Волкова О.. Шахламов В.А. Миронов А..: другие произведения.

Атлас сканирующей электронной микроскопии клеток, тканей и органов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Атлас сканирующей электронной микроскопии клеток, тканей и органов./Под. ред. О. В. Волковой, В. А. Шахламова, А. А. Миронова. - М.: Медицина, 1987. - 464 с.: ил. В атласе представлены результаты изучения клеток, тканей и органов человека и животных под сканирующим электронным микроскопом. Изложены принципы работы микроскопа, основные методические приемы препарирования образцов для исследования с помощью сканирующей электронной микроскопии. Описание трехмерной организации и рельефа поверхности клеток в культуре ткани, тканевых структур органов сердечнососудистой и лимфососудистой систем кроветво«рения внутренней секреции, пищеварения, дыхания, выделения, половой системы, а также кожи ее придатков и плаценты увязано с механизмами их функционирования. Атлас содержит оригинальные сканирующие электронные микрофотографии указанных клеточных, тканевых и органных образований. Книга предназначена для морфологов. Полную версию атласа с изображениями (PDF) можно скачать здесь: https://yadi.sk/d/hZ2tpWPHvAitY Электронная почта: mironaaa@yandex.ru


   0x01 graphic
   Полную версию атласа с изображениями можно скачать здесь: https://yadi.sk/d/hZ2tpWPHvAitY
   Электронная почта: mironaaa@yandex.ru
  
   0x01 graphic
  
   Оглавление
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Рецензенты: 3. В. Куприянов, академик АМН СССР; Н. Н. Боголепов, д-р мед. наук, проф.
  
   Атлас сканирующей электронной микроскопии клеток, тканей и органов./Под. ред. О. В. Волковой, В. А. Шахламова, А. А. Миронова. - М.: Медицина, 1987. - 464 с.: ил.
   В атласе представлены результаты изучения клеток, тканей и органов человека и животных под сканирующим электронным микроскопом. Изложены принципы работы микроскопа, основные методические приемы препарирования образцов для исследования с помощью сканирующей электронной микроскопии. Описание трехмерной организации и рельефа поверхности клеток в культуре ткани, тканевых структур органов сердечнососудистой и лимфососудистой систем кроветво­рения внутренней секреции, пищеварения, дыхания, выделения, половой системы, а также кожи ее придатков и плаценты увязано с механизмами их функционирования. Атлас содержит оригинальные сканирующие электронные микрофотографии указанных клеточных, тканевых и органных образований.
   Книга предназначена для морфологов.
  
   ПРЕДИСЛОВИЕ
   Прогресс в любой отрасли науки, в том числе и в морфологии, определяется уровнем развития методологии и способов получения и обработки информации. Если еще сравнительно недавно в морфологических исследованиях преобладал аналитический подход, то в настоящее время все очевиднее становится тенденция к интеграции теоретических разработок и полученных результатов. При этом заметны стрем­ления изучить тот или иной процесс одновременно на раз­личных уровнях организации живой материи - молекулярном, субклеточном, клеточном, тканевом, структурно-функциональных единиц, органном, системном и т. д.
   В настоящее время морфологическая наука имеет в своем распоряжении достаточно большой набор методических приемов, позволяющих проводить анализ как на молекулярном, так и на органном и даже системном уровнях. Однако совершенствование методов и повышение разрешающей способности микроскопов (основного орудия труда морфолога) сопровождалось, как правило, уменьшением исследуемых объектов и затруднением возможности изучать их трехмерную организацию.
   Не преувеличивая, можно сказать, что новую эпоху в изучении цито- и гистофизиологии открыла сканирующая электронная микроскопия. Ее преимущество перед другими методами исследования заключается в возможности одновременного обзора сравнительно большой поверхности с выявлением топографических особенностей и наблюдением ультратонких деталей организации различных тканевых и клеточных элементов.
   Основным достоинством метода сканирующей электронной микроскопии благодаря очень высокой глубине резкости является возможность получения объемных (трехмерных) картин, что позволяет наглядно и конкретно представить себе не только топографическую организацию, но и межклеточные и межтканевые взаимодействия в изучаемом образовании. Диапазон применяемых в морфологии увеличений сканирующего электронного микроскопа чрезвычайно широк: от 2 до 50 тыс. раз и более. Это позволяет на одном объекте решать задачи, связанные с исследованием как субклеточного, так и органного уровня организации живой материи.
   В Советском Союзе накоплен ценный материал, получивший обобщение в настоящей работе. Изданные книги Т. П. Евгеньевой (1975), Л. Б. Крымского и соавт. (1976), Ю. А. Ровенского (1979) посвящены частным разделам морфологии. Показ новых результатов о строении клеток, тканей и органов - одна из задач атласа.
   Настоящая работа представляет собой итог плодотворной деятельности нескольких творческих коллективов г. Москвы, г. Новосибирска и г. Иванова, но поскольку авторы опирались исключительно на собственный материал, не все разделы изложены одинаково полно. Так, в атласе отсутствуют главы, посвященные органам чувств, нервной системе.
   Предлагаемый атлас является оригинальным научным трудом, большая часть фотографий публикуется впервые.
   Атлас предваряет глава, посвященная методическим аспектам сканирующей электронной микроскопии. Она, по-существу, является введением в атлас. Вместе с тем эта глава дает наглядное представление о богатейших возможностях метода сканирующей электронной микроскопии, а также о методических ограничениях при его использовании.
   Надеемся, что после прочтения этой главы читателю станет понятно, почему большая часть микрофотографий получена с препаратов лабораторных животных. Вместе с тем авторы стремились в той мере, в какой это возможно, представить и человеческий материал.
   Во второй главе дана оригинальная классификация рельефных образований клеточной поверхности, которой мы стремились придерживаться в последующих разделах.
   Последовательность изложения результатов обусловлена стремлением приблизить материал атласа к материалу учебника "Гистология" под ред. В. Г. Елисеева и соавт. (1983).
   Предлагая читателям настоящую книгу, мы заранее благодарим за замечания, которые будут сделаны при ее обсуждении. Авторский коллектив сочтет свой труд оправданным, если атлас будет способствовать дальнейшему внедрению сканирующей электронной микроскопии в отечественную морфологию.
   С особым удовлетворением выражаем искреннюю благодарность сотрудникам кафедры гистологии педиатрического факультета II МОЛГМИ им. Н. И. Пирогова, лабораториям патологии клетки Института морфологии человека АМН СССР, МГУ им. М. В. Ломоносова, Ивановского медицинского института, Института экспериментальной онкологии ВОНЦ АМН СССР, Новосибирского института экспериментальной и клинической медицины, принимавшим участие в подготовке и оформлении отдельных разделов атласа.
   ГЛАВА 1. СКАНИРУЮЩАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ МИКРОСКОПИЯ
   В БИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ
  
   За последнее десятилетие сканирующие электронные микро­скопы (СЭМ) заняли прочное место среди исследовательских приборов универсального применения. Исследователи, работающие на современных моделях СЭМ, отмечают такие качества этих приборов, делающие их одними из ценнейших в арсенале физических методов изучения микроструктуры, как большую наглядность, легкую интерпретируемость изображений, высокую разрешающую способность, хорошую информативность сканирующей электронной (СЭ) микроскопии, обусловленную возможностью одновременной регистрации целого ряда вторичных излучений и обработки соответствующих им электрических сигналов. К этому можно добавить относительную простоту приготовления образцов для СЭ микроскопии в сравнении с методами подготовки препаратов для просвечивающей электронной микроскопии.
   Неоценимую помощь оказывает СЭМ в морфологических исследованиях биологических объектов. Он позволяет детально изучить форму и взаимное расположение структурных элементов поверхности органов, тканей и отдельных клеток, внутреннюю структуру объектов на сколах и срезах, а также с помощью специальных приставок оценить различия в химическом составе микроучастков поверхности.
   Принцип работы и возможности сканирующего электронного микроскопа
   В основу СЭМ положен принцип формирования изображений на экране электроннолучевой трубки (ЭЛТ) с помощью развертки, синхронной с разверткой электронного луча, после­довательно облучающего сканируемую поверхность изучаемо­го объекта. При этом яркость каждой точки экрана ЭЛТ соот­ветствует интенсивности одного из вторичных излучений, возни­кающих при взаимодействии электронного луча с веществом объекта в определенной точке его поверхности. Выбор вида из­лучения для формирования изображения зависит от задачи ис­следования, поскольку каждый вид излучения несет свою ин­формацию об объекте.
   Электронный луч, формируемый в вакуумной колонне осве­тительной системой, состоящей из электронной пушки и конденсорных магнитных линз, входит в зону действия отклоняю­щей системы, заставляющей его периодически отклоняться в двух взаимно перпендикулярных направлениях (см. рис. 1). Отклоняясь под действием пилообразных напряжений, посту­пающих в отклоняющую систему от генератора развертки, луч "прописывает" на поверхности исследуемого образца растр, со­стоящий из большого количества параллельных строк, длина которых изменяется в зависимости от требуемого увеличения. Коэффициент увеличения (М) равен отношению длины строки на экране ЭЛТ к длине строки на поверхности объекта. Таким образом, чем короче строки на объекте, тем выше увеличение микроскопа. Дефокусировка и астигматизм электронного луча на выходе отклоняющей системы компенсируются линзой ко­нечной фокусировки и стигматором. Конечный диаметр луча на поверхности объекта может быть уменьшен линзами до 5 нм и менее. Объектный столик СЭМ позволяет перемещать обра­зец не только в горизонтальной, но и вертикальной плоскости, а также наклонять и вращать его, вводя в сканируемую зону различные участки поверхности (см. рис. 2).
   Электроны, составляющие первичный электронный луч (пер­вичные электроны), имеют кинетическую энергию от 1 до 40 кэВ (она численно равна ускоряющему напряжению элек­тронной пушки). Взаимодействуя с электронными оболочками атомов вещества объекта, они вызывают различные перерас­пределения энергии между оболочками, что приводит к возник­новению широкого спектра вторичных излучений (см. рис. 3). Вторичные излучения обязательно возникают при электронной бомбардировке вещества, но относительная интенсивность каж­дого из них варьирует в зависимости от параметров первично­го электронного луча и характеристик облучаемой поверхности рельефа, химического состава, электропроводности и т. п.
   При изменении указанных характеристик поверхности объ­екта вдоль каждой строки сканирования в соответствии с его структурой одновременно изменяется и интенсивность каждого из вторичных излучений. Изменения их интенсивности преобразуются соответствующими детекторами в изменения амплитуды электрических сигналов, которые после усиления и специальной обработки поступают на модулятор ЭЛТ и модулируют яркость свечения экрана в соответствии с изменениями характеристик поверхности объекта. Поскольку перемещения электронных лу­чей по поверхности объекта и люминесцентному экрану ЭЛТ происходят синхронно (развертки осуществляются от одного генератора пилообразных напряжений), то каждая точка экра­на соответствует точке поверхности объекта, а яркость ее све­чения - интенсивности вторичного излучения, возникающего при электронной бомбардировке этой точки поверхности. Вы­бор вторичного излучения, несущего информацию о поверхно­сти, производится путем подключения нужного детектора к вхо­ду видеоусилителя. Естественно, что для регистрации каждого вида вторичного излучения требуется свой детектор, чувстви­тельность которого к данному излучению максимальна. Количе­ство детекторов, имеющихся в СЭМ, зависит от класса прибора (чем выше класс, тем их больше).
   При исследовании биологических объектов с помощью СЭМ интерес представляет прежде всего рельеф их поверхности, по­этому в качестве регистрируемого вторичного излучения выби­рают, как правило, вторичные электроны. Это электроны внеш­них оболочек атомов вещества объекта, напыленного металлом. Покинуть пределы объекта они могут только из тонкого по­верхностного слоя толщиной около 10 нм в непосредственной близости от места бомбардировки. Зона вторично-электронной эмиссии почти равна по диаметру сечению падающего луча (см. рис. 3). Это обстоятельство, а также легкость фокусировки вторичных электронов в направлении детектора ввиду их малой энергии и наиболее высокая интенсивность вторично-электрон­ной эмиссии в сравнении с другими вторичными излучениями, дает возможность получить самую высокую разрешающую спо­собность СЭМ именно в режиме регистрации вторичных электронов.
   Имеется определенная зависимость интенсивности вторич­но-электронной эмиссии от угла падения электронного луча на поверхность объекта (см. рис. 4). Если состав поверхности по­стоянен по всей площади сканирования, то картина распреде­ления интенсивности вторично-электронной эмиссии по этой площади будет соответствовать рельефу поверхности, т. е. из­менениям угла наклона микроучастков по отношению к направ­лению падения луча. Это свойство делает режим регистрации вторичных электронов основным при морфологических исследо­ваниях. Эта зависимость нелинейная, поэтому картина рас­пределения вторично-электронной эмиссии полностью не соответствует рельефному изображению при обычном рассеянном свете. Так, например, сферические структуры выглядят несколь­ко сплюснутыми, что необходимо учитывать при интерпрета­ции данных и при количественной обработке изображений (см. рис. 4).
   Таким образом, регистрация вторичных электронов являет­ся основным режимом работы СЭМ при изучении биологиче­ских объектов, но в отдельных случаях используются другие, дополнительные детекторы и усилительно-преобразовательные приставки, позволяющие получать изображения, формируемые упругорассеянными (отраженными), проходящими, поглощен­ными электронами, Оже-электронами, а также катодолюминесцентные и рентгеновские изображения и спектры.
   Интенсивность упругого рассеивания электронов зависит от топографии поверхности (разрешающая способность СЭМ в этом режиме примерно па порядок меньше, чем при работе в режиме вторичных электронов), а также от среднего значения атомных номеров элементов, входящих в состав микроучастков поверхности. Изображения в упругорассеянных электронах (композиционные, или "Z-контрастные", изображения) позволя­ют выявить микроучастки, обогащенные какими-либо относи­тельно тяжелыми элементами, например места накопления токсических веществ в тканях, инородные минеральные вклю­чения, а также дают возможность контрастировать тяжелыми металлами отдельные структуры (например, границы клеток контрастируются солями серебра).
   Проходящие электроны используются в СЭМ для исследо­вания тонкопленочных образцов и срезов биологического мате­риала. Этот режим известен как трансмиссионно-сканирующая электронная микроскопия и позволяет получать четкие (с раз­решающей способностью до 3 нм) изображения срезов толщи­ной до 1 мкм, что невозможно сделать в просвечивающих мик­роскопах из-за резкого ухудшения разрешающей способности за счет хроматической аберрации и теплового разрушения срезов.
   Регистрация катодолюминесценции, т. е. видимого, или инфракрасного излучения, испускаемого под действием электронной бомбардировки микроучастков поверхности, содержащих люминесцирующие вещества - перспективное направление использования СЭМ в биологии. Область их применения та же, что и у люминесцентной микроскопии с ультрафиолетовым возбуждением, по разрешающая способность СЭМ при работе в этом режиме может быть существенно выше, чем у световых люминесцентных микроскопов. К сожалению, серийно выпускаемые катодолюминесцентные детекторы для СЭМ имеют настолько низкую чувствительность, что область их практического применения ограничена изучением лишь минеральных люминофоров. Высокочувствительные детекторные системы с эллиптическими зеркалами изготавливаются пока только в опытном порядке.
   Регистрация тока поглощенных электронов дает информа­цию об электропроводности и композиции поверхности. В био­логических исследованиях этот режим не используется.
   Регистрация и спектрометрия Оже-электронов и характери­стического рентгеновского излучения, испускаемых атомами ве­щества объекта, возбужденных электронной бомбардировкой, дает информацию об элементном составе поверхностного слоя и может использоваться для проведения локального элементно­го анализа. Поскольку энергия рентгеновских фотонов и Оже-электронов квантована и каждый химический элемент имеет присущий только ему рентгеновский и Оже-электронный спект­ры, регистрация этих излучений и их спектрометрия позволяют с высокой точностью и локальностью порядка 1 мкм анализи­ровать состав микроструктур.
   Существуют 3 разновидности рентгеноспектрального микро­анализа и Оже-электронной спектрометрии по величине анали­зируемой области: 1) в "точке" (без сканирования), когда тон­ко сфокусированный электронный луч нацеливается на ана­лизируемую микроструктуру по вторично-электронному изобра­жению и регистрируется элементный состав возбуждаемой зоны размером несколько кубических микрометров; 2) по линии, когда луч сканирует одну строку, пересекающую исследуемые структуры, и на экране СЭМ воспроизводится профиль концент­рации одного из элементов вдоль этой строки; 3) по площади (элементное картирование), когда на экране СЭМ воспроизво­дится картина распределения элемента по полю зрения, соответ­ствующему предварительно зафиксированному вторично-элект­ронному изображению.
   Очень интересными и перспективными методами анализа являются сочетание Оже-электронной спектрометрии с ионным травлением поверхности образца, а также вторично-ионная масс-спектрометрия. Эти методы позволяют анализировать из­менение состава по глубине и хорошо дополняют данные рент­геноспектрального микроанализа.
   Рентгеновская и Оже-электронная спектрометрии на базе СЭМ являются экспресс-методами неразрушающего химическо­го микроанализа, но, к сожалению, они очень медленно внед­ряются в биологические исследования. Это объясняется, во-пер­вых, методическими трудностями анализа следов элементов, распределенных в легкой органической матрице, что приводит к снижению реальной чувствительности и ухудшению локально­сти анализа; во-вторых, высокой стоимостью спектрометров, сравнимой со стоимостью самих СЭМ.
   Разрешающая способность СЭМ в значительно большей сте­пени зависит от выбранного режима работы микроскопа и спо­соба подготовки образца, чем при просвечивающей электронной микроскопии. В формировании изображений в СЭМ участвует не только электронно-оптическая система, как в просвечиваю­щих микроскопах, но также и система регистрации вторичных излучений, детекторы и усилительно-преобразовательная элек­троника, добавляющие к полезному информационному сигна­лу собственные шумы. Поэтому разрешающая способность СЭМ для каждого конкретного препарата, помимо параметров оптической системы, определяется величиной отношения сиг­нал/шум. Основная причина шумов в СЭМ ^заключается в дис­кретном характере регистрируемых вторичных излучений, и практический путь повышения отношения сигнал/шум - это всемерное повышение уровня полезного сигнала за счет увели­чения выхода вторичного излучения (практические рекоменда­ции даны в разделе, касающемся подготовки образцов).
   Практически при условии выбора оптимального режима ра­боты СЭМ (достаточно высокое ускоряющее напряжение, ко­роткое рабочее расстояние, оптимальный угол наклона образца и разумный выбор диаметра электронного луча) для большин­ства биологических образцов достигается разрешающая спо­собность порядка 10 нм на СЭМ с вольфрамовым термокато­дом (что соответствует полезным увеличениям 50-60 тыс. крат) и порядка 5 нм на СЭМ с электронными пушками, яр­кость которых повышена за счет применения катодов из гекса-борида лантана или полевой эмиссии (при этом полезные уве­личения достигают 100-150 тыс. крат).
   Глубина фокуса. Одной из замечательных особенностей СЭМ является большая глубина резко изображаемого про­странства (глубина фокуса). Она зависит от выбранного уве­личения, рабочего расстояния (от конечной линзы до образца) и диаметра диафрагмы конечной линзы. При одних и тех же увеличениях глубина фокуса СЭМ примерно на 2 порядка выше, чем у светооптических микроскопов. Это дает СЭМ огромные преимущества и значительно расширяет область его применения, поскольку позволяет фотографировать целиком об­разцы тканей и целые органы. Однако, поскольку СЭМ в режи­ме регистрации вторичных электронов плохо прорабатывает слабо выраженные, сглаженные детали рельефа (это объясня­ется малой интенсивностью вторично-электронной эмиссии при близких к 0® углах падения электронного луча), то для повы­шения топографического контраста часто прибегают к значи­тельному (до 45®) наклону объектного столика, и в этих слу­чаях даже относительно большая глубина фокуса не дает воз­можности получить резкое изображение по всему полю зрения. В таких случаях пользуются методом динамического фокусиро­вания, который состоит в том, что к постоянному току, питаю­щему обмотку конечной линзы и определяющему положение ее фокальной плоскости, добавляют пилообразную составляющую от генератора кадровой развертки. В итоге фокальная плос­кость наклоняется вместе с плоскостью объектного столика и глубина фокуса начинает охватывать все поле зрения.
   Фотографирование объектов. Любой современный научный прибор, дающий информацию об объекте исследования в фор­ме изображения, снабжается блоком фиксирования этой ин­формации. Только в этом случае возможна объективная оцен­ка и последующая обработка полученных данных. СЭМ в этом смысле весьма удобен, так как позволяет представить визу­альную информацию в удобной для фотографирования форме. Во-первых, СЭМ имеют широкие пределы регулирования фоно­вой яркости и контраста изображения, что позволяет обойтись без применения специальных высококонтрастных фотоматериа­лов и снимать изображения на широко распространенные фото­пленки типа "Фото-65" и "Фото-130" шириной 35 и 70 мм или использовать фотокомплекты "Поляроид" для быстрого полу­чения позитивных изображений на бумаге. Режим обработки пленок не отличается от стандартного. Во-вторых, изменив полярность видеосигнала, можно получить на экране негатив­ное изображение, а на фотопленке соответственно позитивное, т. е. готовый диапозитив любого формата, удобного для демон­страции. В-третьих, дисплей СЭМ обычно снабжен устройст­вом для индикации цифровых данных, таких как коэффициент увеличения, порядковый номер кадра, ускоряющее напряже­ние, рабочее расстояние и т. д. В современных моделях СЭМ на экране воспроизводится также масштабный отрезок (мик­ронный маркер). Эти данные отпечатываются на фотопленке рядом с изображением или на его фоне, что экономит время исследователя, избавляя его от необходимости делать подроб­ные записи при просмотре препаратов, а также при фотопечати с полученных негативов.
   Для получения высококачественных микрофотографий ис­пользуют медленные развертки с числом строк не менее 2000 и вертикальной скоростью не менее 50 с на кадр, повышая та­ким образом плотность электронного облучения поверхности и улучшая отношение сигнал/шум.
   С помощью СЭМ можно получать стереомикрофотографии (стереопары). Для этого делают 2 снимка с одного и того же участка образца, причем для второго снимка его наклоняют на 5-10® по отношению к первоначальному положению, сохра­няя при этом центральную деталь поля зрения в центре экра­на. Полученные фотоотпечатки монтируют на одном листе бу­маги с соблюдением взаимного расположения правого и левого снимков и рассматривают в стереоскоп. Существуют специаль­ные стереометрические устройства, позволяющие рассчитывать по стереопарам истинные расстояния между точками изобра­женной поверхности и восстанавливать взаимное расположение структур в пространстве.
   Аппаратура для подготовки образцов биологических объек­тов к исследованию. Во время исследования образцов в СЭМ они подвергаются воздействию глубокого вакуума и интенсив­ной бомбардировке ускоренными электронами. Биологические образцы, содержащие, как правило, большое количество свя­занной воды, в этих условиях деформируются вследствие быст­рого ее испарения, а также действия сил поверхностного натя­жения, стремящихся сократить поверхность и приводящих к ее сморщиванию. Эти воздействия, а также нагрев и накопление зарядов на их поверхности приводят к серьезным повреждени­ям поверхностных структур и делают необходимой специаль­ную подготовку образцов перед просмотром в СЭМ.
   Подготовка в наиболее полном варианте включает этапы химической фиксации, промывку, обезвоживание органически­ми растворителями, высушивание (удаление растворителей), монтирование образца на электропроводном основании в нуж­ном положении и, наконец, напыление на поверхность тонкой пленки тяжелого металла для исключения эффектов накопле­ния зарядов и повышения выхода вторичных электронов. Две из перечисленных операций требуют специальной аппаратуры: 1) высушивание, проводимое в специальных камерах высокого давления методом обхода критической точки (метод ВКТ), или в криогенных вакуумных установках (метод замораживания - высушивания); 2) напыление металла, проводимое в вакуумно-испарительных или ионораспылительных установках. Принцип действия этцх установок описан в разделе о подготовке образ­цов. Внешний вид напылительных установок и прибора для высушивания обходом критической точки показан на рис. 5, 6, 7.
   Методические основы подготовки биологических объектов
   Условия, в которых оказывается биологический объект в процессе СЭ микроскопии (высокий вакуум, воздействие электронного зонда), делают практически невозможным наб­людение клеток и тканей в нативном состоянии. Предваритель­ная подготовка призвана придать биологическому объекту не­обходимую устойчивость к повреждающим воздействиям; наря­ду с этим сама подготовка не должна изменить прижизненные морфологические характеристики объекта.
   Для морфологов вопросы адекватной предварительной под­готовки биологических объектов всегда были важны. Как структурная организация ткани, так и различные внутрикле­точные образования могут претерпевать значительные измене­ния при неадекватных методах фиксации, обезвоживания объ­екта; в ряде случаев это может обусловить серьезные ошибки в интерпретации данных. В полной мере, однако, значение этой проблемы выявилось, когда в биологии и медицине все более широкое применение стала находить СЭ микроскопия, впервые позволившая исследовать морфологию поверхности различных клеток и тканей. Клеточная поверхность непосред­ственно контактирует с внешней для клетки средой и "открыта" для прямого воздействия различных (в том числе и неблаго­приятных) факторов этой среды, могущих быстро и существен­но изменить морфологические характеристики клеточной по­верхности. Поэтому вопросы адекватной подготовки клеточных и тканевых объектов к СЭ микроскопии с целью максимально­го сохранения их прижизненной морфологии особенно важны.
   В зависимости от характера объекта его подготовка к СЭ микроскопии может в той или иной степени, меняться. Однако целый ряд определенных требований остается, постоянным и должен строго соблюдаться.
   Поверхности биологических объектов можно условно отнести к двум категориям: "естественным", и "искусственным".
   К первой категории относятся поверхности различных типов клеток, существующих в изолированном (или относитель­но изолированном) состоянии. Это Клетки, культивируемые in vitro, клетки крови и костного мозга, макрофаги экссудатов, га­меты, клетки асцитных опухолей, одноклеточные, микро­организмы. К этой же категории относятся наружные или внутриполостные тканевые поверхности: наружные покровы, эпите­лиальные, эндотелиальные и мезотелиальные выстилки, а так­же некоторые твердые ткани, например зубная эмаль.
   Ко второй категории относятся поверхности внутритка­невых и внутриклеточных образований, выявляемые с помощью специальных методов (например, механического препарирова­ния ткани).
   Для подавляющего большинства биологических объектов ос­новными этапами подготовки для исследования в СЭМ. явля­ются: 1) предфиксационная обработка; 2) фиксация; 3) обезво­живание и высушивание; 4) обеспечение электропроводности.
   Предфиксационная обработка. Эта процедура сводится в ос­новном к "очистке" поверхности, подлежащей изучению. В та­кой "очистке" особенно нуждаются тканевые поверхности, обычно покрытые слизью или кровяной плазмой, маскирующи­ми различные поверхностные образования. Поэтому тканевые поверхности, предназначенные для исследования в СЭМ, не­обходимо перед фиксацией осторожно промыть. Промывка клеточных культур непосредственно перед фиксацией предупреж­дает возможность осаждения на поверхности клеток сыворо­точного белка культуральной среды.
   Обязательным требованием к промывочной жидкости явля­ется соответствие ее состава, тоничности, плотности, рН и тем­пературы потребностям клеток данного типа. Так, для промы­вания тканей и клеток, полученных от теплокровных живот­ных, используют сбалансированные солевые забуференные растворы или безбелковые культуральные среды с тоничностью около 0,3 осмомоля (это осмотическое давление явля­ется изотоническим для большинства клеток млекопитающих и птиц), сохраняющие на воздухе рН в пределах 7,3-7,4 и по­догретые до 37-38 ®С.
   Фиксация. Целью фиксации биологического объекта являет­ся максимальное сохранение его прижизненной морфологии. Фиксированный объект становится гораздо более резистентен к различным воздействиям (механическим, осмотическим и т. д.) в ходе его дальнейшей подготовки к СЭ микроскопии. Фиксация облегчает последующую дегидратацию объекта.
   Фиксирующие агенты, используемые в СЭ микроскопии, от­носятся к альдегидам (глутаральдегид, формальдегид) и ме­таллам (четырехокись осмия).
   Альдегиды эффективно "сшивают" клеточные белки. При этом альдегиды вступают в соединение с различными функ­циональными группами белков (в частности, с аминогруппа­ми), во многих случаях образуя между ними связи тийа хими­ческих мостиков. По своей способности сохранять различные морфологические образования клеточной поверхности и тонкие внутриклеточные структуры глутаральдегид превосходит фор­мальдегид и является наиболее подходящим фиксатором для СЭ микроскопии.
   В отличие от белков ненасыщенные липидные и фосфолипидные компоненты клетки, по-видимому, не стабилизируются альдегидами. Фиксация этих компонентов осуществляется с по­мощью четырехокиси осмия, которая взаимодействует с клеточ­ными липидами (по месту двойных связей), образуя попереч­ные связи между соседними молекулами.
   Клеточные или тканевые объекты вначале фиксируют альде­гидами, а затем - четырехокисью осмия. Хотя альдегидная фиксация часто дает хорошие результаты и без дополнительной осмиевой фиксации, последняя оказывается необходимой для объектов, богатых липидами (например, ткани мозга). Липид­ные компоненты не стабилизируются при фиксации альдегида­ми и при пропуске дополнительной фиксации четырехокисью осмия эти вещества растворяются и удаляются из объекта в ходе его последующего обезвоживания в органических растворите­лях. Такое "вымывание" липидов может отразиться на морфо­логических характеристиках биологического объекта. Другим доводом в пользу проведения дополнительной осмиевой фикса­ции является обеспечение с ее помощью более высокой элек­тропроводности клеток и в результате достижение более высо­кой разрешающей способности при СЭ микроскопии.
   Альдегидная фиксация. К альдегидному фиксатору предъявляются те же требования, касающиеся тоничности, рН и температуры, что и к промывочной жидкости (см. выше). Особенно важны показатели тоничности: использование гипер­тонического фиксатора ведет к уплощению клеток, сопровож­дающемуся выбуханием внутриклеточных структур; гипотони­ческий фиксатор вызывает образование крупных пузыревидных выбуханий клеточной поверхности. Поскольку осмотическое воз­действие фиксатора на биологический объект определяется осмотичностью лишь буферного раствора, на котором приготов­лен фиксатор, то используемый буфер должен быть изотониче­ским.
   В соответствии с указанными выше требованиями в качест­ве альдегидного фиксатора при СЭ микроскопии чаще всего используют теплый 1-3% раствор глутаральдегида, приготов­ленный на 0,15 М натрий-кокадилатном или фосфатном буфере.
   Фиксатор должен иметь "физиологическую" (37-38 ®С) тем­пературу лишь в начальный период его воздействия; всю даль­нейшую фиксацию можно продолжать при комнатной темпе­ратуре. При необходимости продлить фиксацию на сутки и бо­лее рекомендуется перенести объект в том же или в свежем фиксаторе в холодильник и сохранять при температуре 5-6®С.
   Продолжительность фиксации глутаральдегидом зависит от характеристик биологического объекта (размеров, степени плотности и др.) и может варьировать от нескольких часов до нескольких недель и даже месяцев.
   Отмывание от альдегидного фиксатора. По окончании фиксации объект отмывают от глутаральдегида забуференным изотоническим раствором.
   Дополнительная фиксация четырехокисью осмия. Отмытые клетки или ткани подвергают дополнитель­ной фиксации 1% раствором OsO4, приготовленным на 0,15 М натрий-кокадилатном или фосфатном буфере. Фиксация длится 30 мин- 1 ч при комнатной температуре.
   Отмывание от осмиевого фиксатора. После завершения осмиевой фиксации объект тщательно отмывают в дистиллированной воде; промывание способствует удалению растворимых солей, могущих вызвать "засорение" клеток после их высушивания.
   Обезвоживание и высушивание. Необходимость устранения влаги из фиксированных клеток диктуется условиями высокого вакуума (10-4-10-6 мм рт. ст.), в которых оказывается объект в процессе СЭ микроскопии: при наличии в клетках воды про­исходит ее вскипание и формирование крупных кристаллов льда, вызывающих сильные повреждения лабильных биологи­ческих структур. Повреждающее воздействие может также быть обусловлено силами поверхностного натяжения, возни­кающими при испарении воды из клеток.
   Обезвоживание биологического объекта достигается после­довательной заменой в нем воды органическими растворителя­ми. Так, например, можно использовать серию водных раство­ров этанола или ацетона восходящей концентрации (до 100%); из абсолютного этанола объект можно далее провести через серию амилацетат-этаноловых смесей восходящей концентра­ции (до 100% амилацетата) и т. д. Обезвоженный объект высушивают с помощью одного из описываемых ниже методов.
   Высушивание на воздухе. В первые годы примене­ния СЭ микроскопии в биологических исследованиях этот про­стой метод использовался повсеместно. Данный метод имеет, однако, очень серьезный недостаток. В процессе испарения жидкости, в которую погружен биологический объект, граница раздела фаз "жидкость - воздух" проходит через объект, по­этому он подвергается значительному механическому воздействию силы поверхностного натяжения. Микроскопическая структура типа микроворсинки диаметром 10~5 см при высуши­вании на воздухе испытывает давление вдоль оси, равное при­мерно 28 атм. Даже при замене воды органическим раствори­телем с более низким поверхностным натяжением (ацетон, эта­нол) действие последнего на фиксированный объект при его высушивании на воздухе оказывается достаточным, чтобы обу­словить: 1) сжатие объекта до 40% от его первоначального объема; 2) сглаживание рельефа клеточной поверхности в ре­зультате "полегания" различных поверхностных образований: Микроворсинок, ресничек и т. п. (рис. 8, 9); 3) формирование ложных морфологических структур, имитирующих истинные прижизненные образования клеточной поверхности (рис. 10- 12) [Ровенский Ю. А., 1979].
   В связи с опасностью возникновения указанных артефактных изменений высушиванию на воздухе в настоящее время подвергают лишь "твердые" биологические объекты (минера­лизованные ткани и др.).
   В подавляющем большинстве случаев для высушивания тканевых объектов повсеместно используют методы, позволяю­щие избежать деформирующего действия поверхностного натя­жения. Этими методами являются высушивание переходом критической точки и замораживание - высушивание.
   Высушивание переходом критической точки (ВКТ). Этот эффективный метод впервые был разработан Ан­дерсоном в 1951 г. для высушивания биологических объектов, подготавливаемых к просвечивающей электронной микроско­пии; наибольшее применение, однако, данный метод нашел в подготовке клеток и тканей к СЭ микроскопии. В настоящее время ВКТ является наиболее популярным методом высушива­ния биологических объектов.
   Метод ВКТ основан на следующих физических закономерно­стях. При нагревании жидкости, заключенной в герметический сосуд, плотность жидкости постепенно снижается в результате термического расширения, а плотность насыщающего пара возрастает. С продолжением нагревания может быть достигнута так называемая критическая точка, которая характеризуется определенными (для данной жидкости) критическими значе­ниями температуры (tKP.) и давления насыщающего пара (рКр.). В критической точке исчезают различия в физических свойст­вах между жидкостью и паром, находящимися в равновесии: плотности жидкой и газообразной фаз становятся одинаковы­ми, а граница раздела между ними исчезает. При значениях температуры и давления за пределами критической точки су­ществует лишь одна газообразная фаза.
   Таким образом, если жидкость с погруженным в нее биоло­гическим объектом поместить в замкнутый сосуд и подверг­нуть нагреванию до температуры выше критической, то объект окажется в газовой среде (т. е. высушенным), избежав повреждающего воздействия силы поверхностного натяжения.
   Подвергать ВКТ обводненные биологические объекты неце­лесообразно, так как вода обладает очень высокими критиче­скими температурой и давлением (374®С; 217,7 атм). Поэтому воду в объекте необходимо сначала заместить так называемой переходной жидкостью, обладающей значительно более низки­ми tKP. и ркр.. В качестве таковой чаще всего используют сжи­женный СО2 (tкp. = 31,1 ®С; ркр. = 72,8 атм). Поскольку эта переходная жидкость плохо смешивается с водой и потому не спо­собна прямо заместить ее в объекте, последний вначале подвергают дегидратации этанолом, ацетоном или амилацетатом. Жидкий СО2 хорошо смешивается с каждым из этих дегидра­тирующих агентов.
   ВКТ осуществляют с помощью специальных аппаратов. Био­логический объект, погруженный в последний из органических растворителей (например, в абсолютный ацетон), вносят в пред­варительно охлажденную (до 10-15 ®С) камеру, которую за­тем заполняют СО2 из баллона. Поступая под давлением около 60 атм в охлажденную камеру, СО2 конденсируется в жид­кость. Для того чтобы избавиться от примеси ацетона в жид­ком СО2 в камере, проводят частичное "стравливание" через выпускной клапан при сохранении поступления в камеру све­жих порций СО2. После нескольких таких "стравливаний" ка­меру вновь заполняют жидким СО2, герметизируют и нагрева­ют до температуры выше критической (примерно до 42 ®С). С подъемом температуры возрастает и давление в камере. По достижении критической точки жидкий СО2 переходит в газообразное состояние. Пока температура поддерживается выше критической, это состояние сохраняется, и газ может быть вы­пущен из камеры, оставляя объект высушенным.
   Замораживание - высушивание. Метод "замора­живания- высушивания" заключается в быстром заморажи­вании биологического объекта с последующей сублимацией льда в условиях высокого вакуума. Этот метод, как и ВКТ, позволяет избежать образования границы раздела "жидкость - газ" и связанного с ней повреждающего воздействия на объ­ект. При замораживании биологического объекта свободная вода, содержащаяся в цитоплазме и межклеточных промежут­ках, замерзая, кристаллизуется. В случае образования круп­ных кристаллов льда последние могут вызвать смещения и ме­ханические повреждения различных биологических структур. Предупредить формирование крупных ледяных кристаллов можно максимальным увеличением скорости замораживания объекта, а также предварительным замещением воды в объек­те различными криопротекторами.
   Рост кристаллов льда происходит с наибольшей интенсив­ностью в температурном интервале от нуля до -30®-40 ®С, по­этому, если небольшой биологический объект максимально быстро охладить до -80 ®С и ниже, то удастся "проскочить" эту температурную зону: крупные кристаллы льда не успевают сформироваться. Обычно объекты замораживают во фреоне 12, охлаждаемом жидким азотом (температура фреона -155 ®С), в результате чего достигается практически мгновенное замора­живание. Замороженные объекты переносят в жидкий азот.
   В качестве криопротекторов в СЭ микроскопии чаще всего применяют этанол, ацетон или амилацетат. Так, например, об­разование кристаллов льда при замораживании клеток значи­тельно снижается в случае предварительного замещения воды 70% этанолом.
   Высушивание замороженных объектов осуществляется путем помещения их под тонким слоем жидкого азота в специаль­ную герметизированную камеру, предварительно охлажденную до -60®-80 ®С, в которой создается высокий вакуум.
   Обеспечение электропроводности. Если биологический объ­ект обладает низкой электропроводностью и (или) неплотно прилегает к поверхности держателя, то при сканировании элек­тронным зондом объект будет заряжаться. Очаги заряжения могут возникать как на поверхности, так и в глубине объекта.
   Заряжение вызывает серьезные искажения в получаемом СЭМ изображении: возникают "островки" ярких пятен, маски­рующих истинную топографическую картину поверхности объ­екта; заряжение может также снизить разрешающую способ­ность; неравномерный спорадический характер заряжения обу­словливает появление нерегулярных ярких и темных полос по­перек изображения.
   Заряжение биологического объекта можно ослабить сниже­нием ускоряющего напряжения или применением быстрой (те­левизионной) скорости сканирования. Однако для достижения высокой степени разрешения приходится прибегать к специаль­ным мерам обеспечения электропроводности. Главной мерой является покрытие объекта слоем металла. В таком покрытии нуждаются почти все биологические объекты, поскольку в обез­воженном и высушенном состоянии они имеют низкую электро­проводность. Покрытие металлом предотвращает образование электрических зарядов на поверхности объекта, способствует отведению тепла, генерируемого взаимодействием электронов зонда с объектом (перегревание объекта в процессе СЭ микро­скопии может вызвать смещение и повреждение объекта), спо­собствует достижению более высокой разрешающей способно­сти и механически стабилизирует поверхность объекта.
   Покрытие должно удовлетворять определенным требовани­ям. Слой металла должен быть сплошным и иметь всюду оди­наковую толщину, независимо от расположения и ориентации отдельных элементов рельефа поверхности объекта. Структура самого покрытия не должна выявляться при максимально вы­сокой разрешающей способности СЭМ (5 нм и менее). Толщи­на слоя металла не должна быть настолько малой, чтобы по­крытие легко нарушалось и не настолько большой, чтобы скрыть тонкие детали рельефа или исказить их истинные раз­меры. Обычная толщина покрытия составляет примерно 10- 20 нм. Для создания покрытия используют тяжелые металлы и их сплавы: Au, Pt, Ag, Au/Pd, Pt/Pd. Все они хорошо эмитируют вторичные электроны, легко испаряются при нагревании (см. ниже) и стабильны в обычной атмосфере (за исключением Ag, подвергающегося на воздухе сульфированию).
   Методы покрытия объекта металлом. Покры­тие объекта производится в специальной вакуумной камере и может быть осуществлено двумя способами: путем испарения
   Нагреваемого металла и путем "выбивания" атомов металла, бомбардируемого ионами инертного газа.
   До недавнего времени использовалось исключительно тер­мическое испарение металла в вакууме (evapo­rate coating). При этом методе тонкую проволоку (или маленькую пластинку), служащую материалом для покрытия, за­крепляют на вольфрамовой нити, которая в условиях вакуума нагревается током. Проволока начинает плавиться, а затем ис­паряться; атомы испаряющегося металла покрывают поверх­ность помещенного в камеру объекта.
   С целью более равномерного покрытия, а также для исклю­чения эффекта "оттенения", объект на протяжении всей проце­дуры покрытия наклоняют и вращают, меняя его ориентацию относительно источника испаряющихся атомов металла.
   В последнее время значительное распространение получил другой метод покрытия - ионная бомбардировка, за­ключающаяся в том, что мишень из металла (например золо­та) подвергается бомбардировке ионами инертного газа, в ре­зультате чего из мишени "выбиваются" атомы металла, кото­рые и достигают поверхности объекта (sputter coating).
   Этот метод обладает определенными преимуществами. Энер­гия атомов металла, "выбитых" ионной бомбардировкой, выше, чем энергия атомов, освобождающихся в результате термиче­ского испарения металла. Поэтому "выбитые" из мишени ато­мы создают более прочное покрытие. Это позволяет снизить его толщину с сохранением целостности. Поскольку весь процесс покрытия выполняется при относительно высоких давлениях, то множественные столкновения "выбитых" атомов металла способствуют лучшему их рассеиванию во всех направлениях. Это делает возможным осуществить непрерывное покрытие объектов с самой сложной топографией поверхности, притом без поворотов или наклонов объекта. Недостатком этого мето­да является опасность перегрева объекта (большая, чем при термическом испарении), что может вызвать, например, растрескивание клеток в монослойных культурах. В настоящее время, однако, разработаны "холодные" аппараты для ионной бомбардировки, конструкция которых предупреждает перегре­вание объекта.
   Помимо покрытия объекта слоем металла, широко исполь­зуются также импрегнационные методы, обеспечивающие элек­тропроводность не только на поверхности, но и по всей толщи­не биологического объекта. Эти методы имеют преимущества и применяются в отношении различных тканевых объектов.
   Выше нами были рассмотрены последовательные этапы стандартной процедуры подготовки клеточных и тканевых объ­ектов. Однако в зависимости от задач исследования широкое применение в СЭ микроскопии находят также и различные спе­циальные методы. Эти методы будут рассмотрены в следую­щем разделе.
   Специальные методы препарирования биологических объектов
   Сканирующая электронная микроскопия гидратированных и живых объектов сопряжена со значительными трудностями из-за необходимости создания в колонне микро­скопа высокого вакуума, который ведет к быстрому обезвожи­ванию образцов. Сейчас разработаны специальные камеры, где электронный пучок взаимодействует с объектом в условиях со­хранения остаточного атмосферного давления и влажности. Это позволило изучать с помощью СЭМ живые клетки. Конечно пока речь может идти только о переживающих объектах. СЭ микроскопия объектов в замороженном состоянии позволяет избегать химических воздействий в процессе фиксации и обез­воживания. Свежие образцы быстро охлаждают до температу­ры ниже -110®С для предупреждения образования кристаллов льда и переносят в специальную низкотемпературную камеру СЭМ. В этих камерах можно просматривать объект, сохраняя его в замороженном состоянии. Применяются также различные термоизолирующие криогенные приспособления, с помощью ко­торых поддерживается низкая температура образца во время его покрытия металлом и перемещения в охлаждаемую камеру микроскопа.
   Данный метод позволяет избежать перераспределения рас­творимых компонентов объекта и при необходимости дает воз­можность путем регулируемого повышения температуры прово­дить дозированное травление поверхности замороженного об­разца.
   Метод СЭ микроскопии после просвечиваю­щей электронной микроскопии основывается на том, что образец, с которого приготовлены ультратонкие срезы, погружают в растворитель для удаления заливочной среды. Эпо­ксидные смолы растворяют насыщенными растворами едкой щелочи на метаноле или этаноле. Для предупреждения артефактных изменений все растворы перед употреблением необхо­димо фильтровать. После удаления смолы кусочек обезвожива­ют и высушивают, как описано выше.
   Метод просвечивающей электронной микро­скопии после СЭ микроскопии предусматривает по­гружение просмотренного в СЭМ образца в растворитель, за­ключение его в смолу и изготовление ультратонких срезов. Су­ществуют специальные приспособления, позволяющие маркиро­вать участки ткани в процессе СЭ микроскопии для дальнейше­го прицельного анализа в просвечивающем электронном микро­скопе срезов определенных структур.
   Методы выявления внутритканевых и внутри­клеточных структур, скрытых в обычных условиях в глубине образцов, можно разделить на механические и химические. По классификации Ю. А. Ровенского (1979), образующиеся в этом случае при препарировании по­верхности относятся к категории "искусственных".
   Механическое обнажение внутритканевых структур достигается путем рассечения, разрыва или рас­слоения образцов как в гидратированном, так и в высушенном состоянии. Тканевые объекты можно подвергать диссекции до фиксации. В таких случаях все манипуляции следует проводить в теплом изотоническом забуференном растворе с последую­щим промыванием, а затем фиксацией обнажившихся "искусст­венных" поверхностей (результаты, однако, плохо воспроизво­димые). Предпочтительно вначале фиксировать ткань, а затем подвергать ее препариванию.
   На результаты препарирования высушенных объектов су­щественное влияние оказывают особенности их предшествую­щей подготовки. В случае фиксации раствором OsО4 без пре­фиксации глутаральдегидом высушенная ткань разрывается преимущественно по межклеточным промежуткам. Это особен­но выражено при использовании раствора OsО4 на борат-тетраборатном буфере или в случае обработки фиксированной ос­мием ткани раствором борной кислоты. Если препарирование тканевого объекта, подготовленного указанным способом, про­водить в водной среде до высушивания, то можно добиться раз­деления образцов на отдельные клетки, поверхность которых может быть затем изучена в СЭМ. Механизм разобщающего действия борат-ионов остается неясным.
   Для обнажения базальных поверхностей однослойных кле­точных пластов можно применять способы получения пленоч­ных препаратов с помощью коллодийных пленок. Взаимоотно­шения клеток с подлежащими структурами удобно оценивать по образцам, приготовленным с помощью метода разрыва и расслоения высушенных тканей.
   Обработка химическими агентами позволяет уда­лять определенные компоненты объекта и обнажать для наблю­дения в СЭМ различные "скрытые" его участки. Можно использовать как фиксированные, так и нефиксированные образцы.
   Часто возникает необходимость удаления коллагена, входя­щего в состав коллагеновых фибрилл и базальных мембран. Для этих целей фиксированные препараты обрабатывают кон­центрированным раствором соляной кислоты. Последующее использование коллагеназы, расщепляющей коллаген, входящий в состав базальных мембран, улучшает результаты. Данный метод позволяет изучать распределение микрососудов относи­тельно паренхиматозных элементов. Тот же результат достига­ется путем воздействия на нефиксированные образцы трипси­ном и соляной кислотой или на фиксированные - смесью колла­геназы и трипсина.
   Обработка тканей гиалуронидазой позволяет удалять основ­ное вещество соединительной ткани, а-амилазой - визуализи­ровать поперечную исчерченность коллагеновых волокон.
   В ряде случаев возникает необходимость изучения поверх­ности свободных (изолированных) пограничных клеток, кото­рые получают путем промывания полостных образований рас­твором коллагеназы. Чтобы избежать артефактов, связанных с изменением поверхности изолированных клеток при контакте их с субстратом, рекомендуется фиксировать клетки в суспен­зии [Ровенский Ю. А., 1979].
   Разработаны методы избирательного сохранения определен­ных компонентов тканей при удалении остальных.
   Для изучения архитектоники эластических элементов фик­сированные образцы обрабатываются муравьиной кислотой и за­тем тщательно отмываются (см. рис. 136, 138). Тот же резуль­тат можно получить путем воздействия на нефиксированные препараты раствором NaOH.
   Существует несколько методов, позволяющих изучать в СЭМ внутриклеточные структуры: 1) детергентное экстра­гирование для анализа фибриллярных элементов; 2) ионное травление; 3) замораживание скалывание - оттаивание - травление; 4) специальные способы осмиевой фиксации. Ука­занные методы приближают СЭ микроскопию по возможно­стям к просвечивающей электронной микроскопии.
   Метод авторадиографии успешно адаптирован для СЭ микроскопии. При этом сухие кусочки покрываются фото­эмульсией, подсушиваются, экспонируются и проявляются. Над мечеными структурами, например ядрами эндотелиоцитов, видны светящиеся гранулы серебра (см. рис. 130).
   Гистохимия в СЭ микроскопии предусматривает марки­рование на поверхности образцов определенных веществ и структур, что позволяет изучать их топографию. Так, избира­тельное окрашивание осмием участков с пероксидазной актив­ностью позволило идентифицировать различные типы клеток в костном мозге, импрегнация серебром миокадра способствова­ла выявлению Т-тубулярной системы и т. п.
   В СЭ микроскопии применяется также метод детектиро­вания упругорассеянных электронов, излучение которых зависит от свойств изучаемой ткани. Обработка ее красителями, меняющими характеристики этого излучения, по­зволяет изучать тинкториальные свойства клеточных и некле­точных структур.
   Метод маркировки межклеточных контактов основан на свойстве ионов серебра осаждаться в межклеточных пространствах и заключается в обработке препаратов 0,05- 0,25% раствором азотнокислого серебра. Отложение серебра вызывает свечение межклеточных пространств. Ранее для этого предпочитали использовать нефиксированные ткани. Однако сейчас доказано, что импрегнация бывает не менее удачной, если использовать кратковременную фиксацию. Поверхность эндотелия в этом случае повреждается меньше.
   Для выявления рецепторов клеточной поверхно­сти используются методы их маркировки с помощью анти­тел или лектинов. В первом случае образцы обрабаты­вают нативными антителами, с которыми затем связываются субстанции, видимые в СЭМ, либо мечеными антителами. В ряде случаев применяют более сложные методы, например "гаптен-сэндвич" метод, включающий химическое модифициро­вание антител с помощью гаптенов. При наличии нескольких антисывороток к соответствующим антигенам можно метить различные специфические группировки на поверхности препа­ратов.
   В основе лект и нового метода визуализации клеточных рецепторов лежит использование особого класса белков - лектинов, которые одним концом молекулы связываются со специфическими группировками гликопротеидов клеточной поверхности. Связывание с другим их концом видимых в СЭМ субстанций до (прямой метод) или после (не­прямой метод) взаимодействия с изучаемой тканью позволяет оценивать распределение рецепторов на поверхности погранич­ных клеток.
   Метод СЭ микроскопии коррозионных препа­ратов включает ряд этапов: отмывку полостного образова­ния от загрязняющих его поверхность веществ (например, кровеносных сосудов от крови), введение в полость инъекционной массы, ее полимеризацию, мацерацию тканей теплыми креп­кими растворами щелочи или кислоты, высушивание коррози­онных препаратов, создание токопроводящего покрытия, а так­же некоторые специальные манипуляции, позволяющие прово­дить дифференцированное изучение элементов полостного об­разования (например, микроциркуляторного русла), марки­ровку межклеточных контактов и т. д.
   В качестве инъекционной массы используют предполимеры метакрилатов и других подобных мономеров, различные латексы или иные многокомпонентные смолы. Для выявления струк­тур стенки органа используют метод дозированного травления, предусматривающий неплоную мацерацию тка­невых структур (см. рис. 137).
   Цветокодирование при СЭ микроскопии позволяет переводить (кодировать) чёрно-белое изображение в цветное, что увеличивает разрешающую способность метода.
   В последние годы началось внедрение количественных методов анализа в СЭ микроскопию. Сканирующая электронная микрофотография - это проекция трехмерного изображения па плоскость. Для определения истинных разме­ров структур используется прежде всего метод стереопар.
   0x01 graphic
   1. Схема устройства СЭМ:
   1 - электронная пушка; 2- конденсорная линза; 3 - отклоняющая система; 4 - конечная линза со стигматором; 5 - объектный столик; 6 - исследуемый образец; 7 - вакуумная система; 8 - генератор развертки; 9 - блок управления увеличе­нием (аттенюатор); 10 - селектор сигналов; 11 - блок усиления и обработки сиг­налов; 12 - электронно-лучевая трубка (кинескоп); 13 - отклоняющая система кинескопа. ВИ1, ВИ2, ВИ3 - потоки вторичных излучений; Д1, Д2, Д3 - соответ­ствующие детекторы вторичных излучений; С1, С2, С3 - соответствующие элект­рические сигналы; X, Y - направления сканирования (строчная и кадровая раз­вертки); L - длина строки сканирования на экране кинескопа; 1 - длина строки сканирования на поверхности образца; ЭЛ1, ЭЛ2 - электронные лучи в колонне микроскопа и кинескопе.
  
