Мирошников Вячеслав: другие произведения.

Pismo (chast 5)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  153
  ---------------------------------------------------------------------------
  - Последний путь Скотта Крюсона. - Шерифу подкидывают конверт. - Встреча Тома Бассета с матерью. Хоуп возвращается домой. - Обыск в доме у Рейчел. Майкл находит расписки. - Шериф срочно вызывает к себе Чака. Подписи Рональдо, Томаса, Роберта и Картера на расписке. - Аллисон устраивает скандал Томасу. Неучтённые финансы. - Драка между Картером и Робертом. Первая кровь.
   ----------------------------------------------------------------------------
  - Пускай спит! - Обратился Хью к своей жене Энн, - Не шуми!
  - Но, уже почти десять часов утра! Будем поднимать его в семь или половина седьмого утра, тогда он и от друзей будет приходить намного раньше!
  - Ты забыла себя, когда была молодой? - Хью улыбнулся, - Твои родители сильно могли тебя заставить приходить домой, как только на улице становилось темно?
  - Тогда было другое время!
  - Время меняется на часах, а жизнь течёт своим ручьём. Скажи, сильно твои родители смогли повлиять на тебя, требуя, чтобы ты не выходила за меня замуж? Ну, как минимум, они хотели, чтобы ты не торопилась и подождала ещё годик, в надежде, что найдёшь себе другого!
  - Я тебя любила и чувствовала, что это на всю жизнь!
  - Ну, да! - Улыбка на лице Хью стала ещё шире и открытей, - И тогда мы решили уехать куда-нибудь подальше и, таким образом приземлились в Ганнисон. Ты была в восторге от природы и этого небольшого городка.
  - Ты это к чему?
  - К тому, что все эти поступки делались только для того, чтобы стать самостоятельными и независимыми. Мы готовы были пойти на многие вещи, которые не нравились нашим родителям, и спустя столько лет мы вместе и счастливы!
  - Причём здесь Тоби?
  - Дай сыну больше самостоятельности хоть на время каникул. У него никого нет кроме нас и парочки друзей. Пускай парень наслаждается жизнью! Пусть будет по-своему счастлив! Я знаю, что ты не можешь уснуть до тех пор, пока он не придёт с улицы. Переживаешь. Хочешь поменять его график жизни, с какой-то стороны придавить, но, я думаю, что пока не стоит этого делать.
  - Хорошо, Хью, - Энн согласилась с ним, и отошла от двери, - но, когда начнётся учебный год, я начну с тобой очень сильно ругаться! Я не позволю, чтобы он вместо учёбы шатался по городу.
   154
  - Договорились! - Ответил Хью и показал на двери, - Нам уже пора выходить!
  Хью и Энн вышли из дома одетые в тёмные тона. Они прошли несколько домов вдоль квартала и остановились возле других жителей Ганнисона, которые пришли к дому Рейчел, чтобы проститься со Скоттом.
  
  
  Мэгги Риган подъехала к кафе "Сладкая жизнь", которое находилось недалеко от участка. Ей хотелось хоть как-то убить свободные двадцать минут, которые у неё были. Сегодня утром она поругалась с мужем, пристававшим к ней и требовавшим секса. Она не хотела обострять отношения с любимым человеком, но и не хотела больше видеть его таким пьяным, как вчера. Нужно было показать, как противны ей воспоминания с того момента, когда Люк поздно вечером явился домой. Как утром неприятно было общаться с человеком, который разговаривал с ней таким голосом, словно он сидел в вертолёте и его всё время крутило во все стороны. Голос был тяжёлым и прерывистым, мысли приторможены и с трудом связаны между собой. Люк хотел сказать много, а получалось очень мало. Он говорил, что ему плохо и тут же добавлял, что невероятно сильно любит свою единственную Мэгги. Его тошнило, он кашлял, и тут же пытался подняться, чтобы обнять её и притянуть к себе. Но какой-то внутренний дисбаланс его начинал расшатывать и Люк сразу же падал на подушку. Пару раз он выпивал по полной чашке минеральной воды, а после расставлял руки в стороны и говорил, что его кружит. Люк смеялся и требовал мягкой посадки, а ещё лучше, чтобы она сама приземлилась на него. За всю их совместную жизнь это было в третий раз. Конечно, это несравнимо с тем, что вытворяют мужья в других семьях, но у неё была своя семья, и хотелось, чтобы отношения между ними не менялись, а Люк перестал так сильно напиваться и как можно чаще прислушивался к ней.
  - Ваше кофе, - приятным голосом проговорил мужчина, поставив блюдце с ложечкой, сахаром и чашкой на стол, - как дела у красавицы Мэгги?
  Мэгги знала, что этот человек всегда провожал её взглядом, когда она проходила мимо кафе "Сладкая жизнь". Он был не единственным поклонником, который рассматривал её с ног до головы. Быть красивой и неотразимой, это мечта каждой женщины, но не каждая женщина понимает, как тяжело быть красивой и неотразимой. На её пути встречались мужчины, которые симпатизировали ей, но она не могла сделать даже намёк на то, что он хорош собой. Говорят, что некрасиво пялиться на людей, но с ней это не работало. Её всегда, везде и со всех сторон провожали взгляды. Любое неверное движение или неправильно сказанное слово могло очень быстро дойти до мужа, а его Мэгги не могла потерять. Она очень любила и обожала Люка. Он был не менее ревнив, чем она. Это был красавец Ганнисона, за которым уплеталось много красивых девушек. Приходилось всегда держать себя на расстоянии с теми людьми, которым она не доверяла.
  - Спасибо, хорошо!
   155
  Официант улыбнулся в ответ и сразу удалился. Мэгги сделала глоток необычайно ароматного кофе, наслаждаясь прекрасным утром. Она иногда заезжала сюда перед работой, чтобы просто посидеть и посмотреть на просыпающийся город. Но сегодняшнее утро было исключением из правил. В её планы не входил ранний уход из дома. На её лице появилась улыбка от воспоминаний вчерашнего вечера. Только сейчас, немного успокоившись, она восприняла воспоминания, как некую смешную историю. Мэгги мысленно вернулась к тому моменту, как кто-то пару раз постучал в двери. Она открыла и увидела шатающегося Люка, который хотел обнять её, но обнял воздух рядом с ней и сразу же наклонил голову вперёд, чтобы поцеловать. Удар плечом о двери был настолько сильный, что он сразу же отскочил назад и упал на дорожку около ступенек.
  - Ты зачем ударила меня дверью? - С непониманием спросил он, даже не догадавшись, что в его глазах двоилось или троилось. - Я же хотел тебя всего лишь поцеловать!
  Допив кофе, Мэгги вернулась в свою машину и уже через минуту остановилась около полицейского участка. Достав ключи, она открыла двери и вошла в коридор. Её взгляд сразу упал на белый конверт, который лежал у неё под ногами. Кто-то ночью подбросил его под двери и толкнул во внутрь. Он был заклеен, и на нём не было каких-либо подписей. Придавив пальцами бумагу, Мэгги сразу почувствовала, что там лежал как минимум один лист, сложенный в несколько раз. Она набрала шерифа и уже через несколько секунд услышала его голос.
  - Доброе утро, Мэгги.
  - Доброе утро, шериф.
  - Что-то случилось?
  - Ничего страшного, но у меня был повод позвонить вам. Я нашла протолкнутый под дверью конверт. Он заклеен, но на нём нет ни одной строчки, от кого он и кому адресован.
  - Хорошо, Мэгги. Я уже еду и буду на работе минут через пять. Пожалуйста, не открывай его!
  - Об этом даже не может быть и речи, - добавила секретарь и, пройдя в свой кабинет, положила его на стол.
  Через четыре минуты Сэм Лэнг уже стоял перед Мэгги и держал в руках запечатанный конверт. Он перевернул его несколько раз, рассматривая со всех сторон, но ничего подозрительного не заметил. Разорвав бумагу с одной стороны, шериф достал сложенный в три раза лист и развернул его. Перед ним была самая обычная расписка, которая обычно делалась как минимум в двух экземплярах. Мэгги внимательно смотрела на Сэма Лэнга и его реакцию.
  - Солнышко, пожалуйста, принеси мне чашечку кофе, - попросил он её и сразу направился в свой кабинет.
   156
  Усевшись в кресло, шериф снова развернул лист бумаги и стал внимательно рассматривать написанное.
   Расписка-счёт
  1. Рональдо - 100 $
  2. Томас - 100 $
  3. Роберт - 100 $
  4. Картер - 100 $
  5. Скотт - 100 $
  6. Джон - 100 $
  
  Скотт - 600 $
  
  - Ваш кофе! - Проговорила Мэгги, открыв двери.
  Девушка поставила чашку на стол и, посмотрев на задумчивое лицо шерифа, сразу опустила взгляд на лежавший перед ним лист. Сэм Лэнг тут же положил сверху расписки папку, не давая возможности прочитать имена и цифры. Он постучал пальцами по столу, всматриваясь в красивое личико секретарши:
  - Спасибо, солнышко! - Спокойным голосом сказал шериф, слегка улыбнувшись, - У моих друзей очень много долгов! Думаю, как распределить свою зарплату, чтобы выручить и их, и самому не остаться без денег!
