Модин Валерий Анатольевич: другие произведения.

о себе...

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    мои биографические зарисовки


  
  
   О себе...
  
   Я не писал достаточно долго. Не писал - это не совсем верно, так как само по себе - писать - воспринимается буквально. Для меня же писать нечто большее. Это, как самобичевание, попытка раскрыть все потаенное, даже для самого себя. Удивительно, что у меня есть, что - то тайное от самого себя. Иногда писать для меня сродни насилию. Как порой неимоверно трудно заставить себя сесть за работу. Да! Именно за работу. Потому то я и ищу всякого рода причины, чтобы не писать. Но объясняется все гораздо проще. Я неимоверный лентяй. Лентяище! О! Начинается самоедство! И когда я начинаю разглагольствовать на тему, что, мол, нет вдохновения или "рукопись" не идет, и слышу в качестве внутренней поддержки - не спеши, не заставляй себя, еще не время подожди, само придет, я как бы успокаиваюсь.
   Но! Черт возьми, мне уже почти тридцать шесть лет, а я все чего - то жду.
   -Чего? - спрашиваю себя я. Сама она напишется, что ли книга твоя? Как же!
   -Ты и так половину своей жизни чего - то ждал, мечтал, грезил, летал в облаках. И вот результат. Точнее нет результата. Нет!
   -Ты и пальцем не пошевелил, что бы чего добиться.
   -Ты лишь откладывал все на потом и вот пришло потом и что, снова на потом?
   Настанет час, когда - потом уже будет некогда! Отлично начал! Молодец, говорю себе Я. Давай его, добивай. Не жалей! Ату его ату!
   Сначала, я читал классиков и думал, что напишу еще лучше, мысленно я уже причислял себя к ним. Потом я читал современников,
   - Ух, восторгался, я и снова думал, что смогу не хуже.
   Затем был период чтения моих ровесников, и я пытался подражать им, выводив по ночам в блокноте свои мысли о житие моем. Сейчас, я читаю литературу нового поколения и во мне поселяется уверенность, что я просрал себя, как творческую личность. Я обосрался перед самим собой и меня тошнит от самого себя.
   Дать себе еще один шанс на реабилитацию? А стоит ли, если я и сам не верю себе и в себя. Есть созидатели, а есть пустые мечтатели, и это как не прискорбно - я!
   Ух, как я беспощаден к себе! Профессионалом я так и не стал. Хотя и имелись задатки.
   Как актер - я реализовался только в самодеятельности.
   Как журналист на местечковом уровне: телевидение, радио, газета.
   Как писатель - только в компьютере и тетрадках.
   До большего я так и не дотянул.
   Я радовался своим успехам на месте, и видимо мне было этого достаточно. В итоге, что я имею - не интересную работу, превратившуюся в ежедневную пытку, среднестатистическую зарплату.
   Да я просрал свою жизнь и не только в плане творческой реализации.
   Я так и не женился, не продолжил род, не построил дом, не помню, сажал ли я дерево, помню, только рассаду помидор и перца в студенческие годы на полях отстающих колхозов, да и на родительской даче.
   Почему все так? На этот вопрос я отвечал себе тысячу раз! Я был убежден, что я не такой как все, что я отличный от других, а сейчас я думаю, что я такой же как и все. Я толпа, я в толпе. Серый и безликий. Потому что, если перефразировать Ницше, то получится - если долго смотреть в толпу, то она тебя поглотит. Поглотила!?
  
   За тот период, что я не работал над собой, наверное, так можно назвать, то когда я пишу, произошло много значимых событий, потрясших меня.
   Если я не такой как все, то я непременно опишу все это. И не нужно думать увидит ли моя рукопись читателя. Нужно написать все, что задумывал, для себя, для своего же удовольствия, чтобы потом сесть и прочитать самому же себе, самого же себя - настоящего. Может быть, мне это поможет в дальнейшем. Надо вернуть себе юмор, умение шутить над самим собой. Я ведь люблю рассматривать фотографии в альбомах. Почему бы ни создать литературные фотографии моей жизни, что бы потом не просто всматриваться в плоское и глянцевое изображение на фотобумаге, а заглядывать глубже в изображенные мною мысли, настроения, то есть в себя.
  
