Северный Миша: другие произведения.

Дрёма должен умереть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Маленький мальчик нашел миномет - больше в деревне никто не живет". На самом деле парнишка нашел раненую угольную мышь-киборга. (Книга еще не закончена) Продолжение и окончание на Автор Тудей. https://author.today/reader/29106/219618

Дрёмы Н.Е.Т.

 []

Annotation

     "Маленький мальчик нашел миномет - больше в деревне никто не живет".
     На самом деле парнишка нашел раненую угольную мышь - киборга.


Дрёмы Н.Е.Т.

Дрема умирает.

     Виталик вышел из дома, когда надоело ждать включения МеждуНета. Что там у них случилось - непонятно. Уроки кончились, домашку сделал, сейчас бы на досках переписываться и приколы почитать а сеть висит. Черный экран и никакой реакции. Доски не загружаются и почта не работает. На браслет не поступало никаких сообщений - тишина. Обычно если что-то важное нужно сообщить жителям уровня, то массово рассылаются уведомления, но не сегодня. Сегодня выключили МеждуНет Такого Виталик еще не видел в свои пятнадцать лет. Папа однажды рассказывал, что МеждуНет пропадет только если Свод рухнет или война начнется.
     А вдруг действительно случилось что-то страшное? Не мешало бы проверить. Выстрелов не слышно, Свод на месте (Виталик даже выглянул в окно на всякий случай) - значит все путем. Парень включил встроенный в стену планшет, но ни один канал тоже не работал. Ну как так-то? Одни помехи и звук сквозь них иногда прорывается. И чем теперь дома заняться? Ведь как назло папа на работе, мама на работе - смотри что хочешь, хоть доски для взрослых и ничего не работает. Отца не будет как минимум сутки, мамы до утра - обидно.
     Расстроенный мальчик выглянул в окно. Браслет на руке монотонно тикал и отсвечивал синим, считывая данные. Пусто на улицах, но в этом нет ничего странного. Все взрослые на работе, а дети в планшетах или за уроками. Гулять вечером выйдут на спортивные площадки. Правительство поощряло занятия спортом среди молодежи и щедро отсыпало репутацию спортсменам вместе с пойнтами. Виталик пощелкал пультом и вернулся с надеждой к планшету, встроенному в стену. Опять перезагрузил сайт пару раз, но безуспешно. Придется себя выгуливать самому, как говорил папа. Ну не киснуть же тут. Да и лишние пойнты не помешают.
     Виталик оделся, осмотрелся и сунул в карман пару шоколадных батончиков. Так и не придумал, что дома делать. Четыре молчаливые стены давили на мозг и портили настроение. Браслет пискнул высветив сообщение о том, что для повышения репутации с Рабочим уровнем неплохо бы не пропускать ежедневные прогулки. Гулять он не очень любил, дома спокойнее и в МеждуНете все друзья сидят. Но в потолок таращиться тоже не улыбается. А прокачанная репутация поможет в будущем устроиться на хорошую работу. Или даже на Острова.
     Виталик закрыл дверь, поздоровался с мрачным дедушкой-соседом, который целыми днями стучал молотком по трубам (так папа говорил) и вызвал лифт. Дедушка осмотрел его с ног до головы и ушел к себе, хлопнув дверью. Браслет мигнул, но никак не отреагировал. Обычно в такие моменты репутация с гражданином повышается, но не сейчас. Мальчика аж передернуло, как сквозняком. Вот ведь неприятный тип. Жаль ему кнопочку нажать.
     ***
     На улице пустота и тишина. Людей не видно. Даже такси не шныряет на двух уровнях высоты. Виталик задрал голову, надеясь увидеть движение, но увидел только Свод. Пустое воздушное пространство над небоскребами немного пугало. Куда все полосатые машины подевались? Только парит обрывок стрейтчевой ленты, извиваясь в потоках воздуха и напоминая ленивую змею на воде. Ну и ладно. Вернутся машины, никуда не денутся. Вон и люди ходят. Бегут куда-то на своих двоих.
     Виталик посмотрел вверх еще раз и пожал плечами. Да что здесь могло случиться, Рабочие Уровни неприкасаемы и нерушимы, как говорил папа. Иначе, что будут элитники кушать.
     Поломалось что-то в системе, фиг этих взрослых разберешь. Браслет работает, а в МеждуНете может профилактика внезапная . Хотя могли бы и предупредить заранее.
     Вдалеке завыло гулко и тревожно, как будто-то великан подул в трубу, но мальчик не понял важности. Он забыл, что на уроках начальной школы рассказывали о Сирене .
     ***
     На спорт-площадке тоже никого. Это - понятно, все собираются к вечеру: и спортсмены и болельщики и сочувствующие банды. Спорт на Уровне любили, а правительство поощряло как могло. Но сейчас здесь было пусто, только ветер гонял бумажные обрывки и мусорные пакеты. И вой этот непрекращающийся раздражает. Чего все без МеждуНета дома делают? Неужели тупо сидят и в потолок смотрят? Скукота же.
     Виталик сел на скамейку для болельщиков и осмотрелся. Окурки валяются, урна лежит на боку. Тут обычно старшеклассники и двоечники курят химию, но Службы всегда убирают. Сегодня не только не убрали, еще и урну перевернули. Виталик сел на дальнюю сторону скамейки, потому что вонь от пепла и вчерашних окурков вызывала рвоту у нормального человека. Можно "провонять" одежду и маме это не понравится. А отцу тем более, не дай бог курево учует и репутация рухнет как выброшенная коробка из машины сверху, а еще и наорать может. И МеждуНета лишить… Который, кстати, не работает.
     В школе не светятся окна. Уже все учителя разошлись и с отстающими не занимаются? Да почему так все непривычно сегодня? Наконец-то пролетела полицейская машина на первом уровне высоты. Она светилась как новогодняя игрушка и выла своей сиреной очень уж противно, образовав дуэт с уличным шумом. Пролетела над школьным двором, площадкой и над самим мальчиком. Он наблюдал раскрыв рот за такой интересной активностью, и хорошо разглядел одного из копов, того что сидел справа от водителя. Полицейский свесился через борт и что-то кричал. Он оживленно жестикулировал и чуть не вываливался за борт, стараясь донести мысль но из-за сирены плохо было слышно. Напарник сидел ровно и вниз не смотрел.
     Виталик максимально широко раскинул руки, как будто хотел обнять пролетающую над ним машину и крикнул: “Я не понимаю!” Мысленно парень машинально оценил расстояние до руки полицейского. Второй уровень это больше ста метров, сюда сигнал не достанет. Понизить репутацию с полицией коп не сможет, если не снизится.
     Полицейский безнадежно махнул рукой и вернулся на место. Машина промчалась не останавливаясь и забрала с собой свой шум. Но большая сирена продолжала завывать и даже усилилась. Парень глянул на браслет - никаких уведомлений и приказов.
     “Странно” - подумал Виталик и посмотрел в сторону школы. Сквозь непрекращающуюся сирену прорвался вопль. Через поле со стороны дверей бежал спотыкаясь школьный сторож. Виталик его узнал, потому что иногда с ним общался, гуляя по вечерам. Тот даже пару раз пускал его в школу посидеть в компьютерном классе и повышения репутации не просил взамен. Если честно они и не знакомились. Хороший дедушка, не то что сосед.
     Но сейчас он выглядел плохо. Растрепанная пачка седых волос на голове, спотыкающийся бег и старческая одышка. Мало того - дедушка двери не закрыл за собой и они приманивали открытой пастью воров, двоечников и просто уличные банды. За такое можно лишиться всего, но деда это не волновало. Вид у него был безумный и бежал он очень быстро, как для своего возраста. А еще что-то кричал.
