Мисаилов Айвэн: другие произведения.

Попытка ухода

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Отрывок из романа "Клиника Ивана Мисаилова". Душевный кризис героя приводит его к трагическим последствиям...


   ПОПЫТКА УХОДА
  
   Андрей снял телефонную трубку и набрал номер. Раздались гудки вызова.
   Андрей взглянул в зеркало на стене. Пышная копна тёмных волос, слегка оттопыренные уши, голубые глаза... Ничего особенного, обыкновенное лицо тридцатилетнего мужчины.
   Пятый гудок.
   "Неужели не подойдёт?!"
   Седьмой.
   Десятый.
   -Алло,-раздался в трубке женский голос.
   -Привет,-сказал Андрей.
   Повисла пауза. Тишину нарушал только хруст помех, периодически возникавший в динамике.
   -Ты зачем позвонил?-спросила Марианна.
   -Просто так.
   -Я же тебе говорила - не звони мне.
   -Почему?
   -Просто так,-Марианна передразнила Андрея.
   -Зря ты на меня злишься.
   -Я на тебя не злюсь.
   -А что же тогда?
   -Не хочу тебя видеть и слышать - вот что.
   -Жалко.
   -Что поделать, жалей не жалей, от этого абсолютно ничего не изменится.
   -Я думал, ты поймёшь меня правильно.
   -Я тебя поняла так, как смогла и считаю не ошиблась.
   -Н-да.
   И снова тягостное молчание, лишь всполохи электрических сигналов нарушают его.
   -Ты всё сказал, что хотел?-спросила Марианна.
   -Да,-прошептал в ответ Андрей.
   -Тогда прощай.
   Короткие гудки.
   -Прощай,-сказал Андрей и положил трубку.
   Он сел на пол рядом с гардеробом.
   "Этого, наверное, можно было избежать. Нет, этого наверняка можно было избежать! Почему же всё так неудачно вышло? Почему? Почему я такой?"
   Дрожащими руками Андрей закурил.
   "Почему я такой? Почему я такой? Почему я такой? Почему я такой? Ну почему?"
   Внезапно зазвонил телефон.
   Андрей вскочил с пола и рванул трубку.
   -Да, слушаю!-крикнул он.
   -Здравствуйте,-послышался бархатистый мужской голос.-Семёна Константиновича можно?
   -Вы ошиблись,-разочарованно ответил Андрей.
   Его сердце бешено колотилось в груди.
   Докурив, он осторожно прошёл в единственную комнату квартиры. Родители уже спали. Андрей взял со стола, шариковую ручку и тихонько вышел. Электронные часы, как он успел заметить, показывали 22.43.
   Андрей сел за шатающийся кухонный стол, раскрыл тетрадь и начал писать.
   "Этого можно было избежать. Но я не смог. Не сумел. Или не захотел? Подсознательно, интуитивно?
   Мне тридцать лет. Если верить психологам - время первого серьёзного кризиса в жизни человека. Возникают вопросы: действительно ли то, что я делаю, чем занимаюсь, МОЁ? Не нужно ли всё поменять, перекроить, начать сначала? Не потрачены ли годы предыдущей жизни ЗРЯ? Закончен период первоначального накопления капитала, знаний, у многих своя семья - необходимо обдумать, как жить дальше. Как это сложно! Как сложна жизнь! И чем умнее человек, тем ему труднее жить. Но не может же у всех всё быть одинаково! Наверняка, у некоторых никакого спада и в помине нет, живут припеваючи, суки!
   Кому это пишу? Никому. Себе. Не выдержал, устал, устал! Я разочарован в жизни, в себе. Ничего не достиг, не добился. Плохо! Ненавижу, сам себя ненавижу. Презираю. А потом снова жалею. О Господи!!! Как в стихе Ивана Мисаилова:
  
   Я во всех разочарован,
   Как в себе, так и в знакомых.
   Это может быть мой промах,
   Но судьбою зафрахтован
  
   Я плыву по речке жизни,
   По проторенной водице.
   Приближаюсь тихо к тризне,
   МНЕ БЫ ЗАНОВО РОДИТЬСЯ!
  
   Только это невозможно,
   Нет, как в спорте трёх попыток.
   Жизнь прожить не так уж сложно,
   Если нет душевных пыток.
  
