовное дело понятно - если узнает вышестоящее руководство, то по головке явно не погладят, статистика опять же, да и объектом шуток за утрату рации майору становиться видимо очень не хотелось.
  Меня же этак ситуация взбодрила, даже в некоторой степени примирила с моим "попаданчеством".
  Вернувшись домой, я приготовил себе чай и пошел к себе в комнату. Расположившись на диване, решил обдумать сложившуюся ситуацию.
  Итак, что мы имеем?
  Сегодня, предположительно, вторник 9 августа, что на дворе 1994г. сомнений у меня уже нет.
  В мае я закончил школу и в начале августа, после сдачи вступительных экзаменов, поступил в юридическую академию. Теперь я студент на пять лет до 1999г.
  Армия мне не грозит, пока учусь есть отсрочка, тем более, на сколько я помню, в декабре начнется война в Чечне.
  Помню, что в сентябре, перед началом учебы, нас отправили на месяц в колхоз, а учеба началась уже в октябре. Второй раз на картошку что-то меня ехать не прельщает, можно с большей пользой провести это время. Нас, в свое время, неофициально пугали отчислением за непоезку в колхоз, но по этой причине так никого и не отчислили. Самый простой способ - больничный, вот от этого и будем отталкиваться.
  Осмотрев свой письменный стол, я обнаружил ряд методичек по предметам первого курса академии. Никаких записей о дате сбора первокурсников или начала занятий не обнаружил. Значит надо ехать в академию и узнавать. Запланирую поездку на ближайшие дни.
  Следующий вопрос, который меня очень сильно волнует, - это финансы.
  В своей прошлой жизни, я был относительно обеспеченным человеком, вернее мне хватало денег на все мои нужды. Присутствие в кошельке достаточного количества налички или энной суммы на карточке позволяло чувствовать себя уверенно и смело смотреть в завтрашний день. На сколько я помню, все мои студенческие годы прошли под эгидой жесткой экономии. Деньги мне родители давали только на транспорт и обеды в столовке академии. Немножко зарабатывать я начал только с середины третьего курса, когда помогал маме с надомной работой.
  Да и родители мои были далеко не олигархами, а скорее наоборот - отец простой водитель, мама на пенсии по инвалидности. Денег всегда не хватало, экономили буквально на всем!
  Вспоминая все это, я пока не понимал, как мне заработать хотя бы немного денег. Первое время, в любом случае, придется брать деньги у родителей, а там посмотрим. Отложим этот вопрос на попозже, пока не решим все остальное.
  Чтобы немножко отвлечься решил проверить свою одежду, что есть, в каком она состоянии и смогу ли я ее надеть. Спортивные штаны, футболка и кроссовки, в которых я гулял с собакой, у моего взрослого сознания сорокалетнего мужика восторга не вызвали. Проведя полную инспекцию шмотья, я еще больше разочаровался - стандартный набор школьника из небогатой семьи начала 90-х годов. На первое время еще хватит, но в дальнейшем гардероб необходимо поменять полностью, уверенно в нем чувствовать я себя не смогу.
  И опять все упирается в финансы...
  
  ***
  
  Мое разглядывание одежды и судорожный мозговой поиск источников финансирования прервал до боли знакомый звук, похожий на рингтон "old telephone".
  - Так, где сотовый? - вслух подумал я и начал осматривать пространство вокруг себя в поисках айфона, руки на автомате охлопали карманы.
  - Какой, к черту, айфон, мы в 90-х! - сам себе и ответив, я добавил - И даже не в 78-м! - вспомнилось очень достойное творчество на "Самиздате" авторов СКС и Алексея Вязовского, и их романы из цикла "Режим Бога".
  Я метнулся в прихожую, где, как и в 2018, у родителей стоял стационарный телефон. Только в отличие от того, цифрового, сейчас оглушительно надрывался здоровый красный дисковый телефон.
  - Слушаю, - осторожно сказал я в снятую трубку.
  - Леха, здорово! - услышал я в ответ, - Где встречаемся?
  - А это кто? - выдавил я из себя.
  - Леха, да ты что, своих не узнаешь? Это же я, Димон, мы ж вчера с тобой договаривались к Женьке сходить! - жизнерадостно ответили мне на том конце провода.
  - А-а, Димон, привет, видимо связь плохая, плохо тебя слышу...
  - Хорошо, где встречаемся?
  - Твои предложения? - осторожно спросил я.
  - Давай у школы, в час?
  - Договорились, в час у школы буду.
  Положил трубку и на меня нахлынули воспоминания.
  Нас в школе было три лучших друга - я, Димон Паршин и Женька Поляков. Учились мы вместе с первого класса. С поступлением в разные институты общаться мы стали реже, появились свои интересы и новые компании. Первым, кто фактически откололся от нашей компании, был Женька, который к третьему курсу как-то незаметно стал все чаще отказывать нам во встречах, ссылаясь на учебу и различные студенческие мероприятия. С Димоном все тоже самое произошло позднее - к четвертому курсу. Конечно, мы периодически созванивались, говорили, что надо бы встретиться, посидеть, но случалось это все реже и реже.
  А потом была работа, семьи, дети, новые друзья, компании и уже, спустя какое-то время, даже перестали созваниваться.
  И вот, я собираюсь и иду к месту встречи со школьным другом, с которым фактически не виделся 15 лет. Появился легкий мандраж перед встречей, как будто иду на экзамен.
  Перед выходом из дома одел ветровку. Пошарив в карманах, обнаружил мелочь, но так и не вспомнил цены 94-го года. "По ходу разберемся" - подумал я.
  Всю дорогу до школы разглядывал улицы и дома, отмечая для себя прохожих, одетых уже не в привычные мне из 2018 года фасоны, отсутствие большого количества автотранспорта, преобладание отечественного автопрома над редкими иномарками. "Вот этот дом лет через десять снесут, на этом пустыре воткнут высотку, здесь будет новая дорога..." - вспоминал я своё будущее. Везде понатыканы ларьки с фруктами, печеньем, пивом и водкой.
  Моя школа и в 2018г. не сильно и изменилась, за исключением пластиковых окон и нового пристроенного корпуса, фундамент которого заложили еще в конце 80-х.
  Димон подошел со мной практически одновременно.
  - Привет, Леха, ты что так на меня смотришь? - медленно спросил Дима, протягивая мне руку.
  Пожав протянутую Димоном руку, я продолжал его рассматривать. Молодой, высокий, худой, можно сказать, еще мальчишка. Сначала я обрадовался, но потом мне стало передним неудобно. Мандраж прошел и появилась какая-то досада на себя за то, что мне, взрослому, циничному мужику, придется улыбаться и врать в глаза Димону, да и всем вокруг.
  - Привет, Димон, да не выспался сегодня, собака рано разбудила. Ну что, пойдем?
  - Ага, пойдем! - ответил Димон и мы направились в сторону Женькиного дома.
  По дороге я старался больше молчать и активно слушать Диму, который находился в предвкушении возможности поиграть в новую игру на Денди, картридж с которой недавно появился у Жени.
  Встреча с Евгением, так же, как и с Димой, не вызвала у меня каких-то особенных чувств. Женька был весёлым парнем, самого низкого роста в нашем классе. Уже в школе он начал увлекаться рок-музыкой, кассеты с которой ему давал сосед по подъезду. Если я ещё как-то воспринимал эту музыку и, благодаря Женьке, разбирался в ней, то Димон увлекался чистой попсой. Друзья казались мне маленькими мальчиками со своими маленькими радостями и детскими проблемами. Головой я понимал, что несправедлив к ним, сам таким был, но сделать с собой ничего не мог. Разорвать с ними отношения? Не стоит. Всё это и так произойдет со временем. Тем более, на этот момент школьные друзья являются для меня ценнейшим источником различной информации.
  На протяжении всего дня, сколько мы находились вместе, я аккуратно выуживал из друзей сведенья, которые могли пригодиться мне в будущем - за сколько Женя купил новую игру, видели ли они кого-то из одноклассников, есть у нас какие-то совместные планы на остаток каникул, что произошло с нами недавно. Все вопросы были размытыми, общими, задавать вопросы о чем-то конкретном я боялся.
  Я прислушивался к разговорам друзей, манере их речи, пытался и сам заново разговаривать, как вчерашний школьник. Получалось плохо, очень плохо.
  В какой-то момент Женя спросил у меня:
  - Леха, ты что, от экзаменов до сих пор не отошёл, разговариваешь с нами как с маленькими детьми?
  Дима добавил, не отвлекаясь от игры:
  - Ага, я тоже заметил, он вообще сегодня какой-то не такой!
  После такого заявления я немного опешил, а потом опять накатило раздражение. Натянув на лицо улыбку, добавив в интонации пафоса, ответил:
  - Так я ж в юрку поступил, адвокатом стану, вот на вас и тренируюсь! - и я встал в гордую позу комнатного оратора.
  - Иди на кошках тренируйся, адвокат, - отвечает Женя, и они уже вдвоем с Димой смеются надо мной.
  Ближе к пяти часам вечера я начал собираться домой - у Жени скоро должна была прийти с работы мать, отец лежал в больнице.
  - Парни, я, наверное, пойду уже, мне еще с собакой гулять, - сказал я.
  - Хорошо, созвонимся, - ответил Женя и пошёл меня провожать до двери. Дима так и не стал отвлекаться от игрушки.
  Домой я шел, заглядывая во все магазины и ларьки, прикидывая порядок цен. Килограмм бананов стоил от 3-х до 3,5 тысяч, яблоки - 2,5 тысячи, хлеб в среднем около 800 рублей. Вино в ларьках - от 4,5 тысяч, водка - от 2 тысяч и до 7-8 "хорошая" за 0,7. Коньяк от 7 тысяч и выше, шампанское стоило около 4 тысяч рублей. "Импортные" сигареты от 3 тысяч рублей, жвачка - 300 рублей. Конфеты 1,6 тысяч, шоколадки в среднем 1,5 тысячи. А днем у себя в карманах я обнаружил около 10 тысяч, видимо остались после экзаменов в академию.
  - На пару бутылок водки и конфетку хватит. - усмехнулся я, наблюдая следующую картину на детской площадке, через которую проходил мой путь домой.
   На лавочке расположились два люмпена в непременных трениках с вытянутыми коленками. Присутствовали и майки-алкоголички, а образ "джентльменов в поисках десятки" им добавляли видавшие виды пиджачки. Мужчины как раз раскладывали на газетке помятые помидоры, видимо выпрошенные в ближайшем овощном ларьке. Закончив с помидорами, из карманов пиджака одного из них была извлечена бутылка водки, с которой профессиональным движением ногтя была сорвана "кепка", наличием стаканов они себя не заморачивали. Всё было готово к злоупотреблению. Поллитровка была схвачена всей пятернёй и подверглась аккуратному взбалтыванию по часовой стрелке, после чего стремительно опрокинута в рот отработанным движением. При падении уровня жидкости в бутылке, кадык у страждущего не дёргался совершенно.
  - Э-э-э, хорош! - напарник "пьяного мастера" не на шутку обеспокоился быстрым исчезновением продукта.
  "Мастер" закончил представление, передал бутылку напарнику, занюхал помидоркой и счастливо выдохнул. Я уже начал надеяться, что и его товарищ продемонстрирует "класс", но, в отличии от своего более маститого коллеги, он не отличался особым мастерством и добил сосуд с жидкостью в несколько заходов.
  Надо сказать, что для 94-го эта картина не была чем-то из ряда вон, смотрелась даже как-то органично и вызвала у меня только улыбку. Люди еще оставались "советскими", нравы менялись не быстро. Со временем, употребление алкоголя в общественных местах станет "не модным", как среди взрослого населения, так и среди молодёжи. Помню, как в середине 2000-х я жил в квартире, окна которой выходили на недавно отремонтированный сквер. Летом, несмотря на духоту в квартире, я на ночь закрывал все форточки, от пьяных выкриков и шума невозможно было спать. На следующий год, видимо по просьбам жителей окрестных домов, из сквера демонтировали все скамейки и наступила тишина.
  Вспоминая всё это, я добрался до дома, взял пса и пошел с ним гулять.
  После прогулки включил телевизор и начал переключать программы. К 94-му году у нас в доме провели кабельное телевиденье и уже было из чего выбирать. Телепрограмма меня откровенно разочаровала. Я думаю, что каждый из нас сталкивался с тем, что качество региональных СМИ - и телевиденье, и радио, и газеты - заметно уступает качеству федеральных. Так вот, глядя на это все глазами человека из 2018г., становилось откровенно скучно и неинтересно смотреть даже федеральные каналы. И опять головой я понимаю, что предъявляю завышенные требования, но ничего с собой поделать не могу.
  Чувство голода накатило совершенно неожиданно. Дома у Жени мы пообедали - поели суп. Мне всегда нравилось, как готовит его мама - Ольга Петровна, особенно суп-лапша, в который она добавляла несколько пакетов лапши быстрого приготовления - обычных бич-пакетов.
  Заглянув в холодильник, обнаружил там большую кастрюлю с супом и противень картошки с курицей. Ага, за эти блюда у нас в семье отвечал отец, значит он дома, а мама видимо на даче. Как же не хватает микроволновки, она у родителей появится примерно в 98-м году. Придётся разогревать по старинке...
  Поев и вымыв посуду, я начал думать, чем же мне заняться этим вечером. Но мои размышления прервал звук открывающейся двери.
  - Привет, пап! - сказал я и стал разглядывать "помолодевшего" отца.
  - Привет! - ответил он, продолжая отбиваться от радостно поскуливающего Рейниса.
  - Как дела? - спросил я, пытаясь скрыть охватившее меня волнение.
  - Да нормально, - в своей всегдашней манере ответил отец.
  - Ты когда на дачу собираешься?
  - Да в пятницу вечером наверно поеду.
  - А мама домой когда собиралась?
  - Да вроде только в конце августа, тебя в институт собирать.
  - Понятно, пап, дай немного денег, мне в академию надо съездить, расписание узнать в деканате.
  Как же мне трудно было просить деньги у отца после стольких лет самостоятельной жизни. Так и подмывало добавить - я все верну! - но откуда у меня деньги, я ж на шее у родителей пока... Надо сказать, отец всегда готов был по мелочи мне дать деньги, в этом смысле я не боялся получить отказ. Так и произошло.
  - Сколько тебе надо? - спросил он.
  Блин, простой вопрос, а ставит меня в тупик. Ведь я не помню сколько стоит проезд на автобусе, а мне еще и пересадку делать, и туда, и обратно...
  - Ну... я не знаю. - изобразил я неопределенность.
  Отец достал кошелек и дал мне 10 тысяч рублей.
  - Этого хватит? - вопросительно глянул на меня отец.
  - Наверно, да... Спасибо, пап.
  Учитывая цены в магазинах и ларьках, должно хватить.
  - Ты когда ехать собираешься?
  - Да завтра сгоняю наверно.
  - С собакой погулять не забудь.
  - Хорошо.
  На этом разговор закончился, отец пошел на кухню ужинать, а я в своей комнате, достав чистый лист бумаги, сел писать для себя план дальнейших действий.
  План.
  1. Продолжить легализацию в 94-м году.
  2. Съездить в академию, узнать, когда начнутся занятия после колхоза.
  3. Получить медицинскую справку-освобождение на все время колхоза.
  4. Заработать хоть немного денег.
  5. Поменять гардероб.
  Были и более глобальные планы, но то, что я указал было первоочередным и важным именно сейчас.
  Так и закончился мой первый день в 1994-м году. Я разделся, расправил диван, лёг, закутался в одеяло и заснул...
  
  ***
  
  Я спал и не спал одновременно. Было ощущение, что в меня нескончаемым потоком льётся информация, моё сознание буквально разрывалось от этого могучего прилива. В какой-то момент всё это внезапно прекратилось, как будто сработал предохранитель в мозгах, и наступила темнота...
   
  Глава 2
  
  Проснувшись утром, долго не мог понять, где я нахожусь. Голова просто трещала, я чувствовал её как шарик, который надули, и он вот-вот лопнет. Это на меня было очень непохоже - никогда не страдал мигренями. Полежав еще некоторое время с закрытыми глазами, решил осторожно подняться. Усевшись, огляделся. Со вчерашнего дня ничего не изменилось. Я все-таки в 1994-м. В дверь осторожно поскребся и заскулил Рейнис, видимо услышав, как я проснулся.
  С трудом встав и открыв собаке дверь, погладил его, после чего поплелся в ванную. Кое-как умылся холодной водой и почистил зубы. Стало немного полегче, по крайней мере круги перед глазами стали проходить. Дошел до кухни, из чайника налил в кружку кипяченой воды и открыл шкафчик, в котором, как я помню, хранились лекарства. Единственное средство от головных болей, которое я знал - анальгин, его то я и начал искать. Достав упаковку, глаз зацепился за состав на коробке и меня буквально накрыло, головная боль резко усилилась и темнота...
  Пришел в себя сидя на полу кухни. Голова болела явно меньше. Сколько я так просидел, не знаю. Кряхтя, поднялся на ноги. "Хорошо, что кружку с водой не разбил!" - подумал я. В этот момент закипел чайник, сигнализируя об этом свистком. "Значит, не долго я в отключке был", подумал я, выключил плиту и повернулся за кружкой. Рядом с кружкой лежала упаковка анальгина. Глядя на неё, я вдруг, неожиданно для себя, понял, что знаю состав анальгина, как, из чего его изготовить, для каких целей применять и в каких дозах. Это знание рождалось прямо из головы. Я точно знал, что этого знать я не могу, но я знал...
  На автомате взял пару таблеток и закинул в рот, запил водой. Посмотрел в глубь нашей "аптечки", но никаких озарений не случилось. Постояв еще какое-то время, я протянул руку, взял первую попавшуюся упаковку, открыл её и достал инструкцию по применению. Прочитав её, я мог сказать всё то же, что и про анальгин.
  Через пятнадцать минут я "прочитал" всю "аптечку". Названия, формулы, соединения, комбинации лекарственных препаратов, дозировка - все возникало в голове непонятно откуда и оставалось в ней. Даже головная боль отошла на второй план и не беспокоила так сильно. Сказать, что я был в шоке, не сказать ничего. Начал припоминать мой сегодняшний сон и сильно задумался, на сколько позволяло моё состояние. Что это был за сон, что это за знания, которыми меня напичкали, зачем всё это?
  Я снова поставил чайник и начал думать. В школе я не очень любил химию, в первую очередь из-за нашей учительницы. Ну не смогла она заинтересовать меня своим предметом. Но жизненный опыт показал, что хотя бы элементарные знания по этому предмету очень полезны и даже необходимы каждому.
  Обжёгшись горячим чаем, который не помнил, как налил, немного пришел в себя. Что теперь еще я знаю, что могу сделать?
  Интересно, мои знания касаются только фармацевтики или еще чего-то? С этой мыслью открыл шкаф под раковиной и достал банку какого-то чистящего средства. Тот же эффект - я свободно читал состав, знал оптимальный способ производства, добавки для улучшения свойств чистящего вещества. Руки начали подрагивать от охватившего меня азарта. Я кинулся в ванную, где поставил перед собой стиральный порошок, зубную пасту и средство для чистки ванной. Всё повторилось.
  И что мне с этим делать, для чего в меня впихнули такие знания?
  Я кинулся в свою комнату искать учебник по химии, но ничего не нашел. Видимо все учебники сдал в школьную библиотеку. Другой литературы по химии дома точно не было. В этот момент о себе напомнил Рейнис, заскулив у двери. "Мучать домашних животных - последнее дело" - подумал я и начал собираться на прогулку.
  На улице голова перестала болеть совсем, оставалась тяжесть, которая к концу прогулки исчезла совсем. О новых знаниях и их применении старался не думать вообще, давая мозгу время на адаптацию. Оптимальное решение проблемы в конце концов придет, просто не надо пороть горячку, это я хорошо понимал из опыта "прошлой" жизни. Между тем, вспомнил об академии, съездить в которую планировал сегодня. "Вот и займусь этим, заодно отвлекусь!" - решил я.
  Вернувшись домой, позавтракал и собрался для поездки в академию.
  На остановке общественного транспорта народу было не много, мой автобус подошел минут через пять.
  В своей уже прошлой жизни я отвык от общественного транспорта, передвигаясь на машине, в редких случаях пользовался услугами такси.
  Тем непривычней для меня стала поездка на старом желтом автобусе ЛИАЗ, в простонародье именуемом "скотовозом". Хорошо, что моя остановка была вторая с начала маршрута, и я сумел сесть к окну на одно из свободных мест. Ко мне подошла кондуктор, у которой я поинтересовался стоимостью проезда.
  - Пятьсот рублей.
  Я достал из кармана тысячу рублей. Получив сдачу, с интересом уставился в окно, разглядывая пейзажи, сравнивая 94-й и 18-й года. Автобус, гремя и скрепя всеми сочленениями, достаточно бодро вез меня в центр города, где предстояло сделать ещё одну пересадку.
  - Привыкай заново, Алексей, к общественному транспорту, - сказал я себе, - тебе еще долго наслаждаться этой романтикой!
  Покинув автобус на конечной остановке маршрута, не смог отказать себе в удовольствии и прогулялся по центру города. Всюду книжные развалы, ларьки с аудио и видео кассетами сомнительного качества, с выставленными колонками, орущими композиции "Enigma" и DJ Bobo, рядом палатки со шмотками непонятного происхождения, женщины в белых халатах не первой свежести с рундуками на колесиках, торгующие беляшами с "мясом" и картошкой, цыганки в пестрых платьях и платках, навязчиво предлагающие погадать за недорого.
  - Да, это не Рио-де-Жанейро, - вспомнились слова одного турецкоподданного.
  В академию я добрался после в районе обеда и сразу же направился к стендам, на которых висели списки сформированных групп. Все осталось без изменений, и я оказался в 14-той группе следственно-криминалистического факультета. Отдельно висело объявление, в котором указывалась дата и время сбора студентов-первокурсников для поездки в колхоз. Кроме того, висело расписание начала установочных лекций для первого курса. Первым учебным днем было 3-е октября.
  - Хорошо, - подумал я, - у меня практически два месяца, можно многое успеть.
  С больничным как-нибудь разберусь ближе к сентябрю. Финансовый вопрос можно попытаться решить на овощебазе, которая была расположена рядом с нашим микрорайоном. В прошлой жизни мама рассказывала мне о сыне своей сослуживицы, Коле, который подрабатывал на овощаге грузчиком. Я знал Колю, он был старше меня на год, но ни телефона, не адреса я его не знал тогда, а тем более сейчас.
  Добравшись до своего района и выйдя на конечной остановке, я направился в сторону овощаги. Подойдя к проходной, первым делом начал смотреть доску объявлений. Надо еще учитывать мой возраст - 17 лет, и то, что постоянную работу я пока не ищу, и скорое начало занятий в академии.
  Не найдя для себя подходящих вакансий, я зашел на проходную и обратился к вахтеру:
  - Здравствуйте, я ищу подработку, может вы подскажете к кому мне можно обратиться?
  - Привет! Много вас тут таких ходит, работничков. Тебе сколько лет, пацан? - мужик отвлёкся от чтения "СПИД-инфо".
  - Скоро восемнадцать будет.
  - Вот, восемнадцать исполнится и приходи, а сейчас вакансий нет.
  - Так мне не нужно официальное трудоустройство, я на любую работу согласен.
  Мужик задумался, сделал знак подождать и начал набирать кого-то на телефоне.
  - Михалыч, тебе в бригаду люди нужны? - сказал в трубку вахтер, и стал слушать ответ. - Он здесь, на вахте у меня стоит, к тебе отправить? Хорошо.
  Оглядев меня еще раз с ног до головы, мужик добавил:
  - Пройдешь до 3-го склада, он вон в той стороне, - махнул рукой, - спросишь Валентина Михайловича. Все понял?
  - Да, 3-й слад, Валентин Михайлович. Спасибо вам!
  - Да не за что! - сказал мужик и снова уставился в газету.
  3-й слад я нашел достаточно быстро. Спросив, где я могу найти Валентина Михайловича, я направился к каморке в углу огромного склада.
  - Здравствуйте, Валентин Михайлович! Меня зовут Алексей, вам звонили с проходной, я ищу подработку грузчиком. - обратился я к здоровенному мужику, сидящему за столом.
  - Здравствуй, Алексей, - разглядывая меня ответил Михалыч. - Грузчиком значит...
  Надо сказать, что к 17-ти годам рост у меня был в районе 183 сантиметров, я был плотного телосложения, еще более раздаться вширь я должен был, на сколько я помню, через год-полтора.
  - Да.
  - Сколько тебе лет?
  - Скоро восемнадцать. - опять приврал я.
  - Хм... У меня пара работяг запила, есть временная работа грузчиком. Работа трудная, тяжелая. Справишься? - спросил он.
  - Справлюсь. - уверенно ответил я.
  - Хорошо, приходи сюда же завтра к 8 утра, возьми рабочую одежду, что-нибудь перекусить и попить.
  - Буду, Валентин Михайлович! - не скрывая довольной улыбки ответил я.
  Попрощавшись с Михалычем, я оправился в сторону дома. Про зарплату спрашивать у бригадира не стал, ясно, что ко мне будут приглядываться, не справлюсь с нагрузками или не понравлюсь - вообще могут не заплатить. Так какой смысл мысленно тратить неполученные деньги?
  Добрался я до дома к четырём часам. Первым делом достал из шкафа старые джинсы, рубашку, ветровку и кроссовки, которые готовились к переезду на дачу, сложил это все в спортивную сумку, перекусил и задумался, чем бы мне еще полезным заняться.
  Времени до вечера было еще много, и я решил сделать дома уборку. Разложил свои вещи по шкафам, протёр пыль, пропылесосил и помыл пол, погулял с собакой и стал ждать отца с работы, чтобы вместе с ним поужинать.
  Отец пришел около 7 вечера.
  Сидя за столом на кухне, отец спросил:
  - Ну что, съездил в институт?
  - Ага, съездил. В колхоз отправляют 2-го сентября, а учеба начнется 3-го октября. Не хочу я в колхоз ехать, пап, лучше я вам на даче картошку помогу выкопать.
  - Хм... А тебя не отчислят за колхоз-то? - нахмурился отец.
  - Так я заболею, пап.
  - И чем же ты заболеешь, Алексей, воспалением хитрости? Так тебя с таким диагнозом точно погонят...
  Надо отметить, что мой отец всегда отличался крайней степенью ответственности, если надо - убьется, но сделает. Даже с температурой он редко когда уходил на больничный, переносил на ногах.
  - Разберемся, пап.
  - Разберется он... Сильно взрослый стал? - начал раздражаться отец.
  - Пап, я на овощагу грузчиком устроился... - перевёл я разговор на другую тему.
  Отец аж поперхнулся и закашлялся.
  - Когда успел? - через минуту спросил он.
  - Да сегодня, после академии заехал, завтра к восьми надо уже выходить.
  - Да-а, может ты точно взрослеть начал? - задумчиво спросил отец.
  На кухне мы просидели еще около часа, отец спросил меня про одежду для овощаги, показал некоторые приемы переноса тяжестей из собственного опыта, попросил не надрываться и в конце похвали за инициативу.
  Спать я ложился с некоторой опаской и надеждой. Опасался, что я сойду с ума, и одновременно надеялся на новую порцию знаний.
  
