Мирошниченко Денис Владимирович: другие произведения.

Пламенеющий взор

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Пролог
  
  Осада продолжалась третьи сутки. Часовые на стенах пристально следили за маневрами противника, который возводил оборонительные сооружения и копал рвы. С атакой враг не спешил, да и к чему рисковать жизнями воинов, если победа и так не за горами? Крепость взята в плотное кольцо, подземные пути перекрыты. Продовольствия у осажденных хватит не более чем на месяц, в то время как к лагерю барона то и дело подходят новые обозы с провизией.
  Несколько смуглокожих девиц с черными волосами ублажали тучного пожилого мужчину, вальяжно развалившегося в большом кресле, установленном в центре походного шатра. Одна из красавиц, стоя позади барона, плавными движениями рук втирая в его шею и плечи ароматные масла. Еще трое массировали кисти и ступни мужчины. А прямо перед креслом, звеня украшениями, танцевала самая молодая из гурий. Маленькие круглые глазки барона плотоядно смотрел на нее, раздевая взглядом.Справа от него за небольшой конторкой расположился угрюмый высокий мужчина, облаченный в богато украшенные доспехи. Перед ним лежал длинный пергаментный свиток, испещренный многочисленными символами. Даргиний, как звали казначея, пытался выяснить, во сколько золотых обойдется эта война. Он не одобрял действий барона Ругалса, твердя ему, что казна практически пуста и солдатам нечем выплачивать жалование, но военный советник настоял на своем. От этих мыслей казначей приходил в бешенство, злобно сверля взглядом своего извечного противника.
  Тот сидел за столом и разделывал жаренного рябчика, судя по горке костей рядом с ним - уже не первого. Гордугун всегда отличался отменным аппетитом, что не удивительно при его комплекции. Не слишком высокий, широкоплечий, с приличным брюшком и румяными щеками, он напоминал горного дворфа. Еще большее сходство придавала длинная окладистая борода, заплетенная в две косички. Ходили слухи, что он и в самом деле имеет родство с подгорным народом, но вот какое именно - никто не знал.
  За пологом послышался шум голосов и звон металла, а через мгновение внутрь вбежал юнец, покрытый грязью и дорожной пылью, на вид ему было не больше двенадцати.
  - Ваше сиятельство! Плохие вести... - мальчишка слегка склонил голову, мельком взглянув в сторону Даргиния.
  - Говори - повелительно произнес Ругалс.
  Юноша сделал глубокий вдох и выпалил:
  - Войска герцога Либийского скорым маршем двигаются сюда... - После небольшой паузы он добавил: - Сам видел.
  - Не может этого быть! - категорично воскликнул Гордугун, облизывая пальцы. - Он ведет сейчас войну на далеком Севере, и не может распылять войска. Тем более что с герцогом мы никогда не воевали.
  - Ты сомневаешься в словах моего сына? - ледяным голосом произнес Даргиний.
  - Нет... - смешался тот. - Просто с чего бы это герцогу...
   - Такой ход может дать ему большую выгоду - перебил его казначей. - С одной стороны разгромит беспокойного соседа, - кивок в сторону барона, - с другой получит преданного вассала, не говоря о материальной прибыли.
  - Да много ли он сможет взять с этой крепости? - заспорил с ним военный советник.
  - Ты прав, Коледин - бедная земля...
  - А я о чем говорю? - закивал здоровяк.
  - ... Но на ней располагается нечто очень важное! - продолжил Даргиний. - Древний город Брайниров, точнее его руины.
  - Эм... Ну... Э... Вот... - забормотал Гордугун
  - Вот тебе и вот! Милорд, какие будут приказания? - язвительно произнес казначей.
  Оторвавшись от губ красавицы, которая уселась на него, барон нехотя и как-то неуверенно произнес:
  - Готовимся к обороне?
  Советники переглянулись и одновременно кивнули.
  - Тогда вы и сами знаете, что делать - лениво бросил барон и снова отдался ласкам черноокой девицы.
  
  ***
  - Сколько их, Идис? - оказавшись на улице, спросил Даргиний, приобняв тощего паренька.
  - Не менее пяти тысяч. Конница прикрывает фланги. Обоз в центре, - глядя снизу вверх, ответил тот.
  - Другого я и не ожидал. - Погладил бороду Гордугун - С наскока их не взять, а в открытом поле против пяти тысяч нам не выстоять.
  - И Рауль в спину ударить может, узнав о подоспевшей помощи... - произнес казначей, глядя на крепость - Хоть войск у него мало, но сражаться будут до последнего...
  Военноначальник пристально посмотрел на своего вечного соперника и неуверенно кивнул.
  - Ты прав. Но нам ничего не остается делать, как приготовиться к обороне и надеяться, что Древние будут на нашей стороне - ему никто не ответил. - Сотников ко мне! - рявкнул он - Да поживее!