  - Имена ваших друзей навечно останутся только с вами, - также спокойно ответила Мэгги, слегка кивнув головой, - если что-то понадобиться, я рядом. На своём рабочем месте за столом секретаря!
  - Хорошо! - Сэм Лэнг сделал глоток кофе и слегка прищурился, - Горячий! Но..., - он сузил глаза и показал на лице блаженный вид, - ...очень вкусный!
  - Спасибо! - Проговорила Мэгги и сразу же вышла из кабинета.
  Она сразу же села на кресло за стол и взяла в руку ручку. Перекрутив её несколько раз между пальцами, девушка положила ручку рядом с клавиатурой и достала зеркало. Ей было немного неудобно за своё излишнее любопытство перед шерифом. Она даже не собиралась читать, что там было написано, и всего лишь интуитивно опустила глаза вниз на стол. Посмотрев в зеркало, Мэгги улыбнулась сама себе, слегка поправив причёску на голове.
  - Шериф, простите! Я не хотела! - Проговорила девушка, словно сидела рядом с Сэмом Лэнгом.
  
  Сэм Лэнг набрал номер Майкла, который сразу же ответил на его звонок.
  - Шериф, я слушаю!
  - Майкл, ты далеко от полицейского участка? Чем ты сейчас занимаешься?
  - Я сейчас рядом с домом Рейчел. Провожаю Скотта в последнюю дорогу. Я хорошо знал этого парня и поэтому заехал проститься с ним.
  - Прощайся и сразу езжай в участок. Я тебя жду. У меня появилась интересная утренняя новость. Сейчас она лежит на столе прямо передо мной.
  - Через пять минут выезжаю! - Ответил Майкл, после чего отключил телефон.
   157
  Шериф положил рядом чистый лист бумаги, и не спеша выписал по очереди все шесть имён, оставив между ними расстояние. В Ганнисон было немало похожих имён, но он уже догадывался, кто здесь был отмечен. Даже, если и была допущена ошибка, то, по большому счёту это мало, что значило. Этот листок практически ничего не добавлял к их расследованию, кроме известных уже фамилий, напротив которых стояли небольшие суммы денег. Он встал из-за стола и медленными короткими шагами несколько раз прошёл от стены кабинета к окну, а затем обратно. В голове крутилось множество вариантов, которые нужно было попытаться выстроить по порядку. Усевшись на подоконник, Сэм Лэнг допил кофе и уже когда собирался вставать, увидел подъезжающую машину своего заместителя.
  - Всё нормально? - Спросил он у загрустившего Майкла.
  - Шериф, жизнь настолько коротка, что даже не заметишь, как она пройдёт.
  - Глупости! - Сразу же ответил ему Сэм Лэнг, усевшись на своё место, - Жизнь великая штука! Всегда в этот мир кто-то приходит, а кто-то из него уходит! Вот посмотри! - Шериф развернул к своему заместителю лист бумаги, на котором были написаны имена и цифры, - Это кто-то ночью подкинул нам под двери в участок.
  - Мистер икс? - Спросил Майкл, взяв в руки расписку.
  Он внимательно несколько раз прочитал имена, которые там были написаны и сделал удивлённое лицо.
  - Что думаешь по этому поводу? Кто эти люди, и реальные ли здесь суммы написаны? Почему именно Скотт получил всю сумму? Это выигрыш в лото?
  Майкл положил лист на стол так, чтобы имена были видны и шерифу. Он почесал подбородок с такой аккуратностью, словно это могло привести его к правильной мысли.
  - Если говорить серьёзно, то эти имена и цифры трудно отнести к нашему делу.
  - Почему?
  - Всё писалось одной рукой. Здесь нет росписей. Такую бумагу мог написать и я, после чего подбросить под двери в участок. А чтобы узнать, чей это подчерк, нам нужно взять образцы у каждого гражданина нашего города. Если мы и начнём о чём-либо расспрашивать людей, которые здесь имелись в виду, то они легко могут рассмеяться нам в лицо, сказав, что это наклёп.
  - Я знаю! - С сожалением проговорил Сэм Лэнг, - Но мы просто обязаны поговорить с каждым, в ком уверены, что это именно он.
  - Шериф, почему-то я даже не сомневаюсь в таких именах, как Скотт, Рональдо и Томас.
  - Ты имеешь в виду Томаса Мендеса?
  - Да! Именно его! Со Скоттом мы уже точно не поговорим. А вот Рон и Томас очень плотно общались между собой. Я не один раз видел, как они ездили на рыбалку, пили в баре пиво и вообще я бы их мог назвать друзьями. Рон сейчас для нас недосягаем, а вот Томаса я навещу. Попробую задать ему несколько вопросов по поводу этой бумаги с сотенными цифрами.
  - А другие?
  - Моё сердце подсказывает мне, что вот эти два товарища, - он провёл указательным пальцем под именами Роберт и Картер, - это хозяева нашего отеля "Алмаз". Больше я даже не знаю, на кого можно подумать. Хотя, варианты в Ганнисон есть.
  - Что скажешь о Джоне?
   158
  - Я не знаю, кто может скрываться под именем Джон. У нас их много, но я даже не представляю, на кого можно указать пальцем.
  - А что ты скажешь о суммах?
  - Похоже, что кто-то ведёт игры вне закона. По телевизору показывают лото, а эти люди уже заполнили числа и ожидают результата. После, деньги забирает тот, кто угадывает больше всего чисел.
  - Как догадался?
  - Мы такое проделывали, когда я был студентом. Скидывались по двадцать долларов и ждали, когда последний шарик упадёт в свою ячейку. Выигрыш всегда щекотал нервы. Азарт.
  - Ты думаешь, что это может иметь отношение к убийству Скотта?
  - За шестьсот долларов? - Помощник шерифа улыбнулся, - Это просто смешно!
  - И я так же думаю! - Сэм Лэнг перевернул лист бумаги, на котором Майкл увидел уже записанные его начальником имена и фамилии тех же людей, о которых говорил и он.
  - Мы вместе подумали об одних людях?
  - Да! Но меня интересует одна вещь. Кто и зачем подкинул нам это письмо. Или это то, что может дать нам какую-то зацепку, или, наоборот, нас хотят, как котят отвести в сторону на запах свежего сырого мяса.
  - Это не зацепка, а строчки к размышлению! - Майкл перевернул лист другой стороной, развернув надписи вовнутрь, - Здесь белая часть. И я не вижу никакой разницы между ними. Здесь нет ничего, что меня заинтересовало бы. Здесь нет ни буквы обвинения или подозрения. Любой из нас мог бы написать сколько угодно подобных строчек. Но я обязательно прямо сейчас же объеду всех, кто здесь вписан, а точнее тех, кто попал под наше подозрение.
  - Кроме неизвестного нам Джона.
  - Да.
  - Если это подброшенное письмо и имеет какое-либо отношению к одному из расследуемых нами дел, то Джон однозначно рано или поздно выплывет.
  - Возможно, - Майкл взял расписку, сложил лист вчетверо и сунул к себе в карман, - мы и узнаем, кто этот человек!
  - Пока ты будешь заниматься вопросами этого письма, я попробую взять разрешение на обыск дома Рейчел. Что-то мне подсказывает, что мы там обязательно найдём зацепку. Не знаю, какую, но она должна быть.
  - Согласен. Я уже думал об этом. - Майкл посмотрел в окно на "ниссан-патроль", стоявший около полицейского участка, - Шериф, разрешите ехать?
  - Удачи! - Сэм Лэнг махнул ему рукой, надеясь, что тот уже сегодня раздобудет хоть какой-нибудь результат.
  
  Обида не отпускала Тома Бассета. После вчерашней драки с отцом у него остался сильный осадок, с которым он ничего не мог поделать. Ему было обидно за то, что он пытался сказать отцу правду, а тот врезал ему по лицу. Внутри головы всё буквально разрывалось от мыслей. Теперь вслед за своей матерью уходил и он, оставляя в доме одного отца.
   159
  Том вышел из двери с сумкой в руках и, обернувшись, посмотрел в сторону дома. За окном стоял его отец и смотрел. Он не помахал рукой, не побежал к нему, чтобы извиниться за вчерашнее, а просто стоял и безразличным взглядом смотрел вслед уходящего сына. В его глазах не было видно ни капли сожаления о том, что между ними произошло. О том, что теперь он остался один без жены и сына. Том не мог понять, по какой причине всё это происходило, и что в эти минуты чувствовал Кевин Бассет. Возможно, что он мысленно решил отрешиться от всего, что натворил за эти несколько дней и просто отпустил ситуацию. А возможно, что причина была совершенно в другом.
  Дойдя до перекрёстка, Том остановил проезжавшее мимо такси и сразу же поехал к своей бабушке Дженифер, где сейчас находилась его мама. Он никогда не называл её бабушкой, а только по имени - Дженифер. Она даже не хотела слышать слова - бабушка, считая себя по-прежнему молодой и красивой.
  Тому не хотелось, чтобы в его жизни произошла подобная ситуация, как у родителей. Он думал о своей девушке Джуди Джекобсон, которая ждала его в Денвере, и он обещал себе никогда её не обижать. Том всем сердцем хотел, чтобы на её месте была Риз Пайн, но он знал, что это было невозможно.
