Мизухара Кристина: другие произведения.

Мэн. Глава 22 О маяках и людях

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!





:Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 22
  
  О маяках и людях,
  или
  Свобода против романтики
  
  - Это маяк Сил, - пояснил Андрей после того, как они вернулись на нос катера опять.
  
  Здесь к ветру с океана добавился ещё и встречный, поэтому девушке снова пришлось вцепиться мёртвой хваткой в поручни.
  
  - Сил? Каких сил? - автоматически поинтересовалась она, хотя на самом деле хотела знать совсем не это. Прежде всего, её удивило, что они плывут к маяку вообще. О маяках ей как-то не подумалось и даже не вспомнилось.
  
  - Кому каких не хватает, - пожал плечами мужчина, посмотрел на девушку и улыбнулся. Увидев побелевшие пальчики, обвитые вокруг металлической трубы, он взял Тэсс за запястье, слегка сдавив, заставил разжать каждую руку и поочерёдно положил себе на сгиб локтя. Сам он утеплился тем, что застегнул молнию на жилетке, но зато тут же закатил рукава водолазки до локтей. Если бы не интрига с маяком, Констанция обязательно озвучила бы, уже практически с кончика языка свисавший вопрос: "Уж не жарко ли ему?"
  
  - Подожди, подожди, - тряхнула она головой, стараясь не дать сбить себя с толку. - Как маяк? Почему маяк? Маяк?
  
  - Ты против? - вскинул свои идеальные дуги, служившие ему бровями, Андрей.
  
  Девушка усиленно заморгала.
  
  - Нет, не против. И что там? Ночной клуб? - спрятала она за шуткой свою догадку.
  
  Даже издалека было заметно, что маяк довольно старый, в традиционном шотландском стиле с выделенными тёмными углами. Такие уже давно не строят.
  
  Констанция тут же вспомнила, как Дэни прошлым летом ездил на побережье с семьёй своей тётки Мэлани, и оттуда с какими-то взрослыми парнями рванул в ночной клуб, разместившийся в здании заброшенного берегового маяка. А когда звонил, то захлебываясь в телефон и брызгая слюной от восторга, вопил о том, как там всё классно, и как им с парнями понравилось.
  
  Вообще-то в Мэн, с его тысячей с лишним островов вдоль побережья, этих сигнальных башен имеется великое множество. Без них или хорошей навигации ни одному кораблю, ни в один порт не пробраться. Особенно ночью.
  
  - Сейчас в маяке гостиница, - прервал её воспоминания мужчина. Он стоял со своим фирменным устремлённым в будущее взглядом, словно капитан за штурвалом. Синие как океан глаза зажглись восторгом, поэтому, чтобы не выдать себя с головой, Андрей спрятал их за прищуром. - В свой прошлый день рождения я жил там три дня. - Многообещающе ухмыльнулся он.
  
  - Один?
  
  - Один.
  
  Девушка пребывала в полном смятении, не зная, чему удивиться сначала, а что отложить на потом.
  
  Но пока она приходила в себя, а Андрей предвкушал, их катер приближался к маяку.
  
  Тэсс надеялась увидеть под ним хотя бы клочок земли, хоть небольшой участок твёрдой почвы под ногами. Но, увы и ах, сооружение водрузили прямо на обломке скалы, как на вершине айсберга. Оно и не стояло-то толком, а скорее торчало из воды как какой-то колпачок или поплавок. Земли не хватило даже для причала, его пришлось примостить на достроенных сваях.
  
  Таким образом, наряду с побегом от социума и погоней за уединением и отшельничеством, к чему явно стремился мужчина, пребывание на маяке Сил несло в себе ещё и все ощущения заточения или даже пленения для женщины. Прямо как в старину. По сути, от башни какого-нибудь старинного шотландского замка, в котором держали узниц или невольниц, его отличали только лишь стеклянный купол в форме многогранника да окна в виде иллюминаторов. Первый, самый нижний круглый ярус служил фундаментом. Будучи довольно высоким, он опоясывал башню кольцом, на выступе которого устроили своеобразный балкон. К нему вела лестница от площадки перед входом.
  
  Всё это Тэсс казалось каким-то путешествием на машине времени в восемнадцатый век. И даже современного вида вертушка над стеклянным куполом, напоминающая радар, да спутниковая антенна чуть ниже, оказались бессильны перед наваждением. Реальный мир окончательно сдал свои позиции, отступил и остался где-то там, на берегу.
  
  Как и реальная жизнь.
  
  - А что это у него на крыше? - чуть повернулась Тэсс к своему социопату.
  
  - Это ветряной электрогенератор. Скоро там будут ещё и мои солнечные батареи.
  
  - Понятно, - вздохнула девушка.
  
  Только лишь Фрэдэрико пришвартовал судно, мужчины взяли в руки по ящику и направились на, так называемый, берег.
  
  Пока смотритель маяка или же администратор гостиницы открывал свои владения, Андрей вернулся и помог Тэсс сойти на пирс тоже.
  
  Вышагивая по помосту, девушка заглянула вниз. Вода то и дело накатывала на рваные, разнокалиберные камни у подножия, омывая их опасные холодные, поросшие бурым мхом грани, взбалтываясь и перемешиваясь. Никакого ярко выраженного прибоя здесь, со стороны "большой земли", не наблюдалось. Все волны одна за другой, чинно и благородно, как и положено, в порядке очереди накатывали с океана. А под причалом, вода хаотично плескалась, металась между камнями, поднимала уровень, утапливая булыжники и валуны, после чего опускалась, оголяя их мокрые верхушки. Смотрелось довольно зловеще.
  