   Вот мне бы заново родиться! Как бы я этого хотел! Я бы всё, всё сделал иначе! Не так бы жил, не то бы говорил, поступал бы не так. Увы and ах! Увы & ах! Это НЕВОЗМОЖНО. Очень жаль. "Жизнь прожить не так уж сложно, если нет душевных пыток". А они есть! У меня они есть и ещё какие. Иногда думаю, за что? За что? Нет ответа.
   Поль Валери сказал, что доверие бумаге своей печали "источник множества книг - в том числе всех наихудших". Что ж, может, он и прав, не знаю. Но мне сейчас очень, очень хочется именно бумаге излить душу. Не случайному собеседнику за водкой и не алчному до отклонений психоаналитику, а именно этой вот тетради.
   Я - неудачник. Горько сознавать, но это так. Это мой нынешний образ жизни. Он связан со мной столь прочной связью, что я не вижу силы, которая разорвала бы этот печальный союз. Невезение преследует меня практически во всём. В работе, в личной жизни, в отношениях с другими людьми... Почему этот ярлык прилепился ко мне? Не знаю.
   А может... Может, всё дело только во мне, во мне самом? И виноват я один? Где-то не проявил твёрдость, принципиальность, где-то не сумел распорядиться выгодами, которые сами плыли в руки, где-то просто поленился. А если учесть великую силу самовнушения, то картина и вовсе безрадостная. Но что я мог сделать? Внушать себе, что я удачливый из удачливых, умнейший из умных, величайший из великих? Изменилось бы что-либо в этом случае?
   "Какой ты непутёвый",-говорили мне в детстве родители. Хотя я рос вполне нормальным мальчиком. Господи, а что есть норма? В чём она выражается? Может быть, именно тогда предки вбили в мою юную душу потенциальную неполноценность? Непутёвый, ха! Они-то, конечно, очень путёвые были. Отец поменял пятнадцать мест работы. То за драку выгонят, то за пьянку, а то и сам уйдёт. Мамаша тоже хороша. Отец всё время говорил: пусть я такой, вот мой сын будет лучше, он будет хорошо зарабатывать, прекрасно и счастливо жить, ни о чём не беспокоиться, ни в чём не нуждаться. Пустая, нелепая болтовня! Это только на словах всё столь замечательно, а в реальности... В реальности он только пытался иногда направить меня в выгодное, по его мнению, русло. На моё мнение, мои интересы, мои пристрастия ему было плевать. В другой раз ему было плевать вообще на ВСЁ. Мать же со своими запретами не добилась ничего, кроме яростного нарушения этих запретов. Достали они меня прилично за эти тридцать лет. В последнее время поменьше, но всё равно.
   Что я делал? Мечтал. О том, о сём. Да обо всём! Что теперь? Крах?
   Я не представляю, кстати, как нам удалось получить эту однокомнатную клеть в хрущёвке. До этого втроём на десяти метрах в коммуналке... Мало приятного. Как вспомню, аж в дрожь бросает".
   Андрей отложил ручку и задумался. Рядом включился холодильник.
   Начало жизни Антон провёл в большой коммунальной квартире, где обитало восемнадцать жильцов. По утрам - очередь в туалет, вечером обычная кухонная толчея, с перебранками, матом, зачастую - зуботычинами. В последнем особенно отличались дядя Боря и дядя Гена. Дядя Боря долгое время был бомжем, со старого жилья его выгнала жена, он несколько лет скитался по знакомым, пока не пригрелся на площади одной одинокой дамы, с которой, по словам самого дяди Бори, у него было "полнейшее духовное взаимодействие". Дядя Гена работал слесарем в местном ЖЭКе, у него были жена, двое детей, которые, однако, никак не мешали дяде Гене периодически заглядывать к матери Андрея. По всем атрибутам дядя Боря и дядя Гена числились приятелями, но чуть что - начинались ругань, взаимные угрозы, кончавшиеся обычно банальным рукоприкладством. Хорошо ещё за ножи не хватались.