     Мальчик на всякий случай встал и отошел за скамейку, пусть будет между ними на всякий случай. Справа вдалеке пронеслось сразу две полицейские машины и скорая. Закричали люди и дрогнула на мгновение земля. Случилось что-то нехорошее.
     - Прочь! - крикнул дедушка и остановился - согнулся пополам, стараясь отдышаться. Виталик сделал шаг назад. Скамейка все еще была между ними, как немой защитник. Оглянулся, не возвращается ли полицейская машина. Но в воздухе не было никого. Даже такси проскочило не останавливаясь . Только люди выглядывали из окон дома напротив и что-то кричали. Свод как будто изменил цвет и кажется вздрогнул. Показалось?
     - Прочь! - закричал дед и продолжил бег. Тут мальчик не выдержал и "дернул" в противоположную сторону. Дед остановился и встал на колени, закашлялся и вытер выступившую слюну на подбородке. Браслет накинул репутации за физическую активность и подарил пару пойнтов и скидку на абонемент в фитнесс клубе. Глупая хрень! Слишком много сил потратил, годы уже не те, чтобы за пацанами бегать, а оно все в игры играет. Острова, твою мать. Знакомый паренек бежал только пятки сверкали и уже превратился в маленькую цветную палочку на горизонте.
     Сторож прищурился, провожая его взглядом, и выдохнул: “Домой беги! На улице опасно оставаться.” Хотел предупредить малого, а он деру дал. Хороший же паренек - вежливый, воспитанный. Беги мальчик домой!
     Старик поднялся и вспомнил про дверь, которую забыл хотя бы подпереть. Вышибет стекло ветром о косяк, ему же и платить репутацией и пойнтами. “Вот старый дурак. Все мне неймется”, - думал старик, медленно возвращаясь назад. В небе молчаливо кружили дроны. В тот день они были не такие надоедливые.
     ***
     Виталик нырнул в первый же переулок и оглянулся. Преследователя не видно. Сторож отстал. Может не нужно было убегать? Неловко вышло. Как они завтра разговаривать будут после такого? Теперь дорога в компьютерный класс закрыта. Нет, вид у дедули был страшный, тут любой испугается. Бежит, кричит что-то, еще сирены эти со всех сторон. Надо домой идти, что-то здесь не так. Что-то нехорошее происходит на Уровне.
     Виталик развернулся и уперся носом в черную полицейскую куртку. Огромный коп подошел молча и бесшумно. Тень накрыла парня с головой, захватывая и часть стен вокруг. Рука мужчины легла на плечо мальчика и сильно сжала, мальчик чуть не закричал. Браслет пискнул, показывая, что соединился с полицейским собратом.
     - Ты куда это собрался?
     Усач смотрел на него из под козырька головного убора с надписью “Порядок” и ждал ответа. Пятнадцатилетнему мальчику казалось, что он в руках у гиганта из сказки, хотя на самом деле блюститель порядка был среднего роста. Глаза прищурились и сверлили подростка. Браслет ожидал команды.
     - Домой, - неожиданно тонко пискнул Виталик и закашлялся. Полицейский смотрел строго и плечо не отпускал.
     - А где был?
     - Гулял. На площадке.
     Мальчик назвал адрес и коп вдруг смягчился, как будто раз, и щелкнули выключателем. Сверху пролетела машина, кажется “скорая помощь”. Она летела бесшумно, без включенной сирены как обычно. Полицейский отпустил собеседника, но продолжал сверлить его взглядом.
     - А ты знаешь, что сегодня детям нельзя по улице ходить? Строго-настрого запрещено нос даже и дома высовывать, а ты тут сам шныряешь. Где твои родители, а?
     Виталик подумал про маму с папой, просипел что-то неразборчиво про работу и дернулся в сторону. Это случилось не нарочно, само собой. Полицейский оторопел на секунду и шагнул за ним, потом ускорился. От неожиданности он забыл про то, что легко может понизить репутацию пацану.
     - Стой! Ты куда! На улице небезопасно!
     Но уже поздно было отступать. Почти сразу мальчик пожалел о своем импульсивном поступке, но кто не боялся в детстве полицейских? Особенно тех,что бегут за тобой, топая сапожищами. “Если сейчас поймает”, - подумал Виталик, - то маме это не понравится. А если поймает, то снимет не меньше пятидесяти очков репутации с полицией. Меня тогда только через детектор будут в школу пропускать.”
     - Стой! - кричал отставший коп. - Стой! Кому говорю, пацан. Держи его! Останови мальчика!
     Навстречу шел мужчина, длинный, худой и в очках. В руке болталась одноразовая сумка из магазина. Он расставил руки в стороны и присел смешно, как таракан. Виталик нырнул под руку и легко ушёл от его неловкой попытки схватить,сумка ударила по лбу и помчался дальше.
     - Опа, - сказал мужчина и остался сидеть. Мальчик несся все ускоряясь, страх придавал силы. В руке была сумка, он машинально вырвал ее у мужчины и теперь тащил за собой. Выкинуть? Времени размышлять не было - потом выкину. Сейчас бежать. Не дать полицейскому сократить разрыв между ними до 100 метров.
     Молодость выигрывала старость без проблем. Мальчик резко свернул вправо и нырнул под “куриные лапки” многоэтажного дома. Так назывались опоры, на которых стояли здания на Уровне. Детям запрещали там лазить по многим причинам. Потому что тесно, потому что страшно и опасно, потому что ребенок может испугаться,застрять в узком проеме или что еще хуже встретить местных жителей - тараканов. Так на уровне называют опустившихся членов сообщества, принимающих наркотические вещества.
     Но какие дети не лазили по подвалам на Уровнях? Только зануды-отличники. Виталик хорошо понимал, что взрослому сюда не пролезть и замер, спрятавшись за бетонным бордюрчиком.
     Вот и шаги. Учащенное дыхание. Запыхался старый полицейский, тяжело дышит. Остановился где-то неподалеку, слишком отчетливо слышно его дыхание. Тень разрослась по земле, как черное нефтяное пятно на воде.
     - Не видно, - сказал кто-то, - Я бы чуть ниже руку опустил, поймал бы. Извините.
     Это, наверное, тот дядька с сумкой.
     - Ну и ладно, - ответил полицейский, - надеюсь он недалеко живет. Хотел его домой спровадить, а он поскакал как таракан на стероидах. Шустрый. Я в его возрасте тоже таким был.
     - Все мы такими были, - поддакнул второй голос, - детство, детство, ты куда ушло. Только сумки у людей не воровали. Не достает его сканер ваш, хотя бы репу срезать за воровство?
     - Нет. Он уже далеко. А ты вряд ли таким был в детстве. Иди домой и не высовывайся, на улицах неспокойно. Разыскивается сбежавший преступник, очень опасный. Он может быть не один, так что если хочешь стать заложником или случайным трупом, то можешь до вечера полазить, сумку свою, дешевую поискать.
     Они перекинулись еще парой фраз и обиженный дядька ушел первым. Полицейский стоял тихо и прислушивался, Виталик сидел тихо и дышал в кулак. Потом услышал щелчки зажигалки и коп ушел.
     Виталик решил вылезти с другой стороны дома, а там можно осторожно и с оглядкой возвращаться - пару кварталов, через дворы напрямую и дома. А там может уже и МеждуНет включили. Виталик прислушался еще раз и пополз по направлению к источнику света, вдалеке светился выход во двор многоэтажек. Здесь в полутьме главное голову не поднимать и не вставать во весь рост,а то можно нарваться на арматуру.
     Говорят, что одного мальчика здесь нашли. Бедняга напоролся на торчащий из земли прут, да так и остался. Друзья испугались и разбежались по домам. Когда дошло дело до поисков и детей раскололи, то мальчика нашли. Точнее то, что от него осталось.
     Виталик отбросил пугающие мысли и вприсядку пошел к выходу, голову держал низко, чтобы не прилетело сверху. Так и увидел странное существо на земле.
 []
     