  - Идис, - шепотом произнес Даргиний, уводя парня в сторону, - Я хочу, чтобы ты не выходил из шатра...
  - Но, отец! Я хочу сражаться!
  - Нет. - твердо произнес мужчина. - Ты еще мал для таких битв.
  - Ну, пожалуйста!
  - Я сказал нет! - рявкнул казначей - Пойми, ты не воин. У тебя есть Дар! И когда-нибудь ты станешь Великим Чародеем! А все эти баталии дело таких как он. - кивок в сторону Гордугуна.
  Присев, Даргиний аккуратно взял мальчика за плечи и посмотрел ему в глаза:
   - Пообещай мне, что не отойдешь от барона ни на шаг.
  - Хорошо... - нехотя буркнул Идис. - Обещаю.
  
  ***
  Солнце уже почти скрылось за горизонтом, когда далеко на севере стали заметны маленькие, движущиеся точки. С каждым мгновением их становилось все больше и больше. В свете закатного солнца ослепительно блистали начищенные доспехи и наконечники копий. Когда до них оставалось меньше чем два полета стрелы, войска остановились, от центра строя отделилась группа всадников, возглавляемых здоровяком в золотистых доспехах. Вместе с герцогом, а это был именно он, скакали несколько вельможей и стражников, облаченных в блистающие доспехи.
  - Азрагил собственной персоной. - задумчиво произнес Даргиний. - Как всегда впереди своего войска...
  - Эх... - вздохнул стоящий рядом Гордугун. - Всадить бы стрелу в эту нахальную морду!
  - Было бы неплохо... - глухо отозвался казначей.
  - А может?
  - Ни в коем случае! Соседи не поймут этого. Раздерут баронство по кускам и не подавятся.
  Тем временем делегация достигла внешнего кольца земляного вала, поверх которого тянулся частокол. Герцог надменно оглядел укрепления и слегка улыбнулся. Стражники закрывали своего господина телами, на случай если противник решится нарушить неприкосновенность парламентеров. Вперед выехал глашатай:
  - Его сиятельство герцог Либийский, владыка Норберга и Скалистых островов, Азрагил Великий требует от барона Ругалса немедленно снять осаду и прекратить войну с достопочтенным Ниотом Колединским. Войска барона должны покинуть территорию Коледина и никогда впредь не нарушать его границу.
  Солдаты первой линии, которые слышали эту речь, переглянулись и направили свои взоры на две фигуры, застывшие позади частокола. Они о чем-то переговаривались между собой. Глашатай тем временем продолжал вещать громовым голосом требования сдачи и обещания беспрепятственного прохода войск в родные владения барона Ругалса.
  Даргиний тронул поводья и, покачиваясь в седле, подъехал к краю укреплений. Увидев, что ему собрались отвечать, глашатай слегка склонил голову в легком поклоне и приготовился слушать.
  - Мой повелитель благодарит герцога за проявленное благородство, но он должен отказать в выполнении этих требований. Войска барона Ругалса останутся на месте. Это окончательное решение, - постояв еще мгновение, он развернул коня и поскакал вглубь лагеря - здесь ему делать было нечего.
  
  ***
  - Этого и следовало ожидать, - произнесла молодая девушка, сидящая около герцога, - Ругалс глуп, а его советники слишком боятся за свои шкуры. Им проще положить все свое войско, нежели быть казненными бароном за трусость.
  - Я и не рассчитывал на то, что они примут мои требования, - кивнул Азрагил, отпивая терпкого вина из простого медного кубка. - Зато теперь я могу спокойно уничтожить эту жирную свинью и прибрать его земли.
  - Ты как всегда поступил мудро, - улыбнулась девушка.
  - Не льсти мне, Джанет, я этого не люблю, ты же знаешь, - голубые глаза выразительно посмотрели на говорившую.
  - Даже не думала! - с улыбкой на лице воскликнула она. - Я говорю что думаю.
  - Аронар, - герцог посмотрел на стоящего справа от него мужчину, - Все готово?
  - Да, милорд. Мы начнем как только сменятся дозорные.
  Говоривший превосходил герцога ростом самое меньшее на голову. Доспех, надетый на нем, был скован из вороненой стали. Пластины подогнаны так точно, что между ними не осталось ни одной щели. Бахтерцы поднимались до самых скул, защищая шею и нижнюю часть лица. За спиной притаились два длинных прямых меча, нормальному человеку такими сложно совладать и двумя руками, а этот здоровяк с легкостью управлялся и одной. В полусогнутой руке он держал шлем, под стать доспехам, черного цвета с глухим забралом и белым плюмажем из конского хвоста.
