Май Лана: другие произведения.

Проект "Возрождение", часть 1 (общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Наконец закончена первая часть "Проекта "Возрождение"", для удобства чтения выкладываю ее общим файлом. Но по главам тоже оставлю, пока вторую часть не допишу...

51

Экстры - люди, обладающие сверхспособностями и умеющие их использовать, имеющие уровень не менее 100 м.в. (магического воздействия), соблюдающие Кодекс и имеющие диплом Экстра.

(Энциклопедия Экстров, 1689 г., АН Экстров)

Правительство Экстров Земли - централизованное правительство, избираемое экстрами каждые сто лет. Состоит из экстров с уровнем не менее 10 в 20 степени м.в.

(Энциклопедия Экстров, 1689 г., АН Экстров)

Совершенно секретно:

В связи со сложившейся кризисной ситуацией, о которой неоднократно сообщалось Правительством,

Приказываем:

-- Создать в каждой территориальной единице экстров учебный центр для выявления, обучения и подготовки детей, обладающих даром. Группы обучающихся не должны превышать семи человек. Возраст учащихся от 14 до 18 лет.

-- Выявление, набор и обучение будущих экстров является строго секретным проектом. Преподавателям следует проявлять предельную осторожность.

-- Начало проекта "Возрождение" - 1 июня 2010 года.

(Директива Правительства Экстров Земли).

Глава первая. Сергей Александрович Сосновский

Сережка хмуро сидел на подоконнике в школьной рекреации и думал о том, что жизнь безнадежно испорчена. Ну, не то чтобы вся жизнь, но уж летние каникулы точно пропали. Ему становилось все больше жалко себя. А вся проблема заключалась в его, так называемом, везении. Вот, поздравьте: в дневнике красовалась двойка по поведению за год, трояк (и это при всех пятерках в году) по химии и крупная запись классной на последней странице дневника. Постаралась ведь. Запись гласила:

"Уважаемые Александр Ефимович и Софья Павловна!

В связи с безобразным поведением вашего сына (разгромил кабинет химии!!!) вы должны прийти в школу завтра в 11 часов в кабинет директора. Будет решаться вопрос о компенсации ущерба, нанесенного вашим сыном школе.

Классный руководитель, Чернова Ева Павловна"

Ну, и подпись классной дамы, противная такая закорючка, которую еще никому не удавалось подделать. Сергей еще раз полюбовался на дневник, тяжело вздохнул и сунул основной документ школьника в портфель...

"И что? - горестно размышлял он. - Теперь папа с мамой устроят разбор полетов. Сначала влипнет сегодня вечером, потом завтра, у директора, потом еще недели две дома будут бушевать страсти. А оставшееся лето Сергея будут воспитывать и напоминать о скандале при каждом удобном случае. Сергей представил перспективу - и жизнь вовсе перестала его радовать....

А дело было вот как... На уроке химии проводилась лабораторка. Всюду были расставлены пробирки с реактивами. Учительница по химии, Наталья Викторовна, объяснила, что и как делать, а потом углубилась в чтение какого-то очередного романа в мягкой обложке. Настроение у нее было так себе: видно, кто-то успел испортить с утра. К концу урока она оторвалась от чтения, оглядела класс, прошлась вдоль рядов, цепляясь то к небрежной записи в тетради, то к отсутствию тетради в целом... Дойдя до Сергея, она основательно встала на якорь. Дело в том, что Сосновский уже целый год отстаивал свое право на готику. Считайте это протестом, что ли, но так часто бывает в старших классах: взбрыкнет вдруг человек на каком-то пункте. И ведет борьбу до конца: своего или чужого. А ведь стоит только снять давление - и подросток сам пойдет навстречу. Но учительницу химии этому как раз, видимо, в институте не учили. Поэтому она остановилась и ледяным тоном потребовала:

- Сосновский, встань...

Сергей встал, уже понимая, что речь пойдет о его имидже, а не о химии. Предмет-то он как раз знал, пожалуй, немного получше Натальи Викторовны.

- Немедленно отправляйся домой переодеваться! И чтоб я тебя больше в этом траурном одеянии не видела, - категоричным тоном заявила учительница.

- Не пойду, - мрачно, но терпеливо ответил Сережка, - мне на следующем уроке контрольную писать.

- Ничего, напишешь после уроков. Марш.

Сергей намертво вцепился в свое конституционное право получать образование во время, а не после уроков. Наталья Викторовна, взбодрившись от возможности начать скандал и разрядиться по полной, повысила голос. Сергей тоже взял тоном выше. Спор шел по нарастающей, и, наконец, Сергей не выдержал и яростно рявкнул:

- Да когда вы от меня отстанете. Не пой-ду!!!

В классе что-то хрустнуло, задребезжало и послышался звук падающего дождем битого стекла. Одна из люстр звонко опала осколками на пол рядом с учительницей.

- Ложись! - заорал Витька Борисов, закрывая голову руками и прячась под партой.

Народ моментально последовал его примеру, затем с тихим вздохом из оконных рам вывалилась еще пара стекол, звеня осколками по партам и полу. Подождав минут пять для верности, народ начал осторожно выползать из укрытий. Кто-то протянул:

- Ну, Сосновский, ты гигант... Просто звездные войны...

Можно сказать, народ получил эксклюзивный шанс увидеть проявление резонанса в действии. Раз в тысячу лет, между прочим, бывает. Ну, изветсны редкие случаи, когда от голоса, попадавшего в резонанс стеклу, бились бокалы. Но чтобы от голоса рвануло разом все стеклянные пробирки, люстру и несколько окон в помещении - этого, пожалуй, не видел еще никто. Хорошо еще, что пострадавших не было: реактивы в тот день были безвредные, да и осколками никого не задело. Тоже своего рода чудо. Наталья Викторовна побледнела, потом покраснела, а потом потащила Сергея к директору. Николай Георгиевич был человеком абсолютно неконфликтным, потому, выслушав Наталью Викторовну, он вынес следующее решение: раз никто не пострадал - то и замечательно. Хулиганство Сергея не такое уж и преднамеренное, хотя Сергей, конечно, не прав, так как с учителем спорить нельзя. (ага, - подумал Сережа, - а если этот учитель на шею садится...). Пусть родители Сергея придут завтра на беседу с ним, директором, заодно решим вопрос о покупке оборудования взамен разбившегося.

Утешило Сосновского только то, что Наталья Викторовна вышла из кабинета директора полностью разочарованная: скандала не получилось. То есть, что-то вышло, но не в том объеме, на который она рассчитывала. Сергей потом убирал осколки в кабинете химии и думал о том, что его "везучесть" начинает уже мешать нормальной жизни. Сколько он помнил себя - с ним вечно приключались истории, которые, по теории вероятностей, выпадали по одной штуке на человека из ста тысяч. А тут - пожалуйста, на него одного каждый день что-нибудь. Не каждый день эксклюзив, конечно. Но и обыденные мелкие пакости тоже портили жизнь изрядно. Например, как часто у нормального человека бутерброд подает маслом вверх? Да почти никогда. У Сергея же бутерброд аккуратно приземлялся маслом кверху. В детстве он даже считал, что так и должно быть. Потом с удивлением узнал, что бывает как раз наоборот. Начал внимательно следить за процессом - и ни разу (понимаете? ни разу!) его бутерброд не приземлился по общепринятым правилам. Хотя жизнь это не так уж и осложняло.

Летающие тарелки Сергей видел примерно раз в месяц. Рассказывать об этом кому-либо даже не стоило: все равно не поверили бы. Метеорит рядом с ним тоже падал, хорошо не по голове попал. Хоть под зонтом ходи... "Есть ведь счастливые люди, которые об этом только в газетах и в книжках читают", - думал Сергей, выгребая мелкие и крупные осколки из-под парт. Убрав кабинет, он отправился к классной вызволять свои вещи, так как портфель был у нее под временным арестом до приемки помещения. Вот так. Получив портфель вместе с напутствием завтра приходить с родителями, а дневник предъявить дома для ознакомления, Сергей решил для начала почитать, что там написано сам. Вот и ознакомился, ежики курносые... Главное, его просто взбесила эта тройка по химии. Оценку ставят за знания, а не за поведение. Даже если бы Сережка ей все окна целенаправленно камнями повыбивал - и то... Ругайте, ставьте два за поведение, только при чем тут оценка знаний по предмету? Несправедливость была обидней всего...

И вот Сергей сидел на подоконнике, вполне справедливо полагая, что, чем позже родители увидят его дневник, тем дольше продлится его спокойная жизнь, и домой не торопился. Хотя, конечно, понимал, что когда-то туда идти придется. Вот тут он и увидел в коридоре довольно странного мужчину. Посетитель был в строгом костюме - имидж, скорее подходящий для офиса какой-нибудь крутой фирмы, чем для обычной средней школы. Весь вид незнакомца внушал уважение. "Ого, - отметил про себя Сергей, - неужели его дети учатся в нашей забегаловке... Вряд ли. Тогда что он тут забыл?" Мужчина подошел к кабинету их классной дамы, постучал, зашел. А что ему там нужно - непонятно. Сергей решил досмотреть действо до конца. Хотя бы глянуть, сколько там этот незнакомец пробудет, тем более что торопиться мальчишке было некуда. Подслушивать Сергей считал ниже своего достоинства, хотя любопытство, конечно, заедало. Мужчина пробыл в кабинете минут пятнадцать, потом дверь распахнулась - и он вышел оттуда вместе с Евой Павловной. Она увидела Сергея и как-то неестественно обрадовалась.

- А, Сосновский, ты-то нам и нужен, - торжественно сказала классная.

"Влип, - коротко подумал Сергей. - И что они к этому кабинету химии прицепились? Еще бы Госбезопасность вызвали". Он слез с подоконника и медленно пошел к классной. Весь его вид как бы говорил: "Да чего уж там, добивайте". Мужчина как будто понял мысли Сережи, улыбнулся и сказал:

- Так вот ты какой...

-...дедушка Ленин, - мысленно продолжил Сергей фразу из известного анекдота про ежика.

- ... подрывник кабинетов химии, - усмехнувшись, договорил мужчина. - Не возражаешь, если мы с тобой побеседуем? Ева Павловна, я провожу Сережу до дома, и по дороге мы с ним все обсудим. А завтра я подойду к директору, как договаривались

- Конечно, конечно, - преданно глядя в глаза мужчине, пролепетала классная. - Идите.

Сергей не стал уточнять, что любые беседы на тему химии ему сегодня несколько надоели. Незнакомец кивнул мальчику, и они пошли к лестнице.

- Итак, - начал мужчина, - начнем, как говорится, сначала. Мое имя - Аристарх Борисович. Визит в школу связан, не буду скрывать, с тем странным происшествием, которое привело к уничтожению всех бьющихся предметов в вашем кабинете химии. Можешь рассказать, как дело было?

- А чего она, - возмутился Сергей, - все время требует, чтобы я переоделся? Чем ей моя одежда так поперек горла встала?

- Сергей, ты меня не понял, - мягко произнес мужчина. - Твои отношения с учительницей меня интересуют меньше всего, так же как и твоя стрижка. Я хотел бы узнать, что там произошло по части физики явления, понимаешь? Можешь рассказать подробно, как это было? Что ты делал в этот момент?

Сергей посмотрел на Аристарха Борисовича удивленно. Похоже, его и вправду интересовало само явление стеклопада.

- Не знаю, - вздохнул он. - Я сильно крикнул, причем, возможно, последний мой вопль был не совсем подходящим по тону и громкости, хотя для стекла, видимо, как раз подошло...по частоте. Оно все тут же и рвануло.

- И часто с тобой такое бывает? - поинтересовался мужчина.

И тут Сергей не выдержал: он рассказал Аристарху Борисовичу обо всех странных случаях и совпадениях, которые валились на мальчика, начиная с раннего детства. Наконец-то появился человек, который не смеялся, не говорил "ну, горазд ты сочинять, братец", а слушал очень внимательно, иногда бормоча про себя "да-да, именно это я и предполагал". Наконец, Сергей вздохнул и закончил:

- Ну вот, а сегодня вообще уже был мрак. И дома нагорит...

- Э, брат..., серьезно сказал Аристарх Борисович, - могло быть и хуже, причем, намного хуже. Ты, надеюсь, интересовался теориями случайностей и вероятностей? Знаешь притчу о том, что, молекулы воздуха могут в какой-то миг сконцентрироваться в одном углу комнаты, оставив остальное пространство безвоздушным? Да мало ли неприятных случайностей может упасть на голову, причем как в переносном, так и в прямом смысле.

В общем, у меня есть к тебе достаточно серьезное предложение. У нас открылся, скажем так, учебный центр для ребят, которые обладают какими-либо необычными способностями. Там вас научат управлять этими силами. Сразу предупрежу: учиться придется серьезно, возможно, что будет намного труднее, чем в школе. Но ты сможешь не только не бояться случайностей, но и заставишь их быть полезными. Тебе нужно время подумать?

Сергей поинтересовался:

- А когда начнутся занятия?

- Молодец, хороший вопрос, - серьезно ответил Аристарх Борисович. - На следующей неделе. А зачисление и оформление - уже с завтрашнего дня. Если, конечно, ты согласишься.

Сергей подумал об испорченных каникулах и еще о том, что наконец-то он сможет найти управу на эти невероятные события, падающие на него как снег или, что хуже, как метеорит, и ответил:

- Завтра так завтра. Я согласен.

-Ну, тогда поступим так, - сказал Аристарх Борисович. - Идем сейчас к твоим родителям вместе, попробую спасти тебя от праведного родительского гнева. А завтра решим вопрос со школой, компенсируем разбитую посуду, заберем документы и все такое.

Сергей промолчал, но по его сияющей физиономии было ясно, что план действий оказался намного лучше, чем тот, о котором он горевал еще час назад.

Глава вторая. Роман Леонидович Павленко



- Да что ж это такое? - горестно вопросила Дарья, сестра Ромки, глядя на погром в комнате. - У нас точно завелся барабашка. Ромка, у тебя все в порядке?

Ромка выглянул из своей комнаты и присвистнул:
- Ничего себе... У нас был налет на квартиру?

- Нет, - грустно заметила Дарья, - у нас случилось опять то же, что и всегда. Ушла из прибранной комнаты, вернулась в развалины старого замка. Ну скажи, когда это кончится?

- Чтобы определить, когда это кончится, нужно хотя бы знать, что такое "это", - сказал Роман деловито. - Давай помогу прибрать.

Ромка жил вместе с сестрой. Родители у них погибли в автокатастрофе два года назад. Дарье в то время уже было восемнадцать. Девушка решила, что ответственность за семью лежит на ней, поэтому устроилась на работу. Правда, параллельно она поступила на заочное отделение института. Конечно, приходилось трудно. Но Ромка не дал сестре одной тащить все на себе. Мальчишка выдержал бурное объяснение с сестрой, в результате чего Ромке было разрешено подрабатывать, если только это не отразится на его учебе. Все-таки девятый класс - это серьезно.

Тогда же у их доме начались некие странные явления. Примерно раз в месяц в комнатах начинали перемещаться предметы. По квартире летали книги, ложки, вилки, чашки. Дарья и Ромка никогда не видели, как это происходило. Они созерцали только результат перемещений, но этого им вполне хватало. Сестра уверяла Ромку, что в доме орудует барабашка, который почему-то выбрал их квартиру. Ромка в барабашек не верил, но другого объяснения у него не было. Вот и сейчас в комнате все было перевернуто. Дарья занялась уборкой. Вечером, когда ребята сели ужинать, Даша сказала:

- Ромка, ты не подумай, что я совсем сдвинулась. Но я хочу пригласить экстрасенса. Пусть посмотрит нашу квартиру. Вдруг поможет?
Ромка с сомнением хмыкнул:

- Даш, скажи честно, тебе деньги девать некуда? Эти экстрасенсы - сплошные обманщики. А деньги берут немалые.

- Да в том-то и дело, - ответила Дарья, - меня тут познакомили с одним интересным человеком. Он денег вообще не берет, но мне говорили, что помогает людям, если у них происходит что-то странное. Я тут подруге рассказала, что у нас творится. А она про этого мужчину и вспомнила. Его зовут Петрович. Вот. Я сегодня ему как раз звонила, и он обещал зайти к нам завтра и все посмотреть.

Ромка удивленно посмотрел на сестру:

- Дашка, а что? У нас уже коммунизм наступил? - поинтересовался он. - Чтобы кто-то что-то бесплатно сделал. Просто не верится.

- Пусть посмотрит, - непреклонно заявила сестра. - Хоть какой-то шанс, что это безобразие прекратится.

Ромка запустил пальцы в густую рыжую шевелюру и задумался:

- Да пусть приходит - не жалко, - наконец сказал он. - И правда, как-то надоело чувствовать себя дураком в собственной квартире.

На следующий день Ромка встал позднее обычного. Там, куда он ходил подрабатывать, был выходной. В школу, по причине каникул, тоже было не нужно. Рай просто! Ромка оторвал себя от дивана и отправился умываться. В ванной он глянул в зеркало: оттуда на него смотрело довольная и улыбающаяся физиономия, покрытая веснушками и курносая. Ромка показал сам себе в зеркале язык, хихикнул и начал умываться. После завтрака он вспомнил, что должен прийти некий Петрович, специалист по борьбе с неопознанными хулиганскими явлениями в квартире. "Нужно прибрать, - деловито подумал Ромка. - Пол помыть, приготовить что-нибудь". Он включил музыку и принялся за дело.

В пять часов вернулась с работы сестра, Петрович ожидался с визитом часам к семи. Ребята поужинали и стали ждать гостя. В семь часов ровно раздался звонок, и Ромка ринулся открывать. Ну, что ни говори, а посмотреть на борца с барабашками не каждому мальчишке удается. В квартиру вошел приятный мужчина лет пятидесяти. Петрович подмигнул Ромке и спросил:

- А сестра твоя где?

- Сейчас-сейчас, - Даша вышла в прихожую. - Добрый вечер, Петрович, проходите в комнату, пожалуйста.

Они вошли в комнату сестры и остановились в изумлении. Первым опомнился Петрович:

- Та-ак, - протянул он задумчиво. - Барабашка, говорите?
И принялся рассматривать что-то по углам комнаты.

- Да что же это такое? - возмущенно сказал Ромка. - Я ж сегодня полдня на уборку потратил, а оно опять?

- Да, - заметила Даша, - и теперь это происходит все чаще. Не знаем, что и делать...

Петрович наконец осмотрел углы, зачем-то заглянул за трюмо и за шкаф и хихикнул:

- Уборку, говорите, делали, молодой человек? - спросил он ехидно. - И что? Это происходит только в этой комнате или еще где?

Ромка задумался:

- Ну, чаще всего это случается в комнате у Даши и на кухне, - признал он. - В моей комнате барабашка не хулиганит почему-то.

Петрович улыбнулся:

- И ничего странного в этом нет, - заметил он. - Ну, мне все ясно. Дарья, ничего не бойтесь, барабашка у вас вполне добрый, делает все это не со зла. Просто он не умеет себя контролировать. Скорее всего, он даже не догадывается, что творит.

- Как же так? - чуть не плача спросила Даша. - Не волноваться... А если он почти каждый день тут хулиганит.

Петрович задумался:

- А давайте-ка решим проблему по-другому, - сказал он. - Если, конечно, меня напоят чаем.

- Ой, конечно, - засуетилась Даша, - проходите на кухню. Ромка даже печенье сегодня испек.

Петрович уважительно посмотрел на Ромку:

- А ты молодец, - сказал он, - хороший помощник.

Он сел за стол и начал деловито пить чай. Минут пять все сидели молча. Потом Петрович неожиданно спросил:

- Роман, а ты когда-нибудь слышал о том, что предметы можно передвигать просто силой мысли?

Ромка кивнул:

- Конечно, я слышал об этом. Телекинез называется.

- Вот-вот, - подтвердил Петрович. - А сам не пробовал это делать?

- А как? - загорелся восторгом Ромка.

- Да вот попробуй хотя бы на этом, - Петрович вынул из кармана пустой спичечный коробок и поставил его на стол пред Ромкой. - Смотри на него внимательно и представляй, что коробок поднимается над столом. Спокойно, спокойно.... Не волнуйся, еще немного... Вот так.

Коробок приподнялся над столом сантиметров на пять, замер, потом упал обратно на стол. Дарья и Ромка смотрели на него, как на нечто страшное, думается, появись перед ними на столе живая кобра - они и то испугались бы меньше.

- Это что же? - прошептал Ромка, - это получается, я могу двигать предметы вот так?

Петрович вздохнул:

- Да, брат, - прокомментировал он. - Целенаправленно и по своей воле у тебя еще получается слабовато.

Брат с сестрой смотрели на него, ничего не понимая.

- О чем это вы? - спросила Дарья. - Что значит, целенаправленно

- А вы еще не догадались? - спросил Петрович, улыбаясь. - Ведь ваш барабашка - это Роман. Просто он не сознает, что делает. Предположим, Роман нервничает. Например, переживает по поводу невыученного урока или играет в футбол и отчаянно желает, чтобы его команда выиграла. И вот результат - предметы начинают летать. Причем в его комнате ничего не двигается, потому что он подсознательно не хочет, чтобы его вещи перемещались. Подростки вообще не любят, когда в их комнатах что-то меняет место. Когда начались эти происшествия? Правильно, с того года, когда погибли ваши родители. Роман пережил серьезное потрясение, а в результате его скрытые способности начали проявляться непроизвольно. Мальчик становится все сильнее. Если он не научится управлять этим даром, у него могут начаться неприятности.

Дарья сидела молча. Она еще не могла поверить в то, что слышала. Ромка же, напротив, поверил сразу и безоговорочно. Подумать только, он обладает даром. Это ж круто, братцы!

- А как можно научиться управлять этим? - спросил он. - Этому вообще где-нибудь учат?

Петрович пристально глянул на Ромку и ответил:

- Этому учат. Я как раз набираю группу учеников из ребят с необычными способностями. Не ожидал, что сегодня найду такого ученика.

- Стойте, стойте, - забеспокоилась Дарья. - А если Рома не захочет у вас учиться? И потом, где это вообще происходит?

Петрович успокоительно сказал:

- Да не волнуйтесь, Даша, в этом нет ничего страшного. Вот если мальчик не научится управлять своим даром, вот это будет катастрофа. У него очень большой потенциал. Я сам буду курировать Романа во время обучения. Кроме того, вы сможете постоянно общаться с ним по телефону. У нас есть одно условие, но оно строгое: учащиеся должны находиться в центре постоянно. Каникулы у них два раза в год. Тогда Рома будет приезжать домой. Да и вам так будет полегче. Роман ведь будет не просто на полном обеспечении, но еще будет получать стипендию, и немаленькую.

Дарья задумалась:

- Почему-то мне все равно страшно, - сказала она.

- Ну хорошо, Даша, - Петрович порылся в портфеле и вынул кипу каких-то бумаг.

- Вот, - сказал он, - тут информация о нашем учебном заведении. И еще... Вы помните, кем был ваш дедушка?

- При чем тут дедушка? - недоуменно спросила Дарья, рассматривая бумаги. - Дедушка Сева или дедушка Витя?

- Виктор Михайлович, - ответил гость.

- А? - Дарья удивленно взглянула на Петровича. - Откуда вы знаете, как его звали?

- Просто он был одним из нас, - ответил гость. - Он тоже обладал даром. Именно таким, какой сейчас проявился у Романа. И, если бы ваш дедушка был сейчас жив, он бы передал умение управлять даром своему внуку. Но он не успел, понимаете?

- Да, - вспоминая что-то, сказала Даша. - А ведь и правда.. дедушка был несколько странным. Я не помню точно, что это было. Но мама рассказывала, что наш дед умел заставить сломанные часы работать, даже не прикасаясь к ним. Ну что ж, если Ромка не против - пусть учится.

Она вздохнула, а Петрович подмигнул Ромке:

- Жду тебя завтра, - сказал он. - Пожалуйста, не опаздывай.

Глава 3. Елена Анатольевна Рысь

- Ленка, ну когда же ты выйдешь? Опять копаешься... - парень явно терял терпение. - Мы всего-то идем в парк гулять, а ты собираешься столько времени, что можно было уже экспедицию в космос за это время снарядить...

Ленка-Рысь вышла из подъезда и хмуро предложила:

- Вот и отправляйся в космос. Мне в парке делать нечего. Лучше пойти на соревнования в центр боевых искусств.

Парень опешил:

- А там что делать?

- Там сегодня тети Наташины ученики в боях участвуют, - невозмутимо пояснила Рысь. - Я хочу посмотреть. Ты же знаешь, она лучший тренер по ушу и цигун в городе.

- Да... - проворчал молодой человек. - У вас все семейство на борьбе этой сдвинутое.

Глаза Рыси, зеленые и пронзительные, опасно сузились. Пашка знал, что сей признак зело недобрый, можно и получить. Он быстро сказал:

- Лен, ну ты что? Конечно, пойдем. Интересно ведь...

- А мне вот тоже интересно, когда ты научишься хотя бы паре примитивных приемов самообороны, - проворчала Рысь, успокаиваясь. - Сколько можно ходить таким беззащитным, мягким и пушистым. Нам, как в древнем Китае, оружие носить нормальное не дают. Там из-за этого целые боевые системы разрабатывали, чтобы защищаться без оружия. Вот и нам бы неплохо. Особенно вместо этой вредной для здоровья физкультуры... ввели бы в школах основы самозащиты, что ли... А цигун - это не только здоровье, но и философия. И только в последнюю очередь боевое искусство. А то: бегаем по кругу, занимаемся идиотскими прыжками через коня. И что это дает? Ну, кроме растяжений связок и прочих травм? Ведь половина учителей физкультуры - полные профаны в оздоровительных системах, да и воображения у них - тьфу...

Рысь вздохнула. Тема занятий физкультурой была для нее больной. Она хотела, например, вести секцию по цигун в школе. Просто так, между прочим, на добровольных началах. И что сказала завуч? Правильно... "Я не могу нести ответственность за здоровье детей". Теперь Рысь собирает желающих в зале центра боевых искусств, ЦБИ. Тетя Наташа, папина жена, работает там тренером. Она как-то сумела договориться насчет помещения. Рысь вообще любила тетю Наташу. Конечно, Лена очень горевала, когда погибла мама. Это было десять лет назад. Мама Рыси была стюардессой. И когда на самолете начался пожар, мама до последней минуты помогала выводить людей из горящего салона. А после того, как все кончилось, мама вдруг почувствовала себя плохо, ее увезли в больницу с сердечным приступом, но спасти уже не смогли.

Через три года папа женился на тете Наташе. Рысь сначала отнеслась к женщине настороженно. Но тетя Наташа была умной и чуткой женщиной. Она сразу стала брать Лену на тренировки в свою группу. Так как папа был занят на работе с утра до вечера, тетя Наташа устроила так, что Лена сразу после школы шла в центр. Там она обедала в буфете, шла на первую тренировку. Потом делала уроки. Вечером Лена шла на вторую тренировку (Лена сразу начала изучать цигун с разных сторон: оздоровительной и боевой). А после этого они вместе с тетей Наташей шли домой. И уже через полгода Лена не могла себе представить, как это она могла не принять тетю Наташу. А потом вторая мама, как про себя окрестила ее Рысь, выдержала несколько моральных поединков с классным руководителем Лены. Причиной конфликтов было стремление Рыси всюду восстанавливать справедливость и бороться со злом в любых формах. На ее счету оказалась драка с мальчишкой, который был на два года старше и на голову выше. Парень промышлял грабежом. Забирал деньги у малышей. И неосторожно попался на глаза Рыси. Последнее, что он увидел, после того как сказал "А те чо тут нада, малявка?" были его собственные ноги, вдруг взлетевшие в воздух. Мамочка хулигана закатила скандал на всю школу. И родителей Лены вызвали в школу. Тетя Наташа посмотрела на верзилу и поинтересовалась:

- Вы сами-то уверены, что моя Леночка могла как-то уронить такого большого мальчика?

Мамаша пострадавшего взвилась:

- Вырастили шпану, посмотрите, что она натворила.

На лице хулигана имелось несколько синяков, голова была перевязана. Тетя Наташа посмотрела на него и сказала:

- Ну, я не очень верю в то, что Елена его могла так отделать. Но если это и произошло так, как вы говорите, думаю, что у дочери были на то причины. В случае, если вы будете еще жаловаться на Лену, - учтите, я выясню, каковы были истинные причины их конфликта. Не думаю, что мальчику это понравится. А справедливость, - тетя Наташа остановилась на пороге и, глядя в лицо парню, четко договорила: - справедливость должна быть всегда. И то, что произошло - это было проявлением справедливости. Запомни это, пока еще не стал на сторону зла, мальчик.

И с этими словами она подтолкнула Лену к выходу, и они вместе покинули кабинет директора. Тетя Наташа даже спрашивать не стала, из-за чего Лена подралась. Она сказала так:

- Девочка моя, если ты вступила в бой, - я знаю, что это было необходимо. Надеюсь, что я учу вас добру. Я правильно говорю?

- Да, - ответила Рысь.

На следующий день классная, говоря с директором, сделала вывод:

- Мачеха - она и есть мачеха. Она плохо влияет на Елену.

На что директор, который лучше понимал ситуацию, ответил:

- Мне бы такую мачеху в детстве... С таким вот плохим влиянием.

И добавил:

- Она правильно поступила, Лена ваша. Я тут разговаривал с ребятами. Они видели, что произошло. Так вот, ваш пострадавший терроризировал младшие классы целый месяц. И никто из учителей почему-то ничего не видел.

Скандал прекратили, но классная руководительница Лены затаила неприязнь и к девочке, и к тете Наташе. А Рысь не собиралась проходить мимо, если обижали слабых. Поэтому классная дама еще несколько раз вызывала родителей Лены в школу, видимо, мечтая увидеть папу ученицы. Но тетя Наташа была непреклонна. Она сказала:

- Я лучше понимаю, что происходит. Меня не удастся запутать. Так что ходить в школу буду я.

А когда Лене выставили двойку за поведение в году, тетя Наташа пришла в школу без вызова.

- Я так понимаю, - глядя в глаза учительнице, заявила она, - что ваш идеал ребенка - это такой ангелочек со сломанными крылышками. Вы сейчас не моей дочери поставили двойку за поведение. Нет. Это вы оценили свои способности как учителя и воспитателя. Моя девочка не будет учиться в вашей школе, потому что у нее не должно быть обид на людей. Я хочу, чтобы Лена верила в справедливость. К счастью, при нашем центре открыли школу. Я перевожу Лену туда и очень надеюсь, что вы не сможете испортить жизнь своим оставшимся ученикам. Хотя таких как вы, пожалуй, не только к детям, но и вообще к людям пускать нельзя.

Рысь прекрасно влилась в коллектив новой школы. Во-первых, большинство одноклассников оказались друзьями по центру боевых искусств. Во-вторых, коллектив учителей подбирался тоже из людей, которые знали кодекс боевых искусств. Если, конечно, это настоящие боевые искусства. Теперь Лена восстанавливала справедливость вне школы, что однако не уменьшило проблем.

Рысь занималась не только боевыми искусствами. Она увлекалась разными системами развития. Медитациями, например. И вот как-то раз, во время медитации, Рысь на секунду потеряла сознание. Так ей, по крайней мере, показалось. Она очнулась, но вокруг была не ее комната, а странное пространство, полное рассеянного золотистого света. Прямо перед Леной сидело странное существо. Причем, что забавно, тоже в позе лотоса. Существо имело три пары рук и три глаза. Увидя Лену, оно изумленно поморгало всеми тремя глазами и вскочило на ноги. Послышались странные звуки. Похоже было, что существо пытается заговорить с Леной, но девочка ничего не понимала. Шестирукий направился к Лене, она испугалась, зажмурила глаза, мечтая оказаться дома, и... оказалась в своей комнате. Рысь рассказала об этом тете Наташе. Та внимательно посмотрела на Лену.

- Возможно, ты смогла совершить путешествие в другую реальность. С медитацией связано много странных случаев. На всякий случай, запомни. Ты путешествуешь духом, а не телом. Физически вреда тебе причинить там не могут. А душу - береги, - как-то уже совсем непонятно сказала тетя Наташа. - И вообще, старайся попадать туда, куда хочется тебе, а не туда, куда пускают. Это может быть ловушкой.

Лена поверила ей. Тетя Наташа знала гораздо больше, чем говорила. Поэтому Рысь стала перед медитацией настраиваться на что-нибудь светлое, доброе. И у нее постепенно стало получаться. Она попадала в миры, где сияло по два-три солнца. Где струились водопады, золотясь искорками брызг. Где летали удивительные птицы. Как-то раз она даже смогла увидеть в другом мире человека. Высокий стройный парень со светлыми длинными волосами стоял на берегу ярко-фиолетового озера, о чем-то думая. Лена рискнула окликнуть его:

- Извините, - сказала Рысь, - вы здесь живете?

Удивленно оглянулся парень, увидел Лену и улыбнулся:

- Привет, - ответил он, - тоже медитируешь? И как ты смогла попасть сюда?

- Я загадывала мир с озером.

- И давно у тебя это получается? - поинтересовался молодой человек, откинул непослушную прядь со лба и пригласил:

-Ты, если сможешь, заглядывай сюда. Я здесь часто бываю. Ты где живешь?

- В Питере, - ответила Рысь. - Около центра боевых искусств.

- Ага. Я там тоже бываю. Пересечемся, думаю, - ответил парень.

И тут Лену выбросило домой. Она часто пыталась попасть в тот мир еще раз, но получилось всего раза два, и парня там не было.

На этот раз все получилось до отвращения глупо. Рысь шла домой с тренировки. На пустынной вечерней улице было темно и неприятно. Люди по этой улице ночью ходили нечасто. Рысь мечтала о домашнем уюте и отдыхе. Все-таки постоянные тренировки, потом учеба, потом медитации. Устала. Проходя мимо двора-колодца, Рысь услышала сдавленный крик, как будто тому, кто кричал, зажимали рот. Рысь метнулась в арку, прижимаясь к стене, заглянула во двор. "Вот сволочи, - подумала Рысь, - ведь все жильцы слышат, половина видит: двор-то небольшой, но слышно все хорошо". В центре двора безуспешно отбивалась от пятерых мужиков девушка. Ее крик Лена и услышала с улицы. Рысь тоскливо посмотрела на окна... "Хоть бы вышли, спугнули, про милицию крикнули, - подумала она. - Ведь сейчас влезу в это дело - точно милиция приедет. Но уже за мной". Но дом безмолвствовал. И Рысь кинулась спасать. Двое мужиков отлетели сразу. Рысь стукнула их головами, ухватив за волосы, и с силой швырнула к стене. Остальные медленно двинулись к Лене. Девушка, освободившись, расширенными глазами смотрела на драку. "Хоть бы не убежала, - подумала Рысь. - Как свидетель пригодится". У одного из хулиганов в руке оказался нож. Лена вошла в режим замедленного времени и начала действовать. Нож выбит - раз, один из нападавших согнулся от боли и рухнул, получив ребром ладони по шее. Ногой Рысь заехала по подбородку второму - он тоже упал. Третий вдруг развернулся и кинулся бежать. Рысь не стала его догонять. На одного из хулиганов, пытавшегося приподняться, Лена рявкнула:

- Куда! Лежать, я сказала!

Рысь обернулась - девушка исчезла. Зато во двор въезжала милицейская машина. "Невезуха", - констатировала Лена. И точно... Как только появилась милиция, во дворе вдруг появилось несколько бабушек, которые дружно дали показания, что именно Лена начала драку с мирным населением. Рысь вздохнула:

- Ведь вы видели все, как вам не стыдно, - грустно сказала она бабушкам. - А если бы на месте той девушки была ваша внучка? Тоже этих защищали бы?

Она обернулась к милиционерам:

- Ну что? Мне с вами ехать?

Милиционеры обрадовались благоразумию девушки и ... повезли ее в отделение. А парней отправили на скорой, получать медицинскую помощь.

После установления личности, Рысь оставили в отделении, чтобы, как выразился капитан милиции, она поостыла, пока не придут данные из больницы о состоянии здоровья потерпевших. Рысь оказалась в "обезьяннике". На удивление, там никого не было. Девушка закрыла глаза и ушла в медитацию. На этот раз у нее легко получилось попасть в мир с фиолетовым озером. И ...нет худа без добра - знакомый парень был там.

- Привет, - сказала Лена, подходя к нему.

- Привет, - обрадовался тот, и, присмотревшись к девушке, встревожился. - Что-то ты грустная нынче. Что случилось?

И Рысь рассказала ему о происшествии. Парень деловито поинтересовался:

- Какое отделение, запомнила?

- Да, - ответила Рысь. И назвала номер отделения. Парень кивнул.

- Говоришь, девушка убежала? - спросил он.

- Ну да, оно так обычно и происходит, - грустно прокомментировала Лена.

- Жди, я сейчас постараюсь тебе помочь, - кивнул парень и - исчез.

Рысь вышла из медитации. Вокруг была тишина. Прошло полчаса. Вдруг в отделении послышались голоса:

- А я вам говорю, что именно эта девушка была жертвой хулиганов. А Елена вступилась за нее, - говорил кто-то.

Капитан настаивал:

- Ничего себе, вступилась: два сотрясения мозга, три перелома, не говоря уже о мелких ссадинах. Знаете, как это называется? Превышение пределов самообороны.

- Капитан, - устало спросил голос, - вы сами-то верите в то, что говорите. Безоружная девушка против пятерых мужиков, один из которых был с ножом. Какие пределы?

- А вы, девушка, пишите, пишите, как дело было, - проворчал капитан.- Дежурный, приведи задержанную.

К камере, где находилась Рысь, подошел дежурный, открыл дверь и лениво произнес:

- Ну, Рембо, выходи...

Лена вышла. В сопровождении служащего она подошла к капитану. За столом, кроме милиционера, сидела та самая пострадавшая девушка и писала заявление о том, как на нее напали. Рядом сидел светловолосый парень. Увидев Лену, он поправил непослушную прядь волос и весело подмигнул.

- Привет. Ты - Елена, я - Вадим. Идем за тот стол, напишешь объяснительную.

Рысь смотрела на него, с трудом веря в то, что ему удастся вытащить ее из этой истории. Вадим деловито сел за стол и, подвинув Рыси лист и ручку, начал диктовать:

- Так, значит, пиши...

Лена безропотно записала все под его диктовку. Капитан сопровождал процесс неодобрительным взглядом. Ему очень не хотелось возиться с обвинением пятерых хулиганов. "Насколько легче было бы составить обвинение против этой Лены, - думал он, - но, видимо, ничего не поделаешь. Придется заводить дело на тех мужиков. Друг-то у нее явно знаком с законом. По меньшей мере, адвокат. Вон как уверенно все сделал". И капитан, вздохнув, принял заявление от пострадавшей и объяснительную от Лены. Вернул Рыси ее вещи и даже принес извинения под тяжелым взглядом Вадима. Покинув гостеприимное до неприличия заведение, Лена повернулась к Вадиму.

- Я понимаю, как ты нашел меня, - сказала она недоуменно. - Но как ты нашел ту девушку?

- Просто профессиональные навыки, - широко улыбнулся Вадим.

- Ты сыщик?

- Нет, - фыркнул парень, - я экстр. Это, видишь ли, немного иное. Но найти я могу любого человека. Кстати, я наблюдал за тобой с того самого дня, когда ты смогла попасть в тот мир, с фиолетовым озером.

Лена озадаченно посмотрела на него.

- Зачем, - спросила она. - Не проще было бы просто подойти ко мне, пообщаться. Что во мне такого интересного?

Вадим задумался:

- Как тебе сказать? Ну, предположим, у тебя есть способности, не совсем обычные. Ты умеешь попадать в другие миры - это раз. У тебя есть наследственный дар, который нуждается в развитии - это два. Потомственный, кстати, дар. Ты стоишь на стороне добра. Причем, активно, а не пассивно. Это три. Поэтому я задаю тебе вопрос: хочешь учиться в особом центре, где тебе расскажут и покажут, как пользоваться твоими способностями? Учти, что это не совсем обычный учебный центр, и, поступив к нам, ты встанешь на сторону добра, принимая заранее сражение со злом в любых его проявлениях.

Рысь удивилась:

- Что это за центр такой? Я ничего о вашем центре не слышала.

-Да и не могла слышать, - согласился Вадим. - Вот твоя тетя Наташа, пожалуй, кое-что о нас знает. Она - экстр. То есть, она прошла полное посвящение и имеет официальные документы. Но нашли мы тебя не с ее помощью. Хотя объяснить твоей мачехе, куда ты попадаешь учиться, будет намного легче, чем родителям других детей.

- Тетя Наташа? - Лена не могла понять, откуда этот парень так много знает о ее жизни. - Ну, она не мачеха, она - моя вторая мама.

- Я знаю, - серьезно ответил Вадим. - Тебе повезло. Родная мама у тебя тоже была не совсем обычная женщина. Кровь - великое дело, как говорил один литературный персонаж. - Вадим улыбнулся: - Ну, так как? Согласна учиться у нас?

- Я так понимаю, что все равно не понимаю, что за центр, - задумчиво протянула Рысь. - Но думаю, что приму ваше предложение. А когда это все начнется?

- Завтра... - Вадим откровенно забавлялся выражением лица Лены. - Завтра утром ты должна быть на месте. Объясняю дорогу...

Глава четвертая. Кирилл Владимирович Широков

- Нет, ну как можно еще о чем-то думать, - возмущалась мама, допивая второй пузырек валерьянки. - Его приглашают в Большой Университет, без экзаменов, без конкурса! Да неужели при этом еще нужно что-то обсуждать?! Отец, ну хоть ты скажи ему...

Отец виновато покосился на Кирилла, мол, женщины, что с них возьмешь. Кирилл упрямо молчал. Во-первых, он еще не решил, где ему было бы интересно учиться. Сами подумайте, человек только девятый класс закончил, а его уже в высшее образование тащат. Во-вторых, мальчик прекрасно понимал, что с его способностями СПбГУ от него никуда не денется. Кирилл вообще был достаточно практичным человеком, причем, человеком, который умел не только считать, но и рассчитывать. Добавьте к этому феноменальную память и абсолютное логическое мышление. Только не забудьте еще о тяге к приключениям, которая была настолько сильна, что порой перекрывала все способности Кирилла логически мыслить. Читать он начал с 3 лет. К пятому классу он перечитал всю библиотеку приключений и мечтал о каком-нибудь путешествии, полном опасностей и, как без этого, сокровищ. К сожалению, вузов, готовящих специалистов по приключениям у нас не существует. А получать образование ради "корочек" мальчик не хотел, справедливо полагая, что все, что ему нужно, - это практика, сама жизнь, а остальное он прочитает в соответствующих книгах и справочниках. Родители же хотели, чтобы Кирилл сначала получил высшее образование, а уж потом делал все, что ему захочется.

Наконец мама сказала:

- Ну ты хотя бы сходи в Университет, поговори с деканом, человек тебя лично пригласил. Если уж он тебя не убедит, то решай сам, - и удалилась на кухню, всем своим видом показывая, что ее домочадцы изверги, а Кирилл - изверг номер один.

- Ну, хорошо, - вздохнул мальчик, выходя на кухню и целуя маму. - Если ты хочешь, я схожу в Универ. А там решим.

- Ну и ладненько, - повеселела мама и начала готовить ужин.

На следующий день Кирилл отправился в Университет. Зайдя в здание, он спросил, как пройти в деканат математического факультета. Коридоры были пустынны: студенты уже сдали сессию, а абитуриенты еще не начали свою борьбу за право на получение высшего образования. Подойдя к кабинету декана, Кирилл вежливо постучал и, приоткрыв дверь, заглянул внутрь. Секретарша вопросительно посмотрела на него.

- Вы к кому? - спросила она удивленно.

- К декану. Он меня пригласил на сегодня. Я Кирилл Широков.

- Да-да, - обрадовалась секретарша. - Он вас ждет. Я очень рада познакомиться с вами, Кирилл Владимирович.

Кирилл даже покраснел от смущения. "Ничего себе, - подумал он. - И отчество мое знает. Круто".

Секретарша прошла в кабинет к декану, через минуту вышла и сказала торжественно:

- Проходите, Кирилл Владимирович. Александр Михайлович ждет вас.

"Кирилл Владимирович" робко вошел в кабинет. За столом сидели двое мужчин лет пятидесяти. У одного из них был медальон в виде небольшого шарика, внутри которого что-то поблескивало и мерцало. Кирилл уставился на этот шарик как завороженный, но тут же взял себя в руки и поздоровался. Мужчина одобрительно кивнул, и Кириллу показалось, что он, сам того не зная, сделал сейчас что-то правильно. Только что? Логическое мышление требовало разгадки, но пришлось отложить раздумья на потом, так как разговор уже начался. Декан, Александр Михайлович, представился сам, а потом сказал, кивая в сторону второго мужчины:

- А это наш гость, Эмиль Петрович.

Гость приподнялся, поклонившись, и снова сел. Кириллу показалось, что медальон замерцал чуть сильнее. "Спросить бы, что это за камень," - подумал Кирилл. Тут декан заговорил снова:

- Сначала я предполагал, что вы услышите сегодня только одно заманчивое предложение: стать студентом нашего факультета. Однако наш гость пришел сюда с еще одним предложением для вас. Я считаю, что вы должны сами сделать выбор, поэтому... Что предлагаем мы - вы уже знаете. Эмиль Петрович, расскажите, в чем заключается ваше предложение. А я, чтобы не мешать вашей беседе, выйду минут на двадцать. Думаю, что этого времени будет достаточно, чтобы объяснить молодому человеку, какие у него еще есть перспективы.

- Благодарю вас, - поклонился Эмиль Петрович. - Кирилл, вы не возражаете, если я поговорю с вами?

Кирилл отметил, что гость обратился к нему просто по имени. А еще мальчик почувствовал, что на пороге у него стоит самое настоящее приключение.

- Да, я с удовольствием вас выслушаю, - ответил он.

Декан ушел, а Эмиль Петрович внимательно посмотрел на Кирилла

- Значит, тебе интересно, что за камень в моем амулете? - спросил вдруг он, слегка улыбнувшись.

- Ну да, - кивнул мальчик. - Подождите... А вы откуда знаете, что мне это интересно?

- Ну, если я тебе скажу, что ты тоже можешь научиться читать мысли, ты поверишь?

Кирилл подумал и честно ответил:

- Минуту назад еще не поверил бы. Но вы-то мои мысли услышали. Значит, и я смогу научиться. Ничего невозможного нет.

Эмиль Петрович с интересом взглянул на мальчика.

- Когда ты вошел, ты на несколько секунд попал под излучение моего амулета. Он воздействует почти на всех, но, пока я не разрешу выйти из-под его влияния, почти никто не может противиться моей воле. А ты смог сразу же освободиться. Это была своеобразная проверка твоих экстраспособностей.

Кирилл удивленно посмотрел на амулет.

- И что? Вы любого можете заставить подчиняться?

- Во-первых, не любого, - мягко поправил его мужчина. - Во-вторых, моя задача не в том, чтобы заставить подчиняться, а в том, чтобы добра в этом мире, как это ни банально звучит, стало больше, а, соответственно, зла - меньше. Это задача не просто трудная, но еще и опасная. Равновесие в мире можно назвать динамическим. Поэтому всегда нужны такие, как мы.

- А вас много? - недоверчиво спросил Кирилл. Он был реалистом и не верил во всякие байки про ведьм, экстрасенсов и колдунов. Тем более что те, кто называл себя экстрасенсом, обычно оказывались впоследствии обычными жуликами, о чем постоянно писали в газетах и сообщали по телевидению.

- Нас? - Эмиль Петрович задумался. - Пожалуй, не так уж и много. Тут нужны определенные способности, потом необходимо осознать эти способности и иметь возможность их развить. Понимаешь, раньше все это было под контролем. Дар передавался потомкам и ученикам, под контролем и с обучением. Ведьма, например, по преданиям, не может даже умереть, не передав свой дар. Так же и у экстров. Обучение заканчивалось тогда, когда учитель мог поручиться за то, что ученик полностью овладел мастерством и кодексом, а ученик мог сдать экзамены и получить паспорт экстра. Но в результате революции, войн и прочих бедствий, нарушилась нормальная связь поколений и передача знаний. Появилось много людей, чувствующих особенный дар, но не умеющие его применять и ничего не знающие об экстрах, хотя они являются их потомками. Из-за этого пришлось начать проект "Возрождение". Мы ищем учеников, которым необходимо передать знания.

Кирилл задумался. А ведь действительно... Мама рассказывала, что прабабушка Кирилла была женщиной исключительной в своем роде. Кажется, она умела влиять на людей. Мама рассказывала историю о том, как прабабка управляла родней, постоянно ей приписывались чудесные свойства сродни гипнотическим. Говорили, что она даже медведя как-то раз убедила уйти и не нападать на людей. Причем это была медведица с медвежатами. Понятно, что зверь должен был просто раскидать людей, случайно выбредших на ту поляну. К счастью для деревенских, неподалеку была его прабабка, собирала какие-то травы. Она вышла на поляну и встала перед медведицей, приказав людям замереть. Какое-то время все молчали. Медведица смотрела женщине в глаза не отрываясь. И вдруг - развернулась, рявкнула что-то медвежатам - и семейство удалилось в лес. Прабабка повернулась к онемевшим людям и сказала: "Пока в эти места не ходите, пусть детей вырастит. Рядом лес свободен - туда ходите. А осенью медведица уже кидаться не будет".

Кирилл почти не верил в рассказы мамы, уж очень они напоминали фольклор, то есть, устное народное творчество. Теперь же он начал понимать, что многое, видимо, было истинной правдой.

- Значит, у меня есть способности, которые нужно развивать? То есть, мне можно учиться у вас? - спросил Кирилл.

- Да, я хочу предложить тебе учиться в нашем центре, - ответил Эмиль Петрович. - Но должен предупредить тебя: приняв решение стать учеником экстров, ты проходишь точку, с которой было бы возможно возвращение. Это очень серьезно.

Кирилл подумал, а потом поинтересовался:

- А вы? Вы сами будете меня учить?

- Видишь ли... - ответил Эмиль Петрович. - Я тоже буду тебя учить. Более того, я буду твоим личным куратором, так как твои способности ближе всего именно к моему дару. Но ты должен будешь изучить и другие науки. То есть, преподавателей у нас четверо. Каждый - специалист в определенной области. Вы будете экстрами особой силы, так как вам будут переданы знания не одного, а четырех мастеров.

- А чему вы будете учить? - спросил Кирилл.

Эмиль Петрович вздохнул:

- Да разве расскажешь, чему... Что могу обещать - скучно не будет. Но вот говорить о том, что ты сейчас услышал, даже если ты не согласишься принять участие в проекте, нельзя никому. Понимаешь?

Кирилл хихикнул.

- Да, понимаю, - сказал Эмиль Петрович. - Пожалуй, ты прав: никто не поверит. Но все равно, не нужно про это ни с кем говорить. Это может послужить причиной неприятностей, возможно, ты, сам того не понимая, подставишь под удар и себя, и свою семью. У нас ведь есть враги, и они тоже не глупые люди, специалисты. Поэтому лучше, если никто не будет знать о нашем разговоре.

- А если я соглашусь у вас учиться, что я скажу родителям?

- Скажешь, что тебя пригласили учиться в закрытый колледж для особо одаренных. Все будет предоставлено: информационное письмо, официальное приглашение на обучение от колледжа. При этом то, что учебное заведение секретное, не вызовет удивления. Мало ли у нас закрытых учреждений, даже городов.

- Ясно, - сказал Кирилл, отчетливо понимая, что это, возможно, единственный его шанс попасть в долгожданное приключение.

- Я вижу, что ты согласен, - спокойно заметил Эмиль Петрович. - Перейдем к деталям. Значит, так... Вот, - он выложил на стол кипу бумаг, - это ты сейчас прочитаешь, чтобы знать, что говорить родителям. Отдашь бумаги им. Завтра приходишь на оформление в наш центр. На Васильевский остров. Там есть такое место - рядом башня. У башни сворачиваешь во двор и идешь прямо на забор. На знак льва. Если боишься идти в забор, то просто иди с закрытыми глазами. Окажешься в лесу, перед тобой будет дорога. Идешь по ней до ворот. У двери в воротах будет пластинка, там, где обычно звонок размещают, справа. Приложишь к пластинке указательный палец правой руки. Зайдешь в дверь, там тебя встретят. Все понял?

Кирилл был настолько ошарашен объяснениями маршрута, что только кивнул.

- Да, - добавил Эмиль Петрович. - Меня там зовут только по отчеству. Петрович. Скажешь, что ко мне. И еще... камень в амулете... Это лунный нейрит. Но ты узнаешь о нем подробнее на занятиях, так как в энциклопедиях о нем информации пока нет.

Он улыбнулся.

Тут как раз вернулся декан. Эмиль Петрович и Кирилл поблагодарили его за гостеприимство и вышли из кабинета. На улице Кирилл спросил:

- А декана вы тоже гипнотизировали?

- А? - рассеянно отозвался Петрович. - Да нет, декан, он мой сосед по парадной. Вчера как раз про тебя мне рассказал. Видно, судьба тебя к нам привела, - он снова улыбнулся и сказал:

- Ну, Кирилл, мне пора. До завтра.

Кирилл охнул, глядя на абсолютно пустынную улицу.

Глава пятая. Евгений Юрьевич Мальцев

- Евгений, ты опять за компьютером? - грозный голос мамы ничуть не смутил Джонни. Он независимо повернулся и сказал:

- Ага, как начальнику в твоем офисе систему наладить, так "Женечка, пожалуйста", а как все наладил, так "Евгений"?

- Ну, хорошо, хорошо, - сдалась без боя мама. - Но, поскольку у тебя уже начались каникулы, то хотя бы помоги по дому. Сходи в магазин и убери в квартире. Потом - делай что хочешь.

Джонни вздохнул. Замечательная программа, ничего не скажешь. Часа два просто коту под хвост. И это называется, только человек сел поработать по полной, так как в школу наконец-то не нужно!

- Ладно, - сказал он, - схожу и приберу. Я сегодня должен зайти в два-три места, просили посмотреть компы, так что приду часов в девять.

Теперь уже вздохнула мама. Джонни, хоть и перешел только в седьмой класс, был ужасно независимой личностью. Его было не заставить делать то, что он считал ненужным. Учился он без троек, но и почти без пятерок, по причине того, что тройки считал позорными оценками середнячков, маму жалел, правда, если дело касалось справедливости - Джонни влипал в скандалы. Поэтому мама ходила в школу раза по два в месяц. Но тут уж ничего не поделаешь. Мама понимала, что Джонни не сможет промолчать, если при нем кого-то обижают. Зато одноклассники в нем души не чаяли. У всех он налаживал компьютеры. Что-что, а это он умел делать просто виртуозно. Железо слушалось Джонни, как верная собака хозяина. Еще учась во втором классе он усовершенствовал свой компьютер. Когда отец увидел разобранный компьютер в комнате, его чуть удар не хватил.

- Что? Что это такое? - растерянно вопросил он. И получил обстоятельный ответ:

- Пап, тут некоторые детали лишние, ни к чему было их в комплектацию включать. А вот тут и тут, - Джонни показал на груду железок на полу, - нужно домонтировать - и будет мощность, как у последних моделей.

Папа с сомнением глянул на металлолом, мысленно попрощался с компьютером и осторожно спросил:

- А может, мастера вызвать?

- Ну, если б они вообще существовали, - монтируя что-то в системном блоке, - проворчал Джонни, - можно было бы и вызвать. Только что они понимают? Вчера вон у Эдика, одноклассника моего, приходил один такой, так я потом еле исправил то, что он наворотил. А денег тот мастер взял не слабо. Вот, - и Джонни продолжил сборку.

Папа растерянно покрутился около сына. Тот факт, что мальчик в возрасте семи лет ходит к кому-то налаживать компьютер, поразил отцовское воображение. Сам родитель пока не очень разбирался, кто такая мышь и где у компьютера коврик. На следующий день техника была собрана и даже работала. Более полным образом оценить то, что сделал Джонни, папа не мог по причине полной компьютерной безграмотности. Но в следующие разборки сына с техникой не влезал, справедливо решив, что все равно ничего в этом не понимает. Потом как-то незаметно о талантах Джонни начали узнавать соседи, знакомые. От одноклассников так вообще отбоя не было. Джонни никому не отказывал, но, когда он начинал что-нибудь изобретать, тут уж лучше было даже не просить. Эти черные для знакомых Джонни периоды, определялись по тому, что мальчик становился абсолютно рассеянным, мог придти в школу в разных носках и даже в свитере наизнанку. Периоды длились от одной до двух недель. Народ Джонни не трогал, ибо по окончании этого все получали какое-нибудь крутое усовершенствование к своим компьютерам. Из тех, что изобретал сам Джонни.

В шестом классе Джонни влетел в самый длительный период изобретательства: рассеянность его длилась целых два месяца. Тихая паника охватила ряды его друзей и соседей. Целых два месяца никто не смел тревожить гения, так как знали, что это все равно бесполезно. И вот Джонни наконец появился в классе с сияющим видом. Одноклассники с радостью отметили, что их друг приходит в нормальное состояние, то есть что свитер надет правильно и носки одинаковые. И тут Джонни сказал буквально следующее:

- Значит, так. Демонстрирую новую модель - компьютер в кармане. Себестоимость ниже сотового телефона, зато работает, как зверь.

Народ тихо выдохнул. И началось. За месяц Джонни собрал три прибора и сказал:

- Ребята, имейте совесть, я не фабрика. Дайте учебный год закончить, на каникулах продолжим.

И народ устыдился... Но временно. Так что летом Джонни ждало много работы. Кроме того, ему было не очень интересно воспроизводить одно и то же, поэтому он хотел еще урвать время на дальнейшие разработки: например, ему давно хотелось поставить программное управление на тостер, стиральную машину и пылесос. Плита и холодильник уже были подключены к пульту управления, хотя мама постоянно ворчала на то, что холодильник критикует продукты, в нем лежащие. А папа ругался, что, открывая холодильник по ночам, чтобы втихую чем-то перекусить, слышит лекцию о вреде ночного питания.

Итак Джонни оторвался от компьютера и собрался в магазин. Надел джинсы, футболку, долго искал сандалии, которые вчера вроде бы клал на место, но вот, поди ж ты, удрали. Он подумал, не приделать ли к одежде оповещатели, чтобы было легче искать. Потом представил, сколько будет возни, и отказался от идеи. А как бы было хорошо, - помечтал мальчик. - Нажимаешь кнопку "Сандалии" - и сразу звуковой сигнал, вот мы, тут. Джонни наконец нашел босоножки под креслом, немного удивился, как они туда попали, обулся и выскочил во двор. Там почти никого не было, только сидел на скамеечке какой-то парень. Симпатичный, спортивный. Джонни одобрительно глянул на мускулистую фигуру. "Или качается, или какой-нибудь борьбой занимается", - подумал он. Парень поймал взгляд Джонни и неожиданно улыбнулся и даже подмигнул.

- Скажи, пожалуйста, - спросил он. - Я ищу тут одного мальчика. Его Джонни зовут.

Джонни тоже улыбнулся:

- Что? Проблемы с техникой? - деловито спросил он. - Джонни - это я.

- О! Мне повезло! - обрадовался парень. Встал и подал Женьке руку. - Вадим.

- Очень приятно, - сказал Джонни. - А вы каким спортом занимаетесь?

- У, брат. Сразу все и не перечислишь, - ответил Вадим, - тут и разные виды борьбы, и аутотренинги, и системы концентрации. А что? Хочешь поучиться?

- Хочу, - сказал Джонни. - Бывают моменты, когда такие знания здорово сокращают прения с обеих сторон.

- Тут ты прав, - сказал Вадим серьезно. - Но иногда нужно сначала использовать мирные способы, только потом силовые, согласен?

- Мирными зачастую уже не обойтись, - мрачно ответил Джонни. - Есть тут один, ничего не понимает.

- Это потому, что ты не совсем знаешь, какие мирные способы можно использовать, - Вадим разговаривал с Джонни, как со взрослым, совершенно не делая поправок на разницу в возрасте. Это мальчику очень понравилось.

- Ну, чем вам помочь? - великодушно спросил Джонни.

- Если не торопишься...

- Тороплюсь, но не сильно, - признался Джонни.

Вадим достал из сумки ноут, открыл его и передал Джонни. Тот начал с любопытством рассматривать технику.

- Ого, - уважительно протянул мальчик, - у вас какая-то необычная модель. Ну-ка, ну-ка..., - и он с головой углубился в монитор, время от времени произнося: да, это похоже на.. О, а до этого я не додумался... вот тут какая-то ерунда сотворена...ага.

Потом Джонни оторвался от ноута и спросил:

- Это откуда такая модель?

- Нравится? - спросил парень.

- Ну, по сравнению с тем, что обычно продается, конечно, супер. Некоторые идеи - просто блеск. Но есть моменты абсолютно нулевые. Можно исправить. Будет еще круче. Главное, работать будет удобнее.

Вадим откинулся на спинку скамьи:

- Все верно,- сказал он. - Доработать можно. А ты молодец. Быстро разобрался. Ты никогда не задумывался, откуда у тебя такие способности?

- Не знаю, - сказал Джонни. - Не в папу, и не в маму. Может, в прадеда? Он в свое время был изобретателем. У нас некоторые его механизмы до сих пор дома хранятся. Правда, погиб он, на войне. Так что я его и не видел ни разу. Бабушка о нем много рассказывала.

Вадим кивнул:

- Именно. Ты получил способности через третье поколение. А по правилам они должны передаваться от деда. У тебя дар ощущать неживое как живое. Редкий, доложу я тебе, дар. Скажи, а ты хочешь научиться управлять этими способностями?

- Где, интересно? - пробурчал Джонни. - На курсах компьютерной грамоты?