     ***
     Существо напоминало кожаный мешочек только с зубами. Виталик сразу забыл про полицейского, про чужую сумку висящую на руке.
     Это была одна из тех тварей, которые в последнее время появились на уровне и летали целыми стаями. Отец, кажется, говорил что на них даже охоту открыли и пойнты начисляют.
     Летали они высоко над головой и в принципе никого не трогали - мальчик часто наблюдал за проносящимися точками из окна: бывало, что они между собой дрались, но в основном мелькали на огромной скорости.Правда если люди сверху решили, что они мешают, то тут не поспоришь - они знают лучше. Может быть угольные мыши нарушали экологию Уровня, они ведь пришли с Нижних Уровней. Поэтому даже на МеждуНете выкладывали передачи о том, какие они вредные и как помогать охотникам отслеживать их местоположение. Фотографируешь, браслетом щелкаешь и координаты отправляешь на специальную доску.
     ***
     Существо дышало громко и хрипло, почти как маленький человечек, наверное мышь умирала. Виталик сидел на корточках не дыша - находиться рядом с этим зверем было одновременно страшно и любопытно. Угольная мышь - это же легенда! Ее даже разглядеть не получается, не то что поймать. А тут вот она - рядом. Опасна ли она и насколько? А в таком состоянии? Может ли укусить, ядовита она или нет? А может у нее вторая челюсть выскакивает из первой, как в старых фильмах?
     Силясь вспомнить все легенды, байки и научные передачи про данную особь Виталик машинально погладил браслет: тот засветился синим, обволакивая запястье и все вокруг облачком света. Мышь вздрогнула, но осталась лежать и теперь ее можно было разглядеть получше.
     Размером примерно в два кулачка, сложенных вместе, но крылья давали объем примерно раза в два больше с распахнутыми. Оскаленная маленькая пасть открывала сотни мелких резцов и синюшный язык, такая если вцепится в руку, то отрывать вместе с мясом придется. Четыре лапы - три прижались к животу, а четвертая безвольно отставлена в сторону. Глазки безотрывно следят за мальчиком отдавая синими отблесками.
     Крылья еле-еле трепыхались , она как будто пыталась взлететь или хотя бы сложить их, но сил не было. Пасть открывалась-закрывалась, глотая пыль. Вокруг монстра разлилась темная жидкость, покрывая бетон под ним большим кольцом.
     “Больно тебе?” - прошептал Виталик и вытянул руку с браслетом, чтобы разглядеть лучше. Мышь зашипела, трепеща крыльями и перепонками на шее, но очень слабо и почти не слышно.
     - Тихо! Кто же тебя так?
     Животное было изуродовано, избито и поломано. Как будто по твари проехались машиной, а затем еще и пинали десять минут. Кровавый след тянулся вдаль, в сторону выхода. Он засох и почти незаметен, но если присмотреться, открывалась страшная картина. Животное приползло сюда, спасаясь от кого-то, вытирая животом кишки об землю. Виталик вспомнил про драки тварей, которые показывали по телевизору и вздрогнул. Как бы тут еще десяток не спрятался. Поднимаешь взгляд а там их сотня прицепилась к потолку и смотрит.
     Мышь опять зашипела - от этого звука мурашки по спине бегали и бессильно замолчала.
     Виталик видел как пульсировали мышцы в разорванном животе - в горле пересохло и глаза увлажнились, ему было жалко эту тварь и он не задумываясь потянулся к карману - достал стараясь не шуршать батончик и развернул обертку с Рыцарем Островов. Тварь перестала дышать и замерла, сначала мальчик подумал, что это уже все, но она следила за его движениями и зрачки ходили как у куклы. Тварь наблюдала.
     - Хочешь? - прошептал Виталик, почему-то ему казалось, что шепотом надежнее: и “это” не напугается, и остальные не прилетят, да еще полицейский может поблизости бродить. Мышь, конечно, молчала.
     - Думаю хочешь. Все любят сладости.
     Он протянул батончик осторожно, не делая резких движений и мышь открыла пасть. Она жадно следила за его движениями, а из пасти тоненькой струйкой текла слюна.