  ***
  
  Проснулся по будильнику с головной болью, но не такой как вчера, а более привычной что ли... Ночью опять был неконтролируемый поток информации, но воспринимался он мной уже легче, привычнее. Видимо организм адаптируется. Я даже понял, чего касалась эта информация - что-то связанное с химией, но подробности от меня пока ускользали. Буду надеяться, что они проявятся позже. Попив чай и погуляв с собакой, я направился на первую в этой жизни работу.
  Во время смены на овощаге я чуть не сдох от усталости, но и думать о моих снах было некогда. Закончили работать мы около 4-х часов дня. Мало сказать, что я был еле живой. Я был полумертвый! Остальные члены бригады посматривали на меня с плохо скрываемыми ухмылками. Периодически, во время работы, я замечал бросаемые Михалычем оценивающие взгляды, но вроде нигде не накосячил.
  Когда я подошёл к каморке Михалыча, мужики разливали водку на ящике из-под овощей, накрытом газеткой.
  - Леха, за первый рабочий день будешь? - спросил один из них.
  - Так я стакан не подниму, сил уже нет! - попытался отшутиться я.
  - На это дело силы надо завсегда оставлять! - и вся бригада засмеялась.
  - Учту, мужики, но мне еще до дома добраться надо!
  - Чего к парню пристали, алкашня? Только бы выпить! - ворчливо сказал Михалыч, вышедший из своей каморки, и махнул мне рукой, типа заходи.
  Зайдя к Михалычу, увидел на столе пачку мятых денег.
  - Вот, возьми, здесь 30 тысяч, заработал. Завтра придешь? Или все?.. - с хитринкой посмотрел на меня Михалыч.
  - Спасибо, Валентин Михайлович, конечно, приду!
  - Хорошо, завтра так же к 8-ми.
  Добирался я до дома на морально-волевых. С непривычки не поднимались ни руки, не ноги. Дома буквально заставил себя залезть под душ.
  Если бы я был обычным подростком, плюнул бы на эту работу. Долго спать, гулять с друзьями, смотреть до утра телевизор, пока я на каникулах, - это ли не счастье для подростка, закончившего недавно школу? Да и с моральной точки зрения вроде как все нормально - в институт я поступил, буду учиться, это как бы и есть моя работа. Впереди 5 лет учебы - время есть, наработаюсь еще. Но у меня была не присущая этому возрасту мотивация - хотелось движения, действия, я хотел хорошо одеться, иметь на кармане деньги, в идеале съехать от родителей на съёмную квартиру, получить от них полную независимость, даже помогать им в это непростое время. Да и предыдущий жизненный опыт не давал сидеть на попе ровно. Так что мыслей не пойти на работу на следующий день у меня даже не возникло. Из последних сил заставил себя одеться и пойти погулять с собакой.
  Пришедший вечером домой отец долго, с ухмылкой, разглядывал меня, лежащего на диване в гостиной, пока не задал ехидным тоном вопрос:
  - Ну что, сынок, как поработал?
  - Я сейчас сдохну, папа! - ответил я, демонстрируя всем своим видом зверскую усталость.
  - Ну-ну... - отец ухмыльнулся и пошел ужинать.
  Так прошло полторы недели, я втянулся в работу грузчика, похудел, но чувствовал, как мышцы начали приходить в тонус. Собаку отец увез к матери на дачу, и у меня появился лишний час для сна. В бригаде отношения складывались нормально, выпивать я с ними так и не стал, хотя в один из дней дал Михалычу деньги и попросил купить для работяг водки, типа проставляюсь.
  Сны продолжались сниться, но были не такими насыщенными, такое ощущение, что мне в мозгу выстраивали связи. С каждым днём понимание химии становилось всё лучше и лучше. Я уже даже точно не мог сказать, что я знаю, а что не знаю. Но все эти знания носили практический характер - я точно знал какое вещество для чего применяется, как увеличить эффективность его действия, как его произвести.
  Несколько раз заходил в аптеки и, под видом покупателя, просил почитать инструкции различных лекарственных препаратов. Постепенно началось формироваться понимание того, как я смогу использовать свои знания - создание универсального средства практически от всех болезней.
  Кроме того, на овощебазе постоянно приходилось работать в загазованной атмосфере - тягачи с товаром на погрузку и разгрузку, тепловоз, таскающий вагоны туда-сюда, - всё это явно не добавляло здоровья окружающим. Из будущего всплывали электромобили и гибриды. Сразу же вспомнились сотовые телефоны, планшеты и другие гаджеты, которые необходимо было постоянно заряжать. В какой-то момент мне пришло понимание, как создать универсальный источник энергии.
  Была уверенность в том, что никаких исследований и по лекарству, и по источнику энергии, проводить не надо. Все формулы и технология производства буквально стояли перед глазами. Вот и буду двигаться в этом направлении.
  Иллюзий я не строил, если о моих способностях узнают, вытрясут полностью. Универсальное лекарство и источник энергии - это огромные деньги и власть на всей планете! Десять раз надо подумать, чтобы мои знания, данные мне непонятно кем, не попали в чужие руки.
  Но начинать надо однозначно с лекарства. Как это сделать? Нужна химическая лаборатория и необходимые вещества. Вещества можно выделить из различных лекарственных препаратов, имеющихся в свободной продаже в аптеках, а вот с лабораторией уже гораздо сложней.
  Сразу вспомнилась мама Женьки, которая работала в техникуме химического машиностроения, в котором должна быть химлаборатория. Но надо придумать легенду для моего интереса. С этим было намного сложнее - как объяснить мой внезапно проснувшийся интерес к химии? Сказать правду? Точно не поверят, подумают, что связался с наркотой. А что, я б тоже так подумал! Надо убедительное что-нибудь придумать. Но в голову ничего не шло, пока я не вспомнил, что отец Жени уже сейчас болеет раком и в следующем году, по моим воспоминаниям из будущего, его похоронят. Вот и попытаемся воспользоваться сложившейся ситуацией.
  Несколько раз за это время звонили Димка с Женькой, спрашивали, куда я пропал? Сказал, что отцу на работе помогаю. Ребята заявили, что я молодец и с первой получки должен проставиться пивом. Пообещал.
  Приближался конец августа и в воскресение с дачи отец привез маму.
  - Привет, Алексей, как ты похудел! - обняла меня мама.
  - Мам, я очень соскучился! - прошептал я ей на ухо.
  Мама, такая молодая...
  Меня охватила какая-то нежность, слезы выступили на глазах, и я как-то попытался отвернуться, чтобы их скрыть. Хорошо, что в этот момент под руку попался Рейнис, которому надо было мыть лапы, чем я срочно и занялся.
  Потом был обстоятельный разговор с мамой на тему моего больничного и покупки одежды.
  - Ну хорошо, уйдешь ты на больничный, а одежду мы когда поедем покупать? - спросила меня мама.
  - В конце сентября, мам, я как раз денег заработаю и нормальную одежду смогу себе позволить! - с серьезным видом ответил я ей.
  - Договорились, но без меня ничего не покупай. - строго сказала она.
  - Хорошо, мам!
  Тем же вечером по телефону у Женьки узнал, когда будет дома его мама, и договорился к ним зайти.
  На следующий день, заскочив домой помыться и переодеться, я пришел к Женьке домой. Ольга Петровна была уже дома. Меня накормили, расспросили о прошедших экзаменах и жизни на каникулах. Ответив на все интересующие её вопросы, я попросил Женьку оставить нас с его мамой на кухне одних. Женька, не скрывая любопытства, оправился играть на приставке в свою комнату.
  - Ольга Петровна, мне Женя говорил, что отец лежит в больнице. Что случилось? - спросил я.
  Женщина буквально спала с лица. Доброжелательная улыбка исчезла, она как-то разом потухла, слегка ссутулившись. Молчала она долго, смотря прямо перед собой, потом подняла глаза на меня и тихо произнесла совершенно безжизненным голосом:
  - Рак у него обнаружили...
  - На сколько всё плохо? - так же тихо спросил я.
  - Вроде есть надежда... - не глядя на меня ответила она.
  - Ольга Петровна, я могу помочь. - твердым голосом сказал я.
  Она посмотрела на меня с недоверием.
  - Как?
  - Я могу создать лекарство, которое ему поможет, но мне нужна лаборатория. Ведь у вас в техникуме она есть? - а про себя подумал - "Обратной дороги уже нет!"
  Она уставилась на меня в недоумении.
  - Не надо так шутить, Алексей!
  - Я не шучу, Ольга Петровна, и я действительно могу создать такое лекарство в кратчайшие сроки. - твердо заявил я.
  - Скажи, зачем тебе на самом деле лаборатория? Наркотики? - недоумение на её лице сменилось подозрительностью.
  - Никаких наркотиков, поверьте! - я вскочил со стула и поднял руки в защитном жесте, - Вы можете присутствовать при синтезе.
  - Откуда ты знаешь химию и фармацевтику? - подозрительность в её взгляде не пропадала.
  - Сам изучал, книжек много прочитал. - я посмотрел на неё невинными глазами.
  - Хорошо, допустим я тебе поверила. Как... это все будет происходить? - помахала она рукой на слове "это".
  Я снова сел на стул и продолжил:
  - Мы с вами закупаем лекарства в аптеках по списку, который я уже составил. Все эти лекарства имеются в свободной продаже без рецепта врача, наркотиками не являются. Потом идем в лабораторию, смотрим, что она из себя представляет, и я, если меня всё устроит, в вашем присутствии делаю новое лекарство. - попытался я её убедить.
  Ольга Петровна задумалась больше, чем на минуту, потом подняла на меня глаза и задумчиво спросила:
  - Что с тобой за лето произошло?
  - Повзрослел наверно... - улыбнулся я.
  Она встала, подошла к плите и поставила чайник. Достала из шкафчика упаковку печенья и насыпала его в вазочку. Наблюдая за её действиями, я понимал, что она думает и решает, как ей поступить. Я же сидел за кухонным столом и молчал, напряженно ожидая, что Ольга Петровна мне скажет.
  После того, как был готов чай, она повернулась ко мне и спросила:
  - Во сколько завтра ты сможешь зайти в техникум и посмотреть лабораторию?
  Внутри меня всё ликовало! Вот что значит личная заинтересованность и неверие в отечественную медицину! С трудом пытаясь скрыть радость, я ответил:
  - Если часам к пяти подойду, нормально?
  - Как раз. Учебный год ещё не начался, к этому времени у нас уже все разойдутся. Буду ждать тебя на вахте.
  - К пяти буду. - и добавил, - Не говорите пока Жене ничего.
  Она молча кивнула и стала мыть посуду.
  Допив чай, оставил Ольгу Петровну на кухне, поболтал с Женькой, отбиваясь от его попыток выяснить зачем мне его мама, и отправился домой.
  На следующий день к пяти часам я подошел к техникуму. Ольга Петровна уже ждала меня на вахте. Поздоровавшись, мы направились в лабораторию.
  Лаборатория не произвела на меня особого впечатления, но необходимое оборудование было в наличии. Правда всё оно было грязное, но это не беда. Сообщив Ольге Петровне результаты осмотра, мы закрыли дверь лаборатории и направились в её кабинет.
  - Что дальше, Алексей? - зайдя в кабинет и сев за стол спросила она.
  - Вот, список лекарств и деньги на их покупку. - я начал выкладывать на стол содержимое своих карманов. - Цены растут и в аптеках не должны удивляться количеству закупаемого.
  Ольга Петровна, не обращая внимание на деньги, взяла список лекарств и начала внимательно его читать. После прочтения обратила внимание на купюры, лежащие на столе.
  - Откуда деньги?
  - Грузчиком на овощаге работаю, подкопил немного.
  Она взяла деньги и начала их пересчитывать.
  - Хорошо, лекарства я куплю, когда ты планируешь начать в лаборатории?
  - Когда все лекарства по списку будут в наличии. - ответил я.
  - Тогда прямо сейчас по аптекам и пойдем. - она встала из-за стола и протянула мне деньги, - Пусть пока будут у тебя.
  Я согласно кивнул и направился в сторону выхода.
  Для приобретения всего перечня лекарств пришлось посетить три аптеки. Количество лекарств было мной рассчитано с таким запасом, что бы конечный продукт получился с хорошим запасом и его хватило надолго. После покупки мы вернулись в техникум и оставили пакеты в кабинете Ольги Петровны. Деньги потратили практически полностью.
  - Итак, по твоему списку всё готово, когда начнём? - услышал я вопрос.
  - Да хоть завтра, но оборудование в лаборатории надо всё равно мыть. Сам процесс будет состоять из двух стадий - сначала надо выделить из лекарств необходимые вещества, а потом уже заняться синтезом конечного продукта. По времени, с учетом оборудования лаборатории, думаю часов 12-13, не меньше.
  Ольга Петровна задумалась на минуту и предложила:
  - Тогда лучше этим заняться в субботу, тем более здесь никого не будет и нам никто не помешает.
  Я прикинул свои планы на ближайшие выходные, у Михалыча придется отпрашиваться.
  - Хорошо, в субботу действительно самый лучший вариант. Во сколько? - спросил я.
  - Давай с утра, часиков в восемь? - предложила Ольга Петровна.
  - В восемь буду.
  Всё время до утра субботы я немного волновался. Одно дело знать как делать, другое - делать. Время пролетело быстро, работа на овощаге хорошо так отвлекала от дурных мыслей. Кроме того, надо было подумать о больничном на сентябрь.
  Вопрос с больничным, по моим воспоминаниям, можно решить через маму Вадика Уткина, которая как раз работала медсестрой участкового врача в нашей поликлинике. Вадик с мамой жили на первом этаже нашего дома. С этой семьей у меня были неплохие отношения. Вадик хоть и был младше меня на год, состоял в нашей дворовой компании. Я не сомневался, что смогу договориться с его мамой, развитые коммуникативные навыки из прошлой жизни мне это позволят, но была уверенность, что больничный через нее мне придётся делать не раз и лучше с самого начала хорошие отношения подкрепим недорогими подарками.
  В четверг вечером я позвонил в дверь квартиры Уткиных.
  - Вадик, привет!
  - Привет. Леха!
  - Мама у тебя дома?
  - Дома, - ответил Вадик недоуменно, - А тебе зачем?
  - Да проконсультироваться надо! - ответил я.
  - Да ты проходи, что в дверях то встал! - с улыбкой заявил Вадик и убежал звать маму.
  - Привет, Алексей, что хотел? - вытирая руки полотенцем спросила меня Нина Васильевна. Судя по запахам, доносившимся из кухни, занималась она готовкой.
  - Нина Васильевна, у меня проблема! Вы же знаете, что я в институт поступил? - дождавшись ее кивка, я продолжил. - Так вот, нас в колхоз 2-го отправляют на месяц, а я не хочу туда ехать, можно через вас как-нибудь больничный сделать? - я сделал просящий вид и молитвенно сложил руки на груди.
  - Х-м... Можно, конечно, но тебе всё равно надо в общем порядке взять талончик и прийти на прием. - ответила она улыбаясь.
  - 2-го числа буду, Нина Васильевна! - уверил я её, попрощался и довольный направился домой. Одной проблемой стало меньше.
  
  ***
  
  Вечером в пятницу созвонился с Ольгой Петровной, договоренности были в силе. Предупреждать отца о возможной задержке не стал, он вечером до воскресения уезжал на дачу. Заснуть долго не получалось, в голову лезли пессимистичные мысли, воображение рисовало совсем не радужные картины будущего.
  Проснувшись утром в субботу, почувствовал себя полностью разбитым. Умылся, оделся и выпил чай на автомате, мрачное настроение не отпускало. Ночью прошел дождь и утренняя свежесть по дороге в техникум немного взбодрила.
  Ольга Петровна уже ждала на вахте. Увидев её, я попытался взять себя в руки.
  - Какого хрена? У тебя всё получится! Посмотри на эту женщину, у неё муж умирает! А ты тут рефлексией занимаешься! Ты дал ей надежду, она тебе поверила! Не смей раскисать! Возьми себя в руки! - эти мысли мгновенно промелькнули у меня в голове...
  И меня отпустило...
  - Ольга Петровна, доброе утро! - уже практически придя в себя, бодрым голосом поприветствовал я её.
  - Доброе утро, Алексей! - она улыбнулась. - Пойдем.
  Забрав пакеты с лекарствами в её кабинете, мы направились в лабораторию. Мыть оборудование пришлось больше двух часов, после чего мы решили сделать перерыв и попить чай в кабинете Ольги Петровны принесёнными ей пирожками с капустой. Процесс синтеза нового лекарства начался около одиннадцати часов утра и закончился после полуночи. Участие моей напарницы сводилось к "принеси-подай-засеки время", всю основную работу я делал самостоятельно. Моё сознание действовало практически самостоятельно, руки идеально слушались команд. В кратких перерывах Ольга Петровна интересовалась происходящим в данный момент и мне приходилось на бытовом языке объяснять ей тот или иной процесс и для чего он нужен.
  Разглядывая белый порошок, получившийся в результате синтеза, Ольга Петровна спросила меня:
  - Это оно и есть?
  - Да, это оно и есть. - ответил я устало.
  - Как оно действует?
  - Запускает в организме процесс регенерации.
  - Это как? - непонимающе посмотрела она на меня.
  - Если говорить упрощенно, то человек выпивает этот порошок и организм самостоятельно начинает обновляться, переходит в идеальную форму для своего возраста и даже немного молодеет. Большинство болезней уходит, в том числе и раковые. Руки и ноги, конечно, не отрастит, но шрамы, я думаю, может затянуть точно. Всё, конечно, зависит от общего состояния организма, его "изношенности", внутренних резервов...
  - Ты уверен? - спросила с надеждой в голосе Ольга Петровна, думая, видимо, в первую очередь о своём муже.
  - Александру Юрьевичу помочь должно точно. - уверенно сказал я.
  - Будем надеяться! - прошептала она и добавила уже громче, - А испытания там всякие, на мышах, на добровольцах?..
  - Ольга Петровна, если запускать это всё официально, уйдут годы, если не десятилетия, это ведь и вы понимаете прекрасно. В конце этих испытаний авторство у препарата уже будет другое, меня там явно не будет. Вы хоть представляете какие это деньги? - сказал я, вспоминая своё будущее, как дико росла капитализация фармацевтических компаний при выходе их на рынок с новым лекарством, сколько аптек расплодилось к 2018-му - плюнь, не промажешь.
  Я прекрасно понимаю её недоверие, но деваться ей было некуда. Мы все подсознательно верим в маленькое чудо, так почему оно не может произойти прямо сейчас и именно с нами?
  - Всё я представляю, - отмахнулась она от моих слов, - Ты можешь дать гарантии, что это лекарство хотя бы не навредит?
  Я почувствовал явное напряжение в её голосе.
  - Давайте я прямо сейчас при вас его приму? - улыбнулся я.
  Ольга Петровна замялась на мгновение и утвердительно кивнула головой.
  Я подошел к весам и отмерил один грамм вещества. Очень хотелось повеселиться - достать денежную купюру, демонстративно свернуть её трубочкой и втянуть белый порошок ноздрёй, но я себя сдержал, не та была ситуация. Но я понимал, что обстановку надо как-то разрядить, и после того, как высыпал лекарство себе в рот и запил остатками холодного чая, сделал вид, что меня начала бить мелкая дрожь. Руки тряслись, голова моталась из стороны в сторону, лицо перекосилось. Ольга Петровна бросилась ко мне с невнятным криком и я, не удержавшись, рассмеялся. Я схватил её за руки и сказал:
  - Всё-всё, я пошутил, пошутил, со мной всё нормально!
  - Дурак! - крикнула она мне, вырвала руки и уселась на стул. - Нельзя так делать! - она выдохнула, явно успокоившись, - И что дальше?
  Я взял другой стул, поставил его напротив Ольги Петровны, сел и начал рассказывать ей как я себе представляю внешние последствия приёма препарата:
  - После приёма, как я уже говорил, включается процесс регенерации, обновления организма. Сам препарат лишь запускает этот процесс, который по времени может продолжаться достаточно долго - до полугода, смотря в каком состоянии находится организм. Протекает всё плавно и постепенно, организм сам регулирует скорость.
  - А мне можно?.. - вдруг спросила Ольга Петровна.
  - Не можно, а нужно! - я встал, подошел к столу, взял пакетик с лекарством и на весах отмерил грамм. После чего вернулся к Ольге Петровне и протянул ей бумажку с насыпанным на неё лекарством, рядом на стол поставил кружку и налил в неё воды из чайника. С опаской взяв от меня препарат, она долго его рассматривала, не решаясь принять. Я ей не мешал. Через какое-то время она посмотрела на меня и, как будто на что-то решившись, засыпала порошок себе в рот и запила водой из кружки. Пару минут она прислушивалась к своим ощущениям, потом встала и прошлась по лаборатории.
  - Я ничего не чувствую. - сказала она, снова усаживаясь на стул.
  - Так и должно быть, - я улыбнулся, - вы не волнуйтесь, всё будет происходить постепенно.
  Она снова встала, взяла чайник и поставила его кипятиться.
  - Ольга Петровна, - не зная с чего начать, продолжил я, - вы должны понимать на сколько всё серьёзно, как это опасно для вас и в первую очередь для меня.
  - Как опасно для меня? - она резко обернулась.
  - Опасно в смысле вашего присутствия при процессе изготовления лекарства. - поспешил я её успокоить. - Вы, конечно, не сможете точно рассказать технологию, да и я применял различные хитрости, гарантирующие сохранение последней в тайне, даже если знать конечную формулу активного вещества. Лет на пятьдесят-шестьдесят я планирую остаться монополистом.
  - Да я никому и не собиралась ничего рассказывать. - недовольным тоном прервала меня Ольга Петровна.
  - Вот, и не надо этого делать, это и в ваших интересах тоже. - жестким тоном сказал я ей глядя прямо в глаза.
  После этого демонстративно отсыпал грамм лекарства, запечатал в бумажку и протянул ей.
  - Это для Александра Юрьевича. Можете дать ему после того, как сами почувствуете действие препарата на себе.
  Она кивнула, бережно взяла пакетик и осторожно положила его в карман халата.
  - Кстати, порошок полностью растворяется в воде, можете и таким образом дать препарат мужу.
  - Нет уж, как мы с тобой выпили, так и его заставлю! - произнося эти слова, Ольга Петровна машинально пыталась нащупать рукой пакетик через ткань халата.
  - И еще, будет у меня к вам просьба. - продолжил я, - Вы должны хотя бы раз в два дня звонить мне и рассказывать о вашем самочувствии. Договорились?
  - Конечно, Алексей! - заверила она меня.
  Уборка в лаборатории заняла около получаса, после чего мы везде выключили свет и вышли на улицу.
  - Ольга Петровна, я провожу вас до дома, и без возражений, ночь на дворе.
  Возражать она не стала и, проводив её до подъезда, я вернулся домой и улегся спать буквально без задних ног.
   