   Андрей недолюбливал двух этих типов, родители нещадно частили их по вечерам за глаза, и он по малости лет принял родительскую точку зрения. Впрочем, он никак не проявлял свою неприязнь к этим людям, за что и получал от них небольшие подарки и чувство искренней симпатии. Вот дядя Боря, слегка несвежий после вчерашнего, в майке, с полотенцем через плечо, шагает по коридору в ванную. Завидев Андрея, подмигнёт и с грозной интонацией, но в шутку, скажет например: "Ну что, парень, весь свой завтрак съел?" А когда Андрей встречал высокого, всегда слегка унылого на вид, дядю Гену, тот трепал его по волосам, говорил: "Всё не так-то просто, старик. Ты ещё молод, у тебя ещё всё впереди",-и вручал какую-нибудь конфету, иногда полурастаявшую, с прилипшими крошками табака.
   О том, что в жизни всё не так-то просто, Андрей вскоре убедился лично. Он не очень понимал, почему мать, довольно приветливо разговаривающая с дядей Геной, когда рядом не было отца, так яростно "наезжала" на него в разговорах со своим мужем. Однажды, в пасмурный, промозглый осенний день, когда Андрей был на каникулах и поэтому сидел дома, дядя Гена постучался к ним в дверь. "Да-да, войдите",-сказала мать, у которой был выходной после смены. Дядя Гена приоткрыл дверь и заглянул в комнату. Мать, увидев его, быстро вышла в коридор. "Не хочешь прогуляться?"-спросила она Андрея, вернувшись через полминуты. "Не хочу",-честно ответил тот. "Ну ладно, не хочешь, как хочешь",-ответила мать и грустно уселась в углу. "Ведь погода плохая",-попытался оправдаться Андрей. "Я же тебя не просто так прошу, а в магазин",-сказала мать. Андрей нехотя оторвался от чтения и встал с диванчика. "Хорошо, схожу". "Вот и молодец",-сразу обрадовалась мать.
   Когда Андрей шёл в магазин, навстречу ему неожиданно попался отец. "А ты чего это в такую погоду гуляешь?"-удивился он. "Мама в булочную послала",-ответил Андрей. "У-у-у-у,-сказал отец,-я сейчас мимо проходил, там такая очередина стоит! Неужели у нас хлеба совсем нет?" Андрей пожал плечами. "Ладно, пошли домой, я думаю до завтра с голодухи не помрём,-сказал отец, беря Андрея за руку.-Меня, видишь, сегодня раньше отпустили". В то время он работал грузчиком на молокозаводе и почти каждый день приносил две-три бутылки молока, кефира или простокваши. Андрей послушно шёл рядом с отцом, слыша как в сумке позвякивает стекло.
   Они поднялись на второй этаж, вошли в квартиру и тут отец каким-то непостижимым образом, инстинктивно, почувствовал неладное. Может, сделал выводы из странной отправки Андрея в магазин, а может, просто что-то услышал. "Постой-ка здесь",-сказал он сыну, а сам быстро прошёл по коридору и скрылся в комнате. Тут же оттуда послышался шум, крики, звон разбитой посуды и отчаянный вопль матери. Андрей испуганно стоял возле кухни. "Что, милок,-ехидно заулыбалась беззубая сплетница-соседка,-сейчас твой папаня кое-кому рыло начистит. Или ему начистят. Хе-хе-хе!" Через секунду из комнаты выскочил дядя Гена. Он был босиком, в одних трусах и расстёгнутой рубашке. Из его носа алой струйкой сочилась кровь. Проходя мимо Андрея, он грустно сказал: "Вот так, старик, нехорошо вышло",-и скрылся в ванной.
   Конфликт этот не имел серьёзных последствий. Мать Андрея чуть ли не коленях убеждала отца, что ничего не было. Отец поверил и простил. А что ему оставалось делать? Через пару недель после события они распили с дядей Геной две бутылки портвейна и хрупкое равновесие в отношениях было достигнуто.
   "Мы долго стояли в очереди на жильё, но так как блата у нас не было, денег на взятки тоже, неизвестно, когда бы мы получили квартиру. К 2000-му году точно бы нет. Но мои родители совершили воистину героический поступок..."
   Так сложилось, что фактом, поспособствовавшим улучшению жилищных условий, стала смерть одного из жильцов, той самой вредной старухи-сплетницы. Жила она одна, на её площади никто больше прописан не был и после похорон начался примитивный делёж. У Андрея с родителями были объективно наихудшие условия, тот же дядя Гена с семьёй занимал в квартире две комнаты, но, учитывая пронырливость некоторых соседей, перспектива въехать в неплохую шестнадцатиметровую комнату представлялась нереальной. Более того, её уже занял жирный и вечно потный жлоб, постоянно намекавший на то, что он, мол, инвалид и ему положено, хотя инвалидность у него была липовая. Отмечая новоселье, он упился до того, что ночью завалился на пол в коридоре и начал орать: "Ёб вашу! Да ёб вашу! Мать твою так-то! Ёб вашу! Ёб вашу!" Отец Андрея не выдержал и, выйдя в коридор, сказал толстяку: "Слушай, ты, если сейчас же не заткнёшься, убью!" И хотя это была чистой воды голословная угроза, жирный затих и вскоре уполз к себе. А наутро мать Андрея пошла обивать пороги инстанций. И, несмотря ни на что, комната была получена.