Михалыч купается

     Сирена отметила конец одного этапа и пятиминутную готовность к началу второго. Михаил Сергеевич или Сергеич, как называли его коллеги, задумался и понял, что нужно переходить в “кислоту” только когда поток аккумуляторов закончился. Только что он клеил наклейку и ставил десятикилограммовый аппарат на паллету, а из-за шторки печи новый прямоугольник не появлялся.
     "Что такое?" - подумал мужчина, когда его хлопнул по спине пробегающий Михалыч.
     - Сергеич, ты чего тормозишь? Щас тебя Борман вые...
     Михаил уже понял что заснул стоя, и с тоской посмотрел на приближающегося бригадира Бормана. Браслет на руке пискнул, забирая десять пойнтов из зарплаты - понижать репутацию с Борманом уже было нельзя, ниже только ненависть и увольнение. А вот зарплату жалко и так не милионер.
     Сергеич очнулся и побежал не оглядываясь к вешалке с резиновыми халатами, перчатками и масками, их нужно было надеть, перед тем как входить в кислоту. Борман бежал и так орал, что казалось его сейчас хватит удар, если бы - мечтам не суждено сбываться - такие живут долго. Сергеич сделал вид что не слышит из-за грохота завода. Накинул впопыхах резиновый халат и затянул пояс, натянул длинные выше локтя рукава и шапочку, как презерватив на голову; потом перчатки одну за одной - криво, размер больше чем нужен, но чтобы были, иначе кислота разъест кожу и забыв маску побежал в отделение кислоты, там где белыми лианами свисали резиновые шланги, к столам на которые заезжали пустые блоки аккумуляторов - туда Борман уже не зайдет, а пока работу будет сделана, то уже успокоится и свалит на другой участок. Сергеич надышится парами кислоты без маски, но избежит очередного унижения от бригадира - можно сказать отделался легким испугом, вот только десятку пойнтов жалко.
 []
     
