Мирошников Вячеслав: другие произведения.

Pismo (chast 8)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  261
  
   ---------------------------------------------------------------------------
  
  Поездка в домик охотника. Предсказание Кевина. - Беспокойное утро Рейчел Крюсон. Предупреждение. - Знакомство с новым полицейским. Молодой парень Дэйв Хилл. Надежда на отправленные образцы. - Джон Уорт исповедуется перед отцом. Записка в конверте. - Последний путь Томаса. Предположение Тимати об убийце. Новый след. - Рафи Харбор. Серьёзный разговор Рафи с Джейсоном. Нож на обочине тротуара. - Деловые отношения Роберта и Картера. Три недели отсрочки, чтобы отдать долг. - Чак заезжает к Рейчел. Лунный камень и что Скотт мог всем рассказать. - Отель "Алмаз". Гость из Денвера.- Открытое окно в доме Картера. Попытка побега. Неприятная беседа. - Между жизнью и смертью. Рассказ Рейчел приобретает реальность.
  
   ---------------------------------------------------------------------------
  Я отключил будильник, как только услышал первую ноту мелодии. Мой сон не был крепким даже из-за того, что пришлось поспать всего пару часов. Ощущение ожидания поездки лишь усиливало внутреннее напряжение моего организма. Встав с кровати, я обернулся и посмотрел на сладко спящую Руни, не желавшую накрывать своё прекрасное тело лёгкой накидкой. Она лежала на животе, обняв руками подушку. Аккуратно собрав вещи, я вышел из спальни и тихо закрыл за собой двери. Приняв душ и выпив кофе, я в который раз выглянул на улицу, надеясь увидеть там машину. Было уже четыре часа тридцать четыре минуты, а Хью всё не подъезжал. Мне ничего не оставалось, как обуться и направиться к его дому, надеясь, что он вот-вот выедет. Выйдя на крыльцо и прикрыв за собой двери, я услышал шум машины, остановившейся у тротуара. Хью открыл дверь и махнул мне рукой, показывая на часы:
  - Почти вовремя! - Выкрикнул он, слегка улыбнувшись, - После вчерашнего чая как-то трудно было подниматься!
  Я сел рядом с ним, закрыв за собой дверь. На лице Хью появилась довольная улыбка, и он с каким-то интересом кивнул головой в сторону моего дома. На крыльце стояла заспанная Руни и смотрел в нашу сторону. Как только наши взгляды встретились, она приподняла руку и помахала ею, пожелав мне хорошего дня. Несмотря на её заспанный вид, она выглядела радостной и счастливой.
  - Извини за подушку! - Издевательским и в тоже время виноватым тоном проговорил Хью, трогаясь с места, - Я вчера малость переборщил с виски! Я и не знал, что у тебя живёт такая красавица! Не знаю, одинокая ли она, но то, что красивая - это факт!
  - Да..., - согласился я с ним, не желая продолжать эту тему.
  Мы выехали за город, и Хью сразу придавил на педаль газа. Он летел как сумасшедший, аккуратно поворачивая на всех поворотах.
  - Чак, мы с Энн до сих пор иногда вспоминаем тот случай, как ехали обратно от дома охотника. Не столько тот промежуток времени, как нас накрыл дождь и мы с трудом выехали на трассу, а именно тот момент, когда было видение человека, которого мы сбили. Всё выглядело настолько реально, что у меня до сих пор идут мурашки по коже при первой же мысли, что это мог быть настоящий человек. С того момента я по городу ни на километр не превышаю скорость!
   262
  - А на трассе в это раннее утро?
  - Не думаю, что в это время какой-то дурак будет бегать по трассе, желая попасть под колёса. Да и дорогу видно хорошо! На улице уже светло.
  - Возможно, ты прав.
  - Чак, что тебя заставило именно сегодня отправиться в лес? Что-то произошло? Энн была удивлена, когда я вчера рассказал ей о твоём приходе ко мне.
  - Мне кажется, что в ближайшее время что-то должно произойти. Не знаю что, но прежде, чем я начну что-то предпринимать, мне необходимо ещё раз осмотреть дом охотника.
  - Предчувствие, это хорошо! Я слышал, что к нам в Ганнисон направили агента ФБР, чтобы разобраться со всеми делами, как снег, свалившийся на головы жителей нашего городка.
  - Это плохо?
  - Ну почему же? - Спросил меня Хью, на пару секунд повернув голову в мою сторону, - Только не пойму, зачем из своей профессии делать тайну? Неужели между нами что-то изменилось, если бы я раньше узнал, где ты работаешь?
  Машина плавно выехала на очередной поворот, за которым я увидел огромное высохшее дерево. Оно как мгновение пролетело мимо нас, оставив лишь память в моём воспоминании о себе. Хью сбавил скорость и стал ехать намного медленнее.
  - Чак, наш городишко небольшой, и все слухи разносятся моментально. Особенно, если в Ганнисон что-то происходит. И не важно, хорошая это весть или плохая. Я уже когда-то говорил, что всегда помогу, если тебе нужна будет помощь.
  Я понимал, что в мыслях этого человека укрылась маленькая обида на мою скрытность. Он видел во мне хорошего человека, желающего помочь своим родственникам, но в какой-то момент его отношение немного поменялось, и я это чувствовал. Хью хотелось открытости, где не было бы догадок и недоговорённостей.
  - Я ехал в Ганнисон не как работник ФБР, а как частное лицо, пытавшееся помочь своим родственника. И не моя вина в том, что в первую же ночь произошла страшная трагедия в доме Рейчел Крюсон, а через время последовало и второе убийство. Не думаю, что мне нужно было хоть кому-то говорить о своей профессии. В моих планах была другая задача, а назначение на расследование пришло сверху только потому, что я оказался в этом городе с того момента, когда и стали происходить все эти неприятности. Моему шефу даже не нужно было говорить, кто должен был возглавить все эти дела.
  - В нужное время и в нужный час, - с иронией проговорил Хью, сворачивая с дороги, - в жизни иногда бывают неожиданные сюрпризы. Главное, чтобы не только ты, но и другие это понимали. Ладно, Чак, я думаю, что с этой минуты между нами не будет недомолвок. Я оставляю свои плохие мысли прямо на этой обочине. Когда я узнал, кто ты, то пришёл в недоумение, как и Энн. У нас был разговор на эту тему, но сейчас я тебя понимаю и, наверное, поддерживаю. Болтливый язык ещё никогда не украшал человека.
  - Да, Хью. Думаю, что всему своё время.
  Дальше я и Хью молчали, не проронив ни одного слова до точки съезда с трассы.
  - Всему своё время! - Согласился он, когда въезжал в лес. - Сейчас нужно не потеряться между этих высоких стволов и густых кустарников. Если проскочим домик охотника, тогда придётся снова искать знакомые мне точки, по которым я ориентируюсь или искать обратный выезд к дороге, а затем снова заезжать.
   263
  Через небольшое время Хью вырулил на небольшой холм, где и заглушил двигатель. Он открыл дверь и закурил сигарету, сплюнув на землю:
  - Чёрт подери эти однообразные деревья! Мы чуть не проехали!
  - В какую сторону мне идти?
  - Домик прямо за этим крутым уклоном! Видишь следующий еле заметный холм в двадцати метрах от нас? Это он! Вход с другой стороны!
  Я был удивлён, насколько хорошо Хью ориентировался в этих местах. Он вышел из машины и потянул руки вверх, пытаясь размять тело, а я по-прежнему старался как можно лучше запомнить каждое приметное дерево или ещё что-то, что в будущем могло бы помочь попасть мне в это место.
  - Чак, мне хватило и двух раз, чтобы зрительно запомнить всё, что расположено вокруг домика охотника. Главное в моём деле, это не проехать мимо этого участка. Мы с Роном всегда хорошо ориентировались там, где уже побывали хоть один раз.
  Я вышел из машины и сразу направился в сторону указанного мне холма, стараясь обойти его сбоку. Откинув крючок, я открыл дверь и сразу же направился к полке, где должна была лежать записка. У меня не было никакого удивления, когда я увидел, что никакой записки там не было, а спички лежали рядом с горшками, в которых была насыпана крупа. Рядом с одним из горшков я и увидел сложенный вдвое лист.
  
  Дорогой Чак, во-первых, хочу сразу сказать, что ни грамма не сомневаюсь в твоём умении хранить тайны, а значит, о доме охотника никто не узнает. Во-вторых, если ты здесь, я уверен, что тайна, которая для меня и Ханны ещё остаётся загадкой, будет раскрыта. В-третьих, ты спрашивал, зачем нам нужно было уходить? Это вопрос нашей жизни и смерти. Все моменты этой сложной и запутанной истории должны пройти определённый путь и прийти к какому-либо финалу. И этот финал будет зависеть только от тебя. И последнее. Никакой шериф не сможет предотвратить то, что будет происходить в ближайшее время. Дьявол появляется там, где его никогда не ждут, и им оказывается тот человек, который ни на грамм не похож на него. И ещё. В мире существуют вещи, не подвластные человеческому сознанию. Когда ты прочитаешь эту записку, то наверняка уже столкнёшься с теми необъяснимыми моментами, которые будут для тебя просто нереальными и непонятными. Такие вещи невозможно взять за руку и привести в полицию. Нельзя надеть наручники на призрака. Придёт время, и ты поймёшь, почему мы попросили приехать именно тебя. Ответ можешь не писать. Ни я, ни Ханна в ближайшее время сюда не придём.
  P.S. Начни с фотографий.
  
  Я прочитал записку ещё пару раз, после чего порвал её на мелкие кусочки и выкинул на пепел. Эти строки стали очередным подтверждением того, что уже несколько дней крутилось в моей голове. Именно в Ганнисон со мной стали происходить такие вещи, о которых раньше я думал как о вымыслах, придуманных человечеством лишь для того, чтобы запугать часть населения иными мирами и иными формами жизни. Мы проходили подобные темы на занятиях, и мне довольно часто приходилось видеть по телевизору страшные истории, от которых мороз шёл по коже. Но я никогда не думал, что именно мне придётся столкнуться с одной из них и стать прямым участником всего этого.
   264
  - Нельзя надеть наручники на призрака, - повторил я слова Рональдо, вспоминая, как Хью сбил одного из них на трассе, и он рассыпался как звёздная пыль. - Это было первым, что мне пришлось увидеть, - добавил я к сказанному, вспоминая, как перед этим нас обгонял шар, а также сны, в которых мне приходилось проваливаться в некий неизвестный мир, где царили свои законы и порядки. Приплюсовать ко всему этому я мог и моего нового знакомого Ника с Кевином и Грегом. Эти люди владели неподвластной и мало понятной обычному человеку магией, которая пугала и отпугивала всех, кто их знал. Всё эти факторы были в одной цепочке, составляя множество звеньев. И все эти звенья каким-то образом нужно было сложить и соединить. Особенно меня беспокоили мои реальные сны, которых раньше никогда в моей жизни не было.
  Я вышел из домика охотника, закрыл за собой дверь на крючок и сразу же направился к машине, в которой дремал Хью. Мне ничего не оставалось, как разбудить его, толкнув в плечё:
  - Хью, нам пора возвращаться!
  