   2. Внешний вид современного СЭМ.
   0x01 graphic
   3. Спектр вторичных излучений, возникающих при взаимодействии электронного луча с веществом объекта. Показаны основные виды вторичных из­лучений и зоны их эмиссии. Пунктиром обозначе­ны вторичные излучения, не используемые в ска­нирующей микроскопии биологических объектов.
   0x01 graphic
   4. Зависимость интенсивности вторично-электрон­ной эмиссии от угла падения электронного луча на поверхность объекта.
   0x01 graphic
- коэффициент вторичной эмиссии (относительные еди­ницы); -угол падения электронного луча.
  
   5. Ионно-распылительная установка, используемая для нанесения металлических покрытий в тлею­щем разряде.
  
   6. Установка для вакуумного испарения металлов.
  
   7. Установка для высушивания биологических объектов методом перехода критической точки.
  
   8. Неопластический фибробласт мыши (клетка линии L), фиксированный в условиях культивирования и высушенный методом, перехода критической точки. Х2800. Малоуплощенная клетка, поверхность которой покрыта мно­жественными микроворсинками.
  
   9. Неопластический фибробласт мыши (клетка линии L), фиксированный в куль­туре и высушенный на воздухе. Х2800. Клетка сильно уплощена, ее поверхность сглажена.
  
   10. Неопластический фибробласт мыши (клетка линии L), фиксированный во взвеси и высушенный методом перехода критической точки. Х6000. Сферическая клетка, поверхность которой имеет сложный микрорельеф, состоящий из пузырей и микроворсинок.
  
   11. Неопластический фибробласт мыши (клетка линии L), фиксированный во взвеси и высушенный на воздухе. Х6000. Сферическая клетка со сгла­женной бугристой поверхностью; в основании клетки артефактные нитевид­ные структуры, сходные с филоподиями (псевдофилоподии).
  
   12. Неопластический фибробласт мыши (клетка линии L), фиксированный во взвеси и высушенный на воздухе. Х6000. Клетка уплощена до полу­сферической формы, имеет бугристую поверхность; в основании клетки артефактная пластинчатая структура (ПЛ), сходная с ламеллоплазмой (псевдоламеллоплазма).
  
   ГЛАВА 2. СКАНИРУЮЩАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ МИКРОСКОПИЯ КЛЕТОЧНОЙ ПОВЕРХНОСТИ И ВНУТРИКЛЕТОЧНЫХ СТРУКТУР
   Морфология клеточной поверхности in vitro
   Поверхность различных клеток в СЭМ может выглядеть либо относительно гладкой, либо, что бывает гораздо чаще, на ней наблюдаются разного рода выросты. Последние могут иметь разнообразную форму и размеры, различный характер распределения. Совокупность морфологических образований определяет топографию, или микрорельеф, клеточной поверхности.
   Поскольку большинство данных, получаемых с помощью СЭ микроскопии, имеет описательный характер, следует стре­миться к однозначности терминов, употребляемых для обозна­чения различных морфологических образований, составляющих микрорельеф клеточной поверхности. Между тем в литературе, касающейся СЭ микроскопии биологических объектов, унифи­кация терминов не всегда соблюдается, и часто для обозначе­ния одного и того же элемента микрорельефа разные авторы используют различные термины; один и тот же термин иногда употребляют для обозначения морфологически различных об­разований. Нередко используют такие неопределенные обозна­чения, как "неровности", "выпячивания", "грубый рельеф" и т. п. С целью внести определенный порядок в используемую терминологию и облегчить задачу описания топографической картины клеточной поверхности мы предлагаем следующую классификацию морфологических структур, наблюдаемых на поверхности различных клеток в СЭМ. Основой для ее созда­ния явились наблюдения в СЭМ морфологических перестроек разнообразных культивируемых клеток. Рельефные образова­ния клеточной поверхности, обнаруживаемые in situ, также приняты во внимание.
   Различные морфологические образования клеточной по­верхности могут быть разделены на 3 категории: нитевидные, ламеллярные и сфероидные. К первым относятся нитевидные выросты самой различной длины и более или менее одинако­вой толщины; ко вторым - разнообразные пластинчатые выро­сты и складки; к третьим - образования, форма которых близ­ка к сферической (табл. 1).
   Таблица 1
   Категории морфологических образований
   Нитевидные
   Ламеллярные
   Сфероидные
   Комбинированные
   Микроворсинки
   Ламеллоплазма
   Пузыри
   Пузырь-микроворсинка; пузырь-филоподия
   Филоподии
   Ламеллоподин
  
  
   Ретракционные фибраллы
   Раффлы
  
   Раффл-микроворсинка; раффл-филоподия
   Реснички
   Складки
  
   Складка-микроворсинка
   Жгутики
  
  
   Ламеллоплазма-раффл; ламеллоплазма-пузырь; ламеллоплазма-микроворсинка; ламеллоплазма-филоподия; ламеллоплазма-ретракционная фибрилла
  
   По своей локализации все эти морфологические образова­ния могут быть: апикальными (расположенными на верхней, дорсальной поверхности клетки), краевыми (отходящими от краев клетки) и базальными (расположенными па нижней по­верхности клетки). Понятно, что такое подразделение не может быть применено к клеткам сферической формы.
   Нитевидные образования
   Эти образования имеют цилиндрическую (или близкую к ней) форму; их длина, как правило, значительно превосходит диаметр. К нитевидным образованиям относятся: микроворсин­ки, филоподии, ретракционные фибриллы, реснички и жгутики.
   Микроворсинки имеют палочковидную форму с за­кругленной вершиной; длина колеблется от 0,2 -0,5 до 5- 6 мкм, а диаметр примерно одинаков на всем протяжении и со­ставляет 0,1-0,15 мкм. Расположение чаще всего апикальное и краевое (см. рис. 13, 14), но может быть и базальным; у кле­ток сферической формы микроворсинки могут занимать всю свободную поверхность (см. рис. 15).
   Микроворсинка - одно из наиболее часто наблюдаемых морфологических образований клеточной поверхности. Особен­но часто микроворсинки встречаются у различных клеток в ус­ловиях культивирования. Размеры и форма этих образований могут значительно варьировать не только у разных типов кле­ток, но даже у одной и той же клетки. У большинства клеток микроворсинки относительно прямые, но встречаются такие, у которых часть этих образований имеет перегибы, некоторые выглядят извитыми. У отдельных типов клеток многие микроворсинки имеют локальные утолщения или оканчиваются бульбовидными расширениями; они могут также разветвляться (см. рис. 16). Распределение микроворсинок носит относительно равномерный характер, однако у некоторых типов клеток они располагаются значительно гуще в центральной части клеточ­ной поверхности, чем на периферии (см. рис. 17). Плотность расположения микроворсинок широко варьирует у клеток раз­ных типов (см. рис. 18, 19)-от менее 1-2 до нескольких со­тен на 100 мкм2 клеточной поверхности (например, у клеток цервикального цилиндрического эпителия человека плотность микроворсинок доходит до 900/100 мкм2).
   Как и большинство других морфологических образований клеточной поверхности, микроворсинки могут возникать или ис­чезать при различных состояниях и реакциях клетки: в процес­се прохождения митотического цикла, в результате неопласти­ческой трансформации, при контактных взаимодействиях клет­ки с разного рода твердыми субстратами. Гормональные и раз­личные внешние воздействия также могут влиять на состояние микроворсинок.
   Так, например, агенты, оказывающие дезорганизующее дей­ствие на системы цитоскелета, обусловливают укорочение и снижение числа микроворсинок, на клеточной поверхности.
   Роль микроворсинок окончательно не выяснена. Микровор­синки, возможно, служат своеобразными запасниками клеточ­ной мембраны: согласно расчетам, одна микроворсинка диа­метром 0,1 мкм и длиной 3 мкм может резервировать пример­но 1 мкм2 клеточной поверхности; при наличии большого числа микроворсинок резервная поверхность весьма значительна. Этот резерв может быть использован клеткой при различных изменениях ее формы, связанных, например, с процессами де­ления клетки или ее распластывания на поверхности какого-либо твердого субстрата.
   Предполагается также, что за счет "избыточной" клеточной поверхности, обеспечиваемой микроворсинками, может осу­ществляться усиленный транспорт питательных веществ (в частности, глюкозы в эпителиальных клетках проксимально­го отдела нефрона) в клетку и высвобождение метаболитов. "Трофическая" функция микроворсинок может осуществляться не только путем простого увеличения поглощающей поверхно­сти. Имеются данные, указывающие на возможное участие микроворсинок в пиноцитозе, в частности, на их пространст­венную и структурную связь с пиноцитарными пузырьками.
   Значительна также роль микроворсинок в образовании меж­клеточных связей (см. рис. 20).
   Филоподии - нитевидные образования, которые могут достигать 10-15 мкм длины и имеют диаметр от 0,1-0,15 до 0,3-0,5 мкм. Филоподии несколько суживается к дистальному концу, который часто оказывается разветвленным; диаметр концевых участков может составлять около 0,05 мкм. Филопо­дии отличаются от микроворсинок следующими признаками: значительно большей длиной и (или) большим диаметром, конусовидной формой. Отличительным признаком филоподии яв­ляется также то, что их дистальные концы оказываются, как правило, прикрепленными к поверхности твердого субстрата, на котором располагается клетка, или к соседним клеткам (см. рис. 21-22).
   Филоподии чаще всего имеют краевое расположение (крае­вые филоподии иногда называют микроспайками), но иногда отходят и от апикальной поверхности клетки (см. рис. 22). Они очень часто обнаруживаются в основании клетки в начальной стадии процесса ее распластывания на твердом субстрате (см. рис. 23).
   Функция филоподии не ограничивается участием в форми­ровании контактов клетки с твердым субстратом или межкле­точных контактов. Краевые филоподии могут также служить "органами" движения клеток как в условиях in vitro, так и in vivo (например, в эмбриогенезе или при регенерации). Филоподиям, по-видимому, присуща также функция своеобразных "детекторов": с помощью краевых филоподии клетка, распо­ложенная на каком-либо твердом субстрате, может осуществ­лять выбор участков, оптимальных для ее прикрепления.
   Ретракционные фибриллы - морфологические об­разования, являющиеся разновидностью филоподии. Они воз­никают по краю распластанной клетки при ее ретракции - со­кращении, сопровождающем вступление клетки в митоз или ее постепенное отделение от поверхности твердого субстрата (см. рис. 24, 25, 26). Отличительным, хотя и непостоянным, призна­ком ретракционных фибрилл служат концевые расширения бульбовидной или уплощенной формы. Поскольку состояние ретракции клетки может быть с уверенностью установлено дале­ко не всегда (особенно в начальных стадиях ретракции), то решение вопроса о принадлежности наблюдаемых краевых фи­лоподии к ретракционным фибриллам нередко оказывается за­труднительным.
   Реснички и жгутики представляют собой специали­зированные клеточные органеллы и лишь с оговоркой могут быть причислены к рассматриваемым здесь морфологическим образованиям клеточной поверхности. Реснички и жгутики имеются у многих одноклеточных, а в многоклеточном организ­ме - лишь у некоторых типов специализированных клеток: мерцательного эпителия дыхательных путей (см. рис. 27) или некоторых отделов половой системы, у клеток эпендимной глии (реснички), а также у спермиев (жгутики). Разновидностью ресничек являются волоски рецепторных клеток сенсорного эпителия внутреннего уха.
   Реснички значительно короче и многочисленнее жгутиков. Они примерно вдвое толще микроворсинок (0,2-0,3 мкм в ди­аметре) и могут достигать значительно большей длины. Реснички отличаются мономорфностью и высокой плотностью рас­положения на дорсальной поверхности эпителиальных клеток. Одиночные реснички длиной 10-30 мкм иногда удается обна­ружить в СЭМ у эпителиальных клеток в условиях культиви­рования. Локомоторная функция этих высокоспециализированных структур достаточно хорошо изучена. Волоски рецепторных клеток сенсорного эпителия внутреннего уха воспринимают звуковые колебания пли изменения положения тела в про­странстве.
   Ламеллярные образования
   Ламеллярными называются образования, имеющие более или менее плоскую конфигурацию. К ним относятся ламеллоплазма (ламеллярная цитоплазма), ламеллоподии, раффлы и складки.
   У клетки, распластанной на каком-либо твердом субстрате, ламеллоплазмой (или ламеллярной цитоплазмой) на­зывают более или менее широкую тонкую пластинку, плотно прилегающую к поверхности субстрата и не содержащую зер­нистости (фазовоконтрастная микроскопия). Ламеллоплазма может располагаться по всему периметру клетки или быть раз­делена на отдельные участки, образующие периферические зоны цитоплазмы. У движущегося фибробласта наибольший участок ламеллоплазмы располагается на переднем (ведущем) конце клетки и имеет вид веерообразной пластинки, называемой так­же передней или ведущей ламеллой (см. рис. 30). В ранних фа­зах процесса распластывания клетки на субстрате ламелло­плазма в виде циркулярной пластинки обнаруживается в осно­вании клетки (см. рис. 29).
   Ламеллоподии - сравнительно небольшие (2-5 мкм) пластинчатые выросты, прилегающие к поверхности твердого субстрата, на котором располагается клетка. Локализуются на свободном крае ламеллоплазмы. Ламеллоподии наблюдаются также в основании клетки в начальной стадии процесса рас­пластывания на субстрате (см. рис. 28).
   Раффлы - пластинчатые выросты, имеющие в СЭМ вид "оборок", отличающиеся от ламеллоподии. Во-первых, они всегда более или менее высоко приподняты над поверхностью твердого субстрата (см. рис. 31, 32); во-вторых, могут иметь не только краевое, но и апикальное расположение, а также рас­полагаться на свободной поверхности клеток сферической формы (см. рис. 40). Подобно филоподиям или ламеллоподиям, раффлы могут наблюдаться, кроме того, в основании клет­ки в начальных стадиях ее перехода от сферической формы к распластанному состоянию (см. рис. 32).
   Высота раффлов значительно варьирует, но чаще бывает порядка 6-8 мкм, а протяженность на поверхности клетки мо­жет доходить до 8-10 мкм; толщина около 0,1-0,15 мкм.
   Раффлы встречаются с разной частотой в зависимости от их локализации. Наиболее часто они возникают на свободном крае клетки (см. рис. 31), чаще - на переднем (ведущем) крае движущегося фибробласта в культуре. Реже встречаются клет­ки с апикальными раффлами.
   Раффлы - динамические образования: период между воз­никновением раффла и его исчезновением (в случае непри­крепления к субстрату) составляет менее 1 мин. На месте ис­чезнувшего раффла нередко остаются нитевидные структуры типа хаотически расположенных апикальных филоподии, пред­положительно рассматриваемых некоторыми авторами как цитоскелетные элементы коллаптирующего раффла.
   Раффлы могут способствовать метаболическим функциям клеток, обеспечивая дополнительную поглощающую поверх­ность. Эта "избыточная" поверхность может быть весьма зна­чительна и составлять только для одного раффла около 100 мкм2. Поглощение питательных веществ раффлами может осуществляться также путем пиноцитоза. Доказано участие раффлов в захватывании небольших капель культуральной сре­ды. Раффлы могут, по-видимому, также участвовать и в фаго­цитозе, осуществляя захватывание остатков клеток.
   Складки - гребневидные выросты, имеющие апикальное расположение; у сферических клеток складки могут наблю­даться на всей свободной поверхности (см. рис. 40). В отличие от апикальных раффлов, высота складок не превышает 1 мкм.
   Складки являются относительно стабильными морфологиче­скими образованиями. Они встречаются обычно в сочетании с другими элементами рельефа (например, с микроворсинками), но у некоторых клеток складки могут доминировать в микро­рельефе поверхности.
   Складчатый микрорельеф эпителиальных клеток ряда сли­зистых оболочек (пищевода, шейки матки и др.), по-видимому, может способствовать сохранению слизи, осуществляя, таким образом, протективную функцию.
   Сфероидные образования
   Чаще всего сфероидные образования обозначают термином "пузыри". Другие названия: зейотические (zeiotic) пузыри, лу­ковицеобразные выросты, экзоциты.
   Пузыри - выпячивания сферической или почти сфериче­ской формы с гладкой поверхностью и диаметром от менее 1 до нескольких микрометров.
   Расположение пузырей- апикальное и краевое (см. рис. 33); у клеток сферической формы они могут занимать всю свободную поверхность (см. рис. 37).
   С помощью световой микроскопии или микрокиносъемки ис­следователи уже давно наблюдали на поверхности клеток в конце митоза своеобразную картину "вскипания": быстрого по­явления и исчезновения множественных пузыревидных выро­стов. Образование весьма крупных пузырей, которые, однако, уже не втягиваются обратно в клетку, можно также видеть при различных неблагоприятных воздействиях, например при помещении клетки в гипотонический раствор; иногда такие пу­зыри "отшнуровываются" от клетки и выбрасываются в окру­жающую среду (процесс микроклазматоза).
   СЭ микроскопия показала, что пузыри могут входить в со став микрорельефа поверхности многих типов клеток в культу­ре, причем не только в митозе, но и в интерфазе. В СЭМ под достаточно большим углом зрения часто удается видеть, что пузырь находится на короткой и толстой (немного меньше диа­метра самого пузыря) "ножке". Количество пузырей может быть самым различным, а расположение - более или менее равномерным или в виде отдельных компактных скоплений.
   Пузыри- динамическое образование. Формирование пузы­ря занимает несколько секунд, после чего он в течение при­мерно 1 мин подвергается ретракции.
   В пузырях также может, по-видимому, резервироваться "избыточная" клеточная поверхность, реализуемая при перехо­де сферической клетки к распластанному состоянию. Пузыри, подобно филоподиям, могут выполнять функцию "органов" дви­жения клеток в условиях in vivo, например в эмбриогенезе. Ядросодержащие возвышения встречаются на по­верхности распластанных клеток в культуре ткани или в клет­ках однослойных плоских эпителиев, например заднего эпите­лия роговицы (см. рис. 51). Они обусловлены выбуханием кле­точных ядер (в результате высокой степени распластанности клеток) и поэтому не могут быть причислены к истинным мор­фологическим образованиям клеточной поверхности.
   Комбинированные формы образований
   Наряду с перечисленными выше образованиями, морфоло­гическая принадлежность которых в большинстве случаев пред­ставляется достаточно отчетливой, нередко встречаются комби­нированные формы: а) пузырь -микроворсинка, фи­лой о д и я. Иногда микроворсинка или филоподия "выходит" из пузыря, расположенного в ее основании. Встречаются микро­ворсинки с пузыревидным расширением на конце (см. рис. 34); б)раффл - микроворсинка, филоподия. В некоторых случаях от края раффла отходят короткие или более длинные нити типа микроворсинок или филоподии (см. рис.35); в) складка - микроворсинка. Микроворсинка может отходить от складки; г) ламеллоплазма - раффл (микроворсинка, пузырь, филоподия, ретракционная фибрилла). На апикальной поверхности ламеллоплазмы могут располагаться микроворсинки, пузыри или раффлы; те же образования (в особенности раффлы), а также филоподии и ретракционные фибриллы нередко отходят от края ламеллоплазмы (см. рис. 36).
   Описанные выше морфологические образования клеточной поверхности могут иногда так видоизменяться, что их бывает трудно различить. Например, резко укороченные микроворсин­ки становятся сходными с мелкими пузырями; утолщенные короткие складки бывает трудно отличить от деформированных пузырей и т. д. Кроме выростов, на поверхности клеток в СЭМ видны углубления: различной формы ямки и бороздки. Круглые ямки диаметром 40-60 нм соответствуют прикрепленным микропиноцитозным везикулам и называются кавеолами.
   Типы микрорельефа клеточной поверхности
   Выше были рассмотрены различные морфологические обра­зования, формирующие определенный микрорельеф клеточной поверхности. Каждый данный микрорельеф может быть пред­ставлен каким-либо одним элементом, или сочетанием различ­ных элементов. На основании характера морфологических об­разований, входящих в состав данного микрорельефа, можно идентифицировать типы микрорельефа, наблюдаемые у различ­ных клеток в СЭМ. В том случае, когда микрорельеф имеет мономорфный характер, т. е. образован каким-либо одним эле­ментом, его относят к типу, определяемому данным элемен­том. Таким образом, различают микроворсинчатый, пузырча­тый и складчатый типы микрорельефа (см. рис. 37, 38).
   При сочетании в микрорельефе различных элементов его от­носят к смешанному типу: микроворсинчато-пузырчатому, складчато-микроворсинчатому и т. д. (первая часть наименова­ния - по доминирующему элементу) (см. рис. 39, 40, 41).
   Морфология внутриклеточных структур
   Долгое время на пути исследований внутриклеточных структур с помощью СЭМ стояла проблема "очистки" поверх­ности органелл при раскалывании клетки. При обычных мето­дах подготовки они оказывались как бы замурованными в го­могенном цитоплазматическом матриксе. Разработка специаль­ных методов позволила путем прямой визуализации подтвер­дить ранее сформировавшееся представление о трехмерной организации и распределении внутриклеточных органелл. По мере совершенствования способа подготовки образцов для ис­следования и повышения разрешающей способности СЭМ, сфе­ра его применения в изучении внутриклеточной организации будет постоянно расширяться.
   Ядро клетки на сколах выглядит в виде структуры ша­рообразной или овоидной формы (см. рис. 42). Ядерная обо­лочка состоит из наружного и внутреннего листков и содержит мелкие отверстия, соответствующие ядерным порам (см. рис. 43, 50). Наружный листок покрыт тесно расположенными гранулами приблизительно одинакового размера, являющими­ся, по-видимому, прикрепленными к ядерной мембране рибосомами. Кариоплазма на сколах выглядит в виде скоплений гранулярно-фибриллярного материала или пустот (см.рис. 44). Изолированные хромосомы под СЭМ имеют характерную Х-образную форму и состоят из сети фибрилл толщиной 70-100 нм. Ядрышко представляет собой бесформенный конгломерат, соеди­ненный с ядерной оболочкой тяжами хроматина (см. рис. 44).
   Эндоплазматическая сеть является органеллой, более эффективно выявляемой с использованием ионного трав­ления. При этом выявляются ламеллярные, тубулярные и везикулярные компоненты эндоплазматической сети (см. рис. 45). Рибосомы и полисомы можно идентифицировать только в СЭМ, имеющем специальную электронную пушку высокого разреше­ния (см. главу 1).
   Пластинчатый комплекс состоит из параллельно расположенных мембранных пластин, заканчивающихся вези­кулами и вакуолями, и сети тубулярных структур, содержащих гранулы различного диаметра, возможно соответствующих пер­вичным лизосомам.
   Митохондрии выглядят в СЭМ в виде шарообразных или палочковидных структур (см. рис. 46). Их очень трудно идентифицировать в том случае, если скол прошел по их на­ружной мембране. Кристы митохондрий имеют вид тонкой пластинки. Внутреннюю и наружную мембрану митохондрий можно различить только при высокой разрешающей способно­сти СЭМ. Лизосомы, фагосомы и различного рода включения в СЭМ имеют вид овоидных образований.
   Метод ионного травления позволяет визуализировать и фибриллярные структуры клетки. Однако для изучения фиб­риллярных внутриклеточных структур более адекватен метод изучения в СЭМ детергентэкстрагированных препаратов [Ка­раганов Я. Л. и др., 1983]. После удаления с помощью тритона Х-100 мембранных компонентов клетки удается выявить слож­ную трехмерную организацию компонентов цитоскелета (см. рис. 47, 49). Фибриллярные структуры, расположенные в непосредственной близости от цитоплазматической мембраны, образуют густую трехмерную сеть, называемую цитокортексом (см. рис. 47). В более глубоких зонах клетки цитоскелет со­стоит в основном из двух типов структур: продольных плотно упакованных пучков, идущих вдоль оси клетки, и мелкопетли­стой сети (см. рис. 47). К числу наиболее стабильных к дейст­вию детергента участков цитоскелета в эндотелии аорты отно­сятся околоконтактные сети микрофиламентов (см. рис. 48). Длительное детергентное экстрагирование приводит к полному растворению фибриллярных белков, но остаток клеточного ядра сохраняется. В заднем эпителии роговицы, например, оно упло­щено, имеет лепешкообразную форму. На поверхности ядра в пластинке гистогенных белков определяются отверстия, соответствующие зонам локального разрежения хроматина в участ­ках расположения комплекса ядерной поры (см. рис. 50).
  
   13. Клетка рака шейки матки человека в услови­ях культивирования (ли­ния HeLa). Х2400. Вид­ны длинные апикальные и краевые микроворсин­ки, многие из которых изогнуты.
  
  
   14. Неопластические эпителиальные клетки почки мыши в условиях культивирования (линия МПТР). Х2800. Видны короткие апикальные и краевые микроворсинки.
  
   15. Клетки асцитной гепатомы Зайдела крысы (многоклеточ­ный агрегат, взвешенный в асцитической жидкости). Х2500. На свободной сферической поверхности клеток видны микро­ворсинки.
  
   16. Неопластический фибробласт мыши в суспензии (клеткалинии L).X14 000. Ветвящиеся микроворсинки с бульбовидными концевыми расширениями (ука­заны стрелками).
  
   17. Клетка гепатомы сирийского хомячка в условиях культивирования (линия ГТ 11Б). Х1400. Микроворсинки сосредоточены в центральной части апикаль­ной поверхности клетки.
  
   18. Клетки рака шейки матки человека в условиях культивирования (линия HeLa). X1400. Высокая плотность расположения апикальных микроворсинок.
  
   19. Неопластические фибробласты мыши в усло­виях культивирования (клетки линии М-22). Х1400. Низкая плотность расположения апикаль­ных микроворсинок.
  
   20. Клетки рака шейки матки человека в усло­виях культивирования (линия HeLa). Х7000. Краевые микроворсинки участвуют в формирова­нии межклеточного кон­такта (указано стрелка­ми).
  
   21. Клетка саркомы Юинга человека в условиях культивирования. Х1400. Краевые филоподии (указано стрелками) прикрепляются дистальными концами к поверхности субстрата, на котором расположена клетка.
  
   22. Неопластические фибробласты мыши в условиях культивирования (клет­ки линии L). Х1400. Дорсальные филоподии (указано стрелками) прикреп­ляются концами к соседним клеткам.
  
   23. Неопластический фибробласт мыши в условиях культивирования (клетка линии L). Х2800. Начальная стадия процесса распластывания клетки на по­верхности твердого субстрата. От основания клетки отходят филоподии (ука­зано стрелками), прикрепляющиеся дистальными концами к субстрату.
  
   24. Эмбриональный фибробласт мыши в условиях культивирования. Началь­ная стадия процесса ретракции клетки. Х2500. От краев сократившейся клет­ки отходят ретракционные фибриллы (указано стрелками), дистальные концы которых прикреплены к твердому субстрату в участках, соответствующих рас­положению клеточного края до начала ретракции.
  
   25. Эмбриональный фибробласт мыши в условиях культивирования. Завер­шающая стадия процесса ретракции клетки. Х2800. От сильно сократив­шейся клетки, принявшей сферическую форму, к поверхности субстрата от­ходят длинные ретракционные фибриллы (указано стрелками).
  
   26. Неопластические фибробласты сирийского хомячка в условиях культи­вирования (клетки линии ХЭ 239). Х2800. Видна митотическая клетка, принявшая в результате ретракции сферическую форму; от неё радиально отходят длинные ретракционные фибриллы (указано стрелками).
  
   27. Трахеобронхиальпый эпителий мыши. Реснички. Х7000.
  
   28. Эмбриональный фибробласт мыши в условиях культивирования. Начальная стадия процесса распластывания клетки на поверхности твердого субстрата. Х7000. В основании клетки видны ламеллоподии (указано стрелкой) и филоподии (указано двойными стрелками).
  
   29. Эмбриональный фибробласт мыши в условиях культивирования. Клетка в процессе распластывания на поверхности твердого субстрата. Х2800. Вокруг основания клетки видна кольцевидная ламеллоплазма (указано стрелками).
  
   30. Эмбриональный фибробласт мыши в условиях культивирования. Клетка, за­вершившая процесс распластывания на поверхности твердого субстрата. Х1400. Видна широкая веерообразная ламеллоплазма (Л).
  
   31. Неопластические фибробласты сирийского хомячка в условиях культивирова­ния (клетки линии ХЭТР). Х2800. Краевые раффлы (указаны стрелками).
  
   32. Неопластический фибробласт мыши в условиях культивирования (клетка ли­нии L). Начальная стадия процесса распластывания. Х7000. В основании клетки видны раффлы (указано стрелкой).
  
   33. Клетка саркомы Юинга человека в условиях культивирования. X14000. Вид­ны дорсальные и краевые пузыри (указано стрелками).
  
   34. Клетка асцитной опухоли яичника крысы. X14000. Комбинированные образования "микроворсинка-пузырь" (указано стрелками).
  
   35. Неопластический фибробласт сирийского хомячка в условиях культиви­рования (клетка линии ХЭТР). Х7000. Комбинированное краевое образо­вание "раффл-микроворсинка" (указано стрелкой).
  
   36. Эмбриональный фибробласт мыши в условиях культивирова­ния. Х2400. Комбинированные краевые образования "ламелло-плазма-раффл" (указано стрелками).
  
   37. Эмбриональный фибробласт мыши в суспензии. Пузырчатый тип микрорельефа. Х6000.
  
   38. Неопластический фибробласт мыши в суспензии (клет­ка линии L). Микроворсинчатый тип рельефа. Х6000.
  
   39. Неопластический фибробласт мыши в суспензии (клет­ка линии L). Смешанный тип микрорельефа, состоящего из пузырей и микроворсинок. Х5600.
  
   40. Клетка-аcцитной саркомы мыши в суспензии. Смешан­ный тип микрорельефа, состоящего из складок (указано стрелкой) и раффлов (указано двойными стрелками). Х6000.
  
   41. Клетка аецитной саркомы мыши в суспензии. Смешан­ный тип микрорельефа, состоящего из складок (указано стрелками), раффлов (указано двойными стрелками). Х5200.
  
   42. Скол печени крысы. Фиксация гипотоническим раствором осмиевой кис­лоты. Х7500. Видны клеточные границы, ядра (указано стрелкой) и другие органеллы.
  
   43. Задний эпителий роговицы кролика. Экстракция тритоном Х-100. Х4000. На поверхности ядерных остатков (Я) различимы отверстия ядерных пор и выступающие ядрышки (указано стрелками).
  
   44. Скол печени крысы. Фиксация гипотоническим раствором осмиевой кисло­ты. Х20 000. В центре виден скол круглого ядра, в котором различимы не­правильной формы ядрышко (Яд) и полосы гетерохроматина (ГХ), "подве­шивающие" его к кариолемме.
  
   45. Скол печени крысы. Фиксация гипотоническим раствором осмиевой кисло­ты. Х45000. В верхней части видно скопление цистерн цитоплазматической сети (ЦС), наружная поверхность покрыта гранулярным материалом (рибосомами). В нижней части располагается полусфера ядра (Я) гепатоцита с агрегатами гетерохроматина (ГХ).
  
   46. Скол печени крысы. Фиксация гипотоническим раствором осмиевой кисло­ты. Х44000. В центре виден поперечный скол митохондрии (MX) с редкими кристами (указано стрелкой). Справа от нее расположены цистерны цитоплаз­матической сети (ЦС).
  
   47. Эндотелий аорты крысы. Экстрагирование тритоном Х-100. Х11 000. Видна мелкопетлистая сеть микрофиламентов (М.Ф) и выбухающие остатки ядер эндотелиоцтов (Я).
  
   48. Эндотелий аорты крысы. Экстрагирование тритоном Х-100. Х25 000. Видны фибриллярные структуры цитоскелета, расположенные в непосредственной бли­зости от плазмолеммы и образующие густую трехмерную сеть - цитокортекс (ЦК). В околоконтактной зоне пучки микрофибрилл формируют густую около­контактную сеть (указано стрелками).
  
   49. Эндотелий аорты крысы. Экстрагирование тритоном Х100. Х40000. В цитоскелете различимы индивидуальные микротрубочки и микрофиламенты. Шаровидные структуры (ШС) являются остатками органелл эндотелиальной клетки.
  
   50. Задний эпителий роговицы кролика. X16000. На поверхности лепешкообразного бобовидного остатка ядра видны отверстия ядерных пор (указано стрел­ками).
  