  Родом из семьи кузнеца, Аронар с ранних лет отличался своей внешностью от сверстников. Наделенный не только силой, но и превосходным интеллектом он привлек внимание одного из сотников покойного батюшки нынешнего герцога. Несколько лет занятий в войске не пропали для него даром. Он стал сначала одним из лучших мечников, а вскоре и самым лучшим Либии. Как-то раз его десяток попал в засаду, десятника убили первым, и Аронар показал, что может не только ловко обращаться с мечом, но и хорошо разбирается в командовании. Сохранив остальных людей, он не только вывел их из западни, но и захватил в плен вражеского предводителя. После этого случая его карьера резко продвинулась вперед, через год он уже был сотником, а еще через год капитаном. После смерти старого герцога, когда к власти пришел его сын, Аронара повысили до первого маршала, командующего южной либийской армией.
  
  ***
  
  Лагерь погрузился в нервный, дерганный сон. Мало кому из солдат удавалось уснуть, зная, что утром предстоит тяжелая битва с более сильным врагом. Только ветераны, прошедшие не одну войну, тихо дремали около тлеющих костров. Часовые время от времени перекликались, поглядывая в сторону противника, который не стесняясь, шумел и веселился, горланя похабные песни и развлекаясь с неизвестно где найденными девицами, чьи игривые смешки и притворные визги вызывали зависть у воинов барона.
  В шатре проходил военный совет. Помимо самого Ругалса и советников, здесь присутствовали и командиры подразделений, которые утром поведут войска в бой.
  - Линкерон, - маршал посмотрел на банерета, - Ты со своими рыцарями должен прикрывать фланг. Я не сомневаюсь в том, что Азрагил погонит в первую атаку конных стрелков, - несколько капитанов кивнули, соглашаясь с мнением командира, - Не пытайся их преследовать, твоя задача не дать им времени для развертывания порядков. Удар клином и быстрый отход. Не теряй зря людей.
  - Я понял, ваше благородие, - кивнул пожилой рыцарь.
  - Хафиз, - молодой смуглый парень сделал шаг вперед, - Задача твоих инженеров - непрерывный обстрел наступающие пехоты. На конницу снаряды не трать. И заготовь побольше горшков с зажигательной смесью. - Ответом послужил резкий кивок, после чего капитан-инженер отошел к стене.
  - Кир, Баснос, Кремин. Ваши стрелки должны не подпустить врага ближе полета стрелы.
  - Будь сделано, вашбродь! - нестройным хором ответили капитаны.
  - Поздно, Гордугун - раздался громкий чистый голос, - Сложите оружие и вам будут сохранены жизни. - Около входа застыла высокая фигура, облаченная в черные пластинчатые доспехи. Шлема на пришельце не было, длинные черные волосы свободно ниспадали на плечи, из-за которых торчали рукояти мечей. В свете факелов лицо вошедшего выглядело невозмутимой восковой маской, лишь одни глаза оставались живыми.
  Тишина мгновенно накрыла собой весь шатер. Взгляды присутствующих обратились на высокую фигуру с торчащими из-за спины мечами.
  - Ты?! - брызгая слюной, взревел Гордугун, - Как ты сюда проник? - рука советника потянулась к мечу.
  Стоявшие капитаны, не понимая в чем дело, переглядывались друг с другом, кидая подозрительные взгляды на пришельца. Чувствуя, что здесь что-то не так, многие обнажили оружие и застыли в ожидании команды.
  - Вы проиграли, - словно и не заметив происходящего вокруг и игнорируя возгласы Гордугуна, произнес Аронар, - Посмотрите, - легкий кивок в сторону барона.
  За спиной Ругалса стояла полуобнаженная девушка, только что восседавшая у него на коленях. У горла барона она держала длинный кинжал с искривленным лезвием. Всегда румяное лицо барона сейчас покрывали огромные бледные пятна, а на лбу выступили крупные капли пота. Маленькие глазки испуганно бегали из стороны в сторону, а толстые губы беззвучно раскрывались и закрывались.
  Другие девушки уже доставали из тайников самострелы - не зря только они, кроме еще конечно советников, имели свободный доступ в покои барона. Раздался треск разрезаемой ткани. В шатер со всех сторон стали проникать люди, облаченные в черные свободные одежды, их лица скрывали бронзовые маски, изображавшие мифических существ.
  - Бросайте оружие, - в очередной раз повторил Аронар, - вы проиграли.
  - Будь ты проклят! - в сердцах крикнул Гордугун, бросая меч на дорогой ковер.
  Внезапно один из капитанов, издав нечеловеческий рык, бросился на ближайшего врага. Его крепкие мозолистые руки вцепились в горло наемника. Блеск стали, хруст пронзаемой плоти, короткий вскрик и тело незадачливого капитана резко обмякает и заваливается набок. В тот же миг шатер наполнился звоном оружия и криками людей. Несколько воинов упало, пронзенные толстыми арбалетными болтами.