   Василий
  
   Воскресенье. Ненавижу, вторую половину этого дня недели. Мысли уже о предстоящем выходе на работу в понедельник. А от этих мыслей становиться грустно и не уютно.
   Хорошо бы любимая работа! А так, идешь как на каторгу. Все те же лица, чуждые мне, производственные дела, которые делаешь, потому что надо, а не, потому что интересно, скука и однообразие, и все это в течение предстоящих пяти дней. К этому можно привыкнуть, но смириться с этим невозможно!
   И потому постоянный внутренний протест. Уныние и почти отчаяние, хотя, знаю, что это грешно.
   В пятницу, случайно встретился с Василием. Он приехал из Киева, погостить у родителей на выходных.
   Сегодня, упился до потери себя и времени. Мне, кажется, что я начинаю спиваться. Я стал мгновенно пьянеть, я перестал чувствовать момент, когда пора останавливаться. Причина не в слабом здоровье, причина в отсутствии твердой почвы под ногами и родной души. Эта почва в последнее время от меня, куда то бесследно ускользает.
   Вернусь к встречи с Василием.
   Когда - то мы с ним дружили. Потом перестали, но это не важно. Короче говоря, Василию посчастливилось уехать жить и работать в Киев. Нашла его девушка Юля и забрала парня в столицу. Теперь уже столичный Василий рассуждает, что ему уже давно надо было уехать в Киев. Все время, что мы выпивали, он восклицал:
   - Работу найти можно без проблем! И если постараться, то высоко оплачиваемую работу! И не надо бояться, все намного проще!
   Я в свою очередь, не забывал вставлять, что если бы не Юлина жилплощадь, то он бы так и просидел здесь до конца жизни.
   Наверное, Васе не слишком по душе приходились мои замечания. Он как - то кривился, супился, но нехотя соглашался.
   Ах, как же все таки хочется быть героем в своих глазах! Как же приятно убеждать себя и других, что это я всего сам добился, нужно только "не бояться"...и при этом иметь девушку с квартирой.
   Да! Зло я пишу о Ваське, нет бы, порадоваться за человека! Я превращаюсь в брюзгу и зануду.
   Вообще, город, в котором мне выпало "счастье" жить и работать, в последнее время все больше и больше напоминает мне резервацию или гетто.
   В нем большинство людей живет, как бы временно, с мечтой вырваться из него навсегда. Но и город не прост. Это мистический город, он будет держать тебя до тех пор, пока будет в тебе нуждаться, пока ты не отработаешь на него. Он может отпустить тебя, а может так и оставить при себе навсегда. Как бы мне хотелось, что бы он (город) отписал мне вольную!
   Вернувшись в этот город десять лет назад (после окончания института) я думал, что это продлится максимум год, два, а растянулось на почти одиннадцать лучших лет (в смысле молодых и активных).
  
  
   Каждый год кто - то из моих знакомых покидает этот город, а теперь уже даже младший брат стал столичным жителем. Иногда, когда я иду по этому городу, мне кажется, что я остался один. Хорошо, что со мной рядом мама.
   Сейчас читаю Радзинского "Николай 2: жизнь и смерть" - очень трагично! Это не соизмеримо с моими переживаниями. Но, когда читал о периоде заточения Николая и семьи в Тобольске, непрестанно думал о своем заточении и одиночестве в этом городе.
   Это не то о чем бы мне хотелось написать, но это бесконтрольный процесс. Сколько раз я садился с намерением записать одни мысли и всегда писал нечто противоположное задуманному. Почему так? Может, это и не я пишу на самом деле, а кто - то движет мной или моей рукой? Бред! Пора ко сну.
   Завтра понедельник.
   Всегда легко пишется о настоящем, о том, что волнует и что происходит в настоящий момент жизни. Стоит не много упустить время и воспроизвести мысли, события становиться намного сложнее.
  
   Об алкоголе и т.д.
  
   Слава Богу, у меня появилась редкая возможность поупражняться в писательстве. Как трудно бывает порой заставить себя сесть за компьютер и что - то сочинить. Иногда для этого есть все предпосылки: свободное время, какие то мысли, неплохой словарный запас, чуть - чуть вдохновения. Что еще нужно, садись и строчи. Так нет же, вдруг наступает, какой то тупняк, стопор, сидишь и смотришь на экран монитора, куришь, а записать ничего не в состоянии, как будто парализовало. У каждого из нас найдется немало историй достойных человеческого внимания и интереса. Только многим даже на ум не приходит записать эти истории, хотя бы для своих потомков, вдруг бы им это пригодилось. Так и уходят эти истории в вечность с их героями.
   Достаточно философствовать. Сегодня иду в ресторан, отмечать двадцатилетний юбилей отдела, в котором я работаю уже пять лет. Большим желанием видеть своих коллег я не горю. Нет, есть из них конечно люди, которые мне более приятны. Но мне хватает общения с ними и на работе. А так придется сегодня лицезреть весь вечер этих Даунов. Впрочем, глядя на меня, они могут думать тоже самое и обо мне.
   - О! Явился Даун.
   А может они, и думать то не могут, что ж это я сгущаю краски.
   Самое главное, сегодня не напиться. В последнее время для меня это просто болезнь. Пока не увижу дна, не успокоюсь. Стоп - кран не действует. По фиг все, если я начинаю пить, то я пью, а не выпиваю. Нет, конечно же, до белочки я не дотягиваю, но все зависит от случая. Причем пить я стал частенько, три, четыре дня подряд - это уже почти норма. А все почему, гадаю я? А все от безнадеги. Я потерял уверенность в себе. Мечты так и не сбылись, не реализовались и я все больше прихожу к умозаключению, что ничего хорошего меня уже не ждет. Я уже не строю иллюзий и не питаюсь надеждами, а тупо живу. Доживаю! Мои мечты воплотили в жизнь другие. Но это не значит, что надо спиваться! Так что будем держать себя в руках! А если не поможет, одену ежовые рукавицы и буду держать себя в них.
   Странно, но я все отчетливей осознаю, что вместо того чтобы жить, я все эти годы прилежно писал черновик своей жизни. Чистовика уже не выйдет, не успею.
   Активных лет в запасе осталось всего ничего - 14, как это мало. Жизнь вообще коротка. И только к сорока годам начинаешь это ясно осознавать. До двадцати трех лет идет подготовка к реальной жизни - это младенчество, ясли, детский сад, школа, институт. Хорошо еще, когда все сошлось, и ты получил именно то образование, которое тебе необходимо и будет тобой востребовано по жизни. И то не всегда случаются успешные попадания.
  
