мишуга: другие произведения.

Синдром Малевича-Клерамбо

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

Синдром Кандинского-Клерамбо пациент считает, что кто-то вкладывает ему в голову мысли, воздействует на тело, заставляет совершать поступки. В принципе, можно условно говорить о формировании при болезни некоей субличности, особенно при сильных и мучающих больного навязчивостях.


Пациент считает, что его мысли «телепатируются» другим людям (и не только*).
Пациент находит в книгах, периодике и т. д. (можно сказать, в окружающей его на тот момент реальности*), скрытые сообщения, адресованные лично ему.


Вообще больной постоянно ставит себя в центр вселенной и ищет некие "знамения" своей исключительности в той или иной форме.


Википедия. орг



Предисловие


Мир психической, т.е. душевной паталогии загадочен и инстинктивно неприятен обывателю. Почему люди сходят с ума, доподлинно не известно даже психиатрам; этим магам и жрецам наших личностных паталогий. Тут нужно различать эндогенные и экзогенные истоки заболевания. Хотя, бывают случаи и с комплексным анамнезом(?) Взять хоть того же Ф.Ницше. Как удачно наложились последствия перенесённого им сифилиса на необычайную возвышенность и утончённость его гуманитарных исследований. И таких примеров в истории великое множество.


По сути, для современного человека, задачи поставлены очень жостко: выжить и не сойти при этом с ума. Именно поэтому обыватель и пытается отстраниться от безумия гораздо энергичней, чем он отстраняеться сегодня от спида или рака прямой кишки.


На самом деле, безумие в той или иной степени выраженности, свойственно практически каждому из нас. Ведь на самом деле, во время заболевания, происходит сбой или поломка тех психических механизмов, которые по умолчанию призваны служить нам во благо. И, иногда, достаточно, казалось бы совершенно пустяковых причин, что бы вывести эти механизмы из состояния того неустойчивого равновесия в коем они обычно находятся.


Одним из самых распространённых форм массового помешательства является, например, индуцированный бред; когда человек, как стадное животное, благодаря неким, может быть архаичным механизмам нашей психики, утрачивая собственную личность становится часть возбуждённой толпы. За примерами далеко ходить не надо. Достаточно вспомнить: «Зенит — чемпион!» Или что-нибудь в таком роде.


Более того, за тысячелетия своей истории, человечество в совершенстве освоило искусство сводить с ума своих граждан. Как и любое человеческое знание, искусство контролируемого безумия, невероятно востребованная часть в жизни человеческого сообщества.


С утратой известной части сакрального, искусство манипулирования, сегодня, растиражировано в миллионах учебников и пособий по психологии, и сотнях тысяч обученных специалистов по всему свету. Под их влиянием оказалась и политика корпораций и корпоративная игра в политике. Сакральное, сегодня, вытеснено на маргинальную окраину и оставлено в удел диким автохтонам.


Бизнес на безумии, такова реальность сегодняшнего дня, леди и джентльмены!


Передо мной лежит текст, причиной возникновения которого, стал именно такой случай. Случай, конечно, не только и не столько о фактическом, канцелярском безумии одного конкретного человека, сколько о безумии коллективном; безумии, которое живёт вокруг нас практически уже и незаметное в своей обыденности и повседневности.




Явление Христа народу


Здрасте нагвалю.


Сегодня, у Вас, какой то постмодернистский нимб странной формы, уходящий в бесконечность.

А, я уже некоторое время пребываю в утомительных раздумьях и вот по какому поводу: я размышляю о том, есть ли какая-нибудь необходимость в описании моего состояния, предшествовавшего помещению в психиатрическую лечебницу. И как это описать таким образом, чтоб это не стало сочинением на тему "как я провел лето". Интересно ли это кому нибудь, кроме меня самого. В чем поучительность, к примеру, этой истории для подрастающего поколения. Поможет ли это кому нибудь в чем нибудь. А с другой стороны, я пережил такое, был в такой "реальности", в которой вряд ли хоть кому то удалось побывать.


Я принял решение,что это требует весьма подробного отчета. Будь что будет. В конце концов Вы можете подтереть за мной, если что не так.


Почему я не завожу собственного аккаунта, спросите Вы? Да хлопотно это. Хулитам пишется вместе, как название Вашего радио, поэтому буду у Вас постить. Пожалуй и начну не мешкая.


Как я Вам уже рассказывал, уважаемый нагваль, последние два года, предшествовавшие моему помешательству и помещению в клинику, я провел в своем "поместье" ведя жизнь скромную и уединенную. Единственной моей связью с остальным миром было радио "Эхо Москвы", которое я слушал с большим вниманием и, моя дорогая супруга, навещавшая меня дважды в неделю.


(эхо масквы, ухо масквы, нос масквы...

масква всюду суёт свой нос!

масква, это беспокойный дух наших неупокоённых предков!)


Таким образом моя демшизоидная ориентация постоянно подогревалась и укреплялась. Мы с вами в наших неспешных беседах касались того обстоятельства, что демшиза от обычной шизы отличается только деталями бреда, а остальная симптоматика совпадает. Таким образом получился достаточно чистый эксперимент, при котором демшизоидный (и как подтвердила жизнь, еще и шизоидный) индивидуум помещается в благоприятную среду и выдерживается в этой среде достаточно долго, напомню, что эксперимент длился без малого 2 года.


В результате мне стало мало только слушать, возникла необходимость начать "говорить".


(вот, тут, хотелось бы поподробней:

что значит - «в результате возникла необходимость?

о какой-такой необходимости ты сейчас говоришъ?

ты, по твоим словам, два года молчал-молчал

и, вдруг, в результате, — возникла некая необходимость...

был ли это некий знак, голос или иное какое-то потустороннее вмешательство

или это было внутреннее прорастание, как у зерна или ребёнка у женщины? )


Итаг(;


Я решил сочинять и отправлять в эфир Эха всякие умные вопросы.

Первая же попытка увенчалась успехом. Мои фамилия и имя прозвучали в эфире и мой вопрос был задан (как сейчас помню, передачу вела Евгения Аьбац а вопрос был адресован Ирине Хокамаде); при этом было упомянуто, что вопросов очень много, примерно 30 страниц в распечатке, а вопросов прозвучало не более десятка и, испытав острое наслаждение, преисполнившись энтузиазма решил продолжать в том же духе.


Но как я не старался, больше моих вопросов не задавали. К тому времени я оборудовал свое обиталище компьютером, подсоединенном к Интернет. Дни и ночи я слушал «Эхо», юзал сайт «Эха», сочинял вопросы и никакого ответа.


(Обращу внимание читателя, что меня, в сущности, не так уж и интересовали ответы, плевать мне было на ответы, я хотел испытать еще и еще раз то чувство наслаждения, которое уже испытал при озвучивании моего вопроса.)


Не получая так необходимого мне удовлетворения, я обнаружил в сети Грани и сразу же стал весьма активным комментантом. Активность моя была до того безудержной, что весьма скоро я получил прозвище "Миша конторский" от "бригадников".


*Матчасть про "бригаду" исследовательская статья "Виртуальное око старшего брата" http://www.ds.ru/ss1.htm


**(пешы исчо - белкинская фактура - это вариант...
множество отступлений, забеганий вперёд и возвратов
)


Спасибо за поддержку, нагваль.


Итак, продолжу.

Если говорить о временных рамках, в которые уложилось стремительное развитие у меня синдрома Кандинского-Клерамбо, то это был период примерно с первых чисел февраля до 8 марта 2007 г. То-есть синдром развился в течении месяца и окончился моей первой госпитализацией в Кащенко.


Я решил тогда посвятить свои силы слому Путинской вертикали и совершенно открыто заявил об этом на Гранях. Тогда то я и написал некое програмное заявление, что дескать Бог есть и он меня любит, что дескать, все мои желания всегда исполнялись при приложении некоторых усилий с моей стороны, что дескать, мне теперь уж и желать нечего, как только сломить путинскую вертикаль, что дескать, я вот, прямо сейчас, и приступаю... и мы еще посмотрим, что жизнь покажет и чья возьмет.


В то же самое время я открыл для себя автора, по имени, Юз Алешковский (это его перу принадлежит нетленка "товарищ Сталин, Вы большой ученый, в языкознании познали толк...)" Я начал читать "Рука или исповедь палача" и как сейчас, по меткому замечанию нагваля я подражаю нашему все АС Пушкину, так тогда я пытался подражать Юзу (Юзал Алешковского) а иногда и просто его цитировал. Например его бессмертное: "Сосите хуй у дохлого Троцкого..." ну и в таком духе. Вот в таких жарких словесных баталиях на Гранях* и проходили мои дни и ночи. Тогда же и стал возникать некий "автоматизм", который упоминается при более подробном описании синдрома К-К. Никогда до этого не занимавшийся никаким литературным творчеством, я стал замечать, что тексты из меня выскакивают как бы на одном дыхании. На Гранях я обращался с гневными речами непосредственно к Путину и какой то шутник из бригады очень стильно мне от его имени отвечал. Я требовал от Путина немедленного освобождения Ходорковского и грозил ему всякими карами при жизни и после. Тогда же начала развиваться мания преследования, очень характерная и обязательная при шизофрении.


(где «баталии»?.. найти и предъявить публики методом копипаста!)


Вернусь немного назад и упомяну, что тогда, в начале 2007 года, была предана гласности история, произошедшая с рядовым Российской армии, которому впоследствии ампутировали ноги и гениталии.


Архетипы


У меня три сына, старшему будет 14 и я полагал, что на слом вертикали, которая по моему тогдашнему убеждению и виновата в произошедшем, у меня осталось года 4. К тому же с моим старшим сыном примерно тогда же произошла такая история. На переменке старшеклассники вчетвером взяли его за руки-ноги и окунули головой в унитаз. Мои дети учатся в платной школе, в классах у них по 3 - 6 человек, эта история меня совершенно шокировала. Я тогда хотел судиться со школой, с родителями этих юных негодяев, хотел закрыть эту школу, в общем, кипел мой разум возмущенный.


Я немедленно провел паралели. Но лоер*, которого я хотел подрядить на это дело сказала мне, что компенсация по таким делам тыщи две, что общественного резонанса не получится (а я имел в виду и общественный, блин, резонанс).


В общем, мы просто перешли в другую школу и я решил сломать вертикаль во что бы то ни стало. Жена мне тогда говорила, ну не ломай ты эту вертикаль, пусть будет. А я ей - нет - это дело принципа, сломаю и все тут.


Разумеется, защитники вертикали на Гранях, так называемая "бригада" иногда отвечали на мои гневные панагирики и это меня очень заводило.


Но вернусь к мании преследования. В одну из ночей меня стало выбрасывать из сети. Нажимаю я на кнопочку "отправить пост" и происходит дисконект, и так несколько раз подряд. Я сразу понял, что это происки ФСБ. Они вычислили меня по айпи и скоро начнут меня прессовать. Да и было за что. В своих гневных обличениях г-на Путина я не стеснялся в выражениях. В тот период, кстати, стали появляться дела об оскорблениях должностных лиц в сети. Я не стал ждать, когда за мной придут, а перешел в наступление. Но это отдельная история.


(что за история? немедленно предъявить!)


Кстати, во время второй госпитализации, новогодней, нам, с нагвалем, доводилось общаться с человечком, у которого была мания преследования. Помните Сережу, или, как ласково именовал его нагваль, «бегемотик». Так вот, этот бегемотик любой смех кого бы то ни было воспринимал, как "прикалывание" над ним. Еще он был уверен в том, что его мама не заберет его из больнички, а еще в том, что уважаемый нагваль специально не спит ночами и следит за тем, как бы этот Сережа у него чего нибудь не спер, плейер например. Ни по одному пункту мы с нагвалем так и не смогли его переубедить. Вот так и со мной. Я был совершенно уверен, что ФСБ по личному приказу г-на Путина начала за мной слежку.


(как-же-как-же! Серёжа! Мальчик 25 лет, жертва дедовщины, имел, при росте метршестьдесятскепкой, вес более ста килограмм... как выяснилось впоследствии страстный игроман-прставочник)


Необходимо отметить, что на всех предшествовавших выборах я голосовал за Яблоко. Как раз в то самое время Яблоко не допустили до выборов в городскую Думу (в Спб). Подписи у них липовые оказались. Я решил отправиться в офис Яблока и собрать там этакую импровизированную пресс-конференцию, немедленно устроить демонстрацию и вывести на чистую воду всю Путинскую клику. Сложность была в том, что эти странные дисканекты (после дисканекта связь не удавалось восстанавить иначе, чем перезагрузкой машины) происходили в ночь с пятницы на субботу в чем я видел дополнительное коварство спецслужб. И вот с утра пораньше я отправился в город из своей деревни (благо она почти в черте города). Сначала я решил заехать в свою городскую квартиру, проверить, все ли в порядке, с семьей так сказать повидаться перед решающим боем. Поднимаюсь по лестнице, на промежуточной площадке между 4 и 5 этажом (моя квартира на 4-м) стоит очень подозрительный субъект и , типа курит. Захожу в квартиру, запираю дверь, раздается телефонный звонок. А времени пол десятого утра. Поднимаю трубку, молчание, слышу только чье то дыхание. Ага, все понятно, вычислили, суки. Я решил выглянуть на лестницу, якобы покурить, выхожу, субъекта уже нет. Понятно, наблюдение с двери сняли. Выглядываю в окно, напротив моего дома очень подозрительный микроавтобус с яркой надписью. Понятно, у них все серьезно.
Рассказал я жене обо всех этих подозрительных вещах и сообщил, что сейчас поеду в Яблоко обо всем им рассказать. А сам думаю, вот сейчас выйду из квартиры, а там, скажем между первым и вторым этажом уже киллеры ждут. Грохнут как Анну Политковскую и все. Но делать нечего, я собрался с духом и вышел из квартиры и начал спускаться по лестнице.


Дорога в яблочный офис


Киллеров на лестнице не было.

Озираясь по сторонам и оглядываясь в поисках хвоста, я начал движение к яблочному офису. На всякий случай решил поехать общественным транспортом, на метро. Я предполагал, что машина может быть уже заминирована, а такси я опасался воспользоваться, так как это могло оказаться вовсе не такси. Я предупредил жену, что бы она не пользовалась в этот день автомобилем и объяснил ей, почему. Она меня внимательно выслушала, но, не поверила (но машиной в тот день она не пользовалась). По мобильному телефону, полагая, что домашний уже поставлен на прослушку, я позвонил в «Яблоко» (и не смотря на субботу, мне ответили), сообщил, что я такой-то такой-то, постоянный избиратель и сторонник партии «Яблока», что вот такие странные вещи происходили со мной во время борьбы с "бригадой" на Гранях. Мне сказали, что приезжайте, мол, мы Вас ждем.


Без каких либо приключений я добрался яблочного офиса, правда я предпринимал всяческие меры предосторожности, например часто оглядывался, становился как можно дальше от края платформы, что бы меня не столкнули на рельсы, в электричку, которая подошла первой я как бы вошел, но в самый последний момент вышел, чтобы оторваться от хвоста и поехал на следующей. Только оказавшись уже в помещении, я несколько расслабился и почувствовал себя в относительной безопасности.


В относительной потому, что спецслужбы могли уже поставить там своих людей. Поверьте господа, я пытаюсь сейчас создать реконструкцию событий, возможно я где то и привираю для красного словца, но в целом все было именно так. Желающие могут позвонить туда или встретиться с яблоковцами и они вам наверняка все подтвердят, если вспомнят.


Впечатление от офиса «яблока» - довольно убого. Бедненько и не очень чисто. Эдакая богемная обшарпанность. Компьтеры вроде есть, но стоят древние 14 дюймовые мониторы, на них слой пыли. Мне предложили кофе, спасибо конечно, но чашка была с давно отбитой ручкой и с многолетним налетом. Секретарша была юна, лет 18, но не хороша собой. Я попросил воспользоваться их компьютером, что бы продолжить борьбу с кровавой гебней и машина мне была предоставлена. Я продолжил писать свои пламенные комментарии, бригадники на гранях меня или игнорировали, или отпускали всякие мерзские шуточки типа "успокойтесь больной, бригада санитаров уже выехала". Я велел секретарше немедленно дозваниваться в питерскую и в московскую редакцию "Эха Москвы", но она проигнорировала мои указания, и уселась читать свой конспект (вероятно, она была студентка вечерница) Тогда я потребовал, что бы она немедленно собирала весь наличный состав партии. Но она проигнорировала и это. На прямой вопрос, не считает ли она , что я сумасшедший, она отвечала, что конечно же нет. Все пришлось делать самому. Я дозвонился и до питерской редакции, и до московской, но в связи с тем, что суббота, все журналюги отдыхали. Через некоторое время в контору зашел Питерский яблочный депутат Максим Резник и поинтересовался, что тут происходит. Руки он мне не подал а вместо этого протянул свою глянцевую визитную карточку. Я представился, рассказал о произволе, творимом кровавой гебней и о своей борьбе на Гранях. Он все это выслушал и куда то уехал. Через некоторое время он приехал и предложил мне покинуть их офис в связи с тем, что мол, суббота, короткий день и всем пора по домам. Я наотрез отказался, мотивируя это тем, что борьба не должна знать выходных и праздников. После этого явился охранник и стал меня уговаривать уйти. Я очень терпеливо и убедительно сообщил ему тоже самое. Он удалился, но через несколько минут пришел и стал убеждать меня, что если я добровольно не уйду, то он будет вынужден выставить меня силой, чего ему очень не хочется. Я очень убедительно и терпеливо сообщил ему, что если того требует его долг, то пусть конечно он его выполняет, а мой долг требует от меня того, что бы я остался и продолжил борьбу. Он опять ушел, видимо посоветоваться, но через несколько минут вернулся и сообщил мне , что если я не уйду по хорошему, он будет вынужден вызвать милицию. Я очень вежливо и терпеливо объяснил охраннику, что если того требует его должностная инструкция, то пусть он ей и следует. Охранник опять удалился и более меня не беспокоил, зато через небольшое время приехал наряд милиции.


После "дежурных" перепалок с Джоном и данного креатива - смеяться уже нет сил. Пойду отдышусь чутка.

Ефремов.





Приехал наряд милиции со строгими и суровыми лицами. Яблочники подвели их ко мне, а сами стали в сторонке и стали ждать развития событий. Милиционеры строго спросили кто я такой. Я им подал свой паспорт. Мент полистал мой паспорт и сунул его в карман, а я терзался в сомнениях - настоящие это менты, или ряженные гебешники. Менты стали мне что то говорить про то, что дескать почему это я вломился в помещение и не желаю выходить. А сами оценивают диспозицию. Я мужичина довольно крупный. Метр восемдесят два ростом и под сто весом. Борода, лысина, все как положено. Некоторое время продолжался диалог между мной и ментами. Они что то такое мне твердили про то, что мол как бы я отнесся к тому, что в мою квартиру вломились бы яблочники, заняли бы мой компьютер и стали бы на нем работать. Я им ответствовал в том смысле, что яблочников бы я впустил с радостью, я мол за них голосовал последние пятнадцать лет и предоставил бы компьютер на столько времени, на сколько требуется. Менты оказались в тупике. Они мне говорят - вас же просили уйти. Я говорю, что мол да. Что бы вывести их из затруднения я сообщил им, что требованиям сотрудников милиции я подчинюсь добровольно и без сопротивления. В результате они, сообразив, что я не собираюсь буянить, велели мне следовать за ними. Я и последовал. Как только мы вышли из яблочного офиса они там сразу же заперлись изнутри. Менты вывели меня на улицу и, остановившись перед своей машиной, задумались, что же со мной делать. Стали мне рассказывать, что повезут мол меня в отделение, снимут протокол, задержат на 48 часов. Я вежливо и с улыбкой сказал им, что выполняйте мол свой долг. Один из них тут было вспылил и на повышенном тоне вскричал, что мол я имею в виду под выполнением долга. Я опять же очень вежливо и терпеливо объяснился. В общем ментам было лень в субботу возиться со мной, тем более что я не бузил. Тот у которого был мой паспорт извлек его из своего кармана и отдал мне. Другой сказал, что мол надо бы вызвать психушку по 03. Я им говорю вызывайте мол. Они мне типа, возиться неохота. Типа, раз вы не буйный, то и идите отседова. Тут же они сели в машину и уехали. Подождав, пока машина скроется за поворотом, я попытался вернуться в яблочное помещение, но они мне так и не открыли. Из за запертой двери их охранник умолял меня оставить их в покое и уйти. Ничего не оставалось, как уйти. И я ушел. Уходя, я злорадно думал, что правильно их к выборам не допустили и больше они моего голоса не увидят никогда.
Я решил отправиться в ближайшее интернет-кафе и там продолжить борьбу.






Доброе утро господа и возможно дамы. Что то я не вижу ни аплодисментов, ни улюлюканья. Или вам не интересно, что было дальше? Кстати, вы можете здесь совершенно свободно оставлять любые комменты, модератор не сможет подтереть как минимум месяц, ибо лечатся оне от банального МДП. Он может только вставлять свои жалкие коротенькие спичи, ибо юзает мобилу. Полная свобода слова, беспредельная. Пользуйтесь господа, пока его не выписали! Что касается меня, то меня на этот литературный подвиг вдохновляет любой отклик. Спасибо за внимание.


мы все пацтулом, однако это не повод, чтобы хамить редакции;-)

лучче займись делом и продолжи свою в высшей степени занимательную историю
тем паче, что близицо как я понимаю, самая экзистенциальная часть повествования


Буду, буду хамить, буду делать все, что захочу. Уважаемых читателей предуведомляю, что пишу я без черновиков, набело, никаких резервных копий не оставляю и если нагваль психанет, то может все грохнуть в момент. Это рукописи не горят, а дигитальное чтиво сгорает в момент.


Ну, да... Прям таки в момент. Вы вещаете на 9,9 млрд. жителей земли - теоретически естественно и уверены быть не можете, что кто-то из сих не бэкапит вашу историю. А может и "продажные западу шелкоперы" изымут ее отсель и подадут на радио свобода под соусом \исповедь жертвы нефтегазового режима\.


и это без учота того факта, что гугля кэширует лайфджорнал практически налету...


Кто додумается запросить только такой хитрый запрос?

е.


итак...


Перед тем как перейти к экзистенциальной части прошу ознакомиться с матчастью. http://www.stringer.ru/publication.mhtml?Part=48&PubID=7432 .

Это "Открытое но личное письмо Игорю Иванычу Сечину" от его сокурсницы Ларисы Володимеровой.


С этим письмом я ознакомился в начале февраля. Попал я на него так. С Граней на это письмо была ссылка и поименована она была как "главная новость часа". В том варианте, которое я читал, не было указано, что Михаил имелся в виду Ходорковский. Я конечно предполагал, что это мог быть Ходор, но отверг этот вариант. В самом деле, у Ходора день рожденья 26 июня, письмо февральское, не сходится. Меня терзали смутные сомнения, что письмо имеет отношение все таки ко мне, а не к нему. К тому же там идет всякая астрологическая хрень, которую они на пару с Тамарой Ган обсуждают (напомню тем кто забыл, что Ган - это девичья фамилия Елены Петровны Блаватской, нашей все для теософов)
На самом деле во мне крепла уверенность, что имелся в виду как бы день "духовного" рождения или скажем так тот день, когда я заявил о своем решительном желании свалить наконец Путинскую вертикаль. А это было, напомню, в начале февраля. Короче, спросите сами у г-жи Володимеровой и мадам Ган что они имели в виду. Или у Игорь Иваныча. Г-н Сечин, говорят, очень большой человек и все силовики перед ним на цырлах скочут поскольку он, самый главный силовик. В общем, есть такая Юлия Латынина, она в их раскладах лучше сечет.


Мысли об этом письме не давали покоя моему моску предыдущие две недели и опасения мои относительно моей личной безопасности были не беспочвенны.


"...моей личной безопасности были не беспочвенны"

Затаили дыхание. Я слышу как таракан в комнате чешет себе йайца... Или что там у него есть.


У меня было полное ощущение, что я сам того не ведая засунул палку в муравейник и преизрядно его разворошил. В тот же период я еще занимался богоискательством и по своему обыкновению пытался осознать бога. А он то не познаваем! Вот и колбасило. А тут эти предсказания г-жи Володимеровой, слежка ФСБ, меня мучил вопрос, кто же тогда я. А потом я очень рассердился на г-на Путина и всю его вертикаль. Я по гороскопу телец - вы можете себе представить разгневанного быка. А тут еще по его вине тонут лодки, убивают Бесланских детей, травят людей в Норд-Осте, солдатам срочникам яйца отрывают, Ходорковского заставляют рукавицы шить у черта на куличиках, да мало ли чего. Вот Литвиненку еще отравили по его приказу и Политковскую пристрелили ему на день рождения. И дома в Москве взорвали чтоб его значит к власти привести. (не читали ФСБ взрывает Россию а я читал как раз в то самое время) Коррупцию вокруг развели, на дорогах поборы. У меня же Эхо Москвы не выключалось. Я же ж в потоке этого негатива день и ночь. А кто во всем виноват, Путин разумеется. Новодворская ему судом в Гааге грозит, Латынина про всякие ужасы на Кавказе по субботам рассказывает. Альбац по воскресеньям его лает, Доренко вообще стебется постоянно и очень убедительно. Послушайте сами хотя бы неделю без перерыва, а я 2 года все это слушал и зубами от ярости скрипел. И вот дорвался до интернета, стал требовать У Путина немедленной добровольной отставки и призывать народ к бунту. Проведите датамайнинг, в конце концов. там все это на Гранях (сранях) так и лежит.




"Послушайте сами хотя бы неделю без перерыва"
- Э-э-э... ну зачем же так сразу - тут не все достаточно подготовлены для такого жестокого, я бы даже сказал - жЫводерного, скрИмента.


Извините господа, сорвался. Продолжаем.


Иду я прочь из этого Яблока по улице Восстания в сторону Невского. Прошел шагов десять и обращается ко мне некий плохо одетый человек с просьбой закурить не найдется? Останавливаюсь, даю ему закурить, сам закуриваю, а он мне и говорит, не священник ли я мол. Нет говорю. Лик, говорит он, у вас такой просветленный. Ну не знаю, говорю, какой уж есть. Стоим курим. Начинает он меня грузить, что дескать он бывший странник, да жена у него больная, да работы нет, да в церковь обращался за помощью, прогнали. Подаю ему тысячу рублей. Он благодарить, а нет ли у вас какой работы, спрашивает. Нет говорю, но может будет. Он выпросил у меня номер телефона и пошел я себе дальше. Свернул на Невский, а там уже и Интернет Кафе. Захожу туда, покупаю 4 часа в ВИП зоне, отдаю на зарядку свой мобильник, так-ка батарейка в нем совершенно разрядилась, прохожу к машине и продолжаю комментить на Гранях. Рассказываю, какое меня в Яблоке постигло разочарование. А в ВИП зоне никого кроме меня нет. Вдруг приходит какой то человек в эту зону, садится к машине и сидит, в табло якобы пялится, а сам даже до мышки и клавы не дотронулся. Я боковым зрением за ним слежу, а он сидит и ничего не делает и на меня демонстративно не смотрит. Кого то он мне напоминает, неужели сам Игорь Иваныч пожаловал. А я Сечина только на фотках видел. Он, не он...
Посидел, посидел, и ушел. Через некоторое время какой-то то ли кореец, то ли въетконговец приходит и то же самое. Вижу, что чек у него есть, логин-пароль ввел, и сидит, ничего не делает. Вот думаю, падлы, крепко обложили. Выглядываю в окно, а под окном уже два джипа перед входом стоят черные такие, с тонированными окнами. Ну, думаю, в зале они мне ничего делать не будут, а на выходе возьмут. Все эти свои подозрения я тут же выкладывал на гранях, а надо мной там бригада глумиться вовсю. Типа, Мише везде зеленые человечки мерещатся.


Тем временем мой мобильник зарядился, я его забрал, но тут меня такая мысль посетила. Вдруг они засунули туда каого нибудь жучка или еще какую гадость, с них станется. Решил я обзвонить как можно больше своих знакомых и рассказать в какой-мол я опасности. Избавиться, так сказать, от компромата, предать гласности злые происки распоясавшихся спецслужб. Стал звонить, а телефон как то странно работать стал. Позвонил жене, опять потребовал от нее ни в коем случае не пользоваться автомобилем, так как он наверняка заминирован. Позвонил своему бухгалтеру, водителю. Позвонил своему приятелю Эдику. Все им одно и то же рассказываю, начиная со странных дисканектов и заканчивая встречей с Сечиным и подозрительным азиатом в Интернет кафе. Эдик предлагает за мной заехать и отвезти меня домой. Я соглашаюсь. Тем временем машина, на которой я работал неожиданно начинает форматировать диск. Нихуя себе, думаю, во как умеют. И здесь по айпишнику вычислили. Те, ночные странные дисканекты, были просто как щелчок по носу, типа предупреждения. Подхожу к администратору, докладываю, что мол так и так, формат диск пошел. Она как ни в чем не бывало отвечает, что мол ничего страшного, такое бывает, сядьте за другую машину. Весь народ в этом Интернет Кафе очень подозрительный, наверное Наших нагнали.


Помните нагваль, у Вас в палате был киргизский охотник, который рассказывал, что после того, как он бросил курить у него начались приступы паники и очко у него как сжалось, так и не разжималось аж два года. Он за те два года ведро нейролептиков и антидепресантов слопал, а очко так и не разжалось. У меня, правда таких симптомов не было, но сердцебиение значительно учащалось.


Тут наконец то приехал Эдик, я ему рассказал про свои приключения, показал свои комментарии, а он и смотреть не хочет, поехали отсюда говорит. Поехали. Вышли мы из этого Инкафе, сели к нему в машину и поехали по Невскому. А он как то странно едет, на Литейный свернул. Вот думаю, Иуда, в большой дом меня везет, чем то купили его, может пригрозили, да и вид у него какой то странный, бледный какой то, когда говорил со мной, куда то в сторону смотрел. Куда ты меня везешь, спрашиваю. Домой, отвечает, эдак загадочно. Ну ладно, думаю, чему быть того не миновать. Но вот проехали мы наконец мимо Большого дома и свернули на набережную. Тут я наконец позволил себе слегка расслабиться. Привез он меня домой, жена так загадочно на меня смотрит, служанка щи подает, жена водки наливает, пей говорит. А я вообще не пью. Меня и так прет. Ну выпил я водки рюмку, другую, третью и совсем расслабился. Начали они вместе с Эдиком меня агитировать за освидетельствование у психиатра. Я говорю да ради бога, хотите, пройду. Но это же совершенно очевидно, кровавая гебня устроила за мной охоту, вот дисканекты, вот в кафе машину отформатировали, человек на лестнице, звонок, вот тот микроавтобус за окном стоит. Все же совершенно очевидно, но если вы настаивете, то конечно я пойду на осмотр к врачу. Ну потом еще поговорили о том о сем. Ну, зачем тебе ломать вертикаль, вопрошает меня жена, чем она тебе мешает, Путин ее так долго строил, ну не ломай, ну пожалуйста. А я за свое, нет и все, сломаю нахрен. Ну, в общем, убедили они меня вдвоем с Эдиком, что хотя бы ближайшую неделю я ее не ломал. Это я им пообещал. Так что, кому действительно Владимир Владимирович обязан тем, что вертикаль его еще цела, так это моей жене и отчасти Эдику. Ну, в общем, выпил я еще и еще, при чем супруга мне подливала сама и завалился спать, а Эдик поехал домой. Так тот день и закончился.




ЖЖОШ СЦУКО!!!
Дай передОхнуть, плз.


На следующий день я встал как ни в чем не бывало и отправился обратно в деревню. Преследователи меня больше не беспокоили, наступило затишье. Вообще весь тот месяц я бы уподобил катанию на американских горках. Сначала камнем падаешь вниз, аж дух захватывает, постом спокойный участок, перевариваешь пережитое, потом опять летишь и каждое последующее падение круче предыдущего. Пелевин что то подобное описывал в своем "дженерейшен ПИ", в эпизоде, когда главный герой нажрался кислоты и его колбасило, торкало, плющило и он испытал несколько мгновений вечных мук. У меня, по видимому периодически происходили мощные впрыски адреналина, так как сердце билось как бешенное. Я спал урывками, почти перестал есть, креатив (а по словам психиаторов бред) пер из меня постоянно и после того эпизода с яблочниками я вряд ли точно смогу реконструировать события. То есть если задаться целью, произвести датамайнинг, разложить все по полочкам, то точная реконструкция конечно возможна, но в принципе и так все ясно.


Следующие три недели до госпитализации, которая произошла аккурат 8 марта, слиплись для меня в некую последовательность падений, то есть получение очередного "знания" и его усвоение, то есть плавных участков.
Через некоторое время я стал замечать, что в радиопередачах Эха ведущие программ как бы пересказывают мои тексты на гранях своими словами а иногда и очень близко к тексту. Мало того, гости тоже пересказывают мои тексты. Вплоть до того, что идет передача, я в это время что то пишу и публикую и тут же, в реальном времени, буквально с разрывом в 1-2 минуты, это все проговаривается в прямом эфире ведущими или задается в виде вопросов якобы радиослушателей. Сначала я естественно охуел, меня покалбасило, сердечко побилось, а потом ничего, привык. Вот так я получил свою обратную связь.


8 марта близко-близко...