   "Через год, две комнаты в коммуналке мы обменяли на однокомнатную в хрущёвке. Честно говоря, не знаю как. Наверное, с доплатой. Хотя, откуда деньги? Удивительно, но я до сих пор так и не выяснил этого.
   Куда-то я в сторону ушёл. Хотя, это неважно. Я был умненьким, начитанным мальчиком. Стихи писал с детства. Н-да. Это моя боль. Моя бывшая надежда и моё нынешнее разочарование. Родители не разделяли моего увлечения никогда. Ничего не понимая в искусстве, они считали моё творчество несерьёзным дуракавалянием. "Стихи, это, конечно, хорошо,-говорил бывало отец,-но подумай сам, какая от них практическая польза в жизни? Много денег ведь не заработаешь. Конечно, есть известные и богатые поэты, но они всего достигли по знакомству". Вот так. Я перестал показывать предкам свои произведения, писал тайком. Моё наследие - блокнот и две тетради по 48 листов. Ещё две такие тетради я сжёг в состоянии аффекта. А там было лучшее. Лучшее.
   Не хватило у меня силы волюшки послать всех на ***. А надо было. Всех, кто мешал, всех, кто не верил, всех, кто отговаривал. А я... Способности просочились сквозь песок и ушли в землю. Сейчас я не могу написать ни единой строфы. Полная деградация. Неверие в свои силы и упадок.
   Лет десять назад, будучи в состоянии депрессивной подавленности, я полушутя-полусерьёзно описал возможный сценарий своей будущей жизни. Там были такие слова: "Да какой ты, к чёрту, поэт? (Я обращался как бы сам к себе от второго лица). Тоже мне, поэт выискался! Уровень не тот. Никаким поэтом ты не будешь, а будешь обычным идиотом - человеком, мечущимся и не могущим найти своё место в жизни". Кто знает, может, эта запись сыграла со мной злую шутку, внедрившись на уровне подсознания в мозг в качестве непреложной истины. Так что, в итоге, получается, винить некого, кроме самого себя! Далее у меня были такие строки: "В итоге, к тридцати годам, к возрасту, который тебя так страшит, как середина жизни, ты будешь выглядеть опустившимся уродом". Это настолько соответствует нынешнему положению вещей, что мне даже не верится в давнишность этого откровения. Да! Опустившийся урод. Тридцать лет - страшный возраст. Середина жизни? Значит, ещё столько же лет мучений, разочарований, ненависти к самому себе, обвинений? Нет, меня такой вариант не устраивает.
   Но где же выход? В чём выход? Забросить нынешнюю работу, уйти в творчество? Смогу ли я сейчас сделать это? Болото засосало меня по самый подбородок. Хоть у меня и нет собственной семьи, жены, детей, рутина поглощает всю свободную энергию. Обязательно возникнет вопрос: а что подумают об этом? Боже мой! Боже мой, какой я дурак!
   Кстати, тогда, десять лет назад, ещё возможно было пойти по другому жизненному пути. Не было предрешённости и безысходности. Хоть я уже тогда учился в вузе, порекомендованном папашей, было ещё не поздно. Прояви я тогда твёрдость духа, силу воли, не побойся отрицательной реакции... Но... Не смог.
   Апофеоз той записи: "Талант свой ты с особым старанием зароешь в землю на очень большую глубину, твои способности послужат удобрением для убогих и никому, абсолютно никому не нужных дел и трудов..."
   Обидно, но факт. Не понятый, не оценённый, я в тридцать лет потерял всякий интерес к жизни. Наверное, слишком сложен был, хотел казаться не таким, какой я есть. Естественная тяга к сочинительству низведена до рабского служения приземлённым, жалким делишкам. Изредка ещё прорывается что-то во мне, какое-то презрение к окружающему миру, появляется желание измениться, заставить себя действовать, начать всё заново. Сказать: "Нет, это не моё жизненное пространство, это не мой ареал!" Но вскоре слабость охватывает меня и я снова сдаюсь.