  По добротному железному пирсу они подошли к новой, но красиво сделанной под старину, входной двери. Попав внутрь башни вслед за Андреем, Тэсс очутилась в довольно просторной круглой комнате, половина которой была отгорожена пластиковой стеной с дверью невысокими шкафами по обе стороны от неё. Тут же лежали какие-то канистры, силиконовые сапоги, вёдра и швабры, валялись обрывки цепей. Пахло камнем, солью, какой-то химией, немного нефтью, немного сыростью. Слева, вдоль старинной кладки маяка из уже обветшалого, повидавшего виды и прочувствовавшего время камня, красивая новая деревянная лестница на железном каркасе вела к чердачному люку. Сейчас, кстати, открытому.
  
  - Проходите за мной, пожалуйста, - сразу же проследовал туда Фрэдэрико. За ним направились постояльцы. Парень взошёл на "чердак" и отступил с прохода, уступая дорогу постояльцам.
  
  Эта комната оказалась заметно меньше предыдущей, уже не круглая, а обычная квадратная и гораздо более жилого вида. Вернее, она была очень даже с неплохой обстановкой уровня четырёх звёзд и ни звездой меньше. Большой новый диван с геометрическим рисунком, установленный здесь явно для экономии места, весьма дорогого вида шкаф с красивой декоративной глянцевой панелью спереди, искусственный камин, небольшой рабочий столик с музыкальным центром и модемом, кресло-качалка по центру и хороший толстый ковёр на полу с расцветкой в тон дивану. Сочетание старинных стен и современного содержимого делало обстановку несколько ненастоящей, похожей на декорации. Прибавляло эфемерности картинке и не очень хорошее освещение из иллюминатора, который в опустившиеся сумерки света уже почти не добавлял. Но это не делало "номер" хуже. Наоборот. "Сон" продолжался. Или же фильм Тима Бёртона. Но что самое интересное: куда бы девушка не взглянула, что бы не разглядывала, чем бы не заинтересовалась, всё, абсолютно всё, говорило ей об океанских волнах за этими стенами.
  
  В противоположной стороне от входа шла лестница вверх дальше к следующему чердачному люку, на третий уровень. А чуть сбоку Тэсс заметила небольшую отгородку.
  
  "Наверное, там туалет и душ. Ванна не поместится", - поняв, что они на месте, она поставила сумку на пол.
  
  Андрей мельком окинул взглядом обстановку и уставился на свою спутницу в ожидании реакции и оценки.
  
  - Я не знаю, что тебе ответить, - развела она руками и помотала головой. Но, однако же, чувствовала, что где-то там, глубоко-глубоко внутри, уже поднимается эйфория. Предвкушение.
  
  "Он и я. И всё!" - У Констанции захватывало дух.
  
  Мистер Дексен довольно улыбнулся в ответ. Не исключено, что он услышал даже последнее.
  
  Тем временем Фрэдэрико двинулся дальше по лестнице к очередному чердачному люку. Легко открыв его, он зафиксировал крышку и опять вошёл в комнату. Постояльцы уже по привычке двинулись за ним.
  
  Здесь разместили столовую. Комната оказалась ещё меньше, а также скромнее обстановкой в стиле "прованс" в его традиционной салатно-сиреневой цветовой гамме. Небольшая кухонная стойка с варочной панелью, подвесные шкафчиками, холодильник, по центру круглый стол со стульями. Довольно аскетично, прозаично и чисто прибрано.
  
  Тут на девушку уставились уже оба мужчины. Она осмотрела мебель, сделала пару шагов по комнате, провела ладонью по столешнице, вскинула взгляд на бревенчатый потолок с точечными светильниками по периметру.
  
  - Мне нравится, - вынесла она вердикт интонациями: "Заверните".
  
  
  Мужчины засмеялись, и Фрэдэрико двинулся вверх по последней лестнице к последнему чердачному люку.
  
  - Располагайся, - слегка опустил подбородок мистер Дексен. - Мы сейчас. - Он последовал за итальянцем, а Тэсс наоборот спустилась в гостиную и первым делом открыла дверь в отгородку. Там действительно оказался душ, крошечный умывальник почти как в самолёте, и унитаз. Весели два махровых халата и под ними лежали запаянные в полиэтилен шлёпанцы.
  
  - Ну и хватит, - обрадовалась она благам цивилизации, подошла и подняла кран в умывальнике. Оттуда не упало ни капли. - Странно, - скептически сжала губы девушка и щелкнула выключателем. Ни на потолке, ни у зеркала светильники не отреагировали.
  
  В самой комнате постоялица сняла с себя пуховик, оставшись в одном свитере - в помещении, если и отапливали, то, скорее всего, довольно давно - и принялась раскладывать вещи из сумки в шкаф, где наткнулась на большую бумажную коробку с красиво уложенным постельным бельём и одеялами во флизелиновом мешке.
  
  А в это время мимо неё мужчины спустились вниз, после чего пронесли наверх ящики.
  
  - Приятно провести время, - немного скованно попрощался смотритель, когда всё было сделано. - Отдыхайте.
  
  - Спасибо, - слегка склонила голову Тэсс.
  
  Андрей проводил Фрэдэрико, а когда вернулся со своими сумками, то бросив их сразу у люка, первым делом включил свет, подошёл и положил руку на батареи на стенах.
  
  Тэсс последовала его примеру. Какие-то нового вида обогреватели, похожие на акустические музыкальные колонки оказались уже вполне себе комнатной температуры. Потом мистер Дексен зашёл за перегородку, и Тэсс услышала звук льющейся воды - мужчина мыл руки. Выйдя оттуда, он лукаво-плотоядно посмотрел на девушку. Та уже было приготовилась к резкому тесному телесному контакту, плавно переходящему в плотный и длительный, но Андрей проследовал мимо прямо к рабочему столику, доставая на ходу из кармана айфон. Покопавшись в нём, он вставил телефон в док-станцию* на столе.
  
  Из музыкального центра послышались звуки гитары.
  
