Митькин Вячеслав Владимирович: другие произведения.

Блокнот выжившего человека (в процессе написания)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
Оценка: 5.96*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что будет есле в мире произойдет глобальная катастрофа? Нет, не ядерная война или потоп. И это сделают не люди! А просто случится что-то во вселенной. И то к чему мы привыкли закончится? Первые главы. Предупреждаю что особо впечатлительным лучше не читать. Пишите комменты, стоит ли дальше пытаться. Если вас заинтересует - продолжу.

  Блокнот выжившего Человека.
  
  "Привет! Привет незнакомым рукам и глазам что читают эти строки. Надеюсь, Вы умеете читать? Ха-ха... не обижайтесь, это шутка. Хотя... кто знает, как быстро пропадут из этого мира знания?! Или не пропадут... А..., не важно, в конце концов кто я такой чтоб говорить от имени человечества?! Всего лишь обломок от прошлого мира, мусор который метет ветер... короче просьба у меня одна - коль вы нашли эту стопку исписанных страниц, не спешите комкать на самокрутки или... еще по какой надобности. Не думаю, что найдется много людей, кто решился вести записи в это время. По крайней мере я не встретил ни одного... Пусть выжившие через несколько десятков лет (если такие будут), прочтут это. Заранее прошу простить меня за грамматику - это не самая моя сильная сторона..."
  Год 2047 (0037 год от катаклизма, по новому исчислению), пачка листков, найденная II исследовательской на месте предположительного военного центра в районе, ранее называемом Уральским хребтом.
  
  
  Глава 1. Кто я?
  
  Прочитали вступление? Так вот, это не первый вариант. Эти страницы я пишу уже позже, более чем через год после всех событий. Появилось время все переосмыслить...
  Ха... "появилось время"!!! Вот я загнул... Просто количество выживших людских ублюдков уменьшилось до того предела, что мне не требуется как раньше опасаться за свою задницу...
  Простите, я продолжу. О чем я...
  Короче, у меня появилась возможность сесть перечитать, что я там накарябал. И я решил что в моих первых записях было до хрена слюнтяйства и даже истерии. Стыдно стало... Я выбросил то что написал в течении пары месяцев и решил все обобщить чтобы было понятнее. Честно! Вы бы не стали это читать. А вот дальше, после первых глав, пойдет мое словоблудие, соотносимое со временем происходящего. Так что... Блин, чтоб сказать такое... героическое... а ну его, по хрену - читайте как есть!
  
  Начнем с того что с нами случилось.
  Сразу отрежу - я не ученый, хотя и имею высшее образование и диплом одного из престижных институтов. Просто натура у меня любознательная и увлекающаяся, так что я постарался вытрясти что-то из встретившихся людей, или прочитать кой-какие архивы. Далее моя "интертрепация" всего полученного.
  Год 2010 - код великого пизд... катаклизма. Буду рассказывать от своего лица. Россия (страна такая...), Свердловская область - Урал великий (возможно вам это ни о чем не говорит...). В мире в самом разгаре вторая волна финансового кризиса. Ваш покорный слуга влачит самое плачевное существование - год назад лопнула фирма, содержащая сеть магазинов, в которой он имел место трудится на очень неплохой должности руководителя, как говорили раньше, среднего звена. Его недавно бросила жена, забрав дочь и отобрав квартиру. Короче пробухав несколько месяцев, скатился до дворника (и то только по старому знакомству пристроили, чтоб на улице не болтался, и свой угол имел). Возможно, это меня и спасло...
  Как дворнику, отвечающему за конкретный участок, мне была выделена однокомнатная квартира полуподвального типа. Вечером перед всеобщим пиз...ом, я не хило нажрался халявного коньяка (Хех... если эту бодягу можно назвать коньяком...) и все что происходило ночью и утром - я воспринял как посетившую меня "белочку" (белую горячку, заболевание такое у алкашей кто не понял). Возможно, поэтому я и выжил...
  Теперь околонаучным языком... Для тех кто не знаком с астрономией попробую разъяснить попонятней (кто знаком - сильно меня не пинайте, я и сам с ней незнаком. Это мне люди объяснили...). В нашей солнечной системе есть такая планета Юпитер. В силу своего расположения и массы она является щитом для того что прилетает в нашу систему извне. Не буду морочить вам голову, но есть закон притяжения масс... или как там... Короче большинство комет и астероидов, влетающих в систему, притягиваются Юпитером и... либо разваливаются на части под действием гравитационных возмущений, либо меняют направление и улетают почти обратно. Что произошло и с кометой Швассмана-Вахмана (вроде ни чо не перепутал...). Она развалилась на несколько здоровых частей и ушла в свободный полет. Ну, в свободный в смысле, что притянулась к нашей системе и стала вокруг нее вращаться. Периодически она возвращалась и пролетала недалеко от нас. Так должно было произойти и сейчас, однако...
  В очередной раз, подлетев к Юпитеру, обломки этой самой кометы вмазываются в поверхность этого гиганта и...!!!!.... вызывают смещение его орбиты. Что, по словам ученых совершенно невозможно, все равно что горошина столкнувшая многотонный грузовик. Долбанный Юпитер, как слон в посудной лавке, колобродит по нашей системе и нарушает весь устоявшийся порядок. Не берусь в подробностях описывать дальше, но... Земля смещается ближе к солнцу, у нее изменяется угол наклона оси и скорость движения вокруг нее. Так что знайте, что раньше в сутках было двадцать четыре часа, а не как сейчас - двадцать шесть с минутами (если по-старому исчислению).
  Через полсуток по времени Земли, Солнце сотрясают мощнейшие термоядерные взрывы. Протуберанцы вздымаются с ее поверхности и приносят на многострадальную Землю страшные магнитные бури. Старушка Луна, в шоке смещается на более вытянутую орбиту. Вот так!
  Теперь представьте что происходит у нас на Земле. Воспетый многими фантастами постядерный апокалипсис просто отдыхает! Здесь - землятресения, наводнения, цунами с ураганами, и извержения вулканов. Старики, дети, больные дохнут сразу... ДА!! Я так простенько это сформулировал... ЛЮДИ - ДОХНУТ! Просто мрут как мухи, кто от сердечного приступа, кто от кровоизлияния в мозг и от подскочившего давления, или от банальной язвы. Вот так на них действует взбесившаяся сила тяжести, инерции и... еще хрен знает чего... Еще огромная часть населения планеты умирает под завалами, в пожарах и других катаклизмах. И в ядерных кстати тоже!!! Где-то атомная электростанция взлетает на воздух, а где-то и свихнувшиеся операторы ядерных шахт жмут на кнопку... Но это (ядерные взрывы) оказывается НЕ САМЫМ СТРАШНЫМ!!! Да-да, именно так...
  Кто-нибудь из моих современников, живущих в конце XX начале XXI века имел представление, насколько глубоко наша цивилизация погрязла в разных химических производствах?! Мы все поголовно боялись атома, ядерной войны. И ни кто из нас не задумывался что может случится от аварии на каком-то маленьком хладокомбинате, занимающемся заморозкой рыбы или мяса... А ведь такой заводик есть в каждом крупном городке! Или авария на предприятие изготавливающем какие-то химсоединения для пластика... Да просто, делающем краску или удобрения!!!
  А теперь вообразите что такие аварии происходят одновременно по всему земному шарику...
  В воздух, воду, землю выплескивается куча соединений не существующих в свободном виде в нашей природе!!!
  Итог - СМЕРТЬ! Смерть для большинства живого... или мутация. Наша Земля - это колыбель жизни. Не выжило одно - пусть изменится и живет по другому, как бы уродливо это не выглядело...
  В прошлой жизни я интересовался биологией. Просто интересовался, праздный такой интерес при сидении перед телевизором. Так вот... я знаю, что для закрепления мутации в каком-либо виде должно сменится несколько поколений, и соответственно пройти много лет. Это НЕПРАВДА!!! Вы, живущие со мной и после меня, меня поймете... Когда природе нужно приспособиться - она становится очень изворотливой.
  
  Думаю хватит. Теперь вы представляете ЧТО произошло. Дальше читайте как это было глазами очевидца...
  
  Глава 2. Собственно первые дни...
  
  Как я очнулся - помню смутно. А может я и не очухивался до конца... помню только, что жутко блевать хотелось, что я несколько раз и выдал. В домах сталинской постройки есть один плюс - строили их, словно на случай бомбежки (а может так оно и было). Так что потолок на меня не рухнул, выход не завалило, что не скажешь об окружавших его хрущевках. А тому, что в мое узкое полуподвальное окошко солнышко не светит, я и внимания не уделил. Больше меня заинтересовала вода по полу и отсутствие электричества.
  Шлепая босыми ногами по плавающей блевотине и шаря впереди себя руками, добрел до холодильника. Как бы башка не раскалывалась, но слабеющий разум помнил, что там должна быть лекарственная бутылка заныченного пива. Там она и была, только почему-то открытая, и пробка рядом валялась. Не помню чтоб открывал, хотя... Хрена ли с такого бодуна вспомнишь?!
  Выпитое пиво вместо опохмелятора сыграло со мной странную шутку. Мне резко поплохело еще сильней и я, кое-как доплетясь до койки, вырубился еще на сутки, а может и больше.
  Вот так вот! Будете ржать или испытывать праведный гнев, что вокруг руины и надо кого-то спасать, а этот чудила на букву "м" валяется бухой весь в собственном дерьме. Флаг вам в руки! Только может, поэтому я не свихнулся как большинство выживших и могу все это написать.
  Второй раз я очухался от холода и сырости. Оказалось, вода за это время поднялась до уровня моего матраса и сейчас совсем не ласково плескала мне в лицо.
  - Ну ни уясе... - это было первое что я выдал вслух. А потом даже орал какое-то время от боли в затекшем напрочь теле и холода. Хорошо хоть что мне как работнику совка и метлы полагалась спецодежда и отличные резиновые сапоги с отворотами. И хранилось все это (опять же на удачу мне) на верхней полке шифоньера, рядом с которым стоял прочный стол из простых оструганных досок. Так вот, матерясь и практически на ощупь, стоя на столе, я нацепил на себя все вышеперечисленное и вышел в первый раз "в свет".
  - ... - Сказать что от увиденного я впал в ступор - это вообще ничего не сказать. Вокруг был... пиздец.
  Даже сейчас, уже в который раз вспоминая все и переосмысливая, я не подберу слов чтобы ЭТО описать. То одно матерное слово, сказанное выше только и может передать что я почувствовал. Только к этому слову надо добавить еще одно - "БОЛЬШОЙ".
  Если коротко, то дальше я просто тупо сидел на заднице и таращился на окружающий хаос. Самое удивительное, что трупы я начал замечать далеко не сразу. Просто камень, гравий, обломки плит, стекол, груды покореженного железа, дым где-то неподалеку и... НИКОГО! Первая мысль была - "землетрясение", но где ж тогда помощь, спасательные службы, техника, поисковые собаки, где все?!! Следующая мысля, была что... все, допился!! Однако уж слишком это реально все.
  Потом где-то за спиной что-то рвануло, да так что мою задницу оторвало от куска шлакоблока. В башке у меня словно переключатель сработал, и я увидел кровь и разодранную плоть под грудами мусора. А еще я увидел голубей, толстых обожравшихся голубей, что раньше слетались к помойкам. Возможно, именно тогда голуби стали перерождаться в падальщиков, что мы сейчас знаем. А мы-то глупцы считали когда-то такими паскудами ворон. Нет, ребятушки, ворона - птица гордая, почти хищник и пернатый друг человека. А голуби ходили и расклевывали распухшие, начинающиеся разлагаться трупы. Они уже даже не летали, просто не могли. Я ожидал увидеть пирующих собак или еще каких "братьев наших меньших", но не было никого. Только эти омерзительные, радостно воркующие "курицы". А раньше их воркование было приятно людскому слуху. Теперь меня просто передергивает от омерзения!
  Далекий взрыв вернул моим иссушенным мозгам возможность мыслить. И первая разумная деятельность выплеснула наружу вопрос:
  - Люди. А где люди?! В смысле, выжившие.
  В след за головой "заработал" желудок - "хозяин, хреново мне... ты эти сутки не жрешь, не пьешь... блюешь только... надо бы об этом подумать!". Сразу дико захотелось пить, однако разум давал понять, что есть и пить, что попало нельзя - тут же и загнешься от какой-нибудь инфекции. Именно желудок и эти размышления и заставили меня подняться и пойти куда-то.
  Мне повезло. Мне вообще везло все эти первые несколько месяцев! Хотя... может быть мне повезло бы гораздо больше если б на мою свалилось несколько тонн перекрытий, и я бы ничего этого не видел. Ну да ладно... возблагодарим Магомеда, Иисуса, Харю с Кришной и еще кого-нибудь, за то, что выжили и т.д....
  И не орите верующие на меня за всю эту хрень. Я не безбожник, но говорить о богах при общем пиздеце как-то... нелепо...
  О чем я... А... Короче мне повезло. Перелезая через груды обломков, я случайно выбрал направление на недавно построенный в нашем городе гипермаркет. Этакое прозрачно-стеклянное здание с большой стоянкой со всех сторон. Повезло потому, что развалившиеся стеклянные стены почти не скрыли под собой "начинку" магазина. Здесь я смог нормально поесть-попить, запастись в дорогу и даже приодеться. Причем насколько мне повезло с последней возможностью (я про приодеться) я понял гораздо позже. А шмотки мне достались знатные! Хотя я-то дурак, вначале хотел мимо пройти. Был в ентом супермаркете свежеоткрытый отдел, типа "все для охоты и рыбалки" или как там он назывался. Хрен с ним с названием, но прибарахлился я по полной. От носков и термобелья до удобного комбеза с налокотниками и наколенниками, удобных высоких ботинок и отличного рюкзака со спальником. Взял еще несколько ножей, спички и набор лесок с крючками и поплавками (уж и не знаю для чего). Заминка вышла, когда я выбирал компас. Почему-то мне казалось, что он обязательно мне потребуется. Однако все подобранные упорно не хотели показывать привычное мне направление на север (еще бы! Это я потом узнал что ось у планеты и полюса сместились). В итоге, бросив бесполезные приборы, я набил рюкзак дополнительным бельем и всякой снедью от минеральной воды до консервов, благо опыт туристический за плечами был неплохой.
  Идти в хорошо пригнанных берцах с высоким голенищем по обломкам гораздо удобнее, чем в растоптанных резиновых сапогах. А, чуть не изрезав все пальцы об обломки стекол, я вернулся и отыскал пару пар неплохих перчаток. Шатание по обломкам центра натолкнуло меня на еще одну мысль, которую я тут же постарался претворить в жизнь. Через десяток минут я стал обладателем портативных радиоприемника и телевизора, а так же кучей батареек к ним. Однако ни тот, ни другой прибор упорно не хотели принимать сигнал.
  Наверное это и подтолкнуло меня к мысли что надо найти место повыше, чтоб увидеть весь город. Да и радиотехника на горке вдруг, да поймает что. Через долгих три часа пути я очутился у местной достопримечательности - пожарной церквушке хрен знает какого года, стоящей на высокой горе и совершенно!!! (ну почти) не развалившейся от катаклизма. Я стоял и смотрел не в силах поверить в происходящее. Вокруг меня простиралось нечто...
  Когда-то здесь стоял большой город в полмиллиона жителей, с парой крупных заводов и кучей предприятий поменьше. А сейчас... словно кто-то взял и толкнул стол с построенным на нем карточным домиком...
  Пожалел, что не подумал поискать и прихватить с собой бинокль. А ведь вроде мне попадался один в магазине... Ладно, займемся связью - вдруг случится чудо. И чудо произошло... только от этого мне не стало лучше. Мне стало... никак...
  Телевизор я отбросил в сторону почти сразу - он только шипел и трещал помехами по всем диапазонам. Радиоприемник чуть не последовал вслед за собратом, но потом я догадался переключиться с коротких волн на длинный диапазон, и... Усталый диктор, видимо уже в который раз, повторял почти без интонаций одну и ту же информацию. Многие, наверное, помнят эти слова, кто-то позже смог повторить их мне слово в слово - настолько они врезались в его память. Я же помню только обрывки:
  -... произошедшая трагедия... человечество на краю гибели и от каждого из нас зависит... Не ждите помощи - ее не откуда ждать... Москва, Лондон, Париж... все разрушено... Запомните - это не война!!! Нас всех бросило в одни условия... выживать... ищите тех, кто выжил, объединяйтесь... на краю гибели...
  На тот момент еще никто не знал ЧТО случилось. Но уже тогда было ясно - человечества, каким мы привыкли его видеть, больше нет. Никто больше не полетит на Луну, не кому болеть за Спартак или Челси, и уже совершенно не важно кто попал на страницы Форбс, или почему не повышают зарплату. Нам всем наступил... БП (Большой Пиздец)...
  Осталось одно - постараться выжить.
  
  Глава 3. С чего мы начинали.
  