  Глава 3
  
  Проснувшись утром в воскресенье, первым делом прислушался к процессам, происходящим в моём организме. Видимых улучшений я пока не ощутил. Умывшись и поев, начал думать, что же мне делать дальше.
  Препарата получилось чуть больше ста граммов. Раздавать его бесплатно я точно не собирался. И совсем не из меркантильных соображений, хотя и они присутствовали тоже, а просто люди никогда не ценят то, что им достаётся задаром.
  Оставался вопрос реализации моего препарата. Продавать его в виде порошка не вариант, кто-нибудь додумается сдать на анализ и у меня возникнут серьезные проблемы. Выходить на власть предержащих тоже не вариант, в лучшем случае посадят в золотую клетку. Остаётся заниматься реализацией самостоятельно, сведя риски к минимуму.
  Единственный вариант, который пришел мне в голову, это прикинуться экстрасенсом. Население страны уже подготовлено Кашпировскими и Чумаками, от клиентов точно отбоя не будет. Тем более непосредственное общение со мной, а не с фармацевтом в аптеке, создаст мне очень неплохой имидж в глазах больных и их родственников. А первоначальную рекламу можно будет сделать через Ольгу Петровну и Александра Юрьевича, её мужа. Кстати, надо будет поинтересоваться, как дела у Ольги Петровны.
  Кроме того, надо и родителям препарат как-то дать. Всей правды я, конечно, им не скажу, но их участие в моей практике "экстрасенса" подразумевается.
  
  ***
  
  Вся следующая неделя прошла у меня на овощаге, свободны были только вечера.
  В понедельник вечером позвонил Ольге Петровне и поинтересовался её самочувствием. Она сказала, что вроде как общее состояние улучшилось. Договорились, что я зайду к ней вечером через день.
  Весь день в среду шёл мелкий противный дождь. Взяв дома отцовский зонт, я отправился к Ольге Петровне. Женьки дома не было, но, по сложившейся традиции, разговор всё равно проходил на кухне.
  - Алексей, вроде как я стала чувствовать себя лучше! - наливая мне чай, сказала смущенно она, - Стала лучше и крепче спать, меньше устаю, в техникум хожу каждый день всё более быстрым шагом и практически не задыхаюсь. За эти четыре дня ни разу не было изжоги от столовской еды. И самое главное, эти очки мне уже не подходят, я стала лучше видеть! - она сняла очки и положила их на стол.
  Я смотрел на Ольгу Петровну с улыбкой и мне казалось, что она как будто посвежела. Не так выделялись мешки под глазами, двигалась она чуть быстрее и резче, настроение явно улучшилось. А самое главное - появился хоть и слабый, но блеск в глазах.
  - Ольга Петровна, с последней нашей встречи вы явно выглядите лучше. - я продолжал улыбаться. - Очень рад, что лекарство вам помогло, дальше будет только лучше, поверьте мне.
  - Скорей бы уже! Саше надо срочно дать порошок! - она села на стул напротив меня, не обращая внимание на свой уже остывший чай. - Когда ему уже можно будет его дать?
  - Когда его из больницы отпустят?
  - В эту пятницу должны.
  - Вот, и дадите в пятницу, а перед этим расскажите ему о ваших улучшениях в здоровье.
  - Алексей, а можно ты ему всё расскажешь? - неуверенно спросила она, - А то он может мне не поверить...
  - Хорошо, Ольга Петровна, обязательно приду, и мы вместе с вами его уговорим! - заверил я её.
  Поговорив еще немного, я отправился домой.
  Вечером в пятницу состоялся разговор с Александром Юрьевичем. Выглядел он, прямо скажем, неважно, да и чувствовал себя так же. Сначала с его стороны было глухое недоверие и непонимание, но после уговоров жены и рассказа её о собственном улучшении здоровья и даже демонстрации чтения книги на вытянутых руках, он сдался:
  - Чёрт с вами, Менделеевы хреновы, давайте сюда вашу пилюлю! Хуже уже точно не будет! - он высыпал порошок себе в рот и запил водой из протянутой женой кружки.
  Ольга Петровна облегченно вздохнула.
  - У меня будет к вам большая просьба. - я обвёл их глазами и добавил серьезным тоном, - Особенно к вам, Александр Юрьевич. - он посмотрел на меня с интересом. - Я на сто процентов уверен в вашем выздоровлении и поэтому прошу рассказать в вашем отделении, когда вам станет лучше, что вы сходили к экстрасенсу и он вам дал гарантию излечения. Ни о каком лекарстве говорить вы не должны, забудьте про сегодняшний вечер. - я пристально посмотрел ему в глаза.
  В порядочности Александра Юрьевича я не сомневался. Это был один из немногих людей, встреченных мною в жизни, которого я действительно уважал. Обостренное чувство справедливости не давало ему нормально жить в советское время, оно же сделало его идейным коммунистом в суровые 90-е.
  - Хорошо, Алексей, я выполню твою просьбу, но только тогда, когда я действительно выздоровею. - непререкаемым тоном сказал он. Было видно, что в чудо-лекарство он еще не поверил.
  - На большее я и не рассчитываю. - я протянул руку, и мы скрепили наш договор рукопожатием.
  После этого разговора мы, вместе с Женькой, пошли прогуляться. Он вился вокруг меня мелким бесом, пытаясь выяснить, что за дела у меня с его родителями. Отговорившись общими фразами о болезни его отца, я переключил разговор на Женькины подростковые дела. Так, в разговорах, мы дошли до моего дома, попрощались и разошлись.
  Всю эту неделю я прислушивался к своим ощущениям после приёма препарата. Несмотря на то, что в работу грузчика я уже втянулся, стал явно меньше уставать, быстрее восстанавливаться, итак стопроцентное зрение стало ещё лучше, проблемы с желудочно-кишечным трактом больше не беспокоили. Была только одна проблема - играл гормон. Если с "утренним стояком" проблема решалась сама собой, то ходить на работу и с работы было, если можно так выразиться, несколько неудобно - трусы жали... Конец лета, теплая погода, короткие юбки, прозрачные платья... Надо что-то с этим делать. Только поймите меня правильно, я не хочу сказать, что после приёма препарата ко мне вернулось утраченное либидо, нет, просто проявлять оно себя стало очень уж явно и демонстративно!
  А в воскресенье с дачи приехала мама.
  
  ***
  
  Разговор с родителями состоялся вечером в воскресенье.
  Когда мы поужинали, я вызвался налить чай, в кружках родителей вместе с сахаром размешал заранее подготовленный препарат. Дождавшись, когда они выпьют его полностью, решился завести разговор о лекарстве, попросив меня не перебивать. Единственное, что я им не стал рассказывать, это про моё "попаданчество" из 2018г. Но родителям хватило и всего остального, особенно после того, как я признался им в добавлении препарата в чай. Рассказал я им и про Женькиных родителей, и лабораторию, и про то, что хочу стать "экстрасенсом". Вишенкой на торте был прозрачный пакет с белым порошком, выложенный на центр стола. Только некоторое обалдевание помешало им побежать в сторону раковины и не засунуть два пальца в рот.
  Успокоив родителей, заверив их, что я не связался с наркотой, предложил им последить за своим самочувствием хотя бы несколько дней, убедиться в эффективности препарата и обсудить планы на будущее.
  
  ***
  
  А время неумолимо двигалось вперёд и наступило начало сентября.
  Состояние Ольги Петровны улучшалось с каждым днём. То же самое происходило и с её мужем. Изменения почувствовали и мои родители, особенно мама. Отвезя её в среду на дачу, отец начал собираться в командировку. Мы закупились продуктами, я выслушал последние наставления родителя и на полторы недели остался дома один.
  Отпросившись у Михалыча, моего бригадира, 2-го сентября я пришел на прием в поликлинику.
  Очередь была не очень большой, узнав, за кем буду, я настроился на ожидание. Буквально через пару минут к кабинету врача подошли две девушки. Посмотрев на номер кабинета и сравнив его с талончиком, они спросили кто последний.
  - За мной будете! - обозначил я себя поднятой рукой.
  Девушки посмотрели на меня, видимо запоминая, и отошли к окну.
  Я же в свою очередь начал их с интересом разглядывать. Это была классика, ходячий стереотип! Одна из них была килограммов под восемьдесят при росте сантиметров 165, с незапоминающимся подростковым прыщавым лицом... А вот её подружка... Представьте себе совершенно невинное существо, девочку, натуральную блондинку, с офигительной, оформившейся фигурой, которую подчеркивало легкое летнее платье, с голубыми глазами, подведенными голубой же тушью!.. Да еще и на фоне её монструозной подружки... Я на мгновение почувствовал себя педофилом! Но только на мгновение, вовремя вспомнив о своем биологическом возрасте. Гормоны тут же дали о себе знать и мне пришлось прикрывать штаны медкартой, взятой в регистратуре.
  Тем не менее очередь продолжала двигаться, я периодически открыто с улыбкой поглядывал на девушку у окна. Несколько раз ловил смущенную ответную улыбку.
  В кабинете врача, видимо предупрежденного о моей проблеме, смотреть меня особо не стали. Померили давление, посмотрели язык и горло. Кроме того, сама врач - Ольга Викторовна - хорошо знала мою маму и проблем с получением больничного не возникло.
  - Возьми бюллетень, сходи в регистратуру, поставь печать и вернись к нам. Я пока направления на анализы подготовлю. И позови следующего. - сказала Ольга Викторовна, вручая мне бланк бюллетеня.
  Я кивнул, открыл дверь кабинета и сказал:
  - Следующий!
  А следующим, вернее следующей, оказалась та блондинка - мечта педофила! Пропуская её в кабинет, решил пошутить:
  - Вы не раздевайтесь, я скоро вернусь! Хотя... - и демонстративно окинул её взглядом с ног до головы.
  Довольный собственным остроумием и наглостью, которая второе счастье, направился на первый этаж поликлиники в сторону регистратуры. Вернувшись в кабинет, заметил ехидное выражение лица врача и моей соседки-медсестры. Мечта педофила скромно устроилась на краю кушетки. По большому счету, я получил то, что хотел, и думать об отношении к моему юмору думать не собирался.
  Забрав направления, я направился домой.
  Вечером того же дня я зашёл к Уткиным и вручил Нине Васильевне две упаковки "Рафаэлло" и бутылку "Монастырской избы". Такой же набор я попросил передать для Ольги Викторовны, поблагодарив за больничный. Потратил я на это всё около двадцати тысяч, больше половины моего дневного заработка, но расстроен точно не был.
  Эта история все же имела весьма неожиданное продолжение. На следующий день, вечером, раздался телефонный звонок.
  - Слушаю! - рявкнул я в трубку.
  - Здравствуйте, а Алексея можно? - раздался в трубке робкий девичий голосок.
  - Это я! - уже мягче произнес я.
  - Вы меня, наверное, не помните, мы с вами в больнице виделись... Я такая блондинка, за вами в очереди была... - продолжила девушка.
  - Ну как не помнить такую девушку! - сладким голосом начал вещать я, как бы намекая на некое продолжение с её стороны. И оно не заставило себя ждать.
  - Может быть мы с вами встретимся? - уже увереннее прозвучало в трубке.
  - Я полностью свободен и готов к приключениям! - снижая уровень напора, но уверенно, заявил я.
  - Давайте встретимся! - как в омут бросилась, именно так это прозвучало.
  - Давайте около 105-й школы? Через сколько будете?
  - Через час. - услышал я ответ.
  - Через час буду! - сказал я и положил трубку.
  Так, быстро мыться, и собираться, вечер обещает быть томным!
  Подходя к школе, заметил девочку-видение, которая, видимо пришла раньше срока.
  - Привет! Моё имя ты знаешь, позволь узнать твоё? - с нажимом спросил я её.
  - Привет! Лена.
  - Хорошо, Лена, пиво будешь?
  - Буду. - ответило мне воздушное существо и покраснело...
  Пока шли до ларька, блондинка рассказа, откуда у неё мой телефон. А дело в том, что нашим врачам и медсестрам на работе видимо иногда бывает скучно и они развлекаются как могут. В этот раз жертвами неуёмной тяги к сводничеству медицинского персонала, уставшего от бабушек-старушек, для которых поликлиники и больницы являются не чем иным как местом встречи и общения, отдыхом от опостылевших домочадцев, явились мы с Леной. По завершению приёма для получения справки для учебы на фармацевта, ей была вручена бумажка с полными моими данными - сколько лет, домашний адрес, телефон, где учусь. Вручение бумажки сопровождалось активным подмигиванием и намеками, что мальчик хороший. Мальчик ей и самой понравился, и она решила позвонить. Дозвонилась она не с первого раза, но тем ни менее...
  В ларьке я взял нам по паре "Сибирской короны", причем возраст мой так никто и не уточнил, и уже направился на выход, как услышал от Лены:
  - Алексей, а можно мне еще сигарет купить? - покраснев спросила эта няшка.
  - Конечно, Лена, каких? - небрежно спросил я, пребывая в образе "Мачо".
  Деньги были, девочка красивая, сама позвонила, проблемы с гормонами надо было решать.
  - L&M. - услышал я.
  Повернувшись к прилавку, спросил:
  - У вас "Парламент" есть? Можно две пачки? И зажигалку. - "мачо" так и пёр из меня.
  Мне пробили две пачки "Парламента" и зажигалку, жестом я предложил Лене забрать все это богатство самой, и мы пошли гулять, попивая пиво. Ситуация в ларьке напомнила мне анекдот, который я и рассказал спутнице.
  Спорят два заики:
  - С-с-с-спорим с-с-сейчас с-с-с-сигарет без з-з-заикания в-возьму!
  - С-с-спорим.
  Ну, подходит к киоску:
  - Бонд! - расплачивается и уходит. Второй заика:
  - С-с-с-спорим, я т-ттоже без з-заикания в-возьму.
  - С-с-с-спорим.
  Подходит к киоску:
  - ЛМ!
  - Вам какой красный или синий?
  - С-с-с-сука!!!
  Лена посмеялась, неловкость, между нами, потихоньку пропадала. В ходе общения я очень быстро понял, что Лена самая настоящая, натуральная блондинка. Её няшный вид, незамутненный взгляд и непосредственные манеры являются не чем иным, как следствием совершенного отсутствия мозгов. Совсем. Безнадежно. Без вариантов.
  - Господи, - думал я, - Какая красивая дурочка! - уж я-то, с мозгами сорокалетнего мужика, отлично понимал, что она не играет.
  После распития пары пива, я предложил Лене догнаться ещё парой. Возражений я не встретил. Покупая добавку в ларьке, к заказу я добавил ещё и упаковку индийских презервативов.
  Подойдя к ждавшей меня Лене, предложил продолжить распитие слабоалкогольных напитков у меня дома, благо что отец в командировке, мать с собакой на даче. Сопротивления этой великолепной во всех отношениях идеи не встретил.
  После распития остатков пива по законам жанра начались робкие приставания. По меркам сорокалетнего мужика робкие. По меркам подростка 17-ти лет вполне смелые, местами даже претендующие на звание "Наглец и пошляк года". Потуги, на удивление, возражений не встретили и закончились полным обнажением Лены на диване. Выбритый аккуратно в виде треугольника лобок свидетельствовал о вдумчивой цирюльне, подготовке к свиданию и том, что Лена натуральная блондинка. Сочетание юношеских гормонов и мозгов взрослого мужика, который как будто идет под статью, взорвало неокрепший мозг подростка до такой степени, что я не стал заморачиваться на счет своей одежды, а просто стянул вниз джинсы, из кармана которых на автомате вытащил презерватив, буквально натянул его на член, и с рычанием вошел в Лену.
  Следующие десять минут помню очень смутно.
   Очухался, лежа весь в поту, на Лене.
  - Ты как? - спросил я её.
  - Нормально. - ответила она смущенно.
  - Сейчас отдохну и продолжим.
  - Хорошо. - покорно улыбнулась Лена.
  Выйдя из неё, проверил презерватив. Целый. И без крови. Значит не целка, ну и слава Богу!
  Сняв остатки одежды, я лёг рядом, притянул к себе Лену и начал разглядывать её тело более пристально, давая волю рукам. Прекрасная фигура, упругая грудь второго размера с маленькими сосочками, которая так хорошо накрывалась ладонью, узкая талия, плоский живот, длинные стройные ноги, и все это без растяжек и целлюлита. Поглаживая грудь, постепенно спустился ниже, помял ягодицы, провёл ладонью по внутренней части бедер, и, наконец, добрался пальцами до клитора. Лена вздрогнула, напряглась до дрожи и, спустя какое-то время, со стоном обмякла.
  Я потерял счет времени, мы буквально растворились друг в друге! Оргазм следовал за оргазмом.
  - Господи!!! Как хорошо быть молодым!!! Да ещё после моего препарата!
  Упаковка из пяти индийских презервативов была употреблена буквально за полтора часа. Это был фееричный вечер, подогретый алкоголем, молодостью, тестостероном и животной похотью! Лена не была девственницей, но и опытной "женщиной" её назвать было нельзя. Она, несмотря на видимый энтузиазм и желание, как будто, стеснялась отдаться страсти полностью, была немного зажатой. Я не стал интересоваться её прошлыми увлечениями, да мне было и не интересно. "Ничего, будем тебя по не многу развращать!" - подумал я, глядя на лежащую рядом девушку, завернутую после душа в полотенце.
  - Когда мы снова увидимся? - спросила Лена, прижавшись ко мне.
  - А когда ты хочешь?
  - Завтра.
  - Договорились!
  Проводив Лену до дома, я испытал двоякие чувства. С одной стороны, я был благодарен ей за те ощущения, которые мы пережили с ней вместе, с другой - у нас с Леной точно нет будущего, только настоящее.
  Кроме того, Лена поведала, что окончательно растопило девчачье сердце! А было это то, что вместо L&M, я купил ей более дорогой "Парламент". Я был в шоке...
  
  ***
  
  Прошло несколько дней, моя жизнь вернулась в прежнее русло.
  Пока отец был в командировке, по вечерам встречались с Леной. В сексуальном плане у нас было всё просто замечательно, "развращение" продолжалось. Лена была уже не такой зажатой в постели, готова к экспериментам. Охотно отвечала на мои вопросы о том, что ей нравится, и, в свою очередь, спрашивала меня. Только на четвертый совместный вечер, после распития двух бутылок "Советского шампанского", она решилась на минет. К этому процессу я подошел со всей деликатностью - не стал наматывать волосы девушки на руку и тыкать писькой ей в рот, а, напротив, предоставил Лене возможность самой решать, что и как ей делать. Сначала робко и неуверенно девушка целовала мой напрягшийся член, потом обхватила его ладошкой и облизала языком головку, и, наконец, неглубоко взяла в рот. Я ощутимо напрягся, давая понять Лене, что она делает всё правильно. Её голова, с распущенными светлыми волосами, начала двигаться вверх-вниз, я закрыл глаза и услышал сдавленный стон. "Неужели понравилось до такой степени?" - не успел подумать я, как меня захлестнула волна острого наслаждения и я кончил. Лёжа на диване и обнимая Лену, я спросил у неё:
  - Ну как, тебе понравилось?
  Девушка смущенно улыбнулась и ответила:
  - Да... А тебе?
  - А ты не почувствовала?
  Она только хмыкнула и прижалась ко мне ещё сильнее.
  С Леной мне было неплохо. Несмотря на её недалёкость, общение с ней меня не напрягало. Она обладала спокойным характером, была ненавязчива, то, что с ней можно было разговаривать только на бытовые темы, не велика беда. В своей прошлой жизни я предпочитал общаться с умными женщинами, и в сексуальном плане воспринимал разговор как некую прелюдию к сексу. С Леной прелюдия тоже была - она с радостью делилась со мной тем, что с ней произошло за то время, которое мы не виделись, и делала она это довольно мило. Моей жизнью она интересовалась постольку-поскольку, подробностями не заморачивалась и отчёта не требовала, что мне не могло не нравиться тоже.
  Несколько раз "выгуливал" её до ларька с пивом, покупал ей сигареты и шоколад. После одного из таких походов провёл с ней "разъяснительную" беседу.
  - Лена, ничего, кроме пива и продукции нашего виншампанкомбината, не пей!
  - Почему? - недоуменно спросила она.
  - Весь этот алкоголь - водка, вино, ликёры, - на девяносто процентов подделка, люди с неё травятся, слепнут и умирают. Я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось! Ты меня поняла?
  - Да... Неужели всё на столько плохо? - испуганно поинтересовалась она.
  - Даже хуже, чем ты можешь себе представить!
  Хоть у меня и были деньги, которые я зарабатывал на овощебазе, но сводить Лену в кафе даже ей не предлагал, это был 94-й, на ровном месте можно было найти приключения на мой и Ленин зад, местную гопоту я помнил очень хорошо. Кроме того, в отсутствие отца, периодически просил Лену что-нибудь приготовить, благо, что с продуктами было всё в порядке, так и организовывали свой вечерний досуг.
  