   ГЛАВА 3. ТКАНИ
  
   Эпителиальная ткань
   Эпителии существенно отличаются не только по числу клеточ­ных слоев, форме клеток, наличию процессов ороговения, но и по особенностям рельефа поверхности эпителиоцитов.
   По характеру микрорельефа базальной поверхности в эпителиях можно выделить следующие типы клеток: 1) гладкие; 2) микроотростчатые; 3) микроворсинчатые; 4) каемчатые; 5) реснитчатые; 6) микроскладчатые; 7) микролисточковые (покрытые раффлами); 8) смешанные.
   Гладкие эпителиоциты составляют большинство клеток в составе эндотелия, выстилающего внутреннюю по­верхность крове- и лимфоносного русла, а также заднего эпи­телия роговицы. Их дорсальная поверхность содержит доволь­но мало выростов, которые нередко встречаются лишь в зоне межклеточных контактов и выражены нечетко (см. рис. 51, 52).
   Микроотростчатые эпителиоциты встречаются в составе эндотелия в зонах повышенных гемодинамических на­грузок, а также в областях декомплексации мезотелия (см. рис. 53). Количество микроотростков на их поверхности до­вольно значительно, но они не имеют той упорядоченности, ка­кая характерна для микроворсинчатых эпителиоцитов. Микроотростки могут служить своеобразным резервом клеточных мембран. Установлена тесная корреляция между ко­личеством микроотростков и числом микропиноцитозных вези­кул в клетках. Наши исследования показывают, что микроотростки эндотелиоцитов являются рецепторными зонами клеток. Поверхность гладких и микроворсинчатых эпителиальных кле­ток является довольно динамичным образованием. Характер микрорельефа клеток существенно меняется в ходе митотического цикла, когда, например, у эндотелиоцитов при их деле­нии на поверхности появляются и быстро исчезают микропу­зыри (см. рис. 128).
   Микроворсинчатые эпителиоциты, как это сле­дует из названия, несут на апикальной поверхности микровор­синки. Они составляют большинство среди клеточных элемен­тов мезотелия (см. рис. 54), кишечного и почечного эпителия. Величина и плотность расположения микроворсинок широко варьируют. Высокие и длинные микроворсинки встречаются в эпителии протока придатка. Они получили название стереоресничек. Однако в отличие от обычных ресничек их опорно-двигательный аппарат состоит из микрофиламентов, а не микротрубочек, и они обладают меньшей двигательной ак­тивностью. Плотно расположенные микроворсинки образуют на апикальной поверхности структуру, получившую название щеточной каемки. Эпителиальные клетки, имеющие эту структуру, обозначаются иногда термином "каемчатые".
   В мезотелии плотность расположения микроворсинок воз­растает в зонах непосредственного соприкосновения и трения листков брюшины. Микроворсинки вместе с гликокаликсом и адсорбированными углеводами и белками формируют своеоб­разную скользкую прослойку, которая снижает фрикционные повреждения. Короткие микроворсинки обнаруживаются на по­верхности клеток эпителия наружной части капсулы клубочка почки (см. рис. 55), маточных труб (см. рис. 56). Короткие и толстые микроворсинки встречаются на апикальной плазмолемме бокаловидных клеток слизистой оболочки кишечника.
   Микроворсинки существенно увеличивают площадь клеточ­ной поверхности и тем самым эффективность транспортных процессов, что особенно наглядно проявляется в кишечном и почечном эпителии.
   В щеточной (кисточковой) каемке, покрывающей апикаль­ную поверхность кубического эпителия проксимальных изви­тых канальцев почки, среди густо расположенных рядов микро­ворсинок определяются округлые цилиндрические западения, где плазмолемма эпителиоцитов не содержит микроворсинок. Это так называемые микрократеры (см. рис. 283). Они, по-ви­димому, являются специализированными образованиями для реабсорбции белка из первичной мочи.
   В некоторых случаях отнесение эпителиальных клеток ко второму или третьему типу клеток вызывает затруднения, на­пример при наличии на их апикальной поверхности коротких и толстых микроворсинок или микроотростков. В этих случаях полезно использование метода просвечивающей электронной микроскопии. Обнаружение расположенных по периферии про­дольных скоплений микрофибрилл позволяет отнести вырост к категории микроворсинок.
   Реснитчатые эпителиоциты встречаются в возду­хоносных путях и органах женской половой системы. Реснички эпителиоцитов варьируют по длине и выполняют рецепторную и двигательную функции. Так, в эпителии воздухоносных путей они участвуют в движении слизи с осевшими пылевыми части­цами (см. рис. 57), причем реснички согласованно движутся в одном направлении. В эпителии маточных труб движение рес­ничек способствует прохождению яйцеклетки. Механизм, с по­мощью которого реснички осуществляют движение, полностью не изучен, но уже ясно, что он связан с деятельностью комп­лекса микротрубочек, формирующих остов реснички. В некото­рых клетках однослойных плоских эпителиев, например в зад­нем эпителии роговицы, в тонких сегментах петель нефрона почки встречаются одиночные реснички, функциональное значе­ние которых еще неизвестно. Скорее всего они выполняют хеморецепторную функцию.
   Однако, как правило, наряду с одиночными ресничками на апикальных поверхностях эпителиоцитов видны микроотростки или короткие микроворсинки.
   Микроскладчатые эпителиоциты, как правило, встречаются там, где имеет место сильное абразивное воздей­ствие на эпителий. Они составляют верхние слои клеток многослойных плоских эпителиев роговицы, глотки, пищевода, вла­галища (см. рис. 58, 59). Их апикальные поверхности покрыты узкими гребнями и складками. Имея ширину примерно 0,2 мкм, микроскладки возвышаются над поверхностью на 0,4 мкм и расположены на расстоянии приблизительно 0,2 мкм друг от друга. Соединяясь между собой, они формируют мелкие, обычно узкие, заполненные слизью ямочки, что в целом, по-видимому, и помогает удерживать мукоидный слой на клеточной поверх­ности. Таким образом, эти рельефные образования вместе со слизью выполняют защитную функцию и предохраняют эпите­лий от абразивного воздействия объектов окружающей среды. Согласно одной из гипотез, микроскладки образуются на базе микроворсинок. В пользу этого предположения свидетельству­ют факты обнаружения клеток с переходными типами рельефа, например в сосочковых протоках почки, и сходство диаметров микроворсинки и толщины микроскладок.
   Эпителиальные клетки со смешанным типом микро­рельефа имеют на своей апикальной поверхности различ­ные категории морфологических образований, например реснич­ки и микроворсинки, микроворсинки и микроскладки и т. д. На многих микроворсинчатых клетках в центре апикальной по­верхности располагаются одиночные реснички. В целом клеточ­ная поверхность в дифференцированных эпителиальных клет­ках с микроворсинчатым, реснитчатым, микроскладчатым и не­которыми смешанными типами микрорельефа - достаточно ста­бильное и устойчивое образование. В то же время в ходе сек­реторной деятельности в ряде микроворсинчатых эпителиоцитов, например, в бокаловидных клетках кишечника, призмати­ческих эпителиоцитах желчного пузыря, эпителиальных клет­ках семенных пузырьков, апикальная поверхность плазмолеммы подвергается периодическим изменениям: количество мик­роворсинок и их длина уменьшаются и формируются возвыше­ния, содержащие секретируемые субстанции. После выброса секрета пузыри спадаются. Большое число клеток в составе многоядерных и многослойных эпителиев не имеют выраженной апикальной плазмолеммы. Например, в многоядерном эпителии слизистой оболочки трахеи и крупных бронхов базальные клет­ки сужаются к вершине и не достигают просвета.
   Латеральные поверхности эндотелиальных клеток, как пра­вило, отличаются повышенной складчатостью. Особенно харак­терно это для однослойных кубических и призматических эпи­телиев. Межклеточные контакты однослойных плоских эпите­лиев хорошо импрегнируются азотнокислым серебром (см. рис. 60, 61). Напротив, латеральная поверхность базальных и вставочных клеток многослойных плоских эпителиев (напри­мер, эпидермис кожи) имеет шиловидные цитоплазматические отростки, которые формируют с соответствующими выростами смежных эпителиоцитов десмосомы. Более подробно различные типы эпителиев будут рассмотрены в соответствующих разде­лах атласа.
   Ткани внутренней среды организма
   Соединительные ткани
   "Человек стар настолько, насколько постарела его соедини­тельная ткань". Этот известный афоризм лаконично и в полной мере определяет значение соединительной ткани организма че­ловека, обусловленное теми многочисленными функциями, ко­торые выполняет соединительная ткань: биомеханическая!, за­щитная, трофическая и др. Несмотря на значительное разнооб­разие клеточных и неклеточных элементов, объединенных поня­тием "соединительная ткань", структурами, оправдывающими это название, являются волокна (коллагеновые и эластические) и основное вещество (интегративно-буферная, метаболическая среда соединительной ткани). Коллагеновые и эластические волокнистые структуры, обладая высокой прочностью, образу­ют мягкий остов всех органов и анатомических образований организма, т. е. являются своеобразным "скелетом", выполняя, таким образом, биомеханическую функцию. Построенные из фибриллярных белков коллагена и эластина, волокнистые структуры являются достаточно устойчивыми к различным воз­действиям процесса препаровки. Именно поэтому они оказа­лись наиболее благоприятным биологическим объектом для СЭ микроскопии.
   Волокнистые структуры - наиболее представительный компонент соединительной ткани, имеющий сложную организаци­онную иерархию (табл. 2).
   Коллагеновые фибриллы являются одной из основных конст­рукционных единиц соединительной ткани. Они имеют цилинд­рическую форму, спиральную конформацию, длина их неопре­деленна. Толщина фибрилл варьирует от 20 до 400 нм в зави­симости от органной принадлежности соединительной ткани. Толщина каждой отдельной фибриллы также меняется вслед­ствие ее постоянного ветвления, степень которого зависит от органной специфики. Коллагеновые фибриллы могут существовать само­стоятельно, образуя волокнистый остов и не объединяясь в волокна, но могут и входить в состав волокон (см. рис. 62). Фибриллы создают по­верхностный рельеф коллагеновых волокон. По ходу складок поверхно­стного рельефа можно видеть осо­бенности расположения фибрилл в волокне. В одних участках фибрил­лы идут параллельно друг другу и длинной оси волокна, в других - спиралеобразно скручены, иногда расходятся или пересекаются. По­верхность поперечных срезов воло­кон бугристая, что также подтвер­ждает их внутреннюю фибрилляр­ную структуру. Коллагеновые во­локна представляют собой более сложный уровень организации кол­лагена, являясь фибриллярным ком­плексом, построенным из коллагено­вых фибрилл, которые связаны структурно и находятся в состоянии функционального взаимодействия. Толщина коллагеновых волокон варьирует от 60-400 до 5-20 мкм в зависимости от органной принад­лежности и определяется количест­вом коллагеновых фибрилл, образу­ющих волокна. Оно может колебать­ся от 2 до нескольких сотен фиб­рилл. Число последних зависит в свою очередь от биомеханических функций соединительной ткани в со­ставе органа или анатомического образования. Длина коллагеновых волокон неопределенна. До настоя­щего времени не было обнаружено окончаний коллагеновых волокон. Наблюдается их ветвление на более тонкие волокна или отдельные фиб­риллы или интеграция последних в более толстые волокна. Степень та­кого перераспределения также свя­зана с органной спецификой. Все это указывает на структурное единство всего коллагенового каркаса любого органа, и совершенно очевидно, что это единство распространя­ется на весь волокнистый остов организма.
   Таблица 2
   Иерархия волокнистых структур
   Уровень организации
   Элементы структур различных уровней
   Методы идентификации
   Молекулярный
   Молекулярные структуры:
   коллагеновый белок;
   эластиновый белок;
   микрофибриллярный гликопротеид;
   протеогликаны.
   Биохимические
   Физико-химические
   Надмолекулярный
   Молекулярные агрегаты:
   коллагеновые протофибриллы;
   коллагеновые микрофибриллы;
   эластические микрофибриллы;
   эластиновые филаменты.
   Трансмиссионная электронная микроскопия (позитивное и нега­тивное контрастирование)
   Электронная гистохимия
   Фибриллярный
   Коллагеновые фибриллы
   Эластические фибриллы
   Растровая и трансмиссионная электронная микроскопия
   Волоконный
   Соединительные волокна
   Световая микроскопия (гистоло­гия и гистохимия)
   Растровая электронная микроскопия
   Трансмиссионная электронная микроскопия
  
   Качественная характеристика
   Конформационная характеристика
  
  
   Коллагеновые
   Цилиндрические
  
  
   Эластические
   Уплощенные
  
  
   Смешанные (коллагеново-эластическиекие и эластико-коллагеновые)
   Плоские
  
   Тканевый
   Соединительный остов
   Световая микроскопия (гистоло­гия и гистохимия)
   Растровая электронная микроскопия
  
   Характеристика по преобладающей структуре
   Качественная характеристика
   Конструкционная характеристика
  
  
   Волоконный
   Коллагеновый
   Ориентированный
  
  
   Волоконно-фибриллярный
   Коллагеново-эластический
   Неориентирован­ный
  
  
   Фибриллярно-микрофибриллярный
   Эластико-коллагеновый
   Смешанный
  
  
   Коллагеновые волокна имеют спиральную пространствен­ную конформацию (см. рис. 62-64), в которой чаще всего не соблюдены строгие геометрические пропорции. Тем не менее данные, полученные с помощью СЭ микроскопии, убедительно подтверждают теоретические расчеты спиральности коллагено­вых волокон. Необходимо отметить, что даже в пределах како­го-либо органа или анатомического образования наблюдаются колебания шага спирали волокна и его амплитуды. Эти вариа­ции в значительной мере зависят от органной специфики, т. е. от характера механических нагрузок, которым подвержен ор­ган. Еще одной важной характеристикой коллагеновых волокон является их форма, которая определяется расположением фиб­рилл в волокнах. Среди большого разнообразия выделено три основных вида коллагеновых волокон, на основании соотноше­ния длины окружности (Р) и максимального поперечного раз­мера (1). При отношении 0x01 graphic
, находящемся близко к значе­нию 0x01 graphic
, волокна можно называть цилиндрическими; если это отношение приближается к 2, то такое волокно можно назвать плоским, отношение 0x01 graphic
, находящееся в пределах 2,3-3,14, оп­ределяет уплощенные волокна. Цилиндрические и уплощенные коллагеновые и эластические волокна составляют основу волок­нистых остовов дермы, подкожной жировой клетчатки, выйной связки и др. Из плоских коллагеновых волокон построена рого­вица и склера, плоские эластические волокна (эластические мембраны) составляют основу эластического каркаса средней оболочки аорты.
   В соединительной ткани присутствует еще один волокнистый компонент - эластические волокна, которые имеют физико-хи­мические свойства, отличные от коллагеновых волокон. По­верхность эластических волокон в основном гладкая с изредка встречающимися бугристостями (см. рис. 65, 66). Это дает воз­можность дифференцировать их от коллагеновых волокон, имеющих, как было указано выше, упорядоченный складчатый рельеф. Однако этот признак во многом зависит от толщины напыляемого слоя углерода или металла во время приготовления образцов к исследованиям в СЭМ.
   Для идентификации эластических волокон используется световая или просвечивающая электронная микроскопия. Кро­ме того, ценная информация о строении коллагеновых и эла­стических волокон получена с помощью селективного удаления отдельных компонентов соединительной ткани посредством воз­действия специфическими ферментами (коллагеназой, эластазой, глюкоамилазой и др.).
   Эластические волокна могут взаимодействовать с коллагеновыми и образовывать смешанные волокна. Если в таком во­локне преобладает коллагеновая часть, то его называют коллагеново-эластическим, если же большую часть составляет эла­стический компонент, то такое волокно можно обозначить как эластико-коллагеновое.
   Особенно интересная информация была получена с помощью СЭМ при исследовании тканевого уровня организации волок­нистых структур. Тканевый уровень организации коллагеновых структур можно определить как волокно-фибриллярный комплекс упорядочение организованных, структурно связанных во­локнистых элементов, находящихся в функциональном взаимо­действии и подчиненных, в совокупности с другими элемента­ми соединительной ткани, общей функции органа.
   Применявшаяся ранее графическая реконструкция волокни­стого остова по серийным гистологическим срезам давала весь­ма приближенную картину, а в отдельных случаях (гиалино­вый, эластический хрящи) вообще не могла быть использо­вана.
   Применение СЭ микроскопии позволило выделить несколько типов волокнистых остовов. Их конструкционными единицами являются коллагеновые и эластические фибриллы и волокна, а также коллагеновые микрофибриллы. Учитывая соотношение этих волокнистых структур выделены 3 типа волокнистых ос­товов. В 1-м типе - волоконном, резко преобладают волокна над другими волокнистыми структурами (фибриллами, микро­фибриллами). Этот тип встречается в сухожилии, роговице, склере, надхрящнице. В волокно-фибриллярном (2-й тип), наи­более распространенном остове, наблюдается преобладание во­локон, но при этом присутствует значительное количество кол­лагеновых фибрилл, существующих самостоятельно, т. е. не объединенных в волокна (дерма, выйная связка, подкожная жировая клетчатка). Фибриллярно-микрофибриллярный (3-й тип) остов построен главным образом из индивидуально рас­положенных фибрилл и микрофибрилл, не объединенных в во­локна. Изредка встречающиеся волокна состоят из нескольких фибрилл. Такой тип строения характерен для гиалинового хря­ща (центральная часть). Результаты анализа пространствен­ного взаимоотношения волокнистых структур, т. е. их ориента­ции в составе остова, позволили выделить 3 типа конструкции. В 1-м, ориентированном, типе основная масса волокнистых структур располагается вдоль одной из осей органа (сухожи­лия, связки), т. е. ориентируется вдоль линии напряжения, связанной с механическими нагрузками (см. рис. 68, 69). Во 2-м, неориентированном, типе строения волокнистые элементы рас­полагаются без определенной геометрической закономерности (см. рис. 67). Такой остов обладает свойством механической изотропности в противоположность анизотропии ориентирован­ного типа. Неориентированный тип остова имеет дерма, гиали­новый хрящ (см. рис. 70, 71). В волокнистых остовах, где наблюдается сочетание вышеуказанных двух типов строения, выделен смешанный (3-й тип) тип конструкции, характерный для надхрящницы, роговицы, склеры (см. рис. 72-84).
   Учитывая величину межволокнистых пространств, в одном случае можно говорить о плотной волокнистой соединительной ткани (выйная связка, надкостница, склера и т. д.), в другом - с рыхлой (подкожная жировая клетчатка, дерма).
   Переход волокон из остова одного органа в другой с раз­личными конструкциями, связанными с их биомеханической функцией, происходит с определенной трансформацией (см. рис. 85). Между различными смежными конструкциями су­ществует переходный остов, который является основой рыхлой соединительной ткани. Этот остов имеет неориентированный тип строения, относительно большие межволокнистые простран­ства, выраженную спиральность волокон цилиндрической фор­мы. Такие особенности строения позволяют ему выполнять свое­образную редукторную функцию между соседними органами с различной механической подвижностью.
   СЭ микроскопия позволила сформулировать ряд общих за­кономерностей структурной организации волокнистых элемен­тов, объединенных основным веществом в целый функциональ­ный комплекс. К таковым относятся: а) наличие 5 уровней организации (молекулярный, надмолекулярный, фибриллярный, волокнистый, тканевый); б) структурные связи между элемен­тами одного уровня носят поперечный локальный характер и поддерживают его определенную организацию. На большем протяжении элементы уровня разделены промежутками, разме­ры которых находятся в соответствии с размерами волокнистых элементов данного уровня. Эти промежутки заполнены метаболической, интегративно-буферной средой (основным вещест­вом), главными компонентами которой являются структуриро­ванные протеогликаны и вода; в) все волокнистые элементы имеют спиральную конформацию, а также суперспиральность, определяемую более высоким уровнем организации, в состав которого они входят; г) на всех уровнях организации происхо­дит перераспределение элементов их внутреннего состава (вет­вление или слияние).
   Результаты проведенного сравнительного анализа архитек­тоники волокнистой стромы исследованных органов позволили выявить органные особенности, проявляющиеся в степени вы­раженности (развития) тех или иных общих закономерностей строения и их определенного сочетания, характерного для дан­ного органа.
   С помощью СЭ микроскопии получены также новые сведе­ния о пространственной организации соединительнотканных клеточных элементов. Форма клеток, их пространственное взаи­моотношение, особенности поверхностного рельефа клеточных оболочек, определяемых в СЭМ, дают возможность проводить детальный анализ и дифференцировать соединительнотканные элементы (см. рис. 86).
   Жировая ткань
   В организме млекопитающих встречаются два основных вида жировой ткани: белая и бурая. Отличительной особен­ностью белой жировой ткани является то, что в зрелом состоя­нии она состоит из агрегатов клеток с одной жировой каплей, заполняющей весь объем клетки. При плотной упаковке, когда одна клетка как бы сдавливает соседние, жировые клетки при­обретают полигональную форму (см. рис. 87). В бурой жировой ткани клетки содержат не одну, а несколько жировых капель.
   Жировая клетка покрыта снаружи тонкой пластинкой филаментозной природы, сформированной несколькими слоями тон­ких анастомозирующих ретикулярных волокон. Более толстые волокна являются, по-видимому, коллагеновыми (см. рис. 87). На поперечных сколах жировая ткань выглядит в виде своеоб­разных сот. Содержимое клеток вымывается в процессе про­водки, и каждая сота представляет собой клетку с удаленной жировой каплей. Внутри клетки иногда определяется выбуха­ние, соответствующее зоне расположения уплощенного клеточ­ного ядра (см. рис. 88).
   Помимо скоплений жировых клеток в виде жировой ткани, в организме встречаются единично расположенные жиросодержащие клетки. Примером может служить вокругсинусоидный липоцит печени (см. рис. 88). В этих клетках много мелких жиро­вых капелек, заполняющих всю цитоплазму клетки.
  
   Кровь
   Эритроциты. В нормальных условиях эритроцит, фиксиро­ванный в суспензии, имеет форму двояковогнутого диска (дискоцит). Его поверхность в СЭМ (с разрешающей способностью порядка 5-7 нм) выглядит сглаженной: на ней не выявляются какие-либо рельефные образования (см. рис. 89).
   В результате разного рода воздействий форма эритроцитов легко изменяется: возникают деформированные клетки с множе­ственными пальцеобразными выростами на поверхности (эхиноциты), сферические эритроциты с гладкой поверхностью или с выростами, клетки куполообразной или кольцевидной формы (см. рис. 90). Так, например, превращение дискоцитов в эхиноциты и сферические клетки наблюдается при длительном хра­нении цитратной крови (в течение нескольких недель при тем­пературе 2-6®С), при помещении эритроцитов в несвежую плазму крови, наличии в сыворотке или плазме агглютинирую­щих антител, повторном промывании эритроцитов физиологиче­ским раствором, их гипотонической фиксации и других воздей­ствиях.
   Вследствие такой высокой реактивности эритроцитов их под­готовка к СЭ микроскопии требует особой тщательности. Это требование усугубляется тем, что указанные выше видоизмененные формы эритроцитов могут наблюдаться также при целом ряде патологических состояний: хронической ишемической болезни сердца, врожденных или приобретенных гемолитических заболеваниях и др.
   Лейкоциты. Лейкоциты относятся к клеткам, характеризую­щимся особенно высокой реактивностью поверхности, рельеф которой может претерпевать серьезные изменения в результате методических погрешностей, допущенных в процессе подготов­ки препарата к СЭ микроскопии.
   Гепаринизированную кровь можно фиксировать целиком; чаще, однако, ее вначале разделяют на клеточные фракции, сперва отделяя основную массу эритроцитов, а затем получая раздельные субпопуляции лейкоцитов. Предфиксационная об­работка должна быть быстрой и проводиться при температуре 37 ®С. Пониженная температура (4®С) вызывает обратимые изменения рельефа поверхности лейкоцитов. Необходимо так­же до фиксации избегать контактов клеток с какими-либо твердыми поверхностями. Применение методик, предусматрива­ющих предварительное (перед фиксацией) осаждение живых лейкоцитов на разного рода подложки - миллипоровые сереб­ряные фильтры, покрытия из полилизина, показало, что даже кратковременные контакты с подложкой могут вызвать значи­тельные изменения в микрорельефе клеточной поверхности. Отсюда следует, что для сохранения прижизненной морфологии поверхности лейкоцитов их следует фиксировать во взвеси. При этом, однако, возникают методические трудности, связанные с необходимостью прикрепления фиксированных клеток к какой-нибудь подложке для последующей обработки.
   Между тем фиксированные во взвеси клетки весьма слабо прикрепляются к большинству твердых поверхностей. Это пре­одолевается с помощью специальных подложек-ловушек. Изго­товление многих из них, однако, довольно трудоемко. Использование некоторых подложек-ловушек может вызвать повреж­дение поверхности фиксированных лейкоцитов. Простой и весь­ма эффективной подложкой-ловушкой может служить алюми­ниевая фольга [Ровенский Ю. А., 1979].
   Идентификация с помощью СЭМ отдельных типов лейкоци­тов в смешанных популяциях клеток крови осуществляется с помощью комбинированного метода: световая микроскопия - СЭ микроскопия. Для этого готовят влажные окрашенные пре­параты, в которых при световой микроскопии идентифицируют отдельные типы лейкоцитов и маркируют их локализацию в препарате. После этого препарат (не допускать высыхания) го­товят для СЭ микроскопии.
   Лимфоциты. Обладают почти идеальной сферической формой (при фиксации во взвеси). Если средний диаметр фик­сированных лимфоцитов человека составляет 7,9 мкм, то у лим­фоцитов, подвергшихся замораживанию - высушиванию, диа­метр уменьшается до 6,8 мкм, а у лимфоцитов, высушенных ме­тодом перехода критической точки, - до 5,5 и менее (эффект сжатия).
   Характерными морфологическими образованиями поверхно­сти лимфоцита являются микроворсинки. Их число и размеры могут значительно варьировать. В некоторых случаях уменьше­ние плотности расположения микроворсинок на поверхности лимфоцита является кажущимся и связано с укорочением этих образований. Располагаются микроворсинки относительно рав­номерно.
   На основании оценки количества микроворсинок на доступ­ной наблюдению сферической поверхности клетки (1/2 всей ее поверхности) лимфоциты разделяют на 3 группы: микроворсин­чатые (см. рис. 91, 93), умеренно микроворсинчатые и сглажен­ные (см. рис. 92). У человека к микроворсинчатым относят лим­фоциты с числом микроворсинок на поверхности, доступной на­блюдению, выше 80; длина микроворсинок колеблется от 0.2 до 1 мкм, но иногда может достигать 2 мкм. К умеренно микроворсинчатым относят лимфоциты с числом наблюдаемых мик­роворсинок не более 40-70; микроворсинки в большинстве сво­ем очень короткие. Сглаженные лимфоциты человека характе­ризуются очень небольшим (менее 40) числом наблюдаемых микроворсинок; последние чаще всего настолько коротки (ме­нее 0,5 мкм), что по виду приближаются к микропузырям.
   Одно время высказывалось утверждение, что лимфоциты, от­носящиеся к микроворсинчатым или умеренно микроворсинча­тым, являются В-лимфоцитами, а сглаженные - Т-лимфоцита-ми. Это утверждение основывалось на сопоставлении данных СЭ микроскопии с данными иммунологической идентификации В- и Т-лимфоцитов. Однако выяснилось, что в то время, как соотношение числа Т- и В-лимфоцитов крови человека, опреде­ляемое иммунологическими методами, остается постоянным, со­отношение количества лимфоцитов с относительно сглаженной и микроворсинчатой поверхностью, выявляемой в СЭМ. может значительно варьировать в зависимости от методических осо­бенностей процесса подготовки клеток (см. выше). Очевидно, что идентификация Т- и В-лимфоцитов с помощью только СЭМ недостаточна: она всегда должна сопровождаться иммунологи­ческими методами тестирования.
   В отличие от лимфоцитов гранулоциты не имеют пра­вильной сферической формы: один полюс клетки слегка вытя­нут в виде множественных коротких раффлов (см. главу 2). Если нейтрофил сохраняет сферическую форму, то его поверх­ность имеет складчатый микрорельеф с короткими раффлами. В микрорельефе поверхности эозинофилов преобладают мелкие складки.
   Гранулоциты легко прикрепляются к различным твердым поверхностям; при этом наблюдаются быстрые и значительные изменения как формы клеток, так и микрорельефа их поверх­ности.
   Моноциты крови при их фиксации во взвеси имеют форму, близкую к сферической. Диаметр клеток колеблется от 4,9 до 7,1 мкм. Моноциты обладают микрорельефом, состоящим из крупных складок и раффлов. На поверхности некоторых моно­цитов могут также встречаться небольшие микроворсинки. Сходной морфологией клеточной поверхности обладают ткане­вые макрофаги.
   Тромбоциты. Как и другие клетки крови, тромбоциты отли­чаются высокой реактивностью. Состояние активации, резко из­меняющее морфологию клетки и ее поверхности, могут вызы­вать контактные взаимодействия тромбоцитов с твердыми поверхностями, а также химические агенты. Доказано, что при фиксации крови немедленно после извлечения из вены лишь 40-70% тромбоцитов не имеют признаков активации. Эти клетки дисковидной или овальной формы, имеют ровные кон­туры и относительно сглаженную поверхность с изредка встре­чающимися ямкообразными углублениями. Остальные тромбо­циты активированы (см. рис. 94): у них на периферии обнару­живаются по 1-2 коротких отростка (встречаются также клет­ки с множественными длинными отростками); иногда наблюда­ются 2-3-клеточные агрегаты. Активация в данном случае, возможно, обусловлена контактными взаимодействиями тром­боцитов в сосудистом русле с другими форменными элемента­ми крови или эндотелием, а также активирующими веществами в крови. Тромбоциты, прилипшие к деэндотелизированной стен­ке сосуда, вначале образуют множество отростков, а затем рас­пластываются (см. рис. 95).
   Мышечная ткань
   Скелетная поперечнополосатая (исчерчен­ная) мышечная ткань состоит из отдельных мышечных волокон, окруженных прослойками рыхлой волокнистой соединительной ткани. В СЭМ индивидуальные мышечные волокна благодаря пластинкам эндомизия выглядят как плотно приле­жащие друг к другу поперечносколотые цилиндры (см. рис. 96, 97, 98). Каждое мышечное волокно покрыто гладкой сарколем­мой, вокруг которой располагается пластинка базальной мемб­раны. На поверхности сарколеммы имеются небольшие отвер­стия, являющиеся местом выхода поперечных трубочек. Поверх­ность сарколеммы имеет циркулярные строго регулярно распо­ложенные вдавления и возвышения, соответствующие попереч­ной исчерченности миофибриллярного аппарата (см. рис. 96, 97). Вдоль волокна на поверхности сарколеммы через опреде­ленное расстояние встречаются овальные возвышения, соответ­ствующие ядрам мышечных клеток. Под сарколеммой имеется тонкий ободок саркоплазмы, имеющий сетчатое строение.
   Большая часть объема мышечного волокна занята длинны­ми тонкими пучками миофибрилл, протягивающимися от одного конца клетки к другому и имеющими различную толщину. Между фибриллами расположены небольшие по объему межфибриллярные пространства. Вдоль пучков лежат ряды мито­хондрий овальной формы, длиной до 2 мкм (см. рис. 99). Пучки миофибрилл представляют собой круглые канатообразные структуры с правильным чередованием утолщенных (Z-линии) и утонченных (I-линии) участков (см. рис. 80). В зоне утон­ченных участков видны парные пузыревидные структуры - гре­бешки, окружающие пучок и являющиеся двумя терминальны­ми цистернами саркоплазматического ретикулума. Участок от одного углубления между терминальными цистернами до дру­гого соответствует саркомеру и имеет в длину 2 мкм (см. рис. 100, 101).
   Сетчатые и трубчатые элементы саркоплазматического ре­тикулума при препаровке обычно разрываются и его растяну­тые мешочки видны не полностью (см. рис. 100). Центральная часть ретикулума представляет собой ветвящуюся систему цис­терн, прилежащих к миофибриллам. Трубочки саркоплазмати­ческого ретикулума соединяют группы митохондрий.
   Микрососудистая система мышц представлена сплетениями, состоящими из продольно ориентированных капилляров. По­следние характеризуются резко извитым ходом. Расстояние между индивидуальными микрососудами приблизительно рав­но диаметру индивидуального мышечного волокна. Поперечные капилляры, окружающие миоциты, служат для связи между длинными извитыми капиллярами. Извитость продольных ка­пилляров связана с сократительной функцией мышцы. Нервные терминали заканчиваются на мышечных волокнах нейромышечными синапсами (см. рис. 102, 103, 104).
   Сердечная поперечнополосатая (исчерчен­ная) мышечная ткань, в отличие от скелетной, пред­ставлена главным образом одноядерными кардиомиоцитами, которые, анастомозируя друг с другом, формируют трехмерную сеть (см. рис. 105, 106). Ядра чаще располагаются в центре мы­шечных клеток. Большая часть объема кардиомиоцита занята миофибриллами. Митохондрий в сердечных мышечных волокнах значительно больше, чем в скелетных, однако саркоплазматический ретикулум развит не так сильно. Строение микроциркуляторного русла во многом аналогично таковому в скелетных мышцах. Отмечается продольная ориентация капилляров, в то время как артериолы и венулы идут косо по отношению к обще­му направлению расположения анастомозирующих кардиомиоцитов (см. рис. 107).
   Гладкомышечная (неисчерченная) ткань об­разована миоцитами, которые обычно имеют удлиненную вере­тенообразную, многоотростчатую или звездчатую форму. На плазмолемме часто обнаруживаются продольные или косые складки. Гладкомышечные клетки нередко соединяются друг с другом с помощью цилиндрических отростков.
   Нервная ткань
   СЭМ в нейроморфологии прежде всего была использована для исследования свободных поверхностей мозга: оболочек, со­судистого сплетения, желудочков, т. е. участков, наиболее доступных для изучения (см. рис. 109-113). При этом была обнаружена неоднородность строения эпендимной выстилки же­лудочков, отличия в развитии и строении эпендимы в местах локализации так называемых циркумвентрикулярных органов, участвующих, по-видимому, в регуляции водно-солевого обме­на, а также прямой контакт некоторых нервных клеток в этих областях с ликвором [Allen D. J. et al., 1981].
   Полезным оказалось применение СЭМ для изучения клеточ­ных взаимоотношений в процессе развития ЦНС. Используя технику замораживания - скалывания или применяя фиксацию, вызывающую повышенное уплотнение ткани, и изучая паренхиматозные участки на разломах, разрывах и разрезах, удалось проследить динамику развития топографических взаимоотно­шений клеток, начиная со стадии формирования нервной труб­ки до стадии морфологически дефинитивного мозга. При разви­тии наблюдается постепенное уплотнение паренхимы мозга и от­четливо прослеживается колончатое расположение клеток.
   При изучении периферической нервной системы применение СЭ микроскопии позволяет после удаления эпи- и периневрия наблюдать миелиновые оболочки аксонов с границами отдель­ных шванновских клеток (леммоцитов), на аксоне - перехва­ты Ранвье, а также места неравномерной намотки миели­на- насечки Шмидта - Лантермана. СЭ микроскопия оказала также существенную помощь в анализе пространственной орга­низации процессов дегенерации и регенерации нервов, уже дав­но интенсивно изучаемых разными методами, а также в выяв­лении быстрых процессов, возникающих при распаде миелина и регенерации поврежденного нерва. В случаях применения спе­циальных методов обработки тканей СЭМ позволяет визуали­зировать нервные окончания. Так, при обработке мышечной ткани 8N НС1 растворяются рыхлые коллагеновые и эластиче­ские волокна, что позволяет наблюдать аксомышечный синапс или моторную бляшку (см. рис. 102).
   Новые возможности в изучении нервной ткани дает приме­нение СЭМ для исследования нервной ткани in vitro. Культи­вирование ткани вне организма в настоящее время широко применяется в изучении структур и свойств нервной системы. Нервная ткань может существовать in vitro в виде так назы­ваемых организованных культур, представляющих собой экс­плантаты с зоной роста вокруг них, диссоциированных клеток, или в виде подвергшихся неопластической трансформации "бессмертных" клеточных линий. Эти модели подходят для по­лучения информации о клеточных элементах нервной системы и факторах, влияющих на их состояние, которую трудно полу­чить другим способом. В культуре ткани могут восстанавли­ваться нейронные сети, имеющие, однако, более простое строе­ние, чем в организме. Важным преимуществом культуры ткани может быть возможность создания контролируемых условий.
   С помощью СЭМ в культуре нервной ткани удалось наблю­дать морфологические проявления регенерации и роста аксонов, особенности миграции клеток из эксплантата, пространственные отношения между нейронами и глиальными элементами, возникновение первичных клеточных контактов. При этом была де­тально изучена поверхностная морфология клеточных элемен­тов (см. рис. 114-120). Исследование нервной ткани в куль­туре позволило определить генетически запрограммированную норму реакции поверхности клеток при отсутствии большинства внешних воздействий. В то же время СЭМ оказался особенно полезным при изучении ответа плазматической мембраны нерв­ных клеток на биологически активные вещества. Быстро проте­кающие поверхностные изменения клеточных мембран были прослежены, например, при действии нейроростового фактора на мембранные рецепторы симпатических нейронов.
   Ряд процессов был проанализирован с помощью СЭ микро­скопии на перевиваемых опухолевых клеточных линиях нейрогенного происхождения, сохраняющих ряд признаков и некото­рые биохимические особенности, свойственные нормальному клеточному прототипу. Так, относительно малоподвижные глад­кие клетки нейробластомы немедленно реагировали на бычьи ганглиозиды образованием микроворсинок и пузырей.
  
   51. Задний эпителий роговицы человека. X1300. Однослойный плоский эпите­лий. Видны хорошо выраженные маргинальные складки, единичные микровор­синки и реснички (указано стрелкой). Ядерные выбухания (указано двойной стрелкой) овальной формы расположены эксцентрично.
  
   52. Задний эпителий роговицы крысы. Х4400. Однослойный плоский эпителий. Видны маргинальные складки (указано двойной стрелкой) и короткие микро­отростки (указано стрелками).
  
   53. Мезотелий плевры обезьяны в зоне декомплексации. Х2300. Однослойный плоский эпителий. На апикальной поверхности мезотелиоцитов видно множество микроотростков. Межклеточные контакты в зоне декомплексации расширены, об­разуются сквозные отверстия ("стоматы"). Зона декомплексации окружена поя­сом клеток, практически не имеющих микроотростков на поверхности.
  
   54. Мезотелий брюшины, покрывающий печень крысы. Х5000. На поверхности клеток заметны множественные микроворсинки, приобретающие над ядросодержащим возвышением характер микроотростков.
  
   55. Эпителий наружной части капсулы нефрона почки крысы. Х4000. Однослой­ный плоский эпителий. Короткие микроворсинки встречаются редко, они концент­рируются в основном в зоне межклеточных контактов. Имеются единичные рес­нички (указано стрелками).
  
   56. Эпителий маточных труб крысы. Х4000. Однослойный цилиндрический эпи­телий. Большинство клеток имеет на апикальной поверхности короткие микро­ворсинки, чаще располагающиеся ближе к межклеточным границам. Внизу слева расположен реснитчатый эпителиоцит (РЭ).
  
   57. Эпителиальная выстилка слизистой внутрилегочного бронха ребенка. Х1500 (препарат Л. К. Романовой). Мерцательный эпителий. Поля реснитчатых кле­ток чередуются с островками нереснитчатых. Реснички рядом расположенных клеток изогнуты в одном направлении. Волнообразные синхронные движения ресничек обеспечивают мукоцилиарный транспорт.
  
   58. Передний эпителий роговицы кролика. Х9200. Многослойный плоский неороговевающий эпителий. На поверхности клеток видны своеобразно изогну­тые мелкие микроворсинки и микроскладки. Граница между эндотелиоцитами (указано стрелками) имеет вид углубления между выростами поверхности клеток.
  
   59. Эпителий пищевода крысы. X 10000. Многослойный плоский неороговевающий эпителий. На поверхности эпителиоцитов заметны причудливо анастомозирующие микроскладки. Видно скопление бактерий (Б), обитающих на по­верхности эпителия пищевода.
  
   60. Мезотелий брюшины крысы. Х3300. Однослойный плоский эпителий. Апикальная поверхность клеток покрыта многочисленными микроворсинка­ми. Видны границы мезотелиоцитов.
  
   61. Эпителий париетального листка капсулы нефрона крысы. Х5000. Одно­слойный плоский эпителий. Микроворсинки немногочисленны, сконцентриро­ваны в основном в зоне межклеточных контактов. Видны расположенные экс­центрично реснички (указано стрелками).
  
   62. Дерма кожи человека. Х5000. Цилиндрические коллагеновые волокна (KB) спиральной формы. Поверхностный складчатый рельеф образован коллагеновыми фибриллами, входящими в состав волокон и расположенными вдоль их длинной оси. Коллагеновые волокна на поперечном срезе (указано стрелкой) имеют буг­ристую поверхность, что указывает на фибриллярную структуру волокон. Вставка: коллагеновые фибриллы имеют характерную периодическую исчерченность. Представлены фрагменты четырех коллагеновых волокон. Х50000.
  
   63. Адвентиция аорты человека. Х3800. Уплощенное коллагеновое волок­но (KB) спиральной формы. Специфическая" конформация поддержива­ется системой тонких поперечно расположенных волоконец, образующих специальную систему.
  
   64. Соединительнотканная оболочка глаза человека. Участок перехода ро­говицы в склеру. Х3800. Плоские коллагеновые волокна (KB) имеют неко­торую спиральность. Они разделены между собой промежутками. Волокна располагаются параллельно друг другу одно над другим.
  
   65. Эластический хрящ ушной раковины человека. Х1600. В центре видны ветвящиеся эластические волокна цилиндрической формы (ЭВ). Эластиче­ские волокна различного диаметра переплетаются с отдельными коллагеновыми фибриллами (КФ) и волокнами (KB). Поверхность эластических волокон гладкая, что отличает их от коллагеновых волокон, имеющих про­дольную складчатость.
  
   66. Средняя оболочка аорты человека. Х1600. Построена из концентриче­ски расположенных фенестрированных (окончатых) эластических мембран, состоящих из эластических волокон.
  
   67. Дерма кожи человека. Сетчатый слой. Х1600. Цилиндрические колла­геновые (KB) и эластические волокна (ЭВ) спиральной формы не упорядо­чены по отношению друг к другу. Взаимосвязь волокон поддерживается системой тонких волокон. Волокнистый остов характеризуется как коллагеново-эластический, волоконо-фибриллярный, неориентированный.
  
   68. Ахиллово сухожилие человека. Х1600. Фрагмент волокнистого остова. Основная часть коллагеновых волокон ориентирована параллельно длин­ной оси сухожилия. Между волокнами имеются небольшие промежутки.
  
   69. Ахиллово сухожилие человека. Х5000. Волокнистый остов - коллагеновый, во­локонный, ориентированный. Основу волокнистого остова сухожилия составляют коллагеновые волокна (KB), большинство из которых ориентированы параллель­но длинной оси сухожилия. Другая система тонких коллагеновых волокон (ТВ) расположена поперечно длинной оси сухожилия. Одна часть тонких волокон рас­полагается на поверхности основных коллагеновых волокон, другая - пронизы­вает их. Связочные волокна (СВ) разветвляются и, пересекая друг друга, обра­зуют густые сплетения, располагаясь на поверхности основных коллагеновых во­локон.
  
   70. Гиалиновый хрящ носовой перегородки человека. X15000. Волокнистый остов построен главным образом из коллагеновых фибрилл (КФ), не объединенных в волокна. Фибриллы располагаются неориентированно, без определенной геометри­ческой закономерности.
  
   71. Гиалиновый хрящ носовой перегородки человека. Хондроцит в лакуне. X10000. Поверхность клетки имеет бугристый рельеф. Многочисленные отростки (О) контактируют со стенкой лакуны, фиксируя положение клетки. Стенки лаку­ны построены из коллагеновых фибрилл (КФ).
  
   72. Пульпозное ядро межпозвонкового диска человека. Х1600. Волокнистый остов пульпозного ядра состоит из тонких коллагеновых фибрилл, не объединенных в волокна. Фибриллы располагаются редко и лишь в отдельных местах образуют сплетения.
  
   73. Малоберцовая кость человека. Х1600 (препарат Л. А. Деева). 1 - наружный слой надкостницы; 2 - внутренний слой надкостницы; 3 - ком­пактное вещество кости.
  
   74. Малоберцовая кость человека. Эпифиз. Губчатое вещество. Х1600
(препарат Л. А. Деева).
  
   75. Сосуд в надкостнице малоберцовой кости человека и его связь с окру­жающими тканями. Х1600 (препарат Л. А. Деева).
  
   76. Малоберцовая кость человека. Срез, перпендикулярный длинной оси кости. Х300. Структурная единица кости (остеон) построена из циркулярно расположенных вокруг центрального канала костных пластинок (пло­ских коллагеновых волокон). Между остеонами находятся вставочные пла­стинки - остатки ранее существующих остеонов.
  
   77. Малоберцовая кость человека. Срез, продольный диафизу кости. хЗОО. Видна внутренняя поверхность центрального канала.
  
   78. Малоберцовая кость человека. Срез остеона вдоль центрального (гаверсова) канала. Х600. Виден микрорельеф внутренней поверхности кана­ла. Наблюдается чередование костных пластинок; коллагеновые фибриллы в них направлены параллельно и поперечно длинной оси центрального ка­нала.
  
   79. Малоберцовая кость человека. Угловой срез остеона. Х600. Видно взаи­морасположение костных пластинок, построенных из тонких фибриллярных элементов - коллагеновых фибрилл.
  
   80. Роговица глаза человека. Срез, перпендикулярный поверхности роговицы. Х150. Волокнистый остов построен из плоских коллагеновых волокон спираль­ной формы, в основном ориентированных параллельно поверхности роговицы. В межволоконных пространствах в нативном состоянии находится гелеподобное основное вещество, определяющее оптические свойства роговицы.
  
   81. Роговица глаза человека. Срез, перпендикулярный поверхности ро­говицы. Х1600. Видны плоские коллагеновые волокна ламинарной фор­мы с относительно большими пространствами между ними.
  
   82. Роговица глаза человека. Тангенциальный срез. Х1600. Виден пере­ход одного плоского коллагенового волокна в другое.
  
   83. Склера человека. Срез, перпендикулярный поверхности склеры. Х1600. Плоские коллагеновые волокна плотно прилежат друг к другу, их спиральность почти не выражена. Межволоконные промежутки не выявляются.
  
   84. Склера человека. Тангенциальный срез. Х1600. Волокна располага­ются параллельно друг другу. Четко проявляется поверхностный рель­еф коллагеновых волокон.
  
   85. Обобщенная схема взаимосвязей, переходов и конструкционной трансформа­ции волокнистых элементов и остовов.
   1 - коллагеново-эластический, волоконно-фибриллярный, неориентированный тип остова (рых­лая соединительная ткань); 2 - коллагеновый, волоконный, ориентированный тип остова (сухожилие); 3 - коллагеновый, волоконный, смешанный тип конструкции (роговица); 4 - коллагеновый, фибриллярно-микрофибриллярный неориентированный тип остова (гиалино­вый хрящ); 5 - эластико-коллагеновый, волоконно-фибриллярный, смешанный тип остова (средняя оболочка аорты).
  