  Выйдя из такси на Север-Колорадо-стрит, парень сразу же направился к дому, где жила Дженифер. Он хотел позвонить в звонок, чтобы открыли дверь, но услышал женские голоса и пошёл по аллейке за гараж. На другой стороне дома в беседке сидели две женщины и, мило разговаривая между собой, пили чай. Том кинул сумку на небольшой пластиковый стул, стоявший у стены, и сразу же обнял бабушку и маму.
  - Ты приехал в гости? - Дженифер крепко держала Тома за руку, рассматривая его с ног до головы, - По-моему, твой живот стал вдвое больше! Кто тебя так сильно кормит в Денвере?
  - Джуди, - с гордостью проговорил Том и улыбнулся, - но мне кажется, что я, какой был, такой же и остался.
  - Я шучу! - Дженифер похлопала внука по руке у плеча и, довольная, что парень заехал к ней, села на своё место, продолжая пить чай, - Ты лучше расскажи, как твои дела и когда ты приехал в Ганнисон? И откуда у тебя синяк на лице?
  - Позавчера вечером... - Том сразу же опустил все неприятные моменты, не желая расстраивать родственников, - ...в Денвере, прямо перед отъездом, зацепился с двумя парнями. Это скоро пройдёт! - Он погладил пальцами по сине-красному пятну, резко выделявшимся ярким цветом, - А как вы?
  - Я схожу в дом, поставлю тебе воду, и ты попьёшь с нами чай, - проговорила Дженифер и сразу встала со стула, - а вы здесь как раз и пообщаетесь без меня.
  Она моргнула своей дочери, и не спеша направилась к двери. Чак сразу понял, что горячая вода, это лишь причина, чтобы уйти и дать возможность им поговорить.
  - Отец сказал, что ты ушла! Он снова обидел тебя?
  - Да! Вчера мне было особенно тяжело. Мы поругались.
  - Он тебя бил?
  - Ты что? - С возмущением спросила Хоуп, - У нас с твоим отцом много чего было, но он никогда не поднимал на меня руку!
  - Надеюсь, что этого и не произойдёт! Если, конечно, ты когда-нибудь решишь вернуться домой.
  - Сегодня.
   160
  - Может, стоит оставить его на какое-то время одного?
  - Нет! Не стоит! - Хоуп грустными глазами посмотрела на своего сына, - Ты у меня уже взрослый мальчик, и я не хочу придумывать какие-то причины, чтобы не беспокоить тебя. Ты и сам знаешь, что в наших отношениях уже давно что-то поломалось. Но я благодарна твоему отцу уже за то, что он никогда не ударил меня и ни разу не сказал, чтобы я уходила из дома. Вчера я уехала по своей воле.
  Хоуп решила опустить всю историю с отцом Тома, которую ей пришлось наблюдать с того момента, как она стала следить за Кевином. Как через окно смотрела за сценой, которую никогда в жизни и не пожелала бы больше видеть. Она ни слова не произнесла об этой бессонной ночи. Ни на минуту не сомкнувши глаз, Хоуп просидела на кровати до самого утра, встретив рассвет у окна. У неё был выбор, или навсегда покинуть Кевина, или обратно вернуться в свой дом. Что-то не отпускало женщину от того мужчины, которому она посвятила половина своей жизни, и она знала, что это "что-то" называлось любовью. К её сожалению, она не могла жить без него, и в тоже время не могла с ним. Чтобы не мучить себя и дальше, Хоуп решила прожить с Кевином ещё столько, сколько это нужно будет для того, чтобы её чувства больше не мешали ей спокойно спать и думать о других нужных в жизни вещах. Нужно было дождаться того момента, когда Кевин ей станет противен, и тогда уже ничего её не остановит. Но, параллельно с этим в сердце ещё теплилась надежда на то, что её муж раскается и всё вернётся на места. Будет так, как это было в первые годы после их свадьбы. "В первые годы после свадьбы..." - словно кто-то повторил её мысли в голове, - "...прошло столько лет, и ты хочешь, чтобы он поменялся и стал другим?". Весь вчерашний вечер, ночь и сегодняшнее утро Хоуп чувствовала себя на острие ножа, который буквально разрезал её пополам от мыслей, чувств и собственных решений, от которых зависела её жизнь на ближайшее время. Уже на рассвете она решила шагать по лестнице жизни, не перепрыгивая ступени. Всё должно было идти своим чередом. Сердце подсказывало, что нужно вернуться и дождаться какого-то переломного момента, который и решит её дальнейшую судьбу. И она решила ступить на очередную ступеньку, стараясь крепко держаться за поручни жизненного опыта, терпения и разумного взгляда на прошлую и настоящую ситуацию.
  - Я знаю, почему ты это сделала! - Том серьёзным взглядом посмотрел на маму, с неимоверной силой жалея её внутри себя, - Он тебя не любит, а ты его любишь! И от этого происходят все ваши беды! Я не знаю, что именно между вами происходит, но тебе нужно хорошо подумать, стоит ли возвращаться к нему?
  - Стоит! Я надеюсь, что у нас всё наладиться! Решение уже принято, и его никто и ничто не изменит!
  - Это твоё право!
  - Да..., - еле слышно проговорила Хоуп, чувствуя, как сильно переживает за неё сын, - ...это моё право.
  - Хотелось бы, чтобы у вас всё наладилось и стало как раньше.
  Хоуп поводила ложкой внутри пустой чашки, наблюдая за оставшимися каплями чая, как они тянулись за ложкой. "- Мне не нужно, как раньше! Мне нужна уверенность в завтрашнем дне! Мне нужна его любовь!" - Пронеслись мысли в её голове.
  - Надеюсь, что так и будет! - Задумчиво сказала Хоуп, кивнув головой.
  - Вода закипела! - Проговорила Дженифер, держа в руке чашку с чаем. - Я уже иду!
  
   161
  - Бабушка, ты у меня прелесть! - Ответил ей Том, уже зная, как она отреагирует на его слова.
  - Я женщина в расцвете сил! - С гордостью в голосе сказала Дженифер, отдавая внуку чай, - И соглашусь только на роль прабабушки! Вот тогда и будете намекать на мои немолодые годы!
  - Как скажешь! - Улыбнувшись, почти одновременно проговорили Том и Хоуп.
  
  
  Сэм Лэнг остановил машину у дома Рейчел, посмотрев на часы. Было уже два часа дня. Майкл Клейн должен был подъехать с минуты на минуту. После того, как его заместитель уехал к тем людям, которых должен был допросить, шериф позвонил Рейчел и попытался объяснить ей, что им необходимо провести обыск в её доме. В случае отказа, ему придётся брать ордер, а это займёт время, которого у них нет. Сэм Лэнг понимал, что женщине нечего было скрывать, поэтому она сразу же и согласилась. Ему было неудобно, что он обратился к ней в этот день, когда Скотта Крюсона провожали в последний путь, но, к его удивлению, она не просто согласилась, а буквально настояла, чтобы полицейские приехали именно сегодня. Даже назначила время, сказав, что после двух будет их ждать.
  Помощник шерифа остановился сзади "ниссан-патроль", в котором сидел его начальник. Он вышел из своего автомобиля и сразу пересел в машину шерифа.
  - Не рановато ли мы сюда приехали? - Спросил он Сэма Лэнга, кивнув головой в сторону дома Рейчел.
  - Она сама сказала, что будет нас ждать с двух часов. Я пытался ей предложить более позднее время, но она оказалась упёртой женщиной.
  - А ведь сегодня утром мы провожали Скотта.
  - Похоже, что для себя она его проводила уже давным-давно. Но только не в такой форме.
  - Возможно, - согласился Майкл с шерифом, доставая бумаги из папки.
  - У тебя есть что-то интересное?
  - Я был у всех, кого мы отметили, но все с удивлением лишь смотрели на этот листок, пожимая плечами и делая вид, что эта расписка никакого отношения к ним не имеет.
  - Что-то подозрительное заметил в их глазах?
  - Мне показалось, все знали, что это именно их имена. Я ещё заезжал к другим людям с подобными именами, которых мы не отмечали, но которых мне хотелось навестить. Они тоже отрицали, но там была бурная реакция в том, что их хотят в чём-то обвинить, а эти с лёгким отрицанием говорили мне слова: - Не знаю, кто это! Но, точно не я! Было ощущение, что эта бумага не удивила их, как что-то вновь увиденное.
  - А что ты можешь сказать о Джоне?
  - Джонах! - С улыбкой на лице проговорил Майкл, - Ничего! Проехал около десяти человек. С этим именем у нас будут самые большие проблемы! Возможно, мы его сможем узнать только тогда, когда кто-то скажет нам его фамилию.
   - Кто-то, это один из этой пятёрки?
  - Да.
  - Жаль, что Рональдо пропал. Думаю, что он нам многое рассказал бы.
  - Не знаю, не знаю..., напротив имени Рональдо не стоит фамилия Уивинг. Здесь без его подтверждения трудно будет что-либо доказать.
   162
  - Это список тех людей, с которыми ты общался? - Спросил шериф, рассматривая оба листа.
  - Здесь все.