  ***
  
  Работа грузчиком не напрягала, в бригаде отношения складывались ровные, я не стремился с кем-то сойтись поближе, да и они уже не предлагали мне больше выпить водки после смены.
  Несколько раз за это время продлял больничный. Отдельно поблагодарил Ольгу Викторовну и Нину Васильевну за красивую блондинку, продолжая снабжать их "Рафаэлло" и вином "Монастырская изба".
  В один из вечеров, возвращаясь с очередной смены, в подъезде моего дома встретил компанию молодых людей примерно моего возраста. В темени подъезда после солнечной улицы сначала не разобрал, кто это, но после возгласа "Привет, Леха!" - начал узнавать знакомых ребят. Эта компания частично состояла из моих одноклассников и парней из параллельных классов. Мой дом они выбрали потому, что никто из них здесь не жил, родители их не видели, а собирались они здесь чтобы выпить или накуриться. Сделав вид, что крайне рад их видеть, солидно со всеми поручкался. Тут же поступило предложение выпить или курнуть, но я, ссылаясь на занятость, быстро протиснулся в сторону лифта.
  Дома, во время ужина, начал вспоминать, что со многими стало в дальнейшем.
  А начиналось у ребят все стандартно. С 9-го класса они компанией играли в футбол, а после футбола пили разливное пиво из канистр и полиэтиленовых мешков. В 11-м классе в дело пошла трава, и накуривались ребятки прямо в школьном туалете во время перемен. В институте, а поступили у нас из класса все 100%, забавы с наркотой никто не бросил, все сидели на ней плотно. Ближе к 3-му курсу многие из них уже употребляли героин. В дальнейшем некоторые умерли от передоза, некоторые периодически пытались соскочить, кто-то просто запойно бухал. Мало у кого из этой компании сложилась нормальная жизнь.
  Бежать в подъезд и пытаться достучаться до парней, обрисовать все сомнительные перспективы такого образа жизни, я даже не подумал. Во-первых, надо мной бы просто посмеялись как над идиотом, ведь они просто балуются и соскочить могут в любой момент, во-вторых, употреблять наркотики в это время было очень "круто" и престижно, а в-третьих, я для них ни разу не авторитет, к мнению которого надо прислушаться.
  Единственный выход из этой ситуации я примерно себе представлял. Работая в налоговой, в одном из отделов у нас появились два новых сотрудника - молодые люди сразу после института. Причем оба были с северов, имели состоятельных родителей, которые их содержали, и в налоговую вчерашние студенты устроились за опытом. Через какое-то время стало понятно, что они ширяются прямо на работе. В очередной раз, получив сигнал от инспекционных водителей, что ребятки опять отъехали на машине и вернулись через 15 минут, да еще шприц выронили на стоянке, я направился к ним в кабинет. Атмосфера в кабинете была еще та: максимально задернутые шторы, тишина, два человека, сидящие на своих рабочих местах и тупо пялящиеся в мониторы своих компьютеров пустыми глазами с зрачками-точками.
  Конечно, их уволили по "собственному желанию" одним днем, но в отделе кадров, по моей просьбе, нашли телефоны их родителей. Я позвонил и рассказал их мамам о ситуации с сыновьями, прямо сказал, чтобы приезжали в Екатеринбург и забирали к себе, иначе все будет только хуже. В дальнейшем, по слухам, один из них все-таки перестал употреблять и зажил нормальной жизнью.
  Именно таким образом я собирался поступить и с моими одноклассниками. В той жизни я не стал этого делать - западло, я не стукач! Но сейчас, мозгами 40-го мужика, понимал, что это необходимо и правильно, это даст им хоть какой-то шанс в жизни, да и я своими действиями может быть спасу чьи-то жизни.
  По рассказам моей мамы, в то время многие родители даже не догадывались о пагубных пристрастиях своих чад, гордясь их успехами в учебе. Это все мне подавалось мамой как - "Смотри, Леша, какие они молодцы, а ты..." Мне было обидно, я отвечал - "Я учусь? Учусь! Сессии сдаю? Сдаю! Что еще от меня надо?" А про себя думал - "Знала бы ты в каком состоянии они учатся после подготовки к занятиям в нашем подъезде со шприцем вместо ручки!" И уже после окончания институтов эти родители начали узнавать горькую правду про детей, которые начали тащить из дома всё подряд.
  Когда мама в своё время спросила меня:
  - Лёш, ты знал?
  - Знал, но ведь они все такие молодцы, так хорошо учились, не то, что некоторые! - с ехидством в голосе ответил я.
  Мама посмотрела на меня виновато.
  - А почему не сказал?
  - Чтобы меня калекой сделали или вообще убили? Ты хоть понимаешь, что со мной могли сделать, узнав, от кого пошла информация? - чуть ли не крикнул я тогда.
  - Ну да... - сказала тихо мама и, нахмурившись, вышла из моей комнаты.
  Вопрос моих одноклассников будем решать позднее, у меня у самого сейчас масса нерешенных проблем.
  Мои воспоминания прервал звонок телефона.
  - Лёха, привет, как дела? - я узнал голос Димона.
  - Да нормально, Димон, как сам?
  - Тоже ничего! Лёха, надо встретится, разговор есть, да и не виделись долго! - жизнерадостно продолжил мой друг. Мне стало даже как-то неудобно, что я про них с Женькой совсем забыл.
  Надо сказать, они мне периодически позванивали и предлагали встретится, но каждый раз я находил поводы с ними не встречаться и мне было перед ними несколько неудобно, ведь парни ждут от меня прежнего поведения, которого дать им я не могу. Если с Женькой мы виделись во время моих дел с его мамой, то с Димой разговаривали только по телефону.
  - Давай встретимся! Но я завтра занят часов до шести, а потом я весь твой! - в таком же тоне продолжил я.
  - Договорились. Около школы в семь?
  - Буду в семь. - сказал я и положил трубку.
  На следующий день мы с Димоном встретились у школы.
  - Лёха, привет! Ты куда пропал, совсем тебя не видно, не слышно? - радостно спросил Димон, пожимая мне руку.
  - Да к учебе готовился, родителям помогал, на дачу ездил... - ответил я.
  - Понятно. Слушай, у меня тут папик опять исполнил! - ухмыльнулся Димон.
  Отец у него был мелким торгашом, организовывал одно дело за другим, прогорал, снова организовывал, крутился с мелкими жуликами, рэкетирами, вроде как имел выход на администрацию района и в конце концов полностью прогорел, продолжая зарабатывать какой-то мелочью.
  - Рассказывай! - подбодрил я Димку.
  А произошло вот что. Дядя Саша, отец Димона, периодически уходил в запои. Он даже вывел опытным путем свою формулу - "Три дня много, пять - нормально!" и чётко ей следовал. Вот и в этот раз всё шло по схеме, но, на середине пройденной дистанции, к нему присоединился дружок Слава, который предложил дяде Саше продолжить веселье у него в саду, недалеко от Екатеринбурга. Затарившись водкой и нехитрой закуской, прихватив еще пару друзей, вся эта компания на девятке Славы направилась за город. Так как все были пьяные, особенно Слава, было решено, что за руль сядет дядя Саша, а чтобы чувствовать себя в тонусе, компания продолжила распивать водку из бутылок прямо на ходу. Законно опасаясь внимания со стороны сотрудников Госавтоинспекции, поехали в объезд, полями и просёлочными дорогами. И вот, на одной из таких дорог, путь мчащемуся автомобилю преградила корова. Дядя Саша, будучи опытным водителем, попытался предотвратить столкновение путем экстренного торможения, но педаль тормоза не нажималась - под педалями застряла пустая бутылка из под водки, закатившаяся туда от тряски в результате езды по полям и просёлкам. Дядей Сашей было принято решение идти на таран, могучие сосны по бокам дороги не оставляли другого выхода. Цель была успешно поражена. В ходе столкновения у машины - смятый передок, выбитое лобовое стекло, ушибы и ссадины у пассажиров. Корова же, после недолгого полёта, дико замычав, вскочила и в шоковом состоянии бодро убежала в лес.
  Отсмеявшись, Димон продолжил.
  - Смотри, тут отец предлагает работу. Денег платят нормально. - он самодовольно глянул на меня.
  - Что за работа? - изобразил я неподдельный интерес.
  - Короче, моего отца знакомые в садике организовали цех по розливу водки. Им, короче, требуются проверенные люди. Отец может за нас поручиться! - гордо сказал Димон.
  - А что делать то надо? - сыграл я непонимание.
  - Да как что? - Димон аж возмутился, - Водку разливать! - и посмотрел на меня как на дурака.
  - И сколько платят? - изобразил я вялый интерес.
  - Достаточно! - нахмурился Димон, уже понимая, что меня предложение, похоже, не заинтересовало.
  Я показательно вздохнул, глядя на друга и сказал:
  - Димон, не лезь в эту херню, а если вас там всех, с этой водкой, примут, если от этой водки, не дай Бог, кто-нибудь ласты склеит, если ты там сам после дегустации кони двинешь? Ты понимаешь уровень последствий? Тебе это надо?
  Димона моя речь не сильно то и впечатлила, он даже рукой махнул.
  - Да нормальная там водка, спирт чуть ли не медицинский привозят...
  - Смотри сам, Димон, решение твоё, но, если что, всю жизнь потом жалеть будешь! - сказал я ему веско.
  - Ладно, Лёха, я понял, значит ты отказываешься... - задумался дружок.
  - Ты лучше расскажи, что случилось, мы с тобой и Женькой не виделись почти месяц! - попытался я его отвлечь от подсчета упущенной выгоды.
  Послушав еще минут тридцать треп Димона с последними новостями и слухами, попрощался с ним и направился домой.
   
  Глава 4
  
  Незаметно приближался конец сентября.
  За это время состояние здоровья моих родителей существенно улучшилось.
  Отец просто стал лучше себя чувствовать, помолодел и скинул несколько килограммов. Я даже не удивился, поскольку здоровья у него было до хрена, да ещё он в молодости плотно занимался спортом. Родившись в маленькой деревне под Кировом, в школу, расположенную в ближайшем селе, ему приходилось добираться за десять километров. Весь учебный год - десять километров туда, десять километров обратно. Его мать, моя бабушка, Анастасия Федоровна, не делала поблажек для сына на погоду. Если мог, шел пешком, выпал снег, надевал лыжи. Отец, как он всегда говорил, мечтал стать шофером, не водителем, а именно шофером, и, закончив в школе УПК, в восемнадцать лет получил категории В и С. Призвавшись в армию, с правами попал в автомобильную роту. По его рассказам, была и дедовщина, и пьяные офицеры-самодуры, устраивавшие торжественные похороны окурка сигареты в ближайшем лесу, но главное, что он помнит, это образовавшийся в их роте кружок тяжёлой атлетики. Именно там он начал плотно заниматься гиревым спортом, тягать штангу и "крутить солнышко" на турнике. После армии увлечение не забросил и периодически бегал по пятнадцать-двадцать километров. С моим рождением времени на спорт стало меньше, рано утром надо было идти на молочную кухню. Апогеем его достижений стала покупка гаража, в котором он, за двенадцать часов, вырыл смотровую и овощную яму. На следующий день, правда, он слег с температурой, но сам факт...
  У мамы изменения были глобальнее. Помимо того, что она стала выглядеть моложе и похудела, у неё начали исчезать проблемы с сердцем и давлением. Нормализовался сон. Всё это время она провела даче и охарактеризовала происходящее мне в таких словах:
  - Встала с утра, начала работать, уже обед. Покушала, и снова в огород, а там уже и вечер. Никогда так хорошо, сына, не чувствовала. Спасибо тебе большое!
  В один из вечеров позвонила Ольга Петровна и напросилась вместе с мужем к нам в гости. Мама, как всегда, занялась готовкой, с продуктами, благодаря моей работе на овощаге, проблем не было. Отец был послан в магазин за водкой для мужчин и вином для женщин.
  Супруги пришли в пятницу вечером, около семи часов. С последней нашей встречи оба сильно изменились, так же, как и мои родители. Пришли они не с пустыми руками, а с тремя бутылками коньяка и двумя бутылками вина.
  Меня обняли, расцеловали, торжественно продемонстрировали подарки, и мы приступили к ужину. Поговорив о разных мелочах, Ольга Петровна начала рассказ о том, как обстоят у них дела. Сначала она рассказала про себя, пожаловалась, что пришлось ушивать практически всю одежду, а потом разговор плавно перетек на Александра Юрьевича.
  - Да врачи в шоке были, - экспрессивно рассказывал он с ухмылкой и размахивал руками, - когда увидели результаты анализов после моей просьбы сдать их повторно. Думали ошибка. Мне пришлось еще раз сдавать. Все подтвердилось - рака больше у меня нет! - его голос задрожал, глаза повлажнели, и он отвернулся. - Алексей, спасибо тебе большое! - мне пришлось вставать и обниматься с ним.
  Вернувшись за стол, я увидел на лицах моих родителей гордость за сына.
  - Я выполнил твою просьбу, Алексей, - продолжил Александр Юрьевич, - и врачам, и другим больным рассказал, что был у экстрасенса и именно ты меня вылечил. - он уже немного успокоился и начал разговаривать деловым тоном. - Меня уже начали спрашивать твой телефон, но я не знал, можно ли его давать, так что дал пока свой. Позвонили уже пять человек и спросили, как с тобой связаться. - он с Ольгой Петровной вопросительно на меня посмотрели.
  - Спасибо, Александр Юрьевич, что не забыли о моей просьбе. Давайте им наш домашний телефон, а дальше мы уж как-нибудь разберёмся! - я посмотрел на родителей, и они согласно кивнули.
  - Меня в стационаре ещё на две недели оставляют, так что я там всем про тебя расскажу! - он мне подмигнул.
  Вечер прошёл весело, особенно после того, как все, кроме меня, в достаточных дозах приняли алкоголь. Никогда не любил употреблять на виду у родителей, хоть особо мне и не запрещали. Ушли гости далеко за полночь.
  На следующий день был собран семейный совет.
  - Мама, папа, у нас начинается новый этап в жизни. Препарат доказал свою состоятельность, вы это и по себе чувствуете, и теперь надо заняться его реализацией. - я оглядел родителей, которые напряженно меня слушали. - Как я вам говорил раньше, продавать его буду под видом экстрасенса. Но мне понадобиться ваша помощь. Мама, тебе придется поработать диспетчером на телефоне. А ты, папа, - я перевёл взгляд на отца, - как дела пойдут в гору, уволишься с работы и будешь возить уже меня, пока я не получу права.
  - А что значит диспетчером на телефоне? - недоуменно посмотрела на меня мама.
  - Будешь отвечать на звонки и составлять график приёма посетителей. Кроме того, приём пока я буду вести дома, и поэтому ты будешь организовывать поток больных и их родственников уже здесь, в квартире. То, что поток будет, я не сомневаюсь.
  Наш разговор прервал звонок телефона. Я поднял трубку:
  - Слушаю!
  - Здравствуйте, Алексея можно? - женским голосом ответила мне трубка.
  - Это я.
  - Я от Полякова Александра звоню, он только что дал ваш номер телефона. - продолжила женщина.
  - Да, я понял. Что у вас случилось? - и подумал про себя - Началось!
  - У моего мужа рак и Александр ему сказал, что вы его вылечите! - в голосе женщины отчетливо слышалась надежда.
  - Вылечу! - уверенно ответил я. - Вам надо будет приехать с мужем. Лечение будет состоять из одного приёма, стоить это будет триста долларов.
  В трубке повисла пауза. Я уже подумал, что оборвалась связь, как раздался голос:
  - А вы гарантию даёте?
  - Гарантию я вам не дам, не сберкасса, но пример Полякова у вас перед глазами. - и добавил, - Решайтесь!
  В трубке опять замолчали, но видимо, всё-таки решились:
  - Хорошо, мы приедем, говорите адрес и время.
  Договорившись на шесть часов вечера, и продиктовав адрес, я закончил разговор.
  Надо сказать, что в это время в стране была дикая инфляция, приближался черный вторник - 9 октября - в который рубль потеряет до 30% своей стоимости. Население старалось хранить свои сбережения, как тогда говорили, в валюте, а под валютой подразумевали как раз-таки доллар. 300 долларов в то время были большими деньгами, это было примерно шестьсот тридцать тысяч рублей при средней зарплате в триста тысяч. Так что за свои услуги дешево я брать не собирался. В мои планы входила покупка дома в черте города, с остановкой общественного транспорта неподалёку, потому что квартира для деятельности в качестве "экстрасенса" не подходила совершенно. Кроме того, требовалась новая машина для отца, взамен старой шестерки.
  - Алексей, а 300 долларов это не много? - спросили меня родители после того, как я рассказал им содержание разговора. - Ведь у людей горе!
  - 300 ещё мало, в будущем планирую до 500 поднять. - ответил я. - И чтобы я разговоры про горе больше не слышал, а то в следующий раз вы мне скажете, что я на нём наживаюсь! - убеждая больше самого себя, зло сказал я. - То, что людям достаётся бесплатно, они никогда не ценят.
  Родители замялись, интуитивно чувствуя мою правоту, мне же было так мерзко на душе, что я ушел в свою комнату.
  То, о чем я старался не думать всё это время, наконец-таки проявилось со всей своей очевидностью. Когда я давал препарат Ольге Петровне и её мужу, а потом своим родителям, то чувствовал себя героем. Ощущение того, что ты делаешь людям хорошо и даже спасаешь чью-то жизнь, наполняло меня искренней радостью и уверенностью в правильности своих действий. Сейчас же, наступил следующий этап, сложность которого я начал до конца понимать только сейчас. А сложность его была прежде всего в моём психологическом отношении к фактической продаже препарата людям, у которых только и осталась надежда на чудо, здесь и сейчас. Самый простой вариант - каким-то образом довести через средства массовой информации формулу и процесс синтеза вещества, обрести статус мировой знаменитости, стать лауреатом Нобелевской премии, в получении которой я даже не сомневался. А дальше что? Все станы мира начнут производство препарата, так же, как и я на нем зарабатывая... Только делать они это будут не сразу, пройдут годы - клинические испытания, мыши, группы добровольцев, в то время, когда в подпольных лабораториях препарат в кратчайшие сроки успешно синтезируют и будут барыжить для всех желающих за хорошие деньги. Передать всё это только России, с мыслью о гордости за страну и пополнение бюджета - не смешите меня, всё освоят, и сограждане ничего не увидят. Убеждая таким образом себя в правильности своих действий, я успокоился и вернулся в гостиную.
  - Люди приедут к шести, надо готовиться.
  Решили, что приём я пока буду вести в гостиной, это была самая большая и приспособленная для этих целей комната нашей квартиры. Одеться решил строго - в брюки и рубашку, которые незамедлительно стал гладить. От этого занятия меня отвлекла мама.
  - Подойди к телефону, видимо опять звонят...
  Она не ошиблась. Следующего пациента я назначил на семь. Все время разговора мама простояла со мной рядом и прислушивалась. Я, увидев её заинтересованность, даже немного отодвинул динамик от уха, чтобы ей было лучше слышно.
  - Видишь, ничего сложного нет, ты справишься! - я успокаивающе положил ей руку на плечо.
  - Да, конечно справлюсь! - мама только фыркнула в ответ.
  - Главное, нам с тобой время согласовать, а остальное я возьму на себя! - продолжал успокаивать её я.
  Время близилось к шести вечера. Сработал звонок входной двери, и я пошел открывать. На пороге стояла пожилая пара.
  - Здравствуйте, мы к Алексею. - сказала женщина.
  - Проходите. - я посторонился, пропуская их в квартиру, - Алексей это я.
  - Мы думали вы старше... - они неуверенно застыли.
  - И тем не менее. Снимайте обувь, проходите в гостиную. - я постарался не дать им повода уйти прямо с порога.
  Они сняли обувь, верхнюю одежду и прошли в гостиную. Мужчина передвигался с большим трудом, а женщина даже не пыталась его поддерживать. Разместившись в креслах напротив, они выжидательно начали на меня смотреть.
  - Моё имя вы уже знаете. Позвольте узнать ваши?
  - Николай, - представился мужчина, - Нина, - сказала женщина.
  - Рассказывайте, Николай и Нина! - бросил я им.
  - О чем? - недоуменно спросила меня женщина.
  - С чем пришли. - продолжал я невозмутимо.
  - Мы думали, что вы нам всё расскажете! - так же недоуменно ответила она хабалистым тоном. - Вы же экстрасенс! - в её глазах я прочитал жажду действа, неких откровений, причем муж, в этой ситуации, шёл явно на последнем месте.
  - Я вижу, что энергетика у вашего мужа сильно нарушена. В моих силах ее исправить. Он выздоровеет, так же, как и Поляков. - я посмотрел на мужчину.
  Они переглянулись.
  - Хорошо, - заговорил наконец Николай, - как это будет происходить?
  - Это уже происходит. - я с усмешкой посмотрел на него. Нину я решил игнорировать. - Сейчас я дам вам выпить заряженную мной воду и энергетика постепенно восстановиться. - я поставил на стол перед ним стакан с водой, в которой заранее размешал препарат. - Но перед этим я хотел бы получить деньги.
  Они опять переглянулись и Нина, с кислой миной на лице, полезла в сумочку, достала доллары и протянула их мне. Я жестом указал ей положить деньги на стол. После этого я пододвинул стакан ближе к Николаю и сказал:
  - Пейте, всё у вас будет хорошо.
  Он взял стакан и выпил воду, после чего вернул стакан на стол.
  - Не болейте больше, Николай. Всего хорошего!
  Они обалдело уставились на меня.
  - Это всё? - с явными истерическими нотками в голосе взвизгнула Нина и протянула руку к долларам, лежащим на столе.
  - Вы от меня танцев с бубнами ждете, думаете это поможет вашему мужу? - жестко ответил я ей и добавил, - Руки убрала!
  Она на мгновение опешила, но хамская составляющая в ней уже начла брать верх.
  - Да я тебя!.. - она вскочила с кресла. - Мошенник!
  - Нина, сядь! - рявкнул Николай и, дождавшись, когда жена сядет, продолжил, - Я видел, как выздоравливает Саша, а он сказал, что это вы его вылечили. Извините мою жену!
  - Я всё понимаю, Николай, болезнь отступит, не сомневайтесь! - я постарался улыбнуться, но получалось плохо.
  В дверях гостиной уже маячили мои родители, но убедившись, что всё в порядке, пропали.
  Когда Николай и Нина ушли, я направился к родителям на кухню.
  - Что за крики были? - спросила мама.
  - Да сам виноват! - сказал я с горечью, - Им ведь всем шоу подавай! С подтверждением моих сверхчеловеческих возможностей, чтоб диагнозы влёт ставил, прошлое рассказывал и будущее предсказывал. Желательно чтоб на стене висел диплом какой-нибудь Астральной академии или гильдии колдунов. - я вздохнул и продолжил, - А диагнозы я ставить не умею, вот и приходиться, пока имя не заработаю, врать про нарушенную энергетику и с понтом наглеть. Да и людей я сразу хочу приучить к тому, что на каждого могу выделить не больше 10-15 минут.
  - Может прекратишь, пока не поздно? - задумчиво спросил отец.
  - Нет, пап, через некоторое время всё наладится, у меня будет репутация и будет всё хорошо. Надо только перетерпеть.
  Поведение Нины для меня явилось холодным душем и помогло в очередной раз вернуть некое подобие душевного равновесия. Я ждал чего-то подобного и подсознательно был готов, но не предполагал, что это случиться на первом же пациенте. Даже появилась какая-то весёлая злость. У тебя муж умирает, ему посоветовали экстрасенса, который реально помог, а ты ждешь шоу, а не получив его, истерики из-за денег устраиваешь. Можно сказать, люди меня в очередной раз не разочаровали!
  Со следующими посетителями я, во избежание, постарался вести более корректно. Это была интеллигентная пара ближе к шестидесяти, сценарий повторился, но исход разговора был совершенно другой. Ушли они от меня с надеждой в глазах. Вот что значит хорошие люди.
  Закрыв за парой входную дверь, вернулся в гостиную и устало сел на диван. Вскоре с кухни пришли родители.
  - Держите, - я протянул маме 600 долларов, - начало положено неплохое.
  - Это твои деньги, Лёша, мы то какое к ним отношение имеем? - недоуменно сказала мама и посмотрела на отца. Он утвердительно кивнул.
  - Хорошо, пусть пока у тебя, мама, полежат, потом разберемся. - я положил доллары на столик перед ней и она, немного промедлив, их всё-таки взяла.
  - Пошли уже ужинать, экстрасенс ты доморощенный! - отец ухмыльнулся и первый направился на кухню.
  На следующий день позвонили ещё три человека и вечером все трое получили препарат, а я заработал еще 900 долларов.
  Всю следующую неделю я дорабатывал на овощебазе, предупредив Михалыча, что начинается учеба и я не смогу больше работать по такому графику. Выслушав от Михалыча пожелание обращаться в любое время, я опять дал ему денег для проставы работягам.
  Бизнес экстрасенса набирал обороты - сказывались рекомендации Александра Юрьевича. За неделю ко мне приехали ещё четыре пациента. Если пойдет такими темпами, скоро закончится препарат. Переговорив с мамой, дал ей список лекарств и договорился с ней, что она их будет по не многу закупать. Кроме того, созвонился с Ольгой Петровной и узнал на счёт возможности использования лаборатории через недельку-другую. Получив положительный ответ, решил заняться текущими делами.
  Прежде всего, позвонил Лене и договорился вечером с ней встретится. Начало осени 94-го на Урале было настоящим "бабьим летом". Погоды стояли теплые, солнечные, без дождей, и очень хотелось захватить кусочек лета в конце сентября. Лена пришла в легком сарафане, при её приближении я невольно сглотнул, так она была мила и очаровательна. Поцеловав девушку, по традиции предложил ей попить пивка. Предложение было встречено весьма благосклонно. Закупившись в ларьке, мы направились в детский садик, недалеко от моего дома, где и расположились на одной из веранд. Выпивая пиво, выслушал последние девчачьи новости, общими словами рассказал свои. Взяв Ленину руку, положил её себе между ног.
  - Ой, молодой человек, а что это там такое топорщится? - спросила девушка и провела кончиком языка по губам.
  - Не понимаю, о чём это вы... - ханжеским тоном ответил я.
  Лена пододвинулась ко мне поближе, расстегнула ширинку штанов, и аккуратно достала мой член. Обхватив его своей ладошкой, не отрывая от него взгляда, произнесла:
  - Да мы, как я посмотрю, в полной боевой готовности?..
  И взяла его в рот. Её волосы волной упали на мои колени, правой рукой я задрал Ленин сарафан и начал гладить обтянутую трусиками тугую попку девушки. Через несколько минут я кончил и безвольно откинулся на спинку скамейки. Лена встала, огладила сарафан и присела рядом с прямой спиной, демонстративно изображая полную невинность.
  - Сейчас, милая, я немного отдохну, и мы продолжим! - заверил я её, на что девушка только хмыкнула.
  Выпили ещё по бутылке, после чего я скомандовал:
  - Снимай трусишки!
  Лена встала, повернулась вокруг своей оси так, что подол её сарафана поднялся высоко вверх, обнажив стройные ноги. После чего, она медленно начала снимать трусики, не отрывая от меня взгляда. Я же в этот момент судорожными движениями натягивал презерватив. Лена медленно подошла ко мне, повернулась спиной, взяла в руку мой член и, со стоном, уселась на него.
  Кончили мы одновременно. Лена откинулась на меня и прошептала:
  - Спасибо!
  Когда мы решили собираться домой, девушка попросила оценить её внешний вид.
  - Ты великолепна! - улыбнулся я.
  - Да нет, - топнула она ножкой, - не видно следов... - она замешкалась, - разврата, вот!
  - Да вроде все нормально, - я демонстративно оглядел её со всех сторон, и добавил серьёзным тоном, - Главное, чтобы ты домой в трусах пришла!
  Лена засмеялась, а потом ударила меня в грудь кулачком.
  - Дурак!
  Собрав пустые пивные бутылки в пакет, я отравился провожать Лену до дома. Уже прощаясь, пообещал ей в скором времени решить вопрос с местом свиданий.
  