  
  Одинокий дом стоял на вершине высокого холма, возвышаясь над огромной территорией более мелких холмов, которые чёрными, зелёными и коричневыми волнами уходили вдаль. Из его окон можно было увидеть горизонты с любой стороны, не переживая, что хоть что-то может закрыть их. Любой проезжающий мимо, мог издалека увидеть массивные стены одноэтажного здания и поразиться смелости его хозяев, отстроивших его вдалеке от людей на самом видном месте. Казалось, что храбрости этих людей можно только позавидовать, и, стараясь, лишний раз не рисковать, путники всегда обходили его стороной, чтобы не накликать на себя беду. Всех их что-то отталкивало от этого места, заставляя соблюдать дистанцию. Через время пошли слухи об ухоженном доме, рядом с которым никто никогда не видел людей. И от этого жители ближайших окрестностей сделали новую тропу, которая была значительно дальше той, по которой они ходили раньше. Теперь никто не видел одинокий дом, стоящий высоко на холме.
  Рейчел поднялась с кровати и медленным шагом направилась к выходу, стараясь как можно быстрее попасть на улицу. Ей хотелось увидеть прохожих, шагавших вдалеке у холмов, со страхом поворачивающих свои головы в её сторону. Она много раз махала им рукой, чтобы поздороваться, но они шли дальше, не обращая на неё никакого внимания. Ей казалось, что её никто не видит, и от этого слёзы наворачивались на глаза, выталкивая слезинки на разгоряченные от обиды щёки. Иногда Рейчел пыталась пробежаться, чтобы хоть с кем-то обмолвиться словом, но непонятные ей законы природы не давали ей возможности подойти к путникам, каким-то образом отталкивая их всё дальше и дальше. Чем быстрее она бежала, тем дальше они оказывались. Всё это давило на нервы, которые довольно часто доводили её до истерики. Понимая, что она снова осталась в одиночестве, Рейчел возвращалась домой, закрываясь в комнате. Замкнутое пространство довольно часто будоражило её воображение, и она представляла себе, что живёт в огромном городе, с широкими улицами и пряными запахами, исходившими из окон. Но только в её мыслях всплывало желание увидеть людей, как улицы оказывались пустыми, с огромным количеством летающего мусора, носимого ветром и цепляющегося за её ноги. В такие секунды она сразу же открывала глаза и видела комнату с огромными окнами, за которыми до горизонта виднелись одиноко стоящие песочные холмы.
   265
  Рейчел поднялась на ноги и подошла к ближайшему окну, чтобы снова увидеть путника, шагающего где-то вдалеке, но на этот раз ни с одной стороны дома не было ни одного человека. Что-то внутри подсказывало ей, что она больше никогда не увидит людей, и во всём этом вина лежит именно на ней. На её характере и мировоззрении. Нужно было что-то менять, но Рейчел не знала, что именно нужно делать и с чего начинать. Всё, что у неё было, это дом и свой мир со своими образами, которые окружали её каждый день. Страх одолевал её при каждой мысли, когда хотелось отказаться от всего этого и уйти в неизвестность к далёкому и неизвестному горизонту, к восходящему Солнцу.
  - Это не моя жизнь! - Тихо и в тоже время уверенным голосом проговорила Рейчел, в очередной раз, открывая двери на улицу. - Мне нужно что-то менять!
  Перед её взором в сотне метров от дома возникло молодое дерево, которого она раньше никогда не замечала. Оно было молодым и красивым. Единственным высоким растением среди редкой травы, песка и чёрной земли. Чувство радости и восторга от живого охватило её сердце, учащённо забившегося от волнения. Шаг за шагом она медленно подходила к нему, вытянув свои руки вперёд, стараясь ладонями дотронуться до зелёных листьев. Рейчел даже не заметила, как весь мир вокруг неё пропал в одну секунду. В эти минуты она не видела ничего, кроме этого живого чуда, непонятно по какой причине так быстро выросшего недалеко от её дома. Для неё всё происходило как в сказке, и эту сказку хотелось сохранить как можно дольше. У неё возникло желание защитить живое растение крышей и стенами, стараясь оградить его от внешнего мира и вечно держать рядом с собой, но чем она ближе подходила к нему, тем темнее становилось небо, застилая Солнце дождевыми тучами. С каждым шагом усиливался ветер, расшатывая ствол и ветки. Он становился настолько порывистым и сильным, что листья один за другим начинали отрываться и улетать вдаль, оставляя после себя лишь небольшие свежие точки, на которых держалась их тонкая ножка. Внутренний голос буквально кричал, что нужно остановиться и вернуться в дом. Ей нельзя было даже близко подходить к этому дереву. "Уйди.... Уйди.... Вернись в дом.... Сделай то, что ты хотела сделать несколько минут назад.... Оставь его в покое...." - Отзывалось в голове Рейчел. Но она словно не слышала всех этих просьб и предупреждений, уверенно шагая вперёд. Перед ней было хоть что-то живое, с которым она могла соприкоснуться за последние месяца, а может быть и годы. Хотелось обнять его и согреть, уберечь от дождя и вьюги, разыгрывающейся всё сильней и сильней.
  - Меня ничто не остановит! - Громко выкрикнула Рейчел, приподняв голову к небу, - Я уберегу его!
  Ей оставалось пройти ещё десять метров, чтобы дотронуться до ствола и обнять его руками, закрывая своим телом. Попытаться спасти оставшиеся листья от усиливающейся вьюги, приложив тонкие ветки к своему телу от туловища и до шеи. Но неожиданно ветер превратился в страшную вьюгу, которая буквально сбила её с ног, не позволяя двигаться вперёд. Сильный ливень в секунду сбросил с неба шквал воды, окатив Рейчел крупными каплями с ног до головы. Он был настолько плотным, что она ничего не видела перед собой на уровень вытянутой руки. Она поднялась снова, но мокрая земля не позволяла Рейчел удержаться на ногах, и поток ветра снова сбил её с ног, повалив на землю. Желание приблизиться к дереву, лишь усугубляло обстановку, заставляя подумать её о том, чтобы вернуться обратно к дому.
   266
  - Неееет...! - Протяжно прокричала Рейчел, словно её кто-то должен был услышать и повиноваться, но дождь по-прежнему лил сплошной стеной, а сильный поток ветра не позволял подняться на ноги, - ...Я не позволю, чтобы кто-то забрал у меня то, что является моей собственностью! Это, моё! Вы понимаете? Это моё!
  К её удивлению ветер быстро начинал проходить, переходя в тишину, вечную тишину, которая была и раньше. Дождь неожиданно прекратился и на небе сквозь тучи пробились первые лучи Солнца, осветив с ног до головы грязную девушку, впившуюся в мокрую землю и песок пальцами. Она лежала на животе и смотрела вперёд. Рейчел казалось, что небо, этот лёгкий охлаждающий ветерок и огромное множество холмов, просто смеются над ней. Этот смех был издевательски тихим и тяжёлым. Ей казалось, что в эти минуты вся природа была против неё.
  - Только не это! - С отчаянием еле слышно проговорила Рейчел, всматриваясь вперёд.
  Она чувствовала неприятную грязь на губах и зубах, спадающие грязные от земли и мокрые от воды волосы. Они прилипли к шее и щекам, слегка щекоча и раздражая кожу. Одежда, обувь, ноги и руки были мокрыми и грязными. Но в эти секунды это ничего не значило по сравнению с тем, что перед ней не было ничего, что хотя бы немного напоминало о дереве, к которому она шла. Приподнявшись на руках, Рейчел села на землю и увидела рядом с собой одинокий лист, наполовину замазанный грязью. Аккуратно подняв его пальцами, она сразу же стала вытирать лист о свою одежду, но от этого он стал ещё грязнее. Крепко сжав его в руке, Рейчел легла спиной на землю, чувствуя, как голова опустилась в небольшую лужу. Она смотрела на небо, а слёзы безысходности и одиночества всё текли и текли из её глаз, омывая грязные щёки чистыми каплями. Они стекали к шее и ушам, оставляя за собой чистые розовые полоски, показывая небу и Солнцу цвет здоровой кожи. Не удерживая своих эмоций, Рейчел крепко сжала кулаки и со всей силы стала бить по земле.
  - Нет! Нет! Этого не должно было случиться! За что? За что мне это наказание? За что!
  Открыв глаза, Рейчел увидела перед собой свой потолок, на котором висела её любимая люстра. Она вскочила на ноги и сразу же подбежала к окну, чтобы убедиться в том, что вокруг её дома больше не было никаких холмов, пустоты и одиночества.
  - От такого можно сойти с ума, - тихо прошептала Рейчел, обратив внимание, как рядом с её домом остановилась машина Хью.
  Из неё вышел Чак и сразу направился к своему дому, махнув отъезжающему Хью рукой. Он вошёл в дом, а через минут двадцать выехал на бьюике, за рулём которого последнее время ездил Рон.
  - Это уже не первый сон, от которого я ничего хорошего не могу ожидать. Ничего, что могло бы порадовать меня! - Прошептала Рейчел.
  Она почувствовала, как сильно забилось её сердце. Казалось, что это бьют недра земли, и в любую секунду может начаться землетрясение. Только от одних этих мыслей у неё закружилась голова и началась лёгкая дрожь в теле. Нужно было присесть или лечь, но Рейчел прошла на кухню и включила чайник. Перед ней на столе стояла начатая банка растворимого кофе и запечатанная пачка печения с присыпкой. Разорвав цветную ярко-жёлтую упаковку, она достала одну пластинку печения и внимательно посмотрела на кокосовую стружку, покрывающую поверхность. Надкусив половину, Рейчел вспомнила предыдущий сон, в котором она выступала в роли танцовщицы.
   267
  У неё никогда не было таланта к танцам, но во сне она выполняла все движения, которые делали балерины. Рейчел даже не знала их названий, чтобы после воспоминаний сказать самой себе, что у неё есть скрытый талант, о котором знает только она и её молодой любовник, Билл Нисон. Тогда ей казалось, что он видел или обязан был видеть всю её красоту и дар к искусству, но он почему-то всё время проходил мимо неё, не замечая её присутствия. Дальше Рейчел даже не хотела думать о продолжении, не желая вспоминать концовку, от которой ей становилось тошно и неприятно. Один сон через время сменялся другим, давая понять, что в жизни нужно очень многое осмыслить и в очень многом разобраться. Самым тяжёлым для неё было, отказаться от того, что она выстраивала годами. Весь этот дом её представлений о жизни, оказался одиноким и никому не нужным.
  - За что мне это?
  Рейчел выключила закипевший чайник, даже не думая в ближайшие минуты залить кипятком чашку и насыпать перед этим кофе с сахаром. Она стала размышлять о предстоящих событиях, которые могли произойти с ней в ближайшее время. Рейчел чувствовала, что эти сны никогда не говорили ей о далёком будущем, давая короткое время на размышление и исправление ошибок. Всегда всё происходило в первые два дня, и это время было самым тяжёлым ожиданием. Однажды ей хотелось что-то поменять или предупредить события, но она ничего так и не смогла сделать, не зная, что именно, где и как именно они должны будут произойти. Оставалось лишь находиться в состоянии ожидании того, что будет в ближайшие два, три или четыре дня. Рейчел знала только одно. Она обязательно окажется свидетелем того, чего уже просто невозможно избежать. Оставалось лишь надеяться на лучший исход и поменьше думать о плохом.
  Насыпав в чашку сахар и кофе, Рейчел залила всё это кипятком и расколотила ложкой. Она уставшим взглядом наблюдала за тем небольшим тёмно-коричневым водоворотом, который сделала собственноручно в маленькой ёмкости.
  - Дом в пустыне - это моё одиночество и отрешение от жизни и людей! - Уверенным голосом проговорила Рейчел, слегка, усмехнувшись. - Я полностью ушла в себя, не давая возможности помогать мне другим людям, перебороть и забыть ужас недавней трагедии! Ко мне стучат, а я закрываюсь! Я сижу в одиночестве, выстраивая перед собой миражи, которые толком ничего не стоят, и которые очень легко разрушить.
  Телефонный звонок отвлёк её от собственных мыслей, в которых она с каждой минутой начинала тонуть всё больше и больше, убивая себя душевно и морально.
  - Да, Билл. Что-то случилось?
  - Нет, ничего! Просто хотел узнать, как у тебя дела? Может, тебе нужно чем-то помочь? Хочешь, я привезу тебе продукты?
  - Нет, Билл. Спасибо! У меня к тебе огромная просьба. Не звони мне больше и держись от меня подальше. Ты ещё молодое деревце, которому нужно расти и расти. Я не хочу, чтобы из-за меня чьи-то эмоции или амбиции погубили тебя. Спасибо за звонок! Прощай!
  Рейчел отложила телефон в сторону и с трудом выдохнула воздух. Ей казалось, что она скинула камень с души, предупредив Билла, чтобы он ей больше никогда не набирал и навсегда постарался её забыть. Она чувствовала всем сердцем, что это был последний разговор с любимым молодым человеком. С воспоминаниями о последней встрече с Биллом, она пошла в сторону спальни.
   268
  В какой-то степени Рейчел была довольна, что в этот раз не Билл, а именно она сказала ему, что их отношениям пришёл конец. Уже у самой кровати она услышала, как кто-то нажал на дверной звонок. Рейчел сразу же пошла к двери, радуясь, что хоть кто-то пришёл навестить её, а заодно и дать отвлечься от неприятных и тяжёлых мыслей. За дверью стоял Кевин Бассет, держа в руке торт. Ей хотелось оттолкнуть его и хлопнуть перед ним дверью, но Рейчел почему-то не сделала этого и впустила гостя в дом.
  - Извини, я сейчас, - спокойным и тихим голосом проговорила она, пытаясь как можно быстрее пройти в ванную и хотя бы причесаться. - Кевин, я надеюсь, ты понимаешь, что не будешь находиться в этом доме более десяти минут!
  - Я хотел просто увидеть тебя, и не больше! Но я не мог прийти с пустыми руками! Так что извини меня, если что не так!
  - Тогда зайди на кухню и насыпь себе кофе и сахара. Чайник только что закипел.
  - Хорошо!
  Кевин знал, что как только он выпьет кофе, Рейчел его сразу же выведет на улицу и закроет за ним дверь. В этом он даже не сомневался. Но то, что она в какой-то степени была рада его приходу, он почувствовал сразу. Ему не стоило долго смотреть ей в глаза, чтобы понять, насколько она одинока и как тяжело переносит все воспоминания прошлой жизни, находясь в этих стенах. Ему нужно было действовать более жёстко, чтобы добиться её благосклонности, но в ближайшие два месяца этого нельзя было делать, и он это хорошо знал. Сейчас в его планах была лишь одна задача, изредка напоминать о себе, стараясь не утруждать её своим присутствием. Всё должно было проходить легко и непринуждённо.
  Кевин насыпал кофе и сахар, после чего залил всё это кипятком и сел на стул. Он взял в руки телефон, лежавший прямо перед ним, и с каким-то безразличием нажал на кнопку звонков. Ничего не значащий поступок привёл его в моментальное бешенство. Кевин с неимоверным усилием удержал себя в руках, чтобы не закричать и не спросить Рейчел, что этот сосунок хотел от неё и почему он ещё звонит ей. Взяв себя в руки, он положил телефон обратно на стол и крепко сжал кулаки, удерживая свои эмоции, от которых хотелось разнести стол и всю стоящую на нём посуду.
  - Рейчел! - Громко крикнул Кевин, надеясь, что она услышит его, - Меня ждут дела, и я скоро буду уходить!
  - Я уже здесь, - спокойным голосом проговорила Рейчел, усаживаясь на стул, - я рада даже тем десяти минутам, которые ты побудешь здесь. Мой дом пуст, мне одиноко, и не смотря на моё отношение к тебе, я всё равно рада, что ты пришёл. Ведь мы оба понимаем, что ты здесь как друг, с которым я знакома уже очень давно, и который в любую минуту поможет мне.
  - В этом можешь даже не сомневаться! - Уверенно ответил Кевин, стараясь утопить в себе всё ещё бушевавшую ярость к Биллу Нисону.
  
  Я и Майкл практически одновременно подъехали к полицейскому участку, поставив машины у входа. Мы поздоровались, вошли вовнутрь и остановились у столика, за которым сидела Мэгги Риган и каким-то загадочным взглядом посмотрела на Майкла. По её выражению лица было видно, что на этот раз произошло что-то хорошее, от чего у неё было приподнятое настроение. Мэгги показала пальцем на дверь шерифа и тихо, словно кого-то боялась, утвердительно проговорила:
   269
  - У нас новенький! Как для меня, то он, просто красавчик! Ну, девчонки Ганнисона, держитесь! Если бы я была холостая, Майкл, то точно попыталась бы захомутать этого паренька.
  - Мы не девчонки, - с улыбкой на губах ответил помощник шерифа, - и поэтому меня его хомут совершенно не интересует!
  Он повернулся в мою сторону, и я по его мимике сразу заметил, что он не знал, как ему поступать дальше. Майкл посмотрел на свой кабинет, но после сделал шаг вперёд и остановился, не решаясь первым нарушить тех, кто был за этой дверью. Мэгги сразу же обратила внимание на нерешительность помощника шерифа и уже с серьёзным видом обратилась к нам:
  - Он мне ничего не говорил по поводу того, чтобы никто не входил.
  Я подошёл к двери и взялся за ручку, обернувшись к Майклу:
  - У меня нет времени на ожидание, и я не могу стоять здесь вечность. Мне нужно прямо сейчас выяснить некоторые моменты нашего расследования, задав несколько вопросов тебе и шерифу. А через один час я должен быть у одного человека, с которым следует провести кое-какую просветительную работу. Думаю, что тебе не следует уходить в свой кабинет.
  Я это проговорил таким тоном, что Майкл с нескрываемым удивлением посмотрел на Мэгги, а после на меня, не зная, чего от меня ожидать дальше. У меня и в самом деле не было времени на пустые разговоры и ожидания. Сегодня был последний день перед завтрашним утром, когда начнётся праздник, и огромное количество жителей Ганнисона и гостей будут находиться на берегу реки. Моё время шло не на дни, а на часы, а значит, в моём распоряжении оставалось менее суток.
  - Хорошо. - С каким-то безразличием проговорил Майкл, следуя за мной.
  Мы вошли в кабинет шерифа, предварительно постучав в дверь. Сэм Лэнг поднялся с кресла, продолжая смотреть на новенького серьёзным взглядом. Он показал нам рукой на человека, который стоял слева от него:
  - Это наш новый сотрудник, Дэйв Хилл. - Представил он его нам.
  - Ну, наконец-то! - С нескрываемой радостью в голосе проговорил Майкл, протянув руку полицейскому, - Рад тебя видеть в Ганнисон. Моё имя, Майкл.
  Было видно, что помощник шерифа по настоящему был рад новому человеку. Он окинул парня своим взглядом, отмечая про себя его физическую форму и уверенность, с которой тот смотрел на них. По внешнему виду было видно, что новенький довольно не дурён не только внешне, но и внутренне. У него был трезвый проницательный и хваткий взгляд, который можно было отметить сразу же при первой встрече.
  - Дэйв.
  - Чак, - представился я, пожав его протянутую руку. - Надеюсь, что наше сотрудничество будет не долгим, но плодотворным! - Добавил я, отметив про себя, с каким сарказмом принял мои слова Сэм Лэнг.
  - Если не произойдёт ещё одно убийство или покушение! - Добавил шериф, давая понять, что помимо моего мнения есть ещё и его.
  Я видел, как ему хотелось показать Дэйву, кто в доме хозяин, кто здесь на время, а кто навсегда. По взгляду парня я сразу заметил, что тот моментально оценил обстановку, но при этом на своём лице не было никакой мимики, которая выдала бы его отношение к словам шерифа.
   270
  - Надеюсь, больше в Ганнисон ничего страшного не произойдёт! - С надеждой в голосе проговорил Дэйв, - Когда я ехал к вам, меня хорошо проинструктировали, что здесь происходит.
  - И я надеюсь, что больше ничего страшного не произойдёт! - Согласился Сэм Лэнг, посмотрев в мою сторону, - Мы все силы приложим, чтобы помочь агенту ФБР раскрыть эти жуткие преступления. Ну, а после, в этом городе всё вернётся на свои места, как... и прежде, - добавил шериф, после короткой паузы.
  Я видел, что чем меньше я делился с Сэмом Лэнгом, тем больше в нём просыпалась не только ревность к этому делу, но и некая внутренняя конкуренция, с которой он не мог смириться. Только сейчас я начинал понимать, с каким скрипом в сердце он воспринял звонок сверху, когда его поставили в известность, что в Ганнисон направляют работника ФБР. Но я не знал истинной причины, по которой шериф попросил оставить меня, поставив в известность начальство, что Чак Уивинг сейчас в его городе и я в курсе всего случившегося. Сэм Лэнг видел во мне человека, с которым можно было найти общий язык, и только поэтому не пожелал кого-либо другого. Он знал себя и прекрасно понимал, что если приедет агент ФБР с таким же характером, как у него, тогда совместное расследование столь запутанных дел, может привести не только к неприязни двух людей, но и конфликтам. Его характер не позволял с кем-либо делиться своей властью и влиянием в Ганнисон.
  - А теперь за дело! - Проговорил Сэм Лэнг, пожав руку Дэйву, - И, удачи в твоём первом задании!
  - Спасибо! - Ответил парень и, кивнув мне и Майклу, сразу же вышел из кабинета, аккуратно прикрыв за собой дверь.
  - Он выбрал стол напротив твоего, - как бы с безразличием сказал шериф, поставив в известность своего заместителя, что полицейский уже разместил свои вещи в кабинете.
  - Две недели назад забрали двоих, а прислали только одного! - С лёгким недовольством в голосе произнёс Майкл, усевшись на стул у стены, - Нам сейчас не помешал бы ещё один человек.
  - Это точно! - Согласился Сэм Лэнг, кивнув в сторону своего заместителя, - Если бы ты не был таким приторможенным и ленивым, каким стал в последнее время, тогда не говорил бы, как срочно нам нужны ещё люди.
  - Шериф, я выполняю всю работу, какую только вы даёте! - С улыбкой на лице ответил Майкл, показав пальцем на свою голову в районе виска, - Помимо этого я думаю головой, как мне успевать реагировать не только на жалобы людей, дежурства, но и выполнять ваши задания.
  Я видел, как спокойно отреагировал помощник шерифа на замечание своего начальника. По-видимому, у Сэма Лэнга были причины лишний раз уколоть Майкла, вспоминая ему старые грешки, которые тот и не собирался отрицать. Он лишь лишний раз напоминал о медлительности своего помощника.
  - А насчёт головы, Майкл, ты прав, - уже с улыбкой на губах проговорил шериф, давая понять, что к его словам не нужно относиться с обидой, - голова для того и дана, чтобы ей думать, а не только есть бананы!
  - Шериф, мне хотелось бы знать, какое задание вы дали Дэйву? - Прервал я их короткий диалог, не имевший никакого отношения к моему вопросу.
  