  Ну вот, в принципе то с чего я начал... хотя... думаю так начали многие... ну вам ясно, что я хотел сказать.
  Прошли первые недели. Я быстро понял, что в городе мне делать нечего, разве только предпринимать короткие набеги за жратвой и разным полезным хабаром.
  Обосновался я на какой-то железнодорожной развязке. Состояла она всего из одного пути, который стрелка делила на две колеи. Скорее всего, ветка эта была ранее фабричной и по ней довольно часто ездили составы груженые, к примеру, рудой или еще чем похожим. Сейчас же на еще блестящих рельсах стояла съехавшая одной осью ПРМка (небольшой ремонтный тепло- или электровозик) с прицепленной дрезиной. "Охранял" все это "богатство" тоже маленький путейский домик, с солидными кирпичными стенами. Построен он был аж почти сотню лет назад, по крайней мере, над дверью кирпичом было выложено 193... - последнюю цифру стерло время. Внутри делился на две комнаты - большую основную с железнодорожным пультом, рацией и прочей хренью, и малую, которая являлась этакой прихожей. Там еще была скрипучая лесенка на крышу, видимо дежурный поднимался, чтоб пропускать составы или может просто поблевать с высоты, потому как кроме как водку жрать в одиночестве в этой дыре явно заняться было нечем.
  Я попал сюда совершенно случайно. Пару дней назад, мне посчастливилось отыскать почти целый УАЗик с полным баком, и потому решил наведаться в соседний район. Насколько мне помнилось там располагалась военная часть, и я справедливо предположил, что прибиться к военным было бы совсем не плохо. Там должны быть стратегические запасы, да и вообще! Кто, если не военные должны знать, как быть дальше. Наверняка у них и связь какая-нибудь налажена и... Ну, в общем, вы поняли, на что я надеялся, двигая в этом направлении.
  Вот только дорог как таковых не осталось. Весь асфальт был искорежен и взрыт словно бульдозером. Да и мосты этой вселенской передряги не перенесли. Так вот я и оказался на этом месте.
  Домик был совершенно пуст. Мне почему-то представилось, что зайдя в дверь, я уткнусь в скалящийся труп какого-нибудь бедолаги железнодорожника, и его дух будет преследовать меня по ночам. Но тщетно. Зато порадовала небольшая русская печь в углу и пустой погреб, с тоже основательно выложенными стенами и стеллажами из бруса. Тут я и остался. Машина была загнана под полуобвалившийся навес с дровами до лучших времен. Мой собранный скарб был перенесен внутрь и разложен по приглянувшимся местам.
  Не буду надоедать подробностями, но следующие несколько месяцев я трудился как муравей из басни - таскал припасы и разную хозяйственную ерунду. Пришлось соорудить себе тачку, зато после этого дело пошло гораздо сподручней. В лесу я обнаружил тропинку, по которой можно было прямиком спуститься к останкам какой-то деревни, а от нее и до города недалеко. Обычно на дорогу туда и обратно уходило дня три. У меня даже появились постоянные места для ночевки и отдыха. Я вдруг ощутил себя этаким Робинзоном Крузо, правда, для поиска Пятницы еще не созрел. Более того, встречая таких же выживших горемык, я совсем не стремился прибиться к каким-то образующимся кланам. Возможно, поэтому я и выжил в новом приближающемся катаклизме, на этот раз сотворенном самими людьми. Очень скоро человеки, словно тараканы выгребли из под завалов все, что могло помочь им в дальнейшем существовании, а потом...
  Потом, а в принципе чему тут удивляться, потом начали появляться недовольные или просто ленивые и малоуспешные. Те, кто решил, что соседи присвоили себе их тушенку, или поселились в лучше сохранившемся доме, или... да мало ли какие еще причины можно было найти при желании. Иногда достаточно просто неправильного взгляда или слова...
  Очкарик говорил потом... Очкарик, кстати это такой странный мужичок, встретившийся мне через пару лет после Большого Пиздеца (далее буду говорить просто БП). Похоже он был из ученых. Так вот, он говорил, что катаклизм сократил население Земли примерно в пять раз. А последующая за ним всеобщая бойня или, как ее теперь называют Переделка, уменьшила наш остаток еще раз в десять. Не верится?! И тем не менее... Матери природе далеко в умении убивать до ее дитя человека.
  Кстати о матери природе. Не знаю, что и как там обстоит у вас - потомков, но, то низкое свинцовое небо с мутным кругом солнца и непонятная погода, меняющаяся буквально за несколько дней с тропической духоты до легких заморозков со снегом, не всегда были привычными для нашего земного шарика. Когда-то мы подставляли лица грибному дождику и радовались голубому небу. Катаклизм сильно изменил окружающее. Первые десять лет я вообще чуть было не забыл, как выглядит солнце. Предсказывали, что если случится ядерная война за ней придет страшная зима, обусловленная тем, что куча пыли поднимется в атмосферу и закроет плотными тучами солнце. Примерно тоже произошло и теперь. Наверное, это было одной из причин той великой Переделки. Люди просто начали убивать друг друга за те скудные ресурсы, что помогали пережить холод и голод.
  Мне же в очередной раз повезло. Повезло тем что я жил один и в таком месте, о котором никто не знал. Повезло, что я набил погреб разными консервами от тушенки до зеленого горошка. А еще повезло, что я не прошел мимо разрушенного здания милиции, не поленился порыться в нем, и не выбросил те несколько ящиков с новенькими, еще в заводской смазке, автоматами и пистолетами с цинками патронов. Самое смешное, что ведь чуть было не оставил все так там и лежать. К этому времени у меня уже была неплохая тульская двустволка, с нехилым запасом патронов и для добывания пищи охотой этого было более чем достаточно. К тому же, я хоть и не прибивался ни к чьему клану, но успел завести некоторые знакомства (трудно постоянно пересекаться с выжившими людьми и не перекинуться хотя бы парой слов). И мне казалось, что после всего произошедшего всем нам будет не до того как еще уменьшать нашу численность. Какой я тупица...
  Началось все со слухов. Дескать, где неподалеку вырезали Андреевских. Потом, что Новопаньшины схлестнулись с Погорельскими и постреляли друг друга. Кто-то говорил, что кого-то загрызли волки. И пошло - поехало... Люди, еще недавно вместе рывшиеся в обломках, помогавшие друг другу хоронить родных и делившие между собой банку тушенки вдруг окрысились. Вскоре все в открытую начали носить оружие, благо нашлось много никем не охраняемых складов. Поодиночке уже никто не ходил. А затем кланы начали делить территории. Никто не скажет, кто первым начал стрелять по посягнувшим на чужой участок, но уже через полгода после БП человечество стало жить по правилам войны. Вернее по одному правилу - убей первым.
  Мать природа не отставала от своих детей. Человеческая популяция резко редела, оставляя ореолы обитания для братьев наших меньших. Но и тем приходилось не сладко. Большинство животных погибло впервые дни вместе с людьми, не выдержав потрясений. Выжили самые сильные и самые смышленые, те, кто сумели быстро приспосабливаться и изменяться. Когда-то я с удовольствием слушал ученый бред про то, что мутации в животном мире происходят под действием разных факторов типа повышения радиоактивного фона, изменения среды и прочего. Что статичность окружающего мира сегодняшних дней остановила изменения в животном мире, и что человек - является венцом всей эволюции. Типа, дескать, дальше уже изменяться некуда и мы самое лучшее, что должно было получиться. Может оно и так! Только вдруг случается БП, а вместе с ним вдруг появляется куча возможностей для дальнейших изменений. Хотите примеры? Хотя, что мне вам говорить - вы-то видите мир сейчас, и воспринимаете его, как будто он всегда был таким. Ан, нет!
  Даже теперь многие пользуются выражением - "кот, гуляющий сам по себе", ха! Много вы видели одиноких кошек в наши дни?! Нападение стайки этих хитрых тварей иногда бывает пострашнее, чем встреча с черным волком. Вот так вот! Волки, раньше охотившиеся стаями стали вдруг одиночками, а пушистые домашние кошки мутировали и превратились в стайных хищников. Более того, они истребили почти всех крыс и мышей и заняли их нишу обитания. Теперь они подъедают объедки, трупы, не брезгуют слабыми и больными. А в голодное время объединяются и делают набеги на любых живых существ, в том числе и на поселения людей. Вот тебе и бывший пушистый любимец.
  Конечно, впервые годы мутации животной среды были не очень заметны, хотя люди отмечали необычное поведение. Но уже через несколько лет мы стали иметь дело с тем... с чем имеем дело, что мне вам рассказывать...
  Короче говоря, через какое-то время я, вдобавок к кобуре с новеньким армейским "Грачом", уже таскал с собой свежепристреляный АК-103. Пистолет я нацепил почти сразу после того как наткнулся на склад, но это было просто для того чтоб потешить мальчишескую тягу к всему стреляющему. А вот автомат был повешен за спину уже совершенно обдуманно. Сразу после того как двое придурков отобрали у меня любимую двустволку и напинали мне в поддых, чтоб цитирую: "не шлялся у братвы под носом." А то братва злая, братва пришла сюда чисто объяснить народу где его место и что с сегодняшнего дня братве надо отстегивать. А то зажрались все тут...
  Говорившая это, явно бывшая распальцованная чья-то шестерка, добавил мне моим же прикладом по спине. Тут вдруг его глаза пьяно сфокусировались на распахнувшемся комбезе и открывшейся кобуре (обшманать эти сволочи меня не удосужились) и вместо того чтоб просто отобрать у меня ствол, он вдруг начал орать:
  - Пацаны, да у него еще пушка! Вали его пацаны!!
  Я не хотел стрелять. Я вообще даже вообразить не мог, что мне придется стрелять в человека. Но когда на тебя поворачивают твое же ружье, а ты знаешь что там два заряда дроби на крупную дичь. И что в упор это точнехонький трындец, да еще и очень больно. Короче мои руки сами сделали то, о чем голова еще не успела сообразить. Благо, что патронов у меня было до-фига и я успел потратить какое-то время на тренировки во дворе.
  Уложился я в пять выстрелов и, наверное, в пару секунд (не бейте меня за вранье - мне просто так показалось). С расстояния в пару шагов трудно было промахнуться - я и не промахнулся, так состоялось мое боевое крещение. Правда перетрусил я капитально и, выдернув из рук бандюка свою тулку, рванул оттуда со всей прыти. А через десять минут добежав до заброшенной автобусной остановки, где частенько устраивал привал по пути, я свалился в угол и долго не мог отдышаться и успокоиться. Пальцы тряслись, сердце брякало о ребра, а дыхалка разрывала грудь. Кое-как немного придя в себя, дернул дальше и так и бежал до самого своего убежища. Только вечером, добравшись до дома и засосав сто грамм перцовки, я смог взять себя в руки.
  Я убил человека!
  И более того, не одного - а целых двоих!!! Пусть это были какие-то отморозки, но...
  А с другой стороны... Милиции больше нет, армии тоже... да и вообще больше нет того, что раньше должно было меня защищать... А что ж теперь будет?! А вдруг они не одни были? Вдруг сейчас за мной придут и завалят меня?!! Вот ё-ееее....
  Никто, конечно, не пришел ни в этот день, ни во все последующие, что я просидел взаперти не показывая носа наружу. Вот с тех пор я и начал носить с собой калаш, и, как показало дальнейшее совершенно не зря.
  
  Глава 4. Ломка.
  
  Прошел год с БП. Жизнь для меня в корне поменялась, да и наверное не только для меня. Умываясь по утрам, из старого потрескавшегося зеркала смотрел незнакомый человек. Заострившиеся черты лица, два шрама через всю правую щеку, отросшие криво обрезанные волосы. Хорошо хоть бороду не отрастил, есть у меня такой пунктик - обязательно бриться хотя бы через день. Исчез небольшой пивной животик офисного работника. Не могу сказать, что я стал выглядеть крепче и внушительней, скорее более худым и жилистым. Думаю, что и весить, при своем росте в сто семьдесят шесть сантиметров, я стал не более семидесяти килограммов.
  Самое страшное - я потерял человечность внутри себя. Год назад даже под пытками меня вряд ли можно было заставить выстрелить в человека. Нет, не поймите меня неправильно, я не был слюнтяем или трусом. Просто я привычно подчинялся всем принятым в обществе моральным запретам. Убийство для меня было одним из самых осуждаемых грехов.
  Даже то первое убийство не стало для меня переломным моментом. Я не убивал тогда, а всего лишь защищался. Тем более и людьми назвать тех недоличностей у меня язык не поворачивается. Сломало меня гораздо позже и совсем другое событие. Вот оно стоит того чтоб описать все подробнее.
  
  Не зря предки называли русский язык великим и могучим. Есть в нем множество слов, которые емко называют какое-то явление или свойство. Там где другие языки тратят несколько слов на определение у нас, часто, обходится одним, но глубоким и четким. И, пожалуй, только у нас был придуман такой термин - беспризорность.
  Очень много значащий термин. После Октябрьской революции (хм-м-ммм.... если вы вообще о ней слышали...), так называли малолетних... как сказать-то?! Короче, молодежь лет до двадцати. Которые жили сами по себе, потеряв родителей или просто сбежав от них, частенько сбиваясь в небольшие банды. Вследствие малого житейского опыта, окружающей анархии - эти подрастающие бандюки частенько по своей беспредельщине и жестокости затмевали матерых уголовников. Оправдывало их частично лишь то, что для них единственной целью было просто не сдохнуть.
  Не сдохнуть... Хм-м-ммм... наверное только теперь после БП люди научились понимать всю глубину этого выражения и примитивность с простотой что оно означает. Для некоторых это - убей, чтоб отобрать еду, хабар, чтоб ты сам мог прожить хотя бы еще день. Иногда избей, запугай, чтоб тебе все принесли "на блюдечке". А потом, теряется черта между понятиями выживание и убийство. А если тебе вообще не успели привить понятие, что убивать нельзя?!
  Свершившийся БП не мог не породить подобный слой населения. Подростковый организм вообще более привычен к выживанию в сложных условиях, и гораздо более готов изменяться и приспосабливаться. Однако долгое время я не сталкивался с ними в наших краях (потом, гораздо позже, я понял, что мне просто опять повезло).
  В свой очередной поход за хабаром, я услышал удививший меня шум за грудой развалин. Удививший, потому что в нем четко различался детский смех. Правда какой-то грубый и неприятный, но явно смех не взрослого человека и, к тому же, не один. А потом раздался низкий вой, как... даже не знаю, как описать...
  Хорошо хоть, уже наученный опытом, я не дернулся туда в открытую. А осторожно подобрался и выглянул, скрываясь за обломками стеновой плиты.
  Картина была из разряда... полный пи... Такая, которая врезается в мозг, приходит в кошмарах по ночам и заставляет блевать тут же до бессознательного состояния. Я это не сделал по той причине, что просто впал в ступор на пару минут.
  Внизу "игралась" группа... оборванных детей, возраста так от семи (был там какой-то маленький чумазый) до пятнадцати-шестнадцати. А предметом игры им служила молодая еще девка, кажется, я ее встречал среди выживших в местной клановой деревушке. То, что она была практически раздета и избита, а также и изнасилована, меня практически не удивило - уж извините после БП, среди выживших это почти вошло в норму. Если ты не принадлежал к своему клану или к тем с кем заключили соглашение, или просто был слабее тех, кто тебе встретился, или просто "не понравился" (а может наоборот, хе-хе...), то это легко могло случиться. Нет, конечно, не все стали такими уродами, были и вполне хорошие люди, но они почему-то остались в меньшинстве. Однако эти сопляки, явно посчитали вышесказанное слишком легким развлечением.
  Я вначале и не врубился, что происходит. Что за красные веревки разматывает чумазый пацан, и чему так радуются остальные тыча пальцами в какую-то книгу...
  - Тащи, Сопля, тащи сказал! Да не запутай ты, бля-я-яяя... - командовал худой длинный отморозок с синевой на пальцах, похоже успел потянуть "малолетку". - Сука, смотри, порвешь, я тебя сегодня вечером по помидоры натяну. Штырь, ширни ее еще, вишь она снова вырубилась...
  Мой желудок вдруг резко оказался где-то возле горла. Эти отморозки взрезали девке живот от паха до самой грудины и сейчас разматывали кишки, сверяя полученную длину с чем-то в книжке. Наверное, это был анатомический атлас. При этом они еще и укололи бедную какой-то наркотой, чтоб она не теряла сознание. От боли выжившая сучила ногами и руками, и дико выла и хрипела.
  Мое появление, занятые развлечением, они проморгали. А я, как последний идиот, тупо прошел между ними к окровавленному человеку. Ну не мог я уйти! Кажется я что-то кричал или шептал, что-то вроде: "что ж вы суки делаете...".
  Опешив от происходящего, никто даже не шмальнул мне в спину, хотя оружие у них было. Чумазый пацанчик, глупо хихикая, сдвинулся в сторону. Я упал перед ней на колени и зачем-то попытался погладить по щеке, словно успокаивая. Навсегда запомнил ее глаза. Совершенно пустые и... обиженные что-ли... кажется боли она уже не чувствовала - то ли наркота так действовала, то ли шок.
  - Что, дядя, соска понравилась?! - раздалось у меня за спиной, - Извини, она поломалась немного. Так что ты ее уже не попользуешь. Но ты не боись, мы еще найдем. Их тут у вас много в деревне топчется, пацаны точняк видали.
  Мне бы и сказать что в ответ или лучше сразу развернуться и вмазать от бедра очередь из калаша. Но это ж были дети! Пусть обозленные и конченные, но дети!!!
  Я так и стоял бы в ступоре, не имея понятия как поступить, но тут глаза у девки закрылись и она как-то обмякла прямо мне на руки.
  - Во бля! Кончилась... - исколотый отрок потыкал стволом помповика ей в голову, - все пацаны! Накрылась развлекуха.
  И тут этот отморозок просто разрядил ей в голову ружье.
  С расстояния полутора метров...
  У меня над ухом...
  Дерьмо!!! Вы когда-нибудь глохли от выстрела и при этом прямо перед вашим лицом разлеталась в кашу голова человека?!! Это было... дерьмо... дерьмо... ДЕРЬМО!!!
  
  Нет, если вы думаете, что сейчас словно какой-то берсерк развернулся и порвал этих уродов, то... То ничего подобного не произошло.
  Меня больше удивило, как это я не обоссался. А в первый момент мне показалось, что так я и сделал. Только потом понял что это кровь той... убиенной...
  А тогда я оглох, ослеп, короче на какой-то момент вообще выпал из жизни.
  Вполне могло бы так случится, что меня бы тут же рядышком и положили. Но на мое счастье в этот момент на нас наткнулась поисковая партия мужиков из ближайшего поселения. Они видимо как раз эту девку и искали. Так что беспризорники удрали, а мне сначала несколько раз дали по голове и ребрам. Потом, правда разобрались, кто-то еще узнал во мне соседа и в итоге я вместе с ними кинулся в погоню за отморозками.
  Надоедать смакованием подробностей не буду. Нескольким малолетним ублюдкам никогда не сбежать от здоровых, да еще и обозленных мужиков. Нагнали их достаточно быстро, и так же быстро порешили. Несмотря на ответную стрельбу от одних и плачь других. Даже я успел положить один труп. Правда вспоминать об этом совсем не хочется, потому что...
  Мы вдвоем с бородатым мужиком рванули за худющим пареньком, что дернулся в сторону от общей толпы. Быстрый бег по обломкам, напарник мой отстает, я заворачиваю за угол, и... какое-то шестое чувство бросает меня на спину. Ровно на том месте, где до этого была моя голова, пролетают два заряда пятерки, с двух обрезанных стволов. Как я упал, так лежа и ответил очередью снизу вверх, распотрошив стрелявшего словно тушку.
  Я еще лежал, когда сзади посыпался гравий из-под кирзачей и ко мне привалился запыхавшийся напарник:
  - Что, снял? А то шустрая сучка попалась...
  Смысл сказанного дошел до меня не сразу:
  - К...ккак... с-с-сучка?
  - А ты чо, не вкурил? Тож девка!
  Вот так оказалось, что в один день на моих руках оказалось два трупа. Да еще и два трупа молодых женщин. Одну, из которых, я сам и порешил.
  С этого момента я перестал... хм-ммм... красиво было бы сказать, что я перестал чувствовать... или "терзаться совестью"... или... в общем это самое - стреляя в людей. Только все прозаичней.
  Я перестал считать людей - людьми. Для меня это такие же предметы окружения, как... камни, бревна, старые механизмы. Иногда их присутствие приходится терпеть, чаще - не замечать, очень редко они бывают даже полезны, но! Им нельзя доверять, никому! Увидел палец на спусковом крючке, блеснувшее лезвие, или неправильный взгляд - стреляй и не думай.
  Вот поэтому я до сих пор и жив!
  
  
  Глава 5. Хомячество.
  
  
  События со стрельбой и беганьем за беспризорниками очень круто поменяли направление моих мыслей о настоящем. А пролетевшие следом три недели только добавили поводов к терзаниям. По всему выходило, что спокойной и одинокой моей жизни приходил конец. Да и не только моей. Той пасторали, что сложилась на обломках моего городка тоже. Нет, внутри все было относительно спокойно. Образовались очаги жизни, этакие форпосты человечества вернувшегося в каменный век, но с автоматом Калашникова в руках. Однако об угрозе от внешнего мира все как-то забыли. Крайне редкие появления каких-то заблудших - не в счет.
  Способствовало тому только то, что городок наш в свое время был закрытый (это еще при социализме - период такой в истории). Потом конечно, после перестройки, скрывать тут стало нечего, но люди по привычке продолжали себя считать отличными от остального мира. Да и местоположение, на север более двухсот километров от районного центра, способствовало обособленности бытия.
  Видимо все это после БП оградило нас от больших междоусобных разборок. Так, постреляли маленько между собой, разделились на три очага "культурной" жизни (не считая нескольких одиночек, как я) и стали жить поживать. Остальному миру было все это время не до нас. Пока еще работало радио, я ловил и жадно слушал передачи о том, что творилось ближе к столице Урала. В основном там наступил полный беспредел и люди, разбившись на кланы, активно резали друг дружку. Насколько я понял, лишь среди военных был относительный порядок. Те организованно (естественно кто выжил) образовали закрытые ячейки общества и осели на каких-то своих базах. Людей к себе почти не брали, право на присоединение к ним надо было заслужить. Но зато и сохраняли какие-то человеческие понятия. Остальные быстро превратились в отмороженные банды, воюющие друг с дружкой за любые крохи ресурсов.
  Через полгода радиостанцию захватили сначала одни маньяки, поливающие эфир призывами резать каких-то Хряков. Потом другие (может как раз те самые свиноподобные). А затем передачи прекратились совсем.
  Однако время не только лекарь, но еще и распорядитель. По моим размышлениям прошедший период устаканил все отношения. Люди разбились по понятиям на группировки, которые захватили важные для себя пункты. Оставшиеся не удел теперь могли либо затеять войну с каким-либо кланом, чтоб выбить их с территории. Либо отправиться на поиски еще не заселенных мест. Причем жалостливо проситься на постой они не будут. Те, кто остался - это закаленные бойцы, которые не прочь согнать или подмять под себя тех, кто послабее.
  А значит, небольшая передышка для нас заканчивалась. Скоро здесь окажутся злые мигранты, а местные кланы расслабились. Ну, еще бы! Они ж вроде порядок навели, друг с другом у них отношения вплоть до торговых. А вот баррикадами обзаводиться и укрепления строить им невдомек.
  Мое положение тоже было двусмысленно. С одной стороны одиночка менее привлекателен для толпы мародеров, тем нужно место чтоб развернуться. А с другой - брать то с меня есть что! Да и жилище мое становилось удобным плацдармом для атаки на местные поселения. Задуматься было о чем...
  Выходом могло стать присоединение к какой-либо группе, но... Как я уже упоминал, внизу образовалось три клана. К одним принадлежали те самые мужички, с которыми я охотился на беспризорников. Верховодила ими вообще баба, правда умная и уважаемая в прошлом, да и в нынешнем. Однако, пасторалью у меня язык поворачивался назвать именно их поселение, да еще клан осевший на пригородном совхозе. И те и другие пытались "осесть на землю", строили теплицы. Пытались что-то в них выращивать. Разговоры вели о возрождении человечества. Короче бойцами не были совершенно.
  Третья группа была более приземленная. Образовалась из технической верхушки местного радиоэлектронного заводика и остатков вояк. Последних почему-то выжило у нас очень мало, вот и скооперировались они с инженеркой. Сообщество получилось разношерстное и вполне боеспособное, но тоже со своим бзиком. Эти товарищи свихнулись, в моем понимании, на сохранении для потомков "бесценного научного наследия", как они часто повторяли. Поэтому большую часть времени тратили на разрытие библиотеки, восстановлении и накоплении различной информации. Эти-то может, и смогли бы организовать сопротивление, но... тоже об этом не задумывались.
  Короче, по-любому выходило, что присоединившись к кому-либо я лишь повешу на себя лишние обязательства. Так что уж извините, но мы как-нибудь сами!
  Однако сидеть на месте мне моя деятельная натура не позволяла. Да и вообще, итак уж засиделся. Я решил начать с того, что хранить все свои запасы в одном месте совершенно неразумно. К этому времени я как муравей намарадерил столько, что хватило бы на полгода жизни одному из местных кланов. Причем тащил все. Не только там жратву, обувку-одежку и легкое вооружение, как остальные (просто это стало вдруг самым ценным). Но и прочий хабар - от гвоздей и шурупов, до семян и косметики. Зачем, спросите, мне все это было нужно? Отвечаю. Человек я продуманный, тем более что кроме как на размышления при одинокой жизни мозги тратить некуда. А допетрить до того что скоро всего этого не станет и при развитии обменно-бартерных отношений полкило гвоздей будет цениться больше пуда мяса, в принципе не сложно. Так что я таскал и таскал, все, что попадалось мне под руку, было в приличном состоянии, а главное могло долго храниться.
  У меня уже было выкопано пару нычек по типу землянок-погребков, но все рядышком. А мне навевались мысли, что неплохо бы было количество схронов увеличить, да и перечень закладываемых в них вещей стоит пересмотреть в сторону подобия неприкосновенного запаса. Для этого требовалось заняться дальней разведкой прилегающей местности. А то я только в городок, да обратно все это время и шлялся. - непорядок...
  Сказано - сделано. К тому же я и правда "засиделся", однообразие жизни иногда угнетает похлеще средневековой инквизиции. Поэтому в следующие несколько месяцев я развил кипучую деятельность. Бродил по лесам и горам, искал удобные места для партизанских схронов. Выдумывал способы кодирования информации об их местонахождении - запомнить все явно было нереально. Поэтому в схронах стал оставлять краткую карту с пометками в виде ребусов, что должны были быть понятны мне и запутать случайных набредших.
  В путешествиях случилось со мной немало приключений, вот только происходили они по моей неопытности и незнании городским туристом каких-то банальных истин пребывания в лесу. Так что, опираясь на свой сегодняшний немалый опыт, повествовать о них не буду. Поверьте, за кое-какие свои выходки мне даже немного стыдно. Но тогда я считал себя наикрутейшим бродягой, просто лучшим из лучших. Вот балбес...
  Одно хорошо, после приевшихся будней время в этом поиске летело незаметно. Даже выматывающее перетаскивание в новые места груды вещей стало вроде как развлечением. Под конец мне стало даже жаль, что количество отложенного на это хабара так быстро заканчивается. Последние пару месяцев я основательно чередовал походы хомяковой запасливости (как я стал это называть) с мародеркой. Ну и радовал вновь Настюху своими редкими появленьями.
  Как, я еще сказал?!
  Да! Жил я один, но женщина за это время у меня все же появилась.
  