   А если я получил техническое образование, пусть и отличное, а по своей сути я гуманитарий, то куда мне это техническое образование приложить, разве, что к заднице. Нужно все делать вовремя, моя ошибка в том, что я все думал, еще успею, еще не время, еще не мой час. А часы бежали, а время ускользало, вот и не осталось его почти ничего. И как миллионы человек, я иногда ловлю себя на мысли,
   - Эх, повернуть бы время вспять, вернуть бы лет пятнадцать я бы все сделал по-другому.
   В школьные годы у меня был друг, Сэм. Девизом его жизни была фраза - нужно успеть все попробовать до армии. Под всем он подразумевал, нет так то и много, но на тот период - этого ему казалось больше чем достаточно. Поиметь как можно больше девчонок, выпить достаточное количество алкоголя, накуриться до потери памяти, попробовать наркоту - вот за этими нехитрыми желаниями и стояла крутость в понимании Сэма. Он, всего этого добился, может даже и большего о чем мечтал.
   Сэм погиб рано и по глупости. Он все успел, и ушел из жизни, выполнив поставленные перед собой цели, сорвавшись с балкона пятого этажа в пьяном угаре.
  
   С днем рождения!
  
   Сегодня, мне стукнуло 36 лет! Что, я могу сказать по этому поводу, товарищи?
   Да, ничего! Только, то, что прибавился один год к моей жизни. Понятно всем, в физиологическом смысле это не очень хорошо, а вот в философском, наверное, не плохо, так как я, стал мудрее. Впрочем, ни фига подобного, каким был таким и остался. Единственное, о чем думалось сегодня, так это, о том, что, казалось бы, чем больше лет, тем легче жить.
   - НЕТ, дальше жить страшнее! Это я точно ощущаю.
   Свой день рождения я решил провести в стенах родного дома. На работе взял отгул. Порадовало обилие телефонных звонков, не знаю, любят ли, но приятно, что помнят. Посидел за столом с главной виновницей этого события - Мамой. Выпили коньячка, закусили мясом из духового шкафа. В качестве деликатеса - размороженные креветки. На десерт - торт из магазина. Главное, что все прошло мило, уютно - по-домашнему. А что еще надо?
   Так начался отчет тридцать седьмого года моей жизни.
  
   О насущном
  
   Пятница! Отличный день недели и самый любимый! В субботу можно будет отоспаться.
   Записывать воспоминания совсем не хочется. Из настоящего времени нет ничего достойного для конспектирования. Вчера обедал в станционной столовой с Ленкой. Стоя в очереди, она поделилась со мной своими наблюдениями.
   - Вчера смотрю в окно, а там ДИЛ с ВВП (не с Путиным, конечно), ну как на подбор, одна стать. Ты в эту компанию, совершенно не вписываешься. Вот, я и подумала, что видимо тяжело тебе с ними работается.
   На это, я заметил, ей, что мне вообще не легко в этой жизни, хотя всем, почему - то кажется, что по ней я практически летаю, как на крыльях и счастлив до безобразия.
   Из книг нет ничего новенького, поэтому читаю Чейза. Читаю с удовольствием и легко засыпаю под его однообразные детективные истории. Значит не зря в студенческие годы, экономя на завтраках, обедах и ужинах, я покупал его книги по баснословным ценам. Спустя практически 12 лет, он мне пригодился на досуге.
   С понедельника необходимо заняться физическими упражнениями, а то я как - то стал сильно лениться. Начну бороться с возрастом. Конечно, с ним бороться бесполезно, но хотя бы с его проявлениями.
   Сегодня поздравил Ленку с наступающими новогодними праздниками, так как она 15.12.2005 улетает из Москвы в Таиланд на две недели. Встретимся с ней уже в 2006 году.
  
   Воскресное
  
   Воскресенье. Завтра на работу, к вечеру начнет ломать и корежить от мыслей о понедельнике. Утром нужно будет изнасиловать собственное сознание, чтобы тело вылезло из под одеяла. Почти в бессознательном состоянии пронестись по квадратным метрам квартиры, чтобы одеться, умыться, выпить чай или кофе, выкурить первую сигарету, обуться и закрыв за собой двери выбежать на улицу.
   И так будет продолжаться в течение пяти будних дней. Все они похожи друг на друга, поэтому к середине недели, не можешь понять, что же за день сегодня, Среда или Четверг.
  
   О водной стихии
  
   Не смотря на общеизвестные теории о происхождении человечества, будь то эволюция от обезьяны до гомосапиуса (по Дарвину) или от внеземных цивилизаций, я всегда был убежден, в том, что лично я появился из воды. Хотя все мы от туда. Ок. речь обо мне, не будем сбиваться.
   - Откуда у меня такое убеждение, - спросите Вы. Сейчас, попытаюсь объяснить.
   Вода всегда необъяснимо тянула меня к себе. Она словно гипнотизирует меня. Только в воде мое тело может реально расслабиться. Поэтому каждый день я набираю полную ванну воды и погружаюсь в нее. Кому - то достаточно принять душ и смыв пот с грязью успокоиться. Мне же этого не достаточно. Я залегаю в водах ванны надолго, как аллигатор в Амазонке. В своем искусственном пруду я не замечаю времени, оно бежит, как вода сквозь пальцы. Это может быть час, а может и больше. Вода просачивается в поры моего тела. Подушечки пальцев на руках и ногах белеют, слегка распухают и чуть - чуть немеют.
   В детстве я был жутким натуралистом.
   Море, озера, реки, пруды и все их обитатели были моей стихией. Черепахи, мальки рыб, головастики, крабы, раки, рыбы были моими немыми друзьями. Скольких из них я перетаскал в банках и целлофановых пакетах домой.
  