Итак, наконец то, я получил такую обратную связь, о которой даже мечтать не мог. Естественно, что меня очень волновал вопрос - кто я такой. В своих богоискательских упражнениях я разработал некую конструкцию, при которой Бог, для продолжения процесса творения мира использует людей, ну типа как манипуляторы, втемную. Подавляющее число людей даже не подозревают об этом, но некоторые могут это осознать. И вот, как раз через осознавших, Бог транслирует "свою волю". Напомню, что когда меня "колбасило", я взял за обыкновение читать Евангелие и это меня успокаивало. Иногда я пытался понять "волю бога" путем гадания используя для этого Библию. Т.е. с закрытыми глазами открывал эту книгу на случайной странице, тыкал пальцем в какое либо место, читал текст и пытался понять, что это означает. Единомышленников у меня реальных не было, я жил в деревне уединенно, но появились, так сказать виртуальные. У меня возникла концепция, что ведущие передач «Эха Москвы» являются, все как один, некими "посвященными" или как у Пелевина "халдеями", а я, ну не меньше, чем, ну скажем, пророк, которому бог дает "откровения" и моя обязанность, моя работа заключается как раз в том, что бы как можно точнее транслировать эту волю всем остальным "посвященным".


Разумеется, меня посещали мысли, а не Христос ли я сам, тем более, что я прослушал передачу, которую вел Бунтман, а гостем был Георгий Грабовой. Ту самую передачу, в прямом эфире которой Грабовой объявил себя Иисусом Христом. Кстати, после этого Грабовой стал считаться "официальным лжехристом" (см. Викепедию). Мне таким лжехристом становиться вовсе не хотелось, у меня все таки дети и т.д. Поэтому я считал, что сохраняя анонимность и не пытаясь, по примеру Грабового, заработать деньжат, я смогу выполнять эту работу. Как говаривал наш президент "я не правлю, а работаю". Но, только, он лицо публичное, а мне придется оставаться в тени всегда. С другой стороны, меня посещали мысли, а не вселился ли в меня дьявол. Я ведь исходил из исключительно благих пожеланий, а ими известно куда вымощена дорога. Конечно, меня мучил вопрос, а почему это случилось именно со мной, но ответ у меня нашелся довольно быстро. Я же сам писал как то на гранях, что все мои желания исполняются (а это действительно так, сколько себя помню мне все давалось легко с минимальными усилиями, надо было только четко сформулировать, чего я хочу) Вот и пожалуста - хотел, получи и живи с этим как хочешь.


Уточнение. Бог не использует людей втемную. Только осознанно. И даже не то, что бы использует. Люди свободны в своем выборе. Они могут получив некие рекомендации поступать так или иначе. Как правило они поступают иначе, потому что так поступать сложнее. Очень сложно разгадать волю творца, уж вы мне поверьте ;-)


Я, тут, заметил, что уважаемый evpl_inside поудалял свои комменты. Ну, это его личное дело, а я продолжу реконструировать бред годичной давности.


Итак, я осознал мысль, что являюсь чем-то вроде транслятора воли бога. Успокоившись, я решил трезво взглянуть на новую реальность и конструкция стала прясняться. Все стало вставать на свои места. В этой реальности получалось так, что существует некое сообщество "посвященных", "жрецы" или "халдеи" которые знают, что должно произойти "предначертанное". Они веками передают это "знание" друг другу как бы по эстафете. И вот свершилось! Предсказанное сбылось. Лариса Володимерова информирует Игоря Сечина и всех "посвященных" в своем открытом, но личном письме о "рождении Михаила" или, как я расшифровал это, о втором пришествии или приходе Машиаха. Но, им необходимо убедиться, что я это дествительно Он. Для этого мне устраиваются всевозможные испытания, тренировки на "выдержку и выносливость". Игоря Сечина посылают в Спб, чтоб он увидел меня своими глазами и доложил кому следует. Я все эти испытания прохожу, разумеется, успешно и вот миссия моя началась. Сайт Грани я воспринимаю, как некий интерфейс, при помощи которого все посвященные общаются между собой при помощи зашифрованных комментов, на албанском языке, который я (волшебным образом — прим. ред.), научился понимать. Эссе Льва Рубинштейна и В.Новодворской, я воспринимаю, как некие уроки по пелевинскому "гламуру и дискурсу", а их, как своих учителей по данным предметам.


Эдакое дистанционное обучение. Я во всем начинаю понимать скрытые смыслы, картина мира для меня становится все яснее и яснее. Происходит осознание того, что В.Путин, тоже являясь по роду службы посвященным, является вовсе не "злодеем", а человеком высоконравственным, осуществляющим свой долг не взирая на всевозможные происки злопыхателей. Острое раскаяние охватило меня, я ведь так его неприлично ругал. Разумеется, я тут же опубликовал все свои мысли по этому поводу на Гранях. Тут же я отметил, что отношение ко мне "бригады" немедленно изменилось. Они стали со мной исключительно ласковы. Но конечно все это было зашифровано на олбанском. Даже их "ругательства" в мой адрес стали какими то очень бережными. Я осознал, что это тоже посвященные, они круглые сутки мониторили несколько лет Интернет в ожидании моего появления заодно осуществляя охранительные функции. В этой новой реальности те, кого я считал "злодеями" превратились вдруг в "хороших парней", маскирующихся под маской злодеев. А те, кого я считал "хорошими" т.е "представителей демократических сил" превратились в пособников диавола, соблазняющих народ сладкими посулами.

Свою работу я понимал так, как было показано в фильме "Брюс всемогущий". Но Брюсу надо было отвечать по электронной почте, а мне вопросы задавались через Грани. Я приступил к работе. (стал работать богом) С утра пораньше я усаживался за компьютер, включал Эхо Москвы и внимательно читал все, что пишут на гранях и вставлял свои посты. По эху немедленно шла обратная связь, я этому больше не удивлялся, ведь картина мира стала мне ясна и понятна. Таким образом я проработал несколько дней, получая огромное наслаждение от процесса. Даже Владимир Владимирович, к которому я стал относиться с большим уважением озвучивал мои тексты в своих программных речах. Например, описывая будущее России я применил термин "назад в будущее" который спер до этого у Спилберга. Через несколько часов Путин в какой то речи и в том же контексте употребил этот термин. В общем, полный постмодерн. Работа мне нравилась и работа моя спорилась. Я взбадривал себя ведрами кофе, курил сигареты одна за другой (обычно я выкуриваю пачку в день, а тут стал потреблять пачки три), очень мало спал и почти ничего не ел. Моя анонимность защищала меня от врагов лучше, чем любая охрана. Я преисполнился христианской любви ко всему человечеству и вообще меня перло как никогда.


Сижу я как обычно, ночью, работаю помаленьку и тут происходит следующее: Стрелка курсора на моем мониторе остается на месте а изображение начинает совершенно свободно перемещаться, вправо, влево, вверх вниз, по диагонали, по сложным траекториям. У меня аж челюсть отвисла. Я бешенно начинаю прикидывать, что это может быть. То ли происки злого вируса, то ли кнопка на мышке залипла, то ли кто то дистанционно управляет этим процессом, то ли бог дает мне знамение, типа горящего куста, то ли дьявол глумиться надо мной. Я пялюсь на экран и начинаю задавать вопросы вслух, положив при этом руки на колени подальше от мышки и клавиатуры. При этом стрелка курсора остается на месте, а изображение подводится то к одной фразе (я в это время находился на страничке с граневскими комментами), то к другой. Но, я так обалдел, что не мог их читать. Я, в каком то оцепенении, продолжал смотреть на экран, но разум мой не мог осознать происходящего и, как на американской горке, камнем полетел вниз, аж в низу живота заныло. В миг мое, с таким трудом достигнутое душевное равновесие, было нарушено. Господа, это не было галлюцинацией! У меня вообще никогда не было ни голосов, ни галлюцинаций. Мне до сих пор не понятно, что это было.


Наконец, изображение было подведено к какой то гиперссылке и замерло (и больше уже не двигалось никогда). Я пошел по этой ссылке и вышел на статью о нечистой силе, которая обитает в виде какой то темной субстанции в пустотах в толще земли и выходит на поверхность в определенных местах. Вообще, весь тот сайт, на который меня вывели оказался посвящен всяким аномальным явлениям и прочей чертовщине. Уже не помню точно какой...



Да, душевное равновесие мое нарушилось конретно. Его не стало. Тут же я вспомнил, что "темные силы" не дремлют. Мне стало опять очень страшно, нет не панически, но очень. Я пытался читать евангелие, но это уже не помогало. Я стал держать поблизости от себя топор, которым обычно рубил дрова. Я стал бояться всяких звуков и шорохов. Как то через участок от меня загорелся старый сарай, и я воспринял это как предупреждение от темных. Мне представлялось, что ночью могут подпереть мою дверь и запалить моё жилище. (я обитал тогда в небольшой рубленной баньке, дом, тоже рубленный, еще не достроен) Я смотрел на этот пожар, как его тушат и размышлял о насильственной смерти. Как выяснилось на следующий день, этот сарай использовался как туалет и кто то бросил в использованные бумажки непогашенный окурок. В итоге, я пришел к выводу, что если бог есть, то он меня в обиду не даст. А если мне и суждено погибнуть, то так тому и быть, судьба. Это мне вернуло отчасти некое подобие равновесия, но сомнения беспокоят меня до сих пор...



Тем временем закончился февраль и начался март.


На 3 марта 2007 г. в С-Петербурге был назначен "марш несогласных".

Накануне, на Гранях вышла статья В. Новодворской "Воскресни, Боже! Боже правых!" http://www.grany.ru/opinion/novodvorskaya/m.118711.html
В этой статье г-жа Новодворская призывает архангела Михаила на помощь, видимо чтоб он всех, кто не согласен с позицией Валерии Ильиничны пожег напалмом. Я воспринял это как прямое обращение ко мне. А то ходить по воде у меня не получалось, исцелять наложением рук тоже, думаю может божественный огонь сотворю в нужный момент. В ночь перед маршем, я как обычно, не спал а работал сами понимаете кем и укреплял дух путем прослушивания ранних альбомов группировки Ленинград. Перед выездом в город я переодел чистое белье, выпил для храбрости стопку водки, помолился на угол (образов у меня нет) закусил корочкой черствого хлеба и айда.


В баньку надо было сходить наперед, в баньку - по чОрному. Тогда бы точно пруха пошла - по чОрному. :)


(Всего и не упомнишь. Конечно, я попарился в баньке накануне. Велел плотнику истопить баньку. (у меня в "поместье" живут еще плотник и садовник, первый запойный алкоголик, второй - наркоман в ремиссии, которую он периодически нарушает. Я, как и мой предшественник тоже общаюсь со всяким сбродом, только не бухаю вместе с ними))



Я шагал по мягко скрипящему снежку и с чувством удовлетворения поглядывал по сторонам. Я был счастлив. Я шел выполнить свой гражданский долг, заключающийся в отстаивании перед Властью своего гражданского права, закрепленного Конституцией. Священного права на демонстрацию. Накануне, Гарри Кимыч суровым, звенящим голосом, как будто лично мне, говорил по Эху "Без Вас мы не начнем!". Без меня уж точно не начнут, думал я. Я, обладатель сокровенного знания, я - главное действующее лицо. И пусть никто, кроме посвященных не знает этого, но я то знаю! Я был в состоянии эйфории, но удерживал себя в равновесии. Валерия Ильинична не права, размышлял я. Бог не может занять чью либо сторону, он один для всех, а потом, как же и кого я буду жечь, ОМОНовцев? Но они же тоже люди, исполняют приказ, их тоже кто то любит. Как же их жечь! Вот с такими мыслями я приближался к своему первому публичному явлению народу. В метро я внимательно вглядывался в лица пассажиров. Вот интересно, эта пара с ребенком на марш едут, или просто так едут, по каким то своим делам. Странно, вот они едут со Мной в одном вагоне и даже не подозревают, кто Я такой.

Необходимо отметить, что марш был властями запрещен. Накануне, в метро, целый день транслировали объявление, что дескать завтра будет Марш, в таком то месте, во столько то, но на него ходить не в коем случае нельзя. Я решил, что В.И.Матвиенко, наш губернатор, таким образом, являясь тайной сторонницей Другой России решила помочь организаторам проинформировать как можно больше петербуржцев о Марше. В моем воображение рисовались стройные многотысячные колонны несогласных, к ним примыкает ОМОН, К ним присоединяются все и вот марш осуществляется, плохие из власти уходят, поджав хвосты и опасаясь люстрации, хорошие приходят и тут же наступает всеобщее благоденствие. Конечно меня посещали мысли о том, как достичь всеобщего блага, но методов его достижения я не знал. Но ведь есть такие прекрасные, умные демократы, они то уж точно знают лучше, чем тупая и злодейская власть, как по быстрому устроить райскую жизнь для всех.


шедеврально!


Как говаривал Harvey Keitel в бессмертной нетленке "Pulp Fiction" (http://pulps.narod.ru/), «мы достигли многого, но еще рано отсасывать друг у друга концы».


А относительно "вызывающе не коммерческого", я полагаю, что это еще не поздно изменить на "вызывающе коммерческое". Я думаю, что можно разместить по тексту некое колличество постов с примерно с таким содержанием : ЗДЕСЬ МОГЛА БЫ БЫТЬ ВАША РЕКЛАМА! Условия размещения и расценки можно узнать в редакции радио "Кэшъюджаз" и "Нагваль_студио". Те кто желают размещать рекламу в желаемом месте, могут это сделать немедленно, создав пост в желанном месте и оставив свои контактные и платежные реквизиты. Так что у нас еще может тут Клондайк произойти со всеми вытекающими. Нагваль, как выйдете из психушки, озаботьтесь и этим вопросом тоже. Так как этот пост первый такого рода, то эксклюзивное предложение будет таково: 1 доллар в месяц тому, кто первым заключит контракт на год получает 50% скидку и эксклюзивное право на продление контракта. Пока не найдется желающего, то пусть это будет больница ? 1 им. П.П. Кащенко, как лучшее место для встречи нового года и Рождества!


на этой оптимистической ноте, мы, я думаю, и закончим 2ую часть этой видеотрансляцыи - продолжение:


«Несогласные» всех стран, объединяйтесь!


Я вышел из метро на Площади Восстания и пошел по Литейному в сторну БКЗ Октябрьский, у которого был назначен митинг и откуда должен был стартовать наш марш. Назначено кажется было к 12-ти. Я приехал немножко заранее, что бы не опоздать и ничего не пропустить и сразу же отметил огромное количество милиции. Люди в серой форме стояли через каждые 10 шагов все вперемежку, рядовые, сержанты, капитаны и лейтенанты. Иногда встречались полковники и майоры. На Литейном стояли ОМОНовские грузовики группами по несколько машин.


Я шел и приветливо улыбался ментам. Они тоже без всякой злобы смотрели на меня. Я думал, как же Валерия Ильинична призывала жечь этих людей при исполнении, у них же наверное есть жены и дети, они наверное огорчатся. Разные люди шли в том же направлении. Кто то из них на Марш, кто то, наверное, по своим делам. Была суббота, погода была хорошая, светило скупое в наших широтах солнышко (нате вам графоманскую красивость, еще пели птички и каркали чОрные вороны, бля). Я шел не спеша, курил и пускал дым в сторону правоохранителей. Когда я поравнялся с БКЗ, то увидел омоновское оцепление, легкие металлические ограждения, скопления автозаков и автобусов. На лестнице у самого БКЗ стояла группа людей с яблочными белыми флагами. Надо было как то пересечь Литейный, но я заметил, что тех, кто пытался это сделать, тут же задерживали и куда то отводили. Я слышал, что у нас демонстрантов любят задерживать за нарушение правил уличного движения и решил не испытывать судьбу. Было еще без 15-ти, времени хватало с лихвой, я быстрым шагом прошел до Некрасова, перешел по светофору и уже по другой стороне улицы вернулся назад к БКЗ. У ограждения, выстроенного в виде коридора, толпились люди. Я вошел в этот коридор и у меня возникла ассоциация , что я присоединился к стаду баранов, которых сначала загоняют в сужающийся коридор, что бы ловить потом по одному. Мне хотелось туда, к людям на лестнице БКЗ, к тем, что с флагами. Я простил яблочников за то недоразумение в их офисе, так как они нашли в себе смелость наконец то "выйти на площадь". Я вежливо спросил у ближайшего омоновца, не могу ли я пройти туда, к тем людям. Он отвечал отрицательно. Тогда я стал пялится на омоновцев и на то, что делается вокруг меня и ждать назначенного времени.


Ровно в 12.00, через мегафон, власти стали оповещать собравшихся, что мероприятие, дескать, незаконное, властями запрещенное и следует немедленно разойтись. Я ждал дальнейших событий и курил, пуская дым в сторону омоновцев. Ничего не происходило, кроме какого то невнятного ропота среди людей в загородке, среди которых Я находился. Люди что то невнятно говорили друг другу про Конституцию и про произвол властей. Туда-сюда шныряли какие то типы и рассовывали листовки. От нечего делать я стал изучать полученную листовку; в ней было что-то о незаконной уплотнительной застройке и про пресловутую газпромовскую башню на Охте.


Никаких команд, кроме как разойтись, не поступало и я решил здесь стоять до последнего. Мне представились декабристы, которые вот точно также стояли и мерзли, а команд никаких не поступало, кроме как разойтись от властей. Вдруг я вспомнил фильм, 13-й воин, там варяжский конунг говорит Антонио Бандерасу, когда они конную атаку людоедов отражали с заточенными колами "Упрись и стой" и песня в голове зазвучала "Стендап энд файт!" В это время омоновцы начали поджимать с двух сторон. Тут несколько очень молодых людей, что то взвизгнув дернулись и опрокинули заграждение, я решил, что это провокаторы. Толпа хлынула в этот пролом и оказалась на проезжей части Литейного проспекта. В мегафон начали вещать что то о нарушении правил уличного движения. Толпа стала двигаться в сторону Невского и Я пошел вместе со всеми. Я пошел по осевой разметке. Навстречу мне начали двигаться ментовские хаммеры.


Рядом со мной шла какая то бедно одетая женщина сразу с двумя плакатами. Я предложил ей помочь нести плакат и она с радостью мне отдала один. При этом она сказала, что плакаты нацболовские и их надо очень беречь, так как после мероприятия их нужно куда то сдать. Я сказал, что это не имеет значения, что плакаты нацбольские. Плакаты были криво намалеваны на кусках картона размером 0,5х0,8 м. К ним были гвоздиками прибиты реечки и мы взялись так, что женщина держала в одной руке одну реечку, я держал тот же плакат за другую реечку, а в другой руке как знамя я как можно выше поднимал другой плакат. Таким образом мы и шли некоторое время. Развевались белые яблочные знамена и красные, с белым кругом в котором были черненькие серп и молот, очень напоминающие свастику, нацболовские флаги. Эти нацбольские флаги вызвали у меня неприятные ассоциации, так как оба моих деда пропали без вести на Ленинградском фронте. Один был русский и рядовой, у которого в блокаде остались четверо детей, один из которых умер, а другой был еврей и лейтенант и у него в блокаде оставались жена с маленькой дочкой (моей мамой), мать и теща. Я стал держать курс на белый флаг Яблока.


Надо сказать, что белый флаг у меня тоже особого энтузиазма не вызывал, как капитуляция какая то, право слово. А я люблю побеждать. Вот, и шли мы таким образом, и уперлись в омоновское оцепление, и остановились. Стоим. Руки у меня, которые я поднимал как можно выше, чтобы плакаты были виднее, уже стали затекать и уставать. Стоим. Они тоже стоят, сцепившись локтями и смотрят как бы внутрь себя остекленевшими глазами. Я говорю одному молодому, стоявшему напротив меня - боишься? Он глянул мне в глаза и отвечает - нет. Пойдем с нами - говорю я ему. А он опять ушел в себя и ничего не ответил. Стоим. Я начинаю чувствовать некий идиотизм ситуации и начинаю от этого испытывать некую неловкость. Рядом какие-то пенсы начинают грузить солдат какими то своими проблемами, те молчат и смотрят сквозь них. Толпа, между тем, сзади начала поджимать, нас стало надавливать на солдат. Кто то отдал команду и солдаты сцепились локтями, образовав живую стену. Толпой к нам выбросило Михал Иваныча Амосова, нашего питерского депутата, он кажется яблочную фракцию возглавлял в городском парламенте. Я поздоровался с ним. Он был с какой то бабой. А знаете, говорю Михал Иваныч, я тут давеча в Вашем офисе был, с кровавой гебней боролся через Интернет, так меня с милицией выставили и не пускали больше, а я, между прочим, последние пятнадцать лет за Яблоко голосовал. Он говорит, - ничего, мол, не знаю, мне, мол, не докладывали.


На этом наша беседа и закончилась. После этого Михал Иваныч со своей бабой бочком, бочком, а они тоже локтями сцепились, что бы их в толпе не разорвало, просочился к омоновцам, о чем то с ними поговорил и они расцепились и устроили щелочку, куда Михал Иваныч, а вместе с ним и его приспешницы просочились за оцепление. Я со своей визави тоже просочился в ту щелочку. Толпу сдавливало, меня оторвало от Михал Иваныча и я потерял его из вида. Но я видел, что он тоже держит курс на капитулянтский флаг своей партии. Дамочка, державшаяся за плакат с другой стороны уцепилась за жердочку как за соломинку и всюду следовала за мной как на поводке.


Толпа то нажимала, то отпускала, нас несло по течению. Мы приближались к площади Восстания. Слева, через головы, я увидел какое то движение, это маршировали какие то нацисты и что то выкликая вскидывали руку вперед и вверх в нацистском приветствии. Вот же, кремляди, бля, расстарались, подумал я и отвернулся от них. Я осмотрелся, белый флаг развевался впереди, рядом развевались нацбольские флаги. Из раскрытых окон второго этажа высунулись какие то люди. Одни просто пялились и улыбались и махали марширующим руками, другие вели фотосъемку. Я опять повыше поднял уже изрядно затекшие руки с плакатами. Дамочка, державшаяся за другой конец плаката не отстала в давке, но вид у нее был какой то жалкий. Какой то молодой человек переглянувшись со мной, взялся за свободный конец плаката. Теперь нас стало трое. Мы прошли еще немного. Впереди я увидел новую цепь омоновцев, которая начала давить нас со стороны площади Восстания. Та цепь, что пропустила нас, стала наступать со стороны БКЗ. Мы остановились. Цепи с двух сторон надавили. Яблочный флаг замелькал в воздухе и изчез, нацбольские флаги тоже стали опадать. Мы стояли втроем высоко поднимая плакаты, когда в нас ударили с двух сторон. Молодой человек плакат тут же отпустил, а дамочка держалась. Я поднял повыше, как знамя, свободный с одной стороны кусок картона на палке. Вторым ударом омоновцы отпихнули от меня женщину, но так как она крепко держалась за палку, то плакат порвался и у нее осталась половина. я выбросил вторую половину и еще как можно выше поднял свое "знамя" в уже ломившей от усталости руке. И стоял, улыбаясь. Ведь велась съемка, я видел людей с фотоаппаратами и видеокамерами.


Вокруг меня образовалось пустое пространство диаметром метров в 10. Все смотрели в этот момент на меня. Я стоял. Я смотрел на милицейского мордатого полковника, а тот тоже смотрел на меня с укоризной. Я стою. Тогда полковник подошел ко мне и говорит - бросьте пожалуйста это. Я отрицательно мотаю головой и улыбаясь гляжу на полковника. Он говорит - Вам известно, что шествие запрещено городскими властями. Я отвечаю, что мол да, известно. Он говорит - бросьте это и разойдитесь. Я тут увидел затоптанное яблочное знамя. Оно превратилось в грязную тряпку. Нет говорю, я не уйду и спокойно так говорю, с улыбочкой. Он вздохнул так и говорит мне - понимаете, если Вы сами не уйдете, я буду вынужден Вас арестовать. Я отвечаю - Конституция имеет прямое действие и там есть право на демонстрацию. Он говорит - поймите, мероприятие не согласовано, Вы же слышали предупреждение разойтись. Слышал говорю, но там говорю, уведомительный характер, а власти были предупреждены. Хорошо, говорит мне полковник, уходите или я Вас арестую. Арестовывайте, отвечаю, если так велит Ваш долг. Он некоторое время еще посмотрел на меня, а я во время беседы все еще держал свой флаг над собой. Полковник жестом подозвал двух омоновцев и велел им взять меня. Я аккуратно свернул трубочкой плакат, омоновцы схватили меня довольно жестко под руки и растягивая меня в разные стороны, повели к автозаку. Они меня вели, а я нес трубочку плаката с собой и улыбался. Мы подошли к автозаку, они постучали палкой по будке, открылась железная дверца, оттуда высунулся милицейский усатый капитан, схватил меня за шиворот так, что швы на куртке затрещали и втащил вовнутрь. Там он втолкнул меня в одну из двух камер и запер решетчатую дверцу на замок. Затем он закрыл железную дверку и стал с интересом смотреть в маленькое оконце наружу. Плакатик я так и не выпустил из рук.



5-61-207/07 ПОСТАНОВЛЕНИЕ 03 марта 2007 года

Мировой судья судебного участка ? 207 Санкт-Петербурга Грибиненко Н.Н.
рассмотрев на основании Приказа Заместителя Председателя Смольнинскогорайонного суда Санкт-Петербурга ? 7 от 02.03.2007 года материалы об административном правонарушении в отношении _____ФИО
_______г. рождения, уроженца Ленинграда
зарегистрированного по адресу ___________
проживающему по адресу___________________
работающего свободным художником
ранее не привлекавшегося к административной ответсвенности

УСТАНОВИЛ

03.03.2007 года в отношении ______ФИО_____ составлен протокол об административном правонарушении ? 809337, из которого следует, что 03.03.2007 года в 12.40 час. _________ФИО_____был задержан у дома 37 по Лиговскому пр. в Санкт-Петербурге за неповиновению законному распоряжению сотрудников милиции, в связи с исполнением ими обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, прекратить действия, выражающиеся в воспрепятствовании движению транспорта, пешеходов, нецензурно выражался в адрес сотрудников милиции, т.е. совершил административное правонарушение, предусмотренное ст.19.3ч1 КоАП РФ.
______ФИО____ в суд доставлен, права разъяснены, понятны, отводов и ходатайств не заявил, вину не признает, суду пояснил, что 03.03.2007 года около 12.00 час. он участвовав в митинге, двигался по Лиговскому пр. в Санкт-Петербурге. Слышал, как в рупор сотрудники милиции просили всех разойтись. Но он продолжил шествие, т.к. считает, что Конституцией установлено право участия в митингах, а Конституция выше, чем распоряжения кого либо. Считает его задержание незаконным. Сопротивления при задержании не оказывал, нецензурной бранью не выражался. Был задержан у дома 37 по Лиговскому пр. в 12.40 час.
Выслушав _____ФИО____ , изучив материалы дела, суд полагает вина ___ФИО___ подтверждается следующими доказательствами:
- протоколом АП ? 809337 от 03.03.2007 года об административном правонарушении /л.д.2/;
- рапортами сотрудников милиции /л.д.6,7/;
- Показаниями ______ФИО____ в судебном заседании о том, что он слышал требования сотрудников милиции разойтись, однако, их требования не выполнил, продолжил шествие.
При назначении административного накозания суд учитывает характер совершенного правонарушения, личность виновного, который ранее не привлекался к административной ответственности, отсутствие обстоятельств, отягчающих и смягчающих административную ответственность.
На основании изложенного, руководствуясь ст.ст19.3ч1, 29.10 КоАП РФ суд

ПОСТАНОВИЛ
Признать ______ФИО_____ Виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст 19.3ч1 КоАП РФ и назначить ему административное наказание в виде административного штрафа в размере пяти минимальных размеров оплаты труда - 500 (пятьсот) рублей в доход государства: Получатель - УФК по Санкт Петербургу (далее следуют реквизиты)
Постановление может быть обжаловано в Смольнинский районный суд С-Петербурга в течение 10 суток со дня вручения копии настоящего постановления через судебный участок ? 207 Санкт-Петербурга

Мировой судья Н.Н.Грибиненко




Я не успел обжаловать решение суда, хотя и собирался, так как 08.03.2007 г. попал в сумасшедший дом. Штраф я не заплатил до сих пор и не собираюсь, в связи с вновь открывшимися обстоятельствами, т.е. невменяемостью подсудимого.








... и мальчик жестами показал, что его зовут Хуан

Я совершенно случайно встретил его на новый 2008 год на 8ом отделении психоатрической больницы им. П.П. Кащенко, куда его госпитализировали уже вторично. Первый раз на 8-ое марта, а второй раз, аккурат под Рождество.
Случайно брошенная фраза влечот за собой цепь событий случайно, через 2-ку связанных между собой цыфрой 8!

Вы будете смеяцо, но когда я втянулся в эту историю мне стало совсем не до смеха. Впрочем, как всегда судить нашим уважаемым телезрителям!




С возвращением.




"В пустой комнате, на тихой улочке был открыт балкон. Там на полу валялись перья с запиской: «Прощайте! Я улетел в город Мастеров. Я снова живу!»


нет-нет, не поздравляйте!
оне всегда возвращаюцо... и никогда не плацуть



Меня кто то тряс за плечо.

Я разлепил веки и попытался понять, чего от меня хотят. «Вставай, к тебе приехали, вставай...» Я откинул одеяло и сел на диванчике в коридоре. На полу оказались тапки с нарисованными на них красными символами бесконечности. Я вставил в них ноги. Я встал. Меня немного покачивало. Тот, кто разбудил меня был одет в клетчатую пижаму. Он повел меня туда, где меня кто то ожидал. Где я? И тут все вспомнилось. Да, вчера с утра, в 9.00 я позвонил в милицию и сообщил, что в доме, где я живу со своей семьей, заложена бомба. Сначала они долго не приезжали, а потом нагнали спец. машин, в том числе и с санитарами и меня увезла скорая психиатричка. Там, куда они меня привезли, мне поставили укол и я заснул. Стало быть, я в дурдоме. Все это очень быстро прокрутилось в моей голове, пока я шел по коридору с зарешеченными окнами и драным протоптанным линолиумом. Меня провели в ординаторскую. Оказалось, что ко мне приехала жена. Нас оставили одних. Я смотрел на нее, она на меня, мы молчали. Наконец я стал расспрашивать, как прошел день рождения. Ведь вчера было 8 марта, день рождения моего старшего сына. Ему исполнилось 13 лет. Жена мне отвечала, что все прошло хорошо. Был мой папа, мамы не было. На вопрос, почему нет меня, жена отвечала всем гостям, что, дескать, я заболел гриппом и лежу с температурой на даче. Затем она дала мне две пачки сигарет, которые я рассовал по карманам клетчатой пижамы. Потом была передана передача, которую появившаяся медсестра переписала в журнал. Потом мы еще поговорили о чем то и вскоре жена уехала. Я же отправился искать место, где можно было покурить и поразмышлять о происходящем.




радио кэшЪюджАззз радо представить вам, нашим телезрителям,
3ю часть знаменитого экспириенса МишуГи
- фантасмагггорическую!-)

eSperatoR


* МиШугА (в переводе с идиша означает псих, сумасшедший)



Я вошел в курилку. На мне уже был синий махровый халат, который привезла мне жена. Когда я вытащил из кармана нераспечатанную пачку сигарет (Camel mild), ко мне сразу обратилось несколько человек в клетчатых пижамах, с просьбой дать им закурить. Я распечатал пачку и раздал всем просившим сигареты. Пол-пачки как ни бывало. Не беда, подумал я , ведь жена привезла мне два блока, я их видел, когда передавали передачу. Я закурил. Тотчас какой то человек в клетчатой пижаме, только что зашедший в курилку, попросил меня оставить ему покурить. Я извлек пачку из кармана и протянул ему. Он чему то удивился, но тут же быстро взял сигарету и жадно затянулся. Курилка потихоньку наполнялась народом в клетчатых пижамах. Рядом с теми, кому я уже дал сигареты, стояли вновь пришедшие и, жадно следя взглядом за окурком в руках куривших, ожидали, когда им оставят. Один из вошедших не стал ни у кого спрашивать оставить ему, а присев рядом с ведром стал перебирать находившийся в нем мусор. Наконец он нашел подходящий окурок и прикурив его у кого то, присел на корточки, прислонившись спиной к батарее. Мне вспомнилось, что когда я служил в армии и будучи молодым бойцом остался без курева, то тоже как то подбирал окурки с пола и курил их. Но, увидевший меня за этим занятием "дедушка", пристыдил меня чмом и дал мне беломорину. С тех пор я никогда окурков не подбирал. Когда я уже собирался выкинуть окурок в ведро, какой то человек в клетчатой пижаме попросил меня отдать окурок ему. Я отдал и вышел из курилки.




Я подошел к своему диванчику в коридоре и прилег на него. Диванчик был коротковат. Было прохладно. Я накрылся одеялом с головой и попытался уснуть. Мимо меня по коридору проходили люди в клетчатых пижамах. На некоторых были коричневые линялые халаты с нарисованным символом бесконечности, но символ этот почему то был изображен вертикально, как восьмерка. Некоторые были в спортивных костюмах или другой цивильной одежде. Почему я в дурдоме? Я же не псих, я же всегда был здравомыслящим человеком, человеком практическим, кое-чего достигшим в этой жизни. Почему я здесь, среди этих умалишенных психов. А знает ли Путин, что я в дурдоме? А если знает, то почему ничего не предпринимает для того, что бы меня отсюда вытащить?


Уснуть не удавалось. Я встал, надев тапки с символами бесконечности и пошел покурить. В курилке повторилась та же история, что и в первый мой визит туда. Я выбросил пустую пачку в ведро и распечатав новую, закурил. Эдак, мне на неделю и двух блоков не хватит. Отдав окурок какому то типу в клетчатой пижаме, я опять пошел к своему диванчику. Присел, но ложится уже не стал. Как же там без меня Эхо Москвы? Как они будут вести передачи без моих комментариев? И вообще все это очень странно. Меня никто ни о чем не спрашивал, никуда не вызывал, никто со мной ни о чем не говорил, всем было на меня наплевать.