   271
  - Он поехал в Денвер! - Сразу же ответил он мне, после чего закинул ногу на ногу, достал сигарету и подкурил её, выдув дым в сторону своего помощника, - Я дал ему все образцы волос, которые ты настриг.
  Он показал указательным пальцем на Майкла, затянувшись сигаретой ещё раз. У него был взгляд хищника, готового запрыгнуть на свою жертву.
  - Надеюсь, что ты не пропустил ни одного человека, и собрал все необходимые образцы?
  - Да! Они все подписаны и опечатаны, как и положено. А также друг за другом по номерам уложены в пакет. Надеюсь, Дэйв не утеряет их по дороге! - Отчитался Майкл, давая понять, что его работа была выполнена безукоризненно и правильно.
  - Это не проблема! - Шериф улыбнулся и посмотрел в окно, - Если нужно будет, мы ещё настрижём.
  Сэм Лэнг посмотрел на меня, зная, что я хочу от него услышать, потушил сигарету и открыл шкафчик. Достав оттуда лист, он положил его перед собой рядом с небольшой деревянной стойкой, откуда торчали две ручки и один карандаш.
  - Чак, здесь отчёт о находке Эдгара Белла. Если честно, то я нихрена не соображаю в этих формулах и цифрах, но суть такова, что было обнаружено несколько видов волос, состав которых идентифицирован на этом листе.
  - В общем, Чак, Дэйв повёз в лабораторию не просто образцы, а надежду, - продолжал Сэм Лэнг, не отводя от меня своего взгляда. - И я буду молить Бога, чтобы на этот раз нам повезло.
  - Это судьба! - Уверенно сказал помощник шерифа, слегка хлопнув себя ладошкой по коленке, - Новый работник, новые надежды, а может теперь нужно заказывать и новые наручники!
  Я видел, с каким удовлетворением заёрзал на стуле Майкл, радуясь тому, что ему не пришлось ехать в Денвер. Он наверняка пожалел, что Дэйва не прислали несколько дней назад. Тогда ему не пришлось бы с ножницами и пронумерованными пакетами со списком петлять по всему Ганнисону в поисках нужных людей. И в тоже время Майкл понимал, что шериф никогда не заставил бы заниматься этим нового полицейского.
  - Ответы будут к утру или обеду? - Спросил я у шерифа, от чего тот перевернул лист, и посмотрел в нижний угол, где были написаны какие-то цифры.
  - Если верить написанному, то уже с утра Дэйв должен быть здесь с ответами. Надеюсь, что результаты нас не разочаруют.
  - И я надеюсь! - Согласился я с ним, понимая, сколько надежды появилось у нас всех.
  - Майкл говорил, что ты спрашивал у него за какие-то кресты. Это правда? - С нескрываемым интересом спросил шериф, сверля меня своим взглядом, - Тебя интересует старое кладбище или какие-то неучтённые древние захоронения?
  - Нет! Меня интересует крест, который может находиться на одном из холмов, видных с речки.
  - Зачем тебе это? - С непониманием и удивлением спросил Сэм Лэнг, не представляя себе, зачем мне это надо.
  Несколько секунд он что-то думал про себя, после чего в его глазах появилась какая-то догадка, и он, вытянув руки в мою сторону, слегка подался вперёд.
  - А-а-а..., - протянул шериф, слегка кивнув головой, - так вот что тебе шепнул, этот чёртов Кевин.
   272
  - Мой разговор с Майклом происходил до того, как мы ходили в бар! - Сразу же ответил я шерифу, давая понять, что Кевин здесь не причём.
  - Ну да, ну да..., - два раза повторил Сэм Лэнг, закинув лист с лабораторным ответом назад в шкафчик, - ты прав.
  Я сразу почувствовал, что он хотел сказать мне что-то ещё, но решил промолчать, пытаясь соблюдать хоть небольшую дистанцию. Я видел, какой интерес блуждал в его глазах, и как ему хотелось вытянуть из меня максимум информации, но моя должность не позволяла этого сделать, и ему ничего не оставалось, как наблюдать за моими дальнейшими действиями. Сэм Лэнг не мог понять лишь одного: - Откуда у меня столько информации, о которой он ничего не знает? Что я задумал сделать завтра и почему не отменил день рыбака? Он не смог скрыть свой интерес до конца, задав ещё один вопрос:
  - Чак, а может, всё-таки ты поделишься информацией о кресте?
  По-моему выражению лица и молчанию, шериф сразу понял, что я ему хотел сказать этим и если он услышит хоть что-то от меня, то какой ответ прозвучит из моих уст.
  - Как скажешь! - Сэм Лэнг развёл руки в стороны, давая понять, что вопросов у него больше нет. - Могу только сказать об отсутствии в этом районе крестов и захоронений.
  - Разве что где-то лежат кости и бивни мамонтов, - с усмешкой проговорил Майкл.
  Он довольно громко засмеялся, но когда увидел наши серьёзные лица, сразу понял, что шутка не удалась. Его взгляд несколько раз пробежал от меня к шерифу, а затем обратно, а после он сделал деловое думающее лицо, и слегка топнув ногой, посмотрев на свою обувь:
  - Да и были ли здесь мамонты? - Спросил он сам себя, а после пожал плечами, и удивлённо приподняв брови, ответил сам себе, - Какая разница? Всё равно они себе кресты не ставили!
  Я лишь ухмыльнулся на размышления помощника шерифа и его язвительную риторику. У меня был к нему ещё один вопрос, на который я хотел прямо сейчас получить ответ.
  - Майкл, помимо результата из Денвера, мне хотелось бы ещё узнать, что тебе сказал Джон Уорт, когда ты ездил к его отцу, где он сейчас и живёт?
  - Этот парень себя чувствует просто прекрасно! - С еле заметной злостью ответил Майкл, ухмыльнувшись. - Я еле уговорил его отца переговорить с ним без адвоката. Джон как попугай всё время твердил мне, что он не знает, кто мог вписать его имя в эти списки, а его отец лишь поддержал парня, заявив, что при первом же случае накажет того, кто решил воспользоваться фамилией его семьи. В общем, личной подписи Джона нет, записи делались не его рукой, и свидетелей его участия в играх тоже нет. Может, Джон и убрал всех этих людей, чтобы оставить весь выигрыш себе? - Спросил Майкл у меня, словно я знал ответ на этот вопрос, но после этого он перевёл свой взгляд на Сэма Лэнга, прищурив глаза, - Хрена с два он сделал бы это! Во-первых, его папаша невероятно богат, а во-вторых, уж больно гнилая и трусливая его душонка, - Тут же ответил он на свой вопрос.
  - Разве, что, парню захотелось доказать свою состоятельность и независимость перед родными! - Добавил я к словам Майкла, на что шериф лишь покачал головой, отрицая мои слова.
  - Он не мог этого сделать! - Утвердительно проговорил Сэм Лэнг, - Я разговаривал с Эдгаром Беллом. Он сказал, что зачастую Джон боится даже своей тени! А когда он работал с трупами, то практически всегда просил у них прощения за то, что тревожил их.
   273
  - Ну, что ж, раз никаких результатов пока от него нет, тогда временно я оставлю его в покое. Надеюсь, что в ближайшее время появятся ещё факты, и тогда я лично поговорю с Джоном Уортом. Я просто уверен, что он мог бы ответить на многие наши вопросы, но не делает этого по причине страха.
  - Чак, в твоих словах есть зерно правды, - согласился со мной шериф, - но ты прекрасно понимаешь, что пока у нас нет прямых доказательств, мы не может зажать его яйца в тиски и медленно спрашивать у него всё, что нас интересует. А то, что он играл и возможно лично вёл эту игру, я даже не сомневаюсь. Но вот насчёт участия Джона в убийстве..., - шериф сделал паузу, показав свои зубы через широкую улыбку, - ...в эту версию я никогда не поверю!
  Сэм Лэнг кинул в шкафчик лежащие на столе листы и когда я встал, чтобы уйти, поднялся с кресла и вслед за мной направился к выходу.
  - Чак, какие у тебя сейчас планы?
  - Я хочу съездить на кладбище и проводить Томаса.
  - Тогда нам в одну сторону! - Проговорил он, и закрыл за собой дверь, обратив внимание на Мэгги Риган, которая как всегда выглядела безупречно и соблазнительно.
  
  
  Джон Уорт носком кроссовка откинул в сторону небольшой детский резиновый мячик, оказавшийся на его пути. Тот ударился о ствол ближайшего дерева и отлетел обратно к нему, остановившись в полуметре от ноги. Пытаясь накатить его на носок, Джон подошвой быстро провёл сверху мяча на себя, после чего быстро опустил ногу, стараясь удержать его на туфле, но тот довольно быстро скатился вниз и упал на землю, лишний раз, разочаровав игравшего с ним человека.
  - У меня с детства не получалось играть в футбол, - с сожалением в голосе проговорил Джон, со злости ударив мяч в сторону настолько сильно, что тот сразу же отлетел на приличное расстояние, скрывшись за густым кустом.
  Вытерев рукой слегка вымазавшийся носок, Уорт выпрямился и потёр между собой пальцы, струсив еле заметную пыль. После этого он потёр ладонями, словно хотел убедиться, что на руках ничего не осталось и, больше не останавливаясь, повернул обратно в сторону дома, где он сейчас жил.
  - Чёртово утро! - Недовольно проговорил Джон, слегка скривившись, - Никакого внутреннего спокойствия!
  Он почувствовал, как кто-то одёрнул его за рукав, и сразу обернулся, стараясь окинуть недовольным взглядом человека, который не может обойти его на пустой улице. Ему даже хотелось что-то проговорить или возмутиться, но, заметив перед собой мальчишку, нагло смотрящего на него, Джон на какое-то мгновение замер, после чего присел и, оказавшись с тем на одном уровне, спросил:
  - Это у тебя хобби такое? Дёргать людей за рукава на улицах? Или может, наглец, ты хочешь, чтобы я позвал полицию?
  - Я не наглец! - С лёгкой обидой в голосе ответил тот и протянул Джону белый конверт, на котором ничего не было написано.
  - Что это? - Спросил Уорт, но парень лишь пожал плечами и показал рукой в сторону перекрёстка.
  
   274
  - Там стоял мужчина, который дал мне двадцать долларов только за то, что я передам вам это письмо. Он сказал, что вас зовут Джон и что вы его друг.
  - Какой мужчина? - Уорт кивнул в сторону десятка людей, стоявших в той стороне, куда показывал мальчик.
  Тот окинул взглядом то место, где получил конверт, после чего обернулся к нему и, слегка приподняв плечи, посмотрел с безразличием в его глаза. Было видно, что ему больше не хотелось разговаривать с незнакомым ему мужчиной, пытавшимся выяснить, кто его послал.
  - Его там уже нет! Может, он сел в свою машину и теперь оттуда наблюдает за мной, чтобы убедиться, отдал я вам этот конверт или нет?
  - Может быть, - протяжно и медленно ответил Уорт, стараясь быстрым взглядом осмотреть салоны близ стоящих машин.
   - До свидания! - Быстро проговорил мальчик и сразу же побежал в сторону перекрёстка, повернув за правый дом.
  - До свидания! - Ответил ему Уорт, когда тот уже был в десятке метров от него и наверняка не слышал его слова.
  Сунув конверт в карман, Джон быстрым шагом обошёл правую и левую аллею, всматриваясь в людей, которые сидели в машинах, но никого, кого он, когда либо, мог видеть в своей жизни, не заметил. Усевшись на лавочку в маленьком скверике, Джон достал конверт. Перевернув его в руке несколько раз и, не заметив ничего подозрительного, стал отрывать край бумаги, стараясь не зацепить лежавший внутри лист.
  - Я же говорил, что это какое-то нехорошее утро! - Еле слышно про себя возмутился Уорт, вдохнув полные лёгкие воздуха.
  Он медленно выдохнул воздух сквозь ноздри, словно это помогало ему справиться с внутренним волнением, которое накрыло его от ожидания увидеть, что было написано в адресованном ему письме. Джон чувствовал, как сильно колотилось сердце, ожидая увидеть что-то неприятное и опасное. Он достал сложенный вдвое лист и развернул его.
  
  ВЕРНИ МОЙ ВЫИГРЫШ! И НЕ ВАЛЯЙ ДУРАКА!
  
  - И не валяй дурака! - С испугом в голосе проговорил Уорт, вспоминая тот вечер, когда его избили и отобрали деньги.
  На первый взгляд эти ничем не опасные предупреждения мгновенно накатили на него душевную депрессию, от которой в его голове мысленно стали пролетать различные варианты расправы над ним. Ему не хотелось больше повторений, подобное тому, которое с ним уже произошло. Неприятный озноб пробежал по телу, отчего Уорт слегка содрогнулся. Он посмотрел по сторонам, но никого, кто наблюдал бы за ним, не заметил. Теперь во всех окружающих и подозрительных для него людей он видел угрозу для своей жизни. Ему казалось, что в любой момент его могут запихнуть в подъехавшую машину с подставными номерами, после чего отвезут за город и будут долго пытать, стараясь узнать, куда он дел деньги.
  - Чёрт! Чёрт! Чёрт! - Быстро три раза повторил Уорт, поднявшись с лавочки, - Это ты меня подставил, соблазнив большими деньгами!
  Не оборачиваясь, парень быстрыми шагами направился в сторону дома, стараясь как можно быстрее скрыться за дверьми в доме, где он чувствовал себя защищённым.
   275
  - Как же я мог так глупо попасть? - Спросил он сам себя, ещё более ускоряя свой шаг. - Какая глупая ситуация!
  Джон прекрасно понимал, что он не только не знал, но даже не мог предположить, кто начинал его пугать и шантажировать. Этого он боялся больше всего и этот день наступил. От него требовали выигрыш, и он обязан был его отдать. Но кому? Его обокрали тогда, когда ещё не было розыгрыша, а вместе с деньгами в сумке был и лист, где были написаны цифры и имена. Ему нужно было добыть копию у одного из тех, кто был участником той игры, а для этого нужно было вернуться в Ганнисон. На данный момент возвращаться ему хотелось меньше всего. Внутри него сидел страх не только за то, что его уже избили, а и за то, что в живых не было одного из тех, кто был участником той игры, а именно, Томаса Мендеса. Также на тот свет ушёл и Скотт Крюсон. Джон точно знал, что Скотт не играл в последнем розыгрыше, где вкладывались большие деньги, да и вообще он последнее время всё меньше и меньше связывался с ним, чтобы узнать, будет ли тот вкладывать очередную сотню баксов в игру. Он до сих пор помнил, как нашёл в ладонях Скотта записку и уголь, в смысле которых по сей день ничего не мог понять. По крайней мере, он был спокоен, что смерть Скотта никакого отношения к нему не имела, но уход из жизни Томаса Мендеса заставил его поволноваться.
  Войдя в дом, Джон быстро побежал на второй этаж, надеясь, что отец не ушёл на работу. Ещё утром он говорил, что до обеда точно будет у себя, а около двух часов за ним должна будет заехать машина и отвести его в адвокатскую контору. Поднявшись в комнату, Джон увидел, как отец посмотрел на него удивлённым взглядом, приподняв слегка очки. Он отложил в сторону дела, которые нужно было рассмотреть в течение нескольких часов, и показал рукой на стул.
  - Сынок, ты никогда не поднимался ко мне наверх, а тут прямо влетел на крыльях. У тебя что-то случилось? - Он снова надел очки на переносицу и внимательно посмотрел на испуганного сына, - Ну, давай, выкладывай, что произошло?
  Джон подошёл к столу и положил конверт на папку, прикрыв им номер дела. Усевшись на стул, он закинул ногу на ногу, наблюдая, как отец без лишних вопросов достал из конверта лист и развернул его. Он прочитал адресованные слова его сыну и, не поднимая головы, посмотрел в его сторону поверх очков.
  - Это что такое? Ты мне что-то не договаривал, когда я тебя расспрашивал по поводу покушения на твою жизнь?
  - Я играл в подпольное лото! А если быть ещё более точным, то являлся гарантом честности розыгрыша и одновременно хранителем денег, за что получал свои проценты. Всё было хорошо до определённого момента, пока...
  - Пока тебя кто-то не остановил и не забрал деньги! - Довольно спокойным голосом проговорил отец, но Джон сразу услышал тревожные нотки в его голосе. - И много денег у тебя было на момент ограбления? Ведь я прекрасно понимаю, что приходят тогда, когда есть что взять!
  - Сто двадцать пять тысяч долларов! - Слегка наклонив голову, виноватым голосом ответил Джон.
  - Сколько? Сколько? - С изумлением и удивлением на лице два раза переспросил отец, поправив очки на переносице, - Ты не шутишь?
  - Нет!
  
