Мирошников Вячеслав: другие произведения.

Pismo (chast 6)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  176
  -------------------------------------------------------------------------
  - Чак следит за Томасом. Старые долги нужно возвращать. - Ревность Аллисон. Находка - номера и цифры по порядку. - Утренний визит шерифа к Оливии. Тихий парень Джон Уорт . - Томас кончает жизнь самоубийством. Завещание. Томас уносит с собой имя убийцы. - Встреча с шерифом. - По ту сторону зеркала. - Чак и Уайлд. Тайна фамилий. - Диего клянётся "Ромашкой", что не виновен. - Вечерний визит Аллисон к шерифу. Новые подозреваемые. - Ночная прогулка с Руни. Встреча с Ником. Рисунок.
   ---------------------------------------------------------------------------
  
  Не найдя ничего в доме, что говорило бы об участии моего дяди в этой игре на деньги, я с каким-то облегчением завалился на диван. Мне бы не хотелось обнаружить в его вещах подобную расписку, чтобы затем начинать его подозревать в чём-то серьёзном. Я вытянул из кармана небольшой помятый огрызок бумаги, на котором по памяти был записан адрес Томаса Мендеса. Шериф Сэм Лэнг даже не обратил внимания, как я прочитал на отчёте его заместителя Майкла имя, фамилию и адрес некоего Томаса, к которому помощник шерифа собирался ехать. Не знаю, почему они выбрали именно его, как и некоторых других людей с именем Джон, Картер или Роберт. На это у местных полицейских были свои причины, которыми мне совершенно не хотелось интересоваться.
  Остановившись на Север-Айова-стрит, я нашёл нужный дом и остановился рядом с ним. На улице уже было довольно темно, и я даже засомневался, стоит ли мне находиться здесь и устраивать слежку? Мой личный опыт говорил, что виновные люди после посещения полицейских если и решают свои вопросы, то обычно это делают в тёмное время суток. Но я решил приехать пораньше вечером, стараясь ничего не пропустить. Сегодня утром Майкл был здесь, и я хотел проследить за хозяином этого дома. Позвонив Руни Пайн, я извинился и отменил сегодняшнюю встречу, сославшись на занятость. В её голосе была слышна лёгкая обида, но я пообещал, что завтра мы обязательно найдём время для того, чтобы хоть немного побыть вместе. Она знала, что я разыскиваю Ханну и Рональдо, поэтому восприняла отказ с пониманием.
  Через полчала после моего приезда двери дома открылись, и на порог вышел мужчина, а за ним женщина. Мужчина быстрыми шагами подошёл к машине и, не оборачиваясь к жене, сразу же сел в кабину и выехал из двора. Женщина развернулась и тут же вошла в дом. Я даже не сомневался, что между ними произошла большая ссора, которую женщина хотела выкинуть из жизни и вернуть всё обратно, а мужчина продолжал настаивать на своём и даже не думал налаживать отношения до тех пор, пока не разрешит какие-то вопросы. Похоже, что их скандал произошёл ещё утром, после того, как Майкл посетил этот дом.
  Аккуратно следуя за нужной мне машиной, я старался выдерживать дистанцию и пару раз чуть не потерял его. Мы проехали мимо аэропорта, где машина Томаса через несколько кварталов повернула налево и остановилась у четвёртого дома от перекрёстка. Я пропустил две машины перед собой и остановился у бордюра, стараясь оставаться незамеченным. Молодёжь веселилась, кричала и наслаждалась вечером, а мне нужно было незаметно пройти мимо всех так, чтобы не вызвать подозрения.
   177
  Я выбрал нужный момент и проскочил во двор, куда прошёл Томас Мендес. К моему счастью здесь росли высокие зелёные кусты, образующие красивую аллейку, которая расходилась в разные стороны. Я как можно ближе подошёл к окну и увидел властного с вида человека, сидевшего напротив милой и красивой женщины. Они сидели в комнате друг напротив друга с серьёзными лицами, словно решали вопрос о подписании важного для них документа. Мендес скрестил руки, положив их на живот, а правую ногу закинул на левую. Голову он держал ровно и даже слегка приподнял подбородок, придавая важность своему взгляду и виду. Кучерявые, немного рыжеватого цвета волосы не были коротко стриженными или длинными, они имели среднюю длину и на его довольно худощавом лице смотрелись немного смешновато. Кругленькие небольшие глазки были слегка выпуклыми, а нос прямой и тонкий. Этот человек наверняка не попал бы в журнал интересных людей и красивых людей, но, как смешных, был бы на первом месте. В этом я даже не сомневался. У него был свой контингент женщин, которые видели в нём свою красоту и свой шарм. Голос этого мужчины был размеренным, а каждое слово обдуманно. Похоже, что он говорил мало, но старался в каждое предложение вложить смысл, не делая из мысли длинные диалоги.
  Женщина, которая практически не сводила с него соблазняющего взгляда, была немного полновата, но в тоже время мила и приятна. Её коротко стриженая причёска только подчёркивала лишний вес, который отложился на втором подбородке и щеках. Но взгляд был невероятно живым и притягивающим к себе. Невозможно было скрыть одной вещи, которую я сразу заметил. Она хотела его не только взглядом, но и телом. Флюиды этой женщины наполнили всю комнату, поглотив сидящих в ней двоих людей.
  - Оливия, - сразу же начал свой разговор Томас, как только она протянула к нему руку, чтобы положить свою ладонь на его колено, - я заехал к тебе всего лишь на пять минут. И ты очень прекрасно знаешь, что сейчас у нас ничего не будет.
  Я сразу почувствовал, на какой огромной дистанции Томас держал эту женщину. Мне не были известны её чувства, но его холодность и использование её лишь для своего удовольствия я уловил сразу. Возможно, что она никого не могла найти себе, и поэтому терпела от него такое отношение, а возможно, что её вполне устраивали редкие встречи, и она не хотела другой жизни. Но при этом приходилось терпеть некоторые неприятные моменты, которые лишний раз подчёркивали о невозможности их совместной дальнейшей жизни.
  - Я ни на чём и не настаиваю! Мне просто хотелось бы знать. Когда мы по раздельности покинем этот город и, встретимся в каком-нибудь другом месте, чтобы провести несколько часов в своё удовольствие?
  - Об этом, дорогая, мы с тобой поговорим позже. А сейчас у меня к тебе есть одна просьба и один вопрос.
  - Просьбу я могу исполнить хоть сейчас, если это принесёт нам обоюдное удовольствие, - она соблазняющим взглядом посмотрела на него, словно готова была разорвать на нём одежду в эту же секунду, - а вот вопросы я никогда не любила! Обычно если срочно приезжают к тебе домой и что-то спрашивают, значит, хотят из тебя вытянуть то, о чём ты не желаешь говорить. Я не права? - После этого вопроса Оливия сразу поменялась в лице и стала более холодной и отталкивающей, - Ты приехал не для того, чтобы увидеть меня, а для того, чтобы в это позднее время что-то узнать?
  
   178
  - Да! - Таким же холодным голосом проговорил Томас, давая понять, что у него сейчас не лучшее настроение для любовных бесед, - Мне нужно решить для себя пару вопросов, которые мучают меня с самого обеда!
  - А именно?
  - Оливия, я два месяца назад одалживал тебе восемь тысяч долларов, из которых две тысячи ты мне уже отдала. На данный момент мне как можно быстрее нужны и остальные деньги. Я в ближайшие дни хотел бы вернуть и остальные шесть тысяч.
  - Томас, ты что? Снова проиграл в лото?
  - Да. У меня появился небольшой долг, который я должен отдать!
  - Я же тебе говорила, чтобы ты завязывал с этим! Мне хватило того, что я сыграла несколько раз и проиграла триста долларов, ни разу не выиграв. Это интересно, азартно, ты знаешь, что варианты не на миллионы, а всего лишь на четыре, пять, шесть или семь человек. Но здесь не меньшие потери, если ты проигрываешь! Неужели ты сделал большие ставки и проиграл?
  - Так, как насчёт долга? - Снова спросил её Томас, не желая отвечать на поставленный ею вопрос, - Когда ты сможешь мне отдать его?
  - Постараюсь через месяц или два полностью расплатиться с тобой!
  - Отлично! И ещё... Оливия, у меня в гостях побывал помощник шерифа Майкл.
  - Ты что-то натворил?
  - Нет! - Томас посмотрел на свои коленки, после на пол, окинул взглядом стеклянный круглый стол и, сделав небольшую паузу, холодным взглядом буквально впился в глаза женщины, - Я хочу знать! Ты порвала те расписки, которые у тебя были?
  - Да! Зачем они мне нужны?
  - Шериф приносил мне одну из тех, что мы писали! Кто-то подкинул её ему или отдал в руки. Я понимаю, что по ней ничего доказать невозможно, но..., - Томас ладошкой вытер вспотевший лоб, - ...ты себе даже не представляешь, как я рад, что номера лото мы писали на другом листе, чтобы эти записи по своему ряду не имели ничего общего.
  - Да... я помню, как ты говорил, что это не просто азарт, а и игра предвидения, особых тайн записей, которые разделялись на два листа. Всё это было составляющей тайной некоего круга людей, где был личный интерес.
  - Я уже не играю, но у меня остались кое-какие долги. А их нужно отдавать!
  - Ты поругался с компаньонами?
  - Нет! Определённые события, произошедшие за последнюю неделю, многое изменили.
  - Может, это и к лучшему?
  - Ну, всё! Мне пора! - Томас встал и с трудом попытался изобразить на своём лице искусственную улыбку, - Я пошёл!
  Он обернулся и сразу направился к выходу. Уже когда нужно было закрывать двери снаружи, Томас посмотрел на сидевшую женщину, которая даже не соизволила подняться и, помахал ей рукой. Она лишь кивнула головой и тихо произнесла:
  - До встречи!
  Я присел, стараясь оставаться незаметным. Томас быстрым шагом прошагал в сторону дороги, а через минуту его машина уже исчезла за поворотот.
  - Поддонок! Ты даже не видишь, каким взглядом женщина смотрит на тебя! - Услышал я, как громко выкрикнула Оливия.
   179
  Я таким же путём вернулся в свою машину и, как только сел, почувствовал невероятное удовольствие от удачи. Это было по-настоящему огромное везение, которое выпадает очень и очень редко. У меня было такое ощущение, словно я вставил руку в огромный стог сена и сразу же нашёл ту незаметную и маленькую иголку, которую можно было бы искать невероятно долго времени. Я сразу же набрал номер шерифа и вкратце рассказал ему историю о том, что произошло со мной с того момента, как я подъехал к дому Томаса.
  - Теперь я начинаю понимать, кто мог подкинуть нам этот конверт, - спокойным голосом проговорил Сэм Лэнг, - спасибо, Чак! Завтра я лично поговорю с Оливией!
  
  
  Аллисон не могла найти себе место после того, как её муж Томас лишь отмахнулся рукой на заданный ею вопрос: - Милый, ты, куда так поздно едешь? Она вышла на порог, наблюдая, как он куда-то спешил. Выехав на дорогу, Томас нажал на газ и быстро скрылся за деревьями. Она вернулась в дом и от переживаний стала искать причину такого поведения мужа. В голову ничего не приходило, кроме того, как пересмотреть карманы всей его одежды. Там ничего интересного не было. Затем Аллисон пересмотрела его блокнот, в котором были какие-то пометки, множество телефонов, но ничего подозрительного для себя она не заметила. После в ход пошли книги. И только в одном из томов Джеймса Чейза, она достала небольшой затёртый квадратный листок, сложенный в два раза. На нём было пять номеров, написанных сверху вниз цифрами. Напротив каждой цифры через тире писались шесть различных номеров, разделенных между собой запятыми.
  1 - 1,12,14,27,29,31
  2 - 7,9,15,29,30,35
  3 - 3,4,9,13,24,31
  4 - 5,12,14,21,27,32
  5 - 2,5,11,12,17,28
  - Что это такое? - Тихо про себя произнесла женщина, усевшись на диван, - Что это за цифры и номера? - От волнения она стала грызть ногти, чувствуя, что нашла что-то важное и интересное, но ещё не понимала, что это.
  Аллисон встала на ноги и стала ходить по комнате, не находя себе место. Она пыталась сопоставить находку с их семейным бизнесом, где Томас пытался расписать какие-то поставки или наоборот продажи товара, но в её голове никак не сходились эти знаки. В какой-то момент ей показалось, что это обозначались дни или недели, когда муж пытался втайне от неё вытянуть деньги от продаж. Но и здесь она не находила никакой логики. Аллисон пересчитала количество номеров и сразу отметила, что напротив каждого порядкового номера было именно шесть цифр.
  - Это же лото! - Она с облегчением вздохнула и положила листок себе в карман, - Думаю, что завтра мне с Томасом нужно будет очень серьёзно поговорить! Я должна раз и навсегда прекратить все эти игры!
  Зная, какое сегодня настроение у её мужа, Аллисон решила пока не трогать его, надеясь, что уже к утру, он отойдёт от своих дурных мыслей и будет более разговорчив. Она посмотрела на часы, надеясь, что Томас вот-вот приедет. Ей приходилось приложить все усилия, чтобы выдержать паузу и не поговорить мужем прямо сегодня и сейчас.
   180
  Через некоторое время женщина увидела приехавшего мужа, который прошёл мимо неё, не сказав ни одного слова, и поднялся на второй этаж.
  - Ты будешь что-нибудь пить? - Спросила она его, надеясь, что он её услышит.
  - Нет! Спасибо! - Услышала Аллисон в ответ, после чего дверь их спальни громко закрылась.
  
