Митрофанов Д.М.: другие произведения.

200 тысяч маленьких удовольствий, часть 1, день 5-9

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    куда девать 200 тысяч долларов? - элементарно...

  День пятый
  
  Целый день проболел. Никуда не ходил, спиртного не пил. Сидел в кресле, ходил по комнате. Мнительно и торопливо размышлял о фортуне, амбициях, неудачах, о высоких материях, любви и свинстве. От Федора никаких вестей. Сам звонить ему не стал - обойдется. Позвонил лишь домой, отмазаться - на работе запарка, домой не придет. Ближе к вечеру Семен Филиппович сходил за коньяком. Выпил полбутылки, больше не смог. Уснул в горьких думах.
  Федора отправили за город на дачу на исправительные работы.
  
  
  День шестой
  
  Стало значительно легче. Семен Филиппович толком не мог понять отчего, но с души будто бы камень свалился, исчез тот якорь, державший его все это время в какой-то глухой яме. Он даже стал мурлыкать что-то незамысловатое себе под нос, готовя яичницу. Правда, тело еще побаливало, напоминая о недавней встрече с малолетними отморозками. Но ничего, это пройдет, благо лицо не сильно пострадало. Можно сказать, что ему в какой-то степени повезло.
  К вечеру, допив коньяк, оставшийся со вчерашнего дня, он решил, что пора становиться человеком большого полета, а все мелкое, сиюминутное оставить за бортом. Хотелось бы, конечно, тещу удушить, но это подождет пока, всю жизнь ведь ждал. Пора, пора себя показать во всей красе.
  В одиннадцать часов вечера Семен Филиппович с тысячей долларов в кармане стоял перед дверьми одного из самых пафосных казино города. Вот где светская тусовка, здесь обозначено место бомонда. Сейчас он зайдет и сделает это - слава, почет, женщины, деньги, знакомства - все будет в его руках.
  Минуту спустя Семен Филиппович стоял в сторонке с ущемленным достоинством, зло матерясь - его не пропустил фейс-контроль. Охранник-амбал мягко, но точно послал его, указав на дверь - "закрытая вечеринка".
  "Твари, недоноски, ублюдки хреновы. Костюм им мой не понравился, не выгляжу я на сто тысяч долларов. Демократия называется, равенство. Ну, мы еще посмотрим, кто кого. Вы еще узнаете, кто такой Семен Филиппович. Молиться на него будете, ниц падать".
  С бутылкой коньяка он вернулся домой. Пил из горла. С ней и уснул.
  