   276
  - Если это произошло, и ты был спокоен за деньги, значит, такие суммы проходили через тебя не один раз?
  - Это было очень и очень редко! - Ответил Джон, показав указательным пальцем в сторону окна, - Я даже не предполагал, что что-то может произойти!
  - Не предполагал! - Грубо повторил мужчина за своим сыном, указав этим на его недалёкий ум, - А ты знаешь, что это доходы необлагаемые налогом? А ты знаешь, как могут закрутить дело в полиции, если у них появиться хоть какая-то зацепка о тех, кто брал выигрыши? Им стоит найти хоть кого-нибудь, кто даст нужные показания, и ты будешь долго рассматривать птиц сквозь решётку! Да ты же просто недоумок, если ввязался в это дело! Неужели тебе не хватало денег? Сколько раз я спрашивал тебя, как твои дела и не нуждаешься ли ты в финансах? И что из этого вышло? Ничего! Твоя скрытность и замкнутость лишь отталкивала тебя от родителей, и ты в это время создавал свой круг интересов, который тебя и погубил!
  - Извини!
  - Я что ли тебя по голове огрел и отобрал все деньги, что ты у меня просишь извинения?
  - Извини, что обманул доверие к себе!
  - Доверие... доверие..., - расстроенным голосом задумчиво и медленно повторил мужчина, - хрена тебе горького, а не доверие! Я даже не предполагал, что ты дойдёшь до такого! Да что же вам молодым ещё нужно? Если вы и так уже обеспечены всем, что нужно в жизни!
  - Самореализация! - Уверенным голосом ответил Джон, внимательным взглядом посмотрев на отца.
  - Баба тебе нужна с длинными ногами и большой грудью, а не вся эта хрень, занявшая всё пространство твоих мозгов! - Крикнул мужчина, ударив кулаком по столу, - Дурень ты, Джон! - Он провёл рукой по столу, вытирая несколько белых бумажных пылинок, упавших на идеально чистую отполированную и покрытую лаком поверхность. - Теперь в моей голове прибавилась ещё одна проблема, которую нужно решать! Мало мне проблем в моей конторе, так ты ещё и свою подкинул!
  - Я эту проблему создал, я её и буду решать! - Проговорил Джон, чувствуя, как от этого разговора с отцом у него учащённо застучало в висках.
  Мужчина посмотрел на сына, слегка ухмыльнувшись. Он прекрасно понимал, что это были лишь высокомерные слова, которые совершенно ничего не стоили. И если бы не нужна была его помощь, то Джон никогда не поднялся бы сюда в кабинет и не показал бы это письмо. Как бы его сын не хотел показать свою уверенность, мужчина хорошо видел по его глазам и поведению, что тот ждал поддержки и спасения своей пустой и бестолковой головы.
  - А теперь давай всё обсудим спокойно и без лишних эмоций! - Без агрессии в словах сказал мужчина, пытаясь расположить к открытости своего сына, - Кто те люди, которые играли в лото?
  - Из пятерых, кто вкладывал деньги, я знал только двоих. Эти двое были посредниками тех, кто передавал деньги мне. Я изначально не хотел светиться перед всеми, поэтому создал такую систему, что меня знало ограниченное количество участников.
  
   277
  - Ты в этом уверен? - С еле заметной улыбкой спросил мужчина, внимательно посмотрев на сына, - Во-первых, я не отрицаю, что они знали тебя через твоих посредников, ведь просто так давать кому-либо деньги никто не будет, а во-вторых, тебя спасало лишь то, что ты и в самом деле создал образ гаранта выплат и честности. Но, всё это обычно длиться до определённого момента. Так что, пожинай свои плоды!
  - Отец, но ведь и раньше иногда были довольно большие суммы! И никто ни разу не сомневался в том, что произойдёт обман!
  - Давай забудем о том, что кто-то в чём-то доверял тебе. Меня интересуют имена и фамилии тех, с кем ты непосредственно решал вопросы передачи денег и номеров.
  - Это обязательно?
  - Что обязательно? - Вопросом на вопрос спросил мужчина, понимая, к чему клонит его сын.
  - Обязательно говорить имена и фамилии?
  - Если тебе хочется ещё хоть немного пожить, то, да! А если ты решил сыграть в коробочку, то мы можем прямо сейчас сделать вид, что никакого разговора у нас не было! Мало того, ты должен уяснить одну вещь, что с этого момента ни один человек, кроме меня, не должен услышать по этому вопросу ни единого слова! Да и ты по возможности попытайся успокоиться!
  - Томас Мендес, - еле слышно сказал Джон, сразу же сделав паузу после фамилии.
  - Это тот, которого утром жена обнаружила..., - также тихо проговорил мужчина, не договорив предложение до конца.
  - Да! - Подтвердил Джон, слегка кивнув головой, - Это он!
  Джон видел, как от переживаний лицо его отца слегка побелело, приняв вид мумии, на которой не было видно никаких эмоций. Прошло около минуты, пока мужчина что-то обдумал в своей голове и, только после этого он задумчиво сложил лист обратно в конверт, закинув содержимое в ящик.
  - Здесь ни в коем случае нельзя подключать полицию! По крайней мере, пока! Иначе, всё может завершиться очень быстро и плачевно! Даже не смотря на то, что кое-кто кое-кому должен немало денег!
  Джон сразу же заёрзал на стуле, скинув ногу с ноги. Он почувствовал, как что-то горячее распалило его изнутри, от чего всё тело окатило страхом и переживанием. Слова отца как напалм обожгли всего его с ног до головы. Ему даже не стоило спрашивать, что именно и кого имел отец в эти минуты.
  - Второй человек, это, Картер Норст, - сразу же добавил Джон, придав в голосе уверенность, что этот человек ещё жив и с него можно начинать вести расследование. - Он в Ганнисон владеет отелем "Алмаз".
  Джон прекрасно понимал, что его отец имел в виду, когда говорил, что пока что не стоит распространяться об этом деле, а значит, он подключит свои связи и своих людей. И эти люди будут решать задачу независимо от того, насколько глубоко нужно будет копнуть, чтобы сохранить жизнь его сыну.
  - М-да..., - еле слышно проговорил мужчина, постучав пальцами по коленке, - хотелось бы верить, что всё закончиться хорошо! К нам сейчас подъедет один человек, с которым тебе придётся поговорить, настолько открыто, насколько это только возможно! Возможно, что от каждого сказанного твоего слова и будет зависеть то, что он будет делать.
   278
  - Я согласен!
  Мужчина хотел кое-что сказать по поводу его последних слов, но решил промолчать и, лишь ухмыльнувшись, взял в руку телефонную трубку:
  - Не сомневаюсь, что тебе придётся рассказать даже о кошмарных снах, которые ты видишь по ночам!
  
  Мы подъехали на кладбище, где уже заканчивалась церемония прощания. Священник дочитывал молитву, а все остальные молчали, слушая его речь. Рядом с Аллисон Мендес стоял сын Тимоти, невероятно похожий на маму. Он поддерживал её за руку, а она прижималась к его плечу, с трудом удерживая слёзы. С другой стороны стоял лучший друг Томаса, Диего. Сэм Лэнг и Майкл медленно подошли к ним, чтобы принести свои соболезнования. Аллисон лишь кивнула головой в их сторону, после чего снова прижалась к сыну.
  Когда закончилась вся процессия, и мы вместе со всеми шли к машинам, к нам подошёл Тимоти и стал между мной и шерифом. Он смотрел на Сэма Лэнга и меня таким взглядом, словно мы никогда не найдём того, кто убил его отца.
  - Ты хочешь нам что-то сказать? - Спросил его шериф, понимая, в каком напряжении тот был весь этот и прошлый день.
  - Я хотел бы спросить. Вы знаете, кто убил моего отца? Ведь это не могло быть самоубийством!
  - Я знаю, что это не было самоубийством! - Ответил ему шериф без каких-либо эмоций, - Но и доказательств, причастности кого-либо к этому делу у нас пока никаких. Всё, что мы имеем, так это расписки, где были записаны игры и суммы, а также долги. Твой отец был замешан во всём этом! Ещё твоя мама нашла дома расписку, в которой он должен был отдать некоему Роберту долг, в двадцать пять тысяч долларов. Эту расписку мы прикрепили к общему делу.
  - Шериф, но ведь это огромная сумма!
  - Очень! И, если он не отдал её..., - Сэм Лэнг замолчал, не желая продолжать дальше свои мысли на предмет того, что обычно делают те, кому должны огромные суммы.
  - Мама мне ничего не говорила о таких долгах!
  - Ей сейчас наверняка не до того! Она считает, что долги мужа никаким образом не касаются её!
  - Это она так считает? - С каким-то разочарованием в голосе спросил парень.
  Он понимал, что это может быть её ошибкой и долг отца могут перекинуть на него. Тимати слегка съёжился, словно на него взвалилась огромная тяжесть, но затем он выровнял спину и свысока посмотрел на Сэма Лэнга, давая понять, что в этой жизни его уже ничем не удивить и не испугать.
  - Шериф, вы хотите сказать, что он не отдал деньги, которые был должен?
  - Я не знаю! - Разочарованно ответил Сэм Лэнг, давая понять, что ему неизвестны какие-либо факты по этому делу. - Но я не отрицаю и тот фактор, что во всей этой истории были совершенно другие мотивы убийства. А деньги он мог отдать в тот момент, как отдавал вписанные им номера лото.
  - Обычно так и происходит! - Поддержал я шерифа, пытаясь успокоить парня, - Никто и никогда не начинает игры, не увидев сумму на кону. Я думаю, что здесь не должно быть проблем, разве что...
   279
  - Что, разве что? - Сразу же спросил у меня Тимати, заметив, как я запнулся на одну секунду, что-то обдумывая в своей голове.
  - Томас мог одолжить, у кого-нибудь эту сумму, но не смог вовремя отдать её.
  - И за это нужно было убивать? - С непониманием спросил парень, переведя взгляд на Сэма Лэнга, - Он же мог получить свои деньги и позже! Ведь у отца существует бизнес. Я просто не верю, что это и есть истинная причина этой ужасной трагедии!
  Я лишь посмотрел на сына Томаса, мысленно проговорив про себя, что его отец быстрее всего был замешан в наркоторговле и брал деньги на этот бизнес, и именно из-за этого бизнеса его и убили. Но, пока у меня не было веских доказательств по этому поводу, я также не исключал какие-либо конфликтные моменты и по поводу лото.
  - Тимати, в данный момент мне хотелось бы спросить у тебя только одно. Не слышал ли ты от отца кто такой Роберт? Если верить расписке, то именно ему он и должен эти двадцать пять тысяч долларов!
  - Но это также не может быть и настоящее имя того человека, который подписался под чужим именем.
  - Я понимаю! - Задумчиво произнёс парень, пытаясь хоть что-то вытянуть из своих воспоминаний. - Роберту? - С интересом спросил он, по очереди посмотрев на каждого из нас. - Возможно, что я чем-то смогу вам помочь, но не гарантирую, что мои догадки могут быть стопроцентной правдой.
  - Что именно ты хочешь этим сказать? - Сразу же спросил я его, стараясь не отнимать время на пустую болтовню.
  - Вы сказали, что не обязательно, чтобы кто-то подписывался своим именем? - Поинтересовался Тимоти, вопросительно посмотрев на меня, - Так?
  - Да! Это мог быть и другой человек! - Ответил я на вопрос парня, надеясь, что он хоть что-то знает.
  - Я точно знаю, что мой отец не один раз встречался с байкером Райтом.
  - С этим поддонком? - Удивлённо спросил шериф, лишь догадываясь, что общего могло быть между Томасом и тем, кого Сэм Лэнг относил к отбросам общества.
  - Да! - Утвердительно подтвердил свои слова Тимати, - Но я никогда не слышал их разговоров. Это было всего несколько раз, когда я видел, как они беседовали на какие-то общие темы.
  - Общие темы? - Поинтересовался я.
  - Я в этом просто уверен! Отец всё время что-то пытался доказать ему.
  - Что значит доказать?
  Тимати посмотрел на меня таким взглядом, словно до меня не доходило то, что он хотел сказать своими словами. Но мне от него нужны были не просто слова, а хоть какое-то объяснение его предположений того, что он хотел хоть в чём-то обвинить Райта.
  - Это было не простое приветствие или обсуждение футбольного матча. Когда отец говорил на эмоциях, которые он никогда не скрывал при деловом общении, значит, у него с этим человеком было или есть что-то общее!
  - Эмоции бывают разные! - Поправил я парня, но Тимати лишь закачал головой, не соглашаясь со мной.
  - Я прекрасно знаю, когда он может сказать кому-нибудь пару слов, а когда разговаривает на деловые темы.
  
   280
  - Деловые темы..., - задумчиво повторил шериф слова Тимати, - давай мы вот что сделаем. Ты никому ничего не говоришь о нашем разговоре, а мы попытаемся узнать, что общего было между твоим отцом и Райтом? Договорились?
  - Да, шериф! - Сразу же согласился парень и, прощаясь, пожал нам руки, - Если у вас будут ко мне вопросы, я всегда рад помочь! Надеюсь, что этот поддонок недолго будет гулять на свободе?
  - Если он и в самом деле в чём-то виноват! - Аккуратно поправил его шериф, давая понять, что обвинить и доказать, это совершенно разные вещи.
  - Мы обязательно найдём убийцу твоего отца! - Утвердительно ответил я Тимати, стараясь хоть как-то его успокоить.
  - Спасибо..., - с надеждой в голосе проговорил парень и сразу же направился к машине, в которой сидела его мама.
  - Райт, Райт, Райт, - три раза повторил шериф, после чего посмотрел на меня, не скрывая своей злобы в глазах к тому человеку, имя которого он только что произнёс, - если он виноват в этой истории, я его лично размажу по стене ближайшего дома, где буду ловить. Чак, слова этого парня лишний раз подчёркивают мои подозрения насчёт того, что Томас работал с наркотиками.
  - Но, насколько я помню, он ездил в Денвер от хозяев клуба "Владыка", Лусио и Арчи. А Райт относиться к компании Микки.
  - Теперь у нас появилась новая цепочка, с которой нужно разобраться. Какое отношение Микки имеет к Лусио и Арчи? Насколько я знаю, у них ничего общего нет, и не было, а сейчас выясняется, что что-то есть. Поверь мне, мои информаторы не будут бросаться дезинформацией, пытаясь меня запутать! Они прекрасно понимают, чем это попахивает!
  - Может, Райт получал от Томаса наркотики для своих друзей?
  - Возможно! Но я сомневаюсь, что Томас распространял порошок мелочью. За такое Лусио и Арчи сразу убрали бы его! Они ни за что не допустили бы такого. В Ганнисон эти люди приехали не для того, чтобы наследить здесь и сесть в тюрьму.
  - Согласен. Но, это произошло и Томаса убрали! А как насчёт того, что Райт брал у Томаса наркотики крупными партиями и об этом никто не знал? Нельзя отрицать и того, что парень мог распространять их не в Ганнисон, а в округе. Поэтому, всё и покрыто неизвестностью!
  - Это всего лишь очередные версии! - Согласился со мной шериф, понимая, что придёт время, и мы обработаем каждую из них.
  - И ещё, - я обернулся в сторону разъехавшихся машин, обратив внимание, что кроме работников похоронной службы остались только мы, - Райт втайне от своих друзей мог долго уговаривать Томаса, чтобы тот взял его, пытаясь объяснить преимущества их обоюдно интереса в этом деле, и тот долго отказывался. Но пришёл момент, когда Томас дал добро и за это же поплатился. Лусио и Арчи не простили ему его личную инициативу. Насколько нам известно, они объявили эту зону чистой. По крайней мере, для себя! А чужие проблемы по этой теме в Ганнисон их интересуют меньше всего!
  - Первая поставка, которая должна была принести немаленькие деньги, закончилась довольно-таки плачевно, - задумчиво проговорил Сэм Лэнг.
  - И первая смерть Томаса, - добавил я, придав моим словам лёгкую иронию.
  
   281
  - Это точно! - Шериф ухмыльнулся, и мы сразу пошли к машине, - Второй у него уже точно не будет! Но, давай мы с тобой не будем забывать, что это всего лишь одна из всех наших версий, которую мы начнём разрабатывать!
  
  
  Рафи Харбор являлся лучшим другом Джейсона и в любую свободную минуту они всегда старались держаться вместе, даже не смотря на то, что Микки недолюбливал Рафи, и, не очень-то был рад его присутствию в их компании. Но это было его сугубо личное мнение, в отличие от всех остальных, которые относились к Рафи с симпатией. Несмотря на то, что он был медиком и старался вести правильный образ жизни, в его молодых жилах текла буйная и страстная кровь, довольно часто требующая от него не только женщин и выпивки, но и огромного количество адреналина, который он вырабатывал с помощью байка Харлей-Девидсон. Рафи как всегда не был против того, чтобы оторваться по полной. Он старался рассчитать выходные так, чтобы на смену прийти со здоровой и светлой головой. Он был молод, горяч и, в отличие от многих приближённых байкеров к Микки, честен. Рафи был невысокого роста - где-то метр семьдесят, на его голове была короткая стрижка, а от виска и до глаза с правой стороны у него был виден широкий шрам, напоминающий ему о первых скоростях и крутых виражах на мотоцикле. На его лице всегда была видна радость и тяга к жизни, о чём нельзя было сказать после того, как он просыпался после сильного перепоя. В эти минуты он хорошо понимал, что сейчас ему хотелось не радоваться чему-либо, а вылезти из своего тела, чтобы хоть немного забыть о сильнейшем сушняке, головной боли и приторможенном состоянии.
  Приподняв голову, Рафи Харбор посмотрел по сторонам, чувствуя, как его тело кружит во все стороны, словно он находился в падающем вертолёте. Жажда пить не давала ему возможности думать ещё хоть о чём-нибудь, что могло бы заполнить его мысли в эти секунды. Протянув руку в сторону стола, рядом с которым он распластался в широком и мягком кресле, Рафи поймал в ладони первую же ёмкость и поднёс её к губам. Сделав глубокий глоток пива, он слегка скривился от горечи, после чего осушил её до дна и поставил бутылку вниз на пол. Во второй раз он нащупал рукой пластиковую наполовину опустошенную бутылку кока-колы, которая ушла вслед за пивом и также стала вниз рядом с креслом. Приложив ладонь к губам, Рафи вытер капли жидкости, оставшейся на щеках и горле, чувствуя, как его голова закружилась ещё сильнее. Он посмотрел по сторонам, обратив внимание на сладкую парочку, обнявшуюся на диване. Девушка раскинула руки и ноги в разные стороны, словно изображала звёздочку, а парень крепко сжимал её ладонь, прижавшись к ней щекой. Его голова и туловище лежали на краю дивана, а зад и ноги свисали вниз на пол, упёршись в спину и шею бородатого мужика. Рафи помнил, как этот бородач не один раз опрокинул вместе с ним виски, а после и пиво, при этом очень громко разговаривая, тот всё время смотрел на девушку в зелёной футболке. Когда он довольно много выпил, то даже пару раз рукой сделал ей непристойное предложение, после чего она подошла к нему и без лишних слов послала его куда подальше. Тогда бородач казался большим, разговорчивым и смелым, а сейчас он лежал как тюлень с завёрнутой к носу бородой и невероятно громко храпел, заставляя вибрировать волосы. Его пьяное и слегка опухшее лицо было мало похоже на того человека, который только вчера вечером и ночью беседовал и пил с Рафи.
  