  
  
  Сэм Лэнг уже в семь утра был у дома Оливии. Он не спеша подошёл к двери и нажал на звонок. Через пару минут щёлкнул замок, и на порог вышла женщина, с удивлением посмотрев на шерифа. Она стояла и не знала, как ей поступать. Её глаза бегали по сторонам, словно в её жизни случилось что-то неприятное и непредвиденное.
  - Может, впустите в дом? - Спросил её Сэм Лэнг, чувствуя, что его совершенно не ждали, и он здесь не был долгожданным гостем.
  - Да, конечно! - Сразу же ответила женщина, пропуская полицейского в дом, - Извините..., как-то растерялась... ведь ко мне не часто заезжает в гости сам шериф.
  - Понимаю! - Сэм Лэнг без разрешения вошёл на кухню и сел за стол, обратив внимание на пару бутербродов с копчёным мясом и чашку горячего кофе.
  - Вы будете что-нибудь пить? - Спросила Оливия, и, не дожидаясь ответа, сразу же достала с полки чашку, после чего кинула вовнутрь ложку кофе и ложку сахара. - Одной хватит?
  - Да, спасибо! - Шериф немного опустил голову и понюхал поднимающийся пар, который разносил по всему дому ароматы кофе, - Кофе утром, это просто здорово!
  - А я как раз собираюсь на работу. Мне уже нужно выходить через двадцать минут. Вот, решила перекусить, чтобы дотянуть до обеда.
  - Понимаю! - Еле слышно проговорил Сэм Лэнг, сделав один глоток горячей жидкости.
  - Может, бутерброд? - Предложила Оливия, но шериф сразу же отказался, как-то подозрительно улыбнувшись.
  - Скажите, - Сэм Лэнг слегка нагнулся вперёд и пронзительным взглядом посмотрел ей в глаза, - почему вы сами не зашли ко мне или не позвонили? Зачем ходить по ночному Ганнисону, чтобы подбросить под двери полицейского участка конверт?
  - Какой конверт? - Дрожащим и немного испуганным голосом спросила женщина, словно её уже вели в наручниках в полицейский участок.
  - Милая моя Оливия! Неужели вы думаете, что если меня не видно, значит, я ничего не знаю об этом городе? Вы сильно ошибаетесь! - Шериф слегка улыбнулся и тихо постучал указательным пальцем по столу, - Перед моими глазами стоит каждый житель этого города! Я слышу каждое слово и каждое дыхание, если оно начинает действовать против закона!
  - Но..., - женщина хотела сделать вид, что не понимает, что от неё хотят, но и спрятать свой испуг она уже не могла.
  - Не бойтесь! - Сэм Лэнг говорил спокойным голосом и полушёпотом, стараясь успокоить перепуганную Оливию, - Поверьте мне, что ни одно слово не вылетит за стены этого дома! Мне сейчас просто необходимо услышать от вас всю правду, которую вы скрываете от меня!
   181
  - Даже не знаю...
  - Мы ведь оба понимаем, что я здесь не мог оказаться просто так, не имея информации. И не думаю, что у нас есть время, которое мы можем терять, - перебил её шериф, не желая слушать кучу ненужных слов и фраз. - Ведь вы не голубь, который будет показывать мне свои белые прекрасные крылья, а я не воробей, который, после того, как вылетит из этого дома, будет чирикать обо всём услышанном на каждом шагу!
  - Что вы конкретно хотите знать?
  - Всё! Я знаю, что вы любовница Томаса! Знаю, что вы изредка встречаетесь за пределами Ганнисона! Знаю, что несколько раз вы играли с ним в лото и брали у него в долг восемь тысяч долларов! А так же знаю, что это именно вы подкинули ночью конверт в полицейский участок под двери! У меня есть свидетель, который видел вас! - Сэм Лэнг всё рассказывал со слов Чака, и верил, что это, правда, но последнее доказательство о человеке, который был свидетелем её ночного прихода в полицию, было настоящей ложью. Он знал это, но у него не было другого выхода, как придавить её морально, чтобы заставить говорить, - Я также знаю, что вчера к вам приезжал Томас и..., - он выдержал паузу, после чего продолжил речь, - ...мне и дальше самому продолжать список под двумя словами "я знаю", или вы поможете мне?
  По щекам Оливии потекли слёзы, и она прикрыла покрасневшие глаза ладонями:
  - Да, это я подкинула вам конверт! - С трудом проговорила первые слова признания женщина, чувствуя, как какой-то комок в горле не давал этого сделать.
  - Зачем?
  - Я испугалась!
  - Конверта, который валялся у вас в доме? Он по ночам песни пел и не давал вам спать?
  - Нет, - Оливия закачала головой, поднялась со стула, сняла с крючка кухонное полотенце и вытерла им слёзы, - я очень боюсь за жизнь Томаса!
  - Ему кто-то угрожал?
  - Нет! - Еле слышно прошептала женщина, после чего она громко разревелась, и из её глаз снова полились слёзы, - Ему никто не угрожал! Но произошли два случая, которые подтолкнули меня сделать это!
  - А именно?
  - Сначала обнаружили повешенным Скотта, а затем кто-то почти до смерти забил Джона Уорта!
  - Да! Я уже немало знаю по этому поводу! - Шериф с видом знания посмотрел на покрасневшую женщину, слегка кивнув головой, - И хочу сказать, что у меня есть кое-какая информация об игре, в которой участвовали и вы!
  - Нет! - Женщина замотала головой, не соглашаясь с этим человеком, - Это было всего несколько раз!
  - Хорошо! Не плачьте! - Сэм Лэнг положил ладонь на её руку, стараясь успокоить женщину, - Я обещаю, что никто об этом не узнает! Я вам обещаю!
  - Спасибо, - более уверенным голосом проговорила Оливия, хмыкнув пару раз, - я постараюсь держать себя в руках.
  - Вот и отлично! - Уже с улыбкой на губах сказал шериф, стараясь как-то изменить обстановку, - Иначе сейчас заплачу и я! И что я скажу Мэгги Риган, когда она меня увидит с заплаканными глазами?
   182
  - Это будет выглядеть очень смешно и глупо! - Согласилась с ним, Оливия, слегка улыбнувшись.
  - Ну, вот и отлично, - Сэм Лэнг убрал ладонь с её руки и взял в руки чашку, - давайте лучше допьём кофе, пока он не остыл и спокойно договорим о том, что меня интересует.
  - Хорошо! - Согласилась женщина и, снова взяв в руки кухонное полотенце, вытерла мокрые щёки. - Значит, я подумала, что лучше постараюсь хоть как-то предупредить ситуацию, прежде, чем что-то может случиться!
  - Согласен! - Шериф сделал глоток кофе и поставил чашку на стол, - Но, причём здесь Джон Уорт?
  - У меня есть одна расписка, где указано и фамилия Джона.
  - Она сейчас у вас?
  - Да! - Оливия поднялась и ушла в комнату.
  Через минуту она стояла перед шерифом с блокнотом в руках. Открыв его, женщина достала оттуда кусочек листа, на котором стояло только четыре имени: Томас, Джон, Картер и Скотт. Внизу была надпись, выведенная карандашом, Джон Уорт - 400$. Шериф взял его в руки и посмотрел на него так, словно там был написан целый роман.
  - Кто это писал?
  - Томас! Он тогда ещё говорил, что этому тихоне очень везёт!
  - А почему вы эту расписку не выкинули?
  - Не знаю! - Женщина пожала плечами, не зная, что ответить по этому поводу, - Просто положила в блокнот и всё! Даже не думала, что этот огрызок бумаги может когда-нибудь пригодиться! А Томасу я соврала, сказав, что все расписки уже уничтожены.
  - Значит, на Джона Уорта могли покушаться из-за игры?
  - Откуда мне знать? Но то, что он как-то встречался с Томасом, это я знаю.
  - Но ведь никто не будет пытаться убить человека из-за четырёхсот или тысячи долларов! С вашего позволения! - Сказал Сэм Лэнг Оливии и положил расписку в карман, - А игры на большие суммы были?
  - Да! - Не думая ни секунды ответила женщина, - Насколько я знаю, они иногда вкладывали и более десяти тысяч долларов. Это уже не азарт, а какое-то сумасшествие в погоне за огромными деньгами! Не могу отрицать, что там было и двадцать и тридцать тысяч. Для меня это просто огромные деньги.
  - Оливия, а вы слышали что-нибудь о долгах? Может они писали суммы, но не скидывались огромными деньгами, в страхе отдавать их на хранение одному человеку?
  - Не знаю я таких случаев, а вот то, что могли одалживать на игру друг у друга, то такое было.
  - Десять тысяч с человека..., - Сэм Лэнг почесал шею, слегка потянув вперёд подбородок, - ...огромная сумма с четверых или шестерых игроков.
  - Я всегда при удобном случае говорила Томасу, чтобы он не играл на такие огромные суммы.
  - И...
  - Разве он слушал меня?
  - У вас ещё есть хоть какие-нибудь бумаги с именами или цифрами? Может, эти люди делали ещё какие-то записи?
  - Всё что у меня было, я всё отдала! Только, пожалуйста, не говорите Томасу, что эта расписка была у меня. Вчера я сказала ему, что у меня ничего нет!
   183
  - Я обещаю! Ни один человек не узнает о нашем разговоре! Но, вы должны прекрасно понимать, что вы всегда можете понадобиться, если этого потребует закон.
  - Я знаю!
  - Оливия, и последние вопросы. Вы лично с кем-то ещё говорили об игре или может кого-то видели при передаче денег или обычных обсуждениях. Возможно, что между ними были какие-то споры?
  - Нет! Об этом я узнала от Томаса.
  - А вы знаете, кто был костяком этой идеи?
  - Нет. Даже и не интересовалась!
  - Спасибо за письмо, которое вы подкинули в полицейский участок и за открытый разговор.
  - Не за что! Я просто очень переживаю за Томаса!
  Сэм Лэнг вышел из дома Оливии и, проехав два квартала, остановил машину. От мыслей, которые крутились в голове, он даже забыл выключить диктофон, который лежал в его кармане. Он достал микро кассету и вложил её в портфель.
  - Приложим к делу, - спокойным голосом проговорил он, снова почесав шею.
  Сэм Лэнг даже поверить не мог, что во всей этой истории принимал участие Джон Уорт, который был тише воды и ниже травы. Его просто поражало, насколько этот человек на людях был одним, а в определённом обществе совершенно другим. Все его знакомые знали, что у него были другие интересы, которые делали его совершенно иным человеком. Ему хотелось послать Майкла в Денвер прямо сегодня, чтобы он поговорил с ним, но этот разговор наверняка ничего не даст. Так как прямых доказательств не было. Во-первых, имя Джон Уорт было написано не им лично, а Томасом и личной подписи парня тоже не было. Во-вторых, даже если Майкл при допросе и попытается что-то доказать, то эти 400 долларов можно списать на кого угодно. А здесь уже был третий фактор, который на данный момент говорил только об одном; - свидетелей, кроме Томаса, не было. Похоже, что никто с этим парнем больше не разговаривал. А если и разговаривал, то он не знал, какие люди подписывались под другими именами. Оливию Томас тоже не записывал её именем. Был ещё Рональдо, которого для начала следовало найти. Если он вёл записи и передачу денег через Скотта, то и здесь цепочка полностью обрывалась. И вообще, был ли записанный Рональдо именно тем Рональдо, который исчез вместе со своей женой Ханной? Было очень много "но", которые много раз повторялись в его голове со словами "возможно" и "может быть".
  Шериф нажал на газ и сразу же поехал в полицейский участок, чтобы положить кассету в сейф к остальным уликам и узнать у Мэгги Риган, что интересного и нового она слышала. Майкл обещал с утра сделать очередной отчёт о проделанной вчерашней работе, где он должен был поговорить с хозяевами отеля "Алмаз" Картером и Робертом, а также Томасом. В его планы входил и разговор с людьми по имени Джон, которых они вместе выписали для предварительной беседы. Нужно было искать тех, кто лично был вписан в расписки, но шериф чувствовал, как сложно это будет сделать. Сегодняшнее утро начиналось с хороших результатов, и это его уже радовало.
  Сэм Лэнг уже подъезжал к участку, как у него зазвонил телефон. Это была Мэгги, которая никогда ему просто так не набирала. У него моментально появилось неприятное предчувствие беды.
  - Мэгги, что-то случилось?
   184
  - Шериф..., - голос его секретаря был подавленным и тяжёлым, - ...Томас...
  По её интонации он сразу понял, что тяжёлые чувства её буквально захлёстывали. Ей было тяжело говорить о том, что произошло этой ночью или сегодняшним утром в Ганнисон.
  - Что, Томас?
  - Только что звонила его жена Аллисон. Она сказала, что её муж застрелился!
  - Что?
  Сэм Лэнг резко повернул руль вправо и остановился у бордюра. Эта утренняя новость буквально ошарашила его. Этого он совершенно не ожидал.
  - Когда это произошло? Вечером, ночью или утром?
  - Утром. Сегодня утром!
  - Понятно! - Резко ответил шериф, - Спасибо, Мэгги. Я сейчас же еду к Аллисон. Позвони Майклу, чтобы он тоже подъехал.
  - Он уже едет. Жена Томаса сначала позвонила ему, а потом в участок.
  - Я понял! Держи меня в курсе, если появятся какие-либо новости!
  - Да... да... шериф.
  Сэм Лэнг ещё не успел отключить номер Мэгги, как увидел на циферблате, что ему звонит его помощник.
  - Привет Майкл.
  - Сэм..., - пытался произнести полицейский первые слова, как шериф сразу перебил его, не давая договорить.
  - Я уже знаю! Через пять минут буду у дома Аллисон. Там и поговорим.
  - Я только подъехал. До встречи!
  Сэм Лэнг поставил свой "нисан-патроль" рядом с такой же машиной, на которой приехал Майкл. Он сразу обратил внимание, что рядом с домом никого не было, а значит, они были первыми, кто узнал об этой трагедии. Поднявшись по нескольким ступенькам, шериф вошёл в приоткрытую дверь, попав в холл. Он услышал разговоры на втором этаже, и сразу стал подниматься наверх. Войдя в комнату, Сэм Лэнг увидел стоявшую у шкаф-купе Аллисон, у которой были заплаканы глаза и она прикрывала половина лица платком, вытирая им слёзы. Майкл сразу же обернулся к двери и посмотрел на шерифа:
  - Я уже дал ей успокоительное!
  - Твою мать..., - еле слышно проговорил Сэм Лэнг, рассматривая постель и самого Томаса.
  На кровати лежал мужчина с простреленной головой. Его правая рука лежала на груди, крепко сжимая в ладони пистолет. На конце дула был накручен глушитель. Вся подушка была в крови, а в голове стреляная рана. Взгляд Томаса был неприятен и внушал страх, словно он сопротивлялся тому, что уже произошло. Ноги и левая рука лежали ровно, а значит, он наверняка был расслаблен и, похоже, что не сопротивлялся. Но, могло быть и так, что ему сначала дали что-то понюхать, чтобы он не дёргался, а после кто-то сделал своё дело. В спальне всё стояло на местах, ничего не было сломано и не валялось на полу. Окно было открыто настежь и лёгкий ветер обдувал утренней прохладой стоявших людей. Не смотря на довольно жаркое утро, шериф почувствовал, как по его телу пробежал неприятный озноб.
  - Аллисон, - Сэм Лэнг показал рукой на окно, перед которым от сквозняка болталась гардина, - оно всегда открыто ночью?
   185
  - Да..., - с трудом произнесла женщина, искоса поглядывая на зелёные деревья снаружи, - ...Томас не любил, когда в спальне было очень душно. А тем более, сейчас лето.
  - Я за инструментом! - Проговорил Майкл и сразу же побежал к машине, чтобы взять всё необходимое для осмотра комнаты и фиксирования случившегося.
  Он уже через пару минут стоял рядом с шерифом, фотографируя всё, что привлекало его внимание. Сделав кучу снимков, Майкл достал всякую непонятную для Аллисон мелочь, и стал просматривать каждый сантиметр подоконника, кровати, всех ручек, которые были на шкаф-купе, тумбочке, окне и двери. Помощник шерифа всё время что-то намазывал, затем наклеивал, потом всё это снимал, после этого снова проделывал какие-то операции, о которых женщина совершенно ничего не знала, но не раз всё это видела по телевизору в детективных историях. Всё это время шериф тоже осматривал место трагедии, ожидая, когда на Аллисон подействует успокоительное и, только после этого он собирался задавать первые вопросы. Через какое-то время он увидел, как женщина с лёгким безразличием в глазах, и в тоже время тревогой, прошла к стулу и села на него, не сводя с мужа своего взгляда.
  - Аллисон, во сколько вы обнаружили своего мужа?
  - Минут двадцать назад.
  - Вы всю ночь были в другой комнате, или вообще отсутствовали дома? Может, у вас есть любовник? Томас узнал об этом и решил покончить жизнь самоубийством?
  - Нет..., - женщина закачала головой, - ...я спала дома, но только в другой спальне. Любовника у меня нет, а если бы и был, то Томас быстрее застрелил бы меня, чем сделал это с собой. Я вообще не могу понять, как это могло произойти, и кто за всем этим стоит. У Томаса не было причин кончать жизнь самоубийством.
  - Вы утверждаете, что он не мог сделать этого сам?
  - Нет! Однозначно, нет! Какой только ерунды не было в его голове, но подобного я даже и близко не видела. У него ни на йоту не было склонности к суициду.
  - Тогда расскажите мне для начала, что произошло вчера вечером и почему вы спали отдельно?
  - Днём к нам приезжал ваш помощник Майкл. После этого визита мой муж куда-то уехал на короткое время, а после вернулся и мы поругались.
  - Куда он ездил?
  - Я не знаю!
  - Из-за чего вы поругались?
  - Эти игры..., - Аллисон вытерла вытекшую слезу, после чего высморкнулась в платок, - ...извините, - проговорила она и вышла в коридор.
  Шериф услышал, как зашумела в ванной вода, после чего в спальню вошла женщина уже с умытым лицом, мокрыми на голове волосами, с которых капали капли, а в руке она держала новый платок. Сев на стул, Аллисон глубоко вздохнула и посмотрела на лежавшего Томаса:
  - Эти игры сводили его с ума. Ему мало было бизнеса, так он ещё решил зарабатывать деньги на стороне. Я предупреждала его по этому поводу, но он совершенно не слушал меня, продолжая играть в лото. Мне как-то показалось, что в какой-то период это прекратилось, но потом я узнала, что ошибалась. Я даже не представляла себе, насколько самый обычный азарт может овладеть человеком. Это как наркотик.
   186
  - Значит, вы ругались из-за игры?
  - Да! Вчера у нас был серьёзный разговор по этому поводу. Я узнала, что он втайне от меня брал деньги со щитов магазинов, а потом клал их обратно.
  - У него были одни выигрыши? - С интересом спросил Майкл, натирая какую-то дрянь вокруг дверной ручки.
  - Нет. Я не знаю, сколько раз его посещала удача, но то, что он возвращал взятые ранее деньги с помощью дополнительного бизнеса, который у него с Диего, я узнала только вчера.
  - Какой бизнес? - Снова спросил помощник шерифа и повернулся в сторону женщины.
  - У них секс шоп на двоих. "Одуванчик".
  - Я думал, что там только один хозяин? - С удивлением проговорил Майкл и снова повернулся к двери, - Сколько я не заходил туда, всегда видел там только Диего.
  - И часто ты там бываешь? - С таким же удивлением спросил Сэм Лэнг у своего заместителя, впервые услышав, что тот заходит в "Одуванчик".
  - Конечно нет! - Быстро ответил Майкл, но от шерифа не укрылся тот факт, что лицо его заместителя моментально покраснело. - Он просто весёлый человек, и мне интересно с ним общаться. Но Диего никогда не упоминал имя Томаса.
  - Откуда он ещё мог брать деньги? - Обратился шериф к Аллисон, не желая больше отвлекаться,
  - У него небольшая фирма по мелким ремонтам. Но там небольшой доход.
  - Вы давно знали, что он играл?
  - Да. Я как-то находила в его карманах вряд записанные имена и суммы. Сначала я думала, что это мало что значит. Возможно, он давал в долг. Суммы были по сто, а пару раз по двести долларов, изредка по тридцать и пятьдесят. Но затем я находила всё новые и новые расписки. Через короткое время они исчезали, а на их место ложились уже более свежие. Там менялось только количество имён и суммы. Не более.
  - Томас говорил хоть о ком-то из этих людей?
  - Никогда!
  - Когда ваш муж приехал, что он сказал по поводу того, где был.
  - Ничего. Сказал, что просто катался по городу. И всё. Но я видела по его выражению лица, что он был чем-то встревожен.
  - Что было потом?
  - Мы поругались. Всё, о чём мы говорили, я уже рассказала. Я его обвиняла в игре, потому, что со второго этажа видела лист, который Майкл показывал моему мужу, и сразу поняла, в чём дело.
  - После всего этого Томас уехал на работу?
  - Да! Я в течение рабочего дня несколько раз звонила в магазин и мне отвечали, что он был там.
  - После работы он сразу приехал домой?
  - Да. Мы практически всё время молчали и не разговаривали. Я пыталась как-то наладить наши отношения, разговорить его и помириться. Но он никак не шёл на контакт, и всё время был замкнут в себе.
  - Аллисон, а что ещё вчера происходило такое, чтобы вы могли нам рассказать? Не думаю, что на этом ваши разговоры окончились.
   187
  - Когда стемнело, Томас снова куда-то уезжал. Я не знаю, где он был. Но то, что он надолго не задержался, это я могу сказать с точностью.
  - А что он сказал перед тем, как выехать?
  - Только то, что хочет навсегда завязать с прошлыми моментами в его жизни, которые мешают дышать ему свободной жизнью. Что хочет разобраться с деньгами и завязать с играми.
  - Похоже, что он сдержал своё слово, и завязал со всем, что мешало ему жить, - тихо проговорил Майкл, окинув взглядом лежащего на кровати Тамаса, - мне его очень жаль! Не такой уж плохой этот человек, чтобы вот так..., - помощник шерифа не договорил предложение до конца и снова занялся своим делом.
  Сэм Лэнг сразу понял, о каком отъезде говорила эта женщина, и где был её муж. К его счастью, Чак каким-то образом догадался проследить за Томасом, и это было настоящей удачей. Шериф ещё вчера пару раз задавал себе вопрос о том, откуда Чак узнал адрес и имя уже покойного мужчины, а через короткое время он вспомнил, что перед ним лежали отчёты Майкла. И, похоже, именно на самый верхний отчёт этот молодой человек и обратил своё внимание. Сэм Лэнг даже не мог сказать, каким это было везением и чудом. Ведь на этом месте мог лежать любой другой лист, с другим адресом и именем.
  - А что происходило после того, как он вернулся? Вы разговаривали? Может, он что-то рассказал или выдал какую-нибудь короткую подозрительную фразу?
  - Нет. Он сразу же поднялся на второй этаж. Я решила этой ночью не ночевать с ним, чтобы не показать себя бесхарактерной и пустой женщиной, к которой можно вот так относиться. С безразличием и отстранённостью. Шериф, вы даже не представляете себе, как мне было больно всё это видеть и слышать.
  - Прошла ночь, и вы решили зайти к нему?
  - Я не могла понять, почему он не выходит. Обычно в семь или половина восьмого утра Томас уже пьёт на кухне кофе или чай. А сегодня здесь никого не было. Я сразу подумала, что он мог ночью хорошо выпить, когда я спала. Или тихо выйти из дома и снова уехать в неизвестном направлении. Я была сильно раздражена и зла. Открыв двери спальни..., - женщина снова посмотрела на лежащего Томаса, после чего у неё по щекам потекли слёзы.
  - Аллисон, может вам не стоило бы находиться здесь всё это время? - Спросил Сэм Лэнг, надеясь, что они спустятся вниз и там поговорят, но женщина уверенно закачала головой, отрицая его предложение.
  - Когда Майкл зашёл в спальню, то сказал то же самое и, даже силой хотел меня вывести за двери, но я ему сразу сказала, что никуда отсюда не уйду! Я не боюсь крови и ужасных сцен! Я боюсь остаться одна и потерять семью! А теперь..., - Аллисон вытерла рукой слёзы, позабыв, что у неё в руках платок, - ...у меня нет ни мужа, ни семьи. Я хочу хотя бы последние часы побыть рядом с ним, раз в эту ночь судьба развела нас в разные спальни. Пожалуйста, шериф, не уговаривайте меня покинуть это место!
  - Как скажете! - Сэм Лэнг склонил голову, обдумывая её слова.
  Он только мог себе представить, насколько тяжело сейчас было этой женщине не только присутствовать здесь, но и видеть всё это. И, глядя на всё это, он видел, насколько Аллисон была невероятно мужественной и сильной. За всю свою карьеру Сэм Лэнг видел немало мужчин, которым при первой же крови становилось плохо, и им стоило бы поучиться у этой хрупкой и милой женщины терпению и выносливости.
   188
  - У вас ещё есть ко мне вопросы?
  - Да! - Шериф снова посмотрел на Аллисон, продолжая выдерживать паузу. Но как только заметил в её глазах вопрос, почему он не расспрашивает её, тут же прервал молчание, - Остались ли где-то в доме хоть какие-то расписки или бумаги, которые помогли бы нам раскрыть это дело?
  - Это не расписка! - Уверенно проговорила Аллисон, потянувшись к корману, - Это самые обычные цифры, которые записывают перед лото.
  Она достала небольшой лист, который протянула в руки шерифа. Сэм Лэнг сразу же понял, что это. Он еле заметно улыбнулся и показал его Майклу:
  - Теперь этот лист дополнит то, чего нам не хватало.
  - Вам это поможет? - Аллисон махнула рукой в сторону листа, который Сэм Лэнг держал в руке, - Не думаю, что по нему можно что-то доказать! Ради интереса и я могла бы записывать подобные числа в сотни строк, ожидая очередной розыгрыш. И что? Только за это мне можно пришить дело?
  - Из таких мелочей получаются целые истории! - Сразу же поправил её шериф, давая понять, что она не права в своих размышлениях.
  - Тогда я желаю вам удачи! - Она посмотрела в окно, рассматривая улицу, - Почему так долго нет скорой?
  - Я им звонил и сказал, чтобы они не спешили и не мешали мне снимать следы. По моей просьбе они должны приехать не ранее, чем через полчаса после моего звонка.Мне не нужны чужие пальчики и чужие следы от обуви! - Сразу же ответил ей Майкл, переходя к кровати. Он нагнулся, стараясь осмотреть деревянный корпус.
  - Видимо я была очень встревожена, раз не слышала ваш разговор со скорой помощью.
  - Я разговаривал с ними, когда ходил за водой, чтобы вы запили успокоительное!
  - А-а-а..., - протянула Аллисон и отвела взгляд от помощника шерифа.
  Майкл нагнулся, чтобы осмотреть пол у окна и возле кровати, как остановился и сразу же протянул руку под кровать. Он достал оттуда лист бумаги, на котором было что-то написано.
  - Похоже, что это завещание! - Сразу же проговорил Сэм Лэнг, обратив внимание на то, каким быстрым движением руки всё было написано.
  Строчки лежали не в ровной линии, а прыгали вверх и вниз, словно скользили по волнам. Буквы были разной высоты и ширины, словно человек куда-то торопился или наоборот, кто-то торопил его. Письмо было довольно длинное и чёткое, словно он уже давно обдумывал этот текст.
  - Наверное, его снесло с тумбочки сквозняком, - сделал предположение Майкл, подумав, каким образом лист мог оказаться под кроватью, или же его специально туда кто-то подбросил.
  - Возможно..., - согласился шериф и сразу же подошёл к своему заместителю, который сейчас сидел в метре от Аллисон. - Томас или убийца не хотел, чтобы лист был испачкан кровью.
  - Может, вы первой прочтёте эти строки? - Предложил Майкл, протянув лист женщине, - Это наверняка было адресовано только вам!
  - Нет, я не могу! - Аллисон снова вытерла платком щёки, чувствуя, с какой силой вновь потекли из глаз слёзы, - Читайте вы!
   189
  Не вставая с пола, Майкл повернул лист к себе:
  