     ***
     Работа в кислоте монотонная. Приезжает по ленте на стол семьсот “банок” под аккумуляторы. Еще новенькие, незаправленные и незаряженные. Над столом висят сотни переплетенных резиновых шлангов - их нужно быстро отстегнуть, распутать и вставить в определенной последовательности в отверстия на батареях. Потом по шлангам пойдет кислота в аккумуляторы и включится заряд. Работа не сложная, только вредная и двигаться нужно очень быстро - конвейер ждать не будет. Свод нуждается в новых аккумуляторах постоянно, не говоря о простых машинах. Такси, полиция, частники - все летают на аккумуляторах. Поэтому бригадиры и злятся, если рабочие не справляются, работают медленно или не достаточно быстро переходят с одного участка на другой. Если лента останавливается то снимают пойнты именно с бригадира, который отвечает за непрерывный процесс своей зарплатой. А он в свою очередь снимает с рабочих. Такой вот метод кнута без пряника. Хотя если делать больше дневной нормы, то пойнты честно накидывают бригадиру, а он распределяет бонусы между бригадой.
     Обычно Сергеич не тупил, но сегодня двенадцать часов смены давались как-то особенно трудно. Мысли постоянно уходили в сторону от рабочего процесса: вспоминались недочитанные книги, недосмотренные шоу, а никак не количество столов которые нужно загрузить-разгрузить. Вот и пропустил сирену и как назло похожий на орка Борман оказался рядом.
     Вот только Михалычу в тот день повезло еще меньше.
     Он делал все четко и правильно, и совсем не вина деда была в том, что главный компьютер Зарядки завис. Михалыч надевал очередной неподдающийся шланг и единственный услышал странный булькающий звук сверху, как будто пошла кислота, хоть это и было невозможно на данном этапе. Он поднял взгляд и кислота хлынула из шлангов, подвешенных на крючках вверху. Не повезло, как обычно в жизни бывает, самому хорошему и доброму. Михалыч, тот кто за пять лет работы на одном участке не зазнался, не вылез в бригадиры и ни разу не обозвал криворукого новичка, получил целый ливень кислоты в лицо и за шиворот. Сергеич в это время как раз нагнулся и на секунду закрыл глаза, чтобы кемарнуть незаметно от всех. Струи кислоты по голове и резиновой шапке и крики женщин-коллег его разбудили. Остальные тоже отделались легким испугом, а Михалыч уже молча бежал расталкивая работниц к выходу, там где на складе паллет в стену был вмонтирован кран, первая помощь при попадании кислоты на кожу - это вода. Помоги себе сам, или потом будет поздно.
     Только сейчас Сергеич услышал завывающую сирену и увидел, что все бегут к выходу из зоны Кислоты, а шланги вверху машут как щупальцами, разбрызгивая серую жидкость во все стороны. "Блин!" - выругался Сергеич и подскальзываясь побежал тоже, кислота уходила в канализацию но все равно её было уже достаточно на полу.
     Через секунду Сергеич подскользнулся в луже и полетел на пол: выставил руки вперед и задрал голову, чтобы избежать брызгов в лицо. "В сторону! - прокричала толстуха Машка и прочавкала мимо, не останавливаясь. - Неуклюжий очканавт!"
     Сергеич не ответил, а только молча вскочил и побежал к выходу, радуясь, что носит очки, они хорошо прикрыли глаза от брызг, а дома ждала жена и сын. Да что творится вообще?
     ***
     Михалыч не просто так проработал на фабрике аккумуляторов столько времени. Он многое видел и многое помнил. Он видел умирающих от рака старых работников и поэтому никогда не снимал маску и вовремя ее менял. Он видел беззубых работников и пил много молока и по три раза в день чистил зубы. Он видел, как рвутся шланги и видел ожоги на телах застенчивых парней. Поэтому Михалыч не был застенчивым. На ходу он скинул резиновый халат, шапочку, сапоги, рукава и перчатки (именно в такой последовательности) а потом одной рукой откручивая холодную воду, второй скидывал цивильную одежду.
     Через минуту смущенные коллеги скромно отводили взгляды от голого тела моющегося посреди цеха напарника.
     