  
  Глава 6. Настя.
  
  
  Познакомились мы случайно, если могут быть случайности в теперешнем безумном мире. В очередной мародерке я хотел навестить развалины местного рынка. По большей части выжившие растащили уже оттуда самое "вкусное". Но иногда попадались интересные вещички, что поленились взять другие или просто посчитали ненужным. Например, из своего прошлого прихода я притащил целый баул иголок, ниток, пуговиц и прочей портняжной мелочевки.
  В этот раз, правда, мысль была пройти мимо и поискать счастья в другом месте. На развалинах планомерно копошились люди. А как уже упоминалось, людского общества я сторонился. Так что волей неволей начал пересматривать свои планы, куда б еще податься. И тут меня окликнул голос:
  - Мужчина, не поможете девушке?
  Приятный голос с небольшой хрипотцой. Да и вопрос в принципе нормально обычный, только не в теперешней обстановке. Лично я бы после БП никогда бы не смог обратиться к кому-либо с таким немного игривым вопросом и тем более так легко и обыденно.
  Я, остолбенело, обернулся. Возле кучи битого стекла и штукатурки стояла ОНА. Усталое испачканное лицо и растрепанные волосы под практически спецназовской банданой. Спортивная фигура укрытая плотной кожаной курткой и мешковатыми камуфлированными брюками. Ножки, обутые в грубые строительные башмаки. Вот такая она появилась передо мной - Настена.
  И я помог. И ни чего более, как можно было подумать. Потом мы пересеклись еще несколько раз. И в каждый раз, словно против своей воли, я останавливался и помогал. То перевернуть полуразрушенную плиту, то открыть заклинившую дверь. Даже дал воспользоваться своей тележкой, чтоб довести добытое до подвала, что она делила вместе с сыном и дочерью сестры. Это была вся ее выжившая семья.
  Наше знакомство оказалось взаимно полезным, даже более чем. Как бывший спортивный врач, Настя, дала мне неоценимые знания по разным медикаментозным препаратам и способам их применения. Под ее руководством я прошел "краткий курс молодого бойца" медицины катастроф. А еще мы вместе промарадерили пару развалин аптек, где запаслись, опять же под ее надзором, всем жизненно необходимым. Если б не она, моя аптечка состояла бы только из бинтов, зеленки, спирта и анальгина. Я, конечно, утрирую, но очень похоже на правду.
  Ну а я учил ее и детей выживать, сказывался туристический опыт и уже приобретенный навык. Нашел и притащил им оружие, научил им пользоваться и убедил, что все это может реально понадобится.
  К себе никогда не приглашал, да они и не порывались. Настя к этому времени нашла свое место в местном клане "огородников". Оказывала врачебную помощь. Меня, видя отношение к ней, да и просто как уверенного в себе мужика (кто б знал какой напуганной и никчемной сволочью я был еще недавно) тоже неоднократно звали присоединиться. Однако, как вы уже знаете, я отказался.
  Как-то незаметно мы с ней оказались в одной постели. Но дальше редкого секса дело не пошло. Пусть нам и очень хорошо было вместе в эти часы, но...
  Не знаю, как объяснить. Ну не надо нам ни чего было более. Все в этом мире перевернулось с ног на голову. Зато я почувствовал себя нормальным мужиком (а она, наверное, женщиной).
  Ну не может нормальный половозрелый человек жить без удовлетворения своих потребностей, заложенных на генном уровне. А то, помню, в далекие спокойные дни до БП и еще до того как грянул мировой кризис, в те дни когда я имел неплохую работу, когда у меня была семья... Короче, когда все было спокойно и хорошо, я с огромным удовольствием почитывал научную фантастику и поигрывал в компьютерные игры. Особливо уделял внимание постапокалиптике и хоррору. Что меня всегда напрягало, так это что главный герой всегда либо мачо какой-то, либо, наоборот, словно бесполое существо. Ну не бывает так в жизни!
  Конечно, когда целыми днями лазишь по развалинам. Выкалупываешь какой-то хабар из под мусора. То вечером тебе не до фривольных мыслей. Однако такое понятие как спермотоксикоз еще никто не отменял. Это только святая братия в монастырях умела бороться с "одноглазым змеем", а мы люди простые - нам бы хоть иногда девку пригожую под бочек.
  Так что сложилось у нас все своевременно и хорошо. За это я Насте безмерно благодарен. Вот так-то.
  
  Глава 7. Первые гости.
  
  А вот дальше случилось то, что заставило распутать клубок моих последующих похождений.
  Для начало произошло, то чего я больше всего боялся.
  Тихим вечерочком в мою дверь уверенно постучали...
  Сказать коротко - я обосрался от страха. Хорошо хоть только фигурально, а не на самом деле. При этом я выронил большую банку консервированного горошка, что только что достал из погреба, себе на ногу. А потом банально растерялся, не зная, что делать. В таком ступоре, тихо матерясь и потирая пальцы на ноге, я провел не одну минуту. За это время в дверь стучали еще два раза, а к последнему стуку еще добавился и голос:
  - Уважаемый, откройте дверь, пожалуйста. Мы не замыслили ничего дурного, опасаться нас незачем. Мы просто ищем место переночевать и узнать информацию об здешних обитателях.
  Голос вроде был вполне располагающий к себе. К тому же совершенно спокойный. Только когда человек за дверью начал говорить, до меня дошло - 'а что я собственно замер, как хрен на грядке? Я ж могу подняться на крышу, у меня там бруствер из кирпича и мешочков с землей. Оттуда и гляну на гостей!'. К концу речи я уже, схватив автомат с разгрузкой, крался по лестнице наверх. Не могу сказать, что открывание люка прошло беззвучно и незаметно. Так что когда я, согнувшись в три погибели, взглянул наконец вниз, моего появления уже ждали.
  Два человека спокойно стояли, отступив на несколько шагов от двери, и держа открыто руки. Рядом лежали тоже два объемистых станковых рюкзака и небольшие сани-волокуши с каким-то запакованным свертком, но в сумраке мне его было не разглядеть. Оружие у незнакомцев было, но висело за спиной, словно подчеркнуто для меня стволами вниз и далеко от рук.
  Пытаться прятаться дальше, было, в общем-то, глупо - смотрели они точно на меня. Так что глянув для приличия по другим сторонам и никого не обнаружив, я поднялся и попытался что-то произнести срывающимся от пережитого голосом:
  - А вы, собственно, кто будите? И с какой целью... это... стучите?
  Тот, что стоял поближе шагнул вперед и стянул с головы капюшон, открыв лысеющую голову и небольшую бородку. Опасения, как-то враз меня оставили. Ну не мог, не мог ентот дяденька, напоминающий какого-то старшего доцента от науки на слете бардовской песни где-нибудь в глубинке, быть подлой вражиной, пришедшей сюда за моим добром! Так что я попросил их абождать и пошел открывать двери.
  Зайдя внутрь и занеся вещи, незнакомец с интересом осмотрелся. А я пока лицезрел его напарника. Вот этот товарищ был в прошлом явно военным, причем не штабным, а досыта нанюхавшимся пороха. Это хорошо читалось по уверенным скупым движениям, по волевому лицу с парой застарелых шрамов. Да и одет он был в армейский комок, правда, без знаков различия. А еще интересная разгрузка с подсумками, явно не отечественного пошива. Спросите откуда я - офисный клерк так уверенно это знаю? Да просто в свое время я был помешан на оружие, правда только в теоретической части. Но все что можно было найти в книгах или интернете нашло место на полочках в моей голове. Наверно благодаря этому я так быстро смог освоится со своим вооружением.
  Ствол у бойца тоже был непростой. Память услужливо подсказала, что это ковровец или если официально АЕК-971. На автомат был навешен подствольник и колиматорный прицел. На бедре висела тактическая кобура, из которой торчала рукоять, кажется Гюрзы, но здесь я мог ошибиться. В общем, военный производил впечатление.
  - Ну, что ж, проходите, раздевайтесь. Садитесь за стол, думаю, отужинать никто не откажется.
  - Если не стесним хозяина, то конечно... Хотя можем и участие проявить, - бородатый подвинул поближе свой рюкзак и явил на свет бутылку недорогого молдавского коньяка.
  Конечно это не французский, и не армянский (я о настоящем, а не о паленке), но по сегодняшним временам - нехилое богатство. Водку, что из под завалов повытаскивали, и то предпочитали только по праздникам доставать. Население возвращалось к основам самогоноварения, а особо жаждущие вообще бухали, как говорится, 'все что горит'.
  Я, правда, успел еще по первости очень неплохо затариться спиртным. Так что выставленный на стол коньяк вряд ли меня мог впечатлить. В погребе мои запасы плавали от вискаря с текилой до нескольких бутылок рома. Ну и коньячок конечно присутствовал. Но я предпочтение всегда, еще до БП, отдавал перцовочке, да с медком. Ну, или просто хорошей прозрачной водочке. Только за алкаша меня не примите - обычный, в меру принимающий внутрь, мужик. Как в поговорке - 'не пьем, а лечимся'.
  Короче оставил я их обживаться в помещении, а сам мотанулся в погреб за хавкой. Тоже, знаете ли, не хотелось ударить в грязь лицом. Судя по тому, что в ход сразу пошли такие весомые аргументы, как дефицитный коньяк, разговор у нас будет не простой.
  Наверх я нес большую банку тушняка, пачку макарон, маринованные огурчики и, непозволительную роскошь, упаковку хлебцов. Да-да, тех самых круглых хлебцов, что раньше любили употреблять в пищу дамочки помешанные на всяких диетах и фитнесе. Теперь это был не просто продукт - это было воспоминание о прошлых днях и теплом свежем хлебе из булочной на углу. И макароны кстати тоже! В конце концов, наступившая всеобщая зима можно надеяться не навсегда. Глядишь и мы, человеки, доживем до того времени когда можно будет посеять рожь, гречу, да хоть овес. Но крупа - это одно, ее только собери, почисти и вари. А вот макаронные изделия - это ж уже технология. А к этому времени, мы может, уже с дубинами и луками друг за другом бегать будем, кто знает...
  
  Гости подвинули лавку к столу и, степенно рассевшись и раздевшись, ожидали меня. Военный как-то сразу ввязался поучаствовать в приготовлении жрачки, а его научный напарник с удовольствием прохлаждался, вытянув натруженные ноги. Поэтому ему, как бездельничающему, и пришлось развлекать нас разговором:
  - Мы, кстати, не представились, что не очень учтиво с нашей стороны. Я - Сергей Юрьевич, можно просто Юрич. Новое время, знаете ли, подсократило заслуги и регалии. И многим дает новые имена... но это даже к лучшему! Моего товарища теперь зовут Бесом. Его, правда и раньше так звали, но только близкие друзья и сослуживцы. А теперь, можно сказать, это его настоящее имя. Ну а Вас молодой человек как прикажете величать?
  - Э... ы-ы-ыыы... Саша... Александр, - 'черт, вот тормознул-то', - ну а как меня люди зовут... да вроде, так и зовут. У нас тут тоже по имени-отчеству мало кого теперь величают, а уж по фамилии и подавно, но на клички мы вроде пока не перешли.
  - А это не клички. Клички - это у собак. Вы в 'Сталкера', молодой человек, не резались на компе? Вот там схожая с нами ситуация. Вернее мы вляпались в такую ситуацию... все человечество... Так что, не клички, а имена новые у многих по ситуации появляются. Обычно дают их не просто так, а как у индейцев американских. Ну там - 'быстрая нога'... и тому подобное, ну понимаете наверное... Упрощается все, да это и к лучшему! А то слишком много 'пены' в человеческих отношениях появилось, а это лишнее. Не согласны со мной?
  - Нет, почему же... наоборот согласен. Просто я как-то не готов был к такому... Да и у нас здесь знаете ли, наоборот стараются подчеркнуть что ли, что людьми остались. А имя - это такое человеческое... не знаю, как объяснить...
  - Не объясняйте, я Вас понял. А вот скажите, Александр, как так случилось, что имея рядом три группировки выживших, Вы предпочли жить один?
  - ...
  - Нет, если я затронул что-то личное, не говорите...
  - Да, в принципе, чего уж тут... Так случилось что перед самой катастрофой от меня ушла жена... Ушла, как говорят, по-крупному... Квартиру отсудила, дочь забрала, да еще кризис этот... работа у меня крякнулась. А я был не то что бы преуспевающим бизнесменом, но на хорошем месте. На хлеб с маслом, как говорится, хватало. А тут фирма рушится, меня под зад коленом, денег нет... В общем я ее не виню, но уж чересчур круто все. Ведь больше десяти лет вместе прожили. Я б еще понял, если б она к другому ушла... Да, не удивляйтесь, просто было бы ясно и понятно. А так... Квартиру с вещами, в итоге, продала и подалась к своим родственникам ближе к столице. Самое паскудное, что специально поменяла номера сотовых у себя и дочки. Ну ладно ты говорить не хочешь, а у дочки то зачем?! В общем хорошие люди пристроили 'работником метлы и совка'. Общаться мне ни с кем не хотелось, жил 'оторвано от остального мира'. Хотел спиться, но... видать совсем не алкоголик, так что ничего не вышло. А тут случилось все это... Уж не знаю почему, но к людям меня совсем не тянуло... так вот до сих пор и один.
  Военный под конец моего рассказа как-то глубокомысленно хмыкнул. До меня только сейчас дошло, что за все время их пребывания он даже слова не произнес. Он не немой случаем?
  Видимо вереница этих мыслей отразилась на моем лице. Или просто тот уже привык к такой реакции людей на его молчание:
  - Знакомая ситуация, - 'ну ни хрена себе голосок!'. Голос действительно был странный, словно боец набрал полный рот камней, да еще и в пустое ведро говорит, - от меня так же моя ушла. И тоже с дочкой. Вот токма квартиры мы не нажили, какие у военных квартиры. Зато вещи все подчистую вымела...
  Юрич с интересом смотрел на мою реакцию. Потом пояснил, видимо ему приходилось делать это часто:
  - Ранен был наш Бес. Еще в первую чеченскую. Потому и речь такая. А чаще он вообще молчит. В нашей компании я говорю за двоих.
  Армеец чуть приспустил воротник водолазки. Чуть пониже кадыка шли охренительные рубцы от старой раны.
  - Снайпер, - пояснил он, - док сказал - повезло страшно, что из фляжки пил. Сглотнул, вот мышцы артерии и подвинули. А так бы сразу наглушняк...
  Помолчали. Видать сильно везучий этот Бес...
  Как раз и макароны сварились. Пока сливал, мужики вскрыли тушенку и подогревали содержимое на печке. Теперь только шмякнуть все в кастрюлю, перемешать и нате вам 'макароны по флотски' - еда всех времен и народов.
  Сели за стол и до меня запоздало дошло:
  - Скажите, Юрич, а откуда вы знаете, что кланов у нас три штуки? Вы ж, вроде, не местные?!
  Гости мои переглянулись с небольшой ухмылочкой:
  - Да, это Вы, Александр, правы. Мы сами из Нижнего (говоривший имел в виду Нижний Тагил). Хотя многие и там не совсем местные. Как раз перед этим бардаком у нас очередная выставка проходила. Народу со всех концов страны натекло, с разных заводов. Много нашей научной братии, да и военных не меньше. Еще и гости зарубежные... А когда брякнуло, то на базе нашего НИИ людской анклав и образовался. Людишки к нам со всего города тянулись. У нас же и убежища, и запасец оружия. Многое так вообще в экспериментальном варианте. Так и зажили...
  Тагил, кстати, крякнул совсем. Нет больше города. Может, помните еще в прошлом веке какие-то предсказатели, то ли муж с женой, то ли брат с сестрой... ну не важно... Короче говоря, предсказывали они что под городом много пустот и он скоро провалится. Угадали, сволочи. Полгорода под землю ушло. Да еще аварии на коксохимическом предприятии и на хладокомбинате. Так что или руины, или область сплошного заражения химией. Люди только на окраинах и уцелели.
  Кстати, Вы Александр, в курсе, что Белоярская АЭС рванула? Так что у нас под боком теперь свой Чернобыль.
  - Ни фига вы мне новости на сон грядущий выкладываете. И как с заражением?
  - Нормально с заражением... в пределах пятидесяти километров. Чем ближе, тем фон зашкаливает. Но до нас - не достало. А у вас как?
  - Как, как... хреново у нас. Но все вроде ограничилось простыми развалинами. Вы, Юрич, не увиливайте! Я Вас вообще-то спрашивал, откуда вы узнали о количестве наших кланов!
  Бородач засмеялся. Вполне открыто и дружелюбно.
  - Уели старика! Так и быть расскажу. Давайте только разложим - я так понял все готово?
  - Ах, да... простите, но это вы меня заговорили...
  - Ничего страшного. Предлагаю поднять по маленькой и я продолжу.
  Грешно конечно закусывать коньяк маринованными огурцами и макаронами, но... зато сытно!
  - Перед тем как я дам пояснение, не ответите ли на один простенький вопрос? Это поможет нам друг друга понять.
  - Да без проблем, спрашивайте.
  - Вы, Александр, в курсе, что в тридцати километрах от вас есть закрытая военная база?
  - База... э как вы сказанули... просто какая-то точка дальней связи. Типа релейной станции или еще чего... Там и народу то было раз-два и обчелся, разве нет?
  Гости мои вновь переглянулись.
  - В общем-то, да. Но это только на поверхности. Видите ли, срочники наверху только создавали видимость мелкого объекта. На самом деле там находится вход в госхранилище.
  - О! Слухи такие ходили... Только Вы настолько уверены?
  - Я не просто уверен - я это твердо знаю из документов. Вы же не маленький мальчик, и наверное застали еще эпоху махрового социализма. А значит, должны были хоть краем уха слышать о подобных закромах родины.
  - Нет, я, конечно, слышал... даже побывал под Челябой на каком-то складе под землей. Там тушенка рядами стояла, еще семидесятого года выпуска. А знакомый мой, что нам туда экскурсию устраивал, втирал, что двумя ярусами ниже устроен естественный холодильник. И в нем на крюках туши говяжьи висят, как камни замороженные. Так вот на них тоже клейма конца семидесятых. Только допуск на нас туда он получить не смог. Мы тогда и подумали, что привирает товарищ для пущей серьезности... А что, это правда?
  - Думаю, правда. В челябинском схроне мне бывать не приходилось. Но пару других я посещал с инспекцией. Ваш друг вам не врал.
  - И что, все оттуда до сих пор можно употреблять в пищу?!
  - Можно. Правда, вкусовые качества будут желать лучшего, но от голода зато не умрете. Это ж все на случай войны запасалось.
  - Хм-м-ммм... а у нас что, такое же?
  - Почти, да не совсем. Хранилища делились на военные (это там где вооружение), продовольственные, научные и смешанные. В начале двухтысячных еще построили несколько со стратегическими запасами семян основных культур.
  - И какое у нас? И что за научное?
  - Сколько вопросов, начну с последнего. В научные хранилища складывали информацию и образцы приборов, чтоб можно было пытаться их воспроизвести. Ведь предполагалось, что следующие войны будут ядерные. А значит, после них ждет полная разруха. И та страна, что сможет быстрее восстановить свой потенциал - станет самой могущественной, понимаете? Все эти хранилища были долгосрочные. А смешанные предполагалось вскрыть и использовать при начале боевых действий. Поэтому там имелось сразу всего понемногу. Ваше - как раз из таких.
  - Дайте догадаюсь... Вы ради него сюда и приперлись?
  - Так точно.
  - И все равно не понимаю откуда вы знаете точное число наших общин.
  - Александр, пошевелите мозгами! Мы же выглядим, как типичная разведка. А разведка что делает?! Правильно, простите за тавтологию, но разведка - разведует. Просто мы здесь уже не первые сутки, тихонько наблюдаем со стороны.
  - Э.... А я вам зачем?
  - А мы Вас пытать будем... Шутка! Мы не знали к кому из трех ваших анклавов обратиться. Кто имеет большее влияние, и кто более... порядочен, что ли. И случайно заметили вас, Александр. Вы спокойно побывали в двух группировках из трех, свободно беседовали с кучей людей, а потом провели ночь у молодой женщины. Однако кругом таскали за собой волокушу. Отсюда можно было сделать вывод, что сами вы ни к какому клану не принадлежите, но пользуетесь уважением, как минимум в двух. И еще! Грузили вы тачку всяким хабаром существенно. Значит, живете явно не очень далеко. Иначе имело смысл взять груз поменьше. Так что мы просто за Вами проследили.
  - И?!
  - Что "и"?
  - Зачем я вам?
  - Александр, Вы сможете рассказать нам о ваших друзьях и свести меня с ними. Вот и все!
  Действительно все. Все было очень просто. Только эта простота была тем маленьким камушком, с которого начинается лавина событий.
  