  Моя милая Аллисон.
  Я прошу у тебя прощения за всё то-горе, которое принёс тебе за время нашей совместно прожитой жизни. Мне тяжело писать это письмо, но я не могу по-другому.
  Я должен признаться, зачем сделал это. Я не смог жить с той болью, которая сидела внутри меня и постоянно съедала изнутри. Это не просто боль, а настоящая кара, которая уже не один день висит над моей головой, не давая мне спокойно спать, думать и любить.
  Я хочу признаться, что это именно я повесил Скотта и постарался это сделать так, чтобы все подумали о его самоубийстве. Это я хотел убить Джона Уорта, но мне не удалось завершить задуманное до конца. А жаль.
  Со мной разговаривал помощник шерифа, и я сразу понял, что им что-то удалось узнать, и я скоро отправлюсь в тюрьму или на электрический стул. Лучше я сам смою свой позор кровью и избавлю вас всех от позора.
  Игры в лото, о которых мы говорили, это всё моя выдумка. Их не было. Все записи, которые ты видела, я делал ради любопытства и желания убить свободное время. Все имена и цифры я выдумывал, словно со мной играли другие люди. Это выглядит как сумасшествие, но я скажу, что это просто интерес к удаче.
  Также я оставляю тебе весь свой бизнес, деньги, дом и всё, что связывало нас. Это твоё.
   Любящий тебя Томас. Прощай.
  