Когда настало время обеда я пошел в столовую. Там похлебал жидкую баланду с разваренными волокнами мяса из аллюминиевой миски плохо помытой аллюминиевой ложкой. Второе мало отличалось от первого, но было в железной тарелке с отколотой эмалью. После обеда у ординаторской выстроилась очередь и стали раздавать таблетки. Я тоже встал в эту очередь и мне выдали тоже. Я их проглотил, запив водой из маленького пластикого стаканчика. После этого мне было велено открыть рот. Я открыл, санитарка, убедившись, что таблетки я проглотил, отпустила меня. Я пришел к своему диванчику в коридоре и лег на него укрывшись одеялом с головой и подогнув ноги. Я уснул.


Проснулся я от громких воплей санитарок "Куревопередачиполучаем!!" Я встал, надел тапки с символами бесконечности и побрел в направлении криков. В столовой уже собралась толпа людей в клетчатых пижамах. Сидевший за столом человек в спортивных штанах и куртке громко выкрикивал фамилии и раздавал курево. Я услыхал свою фамилию, по армейской привычке громко выкрикнул "йа" и получил из рук человека в спортивном костюме пакетик из под капельницы, в котором было 6 сигарет. Почему всего шесть, я же курю пачку в день. Делать нечего. Я переложил эти 6 сигарет в опустевшую к тому времени наполовину пачку и отправился в курилку. Она была забита курившими и ожидавшими. Воздух, сизый от дыма клубился передо мной. Я закурил. Теперь я уже никого не угощал, но, впрочем нико и не спрашивал. Отдав окурок человеку, сидевшему на корточках под окном, я вышел в коридор. Там уже стояла очередь из тех, кто получал передачи. Я не стал к ним присоединяться, а пошел к своему диванчику и лег на него. Мимо меня по коридору проходили громко разговаривавшие между собой люди в клетчатых пижамах и коричневых халатах. В коридоре стоял шум и гам. Но мне удалось уснуть.




Po-jama people, people!
Mother, mary n jozuf, wish theyd all go away!
Po-jama people!
Its a po-jama people special...



Вскоре меня разбудили громкие вопли санитарок "Перваясменанаужинподнимаемсяокноужеоткрыто" После этого раздался железный такой звук, как будто железный тазик с железными ложками быстро перемещают по горизонтали туда-сюда. Так впрочем оно и было. Я встал и побрел в столовую. Ужин ничем не отличался от обеда, только состоял из одного второго и противного "чая" с гадким привкусом в железной кружке с отбитой эмалью. После ужина я посмотрел на часы, висевшие над постом с санитарками. Было начало седьмого. Я прошел в курилку и опять раздал довольно много сигарет всем просившим. После этого я улегся на свой диванчик и заснул. Разбудили меня громкие вопли "таблеткиприниматьтаблетки". Я поднялся, надел тапки... и пошел в очередь. Проходя мимо поста я поглядел на часы и убедился в том, что уже девять. Отстояв длинную очередь мне опять дали каких то таблеток, опять велели открыть рот и показать, проглотил ли я их. Я послушно открыл. После приема лекарств я опять зашел в курилку и опять раздавал сигареты. После этого я опять улегся на свой диванчик и вскоре уснул.


они всегда поначалу много спят:
сон - лучшее лекарство,
а лучшее лекарство для сна на психиатрии – азолептин


Меня кто то тряс за плечо. Я высунул голову из под одеяла и разлепив веки, посмотрел. Эта оказалась санитарка. Она шепотом требовала, что бы я встал и сдал мочу на анализ. Проходя мимо поста я увидел что уже 7 часов утра. За зарешеченными окнами было темно. Я нассал в банку и отдал санитарке. После этого, так как дверь в курилку была перегорожена скамейкой, я вернулся в туалет и закурил. В туалете было несколько человек. Кто то стоял, кто то сидел на корточках перед унитазом. Воняло давней мочой. Я раздал им сигареты. Затем я вернулся на диванчик и уснул.
Проснулся я от громких воплей "перваясменаподнимаемсяназавтракокноужеоткрыто" и звука ложек в тазике. Я встал и пошел в столовую. На завтрак была каша и гадкий "чай" в железной кружке. Еще раздавали масло и яйцо. Съев все это я встал в очередь за лекарствами. Последовала уже знакомая процедура. Я назвал свою фамилию. Санитарка взяла со столика на колесиках маленький пластиковый стаканчик с таблетками и пересыпала их мне на ладонь. Я отправил таблетки в рот, после чего запил их водой из другого стаканчика. Предъявив открытый рот я отправился в курилку. Там я уже никого не угощал, так как осталось всего несколько сигарет, но пообещал оставить. Покурив я пошел на свой диванчик и уснул.


Проснулся я от того, что меня трясли за плечо. Оказывается меня вызывали к врачам. Я протер глаза и пошел. Санитарка повела меня в конец коридора к двери без ручки, открыла ее ключом, завела в предбанник и открыв другую дверь удалилась. Я вошел в кабинет. Там сидело две женщины и один мужчина в белых халатах и с интересом на меня смотрели. Мужчина жестом предложил мне присесть на стул, стоящий перед его столом. Я сел. Меня больше не качало, но в голове была какая то пустота.


Мужчина-врач представился как Д. и с легким кавказским акцентом поинтересовался моими инициалами. Я назвался. Он спросил меня, знаю ли я, где я оказался. Я ответил, что в дурдоме. Он вздохнул и поправил меня, сказав, что это психиатрическая больница имени Кащенко. Затем он вздохнул и спросил у меня : - Как Вы думаете, почему Вы сюда попали? Я ответил, что скорее всего потому, что вызвал милицию и МЧС искать бомбу, заложенную в моем доме. А они уж вызвали скорую и меня привезли сюда, хотя я совершенно в здравом уме, и, как говорится, в твердой памяти. Он вздохнул и спросил меня "Как Вы думаете, может ли это быть не так?". Я ответил, что совершенно исключено. - А бомбу нашли? -спросил он. Скорее всего нет, ответил я. А почему? Может быть ее там не было? Выходит , что не было, отвечаю я. Он вздохнул и говорит: "Подумайте пожалуйста над тем, что возможно, Вы, попали сюда не зря". Я ответил, что конечно подумаю. Тут врачиха, та , что постарше, спросила у Д., чего мне дают. Он произнес какие то сложные наименования и дозировки. Она сказала: увеличте дозу того-то и начните ему давать то-то. Д. пометил что то у себя в блокноте. С тем меня и отпустили. Я пошел в курилку. Оставалось две сигареты. Я глянул на часы, было около 12-ти. За окнами было светло. Отказав всем просящим у меня покурить, я закурил. Оставив окурок одному из этих рo-jama people, я пошел к своему диванчику и уснул.


Вы знаете, где находитесь?
Как Вы думаете, почему Вы сюда попали? - они всегда это спрашивают.

*ещё раз повторяю - никаких имён!!!



Ну хорошо, хорошо, я понял. В случае чего Вы меня поправите. И знаки препинания тогда уж откорректируйте. В конце концов, в имени Дормидонт Кондратьевич слишком много букафф ;-)




Проснулся я от громких воплей и грохота ложек в тазике, призывающих на обед. Пообедав и приняв послеобеденые таблетки, которых стало заметно больше, я отправился в курилку. На вопросы "покурим?!" я отвечал отрицательно. Докурив сигарету до фильтра я выбросил ее в ведро. Тут же к ведру кинулся кто то и стал его методично перекапывать. Я отвернулся и вышел вон.


А что если и вправду меня привезли сюда не зря, думал я. Но как же тогда быть с перепиской с Путиным и с его женой на Гранях, с другими высшими должностными лицами нашей страны. Даже сам Лев Рубинштейн ответил мне целых два раза, а уж Путин-то отвечал мне многократно. Только его посты удалялись затем бесследно, после них не оставалось надписи "комментарий удален". А как быть с двигавшимся изображением на моем мониторе. А как быть со звуковыми сигналами, которые мне подавал мой скайлинковский модем, вызывая меня на связь с Президентом. Как быть со всем этим. Не приснилось же это все мне. А как быть с постоянным цитированием своими словами моего креатива по Эху Москвы. Я же не сумасшедший, я же все это видел собственными глазами и слышал собственными ушами. Я подошел к своему диванчику в коридоре у улегся на него. Накрывшись с головой одеялом я продолжал прокручивать в уме события последних дней.


Я уснул. Проснулся я от воплей, призывающих за куревом и передачами. Получив свои сигареты и переложив их в уже ставшую пустой пачку, я пошел покурить. Опять курилка была забита и глаза выедал едкий дым. Натужно завывал вентилятор в окне, но он решительно не справлялся. Покурив в этой толкотне и отдав окурок кому то, я вышел из курилки и решил погулять по коридору. Я стал считать шаги. Получалось тридцать два шага в одну сторону и тридцать в другую. Мне надоело гулять и я прилег на свой диванчик. Как я уже упоминал, диванчик был коротковат, метра полтора, и мне, при моих метр восемьдесят два, лежать на нем было исключительно не удобно. Мимо меня ходили люди. Кто то медленно прогуливался. Кто то очень быстро вышагивал, размахивая руками. Кто то очень странно переставлял ноги, высоко их поднимая. Один из прогуливающихся декламировал по памяти из "Фауста" довольно громко, а другой ему внимал и периодически громко хохотал. То и дело громко выкликали чьи то фамилии по несколько раз и разными голосами. Это выдавали передачи. Выкрикнули и мою фамилию, но я не пошел, есть не хотелось. Мимо меня проходили люди в цивильном, неся кипяток в пластиковых литровых банках, в которых обычно продаются соленые огурцы или кислая капуста (как я узнал впоследствии, эти банки, а также любые другие емкости здесь именовались баклажками). В такой обстановке совершенно не возможно сосредоточиться. Я решил, что в том, что я здоров, должны разобраться довольно быстро, хотя, может быть в том, что меня поместили в психбольницу есть какой то и скрытый смысл. Может быть Путин приказал своим верным людям таким образом спрятать меня от "плохих парней". Может быть он решил спрятать меня в дурке. Может быть статус умалишенного обезопасит меня. Ведь были же на Руси юродивые и их никто не трогал, чего бы они там не говорили. Ну и ладно, проживу я и со справкой из дурдома, лучше живой осел, чем мертвый лев. Правда, водительские права наверное отберут, ну и ладно, проживу и без автомобиля, живут же как то другие люди. Однако очень остроумно и на охрану не надо тратиться. Как умно. А может быть среди этих психов есть какой нибудь замаскированный агент ФСБ, который на всякий случай обеспечивает здесь мою безопасность. А может быть и не один. Ох, как умно, не даром их учили всяким штучкам в их Высших школах КГБ. С такими мыслями я заснул.

Таким образом прошло еще несколько дней. Между тем из коридора меня перевели в самую большую палату, первую, иначе называвщуюся надзоркой. Кровати были как когда я служил в армии. Вот и опять в казарму довелось попасть, думал я. В палате было человек сорок. Ночью кто то храпел, кто то пердел. Дух стоял спертый а окна открывали редко, так как и так было довольно прохладно.
Все бы ничего, но курева, выдаваемого после тихого часа, решительно не хватало. Я уже давно перестал кого либо угощать, а сам стал спрашивать покурить. Я вежливо обращался к людям в цивильном, и так как я был в синем халате, из под которых торчали клетчатые пижамные штаны, то мне всегда давали. Разумеется, завязывались разговоры. У меня интересовались, в какой раз я сюда попал и, услышав что в первый, распрашивали меня почему. Я расказывал как 8-го марта вызывал МЧС искать бомбу в моем доме. Их очень весилила эта история и они прикидывали, сколько лет мне дадут за ложный вызов, если не признают недееспособным на комиссии. Я пугался этого, они приводили примеры, как кому то дали 3 года только за то, что они в шутку позвонили и сказали, что заминирована школа, потому что не хотелось писать контрольную. Сидеть мне не хотелось ни при каком раскладе. Но и притворяться сумасшедшим тоже не хотелось. Я им говорил, что никакой я не псих и их это еще больше веселило. Таким образом прошла неделя. И вот меня снова вызвали к врачам.



А где ужасоФФ карательной психиатрии, пыток и д.р. злодеяний режЫма? Хотелось бы, так сказать, с первых рук ознакомиться с мартерьялом. :)



Санитарка провела меня в конец коридора к двери без ручки, полязгала замком и впустила меня в кабинет. Там опять было трое врачей, уже знакомый мне Д. и две женщины, одна постарше, блондинка и другая, помладше, я бы сказал молоденькая, рыжая. Я поприветствовал всех и уселся на стул напротив Д. Последовали вопросы о моем самочувствии, доволен ли я условиями содержания. Я отвечал, что да, все хорошо, все устраивает. Д. вздохнул и спросил у меня, подумал ли я о причинах своего сюда водворения. Я ответил, что да. Д. вздохнул и попросил рассказать об этом. Я тупо глядя на него сказал, что помещен в психушку, так как вызвал МЧС искать бомбу. Но ведь бомбу не нашли, не так ли - сказал он опять вздохнув. Не нашли - сказал я. А почему, не нашли, может её там не было - сказал он. Может и не было, а может плохо искали - ответил я. Но Вы могли предположить, что её там могло вообще не быть - сказал он. Могло и не быть - ответил я - в конце концов я мог и ошибиться - добавил я, немного подумав и стал разглядывать свои тапки. Возникла пауза. Тут, неожиданно для меня в беседу включилась блондинка, та что постарше. - А на основании чего Вы предположили, что у Вас бомба - спросила она. - Что предшествовало, так сказать, этому Вашему предположению? Понимаете, говорю я, я писал комментарии на Гранях, есть такой сайт в интернете, в течении всего февраля и начале марта, и вдруг, совершенно неожиданно для меня мне стал отвечать сам Владимир Владимирович Путин, его жена и другие, к сожалению не известные мне высшие должностные лица страны, Сечин например, Игорь Иваныч. Вы наверное видели, когда показывают по телику всякие совещания правительства, там перед каждым ноутбук. И перед ведущими телеканалов ноутбуки. Так вот они все через Грани обмениваются зашифрованными сообщениями и вырабатывают решения. А я разгадал их шифр и они стали меня слушать и интересоваться моим мнением по разным вопросам. По каким например - спросила блондинка. Ну, например их интересовало мое мнение, кто должен быть следующим президентом, Вы знаете, у них же операция "приемник", вот они и интересовались. И кто же будет следующим президентом - спросила она. Я думаю, что Никита Михалков. Возникла пауза. А почему Вы решили, что им важно знать Ваше мнение, на основании чего Вы так думали? - спросила она. Ну... потому что я как бы избранный, ну, типа, как в Матрице - ответил я. А с чего вы взяли в конце концов, что Вы избранный, на основании чего Вы пришли к такому выводу? - блондинка потеряла терпение и начала повышать голос. Ну... были разные знаки - я же был очень спокоен.
Надо сказать, что от таблеток я уже начинал подтормаживать, речь моя была замедленна и мысли в голове ворочались с трудом. Мне было трудно находить формулировки. Это было, как если пытаешься какое-нибудь сложное явление объяснить детям. Ты с трудом ищешь нужные слова и терпеливо объясняешь, а они все равно не понимают. А почему не понимают, или они тупые, или плохо объясняешь.


Тут блондинка окончательно потеряла терпение, и сказала - но это же бред! Вы что не понимаете, что все это следствие нарушения мышления. Она обратилась к Д. и поинтересовалась, что мне и в каких дозировках дают. Он назвал какие то наименования, среди которых я запомнил только "респолепт". Блондинка велела увеличить дозу того и этого и со словами : «Боже, это же бред!» - жестом показала мне, что я могу идти. Я встал со стула, и тут я разгневался. Я сказал стоя, что если Вы думаете, что я сошел с ума, так это не так, это весь мир сошел с ума, а я в совершенно здравом уме. Посмотрите, что творится, солдат в армии убивают и калечат, все нацелили друг на друга ядерные ракеты, а у меня дети, трое сыновей, я не хочу, что бы им отрезали гениталии, как рядовому Сычеву, я вообще не хочу, что бы молодые гибли. Блондинка и все остальные выслушали меня и блондинка сказала, что подумайте, может быть Вы все таки ошибаетесь. Понимаете, - говорит она, - Вы не первый, и к сожалению не последний, с кем случилась параноидная шизофрения, подумайте. Я остолбенел от такого приговора. Как, у меня, шизофрения? Да никогда! Я же служил, как дурак, в армии, мне оружие доверяли и вдруг шизофрения. В несколько подавленном состоянии я вышел из кабинета, попрощавшись со всеми и отправился в курилку.


В курилке никого не было, кроме одного мужика лет 50-ти в спортивных штанах, черной футболке и наброшенном на плечи больничном коричневом халате. Он мне чем то напоминал Максима Пешкова, такое же скуластое лицо, раскосые глаза, татарские усы и черные с проседью волосы ежиком. У него была широкая грудь и маленькая голова, весь такой жилистый и чем то напоминал грифа (птица такая). Сигарет у меня не было, и я обратился к нему, с просьбой угостить меня. Он молча вытащил пачку стрелы, дал мне одну сигарету, а затем отдал и всю пачку. Я поблагодарил его, сел в сторонке и стал курить. Мы и раньше пересекались в курилке, я знал, что его зовут Валера. Он совершенно не подчинялся никакому распорядку, иногда ночами я видел его сидящим на посту вместо санитарок. Он никогда не ел в столовой и всегда пользовался только своей посудой. Он иногда присутствовал при моих рассказах о бомбе, но никогда ничего не говорил по этому поводу. Вообще он жил как бы отдельно от всех.


Мы молча курили. Тут в курилку вошел некий Чирва, совершеннейший овощ, у него левая половина височной части черепа была как бы вдавлена. Но, стрелять курево у него мозгов хватало. И вот, этот Чирва, обратился ко мне дребезжащим голосом с традиционным вопросом "покурим?". Я полез за пачкой, а Валера повернувшись ко мне сказал: "Ты что, мать Тереза, что всех угощаешь? Щас отберу у тебя пачку, будешь как этот мудак стрелять курево". А Чирве Валера сказал "Иди нахуй отсюда". Чирва не уходил и переминался с ноги на ногу рядом со мной. Я замер с вытащенной пачкой. Я говорю, может к нему никто не приезжает и он ничего не получает. Тогда Валера сказал: "Это уёбище свои папиросы бережет на ночь, а днем стреляет у таких мудаков, как ты. Хочешь покажу?" Я молчал. Тогда Валера встал, подошел к Чирве и вытащив у него из кармана шесть беломорин показал мне. - Вот видишь? С этими словами он отдал папиросы владельцу и громко, внятно сказал "Чирва, иди нахуй отсюда". Чирва послушался и уковылял вон. Так завязалась моя дружба с Валерой.


Пошла вторая неделя моего пребывания в этом бедламе. Я чувствовал, что под воздействием таблеток что то во мне меняется. А что, не мог понять. Мысли приплывали, скользские как рыбины и лениво уплывали прочь в мутную глубину. (О, как завернул, бля! ай да Чушкин, ай да сукин сын) Почему они считают меня шизофреником? Я же нормальный человек, ну не нашли эту злосчастную бомбу, может и не было её там совсем, может быть на меня воздействовали психотронными средствами, читал я что то про такие генераторы, которые есть в распоряжении наших спецслужб. Еще и не известно, что они под своими нанотехнологиями имеют в виду. Наверное я попал под разборку тамошних кремлевских группировок. Может, плохие парни по приказу Сечина вредили мне, а хорошие путинцы пытались меня спасти, но это им не удалось. А может путинцы плохие, а сечинцы хорошие. А еще там ивановцы вроде были и черкесовцы. Какая группировка контролирует психиатрию я не знал. Тут без Латыниной не разберешься! Может они тут специально из меня овощ делают, что бы я как Чирва был. Упекут по принудке года на три в дурдом за ложный вызов, а я видел, какие тут трясущиеся от галоперидола персонажи бродят по коридору или стоят вдоль стен и смотрят в одну точку внутри себя.


С одним из таких трясущихся я свел знакомство. Это был педофил и он писал стихи. Он рассказал мне свою историю. Звали его Егоренков Владимир Петрович, на восьмерке он жил уже лет 14, а до этого был на Пряжке и на Арсеналке. В молодости он был офицером Советской армии, капитаном, кажется. На момент нашего с ним знакомства ему было 68 лет (есть у меня мнение, что жить ему осталось меньше года, так как на Новый год он пожелал, что бы перестало трясти, что бы с него сняли принудку и выписали вчистую, а в его случае это возможно, по моему, только вперед ногами. К тому же, как я мог убедиться на собственном опыте, все четко сформулированные желания сбываются буквально) Так вот, он мне рассказывал, что служил он в каких-то радиовойсках ПВО, был инженером по локаторам. Не помню уже, за что его выпиздили из армии, но тогда он педофилом еще не был. А стал он им таким образом. Снимал он где то комнату, а у его квартирной хозяйки была дочка 15-ти лет. И вот как то раз этот Егоренков попросил её показать ему её девственную плеву. Та показала. Тогда он попросил её полизать, она согласилась и, по его словам, ей это очень понравилось. Так они развлекались пару месяцев, пока та кому то не выболтала. Тут его и зацапали и отправили в психушку, где он последние лет 30 и обретается. Так же, он рассказал мне, что есть у него квартира двухкомнатная где то на солдата Корзуна что ли, куда он рассчитывает вернуться, когда его выпишут. В 93 году, санитарка с Арсеналки, взяла его с отделения и свезла в нотариальную контору, где он оформил на нее генеральную доверенность, а также еще и свою пенсию по инвалидности, на которую та могла бы оплачивать коммунальные услуги, пока он не вернется. Очень хорошая женщина, говорил он мне, она мне потом килограмм конфет купила и пряников. Я говорю, что эта прекрасная женщина наверное на следующий же день или втюхала его квартиру, или переоформила её на себя. Да нет-с, как же-с, это решительно не возможно-с. Такая хорошая женщина, вот только уже не могу вспомнить, как её зовут. Я с сожалением смотрел на этого доброго человека. Вот святая простота. (Ну как, мосье Ефремов, достаточно ли страшно?)




Прочитала. Хорошо складываешь слова, без графоманских красот. Одна строчка так зацепила, что даже себе скопировала, чтобы не забыть - "как я мог убедиться на собственном опыте, все четко сформулированные желания сбываются буквально"
Мы слишком в другой жизни были знакомы, чтобы я могла вполне осознать, что М. А. из 10-б класса с мальчишеским чувством юмора и автор МиШугА - одна личность. Пока картинка не сходится. Так что я к тебе взрослому, незнакомому обращаюсь, а помню мальчика. Раздвоение личности - почти диагноз.
Ты очень-то там не сходи с ума, лучше пиши. юля



Естественно ни о каких ужОсов «режима» я и не ожидал прочитать. Там смайлик в конце предложения был поставлен для прояснения ситуёвины.
Как я понял, креатив постепенно перерос, не потеряв при этом своей занимательности, в более серьезную плоскость повествования. Надеюсь, про встречу с нагвалем (пока он не потер это нахрен в приливе признательности) вы тоже расскажите.
ЗЫ. Походу, у нагваля ужо организовался филиал «одноклассников».


Вы ошиблись, г-н Ефремов, это моя одноклассница, а не нагваля. Но тем не менее мне очень приятна Ваша оценка относительно занимательности чтива, у некоторых даже и такого кол-ва читателей нет, а у меня целых три. А до встречи с нагвалем оставалось еще ровно 9 месяцев.
МиШуга.


целых три? а меня ты тоже считал?


С тобой, В., четыре. Дарья Донцова удавится от зависти.

Ну как тебе, антиресно? Почему нас не хвалят?


мне да, интересно.
а почему хвалят или не хвалят - понятия не имею. я в таких вещах не разбираюсь.





Был там и киргиз, забыл его имя (я же-ж сейчас тоже на таблетках сижу, совершенно не могу сосредоточится, они мне серотонин как-то блокируют, что бы я в эйфорию не впадал, и я их старательно принимаю, так как не хочу опять в кащеевку, а то жена мне пообещала, что ездить будет ко мне не чаще раза в месяц, если я вновь там окажусь). Так этот киргиз, Омар (- прим.ред.), отбывал принудку за попытку убийства. Я выслушал и его историю. Дело было так. Киргиз этот, как то бухал со своим богатым приятелем, у которого был целый холодильник набит хорошим пивом, а жена с ребенком уехала куда то, к матери своей наверное, вот... Пиво у них кончилось и пошел киргиз в магазин. Там купил литр водки и повстречал какого то знакомого мента. Привел он этого мента с собой бухать. Там они о чем то повздорили, мент начал залупаться и киргиз решил поучить его хорошим манерам. Взял ножик и где то в течении часа , пока не заснул, вырезал что то у того на башке. Мент выжил. А киргиз оказался в психушке, где пробыл до меня года три и осталось ему еще лет восемь. (ну, не всё так мрачно, дружыще(; его наконец-то разыскала-таки его родная сестра... возможно, что через годик отпустят — прим. ред.)



Познакомился я там со спятившим штурманом из Пулковского авиаотряда. Правда штурман уже на пенсии спятил. Так этот штурман рассказывал всякие истории о своих летных приключениях и все звал меня полететь с ним в Крым после выписки с его знакомым экипажем. Тебе дадут самолетом поуправлять, говорил он мне. У него с женой какие то терки были. У его жены, года на четыре его старшей (ему самому уже за 50 где то) по его мнению были какие то любовники, еще он бредил какой то американской фирмой «нью вейв», у него с собой даже какие то бумаги были, он тоже меня призывал вступить в это дело. Еще он меня звал в кругосветку на яхте, я грит, экипаж набираю, а ты, я вижу, человек надежный, не подведешь.


Еще я познакомился с неким Михал Иванычем (у него была библия, и я пытался читать, но ничего не выходило, совершенно не сосредоточиться). Так этот Михал Иваныч, жил в маленькой палате на пять человек дальше по коридору, где в основном обитали люди в спортивных костюмах. Он раньше был каким то партноменклатурщиком, членом бюро обкома Ленобласти, что то в этом духе. На момент нашего с ним знакомства ему было около 60-ти и он лечил последствия автоаварии. От удара при столкновении у него образовалась гематома в мозгу которая впоследствии превратилась в опухоль и дала метастазы. Он был очень разговорчив и рассудителен и всегда с удовольствием беседовал со мной о политике. Он считал, что аварию подстроили враги, что бы его убить.


Был там еще грузин Дима, который при каждой встрече со мной в коридоре или хоть где, выкрикивал "Хай Невзоров!". Я как то спросил, почему он так говорит, так он отвечал, что хотел бы чтоб Невзоров, да, тот самый из 600 секунд, стал императором России. Иногда я отвечал ему "Невзоров капут", но Дима (Джамбул его настоящее имя) не обижался. Джамбул призывал разводить с ним вместе кроликов у меня на даче.


Слушая все эти и многие другие истории, которые были настоящим бредом я думал, что вдруг все таки и я брежу. Но мысли путались, к тому же от таблеток появилась "неусидка" Это когда ломит все суставы и, ни посидеть, ни полежать. Мне пришлось ходить по коридору, туда-сюда, туда-сюда. И так целыми днями, с подъема до завтрака, с завтрака до обеда, и т.д., бегая через каждые полчаса в курилку. А ужасов никаких и не было. Было бессмысленно медленно тянущееся время, идиотский распорядок и вопли санитарок, чувство отупения и скуки, всеобщее безразличие. Персонал то же ни чем не напрягался. Всю уборку выполняли добровольцы за сигареты. Помыть коридор - 4 сигареты, столовую тоже кажется 4. Я точно не знаю, никогда не подряжался на эти работы. Медсестры каждый день приходя на работу приносили с собой самых дешевых сигарет, типа "союз" (по 2 рубля за пачку). От безделья у санитарок разносило корму, так что некоторые были поперек себя ширше. От нечего делать они выслушивали истории психов, которые тоже от нечего делать их рассказывали.


В общем там было скучно и писать об этом скучно, что то и я заскучал. Продолжим. Случались у меня и беседы с Валерой. Оказалось, что он лет 20 своей жизни провел за решеткой, по какому поводу он в психушке я не спрашивал, а он и не рассказывал. Валера и еще один парень осуществляли функции "добровольных санитаров" т.е., они помогали принимать клиента, когда привозили кого то новенького, помогали вязать тех, кто возбудился и вообще присматривали за порядком на отделении. Я рассказывал ему о своей переписке с президентом, он ржал, ему то же было скучно. Врачи меня к себе не вызывали, от общения с Валерой я решил не умничать, а при первой же возможности согласиться с врачами, что да, мол, я понял что у меня бред и я встал на путь излечения. Тем временем ко мне приехала жена с отцом, они чего то там подарили заведующей и меня наконец перевели из надзорки в 3 палату на пять мест. На обходе Д. посоветовал мне записывать в тетрадку свои мысли и, если я пожелаю, давать читать ему. И я стал записывать.


Привожу здесь свои записи. Первая запись озаглавлена так: "Проект «Наборная мастерская в дурдоме»". Это по сути бизнес-план мозаичной мастерской, не буду его здесь цитировать за недостатком времени, да и лень. Запись вторая, она навеяна общением с Михал Иванычем:
"Проект «Путь к сердцу через желудок или Организация предприятий общественного питания с политической ориентацией (ПОППО) ЕдРо, СпРос, СПС, Яблоко, ЛДПР, КПРФ».
Интерьер заведения оформляется в стилистике партии. Блюда называются в соответствии с тематикой. Необходимо предусмотреть трибуну для выступлений. Скидка членам партии.
Цель проекта - обучение широких масс населения демократическим ценностям.
Фирменный партийный стиль - посуда, официанты (Политическая Кухня)
газета, меню, салфетки с программными статьями.
О месторасположении.
Располагать ПоППО следует в спальных районах
Возможно в промышленных, вблизи рынков, т.е. в местах скопления нереспектабельной но наиболее многочисленной публики. Желательно иметь в непосредственной близости площадки, вместительностью до 1000 чел. для репитиции уличных мероприятий.
Партийное караоке - обучение скандирыванию лозунгов
Идеальный вариант - отдельностоящее здание, архитектурный облик которого сразу заявляет о партийной принадлежности. Площадка, автостоянка на 50 машин.

Я ознакомил с этим проектом Михал Иваныча и он одобрил. и сказал, что когда выпишется, то обязательно найдет финансирование. Остались мол у него связи со старых времен.

(блин, со мной щас истерика случится, это же я лично, своей рукой писал меньше года назад, а ведь станется, с кого нибудь, спиздят и внедрят. Я помню креатифф Эдуарда Вениаминыча Лимонова (Савенко), когда он предлагал заселять Сибирь зеками и зечками и давать им мотоциклы Иж, наверное, что бы в гости друг к другу ездить, у меня нет сил искать эту хрень на Гранях, но поверьте, он это и вправду предлагал и народ это обсуждал)


Дальше в тетради есть проекты отдельно стоящих зданий (я ведь два курса архитектурного закончил). Михал Иванович проекты тоже одобрил.


Далее идет заголовок "О диагнозе мои фамилия имя отчество"


По произведенным наблюдениям за течением курса лечения в псих. больнице им. Кащенко я пришел к следующему открытию. Душевнобольные главным образом предоставлены сами себе и друг другу. Общение с лечащим врачом происходит без какой либо системы. Таким образом напрашивается вывод, что пациент сам должен поставить себе диагноз и найти способ самолечения. Доктор же может помочь ему в этом, либо не мешать.

Итак, займемся самодиагностикой.

Если я попал в Кащенко, значит причины на это были достаточно веские.
Я полагал, что мой случай какой то из ряда вон выходящий. Уважаемый Д. элегантно разбил мои иллюзии на сей счет. Я не первый и, по видимому не последний.


«Мной овладела мания величия, которая, как известно, рука об руку ходит с манией преследования.
Я возомнил, что руковожу и управляю как минимум нашей страной и тут же мне стали мерещиться те, кто хочет меня остановить. Я попытался заразить своими иллюзиями окружающих и отчасти мне это удалось. Вызов сил МЧС, МВД, и ФСБ на мой сигнал о мнимом "взрыве" - подтверждение этого тезиса. В одном из своих "постов" (так на молодежном компьютерном сленге называются "комментарии") я писал, что представляю себя, как персонаж из фильма "Хвост машет собакой" именно таким хвостом, который возомнил и получил мнимые подтверждения своей роли в управлении "собакой". Продолжив мысль, я теперь представляю, что собака таки махнула хвостом, или вернее блохой, вцепившейся в этот хвост и блоха оказалась в Кащенко, что конечно, значительно лучше, чем в тюрьме или на принудительном лечении в подобных заведениях.»

Я передал тетрадь с этим текстом Д. через санитарку. На следующий день мне была снижена дозировка лекарств.


Просматриваем тетрадку дальше. Там идут какие то невразумительные стишки, которые я начал пытаться писать по совету моего знакомого педофила, коего я периодически подкармливал из своих передач, а он мне читал свои стихи. Затем идет цитата, услышанная мной от Валеры "Миражи возникают не там, где вода". Затем идет заголовок "Излечи себя сам или путь к гармонии". Привожу этот текст полностью. Поясню, что перед тем , как я написал этот текст, я прошел тест где то из пятисот вопросов. Помнится, на заре компьютерной эры, а для меня она началась 1996 г. я проходил такой тест и он мне выдал в результате ответ, что я не пригоден ни для какой полезной деятельности. Я очень тогда обиделся на компьютер.