   86. Тканевой базофил из перитонеальной жидкости крысы в стадии детрануляции. X14 900 (препарат Н. М. Сидорова, А. А. Миронова, В. А. Миронова). На поверхности клетки расположено множество секреторных гранул.
  
   87. Жировые клетки брыжейки крысы. Х1000. Тела клеток имеют куполообразную форму, покрыты сетью прямых и извитых соединительнотканных волокон.
  
   88. Жировые клетки брыжейки крысы. Скол проходит через тела клеток. X1770. В процессе обезвоживания жир удален и жировые клетки приобрели вид сот, стенки которых образованы прилежащими друг к другу плазмолеммами и цитоплазматическими ободками.
  
   89. Эритроцит человека. Нормальная форма (дискоцит). X10000.
  
   90. Эритроциты человека. Видоизмененные формы: эхиноциты (указаны стрелками), сфероцит с выростами (указано двойной стрелкой). Х3200 (препарат И. Ш. Нижарадзе).
  
   91. Лимфоцит крови человека. "Микроворсинчатый" тип. X14000.
  
   92. Лимфоцит крови человека. "Сглаженный" тип. X14000.
  
   93. "Розетка"-лимфоцит крови человека в контакте с эритроцита­ми барана. Х7000.
  
   94. Тромбоциты человека: неактивированные (указано стрелкой) и активированные (указано двойными стрелками) формы. Х7000 (пре­парат А. Ю. Александровой).
  
   95. Тромбоциты крысы, прилипшие к стенке аорты в зоне повреждения эндотелиального слоя. X1600 (препарат А. А. Миронова, В. А. Миронова). Большая часть тромбоцитов активирована; имеет несколько микроотростков. В левом нижнем углу виден участок подэндотелиального слоя, не покрытый тромбо­цитами.
  
   96. Мышечные волокна диафрагмы крысы. Экстрагирование фиксированно­го образца с помощью теплого 8N раствора соляной кислоты. Х1500. Вид­на наружная поверхность двух мышечных волокон. Прослеживаются регу­лярные поперечные полоски и ядросодержащие возвышения (Я).
  
   97. Слой соединительной ткани эндомизия на поверхности мышечных волокон че­тырехглавой мышцы бедра человека. Х6400 (препарат Ю. А. Хорошкова). Ввер­ху видны участки мышечных волокон, лишенные эндомизия.
  
   98. Фибриллы, обеспечивающие взаимосвязь коллагеновых волокон с сарколем­мой. Четырехглавая мышца бедра человека. Х87 000 (препарат Ю. А. Хорошкова).
  
   99. Скол поперечнополосатого мышечного волокна диафрагмы крысы. Х5000. Видны соединительнотканные волокна эндомизия. Внутри волокна отчетливо вы­является поперечная исчерченность.
  
   100. Два поперечно сколотых мышечных волокна диафрагмы крысы. Х3000. Видно, что волокно имеет цилиндрическую форму. На сколе мышечного волокна отчетливо видно, что его структурной единицей являются саркомеры.
  
   101. Скол мышечного волокна диафрагмы крысы. X12 500. Видны саркомеры и дистерны саркоплазматического ретикулума (указано стрелкой).
  
   102. Терминали коллагенового волокна, оканчивающиеся на сарколем­ме. Четырехглавая мышца бедра человека. Х4500 (препарат Ю. А. Хорошкова).
  
   103. Кровеносные капилляры, оплетающие мышечное волокно диафрагмы кры­сы. Экстрагирование фиксированной ткани с помощью теплого 8N раствора соляной кислоты. Х6500.
  
   104. Микрососуды двуглавой мышцы крысы. Х300. Коррозионный препарат. Гу­стая сеть кровеносных капилляров ориентирована по ходу миоцитов. Большин­ство микрососудов имеют скрученную форму вследствие сокращения мышцы во время введения инъекционной массы.
  
   105. Продольный срез стенки левого желудочка сердца крысы по ходу левой венечной артерии. Х100. Видны мышечные волокна, ориентированные в раз­личных направлениях и образующие густую пространственную сеть. В сердеч­ной мышечной ткани практически нет выраженных соединительнотканных про­слоек. Они образуют лишь наружную оболочку кровеносных сосудов, прони­кающих в мышечную ткань.
  
   106. Косой скол стенки левого желудочка сердца крысы. X1000. Кардиомиоциты связаны друг с другом и образуют сеть, в которой заметны просветы кровенос­ных капилляров (указано стрелками).
  
   107. Мышечная ткань левого желудочка сердца крысы. Х300. Коррозионный пре­парат. Капилляры ориентированы по ходу мышечных волокон; между продоль­ными микрососудами много поперечных анастомозов. В центре видно начало венулы (указано стрелкой).
  
   108. Участок коры больших полушарий мозга крысы на разломе. Х2580. Видно переплетение отростков нервных и глиальных элементов мозга (нейропиль), в котором лежат тела клеток (ТК).
  
   109. Мягкая мозговая оболочка, покрывающая наружную поверх­ность мозга крысы. Х2900. Под слоем эпителиальных клеток видны очертания сосудов (С).
  
   110. Поверхность бокового желудочка мозга крысы. X1170. Видна выстилающая поверхность желудочка эпендима с пуч­ками ресничек.
  
   111. Эпендима бокового желудочка мозга крысы. X2020. Видна апикальная поверхность клеток кубического эпителия эпендимы, покрытая ресничками и низкими микроворсинками.
  
   112. Сосудистое сплетение мозга крысы, секретирующее цереброспинальную жидкость. Х234. Видна сеть кровеносных капилляров, покрытых снаружи кубическим эпителием.
  
   113. Участок поверхности сосудистого сплетения мозга крысы. Х1800. Видны клетки кубического эпителия (КЭ), покрытые микроворсинками и в отличие от клеток эпендимы не имеющие на своей поверхности ресничек.
  
   114. Эпендима бокового желудочка мозга новорожденной крысы в первичной культуре (24 дня). Х5200. Участок густого реснитча­того покрова.
  
   115. Эпендима бокового желудочка мозга новорожденной крысы в первичной культуре. Х3600. Между клетками кубического эпи­телия видны четкие границы. Апикальная поверхность разных кле­ток отличается по степени развития микроворсинок. Некоторые клетки формируют реснички (Р).
  
   116. Кора больших полушарий мозга крысы в первичной культуре (6 дней). Х2400. Видно выселение из эксплантата (Э) глиальных клеток (ГК) и аксонов, которые часто объединяются в пучки (указано стрелками).
  
   117. Зона роста вокруг эксплантата коры больших полушарий мозга крысы в пер­вичной культуре (5 дней). Х4600 (препарат А. С. Халанского, И. В. Викторова) Видны растущие аксоны (указано стрелками), сопровождающие их олигодендроциты (О), ориентированные вдоль отростков, и распластывающиеся астроциты (А).
  
   118. Кора больших полушарий мозга крысы в первичной культуре (6 дней). Х5200 (препарат А. С. Халанского, И. В. Викторова). Густое переплетение островков нервных и глиальных клеток, образующих мелкопетлистую сеть, в ко­торой разбросаны тела глиальных клеток (ГК).
  
   119. Глиальные клетки больших полушарий мозга крысы в первичной культуре (6 дней). Х3200 (препарат А. С. Халанского, И. В. Викторова). Видны распла­станный астроцит (А) и олигодендроглиоцит (О), сохраняющий компактную фор­му и связь с аксонами (указано стрелками).
  
   120. Нервные клетки больших полушарий мозга крысы в прилегающей к эксплан­тату зоне роста (первичная культура - 6 дней). Х8400 (препарат А. С. Халанского, И. В. Викторова). Видны контакты аксонов с телами нервных клеток (ука­зано стрелками). (Нейроны редко мигрируют из эксплантата, обычно посылая на­ружу только отростки. Их тела и отростки обычно не распластываются на суб­страте.)
  
   ГЛАВА 4. СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТАЯ И ЛИМФОСОСУДИСТАЯ СИСТЕМЫ
  
   Сканирующая электронная микроскопия позволила обнаружить сложную организацию рельефа внутренней поверхности орга­нов сердечно-сосудистой системы. Выделяют интимальный рельеф, в образовании которого принимает участие весь комплекс структурных элементов стенки сосуда, и эндотелиальный, особенности которого обусловлены свойствами выстила­ющих внутреннюю поверхность сосуда эндотелиоцитов.
   К интимальному рельефу относят прежде всего продольные складки. Они обусловлены тонусом мышечных элементов сосу­дистой стенки и свойствами эластической мембраны (см. рис. 121). Характер и выраженность продольных складок во многом зависит от вида фиксации (при иммерсионной фиксации они более выражены), величины артериального давления и видовых особенностей строения стенки сосудов. Продольные складки имеются не во всех сосудах. Они не обнаружены, например, в восходящем отделе аорты, артериях головного мозга, глав­ных ветвях коронарных артерий и др. У места бифуркации со­судов интимальные складки разделяются и следуют в соответ­ствующие ветви (см. рис. 122). Направление хода интимальных складок, как правило, соответствует току крови. Продольные складки амортизируют пульсовую волну и адаптируют стенку сосуда к повышению артериального давления.
   Среди специфических рельефных образований на поверхно­сти эндотелиоцитов выделяют маргинальные выросты, поры, фенестры, вздутия и кратеры.
   Маргинальные выросты обнаруживаются около гра­ниц эндотелиоцитов и характеризуются нерегулярно располо­женными на клеточной поверхности микроотростками, складка­ми и микропузырями различной формы и величины. Длина мик­роотростков обычно не превышает 2 мкм. В ряде случаев гра­ницы маркируются выростами не хуже, чем при использовании метода импрегнации серебром (см. рис. 123). Маргинальные выросты являются структурами, с помощью которых эндотелиальный пласт адаптируется к увеличению артериального давле­ния и амортизирует пульсовую волну.
  
   Эндотелиальные порыв СЭМ имеют вид сквозных дырок в периферической зоне эндотелиоцитов, сквозь которые видна поверхность подлежащих тканей (см. рис. 125, 126).
   Эндотелиальные фенестры в СЭМ представляют собой углубления диаметром 70-100 нм с плоским дном. Скло­ны их обычно пологие. Дно фенестры образовано фенестральной диафрагмой.
   Вздутия - это расправленные или спавшиеся пузыри, сравнимые по размерам с ядросодержащими возвышениями.
   Кратерами ("стигматами") обычно называют округлые или с рваными краями, достаточно глубокие, с подрытыми скло­нами дырки на поверхности эндотелия, прикрытые шапочкой или без нее.
   Вздутия и кратеры являются артефактными образо­ваниями. Они формируются в результате отека проникающих в подэндотелиальный слой отростков гладких миоцитов средней сосудистой оболочки. При высушивании методом перехода кри­тической точки в момент стравливания газа прикрывающий их слой цитоплазмы эндотелиальных клеток может разрываться, и тогда возникает кратер. Если этого не происходит, то вслед­ствие удаления жидкости образующееся пустое пространство может спадаться и формируется спавшееся вздутие.
   Остальные рельефные образования, обнаруживаемые на внутренней поверхности различных отделов сердечно-сосуди­стой системы, соответствуют описанным выше. Отметим лишь, что филоподии (межэндотелиальные мостики) чаще всего явля­ются артефактными структурами, а число микроотростков воз­растает при длительной отмывке сосудов солевыми растворами.
   Рельеф поверхности эндотелия во многом зависит от мест­ных гемодинамических условий. Например, чем дальше от серд­ца расположены артериальные эндотелиоциты, тем более выра­жены ядерные выбухания и маргинальные складки, что об­условлено увеличением амплитуды пульсовой волны (см. рис. 123, 124); количество микроворсинок на поверхности эндоте­лиоцитов увеличено в областях повышенных гемодинамических воздействий: в синусах аорты и легочных артерий, восходящей части аорты и проксимального отрезка ее дуги, в местах раз­ветвлений артерий (см. рис. 127). Число кавеол обычно в той или иной мере зависит от количества микроотростков, например во время митоза число микроотростков на поверхности эндоте­лиоцитов возрастает, а количество кальвеол уменьшается (см. рис. 128).
   Эндотелиоциты, выстилающие кровеносное русло, большей частью плоские, удлиненной и полигональной формы. Размеры и форма эндотелиальных клеток широко варьируют в зависи­мости от вида животного, типа и сегмента сосуда. Так, в круп­ных сосудах эндотелиоциты имеют ширину 7-20 мкм и длину 40-80 мкм. Часто зона перикариона почти не различима и лишь небольшое возвышение указывает на локализацию ядра. Осо­бого рассмотрения заслуживает вопрос о так называемых веретенообразных эндотелиоцитах, имеющих удли­ненную форму и резко выступающую в просвет сосуда ядросодержащую зону. Они обнаружены в зонах повышенной гемодинамической нагрузки: в изгибах сосудов, местах бифуркаций и отхождения боковых ветвей. Зонам расположения веретенооб­разных клеток в сосудистой стенке, как правило, соответствуют локусы повышенной проницаемости для белка и области ускоренного обновления эндотелиального пласта. Вместе с тем нельзя исключить возможность артефактного возникновения ве­ретенообразных эндотелиоцитов вследствие постфиксационных манипуляций. Подобная же перестройка эндотелиальной клет­ки может быть вызвана манипуляциями на сосудистой стенке перед началом фиксации; частота перестроек возрастает при им­мерсионной фиксации. Веретенообразные эндотелиоциты появ­ляются во время регенерации эндотелия (см. рис. 129, 130).
   Сердце
   Резко уплощенные и распластанные эндотелиальные клетки внутренней оболочки сердца (эндокарда) имеют полигональную форму (см. рис. 131, 132). На их поверхности видны плохо контурирующиеся ядросодержащие возвышения, встречаются маргинальные выросты, короткие микроотростки, чаще обнаружи­ваемые в тех областях, где кровоток имеет турбулентный ха­рактер: в желудочках, на клапанах (см. рис. 131) ив эндокар­де, покрывающем капиллярные мышцы (см. рис. 132). Упло­щенная периферическая зона эндотелиальных клеток довольно ровная. В предсердиях, наоборот, поверхность эндотелия более гладкая. Структура миокарда и его элементов - кардиомиоцитов, подробно описана выше.
   Наружная оболочка сердца (эпикард) образована тонкой пластинкой соединительной ткани, свободная поверхность кото­рой покрыта мезотелием. Клетки мезотелия эпикарда имеют ти­пичную структуру (см. выше).
   Артерии
   Эндотелиальные клетки артерий более удлиненные, чем та­ковые в эндокарде. Изучение в СЭМ импрегнированных сереб­ром препаратов позволило установить, что, чем дальше от серд­ца расположен артериальный сегмент и чем меньше его диа­метр, тем более вытянутыми становятся выстилающие артерию эндотелиоциты и тем меньше средний угол отклонения длинных осей эндотелиальных клеток от оси сосуда. В местах разделения кровотока отмеченная закономерность нарушается: распо­ложение клеток эндотелия становится более хаотичным, а фор­ма эндотелиоцитов - неправильной (см. рис. 133). В этих обла­стях в просвет "родительского" сосуда обычно выступает свое образная замкнутая складка, окружающая вход в более мел­кую артерию. Ее контур по форме часто напоминает каплю (см. рис. 134). Указанные складки особенно развиты во внутриорганных артериях, что хорошо выявляется на коррозионных препа­ратах.
   Микрорельеф поверхности эндотелиоцитов артерий мало от­личается от такового в эндокарде. Следует отметить, однако, что ядросодержащие возвышения и маргинальные выросты боль­ше выражены в артериях мышечного типа (см. рис. 123, 124).
   Толщина тонкого соединительнотканного подэндотелиального слоя внутренней сосудистой оболочки больше в зонах турбу­лентного кровотока. На экстрагированных с помощью муравьи­ной кислоты препаратах удается различить густое сплетение тонких эластических тяжей внутренней эластической мембраны. В составе сплетения выявляются внутренний циркулярный и на­ружный продольный слои. При мягкой экстракции удается ви­зуализировать базальную мембрану эндотелия, которая имеет сетчатое строение. При дозированном травлении коррозионных препаратов в подэндотелиальном слое можно визуализировать коллагеновые волокна (см. рис. 136, 137).
   Средняя оболочка артерий образована гладкомышечными и эластическими элементами. Строение ее различается у артерий эластического и мышечного типов. В первом случае на экстра­гированных с помощью муравьиной кислоты препаратах видны множественные эластические мембраны, связанные друг с дру­гом лентовидными эластическими волокнами, во втором - структура эластического каркаса менее упорядочена. В артери­ях мышечного типа четко прослеживаются лишь внутренняя и наружная эластические мембраны. Они представляют собой гладкие пластинки, перфорированные небольшими отверстиями, через которые проходят к эндотелию и в адвентицию отростки гладких мышечных клеток. При обработке препаратов соляной кислотой видно, что гладкие миоциты располагаются парал­лельно друг другу, ориентированы по отношению к продольной оси сосуда почти циркулярно и формируют компактную пла­стинку.
   Эластический каркас средней оболочки состоит из концентри­ческих мембран, образованных соединяющимися между собой пластинками. Однослойные или многослойные пластины форми­руются эластическими волокнами с упорядоченной направлен­ностью, которые могут сливаться вплоть до образования гомо­генных пластин. Это обусловливает разнообразие структурной организации мембран в артериях человека и животных. Рас­щепление мембран и их анастомозирование придают эластиче­скому каркасу ячеистую структуру, что, возможно, играет оп­ределенную роль в питании стенки артерий. Эластические мемб­раны соединены между собой гладкомышечными клетками, коллагеновыми и эластическими волокнами, которые имеют спи­ральную ориентацию. Такая ориентация совпадает с направле­нием эластических волокон, входящих в состав пластин. Подоб­ная стереоархитектоника обеспечивает однонаправленное растя­жение мембран, которое ограничивается коллагеновыми волок­нами и регулируется сокращением гладких мышц. Мембранный принцип строения всех слоев стенки артерий, по-видимому, от­ражает ее биохимические свойства и способствует приспособле­нию сосуда к пульсирующему потоку крови (см. рис. 66, 138).
   В зависимости от особенностей строения можно выделить следующие типы эластических мембран средней сосудистой обо­лочки; гомогенные, волокнистые и смешанные.
   Эластические мембраны объединены в целостную систему при помощи коллагеновых волокон, а также гладкомышечных клеток, расположенных в межмембранных промежутках. Неза­висимо от тонкого строения каждая мембрана окружена слоем коллагеновых и ретикулиновых волокон, формирующих своеоб­разный "футляр", внутри которого расположено вещество эла­стической мембраны. Пучки коллагеновых фибрилл окружают эластические волокна межмембранных промежутков, а также в виде чехла оплетают гладкомышечные клетки и, прикрепляясь к коллагено-ретикулиновому "футляру", объединяют эти клет­ки с системой эластических мембран. Следовательно, эластиче­ские мембраны состоят из отдельных пластин, которые полностью или частично образованы из цилиндрических эластических волокон, имеющих упорядоченное направление [Нестайко Г. В., Шехтер А. Б., 1983].
   Микрососуды
   В зависимости от тонуса гладкомышечных клеток внутрен­няя поверхность артериол может быть либо ровной, либо с резко выраженными продольными складками. Эндотелиоциты артериол вытянуты вдоль оси сосуда и характеризуются отно­сительно гладким рельефом поверхности с немногочисленными микроотростками и маргинальными выростами (см. рис. 139, 140).
   После удаления с помощью концентрированной соляной кис­лоты соединительнотканных элементов стенки артериол хорошо видны вариации формы, упаковки и ориентации гладкомышеч­ных клеток. В крупных артериолах миоциты располагаются очень плотно друг к другу и циркулярно или спиралевидно по отношению к оси сосуда. По мере приближения к капиллярам гладкомышечные клетки постепенно расходятся и между ними образуются увеличивающиеся в ширину промежутки. Одновременно с этим меняется их форма и ориентация. Клетки все бо­лее уплощаются и принимают сначала косое расположение, а за­тем близкое к продольному. Таким образом, наблюдается по­степенное замещение гладкомышечных клеток перицитами. Распределение гладкомышечных клеток в артериолах можно изу­чать и косвенно на основании анализа на коррозионных препа­ратах так называемых "течей", представляющих собой вытекание инъекционной массы через внутреннюю сосудистую оболоч­ку в соединительнотканное влагалище гладкомышечной клет­ки. В зоне плотного расположения гладкомышечных клеток "те­чи" редки; в более удаленных участках артериолярного звена они наблюдаются чаще. При использовании обоих методов не обнаружено локальных скоплений гладкомышечных клеток (сфинктеров) в зонах ветвления прекапилляров на капилляры (см. рис. 135, 141).
   В капиллярах рельеф поверхности эндотелия непрерыв­ного типа включает ядросодержащие возвышения, редкие мик­роотростки, плохо выраженные маргинальные выросты и кавеолы. В фенестрированном и порозном эндотелиях обнаружены радиально расходящиеся от ядросодержащей зоны цитоплазматические гребни, разграничивающие истонченную перифериче­скую цитоплазму на особые "решетчатые" поля фепестр и пор (см. рис. 125).
   На химически экстрагированных препаратах капилляров пе­рициты представляют собой клетки звездчатой формы, длин­ная ось которых ориентирована вдоль осп капилляра, а вырос­ты, древовидно ветвясь, как бы охватывают снаружи эндотелиальную трубку.
   В венулах эндотелиоциты более широкие, чем в артерио­лах, но менее длинные, с разнообразной ориентацией по отно­шению к оси сосуда. Рельеф поверхности эндотелиальных кле­ток венул включает микроотростки, маргинальные выросты, кавеолы и нередко - фенестры и поры, что указывает на участие венул в выполнении обменных функций. Гладкомышечные клетки средней оболочки крупных венул более уплощенные, чем артериол, и характеризуются циркулярно-спиральным располо­жением.
   Изучение в СЭМ коррозионных препаратов последователь­ных звеньев микроциркуляторного русла позволило установить артериоло-капилляро-венулярный градиент формы и ориента­ции эндотелиоцитов: отпечатки ядросодержащих возвышений эн­дотелиоцитов в артериолах более узкие и глубокие, строго ори­ентированные вдоль оси микрососуда; в венулах они имеют овальную форму и более разнообразную ориентировку вдоль оси микрососуда (см. рис. 140).
   Данные, полученные с помощью СЭ микроскопии, легли в основу новой классификации эндотелия микрососудов, соглас­но которой выделяют 5 типов эндотелиальной выстилки [Fujita Т. et al., 1981].
      -- Закрытый тип (эндотелиальный слой не имеет перфо­раций). Этот тип также называют мышечным (соматическим) или непрерывным по классификации, основанной па данных про­свечивающей электронной микроскопии.
      -- Порозный или фенестрированный тип. Этот тип широко встречается в капиллярах почек и эндокринных ор­ганов (см. рис. 125).
      -- Крупнофепестрированный или печеночный тип. В этом типе наряду с многочисленными различного разме­ра внутриклеточными порами встречаются небольшие отверстия между эндотелиальными клетками. Диаметр пор широко варьи­рует и может достигать 1 мкм (см. рис. 126).
      -- Решетчатый тип (эндотелий с зияющими межклеточ­ными щелями). Этот специализированный тип эндотелия встре­чается в синусах селезенки и образуется параллельно располо­женными палочковидными эндотелиоцитами, которые контак­тируют между собой боковыми отростками с формированием открытых межклеточных промежутков веретеновидной формы. Через них мигрируют клетки крови.
      -- Ретикулярный тип наблюдается в посткапиллярных венулах лимфатических органов. Толстые эндотелиальные клет­ки звездчатой формы имеют боковые отростки, которые пере­плетаются, тесно соприкасаясь друг с другом и с телами смеж­ных эндотелиоцитов. Через промежутки между отростками мо­гут мигрировать лимфоциты (см. рис. 142).
   В свою очередь трехмерная организация микрососудистых конструкций может быть классифицирована следующим обра­зом.
   Микрососудистые конструкции
      -- Сети (конструкции, в которых микрососуды взаимодействуют между со­бой в одной плоскости).
      -- Простые (серозная оболочка и капсулы органов).
      -- Оплетающие (альвеолярная сеть капилляров легких, перифолликулярные сети щитовидной железы).
      -- Сплетения (трехмерные конструкции микрососудов).
      -- Относительно изолированные (клубочек почки, сальник, микрососуди­стое сплетение кишечной ворсинки).
      -- Неизолированные:
   а) упорядоченные (с преимущественной ориентацией микрососудов
в определенном направлении: капиллярные сплетения мышц, синусоидов печени);
   б) неупорядоченные (микрососуды не имеют определенной ориентации):
- кавернозные (желтое тело и кавернозные тела полового члена).
   Вены
   Люминальная поверхность эндотелия в венах чрезвычайно уплощена, ядросодержащие возвышения почти не различимы. Микроотростки встречаются очень редко. Эндотелиальные клет­ки имеют полигональную форму; они слабо ориентированы по току крови. Маргинальные выросты встречаются нерегулярно. Сквозь эндотелиальный пласт "проступают" соединительноткан­ные волокна. При заполнении вен инъекционной массой под по­вышенным давлением на поверхности отпечатков проступает ре­гулярная сеть соединительнотканных волокон, придающая по­верхности слепка сетчатый вид. На сколах неотмытых сосудов просвет вен заполнен эндотелиоцитами (см. рис. 144-147).
   Лимфатические сосуды
   Эндотелиальные клетки крупных лимфатических сосудов также имеют ядросодержащие возвышения и маргинальные выросты, но поверхность их в основном гладкая. Контуры эн­дотелиоцитов ровные, а форма - полигональная. В лимфати­ческих сосудах сердца встречаются как ромбовидные, так и по­лигональные многогранные эндотелиоциты.
   В сосудах меньшего диаметра края клеток зигзагообразные, что является одной из характерных особенностей лимфатическо­го эндотелия. Ориентация клеток эндотелия по току лимфы вы­ражена слабо. По мере увеличения калибра лимфатических со­судов клетки эндотелия становятся более ориентированными вдоль оси сосуда.
   На люминальной поверхности ряда лимфатических сосудов имеются своеобразные гребни, включающие в себя множество эндотелиоцитов и тянущиеся вдоль направленного потока лимфы.
   Межклапанные сегменты лимфатических микрососудов име­ют форму воронок, обращенных суженной частью по направле­нию лимфотока к центральным отделам лимфоциркуляторного русла. Клапаны лимфатических сосудов обычно бикуспидальные и имеют две брыжейки, подвешивающие створки и, веро­ятно, играющие важную роль в предупреждении вывертывания клапана. Наиболее частый тип прикрепления створок клапа­нов- это схождение клапанов и их прикрепление в одной точ­ке. Другой тип характеризуется тем, что одна створка клапана перекрывает другую у самого места прикрепления.
   На коррозионных препаратах в СЭМ внеорганные лимфати­ческие сосуды имеют вид слегка уплощенных прямых трубок с диаметром 200-450 мкм. На их поверхности прослеживаются V-образные вдавления, соответствующие клапанам. Внешне подобная структура напоминает колос, вершина сегментов ко­торого направлена по току лимфы.
   Внутриорганные лимфатические микрососуды уплощены и часто формируют сплетения, окружающие полостные образова­ния или идущие вдоль поверхности органов. На коррозионных препаратах они выглядят как анастомозирующие лакуны не­правильной формы (см. рис. 148, 149, 150).
  
   121. Грудной отдел аорты кролика X1000. Видны продольные интимальные складки. Эндотелиальные клетки, покрывающие внутреннюю поверхность стенки сосуда, имеют ровную поверхность. Хорошо заметны маргинальные выросты в зонах межклеточных контактов.
  
   122. Вход в межреберную артерию в аорте кролика. Х200. Видны хорошо выраженные интимальные складки на поверхности сосудов. На дистальной стенке входа складки отсутствуют.
  
   123. Тощекишечная артерия брыжейки крысы. Х4500. Эндотелиоциты, покрывающие внутреннюю поверхность стенки сосуда, имеют выраженные марги­нальные выросты, хорошо маркирующие межэндотелиальные контакты и скоп­ления микроотростков над ядрами клеток. Слева видна интимальиая ямка выстланная эндотелием.
  
   124. Междолевая артерия печени крысы. Х1000. Видны веретеновидные эндотелиоциты.
  
   125. Мелкопорозный эндотелий клубочковых капилляров почки крысы. Х20000. Между полями пор видны тяжи цитоплазмы (указаны стрелками). Определяется межклеточный контакт (МК).
  
   126. Крупнопорозный эндотелий синусоидов печени крысы, X17000. Поры имеют разные размеры, сквозь них заметны микроворсинки гепатоцитов. Сле­ва на поверхности гепатоцита виден желчный полуканалец.
  
   127. Синус аорты крысы недалеко от начала левой коронарной артерии. Х2800. Покрывающие поверхность сосуда эндотелиоциты неправильной формы расположены хаотично и имеют много выростов плазмолеммы.
  
   128. Брюшной отдел аорты крысы. Х3000. В центре видны два делящихся эндотелиоцита в стадии телофазы. На их поверхности заметны многочисленные микроотростки и микропузыри.
  
   129. Брюшной отдел аорты крысы. Х1900. Мигрирующие веретеновидные эндотелиоциты во время регенерации поврежденного пласта. Слева внизу видна деэндотелизированная поверхность, покрытая тромбоцитами.
  
   130. Брюшной отдел аорты крысы. Синтезирующие ДНК эндотелиоциты во вре­мя регенерации повреждения пласта. Авторадиографический препарат. Х1900. Над ядросодержащими возвышениями находятся гранулы серебра, маркирующие места включения меченого тимидина.
  
   131. Наружная поверхность левого полулунного клапана сердца крысы. Х2100. На поверхности эндотелиоцитов видны микроотростки и хорошо развитые мар­гинальные выросты.
  
   132. Папиллярные мышцы левого желудочка сердца крысы. Х120. Хорошо видно, что их поверхность покрыта мелкими полигональными эндотелиоцитами.
  
   133. Вход в межреберную артерию в аорте крысы. Х250. Импрегнация азотнокислым серебром. Отчетливо определяется появление удлиненных веретеповидных эндотелиоцитов в месте ответвления межреберной артерии.
  
   134 Вход в межреберную артерию в аорте крысы. Х200. Вокруг входа распо­ложена каплевидная выступающая в просвет сосуда складка внутренней сосудистой оболочки.
  
   135. Внутриорганная артерия околоушной слюнной железы крысы. Коррозионный препарат. Х150. Инъекционная масса заполнила соединительнотканные влагали­ща гладких мышечных клеток средней сосудистой оболочки. Хорошо виден цир­кулярный характер расположения гладких миоцитов (препарат В. К. Шишло).
  
   136. Грудной отдел аорты крысы. Обработка муравьиной кислотой. Х11ОО. На внутренней поверхности стенки сосуда видна сетчатая базальная мембрана, подстилающая эндотелий.
  
   137. Место отхождения межреберной артерии от аорты крысы. Дозирован­ная мацерация. Коррозионный препарат. Х200. Видны продольные пучки коллагеновых волокон.
  
   138. Стенка грудного отдела аорты крысы. Х500. Видны эластические мембра­ны с отверстиями. Эластические мембраны средней сосудистой оболочки со­единены друг с другом лентовидными тяжами.
  
   139. Поперечный срез мелкой артерии брыжейки крысы. Х200. Слева вни­зу виден срез соответствующей вены. Ячейки вокруг сосудов являются жи­ровыми клетками, капли жира из которых удалены в процессе обезвожи­вания. Внутренняя эластическая мембрана при перфузионной фиксации не образует продольных складок.
  
   140. Артерия и артериола сальника крысы. Коррозионный препарат. Х190. Заметны продольные интимальные складки на поверхности слепков артериальных сосудов. Внизу виден слепок вены.
  
   141. Артерия селезенки крысы. Коррозионный препарат. Х250. На слепке прослеживается продольный рельеф люминальной поверхности сосуда. Инъекци­онная масса заполнила соединительнотканные влагалища гладких мышечных клеток средней оболочки стенки сосуда. Хорошо заметен циркулярный ход гладких мышечных клеток.
  
   142. Ретикулярный эндотелий посткапиллярных венул лимфатических узлов крысы. Х8100. Эндотелиоциты имеют шарообразную форму.
  
   143. Клубочковая конструкция сальника крысы. Коррозионный препарат. Х600. видна сеть капилляров с питающими ее сосудами.
  
   144. Задняя полая вена крысы. Х4000. Эндотелиоциты, покры­вающие внутреннюю стенку сосуда, имеют гладкую поверхность. Вдоль межклеточных контактов определяются марги­нальные выросты (указано стрелкой). Ядросодержащие возвышения эндотелиальных клеток хорошо выражены.
  
   145. Задняя полая вена крысы. Х1200. Видны выпячивающиеся в просвет ядросодержащие возвышения и проступающие сквозь эндотелий пучки коллагеновых волокон стенки сосуда, расположенные косо и продольно.
  
   146. Вена сальника крысы. Коррозионный препарат. Инъекция под повышенным давлением. Х190. Видны вдавленные в слепок коллагеновые волокна стенки сосуда.
  
   147. Разрез заполненной эритроцитами вены сальника крысы. Х1500. Внизу ви­ден мезотелий, покрывающий сальник, вверху - жировые клетки.
  
   148. Лимфатические сосуды эпикарда крысы. Коррозионный препарат. X170. Комковые образования представляют собой "течи" инъекционной массы. Они соеди­нены с лимфатическими капиллярами (ЛК). В центре виден слепой конец лим­фатического капилляра (указано стрелкой); справа вверху - венула (В).
  
   149. Перибилиарное сплетение лимфатических сосудов печени крысы. Х240 (коррозионный препарат С. И. Катаева). Видна петлистая сеть лимфатических сосу­дов (ЛС), впадающая в отводящий коллектор (К). У-образные вдавления на слепках (указано стрелками) соответствуют клапанам. Округлые вдавления об­разованы ядросодержащими зонами эндотелиоцитов.
  
   150. Перибилиарный лимфатический сосуд печени крысы (фрагмент рис. 149). Х460 (коррозионный препарат С. И. Катаева). У-образное вдавление на слеп­ке (указано стрелкой) образовано двустворчатым клапаном. Округлые вдавления - отпечатки ядросодержащих зон эндотелиоцитов.
  