  
  Майкл дочитал письмо и поднял голову, чтобы посмотреть на Аллисон. Она сидела недвижимо, как статуя. Её глаза и выражение лица ни о чём не говорили, и никто в эти секунды не мог даже угадать, что творилось внутри этой женщины. От неё веяло холодом, которое ощущалось на многие метры вокруг.
  - Аллисон, - тихо проговорил шериф, словно боялся взорвать холодную льдину, которая с головой накроет их всех острыми и тяжёлыми кусками замёрзшей воды, - если вы разрешите, я хотел бы взять это письмо и сделать его копию! И, уже через час после того, как мы покинем ваш дом, Майкл привезёт вам этот оригинал.
  - Делайте, что хотите! - С отвращением ответила женщина, продолжая смотреть в одну точку, - Я знаю только то, что он не мог так поступить ни со мной, ни с нашим сыном. Это сон..., - она обхватила ладонями свои виски и положила голову на колени, - ...это всё сон. Ложь. Он не мог покончить с собой! Его убили! Что я скажу сыну?
  В этот момент к дому подъехали медики и быстро поднялись на второй этаж. При входе в спальню они остановились, не ожидая увидеть того, что предстало перед их глазами. Они смотрели на полицейских и Аллисон, не понимая, как эта женщина могла находиться всё это время рядом с застреленным человеком, лежащем в крови.
  - Нам нужно выйти! - Сэм Лэнг подошёл к сидевшей жене Томаса и поднял её со стула, поставив на ноги, - Пока здесь будут вместе работать медики и Майкл, нам нужно спуститься вниз и попить чай.
  - Да, конечно, - еле слышно проговорила Аллисон и медленно вышла из спальни.
   190
  Шериф и хозяйка дома сели у стола. Через пару минут Сэм Лэнг включил чайник и сделал им обоим кофе. Он поставил чашку перед Аллисон, но она по-прежнему недвижимо сидела на стуле и всё время смотрела в одну точку.
  - Майкл прочитал письмо, - начал шериф разговор с того, что не стал задавать вопросы, а заговорил к ней, как друг, не требующий никаких ответов. - И я, подумал. Неужели Томас общался со Скоттом и Джоном? Я никогда не видел, чтобы они соприкасались хоть где-то.
  - Никогда! - Ответила Аллисон без единой эмоции, продолжая смотреть в одну точку. - Разве, что, мог где-то поздороваться. А если и общался, то это было редко. Я никогда их не видела вместе.
  - Он, наверное, и имена писал их только от того, чтобы хоть кого-нибудь представлять рядом с собой!
  - Он играл! - Холодно сказала женщина, дотронувшись пальцами до горячей чашки, - Это письмо, ложь!
  - М-да..., - дополнил шериф, прекратив на время свой разговор.
  Он смотрел, как Аллисон стала пить кофе и повернула голову к окну, рассматривая подошедших к её дому людей. Она смотрела на две полицейские машины и один амбуланс, которые стояли у двора. На красивую природу и тех людей, которые собирались у её дома.
  Сэм Лэнг видел, насколько сильно переживала Аллисон. Он также понимал и то, что это письмо буквально в клочья разорвало все их наработки и предположения. Уж очень много написал в прощальном письме Томас, взяв на себя буквально всё, что произошло за это короткое время. У шерифа не было ни капли сомнения, что кто-то очень хорошо подготовился, прежде, чем совершить это преступление. Это был настоящий специалист, умеющий предвидеть и опережать события. Похоже, что убийца знал о приходе Майкла, о том, что мы шаг за шагом приближались к нему. И он решил пожертвовать пешкой, чтобы по-прежнему оставаться королём в этом городе. Сэм Лэнг очень хорошо понимал, что они не оставят ни прошлых дел, ни этого. С сегодняшнего утра у них появился ещё один труп, который прибавит им немало хлопот. Теперь нужно было не только раскрывать самоубийство Скотта и покушение на Джона Уорта, но и доказать, что смерть Томаса тоже относилась к убийству, а не самоубийству. И письмо, которое оставил Томас, при успешном раскрытии дела, могло только доказать виновность того человека, который совершил всё это. Хотя, и здесь было очень много "но", которые ещё нужно было доказать. У Сэма Лэнга были записи людей, с которыми он разговаривал, и там говорилось о фактах, являющихся доказательством того, что письмо Томаса это всего лишь блеф, написанный под диктовку. Этот человек не мог себя убить. Но, всё это ещё нужно было доказать. И это была только малая часть мыслей, которые витали в его голове. Предстояло много и много работы, на которую уйдет немало времени.
   Через пару минут чашка Аллисон была пуста. Поднявшись, Сэм Лэнг добавил немного кофе с сахаром, налил ещё воды и снова придвинул горячий кофе к женщине. Он посмотрел на людей в белых халатах, которые уносили тело Томаса в чёрном мешке, с которого торчал уголок белого постельного белья. За ними шёл Майкл, а в его руках была предварительная опись того, на что обратили внимание медики. Он остановился на нижней ступеньке и с интересом показал пальцем на лист. Шериф сразу понял, что у них появилось что-то интересное, на что следует обратить внимание.
   191
  Сэм Лэнг подошёл к своему помощнику и сразу же стал читать всё подряд. Его взгляд остановился на тех строчках, где описывались красные точки на горле Томаса. Первое предположение врачей было таковым, что его сначала долго душили, а потом он застрелился или его застрелили. По-крайней мере, они сделали акцент над этим, обещая, что Эдгар Белл как можно быстрее доставит в полицию отчёт о правильности их решения.
  - Это первые шаги! - С каким-то спокойствием и надеждой в голосе проговорил шериф, - Я лично убийцу повешу на люстре за яйца в своём кабинете, когда поймаю.
  - Шериф, я сегодня же поменяю крючок на потолке в вашем кабинете, где висит люстра. Ваше обещание может исполниться в любую минуту, а крючок очень слаб - добавил Майкл, словно без капли сомнения знал, что это может произойти.
  - Мне сейчас не до шуток! - Резко ответил ему Сэм Лэнг, и вернулся на кухню.
  - Я сделал всё, что нужно было, - сразу же перевёл свой разговор Майкл, словно перед этим он не говорил ни одного слова, - моя работа в этом доме окончена.
  - Скоро будем ехать в управление!
  Шериф подошёл к Аллисон и положил ей руку на плечё:
  - Я хотел бы позвать кого-нибудь из ваших друзей или знакомых, чтобы вы в ближайшее время не оставались одни.
  - В обед здесь будут родственники и сын. Не переживайте! Я всех обзвонила ещё с того момента, как вошла в спальню.
  - Понимаю..., - шериф убрал руку с плеча и повернулся к Майклу, - ...Аллисон, мы будем уходить.
  - Да. Конечно. - Женщина слегка кивнула головой, после чего посмотрела на Сэма Лэнга, - Я отдам вам его блокнот, в котором он записывал буквально всё, что считал необходимым.
  - Я буду только рад.
  - Пойдёмте!
  Они поднялись обратно в спальню, где только недавно лежал Томас. Шериф сразу обратил внимание, что здесь уже не было ничего, что напоминало о муже Аллисон. Вся постель была забрана вместе с трупом. Не было и той подушки, на которой было много крови. Аллисон выдвинула один из шкафчиков и замерла, всматриваясь в его содержимое. Он был пуст. Она выдвинула и те три, которые были под ним, но и они не привлекли её внимания. Перерыв руками всякую мелочь, женщина обернулась к шерифу:
  - Его нигде нет! Он исчез!
  - Может, он его мог куда-то переложить?
  - Нет! Я ещё вчера утром видела его здесь! Этот ежедневник уже три года лежал на этом месте и Томас это знал. Он всегда делал в нём какие-то короткие записи и напоминания, которые касались его ежедневных дел. Там были записи и о глобальных вопросах, над которыми он часто думал. В этом ежедневнике было множество мелких бумаг и записок, в которых он помечал свои мысли или описывал интересные ситуации, затронувшие его. Там было много того, над, чем думал и работал мой муж. Наверное, именно по этой причине его и украли.
  - Аллисон, вы хотите сказать, что кто-то незнакомый вынес из дома ежедневник?
  - Да! Он всегда лежал только в этом ящике! Здесь находилось несколько ручек, которыми Томас делал записи и сам ежедневник. Вчера он был, а сегодня его уже нет! Извините, шериф.
   192
  - Не за что, Аллисон, - Сэм Лэнг показал Майклу пальцем, чтобы тот уже спускался вниз, - мы будем идти. Возможно, что вы найдёте его где-то в другом месте.
  - Нет! - Утвердительно произнесла женщина, давая понять, что есть вещи, в которых она уверена на все сто процентов, - Его украли!
  - Если мы понадобимся, звоните в любое время дня и ночи!
  - Хорошо, - ответила Аллисон, закрыв шкафчики, а сейчас мне нужно побыть одной и дождаться родных.
  - До свидания! - Проговорили полицейские, и сразу же спустились вниз.
  Они вышли к той стене, куда выходило окно спальни. Майкл показал шерифу на выступы, по которым без особых усилий можно было забраться на второй этаж прямо в спальню. Он объяснил, что всё сфотографировал и сделал осмотр здесь в тот момент, когда Сэм Лэнг и Аллисон сидели в кухне, а врачи колдовали над Томасом. Он также обследовал выход на чердак, но тот был закрыт на замок, который не трогали очень давно. Обошёл двор и вокруг двора. Но, ничего, что могло бы привлечь его внимание, он не заметил.
  - Нас пытаются развести как баранов! - Серьёзным голосом проговорил Сэм Лэнг, доставая из кармана ключи от машины, - Но я обязательно покажу этому ублюдку, кто в этом городе власть и порядок, а кто, то дерьмо, которое остаётся после собак. Майкл, кто-то очень хочет, чтобы Томас унёс имя убийцы с собой на тот свет. Чтобы на него списали всё, что произошло в Ганнисон за последнее время.
  - Да, шериф, вы правы и я хорошо запомнил ваше желание! Я обязательно займусь сменой крючка под люстрой в вашем кабинете!
  
  
  Я только вышел из ванны, натягивая на себя штаны, как зазвонил телефон,а на экране сразу засветилось фото Руни. Ещё было довольно рано, и я совершенно не ожидал услышать её в такое время. Майкл говорил мне, что в Ганнисон приезжал Том Бассет и в мою голову сразу же полезли дурные мысли. Я сразу же схватил трубку и приложил к уху:
  - Привет, Руни, что-то случилось? Ты так рано позвонила мне.
  - Да, - я услышал, как она плакала, с трудом выговаривала слова, - Чак, сегодня утром нашли мёртвого Томаса. Говорят, что он застрелился!
  - Кого? - Спросил я у неё, не понимая, о ком она говорит.
  - Мужа Аллисон. Чак, что же это твориться?
  Только сейчас я вспомнил того мужчину, о котором сейчас говорила Руни. Это тот несчастный, за которым я ещё вчера следил. Томас Мендес, так было написано в отчёте рукой Майкла. Он подозревался в связи с игроками, где под одним из номеров было написано и имя Рональдо. Мне просто не верилось, что ещё вчера этот человек был жив и не сидел дома, а пытался решить определённые вопросы, делая планы на будущее. А сегодня его уже не было в этом мире. Здесь даже не стоило задумываться, было ли это самоубийство или нет? Для меня ответ был очевиден. Кто-то по каким-то причинам убрал этого человека. Значит, он знал то, что не должен был знать шериф и, быстрее всего напрямую был замешан в каких-то делах, лично зная первое лицо, от которого и появлялись беды в этом городе. Я перевёл дыхание и от злости сжал кулаки, надеясь, что телефон не хрустнет в моей лодони.
  - Чак, ты меня слышишь? - Прервала затянувшуюся тишину Руни.
   193
  - Да, конечно! А ты где сейчас?
  - На работе! Здесь все только об этом и говорят!
  - Может, это ошибка?
  - О таких вещах никто никогда просто так судачить не будут! Это не может быть ошибкой!
  - Я прямо сейчас лично поеду и узнаю, что к чему.
  - Ты же не знаешь, где живёт Аллисон! - Сразу же сказала Руни, - Я знаю только то, что их дом находиться на Север-Айова-стрит.
  - Этого мне хватит, чтобы найти их, - ответил я, зная, что очень хорошо помнил дорогу, по которой ещё вчера вечером разыскивал эту улицу и тот дом, где жил Томас Мендес.
  - Чак, пожалуйста, позвони мне!
  - Обязательно, дорогая.
  - Всё, милый, мне пора идти делать свою работу.
  - Я тебе обязательно наберу! Пока!
  - Пока!
  Быстро одевшись, я выскочил к машине и, вывернув на дорогу, сразу же повернул налево. То, что сообщила мне Руни, оказалось для меня каким-то шоком, от которого я уже отходил. Мне просто не верилось, что это могло произойти. Как и не мог поверить в то, что этот человек мог сам себя убить. Остановившись около дома Томаса Мендеса, я сразу направился к старушкам и трём молодым женщинам, которые о чём-то говорили. Рядом с ними стояла девушка, постоянно смотревшая на окна. Её взгляд был полон сопереживания и боли, которую она словно разделяла с хозяйкой этого дома. Я подошёл поближе и сразу узнал в ней вчерашнюю незнакомку, к которой поздно вечером ездил Томас.
  Дверь в дом была закрыта и, похоже, что никого туда не впускали. Эти люди были мне незнакомы и совершенно чужие. Уже только по этому я старался как можно поаккуратней всё разузнать. Машин полиции и амбулланса здесь не было, значит, все показания и следствия были проведены, а самого Томаса Мендеса наверняка увезли в морг делать экспертизу и заключение.
  - Вы не скажете, как чувствует себя Аллисон после всего? С ней кто-нибудь сейчас находиться? - Спросил я молодую девушку, которая стояла немного в стороне.
  - Нас тоже интересует этот вопрос. Она закрылась и ждёт родственников. Надеемся, что у неё всё в порядке. Помощник шерифа сказал, что она выпила успокоительное и сейчас наверняка спит.
  - А полиция давно уехала?
  - Минут пятнадцать или двадцать назад, - её глаза налились слезами, которые потекли по её щекам, - простите! - Она вытерла ладошкой слёзы и отвернулась в сторону дороги, - я его только вчера видела.
  - Меня зовут, Чак, - представился я, если она захочет обратиться ко мне, - моя девушка попросила узнать, что здесь происходит. Она тоже огорчена сегодняшним утром.
  - А меня, Оливия, - было видно, как сильно она держала себя в руках, стараясь до конца не раскиснуть и не разреветься. - Для меня эта трагедия, настоящий удар. Никогда в жизни не ждёшь того, что может произойти с любым из нас. Стоит остановить чьё-то дыхание, и мир для многих людей на долгие годы превращается в муки и воспоминания.
   194
  - Наверное, вы правы! - Я видел, как ей было больно.
  Она не хотела стоять с другими женщинами и вести ничего не значащие беседы. Строить догадки и предположения. Её душу разрывали настоящие чувства, которые у неё были к этому человеку.
  - Да. Извините, мне пора идти. - Оливия опустила глаза и пошла в сторону аллеи.
  - До свидания! - Произнёс я вслед и сразу же направился к своей машине.
  У меня сейчас было только одно желание, это как можно быстрее увидеть Сэма Лэнга и попытаться поговорить с ним. Я надеялся, что он не выгонит меня, как обычного жителя Ганнисона, который не вправе совать свой нос в дела полиции. Как и не вправе мешать следствию и знать всё, что планируется в полицейском участке. Шериф делал свою работу и я не вправе был ему мешать.
  Остановившись около полицейского участка, я сразу вошёл в здание и увидел около двери шерифа Мэгги Риган, которая сидела за своим столом и с кем-то разговаривала по телефону.
  - Да, мой дорогой, это просто ужасно! Я тебя умоляю, будь внимателен! Извини..., - при моём виде секретарь сразу отключила телефон и строгим взглядом посмотрела на меня, - вы к шерифу?
  - Да.
  - Даже не знаю, примет ли он вас сейчас? - Из её губ эти слова вылетели как приговор, который уже невозможно изменить. - Шериф со своим заместителем заехали только пять минут назад и о чём-то разговаривают. Если вы к ним по вопросу самоубийства, я сейчас же сообщу об этом, а если нет...
  - Я по личному вопросу!
  - Поэтому..., - она развела руками, давая понять, что даже не собиралась говорить Сэму Лэнгу, что к нему пришёл человек. - ...Я не первый год здесь работаю, и, пока они не обсудят происшествие и не спросят о посетителях, вам проход закрыт. Подождите, пожалуйста, здесь, - она указала мне на несколько стульев, которые стояли у стены, - как только будет возможность, я сразу скажу о вас. Утренняя трагедия в Ганнисон... это..., - Мэгги отвернула голову к окну, чтобы я не видел, как намокли её глаза, - ...я не могу об этом говорить.
  Она кончиками пальцев провела под глазами, стараясь не задеть тушь. Прихватив на ноготь слезу, женщина несколько раз моргнула ресницами, пытаясь освободить их от налипающей солоноватой жидкости.
  - Уф-ф-ф..., - выдохнула Мэгги, словно только что скинула со спины пятидесяти килограммовый мешок, - ...когда же это всё закончится?
  Я сел на стул, даже не пытаясь спорить с ней о том, что мне очень важно поговорить с Сэмом Лэнгом. В эти минуты мне хотелось показать ей корочку работника ФСБ и войти в кабинет шерифа, но я знал также и другое правило, которое гласило о терпении и трезвом взгляде на ситуацию. Довольно часто благодаря тому, что никто не знал о существовании работника службы безопасности, находившегося рядом, раскрывались очень тяжёлые преступления. Меня учили быть бдительным, хитрым и умным. Я придерживался этих правил и пытался неприкосновенно соблюдать их, нарушая лишь в очень редкостных случаях.
  - Чак, может, хотите воды? - Спросила она меня. - Хотите, я вам сделаю чай или кофе?
   195
  - Спасибо, Мэгги, пока не хочется!
  Я смотрел на сидевшую напротив меня женщину, которую Бог наградил красотой и умом, и понимал, что она такой же человек, как и остальные. Ей не было чуждо страдать, удивляться, радоваться, а также иногда говорить лишнее. Поэтому, если шериф и знал, кем я работаю, то именно по этой причине он также держал всё в секрете. А в этом я не сомневался. Похоже, что мы с ним играли в одинаковую игру на одной дороге, но только по её разные стороны. Это чувство было настолько сильным, что я уже давно не мог от него избавиться, а оно меня практически никогда не обманывало.
  Дверь открылась, и из кабинета вышел Сэм Лэнг. Его лицо было злым и серьёзным.
  - Чак? - Спросил он меня, словно видел впервые, но слышал обо мне много.
  - Жду приёма! - Ответил я, показав глазами на Мэгги.
  Он сразу понял, что она меня не пропускала и просила подождать, пока он освободиться.
  - Входи! - Без лишних слов пригласил он меня к себе в кабинет, при этом удивив свою секретаршу.
  Она посмотрела на меня с недоумением, не понимая, кто я такой, чтобы Сэм Лэнг без лишних вопросов о причине моего прихода в участок, сразу же приглашал к себе.
  - Мэгги, сделай нам, пожалуйста, три очень крепких чая!
  - Хорошо! - Проговорила она и сразу же пошла в кабинет, где находилось всё для его приготовления.
  Я вошёл в кабинет и сразу поздоровался с Майклом, который, как и Мэгги не понимал, почему шериф пригласил меня, но, видимо, сразу же скинул всю ситуацию на то, что в последнем деле фигурировало имя моего дяди, и Сэм Лэнг хотел, чтобы я был в курсе дела. А также он хорошо помнил, что шериф уже на второй день нашего знакомства лично призвал меня к сотрудничеству. Плюс, они узнали про Оливию лично от меня, и наверняка для них это была полезная информация.
  Сев на стул у стола, я сразу обратил внимание на исписанный лист бумаги, на котором было нарисовано множество стрелок, летящих в разные стороны, а над и под каждой из них были написаны имена подозреваемых. Там было столько всего начёркано, что, наверное, теперь и Майкл со своим шефом мог легко запутаться в этих записях.
  - Дело дрянь, но не безнадёжно! - Сразу же обратился ко мне Сэм Лэнг, вводя в курс дела. - Против нас работает человек, практически нигде не оставляющий следов.
  - Шериф, но ведь только вчера я видел Томаса, и у меня даже подозрения не было о том, что он покончит жизнь самоубийством, - с недоумением в голосе проговорил я.
  - Даже не сомневаюсь! Его убийца проник в спальню через окно, и таким же образом оттуда убрался.
  - Да! - Майкл махнул рукой в сторону улицы, - Аллисон просто повезло, что она в эту ночь ушла спать в другую спальню. Иначе нашли бы застреленную и её и его. И в его завещании было бы дописано ещё несколько строчек, где он объяснял бы, что жена была соучастницей или ещё что-то в этом роде. Но, ей просто повезло. Их скандал сохранил этой женщине жизнь.
  - В общем, Чак, всё, что связано с самоубийством, пока покрыто серым туманом. По предварительному предписанию медиков, Томаса перед убийством душили. Окончательный результат мы ждём от Эдгара Белла. Надеюсь, что он не задержит в своём морге заключение.
   196
  - Если Эдгар Белл полностью подтвердит это, то мы можем заводить дело на Аллисон, - с лёгкой поддёвкой проговорил Майкл, понимая, что этого они делать не собираются, но работу с женщиной проведут обязательно, - и раскручивать его.
  - Но, - шериф поднял указательный палец вверх, давая понять, что это ещё не всё, - её спасает то письмо, которое оставил Томас.
  Сэм Лэнг положил передо мной копию завещания, которое я тут же прочёл. Он положил свой палец посередине строк, указав на определённую часть письма:
  - Вот этот абзац самый интересный!
  