«Каждому, кто попал в Кащенко, следует задать себе вопрос - почему я тут оказался. Почему окружающие сочли необходимым временно изолировать и подлечить меня. Что они хотят во мне исправить. Никто, кроме себя самого на эти вопросы ответить не может. Во всяком случае чужой ответ вряд ли может послужить руководством к действию.


Итак, рассмотрим последние 2 года моей жизни и особенно пристально - последний месяц перед помещением в Кащенко. Я очень редко смотрел телевизор, зато постоянно слушал радио «Эхо Москвы». Жил я на даче (я строю дом), но последние несколько месяцев практически не участвовал в строительных работах. В начале февраля того года, у меня появился Интернет. Возможно у меня произошла перезагрузка различной информацией, которой я не мог ни с кем поделиться, кроме как посредством общения на форуме Граней. Все это и привело к твердому убеждению в "охоте" на меня со стороны "враждебных сил". Полагаю, что излечение от таких вредных привычек, как радио и интернет, переключение энергии на строительство и достройку дома и создание мозаичной мастерской единственный путь к полному и окончательному избавлению от маний и фобий. Ответы на различные вопросы в "тестах" сильно убедили меня, что никто не желает мне зла, никто не запрещает мне что либо, тем более не может разрешить что либо. Все барьеры я себе установил сам и снять их тоже могу только я сам. Собственно, никакой Америки я тут не открыл, об этом совершенно открыто сообщают все. Только постоянное, неуклонное развитие на выбранном свободно поприще освобождает (излечивает) от болезни.


Хочу особенно поблагодарить Т. (- зав отделения, прим. авт.) за совет чаще играть в шахматы. Если принять за аналогию шахматную партию, то жизнь не позволяет переход хода, но позволяет проанализировать каждый ход, ведущий к проигрышу или выигрышу и начать новую игру с новым опытом. Не зевай — вот, основной девиз. Не переоценивай свои силы, но всегда стремись к победе. Всегда сохраняй лицо, даже при плохой игре. И смело начинай новую партию. Умение признать свои ошибки и получить опыт - весьма ценное качество. Я, некоторое время, упорствовал в своих заблуждениях. Но, осознание ошибки - верный путь к исцелению. Таким образом заведение им. Кащенко - отличное место для работы над ошибками.


Стену напротив своей койки я украсил портретом Джека Николсона в фильме "Пролетая над гнездом кукушки" Эта картинка,была напечатана на конверте, в который был запакован журнал "Крокодил". Журнал был куплен исключительно ради упаковки моей супругой и подарен мне. Журнал я выкинул не читая, а картинку укрепил на стене скотчем.


(что то мне грустно стало, нагваль, это все происходило ровно год тому назад, каким я был идиётом, аж стыдно)


Необходимо отметить, что эти мои тогдашние опусы носили главным образом декларативный характер. Это было псевдоисцеление. Страхи отступили, но не исчезли. Я предпочитал не думать и не анализировать и не копать глубоко. Врачам я не доверял и старался говорить им то, что по моему мнению им приятно было услышать. Вот, следующий текст:


"Бред - как высшая форма сознания"
Д. считает меня больным и сумел меня убедить в этом. Хорошо. Допустим , что я болен. Пусть эта болезнь называется бредом. Моими глазами Бог видит реальность. Глазами Д., Бог видит меня. И через Д. сообщает мне, что я болен. Моя супруга тоже так считает. Остается только проанализировать это и двигаться дальше.
Я очень остро переживаю смерть молодых солдат. У меня 3 сына, старшему 13. Невольно я себе представляю на месте погибших своих сыновей и у меня перехватывает дыхание и слезы сами наворачиваются на глаза. У меня всего 5 лет, что бы изменить нашу реальность, чтобы не гибли больше мальчики в мирное время. - Это - бред? или реальность у нас бредовая. Или быть нормальным - это не задумываться о таких вещах, гнать прочь такие мысли и копить денежки на выкуп своих сыновей от Армии?

Следующий текст:


"Продолжение бреда или воспоминания - как путь к исцелению"
Я продолжу описывать свои бредни, т.к. полагаю, это уже не усугубит моего теперешнего положения.
"Заминированный дом" - это метафора. Действительность значительно ужаснее. Наша планета заминирована огромной силы ядерными зарядами. У меня сложилось впечатление, что в России заложены именно "мины". Ракеты у нас устарели, новые "Булавы" летать не хотят. Куда проще заминировать свою территорию. У нас системами ПРО прикрыта только Москва. А ядерный чемодан передан Сердюкову. Это совершенно надежный ядерный щит. Кому нужна зараженная территория. Абрамович строит для П. трехсотметровый ковчег, или яхту. А мы? А мы вообще никому не интересны. Размышляя над этой ситуацией я предположил, что уцелеть можно только всем вместе. Необходимо отменить и запретить ОМП. А людей , которые его делают, грозят или еще как то к нему причастны - лечить. Академик Сахаров под конец жизни осознал, что он дал в руки своим заказчикам, но было уже поздно.


На следующих страницах опять какие то эскизы уже не помню чего. Время тянулось медленно, читать не получалось. Соседями по палате у меня был какой то старый пердун, который прятал куски хлеба под матрасом и в итоге заболел сальмонеллезом. На отделении, по такому случаю, объявили карантин. Еще был 27 летний физтеховец, который , пока учился, так устал, что после окончания ВУЗа не стал нигде работать, а жил с мамой на ее зарплату. Еще был пресловутый Колпаков 36-ти лет, бывший кришнаит и бывалый на психиатрии человек. Последние 10 лет он проводил в психушке по 6 месяцев в году. У него были какие то свои методы самолечения, и он, то жрал нифеля (остатки заварки после чая-чифиря), то табак из сигарет. Он утверждал, что таким образом выводит галоперидол из организма. Еще были некий молодой человек, работавший в салоне связи ремонтником мобильников и совсем юноша, который постоянно писал какие то стихи про Алису. У него были шрамы на горле, очень грубо зашитые после попытки суицида. Периодически кого то выписывали, приходили новые персонажи. Делать было абсолютно нечего и мы с Михал Иванычем обсуждали всякие политические прожекты и перспективы развития России.


Прожект "Политический балаган"

Концепция - Клуб для избирателей (вход от 18 лет)
Кухня - весьма демократичная, названия блюд политизированы: Поросенок "Жирик" и т.д.

Цена блюд зависит от рейтинга той или иной партии
Места в клубе продаются — абонементы, а за взятку с черного хода можно получить место в баре.
Оборудована "политическая сцена". Ораторы выступают согласно регламента
Зрители могут забросать оратора помидорами, яйцами, майонезом, кетчупом.
Можно устраивать кулачные бои между членами различных фракций.
В гардеробе - оружие сдавать. Посуда возможна пластиковая. Вместо скатерти газеты.

Для женщин - рукопашная в бассейне с грязью.
Везде расставить видеокамеры (реалити шоу).
"Дебаты" - после каждого ответа на вопросы избирателей выпивается стопка водки
"Публичное оплевывание" - телевизор с персонажем оплевывается всеми желающими.

Вообще, как я сейчас вспоминаю, мне очень тогда не хватало интернета Гранями радио с Эхом Москвы. Мне хотелось как можно скорее выписаться и опять нырнуть в свое безумие. Как то я взял у одного из своих соседей по палате маленький приемничек и, настроившись на волну Эха слушал передачи сквозь шум и треск помех (сигнал в с. Никольском ловится плохо). Это мне напомнило, как во времена застоя, я, примерно с 82 года ,слушал таким образом голоса. Врачам я говорил, что у меня все хорошо и я, типа, поправляюсь. Однако меня мучил вопрос, связанный с тем необъяснимым движением изображения на мониторе и я решил поговорить об этом с физтеховцем. Он сказал , что это возможно мог быть и вирус, так же возможно мне на машину была кем то поставлена посторонняя программа. Меня опять стали мучать подозрения. Дело в том, что в начале февраля ко мне на дачу приезжал вызванный мною сисоп, который переустанавливал винду. Он рассказал мне, что ему отец помог купить однокомнатную квартиру на Ржевке, что он развелся с женой за тот период, что мы не виделись и что он учится играть на валютном рынке Форекс. Я стал подозревать, что именно этот сисоп, за квартиру, которое ему вовсе не отец а кровавая гебня купила и поставил на мою машину что то, что позволяло управлять ею извне. Но эмоций не было, была апатия и постоянное полусонное состояние и мысль эта весьма быстро поблекла и уплыла в мутную глубину.


Вот следующая запись она датирована 31 марта 2007 г.


Сегодня пожилая медсестра в очередной раз спросила меня о моем самочуствии. И я ответил, что лучше. Я всякий раз отвечаю, что лучше. Тем не менее необходимо разобраться, что же лучше и почему. Необходимо отметить , что с 08.03.07 я отрезан от привычных мне источников информации, зато людей вокруг меня множество. Вполне конкретных людей, с их проблемами, желаниями, судьбами. Я обсуждаю их проблемы, они обсуждают мои. Я считаю себя выздоравливающим. Но уже не понимаю от чего. Я вспоминаю свои мысли и чувства в моменты обострения. Я вспоминаю свои действия, приведшие меня в Кащенко. Но, те мысли и чувства уже не тревожат меня. Я их перебираю, как старые пожелтевшие фотографии. Может сработали лекарства, которые закапсулировали раздражители и позволили их рассмотреть отдельно от сознания. Я слишком глубоко впустил политику в свою жизнь. Я позволил собой манипулировать. Возможно, выстраивание укреплений от манипуляторов всех мастей - это и есть излечение.


Как я вижу свою дальнейшую жизнь - буду достраивать свой дом, развивать мозаичную мастерскую, обрабатывать свою землю, выполнять предписания врача, воспитывать сыновей. Жить.
Я каждый день просыпаюсь обновленным. Время все лечит. Я уже оставил там, во вчера, раздраженного и недовольного не понятно чем себя. Я уже готов для нового.

Я вставил закладку на нужном месте и передал тетрадь для Д. через медсестру.


Следующий текст датирован 02.04.07. Не помню, для Д. я его писал или для себя, но в тетрадке он есть, поэтому привожу его полностью.

«О Новой реальности, обусловленной новой системой коммуникации или Интернет.»

В Чеховские времена письмо, подписанное "на деревню Дедушке" стало неким нарицательным. В наше время, написав что либо в Интернете и делая это открытым для неограниченного числа пользователей, ваше письмо явно достигнет адресата. Единственное условие - письмо должно быть интересным и актуальным. Все, я излечился. Сегодня я прослушал Эхо Москвы с Доренкой и ничего не шелохнулось. Осталось реализовать мой прожект и все станет хорошо. Как то, где то я писал, что осознание болезни - первый шаг к исцелению. Он же и последний. Просто переступить через себя больного и идти дальше здоровым. Встань и иди!



Валеру выписали, старого пердуна перевели на инфекционное отделение, юноша со шрамами на горле дрочил каждую ночь перед сном, Колпаков стрелял у меня сигареты и пожирал их, к нам в палату поместили некоего Поташкина и мы с ним подружились. История его попадания в Кащенко такова. Он в течении недели конструировал и паял "штучку" для телевизора, которая должна была автоматически глушить звук рекламы. Месяца за три до того он лишился работы и жил на зарплату жены. Детей у них не было. Он не ел, не спал, посылал жену нахуй, когда та ему предлагала поесть или поспать и, в итоге, она вызвала санитаров. Он сопротивлялся, но они скрутили его и привезли в психушку. Поташкин считал себя совершенно здоровым психически, он считал, что его жена таким образом просто хотела завладеть квартирой единолично и начать новую жизнь без него. Когда я рассказал ему свою историю и поинтересовался его мнением относительно причин осмысленного движения изображения на моем мониторе, он предположил, что это наверняка происки злоумышленников, желавших просто завладеть моей собственностью. Воистину, у кого что болит, тот о том и говорит. С Поташкиным мы вместе ходили курить, играли в шахматы и обсуждали окружающих нас дураков.



Кстати, во время игр с Поташкиным в шахматы у меня родилась идея, с которой я Вас, нагваль, ознакомлю. Мне представлялся некий театр, в котором разыгрываются всякие шахматные партии, сыгранные гроссмейстерами. Предполагалось, что можно написать пиесу в стихах, эдакое подражание Шекспиру. Все ходы уже известны, рыба, так сказать, уже существует, осталось нарастить мясо. Я ознакомил с этой идеей юношу со шрамами на шее и спросил его, сможет ли он написать музыку к такому действу. Он сказал, что наверное сможет, а я пообещал щедрое вознаграждение. Я вспомнил это, так как в моей тетрадке идет несколько страниц с эскизами костюмов и декораций. Мне виделось и коммерческая эксплуатация этой затеи. Например, богатые люди могли играть в шахматы при помощи моей труппы.


(в каком то детективе, может даже у Марининой, я читал, что такая затея была осуществлена в каком то дурдоме-интернате, только там битые фигуры пристреливались выстрелом в затылок и тайно закапывались в каком то лесу).


Проблемы с куревом у меня не существовало еще с тех времен, когда я лежал в надзорке. Один из принудчиков предложил попросить у жены денег и он бы мне всего за двойную цену устроил бы сигареты без ограничений. Я с радостью согласился. Я его попросил покупать курево двух видов, Петр 1 для меня (Кэмела не было в этой глуши), а какую нибудь Стрелу или Беломор для раздачи "табачным демонам". С тех пор у меня при себе всегда было курево двух видов. Я регулярно угощал Диму, с его неизменным «хай Невзоров», штурмана и многих других. А иногда, если был не в настроении, то посылал всех стрелков нахуй.



На месте выписанного Валеры поселился Саша. И тут меня снова начали одолевать сомнения. Дело в том, что внешность у Саши была как у футболиста 30-х годов. Он был подтянут, прямая спина, волевое лицо, сверлящий взгляд и зычный голос. Мне представлялось, что он то и есть новый откомандированный от ФСБ агент, прибывший вместо Валеры, который тоже теперь представлялся мне агентом. Просто у одного срок командировки закончился, а другого, соответсвенно начался. Спрашивать его напрямую, не из ФСБ ли он, не имело смысла. Он бы все равно не признался. Вот текст для Д. датированный 20 апреля, пятница:

Бог есть и он меня любит. Он постоянно напоминает мне о своем существовании. Впрочем, я весьма развернуто об этом писал на Гранях и те, кто по долгу службы все это читал, в курсе. В общем, любое мое сформулированное желание исполняется быстро и буквально. Так же случилось и с так наз. лечебным отпуском: я пожелал немедленно покинуть этот дурдом, и тут же получил отпуск. Правда, расплатой оказался лишний месяц в дурдоме, но это проблема формулировок.
Еще на Гранях я писал о том, что "дипломом о гениальности" у нас служит справка из дурдома. Вряд ли я мог предполагать, что надо в дурдоме еще и провести некоторое время. Но, сомневаться в получении этой справочки, мне уже не приходится.


Теперь немного фактуры. 5 апреля меня показывали профессору в числе двух других пациентов, которые, кстати, уже выписаны. На следующий день, 6 апреля, я был отпущен в лечебный отпуск до понедельника, т.е. до 9 апреля с обещанием полной выписки через неделю, т.е. 13 апреля.
В отпуск я отправился в весьма приподнятом настроении. Три дня свободы вдохновляли. Сначала мы заехали к моим родителям (завезли отца) и немного у них побыли. Моя мама весьма болезненно переживает мое помещение в больницу им. Кащенко и сумела несколькими фразами изменить мое отношение (довольно легкомысленное) к этому вопросу. Потом мы поехали к себе в городскую квартиру. Там я пообщался с детьми. Потом мы поехали в наш загородный дом. Там мы с женой осмотрели свои постройки, сад и прочее хозяйство, через некоторое время жена уехала в город и я остался один (если не считать мужичка, который живет у нас на даче, присматривает за хозяйством и помогает по стройке).


Невзирая на запреты Д., я тут же подключился к Интернету и занялся изучением того, что пропустил за месяц отсутствия на Гранях. Отметив, что полемика уже не достигает и половины того накала, который появился во времена моего "расцвета", я попарился в баньке, приготовленной тем временем мужичком и улегся спать.


На следующий день моя жена заехала за мной и мы поехали покупать книжки и игрушку для нашего младшего сына. Вечером она меня опять привезла на дачу и я снова нырнул в Интернет. Оставил несколько комментариев на Гранях, почитал комментарии на свои опусы. Один из Анонимов отметил мое отсутсвие в течении месяца и предположил, что я провел это время в стационаре. Затем я отправился на 2-й этаж посмотреть фильм на ДВД. После фильма я еще немного посидел в интернете (Одноклассники.ру). Там разыскал несколько своих сокурсниц и отправил им послания. После я лег спать (в начале 4-го утра) В начале 5-го, через час меня стало тошнить, я еле добежал до тазика. Мне стало очень плохо, бил озноб и постоянно рвало. Под утро я заснул и мне снилось, будто бы я представляю из себя некую желеобразную субстанцию, лишенную какого либо скелета, расположенную на трех точках опоры. Но стоило мне опереться на одну из них, как она уходила куда то вглубь. Мне было очень худо, тогда то я и подумал, во время этого полусна полуяви, что таблетки заколдованы Д. (чтоб я режим не нарушал и в интернет не лазал)


Потом приехала моя жена и отвезла в город, где я пролежал весь оставшийся день и всю ночь. Наутро я был отвезен женой обратно в дурдом. В силу перенесенного недавнего гриппа настроение у меня было вялое, и, зная о скорой обещанной выписке, я решил просто провести оставшиеся 5 дней лежа на койке в этакой полудреме. К тому же меня продолжало мутить. Я даже просил у медсестры на ночь ведро на всякий случай. Жена обещала приехать за мной в пятницу 13.04. Я знаю, что во вторник 10.04 у нее был телефонный разговор с Д., в котором он подтвердил решение о моей выписке. Однако в среду, на обходе, мне было сказано о замене выписки на отпуск и с утра в пятницу 13.04 Д. лично подтвердил мне, что поедешь мол в отпуск. Но когда моя жена приехала, отпуск отменила Т. Я сильно огорчился, я совершенно не понимал, чем было вызвано такое решение.
Могу только предположить, что неизвестные мне "доброжелатели" внимательно следившие по долгу службы за моим творчеством на Гранях каким либо способом дали команду не выпускать меня, тем более что, как мне стало известно позднее, 14 и 15 апреля проводились "марши несогласных" в Москве и Петербурге. Но это все, разумеется, мои домыслы, как и заколдованные таблетки.
Во всяком случае после 13 апреля у меня было отвратительное настроение. Единственная мысль - о дате выписки - крутилась в моей голове. Д. на вопрос о дате отнес меня на конец месяца и прописал антидепресанты. Сейчас, то ли благодаря таблеткам, то ли тому, что мысль о выписке я задвинул в самый дальний уголок своего сознания, настроение у меня довольно приподнятое. Я не знаю, что имела в виду Т., выспрашивая меня о том, что же произошло, когда я был в отпуске. Ничего не произошло. Если будут заданы более кокретные вопросы, я на них отвечу.

26 апреля, в свой день рождения, я был выписан из дурдома. Свой синий халат я подарил киргизу, поборнику хороших манер.



Колоритные персоналии, колоритный антураж.

«Кудымкар – центр культуры Пермского края 2007»

"Freak out - это процесс, посредством которого личность отбрасывает устаревшие и сковывающие стандарты мышления, внешнего вида и общественного поведения для того, чтобы творчески выразить свое отношение к окружающей его среде и структуре общества в целом".

Фрэнки горазд отжЫгать...


Тот, что помечен, как "эх... яблочко", носит фамилию Яблоков. Он разговаривает, как изображают пародисты новых русских, то есть медленно цедит слова в нос и акает. А любимое его занятие - приходить в конец коридора, становиться у двери без ручки, (там все двери без ручек) и наклонившись к замочной скважине, матерно ругать заведующую отделением. Его ругательства грязны и отвратительны, но при этом он называет её не иначе, как по имени и отчеству. Он требует, что бы его перевели на другое отделение, но усилия его тщетны. Он на восьмерке живет уже лет восемь и никакой надежды на исцеление нет.


Мир замер. Время кончилось. Пока
секунд в резервуар не закачали -
остановилась пуля у виска,
застыли клочья пены на причале;


http://www.stihi.ru/poems/2003/03/13-836.html





в_местЕ предисловиЯ





таки вот оно! 3й этаж левая галерея
108 шагов между истиной и осознанием




Меня кто то тряс за плечо. Я разлепил веки и попытался понять, чего от меня хотят. «Вставай, к тебе приехали, вставай...» Я откинул одеяло и сел на кровати в каком то большом помещении, уставленном койками с лежащими на них людьми. На полу оказались тапки с нарисованными на них красными символами бесконечности. Я вставил в них ноги и встал. Меня немного покачивало. Тот, кто разбудил меня был одет в клетчатую пижаму. Он вел меня туда, где меня кто то ожидал. Где я?..


И тут все вспомнилось. Да, вчера с вечера я обзванивал всех, кто был прошит в моей мобиле и сообщал, что 27 декабря наступит конец света и все умрут. Я понял, где нахожусь и почему меня сюда привезли. Я знал кто ко мне приехал. Я помнил, куда надо идти и поплелся к ординаторской.
Там меня, разумеется уже ожидала жена. Я сел и тупо уставился в стену напротив. На стене висел новогодний плакат. Это она вызвала санитаров вместе с моим приятелем Эдиком, который в тот день заехал к нам в гости и заодно забрать денег, я ему денег должен довольно много. Жена что то говорила, я продолжал тупо смотреть в стену. Жена начала выкладывать передачу. Я встал. Мутило. Жена что то продолжала говорить. «Иди ты нахуй, дура ебаная, с этим пидаром меня опять в психушку упекли. Ты не могла не вызывать этих ебаных санитаров.» Жена молчала и губы у нее дрожали. - Иди в палату, только и сказала она. Я ушел. Прошел в надзорку мимо поста со знакомыми санитарками и завалился на свою кровать, стоявшую в ряду себе подобных.


Очнулся я от знакомых воплей и грохота ложек в тазике, зовущих на ужин. Я поужинал и принял таблетки. Все было до боли знакомо. Опять париться два месяца... Какие, нахуй, два месяца, через 12 дней конец света. Бля, какой нахуй конец света, не может такого быть. Хотя сомнения были, но не сильные. Вот и эти мудазвоны зарылись , как кроты , под землю, тоже, бля конца света ждут. А дурачок этот, предводитель их Кузнецов в психушке парится. Я прилег. Только я начал засыпать, как меня опять растолкали и сказали, чтоб я переселялся в четвертую. Это в самом конце коридора рядом с кабинетом врачей. Я свернул свою постель. Направление мне было известно. Я побрел в конец коридора. Пошатывало. Эти бляди мне укол вкатали в приемном покое, хотя я просил меня не колоть. А они все равно, привязали и укололи. Так положено, говорят. Я добрел до четверки и скатал матрас на свободной незастеленной кровати. Кровать стояла рядом с окном. У окна мне нравится, подумал я. Я расстелил свою постель и понес ту, что снял с кровати обратно в надзорку. По дороге я вспоминал, вот да, я звонил своим знакомым, убеждал их, жена ждала где то час, потом сказала, что пошла звонить в скорую. Я не обратил на ее слова внимания. Не останавливать же мне ее. У меня миссия очень важная, можно сказать самая важная в настоящий момент, мне надо было мир спасти, в конце концов, санитары тоже люди, буду убеждать их, а не удастся, так и тогда поделом, все равно все сдохнем. Я звонил и говорил. Иногда даже по двум телефонам сразу, мне надо было оповестить как можно больше людей, поэтому я говорил, а они должны были слушать и оповещать в свою очередь всех своих знакомых. Надо было, что бы эта весть как можно быстрее дошла до ушей президента, он бы принял меры, у него есть план. Я дошел до надзорки и раскатал матрас на своей освободившейся койке. Я пошел обратно. В курилку мне не надо было, так как я за три месяца до того бросил курить. Но курить хотелось. Я дошел до своей палаты и завалился на кровать. Было прохладно и я накрылся с головой одеялом. Я вырубился.



ИСТИН/НО говорю вам, что 30 февраля сего года, наша земля натолкнёцо на небесную ось! © я такого тёплого февраля отродясь не видывал!




Очнулся я от безумных криков, призывающих принимать таблетки лично меня. Я встал и поплелся по знакомому коридору. Вера в то, что наступит конец света и заточение в психушке долго не продлится, таяла. И с чего я взял, что конец света наступит именно 27-го? - А, помню, «слезинка ребенка».

Я принял таблетки по знакомой процедуре без всякой очереди, потому что оставались только мои, все остальные уже приняли. Я поплелся обратно. Да, я же неудачно пошутил над неизвестной мне маленькой девочкой, и теперь весь мир может исчезнуть. Я здесь и никто не сможет исправить уже содеянного. Я шел и вспоминал, как несколько дней назад позвонила какая то девочка и попросила какого то Андрейку. Я ей ответил, что Андрейки здесь нет. Она удивилась и говорит - как это нет? Вот так вот и нет, и никогда не было - ответил я ей. А ты кто такой - спросила она меня. Я ответил - Дед Мороз. После этого была пауза, но я слышал ее дыхание в трубку. - Как Дед Мороз? ты есть? - Ну конечно же я есть - говорю я,- я же вот с тобой разговариваю, значит я есть. Опять возникла пауза и я слушал лишь дыхание. Я повесил трубку. Примерно через пол часа она перезвонила и попросила Деда Мороза. Я слушаю - важно произнес я. А, позови Снегурочку - попросила она. А её нет, она на оленях поехала кататься - отвечал я, входя в роль. Опять пауза и дыхание. Я опять повесил трубку.


Я наконец добрел до своей палаты и взгромоздился на койку. Со времен первой госпитализации и из-за некурения я прибавил в весе килограммов 10 и сетка сильно провисла подо мной. Лежать было неудобно. Было холодно, из окна сифонило и я, натянув одеяло на голову, стал согреваться собственным дыханием. Как неудобно, я перевернулся на бок и одеяло задралось. Стали мерзнуть ноги. Я повозился, устраиваясь поудобнее и стараясь укрыться как можно тщательнее. На боку было тоже неудобно. Я продолжил вспоминать. Эта девочка еще раз позвонила в тот же день, но трубку взяла моя жена. Я ей уже рассказал, как весело я дурачу незнакомого ребенка, и мы посмеялись. Деда Мороза - сказала жена, протягивая мне трубку. Я взял трубку и произнес - Я Вас Слушаю. Девочка говорит - Это Дед Мороз? Да, отвечаю, Дед Мороз. А ты подаришь мне мобильник? Я говорю - конечно подарю, только ты напиши письмо Деду Морозу и отдай родителям. Она опять замолчала, потом сказала - А где ты живешь? Я говорю - на Северном полюсе. Она опять замолчала и только дышала в трубку. Я ждал. А позови Снегурочку. Я опять рассказал, что Снегурочка на оленях катается и подойти, ну, никак не может. А ты правда есть? - она сказала это с такой верой и сомнением, что я начал жалеть о затеянном. Конечно же я есть, только знаешь, я сейчас очень занят, мне надо подарки детишкам подготовить, поэтому я не могу с тобой долго разговаривать. Она как то смешалась, и говорит - да, да конечно и отсоединилась. Через несколько дней она опять позвонила, позвала Деда Мороза и я ответил, что я слушаю. Она скороговоркой произнесла - приходи к нам 27-го. Я говорю - а как тебя зовут, где ты живешь, но она уже отсоединилась.


И тут до меня стало доходить. Как раз в это время показывали новую версию "Преступление и наказание". Я вспомнил, что там была фраза о том, что мол весь мир не стоит слезинки ребенка. А если Дед Мороз не придет к ней в назначенное время, то слез будет море. И Мир погибнет. Может она все таки написала письмо, думал я, может её родители вызовут ей деда мороза и подарят ей мобильник и тогда как нибудь обойдется. Может и обойдется. С этой мыслью я и заснул.



Отлично, МиШугА. С огромным удовольствием прочитал. А на Джона вы не забижайтесь - онЪ почти со всеми ругаеЦЦо, кто образок либеральной идеи (в его понимании этой идеи) с угла снял. Но, о политике больше не буду.


Не надо с ним спорить, а надо наоборот со всем соглашаться, тогда он сам запутаецо в собственном бреде. Я это уже проходил, а ему только предстоит. Спасибо за Вашу высокую оценку, мне и самому нравицо, иногда давлюсь от смеха, когда перечитываю, чтоб исправить грамматические ошибки и расставить запятые.



Меня кто то тряс за плечо. Я высунул голову из под одеяла и разлепив веки, посмотрел. Эта оказалась санитарка. Она шепотом требовала, что бы я встал и сдал мочу на анализ. Проходя мимо поста я увидел что уже 7 часов. За зарешеченными окнами было темно. Я нассал в банку и отдал санитарке. После этого, так как я больше не курил, то пошел в палату и стал досыпать до завтрака. На завтрак меня опять разбудила та же санитарка. Она обходила палаты и говорила "мальчики, встаем на завтрак, первая смена уже заканчивает". Я встал и побрел завтракать, потом таблетки, потом мимо курилки и спать.


Меня опять кто то будил. Тебя к врачам. Я встал, протер заспанные глаза и проследовал за санитаркой. Она отогнала от двери Яблокова, который по своему обыкновению уже материл заведующую в замочную скважину и открыла дверь. Я вошел в кабинет. Там были все свои до боли знакомые. Заведующая Т. , мой прошлый лечащий врач Д. и молоденькая рыженькая К. Заведующая отделением Т. жестом пригласила меня присесть на стул, стоявший перед её столом. Я сел. У меня начало как то странно сводить скулы, рот самопроизвольно открывался и я не мог это контролировать. Я прикрыл рот рукой. Т. глянула на меня и сказала - такие у нас уколы, извините. Я заметил, что она просматривает мое Дело («историю болезни», однако(; -прим.ред.). Так Вы утверждаете, что скоро будет конец света, с чего Вы это взяли - начала она. Я говорю - я прочитал знаки. - И как он произойдет и почему? - спрашивает она. - Бог отменит закон всемирного тяготения - отвечаю я. - А почему?- она. Я - потому, что люди не выполняют закон. - А почему Вы так уверены - она. Я - Не знаю. - Она - а когда это произойдет. Я - 27-го декабря. Она - встретимся 28-го и поговорим. Я - хорошо. С тем меня и выпроводили. Я с облегчением улегся на свою койку и уснул.


Проснулся я от жуткой головной боли. Таки продуло у окна, только мне простуды и не хватало. Из носа начинало подтекать, все тело ломило, было страшно неудобно. Помучавшись так какое то время, я решил, что на полу мне наверное будет удобнее. Я скатал свою постель и расстелил на полу. Стало действительно удобнее, но не слишком. Я стал засыпать, но проснулся от каких то криков. Стал вслушиваться, оказалось, что какому то Славе орут с того конца коридора, что бы он нашел для меня щит. По всей вероятности Слава орал с этого конца, что дескать у кого то надо щит забрать. Так они и перекрикивались, пока не решено было, что щит следует забрать у какого то Марцинкевича. Через некоторое время появился огромный черноволосый, коротко стриженный парень, наверное Слава, и приволок сбитый из досок щит. Он с грохотом водрузил его на мою кровать и ушел походкой манекенщика. Я поднялся со своего лежбища на полу и устроил постель на щите. Затем лег. Стало удобнее, но жестковато, как на полу. Я опять попытался уснуть, но мне это не удавалось из-за постоянных перекрикиваний из одного в другой конец коридора. Наконец я начал дремать и тут меня опять растолкала та же санитарка и велела мне идти в ординаторскую. Я, проклиная все на свете и бормоча ругательства, поплелся опять в ординаторскую. Там у меня взяли анализ крови. Я сообщил, что у меня начинается простуда. Мне вручили градусник. Оказалось - 38.6 . Мне тут же дали каких то таблеток и отпустили. По дороге я видел старых знакомых. Киргиза трясло больше, чем в прошлый раз, Педофил тоже трясся сильнее. Колпаков попытался было у меня стрельнуть сигарету, но я сказал ему, что больше не курю и он отстал. Мне ни с кем не хотелось общаться. Мне было плохо, из носа текло и я сморкался в туалетную бумагу, рулончик которой стоял у меня на тумбочке. Я лег и задремал, то и дело полупросыпаясь, что бы высморкоться.


Из соседней палаты то и дело доносились голоса Славы и еще кого то, то и дело раздавались взрывы хохота. Я накрылся с головой и лежа на спине, так из носа меньше текло, попытался прикинуть, какое сегодня число и сколько осталось до конца света. Я точно помнил, что санитары меня забрали в ночь с 13 на 14 декабря. Как раз была пятница. Жена приезжала в понедельник, она что то говорила, что виделась с Т., я помнил, что когда меня грузили в медицинскую Газель, то в ногах у меня поставили передачу, значит передачу жена завезла в субботу, это единственный день...