   Машка
  
   Одно время у нас жила черепашка Машка. Она ползала по всей квартире, но излюбленным ее местом была газовая печка, за ней она и пряталась от моей опеки. Когда Машка выросла и стала взрослой Черепахой, было решено выпустить ее в парковое озеро. Всей семьей мы пошли даровать ей свободу. Мне было поручено спустить Машку на воду. Стоя на берегу озера в ожидании торжественного момента, родители подсказывали мне, как правильно стать, чтобы не замочить ноги. Я крепко держал черепаху в руках и все не хотел разжимать пальцы. На присядках я все ближе и ближе придвигался к воде. Берег был илистым и песчаным, из-под подошв моих ботинок появлялись и лопались пузырьки воды. Мой нос вдыхал сырой, слегка застоявшийся запах тины.
   Машка виляла своей змеиной головкой во все стороны. Ее лапки с темными коготками барахтались в воздухе. Я положил Машку на берег, и она медленно пошла в воду, важно покачивая панцирем, как женщина бедрами. Потом она поплыла и вдруг скрылась из виду, от Машки остались лишь круги на воде. Я подошел к семье, папа обнял меня.
   - Не грусти, ей хорошо там, ведь это ее дом, сказал он.
   Мы еще немного постояли, вглядываясь в гладь озера. А потом я начал звать свою любимицу.
   - Машка! Машка! Машка!
   Родители начали вторить моему зову. И вот мы уже хором кричим,
   - Машка! Праздно прогуливающиеся парочки с любопытством смотрели на нас. Видимо их удивляло и забавляло, что какая то ненормальная семейка хором, зовет какую - то Машку, да еще из озера.
   Но, самое поразительное, что Машка нас услышала! В центре озера появилась ее маленькая головка, а может и не ее вовсе, но мы были уверены, что это она. Мы стали весело махать ей руками, пока она снова не исчезла под водой.
  
   Как я чуть не утонул
  
   Был еще один случай, связанный с моей страстью к водной стихии, когда я чуть было, не утонул.
   В субботний день наша дружная семья отправилась на канал. Когда все вдоволь накупались. Мужчины принялись ловить рыбу на удочки, а женщины накрывать съедобную поляну на берегу. Я остался в компании отца и дядей и наблюдал за застывшими в воде поплавками. Рыба клевала плохо и только стрекозы хищно кружили над водой, так и норовя спланировать на красные кончики поплавков. Взрослые переговаривались только шепотом, и когда я пытался, что - то спросить в полный голос, дружно шикали на меня,
   - Говори тише, иначе перепугаешь нам всю рыбу.
   Совсем скоро мне стало безумно скучно, и тут мое внимание привлекла парящая божья коровка. Она весело кружила над моей головой, а потом полетела в растущие по близости заросли камышей. Все были настолько увлечены рыбалкой, что не заметили, как я скрылся в высоких зеленых листьях. В камышовых джунглях я нашел, то, что искал. Божьих коровок здесь была множество. Они ползали по суховатым стеблям растений, взбирались по их продолговатым, остроконечным листьям на самую верхушку, раскрывали свои оранжевые в черную крапинку крылья и взмывали в небо.
   В детском саду, на прогулках, мы ловили этих безобидных насекомых, высаживали их на палец и приговаривали,
   - Божья коровка, полети на небо, там твои детки, кушают котлетки.
   Как ни странно, но после прочтения этого глупого стишка, божья коровка улетала.
   Аэродром божьих коровок заворожил меня. Я пробирался сквозь камыши и собирал в ладошку зазевавшихся коровок - пилотов. Божьи коровки выпускали, какую то желтоватую жидкость из своих маленьких ртов и все мои руки были в этой желтой и слегка клейкой слюне божьих насекомых. Сначала я занимался сбором коровок бессознательно, - чем больше, тем лучше.
   Когда их набралась полная жменя, и они стали нагло выползать наружу, мне пришла идея, проверить божьих коровок на способность к плаванию. Я запасся остроконечными листьями камыша и деловито двинул к воде.
   Берег канала был укреплен камнями, и это обстоятельство затрудняло спуск к воде. Но не было такого препятствия, которое смогло бы остановить меня в эксперименте с божьими коровками. На полусогнутых ногах, обдирая локти, так как руки были заняты будущими мореплавателями - божьими коровками и листьями камыша - будущими лодками, я, сопя, спускался к воде. Преодолев этот каменный перевал, я очутился по пояс в воде. Выложив на воду лист камыша, я стал высаживать на него пассажиров. Божьи коровки ползали по листу и достигая его краев, промочив лапки возвращались на его середину.
   Когда моя импровизированная лодка уже не вмещала таких же импровизированных пассажиров я отдал швартовые, то есть начал слегка подталкивать ее вперед. Божьи коровки то ли от радости, то ли от перепуга начали залазить друг на друга, подползать к краям листа и осознавая свою обреченность снова возвращаться к центру листа и сбиваться в кучу.
   Я, как опытный мореплаватель, прокладывал курс камышовому листу в большие воды, тем самым, медленно удаляясь от берега. Канал был глубоким и какое то время я помнил об этом, но моя игра так увлекла меня, что я забыл обо всем на свете. Через какое то время вода доставала мне до подбородка. Слегка подпрыгивая в воде, я наблюдал за действиями божьих коровок, ни одна из них так и не рискнула в плавь добираться до берега. Значит, пловцы из них, ни какие. Да и из меня, как выяснилось через секунду, потому что когда я подпрыгнул в очередной раз, то до воздушного пространства уже не до прыгнул. То есть, макушка, лоб и глаза показались на поверхности, а все остальное, начиная с носа, осталось под водой. Испугаться я не успел, только усерднее стал подпрыгивать, пытаясь ухватить хоть чуточку воздуха в свои легкие. Однако с каждым усилием, я терял силы.
   Потом я почувствовал боль, кто - то сильно тянул меня за волосы. Оказалось, что один из дядей по чистой случайности заметил, мою макушку, подпрыгивающую над водой, как поплавок и кинулся на выручку своего племянника. Опровергнув своим поступком (а может и подвигом), принятое правило, - спасение утопающих, дело рук, самих утопающих.
   Укутанный в махровое полотенце, стуча зубами, я слушал, как взрослые выпивают за дядю, а сам думал, как там мои божьи коровки, спаслись ли?
  