  - Я потом посмотрю! - Сэм Лэнг положил их в свою папку, застегнув замок, - Думаю, что нам уже пора осмотреть дом Рейчел.
  Майкл и шериф поднялись по ступеньками и позвонили в звонок. Они уже через десять секунд услышали, как щёлкнул замок, и двери открылись. Перед ними стояла женщина с белым лицом и заплаканными глазами.
  - Я уже выпила успокоительное! - Она показала рукой в сторону холла, приглашая войти, - Не вижу смысла откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня. Один день ничего для меня не изменит, и, если вы что-то найдёте, что поможет раскрыть это убийство, я думаю, что Скотт и на том свете будет вам очень благодарен.
  Рейчел подошла к столу и расписалась внизу листа. После этого она передала его шерифу, показав пальцем на нижнюю строку:
  - Я отметила сегодняшнюю дату и поставила подпись под согласием на обыск дома. Также я отметила, что лично попросила вас об этом, надеясь найти хоть что-то, что поможет раскрыть это дело.
  - Спасибо, - ответил Сэм Лэнг, вложив лист в папку, - если можно, то мы начнём прямо сейчас!
  - Конечно! - Проговорила Рейчел и пошла на кухню, - А я пока приготовлю нам чего-нибудь горячего!
  - Нас интересуют только книги, которые читал Скотт, его личные записи и вещи. Может быть, у него было ещё что-то, о чём мы не знаем. Какие-нибудь заначки, где он мог держать спрятанные деньги или бумаги, думая, что вы не знаете об этом. Ведь многие мужчины любят делать своим жёнам и детям подарки, когда те не ожидают. Вроде бы и денег в бюджете нет, а тут... сюрприз...
  - Да, конечно я покажу всё, что вы просите. Всё это находиться здесь и немного в нашей спальне, а также в той комнате, где последнее время изредка ночевал мой бывший. А заначки у него не было. Он всегда клал небольшие суммы за эту картину, - она показала на стену, где висело полотно с изображением вечернего зимнего пейзажа, - при этом он не скрывал это от меня, зная, что я никогда не возьму оттуда денег.
  - У него были неучтённые деньги? - Сразу же спросил Сэм.
  - Да! Он был азартным человеком и иногда играл в подпольные игры со своими знакомыми. А когда стал сильно пить.... Не знаю, играл он последнее время... или нет...
  - Рейчел, Скотт хоть раз упоминал в своих играх имя соседа Рональдо?
  - Я не знаю! Он никогда не говорил о тех, с кем имел дело. Эти игры по тридцать, пятьдесят или сто долларов никогда не тревожили меня. Мы ведь прекрасно понимаем, что у каждого человека есть свои недостатки и хобби. И, если их попытаться отобрать или запретить, то это может вызвать волну негодования, которая будет намного дороже того, что было. Скотт знал меру в подобных вещах, и боле двух сотен в месяц не вкладывал.
  - И были выигрыши? - Поинтересовался Майкл, направляясь к картине.
  - Конечно! - Рейчел улыбнулась, один раз он мне на него даже серёжки купил.
  - Неучтённые доходы! - Тихо проговорил помощник шерифа, развернув картину.
  - Это не доходы! - Спокойно ответила женщина, искоса посмотрев на Майкла, - Это слёзы!
   163
  За тканью из рамки торчало четыреста долларов. Полицейский развернул картину обратно и поправил её:
  - Рейчел, - покажите лучше нам те места, о которых мы просили.
  - Да, конечно!
  Работа закипела уже через минуту после того, как женщина указала на интересующие их шкафы, стеллажи и полки. Полицейские осматривали все карманы в одежде, прощупывая подозрительные места. Пересматривали все книги, которые были в доме. Иногда приходилось запускать пальцы в места, где при конструкции устанавливались дополнительные деревянные крепления. Оставалась ещё одна комната, где последнее время изредка ночевал Скотт, когда был неимоверно пьян. Майкл просматривал несколько книг, доставая их из шкафчика. Он вытянул ежедневник, которому исполнилось уже три года и по датам он не был пригоден к записям., Полицейский хотел раскрыть его, но в этот момент оттуда вывалилось несколько сложенных вдвое листов и упали на пол. Майкл раскрыл их и увидел те же фамилии, что и на подброшенном письме. На его лице появилось довольное выражение, а губы растянулись в улыбке.
  - Сэм, я кое-что нашёл! - Радостно выкрикнул Майкл.
  - Надеюсь, нас это порадует! - Ответил шериф и сразу подошёл.
  Рейчел вошла в комнату, держа в руках небольшой разнос с тремя чашками:
  - Думаете, что это хоть что-то приоткроет при расследовании? - Она смотрел на написанные имена, которые ей мало о чём говорили. - Вы надеетесь, что один из них и есть преступник? По-моему, они такие же сумасшедшие, как и мой бывший! Каждую неделю ждут, когда же покатятся эти шарики с номерами!
  Сэм Лэнг взял три листа, на которых были написаны те же имена, и суммы по сто долларов. На одном листе было отмечено, что вся выигрышная сумма ушла Джону, на другом Томасу, а на третьем Рональдо. Шериф перевернул листы, и на одном из них карандашом было написано - "ДОЛГ ДЖОНУ - 200$"
  - Снова, как пальцем в небо! - Зло проговорил Майкл, понимая, что уже ничего они не найдут.
  - Рейчел, подпиши, пожалуйста, вот здесь, - Сэм Лэнг поднёс женщине опись найденного. - Спасибо! - Он взял чай и за один глоток выпил сразу половина чашки, - вкусный!
  - Отличный! - Согласился Майкл, и сахара в меру.
  - Я никогда не бросаю более двух чайных ложечек, - спокойным голосом добавила Рейчел, - мне очень приятно, когда в моём доме кто-то есть. Я просто не переношу одиночества! В такие минуты мне хочется делать какие-то глупости!
  - Хорошие глупости - это хорошо! - Продолжая рассматривать листы, поддержал разговор шериф, - Скажи, Рейчел, а ты знаешь, кто эти люди?
  - Игроки?
  - Да!
  - Нет! - Женщина отрицательно закачала головой, - Я никогда не видела и не слышала, чтобы по этому поводу кто-то говорил с ним. Даже по телефону Скотт не поднимал вопросы розыгрышей.
  - А твой сосед Рон?
  - Рон тоже эту тему никогда не поднимал. Я вообще не думаю, что он мог заниматься этими глупостями. Сомневаюсь, что муж Ханны в этом был хоть как-то замешан.
   164
  - То есть, они жили по соседству, но о лото никогда не говорили?
  - Никогда! - Твёрдо ответила Рейчел, глядя шерифу в глаза, - Я могла только догадываться, что этот Рональдо - наш сосед через дорогу.
  - А писал эти имена и цифры...
  - Мой муж! - Перебила женщина Майкла, не дав ему договорить, - Те, что у вас в руках, писал Скотт.
  - А были и другие? Были расписки, написанные кем-то другим?
  - Да! Но, как я вижу, он от них уже давно избавился!
  - Получается, что любой игрок мог записывать своё имя или взять любое другое? - Спросил шериф Майкла, после чего посмотрел на Рейчел, - Скотт всегда подписывался своим именем?
  - Я не знаю! - Ответила женщина, пожав плечами, - Мне всё это баловство было совершенно безразлично! Это всего лишь хобби!
  - Хобби..., - медленно проговорил Сэм Лэнг, укладывая бумаги в папку, - ...хотелось бы верить, что для них всех это хобби было безобидным занятием. И оно никаким образом не коснулось Скотта произошедшей трагедией.
  - Я тоже сомневаюсь, что за четыреста долларов, кто-то из игроков мог убит его, - поддержал Майкл шерифа, посмотрев на картину, за которой лежала именно эта сумма.
  
  Я проснулся почти в десять часов. Приняв душ и позавтракав, я позвонил Руни, которая объявила мне о своём приезде на время обеда. Сегодня она была на машине, и уже в половине первого вошла в дом. В час двадцать Руни уехала назад, а я остался один, стараясь составить план действий на сегодняшний день и вечер. У меня были мысли ещё раз посетить лесопилку к концу рабочего дня, и теперь самому поговорить с теми, кто работал рядом с дядей. Мне казалось, что наверняка кто-то знал ещё некоторые подробности из жизни Рональдо и тех, кто с ним был связан. Но говорить это при шерифе просто не хотели. Я хотел узнать, с кем из тех людей, чьи дома были на фотографиях, мой дядя дружил или был в очень хороших отношениях. Я вспоминал предупреждения, о которых говорил человек в маске. К моему сожалению, я никак не мог понять, о ком мне говорили. Но, прежде, чем сделать хоть какие-нибудь предположения, я должен был узнать о Дэвиде Уайлде, Кевине Бассете и Рейчел, как можно больше. Исходя из моих рассуждений и того, что уже произошло, человек, который нуждался в помощи, была моя соседка через дорогу, Рейчел. Так я думал, но не был в этом уверен. У меня было неимоверно сильное желание ещё раз встретиться с Ником, но я знал, что этого не стоит делать. Всё, что он хотел, он уже сказал, а что не хотел, всё равно не скажет.