  
  
  Мужчина скинул жилетку, повесил на спинку стула, после чего подошёл к девушке, взял её руку, глядя в глаза, поднёс к губам и поцеловал тыльную сторону. Затем нежно притянул к себе и, обняв за талию, начал покачиваться с ней в такт мелодии.
  
  Тэсс смущённо заулыбалась.
  
  - Расскажи мне, что ты чувствуешь, - попросил он.
  
  Она задумалась.
  
  - Я чувствую прибой за этими стенами, - в её голубых глазах плескались волнение и даже лёгкий страх. - Там океан. Андрей, мне кажется, я его слышу. А что будет, если начнётся шторм?
  
  - Не думаю, что нам может так повезти, - с недоверием скривился мужчина.
  
  Девушка в ответ опасливо посмотрела по сторонам.
  
  - Мне может.
  
  Андрей ничего не ответил, а только ещё сильнее прищурился.
  
  Потом, не отводя глаз и не моргая, полез руками ей под свитер и футболку. Его ладони оказались на удивление тёплыми, во всех смыслах, потому что родными, желанными и очень долгожданными. Он взял её талию в кольцо, и Тэсс сразу же теперь уже сама почувствовала себя какой-то игрушечной. Хрупкой, гуттаперчевой, такой женственной и грациозной как кошечка.
  
  Мужчина с чувством и натиском повёл руками по её телу вверх до зоны, где должен был начинаться бюстгальтер и, не обнаружив его, неимоверно обрадовался. Опять. Со стоном накрыв её груди ладонями и почувствовав мягкую, упругую женскую плоть, он уже гораздо более резвым движением задрал ей свитер с футболкой и, пригнувшись, принялся сосать соски по очереди.
  
  Тэсс выгнулась навстречу его губам, глаза подернулись поволокой, рот расслабленно раскрылся. Появилось желание просто раздвинуть ноги и принять его в себя. Девушка потянулась руками и начала шарить по твёрдому мужскому телу, вытаскивая из джинсов водолазку и пару раз, будто нечаянно даже задела бугор в джинсах.
  
  Однако от внимания Андрей не ускользнуло и это. Он всё почувствовал и всё заметил и сделал из этого только один единственный вывод - обратной дороги нет. Завёл одну руку себе за спину и вытащил из заднего кармана джинсов презерватив.
  
  - Не надо, - немного отстранилась Тэсс, покосившись на контрацептив, как на мировое зло. - Не надо, - тут же повторила она громче, глядя прямо в глаза его обладателю. - У меня вчера кончились месячные. - Андрей лишь недоверчиво повёл бровью и не спешил прятать пакетик. - Эти три дня я уж точно безопасна. Слово гинеколога. - Недовольно отвернулась в сторону девушка. Однако тот, кто никогда не сдаётся, не сдался и на этот раз, а только лишь прищурился. - Но, если не веришь, можешь одевать свой... свою резинку.
  
  Мистер Дексен улыбнулся и поцеловал её в щёчку. Но остался верен себе и предельно лаконичен.
  
  - Я привык контролировать ситуацию. Только так мне удалось не дать разрушить мою жизнь.
  
  - Со мной Ваша жизнь в опасной близости, но только лишь от совершенства, мистер Дексен . Так что, расслабьтесь.
  
  - С удовольствием. Мы что слышим, то и делаем. - Он положил презерватив с краю дивана и опять притянул Тэсс к себе. Принялся целовать, как бы извиняясь за своё недоверие, пытаясь усмирить её недовольство и раздражение.
  
  И, конечно же, ему это удалось. Когда по твоему телу "гуляют" такие страстные, умелые мужские руки, когда они с такой затаённой силой и сдерживаемой грацией сжимают твои ягодицы, а в это время у тебя во рту вторит им напористый ловкий язык, лаская нежно и трепетно, с таким желанием и бессилием одновременно не в состоянии насытиться ощущениями от твоих губ, даря взамен райское блаженство от поцелуя, то тут не устоит даже статуя Свободы.
  
  Отстранялся он медленно и аккуратно, словно отлепляя себя от неё, раздирая их на половинки из целого и опасаясь травм при резких движениях. Тэсс тоже чуть отклонилась и, когда разлепила веки и взглянула на красивое мужское лицо перед собой, то увидела, как прямо по нему пронеслись картинки их предстоящего секса. Одна за другой. Словно в кино. На его нейтральной, ничего не выражающей физиономии игрока в покер, как на белом полотне в кинотеатре замелькали моменты того, что он планирует сделать с ней немедля и что решил предпринять на её счёт чуть позже.
  
  Кстати, Тэсс понравилось. Она поняла, что сейчас будет трах. Простой как истина, примитивный как таблица умножения и продуктивный как встречи в Давосе. Ни на что другое Андрей пока просто не способен.
  
  "Мне пришлось завести любовницу, с которой я тупо и грубо трахаюсь", - вспомнила она его слова. - Нет! - тут же отрезала девушка. - Если ему иногда нужно тупо и грубо, то это тоже только со мной!" - Она точно, доподлинно знала, что дикий, примитивный секс бывает наиболее необузданным и страстным. И наоборот. Ею овладело какое-то бесстыдство, она почувствовала себя в некоторой степени грязной, развратной, и чёрт знает, куда подевались все её комплексы. Это действовало крайне возбуждающе.
  
  И Тэсс присоединилась к его настрою.
  
  После того как Андрей нетерпеливым, знающим движением руки разложил диван, они быстро, без "обыгрываний" и прелюдий избавились от одежды. Причём, после того, как мужчина предстал перед девушкой в костюме Адама здесь, в открытом океане, ей захотелось собрать всю его одежду, открыть иллюминатор и выбросить всё его "барахло" к чёртовой матери. Так сказать, подарить Нептуну. Пусть носит. А Андрей должен ходить вот так, в чём есть. Ну, или в чём нет.
  