  
  День седьмой
  
  
  Во сне Семен Филиппович сумел извлечь некоторые уроки из дня вчерашнего. Поэтому, проснувшись, он выпил лишь грамм пятьдесят для разгона и принял здоровый образ жизни. Побрился, сходил в душ, отгоняя вторичную сонливость и уже обозначенное контуром похмелье, запихнул в себя пару бутербродов и две таблетки цитрамона. Теперь он был готов к походу по магазинам.
  Он долго решался войти в яркий, нарядный, модный и, наверное, очень дорогой магазин одежды с таинственным названием "Бутик вдохновенный". Продавцы-консультанты, завидев мужлана в поношенном костюме времен гэдээровского бума, собирались было прогнать вонючку поганой метлой, но, приметив в его руках деньги, полюбили его всем сердцем.
  В щегольской обновочке от Кардена, костюм плюс рубашка, Семена Филипповича отправили в парикмахерскую. Цирюльники, по фирменным пакетам со звучным названием, куда хозяйственный Семен Филиппович определил свои старые шмотки, приняли пришедшего как бога, возлюбив его. Как всегда, богу уготовили самое дорогое и продвинутое.
  В салоне красоты его вылизали окончательно. После педикюра, по тактичному совету девушки, выполняющей тяжкий труд по зачистке ногтей, Семен Филиппович отправился за новой обувью и носками.
  Носочки - шик, за пятьдесят баксов, туфли из крокодильей кожи радовали глаза Семена Филипповича. Ему как-то было не по себе. Он решил сходить на рынок за продуктами, заодно пообтереться и привыкнуть к новому имиджу.
  На рынке Семен Филиппович встретил Клавдию Лаврентьевну, толкающуюся проникновенно в очереди за мышьяком. Занятая любимым делом теща не заметила зятя, а быть может, попросту не узнала его. В любом случае Семен Филиппович поспешил ретироваться с глаз долой, дав себе зарок не кушать дома всякой всячины.
  Вечером прикинутый Семен Филиппович с двадцатью тысячами в кармане более-менее уверенно шел к дверям казино, где вчера... К черту вчера - сегодня он будет лучшим. Конечно же, он не собирался ставить все деньги, это так, для фарса. Максимум тысячу, да и то это уже чересчур. Он предполагал выиграть, а потом играть на выигранные деньги и снова выиграть. Администрация казино любезно предоставила девушку-экскурсовода любознательному Семену Филипповичу, впервые попавшему в столь почтенное заведение, объяснить основные правила, показать, где столы рулетки, где играют в покер, где в игровые автоматы и где бесплатный бар для игроков. "Бесплатный бар" - отметил для себя Семен Филиппович.
  В три часа ночи, услужливый охранник с Семеном Филипповичем подмышкой, нализавшимся как свинья, вышел из дверей казино. Семена Филипповича аккуратно впихнули в бесплатное такси для игроков. Всю дорогу до дома он что-то пел, мычал, бессвязно матерился, ругал жулье, заполняя паузы боевым кличем гордого варяга.
  Семен Филиппович проигрался в пух и прах.
  
  
  День восьмой
  
  
  Снова красивый Семен Филиппович, прилизанный и при галстуке, с тридцатью тысячами, рассованными по карманам, стоял перед дверьми казино. Еще одну тысячу, свернутую трубочкой (в рулончик), он запихнул в потайной карман трусов, на всякий случай. Теперь он точно знал, как выиграть...
  