  Я хочу признаться, что это именно я повесил Скотта и постарался это сделать так, чтобы все подумали о его самоубийстве. Это я хотел убить Джона Уорта, но мне не удалось завершить задуманное до конца.
  
  - Скажи мне, Чак, зачем он написал это, если по предварительной версии Скотт повесился сам. И доказать обратное очень тяжело! Но...
  - Но, есть кусок угля и записка, которые Джон Уорт нашёл в ладонях повешенного, плюс, убийца понял, что делал своё грязное дело в дождь, а значит, мог оставить следы, - прервал я шерифа, - ведь он обувал ботинки Рональдо, чтобы отвлечь полицию.
  - Предварительно украв их на лесопилке, - дополнил меня Сэм Лэнг, соглашаясь с моими мыслями.
  - Убийца также потерял нож, при покушении на Джона Уорта. Он не знает, нашли мы его или нет, но он слышал где-то рядом шум, и подумал, что его могли заметить, - сказал Майкл, сразу же подводя вторую параллель покушение на убийство.
  - Да, - поддержал я помощника шерифа, - в те минуты он не видел пьяного Габриэла Белла, но не знал, видел ли кто-то его? От этого сразу и убежал, а Джон Уорт остался жив. Также убийца не знает, нашли ли мы ещё что-то, за что можно зацепиться?
  - Правильно! - Согласился Сэм Лэнг, - И мы не должны забывать о расписке, с которой Майкл ездил ко многим людям по именам, указанным в них. Я не могу утвердительно сказать, что там нет псевдонимов, но, похоже, ты, - шериф кивнул головой в сторону своего помощника, - не замечая того, попал или на самого убийцу, или на того, кто непосредственно связан с ним. Быстрее всего, это и послужило помыслом сразу же слить всё произошедшее на кого-либо.
  - Шериф, - Майкл развернул исписанный лист, указав на одну из множества стрелок, - по словам Аллисон, её муж куда-то ездил после моего ухода. Мы не знаем, у кого он был и что он там оговаривал. Я сегодня же поговорю со многими жителями Ганнисона, стараясь узнать, видел ли кто-то вчера в обед Томаса и где?
  - Обязательно! - Поддержал его Сэм Лэнг, - Если честно, я сильно сомневаюсь, что кто-то что-то вспомнит. Хотя... надежда есть всегда.
  - Тогда я поехал опрашивать жителей! Мы предварительно многое обговорили, и я уже знаю, на что ориентироваться, - помощник шерифа встал с кресла и направился к двери, - возможно, что кто-то видел вчера Томаса в обеденное время.
  Шериф повернул голову в мою сторону, внимательно посмотрев на меня, - Мы надеемся обнаружить хоть что-то, что поможет нам найти этого поддонка. Хоть какую-нибудь зацепку. Томаса увезли в морг вместе с постелью. Надеюсь, что они обследуют всё как надо и не поленятся.
   197
  В этот момент к нам вошла Мэгги Риган, поставив разнос с двумя чашками горячего чая.
  - Шериф, Майкл забрал свой чай и вместе с ним ушёл, - проговорила женщина, словно оправдывалась.
  - Я рад, что мой помощник по дороге не потеряет сознание от обезвоживания! - Серьёзным тоном ответил Сэм Лэнг, давая понять, что Мэгги может идти, - Спасибо солнышко! Нам нужно поговорить наедине!
  Женщина сразу же вышла, оставив нас одних в кабинете.
  - Шериф, вы были у Оливии?
  - Да, Чак. Спасибо тебе за наводку. Я многое узнал от неё, - он достал маленькую кассету от диктофона и потряс ею перед своим носом, - слова, записанные здесь, опровергают некоторые строки, которые написал Томас перед смертью. - Сэм Лэнг сразу же положил кассету в сейф, - Пусть пока полежит!
  - Я почему-то уверен, что нити преступлений выходят из лесопилки. По моим предварительным мыслям именно оттуда нужно начинать поиски. Уже сегодня я планировал съездить туда и поговорить о Рональдо хотя бы с одним рабочим после смены.
  - Чак, мы с Майклом уже оговаривали этот вариант. Поэтому, я попрошу тебя пока не делать лишних движений. Хотя бы сутки. Твои расспросы могут вызвать не только массу подозрений, но и лишние вопросы, кто ты такой и что делаешь в Ганнисон? - Сэм Лэнг каким-то подозрительным взглядом посмотрел на меня, словно я был в чём-то виноват, - Ты хочешь, чтобы все узнали, что ко всему в нашем городе ещё и люди стали пропадать? Ты считаешь, что это поможет успокоить население Ганнисона? К двум самоубийствам и одному покушению на убийство мы ещё добавим и пропажу людей? Не-е-ет..., - протянул шериф, покачав головой, - это уже будет слишком!
  Я поднял чашку, чтобы сделать глоток чая, и буквально поднёс её к губам, как в этот момент увидел, что верхняя часть ручки медленно стала отрываться от чашки, еле удерживая её на нижнем креплении. Чтобы чай не разлился на одежду, я автоматически стал пытаться выровнять её и удержать в параллельном состоянии, хватая второй рукой за дно. Но, было уже поздно, и горячая жидкость облила мне рубашку.
  - Чак, что с тобой? - Сэм Лэнг смотрел на меня с недоумением, не понимая, что происходит, - Ты что? Решил облить себя чаем, надеясь, что он через кожу попадёт в желудок, как и через рот?
  - Я..., - я поставил её на стол, и только сейчас заметил, что ручка была на месте и ничего, что я видел, на самом деле не происходило, - ...я даже не знаю, как так получилось.
  Такое со мной было впервые. Это было похоже на галлюцинации, с которыми мне никогда не приходилось сталкиваться. Я перевернул чай на себя, стараясь удержать равновесие чашки, ведь на самом деле я видел, как ручка быстро отрывалась в верхней части, а нижняя ещё хоть как-то ещё удерживала её.
  - Шериф, я думаю, что мне пора идти..., мы уже о многом переговорили. До завтра!
  - Давай, Чак! - Шериф пожал мою руку, и я сразу вышел из его кабинета.
  Всё, что мне нужно было узнать, я уже узнал. Майкл поехал разговаривать за Томаса, чтобы попытаться найти того человека, к которому тот ездил куда-то после его визита. Шериф тоже наметил какие-то планы, а я в эти минуты чувствовал себя отстранённым от всего происходящего, но это не значило, что я ничего не должен был делать.
   198
  Я закрыл дверь в кабинет и остановился возле стола Мэгги Риган, которая сразу же обратила внимание на мокрое пятно, растёкшееся по рубашке.
  - Чак, - произнесла она, не дав мне сказать ни единого слова, - этот чай не для растирки кожи! - Мэгги сразу показала мне рукой в сторону туалета, - Попробуйте хотя бы смыть сладкое с тела, да и рубашку немного смочите!
  - Конечно, - согласился я.
  Если бы не утреннее происшествие, то наверняка эта женщина подкинула бы ещё пару острых шуточек в мою сторону, но сейчас она была не в настроении и всё происходящее воспринимала более серьёзно, без весёлых эмоций. Войдя в туалет, я сразу подошёл к рукомойнику, над которым висело огромное зеркало. Сняв с себя рубашку, я смочил водой кожу, где прилипала сладкая ткань, после чего вытерся туалетной бумагой. Затем слегка на рубашке промыл чайное пятно. Я почувствовал, как в какую-то секунду передо мной раздвоилось всё, что я видел вокруг себя. Лёгкий испуг непонимания, что со мной происходит, сразу же заставил задать меня самому себе вопрос, - Что случилось с тобой, Чак? Что с твоим зрением? Я закрыл глаза, не соображая, что со мной происходит. Простояв так секунд, пять, я открыл их и... в зеркале перед собой увидел улыбающегося Скотта, стоявшего ровно по стойке смирно. Его руки были опущены вдоль тела, одет он был в чёрную одежду, а лицо было белого цвета и на нём еле выделялись слегка розоватые губы. Его мимика была холодной и отталкивающей.
  - Чак, ты хочешь узнать правду всего, что происходит в Ганнисон? - Неожиданно спросил он меня, слегка приоткрыв губы, - Но, прежде, тебе нужно будет пустить кровь!
  - Красную и жидкую..., - услышал я ещё один голос сзади себя.
  Обернувшись, я увидел в двух метрах от меня в углу сидевшего Томаса. Опёршись спиной о стену, мужчина положил руки на колени. На нём тоже был чёрный костюм. Он выглядел так же, как и в тот момент, когда разговаривал с Оливией. Только лицо его было таким же белым, холодным и отталкивающим, как и у Скотта.
  - Завтра для тебя многое поменяется..., - добавил Томас, - ...с самого утра ты должен быть готов к большим переменам!
  - Помоги нашим родным найти правду, - сказал Скотт, и я сразу обернулся к нему, посмотрев в зеркало, - Чак..., помоги моей Рейчел и его Аллисон.
  Я чувствовал себя так, как человек, у которого сдвинулась крыша на голове, и началась течь. Мне хотелось выбежать отсюда, но что-то удерживало меня, не давая сделать даже одного шага.
  - Скотт, - обратился Томас к нему, - он думает, что сошёл сума!
  - С твоей головой всё в порядке! - Также еле шевеля губами, без единых эмоций проговорил Скотт. - Ты сделал огромную ошибку, войдя в лес тем вечером. Ты стал маской, у речки ты убил человека...
  - Значит, ты должен пустить кровь..., - перебил его Томас.
  - Тебя осыпал золотом бросатель монет, и ты ловил..., их..., не переставая...
  - Теперь ты стал немного отличаться от других людей, видя то, что не видят они, - снова перебил его Томас.
  - Ты должен смириться с тем, что с тобой будет происходить...
  - Чак, он говорит, что теперь ты будешь таким, как и некоторые жители этого города, скрывающие свой дар...
  