- Что ты. Разве я бы стал тебе такое предлагать? А вот... Как бы тебе объяснить... Понимаешь, с давних времен происходит борьба. Добро, свет противостоят злу и тьме. Раньше в этой борьбе было определенное равновесие. Потом начались войны, связь поколений прервалась, перестали передаваться знания. Дар - он врожденный, конечно. Что-то на уровне генетики. Но ведь нужно еще знать, как им пользоваться. Сейчас добру нужны новые силы. Ты вот говорил, что хочешь научиться драться, чтобы, как я понимаю, бороться с определенным злом. Только вот способностей, возможности бороться со злом тебе дано больше, чем другим людям. Но пока - ты спящий боец. Ты не умеешь в полной мере использовать свои возможности, не знаешь, как сделать так, чтобы зло не могло использовать твой дар. Теперь появилось место, где таких как ты будут учить...Мы можем тебя принять.

Джонни спросил:

- Это чтобы справедливость была?

-Да, - серьезно, даже жестко сказал Вадим. - Чтобы была справедливость.

- Я согласен, - просто сказал мальчик. - Когда и где?

- Джонни, - строго сказал Вадим. - Подумай. Это очень серьезно. Вообще-то в проект собирались брать ребят не младше четырнадцати лет. Но я могу поручиться за тебя, потому что считаю: ты уже подошел к тому моменту, когда тебе требуется учитель. Я сам буду твоим наставником. Но там будет тяжело. Выдержишь?

- Да, - твердо ответил Джонни. - Честное слово.

- Тогда делаем так: я зайду к вам сегодня и скажу твоим родителям, что ты, как гениальный ребенок, принят в колледж закрытого типа, - сказал Вадим. - Как ты понимаешь, никто не должен знать о том, что именно мы будем изучать в центре. Пусть для родителей это звучит как просто усиленное, даже элитарное образование. Договорились?

- Так точно, - по-военному ответил Джонни. - А когда начинаем учиться?

- Не знаю, огорчу я тебя или обрадую, но с завтрашнего дня. Я заеду за тобой.

Глава шестая. Евгения Андреевна Блок

Утро начиналось как обычно: сначала послышались восторженные возгласы птиц за окном:

- Солнышко! Солнышко! Счастье! Тепло! Встаем-встаем... Солнце!!!

К ним подключились цветы на подоконнике:

- Солнце! Кушать! Водички! Тепло, приятно...

Женька уже проснулась, но вставать не торопилась. Послала приветствие птичкам, потом слегка поспорила с цветами, сообщив, что много воды вредно ( вчера поливала), а солнышко - это очень хорошо. Для Женьки утро было абсолютно нормальным. Она с детства привыкла как к тому, что понимает, о чем говорят животные и растения, так и к тому, что другим людям об этом знать не стоит, а то сочтут Женьку ненормальной. В комнату заглянула мама. Она неодобрительно оглядела беспорядок в комнате, который Женька считала творческим, ибо сама она прекрасно ориентировалась в этом хаосе, и сказала:

-Евгения, хорошо, что ты проснулась. Вставай - и вперед, нужно позавтракать и помочь мне по дому.

Женька скривилась: с утра радостные известия. Человек, можно сказать, еще и не проснулся, а ему на голову такие перспективы вываливают. Видя недовольное лицо дочери, мама рассердилась:

- И что ты тут рожицы корчишь? Давай быстро!

Женька поднялась с кровати, думая, что первый день каникул уже почти испорчен. Помогать маме по дому отнюдь не значило похода в магазин за продуктами. То есть, идти в магазины придется, но... С мамой. А она имела скверную, с точки зрения Женьки, привычку болтаться по всяким тряпичным лавочкам, рассматривая одежду и болтая с многочисленными знакомыми, которых в этих торговых точках было просто пруд пруди. Женька к одежде относилась сдержанно. Ходила постоянно в джинсах и кроссовках, считая эту одежду наиболее удобной и практичной. Все попытки мамы одеть дочь во что-то с рюшечками встречали такое мощное сопротивление, что соседи потом интересовались, не происходило ли в квартире Блоков убийства, ибо те вопли, что доносились оттуда, вполне могли сойти за крики сопротивляющейся насилию жертвы. И мама отступилась, предоставив Женьке самой решать, что носить и куда, кстати, ходить. Так как после нудных походов по магазинам Женька, считая свой долг вполне исполненным, исчезала до самого вечера. А комментировать, куда конкретно она уходит, девочка отказывалась наотрез.

Вот и сегодня, стоило только закончиться походу в магазин, как Женька, наскоро перекусив бутербродом и чаем, шустро исчезла, крикнув с порога:

- Вечером приду, пока!

Девчонка вылетела из квартиры и буквально ссыпалась с лестницы, пока мама не опомнилась. Дел было много. Во-первых, заглянуть к старому дубу. У него много проблем, но главная - одиночество. Никто и не представлял, как этому трехсотлетнему дереву хотелось с кем-нибудь поговорить. Женька как зачарованная слушала его истории, терпеливо сносила ворчание по поводу современных нравов и обязательно приносила с собой воду для полива и разные лекарства для коры, чтобы хоть немного поддержать старика. Похоже, что дерево считало Женьку внучкой, если только такие понятия вообще существовали у деревьев. Девочка и правда действительно относилась к дубу, как к родному дедушке, так как настоящий умер, когда Женьке было всего три года. Кстати, только он знал, что девочка умеет разговаривать с животными и растениями, мало того, он обещал, что научит внучку многим интересным вещам. Но не успел. Умер. И ничему ее не научил. Только вот строго настрого запретил рассказывать о том, что она умеет.

- Запомни, Женечка, - говорил он, - никогда никому не рассказывай о том, что ты обладаешь даром разговора с растениями и животными. Люди этого не поймут. А те, кто способен это понять, могут быть как друзьями, так и врагами. Будь очень осторожна. Открыться можно будет только человеку, который покажет тебе вот это...

И дед показывал Женьке знак, круглую пластину с изображением трилистника клевера, поверх которого начертаны были какие-то значки.

Но с тех пор Женька больше ни у кого не видела этого знака, а дедушкин остался у нее на память. Не очень доверяя маме с ее манерой рыться по полкам и ящичкам, девочка постоянно носила пластину с собой, в кармане джинсов.

Потом Женька отправилась в приют для потеряшек. Там появились новые питомцы: пять собак и три кошки. Только Женька могла поговорить с ними и узнать, где их хозяева. Если животные терялись случайно, это получалось. И их удавалось вернуть хозяевам. Но было много случаев, когда Женька понимала, что от питомцев просто избавились. В таком случае, зверькам начинали искать новых хозяев. Откуда Женька брала информацию - никто не знал, но ей верили, так как девочка никогда не ошибалась. Хозяйка приюта постоянно говорила, что Женьке нужно идти в следователи, потому что у нее очень развита дедукция. Девочка помалкивала, справедливо считая, что чем меньше об источниках ее информации знает народ, тем лучше. После приюта девочка отправилась домой, но неожиданно увидела на улице еще одного потеряшку - крупного ротвейлера. Морда у пса была тоскливая, народ от него шарахался - боялись бойцовой породы, видимо. Женька вздохнула, подошла к псу, присела около него на корточки и спросила:

- Ну, что, бедолага? Потерялся?

Пес удивленно воззрился на девочку. Конечно, он не привык общаться с людьми вот так, мыслями. Женька уловила сразу несколько лихорадочно сменяющих друг друга фраз:

- Где же хозяин, его нет. Нет. Нет. Даже запаха знакомого нет. Приехали на рычащем звере. Механическом. Вышли. Хозяин обратно ушел. В зверя. Зверь убежал, хозяина забрал. Мне плохо. Скучаю. Одиноко. Пить. Есть. Дом.

Женька подумала, что, скорее всего, хозяин пса бросил. Так часто делают: завезут куда-нибудь на машине, чтобы след потерялся и собака домой не прибежала. А этот пес - бойцовский, за то, что на улице оставили, можно и проблемы заиметь. Что ж с ним делать? В приют везти? Но этого пса точно бросили, а тоска, которая потоком лилась из его сознания, могла просто искалечить психику этого, в сущности, добрейшего, существа. Домой? С этим была одна крупная проблема - мама категорически была против любых животных, полагая, что от них много грязи и беспокойства. Она наклонилась к собаке и сказала:

- Все хорошо. Еда будет. Пойдем. Помогу.

Пес недоверчиво взглянул на Женьку, вздохнул и пошел с нею рядом. Девочка лихорадочно продумывала варианты. Конечно, можно попросить Саньку подержать пса несколько дней. Она собак не боится, да и ее родители возражать не будут. Но это ненадолго. Нужно искать собаке дом. А вот это уже бо-ольшая проблема. К девочке подошла какая-то женщина:

- Ай-яй-яй, как не стыдно, - сказала она. - Собака в центре города должна быть на поводке и в наморднике.

- Да я его на улице подобрала. Сейчас мы ему все купим, только до зоомагазина дойдем, - ответила Дженни, гладя пса, чтобы он не заволновался.

Женщина укоризненно покачала головой:

- Обманывать не надо, девочка. Кто ж подойдет к такой псине, если она чужая. Это ведь явно твоя собака. Вон, как она тебя слушается.

Женька вздохнула. Ну, устала она объяснять, что не боится никаких собак. Как впрочем, и лошадей, тигров и даже крокодилов. Просто она умела разговаривать с животными, они ее понимали, а это позволяло Женьке спокойно подходить к любому существу, четко зная, что у него на уме. Девочка просто промолчала и двинулась дальше. К Саньке они добрались только к вечеру, уже при поводке и наморднике. И с запасом корма для Дика, как назвала его девочка. Санька тоже озадачилась, куда деть пса.

- Ну, дня три он у меня пробудет без проблем, - сказала она. - Но нужно искать ему дом. А с такой породой, бойцовской, это трудно. Или какой-нибудь поганец заберет, которому он нужен ротвейлеров на бои натаскивать. Или восторженный дурак, которому самоутвердиться захочется. И то, и другое - не вариант.

Пес поел, обнюхал все углы и, глубоко вздыхая, улегся рядом с Женькой.

- Хозяйка. Хорошая. Еда. Тепло. Боюсь - уйдет. Плохо.

Женька беспомощно взглянула на Саньку:

- Слушай, а можно, я у тебя переночую. Он боится, что его снова бросят. Кажется, он решил, что я буду его хозяйкой.

В общении с кошками и собаками самым тяжелым моментом был именно этот. Зверье просто-таки льнуло к Женьке. Ей было ужасно трудно отдавать найденных и вылеченных питомцев в чужие руки.

- Ладно, - ответила добрая Санька. - Только сходи за хлебом и молоком, а то есть вообще нечего.

- Я сейчас, - подскочила Женька. - Дик, гулять.

- Ты что? - удивилась Санька. - Он же только с улицы.

- А ты представляешь, что с ним будет, если он решит, что я его бросаю? - ответила подруга. - Уж лучше он меня у магазина подождет. Я объясню, он умный.

Женька вышла на улицу. Дик степенно шествовал рядом, в голове у него плыли блаженные мысли:

- Мой человек. Хозяйка. Гуляем. Любит. Хорошо.

Женька нагнулась к псу и погладила покатый лоб:

- Ты немножко глупый, да? Мы будем много разговаривать, и ты научишься думать лучше. Пошли, - она легонько подтолкнула пса.

На улице было тихо, народ в теплый летний вечер отправился гулять в центр или разъехался по дачам. У магазина Женька нагнулась к Дику:

- Сидишь здесь. Ждешь меня. Я куплю еду. Жди. Понял?

- Понял. Буду ждать. Приходи. Еда. Хорошо, - ответил пес.

Женька ушла в магазин. Когда же она вышла, ее взору представилась чудная картина: на тротуаре лежал мужчина, рукой прикрывая горло. Над ним нависал Дик. Рядом стояла испуганная девчонка, повторяя:

- Ой, мамочки...

Женька кинулась спасать человека от "свирепого" пса, недоумевая, что же он такого натворил, что такой спокойный ротвейлер кинулся буквально за считанные минуты. Оттащив Дика, она спросила:

- Что тут было? Человек плохой? Почему? Что он сделал? Быстро говори!

Дик ответил:

- Плохой, кинулся на девочку. Девочка кричала. Злой. Сильный. Злой.

Женька повернулась к девчонке:

- Этот мужчина тебе угрожал? Приставал?

Девчонка всхлипнула, вытирая слезы рукавом:

- Ага. Он же пьяный. За руку схватил, куда-то потащил. Я закричала. А собака, - девочка кивнула на Дика, - сразу на него ка-а-к кинется... И он упал. А собака его не кусала, она его просто держала, чтобы не вставал. Спасибо, пес...

Девчонка подошла к Дику и спросила:

- Его погладить можно?

Женька спросила у Дика:

- Девочка хочет тебя погладить. Можно?

- Можно. Приятно. Хочу, - промурчал прямо-таки пес.

- Ах ты, дамский угодник, - рассмеялась Женька и разрешила девчонке:

- Гладьте, он за, всеми четырьмя лапами.

Девчонка присела около пса и погладила его, потом уважительно сказала:

- Какой умный. И как вы с ним разговариваете. Он все-все понимает?

- Скорее это его хозяйка все-все понимает, - послышался женский голос. К девочкам подошла молодая женщина, высокая, очень стройная, более всего к ней подходило слово гибкая. Волосы у женщины были такие, что Дженни охватила зависть: длинные, темно-каштановые, почти черные и блестящие, струящиеся, как шелк. "Везет же некоторым", - подумала Женька. У самой девочки волосы тоже были черные, но с каким-то синеватым отливом, который просто раздражал ее. Кроме того, волосы были от природы такими, словно их подвергли химической завивке. И Женьке приходилось каждый день вставать на час раньше, чтобы расчесать хотя бы приблизительно свою косу ниже пояса, чертыхаясь и раздирая колтуны. Конечно, можно было бы подстричься, но с точки зрения Женьки кудрявый барашек, в которого она бы превратилась с короткой стрижкой, - это уже слишком для ее ранимой натуры. "Ой, - вздрогнула девочка, - я же видела эту женщину в приюте. Ну да... Он где-то рядом стояла, но мы не разговаривали. Откуда она здесь-то взялась?"

Женщина кивнула Женьке и сказала:

- Ну, все хорошо, что хорошо кончается. Пьяный герой удрал, все целы, скандала не было.

Она обратилась к спасенной девочке:

- С тобой все в порядке?

- Да, - кивнула та. - А эта собачка... Она дрессированная, да?

Дикая идея пришла в голову Женьке.

- Слушай, хочешь - пес будет жить у тебя? Только нужно, чтобы родители не были против.

Девочка удивленно посмотрела на Дженни:

- А как же? Я думала, что он твой. Он тебя так слушается... И потом. Он же ужасно породистый, много денег стоит. Я знаю. Я хотела щенка ротвейлера. Но у нас денег немного, поэтому папа сказал, что лучше возьмем из приюта. Как раз хотели в выходные поехать посмотреть, нет ли ротвейлеров.

Дженни улыбнулась:

- Вот видишь? Вы нашли друг друга. Иногда мечты сбываются. Дика сегодня бросил хозяин. И мы с ним как раз думали, кто его возьмет. То, что он ужасно умный, ты уже видела. Сейчас мы спросим его, согласен ли он к тебе идти.

Женька опустилась на корточки рядом с псом и мысленно спросила:

- Ты спас человека. Человек тебя полюбил. Она хорошая. Любит тебя. Будет тепло, ты нужен людям. Будут любить, понимаешь?

Пес озадаченно махнул хвостом, потом ответил:

- Любят. Добрая. Хороший человек. Я пойду. Тебе будет скучно без меня?

- Будет, - погладила его по ушам Женька. - Но девочке нужен друг и защита. Иди, мой хороший.

Она повернулась к девочке и сказала:

- Он согласен идти с тобой. Не обижай его. Ему досталось. Будь ему хорошей хозяйкой и другом, и Дик ответит тебе любовью и преданностью. Держи поводок.

Девочка взяла поводок и погладила Дика:

- Пойдем домой, - просто сказала она.

Женька смотрела им вслед, чувствуя, что уже успела привязаться к псу. Но его судьба, похоже, складывалась удачно. Женщина, молчавшая все это время, вдруг спросила:

- И давно ты умеешь разговаривать с собаками?

Женька удивилась:

- Кто? Я? Я не умею. Просто я хорошо общаюсь с животными, это привычка. С детства. Я их люблю, и они это чувствуют.

Женщина иронически смотрела на Женьку и молчала. Девочка хмыкнула:

- Ну, и что вы на меня так смотрите? Да где это видано, чтобы человек умел с животными разговаривать? Это сказки.

Независимо отбросив косу за спину, Дженни было развернулась, чтобы уйти. Но в этот момент женщина сказала:

- Подожди. Буквально пять минут, не больше. Меня зовут Алисой. Скажи, пожалуйста, кто в твоей семье еще мог делать что-нибудь необычное? Бабушка?

- Дедушка, - ответила Дженни и прикусила язык.

Алиса улыбнулась.

- Вынь знак из кармана, а я покажу тебе свой, - предложила она.

- Откуда вы знаете про знак? - вырвалось у Женьки. - Об этом только дедушка знал.

- Ну да, - подтвердила Алиса. - Потому что он был экстром. И ты будешь экстром.

Она показала Женьке пластинку с трилистником. Дженни недоверчиво взглянула, потом достала свой знак и сравнила рисунки.

- Да, все правильно, они одинаковые, - наконец признала Дженни. - А вы знали моего дедушку?

Алиса кивнула.

- Вообще-то у нас у всех связь друг с другом, - ответила она. - Твой дедушка тоже умел разговаривать с растениями и животными, но не только с земными. Он бы научил тебя всему, что знал сам. Но не успел. Сейчас у нас появилась возможность восстановить равновесие и сделать то, что не смог сделать он. Набирается группа детей, обладающих даром. Мы будем учить вас тому, чему не успели выучить ваши дедушки, бабушки, прадедушки и прабабушки. Ты хочешь узнать больше об экстрах?

Дженни озадачилась. Нет, ей, конечно, безумно хотелось научиться управлять своими способностями, тем более что она мечтала об этом с раннего детства и очень жалела, что дедушка умер, не оставив даже намека, как это делать. И оказаться среди экстров - людей со способностями даже более интересными, чем у Дженни - это тоже было очень интересно. Решать только вот так, сразу, было довольно трудно. В глубине души Дженни чувствовала, что после решения ее жизнь изменится радикально. А она, ее помощь, еще были нужны кое-кому: тем же животным в приюте, дубу, ее домашним цветам, которые будут скучать без Женьки.

Алиса сказала:

- Понимаешь, ты сейчас используешь свои способности для добра и света, и это замечательно. Другой вопрос: стоит ли микроскопом забивать гвозди, даже если он прекрасно заменяет молоток? Сражаться за добро ты можешь на более сильном уровне. А сейчас это очень важно. Сейчас ты исправляешь следствия, а после обучения сможешь влиять на причину.

Дженни кивнула, аргументация была исчерпывающей:

- Я согласна.

Глава седьмая. Лариса Павловна Копылова

Ларочке было, наверное, года четыре, когда она впервые увидела нечто странное: по стене двигалась тень, похожая на огромного крокодила. Девочка как завороженная смотрела на тень. Через мгновение все исчезло. Ларочка не стала рассказывать об этом родителям. Причина этого была проста: почему-то она решила, что ей не поверят. Наверное, правильно решила. Взрослые почему-то не верят детям в таких случаях. Через некоторое время опять случилось странное происшествие. В комнате, где спала Ларочка, стоял большой шкаф. Одна дверца в нем хронически не закрывалась. Ларочка не особенно обращала внимание на эту дверцу, но однажды ночью приснился девочке сон: она одна дома, танцует, кружится и что-то напевает. Проходя мимо дверцы шкафа, Ларочка закрывает ее. Дверь снова открывается. И вот после того, как девочка прикрывает дверцу в пятый раз, из шкафа вылетает страшный черный человек, огромный и злющий. Он кидается к девочке, швыряет ее на диван и начинает душить... Ларочка проснулась от собственного крика. Родители взяли ее к себе в комнату, узнав, что девочке приснился кошмар. С тех пор Ларочка начала панически бояться шкафа и, оставаясь дома одна, держалась так, чтобы видеть страшную дверь. Почему-то она всегда старалась держать опасность под наблюдением, а не прятаться от нее.

Потом как-то ночью Ларочка проснулась от странного ощущения: кто-то стоял у кровати и смотрел на нее. Что странно: девочка на этот раз не испугалась, как будто ощутила, что на этот раз гость добрый, не опасный. Медведь смотрел на Ларочку, потом тихо сказал:

- Черного человека не бойся, присмотрю, не тронет... Пока в этом доме...

Девочка кивнула и спросила:

- А ты настоящий мишка? Или ты мне снишься?

- Настоящий, снюсь, - проворчал медведь, и добавил:

- Не бойся, присмотрю...

И Ларочка действительно перестала бояться. А летом она поехала в деревню, к бабушке. Бабушка у Ларочки была не совсем обычная старушка. Можно сказать, что и старой-то она не была. Красивая, статная, она жила отдельно от деревни, на хуторе. Разводила пчел, собирала травы и умела лечить почти все болезни. Часто к ней приезжала люди из очень дальних мест - посоветоваться. Ларочка очень любила свою бабушку Полину. Приехав в это лето, девочка рассказала Полине о своих странных видениях. Бабушка задумчиво посмотрела на девочку и сказала:

- Учиться тебе нужно. Я постараюсь тебе помочь. Начнем мы с тобой, дружочек, с объяснения того, что ты видела. Ну, с медведем все просто: это ты видела домового. Причем то, что он взял тебя под защиту, говорит о том, что ты ему нравишься, это хорошо, но еще это говорит о том, что Черный человек - серьезное зло. Если решите переезжать из старого дома - обязательно забери домового с собой. Я научу, как это сделать.

Бабушка Полина стала посвящать Ларочку в тайны волшебного мира. Рассказывала, какие травы собирать. Как они могут лечить, защищать, а порой даже спасать человека. Девочка училась видеть душу трав, деревьев. Собирая травы, она брала каждый пятый листочек или цветок. При этом сначала рассказывала травам, для чего она их собирает, и просила у них прощения. Как-то вечером Полина показала внучке саламандру в костре.

- Видишь, - сказала бабушка, - это дух огня.

- Вижу, - прошептала Ларочка, - какая чудесная ящерка...

Саламандра завертелась, словно желая показать, какая она красивая.

- Дух огня, - строго сказала бабушка, - девочке нужна защита. Летом я могу присмотреть за ней. А потом она уезжает в город и там мне будет трудно ей помогать. Ты поможешь ей, если она попросит?

- А что мне за это будет? - поинтересовалась саламандра.

- Не забывайся, - строго прикрикнула бабушка. - Это моя внучка, преемница ремесла.

- Если так - присмотрю, помогу. Буду нужна - пусть зажжет любой огонь или позовет. Научи ее вызывать меня - в городе огня мало, - и саламандра исчезла.

- Ну, а теперь слушай, как вызывать саламандру, - сказала бабушка. - Будешь пока под ее защитой. Через год научу управлять стихией огня, пока тебе еще с нею не справиться, сил маловато.

- Я много каши ем, я сильная, - простодушно сказала Ларочка.

Бабушка Полина почему-то засмеялась и вздохнула:

- Эх, да кабы тут физическая сила что решала. Тут нужен сильный дух.

Этим летом, отучившись в восьмом классе и успешно перейдя в девятый, Ларочка снова собиралась ехать к бабушке. Теперь это уже были обязательные поездки. Девочка научилась управлять стихией огня, стала настоящим знатоком трав, умела лечить многие болезни. Но каждый год открывала для себя что-то новое. В поезде Ларочка обратила внимание на мужчину, который резко выделялся среди дачников своим нарядом. На нем был строгий деловой костюм, да и держался он как на приеме у английской королевы. "Странно, - подумала девочка, - куда это он в костюме за город?" Потом радостные мечты о встрече с бабушкой как-то вытеснили образ мужчины. Выйдя на платформу, Ларочка огляделась, взглядом ища Полину, которая всегда встречала ее, и снова увидела этого человека. Он стоял, вглядываясь в толпу встречающих, приехавших, уезжающих и провожающих.

- А вот и я, - услышала Ларочка бабушкин голос и обернулась.

Полина выглядела как всегда великолепно. Толстенная коса, которой позавидовали бы многие городские девушки, фигура, стройная, будто точеная, яркие веселые глаза. Девочка побежала навстречу, они обнялись.

- Добрый день, не помешаю?- послышался голос сзади. Ларочка обернулась. Мужчина в строгом костюме стоял, глядя на них и улыбаясь. И странное дело: Полина вдруг тоже улыбнулась ему, как старому знакомому.

- Аристарх Борисович, как вы-то сюда попали? - изумленно пропела она. - Сколько лет вас не видела.

- Да, - почему-то смущенно проговорил мужчина. - Столько лет прошло, а ты все такая же красавица. И внучка - вся в тебя.

Полина гордо посмотрела на Ларочку.

- Да, - согласилась она, - вся в меня, ты даже не представляешь, до какой степени.

- Представляю, - просто ответил Аристарх Борисович. - Именно поэтому я здесь. У Ларочки большие способности. Ты, Полиночка, дала ей многое, но она может больше. Намного больше.

- Ты же знаешь, Аристарх, наш дар потерялся в поколениях. Осталось нечто малое, - грустно ответила Полина.

- Теперь это может быть восстановлено, - ответил Аристарх. - Мы начали обучение прерванных поколений. Ситуация очень тяжелая, поэтому дано разрешение на обучение не по родственной линии. Давайте, девушки, решать. Я приехал, чтобы пригласить Ларочку учиться. Она станет очень сильным экстром, я это чувствую.

Ларочка понимала, что разговор идет об очень важных вещах. Но не могла понять сути беседы. Полина выглядела встревоженной. Аристарх Борисович сказал:

- Полина, ты же понимаешь. В случае противостояния никто не будет спрашивать, получил ли дар развитие. Уничтожат всех, даже тех, кто не догадывается о наличии дара, но стоит на стороне добра. Нужно бороться. А для успешной борьбы нужно быть готовым к ней.

Полина молча стояла, что-то обдумывая, потом решительно сказала:

- Ларочка, ты поедешь с Аристархом Борисовичем. Он научит тебя тому, чему я не смогу тебя обучить. Тем более, что по отношению к тебе угрозы уже были. Забери домового с собой. Так нужно. Я еду с вами - объясняться с твоими родителями.

Ларочка привыкла слушаться бабушку. Она знала, что Полина видит многое из того, что девочке пока было непонятно.

Аристарх Борисович кивнул девочке:

- Поехали, Ларочка. Будешь учиться у меня в, скажем так, школе. Там будет еще несколько ребят, которые тоже умеют многое из того, что недоступно обычным людям. Работы у нас впереди много, но и скучно не будет, обещаю.

Он ободряюще подмигнул девочке, и они втроем двинулись к пригородным кассам.

Глава восьмая. Педсовет, или Ты его нашел - ты и в ответе

- Итак, господа, это наше последнее собрание перед началом занятий, - начал Аристарх Борисович, строго оглядывая преподавательский состав.

Н-да, состав был достаточно сильный, но вот навыков учить ни у кого из них не было. В столь поздний час они собрались, чтобы обсудить завтрашний день. Предполагалось событие веков: первый прием учеников в рамках проекта "Возрождение". Аристарх Борисович волновался: это событие было жизненно важным для экстров, которые потеряли многое из-за временного перевеса сил зла. Конечно, зло существовало всегда, как и добро. Динамическое взаимодействие, даже противостояние этих двух начал было основой движения жизни. Проявления зла и добра были очень разными, но основу сознательного противостояния составляли Экстры и Тени. Обе группы пришли на Землю во время Великой Битвы и были вынуждены остаться, так как выход за пределы планеты был запрещен Высшим Советом. Высшим было безразлично, что будет происходить между воевавшими сторонами. Они следили только за тем, чтобы равновесие не нарушалось слишком сильно и не представляло угрозы остальной Вселенной. Например, в дальний космос не выпускали не только Экстров и Теней, но и людей, утративших дар и забывших, кто они и откуда взялись на этой планете.

Первое время Экстры и Тени пришли к необходимости установления перемирия, строго закрепленного различными правилами и кодексами. Живя бок о бок, они были вынуждены контролировать равновесие всеми доступными способами. Были созданы Правительства Экстров и Теней, а также Мировой Совет, который разрешал конфликты с обеих сторон. Но прошло много лет - и произошла катастрофа: Земля притянула к себе осколок другой, рассыпавшейся планеты. К счастью, Мировой Совет смог вовремя скоординировать усилия Экстров и Теней и с их помощью стабилизировать осколок на орбите. Но в результате катастрофы на Земле многое изменилось. Притяжение нового спутника повлияло не только на материки и океаны, но и на магический уровень пришельцев, застрявших на планете. Заметили это не сразу. Но потом начали рождаться дети, лишенные дара, причем не один, не два исключительных случая, что бывало и раньше. Все дети, родившиеся после катастрофы, не обладали даром вовсе! Поднялась паника. Для магов ребенок без дара был горем. Отчаявшиеся родители пытались развить в своих детях хоть какие-то способности, но безуспешно. Каково же было изумление Мирового Совета, когда через три десятка лет начали поступать известия о том, что дочери и сыновья лишенных дара рождаются такими же, как прежде, - магами.

Много лет прошло с тех пор. Стала уже привычной система проявления дара через поколение, а со временем разрыв увеличился до двух поколений. Это очень осложняло передачу дара, но все же силы добра и зла оставались примерно равными. Так длилось многие годы. И вот начались проблемы. Тени начали вести себя как-то странно, как будто слушаясь решений Мирового Совета, а на самом деле ведя двойную, понятную только им игру. Чувствовалось какое-то руководство их действиями. Но кто ими руководил и откуда это шло - никто не мог выяснить. Именно Тени были ответственны за средневековое истребление магов, за обе Мировые войны и революции, волной захлестнувшие мир. Страшно было то, что в результате этих катастроф, в течение веков терзавших человечество, разрушились связи в семьях. Многие теперь даже забыли, что такое дар. Поколение за поколением теряло способности к магии, утратив связь с семьями. Деды не могли передавать знания внукам - не доживали до их рождения. А сколько линий вообще прервалось! Это были невосполнимые потери, ибо магические способности в каждой семье были разные, уникальные.

Постепенно в Мировом Совете начали замечать, что передача дара прерывается в основном в семьях Экстров. Сначала это было только подозрение, а потом, при проверке данных, догадка подтвердилась. Не успели Экстры осознать случившееся, как с самим Мировым Советом начало происходить что-то странное. И без того шаткое равновесие стало рушиться, а в Совете делали вид, что не видят этого. Появилась реальная опасность прорыва Теней к мировому господству. Более того, их поведение могло привести к гибели всю планету. Экстры терялись в догадках: возможно, у Теней появился способ уйти с Земли, спровоцировав вторую великую Битву. Это могло значить только одно: планета обречена.

Именно тогда было предпринято несколько экстренных мер со стороны Экстров, которые начали действовать тайно от Мирового Совета. Во-первых, все каналы связи Экстров, известные Совету, стали использоваться только для передачи дезинформации, для реальных же контактов были созданы новые системы передачи данных. Во-вторых, было принято решение о создании учебных центров для детей, у которых будет обнаружен дар Экстров. Эти центры были полностью засекречены и размещались в искаженных пространствах, специально созданных для этих целей. Проект "Возрождение" начал свою работу.

Аристарх Борисович внимательно оглядел своих сотрудников. Вадим, высокий молодой человек со светлыми длинными волосами, выглядел лишь слегка усталым. Он сидел прямо, натянутый как струна, готовый к бою. Наставник уже знал, что с Вадимом будет трудно в связи с невероятно независимым нравом, но как инструктор парень был незаменим. Аристарх Борисович сразу приступил к делу:

- Вадим, доложите о результатах вашей работы.

Парень встал, привычно откинув светлую прядь со лба, и начал:

- Значит, так... Наблюдение я вел около двух месяцев, ну, как и все, здесь присутствующие. В поле зрения попало пять человек с необычными способностями. Проверку на способность отличать добро от зла прошло только двое из них. Я прошу разрешить обучение следующим ученикам: Елена Анатольевна Рысь, 14 лет, дар - владение боевыми искусствами, умение перемещаться в другие миры и уровни реальности, острое чувство справедливости. Сегодня вытащил ее из милиции.

Народ оживился, раздалось хихиканье. Вадим невозмутимо закончил:

- Забрали девочку за нанесение тяжелых травм пятерым мужикам, которые напали на незнакомую ей девушку на улице.

Смех резко прекратился. Алиса, черноволосая молодая магичка, одобрительно сказала:

- Однако, Вадим, девочка и вправду нуждается в вашем кураторстве.

Аристарх Борисович поинтересовался:

- Еще какие способности вы заметили у Елены?

Вадим усмехнулся:

- Представляете, мы с нею встретились в Сиреневом мире. Она не просто умеет перемещаться в другие миры, она еще и целенаправленно это делает. В этот мир Рысь попадала раза четыре в общей сложности. Я сам в него вышел только после пяти лет медитаций и тренировок.

Наставники переглянулись. Аристарх Борисович прокомментировал общее молчание:

- Елена Рысь допускается к занятиям в учебном центре. Куратором назначаетесь вы, Вадим. Есть еще кандидатуры на обучение? У вас ведь было два человека, я не ошибаюсь?

Вадим снова встал и улыбнулся абсолютно ангельским образом. Кого угодно можно было пронять и растрогать такой улыбкой, но Аристарх мгновенно насторожился, чувствуя, что сейчас Вадим выдаст нечто. И точно. Слегка кашлянув, парень сообщил:

- А еще я беру полную ответственность за некого Евгения Юрьевича Мальцева, партийная кличка Джонни - гений, шестиклассник, вундеркинд в технике и компьютерах. Умеет общаться с неживыми предметами на уровне живых.

Все охнули. Затем Петрович, поправив свой амулет, поинтересовался:

- Мне показалось или действительно говорилось о том, что Евгений учится в шестом классе?

- Да, - сухо отрезал Вадим. - Он перешел в шестой класс. Но здесь мы имеем дело с феноменом раннего развития дара. Я утверждаю, что Джонни необходимо начать обучение именно сейчас, иначе может быть поздно. Кроме того, я ручаюсь за него. А мое слово что-нибудь, надеюсь, значит.

С этим спорить не решился никто. Вадим был известен как наиболее сильный боевой маг в регионе. Он принимал участие в более чем ста схватках с Тенями. Поэтому никто не решился вступать с ним в спор, кроме Аристарха. Старший наставник пристально посмотрел на Вадима и вкрадчиво поинтересовался:

- А как мы его через два года будем в бои отправлять, а? А ему еще только 14 лет будет. Это же еще ребенок. А как он будет сейчас с нашими нагрузками справляться? Мы же не сможем его отпустить на все четыре стороны, если ему вдруг захочется домой. А он еще мальчик совсем, может и захотеть. Ну?

Вадим упрямо закусил губу, как говорится, Остапа понесло.

- И кто, интересно, определял возрастные границы для людей, которые должны иметь неограниченные способности. Меня дед, между прочим, с года учить начал. И жив я до сих пор только потому, что с детства привык работать, работать и работать. Вы же знаете: чем раньше начинается обучение, тем сильнее проявится дар. А у него очень редкие способности, между прочим. Экстров с подобным даром не осталось!

Аристарх Борисович кивнул:

- Мне понятны ваши доводы, Вадим, не горячитесь. Прошу коллег проголосовать за прием Джонни (он улыбнулся) в проект.

Все дружно подняли руки в знак полного признания права Вадима курировать стихийное бедствие в виде шестиклассника.

- Значит, решено. Евгений Мальцев принят на обучение. Переходим к следующему наставнику. Алиса, каковы итоги вашей работы?

Магичка Алиса встала, густо покраснев. Что, кстати, было абсолютно нетипично для этой девушки, которой, несмотря на ее юный возраст, уже пугали детей некоторые Тени. Правда, вот детей-то Алиса никогда не обижала, ни своих, ни чужих.

- У меня всего одна подопечная, - смущенно произнесла девушка.

Аристарх Борисович удивился:

- А что? В этом есть какие-то проблемы? - спросил он. - Да по мне лучше одна, но при этом обладающая истинным даром. Представьте свою ученицу, Алиса.

Алиса провела изящной рукой по волосам (все невольно залюбовались девушкой, изящной и гибкой) и негромко сообщила:

- Евгения Андреевна Блок, прозвище Дженни.

При этих словах Аристарх вздрогнул, покосившись на Вадима. Вадим невозмутимо смотрел на Алису, игнорируя взгляд начальства...

- Понимает язык животных, умеет общаться с растениями. 14 лет.

Аристарх перевел дыхание и успокоился.

- Хотя от девочки в ней почти ничего, кроме, простите, физиологии. Характер абсолютно мальчишеский. Вот. И даром у нее обладал, судя по документам в архиве Экстров, дед, а не бабушка. Редкий случай перехода дара от мужчины к женщине.

Алиса села на место. Аристарх Борисович кивнул и сказал:

- Евгения Блок на обучение принята. Идем далее. Петрович, тебе слово.

Петрович как всегда обстоятельно раскрыл аккуратную папку с бумагами, откашлялся и, наконец, встал, возвышаясь над столом всем своим представительным телом.

- Ну-с, так, - начал он. - Проверено у меня было около 40 человек. Но из-за ограниченности нашего набора и прочих обстоятельств пришлось выбрать всего двух обладателей дара. Сейчас я вам представлю информацию.

Он заглянул в бумаги, что-то там прочитал, покачал головой и продолжил:

- Так вот... Кирилл Владимирович Широков, 15 лет, может перемножать и делить в уме любые цифры, феноменальная память. Был приглашен в СПбГУ без экзаменов на теорматематику. Серьезен, фантастику не любит. В чудеса не верит.

Все захихикали, но Петрович строго взглянул на наставников и смех стих.

- И правильно, - проворчал Петрович. - У нас не цирк, господа хорошие, у нас серьезное предприятие. Мы с вами не чудесами занимаемся, а строго научными вещами. А парень правильный, я за него ручаюсь. Приключения любит, за справедливость борется.

- Главное, - закончил мысль Аристарх, - чтобы приключения не мешали науке, я так считаю. Кирилл принят. Кто у вас еще?

- Роман Леонидович Павленко - телекинез, - коротко отрапортовал Петрович. - И вышел-то я на него случайно. Потрясающей силы дар. Странно, что он до сих пор только своей квартирой ограничивался... Нужно мальчика срочно учить управлять силой, не ровен час - зашибет кого совершенно случайно.

Петрович сел на место, давая понять, что у него все, обсуждение его решение не подлежит и пусть хоть кто-нибудь что-нибудь скажет. Аристарх Борисович вздохнул:

- Кажется, вполне хороший выбор учащихся. Роман Павленко принят. А теперь, господа, позвольте представить вам моих учеников, - он прокашлялся и сообщил:

- Номер один: Сергей Александрович Сосновский, 16 лет. Диагностика дара показала, что имеет место потрясающий феномен - нарушение теории случайностей. Дар достаточно сильный и на сегодняшний день уникальный. Возражений нет?

Алиса пробормотала:

- Надеюсь, вы сможете научить мальчика справляться с его даром, а то я боюсь нарушений логики событий, это очень опасно.

- Не волнуйтесь, Алиса, справимся. Главное, что больше всего этого хочет Сергей, - успокоил магичку Аристарх и продолжил:

- Ларочка, Лариса Павловна Копылова, 13 лет. Дар состоит в том, что девочка способна видеть сущности: домовых, тени, мир сумрака. Бабушка - знахарка. То есть, у бабушки был дар, который она почувствовала, но ее уже никто не учил. Женщина до многого смогла додуматься сама и научила многому Ларочку. Девочка очень сильная, уже многое ей подвластно. Полагаю, что это будет Экстр не ниже нашего с вами уровня. Но девочке об этом пока не говорить.

Все вздохнули: общеизвестный факт, называемый звездной болезнью, существовал и у Экстров. Желать многого - прекрасно, это стимулирует к работе над собой, но думать, что ты гениален - наоборот расслабляет и приводит к гибели Экстра. Особенно в последние годы, когда противостояние с Тенями превратилось в партизанскую войну.

- Ну, - бодро произнес Аристарх Борисович, - всем отдыхать. Завтра, вернее уже сегодня, трудный день. Принимаем наших гениев...

Он кивнул своим сотрудникам и неожиданно весело подмигнул им.

Глава 9. Мы все учились понемногу...

Утро радовало тихим ветерком...

Небо было ясное, синее, будто умытое утренней росой.

Вадим всегда просыпался на рассвете. Когда у него выдавалась возможность, он жил в Сиреневом Камелоте, как в шутку окрестили друзья мир с сиреневым озером.

На этот удивительно прозрачный и гармоничный мир Вадим наткнулся случайно, во время медитации. Потом долго пытался попасть в него снова. И вот научился переходить в Камелот в любой момент. Казалось, что мир этот постепенно тоже привыкал к Вадиму: что-то менялось, становясь еще более соответственным его восприятию гармонии, что-то даже новое появлялось. Словно частично Сиреневый мир создавался с помощью его сознания. Теперь Вадим уже обжил свой островок мира и спокойствия до такой степени, что, когда возник вопрос, где же базироваться центру обучения экстров, он предложил сделать это в Камелоте.

Нужно сказать, что не сразу у него появилась эта идея. Но пока Вадим обдумывал вопрос создания центра, что-то или кто-то словно мягко подталкивал его: посмотри, ведь вот оно - место, где ученикам будет спокойно, хорошо. После того как решение было принято, Вадим занялся организацией всего, что было нужно для приема учеников. Дел было много, но все они шли гладко, иногда слишком гладко. Вадим даже попросил Аристарха Борисовича проверить пути-вероятности, но и тот ничего тревожного не обнаружил. Казалось, этот мир действительно полюбил Вадима и хотел быть обитаемым. На том и порешили....

Вот и утро... Вадим легко встал и бегом ринулся к сиреневому озеру. Бабочки, огромные, переливающиеся всеми цветами радуги, кружили над водой. Вадим счастливо улыбнулся, при этом лицо у него стало ну совершенно мальчишеским: светлые, голубые глаза отражали цвет озера и были почти сиреневыми. Медитация сегодня предполагалась недолгой - предстоял день важных событий. И первым в списке был Джонни. Вадим еще раз улыбнулся, вспомнив мальчишку, и начал упражнения.

Из медитации он вышел через час, огляделся: на плече у него сидела крупная бабочка, слегка покачивая крыльями, размером с хороший лист тополя. Вадим смотрел на нее и боялся шевельнуться, чтобы не спугнуть. Севшая на плечо бабочка предвещала большие удачи в жизни, а это никогда лишним не бывало. Красавица еще раз ощупала руку человека хоботком, не обнаружила ничего интересного и медленно взлетела. По своим делам... А Вадим с разбегу погрузился в озеро... После заплыва в ледяной воде было приятно идти под солнышком, обсыхая и проветриваясь. Вадим зашел в Купол (такое название получило здание учебного центра, потому что действительно было шатрообразной формы) и осмотрел помещения: все было на месте, все застыло в тишине, в ожидании шумной и насыщенной жизни.

- Ну, что ж, - пробормотал Вадим и отправился переодеваться...

Через пять минут во двор рядом со стрелкой Васильевского острова вышел спортивного вида молодой человек. В джинсах, футболке, побрякивая брелоком от машины, он прошел мимо компании студентов-музыкантов, которые постоянно последнее время тусовались на этом углу. Вадим уже запомнил их в лицо, здоровался с ними и обязательно оставлял им какую-нибудь денежку, чтобы студенчество могло хотя бы пообедать. Ему нравились эти ребята, да и песни они всегда исполняли какие-то интересные, Вадим их больше нигде не слышал. Красивые были песни, а главное - со смыслом. Что и было, в общем-то, наиболее ценно.

Вадим кивнул ребятам, подкинул им на прожитье, сел в машину и плавно начал вписываться в движение. В голове у него привычно крутился план дороги и он автоматически подчищал пробки, которые грозили задержать спланированный распорядок. Можно было радоваться: движение было почти равномерным, особых усилий даже не потребовалось.

Наконец показался дом Джонни. Вадим хмыкнул: ну конечно, вот он стоит, с рюкзачком за плечами и абсолютно независимым видом. Словно каждый день уезжает из дому на полгода в неизвестное место по волшебному предназначению. Вадим остановил машину, вышел, кивнул мальчику и спросил:

-Мама дома?

- Ага, - сказал Джонни. - Она со мной тут постоять хотела, но я сказал, что я уже взрослый.

- Ты у меня взрослый, - подтвердил серьезно Вадим, - а маме мы все же скажем, что я уже приехал и все будет в порядке. Мамы - они такие, брат, их не нужно волновать по пустякам.

- Это да, - солидно произнес Джонни и двинулся вслед за Вадимом. Отчитавшись перед мамой, получив последние наставления и дав клятву звонить ей каждый день, они наконец вышли из дома.

- Садись, - Вадим открыл Джонни заднюю дверь.

- Я хочу на переднее сидение, - попросил мальчишка.

- Нет, брат. Садись на заднее. Место рядом с водителем - место для самоубийц. А ты мне еще дорог.

Джонни посопел малость, но полез на заднее сидение. Там он деловито достал свой ноутбук и занялся чем-то полезным то ли для себя, то ли для общества.

Вадим улыбнулся и завел мотор. Поехали...

Они подъехали как раз вовремя - нужно было встречать ребят. Все они были постарше, чем Джонни, и должны были прибыть к месту своим ходом. Но Вадим сильно сомневался, что они самостоятельно пройдут портал. Поэтому он намеревался побыть какое-то время на улице и подождать их. Остальные кураторы должны были появиться чуть позже. Часа в два Вадима собирался сменить Петрович, а потом еще обещала быть Алиса. Вадим и Джонни встали неподалеку от студентов-музыкантов, как бы послушать их песни. Да и послушать на самом деле было что:

Мир разделился пополам

Ты будешь тут, я буду там,

Но если победит любовь -

Мы будем вместе вновь.

Кто белым черное назвал?

Кто все вокруг перемешал?

Но если победит мечта,

Растает чернота.

Кто нас с тобой разъединил?

Кто мир на части наш разбил?

Но если ночь полюбит свет -

Наступит наш рассвет.

Пусть целым снова станет мир,

От океанов до вершин...

Пусть все же победит любовь...

Мы будем вместе вновь...

Вадим вздрогнул. Слова песни перемешались с чувствами. Нахлынули воспоминания... Он стоит рядом с девушкой. Он уже понимает, что любовь их невозможна, им не перейти грань, разделяющую этот мир... Но в сердце все равно стучит одно: люблю, она самая близкая, самая родная, как же теперь быть... Нет, конечно, не могли эти ребята знать то, что прошло болью по душе Вадима, скорее всего, это чисто поэтический образ: добро и зло, свет и тьма. Он усмехнулся: если б знать, как соединить эти половинки, чтобы не проходила граница по душам и сердцам. Если б только знать... Ему показалось, что один из студентов подмигнул Джонни, и ребята запели что-то веселое и даже слегка детское.

В этот момент из-за угла показалась Рысь. Лена шла легко и красиво, такой спортивной походкой, которая четко выделяла ее в толпе. Студенты тоже обратили на нее внимание.

-Девушка, идите к нам! Будем вместе песни петь, - весело крикнул ей кареглазый паренек.

Ленка кивнула студентам, помахала им рукой, потом подошла к Вадиму и Джонни.

- Как хорошо, что вы здесь. Я уже прикидывала, получится ли у меня снова попасть в Сиреневый мир без проблем, - сказала она.

- В Сиреневый мир? - заинтересовался Джонни. - А почему Сиреневый?

- Тише, мыши, - строго произнес Вадим, - кот на крыше. Темы нейтральные, не более того. Сейчас ждем еще народ, потом отправимся на место - вот там и поговорим.

- Ясно, - шепотом сказал Джонни.

Лена глянула на его ноутбук и спросила:

- А у тебя игры какие-нибудь есть?

- А то, - важно ответил гений. - Ты какие больше любишь?

И они уселись на скамейку, углубившись во что-то явно интересное и азартное. Вадим остался ждать других учеников. К великой радости Петровича, когда он пришел, встречать уже не нужно было никого - все проявили редкостную в этих широтах сознательность и появились без опозданий.

Проход через портал оказался несложным делом. Все легко прошли через врата, отделяющие летний Питер от Камелота... И замерли в восторге...

- Да.... - произнесла Лариса, - как же тут красиво и тихо.

После городского шума в Сиреневом мире действительно было тихо. Даже как-то звеняще тихо. Только слышался легкий шорох - это кружили бабочки.

- Красивые какие, - заворожено произнесла Дженни и протянула руку. Бабочка тут же села ей на ладонь и начала гладить ее пальцы хоботком.

- Ой, - сказала Дженни, - она хочет, чтобы с ней поиграли.

- Ты это придумываешь, - спросила Рысь, - или как?

-Нет, Лена, она это не придумывает, - ответила за Дженни Алиса, - она их понимает. Вам всем сейчас необходимо пойти в Купол, мы покажем вам комнаты. Отдохнете, разберете вещи, а к ... - она посмотрела на часы, - к трем часам собираемся в зале на обед. И заодно будем знакомиться. А уж потом - экскурсия по Сиреневому миру и прочие моменты знакомств. Сегодня занятий почти не будет, но с завтрашнего дня начнется работа. Думаю, у нас с вами все получится...

Алиса махнула рукой, приглашая всех идти за нею, и направилась к Куполу.

Здание было большое, круглое у основания, выглядело оно очень воздушным и легким и нисколько не портило окружающий пейзаж. Алиса вошла в дверь и пошла по широкой светлой галерее, дети следовали за ней, перешептываясь и хихикая. Им было почему-то очень радостно - то ли Камелот добавил им своей энергетики, то ли предстоящие чудеса волновали их - как знать. Галерея шла по окружности. Наконец начались комнаты. Первая комната имела надпись на двери "Елена Анатольевна Рысь". Алиса остановилась у двери, подозвала Лену и сказала:

- Леночка, смотри. Это твоя комната. Сейчас ты прикладываешь указательный палец вот к этой панельке, я ввожу это как сигнал открывания и запирания двери. В дальнейшем будешь обязательно запирать дверь, когда выходишь. Это правило обязательно для всех, ребята. Не сочтите его излишним. Если вы забудете запереть дверь - она вам сообщит об этом. Далее... - Алиса дождалась, пока Лена управится с дверями, потом продолжила:

- Вот твоя комната. Здесь все можно включать, открывать - азбеешься опытным путем. Размещай свои вещи. Вот тут вход в ванную. В общем, осваивайся. На первых порах, если что неясно - на столе переговорное устройство. У тебя связь с Вадимом, так как он твой куратор. Не стесняйся - вызывай его и задавай вопросы. Вокруг вас все абсолютно неизвестное, так что на первых порах вопросов будет много.

Алиса улыбнулась и добавила:

- Располагайся, Леночка, и...Да будет это место счастливым для тебя

- Спасибо, - ответила Рысь.

Алиса повела остальных ребят по комнатам. По расположению образовывался сектор мальчиков и сектор девочек. При том и другом секторе были общие комнаты типа кают-кампаний. Но была и еще одна комната. Так сказать, для общих посиделок.

Наконец все ребята разошлись по своим местам, и Алиса вошла в зал. Там уже собрались все кураторы.

- Ну что, господа, кажется, у нас начинается веселая жизнь, - сказал Аристарх Борисович.

Не успел он это произнести, как из галереи послышался жуткий грохот, звон бьющегося стекла и чей-то вскрик.

Кураторы было вскочили, но Петрович остановил их.

- Спокойствие, только спокойствие, - тоном Карлсона сказал он. - Алиса, зайди и успокой Женьку, а я пойду утешать Романа. Это все пустяки, эх, дело-то житейское.

Народ ничего не понял, но Петрович, уже на ходу, напомнил о полтергейсте в лице Романа, что повергло кураторов в безответственный смех.

Глава 10. Как работать зеркалом, а также...кто появился в Куполе?

Шум и грохот привлек внимание всех. Поэтому, когда Петрович и Алиса подбежали к комнатам ребят, те уже были в галерее. На лицах у всех была растерянность, только Женька была чуть бледнее обычного, а Ромка - чуть краснее... Алиса подошла к Женьке, обняла ее и сказала:

- Успокойся, ничего страшного не произошло. Тебя там ничем не задело?

Женька отрицательно помотала головой, потом спросила:

- А... А что это было?

Петрович уже вел к Женьке смущенного Романа. Парню явно было не по себе. Он сказал:

- Прости, я нечаянно...

Глаза девочки стали круглыми от изумления:

- Ты? Да тебя ж в комнате не было, когда она полетела...

Вмешался Кирилл:

- А что, собственно, вообще произошло и кто куда летел?

- Пойдемте-ка в комнату Жени и посмотрим, что бывает, когда мы не умеем управлять нашими эмоциями при наших же возможностях, - с усмешкой произнес Петрович. - Да ты не смущайся, герой, сегодня ты еще ни в чем не виноват, учиться управлять своим даром не так-то просто, поэтому... - Петрович строго оглядел всех, - поэтому очень прошу серьезно относиться к занятиям по технике безопасности.

Он хмыкнул и зашел в комнату Женьки. Народ молча последовал за ним. Минуту царило молчание. Потом Сергей тихо сказал:

- Да-а-а... Ромка, и часто ты такое творишь?

Ромка молча показал Сергею кулак и обиженно заявил:

- Я что - нарочно? Я сам только когда загрохотало, догадался, что это моих...как бы сказать, рук дело...

В комнате на полу лежали осколки того, что было хорошей массивной лампой с основанием из тяжелого стекла. Причем лампа раньше стояла на столе, а вот осколки ее теперь валялись у стенки, дальней от стола.

- В мелкие, в общем, дребезги... Силен ты, брат, - подвел итог Петрович.

Алиса укоризненно глянула на него и начала распоряжаться:

- Рома, принимайся за уборку, Женя, все, переживать хватит, это не часто повторяется. Сегодня больше ничего летать не будет. А Петрович, - тут она строго глянула на куратора Романа и тот слегка съежился, - Петрович присмотрит, чтобы это было в последний раз...Через полчаса прошу всех собраться в Главный зал на обед. Потом по расписанию - общее собрание, далее - первое занятие по аутотренингу. На данный момент вас нужно научить хотя бы управлять своими эмоциями. Ну, за дело!

Алиса развернулась и вышла. Петрович снял очки, протер их платочком, смущенно улыбнулся и сказал:

- Я, пожалуй, пока тут поприсутствую. До обеда. Во избежание, так сказать. А то как бы меня не наказали.

Все рассмеялись и отправились по комнатам.

Через полчаса все собрались в Главном зале. Зал был хоть и главным, но не очень большим. Круглая комната, посредине которой стоял круглый же стол. Уютный маленький столик чуть поодаль, с заварочным чайничком и самоваром.

Аристрах Борисович дождался, когда все соберутся, встал и произнес:

- Ребята. Я рад видеть вас здесь. У нас впереди много работы. Но также у нас впереди много очень интересного. Так как сейчас вы уже проголодались, начнем мы не с речей, а с обеда. А потом уже поговорим.

Обед начался. Ребята только сейчас поняли, что действительно очень голодные. А еда и вправду очень вкусная, хотя и не все было обычным. Когда наступил черед чаепития, Аристарх Борисович сказал:

- Ну, так как никто из вас не умеет мыть посуду силой мысли, только разве бить ее, - прошу с завтрашнего дня установить дежурство по кухне. Алиса, ты ответственная за это дело.

Алиса кивнула, потом плавно провела рукой над тарелками - и они взмыли в воздух, а потом так же аккуратно приземлились в раковине.

- Вымоем потом совместно, - сказала Алиса.- А завтра дежурит Кирилл. Весь список дежурных будет вечером в галерее.

Что ж, господа хорошие, - начал Аристарх Борисович. - Могу всех нас поздравить с первым днем работы нашего центра. Занятий будет много, знаний тоже будет очень много, работать придется изо всех сил.

Вы уже немного знаете о том, почему вы приглашены сюда. А теперь придется сказать вам вот о чем: ситуация в мире стала напряженнее. Если вдруг начнется открытое и неуправляемое противостояние Добра и Зла - никто не будет разбирать, ученик это или опытный воин. Вы обладаете даром, он заметен, рано или поздно о вас будут знать не только друзья, но и враги. Поэтому сейчас - учиться, тренироваться, использовать каждый день, чтобы не дать Злу полной власти в этом мире. Бояться не нужно, я говорю это не для того, чтобы вас напугать. Но нужно четко знать, что и как делать, если придется идти в бой. Да и в мирное время стычек у нас хватает... Может быть, именно вам суждено сделать равновесие устойчивым. Я не идеалист, я не уверен, что мир когда-нибудь станет жить без Зла. Но и такой вариант возможен. Сейчас же ситуация оказалась такова, что мы реально можем проиграть. И в ваших силах решить битву - без вас равновесие не удержится.

Аристарх Борисович оглядел серьезные лица девчонок и мальчишек, вздохнул, и продолжил:

- Ну, хватит о глобальных проблемах, переходим к житейским. Все расписание занятий уже вывешено в галерее. Если что меняется - всем об этом скажут. Есть общие занятия. Есть индивидуальные. Утром - разминка. Всех разбудят, не волнуйтесь. Проспать не удастся, - он улыбнулся и подмигнул ребятам:

- А сейчас - допиваем чай, ведем беседы. Через полчаса общее мытье посуды (главное - не бейте всю сразу), и потом - милости прошу к Петровичу на технику безопасности.

Мыть посуду с Алисой было весело. Она легко перемещала тарелки от одного места к другому легким кивком головы. Сергей намыливал тарелки. Затем они купались в чистой воде под присмотром Женьки, потом перелетали к Ромке, который их вытирал и устанавливал в стойку. Наконец все было сделано. Алиса весело сказала:

- Уборка окончена, через пять минут вас ждет Петрович. Сбор в галерее.

Ребята собрались около Петровича. Он оглядел народ, одобрительно кивнул и заявил:

- Физически не переношу занятий в помещении. Благородное собрание попрошу на выход. За мной!

Все радостно выбрались из Купола на солнышко. Было тихо. Тепло и просто-таки замечательно. Петрович сел на травку около Купола и предложил всем садиться рядом. Когда все разместились, он сурово нахмурился и заявил:

- Я сегодня уже предупреждал по поводу техники безопасности - наука это важная. Самоконтролю вас научит Вадим - он у нас тренер по аутотренингу и медитации. С утра начнете постигать эту хитрую вещь. А я вас буду учить от простого к сложному - как пройти опасные моменты в наиболее безопасном режиме. Для этого нам потребуется... - Петрович начал загибать пальцы на руке. - Во-первых, терпение, во-вторых, полный самоконтроль, в-третьих, ум... Нечего там веселиться, у вас это пока часто заменяется рефлексами, кстати... В-четвертых, аналитическое мышление, в-пятых, мышление стратегическое. Ну, поехали с первого пункта. Есть ли у вас терпение?

Джонни сокрушенно сказал:

- Возможно, терпения у нас нет. Я всегда быстро выхожу из себя.

Петрович хитро улыбнулся:

- Откуда ты, голубчик, выходишь?

- Ну, злюсь...

- Нет, ты именно выходишь. Из рассудка, из способности решить дело стратегически. Идешь в эмоции. А наши эмоции начинают возмущать магнитные поля, которые тут же усиливают резонанс. Возникает ссора, спор, даже драка. А ведь, как говорил нам великий Ньютон: действие равно противодействию. Терпение поможет вам вместо того, чтобы упираться рогами в рога противника, вместо того, чтобы идти в лобовую атаку, - увести решение конфликта в другое измерение, туда, где вы сильнее, где вы сможете победить. Сложно?

- Пока - да, - признался Сергей.

-Молодец, - одобрительно сказал Петрович. - Признал, что не знаешь, - встал на дорогу знания. Сейчас мы будем учиться просто воспринимать друг друга, предугадывать другого человека. Работаем зеркалом. Лариса - зеркало Сергея, Джонни- зеркало Романа, Лена - зеркало Кирилла. Женя - мое зеркало. Мы с Женечкой показываем. Давай, девочка, ты встаешь передо мной... Полностью успокаиваешься, расслабляешься, смотришь на меня и повторяешь все мои движения. Поняла?

- Поняла!

Женька сначала переживала, что не получится. Она совершенно не успевала ловить и повторять движения Петровича. Но в какой-то момент вдруг появилось ощущение, что она и есть сам Петрович. Женька чувствовала, как пропала необходимость напряженно угадывать, как тело само стало повторять то, что делал куратор. Они оба двигались все быстрее и быстрее, потом темп стал замедляться, Петрович остановился, замер и кивнул Женьке:

- Ты поняла, что сейчас было?

- Пока не очень, скорее почувствовала, - ответила Женька.

- Хорошо. Почувствовать иногда главнее, чем понять. А теперь - работаем все вместе. Женя - помогаешь мне корректировать работу.

И занятие пошло... К вечеру ребят позвал Аристарх Борисович.

- Сейчас ужин, потом будет налажен канал связи. Канал защищенный, держим всего полчаса. Просьба за это время уложиться с разговорами. Обязательно позвоните родным - они наверняка волнуются. Отбой сегодня пораньше - было много впечатлений, все устали.

И действительно: ребята даже не ожидали, что заснут, как только лягут в кровати...

***

Рассвет пробивался лучиками отовсюду: у комнат были прозрачные стены и потолок - изнутри видно все, снаружи ничего. Поэтому с рассвета помещения залил мягкий солнечный свет. Лучик подкрался к Женькиной щеке и слегка ее щекотнул. Женька перевернулась на другой бок, слегка потянулась...

- Хочу есть... Хочу? Нет, может, еще и не очень... А может, очень? Вот ведь задача....

Женька резко подскочила на кровати, осознав, что она не дома и в комнате вроде никого быть не должно, но ведь слышит же она чей-то голос...

Она осмотрелась. Потолок, стены, пол... "Ой, вот это сюрприз..." - подумала Женька, вскакивая с кровати.