   Судьба человека решается в мелочах. В ситуациях, от которых, казалось бы, полностью зависит дальнейшая жизнь, ещё можно дать слабину. По крайней мере, в следующий раз в подобной ситуации будешь знать как действовать, если совершишь ошибку. Неправда, что выпадает раз в жизни. Но вот мелочи... Ты даже не заметишь, какие феноменальные возможности упустил из-за минутного приступа лени, из-за идиотского русского "авось", из-за боязни отступить на полшага в сторону от установленных правил. Ты найдёшь оправдание всему, что НИ сделаешь и всему, что НЕ сделаешь. В итоге весь груз на себя взвалит совесть, но когда-нибудь ей надоест тащить ношу и она разом скинет всё на твою душу.
   Но ведь я знаю, что я не такой!!! Совсем не такой, каким выгляжу со стороны! На самом деле меня убивает рутина и я её ненавижу! То, к чему стремятся многие люди, то, что у них вызывает радость и является по сути идеалом, у меня вызывает лишь чувство брезгливого отвращения. Что есть счастье? Располневшая, ворчливая жена, хулиганы-дети, слишком сильно увлекающиеся западной музыкой, компьютером, ездой на роликах и курением в укромных уголках; дурацкая работа, правда, не исключающая повышения, накопления на машину, на обстановку, а как венец творения - вечерняя бутылка пива в холодильнике и просмотр тупого американского фильма по теле- (видео-). Плюс раз в неделю (месяц, квартал, год; нужное подчеркнуть) дежурный секс с женой. Фу! Как это мерзко, как противно! Какое убожество! УБОЖЕСТВО! Слышите, люди, УБОЖЕСТВО! Как мне докричаться до вас, как достучаться до ваших закостенелых душ и умов?
   Но Марианна... Впрочем, пёс с ней, Марианной. Слава Богу, что отношения с ней закончились. Когда я думаю, что мог совершить ещё одну крупную ошибку, становится не по себе. И как вообще я мог общаться с этой тупой уродиной?
   Сейчас мне мысль в голову пришла.
   Я не думаю, что нужно продолжать существование. О да!
   Да!
   ДА!
   Я наконец-то совершу самый правильный поступок в своей жизни. Хватит ошибаться. Я знаю, что дальше.
   Дальше - АБСОЛЮТНОЕ СЧАСТЬЕ.
   Ну, а всё же, что есть счастье?"
   Андрей отложил тетрадь, взял из буфета длинный нож и, глядя на него, сказал:
   -Я совершу действие, которое не каждый сумеет осилить. Для этого надо созреть. До этого нужно дорасти.
   Он резанул ножом по запястью левой руки. Брызнула тёмно-вишнёвая кровь. Андрей на всякий случай провёл лезвием по руке ещё раз, рядом. Кровь потекла сильнее. Кисть безвольно повисла, Андрей повредил сухожилия. В ванную ему идти не хотелось, хотя он знал, что кровь может свернуться. Он сел на табуретку, прислонился спиной к стене и закрыл глаза, начав шептать последнее из своих стихотворений, которое он ещё помнил наизусть:
   Когда до смерти ещё сорок лет,
   Не страшно думать о ней, вовсе нет.
   И ты мечтаешь, надеешься, веришь,
   Перед тобою открыты все двери!
  
   Когда до смерти ещё двадцать лет,
   Ты скажешь, бодро входя в кабинет:
   "Да, стареем мы все перманентно!
   Вот и лысина стала заметна".
  
   Когда до смерти уже десять лет,
   Тебе дадут в санаторий билет.
   И внуков лепет тебя умиляет,
   Когда с коляской по парку гуляешь.
  
   Когда до смерти уже лишь пять лет,
   Ладонью ты по стене: "Где же свет?"
   Стакан с зубами стоит на столе
   И мокрый снег на оконном стекле.
  
   Когда до смерти всего один год,
   Тебя сосед на скамейку зовёт.
   Кряхтя садишься и думаешь вяло:
   "Как всё-таки жизнь измотала!"
  
   Когда до смерти останется день,
   В своей палате увидишь ты тень.
   Врач, строгий и очень серьёзный.
   Боль и жалкие, горькие слёзы.
  
   Когда до смерти какой-нибудь час,
   Вдруг ты взмолишься: "Нет, не сейчас!
   Я так мало успел, мало сделал!"
   Но в ответ лишь дрожание тела.
  
   И грелка у ног холодна,
   Когда до смерти секунда одна...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Н.Семин "Контакт. Игра"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"