   199
  - Наш дар...
  - С каждым разом твой разум всё легче и легче будет воспринимать переходы...
  - Свободные переходы...
  - Дар общаться с миром соблазна и миром мёртвых...
  - За соблазн не наказывают, наказывают за грех...
  - Чак, ты должен помочь нашим родным найти убийцу...
  - Чак, ты должен помочь нам обрести покой...
  - Не задавай себе вопросов о твоём нахождении в Ганнисон...
  - Ты часть всего этого...
  Я не успевал поворачиваться от Томаса к Скотту и наоборот. Они говорили друг за другом, словно у них был готовый текст и эти мужчины отчитывали его по написанным строкам. Их монотонные голоса без эмоций и какой-то приглушённый бас немного давили на моё сознание, и немного гипнотизировали. Я, как зачарованный, без страха и испуга стоял рядом с ними и слушал всё, что они говорили.
  - Но, кто это сделал? - Спросил я Скотта, который еле заметно повёл головой в стороны, словно не знал этого, - Ты же знаешь! - Но он продолжал показывать, что не скажет или не знает.
  - Бросатель золота одарил тебя монетами, ты пустишь первую кровь, ты найдёшь того, кто остановил мою жизнь..., - ответил Скотт на мой вопрос, после чего медленно стал растворяться в зеркале...
  - Найдёшь..., - услышал я сзади, - ...бросатель золота тебя благословил.
  - Найдёшь..., - повторил Скотт за Томом, - ...пусти кровь..., - добавил Скотт и медленно растворился, исчезнув из зеркала.
  - Первая кровь..., - услышал я сзади, но когда обернулся, Томаса тоже уже не было.
  Только после этого я почувствовал, как моё тело резко передёрнуло, словно я невероятно сильно перемёрз. С моим зрением ничего не происходило и не двоилось в глазах, но зато меня несколько секунд бил озноб. Было такое ощущение, словно меня вернули в настоящую реальность. Я посмотрел на себя в зеркало и только сейчас понял, что всё это время в нём не было моего отражения. Оно появилось с того момента, как исчезли эти двое. Я смотрел на себя и видел немного испуганное лицо. Умывшись несколько раз водой, я накинул на себя рубашку, причесался и вышел из туалета.
  - Чак, - сразу же обратилась ко мне Мэгги Риган, как только я закрыл за собою дверь, - вы всегда разговариваете в туалете сами с собой? Или так вещи лучше отстирываются? Если вы знаете секрет, откройте мне его!
  - Я... я просто... это были мысли вслух.
  - Понимаю..., - Мэгги сделала еле заметную улыбку, - ...может, вы ещё и поёте в определённые моменты?
  - Нет! - Я сразу понял её стёб, которым она поддела меня, - Я пою только в два голоса! До свидания!
  - До свидания! - Ответила мне Мэгги, и я сразу вышел на улицу.
  Усевшись в машину, я направился домой, чтобы переодеться и обдумать ту ситуацию, которая сложилась со мной в туалете полицейского участка. Для меня это было шоком, от которого я до сих пор отходил. В моей голове уже не было сильного страха и ещё чего-то, что угнетало бы моё состояние или морально давило на меня. Но, я никак не мог смириться с тем, что увидел и во что раньше совершенно не верил.
   200
  - Чак, почему именно ты? - Вслух задал я себе вопрос, на который так и не нашёл ответа.
  В этих словах был подчёркнут не только выбор Ханны, которая вызвала именно меня, но и появившиеся видения, которые стали преследовать меня всё чаще и чаще. Все трагедии, которые происходили в Ганнисон, уже напрямую относились и ко мне. У меня появилась Руни, с которой мы когда-то расстались, и это тоже стало частью моей жизни. И я никак не мог понять, о чём меня предупреждали Скотт и Томас? Что должно произойти завтра утром? В данный момент на все свои вопросы я мог ответить только словами Скотта и Томаса:
  "- Не задавай себе вопросов о твоём нахождении в Ганнисон..."
  "- Ты часть всего этого..."
  Тогда можно было бы задать один единственный вопрос:
  - Часть чего или кого?
  
  
  
  Я остановился у дома и сразу заметил незнакомую машину, стоявшую у дома и Дэвида Уайлда, который сидел во дворе на маленьком деревянном стульчике. Он обрадовано посмотрел на меня, при этом щёлкнул средним и большим пальцем правой руки, словно произошёл важный для него момент, которого он столько ждал. Поднявшись со стула, Дэвид Уайлд сразу направился ко мне навстречу, протягивая руку.
  - Привет, Чак!
  - Здравствуйте! - Поприветствовал я его, понимая, что этот человек просто так ко мне не приедет, а значит, будет очень серьёзный разговор. - Вы ко мне по делу?
  - А ты как думаешь? - Вопросом на вопрос ответил он мне.
  - Руни?
  - Да! - Дэвид улыбнулся, понимая, что у нас больше нет общих тем.
  - Тогда я готов!
  Мы вошли в дом, он прошёл по холлу, осматривая разные мелочи, после сел на диван, а я за это время сделал нам кофе. Усевшись напротив него, я поставил чашки на стол и внимательно посмотрел в его сторону.
  - Я знаю, что ты не ждал меня, но, как отец я не мог не поговорить с тобой. Ты меня понимаешь?
  - Да.
  - Я не буду долго ходить вокруг да около, и сразу хочу спросить тебя. Какие у тебя планы по поводу Руни?
  - Думаю, что сейчас рано об этом говорить. Мы хорошие друзья и у нас много общего. По-крайней мере, никаких серьёзных планов у нас на ближайшее будущее нет.
  - Хорошо..., - Дэвид Уайлд постучал чайной ложечкой по блюдцу, обдумывая в голове, с каких слов ему продолжить свой разговор. - Дело в том, что совсем недавно её бросил парень, и она очень переживала по этому поводу. Но потом, откуда-то появился ты. Девочка вся не своя! Она снова ожила и вернулась к состоянию жизни! В её глазах появился блеск, любовь, надежда, ощущение радости и тепла. Поэтому я и здесь. Я не хочу, чтобы ты погулял с ней, а потом бросил. Мне и моей жене будет очень больно смотреть на Руни, если у вас ничего не получится и она будет страдать.
   201
  - Этого не будет! - Твёрдым голосом ответил я ему, чтобы утолить его жажду сомнений. - Мы не можем бросить друг друга, потому, что мы всего лишь друзья.
  - Получается, что я ошибаюсь!
  - Быстрее всего, так и есть!
  - Чак..., - Дэвид Уайлд сделал глоток кофе, после чего поставил чашку на блюдце и снова взял в руку чайную ложечку. - Позволь спросить тебя о том, где ты работаешь?
  - В основе моей работы лежит множество командировок, а часто и бессонных ночей! - Остановил я его рвение как можно больше узнать обо мне.
  - Ты агент крупной корпорации?
  - Да! Можно сказать и так!
  - Ты создаёшь компьютерные программы или у тебя свой бизнес? - Продолжал он прощупывать меня, стараясь выпытать как можно больше информации.
  - И ни то, и ни другое! Большего я сейчас не скажу!
  - Хорошо! - Дэвид Уайлд снова тихо застучал ложечкой по тарелке, словно это настраивало его на правильные мысли, но на самом деле я видел, как он нервничал, и при этом ему было немного неудобно.
  - Ты уверен, что не любишь Руни и у вас только дружба?
  - Если у нас возникнут чувства, вы об этом непременно узнаете!
  - Но..., - он посмотрел в окно, а потом перевёл свой взгляд на меня, - ...я знаю свою дочь и очень хорошо вижу её перемены! Как-то...
  - Всё нормально! - Пытался успокоить я его, видя, что он всё равно сомневался в моих словах, - Возможно, что ей нужно было где-то найти отдушину и того человека, с которым она может о многом поговорить и поделиться. Не всегда именно родители могут помочь своему ребёнку.
  - Согласен..., - задумчиво проговорил Дэвид Уайлд, терзая себя мыслями о чём-то важном. - Чак, я думаю, что ты и она дурачите меня и мою жену. Рассказывать мне о том, что двое взрослых человека могут общаться не один час, оставаясь наедине в этом доме. С моей точки зрения это просто обман и глупость!
  - Я больше ничего не могу сказать!
  - Чак, я не верю ни одному твоему слову о вашей взрослой дружбе. Безобидной дружбе. Я вижу изменения в свой дочери, и хорошие перемены. Она как цветок расцвела после твоего приезда. Я также знаю, что она не раз заходила к Рону и Ханне. Хотя, до вашего первого знакомства её на этой улице практически не видели. Мне, взрослому человеку, не нужно рассказывать о рыбе, которая живёт в песках и о скворцах, делающих себе гнёзда на глубине рек. Если она тебя не забыла после твоего прошлого отъезда, значит, у меня есть повод сомневаться. Моё отцовское чувство говорит мне именно об этом. Руни мне тоже говорит о вашей обычной дружбе, но нас с женой очень трудно обмануть. В моей жизни было очень много сюрпризов, как хороших, так и плохих. Поэтому я хотел бы тебе кое что рассказать, прежде, чем ваши постельные отношения перейдут в....
  - Но, давайте сначала...
  - Только не нужно произносить пустых слов..., - сразу перебил меня Дэвид Уайлд, - ...давай ты выслушаешь гостя, который прожил и увидел больше тебя.
  - Хорошо! - Согласился я, понимая, что спорить с ним просто бесполезно.
  