  Глава 8. Переговоры ни о чем.
  
  
  Прошло два дня. Два дня, в течение которых я выступал чем-то типа дипломата и сводника одновременно. Узнал много 'нового и интересного' о людской упертости и консерватизме. Никто из наших местных выживших не горел желанием участвовать в прихватизации имущества госхрана. Вернее, не так... Прибрать к рукам что-то на халяву были готовы все. А вот выделять людей, ресурсы и устраивать экспедицию - было вломы. Да еще и каких-то пришлых допускать в свои пенаты, так это вообще...
  Юрич пытался воззвать к разуму. Приводил доводы, до которых я сам давненько догадался, а уж он-то знал точно. Доводы эти касались 'чистоты помыслов' выживших людей. Чтоб было понятно, я специально коснусь этой темы. Тут и мои мысли и реалии пришлого человека, который с этим уже столкнулся. Вникайте...
  Как мы знаем БП погубил огромное количество населения на всем земном шарике. Выжил едва ли каждый пятый. Больше всего погибших было в крупных городах, которые стояли теперь в развалинах. Если, пропустить ненужные сантименты, погибла большая часть технически подкованного населения. Народ выживший в удаленных от цивилизации местах бешенными темпами скатывался к феодализму. А от этого недалеко и до работорговли и прочим веселым вещам.
  Если вы думаете возразить, что до нас, дескать, далеко. Все эти недоразвитые страны где-то в Африке находятся. Могу огорчить! У нас, почти под боком и куча кочевых народов вроде татар, монгол и прочих. А они еще сотни лет назад на Русь вполне неплохо ходили. И традиции скакать на лошади, махать острым режущем предметом они, в отличии от нас обленившихся, вполне сохранили. А есть еще 'дети гор'... Да и не забывайте про ассимиляцию, многие давно уже живут среди нас. Только опять же, в отличии от нас, живут в тесном кругу, своими диаспорами.
  Не поймите меня неправильно! Я наоборот очень рад за многие народности, что они сохранили такие связи. Это хорошо, это то, чему другим следует поучиться. Но...
  Пока вокруг была цивилизация, агрессивность диаспор была связана правилами и законами социума. Теперь все это отмерло, как ненужное, и на первое место выходит - сохранить свое. Свое племя, если так выразиться. Все, кто не свой - враг. Так что пока остальные будут учиться уживаться, образовывать кланы, у этих 'товарищей' уже все готово.
  А кроме национальной разношерстности, у нас есть еще одна клановая обособленность. Которая имеет свои устои, связи, организацию и так далее. Не догадались, о ком говорим? Да полноте вам! Говорим мы о братве, бандюках и тому подобных отморозках.
  Юрич поведал совсем не радостную картину, что складывалась в их стороне. Город Нижний Тагил славился в свое время не только танковым производством, оборонкой и металлургическим предприятием, но еще и просто охренительным количеством зеков на душу местного населения. В городе существовало пять зон. В том числе одна 'красная'. Это такая, где содержатся бывшие сотрудники силовых ведомств, свернувшие, так сказать, с пути истинного. Выжило этого контингента вполне не мало. В отличии от прочих, которые первое время только стенали-вздыхали, братва быстро организовала несколько 'кружков по интересам'. А потом, оценив ближайшие перспективы, стала делить новые сферы влияния.
  Согражданам Нового Тагила или Старателям (по названию поселка в пригороде, где находился Институт Испытания Металлов), как себя называли выжившие товарищи Беса и Сергея Юрьевича, пришлось доказывать право на свое существование. Почти каждая банда попробовала наехать на такой лакомый кусок. Если б не Выставка Вооружения UEARM, что проходила здесь каждые два года и которая как раз должна была начаться, местным пришлось бы туго. Ведь основная часть собравшихся людей были простыми работягами и служащими окрестных предприятий. Но благо на выставку приехало много кадровых военных и военспецов. Так что и оборона была налажена, и общее руководство. Отбивались, можно сказать, почти играючи.
  Руками рабочих запустили кое-какую технику. Построили и укрепили периметр. Теперь бывшее предприятие напоминало хорошо укрепленный форт времен американских колонистов. Строили жилье, снаряжали экспедиции за сохранившимся хабаром. Даже наладили радиосвязь с несколькими подобными поселениями. На тот момент, когда Бес с Юричем покидали Старатель, население его насчитывало уже почти три тысячи человек. И люди продолжали приходить, однако поток уже иссякал.
  Бандюки тоже не сидели сложа руки. Путем долгих кровопролитных разборок среди них образовалось три группировки. Одна была более-менее вменяемая, организованная несколькими ворами в законе. Те подмяли под себя молодняк, установили жесткую иерархию. Ввели законы, но естественно свои, по понятиям. В общем, вели себя серьезно, без беспредела. На поселение огрызнулись один раз, получили на орехи и после этого относились подчеркнуто нейтрально. Даже на поисковые отряды в развалинах не наезжали, если только не подходили близко к их шалману. В самом начале всех этих разборок после БП конечно успели 'нашалить', особо отличил их планомерный отлов женского населения. Но как потом оказалось, тертые коронованные воры просто сразу смекнули, что без баб дети не рождаются и их бригада будет обречена на вымирание. Дальновидные оказались сволочи, но со своими теперь уже женщинами обходились вполне по людски.
  Вторая группировка была как раз из выходцев с южных республик. Правда, не чистокровной, а слегка перемешанной. Но, тем не менее, отличие от остальных было очевидным. Здесь были не только бывшие зеки, многие туда пришли по национальному принципу. Эти граждане были настроены уже более враждебно. Любой 'не их' человек моментально приравнивался к врагу. Себя называли басмачами, причем это они не сами придумали, просто кто-то ляпнул и повелось. Говорят старшему (а им был какой-то Мамед, которого никто чужой не видел), очень это название понравилось. Штурм форта Старателей никогда не устраивали, но напасть на поисковый отряд, особенно если он с грузом идет - считали долгом чести. А уж одиночкам вообще на глаза басмачам лучше не попадаться - могли просто убить, а могли и в рабство угнать. Рабы у них трудились на всяческих грязных работах. Осела эта братия в здании чудом уцелевшей обувной фабрики, на окраине одного из районов. Правда, обуви тут еще с совка не производили, помещения все в аренду сдавались. Зато вокруг был почти пустырь, так что, снеся лишнее, получали хорошо простреливаемую зону. Под надзором охраны доходяги что-то строили и укрепляли, причем делалось все вручную. Дохли рабы быстро и по многу, и басмачи периодически устраивали облавы.
  Третья группировка в основе состояла из выходцев с красной зоны и, как не удивительно, из бывших ментов и охранников как раз всех этих зон. Ну и всякой приблудной шахворости там тоже хватало. Вот это было сборище полных отморозков! Засели они в частном секторе на Руднике, центром избрали поселковый клуб. Руководства, как такового, у них не наблюдалось. Решали все сходом. Себя звали с чьей-то легкой руки Махновцами. Даже знамя вывесили над клубом черного цвета, с нарисованным на нем краской из баллончика черепом в папахе. Среди них, на удивление, было очень много девок. Что их туда тянуло - совершенно не понятно. Однако эти стервы иногда вели себя похлеще некоторых мужиков. Рабовладение в их среде тоже процветало. Но в отличии от басмачей его можно было назвать единоличным. То есть кто-то имел одного или нескольких рабов, кто-то не находил это нужным. В общем, полная свобода и беспредел.
  Были и другие выжившие, сбившиеся в небольшие группки. Но они большой силы не имели. Центр города, а это большая его бывшая жилая часть, медленно превращалась в огромное болото. Туда же слилось достаточно много химии с Уралхимпласта, с Хладокомбината и с Коксохима. Вся эта гадость каким-то образом активно реагировала между собой и прочим хламом. Над болотом почти постоянно стоял туман, местами в котором нельзя было дышать. Температура в отличии от окружающих лесов держалась градуса на три-четыре выше нуля. Видать поэтому бывший Нижний Тагил был почти единственным местом на много километров, где что-то росло. Правда растительность эта была своеобразной и очень... 'болотной'. Превалировала над всем тина и ряска ядовито-сиреневых оттенков. Среди островов из бывших зданий проживали какие-то огрызки от людей. Опустившиеся бомжеватые личности, почти утерявшие за пару лет речь, шныряли по болоту, дрались между собой и с пришлыми. Жрали они все подряд, включая местную тину, каннибализм развивался бешеными темпами. При этом они еще и успевали плодиться, как мартышки. Потомство явно имело дегенеративный и мутированный вид - короче ходячий ужас.
  Все это примерно и рассказывал моим 'односельчанам' Юрич. На мой взгляд, верили ему с трудом. Особенно когда он рассказывал про жителей болот. А верить в то, что подобрав местные запасы группировки начнут походы на других выживших - вообще отказывались. Доводы о том, что Старателям точно известно, что благодаря бандюкам пало небольшое поселение выживших в бывшем городке Салде, местные упрямо пропускали мимо ушей. Приведенные примеры из других мест, с кем была налажена радиосвязь, и где подтверждалась подобная картина развития - не были услышаны. Люди, еще не оправившиеся целиком от потрясений БП, отказывались от долгосрочных размышлений. У многих в голове до сих пор не пропадала мысль, что военные и правительство соберутся и 'позаботятся' о них. Идиоты!!!
  Единственное чего нашей троице удалось добиться, это то, что к нам по желанию могут присоединиться 'одиночки вольнодумцы из местных'. Так выразилась старшая одного из кланов. Желающих набралось не густо, всего четверо человек. Хорошо другое - трое из них были вполне боевыми мужичками, а четвертым пожилой, но крепкий и опытный лесничий. Перед самой катастрофой он приехал в гости к дочке с зятем и внукам. А вот выжить удалось только ему одному...
  На сборы и окончательное принятие решений дали двое суток. Утром третьего дня договорились встретиться на окраине города, как раз у развалин бывшего гипермаркета, откуда я начал свое существование.
  Наша троица двинула обратно к моей избушке. Передохнем, соберемся и выдвинемся.
  Ну и напоследок я поругался с Настей, которая обозвала наш поход авантюрой, а меня - идиотом. Вот и сходись после этого с женщинами...
  
  Глава 9. Новые товарищи.
  
  Утро нашего выхода выдалось хмурым. Мы втроем вышли вообще затемно. По дороге успели даже пострелять по обнаглевшей стае кошачьих. Хвостатые твари решили, что одиночки в темноте подходящая добыча. Хорошо, что у моих спутников обнаружилось два каких-то навороченных ночника, с их помощью дали отпор. Завалили штук семь и стая ретировалась. Я только впустую магазин грача расстрелял, хорошо сообразил за автомат не хвататься.
  Калаш, кстати, мой вчера был заботливо разобран и смазан. Я хоть и старался за ним ухаживать, но моих знаний хватало только на неполную разборку. Бес помог, а заодно и просветил в мелочах. Еще что-то притер надфилем и наждачкой нулевочкой. Жаль, что пристрелять не успели, по его словам моя пристрелка после всех этих действий должна была немного сбиться. Ну да, будет время, пока встретимся и выдвинемся.
  Такие же хмурые, как и низкое серое небо, новоявленные попутчики ждали нас на условленном месте. Одного видать жена провожала с двумя детьми. Судя по их настрою, сначала они о чем-то потрещать с нами собирались. Юрич напрягся, пробурчал под нос: 'ну, щщ-щ-ас условия ставить будут...'.
  Мужики солидно поздаровкались. Все, кроме лесника, затушили сигарки. Старик видать не курил совсем, оно и правильно. Из нас троих, как я заметил, тоже никто не курит. Привычка, по теперешним временам, не только вредная, но и затратная.
  - Ну что ж... Ждем мы вас, собрались как и говорили, - начал лесничий. Было похоже, что ожидая нас, они успели посовещаться и выбрали его вроде как старшим, - Пару вопросов хотели только утвердить.
  Мы переглянулись, видя нашу пантомиму, он продолжил:
  - Да вы, товарищи, не напрягайтесь. Все предельно просто и, думаю, ни к чему никого не обяжет. Дело в следующем... Сами видели, местные уже обжились, успокоились и ничего менять не хотят. У нас же всегда так - 'пока рак на горе не свистнет...'. Вроде все всё понимают, но надеются на русский 'авось'. Ну а мы, как и товарищ ваш, - он мотнул головой в мою сторону, - не совсем к месту пришлись. Я - просто потому, что один остался и не держит меня, если честно, ничего на этом свете. А мужики... потому что просто они нормальные самодостаточные мужики. Прогибаться под местную власть и горох в тепличках выращивать им не интересно. У Василия хоть вон и семья, но и то, места он себе здесь не нашел. Наша просьба в этом и заключается. Закончим все здесь и хотим к вам в Тагил уйти. Но чтоб не пустыми приходить, мы немного хабарчика в схроне наберем. Жлобить не будем, не бойтесь. Ну, так как?
  - Как... - Юрич посмотрел на нас, на них - думаю ваше предложение вполне приемлемо. Более того, могу от себя добавить, что как участников экспедиции, поставлю вас всех на довольствие по прибытию. У нас на Старателе система почти коммунистическая сложилась - 'от каждого по способностям, каждому по потребностям'. Ну, в меру сегодняшних обстоятельств конечно. И главное что б человек трудиться не ленился. Василия, я так понимаю, с семьей перевозить надо будет?
  - Э-э-эээ... Да! - спрашиваемый не ожидал что на него переключится разговор, вот и стормознул немного. Зато его вторая половина (миловидная сухонькая женщина), быстренько подключилась:
  - Вы не сомневайтесь, мы обузой не будем. Вася у меня электрик, да еще автомеханик от бога. Всю жизнь на нашем радиозаводе протрудился - хвалили его, грамоты давали.
  - Юля... - мужик аж покраснел от похвалы, а мы заулыбались. А она продолжила:
  - Да ладно... поймут люди... А я учительница, будете смеяться, но младших классов. А еще была завучем в школе. Могу английский преподавать, если он сейчас кому-нибудь нужен будет... В общем здесь у меня работы нет. Дети либо маленькие совсем, да и всего-то их пятеро. Либо уже большие. А у вас, надеюсь, пригожусь. Нельзя чтоб без знаний детки оставались...
  - Все правильно, - Юрич поддержал совсем зардевшую к концу речи женщину, - найдем мы вам обоим работу вполне по специальности. А теперь давайте к нашим делам перейдем. Нет возражений?
  Возражений ни у кого не возникло, и наш начальник экспедиции поведал краткую вводную.
  Расслабляться уж точно не стоило. Я только сейчас узнал, что выходили старатели втроем. Напарника потеряли при столкновении с какой-то бандой мародеров, что упорно преследовали их двое суток. Потом отбивались от всякой живности, особенно достали стайки кошек. Звери эти мелкие и шустрые, вроде бы чего их бояться. Ан, нет! Истребив своих извечных соперников крыс, твари переняли некоторые из их тактик, добавили своего, да и много нового проявили. Наваливались на жертву всей стаей. Но не скопом, а словно по очереди - одна за другой. Словно хоровод кружат и рвут-рвут коготками, целятся при этом в жизненно важные места - лицо, глаза, шею. А еще в икры и запястья. Стоило пропустить несколько атак и, с заливающими кровью глазами и подранными мышцами на ногах, ходок впадал в панику. А где паника - там конец обороне.
  Собак одичавших не встретили, можно сказать повезло. Видели несколько одиноких волков. Одного, наверно совсем оголодавшего и от этого отупевши напавшего, пристрелил Бес. На вопрос - почему пешком шли, машиной ведь проще, Юричу пришлось пояснить. Машина - вещь шумная и заметная. К тому же после БП пытаться ездить на чем-то, кроме родного УАЗика или Нивы, совершенно безнадежно. Из иномарочного автопарка хороши лишь старые лендроверы, которые и делались-то как раз для бездорожного беспредела. А все что поновее имело кучу электроники, что могла сломаться в любой момент, а чинить ее больше негде. Еще проблемой становился запас топлива. Возобновлять его пока тоже было негде. По радиопереговорам выходило, что на севере образовалась полувоенная община, готовая заняться добычей нефти и ее простейшей перегонкой. Но пока наладятся отношения, пока пути проторяться, да и по октановому числу и чистоте полученного материала... вряд ли на какое-нибудь Евро-3 вытянуть получится. Хотя особо сложного там нет ничего, просто большой самогонный аппарат. Бензин еще в девятнадцатом веке получали, и теперь смогут. Время потратить придется только чтоб всю электронику отрубить, и научиться всем вручную управлять. Ну да, про инжектора забудем и вернемся к любимым карбюраторам - всего делов-то!
  Так что техника у старателей была, но ее берегли. Если их разведка увенчается успехом, то направят сюда караван с охраной. Как раз на выставку было привезено несколько новеньких КАМАЗов и Уралов. Все, как на подбор, с полным приводом. И охранение наладить можно легко из двух Тигров. Можно и БТР с БРДМ пустить, но уж больно жрут они много, накладно выйдет.
  А вот им на обратный путь решили мой УАЗик замутить, да реквизировать санитарку-батон. Эти мужики как раз ее и нашли, восстановили, но как бы передали местной общине. Однако ей все равно никто не пользовался. Правда, какой-никакой откат клану давать придется, а то могут упереться.
  - Ну что, друзья, выдвинемся?
  Мы нестройно покивали в знак согласия. А Бес что-то проскрипел Юричу, тот задумчиво повернулся к нам:
  - Так, забыли о двух вещах. Во-первых, как величать друг друга будем? Половину мы знаем, а остальные не представились. Кроме того, Бес мне подсказывает, что теперь мы становимся практически мобильной военной группой. Соответственно не будем забывать о дисциплине. Общее руководство на себя возьму я. А на случай боевых действий все беспрекословно подчиняемся Бесу. Возражения есть? Если есть давайте все сразу утрясем!
  Возражений не было, и наш начальник продолжил:
  - По именам-фамилиям... в случае активных действий обращаться к друг-другу по типу 'уважаемый Поликарп Никанорович' или еще как, сами понимаете, глупо и долго. Поэтому, я - Юрич, это - Бес, наш друг - Саша. Вы уважаемый, насколько я понял лесничий. Не против если будете коротко Лесник?
  - Я капитан запаса, погранец в прошлом. Так что все правильно говорите, командуйте. И Лесник - хороший позывной.
  - Ну, тем более... Кстати, остальные в армии служили? Оружие в руках держать умеем?
  Мужики, словно вспоминая боевую юность, подтянулись и нестройно, но уже вполне уверенно отрапортовали. Оказалось, служили все, кроме меня. А я благоразумно промолчал - меня ж, вроде как не спрашивали. Василий, как выяснилось, был сапером. Оставшиеся двое - инфантерия, мотострелки. Звали их Петром и... Львом, имечко к внешности совсем не подходило. Русоволосый, вихрастый, с широким лицом и носом картошкой - таким обычно в мультиках русского деревенского парня изображают.
  - С этим ясно. Тогда следующий вопрос - кто, чем располагает, в смысле стволами?
  А вот с оружием у мужиков было хреновато. Лесник был экипирован какой-то витиевато украшенной вертикалкой (интересно и на каких развалинах он ее откопал...). Хорошо хоть с зарядами к ней был полный порядок. Он сам и снарядил.
  На троих оставшихся приходилось два ПМ, тоже видать из ментовских 'запасов'. К ним по паре магазинов и около пяти десятков маслят россыпью. У Василия же обнаружилось здоровенное мачете в ножнах и однозарядная мелкашка с сотней патрончиков. Я из такой, помнится еще в школе в тире стрелял.
  Пришлось Бесу с Юричем дербанить свой баул, что тащили с собой в довесок к рюкзакам. Волокушу они оставили в моем домике, вместе с основным грузом, но часть утром перегрузили. Я тогда отвлекся на свои сборы и не знал что там у них. А теперь оказалось, что пришлые вполне уверенно просчитали возникшую проблемку.
  Мелкашку решили оставить Васиной жене. Там куда они шли, она вряд ли бы пригодилась. Его самого же вооружили дробовиком, судя по виду каким-то итальянцем. Но я в дробовиках не очень разбираюсь, поэтому точней определить не смог. В довесок дали макаров с кобурой и магазинами. Таким же снарядили Лесника. Петру со Львом, под их восторженные взгляды, вручили два калашниковых укорота. Теперь нас как говорится 'голыми руками не возьмешь'.
  Хорошо хоть со шмотками у всех было более-менее в порядке. Потому как одевать-обувать у Юрича запасов не было. Жрачку тоже все взяли свою, в расчете на три-четыре дня.
  Попрощались с Васиной женой и детьми и двинули в путь. Никто из руководства общин нас своим присутствием не почтил.
  До обеда отшагали с десяток или чуть больше километров по бурелому и исковерканной БП поверхности земли. Наткнулись на глубокий и прямой как нож овраг. Осмотревшись, Бес определил привал. Запалили маленький костерок погреть консервы, да и чайку на всех вскипятить. Не забыли выставить охранение - пора было привыкать к 'службе'. Первыми встали Василь с Петром, потом их сменили я и Лесник.
  Пользуясь подходящим местечком, Бес заставил меня и новеньких отстрелять по полрожка одиночными. Для привыкания, да и оружие пристрелять. Даже Василю дали бахнуть несколько раз из его дробовика.
  Действительно, мой сто третий после бесовских притирок стал как-то мягче клацать. Вот что значит знающий человек! Хотя по пристрелке, на мой взгляд, ничего менять не надо было. Ну да ладно, я ж не спец! Для себя, по чесноку, решил, что на дистанции до полутора сотен метров я вполне дееспособен и опасен для противника. А вот дальше... однако, учиться надо!
  Добили рожки и выдвинулись. Время - середина дня, а до вечера хотелось бы до точки дойти. Хоть и взяли спальники, но в лесу что-то ночевать не манит. Странно, что никаких зверюшек до сих пор не встретили. Словно вымерло все вокруг. С одной стороны это хорошо, а с другой - напрягает и на нехорошие мысли наводит...
  Ко времени, когда начало темнеть, отмахали еще километров двадцать. По всем прикидкам выходило, что мы уже где-то рядом.
  Встали посовещаться, достали карту. Все уже знали, что компас показывает совсем не то направление, так что никто им и не пользовался. Топография местности тоже сильно поменялась. Катаклизм даже в наше сейсмически спокойной области покорежил все окружающее. Много образовалось разломов, оврагов. Где-то и новые горы возвышались. Но в целом ориентироваться на старую карту можно было. Лесник предположил, что отклонились мы чуть левее, значит до точки километра полтора-два вправо. Большинство было с ним согласно. Так как темнело в лесу быстро, решили подняться на скалистый, закрытый с одной стороны взгорок и заночевать.
  Как раз цепочкой взбирались вверх, и вдруг в стороне предполагаемого схрона раздались буханье взрывов и очереди автоматического оружия. Мы, не сговариваясь, присели и оглянулись. В наступающих сумерках, чуть дальше, чем мы думали, шел нешуточный бой. На мой дилетантский взгляд там началась настоявшая война, однако Бес коротко сплюнул и процедил:
  - Не успели... похоже бандиты или мародеры, человек десять-пятнадцать. Лупят со всей дури, только стволы жгут. А отбивается от силы человек пять, но тоже не пойми кто. Очереди на полрожка. Явно опыта никакого. Может как раз связисты выжившие. Там же салабоны-срочники, на них похоже...
  Бой закончился так же внезапно, как и начался. В наступившей тишине недолго металось эхо. Пару раз слышались одиночные выстрелы. Кто победил, а кто проиграл было непонятно.
  - Ну, бойцы, - оборвал наше молчание Лесник, - что встали, как хрен среди полыни?
  - Действительно, - очнулся Юрич, - отсюда мы все равно ничего не узнаем. А идти в темноте в неизвестность негоже, можем нарваться на неприятности. Встаем на ночлег. Бес, распредели охранение. Выходим завтра поутру. Куда идти - нам любезно указали. Думаю, никто не сомневается, что наша точка там.
  Моя вахта была последней под утро. Так что я поспешил умять плотный ужин и провалился в сон.
  