Глава 11. Идет направо - песнь заводит, налево - сказку говорит...

- Хочу есть...- задумчиво говорил кто-то, - Или не хочу? Нет, вроде хочу... Задача...

Женька привстала на кровати, оглядывая комнату. Потолок - ну, не совсем потолок, а совершенно прозрачное стекло, а над ним небо: синее-синее, солнышко светит... Но в небе, кроме солнышка, ничего... Стены, стол, стул - ничего и никого, кто мог бы говорить. Женька перевела взгляд на пол...

На коврике рядом с кроватью сидел котенок. Достаточно крупненький, почти с взрослого кота размером, но по комплекции четко совершенно - котенок в возрасте месяца-полутора. Пушистый, даже очень. Рыжий в аккуратную полосочку. Правда, одно ухо было загнуто, что придавало мордочке залихватский такой вид. И вот это существо сидело на коврике около Женькиной кровати и продолжало размышлять:

- Наверное, я все же голодный... Если я голодный, то что мне теперь делать?

- Эй, - тихонько позвала его Женька, будто боялась, что котенок от звука ее голоса развеется как морок.

Котенок обратил к девочке грустную мордочку и сказал:

- Привет! Ты не знаешь, что я люблю есть? А то мне кажется, что я голодный....

Женька вскочила с кровати и присела рядом со зверьком.

- А как ты тут оказался? - спросила она.

- Не знаю, - задумчиво сообщил котенок. - Я тут сегодня проснулся. А где я был до этого - не помню. Вот какая история... - он вздохнул, слегка потянулся и снова уставился на Женьку своими ярко-зелеными глазами. В этот момент включился канал внутренней связи. На экране показалась Алиса. Она была бодра и весела, как будто уже давно встала. Ласковым, но настойчивым голосом магичка произнесла:

- Дорогие мои! Женя, Джонни, Лариса, Лена, Сережа, Кирилл, Рома! Доброго вам утра! У вас есть 10 минут на вставание и умывание. Одеваемся в спортивную форму, также во время утренней разминки будет купание - учтите насчет купальных принадлежностей. Необходимая одежда есть в шкафчиках. Быстренько поднимайтесь - и через 10 минут Вадим ждет вас на крыльце. Пусть день будет добрым!!!

Женька кинулась к экрану:

- Алиса, зайди ко мне, пожалуйста! У меня тут котенок и он голодный!

Алиса мгновенно нахмурилась:

- Женя, когда и как ты успела принести сюда котенка? Нужно было сказать об этом еще вчера!

- Алиса! Я не привозила его, он у меня сам утром появился в комнате! Да и... Зайди, все поймешь...

Алиса кивнула и сказала:

- Ребята, подъем, подходим на разминку через 15 минут - у нас небольшая задержка.

Через минуту магичка уже была в комнате у девочки и разглядывала нового учащегося.

- Заяц, что ли? - задумчиво вопросила она пространство. Пространство, как и ожидалось, не ответило, но ответил котенок:

- Я есть хочу, - сказал он, - а вы на меня все смотрите, смотрите.

- Ах да, - спохватилась Алиса. Она вытащила из принесенного ею пакета две миски. Одну протянула Жене, чтобы та налила туда воды, другую поставила на пол и обратилась к зверьку:

- Давай определимся, что ты будешь есть. У нас тут кухня без мяса. Поэтому сейчас мы имеем с тобой творог, сметану и кашу. Будешь?

Котенок принюхался к пакету, подумал слегка и сообщил:

- Буду. Все буду.

Вернулась Женя, поставила рядом миску с водой. Котенок начал потихоньку мурчать, но жевать при этом не переставал.

Алиса повернулась к Женьке:

- Ну, беседовать со зверями я не хуже твоего умею, разберемся, - она улыбнулась: - Я думала, что-то хуже, а сейчас глянула, проверила - опасности нет. Но все-таки странно это. Да и котеночек как рысеночек... Давай-ка, отправляйся на разминку. Вернешься - решим, что и как.

Алиса подмигнула Женьке и та вихрем помчалась умываться и причесываться...

На крыльце ребят уже ждал Вадим. Он с улыбкой оглядел сонное воинство, выползающее из Купола и жмурящееся от солнца, и сказал:

- Всем доброго утра! Будем учитывать, что у нас здесь есть как личности тренированные (он посмотрел на Рысь и подмигнул ей), так и несколько не совсем спортивные. Поэтому сейчас бежим в режиме среднего темпа. Если кто устанет - идет шагом. Тропа здесь до озера одна, заблудиться невозможно. Договорились? Тогда вперед!

Вадим плавно пошел, потом перешел на бег. Лена Рысь бежала следом за ним, Сережка бегал неплохо, поэтому он тоже не слишком отставал. Остальные сразу наметились как группа медленного бега, а потом и как компания быстрого шага.

Через полчаса, однако, все уже были на берегу Сиреневого озера. Вадим оглядел последних прибывших и сказал:

- Сейчас все садимся и готовимся к медитации. Опять же - есть у нас люди, которые успели в этом деле кое-что усвоить, а есть новички. Но начнем мы с одного уровня: оно всем будет полезно. Сидим спокойно, спина выпрямлена, дышим ровно и глубоко. Сейчас по моей команде все закроют глаза. Потом будете слушать, что я говорю и пытаться это делать. Если не получается - не нервничать. Я сам пойму, что не так. И помогу.

Ребята сидели лицом к озеру и старались дышать, как им объяснял Вадим. Потом куратор вдруг скомандовал:

- Закрыли глаза. Теперь нужно почувствовать диафрагму. В общем, попробуйте ощутить там тепло.

Вадим стал подходить к каждому и показывать, где именно должно ощущаться тепло. Потом встал в центр между ребятами и сказал:

- Постарайтесь увидеть желтый цвет. Представьте любой желтый предмет, например, одуванчик, а потом представьте поле одуванчиков. Так, Сережа, я сказал одуванчиков, а это ромашки... Ларочка, очень хорошо. Умница, держи картинку. Женя, не разговаривай с одуванчиками, просто держи цвет! Джонни, ты одуванчики-то видел? Джонни! Просто представь желтое солнышко, так безопаснее будет... Рома, их мы двигать не будем, просто цвет, сосредоточься на нем. Лена - молодец! Лена, помоги Джонни, настройся на его сознание и подскажи картинку. Молодцы! Кирилл, не нужно запоминать одуванчики - мы работаем с цветом. И логарифмы по полю у тебя лишние, сейчас я тебе помогу сконцентрироваться... А теперь держим просто желтый цвет, пока я не скажу стоп.

Через десять минут, когда Вадим убедился, что желтый цвет более-менее представили все, он объявил:

- Все молодцы! Сначала будет труднее всего, потому что все покажется нереальным. Не бойтесь, если что не получается сразу, - нужно просто работать. А теперь я научу вас нескольким упражнениям для самоконтроля. Вы должны всегда быть в состоянии рассуждать, а не биться в истерике от страха или от гнева. Именно для этого мы будем учиться контролировать себя.

Через полчаса ребята взмокли и поняли, что пробежка до озера была, в принципе, совсем легонькой прогулкой, а вот эти тренировки сидя - это да... И в тот момент, когда народ уже был готов полностью сдаться, Вадим сообщил:

- На сегодня с вас достаточно. Пять минут просто походите по бережку, а потом - в воду! Плавать все умеют?

Выяснилось, что не умеет плавать только Кирилл. Как-то не сложилось у него этому научиться. Бывает. Вадим задумался, потом распорядился:

- Сергей, у тебя каждое утро теперь дополнительная обязанность - будешь учить Кирилла плавать. Я помогу. Вам всем придется помогать друг другу - без этого не обойтись. Так что это твое первое поручение. Лена, а твое первое поручение - поработать с Джонни по поводу медитации. Но учти - только цветовая, не выше и не дальше.

- Есть, капитан, - весело ответила Лена, кивнув Джонни.

- Конечно, помогу, - серьезно кивнул Сергей и обратился к Кириллу:

- Пойдем, я думаю, нам трех дней хватит на это дело. Меня математике труднее будет учить.

И все с шумом ввалились в озеро.

Обратно к Куполу все шли молча, наслаждаясь солнечной погодой и свежестью утра. Вдруг Женька вспомнила:

- Ой, - сказала она, - вы же, наверное, не знаете... У меня утром появился котенок...

Вадим резко остановился:

- Откуда это он появился? Как это понимать?

- Ну, я проснулась, а он у моей кровать, и хотел есть очень. Там с ним сейчас Алиса. Она сказала, что страшного в нем ничего, только странно, откуда он.

Вадим присвистнул:

- Дела, однако. Я, конечно, к чудесам привык. Но и в чудесах есть определенная физика. Например, все, что где-то появляется, имеет причину появления и источник появления. Ну, пошли смотреть на твоего гостя...

Все почти бегом устремились к Куполу. Когда ребята подошли к Женькиной комнате, на пороге уже были Петрович и Аристарх Борисович. Петрович улыбался, хитро поглядывая на Женьку.

В комнате на кресле восседал котенок, а на кровати сидела Алиса. Они явно беседовали. Алиса обернулась:

- Ага, пришли? Ну вот, Вадим, ребята, хочу вас порадовать или удивить, уж и не знаю пока... Позвольте представить вам нашего отныне постоянного жителя - это кот Баюн.

- Ага, - слабо ответил Вадим и сел на пол рядом с дверью. - А... То есть, очень приятно, рад знакомству. Но почему и откуда?

Алиса подозвала Женю и, обняв ее за плечи, сказала:

- Жень, а ведь это твой напарник, боевой друг. Раньше у магов, которые понимали язык растений и животных, обязательно был боевой друг. Правда, это тоже шло по цепочке, по наследству. А вот у тебя боевой друг появился и вправду как по волшебству. То ли ты его как-то позвала, сама не осознав, то ли время такое настало. Это твой напарник, твоя тень, твоя защита. Но и ты для него тоже все. Так что - вечером я тебе передам некоторые учебные материалы, которые еще сохранились в наших архивах. А пока - прошу налаживать отношения...

Алиса повернулась к ребятам:

- Должна вам напомнить, что кот - существо древнее и неприкосновенное, - магичка рассмеялась и махнула рукой. - В общем, очень советую уважительно отнестись к Баюну, гладить только с разрешения его самого, беседовать сможете через Женю - ей-то это легко, она язык зверей понимает. А дразнить или относиться пренебрежительно к котеночку очень не рекомендую. Кот Баюн - существо загадочное.

Женька подошла к коту и спросила:

- Так ты и правда ко мне пришел?

Баюн ответил умиротворенно:

- Я не пришел, я тут оказался. Но я знаю, что к тебе. Я теперь всегда с тобой буду. Но мне нужно срочно расти. А для этого я хорошо ел, а теперь лягу спать. А вечером я расскажу тебе сказку...

Котенок уютно свернулся в кресле и тут же уснул. Женька растерянно посмотрела на друзей. Ромка сказал:

-Вот это да... Жень, это тот самый кот Баюн?

Петрович ответил вместо Жени:

- Рома, он не тот самый. Это порода такая. Он один, но в разных пространствах. Вот Жене достался в партнеры такой Баюн, нашего пространства, а есть Баюн надпространственный, который на столбах, да много их, как и пространств. Понимаешь?

- Ну, не очень, - честно ответил Ромка...- Но кот классный.

Баюн в этот момент слегка мурлыкнул, хотя вроде бы спал и ничего не слышал.

Глава 12.Загадай желание...

Наступил вечер...

Обычно ребята к этому времени заканчивали учебные занятия и тренировки. И можно было посидеть, поболтать, отдохнуть...

Самое любимое место образовалось довольно быстро: поляна около Купола, где Вадим, ради такого случая, соорудил нечто похожее на костер. Чтобы трава не пострадала, он сотворил подстилку из чего-то несгораемого и даже не нагреваемого. Потом сделал небольшой барьер вокруг. И самое главное - костер горел сам, без дров, но и без дыма, хотя огонь был самый настоящий - от него шло тепло. И можно было часами смотреть на игру язычков пламени, в которых резвились юркие саламандры.

Ларочка у огня была на особом счету - Главная Саламандра уже давно была ее подругой и защитницей. Остальные ребята рук к огню не подносили - знали, что огненные ящерки фамильярности не терпят. Но когда Вадим приносил гитару и начинал петь - духи огня танцевали под музыку. Похоже было, что именно за этим каждый вечер собирались сюда эти волшебные создания. Да и что говорить - песни у Вадима были замечательные, слова он придумывал сам. А уж пел и играл на гитаре он так, как мало кто умеет. Но не каждый вечер Вадим мог посидеть с ребятами и поговорить о жизни, порассказывать им истории. Не всегда успевал и петь.

Все чаще вечером Вадиму приходилось отправляться в мир земной и решать там дела, которые, как понимали ребята, на данный момент становились все хуже. Хрупкое равновесие уже не было вопросом, скорее его уже не существовало. Тени шли в наступление все стремительнее. Когда им запретили развязывать последнюю войну силами людей, они принялись добиваться своих целей путем мирным. И этот мирный их способ уносил все больше жизней, омертвлял все больше душ. И все понимали - учиться нужно очень быстро, потому что каждый день был уже на счету.

Правда, Петрович ворчал, что не выпустит ни одного из ребят даже на самую простенькую операцию, пока они ему не сдадут все, что нужно по технике безопасности. Но и он понимал, что лучше начинать с малого, чем пускать вооруженных только учебными знаниями ребят в серьезные бои.

Но сейчас разговоры шли о вещах далеких от битвы. Ларочка смотрела на небо.

- Знаете, - сказала она. - Я никак не пойму, как этот мир соотносится с нашим. Вот смотрите: луны нет, это ладно, значит, просто спутника у планеты нет. А вот звезды - они не просто совсем не там, они не такие...

Звезды и правда были не такие...Были красные, зеленые, синие шары. Словно выпустили салют, а он застыл и остался в небе. Яркими шарами и мелкими брызгами переливалось все это великолепие на небе. Ребята какое-то время молчали, глядя на небо. Потом Кирилл произнес задумчиво:

- Мне кажется, мы не додумаемся, как они соотносятся. Этого никто не знает... Пока. Вот и Вадим говорит, что пути из мира в мир открываются очень по-разному. И никогда не знаешь, какой путь еще откроется.

- Да, - откликнулась Лена. - Те, что уже открыты, - там хотя бы знаешь, куда попадешь. Ну, мир примерно представляешь... А раз или два в год открываются еще миры. Первыми туда идут сталкеры. Ну, если говорить нормально - разведчики. Потому что мне еще тетя Наташа говорила: осторожно, можно легко попасть в ловушку. Вот несколько лет назад открылся этот мир. А в прошлом году один новый мир оказался как раз ловушкой. Черная дыра для душ. Вадим рассказывал, что разведчик погиб, но успел предупредить об опасности. А кто их открывает и зачем - этого не знают ни Экстры, ни Тени....

- Ого, - выдохнул Джонни. - А как стать разведчиком?

- Джонни! - строго произнес Сергей. - Разведчиком ты станешь через мой, как говорится, труп.

- А что? - взвыл Джонни. - Думаешь, не смогу, да?

- А сможешь, - спокойно парировал Сережка, - вот только где, скажи на милость, Экстры найдут еще одного мага, умеющего договариваться с неживой природой на атомном уровне? Или ты думаешь, что таких, как ты, пачками штамповали? Совесть имей!

Джонни обиженно засопел, но чувствовалось, что ему приятно быть магом, да еще и с уникальными способностями.

Сергей накинул Джонни на плечи свою куртку и сказал мирно спящему коту:

- Баюн, хоть бы ты спел, что ли?

Баюн покосил зеленым глазом, потянулся и коротко мявкнул. Потом сел поближе к Женьке. Она засмеялась:

- Байк, я знаю, петь ты не хочешь... Сиди, милый, сиди... Грейся.

Баюн, которого все прозвали Байком, не спеша устроился поудобнее и снова заснул, хотя было подозрение, что он все слышит и даже подглядывает.

Ребята снова посмотрели на небо... Лена мечтательно прошептала:

- А когда падает звезда - можно желание загадать. Кто-нибудь видел? Они тут падают?

Не успели ребята ответить, как одна из небольших зеленых звездочек резко двинулась вниз, чиркнув по небосклону хвостом. И исчезла.

- Ого... - выдохнул Ромка. - И что это было?

- Ну, если это не твой телекинез...- задумчиво прокомментировал Кирилл.

- Ага, - обиделся Ромка, - а еще я горы двигаю и галактики перемещаю. Делов-то...

Все замолчали и с опаской смотрели на небо...

Ларочка, закинув косу за спину, вдруг сказала:

- Хотите фокус?

Все оживились:

- Давай! А что будет?

Ларочка вытянула перед собой руку, ладонью вверх и тихо произнесла:

- Бабочка, милая, лети ко мне на ладошку. Я хочу, чтоб ты у меня погостила...

Прошло около минуты... Все сидели, не шевелясь. Вдруг из темноты выпорхнула крупная бабочка, подлетела к Ларисе и села ей на ладонь.

Девочка улыбнулась:

- Умница, красавица... Хочешь - посиди, хочешь - домой лети... Я тебе не хозяйка, ты свободна.

Бабочка качнула крыльями. Протянула хоботок и слегка погладила ладошку. Но улетать не стала. Заинтересованная, Женька подсела поближе. Она о чем-то говорила с бабочкой, мысленно, как всегда. Потом сказала:

- Я, конечно, не совсем поняла, что она мне хочет сказать. Мы все же не словами разговариваем. Я ее спросила - почему она прилетела, она говорит, что мы хотели, поэтому прилетела...Что-то типа: тут все для вас, все возможно, мир вас любит...

Ребята озадаченно молчали. Саламандры в костре, возможно, знали, что происходит, но они не любили вмешиваться в дела людей. Их и так слишком часто беспокоили...

- Ну, и что это значит? - спросил Кирилл, с опаской поглядывая на бабочку.

- Возможно, мы просто нравимся этому миру, - предположил Ромка. - И он исполняет наши желания. Вот смотрите: все хотят солнышка, да? А тут всегда солнечные дни. Но не жаркие, а теплые... Когда мы в Куполе, может идти дождь. Стоит нам собраться на выход - ясная погода... Что еще?

Лена тихо добавила:

- Вадим очень любит бабочек....

- Ой, и ничего себе! - изумленно воскликнул Джонни. - И что - тут, как в сказке, - что хочешь, то исполнится?

- Ой, Джонни, какой же ты бываешь оптимистичный, - вздохнул Сергей.

- А что? Вот ведь сами говорите: что хотим - он исполняет, - насупился технический гений.

- Родные люди нас тоже любят, а вот все и всегда не дают, - улыбнулась Ларочка. - Только то, что можно или даже нужно... Может быть, и тут такое.

Она обернулась к Женьке:

- Жень, а ты Байка не спрашивала? Как он здесь оказался?

Женя махнула рукой:

- Спрашивала, понять пыталась. То ли не хочет говорить, то ли сам не знает. Оказался сразу в моей комнате и знал только, что он наш друг и охранник. А кто его сюда перенес, почему он должен нас охранять - непонятно.

- Вот так, народ, как в "Алисе" - все чудесится и чудесится, - спокойно подытожила Ларочка.

Кирилл решительно произнес:

- Прошу внимания, люди добрые!

Все уставились на него.

- Я бы вас всех очень попросил с желаниями с этого дня быть крайне осторожными. Бабочек в гости приглашать - это можно. Солнышка желать - тоже. Но я очень прошу всех понять, что всякое действие равно противодействию, а также, что любовью нельзя злоупотреблять, - тут Кирилл покосился на Джонни. Технический гений кивнул и сказал:

- Да я уже понял, что пару ноутов и десять кило мороженого просить не стоит, не волнуйся.

Кирилл кивнул одобрительно и продолжил:

- Этот мир мог быть одиноким, возможно, он ждал нас и теперь хочет не просто выполнять наши желания, но и общаться. Я думаю, что мы сможем это попробовать сделать. Так что - просто напоминаю: как мы к миру, так и он к нам. Так?

Ребята согласно закивали. А Ларочка сказала:

- Я думаю, что мы сможем научиться понимать этот мир, а он - узнает нас. А это очень интересно! - она строго глянула на Лену и добавила:

- Лен, я тебя очень прошу - цветы не рви, не будем делать ничего такого, что может причинить этому миру неприятность...

Лена улыбнулась:

- Я уже поняла, больше не буду.

Только ребята собрались расходиться от костра, как появился Вадим. Чувствовалось, что он взволнован. Вадим сел у костра и сказал:

- Значит так, друзья мои. Так уж получается, что будет нужна ваша помощь. И дело достаточно серьезное....

Глава 13. Ираида Семеновна Пандорина и оксолотль Эммануил

Ираида Семеновна была женщиной самостоятельной и состоятельной. Высокая, с золотистыми волосами, всегда уложенными в высокую прическу, она неизменно производила впечатление на окружающих. Правда, никто с ней не дружил, да и не любили ее многие, но что ей до таких мелочей...

Проживала она в Питере, почти в самом центре... Одна в чудесной пятикомнатной квартире еще дореволюционного дома. Да, пространство впечатляло. И интерьеры были поистине царскими (да что уж греха таить, почти все когда-то царям и принадлежало, что теперь у Ираиды в руках оказалось).

Странным было то, что ее семейство не претерпело никаких репрессий и тягот жизни при революции. Квартирка не превратилась в коммунальную, как это происходило с массой других таких же. Никого Пандориным не подселили, ничего не экспроприировали. Да, странно это, друзья мои, очень и очень странно.

Но еще более удивительным было то, что происходило в этой квартире в блокадное время. Когда Ленинград попал в окружение и с продуктами началась странная неразбериха. Взять хотя бы ту историю со складами горевшими. А вот у Пандориных уже к этому времени было припасено продуктов - на весь дом бы хватило. Целых три комнаты превратились в подобие продуктового склада. И опять же - удивительно это было. Ну, если, конечно, не учитывать, что дед Ираиды умел предсказывать события и наперед знал, что да как будет. И не только знал, но и бывало сам ход событий в нужную сторону поворачивал. Незаметный такой был мужичок, но цепкий: если за что ухватится - не оторвешь... Конечно, Пандорины никому не докладывали, что запас продуктов у них сделан. Так ведь дед не только для семьи пропитание добывал, он в то время еще и очень прилично преумножил свои богатства (преумножил, именно через "Е", ибо не слегка, друзья мои, а сверх меры всякой). Семья у них была очень даже не из бедных. И картины на стенах были не репродукции вам какие-то, а подлинники. И мебель красного дерева. Да что рассказывать - все у Пандориных было еще до революции. Может, конечно, души им не досталось при общей раздаче, так это жить обычно не мешает. Даже наоборот, можно сказать, очень удобно так вот существовать, когда ни совесть не грызет, ни сочувствие не донимает...

В общем, всю блокаду дед менял запасы продуктов на ценные вещи. Понятно, что в Ленинграде тогда еще оставались семьи, где по наследству были всякие старинные ценные украшения да предметы искусства. Вот Пандорин их и менял на муку да сахар. И на прочие продукты. Потому как в голодный год еда стала дороже золота, стала она цениться ровнехонько в жизнь человеческую... Чтобы спасти близких людей, отдавали всё... Ну, а дед Ираиды, конечно, этим пользовался. Как и говорят мудро в народе: кому война, а кому и мать родна...

А потом настало время мирное, тут уже нужно было детей пристраивать, чтобы могли они вершить нужные Теням дела, да внучку магии обучать. Ираида у деда многому научилась. В общем, когда он помер, девушка какое-то время с родителями жила. Потом разъехались. Дед, правда, строго наказывал, чтобы внучка, значит, в этой квартире оставалась. Место, мол, для работы ей самое удачное. Больше во всем Питере такой аномальной зоны не сыщется. Ираида и правда отрицательную энергетику чуяла, как кошка. И заряжалась ею прилично. Так что дед прав был по поводу места.

Всем Теням было крайне необходимо иметь доступ к управлению: школой, районом, городом, государством - но чтобы к управлению именно. Уже много лет они не могли управлять ситуацией с помощью глобальных войн. Удавалось только постоянно поддерживать небольшие конфликты вооруженного и не очень типа. Зато уж из них Тени старались сделать затяжную драку с наибольшими потерями. Запрет на глобальные войны заставил их искать и другие пути контроля ситуации. Известна печальная истина о том, что управлять легче всего людьми не думающими, так сказать homo, но не sapiensами, проще сказать - стадом. А где у нас закладывается равнодушие и прочие приятные для Теней свойства? Конечно же в детстве! И Тени активно занялись проблемой, так сказать, воспитания подрастающего поколения. Ираида, к примеру, занимала очень удобный пост в высшем образовании. Никто и предположить не мог, что эта холеная, стильная дама по сути дела контролирует ситуацию почти во всех вузах города. Да и как догадаться? В открытую Ираида ничего не делала, ее искусству заморочить голову, построить интригу, позавидовал бы даже кардинал Ришелье из романа Дюма...

Сейчас ее занимала задачка, решить которую было необходимо изящно и тонко. Дело в том, что Тени постепенно старались убрать из вузов неудобных им преподавателей. Делалось это по-разному. Кто получал заманчивое предложение о переходе на работу высокооплачиваемую, но не связанную с преподаванием, кто уходил на пенсию. Разные были способы. Но были случаи и потруднее. Вот, например, эта... Ираида злобно фыркнула, вспоминая идиотку, не пожелавшую перейти на престижную должность... Ведь как заявила, зараза:

-Я, - говорит, - не могу оставить студентов. Тут и так уже болото. Если я их не заставлю учиться и мыслить самостоятельно, то они так и помрут неучами...

Абсолютно неудобная дама, совершенно не желающая спокойно жить сама и не дающая существовать другим...

Ираида вышла на кухню, осмотрела сияющее чистотой помещение, кивнула Дарье, домработнице, и распорядилась:

- Даша, мне кофе и мой салат. Через пять минут.

Дарья ответила:

- Доброе утро, Ираида Семеновна. Сию минуту все принесу....

Ираида благосклонно улыбнулась (любая кобра позавидовала бы этой холодной улыбочке) и отправилась в столовую...

Сев в уютное кресло, Ираида включила телевизор. Нужно было знать новости. Тем более, что реальное положение дел сообщалось на специальном новостном канале, который вещал ночью. Сейчас же дама слушала хорошо подготовленный микс из серии катастроф, несчастных случаев, убийств и прочих событий, к которым приложили руку Тени. Ну, нет, конечно, не ко всем. Автомобильные катастрофы они не устраивали - мелковато и неоригинально. Пожары тоже. Все действия Теней были четко направлены на нужные им результаты. Вот так... Ираида с удовлетворением взглянула на экран... И ничего лишнего...

Дарья принесла кофе и салат. Все было изящно, просто Англия эпохи королевы Виктории. В комнате не было ни одного лишнего предмета: брошенной салфеточки, книги на диване, пульт - и тот аккуратно лежал параллельно краю стола. Ираида не замечала этого, она всегда жила только так. Кстати, одна мысль все же слегка портила ей настроение - необходимо было продолжать род. Конечно, Тени заключали внутренние браки, но и это было слишком для привыкшей жить только для себя даме. Да и о детях она не мечтала. Как-то не было принято у них в роду любить. Все должно было быть рационально, уравновешенно. Эмоции мешают принимать верные решения.

А вот питомец у Ираиды имелся. В аквариуме жил аксолотль Эммануил. В старину верили, что взгляд аксолотля может свети человека с ума. На самом деле Ираида иногда чувствовала иное - будто у них одна душа на двоих и аксолотль знает, когда она устала и злится. Жаль, что он не умел говорить, а может, наоборот хорошо.

Ну, пора... Ираида встала, поправила прическу перед венецианским зеркалом, придирчиво осмотрела свой костюм. "Отлично, - подумала она, - вперед, сегодня предстоит серьезная работа".

****

Глава 14. Будьте милостивы, братцы! Дайте чуточку подраться...

Вадим подошел к костру и сел рядом с ребятами.

- Значит так, друзья мои. Так уж получается, что будет нужна ваша помощь. И дело достаточно серьезное....

- Ух ты! - воскликнул Джонни. - Мы идем в бой?

Вадим серьезно произнес:

- Ежели я еще от кого-нибудь услышу, что он жаждет подраться или повоевать... Да еще в такой вот тональности... Автор этого высказывания точно останется здесь и в операции участвовать не будет.

- Почему? - вздохнул Джонни.

- А потому, - твердо пояснил Вадим, - что нам нужны умные, четко рассчитанные действия, а не драка. Драка, бой, битва врукопашную, голубчик, - это самое крайнее средство. Это происходит, но только тогда, когда враг уже переиграл тебя умственно и тактически. Понимаешь? То, в чем мне потребуется ваша помощь, - четко продуманная операция. И горячие парни мне в этом деле не потребуются.

Вадим потрепал Джонни по непослушным вихрам и улыбнулся. Мальчишка обиженно сказал:

- А зато я умею со всякими приборами договариваться, да? Это потребуется?

Вадим хмыкнул:

- Это да, вот эти твои способности будут кстати. А вот скажи-ка ты мне, голубь ты мой сизокрылый, такую вещь... Вот стояла у нас в столовой микроволновка... Не спорю, механизм, конечно, примитивный донельзя. Ты ей продукты - она их разогревает, парит, жарит. А тут вдруг начала наша печка становиться чудо-печкой.

Джонии засопел и придвинулся поближе к Сергею, на всякий случай...Вадим фыркнул, что-то вспоминая, и продолжил:

- Так вот... Вчера Алиса хотела всего-навсего пиццу себе разогреть. Ну, любит она эту гадость, что поделаешь... Открывает, значит, микроволновку, ставит туда продукт, таймер заводит. И тут этот агрегат занудным голосом диктора советского радио выдает целую лекцию о способах приготовления пиццы, о результатах анализа данного продукта, его составе и степени вредности ингредиентов для человеческого здоровья.

Все вокруг уже стонали от смеха, а Вадим закончил:

- В общем, даже Алиса пиццу после такой лекции есть не смогла. Так и погиб продукт во цвете лет. И что нам теперь делать? Микроволновкой не пользоваться или переходить на неземные формы питания, ибо земные все, похоже, вредные, по крайней мере, с точки зрения данной машины. Она вчера даже по поводу моего омлета выступала: я думал, так и останусь голодным.

Джонни сидел весь красный, насколько это можно было видеть при свете костра. Сережа, отсмеявшись, сказал:

- Он ее обратно перенастроит, правда. Он же хотел, как лучше...

-Ага, - подтвердила Лена, все еще всхлипывая, - а получилось, как всегда...

Ларочка вступилась за гения техники:

- Ребята, да ладно вам. Он эту микроволновку перенастроит. А зато - сколько он нам уже всяких классных вещей сотворил... У меня теперь и фен с программой укладки, и кровать у всех автоматически застилается. Да и стиральная машина у нас супер - сами же знаете.

Вадим подтянул Джонни к себе и сказал:

- Ладно, дружище, не обижайся. Ты у нас и правда гений. Только сделай так, чтоб эта печь мне больше не объясняла, сколько и чего в моей еде. А то я буду голодный ходить. Лады?

- Ага, - засиял мальчишка.

Вадим повернулся к ребятам и сказал уже совершенно другим тоном:

- У нас всего один вечер на подготовку операции. Сейчас я изложу вам суть вопроса. Вопросы, предложения, прочие сопутствующие дела просьба придумать сейчас, по мере объяснений. Завтра будет некогда.

И Вадим начал рассказывать о сложившейся ситуации. В целом, понятно было, что положение не очень хорошее. Получалось, что Тени вели свою деятельность достаточно виртуозно и постепенно не только сократили число Экстров, но и начали вытеснять противника с тех позиций, где можно было еще что-то решать мирными путями. На данный момент то, что происходило, уже можно было назвать партизанской войной. Лет так 10 назад ситуация была легко обратима, влияние делилось примерно поровну, равновесие было неустойчивым, но все же всегда были пути абсолютно законным образом претворить нужные человечеству идеи в жизнь. Во время Перестройки качели сильно колебались: то вверх, то вниз... Но амплитуда давала шансы проводить абсолютно невероятные операции и добиваться равных результатов в матче Добро:Зло. Постепенно система становилась все более сильной и формализованной. И шансов влиять на ситуацию становилось все меньше. Экстры понимали, что нужны очень серьезные действия, но, к сожалению, в этом периоде уже больше работали на защиту, нежели на поражение. Предстоящая операция как раз шла на уровне защиты.

- Значит, так, - сказал Вадим. - Мы определили направление очередного удара Теней. Возможно, вам это покажется не таким уж важным делом, но на самом деле... В одном из крупных вузов осталось довольно много преподавателей, которые, конечно, не Экстры, но очень помогают нам. Потому что воспитывают умных, умеющих самостоятельно мыслить студентов. Каждый такой преподаватель помогает Добру, хоть и неосознанно, возможно, но... Есть отличные руководители, которые собирают по-настоящему талантливых людей. Обычно Тени стараются убирать основную причину инакомыслия. Так вот. Что дано в нашей с вами задачке? Работает в Университете целая кафедра таких вот замечательных людей. И держится весь коллектив благодаря своей руководительнице, Екатерине Михайловне. Она - человек абсолютно не признающий компромиссов в вопросах науки. Как ни странно, но кафедра эта занимается русской философией.

С исторической кафедрой мы подобный момент упустили. В итоге - коллектив распался и той живой мысли, что там была, более нет. А этих вот людей успеем отбить. Если, конечно, будем действовать по плану. Разведка у нас не всегда успевает выявить намерения Теней - сложное это дело, иной раз не видно, откуда нити тянутся и к какому результату все движется. Но на этот раз известно, что завтра на кафедру придут с проверкой. И получится так, будто Екатерина Михайловна брала взятки в крупных размерах. Соответственно, к этому делу подключат тех, кого она удалила из университета. А потом уберут потихоньку весь коллектив - кому работу повыгоднее предложат, кто сам уйдет, чтобы не попасть под расправу. В общем, противное это дело.

- Вадим, а как мы сможем помочь? - спросила Женька, задумчиво покусывая травинку...

Вадим внимательно оглядел ребят и вздохнул:

- Мы не хотели вас так рано подключать к операциям. Только вот какая проблема - нужно не просто сорвать Теням их операцию, но еще и провести конртнаступление. А нас многие Тени знают в лицо. То есть, если завтра хоть кто-то из нас появится рядом с университетом, они просто перенесут операцию. Или придумают другой способ убрать эту кафедру. А вот вас, друзья мои, никто там в лицо не знает. И надеюсь, еще долго знать не будут. Вот, правда, Женька у нас "засветится", но тут уж по-другому не обойдемся...В этом сейчас наше преимущество. Значит, господа хорошие, распределяем роли и учим наизусть.

***

Спать легли поздно, но утром бодрый голос Алисы разбудил всех, как обычно. Она улыбнулась с экранов, и сказала:

- Доброе утро всем! Поднимаемся, обычную пробежку и медитацию никто не отменял. Тем более что вам нужно настроиться на работу. Давайте, ребятки, подъем - и к Вадиму!

Когда все вышли из Купола, Вадим сказал:

- Ну, доброе утро должно означать хороший день. Сейчас пройдем медитацию, чтобы вам излишняя нервозность не мешала думать и действовать. Давайте, коллеги, бегом!

И помчался к озеру. Ребята уже натренировались довольно хорошо, поэтому групп медленно бегающих и быстро шагающих больше не наблюдалось. Байк бегал со всеми вместе. Похоже, что он даже получал от этого удовольствие. Единственное, от чего он отказывался, так это от водных процедур.

Во время медитации Вадиму удалось настроить ребят на частоту средних эмоций. Нужна была полная сосредоточенность, тем более что на месте никто подстраховать их не мог. Конечно, случись что - меры были бы приняты сразу, но к университету никто из кураторов не мог подойти незамеченным. Кроме телепатической связи Аристарх Борисович соорудил ребятам еще и чисто техническую. Но строго предупредил, что пользоваться ею нужно только очень умеренно: никакой посторонней болтовни.

После завтрака Вадим и Алиса еще раз проверили, насколько ребята хорошо запомнили свои роли. Потом наступил момент начала операции. Петрович хмуро глянул на всех и сказал:

- Ну, пусть победит Добро!

Он хотел еще что-то добавить, но махнул рукой и пошел к порталу. У портала обернулся:

- Помните, никто не должен видеть, что вы вместе. Идти строго оговоренным маршрутом, прибытие строго в назначенное время. Чтобы не прошли одной дорогой и не сошлись в одном месте. Давайте!

Джонни чувствовал себя бойцом невидимого фронта. Даже походка у него изменилась, стала какой-то крадущейся. Вдруг он услышал в наушнике спокойный голос Вадима: "Джонни, я тебя умоляю, иди нормально. И вообще - брось мне эти игры в шпионов. Спокойно, братишка, сосредоточься сейчас на технике - и все. Если что - я всегда приду на помощь." Вадим отключился, а Джонни вдруг стало спокойно и весело. И правда - задача ему предстояла не из сложных: Вадим подстраховывает, ребята будут рядом. Все будет хорошо. И мальчишка двинулся к университету уже нормальным шагом обычного подростка...

Ираида Семеновна подъехала к Университету. Аккуратно припарковалась на лично ей отведенном месте, проверила все запоры на дверцах и выплыла из машины, изящно прикрывая дверцу. Мелодично отозвался брелок, можно идти на службу. Умение ходить на шпильках - это вам не что-нибудь... Ираида никогда не скашивала каблучки и смотрелась на все сто баллов. Вслед ей оборачивались мужчины, а она гордо шествовала к университету. В этот момент к ней подошел симпатичный молодой человек. По возрасту, похоже, еще даже не студент.

- Извините, - начал он, смущаясь, но преданно глядя даме в глаза, - не могли бы вы быть так любезны... Я только сегодня приехал из Оттавы. Мои родители русские, и мы решили, что мне лучше учиться в России, в этом университете. А вы, наверное, ректор?

Ираида Семеновна решила немного задержаться. Молодой человек был явно воспитан, симпатичен, при этом в воздухе явственно появился запах немалых денег, а это для нее было всегда решающим аргументом. Да и быть принятой за ректора - это всегда приятно. Мелочь, конечно, по сравнению с мировым господством, но мило...

- К сожалению, молодой человек, - ласково пропела Ираида, - я не ректор, но по поводу поступления вы как раз по адресу. Давайте пройдем в мой кабинет. Я вам все расскажу, объясню....

Молодой человек явно обрадовался. Он еще сильнее смутился, затем попросил:

- А не могли бы вы быть так любезны... Меня интересует факультет теоретической математики. Если можно, я хотел бы посмотреть, где он находится и вообще... Если можно. Простите, что доставляю вам беспокойство. Обязуюсь компенсировать все затраты вашего времени: родители всегда учили меня ценить чужое время.

Ираиде положительно нравился этот юноша. Она охотно согласилась проводить молодого человека на факультет теорматематики, и лично все ему там показать, и даже познакомить с некоторыми преподавателями...

Кирилл (а это был он) неподдельно обрадовался - все шло по плану...И они с Ираидой Семеновной не спеша отправились на экскурсию.

Ларочка стояла в коридоре. Лекции уже начались, и все разошлись по аудиториям. Ее задачей было отвлечение внимания, в том случае, если кто-то все же появится. Навыки отводить взгляд у нее были - этому она еще у бабушки Полины научилась. Пожалуй, ее задание было самым сложным и ответственным. Но девочка была абсолютно уверена в своих способностях, так что пока просто оценивала обстановку и ждала. Вот в коридоре появился Джонни. Слегка подмигнув Ларисе, он направился к кабинету Екатерины Михайловны. Девочка не стала отвлекаться на его действия. Она хорошо понимала, что гений техники и так справится, а у нее пока другие задачи. Джонни открыл замок быстрее, чем это делала хозяйка кабинета. Причем учтите, что он это делал без ключа. Бесшумно и быстро мальчик зашел в кабинет - и уже через минуту был открыт сейф, вынуты подложенные туда деньги, которые должны были найтись во время обыска и послужить основной уликой против преподавателя. Еще минута - и Джонни уже выходил из кабинета, аккуратно заперев дверь. Чтобы все как положено. Лариса кивнула ему и отправилась на другой этаж... Джонни, немного постояв у окна и поразмышляв, как прекрасен этот мир, пошел следом. На другом этаже операция повторилась с той только разницей, что теперь деньги были не изъяты, а наоборот, положены в сейф. Далее Джонни вышел из кабинета, запер дверь, тихо сказал в микрофон "Готово" и отправился к выходу. Через пять минут из здания университета вышла и Ларочка. Действуя четко по указаниям кураторов, они возвращались на базу разными путями.

В это время к университету подъехала машина... Ребят этой службы порой называли "Маски-шоу". Но в данной ситуации, чтобы не пугать студенчество, ОБЭПовцы решили ограничиться просто предъявлением удостоверений. Лекции закончились, по коридорам университета бродили немного уставшие от лекций студенты и не менее уставшие от студентов преподаватели. Молодые люди подошли к кабинету заведующей кафедрой русской философии, постучались и сразу вошли. Как говорится, можно было и не стучать... Екатерина Михайловна уже была там: следующей пары в расписании у нее не было и хотелось заняться кое-какими делами. Увидев вошедших, она даже не сразу поняла, в чем дело

- Извините, - произнес один из ОБЭПовцев, - у нас сигнал поступил, что вы взяли взятку. Деньги вам были переданы в сумме пятисот тысяч рублей, номера купюр записаны. Поэтому, сами понимаете, если мы их обнаружим в вашем кабинете, вам придется проехать с нами.

Екатерина Михайловна удивилась:

- Нет, я никогда не брала взяток. А такой суммы денег в жизни не только в руках не держала, но и не видела.

Молодой человек хмыкнул и сказал:

- Попрошу вас открыть сейф.

Екатерина Михайловна было повернулась к сейфу, потом спросила:

- Вы можете кого-нибудь пригласить в кабинет? Я бы предпочла, чтобы этот процесс проходил при свидетелях, раз уж так все поворачивается...

Сотрудник кивнул, открыл дверь и легко выбрал из толпы пару наиболее адекватных, с его точки зрения, студентов. Преподавательница снова повернулась к сейфу и открыла его. На лицах сотрудников ОБЭПа отразилось явное недоумение, так как сейф был абсолютно пуст. Екатерина Михайловна потребовала записать это в протоколе, затем дала согласие на осмотр всего кабинета и даже личных вещей. В итоге получалось так, что никаких взяток не было. И это было досадно, так как ездить по ложным вызовам не любит ни одна служба. Сотрудники ОБЭПа направились к дверям. Екатерина Михайловна окликнула их:

- Извините, я хотела бы знать, откуда у вас вообще сведения о том, что я беру взятки? Я могу это узнать?

Один из сотрудников ответил неохотно:

- Сами не в курсе, начальство отправило - мы поехали. Если что - можете к нашему начальству обратиться. Если жалоба не анонимная была..

- Ясно, - кивнула преподавательница. - Обязательно обращусь к вашему начальству. Телефончик только оставьте, будьте добры.

Сотрудник неохотно подошел к столу и записал номер. Потом сказал:

- Вы уж извините, ошибка вышла. Не мы же это придумываем. Вот и определитесь, кому вы так мешаете, чтобы еще раз жалобу на вас не написали...

Они вышли из кабинета. Навстречу им по коридору шла девушка. Похоже было, что она недавно плакала. Слезы еще текли по щекам. Один из ОБЭПовцев (ничто человеческое не чуждо и этим службам) остановился и спросил:

- Девушка, что случилось? Могу я вам чем-то помочь?

Девушка горестно взглянула на него. Всхлипнула. Потом просто зарыдала, при этом сбивчиво все же рассказывала о своем горе:

- Я... Она обещала... сказала, что я обязательно в класс при университете поступлю... А потом там без экзаменов можно... Мы ей все деньги отдали... Мать полдома продала, чтобы заплатить... да чем вы поможете?... Она теперь и деньги не отдаст, и я никуда не поступи-и-и-ила...

Молодой человек почувствовал себя супергероем. Остальные в группе тоже взбодрились - ехали-то похоже не зря...Решительно взяв девушку за руку, парень скомандовал:

- Ну-ка, веди нас к этой, которая у тебя деньги взяла. Давно ты ей деньги передала?

Девушка еще никак не могла перестать рыдать. Сквозь слезы она ответила:

- Да только что... Она их в сейф положила. А потом говорит - иди отсю-ю-да-а-а..

И девчонка вновь завыла. Парень строго сказал:

- Так, бегом, пока еще они в сейфе. Сколько дала?

- Пятьсот тысяч, - не успевая рыдать и говорить, девушка предпочла просто прекратить слезы.

Парень притормозил:

- Иди ты... рублями?

- Рублями...Еще бы я ей долларами дала, у нас и так теперь денег нет.

- Жаль, если б долларами, было бы круче, - сообщил ей на бегу парень. - Сумма точная? Будем проверять, нужно, чтобы сошлась.

- Точная, - кивнула девушка. - И еще: я на бумажке на всякий случай номера купюр записала. Нужно?

Они уже стояли перед дверью кабинета. Парень проникновенно сказал:

- Умница. Позови-ка сюда пару человек в свидетели... Очень нужно...

Ираида Семеновна наслаждалась беседой с юным дарованием из Канады и поила его кофе, когда за дверью послышались голоса. Дама прислушалась, но вроде все стихло.

- Однако, - подумала Ираида, - пора бы уже кому-то принести на хвосте новости насчет проверки у Екатерины. Что они там? То все сплетни тащат, то не дождешься...

Тут дверь открылась. Вошли молодые люди, показали документы и спросили:

- В сейфе деньги есть?

Ираида не имела привычки хранить деньги в сейфе, о чем она и сообщила вошедшим непрошенным гостям. Реакция у Ираиды была хорошая, но беседа с перспективным юношей, ожидание хороших денег и полное чувство собственной безопасности подвели ее на этот раз. Она все поняла только тогда, когда из сейфа вынули пятьсот тысяч рублями, а один из сотрудников вынул листок с записанными на нем номерами и стал сверять с цифрами на купюрах.

- Обыграли, - подумала Ираида, в бессильной злобе опускаясь на кресло. - И как только исхитрились?

Да, давно ей не было так обидно....

Глава 15. Каравелла поднимает паруса...

Ромка стоял около станции метро Василеостровская и ждал появления ребят. Лена Рысь контролировала подход с другой стороны. Все участники операции должны были пройти разными маршрутами и в разное время. Конечно, это не было совершенно обязательно в данном раскладе, но тут сказалась упертость Петровича. "Для отработки полезных навыков", - проворчал он в ответ на попытки Вадима упростить схему. Спорить с Петровичем было бесполезно.

Поэтому Ромка ждал ребят, делая вид, что внимательно рассматривает рекламный щит около станции метро. Наконец он увидел Джонни. Мальчишка явно был в приподнятом настроении и даже, кажется, что-то напевал себе под нос. Ромка тихо сказал в микрофон:

- Джонни.

- Принято, - откликнулся Вадим.

Ромка продолжал ждать. Нужно было еще проконтролировать появление Женьки.

Вадим с Сергеем отправились встречать Джонни: на данный момент это был герой номер один. Сережка находился в Сиреневом мире, так как все время с помощью Аристарха Борисовича держал линии вероятностей для проведения стратегического плана. Интересно было видеть призрачные линии возможных действий и комбинации обстоятельств, которые образовывали в пространстве хитрый узор. Куда там Мойрам с их нитями судьбы. Более-менее они справились, в основном, конечно, Аристарх Борисович успевал быстрее. Но и Сергей успел заметить две-три нехорошие линии и отвести их в нулевые варианты. Операция прошла без осечек и ненужных осложнений. Так что Сережка тоже мог собой гордиться по праву. Но когда через портал влетел сияющий Джонни, мальчишка не удержался и крепко обнял друга.

- Братишка, ты просто герой, - сказал он. - Я знал, что ты справишься.

Джонни скромно глянул на Вадима. Тот улыбнулся и подтвердил:

- Молодец, все четко и продуманно. Настоящий экстр.

И тогда гений техники засиял снова, как хорошо начищенный солнечный зайчик.

В это время подала сигнал Лена:

- Лариса.

Аристарх Борисович подошел встретить девушку, через пять минут она уже была в Сиреневом мире. Ларочка спокойно кивнула Джонни и сказала:

- Все прошло нормально.

Аристарх Борисович кивнул:

- Мы знаем, все действительно прошло хорошо. Пока. Ждем остальных.

Еще через полчаса Лена сообщила о прибытии Кирилла.

А вот Ромке пришлось поволноваться. Стоял он все еще около Василеостровской. Правда, подошел поближе к привычным уже ребятам, которые каждый день приходили сюда с гитарой и флейтой. Песни у них всегда были хорошие. И именно сегодня Ромка прихватил с собой магнитофон, который сделал для него Джонни. Приборчик был маленький, но запись на нем получалась отличная. Причем умная машинка сама подстраивалась на источник звука, достаточно было ее сориентировать, например, на направление. Ромка нажал кнопочку записи, подумав: "Хоть пару песен запишу, потом будем все вместе у костра слушать".

Тут один из студентов подмигнул Ромке и взял первый аккорд. Началась песня:

"Арабелла" капитана Блада

Словно символ доблести и чести...

Если ты вперед идешь - так надо!

Значит, не стоишь уже на месте...

На весах свобода и отчаянье,

На кону надежда: мир без тени!

И идти вперед - твое призванье!

Брат, не опускайся на колени!

Паруса расправит каравелла,

Новые приходят капитаны

Пусть же мчится в бурю "Арабелла",

В дальние неведомые страны!

Ромка вздрогнул, что-то его зацепило в этой песне, но вот что? А ребята продолжали:

Да, сегодня тень сильнее света,

Только это, право, не закон,

Наступает полоса рассвета:

Раздается тьмы последний стон!

Будет битва - кто ж ее боится?

Кто сказал, что зло непобедимо?

Тень в луче рассветном растворится,

Потому что мы с тобой едины!

Паруса расправит каравелла,

Новые приходят капитаны...

Пусть же мчится в бурю "Арабелла",

В дальние неведомые страны!

"Ничего себе, попадание", - пробормотал Ромка. И тут увидел Женьку. И вздрогнул снова, ибо шла она не одна. Рядом с нею шествовал какой-то парень. И Женька явно не знала, как от него избавиться. Ромка беспомощно взглянул на музыкантов, случайно совсем получилось. Но один из ребят тут же подошел к Ромке и спросил:

- Что случилось, командир? Девушку твою уводят?

И, не дожидаясь ответа, направился решительным шагом к столику, за который уселись Женька и тот молодой человек. Подошел, присел рядом. Было видно, как Женькины глаза сначала стали круглыми от изумления, но потом она вдруг кивнула, поднялась из-за стола и, попрощавшись со своим провожатым, направилась к Ромке вместе со студентом-музыкантом.

- Вот твоя девушка, больше не теряй, - весело сказал студент, кивая на прощание Женьке, и снова взялся за гитару. Ромка только и успел сказать:

- Спасибо.

Ребята помахали на прощание и снова запели что грустное и лирическое.

Идти порознь уже теперь было глупо, но Ромка с Женей на всякий случай сделали небольшой крюк по дворам и только потом зашли в портал.

Петрович несказанно изумился, увидев их вместе:

- Что это такое, а? - грозно вопросил он.

Но тут Женьке под ноги просто-таки влетел клубок шерсти, почти повиснув на ней. Это Байк приветствовал свою хозяйку таким неистовым способом.

- Байк, милый, - присела около него девочка. Байк, абсолютно счастливый, залег у нее на коленях, естественно, не помещаясь там и свисая со всех сторон. Женька улыбнулась и начала рассказывать:

- Да, этот, который из ОБЭПа, он меня провожать решил. Я его водила, водила по округе... Никак не могла отделаться. Думаю, посидим за столиком в кафе, поговорим, как-нибудь придумаю, что делать... А тут вдруг один из этих, музыкантов-студентов, подходит и говорит: "Привет, сестренка! Сколько можно тебя ждать? Отец уже полгорода на розыски поднял. Быстро домой - не дай Бог увидит, что ты с молодыми людьми тут гуляешь... Нагорит всем по первое число." Вот. И передал меня с рук на руки Ромке. Наверное, решил, что я его девушка. Уж больно у Ромки вид несчастный был.

Ромка фыркнул:

- Жень, а какой у меня должен был быть вид: я же не знал, что делать. И, кстати, даже подумать об этом не успел, как тебя уже ко мне привели...

Петрович почесал в затылке, вздохнул и заявил, глядя в потолок:

- Не нравится мне это, господа. Ой как не нравится. Будем думать, что тут вышло не так. А пока - прошу к столу! Обед в честь первой стратегической операции.

Подошла Рысь. Все чинно уселись за стол. Микроволновка работала молча - Джонни уже успел нейтрализовать ее ворчание по поводу плохих продуктов.

Аристарх Борисович поздравил всех с первым боевым крещением. Правда, отметил, что подробный разбор полетов будет проведен вечером. Когда обед близился к концу, Ромка вдруг вспомнил о записанной песне.

- Слушайте, я вам сейчас дам одну песню послушать, - сказал он. - Сегодня записал. Как раз наши студенты-музыканты пели.

Он достал приборчик и включил запись.

С первых же слов песни лица присутствующих начали отражать всю гамму чувств: от удивления до полной тревоги. Когда дослушали, Петрович попросил:

- Юноша, ну-ка, еще раз. Уж очень слова мне тут интересны....

После третьего прослушивания Алиса заявила:

- Этого не может быть. Ребята абсолютно не обладают даром. Ни Теней, ни Экстров. Мы же их не раз проверяли.

Вадим ответил:

- Проверяли, но, знаешь ли, Алиса, полагаю, что бывает и кое-что не относящееся к Экстрам и Теням. Поэтому будем думать, как строить отношения с ними дальше. На данный момент враждебности с их стороны не было. Но выводы делать рано. И... У кого какие будут предложения?

Глава 16. Мы бродячие артисты....

Когда торжественно-обеденная часть была окончена, Алиса объявила, что сначала все отправляются на отдых. То есть, загорать и купаться. А к шести часам всем быть у костра. На "разбор полетов".

Ребята с воплями восторга ринулись переодеваться. Минут пять спустя вся команда уже промчалась мимо окон Купола по направлению к озеру. Впереди всех, задрав хвост трубой, мчался Байк, который ужасно переживал отсутствие хозяйки утром и теперь оттягивался по полной программе.

Алиса подмигнула Вадиму - и они дружно посмотрели на Петровича. Он мрачно проворчал:

- Ну что? Что? Топайте отсюда купаться. Толку от вас сейчас... А мы с Аристархом тут пока подумаем.

Аристарх Борисович улыбнулся и кивнул:

- Простите за выражение, но.... Валите отсюда, действительно... Хоть немного посвежее выглядеть будете к вечеру.

Алиса и Вадим быстро исчезли из Купола, пока начальство не передумало. Петрович глянул им вслед и сказал:

- Дети... Чисто дети. И чем больше они общаются с учениками, тем больше в детство впадают

Аристарх Борисович ответил:

- А может, это к лучшему? Пусть остаются подольше молодыми, это полезно.

Петрович вздохнул:

- Пойдем, древний старец, к информаторию. Будем наводить справки по этим студентам-музыкантам.

И они отправились в зал, где стояла система, получившая наименование информаторий, хотя это было нечто совершенно не связанное с компьютерами в традиционном смысле. Это даже была не машина. Скорее, артефакт живого происхождения. Сколько существовали Экстры, столько им помогали эти существа, внешне похожие на овальные зеркала. Трудно было сказать, как долго они могли существовать. Также было непонятно, в скольких измерениях они существовали одновременно. Единственным недостатком Информатория по имени Чепо, к которому направились кураторы, был его характер. Странно, но вот Джонни это существо признало сразу и могло подолгу просто беседовать с мальчиком, показывая ему какие-то странные картинки. С остальными Чепо держался отстраненно и мог запросто отказаться выдавать какую-либо информацию, если ему казалось, что просьба была недостаточно корректная.

Петрович подошел к информаторию и поздоровался. Чепо ответил на приветствие таким грустным тоном, что сомнений быть не могло: существо впало в очередной приступ Мировой Скорби. Петрович терпеливо стоял и ждал. Наконец, Чепо сварливо поинтересовался, что нужно уважаемым кураторам от столь ничтожного существа. Аристарх Борисович прокашлялся и попросил:

- Чепо, пожалуйста, нам нужна информация о молодых людях, которые по нашим подозрениям несколько в курсе дел, происходящих в нашем лагере.

Существо молчало.

Выждав паузу, Аристарх пошел на запрещенный прием:

- Чепо, мы отвечаем за ребят. И ситуация может оказаться для них опасной. Нам нужна эта информация. И как можно быстрее.

Существо еще помолчало и вопросило:

- Опасность может угрожать Джонни?

Петрович вздохнул:

- И ему тоже.

Чепо ровным тоном произнес:

- О ком вы хотите получить информацию? Задайте координаты поиска.

Петрович подключился к терминалу мысленного общения и направил картинку поиска на то место, где обычно стояли студенты. Изображения молодых людей появились сразу.

Чепо спросил несколько удивленно:

- Неужели они могут представлять опасность? Совершенное отсутствие дара. Не Экстры, не Тени... Обычные люди...

В слово "люди" Чепо вложил такой пренебрежительный оттенок, что Петрович не выдержал:

- Видишь ли, мы тут сражаемся как раз для того, чтобы вот эти, как ты говоришь, обычные люди, могли жить в мире добра, а не зла...

-Ну хорошо, хорошо... Будете смотреть информацию по каждому?

В голосе Чепо сквозила надежда на малые хлопоты, но Аристарх это дело пресек на корню:

- Будем смотреть каждого, проверять тщательно. И если ничего не обнаружим, пойдем еще и по связям.

Чепо обиженно повздыхал и начал работать, видимо, осознав, что отвертеться на этот раз не выйдет.

В грани кристалла, похожем на зеркальную гладь, появилось увеличенное изображение одного из ребят. Определившись с максимальной четкостью, информаторий зафиксировал картинку и начал сканирование. Петрович и Аристарх терпеливо ждали, вглядываясь в лицо молодого человека. Паренек был им уже знаком - видели неоднократно. Просто какие-то черты на ходу не разглядишь. Например, какой-то доверчивый, почти детский взгляд карих глаз, в которых где-то глубоко таилась смешинка-искорка, готовая прорваться и вспыхнуть неудержимым весельем. Широкоскулый, немного курносый, губы с приподнятыми вверх уголками - опять же признак веселого нрава. Волосы длинные, каштановые, вьются, спадая на плечи. Но в фигуре чувствуется некая расслабленность, которая обычно у хорошо тренированных людей означает полную готовность к атаке в любой момент. Петрович уже хотел обсудить пару вопросов с Аристархом Борисовичем, но тут подал голос Чепо:

- Значит, так... Енот, возраст 21 год, студент философского факультета СПбГУ. Не женат, не судим....

-Стой, Чепо, - взмолился Петрович, - куда бежим? Ты мне что, анкету в отделе кадров советского предприятия заполняешь? Что такое енот?

Информаторий засветился по каемочке зеркала - знак полного удовлетворения после удавшейся проделки:

- У него такое прозвище - Енот, - сообщил Чепо.

Аристарх Борисович фыркнул, Петрович холодно глянул на зеркало и ядовито спросил:

- Мы теперь всех будем по прозвищам именовать? Или все же потрудимся назвать фамилию, имя, отчество?

- Вы же не хотите, как анкету, - попытался возмутиться Чепо.

- Голубчик, у тебя там есть форма запроса информации? Вот и выдай ее для начала, а потом будем заниматься кличками и прочими украшениями, - проворчал Петрович.

Зеркало еще раз заискрилось по краешку, но информаторий все же начал выдавать стандартную сводку по сканированию:

- Максим Алексеевич Полоскун, 21 год, студент....

Петрович посмотрел на Аристарха: тот сидел как-то странно согнувшись и плечи его вздрагивали.

Чепо обиженно сообщил:

- Это правда его фамилия. Потому и прозвище Енот.

****

- Максик, есть новости?

Девушка лет восемнадцати, звонко цокая каблучками по плиткам, подошла к ребятам и присела на краешек ограждения.

Молодой паренек, рост которого наводил на мысль, что у Петра Первого все же было много потомков, кивнул ей, слегка улыбнувшись. В глазах его замелькали веселые искорки.

- Сегодня оказывал помощь лагерю союзников, - весело ответил Макс, которого друзья также называли енот, во-первых, из-за странной фамилии, во-вторых, из-за пристрастия часто мыть руки (привычка досталась от отца - врача по профессии).

- Да ты что?! - удивленно воскликнула Наталья.

Макс кивнул:

- Наталка, ты глаза так широко не открывай - мы и так не знаем, куда твоих поклонников складировать. Теперь будем ждать ответного хода от союзной партии.

Глава 17. "Цыганочка" с выходом

Когда молодежь чинно вернулась с купания, Петрович и Аристрах Борисович выглядели несколько бледновато. Алиса командным тоном предложила им по-быстрому сворачивать разведдеятельность и идти ужинать.

- Разбор полетов мы можем провести и с Вадимом, а вам бы отдохнуть, - предложила она.

Аристарх подмигнул Алисе:

- Что-то ты нас недооцениваешь, девочка. Не забывай, мы можем работать с полной выкладкой в течение недели и при этом не спать и не есть.

Алиса смутилась:

- Да это-то понятно, - сказала она, - просто мы отдохнули, а вы все это время работали.

Петрович встал и кивнул Аристарху:

- Ужинать пошли. А то сейчас нас Чепо своей лавиной информации окончательно накроет.

Кристалл обиженно заметил:

- Стараюсь, делаю все, что положено, не понимаю, что вас не устраивает. Могу вообще не работать.

Край зеркала засветился зеленым - это означало крайнюю обиду. Джонни подошел к существу и осторожно погладил его по каемке:

- Чепо, ты умница, просто ты никогда не устаешь, а люди не способны воспринимать столько информации.