  Звонок сразу же отвлёк меня от моих мыслей, и я поднял трубку:
  - Сэм Лэнг, - представился шериф, после чего сразу перешёл к делу, - мне нужно поговорить с тобой как можно скорее!
  - Я сейчас дома и свободен!
  - По возможности, быстрее приезжай в участок! Мы только что с Майклом были у Рейчел и кое-что нашли.
  - Я выезжаю!
  - Мы ждём, - добавил шериф и отключит телефон.
   165
  Я сразу же собрался и выехал. Остановившись рядом с полицейским участком, я притормозил около двух стоявших рядом "ниссан-патроль". Войдя в здание, у входа в кабинет Сэма меня встретила очаровательная Мэгги Риган, широко улыбнувшись:
  - Шериф сказал, чтобы я вас ни о чём не расспрашивала, ни на секунду не задерживала и сразу же пропустила, - быстро проговорила она, пока я направлялся от одной двери к другой.
  Я пару раз постучал в двери и сразу вошёл в кабинет. Сэм Лэнг поднял голову, внимательно посмотрев на меня, а Майкл лишь косо окинул меня секундным взглядом, оценивая с ног до головы.
  - Чак, у нас есть кое-какая зацепка. В принципе, ничего особо сказать не могу, но то, что появились некоторые подозреваемые, это точно!
  - Неизвестные подозреваемые! - Добавил Майкл.
  - К сожалению! - Согласился шериф, сжав от злости губы.
  Я подошёл к столу и сразу же обратил внимание на бумаги, которые лежали прямо перед ними.
  - Вот здесь написаны имена тех людей, которые устраивали игры на деньги. Они скидывались по сто долларов, а потом тот, кто больше всех угадывал цифр после окончания выброса шаров лото, забирал всю сумму. - Сэм Лэнг повернул ко мне лист, чтобы я прочитал всё, что здесь было написано, - Тут всего лишь имена и суммы. Даже не докажешь, что на этих листах имелись в виду конкретые люди. Во-первых, нет фамилий и подписей, во-вторых, они могут сказать, что эти суммы были условным и ничего не значили, а значит, наличка по рукам не ходила, и, в-третьих, люди, которые здесь записывались, могли себе придумывать любые имена.
  - Псевдоним?
  - Да! - Согласился Сэм Лэнг
  - Но я здесь узнаю только два имени, о которых могу хоть что-то сказать. И, насколько я понял, они тоже могут быть не настоящие.
  - Только я больше, чем уверен, что никаких псевдонимов никто здесь не записывал. Это не те суммы, чтобы чего-то бояться, да и то, как всё записано, тоже можно описать как захочешь.
  - Думаете, что была игра на очень крупную сумму, после чего один из этих людей не смог смириться с потерей? - Спросил я шерифа, понимая, к чему он клонил.
  - Чак, я не могу отрицать этой версии. Ведь листок с именами и довольно круглой суммой можно было легко порвать на мелкие кусочки или спалить.
  - Сегодня утром нам подкинули конверт, где лежал лист с записанными теми же именами. - Начал свой рассказ Майкл, стараясь ввести меня в курс дела, - Я опросил всех, кого мы с шерифом подозреваем, но... всё впустую. Рейчел разрешила провести у неё обыск и дала на это своё письменное согласие. В её доме мы нашли ещё три таких же листа, где были вписаны те же имена и суммы денег.
  - Но, я никого не знаю, кроме Рональдо и Скотта. Томас, Роберт, Картер и Джон, вовсе незнакомые мне люди. Я думаю, что и в нашем доме стоит пересмотреть все книги, карманы в одежде и остальную мелочь, куда дядя мог положить расписку. Возможно, что удастся найти подобные записи. Я займусь этим.
  - Хотелось бы, чтобы там была крупная сумма, - добавил Сэм Лэнг, - а подобной мелочи по сто долларов у нас уже четыре листа. И те, без дат.
   166
  - Шериф, я почему-то подумал о жителях тех домов, которые были на фотографиях, спрятанных Ханной. Из трёх домов, совпадало только одно имя. Это, Скотт. Скотта уже нет, а мой дядя спрятался. Да так, что и Ханна ушла из дома. Возможно, что здесь какая-то большая игра, в которой, кроме уже известных нам двоих участников, участвует ещё четыре человека. Возможно, что кто-то из них записывался под псевдонимом.
  - Если сюда привлечь фотографии, то ты хочешь сказать, что здесь должны быть записаны Дэвид Уайд и Кевин Бассет? Двое из тех четырёх неизвестных? Тогда, остаются ещё двое, о которых мы ничего не знаем!
  - Это всего лишь мысли..., - ответил я, не желая утверждать то, в чём я не был уверен, но выдвигал как версию. - У меня есть версия о избитом Джоне Уорте. Не может ли быть связи между тем происшествием и этими записями?
  - Но этот парень..., - Майкл посмотрел на меня таким взглядом, словно я перевернул Луну на другую сторону, пытаясь показать им то, что они раньше не видели, - ...я не могу даже поверить, что он был связан со всем этим. В моей голове эта идея никак не может уложиться!
  - Джон Уорт? - Сэм Лэнг улыбнулся и посмотрел на своего помощника, соглашаясь с ним, - Да этот парень вообще всех сторониться! Хотя, как версию, я принимаю, но не более.
  - Полностью согласен с шерифом! - Дополнил Майкл.
  - Чак, попробуй поработать отдельно в этом направлении. Ты у нас человек гражданский и не привлекаешь внимания, - как бы между прочим сказал Сэм Лэнг.
  - Хорошо, - согласился я с его мыслями, зная, как трудно найти тех людей, которые скидывались деньгами.
  - А я ещё раз навещу людей, с которыми уже разговаривал, - помощник шерифа похлопал по карману, в котором лежал сложенный лист, - на этот раз я не буду говорить с ними наедине, чтобы мало кто видел, а поеду сразу домой или на работу.
  Оставив шерифа и его помощника, я покинул их кабинет, помахал рукой красавице Мэгги Риган и сразу же поехал домой делать обыск. Возможно, что дядя и оставил где-то хоть один подобный листок. Но, я так же не исключал и то, что под именем Рональдо был псевдоним любого желающего поиграть на деньги.
  
  Аллисон делала салат, когда увидела подъезжающий полицейский "ниссан-патроль", который остановился около её дома. Из машины вышел помощник шерифа, после чего сразу направился к ним во двор. В эту же секунду она услышала, как её муж Томас быстрыми шагами спускался со второго этажа, стараясь как можно быстрее выйти на улицу. Аллисон выглянула в сторону ступенек, поднимающихся на второй этаж, и не смогла не заметить лёгкого испуга на его лице. Было видно, что муж сильно волновался и не хотел, чтобы Майкл заходил в дом. Аллисон не понимала, что происходит, но чувствовала внутреннее волнение Томаса и его нежелание разговаривать при её присутствии. Она не могла не заметить, что он что-то от неё скрывал и боялся, что их разговор с помощником шерифа может кто-то услышать из семьи. Открыв двери, Томас сразу же вышел на улицу, делая вид, что куда-то торопиться, но потом резко остановился напротив полицейского.
  - Вы к нам? - Спросил Томас, сделав на лице удивлённый вид, и сразу закрыл за собой двери.
   167
  Томас и Аллисон были женаты уже двадцать шесть лет. У них был взрослый двадцати пяти летний сын, который являлся совладельцем небольшой семейной сети подарочных магазинов. Он жил и работал в Денвере, стараясь расширить семейный бизнес. С его помощью семейство Аллисон уже имело три магазина в Денвере и небольшой цех по изготовлению сувениров. В Ганнисон у них был один магазин одежды и один большой отдел подарков. Ко всему этому Томас держал небольшую фирму мелких услуг, где работало три человека. Они делали всё, что хозяева домов не хотели делать или не умели. Аллисон была настоящей собственницей, и всё, что нарушало её семейный покой, как ей казалось, воспринимала в штыки. Она не заводила лишних знакомств, старалась держаться со всеми людьми на каком-то расстоянии и очень редко подпускала кого-то к себе. Что не могла сказать о своём сыне и муже. Сын теперь жил в Денвере и был успешным предпринимателем, увеличивая их семейный доход, и она мало что о нём знала. А вот Томас был рядом и всё время заводил какие-то подозрительные знакомства, которые она не воспринимала или была вообще против них. Ей хотелось, чтобы круг семьи был нерушим, чтобы все жили только по её правилам, но муж всё время смеялся прямо ей в лицо и говорил, что ни один нормальный человек не сможет жить так, как этого хочет она. Невозможно закрыть человека в клетке, стараясь ограничить его общение, и постоянно говорить, что нельзя делать то или это.