  ***
  
  Выходные решил использовать для обновления своего и родительского гардероба. Лучшее место для этого в 94-м это вещевой рынок "Таганский ряд", расположенный рядом с улицей Бебеля, куда мы и направились в субботу вместе с родителями на машине, заблаговременно поменяв почти все доллары на рубли. Ехать туда одному был не вариант, помня реалии 90-х. Я рисковал вернуться оттуда и без вещей, и без денег. Молодое шакальё, сбившись в маленькие и не очень банды, рыскало по всему городу. Особенно любили они различные рынки и общественный транспорт, где резали сумки. Практически не скрываясь, занимались мелким грабежом. К нам с родителями подходить точно не будут, по крайней мере днем.
  Рынок встретил нас суетой, грязью и непередаваемым запахом готовящегося шашлыка. Из динамиков невнятно лилась отечественная попса. Пройдясь по торговым рядам и приценившись, начали делать покупки. Моё послезнание, торговые центры и сервис будущего вступили в конфликт с суровым настоящим торговли 90-х годов. Романтика! Одежду и обувь я брал из расчета будущих трендов. Обувь мерили на картонке, джинсы, рубашки, футболки за занавесками внутри контейнеров. А непередаваемый запах кожаных турецких курток, который, по уверениям продавцов, должен исчезнуть через два дня, но оставался с вами на всё время жизни куртки?
  После трех часов шатания по рынку часть покупок была сделана и упакована в две большие сумки, купленные здесь же. Одежду и обувь мы покупали с прицелом на позднюю осень и зиму. Мама с отцам периодически пытались отговорить от покупки той или иной вещи, мотивируя это дороговизной, но я мягко настаивал на своём и им, особенно маме, приходилось только грустно вздыхать, глядя на совершенно, по их мнению, бездумную трату денег. Родителей пришлось буквально заставлять купить себе хоть что-то, но мои заверения в том, что денег скоро будет ещё больше сломил их сопротивление. Отцу купили пару брюк и несколько рубашек, кроме того, кожаную куртку и зимние сапоги. Маме пару кофт, дубленку и под неё сапоги. После этого пошли к машине, выгрузились и оставили отца в машине сторожить обновки, уверенности в том, что машину с вещами не вскроют, у меня не было.
  Вернувшись на рынок вдвоём с мамой, направились к тому контейнеру, где покупали дубленку матери и куртку отцу. Там мне понравилась кожаная сумка, которую удалось достаточно дешево сторговать вместе с кожаной же курткой. В своей будущей жизни я привык везде ходить с сумкой, складывать в неё документы, ключи, кошелёк и разные другие мелочи, оставляя карманы на одежде свободными. Предложенные мне на выбор барсетки отверг сразу, помня, как я с ними намучился в своё время, пытаясь засунуть в них конспекты! Сумка же устроила меня по всем параметрам - и для учёбы, и для повседневной носки.
  - Совсем ты у меня большой стал! - грустно сказала мама, когда мы загружали покупки в машину, - Скоро небось и невесту в дом приведешь...
  Сразу вспомнилась Лена, про которую я, с приездом мамы с дачи и начала "экстрасенсорной" деятельности, немного позабыл.
  - Какая невеста, мам, мне учиться и учиться ещё, как завещал великий Ленин! - со смехом ответил я. Отец только ухмыльнулся.
  В целом я остался доволен поездкой, учитывая мою нелюбовь к шопингу вообще.
  А дома же этим вечером состоялся показ мод из 90-х. На мой взгляд, приоделся я нормально и чувствовать себя в этой одежде стал как-то увереннее что ли... Отец даже с некоторой гордостью отметил:
  - Ну что, сынок, сам заработал - сам потратил! Растёшь! - и похлопал меня по плечу.
  Слышать такое от моего отца, скупого на похвалу, даже мне из 2018-го было приятно. Да и родители в обновках выглядели хорошо и были явно довольны.
   
  Глава 5
  
  Вот и наступил первый учебный день в юридической академии.
  Первые недели учебы у нас будут установочные лекции. Семинары начнутся позже, в конце октября.
  А сейчас же я сижу в большой римской аудитории на четвертом этаже здания академии. Постепенно собираются студенты моего факультета, аудитория заполняется, народ собирается кучками, кто-то познакомился в колхозе, кто-то, по блату, вместе отрабатывал весь сентябрь в академии. Имея неплохую зрительную память, я даже начал вспоминать, кто в какой группе будет учиться.
  Пока добирался до академии, опять поймал легкий мандраж, который прошел, как только я никем не узнанный, не уселся в аудитории. Меня никто не знает, а значит можно расслабиться и в общении я ошибиться не смогу.
  И я просто начал вспоминать своих однокурсников, в каких отношениях я с ними был, что они из себя представляют, как сложились наши отношения во время учебы и после окончания вуза, кто кем стал.
  О многих, после завершения учебы в своей старой жизни, я не слышал, с кем-то поддерживал отношения, о ком-то знал лишь неподтвержденную информацию. Но память не подвела, и практически каждому студенту - и парне, и девушке, с которыми мне приходилось общаться по учебе, состоять в одной компании, дружить или конфликтовать, я был готов дать достаточно точную характеристику уже сейчас.
  Тем не менее, народ собирался, судя по доносившимся разговорам, вовсю обсуждался колхоз, кто, с кем и в какой группе учится. У меня тоже несколько раз соседи по аудитории поинтересовались из какой я группы. Я всем отвечал, что из 14-той. Разочарованные вздохи говорили о том, что мы с ними не одногруппники, хотя я это и так знал.
  Всего, в первый день, было три пары лекций. Во время последней пары случилась история, позабавившая весь наш курс. Два товарища, которых я очень хорошо помнил по прошлой жизни, решили отметить начало учебного года прямо в римской аудитории. Взяли они для этого энное количество бутылочного пива. И понеслась душа в рай... Пить, сидя за партой и постоянно прикрывать чем-то бутылки, им очень быстро надоело. И выход был найден достаточно простой - они просто залезли под парты и вольготно расположившись на полу, продолжили злоупотреблять. Но просто пить им было не интересно, сначала они общались тихонько между собой, потом начали вовлекать в беседу своих соседей. Чем больше было выпито, тем громче по аудитории разносились их голоса. Курс начал сдавленно смеяться. Комизм ситуации заключался еще и в том, что преподаватель не мог понять, почему на его серьезные слова о государстве и праве следует такая реакция, так вроде и вся аудитория смотрит на него. Он даже попытался осмотреть себя со всех сторон, чем ещё больше нас позабавил. А пьянка, тем временем, продолжалась, разговоры становились всё громче, добавились звуки соударения бутылок, одна бутылка покатилась и ударила другую. Аудитория смеялась не прекращая. Препод начал просто орать на нас, кое-как успокоив. На время установилась тишина, бухарики, накрученные соседями, тоже притихли. И, через некоторое время, в полной тишине, удачно попав в паузу между предложениями преподавателя, из-под стола глухо донеслось:
  - Я ссать хочу!
  Курс просто лёг!!!
  В очередной раз, кое как успокоив аудиторию, что-то нелесное добавив про современную молодёжь, препод решил закругляться с лекцией. А наши пьяненькие товарищи, прыгая прямо по столам, ломанулись в туалет.
  Подводя итоги первого учебного дня, мне стало совершенно ясно, что на учебу придется ходить. Никуда не деться. Со всеми предметами у меня будет как иностранным языком - я знаю, что так говорить правильно, а сказать почему - не смогу.
  Добравшись домой, первым делом поинтересовался у мамы о звонках потенциальных пациентов, но, к сожалению, таковых пока не было. Был ещё звонок от некой девушки, но она, после предложения мамы, не пожелала мне что-либо передавать. Я сразу вспомнил о Лене, которую не видел уже дней пять, после нашего памятного свидания на веранде детского садика. Звонок девушке я не стал откладывать в долгий ящик и договорился встретится с ней через час.
  - Нормальная хоть девчонка? - мама не смогла сдержать любопытство.
  - Нормальная, но ничего серьезного. - ухмыльнулся я.
  - Ты хоть тогда про учебу расскажи. - улыбалась мама.
  - Мам, давай вечером, за ужином, вам с отцом всё и расскажу.
  - Хорошо.
  После традиционного ларька, мы с Леной направились в сквер, где и расположились на свободной скамейке.
  - Мама у меня постоянно дома, с дачи вернулась. У меня встречаться не вариант. Что делать будем? - и вопросительно на неё посмотрел.
  - У меня тоже постоянно кто-нибудь дома... - она растерянно уставилась на меня своими голубыми глазами.
  - Скоро холодно будет, октябрь месяц на дворе. Это сейчас золотая осень продолжается, хоть и не так тепло, а дальше... - произнес я в пространство.
  - Да... - только и смогла ответить она.
  Я понял, что от неё дельных мыслей мне не дождаться, но попытаться был обязан. Единственный вариант, который приходил мне в голову, это снять квартиру на какое-то время, но ключ должен быть только у меня, иначе... всякое может случится. Лене, при этом, лучше сказать, что это квартира знакомых, а то ещё вселится туда и... Решено, так и сделаем, гормон-то играет.
  - Лена, я у знакомых поспрашиваю про свободные квартиры.
  - Отлично, а то я уже соскучилась! - она прижалась ко мне, чуть не облив пивом.
  Я поинтересовался, как у неё идёт учеба, рассказал про свою. Посидели еще немного, после чего проводил Лену до дома и направился к себе.
  За ужином родителям в общих чертах рассказал о первом учебном дне. Запах алкоголя они учуяли, но спрашивать ничего не стали, видимо мама уже просветила отца о свидании с девушкой.
  На следующий день, после учебы, я купил газету и начал искать объявления о сдаче квартир в моём районе. Пока ехал домой, приценился и понял, денег на съём квартиры у меня пока не хватит. По моим расчетам, мои пациенты начнут показывать хорошую динамику выздоровления только через неделю, а значит и слухи о мне-чудотворце пойдут недели через две-три. Кроме того, мама регулярно покупает лекарства по списку, да и денег после субботнего шопинга осталось не очень много. Так что сейчас не время для серьезных трат.
  Учеба в академии шла своим чередом. Я по второму разу знакомился со своими однокурсниками, что более приятно, однокурсницами. В разговорах больше слушал, вернее делал вид что слушаю, со своим мнением не лез, но, если спрашивали, озвучивал. В моей прошлой жизни мне не раз говорили, что я произвожу впечатление очень спокойного человека. Действительно, жизнь научила всегда и везде "сохранять лицо" и не принимать эмоциональных решений. Поговорка "Утро вечера мудренее" была руководством к действию. Это не говорит о том, что я не принимал быстрых, оперативных решений в режиме реального времени, но делал это, стараясь не поддаваться эмоциям.
  Так к чему я веду. Глаза. Глаза - зеркало души. Твой взгляд, прищур, наполненность эмоциями - именно это дает твоему собеседнику информацию. И он воспринимает эту информацию на любом уровне - кто-то на сознательном, кто на подсознательном, но получает. И однокурсники видимо чувствовали в моём взгляде и мимике тела мой жизненный опыт. На вопрос почему меня не было в колхозе, я отвечал стандартной фразой из анекдота:
  - Пиль, куриль, болель!..
   Моё поведение возымело интересный эффект. То ли студенты почувствовали мою взрослость, то ли я так плохо изображал семнадцатилетнего, но меня начали "воспринимать". Именно воспринимать! Сначала с опаской, потом как само собой разумеющееся. Привыкли, и слава Богу! Девочки начали приветливо улыбаться и строить глазки, парни сами подходили с протянутой для рукопожатия рукой и солидно спрашивали о делах. В общем, общение налаживалось.
  Приближались выходные, и я созвонился с Ольгой Петровной на счет лаборатории. Договорились на вечер субботы. Кроме того, она обрадовала меня вестями из больницы от Александра Юрьевича - всем, кому я дал препарат, стало значительно лучше.
  В пятницу вечером, пока сам не забыл, напомнил маме о готовке чего-нибудь с собой для похода в техникум. Она пообещала заняться этим в субботу днём. За ужином поставил родителей перед фактом, что спать намерен часов до двенадцати дня и попросил их не будить меня до этого времени.
  Вечером субботы направился в техникум. С собой я захватил купленные мамой лекарства, которых было в два с лишним раза больше, чем в прошлый раз. Ольга Петровна ждала меня на проходной. Синтез вещества, несмотря на увеличившийся объём, занял примерно то же количество времени, как и в первый раз. Всё было готово к часу дня воскресенья. Убравшись в лаборатории, я поинтересовался у Ольги Петровны, как её отблагодарить, на что получил гневный ответ не молоть чепуху, и так мужа с того света вытащил, да и она чувствует себя молоденькой девочкой.
  Следующая неделя не отметилась ничем примечательным. Пациенты пока не звонили, в академии учеба шла своим чередом, пару раз выгулял Лену и сообщил ей, что проблема с квартирой решается.
  Кризис 11 октября 1994 года прошёл не особо и заметно. В академии его конечно обсуждали, было это основной темой дня, но представляло собой: "Ты слышал?", "Ага", "Капец просто!" Народ с новой силой кинулся за валютой и доверие к государству в очередной раз подорвалось ещё больше.
  Я же свою деятельность и так планировал вести в валюте, и по этому не сильно переживал.
  Только к концу следующей недели в двадцатых числах октября телефон начал звонить с завидной регулярностью. Звонили пациенты, которые у меня были в конце сентября, напрашивались на встречу, чтоб поблагодарить лично, но я всячески отказывал, но при этом говорил, что лучшей благодарностью с их стороны будет, если они посоветуют меня своим знакомым. И это "сарафанное радио" заработало.
  В начале ноября звонки новых клиентов стали раздаваться постоянно. И это были не только раковые больные, но и больные с другими недугами.
  На свои сеансы мои клиенты, позвольте их называть именно так, как правило приезжали в сопровождении близкого человека. И в один прекрасный момент, до меня дошло, что эти сопровождающие тоже люди, со своими болячками, лишним весом, плохим зрением и общим возрастным недомоганием. Почему бы им не предлагать препарат после того, как здоровье их близких существенно улучшиться. С этой целью я стал увеличивать время "сеанса" минут до двадцати, основное время уделяя больному, а после интересовался проблемами со здоровьем "сопровождающего". После того, как мне всё рассказывали, прямо заявлял - "Ваш муж (или жена) поправиться, милости прошу, вашим здоровьем займусь тоже!"
  К середине ноября сумма, заработанная мной, превысила пять тысяч долларов и продолжала увеличиваться. Ещё раньше, по объявлению, я нашел приличную однокомнатную квартиру недалеко от моего дома и снял её на три месяца за 120 долларов, по 40 долларов в месяц. В квартире был "неплохой" для этого времени ремонт, телефон, мебель, холодильник "Бирюса" и отечественный цветной телевизор "Славутич". Единственное, чего, по моему мнению, не хватало, это магнитолы с радио. Позвонил Лене, сообщил ей, что нашел квартиру. Строго добавил, что это квартира родительских друзей, которые уехали на заработки на север, и мне поручено за ней присматривать. И уже напоследок заявил, что готов провести презентацию сегодня вечером, вплоть до утра. Восторгу моей подруги не было предела, с того конца провода меня горячо заверили, что к восьми вечера обязательно будут! Позвонив родителям, предупредил их, что ночевать дома не буду, останусь у друзей. Сам же метнулся в магазин, купил зубные щетки, пасту, пару полотенец, конфеты и алкоголь.
  Вечером Лене, как и было обещано, мной была устроена презентация квартиры, с тремя бутылками "Советского шаманского" (не пиво, растём над собой, хе-хе) и конфетами "Рафаэлло". "Порево и жорево - как это здорево!" - именно под таким девизом прошел вечер и часть ночи.
  Утром мы собрались на учебу. Похмелья ни у меня, ни у Лены не было. Вот что значит молодость, да и активные занятия... спортом видимо поспособствовали! Перед выходом я дал Лене пятьдесят тысяч рублей.
  - Это тебе на продукты в эту квартиру. И можешь немного потратить на себя. - я улыбнулся и поцеловал Лену.
  Она взвизгнула, поцеловала меня в ответ и её глаза уставились куда-то в даль. Я понял, что на продукты денег вряд ли останется, она явно часть моих слов пропустила между ушей, зафиксировав только сумму и возможность потратить на себя, но порадовать девочку всё равно было нужно.
  - Я буду здесь около восьми. - сказал я ей, спускаясь по лестнице, - Ты меня слышишь?
  - Да, да, слышу, после восьми будешь. - её отстраненный вид демонстрировал, что эти деньги она мысленно уже потратила.
  После учебы заехал в магазин бытовой техники и купил небольшую магнитолу. Закинув её в съёмную квартиру, направился домой. Узнав у мамы насчет клиентов, с которыми она, кстати, уже вполне свободно общалась, согласовал с ней график, и сообщил, что снял недалеко квартиру и ночевать, как и вчера дома не буду. Мама отнеслась с пониманием, но попросила сильно не увлекаться... Ближе к вечеру, закупив сахара, соли, чая, кофе, сосисок, хлеба и колбасы, добавив к ассортименту пять бутылок шампанского, чистящие средства, я отправился в "любовное гнёздышко". Тщательно помыл ванную и туалет, раковину на кухне и пол со средством.
  Лена появилась ближе к половине девятого, с пакетами в руках. Как и ожидалось, съестного в них было крайне мало, зато были колготки, тушь для ресниц, духи непонятного производства и набор белья черного цвета из ларька, который мне было обещано продемонстрировать чуть позже. После распития первой бутылки шампанского, Лена гордо удалилась в ванную с упаковкой белья и, спустя какое-то время, предстала перед до мной в убойном виде. Её стройное тело этот дешёвый ларёчный набор облегал так... Я поневоле сглотнул... Белоснежная кожа блондинки оттенялась чёрными кружевами, узенькие трусики подчеркивали все изгибы её роскошных бёдер, делая талию девушки визуально ещё тоньше, а чулки в крупную сетку добили меня окончательно! Плотоядно оглядев Лену, я не удержался и буквально прорычал:
  - Я б тебе вдул!!!
  Оставшись довольной произведенным эффектом, отчётливо читавшимся на моём лице, Лена, модельной походкой приблизилась ко мне, забралась ко мне на колени и на ухо прошептала:
  - Муррр, твоя кошечка пришла к тебе, мой вдуватель!
  "Господи, мои инвестиции оправдываются!" - только и успел подумать я, прежде чем забыться в объятиях "кошечки". Запивать шампанским произведенный девушкой эффект я посчитал необязательным и сразу приступил к реализации своих низменных желаний. Развернув девушку к себе спиной, провёл языком по её плечам, от чего она задрожала. Спустившись ниже, по позвоночнику, дошел языком до застежки бюстгальтера. Руками расстегнул застёжку, и спустился языком до поясницы девушки, которая продолжала дрожать. После чего снял с неё бюстгальтер, прижал к себе и начал руками гладить вздымающуюся Ленину грудь, покусывая мочки её ушей и целуя шею. Через некоторое время, девушка повернулась, с улыбкой толкнула меня рукой на диван, сняла с меня штаны и взяла мой вздыбленный член в рот. Судя по моим впечатлениям, с каждым разом, Лене минет нравиться делать всё больше и больше, да и "исполнительское мастерство" росло. Стараясь отвлечься на что-нибудь другое, я сознательно оттягивал момент эякуляции, предоставляя Лене возможность в полной мере насладиться процессом. Уловив момент, когда движения девушки стали особенны быстрыми, она сдавленно застонала, а ладошка особенно сильно сжала мой член, я расслабился и мы кончили одновременно.
  Проснувшись утром, сообщил "кошечке", что мои родители придут сегодня с инспекцией и нам надо переждать пару дней. Лена, довольная вечером, только хмыкнула и предложила мне позвонить, когда всё уляжется. Когда мы пили чай, не удержался и рассказал девушке анекдот из будущего:
  Жена, после ночи любви, отправляет мужа в булочную за круассанами:
  - А сколько купить, дорогая?
  - Купи столько, сколько мы с тобой сегодня ночью занимались любовью!
  - Хорошо, дорогая!
  Муж приходит в булочную:
  - Мне пожалуйста, 5 круассанов.
  Задумался:
  - Нет, мне пожалуйста 3 круассана, шоколадку и Чупа-чупс!
  Отсмеявшись, Лена, вполне искренне, спросила:
  - А шоколадка здесь при чем?
  - А ты догадайся! - заржал уже я.
  Лена задумалась, потом в её лице появился проблеск понимания. Она хихикнула и заявила:
  - Дурак!
  Собираясь выходить, я поинтересовался, остались ли у неё деньги, она ответила, что остались, поцеловала меня, и мы направились к остановке общественного транспорта.
  