   Аквариумные рыбки
  
   Годам к двенадцати в моей жизни настал период аквариумных рыбок.
   Это было всеобщее помешательство среди моих одноклассников. Практически все одноклассники в одночасье стали заядлыми держателями аквариумов. Мы ходили, друг к другу в гости смотреть на новые породы рыбок, мы обменивались ими, бегали по субботам на рынок за живым кормом, у каждого из нас в ванной комнате появились трехлитровые банки с отстоянной водой. Чем на большее число литров был рассчитан аквариум, тем считалось круче. Аквариум на сто литров, был пределом мечтаний многих, но эта роскошь была доступна лишь единицам. Такие аквариумы были только ручной работы и стоили бешеных денег.
   У меня, к моему огромному сожалению, все аквариумы были заводскими, а они, как правило, были стандартными и рассчитаны на десять - пятнадцать литров.
   Зато у меня, их было целых три! Каркасы были выполнены, из какого то белого металла, а стекла посажены на какой то раствор. Почему - то сразу же эти аквариумы начинали течь, причем в нескольких местах, приходилось постоянно держать под рукой пластилин, для ликвидации течи.
   Первый мой аквариум был торжественно водружен на журнальный стол в зале, когда мое рыбное хозяйство разрослось и аквариумов стало три, их перенесли на мой письменный стол. Моими первыми рыбками стали - гуппи.
   Эти славные неприхотливые рыбки лучше других подходят на первом этапе аквариумного дела. Это рыбки для - чайников. Самки этих рыбок невзрачны, они серенькие и чуть больше самцов, которые в отличие от самок выглядят просто красавцами. Их яркого окраса хвостики моментально приковывают к себе внимание. С каким интересом я наблюдал за брачными играми этих рыбок.
   За одной самкой гонялись по несколько самцов. Своими маленькими головками они тыкались в брюшко неповоротливой самки, их хвостики, словно флаги экзотических стран, развивались в воде. Со временем, после таких гонок, живот самки начинал округляться, и я начинал выискивать первых мальков.
   Тут зевать было ни как нельзя, так как младенцы гуппи могли быть заживо съеденными своими же родителями. Чтобы спасти мальков от верной смерти, их необходимо было отлавливать и пересаживать в банку - рыбный детсад, и ждать пока, мальки подрастут, потом их можно смело выпускать в аквариум. Набравшись, кой, какого опыта, я начал заводить более интересных рыбок. Только рыбки были очень привередливыми и все время издыхали.
   Так случилось с полосатыми барбусами и сияющими неончиками.
   Мы их купили зимой на птичьем рынке областного центра. До дома добирались два часа, все это время рыбки находились в банке, укутанной в индийский мохеровый шарф. По прибытию рыбки были выпущены в аквариум. Я не мог оторваться от них и часами просиживал у аквариума. Прошло несколько дней, и мои аквариумные новоселы стали выполнять, какие то замысловатые акробатические этюды. Я был в восторге!
   Такого мне еще не приходилось видеть. Рыбки медленно опускались на дно аквариума, а затем как бы включая автопилот, поднимались, но не просто, а кувыркаясь на поверхность. Чудо, какие интересные рыбки и как они грациозно играют, восхищался я, не то, что "колхозные", вечно беременные гуппи.
   Но радость моя вскоре омрачилась, когда на утро я увидел всех своих новобранцев плавающих к верху брюшком. Барбусы и неончики не пережили температурного баланса и приказали долго жить. А акробатические этюды, так очаровавшие меня, оказались смертельной агонией.
   В результате долгих проб и ошибок в моих аквариумах прижились только неприхотливые породы рыбок. Меченосцы, мраморные гурами, парочка сомиков, неприхотливые гуппи, вуалехвосты, петушки. Благодаря этим бойцовским рыбкам мои гуппи и вуалехвосты были всегда с ободранным хвостами, тем самым нарушая всю эстетику моего аквариума.
   Со временем я поостыл к рыбкам. Забывал кормить их, ленился менять воду в аквариумах и только под контролем родителей выполнял свои обязательства перед рыбками.
   А закончилась моя аквариумная эпопея трагически, не для меня, для рыбок.
  
   Была зима и отец, взывая к моему чувству долга и состраданию, периодически напомнил о необходимости подогреть воду в аквариумах.
   Как то, я включил подогрев, и увлекся фильмом, под который же и заснул, так и не отключив подогрев. А чтобы нагреть воду в аквариумах требовалось максимум пару часов. И вот утром следующего дня, папа разбудил меня фразой,
   - Вставай, сынок, у нас уха на завтрак.
   Его юмора я, конечно, спросонок не понял. Но когда, поднявшись, ощутил под своей ступней, что - то слизкое и это склизкое оказалось трупиком рыбки я понял, что случилось непоправимое. За ночь вода нагрелась до кипения. Рыбки оказались в аду. Бедные, спасаясь, они, выпрыгивали из аквариумов и погибали, глотая убийственный для них воздух. В живых не осталось ни одной рыбки.
   Умерли все.
   Я собрал с пола их тельца и смыл в унитазе, вода из бачка бурлила и уносила безвинные жертвы в пучину канализационных вод. Отец еще долго подтрунивал надо мной,
   - Сынок, надо было воду подсолить, лавровый лист кинуть, поперчить, славная уха получилась бы.
   После этого случая с рыбками я завязал навсегда.
  