     Борман уже бежал к ним с выпученными глазами и красным как томат лицом. Сергеич подвинулся в сторону, чтобы его не сбило ударной волной несущегося бригадира.
     - Это чего за ...! - заорал Борман остановившись в паре метров от моющего причиндалы Мишани.
     - Кислотой обдало, - сказала Машка, еще не успевшая переодеться, как и все остальные - они стеснялись подойти к моющемуся деду у вешалки.
     - А вы чего! - орал бессмысленно Борман, вращая глазами. - Не видели, что пишет на браслетах? Быстро на выход, курицы!
     Браслет действительно пульсировал, показывая что нужно прочитать сообщение, но он был под плащом и сейчас трогать его было не с руки. Запястья в лучшем случае будут неделю чесаться.
     - Быстро на выход или все репутацию с заводом потеряете! А я вам сверху припаяю!
     Бригада начала быстро раздеваться и кидать шмотки на пол, на голого Мишаню уже никто не обращал внимания, сирена выла как-то совсем уже непривычно долго и оставаться внутри здания стало страшно.
     Через минуту гуськом "бабская" бригада потекла за красным как флаг Борманом на выход. Замыкали шествие чистый как слеза дедуля и очкарик Сергеич.
     Они проходили мимо других отделов и видели, как поспешно выходили другие бригады, как техники выключали оборудование, как ехала на выход уборщица на своем моющем “аппарате”, как выключался свет в бухгалтерии и закрывал двери кабинета директор.
     Бегущая строка на стенах оповещала всех о том, что "Экстренная остановка фабрики" и "Срочно всему персоналу эвакуироваться".
     Сергеич проверил браслет, там тоже пишут про эвакуацию. Срочно всем на выход за бригадиром и ждать дальнейших распоряжений. Завод в качестве компенсации за "простой" накинул еще и десять пойнтов, как раз компенсировал то, что Борман снял. Хотя из-за остановки предприятия потеря в зарплате будет намного больше. А впереди плата за квартиру и долг за школу.
     - Уфф, -поделился Михалыч, - пронесло. Вовремя я под душ встал. Главное быстро реагировать и чтобы вода в кране была, а? Сергеич?
     Сергеич задумался и не ответил, только промычал бессвязно что-то.
     - Что за жизнь пошла, - пробубнил старик, - всем на всех плевать. Сдох бы там, забыли бы через полчаса. Пойнты, пойнты, пойнты. Грязные синие циферки. Вот в наше время не так было. У нас были грязные зеленые бумажки.
     - Это точно, - промямлил из вежливости Сергеич, они уже выходили на улицу, перед входом собрался весь немаленький коллектив завода. Человек сто только рабочих низшего уровня. Все они сейчас окружили заместителя директора, который вместе с полицейским о чем-то негромко “вещал”.
     " Далеко не отходить! - рявкнул Борман, оглядываясь на своих подчиненных, - за пределы завода не выходить! Скоро вернемся к работе!"
     - Пойду послушаю, что рассказывают, - сказал Михалыч и посмотрел выжидающе на Сергеича. Тот не услышал, листал менюшки на браслете. Дед вздохнул и махнув рукой пошел в круг. Этот странный Сергеич... Как не от мира сегодняшнего, но и на предков не очень похож. Как его еще Борман не выгнал до сих пор?
     Сергеич тем временем пытался дозвониться до жены, при выходе из цеха связь включалась (на заводе блокировали) но сейчас почему-то не работала.
     Ещё, и еще раз он нажимал кнопку связи с женой и гудок вроде бы шел, а она не отвечала. На всякий случай Сергеич проверил репутацию с женой - положительная, при отрицательной он бы не дозвонился. Соединение идет, браслет пульсирует, но никакого ответа.
     - Тетя Маша? Тетя Маша?
     Толстуха резко обернулась, она тоже старалась услышать о чем говорит замдиректора.
     - Чего надо Сергеич?
     - У тебя связь нормально работает?
     - Отстань! - она махнула рукой и отвернулась. Замдиректора замолчал и полицейский сменил его. Он явно смущался и краснел, но отважно что-то рассказывал сотням пар глаз. Машка привстала на носочки и прислушивалась, стараясь уловить хоть что-то.
     - Дело в том, что не могу до жены дозвониться.
     - Развлекается она с соседом, пока ты вкалываешь, вот и не отвечает - засмеялся кто-то, и Сергеич вспомнил про Виталика - сына. Он с уроков уже вернулся, дома сидит. Надо с его браслетом связаться. Малой точно ответит.
     Сергеич отключился от шуточек, которые продолжали сыпаться за спиной и набрал сына. Браслет пульсировал, подавая сигналы куда-то в эфир, но Виталик не отвечал. "Странно" - подумал Сергеич и прислушался к разговорам вокруг.
     Соседи обсуждали полицейского и зама, а заодно и объявление, которое они в клюве принесли.
     На Рабочем Уровне катастрофа - чуть ли не военное положение. Какой-то преступник на глазах у журналистов, блогеров и миллионов людей поубивал в прямом эфире кучу народа и разбил десятки машин. Террористы помогли ему сбежать и сейчас власти пытаются разрулить. Он сделал что-то очень плохое, что заставило остановиться фабрики, заводы, магазины, уличное движение и школы, а на улицы вышли полицейские, наемники и даже армия. Что было правдой, а что нет в этом потоке информации пока служно понять.
     Бригадиры начали собирать своих работников и разводить в стороны - на завод уже никто не заходил. Из-за сбоев в компьютерной системе работать там сейчас опасно. Переждать решили на улице. Борман багровел, бурчал и пытался командовать. В конце-концов передоверил управление Машке и закурил.
     Сергеич подумал, что завод сейчас непривычно безмолвный: не валит дым из труб, нет этого бесконечного гудения агрегатов и шума машин. Ярко светит Свод, как будто из последних сил отдает энергию. “Интересно, - подумал Сергеич и сам испугался своей мысли, - сколько может продержаться Свод без новых аккумуляторов? Фабрика ведь первый раз встала за все его Сергеича время работы”. Дед Михалыч вдруг подтвердил его опасения, подошел и заглянул в глаза:
     - Сергеич? Не спишь?
     - Нет.
     - Так пошли, а то Борман ругать будет. Вон все наше бабье идет впереди.
     Они побрели не спеша следом, два мужика в бабской бригаде, не считая бригадира.
     - Я вот чего подумал, Сергеич. Слушаешь?
     - Угу. - буркнул тот.
     - Сколько фабрик выпускает аккумуляторы для Свода?
     - Не знаю.
     - Не больше трех. И вот наша встала и неизвестно работают ли остальные.
     - Ну и?
     - Сможет ли Свод нормально функционировать? И что будет если он вдруг вырубится? Ты себе представляешь такое, Сергеич?
     Сергеич подумал о том, что не представляет и представлять не хочет. А вслух сказал, что сейчас его больше интересует почему с родственниками нельзя связаться. Михалыч забеспокоился и отошел чтобы своей “ведьме” позвонить, а Сергеич набирал семью снова и снова. Бригада уже стояла под стеной завода, с левой стороны. Тетки расселись на бордюрчике у газона с искуственными насаждениями, а Борман отошел и мрачно курил в одиночестве. Мужики стояли еще дальше и занимались браслетами.
     - Не ловит, - в итоге выдал Михалыч и достал пачку папирос. - Сбой системы. Чувствую работы нам прибавится после этого провала - пойнтов заработаем, хоть обожрись. Будем по две смены кислоту нюхать. Ты куда?
     Сергеич решительно шагал вперед. Он никогда не отличался храбростью и трусливо заискивал перед начальством, но сегодня что-то щелкнуло в голове и он шагал к Борману, шагал быстро, упрямо и решительно выкинув все мысли - вперед, чтобы не растерять остатки внезапно прилетевшей храбрости.
     Бригадир курил уже третью и томился от безделья и вынужденного сосуществования с рабочими, он уже практически успокоился когда он заметил направляющегося к нему чмошника-очкарика.
     Борман отвернулся и сделал вид, что не видит его. Очкарик встал рядом и кашлянул. Борман молчал и “палевно” наливался красным. Очкарик (как же его звать?) еще раз кашлянул и развернулся, чтобы уходить.
     "Твое счастье" - подумал Борман, когда побелевший Сергеич все-таки обратился к начальству.
     - Извините!
     - Да? - повернулся Борман еле сдерживаясь.
     "Сейчас впаяю ему сто пойнтов штрафа" - со злорадством предвкушал он, когда Свод потух.