  Гордугун, подхвативший свой меч, отмахнулся от кинувшейся на него полуобнаженной девицы с кинжалом, оставив на ее теле длинный порез, и метнулся к Аронару. Тот уже отбивался от двоих противников, ловко орудуя своими огромными мечами. Поймав одного на ложном замахе, засечным ударом разрубил ему туловище от ключицы до поясницы. Второй был более удачлив. От опасных ударов он умело уворачивался и атаковал сам, стараясь найти уязвимое место. Ему даже удалось достать мечом до груди маршала, выбив из стальных пластин сноп искр.
  - Он мой! - рявкнул Гордугун, отталкивая подчиненного. - Аронар, ты заплатишь за это!
  Ответом ему было скорбное молчание. Молодой мужчина невозмутимо отбивался от ударов, атаковал сам, лицо его было каменно-спокойным, не отражавшим никаких чувств, бурливших внутри.
  Несмотря на свой возраст и немалый вес, Гордугун являлся превосходным бойцом. Держа тяжелый меч двумя руками, он непрестанно атаковал, тесня могучего Аронара к выходу.
  - Я не хотел этого, - грустно произнес молодой маршал, молниеносным выпадом пронзая грудь своего противника.
  Тело Гордугуна обмякло и стало заваливаться на землю, а во взгляде читалось удивление - как такое могло произойти? Как лучшего мечника баронства, выигравшего сотни битв и поединков, сумел победить какой-то мальчишка.
  - Я не хотел это... - повторил Аронар. - Прости.
  Битва понемногу затихала. На дорогих коврах, залитых кровью, вперемешку валялись тела. Смерть не разбирала где свой, а где чужой - в одной куче лежали и наемники герцога и воины Ругалса. Сам барон лежал возле своего кресла, нелепо раскинув руки, и истекал кровью из перерезанного горла. В дальнем от Аронара углу продолжали сражаться двое уже немолодых, но еще и не старых воина. Их клинки уже успели обагриться кровью и сейчас плели свой замысловатый узор, выписывая всевозможные восьмерки, отражая град ударов. Против них сразу сражалось не менее полудюжины наемников, среди которых были и гурии, ублажавшие барона.
  - Бросайте оружие, - тихо произнес Аронар, жестом отзывая своих подчиненных, - Вы проиграли, вам больше не за кого сражаться.
  - Пусть ты убил нашего господина, но нашей чести тебе не посрамить! - напыщенно выкрикнул один из капитанов.
  - Ты храбр и хорошо сражался, Хеннен, ты не запятнаешь свою честь, сложив оружие и сохранив жизнь, - маршал подошел ближе, мечи его были в ножнах, а руки оставались пусты, - Вступай в мою армию, мне нужны хорошие командиры. Это относится и к тебе, Сендер. - обратился он ко второму воину, - Вы сохраните свои должности и звания, ваши семьи получат почет и уважение в Либии. Присягните герцогу на верность...
  - Ты предлагаешь нам предательство! - яростно бросил раскрасневшийся Хеннон, - Будь ты проклят! - капитан стремительным ударом атаковал подошедшего слишком близко маршала. Промедли Аронар мгновение и его голова слетела бы с плеч, но он успел отклонится назад на самую малость. Этого хватило, чтобы спасти себе жизнь. Острие меча лишь оцарапало нагрудник, не причинив никакого вреда. В тот же миг, атаковавший рухнул на землю, а над ним стоял Сендер, сжимавший окровавленный меч.
  - Он принял неверное решение, милорд. - склонив голову произнес он, - Я готов служить Его светлости Азрагилу.
  - Это хорошая новость для меня, - кивнул полководец, - Надеюсь ты хорошо послужишь моему господину, Сендер.
  В шатре стало тихо. Шум битвы затих. Единственным звуком оставался звон оружия, доносившийся снаружи.
  - Вот тебе первый приказ, капитан. - тяжело взглянул на него Аронар, - Заставь солдат сложить оружие и прекратить это бессмысленное сражение.
  Седоусый сотник кивнул и быстро направился к выходу, следом за ним последовал и маршал, сопровождаемый дюжиной наемников, готовых пожертвовать собой, защищая его.
  Внезапно за ногу Аронара схватила чья-то рука. Ему чудом удалось опередить воина и не дать ему нанести удар. На залитой кровью земле лежал тяжело раненный казначей. Его лицо скрывала маска боли, а через весь лоб тянулся широкий порез с рваными краями.
  - Помоги... - с булькающим хрипом произнес умирающий Даргиний.
  - Тебе уже не помочь, - печально ответил ему маршал.
  - Сына... Спаси сына! - он указал рукой на груду окровавленного тряпья из которой торчала детская ручонка, - Спаси Идиса...
  - Хорошо, - осипшим голосом выдавил из себя Аронар, - Я позабочусь о нем.
  - Поклянись... - из уголка рта стекла струйка крови.