  В такой же манере, не сговариваясь, не растрачиваясь на сантименты и не отвлекаясь от главного, молча и упёрто, даже как-то настырно они шли к цели - мужчина уложил девушку на спину на диван, она раздвинула ноги, он устроился между ними и, открыв пакетик и раскатав по члену презерватив, вошёл в неё.
  
  Даже и не думая выказывать каких-либо чувств и эмоций от волшебных ощущений ЕГО внутри себя, Тэсс уставилась на Андрея грубым, непробиваемым взглядом.
  
  "Ого! - улыбнулся про себя тот. - Даже так! - Он понял, что его пытаются взять на "слабо". - Маленький храбрый заяц". - Усмехнулся Андрей сквозь кипение гормонов в голове, а за ней и во всём теле, и тоже справился с дыханием. И начал медленно, но ритмично и даже почти математически чётко, в арифметической прогрессии, разгоняться - с каждыми пятью толчками прибавлял пару секунд в скорости.
  
  В один из моментов он озверел.
  
  Его лицо перекосило, рот искривился, мужчина свирепо уставился внутрь себя и уже не сдерживался. Тэсс почувствовала, что ей в каком-то месте больно: не то в боку, не то на бедре - не контролируя силу в руках, Дексен вцепился в её тело как в страховочный канат.
  
  Но ведь у них же трах! Жестокий и беспощадный. Констанция поняла, что он отпустил себя больше чем обычно, её это не то окрылило, не то возбудило, она решила тоже дать себе волю и со страстью и агрессией вцепиться ему в кожу: поцарапать, ущипнуть, или стиснуть так, чтобы он ещё сильнее разозлился. И именно в этот момент поняла, что всё уже давно готово - её ногти вонзены в его предплечья так, что ими двигать никак нельзя, нужно только вынимать, а не то будет иметь место членовредительство. Да и насколько давно они там находятся, девушка тоже сказать затруднялась.
  
  А в следующий момент всё это уже перестало быть важным.
  
  Потому что ни один не хотел уступать. Во всём. Каждый сцепил зубы и держался. На гордости и силе воли. Вопреки здравому смыслу, традициям и своей природе. И когда ей показалось, что мужчина вот-вот не выдержит, так сказать, оттолкнётся в последний раз и "ухнет с горы", он вдруг проревел:
  
  - Ну, же! Кончай! Чёрт бы тебя... подрал! - его лицо сделалось по-настоящему страшным, свирепым, вплоть до уродства. Если бы не всё то, что этому сопутствовало, Тэсс обязательно остановилась и присмотрелась к нему повнимательней. Ей на секунду сделалось любопытно: до какой степени он, оказывается, способен быть злым, насколько далеко или даже глубоко Андрей может продвинуться на пути к полному неадекватному состоянию.
  
  Ей очень понравилось не бояться его. Именно сейчас она почувствовала себя маленькой девочкой, из рук которой ест грубое, агрессивное животное, боясь своим шершавым языком натереть ей ладошку. Ей даже показалось, что она уже слышит тот гулкий отрывистый хруст, с которым этот зверь переломит хребет любому, кто уронит хоть волосок с её головы. Тэсс очень захотелось улыбнуться, да рот не разжимался. Ответить тоже не получилось. Успела только лишь упрямо мотнуть головой. А вот дальше она опять ошиблась: думала, что он настоит на своём, ведь стоило ему надавить на клитор и - всё, она бы "сошла с дистанции". Но Андрей закрыл глаза, сжал губы и "погнал" дальше, наращивая частоту и мощность.
  
  До того момента, пока им, как пушечным ядром не выстрелило в открытый космос.
  
  Он взревел от облегчения и блаженства, словно сбрасывая с себя оковы мучавшей его сладостной неволи. И вот только тут нажал девушке на клитор. Через пару секунд она присоединилась к нему в звуках и заколотила кулачками по дивану, а мужчина толкался в неё с остаточной силой, и с каждым толчком его рёв становился всё слабее и удовлетворённее, пока не стал походить на утробное урчание кота.
  
  И тогда произошло нечто неординарное - повалившись на неё, Андрей начал сотрясаться от хохота.
  
  Она тоже хихикнула сквозь остаточные спазмы, но молчала. А в следующее мгновение сжала стенки влагалища.
  
  - Ауч! - дёрнулся мужчина и со стонами и кряхтением как старый дед, выйдя из неё, начал сползать на диван. Сняв презерватив и завязав его, он отбросил "резинку" на пол, а сам распластался на ложе.
  
  Андрей лежал, раскинув руки в стороны, абсолютно голый, с лоснящимся от влаги и ещё огромным членом и смеялся всей раскрытой, расправленной мощной грудью пловца прямо в потолок. Его сильно обозначившийся кадык ходил туда-сюда, шальные, счастливые глаза уставились в одну точку. Тэсс довольно улыбалась, но ничего не говорила и не спрашивала.
  
  "К чему слова, если ему так хорошо", - залюбовалась она своим отшельником-интровертом.
  
  - Идём... поужинаем, - поднялся он на локте и, притянув к себе, сильно прижал. - Ты - лучшая, - тихо шепнул на ушко и поцеловал в шейку.
  
  В столовой тоже уже нагрелось отопление, поэтому стало заметно теплее и уютнее. К тому же, там заработал холодильник. Таков человек - ему нужно, чтобы было тепло, но обязательно где-нибудь должно быть холодно.
  
  Андрей вскрыл одну из коробок Фрэдэрико и достал какие-то пластиковые контейнеры с едой. Несколько из них положил в холодильник, а пару штук отложил. Включил плиту и нашёл в шкафу сковородку.
  
  Тэсс помыла руки и разместилась за столом.
  
  - А кто такой этот Фрэдэрико? - задала она тему для разговора, наматывая на вилку первую порцию спагетти, поскольку в судках оказалась паста с курицей.
  