   282
  С другой стороны дивана в кресле спал Райт, крепко прижавшись к декоративной подушке, которую он обнимал как любимую девушку. Рядом с ним валялось несколько пустых бутылок пива, посреди которых затерялась и одна бутылка водки. На столе, откуда Рафи брал кока-колу, лежало довольно много закусок с колбасой и сыром, а также несколько нарезанных кусков нетронутой пиццы. С трудом встав с кресла, Рафи взял один бутерброд и кинул его в рот, чувствуя, с каким трудом он начинал пережёвывать пищу. Выйдя из комнаты, он вошел в огромный холл, где на полу сидел Джейсон и играл перед огромным телевизором. Он нёсся на яркой цветной машине среди города и при каждом повороте нагибался и сам, словно был лично за рулём, двигаясь посреди дороги. Обернувшись, Джейсон махнул рукой Рафи, попытавшись улыбнуться, но вместо этого на его лице появился натянутый уставший оскал. Джейсон был весь мокрый, словно ещё минуту назад сошёл с дистанции, пробежав километров пятнадцать. Он отложил игрушку в сторону и двумя пальцами оттянул на себе футболку, показывая, насколько ему неприятна его одежда.
  - Рафи, ты не поверишь, что произошло полчаса назад! - Пьяным грубым голосом проговорил Джейсон. - Этот придурок Микки, решил в очередной раз выпендриться перед Глорис, и меня пьяного закинул в ванную! Я думал, что захлебнусь! Спасибо Глорис вовремя вытянула мою голову из воды и подложила руку.
  - Ему что, делать больше нечего? - Спросил Рафи, и, сразу же выпил пол банки пива, которую взял из полиэтиленового пакета у двери, - Он же мог тебя утопить!
  - А что ему от этого? - С каким-то безразличием спросил Джейсон пересев в кресло, - Он же пьяный! А когда Микки пьяный, он же просто безбашенный идиот!
  - Джейсон, я тебе уже говорил по этому поводу...
  - Только не сейчас! - Зло сказал Джейсон, проведя пальцем у шеи, словно предупреждал друга, что отрежет ему голову. - Ты со своей моралью уже вот где сидишь! Ты мне что? Мама или папа?
  - Если бы я не видел, что ты не катишься в яму или не хотел бы этого видеть, то это было бы лучше? Джейсон, посмотри, в кого ты начинаешь превращаться!
  Джейсон улыбнулся и показал указательным пальцем на Рафи, с трудом улыбнувшись:
  - Ты себя-то в зеркало видел? Праведник! - Поднявшись с кресла, Джейсон подошёл к Рафи, и, обняв того за шею, притянул к себе, крепко прижавшись к нему, - Неужели ты думаешь, что я не вижу границ? Ты же друг! Ты тот человек, который знает обо мне практически всё! И тебе известно, что я знаю, где находится та черта, которую нельзя переходить!
  - Нет, друг, похоже, что твоя черта отходит всё дальше и дальше!
  - Вслед за тенью уходящего Солнца! - Выкрикнул Джейсон, подняв руку к потолку, после чего закашлялся и отошёл в сторону от Рафи, кивнув в его сторону, - Блин, я тебя тоже намочил!
  - Высохну! - Без обиды в голосе ответил Рафи, давая понять, что небольшие мокрые пятна испаряться очень быстро.
  - Я знаю, чего ты сейчас хочешь! - Джейсон обернулся в сторону выхода, и слегка шатаясь в разные стороны, направился к двери. - Мне тоже кажется, что пора уходить.
  - Ты читаешь мои мысли! - Добавил Рафи, и пошёл вслед за ним.
  
   283
  Джейсон дождался, когда Рафи выйдет из дома и, закрыв за ним дверь, дёрнул его за рукав, пытаясь остановить друга сразу у выхода.
  - Друг, ты последнее время много стал говорить мне о моей жизни! А мне, знаешь ли, это не нравиться! Даже в это пьяное утро, и то ты вставил свои пять копеек, заставляя меня искать оправдания своим поступкам даже в таком состоянии!
  Рафи видел, что Джейсон довольно быстро приходил в себя, если решил прямо здесь и сейчас поговорить с ним о вещах, которые ему не хотелось обсуждать внутри дома, где их мог кто-то подслушать. Видимо, Микки довольно хорошо напугал его, окунув в ванную. Рафи даже не догадывался, что после той неприятной истории Джейсон вылез из ванной и, выпив довольно много воды из крана, нагнулся над унитазом, вставив себе два пальца как можно глубже в рот. Это произошло несколько часов назад и, благодаря этому он немного протрезвел.
  - Я не собирался с тобой говорить на эти темы прямо сейчас и здесь! - Ответил Рафи, понимая, что это не место для обсуждения проблем.
  - А, по-моему, собирался! - Настаивал Джейсон, ткнув пальцем в стекло, - Там, в холле, ты в какой раз за эту неделю хотел просушить мне мозги! Или ты думаешь, что я не понимаю, к чему ты клонишь?
  - Джейсон..., - Рафи подошёл как можно ближе к другу и, остановившись рядом с ним, нагнулся к уху, - я переживаю за тебя! И хочу, чтобы ты бросил заниматься тем, во что начинаешь впутываться!
  - Брошу! - Зло отрезал Джейсон, шутя, оттолкнув друга в сторону, - Когда посчитаю нужным! Только...
  В этот момент оба парня обернулись в сторону дороги, на обочине которой стояли Микки и Глорис. Глорис пыталась стать между каким-то парнем в джинсах и белой помятой футболке и Микки. Она негромко что-то говорила незнакомцам, но, похоже, они не собирались вслушиваться в её слова, от чего её голос начинал звучать всё громче и громче. Глорис оттолкнула рукой стоявшего напротив неё парня, от чего тот просто рухнул на асфальт, не удержавшись на ногах.
  - Твою мать! - Зло проговорил Рафи, - Не к добру, когда пьяные разбираются с пьяными!
  - Сейчас будет веселуха! - Добавил Джейсон, и Рафи сразу услышал нотки понятной ему радости в голосе друга, - Люблю моменты неожиданности! - Добавил он и, перепрыгнув через низкую длинную скамейку, побежал к дороге.
  Рафи оказался быстрее своего друга и, не смотря на то, что споткнулся о небольшой выступ, всё равно бежал быстрее. Они видели, как второй парень наотмашь дал пощёчину Глорис, а Микки со всей силы ударил того кулаком. Глорис отпрянула назад, и именно это её спасло от того, что третий незнакомец быстро вытянул из кармана раскладной нож, махнув прямо по тому месту, где только что стояла девушка. Микки уже не видел этого момента, так как схватился с первым молодым человеком, которого свалила Глорис. Тот довольно быстро поднялся и сразу же одной рукой повис на Микки, а второй схватил его за горло. Микки вывернулся из его объятий и, провернувшись вокруг зажатой руки, выскользнул вниз. Зажав парня с двух сторон за талию, Микки слегка приподнял его над асфальтом, а затем свалил прямо на спину, рухнув на него сверху всем телом.
  - Ах, ты ж сука! - Прокричал Рафи, и, со всей силы ногой ударил в живот парня с ножом, который обернулся в их сторону.
   284
  - Хау! - Громко в голос выдохнул парень от удара, свалившись на землю.
  Джейсон со всей силы ударил его ногой по рёбрам, от чего парень перекувыркнулся через спину и быстро поднявшись на землю снова выставил перед собой нож, угрожая окружившим его Рафи и Джейсону. Глорис в этот момент ногами била мужчину, на котором лежал Микки. Ей казалось, что тот не отпускал её мужчину от себя, удерживая его, но когда Микки перевернулся на спину, вытянув руки из-под спины лежащего мужчины, она сразу заметила, как он схватился за правую кисть, показывая выражением лица, какая у него была сильная боль.
  - Мы его убили? - Громко спросила Глорис у Микки, обратив внимание, как недвижимо лежал незнакомый им человек рядом с Микки.
  Но как только она нагнулась над Микки, чтобы поднять того, незнакомец закашлялся и, не открывая глаз, перевернулся на бок.
  - Этот поддонок будет жить! - Прозвучали железные нотки в голосе Микки, - К нашему счастью! - Добавил он и посмотрел на второго, которого он ударил кулаком в лицо.
  Тот сидел на коленках, и всё время наклонялся вниз, а после выравнивался, удерживая обе руки в районе носа. По его кистям текла кровь, и Микки сразу понял, что сломал ему нос. Третий всё ещё пытался обороняться ножом, размахивая им перед их друзьями, но в какой-то момент Рафи и Джейсон быстро подбежали к нему с двух сторон и стали бить его руками и ногами. Джейсон ударил по руке, чтобы выбить нож, но тот успел резануть его по ноге, после чего нож отлетел к дороге, упав на обочину тротуара.
  - Собака! - Выкрикнул Джейсон, ухватившись рукой за ногу ниже колена.
  Он видел, как Рафи ещё несколько раз со всей силы ударил того в район живота и спины, после чего тот свернулся, зажав голову руками и поджав коленки.
  - Всё! Всё! Хватит! - Завопил он, продолжая лежать в такой же позе, - Дайте нам уйти! Прошу вас!
  Микки с благодарностью посмотрел на Рафи, и Джейсона, которые оказались в нужный час и в нужном месте, после чего подошёл к вопящему парню и, нагнувшись над ним, схватил того за волосы. Тот от боли опустил руки и посмотрел в глаза злого и пьяного Микки, ожидая, очередной удар в лицо. Но Микки лишь отпустил волосы парня, толкнув его голову к земле, после чего встал на ноги и сделал шаг назад.
  - Если я вас сук ещё хоть раз увижу, тогда сегодняшнее утро вам покажется как весёлая прогулка по набережной! Ты меня понял? - Спросил Микки, снова зажав второй рукой свою кисть, от которой боль уже доходила до самого локтя.
  - Мне не нужно повторять два раза! - Ответил с трудом парень пьяным голосом и невыразительными словами.
  - Ну, и умница! - Добавил Микки, сплюнув в сторону мужчины, из-за которого он ушиб или переломал руку.
  Ему хотелось ещё раз добавить тому ударом ноги в живот, но он видел, как тот откашливался, держась рукой за спиной.
  - Пошли! - Еле слышно сказал Микки Глорис и, не обращая ни на кого внимания, пошёл обратно в сторону дома.
  Глорис достала из кармана пачку сигарет и сняла с неё полиэтиленовую упаковку. Она подошла к обочине дороги и аккуратно уложила в неё нож, рукояткой вовнутрь.
  
   285
  - Я переложу его в кулёк, и сохраню на долгое время! - Проговорила она в сторону того, кто только недавно махал им перед её друзьями. - Если у копов вдруг возникнут вопросы о том, кто и в чём виноват? Я им дам эту штуку, а наши друзья без лишней лжи расскажут им, как вы первые напали на нас, ударив меня! Нам не нужно будет им врать! А значит, наш рассказ от четырёх человек не будет запутанным и лживым! Ты меня понял? - Спросила она его и, не дожидаясь ответа, пошла вслед за Микки.
  - Рафи, пойдём отсюда! - Сказал Джейсон, показав средний палец парню, чей нож сейчас был у Глорис, - Ты, сучара, мне ногу чуть не порезал! - Со злостью проговорил он, показав ладонью у горла, - А если бы сделал это, я тебе бы руки переломал и бошку свернул!
  Отойдя метров на пятьдесят, Джейсон остановился, одёрнув рукой Рафи, который шёл на полметра впереди него и что-то рассказывал, размахивая руками. Сняв с себя мокрую футболку и порезанные брюки с пятнами крови от небольшого пореза, Джейсон поднял крышку ближайшего мусорного бака и закинул вовнутрь мокрую и грязную одежду, оставшись в одних трусах.
  - Красавчик! - С улыбкой на губах произнёс Рафи, как только Джейсон сделал пару шагов вперёд, сказав, что уже готов и им пора идти.
  - Я их не покупал! - Проговорил он, зная, что Рафи имел в виду надпись, которая была написана сзади, - Мне эти плавки подарили!
  "- Имею то, чем удивлю даже слониху!" - Вслух прочитал Рафи, ухмыльнувшись.
  
  
  
   Роберт уже двадцать минут сидел в машине рядом с отелем "Алмаз" и всё время нервно постукивал пальцем по рулю. Он не доехал сто метров до той точки, где каждый день ставил машину и отправлялся в свой кабинет. Чувство накатывающихся неприятностей, которые он связывал со своим компаньоном Картером Норстом, всё больше и больше нервировали его. С одной стороны ещё ничего не произошло и никто из полицейских Ганнисона, как и новый агент ФБР Чак, после последней беседы у них не появлялся, но что-то подсказывало ему, что это ненадолго. Тревожные мысли появились после того, как он увидел нового полицейского, которого прислали к ним в Ганнисон. Роберт прекрасно понимал, что недавно ушедшие двое парней-полицейских на другое место службы не настолько нужны были здесь, и их шериф свободно обходился одним помощником Майклом, плюс ещё и агент ФБР. Но, сегодня утром к ним прибавился ещё один новенький, а значит, скоро прибудет и второй, чтобы как можно быстрее наполнить штат. Для него это было лишь тем звоночком, который своим неприятным трезвоном говорил ему, что дела очень и очень хреновые. Быстрее всего, ребята топчутся на месте, и им не хватает ещё несколько людей, чтобы как можно быстрее попробовать распутать это дело. Роберт понимал, что нужны люди для слежки, опросов, дежурства и каких-либо дополнительных поисков, но то, что теперь и его бизнес погряз в этой трясине из-за компаньона, ему больше всего и не нравилось. Он видел, в каком напряжении был Картер и чувствовал, что тот ему рассказал не всё, о чём знал. По крайней мере, ему так казалось. Хотелось верить в свои обманчивые ощущения, но он не мог приказать своим мыслям думать по-другому, ублажая себя, что всё хорошо.
  
   286
  - Как же ты мог так подставить себя и меня? - Громко со злостью в словах прокричал Роберт, крепко схватив ладонями руль, и сильно до боли сжал пальцы.
  Скулы на лице Роберта напряглись, а глаза стали по звериному безжалостными и злыми, источая ненависть к настоящей ситуации и к тому человеку, из-за которого ему сейчас приходилось тратить свои нервы.
  - Ты мне должен ещё тринадцать тысяч долларов! - Еле слышно проговорил сквозь зубы Роберт, - Ты ошибаешься, если думаешь, что я тебе их прощу!
  Повернув ключ, Роберт переключил скорость и медленно поехал на стоянку, стараясь держать в руках свои эмоции. Пытаясь хоть как-то успокоиться, он несколько раз глубоко вдохнул в себя воздух и медленно выдохнул, мысленно уговаривая себя, что ничего страшного не произошло и всё будет хорошо.
  Роберт вошёл в холл и сразу же постарался улыбнуться женщине, которая была на дежурстве. Ответив приветствием на приветствие, он зашёл в кабинет и как можно аккуратнее закрыл за собой дверь, стараясь не ударить ею со злости.
  - Хо! - Громко произнёс Картер, протянув руку своему компаньону, - А я подумал, что ты уже сегодня не придёшь!
  - Как видишь! Пришёл! - Ответил Роберт, пожав руку Картера.
  Он сделал искусственную улыбку, сел за свой стол в мягкое кресло и откинулся на спинке, рассматривая потолок.
  - Что-то случилось? - Спросил Картер, внимательно всматриваясь в своего компаньона, который вёл себя так лишь в тех случаях, когда у него возникали какие-либо трудности или неприятности. - Роберт, ты поскандалил с женой? Или произошло что-то более неприятное?
  - Второй вариант! - Ответил Роберт, слегка наклонив голову вперёд и посмотрев на сидящего напротив него мужчину недружелюбным взглядом. - Картер, тебе хорошо спиться по ночам? Ты не забыл ещё, что должен мне тринадцать тысяч долларов? Или, может, ты думаешь, что будешь отдавать мне их вечно?
  - Но ведь я тебе только на днях отдал двенадцать тысяч! - С лёгким раздражением проговорил Картер, понимая, к чему клонит его компаньон, - Я же не могу тебе отдавать такие суммы каждую неделю!
  - Можешь! - Выкрикнул Роберт, указав пальцем на Картера. - Ты прав! Я тебе даю ровно неделю на то, чтобы ты мне вернул эти деньги!
  - Ты с ума сошёл? - Повышенным тоном спросил Картер, вскочив со стула, - Откуда я тебе возьму такую сумму за столь короткий срок? Откуда? Или может, ты мне предлагаешь ограбить банк или ювелирный магазин?
  - Неплохие мысли! - Более спокойно сказал Роберт, слегка улыбнувшись, - Хотя, в принципе, меня это беспокоит меньше всего!
  Роберт видел, что Картера начинало колотить, а он почему-то в эти мгновения успокаивался, наблюдая за мелкими истериками своего компаньона. У него были ощущения энергетического вампира, ощущения человека, который разозлил того, кто ему должен деньги, и заставил его нервничать, заставляя думать над тем, где ему можно раздобыть денег и как можно быстрее.
  - Роберт, с чего это ты вдруг решил, что я тебе должен отдать их за семь дней?
  - С того, что ты скоро будешь сидеть в тюрьме, а не за этим столом!
  