Сквозь одеяло то и дело доносилка громкий голос Славы и чей то другой потише, они то и дело ржали и мешали сосредоточится. Скулы тоже периодически сводило, ну да, это у них уколы такие. Значит сегодня скорее всего вторник, какое сегодня число вычислить решительно не удавалось. Ну и плевать, человечество само виновато, пускай гибнет, раз не желает слышать ничего. Я стал вспоминать кому же я звонил и успел сообщить о своем страшном пророчестве. Так, сначала я позвонил служанке своей жены, Кильке, она слушала, слушала, а потом сказала, что уже поздно и она хочет спать, типа уже легла. Потом я позвонил своему бухгалтеру Ленке. Она тоже как то неуверенно что то сказала и на мою просьбу рассказать все это еще кому нибудь, ответила, что дескать не знает, ей надо подумать. В общем выкрутилась. Потом я позвонил сисопу Андрею. Он вообще не пожелал слушать, а я и не настаивал, тем более что перед началом разговора я всех предупреждал, что то, что они сейчас узнают будет представлять опасность для их жизни и спрашивал, желают ли они дальше слушать. Потом я позвонил своему водителю Олегу. Он, услышав о грозящей опасности, отказался слушать сразу. Потом я позвонил своей сокурснице Лильке, она как то неуверенно хихикала, но дело в том, что она знала о моей первой госпитализации, я ей как то рассказывал. Лилька тоже как то выкрутилась что бы не звонить ни кому. Потом я позвонил своему папе. Он велел мне взять себя в руки и успокоиться. Я же еще предварял свои речи тем, что говорил, что с ними говорю как бы не я, а сам Бог, используя меня как ретранслятор. Но папа тоже не пожелал слушать дальше и я разъединился с ним, так как жаль было терять время. Потом я позвонил своей старшей сестре, но она сказала, что ничего в этом не понимает и я попросил передать трубку её мужу, с которым я не разговаривал последние 12 лет, так как он когда то давно работал у меня бухгалтером, и мы крупно поссорились на этой почве. Но я решил, что в связи с грядущим концом света все уже вообще не имеет никакого значения, тем более ссора из-за денег. С ним мы говорили долго, он постоянно цитировал что то из библии и постоянно спорил со мной. Тогда я для экономии времени велел ему позвонить его дочке от первого брака Ане, которая сейчас живет в Израиле и увлекается, судя по рассказам, всякой мистикой и каббалой. Он сказал, что подумает. Потом я позвонил Юричу, местному олигарху, у которого я несколько лет назад покупал землю на берегу Невы. Юрич говорю, я звоню Вам потому, что Вы большой человек, может у Вас есть связи, надо как можно быстрее сообщить об этом Путину. Да, еще перед началом каждого разговора, я интересовался, верят ли они в Бога. Все отвечали по разному. некоторые начинали лепететь что то невразумительное. Тогда я спрашивал, а могут ли они поверит в то, что сейчас с ними говорит сам Бог через меня. На это тоже давались совершенно разные ответы, но в это не верил никто, хотя кто то осторожно и отвечал, что возможно. Потом я позвонил своему деловому партнеру С., я через него деньги обналичиваю. Он сразу как отрезал, что не желает ничего знать... Взрывы смеха продолжались. Я перевернулся на бок и задремал.


Я пребывал в постоянной полудреме. Лежать было жестко, тело болело. Суставы ломило. Из носу текло и рядом с рулончиком, который уменьшался в диаметре росла кучка использованных салфеток. В палату постоянно кто то заходил и о чем то громко спрашивал моих соседей. Соседи по палате тоже постоянно о чем то громко трепались и ржали. На койке рядом со мной был Леня Дедюк. Он тоже, как и Слава, постоянно требовался персоналу и с того конца коридора орали: Дедюююк! Он не вставая с кровати, сидя на которой он постоянно что то мастерил, орал в ответ "чевооо!" и не двигался с места, пока ему не орали с того конца и не объясняли, что от него хотят. Обычно от него хотели, чтоб он чего нибудь помыл. Он мыл и санитарки вознаграждали его сигаретами. Другой сосед был какой то мужик лет пятидесяти с чем то в очках с очень сильными стеклами, от чего казалось, что у него какие то неестественно большие глаза. Мужик лечился от белочки и оказался чернобыльским ликвидатором. По его словам, ему врачи рекомендовали постоянно бухать водку, что бы выводить радиацию из организма. Что он и делал постоянно с большим удовольствием по его словам. По его рассказу, он, когда схватил белочку, то выбежал из дому в одних тапках и отмахал километров 30. Мужик виртуозно матерился и очень сочно произносил ругательства. Он рассказывал, что во время той гонки отморозил копыто, у него и вправду нога была забинтована и он очень сильно хромал при ходьбе. Еще был молоденький мальчик Миша 21 года. У него было очень детское пухлощекое лицо и рост под метр девяносто. Этот Миша читал Кастанеду в мягкой обложке и слушал на сидиплеере клубную музыку в наушниках. Одна койка пустовала и я взял с нее одеяло, так как было холодно. Было совершенно невозможно уснуть при таком гомоне и я невольно продолжал вспоминать события последних дней


Я вспоминал, что мне не удалось ни в чем убедить ни мою жену, ни моего приятеля Эдика, воцерквленного православного христианина. Он вообще сказал, что хуй с ним с человечеством, значит заслужило. Это он гад, посоветовал моей жене звонить в скорую. Когда пришли санитары, я еще с кем то говорил по телефону. Они попросили меня завершить разговор. Я так и сделал и стал рассказывать свое пророчество им. Они со мной во всем соглашались и были явно довольны, что я не сопротивляюсь. Я продолжал говорить с ними и тогда, когда мы усаживались в Газель и когда ехали. Они ни с чем не спорили, на мои вопросы "мне продолжать?" они отвечали утвердительно. Так мы приехали в приемный покой на Седова 122. Там меня уложили на топчан, в помещении больше никого не было, я продолжал говорить с ними и тогда, когда они меня привязывали. Я почему то чувствовал аналогию с Христом. Потом пришли делать укол. Я продолжал говорить с санитаркой. Потом, после укола я звал их и просил, что бы со мной поговорили, потому что это очень важно, но они отмахивались от меня и не шли. Когда я засыпал, то в моем воображении понеслась на огромной скорости история эволюции. Дело в том, что по моей концепции конца света, все человечество должно было погибнуть по любому. Но была крохотная возможность сохранить жизнь во вселенной. Для этого было необходимо всему человечеству совместными усилиями, забыв все разногласия и споры приложить сверх усилие и снарядить какой то космический корабль и отправить его куда то. В этот корабль надо было поместить моего младшего сына Сашу 4.5 лет, ту неизвестную девочку, которую необходимо было ещё разыскать и меня. Я нужен был для того, что бы я смог их так сказать вырастить, воспитать и научить всему, что требуется. Мой Саша и та девочка и должны были стать как бы новыми Адамом и Евой, от которых пойдет новая цивилизация. Понимаете, как было важно, что бы Путин обо всем узнал.


Я вспоминал, как меня везли в дурдом на скорой. Меня сопровождала пожилая и болтливая санитарка, она привязала меня к носилкам, что бы я не свалился с них. По дороге она пыталась о чем то со мной разговаривать, но укол действовал и из всей беседы я помню только, что когда она спросила, кем я работаю, я ответил, что спасателем. Она очень порадовалась за меня и вообще разговаривала со мной ласково, как с ребенком. Когда меня высаживали из Газели, то меня встречали тот самый Саша, который был вместо Валеры и, как впоследствии выяснилось, Слава. Увидев Сашу я сердечно с ним поздоровался, но у меня всколыхнулись старые подозрения относительно его роли. Потом меня провели в приемный покой, где я подписал согласие на лечение. Санитар мне сказал, что если я не подпишу, то буду лечиться по решению суда, а не принимает такого решения суд только в каждом сто двадцатом случае. Потом меня мыли в ванной и я стеснялся своей неатлетической фигуры и главным образом брюха. Затем мне выдали клетчатую пижамную куртку и мне было предложено носить свои спортивные штаны.
Я очень злился на жену. Сомнения в том, что я мог ошибиться начали терзать меня с того момента, как я привязанный очнулся в приемном покое на Седова. Я мысленно обвинял жену, что они совсем не хотели говорить со мной. Может быть, если бы со мной поговорили и убедили, то я может быть и успокоился бы сам. А теперь закормят таблетками, после таблеток не стоит, а эта сфера жизни для меня пока еще существенна.
Дня за три простуда прошла, но насморк остался. От таблеток моментально возникла "неусидка", и я бродил по коридору взад вперед, считая шаги. Попросив у молодого Миши Кастанеду я стал пытаться его читать, но у меня с трудом выходило пару страниц в день. Сидеть на койке и читать в палате - болела спина и я уходил читать в столовую, но там частенько собирались дураки поиграть в домино и они очень шумно это делали. Потекли дни похожие один на другой. Я ждал 27-го числа и беседы с Т.




Кадр как из "Соляриса" Тарковского. Два психонавта едут на место, где разворачивались главные события, что бы реконструировать другую реальность. Круто, нагваль!


На самом деле на кадре запечатлен фрагмент развязки ведущей к "Квантовому мосту" который у нас Петербурге построен недавно и только благодаря тому, что президентом был наш земляк.


"приключения микромегаполиса"

Константин Эрнст и Тимур Бекмамбетов представляют фильм "Мастер и Маргарита 2".
В одном из ночных клубов столицы дочь Геллы и Мастера встречает сына Маргариты и Азазелло... Долго плакалЬ...


Шутки шутками, но за страховым полисом от подобной херни только к вам в "санаторий". Больше некуда.




В какой то из дней, предшествовавший дню Х, в соседней палате особенно громко о чем то спорили и ржали над чем то. Слышался голос Славы и кого то другого, чей голос я уже научился отличать от других. Я в тот момент пытался читать Кастанеду и как раз штудировал что то об эманациях орла. И тут я услышал, как тот другой голос произнес "О компьютерах я знаю все!". Меня как молнией прошило. Может быть, наконец то, мне разъяснят, чем было вызвано то самое загадочное, но явно осмысленное движение изображение на моем мониторе, после которого я в первый раз попал в психушку. Я отложил книгу, заложив нужную страницу закладкой и отправился в соседнюю палату. Там я увидел Славу, сидящего на своей кровати и высоченного мужика с всклокоченной черной бородой с изрядной проседью. Я слышал, что здесь кто то сказал, что все знает о компьютерах - сказал я. Бородатый посмотрел на меня внимательно прищурившись и подтвердил, что да, мол, абсолютно все. В таком случае, мне необходимо с Вами немедленно переговорить - произнес я и какое то предчуствие чего то охватило меня. Бородатый приглашающим жестом указал на свою койку и я сел. Он тоже присел и стал ждать моего рассказа. Я поведал об той истории, и бородатый сказал, что это "клиника". Я начал спорить, что это не было галлюцинацией, что это было на самом деле, но бородатый никакой другой версии не предложил. Разговаривать больше было не о чем и я встал и ушел погулять по коридору.


Слава Капээсэс, был плечистый, на 3/4 узбек, под 2а метра ростом. бывший хокеист из юниоров. 26 лет. альфа-самец и 'винтовой'.


С тех пор мы стали здороваться друг с другом. Между тем настал день Х и пациенты, которые знали о причинах моего помещения в психушку интересовались у меня, в какое время все должно произойти. Типа, глумились. День закончился как обычно. Ничего не произошло. Я вздохнул с облегчением. На следующий день, сразу после завтрака, я по своему обыкновению прохаживался взад-вперед по коридору. Проходившая по коридору Т. поприветствовала меня с каким то торжествующим видом и пригласила идти за ней в кабинет врачей. По дороге она бодро говорила, что дескать на первой нашей встрече я обещал, что 27-го мы все лопнем, как мыльные пузыри, но, как я могу убедиться, все живы и здоровы. Я вяло отвечал, что значит я ошибся и неправильно прочитал знаки. Тем временем мы вошли в кабинет и я устроился на стуле напротив ее стола. Она уселась за стол, ответила на телефонный звонок, полистала какие то бумажки на своем столе. Я уныло разглядывал символы бесконечности на своих тапках. Наконец она посмотрела на меня и сказала: "Рассказывайте".
Я собрался с мыслями. Что ей рассказывать? Не историю же про слезинку ребенка или про то, как я собирался своего младшего сына отправить в космос с неизвестной девочкой. Набрав воздуху я начал - "В какой то из прошлых наших встреч, Вы говорили, что мне нравится чувство эйфории, сопутствующее моим странным состояниям и это действительно так. Я хотел вернуться в это состояние. Я хотел его испытать. Но дело в том, что вероятно, я недостаточно расширил свое сознание и не смог переварить поступившую мне информацию, повидимому поэтому я здесь". Я умолк, сказать мне было больше нечего. Т. с интересом на меня смотрела. Остальные врачи, Д. и К. тоже выжидательно на меня смотрели. Тогда Т. поинтересовалась, как я себя чувствую, я сказал, что в целом неплохо, но есть у меня некая неусидчивость, которая создает мне некий дискомфорт. Т. сказала, что мне станут давать новое лекарство, которое называется "Инвега" и не имеет побочных эффектов. Неусидчивость должна пройти, правда не завтра, но через некоторое время. Я поблагодарил. После этого меня отпустили.


в тот день по всей больнице отключалось электричество...
представьте себе острое отделение психиатрической клиники, погружонное в кромешную тьму!

более того - погас окружающий больницу посёлок...
но на это, конечно, никто не обратил никакого внимания...



После беседы с Т. меня охватила какая то апатия. Я ловил себя на мысли, что жаль мол, что не произошло конца света, а так выходит, что я обычный банальный шизофреник, вроде того Петра Кузнецова, который вовлек в свой психоз еще несколько десятков человек. По телеку показывали, какое серьезное подземное сооружение выстроили эти доверчивые люди. Дело в том, что на мой взгляд, никакие подземные, наземные и прочие сооружения никого бы не спасли. Ведь если земной шар со всем, что на нем находится мгновенно в отсутствие силы притяжения распадается в ничто, какая разница, где вы в данный момент находитесь, в своей квартире или в подземной норе. С этими мыслями я бродил по коридору. Мимо меня прошел бородатый. в одной руке он нес баклажку с кипятком, в другой стальной блестящий термос. Мы раскланялись. Да, сколько теперь придется париться в этом дурдоме, вторая госпитализация в течении года - это не хуй моржовый. Тут могут полечить основательно, могут и полгода дать, а потом комиссия, инвалидность. Инвалид умственного труда. Только этого мне и не хватало. Опять от таблеток не будет стоять. Никакой радости. Пациенты, знакомые с моей историей подкалывали меня. Я вяло отшучивался.


Тем временем приближался Новый год и психи, руководствуемые санитарками, принялись украшать отделение всякими новогодними атрибутами. Развешивались гирлянды, устанавливалась и украшалась искусственная ель и на стенах развешивались новогодние плакаты. Я не участвовал во всей этой суете. Мне было грустно и одиноко. Встречать Новый год в дурдоме - это конечно очень экстравагантно, но не радостно. Мимо меня опять прошел бородатый. Он нес в одной руке пустую баклажку, в другой термос, а из кармана коричневого больничного халата у него свешивался провод от кипятильника. Мы опять кивнули друг другу.


Мне надоело болтаться по коридору и я пошел в свою палату читать Кастанеду. Проходя мимо соседней палаты, я глянул, чем занимается бородатый. Он что то держал в руках и давил на кнопочки. Ничего себе, подумал я, вот счастливчик, у него мобильник есть, может позвонить жене, или кто там у него есть. Я уселся читать что то про кокон и точку сборки. Чтение продвигалось туго, я часто отвлекался, прислушиваясь к тому, что происходит вокруг. Из конца в конец раздавалась перекличка между санитарками и больными, учавствовавшими в украшении. - Полиглотооов! Дедюююк! Славааа! - они что то отвечали, стоял шум и гам, какая то суета, настоящий дурдом. Врачица К. молоденькая и рыжая, устроилась рисовать какую то новогоднюю картину в нашем конце коридора. Она принесла гуашевые краски и сосредоточенно работала. Колпаков в другом конце коридора рисовал гуашью огромное поздравление. Он сообщил мне, что часть висевших плакатов он тоже нарисовал сам за сигареты еще в ноябре, и вот когда он закончит рисовать это, то его обещали отпустить в отпуск встречать Новый год дома.


Неожиданно в нашу палату вошел бородатый и стал шутить над молодым Мишей, что тот читает мол Кастаньеду, но ни хуя в ней не сможет понять и воспользоваться, так как, дескать, Кастанеда ключа не оставил и у него, к примеру, был дон Хуан, по русски говоря дядя Ваня, а у тебя мол такого дяди Вани нету, а без него, мол, ничего путного не выйдет. Миша ссылался на свой многолетний опыт в эзотерических практиках и утверждал, что мол он и без дяди Вани справится. К бородатому он обращался на ты и это как то резало мой слух.


да патамушта задолбал уже этот баклан! кабы он был тихий шизоит, а в паре с жывотным или мудозвоном-чернобыльцем на обмороженных копытах в три голоса

... самый навязчивый бред в дурдоме, самая изощрённая пытка, это изо-дня в день окружающее тебя со всех сторон безумие: кажется, что им пропитан сам воздух которым ты тут дышышь, что оно сочится из стен, а за движущимися фигурами пациентов медленно истаивает его шлейф, и кот. снова плотным облаком окутывает их, когда они неподвижны...



Мне захотелось поговорить об этом. Дело в том, что в начале осени я стал посещать занятия в институте биосенсорики. Летом у меня была жуткая депрессия. Тогда я натурально размышлял о способах покончить с собой, так как жить решительно не хотелось. Но ни один из способов, как то: самоудавление, выпрыгивание с высоты, вскрытие вен или нажраться снотворного, не удовлетворяли меня с эстетической точки зрения. Я представлял, что наверное, мои родители очень огорчатся, а мои дети на всю оставшуюся жизнь будут травмированы. Моя жена, наверное, будет горевать и потом уходить из жизни в момент депрессии, это все равно, что продлить эту депрессию навечно. Я представлял, что на том свете буду также просыпаться каждый день и переживать еще один тягучий и бессмысленный день и так целую вечность. Я стал искать выход и решил, что возможно какая то новая цель в жизни меня приведет в тонус. Вскоре цель была найдена и я решил стать экстрасенсом и целителем. Ведь так хорошо исцелять людей, может быть и средство от рака мне удастся найти - думал я.


В этом институте, который я нашел по интернету и остановил на нем свой выбор, так как он существовал с 92 года, висело объявление, что курильщики и психически-больные к занятиям не допускаются. Тогда я решил, что курить я брошу, а то, что я паранодный шизофреник, скрою. Я даже по совету какой то психологической книжки, которые я тогда читал в изобилии, что бы убить время и справится с депрессией, записал на бумажке свои желания "хочу бросить курить и стать экстрасенсом" и опустил эту бумажку в "сосуд желаний".


На тех занятиях я научился чувствовать и активировать свои энергетические центры, или чакры, как их еще называют. Я их реально чувствовал и "дышал" через них. Не удалось мне только "продышать" ту чакру, которая находится в промежности или первый центр, как нас учили говорить в институте. Для меня открылась новая сфера, к которой я раньше относился довольно скептически. Заодно я бросил таки курить, так как все равно давно уже собирался это сделать. Одно уж это было для меня вполне оправданием для посещения этих занятий.


Мне так хотелось поговорить обо всем таком эзотерическом, что я, взяв с собой горсть шоколадных конфект, отправился в соседнюю палату к бородатому. Он как раз пил чай. Я сказал какую то вежливую банальность и пересыпал конфекты на его тумбочку. Бородатый пригласил меня отведать его чаю и я уселся на его койку. Как то завязалась беседа. Он говорил с неким пафосом и половина слов в его речи или была мне вовсе неизвестна, или я их слыхал, но не знал их значения. Я рассказал ему о своих осенних занятиях, Бородатый отвечал в том смысле, что если есть такое количество дураков, готовых заплатить деньги за сами не понимают за что, то почему этим не воспользоваться и не приподнять бабла. Это была очень циничная точка зрения и все во мне сопротивлялось ей. Я возразил, тогда он перешел на более понятный мне язык и стал вещать, что мол если бы он был классным паркетчиком, то за каким хуем ему надо учить себе на голову конкурентов. Ему типа и так хорошо. Мне нечего было возразить и я умолк, прихлебывая горький зеленый чай из пластикового стаканчика. Бородатый стал разглагольствовать о том, что на отделении холодно, и давно не было ремонта, и что даже персонал пишет на стенах воззвания к Богу послать им ремонт в Новом году. Действительно, рыженькая докторица закончила свою работу. Были изображены крыски, прогрызшие дыру в стене (как раз в этом месте был осыпавшийся кусок штукатурки) Надпись гласила "Пусть Новый год нам принесет удачу, счастье и ремонт". Мы посмеялись. Затем бородатый съел конфекту и посмаковав её, продолжил, что дескать если они думают, что люди - это пингвины, то это не так. Люди не пингвины, они мудозвоны и всё, кровавая пизда*, завершил он свою речь. Мы опять посмеялись. Чай был выпит и я вышел в коридор. У меня было непреодолимое желание пририсовать какой нибудь крыске хуй. Я послюнявил палец и пририсовал. Оглянувшись и убедившись, что никто этого не заметил, я ушел в свою палату.


После тихого часа в 17.30 опять раздались вопли, призывающие за куревом и передачами. Хотя я уже и не курил, но жена привезла мне на всякий случай с передачей блок Петра Первого. Я регулярно забирал свои шесть сигарет и раздавал их потом мучившимся от дефицита приятелям. Так я выручал сигареткой Диму, оравшего "Хай Невзоров!", так как Дима частенько выручал меня во времена моей первой госпитализации. Угощал Колпакова, своего соседа по палате Леню и молодого Сережу, который называл меня дядя Миша и очень жалобно просил одолжить ему сигарету до раздачи. Я жалел его, так как слыхал его историю. Его сильно отпиздили, когда он был молодым солдатом, отбили у него селезенку и почки. Мучителя его вроде посадили, но Сереже от этого было не легче. Ему уже было 28 лет, но его продолжали преследовать всякие фобии.


Молодому Мише бабушка привезла очень вкусных охотничьих колбасок и сырокопченую курицу и он угостил нас с Леней. Я испытал блаженство, обсосал каждую косточку и мне хотелось еще. Выходя из палаты я уже по привычке глянул на бородатого, тот сидел на кровати и в темноте жал на кнопочки на предмете, который держал в руке. Я решил, что мы уже достаточно знакомы, что бы попросить воспользоваться его мобильником, что бы позвонить жене и попросить ее привезти мне в следующей передаче колбасок и сырокопченой курицы и спросил "а не мобильный ли телефон это у Вас?". Нет, сказал бородатый, это... Тетрис. Я понял, что бородатый не хочет мне по каким то своим причинам давать мобильник и не стал настаивать, а пошел погулять по коридору.


На самом деле я обиделся, ну как же это на самом деле, чай вроде пили, конфектами я его угощал, а телефон он мне не дал, хотя я слышал, как Слава довольно часто с кем то очень громко разговаривал, а ему никто не отвечал. Значит Славе он, типа, дает телефон, а я для него рылом не вышел. Я повстречал в коридоре Колпакова и мы стали прогуливаться вместе. Колпаков что то говорил о каких-то книжках, "беседы с Богом", которые он собирался привезти мне из отпуска и прочитав которые я сразу бы все понял. Мне было лень отвечать ему, так мы бродили из конца в конец коридора. Я показал на пририсованный хуй и похвастался, что это моя работа. Колпаков сказал, что за это могут и зафиксировать и нааминазинить, если узнают. Я отвечал, что если никто не сдаст, так никто и не узнает. Потом Колпаков начал что то рассказывать о пользе поедания табака и что он с помощью табака вылечил у себя все болезни и вывел из своего организма все вредные вещества, включая галоперидол. Потом он обрушился с критикой на какого то В. (Колпаков, называл его Григорий АполинарьичЪ - прим. ред.), который даже псориаза у себя вылечить не может, а все туда же, умничает. Я поинтересовался, кто такой В., и он ткнул пальцем в бородатого, который тем временем вышел в коридор и стоял, глядя в окно.


Вместе с Колпаковым мы подошли к В., и стали его подъёбывать на предмет разных способов самолечения. В. вяло отвечал и вскоре беседа увяла. Я обратил наконец внимание, что он весь покрыт какой то коростой и мне стало его жалко. Колпаков, попросив у меня сигаретку, удалился и я остался с В. наедине. Он стал что то вещать о табачных демонах и о том, что вообще то говоря, здешние обитатели перенимают облик вселившихся в них демонов. Он тут же стал тыкать пальцем в проходящих мимо нас в изобилии психов, приводя их как примеры, подтверждающие его слова. Я стал присматриваться и дествительно, у кого то были заостренные уши, у кого то хохолки волос торчали на манер рожек, у кого то весь облик что то напоминал опереточного Мефистофеля. Я поделился с ним своими наблюдениями и В. сказал, что это демоны старых модификаций. Дескать современные внешность психов не меняют. Мы опять поржали над этим и, Григорий АпполинарьевичЪ, пригласил меня попить чаю.


Во время чаепития, а мы опять пили гадкий зеленый чай без сахара, закусывая принесенными мной шоколадными конфектами "Белочка", мы обсуждали всяких бесов, старых и модернизированных. Я поделился с ним, что это моя вторая госпитализация, что в первый раз я лег на 8-е марта, так как предсказал взрыв своего дома, а теперь на Новый год, так как предсказал конец света, и что в третий раз мне ложится сюда мол не с чем, потому что что может быть круче конца света? Он меня успокоил, сказав что у него мол эта уже пятая госпитализация, и если я такой псих, то мол всегда найдется, с чем сюда лечь. Заодно мы поржали над символичным для этого заведения названием конфект. Затем я поинтересовался у него, почему он такой умный и образованный, сюда попал. Он рассказал, что ... Но, сказал В., мне здесь заебись. Тут три раза в день кормят, каждые десять дней баня и нет рядом его жены. Я еще поудивлялся таким высоким отношениям, но решил дальше не расспрашивать из деликатности. Затем я ушел в свою палату и улегся спать.


В тетрис значиЦЦо... Ай да маладца.


ну, всё! запалил бригадира!
* - не 'к. 3.14*да, а - 'пизда кровавая', что, согласись, звучит намного поэтичней и правдивее!
- вообще-то, это горчевская (Дима Горчев - питерский писатель, жежеист, тысячнег) метафора.

если человечество начнёт когда-нибудь осваивать дальний космос, самой большой проблеммой будет не заебать друг-друга по дороге насмерть...

наши психологи над этим уже работают!



Следующий день был банный. Это означало, что с самого подъема, то есть с восьми утра санитарки истошными воплями призывали всех снимать и сдавать старое постельное бельё. После завтрака начиналась унизительная проверка на вшивость. Молодые в общем то санитарки и некоторые даже где то симпатичные выстраивали из психов очередь в коридоре и начинали осматривать одного за другим на предмет вшей. Осматривалась голова, потом надо было задрать рубаху и они осматривали тело на предмет расчесов, затем приспускались штаны и осматривались гениталии и ноги. При этом велся специальный журнал и они крестиками отмечали, кто прошел осмотр. Эти бесстыжие девки (c никакими лицами - прим. ред.), обменивались между собой всякими шуточками в адрес осматриваемых и было довольно весело, пока до тебя не доходила очередь. Затем выстраивалась очередь перед дверью, ведущей в предбанник с кабинетом врачей и нас по три - четыре человека запускали мыться. Баня представляла из себя душевую на десяток сосков. Я разделся и, сложив свою одежду в кучку пошел и встал под душ. Неподалеку от меня под душем стоял Григорий АпполинарьевичЪ (и хуле? - прим. ред.). В душевую то и дело заходили санитарки в верхней одежде и зачем то смотрели на моющихся. Я отвернулся и встал к ним задом. Когда я, помывшись, вернулся в раздевалку, моей одежды не оказалось на месте. Я как был, пошел выяснять у санитарок, куда она могла подеваться. Они сказали что не знают. Тогда я обернулся и увидел, что какой то мудак стоит в моих штанах. Я стал ругаться и требовать, что бы он вернул мне мою одежду. Оказалось, что этот гоблин всё перепутал, так как наши кучки лежали рядом. Я оделся и пошел наверх. Предстояла еще пострижка ногтей. Несколько тупых и ржавых ножниц лежало в судке с хлорным раствором. Я взял одни из них и остриг ногти на левой руке. На правой я попросил мне помочь санитарку. Она мне сказала какую то колкость, но ногти мне постригла. Я прошел в свою палату и как всегда по пути посмотрел, что там делает В. Он голый сидел на своей кровати и намазывал себя какой то дрянью, зачерпывая её из поллитровой банки. Я прошел к себе и сел за Кастанеду.


Какой то постоянно усиливающийся гвалт в коридоре постоянно мешал мне читать. Я заложил закладку, положил книгу на тумбочку и выглянул в коридор. Оказалось, что санитарки вынесли радиотрубку городского телефона и давали всем желающим звонить своим родным и близким перед Новым годом. В. играл в свой "тетрис". Как всегда, я краем глаза взглянул на него, проходя мимо и решил подойти поближе, узнать, может и мне дадут позвонить. Я подошел и спросил у санитарки с лошадиным лицом и очень зычным голосом - а можно и мне позвонить?. Она ответила, что конечно можно и мне. Не взирая на изрядную очередь она набрала надиктованный мною номер и передала трубку мне. Я затаив дыхание слушал гудки в трубке. Тут ответила Килька, наша домработница. Она сказала, что барыни нет, что мол она на работе. Тогда я велел передать барыне, что хочу, что бы со следующей передачей она привезла мне охотничьих колбасок и сырокопченую курицу. Потом я вспомнил, и поинтересовался детьми, Килька ответила, что все хорошо, вот только без меня они очень устают, да и ездить ко мне хлопотно. Я поздравил её с наступающим и разъединился.


На обратном пути я опять глянул, что там делает В. Он пил чай. Увидев меня он жестом пригласил меня присоединиться к нему, что я с удовольствием и сделал, сбегав предварительно за пригорошней шоколадных конфект. Он налил мне зеленого чаю в мой белый пластиковый стаканчик. Мы заговорили с моей подачи о форуме на Гранях. Это те Грани, где этот, как его чорта, Лев Рубинштейн? - спросил В. Да, он самый - отвечал я. В печку его! - безапеляционно заявил В, - зря время тратишь, лучше заведи себе жужу, и пиши там, а ежели тебе хочется грамотной полемики, то ходи на компьютерру, там такие люди собираются, айкью за 160. А Грани - это помойка для демшизоидных ебланов. Я вяло возразил, что Грани сыграли не последнюю роль в моем помешательстве и рассказал ему об обратной связи, типа, я пишу на Гранях, а по Эху Москвы мне отвечают. Разговор пьяного с телевизором, и все, пизда кровавя - так заявил мне В. и изобразил улыбку. Продемонстрировав мне отсутсвие верхнего переднего зуба, он секунд через пять убрал улыбку и отхлебнул из своего стаканчика, которым служила блестящая крышка от его термоса.
Я сказал, что с телевизором у меня тоже была обратная связь, только до первой госпитализации я телевизор не использовал, а ко второй телевизор присутствовал. А Лев Рубинштейн очень хорош, я ему свою нобелевку отдал и звезду героя. В. молча прихлебывал зеленый чай, но, похоже, он заинтересовался.


Он устроился поудобнее и я стал рассказывать. Понимаете, говорю, я писал комментарии на Гранях под ником "Миша", даже сам Лев Семеныч мне ответил два раза, я под его статьями постился особенно активно. Пощусь я себе пощусь и вдруг слышу по радио, а у меня Ухо Москвы не выключалось никогда, что прямо мои тексты как бы пересказывают, я так и обалдел. В. не прерывал меня, а только поощрительно кивал и я продолжил. Но, это было до первой госпитализации, а до второй у меня вообще дней пять прошло с той поры, как я заметил, что знаки возобновились. Он не перебивал меня и ничего не спрашивал. А до второй госпитализации я попробовал, а будут ли знаки по телевизору. И, Вы знаете, они были и еще какие. Я тогда канал "Вести 24" включил, а сам пишу себе на Гранях. Так вот, когда я особенно удачный пост отправлю, то через некоторое время трансляция прерывалась и радостная, как бы одобрительная музыка проигрывалась. А вот смотрю я как то эти Вести, а там церемонию награждения транслируют. А было это 12 декабря. Типа, Путин лучших людей страны награждает, а в титрах под изображением пишут, что всего 50 наград а в зале 49 награжденных. Я так сразу и понял, что звезда Героя России и орден Андрея Первозванного мне предназначены, только они об этом не могут сказать, но я то понял, и очень был доволен, что Родина так высоко оценила мои заслуги, за то, что я богом работал. А еще говорю, когда я посты отправлял, а я тогда наконец новую русскую национальную идею разработал, то когда особенно удачный пост, то показывали кусок церемонии вручения Нобелевской премии, там Эла Гора с группой товарищей награждали за вклад в дело мира, ну так я сразу понял, что это мне дают понять, что меня мол тоже наградили нобелевкой. Я, правда, потом её Льву Рубинштейну подарил, он писал где то в комментах, ну да, он любит после своих эссе покаментится, что мол, типа, нуждается, но не сильно. В. слушал меня с серьезным видом и не говорил не слова. Я выдохся. Знаешь что, Миша, давай мы завтра продолжим, а я может найду в интернете твои посты и почитаю. Посмотрю, где ты съехал. Во всяком случае, ты видел на трансформаторных будках есть надпись. Ну видел, отвечаю. А что там написано? - спрашивает он. «Не влезай, убъёт!» кажется - отвечаю я. Вот именно. А ты во второй раз полез туда же и все, пизда кровавая. Он снова изобразил улыбку и держал ее ровно 5 секунд. На этом мы и распрощались а В. достал свой "Тетрис", нашел эссе Льва Рубинштейна "Тело как дело" и стал изучать комментарии к ней.