  - Молодой муж миссис Муцони - директора гостиницы на пляже. - Мистер Дексен взял со стола салфетку и принялся расправлять её у себя на коленях. - Она арендует маяк. Здесь прибирают горничные из её отеля, это еда из его ресторана, - указал он пальцем на свою тарелку.
  
  Девушка поджала губки - явный признак того, что сейчас начнутся вопросы.
  
  - А можно спросить: сколько стоят сутки здесь?
  
  Мужчина уже был готов к этому.
  
  - Можно, - кивнул он. - Но только у миссис Муцони. Кушай. - И указал подбородком на её тарелку.
  
  - А как ты узнал об этом маяке?
  
  - Нашёл. Ешь.
  
  Тэсс посмотрела на иллюминатор. Сейчас тот походил на половинку очков Джона Леннона в белой оправе - за его стеклом чернела ночь.
  
  - А мы выйдем на улицу? На этот... балкон. По нему можно ходить? - сделала она вилкой виток в воздухе, как бы демонстрируя круглую форму фундамента.
  
  - Можно. После ужина я пойду туда курить.
  
  - Я с тобой, - Тэсс выпрямилась и воинственно выпятила грудь, как бы показывая, что не дай Бог он ей не разрешит.
  
  - Только оденься, - сдался мужчина.
  
  Отдав должное вполне себе неплохой пасте, они загрузили посуду в посудомоечную машину и, спустившись на площадку перед входом, поднялись с неё на балкон. Андрей тут же закурил, а Тэсс пошла обходить маяк по кругу.
  
  Везде была одна и та же картинка чернеющего океана, ветер почти улёгся, электрогенератор тоже притих, в тишине один раз громко прокричала одинокая чайка. Пахло морем, водорослями на камнях внизу и чуть-чуть - рассеянным табачным дымом.
  
  Сделав круг, девушка подошла к мужчине, застывшему у перил, и молча тоже так же замерла рядом.
  
  Он медленно повернул к ней голову, посмотрел на её лицо и столь же медленно отвернулся. И затянулся тягуче и томно. С удовольствием. Мерцающий огонёк сигареты вспыхнул в темноте и погас, а мистер Дексен, задрав вверх подбородок, выпустил в темень над океаном густую струю дыма.
  
  Они стояли, не решаясь нарушать тишину и не всматриваясь в синюю черноту пейзажа. Убаюканные отупляющим однообразием и спокойным равнодушием звуков прибоя, слушали океан и смотрели прямо перед собой.
  
  И только Андрей успел вспомнить Экзюпери и его слова про то, что любовь, это когда смотрят в одну сторону...
  
  - Ты очень обидишься, если я скажу, что не чувствую романтики в этом месте? - первая нарушила молчание мисс Полл.
  
  Мистер Дексен усмехнулся про себя.
  
  - Разумеется, нет, - вскинул он брови и пожал плечами.
  
  - А тебя вообще трудно обидеть? - чуть обрадовалась она его реакции на своё признание.
  
  - При желании - вообще невозможно.
  
  - Как это? - Тэсс развернулась к нему всем корпусом, опёрлась о поручни боком и обняла себя руками.
  
  - Очень просто. Иди сюда, - притянул он её ладонью, видя, что ей хочется объятий. Она тут же пристроилась сбоку. - Я чётко отграничиваю обиду и желание обидеть. - Обнял он её за плечи, с чувством и оберегом прижал и затянулся опять. Манипуляции с огоньком и дымом повторились. - Если вижу в человеке погоню за реакцией, работу чисто на результат, то его не будет. Тут меня обидеть практически невозможно. А для обидчиков в процессе главное - успеть извиниться.
  
  Тэсс ответила не сразу. Раздумывая над таким заявлением, она машинально забралась рукой в волосы и хорошенько их спутала.
  
  - Ты - вредина! - в шутливой манере с улыбкой вскинула подбородок и улыбнулась.
  
  - Я романтик, - вернул он в разговор начатую тему.
  
  Она отрицательно помотала головой.
  
  - Не знаю. Я не чувствую романтики в этом месте, - Тэсс обернулась на маяк и задрала голову вверх на его каменную стену.
  
  - А что ты чувствуешь?
  
  - Боль. - Она высвободилась и, полностью развернувшись к стене, принялась шарить глазами по строению сверху донизу. - Здесь есть боль. - Сжала она кулак. - Я чувствую боль этого места. Этот маяк очень одинок. Он просто олицетворяет одиночество. - Девушка затараторила, словно боялась, что её не дослушают и перебьют. - Здесь всё как-то очень громко молчит. Просто вопит. - Она сделала движение руками, словно хочет зажать уши. - Представь: как он стоит здесь пустой, без людей, один. Стены... камни, прибой, ветер и - никого. - Посмотрела она на Андрея.
  
  - Идеально, - кивнул оно головой, соглашаясь.
  
  Девушка закатила глаза и отвернулась.
  
  - Не знаю... если бы я осталась здесь одна как ты, то проревела бы все три дня. Извини, что разочаровываю тебя своей реакцией.
  
  Мужчина не скрывал своего полного морального удовлетворения.
  
  - Неужели ты не понимаешь? - покачал он головой в неверии.
  
  - Что?
  
  - Твоя реакция идеальна, Льдинка! - схватил он её за плечики и сжал с благодарностью. - Это невероятно, - наклонился и чмокнул в губки. - Пойми, людей притягивает и держит рядом не сознание, а подсознание. Они ведутся не на взаимопонимание, любовь, не какое-то там глупое уважение или сострадание. Люди ведутся на разницу. Чудовищную, потрясающую разницу между ними. Только здесь, - ткнул он указательным пальцем себе в ноги, в каменный настил балкона, - я, интроверт, - приставил этот же палец к своей груди, - отдыхаю. Без людей, без грёбаных самолётов, без дисконтирования и каналов распределения, без Бара Нойсмана и мисс Винберг - это мой маркетолог и экономист - без всего, что давит на меня. Ты этого не чувствуешь, - Опять несильно сжал он её плечики. - Ты открываешь здесь то, что недоступно мне. Ничего удивительного, что мы так дополняем друг друга.
  