  Последнее время Аллисон сильно раздражал Диего, с которым Томас не только завёл дружбу, но и совместно открыл секс шоп, под названием "Одуванчик". Она не могла запретить ему общаться с этим человеком, зная, чем заканчиваются её подобные противостояния с мужем, так же, как и не могла запретить ему создавать совместный бизнес с этим человеком. Томас всегда настаивал на своём и мало советовался с Аллисон. Особенно, когда это касалось его личных денег. Аллисон была благодарна, что он в своё время не побоялся вложить в бизнес почти всё, что было у его родителей, и после этого они стали жить намного лучше. Стали независимы. Он вернул им весь долг, но потом взял снова в долг, и занялся этим неприятным для неё "Одуванчиком". Эти резиновые женские и мужские игрушки раздражали женщину. Надувные куклы, вибраторы, нижнее бельё с видом слоника и других животных, цепи и плётки, всё казалось просто мерзким, и было неприемлемо для её воспитания. Аллисон не могла понять, почему её Томас занялся дополнительно именно этим бизнесом, а не каким-либо другим? Возможно, что втайне от неё её любимый уже не раз пытался применить многие эти мерзкие вещи с какой-нибудь блондинкой или брюнеткой? Она много читала о переходном возрасте и боялась этого. - Зачем тебе всё это? - Спросила она когда-то его, но Томас лишь засмеялся и сказал, что она глупая женщина, если сомневается в его любви и преданности. Он пытался успокоить свою жену, но не мог сделать этого, понимая, что здесь виноват не столько бизнес, сколько та дружба, которую он завёл против её воли. А воля её заключалась только в семье, в которую она старалась никого не выпускать от страха разрушить семью. Томас понимал всё это и прощал многие скандалы своей любимой, но ей казалось, что никто не понимает её, от чего она нередко плакала и говорила, что одинока и всеми брошена.
  Для неё его двухлетняя дружба с этим мексиканцем была неприемлемой, и Томас об этом знал, как и сам Диего. Напарник мужа старался не встречаться с ней, а она с ним. Аллисон ничего не имела против мексиканцев, но она был против тех людей, которые против её воли общались с самыми близкими ей людьми.
  
   168
  Оставив нож на столе рядом с салатницей, Аллисон быстро побежала на второй этаж и, стараясь оставаться незаметной, подошла к окну, которое выходило во двор. Она видела, как помощник шерифа долго что-то объяснял её мужу, после чего достал лист из папки и показал его Томасу. Она сразу узнала эту расписку, подобную которой не раз находила в кармане мужа. Майкл ещё долго пытался разговорить Томаса, но тот лишь отрицательно покачивал головой и всё время говорил, что ничего об этом не знает. Один раз он даже рассмеялся и, размахивая, руками что-то долго доказывал. После этого взял лист из рук помощника шерифа и несколько раз пальцем провёл под каждой фамилией, при этом каждый раз, пожимая плечами. Затем Томас отдал расписку обратно, пожал Майклу руку и сразу же направился к своей машине. Он дождался, когда полицейский уедет, после этого и сам выехал со двора. Аллисон наблюдала, что он не поехал за Майклом, а повернул в противоположную сторону.
  - Ты куда это поехал? - Выкрикнула она вслед ему, словно он мог её услышать, - А кому я еду готовлю?
  Спустившись вниз, она сразу же набрала его мобильный, но телефон зазвонил в холле. Аллисон вернулась к столу и продолжила нарезать салат, надеясь, что её муж скоро вернётся. Мысли накручивали её нервы, а нож всё быстрее и быстрее работал в руках. В какой-то момент женщина отвлеклась и рассекла себе палец, громко, вскрикнув.
  - Это не к добру, - тихо проговорила она и направилась к аптечке, пытаясь остановить кровь.
  Перебинтовав рану, Аллисон вернулась к столу и дорезала салат. Залив его маслом и, перемешав, женщина села у стола, надеясь, что Томас скоро вернётся. Долив воды в чайник и включив его, она просидела ещё десять минут, ожидая, когда тот закипит. Сделав крепкий кофе и кинув одну ложку сахара, Аллисон подошла к окну и в этот момент увидела, как её муж подъехал к дому. Он вышел из машины и сразу направился в дом, приглаживая рукой волосы. Увидев жену, смотревшую на него с недоумением и волнением, Томас помахал ей рукой, но Аллисон только сузила глаза и сделала глоток из чашки. Он уже сейчас чувствовал, что ему нужно готовиться к очередной ссоре и разбирательствам.
  - Милая, я надеюсь, что ты не съела весь салат? - Сразу же спросил Томас, как только переступил порог дома.
  - Зачем приезжал полицейский?
  - Он спрашивал у меня о моих клиентах, которым мы делаем мелкие ремонты! Ну, ты сама понимаешь, что есть в жизни тайны, которые я обещал ему не разглашать!
  - Ты мне врёшь! - Громко крикнула Аллисон, показав пальцем прямо в лицо мужа, - Каждое твоё слово, это ложь!
  - Я...
  - Что ты? Лучше молчи и не лги мне! Я поднималась на второй этаж, когда ты разговаривал с Майклом! У меня хорошее зрение, чтобы не увидеть, как он тебе показывал лист с именами людей и написанными напротив цифрами!
  - Милая, но это не то, что ты думаешь!
  - А что мне думать? - Аллисон расплакалась и села на стул, продолжая кричать, - Или я никогда не видела похожих записей? Я прекрасно помню, как перед тем, как постирать твои брюки, я вытянула один такой оборванный лист, и вложила тебе в другие брюки, в которых ты уходил на работу. Или, у меня, по-твоему, проблемы со зрением?
   169
  - Нет! Ты их никогда не видела! - Грубым и резким тоном проговорил Томас, поменявшись в лице.
  Она видела, как его щёки стали красными, а глаза хищными. Ей казалось, что он сейчас как голодный волк наброситься на неё, чтобы растерзать её тело. Его кулак с силой опустился на стол, от чего всё, что на нём стояло, подпрыгнуло и задребезжало.
  - Аллисон, этих листов никогда в нашем доме не было!
  - Ты хочешь сказать, что я должна молчать? Я должна бояться твоих дружков, с которыми ты играешь на деньги?
  - Я ни во что не играю!
  - Это ты можешь рассказывать полиции, но не мне! Я не раз находила их в твоих карманах! А пару раз я не спала, когда увидела, какие суммы там были вписаны! Откуда у тебя такие деньги? Я даже не знаю, где ты их берёшь!
  - Закрой рот! - С особой жестокостью проговорил Томас, сделав шаг в сторону жены, - Прошу тебя, забудь о том, что ты видела!
  Таких грубых слов она от него никогда не слышала. Аллисон казалось, что это был не её муж, а неотличимая копия, от которой хотелось как можно быстрее избавиться. Она показала рукой на двери, стараясь проговорить сквозь слёзы как можно понятнее:
  - Ты должен уйти! Я хочу видеть своего мужа, а не этого поддонка!
  - Дорогая, извини! Прошу тебя, забудь о том, что было! Давай не будем скандалить, и ругаться! Прекрати!
  - Ты влез в криминал! - Аллисон поднялась со стула и отошла к двери, впервые за всю семейную жизнь, испугавшись своего мужа, - Это по твоей вине повесился Скотт?
  - Да о чём ты говоришь? Как ты могла об этом подумать?
  - Мне не надо думать! Скоро тебя заберут и посадят! Я чувствую это! В моей памяти хорошо всплывает имя Скотт. Он был из той кучки игроков, с которыми ты связался! Я ещё удивилась, что там не было имени твоего друга, Диего, с которым ты однажды пошёл против моей воли!
  - Этот прекрасный человек, мой компаньон! Это твои проблемы, когда ты в людях не хочешь видеть хорошее! И, к моему сожалению, я ничего не могу поделать, чтобы донести до тебя только одно! В нашем обществе много людей, которых не можно, а нужно уважать! А ты не стараешься понять окружающих и найти с ними общий язык! Ты просто закрываешься! Да! Ты просто закрываешься! И ты думаешь, что мне легко жить, когда моя жена идёт против меня и части моей жизни, и, не думая головой, пытается разрушить её!
  - Я? Разрушить? - Аллисон почувствовала, как какой-то холодок пробежал по её телу. Она с каким-то безразличием и в тоже время надеждой на понимание посмотрела в глаза мужа, стараясь донести до него свои чувства, - Ты просто не понимаешь меня! Моей любви к тебе и сыну! Ты не понимаешь меня, как женщину, оберегающую наш очаг! И мне очень больно осознавать это!
  - Если бы я этого не понимал, мы бы уже давно не жили!
  - Да. Возможно!
  Аллисон вернулась на кухню и села на стул напротив мужа. Она почувствовала в себе какую-то слабость и лёгкость. В эти минуты вокруг неё всё словно померкло и заплыло туманом. В голове ощущалось лёгкое головокружение.
  
   170
  - Томас, откуда у тебя такие деньги? Я не спрашивала тебя раньше, чтобы не ругаться, но сейчас... откуда?
  - Это мои деньги!
  - Ты их брал со щитов магазина?
  - Видишь ли..., - Томас замолчал, не отводя взгляда от жены.
  - Так это так, или нет?
  - Я никогда не брал больших сумм!
  - Почему ты мне раньше ничего не говорил? Ты тянул их из нашего семейного бизнеса!
  - Но я потом возвращал! Как только мы делили доход с Диего, я клал нужную сумму обратно!
  - И ты молчал! Сказал мне об этом только сейчас?
  - Да! Ты можешь поднять счета магазина уже сегодня! Смысл мне врать тебе, если всё можно проверить! Я всё перекрывал вовремя! И ты этого не замечала!
  - Хорошо! - Аллисон приложила пальцы к вискам, чувствуя, как начинала болеть голова, - Скажи, куда ты сейчас ездил?