Барби отступает

     Родители назвали ее дурацким именем Фрозен, в честь олдскульного мультфильма снятого задолго до Раскола. Тогда была эта дикая мода менять имена и называть детей невпопад и как только в голову придет. Рухнувшая государственная паспортная система породила этот беспредел и до сих пор имя уже не считается таким значимым как сотню лет назад. Поэтому ходят по всем четырем Уровням: Терминаторы, Холмсы, Истребители, Стэны, Арнольды, Пикачи и Брюсы. Разнообразие и дикость фантазии граждан поражала… Но сейчас это уже не имело значения, браслет на руке определял личность и его статус, а имя... имя стало просто никнеймом, который трудно сменить.
     Мама Виталика свое имя не любила и сына назвала просто - Виталий. Мужа ее тоже назвали обычно - Михаил, только ей не повезло. Товарки на рынке называли мягко "Фрося" и родня со временем прозвище переняла. Только начальница, строгая владелица трех киосков на Нижнем Рынке, Лаванда называла ее полным именем.
     В тот день когда на несколько часов погас Свод она тоже была на работе и проводила вместе с Фрозен переучет товара.
     - Как мне все это надоело, - жаловалась Лаванда, легонько клацая пальцами с длинными алыми ногтями по переносному планшету. Тот красиво бликовал по стенкам вагончика синим и попискивал, почти как домашнее животное. Производители гаджета постарались сделать его максимально “женским” и комфортным.
     - Работаешь, работаешь, - продолжала жаловаться Лаванда не отрываясь от цифр, - а потом приходят сборщики налогов к каждому из трех киосков и пойнты на браслеты свои скидывают. А ты остаешься с голой жопой и тремя "продавалками", которым тоже еще нужно заплатить.
     "А вот сейчас было обидно", - подумала Фрося, но ничего не сказала. Кто же будет хозяйке перечить? Тем более сейчас они в более-менее хороших отношениях. Но себя она “продавалкой” не считала уже давно, скорее правой рукой, а тут вот такие выводы сгоряча летят.
     Ногой Лаванда отпихнула в сторону коробку с женскими трусиками (они были уже посчитаны) и вздохнула:
     - Устала я, Фроська. Ты думаешь так просто это все. Завезла дешевых шмоток для рабочего люда и считай пойнты? Это все внешний блеск, никто не знает чего мне это стоит. Даже ты не в курсе сколько нюансов в этой работе. Кому надо доплачивать, кому улыбаться через силу, во сколько вставать и во сколько ложиться. Вы пришли - отработали и ушли, пойнты на браслеты капнули, а я еще полночи здесь зависаю: то с бухгалтерией, то с приемом, то с уборкой надо разобраться. А еще эти блядские модификаторы начали по рынку шастать. Мало нам простых банд, так теперь и мутанты - любители себя резать, гуляют. Скоро придется за охрану платить, Большим Дядям им плевать на нас. Уровень обслуживает гипермаркеты и Моллы, а не мелочевку - торгаша. Что это?
     Она так неожиданно перескочила на другую тему, что чуть не сбила Фрозен с подсчетов прихода-расхода. На улице, за пределами хоть и просторного, но все-равно закрытого вагончика что-то происходило. Какой-то шум - то ли драка, то ли еще что.
     - Я пойду посмотрю, - сказала Лаванда и встала, подвинув планшет продавщице, - ты считай, чтобы время не терять. Вернусь - все расскажу.
     Женщина кивнула и со вздохом продолжила работать. Какая ей разница кто там и что кричит? Правильно сказала хозяйка - ей бы смену продержаться, пойнты получить, репутацию с начальницей повысить и домой идти своих оглоедов кормить. Муж с завода вернется голодный, а сын уже давно из школы пришел и в игры играет. Не заставишь поесть, так двое и будут голодать.
     Семью кормить пора, а на улице пошумят и перестанут - не первый раз. Может кто с Игры вернулся и головой поехал, а может мелкие беспорядки из-за маленькой зарплаты - полиция их быстро успокоит.
     Раздумья прервала Барби, на куклу она совсем не похожа, ей бы больше подошло имя Матрона, но родителей не выбирают. На большой груди Барби бешено раскачивались очки на цепочке и она явно была возбуждена новостью, которую в клюве принесла.
     - Чего? - спросила Фрозен.
     Барби села и сначала отдышалась а потом сверила время по браслету и заговорила:
     - Фрося, чего там было! По ящику показывали. Полиция и элитные красавчики везли преступника. Транслировали на ТВ и по всему Между Нету. Там целая колонна его охраняла, журналистов под сотню. И знаешь чем все кончилось?
     Барби сделала большие глаза и постаралась выдержать эффектную паузу, но не смогла:
     - Он сбежал!
     - Слушай. Мне работать еще ... - поморщилась Фрозен, - а тебе за магазином следить не нужно? Вынесут весь товар пока ты мне сплетни пересказываешь.
     Барби даже обиделась, что новость не понравилась и скорчила пухлые губки:
     - Так чего за ним следить? Лавашка закрыла его, а меня сюда направила. Рядом с нами таракан выключился, упал просто под дверью и кровью истек. Ужас, лужа под ним растеклась здоровенная, страшная. Народ в панике, все разбегаются - какая тут торговля. Хозяйка за охраной пошла, а меня к тебе.
     Фрозен подняла взгляд, планшет ужасно зависал.
     - А зачем идти? Браслет...
     - Не работает нихрена!
     Толстуха даже на носочки привстала, довольная тем, что подруга шокирована её ненормативом.
     - Нихрена! МеждуНет не работает, доска ни одна не пашет, телевизор не включается. Все после побега того зека, прикинь!
     Фроська не успела прикинуть, потому что вырубился Свод.
     ***