- Вы несовершенны, - проворчал Чепо, но зеленое свечение стало переходить в синее.

Джонни еще раз коснулся края кристалла:

- Да. Мы несовершенны. Но мы нужны друг другу, и ты - наш товарищ.

Чепо ласково промурчал что-то. Они с Джонни еще пошептались пару минут, потом мальчик сказал:

- Давайте на ужин, а то я сейчас, кажется, съем даже тарелку...

Сергей засмеялся:

- И микроволновку еще съешь - а то она снова комментарии начала выдавать...

***

Наташка чмокнула в щеку Надью, мило улыбнулась Азару, выбила от избытка чувств чечеточку своими звонкими каблучками и сообщила:

- Ванечка нас ждет вечером. У него там какие-то важные новости. Может, еще песенку и сгоняем в философский буфет?

Философским буфетом называлась довольно неплохая точка питания в корпусе, где как раз этим утром проходила операция Экстров. В этом здании мирно сосуществовали философы и историки. Однако наибольшее влияние на внутреннее содержание здания оказывали-таки мыслители. Даже вахтер в здании относился к своим обязанностям философски и пропускал всех, даже не глядя, кто, куда и зачем. А происходило так из-за наличия на первом этаже чудеснейшего книжного магазинчика. Крохотное помещение в шесть квадратных метров было заполнено книгами, о которых мыслящий человек просто мечтал. Поэтому в корпус постоянно приходило много постороннего народу. А в буфете тире столовой на стенах были развешаны картины, которые рисовал либо буддист после удачной медитации, либо человек с очень богатым воображением. Как в странном сне шли по пустыне слоны с маленьким туловищем и уходящими в зенит ногами. Конечно, это навевало интересные мысли и столь же оригинальные разговоры.

Надья только было приготовилась петь, как Наташка, стоявшая лицом к группе и смотревшая в другую сторону, сказала:

- Ребята, стоп... Милиция...

Азар осторожно оглянулся. К группе приближались двое в милицейской форме. Наташка быстро сориентировалась:

- Азарчик, ты не так берешь этот аккорд.

Она взяла гитару у молодого человека и поставила ногу на ящик:

- Вот, смотри. Это аккорд а-моль.

Азар тут же включился в спектакль и громко сказал:

- Какая моль? Натали, объясняй по-русски. Я вроде правильно струны зажимал, а оно не звучит.

Наташка звонко сообщила:

- Не знаю, что ты там зажимал... Ой, друг мой, да ты еще и не настраивал ее. Сейчас.

Девушка деловито начала подкручивать колки. При этом Азар смотрел на нее так, как кошка взирает на человека, решившего поиграть с ее котенком. Но Натали только делала вид, что крутит колки - она знала, что с ней будет, если тщательно выверенный строй струн будет сбит.

Милиционеры подошли поближе. Посмотрели на ребят. Наташка улыбнулась им самой своей очаровательной улыбкой. Один из парней в форме подошел поближе:

- Что, сестренка? Учишь ребят на гитаре играть?

Наташка возмущенно высказалась:

- Учу. Уже третий день объясняю, а они пару блатных аккордов и то не могут нормально сыграть. Ну не скрипка же это... Что тут уметь?

Она пожала плечами, что означало: "Нет в жизни счастья, учи - не учи, неучами помрут"

Милиционер сказал:

- А можно я попробую? Правда, давно не играл...

Лицо Азара приняло выражение, с которым мученики шли на костры. Наташка глянула смущенно на друга, но гитару парню в форме отдала.

Милиционер присел на заборчик у газона, тронул струны, проверяя их звучание. Удивленно произнес:

- Ребята, а инструмент-то у вас просто отличный...

Взял пару аккордов переборами. Потом тихо повел мелодию, будто вспоминая, как это делается. И вдруг пошла "цыганочка". Сначала медленно, будто нехотя, задерживаясь и падая на каждом переборе... Потом чуть быстрее, при этом усложняясь по рисунку мелодий и вариаций.

Наташка удивленно глянула на парня... А "цыганочка" звучала все быстрее, быстрее. Вот уже не выдержала Надья: тряхнула темными кудрями и плавно пошла по кругу, раскинув руки.

Надья и так очень была похожа на цыганку по одной простой причине - она была наполовину этих кровей. Длинные ее кудри тяжело взлетали вверх, закручивались шлейфом в круговороте танца, а темп все нарастал... Наталка не удержалась и выдала цыганочку наполовину с русским народным вариантом.

Зрелище получалось замечательное: один милиционер стоял и хлопал в ладоши, второй наяривал "цыганочку" со всевозможными переборами, а две девушки - темная и светлая - отплясывали: каждая свое, но очень гармонично и слаженно. Макс и Азар замерли в изумлении. И вот темп стал уже совершенно невероятным, перебор взвился ввысь - и наступила тишина.

Парень передал гитару Азару, огляделся: вокруг собралась немаленькая толпа народу.

- Эх, - сказал милиционер, - спасибо! Давно инструмент в руки не брал.

Макс проворчал тихонько: "Ага, давненько не брал я в руки шашек..."

А парень улыбнулся и сообщил публике:

- Граждане, можно расходиться - спектакль окончен.

Народ стал потихоньку рассеиваться.

Наташка не удержалась и начала смеяться... Глядя на нее, веселиться стали и остальные. Милиционер, вытирая выступившие от смеха слезы, сказал:

- Ладно, учитесь дальше, не будем вам мешать.

И они пошли вдаль. Наталка, глядя им вслед, задумчиво сообщила:

- Милиция, играющая "цыганочку" на гитаре, - это, кажется, к добру? Как там по твоим предчувствиям, Надья?

Надья, еще не совсем отдышавшаяся от танца, серьезно ответила:

- А то ж...

Азар строго заявил, что песня, можно считать, уже исполнена, так что пора и на ужин.

- У Ванечки в доме все хорошо, - мрачно сообщил он, - вот только кроме кофе никаких продуктов не найдешь. Так что - топаем на заправку...

***

После ужина Вадим вопросительно глянул на Петровича. Тот также со смыслом и значением посмотрел на Аристарха Борисовича.

- Ну что ж, други, - произнес глава учебного центра, - начнем обсуждение сегодняшних подвигов, а также знакомство с нашими студентами-музыкантами... Придется снова к Чепо, на поклон, так сказать.

И все с верой, надеждой и любовью глянули на Джонни. Тот вздохнул:

- Да все нормально будет. Чепо хоть и ворчит, но он добрый.

Алиса удивленно переспросила:

- Добрый? А как ты это определил?

- Да он все время нас контролирует. Чтобы ничего неожиданного не произошло, - невозмутимо пояснил мальчишка, - сегодня мне рассказывал, что даже во время операции в Универе за нами присматривал. И волновался.

Все ошарашено молчали. Образ волнующегося Информатория, кажется, потряс народ... Наконец Алиса очнулась и решительно кивнула на дверь:

- Вперед, к заботливому Чепо! - и тихонько добавила: - Возможно, сегодня он нас и не выставит вон...

В комнате все разместились вокруг стола. Аристарх Борисович обратился к Сергею:

- Голубчик, мне понадобится твоя помощь. После того как я расскажу о наших новых знакомых, мы с тобой должны просмотреть линии вероятностей: наши, Теней и студентов-музыкантов.

Сережка кивнул:

- Сделаем.

Ларочка негромко произнесла:

- Аристарх Борисович, я тоже вам могу помочь. Я уже знаю, как это делается. Втроем у нас лучше получится, точнее, да?

Все уважительно глянули на Ларочку. Конечно, кураторы знали, что девочка одна из самых сильных в группе, но такого быстрого прогресса никто не ожидал.

Аристарх Борисович энергично кивнул Ларисе, а потом предложил всем сосредоточиться на голографическом визоре, висящем над столом.

Визор был похож на очень большой шар, который обычно был просто прозрачен, как стекло. Сейчас в нем начали появляться силуэты, мерцание и мелькание. Наконец все кураторы выстроили биополя в резонанс и Петрович негромко сказал:

- Начнем с Ванечки...

В шаре появилось изображение молодого человека лет двадцати. Светлые волосы его топорщились смешным детским ежиком, взгляд карих глаз был неожиданно серьезен.

Петрович прокомментировал картинку:

- Это Иван Андреевич Резанов. Очень вдумчивый молодой человек (тут Петрович хмыкнул), судя по тому, что он уже накопал в своих изысканиях. Предположительно - лидер наших музыкантов. Самоучка. После школы занимался исключительно самообразованием в очень странных на первый взгляд направлениях. Занимается боевыми искусствами и техникой нейро-лингвистического программирования. Вот. Еще крайне интересно, что его отец служит в администрации города.

Ромка внимательно смотрел на визор. Потом воскликнул:

- Ну да... Он на флейте играет. Я его тоже несколько раз видел.

Кирилл кивнул и заметил:

- Фамилия у него интересная... Не потомок ли того самого графа Резанова?

-Какого того самого? - встрял Джонни.

Сережа тихо пояснил:

- Резанов, который в Калифорнию путешествовал. "Юнона и Авось" - помнишь такое?

Джонни так огорченно помотал головой, что Сережа пообещал ему вечером эту историю рассказать.

Вадим внимательно присмотрелся к Ване и заметил, что в вопросе потомков графа все может быть. Алиса рассмеялась:

- Молодец, гадаешь не хуже Гидрометцентра... Хотя, все линии родства не просчитаешь. Да и к делу это не относится. Пока, по крайней мере.

Аристарх Борисович спросил:

- Запомнили? Переходим к следующему персонажу нашей оперы...Назар...

В визоре возник уже знакомый читателю серьезный паренек с гитарой. Темные волосы, удивительно синий цвет глаз. Лена Рысь протянула:

- Симпатичный...

Все уставились на нее. Ленка смутилась и покраснела. Петрович прокашлялся и выдал информацию:

- Возраст двадцать два года. Учится в Университете имени Герцена. Будущий политолог. Кстати, именно он сочиняет музыку ко всем песням.

По народу прокатилась волна шепота. Вадим с интересом глянул на изображение:

- Музыкант, композитор, политолог... Чудны твои дела, господи...Что любопытно - полное ФИО его Назар Назарович Ковальчук. То есть, имя передано от отца...Чепо дает предположительный вариант того, что этот молодой человек уже разработал несколько тактических операций, направленных на наше, так сказать, общее дело. При этом доминантная черта характера Назара - упорство, граничащее с упрямством. Это попрошу учесть на будущее. Возможно, нам придется общаться с этими музыкантами. Если Назар скажет "нет" - переубедить его будет невозможно.

Лена осторожно спросила:

- А сколько всего музыкантов в группе? Мне казалось, что их четверо...

Петрович кивнул:

- Почти, Леночка. Их пятеро. Просто они не всегда дежурят на улице в полном составе.

- Так все же дежурят? - заинтересовался Ромка...

- По всей видимости, да. При этом цель их наблюдения - мы.

Ребята сначала замолкли, потом Женька спросила:

- И кто они? Друзья? Враги? Что они от нас хотят?

Аристарх Борисович ответил:

- Думаю, мы выясним это в ближайшее время. Не думаю, чтобы они были опасны. В них нет зла. И действия ребят подтверждают наши предположения - у них нет дара ни Экстров, ни Теней, но вот думать они умеют. Кроме того - способны получать информацию и делать правильные выводы. А сейчас давайте я представлю вам остальных участников группы и перейдем к следующему вопросу дня.

Петрович рассказал ребятам о Максе. Потом в визоре появилось изображение Наташи. Общий восторг вызвало то, что она - Наталья Николаевна, а также информация о том, что эта хрупкая на вид девушка отлично владеет искусством пси-боя, достаточно редкого стиля, сочетающего в себе силовые и психологические приемы. Странным было то, что дядюшка ее по материнской линии служил в Министерстве образования. Такие родственные связи, как у Наташки и Вани, вполне могли объяснить источники появления информации у ребят.

Последней перед аудиторией предстала Надья. Лена восторженно воскликнула:

- Вот это да! Настоящая индианка...

Женька покачала головой:

- А мне кажется - цыганка...

Петрович разрешил их спор:

- И того, и другого пополам...Итак, Надья Богдановна Любич. Отец из Индии, мама - цыганка. Видимо, это повлияло не только на внешность девушки. У нее есть способность к предвидению. Правда, делает она это с помощью карт и магического шара. Но мне кажется, что эти предметы только помогают ей сконцентрироваться. На самом деле у нее хороший потенциал по части интуиции...Да и место обучения для нее вполне подходящее - факультет психологии..

- Ого, - сказал Кирилл. - Получается, у них есть философ, психолог, политолог, Ваня специализируется в неизвестном пока направлении. А Наташа?

-О! - задумчиво произнес Петрович. - Натали там самая главная по части образования. Она будущий филолог.

- А что может филолог? - спросила Лена.

Аристарх Борисович объяснил:

- Хороший филолог способен на многое. Недаром переводчиков в старину считали колдунами.

Чепо обиженно провозгласил:

- Вы собираетесь спорить о роли филологов в современной жизни? Или все же дадите мне отдохнуть?

Вадим иронически глянул на Чепо. Джонни вскочил с кресла и подошел к информаторию. Осторожно касаясь краешка кристалла, мальчик что-то начал тихо объяснять, потом создалось впечатление, что эта парочка ведет мысленную беседу. Наконец Джонни снова сел на место:

- Чепо согласен еще поработать, - сообщил он.

Петрович странно хрюкнул, глядя в сторону, Алиса что-то проборматала про искусственный интеллект и болтливую микроволновку.

Аристарх Борисович завершил разговор:

- Таким образом, мы знаем о том, что ребят пятеро. Дальше линии не просматриваются. По крайней мере, постоянные связи отсутствуют. Но больше всего нас интересует роль этой команды в нашей игре. Сейчас мы попробуем посмотреть линии вероятностей. Потребуется помощь всех присутствующих. Чепо, ты будешь вести запись, чтобы потом можно было провести дополнительный анализ...

Глава 18. Зеленая лампа

В Петербурге существует масса домов, в которых до сих пор можно затопить печь. Возраст этих зданий значительно превышает продолжительность советской власти, а общее состояние до сих пор очень даже ничего. Конечно, если своевременно проводить модернизацию своей квартиры. Например, в таких домах может полностью отсутствовать горячая вода. И даже подогрев воды с помощью газовой колонки. Также почтенный возраст сантехники и плит требует либо уж очень нежного отношения, либо (в целях выживания) полной замены. Но с другой стороны ... Вот уж когда строили крепкие стены! При этом комнаты были комнатами, а не жалкими конурками для стояния на одной ноге пригнувшись...

Ванечка жил на Петроградке. Квартира у него была как раз в таком старинном доме. Для собраний место было идеальным. Во-первых, комнат было целых четыре. Правда, квартира пока еще считалась коммуналкой и одна комната была всегда заперта, но соседи уже давно там не проживали. Во-вторых, родители жили отдельно от Ванечки, вернее, он отдельно от родителей. Редкий молодой человек в Питере может похвастаться таким везением. И что еще интереснее - родители не контролировали частную жизнь Ивана. В семье у них был непреложный закон: можно делать все, что не мешает другим.

Ваня с детства был научен думать, что в наши дни не всегда случается. Отец лично занимался с мальчишкой логическими построениями и объяснял, как находить истинные и ложные утверждения. Иван еще в пятом классе разочаровался в возможности получения знаний путем классно-урочной системы, принятой еще в стародавние времена в качестве единственно возможного дешевого образования для народа.

Когда мальчик во время урока поднимал руку - учителя начинали биться в истерике. "Иван, я не вижу твоей руки! Выскажешься позже. Не мешай вести урок". Эти фразы произносили почти все педагоги. Только учитель истории всегда разрешал Ивану высказывать различные версии исторических событий. Понятное дело - учебник истории еще касался Древней Греции, так что события там излагались более-менее логично. Но когда перешли к изучению истории России, Иван откровенно загрустил. Правда, учитель и в тот раз нашел выход из ситуации, разрешив мальчишке готовить доклады по разным интересующим его темам. Эти сообщения одноклассники слушали, затаив дыхание. К восьмому классу все повально увлеклись историей, правда, учителю приходилось выдерживать бои с руководством школы и отделом образования в связи с неправильным подходом к преподаванию.

Естественно, получив среднее образование, Иван заявил, что вполне способен сам добыть знания по интересующим его предметам и что ни в какой вуз он не пойдет. На робкий протест мамы по поводу трудоустройства Иван только пожал плечами: он уже зарабатывал достаточно неплохо. Конечно, если б мальчик получил высшее образование, он мог бы устроиться на руководящую должность: отца его знал весь город. Но именно эта работа Ивана не привлекала. Хотя они с отцом достаточно часто беседовали на темы государства и системы управления. Просто Ванечка прекрасно понимал, что там, где есть власть, есть и жесткие условия игры. А он предпочитал определяться сам, что делать и когда. А главное, для кого.

Народ ввалился в квартиру часов в восемь вечера. Даже в просторной прихожей стало как-то тесновато. В дверь они никогда не звонили - каждый имел свой ключ. Иван запирал только свою комнату - это было место святое и неприкосновенное. Другие места в квартире всегда были в полном распоряжении друзей. Естественно при соблюдении приличий, которые в компании были чем-то вроде неписанного кодекса чести. На кухне стояла гордость всей команды - кофегонка. С помощью этого аппарата можно было варить такой кофе, что даже мертвый бы превратился в бодрячка, если б на него пролили капельку. В зале, где обычно проходили все серьезные, и не очень серьезные, и даже совсем несерьезные разговоры был положен хороший пушистый ковер. Поверх ковра лежали подушки. У стены находился стол и компьютерная система. Остальные стены были закрыты книжными стеллажами - у Ванечки была одна, но пламенная страсть - книги. В другой комнате у стены стоял рядок сложенных раскладушек. Это отлично решало проблему ночевки, даже если народу набиралось много. В шкафчике было собрано все для работы: тетради, карандаши, маркеры, - в общем, куча всякой всячины, которая может пригодиться как студенту, так и рядовому подпольщику.

Наташка сразу же ринулась на кухню - варить кофе. Макс и Азар отправились в комнату заседаний. Надья несколько задержалась, обдумывая, идти ли ей за Наташей или сразу забраться в уголок, специально обжитый ею для гаданий. Тут из кухни послышался вопль:

- А кто понесет кофе в комнату? И чашки? У меня не десять рук, граждане...

Надья вздохнула и пошла помогать...

Наконец все разместились на коврике. Как обычно это делалось, по кругу, чтобы в центре можно было что-то показывать и двигать. Ибо совещания у Ивана всегда превращались в стратегические обсуждения с предметными пояснениями. Вместо картофелин, которыми, согласно легендам, пользовался Чапаев, ребята применяли пластилин. Материал гибкий, податливый и с его помощью Ваня исхитрялся показать все, вплоть до теории относительности. Впрочем, теория относительности вызывала у него сомнения. Сегодня в центре находился огромный лист картона, на котором уже что-то было начерчено. Надья сокрушенно сказала:

- Вань, ты снова чертил план Питера? Что это?

Азар прокомментировал:

- Это не совсем план Питера. Кажется, это больше похоже на схему захвата Земли инопланетянами.

Иван поморщился:

- Вульгарно. Инопланетяне - это уж слишком. Все гораздо проще: битва добра и зла, скажем так. Смотрите...

Он взял лазерную указку и начал водить ею по листу.

- Значит, цвет зеленый - государственные учреждения, которые могут влиять на жизнь города. Теперь так... Я занес на каждый квадрат, обозначающий властные структуры, сведения, которые мне дала Надья. Получается, что в этих структурах мы имеем, во-первых, людей, которые являются нейтральными по магическому уровню. Ну, хотите, называйте их обычными людьми. Потом есть люди, которые отклоняются от нейтрального уровня в сторону, которая у нас, допустим, будет обозначаться "белой", а также люди с уклоном в сторону "черных". То есть, проявляется две группы людей: владеющие магией "белого" и магией "черного".

Надья вздохнула:

- Как в шахматах. Белые фигуры и черные фигуры.

- Почти, - ответил Иван. - Нельзя забывать и о третьей стороне. Пусть это люди без магического уровня, но они сознательно или неосознанно встают на сторону черных или белых.

Макс возрадовался:

- Вот тут и начинается карусель, - сказал он. - Перепуталось все. И если этих, магических, мы уже научились определять, то с остальными проблема.

Наташка внимательно всмотрелась в схему:

- Вань, а почему так много черных и почти нет белых?

- Я провел анализ ситуации. Все прогнал через программу на компьютере. Получается, что черные сейчас наступают, а белые этого сделать почему-то не могут. И ведут линию защиты и нейтрализации последствий.

Макс заинтересовался:

- Это ты уже на своей программе можешь такую аналитику проводить?

Иван пожал плечами:

- Она еще не все анализирует, но в целом картинку рисует. На самом деле, "Оракул" - это только обработка инфы. А уж как мы ее с вами добываем - вот это, ребята, чудеса.

Ваня допил кофе и удобно плюхнулся на кучу подушек, словно падишах - только кальяна не хватало.

- Ну, - ехидно проворчал он, - выкладывайте нынешнюю сводку новостей, я ж вижу: что-то интересненькое имеется.

Наташка торжественно вопросила:

- Тебе какую новость: хорошую или плохую?

Ваня настороженно приподнял голову:

- Что вы там натворить-то успели? Вроде о революции в Питере сегодня не сообщали...Смольный никто не захватывал, почта и телеграф тоже пока работают.

- Нужны теперь почта и телеграф, - фыркнул Араз. - Теперь нужно брать интернет.

- Ага, - подхватила Надья. - А в принципе, если перекрыть все мосты на Ваське - можно отделиться в государство Василеостровское.

-Ладно, - улыбнулся Макс, - давайте лучше по порядку. Значит, как ты и предполагал, на Екатерину сегодня был произведен наезд контролеров. Мы ее хотели предупредить, но тут появились ребята с территории "белых". В общем, пришлось нам вести контроль событий по ходу дела. Уж не знаю, как, но денежка из сейфа Катерины исчезла, а вот Ираиду взяли по полной программе. На взятке.

Иван приподнялся с подушек:

- Да вы что? Значит, все же это было ее рук дело? Наших преподавателей убирать...

- Получается, что ее. Сам убедился, что белые ничего просто так не делают. Продолжаю. Наши подопечные мальчишки и девчонки разыграли там целый спектакль. Наташка была свидетелем того, как к Ираиде контролеры зашли. Она же и протокол подписывала, якобы случайным свидетелем.

Иван неодобрительно глянул на девушку:

- Наталка, мы же договаривались - не светиться.

Девушка хитро улыбнулась:

- Я что? Я вообще по коридору мимо шла. Меня туда просто втащили. А вот Макс...

Макс независимо ответил:

- А вот Макс просто немного помог союзничкам.

Ваня тяжело вздохнул. Дети, чисто дети. Все бы им играть. То в героев, то в разведку. И когда поймут, что тут уже все намного серьезнее.

- Ребята, я понимаю, что "союзнички" нас и так уже сто раз видели. Только учтите, что сейчас уже идут не игры, а бои. Пока местного значения. На днях я следил за Вадимом. Так вот - у него с одним из "черных" был именно бой. На следующий день Питер был в трауре - депутат умер на улице от сердечного приступа...

Наташка посмотрела на Ивана с ужасом.

-Ты хочешь сказать, что это Вадим его? Да что там произошло хоть?

Иван жестко ответил:

- У них была схватка. Депутат и его охрана собирались убрать мешающих им людей. Скорее всего, Вадим не собирался драться. Но так получилось, что его вмешательство заметили. Сначала на него напали охранники. Кстати, я такие драки видел только в кино. Помните, у Уэллса? Ускоритель? Так вот, Вадим вошел в состояние ускорения. Я замечал только отдельные кадры его действий. Вихрь. Но депутат-маг тоже умел драться в ускорении. Так что основная драка пошла, когда обе стороны начали биться в ненормально быстром темпе. Охрана, кстати, вся в целости и невредимости осталась. Вадим их просто отключил в самом начале. Сейчас и вспомнить ничего не могут. А вот когда Вадим с этим депутатом начали драться - вот такого я точно не видел. И не хотел бы еще раз видеть...Во-первых, в основном лично мне удавалось узреть летящие доски, разбивающиеся лампы. Мне даже показалось, что фонарный столб слегка погнулся. А вместо бойцов - такое расплывчатое пятно, завихряющееся. Это длилось не больше минуты. Потом смотрю - депутат лежит, Вадим над ним стоит. Ну и тут же прибежала эта, Алиса. Нагнулась к поверженному противнику, сняла что-то у него с пальца, кольцо, наверное. И начала Вадима отчитывать. Хотя чем он виноват - я не понял. А дальше кино "Чужие". Алиса кольцо на ладони держит и что-то шепчет. Над ладонью высвечивается знак спирали. И кольцо исчезает.

Макс улыбнулся:

- А черные очки Алиса с Вадимом не надевали? Зажигалкой не щелкали?

Иван вздохнул:

- Ребята, до вас хоть доходит, что я вам рассказываю реально увиденное. И что противостояние, которое мы наблюдаем уже три года, сейчас начало переходить в стадию войны? А на войне, извините, каждый шаг нужно продумывать, особенно если есть еще такая возможность.

Наташка сидела бледная. Казалось, что она смотрит куда-то внутрь себя. Азар тронул ее за плечо:

- -Наталка, что с тобой?

- Ребята, - тихо сказала девушка, - неужели все так плохо? Ну, серость поднимается, законы дурацкие какие-то пошли, с образованием все хуже и хуже. Но когда люди погибают....

-Наташа, люди погибают постоянно. Этот сам начал бой, погиб, зная, на что идет и чем рискует, так? А теперь посмотри вокруг - сколько погибает, даже не сознавая, что играют в чужие игры.

Наташка упрямо покачала головой:

- Нет, я не о том. Слушайте, у них в команде дети. Разве можно детей и в войну?

Иван жестко сказал:

- Лучше пусть дети вступят в войну, умея что-то и зная, как защищаться. Надья смотрела - они все имеют магический уровень. Но если мы можем это определить, то черные тоже видят противника. А когда идет война - редко считаются с возрастом. Белые правы - лучше научить детей бороться и постараться уберечь их, чем ждать, пока всех перебьют поодиночке. А сейчас все же уточните, что вы там сделали?

Макс рассказал, как помог девушке из лагеря союзников. Иван выслушал, помолчал (скорее всего, считал про себя до десяти или больше), потом все же спокойно констатировал:

- Теперь мы для них прочитанная книга, скорее всего. С сегодняшнего дня будем исходить из утверждения: они знают каждого из нас. И не только по имени. Больше вы ничего не натворили?

Наташка смущенно сообщила:

- Больше ничего. Только цыганочку станцевали под аккомпанемент милиции.

Лицо Вани в этот момент имело настолько озадаченное выражение, что народ полег от хохота. Минут через пять они все же пояснили, что это значило. Азар сказал:

- Теперь давайте-ка перейдем к делу... Иван нас собрал не только для того, чтобы наши новости слушать. Давай, выкладывай...

Хозяин дома сразу стал очень серьезен:

- Ребята, - сказал он, - анализ последних событий показал вероятные направления действий противника. Сейчас покажу расклад на схеме. Но больше всего меня волнует направление, которое в прогнозе дает крупный конфликт нескольких неформальных группировок и настоящее побоище. Дело вот в чем...

Глава 19. Золото партии

Александр Петрович всегда внимательно занимался своими служебными обязанностями. Подпольный миллионер Корейко мог бы служить у него только на посылках, Остап Бендер позеленел бы от зависти, узнав о всех махинациях, придуманных и воплощенных этим удивительным человечком маленького ростика и с обширной лысиной.

Да, на работе Александр Петрович был незаметен, но незаменим. Он хранил в сейфе и компьютере данные обо всех объектах недвижимости Питера, которые могли бы интересовать потенциальных покупателей. Причем, система хранения была хитрой, чужому человеку по уровню понимания недоступной. Да и не подпускал паучок к своим хранилищам никого. Зачем делиться информацией - она денег стоит. И, судя по тому, сколько числилось за душой у служащего, информация стоила денег немалых. Нет, конечно же, эти суммы не так-то просто было связать с Александром Петровичем. Все делалось по уму, хотя и не по совести. Нечеловеческими усилиями наживалось это добро, нечеловеческими - ибо был паучок наш с высоким магическим уровнем.

Занимался Александр Петрович не воспитанием подрастающего поколения, а изысканием финансов для этого процесса. Многие проекты требовали больших капиталовложений. И скромный служащий занимался вопросом вплотную. Где еще добывать золото из недвижимости, если не в Москве или в Питере? Нет, конечно, есть и еще отличные места для подобной старательской деятельности. Но вот уж тут каждый пусть будет на своем месте.

У Александра Петровича, по роду-племени относящегося к Теням, все предки были из этих мест. Так что извините, но кто еще имел бы такую уникальную информацию о пустующих квартирах, спрятанных кладах, старушках и старичках, у которых нет наследников? Кто еще так хорошо знал бы, на какие рычажки надавить, где подмазать, чтобы место, не предназначенное для застройки, стало вдруг доступно для строительства? Главное - всему своя цена. А информация - это наше все...

Что только не проворачивал Александр Петрович за свою жизнь. Причем мало кто знал, что кроме работы в отделе учета именно он занимается несколькими очень известными проектами. Да, не было в документах по махинациям его имени-отчества, и уж тем более не было фамилии. Но денежки-то текли к нему... То есть, потоки капитала текли реками, пересекаясь в одной точке, где-то в Швейцарии, и потом плавно возвращались по другим, нужным Теням и лично Александру Петровичу руслам.

Например, работала на абсолютно легальной основе система центров по пожизненной ренте. Предлагались квартиры по вполне доступной цене. Жилплощадь принадлежала одиноким людям преклонного возраста. Схема была простой: покупатель выплачивал данную сумму и на его имя оформлялось наследование жилплощади, а пока хозяйка или хозяин квартиры были живы, покупатель обязывался платить им ежемесячную, строго оговоренную в договоре сумму ренты. Чтобы люди не сомневались, покупатели и продавцы вначале беседовали с юристами. На должность консультантов в центры приглашались только очень респектабельные персоны. Они проводили первую беседу, показывали документы, объясняли все права и обязанности и, конечно же, что вы, что вы, развеивали все сомнения в законности данных договоров. Конечно, к данным центрам было трудно придраться в целом. Во-первых, их деятельность была направлена на совершенствование помощи одиноким пенсионерам. Во-вторых, более-менее решалась жилищная проблема. И кого интересовало, что потом происходит с продавцами и с покупателями? Причем, вариантов получения прибыли в этих случаях было множество.

Да, Александр Петрович был очень умным паучком. И паутина у него цепко охватывала не только город...

Но мы отвлеклись от главного - Александр Петрович был добытчиком и старателем. Но он не знал точно, куда потом направляется более половины его капиталов, мощными потоками и ручейками пересекающих такую, в сущности, маленькую планетку.

Зря, ой зря ходили слухи о золоте партии. Не смешите нашего паучка! Именно ему было доподлинно известно, что партии своего золота сами не добывают. Им его дают. Причем тогда, когда это становится нужно отцам-благодетелям.

Словом, кто воспитывает, кто денежку добывает, а кто и дирижирует всем этим оркестром. А как без хорошего руководства?
Но это уже другая история...


***
В комнате было уже совсем темно, поэтому Алиса хлопнула в ладоши - и тут же загорелись бра на стенах. Аристарх Борисович попросил ее:
- Алиса, солнышко наше ясное, можно еще кофе? Что-то голова уже гудит от визора.
Алиса отправилась делать кофе. За ней поспешила Женька с неотвязным хвостиком - Байком. Котеночек уже был размером с хорошего сенбернара. Его шерсть спускалась густой волной по бокам, на спине как бы образовывался прямой пробор. Хвост Байк предпочитал держать трубой, а ушки у него были изящные и заканчивались кисточками, как у рыси. Женьку он просто обожал и девочке всегда был обеспечен личный обогреватель, собеседник и защитник. Ибо все знали, что Байк пушистый и ласковый только с теми, кто Женьке друг.

В обеденном зале Алиса вновь не слишком утруждала себя хозяйственными хлопотами. Хлопок, щелчок, пасс руками - и вот уже на подносе выстроились чашечки с кофе. Да и полный кофейник с самоподогревом. На всякий случай - вдруг кому еще захочется. Алиса терпеть не могла кухонные заботы, поэтому применяла в этом деле все магические приемы, которые только могли сократить пребывание на кухне.
- Байк, - воскликнула Алиса, когда мягкий нос требовательно влез ей под руку. - Ну можно как-то потактичнее? Я ведь могла что-нибудь пролить или просто испугаться...

- Угур-мыррр-ррм? - спросил кот.

-Вот сейчас как задам тебе, угур-мырр... - пригрозила магичка, но уже доставала из холодильника специальный паек, созданный для боевых котов...
- Опять соя? - мрачно послал мысленный вопрос Байк.

- Дружок, мы не можем кормить тебя мясом - убивать живых существ запрещено нашим кодексом, - возразила Алиса.

- А я терпеть не могу сою! Пустите меня - я сам поохочусь, - заныл кот, уныло глядя на свою еду.

Алиса вкрадчиво поинтересовалась:

- Может, яблок, бананов? Ешь давай, что предлагают. А я тебе сейчас творог и сметанку достану.

Байк с очень недурственным аппетитом начал поглощать все подряд. По нему трудно было сказать, что кот не любит соевое мясо. Только чавканье разносилось по залу. На сметану и творог Байк перешел без остановки. Потом вылизал миску и проворчал мирно:

- Я же боевой кот... А вы меня суррогатами кормите.

- А я - боевой маг, - безжалостно ответила Алиса. - А суррогат этот, как ты изволил выразиться, синтезирован специально для тебя из абсолютно точно не модифицированной сои. Так что... Пойдем лучше кофе народу относить.

- Мрр-урррм, - смущенно сказал Байк и, мягко ступая бархатными лапищами, последовал за Женькой...

Когда они вошли в комнату, Ромка не выдержал и прокомментировал:
- Кофе Байк готовил?

Кот прошел мимо Ромки и как бы случайно хлестнул хвостом по его ногам. Все засмеялись, а Байк чинно уселся рядом с Женькой, блаженно прищурив зеленые глаза.

Аристарх Борисович попросил всех браться за кофе по-быстрому.

- Нам еще, - сказал он, - нужно линии вероятностей глянуть. А потом все же и отдохнуть неплохо бы. У ребят сегодня был долгий и трудный день.

Наконец все слегка подкрепились. Собрались с силами, хотя работать с линиями вероятностей предстояло всего троим из всей команды. Но остальные не теряли надежды увидеть нечто интересное во время сеанса.
Аристарх Борисович распорядился:

- Ларочка, ты берешь на себя линии нашей группы. Помнишь, с чего начинать?

Лариса кивнула и сосредоточилась. Перед ней, на уровне глаз возникло двенадцать небольших светящихся шаров. Все они были зеленого цвета. Аристарх одобрительно кивнул и сказал Сергею:

- Так, ты держишь линии студентов. Это труднее, но постарайся.
Сергей вдохнул глубоко, выдохнул, слегка нахмурился, будто вспоминая что-то, потом сосредоточился. Перед ним начали появляться такие же шары, как у Ларочки, только не все сразу, а по одному. Видимо, Сережа вспоминал студентов по очереди. Эти огоньки были желтые.

Наконец, все пять шаров зависли перед Сергеем. Аристарх кивнул и сообщил:

- Мои - Тени.

Перед ним вспыхнуло девять шаров фиолетового цвета.
Джонни удивленно спросил:

- А почему всего девять?

Кирилл тихонько шепнул ему:

- Тут не все, а самые вероятные по контакту. И сиди тихо - сейчас отвлекать нельзя.

Джонни кивнул и заворожено уставился на зрелище, чем-то напоминавшее лазерное шоу.

Сначала от каждого шара вверх медленно пошли лучики. Эти нити света как будто топтались на месте. Ощупывали дорогу, раздумывали, куда бы податься. Вот постепенно зеленые лучи стали клониться к центру над столом. Они шли не совсем по прямой - чертили волнистые линии, зигзаги, уходили по сторонам, но неуклонно двигались к какой-то гипотетической точке над центром стола.

В этот момент желтые лучи, у которых размах колебаний-шатаний по сторонам был намного больше, вдруг тоже потянулись к той же точке. Кураторы замерли в ожидании. И тут спиральное и вихревое движение фиолетовых лучей вдруг резко сменило траекторию - и они начали неуклонно ползти сначала по направлению к желтым лучикам. Но на полпути вдруг резко вывернули все к той же треклятой точке.
Кураторы знали, что это означает. Петрович доламывал уже второй прутик, Вадим произвольно сжал кулаки, а Алиса закусила нижнюю губу, что делала только в крайнем волнении.

И тут все линии наконец добрались до центра и сплелись в нераспутываемый клубок. Они не уходили от этой точки, а хаотично кружились, переплетаясь, сталкиваясь и вдруг... Сначала появился в центре всех линий ярко-красный шар, потом его начало опутывать всеми цветами, шар становился все больше, больше, и вдруг все исчезло. Позади стола послышался какой-то стук. Все посмотрели туда - Байк стоял в напряженной боевой позе. Уши у него были плотно прижаты к голове, шерсть на загривке встала дыбом, хвост яростно мотался из стороны в сторону, хлеща по бокам. Женька опомнилась первая. Она положила руку коту на спину и сказала:

- Байк, ну что ты, миленький? Байк, успокойся... Что случилось? Где враг? Кого ты испугался?

Все еще тяжело дыша, Байк ответил:

- Я видел его... Оно чужое, очень сильное, неживое. Но ты не бойся - я его не пущу... Я буду защищать тебя.

И кот снова тихо зарычал от ярости. Женька посмотрела беспомощно на Петровича. Тот спокойно произнес:

- Байк, успокойся. Ты видел то, что еще будет. И похоже, что подраться ты еще успеешь, если мы не найдем другого выхода. Женечка, успокой кота и сама тоже, спокойнее, не нервничай...

Он прокашлялся и объявил:

- Ну, в общих чертах получается так: по хорошему раскладу студенты - наши союзники и в итоге мы вступаем в очень крутую драку с Тенями в течение полугода... Более точный прогноз пока сделать невозможно. Да и линии никогда не пишутся строго и определенно. Всегда есть выбор. Теперь плохой расклад: студенты все равно наши союзники, но мы не успеем скооперироваться до того, как нас вынудят вступить в драку с Тенями. Но больше всего мне не понравился тот красный шар. Я так и не понял, что это было. То, что нам тут нарисовалось, - при ведении только линии обороны мы не выдержим. Но можем выиграть все при наступлении.

Аристарх ошеломленно взглянул на Петровича:

- Что ты сказал? Какое может быть наступление в нашей ситуации?

На что Петрович спокойно ответил:

- Аристарх, вот ты жаловался, что если б нас было больше, то мы смогли бы тактически обыграть Теней. Так вот, скажу я тебе... Эти студенты и их возможности - вот та самая реальная стратегическая линия, которая может принести победу...

Вадим воскликнул:

- Я - за!!! Тем более, что мы сейчас видели: у нас нет выбора. Мы все равно будем вынуждены вступить в бой. Алиса оглядела всех собравшихся и спокойно заявила:

- С завтрашнего дня - усиленные тренировки, напряженный график и полная выкладка.

Аристарх Борисович пытался что-то возразить, глядя на учеников. Но те так яростно выразили готовность приступить к тренировкам прямо сразу, не откладывая ни на какое завтра, что куратор умолк. Хоть и знал, что с этого момента он отвечает за судьбу каждого ученика так, как никогда и ни за кого прежде.

Глава 20.Нет - не ответ, черный цвет - не цвет

Мир может разноцветным быть: поверь, взгляни, пойми.

Котенком море ластится, волной звучит - смотри.

Мир не приемлет черного, и белый цвет - не цвет,

Простого нет и сложного,

Так длится много лет.

Раскрась свой мир по радуге, по ней вперед иди,

Пусть будут только радости и солнце впереди.

Наконец Аристарх скомандовал:

- Ну-ка, мальчишки и девчонки, а также их кураторы... Отправляйтесь отдыхать. Сколько можно решать глобальные проблемы... Идите отсюда. А вас, Петрович, я попросил бы остаться.

Петрович вздохнул:

- Думаешь, стоит мне оставаться? Давай-ка лучше мы с тобой к озеру прогуляемся, а молодежь пусть у костра посидит, песенки попоет, сказки порассказывает. Все равно ведь сразу спать не пойдут.

Вадим кивнул:

- Сейчас! Я, пожалуй, за гитарой схожу. А все желающие - к костру, на посиделки...

- Ура! - воскликнул Сережка и, подхватив Джонни за руку, ринулся к выходу.

- А я-то, я-то, - закричала Ленка.

Тут и остальные подскочили и ринулись на свежий воздух. Чепо обиженно проговорил:

- Я вам нужен только для работы. Никто даже спасибо мне не сказал.

Тут в комнату ворвался Джонни, подбежал к Чепо и быстро проговорил:

- Спасибо, Чепо. Ты сегодня так много работал. Ты умница...

И снова исчез из комнаты, будто вихрь энергии.

Петрович насмешливо отметил:

- Спасибо тебе сказали. А по поводу того, что тебе скучновато одному - это ты зря ворчишь. Мы теперь здесь часто собираться будем.

- Утешили. Спасибо, - проворчал Чепо, но светящаяся полоска по краешку предательски показывала, что он доволен.

***

У костра все нарисовались очень оперативно. Девчонки только забежали к себе переодеться. А в целом, уже через пятнадцать минут все были в сборе. Сережка успел занять место рядом с Вадимом. Джонни уютно устроился рядом со страшим другом, прислонившись к его плечу. Лена Рысь уселась на воздушную подушку вместе с Женькой. У ног разлегся чинный и благовоспитанный Байк. Кирилл и Ромка вообще разлеглись на туристических пенках, лицом к костру. Ромка заявил, что сидеть вредно для позвоночника. Алиса заняла место рядом с Вадимом, замыкая образовавшийся круг.

Вадим спросил:

- Ну, как вам сегодняшний день? Устали?

- Ага, - честно признался Ромка, - устали. Но зато интересно же было... А самое главное - ведь все получилось, как задумывали...

- Да, - ответил Вадим, - именно это самое главное. Это я к чему? Думать - привилегия человечества. Конечно, ум не имеет моральных полюсов. Тот, кто желает зла, он тоже может все правильно продумать и рассчитать. Но вот вопрос: почему во все времена говорили, что добро сильнее зла? В чем же сила?

На поляне повисла тишина...

И тут начали появляться бабочки. Они садились ребятам на плечи, кружили в воздухе над поляной, создавая немыслимый фейерверк всех цветов и оттенков. Байк встрепенулся и помчался играть с ними. Он подпрыгивал, словно пробовал взлететь за ними вслед, переворачивался через голову. Замирал перед очередным прыжком. И бабочки тоже играли с ним, порхая перед носом, резко взмывая вверх, а потом снова оказываясь у него перед носом. Вадим глянул на Ларису. Девочка загадочно улыбалась. На ладошке у нее сидела роскошная семицветная бабочка, гладя хоботком пальцы.

Ромка вдруг сказал:

- А я, кажется, знаю, почему побеждает добро. Ведь это когда ты любишь не только себя, когда живешь не одним холодным расчетом. Это когда за твоей спиной, под твоей защитой те, кого ты любишь, причем ты их любишь больше, чем себя.

Вадим кивнул:

- Пожалуй, Ром, это самое хорошее определение разницы между нами и Тенями. Правда, очень трудно в жизни четко провести границу между черным и белым, добром и злом. Но если эта граница и есть, то она проходит там, где появляется любовь...

Байк устал гоняться за бабочками и улегся рядом с Женькой, открыв пасть и высунув язык, словно собака.

Бока у него вздымались, как меха. Одна из бабочек тут же села ему на спину. Они прекрасно понимали друг друга.

****

Иван начал разговор:

- Ребята, - сказал он, - анализ последних событий показал вероятные направления действий черных. Сейчас покажу расклад на схеме. Но больше всего меня волнует направление, которое в прогнозе дает крупный конфликт нескольких неформальных группировок и настоящее побоище. Дело вот в чем... На данный момент в Питере очень много так называемых неформальных молодежных движений. Опять же, какие-то из них заняты только своими делами и не враждуют ни с кем. Есть группировки, которые постоянно устраивают стычки, то есть очень друг друга не любят. Есть и такие, которые агрессивны в целом. То есть, у них агрессия является главным смыслом жизни. Кстати, существуют и группировки, которые вроде объявляют, что входят в состав уже существующих, а на самом деле - мелкие подражатели, даже не представляющие, какое направление представляют. Ну, разброд, конечно, полнейший. Особенно красиво все это смотрится на Марсовом поле. Теперь давайте определимся. Макс, ты у нас регулярно общаешься с ребятами из ролевиков и готов. Как ты думаешь, возможен такой поворот событий, при котором они пойдут на митинг или просто ввяжутся в крупную драку?

Макс нахмурился и начал соображать вслух:

- Из ролевиков вряд ли... Ну, во-первых, настоящий ролевик - это человек читающий и мыслящий. Я бы сказал, что у них все ставится на свободу действий. По моему убеждению, ввязать в конфликт можно только тех, кто не отличается способностью мыслить, живет по стадному принципу, кому можно внушить ненависть к другому человеку только на основании того, что кто-то мыслит иначе. А ролевики уважают мышление индивидуальное, стадом никогда не являлись, для проведения акций ненависти не подходят в принципе.

Наталка спросила:

- Ты каких ролевиков в виду имеешь?

- А почти всех, - ответил Макс. - Нет, идеальными их не назовешь, как и всех нас. Но я сам участвую в ролевках. Года четыре назад, конечно, жители некоторых селений под Питером могли заработать нервный стресс... Ну, представьте: пошел ты у себя в деревне за грибами. Идешь по хорошо знакомому тебе лесу. А тут тебе навстречу гном с топором на плече. А за ним из-за кустов еще и гоблин выпрыгивает. Тут, знаете, можно на всю жизнь заикой остаться. Но сейчас перед тем, как проводить игру, получают разрешение, специально место оговаривают. Так что местные жители уже привыкли и не вздрагивают. Даже по вечерам пообщаться приходят.

Ребята посмеялись, вспоминая, кто и как участвовал в ролевых играх. Наташка, например, вспомнила, как была на ролевой игре, где воссоздавался русский праздник Купалы. И тоже - воспоминания остались самые светлые. За две недели они узнали многое о культуре предков: обычаи, песни, игры - все это учили прямо там, готовясь к празднику Купалы. А в саму ночь проводили обряды, ходили хороводами посолонь и противосолонь. Потом высокий праздничный костер стал совсем небольшим, и все прыгали через огонь. Зрелище было удивительным. А потом Наташку больше всего смешили вопросы знакомых, когда она рассказывала про праздник. Узнав, что все делалось по старинным русским обрядам, многие хихикали и говорили, мол, водки-то, небось, выпито было. И очень удивлялись, узнав, что в Древней Руси не пили ничего крепче медовых вин. Да и те молодежи до обзаведения детьми не полагались.

Азар вдруг вспомнил:

- Слушайте, а вы знаете новость? Наш парусник снова в акваторию Невы не пускают.

Надья что-то пробормотала про сухопутных крыс, но уточнять, кого имела в виду, не стала. Иван вздохнул:

- А что тут удивительного? Больших денег с этого проекта не получишь, а кого волнует, что ребята в портовом городе почти не имеют возможности обучаться морскому делу? Да и показухой клуб не занимается. Опять же - не тому ребят учат. Сейчас ведь проблемы не только у этого клуба. Вот ежели там кружок по вышиванию крестиком - это да, дело хорошее. Опять же выставку можно организовать, отчитаться. А тут - подумаешь... Ну собралась группа ребят, влюбленных в море и парусники. Ну, занимаются с ними люди, которые не только учат, но и интересуются, что у ребят на душе творится. А ведь там их еще и мыслить учат. Так что - народному образованию и муниципалитету этого не нужно. Мы лучше вон поднимем здоровье нации путем увеличения количества уроков физкультуры в школе.

При слове "физкультура" Наталка тихо зашипела. Она ненавидела этот предмет с детства. Дело в том, что Наталка занималась боевыми искусствами, восточными танцами и йогой, так что здоровья у нее хватало. Но тупо бегать по стадиону, который располагался рядом с заводом, и глотать пыль или прыгать в длину и высоту там, где даже амортизации нормальной не было предусмотрено - это девушка считала планомерным уничтожением процента здоровых людей. Поэтому Наташка в открытую прогуливала уроки физкультуры, а на претензии учителя отреагировала спокойно - просто принесла директору школы справки из всех секций и сообщила, что придет на занятия в школе только после того, как появится возможность организовать секции по разным спортивным направлениям и с учетом уровня подготовки. Директор оказался умным человеком и изыскал возможность зачесть Наташкины справки в качестве аттестации по физкультуре. Разбивку занятий по секциям было невозможно сделать, потому что на это потребовались бы деньги. А вот с этим в школах всегда было туго...

Азар спросил:

- Вань, что, совсем ничего сделать нельзя?

Иван подмигнул другу:

- Да почему нельзя? Завтра с отцом пообщаюсь. Думаю, что подскажет, что делать. Если честно, надоели уже эти постоянные палки в колеса. А тут еще комитет этот по делам молодежи... Не поймешь, то ли молодежью занимается, то ли отчетность копит и ярмарки проводит... Ну, поехали далее. Макс, теперь давай о готах...

Макс пожал плечами:

- А что о готах? Те, которые настоящие питерские - они вообще ни на какие стычки и митинги не пойдут. Это же не группировка - это философия. А вот то, что сейчас под готов, сорри, "косят", - эти все могут. Правда, организованы они не так уж сильно. Но при закупке хороших порций спиртного и наркоты к определенному моменту вывести их на улицу можно... Только вот морды бить они будут всем подряд, не разбирая.

Азар добавил:

- В принципе, если идти от рассуждения организации мордобоя с определенными целями, то тут я бы больше глянул в сторону фанов, скинов... Кто там у нас еще? У этих организация четкая, агрессия мощная, главное - идею под их направление привязать...

Ванечка поморщился:

- А я про них и не спрашиваю. Они однозначно будут в игре. Вот только против кого? Что и пытаюсь выяснить. Ты расклад пойми. Тем, кто это затевает, нужны люди, которые мыслят стандартно. Еще их устраивают такие организации, где четкая иерархия и управление, но по направленности все равно тупая агрессивность. Потом эти организации можно будет использовать и в иных целях. А сейчас им просто необходимо максимально сократить количество тех, кто независим и способен мыслить... Попробуем рассмотреть ситуацию с их точки зрения...

- Попробуем, - мрачно произнес Макс. - Как бы не втянуться...

- Извини, друг. Возможно, я тебя разочарую, - иронично хмыкнул Азар, - но вряд ли у тебя получится в это втянуться... За пластилинчиком, Макс, за пластилинчиком...

Глава 21. Хозяйка разноцветных Миров

Ребята зашли в Купол и отправились по комнатам. Спать. День выдался на редкость напряженным, очень уж щедрым на события и новости. И вроде пока сидели у костра, еще спать не хотелось, а тут, подходя к своим уже ставшим родными комнатам, почувствовали, что глаза начинают закрываться сами.

Джонни пробормотал что-то типа "как хорошо, что постели у нас саморасстилающиеся" и ушел к себе уже с закрытыми глазами. Сережка улыбнулся, глядя ему вслед. А потом ощутил, как тоже начинает сны на ходу видеть. То есть, минут через десять все уже спали крепко и уверенно. Причем не только ученики, но и кураторы. Всем хватило событий.

Женьке в эту ночь приснилось Сиреневое озеро. То, что это был знаковый сон, девочка поняла сразу - уже иногда видела такие. Они отличались яркими картинками, абсолютной логикой событий и запоминались полностью. Скорее это уже были не сны, а переходы в другую реальность.

Сейчас Женька вдруг осознала, что стоит на берегу Сиреневого озера. Небо было полно разноцветных звезд, деревья тихо шелестели листвой - все как обычно, вот только Женька четко знала - она спит. И хотя была ночь и вокруг ни души - ей не было страшно, а ведь обычно девочка побаивалась темноты. Возник странный мираж - у самого берега воздух будто стал плотнее, сгустился до черноты, а потом вдруг в воздухе начала проявляться человеческая фигура. Темный контур постепенно светлел, обретая плоть и цвет. И вот на берегу уже стояла девушка, прекрасная, юная, в каком-то немыслимо легком платье (Женька потом не могла понять, с чего решила, что платье легкое - может, оно просто переливалось всеми цветами под еле ощущаемым ветерком?). Длинные светлые волосы у таинственной незнакомки плащом падали на спину и плечи. Женьку девушка не увидела. "Ага, - подумала девочка, - значит, я в этом сне просто наблюдатель". Тут сразу несколько бабочек уселось на плечи незнакомки. Она тихо рассмеялась:

- Что, озорницы? Вам нравится летать? Я рада за вас...

Тут рядом с девушкой воплотилась вторая фигура - в сером комбинезоне. Но тоже женская фигурка - и волосы длинные, только темные. Светловолосая девушка вскинула голову, голос ее прозвучал неожиданно властно, даже сурово:

- Что нужно инспекции Галактического совета в моем мире?

Серая гостья сделала успокаивающий жест рукой, что-то типа отрицания:

- Не волнуйся, Лигия, Хозяйка Разноцветных миров, Галактический Совет не имеет к тебе претензий. У нас есть только несколько вопросов. Если захочешь - ответишь. Нет - твоя воля.

Лигия звонко рассмеялась:

- Я знаю что-то, чего не знает Совет? Удивительное дело... Что ж, спрашивай, Грис.

Грис улыбнулась, протянув руку вперед. Одна из бабочек тут же села ей на ладонь.

- Видишь, я пришла с открытым сердцем, твои помощницы это хорошо чувствуют. Вопрос первый: ты взяла под защиту Экстров, которые сейчас живут на твоей территории. Почему?

Хозяйка Разноцветных Миров прищурилась:

- Они еще сами не знают ни о том, что я взяла их под защиту, ни о том, по какой причине это произошло. Могу только сказать, что они - ключ.

Инспектор нахмурилась, явно не понимая ответа:

- Ключ к чему?

- Не знаю, - беспечно откликнулась Лигия. - Ну вот так я чувствую. А я умею осознавать изменения в мире.

Грис кашлянула, видимо, не будучи уверенной в том, что Лигия говорит искренне, но продолжила:

- Ты принимаешь сторону Экстров, в то время как Совет постановил не помогать ни той, ни другой стороне во имя Равновесия.

Лигия прищурилась и пристально глянула на Грис. Инспектор первая отвела взгляд. Хозяйка Разноцветных Миров удовлетворенно кивнула:

- Ты не хуже меня знаешь, что кто-то уже нарушил равновесие. И продолжает подыгрывать Теням. Я же не помогаю Экстрам, я просто охраняю своих гостей. Они не ведут борьбу на территории моих миров. К тому же равновесие в истинном смысле не там, где вы ищете.

Грис вопросительно вскинула голову. Глаза у нее мерцали в свете звезд. Женька затаила дыхание.

Лигия пояснила:

- Не может быть равновесия между черным и белым, между днем и ночью. Это полюса, границы. Сейчас только эти ребята способны понять, где истинное равновесие.

- Где? - резко спросила Грис.

Лигия покачала головой:

- Боюсь, что Галактический Совет привык жить инструкциями и шаблонами. Я пока не смогу объяснить вам, как будет обретено равновесие. Возможно, оно вообще не будет найдено. Но шанс имеется. И у меня есть просьба: не мешайте мне. Не вписывайте информацию о моих гостях в отчеты. Пусть этот разговор останется между нами. Вдруг случится чудо и минует нас Хаос?

Грис задумалась. Потом решительно подошла к Лигии и протянула ей руку:

- Даю слово, что буду молчать. И да свершится Равновесие!

Лигия слегка хлопнула Грис по ладони и ответила:

- Да свершится!

****

Кто сказал, что рано вставать полезно? Да, возможно, что когда-то человечество все поголовно жило в тех краях, где солнышко вставало раньше людей. При его утренних лучах и пении птичек открывать глаза и куда-то идти всегда приятнее, чем в темноте. Однако в Питере, начиная где-то с конца сентября, подобные ранние подъемы изо дня в день, когда за окном темно и сыро, способны испортить всю жизнь... Будильник звенит часов в шесть, когда вокруг темень непроглядная. То есть, вокруг тебя все мирно дрыхнет, мрак и сырость, организм шепчет "Куда ты, глупый, мы с тобой должны спать по ночам. Видишь же - еще темно". Но ты понимаешь, что сейчас нужно поднять свое тело с кровати, загрузить (если есть возможность) под душ, потом кофе и на улицу... В тьму и холод. Да, друзья мои, это просто подвиг.

В Сиреневом мире как раз вставать было замечательно. Именно по той причине, что солнышко к этому моменту уже приподымалось над горизонтом, на воздухе было тепло и удивительно свежо, а бабочки приветствовали ребят, кружа около Купола.

Сегодня пробежка и медитация была на ответственности Алисы. Как всегда Байк ринулся вперед, мягкими прыжками буквально стелясь по дороге. Казалось, что летит рыжая молния. Причем молния явно состояла из ртути - настолько гибким было тело Байка. Ребята побежали к озеру, зная, что боевой котяра успеет раз десять обежать их кругами, пока они доберутся до места. Сережка поравнялся с Кириллом и спросил:

- Как ты думаешь, у нас еще боевые операции будут?

Кирилл отмахнулся:

- Серый, ты что, серьезно считаешь то, что было вчера, боевой операцией? Да это так, тренировка просто. Судя по тому, что кураторы наши вчера сказали, у нас теперь и проблемы будут, и сражаться будем.. Только вот как, где и с кем - пока непонятно.

Лена Рысь поддержала Кирилла:

- Ага, наша команда против мировой мафии. Круто. А с другой стороны - кто, если не мы?

- Кстати, а я считаю, что даже муравей способен иной раз решить судьбу мира, - пыхтя, произнес Джонни.

Сережка глянул на друга и кивнул:

- Может, если для перевеса сил нужен один грамм усилия, только мне кажется - тут больше нужно. А у нас хоть и не грамм, но все равно мало...

Тут их догнал Ромка и высказался в том духе, что когда при строго научном раскладе совершенно точно не хватает сил - нужно менять науку.

В этот момент Женька вспомнила свой сон:

- Ребята, а Ромка прав, - сказала она. - Должны быть резервы, которые мы еще не учитываем. И они помогут нам выиграть... Вечером поговорим, мы уже на месте.

Алиса скомандовала:

- Так, приступаем к тренировке. Разминка, купание, медитация. Начали.

Разминка была обычной. Как всегда от полного усилия к полному расслаблению. Во время медитации Алиса вдруг дала необычную вводную:

- Сейчас все концентрируемся на вот этом бревнышке.

Она показала на столб, установленный накануне на берегу озера. Такой довольно устойчивый столбик, метра на полтора в высоту. Ребята еще гадали, зачем это сооружение появилось.

- Мысленно тянем к столбу луч и по моей команде объединяем усилия, бьем по нему. Если сможете почувствовать общее усилие - получится удар, который свалит бревнышко на землю.

Сережка пробормотал:

- Ага, хорошенький удар. Тут если мы руками все вместе упремся - оно не двинется.

Но под строгим взглядом Алисы замер и начал мысленно готовиться к атаке. В какой-то момент каждому из ребят казалось, что затея безнадежна. Они не могли ощутить общего усилия, только обычный лучик, направленный от каждого к столбу. И все. Как скале пушинка - не более. Алиса знала, что массовая атака - задача сложная даже для очень тренированных магов, вот только освоить это ребятам было просто необходимо. Она ждала объединения полей, чтобы попробовать дать команду.

И вот тут произошла странная вещь: над озером поднялся разноцветный радужный столб и застыл на мгновение. Ребята сидели, закрыв глаза, они не могли видеть происходящего. Но почувствовали. Ромка тихо сказал:

- Вот оно, двинулось.

Алиса с удивлением осознала, что можно дать команду.

- Атака! - крикнула она.

И в этот момент столб не просто упал. Его толкнуло в сторону с такой силой, словно ураган прошел. И только тогда столб рухнул, переломленный пополам.

- Ого, - озадаченно сказал Ромка, приоткрыв глаза и увидев эту картину.

- Ага, - ответила Алиса задумчиво, не отводя глаз от обломков.

- А что это было? - слабо спросила Ларочка. - Кажется, я чьи-то мысли даже слышала. Что-то про мир, который не может быть черно-белым. А это мы бревнышко сломали?

- Йау! - крикнул Джонни. - Вот это да... Круто!

- Джонни, ты совсем разучился говорить по-русски? - строго спросила Лена.

Алиса покачала головой:

- По законам науки такого быть не могло. По крайней мере, в первый раз. Даже не в десятый, этот удар требует длительной тренировки. Сегодня поставим новый столбик, а завтра попробуем еще раз. Или мне чудится, или кто-то нам помогает. Возможно, я не права, но что-то меняется. И придется ориентироваться по ходу дел.

Она улыбнулась:

- Вперед, нас ждет завтрак. Ну и великие дела...

Байк молнией ринулся к Куполу - слово "завтрак" для него было поистине волшебным. Сережка подошел к Ларочке и тихо спросил:

- Что ты слышала? Случайно не это? "Разноцветным стал мир черно-белый. А я думал про него, что он скучный, что законы давно уж открыты, все пути исхожены, избиты".

Лариса подхватила:

- "А всего лишь выглянуло солнце, да упала капелька дождя - и возникла радуга оттенков, и раскрасилась по-новому земля". Сереж, откуда это?

Сергей пожал плечами:

- Перед атакой само возникло, а главное - запомнилось. А почему "черно-белый мир"? Что это может значить?

Подошла Женька, послушала их и ответила:

- Вечером будем думать. Мне кажется, нам что-то такое подсказывают. Вот только что?