  - Куда? - Томас улыбнулся, сделав на лице недовольную мимику, - Ну уж точно не к любовнице!
  - Я понимаю! Я прошу сказать мне только одно. Куда ты ездил после того, как от нас уехал Майкл?
   - Не думаю, что тебе это стоит знать!
  - Ты был у одного из тех игроков, имя, которого, было вписано в расписке?
  - Аллисон, пожалуйста, давай забудем об этом!
  - Нет! - Женщина устало покачала головой в стороны, не соглашаясь с мужем, - Я не смогу этого забыть, потому, что я буду это помнить до тех пор, пока не услышу, где ты был!
  - Я просто ездил по городу!
  - Зачем?
  - Аллисон...
  - Ты мне дуришь голову. Это всё те деньги? Те игры? И сколько же ты проиграл? Десять, двадцать или тридцать тысяч долларов? А может, сто?
  - Ты сумасшедшая! - Томас с ужасом посмотрел на жену, понимая, как долго они теперь не будут разговаривать.
  Между ними стала очередная стена, которую теперь выстроил он, а не она. За все их годы это было только третий раз, но эта преграда была настолько толстой и прочной, что даже ему не представлялось возможности её разбить как можно быстрее. У Аллисон было много вопросов, на которые он не просто не хотел отвечать, он просто не мог этого сделать.
  - Я боюсь за тебя и за семью! - Со слезами на глазах проговорила женщина.
  Она встала и не спеша направилась в спальню. Закрывшись, Аллисон тихо и долго плакала. Обида за обман, который она не могла переносить, всё больше и больше раздавливал её самолюбие. Ощущение брошенной женщины, с которой не хотели считаться и делиться, не давало ей покоя. В эти минуты она была одинокой Аллисон, к которой не пришёл муж, чтобы постучаться в двери, всё рассказать и извинится. В эти минуты ей было очень тяжело на душе, и она никак не могла избавиться от этого груза.
   171
  Майкл подъехал к отелю "Алмаз" и остановил машину рядом со стоянкой. Перед ним стояло красивое двух этажное здание, построенное десять лет назад двумя друзьями. Насколько он знал, они вложили почти все свои деньги в этот бизнес и не ошиблись. Множество клумб с цветами делали это место более красивым, а пристроенное сбоку кафе, в котором могли поесть не только приезжие, но и местные жители Ганнисона, приносило немаленькую дополнительную прибыль.
  К Майклу сразу вышел Картер. Этот человек был невысокого роста, худощавый, на его голове были коротко стриженые волосы смолянисто-чёрного цвета. Помощник шерифа никогда не видел этого человека небритым или неряшливо одетым. Его тело редко можно было заметить недвижимым в тот момент, когда он стоял. Картер не мог не двигать хоть одной частью тела во время разговора или в тот момент, когда он слушал. Особенно это хорошо было видно по его рукам, которые обязательно находили себе хоть какое-нибудь занятие. Они могли почёсывать ухо, подбородок, шею, а чаще всего его пальцы набивали какую-нибудь мелодию на талии или ноге, словно он сочинял новую песню. Если бы Майкл не знал его, то он мог бы подумать, что этот человек всё время за что-то переживает и чего-то боится. Этот хозяин отеля был бы вечно подозреваемым при любом разговоре или выяснении каких-либо обстоятельств.
  Картер махнул рукой, давая понять, что полицейскому не стоит напрягаться, и он сам в состоянии подойти к нему, чтобы побеседовать. Но помощник шерифа продолжал шагать, внимательно всматриваясь в лицо человека, к которому он приехал. Картер остановился перед ним как стена, не давая возможности пройти.
  - Роберт в отеле? - Сразу спросил полицейский, давая понять, что ему нужен другой человек.
  - Да, но..., - только и успел произнести мужчина, как Майкл обошёл его и сразу же направился в холл.
  - Я хочу, чтобы вы оба присутствовали при моём разговоре! - Строго сказал полицейский, остановившись у лестницы на второй этаж, - В прошлый раз я говорил только с тобой, в надежде, что ты передашь своему партнёру всё, о чём мы беседовали. Ты сделал это?
  - Зачем? - Картер с каким-то мимолётным лёгким испугом посмотрел на Майкла, после чего сразу его взгляд стал холодным и отталкивающим, - Я не вижу смысла помнить о глупостях! И тех вещах, которые никакого отношения к нам не имеют!
  - Возможно!
  В этот момент в другой стороне холла открылась дверь, и к ним вышел Роберт. Это был второй хозяин отеля "Алмаз". Майкл не мог отметить его полной противоположности своему компаньону буквально во всём. Он был выше Картера на полторы головы, его светлые волосы не были коротко стрижеными и свисали до плеч. Иногда он мог завязывать их сзади, делая косичку. В эти минуты Картер обычно смеялся и Роберт в очередной раз снимал резинку, распуская волосы обратно. Он не всегда был одет с иголочки и любил свободный стиль одежды. По своей полноте Роберт был как минимум в два раза толще своего компаньона. У него свисал небольшой животик, который он изредка любил поглаживать. Этот мужчина любил пиво и всегда был рад поспать лишних пару часов. Обычно он был спокоен как медведь, и нужно было приложить много усилий, чтобы разбудить в нём зверя. В отличие от Роберта, он был женат и имел троих детей. Спокойствие и достаток были видны по довольному лощёному лицу и по взгляду Роберта.
   172
  - Майкл? - С удивлением просил Роберт, словно впервые увидел этого человека после многих лет отсутствия, - Здесь сам помощник шерифа? - Он движением руки пригласил обоих мужчин войти в кабинет, чтобы узнать по какой причине его напарник так громко разговаривал с полицейским. - Картер, ты нарушил правила движения и не оплатил штраф? - С лёгким юмором спросил он, как только Картер и Майкл уселись за круглый деревянный стол.
  - Только без чая и кофе! - Сразу предупредил полицейский, доставая из кармана сложенный лист, - У меня нет много времени, чтобы сидеть с вами.
  - Как угодно, - проговорил Роберт, не понимая, что происходит.
  - Мне хотелось бы ещё раз показать это, но только уже двоим, а не только Картеру, - Майкл положил лист перед хозяевами отеля, указав пальцем на их написанные имена, - Что вы можете сказать по этому поводу?
  - Лично я, ничего! - Твёрдым голосом ответил Роберт полицейскому, - Какое отношение это имя имеет ко мне? Или я один Роберт в наших штатах? Может, здесь стоит моя подпись? Или меня в чём-то обвиняют?
  - Нет! - Помощник шерифа внимательно смотрел на обоих хозяев отеля, стараясь в их взгляде заметить хоть что-то, что выдаст их испуг, - Мне хотелось бы верить, что вы меня не обманываете! Это очень важно! Я должен знать, кто эти люди!
  - Я уже говорил, что тоже ничего не знаю, кто этот Картер, - с недовольным видом ответил Картер, передвинув лист обратно Майклу, - думаю, что мы только зря теряем время, чтобы что-то выяснить.
  - М-да... мне очень жаль..., - помощник шерифа поднялся с кресла и, не прощаясь, направился к выходу, - хотелось бы верить, что я ошибаюсь! - Он открыл дверь, обернулся к смотревшим на него мужчинам и слегка приподнял руку, - До встречи!
  - До встречи! - Ответил ему Роберт, посмотрев на своего компаньона, как только двери закрылись, - До встречи..., - медленно повторил он вслед уходящего полицейского.
  Майкл сел в машину и обернулся в сторону отеля, заметив, как из окна на него смотрел Роберт. После того, как еле слышно зашумел двигатель, помощник шерифа включил первую передачу, нажал на газ и вывернул на дорогу, пропустив перед собой машину.
  
  - Чёрт возьми! - Прокричал Роберт на Картера, без остановки крутящего в своих руках ручку, - Я же тебе говорил, чтобы ты завязывал с этими играми! Почему моё имя в этом списке?
   - Я не знаю!
  - Как это ты не знаешь?
  - Я уже давно не играл!
  - Сколько? Один день? Два или три?
  - Роберт, я не думаю, что должен отчитываться тебе за трату своих денег, - Картер взялся за мочку уха, без остановки массажируя её, - я же не спрашиваю, куда ты тратишь свой доход?
  - Мой доход уходит в семью!
  - У каждого свои недостатки! - Тихо проговорил Картер, издевательски посмотрев на человека, который начинал выходить из себя. - У меня нет семьи, но есть множество прихотей и соблазна.
   173
  - Недостатки? - Грузный мужчина встал со стула, сжав свои кулаки, - Ты брал у меня на небольшой срок двадцать пять тысяч долларов, которые до сих пор не отдал! Где они? Ты их проиграл?
  - Я тебе их отдам!
  - Кому ты их проиграл?
  - Я не помню!
  - Но я очень хорошо помню ту расписку с именами! Ты её уже порвал?
  - У меня не было игр на такие суммы!
  - Там играло четыре человека! - Настаивал на своём Роберт, словно не слышал, что ему говорил его компаньон, - Ты в ожидании крупного выигрыша тогда ещё показывал мне тот лист! Только там вместо двадцати пяти тысяч долларов была написана двойка, затем запятая и пять. Это ты так записал крупную сумму?