  Девушка тоже заразилась радостью.
  
  - Спасибо! - кинулась она к нему и обвилась руками вокруг пояса. Сейчас на нём красовались чёрный свитер и чёрный шарф, и пахли один лучше другого. - Ты всегда делаешь меня свободной. С самого начала.
  
  - Именно свободной? - погладил он её по голове. - И что же для тебя свобода?
  
  - Это когда не нужно врать. Враньё вяжет меня по рукам и ногам. Терпеть этого не могу.
  
  Даже после возвращения в комнату он не забыл её признание про боль.
  
  Поэтому то, что происходило дальше этим вечером, плавно переходившим в ночь, девушку в очередной раз удивило и довольно сильно. Она была уверена, что он приготовил что-нибудь эдакое, необычное, из ряда вон и сверх меры и опять, уже в который раз, с отвисшей челюстью наблюдала за полным крахом своих прогнозов.
  
  - Я заварю чай, - только вернувшись в гостиную, Андрей прошёл, включил камин и отправился по лестнице наверх, в столовую. Проделав там какие-то манипуляции, мужчина спустился с подносом в руках, на котором стояли заварочный чайник, блюдца и небольшие пластиковые рюмочки с десертами.
  
  - Сейчас мы выпьем чаю, и я пойду в душ.
  
  Тэсс даже не нашлась, что ответить на такое.
  
  "Он что-то задумал. Не может быть всё так просто. Только не с ним".
  
  Они пили чай за рабочим столом, к которому придвинули поближе камин. Тэсс, правда, сразу же опрокинула свою чашку на поднос. Ей пришлось сбегать наверх за губкой, всё вытереть и налить себе новую.
  
  Но чаепитие всё равно удалось и это мягко сказано. Всё проходило спокойно, неспешно, расслабленно, по-домашнему уютно и интересно, как бывает интересно только с Андреем.
  
  Они опять обсудили маяк, мужчина рассказал: как здесь всё устроено. Как работает отопление, откуда берётся пресная вода, куда уходит канализация с её отстойником и портативным биологическим очистным комплексом. И, конечно же, вспомнили про сотовую связь, которая не предусматривалась, но зато на столе стоял модем двухстороннего спутникового интернета.
  
  Затем она начала расспрашивать о его трёх днях здесь год назад.
  
  - Ничего особенного, - пожал плечами мужчина. - Я делал почти всё то же, что и дома, только никого вокруг не было. Мне этого достаточно.
  
  Сам же Андрей завёл разговор о дядюшке Соне, о том, где тот побывал и что делал. Сказал, что, скорее всего, он у Тэсс призанятнейший тип, и с ним было бы очень приятно познакомиться.
  
  - Люблю увлечённых людей.
  
  Немного вспомнили Билли и Чака. Андрей поведал о своём детстве с ними. Футбол, компьютерные игры, кому какую подарят собаку, что будет, если коту замотать лапы скотчем, кто больше нажуёт жвачек за неделю, и когда родители пообещали купить крутой мотоцикл.
  
  - Если хоть один из нас, хоть раз в неделю не заблудился в лесу, значит, будет что-нибудь ещё похуже, - задумчиво-мечтательно улыбался Дексен, откинувшись на стуле и соединив кончики пальцев раскрытых кистей рук перед собой.
  
  Девушка пребывала в тихом, но от этого не менее полном восторге от протекавшего поистине магического вечера. Её будто обволакивало негой и спокойствием, умиротворением и безопасностью. И когда вспомнила, что за весь разговор ни разу не вспомнила о сексе, обрадовалась ещё больше.
  
  "Он прав. Он тысячу раз прав". - Соглашалась она с его словами на балконе об их дополнении друг друга. Тэсс еле сдержалась, чтобы не кинуться Андрей на шею и не задушить в объятьях.
  
  Пока она убирала посуду и включала посудомоечную машину, он разложил свои вещи из сумки в шкаф, застелил диван бельём из бумажной коробки и достал одеяла.
  
  - Я в душ, - отчитался Андрей кратко, когда девушка спустилась вниз, и тут же скрылся за дверью перегородки.
  
  "Это так странно. Мы будто женаты двадцать лет", - недоумевала мисс Полл, но сильно раздумывать над этим не стала - у неё тоже имелись планы.
  
  Тэсс никогда, ни разу в жизни, не делала минет. Не было такого. С Лероем не успела, а с Адамом как-то не сложилось. Всё-таки дело это деликатное, тонкое и сугубо инициативное.
  
  И вот сейчас она настроилась решительно и бесповоротно, но при этом жутко волновалась, стеснялась и боялась. Нет, она, конечно же, смотрела порно на заданную тему, это уж как положено, и ей всё в мельчайших подробностях когда-то описывала Сибилл, но теория и практика в некоторых случаях могут стать далёкими и не похожими друг на друга как компьютерная мышка и мышь полёвка.
  
  К тому же, приготовила девушка к этой поездке ещё и красивую ночную сорочку. Да. Выбрала несколько вариантов по интернету - таких коротеньких и пикантных, чтобы выгодно смотрелись её красивые ножки - потом поехала, перемеряла всё это и ещё чуть-чуть сверх и купила одну из них. Тонкого трикотажа на широких бретельках сиреневая "ночнушка" чуть прикрывающая попу заставила забрать себя домой тем, что была необычно присобрана по низу подола кружевной оборкой. Смотрелось неуклюже-забавно, трогательно, но вместе с тем очень мило и сексуально. К ней Тэсс решила надеть такие же сиреневые трусики крупного гипюра, а от белых пока отказалась совсем.
  