  ***
  
  Моя практика "экстрасенса" с каждым днём росла. В будние дни я принимал клиентов по вечерам, в выходные старался это делать днём. Но возникла серьёзная проблема. В нашей квартире практически отсутствовала прихожая, люди порой приезжали сильно заранее и размещать их было попросту негде. На семейном совете было принято решение о поиске и покупке частного дома в районе Нижнеисетска - одного из районов Екатеринбурга. В доме принимать клиентов гораздо удобнее и проще, чем в квартире, тем более денег на дом, по моим прикидкам, должно хватить. Другую квартиру решили пока не снимать и не покупать - всё то же самое, что и с нашей квартирой, только придется по вечерам всё равно возвращаться ночевать домой.
  Домов в Нижнеисетске, по объявлениям в газете, выставлялось несколько. Как же не хватало мне интернета с фотографиями объектов. Пришлось звонить по указанным телефонам и договариваться о просмотрах. Первые два дома нам с родителями не понравились - обычные "деревяшки" 50-60 годов. А вот третий дом был кирпичный, газифицированный, с железобетонными перекрытиями, двухэтажный, с гаражом и отдельной баней. Кроме того, было централизованное водоснабжение и канализация. Да и находился он недалеко от остановки общественного транспорта. Но и просили за него десять тысяч долларов. На первом этаже располагалась большая кухня-гостиная, санузел, кладовка и гостевая спальня, на втором - три просторных спальни. Осмотрев дом с точки зрения приема больных, мы с родителями решили, что этот дом нам подходит. Немаловажным фактором было наличие в доме городского телефона. Для очистки совести посмотрели ещё один вариант, но выбор нами фактически был сделан. Попытка для вида поторговаться с хозяевами понравившегося нам дома, ни к чему не привела, если я ещё мог сохранять невозмутимый вид, то на лицах моих родителей всё читалось влёт.
  С хозяевами договорились, что в ближайшее время приедем к ним с риелтором и заключим договор аванса. Риелтора я нашел в одной из фирм, которые специализировались на сделках с недвижимостью. Гонорар в сто долларов за проверку документов на дом и землю, а также сопровождение сделки, женщину-риелтора вполне устроил. Сам же я не поленился, прошелся по соседним домам и навел справки о хозяевах приобретаемого дома. Всё оказалось в порядке.
  Сделку назначили на начало декабря, причем расчет должен был проходить по документам в рублях, фактически же - в долларах. Под такие условия я взял паузу на две недели, мотивируя это тем, что надо менять рубли на доллары, крупными суммами мы это делать не будем - типа сильно страшно, а на самом деле у нас не хватало до требуемой суммы чуть меньше двух тысяч долларов и их предстояло ещё заработать.
  Учеба в академии продолжалась, помимо лекций у нас начались семинарские занятия. Мне было откровенно скучно и неинтересно, но приходилось терпеть - для моих планов корочка нужна была в любом случае, да и отсрочка от армии была не лишней. С однокурсниками я старался общаться ровно, никуда не лез, ни с кем сильно не сходиться, и они начали привыкать к моему поведению. Периодически меня спрашивали преподаватели на семинарских занятиях, продемонстрированные мной знания, их удовлетворяли в полной мере, а так как я к семинарам не готовился, иногда выдавал им более глубокое знание предмета, чем должен был знать студент первого года обучения. В первый раз, на удивленное восклицание преподавателя о том, что этот материал он ещё в лекциях не давал, я замялся и начал судорожно искать ответ. Ничего лучшего, как сообщить ему, что уже прочитал учебник по предмету, придумать не смог. Меня похвалили, поставили в пример всей группе и посадили на место. Одногруппники с интересом посмотрели на всё происходящее, похмыкали и семинар продолжился. Такие случаи происходили со мной и по другим предметам, но я уже старался сильно не высовываться, и кроме похвалы от преподавателей, других комментариев не получал. Всё это ещё больше добавило мне авторитета в группе, был сделан вывод, что с мозгами у меня всё в порядке. Относится ко мне, как к "ботану", никто и не подумал, это не школа, подавляющая часть студентов в академию пришли за профессией, которая гарантировала им хорошую жизнь в будущем.
  По два-три раза в неделю встречался с Леной, больше физически не успевал.
  К концу ноября мной была накоплена недостающая сумма и в начале декабря у нотариуса состоялась сделка по покупке дома. По условиям сделки, у прежних хозяев была неделя на вывоз их вещей и передачу нам ключей, они уложились в пять дней. Одновременно с этим, я искал бригаду для косметического ремонта в доме, отец предложил своих знакомых, мы встретились, они осмотрели объект. Через два дня была готова примерная смета, которая нас устроила, бригада получила аванс и приступила к работе.
  
  ***
  
  В начале декабря 94-го ко мне на приём приехала ничем не примечательная пара пятидесяти с чем-то лет. Невысокая бледная женщина, болезненного вида, представившаяся Ниной Ивановной, и высокий, седой мужчина, представившийся Виктором Петровичем. Выяснив, что внешний вид Нины Ивановны меня не обманул, провёл свой стандартный "приём пациентов", получил деньги и встал, чтобы проводить пару до двери. Только вот с этого момента всё пошло не так...
  - Вот это видишь? - мужчина спокойно развернул перед моим носом красное удостоверение.
  "Управление ФСК по Свердловской области. Заместитель начальника Управления, полковник Матанцев Виктор Петрович".
  Всё, доигрался х...й на скрипке! Контрольная закупка! Баксы меченные! Мне пиzdec!
  Мысли в голове запрыгали с ужасающей быстротой! Я буквально упал обратно на диван, не отрывая взгляда от красной книжечки.
  - Проникся? - таким же спокойным тоном продолжил мужчина.
  - Проникся... - тихо ответил я.
  - Так вот, слушай меня внимательно! - веско произнёс Виктор Петрович, не повышая голоса, - Если твоё лечение моей жене не поможет, то ты сядешь. Веришь мне?
  "Так он обычный клиент!" - понял я, "Просто с ксивой!"
  - Верю, - уже успокоившись ответил я, и... меня озарило, - Когда, подчеркиваю, когда ваша жена выздоровеет, будьте моей "крышей"! - я улыбнулся.
  Виктор Петрович так же спокойно продолжал меня разглядывать, но удостоверение убрал. Простояв так около минуты, проговорил:
  - Если у жены всё будет в порядке, я твой должник. Вот, возьми. - он достал из кармана визитку и положил её на столик.
  Проводив Виктора Петровича с женой, я крепко задумался. Настал переломный момент в моей новой жизни.
  
   
  Глава 6
  
  Родителям я ничего говорить не стал, а просто закрылся в своей комнате.
  В конце концов что-то подобное должно было случиться. Хорошо, что случилось это именно так. Можно сказать, что мне очень сильно повезло. Если бы на меня наехали менты или бандиты, да, даже, комитетчики, к чему я уже был морально готов? Для меня бы это всё ничем хорошим не закончилось, вплоть до летального исхода, ладно бы моего, так и родителей не пощадили бы. Выпотрошили бы полностью, до донышка, и прикопали бы нас рядом в лесочке, с набором утюгов и паяльников.
  
  Бросить всю эту "химию" и заняться тем, что я умею? Показать себя "гениальным" юристом, экстерном закончить академию? Не будем сбрасывать со счетов вариант знакомства с одним доцентом кафедры гражданского права Санкт-Петербургского университета, будущего премьера и президента. Но чем может заинтересовать студент-первокурсник, ну пусть второкурсник, да ещё из Екатеринбурга, матерого преподавателя, который, как мне кажется, уже крутит дела в команде губернатора Питера? Да ничем! Я пока не вижу своей полезности для этого человека, но этот вариант на будущее будем держать в голове.
  Пристроится на какую-нибудь перспективную госслужбу? Сколько лет надо потратить, чтобы сделать карьеру? Да и элементарное везение в этих делах имеет огромное значение - с кем учился, с кем дружил, с кем работал, с кем спал, чей ты родственник, из какого города, умеешь задницу лизать своему начальнику, каков ты в интригах. Имеет значение всё, вплоть до того, как ты относишься к алкоголю и твоя половая ориентация!)))
  Приспособленцем я себя никогда не считал, но что-то такое в моём характере было - например, я очень быстро понимал бесперспективность некоторых своих действий или планов, и перестраивался, просто определяя для себя новые цели и задачи. Насмотрелся я в своей прошлой жизни на "целеустремленных" людей, поставивших перед собой определенную цель, и с маниакальным упорством пытавшихся её достичь. Они производили впечатление волевых, умных, как в будущем было модно говорить, настоящих Лидеров, которые просто спивались, или бросались в другую крайность, от невозможности реализации поставленных хотелок. Они не умели проигрывать, виноваты в неудачах были всегда другие, эти Лидеры подставляли и использовали подчиненных, прогибались перед "нужными" людьми, всеми способами пытались достичь поставленной цели, но... Чуть не повезло и депрессия. Конечно, были и другие - у которых после неудач не опускались руки, которые, несмотря ни на что, вставали и шли дальше. "Всё, что не убивало их, делало их сильнее". Таких людей я уважал больше, по-доброму завидуя их упорству, но только лишь ему.
  И всех этих Лидеров объединяло одно - успех в жизни для них измерялся властью и материальным достатком. Достигнутая цель гарантировала им деньги, власть, статус, возможность безнаказанно заниматься противоправными действиями. Тачки, квартиры, дома, банковский счет, элитный отдых - это мерило того, как ты состоялся в этой жизни.
  Конечно, материальное благополучие имеет огромное значение, не буду даже отрицать. Сам к нему стремлюсь по мере сил. Но дружить только с нужными людьми, хвастаться с ними дружбой, откровенно лизать жопу начальству, а не просто работать, плести интриги, подставлять других, кидать друзей и партнеров по бизнесу, выгодно жениться или выходить замуж - это все не моё. Твоё же нормальное поведение, вежливость, верность взятым на себя обязательствам, в большинстве случаев, воспринимается окружающими как слабость, возможность с тебя что-то поиметь, воспользоваться тобой. Должны же быть у людей какие-то моральные рамки, принципы, правила. Даже находясь в этих рамках, можно добиться успеха в жизни при наличии энного количества мозгов и трудолюбия. Ну не заточены у меня так мозги, да и гордость присутствует...
  Думая про это, внезапно почувствовал, как зачесалась спина от прорезавшихся крыльев, и в комнате стало чуть светлее от нимба над моей головой.
  - Да я прям святой, хоть икону с меня пиши! - самоирония помогла вернуться к более продуктивным мыслям.
  Ещё, чем я точно не хочу заниматься, это криминал и политика. С криминалом понятно почему - итак половина страны, в той или иной мере, по ту сторону закона. Политика - мне всего 17 лет, единственная возможность в неё попасть - примазаться к какому-нибудь депутату или кандидату в депутаты и бегать, как савраска, перед выборами, с непонятной перспективой на участие в дележке пирога - нет особого желания. Да ещё и после опыта работы на госслужбе, где с кем только не приходилось общаться и приятельствовать, видеть всю эту кухню изнутри... Не вариант - от чего в своё время "уволился", к тому сейчас "наниматься" что ли?
  Заняться бизнесом? Каким? Шмотки из Турции и Польши таскать? Заняться торговлей - так я ещё и должен останусь, никаких иллюзий нет. В будущем у меня был хороший знакомый, бизнесмен, начинавший в 90-х с ларёчного движения, он мне много чего порассказывал. Основной вывод его пламенных речей был - нет в этом таланта, не берись! К торговле таланта у меня точно нет. Мои успехи на ниве реализации препарата под видом экстрасенса в расчет брать не стоило - уникальный товар и "правильный" маркетинг. Идти в сферу юридических услуг? Возраст и отсутствие диплома играют против меня - где нормальному юристу заплатят 100 рублей, мне достанется от силы 20, ещё и этого не дадут. Работать за спасибо я не готов, а если двигаться в этом направлении, то начинать придется с работы посыльного, никто поначалу составление документов мне не доверит. Идти в продажники? Да, я хорошо умею налаживать контакт с людьми, достаточно успешно продавал свои юридические и консультационные услуги, много читал литературы по продажам. Но мне 17 лет, я учусь на дневном, меня просто никуда в серьёзную контору не возьмут. В сетевой бизнес податься и ходить со значком "Хочешь похудеть? Спроси меня как?". Так надо мной смеяться будут те же однокурсники, что в будущем не прибавит моей персоне имиджевых очков. Информационные технологии - это тема в стране еще не актуальна на столько, на сколько она будет таковой в будущем. Интернет в стране есть, но соединение модемное - через телефонные сети. Во многих организациях стоят персоналки, используемые в основном как вычислительные комплексы и печатные машинки. Дома компьютеры есть далеко не у всех, являются скорее роскошью, и используются как игровая станция. Двигаться в этом направлении, конечно, можно, основные тенденции я помню, но я разбирался в технике на уровне пользователя, предпочитая при настройке компьютера прибегать к услугам профессионалов. Социальные сети, мессенджеры, приложения для телефонов - дело далекого ещё будущего. Естественно, что при первой же возможности я приобрету себе пентиум, но острой необходимости в нём пока не вижу. Каким-то образом присосаться к газовой или нефтяной трубе? Как выразился когда-то давно один мой знакомый: "Мне б хоть ручеёк, так ведь убьют!.." Там идет настоящая война на выживание, и я рискую сложить голову ещё на подступах.
  Сунуться с моими "талантами" в какое-нибудь производство? Без серьёзной "крыши"? Финал один - паяльник в жопе и поездка в багажнике до лесочка. Только личная заинтересованность и благодарность людей, хоть в какой-то степени гарантировали мою безопасность. Поляковы - Ольга Петровна и Александр Юрьевич - тому яркий пример.
  Бежать из страны от всего этого беспредела 90-х? А чем за границей лучше? Там мне может и не станут пихать в заднепроходное отверстие нагревательные приборы, подключенные к электрической сети, но выпотрошат так же качественно. Да и страну свою я люблю и жить собираюсь на родине.
  И что, добиться приема у президента, выложить всё, раскрыть все технологии, чтобы они "утекли" на Запад? К нынешнему руководству страны доверия нет - мой земляк, Борис, с его командой олигархов, зашкварился по полной программе. Ехать в Питер и пытаться познакомиться с будущим руководством страны - не смешите мои тапки! Если попаду в команду - та же госслужба, только более "хлебная". Рассказать, что я из будущего - велика вероятность того, что по протекции самого известного в будущем полковника КГБ, меня отправят или на принудительное лечение, или в застенки "кровавой гэбни". Даже если поверят, выкачают из меня всю информацию любыми доступными методами и будут держать в клетке, хорошо бы золотой. Да и пойдет ли его карьера после общения со мной по старому пути?
  Что я имею на сегодняшний день? "Высшими силами" мне дан талант к химии. Вот от этого и надо отталкиваться. С деятельностью "экстрасенса" надо постепенно завязывать, материальное положение, своё и своей семьи, я поправил, дальше всё может обернуться крайне печально.
  Да и хотелось бы избавить страну от нефтяной зависимости. У меня такая возможность есть - мои знания, при правильном применении, позволят открыть в России такие производства, аналогов которым в мире не будет. Но делать всё это надо медленно и аккуратно, ещё и себя при этом не забыть.
  В церковь что ли сходить? С этой мыслью я и заснул.
  
  ***
  
  Проснувшись утром, направился на учебу. "Отбыв" лекции и семинары, добрался до своей любимой церкви - Вознесенского храма, который находился недалеко от дома купца Ипатьева - места расстрела семьи Николая II. Строительство Храма на Крови, по моим воспоминаниям, начнется еще не скоро, лет через шесть.
  Подходя к церкви, заметил двух молодых девушек, которые доставали платки из своих сумок. Одев их и перекрестившись, они зашли в храм. Перекрестившись, я направился вслед за девушками. Купив свечей, поставил и за здравие, и за упокой, после чего направился к алтарю. Всегда любил постоять в церквях, полюбоваться иконами, послушать церковный хор и службу, успокаивает, знаете ли. Да и придешь в храм, попросишь Боженьку о чем-нибудь, или поделишься с Ним сокровенным, вроде, как и легче становиться. В этот же раз мои размышления были прерваны шумным появлением двух типичных "братков", которые истово крестились практически у каждой иконы. В церкви было достаточно тепло, и молодые люди расстегнули зимние куртки, а чтоб не было сомнений в их вере, здоровенные золотые кресты, на толстенных золотых цепях, были надеты поверх водолазок. Понять "веру" этих "братков" нетрудно, при такой-то "работе", не знаешь, будет у тебя завтрашний день, или нет. Вот и жили они на полную катушку. Но все их разговоры с Господом были закончены, когда они заметили тех девушек, которые пришли передо мной. Один из "братков" пихнул второго локтем и направил указующий перст на стоящих у одной из икон прихожанок. Надо отдать должное пацанам, двигались они к девушкам не напрямую, а постепенно, переходя от одной иконы к другой. Достигнув цели, между молодыми людьми завязалась оживленная беседа, видимо на богословскую тему, закончившуюся широким жестом руки одного из "братков" в направлении двери церкви. Компания направилась на выход, не забыв просунуть деньги в ящик для сбора средств, и перекреститься. Старушки только осуждающе покачали вслед головами. "О времена, о нравы!" - ханжески подумал я.
  А дома меня ждал неприятный сюрприз. По словам мамы, позвонил мужчина, представившийся Дмитрием Викторовичем, заведующим онкологическим отделением областной больницы, и попросил меня ему перезвонить. В свете моих последних мыслей, этот звонок не предвещал ничего хорошего. И почему врачи не чесались целых три месяца?
  - Здравствуйте, а Дмитрия Викторовича можно услышать? - произнёс я, дождавшись, когда снимут трубку на другом конце провода.
  - Здравствуйте, это я. - ответил мне сочный баритон.
  - Это Алексей, вы мне звонили.
  - Да, да, Алексей, хорошо, что вы перезвонили, я хотел бы с вами встретится. Вы не могли бы подъехать ко мне в больницу? - профессионально участливым тоном спросил он меня.
  - Не смогу. - односложно ответил я.
  На другом конце провода чувствовалась явная заминка.
  - Простите? Почему не сможете? - тон собеседника свидетельствовал о немалом удивлении.
  - Я сильно занят, а если вы хотите встретится, можете подъехать ко мне. - я мысленно улыбнулся.
  Сложно человеку, особенно на такой должности, ехать к "какому-то Алексею", особенно когда ему заявляют, что "они сильно заняты". После небольшой паузы я услышал.
  - Хорошо, в какое время завтра я могу к вам подъехать? - уже не таким участливым тоном спросил меня Дмитрий Викторович.
  - Сейчас я посмотрю своё расписание, подождите секундочку. - и, прикрыв трубку ладонью, спросил у матери, - Мам, что у меня завтра?
  Мама посмотрела свои записи.
  - Два человека, на шесть и шесть тридцать.
  - Дмитрий Викторович, после семи вечера я только ваш! - сказал я в трубку.
  - Хорошо, Алексей, в семь буду, диктуйте адрес.
  Закончив разговор, заметил, что мама смотрит на меня осуждающе.
  - Ты с ним не сильно жестко поговорил?
  - Зато завтра меньше вопросов задавать будет. - ухмыльнулся я.
  - Ну да, ну да... - мама только покачала головой.
  Следующий день не отметился ничем примечательным, за исключением того, что в академии я умудрился получить по двум предметам "автоматы" - возможность просто прийти на экзамен с зачёткой, в которую экзаменатор поставит "отл". От одного из преподавателей поступило предложение о написании курсовой работы именно по его предмету и под его чутким руководством. Я согласился, но мысленно, для себя, сделал пометку, что писать надо будет не сильно "талантливо", а то понесёт и...
  Ещё начали напрягать одногруппницы. Девушки периодически подходили ко мне с просьбами разъяснить им что-нибудь по тому или иному предмету, а то и вовсе, после окончания занятий шли со мной на автобусную остановку и намекали, что будут не против, если я провожу их до дома. Конечно, по началу, мне льстило такое внимание, итак завышенная самооценка поднималась просто до небес! А потом всё это приелось и стало раздражать. Девчонки, конечно, были симпатичные, но мне с ними ещё не известно сколько учиться, серьезных отношений мне не хотелось, зачем портить себе жизнь. Тем более, у меня есть Лена, с которой меня пока всё устраивает.
  Вечером, как и договаривались, приехал Дмитрий Викторович. Это был мужчина невысокого роста, интеллигентного вида, в костюме и в очках. Разместившись на диване в гостиной, я вопросительно уставился на врача, первым разговор начинать я не буду. Он тоже с интересом начал меня разглядывать.
  - А вы, Алексей, ещё совсем молоды. - констатировал врач очевидный факт.
  - Чай, кофе? - спросил я усмехаясь.
  - Чай, если можно.
  Я встал, пошел на кухню и попросил маму сделать нам чай, после чего вернулся в гостиную.
  Было видно, что Дмитрий Викторович не знает, с чего начать разговор. Решил помочь ему в этом.
  - Итак, слушаю вас внимательно.
  Доктор глубоко вздохнул и заговорил.
  - Алексей, дело в том, что некоторые из моих пациентов, находившиеся в критическом состоянии, внезапно стали выздоравливать. Кроме того, все они в один голос утверждают, что их вылечили вы. Скажите мне, пожалуйста, как такое возможно? - он буквально впился в меня глазами.
  - А я сам не знаю, Дмитрий Викторович, как это происходит, просто я мысленно желаю, чтоб человек выздоровел, и он выздоравливает. - я улыбнулся.
  - Но так не бывает! - доктор вскочил.
  Нашу "беседу" прервала моя мама, которая с невозмутимым видом вошла в гостиную с подносом. Расставив чашки, сахарницу и вазочку с печеньем, она молча удалилась на кухню.
  Не обратив никакого внимания на мою маму и чай на столе, Дмитрий Викторович снял очки, достал из кармана пиджака платок, и начал протирать стёкла. Я же, насыпав в чай сахара, демонстративно громко, гремя ложечкой, начал его размешивать. Настроение упало, врать уже просто надоело, но и правду говорить не вариант.
  - Доктор, вы здесь? - раздраженно спросил я.
  - Да, да... - наконец закончив полировать стекла, Дмитрий Викторович одел очки, положил платок в карман и сел обратно в кресло. - Извините, я задумался... Сами понимаете, ситуация, если можно так сказать, не тривиальная...
  - Может выпить хотите? Коньяк там, или водку?.. - усмехнулся я.
  - Нет, нет, спасибо, я за рулём.
  Мужика можно понять. Появляется какой-то пацан, который "просто желает", чтоб человек выздоровел, и человек выздоравливает. Это полностью расходилось с тем жизненным и профессиональным опытом, который был, я уверен, у очень хорошего врача Дмитрия Викторовича, кого попало на должность заведующего онкологическим отделением областной больницы не назначают.
  Был у меня случай в "прошлой" жизни. Перекусив где-то в городе, ночь я провёл дома в обнимку с унитазом. Утром, с зелёным лицом и трясущимися руками, я поплёлся в поликлинику к участковому врачу, которая прямо на приёме вызвала скорую и меня отвезли в больницу. Положили меня в хирургическое отделение, с подозрением на аппендицит. Лечить меня никто не собирался, токсикоз снимать тоже, меня просто наблюдали. В одно прекрасное утро был очередной обход. Мой живот помяли, на вопросы "Здесь болит?" честно отвечал, что "Болит". Ласково меня оглядев, доктор немного подумал, встал и занялся моим соседом. Где-то через полчаса, ко мне подошла медсестра и сказала, усмехаясь:
  - Ну что, Балашов, повезло тебе сегодня!
  - И в чем мне повезло? - недоуменно спросил я.
  - Да доктор по операциям соскучился, затишье у нас какое-то, вот и думал, хоть у тебя аппендицит вырезать! - и гаденько так засмеялась.
  Можете представить себе такую ситуацию? Я реально охренел! Профессиональная деформация во всех её жутких проявлениях. Собрав быстренько шмотьё, добежал до доктора, написал отказ и в ужасе свалил домой.
  Вот и Дмитрий Викторович не может откинуть профессиональную деформацию, совместить привычную картину мира и произошедшее в его отделении.
  - А другие заболевания, кроме онкологии, вы лечите? - немного успокоившись, поинтересовался он.
  - Да, лечу. По мере сил.
  - А меня подлечить можете? - несколько напряженно спросил Дмитрий Викторович. - В качестве, так сказать, доказательства ваших способностей...
  - Конечно, могу. Триста долларов. - я улыбнулся.
  - Но у меня нет с собой такой суммы! - воскликнул он.
  - Я бесплатно не работаю. - я продолжал улыбаться.
  Он задумался и через некоторое время выдал:
  - У меня есть к вам, Алексей, предложение! Я могу отправлять к вам людей. Но мне нужна демонстрация ваших возможностей.
  "Ага, с другой стороны зашёл, уже деловым тоном заговорил! Быстро же он оклемался" - подумал я и спросил:
  - Что за люди?
  - Ну, у меня много знакомых, в том числе и высокопоставленных... - с хитрым прищуром ответил "бизнесмен в белом халате".
  Выгодно, очень выгодно, но очень не вовремя. До разговора с полковником Матанцевым никаких серьёзных шагов предпринимать нельзя.
  - Дмитрий Викторович, предложение конечно интересное! Демонстрировать свои возможности, при всём моём уважении к вам, я буду только за триста долларов. Дело ещё в том, что я учусь в институте, и у меня зачётная неделя на носу, там новогодние праздники и сессия. Давайте после моей сессии встретимся ещё раз и поговорим более предметно? - я, как мог, изобразил заинтересованность в заманчивом предложении доктора.
  - Конечно, конечно, Алексей, учёба - это святое! - замахал руками Дмитрий Викторович, давить на меня ему не было никакого смысла, - В следующий раз обязательно прихвачу необходимую сумму. Тогда я жду вашего звонка.
  Мы демонстративно тепло попрощались, и я закрыл за ним дверь.
  - Ну как? - спросили одновременно отец и мать.
  - Ушлый товарищ, на ходу подмётки рвет, бизнесмен хренов!
  - Что он хотел то? - не отставали родители.
  - Да клиентуру свою хочет пристроить и знакомых.
  - Так это же хорошо, ты ведь для этого "экстрасенсом" заделался? - недоуменно спросил отец.
  - Для этого, для этого, пап, - отмахнулся я. - Только там клиенты непростые, раньше времени можно засветиться, где не надо.
  - Понятно. Пойдем ужинать, без тебя не садились.
  Мы поели, посмотрели телевизор и начали готовиться ко сну.
  