  
  День девятый
  
  
  Его кто-то тряс за плечо. Семен Филиппович зашевелился.
  - Ну что, Сема, поссать хочешь? - услышал он ласковый голос мента.
  Семен Филиппович медленно разлепил веки. Увиденная им картина, разбудила в нем старые, далеко ушедшие воспоминания. Он сразу определился где находится - ни дать ни взять в трезвяке. Стояла чинная и умиротворяющая тишина как в старые добрые времена. Семен Филиппович приподнялся на локоточки. У кровати его находились сандалии, поношенные и на пару размеров меньше - его сандалии. Его гардероб также состоял из трусов в горошек и растянутой, жестко пахнущей майки до колен. Семен Филиппович смиренно, опустив голову, пошел в сортир.
  В это самое время в служебном помещении, в раздевалке, рядовой Скамейка, засветившийся в одном из анекдотов о мужеложстве, примерял костюмчик с ботиночками, доставшимися ему с барского стола как никому не нужные остатки.
  - Пиерре Сардин, - прочел эрудированный Скамейка. - Оно дерьмо, конечно, дешевое, майор хорошее не отдал бы. Но все-таки - инпортное.
  Семен Филиппович имел аудиенцию у майора Ништячкина.
  - Ну что ж вы так, Семен Филиппович, вроде бы серьезный, взрослый человек, нарушаете правопорядок. Сотрудника милиции оскорбили. Нанесли телесное повреждение рядовому Скамейке (досталось случайно при дележке).
  Семен Филиппович грустно опустил глаза.
  - Товарищ майор, видит бог, не хотел я. Уж не знаю, как это получилось, не специально, а скорее случайно.
  - Ну, ладно. Покаялся перед богом - значит исправился, - как-то быстро простил Ништячкин. - Оплатите штраф за оказанные нами услуги и ступайте с миром.
  - Товарищ майор, - начал аккуратно Семен Филиппович, - мне кажется, что на мне не мои трусы и майка тоже не моя. (В трусах, обнаружив потайной карман, вскрыли даже швы под резинку - прим. автора.)
  - Это вы, милый мой, напились так, что и сами ничего не помните. Вот именно в таком, не побоюсь этого слова, прелестном виде вас и доставили к нам в четыре часа утра. Не сомневайтесь, это ваши трусики. Это еще что! Вот, к примеру, по телевизору сегодня в новостях показывали: один бизнесмен, вроде приличный человек, ханыгой оказался, в казино одном приличном отлил прямо на игральный аппарат. Мол, туалет был закрыт - пьянь бескультурная. Напиваются и нарушают этот, как его... Порядок. Накрыли его коллеги наши, сидит голубчик, раскаивается. Вот какие неприятности подстерегают граждан, злоупотребляющих алкоголем.
  - А еще на мне костюм был дорогой, за две тысячи долларов и туфли за шестьсот из крокодильей кожи, - не унимался Семен Филиппович.
  - Не может быть! - вывалил глаза Ништячкин. - Эка, оплошал я. Скамейка-то везунчик, оказывается... А, - опомнился майор, - это я о своем. У нас неожиданно как-то рядовой Скамейка счастливый лотерейный билет вытащил, делиться не хочет гад. А костюмчика вашего дорогого мы не видели и туфель тоже. Кстати, у нас и свидетели есть - случайные прохожие, человек десять, не меньше.
  - В четыре часа утра?
  - Ага. А теперь, простите меня, пожалуйста, - срочное дело, - извинился милый Ништячкин, связываясь по интеркому с дежурным.
  - Дежурный. Со Скамейки глаз не спускать, никуда не выпускать. Он кое-какие вещички мои захапал, падлюка.
  Семен Филиппович учтиво ждал. Дождавшись, когда майор закончит, он продолжил выяснять для себя обстоятельства.
  - Я почему о трусах вспомнил - там карманчик был потайной, а в нем тысяча долларов.
  - Елки-палки, - как бы ругнулся Ништячкин. - У-у-у, - задрав голову, завыл по-волчьи он, - крысы на корабле. Извините, Семен Филиппович, я сейчас, дела, знаете ли.
  Майор, сложив складку на лбу, прильнул к интеркому.