  Глава 10. Наша первая война.
  
  Сначала шли, разбившись на две группы. Бес, взяв в напарники Леву, чуть впереди. Однако на подходе к точке нарвались на свору облезлых собак. Шуму наделали много, но почти всех перестреляли. Псины были обожравшиеся, с уже засохшей кровью на мордах. Мы их случайно согнали с двух трупов. Узнать, кто это был, не представлялось возможным. Собачки, даже кости уже порастащить успели.
  Зрелище - не для слабонервных, Василь успел поблевать немного. Да и я чуть не последовал его примеру. Бес с Юричем имели две коротковолновки. Быстренько решили, что армеец уходит вперед, а мы осторожно валим за ним и стараемся не ввязываться в переделки. Если что, он по рации даст нам сигнал.
  Пошел налегке, оставив на нас рюкзак. Тащить его выпало Леве, как самому здоровому. Лесник, увидев, как воин растворился в подлеске, поднял большой палец.
  Через полчаса уткнулись в грунтовую дорогу. Оповестили Беса, тот приказал двигаться по лесу по ее правому краю, в кучу не собираться и не шуметь.
  Еще через минуту мимо нас с Васей, шедших на левом, так сказать, фланге прошуршала живая лисица, тянущая за собой комок кишок и внутренностей. Мы, охреневая, посмотрели друг на друга, сглотнули и двинули дальше.
  Потом маякнул Юрич, подошли к нему. Оказывается, Бес успел разведать и теперь двигался к нам на встречу. Приказал ждать и никуда не ходить.
  Замерли, расположившись кругом, контролируя каждый свой сектор. Минут через семь подошел Бес, предупредив свое появление коротким свистом.
  - Значит так, - стал он нас оповещать своим скрипучим голосом, - человек пять на точке, из них один часовым. В простенке вроде как пленный валяется. За ними длинный каменный ангар в скалу упирается, с воротами, думаю спуск там. Двери приоткрыты - возможно, часть людей там, выяснить не удалось. Те, что снаружи бинтованные и бухие. Дееспособная группа могла уйти вниз.
  - Что делать решил? - это Юрич контролирует.
  - Делимся на две группы. Занимаем позиции. Первая по сигналу выносит этих. Вторая контролирует вход. Хорошо бы выживальщика оставить, можно было бы инфу снять.
  - А их... это... обязательно сразу... - это Петр подключился. Понятное дело, как-то не хочется за так на душу грех брать.
  Бес прищурился.
  - Это не поселенцы как вы. Похоже какая-то братва - кожаные куртки, треники. Двое - расписные на руках и морде. Переговоры вести с нами точно не будут.
  Юрич дал минутку переварить информацию, потом подвел итог:
  - Значит так. Бес сейчас разбивает нас на группы. У меня есть старый план прилегающей территории. Определяем места для каждого. Возражений нет? Готовы стрелять в людей? Если что - говорите сейчас. Передумав потом, вы подставите своих товарищей.
  Он поочередно осмотрел всех нас и дождался от каждого кивка.
  - Командуй, Бес.
  - Сначала вопрос. Лесник, у Вас только дробь?
  - Не только... не боись, воин, одного убиенного возьму на себя. С гарантией, так что на остальных четверо.
  - Отлично. Тогда первая группа - Лесник, Юрич, Саша, Лев. Старший - Юрич. Делитесь на две пары. Занимаете места возле будки на въезде и за тем вагончиком. Я смотрел, там в заборе дыра есть, так что сможете скрытно подойти. Я, Василь и Петр - вторая группа. Вы двое заляжете в овражке, аккурат под рабицей. Только не отсвечивайте сильно и всю дорогу ползком, иначе могут заметить. Ворота одной створкой как раз к вам приоткрыты. Там хоть и темно, но движение засечь должны будете. Ни на что другое внимание не обращаете, в общей стрельбе не участвуете - ваше дело возможный противник в здании. Есть движение - Петр, лепишь туда очередь на полрожка. Твоя задача не столько завалить кого, а заставить их остановиться. Ну и для нас сигнал дать. Василь, ты не стреляешь, для дробовика это далековато. Ты страхуешь Петра. Если он стрелять продолжил и рожок обнулил, начал менять - бухаешь три раза для острастки в том направлении. Потом сразу отходите в лес, занимаете оборону на опушке. Для всех остальных три подряд выстрела дробовика - сигнал отхода. Не геройствуем, отходим к дороге, прикрываем Петра с Василем. Если все пойдет плохо, я дам сигнал Юричу по рации. Тогда забираете ребят и двигаете к месту нашей ночевки. Там можно будет занять оборону. Все ясно?
  Мы согласно помычали в ответ. Не знаю как остальные, а меня начало слегка мандражить.
  - Я залягу на крыше того здания, там видимо барак и столовка заодно была. У меня связь с Юричем по рации. Мне будет всех вас видно. Когда займете свои места, я ему маякну, а он отдаст команду. Начинает Лесник. На нем - часовой. Услышали его первый выстрел, начали выбивать бандюков. Саша, ты идешь с Лесником. Мишени сидят полукругом - начинаешь с левой стороны к центру. Юрич с Левой, как позицию займете - сами разберетесь, кто начинает с центра, а кто справа. Я страхую всех сверху. Ну все, мужики, выдвигаемся...
  Мы с Лесником до вагончика добрались быстро. Как и говорил Бес, за ним в заборе из сетки рабицы обнаружилась приличная дыра. Заползли под него и заняли позиции за спущенными колесами. После БП солдатикам видать стало не до порядка, и весь внутренний двор был завален мусором и хламом. Так что прятаться было легко.
  Через некоторое время Лесник показал мне жестом, что до своей позиции добрались и Юрич с Левой. Осталось ждать, когда подойдут остальные. У них самая тяжелая часть пути. Не думаю, что они большие спецы на пузе ползать, хотя в армии наверняка школу прошли. Однако сколько с той армии лет прошло...
  Я пока наблюдал за противником. Действительно какие-то отморозки совершенно бандитского вида. Трое были одеты в потасканные кожанки, поверх которых...!!!!!.... свисали внушительные цепуры из рыжья. Один пацанчик щеголял когда-то белым овчинным полушубком. Последний полулежал у костерка, с перевязанной прямо поверх драных треников ногой. Остальные тоже светили свежеокровавленными повязками на разных частях тела. Четверо о чем-то переговаривались и передавали друг дружке мятую флягу явно с чем-то спиртным. А один, заросший бородой, словно какой-то моджахед, привалившись задницей к стене, делал вид, что он весь типа такой часовой, что братву охраняет. Только он небрежно держал на плече старый АКМ с деревянным прикладом, такой обычно веслом зовут. Как вооружены другие было не понятно. Но с другой стороны костра свалена куча самых разнообразных стволов.
  Пленника, как я ни высматривал, но со своей точки не увидел. Хорошо, что получилось полежать и осмотреться, я хоть немного успокоился. Обернулся на тихий щелчок пальцами. Лесник жестом показал - начинаем. Так, кого я там должен валить? С левого края?
  Там как раз стоял обладатель полушубка. Справа от меня ощутимо бухнуло и сразу еще раз. Тут же заговорили автоматы напарников. Через прицел увидел удивленное лицо полушубочного и нажал на курок. Очередь получилась не на три патрона, но и не в полрожка. Это я нервничаю. Из овчины вылетело два клока шерсти наискосок снизу вверх на груди. Третья пуля оторвала бедняге ухо. Остальные ушли в молоко, но первых было достаточно, чтоб бандюган завалился кулем на спину.
  Я сместил прицел вправо, однако Юрич с Львом справились с оставшимися без меня. Повисла тишина, что делать дальше я не знал. Повернулся к Леснику, тот жестом показал - лежим, сечем движуху. Откуда-то справа осторожно пробежал Бес, укрылся за остовом безколесного УАЗика. Жестом отдал команду, куда кому передвинуться и что делать. Лесник с Юричем остались прикрывать входы на точку. Мы с Львом перебежали к бараку, плюхнулись на пузо и уперлись стволами в сторону ворот. Дышали оба, как после стометровки. Напротив и чуть правее торчали за сеткой головы друзей. Те жестами выразительно показывали, типа: 'ну что?!!'. Мы в ответ махнули - потом.
  Бес поднял руку, потом показал на себя и на ворота. Ну, это мы поняли - объясняет, что пойдет внутрь, а нам его прикрывать. Отсутствовал он недолго, всего пару минут, жестом показал, чтоб подошли к нему. Поднялись и побежали, я оглянулся - Юрич с Лесником тоже двигали к нам. А Василь с Петрухой рванули обегать забор. Бес дождался общего сбора.
  - Внутри приемник с будкой для персонала. Сейчас пустой. Напротив гермоворота с калиткой - закрыты. Похоже, когда здесь шухер начался кто-то успел заскочить внутрь и заблокировать калитку. Ворота явно не открывали. Привод на них электрический, хотя должен быть и ручной. Сейчас Лев с Петром берут по паре вон тех покрышек, тащат их внутрь и занимают оборону в сторону калитки. Как и прежде стреляем на первое движение. Мы глянем на пленного и тут приберемся.
  Спасенный действительно оказался молодым солдатиком и был он совсем плох. Потому бандюки и бросили его в простеночек и практически не охраняли. Юрич вколол ему что-то обезболивающее. К чести молодого тот ничего от нас не просил. По глазам было видно - понимал, что не жилец. Дали ему попить, хоть и нельзя этого при ранениях в брюшную полость, ну да что уж тут.
  Парня звали Стас. Наше предположение оказалось правильным и даже более того. Выжили на точке двое солдатиков с последнего призыва, только с учебки приехали, и офицер. Первое время тот все пытался починить связь и найти кого-нибудь из начальства. Ничего не получилось и тогда он просто стал 'нести службу', открыв своим солдатикам гостайну что охраняют они спецхранилище. Что государственная власть просто так не пропадет. И через несколько лет приедут сюда большие чины и поблагодарят их от лица правительства, орденами наградят и так далее. Потом на них двое гражданских набрели. Капитан сначала их чуть не пристрелил, потом вроде как на службу принял. Так и жили все это время, пока вчера бандюки не наехали.
  Ну а дальше понятно. Взяли их числом, а не умением. Обороняющие тоже успели завалить толи двоих, толи троих. Ну и подранили почти всех. Потом бандиты разделились. Часть осталась охранять место, а другая двинулась за братвой. Где-то недалеко, с полдня ходьбы в заброшенной деревне у них был основной шалман. Сколько их всего, Стасу конечно никто не говорил, но из того что он услышал - выходило там еще человек тридцать, вместе с бабьем. Так что в ближайшем будущем нас ждала проблема.
  А вот насчет, сколько человек шмыгнуло в дверь по началу стрельбы, он ничего не знал. Предполагал, что не больше двух.
  Под конец речи паренек совсем обмяк, а еще так совсем по-детски попросил: 'а дайте хлебушка, а?'. Юрич достал ему сухарь из своих запасов. Последнее что от него мы услышали, было слово 'спасибо'. Прижав сухарь двумя руками к груди, Стас умер.
  Бес отозвал часовых от двери в схрон. Ее просто заблокировали железным прутом. Леснику вручили бинокль и отправили на крышу следить за подступами. Начальники наши справедливо рассудили, что если наезд на нас и будет, то не раньше позднего вечера или завтрашнего утра. А может и вообще к обеду. Смотря как двинут сюда бандиты, а то ведь им может и в лом на ночь глядя по лесу переться.
  Стасу вырыли могилу на опушке. Отморозков просто утащили в лес в овраг. Перед этим обшмонали, но ничего интересного не нашли. Бес пробежался по окрестности и обнаружил неприкрытую могилу защитников точки. Решили, что если хватит времени, пойдем, хотя бы камнями ребят прикроем. Надо было идти вниз, это все понимали. И тянуть с этим не стоило.
  Бес привычно разбил нас на две группы. Лесник, Юрич и Лева остались охранять тылы и рюкзаки. Остальные пойдут внутрь.
  - Автоматы вешаете через спину стволом вниз, чтоб в случае чего можно было быстро ухватиться. В руки берем пистолеты. Василь, ты с дробовиком. Внизу от больших машинок только оглохнем, да и вертеть из стороны в сторону пистолетом проще. Дробь для усиления атаки ежли что. Идем парами. В паре на расстоянии двух шагов друг от друга, по диагонали в коридорах. Передний сечет полусферу впереди и влево, задний по диагонали вправо и за тылом не забывает. Первыми мы с Сашей, вы смотрите и делаете как я. Больше научить я вас все равно не успею. Да, в двери вдвоем не суемся. Один открывает, второй заглядывает на короткий момент и сразу назад. Если там вас кто ждет - даст очередь на движение. Но надо навык иметь, а так обычно задержка бывает. Так что если глянул и снова спрятался, шансы сто процентов что и сам жив и врага обнаружили. Если так случилось - ничего не делаем, ждем меня! Можете только для острастки периодически одиночными постреливать, просто выставив ствол из-за угла. Заглядывать и целится - не надо! Ваша задача заставить противника нервничать и не предпринимать контратаку. Ясно?
  Нам было ясно. Не ясно было только, как за ворота попасть. Но Юрич не зря с нами ненадолго спустился. Где-то внутри будки, в которой видимо в свое время сидел часовой и какой-нибудь дежурный офицер, обнаружился длинный вороток похожий на заводную ручку от грузовика. Затем они вместе с Бесом вскрыли какие-то панели на стене. Ворот с щелчком вставился в конструкцию шестерен, обильно покрытых вязкой смазкой. Со скрипом и осыпающимся сверху мусором здоровенная створка начала отползать в сторону. Юрич вращал рукоятку с небольшим напором, но очень быстро, а ворота открывались практически по сантиметру. Так что пока Бес не скомандовал остановиться, прошло почти пять минут, и бедный Юрич взмок. В открывшуюся щель вполне мог пройти человек. За воротами темнота. Мне было видно только часть стены и бетон на полу.
  Бес одел уже виденный мною ноктовизор, второй сунули мне и Юрич кратко объяснил, как им пользоваться. Я с интересом шагнул внутрь и огляделся. Почему-то думалось, что техника будет передавать все в однородном зеленом свете, как в какой-то компьютерной игре. Картинка будет смазанная и невыразительная, и видно будет не дальше пяти шагов. Однако прибор подсвечивался сиреневыми оттенками. Четкость была очень приемлемая, я даже смог разглядеть в подробностях стыки бетонных плит, которыми, оказалось, выложена дорога вниз. Оглянувшись назад, запоздало спохватился, что получу засветку от открытой щели. Но, ни фига подобного. Хороший приборчик!
  Вторую двойку пока оставили у входа. Начали спускаться. Я изо всех сил старался следовать установкам командира. Пас правую переднюю половину и оглядывался назад. Потом до меня дошло, что мы спускаемся по длинному тоннелю, не имеющему ответвлений. А у входа - свои. Так что сосредоточился на том, что впереди.
  Тоннель постепенно понижался и тянулся метров на сто пятьдесят. Внизу виднелись ворота подобные тем, через которые мы уже прошли. Только створка не отъезжала в сторону, а уходила вверх. Сейчас под ней виднелась узкая щель, через которую мог пролезть только очень щуплый человек. В левой стене была открытая дверь и окно с лотком, как в кассе.
  Бес жестом показал, чтоб я лег на пузо и следил за пространством под воротами. И сменил пистоль на автомат. Сам же он двинулся проверять помещение за дверью.
  Пока он там бродил я взмок от напряжения. А не было его, как мне показалось, очень долго. Наконец он появился, присев на колено, взял на прицел пространство ворот и махнул мне, чтоб подошел.
  - Там генераторная и управа, даже комп стоит. Я вызвал Юрича с ребятами, Лесник с Левой и одни справятся. Попробуем запустить свет. Пока мы возимся, ты лежишь у той стеночки и пасешь, чтоб никакая сволочь нам не помешала из-под ворот.
  Я согласно занял указанную позицию. Через пару минут рядом заметался луч фонаря, это остальные подошли. Лежать мне пришлось совсем долго, где-то с полчаса. За стеной что-то падало, шуршало, пару раз ругался и матерился Василь на какую-то железяку, чуть не оторвавшую ему пальцы. Потом я услыхал чихание нехотя проворачиваемого дизеля. Тот упорно не желал заводиться, но мужики не сдавались. Наконец, когда вонь соляры доползла и до меня в коридоре, движок громко пернул и затарахтел. Через пару минут работы тарахтение выровнялось, потом что-то в такт загудело, набирая обороты. Громко щелкнули какие-то рубильники или контакты и где-то надо мной начали разгораться лампы дневного света. Картинка в ночнике поблекла и я стянул его с головы. Тут же схватился за автомат - послышалось движение за воротами, но видно никого не было.
   Через пару минут из двери вывалились довольные наши. Бес, заметив мое напряженное лицо, тут же оборвал их веселость.
  - Что?
  - Вроде шум слышал, но никого не заметил. Сразу как свет разгорелся.
  - Принял... По местам все! Юрич, открывай ворота и закрывай дверь. Мы внутрь пойдем, а ты ждешь нас и никуда не высовываешься.
  Створка поползла вверх. Я думал, что за ней будет тоже светло. Но кроме двух ламп дневного света над воротами в остальных местах работало только аварийное освещение.
  Бес жестом указал мне выдвигаться за ним. Двинули. Впереди новый тоннель, только покороче, метров на тридцать. Дальше развилка. Дошли, аккуратно осмотрелись. Направо такой же тоннель, изгибающийся дугой и плавно уходящий еще ниже. Налево первый уровень, с небольшой конторкой в стене и двумя опечатанными воротами. Там пусто. Воздух холодный и сыроватый, но влаги не видно. И под землей чуть теплее, чем снаружи. На улице градусов тринадцать ниже нуля, а тут от силы пять-шесть.
  Бетонный тоннель над головой изгибался аркой. Стены и потолок когда-то были аккуратно выкрашены салатной краской. Мне всегда интересно было, почему на военных объектах так эти зеленые оттенки ценят? Сейчас краска вздулась, потрескалась, местами даже осыпалась вместе со штукатуркой. Так что на полу мусора хватает. Благодаря нему Бес и засек первые следы. Кто-то совсем недавно пробежал куда-то вниз, судя по всему один человек. Похоже наш последний бандюган.
  Идем осторожно, парами. Следующий уровень. Пол выравнивается, направо в стене опять пара ворот и конторка. Прямо новый тоннель куда-то вниз. Похоже, он идет по спирали, до самого дна. А в центре находятся запечатанные хранилища. Юрич сказал, что уровней всего три. Ну, или вернее три с половиной. Последний недоуровень - технический. Там стоят несколько погрузчиков и электрокары. А так же оборудование для вентиляции и откачки воды. Хотя последнее сделано на всякий случай. Вода должна была по каверне естественным путем уходить вглубь скалы.
  Бес тормознул нас у конторки.
  - Василь с Петром, оборону займите и подождите нас. Мы с тобой вернемся, где-то мы лестницу пропустили. Кроме тоннеля для транспорта, должны быть лестничные марши.
  Идем назад, внимательно осматриваем стены. Действительно находим дверь на внешней стене. Как раз я здесь шел и ни фига не заметил, баран...
  На двери ржавый висячий замок. Ежу понятно, его года три никто не открывал. Так что с чистой совестью возвращаемся. Но ниже надо будет быть повнимательней.
  Спускались кругами довольно долго, но так никого и не встретили. Впереди виднелся технический подуровень. Вход в него был забран оцинкованной сеткой, которая, не смотря на достаточно сухой воздух, все равно уже начала покрываться налетом коррозии. Мы все немного расслабились, так что Бесу пришлось даже на нас рассерженно шипеть. И было из-за чего! Сетка перекрывает нам возможность любого маневра. За ней - темнота. То ли просто нет света, то ли кто-то специально побил все лампочки. Так что мы ничего не видим, а сами как на ладони.
  - Значица так! - Бес вновь нас инструктирует, - Дальше двигаемся короткими резкими перебежками и сразу приседаем на одно колено. В спину друг дружке не упираемся, держим дистанцию не менее трех-четырех метров. И уступчиком-уступчиком, вдоль дальней от сетки стенки. В те воротца иду сперва я один. Все вооружаемся пистолетами, кроме Петра. Ты идешь последним, отодвинувшись от стены. В случае чего - садишь туда средними очередями. Но после того как я пошел внутрь, тоже переключаешься на ПМ. В случае чего, сразу падайте на пол и стреляйте уже оттуда. Противник - неопытный, стрелять примется по ростовой мишени, да ствол у него обязательно задерет. Так что внизу опасность только от рикошета. Так что - сразу на пол, ясно? Ну, двинули мужики.
  Мы организованно, уже почти как заправские бойцы, пошли за командиром. Втянулись в режим перебежек. Вот только с непривычки лично я поймал себя на том, что больше слежу за сохранением дистанции и пялюсь на спину Беса. А за местом предполагаемого противника и не наблюдаю. Мотнул головой, чтоб перестроиться и оглянулся на сопящего сзади Василя. Тот тоже, распахнув глаза, смотрел за мной. Только Петруха нервно шарил стволом в направлении движения, зато и оторвался от нас он далековато. Да, блин, учиться нам еще и учиться...
  Бес же забыв про нас, или просто решив взять все на себя, уже приноравливался войти внутрь. Ладно, не отвлекаемся, еще пару шагов...
  Все произошло мгновенно... Сначала боль в бедре, словно как в школе в детстве кто-то тебя с оттяжкой хлестнул пластиковой линейкой. И тут же что-то прилетает в многострадальную щеку, причем в противоположную сторону от бедра. Вижу возникающие полоски света, запоздало соображаю, что это кто-то стреляет из темноты. И только теперь мне в уши бьет звук от этих выстрелов. Мысль в голове - "надо что-то сразу сделать... А, упасть вниз...". Падаю и зачем-то откатываюсь в сторону. Трясущимися руками выставляю вперед пистолет - "стрелять - не стрелять? А куда?!" Хорошо, что из темноты грохочет знакомый голос:
  - Не стрелять! Все кончено! Петр, ко мне!
  Это Бес. Осторожно переворачиваю себя на задницу. Блин, нога в кровище, да и по щеке бежит. Справа раздается стон - Василь! Похоже, ранен и серьезно. Надо заставить себя помочь.
  Включается свет, а следом появляются наши и тащат кого-то промеж себя. Дойдя до нас бросают кулем стонущее тело на пол. Бес быстро осматривает сначала мою морду, потом слегка вспарывает штанину. Облегченно машет Петру снять с меня штаны и перевязать, сам бросается к Василю. Со мной не все так плохо, как со страху показалось. На ноге длинный кровоточащий рубец. Пуля пропахала неглубокую борозду, порвав кожу и зацепив немного мяса. Болезненно, но даже ходить можно. А щеке досталось шрапнелью камешков рикошетом от стены. Да, не везет мне с лицом...
  С Василем дело хуже. Длинная очередь легла аккурат между нами. И если мне досталось самое ее начало, то ему повезло меньше. Василь словил две пули. Одна раздробила ему ключицу и ушла вверх, а вторая пробила грудь почти насквозь. Спереди была ровная маленькая дырочка между ребер, а вот сзади под кожей топорщились осколки костей и, похоже смятый металл. Легкое было повреждено, не надо быть доктором, чтоб это понимать. Василь дышал тяжело, на губах пузырилась розовая пена. Глаза смотрели испуганно. Еще бы! Да и мы сами выглядели не лучше, ну разве за исключением Беса.
  По его распоряжению я отправился присматривать за пленным, а Петр ломанулся за Юричем. Тот лучше нас всех понимал в медицине. Хотя и я получил теоретические знания от Насти, но практики-то никакой. Так что вся надежда на Юрича.
  Тело (а как еще по-другому сказать?) лежало передо мной, скрючившись, со стянутыми за спиной его же ремнем руками и, видимо из-за этого, с полуспущенными штанами. Бес прострелил бандюгану плечо и ногу. Так что под телом тихонько разливались маленькие лужицы крови. Не думаю, однако, что от этого он прямо сейчас откинет копыта. Пришлось побороть желание пару раз пнуть "болезного". Потом прибежал Юрич и все как-то закрутилось и я присев к стене немного отключился.
  Очнулся от осторожного похлопывания по плечу - пора идти наверх, все уже там.
  