   
  Глава 7
  
  На остановке, утром, как всегда, было очень много народа. Автотранспортные предприятия Екатеринбурга не баловали горожан, живущих не в центре, частотой автобусных рейсов. Погода была морозная, и люди на остановке притаптывали в ожидании своего транспорта, прикрывая лицо, кто варежкой, кто перчаткой. При появлении "скотовоза", народ на остановке зашевелился, готовясь к штурму узких дверей ЛИАЗа. На остановку автобус пришёл практически полный, и попасть в него было большой проблемой. На "острие атаки", как всегда, преобладали молодые люди, причём, парней всегда было больше, девушки шли по остаточному принципу, в задних рядах атакующих порядков. Люди постарше тоже старались попасть в автобус, но делали они это не так активно, с чувством собственного достоинства, порой так и оставаясь на остановке ждать следующего "скотовоза". Самые умные или ленивые "взрослые", добирались до центра города в холодных троллейбусах, зная, что дольше, зато не как "сельдь в банке".
  По времени я уже опаздывал в академию и решил рискнуть попасть в приехавший автобус. Но этому не было суждено случится. Казалось, что всё идет по плану, но, внезапно, я почувствовал, что меня кто-то держит за куртку. С трудом повернувшись, я увидел толстую тётку, которая тоже отчаянно лезла в автобус, зацепившись за мой карман "прицепом". Попытка убрать руку женщины, привела к тому, что карман с треском оторвался, оставшись в руке тётки. Первое, что мне очень сильно захотелось, это "дать ей по щам", но, одумавшись, я просто, "против течения", грудью вытолкал её на центр остановки. Она не растерялась, отбросила не нужный ей карман, и попыталась снова кинуться на приступ "скотовоза". Но не успела, двери захлопнулись и автобус отъехал от остановки.
  - Ты чё творишь? - чуть ли не с кулаками накинулась она на меня.
  - Женщина, вы мне карман оторвали! - отступая на шаг и показывая на дыру в куртке, из которой торчал синтепон.
  - И чё, я на работу опаздываю! - заверещала она.
  - Не хотите передо мной хотя бы извиниться?
  - Мал ты еще, на первый снег ссышь, чтоб перед тобой извиняться! - презрительно бросила она, видимо поняв, что физической расправы не будет, да и свидетели на остановке присутствовали.
  Всё, это край! Хватит с меня этой "романтики", наигрался, вспомнил молодость! Я примирительно улыбнулся, перекинул сумку так, чтобы закрыть дыру в куртке, и сказал:
  - Хорошо, хорошо, признаю, был не прав! Давайте, я "тачку" поймаю, деньги у меня есть, и мы, с вами, не куда не опоздаем!
  Тётка офигела! Аж рот открыла, из которого тут же повалил пар.
  - Да ты гонишь! - наконец выдавила она.
  - Нет, не гоню, вы вот здесь постойте, - я показал ей место перед остановкой, - А я пока "тачку" остановлю.
  Она, медленно, неуверенно, постоянно оглядываясь, направилась на указанное мной место и стала наблюдать.
  Я же, подойдя к краю дороги, вытянул руку. Первый же показавшийся автомобиль, шестерка жигулей, остановился рядом со мной.
  - До Колмогорова.
  "Бомбила" задумался, вспоминая расположение улицы Колмогорова, и назвал цену:
  - Пятнадцать тысяч!
  - Договорились! - сказал я, садясь в машину.
  Тетка, быстрым шагом, направилась к машине. Я же, закрывая дверь, крикнул ей:
  - Пошла нах...й! - и водиле, - Поехали.
  Мелко? Согласен! Но, сука, так приятно!!!
  - Кому это вы? - с усмешкой спросил мужик.
  - Да... - неопределенно сказал я, пытаясь застегнуть ремень безопасности.
  - Он не работает, можете просто так накинуть, да и гаишников не видно, холодно же.
  В машине было тепло, уютно, я даже смирился с тем, что играла кассета с шансоном, который я никогда не любил. Водитель был не особо расположен к беседам, да и я не сильно хотел общаться.
  И зачем мне нужен этот экстрим с общественным транспортом? Да и по времени засада, час с лишним туда, час с лишним обратно... Надо подумать о водителе с машиной, уж точно не обеднею. Взвесив все за и против, отца решил на эту "должность" не брать, неудобно было.
  Добравшись до академии, разделся в гардеробе. Перед началом занятий, ко мне подошёл староста группы, Вадим Малыгин.
  - Привет, Алексей, от народа поступило предложение, провести день группы. Ты как?
  - Я только за. Где и когда?
  - У Лёньки Патрушева дома, в эту пятницу, часов в семь.
  - Хорошо, деньги кому сдавать?
  - Алексей, тут такое дело... - Вадик начал мяться. - Мы тут поговорили и решили, что с пацанов спиртное, а девушки готовят разные салатики там... колбаску режут... ну ты понял...
  Ну а что, нормальный вариант, можно сказать, стандартный. Но я решил приколоться над Вадиком и заявил:
  - Да я не против, вообще недорого получается! Возьмем водки, из расчета на каждого пацана по бутылке, а на девчонок - одна бутылка на двоих. Я думаю, день группы мы запомним! - и усмехнулся.
  Вадик посмотрел на меня широко открытыми глазами, и зашептал:
  - Ты что, они водку пить не будут, уже, вон, друг перед другом выделываются: я пью только шампанское, а я только вино с мартини, третья вообще кричит, что пить не будет!
  - Вадик, да я смеюсь! Сколько денег надо?
  - Двадцать тысяч. Можешь завтра принести.
  Я открыл сумку, достал бумажник и отсчитал требуемою сумму.
  - И вот ещё что, где вы собираетесь алкоголем закупаться? А то, сам знаешь, сейчас контрафакта столько... - я вопросительно посмотрел на Вадика.
  - У Лёхи Мезенцева отец с алкоголем связан, обещал сделать и подешевле, и качественное.
  - Хорошо, вы, только, всего с запасом для девушек берите, а то они, по неопытности, на водку перейдут, не отобьёмся! - продолжал я шутить над старостой.
  - Ладно, ладно, разберёмся, - улыбнулся он, - Ты лучше адрес Лёньки запиши.
  Я чуть не ляпнул, что знаю, где он живет. Эту квартиру я запомнил на всю жизнь. Начиная со второго курса, мы, с нашей компанией, были регулярными гостями в доме Леонида. Его родители находились в постоянных разъездах, и пустующая жилплощадь даром не простаивала.
  
  ***
  
  После занятий, прикрывая сумкой дыру в куртке, я направился в сторону остановки. Подняв руку, поймал "тачку", и поехал в сторону улицы Свердлова, на которой, по воспоминаниям из будущего, уже начали появляться меховые магазины для брезгующих закупаться на рынках. Достав из заначки двести долларов, обменял их на рубли в одном из обменников, расплодившихся на каждом углу, после чего отправился по магазинам. Выбор для мужчин был не особо и велик, в основном была верхняя женская одежда - шубы, дубленки, куртки, но некое разнообразие всё же присутствовало. Продавцы ко мне не подходили, но пристально за мной наблюдали. Остановив свой выбор на двух дублёнках, я поинтересовался наличием 52-го размера.
  - А деньги у вас есть, молодой человек? - с подозрением спросила худая продавщица, лет за сорок, смотря на меня поверх очков.
  Я молча открыл сумку, достал бумажник и вытащил пачку денег, полученных в обменнике.
  - Хорошо, сейчас посмотрю на складе. - не меняя выражения лица, она развернулась и направилась в глубь магазина.
  Её напарница, стоящая за кассой, продолжала контролировать меня взглядом. Вернувшись с двумя дубленками, продавщица не стала относить их в примерочную, а положила на прилавок.
  "Да, ненавязчивый отечественный сервис!" - подумал я.
  Скинув свою куртку, примерил дубленки перед большим зеркалом, при этом, демонстративно, брал с собой сумку. Выбрав одну из дубленок, оплатил её стоимость в кассе и попросил убрать этикетки.
  - Молодой человек, вы курточку забыли! - услышал я на выходе из магазина.
  - Оставьте её себе! - громко сказал я в ответ, засовывая руки в карманы новой дубленки.
  Оказавшись на улице, задумался, чем же мне еще сегодня заняться. Придумал! Надо проверить бригаду, делавшую ремонт в доме.
  В Нижнеисетске, в отличие от города, было тихо и чистенько, реагенты в частном секторе никто не сыпал, и поэтому было очень приятно пройтись по белому, скрипящему под подошвой, снегу. Отец постоянно наведывался в дом, гуляя вечером с собакой, чистил снег перед воротами и во дворе, проверял качество и количество работы, сделанной бригадой за день. Ключей от дома у меня с собой не было, и пришлось нажимать на входной звонок на калитке. Какое-то время не было никакой реакции, пока я не услышал звук шагов и калитка открылась. Поздоровавшись с бригадиром, я направился в дом. Ремонт шел хорошими темпами, второй этаж был практически закончен. Бригадир заверил меня, что месяца через полтора всё будет готово.
  Дома продемонстрировал маме и Рейнису новую дублёнку. Если собаку интересовал незнакомый запах, то маму интересовал мой внешний вид и происхождение обновки. Рассказал подробности утреннего происшествия, после чего, поинтересовался:
  - Мам, а что у нас на пятницу вечером запланировано?
  - Сейчас посмотрю. - поняла она меня без слов. - Так, три человека, с шести до половины восьмого. Почему спрашиваешь?
  - Да ребята из академии решили день группы в пятницу устроить, начало в семь. Придется опоздать.
  - И где вы собираетесь? - спросила она.
  Мама уже начала привыкать к моим ночёвкам вне дома, тому, что в очень многих вопросах последнее слово всё чаще и чаще оставалось за мной. Я даже уверен, что они с отцом чувствовали некоторое облегчение, что их сын фактически взял на себя роль "главы семьи", в это безумное время, когда всё встало с ног на голову, прежние "советские" установки не работали, люди учились жить по принципу "человек человеку волк".
  - У Лёни Патрушева дома.
  - Понятно.
  - Мам, надо с машиной что-то решать.
  - Какой машиной? Нашей? - она непонимающе уставилась на меня.
  - Да нет, надо водителя с машиной искать, надоело мне в общественном транспорте ездить. Деньги же есть, вот и надо их на время и комфорт менять. - как можно увереннее сказал я.
  Для обычного "советского" человека, личный водитель - роскошь неописуемая, "барство", лишняя трата денег. Мама задумалась и спросила:
  - А отец как?
  - Мам, не хочу я отца напрягать, сама понимаешь, проще нанять кого-нибудь с машиной, сейчас многие работу ищут, не платят же нигде.
  - Ну да. Если ты так решил... Может быть, это и правильно.
  - Ты только пока отцу ничего не говори, пожалуйста, я с ним сам поговорю.
  - Хорошо.
  
  
  
  ***
  
  - Алексей, а как ты планируешь встретить Новый год? - спросила Лена, пристроившаяся рядом на диване.
  "Ага, пошли женские уловки!" - мысленно усмехнулся я.
  Мы отдыхали после последствий бурного выражения взаимных чувств от долгого, всего двухдневного, расставания.
  - Что ты имеешь ввиду, Леночка?
  - Всё ты прекрасно понимаешь, что я имею ввиду! - она ущипнула меня за бок.
  - Ай, Лена, больно! Понял, понял, не дурак! Ты будешь моей Снегурочкой в этот Новый год? - я еле сдерживался от смеха.
  - Буду! - хихикнула она. - А ты будешь моим Дедом Морозом с мешком подарков?
  Женщины, вы такие женщины! И с этим ничего не сделаешь! Да и делать ничего не хочется! Вернее, хочется!..
  - Договорились! - я уже смеялся, не стесняясь, - А то, что Снегурочка, если я не ошибаюсь, родная внучка Деда Мороза, тебя не смущает?
  Лена задумалась, смешно сморщив носик, и, на полном серьёзе, выдала:
  - Это не должно помешать дедушке подарить своей внучке много-много подарков.
  Слов не было, меня корёжило от смеха.
  
  ***
  
  На день группы я опоздал, но не на много, веселье только начиналось. Выяснилось, что очень многие, в основном девушки, задержались, кто на полчаса, кто на час. Если мужская половина нашей группы внешним видом не заморачивалась и была одета, как на учебе, то наши одногруппницы были при полном параде - платья, блузы, яркий макияж. Как наши девушки сумели добраться до квартиры Лёнчика с других концов города и сохранить свои прически, для меня осталось загадкой. Народ уже был слегка пьян и весел. Праздничное настроение ребятам совершенно не портила информация, появившаяся сегодня, 9 декабря, об Указе Ельцина "О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской республики и в зоне осетино-ингушского конфликта". Население страны просто приняло информацию к сведению и продолжало жить своей обычной жизнью. Это же касалось и моих однокурсников, которые, в отличие от меня, ещё не знали, какой кровавой бойней всё это закончится. Понимание придет позже, ближе к новому году и сразу после него, когда все федеральные каналы начнут показывать ужасы с мест боёв и смаковать, со скорбными лицами, неприглядные подробности этой войны.
  Конечно, я не собирался быть "оракулом" и вещать на каждом углу о грядущем. Зачем? Кто мне поверит? А эти мальчики и девочки только входят во взрослую жизнь, перед ними открыты все дороги, мир они видят в розовых очках, не замечая пока грязи и предательства.
  Пришлось заранее настраивать себя на позитив, чтоб своей кислой мордой не портить ребятам праздник.
  Квартира у Лёнкиных родителей была большая, трёхкомнатная, еще сталинской постройки, с огромными комнатами, большим санузлом и кухней-столовой, так что тесно не было. В гостиной стоял фуршетный стол с бутылками и закусками, посуда, предусмотрительно, была куплена пластиковая. С экрана большого телевизора "Toshiba" свою "Девочку-ночь" пела Лада Дэнс. По моим воспоминаниям, видеокассета с концертом Лады Дэнс, была у Леонида "дежурной", ставилась фоном на всех вечеринках, проходивших у него дома. Порой, на утро, проходили выяснения между собой, кто и когда "вырубился", ориентиром выступали песни певицы с этого концерта, которые ребята из нашей компании, волей-неволей, не только знали наизусть, но и могли перечислить их по порядку.
  Мне налили "штрафную" в пластиковый стаканчик и проследили, чтобы я выпил всё до дна. После чего, заботливые девушки предложили мне запить водку "соком", сделанным из Yupi, который "просто добавь воды". Но я тактично отказался, заметив, что если уж они решили за мной поухаживать, то пусть уж лучше положат мне какого-нибудь салатика, что и было оперативно сделано. Поблагодарив девушек, я прошёлся по квартире, поздоровался со всеми одногруппниками, разбившимися на мелкие компании. Было забавно наблюдать, как молодые люди, с умным видом и пластиковыми стаканчиками в руках, обсуждают проблемы мирового уровня. Как меня и предупреждал староста, Вадим Малыгин, девушки подошли к употреблению алкоголя со всем знанием предмета в свои семнадцать лет. Периодически слышались возгласы:
  - Куда ты мне льёшь красное, я только белое сухое пью!
  - А у нас остался апельсиновый Yupi, мне в мартини добавить надо?
  - Кто-нибудь поставит шампанское в холодильник, теплое же!
  Парни были проще - разлив водку по стаканчикам, молча её выпивали. Морщиться, по понятиям, было не круто. Через некоторое время, народ полностью расслабился, и девушкам захотелось танцевать. Видеокассета с концертом Лады Дэнс была выключена, напитки и закуски были отнесены на кухню, стол разобрали и поставили в угол, свет в гостиной выключили и включили магнитофон. За диджея выступал директор танцевальной площадки, прошу прощения, хозяин квартиры, Лёня Патрушев. И началась дискотэка!
  Звучали только свежие мировые хиты 94 года, - Bryan Adams, Rod Stewart, Sting - "All For Love", Ardis - "Ain't Nobody's Busines", песни группы Ace of Base, Rednex - "Cotton Eye Joe", Whigfield - "Saturday Night", Cappella - "Move On Baby", не забыли и давно полюбившуюся со школы группу 2 Unlimited. Хитом вечера стала песня Элтона Джона - "Can You Feel the Love Tonight", саундтрек из мультика "Король-Лев", потанцевать под которую меня пригласила самая симпатичная девушка группы, Женя Светлова. Отказываться было не вежливо и, обняв её за талию, мы начали топтаться на месте в медленном танце, постоянно сталкиваясь с такими же пьяненькими парами.
  Не были забыты и отечественные исполнители: Андрей Губин с его "Мальчиком-бродягой", Александр Айвазов с "Лилиями", Леонид Агутин с "Босоногим мальчиком", Аркадий Укупник с "Сим-сим откройся". Отдали должное и нашему екатеринбургскому шансонье Александру Новикову, с его "Шансоньеткой". Робкие попытки парней поставить Гражданскую Оборону или Алису, встретили дружное сопротивление со стороны девушек. Самым популярным молодым человеком этим вечером стал, что и не удивительно, Лёня, который буквально купался во внимании наших девушек, постоянно просящих его поставить или повторить ту, или иную композицию.
  Несколько раз, во время танцев, открывали дверь на балкон, чтобы проветрить "танцпол", были и двое "уставших" одногруппников, которых аккуратно и очень заботливо положили "отдохнуть" в одну из комнат.
  В общем и целом, день группы прошёл отлично. Собираться по домам начали уже ближе к часу ночи. Началось распределение, кто кого провожает. Если с образовавшимися парочками проблем не было, то остальные делились на группы по три-четыре человека по территориальному признаку с обязательным включением туда молодого человека, с наказом каждую девушку проводить до подъезда. Парни, втихушку, начали занимать друг у друга деньги на "тачку", что воспринималось вполне нормально, все всё понимали. Достались и мне в сопровождение две девушки - Аня Сомова и Нина Перепёлкина, жившие в моём направлении. На очень прозрачные намёки Жени Светловой о её желании удалиться с праздника в моём сопровождении, я никак не реагировал, чем, как мне показалось, нешуточно её обидел.
  Когда все ребята были готовы выдвигаться на улицу, я попросил всех немного задержаться. Учитывая традиционно высокую криминогенную обстановку в районе железнодорожного вокзала, недалеко от которого находилась квартира Леонида, я подошёл к нему и спросил:
  - Лёня, как у тебя отношения с местной гопотой? - из прошлой жизни я помнил, что отношения у него были хорошие, несколько раз, даже, это спасало нас от крупных неприятностей при прогулках по району.
  Лёня выпрямил грудь, расправил плечи, и, с агрессивно-непобедимым видом, заявил:
  - Да я их всех на болте вертел!..
  - Я понял, Лёня, на болте, так на болте. Надо, чтобы ты вышел с нами и подстраховал. Ну ты понял... - я успокаивающе положил руку ему на плечо, - А вы, девушки, - обратился я к "своим" Ане и Нине, - подождите меня здесь.
  К счастью, всё обошлось без проверки авторитета Леонида Патрушева на районе. Поймав всем машины, я с Лёней вернулся в квартиру, забрал девчонок, завёз их по домам и решил заночевать в съёмной квартире. Домой, к родителям, выпившим приходить не хотелось.
  