- Ну да, - кивнул Ромка, - и еще - кто?

Тут Женька хитро улыбнулась:

- А вот на этот вопрос я вам уже кое-что смогу ответить. До вечера отложим, ладно? Опять же, еще неизвестно, может, к вечеру еще что-то станет более ясным. Случится, то есть...

- Тьфу-тьфу-тьфу, - мрачно высказалась Ленка. - Событий - хоть отбавляй. Может, мирно хоть день проведем?

- А это уж как получится, - подытожил Кирилл.

Да, знали бы они, как повернется день - еще бы и по дереву постучали, для верности. Так ведь откуда все предвидеть...

Глава 22. Боевые псы, коты и умные ежи

Иван в тот вечер гостей не ждал. То есть, друзья к нему заходили стихийно, но вот именно в тот раз у всех были какие-то дела, а потому можно было рассчитывать на спокойное времяпрепровождение.

Как же, размечтался тут один... Только Иван включил компьютер и начал ежедневный поиск необходимой информации, как раздался звонок в дверь. А вот это уже было странно. Даже, можно сказать, неожиданно. Все, кого в этом доме ждали, имели ключи. А если и звонили, предупреждая о визите, то обычно по телефону. Такая сложилась негласная система. Иван пошел к двери, глянул на экран видеоглазка. За дверью стоял гость, неожиданный, но предсказуемый. В свете последних событий. Иван узнал его сразу - Вадим, один из магов, за которыми они наблюдали. "Вот это сюрприз", - пробормотал парень и открыл дверь.

- Добрый вечер, Иван, - скромно произнес гость, - к вам можно?

Хозяин дома гостеприимно махнул рукой в сторону прихожей.

- Проходите, Вадим. Мой дом - ваш дом. Надеюсь на ответный визит.

Вадим глянул на Ваню и улыбнулся. Улыбка у мага была хорошая: открытая и очень светлая.

- Ну, если в процессе беседы мы придем к взаимопониманию - думаю, что запросто. Хотя определенные проблемы могут возникнуть. Я бы не хотел засвечивать нашу точку. Из-за ребят. Пока наше место малоизвестно и потому является хорошим укрытием. А вот мало ли что ... Ну, вы понимаете. Чем меньше посвященных, тем безопаснее. Но мы постараемся решить этот вопрос.

Иван тоже улыбнулся:

- Можно на "ты", так легче общаться.

- А я не против, только за, - кивнул Вадим. - А вот запах кофе... Это просто запах или продукт тоже имеется?

Ваня проводил Вадима в комнату и отправился варить кофе.

Когда он вернулся, Вадим уже, можно сказать, валялся на подушках и с интересом рассматривал чертеж с пластилиновыми вкраплениями. Он обернулся и спросил:

- А вот это, полагаю, стратегическая схема? И как, по-твоему, что мы имеем на данный момент?

Иван протянул гостю увесистую кружку с кофе (что вызвало бурный восторг) и уселся рядом:

- Значит, тут отмечено расположение сил. Вчера мы пытались определить, с какой стороны движется опасность. Но информации мало. То есть, вроде все проверено, но в систему не укладывается.

Вадим внимательно смотрел на схему:

- Система, система... Какая к черту система в России? Все на интуиции, все по нелинейной логике... А вот белые кружочки - это у нас кто?

Иван усмехнулся:

- Пока получается, что вы.

- Ага, ага... а если так, то... Угу. А черные, стало быть, противники наши?

- Судя по действиям сторон - получается так, - подтвердил Иван.

- Ну, а почему все-таки нас обозначили белыми, а их - черными?

Иван задумался:

- Шахматы, - наконец сказал он. - Черные и белые фигуры.

- Фигуры, да? - Вадим фыркнул. - Тогда их кто-то двигает. Так фигуры или игроки?

Иван ответил вопросом на вопрос:

- А вы как считаете - вы игроки? Хорошо, допустим, игроки. Тогда сейчас мяч у команды черных.

Вадим устало вздохнул:

- Иван, давай, ты будешь называть их Тенями. Мне это будет привычнее. А мы - Экстры. А теперь объясни мне: как вы догадались, кто есть кто? Я вижу здесь почти всех участников игры, но это мы знаем друг друга. Откуда же у вас такая информация?

-Это пока останется нашим секретом, - ответил Иван. - Но я могу сказать, в каком направлении сейчас идут события. То есть, мы знаем ближнюю цель Теней.

Вадим удивился:

- И какая же ближняя тактическая цель у Теней?

- Ближняя - серьезные столкновения неформалов, дальняя - тотальный контроль всех людей младше тридцати лет.

- Так, брат, а вот с этого момента давай подробнее.

Иван с Вадимом просидели часа три. За это время они обсудили почти все молодежные движения, места, где собираются неформалы, возможности проведения организованной провокации с исходом в виде массовых драк и крупных волнений. Наконец Вадим заявил, что требует еще кофе и заодно разрешения сесть за компьютер. Вроде бы появилась у него одна идея о возможности организованного воздействия на тех же готов и панков. Иван молча отправился на кухню. Когда он вернулся, Вадим сказал:

- Есть! Вот оно! Значит, смотри... Социальная сеть для общения готов. Раз. И еще - элитный сайт и сеть клубов. Для готов, для панков, для ролевиков. Продолжать?

-То есть, - медленно произнес Иван, глядя на подборку сайтов, - это что же получается? Примерно в одно и то же время создается ряд социальных сетей, клубов и форумов. Причем по каждому движению отдельные сети. Однако явственно просвечивает одна макушка. То есть, привлечение массовое народа в клубы, концентрация в определенных местах. При этом членство в клубах будет как раз началом организованности структур, как говорил один классик - учет. А уже далее ими можно будет дирижировать?

- Соображаешь, - похвалил Вадим.

- Как мы это не увидели? - взвыл Иван. - Идиоты! Тусовались со всеми неформалами, учли самых агрессивных и организованных, постоянно кто-то присматривал за событиями на Марсовом Поле... Как мы вот это просмотрели?

Вадим убрал непослушную прядь со лба и устало сказал:

- А мы? Мы-то тоже просмотрели. Вот когда ты мне на схеме все показал, - у меня появилась эта мысль: ведь сейчас пошла безумная мода на все эти "Вконтакте", "Одноклассники". Почему бы не собирать организации вот таким образом... Вот и глянул. Значит, так... Я хотел бы пообщаться со всей вашей командой. Но завтра. После совещания у себя. Можно будет собрать народ?

- Конечно, соберем, - кивнул Иван. - Они сами соберутся. Это редкий день, когда здесь так пусто и тихо.

Вадим осмотрелся...

- Как я их понимаю, - безжалостно хмыкнул он. - Я сам завтра с удовольствием выпью твоего кофе и поваляюсь на коврике. Ну, мне пора. Нас ждут великие дела!

Иван проводил гостя. Закрывая дверь, он на мгновение ощутил ледяную волну, прошедшую по ногам. "Опять сквозняки", - подумалось ему.

***

В отличие от Ивана Вадим не так легкомысленно отнесся к ледяному потоку воздуха, который коснулся ног. Он быстро отошел к стене, чтобы видеть площадку и лестницу и не иметь проблем за спиной, достал сотовый и отправил сообщение: "Иван, дверь не открывать НИКОМУ. К окнам не подходить. Через 30 мин связь. Вадим". Потом Вадим осторожно пошел по лестнице, стараясь держать в поле зрения все пространство, насколько возможно. Вопреки законам физики ледяной поток держался на уровне ног, хотя Вадим спускался по ступенькам. Внимательно следя за лестницей, маг вынул оружие. Это была небольшая вещица, напоминавшая пистолет. Стреляла бесшумно и предназначалась для ближнего боя. Дальний бой не предусматривался правилами мирного существования, о чем Вадим сейчас искренне сожалел.

Такой вот ледяной поток в прошлый раз он ощутил во время Великого Противостояния, когда за ним шла охота. Среди Теней тоже были маги, у которых были звери-партнеры. И тогда на Вадима кинулась Пантера. Отбиться ему помогло чудо - кто-то успел выстрелить в зверя, когда он уже летел в прыжке, конечной точкой которого была спина Вадима. Он очнулся только тогда, когда его вытащили из-под убитой пантеры. Петрович говорил, что не знает, кто стрелял в зверя, - никого из Экстров рядом не было. Вадим же догадывался, кто. Но не был уверен. Возможно, это ему просто почудилось, ведь тогда он постоянно думал об этой девушке - Аглае. Только она оказалась из рода Теней. Разве могла она застрелить зверя-партнера своих же сородичей? Вадим часто думал об этом. Но не знал, почудилась ему Аглая перед атакой пантеры или и правда она была там и спасла жизнь хоть и бывшему любимому, но уже по роду-племени врагу...

И вот сейчас Вадим каждую секунду ждал атаки. И понимал, что, скорее всего, это будет зверь. Правда, воображение сыграло с ним злую шутку - он подсознательно предполагал увидеть пантеру или какого-то еще представителя кошачьих. Дверь в парадную была распахнута. Вадим задержался и не сразу понял, что мчащийся на него пес и есть нападающий зверь. И только когда пес взлетел в прыжке, Вадим, забыв, что в руках у него оружие, сначала просто ушел от атаки в сторону. Растерялся. А растерянность порой стоит жизни. Следующая атака была молниеносной. Казалось, зверю не потребовалось и секунды, чтобы прыгнуть вновь. Вадим вспомнил об оружии, но в этот миг на пса обрушилось нечто большое и рыжее. "Байк, - удивленно подумал Вадим. - А он тут откуда?". Звери сцепились, и теперь маг уже не мог стрелять - боялся попасть в кота. В тишине раздавилось только приглушенное рычание и звук мечущихся тел. В проеме дверей появилась Алиса. Тяжело дыша, она спросила Вадима: "Цел?".

- Цел, - ответил Вадим. - Байку нужно помочь!

Алиса глянула на сцену сражения и спокойно сказала:

- Не надо. Котенок уже справился.

Вадим протер глаза и подошел поближе. Пес лежал неподвижно, над ним, вздыбив шерсть и хлеща хвостом по бокам, стоял Байк. Он глухо рычал, постепенно успокаиваясь. Таким злым Вадим его еще не видел.

- Байк, - проникновенно сказал он, - я твой должник. Ты умница, настоящий боевой кот.

Байк прижался боком к магу, но тело его продолжало дрожать от возбуждения.

Алиса настороженно спросила:

- Ты еще кого-нибудь видел? Что с Иваном? Зверь-партнер не мог быть один. И вообще - получается, что теперь ребятам угрожает опасность.

Вадим вздохнул:

- Пока (он подчеркнул это слово) я больше никого не видел. Но ты права: и хозяин зверя где-то рядом, и квартира под угрозой. Байк, ты кого-нибудь чуешь?

Байк насторожился и замер. Потом ринулся в темноту двора. Вадим с Алисой помчались следом, понимая, что боевой зверь не всегда может справиться с магом, особенно вооруженным. Вадим увидел темный силуэт, до боли знакомый (были уже у них схватки, вот только пес тогда не появлялся), и, не раздумывая, выстрелил. Целиться на бегу маг умел прекрасно, а в данный момент покушение на жизнь уже было проявлено и применение оружия являлось разрешенным приемом. Фигура остановилась, начала падать и...исчезла.

- Что за...- Вадим подбежал к уже пустому месту и вновь растерянно спросил:

-Алиса, что это такое? Как это ему удалось?

- Да уж, - ответила девушка, - похоже, что пока мы занимались философией, Тени получили хорошую поддержку от внешних сил. До сих пор исчезать с места боя, после выстрела почти в упор им не удавалось. Кажется, это начало открытых военных действий.

- Отлично, - отметил Вадим, поглаживая Байка, - вот чего нам именно сейчас не хватало. Значит, мы здорово наступили им на мозоль, раз охота пошла в открытую.

Алиса встревожено сказала:

- Иван. Что будем делать? Устанавливать дежурство у него в квартире?

- Ты что, - удивился Вадим. - Нам такое не осилить.

Тут появился Петрович. Он осмотрел поле боя и плавным движением руки убрал тело боевого пса.

- Я вижу, вы тут отлично развлекаетесь, - укоризненно заметил он. - Ну хотя бы сразу заметали следы, что ли... А вдруг бы сейчас кто из жильцов вышел? Где хозяин зверя?

- Так вот, Петрович, хозяин после выстрела в упор ухитрился убраться сам, - ответила Алиса.

- Так-с, - задумался Петрович. - То есть, поправьте меня, если что не так: вы его застрелили в упор, а он взял и исчез?

- Да, такой вот зомби с телепортом, - согласился Вадим.

- Препакостное дело, господа, - заметил оптимистично Петрович. - Ну настолько пакостных дел не помню с Великого противостояния. Что означает... Что означает, что мы снова идем к войне?

- Уже, - сообщила Алиса. - Уже начали воевать, вот так будет точнее, Петрович. Что будем делать с ребятами? Квартира Ивана у них под колпаком. Вопрос времени, - они ее посетят и будет у нас вместо помощников полная квартира несчастных студентов, которые, по официальной версии, окажутся наркоманами, перебравшими с дозой.

- Типун тебе...- разозлился Петрович. - Ежу понятно, что нужно квартиру разбивать на подпространства.

- Это.. Петрович, вот ежу оно, может, и ясно, - удивился Вадим, - может, у тебя еж знакомый более умный, чем мы. А нам расскажешь, что это такое?

Петрович улыбнулся:

- Во-первых, пора уже думать, где и что обсуждаем. Нашли место. А во-вторых, идемте к вашему Ивану, там и увидите.

Глава 23.Петербуржская сторожевая

Вадим решительно направился назад, к парадной. Нужно было принимать меры: хоть союзнички еще не были до конца своими, но по всем правилам уже находились под защитой Экстров. Да если бы даже правила были иными, Вадим не оставил бы ребят на расправу Теням.

Петрович и Алиса последовали за ним, замыкал шествие Байк: гордый своими подвигами, он степенно шагал к парадной. На лестничной площадке курил мужчина лет пятидесяти. Ничего не скажешь - удачно он вышел на перекур.

Увидя Байка, он заморгал и ошарашено вопросил:

- Эй, люди, а что это за зверь у вас?

Петрович охотно пояснил:

- Собака это. Петербуржская сторожевая. Специально породу с рысью скрещивали. Чтобы, значит, повысить охранные качества. Воров на раз хватает - и до прихода хозяев держит.

Мужик озадаченно протянул:

- Ну, дает народ. Чего только теперь не придумают. Петербуржская сторожевая... Крутой зверь, да? - уважительно спросил он, стряхивая пепел себе на ботинки, и провожал Байка взглядом, пока они не скрылись за следующим лестничным пролетом.

Около квартиры Ивана Вадим остановился, вынул сотовый и набрал вызов. Парень ответил сразу, будто дежурил у телефона:

- Вадим?

- Он самый, - спокойно ответил маг. - Мы у твоей квартиры. Запускай народ.

Иван открыл дверь. В прихожую ввалились все сразу, быстро и оперативно. Парень замер, глядя на Байка:

- Ничего себе, - пробормотал он, - у вас и тигры есть?

- И крокодилы, - проворчал Петрович. - А еще у нас слухи ходят, что ты можешь угостить чашечкой кофе. И желательно не в прихожей, а в комнате. Врут поди?

Иван смутился:

- Вы проходите, устраивайтесь. Кофе сейчас будет.

- Эй, - окликнул его Вадим, - а из съедобного у тебя больше ничего не водится?

- Не-а, - откликнулся из кухни хозяин жилья, - только кофе. А! Наташка еще пельмени тут заначила. Сварить?

Петрович вздохнул:

- Ну, если у тебя больше ничего нет... А лучше не нужно. Все равно через пару часов мы уже получим доступ к нормальной еде.

Вадим уставился на Петровича с удивлением:

- Ты хочешь сказать, что мы его через пару часов без прикрытия оставим?

Алиса удобно устроилась, сотворив из подушек что-то типа кресла, и поддержала Петровича:

- Будем-будем мы рядом с едой через пару часов. Сейчас вот Иван вернется и все объясним. Чтобы по два раза не повторять.

- Кофе, господа!

Хозяин квартиры появился в комнате с подносиком, на котором балансировали кружки с кофе.

- Дай сюда, - Вадим перехватил пару кружек с подноса и поставил перед друзьями, потом взял свою порцию и уселся на ковер, приготовившись слушать.

Петрович отхлебнул кофе и благосклонно произнес:

- Одобряю. И вкус, и объем. То, что надо. Спасибо, дорогой. Ты заслужил быть посвященным в страшную тайну. В общем, получается, что не только Тени получили некоторые способности и протекторат свыше. Мы вот тоже удостоились такой чести.

- То есть? - озадачился Вадим, одновременно пытаясь проследить за реакцией Ивана: Байк решил с ним подружиться и улегся почти на колени хозяину квартиры, при этом терся он мордой ну совсем как кошка.

Алиса тоже это заметила и улыбнулась:

- Байк своего признал, а? Смотрите, как подлизывается.

Иван несмело тронул кота, потом положил руку ему на голову, а дальше и вовсе расхрабрился и начал почесывать его за ухом. Байк немедленно включил мурчащий мотор.

Алиса попросила:

- Байк, чуть-чуть потише. Ты сегодня герой, но если будешь так мурчать, - никто ничего не услышит.

Петрович дождался тишины в студии и продолжил:

- Когда ты, Вадим, отправился сюда, к нам тоже пришла гостья. Очень неожиданный визит, особенно если учесть, что Сиреневый мир мы считали закрытым от посетителей. Она - хозяйка Разноцветных миров, под ее управлением находится и наш Сиреневый мир. Так вот... О том, что здесь будет засада, сообщила именно Лигия.

Вадим резко спросил:

- А что? Галактический Совет дал добро на вмешательство в Равновесие?

- Нет, официально разрешение не дано. Но есть обещание не замечать ее помощи нам, насколько это возможно. У Лигии много информации о происходящем. И у нее есть несколько причин помогать нам. Во-первых, мы, сами того пока не осознавая, идем верным путем. Только она не сказала, почему это он такой верный. Во-вторых, равновесие уже нарушено, а это начинает затрагивать интересы Разноцветных миров. Исход наших сражений каким-то образом влияет на судьбу многих в Галактике. Там тоже идет борьба, только на других уровнях. Теперь далее... Лигия обещала посильную помощь в борьбе, но... Только до пределов, которые не будут фиксироваться Галактическим Советом.

Иван спохватился:

- Вадим, а что случилось, когда ты вышел от меня? Что произошло?

Петрович строго взглянул на всех и скомандовал:

- Разговоры отставить! У вас будет достаточно времени на все рассказы и пояснения. Сейчас самое время принимать меры, чтобы в эту квартиру не смогли попасть Тени. Сделаем мы, с разрешения и совета Лигии, пересечение пространства. В пространстве Питера квартира останется на месте. Просто в ней никого не будет. Потому что и хозяин квартиры, и его гости будут заходить сюда совершенно из других точек города. И попадать они будут вот в эту квартиру, но в пространстве Сиреневого мира. Вещь сложно выполнимая, но реально достижимая. Иван, голубчик, тебе придется завтра оповестить всех своих, как попадать в это пространство. Иначе у них могут быть неприятности. Да. Кстати, не нужно смотреть на меня, как на привидение, ничего такого странного в наложении миров нет. Все сели и слушаем мои команды...

Все послушно уселись, закрыли глаза, мысленно строя связь с Сиреневым миром. Иван просто медитировал - он этот мир пока еще даже не представлял. Постепенно ему начало казаться, что пол плывет и слегка качается под его ногами. Очень хотелось приоткрыть глаза и глянуть, что же происходит. Но Петрович строго запретил это делать. Иван не относился к тем людям, которые недооценивают вот такие приказы, поэтому просто еще крепче зажмурился. До чего же трудно не открывать глаза, когда тебе строго запрещают это делать. Казалось, прошла вечность, прежде чем Петрович произнес:

- Ну вот и справились. Можно идти за очередной порцией кофе!

Иван встал и огляделся: комната была все та же. Сначала ему показалось, что ничего и не произошло. Но тут он глянул в окно и вздрогнул: там не было луны. Зато сияли огромные звезды самых разных цветов.

- Ничего себе! - воскликнул Иван.

Байк вдруг вскочил и ринулся к двери, требуя выпустить его.

- К Женьке помчался, - улыбнулся Вадим, - выпусти его. Это выход в Сиреневый мир. А Байк у нас всегда при хозяйке, покидает ее только в самых экстренных случаях.

Из чего Иван сделал вывод, что ситуация у Вадима и правда была очень серьезная...

Петрович уселся на подушках поудобнее и сообщил:

- Жизнь налаживается. Наконец мы начинаем действовать с опережением противника. Вот только этот разрыв необходимо увеличивать, нельзя давать Теням опомниться. Для начала давайте проведем небольшое производственное совещание. Скажем, для того чтобы обе стороны получили представление друг о друге. Затем Иван оповещает своих друзей о сборе, скажем, около университета. Там объясняет ситуацию и дает инструкции, как попадать в эту квартиру. Порталы входа будем менять каждые два дня, иначе все станет довольно рисованным. Да, и, конечно, завтра Вадим проведет экскурсию для наших новых друзей по Сиреневому миру. В общем, пока работаем по принципу "пока мы едины - мы непобедимы".

****

С утра ребята проснулись под бодрое приветствие Алисы:

- Доброе утро, народ! Подъем. Во время завтрака вас ждут интересные новости, так что - бегом!

Выйдя на крыльцо Джонни спросил у Сергея:

- Что ты думаешь об этом? Какие у нас новости?

- Не знаю, - ответил Сергей, пытаясь определить, что именно колется в его кроссовке, - наверное, что-то про наших студентов-музыкантов. А в целом, есть у меня подозрение, что теперь каждый день будет просто переполнен событиями.

- Не накаркай, - строго прикрикнула Рысь, - новости бывают разными. Нам бы лучше, если их будет поменьше.

- Ну да, - насмешливо протянул Кирилл. - Поменьше новостей, поели - можно поспать, поспали - можно поесть. Нет уж, это не жизнь будет. А болото. И вообще - если тебе много дано, то много и требуют.

- Я думаю, у тебя просто очень спокойная жизнь раньше была, - фыркнула Ленка Рысь. - А мне всегда новостей хватало. Хотя ты прав, сейчас время неспокойное, поэтому сидеть и ждать, когда паучки доплетут паутину, - нет, это не для нас.

- Ура! - воскликнул Ромка, - да здравствуют новости!

- И вечный бой, покой нам только снится, - проворчал Сергей, наконец вытряхнувший камешек из кроссовки и уже чувствующий себя более счастливым, чем минуту назад.

Лариса подошла к ребятам и сообщила:

- После ужина идем на озеро. Нужно будет поговорить.

- А почему не у костра? - спросил Ромка.

- Нельзя у костра, не нужно, чтобы кураторы слышали наш разговор. Пока, по крайней мере.

- Загадочно, - прокомментировала Женька.

-Ага, - сказал Кирилл. - Все чудесатее и чудесатее...

Глава 24. И кто ж тому виной, что я увлекся этою игрой?...

Наступил вечер. Объединение пространств прошло успешно, поэтому днем вместо занятий пришлось проводить экскурсию по Сиреневому миру для новых друзей. Наташка восхищенно смотрела на озеро густо сиреневого цвета, восхищалась ручными бабочками и радовалась, как ребенок, приветливому солнечному дню. Назар был более сдержанным, как и положено мужчине. Он, правда, не смог скрыть своего интереса к Чепо. Джонни даже слегка заревновал, потому что Чепо тоже воспринял Назара как друга и верного поклонника. До этого данную роль исполнял Джонни. Макс очень заинтересовался системой занятий, которые проводились для ребят. Надья весь день ходила задумчивая и притихшая - она хорошо чувствовала особенность этого мира и пыталась найти в нем точку опоры. В обычном мире именно такая точка помогала ей видеть больше, чем доступно обычным людям. А в этом мире Надья пока не находила центра гармонии - и это ее тревожило.

Вечером все сидели у костра - пели песни, обсуждали планы на будущее. Делились информацией, да и просто болтали обо всем на свете. Такой уж был особенный день. Надья зачарованно смотрела на саламандр в костре, пытаясь с ними пообщаться. Но саламандры - существа эгоистичные и недоверчивые - пока на контакт не шли, хоть и чувствовалось: ну, может быть, завтра, послезавтра. Как говорится, после дождичка в четверг заходите, а там видно будет. Наконец Аристарх Борисович скомандовал отбой по всем уровням. Костер погас, саламандры были отпущены на отдых, все отправились по своим комнатам. Алиса предложила девушкам разместиться в Куполе, но Наташка весело ответила, что они пока, по старой привычке, к Ванечке. А дальше, пожалуй, можно и в Куполе. Чувствовалось, что студенчество предполагает еще кое-что обсудить наедине, поэтому Алиса настаивать не стала, пожелала всем "спокойной ночи" и ушла. Сережка тихо шепнул Ленке:

- Через полчаса у озера. К кровати даже не приближаться - а то заснете. Потом вас буди еще.

Ленка передала приказ по цепочке дальше. Потом спросила:

- А если заметят?

Сережка так же тихо прошипел:

- Не заметят, Лара уже ставила щит, проверено. Так что - через полчаса тихо, на цыпочках, из купола и к озеру. Можно подождать остальных, но не у Купола, а чуть подальше.

Ребята разошлись по комнатам, выжидая наступления установленного времени. Через полчаса они тихо выскользнули из Купола и отправились к Сиреневому озеру. Байк, довольный неожиданным счастьем - ночной прогулкой - бежал впереди всех. Но бежал тихо, можно сказать - на цыпочках, отлично понимая, что вылазка нелегальная. В таких вопросах Байку ничего не нужно было дополнительно объяснять.

На полпути к озеру все собрались. Сережа пересчитал народ и кивнул:

- Молодцы, все на месте. Теперь бегом - нас уже ждут.

- Да кто нас ждет-то? - заинтересовалась Женька.

- Увидишь, - Сергей махнул рукой, мол, не задерживайтесь.

На берегу все остановились в ожидании пояснений: что, зачем, как и тому подобное. Но тут над озером появилось свечение, а чуть позже на берегу возникла девушка с длинными светлыми волосами.

-Ой, - сказала Женька изумленно. - Ой, я ее знаю. Это...Это Лигия?

Сергей ответил:

- Да, это Лигия - Хозяйка Разноцветных Миров. А ты откуда знаешь?

Женька задумчиво протянула:

- Я? Я ее во сне видела. Или? Или это был не сон...

Лигия подошла к ребятам:

- Да, это был не сон, - ответила она. - Я попросила Лару и Сергея собрать вас здесь. У меня есть для вас важная информация. Скажем так: информация к размышлению...Садитесь.

Она плавно повела рукой и на берегу появилась штука, подозрительно напоминающая бревно. При ближайшем знакомстве, то есть, когда ребята уселись на это нечто, - обнаружилось, что это очень удобное, мягкое сидение, принимающее форму тела. Все уютно повозились, устраиваясь. Джонни боялся только одного - как бы тут не заснуть.

Лигия села рядом и сообщила:

- Смотрите на озеро. Сейчас я покажу вам истории из вашего прошлого. Ну, не вполне вашего. Скорее из прошлого ваших предков. Зачем я это делаю? Все связано: прошлое, настоящее, будущее. Причины завтрашней войны находят в прошлом, а способ победить в этой войне - он тоже может быть в прошлом. Память людей несовершенна: события обрастают домыслами и легендами, становится трудно различить, где правда, где ложь. Записи Галактического Совета достоверны. Их не переписывали и не меняли. Поэтому я предлагаю вам посмотреть, как все происходило.

Над озером возник светящийся шар, а через пару минут прямо над озером развернулось объемное кино. Ребята смотрели на возникающие перед ними картины как завороженные.

Лигия тихо поясняла, что именно они видят. Вот появилась панорама космического пространства. С двух сторон навстречу друг другу двигались странные светящиеся точки. Потом от этих точек начали идти пунктирные линии.

- Стреляют? - тревожно спросила Женька.

- Да, это начало сражения между Тенями и Экстрами: две цивилизации с очень сходным уровнем развития, начали войну по ничтожной причине. Скажем так, ряд цивилизаций не хотел видеть их как соперников в космосе. Поэтому была проведена хитрая интрига, результатом которой стала эта война. Кстати, до столкновения Тени и Экстры мирно сосуществовали. Но хитрая политика третьей стороны довела их до всеобщей битвы. Даже в те давние времена войны, хоть и не были запрещены совсем, но имели ограничения. В частности, нельзя было применять определенные виды оружия и было строго запрещено проводить сражение в непосредственной близости от обитаемых планет. Обе цивилизации, выбирая сектор Галактики для битвы, получили ложную информацию о том, что это место не имеет обитаемых планет. Битва шла рядом с Землей. И в это время на Земле не только была биологическая жизнь, но и появились первые разумные существа - зарождалась новая цивилизация. Но в общей информационной сети почему-то оказались уничтожены именно эти данные. Выяснить, кто это сделал, удалось, но доказать вину - не получилось.

Над озером уже мелькали картины сражения. Можно было разглядеть корабли, время от времени раздавался взрыв, мелькала яркая вспышка и какой-нибудь из кораблей исчезал. Рядом появились очертания сине-зеленой планеты. Вот взрыв прогремел уже совсем рядом с планетой. А потом сражение переместилось ближе к поверхности Земли. Теперь было видно, что космические боевые корабли мчатся почти у самой поверхности. Корабли серого цвета уже были в очень небольшом количестве, корабли синего цвета начали окружать их, как вдруг серые корабли разом взорвались. От этого взрыва на несколько минут исчезло все. Когда изображение вновь появилось, Лигия пояснила:

- Взрыв спровоцировал не только гибель всех кораблей: и Теней, и Экстров. Он также вызвал смещение орбиты планеты. Через некоторое время из-за смещения орбиты планета притянет к себе малый астероид, который станет ее спутником. Климат начнет меняться. Зарождающемуся человечеству начинает угрожать опасность полного вымирания. Правда, сначала погибнут более крупные формы жизни. Те же динозавры. Но ситуация будет становиться все сложнее.

Дальше ребята увидели огромный амфитеатр, где разместилось множество разных существ, смутно похожих на людей, и даже отдаленно не похожих.

- Галактический Совет, - пояснила Лигия. - Они принимают решение о наказании двух цивилизаций. Тени и Экстры должны выделить по несколько тысяч представителей, которые будут жить на Земле и возмещать вред, нанесенный человечеству. Срок наказания огромен. Это почти вечность. Остальные представители Экстров и Теней будут жить на своих планетах. Но выход в космос им запрещен на тот же огромный срок. Это было очень гуманное решение - на самом деле наказанием должно было быть полное уничтожение обеих цивилизаций.

- Ужас какой, - прошептала Женька, придвигаясь поближе к Лене. - И что, они до сих пор под арестом?

Лигия вздохнула:

- Все слишком сложно. Сейчас никто не хочет брать на себя ответственность и снимать наказание. Смотрите дальше. Я не буду рассказывать вам о том, как Тени и Экстры жили на Земле эти годы. Гора Олимп была первым поселением Экстров, Египет - первым поселением Теней. В какой-то момент пришло понимание того, что браки между землянами и пришельцами возможны. Более того, в таких семьях рождались необыкновенно одаренные магическими способностями дети. Дальнейшее вы знаете - Экстры и Тени разошлись, скажем так, по вопросам этики. Старая вражда кем-то усиленно культивировалась. Ведь, казалось бы, делить уже особо было нечего. Даже при желании править, можно было замечательно договориться о сферах влияния. Но почему-то мир не наступал. И от этого страдали и страдают все: и Тени, и Экстры, и люди. Причем все настолько породнились, что разделить три цивилизации теперь невозможно. Но, видимо, кому-то это очень нужно - сеять вражду.

Над озером вспыхнуло изображение боя, происходящего уже на Земле. Летели огненные шары, кружились смертоносные вихри, почти невозможно было понять, кто с кем сражается.

Лигия пояснила:

- Это один из последних боев, Вторая Мировая. Кроме обычных сражений постоянно вспыхивали бои между Экстрами и Тенями. Но я бы хотела, чтобы вы глянули повнимательнее: вот, видите?

Лена ахнула:

- Это же Вадим. Сколько ж ему лет сейчас? И с кем он сражается?

Лигия ответила:

- Он сейчас сражается с Алонсо. Алонсо - боевой маг Теней, очень сильный противник. Но Вадим...Вот, смотрите. Вадим побеждает. И тут на помощь Алонсо приходит его зверь.

Байк вскинул голову и тихо зарычал. Женька погладила его по шелковистой шерстке:

- Тихо, умница, это кино, это уже давно было.

Байк затих, подозрительно глядя на изображение и нервно отбивая ритм хвостом.

Ребята замерли: они видели, как зверь ринулся на Вадима, прыгнул со всего размаха ему на спину. Вадим упал. И тут из толпы дерущихся к нему ринулась хрупкая на вид девушка, смуглая и черноволосая, словно сошедшая с картины Рериха. Она рывком откинула зверя с Вадима и оглушила животное огненным шаром. С разворота она выкинула смертоносный вихрь в Алонсо. Потом наклонилась над Вадимом и коснулась его руки. Видимо убедившись, что он жив, девушка быстро исчезла в толпе, а через несколько мгновений к Вадиму уже подбежал Петрович. Картинка исчезла.

Лигия произнесла:

- Так вот к чему это я... Жизнь Вадиму спасла Аглая, боевой маг Теней. Показала я вам этот эпизод, потому что в нем были знакомые вам лица. Теперь вы знаете, что Тени не всегда плохие. Скажу вам по секрету - среди Экстров тоже далеко не все ангелы. Просто идет война. Глупая, совершенно не нужная никому на этой планете. Как говорится, ищите причину, ребята. Кому выгодно, чтобы все шло вот так? И нужно ли воевать? Возможно, ряд вопросов можно было бы решить и мирным путем?

Кирилл мрачно спросил:

- А что же Галактический Совет? Во-первых, как он проверял, насколько выполняют свою миссию Тени и Экстры? Их же сюда отправили возмещать ущерб, так?

Лигия насмешливо улыбнулась:

- Галактический Совет верит отчетам. А в отчетах все всегда красиво и внушительно.

-Хорошо, - не сдавался Кирилл. - Допустим, что отчеты идут на уровне - все хорошо, прекрасная маркиза. Почему никто до сих пор не понял здесь, на Земле, что война не нужна?

Сергей ответил за Лигию:

- Легенды, брат. Легенды и сказки - это такая сила. Главное, не дать вражде затихнуть. И правда, если не учитывать особенных способностей... Как можно разобраться, кто Тень, кто Экстр, кто просто человек?

- Надья определяет, например, - произнесла Лена задумчиво. - А вот как? Нужно спросить ее - что же она там видит.

Джонни возмущенно завопил:

- Но почему? Почему никто не хочет понять, что врагов на самом деле нет?

Ларочка вздохнула:

- Джонни, ты наивен, прости уж за определение. Враги есть, иначе не было бы войны. Просто мы их не там ищем. А где искать?

Лигия ответила:

- Я пока тоже не знаю, где искать. И показала вам некоторые моменты истории именно для того, чтобы вы серьезно подумали, кто враг, кто друг. И бывает ли на свете черный и белый цвет...

Ромка удрученно произнес:

- Спасибо. Вы нас просто утешили. Значит. Подведем итоги: Галактическому Совету, как нормальной бюрократической организации, прямо скажем, по фигу наши проблемы. Но в то же время всей этой кашей рулит кто-то явно извне. Кто-то не с Земли. Но этот кто-то точно имеет возможность контролировать ситуацию, это раз. Он более заинтересован в лидерстве Теней, это два. У него есть причины поддерживать войну на Земле, это три. Интересно, как мы будем искать ответ на вопрос, кому это выгодно? Не зная системы галактических отношений, не зная вообще ничего.

Лигия вздохнула:

- Ребята, порой снизу и изнутри видно лучше, чем сверху и снаружи, честное слово. Я готова с вами встречаться и отвечать на ваши вопросы, если у меня будут на них ответы. Кураторам пока о нашем разговоре не нужно рассказывать. Попробуйте вызвать их на разговор, задать кое-какие вопросы - возможно, они подсознательно уже знают ответ, кому это выгодно. А на сегодня я вам сказала все, что показалось мне важным. Вы очень близки к серьезной войне - но вы можете ее предотвратить. Кураторы ваши не могут - они слишком уверены, что нет иных путей. А вы... Вы сможете, потому я вас и позвала сюда...

Тут Лигия вдруг улыбнулась и сказала, поднимаясь:

- Если кто-то воспринимает себя слишком всерьез - неизбежен конфликт. Если кто-то считает, что управляет судьбой - все идет наперекос. Но если принять мир как игру, можно научиться управлять игрой, создавать свои правила и творить новые миры. Я в вас верю! Удачи!

Лигия исчезла в луче света. Поляна опустела. Наступила тишина. Потом Ромка произнес озадаченно:

- Что это сейчас было? Игра... Правила игры... Новые миры...

Джонни фыркнул:

- А то ты не понял... Взрослые не могут менять правила игры - они ужасно серьезны. А мы... мы сможем. Пошли, люди, спать. Завтра все обсудим

Ларочка крикнула:

- Джонни, ты гений!

- Точно, - скромно ответил гений, зевнул и еще раз сказал:

- Спать пошли? Я просто с ног валюсь. Каждый день нечто веселенькое...

Глава 25. Как день начнется, так он и пройдет

Окно студенческой штаб-квартиры, в которой хозяином числился Иван, теперь открывало выход в Сиреневый мир. Если бы туда попал кто-то из посторонних, то, конечно, он увидел бы из окон обычный питерский дворик. А посвященные в тайну лица сразу попадали во второе пространство явочной квартиры, которое находилось в Сиреневом мире. Пространство это несколько иначе выглядело и вело себя, если можно так говорить об измерениях и искажениях. Получилось что-то похожее на небольшой домик-блок, уютно разместившийся прямо на земле рядом с Куполом.

Была удивительно теплая ночь, поэтому окна решили оставить открытыми. Все уже спали, только Назар стоял у окна и любовался удивительными разноцветными звездами. Тут-то он и заметил ребят, тихо всасывающихся в Купол под покровом темноты. Абсолютно понятно было одно - мальчишки и девчонки почему-то не хотели афишировать свой ночной поход и возвращались осторожно, словно мыши, которые скромно прошмыгивают под носом у спящего кота. "Интересно, - подумал Назар. - У всех тайны, у всех планы. Стоит побеседовать с ребятами... завтра."

Назар отошел от окна, вытащил свою раскладушку, лег и мгновенно провалился в сон.

Утро началось несколько необычно даже для постоянных жителей Сиреневого мира. Звук, раздавшийся в сонной утренней тишине, поднял бы и мертвого, а уж про живых и говорить было нечего: без всякого телекинеза народ почти моментально перенесся к источнику звука. Из студентов первым примчался Назар - он просто выпрыгнул в окно и ринулся к Куполу, полагая, что такой визг может издавать только живое существо, которому угрожает страшная опасность, возможно, даже смерть.

За ним примчались и остальные студенты. Ворвавшись в Купол и пробежав по коридору, они увидели учеников и кураторов, стоящих около двери в комнату Рыси. Дверь была открыта, но почему-то никто не пытался туда зайти - все толпились около двери и что-то разглядывали. Вид у присутствующих был, мягко говоря, не парадный: кто примчался в халатике, кто в шортах, а Аристарх Борисович был в длинном черном балахоне - видимо, это было первое, что попалось ему под руку. Джонни сидел у стенки, уткнув лицо в колени, и плечи его вздрагивали.

- Что у них стряслось-то? - нервно спросила Наташка.

Макс подошел к Джонни и осторожно тронул его за плечо. Мальчишка поднял голову: он смеялся, неудержимо, так, что даже слезы на глазах выступили:

- Ой... Сейчас... Ыыыы... Ленка.... Ой, я не могу...

Макс сурово сказал:

- Джонни, или ты скажешь, что случилось более четко, или мы идем в комнату сами...

- Не, не надо... в комнату... Ой, не могуууу...

И у мальчишки вновь начался приступ веселья. Макс терпеливо ждал. Джонни наконец отсмеялся и сообщил:

- Там уже Лариса, в комнате. Она сейчас Ленку успокоит. Просто у Рыси в комнате появилась крыса....

И Джонни снова уткнулся в колени. Макс понял, что подробную информацию придется добывать у более сдержанных членов общества. Он оглядел кураторов и их учеников. Те, в свою очередь, внимательно наблюдали за событиями в комнате, толпясь у двери так, что протиснуться было невозможно. Аристарх Борисович старательно хмурился, Алиса покусывала губы, стараясь не засмеяться. Макс подошел поближе и наконец смог рассмотреть, что происходит. У окна, взгромоздившись на стол, визжала, зажмурившись, Ленка - бесстрашная Рысь, выходившая драться против пятерых мужиков. Рядом стояла Лариса, держа в руках небольшую темно-голубую крысу. Ларочка укоризненно говорила:

- Лена, прекрати сейчас же... Ты его пугаешь. Он же маленький. Как тебе не стыдно!

Ленка скосила глаза на крысу, набрала воздуха и продолжила сольное выступление бензопилы. Стоявшие в коридоре начали зажимать уши. Тут, по-видимому, терпение Ларисы закончилось: она взяла крыса в левую руку, а правую протянула по направлению к Ленке и резко начертила в воздухе знак зеро. Ленка замолчала. Рот при этом все еще был открыт, вот только звука не было. Лариса сурово произнесла:

- Если тебе так легче - продолжай визжать. Только звука не будет - мы тут уже все оглохли.

Ленка помотала головой и стала размахивать руками.

- Что?

Ленка снова помахала рукой и жестами показала, что визга больше не будет. Лариса щелкнула пальцами - Рысь вновь обрела дар речи. Макс на всякий случай еще раз заткнул уши, но визга не последовало. Ленка возмущенно спросила:

- Откуда взялась эта гадость!

- Это не гадость, - поглаживая крыса, ответила Лара, - это малыш. Ему месяца три, не больше. Ты же знаешь, в этом мире все появляется неспроста. Наверное, он должен был прийти.

- Почему ко мне? - в лучших традициях восточного базара завопила Ленка, но Лара подняла руку - и Рысь тут же сбавила тон:

- Я их боюсь. Очень боюсь. Ну что бы ему зайти к тебе, например.

- Он зашел к тебе, значит, так нужно было. Да погладь ты его - он же ласковый.

Ленка мрачно заявила:

- У крыс хвосты ядовитые.

Крысенок встал на задние лапки и громко пискнул. Народ в коридоре дружно расхохотался, Лариса укоризненно покачала головой:

- Экстр, - ядовито заметила она. - Высшая категория. Наслушалась каких-то страшилок для малышей. Даже звери над тобой смеются.

Она повернулась к зрителям в коридоре и заявила:

- У всех сейчас умывание и сбор на разминку вроде? Вот и топайте. Мы сейчас уже сами разберемся.

Тут Алиса зашла в комнату и решительно забрала у Лары малыша.

- Крыс пока побудет у меня. Потом поговорим.

Обратившись к Ленке, она добавила:

- Если б я знала, что такой талант пропадает, я бы не налаживала коммуникатор - ты вполне можешь объявлять всеобщий подъем без магических и технических приспособлений. Чтоб это было в первый и последний раз!

Макс подмигнул Наташке, которая в этот момент задумчиво рассматривала маникюр.

- Кажется, у тебя появилась соперница по способностям устраивать визг при виде хвостатых.

Наташка независимо вздернула нос, но промолчала. Назар в этот момент незаметно подошел к Сергею и спросил:

- Слушай, ночью я видел ваш партизанский марш-бросок. Поговори с ребятами - если мы можем вам в чем-то помочь, то ...

Сергей удивленно глянул на Назара, потом кивнул:

- Думаю, нам и правда стоит поговорить. Тут особой тайны нет.

- Ну вот и обсудим, что к чему, - Назар повернулся к друзьям:

- Или мы отправляемся на разминку, или идем по делам. В любом случае, шоу закончено - пора за дело...

Студенчество в это утро решило разделить утреннюю разминку с ребятами. В конце концов, что может быть приятнее пробежки по утреннему лесу, залитому ласковым солнышком, а потом еще и купания в озере. Далеко не каждому жителю Питера это доступно: многие, конечно, уезжают летом на дачу или отправляются на курорты, но не у всех такое получается. В самом городе летом с лесными прогулками и купаниями сложновато. Северная Венеция не предназначена для купания в центре города, хотя каждую весну у Петропавловской крепости можно увидеть отчаянных любителей позагорать. А в жаркие летние дни можно увидеть жителей Питера, загорающих на аллеях парков, на газончиках прямо во дворе, на крышах. И отказаться от возможности подышать чистым воздухом и выкупаться в озере никто из студентов, естественно, не захотел.

После разминки все собрались в столовой: позавтракать и узнать планы на день грядущий. Алиса вошла в столовую не одна: на плече у нее гордо восседал крыс, посверкивая черными глазками-бусинками. Народ сильно оживился, Ленка слегка порозовела. Тут подоспела Женька со своим неизменным спутником - Байком. Не успели присутствующие оглянуться, как крыс очутился на полу перед котом и встал столбиком, нос его при этом смешно шевелился, обнюхивая зверя. Ваня ахнул:

- Сейчас станет на одного крыса меньше!

- Спокойно, - невозмутимо ответила Алиса. - Крыс знает, что делает. Сейчас увидите.

И точно: Байк осторожно приблизил свой огромный нос к маленькому носику крыса, а тот моментально взлетел ему на голову и удобно расселся между ушами, придерживаясь лапками за роскошную рыжую шерсть. Байк отправился к миске с едой, а Алиса продолжила:

- Мы тут пообщались с Крысом. Могу сказать, что Лена зря волновалась: это не ее личный зверь. Он появился у нас благодаря Лигии. Я бы сказала, что не совсем обычный у нас гость и помощник. Вы заметили, как он очутился рядом с Байком?

Иван неуверенно спросил:

- Телепортация?

Алиса кивнула:

- Телепортация - это раз. Способность читать мысль - два, передача энергии - три. Идеальный связной в любом месте при любых обстоятельствах. А тебе, Лена, как раз необходимо было первой с ним познакомиться, потому что ты боишься крыс и мышей. Представляешь, что будет, если ты в нем увидишь не помощь, а опасность? Так что твое личное задание - сегодня Крыс всюду путешествует с тобой. Я знаю, насколько трудно преодолевать подсознательный страх, но это просто необходимо.

Ленка кивнула, а что тут возразишь.

Сергей спросил:

- Алиса, а про энергию? Я не понял.

- Крыс может улавливать энергию из пространства и передавать ее в случае необходимости нам, - пояснил Петрович. - В бою иногда не хватает сил. Вот тогда Крыс вовремя придет на помощь. Кстати, о боях глобальных и местного значения: сегодня мы работаем вместе - нужно собрать недостающую информацию и составить план действий на ближайшее время.

***

Хорошие планы имеют одну неприятную особенность - они не так часто претворяются в жизнь. Казалось бы, все уже решили, договорились. Студенчество отправилось в штаб-квартиру за порцией кофе, а кураторы с ребятами уже начали располагаться в общем зале для большого совещания. Да не тут-то было...

Иван уже был на полпути к своей квартирке, временно превратившейся в отдельный домик благодаря гению Петровича, когда на плече у него оказался Крыс и пронзительно заверещал, вцепившись лапками в ухо. В другое ухо тут завопила Надья:

- Стой! Впереди опасность!

А Назар добавил:

- И сзади уже мчится помощь. Ребята, ущипните меня, что это с нашей штаб-квартирой творится?

И правда, одно из окон вело себя, мягко говоря, необычно: оно надулось, как пузырь, меняя форму, будто отражение в воде. Чувствовалось, что изнутри что-то мощно давит на стену. За окном виднелось что-то клубящееся и непонятное. Петрович, подбежав к Назару, быстро скомандовал:

- Студенты, быстро назад, встаньте за нами. Вы тут не помощники.

Кураторы выстроились перед кривляющимся окном, но не доходя до него метров двести, на всякий случай. Второй шеренгой встали ученики. Макс шепнул Ивану:

- Что это делается. А?

Иван тоскливо промолчал: с одной стороны, творилось нечто и правда жуткое - стена шла волнами, выпучиваясь все сильнее, а с другой стороны (человеческая психология - вещь сложная), Иван мысленно прощался со своей любимой компьютерной системой. Даже не столько с самой системой, сколько с бесценной для него информацией, которая там сейчас явно погибала. Макс, осознав, что в данный момент разваливается не что иное, как жилье его друга, виновато замолк. Надья мрачно дополнила настроение:

- Тут бы самим живыми остаться, оттуда такая энергетика идет - не хуже атомной бомбы рванет, если прорвется.

Студенты окончательно загрустили, а вот кураторам и их ученикам скучать было некогда. Сережка, как будто невзначай, встал так, чтобы Джонни оказался хоть немного, но за его спиной. Если бы Джонни это заметил, Сергею не удалось бы его прикрывать, но пока мальчишка был увлечен поддержкой общей цепи импульса. В одиночку вылезающую из квартиры Ивана силу удержать бы не удалось никому, поэтому кураторы старались выталкивать нападающее нечто из Сиреневого мира, а их ученики направляли свою энергию на поддержку основных сил и обеспечивали передачу этой энергии по цепочке. Ленка, не оборачиваясь, сказала:

- Наталка, а вы там тылы прикройте - мало ли что сзади появится.

Наташка поежилась и обернулась. К счастью, у нее хватило ума и выдержки не завопить, а осторожно спросить:

- А смерч из радуги, который движется к нам, - это опасно?

В это мгновение произошло последовательно, но очень быстро, несколько событий: из окна начала вылезать клубящаяся масса, смерч из радуги (по меткому определению Наталки, ибо это был огромный спиралевидный вихрь, летящий с невероятной скоростью) просвистел над головами собравшихся и с размаху воткнулся в агрессивное серое облако. Петрович рявкнул:

- Ложись!

Странно, но реакция у всех оказалась отличная - через секунду все уютно припластались к травке, причем Байк исхитрился улечься прямо на Женьку всей своей громадной тушкой. От штаб-квартиры послышался мощный взрыв, потом удаляющиеся, но еще различимые ругательства.

- Я раньше не знал, что облака ругаются, - тихо шепнул Джонни Сергею. Тот напряженно вглядывался в открывшуюся панораму. Собственно, смотреть там было не на что: поле, травка, вдали виднелся лес. Ни вихря из радуги, ни массы, прущей из штаб-квартиры. Ни самой квартиры...

-Дела, - протянул Макс, поднимаясь с травки. - Кофе у нас сегодня не будет.

Наташка села, то ли потому что так ей было удобнее, то ли потому, что ноги дрожали, и выдохнула:

- Нашествие инопланетян, часть вторая. Что это было?

Аристарх Борисович смахнул со лба струйку пота и попросил Вадима:

- Закрывай срочно все наши порталы на Питер!

Вадим уселся в позу лотоса и прикрыл глаза, сосредоточившись на задании. Через пару секунд он вскочил:

- Закрывать нечего - у нас не осталось ни одного портала. Что за черт!

Петрович нахмурился - исчезновение порталов и попытка вторжения - все это вырисовывалось в не очень приятную картину. Было понятно, что у них проблемы. А вот какого масштаба...

Наталка тронула Ваню за плечо:

- Вань, ты не расстраивайся, главное - живы. А квартира - может, в Питере она, как была, так и стоит?

Петрович хмыкнул:

- Я вас расстрою, ребята, но там, скорее всего, тоже рвануло. Такие случаи потом списывают на взрыв газа или еще что-нибудь такое же обычное и объяснимое.

- Угу, - кивнул несчастный Иван, - спасибо. Мне правда полегчало.

Глава 26.Мы в такие шагали дали, что не очень-то и дойдешь...

Итак, Ванечка сидел на травке, мысленно прощаясь со своим родовым гнездом в Питере. Наталка сочувственно присела рядом, но что говорить в таких случаях, не знала и просто грустно вздыхала в унисон мыслям друга. Назар же, как истинный аналитик, узрел в происходящих событиях еще одну крайне неприятную тенденцию. Он мысленно прокрутил ее туда-сюда - лучше не стало. Тогда Назар озвучил свои подозрения:

- Мне кажется, что в Питер мы в ближайшем будущем не попадаем? Поправьте меня, если я ошибаюсь...

Все уставились на Назара: Аристарх Борисович с некоторым недоумением во взоре, Вадим как-то очень задумчиво, Наташка - с ужасом. У нее еще оставалось два экзамена в этой сессии - кто о чем, а студент о своих проблемах. Наконец Петрович, добрая душа, ответил:

- Рад бы я, сынок, тебе сказать, что все решаемо, да не получится. Мы, конечно, попробуем разобраться, что происходит, и открыть портал. Но пока дела идут - хуже некуда.

- Есть куда, - послышался уверенный звонкий голос у них за спиной. Полные нехороших предчувствий, все разом повернулись. Около них стояла Лигия, в комбинезоне стального цвета, подтянутая и деловитая. Студенчество Лигию видело впервые, поэтому реакция была достаточно предсказуемой. Макс восхищенным взором уставился на девушку, словно никогда до этого особ женского пола не встречал, Назар отнесся к появлению нового действующего лица настороженно. Надья замерла: такой ауры она еще никогда не видела - энергетические вихри не окружали фигурку Лигии, а устремлялись ввысь, исчезая где-то в космосе. Наталка почуяла в пришедшей девушке соперницу и угрюмо засопела. Иван продолжал предаваться горю, потому почти никак не отреагировал. Лигия кивнула студентам:

- Я - хозяйка этого мира, - она запнулась, мрачнея, - по крайней мере - была, до сегодняшних событий. Мы еще успеем с вами познакомиться. К сожалению, события настолько неприятны и стремительны, что не до церемоний. Нас атакуют, а мы, похоже, не знаем, кто и с какой целью?

Петрович подозрительно спросил:

- Радужный вихрь - это ваше творение?

-Это охранная система моих миров. Я бы не успела так быстро среагировать, - ответила Лигия. - А теперь еще несколько новостей, в дополнение к вашим, кхм, радостям. У меня пропала связь с окружающими мирами - вся. Галактический Совет недоступен, информация не поступает. Порталы все уничтожены. Мы в блокаде, к сожалению. И сейчас возникает только один вариант решения - нам всем нужно уйти туда, где нас никто не найдет и не достанет. Нам нужно время.

Аристарх Борисович задумчиво вопросил:

- Куда ж мы денемся?

- ...с подводной лодки, - мрачно довершил Джонни.

Несмотря на серьезность ситуации, Вадим фыркнул - очень уж фраза нынче подходила к ситуации.

Лигия решительно приказала:

- У вас пять минут на сборы - в Куполе не задерживаться, много с собой не брать. Хватайте только самое необходимое - еда, питье у нас будут, с этим не заморачивайтесь. И быстро уходим - есть у меня одна идея...

Первым ситуацию оценил Петрович:

- Джонни, Сергей, бегом за Чепо. Ребята, заберите то, что может пригодиться. Пять минут на все. Вадим, быстро за инвентарем и оружием. Алиса, присмотри за ребятами. Студенчество, со мной - нужно помочь кое-что уничтожить, на всякий случай...

Всех как ветром сдуло с полянки. Лигия посмотрела на то место, где раньше стояла штаб-квартира, прошла по периметру, к чему-то прислушиваясь, пожала недоуменно плечами. Вынув мини-локатор, она провела им над землей. Результат ей вовсе не понравился. "Не может такого быть", - пробормотала она, затем сняла с пояса нечто, напоминающее небольшой пистолет, и прикрепила к ремню на руке, чтобы при необходимости оружие было наготове. На лице ее было выражение крайней растерянности. Вряд ли кто-либо прежде видел Хозяйку Разноцветных миров в таком недоумении. Раньше она знала и видела все. "Так что же происходит?" - задавала она себе вопрос в сотый раз. И в сотый раз не находила ответа. То, что произошло, было несвойственно Теням. Более того, не было ни малейшего свидетельства того, что Тени хотя бы приближались к порталам и штаб-квартире. Все оставшиеся следы были...чужими. Не принадлежавшими ни одной известной расе или цивилизации. Но чем непонятнее происшествия, тем быстрее нужно уходить из зоны поражения. Лигия тряхнула головой и быстро направилась к Куполу - ее новые друзья уже вышли и ждали у крыльца.

Чепо перешел в состояние транспортировки, перекинув часть массы по одному ему известным пространствам, поэтому сейчас он весил не больше обычного кристалла, размером с кулак. Да и похож он теперь был на кусок горного хрусталя, который Джонни бережно держал в руке. Ребята были серьезны, встревожены, но когда из Купола появился Вадим, на плече которого важно восседал Крыс, народ не удержался от улыбок. Лигия придирчиво осмотрела всех и кивнула:

- Вперед, то есть, за мной.

И легкой походкой двинулась по тропе, уходящей в густой лес. Народ потянулся за нею быстрым шагом. Тишина длилась несколько минут, потом неожиданно раздался громкий треск. Все разом остановились, оглядываясь и прислушиваясь. Вадим напряженно сообщил:

- Звук шел от нашего Купола.

Он глянул на Лигию. Та - на Аристарха Борисовича.

- Бегом, быстро! - крикнула Лигия, и дальнейший путь сквозь чащу пошел в быстром темпе. Наташка с непривычки начала отставать, но Назар ухватил ее за руку и потащил за собой:

- Ты бы еще шпильки нацепила, - проворчал он, работая буксиром. - Куда в лес на каблуках?

- Я откуда знала, что мы будем сегодня столько бегать, - жалобно оправдывалась Наташка.

- Никто не знал, что уж теперь, - сообщил Кирилл, оглядываясь. - Быстрее двигайтесь! Кто не умеет просчитывать планы противника, тот должен уметь очень быстро бегать.

- Молодежь, тихо! - рявкнул Петрович. - Далеко еще?

Лигия бежала так, будто прогуливалась по аллее - даже дыхание не сбилось:

- Еще пять минут и будет вход в лабиринт. Там уже не побегаешь. Но вряд ли найдут.

Она махнула рукой, призывая народ подтянуться. Еще минут пять и они выбежали на полянку. Идиллия зеленой травки и порхающих бабочек нарушалась только мощными звуками чего-то трещащего по швам вдали. Похоже, что купол доживал последние минуты. Лигия быстро подошла к зарослям, похожим на плющ, раздвинула свисающие нити и приложила руку к камню, открывшемуся под зеленой завесой. Камень исчез. Теперь там был вход в пещеру. Лигия повернулась к друзьям

- Сейчас все идут за мной, строго по моей тропе. Все, повторяю - все держатся друг за друга. Не отставать, не сходить с тропы - лабиринт невозможно пройти без проводника. Да и вообще, лабиринт - явление непредсказуемое: откуда он появился - я не знаю, но у меня было время его немного освоить. Нужно дойти до Тайного мира: это опасно, тудно, но сейчас - это наш единственный выход. За мной идет Аристарх Борисович, потом дети, за ними - студенчество, последними Петрович, Алиса и Вадим. Пока решения принимаю я. Никаких обсуждений и раздумий. Если командую "Ложись", сначала все ложатся, потом спрашивают, зачем. Понятно?

- Есть, сэр! - рявкнул Ромка, но под взглядом Петровича утих и сделал вид, что его нет.

- Женька, береги Байка, - распорядилась Лигия. - Держи его за шиворот, чтоб не отклонялся. Быстро за мной.

Последнее, что они услышали, входя в пещеру, был взрыв. Похоже, что Купола уже не было. Женька втащила упирающегося Байка, у которого даже шерсть встала дыбом. Сзади ей помогал Кирилл, не давая коту затормозить и придерживая его за густую шерсть. Ребята пожалели, что не обзавелись ошейником, но кто ж знал. Камень за ними вновь появился и закрыл вход. Впереди был тоннель, освещенный странными цветами, свисающими со свода. А вот по бокам было на что посмотреть. Особенно, если б это была неторопливая прогулка. А тут ... Но все равно ребята успевали глянуть и кое-что заметить. По бокам от них стен не было: там мелькали картины чужих миров. По левую сторону сначала шли высокие синие горы, над которыми сияло фиолетовое солнце, огромное, даже зловещее. Прямо на ребят оттуда стремительно летел странный зверь, похожий на дракона. Лигия крикнула:

- Не вздумайте убегать или прятаться от существ, которых увидите рядом с тропой - они не в этом пространстве и вреда вам не причинят. Но сбить с тропы могут. И тогда мы не сможем вас найти.

Сережка положил обе руки на плечи Джонни, инстинктивно стараясь прикрыть друга от опасности. Наташка полуобморочно охала, когда особо удачный морок казался совсем под боком, поэтому Назар держал ее за руку железной хваткой. Надья не боялась - она видела, что миры по бокам не живые. Это было похоже на прогулку по аквариуму с галереей для посетителей. С правой стороны появились огромные строения: белые, похожие на пчелиные соты. Потом картинка сменилась на полную тьму, сквозь которую за идущими следили чьи-то красные горящие глаза.

- Бррр, - произнесла Лариса, - даже если это миражи, мне кажется, что эти миры существуют.

- Конечно, существуют, - ответила Лигия, не сбавляя темпа, - это матрицы выхода в другие миры. Мы можем туда войти отсюда, они - не могут. Матрица однонаправленная. Именно поэтому я вас прошу не отклоняться от тропы.

Непонятно, как Лигия ориентировалась, куда идти, но она, не снижая скорости, поворачивала, поднималась вверх, потом спускалась вниз. Потом сообщила:

- Сейчас мы будем проходить через миры напрямую - так проложен путь. Пока вы ни с кем не говорите, вас не увидят. Поэтому сейчас полная тишина. И это до тех пор, пока я не разрешу заговорить. Ничего не отталкивать, не пинать, не наступать. Идти точно за мной.