   Еще немного о водных пристрастиях
  
   Если продолжить тему моих взаимоотношений с водой, то можно смело прибавить ко всему вышесказанному мою любовь к стирке.
  
   С появлением машин-автоматов для стирки, этот процесс, значительно оградил нас от соприкосновения с водой. Когда же этих благ цивилизации не было, стирали руками. В процессе стирки, я блаженствовал, как енот - полоскун я тер свои вещи в теплой мыльно-пенной воде. Потом выполаскивал их в струях холодной воды. Мне нравилось вдыхать свежий запах порошка. А как восхитителен запах выстиранной, высушенной и выглаженной вещи! Никакой парфюм с этим запахом сравниться не в силах. Запах чистоты, самый сильный и лучший запах!
  
   О запахах
  
   В третьем классе, на продленных занятиях учительница, как бы, между прочим, поинтересовалась у нас - какие запахи нам нравятся? Какую цель она преследовала, этим своим соцопросом, я так не понял, даже по прошествию стольких лет. Ну, да бог с ней, что было, то было.
   Все мои одноклассники, взахлеб перечисляли любимые ими невинные запахи - духов, цветов, одеколонов, жвачек и прочей пахнущей ерунды. Когда подошла моя очередь отвечать я, не колеблясь, начал перечислять, что люблю, как пахнет бензин и краска, что мне нравиться запах от сигаретного дыма, костра и ацетона.
   Я был честным мальчиком, и мне действительно очень нравились эти запахи, и ничего предосудительного я в этом не видел. У меня и мыслей не возникало, что это плохие запахи. На мой, детский взгляд - это были самые, что ни на есть мужские запахи. Но, у моей учительницы на сей счет, было обратное мнение. В тот же вечер, когда за мной пришли меня забирать домой, она попросила моих родителей обратить на меня пристальное внимание,
   - С такими пристрастиями ваш сын в недалеком будущем может стать токсикоманом, резюмировала она.
   Естественно со стороны родителей со мной была проведена воспитательная беседа, в которой мне объяснили какие запахи, я должен любить. Я согласно кивал им, но так и не понял, почему перечисленные мной запахи являются плохими. Осознал я это ближе к десятому классу, когда стал токсикоманом - любителем.
   Но к этой теме я еще вернусь.
  
   Как превратить пятерку в кол
  
   Вообще в начальной школе я был всегда на хорошем счету. Шалил, конечно, как и все, но не значительно, то я болтал на уроках, то смеялся, то чего - то жевал. Мелкие проделки, совершенные мной всегда красной пастой фиксировались в дневнике. И всегда в конце учительских воззваний, как угроза стоял восклицательный знак.
   Но однажды я учудил такое, что в порыве гнева учительница нарисовала порядка десяти восклицательных знаков.
   Сама по себе история банальна и даже наивна, но я ни как не ожидал, что мой безобидный, как мне казалось проступок, повлечет такие последствия. А все начиналось, как и всегда, так хорошо. Как говориться, ни что не предвещало беды.
   На уроке литературы я получил пятерку! Я был счастлив и видимо от радости забыл подать учительнице дневник, для проставления оценки. Придя, домой я вытащил дневник, чтобы полюбоваться пятеркой, но обнаружил, что ее там нет. Мне стало досадно, от того, что пятерка, как бы есть, а наглядных доказательств тому для родителей нет. Я не долго думая, вытащил из пинала ручку с красной пастой. Не много потренировался на листочке над воспроизведением поддельной росписи учительницы. С пятой попытки оригинал нельзя было отличить от подделки, мне так казалось, и я смело нарисовал в своем дневнике пятерку и автограф педагога.
   Вечером я с гордостью демонстрировал свою пятерку родителям. Все были счастливы.
   Но не долго длилось счастье. В конце каждой недели мы сдавали дневники на проверку классному руководителю, а именно она вела у нас литература, за которую я получил пятерку.
   Раскрыв свой дневник после проверки, я пережил истинный шок. Моя пятерочка жесткой рукой педагога была переправлена в огромный кол! За поведение мне было выставлено еще три кола, но самое страшное это записи, адресованные мне и родителям, которые естественно вызывались в школу. Меня же в личной беседе предупредили, что подделка росписи карается законом и лицо, совершающее подобный подлог подлежит уголовной ответственности. Я не знал о таком ужасном законе, и вообще о законах. Я вообще не мог понять, в чем меня уличают, ведь я честно заработал свои пять баллов. В моем присутствии с родителями провели беседу. Я заливался краской стыда. Просил прощение и был помилован. Но впредь, я никогда не выставлял себе самостоятельно честно полученные оценки.
   Правда, в институте я возобновил свою детскую практику, но это уже другая история.
  
   Констатирую, следующее умозаключение - все детские, на первый взгляд невинные пороки аукнуться или проявятся без сомнения во взрослой, сознательной жизни. Это я вам заявляю с полной уверенностью проверено на жизненном личном опыте.
  