  - Это двадцать пять долларов!
  Картер подошёл к своему сейфу и открыл дверцу, достав оттуда двенадцать тысяч долларов. Он бросил их на стол, искоса посмотрев на своего компаньона:
  - Здесь двенадцать тысяч! Тринадцать я отдам немного позже!
  Роберт взял пачку денег и положил их в свой сейф. Он обернулся и с недовольным видом окинул взглядом напарника:
  - Иногда я удивляюсь твоему отношению ко мне и бизнесу! Ты легко можешь профукать не только свою долю отеля, но и наши отношения! Я до сих пор не могу понять, как ты мог потерять Луизу, которая тебя так любила! Или ты тоже брал у неё в долг? Она ведь состоятельная женщина! А что у неё осталось после ваших встреч? Три контейнеровоза вместо четырёх? Не твоя ли это работа, лишить её одной машины?
  - Роберт, не переступай черту!
  Картер подошёл к напарнику, крепко сжав кулаки. Несмотря на то, что он был намного ниже, его тело было более гибким и быстрым. В глазах обоих мужчин можно было увидеть злость и ярость. Роберт упёр свой указательный палец в грудь Картера, медленно вдавливая его в кожу.
  - Ты мне должен ответить на один вопрос, и именно сейчас! Кто записывался в списках под моим именем? Я очень хорошо помню те четыре фамилии! Это твоё, и, некие, Джон, Томас и Роберт!
  - Я не знаю этих людей!
  - Не знаешь? - Роберт схватил своего напарника за ворот рубашки и изо всей силы бросил в сторону стола. - Сейчас ты у меня всё вспомнишь!
  Ударившись туловищем о столешницу, Картер почувствовал сильную боль в боку и сразу же бросился на мужчину, сделавшего в его сторону пару шагов. Он не исключал, что если ничего не предпримет, то может полететь к другому столу, стоявшему в другом углу комнаты, а затем Роберт будет кидать его и дальше по всему кабинету, пока он не признается. У него не было никакого желания быть тряпкой для собаки, которая могла делать с ней всё, что ей вздумается. Превозмогая боль, Картер подпрыгнул вверх и изо всей силы ударил Роберта ногой в живот. Тот согнулся и рухнул на пол, почувствовав, как голова приземлилась на угол стула и в глазах сразу на какое-то мгновение потемнело. Картер запрыгнул на него сверху, чтобы попытаться заломить руку и успокоить напарника, но Роберт успел увернуться и как можно сильнее заехал ему кулаком в челюсть. От удара мужчина вскрикнул и упал рядом.
   174
  - Я не хочу, чтобы шериф вешал на меня всякую чушь, в которой я невиновен! И ты мне прямо сейчас расскажешь, кто этот человек, который подписывается под моим именем! У меня жена и трое детей, которых я должен поднимать! И я не допущу, чтобы у меня из-за тебя были проблемы! - Роберт сел на живот Картера, схватив того за шиворот рубашки. Он видел, что довольно сильно рассёк ему губу, из которой потекла кровь, - Я не хочу быть втянутым в эту историю по чьей-либо вине! Я должен знать всё правду! Ты мне должен отдать долг максимум за три дня! И больше не ври мне!
  - Я..., - Картер приоткрыл глаза, вытер кровь с губы и щеки, - я... честно не знаю, кто такой Картер.
  - Кто знает?
  Роберт приподнял своего напарника с пола и посадил на стул, не отпуская рук с воротника. Он достал из кармана свой платок и дал ему, чтобы тот вытер кровь. Картер еле заметно улыбнулся, понимая, что стихия у этого грузного человека уже прошла и теперь можно будет поговорить с ним более спокойно. Он кинул вымазанный платок в мусорное ведро и откашлялся:
  - У меня щека прокушена!
  - Кто знает? - Более тихим и спокойным голосом повторил вопрос Роберт.
  - Всем этим занимался только один человек!
  - Кто?
  - Его уже нет в городе!
  - Кто это? - В который раз спросил мужчина, зажав воротничок на горле.
  - Это, Джон Уорт.
  - Ты..., ты шутишь надо мной? Ты хочешь сказать, что всем этим занимался именно он? Этот тихоня-отщепенец?
  - Да. Я понимаю тебя и знаю, что в это невозможно поверить, но это так. Только..., только хочу тебя сразу предупредить, что он и сам может не знать, кто этот человек.
  - В смысле? Ты же только десять секунд назад утверждал, что он всё знает!
  - Он был ответственным за деньги. За честность этот парень получал свои пять процентов, и был невероятно доволен. Плюс он играл. Пока Джон Уорт был в теме, ни у кого никаких проблем не было. А сейчас мы перестали играть. Сначала ушёл из жизни Скотт, а затем было покушение на нашего Джона, и он уехал в Денвер. На сегодняшний день все как крысы попрятались по своим норам. Пойми, Роберт, у него могло быть и двадцать человек, но это не значит, что ему все эти люди несли доллары. Кто-то мог договариваться с другом или соседом и скидываться на одну игру, а иногда вкладывали и отдельно. Джон получал деньги максимум от двоих человек, которые и были основными посредниками. Обычно для игры он никогда не делал группу более шести человек. К нашему счастью парень уехал с отцом, и его больше нет в Ганнисон.
  - А если у кого-нибудь остались долги?
  - Пускай между собой, и разбираются! Меня, как и его, это волнует меньше всего! Если я должен тебе деньги, это мои проблемы! Он сейчас под папиным крылышком в Денвере. Это, во-первых. А во-вторых, фараонам всё равно ничего не доказать. Расписки писались одним человеком, а потом каждый лично должен был их уничтожить.
  - Тогда откуда взялась эта, и кто сказал, что она единственная?
  - Люди расслабились, позабыв, чем всё это попахивает.
  - Похоже, что расслабились не все..., - задумчиво проговорил Роберт.
   175
  Роберт отпустил своего напарника и отошёл от него к двери, услышав какой-то шёпот. Приоткрыв двери, он увидел перепуганных рабочих, которые в ужасе еле слышно перешёптывались между собой. Он строго посмотрел на них, не открывая двери настежь и не давая им возможности посмотреть во внутрь. Объёмы его тела позволяли закрыть собою офис, в котором сидел побитый Картер.
  - Вы что? Никогда не видели и не слышали, как настоящие мужчины играют в американские шашки?
  Люди медленно разошлись в разные стороны, стараясь как можно быстрее исчезнуть из поля зрения. Роберт был удивлён, что никто из них даже не попытался посмотреть в окно, но на это были свои причины, которые ему были также понятны. Работники боялись попасть под гнев хозяев отеля. Он закрыл за собою дверь и вернулся к своему столу, усевшись в кресло. Картер мелкими глотками пил воду из стакана, при этом изредка поласкал водой рот.
  - Так ты хочешь сказать, что этих бумажек может быть много?
  - Откуда мне знать? - Картер поставил стакан на стол и прижал щеку рукой, - Мы уже не играем около десяти дней. Лично у меня ни одной расписки нет.
  - И кто же это всё придумал?
  - Всё начиналось с того, что я как-то поздно вечером встретился с Джоном Уортом, прогуливающимся по улице. Мы разговорились о жизни, о мечтах, и только тогда я понял, насколько он глубокий, хоть и закрытый человек. Затем он рассказал, как выиграл несколько сотен в лото и как бы невзначай с сожалением проговорил, что было бы неплохо собрать небольшую компанию, чтобы играть в своём закрытом кругу. Мне эта идея понравилась, и... видимо не только мне! Здесь смысл не в суммах, а в самом ожидании и азарте.
  - М-да..., - Роберт потёр свой бок, который после падения на стол болел и ныл, - ...оказывается, это парень был невероятно азартным человеком!
  - И честным! - Сразу же добавил Картер, только сейчас обратив внимание, что его рубашка была в крови, - Джон Уорт невероятно честный человек! Роберт, я прошу тебя, - Картер привстал и подошёл к компаньону, протянув ему руку, - прости меня за грубость, за то, что врал по поводу долгов.
  - Ладно! - Роберт махнул рукой, словно отогнал от себя всё, что нужно было забыть, после чего пожал протянутую ладонь компаньона, - Это у нас третья драка за всё время совместной работы!
  - И надеюсь, что последняя! - Картер улыбнулся, но засмеяться ему не удалось, и он сразу приложил прохладный стакан к щеке, - Только те две драки у нас были по пьянке из-за женщин, а эта, получается, из-за мужика?
  - Ты что хочешь этим сказать? - Роберт достал свою чистую запасную рубашку, которая была как минимум на два или три размера больше нужного размера его компаньона, - Мы с возрастом меняем ориентацию?
  - Ну..., - Картер сделал серьёзное лицо, словно пытался извиниться за правдивые слова друга, - ...получается, что так? - После этих слов на его губах появилась улыбка.
  - Только не говори об этом моей жене! - Уже совершенно спокойным голосом проговорил Роберт отдавая рубашку, - Дарю! Главное, заправь её в брюки!
  - Ты мне подарил парашют? - Спросил Картер, принимая подарок, - А ведь утром я даже и не подозревал, что мне прямо в кабинете придётся летать из одного угла в другой!
   176
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"