И они вошли в первый мир. Это была абсолютно белая пустыня, по которой медленно передвигались существа, очень похожие на сфинксов. Тропа шла параллельно курсу беглецов, поэтому можно было не торопясь рассмотреть густую шерсть и огромные лапы шагающих сфинксов. Ромка покачал головой, но удержался и ничего не сказал. Солнце было прямо над головой: бледный желтоватый диск, от которого не чувствовалось тепла. Да и света тут было маловато. Мир казался умирающим, медлительным и тусклым.

Через некоторое время Лигия подняла руку - внимание. И они вошли в следующий мир. От неожиданности у всех перехватило дыхание - там бушевала метель, засыпая ледяной крупой все вокруг. Лигия встревожено глянула на снежную пустыню перед собой, осторожно шагнула - и оказалась в снегу почти по колено. Аристарх Петрович тут же вытащил ее обратно. Все замерли, в ужасе глядя на бескрайний снег и поеживаясь от холода. Вадим вытащил из-за пазухи какой-то странный предмет, больше похожий на балахон. Он бросил темную материю на снег - и через минуту перед ними появилось что-то похожее на сани. Надувные сани с парусом. Конструкция выглядела настолько неожиданно, что ребята начали хихикать. Лигия показала Вадиму на парус и между ними завязалась безмолвная речь. По окончании диалога стороны, видимо, пришли к нужному решению: Лигия подала команду забираться на надувную платформу, а Вадим встал около паруса и начал "творить" нужный ветер. При этом ему приходилось бороться с "ненужным" ветром, который свирепствовал в снежном мире. В конце концов, Вадиму удалось набрать нужную мощность, и сани под парусом ринулись туда, куда показывала Лигия. Петрович подключился на помощь Вадиму, ибо сворачивать было нельзя, а собственный ураганный ветер этого неприветливого мира мог в любую секунду сдвинуть их с тропы. Все остальные сидели, намертво вцепившись в сани и мечтая поскорее убраться из этого рая Снежной королевы.

Наконец снежная буря прекратилась - начался новый мир. В нем было красиво. Там был крупный желтый песок, зеленоватое море тихо лизало берег. В этом мире, наверное, было утро: пахло свежестью, а абсолютно земное солнце едва поднималось над горизонтом. Народ пытался вдохнуть поглубже, все расслабились, становилось тепло и уютно. Именно в этот момент над ними пролетел странный объект, похожий на шар. Рядом вдруг полыхнуло ослепительно-белым светом, раздался режущий тягучий звук. Байк рванул в сторону, увлекая за собой Женьку и Кирилла. В следующий момент раздался взрыв - и песок под ногами ребят взлетел высоченным фонтаном. Сережка повалил Джонни и упал сверху, закрывая мальчишку от ударной волны. Послышался крик Лигии:

- Ложись, не сходите с тропы. Ложись, кому сказала!

В суматохе и вздымающихся вокруг фонтанах песка ничего не было видно. Петрович пытался закрыть ребят защитным полем, но не успел - последнее, что видел Сережка - это очередной фонтан песка, вспышку ослепительного света... Потом он, видимо, потерял сознание.

-Сережка.... Ну же. Сереж, пожалуйста, ты меня слышишь?

Под этот тревожный голосок Сергей начал постепенно выплывать из тьмы, пытаясь одновременно приоткрыть глаза и осознать, все ли у него цело. Один глаз ему открыть удалось, он выглянул из-под склеенных песком и солью ресниц: над ним склонилась Наташка. Вокруг было темно - только звезды горели в небе, странные зеленоватые звезды.

- И созвездий-то таких не бывает, - проворчал Сергей, пытаясь сесть. - Джонни где?

Наташка улыбнулась, быстро заговорила:

- Джонни тут. Спит он. Так за тебя переживал, а потом раз - и заснул. Устал мальчишка. Ты как? Болит что?

Сережка глянул на спящего Джонни, потом подумал, проводя внутреннюю и внешнюю инспекцию организма, покачал головой:

- Болит все, что-то отдельное выделить не смогу. А остальные где?

Вместо Наташки ответил Назар, который подошел с охапкой сухих веток или чего-то на них очень похожего:

- Понимаешь, дружище, где остальные - это вопрос очень сложный. Наверное, для тех, остальных, такой же сложный вопрос, где мы. Нас разбросало с тропы. В этом мире оказались ты, Джонни, Наташка и я.

Сережка задумчиво произнес:

- И что самое чудесное в этом - даже мы не знаем, где находимся.

- Зато у нас есть небольшой запас еды, мы нашли тут воду и в целом, климат достаточно теплый, - сообщила Наташка.

- Ага, - подтвердил Назар. - Но я никогда не мечтал быть Робинзоном в пространствах. Это уже что-то запредельное.

С его плеча что-то пискнуло.

- Ах да, - фыркнул Назар, - с нами еще один член команды - Крыс. Именно на его способности у меня очень большие надежды.

Глава 27.Хмурые окопники (место действия - Экстерра)

Сергей осматривался, пытаясь хоть приблизительно сопоставить окружающий мир с чем-то привычным. Человек - странное существо: даже попав на другую планету, он будет воспринимать окружающие объекты, исходя из уже готового набора понятий и форм. Вокруг была ровная поверхность, поросшая чем-то похожим на траву. Трава эта казалась зеленой, но при свете странных звезд в зеленоватых тонах сейчас виделось все: и лица друзей, и куртка, которая обычно была скорее серая, и ветки, притащенные откуда-то Назаром. Сергей хмыкнул:

- Читал я в детстве одну сказку...

Назар улыбнулся:

- Волшебник Изумрудного города, да? Тогда тут должна быть дорожка из желтого кирпича.

Сергей поежился, вспомнив, что там еще были злые колдуньи:

- Лучше не надо. Пусть будет просто Зеленая планета.

Он увидел, что Назар ищет по карманам спички, и предложил:

- Давай, я разожгу.

- Магическими пассами? - спросил Назар. - Лучше не надо. Сейчас объясню, почему. Да где ж они. Ну, хоть это на месте.

Он вытащил пакетик, где был собран настоящий охотничий НЗ: тщательно упакованные спички, соль и нож.

- Ну ты запасливый, - вздохнул Сережка.

- А то, - рассмеялся Назар. - Я из Сибири, с отцом в тайгу часто ходили. Так он мне так вбил это понятие - обязательно иметь с собой вот такой запас, что я даже по Питеру с этим до сих пор хожу. Вот видишь - пригодилось.

Назар сгреб ветки, устроил из них шалашик и ловко поджег. Огонь сразу изменил освещение, и кое-что перестало казаться зеленым. Около костра стало светло и как-то уютно, словно пламя создало уголок земного пространства на чужой планете. Зато за спиной сгустились зеленые тени. Тьма стала казаться гуще и опаснее. Сережка подвинулся поближе к огню. Назар уселся рядом, протянул мальчишке флягу с водой.

- Вода тут почти, как у нас. Я пил часа два назад, до сих пор жив. Так что - не бойся. Наталка, ты что там замолкла?

Ответа не последовало. Ребята оглянулись и увидели, что она спит рядом с Джонни, абсолютно не реагируя ни на какие звуки. Кстати...

- Тут как-то тихо, - поежившись сказал Сергей.

- А и хорошо, что тихо, - откликнулся Назар, пытаясь что-то найти в рюкзаке. - Давай-ка, брат, прикинем, что мы имеем на данный момент. Сначала подумай, с чего началась атака. Развивай логическое мышление.

Сережка начал мысленно прокручивать недавние события, которые как-то резко перевернули все планы.

- Кажется, все началось с того, что Петрович перенес вашу штаб-квартиру в Сиреневый мир.

- Неплохо мыслишь. Значит, картина такая: сначала Вадим приходит к Ване, на Вадима тут же нападают во дворе. После чего события идут по нарастающей. То есть, до тех пор, пока мы действовали по отдельности, на нас наездов не было. А как только мы начали объединяться - оно и началось. Если идти в рассуждениях дальше, то есть несколько вариантов: первый - мы не были нужны в Сиреневом мире и на нас напали именно из-за этого. Второе - нас намеренно загнали в Сиреневый мир и продолжают гнать дальше: при всех нападениях мы все еще живы, но уже далеко от Питера. Ну как тебе?

Сергей пожал плечами:

- И кому это все нужно? Теням?

- Глупости, - отрезал Вадим.

Сергей уставился на него в изумлении:

- Почему глупости?

- Да потому, что мы с Тенями постоянно конфликтовали, потом - вы не единственные Экстры в этом мире, а взялись почему-то только за нас. Что из этого следует?

-То, что мы теперь вообще не знаем, кто на нас нападает и зачем ему это нужно, - вздохнул Сергей. - А почему ты мне костер не дал разжечь? Что там с магией?

Вадим ответил неохотно:

- Сам бы хотел знать. Но пока мы шли по лабиринту - все было нормально. А вот стоило Вадиму соорудить волшебный ветерок - и нас почти сразу накрыли. Может, совпадение, а может - закономерность.

Сережка вспомнил анекдот про человека, падающего из окна, и фыркнул:

- Нам все равно придется этой самой магией пользоваться, - сказал он. - Иначе мы отсюда вообще не выберемся.

- Тихо, - прошептал Вадим, - кто-то идет.

Сережка двинулся ближе к Вадиму и вгляделся в темноту: там и правда шел...человек. По крайней мере, силуэт был точно человеческий. Руки незнакомец держал открыто, чтобы, скорее всего, было видно, что он безоружен.

"Какие все-таки похожие традиции у разных планет", - подумалось Сергею.

Незнакомец подошел к костру, остановился и спросил:

- Можно погреться?

Если бы в этот момент Вадима с Сергеем можно было сфотографировать - снимок бы получился красивым: ребята застыли в полном изумлении. Находиться в совершенно незнакомом месте, под чужим небом с зелеными звездами. И услышать родную речь. Это было невероятно. Правда, незнакомец говорил со странным акцентом, который был похож на выговор американца, в совершенстве выучившего русский, но не расставшегося с артикуляцией родного языка.

Мужчина был в чем-то похожем на черный обтягивающий комбинезон, за спиной у него был небольшой рюкзак.

Усевшись на траву напротив Вадима, мужчина сказал:

- Вы удивлены, что понимаете меня - это странно. Что в этом не так?

- Даже не знаю, с чего начать, - ответил Назар. - Может, с того известия, что мы не с этой планеты?

Незнакомец рассмеялся:

- Вы шутники, ребята, - наконец сказал он. - Наша планета уже несколько тысячелетий закрыта экраном: ни мы в космос, ни к нам из космоса. Галактический Совет вынес решение - а это такая бюрократическая организация, что вряд ли в ближайшие пять тысяч лет у нас что-то изменится. Так почему вы удивляетесь, что я говорю и вы меня понимаете? Разве бывают непонятные мысли?

Сергей кивнул:

- Бывают, хотя не так уж часто. Но вы же говорите голосом, а не мысленно.

Мужчина уже не смеялся:

- Но ты тоже говоришь голосом, высказывая часть своих мыслей. Другую часть ты передаешь уже без голоса. Принцип передачи сигнала не столь важна, как сам сигнал.

Сережка проворчал:

- Ничего не понял, но пусть будет так. Только вам придется принять тот факт, что мы с другой планеты.

Мужчина посмотрел в глаза Сергею и мальчишка услышал его мысли:

- Вы с другой планеты. Тогда как вы сюда попали?

Назар вмешался:

- Простите, но я так понимаю, что вы с Сергеем сейчас перешли на мысленный разговор. Так вот - я так не умею, так что придется вам все же передавать этот, как вы там выразились, звуковой сигнал. Наверное, у нас сейчас будет много вопросов друг к другу. Но самый первый: нет ли у вас какой-нибудь еды?

Мужчина снял рюкзак и вытащил оттуда пару свертков.

- Сейчас, ребята, посмотрим, что у нас есть. Меня зовут Странник. Это одновременно и имя, и образ жизни. И это хорошо, что именно я встретился с вами. Тут в округе живут сплошные хмурые окопники, к ним лучше даже не подходить с идеей прибытия с другой планеты.

- Хмурые окопники? - Сергей представил толпу угрюмых людей, выглядывающих из ямы типа окоп.

Странник фыркнул, видимо, подхватил картинку из подсознания Сергея и объяснил:

- Они уже давно не смотрят на небо, ребята. Сидят по домам, жмут на кнопки на своих визорах, едят, пьют, спят...

-На что же они живут? - резонно спросил Назар.

- Правительство платит им за то, что они пользуются комповизорами, - спокойно пояснил мужчина. - Это же очень удобно, когда никому ничего не нужно - сидит себе человек, смотрит на экран, жмет кнопочки - и все. Ни толп на улицах, ни лишних запросов, потребностей, проблем.

- Однако, - прокомментировал Сергей, - а откуда тогда у правительства берутся деньги, чтобы им платить?

Странник задумался:

- Понимаешь, брат, на самом деле это речи запрещенные. Лет двести назад все еще было по-другому: мы рвались постигать новое, хотели лететь к звездам, пытались разгадать тайны природы. Путешествовали, сочиняли музыку, пели песни. А потом... Потом все медленно сошло на нет. Появились комповизоры. Это оказалось проклятьем нашей планеты. Люди сидели за комповизорами сутками. При этом вот странная вещь какая случилась. Правительство вдруг объявило, что всем, кто пользуется комповизором не менее 10 часов в сутки и смотреть развлекательные программы или играть в игры, будет выплачиваться денежное пособие и выдаваться продукты. Наступила золотая эра. Не все и не сразу засели в своих домах у комповизоров. Но тем, кто так сделал, выделялись огромные льготы. А тем, кто по-прежнему пытался заниматься творчеством, куда-то стремился, мыслил - тем начали постепенно урезать жизненное пространство. Так, ладно, сначала еда.

Он развернул первый сверток, разломил предмет, похожий на хлеб и протянул одну часть Сергею, вторую Назару. Потом глянул на спящих и выделил им по порции, отложив на обертке.

- Так откуда вы здесь взялись? - спросил Странник, вгрызаясь в свой кусок.

Сергей осторожно отломил краешек своей порции, попробовал и понял, насколько он голодный. Поэтому ждать ответа Страннику пришлось до тех пор, пока кусок не был съеден подчистую.

- Да, ребята, - сказал он. - С едой у вас явно проблемы. Но, знаете, приятно встретить ночью в пустоши людей, которые смотрят нормальным взглядом, чьи мысли не заглушены комповизорами. Что ж у вас случилось?

Назар димпломатично рассказал Страннику, что попали они в этот мир не через космос, а через странный лабиринт, соединяющий много миров.

Глава 28.Драконы, желтый лес и инквизиция (место действия - Тьенна)

Иван бредил. Ему казалось, что на него напал огромный, жарко пыхтящий медведь, подмял под себя тяжелыми лапами и вот-вот придушит. Потом медведь почему-то начал лизать Ивана в лицо горячим шершавым языком. Студент попытался отодвинуть зверя и...очнулся. Над ним навис Байк и пытался привести в чувство, облизывая Ване лоб, щеки... Рядом невозмутимо сидел Макс и наблюдал за процессом. С трудом повернув голову, Ваня простонал:

- Мы где?

- Мы? - Макс огляделся по сторонам, покачал головой и не слишком уверенно сделал вывод: - Вроде бы на берегу моря, хотя я не гарантирую, что это море, а не озеро, река, океан... Кто их тут знает, что это такое. Но что точно - вода справа от меня, лес - слева от меня, сзади нечто твердое и высокое, похожее на скалу.

Иван тихо попросил Байка:

- Слушай, котенок, слезь, а? Я уже ожил.

Байк радостно спрыгнул с Ивана и уселся неподалеку, почесывая ухо.

Ванечка присел и огляделся: воды и правда было много, так что можно было назвать это морем, лес.... Нет, конечно, это явно деревья. Пусть на них не листья, а перья, и не зеленые, а желтые. Толстенные стволы уходили так высоко, что невозможно было увидеть, где они заканчиваются. Да и насквозь этот лес не просматривался из-за очень пушистых нижних ветвей. Почва была похожа на песок, только кристаллический и абсолютно белый.

- Красиво, - прошептал Иван, - так красиво, что хочется проснуться.

- Ага, - согласился Макс. - Я только за. Причем, я бы проснулся дня за три до этого события. И постарался бы взять билет до Канады, например. А может быть, и не взял бы. Пропустить такие приключения... Это ж раз в жизни так везет.

- А кому и реже, - согласился Иван и сел на песочке, оглядывая пейзаж.

- Где народ?

- Нууу, - замялся Макс, - Девчонки пошли умываться, Ромка с Кириллом смотрят, что из вещей уцелело.

Он замолк. Иван почувствовал нехорошее:

- Ну, а дальше?

- А дальше... Все. Остальные где-то в другом мире, видимо, - виновато, словно взрыв и нападение были произведены лично им, сообщил Макс. - Нас ведь во время атаки в стороны раскидало с тропы. Ну, вот. Теперь мы вот в этом мире цыплячих деревьев: Ленка Рысь, Лариса, Кирилл, Ромка, Женька вот с Байком, ты да я, да наша Надья, а где остальные - вообще неизвестно.

- Да что ж это такое.... - Иван схватился за голову, яростно потер ладонями виски, зажмурился... Потом сосредоточился, сел спокойно и прикрыл глаза.

- Дело зело отвратное, - подвел итог Иван. - Значит, получается, что ни одного куратора с нами нет, Лигии тоже. На руках у нас пятеро школьников, а мы далеко не волшебники. Назара тоже куда-то занесло. Зови народ, Макс, будем решать, что дальше делать...

Макс встал и отправился собирать немногочисленный отряд. Байк помчался ему помогать. Иван было задумался о доле тяжкой, но от этого неплодотворного занятия его отвлек короткий пронзительный визг. Звук был такой, словно кто-то сначала закричал от испуга, но ему (ей) тут же закрыли рот. Иван вскочил и увидел бегущих к нему ребят. Макс махнул рукой, показывая вверх, Иван поднял голову и, ухватив уже добежавшую до него Женьку, за плечо, резко потянул ее в укрытие под скалу, находившуюся рядом.

- Быстро все сюда, - рявкнул он, закидывая в пещеру остальных и забираясь следом вместе с Максом. Прикрыв собой всю команду, Макс и Иван напряженно смотрели в небо. Там, над морем, ближе к берегу, летел настоящий дракон: огромный, черный, блестящий зверь, выдыхающий дым из ноздрей. Он уже был рядом с тем местом, где только что находились ребята, и начал снижаться, выписывая большие круги... Макс прошептал:

- Или он нас видел, или сейчас пытается понять, что за следы на песке... Уж больно хорошо заметны - кто ж знал...

Иван заметил:

- Он почему-то не хочет садиться на землю. Посмотри, что это у него на шее, ближе к спине?

- Елки, - только и прошептал Макс, - они тут на драконах летают... И как-то неприятен мне этот дракононаездник...

Иван пристально смотрел на всадника, одетого в блестящую куртку и черные брюки, за спиной у мужчины угадывалось какое-то оружие, наподобие арбалета. Наездник точно вглядывался в следы ребят, но садиться почему-то не решался.

Макс прошипел:

- Он не сядет, он сейчас за подмогой слетает... вот тогда у нас и начнутся неприятности. Что-то мне не нравится их наряд и вон та палка за спиной. Вряд ли они нам тут рады.

- Рады - не рады, - ответил Иван, - а встречи лучше пока избежать. В свете всех предшествующих событий....

Он оглядел окрестности: убегать по берегу моря - глупо - все будут на виду, далеко не уйдешь, скала - укрытие на пять минут - тоже несерьезно. Остается лес. Что там, в чаще - даже думать о том не хотелось. Но другого выхода не было. И Иван принял командование на себя:

- Быстро берем вещи и в лес! - скомандовал он. - Женя, присматривай за Байком, чтобы его куда не занесло. Держимся вместе, Макс - идешь завершающим.

Макс кивнул, молчаливо признавая право Ивана на командирский тон. Ведь хорошо известно, что в критические минуты кто-то должен быть командиром - это не столько власть, сколько ответственность. Ребята быстро собрали рюкзаки и молча последовали за Иваном. Ветки с желтыми перьями расступались на удивление легко и послушно, словно ждали гостей. Под ногами тоже было нечто похожее на перья, только белое. Но идти было легко, а присутствие Байка внушало надежду, что хищникам, если они тут водятся, не удастся подойти незаметно. Хотя из всех хищников Иван почему-то на данный момент опасался людей. Так оно бывает: когда тебя гонят куда-то и преследуют - быстро начинаешь вести себя очень осторожно. Они прошли уже минут десять, как вдруг Женька сказала:

- Ребята, ну зачем мы снова убегаем? Ведь нам все равно нужно будет искать дорогу назад. А тот, который был на драконе, - он, может, и не враг вовсе. Что мы, так и будем теперь всю жизнь бегать?

Иван еще не успел ответить, как Ромка ухватил Женьку за руку и потащил дальше, ворча на ходу:

- Была команда идти - иди. А то - друзья, враги... Пока убегаем - это еще ничего, а вот поймают, тогда убежать будет крайне трудным вопросом. Мы их как-нибудь в другой раз спросим, что они хотели. И вообще, при дружеских намерениях принято хотя бы рукой помахать в знак приветствия, знаешь ли.

Женька промолчала, чему Иван был очень рад - на дискуссии у него пока сил не было.

Сквозь чащу ничего не было видно - ни моря, ни неба - наверху ветви смыкались плотным шатром, - это радовало, хотя в лесу было темновато. Троп никаких не было, поэтому шли наугад. Иван при этом очень надеялся, что они хотя бы не ходят по кругу - компаса у них тоже не было.

Вдруг Байк остановился, насторожившись. Иван дал знак стоять всем. В нескольких шагах от них приподнялся большой пласт земли, словно крышка погреба, и оттуда вынырнула невысокая девушка. Она махнула ребятам рукой и улыбнулась. Девушка была похожа на белочку: рыжая грива волос, ушки, как у белки - на макушке и с кисточками на кончиках, глаза зеленые, огромные. На ней был желтый комбинезон, что при цвете здешних лесов можно было назвать маскировочным костюмом. Девочка-белочка еще раз улыбнулась и махнула рукой, уже приглашая идти за ней.

Иван оглядел ребят, помедлил слегка и кивнул:

- Нас приглашают - идем.

Женька было возмутилась:

- Под землю, значит, безопасно? А с теми - опасно?

Ромка миротворчески ответил:

- Сама же видишь - выбора особого нет, тем более, что нас приглашают, но не принуждают. Да и... приглашающие несколько разные.

При этом Ромка руку Женьки не отпустил и вновь потащил за собой. Иван нырнул в яму первым. Дальше шли ступеньки вниз. Девушка уверенно шла впереди, освещая путь чем-то типа фонарика. По бокам шли земляные стены, причем Иван мог бы поклясться, что ход был прорыт недавно, но пока лимит удивления у него был несколько исчерпан. Наконец они оказались у двери, похожей на люк. Девушка приложила ладонь к двери, та открылась, и показался длинный коридор, освещенный и вполне уютный. Девчушка подождала, пока все зашли, потом люк закрылся и послышался странный звук, словно что-то за дверью обрушивается и падает. Коридор слегка куда-то двинулся, по крайней мере, было такое ощущение, что они вместе с коридором перемещаются вбок. Девушка снова улыбнулась, сунула руку в кармашек комбинезона и достала оттуда горсть блестящих штук, похожих на пуговицы. Она показала на свое ухо - там была закреплена такая пуговичка, потом протянула Ивану остальные приборчики и указала на его ухо. Иван присмотрелся - это были небольшие черные клипсы. Он прикрепил одну себе на ухо, а остальные раздал ребятам. Девушка кивнула и сказала, странно растягивая гласные, будто пропела:

- При-иветсвую ва-ас на Тьенне, друзья-я!

-Ух ты, - только и ответил Кирилл, дотрагиваясь до клипсы: - надо же, как удобно - переводчик?

Иван покачал головой и ответил девушке:

- Благодарим вас за приглашение. Тьенна - это название вашей планеты?

Девушка улыбнулась:

- Тьенна - да, это НАША планета, - она сделала упор на слове "наша", Иван это отметил на будущее.

- Я Афина, - сказала девушка, слегка поклонившись.

Ребята переглянулись, затем каждый назвал свое имя, а Макс поинтересовался

- Скажите, а откуда у вас такое имя? Простите нашу реакцию, но уж очень оно известно на нашей планете.

Афина пожала плечами и ответила:

- Обычное имя. Довольно часто встречается у нас на Тьенне. Но и правда странно, что у вас оно известно. Пойдемте в зал - нас там ждут.

Она легко повернулась и повела путешественников по коридору. Они проходили мимо дверей - странных, будто высеченных из камня. Все вокруг напоминало подземный город, построенный великанами - большое, грубоватое, но надежное. Наконец Афина остановилась у гладкой каменной стены и провела рукой по одной ей видимой линии. Стена расступилась - и ребята оказались в огромном зале. Это было удивительное помещение - высокое, с полукруглым сводом, массой светильников, уставленное столами, диванами, креслами и большими мониторами. И, несмотря на огромные объемы, оно было уютным и вызывало чувство безопасности. В зале сидело трое мужчин, которые сразу встали с кресел и слегка поклонились вошедшим. Один из них был почти копией Афины - рыжий, невысокий, зеленоглазый. Второй - высокий, худощавый, с гладкими светлыми волосами и несколько странными, абсолютно черными глазами. Третий мужчина очень напоминал гнома в традиционных мифологических описаниях: низкорослый, коренастый, с густой бородой и черными бровями. Но взгляд у него был неожиданно приветливым, несмотря на мрачную внешность.

- А вот и наши гости, - радостно загудел "гном", подходя к ребятам и устраивая их по креслам и диванам. - Устали? Присаживайтесь, отдыхайте. Давайте будем знакомиться. Меня зовут Гефест, это, - он указал на высокого светловолосого мужчину, - Дарий, а вон тот рыжий и энергичный юноша - Геракл.

- Приятно познакомиться, - прошептала Лариса, падая в кресло и жалобно глядя на Кирилла. - Кирилл, нам это снится, да?

Кирилл задумчиво смотрел на хозяев подземелий и ничего не отвечал, а вот у Ивана появилась некая идея. Он представил ребят и спросил:

- Скажите, а насколько редки ваши имена на Тьенне? Дело в том, что у нас, на Земле, эти имена не дают детям, потому что так звали богов и царей в глубокой древности. И, судя по количеству совпадений, это не может быть просто так. Уж не посещали ль ваши предки нашу планету?

Гефест задумался.

- Ты говоришь, в глубокой древности? Хотя... время на наших планетах, скорее всего, различно. Вряд ли нам удастся сопоставить периоды. Да и гадать особо не приходится.

Он тряхнул головой и улыбнулся:

- Очень может быть, что мы с вами родственники. Много лет назад жители Тьенны начали войну с бывшими друзьями - жителями планеты Экстерры. В результате, Галактический Совет наказал обе цивилизации и отправил восстанавливать планету, около которой предки неосторожно устроили решающую битву. Ну, про тех, кто улетел на пострадавшую планету, мы больше ничего не слышали. А нам выход в космос был закрыт навсегда. Кстати, как вам удалось попасть сюда? Мы видели, как вы появились на берегу. Довольно эффектно, я бы сказал.

- Да, - согласился светловолосый Дарий, - я бы тоже хотел знать, как вы путешествуете по космосу. Мы не заметили ни космического корабля, ни капсулы - вы просто вывалились, простите, из воздуха на берег. Потом лежали не шевелясь. Мы уже хотели вас выручать - хотя нам очень опасно выходить из леса - но тут вы начали приходить в себя. Особенно хорошо вас будил этот чудесный зверь.

Байк приосанился и эффектно разложил по дивану - да-да, Байк возлежал на диване, наравне со всеми - свой пушистый хвост.

Дарий фыркнул и продолжил:

- Так откуда же вы тут появились?

- Мы и правда свалились, только не с неба, а из другого мира, - вздохнул Иван. Насколько возможно кратко он поведал о событиях прошлого дня, присутствующие слушали, не перебивая. Потом воцарилась тишина, которую почти тут же нарушил тихий звон. Афина вскочила и щелкнула кнопкой у монитора - там появилась картинка синего неба, в котором кружили драконы.

- Это по вашу душу, - усмехнулся Гефест. - Как они вас испугались - целых пятнадцать сторожевых драконов. Это просто чудо, что вы сразу сообразили идти в лес - в ином случае, даже не знаю, как бы нам удалось вас вытащить.

Женька глянула на Ромку, но тот не отрываясь смотрел на драконов и всадников:

- Кто они такие и зачем им мы?

Дарий достал какой-то кувшин и начал наливать ребятам что-то похожее на сок:

- Пить - есть хотите? Сейчас организуем. Это, дорогие гости, слуги инквизиторов. Они контролируют всю планету, правда, только на поверхности. Вас, конечно, собирались схватить и перевезти в Храм Покаяния. А из Храма вы бы вышли уже послушниками Кающегося Бога. Но вам пока, я думаю, мало что понятно. Вы пока ешьте, а мы вам попробуем объяснить, что у нас происходит.

Гефест задумчиво глянул на монитор:

- Оружие вроде у них стандартное, а вот то, что их так много - это хуже. На обычных жителей Тьенны они бы не отправили столько всадников. Значит, о чем-то догадываются.

Кирилл тревожно спросил:

- А если они нас найдут?

- Слабо им нас найти, мальчик, - улыбнулся Гефест. - Мы сейчас очень глубоко под землей. Постоянных входов у нас нет. Когда нужно было вас сюда привести - роботы прокопали ход там, где мы пристали к поверхности. А потом, когда вы зашли на корабль, вход сразу был завален. Да и мы уже совершенно в другом месте подземного мира.

- Корабль? - Лариса оглядела зал и вдруг задала неожиданный вопрос: - Этот корабль - он не ваш, да?

- Вы очень точно сформулировали мысль, - ответила Афина. - Корабль этот - чудо працивилизации. Один наш ученый случайно нашел подземный корабль-город. Причем, нашел именно в то время, когда появилась религия Покаяния. Думаю, что все это мы еще обсудим. Сейчас самое главное - это то, что инквизиторам сюда не добраться. Они не знают, где и как нас искать.

- Так не бывает, - мрачно заявил Иван. - Какое-то время - да, такое может быть. Но ведь если они захотят - существует много способов получить информацию. Расскажите-ка про ваших инквизиторов поподробнее. Что у вас все-таки происходит? А то мы теперь с вами, получается, в одной команде. Так что - решая ваши проблемы - мы решим и наши проблемы. А возможно, что и наоборот.

Тем временем на столе появлялась еда, да еще какая! Афина доставала все новые припасы из ниши в стене и расставляла блюда на столе. Конечно, с непривычки, кое-что было страшно даже пробовать. Были там и странные желеобразные пирамидки ярких цветов, и непонятные горки каких-то квадратиков, шариков, полосочек. В общем, на выбор, но все совершенно незнакомое. Однако, голод, как говорят в народе, не тетка, поэтому ребята понемногу приступили к пробе экзотики и вскоре пришли к выводу, что все вполне съедобно. Видимо, и правда, были у них общие предки с этими жителями Тьенны. Хозяева подкладывали гостям добавку, а Гефест сообщил, что вся еда на столе - натуральная, не синтетика, так что вреда от нее никому не будет. Иван хотел было прокомментировать это дело в плане того, что вряд ли жителям одной планеты совершенно безвредно есть то, что выросло или бегало по другой планете, но Ларочка тут же сообщила, что она очень хорошо умеет определять, съедобна ли пища, поэтому все могут есть спокойно - вреда не будет. Иван ей поверил. В конце концов, она экстр, а не просто человек, ей и виднее. Тем временем Гефест начал рассказ:

- Религия Покаяния... Да, появилась она на нашей планете очень давно. Много у нас было разных религий, убеждений, наук, так что - никто никому не мешал, верь, во что хочешь. Основывались приверженцы той религии на том, что за гордыню нашу были мы наказаны не Галактическим Советом, а более невероятными и непостижимыми силами. И правда, странные вещи рассказывали историки про ту войну. Будто бы предки наши дружили с той цивилизацией, торговали, вместе осваивали космос. И причиной войны послужила одна планета, на которую стали претендовать обе цивилизации. И спорить-то было не о чем : ерундовая малая планетка класса Г - ни жить на ней, ни полезные ископаемые добывать. Обычно такие планеты вообще в реестры не заносили. И вдруг - война. Тут и правда поверишь, что кто-то свыше подстроил. А потом это треклятое сражение, которое почему-то две развитые цивилизации начали около обитаемого мира. Как такое могло произойти? Причем историки по-разному это объясняли. И про сбой межпланетного информатория писали, и про ложные данные. Один даже до того додумался, что предположил вмешательство некоего искусственного разума, который не мог, видите ли, захватить власть над Галактикой, пока наши две цивилизации входили в Галактический Совет. Ну, дело это прошлое - так никто до сих пор и не знает, что произошло на самом деле. Вот после того, как наши цивилизации оказались в изгнании и под арестом, появилась эта самая религия Покаяния. Много веков она существовала тихо, никому из не верующих не мешая. И вот около ста лет назад как-то вдруг оказалось, что почти все население планеты - это послушники кающегося Бога. Появилась идея о том, что, когда все мы уверуем и покаемся, - с нас снимут проклятие и мы снова станем полноправными членами Галактики. Потом стало еще хуже: Верховный Правитель Тьенны принял закон, по которому каждый житель планеты должен был пройти посвящение в Храме Покаяния. Каждый, без исключения. В это время мы все работали на базе археологов. Один из ученых занимался поисками подземных городов - следов працивилизации. База у нас была большая, и как-то все мы не захотели проходить обряд посвящения, тем более, что нехорошие слухи ходили об этом обряде. Потом начались облавы на инакомыслящих. Правительство создало Инквизицию - специальную службу, которая искала тех, кто еще не прошел обряд посвящения в Храме Покаяния. Мы собрались и стали думать, куда уходить, никто из нас не хотел становиться верующим насильно. И тут наш археолог, наш умница - обнаружил этот корабль! Это был просто подарок судьбы. Працивилизация оставила его "на причале" в одной из глубоких пещер. К счастью, в нашей группе был человек, который умел читать древние тексты. Он-то и смог разобраться, как попасть внутрь, а уже на самом корабле мы нашли все инструкции - как управлять этим транспортом, схемы механизмов, планы подземных трасс. Правда, изучать это все пришлось уже на корабле, так как нас начали искать. Я до сих пор с ужасом думаю, что могло бы случиться с нами, если б не это везение.

- Да, вам повезло, - согласился Иван, - но что же происходило с теми, кто проходил обряд посвящения? Вы узнали это?

Гефест помрачнел:

- Мы узнали... Уже тут. Вы видите? У нас есть полная система наблюдения на корабле. Это уже дорабатывали наши ученые. Вот что мы выяснили: обряд посвящения проводится в Храме Покаяния. Этот Храм странно напоминает биологическую лабораторию: там много комнат, в каждой из них стоят барокамеры. Нового послушника приводят в помещение, укладывают в барокамеру, погружают в сон. Время "посвящения" около суток. После этого пациента будят, приводят в чувство, кормят и даже провожают до дома. Но... Это уже не человек.

Гефест замолк, пытаясь успокоиться.

Афина продолжила за него:

- Да, после этого получается очень удобный индивидуум, который абсолютно послушен, не задает лишних вопросов и ведет себя, как...робот. Мы предполагаем, что в Храме уничтожают саму личность, но как они это делают - этого не понимает никто из нас, хотя тут есть и биологи, и физики, и историки. Мы не можем проникнуть в Храм - он очень серьезно охраняется. А без доступа к этим приборам трудно сказать, что происходит. И вот еще что - мы вычислили некий центр, откуда Инквизиторы и Правительство получают указания. Сейчас пытаемся расшифровать эти послания и выяснить, кто же стоит за всем этим уничтожением цивилизации.

Ромка потрясенно спросил:

- А Инквизиторы, Правительство - они тоже прошли обряд? Я хотел сказать, они ведут себя, как роботы?

- Похоже на то, правда, если бы речь шла о роботах, то я бы сказал, что у них несколько иная программа, - ответил Дарий.

- Да, - вздохнул Иван, - это мы удачно попали, и если мы даже не родственники, то явно товарищи по несчастью.

В тот момент даже Иван, с его способностями мыслить аналитически, не мог предположить, насколько близок он был к истине.

Глава 29. Вот деревья тянут ветви - я боюсь, меня съедят (место действия - Экстерра)

Нечто похожее на кофе уже давно было выпито, а беседа все продолжалась. Даже Крыс вылез на плечо Сергею и деловито дожевывал кусочек пирога. У костра было уютно и хотелось продлить эти минуты, подарившие временное затишье. Но все когда-то заканчивается, вот и Странник, взглянув на посветлевший краешек неба, сказал встревожено:

- А нам уже пора, ребятки. Давайте собираться. Днем лучше идти по лесу, а не сидеть под открытым небом. По опыту знаю.

Он встал, аккуратно провел рукой над костром - огонь угас, полянка очистилась от следов привала, будто и не было там ничего. Ребята, вздыхая и потягиваясь, поднялись, отряхивая от земли куртки и закидывая на спины рюкзаки. Наталка, критически глядя на свои босоножки, тоскливо произнесла:

- Знать бы, куда нас занесет, - я бы лучше кроссовки прихватила. До чего ж надоело на этих каблуках бегать по пням да кочкам.

Странник посмотрел на обувь и молча полез в свой мешок. Порывшись в нем какое-то время, он с победным видом вытащил оттуда нечто похожее на две шкурки и подал Наташке:

- Скидывай, милая, свои каблуки. Эти штуки поудобнее будут.

Наташка с подозрением покрутила шкурки в руках, прикидывая, где у них вход. Потом решительно скинула босоножки и сунула одну ногу в шкурку. Обутка вытянулась по ноге, крепко охватив ступню и лодыжку. На лице у девушки проявилось недоумение:

- Она что - живая? - недоверчиво и немного испуганно спросила Наташка. - Как это она по ноге сразу улеглась.

Странник с улыбкой смотрел на девушку:

- Это наша умная обутка, - пояснил он. - Она не живая, но обладает способностью принимать форму ноги. На любой размер подходит, непробиваемая, непромокаемая. В общем, незаменимая обувь в наших краях. Ты не бойся, вторую тоже надевай. А остальным я такую обутку в поселении добуду. Нет у меня больше в запасе.

Наташка влезла во вторую шкурку и засияла, как утреннее солнышко.

- Если б вы знали, какое это счастье - слезть с каблуков после того, как уже сутки пробегала на них по бездорожью...

Она подпрыгнула и сразу заинтересовалась:

- А умыться мы сможем?

Странник одобрительно кивнул:

- Мысль здравая. Сейчас в лес войдем, там подальше хороший родник есть и озеро - там и умоетесь. А до поселения нам часа четыре топать, так что - в путь, друзья мои. Предупреждаю - с тропы в лесу не уходите.

Сережка сразу занервничал, вспоминая лабиринт:

- И что будет, если с тропы уйти? Снова по разным мирам раскидает?

- Да не раскидает, а просто... Тропа у нас проложена по безопасным местам, а вот за тропой может быть и трясина, и минный гриб. В общем, лучше не надо с тропы сходить.

-Минный гриб, - проворчал Джонни. - Распустились грибы-то, как я погляжу.

Сережка покосился на Джонни, а Назар вдруг спросил:

- Джонни, скажи-ка ты мне, друг мой, что сейчас делает наш Чепо?

Сергей даже приостановился, вспомнив, что да, точно, у Джонни же есть Чепо. А вдруг информаторий что знает о других ребятах и о кураторах. Но Джонни только коротко вздохнул:

- Не знает Чепо ничего. Ему почему-то здесь в полную силу работать не получается. Я так понял, что те части Чепо, что в других измерениях, тут не могут с ним соединиться. Так что пока он просто разумный кристалл.

Мальчишка погладил информаторий, лежащий в кармане его куртки и снова вздохнул.

Назар тоже вздохнул: ситуация была, мягко говоря, сложная. Присутствие Чепо ничем не помогало, да и Крыс похоже не мог обнаружить остальных ребят. Приходилось пока думать самостоятельно, решая задачку со всеми неизвестными мира.

Солнце, неожиданно синее, а не зеленое или желтое, уже показало свой краешек из-за горизонта, когда команда вошла в очень странный лес. Начинался он с мелкого кустарника, про который Странник сказал коротко:

- Рукавом не заденьте - без одежды останетесь на раз, а то и укусит.

Наташка охнула и стала строго придерживаться середины тропы, которая, по счастью, была проложена щедро - ширина метров в пять. Кроме того, над тропой ветви не свисали, возможно, по краям действовало волшебство, препятствующее разрастанию недружественной флоры на территории тропы.

А что флора была мягко говоря, дикая, - уже можно было понять из предупреждений о минных грибах и хищных кустах. После кустов по бокам от тропы появились деревья с толстыми кривыми стволами. Их ветви были похожи на корявые руки, готовые схватить любого, проходящего мимо. Назар не знал, то ли воображение у него разыгралось, то ли деревья и впрямь были хищниками. Сергей вдруг спросил, подозрительно глядя на одно из растений у тропы:

- Странник, ваши деревья умеют ходить?

Странник мгновенно повернулся и что-то крикнул дереву, приблизившемуся к краю тропы. Растение замерло и, кряхтя, начало медленно отползать обратно в лес. Зрелище было крайне неприятным. Джонни деловито спросил:

- У вас тут что - все деревья ходят и охотятся на людей?

Наташка поежилась:

- А мы ночью на травке лежали. Она тут не кусается?

Странник с досадой ответил:

- Думаете, у нас это так всегда было? Лет сорок назад одному умнику в голову пришло избавиться от надоедливых насекомых. Тогда еще, знаете ли, наука развивалась, да вот не в ту степь она пошла. В общем, они в своих лабораториях разработали такое вещество, которое должно было уничтожить кусачих насекомых. Вроде проверили - все нормально. И говорили ж умные люди - не лезьте в природу, там все устроено тоньше, чем вы думаете. Так нет, потянуло их на подвиги. С самолетов обработали гектаров так двести леса, и все вокруг города, между прочим. Потом еще раз обработали, для верности. А лет через пять в их же лабораторном саду деревце укусило сотрудника. Подкралось и тяпнуло. Хорошо хоть парень не растерялся: вырвался и сбежал. Стали проверять, в чем дело. А оказалось, что вещество дает побочный эффект. Знаете, как часто бывает при изобретении нового лекарства: одно лечит, а остальное убивает не глядя. Так и у них произошло. Им бы не торопиться, просчитать все последствия, а они сразу распылять полезли. Да хорошо, что не всю планету посыпали этой гадостью.

Странник резко остановился и махнул рукой в сторону - за тропой что-то метнулось в глубь леса и там уже взорвалось, оставив клуб дыма.

- Вот, - горько прокомментировал Странник. - Это как раз минный гриб. Если взрывается рядом - может отравить дымом. Симбионт наших милых деревьев - поставляет им уже убитую добычу.

Наташка поежилась, оглядываясь по сторонам. Странник подмигнул девушке:

- Мы из эпицентра этого жуткого леса через десять минут уже выйдем, а дальше лес уже не такой опасный. А еще через полчаса выйдем уже на территорию, которую наши полностью контролируют и чистят - там хищной флоры нет. Там можно и с тропы будет сойти, умыться.

Наташка встретила известие об умывании почему-то без прежнего энтузиазма.

- А ваши ученые не пытались как-то ситуацию исправить? - поинтересовался Сергей, крепко держа Джонни за плечо и поглядывая по сторонам тропы. - Ничего себе прорыв в науке...

- Да пытались, - Странник махнул рукой. - Им бы тогда по-быстрому все, что натворили, уничтожить. Так тут как раз включились экологи: живое уничтожать нельзя, нужно сделать заповедник и изучать этот феномен. Вот и ...доизучались. Семена далеко ветром разносит. Пока изучали, такие деревья начали прорастать уже далеко от тех мест, где порошок распыляли. Лет пять все пытались контролировать процесс да обработку какую-то проводили. Только сдается мне, что от той обработки еще хуже стало. Мы сейчас территорию экраном закрыли, как смогли. Да каждую неделю проверяем, что где растет на контрольной полосе. Сжечь бы тут все, да тогда нас быстро обнаружат. Во-первых, к этой зоне сейчас почти не лезут ни с контролем, ни со сканированием. Считают, видимо, что тут никто не выживет. Во-вторых, недавно мы выяснили, как прекратить размножение некоторых хищных видов. Так что - можно сказать, приспосабливаемся. А вот зверей да птиц жалко - их тут теперь нет. Где бедным зверюшкам было знать, что теперь их еще и деревья с кустами есть станут.

Странник вздохнул и добавил:

- Вот такую цену платят за глупые эксперименты, ребята.

Наташка кивнула:

- У нас таких экспериментаторов тоже хватает. Хорошо бы им не удалось такое же открытие сделать.

- Когда Грибоедов писал "Горе от ума" - он не это имел в виду? - тихо спросил Джонни у Сергея. Сережка фыркнул:

- Когда Грибоедов свою комедию писал, человечество было не намного умнее - но все ошибки совершались при низком развитии науки и техники и так испортить природу тогда не удавалось.

Тут лес по сторонам неуловимо изменился: деревья стали больше напоминать обычные сосны и березки. Странник сообщил, что самый опасный участок пути они миновали, но сходить с тропы еще пока нельзя. Джонни деловито поинтересовался, откуда они обычно пытались проникнуть в информационную систему. Странник оживился и начал объяснять, что вход каждый раз ведется из разных мест, поэтому можно будет попробовать это сделать после того, как они придут в поселение Неспящих.

- Я договорюсь с ребятами, тебе покажут нашу аппаратуру. А потом вы сможете попытаться выйти в информационную сеть с удаленной точки. Только я пойду с вами - каждая такая вылазка рискованна.

Сережка хмуро сообщил, что им придется еще брать с собой и его, Сергея, потому что Джонни один никуда не пойдет. Странник улыбнулся и только сказал:

- Кто бы сомневался...

Через час справа от тропы появилось озеро - оно было огромное и абсолютно прозрачное: можно было разглядеть каждый камушек на его дне. Странник коротко сообщил:

- Привал, ребята. Тут можно набрать воды и умыться. Что сначала: к роднику или умываться?

Народ решительно обрадовался возможности сначала хотя бы немного утолить жажду. Странник привел их к красивому родничку, который пробивался на дне глубокой каменной чаши, заботливо расчищенной. Рядом висел небольшой ковшик, которым нужно было набирать воду. Наташка все еще с подозрением смотрела по сторонам, но деревья и кусты не делали попыток перемещаться и хватать ее за руки, и девушка постепенно успокоилась. Да и появились живые существа: бабочки, пчелы, птицы - все они явно показывали, что флора перестала быть хищной. Ребята напились прозрачной ледяной воды и пополнили свои запасы впрок. Потом все вернулись к озеру и умылись. Купаться Странник запретил, сказал, что нельзя выходить на открытое пространство, так как сверху может вестись наблюдение.

- Наше поселение замаскировано так, чтобы сверху никто ничего не заметил. А вот с озером выходить на открытое пространство - опасно. Тем более, что мы пока не знаем, как построена система наблюдения. Вот если получится взломать их защиту и управлять системой со стороны - тогда все станет намного легче. Как говорится, тогда все остальное будет решаться чисто технически.

Странник с надеждой глянул на Джонни, тот уверенно пообещал:

- Только дайте мне добраться до ваших терминалов - и какую бы защиту они там не поставили - я пробьюсь.

Сергей кивнул:

- Джонни пробьется. А я попробую помочь. У меня есть кое-какие способности, сопутствующие.

Сергей не стал уточнять, что его способности скорее относятся к привлечению необходимых шансов на везение, чем в технических познаниях.

Дальше путь проходил по нормальному, как говорится - старому доброму лесу. Два часа пролетели незаметно. И вот, наконец, вдали показалось поселение - сразу это было трудно заметить, потому что домики были мастерски упрятаны среди кустарника, вьюнков, плюща, а сверху все это укрывали ветви деревьев, похожих на вековые вязы и ивы. Получался такой законспирированный городок, но смотрелось все это невероятно уютно, разве что на улочках было непривычно тихо и безлюдно. Вдруг из ближайшего домика выскочил высокий седой мужчина и быстрым шагом направился к прибывшим гостям.

- Странник, откуда ты на этот раз? - закричал он. - И кто эти удивительные молодые люди с тобой? Неужели ты нашел еще одно поселение Неспящих?

Он подлетел к Страннику и крепко обнял его, потом подошел к ребятам:

- Откуда у нас такие гости? Ну, давайте знакомиться - меня зовут Рон. Как именуют вас, прекрасная дама?

Он подошел к Наталке и поклонился ей, глаза его при этом весело посверкивали из-под густых бровей, а губы сами собой расплывались в озорную улыбку. Наташка не могла устоять и тоже засияла:

- Наталия.

Рон сорвал цветок, росший неподалеку, и торжественно преподнес его девушке:

- Прекрасная Наталия, знайте, что если кто-то вас обидит, я лично застрелю этого безумца!

Странник проворчал:

- Он застрелит, так что лучше не обижайтесь ни на кого. Это, Натали, такой тип, что...

Рон свирепо глянул на Странника и они оба захохотали. Потом Рон перешел к знакомству с остальными гостями. Подойдя к Джонни, он удивленно сказал:

- Слушай, как же ты похож на моего брата, будто вы двойники. Правда, моему брату сейчас уже тридцать лет, но вот много лет назад он был твоей копией, или ты - его. Ну, давай знакомиться.

После процедуры знакомства Рон все же повторил вопрос:

- Откуда ж вы взялись? Где ты их нашел, Странник?

Странник проворчал, что некоторые воспитанные люди гостей сначала кормят, поят да отдохнуть дают, но все же пояснил:

- Они из другого мира, то есть, с другой планеты.

Рон остановился:

- Ты меня сейчас разыгрываешь, да? Признайся! Это ведь невозможно....

- Я тоже так думал, а вот, как оказалось, нет на свете ничего невозможного.

Рон с надеждой глянул на Натали:

- Прекрасная Наталия, скажите, что он не врет... Вам я поверю.

- Все правда, - подтвердила Натали, - мы и правда из другого мира. Мы прошли через Лабиринт, но теперь не знаем, как попасть в свой собственный мир. Да и... проблем у нас тоже много, все произошло так быстро, что мы еще не успели даже понять, что именно случилось. Так что, наверное, у вас нет шансов застрелить моих врагов. Они явно пока сильнее нас.

Рон покачал головой:

- Кто бы ни был вашим врагом, они сильнее только потому, что вы, как я понимаю, ничего о них не знаете. Я всегда говорил, что информация - это решающая сила в сражении.

- Кстати об информации, - лениво заметил Странник, - вот Джонни считает, что он сможет пробить защиту информатория. И даже собирается сделать это так, что никто не узнает, из какой точки совершено проникновение. Так что - после обеда, на который мы, кстати, крайне рассчитываем, знаешь ли, так вот...после обеда нужно будет показать молодому человеку наши средства связи и прочую технику.

Рон уважительно глянул на Джонни и заторопился:

- Прошу вас в дом. Ко мне, конечно. Обед сейчас будет, все в лучшем виде. Не каждый год к нам заходят такие удивительные гости...

- Что ты мелешь... - Странник иронично улыбнулся, - к нам такие гости вообще никогда не заходили. Так что - давай поторопись, баснями соловья не кормят.

В домике у Рона было прохладно и просторно: светло-желтые стены были украшены многочисленными цветами, светло-кремовый диван стоял рядом с круглым столиком. Половина комнаты была застлана пушистым ковром, на котором лежали подушки. Рон смущенно сказал:

- Я обычно больше люблю сидеть на подушках, но вы выбирайте, где вам удобнее.

Наташка почувствовала, как у нее подступают слезы - уж очень недавно это было: квартира Ивана, сидение на подушках, кофе, веселая болтовня. Назар сочувственно глянул на девушку и молча плюхнулся на подушку:

- Наталка, я точно знаю, что с Иваном все хорошо.

Сергей удивленно глянул на Назара, но поддержал сказанное:

- И я так считаю. Если нас занесло в этот мир, то и они должны были попасть в какой-то другой мир. И скоро мы узнаем, куда именно. Вот только управимся с местным информаторием, и мне кажется, что кое-что прояснится. Вряд ли мы сюда попали случайно. Ты ведь слышала, что их не выпускает в космос Галактический Совет? А как ты думаешь, много ли планет, которые попали под такую серьезную опалу?

Наташка посмотрела на Сергея с удивлением.

- А, ты же спала, - вспомнил Сергей. - Так вот, я считаю, что мы или в мире Теней, или в мире Экстров. То есть, в их родном мире. А такие случайности... В общем, я в них не верю. А вы?

Назар нахмурился:

- Подожди, ты считаешь, что этот мир нам некоторым образом и не чужой?

- Вот именно.

Сергей обернулся к Рону:

- Как вы называете свою планету?

Тот удивленно моргнул и ответил:

- Экстерра. Что ты имеешь в виду, говоря, что мы не чужие?

- Да вот получается, что именно ваши предки были когда-то сосланы на нашу Землю, чтобы исправлять причиненный планете вред. Таким образом, мы - ваши потомки. Хоть и очень дальние у нас корни родства, но все же...Например, мы с Джонни - Экстры. Думаю, что это слова произошло от названия вашей планеты. Кстати, вы не помните, как называлась вторая планета, с которой вы воевали?

Рон нахмурился, пытаясь что-то выловить из глубин сознания, но тут вмешался Странник:

- Я помню. Она называлась Тьенна. А вот где это находится и куда именно тогда сослали часть наших жителей - этого не знаю. Не записали наши историки. Сплошные легенды и мифы.

Назар хлопнул Сергея по плечу:

- Все сходится. Ну, кое-какие звуковые замены - и вот они: Экстры и Тени, а точнее - потомки жителей Эстерры и Тьенны. Молодец! Так ты думаешь, что часть ребят может быть сейчас на Тьенне?

Сергей пожал плечами:

- Не знаю, но это очень даже возможно.

Рон подвел итог беседе, ставя на пол огромный поднос с едой:

- Вот видите, что-то уже начинает проясняться. А это значит - вперед и да пребудет с нами удача!

Глава 30. Умение мыслить - штука полезная (место действия - Тьенна)

Иван подождал, пока освободят стол, и попросил:

- Друзья, а нет ли у вас такой вещи, как лист бумаги и карандаш?

Афина задумчиво сказала:

- Это ты про такое плоское, тонкое изделие из дерева и еще одно - из дерева и графита в виде палочки?

Гефест не выдержал и фыркнул. Иван слегка обиделся:

- Откуда мне знать, может, вы как-то по-другому тут наладили способ записывания информации. На магнитные носители, к примеру.

- Да, есть и магнитные, - кивнул Гефест. - А лист бумаги - это сейчас организуем. Тебе побольше?

Иван прикинул масштабы бедствий и количество вопросов и мрачно сказал:

- По-видимому, самый большой из имеющихся.

Бумага была просто роскошной - белая, гладкая: черти - не хочу. Ребята склонились над столом, а Иван начал привычное действо с перекладыванием всего, что произошло на бумагу в виде схем и картинок.

- Значит, что мы имеем?

- Кучу проблем и пару мелких неприятностей на завтрак, теракт на обед и драконов на ужин, - радостно сообщил Ромка.

- Вот это и нужно сейчас как-то определить в логическую форму, - не смутился Иван, прицеливаясь к углу листа и рисуя огромный овал.

- Это кто из вышеупомянутых? - подозрительно спросила Ленка.

- Пусть будут Тени, - сосредоточенно ответил мыслитель и нарисовал еще один овал.

Кирилл вредным голосом продекламировал:

- Я с детства не любил овал, я с детства угол рисовал...

- Углов у нас не будет, будет большая паутина, - протянул Иван, рисуя третий овал и вписывая в него слово - Мы.

- Мы - это кто? - задал вопрос Гефест, с любопытством школьника подглядывая за процессом.

- Мы - это очень емкое понятие на данный момент, разделенное в неопределенном пространственно-временном континууме по пока еще скрытым от нас причинам, - мстительно ответил Иван.

Гефест подвинулся ближе, следя за процессом с искренним восторгом.

Иван, не отрываясь от черчения, обратился к Кириллу:

- Ты бы взял еще пару человек, из тех, кто потолковее, да посмотрел, что там за шифровки по каналам передач идут.

- Какие шифровки? - удивился Кирилл, но Дарий понял Ивана сразу.

- У нас там есть запись перехваченных сообщений, помнишь, Гефест говорил: есть источник, от которого Инквизиторы получают распоряжения, но мы не можем понять, где он находится и что в тех сообщениях?

- Ага, - Кирилл явно успокоился по поводу нормальности погруженного в рисование овалов Ивана и спросил у ребят:

- Кто умеет читать египетские иероглифы или хотя бы пробовал расшифровывать коды?

Первой откликнулась Женька, которая все же была специалистом по языку животных, птиц и деревьев. Потом Лариса тоже заявила, что кое-что с разгадыванием зашифрованных текстов у нее получалось. Ромка просто захотел глянуть, на всякий случай. Макс и Ленка остались наблюдать за черчением Ивана. Надья попросила разрешения забраться в спокойный уголок, чтобы немного подумать над картами.

Все равно, - сказала она, - от меня больше ни в чем толку не будет.

Рядом с Надьей пристроилась, с ее разрешения, Афина - наверное, это в генах всех женщин - пытаться предсказывать будущее. Надья раскладывала карты и что-то тихо объясняла рыжеволосой ассистентке.

Иван создал группу из трех овалов. В одном стояла буква Т, в другом - Э, а третий пересекался с ними и обозначался словом - Мы.

Макс спросил:

- Почему это мы с ними всеми пересекаемся?

Иван аккуратно заштриховал пересекающееся пространство и ответил:

- У нас что получается? Условно говоря, есть люди обыкновенные, и есть люди с магическим даром. Магический дар применяется ими с разными целями. Условно выделяются группы тех, кто преумножает зло, и тех, кто защищает добро. Хотя даже эти категории всегда были условными и трудно провести четкую грань. Значит, общее у нас то, что мы живем на одной планете и вынуждены сосуществовать. Различия - в уровне магических способностей и в целях. Я даже не уверен, что деление на Экстров и Теней возможно в абсолютном варианте.

- То есть? - спросила Лена.

- То есть, лично я не знаю лично всех Экстров и всех Теней. Я не могу сказать, что Экстры все творят только добро, а Тени - только зло. Значит, правильнее исходить из того, что есть люди. Люди, обладающие магическим даром, и люди, не имеющие такого таланта. Также есть люди, которые служат Добру, скажем, живут, помогая другим, и есть люди, которые служат Злу, живут ради своей выгоды. Так, по-моему, будет вернее.

-Очень может быть, - ответила Лена. - Тьенна, Экстерра... Экстерра, Тьенна...

Макс тревожно взглянул на Лену:

- У тебя жара нет? Что-то ты бредишь...

- Я не брежу... Послушай... Тьенна - Тени, Экстерра - Экстры...

- Черт! - хлопнул себя по лбу Иван и уставился на Лену, словно она только что сообщила о выигрыше российской сборной по футболу на чемпионате мира со счетом 10:0.

Макс растерянно произнес:

- Но вот...Ээээ....

- Что украшает мужчин, так это исключительное красноречие, - язвительно прокомментировала Лена. - Ну, как вам теория?

- Это не теория, - Иван растерянно смотрел на свои овалы, которые он, скорее всего, считал кругами. - Это уже практика. Значит, мы на планете Теней. Что подтверждается рассказом Гефеста, их именами.

- А нам говорили, что боги Олимпа были Экстры, - заметил Кирилл, чутко прислушивавшийся к разговору.

- А еще когда-то говорили, что Земля плоская и стоит на китах, - парировала Лена. - Так что у нас дальше на картинке?

Иван снова взялся за карандаш.

- Теперь пляшем от начала экстремальных событий. Мы вели свои расследования, вы - занимались своими делами. Нас почти не трогали. Скажем, были отдельные небольшие неприятности. Потом мы с вами объединяемся, и неприятности начинают сыпаться в геометрической прогрессии. В итоге нас разделяют на группы, как я думаю. Наша компания попадает на Тьенну, где остальные - мы не знаем.

Иван нарисовал стрелки: от Лабиринта на Тьенну и еще одну - в пустоту, поставил там знак вопроса.

- Теперь ситуация на Тьенне. Не так давно здесь началось массовое производство роботов из людей. Кто это делает - непонятно, видимый сектор исполнения - Инквизиторы. Менее видимый, но вроде существующий - правительство. Только совершенно точно - за всем этим стоит еще один источник власти, который имеет определенную цель, о котором никто ничего пока не знает и вот тут-то и может проявиться нечто важное и для нас. Любое насилие порождает сопротивление. С сопротивлением вроде все в порядке, есть в наличии.

Гефест иронично поклонился, но Иван продолжал

- Также это партизанское движение порождает преследование со стороны того самого неизвестного повелителя. Есть несколько вариантов дальнейших действий. Варианты сильно зависят от успеха ребят, которые заняты декодированием. Как там у вас дела?

Кирилл неохотно отозвался:

- Похоже на иероглифы. Если б знать, что тут может быть по содержанию...

Ленка спросила у Гефеста:

- То, что пытаются расшифровать ребята, - это ведь запись... А сейчас прием сигналов ведется?

Гефест кивнул на монитор в углу:

- Не только прием, но и запись всех сообщений. Регулярность сообщений - раз в сутки. Время постоянное, длительность - от двух до пяти минут. Ответные сообщения идут в то же время.

- Стало быть, сжатие файла?

Иван одобрительно глянул на Лену:

- И правда, что можно передать за пару минут... Передается сразу пакет информации. Он сжат. Будем искать способ распаковки.

Кирилл вздохнул:

- Я так понимаю, что флешку с программой распаковки архивов здесь вставить некуда?

Афина вскочила:

- Обормоты... Глупые растяпы...

Кирилл даже испугался, оглядываясь, куда, в случае чего, убегать.