   Об отпуске
  
   Вот уже четвертый день, как по табельному учету я числюсь в отпускниках. Это где - то одиннадцатый отпуск в моей трудовой деятельности. Что интересно.
   Впервые я не ощущаю, как это было прежде, внутренней восторженности от приобретенной временной свободы. По утрам я рано просыпаюсь и вместо того, чтобы понежиться, поваляться в постели, ощутив сладость безделья, встаю, набрасываю халат, ставлю кофе, затягиваюсь первой сигаретой. Причем, если раньше, я ловил кайф от подобного времяпрепровождения, то сейчас это меня напрягает. Первые два дня я посвятил уборке квартиры, выдраил мыльной губкой все уголки квартиры, пропылесосил два ковра, избавил от слоя пыли книжные полки. Затем постирал вещи, переложил их в аккуратные стопки. Короче говоря, навел классический марафет. И все дальше стало нечего делать, разве, что - комплекс физический упражнений, который занимает у меня от силы пол часа времени. Все остальное свободное, отпускное - золотое время я трачу на переключение кнопок пульта дистанционного управления от телевизора. Я смотрю, как мелькают картинки в экране телевизора, но они оставляют меня безучастным, я не отвлекаюсь на них, я на своей волне. Я туплю. Может - это нормальное состояние для отпускника? Просто, я в таком состоянии нахожусь довольно долго, в принципе и на работе я туплю. Нет, я нормально выполняю свои должностные обязанности и прочие поручения руководства, только я не получаю удовольствия от этого. Меня давно не посещало вдохновение. Я часто думаю, что есть же люди удачливее меня, счастливее, но ведь есть и те, кто менее счастлив и везуч чем я. Может, стоит жить с оглядкой на вторых и тогда будет легче. Воющее же моя проблема в том, что я не увлечен каким то важным для себя ДЕЛОМ. А может проблема и не в этом. Ведь мечтаю же я написать книгу...в том то и беда, что только мечтаю. Пока я галлюцинирую, те, кто моложе, да понапористее уже написали по две, а то и потри книги. А я мечтаю!!! Моя лень - главное объяснение всему происходящему со мной. Я типичный - Обломов, своего времени.
   Отвлекся на телефонный звонок. Пообщался с другом, потом с мамой. Мимо телевизора пройти не смог, закурил сигарету, прилег на подушки, разбросанные на ковре - у меня из - за отсутствия мягкой мебели образовался этакий восточный уголок, на который я периодически возлагаю свое тело. Блаженно затягивался и выдыхал сигаретный дым, глядя в экран. Думал, о верности суждения прочитанного недавно, что, мол, нынешнее телевидение - зомбирует зрителей и это верно. Однако, тешил свое я, маленькой победой над личной ленью. Мне все - таки, удалось заставить себя, что - то набросать в своих непутевых заметках.
  
   Начался мой отпуск со свадьбы моего коллеги ДИЛа. Это бракосочетание абсолютно не вызвало во мне чувства сопереживания, торжественности моменту.
   Ну не тронуло меня это мероприятие. Стандартная схема: ЗАГС, катание на свадебном эскорте, пластмассовый стаканчик с коньяком у каждого памятника, кафе, тосты, пережевывание пищи, танцы, дурацкие конкурсы...Стандарт. Штамп, не только в паспорте, но и в самом событии.
   В это воскресенье я улетаю в Египет (Шарм), это третий тур за последний год. Сначала была Венгрия с командой типа королевы города, затем Турция (Аланья) и вот настал черед Египта, куда я направляюсь в гордом одиночестве, по ряду причин. Может это и хорошо, так как есть необходимость просто побыть одному. Впрочем, у меня явно притупилось чувство удовлетворения от получаемого, как бы удовольствия. Даже сейчас накануне поездки я особых эмоций не ощущаю. Куда делся адреналин, подскакивающий на все 100% перед чем - то новым, неизведанным? Какое- то непостижимое безразличие ко всему окутало меня, как одеяло из под которого невидно даже малюсенького просвета. Это плохо. Жизненные стимулы пропали. Меня несет куда то. Куда? Да, куда вынесет.
  