   ГЛАВА 5. ОРГАНЫ КРОВЕТВОРЕНИЯ И ИММУНОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ
   Костный мозг
   Красный костный мозг во взрослом организме заполняет губ­чатое вещество плоских костей и эпифизов трубчатых костей (см. рис. 151). Желтый костный мозг находится в диафизах трубчатых костей. Он представляет собой перерожденную ретикулярную ткань, клетки которой содержат жировые включения.
   Кровоснабжение костного мозга. Питающая артерия фор­мирует центральные артерии, идущие вдоль длинника кости. От них радиально отходят довольно длинные, прямые артериолы, заканчивающиеся тонкими капиллярами, которые впадают в венозные синусы - большие тонкостенные сосуды. Последние начинаются на периферии и идут к центру кости, где впадают в центральную продольную вену, отдающую кровь в большую питающую вену. На периферии костного мозга венозные сину­сы начинаются от прободающих артериол, идущих по централь­ным каналам остеона.
   Стенки венозных синусов изнутри выстланы плотно приле­гающими друг к другу эндотелиальными клетками, расположен­ными на базальной мембране. Эндотелиальные клетки значи­тельно уплощены, на их поверхности не обнаруживается ядросодержащих возвышений, однако иногда встречаются единич­ные микроворсинки. Выявлены 2 типа отверстий в эндотелиаль-ной выстилке (см. рис. 152). 1-й тип - большие отверстия (1 - 3 мкм в диаметре); 2-й тип - мелкие поры (50-100 нм), образу­ющие скопления. Первые либо заняты мигрирующими клетка­ми, либо эти клетки к ним прикреплены (см. рис. 153). Малень­кие поры определяются в начальной стадии фенестрации, вызы­ваемой контактом мигрирующей в просвет сосуда клетки крови с эндотелием, а большие отверстия могут образовываться пу­тем слияния смежных пор.
   К базальной мембране эндотелия со стороны, противопо­ложной просвету синуса, прилежат ретикулярные клетки, вы­полняющие роль адвентиции (см. рис. 152). Однако эти клетки не образуют сплошного, покрывающего синус снаружи, слоя. В ответ на воздействия, стимулирующие процесс кроветворения, происходит быстрое сжатие ретикулярных клеток, в результате чего эндотелиальная выстилка становится более проницаемой для мигрирующих в кровоток клеток.
   Гемопоэтическая ткань. В состав костного мозга входят гемопоэтические, ретикулярные клетки (см. рис. 151, 155), макро­фаги, мегакариоциты, тучные клетки, а также ретикулярные и коллагеновые волокна.
   Эритропоэз у млекопитающих протекает в эритробластических островках, представляющих собой своеобразные морфо-функциональные единицы. Особенно хорошо эритробластические островки видны на сколах костного мозга (см. рис. 154, 157). В центре островка находится центральный макрофаг. Вокруг в один или несколько слоев расположены эритробласты, плотно к нему прилегающие. В одном эритробластическом островке мо­гут быть эритробласты на разных стадиях созревания. Диаметр центрального макрофага больше диаметра эритробласта в 1,3- 1,5 раза. Встречаются и очень крупные макрофаги, что, по-ви­димому, обусловлено их функциональным состоянием.
   Известны следующие функции центральных макрофагов: 1) поглощение "выброшенных" ядер эритробластов (см. рис. 154); 2) фагоцитоз поврежденных клеток; 3) перенос железа в виде ферритина в цитоплазму развивающихся эритробластов путем микропиноцитоза.
   Созревающие эритробласты либо находятся в тесном кон­такте с центральным макрофагом, либо соединены с ним отро­стками (см. рис. 154). Наиболее зрелые клетки (ретикулоциты, эритроциты) уже не связаны с макрофагами и могут распола­гаться вдали от него (см. рис. 154, 156). Зрелые клетки легко отличить от остальных. Эритроциты имеют характерную двоя­ковогнутую форму. Ретикулоциты лишены ядра, имеют гладкую поверхность, а по размерам и форме близки к эритроцитам. По мере созревания эритроидных клеток, их поверхность меня­ется: из неровной, имеющей множество элементов рельефа, она становится гладкой. При этом поверхность каждого типа кле­ток, как правило, на ранней и более поздней стадии имеет ха­рактерные черты. Базофильные проэритроциты имеют неровную поверхность с многочисленными мелкими складками на одной половине клетки и отдельными короткими микроворсинками на другой (см. рис. 155). Клетки с неровной поверхностью и отдельными микроворсинками - это ранние полихроматофильные проэритроциты, а без микроотростков, но с "порами" - поздние полихроматофильные проэритроциты (см. рис. 154, 155, 157). Оксифильные проэритроциты -это клетки с ровной по­верхностью и "порами" (см. рис. 156) (Для идентификации эритроидных клеток костного мозга по форме их поверхности был разработан специальный метод последовательного изучения одних и тех же клеток сначала в световом, а потом в сканирующем электрон­ном микроскопе.)
   Гранулоцитопоэтические клетки в костном мозге образуют скопления, которые не содержат центральных макрофагов. Однако около таких скоплений можно обнаружить и макрофаги.
   Среди кроветворных элементов костного мозга встречаются гигантские полиплоидные клетки, называемые мегакариоцитами. Другой клеточной формой, имеющей большие размеры, яв­ляются жировые клетки, число которых увеличивается с возра­стом (см. рис. 151). Тромбоциты, циркулирующие в крови, об­разуются из отростков мегакариоцитов. Тела последних лока­лизуются экстравазально (см. рис. 152) и обычно прилежат к базальной мембране эндотелия, однако их длинные тонкие чер­веобразные цитоплазматические отростки выходят через от­верстия в эндотелии в просвет сосуда и занимают пристеночное положение, вытянувшись вдоль его оси. Отростки мегакариоцитов заканчиваются округлыми утолщениями, которые по разме­рам и форме соответствуют индивидуальным тромбоцитам (см. рис. 152). По ходу червеобразных отростков иногда встречают­ся сужения и утолщения. Индивидуальные тромбоциты освобождаются в циркулирующую кровь путем отщепления этих утолщений, причем могут отшнуровываться и большие сегмен­ты цитоплазмы, которые подвергаются дальнейшей фрагмента­ции на отдельные тромбоциты.
   Существует две разновидности ретикулярных клеток: круп­ные уплощенные клетки, имеющие короткие плоские отростки (см. рис. 154), и небольшие клетки неправильной формы с длин­ными тонкими ветвящимися отростками - филоподиями, покрытыми пузырьками (см. рис. 152, 155).
   Клетки стромы обеспечивают микроокружение, необходимое для осуществления гемопоэза.
   Лимфатический узел
   Тонкая капсула, покрывающая лимфатический узел, обычно тесно связана с окружающей жировой тканью (см. рис. 158). От капсулы внутрь органа отходят соединительнотканные пере­городки (трабекулы), формирующие вместе с ретикулярной тканью строму органа. Лимфатические фолликулы на поверх­ности скола недостаточно отмытого от лимфы органа выглядят как плотные образования с относительно гладкой поверхно­стью, в которых невозможно подчас различить отдельные кле­точные элементы. Однако, если орган предварительно тщатель­но отмыть от лимфы путем перфузии и препарат приготовить путем разрыва высушенного образца, то в области лимфатиче­ских фолликулов идентифицируются отдельные клетки, имею­щие характерный микрорельеф с выраженными микроскладка­ми и микроотростками (см. рис. 159). Фолликулы состоят глав­ным образом из лимфобластов, лимфоцитов и макрофагов, рас­положенных в поддерживающей сети ретикулярных клеток и волокон. Лимфатические фолликулы являются центрами проли­ферации и дифферснцировки В-лимфоцитов.
   Лимфатические фолликулы идут в мозговое вещество лимфа­тического узла в виде мякотных тяжей. Последние отделены от синусов монослоем эндотелиальных клеток, иногда называемых "береговыми" (см. рис. 160). Мякотные тяжи представлены плотно упакованными клеточными элементами - лимфобластами, плазматическими клетками, ретикулярными клетками и мак­рофагами. Плазмоциты могут проникать через эндотелиальную выстилку и контактировать с лимфой, протекающей через лимфатический узел.
   Лимфоснабжение. Лимфа поступает в лимфатический узел через один или несколько приносящих лимфоносных сосудов, которые перед входом со стороны его выпуклой поверхности не­сколько раз ветвятся. Каждая из ветвей, за исключением терминальных, имеет клапаны. Своими створками клапаны обра­щены к лимфатическому узлу, препятствуя тем самым обратно­му току лимфы. Из сосудов лимфа поступает в краевой синус (см. рис. 158). Из краевого (подкапсульного) синуса лимфа движется в вокругузелковый корковый синус (см. рис. 159), представляющий собой туннель с нечетко выраженной стенкой, затем она попадает в более глубокую зону коркового вещест­ва- в мозговой промежуточный синус. Переходы синусов друг в друга можно довольно легко увидеть на высушенных, а затем разорванных препаратах (см. рис. 159).
   В синусах содержится большое количество ретикулярных клеток. Они имеют множество длинных и тонких отростков, иду­щих в различных направлениях. Сеть ретикулярных клеток и их отростков, пересекающая пространство синуса, служит для созда­ния турбулентности в потоке лимфы, что облегчает ее фильтра­цию через лимфатический узел. В синусном пространстве в зна­чительном количестве имеются лимфоциты и макрофаги. По­следние фиксированы на поверхности ретикулярных клеток (см. рис. 161). Такое расположение макрофагов создает благоприят­ные условия для их взаимодействия с антигенами, приносимы­ми лимфой, и лимфоцитами, проходящими через синус.
   Стенки синусов выстланы эидотелиальными клетками (см. рис. 162). В эндотелиоцитах имеется множество транзиторных отверстий, через которые лимфоидные клетки выходят из пуль­пы в синус. На поверхности эндотелиоцитов часто видны так называемые розетки, представляющие собой несколько лимфо­цитов, прикрепленных к поверхности макрофага (см. рис. 160). На рис. 162 видны единичные лимфоциты в процессе миграции через эндотелий. Ретикулярные волокна, которые располагаются в полости синусов, со всех сторон окружены цитоплазмой ретикулоцитов (см. рис. 161), этим исключается контакт ретикуляр­ных волокон с протекающей лимфой. Большая часть лимфы свободно проходит по синусам, однако отдельные лимфоциты прикрепляются к фиксированным на сети ретикулярных клеток макрофагам. Лимфа также фильтруется через щели лимфоидной ткани органа (диффузионные каналы). Таким образом, в мозговой синус впадает лимфа, прошедшая как по корковым синусам, так и по диффузионным каналам. Мозговой промежу­точный синус переходит в мозговой воротный синус, который соединяется с выносящим лимфатическим сосудом, выходящим из ворот органа (см. рис. 163).
   Кровоснабжение. Лимфатические узлы снабжаются кровью из артерий, входящих в ворота, и нескольких мелких артерий, подходящих со стороны выпуклой поверхности узла. Входящие в ворота артерии проходят по трабекулам, далее они вступают в мозговое вещество (см. рис. 164), где древовидно ветвятся на артериолы. К каждому фолликулу подходит по 1-2 артериолы, которые, распадаясь на капилляры, формируют микрососудистое сплетение, довольно редкое в центральных частях фол­ликула (см. рис. 165, 166). Анастомозирующие петли капилля­ров сливаются в венулы, формирующие вокруг фолликула ве­нозное сплетение. Посткапиллярные венулы идут через глубо­кие зоны коркового вещества и входят в мякотные тяжи, где они переходят (см. рис. 167) в вены мякотных тяжей, затем по­кидая орган через его ворота. Отличительной особенностью посткапиллярных венул является их выстилка, образованная так называемым высоким (ретикулярным) эндотелием (см. рис. 168, 169, 170). Выход лимфоцитов из кровеносного русла через посткапиллярные венулы связывают с особыми свойствами это­го эндотелия, в частности, со способностью формировать широ­кие межэндотелиальные щели. В то же время считают, что лим­фоциты мигрируют из посткапиллярных венул не только через межклеточные щели, но и непосредственно через высокие эндо-телиальные клетки. По-видимому, здесь имеет место специфиче­ская адгезия циркулирующих в крови лимфоцитов к эндотелиальным клеткам посткапиллярных венул.
   Селезенка
   Покрывающая селезенку фиброзная оболочка отдает в парен­химу органа отростки - перекладины (трабекулы). Паренхима селезенки состоит из красной и белой пульпы. Красная пульпа (см. рис. 171) содержит много больших тонкостен­ных сосудов - венозных синусов. Между ними располагаются прослойки клеток, называемые селезеночными тяжами. Строму красной пульпы селезенки образует ретикулярная ткань. В красной пульпе происходит процесс удаления из крови де­фектных эритроцитов. Белая пульпа представлена лимфа­тическими узелками, беспорядочно разбросанными по всей селезенке (см. рис. 172) и служащими местом кооперативных взаимодействий Т- и В-лимфоцитов с фагоцитирующими антиге­ны макрофагами. В белой пульпе идет продукция новых лим­фоцитов. На сколе белая пульпа имеет вид цилиндрических тяжей, содержащих плотно упакованные агрегаты лимфоцитов, лимфобластов, ретикулярных клеток и макрофагов.
   В каждом лимфатическом узелке селезенки, несколько от­ступая от центра, расположена центральная артерия. Под СЭМ лимфатическое периартериальное влагалище вокруг нее - это довольно плотное образование, в котором индивидуальные кле­точные элементы различимы плохо. На сколе влагалище имеет ровную поверхность (см. рис. 172). Оно окружено так назы­ваемой краевой зоной красной пульпы. Эта зона содержит плотную сеть ретикулярных клеток и волокон. Здесь происходит пер­вичное взаимодействие между антигенами, макрофагами и лим­фоцитами.
   Кровь поступает в селезенку через селезеночную артерию, которая делится на несколько ветвей - трабекулярных артерий, проходящих в перекладинах и питающих центральные артерии. На коррозионных препаратах центральную артерию окружает пустое пространство - место, где располагается белая пульпа (см. рис. 173). От центральной артерии отходит два типа вет­вей. Первый тип - перпендикулярно от нее отходит множество тонких прямых фолликулярных артериол (прекапилляров), ко­торые пересекают белую пульпу и впадают в краевые синусы красной пульпы (см. рис. 173). Краевые синусы представляют собой анастомозирующие полости, окруженные селезеночными тяжами. Второй тип - конечная артерия переходит в кисточковую артериолу, перпендикулярно уходящую в красную пульпу через зону краевых синусов (см. рис. 174). Кисточковые пульпарные артериолы либо дают веточки, соединяющие их с ве­нозными синусами красной пульпы (закрытый тип циркуля­ции), либо прямо открываются во внесосудистое пространство между селезеночными тяжами (открытая селезеночная цирку­ляция).
   В кисточковых артериолах различают проксимальную часть - эллипсоидную (вагинальную) артериолу, снабженную муфтой из уплотненной ретикулярной ткани, и дистальную, пе­реходящую в короткие(60-90 мкм) кончевые артериальные гемокапилляры с просветом около 10 мкм. При исследовании коррозионных препаратов с ограниченным количеством введен­ной в сосуды инъекционной массы под СЭМ видно, что цент­ральные артерии на некотором расстоянии окружены сплетени­ем краевых синусов, а пространство между последними почти не заполнено инъекционной массой (см. рис. 175). Если объем инъекционной массы не ограничивать, то пространство между конечными синусами будет занято сетью заполненных смолой венозных синусов (см. рис. 176), начинающихся от краевых си­нусов.
   В настоящее время считают, что в селезенке имеет место как открытый, так и закрытый тип циркуляции.
   Венозные синусы отдают кровь в многочисленные пульпарные вены, которые сливаются друг с другом с образованием трабекулярных вен (см. рис. 177). Из них формируется селезе­ночная вена, выходящая из ворот селезенки.
   При исследовании тщательно отмытых от крови препаратов видно, что венозные синусы представляют собой специализиро­ванные сосуды диаметром 10-40 мкм, выстланные палочковид­ными эндотелиоцитами (см. рис. 178). Эндотелиальные клетки располагаются вдоль оси сосуда параллельно друг другу и со­единяются только своими боковыми отростками. Вследствие этого в стенке синусов между эндотелиоцитами образуются щелевидные удлиненные отверстия. Люминальная поверхность эндотелиоцитов большей частью гладкая, хотя иногда встречают­ся единичные микроотростки. Овальные ядра палочковидных эндотелиоцитов выдаются в просвет синусов. Округлые тела на стенке синусов представляют собой эритроциты, застрявшие в межэндотелиальных щелях.
   Снаружи синусы покрыты прерывистой базальной мембра­ной. В участках межэндотелиальных контактов имеется сплош­ная базальная мембрана. Кроме того, стенки синусов оплетены кольцевидными отростками ретикулярных клеток, расположен­ных в селезеночных тяжах (см. рис. 179). Эти отростки окру­жают со всех сторон кольцевидные ретикулярные волокна, рас­полагающиеся в поперечных бороздках на наружной поверхно­сти палочковидных эндотелиоцитов в областях контактов их боковых отростков с соседними эндотелиальными клетками. По­этому ретикулярные волокна в СЭМ обычно не видны.
   Застрявшие в стенке синуса эритроциты всегда своей круг­лой головкой обращены в полость синуса, а внешняя суженная часть остается снаружи (см. рис. 180). Если эритроциты имеют увеличенную ригидность, то они не могут пройти через отвер­стие в эндотелии, остаются в пульпе и разрушаются макрофа­гами. Накопление в пульпе старых эритроцитов является сти­мулом для дифференцировки моноцитов в свободные и фиксированные макрофаги.
   Пространство вокруг венозных синусов заполнено клеточ­ными элементами и сетью ретикулярных фибробластоподобных клеток. Их удлиненные отростки образуют шнуры, поддержива­ющие сосудистую стенку. В сети ретикулярных клеток видны макрофаги, нейтрофилы, лимфоциты и плазматические клетки. Эти клеточные формы в совокупности и образуют селезеночные тяжи. Макрофаги идентифицируются по их характерной шероховатой с множеством микроотростков поверхности; они при­креплены как к ретикулярным клеткам, так и к палочковидным эндотелиоцитам. Форма их округлая или амебовидная. Макро­фаги через отверстия в стенке синуса могут легко перемещаться в просвет сосуда и обратно.
   По данным Т. Fujita и соавт. (1981), в селезенке человека имеет место открытый тип циркуляции. Кисточковые артерии заканчиваются перфорированными вздутыми терминалями. Че­рез имеющиеся здесь отверстия клетки крови выходят в селезеночные тяжи. При раскалывании такого вздутия видно, как клетки крови проходят через эндотелий. Межэндотелиальные щели здесь имеют размеры 1-2 мкм, поэтому мигрирующие через них эритроциты выглядят перетянутыми.
   Исследования в СЭМ коррозионных препаратов показали, что ветви кисточковых артерий могут подходить очень близко к венозным синусам, но не вступают с ними в прямой контакт. Они продолжаются в гранулярные скопления инъекционной массы, которые соответствуют расширенным межклеточным про­странствам селезеночных тяжей, или краевым синусам.
   Гранулярные скопления в свою очередь соединяются с колбасовидными слепками венозных синусов.
   Вилочковая железа
   Дольки вилочковой железы изолированы одна от другой от­ходящими от капсулы соединительнотканными перегородками (см. рис. 181, 182). Корковое вещество дольки выглядит более компактным, чем мозговое (см. рис. 182). Клетки (тимоциты) здесь тесно прилегают друг к другу. Тимоциты имеют "чекан­ную" полигональную форму с четкими гранями и углами (см. рис. 183); поверхность их гладкая. Незрелые тимоциты корко­вого вещества представляют собой гомогенную популяцию с очень незначительным разнообразием в размерах и форме; они способны к интенсивному делению. Эти клетки мигрируют в мозговое вещество, дифференцируясь в иммунокомпетентные Т-лимфоциты. Последние покидают вилочковую железу через стенку сосудов, расположенных в мозговом веществе.
   Кроме лимфоидных элементов, в корковом веществе распо­ложены так называемые эпителиоретикулярные клетки (см. рис. 183). Они представляют собой многоотростчатые, часто ветвящиеся клеточные элементы. Выросты одного эпителиоретикулоцита прикрепляются к отросткам соседнего. Тем самым эти клетки образуют своеобразную трехмерную сеть, в ячейках которой и находятся лимфоциты и лимфобласты. Это особенно хорошо видно на разорванных после высушивания препара­тах. Ретикулярные волокна не связаны с эпителиоретикулярными клетками.
   В мозговом веществе дольки тимоцитов имеют более округ­лую форму. Здесь встречаются своеобразные тельца вилочко­вой железы. Они представляют собой эпителиоретикулоциты, концентрически расположенные вокруг кератиновых масс или кальцифицирующихся субстанций.
   Как в корковом, так и в мозговом (в меньшей степени) ве­ществе обнаруживаются макрофаги с характерным микрорелье­фом поверхности (см. рис. 183). Макрофаги осуществляют функцию "санитарного надзора", разрушая неправильно функционирующие лимфоциты. Они имеют большие размеры и обыч­но окружены множеством лимфоцитов. Последние адгезируются на поверхности макрофагов, образуя "розетки".
   Кровоснабжение. Сосуды, питающие вилочковую железу внутри органа, делятся на междольковые и внутридольковые. Последние формируют дуговые артериолы. Эти сосуды распо­ложены на месте соединения коркового и мозгового вещества дольки. На коррозионных препаратах видно, что от дуговых артериол под углом, почти равным 90®, отходят очень тонкие кровеносные капилляры (см. рис. 184, 185, 186). Они идут радиально по направлению к корковому веществу.
   Капилляры окружены довольно толстой непрерывной базаль­ной мембраной и перицитами. Изредка в их субэндотелиальных пространствах обнаруживаются макрофаги. Эпителиоретикуло­циты формируют своеобразный футляр, охватывающий микро­сосуд. Пластинка их собственной базальной мембраны видна внутри футляра. Все эти образования участвуют в формирова­нии тимогематического барьера. Последний имеет определен­ное значение для предупреждения попадания антигенов в кор­ковое вещество вилочковой железы после рождения.
   Большая часть корковых радиальных капилляров переходит в подкапсульные венулы. Меньшая часть капилляров (они бо­лее извилистые) идет в мозговое вещество и на границе с кор­ковым веществом переходит в посткапиллярные венулы (см. рис. 184). Именно через эти венулы, имеющие высокий эндоте­лий, осуществляется выход созревших лимфоцитов в кровоток. Т-лимфоциты, мигрирующие через стенку венулы, всегда круг­лые, с редкими, но четкими ундуляциями и микроворсинками на поверхности.
   Капилляры, питающие мозговое вещество, и посткапилляр­ные венулы не имеют таких барьерных приспособлений, как капилляры коркового вещества, о чем свидетельствуют экстра­вазаты ("течи") инъекционной массы, которые на коррозионных препаратах образуются на уровне кортикомедуллярного соеди­нения (см. рис. 185). Подкапсульные вены сливаются и форми­руют вену, отводящую кровь от коркового вещества дольки. Посткапиллярные венулы впадают в междольковые вены. Та­ким образом, отток крови из коркового и мозгового вещества происходит раздельно.
  
   151. Грудина крысы. Красный костный мозг. Х800 (препарат А. А. Мироно­ва, В. А. Миронова). Хорошо заметны идущие сверху вниз и слева направо два синусоида, на стенке которых видны прикрепленные и мигрирующие через эндотелий лимфоциты и эритроциты. Слева внизу и вверху находятся два ша­ровидных углубления - жировые клетки, принявшие такой вид из-за вымы­вания жира при обезвоживании препарата. В гемопоэтической ткани заметно множество расколотых клеток разной степени зрелости.
  
   152. Грудина крысы. Красный костный мозг. Х2900 (препарат А. А. Мироно­ва, В. А. Миронова). Стенка синусоида представлена уплощенными эндотелиальными клетками, в которых имеются поры (указано стрелками) различного размера. В центре виден лимфоцит, прикрепившийся к эндотелию. Через поры проходят отростки мегакариоцитов, находящиеся в пристеночном положении. Внизу виден отщепляющийся от них тромбоцит. Внизу различимы ретику­лярные клетки, макрофаги и мегакариоциты (указано двойной стрелкой).
  
   153. Грудина крысы. Красный костный мозг. Х2600 (препарат А. А. Мироно­ва, В. А. Миронова). На стенке синусоида видны прикрепившиеся с помощью отростков лимфоциты. Внизу - сколотые созревающие клетки эритроидного ряда.
  
   154. Эритробластический островок костного мозга мыши. X14 400 (препарат Е. И. Заболотных). В центре видны два макрофага (М). Вокруг них находятся созревающие эритроидные клетки. В тесном контакте с макрофагом лежит оксифильный проэритроцит (ОП) в начальный момент выброса ядра. Ядро выпячи­вается в сторону макрофага; остальная часть клетки сокращается. Проэритроцит лежит на плоской поверхности ретикулярной клетщ (РК). Внизу справа видны полихроматофильные проэритроциты (ПП). Небольшие клетки неправильной формы с гладкой поверхностью - ретикулоциты (Р). Хорошо виден отросток центрального макрофага, при помощи которого он взаимодействует с полихроматофильным проэритроцитом (указано стрелкой), и короткий отросток ретикуляр­ной клетки (указано двойной стрелкой).
  
   155. Эритробластический островок костного мозга мыши. Х17 280 (препарат Е. И. Заболотных). Внизу виден центральный макрофаг (М), возле которого рас­положены проэритроциты: базофильные (БП), полихроматофильные ранние (ППР), полихроматофильный поздний (ППП), оксифильный (ОП), ретикулоцит (Р). Видны две ретикулярные клетки (РК) сложной формы с длинными отрост­ками, покрытыми многочисленными пузырьками. Хорошо видно, что одна рети­кулярная клетка может одновременно взаимодействовать с проэритроцитами раз­ной степени зрелости.
  
   156 Эритробластический островок костного мозга мыши. Х21 600 (препарат
Ь. И. Заболотных). Вокруг центрального макрофага лежат оксифильные проэритроциты. На их гладкой поверхности отчетливо видны "поры". Слева внизу
виден ретикулоцит. На его поверхности также есть "поры", но уже нет ядра по форме он приближается к эритроциту. Дефектные клетки фагоцитируются макрофагом.
  
   157 Эритробластический островок костного мозга мыши. X23 760 (препарат Е И Заболотных). В непосредственной связи с макрофагом (М) находится поздний полихроматофильный проэритроцит, имеющий неровную поверхность и "поры" Виден длинный отросток ретикулярной клетки (указано стрелком).
  
   158. Брыжеечный лимфатический узел крысы. Х200. Слева видна капсула орга­на, под которой расположена щелевидная полость - краевой синус. От него (вверху справа) отходит в паренхиму внутриузелковый синус. В корковом ве­ществе различимы лимфоциты, ретикулярные клетки.
  
   159. Брыжеечный лимфатический узел крысы. Вокругузелковый синус. Х200. Видны ретикулярные клетки (указаны стрелками), образующие сеть. На поверх­ности ретикулярных клеток видны лимфоциты.
  
   160. Брыжеечный лимфатический узел крысы. Мозговой синус. Х1570. В цент­ре расположена "розетка" - макрофаг (М), взаимодействующий с лимфоци­тами.
  
   161. Брыжеечный лимфатический узел крысы. Х14ОО. Мозго­вой синус пересекают отростки ретикулярных клеток (указаны стрелками). На их поверхности видны макрофаги (М), взаи­модействующие посредством своих отростков с лимфоцитами.
  
   162. Брыжеечный лимфатический узел крысы. Мозговой синус (идет сверху вниз). Х1600. Вверху слева виден лимфоцит в момент миграции через пласт береговых эндотелиальных клеток; внизу - волосовидные отростки макрофага, связанные с лимфоцитами.
  
   163. Брыжеечный лимфатический узел крысы. Дистальный отдел мозгового синуса. Х200. В центре видно начало отводящего лимфатического сосуда (Л).
  
   164. Брыжеечный лимфатический узел крысы. Коррозионный препарат. X150. Видны кровеносные сосуды, входящие в ворота органа.
  
   165. Брыжеечный лимфатический узел крысы. Х200. Виден переход посткапиллярной венулы (указано стрелкой) в вену мозгового вещества (В).
  
   166. Брыжеечный лимфатический узел крысы. Коррозионный препарат. Х200 (препарат Л. И. Полянской). Видны петли капилляров, направляющихся к корково­му веществу и впадающих в посткапиллярные венулы.
  
   167. Брыжеечный лимфатический узел крысы. Х200. Виден переход посткапиллярной венулы (указано стрелкой) в вену мозгового вещества (В).
  
   168. Брыжеечный лимфатический узел крысы. Х1200. Виден продольный скол посткапиллярной венулы, выстланной "высокими" эндотелиоцитами.
  
   169. Брыжеечный лимфатический узел крысы. Посткапиллярная венула. Х3600. В центре виден мигрирующий через стенку венулы лимфоцит. Эндотелиоциты в этом месте образовали своеобразное отверстие.
  
   170. Брыжеечный лимфатический узел крысы. Вид на эндотелий посткапил­лярной венулы со стороны просвета сосуда. Х7500. В центре расположены два лимфоцита, прикрепленные к эндотелиальным клеткам.
  
   171. Красная пульпа селезенки крысы. Х1200. Видны венозные синусы, состоящие из одного слоя палочковидных эндотелиоцитов. Между ними расположены скопления клеток крови - селезеночные тяжи.
  
   172. Скол лимфатического узла селезенки крысы. Х11ОО. В центре виден поперечный скол центральной артерии. Периартериальное влагалище содержит более плотно расположенные клетки, чем краевая зона красной пульпы.
  
   173. Селезенка крысы. Коррозионный препарат. Х205. В центре виден слепок центральной артерии, которую окружает пустое пространство. Центральная артер­ия посредством прямых фолликулярных артериол связана с краевыми синусами красной пульпы, заполненными инъекционной массой (справа).
  
   174. Селезенка крысы. Коррозионный препарат. Х220. Видны краевые синусои­ды, заполненные инъекционной массой. От центральной артерии (А) вниз отхо­дит кисточковая артериола.
  
   175. Селезенка крысы. Коррозионный препарат. Ограниченное введение инъекционной массы. Х190. Пространство между краевыми синусами почти не содержит инъекционной массы. В центре видны венозные синусы, начинающиеся из краевых синусов.
  
   176. Селезенка крысы. Коррозионный препарат. Х150. Пространство между крае­выми синусами занято слепками венозных синусов. В центре хорошо видно, что последние начинаются от краевых синусов.
  
   177. Селезенка крысы. Венозные синусы сливаются друг с другом и образуют трабекулярную вену, уходящую вниз и вправо. Х120 (коррозионный препарат Л. И. Полянской).
  
   178. Селезенка крысы. Вид со стороны просвета па палочковидные эндотелиоциты, образующие стенку венозного синуса. X10000.
  
   179. Селезенка крысы. Вид на стенку венозного синуса со стороны адвентициальной поверхности. X10200. Видны поперечные перетяжки, образованные рети­кулярными клетками (Р) и ретикулярными волокнами.
  
   180. Селезенка крысы. Поперечный скол начального отдела венозного синуса. X12500. Видны округлые эритроциты (Э), проходящие через стенку венозного синуса.
  
   181. Вилочковая железа кролика. Х30. На сколе видны междольковые перегородки. Дольки не полностью изолированы друг от друга. Вокруг органа
расположена жировая ткань.
  
   182. Долька вилочковой железы кролика. Х200. На сколе видно более ком­пактно расположенное по периферии корковое вещество и мозговое вещество, находящееся в центре.
  
   183. Вилочковая железа крысы. Х1350. На поверхности среза видны тимоциты, эндотелиоретикулоциты и ретикулярные волокна.
  
   184. Вилочковая железа крысы. Х200 (коррозионный препарат Л. И. Полян­ской). Видны очень тонкие кровеносные капилляры, расположенные в корко­вом веществе. В мозговом веществе проходят посткапиллярные венулы.
  
   185. Вилочковая железа крысы. Х400 (коррозионный препарат Л. И. Полянской). Видны особенности ветвления артериальных сосудов (в центре). На границе между корковым и мозговым веществом локализованы "течи" инъекционной
  
   186. Вилочковая железа крысы. Х200 (коррозионный препарат Л. И. Полянской). Видны сети капилляров и вен, расположенные параллельно поверхности капсу­лы. В центре дольки видны "течи" инъекционной массы.
  
   ГЛАВА 6. ЭНДОКРИННЫЕ ЖЕЛЕЗЫ
  
   Гипофиз
   Передняя доля гипофиза имеет трабекулярное строение. Под СЭМ на сколе органа видно, что перекладины аденогипофиза состоят из железистых клеток. Трабекулы формируют сплете­ние, в промежутках которого проходит сплетение микрососу­дов - широких синусоидов.
   Железистые клетки отделены друг от друга хорошо замет­ными щелями и соединяются друг с другом с помощью отрост­ков (см. рис. 187). В отдельных участках щели расширяются и принимают вид округлых каналов, анастомозирующих друг с другом.
   Эндотелиальные клетки, образующие стенки синусоидов, либо тесно прилежат к железистым клеткам (см. рис. 188), ли­бо отделены от них тонкой прослойкой соединительной ткани. В них видны округлые фенестры.
   Различить под СЭМ, к какому виду принадлежит та или иная железистая клетка, довольно трудно. Лишь в том случае, когда скол проходит через цитоплазму, по величине гранул и форме клетки с определенной долей вероятности можно иден­тифицировать ее разновидность. Обычно по наличию округлых гранул легче всего найти соматотропоциты и маммотропоциты (см. рис. 189). Остальные клетки различаются с трудом.
   Средняя доля гипофиза состоит из нескольких слоев одно­родных по строению эпителиальных клеток.
   Задняя доля гипофиза содержит нервные и глиальные клетки и под СЭМ ее строение во многом сходно с таковым нервной ткани.
   Щитовидная железа
   В СЭМ основная структурно-функциональная единица щи­товидной железы - фолликул - выглядит как сфера или овоид. Размеры фолликулов широко варьируют. Между фоллику­лами видны прослойки рыхлой соединительной ткани, содер­жащей кровеносные и лимфатические микрососуды и нервы (см. рис. 190, 191). Легко различимы околофолликулярные клетки (см. рис. 191).
   Со стороны просвета тиреоциты покрыты многочисленными микроотростками и единичными ресничками, располагающими­ся, как правило, в центре апикальной поверхности клеток (см. рис. 192). Высота тиреоцитов, количество микроотростков и их размеры на апикальной плазмолемме могут изменяться в за­висимости от функционального состояния клеток (см. рис. 193). Нередко на апикальной поверхности фолликулярных клеток обнаруживаются шарообразные структуры, которые представ­ляют собой гранулы тиреоглобулина, секрстирующегося по апо­криновому типу и не удаленного в процессе препаровки образ­цов (см. рис. 194). При стимуляции тиреотропным гормоном наблюдается появление ложковидпых псевдоподий, которые служат для реабсорбции тиреоглобулина фолликулярными эпи­телиальными клетками.
   Щитовидная железа - одна из наиболее богато васкуляризированных эндокринных желез. Аминокислоты, йод и другие субстраты поступают к эпителиальным клеткам по кровенос­ным капиллярам, оплетающим фолликул; через эти же капил­ляры тиреоидные гормоны, синтезируемые в щитовидной же­лезе, выводятся в общий кровоток. Артериальные сосуды в со­ставе соединительных прослоек подходят к фолликулам (см. рис. 195) со стороны внутренней поверхности, где распадаются на густую однослойную сеть тесно анастомозирующих капил­ляров, оплетающих каждый отдельный фолликул. Обменные микрососуды разных фолликулов между собой не связаны (см. рис. 196). Капиллярные сети фолликулов впадают в короткие фолликулярные вепулы, которые дренируются межфолликуляр­ными венулами, в свою очередь отдающими кровь в более круп­ные вены (см. рис. 197). Венозные сосуды идут ближе к наруж­ной поверхности органа.
   Лимфатические микрососуды щитовидной железы имеют больший диаметр по сравнению с кровеносными капиллярами и менее извиты. Они не формируют густого сплетения вокруг каждого фолликула. Петли лимфатических капилляров, как правило, охватывают несколько смежных фолликулов.
   Надпочечник
   На сколе надпочечника в СЭМ отчетливо выявляются два отдела: корковое и мозговое вещество (см. рис. 198). Клубочковая зона коркового вещества надпочечника снаружи приле­жит к соединительнотканной капсуле и состоит из групп тесно упакованных клеток, сплетенных сетью капилляров с непрерыв­ным эндотелием (см. рис. 199). Кровеносные капилляры рас­пространяются в пучковую зону, где они приобретают вид пря­мых синусоидов (см. рис. 200). Клетки клубочковой зоны вы­глядят слегка вакуолизированными вследствие экстракции ли­пидных гранул в процессе препаровки (см. рис. 200, 201). Сте­пень насыщенности клеток липидными гранулами зависит от функционального состояния и вида животного. Клетки пучко­вой зоны содержат больше липидов и организованы в виде тя­жей, идущих по направлению к мозговому веществу. Длинные прямые синусоидные капилляры, идущие между тяжами, тесно связаны с поверхностью клеток пучковой зоны (см. рис. 201) и выстланы эндотелием фенестрированпого типа. Люминальиая поверхность относительно гладкая и ровная. Фенестрированные области разделяются участками нефенестрированной цитоплаз­мы (см. рис. 202). В эндотелии кровеносных капилляров над­почечника выделяют четыре вида фенестр с учетом их распо­ложения: а) мелкие, равномерно расположенные; б) мелкие, расположенные группами (кластерами); в) крупные, равномер­но расположенные; г) крупные, расположенные кластерами (см. рис. 203, 204). В сетчатой зоне клетки расположены в виде анастомозирующих сетей и окружены синусоидами из сетча­того кровеносного сплетения. Надпочечниковые артерии идут вдоль поверхности надпочечника, ветвясь па артериолы, и за­тем распадаются на капилляры (см. рис. 205). Кортикальные микрососуды начинаются от капсулярного сплетения и идут вертикально вниз к мозговому веществу. Они часто анастомозируют друг с другом и формируют неизолированные сплетения синусоидов (см. рис. 206). В клубочковой зоне расстояние меж­ду анастомозами меньше, чем в пучковой и в ретикулярной зо­нах. Синусоидные капилляры данного района сливаются в со­бирательную вену на уровне кортикомедуллярного соединения и затем впадают в надпочечниковую вену в мозговом вещест­ве. На сколе органа в СЭМ видно, что крупные венозные сосуды в мозговом веществе образуют анастомозирующее сплетение. Некоторые ветви артерий из капсулы (3-5 ветвей на каждую надпочечниковую железу крысы) пенетрируют капсулу и идут вертикально вниз в корковое вещество. Эти пепетрирующие ар­териолы диаметром 20-30 мк проходят через корковое веще­ство, не давая боковых ветвей, пока не достигают мозгового вещества, где они делятся на капилляры, формирующие рыхлое неизолированное сплетение. Кровь из него собирается в ту же самую венозную систему, которая дренирует корковое вещест­во. Таким образом, мозговое вещество надпочечника имеет двойное кровоснабжение. В первом случае кровь через пенетрирующие артериолы проходит, не контактируя с клетками коркового вещества, во втором - кровь поступает из синусои­дов сетчатой зоны, которые анастомозируют на уровне кортикомедуллярного соединения с кровеносными микрососудами моз­говой части. В последнем случае мозговое вещество получает кровь, богатую стероидными гормонами коркового вещества надпочечника.
  
   187. Скол передней доли гипофиза крысы. Х3000. Между эпителиальными клетками видны соединительнотканные прослойки. Смежные эпителиоциты соедине­ны друг с другом выростами. Между тяжами железистых клеток видны кровенос­ные сосуды - синусоиды.
  
   188. Скол передней доли гипофиза крысы. Х200. Вверху справа виден продольно вскрытый микрососуд - синусоид.
  
   189. Скол передней доли гипофиза крысы. X10000. Видны две поперечно сколотые лютеотропные клетки (ЛК) с гранулами.
  
   190. Щитовидная железа крысы. Х1000. Видны наружные поверхности фолликулов, покрытые коллагеновыми волокнами (KB) и кровеносными капиллярами (КК).
  
   191. Скол щитовидной железы крысы. Х2000. Многочисленные тесно расположенные фолликулы заполнены коллоидом. По их периферии расположены кровеносные капилляры. Между фолликулами видны тонкие прослойки соединитель­ной ткани.
  
   192. Фолликул щитовидной железы кролика (коллоид удален). Х2500. Стенка фолликула образована однослойным кубическим эпителием.
  
   193. Апикальная поверхность щитовидной железы кролика. Х8000. Апикальная поверхность клеток имеет куполообразную форму и покрыта многочисленными невысокими микроворсинками. Наряду с микроворсинками определяются шаро­видные гранулы, представляющие собой часть коллоида.
  
   194. Фолликул щитовидной железы кролика. Х5000. Эпителиальные клетки уплощены.
  
   195. Микрососуды щитовидной железы крысы. Коррозионный препарат. Х200 каждый фолликул оплетен однослойной сетью капилляров.
  
   196. Микрососуды щитовидной железы крысы. Коррозионный препарат. Х400. В центре виден фолликул, оплетенный сетью анастомозирующих кровеносных капилляров. Капиллярные сети разных фолликулов, как правило, обособлены.
  
   197. Щитовидная железа крысы. Коррозионный препарат. Х200. Видны венулы (В), дренирующие микрососуды нескольких фолликулов.
  
   198. Поперечный скол надпочечника крысы. Х600. Снаружи видна капсула. Ввер­ху располагается корковое вещество, внизу - мозговое. В последнем проходят крупные венозные сосуды.
  
   199. Клубочковая зона коркового вещества надпочечника крысы. Х5000. Между продольно расположенными балками эпителиоцитов находятся синусоиды. В клет­ках паренхимы видны шаровидные пустоты, соответствующие расположению жи­ровых веществ - предшественников гормонов.
  
   200. Пучковая зона коркового вещества надпочечника крыс. Поперечный срез через синусоид. X10000. Видны фенестры и микроворсинки. Рядом расположены эпителиальные клетки с жировыми включениями.
  
   201. Пучковая зона коркового вещества надпочечника крысы. Х1500 Видны тяжи железистых клеток, между которыми идут капилляры.
  
   202. Надпочечник крысы. Пучковая зона коркового вещества. Х20000. Стенка синусоида содержит множество пор. Околоконтактные зоны не перфорированы.
  
   203. Надпочечник крысы. Пучковая зона коркового вещества. Х3000. Железистые клетки содержат многочисленные жировые капли, имеющие вид пустот.
  
   204. Надпочечник крысы. Пучковая зона коркового вещества. Продольно вскры­тый синусоид. Х5000. В центре видно ядросодержащее возвышение (ЯВ) эндотелиоцита.
  
   205. Микрососуды надпочечника крысы. Х200 (коррозионный препарат Л. И. Полянской). Видно капсулярное капиллярное сплетение. Артериола (А) ветвится и отдает сосуд, пенетрирующий корковое вещество.
  
   206. Микрососуды надпочечника крысы. Коррозионный препарат. Х190. Отчетливо видны различия в характере организации капиллярных сплетений коркового (вверху) и мозгового вещества (внизу). В последнем преобладают синусоиды большого диаметра.
  
   ГЛАВА 7. ОРГАНЫ ПИЩЕВАРЕНИЯ
  
   Пищеварительный тракт
   В настоящее время хорошо изучена не только гистология и ультраструктура всех слоев кишечной трубки и желез, относя­щихся к пищеварительной системе [Иванова И. Ф., Ковальский П. А., 1976; Елисеев В. Г. и др., 1983; Хэм А., Кормак Д., 1982], но и ультраструктура стенки кровеносных и лимфатических капилляров этих органов [Шахламов В. А., 1971; Шахламов В. А., Цамерян А. П., 1982]. С помощью СЭ микроскопии раз­личными исследователями изучена поверхность слизистой обо­лочки всего желудочно-кишечного тракта.
   В настоящее время имеется четкое представление об ультра­структуре и строении поверхности большинства желез, связан­ных с пищеварительной системой, таких, например, как слюн­ные железы, поджелудочная железа, печень, а также о эндо­кринных клетках, связанных с эпителием пищеварительной си­стемы. С помощью СЭ микроскопии исследованы также эпите­лий губ, языка и других отделов пищеварительной системы. Так, поверхность языка человека покрыта неороговевающим эпителием. Этот эпителий покрывает и различные сосочки пе­редней и задней частей языка (см. рис. 207). Нитевидные со­сочки передней части языка имеют конусообразное строение (см. рис. 207 а). Они могут располагаться и на боковой по­верхности языка. Грибовидные сосочки (см. рис. 207 б, в) пре­имущественно располагаются на средней части языка. На по­верхности сосочков можно хорошо различить эпителиоциты, часть которых отторгается. На поверхности грибовидного со­сочка (см. рис. 207 б) видны отторгающиеся эпителиоциты, а глубже располагаются нормально функционирующие, плотно соединенные между собой эпителиальные клетки. Границы этих соединений видны в виде светлых извитых линий между эпите­лиальными клетками. При более сильном увеличении (см. рис. 207 г) на поверхности этих эпителиальных клеток видны мел­кие, короткие микроворсинки, а границы между клетками име­ют плотные соединения типа десмосом. На снимках они пред­ставлены в виде светлых бугорков на границе двух клеток. Не­обходимо отметить, что при сильном увеличении и при СЭ мик­роскопии все эпителиоциты на любом виде сосочков передней и задней частей языка имеют микроворсинки.
   Листовидные сосочки расположены преимущественно на бо­ковой поверхности языка; в СЭМ они видны в виде уплощенных выступов, объединенных между собой по 2-3 у оснований. При рассматривании их сверху они имеют вид листа (из трех ло­пастей) (см. рис. 207 д). В средней части языка также можно обнаружить единичные листовидные сосочки (см. рис. 207 е).
   Сосочки задней части языка имеют особый вид - желобова­тый, особенно у корня языка (см. рис. 207 ж). Они отличаются тем, что окружены углублением в виде желоба, поэтому при СЭ микроскопии можно четко различить сферическую часть, осно­вание, желоб и валик, окружающий желоб. Такой сосочек, как и описанные выше, покрыт слущивающимися и нормально функционирующими эпителиоцитами, на поверхности которых видны такие же микроворсинки, как и на других сосочках.
   Пищевод человека выстлан многослойным плоским нео­роговевающим эпителием (см. рис. 208 а). Эти клетки имеют полигональную форму, на их поверхности имеются микросклад­ки (см. рис. 208 б). При сильном увеличении ветвящиеся склад­ки на поверхности эпителиоцитов хорошо различимы. Они, из­виваясь, объединяются, образуя крупные и мелкие гнезда (см. рис. 208 б). Границы клеток четко видны в СЭМ. Они представ­лены плотными межклеточными соединениями (см. рис. 208 б).
   По данным световой микроскопии, желудок покрыт одно­слойным призматическим эпителием, наиболее типичным в об­ласти дна желудка. Инвагинации этого эпителия в собственный слой образуют желудочные ямки, в которые впадают желудоч­ные железы. При СЭ микроскопии общий вид слизистой обо­лочки желудка представлен в виде пчелиных сот (см. рис.209 а). При более сильном увеличении (см. рис. 209 б) можно
увидеть остатки пищи в желудочных ямках и малые отверстия,
через которые выделяется секрет.
   Поверхность слизистой оболочки тонкой кишки (см. рис. 210 а, б, в), в которой заканчиваются все пищеварительные процессы, а молекулы питательных веществ всасываются в лим­фатическую и кровеносную систему, при СЭ микроскопии (см. рис. 210 а) представлена в виде удлиненных ворсинок конусо­образной формы. Основание ворсинок расширено, апикальная часть вдвое или втрое уже основания. На ворсинках четко вид­ны складки различной глубины, границы этих складок имеют извитой ход. Поверхность ворсинок выстлана высоким призма­тическим всасывающим каемчатым эпителием. При более силь­ном увеличении одной ворсинки на складках четко видны гра­ницы эпителиоцитов, имеющих полигональную форму (см. рис.210 б). Апикальная часть микроворсинок каемчатого эпителия - шероховатая. При производстве скола поперек стенки тонкой кишки при СЭ микроскопии этого участка максимальное
увеличение позволяет увидеть микроворсинки на их продольном срезе (см. рис. 210 в), а также и другие органеллы не только всасывающих эпителиоцитов, но и бокаловидных клеток. Весь­ма демонстративным при СЭ микроскопии является свод пейеровой бляшки тонкой кишки (см. рис. 211). Он представляет собой сферу, на которой четко можно различить поверхность маргинальных клеток и призматические эпителиоциты, имеющие микроворсинки. Вокруг свода пейеровой бляшки расположены, тесно прилегая друг к другу, обычные ворсинки тонкой кишки, подробно описанные выше.
   Установлено, что через маргинальные клетки к иммунокомпетентным клеткам пейеровой бляшки поступают различные ан­тигены, присутствие которых вызывает в организме различные иммунологические реакции.
   Каждая ворсинка тонкой кишки имеет свою систему крово­обращения, состоящую из артерии, вен, сети кровеносных и лим­фатических капилляров. При наливке кровеносных сосудов спе­циальными смолами и использовании метода приготовления кор­розионных препаратов с последующей СЭ микроскопией эту сеть можно четко различить (см. рис. 212).
   Толстая кишка у человека и млекопитающих соответст­венно ее функциональному назначению по сравнению с тонкой имеет свои особенности гистологического строения и соответст­вующую топографию при СЭ микроскопии. Так, в толстой киш­ке отсутствуют ворсинки, а слизистая оболочка ее имеет много­численные складки (см. рис. 213а). При изучении их поверхно­сти можно увидеть границы призматических клеток, имеющих полигональную форму. Эти клетки чередуются с многочислен­ными бокаловидными клетками, иногда выделяющими в апи­кальной части слизь. На поверхности тех и других клеток видны апикальные части микроворсинок в виде мелкогранулированных зерен (см. рис.213б).
   Печень
   На сколе печени в СЭМ видны формирующие ее полигональ­ные дольки, каждая из которых представлена лабиринтом свя­занных друг с другом печеночных балок. Последние пронизаны системой анастомозирующих полостей, в которых можно вычленить сеть специализированных капилляров - синусоидов и си­стему желчных канальцев. Печеночные балки по данным СЭ микроскопии образованы, как правило, одним слоем печеночных клеток. К одному ряду печеночных клеток с двух сторон прилежат стенки синусоидов (см. рис. 214).
   Каждый гепатоцит контактирует не только с соседними по ряду, по также с выше и ниже расположенными печеночными клетками. Гепатоцит имеет форму многогранника, состоящего из 6 и более граней, существенно различающихся по своему рельефу. Поверхности гепатоцита, обращенные в сторону вокругеинусоидного пространства, покрыты множеством коротких микроворсинок, которые, очевидно, необходимы для реализации всасывательной функции. Билиарные грани печеночных клеток в основном гладкие и лишь в их центре проходят 1-2 билиар­ные бороздки, участвующие в образовании и составляющие одну из половин поверхности цилиндра желчного канальца. Один ге­патоцит может принимать участие в формировании одновремен­но нескольких желчных канальцев. Билиарные бороздки покры­ты микроворсинками (см. рис. 215).
   Кровоснабжение. Печень получает кровь из двух источни­ков - воротной вены и печеночной артерии. В органе они мно­гократно ветвятся и на всем протяжении их сопровождают желч­ные протоки. Подходя к дольке, ветви воротной вены, печеноч­ной артерии и желчный проток образуют так называемую триа­ду. Междольковые артерии и вены, входящие в состав триад, отдают короткие ветви вокруг дольковых артерий и вен, которые идут по периферии дольки и распадаются на сеть синусоидных сосудов. Как правило, вокругдольковые артерии меньше по диа­метру, чем соответствующие вены, и имеют более извилистый ход. Некоторые их тончайшие ветви непосредственно впадают в синусоиды. Артериальные веточки входят в дольку более посте­пенно под острым углом, переходя на ее периферии в сеть сину­соидов.
   Отдельные междольковые артерии отдают ветви, идущие к желчному протоку, и формируют сеть капилляров, оплетающую его. Отток крови от перибилиарной капиллярной сети осуществ­ляется в сеть синусоидов через толстые укороченные сосуды. Вставочные сосуды, судя по ядерным отпечаткам, являются со­судами венозного типа. Они могут перед впадением в синусоиды делиться на 2-3 ветви. Перибилиарные капиллярные сети реабсорбируют некоторые компоненты желчи и возвращают их в синусоиды, что, вероятно, регулирует секрецию желчи гепатоцитами по типу обратной связи.
   По синусоидам кровь стекает к центральной вене. При этом формируется своеобразная лучистая структура, характерная для хода капилляров в печеночной дольке. Это особенно хорошо видно па коррозионных препаратах микрососудов (см. рис. 217). Перед впадением в центральную вену 2-3 синусоида могут сли­ваться и формировать общий ствол (см. рис. 218).
   Центральная вена является начальным звеном выносящей кровеносной системы печени. Стенка центральной вены имеет множество отверстий, являющихся просветами впадающих в нее синусоидов (см. рис. 219). Центральные вены сливаются чаще под углом, близким к прямому, образуя собирательные или поддольковые вены (см. рис. 220). Последние не сопровождаются артериями и желчными протоками. Собирательные вены слива­ются, образуя печеночные вены, которые в свою очередь впа­дают в нижнюю полую вену.
   Синусоиды. Эндотелиоциты синусоидов представляют собой уплощенные клетки, зона перикариона лишь слегка выступает в просвет (см. рис. 221). От ядросодержащей зоны к периферии клетки идут ветвящиеся и постепенно истончающиеся цитоплазматические гребни, которые ограничивают участки перифериче­ской цитоплазмы. В истонченных цитоплазматических участках между гребнями видны сильно варьирующие по размерам и чис­ленности поры. Часто они образуют скопления - решетчатые пластинки. Через крупные трансэндотелиальные перфорации можно рассмотреть микроворсинки гепатоцитов, расположенные в вокругсинусоидном пространстве. Наличие пор в стенке сину­соидов создает благоприятные условия для прямого контакта плазмы с поверхностью печеночных клеток и обмена метаболи­тов. Установлено, что крупные поры не являются артефактом высушивания, как это предполагалось ранее. Имеются все ос­нования полагать, что число и размеры пор контролируются дея­тельностью опорно-двигательного аппарата эндотелиоцитов.
   В синусоидах печени наряду с эндотелиоцитами располага­ются звездчатые ретикулоэндотелиоциты (купферовские клет­ки). С помощью СЭ микроскопии выявлено их принципиальное отличие от эпдотелиальных клеток. Во-первых, по характеру рельефа они напоминают макрофаги; во-вторых, между эндоте­лиоцитами и звездчатыми клетками не было обнаружено пере­ходных форм, что отвергает предположение о том, что купферов­ские клетки - это особое состояние эндотелиоцитов.
   Крупные тела звездчатых клеток выступают в просвет сину­соида. От тела купферовской клетки отходит множество длинных и тонких цитоплазматических отростков, прикрепляющихся к эпдотелиоцитам. Многие из них проходят над крупными пора­ми в эндотелии. Рельеф клеточной поверхности звездчатых ретикулоэндотелиоцитов образуют многочисленные нерегулярной формы складки, микроворенпки и пузыри. Иногда удается на­блюдать также ламеллоподии, распластанные по эндотелию, а также раффлы (см. рис. 222). Купферовские клетки могут лока­лизоваться в вокругеинусоидных пространствах и лишь их цитоплазматическис отростки как бы свешиваются в просвет сину­соида. Псевдоподии проходят при этом через крупные и средние поры. Возможно, образование крупных пор является следствием воздействия на эндотелиоцит отростков звездчатой клетки. Ку­пферовские клетки, являясь активными макрофагами, могут сво­бодно перемещаться из кровеносного синусоида в вокругеинусоидное пространство. Они выполняют защитную функцию, кро­ме того, полностью или частично перекрывая просвет синусоида, они могут функционировать в качестве регуляторов кровотока.
   Вокругсинусоидное пространство (пространство Диссе) пред­ставляет собой щелевидную полость между эндотелиалыюй стенкой синусоида и плазмолеммой гепатоцитов печеночных ба­лок. Ширина пространства Диссе варьирует обычно от 0,2 до 1 мкм. Нередко от этой щели между гепатоцитами отходят глу­бокие карманы. Последние могут соединяться друг с другом, формируя разветвленную систему межклеточных полостей, про­низывающих печеночные балки и соединяющих пространства Диссе смежных синусоидов. Вокругсинусоидное пространство сообщается с просветом кровеносных капилляров через поры в эндотелиальной выстилке и заполнено фильтратом плазмы кро­ви. В вокругеинусоидных пространствах обнаруживаются коллагеновые фибриллы и изредка встречаются веретенообразные вокругеинусоидные липоциты. Поверхность их довольно глад­кая, имеются лишь единичные микроворсинки. Иногда цитоплазматические выросты этих клеток достигают карманов между со­седствующими гепатоцитами. В цитоплазме липоцитов на сколе видно множество жировых капель, которые, как полагают, явля­ются депо жирорастворимых витаминов (см. рис. 223). Отдель­ные липоциты не содержат жировых капель и напоминают фибробласты.
   Билиарная система. Желчь секретируется гепатоцитами в желчные канальцы и движется на периферию классической дольки сначала по мельчайшим внутридольковым желчным про­токам, а затем - по междольковым проточкам и протокам, и в конечном счете вливается в два больших печеночных протока. Если плоскость скола проходит по билиарным поверхностям ге­патоцитов, желчные канальцы выглядят в виде полигональной сети бороздок (см. рис. 215). Эти полуканальцы расположены в центре билиарной грани ряда печеночных клеток, ход их пря­мой, и они, как правило, не ветвятся. Лишь в отдельных случа­ях желчные канальцы бифуркационно делятся на две и более ветви, идущие по билиарной грани печеночной балки. Во многих случаях желчные канальцы отдают ветви, заканчивающиеся не­далеко от начала вокругеинусоидного пространства, однако пря­мых сообщений между пространством Диссе и желчными ка­нальцами нет.
   Наличие слепых окончаний желчных канальцев доказывает внутриклеточное образование желчи. Ширина желчных бороз­док колеблется от 0,5 до 1 мкм. Микроотростки, образуемые плазмолеммой печеночных клеток, участвующей в образовании канальца, сконцентрированы у краев бороздки. При впадении канальца в проточек просвет слегка расширяется с образовани­ем своеобразного, неправильной формы, мешочка.
   Люминальная поверхность проточковых эпителиальных кле­ток имеет много микроворейнок, сконцентрированных в про­дольные ряды. Проточки соединяются с междольковыми желч­ными протоками, эпителиальные клетки которых становятся вы­ше, просвет расширяется, число коротких микроворсинок на по­верхности эпителиальных клеток увеличивается, встречаются отдельные реснички, которые участвуют в движении желчи по билиарным протокам и выполняют функцию хеморецепторов. По протокам желчь оттекает в желчный пузырь.
   Желчный пузырь
   Под СЭМ на внутренней поверхности желчного пузыря об­наруживается два типа складок: крупные, в образовании кото­рых участвует собственная пластинка слизистой оболочки, и мелкие, сформированные клетками однослойного призматическо­го эпителия. Форма крупных складок существенно различается в области дна и шейки пузыря (см. рис. 224, 225).
   Апикальная поверхность эпителиальных клеток покрыта мно­жеством микроворсинок средней длины (см. рис. 226). Нередко у отдельных эпителиоцитов встречаются изменения рельефа апи­кальной поверхности плазмолеммы, соответствующие различным фазам апокриновой секреции (см. рис. 227). Вначале на апи­кальной поверхности плазмолеммы исчезают микроворсинки и образуется своеобразный апокриновый отросток. Некоторые от­ростки покрыты длинными раздвоенными микроотростками. Разрыв плазмолеммы апокринового отростка приводит к выде­лению в просвет капли очередной порции слизи.
   Поджелудочная железа
   Паренхима железы делится на дольки, окруженные тонкими соединительнотканными перегородками, которые содержат про­токи, нервы, кровеносные и лимфатические сосуды (см. рис. 228, 229). С поверхности дольки и ацинусы выглядят как бугристые образования, покрытые сеточкой коллагеновых волокон (см. рис. 228). Каждый ацинус окружен тесно прилежащей к эпите­лию сетью поддерживающих соединительнотканных волокон. Секреторный продукт ацинарных клеток - гранулы зимогена- четко определяется на поперечном сколе в центральной части эпителиоцитов (см. рис. 230). Вблизи от просвета ацинуса на коррозионных препаратах видны кровеносные капилляры, опле­тающие ацинусы (см. рис. 231, 232).
   Эндокринная часть поджелудочной железы представляет со­бой панкреатические островки - скопления клеток, пронизан­ные сетью апастомозирующих микрососудов синусоидного типа. На сколах цитоплазмы эндокринных клеток полигональной фор­мы видны мелкие секреторные гранулы.
  