- Распаковка сжатой информации. Ведь здесь в инструкциях было упоминание, что... Я сейчас найду.

Она подбежала к столу, открыла дверцу сбоку и начала быстро перебирать тонкие пластины с яркими корешками. Через минуту она издала торжествующий вопль и вытащила пластину с зеленым корешком.

- Вот она. Сейчас прочитаем, как это делается.

- Ну-ну, - скептически заметила Ленка и потянулась к рюкзаку. - Попробуем и земные аналоги? Как бы только тот текст кинуть в мой ноут?

- Ничего себе, - выдохнул Иван, - она ноут с собой успела прихватить... И батарея потянет?

- А то, - гордо заявила Ленка. - Одна в ноуте на 6 часов работы и одна запаска в рюкзаке. Пока не включай, подумай сначала, как ту информацию сюда перетащить.

- Ничего невозможного не бывает, конечно, - с сомнением протянула Женька, - но сюда бы Джонни... Кирилл, давай попробуем сначала на местной технике распаковать.

- Кстати, о местной технике, - вмешался Гефест. - Через час будет как раз то время, когда происходит передача информации. Вот и посмотрите сами, как это происходит.

Афина уже вставляла пластину в боковую панель монитора. На экране появилось изображение рамки и надпись, которую девушка сразу перевела:

- Вставьте символ данных в рамку.

Специальной указкой она коснулась символа, стоящего над текстом, потом дотронулась до рамки. Текст исчез, а в рамке появилась новая надпись: "Введите пароль".

- Отлично, - подытожил Кирилл. - Пароля нам и не хватало. Интересно, пароль к программе распаковки или к пакету данных?

Афина растерянно сказала:

- По этому поводу инструкций нет, значит, вот к этому пакету данных...

Иван озверел: он сел перед монитором и начал набирать всевозможные сочетания букв и цифр. Если бы речь шла об обычном, так сказать, земном пароле - дело заняло бы максимум час, но здешнюю логику ухватить за хвост было трудно. Женька тихо сказала:

- Афина, а у вас не бывает таких пластин, которые бы помогали подобрать пароль?

Афина ринулась к столу и снова начала перебирать пластины, Гефест смотрел на ребят с уважением - видимо, ему даже в голову не приходило, что с информацией можно проделывать такие фокусы. Через пятнадцать минут Иван сидел взмокший от напряжения и злой оттого, что ничего не получалось, а Афина вдруг сказала:

- Кажется, я нашла.

Пластина была торжественно вставлена - и все, затаив дыхание, уставились на экран. Снова была проведена операция по совмещению значков, программка деловито пощелкала минут пять и вдруг файл открылся. Пароль был подобран.

- Ура!!! - закричала Ленка.

- Ура, - угрюмо согласился Иван, глядя на текст.

Ленка тоже посмотрела на экран и взвыла:

- Да что ж за день такой! Что ж везде все не так. Кто придумал так шифровать тексты? Что это за абракадабра?

Кирилл спокойно ответил:

- Нормальный двоичный код. Я вам просто поражаюсь, вы в первый раз такое видите? Сейчас будем расшифровывать. Вот только проблема - какие буквы здесь чем обозначены...

Все затихли, страдая молча. Потом Женька с надеждой взглянула на Афину, та, не говоря ни слова, вновь отправилась к заветному столу с пластинами. Гефест одобрительно кивнул:

- Возможно, это наконец сработает. Не может такого быть, чтобы тут не было инструкции к чтению двоичного кода.

- На их языке, - добавил Кирилл. - Я сейчас попробую разобраться, но мне нужна помощь кого-то из вас - я-то вашего языка не знаю.

- Значит, будем думать вместе, - подытожил Дарий и сел рядом с Кириллом.

- Внимание, сейчас пойдет очередная передача данных, - сказала Афина, показывая на монитор в углу, который засветился белым.

Ребята подошли к монитору, напряженно всматриваясь в экран. По экрану поползли уже знакомые непонятные символы. Так продолжалось минут пять.

- Это шла передача от нас, - пояснил Дарий. - Сейчас пойдет от...скажем, высшего Разума.

И точно - по экрану вновь поползли символы, от которых уже начало рябить в глазах. И вдруг, в конце сообщения появилась фраза на таком знакомом и родном русском языке: "Черно-белым мир быть не может. Экстерра. Джонни"

- Джонни, - прошептала Ленка, садясь в ближайшее кресло.

- Джонни! - завопил Ромка, прыгая от волнения. - Живой, Джонни!!!

Женька обняла Ленку, и они сплясали какой-то дикий танец племени мумбу-юмбу прямо посреди зала.

Гефест изумленно смотрел на бурные восторги ребят, потом спросил:

- Это ваш друг? Как же он смог выйти в нашу сеть? Неужели он на Экстерре?

- Получается, что там, - ответила Ленка. - Хорошо бы ему знак подать, вот только как? Не посылать же хвостом к следующему сообщению?

Кирилл уже изучал послание:

- А знаете, что он сделал, гений наш? - улыбнулся Кирилл. - Он этому Высшему существу, передающему распоряжения, вирус посадил. Потому и сообщение прикрепилось. Ваш загадочный Высший Разум теперь всем сообщения с таким хвостом рассылает. А что-что, вирусы и я умею. До завтра сделаем.

- Ага, заметила Ленка, - а потом нам этот Высший Разум всем по шее и надает. Давайте дальше расшифровывать. И вирус тоже...делай.

Глава 31.Дорогой товарищ Высший Разум (место действия - Экстерра)

После обеда ребята почувствовали, что глаза слипаются. Странник это заметил и предложил:

- Забирайтесь-ка спать, народ, вам и так досталось. Со связью уже завтра разберемся.

Джонни тут же заявил, что лично он совершенно не устал, потому что умеет экономить энергию, да и ночью спал. Сергей поддержал друга:

- Мы с Джонни умеем не спать по несколько дней, так что - ночью выспимся. А вот Наташе и Назару стоит отдохнуть.

Цепочку принял Назар, категорически высказавшись в пользу бодрствования. Наташка было тоже присоединилась к друзьям, но тут ей сообщили, что, во-первых, ее никто и не собирался брать на вылазку, во-вторых, она-то точно устала. И, в-третьих, кто их будет радостно встречать у входа, когда они вернутся из опасного путешествия. Наташка взвыла:

- А если вдруг что - я одна останусь? Да пусть лучше вместе куда угодно. Боюсь я без вас оставаться.

- Трудно порой понять женскую логику, - сказал сурово Джонни, - но сейчас Наташка права - давайте пойдем вместе. Только сейчас все могут отдыхать - мне нужно выяснить кое-что про местные системы связи и подготовиться. Что толку бегать туда-сюда?

На том и порешили. Рон стал объяснять Джонни принцип устройства связи на Экстерре. Мальчишка слушал очень внимательно, иногда останавливая Рона и выясняя кое-какие детали.

- Значит, связь вся беспроводная? А усилители? Ретрансляторы?

Рон показал на схему, висящую на стене:

- Прием и передача сигналов идет через сетку аэростатов. На схеме отмечено их расположение.

Джонни глянул на схему:

- Сигнал возьмет ближайший аэростат, так?

Рон кивнул.

- А где мы будем выходить в сеть?

Рон показал на карте место, предполагаемое для установки связи. Джонни деловито выспросил еще про масштаб и полез за своим любимым пультом, на котором производил какие-то расчеты и одному ему понятные разработки. Он долго возился, потом спросил, нет ли в поселении некоторых очень полезных в техническом творчестве материалов. Они с Роном перешли на активное обсуждение, что именно подойдет для построения системы отражателей, потом удалились куда-то, видимо, на склад. Вернулись через час, жутко довольные друг другом. Рон восхищенно приговаривал:

- Вот это гений, ну голова... Правда, я понял от силы десятую часть его идей, но все равно - гениально!

Наталка уже успела слегка выспаться, да и Назар выглядел так, будто только что вырвался из объятий Морфея. Джонни тут же взял в оборот Сергея, объясняя ему, что куда прикручивать. А сам принялся за какие-то ритуалы, сильно смахивающие на шаманское камлание с бубном. Странник спросил у Рона:

- Что он делает?

Рон тихо ответил:

- Готовит атаку на пятый уровень.

- То есть, поселению крышка? - подвел итоги Странник грустно.

- Пожалуй, крышка пятому уровню, - фыркнул Рон. - Парень знает, что делает. Вообще-то до некоторых вещей мы могли бы и сами додуматься, но новый взгляд всегда лучше цепляет. Сейчас они строят поистине гениальную систему отражателей.

- Мммм?

- Ставим систему отражателей, которая рассчитана на пять аэростатов.

- Знаешь, - грустно сказал Странник, - годы суровой жизни, видимо, не прошли даром и я стал намного хуже соображать... Не мог бы ты мне пояснить ваши светлые идеи попроще?

Рон покачал головой:

- Стареешь, брат, - и, увернувшись от тяжелой руки друга, продолжил: Понимаешь, первый вопрос в чем? Нас не должны засечь в первые же пять минут, как это происходило раньше. Нужно время, чтобы что-то сделать в сети. Поэтому Джонни делает систему отражателей - они рассредоточат сигнал на пять приемников, находящихся в секторах, удаленных от нас. Сигнал пойдет со значительным усилением и отразится так, будто на связь вышли сразу из пяти дальних секторов пять разных объектов, на четыре мы дадим сигнал просмотра телепередачи и только на пятом будем ломать уровни. Стало быть, первые полчаса они будут проводить поиск по тем секторам. В принципе, поиск они будут вести и дольше, просто полчаса - наиболее безопасная цифра. Значит, они там себе ищут, а мы тут себе работаем.

- Гениально.... - выдохнул Странник. - Вот что он имел в виду тогда, у костра. А еще что?

- А вот следующие моменты я вообще не понял. На третий уровень выйти будет легко - мы туда уже выходили. Но на четвертый можно пройти только тем, кто работает на правительство.

- У нас же вроде нет правительства? - удивился Странник.

- Есть, но это не те люди, которых показывают. Первый уровень у нас - общедоступен, так? Это кино, видеозвонки, болталки всякие, игры... Второй уровень для общения "народ - органы власти" - всякие регистрации, жалобы, льготы, выборы. Третий... Как ты думаешь, для чего третий?

- Наверное, для общения организаций, которые все эти льготы да регистрации утверждают и для отчетов от них правительству?

- Примерно так. И четвертый - туда выходят только те, кто правит. И там они общаются с центром, от которого, как считает Джонни, идут все эти странные новые порядки, включая насаждение комповизоров и перерождение людей в окопников.

- И как наш гений собирается туда попасть?

Рон улыбнулся:

- Ты не поверишь...

- Скорее всего, поверю, если хотя бы узнаю, во что именно, - раздраженно проворчал Странник. - Ты можешь рассказывать нормально или из тебя каждое слово клещами тащить нужно?

- Да не волнуйся ты так, - Рон явно веселился. - Хочешь, я тебе водички принесу?

Странник аккуратно взял большую палку, висевшую на стене, и покрутил ее в руках, мрачно глядя на Рона. Тот поднял руки и засмеялся:

- Все, я сдаюсь. В общем, Джонни запустит шпионскую программу и замаскируется под члена правительства.

Странник сел на пол, правда, прицельно на подушку, чтоб помягче было:

- Делов-то, - только и сказал он. - А мы-то тут два года крутимся, выйти не можем, а он, значит, так сразу возьмет и замаскируется? Ну-ну... Хорошо, если такой фокус получится, хотя... сомневаюсь я, что все пойдет так просто.

Рон стал очень серьезен:

- Если это не пройдет, тогда я уж и не знаю, что пройдет, - ответил он. - Парень очень толковый, знает, что делает. Конечно, непредвиденные обстоятельства могут быть, но тут уж...

Сергей поднялся, разминая занемевшие ноги, упрямо глянул на Рона и Странника, отчеканив:

- А вот об этом уже позабочусь я.

Команда новоявленных хакеров вышла из поселения уже ближе к вечеру. Все тщательно скрывали волнение, и немало в этом помогал Рон - неунывающий и энергичный, словно и не было у него за плечами долгих лет, полных забот и тревог. Все же именно он отвечал за все поселение, это на его плечах лежал груз забот о людях, посмевших избрать свободу и жить так, как они считали правильным. Эти люди выбрали творчество и науку, мечту о звездах и любовь к родной земле. Это они исправляли ошибки, уже совершенные предками и до сих пор совершаемые живущими в забытьи окопниками, променявшими поиск предназначения на сытый полусон у комповизоров. А Рон был опорой для неспящих в нелегком пути к свободе: он знал, что и где достать, преодолевал абсолютно нерешаемые проблемы, вселял веру в отчаявшихся, помогал тем, кто нуждался в поддержке... И при этом оставался веселым, легкомысленным порой человеком, которого любили и слушали все в поселении.

Вот и сейчас он понимал, что Джонни - всего лишь мальчишка, которому страшно и тяжело нести ответственность за предстоящую сложную операцию, поэтому он шел рядом и в сотый раз находил нужные слова, чтобы даже мысли у Джонни не появилось, будто что-то может пойти не так. Сергей был благодарен Рону за это - трудно поддерживать друга и в то же время выравнивать линии вероятностей. Линии текли в сознании Сергея, словно шелковые нити. Пока держишь их - кажется, что они послушны и никогда не запутаются, но стоит только отвлечься на мгновение - и будешь полдня приводить все в нужный порядок. А такой роскоши они себе позволить не могли - все нужно было сделать сразу, пока на помощь приходит Его Величество Фактор Неожиданности.

Через час они прибыли к намеченному месту, установили переносную станцию и Джонни начал укреплять оборудование. С помощью Назара, Рона и Странника он собрал отражатели, потом придирчиво осмотрел все углы и наклоны, проверил настройки прибора и вынул из кармана небольшую коробочку. Пощелкав на ней переключателями, Джонни подсоединил коробочку к станции. Потом достал Чепо из кармана и сказал:

- Чепо, друг, я знаю, что ты сейчас не можешь мне серьезно помочь. Я только прошу тебя - пока идет сеанс связи, есть вероятность информационного всплеска. Вдруг ты сможешь уловить хоть что-то... Очень нужно узнать, где наши. Попробуй, ладно?

Чепо мигнул и слегка засветился изнутри. Джонни оглянулся, посмотрел на друзей и сказал:

- Да пребудет с нами сила!

"И правда, хорошее заклинание", - подумал Назар. Он тоже любил первые серии "Звездных войн", а уж эту фразу повторял в жизни не однажды и верил, что она помогает не хуже волшебства.

Джонни включил станцию - и сигнал пошел. На экране выпало меню с программой фильмов, всяких шоу, игр, но мальчик тут же переключился на второй уровень. Второй уровень запросил номер жителя. К этому они были готовы: Джонни ввел реально существующий номер и получил разрешение войти на уровень. Заказав себе льготное распределение продуктов в связи с якобы намечающимся днем рождения (пусть порадуется окопник), Джонни нажал на кнопку "Регистрация жителя", которая должна была вывести его на третий уровень.

Теперь начиналась более опасная часть игры. Мальчик начал вводить данные не на новорожденного, как делалось при регистрации, а скинул в программу вирус-шпион для сбоя системы проверки информации и ввел данные на жителя 30 лет, также была введена информация о социальном статусе - "Министр удовольствий". Эту должность еще не успели занять, судя по новостным программам, поэтому система, обманутая вирусом, дала довести регистрацию до конца. Все замерли, так как теперь Джонни должен был выйти на четвертый уровень, уже как министр удовольствий Нир Галлакен.

Мальчишка аккуратно сбил счетчик посещений, ввел фальшивые данные и замер. Система ехидно, как показалось присутствующим, запросила пароль. Странник молча полез в карман, достал оттуда какую-то таблетку и кинул в рот. Рон успокаивающе положил руку ему на плечо, что-то зашептал на ухо. Джонни фыркнул:

- Пароль? Да без проблем, - пропел он, включая свою коробочку. На экране защелкали цифры, с бешеной скоростью система гениального компьютерщика просчитывала пароль входа и через минуту, которая всем показалась вечностью, на экране появилась надпись "Доступ разрешен".

Странник выдохнул, Рон замер, потому что на экране показалось меню кабинета министра. Среди кнопок была одна, которая, видимо, им и была нужна. На ней была надпись "Запрос инструкций. Только для экстренной связи". Джонни вздохнул и нажал на кнопку. Сначала экран замигал, появилась надпись "Ждите ответа", потом прозвучал вопрос, заданный приятным баритоном:

- Вы связались с Высшим Разумом. Изложите вашу проблему. Говорите четко, без эмоций, только факты. Ваша информация будет рассмотрена. В случае необходимости с вами свяжутся. Время записи - пять минут.

Пока голос вещал с экрана, Джонни кивнул Рону, и тот быстро встал у микрофона. Джонни нагнулся к коробочке и стал там что-то подстраивать, стараясь не пыхтеть. Рон в это время четко излагал придуманные на ходу проблемы по части получения удовольствий жителями Экстерры. Хватило его красноречия на все пять минут. Джонни снизу показал большой палец, мол, все классно. Голос с экрана произнес:

- Спасибо за информацию. Конец связи.

Джонни быстро вышел из кабинета, затем из системы, выключил станцию и повернулся к друзьям:

- Вы как думаете, не пора ли нам отсюда быстро-быстро исчезнуть? - сказал он, улыбнувшись. - Хорошего понемногу, а рисковать бы не стоило.

Назар моментально разобрал отражатель, Странник провел рукой над полянкой, очищая ее от следов - и группа компьютерных злоумышленников растворилась в лесу.

Сергей шел в стороне, стараясь не отвлекаться. Его работа еще не была окончена, и линии полагалось еще поддерживать в нужном порядке. Остальные понимали, что отвлекать Сережу не нужно, и молчали. Только Джонни время от времени победно улыбался. Только когда все пришли в поселение, Сергей рухнул на коврик с подушками и простонал:

- Мне б воды.

Наталка кинулась за водой, а Странник уселся рядом с Сергеем и сказал:

- Ну, герой дня, рассказывай, что ты там успел еще сделать такого, что мы не поняли.

Джонни уселся по другую сторону от Сергея и начал, хитро глядя на всех и сияя улыбкой:

- Ну, значит, если коротко о главном. Министр этот теперь ваш. Система его будет считать родным и близким, потому что регистрация теперь там числится как правильная, пароль есть и, как мне показалось, Рон очень убедительно изложил вопросы получения удовольствий. Хотя я не очень вслушивался, конечно. Далее, этот ваш Верхний Разум - я запеленговал его координаты.

- Ого, - только и сказал Странник.

- Ну вот, - продолжал Джонни. - Кроме того, я заслал к нему парочку таких хитрых программ. Они так встроены, что не разглядишь, но... Во-первых, вы теперь можете прослушивать и читать все, что он рассылает, приказывает и так далее. Прямо отсюда, так как все опять же пойдет не совсем напрямую. И еще - это я уже скорее для нас сделал, чем для вас. Каждое его сообщение будет иметь в конце приписку. Сам он ее не увидит. А вот получатели... Для чужих это безобидная фраза, а если наши увидят, то поймут, что мы живы и находимся на Экстерре.

Сергей встрепенулся

- Что ты там посадил на хвост? Какую фразу?

- Черно-белым мир быть не может. Экстерра. Джонни.

- Что ж, - сказал Назар. - Будем надеяться, что это сработает.

В этот момент кристалл Чепо засветился ровным сиреневым светом. Джонни взял его на ладонь и спросил

- Ну что? Получилось?

Чепо произнес:

- Джонни, положи меня на пол, я сейчас стану очень тяжелым.

Джонни осторожно опустил Чепо на ковер рядом с собой. Кристалл вздохнул, замерцал и, словно трансформер, развернулся в большой куб.

- А мне нравится такая форма, - удовлетворенно сказал Чепо. - Даже лучше прежней.

Рон и Странник смотрели на чудеса молча, словно не верили своим глазам. Джонни погладил Чепо по грани и сказал:

- Я так рад, что ты снова с нами.... Как у тебя это получилось?

- Я пробился в одно из своих подпространств по лучу, который вы поймали, - ответил Чепо. - Я могу сказать, кто говорил с вами. Я могу сказать, где кураторы и остальные ребята. Правда, я очень умный информаторий?

Джонни с нежностью погладил Чепо еще раз и сказал:

- Ты, Чепо, лучше всех, второго такого нет во всей вселенной...

Глава 32. Алекс - Юстасу (место действия - Тьенна)

Расшифровка кода проводилась очень оперативно. Ребята разобрали копии текстов и начали работу в три группы. В каждую из них входил местный представитель, как знаток языка, потому и получилось три коллектива, объединенных, так сказать, общей целью. Макс предположил, что начальные и конечные фразы должны быть одинаковыми. Проверили и вытащили эти фразы. Потом Макс пристал к Гефесту с требованием написать все возможные фразы, с которых может начинаться послание. И все, которыми послание может заканчиваться. Гефест пыхтел, шипел, но придумывал и записывал. Афина тоже принялась за стандартные приветствия и прощания, ориентируясь на собственное представление о деловом этикете. Дарий пытался сравнивать остальные тексты и искать общее и различное. Общего он нашел пока только наличие одинаковых циферок во всех текстах, а различий - с его точки зрения, не наблюдалось. Как он заявил, все сплошная абракадабра. Наконец, Надья, которой надоело смотреть на общие мучения, попросила Афину нарисовать их алфавит и отправилась подбирать код экстрасенсорным методом, справедливо полагая, что эффект будет одинаковым.

- Стоило эту пакость распаковывать... - ворчал Ромка, который терпеть не мог всякие логические задачки.

Кирилл философски заметил:

- Развитие мылительного аппарата начинать никогда не поздно, друг мой. И вообще, это тебе не вазочки на расстоянии кидать.

Ромка пообещал Кириллу, что в следующий раз будет не вазочка, а предмет потяжелее. И что он, Ромка, не ручается, что тот предмет пролетит мимо Кирилла, ибо слишком умные притягивают к себе неприятности.

Так переругиваясь и страдая, вспоминая подвиг Шампольона, расшифровавшего египетские иероглифы, они просидели еще час. Наконец Ромка сказал, отчаянно морща лоб:

- Ребята, мы никогда это не расшифруем. Но ведь эти сообщения как-то принимают? Может, получится влезть в точку приема вот этого безобразия? Должна же там быть система декодирования. Вы сами подумайте - даже на Земле применяется различная система кодирования алфавитов, как мы будем все это вручную разбирать?

Кирилл проворчал что-то по поводу паникеров, которые еще и думать не любят, потом поднял голову от таблиц и спросил заинтересованно до невозможности:

- Ты что сейчас сказал?

- Что? - испугался Ромка.

- Рома, ты сейчас вот только сказал что-то предельно умное, что для тебе несвойственно. Повтори, пожалуйста.

Ромка поразмыслил, стоит ли отвечать на очередную шпильку Кирилла, но решил, что потом рассчитается, при случае, так сказать:

- Я говорил, что там, где эти послания принимают, должен быть механизм декодирования.

- Точно, - Кирилл отложил карандаш и повернулся к Афине: - Это можно сделать?

- Что именно? - удивилась девушка, шевеля ушами. Выглядело ужасно мило, но ребятам было не до того. Макс и Иван наперебой начали объяснять, что именно следует сделать.

Наконец Гефест полез к технике и начал там что-то настраивать.

- Обычно у нас не получается выйти в их приемные точки - там требуется пароль, - сказал он. - Будем пробовать те пластины с подбором паролей?

- Будем, - осторожно ответил Иван. - Но сначала два вопроса: первый, если пароль не удастся подобрать, хозяин точки доступа не поднимет тревогу? И второй - нас могут вычислить по обратному адресу или сигналу?

- Вычислить могут, - ответил Гефест. - Найти - нет. Но интерес к себе мы точно вызовем. С другой стороны, эту грань мы перешли, когда пригласили сюда вас, так что теперь вопрос только в одном - кто успеет первым: мы или они.

- Значит, лучше успеть нам, - подвела итог Ленка. - Тем более стоит влезть в их систему - там не только программа декодирования, но и еще что-нибудь интересное может найтись.

Надья из своего угла подтвердила, что ситуация складывается очень нестабильная, требующая решительных действий. Растерянно вертя в руках карту, она сообщила:

- У меня тут два очень серьезных действующих персонажа вырисовалось: оба короли, оба неизвестны никому из нас и оба, представьте, сейчас решают и определяют нашу судьбу. Кто бы это мог быть?

- Не волнуйся, с такими темпами развития событий эти короли станут нам знакомы в очень близком будущем, - мрачно напророчил Макс. - Как бы нам от них еще сбегать не пришлось.

- Сбежать от них не получится, - спокойно ответила Надья, - только преодолеть или ... Ну, по обстоятельствам, - прервала она свою речь, глянув на Женьку, которая что-то бледно выглядела.

-Да уж, - прокомментировал Кирилл. - Что бы там ни было - полезли копаться в чужой информации.

Гефест уже пытался подобрать пароль, напряженно вглядываясь в мелькание цифр. Все затихли, ожидая исхода сражения программы с программой. Наконец что-то щелкнуло, и зажглась надпись: "Добро пожаловать".

Гефест выбрал чтение последних сообщений. Текст открылся сразу: нормальный, без шифровок. Афина начала читать. По мере прослушивания текста лица у всех становились все задумчивее. Наконец документ закончился. Афина взглянула на ребят:

- И что скажете? Что это вообще было?

- Ну, - неопределенно начал Иван, - существует некий центр, или правитель, или еще какая-либо штуковина, которая и отдает такие вот приказы. Это раз. Далее - точно могу сказать, что это существо, не имеющее отношения к вашему миру. Возможно, он даже не имеет отношения к миру живых существ. Это два.

- С чего ты взял? - спросила Лена.

- Элементарно, Ватсон. Построение фраз. Ты про людей сможешь выразиться, что их нужно "унифицировать посредством обработки мозговых и психических центров, собирая информацию, снятую с личности, в банк данных". А еще вот: "аппаратуру, снимающую матрицу личности, настраивать на максимальный режим в целях сбора наиболее полной информации". Вы уверены, что ваши жрецы - жители вашей планеты? - обратился Иван к Афине.

- Я не могу быть уверена ни в чем, - ответила Афина. - Вы же видите, мы с Гераклом - потомки жителей другой планеты. У нас когда-то жили разумные расы с трех планет. И всех, без разбору, Галактический Совет буквально запер на Тьенне. Но это было очень давно.

- Я не про это, - улыбнулся Иван. - Я про то, что такие распоряжения может выполнять либо полный негодяй, либо робот.

- Но жрецов тоже обрабатывали! - воскликнул Дарий.

- Да? - Иван помрачнел. - А скажите мне, Дарий, кто их обрабатывал? Пришельцы?

Дарий затих, пытаясь осознать услышанное. Иван продолжал:

- Тут что-то не так. Возможно вот какое развитие событий... На особо истово верующих проверялось психическое воздействие, что-то вроде гипноза. Когда набралось достаточное количество обращенных, то есть, загипнотизированных, поступила команда строить Храмы и была передана технология строительства. Это возможно?

- Наверное, да, - неуверенно ответил Гефест.

- Конечно, так оно и было! - воскликнула Афина. - Гефест, вспомни, тогда еще говорили о том, что верующие становятся просто фанатиками, строят Храмы на свои деньги. Какие-то странные фонды начали жертвовать на строительство невероятные суммы. Храмы строили в каждом городе, очень быстро. Потом еще ряд непонятных самоубийств в рядах верующих. Знаете, наверное, так оно и было.

- А мы будем гадать на кофейной гуще, кто всем этим руководит, или попробуем определить центр, из которого послания шлют? - спросила Женька.

Все оглянулись на нее и замолчали. Потом Гефест сказал:

- Знал я, что жить мы будем недолго, но чтоб такими темпами топать к финишу... Девушка, а вам не страшно?

- Мне все время страшно, - ответила Женька. - Только сидеть и ждать, пока нас тут прихлопнут... А еще смотреть, как людей превращают в роботов...

- Девочка абсолютно права, - поддержал Женьку Геракл. - Побояться мы всегда успеем. Уж коль влезли во все это, так давайте до конца топать.

- Тем более, что уже недолго осталось, - проворчал Гефест и повернулся к монитору.

Ребята с завистью посмотрели на спящего сладким сном Байка.

- Да, - мечтательно сказала Лариса, - неплохо бы поспать минут 300. Может, ну его, этот Высший Разум, хотя бы на сегодня?

Иван сочувственно посмотрел на ребят

- Выпуск вечерних новостей - итоги дня, - сказал он. - Одна крыса, вернее, крыс (Ленка покраснела), одна уничтоженная квартира. Лабиринт. Взрыв. Планета Тьенна. Супер-пупер Разум с замашками мирового господства и натурального свинства. Неплохо для одного дня. И правда, наверное, стоит остальные радости перенести на завтра, а то вдруг делать нечего будет? Заскучаем ведь...

Ромка кивнул:

- Точно. Просто рыдать от тоски буду, если завтра ничего не случится.

Иван обернулся к Гефесту:

- Что там у тебя, Гефест?

- У меня пока доступ запрещен. Никаких паролей. Темно и пусто на том конце. Скорее всего, контакт возможен только, когда оттуда открывают канал.

- Тогда делаем так. Дожидаемся следующего сеанса связи и пробуем зафиксировать источник. А сейчас - спать.

Афина улыбнулась:

- У нас есть комната, где можно спокойно отдохнуть. И даже сначала умыться.

- Отлично! - с воодушевлением откликнулась Ленка, а Кирилл спросил:

- Ничего, если я усну неумытым, а завтра умоюсь два раза? Боюсь, что сейчас я только смогу доползти до горизонтальной плоскости и уснуть.

- Пойдемте, - Афина встала и повела ребят в их комнату.

Гефест посмотрел им вслед и покачал головой:

- Ребятишки совсем уставшие - столько пережить за один день. Нужно было нам раньше догадаться.

- Ну, хоть накормить додумались, и то хорошо, - ответил Дарий. - У нас гостей давно не было.

- А драконы-то все над тем местом летают, - злорадно заметил Геракл.

- Главное, чтоб под землей не летали, остальное как-нибудь переживем.

Гефест задумчиво сидел, читая послания со взломанной почты Храма. Брови его почти сошлись на переносице, лоб порезала глубокая складка. Он что-то чертил на листе бумаги, шипел короткие и явно нехорошие слова, комментируя прочитанное. Вдруг он воскликнул:

- Есть! Я нашел очень интересный документ!

Все собрались около него. Гефест показал сообщение, похоже, одно из самых старых по дате: "Сегодня в 4 часа обеспечить прием техники для Храма. Инструкция к технике приложена к письму. В каждой комнате посвящения установить одну единицу оборудования. Кристаллы с записями хранить в прилагаемых контейнерах. Пересылать контейнеры с кристаллами каждый месяц четвертого числа. При нарушении плана сбора кристаллов или порче оборудования наказание жрец переводится в разряд послушников Храма. Послушники Храма заняты на низких работах, к технике не допускаются".

-Ну да, - сказала Афина, - а вы тут все "какие приветствия, прощания"...Зачем высшему существу низших приветствовать? Распорядился - и все...

- Подожди, милая, - мягко остановил ее Геракл. - Я знаю, что нам делать... Нужно похитить послушника. То есть, разжалованного жреца...

- Чудный план, - улыбнулся Дарий. - Нас на поверхности и без Храма сразу выловят, а уж попасть в само помещение...

- Поэтому нужно одновременно попасть в помещение Храма и на поверхность, - ответила Афина, мило улыбаясь. - Ну?

- Стой-стой-стой.... Ты что, хочешь сказать...

- Мы рассчитываем обычный канал выхода, но не рядом с Храмом, а под ним. Пробиваем ход в подземелье, хватаем там первых человек пять и исчезаем.

- Женская логика, - сокрушенно вздохнул Дарий, одновременно уворачиваясь от шустрой Афины, - первые пять человек - гарантия того, что нам попадется послушник?

- Гарантия того, что мы сможем из их ответов составить хоть какое-то представление и о Храме, и о том, что там происходит, - разозлилась девушка. Ее густые рыжие волосы слегка распушились, как у рассерженной кошки.

- Нам бы еще знать, что мы прихватим послушников, а не Жрецов, - вздохнул Геракл. - И еще - что они нас там сразу не перестреляют. Нужно бы покопаться в информации, выяснить, как у них с охраной хотя бы. Давай, Гефест, все остальное перекинь к нам на диск записи, выходи с точки доступа и тоже - спать. Завтра весело будет, я чувствую.

- Иди, - откликнулся Гефест, - я еще почитаю. Попробую разобраться кое в чем. Я ведь иначе не засну...

***

И снова Ивану снился сон. На этот раз он шел по странной пустыне - всюду был песок и огромные камни, которые сверкали под красной луной, зловеще висящей в черном небе. Иван был один и почему-то не удивлялся этому. Вдали высился мрачный темный замок. Иван понимал, что сейчас придется туда войти, но не знал, зачем и кто там находится.

Хотелось пить, ноги подкашивались от усталости. Было очень знакомое по снам ощущение, что двигаться трудно, словно сам воздух сдерживал движения, и время застыло, как кисель. Но замок все же приближался. Иван взял факел со столба у ворот и вошел внутрь. Слабый огонь выхватывал из тьмы неровный каменный пол под ногами и часть стен, исписанных какими-то странными знаками, похожими на руны. Было тихо, только где-то капала вода. Звук раздражал, отдаваясь эхом под высокими сводами коридора.

Но вот и дверь, слегка приоткрытая, словно Ивана ждали в этом зале. Он толкнул ее - раздался скрип, затем снова полная тишина, только мерное "кап-кап-кап" раздается вдали. Зал пуст, насколько можно видеть при свете факела. "Зачем я шел сюда?" - подумалось Ивану. "Ты должен спасти всех. Поторопись!" - голос идет сразу со всех сторон. Но никого вокруг нет. Иван подходит к стене и видит висящий на ней меч. Он снимает оружие и понимает: он шел именно за этим мечом. А теперь ему нужно сразиться с чудовищем, иначе все погибнут. Кто все? Почему-то Иван даже не задавал этот вопрос. Он просто шел спасать всех, он знал, что это - единственно правильный путь, единственный путь, который у него есть. Тут открылась другая дверь: там шел пир - яркий свет, музыка, красивые девушки, котоые увидели Ивана и закричали: "Рыцарь, идите к нам! Мы вас давно ждем! Смотрите, как у нас весело!" А сзади заскрипела дверь, которая вела обратно, в темный коридор, который (вот это Иван уже знал точно) приведет его к чудовищу. Иван посмотрел на пирующих, кивнул девушкам, перехватил поудобнее меч и решительно пошел к скрипучей двери...

- Опять ты спишь на мне! - Иван выполз с трудом из-под Байка. - Неудивительно, что мне все время снятся кошмары. Неужели я самый удобный заменитель матрасика?

Байк лениво приоткрыл один глаз и лизнул Ивана шершавым языком в нос.

- Подлиза и сибарит, - прокомментировал Иван, вздохнул, посмотрев на спящих друзей. Почему-то снова засыпать не очень хотелось, одного ночного кошмара обычно вполне достаточно. Поэтому он отправился умываться и делать зарядку - кошмар кошмаром, а жить-то надо.

Когда Иван вернулся, народ уже начал просыпаться. Ленка приоткрыла один глаз, потом второй и простонала:

- Надо же, я так надеялась, что все это было просто страшным сном....

- Ага, а оказалось не менее страшной реальностью? - спросил ехидно Ромка. - Очередь на умывание: девчонки, мы вам уступаем при условии, что вы тотчас встаете!

Байк радостно носился у диванчиков, стараясь умыть всех своим языком, поэтому подъем прошел в рекордно короткие сроки.

Через полчаса в комнату постучали. Затем дверь приоткрылась и Афина спросила:

- Вы уже встали?

- Ага, - весело откликнулся Кирилл, и Иван позавидовал способности ребят так быстро восстанавливать способность радоваться жизни.

Афина зашла в комнату:

- Я пришла пригласить вас на завтрак, - сказала она. - Здорово, что вы выспались. А Гефест за ночь кое-что еще раскопал в тех документах, но рассказать соглашается только, когда вы придете. Так что - давайте быстрей, а то мы уже умираем от любопытства.

- Как, еще новости? - сокрушенно покачала головой Лариса.

- А ты надеялась провести день спокойно, как на даче? - ехидно вопросил Ромка.

Иван потрепал Байка по ушам и вздохнул:

- Вам хотя бы кошмары по ночам не снятся, а мне и ночью покоя не было...Пойдем завтракать, пока кормят.

Глава 33.Кусочки головоломки (место действия - Экстерра)

Джонни сидел на подушке, рядом с Чепо, остальные тоже собрались вокруг, готовые выслушать новости. Рон озадаченно спросил:

- Это что у вас - комповизор?

Чепо пошел синими волнами от возмущения, поэтому Джонни быстро сказал:

- Чепо живой, он очень умный, он самый удивительный.

Сергей тихонько добавил:

- И обладает на редкость обидчивым характером.

Чепо вновь засиял, как маленькое солнышко. Похвала Джонни его успокоила, а комментарий Сергея он то ли не услышал, то ли не стал на нем заострять внимание. Но информаторий был не прочь поторговаться: ему хотелось, чтобы слушатели помучились, попросили как следует, что, видимо, и обозначало его принадлежность к миру живых и разумных. Да и то верно, не выкладывать же столь ценную информацию сразу. Джонни понял, что происходит, и ласково сказал:

- Чепо, пожалуйста, выкладывай свои новости побыстрее - будь человеком.

Чепо обиженно проворчал:

- Вот уж кем не хотел бы стать, благодарю покорно. У вас вечные провалы в памяти, болезни, угрызения совести.

Рон не сдержался, фыркнул:

- Да, это точно. А еще мы на редкость любознательны.

Информаторий помолчал еще минуту, потом решил, что хорошего помаленьку, и начал рассказывать:

- Когда вы подключились к сети, я вдруг смог соединиться с тем измерением, где осталась моя лучшая часть. Не буду рассказывать, какая именно - вы все равно не поймете, трехмерные создания не в силах представить большое количество измерений.

Сергей вздохнул: очень уж издалека двинулся Чепо к новостям.

- Я чувствовал себя, будто заново родился, - продолжал Чепо, - я снова мог осознавать пространство и время, вновь мог жить и мыслить. Ну так вот, сверху по каналу связи шел луч. Мне свойственно любопытство, поэтому я ринулся по лучу, все выше и выше. У моего сознания невероятная скорость, вам это даже не представить.

Сергей вздохнул, исподтишка показывая кулак Назару, который сидел, странно покашливая. Чепо продолжал:

- Но источник передачи был очень далеко, немыслимо далеко. Но не в этом дело.... Когда я все же добрался до него...

Чепо замолчал. На этот раз не выдержал Рон, нетерпеливо спросив:

- Так что там было?

-Не знаю, - растерянно ответил Чепо.- Вы можете поверить, что я никогда до сих пор не встречал такого? Оно явно не живое. Но при этом ведет себя как живое. Там целая вселенная информации. Там удивительная структура сознания. Там творится нечто невообразимое. Но при всем том, оно - не живое. И оно не пустило меня близко. Не то чтобы заметило, оно, похоже, никого не пускает слишком близко...

Джонни вздохнул:

- Дело ясное, что дело темное. Загадка просто. И как нам теперь ее разгадывать?

Сережа вдруг спросил:

- Чепо, а ты можешь показать нам, где оно находится?

Джонни незаметно показал Сергей большой палец, мол, отличный вопрос.

Чепо задумался, потом включил карту звездного неба:

- Вот здесь находитесь вы, а вот тут..., - по карте побежала яркая стрелка, - тут находится оно.

Странник внимательно посмотрел на карту:

- А это у нас планеты или звезды?

- Это звезды, - ответил Чепо. - Я могу увеличить разрешение до планет. Просто в том разрешении не уместились бы ваша звездная система и система того существа. Увеличить?

- Давай, - скомандовал Рон, - внимательно следя за процессом.

Через минуту на карте осталась звезда, вокруг которой вращалась одна планета.

- Разве такое бывает? - спросил Сергей, - разве бывают звезды всего с одной планетой?

Назар кивнул:

- Бывают. Если звезда создана тем же существом, которое создавало и планету. Такой вот вариант, другого я пока предстваить не могу.

- А этот, значит, у нас реальный? - ехидно спросила Наташка.

- Из всех возможныхобъяснений пока вижу только это, как бы ни удивительно звучало, - улыбнулся Назар. - Сама подумай, как правило звезды либо не имеют планет, либо сначала обзаводятся поясами астероидов, из которых формируется планетная система. Тут же мы видим хорошую, устойчивую звезду с единственной планетой. И никаких следов зарождения других планет, никаких астероидов. Прав Чепо - оно все неживое.

- У меня есть пара вопросов, - вступил в разговор Рон. - Первый - нет ли возможности показать планету ближе?

Чепо загрустил:

- Я показываю только то, что мне открыто. Планета ...она вроде и не существует. Я вижу ее очертания. Понимаю, какая у нее масса, где она находится. Но не могу пробиться ближе - там стоит что-то похожее на защитный экран. Кстати, если вас это утешит, я такого еще не видел.

Рон кивнул:

- Утешит не очень, но... Что-то такое я и предполагал. Второй вопрос: можешь показать нам снова общую карту?

Чепо засиял:

- Это мы запросто!

Вновь появилась карта, теперь Чепо отметил звезду, вокруг которой вращалась Экстерра, и загадочную однопланетную звездочку. Странник вздохнул:

- Единственное, что пока могу сказать - далековато. Рон, ты у нас увлекался астрономией. Там есть обитаемые планеты поблизости?

Рон покачал головой:

- Нет там обитаемых планет. Это и странно. Неживое могло быть создано живыми, но зачем так далеко? Не помню, чтобы Галактический Совет вообще включал этот сектор в список исследуемых планетных систем.

Назар напряженно думал о чем-то, потом сказал:

- Чепо, ты ведь еще не все новости нам сообщил. Ты говорил, что есть у тебя сведения о наших друзьях... Может, тогда об этом расскажешь?

Джонни подался вперед:

- Да, Чепо, миленький, что ты о них знаешь?

Информаторий выключил карту и ответил вопросом на вопрос:

- Знаете ли вы, что такое Лабиринт?

- Ой, ёлки...,- взвыл Сергей, - можно, я выйду? Иначе я за себя не ручаюсь!

- Подожди, - остановил его Странник, - мне кажется, сейчас ваш друг начал с правильного места. Так что же такое Лабиринт?

Чепо буркнул:

- Есть же еще и умные люди... Значит, мы спасались из Сиреневого мира, Лигия повела нас через лабиринт. Теперь я расскажу вам, что это за штука. Много-много веков назад...

- В одной далекой галактике, - невинным тоном подсказала Наташка.

- Во Вселенной, - не отвечая на подколку, продолжал Чепо, - существовала раса Знающих. Это были существа, создавшие массу удивительных явлений. Им подчинялись звезды и планеты, они заселяли миры удивительными существами, но самое интересное, что было ими создано, - это Лабиринт. Представьте себе огромное количество трехмерных миров. Все они достижимы, предположим, с помощью космического транспорта. Это путь простой, но ужасно долгий и неэффективный. Люди пытаются выйти в космос, но нужно ли тратить столько сил и энергии, если есть другие пути? Знающие создали сложные многомерные пространства, в которых переход из одного трехмерного мира в другой был очень прост. Существовала карта пересечения трехмерных миров в многомерном пространстве, которое было названо Лабиринтом. Итак, мы с вами шли из мира в мир по сложной системе коридоров, проходящих в разных измерениях.

Странник воскликнул:

- Я знал! Я знал, что Лабиринт - это путь к другим мирам! Но ведь там невозможно пройти без карты?

Чепо ответил:

- Лигия знала только часть Лабиринта, по которой она и вела нас. К сожалению, ни у кого во Вселенной не осталось полных карт. Да и само существование этой системы до сих пор считалось легендой. Но в легенде был еще один интересный момент....

Чепо замолчал, выжидая, когда его попросят продолжить выступление. Сергей молча считал до пятидесяти, чтобы не сорваться. Странник не выдержал первым:

- И что еще было в той легенде?

- Хранители! - торжественно провозгласил Чепо. - Считалось, что у Лабиринта всегда остается Хранитель. У него есть карта. Бывало, что разумные существа случайно попадали в Лабиринт, блуждали по чужим мирам и не могли вернуться в свой. И вот тут появлялся Хранитель. Если человек ему нравился, он мог вывести из Лабиринта, но заставлял забыть обо всем, что там произошло. Вот почему никто не знает ничего определенного о Хранителях.

- Ну да, а легенда тогда откуда? - спросил Назар. - Значит, все же кому-то удавалось вспомнить, где он был и что случилось. Но к чему ты нам рассказываешь об этом?

Чепо вновь начал сиять так, что Наташка не выдержала:

- Чепонька, - сказала она жалобно, - не мог бы ты сиять чуть-чуть помягче: у меня глаза заболели.

- Ну хорошо, хорошо, - неожиданно покладисто ответил информаторий, - А теперь самое главное... Когда я выходил в сеть, я поймал несколько знакомых сигналов, покопался в полученной информации и вот. Наши кураторы вместе с Лигией все еще находятся в Лабиринте. Не в одном из миров, а именно в переходном пространстве. Сейчас я вам покажу, где они.

Чепо включил картинку. Это оказалась крохотная уютная комнатка, уставленная удивительными, просто раритетными вещами: у одной из стен находился невысокий сервант с застекленными полочками, кстати, там был сервиз Мадонна, столь вожделенно искомый в советские времена многими гражданами. Рядом с сервантом притулился уютный диванчик, накрытый пушистым белым покрывалом. На стене у кровати висел коврик, изображено на коврике было озеро и два лебедя. Наташка не выдержала и захохотала в голос:

- Мне кажется, или там на пианино еще слоники стоят?

- Стоят, - сообщил Назар, - все семь слоников. Наталка, ну это же совершенно нормальный интерьер из советской эпохи. У кого такие слоники не стояли? Как сейчас у всех денежные жабы с монетками во рту...

Наташка улыбнулась:

- Очень похоже на пародию, - ответила она, - хотя, я бы сказала, там очень уютно.

Рядом с журнальным столиком стоял торшер с бахромой по бежевому абажуру, в креслах польского дизайна (тогда кресла еще делали легкими и удобными) сидели кураторы и Лигия. На диване восседал удивительный старик: могучие телосложение делало его похожим на богатыря, на носу чудом удерживались массивные очки в роговой оправе, которые все же казались миниатюрными из-за размеров самого владельца очков. Длинные седые волосы и борода напоминали о волшебниках, причем о добрых волшебниках из правильных детских сказок. Одет старик был в неожиданные для его комплекции спортивные синие штаны и белую футболку. Смотрелось это на первый взгляд невероятно, но потом начинало казаться, что по-другому и быть не может. Рядом с ним, на белом пушистом покрывале развалился большой пушистый черный кот, лениво щуря зеленые глаза. Как и положено котам, он знал, что красив и элегантен, поэтому принимал великолепные позы, словно приглашал полюбоваться его чудесным хвостом, разложенным во всю длину. Правда, кончик хвоста слегка подергивался - скорее всего, кот не привык к такому количеству гостей и нервничал.

Между кураторами и удивительным стариком шла какая-то серьезная беседа, но слов было не разобрать. Джонни спросил:

- Чепо, это Хранитель?

Почему-то мальчишка говорил шепотом, будто боялся спугнуть картинку. Чепо сразу отозвался:

- Думаю, что да. По крайней мере, вне миров жить может только он, как мне кажется.

- А мы можем с ними связаться? - оживился Сергей.

- Вряд ли, - неохотно ответил Чепо. - Я не могу наладить двухстороннюю связь с Лабиринтом. Но почему-то мне кажется, что они с нами скоро свяжутся сами.

- А где же остальные? Где Ромка, Макс, Иван? Где все? - растерянно спросила Наташка. - Где Байк, наконец? Неужели мы их так и не найдем?

- Мне бы к вашей сети еще раз подключиться, - попросил Чепо. - Ведь все это мне удалось зацепить за те несколько минут, которые длился сеанс связи...

- Скорее, сеанс взлома, - развеселился Рон. - Я думаю, что просто выйти в сеть вполне можно. Если в верхние уровни не лезть. Кстати, интересно, о нас по зомбо-ящику еще ничего не передавали? Типа информации о том, что сразу из пяти точек в сеть вышел странный субъект, который оказался министром.

- Еще чего, - лениво ответил Джонни, - вы уж меня совсем за глупого принимаете. Министр ваш был только из одной точки, остальные просто смотрели разрешенные гражданам Экстерры программы по комповизору.

Рон удивленно посмотрел на Джонни:

- Ну ты профи, - сказал он, - такую интригу закрутил. Вот который раз убеждаюсь, что соображение не от возраста зависит. Молодец!

Джонни тихо просиял, хотя до свечения Чепо ему было явно далеко.

Назар уселся что-то рисовать на небольшом листе бумаги, запасливо уложенном в рюкзак еще в Питере. Сергей вздохнул: ему бы такую запасливость. Наташка глянула на листок, пожала плечами (изображение явно требовало дополнительных пояснений, а зная Назара, было ясно, что пока он сам во всем не разберется, говорить не будет) и отправилась помогать готовить ужин.

Джонни и Рон подхватили тяжеленного Чепо и потащили к комповизору, чтобы дать информаторию побродить по каналам. Странник сидел тихо и на лице застыло выражение для него несвойственное - он мечтательно улыбался.

Сергей спросил:

- Странник, ты о чем сейчас думаешь?

Тот словно очнулся от сна, глянул на Сергея и ответил:

- Понимаешь, брат, какое дело... Ведь если Лабиринт и правда существует. Если есть Хранитель... Значит, мы все-таки сможем путешествовать по другим мирам. А это - это моя самая заветная мечта, понимаешь?

- Понимаю, - ответил Сергей, слегка замявшись, потом все же продолжил: Странник, ты только не обижайся, ладно? Я вот что хочу сказать. Вот мы тут совсем недавно. И вроде у вас много проблем всяких накопилось... И окопники, которым ничего не интересно, кроме комповизора. И страшный лес-мутант. Только знаешь что? Вы живете в очень красивом мире. Я вижу здесь умных и смелых людей, которые еще не разучились думать и мечтать. Почему же вы не хотите вытащить из сна тех, кто тоже мог бы мечтать. Можно пока не трогать взрослых, которым уже все равно, какой сегодня день и взошло ли сегодня солнце. Но ведь есть еще дети, есть молодые люди, которые просто не видели ничего, кроме комповизора. Я не верю, что все они тупые, ленивые и безнадежные. И я думаю, а может, стоит попробовать возродить ваш мир? Джонни наверняка придумает, как обманывать этот Высший разум. Можно начать перехватывать управление сетями, создавать ложные сообщения, постепенно, по одному человеку, спасать жителей от гипноза. Да, мы пока не знаем, что там за Высший разум, зачем ему превращать разумных в спящих наяву, но и это постепенно можно выяснить.

Странник задумчиво смотрел на Сергея, будто видел его впервые:

- Стыдно, - наконец сказал он, - давно не было мне так стыдно. Вроде много я повидал в жизни, считал себя умным и рассудительным. А сейчас слушал тебя и понял - ты же прав! Мы стали эгоистичными и слишком возгордились тем, что не поддались гипнозу комповизоров. Мы даже не пытались найти тех, кто затеял это оболванивание жителей нашего мира. Страшно сказать, но мы даже не пытались что-то предпринимать, искать, бороться...

Рядом со Странником опустился на ковер Рон. Он был чрезвычайно задумчив:

- Вот так, дружище, - сказал он Страннику. - Куча умных и взрослых людей медленно готовилась к умиранию мира. А тут... Тут пришли к нам юные ребята, в сущности, дети. И у нас появилась надежда... А еще у нас появилась цель...Нет, мальчик, - Рон смотрел Сергею в глаза, словно присягу приносил или клялся, - нет, мы не дадим чужому неживому Разуму убить наш мир. Ты прав - нужно идти вперед, бороться за каждого, кто еще способен оторваться от комповизора.

Сергей вздохнул:

- Я знаю, будет трудно. Мы постараемся тоже вам помочь. Сейчас еще бы наших найти. У нас в мире тоже проблем хватает. И мы должны вернуться туда. И...мы очень хотим вернуться туда.

Рон и Странник сочувственно смотрели на Сергея. В этот момент в комнату вихрем влетел Джонни:

- Ребята, - выдохнул он, широко улыбаясь, - ребята, там от наших пришел ответ!

- Какой ответ? - опешил Назар, роняя карандаш в густой ворс ковра.

- Ну, помните, я вирусом сообщение прикрепил? Что черно-белым мир быть не может?

- Ну? - хором рявкнули Сергей и Назар, пугая вошедшую в комнату Наташку.

- А сейчас Чепо бродил по каналам и на одном из них вдруг появляется: "Арабелла" капитана Блада словно символ доблести и чести...Если ты вперед идешь - так надо! Значит, не стоишь уже на месте...И подпись - Иван.

Назар вскочил:

- Где они?! Чепо может выяснить, откуда это пришло?!

- В том-то и дело, - фыркнув ответил Джонни, - что они, оказывается, на Тьенне... Ничего себе кто-то нам узелки завязывает, да?

Назар глянул на рисунок, который старательно чертил до этого, смял листок и сообщил грустно:

- Вот теперь я уже совсем ничего не понимаю... Если нас сюда загнали случайно, то я в такие случайности не верю, что хотите делайте. А если нарочно, то кому все это нужно? Кто-нибудь может мне это объяснить? Почему мы оказались именно на этих двух планетах? Почему кураторы остались в Лабиринте? Что это за гнусный неживой Высший Разум?

Назар почти уже кричал. К нему подошла Наталка, погладила по плечу и ласково попросила:

- Назарчик, ты только не расстраивайся. Видишь, вопросов у нас появилось много, разных фактов еще больше. Это как в пазле - сначала куча кусочков и кажется, что из них никогда не сложить картинку. А потом начинаешь складывать - и постепенно все получается. Так и тут. Я уверена, что нам осталось совсем немного до того момента, когда мы сможем решить и эту голвооломку.

Не успела Наталка договорить, как внезапно исчез Крыс. Только что он сидел на плече у Сергея - и вдруг как будто испарился. Все застыли, глядя на то место, где только что сидел зверек.

- Один кусочек головоломки ринулся искать правильное место, - ехидно сказал Назар.

Глава 34. Абонемент на неприятности (место действия - Тьенна)

Завтрак был вполне объемным, даже непривычно получалось - появилось подозрение, что хозяева перепутали время суток и сразу подали обед. Ромка, с сожалением выяснил, что, как ни старайся, все съесть не получится. Ленка берегла фигуру и старалась изобразить соблюдение диеты, но у нее получалось неубедительно. Гефест хранил таинственное молчание до конца трапезы, чтобы, как он выразился, аппетит никому не портить. Наконец все заявили, что больше никогда ничего есть не смогут, потому что наелись на год вперед. Тогда Гефест начал беседу.

- Сидел я, друзья мои, вчера над всякими этими документами, - торжественный тон его впечатлил всех, - и вот что вырисовывается. Как вы уже сами догадались, Храмы - штука не религиозная, скорее - это вариант захвата планеты. Такое тихое вторжение. Автор этого проекта пока желает остаться неизвестным. То, что его распоряжения выполняются безоговорочно, говорит о какой-то обработке сознания. Скорее всего, сначала и правда был гипноз, потом уже появились эти странные приборы, снимающие матрицу личности и оставляющие сознание человека в состоянии полной внушаемости. Совершенный исполнитель, а не человек получается. У меня появился план, часть которого подсказала Афина. Нужно попасть в Храм и прихватить оттуда несколько человек для того, чтобы узнать у них как можно больше обо всем там происходящем. Я нашел схему Храма: они строились по типовым проектам. Вот, смотрите.

Гефест разложил лист на столе - и ребята склонились над чертежом, разглядывая странную систему здания. В Храме предполагалось двадцать этажей, первый этаж был техническим - машины, системы обслуживания, пункт питания и прочие помещения. Там же находился пропускной пункт. Начиная со второго этажа, пространство разделялось на небольшие комнатки. Видимо, там и устанавливались приборы, превращающие людей в биороботов. На верхнем этаже было расположено Хранилище (скорее всего, там содержались кристаллы с записями) и пульт связи. Кирилл сухо произнес:

- Восемнадцать этажей по тридцать комнат. Сволочи они, все же.

Гефест кивнул:

- Я даже не предполагал, что так много. Значит, внизу подвальные помещения, странно - они тоже разделены на комнаты, а зачем? В общем, получается, что в одну из этих подвальных комнат мы и попадем.

- А если она окажется пустой? - спросила Лена.

- Значит, перейдем в соседнюю. Мы выйдем и там сориентируемся. Нам все равно пробиваться через подвал. Будем надеяться, что повезет.

- Будем брать "языка"? - спросил Ромка.

- В смысле? - не поняла Афина.

- Ну, в свое время на войне брали в плен кого-то из вражеского лагеря, чтобы получить информацию. Называлось - взять "языка", - пояснил Ромка.

- Ну, получается, что так, - вздохнула Афина. - Хотя говорить о том, что там враги, зная, что люди находятся под гипнозом...

- Да уж, получается, что они не виноваты, но вряд ли с ними получится договориться по-хорошему. Трудный вопрос, - ответил Геракл и спросил:

- Когда вылазка?

- Думаю, часа через два и проведем операцию, - Гефест спокойно прокладывал курс под ближайший Храм, уже прикидывая, сколько это займет времени и кто примет участие в операции.

Иван решительно подошел к Гефесту:

- Мы все будем участвовать, - сказал он. - Во-первых, вам может потребоваться помощь, во-вторых, среди нас экстры, ребята с магическими способностями.

Гефест посмотрел на Ивана:

- Кто бы сомневался в вас, только я бы не стал брать девушек.

- Ну конечно, - Ленка вздернула нос, - девушки у нас слабое звено. Кстати, я владею боевыми приемами, а также магическими способностями, Варя вместе с Байком заменяет взвод солдат, а уж про Ларису я вообще молчу - она и внимание умеет отвлечь, и вероятности настроить, и загипнотизировать.

Гефест кивнул:

- Аргументы приняты, возражений нет, но... Выбирайте от вашей команды не больше трех человек - ни к чему проводить вылазку толпой. Давайте еще раз оговорим детали...

Через час корабль постепенно стал приближаться к Храму. Точку проникновения рассчитали достаточно прицельно. Когда роботы прорыли канал к подвалам Храма и удалили кусок фундамента для прохода - перед десантом предстала небольшая комната. Как потом говорил о ней Ромка: "Сразу вспомнил больницу, где мне операцию делали - даже мурашки по коже пошли". В комнате было темно, фонарик, предусмотрительно взятый Афиной, осветил белые пластиковые стены, три странных капсулы наподобие барокамер, в каждой из которых лежал человек. Лариса слабо охнула, а Гефест деловито осведомился:

- Ну, и что будем делать? Удовлетворимся этими "языками" или дальше пойдем?

Афина возмущенно глянула на него и подошла к одной из капсул.

- Живой, - удивленно сказала она. - Слушайте, вы можете встать? Что с вами? Почему вы здесь?

Человек в капсуле прошептал чуть слышно:

- Отсюда, кажется, не встать, девушка. Лучше бегите отсюда - сейчас поднимется тревога. Уходите быстрей!

Ромка подошел к капсуле:

- Точно не встать? - деловито спросил он. - Привязаны или что-то держит?

- Что-то типа магнитного поля, - с трудом произнес паренек. - Я сам технарь, но понять, как отключить эту штуку, не смог. А капсулы вам не унести - тяжелые. Бегите-ка вы отсюда. Ну же...

Ромка глянул на дыру в полу, прицельно и сосредоточенно, потом на капсулы, и вдруг решительно скомандовал:

- Так, все отошли от выхода. У меня энергии хватит только на перенос, поэтому просьба - не мешать, панику не разводить...

Паренек удивленно смотрел на Ромку, видимо, ничего не понимая. Да и правда, разве можно было, глядя на Ромку, предположить, что такой худенький, невысокий мальчишка сможет как-то сдвинуть эти огромные капсулы с людьми.

Лариса тут же подошла к Ромке и сказала:

- Я помогу, вдвоем легче. Афина, идите к люку - нужно принять капсулы на корабль. Давай, на счет три. Раз, два, три....

Капсула задрожала, слегка дернулась, Ромка яростно смотрел прямо перед собой, закусив губу. Капсула еще покапризничала, потом вдруг приподнялась на полметра над полом, слегка качнулась и медленно поплыла к выходу. Наверху послышался шум, словно кто-то бежал. Геракл тревожно глянул на потолок:

- Кажется, у них хорошая система наблюдения. Нужно уходить.

Ромка даже не взглянул в его сторону...Он аккуратно провел капсулу в коридор, довел до люка и плавно опустил на пол уже в корабле. Оглянулся на Ларису - та стояла, тяжело дыша, и массировала лицо ладонями, чтобы быстрее снять напряжение.

- Еще выдержишь? - спросил Ромка.

- Куда мы денемся, - ответила Лариса, - На счет три - поехали.

Вторая капсула пошла легче: то ли Ромка с Ларисой сработались, то ли действия уже были более отлажены, но получилось быстрее. Однако устали ребята намного больше. Лариса напоминала классическое английское привидение, Ромка был похож на вампира с обложки популярных польских изданий. Шум уже слышался не наверху, а где-то совсем рядом.

- Сейчас, - сказал Ромка. - Еще одно усилие.

И вот третья капсула пошла к выходу и плавно переместилась на корабль. Тут же Иван подхватил Ромку на плечо, не спрашивая на то разрешения, и, ничего не объясняя, бегом ринулся к проему. Гефест тащил за руку Ларису, Геракл шел последним, держа оружие наготове. Дверь в комнату резко распахнулась - влетел первый охранник, но ребята уже нырнули в люк, слыша крики буквально за спиной, вернее, над головой. В лаз, ведущий к кораблю, преследователи не пошли, что было верным решением: послышался грохот земляного обвала, корабль медленно двинулся вглубь планеты.