   202
  - Ты должен понять только одно. Если я тебе решил рассказать одну историю, значит, это не просто так. Если мы с женой приняли такое решение, значит, на то есть причины. Прежде, чем вы с Руни захотите устроить нам сюрприз, ты должен кое-что узнать. Я хотел бы тебе рассказать о нашей семье то, о чём мало кто знает. Я не хотел бы, чтобы кто-то рассказал тебе эту историю раньше меня. Не люблю, когда сюрпризы делают посторонние люди, которые не должны этого делать. Друзья и семья для меня немного разные вещи, особенно бывшие друзья.
  - Но, это можно сделать и немного позже, - ответил я на его волнение, которое буквально бурлило внутри Дэвида Уайлда.
  - Нет!
  Я так и не понял, почему он решил именно сегодня прийти ко мне и рассказать то, что не хотел скрывать. Возможно, в его отцовском сердце теплилась надежда, что наконец-то его дочь нашла себе человека, с которым может прожить всю оставшуюся жизнь.
  - Чак, это было много-много лет назад, когда я ещё был очень молод, но не настолько богат как сейчас. Я был красив, но не мог позволить себе ничего лишнего. Вокруг меня крутилось много женщин, но я редко связывался с ними, понимая, что долго с ними не протяну. Я слушал своё сердце, а оно говорило мне, что все, кто окружал меня, это всего лишь настоящее, но никак не будущее. Однажды я познакомился с Риз Пайн. Это произошло во время праздника "День рыбака" в Ганнисон. В эти дни каждому участнику даётся номер с его местом у реки, и ты не должен уходить с этого пятачка. Начинается праздник с восьми утра и заканчивается в пять. По окончании дня, взвешивают пойманную рыбу и отдают тебе обратно. По окончании следующего дня, взвешивают второй улов и, суммируют со вчерашним. А самое настоящее зрелище начинается тогда, когда объявляют человека, занявшего первое место. Он получает приз в десять тысяч долларов. Интересное и неповторимое зрелище, на которое съезжаются любители рыбной ловли со всего округа. Думаю, что скоро ты увидишь, как мы проводим этот праздник.
  Дэвид Уайлд сделал последний глоток уже остывшего кофе и отодвинул чашку от себя. Он внимательно посмотрел на неё и улыбнулся. Внутренние воспоминания всколыхнули его память о прекрасном прошлом.
  - Так получилось, что все два дня мы с Риз сидели рядом и ловили рыбу. Но, мы не просто ловили, а общались. Сначала заговорил я, а потом и она. Шутка за шуткой, слово за слово. Мы радовались друг за друга, когда у кого-то из нас был улов. Первый день прошёл легко и непринуждённо. Вечером я почувствовал в себе какую-то лёгкость и радость. Перед моими глазами всё время стояла Риз Пайн, с которой я раньше никогда не общался. Второй день прошёл также весело и непринуждённо. Всё было словно в сказке. Я мог говорить с ней обо всём, о чём только хотел. Она, похоже, тоже. У нас столько было общего, что весь второй "День рыбака" просто пролетел. Мы не выиграли приз, но я взял её адрес, который был выше любого приза в моей жизни.
  Риз Пайн, как и я, тогда снимала квартиру. Я жил в одном конце Ганнисона, а она в другом. Мои родители жили в Лидвилле, а о своих, она никогда не говорила, и только немного позже она призналась, что не знает их. Мы стали встречаться и уже скоро я предложил ей переехать ко мне. Риз отказалась. Я не мог понять, в чём дело, а через месяц он сказала, что беременна от другого. Риз рассказала о том, как порвала со своим бывшим, узнав, что он изменял ей. После нашего разговора она ушла от меня, и мы не виделись две недели. Этого времени мне хватило, чтобы понять, что я не могу без неё. Мы не виделись
   203
  целых четырнадцать дней. После этого прошло совсем немного времени, и мы поженились, а через пять месяцев родилась Руни, которой мы дали фамилию её мамы. Через полтора года у нас родился ещё и сын Дилан, который носит мою фамилию Уайлд. Дилан уже два года живёт у моих родственников в Лас-Вегасе.
  - Он там учится?
  - Да! Ему стоило один раз побывать в Лас-Вегасе, и он сразу сказал, что это именно то место, где он мечтает прожить всю свою жизнь. Ну, а дальше, - Дэвид развёл руки в стороны, слегка приподняв брови, - он поступил в колледж и остался там.
  - Интересная история!
  - Да, Чак. Теперь ты знаешь то, о чём практически никогда не говорят в нашей семье. И, если кто-то попытается поделиться с тобой этим, это уже не будет для тебя неожиданностью.
  - Вы сами решили рассказать мне о себе, вашей жене Риз Пайн и Руни?
  - Нет! - Дэвид вытер пальцем слегка вспотевший лоб, - Это предложение Риз. Она хочет, чтобы ты знал всё, что касается Руни, и у тебя в дальнейшем не было никаких вопросов, которые смогли бы усложнить ваши отношения. А ведь я не говорил об этой истории с её бывшим парнем! И это не смотря на то, что они довольно долго встречались! Моё сердце подсказывало мне, что там ничего не получится! И я оказался прав!
  - А Руни, знает свою историю рождения?
  - Да! - Дэвид пальцами вытер края губ, после чего улыбнулся и посмотрел в окно куда-то очень далеко, словно пытался заглянуть назад в прошлое. - Очень давно Риз рассказала ей обо мне и о том, что я не её отец. Но, Руни сказала ей, что именно я и есть её отец. Что она ничего не хочет знать о том, кто её бросил раз и навсегда.
  - Не думаю, что в мире вы одни имеете такую историю.
  - Да. Это жизнь, это любовь и похожих историй миллионы.
  - Спасибо, что рассказали мне. Обещаю, что ваш рассказ навсегда останется только со мной.
  - Я знал, что мы поймём друг друга!
  - Да..., - я встал и пошёл на кухню, чтобы принести сок и два чистых стакана.
  Вернувшись назад, я сел на прежнее место и разлил сок. Зная наши отношения с Руни, я не хотел углубляться в них и продолжать эту тему. Мне ничего не оставалось, как попытаться поменять её. Я не знал, разговаривал ли помощник шерифа Майкл с этим человеком или нет, но внутренний интерес к его имени и имени, которое было вписано в расписку, не давал мне покоя.
  - Дэвид, а вы когда-нибудь играли в азартные игры?
  - Думаю, что каждый человек хоть раз в жизни играл!
  - А в лото?
  - Чак, вы меня удивляете! Конечно, иногда бывает, балуюсь этой ерундой! Но, ведь мы все знаем, что выиграть там практически нереально! Это нужно быть огромным счастливчиком, чтобы сорвать куш! Может..., - он слегка нагнулся вперёд, внимательно посмотрев в мои глаза, - ...нам и повезёт, когда-нибудь! - Он выровнялся и показал на меня пальцем, громко засмеявшись, - А ты, я так понял, сделал ставку? Надеешься снять пару сотен тысяч или миллион? И много ты заполнил бланков?
  - Нет..., - я улыбнулся в ответ, и он по моему взгляду сразу понял, что ошибся, - я уже несколько лет не играл.
   204
  - А я около года, - с каким-то сожалением в голосе проговорил Дэвид Уайлд.
  - Дэвид, а не знаете? Есть ли люди, которые играют между собой без заполнения официальных бланков?
  - Ха! - Хакнул отец Руни и посмотрел на меня подозрительным взглядом, - Только недавно об этом меня спрашивал Майкл, а теперь и ты! Вы все, что? С ума сошли? Или...
  - Нет! Я видел расписку, где было вписано ваше имя и имя Рональдо. Помощник шерифа меня тоже спрашивал, не видел ли я у моего дяди Рональдо подобных бумаг?
  - А-а-а-а..., - протянул он, на пару секунд приподняв над головой руку, словно показывал мне пальцами на потолок, где были написаны ответы на все наши с ним вопросы. - Так это мог быть кто угодно! Если быть честным, то я по этому поводу на месте шерифа, обратил бы внимание на хозяев и посетителей ночного клуба "Владыка"! Бездельника Кларка и его друга Алроя, отсидевших в тюрьме по два раза! Да мало ли на кого ещё! Любой может подписаться, как захочет и где захочет! Если это не несёт беды и ответственности! Возможно, что и те, о ком я сейчас говорил, не виноваты.
  - Возможно...
  - Но, я..., - Дэвид перебил меня и показал на себя указательным пальцем, потом им же замотал передо мной, - никогда не играл с людьми на деньги! Когда-то всё это может очень плохо кончиться! Особенно, когда идут договора на огромные суммы!
  - Согласен! - Закончил я обсуждение этой проблемы, понимая, что большего от него уже не узнаю.
  - Мне пора! - Дэвид посмотрел на время, допил сок и пожал мне руку, - Спасибо!
  Он остановился во дворе, обернувшись ко мне:
  - Чак, недавно ты ко мне приезжал с Майклом на лесопилку, чтобы расспросить о Роне. Что вы узнали о нём и Ханне? Я так понимаю, - он развёл руки в стороны, показывая вокруг себя, - что их до сих пор нет дома?
  - Я ищу их! Возможно, что они просто уехали отдохнуть, но никого не предупредили! Вы же знаете, что иногда могут вытворить люди пожилого возраста! Пока что я ничего не могу сказать по этому поводу!
  - Да? - Дэвид слегка сузил глаза, словно хотел рассмотреть, насколько много я ему уже успел соврать, - Думаю, что ты мне многое не договариваешь! Человек, не иголка! Все их передвижения можно проверить биллетами, экскурсионными бюро и прочей ерундой, без которой мы уже не можем жить. - Он сделал шаг в мою сторону и остановился, - А их пропажа не может быть связана с этими двумя самоубийствами и одним покушением на жизнь? Может, они чего-то или кого-то боятся? Или их уже...
  - Этого просто не может быть! - Сразу же ответил я, стараясь как можно быстрее закрыть эту тему. - Когда они приедут отдохнувшие и загоревшие, вы сразу же поймёте, что ошибались! Я в этом просто уверен!
  Я очень хорошо помнил предупреждения шерифа о том, чтобы я ничего не говорил по этому поводу. Не нужно было даже сомневаться, что любое неправильно сказанное лишнее слово могло начать маленькую панику, о которой никто не хотел и думать.
  - Ну, да... конечно..., - задумчиво произнёс Дэвид, после чего ещё раз мне пожал руку и сразу же направился к выходу, - ...Чак, но я советую тебе хорошо подумать о том, что происходит в нашем городе и попытаться подумать, не касается ли это и твоих родственников?
  - Хорошо! Я подумаю!
   205
  Я проводил его до машины, и он сразу уехал домой. Приезд Дэвида и его открытый разговор говорили о честности и благородстве этих людей, и, помимо всего, я прекрасно понимал, что он не верил ни одному слову своей дочери, как и мне. Я совершенно не ожидал услышать от него о визитах Руни к Ханне и Рону. Для меня это оказалось полной неожиданностью. Если Дэвид Уайлд следил за своей дочерью, значит, на то были веские причины, о которых я ничего не знал. Возможно, что уже после первого знакомства с Томом Бассетом, Дэвид понял, что он ему не доверяет. Но здесь могли быть и другие причины, о которых я даже не мог догадываться.
  
  
  
  Шериф за целый день проделал колоссальную работу вместе со своим помощником, и как мешок с песком, рухнул в своё кресло. Ноги гудели от ходьбы, а голова буквально разрывалась от мыслей и разговоров с множеством людей. Ему рассказали, что видели машину Томаса у дома Оливии, а так же и то, что он там пробыл немного времени. Это для Сэма Лэнга не было новостью, но он всё равно был благодарен людям за информацию. Ему рассказали о том, что Аллисон и Томас в этот день ругались, и всё очень хорошо было слышно до самой дороги. Майкл тоже принёс отчёты о работе, но в них указывались факты, о которых всё уже было известно или эти факты ничего не значили. Они никак не могли найти людей, которые видели машину Томаса днём. Нужно было узнать, в какое место он ездил до обеда, где останавливался, с кем разговаривал, но никто ничего не слышал и не видел. Приходилось показывать расписку тем людям, имена которых совпадали с именем в самой расписке и шериф задавал им множество дополнительных вопросов. Но и здесь всё было безрезультатно. Никто ничего не знал, ничего не видел и не слышал. У Сэма Лэнга было такое ощущение, словно он выехал на Т-образный перекрёсток, но ему нужно было ехать дальше прямо, так как там должна была быть дорога, а обстоятельства заставляли повернуть его влево или вправо. Впереди был высокий бордюр, за которым виднелся глубокий обрыв. Он чувствовал, что там должен быть мост, но его не было.
  Сэм Лэнг услышал шаги в коридоре. Кто-то из женщин направлялся к его кабинету, уверенно делая шаг за шагом. Шериф знал, что Мэгги Риган уже ушла домой, и у неё не было причин возвращаться назад. Дверь резко открылась, и он увидел перед собой Аллисон, с заплаканными от слёз глазами. На её голове волосы практически не были уложены, лицо было бледным и уставшим, а на плече висела небольшая белая сумочка.
  - Ваши родственники не приехали? - Сразу же спросил он, как только она захлопнула за собой двери.
  - Приехали! - Резко ответила женщина, остановившись посередине кабинета.
  Шериф сразу спросил о родных, видя состояние женщины. С Алллисон нужно было хоть немного снять стресс, который был виден невооружённым взглядом. Показав женщине на стул, на который та тут же села, шериф налил ей в стакан воды и поставил перед ней. Он достал с полки салфетку и положил её рядом со стаканом. Аллисон сразу же сделала несколько глотков, после чего вытерла мокрые от слёз щёки:
  - Шериф, вы просто не поверите, что я нашла!
  - Если вы здесь, значит это то, что вас потрясло или удивило!
  - Более того!
   206
  Сэм Лэнг наблюдал, как женщина открыла сумочку и достала из неё разорванный пополам тетрадный лист, сложенный вдвое. Она тут же развернула бумагу и передвинула её к шерифу, показав пальцем на одну единственную строку:
  - Это... это..., - Аллисон снова заплакала и приложила салфетку к глазам, - ...я никому и ничего не должна! Никому!
  
  Отдать долг Роберту 25000 долларов.
   17.05.2013.
  
  Шериф прочитал одну единственную строку и посмотрел на женщину удивлённым взглядом, словно это был именно её долг, после чего снова опустил свой взгляд на расписку.
  - И кто этот Роберт? - Вслух спросил Сэм Лэнг, обращаясь к надписи, словно разорванный лист мог ему ответить.
  - Это я хотела спросить у вас!
  - М-да..., - тихо проговорил шериф, понимая, как бы ему хотелось увидеть в эту минуту того неизвестного, который везде подписывался под именем Роберт. - Кто к вам приходил в гости за последние два месяца?
  - Насколько я знаю, пару раз у нас был Диего. Это компаньон моего мужа, с которым они держат магазин интимных развлечений "Одуванчик". Но, тогда меня не было дома. Я уже говорила, что этот мексиканец у меня стоит поперёк горла из-за того, что без моего согласия ему удалось уговорить мужа открыть совместный бизнес.
  - Магазин приносит доход?
  - О, да! - Сразу же ответила Аллисон, - Но разве могут деньги приносить счастье, когда они приходят против моей воли!
  - Это уже другой вопрос! - Сразу же остановил её Сэм Лэнг, чувствуя, насколько эта женщина ненавидела этот магазин. - Вы замечали в Диего какие-нибудь моменты, которые вам показались бы подозрительными?
  - Он вечно носит в своей сумке надувных баб и резиновые члены! - Со злостью выкрикнула она, не удерживая эмоций, - Пару раз я эти штуки видела даже в машине у своего мужа! Фу..., - она слегка скривилась, показав своё отвращение ко всему, что относилось к "Одуванчику", - ...не пойму, чего не хватало Томасу?
  - Возможно, денег! - Сразу же ответил шериф на её вопрос.
  - Я как-то спросила у него, зачем он эту дрянь возит в машине? Видите ли, многие клиенты стесняются заходить в магазин и заказывают товар через интернет, - с неприятием произнесла женщина, - может, он ещё и показывал товар на пригодность?
   - Может, в Диего было ещё что-то, что вам не понравилось? - Задал следующий вопрос Сэм Лэнг, чувствуя, что нужно вовремя остановить поток вымышленного воображения, который начинал выливаться в неприятный и никому не нужный разговор.
  - Не знаю..., - уже более спокойным голосом проговорила Аллисон, сжимая в руке салфетку, - ...даже не знаю, что ещё можно добавить к сказанному. Он украл частицу моего мужа и увлёк его в этот странный бизнес.
  - Кто ещё был у вас в последние два месяца?
  
   207
  - Иногда мой муж ездил с байкерами. Были моменты, когда на него что-то находило, и он вместе с ними летал по трассам. Но, это было очень редко! Я не против этого развлечения, но..., - она вытянула руку вперёд и показала указательным пальцем на шерифа, словно именно тот был виновником того, о чём она сейчас хотела сказать. - Эти заезды в клуб "Владыка", где полураздетые девки крутят своими задами и трясут сиськами..., - она замотала пальцем в стороны, как будто раз и навсегда запрещала Сэму Лэнгу посещать это заведение, - это уже лишнее! Мне не хотелось, чтобы мой муж разглядывал других баб!
  Шериф с ужасом внутри себя смотрел на Аллисон, не представляя себе, как она поедала Томаса лишь за то, что тот мог посмотреть на кого-то или куда-то сходить без неё. За то, что тот делал многие вещи без её согласия, мог развлекаться так, как хотел или как любил. Возможно, что Томас нашёл свой подход к ней, не замечая обиду и злость Аллисон. И всё это делалось лишь для того, чтобы сохранить семью. Только сейчас Сэм Лэнг понял, насколько разные были эти люди и, в тоже время, у них была довольно тихая, закрытая и нормальная семья. Они работали, общались и любили друг друга настолько, насколько это было возможным. Главное, это то, что они в своей семье умели находить золотую середину и вырастили прекрасного сына.
  - Значит, он общался с байкерами и не раз посещал клуб "Владыка".
  - Да!
  - С кем он ещё общался?
  - Иногда он пил пиво с парикмахером Кевином, у которого всегда стрижется. Если мне не изменяет память, они ходили в кафе "Белый жемчуг".
  - Насколько он часто с ним общался?
  - Откуда мне знать? - Аллисон пожала плечами, пытаясь вспомнить об их встречах, - Знаю только, что иногда созванивались и пили пиво.
  - Ещё есть кто-то, кого бы вы могли вспомнить?
  - Иногда он общался с Амендо. Этот тот парень, который работает дальнобойщиком. Мы даже пару раз через него делали заказ на транспортировку нашего товара. И ещё..., - женщина кивнула головой в сторону окна, - ...знаете Кларка? Он сидел за воровство! Сейчас работает на уборочной машине.
  - И...
  - Примерно месяц назад я видела, как они шли по параллельной улице. У меня было такое ощущение, словно Томас не хотел проходить мимо нашего дома, чтобы я их вместе не видела.
  - Он часто с ним виделся?
  - Я не знаю! - С каким-то безразличием проговорила Аллисон, после чего на её глазах снова появились слёзы, - Но ни одного из них не зовут Роберт. Никого!
  Она снова разревелась и, достав из руки помятую салфетку, быстро разровняла её и сразу вытерла глаза. В эти минуты она снова почувствовала своё одиночество. Аллисон знала, что родственники скоро разъедутся по домам, а она останется одна.
  - Может, вам лучше съездить к сыну и пожить какое-то время в Денвере? - Спросил шериф, словно прочитал её мысли, но она лишь ухмыльнулась.
  - Нет, мне не на кого оставить наш семейный бизнес. Ко всему мне нужно разрешить вопрос с Диего, чтобы раз и навсегда порвать с этим извращённым магазином "Одуванчик".
   208
  Аллисон поднялась со стула и передвинула к Сэму Лэнгу лежащий посередине стола наполовину разорванный лист, с надписью о долге в двадцать пять тысяч долларов.
  - Шериф, я даже не хочу видеть этого в своём доме! Меня не интересуют долги моего мужа! Надеюсь, что они не касаются нашего бизнеса, а значит, они эти деньги получат на том свете, где он с ними и рассчитается! А сейчас, меня дома ждут мои родственники.
  Она вышла из полицейского участка и направилась к машине, которая её всё это время ждала. Сэм Лэнг видел, как из неё вышел мужчина, которого он никогда не видел, и открыл Аллисон дверцу. После того, как она села в салон, он захлопнул за ней двери и, усевшись за руль, выехал на дорогу.
  - Ещё одна новость с очередной загадкой! - Зло вслух проговорил шериф, усевшись в своё кресло, - Кто же ты такой, Роберт? Это твоё настоящее имя или псевдоним?
  Сэм Лэнг провёл ладонями ото лба до шеи, словно хотел очистить себя от усталости, давившей его последние несколько дней. Он мало спал, много общался с людьми и постоянно выдвигал версии, которые всё время нужно было проверять. К его сожалению, ни он, ни Майкл, пока не нашли ни одной серьёзной зацепки, которая могла бы вывести их на предполагаемого убийцу или заказчика. Сэм Лэнг знал много порочных людей в Ганнисон, но никогда не предполагал, что в этом небольшом городишке завариться такая каша, которую трудно будет расхлёбывать.
  Звонок оторвал его от своих мыслей, и он сразу посмотрел на номер телефона:
  - Я знал, что рано или поздно ты обязательно позвонишь мне! - Проговорил шериф в сторону светящегося экрана, на котором виднелось имя звонившего.
  Он взял трубку в руку и поднёс к уху:
  - Здравствуйте, полковник. Шериф Сэм Лэнг слушает вас.
  