(Желающие это тоже могут проделать по ссылке: http://www.grany.ru/Culture/essay/rubinstein/m.118662.html)


Весь следующий день В. был занят чтением моих комментов. Я ему старался не мешать и слонялся по коридору. Где то перед обедом я повстречался с Сашей, предполагаемым агентом ФСБ и он попросил меня 500 рублей к праздникам, я обещал, что когда приедет жена, то я у неё попрошу. Мой сосед по палате Леня развил бурную деятельность. Он оклеивал стены палаты вырезанными из глянцевых журналов красотками. Но его деятельность была пресечена на корню тем, что пришли санитарки, попросили его лечь на кровать и вкололи ему какой то пролонгатор, от которого он стал постоянно спать, вставая только поесть и принять таблетки. К молодому Мише наведался его приятель Никита. У Никиты промежуток между госпитализациями был меньше месяца. Они обсуждали ночные клубы, дискотеки и свойства разных наркотиков, то и дело упоминая то спиды, то гашик, то каких то тёлок. Чернобыльца уже выписали и вместо него из надзорки к нам перевели огромного, под 2 метра ростом мужичину Храмова, который добровольно сам пришел ложиться в психушку, так как почувствовал приближение приступа. От него пару лет назад ушла жена и забрала ребенка. Так этот Храмов перед Новым годом разбирал барахло и наводил порядок. Занимаясь этим полезным делом он наткнулся на детские игрушки и тут то его и скрутило. Храмов был, к счастью молчуном. Я попытался было почитать Кастанеду, но ничего не получалось. После обеда был, как обычно тихий час. Потом выдача "куревопередачи". Потом вынесли ведро с кипятком и все, у кого не было кипятильников смогли попить настоящего чаю. Некоторые психи складывались и заваривали чифирь. Они пили его, передавая кружку по кругу. После традиционного в это время чифиря психи шли в коридор размяться и это самое шумное время в дурдоме. Затем ужинала первая смена, после нее вторая, выдавали передачи из холодильника. Еще один день близился к завершению. После ужина В. наконец дочитал и сказал мне, что он ничего такого не увидел в моих комментах. Да, ты там горячо наскакивал на кого то, какой то Андрей призывал тебя к благоразумию, потом он окрысился на Рубинштейна, тот ему тоже что то ответил. Где там точка бифуркации я не определил - сказал В. Я спросил его, что это за точка такая, но он не стал мне объяснять.


На следующий день, а это было уже 31-е, ко мне приехала жена с моим отцом. Жена спросила - а ты помнишь, что в прошлый раз ты меня послал. Я сказал, что помню и извинился. Она сказала, что ничего уж, ладно. Я расспрашивал ее о детях и о работе. Она рассказала, что на этой неделе на фирму, где она работает был совершен наезд налоговой. 8 человек налоговиков зашли одновременно с парадного и черного хода и заблокировали всю работу. Они унесли с собой процессоры из бухгалтерии и сейф из кабинета генерального. И что ты думаешь по этому поводу - спросил я. Наверное фирму хотят отобрать - ответила жена. У нас появился после этого какой то бывший эфэсбешник и начал какие то слияния-поглощения. А что генеральный говорит? - а ничего, только зубами скрипит от злости, он бывший морской офицер, каперанг, так это ему все очень неприятно. А мужик тот эфэсбешник в норковой шубке ходит, мы его так теперь и называем "Шубка". Я что то стал говорить о том, что в России это по видимому объективный процесс, всё крупное они уже захватили, теперь куски помельче подбирают. Жена со мной согласилась. Ты же понимаешь, что я не могла поступить иначе, когда санитаров вызывала, ты ни кого не хотел слушать, с тобой просто не возможно было о чем то поговорить, Понимаю, ответил я. Это тебе Эдик посоветовал? Да - ответила жена. Ну и ладно. Зато я тут подружился с неким В. Представляешь, он устроил лечебную голодовку, а его жена решила, что он таким извращенным способом хочет уйти из жизни и вызвала санитаров. У него, кстати еще и псориаз, он не заразен случаем? Нет, не заразен, это какое то нарушение обмена веществ. Я поинтересовался у папы, как поживает мама, папа ответил, что все хорошо, но старость мол не радость. Жена стала показывать, что она мне привезла. Вместо охотничьих она привезла "Лицейские" колбаски, целую упаковку 2.5 кг. Копченую курицу найти не удалось. Еще там был кусок сыра Маасдам тоже изрядный. Ну, там бананы, мандарины и прочие печенья с конфектами. Еще она мне привезла тетрадку и ручек. На этом мы распрощались, пожелав друг другу счастливого Нового года.


Пройдя мимо курилки и дав Колпакову сигаретку я пошел по коридору в направлении своей палаты. В коридоре мне встретился Сережа, который опять очень жалобно выпросил у меня сигаретку в долг. Дима приветствовал меня обычным Хай Невзоров, я ответил "Невзоров капут" и не дал Диме сигарету, наврав что уже все раздал. По дороге я кинул взгляд в сторону В. Он пил чай. Я переложил передачу в свою тумбочку. Я с собой забрал всё, ничего не оставив, кроме того, что должно было положить в холодильник. Взяв с собой конфект, я отправился в соседнюю палату к В-ву. Он пригласил меня присесть на его койку и налил мне чаю. Мы молча пили чай и каждый размышлял о чем то своем. Я преисполнялся классовой ненавистью к неизвестному Шубке, хотел по выписке ехать бить ему морду за то, что он смотрел как бы сквозь мою жену и называл её "девушка". Всё это рассказала мне жена при встрече. Я ей посоветовал к нему обращаться "молодой человек". О чем думал В. мне было неизвестно, но, судя по его печальному виду, тоже о чем то невеселом. Наконец я прервал молчание и поинтересовался, как ему понравились литературные качества моих комментариев. Я поведал ему, что когда во время летней депрессии искал разные занятия, которые могли бы превратится со временем в смысл моей жизни, то подумывал и о профессии писателя-прозаика. Мы вяло хихикнули, вспомнив анекдот про «каких там еще нахуй заек» и В. стал с трагическим видом и слабым голосом вещать, что, дескать, если можешь не писать, не пиши, о каких то своих литературных опытах молодости и всякие истории о разных писателях. Например он рассказал мне, что жена Достоевского частенько его бивала и не давала есть, пока он не напишет 10 обязательных страниц за день. Еще он мне рассказал про Лукьяненко, который любит вкусно пожрать и вообще всяческий комфорт, так он будучи детским психологом стал сочинять всякие сказочки для подростков про темных и светлых. Я сказал, что Пелевина очень люблю и почитаю его великим русским писателем и живым классиком. В. печально на меня смотрел и сказал, что ни какой Пелевин не великий и не классик. Он московский писатель, повезло Москве, что есть у них такой писатель, а всей остальной России его умствования чужды. В. с легкостью ниспроверг всех моих кумиров. Вскоре мне стала понятна причина его дурного расположения, у него болели зубы и он периодически раскачивал нижний передний зуб. Для того, что бы быть писателем, надо обладать свинцовой задницей, как у Лукьяненко. Понишь, говорит он, в Сталкере был персонаж Писатель, так он говорил, что роман пишешь - как чирей из задницы выдавливаешь и все, пизда кровавая - закончил он свою речь. Я сидел молча и не перебивал его, но когда В. обрушился с уничижительной критикой в адрес Льва Рубинштейна, называя его блядью и провокатором, я не выдержал и возразил.


Он очень честный и порядочный, интеллегентный человек, а еще он поэт символист - заявил я. Ага, и пишет для Граней из чисто альтруистических соображений, а потом его эссе читают такие, вроде тебя и в Кащенко оказываются - произнес В. и изобразил свою улыбку, но тут же убрал её и сморщился, а потом вздохнул. Надо бы за анальгином сходить, сказал он. Пойдем, заодно нового чаю приготовим. Я взял термос, он баклажку и вытащенный откуда то из под матраса кипятильник и мы пошли в курилку, которая была на самом деле умывальником. Я уже собирался высыпать нифеля в ведро, как некий Денис, тощий как глиста молодой человек, тоже уже давно живущий на восьмерке, попросил меня не выбрасывать нифеля а отдать ему, он типа их на кишку положит. Я отдал, затем промыл термос и пошел в столовую, где была единственная во всем отделении розетка, к которой был подключен телевизор и из неё добывали электричество для своих кипятильников их редкостные обладатели. В. стоял у окна и баклажка начинала закипать, во всяком случае пар уже поднимался между телевизором и стеной. В. что то говорил Яблокову, а тот только глазами хлопал.


(«не матерись» - говорил он ему, - будешъ материццо; никогда отсюда не выпешишсо — прим ред.)


Вода вскипела и спрятав кипятильник в единственный карман халата, В. в одну руку взял баклажку с кипятком, а в другую термос, который я протянул ему. Мы пошли в палату. Когда мы проходили мимо поста у надзорки, то санитарка, увидев нас вместе, обоих бородатых, сказала, что мол мы как Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Я отшутился, процитировав анекдот, что они не муж и жена, а четыре совершенно разных человека. Было не смешно и как то тоскливо. Новый год приближался с каждым мгновением.


В. заварил зеленого чаю, извлекши полиэтиленовый мешок с заваркой из под матраса и спрятав там кипятильник. Мобильник у него тоже лежал под матрасом, вернее в щели между матрасом и дээспэшной под полировку спинкой кровати. Мы стали молча ждать, пока заварится чай. Наконец В. решил, что уже пора и разлил чай по емкостям. Был тихий час и было тихо. Мы молча прихлебывали чай и закусывали "Белочкой". - Да, если можешь не писать, не пиши, - опять сказал В. и стал критиковать мое увлечение Кастанедой. Я отвечал, что все равно делать нечего и других книжек у меня нет, тогда В. взял со своей тумбочки какой то светлый томик, это оказался 7-й том полного собрания сочинений Станислава Лема и велел мне читать его. Там были путешествия Йона Тихого и В. велел мне читать, начиная с 22-го, так как другие он уже прочитал. Потом мне расскажешь - сказал он и изобразил улыбку. Продержав на этот раз положенные 5 секунд, он убрал её и опять вздохнул. Затем он подлил чаю себе и мне из термоса и мы опять молча прихлебывали, каждый погрузившись в какие то свои мысли. В это время появился Слава и потребовал себе чаю. В. налил ему и Слава уселся на свою кровать у окна и стал пить там. Слава сказал, что все срослось и твердая радость уже у него. В. заметно оживился. Затем Слава взял у В. телефон и стал с кем то громко разговаривать, ржать и курить прямо в палате. Затем пришел Саша и они стали о чем то громко беседовать, то и дело раздавался их громкий смех. Они обсуждали подготовку к празднованию Нового года, дескать то и это уже купили, осталось только вот то и тогда полный порядок. Я сидел на краю койкиВ. и молча прихлебывал противный зеленый чай мелкими глотками.




путь нагваля



путь воина пути начинаеццо с изменения точки сборки у пацыэнта! а на новый год, вездесущие ракшасы, раздобыли старому нагвалю волшебного камня "фройлекс"...


Тем временем тихий час закончился и пациенты восьмого отделения начали собираться в столовой в ожидании выдачи курева. Но Славы, который обычно распределял табачные изделия все не появлялся и тогда санитарка начала выкликать фамилии и раздавать сигареты и папиросы. В честь Нового года раздавали по пачке. Все этому весьма обрадовались. Я взял свою пачку Петра и пошел, минуя курилку в свою палату. По дороге я встретил педофила и мы разговорились. Во время нашей беседы к нам подошел новый педофилов приятель. Он стал жаловаться на свою безрадостную жизнь и отсутствие курева. Я раньше видал его в умывальнике, он обычно сидел на корточках рядом с дверью и ведром и ждал, пока кто нибудь не оставит ему или выбросит окурок. Я отдал пачку сигарет ему и сказал, что это Новогодний подарок от деда Мороза. Я видел как слезы навернулись на глазах у этого, ставшего вдруг счастливым, человека. Я оставил их и пошел в палату. По дороге я как всегда глянул в сторону В., его не оказалось на месте, но между тем, голос его, вдруг окрепший и повеселевший, я слышал. В палате было заметно прохладнее, как будто открывали окно. Слава что то прятал под своей койкой. В. явно был в ударе и он вдруг стал очень язвительно и изощренно поливать грязью моего любимого Льва Рубинштейна. Я не возражал, так как был удивлен случившейся с ним переменой и гадал, от чего это могло произойти.


"Давайте попристальней взглянем на эти плоды зелёной революции и торжества современной медицины. Кажется уже ни для кого не секрет, что именно благодаря им планета втягивается в эпоху глобальных катастроф и великого переселения народов. И это случится не завтра или после завтра, это происходит уже сейчас. По данным ЮНЕСКО, миллиард вечно голодных против миллиарда заплывших жиром, при стремительном сокращении запасов пресной воды, заоблачных ценах на энергоносители и пр. Он сделал жест рукой. - Уже нынешнее поколение будет жить в условиях дичайшего средневековья. Нового средневековья по сравнению с кот. то - историческое покажеться раем и всем, более-менее смышлёным пацанам уже давно ясно, что человечество в том виде в котором оно ныне существует не спасти и все эти бла-бла-бла, не более чем попытка сделать хорошую мину при плохой игре!"- произнеся эту речь, В. предложил заварить нового чаю и мы, взяв баклажку, термос и кипятильник отправились; я в умывальник мыть термос, а он в столовую кипятить воду. Вывалив нифеля в ведро и морщась от едкого дыма я мыл термос под струей горячей воды. Фигуры курящих тонули в ядовитом тумане. Я с облегчением вышел из этого ада и направился в столовую. Работал телевизор. Показывали предновогодний концерт и психи, собравшиеся в кучки вокруг баклажек с чифирем внимали достижениям современной попсы. Я дождался, пока вскипела вода и посмотрел телевизор вместе со всеми. Затем мы прошли в его палату и заварили чай.



нашы постоянные телезрители конечно же поняли, что тут, МиШугА, бездарно скопипастил один из моих осенних постов; дальше больше... а знаете почему?
он никогда не записывает того, что В. ему говорит, хотя тот постоянноему об этом напоминает

он элементарно забыл, как я крыл врубинштейноф!
(кстати, мы тут, с Сильвером разобрались, что отчасти и напрасно - довольно полезные зверьки оказались; увеличивают радиус доверия у соц. групп - исключительно самочки, почему-то),
да... так вот... я говорил, что рубинштейн, это, по сровнению с Галичем, рыба второй свежести!
это павиан, кот. понтуется над трупом сдохшего от голода бронтозавра...
хулетам


Нагваль, я талантливо скопипастил, это у Вас чтобы Вам же и приписать. Скажу только одно - ничего нового, кроме того что уже написано в Вашем ЖуЖу, оказывается, Вы и не говорили ;-)




Пока заваривался чай В. произнес следующий короткий спич:


«европейская цивилизация зиждется на двух вещах - алкаголе и хлебе
оба продукта являются результатом жизнедеятельности дрожжевых бактерий
которые попав в благоприятные условия
стремительно размножаются пока не задохнутся в собственных экскрементах

тоже самое происходит и с нами...»

Ты, кстати ешь хлеб? - спросил он меня. Ем - ответил я. - А ты его не ешь, лучше отдавай кому нибудь - сказал он и стал женить чай, то есть переливать его из термоса в кружку и обратно. Проделав это три раза он опять закрутил крышку и произнес: "Миллионы людей не умеют считать и читать, но, как правило, это объясняется недостатком образования. Пираханцев же оказалось невозможно научить счету. В течение восьми месяцев племя присылало к "белым людям" своих детей, однако результаты оказались неутешительны: к концу обучения никто из индейцев не мог сосчитать до десяти, не говоря уже о такой сложной операции, как сложение. Обучающиеся даже не видели разницы между кучками, в которых было соответственно четыре и пять предметов - для них они выглядели одинаковыми. В языке пирахан числительных нет, хотя есть несколько слов для оценки примерного количества чего-либо." Закончив свою мысль В. стал разливать чай и мы на некоторое время умолкли. Тут к нам подошел Слава и попросил чаю. В. налил ему. Слава, прислонившись своим широким плечом к стене стоял и ждал продолжения. Оно не заставило себя ждать "Еще одна странность: отсутствие прилагательных, обозначающих цвет, В. отхлебнул еще глоток и продолжил: "Гипотеза Эверетта одновременно угрожает теории универсальной грамматики и консенсусу относительно независимости культуры и языка. Согласно Эверетту пираханцы не умеют и не могут научиться считать, а также не используют в речи рекурсию не потому, что они, скажем, глупее европейцев, и не потому, что в их языке нет необходимых элементов, а потому, что им это не нужно. В. опять отхлебнул чаю и набрав воздуху в легкие продолжил: в их языке нет числительных и рекурсии по той же самой причине - людям, в сознании которых существует только здесь и сейчас, не нужны усложненные конструкции для описания действительности. Ее прекрасно можно описать и с тем, что есть." В. сделал еще глоток. Слава радостно смотрел на него сверху вниз. Я молча прихлебывал горький горячий напиток, периодически выплевывая на пол черенки. Коля, последователь Порфирия Иванова, живший на восьмерке уже года три, лежавший до этого на своей койке, встал и вышел из палаты. Вдруг все звуки изчезли. Я видел, как В. что то продолжал говорить жестикулируя и периодически прихлебывая из крышки от термоса, а Слава, так и стоявший напротив него скрестивши руки на груди, чему то улыбался. Входили и выходили какие то люди. Меня охватило осознание, что все это не спроста, что сама судьба свела меня столь причудливым образом с этим замечательным человеком. Я вновь стал слышать звуки, а В. между тем продолжал: Гипотеза Сепира-Уорфа, названная так в честь двух американцев, ибо не называть же ее в честь опередившего янки на полтораста лет фон Гумбольдта, ставит мировосприятие в зависимость от лингвистических свойств языка. Имеется в виду, что люди, говорящие на разных языках, по-разному оперируют фундаментальными и предельными категориями, такими как качество, количество, пространство и время. Тут он наконец остановился и взглянув на меня сказал -"запиши" и радостно захохотал.


Между тем стали звать получать передачи из холодильника и я отправился за своими колбасками. Дождавшись, пока выкрикнут мою фамилию, я подошел к столу. Мне показалось странным, что упаковка, которая при сдаче в холодильник была целой теперь разрезана, сыр вставлен вовнутрь этой упаковки, а примерно на взгляд половины колбасок не было. Спиздили суки, подумал я, но не сказав ни слова взял несколько колбасок и отошел от стола, тут же ко мне подскочило несколько психов, умоляя угостить их колбасками. Я угостил одного из них. Тем временем к столовой подошел В. и я поделился с ним своими подозрениями. Он осторожно предположил, что мне могло показаться и что вряд ли персонал, который дорожит столь редкой в этих местах хорошей работой станет пиздить у больных. Конечно, у них маленькая зарплата, но это не повод, что бы пиздить колбаски - сказал он мне и мы разошлись по своим местам. В. получал специальную диету и его порции доставлялись всегда холодными. Он начал о чем то спорить с санитарками, раздававшими тарелки с едой, они ему что то отвечали. Все перекрыл звук ложек, стучавших о железные тарелки. Это последний ужин в этом году, через без малого шесть часов наступит новый год - думал я пережевывая липкую перловую кашу, которую мы в армии называли "кирза". Хлеб я отдал своему соседу по столу, который вежливо поблагодарил и засунул его в карман.


да... под Н.Г все мечты неожыданно начинают сбывацо... тока вот, о чём мы мечтаем, и сами подчас не ведаем; аки во снах плутаем... а тут:
хотел нагваля - ну что ж , ты попал в самое подходящее для этого место, дружыще!



Пока я жевал и глотал противную кирзу, мозг мой лихорадочно работал. Мысли путались, но несколько я сумел ухватить. Во-первых, я прикидывал, кто мог спиздить у меня колбаски. Наверняка они в своем Никольском таких колбасок сроду не видали. Да и на их зарплату не очень то разгуляешся. Может быть кто то из санитарок или буфетчица решила порадовать неизвестным доселе лакомством свою семью, мужа, детишек... А, пусть подавятся, решил я и переключился на удивительную встречу с В. в сумасшедшем доме. Надо же, я даже еще не начал сходить с ума, а он уже был здесь. Кто то все предусмотрел, положил нас в соседние палаты, свел на Новый год. Может быть, если я ему расскажу все о своем помешательстве, он поможет мне разобраться во всем. А вдруг он тоже из ФСБ, как и Саша, судя по возрасту, не меньше, чем генерал или полковник. А псориаз у него липовый, для маскировки. Только зачем им надо было заражать его псориазом, в чем тут расчет? Что бы втереться мне в доверие? Да, видать я важная птица, если целого генерала отправили в командировку на Новый год в дурдом. Все эти мысли проскочили в несколько мгновений, пока я доедал гадкую кашу. Могли бы что нибудь и получше дать психам в предновогодний ужин - подумал я и не стал пить отвратительный напиток, именуемый здесь чаем. Мало того, что с чаем он не имел ничего общего, отдавал обеденным компотом, так ещё и кружки были плохо помыты.


После ужина я остался в столовой, так как собирался посмотреть Гарри Поттера. Все три серии подряд. И хотя у моих детей эти фильмы были на дивиди, я так ни разу их и не посмотрел. О трансляции этих фильмов я накануне узнал от Колпакова, который уезжая в отпуск на Новый год предвкушал, как он будет их смотреть и пить при этом джин-тоник. Я просмотрел две серии, а третью не стал и пошел посмотреть, что там делает В. Когда я зашел в его палату, то увидел странную сцену. В. сидел на Славиной кровати у окна и в руках у него была пустая литровая пластиковая бутылка. В дыре, расположенной сантиметров на пять от дна бутылки, В. держал сигарету и ждал, пока дым заполнит весь объем. Когда бутылка целиком заполнилась дымом, В. вытащил сигарету, пальцем заткнул дыру и, отвинтив пробку в один вздох втянул весь дым в себя. Слава и Саша стояли рядом. Затем В. извлек из кармана какой то маленький коричневый камушек, отшипнул от него кусочек и положив на тлеющую сигарету осторожно пропихнул её в дыру в бутылке. Бутылка опять начала заполняться дымом. В. подозвал меня. Я подошел. Он велел мне заткнуть дыру пальцем и вдохнуть дым, как он. Я проделал это, только я не смог вдохнуть дым за один прием и сильно закашлялся. Слава и Саша громко заржали, а В., встав на Славину кровать, открыл окно. Тут же в палате стало свежеть. В голове у меня тоже стало как то проясняться. Я начал чувствовать, как пол уходит у меня из под ног, меня как будто что то подхватило и понесло. Мне дали сигарету и я закурил. После трехмесячного перерыва в курении вкус дыма был так же приятен и вкусен, как и тогда, когда я только начал курить, а мне было тогда 17 лет.


Когда прозвенел последний звонок, а это было 25 мая 1985 г. мои одноклассники, сказав, что типа я уже взрослый, научили меня курить и урок этот проходил на Марсовом поле. Меня слегка покачивало, как на волнах и я присел на койку В. Я видел, что он что то опять начал говорить, но смысл слов не доходил до меня. Я слышал только отдельные слова. Я вдруг почувствовал волну любви и благожелательности ко всем. Я посмотрел на Славу и Сашу, они улыбались мне. Как я мог принять Сашу за агента ФСБ? Он ведь такой симпатичный человек! Я прислушался:

... В древности Индия и Китай составляли одно государство — Индокитай,
которое называлось Монголией ... потому что в Индокитае правили Великие
Монголы, которые по всей стране рассылали своих конфуциев ... Конфуции — это
специальные чиновники, они учили народ искусству управления ... Столицей
Великих Монголов был город Далай-Лама, там было министерство главного
конфуция ... Эти Великие Монголы из Индии завоевали татар, а потом пошли
войной на Русь и устроили татаро-монгольское иго ...


И все, пизда кровавая - закончил свою речь В. и стал смотреть на меня. Ну как? - спросил он меня. Как то странно все - ответил я. Потом я посмотрел на Сашу и поинтересовался у него, не служил ли он когда нибудь в спецслужбах. Нет, даже в пожарниках не служил, - отвечал мне Саша. - А почему ты спрашиваешь? - Да так, внешность у тебя больно характерная, такая как, знаешь, типа, как в фильмах "подвиг разведчика" - сказал я. В. с интересом на меня смотрел. А Вы, - обратился я к В., - случаем не генерал ФСБ с фальшивым для конспирации псориазом? Он аж закудахтал от смеха, - нет говорит, почему с фальшивым, с самым настоящим, привитым... В. даже повалился на койку и плечи его долго сотрясались то ли от смеха, то ли от рыданий. Наконец он отсмеялся и предложил приготовить чаю. Я согласился.


Я, как обычно уже, взял термос, а В. баклажку с кипятильником и мы пошли по коридору. Мы проходили мимо психов. У некоторых торчали рожки, кто то передвигался, как на копытах. В умывальнике у меня опять попросили не выбрасывать нифеля и я отдал их просившему. Он их тут же проглотил и запил горячей водой из под крана. Все происходило как в замедленной съемке. Я видел, как спятивший прораб что то рассказывал спятившему лыжнику, их слова как эхом откликались в моей голове. Спятивший мент Мишинев сидел на корточках у тазика с окурками и перерывал их, ища подходящий. Вот он нашел его и по своему обыкновению ушел курить в туалет. Тут же находился и одаренный мною пачкой сигарет, он на корточках сидел на своем обычном месте и ждал, пока прораб или лыжник не отдадут ему окурок. Странно, думалось мне, у него же есть теперь целая пачка, почему он продолжает стрелять окурки... Я помыл термос и пошел в столовую к В. Психи теперь смотрели предновогодний концерт и громко галдели. Я испытывал благожелательную симпатию ко всем этим людям, волею судьбы собранных и запертых в одном месте в одно время. Наконец вода вскипела и мы отправились в обратный путь. По дороге нам попался псих, который стоял и методично, как автомат крутил головой. Два поворота влево, один направо и опять без всякой остановки как на шарнире. Мы остановились и стали глядеть. Посмотрев некоторое время мы пошли дальше.



В. засыпал 6 ложек чая в термос и залил его кипятком. После этого он полуприлег на своей койке, опершись спиной о стену. Он полуприкрыл веки и погрузился в свои размышления. Я присел на краешек кровати у него в ногах и размышлял, с чего начать разговор. Наконец, одна мысль пришла ко мне в голову и я начал. Вот, говорю, странное дело, отдал я сегодня хлеб по Вашему совету соседу по столу, и тот его с благодарностью принял. Мало того, я видел, что он съел за ужином две порции каши а за обедом он брал добавку супа, он постоянно жрет двойную порцию, но при этом остается тощим, как Вы это можете объяснить? Глисты - изрек В. - Все дело в них. Существуют такие глисты, которые перехватывают управление над своим хозяином. Вот например проводились исследования, по которым выходило, что некие паразиты, живущие в мышах, выделяя особый токсин совершенно ослабляют у тех страх перед кошками и эти мыши выходят к кошкам, те их жрут и паразит оказывается в кошке, а только в кошачьем организме они могут размножаться. Еще не известно, от чего съехала крыша у твоего соседа по столу, может от глистов, например. Даже, скорее всего от них, наверняка. Тут В. стал женить чай. Я проникался все большим доверием к этому человеку, мне не терпелось рассказать ему свою историю. Может у меня тоже глисты и это из-за них я предсказал конец света и в итоге оказался в психушке. В. поинтересовался, какие лекарства мне дают. Я сказал, что не знаю, какие то нейролептики и вроде сосудорасширяющие. В. сказал, что возможно у меня недостаточное кровоснабжение мозга, и мои состояние вызываются вовсе не психотическими расстройствами, а вполне соматическими. Я молчал и смотрел на В. Тут на меня накатила какая то новая волна и я отдался ей. Не хотелось ни думать, ни говорить. В. начал раздваиваться и сливаться со стеной, которая пошла какой то рябью.


Может сию замечательную вещь как-то достать из каментов, отформатировать и поместить наконец на заглавную страницу, подписав предварительно название и имя автора? Типа, \безвыходная дверь\ или еще как.


Уважаемый неизвестный френд! Я буквально вчера советовался о том же самом с Нагвалем в реале, но он предостерег меня от подобных мыслей, во всяком случае пока вещица не будет закончена и не отлежится как минимум годик. А что Вам в имени моем?! А рабочее название данного опуса "Синдром Малевича-Клерамбо" с посвящением Льву Рубинштейну. Кстати пока его отзыва еще не последовало ;-)


сие, походу, даже не половина...
2мишель - ачуваказовутжытинским!
он для презентаций такое принтует...
ну-натурально:
гипертетрис на квантовом принтере аскетта!

и... кстат_е,
почему это она - 'безвЫходная'?!


ну, мало ли, доктору Д. захочецо напамять презентовать...
или моей дорогой мамочке в голланцкий город амстердам!
пусть старушко порадуецо, да консъержке покажет...
их консъержку тоже, Килькой зовут

... но в одном ув. евпл безусловно прав:
пора перебираццо на другие стулья - здесь весьчай уже выпили


Дверь она потому и безвыходная, что обозначает вход, но не выход. Неужели не понятно. Вот впрочем некоторые умозаключения по этому поводу:
http://evg-basiroff.livejournal.com/16896.html



Между тем приблизилась полночь и пора было идти в столовую, где уже был накрыт торжественный стол, выставлены напитки и включен телевизор. Когда мы пришли, в столовой собралось человек десять избранного общества. Остальные спали или ждали окурков в туалете. Медперсонал собрался в сестринской и повидимому отмечал Новый Год там. Наверное жрут сейчас мои колбаски, с умилением подумал я. Мы выслушали речь Президента и дружно встали, когда зазвучал гимн нашей великой необъятной Родины. После этого были подняты баклажки, у меня был сок, и мы выпили за психическое здоровье нации, чокнувшись друг с другом. Пожелав всем присутствовавшим скорого восстановления душевного здоровья, мы с В. вернулись в его палату и стали пить чай, который успели заварить еще в прошлом году. Попив чаю В. пришла в голову идея повторить манипуляции с бутылкой и мы совершили все необходимые приготовления. Потом мы по очереди дышали чудесным дымом из бутылки и я опять испытал прилив какой то неземной любви ко всему человечеству. В конце концов, я так хотел спасти всех без исключения всего две недели тому назад. Я готов был за это без лишних рассуждений отдать свою жизнь. Я вспомнил, какое чувство растворения я испытал, будучи привязан и наколот в приемном покое на Седова 122. А что чувствовал Христос, когда висел на кресте и страдал за грехи всего человечества? Что то же он чувствовал, кроме боли. О чем то ведь он думал, кроме как о своей неминуемой смерти. Ведь он тоже был уверен в своей правоте и необходимости происходящего. В. молча прихлебывал чай из своей крышки. Наконец он сказал - я чувствую, что ты что то хочешь мне рассказать, так не откладывай, а начинай, пока нас санитарки спать не заставили. Меня тут же охватило какое то предвкушение и я, собравшись с мыслями, начал.



Досуг/гардейских/гуссароф



Я начал рассказывать свою историю с самого начала, с того, что я жил уединенно на даче без малого 2 года, что дважды в неделю ко мне приезжала жена, привозя продукты и себя. Рассказал как слушал Эхо Москвы, постоянно возмущаясь творящимися в нашей стране несправедливостями. Рассказал, как я начал задавать вопросы на радио и как пытался написать статью о том, что пишущий на радио слушатель может от ответов ожидать вовсе не того, что отвечают ведущие и их гости, а совсем другого. Например по этим ответам или по интонациям голоса, или по очередности, в которой задан вопрос, да мало ли еще по какому параметру вопрошающий может таким образом предсказать для себя или понять "волю богов". При этом радиоприемник превращается в некий оракул, практически одушевленный предмет. Правда тогда мне не удалось подобрать нужных формулировок и я бросил писать эту статью.


В. слушал меня очень внимательно и не перебивал. Я заметил, что когда он хочет вставить свою реплику, то делает своеобразный жест рукой. Я уже приближался к тому месту в своем повествовании, когда я, преследуемый воображаемой кровавой гебней выехал из своего "поместья" и направился в сторону Яблока, когда в палате появилась санитарка и потребовала, что бы мы немедленно расходились и ложились спать. Мы вяло возражали, что дескать можно мы еще немного посидим, ведь мы же никому не мешаем, Но тут санитарка принюхалась и поинтересовалась, чем это у вас тут пахнет. Тут же, она нашла бытылку с дырой и поинтересовалась, для чего это. Мы пожали плечами и сказали , что не знаем. Наверное Славе для чего то потребовалась эта бытылка. Когда речь зашла о Славе, то санитарка моментально успокоилась и еще раз потребовав, что бы мы расходились, удалилась. Мы решили выкурить перед сном еще по сигаретке и зная, что курилка на ночь закрывается, стали курить в палате, открыв предварительно окно. Мы молчали. За окном в деревне Никольское взрывали петарды и запускали салюты. Грохот стоял конечно не такой как в городе, но все равно спать при таком шуме решительно было невозможно.



всё просто: гертруда зигкхфридриховна, банально искала спиртное: на психиатрии с этим строго... да, так и нужно пейсать; «а между тем, некий 'данило' (тут надо дать краткий характеристический портрет персонажа), сцуко... на радостях наебенился так, что заблевал все толчки в туалете и персонал немного напрягсо...»