   287
  - Я знаю, что ты злишься на меня за то, что я тебя обманул! Я знаю, что тринадцать тысяч это большие деньги! Я знаю, что ты не хотел бы того, о чём только что говорил! Как понимаешь и то, что я не могу тебе их просто так где-то взять!
  - Понимаю! Но хочу свои деньги вернуть как можно быстрее!
  - Чего ты так испугался?
  - Картер, сегодня утром я видел нового полицейского, который прибыл в Ганнисон. Скоро прибудет и второй. Если Сэм Лэнг решил как можно быстрее пополнить свои ряды, значит, дело дрянь и принимает неприятный оборот! Нужны люди, которых ему не хватает, чтобы раскрутить это дело по полной! Ты же прекрасно понимаешь, что здесь дело не только в ваших играх, а и в двух убийствах. Которые, возможно, тоже в какой-то мере могут быть связаны с играми.
  - Не преувеличивай! У меня всё в порядке! А значит, твой страх просто наигран и накручен!
  Не смотря на то, что Картер говорил более спокойно и уверенно, Роберт заметил в его голосе лёгкое вибрирование от испуга, которое волной накатывало его изнутри. От него не скрылся даже тот факт, что Картер что-то обдумывая в свой голове, два раза сел на своё кресло, а после встал, и больше на него не садился. Он не спеша прохаживался от одной стены к другой, лишь бросая короткие фразы о том, что обязательно постарается отдать деньги как можно скорей. Через минут пять пальцы Картера стали беспрерывно почёсывать за ухом и шеей. Как только он сел, его руки со стола опустились на ноги, и он стал без остановки постукивать пальцами по коленям, пытаясь изобразить какую-то мелодию. Обычно Роберт всегда жалел своего компаньона и успокаивал его, зная, к чему приводят того подобные мысли, сопряжённые с переживаниями и страхом. Но сегодня внутри себя он не чувствовал ни грамма жалости к этому человеку, понимая, что настоящая вина Картера - это нахлынувшая на него жадность, азарт и обман, которым он стал заниматься.
  - Давай мы сделаем так, - Роберт поднялся со своего кресла и подошёл к напарнику, усевшись на край его стола, - я не буду настаивать на своём и требовать от тебя деньги, которые ты должен отдать за семь дней и дам тебе более свободный график. Но он не должен быть длиннее двух или трёх недель! Сможешь расплатиться за неделю - тебе уважение от меня и почёт. А если не отдашь и за три недели? Ну... в данный момент я могу тебе сказать только то, что тогда через адвоката будем решать о переделе собственности! Часть твоих процентов от бизнеса ты перепишешь на меня! Вот и всё! Я всегда рад подставить тебе своё плечё, но ты меня просто-напросто обманул! А я такие вещи не всегда прощаю! Особенно когда это делают родственники и близкие друзья! А у нас с тобой ещё и общий бизнес!
  - Я тебя понимаю, Роберт, но ты многого хочешь!
  Картер слегка приподнял голову и из-подо лба посмотрел на компаньона. Он видел, что тот не шутил с ним и говорил ему чистую правду, не скрывая своих мыслей и намерений.
  - Неужели ты думаешь, что я пойду на то, что перепишу на тебя часть своей доли?
  - Да! Ты сделаешь это сам! Потому, что ты нигде не найдёшь такой суммы! Ведь ты же не отказываешься от того, что должен мне тринадцать тысяч долларов?
  - Нет, я не отказываюсь от своего долга и обещаю тебе, что в течение трёх недель попытаюсь вернуть всю сумму!
   288
  - Вот и хорошо! - Довольным и протяжным голосом проговорил Роберт, вернувшись в своё кресло, - Я буду ждать от тебя не жалких слёз, а всей суммы и сразу!
  - Я тебе обязательно верну всё, что брал! - Уверенным голосом проговорил Картер, словно уже знал, где взять деньги.
  Роберт протянул руку в шкафчик и выключил диктофон, который включил с того момента, как завёл весь этот разговор. Чтобы его напарник ничего не подумал, он достал чистый лист бумаги и что-то стал чертить, словно успокаивал свои нервы, но на самом деле уже через пару минут положил лист обратно в шкафчик и, изъяв оттуда диктофон, задвинул его обратно. Опустив руку вниз, он положил диктофон в карман брюк, понимая, что такие вещи оставлять в кабинете очень опасно, и весь их записанный разговор нужно было спрятать как можно дальше. Роберт знал, зачем сделал это. Он должен был хоть как-то подстраховать себя, давая понять тому, кто это будет слушать, что он во всей этой истории не причём, а всего лишь человек, который из-за доверия одолжил деньги своему другу и компаньону.
  Он подумал о том, что вся его надежда сейчас лишь в том, что ни его, ни Картера, продолжение загадочных историй больше не коснётся. И этот диктофон никогда не пригодится. А после того, когда найдут убийц или убийцу, он всю эту запись сожжёт в огне вместе с диктофоном. Сейчас ему этого хотелось больше всего, и он наделся лишь на такой исход событий. Но деньги он хотел вернуть как можно быстрее, и это было не просто его желанием, а требованием.
  - М-да..., - задумчиво проговорил Роберт, показав в сторону окна, - какая погода! Так и хочется бросить всё и прямо сейчас рвануть куда-нибудь к океану.
  Картер встал из-за стола, подошёл к двери и обернулся к компаньону, строго посмотрев на него. Он стоял около пяти секунд, молча наблюдая, как тот тоже не сводил с него своего взгляда, после чего Картер слегка улыбнулся и кивнул головой, словно с чем-то соглашался:
  - Роберт, с этой минуты я займусь поиском денег для тебя. Надеюсь, ты не обидишься, если меня здесь не будет несколько дней? Мне нужно хорошо подумать, что я смогу сделать, чтобы расплатиться с тобой!
  - Хорошо! Можешь не переживать! Всё, что нужно будет сделать в нашем отеле, я сделаю!
  - Спасибо! - С недовольной ухмылкой сказал Картер, сожалея, что в своё время не только не отказался от игры на крупную сумму, но и испортил отношения со своим компаньоном, взяв взаймы у него деньги, и соврал, не сказав правды, на что он их брал.
  
  
  Передо мной на столе стоял опечатанный ящик, который привёз парень по поручению моего начальства из Нью-Йорка. Он ждал, когда я вернусь с кладбища и всё это время разговаривал с Мэгги Риган, стараясь прощупать её семейное положение. По внешнему виду он выглядел робким и стеснительным парнем, но когда мы вошли в кабинет, весь его разговор клонился лишь в одну сторону, он не мог остановиться передо мной в своих расспросах о секретаре шерифа. Было видно, что если бы Мэгги была свободной женщиной и уже сейчас дала ему добро на совместное проживание, парень, не раздумывая ни секунды, остался бы в Ганнисон навсегда.
  
   289
  - Чёрт, как же она хороша! - С восторгом через короткие промежутки нашего делового разговора повторял он, - Ну почему Мэгги не сказала мне, что она замужем? Почему я должен был это услышать именно от тебя, Чак? Неужели её красота настолько приучила эту даму терзать глаза и сердца мужчин?
  После того, как я с ним оговорил последние моменты завтрашнего утра, он ещё раз уточнил у меня, где находится отель "Алмаз", где должен был переночевать этой ночью, и сразу же направился туда, чтобы оставить свои вещи, которые вмещались в небольшую сумку. Далее парень должен был отправиться на место, где завтра начнётся праздник, чтобы хорошо осмотреться на местности. С ним было ещё пару подчинённых, которые так и не выходили из машины, крепко уснув на заднем сидении.
  Я проводил парня к двери, обратив внимание, как он выходил из участка, не сводя глаз с Мэгги. Мне казалось, что у него вывернется голова, и он удариться о стену, но этого не произошло, и он лишь послал секретарю воздушный поцелуй, мило улыбнувшись. К моему удивлению Мэгги не отреагировала на это с какой-то неприязнью или отторжением, а наоборот, также мило улыбнулась, слегка налившись красной краской на лице. Было видно, что молодой человек ей очень понравился, но статус женатой женщины не позволял ей иметь дело с другими мужчинами. По крайней мере, мне так показалось, хотя я мог и ошибаться в этом, не зная, о чём они говорили всё-то время, пока я отсутствовал.
  Я положил документы в сейф, стараясь скрыть его содержимое до сегодняшнего вечера, а сам ящик решил сразу же отнести в свою машину, стараясь в ближайшее время избежать лишних вопросов от шерифа. У меня были свои планы, с которыми мне не хотелось бы делиться до завтра. Хотя, Мэгги Риган обязательно расскажет ему о людях ФБР, которые приезжали ко мне, и о грузе, который был доставлен ко мне в кабинет, а через короткое время мною же и убран в мой автомобиль.
  Закинув запечатанный ящик в багажник, я сел в машину и сразу же услышал, как мой телефон завибрировал в кармане. Только сейчас я вспомнил, что не включил громкую связь после того, как мы с шерифом покинули кладбище. Это звонила Рейчел Крюсон. Её голос был нервным и усталым.
  - Чак, я так больше не могу! Я устала видеть эти дурацкие сны, после которых просто не знаю, что мне делать! Меня просто раздирает на части, когда я из этого мира попадаю в другой мир, где чувствую себя также реально, как и здесь!
  - Рейчел, чем я тебе могу помочь? Я же не психиатр!
  - Нет! Нет! Ты меня не понял! Я хочу выговориться! Может именно это поможет мне хоть немного скинуть с себя тот груз, который накопился внутри меня. Чак, я хочу кое-что рассказать тебе о том, что имел в виду Скотт, когда кричал Тому Бассету, что расскажет всё о Лунном камне, и кое-что об одной встрече Рона и Скотта.
  - Хорошо! Я прямо сейчас же еду к тебе!
  - Спасибо, Чак. Прошу тебя, не задерживайся!
  Я выключил телефон и положил обратно в карман, думая лишь о том, что сейчас передо мной откроется что-то важное и интересное. Обернувшись в сторону багажника, я лишь с сожалением подумал, что придётся на какое-то время перенести те дела, которые были связаны с этим грузом, но это было не настолько важно, чтобы не поехать прямо сейчас к Рейчел. Сдав назад, я резко развернулся, заметив, как Мэгги с удивлением посмотрела на мою машину из окна, и сразу же надавил на газ.
   290
  Рейчел уже ждала меня. Как только я остановился у её дома, дверь открылась, и я увидел уставший вид измученного человека, нервы которого не на шутку пошатнулись. Быстро поднявшись, я вошёл в дом и сразу направился за ней на кухню, заметив, что на столе уже стояли две белые чашки с нарисованным красным ромбиком рядом с ручкой, чай, кофе, сахар, печение, конфеты и чайник, из носика которого ещё шёл пар.
  - Чак, я обещала Скотту, что никогда и никому не расскажу ту историю, которую он мне поведал. Но..., - женщина остановилась и по её щеке потекла слеза.
  Смахнув её рукавом, Рейчел взяла себя в руки и, не спрашивая меня, кинула в свою и мою чашку ложку кофе, ложку сахара и залила всё кипятком. Надкусив кусочек печения, она быстро пережевала его и глотнула. Мне не хотелось говорить что-либо, чтобы не сбить её с мысли. Сейчас я для неё был не только соседом, другом, работником ФБР, но и тем человеком, которому она могла излить свой груз, с которым больше не могла жить. Ей нужно было получить разрядку, а я готов был уделить ей столько внимания, сколько потребовалось.
  - Чак, пообещай мне, что этот разговор останется только между нами, и ни одна живая или мёртвая душа не услышит из твоих уст то, что ты сейчас услышишь от меня!
  - Рейчел, я тебе обещаю! Если бы ты знала, что я не смогу удержать твою тайну в себе, то никогда не позвонила бы мне!
  - Да, я знаю! Ты прав! Что-то внутри меня мне подсказывает, что я тебе не просто могу доверять, а более того, могу верить без сомнения! Да...
  Она сделала глоток кофе, посмотрела на коричневую жидкость, и поставила чашку обратно на стол. Посмотрев несколько секунд в окно, Рейчел повернулась ко мне и положила руки под подбородок, внимательно посмотрев в мои глаза.
  - Обе истории, которые я хочу тебе рассказать, плотно связаны между собой. Скажу честно, что я их услышала от Скотта лишь по тому, что он в момент рассказа был не только сильно чем-то напуган, но и невероятно пьян. Сначала я думала, что он просто перепил и решил пофантазировать, но после я увидела Лунный камень. Он светился! Да! Я видела, как он светился изнутри!
  Рейчел снова остановилась, потерев пальцами пальцами у виска. Я видел, что она пыталась собрать всё в кучу и рассказать мне по порядку, чтобы я мог связать всё в своей голове и поверить ей. Я знал, что история её мужа наверняка раскроет передо мной много загадок, но она не знала, что я готов ей поверить только потому, что уже сталкивался в Ганнисон с необъяснимыми вещами, и переживала, чтобы я её не признал сумасшедшей.
  - По рассказу Скотта, всё началось с того, что однажды мой муж заблудился в лесу только по той причине, что был сильно пьян. Он шёл от друзей, с которыми отдыхал где-то на окраине леса за Ганнисоном. Машин в тот момент практически не было, а кто был, те не хотели его брать, боясь, что его может вывернуть прямо в салоне, а другие не давали залазить в свои кузова, боясь, что он может вывалиться и погибнуть. Водители смеялись и говорили: - Скотт, пока ты дойдёшь до дома, то наполовину или полностью протрезвеешь! Ему было не до шуток, да и желания большого общаться с водителями у него не было. Стараясь избежать всего этого, Скотт решил срезать дорогу и пойти через лес. Именно с этого момента всё и началось. Лучше бы он этого не делал!
  Рейчел снова надкусила печение и запила его горячим кофе, обратив внимание, что моя чашка была уже почти пуста.
  