  
   207. Поверхность языка человека, покрытая неороговевающим эпителием.
   а - нитевидные сосочки (НВ) передней части языка (вид сверху). В центре видна вершина конуса (указано стрелками). X110;
  
   207. Поверхность языка человека, покрытая неороговевающим эпителием.
   б - грибовидный сосочек (ГВ) средней части языка (вид сверху, сбоку). Х132;
  
   207. Поверхность языка человека, покрытая неороговевающим эпителием, в - поверхность того же грибовидного сосочка, что и на рис. 207 б. Одной стрелкой указаны отторгающиеся светлые полигональной формы клетки. В квадрате двумя стрелками указаны нормально функционирующие эпителиоциты Х6600;
  
   207. Поверхность языка человека, покрытая неороговевающим эпителием.
   г - поверхность того же грибовидного сосочка, что на рис. 207, в. Демонстрируются нормально функционирующие эпителиоциты с участка, обведенного квадратом. Видны мелкие микроворсинки. Десмосомы указаны стрелками. Х3400;
  
   207. Поверхность языка человека, покрытая неороговевающим эпителием.
   Д - листовидные (ЛВ) и нитевидные (НВ) сосочки боковой поверхности языка (вил сверху, сбоку). X110;
  
   207. Поверхность языка человека, покрытая неороговевающим эпителием.
   е - грибовидный (ГВ) и листовидный (ЛВ) сосочки средней части языка (вид свер­ху). Х70;
  
   207. Поверхность языка человека, покрытая неороговевающим эпителием.
   ж - желобоватый сосочек корня языка (вид сверху). Часть валика, окружающего сосочек, срезана. Вверху справа виден сохраненный валик (указано стрелками). Вни­зу слева видно основание сосочка (указано двойной стрелкой). Желоб между со­сочками и валиком указан жирными стрелками. Х66.
  
   208. Поверхность средней части пищевода человека.
   а - поверхность многослойного плоского эпителия (общий вид сверху). Х1800;
  
   208. Поверхность средней части пищевода человека.
   б - тот же препарат при сильном увеличении (участок, очерченный светлым квадратом). Демонстрируются микроскладки на поверхности эпителиоцитов полигональной формы, гра­ницы клеток указаны стрелками. Х3400.
  
   209. Поверхность фундальной части желудка человека.
   а - общий вид. Х96;
  
   209. Поверхность фундальной части желудка человека.
   б - фрагмент того же препарата. Поверхность складок покрыта призматическим эпите­лием (указано стрелками). Видны желудочные ямки (Я). X540.
  
   210. Ворсинки тонкой кишки.
   а - конусообразные ворсинки тонкой кишки мыши, ориентированные в различных направлениях. Х150;
  
   210. Ворсинки тонкой кишки.
   б - ворсинка тонкой кишки мыши, на поверхности которой видны полигональной фор­мы границы между призматическими каемчатыми эпителиоцитами (указано стрелками). Х360;
  
   210. Ворсинки тонкой кишки.
   в -поперечный скол слизистой тонкой кишки кролика: АП - апикальная БК - боковая БЗ - базальная части призматических эпителиоцитов (указано стрелками) и бокаловидных эпителиоцитов (указано двойными стрелками).
  
   211. Свод пейеровой бляшки тонкой кишки морской свинки в окружении ворсинок. X120 (препарат Ю. А. Гайдара). На поверхности свода видны границы между маргинальными клетками.
  
   212. Микрососуды ворсинки тонкой кишки крысы. Х400 (коррозионный препарат А. А. Миронова, В. А. Миронова).
  
   213. Поверхность складок слизистой оболочки толстой кишки крысы, а - общий вид оболочки. Х660;
  
   213. Поверхность складок слизистой оболочки толстой кишки крысы.
   б - фрагмент того же препарата. Границы между призматическими эпителиоцитами указаны стрелками. Участки выделения слизи бокаловидными клетками указаны двойными стрелка­ми. X3000.
  
   214. Общий вид печеночной дольки печени крысы. Х3000. От центральной вены (ЦВ) радиально расходятся синусоиды и печеночные балки.
  
   215. Печень крысы. X10000. Определяется сеть печеночных балок, между которыми располагаются синусоиды. На поверхности гепатоцитов видна система желчных полуканальцев (указано стрелками).
  
   216. Печень крысы. X2800. Видна центральная вена с впадающими в нее печеночными синусоидами. Часть устьев закрыта клетками крови.
  
   217. Микрососуды дольки печени крысы. Коррозионный препарат. Х500. Видны печеночные синусоиды, вокругдольковые вены (В) и поддольковая вена (ПВ). Х500.
  
   218. Микрососуды печени крысы. Коррозионный препарат. Х1000. Видно впадение синусоидов в центральную вену (ЦВ).
  
   219. Микрососуды печени крысы. Коррозионный препарат. Х1500. Видна центральная вена (ЦВ) и впадающие в нее синусоиды (С).
  
   220. Микрососуды печени крысы. Коррозионный препарат. Х600. Вверху видна Центральная вена, внизу - поддольковая вена, в центре - сеть синусоидов.
  
   221. Печень крысы. Синусоид печени и пространство Диссе. Х9500. В просвете синусоида видны эритроциты и купферовская клетка. Эндотелий, выстилающий стенку синусоида, имеет порозный вид. Видны мелкие и крупные поры.
  
   222. Печень крысы. Х9000. В просвете синусоида видна купферовская клетка (К) с многочисленными отростками. Желчные канальцы указаны стрелками.
  
   223. Печень крысы. X11000. В центре видна жиросодержащая клетка (липоцит), расположенная в пространстве Диссе. Капельки жира в процессе проводки рас­творились. Отчетливо видна порозная стенка синусоида. Поры имеют тенденцию располагаться в виде скоплений (кластеров).
  
   224. Желчный пузырь кролика. Область дна. Х200. Видны крупные и мелкие складки слизистой оболочки. Между анастомозирующими мелкими складками образуются бороздки.
  
   225. Желчный пузырь кролика. Область шейки. Х120. Характер расположения крупных складок существенно отличается от такового в области дна.
  
   226. Желчный пузырь кролика. Х15000. Апикальная поверхность эпителиаль­ных клеток покрыта большим количеством микроворсинок средней длины. Чет­ко различимы границы (указано стрелками) между эпителиоцитами.
  
   227. Желчный пузырь кролика. X14000. Внизу видны две клетки в различ­ных стадиях секреции.
  
   228. Поджелудочная железа крысы. Вид со стороны капсулы органа. Х1100. Ацинусы выглядят как бугристые, округлой формы образования, покрытые коллагеновыми волокнами (указано стрелкой), между которыми проходят кровеносные сосуды (указано двойной стрелкой).
  
   229. Поджелудочная железа кролика. X1300. На сколе видны ацинусы (А) и оплетающие их кровеносные капилляры (К).
  
   230. Поджелудочная железа крысы. Х3100. На сколе единичного ацинуса различимы округлые гранулы зимогена. В левом верхнем углу виден поперечный скол артерии.
  
   231. Поджелудочная железа кролика. Х1300. На сколе видны ацинусы и грану­лы зимогена, секретируемые в просвет (указано стрелками).
  
   232. Поджелудочная железа крысы. Коррозионный препарат. Х300. Видна сеть кровеносных капилляров, оплетающих дольки и ацинусы органа.
  
   ГЛАВА 8. ОРГАНЫ ДЫХАНИЯ
  
   При подготовке препаратов органов дыхания к исследованию в СЭМ встречаются определенные трудности. Известно, что эпи­телиальная выстилка воздухоносных путей в обычных физиоло­гических условиях покрыта слоем слизи, а эпителиальная вы­стилка бронхиол, альвеолярных ходов и альвеол - сурфактантом, т. е. комплексом поверхностно-активных веществ фосфолипидной и гликопротеидной природы, обеспечивающим стабиль­ность респираторного отдела легкого.
   При интратрахеальной фиксации легкого слизь и сурфактант, как правило, смываются с клеточной поверхности и недоступны для микроскопирования на большой протяженности легочной поверхности. Остающиеся слизь и сурфактант затрудняют анализ рельефа клеточной поверхности эпителиальной выстилки легкого.
   Для исключения артефактов на поверхности клеток боль­шинство исследователей применяют метод иитратрахеальной фиксации легкого под давлением 10-20 мм вод. ст.
   Воздухоносные пути
   Во время вдоха воздух, прежде чем попасть в легкие, про­ходит через систему полостей, каналов, трубок. Эту систему на­зывают воздухопроводящими, или воздухоносными, путями. Они состоят из полостей носа, носоглоточного прохода; гортани, тра­хеи, бронхов разного калибра (крупных, средних, мелких). От трахеи ответвляются два главных бронха (левый и правый), которые входят в соответствующие легкие. Здесь бронхи дихо­томически делятся на более мелкие генерации. Различают внелегочные и внутрилегочные воздухоносные пути.
   Воздухоносные пути являются своеобразной калориферноочистительной коммуникацией, в которой воздух согревается, из пего удаляются инородные частицы, он становится влажным. Эффективное очищение воздуха происходит благодаря тому, что воздухоносные пути выстланы мерцательным эпителием, в кото­ром имеются секреторные клетки, секретирующие мукоидный и серозный секреты (см. рис. 233, 234, 235). В подслизистом слое расположены железы, секретирующие слизь. Их протоки выхо­дят на поверхность эпителиальной выстилки воздухоносных пу­тей (см. рис. 234, б).
   Реснитчатые клетки имеют на своей апикальной поверхности многочисленные длинные и тонкие реснички (см. рис. 234, а, 240), а секреторные клетки выделяют жидкий секрет. Мелкие пылевые частички, попавшие в воздухоносные пути, обволаки­ваются слизью и благодаря синхронному, ритмичному и одно­направленному движению ресничек выносятся наружу. Крупные частички удаляются во время чиханья и кашля.
   Эффективность очищения воздухоносных путей зависит от состояния реснитчатого аппарата, а также от того, насколько упорядочение происходит мерцание ресничек.
   Популяция реснитчатых клеток по степени дифференцировки их апикальной поверхности подразделяется на следующие груп­пы.
      -- Клетки, находящиеся в фазе формирования базальных телец и а к соне м. Реснички в это время на апи­кальной поверхности отсутствуют (см. рис. 236), При помощи просвечивающей электронной микроскопии доказано, что в этот период происходит накопление центриолей, которые перемеща­ются к апикальной поверхности клеток, и формирование базальных телец, из которых начинают образовываться аксонемы ресничек.
      -- Клетки, находящиеся в фазе умеренно выраженно­го цилиогенеза и роста ресничек. На апикальной по­верхности таких клеток появляется небольшое число ресничек, длина которых составляет 1/2-2/3 от длины ресничек диффе­ренцированных клеток. В этой фазе на апикальной поверхности преобладают микроворсинки (см. рис. 236).
      -- Клетки, находящиеся в фазе активного цилиогене­за и роста ресничек. Апикальная поверхность таких кле­ток уже почти целиком покрыта ресничками, размеры которых соответствуют размерам ресничек клеток, находящихся в пред­шествующей фазе цилиогенеза (см. рис. 236).
      -- Клетки, находящиеся в фазе завершенного цилио­генеза и роста ресничек. Обращенная в просвет воздухо­носных путей поверхность таких клеток целиком покрыта густо расположенными длинными ресничками. В трахее крысы на по­верхности одной зрелой реснитчатой клетки располагается до 120-200 ресничек длиной 2,3 мкм и шириной 0,2-0,3 мкм. Реснички рядом расположенных клеток ориентированы в одном направлении (см. рис. 235) и изогнуты, что является выраже­нием мукоцилиарного транспорта.
   Наличие клеток, находящихся в разных фазах цилиогенеза, необходимо учитывать при изучении физиологической и репаративной регенерации эпителиальной выстилки воздухоносных пу­тей, а также при анализе с помошью СЭМ диагностических трансбронхиальных биопсий.
   Полость носа. Вход в полость носа выстлан многослойным плоским эпителием, содержащим волосяные фолликулы.
   Полость носа условно разделена на две части: преддверие и дыхательная область. В преддверии многослойный плоский эпи­телий переходит в многорядный цилиндрический реснитчатый, содержащий бокаловидные клетки (см. рис. 233, 234). В собст­венной пластинке слизистой оболочки расположены слизистые и серозные железы, которые своими выводными протоками со­общаются с полостью носа (см. рис. 234, б).
   В обычных условиях клеточная выстилка полости носа по­крыта слоем слизи, секретируемой бокаловидными клетками и железами.
   Среди нереснитчатых клеток встречаются крупные клетки, покрытые короткими микроворсинками, которые называют ино­гда микроворсинчатыми (см. рис. 233, а, б). По направлению к заднему отделу полости носа появляются призматические клет­ки с более длинными и плотно расположенными микроворсин­ками. В этих областях и далее появляются реснитчатые клетки. Задняя, наиболее обширная область полости носа, выстлана преимущественно реснитчатым эпителием, хотя и здесь встреча­ются микроворсинчатые клетки (см. рис. 233, 234).
   Эпителиальная выстилка верхней части стенок полости носа, а также крыши задней ее части, выполняет функцию обоняния. Это отражается на ее цитоархитектонике. Клеточная выстилка этой области в СЭМ представлена двумя разновидностями кле­ток: обонятельными (рецепторными) и поддерживающими (опорными). Базальные клетки не сообщаются с просветом по­лости носа и мало доступны анализу при помощи СЭ микроскопии.
   Рецепторные клетки расположены перпендикулярно поверх­ности слизистой оболочки и значительно выступают в просвет полости носа. Их тела зажаты между поддерживающими клет­ками. Утолщение (вырост), несущее радиально расположенные волоски, представляет собой обонятельную булаву. Свободная поверхность поддерживающих клеток покрыта микроворсинка­ми. Обонятельные клетки имеют черты чувствительных рецепторных образований. Обонятельные рецепторы воспринимают запах широкого спектра веществ, однако механизм этого про­цесса еще окончательно не выяснен.
   Носоглоточный проход выстлан эпителием смешанного типа (реснитчатыми и нереснитчатыми клетками).
   Гортань. Клеточная выстилка слизистой оболочки гортани представлена разными зонами в зависимости от их функцио­нального назначения. Гортань выполняет разнообразные функ­ции: она играет большую роль в фонации, препятствует проникновению в нижние дыхательные пути частичек твердых субстан­ций. Гортань иногда называют "сторожевым псом" легких.
   В области надгортанника, соприкасающегося с корнем язы­ка, эпителий - многослойный плоский, неороговевающий. На апикальной поверхности клеток расположены короткие микро­ворсинки.
   Эпителий, покрывающий слизистую оболочку нижней части задней поверхности гортани, не контактирующей с пищей, мно­горядный, цилиндрический, реснитчатый, содержащий бокало­видные клетки. Нереснитчатые клетки имеют призматическую форму и покрыты короткими микроворсинками. Эти клетки ино­гда называют переходными.
   Трахея соединяет гортань с главными бронхами. Она пред­ставляет собой трубку, которая не спадается, так как в состав ее стенки входят хрящи, расположенные в виде подковы и охва­тывающие почти целиком стенку трахеи по окружности. Бес­хрящевые участки направлены кзади. Слизистая оболочка тра­хеи выстлана многорядным цилиндрическим мерцательным эпи­телием (см. рис. 235, 236).
   В непрерывном клеточном пласте слизистой оболочки трахеи четко выделяются четыре разновидности клеток: реснитчатые, нереснитчатые (микроворсинчатые), секреторные и "щеточные" (см. рис. 235, 236). К нереснитчатым клеткам, покрытым микро­ворсинками, относятся те клетки, которые, по-видимому, нахо­дятся в фазе "скрытого" цилиогенеза, т. е. во время формиро­вания базальных телец и аксонем, а также секреторные клетки в состоянии покоя, когда на апикальной поверхности отсутству­ют признаки накопления секрета и самого процесса секреции. Микроворсипчатые клетки имеют полигональную форму и кон­тактируют друг с другом посредством плотных контактов, кото­рые под СЭМ выглядят в виде валиков (см. рис. 238, 240, а).
   В клеточной выстилке слизистой оболочки верхней трети трахеи крысы выделены следующие зоны: 1) с преобладанием реснитчатых клеток; 2) с равным соотношением реснитчатых и нереснитчатых клеток; 3) с преобладанием нереснитчатых кле­ток; 4) безреснитчатые участки. Зон, которые бы содержали одни реснитчатые клетки, не обнаружено. Количество "щеточ­ных" клеток в разных зонах клеточной выстилки слизистой обо­лочки трахеи варьирует: их больше в тех участках, где преоб­ладают нереснитчатые клетки (см. рис. 235), и меньше там, где реснитчатые клетки доминируют.
   Если принять во внимание, что "щеточные" клетки имеют хеморецепторпую природу, то можно думать о существовании сенсорных зон трахеи.
   Реснитчатые клетки могут находиться в разных фа­зах цилиогенеза, которые были охарактеризованы выше (см. рис. 236).
   Реснички представляют собой длинные, гладкие, слегка изог­нутые цилиндры с закругленными концами (см. рис. 239, 240). В дистальном отделе единичных ресничек имеются утолщения, что, по мнению одних исследователей, отражает их сократитель­ную функцию, а по мнению других - секреторный процесс. На поверхности одной зрелой клетки с завершенным цилиогенезом может располагаться до 120-200 ресничек. Их длина в трахее крысы достигает в среднем 2,3 мкм, а ширина - 0,3 мкм.
   Секреторные клетки расположены в слизистой обо­лочке трахеи мозаично. Клетки мукоидного типа выявлены в эпителиальной выстилке слизистой оболочки трахеи многих представителей млекопитающих, в том числе и у человека; клет­ки серозного типа обнаружены у кошек, крыс-гнотобиотов, мо­лодых хомяков и в трахее зародышей человека.
   При мерокриновом типе секреции с апикальной поверхности секреторных клеток выделяются единичные секреторные грану­лы (см. рис. 237, б), а при апокриновом - разрывается апикаль­ная плазмолемма и происходит одномоментный выброс всех или большинства секреторных гранул. При этом вместе с гранулами могут выделяться и отдельные органеллы.
   Ультраструктурная организация апикальной поверхности секреторных клеток изменяется в соответствии с типом секре­ции и фазой секреторного цикла (см. рис. 237, б). По характеру рельефа поверхности можно выделить 4 основные фазы секре­торного цикла: 1) накопления секрета; 2) пресекреторная; 3) выделения секрета; 4) постсекреторная с репарацией апи­кальной части клетки.
   Апикальная поверхность несекретирующих клеток, находя­щихся на начальных этапах накопления секрета, имеет корот­кие микроворсинки; апикальная часть клетки лишь незначитель­но выступает над клеточной выстилкой (см. рис. 235, 236).
   На апикальной поверхности клеток, находящихся в пресекреторной фазе и уже накопивших сравнительно большое количе­ство секрета, появляются выпуклости, чередующиеся с западениями. Рельеф поверхности приобретает бугристый характер; микроворсинок становится меньше, а в области скопления сек­рета они, как правило, отсутствуют (см. рис. 236, 237, б).
   В фазе выделения секрета по мерокриновому типу на апи­кальной поверхности появляются капельки секрета, а также небольшие округлые отверстия, через которые происходит экст­рузия секреторных гранул. Это так называемые постсекретор­ные поры (см. рис. 237).
   Клетки, находящиеся в фазе репарации, очень трудно опре­делить при помощи СЭМ из-за быстрого слипания поврежден­ной во время секреции плазмолеммы.
   "Щеточные" клетки удается идентифицировать по вен­чику длинных (до 1,5 мкм) однородных микроворсинок с ту­пыми закругленными концами, расположенных в виде розетки. Число микроворсинок, выступающих в просвет трахеи, может достигать 100. По мнению многих исследователей, эти клетки имеют хеморецепторную природу.
   Бронхи. Слизистая оболочка бронхов, как и трахеи, выстла­на мерцательным эпителием (см. рис. 238, а, б, 239, 240, а, б). В зависимости от калибра бронха эпителий может быть много­рядным цилиндрическим (крупные бронхи), однорядным цилиндрическим или кубическим (мелкие бронхи). Принцип строе­ния эпителиального пласта слизистой оболочки бронхов такой же, как и трахеи. В состав клеточной выстилки бронхов входят реснитчатые, микроворсинчатые, секреторные и "щеточные" клетки. Однако "щеточные" клетки в эпителии воздухоносных путей выявлены не у всех животных: они не обнаружены у обезьян, собак, хомяков, а также у человека и птиц. "Щеточ­ные" клетки имеются в воздухоносных путях кошки, свиньи, ко­ровы, крысы, мыши, кролика, морской свинки.
   При помощи просвечивающей электронной микроскопии в эпителиальной выстилке бронхов многих животных были обна­ружены нейроэпителиальные тельца - "рецепторы", состоящие из скопления разнородных клеток (хеморецепторных, поддерживающих, эпителиальных), расположенные в эпителиальном пласте. Они сообщаются с просветом бронхов апикальной по­верхностью хеморецепторной клетки, представляющей собой по­лигональную, крупную, поверхностную микроворсинчатую клет­ку (см. рис. 244). Предполагают, что нейроэпителиальные тель­ца чувствительны к напряжению кислорода. Нейроэпителиаль­ные тельца располагаются, как правило, в местах разветвления бронхов.
   Легкие
   Респираторный отдел. Анатомическая и ультраструктурная организация легких обеспечивает постоянный газообмен между вдыхаемым воздухом и кровью, протекающей через легочные капилляры. Богатство кровеносными и лимфатическими сосуда­ми - отличительная черта этого органа.
   Эпителиальная выстилка терминальных и респираторных бронхиол легких большого числа представителей млекопитаю­щих имеет много общих черт. Она содержит реснитчатые, сек­реторные, или клетки Клара, и "щеточные" клетки (см. рис. 245, 241). Соотношение числа реснитчатых и секреторных клеток у разных видов животных может быть разным. Так, у мышей в бронхиолах преобладают секреторные клетки, а у крыс их зна­чительно меньше.
   Реснитчатые клетки, как и в бронхах, находятся в разных фазах цилиогенеза (см. рис. 242).
   Функция секреторных клеток окончательно не выяснена, т. е. неизвестен полностью состав секрета, который они синтезируют и в большом количестве выделяют в просвет бронхиол. Уста­новлено, что секрет содержит липиды, белки, гликопротеиды, а также фосфолипазы. В связи с этим не исключено, что секре­торные клетки бронхиол играют существенную роль в деграда­ции фосфолипидов альвеолярного сурфактанта. Возможно так­же, что они секретируют поверхностно-активные вещества, уча­ствующие в поддержании поверхностного натяжения бронхиол.
   Ультраструктурная организация апикальной поверхности бронхиолярных секреторных клеток имеет характерные черты. Они значительно выступают над клеточной выстилкой (см. рис. 241, 242, 243, 244). Эти клетки напоминают "сахарную голову". Строение и рельеф апикальной поверхности зависят от фазы секреторного цикла и типа секреции (см. рис. 243). При мерокриновом типе, который имеет место в легком крысы, на вы­пуклой гладкой поверхности появляются небольшие, до 1,1 мкм в диаметре, шаровидные образования и такого же размера сек­реторные гранулы. При апокриновом типе, который свойствен секреторным клеткам легкого мыши, можно наблюдать клетки в пресекреторной фазе, фазе накопления секрета и фазе завер­шения секреции с деструкцией апикальной части (см. рис. 243). Для рельефа большинства секреторных клеток характерны "на­плывы", микроскладки, оборчатость (см. рис. 243, 244, 245).
   Альвеолярный отдел. Респираторные бронхиолы переходят в альвеолярные ходы, которые в свою очередь сообщаются с альвеолярными мешочками и альвеолами (см. рис. 246, 247). Легочная ткань под СЭМ напоминает пчелиные соты (см. рис. 248, 249). Альвеолярная поверхность легкого взрослого челове­ка достигает 70-80 м2. Каждая альвеола оплетена густой сетью кровеносных капилляров (см. рис. 252, 253, 254). Альвеолярный воздух отделен от крови тонким тканевым слоем, который на­зывают воздушно-кровяным барьером. Он состоит из резко упло­щенных клеток альвеолярного эпителия, эндотелия кровеносных капилляров и их базальных мембран. На значительной протя­женности барьер довольно тонок (0,3-0,5 мкм). Именно в этих местах кислород диффундирует из альвеолярного воздуха в кровь, а углекислый газ - из крови в альвеолярный воздух.
   Альвеолярная поверхность изнутри выстлана непрерывным слоем эпителия, который включает альвеолоциты 1-го и 2-го ти­пов (см. рис. 251, 256, 257). Вторые из них участвуют в образо­вании и активной секреции поверхностно-активных веществ (сурфактанта). В альвеолах легкого крысы обнаружены "щеточ­ные" клетки. Их иногда называют альвеолоцитами 3-го типа или щеточными альвеолоцитами (см. рис. 250, а, 258, 259).
   Альвеолоциты 1-го типа контактируют друг с другом, при этом образуются цитоплазматические бахромчатые валики (см. рис. 251). На долю альвеолоцитов 1-го типа приходится до 97% всей альвеолярной поверхности. Эти клетки покрывают крове­носные капилляры, а их распластанные околоядерные ламеллярные цитоплазматические отростки участвуют в формирова­нии воздушно-кровяного барьера (см. рис. 253).
   Альвеолоциты 2-го типа покрывают лишь 3-4% всей аль­веолярной поверхности. Это - активно секретирующая популя­ция клеток. Одновременно в состоянии секреции может нахо­диться до 50-70% всех альвеолоцитов 2-го типа [Романова Л. К., 1983; Серебряков И. С, 1984]. Апикальная поверхность клеток имеет округлую, овальную, а иногда и полигональную форму. Поверхность несекретирующих клеток равномерно покрыта короткими микроворсинками (см. рис. 250). Клетки, на­ходящиеся в состоянии активной секреции альвеолярного сур­фактанта, имеют своеобразный рельеф: появляются выбухания, "наплывы", гранулы секрета, число микроворсинок уменьшает­ся (см. рис. 256, 257). В фазе завершения секреции на апикаль­ной поверхности клеток можно увидеть кратерообразные округ­лые отверстия (постсекреторные поры), через которые произо­шла экструзия цитофосфолипосом, содержащих поверхностно-активные вещества. Секрет альвеолоцитов 2-го типа идет на построение мембран альвеолярного сурфактанта.
   Сурфактант обеспечивает стабильность альвеол, препятству­ет полному их закрытию во время выхода. Под СЭМ мембраны сурфактанта выглядят в виде войлокообразных и нитевидных структур (см. рис. 260). В действительности же весь надклеточный жидкий слой чрезвычайно динамичен.
   Поверхностно-активная жидкая пленка как специальное по­крытие альвеол выполняет много функций. Она участвует в регуляции испарения воды и тем самым предохраняет клетки альвеолярного эпителия от подсыхания. Инородные частички, примеси табачного дыма, а порой и микроорганизмы, находя­щиеся во вдыхаемом воздухе, проникая в альвеолы, в первую очередь попадают на жидкую пленку сурфактанта. Поверхност­но-активные вещества обволакивают их, обезвреживают и очи­щают таким образом альвеолярную поверхность для беспрепят­ственного газообмена. Сурфактант облегчает перемещение аль­веолярных макрофагов, лимфоцитов, лейкоцитов и способен активировать фагоцитарную функцию макрофагов. Альвеоляр­ные клетки секретируют сурфактант в больших количествах.
   Альвеолярные макрофаги расположены в гипофазе надклеточного жидкого слоя, выстилающего респираторный отдел из­нутри. Они перемещаются по внутренней поверхности альвеол, мигрируют из одной альвеолы в другую через поры Кона. Рель­еф их поверхности зависит от степени двигательной и функцио­нальной активности. Известно, что эти клетки участвуют в ути­лизации и элиминации не только инородных частиц, но и избыт­ка альвеолярного сурфактанта; они секретируют интерферон и интерлейкин-1, участвующие в иммунологических реакциях, сек­ретируют хемотаксические факторы, регулирующие функцио­нальную активность полиморфно-ядерных лейкоцитов, а также выполняют ряд других функций.
   Ультраструктурная организация альвеолярных макрофагов, находящихся в альвеолах (см. рис. 261), отличается от таковой клеток, полученных из бронхоальвеолярного смыва (см. рис. 262). Очевидно, большое значение имеет характер субстрата, на который попадают альвеолярные макрофаги.
   Очень важными и постоянными структурами нормального легкого являются отверстия в межальвеолярных перегородках (поры Кона) (см. рис. 250, 251, 260). Это - округлые, овальные или неправильной формы образования диаметром до 2-10 мкм, иногда имеющие цитоплазматические перемычки. На одну аль­веолу в легком крысы или мыши приходится по 4-8 пор, в лег­ком взрослого человека обнаружено до 20 пор на альвеолу. Около 20% альвеолоцитов 2-го типа расположено вблизи пор Кона или по их краям (см. рис. 250, б), что указывает на воз­можность попадания альвеолярного сурфактанта, секретируемого одной клеткой, в две смежные альвеолы. Благодаря порам Кона осуществляется активный коллатеральный газообмен и обмен поверхностноактивных веществ в пределах ацинуса. Это следует рассматривать как одно из проявлений адаптации лег­кого к изменению условий газообмена.
   Таким образом СЭМ является адекватным методом исследо­вания органов дыхания, позволяющим получить большую каче­ственную и количественную информацию о цитоархитектонике воздухоносных путей и легкого с его сложной пространственной клеточной организацией. Сегодня легкое представляется не только как орган, участвующий в газообмене (это несомненно его главная функция), но и как активно секретирующая желе­за, участвующая в фосфолипидном и жировом обменах.
  
  
   233. Эпителиальная по­верхность слизистой обо­лочки нижней носовой раковины человека (ус­ловная норма) (препара­ты А. А. Жаворонкова, А. С. Ростовщикова).
   а - передний отдел нижней носовой раковины. Эпители­альная выстилка состоит из микроворсинчатых клеток полигональной формы. На поверхности клеток видны комочки слизи (указано стрелками). Х1300; б - то же. Х2800;
  
  
   233. Эпителиальная поверхность слизистой оболочки нижней носовой раковины человека (условная норма) (препараты А. А. Жаворонкова, А. С. Ростовщикова).
   в - средний отдел нижней носовой раковины. Видны две бокаловидные клетки (БК) в пресекреторной фазе и реснитчатые клетки (РК). Х4600; г - тот же отдел. Участок эпителиальной выстилки, богатый реснитчатыми клетками (РК). В центре расположены бокаловидные клетки (БК). Х4200.
  
  
   234. Эпителиальная поверхность слизистой оболочки нижней носовой раковины человека (условная норма) (препараты А. А. Жаворонкова, А. С. Ростовщикова).
   а - видны структура и типичное положение ресничек реснитчатой клетки. Х5700; б - среди реснитчатых клеток (РК) расположено устье выводного протока слизистой железы (указа­но стрелкой). Х1850;
  
  
   234. Эпителиальная по­верхность слизистой обо­лочки нижней носовой раковины человека (ус­ловная норма) (препара­ты А. А. Жаворонкова, А. С. Ростовщикова).
   в - боковые поверхности бо­каловидных клеток (БК). Х2000; г - боковая поверхность реснитчатых клеток (РК). Между двумя реснит­чатыми клетками располо­жена бокаловидная клетка, на поверхности которой ви­ден просвет (указано стрел­кой)- результат выделения секрета по апокриновому типу. Х4600.
  
   235. Поверхность эпителиальной выстилки слизистой оболочки трахеи крысы. Х4400.
   РК - реснитчатые клетки в фазе завершенного цилиогенеза; на их апикальной поверхности расположено много длинных однонаправленных ресничек; БК - секреторные (бокаловид­ные) клетки; их полигональная апикальная поверхность имеет бугристый рельеф; ЩК - хеморецепторная ("щеточная") клетка содержит на своей апикальной поверхности венчик микроворсинок, выступающих в просвет трахеи. "Щеточные" клетки располагаются главным образом среди секреторных элементов.
  
   236. Поверхность эпителиальной выстилки слизистой оболочки трахеи крысы.
   а - реснитчатые клетки (РК-1. 2, 3) в разных фазах цилиогенеза. РК - 1 - клетка в фазе начального цилиогенеза, на ее апикальной поверхности расположены сравнительно корот­кие реснички; РК - 2 - клетка в фазе более выраженного цилиогенеза и роста ресничек, которые становятся длиннее, чем в начальной фазе цилиогенеза, но не достигают длины прекративших рост ресничек; РК - 3 - клетки в фазе завершенного роста ресничек. Вся апи­кальная поверхность покрыта многочисленными длинными ресничками. Реснитчатые клетки граничат с полигональными секреторными (бокаловидными) клетками (БК). Контакты меж­ду ними представлены в виде валиков и бороздок (указано стрелками). На фоне бугристо­го рельефа апикальной поверхности секреторных клеток видны отверстия - постсекреторные поры (указано двойной стрелкой). Х4400;
  
   236. Поверхность эпителиальной выстилки слизистой оболочки трахеи крысы.
   б - "щеточная" клетка (ЩК), расположенная среди секреторных клеток. Венчик компактно расположенных микроворсинок отчетливо выделяется среди других клеток эпителиальной выстилки. Х18 000.
  
   237. Эпителиальные клетки выстилки слизистой оболочки долевых бронхов.
   а - бронх взрослого человека. Боковая поверхность базальной (БК) и реснитчатой (РК) клеток. На апикальной поверхности видны реснички (указано стрелкой). Базальная клетка имеет форму пирамиды, ее боковая поверхность гладкая. Х4700 (препарат А. В. Свищева).
  
   237. Эпителиальные клетки выстилки слизистой оболочки долевых бронхов, б - бронх крысы. Видны секреторные (бокаловидные) клетки (СК - 1, 2, 3) в разных фазах секреторного цикла: СК - 1-клетка в фазе покоя. Гладкая апикальная поверх­ность покрыта короткими, редко расположенными микроворсинками; СК - 2 - клетка в пресекреторной фазе. Поверхность имеет бугристый рельеф, на ней видны секреторные гранулы (указано стрелкой); СК - 3 - клетка в постсекреторной фазе. На фоне бугристого рельефа апикальной поверхности видны округлые отверстия - постсекреторные по­ры - (указано двойной стрелкой); РК - реснитчатые клетки. Х5500 (препарат Л. К. Романовой).
  
  
   238. Поверхность эпителиальной выстилки слизистой оболочки долевого бронха легкого ребенка (1 /2 лет) (операционный материал).
   а - среди реснитчатых клеток (РК) островками расположены нереснитчатые секреторные клетки (СК). Х2400; б - то же при большем увеличении. МК - микроворсинчатая клетка; РК - реснитчатая клетка; СК - секреторные клетки. На поверхности клеток видна слизь (указано стрелкой). Х9400.
  
   239. Поверхность эпителиальной выстилки долевого бронха легкого ребенка (операционный материал). X15400. Среди реснитчатых клеток (РК) располагаются секреторные клетки (СК). Их апикальная поверхность бугристая; по периферии секреторной зоны располагаются микроворсинки.
  
  
   240. Поверхность эпителиальной выстилки долевого бронха легкого ребенка (операционный материал).
   а - структура валикообразных контактов (указано стрелкой) между секреторными клетками (СК). На реснитчатых клетках (РК) видно множество однонаправленных ресничек Х5800; б - структура цилиндрообразиых "ресничек" реснитчатых клеток (РК). В центре расположена секторная клетка (СК), апикальная поверхность которой покрыта микроворсинками. Х27900.
  
   241. Поверхность эпителиальной выстилки терминальной бронхиолы легкого крысы. Х4000 (препарат И. С. Серебрякова). Среди реснитчатых клеток (РК) группами расположены секреторные клетки (СК) - клетки Клара.
  
   242. Поверхность эпителиальной выстилки терминальной бронхиолы легкого мыши (препарат И. С. Серебрякова, Л. К. Романовой).
   а - секреторные клетки (СК) в состоянии накопления секрета. Их апикальная поверхность гладкая; имеет лишь единичные складки. Среди секреторных расположены реснитчатые клет­ки (РК,) в состоянии незавершенного цилиогенеза: в центре их апикальная поверхность по­крыта микроворсинками, а по периферии-длинными ресничками. Х12000.
  
   242. Поверхность эпителиальной выстилки терминальной бронхиолы легкого мыши (препарат И. С. Серебрякова, Л. К. Романовой).
   б - секреторные клетки (СК) в разных фазах секреторного цикла. На апикальной поверх­ности одной из них имеется шарообразное образование диаметром около 3 ним (указано стрелкой) - признак секреции по апокриновому типу. Между секреторными расположены реснитчатые клетки (РК) в разных фазах цилиогенеза. Большая часть апикальной поверхности одной из них покрыта микроворсинками (указано двойной стрелкой). X9000.
  
   243. Эпителиальная бронхиолярная выстилка легкого мыши. Х6000 (препарат И. С. Серебрякова, Л. К. Романовой). Секреторные клетки (СК) в состоянии активной апокриновой секреции. Апикальная часть некоторых клеток представле­на в виде шарообразных образований с гладкой поверхностью (указано звездоч­кой). У части клеток целостность апикальной зоны нарушена (указано стрелка­ми). На поверхности клеток видны конгломераты секрета (указано двойной стрел­кой). С секреторными клетками граничат реснитчатые клетки (РК), у которых видны боковые поверхности.
  
   244. Поверхность эпителиальной выстилки бронхиолы легкого мыши. Х6000 (препарат И. С. Серебрякова, Л. К. Романовой).
   В центре видна крупная, полигональной формы микроворсинчатая клетка (МК), окружен­ная секреторными (СК) и реснитчатыми клетками (РК). Такая ультраструктурная органи­зация микроворсинчатой клетки характерна для поверхностной рецепторной клетки нейроэпителиальных телец воздухоносных путей грызунов.
  
   245. Поверхность эпителиальной выстилки дистальной части респираторной бронхиолы легкого крысы. X16800. Две хеморецепторные "щеточные" клетки (ЩК), расположенные в центре, окружены секреторными клетками (СК). В левом ниж­нем углу видны реснитчатые клетки (РК). "Щеточные" клетки выступают в про­свет бронхиолы венчиком своих микроворсинок (указано стрелкой), расположен­ных в виде розетки.
  
   246. Общий вид респираторного отдела легкого крысы. Х200. Терминальная брон­хиола (ТБ) переходит в респираторные бронхиолы (РБ). а последние - в альвео­лярные ходы (АХ). Альвеолярные ходы заканчиваются альвеолярными мешоч­ками, содержащими альвеолы (А).
  