  Глава 11. Домой.
  
  После относительной теплоты подземелья, даже десять-пятнадцать градусов казались настоящим морозом. Пока я дохромал, все уже кучковались у выхода. Бес с Петром как раз поволокли пленного на улицу, тот только вяло и обреченно что-то хрипло повизгивал.
  - Куда его?
  - В расход... - коротко ответил Лесник и внимательно посмотрел на меня. Видимо никаких "неправильных" реакций с моей стороны не последовало, и продолжать он не стал.
  Я похромал к стене, где над укрытым Василем колдовал Юрич.
  - Как?
  - Ну... не хорошо, но и не плохо. Раны мы обработали, даже пулю достали и наложили герметизирующую повязку. Однако пациенту необходим медицинский уход, который можно обеспечить у нас на базе. В вашем городке я не уверен, что это будет возможно. Да и транспортировать его надо побыстрее. Я вколол ему промедол и пеницилин, но запас у меня маленький. Есть еще обезболивающее в таблетках, буду давать его. По-хорошему надо сделать пункцию или как там это правильно называется, но я опыта не имею - так, что оставим на крайний случай. Да и к тому же легкое вроде не свернулось, работает. Будем надеяться, все обойдется.
  Василь смотрел на нас, словно извиняясь. Все понимали, на что шли, но когда это происходит именно с тобой - воспринимать начинаешь по-другому.
  Неловкое молчание прервал одинокий выстрел, а чуть позже вернулась "расстрельная команда". Петро смотрел в пол. Одно дело, когда ты в бою, вроде как шансы равны - или он тебя, или ты... А вот так...
  - Давайте, подходите все сюда. Устроим небольшой совет, - Юрич привычно взял в руки общее руководство.
  - Для начала подобьем, что мы имеем. Буду кратко и по существу. Начнем с положительных моментов. Первое, склад найден. Второе, не разграблен. Это для нас самое главное, но на этом хорошее заканчивается... Место обнаружено бандитами и мародерами. Просто так они от него не отступятся. Получить поддержку в ближайшее время мы не сможем. К тому же у нас раненый, которому требуется срочная помощь. Как укрепточка хранилище впечатления не производит. При всех наших навыках нас просто задавят количеством. Какие есть у кого мысли?
  Мы, молча запереглядывались. Лично у меня в голове был полный сумбур и ничего дельного предложить я бы не смог. Остальные, похоже, тоже растерялись. Более-менее собран, оставался только Лесник, он и заговорил:
  - Не томи, мужиков, Юрич. Вижу же что какое-то решение у вас припрятано. Вы, как люди военные не могли не рассмотреть и такой вариант развития событий. Давай уж доводи до коллектива.
  - Хм-м-ммм... - начальник наш, задумчиво потеребил бороду, - план есть... придется внести в него коррективы... но... Значит первое, делаем носилки и усаживаем на них Василя. Ничего не поделаешь, придется его нести. В связи с чем, уважаемые, ваше "обогащение" придется отложить до лучших времен.
  Лесник, с Петром и Львом, задумчиво посмотрели друг на друга. Жаба видать подавливала, но умом понимали, что с раненым на руках не дело жлобствовать. Юрич, понимающе улыбнулся:
  - Давайте так. От себя вам всем гарантирую место на Старателе, по два ствола с консервации на ваш выбор - пистоль и что помощнее. Это если конечно удастся все вывезти... Патронов по паре цинков. По коробке консервов на выбор. Что-то еще?
  - Обувку бы справную, да снарягу справить кой какую. Со шмотками хорошими сейчас напряжно становится, - влез Лев.
  - Добавьте еще по паре армейских аптечек. При теперешней жизни они должны всегда под рукой быть должны. Ну и думаю, жилье и работу в своем Новом Тагиле вы нам тоже обеспечите? - а это уже умудренный жизнью Лесник.
  - Это - да! Время сейчас такое, что кто работать не хочет на благо свое и остальных - тот может сразу валить куда подальше. Была у нас уже такая история с одним выжившим депутатом, будет время, расскажу подробней. Поучительная вешчь по сегодняшним реалиям! Если кратко - спелся он с бывшим банкиром и еще несколькими приблудными бездельниками. Ну и подбивали народ на "организовывание новой демократической власти".
  - Что, в расход пустили "по закону военного времени"?
  - Да нет, что уж так кровожадно. Просто дали по три консервы на рыло, пару пистолетов и старых охотничьих двустволок на всех, старенькую палатку и выпнули за пределы города. Думаю для сегодняшнего времени вполне гуманно.
  - Мы отвлеклись. Что с хранилищем? Мы ведь не можем все так оставить. Уйдем, а отморозки займут местечко. Выгребут, что понравилось, остальное испоганят по своему обыкновению, - Лесник вернул нас к "нашим баранам".
  - А все просто. Мы его взорвем!
  Зашумели все разом. Наиболее повторяющиеся вопросы были: "Как... Зачем... А...". Юрич дождался, когда наши волнения стихнут и продолжил:
  - Давайте я поясню. Взорвем мы естественно не само хранилище, а только вход в него. Небольшой участок скалы над тоннелем и ангар. Вряд ли у бандитов достаточно соображения и тяжелой техники, чтоб расчистить, даже простенький завал. А руками разгребать им как обычно впадлу. Нам останется только вернуться и проделать это самим. Кстати такая возможность предусматривалась самими строителями на случай захвата нашей территории гипотетическим врагом. Если все ясно - тогда за работу!
  Юрич руководителем был прирожденным. За несколько минут он разбил нас на бригады и каждой определил свой фронт работ. Так что всем скопом мы друг за другом не бегали и со всем управились где-то часа за полтора. Как раз время часам к пяти вечера подкатило. По размышлениям решили здесь не задерживаться. Во-первых, у нас раненый на руках, да и дождаться наплыва озлобленных бандюков бы не хотелось.
  Носилки первыми понесли Петр со Львом. Лесник и я вроде как разведывали дорогу и охраняли. Минут через двадцать пешего шествия позади негромко бумкнуло и донесся шелест осыпающейся земли. Я, честно говоря, ожидал большего. Думал рванет, так рванет. Еще через полчасика нас неспешно догнали Бес с Юричем. Последний тут же впрягся в носилки вместо Льва. Мы уже все заранее оговорили, что двое отправятся вперед до моей сторожки, заведут УАЗик и попробуют встретить нас. А то тащить так Василя дело паскудное, можем и не донести. И как потом его жене с детьми в глаза смотреть...
  Основной задачей было отмахать километров этак с десяток и встать на ночевку. А утром встретить наших с машиной, погрузиться и спешно рвать до моей Настены - она помощь с большей квалификацией окажет. Короче, задача для трех с половиной человек (а меня хромого только за половинку и считать) сложная, но выполнимая. Бесу же с напарником предстояло путешествовать и часть ночи. А это уже понапряжней будет, но им вполне по силам. Главное на проблемы с живностью не нарваться.
  Шли ходко, меняясь на носилках. Я тащил дополнительный рюкзак, хромал все больше, так что меня к ним не допущали. Встали на ночлег когда уже совсем стемнело, по прикидкам Юрича метрах в двухстах от старой грунтовой дороги на ту самую базу. Была надежда, что она катаклизм лучше пережила, чем асфальт, так что УАЗ пройти сможет.
  Я просто свалился, а остальные выставили фишку и разбили смены. Василь дорогу вполне неплохо перенес, так что была надежда, что ранение его не настолько серьезно как мы думали. Про ночевку особо рассказывать нечего. Никто на нашу стоянку не набрел. Только волки выли пару раз где-то поблизости, да собаки брехали. А так, все нормально прошло. С рассветом, все абсолютно не выспавшиеся и от этого злые наскоро перекусили всухомятку и двинулись к дороге. Юрич попытался связаться с Бесом, но расстояние всеж-таки для коротковолновки великовато. Вроде даже тот ему что-то отвечал, но за помехами не разобрать.
  Часа через два услышали позади беспорядочную стрельбу, остановились.
  - Похоже как раз на точке садят. Чего это они?
  - А хрен их знает, - Юрич в очередной раз терзал рацию, - может со злости, что не досталось им ничего. А может зверье отстреливают, что на трупешники сбежалось.
  - Думаешь бандиты? - Лесник опирался на ствол ружья, уперев приклад в землю. Словно следопыт какой-то из книжки про индейцев.
  - А кому еще...
  В этот момент ожила рация. Вполне четкий голос Беса, сквозь шум помех предлагал нам никуда не дергаться и ждать - они уже близко. Действительно, минут через сорок послышалось подвывание мотора, и скоро моя машинка запрыгала по кочкам у нас на виду. Набились как сельди в бочку, все же на семь человек да еще и поклажей машина не рассчитана. Но как говорится - 'лучше плохо ехать, чем пешком идти'.
  До нашего городка добирались больше шести часов. Василю стало совсем хреново. Трясло УАЗ неимоверно, несли мужики носилки гораздо мягче. Направились сразу к клану 'огородников'. Своим появлением на работающем автомобиле вызвали легкую панику среди местного люда, народ сначала навстречу с оружием высыпал. Благо узнали нас, а когда раненого увидали, так вообще засуетились. Настя вместе с каким-то богообразным старичком в телогрейке сразу Василя в медпункт утащили. Дедок оказался бывшим хирургом, правда работать по специальности прекратил еще лет за пять до БП. Но судя по спокойным лицам, с которыми они через час к нам вышли, Василь жить будет.
  Действительно, как раз подоспевшую в слезах жену Василя, Настя разом успокоила. Да и дедок что-то добавил. Нам уже не до этого было, нас народ обступил. Всем хотелось знать, чем наши 'приключения' закончились. Что им всем Юрич нарассказывал - я не в курсе, меня Настя в свою больничку утащила. Видать все же заметила что охромел, да и морду вновь разбитую обработать. Однако теплоты от нее я не дождался, наверное, закончились наши отношения вместе с моим походом. Ну, да и ладно, хоть и жалко с одной стороны...
  
  Глава 12. Кроткий перерыв.
  