   291
  - Чак, может, тебе налить ещё?
  - Нет, спасибо! - Ответил я, взяв в руки печение, - И что же он там увидел?
  - Рона! Твоего дядю Рональдо! Несмотря на то, что Скотт был очень пьян, а может и в самом деле уже стал трезветь, он сразу обратил внимание на то, как подозрительно и необычно шёл Рон. Он двигался словно волк, слегка пригнувшись, часто оборачивался, словно боялся, что за ним могут следить. Больше всего Скотта удивило, что тот помимо ружья нёс в руке пакет, из которого что-то светилось. Словно внутри была свеча в колбе, и Рон боялся потушить огонь, опасаясь, что не разожжёт костёр. Всё это в совокупности и разыграло необычный интерес моего мужа к твоему дяде. У Скотта проснулся необычный интерес, который отключил в его мозгах все мысли о том, куда он шёл и откуда. По его словам, он шёл за ним около двух километров, стараясь соблюдать большую дистанцию. Тем более он был пьян, и понимал, что может спугнуть Рона. На тот момент Скотту не хотелось торопиться домой, и он решил подшутить над Роном, возможно, напугать, чтобы затем вместе посмеяться. А затем вместе пойти домой в Ганнисон. В общем, через пару километров Рон вошёл в хижину, а уже через минуту Скотт заметил яркую вспышку, которая на долю секунды белым светом прорвалась сквозь запертую дверь и маленькое окошко. Переживания за соседа не давали моему мужу возможности долго стоять за деревьями, и он сразу же побежал выручать твоего дядю, думая, что тот сейчас обожженный лежал на полу. Когда Скотт вошёл в хижину, то не поверил своим глазам. Там никого не было. Понимаешь? Никого! Все стены были целы, и в них не было ни одного прохода и ни одной выемки. Скотт сразу обратил внимание, что на полу рядом с пакетом лежал какой-то камень, от которого исходил еле заметный алый жар, словно здесь кто-то только недавно потушил костёр. Он нагнулся, чтобы взять его, но как только руки приблизились к камню, тот стал светиться ещё ярче, словно предупреждал моего мужа, чтобы тот не поднимал его. Пьяный человек не всегда соображает быстро, у него обычно притуплён страх, и он многое делает по инерции, продолжая следовать начатой мысли и невероятно сильному интересу. Похоже, тоже самое, происходило и с моим мужем. Чем ближе Скотт подносил свои руки к камню, тем ярче тот начинал светить. Он рассказывал, что не чувствовал жара или какого-либо страха перед тем, как взять его в руки. Наоборот, ему хотелось это сделать. Соблазн заставлял его попробовать это вещество в своих ладонях, ощутить что-то необычное и приятное. Взяв камень в одну руку, Скотт ощутил, как свет, который тот излучал, был не только тёплым и мягким, но и каким-то притягательным и необычно манящим. Его руки словно тонули в чём-то прекрасном, и от этого хотелось прижаться к этому внеземному веществу всем телом и получить колоссальное наслаждение. Скотт приложил к камню вторую руку и крепко зажал его между ладонями, приложив их к груди. В этот момент, по его словам, ему показалось, что его ударило током в триста шестьдесят вольт, от чего он откинул камень в сторону и отлетел сам, ударившись о стену. Когда Скотт открыл глаза, то увидел перед собой не домик охотника, в котором он должен был находиться, а какой-то незнакомый ему лес с огромным количеством обычных камней, на которых были нанесены языческие знаки и надписи. На камнях и деревьях было изображено множество незнакомых рисунков, которых он никогда в жизни не видел ни по телевизору, ни в газетах, ни в журналах. А дальше он не захотел мне рассказывать о том, что предстало перед его глазами. Скотт только сказал мне, что этого лучше не видеть и не слышать. Весь страх от увиденного он хранил до самой смерти, рассказав эту историю только мне.
   292
  Рейчел снова накипятила чайник, разлив кофе по нашим чашкам и кинула туда по ложке сахара. Ни я, ни она за эти несколько минут не нарушили тишину, думая каждый о своём. Я по-прежнему не хотел задавать ей свои вопросы, чтобы не нарушить её собранные в кучу мысли, а она не торопилась продолжать свой рассказ, пока вместе со мной не сделала несколько глотков кофе.
  - Дальше я узнала ещё кое-что! - С дрожью в голосе проговорила Рейчел, поставив чашку на стол. - Это то, что до сих пор не оставляет меня в покое! Ты помнишь, когда Скотт попутал тебя с Томом Бассетом?
  - Этого я не забуду! Как только я прилетел в Ганнисон и таксист высадил меня здесь, ты сразу же вышла ко мне, чтобы расспросить как дела и рассказать некоторые новости, а за тобой вышел твой бывший, и стал угрожать мне!
  - Да..., - с улыбкой согласилась Рейчел, кивнув головой, - он даже в таком состоянии пытался беречь меня! И ты знаешь почему? - Спросила она и тут же сама ответила на свой вопрос, - Потому, что он больше никому не был нужен! Чак, ну кому нужен такой балбес и алкоголик?
  - Наверное, ты права!
  - Конечно же, права! - Утвердительно добавила Рейчел и, вытерев лоб ладошкой, внимательно посмотрела на меня. - Чак, - в её голосе снова появилась лёгкая дрожь, которую я услышал перед тем, как она спросила меня о тех мгновениях, когда Скотт попутал меня с Томом Бассетом. - После того момента, прямо перед ночью, когда Скотт повесился, а точнее, его кто-то повесил, я сразу же отчитала его за тебя и за то, что он готов был ухватить тебя за горло, чтобы задушить. Я не ожидала от него такой агрессии, поэтому и сама повела себя агрессивно. Именно в этот день он мне и рассказал эту историю, а также показал..., - она запнулась и покраснела, - я не могла его показать кому-либо! Чак, пойми меня! Я клятвенно обещала Скотту, что никогда не сделаю этого! Но, после того, как я увидела это, меня постоянно стали преследовать странные сны. Они бывают хорошими, но в основном они тяжёлые и страшные. Я устала от этой тайны и хочу избавиться от неё! Да! Избавиться! Может, ты подумаешь, что я хочу переложить эту головную боль на другую голову? - Спросила Рейчел, а только после подумала о значимости своих слов, от чего опустила голову и закрыла глаза, - Да, наверное, так и есть! И, если меня это раздирает изнутри, возможно, что для кого-то это будет благом или чем-то более значимым в его жизни. Но, только не для меня! Чак, я знаю, где Скотт спрятал Лунный камень, который принёс из леса! Он так и не смог расстаться с ним до конца жизни!
  - Он в доме? - Спросил я Рейчел, на что она лишь слегка улыбнулась и кивнула.
  - Да. Он здесь!
  Мне хотелось как можно быстрее достать его, чтобы разобраться во многих вопросах, которые наверняка были скрыты именно в истории того мира, о котором я сейчас думал. Почему-то я был уверен на все сто процентов, что фотографии, которые Ханна просила меня найти, были именно оттуда. Именно из тех мест, куда уходил мой дядя и как минимум один раз там был Скотт. Сейчас я даже не задавался вопросом, как вообще там можно было что-то сфотографировать и перенести сюда. И дядины ли это были фотографии? Но я по-прежнему держал себя в руках, выслушивая Рейчел и не делая поспешных распросов.
  
   293
  - Ты можешь спросить меня, а причём здесь Том Бассет? - Продолжила Рейчел с вопроса. - Если честно, то я и сама не знаю! Возможно, здесь и была связь того, что он заходил к Рону, а Ханна выгнала его, не желая разговаривать с парнем. Затем он заходил к Скотту, но я не знаю, говорили они о чём-то подобном, о чём мы разговариваем сейчас? Для меня это загадка, о которой я ничего не могу рассказать. Возможно, что парень что-то знает, а может, и нет! И ты зря будешь трогать его по этому поводу после моего рассказа. Хотя..., - Рейчел снова внимательно посмотрела на меня, сузив глаза, - ты обещал мне, что рассказанная мной история останется только между нами!
  - Да, я помню!
  - Хорошо! - Спокойным голосом проговорила Рейчел, после чего допила своё кофе и продолжила рассказ. - Я спрашивала у Скотта, видел ли его Рон, когда он вернулся в домик охотника? Мой бывший сказал, что когда он увидел в другом мире, на горе, такой же Лунный камень, какой он брал в руки в домике, и добрался до него, чтобы вернутся обратно, то при возвращении не обнаружил на месте ни Рона, ни второго камня, который должен был там лежать. Скотт сказал, что камни отличались друг от друга, и он хорошо видел, что второй камень переместился вместе с ним, а первого он не нашёл.
  - Значит, Рон вернулся раньше него и успел уйти?
  - Да, Чак. Но заметил ли Рональдо присутствие кого-либо во время его отсутствия, я не знаю, как и не знал Скотт. Он сказал, что никогда на эти темы с Роном не говорил. Да и вообще, после того случая Скотт с ним практически не общался.
  - М-да..., странная истории.
  - Чак, но ты даже не подумай, что Рон может быть причастен к убийству Скотта. Ведь, по словам моего бывшего, вся эта история произошла несколько месяцев назад. Возможно, Скотт там с кем-то встретился и тот спустя долгое время нашёл его и..., - Рейчел глубоко вздохнула, словно сожалела, что всё это рассказала мне. - Я даже не знаю, правильно ли сделала, что открылась тебе? Но и хранить всё это в себе я тоже уже не могу! Чак, ты ищешь Ханну и Рона, эта историю относиться к твоим близким, также, как и к Скотту. Тебе всё это и расхлёбывать! Забирай то, с чем я больше не хочу и не могу жить. Пошли!
  Она пошла впереди меня, ступая вниз по ступенькам в сторону подвала. Её шаги были неторопливые, но уверенные.
  - Чак, если не хочешь, чтобы тебя сочли за сумасшедшего, пожалуйста, не рассказывай это никому! Я тебе не сказала ещё одной причины моего молчания. Этот Лунный камень светиться не во всех руках, которые его берут. Для меня это обычный кусок угля, на который я никак не реагирую, а вот Скотт влиял на него как-то по-особенному.
  Мы спустились в подвал, где она отодвинула в сторону несколько небольших ящиков, из которых выглядывали инструменты и всякий хлам. Я помог ей опустить их на пол, после чего она оторвала от стены доску, которая еле держалась на гвоздях, и показала мне на чёрную обувную коробку, одиноко стоявшую в темном и сыром месте.
  - Он здесь! - Проговорила Рейчел, и аккуратно вытянула её из ниши, поставив на пол.
  Она отошла на пару метров в сторону и стала рядом со мной. Её взгляд постоянно смотрел то на меня, то на коробку, ожидая, когда же я осмелюсь подойти к ней и открыть крышку, чтобы убедиться, что она мне не врала.
  
   294
  Я сделал один шаг и остановился, услышав, как вскрикнула Рейчел, сделав ещё один шаг назад. Она чуть не споткнулась и не упала, успев вовремя упереться рукой о дверь. Коробка изнутри на мгновение вспыхнула светом, словно внутри неё кто-то сидел и подсвечивал фонариком. Я остановился, но уже через несколько секунд сделал ещё один шаг и поднял крышку, наблюдая за камнем, от которого исходил свет. При приближении моей руки к нему, он начинал светиться ярче, а при удалении, его свет немного тух. Это походило на некую детскую игру, которая в какой-то степени завораживала. Но при всём моём желании хоть как-то это объяснить, я понимал, что имел дело с чем-то необычным и потусторонним. Только теперь я начинал понимать, что увидел в лесу, когда ехал с Хью Эппсом и его женой Энн из дома охотника. Параллельно нас летел такой же светящейся камень, который затем вылетел навстречу машине и, превратившись в образ Ника, разбился о лобовое стекло и бампер. Также был и другой момент, когда я один оказался в лесу и столкнулся с подобным явлением, которое перенесло меня в свой мир. Мой вывод был один: значит, эти вещи могут каким-то образом перемещаться из того мира в этот.
  Я взял камень в руку, и он ярким огнём осветил весь подвал, отчего я другой рукой прикрыл глаза, пытаясь хоть что-то увидеть. Было такое ощущение, словно в моих руках была лампочка невероятной мощности, от которой не исходило никаких проводов, и она была без аккумулятора и батареи. Она не жгла руки, а лишь издавала невероятно тёплое и бархатное тепло, от которого не хотелось избавляться. Появилось желание прижать его к груди и утонуть в этом свете, но я аккуратно уложил его обратно в коробку, от чего свет стал тусклым, как вначале. Накрыв коробку крышкой, я взял протянутый Рейчел большой пакет и уложил её вовнутрь.
  - Я не хочу больше видеть этого в своём доме! - С заметным облегчением в голосе сказала Рейчел, показав на ступеньки, ведущие наверх, - Чак, избавь меня от этого как можно быстрее!
  
  
  Мужчина остановился на небольшой стоянке рядом с отелем "Алмаз" и, осмотревшись по сторонам, направился в холл, чтобы снять номер на несколько ночей, а может быть и дольше. Мимо него проехала такая же машина и такого же цвета, как у него, он лишь окинул её оценивающим взглядом и, больше не задерживаясь, сделал первые шаги в сторону здания.
  В холле сидела женщина, которой было около пятидесяти лет, и что-то записывала на листе бумаги. Она подняла голову и посмотрела на гладко выбритого и солидно одетого мужчину, который своим видом хотел сказать, что он не простой человек, а один из тех, от кого в этом мире значат очень многие вещи. Ей не впервые приходилось видеть подобных типов, и она лишь слегка улыбнулась и спросила:
  - Вам одноместный или двухместный?
  Мужчина серьёзным грузным взглядом окинул кучу гвоздей на задней стене, на которых уже почти не было ключей.
  - Одноместный. И, если можно, на втором этаже!
  - Осталось только две, но я вам дам лучшее и самое дорогое! Ту комнату, которая в эти дни нашим посетителям не по карману. Вы, я так понимаю, тоже приехали на праздник рыбака?
  
   295
  - Да. - Ответил мужчина, положив ключ в карман.
  - У нас в этом году полно не только желающих порыбачить и заработать, а и полицейских. Похоже, ситуация в Ганнисон накалила обстановку, а мэр решил праздник не отменять. Как вы считаете, это правильно?
  - Не знаю! Я не мэр вашего городка и не мне решать, что и как здесь делать!
  - Вам полицейским всё равно, что по этому поводу думают местные жители, - без какого-либо раздражения и без иронии проговорила женщина и раскрыла протянутые ей документы. - Алан Стоун, - вслух сказала женщина, записывая данные, - надеюсь, вы защитите нас от этих убийц и поможете нашему шерифу навести в городе порядок.
  - Это наша обязанность! - Твёрдым голосом ответил мужчина и показал пальцем за свою спину в сторону двери с надписью "Управляющий". - Картер Норст сейчас у себя? - Спросил он, строгим взглядом посмотрев на женщину.
  - Нет! - Быстро ответила она, заметив в глазах Алана что-то тяжёлое и неприятное, - Он ещё в обед уехал и больше здесь не появлялся!
  - Спасибо! - Поблагодарил мужчина и сразу же направился на второй этаж, положив документ в карман.
  
  
  