  - Клянусь, брат... 1 глава 15 лет спустя. Метель за окном не утихала вторую неделю. На верхних этажах башни протяжно завывал ветер. Перед камином сидел молодой мужчина, отстраненно глядя на потрескивающие поленья. В комнате было холодно. Каменные стены, покрытые фресками и барельефами, совершенно не сохраняли тепло, исходившее от огня. Откуда-то сверху донесся звук взрыва. Мгновение спустя гневный старческий голос разразился скверной бранью, поносившей какого-то незадачливого студента. Сидевший на скамье мужчина поднял голову к потолку и ухмыльнулся, словно вспомнив что-то. Прошло столько времени, а старик Тимидин не изменился. Увидев его впервые пятнадцать зим назад, Идис понял, что наладить хорошие отношения с этим человеком невозможно. Маленький бородатый старичок с глубоко посаженными серыми глазами вызвал глубокую неприязнь у мальчика, только что переступившего порог Храма. Старик брезгливо произнес тогда: - Еще один никчемный недоносок на мою голову... С тех пор прошло много времени, но только совсем недавно Идис осознал, что Тимидин не такой уж и плохой, каким казался ранее. Да, он строг и суров, а после его занятий все тело ныло и болело, покрытое ссадинами и синяками, но плохим он не был. Именно сейчас, в ожидании выпускных испытаний, Идис понял это. Все чего хотел Тимидин - это вырастить из него настоящего чародея, способного постоять за себя и не убегать от проблем. Сзади послышались шаги, мужчина повернул голову и увидел застывшую посреди комнаты молодую девушку с длинными русыми волосами, собранными в косу. - Ринара? - поднял бровь Идис, - Что ты здесь делаешь? Ты же должна быть сейчас на занятиях. - Ид, - она слегка замялась и опустила взгляд, - Не уходи. Прошу тебя, останься! Парень поднялся со скамьи и вплотную подошел к девушке и приобнял ее. Посмотрев на него снизу вверх, она торопливо смахнула рукой слезы. - Не оставляй меня... - прошептала она. Его голубые глаза проскользили взглядом по лицу девушки, стараясь запомнить каждую его черточку. Очень скоро, возможно даже завтра, он будет далеко отсюда. - Ринара, дорогая, ты же знаешь, что это невозможно... Девушка всхлипнула и уткнулась в его грудь лицом, плечи ее мелко подрагивали. - Я должен пройти Службу и отдать Долг. Обещаю, через год я вернусь за тобой! - поглаживая ее по спине тихо произнес мужчина. - А вдруг с тобой что-то случится там? - отпрянув от него выкрикнула она, - Я сегодня слышала вести с Рубежа. Погибло больше трех сотен воинов, из которых семеро чародеев! - Ринара, - холодно произнес Идис, - Это мой долг и я его исполню. Я пройду Посвящение и отслужу свой срок на Рубеже, после чего вернусь за тобой. А сейчас мне нужно идти в Зал Советов - скоро начнется ритуал... - поцеловав ее в лоб, он пошел к двери, оставив за спиной девушку, по щекам которой непрерывным потоком катились слезы. *** С трудом протиснувшись сквозь толпы студиозусов, заполонивших коридор, Идис наконец-то попал в актовый зал, где царил полный аншлаг. Все помещение оказалось забито людьми... и не только ими. Вон в дальнем углу высится здоровяк Кифур из народа алари. Чуть поодаль от него трое ящеров - они как всегда вместе. В центре Даисса, низенького роста - всего три фута - чешуя бирюзового цвета, глаза желтоватые с вертикальными зрачками. Для своего народа очень даже выдающаяся внешность. Кстати одна из самых талантливых выпускников. Справа от нее Сишасс, на голову выше и в половину шире ее. На голове небольшой, чуть больше дюйма, костяной гребень. Из-за своего скверного характера, он постоянно попадает в неприятности. Имени третьего Идис не знал. Он как тень постоянно сопровождает своих сородичей, но на памяти Идиса не было ни разу, чтобы он произнес хотя бы слово. Особняком держались и выходцы с далекого севера - серые орки. Мало кто мог найти с ними общий язык. Также отдельно от общей массы стояли и дворфы. Эти шумели больше всех - похоже представители двух кланов решили выяснить кто из них лучше, уже вот вот в ход пойдут кулаки. Почти в самом центре зала образовалось довольно большое пустое пространство посреди которого стоял чуть сгорбившись с задумчивым видом стоит Маудин, вампир-полукровка. Вот уж с кем не хотелось оказаться рядом! Нет, сам-то он парень не плохой - добрый, веселый, общительный - по своему конечно... Но причина его одиночества кроется в выбранной им специализации. Даже не сама она, а запах, сопровождавший ее. Маудин уже седьмой год как практикует некромантию, причем очень даже неплохо. Продираясь через толпу, Идис во всю работал локтями и то и дело наступал кому-нибудь на ноги. Вслед летели возгласы недовольства и ругательства, но