  "Может, он тогда стащил мои трусики ещё и потому, что они белые? А вдруг он тащит всё, что белого цвета?" - Разумеется, ответ на этот вопрос ей не светил, но Тэсс решила на всякий случай подстраховаться.
  
  Когда она появилась в сиреневой сорочке из душа, похожая на нелепого неуклюжего котёнка, Андрей только взглянул на неё, тут же закрыл свой ноутбук, с которым работал, полулежа в постели, и отложил на столик.
  
  Медленно приблизился, переступая с пятки на носок, и только она приготовилась, что он задерёт ей сорочку, как мужчина вдруг присел перед ней. Он обхватил её правую ногу вокруг икры обеими ладонями и повёл верх движением, будто раскатывает по ноге чулок.
  
  - Тэ-э-э-эс, - протянул он и поцеловал чуть повыше колена. - Ты даже не представляешь: какая ты... - повёл по левой ноге вверх двумя пальцами так, как мужчины умеют касаться только красивой дорогой машины - с благоговением, придыханием и мечтой на кончиках пальцев.
  
  В следующее мгновение он резко выпрямился, подхватил её на руки и поднёс к дивану. Сел вместе с ней и прогладил рукой по красивой женской ножке от бедра до щиколотки, а потом проделал почти весь этот же путь носом и хорошенько потянул ноздрями воздух.
  
  - Я буду трахать тебя всю ночь, - спокойно пообещал он, будто речь шла о прогулке в парке. Переложил на ложе как ребёнка, перевернул на живот и привёл ребром ладони меж ягодиц. Тэсс не успела задохнуться от интимности, как почувствовала, что Андрей лизнул её попку, потом поцеловал под коленкой и лизнул и там.
  
  Ничего эротичней её тело ещё не ощущало, поэтому сразу же перешло в автономный режим от мозгов - ноги приподнялись, чуть согнувшись в коленках, попка оттопырилась и выпятилась сама собой, будто дрессированная. Андрей, словно фокусник или волшебник, лёгким движением языка нажал на нужные точки и получил то, чего добивался.
  
  Тэсс испугалась. Бог весть, где он лизнёт или нажмёт, или поцелует в следующий момент, и чем отзовётся её тело, мозгов не спросивши. А у неё, знаете ли, планы. Неотложные.
  
  Поэтому девушка чуть тряхнула головой и прочистила горло.
  
  - Кхм, а можно сначала я тебя? - чуть обернулась себе за спину.
  
  Мужчина замер.
  
  - Ты боишься?
  
  "Вот откуда он узнал!" - раздула ноздри Констанция.
  
  - Нет, просто...- она приподнялась на локтях и перевернулась, - я тоже ненасытная.
  
  Не дав ему опомниться, а себе - испугаться и передумать, она поджала ноги, сгруппировалась, а выпрямилась, уже кинувшись на Андрея как пантера. Ну, или как ученица партеры.
  
  Надавив на мощные, сильные мужские плечи, повалила на диван. Ей показалось, что она пытается опрокинуть асфальтоукладчик. С той лишь разницей, что тот вряд ли бы поддался так, как Дексен.
  
  Тэсс нависла над мужчиной, её свесившиеся волосы окружили их зрительный контакт своеобразным хороводом, как бы оберегая таинство двоих влюблённых даже тут, на отдалённом одиноком маяке Сил.
  
  Девушке очень захотелось его поцеловать, ведь неизвестно, когда ещё он будет лежать перед ней вот так, распластанный и податливый, но тогда они неминуемо перейдут к обоюдному сценарию, а она преследовала цель почти что индивидуальную и даже где-то эгоистичную, поэтому поняла, что без жертв не обойтись.
  
  Клнстанция принялась ласкать его торс ладошками, прикасаясь губами, нежно целуя. Андрей казался каким-то нескончаемым, неиссякаемым источником наслаждения и сладости. Им невозможно было налакомиться. Его кожа была гладкая, почти глянцевая, твёрдая и даже какая-то жилистая. Короче, совсем не такая как её собственная, и от этого очень "вкусная".
  
  Девушка продвигалась всё ниже и ниже, чтобы до резинки трико, к которой стремилась, дойти как бы невзначай, будто ненароком. И когда дошла, начала опускать её словно освобождая себе его тело для ласк и дальше. Просто так. На него она смотреть боялась. Когда под штанами, а заодно и трусами, показался его налитой член, достающий чуть ли не до пупа, Тэсс решительным рывком сдёрнула одежду ещё ниже, столь же решительно обхватила "ствол" ладошкой и... застыла в нерешительности. Ей очень хотелось посмотреть в последний раз мужчине в глаза, но она этого делать не стала.
  
  Наклонившись, девушка лизнула головку, делая вид, что для неё всё здесь привычно и буднично, всё под контролем, и ей не колотит нутро от волнения и непривычности ситуации. Тэсс взяла в рот головку полностью и пососала.
  
  "Здесь нужно больше звуков! Они это любят", - вспомнила она дирижёрский жест подруги во время мастер-класса.
  
  Где-то справа скрипнули зубы Андрея. Получив их одобрение, Тэсс собралась было добавить звуков, но те появились сами собой, после того как она пару раз вобрала в себя его член насколько могла глубоко, и поелозила вверх-вниз уже не различая слабых стонов от человека справа. Затем под эти же звуки вдохнула чуть глубже, расслабила горло и попробовала втиснуть туда головку.
  
  В следующий момент из человека справа вырвался и разорвался в воздухе стон неподдельного мучительного наслаждения, а головка, только лишь толкнувшись в горло, туда не вошла. Не поместилась. У Тэсс сработал рвотный рефлекс, и она выпрямилась.
  
  "Господи, позорище какое", - ужаснулась девушка и в поисках утешения глянула на мужчину.
  