  
  Картер объехал несколько человек, которые могли бы одолжить ему денег через пару недель, чтобы расплатиться со своим компаньоном, но, к его глубочайшему сожалению, ни один из них не пообещал дать ему хоть доллар. Он понимал, что больше у него нет никого, с кем можно было бы решить этот вопрос. Остановившись около своего дома, Картер захлопнул за собой дверь и поставил машину на сигнализацию. У него не было огромного желания возвращаться домой, но и ехать к кому-либо он тоже уже не хотел. Вставив ключ в замок, Картер открыл дверь и вошёл в дом, кинув свою обувь в сторону к стене. В эти минуты ему было лень даже нагнуться и поставить туфли на полку. Обиженный на весь мир, мужчина сразу же зашёл на кухню, где налил себе грамм пятьдесят виски, закусив его сыром. Взяв в руку оставшиеся полбутылки спиртного, он сначала сделал глоток, после чего скривился и, как огнедышащий змий, выдохнул воздух, почувствовав, как мягко и приятно ему обожгло горло. Не отпуская бутылку из руки, Картер сразу же направился на второй этаж, желая развалиться на своей любимой кровати и прямо там допить остаток виски.
  Остановившись на верхней ступеньке, он сделал один глоток, после чего прошёл ещё пару шагов и ногой открыл дверь в спальню, не понимая, по какой причине она оказалась закрытой, как и вторая дверь, находившаяся напротив этой. Всё, что предстало перед его глазами, вогнало его в ступор, из которого он не мог какое-то время выйти. Буквально вся спальня была перевёрнута с ног на голову. Ему хотелось прямо сейчас набрать номер полиции и вызвать шерифа, но он не сделал этого, понимая, что после этого момента его отношения с компаньоном станут ещё более сложными, а Сэму Лэнгу придётся рассказать буквально всё, что он скрывал от него. Картер допил виски прямо у двери, после чего обернулся и открыл вторую дверь, которая тоже была закрыта. Здесь была та же картина, что и в предыдущей спальне. Все вещи были выкинуты на середину в кучу, а сверху и вокруг валялось множество порванных и целых листов от газет, книг и журналов.
   296
  - Неужели вы искали..., - не спеша проговорил Картер, оборвав свои слова посередине предложения.
  Остальные мысли он оставил в своей голове, проговорив их про себя. Вернувшись в спальню, которую он открыл первой, Картер сразу же подошёл к шкафу и опустился вниз, усевшись на подушку, лежавшую на полу. Подняв разорванный альбом, из которого фотографии были разбросаны во все стороны, он открыл десятую страницу и сразу же с грохотом захлопнул его.
  - Ах, вы ж сучьи дети! Мрази! - Прокричал мужчина, ещё раз внимательно осмотрев всё вокруг себя, - Не нашли в той спальне, так добрались до этой!
  Поднявшись на ноги, Картер уже хорошо чувствовал, как быстро его кровь налилась спиртным. Он со злобой скривил своё лицо, словно решался прямо сейчас убить любого, кто мог стать на его пути в этом доме, но уже через минуту понял, что ему этого никогда не сделать. Он не мог даже сделать звонок в полицию, боясь за предстоящие допросы и очередные разборки со своим компаньоном, с которым он был не честен. Последнее время в его жизни очень многое перемешалось, и от этого ему было довольно неприятно даже перед самим собой.
  Картер прекрасно понимал, что, если он ещё был жив, значит, в настоящий момент его жизнь никому не была нужна. И, если он растревожит чей-то улей, а именно улей тех людей, которые недавно побывали здесь и, не таясь, сделали такой разгром, тогда всё может измениться, и его никчемная душа может со скоростью света лететь туда, где сейчас находились души Скотта и Томаса. Завалившись на кровать, Картер закрыл глаза, но яркий свет от лампочки пробивал сквозь веки, и это в какой-то степени его начинало раздражать. Приподнявшись, Картер сел на край кровати, обратив внимание на закрытые окна. В первые минуты он даже не подумал внимательно осмотреться, чтобы определить, как в дом вошли грабители. Став на ноги, он не спеша спустился на первый этаж и, войдя на кухню, сразу же увидел открытое окно, выходившее вовнутрь двора, где находился небольшой бассейн.
  - Незаметно для соседей вошли, и незаметно для соседей вышли! - Уже более спокойным голосом проговорил он, понимая безвыходность своего положения. - Знал бы, поставил капкан на медведя!
  Картер подошёл к умывальнику и, включив кран, окатил своё лицо водой из ладоней. Так он сделал несколько раз подряд, после чего простоял около минуты, наблюдая, как с его носа, подбородка и щёк, стекала вода. Вытерев полотенцем остатки воды на коже, он отбросил влажную тряпку на столешницу и не спеша направился на второй этаж, чтобы проспаться до завтрашнего утра. Сделав несколько шагов по ступенькам, Картер услышал, как кто-то подёргал ручку на входной двери, а затем позвонил в звонок, словно в гости без приглашения хотел войти к нему самый близкий человек, который мог потревожить его в любую секунду, в любом виде и в любом состоянии. Чувствуя, как неприятный озноб пробежал по всему телу, Картер медленно спустился вниз и подошёл к двери, стараясь аккуратно посмотреть в глазок. Он сразу же увидел солидного человека, которого раньше в Ганнисон никогда не видел. Возможно, это был один из тех, кто уже завтра будет забрасывать удочку в речку, чтобы наловить больше всех рыбы. Но его внешний вид говорил совершенно об обратном, а внутренний голос Картера подсказывал ему лишь то, что этот человек ловит не рыбу, а людей, к которым есть претензии других людей.
   297
  - Не стойте там как столб! - Грубым голосом проговорил мужчина, - Я же вижу, что вы стоите и даже боитесь пошевелиться! Мне нужен Картер! Картер Норст.
  - Сейчас, я только оденусь! Одну минуточку! - Ответил Картер, стараясь не показать испуг в голосе и, как только сделал несколько шагов в сторону, сразу же побежал в кухню.
  Он успел лишь прихватить по дороге обувь, которую только недавно отбросил к стене, и, не отпуская обе туфля, из рук, сразу же подбежал к окну и перепрыгнул на улицу, надеясь незаметно скрыться с другой стороны дома. Сделав несколько шагов в сторону забора, Картер похвалил себя за то, что не решился обуться ещё в доме, и теперь его бег был практически бесшумным. Только он похвалил себя за такой умный поступок, как кто-то подставил ему подножку, и, не удержав равновесие, Картер всем телом рухнул на землю, ударившись плечом и головой. Закрыв глаза от испуга и крикнув от боли, он почувствовал, как тяжёлая рука прижала его голову к мягкой траве. Трава неприятно защекотала его по шее, щеке и под носом. Теперь он жалел, что пытался убежать из дома, понимая, что этим лишь обострил свои отношения с неизвестными ему людьми.
  - Вы меня задушите! - Прошептал Картер, при этом, даже не узнав свой голос.
  Ему казалось, что это проговорил кто-то другой, кто сидит внутри него и дрожит от страха. Тяжёлая рука послабила усилия, и он немного смог повернуть голову на бок, приоткрыв глаза. Перед ним стоял мужчина в джинсовых брюках и тёмной футболке, готовый в любую секунду кинуться на помощь своему товарищу, который удерживал его за шею и голову. Картер не видел, кто был сзади него и придавливал его к земле, но хорошо видел, как из-за угла дома вышел мужчина в солидной дорогой одежде и уверенным шагом направился в его сторону. Он остановился рядом с ним и слегка наклонился, посмотрев ему в глаза.
  - Если верить той фотографии, что мне показывали, то ты и есть Картер Норст!
  - Что вам нужно от меня? - Спросил Картер, не в силах повернуть голову так, чтобы ему удобно было смотреть.
  - Меня зовут, Алан Стоун. Я не буду скрывать причину своего прихода к тебе и сразу же скажу, что мне нужна бумага, где были вписаны все игроки, которые играли на крупную сумму. Это была последняя игра, до розыгрыша которой не дожил Томас Мендес, а Джон Уорт был избит у своего дома и ограблен!
  - Вас послал отец Джона? Вы от Дэна Уорта?
  - Это не имеет никакого значения, кто меня послал и по какой причине! - С ухмылкой на губах проговорил мужчина, махнув пальцем вниз к земле.
  В этот момент Картер почувствовал, как его голова моментально вжалась в землю, словно мужчина, сидевший сзади и удерживавший его, хотел всё его тело втолкнуть в грунт, сровняв с мягкой травой. Пытаясь закричать и попросить о помощи, Картер открыл рот, но его голову тут же повернули вниз лицом, и он почувствовал, как в рот полезла трава, а на зубах заскрипела земля. Через короткое время его вернули в прежнее положение, дав отдышаться и сплюнуть набившуюся грязь.
  - Что вы от меня хотите? - Более тихо спросил Картер, понимая, что в следующий раз его прижмут намного сильнее, и продержат так намного дольше.
  - Мне нравиться, что ты не задаёшь лишних вопросов, бережёшь моё время, а значит, ты понимаешь, что компромисс - это лучшее, что тебе сейчас нужно.
  - У меня нет ни расписки, ни цифр! - Уверенным голосом проговорил Картер, сплюнув на землю очередной комок скрипящей на зубах земли.
   298
  - Я очень не люблю, когда мне лгут! - Недовольным тоном сказал Алан, вновь махнув пальцем вниз.
  Картер не успел даже вдохнуть воздуха, как его голова вновь упёрлась в землю, уткнувшись в примятую форму, оставшуюся от предыдущего раза. Он с трудом смог вдохнуть хоть немного кислорода и, почувствовав, что земля попала в горло, стал откашливать её, пытаясь приподнять голову. Но, кто-то сверху упорно не попускал упор руки, прижав его с ещё большей силой. Картер чувствовал, как с каждым кашлем и глотком воздуха в его горло попадало ещё больше пыли, и от этого он начинал кашлять ещё сильнее. С трудом немного вывернувшись из зажатых намертво рук, он посмотрел одним глазом на сидящего на присядках мужчину и с хрипотой в голосе прошептал:
  - Суки! У меня нет никаких расписок!
  Сидящий сзади мужчина снова попустил голову, и Картер с облегчением положил щёку на мягкую траву. Он видел, как Алан Стоун с удивлением посмотрел на кого-то за его спиной, словно раздумывал, показать тому пальцем вниз или нет. Но, видимо передумал, и лишь слегка улыбнувшись, посмотрел в сторону дома, размышляя, как ему поступить дальше.
  - Картер, думаю, нам стоит войти в дом, чтобы мы смогли с тобой поговорить, более открыто, и постараться понять друг друга.
  - Только не вздумай убегать! - Проговорил мужчина за спиной.
  Он резким движением помог встать Картеру на ноги и, подталкивая его в спину и удерживая за шею, повёл в сторону дома, направляя к двери, выходившей на задний двор. Они прошли рядом с бассейном, пропуская впереди себя Алана Стоуна, а затем мужчина с силой толкнул Картера в дом, захлопнув за ним дверь. Обернувшись, Картер сразу заметил, что те двое остались на улице, оставив его и Алана наедине. С этой секунды у него отпало любое желание бежать, понимая, что с ним будет, если его поймает один из тех, кто стоял на улице.
  - Думаю, нам пора поговорить, как настоящим друзьям! - С улыбкой на губах проговорил Алан, словно между ними ничего странного в последние минуты не происходило, и они, в самом деле, были старыми и хорошо знакомыми людьми.
  - Алан, у меня и в самом деле нет расписки! - В который раз повторил Картер, вытирая рукой грязь с лица, - Она у меня была до сегодняшнего дня!
  - Ты хочешь сказать, что расписка растворилась в воздухе с того момента, как ты увидел меня?
  Алан ухмыльнулся, после чего широко улыбнулся и тыкнул пальцем в грудь Картера, слегка толкнув того назад:
  - Давай ты не будешь валять дурака, и отдашь этот листок мне в руки прямо сейчас!
  - Я не могу его отдать тебе, потому, что кто-то сегодня днём меня ограбил!
  - Ты перепил? - Спросил Алан, услышав запах алкоголя от Картера с того момента, как подошёл к нему.
  - Нет! - Картер испуганно замотал головой в стороны, прижавшись спиной к стене, - Зачем мне врать? Я вошёл домой после того, как был у друзей и сразу же налил себе виски. Поднявшись на второй этаж в спальню, я увидел, что там твориться что-то страшное. Кто-то перевернул всё верх дном. После этого я вошёл во вторую спальню, которая находиться напротив, и увидел там тоже самое.
  
   299
  - Ты хочешь сказать, что тебя кто-то ограбил прямо перед твоим приходом? - С сомнением в голосе спросил Алан, посмотрев в сторону ступенек, которые вели на второй этаж. - И что грабители украли?
  - Они искали то же самое, что сейчас требуешь от меня и ты!
  - Расписку с именами и номерами?
  - Да!
  Лицо Алана приняло серьёзный задумчивый вид, от которого он стал выглядеть грозным и устрашающим. Было видно, что он не верил Картеру, но в тоже время и не сомневался в его словах. Он разбирался в людях, и знал, когда они говорили правду, а когда нет.
  - Картер, думаю, нам стоит вместе подняться наверх и посмотреть всё в моём присутствии! Если ты мне соврал, я тебе на месте перебью обе ноги, и ты в ближайшее время будешь очень долго сожалеть, что сказал мне неправду.
  - Как хочешь! - С ненавистью в голосе проговорил Картер, направившись в сторону лестницы.
  Он первым поднялся по ступенькам наверх, остановившись посередине двух спален, двери в которых были открыты. За ним поднялся Алан и с удивлением на глазах стал рассматривать тот беспорядок, который там царил. После увиденного своими глазами, он не мог не поверить этому человеку, понимая, что тот не в силах был проделать всё это за те полминуты, которые у него были, когда Алан постучал в двери, и когда помощник уже прижал его тело к земле. Картер не врал.
  - Я не знаю, кто были эти люди, но они нашли расписку и забрали её. Она лежала в фотоальбоме за фотографией. Алан, можешь сам посмотреть, что осталось от фотоальбома. Вон он! - Сказал Картер, указав на него, после чего присел у стены и обнял руками голову.
  Алан вошёл в спальню и посмотрел на разбросанные фотографии и оторванные от листов фотоальбома прозрачные плёнки, которые держали на листах альбома фотографии. Было видно, что грабители спешили, и у них не было времени пересмотреть всё аккуратно. По крайней мере, они ничего не боялись и не пытались скрыть своё присутствие в доме Картера. Возможно, они даже знали, что тот не будет вызывать шерифа, чтобы всё это зарегистрировать и завести дело.
  - Кто это мог быть? - Спросил Алан, выйдя из спальни.
  - Я не знаю!
  - Картер, чьи имена были в расписке и кого ты знаешь?
  - Из тех, кто там был записан, я знал только Томаса Мендеса, которого уже нет в живых, Джона Уорта и себя.
  - Этого мало! - Со злостью в голосе прокричал Алан, схватив Картера за рубашку.
  Он приподнял его с пола, поставив на ноги и, со всей силы ударил в живот. Картер только успел всхлипнуть и присесть на корточки, схватившись руками в месте удара. Алан нагнулся над ним и неприятным жутким взглядом окинул стонущего мужчину:
  - Ты мне расскажешь больше, чем знаешь! Ты вспомнишь все имена, которые были в расписке! Ты скажешь имена тех людей, которые играли через тебя, и которых не знал Джон Уорт! И ты это сделаешь прямо сейчас!
  Картер с ужасом посмотрел на Алана, понимая, что он уже ничего не может изменить. От страха тело начинало знобить, быстро переходя в сильную дрожь.
   300
  - Я постараюсь! - Еле слышно проговорил Картер, не пытаясь подняться с пола.
  
  Я поставил машину во двор, стараясь, как можно ближе остановиться около входной двери. В моей машине лежали две коробки, одна из которых меня меньше всего интересовала на данный момент, и с её содержимым я хотел разобраться завтрашним утром. Там лежало несколько бронежилетов, которые я должен надень на людей, которым, по моему мнению, может угрожать жизнь. Для этого мне завтра с восходом Солнца нужно будет по очереди объехать всех, и попытаться уговорить надеть бронежилеты. Во втором ящике лежало то, от чего решительно хотела избавиться Рейчел. Она его называла Лунный камень, что полностью совпадало с надписью, которую нашёл помощник врача морга в ладони задушенного Скотта.
  Сначала мне пришлось открыть дверь в дом, чтобы по возможности ни на секунду не задерживаться с обувной коробкой, и не привлекать внимание исходящим из неё светом соседей. Я быстро пробежал несколько метров, которые разделяли дом и машину, стараясь держать коробку не так близко к туловищу. Исходящий свет был не настолько ярким, чтобы на него нужно было обращать внимание, но в тоже время, он был и не настолько слабым, чтобы даже издалека не заметить его. Положив коробку в коридоре на пол у стены, я вышел на улицу, чтобы закрыть двери машины. Постояв на улице около минуты, я лишний раз убедился, что те несколько человек, которые гуляли недалеко от моего дома, по-прежнему оставаясь заняты своими заботами, и не обращали на меня никакого внимания. Я вернулся в дом, закрыл все окна и сел на диван, поставив на стол перед собой коробку. Почему-то именно в эти секунды я вспомнил, как в первый день возвращался из кафе "Белый жемчуг" и увидел сына Хью Эппса, который сидел в кустах и наблюдал за моим домом. Он был чем-то невероятно напуган, а я, когда подошёл к дому, увидел блик света, который не мог просто так из ничего возникнуть в пустом доме, где никого не было. На тот момент всё это мне казалось чем-то странным, и даже открывшееся окно сразу навлекло меня на мысль, что вор воспользовался моим временным отсутствием и смог убежать, но сейчас я начинал сомневаться, что это было именно тем, о чём я тогда подумал. Возможно, что это мог быть подобный этому Лунный камень, с кем-то проникший в этот дом по каким-то причинам. Мало того, в эти секунды я даже не мог с точностью сказать, что в этом доме не был спрятан Рональдо такой же камень, с которым он ходил в домик охотника. Но эту мысль я очень быстро откинул в сторону, надеясь, что он не мог сделать такой глупости и прятал его где-то в лесу, зная, что его тайна останется в укромном месте навсегда, даже, если он за этой тайной никогда больше не придёт.
  Я отложил в сторону крышку, наблюдая, как играл огонёк, исходящий из центра Лунного камня, а его яркость зависела от приближения или удаления моих ладоней. Можно было часами наблюдать за этим необъяснимым явлением, наслаждаясь не просто переходами красно-белого света, но и получая удовольствие от некой своей значимости в этом мире, понимая, что от тебя и твоих возможностей зависят не только современные технологии, а такие природные мелочи, которыми ты можешь управлять. С другой стороны, если верить словам Рейчел и рассказам её мужа, который с помощью этого камня мог перемещаться в иной мир, я не сказал бы, что это было какой-то мелочью. Наверняка, этот камень мог с любым человеком сыграть в некий судьбоносный рок, от которого вся его жизнь могла перевернуться.
   301
   Взяв Лунный камень в руки, я сразу же почувствовал те же ощущения, которые овладели мной и в доме Рейчел. Камень просто манил прижать его к себе как можно плотнее, и от этого отказаться было просто невозможно. Стараясь спрятаться как можно дальше, я отодвинул шкаф на кухне в сторону и вошёл в небольшую кладовку, где нашёл коробку с фотографиями и рисунками. Прихватив с собой камень, я закрыл дверцу, оказавшись в маленьком и закрытом со всех сторон помещении. Мне казалось, что я спрятался от всего мира, который окружал меня, и мог теперь делать всё, что захочу. И ни один лучик не выйдет отсюда.
  Сжав камень двумя ладонями, я словно нырнул в море тепла и света, ощущая, что его невозможно было оторвать от себя. Мне хотелось хоть на время всем телом окунуться в это блаженство и находиться там как можно дольше, стараясь прочувствовать что-то иное и невероятно манящее. Понимая, что силы этого камня намного сильнее меня, а желание уже превысили все мои мысли и даже малейшее сопротивление, которое ещё таилось в моём подсознании, я как можно крепче прижал камень к груди и почувствовал в своём теле яркую вспышку, которая отдала массу удовольствия каждой клеточке моего тела. Это было настолько сильное блаженство, что его просто невозможно было описать. Всё происходящее длилось около пяти секунд, но я по-прежнему знал, что стоял в той же кладовке и моё тело никуда не переносилось. В какой-то момент всё резко стало меняться и тепло улетучивалось, сменяясь холодом и темнотой. Мне казалось, словно мир вокруг меня начинал меняться, кидая моё тело во что-то скользкое и неприятное. Грубые, тяжёлые и неприятные голоса полились со всех сторон, проникая в мою голову помимо моей воли и моих желаний. Я резко откинул Лунный камень в сторону и сразу же открыл дверь кладовки, выскочив в кухню. Лёгкий страх охватил меня, и я ещё какое-то время смотрел по сторонам, словно хотел лишний раз убедиться, что это всё тот же дом тёти Ханны и дяди Рональдо. Что произошло с Лунным камнем, я не знал, как и то, почему меня не перенесло в иной мир. Эти вопросы не нашли ответов и я сразу же задал себе очередной вопрос: - Что поменяло яркий и глубокий по своим ощущениям свет на ужасный холод и темноту, где царили голоса с неприятным и тяжёлым тембром.
  Я нагнулся над Лунным камнем, чтобы положить его обратно в коробку, и сразу заметил каким тёплым и ярким светом отдал он, когда мои ладони дотронулись его края. Положив его на своё место, я поставил коробку на стеллаж, после чего вышел на кухню и придвинул шкаф на прежнее место, придав кухне естественный вид, где была лишь одна дверь, через которую я вышел в комнату, а затем на улицу. Простояв у порога около минуты, я заметил, как на втором этаже в доме Рейчел загорелся свет, а после зазвонил мой телефон.
  - Да, - коротко проговорил я, всё ещё находясь под впечатлением.
  - Это Рейчел, - прозвучал из трубки заинтригованный голос. - Я видела вспышки внутри дома. Правда, это было не настолько ярко, но...
  Её голос на время умолк, а после она глубоко вздохнула и спросила:
  - Чак, у тебя всё нормально?
  - Всё в порядке! - Ответил я, понимая, что у меня в данный момент нет никакого желания разговаривать с кем либо.
  - Хорошо. - Без лишних вопросов сказала она, словно прочитала мои мысли о желании в эти минуты побыть наедине с собой, - Тогда, спокойной ночи!
  - Спокойной ночи! - Проговорил я, отключив телефон.
   302
  Войдя в дом, я сел на диван и включил телевизор, периодически посматривая в сторону лестничной площадки, под которой находилась кладовка. В эти минуты я думал лишь о том, что сразу же после праздника рыбака съезжу в домик охотника, прихватив с собой Лунный камень.
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"