  ***
  
  Проснувшись на следующий день около полудня, первым делом позвонил родителям и сказал, что у меня всё в порядке. Мама напомнила, что с четырёх часов у меня начинается "приём" пациентов, а на обед борщ и котлеты с пюрешкой. В ответ она получила мои самые искренние заверения, что скоро её блудный сын снова будет дома. Быстро умывшись и одевшись, я отправился домой.
  После обеда решил поговорить с отцом.
  - Пап, ты в курсе, что мне тут в автобусе куртку порвали?
  - Да, мать мне говорила.
  - Так вот, я хочу нанять водителя с машиной. - я с тревогой смотрел на отца, как бы не обиделся, что это будет не он.
  К моей радости, поначалу напрягшийся отец, расслабился и спросил меня с улыбкой:
  - А почему не я?
  - А тебе это надо? - в свою очередь улыбнулся я.
  - Ну как тебе сказать... Я буду рад помочь тебе чем угодно! Но, у меня работа есть, не хочу у тебя на шее сидеть. Да и хозяйство появилось, снег там убрать зимой, летом грядки вскопать... полить опять же...
  - Да понял я тебя, пап, можешь не продолжать. - а про себя подумал - "Ну и слава Богу!" - Кстати, пап, а у тебя нет знакомых, которые без работы сидят, и готовы поработать водителями со своей машиной?
  - Надо подумать, поспрошать...
  - Поспрошай, пап!
  Искать "кота в мешке" по объявлению я точно не собираюсь, а рекомендациям отца я доверяю.
  Вечером, после "приёма" пациентов, мы, одевшись потеплее, всей семьёй, в сопровождении Рейниса, прогулялись до коттеджа и обратно.
  Как же здорово быть снова молодым!!!
  
   
  Глава 8
  
  Главной темой обсуждения в понедельник в нашей группе была пятничная вечеринка. Разговоры о том, сколько кто выпил, кто с кем потанцевал, с какими приключениями добирались до дома, не прекращались весь день. Женя Светлова демонстративно не обращала на меня внимание, что не могло не радовать. Единственные, кто в этом всём не участвовали, это Лёня Патрушев и ещё два наших одногруппника - Коля Морозов и Денис Карпенко, по причине их появления только к третьей паре, на семинарское занятие. Выглядели молодые люди, скажем прямо, не очень - опухшие лица, мешки под глазами, запах перегара. В принудительном порядке они были посажены нами на последние парты, подальше от преподавателя. По их невнятному рассказу дело было в том, что после "дня группы", на квартире у Лёни осталось достаточно много невыпитого алкоголя. Именно Коля и Денис были теми двумя молодыми людьми, которые "устали" и были положены "отдыхать" в одну из комнат во время вечеринки. Как известно, сон у алкоголика глубок, но краток, и, проснувшись посреди ночи, непонятно где, парни сначала испугались, но, разобравшись что к чему, принялись радостно опохмеляться. Компания друг друга им быстро надоела, и они растолкали спящего Лёню. Леонид просыпаться не желал и посылал обоих по матери, но настойчивость парней и громко включенная музыка, не оставила ему никаких шансов. Дальше опохмеляться стали уже втроём, а так как делать это "правильно" они ещё не умели, алкоголь быстро впитался в кору детского головного мозга. Еды было много, алкоголя тоже, и прекратили они злоупотреблять, с краткими перерывами на сон, только к вечеру воскресенья. На моё шутливое предложение повторить вечеринку в следующую пятницу, троица скривилась, судорожно сглотнула и дружно заявила, что они больше вообще не пьют.
  Приближалась зачётная неделя, расслабленность, присущая всегда началу и середине семестра, пропала, одногруппники бегали за преподавателями, сдавая долги. Меня эта суета не коснулась, все эти два с половиной месяца я прилежно посещал лекции и семинарские занятия, пропуская только те, которые можно было пропустить без последствий. Основные проблемы с допуском к экзаменам были у наших молодых людей, девушки, традиционно, были более дисциплинированы и настроены на учебу.
  
  ***
  
  - Тебе Дима Паршин звонил, просил перезвонить, как придёшь. - сказала мама, когда я вернулся после учёбы домой.
  - Хорошо, мам, сейчас разденусь и перезвоню.
  Я разделся, набрал номер Димы, и стал ждать ответа.
  - Алло! - раздался в трубке голос моего школьного друга.
  - Привет, Димон, звонил?
  - Привет, привет, пропажа! Как дела? - с легкой укоризной спросил Дима.
  - Да нормально всё, учусь, грызу гранит науки. Как сам? - ответил я.
  - Да тоже всё нормально. Слушай, а ты не забыл, что у меня в среду день рождения? - с подозрением в голосе спросил он.
  Блин, точно, у него ж 14 декабря днюха. Неудобно то как получается.
  - Конечно, не забыл. Что предлагаешь? - сказал я бодренько, пытаясь выкрутиться из неудобной ситуации.
  Стыдно мне не было нисколько, откуда я, можно сказать, спустя двадцать с лишним лет, могу помнить точную дату его дня рождения.
  - Приходи в гости ко мне домой, в среду, часов в семь.
  - Хорошо, Дима, приду. Кто ещё будет? - спросил я его.
  - Женька придёт, родители и двоюродная сестра приедет.
  - Договорились. Буду. - я положил трубку.
  - Мам, а что у нас в среду? - этот вопрос последнее время в нашей семье становится признаком того, что я куда-то собираюсь, и вызывает улыбку не только у меня, но и у моей мамы.
  - Куда собрался? - мама ожидаемо улыбалась.
  - У Паршина день рождения. - улыбался я в ответ.
  - Так, посмотрим... Вот, нашла, всего двое, на шесть и шесть тридцать. А тебе во сколько?
  - К семи. Ничего, тут идти-то пять минут, успею.
  Надо же подарок приготовить, а с этим у меня всегда были проблемы. Хорошо, что сейчас я не стеснён в средствах. Так что же подарить? Будем отталкиваться от того, чем увлекается Дима. А увлекается он музыкой, в смысле любит слушать музыку. Кассеты с его двумя любимыми группами "Bad Boys Blue" и "Roxette" были заезжены буквально до дыр. Вот и надо подарить ему магнитолу или музыкальный центр с проигрывателем компакт-дисков (CD), а в придачу, диски его любимых групп.
  Кроме того, Димкин день рождения - отличный повод "выгулять" Лену, как же я сразу не сообразил. Набрав Лену, предложил ей сходить к моему другу на день рождения, она с радостью согласилась. После чего, позвонил Диме:
  - Дим, привет ещё раз. Ты не против, если я не один приду?
  - Так вот куда ты пропал! - он засмеялся, - Она хоть симпатичная?
  - Очень!
  - Тогда приводи! - милостиво разрешил он.
  
  ***
  
  На следующий день, после учебы, я поехал в центр города покупать подарок для Димы. Если с проигрывателем проблем не было, то вот купить качественный фирменный диск было трудно. Вся улица Вайнера в центре Екатеринбурга была заставлена ларьками, торгующими, в том числе, и дисками. Но диски эти были очень низкого качества, с очень быстро ломающимися пластиковыми коробками. Так и не найдя ничего достойного, я направился в хороший музыкальный магазин, расположенный на перекрестке улиц Малышева и Белинского. Там и купил диски "Bad Boys Blue" и "Roxette". Если они и были поддельные, то визуально выглядели как настоящие. С проигрывателем заморачиваться не стал - купил небольшой музыкальный центр AIWA, воспроизводить на котором можно было и кассеты, и сd-диски. Попросив в магазине приделать ручку из липкой ленты, забрал подарок, поймал "тачку" и отправился на съёмную квартиру, где всё это оставил до завтра.
  
  ***
  
  Вечером в среду я с нетерпением ждал окончания "приёма", время поджимало. Сначала надо было зайти за Леной, с ней - в съёмную квартиру, забрать подарки, и только потом двигаться к Димке. По моим расчетам, уложиться мы были должны в сорок минут и заявиться на день рождения ближе к восьми. А последний "клиент" опаздывал уже на пятнадцать минут. Не могу сказать, что раньше такого не случалось, но было это крайне редко, и не в тот день, когда у меня были планы. Раздался звонок в дверь.
  "Ну наконец-то!" - подумал я и натянул дежурную улыбку. После того, как я открыл дверь, улыбка медленно начала сползать у меня с лица.
  - Здорово, мы к Алексею.
  На пороге стоял здоровенный небритый детина, не меньше ста девяносто сантиметров роста, широкоплечий, со сломанным носом, в классическом прикиде "братка" - шапка-пид@рка, кожаная куртка-пилот, спортивные штаны и зимние кроссовки, на толстой шее цепь, на безымянном пальце правой руки печатка. Моё сознание зацепилось за "мы к Алексею". Сколько их ещё?
  - Э, пацан, ты чё застыл, мы к Алексею говорю.
  Очень, очень хотелось ответить что-то на подобии: "Вы квартирой ошиблись", или "Он здесь больше не живёт" и захлопнуть дверь, отгородившись, хоть на время, от этого безумного мира. Я допускал, что рано или поздно, такая ситуация возникнет, но не думал, что это произойдет так быстро. Какая тварь навела "братков"? Риелтор, сука?
  Успокаивало меня только одно, никто меня убивать прямо сейчас не будет, со мной сначала поговорят, а уж по итогам переговоров... возможны варианты.
  - Пацан, ты немой, что ли? - "браток" явно терял терпение и начал повышать голос.
  Я краем глаза отметил, что из кухни на шум выглянул отец. Выхода всё равно нет, придётся разговаривать.
  - Это я. - в горле всё пересохло, но я постарался говорить ровным голосом. Покажешь свой испуг, разговаривать с тобой будут уже по другому.
  - Да ладно, ты ж ещё совсем молодой! - улыбка, похожая на оскал, появилась на его лице.
  - И тем не менее... - постарался с достоинством, но без провокации, ответить я. Первое оцепенение, от неожиданности, прошло, я начал накручивать себя, готовясь к неприятному разговору. "Улыбаться я уже точно не смогу", - подумал я, свело мышцы лица, как всегда у меня бывает в стрессовой ситуации.
  - А мы тут, это, опоздали с мамой чутка, я по времени не рассчитал. Моя вина! - он переместил свою тушу немножко в сторону, и я увидел его спутницу, невысокую хрупкую женщину ближе к шестидесяти.
  "Твою же маму!" - я мысленно плюнул, "На ровном месте теорию заговора развел! И у этих пацанов есть папы, мамы, дедушки и бабушки, сыновья и дочки, которые, бывает, и болеют. И деньги не всегда решают в таких вопросах. Да и у самих "братков" здоровье не железное" - с такими мыслями я отступил в глубь прихожей и сделал приглашающий жест рукой.
  - Проходите!
  Видно было, что "браток" маму свою любит, он помог ей раздеться, проводил в гостиную, проконтролировал, удобно ли она расположилась в кресле, и только после этого, сел сам.
  К концу "сеанса" меня окончательно "отпустило", но не прошло бесследно - я поймал "откат".
  - Алексей, если с мамой всё будет хорошо, с меня поляна! - развязно заявил Гриша, как он представился.
  - Сынок, ты что такое говоришь! - прикрикнула эта маленькая женщина на своего отпрыска, и, уже другим тоном обратилась ко мне, - Не обращайте на слова моего великовозрастного балбеса внимания!
  "Балбес" засмущался, было видно, что мама для него ещё и непререкаемый авторитет. Меня же несло.
  - Ничего страшного. - я улыбнулся ей, и обратился к "балбесу", - Григорий, а за место "поляны", может вы детскому дому какому поможете?
  Они как-то разом напряглись, потом мама ТАК глянула на сына, что сомнений в выполнении моего пожелания, не осталось.
  - Он так и сделает, Алексей, - с серьёзным лицом обратилась она ко мне, потом перевела взгляд на "балбеса", - Так ведь, сынок? - Гриша отчаянно закивал головой.
  Проводив маму и сына, я успокоил родителей. Такого "тревожного" клиента они еще не видели, пришлось пообещать, что завтра вечером на эту тему мы обязательно пообщаемся. А сам кинулся к телефону звонить Лене. Предупредил её, что задерживаюсь, быстро собрался и вышел на улицу. Морозный вечер немного меня отрезвил, но вернуться к нормальному состоянию не получалось. Я прекрасно понимал, что через это всё необходимо пройти, получить опыт, приучить сознание и тело адекватно реагировать на подобные ситуации. Потом точно будет легче. А сейчас отчаянно хотелось выпить водки, грамм сто-сто пятьдесят, почувствовать то самое, первое опьянение, когда тебя "отпускает", а потом "грелку на всё тело"!
  Я не заметил, как добрался до Лениного дома и увидел её, ждущую меня около подъезда. Подхватил девушку, поднял и закружил пищащую Лену вокруг себя, после чего поставил и поцеловал в нос.
  - Это ты так рад меня видеть? - спросила она.
  - Ага, настроение хорошее. - улыбался я.
  Было необходимо скинуть лишний адреналин, а тут "грелка", то есть Лена...
  Зайдя в "нашу" квартиру, я буквально содрал с неё одежду и потащил в комнату. Не дойдя до дивана, развернул её спиной к себе, надавил рукой ей на спину и грубо вошёл в неё сзади. Лена охнула, протяжно застонала и покорно опёрлась руками на стул.
  Минут через пятнадцать, вернувшаяся из ванной Лена, сказала улыбаясь:
  - Было жестковато... Но иногда можно... Будем собираться?
  Да, в эти пятнадцать минут о Лене я не думал, я был животным, которому удалось избежать верной смерти, и по этому инстинкт продолжения рода был во мне особенно силен. Ладно, хоть ума хватило кончить ей на спину.
  Собирались мы недолго, хорошо, что я ничего не порвал из Лениной одежды.
  
  ***
  
  Дверь нам открыл сам именинник. Выслушав мои поздравления и извинения за опоздание, Димон был представлен Лене, после чего пригласил нас проходить. Мы же с Леной, договорившись заранее, отошли в сторону, так, чтобы была видна коробка с музыкальным центром.
  - Забирай подарок, Димон, слушай только хорошую музыку! - я улыбался, наблюдая за изменившимся лицом друга.
  - Офигеть! - крикнул он и бросился к коробке.
  Веселье уже было в полном разгаре. Я был знаком со всеми присутствующими и сам представил Лену. Дима, в это время, забив на всё, продемонстрировав гостям подарок, ушёл, в сопровождении Женьки в свою комнату, распечатывать музыкальный центр. На предложение дяди Саши, отца именинника, налить мне штрафную, я заявил, что дождусь Дмитрия. Через некоторое время оба моих друга всё-таки соизволили уделить время гостям, и я произнёс тост с поздравлениями, после которого вручил диски Диме, спровоцировав новое отсутствие друзей. За качество водки я не переживал, дядя Саша, судя по внешнему виду, это самое качество проверял не первый день.
  - Дим, у папика-то какой день? - спросил я через некоторое время.
  - Четвертый. - отмахнулся Димон. - Он же тут опять отмочил!
  - Что опять? - я приготовился смеяться.
  - Машину потерял! - ухмыльнулся Дима. - По пьянке.
  В это время у семьи Паршиных была праворульная "Honda", что по этим временам было, довольно-таки, круто.
  - Дима, это ж не связка ключей, чтоб её потерять можно было! - я уже начал давиться от смеха.
  - Наш папик ещё не то может! - с гордым видом заявил дружок. - Пьяный где-то ездил, а домой пришёл как раз с ключами, но без машины, с порога маме заявил, что машину потерял и не помнит вообще нихера!
  - Так может угнали? - спросил я.
  - Да нет, говорит, что машина точно где-то стоит, помнит, что закрывал, но не помнит где!
  - И что делать будете, ходить искать? - спросил я уже сквозь слёзы от смеха.
  - Вот ещё! Он уже ментам знакомым позвонил, машину в розыск объявили, они будут искать. - он смеялся вместе со мной.
  Надо отдать должное дяде Саше, пил он тихо, размеренно, особо никого не напрягая. Вот и в этот раз, приняв на грудь положенную норму, тем более, на днюхе сына, на середине праздника, он вышел из-за праздничного стола и свернулся калачиком тут же, в гостиной, на уголке мягкой мебели, и заснул.
  Димкина мама, тётя Таня, женщиной была просто замечательной! Работала она воспитателем в детском садике, к мужу и сыну она относилась, как к маленьким детям, никогда не повышала на них голос, потакала всем их капризам. Никогда я не видел её чем-то расстроенной, каждому она всегда дарила улыбку и только положительные эмоции.
  Двоюродная сестра Димы, Ольга, была старше нас лет на десять, по профессии - экономист. Толком я её не знал и ничего сказать про неё не могу, но было забавно наблюдать, как она весь вечер рассматривает и оценивает Лену.
  Я тоже весь вечер наблюдал со стороны за поведением Лены, ведь, фактически, мне не разу не приходилось видеть её общения с другими людьми. Моя подруга вела себя достойно, пила мало, вежливо отвечала на вопросы, если спрашивали, сама никуда не лезла. При этом старалась, что вполне естественно, держаться поближе ко мне. Хорошая девочка!
  Димон с Женькой тоже оценили мой выбор, и заявили, что я променял дружбу с ними на бабу, а простят они меня только в том случае, если я их познакомлю с такими же красивыми девушками.
  Женя весь вечер ни одним словом не намекнул о моей деятельности в качестве "экстрасенса", то ли родители ему так ничего и не сказали, то ли провели с ним беседу, после которой он "всё забыл".
  Посидели хорошо, уже ночью мы проводили с Леной Женьку до дома, и вернулись на "свою" квартиру. "Светить" наличие фактически свободной квартиры перед друзьями я не собирался.
  
  ***
  
  В четверг вечером состоялся серьезный разговор с родителями. Махнуть рукой на их мнение и чувства и двигаться в заданном направлении не обращая на близких внимание? Ведь они тоже заинтересованные лица, их здоровье и благополучие напрямую зависят от меня. Я не знал с чего начать, но мама, устав терпеть, заявила:
  - И что это такое вчера было? - отец поддержал маму вопросительным взглядом.
  Я вздохнул, и начал рассказывать.
  - Вчера, когда открыл дверь и увидел Гришу, я подумал, что "братва" пришла просить "долю". Вот я и охренел чутка. А он просто маму на лечение привёз. Вот и вся история.
  - А ты не думал, что они и в правду могут прийти? - это веско добавил отец.
  Его можно понять, он не раз, в дальних рейсах, попадал под дорожный рэкет, как со стороны бандитов, так и гаишников. Один раз, когда они везли три фуры водки из Москвы в Екатеринбург, с отцом в кабине всю дорогу находился действующий московский генерал милиции в форме и с табельным оружием, а в остальных машинах - бойцы ОМОН с автоматами. И было из-за чего, за такой груз могли просто убить.
  - Думал я, что они могут наехать, но не думал, что так скоро! - я опять вздохнул.
  - Почему? - родители действительно не понимали.
  - Да кому мы нужны? Налоговую полицию и налоговую инспекцию я вообще не боюсь, что они могут предъявить? Расписок в получении денег мы не даём, договоры не заключаем, счёта в банке нет, работаем только с наличкой. Чтоб не припаяли обвинения в незаконной предпринимательской деятельности, можно зарегистрировать АОЗТ какое-нибудь или ИП без образования юридического лица, так это лишние проблемы, лишние бумажные следы, да и внимание можно привлечь. А эту предпринимательскую деятельность ещё попробуй докажи. Да и какой вид деятельности указывать, в качестве основного, в учредительных документах, шаманизм, колдовство, гадание на кофейной гуще? Медуслуги? Так там сертификация и лицензирование. Менты и бандосы, эти да, могут наехать по беспределу. Менты - наркотики там подкинуть, или ещё чего-нибудь придумают, а бандосы заморачиваться не станут, утюг на пузо и привет. Больше меня, на сегодняшний день, волнует ситуация с ФСК и властными структурами, но я уже в процессе её решения.
  - Так что там с ментами и этими, бандосами? - мама с трудом выговорила новое для неё слово. - И от куда ты в этом так хорошо разбираешься?
  Понятно, властные структуры и Комитет для простых граждан всегда были где-то далеко, а менты и бандиты вот они, рядом, только руку протяни...
  - С одним знающим человеком поговорил, описал ему ситуацию, он мне картинку и нарисовал. - не буду же я говорить родителям об опыте прошлой жизни, их точно "Кондратий обнимет", тут и препарат не поможет, - А менты с бандосами наших реальных доходов не знают, могут только предполагать, да и страшно это, "экстрасенса" трогать, а вдруг "порчу" наведет? - я засмеялся, но, когда увидел реакцию отца и матери на мои слова о "порче", осёкся.
  Родители смотрели на меня... настороженно...
  - Вы чего? - не хватало ещё в собственной семье почтительного страха.
  - Ты это, сынок, и правда можешь... порчу навести? - спросил отец.
  - Нет, конечно, с чего вы взяли? - тут уж я почувствовал, что родители что-то не договаривают. - Рассказывайте!
  Но они продолжали мяться, переглядываясь друг с другом. Наконец, отец не выдержал и посмотрел на маму.
  - Мать, давай, расскажи, что мне говорила...
  - Лёшь, тут такое дело... Помнишь доктор приезжал, из областной больницы который...
  - Помню.
  - А помнишь, когда ты с ним по телефону договаривался, я тебя спросила, не слишком ли жестко ты с ним поговорил, а потом, когда он тут верещать начал о том, что "Этого не может быть!", я чай вам принесла? - продолжила она.
  - Что-то такое припоминаю. - действительно, такое было.
  - Так вот, я ведь не зря тебя тогда об этом спрашивала и с чаем заходила. - она опять сделала многозначительную паузу и переглянулась с отцом. - Ты, видимо, и правда можешь сглазить! Когда ты только начинал, та тётка, Нина, хабалистая такая, которая еще тебя мошенником назвала, звонила потом, через пару дней, корёжило её, прощения просила. Я тебе тогда сказала, что она извиняется, но ты видимо мимо ушей пропустил и отмахнулся. Было ещё пару случаев, в самом начале, когда ты на людей голос повышал, потом тоже звонили и извинялись, плохо им было. А потом у нас тут, вроде всё наладилось, никто уже не выступает. Вот и прекратились потом звонки с извинениями. А за этого доктора я тогда просто испугалась, мало ли что, ещё грех на душу брать... - грустно закончила она.
  У меня не было слов. Я уставился на маму.
  - И почему ты молчала? - только и смог спросить я.
  - А я думала, что ты знаешь...
  - Нет, мам, не знаю...
  Я встал и пошел к себе в комнату, надо было всё хорошо обдумать.
Оценка: 4.87*126  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  LitaWolf "Попаданка с секретом" (Любовное фэнтези) | | Я.Безликая "Мой развратный босс" (Современный любовный роман) | | Л.Эм, "Рок-баллада из Ада" (Любовное фэнтези) | | М.Мистеру "Его взгляд" (Короткий любовный роман) | | Р.Навьер "Плохой, жестокий, самый лучший" (Современный любовный роман) | | Н.Самсонова "Предавая любовь" (Любовная фантастика) | | Н.Лакомка "Любовная косточка" (Короткий любовный роман) | | С.Полторацкая "Последняя из рода Игнис" (Приключенческое фэнтези) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 2" (Любовное фэнтези) | | Е.Ночь "Никогда не предавай мечту" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"