парень не обращал на них внимания. Он вертел головой кого-то высматривая. Неожиданно его резко дернули за руку: - Кого ищешь, друг? - позади стоял лысый крепыш маленького роста с длинной рыжей бородой, заплетенной в три косички. - Тебя искал, - искренне улыбнулся парень и хлопнул коротышку по плечу, - Но из-за твоего огромного роста это оказалось чертовски сложно! - Не смей шутить над моим ростом! - гном аж подпрыгнул, а лицо его сделалось багровым, - Иначе не посмотрю, что ты мой друг и наваляю тебе как следует! - Рик, не обижайся, я же не в серьёз... - Еще бы ты это в серьёз произнес! Мигом бы в капусту порубил бы! - Ой, да ладно тебе! Смотри лучше туда, - парень указал в сторону небольшого возвышения, которое служило своеобразной трибуной, на него как раз взошел высокий бородатый старик, плотно закутанный в плащ. - Дорогие студенты! - громогласно произнес он, многократно усиленным магией голосом, - Позвольте поздравить вас с завершением обучения. Совсем скоро вы покините стены нашего Храма, ставшего, я надеюсь, для вас настоящим домом. За эти долгие пятнадцать зим произошло много всего. И хорошего, и не очень. Каждый из вас стал для меня родным. С каждым из вас, пусть незримо, я переживал взлеты и падения, преодолевал препятствия, старался направить вас к Истине. - в зале царила полная тишина, абсолютно все слушали любимого ректора с нескрываемым восхищением, у некоторых предательски блестели глаза, - И вот настал тот день, когда вы становитесь самостоятельными, полноправными чародеями. Тот день, когда вы покините Храм и понесете в мир свои знания и умения. Я надеюсь, что никто из вас не свернет с выбраного пути и не посрамит Искусство! - зал взорвался бурными аплодисментами и криками, дворфы шумно топали ногами, орки свистели, лишь чопорные эльфы сохраняли спокойствие. - Но перед тем, как вы получите свой титул, вам предстоит пройти обряд Посвящения. - студенты резко замолчали. То, к чему они стремились долгие годы, должно вот вот случиться. Прямо позади ректора с небольшим треском разошлись две каменные плиты. Сквозь эту трещину брызнул чистый белый свет, а спустя мгновение он принял форму шара и неподвижно завис над отверстием, соединенный с ним своеобразной пуповиной, сотканной из первозданного Света. По толпе выпускников прошла легкая волна тревоги - все таки не каждый день сталкиваешься с первородной стихией. - Итак, - невомутимо произнес старик в плаще, - Начнем же Ритуал! Первым я вызываю Лигора из племени Красной горы! Огромный, почти двухметровый, орк с непомерно широкой грудью важно прошествовал к ректору и склонил голову, не в силах посмотреть в небесно-голубые глаза старика. - Встань сюда, - глава Храма указал на пентограму перед трещиной в полу. Стоило здоровяку вступить в печать, как сфера ожила - щупальца света плотно оплели орка, заключив его в плотный кокон. Не прошло и минуты, как свет рассеялся, а ректор торжественно объявил: - Отныне твое имя Лигор Скала. Назначение - Третья бригада карателей, Первый Рубеж. - Благодарю, ректор, это честь для меня - орк преклонил колено. - Встань, чародей! - Торжественно произнес старец, - Поздравляю тебя! Орк спустился в зал и направился в сторону широко открытой двери. Его путь в Храме закончен, теперь он Чародей и теперь его путь лежит далеко на север. Тем временем ректор снова вызвал студента, точнее студентку. Крохотная Даисса получила титул Небесная и назначение в столицу Империи. Большинство глаз проводило ее взглядами, полными зависти - в военное время получить назначение в самое спокойное место в мире дорого стоит. На помост продолжали выходить студенты. В зале оставалось все меньше выпускников. Каждого окутывал белый кокон и каждый получал свое прозвище, а заодно назначение. Большинство, конечно же, отправлялись на Рубежи - именно там сейчас нуждались в чародеях, пусть совсем молодых и неопытных. Вот и друг уже получил свой титул - отныне он Рикард Пламя, что и неудивительно с его-то темпераментом! Минуты тягостно тянулись, оборачиваясь часами, за окнами уже начинало смеркаться, а церимония не спешила заканчиваться. Оставалось чуть меньше трети зала, когда ректор усталым голосом произнес: - Идис, сын Даргиния! Внутри все оборвалось, казалось, что огромный ледяной шар взорвался где-то под сердцем. На негнущихся ногах, с трудом преодолевая дрожь во всем теле, Идис подошел к ректору. Короткий взгяд холодных глаз-льдинок, легкий кивок и вот молодой парень стоит перед клубком чистейшего света, света, который способен проникать в сознание и читать в нем, словно в открытой книге. Вот тонкие нити робко дернулись, как бы сомневаясь, и потянулись к