Паренек-физик тихо произнес:

- Хорошо бы нас как-то из капсул этих..., а их куда подальше. Кто знает - вдруг они еще и взрываться умеют...

Лариса с трудом подошла к капсуле. Ее явно качало от слабости и усталости. Ромка упрямо встал рядом, пытаясь почувствовать слабое место в том поле, которое удерживало пленников. В этот момент Женька вдруг радостно вскрикнула:

- Ларочка, Крыс нашелся!

Лариса с изумлением обнаружила на своем плече Крыса, сосредоточенно трущего нос лапками.

- Крыс, - прошептала Лариса, - энергия нужна, понимаешь? Сила нужна.

Крыс пискнул и шерсть его встала дыбом. Он вцепился в плечо Ларисы и замер, только искры изредка срывались с его шерстинок. Лариса улыбнулась и сказала:

- Ап!

Сразу три человека взмыли в воздух, чуть задержались над капсулами и двинулись по воздуху к комнате.

- Дверь хоть откройте, - крикнула Женька. Афина помчалась открывать дверь и ловить летающих гостей. Из комнаты послышалось:

- Ларис, все отлично, отпускай их.

Ларочка выдохнула и засмеялась:

- Крыс, не знаю, где ты был, но появился очень вовремя.

Крыс снова что-то пискнул и начал приглаживать шерсть обратно.

Гефест распорядился:

- Капсулы быстро убрать в отсек для запасных грузов - там хорошая защита. Потом разберемся, что это такое.

Ромка подошел к Крысу, но того даже просить не пришлось - он запрыгнул на плечо Ромке и снова вздыбил шерсть. Капсулы взмыли в воздух и поплыли по коридору за Гефестом, показывающим, куда именно их направлять.

Наконец все собрались в зале. Ромка упал на диван и простонал:

- Я-то, глупый, боялся, что сегодня скучно будет.

Лариса улыбнулась:

- С некоторых пор у нас интенсивная программа развлечений, скорее всего, это абонемент.

- Ну его, такой абонемент, лучше б с тарзанкой попрыгать, спокойнее как-то, - проворчал Макс.

Женька уже познакомилась с врачом - полненькой женщиной лет сорока (по земным критериям), энергичной и шумной. Тарина распоряжалась, прикрикивая на всех, включая Геракла, а вот с Женькой, похоже, сразу нашла общий язык:

- Деточка, браслет, - негромко говоила она, обращаясь к Женьке, и тут же начинала кричать:

- Это невозможно! Геракл, сколько раз я говорила, что в медотсек нужен новый диагностический комплекс? Когда это безобразие прекратится, хочу я знать? Или мне пользоваться воронкой из бумаги, прослушивая пациентов? Конечно, я могу и так, но согласитесь - лучше компьютер, чем логарифмическая линейка...

Браслет к этому времени уже показывал все необходимые данные о состоянии здоровья русоволосого паренька из числа спасенных. Звали его Ким. Это был тот самый паренек, который имел техническое образование. Сейчас он с огромным любопытством рассматривал зал. Тарина глянула на браслет и кивнула удовлетворенно:

- Курс витаминов, усиленное питание и все будет в порядке, - сообщила она и занялась следующим пациентом.

Вошел Гефест и мрачно сказал, что все три контейнера самоуничтожились, к счастью, уже на территории склада.

Лариса потрясенно выдохнула:

- Это не Высший Разум, это просто ... Найду - просто сразу уничтожу...

- Сначала найди, потом еще догони, а потом попробуй уничтожь, - сказала Ленка. - Хотелось бы, Ларочка, потому как все вот это - просто фашизм какой-то. Вот только что это за сила и откуда она берется?

Тарина, не отрываясь от обследования, сурово заявила:

- Да таких типов нужно просто изолировать, например, в клетки сажать, это ж придумать только - так над людьми измываться...Я вам скажу - к религии такие вещи относятся слабо.

Второй спасенный, по имени Негош, также был признан относительно здоровым, только сильно ослабленным. Третьего молодого человека Тарина осматривала намного дольше, потом начала задавать ему странные простенькие вопросы. Как оказалось, спасенному по имени Смешел было тудно даже просто говорить: он запинался, с трудом вспомнил свое имя, а на остальные вопросы ответить и вовсе не смог. Похоже было, что ему трудно сосредоточиться. Тарина вслушалась в его речь, потом категорично заявила:

- Ну, мальчики-девочки, помогите мне довести Смешела до медицинского отсека. Тут, я вам скажу, случай гораздо труднее...

Гефест нахмурился:

- Уже обработали?

Но тут в разговор вступил Негош:

- Я попал туда уже после Смешела, а Ким - он уже прибыл после меня. Не знаю, что было бы с нами, если б вы нас буквально через день не вытащили. Думаю, что Смешел знал что-то важное и не хотел об этом рассказывать, а хозяева Храма сильно стремились выудить из него нужную информацию. По крайней мере, я точно знаю, за что меня туда определили: я узнал, что происходит в Храмах. Так что...

Тарина абсолютно не интересовалась политикой, ей сейчас был важен больной:

- И что, я должна еще раз просить? Шевелитесь, я сама разберусь, что было, есть и будет...

Геракл виновато подскочил к Тарине, и они повели Смешела в медотсек, поддерживая с двух сторон. Афина наоборот глянула на Негоша внимательно:

- И кто же режиссер этого мира ужасов?

Женька вмешалась в разговор:

- Афина, давай сначала всех накормим, потом уже поговорим. Что наши гости, что Ромка с Ларисой - они же не то что рассказывать, двигаться не в состоянии. Крыс, иди на подзарядку.

Женька протянула Крысу кусок чего-то овощного, и тот тут же начал обтачивать кусочек, смешно шевеля усами.

Афина терпеливо ждала, когда все перекусят. Народ не торопился, но наконец все расселись поудобнее и выжидающе уставились на Негоша.

- Я работал техником-архитектором систем электронного контроля, - начал рассказывать Негош. - Наш центр состоит из огромного количества отделов. Ни один отдел не должен знать, что делается в другом. Это строго запрещено и так же строго контролируется. Все специалисты нашего центра не только работают, но и живут в том же комплексе. В группе, где я работал, было всего 5 человек. Похоже, что нас подвело обычное человеческое любопытство. Однажды мой сотрудник нашел интересное хранилище файлов, расположенное в системе электронного управления. Хранилище было закрыто системой защиты, да... Только Грегу, так сказать, повезло... Он сначала совершенно случайно уронил на пульт управления свой коммуникатор, а потом, лихорадочно восстанавливая все то, что полетело из-за случайно нажатых кнопок, абсолютно, видимо, случайно влез в то хранилище. Как известно, от изобретательного дурака защиты не существует. Грег, конечно, срочно кинулся выходить из запрещенного места, но...Судьба, не иначе. Решил хоть что-то оттуда перекачать на запасной диск из чистого любопытства. Хотя...кто его знает. Диск он передал мне, а через пять минут за Грегом пришли и куда-то увели. Больше мы его не видели. Интересно, что никому из нас даже в голову не пришло сообщать о скачанных файлах - наверное, мы все догадывались, что нас заберут вслед за Грегом, стоит нам лишь слово сказать. У нас хватило ума открыть файлы не на той машине, которая была подключена к сети, а на нашем автономном, жутко древнем устройстве, которое мы использовали для хранения информации, не предназначенной для чужих глаз. По всем бумагам оно проходило у нас как тумбочка...

- Тумбочка? - Ромка удивился, - а зачем вообще это было проводить по документам?

- Что вы... Мы вписывали в инвентарь все, вплоть до лампочек, - вздохнул Негош.

- А потом мы прочитали документы, оказавшиеся в файле, и нам стало просто страшно. Во-первых, мы поняли, что если Грег хоть как-то проговорится, - нам не жить. Во-вторых, только в тот момент мы узнали, чем занимается наш центр. Как выяснилось, мы обслуживали систему Храмов, в которых проводилась специальная обработка сознания. В документах говорилось о проекте перехода в эпоху Радости и Благополучия. Только пути к этой эпохе были странные: получалось, что людям для достижения гармонии нужно перестать быть людьми. Предполагалось убрать все страхи, сомнения, комплексы, лишить людей стремления к знаниям, любви. Ведь любовь - это чувство, вызывающее неудобства, переживания, оно даже может убить человека. А некто очень влиятельный сильно проникся заботой о людях и решил избавить их от всех подобных неудобств. На Тьенну были присланы приборы, назначение которых было стирание памяти человека и загрузка базовой программы, которая в документах называлась "Программа благополучия". Нам было страшно представить, как выглядят такие люди, но мы ведь ничего почти не знали. Мы тоже были в какой-то степени роботами, хоть и мыслящими - или заключенными, называйте, как хотите. Мы получали только ту информацию, которую нам разрешали получать, и никуда не выходили из корпуса. У каждого из нас был подписан контракт на десять лет, на счета в банке шли очень приличные суммы, то есть, все наши специалисты буквально продавали себя в рабство за перспективу безбедно прожить оставшиеся годы. То, что мы прочитали в файлах, - потрясло нас. Мы поняли, что живы только до того момента, пока Грег молчит. Но если машины стирают память, они могут ее просматривать. Значит, Грегу не обязательно даже говорить - и так все узнают. И тогда мы решили сбежать. Какое уж тут богатство, когда можешь лишиться жизни. Попались мы все во время побега.

Негош замолчал, задумавшись, потом горько усмехнулся:

- Конечно, просидев восемь лет вне мира, мы оказались наивными, словно дети. Вот и попались. И что обидно - из центра мы уже вышли, но, как оказалось, наше поведение и одежда сильно отличались от стиля одежды и манеры поведения остальных людей. Знаете, это немного страшно, когда толпа идет по улице, будто косяк рыбы: размеренно. В одном темпе, не останавливаясь, не толкаясь, не задумываясь. Я еще подумал тогда: "Как же много они успели в осуществлении своей программы всеобщего благоденствия..." А через пять минут нас арестовали Инквизиторы и отправили в Храм. Если бы не вы, думаю, что скоро мы стали бы чудесными биороботами...

Ромка вздохнул: даже слушая рассказ, он не мог удержать нервную дрожь. "Зачем людям превращать других людей в роботов?" - думал Ромка. Потом ему вспомнилось родное земное телевидение, бомбящее сознание жуткими и лживыми выпусками новостей и не менее лживой рекламой, удивительно тупыми сериалами и развлекательными программами. "Возможно, нам даже не потребуется стирать память", - грустно подытожил он свои воспоминания.

Ким внимательно слушал Негоша, потом тихо кашлянул, привлекая к себе внимание:

- Хорошая картинка у нас складывается. Значит, вы нашли документы, в которых расписан план перехода в Эпоху Радости и Благоденствия... А наша группа историков откопала информацию о том, кто, как я теперь понимаю, создал этот кошмар. До этого я не вполне осознавал, что за документы мы нашли и почему нас кинули в подвалы Храма. А вот теперь, Негош, после твоего рассказа, пазл и сложился...

- И что же произошло? - спросил Иван, понимая, что вот сейчас хотя бы одно из неизвестных в их системе уравнений станет величиной определенной.

Ким уселся поудобнее и начал свой рассказ:

- Для начала объясню, кто я. Моя профессия - историк. Когда изучаешь прошлые эпохи - хорошо видно, что происходит в настоящее время. Наша цивилизация достаточно древняя. В таких случаях для населения планеты просто необходимо иметь дополнительные факторы развития. Но нам не повезло еще тогда, когда Галактический Совет запретил нашим предкам выход в космос. Что оставалось? Заниматься наукой в пределах своей планеты. И это после того, как мы уже осваивали другие миры! Прогресс постепенно превращался в регресс, развитие не просто остановилось - оно пошло вспять. Постепенно наука становилась чем-то вроде развлечения, люди начали жить для себя, почти прекратилось техническое развитие. А потом усилилась религиозная сторона. Меня это беспокоило и как историка, и как жителя Тьенны. Я собрал группу способных ребят - мы хотели найти документы, которые помогли бы снять запрет на выход в космос. Вся эта информация должна была находиться в архивах, расположенных на острове Хурган. Разрешение на работу с архивами получить было невозможно. Вообще считалось, что документы космической эпохи утеряны или уничтожены, но нам-то удалось выяснить, что они целы. Оставалось добраться до острова. Это была авантюра, так как к острову невозможно приблизиться: его охраняли инквизиторы. В общем, если бы не знакомство с подземными ходами, мы не смогли бы туда попасть. Мой друг выяснил, что существует сеть подземных ходов, которая тянется буквально по всей планете. Историки - народ сумасшедший, ради выяснения истины мы готовы лезть хоть к черту в пекло. В общем, если коротко - мы собрали необходимое оборудование, снаряжение, запас еды и полезли под землю. Был у нас прибор, по которому мы держали направление. Остальное уже зависело от сохранности подземных ходов. Не скажу, что путешествие было приятным: в некоторых местах нам приходилось ползти по залитому водой ходу, а кое-где даже плыть. Животный мир подземелий мне тоже как-то не очень понравился. Но спустя месяц мы все-таки оказались прямо под островом. Ход выводил в подземелья архивного здания. Несколько дней мы отсиживались в подземелье и выясняли, как добраться до самих документов. Глаза у нас отвыкли от дневного света, мы устраивали небольшие вылазки по ночам. К счастью для нас, остров охранялся только снаружи, с берегов. Вряд ли кто-то полагал, что гости придут на остров из-под земли. В архиве никто не работал, нужно было только предусмотреть всякие мелкие неприятности, например, возможность срабатывания сигнализации. Наконец, мы попали в само помещение архива: это был огромный зал, весь уставленный полками с кристаллами. Честно сказать, мы даже растерялись - как искать нужную информацию? Нашей жизни не хватит пересмотреть все записи с кристаллов... Решили ограничиться последними годами космической эры, начиная от года принятия решения Галактическим Советом. В целом, много информации было обыденной, не слишком интересной. И только через месяц я наткнулся на нечто загадочное. Оказалось, что в 3045 году Космической эры несколько цивилизаций работало над очень интересным проектом - они создавали Искусственный Интеллект, ИИ. Группа ученых, в которую входили и представители нашей планеты, долго готовилась к осуществлению этой грандиозной задачи: предполагалось, что ИИ будет помогать всей Галактике в освоении космоса и осуществлять электронное правление, постепенно заменяя собой Галактический Совет. Запуск, проверку и дальнейшее обучение ИИ собирались проводить на специально созданной для этого космической станции, находящейся на пересечении многих транспортных и межпланетных путей. В течение нескольких лет ученые работали над этим проектом. Результаты были более чем отличные - можно было сказать, что Искусственный Интеллект создан. Потом сигналы со станции внезапно прекратились. В документах говорится, что выглядело это достаточно странно: не было никаких сообщений с просьбами о помощи, не было зафиксировано никаких катастроф. Просто станция перестала отвечать на запросы. Прибывшая спасательная группа сообщила, что и самой станции нет, будто в этом секторе Галактики никогда ничего подобного и не было. Это событие долго тревожило умы ученых, представителей Галактического Совета. Но никто так и не смог понять, куда делась станция и что случилось с ИИ и людьми.

Ким замолчал, Иван подождал немного, потом вежливо спросил:

- Это, конечно, очень интересно, только при чем тут события на Тьенне? Как оно связано с Храмами?

- Да уж, - проворчал Ромка, - все стало предельно ясно, неясно только, что именно.

Лариса удивленно посмотрела на мальчишек:

- Вы что, так и не поняли? Первый закон робототехники...

Ромка уставился на Ларису, будто привидение увидел:

- Лар, я, наверное, перетрудился и стал плохо соображать, но при чем тут законы робототехники?

- Ну, вспомни их!

Ромка задумался, потом процитировал:

- Первый закон - робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред. Второй закон - робот должен повиноваться всем приказам, которые ему дает человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону. Третий закон - робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в какой это не противоречит Первому и Второму Закону. И что?

- Второй и третий мог бы и не вспоминать, - улыбнулась Лариса. - Робот должен сделать все, чтобы человеку не причиняли вреда, так?

- Так...

- А что, по-твоему, может причинить вред, например, мне?

Ромка задумался:

- Ну, нападет кто-то, заболеешь, расстроит кто-нибудь ... Обидит.

- Ну, кто нападет, сам и отбиваться будет, - фыркнула Лариса. - А теперь представь разум, но не человеческий. Его грузят информацией, которая накоплена за много веков многими цивилизациями... При этом, в отличие от человека, этот разум ничего не забывает, он пытается осознать, что хорошо, что плохо, что белое, а что черное. При этом его учат править Галактикой... То есть, у нас растет и развивается диктатор, который сам себе истина, но при этом он хочет, чтобы разумным существам не причиняли вреда... Теперь возьми такое чувство, как любовь... Это хорошее чувство?

Ромка покосился на Женьку, вздохнул и ответил:

- Хорошее...

- А бывает так, что из-за любви человек становится грустным, не ест, не спит, страдает?

Ромка еще раз вздохнул, покраснел и вдруг рявкнул:

- Бывает, так что с того? Все равно это прекрасное чувство. Да, когда любишь, бывает и тяжело, и тоскливо даже, да еще начинаешь бояться не за себя, а за любимого человека. Но без любви человек превращается в машину...

- Ап! - сказала Лариса и выжидающе посмотрела на Ромку.

Все остальные тоже замерли, потом, как по команде уставились на Кима. Тот грустно кивнул:

- Полагаю, что осчастливливать разумных ИИ начал с сотрудников станции, потом, чтобы ему не мешали делать счастливыми всех разумных в Галактике, перенес станцию в другое место и тщательно замаскировал. А потом начал реализовывать свой план предохранения разумных от вреда...

- Подтверждения этому какие-нибудь есть? Кроме догадок? - спросил деловито Иван.

- Кое-что есть, - ответил Ким, - но только кое-что. Информация в послекосмическую эпоху почти отсутствовала. Вот только ряд странных случаев, когда информаторий Галактического Совета выдавал ложные показания. Например, сражение космических войск Тьенны и Экстерры... Странная история, потому что наши цивилизации мирно сосуществовали много веков, никаких поводов даже для небольших конфликтов у нас не было, делить было нечего. Это я вам как историк говорю. И тут появляется некая третья цивилизация, о которой до тех пор и после никто и не слышал, исхитряется стравить людей в этих планет так, что они решают развернуть космические корабли и вступить в сражение. А местом сражения выбирают пространство рядом с планетой, по которой информаторий выдает сведения - безжизненная планета класса Д-4, то есть, непригодна даже для добычи ископаемых, не то что для жизни. А потом выясняется, что там вполне обитаемый мир с начинающей развиваться цивилизацией... И опять - никто не понимает, как это получилось.

- И как это соотносится с идеей о благополучии разумных? - спросил Макс.

- Представьте себе ребенка, - спокойно ответил Ким, - малыша лет пяти, при этом, предположим, он обладает уникальной памятью и феноменальными возможностями. Но по психическому развитию он все-таки малыш. Он любит машинки, поэтому считает, что все любят машинки. Он обожает сестренку, а мама ругает девочку, не пускает купаться в глубокую речку. Решение простое - маму нужно убрать, тогда сестренка сможет делать то, что хочет и будет счастлива. В итоге, малыш изолирует, в лучшем случае, маму в каком-либо месте, где она не сможет мешать сестренке, а сестренка тонет в глубокой речке, хотя малыш хотел сделать ее счастливой. Ну, это образно говоря.

Ленка поежилась:

- Уж куда образней. Я вспомнила Бредбери... Там родители не хотели пускать детей в игровую комнату. Они боялись, что их дети слишком много времени проводят в мире игры, посоветовались с врачом и решили временно запереть комнату. А дети заманили родителей в комнату и скормили львам, чтобы спокойно играть. Очень похоже.

- А главное, страшно, - подал голос Геракл. - Ребеночек, в руках которого так много возможностей... И при этом вышедший из-под контроля.

- А с другой стороны, - это наш шанс ... - сказал Иван, - ведь теперь мы знаем, кто или что, как уж вам больше нравится, творец всего этого безобразия. Значит, можно сначала научиться его хотя бы обманывать, а потом... Потом этот ИИ нужно просто взять под контроль.

- Да, слово "просто" никогда не было столь впечатляющим, - иронично прокомментировала Лариса.

Глава 35.Хранитель Лабиринта

Когда раздались взрывы, Вадим успел оттолкнуть ребят с точки поражения, а дальше наступила тишина и темнота. Затем, как-то нехотя, постепенно, мерцая и брезжа, сознание начало возвращаться. Открыл он глаза или нет - Вадим и сам не мог сказать точно. Воздух вокруг казался густым и слегка золотистым, словно все вокруг залили странным киселем со сверкающей взвесью. Перед глазами возникали странные спирали, то сходящиеся, то расходящиеся. Время от времени они начинали мерцать то красным, то синим, от этого голова кружилась, а мысли напоминали отрывистые фразы, которые говорил кто-то совершенно незнакомый Вадиму. "Вот так.., - словно говорил кто-то невидимый, - теперь еще немного... Так. Совершенно точно, что... Нет, видимо, не получилось. Хотя, чего в мире не бывает?". И Вадим внутренне соглашался со странным бормотанием: бывает, всякое случается. Потом его собственное сознание сделало слабую попытку начать действовать самостоятельно, но тут же резкая боль пронзила Вадима - и он прекратил попытки думать, просто лежал и смотрел на круги, золотой туман, вновь слушал странное бормотание... Ему казалось, что прошли века, тысячелетия, что он врос в этот кисель, привык к этому голосу... Потом туман начал медленно расступаться, круги становились бледнее, уносясь вдаль... Зато голос стал слышаться четче, ближе. Наконец Вадим услышал фразу, которая повторялась настойчиво, становясь все громче и громче. "Э, - лениво подумал Вадим, - так это же меня зовут".

- Вадим, очнись! Да что же это с ним? Вади-и-им!!!

Нехотя Вадим открыл глаза. Вернее, попытался это сделать. Веки казались огромными подушками и подыматься не хотели. "Пора учиться видеть сквозь веки, - монотонно подумал он, - эти подушки мне никогда не поднять". Но тут ему наконец удалось приоткрыть один глаз, потом второй. Над ним склонилась Алиса, тормоша за плечо:

- Вадим, ты как? Ну, наконец-то, приходит в себя...

"Кому она это говорит? - медленно подумал Вадим, стараясь привести в движение еще какие-либо части тела. Безрезультатно. Послышался голос Петровича:

- Давайте-ка я его бальзамом напою, а то, кажется, его здорово задело взрывной волной. Да еще это перемещение...

"Какое перемещение? Какая волна?" - мысли Вадима явно обленились и еле ползли, не подгоняя друг друга. Потом его голову слегка приподняли, и что-то обжигающее попало в рот. Вадим сделал глоток, удивляясь, что это сделать он еще может. Сознание сообщило ему, что готово рассмотреть варианты возвращения в бренное тело при условии получения еще одной порции бальзама. Вадим произнес с трудом:

- Ещё...

И сам вздрогнул от звука своего голоса: напоминало больше скрип старой амбарной двери в давно заброшенном хозяйстве. Но Петрович понял, еще одна порция жидкости влилась в организм Вадима, сознание вернулось в тело и даже начало восстанавливать с ним дружеские отношения. Теперь можно было если не встать, то хотя бы повернуть голову и глянуть, где он находится. Все что угодно ожидал увидеть Вадим: Сиреневый мир, открытый космос, пустыню, темный замок средневековья... Но увидел он обычную комнату - несколько старомодную по обстановке, небольшую, но уютную. Вадим с трудом сел и хрипло поинтересовался:

- Что, взрывная волна оказалась слишком сильной и нас занесло в провинциальный городок, или мы просто переместились во времени?

- Шутит... Это хорошо, - сказал Аристарх Борисович. - Значит, сотрясения мозга нет.

- Было бы что сотрясать... - иронично высказалась Алиса.

Вадиму стало чуть лучше: не жалеют - значит, все не так уж страшно. Он попытался улыбнуться, но, видимо, получилось не слишком удачно, потому что Алиса поспешно сказала:

- Вадим, ты только не вставай, у тебя голова не кружится?

- Кружится, - согласился Вадим, он вообще был нынче на удивление покладистым. Постепенно сознание, видимо, подгружало файлы с информацией о недавних событиях. Он огляделся еще раз: Петрович, Алиса, Аристарх, Лигия.

- А где дети? - тревожно спросил Вадим, резко подскочив с кровати. Подвиг был оценен организмом неправильно - Вадим покачнулся и упал обратно. Алиса села рядом:

- Понимаешь, Вадим, нас раскидало по разным мирам. Главное, не волнуйся, Хранитель говорит, что с ними все хорошо. Скоро они будут здесь.

- Хранитель? - Вадим повернулся и увидел в комнате грузного высокого старика, сидящего в огромном кресле, слева от кровати. Старик внимательно посмотрел на Вадима и кивнул:

- Да, Хранитель - это я.

Вадим слегка удивился: ни о каком Хранителе он до сих пор не слышал. Это слово мало что проясняло в данной ситуации. Как бы узнать, куда их занесло, не обижая этого старика, очень похожего на древнего мага с иллюстрации в детской книжке.

Не успел он придумать дальнейшую стратегию разговора, как Хранитель сказал:

- Ну что ж, теперь все в сборе и, надеюсь, способны не только выслушать меня, но и понять. Давайте начнем с самого начала, чтобы вашему товарищу тоже быть в курсе дел.

Вадим не был против: ему хотелось узнать все подробнее, потому что сходить с ума еще вроде было рановато, а еще немного - и его рассудок мог не выдержать таких поворотов судьбы. Он огляделся: на стенах были неожиданно знакомые обои - такие клеили почти все в начале семидесятых. Стоял польский сервант, который (Вадим знал это по опыту) легче было сжечь, чем вынести из квартиры. "Умели же мебель делать", - лениво отметил Вадим. Коврик на стене напоминал о подпольной торговле предметами, как тогда говорили, мещанского обихода. "Интересно, почему у волшебника такая комната?", - не успела эта мысль всплыть и укрепиться как следует, а на глаза Вадиму уже попался здоровенный черный котяра, валяющийся на диване и лениво помахивающий хвостом. "Я подумаю об этом завтра", - мудро решил Вадим и начал внимательно слушать старика.

- Несравненная Лигия привела вас в Лабиринт не случайно - я вообще глубоко убежден в том, что случайностей в жизни не бывает, - продолжил Хранитель, доставая огромную красивую трубку и кисет. - Простите, дамы, что затеял дымить, но у меня дым воспитанный - по комнате не бродит, сразу под потолок и в окно.

Хранитель усмехнулся и раскурил трубку. Дым действительно тонкой струйкой дисциплинированно поднялся к потолку и, резко свернув направо, пополз к окну под потолком. За окном то ли была ночь, то ли вообще ничего не было - по крайней мере, разглядеть ничего не удалось. Старик продолжил разговор:

- Конечно, неприятности ваши начались не с меня. Это, знаете ли, судьба. Когда собираются вместе люди, которые вполне могут повлиять на ход событий во вселенной, начинается смещение пространств. А для моего хозяйства такое смещение невероятно вредно. Но и это не самая главная причина того, что я пригласил вас сюда.

- То есть, пригласили?... - удивился Вадим, мгновенно выплывая из состояния расслабленности и созерцательности.

- Юноша, вы торопите события, - веско парировал Хранитель, - я, к счастью, еще не впал в маразм. Я все вам расскажу, но по порядку, который мне кажется наиболее правильным. Вы хотите знать, почему в течение уже нескольких дней вас гоняют по всем измерениям, словно зайцев? А дело в том, что ваша, так сказать, критическая масса, вызвала к жизни ряд сил, которые вдруг "увидели" вашу группу. Конечно, для этого нужно было приложить немало усилий, но вы справились.

Вадим пытался понять, чего больше было в голосе старика: уважения или иронии, но лицо Хранителя было абсолютно непроницаемо - он продолжил свой рассказ:

- На самом деле, ваша компания показалась мне достаточно серьезной силой, способной справиться с другой, но более опасной. Тут нужно вернуться к некоторым основам мироздания, о которых никому из присутствующих пока неизвестно. Представьте себе, что вселенная существует не в том удивительно прямолинейном виде, который вы ей присвоили. Хотя со времен представлений о черепахе, стоящей на слонах, вы сильно продвинулись вперед.

Лигия фыркнула, а Петрович заметил:

- Каждое мыслящее существо - вселенная, теорий мироустройства достаточно много. И могу сказать, что идея о мире, стоящем на черепахах, китах, атлантах, - это не самое оригинальное. Что же настолько прямолинейно в нашей картине мира?

Хранитель вновь затянулся, дымок из трубки поднялся на сей раз по спирали, но достигнув потолка, вновь отправился к окну.

Вадим не выдержал:

- Гэндальф, вы ли это... - пробормотал он.

Алиса посмотрела на Вадима неодобрительно:

- Так мы никогда не доберемся до сути, малорослик.

Вадим задумался о возможности глубокой контузии: его самого несколько удивляло некоторое впадение в детство, но с чего бы это - непонятно. Хранитель продолжил разговор:

- Представим миры с разной мерностью пространства. Вы, я думаю, хорошо представляете различия между возможностями двухмерных и трехмерных пространств. Мерность выше трех представляется труднее. И это вполне закономерно для вашего мира. Это закономерно для многих других миров, похожих на ваш. Их очень много, вы их видите и считаете, что только из них и состоит вселенная. На самом деле вселенная сложнее этих представлений ровно настолько, насколько магический посох сложнее простой палки. Я не буду объяснять вам всю геометрию подобного пространства - вы нужны мне в здравом уме, а такие вещи сведут с ума любого. Так вот... Мой Лабиринт - место пространственного пересечения миров. В Лабиринте можно переходить из одного мира в другой самыми короткими путями. Это получается потому, что Лабиринт сам по себе многомерен. Хотя без моей карты мало кто сможет не только попасть в нужный мир, но и просто вернуться в свой собственный. Ни одна цивилизация еще не готова к путешествиям по Лабиринту - гармония этого места требует особенного отношения. Именно поэтому я охраняю Лабиринт от случайных гостей и часто восстанавливаю равновесие вселенной простым влиянием на гармонию.

- Но разумные расы уже давно путешествуют по космосу, - сказал Аристарх Борисович. - Неужели вы думаете, что о Лабиринте никто ничего не знает?

- Космос, космос, - проворчал Хранитель, - что вы все знаете о космосе. Удивительно прямолинейная логика. На своих планетах плавают на лодках, ездят на повозках, так это же не значит, что небо над головой тоже приспособлено для повозок... Эти космические, как бы мягче сказать, аппараты сжигают атмосферу, пробивают дыры в сложнейших сочетаниях защитных слоев. А потом эта неприятная привычка всех летающих на аппаратах - чуть что - сразу стрелять из всего, что только у них есть в наличии. Вот я вас спрашиваю - их кто-то куда-то звал? Зачем они строят эти...аппараты? Зачем изо всех сил тащат с собой в космос свою убогую логику первобытных существ?

Вадим покаянно молчал. Хранитель покачал головой:

- Космос... Вот потому и не даю всем без разбору доступ к Лабиринту. Только пусти мыслящих, как у вас это теперь называется, существ в Лабиринт - и Вселенной уже завтра не станет. И вас я привел сюда с одной только целью - спасти Лабиринт, спасти, если хотите, вселенную. Равновесие становится очень хрупким. И нарушает это равновесие Искусственный интеллект, возомнивший себя Повелителем Вселенной. Последние войны, конфликты, столкновения мыслящих существ поставили под угрозу само существование Лабиринта. Я не могу спокойно смотреть на уничтожение миров, потому что я Хранитель не только Лабиринта, но и миров, входящих в него. Опасность вышедших в космос разумных существ сейчас превысила возможности пространства их нейтрализовать.

Вадим усомнился:

- На данный момент опасность исходит не от мыслящих существ, как вы выразились, а от Искусственного Интеллекта, машины.

Хранитель холодно улыбнулся. Так, что Вадиму захотелось сразу стать страусом и закопаться в песочек.

- Хотел бы я спросить, а кто создал этот ИИ? Может, я? Опять же, мыслящие существа с их безграничной самонадеянностью. Сначала создают себе подобных, хотя не в состоянии управлять даже собственной жизнью. Потом учат, да так, чтобы ученик превзошел учителя. А у машины что? Ее можно научить думать, но души там нет. И не жалко ей ни зайчиков, ни белочек, ни человечков. Зато она порядок хочет навести, чтоб, значит, все были одинаковыми и управляемыми. Это же идеал, совершенство, с точки зрения машины! Да, я не могу уничтожить ИИ, потому что не я его создавал. Это ваше дело, это ваш враг, в конце концов. Но я помогу вам. Помогу, потому что мне тоже хотелось бы, чтоб этот мир еще остался существовать. Я люблю бродить по коридорам Лабиринта и смотреть на разные миры. И я не хочу одинаковых миров и простых геометрических фигур вместо прекрасного разнообразия. Пусть разумные существа несовершенны и нелогичны, но при этом они - это неотъемлемая часть Вселенной. Так что...

Хранитель вздохнул и тяжело приподнялся с кресла.

- Для начала вам нужно собраться вместе. В этом я вам помогу. Потом расскажу, как добраться до ИИ. Но все рассказать не смогу - сам не знаю. А уж как с ним бороться - сами думайте. Взрывать ничего не дам, учтите. Да и...не поможет вам оружие, сразу говорю.

- Но как мы можем сражаться с таким мощным Искусственным Разумом? - спросила Алиса. - Боюсь, что нам с ним не справиться.

Хранитель вздохнул:

- Никто нас с вами не спрашивает, можем или нет. Пути пересеклись. Теперь либо мы справляемся с ИИ, либо оно расправится с нами. Нет тут других вариантов. Вам поможет Лабиринт. ИИ может воспринимать только трехмерную информацию, так как был создан существами трехмерного мира. Это его недостаток и ваш шанс на выигрыш. Чтобы добраться до ИИ вам предстоит пройти десять миров. Это очень разные миры, среди них есть опасные планеты и планеты-ловушки. Можно было бы пойти только безопасными путями, но на это не хватит вашей жизни, да и у вселенной нет столько времени в запасе. Скоро здесь появятся ваши друзья - вряд ли им нужно будет объяснять, насколько необходимо уничтожить ИИ. Они побывали в мирах, родственных вашему, где под угрозой жизнь многих людей. Не думаю, что вам всем удастся добраться до конца этого путешествия и выдержать сражение с ИИ. Но кто-то должен дойти, кто-то должен победить. Единственное, что я могу вам дать в помощь - это карту и путеводитель по нужным мирам, а также камень возвращения.

- Что такое камень возвращения? - поинтересовался Вадим, пытаясь понять, сошел ли старик с ума, или действительно предлагает их группе идти на верную гибель.

- Если кто-то из вас погибнет в одном из миров, - сказал Хранитель, улыбнувшись Вадиму, - он выйдет из игры, но вернется домой. Вот видите, я еще кое-что могу и не отправляю вас на верную гибель. Я только прошу вас не злоупотреблять этим даром и стараться избегать смерти - во-первых, никогда не знаешь, поможет ли магия, во-вторых, чем больше вас дойдет до ИИ, тем больше шансов на вашу победу. А за вами стоят миллиарды жизней. И в том числе за вами люди вашей Земли. Поэтому вы просто обязаны справиться. Ну что, будем собирать ваших друзей?

Вадим молчал, Алиса сидела, подперев голову рукой, и глаза ее были печальны и темны. Петрович кивнул:

- Ну что ж, Хранитель, сначала вызываем нашу команду, а потом уточним детали операции. Если нет пути назад, значит, мы идем вперед...

****

Тем временем Иван выпросил у Лены разрешения включить ноут. Лена с любопытством заглянула ему через плечо:

- Вай-фай ищешь? - ехидно поинтересовалась она. - Думаешь, уже сюда провели?

- Кто их знает, провайдеров этих, - буркнул Иван, с сожалением признавая, что Лена права - "кина не будет".

- А вот что-то ведь ловится! - охнул Кирилл, глядя на значок сети.

- Ну-ка, ну-ка... - Иван открыл информацию. Там значилось, что есть возможность подключения к открытому соединению, названному "Экстр", без пароля.

- И на краю вселенной мы интернет найдем, и даже в море пенном зачатится народ... - пропел Макс и сказал: - И при этом, Ванечка, нам пришло сообщение.

- Что-то не хочется мне его открывать, - чуя неладное, сказал Иван.

- Придется, куда мы денемся, - Лена решительно щелкнула по мигающему контакту программки ай-си-кью и на экране появилось сообщение:

"Будьте готовы к отправлению. Отсчет пошел. Вадим".

Глава 36. Камень возвращения

Сергей вдруг подтолкнул Джонни:

- Джонни, Чепо опять засиял... Не к добру это.

Джонни обернулся: Чепо и правда сиял, как ясное солнышко после грозы

- Ребята, готовьтесь, мы отправляемся в Лабиринт.

- А на ф... Ой, прости, Чепо, зачем нам в Лабиринт? - спросил Назар.

- Кураторы вызывают, - важно, но предельно лаконично ответил Чепо. Потом вздохнул: - Сейчас перейду в переносной вариант, ведь не удержите...

Он прямо на глазах стал таять, пока не уменьшился до размеров небольшого кристаллика. Джонни бережно поместил друга в карман и повернулся к Рону.

- Рон, Странник, нас зовут. Но я уверен, что мы еще увидимся.

Рон грустно посмотрел на Джонни. Этот пожилой, загруженный заботами и проблемами мужчина вдруг почувствовал, насколько он помолодел за то время, пока Джонни был рядом. У Рона не было своих детей и сейчас он многое бы отдал за то, чтобы иметь возможность назвать этого мальчишку своим сыном. Странник тоже ощутил странное покалывание в носу, которое можно было бы принять за начинающуюся простуду... Ну, мы сделаем вид, что так оно и было. Стараясь не показать, что грусть, эта редкая гостья, все же нашла дорогу к его сердцу, Странник начал помогать ребятам собирать вещи. Сергей сказал:

- Мы точно встретимся. И Чепо - он ведь может поддерживать связь с вами.

Назар кивнул:

- Конечно. С помощью Чепо не потеряемся! Мало того, у меня предчувствие, что мы сюда еще вернемся.

Рон стряхнул с плеча Джонни невидимую пушинку:

- Удачи вам, ребята. Пусть бережет вас судьба на пути... И помните - если будет нужна наша помощь, мы сделаем все, что будет в наших силах.

- И что не в силах - все равно сделаем, - тихо добавил Странник.

Джонни встал рядом с Сергеем. К ним подошли Наташка и Назар. Странник хотел еще что-то сказать, но пока думал, что именно, ребята исчезли... Рон растерянно посмотрел на пустоту перед собой, потом философски заметил:

- Мир стремительно меняется, Странник. Кажется, теперь нам уже не жить по-старому. Так что - займемся делом, пока нас всех тут не превратили в окопников.

Странник хмуро кивнул:

- Чем мы лучше окопников сейчас? Если б не эти ребята, мы так и выживали бы, вместо того, чтобы хоть как-то бороться.

- Ну-ну...Поворчи еще, - фыркнул Рон. - Побейся лбом о стену. Говорят, помогает.

Они грустно улыбнулись, понимая друг друга без слов, и отправились к вычислительному центру.

***

Хранитель обвел взглядом комнату и вздохнул:

- Пожалуй, стоит немного изменить интерьер, сейчас тут может быть тесновато.

Он выпустил огромный клуб дыма, который на сей раз почему-то не поднялся к потолку, а стал увеличиваться в объеме, расти, и вот уже вся комната окуталась дымом, словно туманом. Алиса хотела возмутиться (табачный дым она терпеть не могла), но не успела. Дым мгновенно исчез, даже запаха не осталось. Зато теперь они сидели не в маленькой комнатке с ретро-мебелью, а в большом зале, больше похожем на целый этаж современного здания, где просто забыли возвести стены. Алиса подумала, что дизайну позавидовал бы любой профессионал. Хранитель оглядел зал и удовлетворенно кивнул:

- Вот теперь, пожалуй, можно рискнуть и открыть дверь, - сказал он. - Алиса, будьте любезны, там, кажется, уже стучат.

Алиса встала, пытаясь определить, где теперь дверь. Стук повторился. Дверь оказалась в дальнем углу, поэтому пришлось пробираться через поистине космический по масштабу дизайн - подиум тут, ступеньки там.

- Заходите, господа! - открыв дверь, крикнула Алиса. Тут же на нее налетело нечто большое и рыжее, и еще минут на пять девушка была выведена из строя, пытаясь освободиться от восторженно скачущего Байка.

- Алиса!!! Ура!!! - послышался знакомый голос.

Алиса свободной рукой уцепилась за что-то надежное и крепкое, скорее всего, за дизайнерский столбик под полочками, приготовившись к худшему. На спине у нее повис, судя по воплям, Джонни. Остальные пока не решались дополнить композицию и просто стояли рядом, сияя от радости.

- Уф, я тут не одна, ой, осторожно! Я не железная, что бы вы ни думали по этому поводу, - взмолилась девушка.

- Джонни! - донесся издалека вопль Вадима. Восторженный ребенок, висевший на спине у Алисы, ринулся на голос. При этом Байк удвоил усилия - и вместе с Алисой рухнул на пол. Ковров в помещении не было, о чем девушка сразу пожалела. Тут же Байка потащила вверх Женька, а Алису стала поднимать сердобольная Наташка.

- Боже мой, - удивилась Алиса, оглядывая всех вошедших, - действительно, критическая масса.

- Ты о чем? - изумился Сергей.

- Да так, проехали, - Алиса махнула рукой, показывая, куда идти. - Нас ждут.

- Нас всегда ждут, - огорченно подытожил Назар, - а хотелось бы просто взять отпуск за свой счет... У вас это не практикуется?

***

На диванах, в креслах, на офисных вертящихся стульях и барных табуретах расселась команда спасателей Вселенной от двенадцати до страшно подумать скольки лет. На самом большом кресле, как на троне, восседал Хранитель. Если учитывать интерьер, больше похожий на современный бизнес-центр в дизайне "Модерн", - Хранитель представлял собой невероятный контраст и по месту, и по времени всем этим столам, зеркалам, минималистическим лампочкам, холодным мерцающим стенам. Более всего ему подошел бы личный средневековый замок. Из тех, что еще остались на берегах туманного Альбиона. Седой старец молчал, внимательно глядя на собравшихся гостей, и о чем-то думал. А может, он и не думал вовсе, а просто ждал, когда прекратится этот звонкий гомон, который всегда бывает там, где встречаются хорошие друзья, после разлуки. По лицу его было невозможно понять, о чем он думает, что чувствует.

Наконец Петрович встал и призвал народ к тишине:

- Мы все рады встрече, - заявил он, - но хозяин этого дома пригласил нас, чтобы...

-...сообщить нам пренеприятное известие, - тихо продолжил Сережа.

Петрович хмуро покосился на мальчишку:

- Позвольте представить вам Хранителя Лабиринта. Думаю, что пора и вам узнать, что день грядущий нам готовит...

Все повернулись к Хранителю, наступила тишина... Старик нахмурился:

- Когда вы вошли в этот зал..., - он замолчал и сурово глянул на Джонни. Джонни скромно опустил глаза, разглядывая что-то особо интересное на абсолютно гладком и чистом столе... - Так вот, когда вы вошли сюда, я думал, что это последние минуты существования этого дома. Как верно подметила уважаемая Алиса, это было похоже на критическую массу, которая может уничтожить любую организованную материю.

Хранитель затянулся и выпустил колечки дыма из своей трубки. Колечки шустрой стайкой вознеслись к потолку и растворились там. Кирилл задумчиво проводил их взглядом. Хранитель вдруг подмигнул ребятам:

- Я рад, что все так сложилось! Ну, что вы на меня смотрите с таким удивлением? Я и правда рад, хоть и свел нас не самый приятный поворот судьбы. А когда вы появились здесь, я подумал, что никогда прежде это пространство не видело такой искренней радости. А это, скажу я вам, здорово добавляет энергетики. А теперь я хотел бы вас кое о чем спросить... Вы побывали в двух мирах, где, скажем так, не все в порядке. Давайте начнем с мира Тьенны. Как вы думаете, что там происходит?

Опустим пересказ событий, дорогой читатель. Вы-то уже обо всем этом слышали... Скажем лишь, что рассказ занял не меньше часа. Благодаря таланту Петровича повествование получилось более-менее связным и по существу. Наконец основные новости были рассказаны, услышаны и поняты. Хранитель вновь задумался, глядя на собравшееся общество. Времена действительно приносили значительные перемены - давно Хранитель не принимал столько гостей сразу. Наконец он заговорил:

- Сергей, подойди ко мне, - сказал он. - Начнем работать.

Сережка потрепал Джонни по плечу и улыбнулся Назару. Подойдя к Хранителю, он замер в ожидании.

- Ну что ж, теперь подойди еще ближе. Вот так... Протяни мне правую руку. Ладонью вверх. А теперь успокойся, слушай меня и делай, что я тебе скажу.

Сергей протянул руку. Хранитель протянул руку, поместив ее под ладонью мальчика, а ладонь второй руки поместил выше, так что рука Сергея оказалась между ладонями Хранителя. Снизу и сверху шло тепло, словно руку грело солнышко. Сережка смотрел на огромные ладони Хранителя, думая, что есть в этих руках нечто неправильное или странное. Но вот что? Внимательно глядя на мальчика, Хранитель сказал:

- Сейчас тебе нужно думать о чем-то хорошем. Что ты любишь? Попроще. О цветах, о собаке, о велосипеде, выбери что-нибудь такое, что тебе нравится.

- Я буду думать о кошках, - улыбнулся Сережа, - очень люблю этих пушистиков.

Хранитель к чему-то словно прислушался и кивнул:

- Да, это нам подходит. Думай. О самых ласковых, мурчащих. И смотри мне в глаза. Остальное - моя забота. Договорились?

Сережа кивнул, потом посмотрел в глаза Хранителю. Сначала Сергей увидел неожиданную пустоту вместо зрачков. Пустота затягивала, кружила. "Думаем о кошках, - приказал себе Сергей, - вот помню, принес я домой котенка, рыжего такого. Ой, как мама ругалась, что он будет обои драть и хулиганить... А папа сказал, пусть останется. А потом он вырос в огромного пушистого кота, которого все называли Тигром." С этой мыслью страх исчез, а Сергей мысленно помчался по какому-то тоннелю, в который его утянули зрачки Хранителя. Пролетая по странным изгибающимся коридорам и тоннелям, Сергей успевал увидеть какие-то спирали и завихрения, круги, мерцающие символы. Постепенно мелькание и мерцание убаюкали Сергея, мысли исчезли, ощущение полета переросло в состояние невесомости. Казалось, что каждый атом его жил своей отдельной жизнью, шурша и попискивая. В какой-то момент Сергей понял, что он - вселенная, которая еще не родилась в этом измерении. Внутренняя энергия стала расти, подниматься вверх и в стороны, пыталась вырваться на свободу. И тут он услышал:

- Все. Возвращайся.

Сергей словно проснулся: он стоял в зале, перед ним сидел Хранитель, осторожно накрыв его ладонь своей. Он улыбался:

- Тихо, малыш. Теперь давай посмотрим, какой он, твой камень возвращения.

Хранитель приоткрыл ладонь - и Сергей увидел небольшой, овальной формы камушек в своей руке. Внутри камня крутились странные вихри, мерцая зеленоватыми и желтыми искорками. Казалось, что камушек прозрачный, а в то же время его переливы были настолько плотными, что ладонь под камнем не просматривалась.

- Ух ты, - выдохнул Сергей. - Он красивый и...живой?

- Конечно, живой, - ответил Хранитель, - это кусочек материи, родившейся из твоей жизненной энергии. Твой камень возвращения. Я уже рассказывал вашим кураторам об этих камнях. Вы отправляетесь в опасное путешествие во имя спасения мира. Поэтому я помогу вам получить эти амулеты. Они вернут вас в мир, откуда вы пришли, если с вами случится несчастье в лабиринте. Только помните: если с кем-то из вас случится несчастье - камни вернут вас в место, которое ваша душа считает родным, но продолжить путь здесь вы не сможете. А в ваших руках спасение этого мира. Поэтому рисковать и делать глупости все равно не стоит. Это понятно?

- Понятно, - кивнул Сергей. - Это как в компьютерной игре - приходится вернуться и начинать сначала.

- Нет, - сурово оборвал его Хранитель. - Это не игра, мальчик. Сначала - может оказаться слишком критично. Поэтому дойти должны все. Это, видишь ли, не моя прихоть, а необходимое условие. Мне будет приятно знать, что камни возвращения остались для вас милыми сувенирами.

Сергей озадаченно посмотрел на Хранителя:

- Вы и правда считаете, что остаться в живых или нет - зависит от нас?

- В большей степени, молодой человек, - повысил Хранитель Сергея в возрасте, - в большей, чем сам ты думаешь.

"Малыш, мальчик, молодой человек, - подумал Сергей, - расту, однако, не по дням, а по часам". Но Хранитель так сурово глянул на него, что мальчик понял: "Тоже мысли читает, ну и как прикажете тут существовать, среди телепатов?"

- А вот чувство юмора - штука полезная, - сжалился Хранитель. - Именно оно поможет вам в битве с Искусственным Интеллектом. Я так думаю, что ему такое чувство неведомо, а значит, у вас будет супер-оружие в этой борьбе. Ну, кто у нас следующий за камушками?

Глава 37. Чипы и Дейлы

Процесс создания камней возвращения оказался очень долгим и Хранитель предложил сначала заняться самыми младшими участниками событий. Это было очень верное решение. Когда последнему из ребят удалось создать амулет, Хранитель объявил перерыв на обед или ужин - время здесь совершенно запуталось и никто не мог бы определенно сказать, утро сейчас или вечер. Но голод уже ощущался, есть хотели все, а Крыс и Байк вообще демонстрировали крайнюю заинтересованность в меню, показывая, что готовы сожрать любого, кто сейчас же не даст им что-то пожевать. А после еды, конечно, навалился сон. Хранитель кивнул Вадиму, и они поспешно соорудили место для сна. Спешно, потому что некоторых, в частности Джонни, пришлось на это самое место переносить уже в спящем виде. Наконец из бодрствующих остались только Петрович и Хранитель.

- А вы не устали? - спросил Петрович.

- В принципе, теперь можно и на "ты", - задумчиво проронил Хранитель. - Я никогда не устаю, уставать - особенность материальных организмов.

- То есть...

- Дело в том, что меня вряд ли можно отнести к материальным телам, - грустно усмехнулся Хранитель. - Были времена, когда вселенная вообще обходилась без органических существ. Все, что в ней было, - это порождения энергии. Чистой энергии не нужны были формы, она существовала в полной свободе от форм, расстояний, времени. Так продолжалось бесконечное число лет. Кто их считал, те годы... Потом некоторым существам захотелось создать что-то новое. Вот среди того нового и появились первые формы материальной жизни. Сначала они были забавны и просты. Да, они жили и были наделены определенной энергией, но с ними было скучно. Все великие чудеса и все великие бедствия происходят от скуки - это я могу сказать точно. И вот кому-то пришла идея наделить формы жизни разумом. Тот умник пожелал остаться неизвестным - уж больно много дел он натворил. Сначала наши пути почти не пересекались - новые существа жили только на пригодных для их существования планетах, не нарушали энергетического равновесия вселенной и не мешали нам. Именно поэтому мы упустили тот момент, когда еще можно было повлиять хотя бы на путь их эволюции. А потом они начали причинять вред. И чем дальше, тем больше. Неумелое обращение со всеми видами энергии, попытки расщепления атомов. Вот хотел бы я знать, зачем? Для чего ломать мир, в котором нашлось бы место всем? При этом мы лишь ставили защиту - мы не можем причинять вред никому во вселенной, потому что энергетическое существование предельно связано с этикой. Не знаю, как вы понимаете это слово... Это трудно объяснить, но... Не могли мы, например, убрать уже живущих, даже если они наносят вред вселенной. Ни одна энергетическая сущность не сможет выжить, причинив вред существу, обладающему хоть какой-то энергией. А вот вы - вы можете. Да, ваш срок жизни ограничен, но пока вы в белковом, грубо говоря, материальном теле - вы можете все, не ощущая, насколько разрушительно себя ведете. И только потом, когда ваша сущность становится вновь энергетической, именно тогда вы понимаете, как устроен этот мир. Попался бы мне этот умник, который от скуки заварил всю эту кашу.

Хранитель вздохнул и продолжил:

- Именно поэтому я отправляю вас на борьбу с Искусственным Интеллектом. Не то чтобы отправляю - прошу. Мне кажется, что вы и сами понимаете, насколько это важно. Энергетические сущности не могут причинить ему вред. А вы - можете. Этот ИИ в состоянии полностью уничтожить равновесие вселенной, прошу вас - не дайте ему убить этот мир. Это сейчас самая важная проблема. Да и вообще - путь развития с использованием машин, механизмов - это путь уничтожения. Наверное, постепенно живые существа и энергетические сущности смогут договориться и понять друг друга. Только для этого нужно время, а из-за действий ИИ времени у нас может и не оказаться. Так что - надежда только на вас. Кстати, вы как раз те люди, которые внушают уверенность в правильном ходе событий - вы уже не похожи на тех сумасшедших, которые готовы взорвать планету, чтобы узнать, возможно ли это в принципе.

Петрович вздохнул:

- Теоретически, люди, которые готовы на такое - психически ненормальны. Хотя, как говорил один мой старинный приятель, - все мы тут ненормальные.

Хранитель улыбнулся:

- Интересные у вас, Петрович, приятели.

Петрович смутился - ему в голову не приходило, что Хранитель мог знать содержание земных книг. Хранитель встал:

- Неплохо бы приготовить схему вашего путешествия, - сказал он. - Я покажу вам путь, но сами миры вы увидеть не сможете, тут уж, как говорится, кина не будет. Все они населены, так как все миры с такими характеристиками - обитаемые. Во всех этих мирах вы сможете более-менее нормально дышать, вода и пища также будут для вас пригодны. Хотя, конечно, сильно увлекаться экзотикой не советую. А вот образ жизни и психология обитателей может оказаться очень не похожей на ваши. Поэтому я вас попрошу быть осторожнее, никому не верить, стараться вообще в контакт с местными не вступать. Так оно и вам, и мне спокойнее будет. В общем, вы пока отдыхайте, а я приготовлю все для путешествия.

***

Сережка проснулся со странным ощущением, что, стоит открыть глаза - и он окажется у себя дома. Ему даже почудилось, что пахнет кофе - мама всегда заваривала по утрам кофе. Сережка пить его не любил, но запах всегда радовал: даже в хмурое осеннее утро вставать было приятнее. Почудилось мальчишке и бормотание старенького радиоприемника на кухне. Что-то похожее на новости. Сергей резко сел на кровати и открыл глаза. Около него стоял Хранитель и как-то ласково улыбался:

- С добрым утром, Сергей, - сказал он, осторожно присаживаясь на край кровати. - Какие сны навещали?

Сережка пожал плечами - последнее время то ли ему ничего не снилось, то ли он не запоминал сны по причине постоянной усталости. Стоило закрыть глаза, как тут же наваливался мягкой лапой сон и даже последнюю мысль додумать не получалось.

- Ничего мне не снилось, кажется. А вот когда проснулся - решил, что я дома.

- Может быть, мальчик. Ведь это Лабиринт. Он хранит кусочки всех миров, домов, даже все сны, которые видят существа, живущие в мирах Лабиринта. А если твоя энергетическая сущность, искра, раньше была хранителем одного из секторов Лабиринта, то он мог узнать тебя и позвать к себе.

- Как это - искра? - озадаченно спросил Сережка, вглядываясь в лицо Хранителя - не шутит ли...

- Понимаешь, мальчик, когда биологические существа стали обладать энергетической душой, искрой, Вселенная стала сложнее. Сначала в ней жили только энергетические существа. Их не ограничивало материальное тело, они летели туда, где им было хорошо или интересно. А вот когда появились симбионты материи и энергии - все стало сложнее. При рождении биологического существа выделялась энергия - приманка, чтобы поймать искру. Иначе откуда бы это существо взяло себе душу? Ловушка эта могла поймать только неопытных энергетических существ. Или ослабленных чем-то. Бывали случаи, когда дух засыпал где-нибудь на просторах вселенной, а потом просыпался - и пожалуйста вам, он уже заперт в материальном теле, которое, кроме всего прочего, почти неразумно. И начинаются годы мучений. Конечно, постепенно материальное тело и искра начинают привыкать друг к другу. Часто бывает даже, что им очень хорошо вместе. Так хорошо, что искра даже не хочет прекращать такое существование. А бывает, что материальное тело попадается исключительно тупое, почти животное. И тогда существование искры, привыкшей летать по всей вселенной и слушать музыку звезд, становится невыносимым. Были случаи, когда искре удавалось подменить себя на энергию низких духов - чертей, как вы говорите. Низкие духи за это требуют платы, но часто бывает, что возможность сбежать от тупого тела того стоит. Да ты, наверное, видел, как меняются люди, которые стали много пить?

Сережка кивнул. Видел. Еще удивлялся - был человек, добрый, хороший, собак любил. И вдруг, года через два - будто кто другой вселился в соседа их по даче: начал он пить, стал агрессивным, кидался на всех, даже собаки, которые его всегда любили, начали обходить его двор стороной. И в глазах у него порой мелькало нечто жуткое, нечеловеческое. Теперь понятно, как это происходит...

- Доброе утро всем! - послышался хрипловатый голос. Сережка глянул на зашевелившийся плед рядом и фыркнул: оттуда вылез Ванечка, заспанный, всклокоченный, но глаза уже горели исследовательским огоньком:

- А скажите, Хранитель, вы сами-то дух? Или комбинация тела и духа?

Хранитель пожал плечами:

- А ты как думаешь, непроснувшаяся комбинация?

Иван пригладил вихры и серьезно заявил:

- Дух, по-моему. Во-первых, быть Хранителем Лабиринта - это человеку не по силам. Во-вторых, вы же все время меняетесь.

- Меняюсь? - огорченно переспросил Хранитель. - Эх, а я-то думал, что мне удается поддерживать постоянный облик.

- Меняетесь, - безжалостно прикончил его Ванечка. - Вчера, например, у вас глаза были голубые. А сегодня - карие. И седины поубавилось. И...

- Да ладно, ладно, - махнул рукой Хранитель. - Верю. Ну да, я существо энергетическое. Хотя когда-то, по молодости лет, побывал и в материальном теле. Мы с ним неплохо ладили, кстати. А вот Лигию вы не разгадали. Она-то тоже ...дух.

- Ой, - произнес Сергей. - Вот это да.

- И именно поэтому она с вами не идет дальше, - строго сказал Хранитель. - Лигия вернется в свои разноцветные миры и будет заниматься своим делом. А ваш путь - вперед. Просыпайтесь, сони. Да будите остальных. Завтрак готов. Карта пути готова. Поэтому откладывать не будем - вам пора отправляться.

- Что - опять? - из-под груды одеял всплыла еще одна встрепанная голова. - Мне кажется, что последнее время я только это и слышу - пора, пора...

- Назар, - строго одернул друга Ванечка, - ну что ты ворчишь? И так понятно, что работа Чипа и Дейла - это не самое спокойное времяпрепровождение. А утро, как известно, добрым не бывает, если только впереди не брезжит воскресенье. Вставай, лежебока.

- Кто? Я? Да тут не успеваешь голову на подушку положить! - завопил Назар и запустил в Ивана вышеупомянутой подушкой. Иван мстительно ответил тем же. Через пять минут спальный угол напоминал поле боя. Появился Петрович, грустно посмотрел на творящееся безобразие и спросил Хранителя:

- А вы точно уверены, что именно они могут спасти этот мир? Это же не команда спасателей, а банда какая-то. Или детский сад, ясельная группа.

Хранитель махнул рукой:

- Уверен - не уверен. А что мне остается. Другие еще хуже.

Оставив сконфуженный народ убирать следы сражения, Петрович и Хранитель отправились к столу.

***

Хранитель подошел к двери.

- Ну, я дал вам все, что мог. Камни возвращения, карты, навигаторы, запас еды и питья. Конечно, я очень хотел бы еще чем-то помочь вам, но не все в моих силах. Запомните - переход из мира в мир будет обозначен дверью, воротами, в общем, чем-то похожим на проход. И непременно в точке, которую укажут навигаторы. С другими дверями будьте осторожнее - неизвестно, куда вы можете попасть, шагнув за порог. И еще - остерегайтесь ветра времени.

- Что такое ветер времени? - спросил Аристарх Борисович настороженно.

- Это трудно объяснить, - покачал головой Хранитель. - Но вы его почувствуете, если он окажется рядом. Не идите за ним, как бы вам этого не захотелось. И не давайте другим идти за этим ветром. Это дорога в Великую пустоту. Ветер времени приходит порой оттуда и уносит целые миры. Никто не знает, куда они исчезают и что с ними происходит дальше.

Петрович вздохнул:

- Ну, спасибо и за такое объяснение. Конечно, оно и понятно - куда ни пойдешь - обязательно что-то неприятное обнаружишь, будто мало нам своих проблем.

Хранитель виновато улыбнулся:

- А мир - он никогда не был простым и понятным, - ответил он. - Мир - это сложный узор, в котором есть все. И никогда не знаешь, что в том узоре плохо, что хорошо, что вредно, что полезно, а вот убери что-то оттуда - и все развалится, как карточный домик... Вот так-то... Ну, удачи вам, друзья!

Хранитель открыл дверь и добавил:

- Порог перешагнете - сразу чуть в сторону отойдите, а то друг на друга натолкнетесь. И сначала осмотритесь, куда вас занесло, не рискуйте...

Петрович постучал по деревяшке, как ему показалось, и решительно шагнул за порог. За ним шагнули в неизвестность и остальные...


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Н.Трой "Нейросеть"(Киберпанк) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"