  - Капитан. Что? Здравия желаю? Подох бы ты, сука ядреная. Что же ты, уважаемый мною сотрудник милиции, вводишь в заблуждение свое начальство? Что? Ею ты будешь... Дорогой ты мой человек, ну разве так можно? Любезнейший мой друг, верни мне мою долю сполна, и я ни на мгновенье не усомнюсь в твоей преданности и честности, так как для сотрудника милиции, по моему разумению, дело чести и благородства превыше всего. Ты до сих пор не понимаешь, о чем речь?** - Ништячкин поднатужился, вновь непривычно наморщив покатый лоб, долго выбирая правильные выражения, сказанные вслух при Семене Филипповиче. - Речь идет о пятистах свистках пришедших к нам сегодня, о которых ты мне имел честь доложить. А по ведомости их, оказывается, тысяча. Неувязочка получается. Да у меня и свидетель есть! Да! Может письменно подтвердить. Что же ты, капитанская харя*, собака ты эдакая*, сотрудников наших без свистков оставляешь?! Чем же они будут преступления предотвращать? То-то. Вышла. Весь комплект свистков мне на стол. Чего?! Проститутки? Субботник? Сегодня? Уже здесь? Ха! - мгновенно воскрес Ништячкин. - Буду, буду. Рассмотрим дело в надлежащей форме.
  Бросив трубку, Ништячкин удовлетворенно вздохнул.
  - Вот видите, дел невпроворот. Нет, трусиков ваших мы не видели, это точно. Ну все, ступайте с миром, и не обижайте более Скамейку - ну, если попадется он вам в какой-нибудь подворотне - он у нас такой нежный.
  Семену Филипповичу под расписку выдали засаленное трико с оттянутыми коленками и заплатанную рубашку с коротким рукавом классического покроя. Таким красивым он и вернулся в свое временное прибежище - квартиру Петра. Сбросив с себя одеяние, определенное сразу же в пакет с мусором, кроме трико и рубашки, которые он должен был вернуть (кто знает, кому они завтра будут служить верой и правдой), Семен Филиппович забрался в душ смыть с себя всю ту мерзость, которой он успел пропитаться за сегодняшний день.
  Проснувшись вечером, Семен Филиппович удивился самому себе. Он не был угнетен потерей огромных денег, проигранных в казино, безапелляционно беспредельным ограблением сотрудниками милиции, загадочным попаданием в края того самого вытрезвителя. Его не посетила депрессия, ранее бывшая его единственно верной подругой, не покидавшая его ни на мгновенье. Не было того унизительного состояния укора, сожаления, что он опять что-то сделал не так. К своим не совсем удачливым приключениям, быть может впервые за последние десять-пятнадцать лет, Семен Филиппович отнесся по-философски: казино есть казино, там обычно проигрывают; в трезвяке всегда обчищают; огромные количества халявной выпивки частенько приводят к потере памяти. Надев на себя свой старенький костюм, он отправился в вытрезвитель, с ранее заначенной суммой, относительно символической, но весьма дееспособной, оплатить услуги и возвратить вонючие шмотки, выданные ему под расписку.
  По дороге ему пришла оригинальная идея оставить записку майору Ништячкину, пусть тот напряжет свой мощный мозговой аппарат.
  Завершив все формальности, Семен Филиппович наваял записку игривого содержания: "Многоуважаемый товарищ майор. Из одного носка одного из ваших клиентов было изъято пятьсот новеньких свистков, о чем Вам не было доложено Вашими верными сотрудниками. Сознательный гражданин и доброжелатель. Привет нежному Скамейке". Оставив записку дежурному со словами "дело срочное и денежное", Семен Филиппович, не зарекаясь, вышел из вытрезвителя.
  Смеркалось. Город уже зажегся своими точечными фонарями. Семен Филиппович не спеша побрел к вокзалу. Торопиться, в общем-то, было не куда. Из окон апартаментов Ништячкина звучала какая-то музыка, довольные гортанные звуки сытых боровов, "нежный смех" дешевых проституток, работающих сегодня не за деньги и не за доброе слово, а за просто так.
  - У-у-у, - до него донесся знакомый волчий вой - записка нашла своего адресата.