   247. Легкое крысы. Респираторный отдел. Зона перехода между респираторной бронхиолой и альвеолярным ходом. Х8800. В эпителиальной выстилке альвеоляр­ного хода (нижняя часть рисунка) отсутствуют реснитчатые клетки. Выстилка здесь состоит из альвеолоцитов 1-го (1) типа. В просвет альвеолярного хода вы­ступают кровеносные капилляры (КК). В эпителиальной выстилке бронхиолы (средняя часть рисунка) располагаются секреторные (СК), реснитчатые клетки (РК) в начальной фазе цилиогенеза и "щеточные" клетки (ЩК).
  
   248. Общий вид респираторного отдела легкого ребенка (l Ґ лет) (операционный материал).
   а - слева видна эпителиальная выстилка продольно разрезанного мелкого бронха (Бр), а справа внизу - просветы сопутствующих кровеносного (КС) и лимфатического сосудов (ЛС). Альвеолы (указано стрелками) хорошо расправлены. Х100;
  
   248. Общий вид респираторного отдела легкого ребенка лет) (операционный материал).
   б - альвеолярные ходы (АХ) переходят в альвеолярные мешочки и альвеолы (указано стрелками). Х200.
  
   249. Альвеолярный отдел легкого крысы. Х460. В стенках отдельных альвеол видны отверстия - поры Кона (указано стрелками).
  
  
   250. Поры Кона в легком крысы (а) и легком ребенка (б).
   а - пора Кона (ПК) представляет собой отверстие, через которое сообщаются рядом рас­положенные альвеолы. Пора ограничена кровеносными капиллярами (КК) Рядом расположена хеморецепторная ("щеточная") клетка (ЩК). Ее апикальная часть, имеющая венчик микроворсинок (указано стрелкой), ориентирована по направлению к поре Кона. Тело клетки покрыто цитоплазматическим отростком альвеолоцита1-го типа. Х6000; б - пора-Кона (ПК) имеет неправильную форму. По ее краю расположен альвеолоцит 2-го-типа (АК-2). Апикальная поверхность клетки покрыта короткими микроворсинками. Х7800.
  
   251. Респираторный отдел легкого крысы. X10600.
   Видны три поры Кона (указано стрелками). Альвеола выстлана непрерывным слоем альвеолоцитов 1-го типа - уплощенными полигональными клетками, плот­но контактирующими друг с другом. В центре видны контакты в виде бахромча­тых валиков между четырьмя клетками (указано двойными стрелками). Над по­верхностью клеточной выстилки выступают кровеносные капилляры (КК), по­крытые цитоплазматическими вуалями альвеолоцитов 1-го типа.
  
   252. Строение сосудистой сети респираторного отдела легкого крысы. (Коррозионный препарат В. А. Миронова, А. А. Миронова). Х800.
   1 - капилляры межальвеолярных перегородок. В правом нижнем углу видны сколы двух рядом расположенных капилляров (указано двойной стрелкой), что свидетельствует о двух­слойности капиллярной сети вокруг входа в альвеолу; 2 - слепок вены малого калибра. Видны вдавления (указано стрелками) от ядер эндотелиальных клеток.
  
   253. Респираторный отдел легкого крысы. Строение кровеносных капилляров (КК), располагающихся в виде сети в один слой. Х8600. Бугристый рельеф поверхности капилляров обусловлен находящимися в них эритроцитами (указано стрелками). Капилляры покрыты цитоплазматическими вуалями альвеолоцитов 1-го типа. В верхнем правом углу видна пора Кона (указано двойной стрелкой).
  
   254. Строение сети кровеносных капилляров межальвеолярных перегородок легкого крысы. Х700 (коррозионный препарат А. А. Миронова, В. А. Миронова). Видны сколы поперечных сечений капилляров (указано стрелками), располагаю­щихся в один слой.
  
   255. Начало альвеолярного хода легкого крысы. X15200. В этой зоне появля­ются альвеолоциты 2-го типа, секретирующие альвеолярный сурфактант, и со­средоточены хеморецепторные клетки ("щеточные" альвеолоциты).
   1- гладкая поверхность цитоплазматических отростков альвеолоцита 1-го типа; 2 - альвео­лоциты 2-го типа. Апикальная часть этих клеток выступает в просвет альвеолярного хода и имеет овальную или полигональную форму. В зоне расположения ядра (указано звездоч­кой) апикальная поверхность гладкая. По периферии апикальная поверхность клеток покры­та микроворсинками. Апикальная поверхность альвеолоцита 2-го типа, расположенного вни­зу справа, имеет бугристый рельеф, характерный для секретирующей клетки; в центре - группа "щеточных" клеток, венчики микроворсинок (указано двойной стрелкой) которых вы­ступают в просвет альвеолярного хода. Тело "щеточных" клеток покрыто цитоплазматическими отростками альвеолоцитов 1-го типа. Внизу видна часть апикальной поверхности секреторной клетки (СК).
  
   256. Респираторный отдел легкого крысы. Х6400. Кровеносные капилляры (КК) покрыты цитоплазматическими вуалями альвеолоцитов 1-го типа (1). Альвеолоциты 2-го типа (2) в состоянии активной секреции альвеолярного сурфактанта. Между клетками хорошо видны границы (указано стрелками). Рельеф клеток сложный: наплывы, выпуклости чередуются с микроворсинками, которых больше по периферии. Наплывы и выпуклости - места секреции альвеолярного сурфак­танта (указано двойными стрелками). Клетки окружены кровеносными капил­лярами, неровный рельеф поверхности которых обусловлен эритроцитами. На гладкой поверхности видны контакты между рядом расположенными альвеолоцитами 1-го типа.
  
   257. Респираторный отдел легкого крысы. X 17 200. Активно секретирующий альвеолоцит 2-го типа расположен в "нише", образуемой кровеносными капилляра­ми (КК). На апикальной поверхности клетки среди микроворсинок видны наплы­вы-зоны секреции альвеолярного сурфактанта (указано звездочкой). Контакты (указано стрелками) между альвеолоцитами 1-го типа представлены в виде ва­ликов и бороздок.
  
   258. Респираторный отдел легкого крысы. Зона расположения нескольких хеморецепторных ("щеточных") альвеолоцитов. Х4200. Две клетки видны слева от кровеносного капилляра (КК), а три справа от него (указано звездочками). Клетки покрыты цитоплазматическими вуалями альвеолоцитов 1-го типа. В про­свет альвеол выступает лишь венчик микроворсинок, расположенных под разны­ми углами к альвеолярной поверхности.
  
   259. Хеморецепторные клетки ("щеточные" альвеолоциты), находящиеся в соста­ве эпителиальной выстилки альвеол легкого крысы.
   а - "щеточная" клетка (ЩК) расположена в углублении, образованном выступающими в просвет альвеолы кровеносными капиллярами (КК). Клетка имеет уплощенную вытянутую з направлении поперечной оси форму. Микроворсинки (указано двойной стрелкой имеют Длину до 1 мкм, ширину - около 0,3 мкм. На поверхности кровеносных капилляров четко выделяются контакты (указано стрелкой) между альвеолоцитами 1-го типа. X11600; б - Фрагмент рис. 258 - тело "щеточной" клетки (ЩК) вытянуто в направлении продольной оси. Неровный рельеф поверхности клеток и разнообразная форма указывают на их сокра­тительную функцию. При трансмиссионной электронной микроскопии в цитоплазме "щеточ­ных" клеток выявлены пучки микрофиламентов. X11600.
  
   260, Структура сурфактанта (С), расположенного на поверхности эпителиаль­ной выстилки альвеол легкого крысы.
   а - альвеолярный сурфактант (С) в виде паутинообразного материала расположен в об­ласти входа в поры Кона (ПК). Стрелкой указан валикообразный контакт между альвеолоцитами 1-го типа. Х8400; б - альвеолярный сурфактант (С) и эритроцит (указано стрелкой), находящиеся на поверхности альвеолы. X12000.
  
   261. Респираторный отдел легкого крысы.
   а - движущийся альвеолярный макрофаг (AM), краевые филоподии (указано двойной стрелкой) которого тесно соприкасаются с клеточной поверхностью альвеол. На его неров­ной поверхности видны пузыревидные выпячивания (возможно, это признак секреции) (ука­зано стрелкой), складки, бороздки, углубления. Внизу справа виден кровеносный капилляр (КК), выступающий в просвет альвеолы. Х8400;
  
   261. Респираторный отдел легкого крысы.
   б - альвеолярный макрофаг (AM) одной своей частью расположен в поре Кона (ПК) дру­гой на эпителиальной выстилке альвеолы; клетка находится в начальной стадии распластывания. Цнтоплазматические выросты (ламеллоподии) (указано стрелками) покрывают альвеолоцит 2-го типа (АК - 2) и альвеолоцит 1-го типа (АК-1). На поверхности макро­фага видны многочисленные складки. Х8400.
  
   262. Клетки из бронхоальвеолярного смыва человека.
   а - макрофаг в стадии радиального распластывания на стекле (AM). Периферия клетки представлена в виде ламеллоплазмы (указано стрелкой). Центральная сферическая часть клетки покрыта складками, оборочками (раффлами). Х6000; б - лейкоцит. Зона распласты­вания отсутствует. Сферическая поверхность клетки имеет многочисленные складочки (при предварительном анализе этой клетки в световом микроскопе отмечены признаки нейтрофильного лейкоцита). Х8600.
  
   ГЛАВА 9 . КОЖА И ЕЕ ПРОИЗВОДНЫЕ
  
   Кожа является пограничным органом, посредством которого осуществляется связь организма с внешней средой, а также его защита от внешних воздействий. Кроме того, кожа выполняет терморегуляторную, дыхательную, метаболическую и другие функции. Уникальный, полифункциональный характер этого ор­гана определяет сложность его структурной организации. СЭ микроскопия позволила изучить пространственные взаимоотно­шения трех слоев кожи: наружного слоя - эпидермиса, соеди­нительного слоя - дермы и подкожной жировой клетчатки (см. рис. 263). Дерма построена из трехмерной сети коллагеновых и эластических волокон спиральной формы (см. рис. 264). Пространственная конформация волокнистых структур поддержи­вается системой тонких связочных волокон (см. рис. 265). С по­мощью СЭМ детально изучено строение волоса: поверхность ку­тикулы, стержня и корня, взаимосвязь оболочек волосяной луковицы, различных ее слоев (см. рис. 266-272). Исследования с помощью СЭМ дали возможность показать значительные то­пографические различия микрорельефа кожного покрова, о чем свидетельствуют иллюстрации (см. рис. 273-275). На рис. 274 приведены восемь различных по топографии участков кожного покрова человека. Первичный микрорельеф образован за счет складок эпидермиса и подлежащего слоя дермы. Вторичный микрорельеф определяется роговыми чешуйками эпидермиса. Еще более мелкие детали поверхности, или ультрарельеф, пред­ставлены рельефом поверхности самих роговых чешуек (см. рис. 275). Сведения, полученные с помощью СЭМ, имеют не только общебиологическое значение, но и могут быть использованы в клинической дерматологии для дифференцировки нормального и патологического состояния кожного покрова, а также в су­дебной медицине для топографической идентификации.
  
  
   263. Кожа человека. Ладонная поверхность большого пальца. Срез, перпендикулярный поверхности кожи. Х100.
   Э-эпидермис; Р - роговой слой эпидермиса; Д - дерма, соединительнотканный слой ко­жи, С -сосочковый слой дермы, состоящий из тонких волокнистых структур. Нижележащий сетчатый слой состоит из толстых коллагеновых и эластических волокон.
  
   264. Дерма кожи человека. Сетчатый слой. Х800. Видны коллагеновые волокна цилиндрической и уплощенной формы.
  
   265. Коллагеновые волокна дермы кожи человека. Основные волокна связаны между собой системой тонких связочных волокон. Их особенностью является то, что большая часть связочного волокна находится в межволоконном пространстве и лишь своими концевыми отделами вплетается в основные волокна.
   а - поперечный срез коллагенового волокна. Связочные волокна с разных сторон "фиксируют" пространственное положение основного коллагенового волокна. Х8000; б - продольное расположение коллагенового волокна. Разветвление связочных волокон в месте их контакта с основными коллагеновыми волокнами. Х8000;
  
   265. Коллагеновые волокна дермы кожи человека. Основные волокна связаны между собой системой тонких связочных волокон. Их особенностью является то, что большая часть связочного волокна находится в межволоконном пространстве и лишь своими концевыми отделами вплетается в основные волокна.
   в - веточки связочного волокна на поверхности коллагеновых волокон. Х4000; г - связочные волокна располагаются неравномерно в межволокнистых пространствах дермы. В одних местах наблюдаются их сгущения, в других - разряжения. Х4500.
  
   266. Подкожная жировая клетчатка человека.
   а - рыхлая волокнистая соединительная ткань. Видны коллагеновые волокна различной толщины цилиндрической и уплощенной формы, относительно большие межволокнистые пространства. Коллагеновые и эластические волокна являются продолжением волокнистых структур сетчатого слоя дермы Х1600;
  
   266. Подкожная жировая клетчатка человека.
   б - соединительнотканные ячейки жировых клеток. Х1600.
  
   267. Сетчатый слой дермы кожи человека. Волосяная луковица. Продольный срез корня волоса. Х420. ВС - волосяной сосочек, через который происходит питание волоса. Луковица волоса находится в волосяной сумке, состоящей из уплощенных и плоских коллагеновых волокон.
  
   268. Поперечный срез корня волоса человека. Х420. Видны внутреннее и наружное корневые влагалища. Плоские коллагеновые волокна окружают корень волоса по периферии, между ними хорошо видны тонкие волокна связочной системы.
  
   269. Корень волоса человека.
   а - поверхностный рельеф волоса образован кутикулой, построенной из ороговевших клеток. X1500; б - кутикула внутреннего эпителиального влагалища. Х1500.
  
   270. Выход волоса человека за пределы кожи. Х800. Устье воронки выложено чешуйками рогового слоя эпидермиса.
  
   271. Стержень волоса человека, а - поперечный срез; б - продольный срез. Х3000. Центральная часть волоса построена из кератиновых фибрилл, расположенных вдоль длинной оси волоса и составляющих большую часть его коркового вещества. По периферии корковое вещество ограничено кутикулой, состоящей из плоских ороговевших клеток, располагающихся черепицеобразно; их свободный край обращен вверх. Каждая роговая чешуйка (клетка) частично перекрывает межклеточные соединения нижележащих клеток. Плотный кутикулярный пласт крепко спаян с корковым веществом стержня волоса.
  
   271. {Продолжение).
  
   272. Оболочки корневой части волоса человека.
   1-корковая часть корня; 2 - кутикула волоса; 3 - слой Гексли; 4 - слой Генли.
  
   273. Эпидермис кожи человека. X 1600. Видны клетки шиловидного слоя с остатками ядер (1) и роговая чешуйка (2).
  
  
   274. Микрорельеф поверхности кожного покрова человека различной топографии. Х40. а - спины; б - наружной поверхности плеча;
  
  
   274. Микрорельеф поверхности кожного покрова человека различной топографии. Х40.
   в - подошвы; г - локтевой ямки;
  
   274. Микрорельеф поверхности кожного покрова человека различной тоќпографии. Х40.
   д - живота; е - ладони;
  
  
   274. Микрорельеф поверхности кожного покрова человека различной топографии. Х40.
   ж - подколенной ямки; з - тыла стопы.
  
   275. Ультрарельеф поверхности кожного покрова человека различной топографии. Х3800. а - наружной поверхности плеча; б - ладони;
  
  
   275. Ультрарельеф поверхности кожного покрова человека различной топографии. Х3800. в - подошвы; г - тыла стопы.
  
   ГЛАВА 10. МОЧЕВЫЕ ОРГАНЫ
  
   Почка
   В СЭМ корковое и мозговое вещество почки отчетливо разли­чимы на поперечном сколе органа (см. рис. 276). В мозговом веществе канальцы имеют преимущественно прямолинейный ход; в корковом веществе наряду с извитыми канальцами рас­положены многочисленные почечные тельца. В зависимости от линии скола почечные тельца под СЭМ могут выглядеть по-раз­ному (см. рис. 277-281). Если скол прошел касательно, то об­наруживается поверхность эпителиоцитов внутренней (висце­ральной) части капсулы клубочка, покрывающих петли клубочкового капиллярного сплетения (см. рис. 277). При прохождении линии скола через центр почечного тела получается картина во многом аналогичная изображениям последнего на полутонких срезах (см. рис. 278). И, наконец, в некоторых случаях обнару­живается поверхность клеток наружного (париетального) лист­ка капсулы клубочка (см. рис. 279).
   Поверхность клеток париетального эпителиального слоя кап­сулы клубочка относительно ровная. На ней видны выступаю­щие в капсулярную полость ядросодержащие возвышения (см. рис. 280), короткие микроворсинки, число которых увеличивает­ся у зоны межклеточных контактов. Встречаются также единич­ные реснички, функциональное назначение которых до сих пор не выяснено.
   Клетки, формирующие висцеральный листок капсулы клу­бочка (подоциты), характеризуются звездчатой формой и име­ют цитоплазматические отростки, оплетающие капилляры клу­бочка. Пространственная организация отростков подоцита очень характерна (см. рис. 281). От выбухающего ядросодержащего тела клетки отходит 5-8 крупных толстых первичных отростков (цитотрабекул), которые в свою очередь ветвятся дихотомиче­ски на более тонкие вторичные отростки - цитоподии. От цитоподий под прямым углом отходят короткие и тонкие отростки - педикулы, которые интердигитируют с педикулами смежных подоцитов. Образующиеся узкие пространства между педикулами получили название фильтрационных щелей (см. рис. 281). Фильтрационные щели перекрыты диафрагмами, которые пред­ставляют собой селективный барьер для фильтрующихся макро­молекул. Диафрагма ограничивает поступление в первичную мочу крупных молекул. На поверхности подоцита и его отрост­ков наблюдаются также единичные микроотростки.
   Предполагается, что подоциты обладают сократительной способностью. С одной стороны, они контролируют диаметр клубочковых капилляров, а с другой - размер межпедикулярных фильтрационных щелей. Эндотелий клубочковых капилляров чрезвычайно истончен и содержит большое количество пор (см. рис. 282). Поры округлой или полигональной формы распола­гаются группами, формируя так называемые поля пор, разде­ленные цитоплазматическими гребнями. Цитоплазматические гребни, радиально отходящие от ядросодержащей зоны эндотелиоцита, как бы разделяют периферическую цитоплазму на отдельные решетчатые участки, содержащие поры. Цитоплаз­матические гребни, свободные от фенестр, располагаются также вдоль края клетки, контактируя с аналогичными участками смежных клеток. По-видимому, функция цитоплазматических гребней, которые содержат микротрубочки и пучки микрофиламентов, заключается в придании определенной жесткости и под­держании тонкой структуры полей фенестр. Размеры, формы и распределение фенестр также во многом обусловлены элемен­тами цитоскелета эндотелиальных клеток.
   От цитоплазматических тяжей отходят микроотростки, кото­рые иногда сливаются и формируют как бы второй этаж по­лей фенестр (см. рис. 282). На основе наблюдения таких кар­тин была предложена концепция, согласно которой микроот­ростки участвуют в образовании и обновлении полей фенестр.
   Порозная выстилка эндотелия гломерулярных кровеносных капилляров вместе с подлежащей базальной мембраной и ще­левыми диафрагмами формируют три компонента гломерулярного фильтра, обеспечивающего фильтрацию плазмы крови в почечном клубочке и образование первичной мочи. Базальная мембрана в ряде случаев имеет, как это видно под СЭМ, слоис­тую организацию.
   Проксимальная извитая часть канальца нефрона начинается от канальцевого полюса почечного тельца и выстлана клетками кубического эпителия (см. рис. 283). Апикальная поверхность эпителиоцитов покрыта плотно расположенными микроворсин­ками (см. рис. 284), формирующими так называемую щеточную каемку, которая играет важную роль в процессе реабсорбции. Латеральные поверхности клеток эпителия имеют многочислен­ные складки, которые соответствуют межклеточным интердигитациям. Палочковидные структуры, видимые в СЭМ на сколе цитоплазмы клеток, являются митохондриями, которыевместе с базальными складками обусловливают так называемую базальную исчерченность.
   В плотном слое микроворсинок встречаются разрежения ко­нусовидной формы, которые называются микрократерами и, по-видимому, являются специальными образованиями, осуществ­ляющими реабсорбцию белка из первичной мочи.
   Извитые проксимальные канальцы переходят в нисходящие сегменты петель нефронов, выстланных однослойным плоским эпителием. Их апикальная поверхность имеет короткие микро­ворсинки и единичные реснички (см. рис. 285).
   Клетки дистальных извитых канальцев ниже, чем эпителиоциты проксимальной части канальца нефрона и покрыты более короткими микроворсинками и единичными ресничками.
   Дистальные извитые канальцы нефоона впадают в собира­тельные трубочки (см. рис. 286, 287). Эпителий последних фор­мирует два типа клеток с различной морфологией клеточной поверхности. Люминальная поверхность более многочисленных клеток, имеющих на полутонких срезах в световом микроскопе светлую цитоплазму, характеризуется наличием ресничек и очень коротких микроворсинок. Более редкие (темные) клетки не имеют ресничек и их апикальная поверхность покрыта мно­гочисленными микроскладками (см. рис. 287). Предполагается участие темных клеток в подкислении мочи.
   Собирательные трубки сливаются в собирательные протоки, клетки эпителия которых более однообразны по морфологии клеточной поверхности. Их апикальная поверхность имеет ку­полообразный вид, несет единичную ресничку и густо располо­женные короткие микроворсинки (см. рис. 288). Собирательные трубки и петли нефрона вместе с рядом расположенными пря­мыми кровеносными сосудами образуют так называемый противоточно-множительный аппарат, способствующий концентри­рованию мочи.
   Кровеносная система почки. Почечные артерия и вены про­ходят в почку через ее ворота. Почечная артерия ветвится на не­сколько междолевых артерий, которые в свою очередь дают ду­говые артерии, идущие параллельно плоскости кортико-мозгового соединения. От дуговых артерий отходят и идут по направ­лению к коре - междольковые артерии, образующие многочисленные афферентные аотериолы, заканчивающиеся почечными клубочками (см. рис. 289-292). Приносящие артериолы субкапсулярных клубочков, как правило, имеют больший диаметр, чем выносящие, что создает необходимое гидростати­ческое давление для фильтрации плазмы крови в просвет кап­сулы клубочка. Подходя к почечному тельцу, приносящая клубочковая артериола распадается на капилляры, формирующие клубочковое капиллярное сплетение. Диаметр клубочковых ка­пилляров широко варьирует. В составе сосудистого клубочка можно выделить от 3 до 5 относительно автономных долек.
   Отходящая от почечного клубочка выносящая артериола да­ет начало различным видам микрососудов. Выносящая артерио­ла, отходящая от субкапсулярных клубочков, формирует капсулярное и субкапсулярное перитубулярные капиллярные сплетения (см. рис. 290). Артериолы, отходящие от клубочков и расположенные в центре коркового вещества, формируют ка­пиллярное сплетение, оплетающее проксимальные и дистальные извитые канальцы. И, наконец, выносящая артериола, отходя­щая от юкстамедуллярных клубочков, дает начало перитубулярному капиллярному сплетению мозгового вещества, а также нисходящим прямым сосудам (см. рис. 293). На коррозионных препаратах прямые сосуды имеют вид цилиндрических трубок, на которых видны отпечатки ядросодержащих зон эндотелиоцитов (см. рис. 294). Микрососудистая сеть мозгового вещества дренируется в дуговые вены. Вначале обменные капилляры сли­ваются в венулы, впадающие в вышеуказанную вену (см. рис. 295). Отток крови из капиллярных сплетений коркового веще­ства осуществляется через междольковые венозные сосуды.
   Мочеточник
   Слизистая оболочка мочеточника выстлана переходным эпите­лием (см. рис. 296), состоящим (при спавшемся состоянии ор­гана) из 6-8 рядов клеток. Поверхностный слой эпителиоцитов характеризуется наличием четких межклеточных границ, кото­рые имеют вид борозд (см. рис. 296). На апикальной поверхно­сти клеток имеются отдельные короткие микроотростки и округ­лые складки, между которыми видны полигональные запавшие площадки. Слизистая оболочка окружена двухслойной мышеч­ной оболочкой, состоящей из гладких миоцитов.
   Мочевой пузырь
   Поверхность слизистой оболочки мочевого пузыря в опорож­ненном состоянии складчатая (см. рис. 297). Складки служат своеобразным резервом поверхности на случай растяжения сли­зистой оболочки. В области впадения мочеточников в мочевой пузырь они четко контурируются под слизистой оболочкой в виде извитых цилиндрических образований (см. рис. 298). Эпителиоциты поверхностного слоя переходного эпителия мочевого пу­зыря имеют со стороны люминальной поверхности полигональ­ную форму. В зависимости от степени растяжения органа и зрелости клеток рельеф их апикальной плазмолеммы может быть гладким или складчатым. Взаимодействие складок при­водит к образованию глубоких переплетающихся бороздок на поверхности клеток (см. рис. 299). Соединяющиеся друг с дру­гом гребешки формируют характерный микроскладчатый рельеф, при котором внутри своеобразного "кружева" складок рас­полагаются ямки и вдавления разной формы и глубины (см. рис. 299, 300).
   Мочеиспускательный канал
   Слизистая оболочка мочеиспускательного канала в прокси­мальном отделе выстлана призматическим, в среднем - много­рядным, в дистальном - многослойным кубическим эпителием. Клетки поверхностного слоя дистального отдела канала содер­жат большое число коротких микроворсинок, густота которых больше в области межклеточных контактов (см. рис. 301).
  
   276. Поперечный скол почки крысы. Х300. Видна тонкая полоска капсулы. Отчетливо различимы корковое и мозговое вещество. В корковом веществе расположены многочисленные почечные тельца. На границе с мозговым веществом видны просветы крупных кровеносных сосудов.
  
   277. Почка крысы. Почечное тельце (часть париетального листка капсулы Шумлянского - Боумена удалена). Х1700. Видны петли клубочковых капилляров, покрытые висцеральным эпителием. Между висцеральным и париетальным листками расположено щелевидное пространство полости капсулы нефрона.
  
   278. Почка крысы. Поперечный скол почечного тельца. Х2000. Видны париетальный и висцеральный листки с находящейся между ними полостью капсулы нефрона, а также просветы многочисленных клубочковых капилляров.
  
   279. Почка крысы. Париетальный листок капсулы нефрона (сосудистый клубочек удален). Х2000. Справа расположен сосудистый полюс почечного тельца с форменными элементами крови. Париетальный листок капсулы выстлан однослойным плоским эпителием. Эпителиоциты имеют немногочисленные микроворсинки и единичные реснички, функциональное значение которых не выяснено.
  
   280. Почка крысы. Мочевой полюс почечного тельца. Х20000. Видна зона перехода париетального листка капсулы почечного тельца в эпителий проксимального извитого канальца.
  
   281. Почка крысы. Висцеральный эпителий капсулы нефрона. Х20000. Видна ядросодержагцая часть подоцита, от которой отходят крупные первичные отростки, делящиеся на более тонкие вторичные отростки - цитотрабекулы. От последних под прямым углом отходят короткие и тонкие отростки - педикулы, которые интердигитируют с педикулами смежных подоцитов.
  
   282. Почка крысы. Эндотелий кровеносных капилляров клубочка. Х5000. Видны многочисленные "поры", чаще полигональной или округлой формы. Поры располагаются группами, формируя так называемые "поля пор". Цитоплазматические гребни, радиально расходящиеся от ядросодержащей зоны эндотелиоцита, как бы разделяют всю истонченную периферическую цитоплазму эндотелия на отдельные участки. На поверхности эндотелия определяются также единичные микроотростки.
  
   283. Почка крысы. Фрагмент проксимального извитого канальца нефрона. Х5000. На апикальной поверхности эпителиоцитов видна выраженная щеточная каемка из длинных, тесно расположенных микроворсинок. В плотном слое микроворсинок видны разрежения конусовидной формы, называемые кратерами. Внутри клетки видны палочковидные структуры, соответствующие митохондриям. Вместе со складками базальной плазмолеммы они формируют базальную исчерченность, видимую в световой микроскоп.
  
   284. Почка крысы. Апикальная поверхность эпителиоцитов проксимального извитого канальца нефрона. Х5000. Видны щеточная каемка и кратерообразные разрежения в плотном слое микроворсинок.
  
   285. Почка крысы. Апикальная поверхность нисходящего широкого отдела петли нефрона. Х4500. Однослойный плоский эпителий имеет на своей поверхности короткие микроворсинки и единичные реснички, расположенные, как правило, над ядросодержащей областью клетки.
  
   286. Почка крысы. Поперечный скол дистальных извитых канальцев и собирательной трубки. Х3000. Между канальцами видны прослойки рыхлой соединительной ткани. На поверхности клеток имеются короткие микроворсинки и единичные реснички.
  
   287 Почка крысы. Собирательная трубка. Два типа эпителиоцитов. Х20000. Люминальная поверхность светлых клеток характеризуется наличием ресничек и очень коротких микроворсинок.
  
   288. Почка крысы. Собирательный проток. Х3000. Клетки, выстилающие собирательный проток, имеют куполообразный вид и образуют однослойный плоский эпителий. Апикальная поверхность эпителиоцитов несет единичную ресничку (указано стрелками) и короткие микроворсинки.
  
   289. Микрососуды почки крысы. Коррозионный препарат. Х3000. Видны два сосудистых клубочка на фоне междольковой артерии (МА). На последней видны отчетливые отпечатки ядросодержащих зон эндотелиоцитов. На клубочке, расположенном выше, виден сосудистый полюс (указано стрелкой) с приносящей и выносящей артериолами. Нижний клубочек повернут мочевым полюсом (указано двойной стрелкой); отчетливо различима дольчатость строения клубочка.
  
   290. Микрососуды почки крысы. Коррозионный препарат. Х600. Виден переход дуговой артерии (ДА) в междольковую, которая в свою очередь делится на приносящие артериолы, заканчивающиеся сосудистыми клубочками (К).
  
   291. Сосудистый клубочек почки крысы. Коррозионный препарат (фрагмент рис. 289). X10000. Виден сосудистый полюс с приносящей (ПА) и выносящей (ВА) артериолами.
  
   292. Сосудистый клубочек почки крысы. Коррозионный препарат (фрагмент рис.289). X10000. Виден дольчатый характер строения клубочка.
  
   293. Микрососуды мозгового вещества почки крысы. Коррозионный препарат. Х300. Видны перитубулярные сети сосудов и прямые сосуды (ПС).
  
   294. Микрососуды мозгового вещества почки крысы. Коррозионный препарат. Х15000. Видны прямые сосуды и капилляры с отпечатками ядросодержащих зон эндотелиоцитов.
  
   295. Микрососуды коркового вещества почки крысы. Коррозионный препарат. Х1000. Видны перитубулярные кровеносные капилляры, впадающие в посткапиллярную венулу.
  
   296. Слизистая оболочка мочеточника кролика. Х5000. Глубокие борозды на апикальной поверхности эпителия соответствуют межклеточным линиям. На апикальной поверхности эпителиоцитов видны отдельные короткие микроотростки, округлые складки, между которыми располагаются запавшие площадки.
  
   297. Поверхность слизистой оболочки мочевого пузыря крысы в опорожненном состоянии. Х300. Видны многочисленные складки, формирующие сложный рельеф.
  
   298. Поверхность слизистой оболочки мочевого пузыря крысы в области впадения мочеточника. Х350. Мочеточник контурируется под слизистой оболочкой в виде извитого цилиндрического образования.
  
   299. Эпителиоциты поверхностного слоя переходного эпителия слизистой оболочки мочевого пузыря крысы. Х3000. Видны борозды, разграничивающие отдельные клетки.
  
   300. Апикальная поверхность клеток переходного эпителия слизистой оболочки мочевого пузыря крысы. Х30000. Видны микроотростки, складки, гребешки и ямки.
  
   301. Апикальная поверхность клеток эпителия мочеиспускательного канала крысы. Х20000. Многочисленные короткие микроворсинки особенно многочисленны в зоне межклеточных контактов, благодаря чему последние четко контурируются.
  
   ГЛАВА 11. ПОЛОВЫЕ ОРГАНЫ
   Яичко
   Яичко, или семенник, - парный орган, покрытый брюшиной, за которой следует плотная соединительнотканная белочная обо­лочка, имеющая сложный рельеф поверхности (см. рис. 302). От нее в глубь семенника отходят соединительнотканные пере­городки (септы), разделяющие паренхиму органа на дольки, в которых располагаются 1-2 извитых семенных канальца (см. рис. 303).
   На продольных сколах органа отчетливо выявляется слож­ность архитектоники извитых семенных канальцев, окруженных интерстицием (см. рис. 304). В интерстиции между канальцами локализуются гландулоциты, или клетки Лейдига, - основные продуценты мужских половых гормонов. Сложность анализа состояния интерстация при СЭ микроскопии связана с его осо­быми физико-химическими свойствами ("жидкий", "текучий" интерстиции у некоторых видов млекопитающих).
   На поперечных сколах извитых канальцев среди клеток сперматогенного эпителия обнаруживаются поддерживающие клет­ки - сустентоциты, или клетки Сертоли, лежащие на базальной мембране. Удлиненная, часто пирамидальная форма этих кле­ток маскируется элементами сперматогенного ряда, "оккупиру­ющими" поверхность сустентоцитов. Возможности СЭМ позво­ляют определить отдельные клеточные ярусы, отражающие по­следовательные стадии сперматогенеза: базальный ряд мелких сперматогоний, средний ряд наиболее крупных клеток - сперматоцитов, проксимальнее которых лежат более мелкие сперматиды, ограничивающие центральную зону канальца, занятую сперматозоидами (см. рис. 305). Развивающиеся половые клет­ки связаны межклеточными мостиками, что придает сперматогенному эпителию, особенно в среднебазальном ярусе, синцитиальный характер.
   В центре извитого семенного канальца протекает заключи­тельная фаза сперматогенеза - спермиогенез - формирование Спермиев из сперматид. Этапы этого процесса могут быть про­слежены с помощью СЭМ (см. рис. 306). Сперматида постепен­но выступает из-под прикрытия цитоплазмы поддерживающей клетки, в апикальной зоне ее плазмолеммы обнаруживается бу­горок с углублением в центре, через которое наружу выходит жгутик - осевая структура хвоста будущего сперматозоида. По мере удлинения и некоторого утолщения жгутика изменяется рельеф клеточной поверхности сперматиды, на ее плазмолемме появляются борозды, что, вероятно, отражает начальный этап редукции цитоплазмы клетки. Более продвинутые стадии спермиогенеза характеризуются уменьшением размеров тела клетки, изменением (удлинением) ее формы, появлением характерной утолщенной "шейки" между телом и жгутиком.
   Сформированные сперматозоиды сосредоточиваются в цент­ре канальца, их головки довольно компактно располагаются между сперматидами, а хвостовые отделы ориентированы вдоль длинной оси извитых канальцев (см. рис. 307).
   Из извитых канальцев сперматозоиды в составе спермы по­ступают в прямые канальцы, а затем в сеть семенника, каналь­цы которой выстланы плоским или кубическим эпителием (см. рис. 308), имеющим немногочисленные микроворсинки. От сети семенника отходят выносящие канальцы, формирующие канал придатка яичка.
   В семявыносящих путях наблюдается постепенное усложне­ние строения стенки с выделением слизистой, мышечной и адвентициальной оболочек.
   Придаток яичка
   Проток придатка выстлан псевдомногослойным (двухряд­ным) эпителием. При СЭ микроскопии на поперечных сколах видны удлиненные призматические и пирамидальные вставоч­ные клетки, лежащие на базальной мембране (см. рис. 309). Апикальная поверхность призматических клеток покрыта мно­жеством длинных филаментовидных микроворсинок - стереоцилий. В просвете протоков локализуются агрегаты спермато­зоидов, хвостовые отделы которых в 5-10 раз толще микровор­синок.
   Яичник
   Яичник снаружи покрыт одним слоем клеток поверхностно­го эпителия (особым типом мезотелия). Эпителиальные клетки имеют полигональную, кубическую или цилиндрическую форму, на своей апикальной поверхности несут многочисленные микроворсинки (300-350 на 1 мкм) и отдельные реснички, располо­женные, как правило, в центре клетки. Высота эпителиальных клеток и количество микроворсинок на них варьируют в зави­симости от фазы репродуктивного цикла и места расположения в органе. Так, у основания преовуляторного фолликула клетки куполообразной формы с большим количеством микроворсинок. На вершине выступающего фолликула клетки уплощены, попе­речные размеры их больше, маргинальные выросты сглажены, число микроворсинок уменьшено (см. рис. 310, 312).
   Имеются данные, что клетки поверхностного эпителия яич­ника могут образовывать значительное число отростков и пузы­рей различной формы и величины. Кроме того, у вершины препре­овуляторного фолликула могут наблюдаться длинные выросты (papillae), а также инвагинации (крипты), причем количество выростов имеет видовые особенности. Так, их довольно много встречается в яичниках кроликов и кошек и значительно мень­ше наблюдается у крыс, мышей, собак и человека [Волкова О. В., 1983; Motta P. et al., 1979]. Крипты, также более много­численные в яичниках кошек и кроликов, представляют собой трубчатые вдавления поверхностного эпителия в строму и мо­гут быть полными и сплошными. Клетки, образующие крипту, полигональной формы и имеют несколько меньшее число мик­роворсинок, чем окружающие клетки поверхностного эпителия (см. рис. 311).
   Данные СЭ микроскопии позволили продемонстрировать, что клеткам поверхностного эпителия присущи циклические изме­нения, зависимые от уровня циркулирующих в крови гормонов; они аналогичны таковым в других частях репродуктивного тракта (матка, влагалище) [Hyat М., 1978].
   Поверхностный эпителий располагается на базальной мем­бране, под которой находится соединительнотканная белочная оболочка. Строма яичника построена из соединительной ткани, волокна которой собраны в пучки в корковом веществе и беспорядочно располагаются в мозговом.
   Процесс фолликулогенеза в яичнике изучен с помощью СЭМ менее подробно, чем особенности морфологии поверхностного эпителия. Между тем этот метод может оказаться достаточно информативным при анализе трансформации элементов стенки фолликула, характера межклеточных связей, овофолликулярных отношений и формирования прозрачной зоны овоцитов в ходе фолликулогенеза. При использовании дополнительных ме­тодов препаровки образцов могут быть исследованы определен­ные параметры цитоскелета элементов фолликула, с помощью меченых маркеров получены характеристики рецепторных по­лей, проведены отдельные гистохимические реакции.
   Развитие фолликулов в дефинитивном яичнике связано глав­ным образом со структурно-функциональными преобразования­ми системы микроокружения овоцита 1-го порядка, включая биогенез особой экстрацеллюлярной структуры половой клет­ки - прозрачной зоны, играющей важную роль в процессах прогенеза и раннего эмбриогенеза.
   Фолликулы, находящиеся в ранних стадиях развития, рас­положены преимущественно в кортикальной зоне яичника, не­посредственно под белочной оболочкой (см. рис. 313). Овоцит окружен монослоем кубических фолликулярных клеток, тесно контактирующих друг с другом и с плазмолеммой овоцита и имеющих относительно гладкую клеточную поверхность. Базальная мембрана таких фолликулов представлена тонким фиб­риллярным бессосудистым слоем.
   С вступлением фолликулов в стадию роста наблюдается активная пролиферация фолликулярных клеток, изменение их формы, формирование прозрачной зоны овоцитов и сложной двухслойной (внутренняя и наружная тека) соединительноткан­ной оболочки фолликула с активным развитием микрососудов. Во внутренней теке дифференцируются особые интерстициальные стероидпродуцирующие клетки. В растущих фолликулах эпителии приобретает характер многослойного к проявляется полиморфизм популяции фолликулярных клеток. Вазальный слой при этом образован эпителиоцитами цилиндрической фор­мы с немногочисленными выростами апикальной плазмолеммы; клетки, покрывающие овоцит, имеют округлую форму, несколь­ко меньшие размеры и связаны между собой межклеточными мостиками (см. рис. 314). Особенностью периовоцитарных фол­ликулярных клеток является активное развитие различных ди­намических структур клеточной поверхности - микроворсинок, микровыростов й др. Многочисленные длинные отростки фол­ликулярных клеток "оплетают" поверхность овоцита в виде густой волокнистой сети (см. рис. 315). После формирования прозрачной зоны именно цитоплазматические отростки эпителиоцитов, прободая гликопротеидный матрикс зоны, обеспечи­вают структурные механизмы овофолликулярных связей.
   Прозрачная зона овоцита начинает формироваться еще в однослойном фолликуле в виде дисперсных отложений нежно-волокнистого материала между овоцитом и фолликулярными клетками, что проявляется изменением гладкого рельефа по­верхности овоцита и появлением на ней фибриллярной сети. В дальнейшем происходит утолщение прозрачной зоны, огруб­ление волокнистого каркаса, активное "прорастание" отростков фолликулярных клеток и микроворсинок овоцита. В сформиро­ванной зоне выделяют 2 слоя, различающихся по морфологическим, биохимическим и биологическим (реакция со спермием) характеристикам.
   В растущих фолликулах (средних и больших) прозрачная зона овоцитов представляет собой сетевидное образование со сложной архитектоникой фибриллярных элементов и выражен­ными различиями в структуре наружной и внутренней поверх­ностей (см. рис. 316, 317, 318). Наружная поверхность зоны со­держит волокнистую сеть, пронизанную достаточно широкими порами, являющимися, по-видимому, каналами для прохожде­ния цитоплазматических отростков фолликулярных клеток. Внутренняя же поверхность имеет преимущественно глобуляр­ную мелкоячеистую структуру.
   Прозрачная зона является своеобразным "зеркалом" разви­тия овофолликулярных отношений. В преантральных и особен­но в антральных фолликулах в зону активно проникают и раз­ветвляются в ней микроотростки и крупные выросты фоллику­лярных клеток (см. рис. 319). Цитоплазматические отростки эпителиоцитов, иногда с булавовидными расширениями на кон­цах, контактируют как с микроворсинками, так и с телом ово­цита. Характерно, что непосредственно перед овуляцией наблю­дается разобщение овофолликулярных связей за счет ретрак­ции отростков фолликулярных клеток (см. рис. 320).
   Значительные изменения претерпевает прозрачная зона при атрезии фолликула: нарушается структурированность наруж­ной поверхности, редуцируется фиброзный компонент, снижа­ется плотность распределения пор (см. рис. 321, а, б). В атретических фолликулах регистрируется дезинтеграция межфол­ликулярных и овофолликулярных связей, эпителиоциты "теря­ют" микроворсинки и отростки, подвергаются дегенерации, что ведет к резкому изменению морфологической картины грану­лезной оболочки.
   Новую информацию внес метод СЭ микроскопии в представ­ления о структуре преовуляторного фолликула и морфологии овуляторного процесса.
   Полость преовуляторного фолликула округлая, правильной формы, окружена со всех сторон равномерной толщины слоем клеток фолликулярного эпителия (см. рис. 322). Большинство клеток этого слоя имеет неправильную форму, которая во мно­гом зависит от их расположения по отношению к базальной мембране фолликула. Рядом с базальной мембраной клетки вы­тянутые, узким основанием обращены к мембране. В области, обращенной в полость фолликула, клетки более округлые, име­ют отростки, куполообразно вдаются в полость. Поверхность этих клеток, обращенная в полость фолликула, как правило, покрыта тонкой пленкой, являющейся, вероятно, результатом преципитации фолликулярной жидкости (см. рис. 323). В ме­стах отслоения этой пленки удается увидеть, что поверхность фолликулоцитов неровная, наряду с короткими микроотростка­ми она образует многочисленные пузыреобразные выросты и вдавления (см. рис. 324).
   Яйцеклетка в преовуляторном фолликуле окружена 3-4 слоями плотно расположенных клеток лучистого венца (см. рис. 325). Ко времени овуляции клетки в этой области разрых­ляются, увеличиваются межклеточные пространства. Часть кле­ток отрывается и лизируется. Оставшиеся клетки приобретают каплевидную форму, поикрепляясь узким основанием к про­зрачной зоне (см. рис. 326). Хотя между овоцитом и клетками зернистого слоя располагается довольно толстая прозрачная зона, интимный контакт между ними достигается благодаря довольно длинным цитоплазматическим выростам клеток лу­чистого венца, которые прободают прозрачную зону и вступа­ют в контакт с микроотростками овоцита. На электронных мик­рофотографиях прозрачная зона после слущивания клеток лу­чистого венца имеет неровную поверхность благодаря наличию в ней многочисленных канальцев и вдавлений, оставленных разветвленными отростками клеток лучистого венца.
   Разрыв фолликула и выход яйцеклетки связаны со значи­тельными морфологическими изменениями в стенке преовуля­торного фолликула и наступают только после овуляторного вы­броса лютеинизирующего гормона в тех фолликулах, которые имеют рецепцию к нему.
   Первой, наиболее характерной реакцией органа на овуляторный стимул, является усиление кровотока, сопровождаю­щееся расширением сосудов сети яичника (см. рис. 327), а за­тем и сосудов соединительнотканной оболочки преовулятормых фолликулов. Это расценивается как один из важных факторов миграции фолликулов к поверхности органа. Процесс сопро­вождается нарастанием отека стромы. На вершине преовуляторного фолликула формируется небольшая бессосудистая об­ласть - "стигма". Перед овуляцией стенка фолликула в обла­сти "стигмы" представлена одним слоем фолликулярных кле­ток, прилежащих непосредственно к поверхностному эпителию (см. рис. 328). Подвергаются изменениям и клетки в базальной части преовуляторного фолликула: меняется их форма, умень­шается число отростков, расширяются межклеточные щели (см. рис. 329).
   Большинство исследований структуры поверхностного эпи­телия было проведено в свете описания прогрессирующих из­менений его структуры, приводящих к образованию "стигмы" и последующей овуляции. Выявлены видовые особенности ха­рактера образования "стигмы". Так, если у мыши, крысы, мор­ской свинки и человека "стигма" обширная, выступающая над поверхностью органа, то у золотистого хомячка она определя­ется с трудом. Выброс яйцеклетки из такого рода маленькой "стигмы" происходит путем прорезывания за счет давления бо­ковых и базальных стенок фолликула при сокращении гладкомышечных клеток яичника. Высвобождение яйцеклетки проис­ходит взрывообразно в отличие от представителей видов с большой "стигмой", у которых овуляция более медленная: яйце­клетка как бы всплывает из разорвавшегося фолликула.
   В настоящее время с помощью СЭ микроскопии активно изучается процесс оплодотворения, что позволит проиллюстри­ровать различные фазы этого процесса: зарегистрировать коли­чество спермиев вокруг прозрачной зоны, их контакт с фолликулоцитами лучистого венца, пенетрацию между фолликулоцитами и контакт с поверхностью прозрачной зоны (см. рис. 330, а, б, в).
   Яйцевод. Матка
   При наблюдении в СЭМ в яйцеводах и матке определяется два типа эпителиальных клеток: секреторные и мерцательные. Подобное деление, правда, не является категоричным, так как по современным представлениям одни и те же клетки в зависи­мости от гормонального баланса организма могут проявлять признаки и секреторной активности, и цилиогенеза. Тем не ме­нее, выявлены явные морфологические различия апикальных поверхностей секреторных и мерцательных клеток. Секре­торные клетки содержат на своей апикальной поверхности микроворсинки, форма, размер и число которых варьируют в зависимости от вида животного, возраста, гормонального про­филя (см. рис. 331-335).
   Следует подчеркнуть, что строение микроворсинок покров­ных эпителиоцитов эндометрия, как впрочем и другие их цито­логические характеристики, являются наиболее чувствительны­ми индикаторами соотношения половых стероидов в организме. Так, при резком снижении в организме концентрации половых гормонов (особенно эстрогенов) микроворсинки секреторных эпителиоцитов практически исчезают и клетки выглядят "голы­ми" (см. рис. 336). При введении в организм эстрогенов эта ситуация изменяется: происходит восстановление микроворси­нок на апикальных поверхностях эпителиальных клеток. Роль эстрогенов в развитии микроворсинок подчеркивается и фактом наиболее успешного развития этих специализированных струк­тур в первую половину репродуктивных циклов у млекопитаю­щих, т. е. в период доминирования в крови именно этого вида половых стероидов. Таким образом, данные, полученные с по­мощью СЭМ, позволяющего наиболее четко увидеть структур­ные особенности микроворсинок, могут служить важными диагностическимии тестами при изучении патологии эндосальпинкса и эндометрия.
   Мерцательные клетки характеризуются наличием ресничек на апикальной поверхности. Как уже отмечалось, эти клетки в то же время способны содержать микроворсинки на апикальной поверхности и проявлять признаки секреции (об­разование секреторных вакуолей и т. д.). Визуализация микро­ворсинок на мерцательных клетках порой затруднена, так как они как бы "замаскированы" ресничками (см. рис. 337, 338).
   С помощью СЭ микроскопии на поверхности мерцательных клеток обнаружены не только полностью развитые реснички, но и реснички на различных стадиях цилиогенеза. Стихание про­цесса цилиогенеза имеет место в лютеиновую фазу цикла, а также в атрофическом эндометрии. Следовательно, цилиогенез во многом зависит от насыщенности организма эстрогенами.
   Движение киноцилий в эпителии женского репродуктивного тракта обеспечивает однонаправленный (к влагалищу) ток жидкости, что имеет значение в продвижении зародыша на ран­них стадиях эмбрионального развития в матку.
   Реснички, покрывающие эпителий яйцеводов и матки, игра­ют также важную роль в освобождении секреторного материа­ла из соседних клеток, проявляющих признаки активной секре­ции. При гибели мерцательных клеток, зарегистрированной при различных воспалительных процессах, отмечаются нарушения функциональной активности этих органов, особенно яйцеводов.
   Форма покровных эпителиоцитов матки во многом зависит от функционального состояния органа. Так, например, в фазу проэструса в эстральном цидле в преимплантационный период беременности апикальные поверхности эпителиальных клеток куполообразно выступают в просвет (см. рис. 333), в то время как в фазу эструса они резко уплощаются в результате комп­рессии маточной жидкостью (см. рис. 339).
   Способность к секреции проявляют как секреторные клетки покровного эпителия, так и железы эндометрия. Пик секретор­ной активности приходится на середину репродуктивного цик­ла, когда идет подготовка эндометрия к имплантации.
   Эпителий желез включает те же типы клеток, что и покров­ный эпителий. Более того, нет выраженных различий в соотно­шении числа секреторных и мерцательных клеток покровного эпителия и эпителиальных желез. Процессы максимальной вы­раженности цилиогенеза и развития микроворсинок в этих ти­пах клеток разнятся лишь по времени. В частности, наивысший процент мерцательных клеток обнаруживается в эпителии же­лез на день позже, нежели в покровном эпителии.
   Число отверстий желез на единицу площади и структура устья различаются в зависимости от вида млекопитающего, от­дела матки, гормонального профиля организма. На сканирую­щих электронных микрофотографиях в одних случаях устья желез имеют вид узких щелей, в других - сосочкообразно вы­ступают над окружающим покровным эпителием (см. рис. 34).
   Секреторные продукты чаще всего выделяются из клеток с помощью макроапокриновой секреции. Косвенным морфологи­ческим свидетельством этого процесса служит обнаружение на апикальных поверхностях клеток с помощью СЭМ своеобраз­ных выростов различной формы. Так, на рис. 340 показаны вы­росты, напоминающие морские звезды. Независимо от формы эти выросты связаны тонкой перемычкой с апикальной цитоплаз­мой клетки. Сочетанное использование методов сканирующей и просвечивающей электронной микроскопии показало, что в этих выростах аккумулируются секреторные продукты, гранулы гликогена и некоторые органеллы; микроворсинки в этих отде­лах исчезают.
   Секреторные процессы в эпителии матки вносят свой вклад (наряду с процессами транссудации компонентов сыворотки крови) в образование эндометриальной жидкости, имеющей важное значение для транспорта гамет и питания зародыша в раннем эмбриогенезе. Следовательно, изучение процессов сек­реции в слизистой оболочке матки, в том числе и с помощью СЭМ, чрезвычайно важно для разработки вопросов репродук­тивной биологии.
   Касаясь значения СЭ микроскопии для изучения органов женской половой системы, следует обратить внимание на те ос­новные вопросы гистофизиологии, в разрешении которых может быть полезен данный метод исследования. Это изучение роли рецепторов к половым стероидам в развитии циклических изменений, кинетика эндометриальной жидкости; влияние оральных контрацептивов на состояние эндометрия; роль эндо­метриальной жидкости в транспорте, созревании, поддержа­нии жизнеспособности и обеспечении процесса капацитации сперматозоидов.
   Ценную информацию может дать метод СЭ микроскопии при изучении цервикальной слизи, которая играет важную роль в создании своеобразного барьера для мужских половых клеток в течение всего периода полового цикла, за исключени­ем момента овуляции, когда она становится проходимой для сперматозоидов. Значение химического состава и состояния цервикальной слизи для физиологического течения процессов репродукции признавалось давно, однако лишь введение в практику морфологических исследований метода СЭ мик­роскопии позволило узнать, что молекулы гликопротеидов цер­викальной слизи образуют своеобразную фибриллярную сеть, поры которой увеличиваются в середине цикла (перед овуля­цией), облегчая пенетрацию спермы. Изучение пространствен­ных характеристик цервикальной слизи имеет важное диагно­стическое значение, ибо ее ультраструктура обусловлена ба­лансом половых стероидов в организме. В этом аспекте инте­ресно отметить, что довольно значительная часть всех случаев женского бесплодия обусловлена аномалиями химической и структурной организации цервикальной слизи.
   Большой практический интерес представляет использование СЭМ для диагностики патологических состояний женских поло­вых органов, особенно матки.
   Характерно, что доброкачественные опухолевые процессы (персистирующий пролиферирующий эндометрий, эндометриальные полипы, кистообразная и аденоматозная гиперплазии) характеризуются теми же морфологическими чертами, что и эндометрий в пролиферативную фазу менструального цикла. Речь идет лишь о степени их выраженности. Основной чертой этих процессов является преобладание признаков влияния эстрогенов: развитие микроворсинок, выраженность процессов цилиогенеза и т. д. Таким образом, качественной специфики в организации и динамике поверхностных образований эпителио­цитов при доброкачественных опухолях нет.
   Наиболее важна однако диагностика ранних стадий злока­чественных опухолей - переход от доброкачественного процес­са к неопластическим состояниям. Специализация клеток умень­шается при развитии злокачественного процесса. Так, на ран­них стадиях развития аденокарциномы матки отмечен резкий полиморфизм клеток (черта, не свойственная доброкачествен­ным опухолям) с упрощением апикальных поверхностей: отсут­ствием ресничек, снижением числа и размеров микроворсинок.
   Следовательно, морфологическая картина поверхности эпи­телия при неоплазиях женских половых органов в большей степени обусловлена признаками дифференцировки клеток, свой­ственной злокачественному процессу, а не гормональным влия­ниям.
  