стоящему перед ними человеку. Мгновение и на его месте бушующий ослепительный сгусток чистейшей энергии. Первое, что почувствовал Идис - боль, захотелось закричать и отдернуться, но нити плотно держали его, не давая даже пошевелиться, а боль все усиливалась, проникая в каждую клеточку тела, каждую молекулу, и когда сознание готово было угаснуть все резко прекратилось. Перед глазами пронеслись картины из детства, лица отца, сестры, друзей. Затем настала очередь воспоминаний о Храме, таких ярких, живых, казалось еще миг и они оживут. Вот они с Риком осваивают боевую магию, испепеляя тренеровочных големов, вот и Даисса, красавица змеиного народа и один из самых больших умов выпуска, гневно разносит стену, за которой притаился Рик, подглядывающий за ней. Следом пошли фрагменты из самых приятных воспоминаний, воспоминаний в которых Идис впервые повстречался с той, которая покорила его сердце. Перед глазами промелькнули яркие картины, сменяющиеся одна за другой. Идис снова пережил волнующий момент встречи, когда северная красавица, заплутавшая на подступах к Храму, повстречала молодого студента, отрабатывающего наказание. Он снова увидел ее страх в перемешку с живым интересом - не каждый день увидишь человека, вмороженного в глыбу чистейшего льда. Какого же было ее удивление, когда этот бедолага улыбнулся ей и что-то невнятно пробормотал. Внезапно все оборвалось. По глазам ударил ослепительной белизны свет, а затем до его слуха донеслось: - Идис Пламенеющий Взор! Карательные отряды! - провозгласил господин ректор. На мгновение Идиса пронзил страх, но уже спустя секунду все прошло - могло быть и хуже. Поклонившись старому чародею и получив от него перстень - символ пренадлежности к чародейскому сословию, парень направился в один из боковых залов, где выпускников ожидали их кураторы. Глава 2 С окончания церимонии посвящения прошло всего несколько часов, а главный зал уже изменился до неузнаваемости. На стенах гобелены с гербами факультетов. Прямо над сценой слегка раскачивается огромное радужное полотно на котором перемешались символы четырех стихий - герб самого старого и многочисленного факульте Храма - Стихийного. Оставшиеся одиннадцать знамен занимают боковые стены, расположившись в порядке их основания. Первым отделился факультет магии Призыва, студенты которого практикуют призыв существ из-за кромки. Спустя почти два столетия от основания Храма группа молодых чародеев потребовала у тогдашнего ректора особых занятий, а еще через год ими был основан и сам факультет. К настоящему времени по численности он уверенно занимает второе место. Еще через столетие отделилось сразу четыре факультета - Иллюзорства, Трансформации, Рунной магии и Алхимический факультет. Оставшиеся, самые малочисленные - Некромантии, Биомагии, Артефакторики, Святой магии и Темный факультет, были основаны не так давно - в начале этого века, а последнему - факультету Боевой магии нет еще и тридцати лет. Здесь же в зале находятся и сами выпускники, а вместе с ними преподаватели, пришедшие проводить своих подопечных. Вдоль стен установлены столы с угощениями, небольшие подносы с напитками неспешно лавируют между присутствующими. - Могло быть и хуже, - сочувственно произнес Идис. - Куда еще хуже?! - Подпрыгнул гном, - Лессавия! Самое глухое и скучное место в мире! - Да брось ты! Это же твой родной дом! Что может быть плохого в возвращении на родину? - Я воин! - брови гнома гневно сошлись, - Я хочу сражаться, а не сидеть в мастерской! - Наш маленький Рикард чем-то недоволен? - за спиной говоривших раздался тихий низкий голос, а вслед за ним донесся запах тлена и разложения. - Недоволен, - буркнул крепыш и опрокинул в рот здоровенную кружку пива. - А тебя куда? - поинтересовался Идис. - На Рубежи, - вздохнул Маудин, - Там сейчас жарко, как раз работа для меня... - длинные зубы обнажились в улыбке, - А тебя, я слышал, в каратели определили? - Угу, - без особой радости обронил чародей, - Теперь буду целый год скитаться по всему континенту. - Да я лучше бы скитался! - подал голос гном, - Чем весь год терпеть батькины подначки! Он же меня с потрахами сожрет! - Подавится! - фыркнул вампир. - Ты его не знаешь, - с печалью в голосе произнес Рик, - Он тан нашего клана, и он всегда мечтал, чтобы его сын стал прославленным воином, а не ремесленником. - Ладно, Рик, все образуется, - поддержал друга Идис, - Отработаешь год и можешь делать что захочешь! - Скорее бы уже... - Тут я с тобой согласен, - кивнул он в ответ, - Карательные отряды... Отбросы со всех концов мира! Самые гнусные и безжалостные наемники, а то и вовсе разбойники! - Я смотрю вы много о них