  Две недели я, Бес и Юрич провели в моем отшельническом домике. Остальная наша компашка решила остаться поближе к выздоравливающему Василю. Известий о шайке мародеров не было. Юрич честно предупредил всех клановых начальников о возможном наезде с той стороны. Это еще больше охладило отношения между сторонами, да и ко мне стали относиться похуже. В конце концов, кто их приволок? Вот то-то и оно...
  Сразу по прибытию Бес с Юричем совершили вылазку на пару дней на макушку горной гряды. Пытались наладить радиосвязь со Старателем. Меня с собой не взяли по причине моей подранной ноги. Вернулись с шумом и стрельбой, так что даже мне с крыши поучаствовать пришлось. Увязалась за ними стая псов, уж совсем уже непонятной смешанной масти. Если б не неожиданное (для собак) мое вмешательство, могли бойцы и не отбиться. Место-то перед развязкой пустое - не спрячешься, спину не прикроешь. А убежать от голодных собачек не так-то просто. Так что зажали их аккурат метрах в пятидесяти от моей будки, что, однако, для меня горе-снайпера только на пользу. Если б дальше чуток, то стрельбой мог бы и своих зацепить. Но повезло.
  Ввалились в дверь, заперли за собой и ко мне на крышу. Да твари сообразительные стали или вожак у них умный был. Только люди на крыше, вне досягаемости показались с автоматическим оружием, он стаю увел от греха подальше. Правда совсем ушли они не сразу. Ночью своих неудачливых сородичей подъели. Сутки еще на глазах терлись у опушки. Две ночи своим вытьем и лаем спать не давали, но на третий день ушли. Нет, определенно они умнеют. Бес на второй день вылазку сделал, приволок отрезанную башку. Смотрели мы все втроем на нее с определенным интересом. Выглядела псина, словно ее мама овчарка переспала с папой бультерьером. Помесь получилась жуткая, с мощными челюстями, причем нижняя, словно слегка выдавалась вперед. Клыки торчали на краю уж совсем не собачьи, а какие-то крокодильи. Мутируют звери. Со слов Юрича они все в стае похожи были, а значит, закрепляются основные признаки. Это уже не просто спонтанная мутация, а образование нового вида. И крупнее псины стали, агрессивнее. Бояться таких надо.
  Потрепать ушедших успели неплохо. Юричу бедро и голень разодрали, а Бесу предплечье. Хорошо хоть обоих неглубоко. Так что следующую неделю потратили на всеобщее выздоровление и зашивание снаряги.
  Мне поведали, что связь, хоть и плоханькую, настроить сумели. Пришлось для этого бросать антенну, диполь что ли... или как там Юрич сказал... неважно, я в радиотехнике не специалист. Короче говоря, нам оставалось ждать гостей и не дергаться. Все что мы могли сделать - уже сделали. Единственное, чем я занялся, а гости мне помогали - это готовил свой УАЗик к исходу. Для этого отбирались наиболее ценные вещи и запасы. А то натаскать за это время я успел столько, что и грузовиком не вывезешь.
  Особенно в ступор нас поставили мои запасы спиртного. Юрич когда со мной в подвал спустился и увидал штабель ящиков, аж за голову схватился. Однозначно ясно было, что все нам не вывезти. Пришлось прикопать кое-что за домом на всякий случай. Восемь полных ящиков прозрачной начальник уверил, что пристроит в обоз, а мне даст компенсацию по прибытию. Хороший коньяк я никому отдавать не собирался, а также еще несколько особо интересных спиртосодержащих жидкостей. Так что его планировал обязательно самостоятельно везти в Новый Тагил, ну и полторы коробки любимой перцовочки. Оставалось несколько упаковок пива, полная коробка виски и поштучно разная неизвестная ни мне, ни моим сотоварищам продукция. Судя по моей памяти, я подбирал какие-то дорогущие бутыли совершенно неизвестных мне марок. А так никто из нас не был уверен, что под видом благородного напитка в нашей глуши могла продавать и полная бодяга, решено было это никуда не везти. Вместо этого мы 'предались дегустации' вышеуказанной продукции. Нет! Делали это мы вполне умеренно, а не как вы могли бы подумать. А коробку вообще виски решили отложить на откупные - за санитарку для Лесника и остальных. Так что время в ожидании неплохо провели.
  Колонна, возле моего жилья нарисовалась ближе к сумеркам. Бес с Юричем еще часов за пять начали переговоры с бортами по радио. Так что вышли на нас они, даже не плутая по окрестностям. Количество работающей и самостоятельно передвигающейся техники меня несколько ошеломило. Это ж когда я последний раз с таким сталкивался? Практически новенькие КАМАЗы и Уралы, и еще пара каких-то бронированных машин с башнями как у БТР, но на двух осях. Так же в колонне были Тигр и Водник, уж этих-то я знаю. На выставке в Тагиле видел пару лет назад.
  Бес просветил меня, что две похожие на БТР машинки называются Выстрел. Правда, при этом он слегка поморщился, видимо чем-то они ему не нравились. А по мне так выглядели вполне так ничего, мощно. Но я ж все-таки не военный. Надо будет его попозже расспросить.
  Расквартировывать вновь прибывших взялся, конечно, Юрич. Я хоть номинально и являлся хозяином, но... В общем разместился народ в своих машинах, которые были в строгом армейском порядке расставлены рядом с избушкой. Через некоторое время горели костры, и на них готовилась жратва на изголодавших за дорогу парней. Ну и охранение расставить не забыли. Хотя по мне так вряд ли кто решится на такую ораву хорошо вооруженных людей напасть.
  А в моей хибаре заседал военный совет. От вновь прибывших было два человека. Один - 'настоящий полковник', его Юрич представил коротко: 'Лосев'. Интересно, а почему без звания и какое оно у него, ведь выправка-то явно армейская. Вторым был низковатый улыбчивый дядька, по виду типичный снабженец или начальник какой-нибудь базы. Мне до БП по работе часто приходилось с такими общаться, всегда знаешь, что за его хитренькими глазками скрывается 'калькулятор', что все просчитывает. Этот представился мне сам:
  - Баринов. Михаил Аркадьевич... Но вы зовите меня Завхозом. Я уже привык. Как догадались, я заведую всем складским хозяйством нашей деревушки. Вроде пока с должности не гонят...
  - Не прибедняйся, Аркадич, - усмехнулся Юрич, - с твоей хваткой можно запасами всей страны заведовать.
  - Ну, прям уж так... - Завхоз посмеялся, повернувшись вновь ко мне, - Не удержался в Тагиле. Такая крупномасштабная операция по экспроприации запасов у нас первая. А вы, Саша, смотрю, неплохо все устроили. Не-не... это не пустая похвальба по случаю знакомства. Мне Юрич тут вкратце про вашу местную жизнь порассказал. Думаю, если б я оказался здесь, то свою жизнь пытался устроить так же.
  Я не нашел что на это ответить, но было приятно. А меж тем мои товарищи быстренько ввели прибывших в курс дела. Потом провели небольшое совещание с постановкой задач. Все это, как наша троица уже привыкла за столом (в этот раз под гречку с тушенкой) и остатками дегустируемой жидкости.
  Ну а дальше все было просто и обыденно, что рассказывать придется сухим языком протокола.
  Утром собрались и выдвинулись. В моем домике осталась парочка бойцов, что должна была за время отсутствия оборудовать радиоточку дальней связи. Я ведь после уезжал в Тагил, а свой домик 'барским жестом' оставлял под создание ППД. Чего такое ППД? Как разъяснил мне Бес, трясущийся вместе со мной на одной лавке в той самой заинтересовавшей меня машинке, ППД - это пункт постоянной дислокации. Просто вывести за один раз из схрона все не получится. Да и вообще, кто его знает, как все дальше сложится. А свои точки иметь по округе нужно, ну и связь с местным людским анклавом теперь будет.
  Кстати я успел выяснить его скептицизм по везущему нас броневичку. Выстрел строился под потребности пограничных войск и в принципе был вполне удачной машиной. Но первые применения в войсках были омрачены хлипкостью подвески, которая быстро выходила из строя. А это для армейской машины непозволительная промашка. То на чем ехали мы, было обновленным вариантом, так сказать, работой над ошибками. И вроде бы конструктора божились, что с проблемой справились. Но у Беса был опыт возни с ходовкой старого Выстрела, вот он и 'не верил свежим ощущениям'. Пока же, машина вполне уверенно прыгала по нашим буеракам под пение шофера-казаха с непонятно как прилепившейся к нему кличкой Кореец. А вот ему, похоже, техника пришлась по душе.
  Лесник, Лева и Петро тряслись в составе колонны, на выкупленном за мое виски (а еще обещанные стволы и патроны в довесок) УАЗике-буханке. Шли мы ходко, всего несколько раз останавливались, чтоб спилить мешавшие движению деревья. Так что к точке вышли уже к середине дня и не встретили там ни одного человека. Хотя бандюки, судя по всему, сюда наведывались. Но заваленный вход стал для них непреодолимой преградой.
  Мы же (а теперь я уже вполне мог говорить 'мы' про весь наш караван) расчистили завал направленным взрывом. А остаток дня потратили на растаскивание мелких обломков.
  С утра были вскрыты хранилища. А кроме того Юрич с молодым пареньком с 'говорящим' именем Юзер (интересно, а почему не Хакер?) смогли запустить комп в 'предбаннике' и взломали несколько запароленных баз с данными по складскому учету. Завхоз тут же оттер их от монитора с клавиатурой и через десяток минут изучения вовсю руководил очередностью погрузки.
  Хранилище действительно оказалось небольшим и смешанным. Оружия, к примеру, было не так уж много. Зато большие запасы сахара, муки и сухого молока. Этим собирались поделиться с кланами моего городка. Завхоз особо отметил несколько здоровенных ящиков с различными станками, обязательно подлежащим к вывозу со следующей колонной. По его словам, уцелевшее у них оборудование было достаточно специфическим. А вот такие небольшие универсальные токарные и прочие станки в теперешнее время были большим дефицитом. Правда его радость несколько омрачила плохая продуманность закладки. Станки, дескать, законсервировали - это отлично. Но почему не приложить к ним наборы резцов и прочих приблуд? Где теперь все это брать?! Придется готовить экспедицию на болота, в затопленные остатки предприятий.
  Два КАМАЗа с набором 'доброй воли' из продуктов и небольшого количества патронов и оружия, под защитой одного из Выстрелов с утра угнали к 'аграриям'. По размышлению начальников это должно было настроить кланы на добрые мысли. Чтоб у тех не возникло желания покуситься в наше отсутствие на схрон. Пока колонна будет идти до Старателя, точку оставались охранять четыре человека. Они вполне могли бы дать отпор небольшой банде. Но стрелять в таких же простых выживших людей никому не хотелось.
  Машины должны были вернуться под вечер. К этому времени предполагалось подготовить под них новый груз. Кроме того Бес занимался созданием полноценной укрепточки, оснащенной радиостанцией. Оставшиеся бойцы с ее помощью могли связаться с ППД в моем домике и в случае чего даже отступить туда, если силы покусившихся будут велики. Ну а если сюда приедут такие же выжившие как мы и у них будут вменяемые и понятные намерения, то можно будет организовать сеанс радиосвязи. Ну и решить проблемку, и даже 'протянуть руку дружбы' на будущее.
  Буханку Лесника с сотоварищами было решено не грузить вещами. В ней ведь предстояло добираться до Старателя им самим и раненому Василю с семьей. Получив врачебную помощь и воспрянув духом, тот напрочь отказывался подождать немного и подлечиться. Тем более что ранение на наше счастье оказалось не настолько опасным как мы все решили. Но все равно, лучше было бы ему пару недель повалять без нагрузок. Однако ему как говориться 'вожжа под одно место попала' и он всеми мыслями уже был в Новом Тагиле.
  В общем, время в погрузке-разгрузке, сборах и прочих рабочих мелочах пролетело незаметно. И очухался от всего я уже на пути к своему новому месту обитания. Колонна неспешно продвигалась по изувеченным катаклизмом горам. Я, на своем УАЗике, держал дистанцию в середине, сразу за буханкой. В напарниках у меня как-то случайно оказался Бес. Мы с ним периодически менялись за рулем, а между делом он просвещал меня о новой жизни в их поселении. Где-то уже ближе к концу дороги в нашей беседе и всплыл мучивший меня вопрос. Причем поднял его не я, а как раз таки он:
  - Сашка, а чем заняться по приезду решил?
  - Хм-м-ммм... - мне даже было проще, что он озвучил мучающие меня мысли, - Даже не знаю, Бес, честно! Кем я был в прошлой жизни - простой неудачник-торгаш. Вернее даже не торгаш, а так администратор-менеджер. Кому я на фиг сейчас с такой профессией нужен?! Да и самому мне... не в кайф, в общем, бумажки перебирать или еще чего. Руки у меня хоть и не из жопы растут, но я ж не Василь тот же. Мастеровой закалки - нет. Да и к автомату я уже больше привык, на месте не усижу... А что спрашиваешь? Я ж парень не глупый, вижу, что ты мне тут про обустройство 'форта Новый Тагил' не просто так поешь. Есть предложение?
  - Ну, есть... вопрос в том - оно тебе надо?
  - О, как! А ты озвучь, вдруг попрет.
  - Да и озвучу! Почему б не рассказать. Я только длинные речи говорить не привык, так что если не совсем связно будет, уж не обессудь. Зато, по теме.
  - Валяй!
  - Жизнь у нас постепенно... ну не то чтобы налаживается, но скажем так - устаканивается. То дерганье, что вначале было, уже закончилось. Народ пообтерся, место свое нашел. Начали централизовываться, артели образовывать. Власть появилась, к которой люди вроде как привыкли. В общем, городок наш задышал нормально. Живем мы, правда, этакой коммуной. Денежных отношений не завели, больше бартерными сделками обходимся и трудовой повинностью. Но прогресс, тем не менее, на лицо. Отсюда и разделение на, так сказать, специальности появилось. Пока понятно?
  - Ну-ууу... вроде как, да, только не ясно к чему это предисловие.
  - А ты дальше слушай. Понимаешь, еще полгода назад, мы словно племя какое-то жили. Надо стену построить - всей толпой бросались. Пойти завал расковырять, чтоб консервы вытащить - опять вся орава. И мужики, и бабы, и дети - короче все кто есть. А теперь мы обжились, вспомнили, что профессии у людей были. Что дерево строгать - плотники должны, кирпичи класть - каменщики. Ну, ты понимаешь! Так что происходит разделение труда. И это правильно! Ведь если ты повар от бога, зачем ты будешь на сладе гайки перебирать. Иди и занимайся своей поварской работой.
  - А гайками пускай сантехник занимается.
  - Во-во, примерно так!
  - Это нормально и понятно. Дальше давай, не ходи кругами!
  - А и вот уже основное, слушай. Короче народ теперь хочет заниматься тем, в чем свое место нашел. Да и руководство не против этого. Руководство у нас само, как раньше говорили - 'из народа'. Так что оно к этому с понятием. Опять же войска образовались, благо военных на выставке хватало. Так что защищать есть кому. Но есть потребность в совсем другой когорте людей, которых раньше и не было совсем.
  - В смысле?
  - В смысле - нужны люди, чем-то похожие на советских геологов. Ну, помнишь, как раньше в песнях пели и фильмах еще черно-белых показывали. Которые идут куда-то, ищут чего-то... короче суровая романтика с обморожением и загрызанием дикими животными.
  - Ха... ну ты загнул!
  - Да не умею я складно говорить!
  - Да, ладно-ладно... я тебя понял. То есть вам нужны люди в этакие поисковые бригады, что будут схроны, вроде нашего разыскивать и тому подобное.
  - Во-во! Соображаешь. Понимаешь, бригады на вывоз готового к транспортировке, вроде как есть. Разрозненные кучки романтиков, которые предпочитают шляться по округе и что-то там ценное по их мнению притаскивать - то же. Правда, пользы от них не очень много. Хорошо хоть догадались им рации вручить и обязали координировать свои вылазки. Но это ведь так - мелочевка. А если мы, в смысле люди, дальше жить собираемся. Да и не просто жить, как пещерные человеки, но и тянуться к тому, что было. Нам ведь потребуются ресурсы и сохраненные и в виде полезных ископаемых - дай бог, и добычу возродим. И других людей искать надо, связи между поселками налаживать. Может даже государство возрождать!
  - О!
  - Чего 'О'?!
  - Да, нет, ничего... пошутил бы про палату с Наполеонами, но... все - правда. Только так далеко я бы пока не загадывал.
  - Ну, может и так. Только я к чему... Поиском и прочими делами надо заниматься централизовано. Все должно планироваться, люди должны быть подготовлены, база материальная у них быть должна. А пионерские набеги по окрестностям - это мелко. Да и изживут они себя в скором времени.
  - Согласен. Значит, предлагаешь записаться в отряд искателей?
  - Предлагаю.
  - А ты уверен, что я вам подойду? Там больше дело для военных, таких как ты.
  - Для военных там дело найдется, да и костяк на первых порах будет из них. Но и ты там будешь к месту. Ты ж сам сказал, что ты хороший администратор. Умеешь ведь собирать в кучу разрозненные данные, да и знания у тебя не плохие, причем совершенно из различных областей. Чего вылупился?! За дорогой смотри! Это не я сказал, это Юрич почерпнул из бесед с тобой, а он в таких делах дока. А что подготовки - так, автомат ты в руках держать научился. Время будет - научим кой-каким премудростям.
  - Блин, так говоришь, как будто я уже согласился.
  - А что, ты против?
  - Нет, я - за. Только... это как бы... без меня, меня женили...
  - Да, ладно тебе. Нашел над чем мылиться.
  - Ты скажи другое. Вы уже организовали эту поисковую службу?
  - Можно сказать да.
  - Как это 'можно сказать'? Ты давай точней говори.
  - Говорю точней. Два месяца назад руководством Нового Тагила было принято решение о создании подобной организации. И даже назначен руководитель и его зам. Уже они начали набирать штат и подыскивать материальную базу. В качестве наработки основ и была проведена эта экспедиция в ваш схрон.
  - Ух ты! Ни хрена ты выдал инфу... Постой, а кто руководитель, если это не военная тайна?
  - Ты его уже знаешь...
  - ...
  - Да Юрич это! Ну а замом у него пока я. Пока, потому что других кандидатур не нашлось, а я все ж хочу потом на полевую работу перейти. Нет желания у меня в кабинете пылиться. Что, пойдешь к нам?
  - А знаешь, пойду! Еще народ-то хоть есть?
  - В городе Ерема с пацанами остался. Они как раз из тех, кто по окрестностям шляется. Но уже готовая бригада, готовы влиться в коллектив. А Ерему я так вообще давно знаю. Юзера ты видел, он базами компьютерными займется. Да и вообще он электронщик с мозгами и руками. Мы ему в напарники одного мужичка наметили. Он на заводе отделом радиотехнического моделирования заведовал. Осталось только уговорить. У спецназеров еще есть пара ребят, готовых к нам перейти. Кстати! Юрич же Лесника уболтал на должность начхоза.
  - Хм-м-ммм... а остальных из нашей компашки?
  - Пока не знаю. Доедем - посмотрим. Лесник Василия предложил 'к рукам прибрать'. Говорит, тот любую технику перебрать может и до ума довести. А насчет Петрухи со Львом - не знаю пока. Смотри вон, колонна притормаживает. Мы уже почти на месте, осталось километров двадцать пять. Тут уже дикие места, могут и наши анархисты наехать. А то и басмачи...
  Бес покинул кабину, учесав куда-то в начало колонны. На его место подсел молчаливый рыжий боец в качестве бортстрелка из позади идущего Урала. Как его звать - я позабыл. К счастью миновали мы все опасные места без особых проблем. И уже в сумерках втянулись в настоящие крепостные ворота Нового Тагила. Старого города я по приезду увидеть и не успел. Мы объехали его по большой дуге, а все на что можно было посмотреть скрывал плотный туман испарений над теми самыми болотами.
  
  Глава 13. Новая родина.
  