Я ушел в свою палату и улегся на свое жесткое ложе. Было холодно и я не раздевался. Я накрылся одеялом с головой и попытался уснуть. Взрывы за окном мешали. Меня стало укачивать, как на волнах, когда лежишь на спине. Мне представилось море, небо над головой, солнце, как хорошо. Я попробовал нырнуть и открыл глаза. Вода была прозрачная и видно было далеко. Время как будто замерло и я стал осматривать красивых рыб, которые как бы висели в пустоте, были крупные рыбы, они лениво двигали жабрами и создавали поток своими грудными плавниками. Были стайки мелких рыбок. Они сверкали и искрились. Я мог подплыть и даже потрогать каждую. Я рассматривал коралловые рифы и их обитателей. Проплывали тени каких то огромных чудищ, я мог приблизиться к ним и даже потрогать, но увидеть целиком и осознать, что они из себя представляют целиком не было никакой возможности, до того они были огромны....аясменаназавтрак - вопль вырвал меня из сладкого забытья и вернул в реальность. Я в дурдоме, сегодня первое января, Новый год начался, а говорят как встретишь, так его и проведешь. Я встал и пошел в сторону столовой. По дороге я глянул на В., он продолжал лежать, накрывшись одеялом с головой. Позавтракав и приняв положенные лекарства я решил погулять по коридору. Мне хотелось побыть одному и понять, что значил мой сон. Но В. продолжал лежать на койке, только перевернулся на другой бок. Тогда я решил почитать Кастанеду и взяв книгу, пошел в столовую. Но там уже устроились "гвардейские гусары". Они с шумом опускали костяшки на пластиковую поверхность стола и бакланили о чем то. У окна, для выдачи продуктов торчал долговязый псих и разговаривал сам с собой разными голосами. Чирва сидел на скамейке и облизывался. Мне рассказали его историю, он когда то давно играл за "Ленинградский наш Зенит" а потом то ли с кем то подрался, то ли грохнуть кого то хотел, в результате он сам получил черепно-мозговую и с тех пор обитает здесь и про него все забыли. Во всяком случае он всегда говорит "спасибо", когда ему дают окурок. Я вернулся в палату и стал читать главу про мелких тиранов и тиранчиков и про то, как они полезны на пути воина. Я тут же мысленно окрестил В. нагвалем, и ждал только случая, чтоб так его назвать, я думаю, ему бы было приятно именоваться нагвалем. Чтение неожиданно пошло легко и я за раз осилил страниц 20.


фишъ дознт финк, фишъ мъют
брэговичъ


вообще-то рыбы, это у кустурицы... чудо, как хороши!
а хотите знать, что в эту ночъ снилось Славе Капээсэс?
хотите знать больше? - http://evg-basiroff.livejournal.com/16896.html


Я наконец оторвался от книги, закончив на том, как молодой дон Хуан под руководством своего нагваля заебал своей кротостью и покорностью злого управляющего до смерти. Заложив это место закладкой, я отправился посмотреть, как там мой нагваль поживает. Он лежал на спине укрытый одеялом и смотрел в потолок. Я тихо присел у него в ногах. Мы помолчали. Наконец он произнес слабым голосом, что если я хочу чаю, то мне придется все сделать самому. Я молча собрал все необходимое и пошел в умывальник мыть термос и наливать воду в баклажку. Затем я прошел в столовую и установил баклажку на полку с телевизором и опустив в воду кипятильник, включил его в розетку. Пока закипала вода, я смотрел в окно. Там, за забором текла какая то своя жизнь, ездили автомобили и ходили люди. Наконец вода вскипела и я , засунув кипятильник в карман и взяв в правую руку баклажку, а в левую термос, двинулся в обратный путь. Санитарка на посту поинтересовалась, а где же Карл Маркс, на что я ей ответил, что почивать изволят. Придя в палату к нагвалю, я засыпал шесть ложек чая в термос и залил его кипятком. Затем я уселся у него в ногах и стал ждать. Когда прошло определенное время, я стал женить чай путем переливания из термоса в стаканчик и обратно. У меня все получилось не хуже, чем у нагваля и я был собой доволен. Когда чай заварился окончательно, нагваль изменил позу, теперь он сидел на кровати и опирался спиной о стену. Мучительная гримаса периодически искажала его черты. Я понял, что у него опять болят зубы. Нагваль порылся в кармане и показал мне вырванный зуб, а потом объяснил, что всю ночь не спал и раскачивал передний нижний зуб, выкурив за этим занятием целую пачку Славиных сигарет. Я посочувствовал ему, он сказал "забей". Я разлил чай по стаканчикам и мы стали молча его пить. Чай заварился хорошо, я начал уже привыкать к этому его своеобразному вкусу.


Мы стали пить чай и нагваль дал мне понять, что я могу продолжать свой рассказ. Я начал повествовать ему о своих приключениях по дороге в Яблоко и в Яблочном офисе. Как я требовал соединить меня с Явлинским, а они мне отказывали на основании того, что сегодня мол суббота, как будто Явлинский ортодокс какой. Во встрече с Юлием Рыбаковым мне отказали потому, что у него якобы какая то встреча с избирателями, а Резник мне сунул свою визитку, которую я так и оставил рядом с их компьтером. Как на мой вопрос, собираются ли они валить ненавистную вертикаль? они мне ответили, что не в субботу же, что охранник их очень смахивал на голубого и вплоть до того момента, как меня выгнали при помощи милиции. Потом я рассказал про странную встречу с бывшим странником, которого я тоже принял за агента кровавой гебни, про странное письмо Ларисы Володимеровой, которое я отнес на свой счет, про странные события в интернет-кафе, мнимую встречу с Сечиным и возвращение домой при помощи Эдика. Нагваль молчал и у меня сложилось впечатление, что он задремал, но по нескольким очень точно сформулированным вопросам я понял, что нагваль слушал очень внимательно и ничего не пропустил. Когда я наконец умолк, нагваль предложил сходить покурить, и мы, взяв две сигареты из пачки, лежавшей на Славиной тумбочке, отправились в курилку. Там было пустынно и никого не было, кроме пары-тройки табачных демонов, ожидавших своего улова в виде окурка. Нагваль выставил их вон. Но они остались за дверью и следили за нами сквозь оконце. Мы закурили. Я опять почувствовал вкус табака и получил такое удовольствие, какое может ощутить только начинающий. Докурив до половины, нагваль выбросил жирный бычок в ведро и к нему бросились ожидавшие своей доли за дверью демоны. Бычок достался одаренному мной наконуне. Я отдал свой окурок менее расторопному демону и мы вышли из курилки.


На обед нагваль не пошел и когда я, возвращаясь, глянул в его сторону, то он уже лежал, отвернувшись к стенке и укрывшись с головой одеялом. Мне захотелось курить и я вернулся в курилку. Там был Саша и он угостил меня, подъебнув типа что я опять начал курить. Я отвечал, что еще не начал, а так балуюсь и, мол, не затягиваюсь. Саша только головой покачал. Я и впраду думал тогда, что смогу остановиться в любой момент. Отдав половину сигареты Диме Хайневзорову, я пошел поваляться на своей койке. Неожиданно для себя я легко заснул и проснулся только от воплей, призывающих за куревопередачами. Я получил у Славы свои шесть штук и уже не стал их раздавать тут же, чем удивил своих обычных рецепиентов. Но в курилку я тоже не пошел, так как в это время там толкотня и очень дымно. Я немного погулял по коридору, послушал новые стихи педофила, поболтал с киргизом, он как раз в это время читал брошюру "Как легко бросить курить". Я поинтересовался у него, почему он не носит мой синий халат, не проебал ли он его, киргиз отвечал, что хранит халат в шкафу. Я пошел глянуть, что делает нагваль. Он уже проснулся, но продолжал лежать, задрав бороду к потолку. Я уселся у него в ногах и нагваль вяло предложил мне заварить нового чаю. Я отправился выполнять поручение.


Выполнив поручение, я как всегда уселся в ногах у В. и, дождавшись разрешения говорить, продолжил свой рассказ. Я поведал нагвалю, что после моего похода в Яблоко моя борьба с режимом в Интернете видоизменилась. Я уже не нападал на Путина и Путин стал мне отвечать на Гранях. Он призывал меня к благоразумию, приводил какие то ссылки на законы и Конституцию. Я же призывал в свидетели Бога и цитировал Библию. Я рассказал нагвалю, что как то ночью бригада затеяла со мной что то вроде игры, под названием "здравствуй лошадь, я Буденый". Игра заключалась в следующем. На мои комменты они отвечали через каждые 5 минут, но в случайных местах. Я постоянно обновлял страницу с комментами, просматривал их и вычислял по времени те, которые, как я считал, относятся ко мне и отвечал на них. После нескольких часов таких гонок я был совершенно опустошен морально и физически. Во время той "игры" я отметил, что они как то очень точно упомянули нечто, что было нарисовано в моей тетрадке и у меня сложилось убеждение, что в помещении, где я находился, установлена шпионская видеоаппаратура. Я стал искать, разговаривать с монитором, но все зря, я ничего не нашел, до того она была миниатюрна или хорошо запрятана.


Чай был выпит и нагваль меня отправил готовить новый. Про себя он говорил, что собирается впасть в "каталепсию и амнезию" и обвинил меня в том, что я подбил его опять начать курить. Но мне было и того довольно, что он согласился выслушать всю мою историю от начала до конца и я не обращал внимания на его капризы.
После того, как я приготовил чай В. слабым и вялым голосом отрезюмировал мой рассказ. Он сказал, что дескать человеческий мозг с легкостью генерирует N+1 личность и при недостатке общения восполняет его, создавая фантомы, которые для его владельца так же мол реальны, как реальность. Но вот почему ты полез туда же во второй раз без страховки, это было очень самонадеянно с твоей стороны. Я не понял, что он имеет ввиду и В. не стал объяснять. Вместо этого он сказал, что мол мозг по своему строению напоминает грибницу и нейроны прорастают в нем в разных направлениях и еще ветвятся. И на прорастание всего этого требуется мол время. Он опять перешел на какой то свой птичий язык и я опять ничего не понял.


Джеймс Джордж Фрэзер (James George Frazer) - Золотая ветвь

"Первобытные лидеры явно понимали святость, магическую способность и другие таинственные свойства, якобы присущие священным или табуированным лицам, как какую-то материальную субстанцию, какой-то флюид, которым священное лицо заряжено, как заряжена электричеством лейденская банка. И подобно тому как при соприкосновении с проводником лейденская банка может испустить электрический заряд, священное лицо, по их убеждению, может выпустить свой заряд святости или магической способности при соприкосновении с землей, которая рассматривается как отличный проводник магических флюидов. А для того чтобы этот заряд не был израсходован вхолостую, первобытные народы тщательно следят за тем, чтобы такое лицо не касалось ногами земли. Выражаясь языком теории электричества, такой человек нуждается в изоляции, чтобы не растратить впустую ценную субстанцию, которой он наполнен до краев, как фиал. Во многих случаях изоляция табуированного лица рекомендуется не просто как превентивная мера для его же собственного блага, но и как мера, направленная на благо других людей. Это и понятно: коль скоро святость и табуированность рассматриваются наподобие мощной взрывчатки, которая от малейшего прикосновения может взорваться, в интересах общественной безопасности их действие необходимо ограничить, чтобы сохранить от разрушения все то, что придет в соприкосновение с ними."

http://www.frezer.org/chapter60.html

Если абстрагироваться от слов лидеры, первобытнй и тд. , то мы обретаем способность выпасть на феномен, который я бы назвал феноменом "микадо". Кстати, если абстрагироваться совсем уже ото всего, то мы опять придем к известному термину "нагваль(изм)". Впрочем ладно, это так - к слову.
\МИКАДО (япон. «ми» – достопочтенный и «кадо» – врата), древний титул японского императора.\

Так вот; сей феномен приложимо к нашей действительности заключается в том, что "таковость" нашего героя подразумевает под собою стихийную способность к возмущению окружающих пространств и побуждению самого разного люда к бессознательному повиновению... Даже правителей государств, телеведущих, етс. Так чувствует, видит и считает наш герой. И это его реальность - таковость - как состояние здесь и сейчас. Как же "на самом деле", сказать не возмется никто, кроме, разумеется, докторов, каких профессия обязывает проявлять достаточную степень уверенности в своем позитивном мироощущении. Ну и разумеется ортодоксальных материалистов, больных куриной слепотой на всю голову.


из серии "сделай сам":
иногда бывает достаточно распотрошить при пациэнте сигарету, а потом забить её по новой, рассказав при этом, что он сейчас, выкурив эту "премудрость" станет чувствовать и о чудо! он именно этой хуйнёй страдать и берёццо... тест такой - на внушаемость


видимо поэтому, многих из них, в конце-концов окончили свои дни на виселице
или на кресте...


у нагвалей не бывает личных историй
для воинов пути она просто не имеет никакого значения
это только детей хорошо воспитывать личным примером


да и то, не факт...



Я дослушал непонятную речь В. до конца, вернее сказать, я вовсе не слушал, а погрузился в свои мысли. Какие еще фантомы? Ну предположим, что слежка спецслужб была только в моем воображении, предположим, что дисканекты были просто дисканектами и более ничем, но как быть с радиопередачами Эха? Как быть с двигающимся изображением на мониторе? Я задал этот вопрос нагвалю. Он попросил подробнее рассказать о том, что я слышал по радио. Я рассказал, как однажды, описывая свое видение недалекого будущего, предположил, что очень многими видами техники, такими как например строительной, военной, промышленной будут управлять операторы, уже практически обученные при помощи различных компьютерных игр, имеющие прямо дома удаленные рабочие места, а дома их будут стоять на берегу живописного озера где нибудь в лесу. И на следующий день в передаче "Цена победы" ведущий начал что то невнятное лопотать про радиоуправляемые танки, которые якобы использовались после Курской дуги и что мол это тема отдельной передачи. Или другой случай, когда я под статьей Льва Рубинштейна в каком то контексте написал, что я родился на улице Рубинштейна, в доме где жил Рубинштейн, но этажом выше. Так в тот же день кто то несколько раз употребил "этажом выше" примерно в том же смысле что и я. На это В. ответил, что совпадений вообще очень много, даже не считая того, что вы говорите на одном языке. После этого он похлопал меня по плечу. Меня как молнией прошило осознание... Но как же быть с движением на моем мониторе? - спросил я, как с этим то быть, я ведь это видел собственными глазами. Тогда В. стал рассказывать, что в нашем мире существует довольно много необъяснимых явлений, например летающие тарелки. Что он мол, сам, со всей своей семьей часа два на одну из них пялился, пока не надоело. Висела мол такая в направлении Мурманска и была несколько километров в диаметре, прямо как в том фильме и к ней периодически какие то огоньки подлетали. Присутствовавший при нашей беседе бывший охотник, которого стали мучить приступы беспричинного страха, тоже рассказал пару случаев на охоте, когда он видел НЛО. Я с интересом слушал истории про тарелочки и прихлебывал чай. Так что считай, что ты столкнулся с необъяснимым - сказал мне В. и опять дотронулся до моего плеча. После этого мы решили сходить покурить. Табунком, как выразился В. Как в старые времена итээры в НИИ курить ходили, табунком. Взяв пару сигарет из Славиной пачки, мы отправились в курилку.


По дороге В. рассказал мне историю из своей молодости, что когда он лежал в Кащенко лет двадцать назад, то у него тогда был знакомец, который если что ни по нем, то сразу бил в бубен, а потом разбирался, отчего он так поступил. Я вежливо хихикал, а сам думал о том, что вероятно зерно сомнения, посеянное недавно нагвалем сейчас прорастает в моем мозге ветвящимися нейронами, а старые нейроны, неправильные, наоборот врастают обратно, откуда вышли, вбираются как щупальца, образуя некую пустоту, которой еще предстоит заполниться. Мы пришли в курилку и тут же какой то толстый мужик с огромным брюхом и лысиной немедленно вякнул про Карла и Маркса, типа кто из вас кто. Я, не поворачивая головы в его сторону, проговорил: Мужик?!, ты понимаешь где находишься?, я же ебанутый на всю голову, могу и в ухо заехать, а мне за это ничего не будет, ну разве что к койке привяжут на часик. Мужик сразу стал извиняться, называя меня на Вы. Я молча курил, и думал, что наверное не очень хорошо поступил с мужиком, он же всего лишь пошутить хотел, а я его так сразу и в ухо... В. начал подъебывать мужика, что дескать на каком он месяце, мужику было уже не весело, но он решил поддержать шутку, и сказал, что на девятом. Тут мужик, решив что конфликт исчерпан, попросил оставить ему покурить, на что В. как отрезав, сказал - Отъебись! и выбросил почти половину сигареты в ведро. К ведру тут же ломанулся бывший мент Мишенев. Он бережно вытащил хабарик, и отчистив его от каких то нифелей, тут же стал жадно курить. Я свой окурок отдал жирному и мы вышли из курилки.


Между тем подошло время ужина и я, не дожидаясь когда начнут орать про получение передачи из холодильника, отправился за колбасками. Когда я их получал, мне опять показалось, что их стало меньше, чем вчера. Вот бляди, понравились им наверное мои колбаски, остановиться не могут. Промолчав и на этот раз, я отнес колбаски в тумбочку, ни кого на этот раз не угостив. А хрена ли мне этот ужин, подумал я и не пошел на ужин. Подкрепившись колбасками я заглянул к В. Он как раз наливал себе чай, сидя на койке. Я попросил и он налил мне тоже. Я предложил ему колбаску, но он отказался, ссылаясь на то, что ему её не разжевать. Тогда я сбегал к себе за "Белочками" и В. принял их. Так, прихлебывая чай и жуя колбаски я продолжил свою повесть, и стал рассказывать про свое участие в марше несогласных. Нагваль очень цинично обозвал организаторов подобных мероприятий дешевыми провокаторами и заявил, что при нынешнем уровне пиара собрать несколько тысяч неадекватов вместе, как два байта переслать. Я уже с ним не спорил, а только поведал, как когда меня взяли и засунули в автозак, то некоторое время я сидел один, а потом ко мне подсадили трех нацболок из Ярославля и еще двух парней, один из которых был аспирантом матмеховцем и акмовцем, а другой неопределившийся бывший единоросовец, путинец и программист.

Мне вдруг вспомнилось, что я все пытался завести какую то беседу, так как начал уже скучать, а нацболки постоянно меня затыкали, так как прислушивались к тому, что происходит снаружи. Потом они хором стали петь Интернационал Вставай, проклятьем заклеймленный... а те кто сидел во второй камере автозака, стали им подпевать а милицейский капитан только ухмылялся в свои усы... А потом я в шутку предположил, что когда нацболки идут "на дело", то запихивают себе в одно место лимонку, чтобы самоликвидироваться в случае чего и не выдать секретных явок и паролей, а они сказали в ответ, что яблочники (а мы сразу же определились кто есть кто) себе в задницу запихивают яблоко. Я сказал, что они почти угадали и что на мероприятие я надел красные труселя все сплошь в мелкое зеленое яблочко и предложил им предъявить это в качестве докозательств, но они наотрез отказались смотреть и всячески сердились на меня, что я нарушаю своими дурацкими шутками торжественность и пафосность момента. Очень скоро нацболки стали требовать у присматривавшего за нами капитана вывести их на оправку. Одна стала громко жаловаться, что у нее порок сердца, и она тут же немедленно помрет, ежели её тотчас не выведут в туалет. Привычный капитан только ухмылялся, и когда они особенно громко начинали бакланить, то ударял резиновой дубинкой по железной решетке, за которой мы сидели. Та что с пороком сердца начала причитать, что у нее остались в Ярославле двое маленьких детей и я поинтересовался о чем она раньше думала. На меня опять зашикали.


Тут мои вспоминания прервал призыв принимать таблетки, обращенный непосредственно к нам с В., оказывается все уже приняли, кроме нас. После таблеток мы зашли в курилку и опять выкурили по сигаретке. Никто уже не шутил про Маркса с Энгельсом. Как иногда полезно правильно себя отпозиционировать! Мелкий мужичонка с огромными и пышными усами попросил меня оставить ему. Я пообещал. Когда я скурил уже половину, ко мне обратился другой псих с той же просьбой. Я и ему пообещал. Я увидел, что усач начинает нервничать и начал разглагольствовать на тему, что вот не дам ему окурок, а отдам второму, пусть мол дух воина укрепляет. Так я и сделал и возмущенный усач нервно вышел из курилки с треском закрыв за собой дверь. Нагваль сделал мне замечание, но я не внял и продолжал задирать психов. Так, когда мы возвращались по коридору и начали чему то смеяться, то к нам подошел бывший отпижженный защитник отечества Сережа и стал интересоваться, не над ним ли мы прикалываемся. Я ответил Сереже, что разумеется над ним, над кем же тут еще прикалываться. Я увидел, как у Сережи задрожало лицо, и он стал нас умолять не делать этого, так как у него начинает от этого болеть голова. Тогда В. стал убеждать Сережу, что мы мол пошутили, и смеялись вовсе не над ним, а друг над другом, и чтобы Сережа отъебался, пришлось выдать ему сигарету. Нагваль строго мне наказал не ставить больше здесь психологических опытов, ты ведь даже не предполагаешь, чем это может закончится, сказал он мне на прощанье. С тем мы и разошлись по своим палатам, ибо проорали отбой.


Улегшись в постель я стал вспоминать, как нас выводили по двое из этого автозака. Когда дошла очередь до меня, то я, взяв свой плакат спрыгнул вниз. Оказалось, что нас привезли к какому то РУВД. Внизу под лестницей несколько ментов строчили рапорта о задержании по стандартной форме, типа мы улицу не там переходили. Потом нас всех собрали в помещении на втором этаже и снимали отпечатки пальцев, заодно фотографируя в фас и в профиль. Потом мы отмывали руки от краски в вонючем ментовском нужнике, где вместо унитаза в пол было вмонтировано чугунное очко со следами, куда нужно было ставить ноги. Пока вся эта канитель происходила, менты вели пропагандистскую компанию и пытались несогласных перековать в правильную веру. Я сразу же заявил, что вышел на марш, что бы бороться с "кровавым путинским режимом" и от меня отстали. Кто то повелся на ментовские трюки и вступил с ними в дискуссию. Затем у нас отобрали батарейки от мобильников, ремни и шнурки и заперли в обезьяннике. Через несколько часов нас, группу из человек 20-ти повели без ремней и шнурков в суд, который был в квартале от кутузки. В суде усталая и миловидная женщина в черной мантии штамповала нам приговоры. Свой приговор я воспринял, как приглашение к продолжению "шествия", которое меня привело прямиком в сумасшедший дом. Кстати, что было написано на том плакате, я так и не узнал. Помню только фразочку "Верните наших детей!" и все. Еще помню, что когда в ожидании суда мы вышли покурить во двор с двумя нацболами, то они говорили про то, что мол яблочники позволили отобрать у них и затоптать их знамена, а нацболы мол свои знамена выносят с поля битвы. Тут один из них задрал свитер и я увидел, что красное знамя у него обмотано вокруг тела. Ну блин, романтика, прямо в войнушку ребята играют, подумал я и уснул.


На следующий день В. опять пребывал, по его словам, в состоянии амнезии, каталепсии и собирался впасть в летаргию. Он не ходил на завтрак и лежал на своей кровати укрывшись одеялом до подбородка. Только борода торчала. Но, впасть в летаргию ему так и не удалось в тот день, так как к нему приехала его мама. Она привезла ему всяких вкусностей и плеер с дисками. В. закончил свою голодовку и я шутил, что "доктор Хайдер снова начал есть". В. угостил меня маменькиными салатами и прочими лакомствами. Я сбегал приготовить чаю и мы продолжили наши беседы. Я почти уже примирился с тем, что мой мозг понаделал для меня фантомов, но мне не понятно было, почему он так поступил. Я задал этот вопрос В. Он мне рассказал о том, что физиологи как то проводили опыты на кроликах. Кроликам в центр удовольствия вживляли электрод и замыкали цепь на специальную клавишу. Кролики, обнаружив связь между кнопкой и удовольствием, стирали себе лапы в кровь, снова и снова нажимая на нее, пока не подыхали от истощения, ибо ничем другим им заниматься больше не хотелось. Меня начали терзать смутные ассоциации. Так что, неужели я, подобно этим подопытным кроликам, разок обнаружив нечто и испытав от этого удовольствие, хотел повторить это ощущение вновь и вновь? Я, такой высокоорганизованный и начитанный, действовал исходя из элементарных рефлексов подобно кролику с кнопкой? Я был потрясен и подавлен. Я не мог больше ничего рассказывать нагвалю, мне надо было срочно остаться одному и все взвесить. И я ушел валяться на свою койку и вспоминать прошлые события, оценивая их с позиции нового знания о себе.


Я вспомнил, как на следующий день после "Марша несогласных" я поехал в свое "имение" на общественном транспорте. Я смотрел на окружающих меня людей "глазами бога", ибо был уверен, что именно моими глазами Бог в данный момент смотрит на мир. Как в метро я пялился на какую то девушку, сидевшую напртив меня и читавшую свой конспект. Как она, почувствовав, вероятно, взгляд Бога, начала вдруг прихорашиваться, причесываться и подкрашивать губки, а я продолжал ею любоваться. Пожелав ей мысленно всяческих благ в будущем, я продолжил свой путь на маршрутке. Я желал счастья всем встреченным мною людям, всем без исключения. Приехав в свою деревню, я решил сходить в церковь. А церковь наша, надо сказать, расположена в воистину святом месте. Здесь, в месте впадения реки Ижоры в реку Неву произошла Невская битва, в которой, как известно, князь Александр Ярославич отстоял православие на Руси и стал после этого Невским.
Так я и сделал. Я заметил, что раньше мне огромных усилий требовалось, что бы войти в храм, теперь же это случилось легко без всякого напряжения. В церковной лавке я, отдав 1000 рублей, приобрел две маленькие пятирублевые свечки, пожертвовав сдачу на нужды Храма и установил их одну за упокой всех уже усопших, а другую во здравие всех живущих на планете людей. Свечку во здравие я установил у главного алтаря и решил постоять там, пока свечка не прогорит. Так почему то я был уверен, следует сделать. Я стоял и разглядывал алтарные иконы и роспись на стенах и потолке. Я чувствовал невероятный подъем и был уверен, что делаю нечто правильное и очень нужное. Потом я стал глядеть на распятие и какое то чувство просветления охватило меня. Мне в тот момент было понятно, почему внизу, в основании креста изображены череп с костями, почему над головой у Христа парит голубь, символизирующий святой дух. Наступила абсолютная ясность. Связь между прошлым и будущим через настоящее, которое сопряжено со страданием. Я стоял и все понимал.


Я вышел из церкви и отправился к себе. Там меня уже поджидал мужичонка, живущий у меня и помогающий по хозяйству. Он был под легким подпитием и просил денег на опохмелку. Я дал. Через некоторое время он вернулся уже похмелившись. Ему хотелось поговорить. Он начал свою речь неожиданно. Он сказал следующее : Что если из людей убрать воду, мы же будем, как боги. Потом он сказал, что люди постоянно нарушают закон и что будет, если Бог заберет свои законы назад. Во мне зашевелились подозрения. А что, если Бог отменит закон всемирного тяготения, что тогда станет со всеми? Тут меня пронзило осознание, что Христос вовсе не я, а он. Тем более, что тот, первый Христос любил выпить,а я практически не пью. К тому же он был плотником. Но Ему я ничего не стал говорить об этом. Я исходил из того, что если он это Он, то Он и Сам знает. Я лишь спросил, не помнит ли он, был ли Иисус левшой (дело в том, что мой плотник левша) Он прищурился так хитро, и сказал: Не помню, давно это было...
Теперь я осознал свое преднозначение. Мне следует доводить до людей мысли и волю Христа через Интернет. Чем я собственно немедленно и занялся. Я начал описывать на Гранях свои приключения на марше. Через некоторое время я утомился и прилег отдохнуть. Но поспать мне так и не удалось. Мой скайлинковский модем стал подавать сигналы, этакий зум, требуя, что бы я перестал валяться и продолжил свою работу в Интернет. Я сел за компьютер, и более не отвлекался на сон и еду практически до самой госпитализации, до которой оставалось 4 дня.


Я вспомнил, как я испытал огромное облегчение, осознав, что Христос вовсе не я , а мой плотник. Я записывал за ним его изречения и без всяких споров и возражений выдавал ему денег на водку. Он как с цепи сорвался, и допившись до совершенно скотского состояния, валялся пьяный в своей будке, которую я стал называть кельей. Но я только умилялся на него. Я полагал, что Ему виднее, как поступать. Во время своей работы я чувствовал подъем необычайный. Мой мозг генерировал и разрушал всякие конструкции с бешеной скоростью. Креатифф шел потоком и я немедленно его публиковал на Гранях, даже уже не интересуясь мнением тамошних комментаторов. Вся обратная связь осуществлялась через радио. Знаки и сигналы шли сплошным потоком. Я был очень доволен своей работой и испытывал постоянное чувство эйфории. Но тут, на Гранях, опубликовали, что какой то коммерсантовский журналюга выскочил из окна своего дома и убился насмерть. Все его коллеги и начальство утверждали, что совершенно не было ему причин кончать с собой. У меня тут же возникло несколько версий. Первое - это то, что он был чем то вроде меня, неким пророком, но прельстившись материальными благами, предал свою миссию и самоуничтожился. Второе - что его могли как то зомбировать, скажем через мобильный телефон и дали приказ на самоликвидацию. Третье, что он был чем то вроде меня, но такой как я может быть только один в одно время, и он/, поняв, что его больше никто не слушает, ибо есть я, самоликвидировался с тоски. Все эти версии я тут же предал гласности на Гранях, но тамошние обитатели вежливо меня послали с моим креативом и я сообразил, что дело настолько серьезное, что даже не моего ума. Я опять стал бояться каждого шороха и особенно телефонных звонков. Но, полагал я, пока я не попытаюсь конвертировать свои чудесные качества в бабки, со мной все будет в порядке. Мысли о личном обогащении, которые регулярно появлялись, я гнал как греховные и относил их на искушение ацкого сотоны.


Тут мои воспоминания были прерваны самым беспардонным образом тем самым психом, которого я одарил в честь Нового года пачкой сигарет. Оказалось, что теперь ему хочется еще и чаю. Я отдал ему пару пакетиков и он ушел. Я же решил сходить к В. и посмотреть, как он там. В. лежал в той же позе. Я поинтересовался, есть ли чай. Он слабым голосом отвечал, что нет. Тогда я вызвался сбегать, одна нога здесь, другая там, мол, я мигом и приготовить чаю. Он разрешил и я отправился осуществлять уже отработанные манипуляции. Я захватил с собой сигаретку, решив заодно и покурить. Когда я все приготовил, то В. соизволил сесть на кровати и мы начали пить чай. Я рассказал В., что за истекший период я осознал, что подобно кролику в опыте жал на один раз найденную клавишу, но состояние эйфории мне так понравилось, что я хочу его испытать еще и ещё. Но зная, как в него войти, то есть используя Грани и Эхо, я не знаю, возможно ли из него самостоятельно выйти. В. сказал, что совершенно невозможно, что дескать в читаемой мною Кастанеде ученики входили и выходили в измененное состояние сознания с помощью нагваля, или Дона Хуана, (дядя Ваня по русски), и, вообще, лучше воспринимать Кастанеду как все ж таки художественную литературу, а не как инструкцию для путешествий по мирам. Я сказал, что у меня теперь есть дядя В., что я, мол, могу входить в это состоянии с его помощью в качестве ассистента. Тогда я впервые и назвал В. нагвалем в глаза и заметил, что такое обращение ему очень понравилось. Нагваль начал что то рассказывать о психанавтах, т.е. людях, которые при помощи, скажем ЛСД изменяли свое сознание, а потом тщательно записывали свои впечатления. Что, дескать, такие эксперименты были очень популярны в 60-х годах. Затем нагваля понесло, и он успел прочитать целую лекцию о великом значении 60-х в жизни прогрессивного человечества. Я как всегда ничего не запомнил, а записать поленился, хотя нагваль мне и велел. Тут послышались привычные вопли, призывающие на обед и мы прервали нашу беседу.


или В., или нагваль; какая ещё - ёжа?
перепости, а этот я убью


Очень уж Вы меня утесняете, гражданин нагваль своей цензурой, ну да хрен с Вами, убивайте.


кстате, знающие говорят: мишугА...
всё забываю тебе сказать;-)



После обеда к нашей беседе попытался присоединиться юный Миша, мой сосед по палате. Оказалось, что лежа за стенкой он подслушивал. Услышав знакомые ключевые слова Кастанеда и ЛСД, он решился пообщаться на эту тему. Этот самый Миша парился здесь уже 3-й месяц по принудке. Его изловили, когда он пытался снять деньги в банкомате по спижженой кредитной карте, которую его попросили обналичить какие то его дружки за долю малую. Его по каким то причинам поместили в Кащенко. Миша радовался тому, как ему ловко удалось провести ментов, прикинувшись невменяемым, но нагваль считал, что у Миши есть все данные, что бы сделаться здесь постоянным обитателем. У меня на этот счет мнения не было. Так вот, этот Миша стал утверждать, что Кастанеда описывал реальные события, произошедшие с ним. А В. утверждал, что Карлос Кастаньеда, являясь мастером художественного слова, все это просто выдумал из головы, основываясь на своем этнографическом опыте и изучая источники. Миша ссылался на свой многолетний эзотерический опыт, а нагваль основывался на своем знании литературы и жизни. В итоге Миша так задолбал, что был послан. Он обиделся и убрался обратно за стенку подслушивать. Мы, между тем, продолжили так интересующую меня тему входа и особенно выхода. Нагваль утверждал, что я по глупости и самонадеянности собираюсь испытывать судьбу. Что даже если и предпринять такой эксперимент, что само по себе, конечно, очень интересно, то надо к нему основательно приготовиться. Приготовить как минимум шприц с сильным снотворным, что бы когда я зайду достаточно далеко, то можно было бы вывести меня оттуда, погрузив в крепкий сон. Но ведь ты в таком состоянии вряд ли даже дашь себя уколоть - сказал нагваль и отхлебнул по своему обыкновению чаю. А я себе памятку напишу, типа письма в будущее, из которого мне станет ясно, что необходимо уколоться - сказал я. Не поможет тебе никакое письмо, утверждал В. Ты ему просто не поверишь. Я поинтересовался у В. почему, по его мнению, такой эксперимент интересен. Ну как же, ты же собираешься входить без применения какой либо химии, при посредстве современных средств коммуникации. Очень интерестно исследовать такой феномен, ведь в современном мире при развитии различных технологий и психические расстройства изменяются, база для помешательства расширяется. Но все равно это очень опасно, представь, что ты в третий раз попадешь в Кащенко месяца через три, как думаешь, сколько тебя продержат. Наверняка подольше. А если проводишь в психушке полгода в году, то уже автоматом идет инвалидность. И сам посуди, сейчас к тебе жена ездит раз в неделю, а вдруг ей надоест все это, ладно ты в первый раз попал сюда случайно, но ведь во второй раз ты все сознательно делал. Ты можешь просто здесь остаться навсегда, тебе это надо? Произнеся эту речь, В. опять отхлебнул чаю и умолк, внимательно глядя на меня. Я задумался. Я вовсе не хочу сюда на всегда. В задумчивости я ушел курить и В. пошел со мной тоже, обвиняя меня по дороге, что мол это по моей вине он опять начал.