  "Сняв со счета" в камере хранения десять тысяч, Семен Филиппович, умудренный опытом, поймав такси отправился домой. По дороге приспичило заехать в магазин. Опять расходы... Купил бурбон - никогда не пробовал - и то, с чем его пьют - закуску. Хотелось развеять тоску - тоску вселенскую, засевшую камнем в его душе, нажраться, нажраться так, чтобы было весело, был праздник, чтобы, проснувшись утром, было не жаль потраченных денег, своей опухшей головы и своей репутации, явившейся новым качеством нового человека - его. Оптимизм, зародившийся в нем час назад первыми неуверенными ростками, исчез бесследно, оставив за собой лишь вялую, пожухшую листву. В голове была полнейшая пустота, никаких эмоций, ничего. Что делать-то дальше, куда двигаться, в каком направлении? Все, чего бы он ни пожелал, разбивалось о какую-то невидимую преграду, на мельчайшие осколки, оставляя лишь боль, знакомую и ненавистную. Как долго он мечтал о больших деньгах, и вот они здесь, в его руках - а мир не пал к его ногам, все совсем наоборот. Этот парадокс Семен Филиппович принять не мог. Ни грамма удовольствия, удивительно. Даже тещу замочить не удалось. Будто бы сглазил кто его. Точно-точно - теща и сглазила, ведьма. Сразу явственно вспомнился тещин глаз, торчащий под дверью, на который он пытался наступить. Вот она разгадка-то! Так, так... Ура! Все, дело в шляпе! Ну и что у нас от сглаза? Семен Филиппович знал лишь одно средство, он, правда, им никогда не пользовался, но люди говорят, что верняк, стопроцентная гарантия. Семен Филиппович налил стакан бурбона: "То ли щас его выпить, то ли после? Не, после. Сначала дело". Встав в центр кухни, он опустился на колени. Посмотрев недоверчиво в потолок, прочистив горло, он кратко и выразительно пустил по взгляду свою речь:
  - Господи, спаси меня от сглаза и замочи мою тещу. Имя у ней - Клавдия Лаврентьевна. Аз есмь раб твой - Семен.
  Трижды перекрестившись, Семен Филиппович поднялся, упершись взглядом в наполненный стакан. "Сейчас и подмаслим", - подумал он, довольный своей идеей:
  - Ну, - со стаканом в руке обратился вслух туда же Семен Филиппович, - твое здоровье, господи. Кха! - крякнул он, залпом осушив стакан. - Тоже мне, еще бурбоном обозвали - самогон паленый. Сколько денег зря потратил. О! - тут же переключился он. Достав из кармана пачку зеленых купюр, Семен Филиппович тщательно перекрестил и ее, а потом и себя для надежности.
  Зазвонил телефон.
  - Федор! - радостно воскликнул разогретый Семен Филиппович, подбегая к телефону.
  - Але.
  - Але. Семочка это ты? - услышал он молодой и чарующий женский голос. "Семочка" - у Семена Филипповича на душе стало жарко.
  - Э-э, м-м. Да, да. Это я, - разволновался он, не представляя, кто же это может быть.
  - Надеюсь, ты меня узнал? Это Ксения, - на всякий случай нежно произнес женский голос, дабы не случилось казуса.
  - Э-э, м-м, ну да. Просто слышимость плохая, - соврал Семен Филиппович, краснея от натуги напрягши свою память. - Как поживаете ...шь, Оксаночка, - сделал попытку попасть в лад он.
  - Семочка, - промурлыкал с укором голос, - вчера я весь вечер тебе объясняла, что Ксения и Оксана это разные имена.
  Семен Филиппович задумался: в первом приближении разницы никакой.
  - Ксюшенька, извини, это я от волнения, - уже лучше, отметил по себя он.
  - А отчего ты волнуешься?
  - Услышал твой голос журчащий как ручей, и сразу сердце мое потеряло покой, - хорошо.
  - Я польщена. Как прошла твоя встреча с банкирами?
  "С банкирами? Какими банкирами? Где ж это я так проврался?".
  - С банкирами?.. Ну, не так, как хотелось, могло быть и лучше. Эти подлецы украли с моего счета пятьдесят тысяч долларов. И не хотят возвращать, сволочи. Можно сказать, обули меня до последней нитки, - Семен Филиппович аж сам открыл рот, поражаясь глобальности своего вранья. "Эка финта я выписал".
  - Семочка, не расстраивайся. Для тебя же это такие пустяки, - меркантильно-обеспокоенно произнес бархатный голос Ксении.
  - Ок... Ксюшенька, ну конечно же. Я уже об этом и вспоминать более не смею.
  - Семочка, ты мой герой! Честно сказать, не ожидала я встретить в этом скучном казино такого, как ты, - настоящего мужчину, человека большого полета.
  - Хе-хе-хе, - после некоторой паузы порадовался за себя Семен Филиппович, не сразу сообразив, что речь про него. - Ну что ты. Это же я так, по скромности своей. Ты не подумай, что я такой застенчивый, просто мысли все мои были нацелены на этих чертей - банкиров. А так я очень даже веселый человек, - Семен Филиппович пытался выражаться обычными, не к чему не обязывающими фразами. Он уже понял, что заарканил эту красотку в казино своей пьяной брехней и прочими прелестями, источаемыми им в свинообразном состоянии. Чего он вчера выдавал в этом казино, при каких обстоятельствах с ней познакомился, наговорил ли лишнего - Семен Филиппович вспомнить не мог.