знаете... - к друзьям подошла молодая девушка, облаченная в воздушные белые одежды, скрывающие фигуру. Распущкнные волосы незнакомки оказались иссиня-черные и доходили до плеч. Голову венчала серебряная диадема с причудливым узором, в самом ее центре пламенел крупный рубин. - Вы многое знаете о Карателях, - повторила она, - Откуда такой интерес? Трое друзей переглянулись, в глазах забегали искорки любопытства - никто из них ранее не встречал ее, а следовательно их собеседница не ученица Храма, и тем более не преподаватель. - Ах, простите, - она улыбнулась, - Забыла представиться. Сестра Лилинет, младший экзорцист к вашим услугам. - сделав книксет, она улыбнулась еще шире, видя замешательство на лицах чародеев. - Эм... - поклонившись произнес вампир, - Маудин Кровавый. Этот коротышка... - гном аж подпрыгнул, но ничего не сказал, - ... Рикард Стальной Кулак, ну а этот молодой человек - Идис Пламенеющий взор, ваш коллега каратель. - Рада знакомству, - девушка приложила руки к груди, - Именно за Вами мегя и прислали. Гном с вампиром переглянулись, улыбок на лицах уже не было - если экзорцист, пусть даже младший, говорит, что пришла именно за вами, то ничего хорошего от этого не жди. Идис и без того бледный, стал белее снега, но все же растянул губы в некое подобие улыбки, напоминающую звериный оскал. - Чем обязан такому вниманию вашего Ордена? - Ой, вы наверное не так меня поняли, - затараторила младший экзопцист, - Меня прислали за пополнением в Карательные отряды. Как не печально, но у нас катастрофически не хватает бойцов! Вот и сейчас - со всего выпуска к нам примкнут лишь трое! Но тех двоих отправляют через портал на границу Северной Империи, а вот лично Вы, - она ткнула тонким изящным пальчиком в грудь чародея, - направлены в элитные части, отобранные его Святейшеством Кайзером! И без того ошарашенные друзья смотрели на девушку широко раскрытыми глазами, никто так и не смог вымолвить ни слова. Лилинет, судя по искоркам в глазах и лукавой улыбке, нисколько не была удивлена такой реакцией. - Ну чтож, магистр Идис, жду вас утром готовым в путь. И отдохните как следует, путь не близок. Господа, - обратилась к живым статуям, изображавших гнома и вампира, - Да хранит вас Господь! - не дожидаясь ответа младший экзорцист убежала в зал, растворившись в толпе. - Мда, - почесал рыжую бороду Рик, - Даже не знаю что и сказать... - А здесь и говорить не чего! - хохотнул Кровавый, - Попал ты, Ид! Ох как попал! - Спасибо за поддержку, - раздраженно отвернулся от друзей парень. - Сейчас Ринара тебя поддержит, - вампир-толкнул Идиса в бок, - Рик, пошли отсюда... Обернувшись, чародей друзей уже не увидел, перед ним стояла взбешенная до предела Ринара. Глаза-льдинки пылали синим светом, во все стороны волнами вырывалась сила, казалось, ещё чуть-чуть и девушка взорветсяс - Что за девка к тебе приставала? - как не странно, но голос оставался спокоен, хотя металлические нотки все же улавливались, - Кто она? - Ринара, успокойся, это всего лишь проводник, - тихо и как можно ласковее произнес парень - на них и так уже поглялывали, а зная нрав северной красавицы, можно смело заявить, что скоро на них будет смотреть весь зал, - Она проведет меня до места службы и все. - То есть вы будете всю дорогу вдвоем? - Ринара, она экзоцист! - Да хоть сам Святой Дух! - девушка уже не сдерживала себя. - Давай выйдем, я все тебе объясню... - А что здесь объяснять? - всплеснула она руками, но все же позволила себя увлечь из зала, - Что тут объяснять? Ты уходишь, бросаешь меня здесь совсем одну, а сам едешь развлекаться с какой-то потаскушкой! - Перестань! - рявкнул парень, - Посмотри на себя! Что с тобой случилось? Какой демон тебя покусал? - Ага, ты уже готов орать на меня, защищая едва знакомую девку... Или... - она аж поперхнулась, - Ты ведь и раньше был с ней знаком! Это с ней ты мне изменял! - она схватилась за голову, - Господи, какая я дура! Как я не заметила? Ты же сам все подстроил! - Довольно! - Идис схватил ее за плечи и с силой встряхнул, - Посмотри на себя, мне стыдно за тебя! Постой, ты что - пьяна? - от девушки исходил еле слышный аромат дорогого виноградного, а иного в Храме не признавали, вина. - Да, я пьяна! - с вызовом бросила она, - И что ты мне сделаешь? Изменник! Не говоря больше ни слова, чародей подхватил девушку на руки и понес в жилое крыло. Поначалу она пыталась сопротивляться, даже попала своим кулачком в нос парню, благо что не сломала. - Прошу, не оставляй меня... - прошептала она и обмякла. - Не оставлю, любимая, я всгеда буду рядом с тобой, продолжение следует...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"