В курилке нагваль опять всех некурящих выгнал нахуй и мы продолжили беседу. Я все хотел немедленно после выписки приступить к экспериментам с сознанием, но В. опять предостерег меня. Он сказал, что сначала надо подробно описать те состояния, в которых я уже успел побывать, а потом уже экспериментировать. А если будешь торопиться, то опущу твою точку сборки ниже плинтуса, чтоб ты не рыпался понапрасну. Произнеся эту фразу Нагваль показал рукой, как он будет опускать мою точку сборки. Я притих. Я понимал, что Нагваль прав. Потом мы разошлись по своим палатам. Нагваль стал слушать свой плеер, а я предался воспоминаниям.


Развалившись на своей койке я попытался вспомнить свой последний день перед первой госпитализацией. Всю ночь наконуне я провел за компьютером. На Гранях опубликовали довольно мутную статью о том, что дескать некая прилично одетая женщина шла себе по улице и вдруг упала. Упала и лежит. Тут же вокруг нее стала собираться толпа и люди стали обсуждать промеж себя не пьяная ли она, а может наркоманка, да может скорую вызвать, а может ей надо помощь какую оказать, пока скорая не приедет и все в таком духе. Кто то всеж таки вызвал скорую и ту тетку увезли, а толпа не расходится, обсуждает, что может это вовсе и не скорая, а повезли её на органы разбирать. На фотографии была изображена некая взлохмаченная тетка в очках, как потом оказалось автор статьи, но я почему то решил, что это про Оксану Дмитриеву, она тогда очень активно выступала на Эхе и вела предвыборную компанию, агитируя за Справедливую Россию. Я решил, что её за какие то грехи увезли куда то с глаз долой и теперь ждут моего решения, как с ней поступить, отпустить или "на органы разобрать". Я тогда под этой статьей произвел целый поток сознания, половину которого модератор поубивал, но то что осталось, желающие могут найти, если постараются. В общем я убеждал неизвестных мне посвященных сохранить ей жизнь и отпустить а сам, с проживающим у меня на даче Иисусом Христом собирался изгнать из нее бесов. Плотник, маленько протрезвевший к тому моменту, согласился заняться лечением Оксаны Генриховны и взяв у меня денег, побежал в магазин за "лекарством".
После этого я поехал домой в город, так как на следующий день, 8 марта, были приглашены гости на день рождения моего старшего сына.



абзац; 50 кбт


5+ Без слов.
Извините, ребята, что анонимно. Пока недосуг.
evpl-inside


@ МиШугА

Music: из к/ф "Господин Оформитель"

Варнинг!
. в связи с вопиющей достоверностью излагаемого афтаром материала,
этот ресурс в любой момент может перейти в онлифрэнд-режым
администрация ресурса рекомендует всем наши постоянным телезрителям в том числе и афтару, взаимно фрэндицо,
и будет всем счастъе...


по поводу конспирацыи:
литература должна оставацо литературой,
а у афтара всегда есть лицо...
и всякому простому четателю оно почему-то интересно до чрезвычайности(:
так, что... вопрос, как всегда не в пейсателе,
а в окружающей его действительности!)


какой, вы, нахуй, нагаль, - сказал мне как-то раз мишель, - это веть просто такая фигура речи... когда Т. - заведующая отделением, узнала с его же слов о том, как я пролечил мишугУ; она очень смеялась и, даже снизила мне дозу анафранила...
а я, настоящий нагваль - хулетам!..


Пусть это занесут в Ваш анамнез "мнит себя нагвалем"



Мои воспоминания прервал какой то разговор. Оказалось, что мои соседи по палате начали выяснение, кому настала очередь убирать палату. Я напомнил присутствующим, что я убирал 30-го. Леня вспомнил, что убирал 31-го. Все посмотрели на юного Мишу. Оказывается, он не убирал. Мы с Леней на два голоса стали убеждать Мишу, что палату необходимо помыть. Мы приводили различные доводы, но Миша стойко отметал все наши резоны, утверждая, что до 9-го врачей все равно не будет и мыть палату в этой связи нет никакого смысла. Наши с Леней доводы иссякли, но тут неожиданно к нам на помощь пришел В., которому за стенкой прекрасно было слышно все. Он появился на пороге нашей палаты, держа в руках крышечку от термоса, из которой он обычно пил чай. В. поставил Мишу перед сложным выбором. Или, сказал В. ты немедленно моешь палату, или сейчас умоют тебя. Миша, решив что с ним так шутят, начал улыбаться. Мы с Леней подтвердили, что да мол, умоем в лучшем виде. Миша стал утверждать, что никто здесь права такого не имеет его умывать. Он уже начал нервничать и повторять одну и ту же фразу по несколько раз. Так продолжалось некоторое время. Я приводил примеры из своей армейской жизни, Леня рассказал несколько историй из своей тюремной практики. Из всех этих примеров выходило, что тем, кто не убирает в свою очередь, особенно таким молодым, как Миша, приходится очень туго. В. поставил вопрос ребром. Или ты Миша, немедленно бежишь за шваброй и тряпкой, или я сообщу на пост, что ты только что мне делал недвусмысленные предложения. Миша стал утверждать, что никаких недвусмысленных предложений он ни кому не делал, так как он не пидор, может кто то здесь и пидор, но только не он. Мы чуть ли не хором ему ответили, что он наверняка пидар, так как не убирает в свою очередь. В. заявил, что если бы его кто нибудь назвал пидором, то наверняка тут же бы получил в пятак, но Миша видать и впрямь пидор, что стерпел такое. Миша занервничал не на шутку, он начал что то говорить, что будь мы не дурдоме, а где нибудь в другом месте, то наверняка бы ответил обидчику адекватно, по мужски, но здесь совсем другая ситуация. В. резонно заметил, что для настоящего мужчины ситуация всегда одна, где бы он не находился. Миша был поставлен в тупик. Он умолк и только хлопал глазами. В. стоял напротив него и ухмылялся ему в лицо. Миша решил потянуть время и поинтересовался у В. какие такие предложения он мог делать. В. пояснил, что дескать Миша предлагал удовлетворить его орально в душевой. Препирательства пошли на второй круг. Мы с Леней ржали, для нас это было развлечение, так редко случающееся в дурдоме. Мише приходилось не сладко. В. стоял перед ним и предлагал ударить его по физиономии и посмотреть что будет дальше. Миша опять выкручивался, он стал предполагать, что В. просто очень больной дурак, а на дураков он типа, не обижается. Тогда В. плеснул своим чаем Мише в лицо. А что ты будешь делать теперь, поинтересовался В. Миша утирался и молчал. Потом он сказал, что этот поступок В. только подтверждает его теорию о том, что В. просто очень больной псих, и делать он ничего не будет. После этих слов Миша ушел из палаты а В. стал убирать заварку со стен и простыней. На следующий день Миша все таки убрал палату.



мишугА, как настоящий гуманист, конечно же скруглил у этой ситуации её острые углы(;

вопрос был поставлен жостко: или ты сегодня отпидарасишъ, или завтра мы...



На следующий день зав. отделением Т. устроила обход. Когда дошла очередь до меня, то я заявил, что у меня появилась уверенность, что все мои предыдущие логические построения, включая и те, что были до первой госпитализации рассыпались, как карточный домик под влиянем бесед с В., которому я очень признателен. Т. отвечала, что я недооцениваю роль медикаментозного лечения, которое она мне назначила. Но весь обход порадовался за меня, я это отметил по их счастливым улыбкам, адресованным мне. Я был уверен, что исцеление мое совершилось и меня уже пора выписывать. Но В. мне объяснил, что пока говорить о выписке рано и у психиаторов принято давать передержку. Заодно нагваль объяснил мне, что вчерашняя история с Мишей была им специально срежиссирована и разыграна для меня, а заодно и для Миши в качестве иллюстрации к главе о "мелких тиранах". Вот, вы читаете Кастанеду, и нихуя в ней не понимаете, сказал он мне. Заодно он переговорил и с Мишей. После той беседы Миша стал обращаться к В. на Вы, хотя и продолжал звать его по имени, без отчества. Заодно нагваль мне объяснил, что мои "психологические опыты" на психах стали его утомлять и он показал мне, к чему такие опыты могут привести. Во всяком случае все глубинные побуждения нагваля в этой истории так до сих пор и остаются для меня не очень ясны, и, вполне возможно, что к этой истории мне еще придется вернуться.



Потекли скучные, похожие один на другой дни в дурдоме. Рассказывать нагвалю мне стало нечего, все и так было ясно. Я истощился. На месте моего психоза, с которым я носился как с писанной торбой образовалась пустота. Я отметил, что когда рассказывал В. о своих похождениях, то чуть ли не гордился ими. Тут до меня наконец дошло, что гордиться мне тут решительно нечем. Психов для того и прячут в психушки, что бы он своим поведением не оскорбляли общественного спокойствия. В. рассказал мне, что нейролептики появились относительно недавно, а до этого психов просто сажали на цепь, чтобы они не разбегались из бедлама. Я часто вспоминал историю про кролика с клавишей удовольствия. Выходит я постоянно пытаюсь отыскать эти клавиши, а обнаружив ее, все жму и жму ее. В. объяснил мне, что целью медикаментозного лечения как раз и является разрыв связи между кнопкой и удовольствием, но таблетки действуют универсально, и в итоге пациент вообще перестает ощущать удовольствие от чего либо. Живет себе как овощ, но зато не нарушает общественного спокойствия. При чем психов так много, что на каждого психоаналитиком не напасешься. Дешевле запереть и закормить таблетками. В. рассказал мне, что у психиаторов мол есть такая шутка "здоровых нет, есть недообследованные", и что, мол, пока ты не начнешь публично поедать собственные экскрименты, то и живи себе на свободе. А ты еще собираешся опять опытами с собственным сознанием заняться сразу после выписки, так закончил нагваль свою речь и отправил меня готовить чай. Я вспомнил, как у Кастанеды было написано, что мол это большое везение, если вам на пути повстречается мелкий тиран, который станет вас угнетать, и с этой позитивной мыслью отправился исполнять поручение нагваля.


Миновало Рождество. Праздники кончились. На диванчике в коридоре возник обколотый Колпаков. От его выписки прошло около недели и вот он опять вернулся. Когда он маленько оклемался до такого состояния, что смог стрелять у меня сигареты, я поинтересовался, что с ним произошло такое, что он опять здесь и так быстро. Колпаков рассказал, что постоянно пил какое то вино и слушал Мерлина Менсона в наушниках. В результате у него возник дикий звон в ушах, который он терпел дня три, а потом запросился обратно в больницу и его мама вызвала санитаров. А чего же ты пил вино, спросил я Колпакова, нам же, психам то есть, это строжайше запрещено, так как оно вступает в реакцию с нейролептиками. Колпаков опять что то залопотал про то, что все нейролептики он вывел с помощью поедаемого им табака, и дело вовсе не в этом. После Рождества поступил на лечение и мой старый знакомый по первой госпитализации Михал Иваныч. Его поместили в нашей палате. Другой наш сосед, Коля Филипов по прозвищу Филипок, занявший Мишино место, который уже успел выписаться, попавший в Кащенко из психинтерната за распитие спиртных напитков и проведший в этом интернате последние 17 лет, сказал, что этот мол Михал Иваныч такой болтун, всех мол заебет своей болтовней. И действительно, я от Михал Иваныча убегал только под предлогом, что мне мол пора курить. На Рождество ко мне приезжала жена и привезла мне новых колбасок и сыра. Я рассказал жене о своем чудесном исцелении и о своих подозрениях, что мол персонал тайком тырит мои колбаски. Жена сказала мне, что специально привозит много, что бы мне тоже оставалось. Мы посмеялись.


самое страшное для европейского сознания в клинике, это когда твои дни слипаются в серую массу однообразия и клейкий, как само безумие, бесконечный гомон сотни запертых в четырёх стенах мудозвонов из которых, по странному капризу начальства, решили неторопясь сделать пингвинов



Делать было абсолютно нечего, В. не расставался с наушниками и я его старался не беспокоить. Я начал читать Лема. Как то В. посоветовал мне записать свои воспоминания о временах помешательства, и я даже исписал несколько страничек. В. просмотрел эти записи и заметил, что дескать, это сочинение "Как я провел лето". Время тянулось как резиновое, никаких новых осознаний со мной не происходило. Было скучно и противно. Вспоминать свои бредовые состояния тоже было неприятно. Как то раз, лежа на койке я решил вспомнить что нибудь приятное. Тут же мне начало вспоминаться, как когда я еще был студентом, мне неожиданно позвонила одна моя сокурсница и сообщила о своем намерении немедленно приехать ко мне. И вот она приехала, родители были на работе, мы расположились в моей комнате и начали предаваться утехам. Но я поторопился и она прошипела мне в самое ухо : «идиот, надо было просто сменить позу!» Блин, да она меня просто хотела поиметь. А я не оправдал её надежд. И с самого начала она меня хотела поиметь, сметала на скорую руку дурацкий предлог в виде совместных занятий начертательной геометрией. А сама ставила психологические опыты и наблюдала, как я буду её в койку завлекать. Стало еще противнее. Я вспомнил, как в какой то нашей беседе с В. он что то вещал о роли женщин в жизни мужчин и закончил эту беседу фразой: «О, у них есть ловушка, мимо которой не пройдешь!» Я начал бояться впасть в депрессию. Я вспомнил свою летнюю депрессию и поежился, но все таки решил вспомнить последнюю ночь перед первой госпитализацией и сосредоточился.


Я вспоминал, что тогда впервые рассказал своей жене о том, что я бог. Дело в том, что плотник, своим скотским поведением, совершенно дискредитировал звание бога, и я опять уверился в том что Он это я. Ну вот, говорю я значит жене, что я - Бог, а она мне : а я, золотая рыбка, сбегай-ка лучше в лавку за сигаретами, а то кончились. Я сбегал в лавку и мы продолжили беседу. Я ей рассказал о всех чудесах, которые происходили со мной в последнее время. В какой то момент, я вспомнил, что квартира на прослушке у темных сил и стал писать в тетрадке и требовать от жены, что бы она свои ответы тоже записывала и показывала мне. Часам к шести утра она так утомилась, что заснула. Я же заснуть не мог и усевшись в нашей гостиной в кресле стал размышлять. Мозг опять с огромной скоростью генерировал для меня реальности, одна другой страшнее. Я с легкостью находил любые подтверждения к любым конструкциям. Сосредоточившись на опасности, которая грозила мне и моей семье, я сразу понял, что другого такого момента, как празднование дня рождения для уничтожения всех сразу одним махом трудно сыскать.


Тут то я и понял, что в дом подложена бомба, а так как все предопределено и было предсказано, то бомба заложена еще в момент строительства, то есть 1933 году и должна взорваться уже сегодня в 18.00 в тот момент, когда уже все соберутся. Это осознание так пронзило меня, что я даже не посоветовавшись с женой решил немедленно оповестить соответствующие службы, что бы они могли обезвредить бомбу или хотя бы эвакуировать всех жильцов нашего дома. Я позвонил в милицию и сообщил им о бомбе. Они сказали, что это не их дело и посоветовали звонить в МЧС. Я отыскал их телефон по Желтым страницам и позвонил им. Где то через час приехал наряд милиции. Они главным образом интересовались, откуда у меня такие сведения. Я сказал, что догадался, мол, сверхинтуиция. Они, даже не составив протокола, уехали, оставив мне номер телефона, по которому я смогу позвонить в случае чего. Когда прошло оговоренное время, я позвонил по тому номеру и меня послали. Я понял, что милиция тоже участвует в заговоре и решил сам отыскать и обезвредить бомбу. Я вышел из квартиры и спустился вниз по лестнице. На первом этаже у нас находится библиотека, в которую я никогда не заходил и с которой у меня некоторое время назад был конфликт из-за того, что мы не могли установить дверь с домофоном и у нас на лестнице вечно кто нибудь или пил пиво, или избавлялся от результатов распития пива. В общем лестница наша была весьма загажена.


Я увидел, что перед библиотекой набросаны какие то бумажки и мусор, а к стальной двери библиотеки прислонены какие то палки. Вот же как хитро замаскировали, понял я и решил взломать дверь и найти бомбу. Времени еще хватало, было только 9 утра. Тут по лестнице стал подниматься мой сосед по лестничной площадке. Его тоже звали Миша и он работал машинистом и возвращался с ночной смены. Я тут же рассказал ему, что дом заминирован и мне требуется его помощь для обезвреживания бомбы, так как милиция и МЧС не хотят сюда ехать. У меня сложилось впечатление, что он мне поверил, так как он стал помогать мне. Я взял из своей машины балонник, и решил с его помощью взломать библиотеку. Сосед Миша подсказал мне, что в нашем доме есть бомбоубежище, но вход из другого парадного. Я сразу же понял, что убежище для бомбы именно там и мы пошли туда. Миша сказал, что все таки лучше бы вызвать милицию, я горячо с ним согласился и велел ему заняться этим, а то мне они не верят. Миша сбегал куда то ненадолго и вернулся и мы с ним пошли в другое парадное. Там была квартира на первом этаже, и я решил, что проникнуть в библиотеку можно попытаться сломав стенку между квартирой и библиотекой. Я позвонил в ту квартиру и мне открыл её заспанный хозяин в одних трусах. Я рассказал ему о бомбе и попросил разрешения взломать смежную с библиотекой стенку. Я попросил Мишу пройти в квартиру и осмотреться на месте. Я был убежден, что там должна существовать какая то потайная дверца, завешенная ковром или заклеенная обоями, через которую можно проникнуть в то помещение. Я сразу вспомнил сказочку про Буратино, и как они искали заветную дверцу, а она всегда была у них под носом. Миша с хозяином квартиры прошли в помещение, а я остался на лестнице. Через некоторое время они появились и сказали, что ничего не нашли. Я все равно предлагал прорубить дыру в библиотеку и обещал все расходы взять на себя. Но мне отказали и дверь захлопнулась перед моим носом. Тогда я решил попасть в бомбоубежище. Но там было темновато и я позвонил нашей служанке Кильке, велев ей принести отвертку и свечку или фонарик. Через некоторое время Килька принесла отвертку и свечку и я стал ковыряться в замке, но он не поддавался. Тогда я стал звонить людям, которым доверял и просить их вызвать кого нибудь, что бы они обезвредили бомбу или хотя бы обезопасили людей. Я позвонил своему отцу, приятелю Эдику и своему водителю Олегу. Всех их я убеждал позвонить в МЧС и сообщить о бомбе. Сам же я решил оставаться, как на посту, у двери бомбоубежища до конца. Я оставил попытки вскрыть дверь и стоял уже некоторое время, когда приехали эмчаэсовцы. Они открыли дверь и поинтересовались, не я ли их вызывал. Я подтвердил. Тогда они просили рассказать о моих опасениях и откуда они взялись. Я опять сослался на свою сверхинтуицию. Тогда появились люди в белых халатах, я их почему то сразу определил, как силы добра. Они отвели меня в машину скорой помощи и стали задавать вопросы, как меня зовут, какое сегодня число, дата моего рождения. Я четко отвечал на все их вопросы, но заметил им, что времени осталось мало, и необходимо спасти людей. Они отвечали, что этим уже занимаются профессионалы. Затем в машину села моя жена и мы поехали куда то. Меня привезли в какое то помещение, и там опять стали задавать вопросы. Я отвечал. Затем мне сделали укол и я заснул. К топчану меня не привязывали.


Меня кто то будил, оказывается я задремал во время моих воспоминаний. Меня звали получать передачу из холодильника. Я встал и пошел. При выдаче передач из холодильника я с каким то извращенным удовольствием отметил, что половины колбасок нет и к тому же половина сыра отрезана. К оставшейся половине прилип чек, на котором было отпечатано, что это сыр Маасдам, вес 741 гр. У меня на руках появились доказательства и я тут же заявил о недостаче санитарке, выдававшей передачи. Она что то стала мямлить в ответ, что дескать она не брала моих колбасок, но я довольно быстро понял, что препираться с санитаркой нет никакого смысла и попросил ее зафиксировать мою претензию, а сам практически торжествуя, отправился писать жалобу на имя заведующей отделением. Зная по опыту, что все, что выходит из под пера пациентов подшивается обычно к их Делу, я решил написать нечто очень стебное и пафосное. У меня, к сожалению не осталось копии этого замечательного документа, поэтому я воспроизведу его по памяти. Озаглавил я этот документ "Жалоба". Начинался он так "Уважаемая Т., довожу до Вашего сведения, что во вверенном Вам учреждении у больных крадут продукты из холодильника, так, сегодня, я обнаружил, что добрая половина колбасок "Лицейские" исчезла, а изрядный кусок сыра "Маасдам" отрезан и тоже пропал. Сыру я до этого не получал и в качестве неопровержимой улики остался чек, на котором значится исходный вес, а именно 741 г. Прошу выявить злоумышленника и вернуть мне похищенное. С уважением, больной псих _ФИО_. Я отнес свою жалобу на пост и стал ждать, что будет дальше. Уже при выдаче вечерних таблеток старшая медсестра поинтересовалась у меня, правда ли ЭТО. Я сказал, что чистая правда, мало того, это случается уже не в первый раз, но у меня не было доказательств. Потом мы до отбоя обсуждали с В. историю с похищенными колбасками. Я был практически рад, появилась хоть какая то тема для обсуждения.


На следующее утро еще до завтрака меня растолкала мрачная медсестра и отвела в кабинет к врачам. Там меня ждала Т. Перед ней на столе лежала моя жалоба. Она от имени всего персонала отделения извинилась передо мной за столь неприятный инцидент и сказала что мне все вернут. Не знаю, сказала Т., удастся ли выявить злоумышленника, но сегодня же Вас сопроводят в магазин и Вы сможете купить все утраченные Вами продукты. Но, сказала Т., мы примем меры к тому, что бы подобное больше не происходило, и будем принимать передачи согласно перечня и весовых норм, указанных в инструкции. Т. еще раз от лица всего отделения извинилась за недостойное поведение кого то из своих подчиненных и меня отпустили.


Я сразу отметил, что отношение ко мне со стороны персонала резко изменилось. Я решил обсудить это с нагвалем, и он объяснил мне, что Т. их всех с утра наверняка круто взъебала на планерке, а ты как на муравейник поссал. Теперь режим ужесточат, резюмировал он. И вправду, сразу же после завтрака начался шмон и стали отбирать кипятильники. У спятившего программиста, который был у В. соседом по палате, изъяли из под матраса несколько пачек сигарет и он стал как то косо на меня смотреть. Я уже начал жалеть о моей злосчастной жалобе. Вечером я позвонил жене, нагваль уже стал разрешать мне пользоваться его "тетрисом", тем более что я попросил своих пополнить балланс и рассказал ей о случившемся. Она тоже стала упрекать меня в том, что я поторопился и не предвидел последствий, которые столь очевидны. Она опять повторила мне, что специально привозила много, что тебе, жалко колбасок что ли и сыру для санитарок? Они так мало получают. Я отвечал, что колбасок мне не жалко, но это дело принципа, тем более, что у меня появились такие весомые доказательства. Ты никогда ни с кем не советуешься, сказала мне жена и на этом мы закончили разговор.


В тот же день, как и обещала Т., меня под конвоем другой мрачной санитарки отвели в магазин. Мы обошли три бакалейные лавки, но ни сыра Маасдам, ни Лицейских колбасок в этой дыре не нашлось. По видимому доходы обитателей Никольского были таковы, что эти деликатесы сюда попросту не завозили. Я же заявил, что никакого другого сыру, кроме Маасдама не употребляю, а от охотничьих колбасок по 140 рублей меня тошнит. На следующее утро, опять где то за час до завтрака меня мрачно разбудили и повели в ординаторскую. Там мне предъявили 1.5 кг точно таких колбасок, как у меня и были и с полкило сыра Маасдам. Мне велели расписаться в специальной ведомости, что я удовлетворен качеством и количеством этих продуктов. Затем меня мрачно отпустили, сказав напоследок, что из-за меня их всех подозревают в воровстве. Теперь при выдаче передач из холодильника меня заставляли расписываться за полученные колбаски, после чего остаток пересчитывали, а сыр взвешивали и эти данные опять же заносили в реестр. Каждый раз меня упрекали, что из-за меня они тут все как оплеванные ходят, хотя они мол к больным всей душой и чуть ли не последним куском с ними делятся.


Через несколько дней нагваль запретил мне упоминать колбаски при разговорах с ним. Темы для бесед опять исчерпались и я снова стал валяться на койке, предаваясь воспоминаниям. Мне было необходимо вспомнить все, что предшествовало моей второй госпитализации, новогодней. Надо отметить, что история с колбасками совершенно неожиданно ударила и по В. К нему в очередной раз приехала его маменька, и при приеме передачи с ним, как с моим ближайшим приятелем, решили таки поступить строго по инструкции. Нагваль так разнервничался, что послал всех нахуй, хлопнул дверью и несколько часов после этого лежал на своей кровати, накрывшись одеялом с головой и ни на что не реагировал. Я даже думал, не случилось ли у него какое нибудь несчастье, что он так страдает. Нагваль только ходил в курилку и я там пытался поговорить с ним, но он жестом давал понять, что разговаривать ни с кем не желает. Только к вечеру выяснились подробности и причины его столь необычного поведения.


Между тем мой сосед Леня поведал мне, что он предполагает, кто бы мог слопать мои колбаски. Он рассказал мне, что как то раз, некая буфетчица до того напилась пьяной, что даже не смогла сама помыть бачки, и попросила Леню за пачку сигарет сделать это за нее. А напились они, так как на втором отделении помер какой то давнишний пациент, которого они дескать, все любили. И судя по всему моими колбасками и сыром закусывали на его поминках. Мы опять повеселились по этому поводу и я угостил его колбаской. Он отметил, что колбаски и вправду чудо как хороши и соблазнительны и что я ввел их в искушение, за что и поплатился. В. общался в тот период главным образом с санитаром с шестерки, помещенным сюда из-за пьянки. Они важно и степенно беседовали о чем то, и я их не беспокоил своим присутствием. Я вспоминал.


и вот, сейчас, когда в непринуждённой домашней обстановке я пишу эти свои воспоминания, мне кажецо, что...


Теперь, когда я в непринужденной домашней обстановке пишу эти воспоминания, мне кажется, что я уже смогу обходиться без таблеток. Моя точка сборки с Вашей помощью, Нагваль, упрятана достаточно глубоко и уже не подвержена воздействию различных манипуляторов, как внутренних, так и внешних. Вы как то цитировали Геббельса, что мол есть мысли полезные, вредные и подлежащие искоренению. Так мне теперь кажется, что мысль возобновить эксперименты с собственным сознанием именно что подлежит искоренению. Подобного опыта для одной жизни вполне достаточно. Я отметил одну закономерность, что в периоды измененного состояния сознания представлялся себе богом. Мне кажется, что и звания человека мне теперь вполне достаточно, но нести достойно это звание есть нелегкий труд. И пытаться быть еще кем нибудь занятие пустое и не благодарное, мало того, эти попытки, во всяком случае для меня, оканчивались в дурдоме. Напомню моим трем читателям, что это произведение было затеяно исключительно с терапевтической целью. Не более того, но и не менее. Мне кажется, что цель эта достигнута.


Но, это повествование будет не полным без рассказа о моем вторичном входе в состояние измененного сознания, предшествовавшего второй госпитализации. Напомню, что в это состояние я входил сознательно, используя опыт первого вхождения. Этому второму эксперементу предшествовало тяжкое для меня лето и осенние занятия биосенсорикой. После открытия биоэнергетических центров я мог в любой момент по желанию активировать любой из них или все сразу путем проделывания несложных дыхательных упражнений и концентрации. Таблетки я бросил принимать еще в конце лета, так как мне надоело вести жизнь овоща, лишенного эмоций. Иногда мои чакры активировались сами, без каких либо усилий с моей стороны, и тогда я задумывался, чем бы это могло быть вызвано. Например активация чакры, расположенной меж бровей происходило у меня при малейшей попытки о чем либо задуматься. Впрочем и сейчас, хотя я и не возобновлял занятий, это со мной периодически происходит. Я чувствую, что как бы набухает эта область, когда я здесь пишу. Также и область в районе макушки начинает как то чувствоваться. Тогда эти ощущуния были весьма сильны и я чувствовал какой то поток, наподобие воздушного, который то ли входил, то ли выходил из моего лба и макушки.


Напомню, что второй раз я осуществлял вход в первой половине декабря. Случайно по телику на каком то заштатном канале я увидал Льва Рубинштейна, который обычно раньше в телевизоре не светился. Он сказал какую то фразочку о будущем России, что, дескать по его прогнозу или все будет очень хорошо, а может быть очень плохо. Я воспринял это как сигнал, как вызов. Я в тот период проживал в своей городской квартире вместе с семьей, так как жить один на даче боялся. После депрессии я боялся надолго оставаться один и боялся знать цену вещам. Мои летние страхи скорого разорения трансформировались в нежелание иметь дело с деньгами и знать что сколько стоит. Мысли о деньгах вызывали у меня состояние близкое к истерике и я предпочитал этих вопросов вообще не касаться. Я полностью устранился от решения каких либо хозяйственных вопросов и это, похоже, всех устраивало.


После увиденного мной по телеку Льва Рубинштейна я поехал в свой офис, где есть интернет, зашел на Грани и тут же обнаружил его свеженькое эссе. http://www.grany.ru/Culture/essay/rubinstein/m.130939.html "О мишках и людях". Разумеется я тут же решил, что это имеет какое то отношение ко мне лично. Я еще несколько раз прочитал статью, следя за реакцией своих чакр. Чакры активировались и начали "сифонить". Тогда поняв, что все начинает "возвращаться", я включил Эхо Москвы, в надежде на возобновление "обратной связи". Пока ничего не происходило и я начал обновлять страницы с комментами, ища в них и в заголовках внизу каких либо знаков. Но знаков не было. На следующий день, в воскресенье я опять поехал в офис, загрузил Грани и включил Эхо Москвы и опять стал ждать "знаков". Напомню, что ровно через неделю, 17 декабря единоросы обещали на своем съезде назвать фамилию своего кандидата, то есть "приемника". По какому то моему убеждению им должен был стать непременно Никита Михалков, который довольно часто выступал в предыдущей парламентской избирательной компании.
В комментариях к рубинштейновской статье я подписал, что опять начал воспринимать "албанский" и тогда Рубинштейн мне лично ответил в третий раз, требуя изъясняться яснее. Я и изъяснился, написав, что воспринимаю эту статью, как некое зашифрованное послание посвященного, в котором скрыто имя будущего президента России. Эхо Москвы у меня было включено и тут же возникла обратная связь. В передаче немедленно прозвучала фамилия Михалков и слово обломов. Кстати передача называлась вроде "Бренд" и была посвящена Эсте Лаудер, текст лежит на сайте Эха. Я сразу понял, что что то пошло не так как я предполагал и стал писать, что если немедленно не сообщат имя приемника, то это сделаю я. Немедленно после этого было объявлено, что имя кандидата от Едра объявят буквально скоро и не будут ждать еще неделю.


Удовлетворенный таким своим влиянием на государственные дела я решил наконец доподлинно узнать у неизвестных посвященных кто же я такой в их понимании, что они меня так беспрекословно слушаются. И опять написал в комментах "кто я ?". По Эху в это время началась какая то программа, посвященная путешествиям и было объявлено, что вместо обычной ведущей в передаче будет участвовать кто то другой. Я сразу понял, что непосвященного заменили на посвященного, того, кто может читая с листа мои комментарии тут же отвечать мне по радио. В передаче речь шла о каких то чартерных перевозках, но я очень внимательно слушал, и тут же расшифровывал содержание на только мне и посвященным понятный язык. Я требовал немедленно сообщить, кто я такой и в студию стали задаваться вопросы то о путешествиях по библейским местам, то по мусульманским святыням, а ведущий прямо на какой то вопрос ответил, что не знает. Из этого я понял, что они и сами точно не знают, но предполагают то же, что и я. Удовлетворенный, что все мои прежние навыки в расшифровке "албанского языка" и своей роли в жизни планеты вернулись и что это вовсе не результаты нарушения мышления и бред, как мне пытались внушить во время первой госпитализации в Кащенко, я очень довольный стал ждать объявления имени приемника. Имя было названо и им оказался Медведев. Я был возмущен и перейдя на открытый текст, стал выяснять, почему они занялись самодеятельностью, в то время как я им еще давно велел назвать совсем другого. Я знал, что напрямую, без шифрования мне никто не ответит и принялся обновлять страницу, пытаясь по времени и по контексту узнать коммент, адресованный мне. Разумеется мне это удалось. Они что то лепетали в ответ невразумительное и оправдывались. Я смягчился и решил понять, чем вызвано такое их решение. Они приводили различные резоны, с которыми я вскоре и согласился.




А потом прозвенел тот самый звонок.





Конец.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"