  - Ты это серьезно? - Ксения была реально удивлена. - Ты меня заинтриговал. Интересно, каким же ты бываешь, когда ведешь себя нескромно? Надеюсь, я скоро это узнаю, - игриво закончила она.
  Семен Филиппович слегка вспотел.
  - Как прикажешь, моя королева, - "какой я молодец". - Ксюш, ну скажи мне честно, что же все-таки тебя удивило в моем поведении? - Семен Филиппович решил идти другим путем.
  - Ну-у, Сем, я как-то сразу поняла, как увидела тебя, что ты можешь все. Даже когда ты только начал играть фишками по пять долларов, я сразу почувствовала в тебе опытного игрока, оценивающего ситуацию.
  "Потому что меньше не было. Так, это я еще помню. Как же все-таки она выглядит?"
  - А вот когда ты снова появился, - продолжал женский голос, - ты показал, на что действительно способен. И тогда я сказала себе: вот он, мужчина, который знает цену жизни. Ну разве это не удивительно?
  "А вот этого я уже не помню. А вдруг какая-нибудь корова? Чертова халявная выпивка".
  - Ксюш, будучи рядом с тобой даже черти становятся подобны богам.
  - Ха-ха-ха, - звонко рассмеялась Ксения, оставшись весьма удовлетворенной словообразованием, исходившим от ее нового знакомого. - Сем, какой ты милый.
  - Ну что ты, - засмущался он. - Право, вчера я был чрезмерно серьезным, все же игра на деньги, нельзя проявлять излишние эмоции - иначе не поймут.
  - Но ты так потешно колдовал, чтобы выпало твое число, скакал на месте, шаманил вокруг стола, падал на пол, дрыгая ногами, улюлюкал. И что удивительно - все молчали, никто слова не сказал, не сделал ни единого замечания, даже когда ты радостно укусил за попу официантку, та даже поблагодарила, мол - никто еще ее так не кусал приятно за попу. А когда ты попытался украсть, конечно же в шутку, у своего соседа фишку, выгнали взашей именно возмущающегося соседа, а не тебя. Тогда я уже точно знала, что ты авторитетный человек, чуждый каких-либо комплексов.
  "Еще бы замечания, выгнали - столько денег просадил", - проворчал про себя Семен Филиппович.
  - Ксюш, все это пустяки, вчерашний день уже прошел, о сегодняшнем думать нужно.
  - А у меня есть предложение сходить в ресторан, - игриво внесла Ксения.
  - Скажи-ка, необыкновенная, а у тебя всегда такие чудесные предложения? - заигрывающе спросил Семен Филиппович.
  - Всегда, Сем, для тебя всегда. Кстати, спасибо тебе большое за денежку, что ты выделил мне на колечко, оно тебе понравится.
  - Пустяки, что уж там, - как можно спокойней произнес он, где-то далеко соображая, сколько же оно стоит.
  Семена Филипповича несло на крыльях влюбленности к забытой им изысканной и таинственной красавице, уже нарисованной в его воображении. Он ходил по квартире из угла в угол, предвкушая завтрашний день, когда он встретится с Ксенией. Семен Филиппович был уверен в том, что она - его судьба, его любовь, его будущее. В том, что она должна оказаться красавицей, он нисколько не сомневался. У них будет трое детей - два мальчика и одна девочка. Красиво поженятся, отправятся в свадебное путешествие на морском лайнере, приобретут недвижимость и заживут широко и красиво. Теперь нужно обстоятельно подготовиться... Живет он у друга детства, временно, пока в его новых апартаментах делают ремонт. Так, теперь насчет работы - надо узнать точнее, что он уже успел ей натрепать, и развить эту тему. В конце концов, женщине все равно, откуда берутся деньги, лишь бы их наличие не вызывало никаких сомнений. Да, и обязательно обновить свой гардероб - приличный костюм, рубашка, часы, обувь - он начинал привыкать к роскошной жизни, нужно поддержать свое реноме. И вот еще что, почти самое главное - сегодня больше не пить, лучше выспаться от души.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"