   302. Складчатый рельеф белочной оболочки семенника мыши. Х160.
  
   303. Извитые канальцы семенника крысы. X1000. Канальцы разделены прослойками соединительной ткани, в которых проходят кровеносные капилляры.
  
   304. Извитые канальцы семенника крысы. Х160. Виден "текучий" интерстиций, окружающий канальцы.
  
   305. Поперечный скол извитого семенного канальца крысы. Х1200. В центре видны хвостовые отделы спермиев. Элементы сперматогенного эпителия связаны межклеточными мостиками (указано стрелками).
  
   306. Начальные этапы спермиогенеза у крысы. Х5000. Видны хвостовые отделы спермиев (ХО) в процессе формирования. Вверху слева видна сперматида, окутанная цитоплазмой поддерживающей клетки (указано стрелкой).
  
   307. Косой скол извитого канальца семенника крысы. X1200. Видно компактное расположение головок сперматозоидов среди элементов сперматогенного эпителия в адлюминальном отсеке канальца.
  
   308. Канальцы сети семенника крысы, выстланные кубическим эпителием. Х10000.
  
   309. Проток придатка семенника крысы. X10000. Двухрядный эпителий протока образован высокими призматическими и пирамидальными вставочными (базальными) клетками. На апикальной поверхности призматических клеток располагаются стереоцилии. В просвете протока видны агрегаты сперматозоидов.
  
   310. Общий вид поверхностного эпителия яичника мыши. Х200. Преовуляторный фолликул выступает над поверхностью яичника. Клетки поверхностного эпителия полигональной формы.
  
   311. Крипта в яичнике мыши. Х2000. Клетки поверхностного эпителия, окружающие крипту, имеют меньшее количество микроворсинок, чем остальные клетки эпителия.
  
   312. Клетки поверхностного эпителия у основания (а) и в области вершины (б) преовуляторного фолликула яичника мыши.
   а-клетки имеют полигональную форму, между ними видны широкие межклеточные щели. На апикальной поверхности клеток расположены много численные микроворсинки и пузыреобразные выросты. Х5000; б-клетки эпителия имеют небольшое количество микроворсинок (МВ). Х10000.
  
   313 Однослойный фолликул, выстланный кубическими клетками, в кортикальной зоне яичника мыши. Х1250. Видны полигональные клетки покровного эпителия (ПЭ) с множественными микроворсинками.
  
   314. Растущий фолликул яичника мыши. Х600. В центре виден овоцит, окруженный плотно расположенными клетками зернистого слоя с небольшими отростками. Соединительнотканная оболочка тонкая; видны капилляры без форменных элементов крови.
  
   315. Яичник мыши. Х5000. Видны многочисленные отростки фолликулярных клеток (ФК), оплетающие поверхность овоцита (О).
  
   316. Горизонтальный скол через прозрачную зону овоцита полостного фолликула яичника мыши. X1000. Видна сетчатая структура прозрачной зоны (ПЗ) с вдающимися отростками фолликулярных клеток (ФК).
  
   317. Фибриллярная структура наружной поверхности прозрачной зоны овоцита мыши. Х5000.
  
   318. Внутренняя глобулярная поверхность прозрачной зоны овоцита мыши. Х2500.
  
   319. Многослойный полостной фолликул яичника мыши. X10000. Прободение прозрачной зоны (ПЗ) крупными цитоплазматическими отростками фолликулярных клеток (ФК) с булавовидными расширениями.
  
   320. Разобщение овофолликулярных контактов при атрезии полостного фолликула яичника мыши. Х5000.
  
   321. Атретический фолликул яичника мыши.
   а - дезинтеграция фолликулярных клеток (ФК), изменение рельефа прозрачной зоны (ПЗ). Х1000;
  
   321. Атретический фолликул яичника мыши.
   б - коллапсированная прозрачная зона (ПЗ) у основания полостного фолликула.
   Х1250.
  
   322. Преовуляторны й фолликул яичника мыши. Х200. Апикальная область фолликула выступает над поверхностью яичника. Полость фолликула равномерно округлой формы. Толщина зернистого слоя (ЗС) одинакова по всей окружности. Соединительнотканная оболочка на вершине фолликула несколько тоньше, чем в базальной части.
  
   323. Стенка базальной части преовуляторного фолликула яичника мыши. Х600. Видны несколько слоев фолликулярных клеток (ФК), поверхность которых покрыта тонкой пленкой, образованной в результате преципитации фолликулярной жидкости. В соединительнотканной оболочке (СО) расположены расширенные сосуды (С) с эритроцитами (Э).
  
   324. Преовуляторный фолликул яичника мыши.
   а - клетки зернистого слоя куполообразно выдаются в полость фолликула. Х3000;
  
   324. Преовуляторный фолликул яичника мыши.
   б - на поверхности фолликулярных клеток видны многочисленные отростки, микроворсинки и значительное количество пузыревидных выростов (указано стрелкой). Х5000.
  
   325. Яйцеклетка в пузырчатом фолликуле яичника мыши. Х1000. Яйцеклетка окружена плотно связанными с ней клетками лучистого венца.
  
   326. Овоцит из преовуляторного фолликула яичника мыши.
   а - часть клеток лучистого венца слущилась; видна неровная поверхность прозрачной зоны (ПЗ). Х2000;
  
   326. Овоцит из преовуляторного фолликула яичника мыши.
   б - клетки фолликулярного эпителия, окружающие овоцит, каплевидной формы; своим узким основанием прикреплены к прозрачной зоне, соединены друг с другом отростками. X10000.
  
   327. Сосуды в области сети яичника мыши через 10 ч после введения хорионического гонадотропина. Х400. Отмечается значительное расширение сосудов.
  
   328. Апикальная область преовуляторного фолликула яичника мыши непосредственно перед овуляцией. Х1000. Видно истончение белочной оболочки. Один слой фолликулярных клеток (ФК) прилежит к поверхностному эпителию. Клетки поверхностного эпителия уплощены, имеют мало микроворсинок,
  
   329. Стенка базальной части преовуляторного фолликула яичника мыши непосредственно перед овуляцией. Х300. Наблюдается изменение формы фолликулярных клеток (ФК), расширение межклеточных щелей между ними. Поверхность клеток неровная, видны многочисленные пузыревидные структуры и вдавления. Количество отростков уменьшено.
  
  
   330. Яйцеклетка человека, атакованная сперматозоидами, а - Х580; б - Х2900;
  
   330. Яйцеклетка человека, атакованная сперматозоидами.
   в - X29Q0 (препарат И. П. Папазова, С. В. Буравкова. Приготовлен в физиологическом растворе в стерильных условиях).
  
   331. Эпителиальная выстилка матки мыши. Х400. Видны апикальные поверхности секреторных клеток, покрытые микроворсинками.
  
   332. Эпителиальная выстилка матки мыши (фрагмент рис. 331). X1500.
  
   333. Апикальные поверхности секреторных эпителиоцитов эндометрия матки мыши. Х4000. Эпителиоциты куполообразно выступают в просвет органа. Микроворсинки, характеризующиеся округлой формой и небольшой высотой, умеренно развиты. Хорошо видны межклеточные контакты.
  
   334. Апикальные поверхности покровных эпителиоцитов эндометрия матки мыши. Х8000. Большое количество микроворсинок придаст клетке "губчатый" вид.
  
   335. Апикальные поверхности покровных эпителиоцитов эндометрия матки мыши (фрагмент рис. 334). Х20000.
  
   336. Атрофический эндометрий матки мыши. Х2000. Признаков компрессии клеток нет. Апикальные поверхности эпителиоцитов выпуклые, отчетливо видны границы клеток. Клетки кажутся "голыми" из-за чрезвычайно низкой степени развития микроворсинок.
  
   337. Участок апикальной поверхности покровного эпителиоцита эндометрия матки кролика. Х6500. Отчетливо видны реснички, образующие сплетения в виде клубочков. Микроворсинки замаскированы ресничками.
  
   338. Участок апикальной поверхности покровного эпителиоцита эндометрия матки кролика (фрагмент рис. 337). Х20000. Отчетливо видны мало развитые микроворсинки, на фоне которых различимы базальные отделы ресничек, выступающие над поверхностью клеток.
  
   339. Эпителиальная выстилка матки мыши. Х4000. Видно резкое уплощение покровных эпителиоцитов эндометрия в результате компрессии маточной жидкостью в период эструса. Отчетливо видны границы клеток, имеющих полигональную форму. Мелкие микроворсинки мало развиты.
  
   340. Поверхность эндометрия матки мыши в преимплантационный период беременности. Х4000. На апикальных поверхностях эпителиальных клеток, густо покрытых невысокими микроворсинками, видны своеобразные выросты, напоминающие морские звезды.
  
   341. Сосочкообразно выступающее устье железы эндометрия матки мыши. Х500. Отчетливо видны границы клеток выводного протока с окружающей областью эндометрия.
  
   ГЛАВА 12. ПЛАЦЕНТА
  
   Детское место человека относится к типу дискоидальных гемохориальных ворсинковых плацент. В плодной части плаценты от хориалыюй пластинки отходят хориальные ворсинки. С по­мощью СЭМ удалось выделить 4 типа ворсин (см. рис. 342): мезенхимальные, присутствующие только в первые 7-8 нед бе­ременности; стволовые, отвечающие за механическую стабиль­ность хориального дерева; промежуточные, соединяющие ство­ловые ворсины с конечными; терминальные, в которых осущест­вляются специфические транспортные и метаболические про­цессы, обеспечивающие связь матери и плода (см. рис. 343- 350).
   Самые толстые и длинные ворсины отходят от хориальной пластинки. Они имеют цилиндрическую форму и иногда древо­видно ветвятся. В целом рельеф поверхности стволовых ворсин относительно однообразен, хотя встречаются небольшие склад­ки - гребни. Синцитиотрофобласт, окружающий стволовые ворсины, покрыт множеством коротких пальцевидных микровор­синок. Остов стволовых ворсин составляет богатая фибробластами рыхлая волокнистая соединительная ткань. На сколах вор­син фетальные капилляры встречаются довольно редко.
   От крупных стволовых ворсин отходят стволовые ворсины
меньшего калибра. Терминальные ворсины (диаметром 30-
50 мкм) в 95 % случаев соединяются со стволовыми с помощью
зрелых промежуточных ворсин. При этом в СЭМ они имеют вид
булавовидных отростков с узким основанием и расширенной
конечной частью. В большей части остальных случаев терминальные ворсины крепятся непосредственно на стволовых и выглядят как крупные концентрические конусообразные возвышения. Между этими типами имеется промежуточная форма -
цилиндрические выросты, диаметр которых несколько меньше
их высоты.
   Зрелые промежуточные ворсины часта бывают довольно длинными и слегка изогнутыми, они имеют меньший диаметр, чем терминальные ворсины. При малых увеличениях в СЭМ четко видно, что в рожденной плаценте присутствуют ворсины разного калибра: от крупных стволовых до мелких конечных, образующих структуры, напоминающие коралл или дерево. В совокупности все это имеет вид губки. На остальных участ­ках плаценты преобладают ворсины мелкого калибра. Это, по-видимому, более дифференцированные участки плаценты. В других зонах встречаются преимущественно ворсины средне­го калибра, длина которых достигает 1 - 1,5 мм и более. Они, как правило, не ветвятся и не содержат терминальных ворсин.
   На сколах видно, что фетальные капилляры занимают 30- 60 % объема терминальных ворсин.
   По мере уменьшения калибра ворсин плотность расположе­ния микроворсинок на поверхности синцитиотрофобласта воз­растает и достигает максимума на терминальных ворсинах (см. рис. 348). Можно выделить два типа организации микрорелье­фа поверхности синцитиотрофобласта на терминальных ворси­нах. Первый тип характеризуется наличием узких длинных мик­роворсинок, расположенных своеобразными кустиками или соб­ранных в параллельно расположенные гребни. Высота гребней составляет около 3 мкм, а ширина - 2-3 мкм. Второй тип представлен короткими булавовидными выпячиваниями поверх­ности синцитиотрофобласта, покрытыми более редкими микро­ворсинками. Между выпячиваниями видны обычные узкие длинные микроворсинки. Иногда между конечными ворсинами можно наблюдать соединения посредством выростов синцитио­трофобласта.
   Конфигурация микроворсинок на поверхности синцитиотрофобласта, как правило, цилиндрическая либо булавовидная, ре­же они конические или переменной толщины с перетяжками и рас­ширениями. В зрелой плаценте они меньше и расположены бо­лее редко, чем в ранней плаценте. Встречаются листовидные складки с многочисленными выростами на апикальной поверх­ности. Высота микроворсинок варьирует от 0,2 до 2-3 мкм, а диаметр - от 0,2 до 0,4 мкм. Ориентировочное их число состав­ляет 9-12 на 1 мкм2. Микроворсинки увеличивают активную поверхность плаценты в 20 раз. Следует учесть, что ориентиро­вочная площадь поверхности плаценты без учета площади микроворсинок составляет 10-14 м2.
   Расположение и контуры микроворсинок существенно варьи­руют в различных регионах поверхности плаценты. Это отли­чает рельеф поверхности синцитиотрофобласта от щеточной ка­емки эпителиоцитов кишечника и почки и может быть отраже­нием различной функции его отдельных участков. В некоторых областях (обычно в зонах десквамации синцигнотрофобласта) встречаются отложения глыбок и нитей фибрина, плотность микроворсинок в таких участках в 3-5 раз ниже, нежели в остальных. Данные изменения усиливаются при различных ос­ложнениях беременности, в частности при позднем токсикозе беременности.
   При гемолитической болезни новорожденных грубая струк­тура плаценты отличается от нормальной картины. В простран­стве между ворсинами формируются скопления эритроцитов, что, по-видимому, свидетельствует о замедлении кровотока, встречаются мелкие преципитированные образования. Ворсины, несмотря на поздние сроки беременности, по своей форме и раз­мерам, а также по взаиморасположению, ближе к раннему хо­риону, хотя встречаются и более дифференцированные формы. Форма ворсин округлая, что свидетельствует о более глубоком залегании капилляров и практически полном отсутствии эпи­телиальных клеток в данной группе патологических плацент. Таким образом, налицо нарушение дифференцировки, или омо­ложение, отдельных ворсин плаценты.
   Микроворсинки расположены на поверхности синцитиотро­фобласта неравномерно. Они крайне полиморфны - от очень мелких, округлых до удлиненных и булавовидных. Плотность расположения их больше, чем в плаценте при физиологической доношенной беременности.
   При токсикозах беременных наблюдается противоположная картина - увеличивается число ворсин малых размеров, узло­ватых и тонких, что свидетельствует о гиперваскуляризации. Таким образом, СЭ микроскопия позволяет оценить состояние ворсин па различных уровнях - от микроскопического до ульт­рамикроскопического, а также составить представление о дина­мике кровотока в межворсинковом пространстве (см. рис. 351, 352).
   Желточный мешок. Целомический эпителий. Самые крупные структуры желточного мешка - ворсины. Они трубчатой либо пластинчатой формы, высота их значительно превышает толщи­ну, и они напоминают удлиненные тутовые ягоды.
   Ворсины состоят из клеток с куполообразной поверхностью, плотно состыкованных друг с другом. При больших увеличени­ях в СЭМ видно, что апикальная поверхность клеток "усыпана" многочисленными червеобразными микроворсинками, тонкими цилиндрическими образованиями с гладкой поверхностью, не меняющимися по толщине, длиной до 0,5 мкм (см. рис. 353).
   Сторона желточного мешка, обращенная в экстраэмбрпональный целом, состоит из черепицеобразно расположенных удлиненных веретеиовидных клеток. Эти клетки контактируют между собой посредством тонких отростков. Микроворсинок на поверхности клеток почти нет (см. рис. 354).
   0x01 graphic
   342. Строение плаценты человека (схематическое изображение).
   А: 1 -амнион; 2- хориальная пластина; 3 - трофобласт хориальнон пластины; 4 - хориальвые ворсины; 5 - вырост синцитио­трофобласта; 6 - клеточный островок; 7 - клеточные тяжи трофобласта; 8 - базальная пластинка и ее синцитиотрофобластный покров; 9 - перегородка; 10 - фибриноидные отложения; а - слой Лангганса, б - слой Рора, и - слой Нитабуха; 11 - decidua с внедрившимся синдитиорофобластом и трофобластом; Б: 1 -стволовая ворсина; 2 - зрелая промежуточная ворси­на; 3 - терминальная ворсина; В; 1 - син­цитиотрофобласт; 2 - клетки цитотрофобласта; 3 -строма; 4 -фетальные капил­ляры; 5 - клетка Кащенко - Гофбауэра; 6 - фибробласт.
  
   343. Ранний хорион человека (беременность 8 нед) в области ветвления хориальных стволовых ворсинок. Образование конечных ворсин. Х80.
  
   344. Конечные ворсины ранней плаценты человека. Х80.
  
   345. Поверхность хориальных ворсин с симпластическими выростами ранней плаценты человека. Х100.
  
   346. "Волны" на поверхности хориальных ворсин ранней плаценты человека. Х200.
  
   347. Фрагмент ворсинчатого дерева плаценты при неосложненном течении беременности и родов. X1000. Хорошо видны стволовые и концевые ворсинки. На последних имеются микроворсинки. Видны синцитиальпые почкообразные выросты.
  
   348. Поверхность конечных ворсин плаценты человека.
   а - Х1000; б - Х2000;
  
   348. Поверхность конечных ворсин плаценты человека.
   В - Х10000.
  
   349. Позднерожденная плацента человека (39-40 нед беременности). Х100. Видны ворсины мелкого и среднего размера.
  
  
   350. Поверхность ворсин плаценты человека (39-40 нед беременности) в интактных участках (а) и при отложении фибрина (б). Х1000.
  
   351. Хориальные ворсины плаценты человека при желтушно-анемической форме гемолитической болезни новорожденных, а - Х80;
  
   351. Хориальные ворсины плаценты человека при желтушно-анемической форме гемолитической болезни новорожденных.
   Б - Х200. Видны крупные ворсины с округлой поверхностью.
  
   352. Плацента человека при токсикозе беременности (39-40 нед). Х80. Видны тонкие узловатые ворсины.
  
   353. Ворсины и поверхность клеток желточного мешка мыши в конце беременности.
   а - Х80;
  
   353. Ворсины и поверхность клеток желточного мешка мыши в конце беременности.
   б - Х1000 (препарат Л. Л. Беляева).
  
   354. Целомическая поверхность желточного мешка (а) и амниотического эпителия (б) мыши. Х2000 (препарат Л. Л. Беляева). Видны черепицеобразно расположенные клетки целома с большими межклеточными промежутками и плоские клетки амниона с небольшим количеством микроворсинок на боковой поверхности.
  
   354. (Продолжение).
  
   СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  
   Буравков С. В., Сороковой В. И., Шахламов В. А. Изменение поверхности и элементного состава эпителия тонкой кишки кроликов-сосунков в норме и в условиях холерогенной интоксикации. - В кн.: Всесоюзная конф. по электронной микроскопии. 11-я. М., 1979, т. 2, с. 86-87.
   Волкова О. В., Поскребышева Е. А., Щиглик Д. А. Структурная организация составных компонентов эндометрия млекопитающих в преимплантационный период.-Арх. анат., 1979, N 9, с. 12-25.
   Волкова О. В. Функциональная морфология женской репродуктивной систе­мы.- М.: Медицина, 1983.
   Евгеньева Т. П. Клеточные поверхности и их эволюционные преобразования: Атлас. - М.: Наука, 1975.
   Жеребцов Л. Д., Блинов Е. М., Омельяненко Н. П., Тищенко Г. И. Пространственная организация и взаимоотношения структурных элементов волося­ного фолликула у человека. -Арх. анат., 1983, N 3, с. 60-65.
   Караганов Я. Л., Миронов А. А., Миронов В. А., Гусев С. А. Сканирующая электронная микроскопия коррозионных препаратов. - Арх. анат., 1981, N 8, с. 3-21.
   Караганов Я. Л., Миронов В. А., Миронов А. А., Гусев С. А. Цитоскелет эндотелиальных клеток, его функциональное значение и методы исследова­ния.-Арх. анат., 1981, N 9, с. 5-26.
   Караганов Я- Л., Левин В. П., Кердиваленко Н. А. Микроангиология: Атлас. - Кишинев: Штиинца, 1982.
   Караганов Я. Л., Миронов А. А., Миронов В. А. Неионные детергенты в изуче­нии ультраструктуры клеток.-Арх. анат., 1983, N 12, с. 5-27.
   Крымский Л. Д., Нестайко Г. В., Рыбалов А. Г. Растровая электронная микро­скопия сосудов и крови. - М.: Медицина, 1976.
   Омельяненко Н. П. Структурно-функциональная организация. волокнистого остова ахиллова сухожилия человека. Арх. анат., 1983, N 2, с. 69-77.
   Омельяненко Н. П., Жеребцов Л. Д. Структурно-функциональная организа­ция эластического хряща человека. Арх. анат., 1983, N 8, с. 43-49.
   Омельяненко Н. П., Хорошков Ю. А., Жеребцов Л. Д. Особенности простран­ственной организации коллагеновых волокон ахиллова сухожилия чело­века.-Арх. анат., 1981, N 8, с. 77-82.
   Практическая растровая электронная микроскопия./Под ред. Дж. Гоулдстейна, X. Яковица: Пер. с англ. - М.; Мир, 1978.
   Ровенский Ю. А. Растровая электронная микроскопия нормальных и опухоле­вых клеток. -М.: Медицина, 1979.
   Романова Л. К. Исследование особенностей секреции альвеолярного сурфактанта в легких крыс при помощи сканирующей электронной микроско­пии.- В кн.: Всесоюзная конф. по электронной микроскопии. М.; 1979, т. 2, с. 106-107.
   Романова Л. К. О полифункциональном значении "щеточных" альвеолоцитов легкого крысы (сканирующая и трансмиссионная электронная микроско­пия).-Бюл. эксп. биол., 1979, N 10, с. 485-489.
   Романова Л. К. Регуляция восстановительных процессов.- М.: Изд-во. МГУ, 1984.
   Халанский А. С. Нейроглия и вспомогательные клетки нервной системы. - В кн.: Руководство по культивированию нервной ткани. М., 1976, с. 166- 180.
   Шахламов В. А. Новые данные о механизмах действия холерного токсина.-
   Арх. пат., 1980, N 5, с. 75-83. Шахламов В. А., Буравков С. В. Применение метода рентгеноспектрального локального микроанализа в биологии и медицине. - Арх. анат., 1983 N4 с. 95-107.
   Шахламов В. А. Молекулярная микроскопия и цитопатологпя. - Вестн АМН СССР, 1983, N 11, с. 10-16.
   Andrews P. М. Characteristic surface topographic of cells lining the respiratory tracts. - Biomed. Res., 1981, vol. 2, Suppl. p. 281-288.
   Atlas of Human Reproduction By Scanning Electron Microscopy/Eds E. S. S. Ha­fez, P. Kenemans. - Boston: MTP Press, 1982.
   Ferenzy A., Rlchart R. M. Scanning and transmission electron microscopy of the human endometrial surface epithelium. - J. clin. Endocr Metab 1973 vol. 36, p. 999-1001.
   Fujita Т., Tanaka K., Tokunaga J. SEM atlas of cells and tissues. - Tokyo New York: Igaku - Shoin, 1981.
   Hafez E. S., Fadel H. E., Moonan S. M. el at. Scanning electron microscopy of human female reproductive tract and amniotic fluid cells. - Int J Fertil 1977, vol. 22, N 4, p. 193-205.
   Hyat M. A. Introduction to biological scanning electron microscopy. - Balti­more: Univ. Park Press, 1978.
   Kessel R. G., Kardon R. H. Tissues and organs. A Text-atlas of scanning electron microscopy. - San Francisco: W. H. Freeman and Co., 1979.
   Ludwig H., Metzger H. The Female Reproductive Tract. A Scanning Electron Microscopical Atlas. - New York: Springer. - Verlag, 1976.
   Motta P., Muto M., Fujita T. Liver: an atlas of scanning electron microscopy - Tokyo: Igaku -Shoin, 1978.
   Motta P., Andrews P., Porter K. Microanatomy of cell and tissue surfaces: an atlas of scanning electron microscopy. - Philadelphia: Lea and Febiger 1977.
   Suzuki S. Atlas of mammalian ova. -Tokyo: Igaku Shoin, 1973. Three-dimensional microanatomy of cells and tissue surfaces. - Elsevier: North Holland, 1981.
  
   Atlas of scanning; electron microscopy of the cells, tissues and organs.
   Ed. by О. V. VOLKOVA, V. A. SHAKHLAMOV, A. A. MIRONOV. Moscow, Meditsina, 1987, 464 p.
   Readership: morphologists, clinical physicians and medical students.
   The book: presents results of investigation of the human and animal cells, tissues and organs by means of scanning electron microscope. Reviews principles of microscope operation, basic methods of specimen preparation. Describes threedimensional organization and relief of the cells surface in tissue culture, tissue structures, cardiovascular and lymphovascular systems, hemopoietic, endocrine, digestive, respiratory, excretory and genital organs, skin and its auxiliaries as well as provides information cn their functioning.
   Contents: Scanning electron microscopy in biological investigations. Scanning electron microscopy of cellular surface and intracellular struc­tures. Tissues. Cardiovascular and lymphovascular systems. Organs of hemopoiesis and immunologic defence. Endocrine glands. Digestive organs. Respiratory organs. Skin and its auxiliaries. Urinary organs. Genital organs. Placenta. References.
  
   ОГЛАВЛЕНИЕ
   Предисловие (О. В. Волкова, В. А. Шахламов, А. А. Миронов)
   Глава 1. СКАНИРУЮЩАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ МИКРОСКОПИЯ
   В БИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ
   Принцип работы и возможности сканирующего электронного микроскопа (Г. Н. Давидович, А. Г. Богданов)
   Методические основы подготовки биологических объектов (Ю. А. Ровенский)
   Специальные методы препарирования биологических объектов (Я. Л. Караганов, А. А. Миронов, В. А. Миронов)
   Глава 2. СКАНИРУЮЩАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ МИКРОСКОПИЯ КЛЕТОЧНОЙ ПОВЕРХНОСТИ И ВНУТРИКЛЕТОЧНЫХ СТРУКТУР
   Морфология клеточной поверхности in vitro (Ю. А. Ровенский)
   Морфология внутриклеточных структур (Я. Л. Караганов, В. А. Миронов, А. А. Миронов)
   Глава 3. ТКАНИ
   Эпителиальная ткань (Я. Л. Караганов, В. А. Миронов, А. А. Миронов)
   Ткани внутренней среды организма
   Соединительные ткани (Н. П. Омельяненко)
   Жировая ткань (А. А. Миронов, В. А. Миронов)
   Кровь (Ю. А. Ровенский)
   Мышечная ткань (Я. Л. Караганов, А. А. Миронов, В. А. Миронов)
   Нервная ткань (А, С. Халанский)
   Глава 4. СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТАЯ И ЛИМФОСОСУДИСТАЯ
   СИСТЕМЫ (Я. Л. Караганов, А. А. Миронов, В. А. Миронов)
   Сердце
   Артерии
   Микрососуды
   Вены
   Лимфатические сосуды
   Глава 5. ОРГАНЫ КРОВЕТВОРЕНИЯ И ИММУНОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ
   Костный мозг (Я. Л. Караганов, Е. И. Заболотных, А. А. Миронов. К. Г. Газарян, В. А. Миронов)
   Лимфатический узел (Я. Л. Караганов, А. А. Миронов, В. А. Миронов)
   Селезенка (Я. Л. Караганов, А. А. Миронов, В. А. Миронов)
   Вилочковая железа (Я. Л. Караганов, А. А. Миронов, В. А. Миронов)
   Глава 6. ЭНДОКРИННЫЕ ЖЕЛЕЗЫ (В. А. Миронов, А.А.Миронов, Ю. В. Погорелое)
   Гипофиз
   Щитовидная железа
   Надпочечник
   Глава 7. ОРГАНЫ ПИЩЕВАРЕНИЯ (В. А. Шахламов)
   Пищеварительный тракт
   Печень (А. А. Миронов, В. А. Миронов)
   Желчный пузырь (А. А. Миронов, В. А. Миронов)
   Поджелудочная железа (А. А. Миронов, В. А. Миронов)
   Глава 8. ОРГАНЫ ДЫХАНИЯ (Л. К Романова)
   Воздухоносные пути
   Легкие
   Глава 9. КОЖА И ЕЕ ПРОИЗВОДНЫЕ (Н. П. Омельяненко, Л. Д. Жеребцов)
   Глава 10. МОЧЕВЫЕ ОРГАНЫ (Я. К. Караганов, В. А. Миронов, А. А. Миронов)
   Почка
   Мочеточник
   Мочевой пузырь
   Мочеиспускательный канал
   Глава 11. ПОЛОВЫЕ ОРГАНЫ (О. В. Волкова, Н. С. Миловидова, М. Д. Донскова, Е. А. Поскребышева, И. М. Алкадарская)
   Яичко
   Придаток яичка
   Яичник
   Яйцевод. Матка.
   Г лава 12. ПЛАЦЕНТА (С. И. Колесников, Т. В. Павлова)
   Список литературы
   CONTENTS
  
   Preface
   Chapter 1. SCANNING ELECTRON MICROSCOPY IN BIO-
CHEMICAL INVESTIGATIONS
   Principles of operation and possibilities of scanning electron microscope
   Methodological bases of biological material preparation
   Special methods of preparation of biological objects
   Chapter 2. SCANNING ELECTRON MICROSCOPY OF THE CELLULAR SURFACE AND INTRACELLULAR STRUCTURES
   Morphology of the cellular surface in vitro
   Morphology of intracellular structures
   Chapter 3. TISSUES
   Epithelial tissue
   Tissues of the internal medium
   Connective tissues
   Fatty tissue
   Blood
   Muscular tissue
   Nervous tissue
   Chapter 4. CARDIO-VASCULAR AND LYMPHOVASCULAR
   SYSTEMS
   Heart
   Arteries
   Microvessels
   Veins
   Lymphatic vessels
   Chapter 5. HEMOPOIETIC AND IMMUNOLOGICAL PROTECTION ORGANS
   Bone marrow
   Lymphatic vessel
   Spleen
   Thymus gland
   Chapter 6. ENDOCRINE GLANDS
   Pituitary body
   Thyroid gland
   Adrenal gland
   Chapter 7. DIGESTIVE ORGANS
   Digestive tract
   Liver
   Gallbladder
   Pancreas
   Chapter 8. RESPIRATORY SYSTEM
   Respiratory tract
   Lungs
   Chapter 9. SKIN AND ITS DERIVATIVES
   Chapter 10. URINARY SYSTEM
   Kidney
   Ureter
   Urinary bladder
   Chapter 11. GENITAL ORGANS
   Testicle
   Epididymis
   Ovary
   Oviduct. Uterus
   Chapter 12. PLACENTA.
   References
  
   Научное издание
   Атлас сканирующей электронной микроскопии клеток, тканей и органов
   Зав. редакцией Ю. В. Махстин Редактор Е. Л. Андрианова Художественный редактор С. М. Лымина Художник А. Э. Казаченко Технический редактор 3. А. Романова Корректор Л. В. Петрова
   ИБ Л5 4876
   Сдано в набор 11.03.87. Подписано к печати 11.09.87. Формат бумаги 60Х901/16. Бумага мело­ванная. Гарнитура литературная. Печать высокая. Усл. печ. л. 29.00. Усл. кротт. 29,00. Уч.-изд. л. 31,79. Тираж 7200 экз. Заказ 1063. Цена 2 р. 90 к.
   Ордена Трудового Красного Знамени издательст­во "Медицина". 101000, Москва, Петроверигский пер., 0/8.
   Московская типография N 11 Союзполиграфпрома при Государственном комитете СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. 113105, Москва, Нагатинская ул., д. 1.
  
   К СВЕДЕНИЮ ЧИТАТЕЛЕЙ!
   Из плана выпуска литературы издательства "Медицина" на 1988 год
   ВОЛОЖИН А. И, СУББОТИН Ю. К. Адаптация и компенсация - уни­версальный биологический механизм. - М.: Медицина, 1988 (II кв.) - 10 л.: ил. - 1 р. 50 к,
   В монографии с позиций диалектического материализма рассмотрены тео­ретические основы понимания сущности адаптивно-компенсаторного взаимодей­ствия биологических систем, обеспечивающего их приспособление к условиям среды.
   Для биологов и медиков.
   СПЕРАНСКИЙ В. С. Основы медицинской краниологии. - М., Медицина, 1988 (II кв.).- 18 л.: ил.- (В пер.): 2 р. 80 к.
   В монографии с функциональных позиций рассмотрены развитие, строение и изменчивость черепа человека, в том числе во внутриутробном и постнагальном периоде. Дана анатомическая характеристика его морфофункциональных отделов; освещен вопрос об анатомо-топографическом соотношении меж­ду черепом и внутриутробными образованиями.
   Для анатомов, физиологов и хирургов.
   САРКИСОВ Д. С. Очерки истории общей патологии/АМН СССР.-
   М.: Медицина, 1988 (III кв.). -26 л.: ил, - (В пер.): 4 р. 10 к.
   Изложена история развития взглядов на некоторые проблемы общей па­тологии. В историческом плане представлены основные вопросы учения о бо­лезни. Уделено внимание философским и методологическим аспектам общей патологии. Предпринята попытка анализа общих закономерностей научного творчества в медицине и биологии.
   Для врачей и биологов.
   КУПРИЯНОВ В. В., СТОВИЧЕК Г. В. Лицо человека: Анатомия и ми­мика. - М.: Медицина, 1988 (IV кв.). -16 л.: ил.- (В пер.): 2 р. 70 к.
   В монографии освещены вопросы пре- и постнатальной анатомии лица человека, отражающего его физиологическое и психическое состояние и яв­ляющегося необходимым объектом осмотра для врача. Описаны особенности строения лица, мимики, пороки развития и методы их косметической коррек­ции, антропологические основы восстановления лица по черепу.
   Для анатомов, психологов, физиологов, косметологов.
   Книги издательства "Медицина" поступают в продажу в специализиро­ванные книжные магазины и магазины, где имеются отделы медицинской литературы.
   Издательство "Медицина" распространением литературы не занимается
  
  
  
  
   94
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"