     Когда Свод нормально работал, то он днем светил ярко, а под вечер затухал и ночью практически выключался - Уровень окутывался тьмой. Переставали ходить прохожие, летать таксисты и копы, и наступала немного жуткая, но очень благословенная после шумного дня тишина. Только все это происходило постепенно: сначала яркое обжигающее утро, которое все ближе к полдню серело и к вечеру тускнело, а потом наступала тьма. Процесс раскидывался на целых двадцать четыре часа и так по кругу. А в тот день свет просто пропал.
     - Ух ты, - сказала Барби из темноты. Фрози вскочила и прислушивалась к наступившей тишине, а вокруг все как будто вымерли, - Свод сломали бандиты... А так разве можно было? И что нам делать подруга? Сейчас всех насиловать будут, я не хочу.
     - Тихо, - прошептала Фрози и осторожно позвала Живчика.
     Живчиком они в семейном кругу называли автономного дрона, которого мужики подарили ей на День рождения пару лет назад. Не понятно зачем он ей был нужен, но заставили с собой брать, подзаряжать научили и простые команды отдавать. Эта ходячая штука еще и самообучалась.
     В отличии от других домашних дронов этот обладал четырьмя тонкими ножками и довольно быстро перебирался, ковыляя на них. Летать он тоже умел, но редко это делал - батарея быстро садилась.
     Когда потух свод он как раз подзаряжался от розетки, спрятавшись между витрин от властной Лаванды.
     Когда появились отблески фонариков закрепленных у дрона спереди, Фрося облегченно выдохнула. Шагает. Не запутался в своих проводах. Сумел сам отсоединиться от питания и найти хозяйку.
     - Идет твой красавчик. А у него нет помощней фонариков?
     Живчик подошел и стоял у ног покачиваясь и лучами в стороны раскидывая.
     - Нет, - Фрося наклонилась и взяла квадратного дрона на руки, как домашнюю собачку, - Я не знаю по крайней мере. Так уже не страшно, с мужиком.
     На улице что-то разбилось вдалеке и задребезжало разлетевшееся стекло. Где-то разбили витрину магазина и кричали, далеко от них. Соседние магазины закрывались, продавцы перекрикивались между собой, прощались и исчезали вдалеке.
     - Чего делать будем, Фрося? Браслеты не работают. Отсидимся здесь пока Свод починят?
     Она сама поняла, что ерунду сморозила и смущенно замолчала. Толстуха знала, что Свод не ломается. Этого быть не может, как и объединения Уровней. Но факт темноты на лицо и оспорить его трудно. А еще звуки разлетающихся машин и убегающих сотрудников Рынка.
     - Идея не плохая. Только нужно проверить как там Анютка. Она сама в павильоне сейчас, в отличие от нас. Нужно или к ней идти или её сюда тащить.
     - Верно.
     Анютка или Анка была третьей продавщицей у Лаванды и соответственно занимала третий магазинчик совсем недалеко отсюда, который она пафосно называла "Павильон". Туда две женщины и решили отправиться, пока не стало слишком поздно.
     К сожалению никакая техника не работала без подпитки Свода (кроме автономной) и раздвижные двери пришлось закрывать вручную щурясь под фонариками Живчика. Потом Фрозен неожиданно вспомнила, что забыла ключ и механический замок в магазине.
     Побежала внутрь, оставив дрона оберегать огромную толстуху. Живчик пищал и водил лучами в поисках хозяйки, Барби он недолюбливал. Ключ как назло не находился, как будто специально залез в самый тёмный уголок магазина, бросив замок на произвол судьбы.
     - Ну где ты! - кричала Лаванда. - Они уже рядом и их много!
     Они и правда были рядом. Звуки моторов, жужжание дронов, пьяные выкрики - они были уже в паре поворотов отсюда
     Фрози успела найти ключ, прижавшийся под папкой с документами на магазин и выскочить на улицу, когда они явились.
     ***
     Все знают про банды и никто их не боится, потому что это фрики, полиция быстро их разгоняет если нужно. Но сегодня сила была не на стороне полиции - женщины быстро это поняли и приняли ситуацию. Фрози схватила Живчика и спрятала в рукавах, а спиной прикрыла витрину. Барби с белым как стена лицом встала рядом. Ну конечно, - думала она - по мне не промахнешься.
     Сначала из-за угла появились дроны. Их было шесть-восемь штук и в отличие от Живчика летать они не стеснялись, да и прожекторы были мощнее. Осветив стены, бетонные дорожки между киосками, фонтанчики без питьевой воды и скамейки без посетителей они моментально сфокусировались на перепуганных продавщицах. Один из дронов взлетел вверх и навел трехцветный прожектор на женщин.
     Из-за угла появились люди: на квадроциклах, на мотах, на ещё работающих скейтах. Лица бандиты предусмотрительно замотали футболками, тряпками и закрыли масками. Кое-кто разрисовал морды фосфорными красками, до неузнаваемости. В толпе были в основном пацаны, но и пьяные девахи светили грудьми.
     - Нам псц,- простонала Барби, - точно изнасилуют.
     Но как бы ей этого не хотелось - не судьба. Не этим вечером.
     ***
     Крики, смех, улюлюканье прекратились когда прожекторы уставились на двух бедных женщин.
     - Кто такие?- спросил высокий парень с белым как у мима лицом и чёрными нарисованными на щеках шрамами. Он вышел из толпы немного вперёд и одной ногой стоял на земле, а вторую поставил на ярко-синем скейте.
     Фрозен опустила глаза и вперед не смотрела, Барби не тормозила и делала также.
     - Здесь работаем.
     - Где здесь?
     Фрози указала на витрину за спиной. Рука ее предательски дрожала. Толпа вандалов стояла молча и только рассматривала женщин, без отмашки командира они ничего не делали.
     - Шнур, посмотри-ка чем они барыжат.
     Из толпы выделился парень с татуированным лицом. Несмотря на жару