  Три последующих месяца пролетели для меня словно несколько дней. Бытиё так сказать закрутило... не могу сказать, чтоб это было мне не по нраву, но... тренировки с бойцами Еремы просто заставляли валиться пластом. Благо через полтора месяца я приоптерся и уже не падал кулем на свою койку. Появилась возможность побродить по окрестностям, познакомиться с новыми людьми. А посмотреть было на что.
  По сравнению с нашими разрозненными поселениями Новый Тагил был настоящим городком, этаким форпостом цивилизации посреди дикости и последствий апокалипсиса. Здесь люди по-настоящему жили. Ходили на работу, отдыхали, встречались, смотрели старое кино по вечерам. Дети учились в новой школе, да и многие взрослые получали новые профессии. В общем люди просто налаживали свою жизнь. К сожалению, так было не везде...
  И дело тут было не только в том, что местным повезло с руководством или с ресурсами. Были места, где все было и похуже. Дело было даже не в захвате власти разными татуированными элементами или братскореспубликанскими диаспорами. Нет, все гораздо проще, как рассказал мне Очкарик.
  Очкариком звали слегка свихнувшегося мужичка из научной братии. Вообще-то он был почти местным, в смысле тоже уралец. Только из-под Челябы. Но БП застал его в Подмосковье, куда он уезжал на какой-то там симпозиум, а на обратном пути заскочил к сестре. Потом, он какое-то время пытался прибиться к тамошним выжившим, искал правительственные организации и прочее с научным уклоном. Но затем, разочаровался и двинул на родину. Вот он, уж не знаю каким-таким образом умудрившись пересечь полстраны, и просветил меня немного.
  - Ты думаешь то, что вокруг все обустроилось как само собой разумеющееся? Э-э-эээ... вернее не так... - вещал он словно по писанному в первый же вечер нашего знакомства, - то есть я пытаюсь сказать, что то, что эти ребята, что взяли на себя смелость сплотить вокруг себя людей, обустроить поселение и не дать людям скатиться к уровню неандертальцев - это... как бы сказать... короче, так и должно быть?! Думаешь люди по всему земному шарику все сплошь правильные?!! Да хрен тебе!
  Познакомились мы с ним в местном баре (если это место можно так назвать), куда я забрел скинуть усталость после повседневных тренировок. Зацепились языками, и я потащил его к себе. Теперь он в возбуждении нарезал круги по моей маленькой комнате. А мы, с Бесом держа в руках кружки с перцовкой из моих запасов, внимательно ему внимали. Правда, напарник уже почти дремал, а мне было интересно.
  - Посмотрел я на этих олухов, что обитают на месте нашей бывшей столицы. Мир вокруг в жопе, а они озабочены только кто из них станет главным. Смешно! Хоть бы кто из них задумался, а нужны ли они, бездельники, кому-то из вставших на ноги. Вот здешним нужна толпа дерьмократов из бывшей Москвы, которые начнут им указывать? А, Саша, Бес, ответьте?!
  - Нет...
  - Чо... А, ну да, нет! Мне и раньше-то они не особо нравились, - Бес, допил остатки в кружке и повертелся, поудобнее устраиваясь.
  - А я вам объясню. Да, объясню! Мы, уральцы, сибиряки - работяги. Мы и раньше-то считали этих мажорами и жлобами, а теперь-то уж и подавно. Так оно и есть. В нас на генетическом уровне заложено работать, создавать что-то. В конце концов, мы же для себя стараемся. А эти только и умеют что "распределять" не свое и мозги нам затрахивать. Поэтому работяги строят форты и жизнь налаживают, а эти вместе с отморозками бригады сколачивают, да строить кого-то пытаются.
  Ну, в общем-то, Очкарик был прав. Отморозков хватало не только ближе к Москве. Даже на развалинах нашей бывшей областной столицы бились за главенство три группировки. Самое смешное, что всем кто не рядом с ними, было насрать на этих долбанутых. Однако пацаны видать были упертые. Поэтому периодически захватывая друг у друга радиостанцию, они упорно орали в эфир, что, дескать, именно они скоро наведут порядок на Урале, возьмут все в свои руки, и прочую дребедень. Не зря раньше говорили, что власть - это болезнь. А эти 'дятлы' явно были больны во всю голову.
  Хреново было то, что хоть и постоянно воюющие, но соображающие 'защитники гибнущего отечества' уже начали посматривать на подобные нам поселения. Объяснялось все это просто. Все что можно было вытащить из-под развалин - было уже вытащено и потрачено. Всех местных они уже либо обобрали, либо выдавили с насиженных мест, как пасту из тюбика. А кушать-то хочется! Да и 'военная машина' - это такая 'весчь', что будучи однажды запущена - хрен остановится. А чтоб воевать друг с другом - нужны ресурсы. Т.е. нужны те, кто будет их производить (читай подневольные или просто рабы), и те, кого называют 'пушечным мясом'. Вот и ползли с той стороны очень нехорошие слухи...
  Руководство Нового Тагила конечно тоже не просто задницы отсиживало. Я уже успел немного вникнуть в тутошнее мироустройство, да и знакомства, благодаря приближенности к Бесу и Юричу, завел. Последний в шутку называл сложившуюся систему феодально-коммунистической. Городок выглядел, словно в какие-то средние века. Только вместо рыцарей и оруженосцев на лошадях по улицам разъезжали и ходили дружинники с автоматами. Правда и несколько лошадей было, и местные надеялись со временем вырастить их достаточное количество. Проблема была только с кормежкой. Хоть, к счастью, прогнозы на тридцати-пятидесятилетнюю зиму не подтвердились, но и снег еще не сошел, и трава на полях не заколосилась. Однако средняя температура упорно ползла вверх. Несколько выживших ученых образовали в Тагиле 'академию' (имя дали в шутку, но прижилось). Они каким-то образом выяснили, что у нашей планеты сменился наклон оси, стал меньше. И теперь, по идее, таких резких изменений погоды зима-лето происходить в нашей полосе не должно. По их расчетам выходило, что лет через двадцать-тридцать средней температурой на Урале будет градусов двенадцать по Цельсию. А плавать она будет от минус пяти-десяти зимой, до двадцати-тридцати летом. Климат определенно станет мягче. Да и сейчас уже стало тепленько. Днем вообще градусник ниже минус семи не опускался.
  Женское население Тагила вовсю работало на теплицах. Это стало почти основной их специальностью. Да и много мужчин 'тянущихся к земле' нашли там место. Благо край всегда был садоводческий, люди не гнушались кормиться тем, что сами вырастили. Поэтому для искателей одним из главных заказов в первое время стали остовы металлических теплиц, стекло, пленка и поликарбонат. На второй день моего появления Бес повел меня на экскурсию. Надо сказать бывший полигон, сменившийся установленным комплексом разномастных конструкций, произвел на меня впечатление. К нему прилагалась даже собственная котельная для поддержания нужной температуры. Главенствовала над всем молодящаяся особа, с постоянной самокруткой в зубах. Под ее началом было два дедка. Один бывший биолог-преподаватель из местного пединститута, другой тоже бывший мастер сферы коммунального хозяйства. Заведовали они соответственно агрономией и отоплением-поливом. Деды, хоть ранее и принадлежали так сказать к разным социальным слоям, но теперь были не разлей вода. Чему явно способствовали вечно красные носы и неистребимый запах первача от обоих. А надо сказать, что самогон стал стратегическим продуктом. Запасы спиртного ведь не вечные, а их организм не только внутрь требует - есть еще и медицинские надобности. Короче, дело на аграрной станции спорилось.
  Растили в теплицах в основном огурцы-помидоры, корнеплоды, зеленуху и, к моему удивлению, кукурузу. В планах стояла высадка ягодных культур и подсолнечника. Кукурузе, кстати, я зря удивлялся. Ей заменили рожь и пшеницу, пытаться садить которые по теплицам было невыгодно. А запасы муки и зерна следовало экономить.
  Порушенные корпуса предприятия тоже были восстановлены. Работало несколько цехов. Правда стоявшее там ранее оборудование в основном было вынесено и законсервировано. Здоровенные станки были сейчас не к месту. А вот несколько небольших токарных, сверлильных, фрезеровочных - трудились вовсю. Был цех деревообработки, продукция которого при теперешних реалиях, пользовалась небывалым спросом. Народ, вынужденно ютящийся где попало, постепенно расселяли по свежеепостроенным бревенчатым домам.
  Работали все, даже дети. Ленивые и сеющие смуту просто изгонялись. Сначала это вызывало перешептывания и возмущения, но вскоре правильность подобного дошла до самых упертых. В обиход вернулось забытое слово 'артель'. Так стали называть образовавшиеся 'ячейки по интересам'. К примеру, появились портняжные и скорняжные артели, тоже, кстати, забытые слова. Армейцы объединились под командованием, разбились на структуры, которые стали именоваться бригадами.
  Об отсутствии денежных отношений я уже упоминал. Но оно, похоже, было временным - начальство уже что-то предпринимало в этом плане. А пока обходились трудовой повинностью и распределением по специальным карточкам. Был, конечно, и черный рынок. Без этого у людей никуда. Но на нем ходили только товарно-бартерные отношения. Уже даже и торговцы образовались, правда, наглеть им не давали. А те и сами побаивались, а то еще попрут из города.
  Искатели в этом мире быстро становились даже не отдельным подразделением, а настоящей кастой в обществе. Я-то думал, исходя из своего предыдущего опыта, что здесь такого? Ну вышел, облазил развалины, да и упер все что смог. Ан нет! Это у нас конкуренции меж выжившими как таковой не возникло. Ну, какая конкуренция у трех группок людей, численностью не более шести десятков человек каждая, появится? Если подбирают они остатки городка, в котором было около сотни тысяч человек? Понятно, что можно не только на сегодня, но и десяток лет вперед запас сделать. Плюсом сыграло еще то, что город никуда не делся, просто разрушились все бетонные коробочки. Копай - не ленись.
  А вот Тагилу, да и многим другим городам, не повезло куда больше! Половина города ушла под землю, на его месте красовалось офигительное болото. Да еще и с примесью всякой химии от существующих ранее производств. Так что много здесь не накопаешь. Да и конкуренция не в пример выше. В Новом Тагиле народу человек чуть выше трех тысяч. У Басмачей - пятьсот, да плюс рабсила, а ее никто особо не считает. У законников (это община под началом нескольких бывших зеков) тоже человек триста. А еще Махновцы есть, этих вообще никто не считал. Но по наблюдениям нашей разведки, голов под тысячу вместе с рабами. Ну и всякие прочие выжившие, от бандитских шаек до опустившихся и одичалых. Последние уже давно дошли до каннибализма и охотились на людей как на мясо. От них не отставало и расплодившееся зверье.
  Вот это вообще было непонятно. А откуда столько живности появилось, да еще и в основном хищной. Ведь ей же кого-то жрать надо. Если раньше они на травоядных охотились, то сейчас этот корм еще пойди-найди. Повымерли без зелени, одни короеды остались - зайцы, другие грызуны, да лоси по окрестным лесам шастают. Понятно, что большинство братьев наших меньших стали всеядными, да и падаль для них после БП чуть не основной источник питания. Но все же, такое количество появившегося зверья было просто необъяснимо.
  Так что в окрестностях Тагила заниматься поиском уцелевшего хабара становилось ох как тяжело и опасно. Вот поэтому и желающих этим заниматься было немного. А среди тех, кто занимался, риск не дожить до конца ходки был очень велик.
  Кроме того на нас же руководство возлагало задачу по организации торговых путей к таким же выжившим. Тем с кем успели наладить радиосвязь и обменяться взаимными соглашениями. На первом месте стояло путешествие на север, к нефтяникам. Соляра и бензин были одной из самых больных тем. Конечно, все что смогли сохранили и припрятали, но все равно приходилось понемногу расходовать. А запасы не вечны. Да и на горючку срок хранения по ГОСТу не более пяти лет. Была б химия, можно было бы те же парафины из соляры восстанавливать. Но запасов химикатов почти не было, как практически не было и людей умеющих этим заниматься.
  Огромным достижением было создание нескольких электростанций. Базой послужили передвижные генераторы, которыми ранее дорожники пользовались и несколько подобных из военных запасов. Нашелся грамотный инженер, что смог все это объединить и запустить. Переделали все это под пар в котельной при теплицах, да еще местную речушку запрудили - вроде как мини ГЭС получилась. Приходилось экономить, конечно, но уже почти цивилизация. Хотя для освещения домов пользовались огнем, тут уж не до жиру. Электрика вся на промышленные нужды в основном.
  До сих пор не были закончены фортификационные сооружения. Но центр, это там где жилье и цеха, уже представлял собой замкнутый бревенчатой стеной неправильный пятиугольник. Прям как на диком западе. Из него выходило трое ворот, и вышки-башенки как на средневековом замке. Зона теплиц постоянно расширялась, как и новый жилой сектор. Поэтому строительство еще одного периметра, проложенного с размахом и запасом, затягивалось. Предполагалось потом еще и ров прокопать, чтоб уж совсем от посягательств огородиться. Но уже сейчас лес в прилегающей территории выкосили. Чтоб и просматривалось хорошо, да и строительный материал требовался.
  Нашу команду пока не трогали. Но через месяц нас ждала дорога на север. Вот мы и готовились, как оголтелые. Юрич в этот раз с нами не шел. Зато меня 'обрадовали', поручив быть переговорщиком. Нет, основные договоренности уже были достигнуты по радио, так что много от меня не зависело. Но все равно, как-то не ожидал я такой ответственности. Ну да хрен с ним, где наша не пропадала...
  
  Глава 14. В путь-дорогу.
  
  За три дня до исхода Ерема дал нам отдых. Тренировки закончились, мы отъедались, да ходили смотреть и обживать транспорт, который должен был стать нам и домом и средством передвижения. Команда наша состояла из девяти человек. Меня с Бесом вы уже знаете, о Ереме уже слышали. Из его бывшей бригады было четверо пацанов. Все 'суровые уральские парни', с настоящим боевым опытом в прошлом. К нам примкнул Лева, а вот Петр решил что это не его. Девятым был отличный рукастый мужичок, с настоящими вислыми запорожскими усами и украинским говором. Все его только Хохлом и звали, и совершенно не в обиду. А он, в принципе, и не обижался. На нем висело поддержание наших железных лошадок в рабочем состоянии на всем маршруте.
  Да, между прочим... 'лошадками' были здоровенный полноприводный Урал с кунгом, новенький Тигр и, в качестве усиления, Водник, оснащенный бэтэровской башенкой. Последний и так был неплохо защищен, а на автомобили навешали дополнительные решетки, прикрывающие стекла и фары. Основной запас топлива ехал, конечно, в грузовике, но каждая другая техника вместила по три-четыре сорокалитровые канистры. Путь предстоял не так чтобы далекий, всего около четырехсот километров в одну сторону, но вряд ли нас ждет ровное шоссе. У нас на Урале и раньше-то дорог не было - одни 'направления'. А после БП так и вообще ничего хорошего мы не ждали...
   Доведением техники до ума, кстати, занимался Василь. Действительно мужик с золотыми руками и головой. Юрич не зря его сразу прибрал в свою команду.
  Вооружение нам было подобрано, как подразделению регулярной армии. Все под один калибр 5,56, чтоб проблем с боезапасом не было. Только Бес, естественно, свой АЕКашник ни на что другое менять не собирался. Я к своему сто третьему тоже прикипел, но с ним проще - калибр тот же. Мне тут на него приблуду поставили, колиматорный прицел. Целиться стало удобнее, да и поднатаскали меня в стрельбе. Я, как бывший игроман, глаз положил еще и на подствольник, но не судьба. Сказали, что за такие вещи хвататься мне пока рановато. Да и хрен с ним!
  Обувки были у троих ребят, которые под Еремой. А один из них заодно являлся нашим штатным снайпером, для чего имели в арсенале СВДС с комплектом дневных и ночных прицелов. Ну а основное оружие это семьдесят четвертые калаши. В довесок лежали дробовички, на случай если придется от живности отбиваться. По паре - две Сайги и две Ижевские помпушки. Из тяжелого вооружения плюсом ПКМ и по несколько Мух на машину. Я конечно не спец, но мне к концу сборов начало казаться, что мы уезжаем на маленькую войну. Но, опять же, не мне об этом рассуждать. Мое дело разговоры вести, да анализировать увиденное.
  Провожали нас поутру почти как космонавтов в прошлые времена. Народ свободный подтянулся, руководство в полном составе. Даже речь толкнули. Пришлось 'проникнуться' моментом. С нами отправлялась группа на трех уазиках, ну чтоб проводить немного. А то не хватало еще с кем-нибудь схлестнуться на развалинах города.
  К середине дня наша колонна уже бодро бежала по остаткам шоссе. Снег стаял и слежался, техника у нас вполне внедорожная, так что скорость держали километров этак под пятьдесят в час. Тигр шел впереди метрах в ста пятидесяти, как головной дозор. Потом Урал и мы на Воднике. Трижды уже пришлось притормаживать и искать объезд. В двух местах мосты были порушены, а один раз просто образовался здоровенный овраг прямо поперек дороги. Ничего, объехали, даже почти не потеряв времени. Я вот только в Тигре разочаровался. Даже Урал и тот пер по буеракам лучше, а про Водник я вообще не говорю. Хотя может тут дело в весе, масса-то у этих двоих поболе будет.
  Городки и деревни, что по дороге попадались, признаков жизни не подавали. Лишь в одном месте встретили адекватную людскую общину человек в пятьдесят. Быстро переговорили, дали частоты для связи и двинули дальше. Жутко было проезжать два небольших поселка. В обоих обитателями стали шайки одичалых псов и кошек. На технику не нападали, но провожали взглядами из укрытий и противным гавканьем. К ним еще прибавилась в одном случае стая птиц, что продолжила упорно полет над нами даже когда мы выехали за черту поселка. Километров через десять Бес не выдержал и остановил колонну. Хорошо хоть все не высыпали наружу, потому как эти твари на первого же человека спикировали всей толпой. Остановило их только несколько залпов припасенных дробовиков. Когда штук тридцать подбитых 'птеродактилей' оказалось на земле остальные наконец убрались восвояси.
  А мы сделали остановку и с удивлением какое-то время рассматривали сбитые тушки. Птицы-то оказались голубями! Только у этих голубей объявился здоровенный загнутый клюв в полбашки и нехилые такие коготки на лапах. Да и крупней они стали. Такие птички если тебя зажмут где - мало не покажется. Сделали несколько фоток в 'коллекцию', дома ученой братии предъявим, пусть думают.
  Из другой живности несколько раз видели крупных волков. Но эти вели себя умней, просто с какой-нибудь возвышенности молча провожали взглядами. Еще лоси попадались, но те сразу смывались вглубь леса. Да... количество фауны поуменьшилось...
  Стемнело быстро. На стоянку съехали с шоссе в поле, расположились среди четырех одиноких сосен. Пожрали, расставили посты и баяньки. А в три часа ночи меня разбудили выстрелы. Подорвавшись, я естественно долбанулся башкой о верхнюю полку в кунге. Пока тухли искры из глаз, стрельба закончилась. Вылез к своим, нашел Беса.
  - Чо...
  - Хрен его знает, - тот осматривал панораму через ночник, - какие-то залетные на снегоходах подъехали и тупо попытались пошмалять. Витя ответил парой очередей. Потом Сыч башню развернул, те деру дали. Но он одних успел у леска снять. Счас Ерема с пацанами вернется, узнаем что за 'птицы'.
  Мужики обернулись минут за двадцать, языка приволокли - нечесаную и немытую девку, мужиковатого дикого обличья. Да еще и с синевой портаков на руках, со сломанной ногой.
  - Ты знаешь, на чем они гоняли? - с ходу сунулся Ерема к Бесу.
  - Ну?
  - На дутиках.
  - На чем?!!
  - На мотоцикле переделанном. Вместо заднего колеса - ось, на ней две камеры надутые от грузовика. А впереди лыжа широкая прихерачена. Конечно, примитивно все приварено, но по сегодняшнему времени самое то! Надо наших будет на идею навести. Посветлее станет - сходим, фотки сделаем.
  - Ладно. Узнали у этой чего?
  - Не-а... она только от боли орет, да на нас матерится.
  Слушать бабу, действительно, было тошно. Мат на мате, да и речь, словно у подростка. Хотя лет подруге было далеко за тридцать. Выяснили, что на месте бывшего лесхоза осели зэки, которые здесь ранее и трудились. Да и с других мест подтянулись. Короче вольница образовалась, типа махновцев из Тагила. Но руководил ими кто-то сильно башковитый. Сколько народу понять не удалось, но выходило, что у нас могут проблемы появиться на обратной дороге. Сейчас-то мы уйдем, вряд ли бандюки далеко за нами увяжутся. Но след-то никуда не скроется. А если главарь не дурак - направление, откуда мы идем, примерно вычислит. А значит, поймет, что нам все одно возвращаться. Придется крюк по обратке делать, и то не факт, что нас ждать не будут. Вот почему, объясните мне, говно всякое в любом дерьме выживет, а нормальные люди нет?!
  Бес принял решение сниматься и уходить, тем более что и светать уже начало. Пожрать и по дороге можно...
  Дальнейший путь ничего нового не принес. Проблем с продвижением только больше стало. Дороги вообще никакой - хрен ее под этим настом найдешь, зато болотный край начался. Трижды приходилось вытаскивать наших разведчиков и возвращаться немного назад. К полудню устроили привал. Устали все как собаки. Машины по крышу перемазаны в грязи и снеге. А на улице минус десять. Все это замерзает комьями. Пришлось тратить время и аккуратно сбивать ледышки. В итоге, поскользнувшись, потянул ногу Толя. После этого дело пошло медленнее, все зааккуратничали. Зато связались по рации с нефтяниками, оказалось что до них уже недалеко, километров пятьдесят-шестьдесят. Обещали встретить - уже хорошо. К тому же в голосах людей прямо неподдельная радость звучала. Еще бы, такое дело!
  Двинулись дальше. Часа через три произошла долгожданная 'встреча на Эльбе'. Бородатые мужики на гусеничном вездеходе радовались как дети и каждого из нас успели обнять, или похлопать по плечам. Мы даже не ожидали.
  Уже в темноте колонна втянулась в небольшой поселок. Нас сразу разместили и потащили в самый большой дом, бывший ранее местной управой и заодно клубом. В зале ранее, наверное, крутили кино и партсобрания устраивали, а теперь встречу с нами организовали. Заведовал всем седой голубоглазый мужчина, оказавшийся главным инженером на этой самой нефтедобыче. Первым делом, конечно, были вопросы к нам, типа 'Что? Как? Сколько?'. Рассказывать пришлось мне. Я, правда, не ожидал такого внимания, разговор вначале комкал, но потом втянулся. Поведал о Тагиле, о том, как устроилось все. Даже о том, что сам я с другого городка, рассказал. Народ вокруг охал и ахал, но радовался. Понятно, что соскучились люди по-обычному человеческому. А вокруг, как я заметил, почти чисто мужское население было. Спросил об этом у Игоря Анатольевича (это так инженера зовут), он с грустью поведал:
  - Понимаете, мужики... У нас же в основном народ на вахте работал. Из женщин только медицина, да столовка. И Лена вон с торговли, - он указал головой в сторону худенькой и удивительно рыжеволосой молодой женщины.
  - Бухгалтерию забыл, - добавил кто-то.
  - Ах, да... бухгалтерия... - инженер немного помолчал, видать воспоминания не очень приятные, - выжило у нас всего пятеро девчонок. Остальных мы похоронили... А ведь до этого здесь даже кладбища не было... Вот как так?!! Работали мы, а тут такое...
  Мы понимающе покивали.
  - Потом к нам еще народ подтянулся. Ракетчики вон. У них тоже от всего состава треть осталась. Геологи с партии, они как раз место под новую буровую присматривали. Вот им повезло, только одного человека потеряли...
  Выходило, что теперь здесь, если всех вместе считать, проживало чуть больше ста пятидесяти человек. А за поселком сиротливо еще сто крестиков стояло, это на столько людей поселение могло быть больше. Производство и добычу нефтяники законсервировали. Смысла не было дальше заниматься. Нефтехранилища уцелели все - их на совесть строили. Стояли они залитые под завязку. Газопровод тоже заглушили, но сами, ограничив подачу, газом пользовались. Тоже сообразили, как запитать от газа и обогрев полный и электрификацию. О том, что себя оборонять надо узнали быстро. Бандиты наезжать начали через полгода после БП. Первое время не трогали из-за удаленности от цивилизации. Отбиться помогли как раз ракетчики, потому как сами нефтяники кроме нескольких охотничьих ружей, да карабинов и пистолетов охраны, другим вооружением не располагали. После первых же стычек отправились на разрушенную точку и вывезли от военных все, что смогли, подчистую. Стены строить им, конечно, было не из чего, но наш человек всегда сметливостью отличался. Выход нашли простой, благо техники тяжелой достаточно. Бульдозерами насыпали здоровенный курган по периметру. Получившийся перед ним ров потихоньку сам собой заполнился водой с окружающего болота. Поверху огневые точки устроили, даже несколько блиндажей с бойницами соорудили. На перекрытия разобрали пару домиков. Въездов была два, охранялись они соответственно тоже двумя единицами военной техники. Правда техника была из разряда 'прошлый век' - маталыга, хорошо хоть в боевом, а не в инженерном варианте, с крупнокалиберным пулеметом в башне. И БТР, аж еще шестидесятка, правда, модернизированная в конце девяностых годов. Но по теперешним временам и они были грозными орудьями для врага. Вряд ли бандиты сюда на танках подкатят.
  Однако исключать возможность, что подмять под себя ценный ресурс захотят какие-нибудь 'крупные сообчества' тоже не стоило. Хотя, наверное, они первым делом с местными договориться попробуют. Ведь чтоб добычу вести специалисты нужны. А они как раз и являются местным населением.
  Тем не менее, даже после экспроприации запасов военных, вооружения было маловато. А после нескольких боестолкновений наблюдался дефицит патронов. Еще у нефтяников было катастрофически плохо с продуктами и с предметами гигиены. Может кому-то покажется смешным проблема туалетной бумаги, но сами попробуйте хотя бы месяц прожить в отсутствие ее и ее же возможных заменителей (это я о газетах, журналах и тому подобном...). Ладно б, хотя бы лопухи росли...
  Зато, по уверениям Игоря Анатольевича, им вполне по силам было запустить производство суррогатного бензина и соляры. В малом объеме они уже этим занимались для собственных нужд. Так что бартерный обмен с нами, даже в самых скромных и невыгодных для себя условиях они готовы были принять 'на ура'!
  Проблема доставки и новость о хорошо укрепленном и самоуверенном бандитском поселении неподалеку конечно поохладило их восторженное состояние. Пришлось мне дипломатично заявлять что, дескать, и нам и им все равно деваться некуда - 'дорогу жизни' строить надо. Тут несогласных и даже воздержавшихся не было, все только - за.
  Расходилось собрание уже далеко за полночь. Следующий день у нас по плану был на отдых, экскурсию по местным достопримечательностям и подготовка к обратной дороге. Мы с Бесом перед сном еще с Тагилом связались, обрисовали ситуацию, представили главу местного руководства. Выслушали благодарность от нашего и пожелания скорейшего и спокойного возвращения. Вот так у нас денек этот прошел, вполне плодотворно.
Оценка: 5.96*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) F.(Анна "( Не)возможная невеста"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) A.Влад "В тупике бесконечности "(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"