  
  Я был готов к встрече, ожидая Руни во дворе на кресле качалке. Медленно покачиваясь, я всё время перекручивал в своей голове встречу с Дэвидом Уайлдом, который приходил ко мне в гости, чтобы поговорить о дочери. Похоже, что у этого человека или его семьи были доброжелатели, которые когда-то вынесли эту историю из дома, предварительно вывернув её наизнанку. Иначе её отец никогда не открыл бы мне свою семейную историю, которую они все назвали тайной. Лично для меня ничего сверх секретного и неестественного в этом рассказе не было. Это была их жизнь, и им казалось, что они единственные в этом городе или стране, с кем такое могло произойти. Его открытость и честность были прекрасными чертами, но и такой спешки в признании я не очень понимал. Ещё не было сказано и слова о моём совместном будущем с Руни, а я уже о них столько знал. Возможно, что мне по этому поводу не стоило так много думать, но мысли о визите отца Руни не покидали меня. Ведь ни я, ни дочь Дэвида Уайлда не собирались строить серьёзных отношений. У нас была страсть друг к другу, мы чувствовали какое-то сумасшедшее притяжение, от которого просто сносило голову, и, похоже, что именно этот фактор в первую очередь пугал Руни, но не меня.
  - Привет, Чак! - Проговорила Руни, как только подошла к забору. - Если ты готов, мы можем прогуляться с тобой по Ганнисону. Я покажу тебе наш стадион, на котором я в детстве провела немало времени.
  - Я готов, но, - я кивнул в сторону дома, показав рукой на дверь, - может, перед выходом мы выпьем по чашечке кофе?
   209
  - Кофе, пожалуй, нет, а вот от сока я бы не отказалась!
  - Как скажешь!
  Мы вошли в дом и, как только я закрыл двери, наши губы мгновенно прикоснулись в жарком поцелуе. Не успевая снять обувь, мы стали быстро срывать друг с друга одежду, разбрасывая её по полу. Я подхватил Руни на руки и сразу же понёс её в постель, чувствуя, как сильно она обнимала меня.
  - Чак, ты же обещал мне сок, - еле слышно проговорила она, как только её голова коснулась подушки, - а наливаешь горячего и крепкого кофе!
  
  Через час после сумасшедшего и приятного времяпровождения, мы вышли из дома и направились в сторону стадиона, о котором мне говорила Руни. Она была в невероятно хорошем настроении и с её губ практически не сходила улыбка. Глаза девушки светились от счастья, и было видно, насколько приподнято было её настроение. Она говорила со мной обо всём, что касалось не только воспоминаний, но и о том, что происходило в Ганнисон в последнее время.
  - Чак, как тебе последние события, касающиеся Аллисон Мендес?
  - Ты по поводу её мужа Томаса?
  - Да!
  - Думаю, что Сэм Лэнг во всём разберётся!
  - В городе говорят, что самоубийства Скотта и Томаса не случайны!
  - Что ты хочешь этим сказать?
  - Ничего! Когда нет объяснений многим вещам, появляется очень много домыслов, которые люди начинают сами додумывать. При этом эти вымыслы не имеют границ. Чего только не наслушаешься. Одни говорят, что эти люди были чем-то повязаны между собой и получили по заслугам. Другие говорят, что в Ганнисон живёт нечистая сила, которая чистит неугодных ей людей, делая их самоубийцами. Третьи рассказывают о некой секте, которая приносит людей в жертву ради жертвоприношения. А четвёртые вообще говорят, что это люди состояли в мафии и они где-то преступили законы преступного мира, а теперь и поплатились за это.
  - А ты что думаешь?
  - Я не следователь, чтобы что-то предвидеть. Но и в случайность этих двух историй я не верю.
  Мне совершенно не хотелось провести весь вечер при мрачных историях, которые сейчас по какой-то причине залетели в её голову. Хотелось как можно быстрее отвлечь её от этих дурных разговоров.
  - Может, сходим куда-нибудь в кафе?
  - Только, пожалуйста, не в кафе, не в бар, где много людей. У меня нет желания в этот прекрасный вечер идти в шумные места. Я не хочу видеть скопление людей, в особенности, когда многие начинают пялиться на тебя и спрашивать соседа: - А кто тот парень, который пришёл в это заведение с Руни Пайн? Откуда он взялся? - Руни громко засмеялась, махнув рукой перед собой, - Да, кто он такой? - Спросят другие друг у друга.
  - Да это же Чак Уивинг! Громко выкрикнет выпивший Хью Эппс, высоко подняв над головой наполовину выпитый бокал пива! Неужели вы не знаете Чака Уивинга? С удивлением спросит он у всех! - С улыбкой на лице добавил я, наблюдая, как Руни продолжала смеяться.
   210
  - Да, Чак, - проговорила Руни, обняв меня, - поэтому, давай не будем изменять маршрут.
  Мы повернули налево, и пошли в сторону Вулкан-стрит, чтобы спуститься вниз и выйти на Спенсер-авеню. Затем, снова повернуть налево, чтобы дойти до парка Медоу, рядом с которым находится стадион Маунтинир. Этот маршрут выбрала сама Руни, так как я ещё очень плохо ориентировался в названиях улиц Ганнисона. Мы говорили о чём угодно. У нас было много тем, которые начинались с кухни, на которой я практически ничего не мог делать, кроме элементарных блюд, а также мы говорили о политике, философии, семье, детях, работе и многом другом. Одна тема незаметно переходила в другую, и я даже не заметил, как мы вышли к парку Медоу. Пройдя через него, мы вышли на Атлетик-Драйв, откуда хорошо был виден стадион Маунтинир. Свежий вечерний воздух, а также приятные беседы с прекрасной Руни, полностью поглотили меня и увели от размышлений, не дававших мне покоя с того момента, как я вошёл в пустой дом Ханны и Рональдо. Каждая встреча с этой девушкой питала меня теплом и давала невидимое вдохновение. Я прекрасно понимал её бывшего парня Тома Бассета, который иногда заходил к ней, чтобы узнать как её дела. Она и в самом деле была необычайной, и во многом отличалась от тех, с которыми я был знаком. В эти минуты я совершенно позабыл о письме, которое получил от Ханны, и которое было лишь предисловием, всей этой истории, произошедшей после моего прилёта в Ганнисон. О первой встрече с Рейчел Крюсон и её ночном крике, который разбудил весь Тинкап-Драйв. Эти счастливые минуты вдыхали в меня новые силы, и свежую энергетику, с которой мне уже в ближайшее утро нужно будет продолжить поиски родных и попытаться помочь Сэму Лэнгу в его поисках убийцы, а возможно, и заказчика.
  - Чак, - Руни остановилась и, повернувшись ко мне лицом, посмотрела на меня.
  Мне казалось, что она что-то хотела сказать, но сдерживала себя, стараясь не проронить ни единого слова со своих губ, чтобы потом не пожалеть о сказанном. Руни словно разговаривала со мной мысленно, надеясь, что я услышу её через мысли, окутавшие её в это мгновение. Руни поцеловала меня и сразу потянула за руку обратно в парк Медоу, уводя от стадиона.
  - Пойдём, посидим!
  - Пошли!
  Мы сделали всего несколько шагов после того, как решили вернуться обратно, но прямо перед нами возник Ник, остановившись передо мной. Он смотрел на меня такими глазами, словно что-то хотел сказать мне, но, к его сожалению, не мог этого сделать. Руни прижалась к моей руке, не ожидая такой напористости парня, не желавшего отходить в сторону и дать нам дорогу.
  - Проходи! - Проговорил я к нему и сделал шаг в сторону, чтобы уступить ему дорогу, но парень тоже сделал шаг в сторону и стал передо мной.
  - Что ты хочешь? - Сразу же спросила Руни Ника, пытаясь оттянуть меня в сторону.
  Её испуганный взгляд говорил, что она боится его и ей неприятна наша встреча.
  В ответ он лишь улыбнулся, пытаясь сделать добрую мимику на лице, после чего взял меня двумя пальцами за рукав и отвёл в сторону. Сев на коленки, парень подождал, когда я присяду рядом с ним, и сразу же стал что-то рисовать на земле. Он делал это довольно быстро и хаотично. Было такое ощущение, словно за ним кто-то гнался, и он мгновенно должен был выложить мне всю информацию, чтобы потом побежать дальше.
   211
  Не прошло даже минуты, как Ник поднялся на ноги и сразу же пошёл прочь, лишь один раз обернувшись в мою сторону, чтобы убедиться, что я не ушёл, а остался рассматривать то, что он попытался изобразить.
  - Что это? - Спросила меня Руни, присев рядом.
  - Если бы я только знал..., - тихо проговорил я, стараясь разобраться в этих полосках, - что он хотел мне этим сказать?
  - Это похоже на маленькую карту, - Руни показала пальцем на неровный квадрат, - наверное, это наш Ганнисон, а это, - она перевела руку в сторону волнистой линии, - наша речка. Рядом с речкой множество коротких полосок, а сверху них в стороне, где лес, он поставил крест. И всё! Чак, что это? - Она посмотрела на меня удивлённым взглядом, не понимая, что происходит, - Чак, я..., - она пожала плечами, не зная, как реагировать на произошедшее, - ...я ничего не понимаю! Ты уже успел, с ним познакомится?
  - Да!
  - Когда?
  - Он друг Тоби Эппса, это сын моего соседа Хью Эппса. Как мне их не знать? Тоби один раз довольно сильно напугал меня, неожиданно прямо передо мной выскочив из кустов.
  - А-а-а-а..., - с еле заметной улыбкой на губах проговорила Руни, - ...эти странные ребята, которые вечно лазят по самым тёмным местам Ганнисана.
  - Они просто своеобразные!
  - Странные! - Руни слегка пару раз постучала указательным пальцем по своей голове, - По-моему, они просто сумасшедшие! Или где-то около этого!
  - Я их не знаю настолько, чтобы так утверждать! Думаю, что это вполне нормальные ребята, у которых свой образ жизни и свой взгляд на окружающий мир!
  - Чак, я ведь ничего не имею против них, но то, что они ведут себя не так как все, я могу утверждать с уверенностью!
  - Хочешь сказать, что они не такие, как все? По твоей реакции можно подумать, что у этих ребят по три ноги и четыре руки! Просто глупо их бояться и так думать!
  - Это не смешно! - Недовольно проговорила Руни, - Их поведение пугает очень многих людей! - После этих слов Руни с безразличием махнула рукой, давая понять, что мы должны оставить эту тему, - Мне всё-таки интересно, что он нарисовал на земле?
  Она ещё раз внимательно осмотрела место, где был рисунок, и с твёрдым убеждением кивнула головой, посмотрев мне в глаза:
  - Чак, я же говорила тебе, что он очень странный парень! Отвёл тебя в сторону и нарисовал эту мини карту. Только я не пойму, что это за полоски и зачем он так чётко выделил крест? Эти короткие полоски, это, наверное, деревья! - Она прижала ладонь к губам, и я увидел, как быстро поменялся её взгляд. Она стала невероятно напуганной, - Может, он хочет сказать, что рядом с речкой кто-то повесился? Или там кого-то убили? А может, он и есть тот маньяк? Или... он предупредил тебя, что ты будешь следующим?
  - Нет! - Твёрдо ответил я на её вопрос, прижав голову Руни к своей груди, - Этот парень не маньяк! Я тебе могу с уверенность сказать это на все сто процентов! Я обещаю, что со мной ничего не случиться! И ещё..., - я погладил её голову, перебирая волосы между пальцами, - ...прошу тебя никому не говорить о встрече с Ником и об этом рисунке!
  - Чак, но шериф должен знать!
   212
  - Когда придёт время, я ему сам скажу об этом!
  - Но, так нельзя!
  - Пообещай мне, что с этой секунды, ты больше никогда и ни с кем не заговоришь о том, что произошло сегодня!
  - Но...
  - Пообещай!
  Руни видела мою настойчивость и уверенность. Она верила мне и только из-за этого с согласием кивнула головой:
  - Обещаю! С этой секунды я даже с тобой не буду говорить о том, что увидела десять минут назад! Я тебе обещаю!
  Я прижимал к своей груди голову Руни, по-прежнему поглаживая её по волосам. Мой взгляд не сходил с парка Медоу, где отдыхало несколько влюбленных парочек, а в голове витали мысли о том, что только что произошло. Я не мог понять, почему Ник нарисовал этот рисунок именно в присутствии Руни? Он знал, что я не пойму всех этих полосок и волнистых изгибов, а она поможет мне разобраться во всём этом? Я визуально не знал подробной карты Ганнисона и его окружающих окрестностей, а Руни знала. Другого объяснения у меня не было. Но, это было ещё не всё. Из моей головы никак не уходили слова Руни, которая высказала свои предположения, и ими я не мог пренебречь. Мне уже завтра нужно было поговорить с шерифом и постараться убедить его осмотреть берег речки,. А так же стать более внимательным к окружающим меня людям. В том числе и Нику.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"