  Естественно, по всему было заметно, что он не только наслаждается, но и терпеливо предоставляет ей себя в качестве учебного пособия, видимо, считая, что такого рода инвестиции в его же интересах. Поэтому выражение иронии в отношении неё, самоиронии в отношении себя и счастья за них обоих на его красивом, но уже слегка помучанном лице заставило её ринуться обратно, проделать всё то же самое, только уже гораздо быстрее и, разозлившись на упрямую головку, столь же упрямо всё-таки запихнуть её себе в горло.
  
  Сибилл ещё говорила, что в качестве бонуса в этот момент очень полезно в одну руку взять у мужчины яички. Гурманам и любителям особо острых ощущений можно даже их слегка сжать. Тэсс была уверена, что забудет это сделать, но, к своему удивлению, схватила Андрея за этот "бонус" почти автоматически.
  
  Мужчина взвыл. Девушке показалось, что ещё чуть-чуть, и он заплачет как ребёнок. Поэтому пока с ним не случилась истерика, да ещё и из опасения, что у неё больше так не получится никогда до конца жизни, она четыре раза, насколько хватило дыхания, вернее, его отсутствия, поелозила его членом у себя в горле туда-сюда. И вынув его, выпрямилась, тяжело дыша.
  
  "Четвёртый раз был лишним", - переводя дыхание, вытерла себе губы ладошкой и посмотрела на своего счастливчика.
  
  Счастья на его лице было хоть отбавляй. И ещё много чего интересного и полезного для психики. Сейчас он напомнил ей женщин после родов у них в отделениях - волосы от испарины прилипли ко лбу, залегли еле заметные круги под глазами плюс шальной счастливый взгляд и глупая улыбка на губах.
  
  "Когда буду рожать от него ребёнка, обязательно возьму его с собой", - не преминула запланировать доктор Полл.
  
  - Маленький... отважный... заяц, - под впечатлением прохрипел мужчина и, тут же взяв за руку, рванул "зайца" на себя.
  
  Они долго целовались, ласкали друг друга ладонями, губами, телами. Кажется, с Андреем действительно что-то произошло, потому как он всё больше зарывался в её тело со лба, будто действительно "нырял" в неё, "погружался" в эти наслаждения с головой. Лакомился и блаженствовал. А ещё она заметила, что он не делает попытки войти в неё (с тем, что мистер Дексен так и не отказался от презервативов, Тэсс уже смирилась) и поняла, что он не прочь повторения "экзекуции".
  
  "Понравилось!" - ликовала девушка.
  
  Инициатива переходила этой ночью из рук в руки (и другие части тела) много раз и так почти до самого утра. Ненасытными оказались оба. И любящими, кстати, тоже.
  
  Разумеется, в своей предприимчивости, умении и мастерстве мужчина показал себя на пару голов выше, но, судя по всему, его это вполне устраивало. Не говоря уже о ней.
  
  Это была ночь совпадений. Совпадения желания с возможностями. Столь редкая, но тем и ценная. Ни он, ни она не собирались упускать такой случай.
  
  Насыщаясь его кожей, его поцелуями, его ласками, его оргазмами, Тэсс никогда не думала, что сама может служить источником ТАКОГО кайфа. Андрей блаженствовал и упивался. Он буквально обрушил на неё нескончаемую лавину обожания, вожделения, иногда похоти и сексуальной агрессии, что девушку распирало изнутри. Она не знала: куда себя деть от счастья. Хотелось кричать на весь белый свет.
  
  И она кричала.
  
  И он тоже.
  
  Только к утру вымотавшиеся и опустошенные, показавшие и доказавшие друг другу всё и даже больше, отдавшие себя, подарившие и преподнёсшие свои чувства как дар, как награду, как благодарность, как необходимость, обмотавшись друг вокруг друга руками и ногами, они затихли.
  
  - Никогда не думал, что встречу человека, с которым мне будет лучше, чем с самим собой, - прошептал он у её затылка. - Ты очень нужна мне, Льдинка.
  
  "Льдинка" лежала и не верила своим ушам. Она понимала: что значит для него такое признание. Это словно объяснение или оправдание всего того, что он "вылил" на неё только что, этой ночью. Он будто боялся, что она будет ошарашена или даже обескуражена таким количеством его нежности и даже какого-то подобострастия перед ней.
  
  - Я с тобой, Андрей. Я всегда буду с тобой, - похлопала она ему ладошкой по предплечью.
  
  - Обещаешь? - прижал он её к себе чуть сильнее.
  
  Девушка оторвала его правую руку от себя, поднесла к губам и поцеловала в запястье.
  
  - Клянусь, - прошептала она в его кожу.
  
  После этого Тэсс почувствовала касание губ на своей шее, а его руки стиснули её заново.
  
  Видимо, успокоившись окончательно, Андрей тут же задышал монотонно-ровно, а Констанция вся вымотанная, выжатая и счастливая с головы до кончиков ногтей принялась думать и прислушиваться к себе. Сейчас у неё появилась возможность уже без эмоций, которые там, в машине, не позволили включиться мозгам, да и вообще без эмоций, коих практически не осталось, всё-таки хорошенько подумать.
   И думала она о детях.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Анжело "Сандарская академия магии. Перерождение" (Любовная фантастика) | | Н.Соболевская "Ненавижу, потому что люблю " (Современный любовный роман) | | О.Гринберга "На Пределе" (Попаданцы в другие миры) | | Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | М.Анастасия "Обретенное счастье" (Фэнтези) | | А.Кувайкова "Дикая жемчужина Асканита" (Приключенческое фэнтези) | | К.Вереск "Кошка для босса" (Женский роман) | | С.Суббота "Свобода Зверя. Кн.3" (Любовное фэнтези) | | М.Кистяева "Кроша" (Современный любовный роман) | | А.Федотовская "Зеркало твоей мечты" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"