   Египетские зарисовки
  
   Сегодня, проснулся бодро. Может под влиянием первых еще нерешительных весенних дней. За окном, через жалюзи пробиваются лучи солнца. С 28.02.2006 я будучи в отпуске, взял больничный лист. Подобное, действие становится классикой. После недели отдыха в Турции, я ушел на две недели на больничный, теперь вот с Египтом та же история. Но это совсем не плохо, а даже очень хорошо. Не в плане здоровья, конечно. Больше в материальном плане, так как мой отпуск продлиться и за все дни моей болезни я получу зарплату по среднему. Значит, не буду бедствовать после выхода на службу. На приеме у терапевта, вообще смешно получилось. Дело в том, что, как и подобает мне, я в первый же день приема солнечных процедур прогорел до костей. Февральское Египетское солнце было беспощадно к моей белой коже. И это, не смотря на то, на пляже мы были всего три часа, с 09.00 до 12.00. Больше часа из этого времени я провел в море, обалдело, разглядывая рыбок. Красное море - это аквариум под открытым небом. Такого многообразия рыб я в своей жизни не встречал. Похоже, что природа не скупилась на краски, создавая рыбный мир Красного моря. Так вот, о рыбках и о Египте позже.
   Солнце в Египте, скажу я вам хитрющее до безобразия. Я и не заметил, как оно меня испепелило. Меня, возлежащего на лежаке, обдувал приятный, слегка прохладный ветерок. И я как это обычно со мной происходит в момент солнечного кризиса, когда нужно срочно эвакуироваться в тень, ничего подобного даже не заметил. Короче говоря, расслабился и потерялся. Зато ближе к ночи я ощутил с полно на себе адово пекло, Египетского солнца. Пару дней я ходи красный, как раз в тон моих новых шорт и майки. Я просто сливался на их фоне. На третий день я начал менять кожу. Кожа слезала с меня в несколько слоев. О своем несчастном лице, хочется умолчать. Оно , лицо мое, шелушилось, трескалось. Я купил в маркете крем, но он мне уже не помогал, лишь чуть - чуть смягчал кожу и ее не так стягивало, но эффект был кратковременным. Мне бы после этого ожога, сидеть в номере или у бассейна под зонтиком. Но! Когда я еще попаду к египтянам. А надо и на экскурсии попасть. Итак, как только на моем теле открывались свежие участки кожи, после слезшей сгоревшей, солнце доставала и их. Причем палило этот свежак беспощадно. Спрятаться от его лучей было не возможно, мне казалось, что светило достает меня и ночью. А может это проклятие Фараонов?
   Домой я прилетел в безобразном состоянии. У меня было лицо сродни переваренной картошки, когда шкурка это овоща превращается в лохмотья. Зрелище было еще то. Ужасным, мягко сказано. Я натянул шапку на самые брови, а подбородок, нос и щеки, хотя бы частично старался укрыть в высоко воротнике моей куртки. Ладно бы было лето, а то ведь зима, снег и я с такой рожей. Да меня легко на первой же остановке могли забрать в кожвендиспансер. Конечно, не могли это я сгущаю краски, но те кто видел меня во всей египетской красе, безоговорочно допускал, что у парня явно какая то опасная кожная болезнь. И от дерматологов он , то есть я, не вылазит.
   Так вот, когда, уже дома я начал сопливить и кашлять, я отправился на прием к терапевту. Когда она меня увидела первым, что спросила, - Боже мой! Где же ты так обморозился!?
   - Да не обморозился я, а сгорел.
   - Где ты мог сгореть зимой?
   - В Египте.....
   терапевт направила меня к дерматологу, тому тоже пришлось долго объяснять, как получилось, что я сгорел. И на каком море зимой я загорал. Дерматолог выписал мне мазь и таблетки, сейчас лечусь.
   С некоторыми подарками, привезенными из Египта, я не угадал. Размеры не подошли. Но, зато получился отличный обмен. Ленка с удовольствие забрала мамину футболку. А я в обмен заимел последний роман О.Робски "Про любовь". Супер! Роман проглотил за день. Сам обмен напомнил мне сцену из романа "Двенадцать стульев" Ильфа и Петрова. Помните, когда Остап предлагал Эллочке поменяться заварным ситечком на стул. Ну, очень похоже. Очень! Увидев футболку, Ленка воскликнула, - Ух! Мой цвет, мой размер! Ок! Бартер. Я те книжку, а ты мне футболку.
   -Ок! Воскликнул я. Обмен состоялся.
   - Если бы у меня было много кремов от загара и деньги, я бы еще долго жил в отеле и купался в фантастическом Красном море. Ходил бы на рынок и до хрипоты торговался с арабами, рассуждал, мечтательно я за чашкой кофе на кухне у Ленки. И что приятно. Выходишь утром из номера на завтрак, а тебе вся обслуга улыбается, хай кричит, как близкому родственнику и ты им в ответ хайкаешь и улыбаешься и так хорошо от этого становиться. А тут, кто тебе утром улыбнется и скажет хотя бы привет?
   - А Юрий Александрович не хочет в Египет, огорчается моя подруга. Говорит, ненавижу этих вонючих арабов. Мы наверно снова в Турцию весной полетим.
  
   Домашнее
  
   Проснулся поздно, где - то в одиннадцатом часу утра. Тяжело. Первая мысль - пора завязывать с практически ежевечерними приемами коньяка. Выпил то малость - чекушку коньяка и для полировки, так сейчас говорят, бутылочку Шейка. Из закуси апельсины и кофе. Не люблю водку. Под нее надо серьезную закусь. (типа: картошка, сало, мясо, и т.д.) Еще и сока, чтобы запить эту гадость. С коньяком проще, достаточно фруктов или цитрусовых, можно и одним кофе обойтись.
   Выпихнул свое голое тело из под одеяла. Заглянул в туалет. Пока набиралась водой ванна, выпил кофе под первую сигарету. Раскрыл жалюзи. Е-мое! Новый год! Снегом занесло весь двор. Вокруг белым - бело. Блин! Сугробы! Вот тебе и первые весенние деньки! Кажется, зима решила еще похозяйничать. Затушил сигарету. Ополоснул чашку.
   Лежа в теплой ванной, принялся знакомиться с "Дневником Л. Ложкиной" автор К. Метелица. Дочитал до сороковой страницы. Зазвонил телефон. Нехотя вылез из ванной, завернувшись в полотенце. Звонила мама. Справилась о моих делах. Попросила купить хлеба, молока и апельсин.
   Залезать в ванну больше уже не хотелось. Накипятил воды в чайнике, сделал кофе, закурил. Приоткрыл окно. Залетела снежинка и легла мне на лоб. Отчего то стало приятно. Снежинка мгновенно растаяла. Толи это поцелуй зимы в мое чело. Толи снежинка самоубийца.
   Поупражнял свое тело физическими нагрузками. Оно у меня еще, как бы ничего, держится молодцом. Но нельзя его расслаблять мне то уже 36 лет. Как ни как возраст.
  
   На 15.20 мне на прием к терапевту. Надо бы прикинуться побольнее, чтобы продлить больничный лист.
   В пачке осталось две сигареты. Придется выползать на улицу в киоск, за сигаретами. Не люблю, когда у меня мало сигарет, такое чувство, как будто вот - вот закончится кислород.
   Как уютно дома! Не хочу на работу!!! Раньше хоть скучал по коллегам, по общению. Сейчас ноль. Сидел бы себе дома, среди своих любимых вещей. Старею что ли? Хотя, если бы мне кто предложил тур, неважно куда, сорвался бы не, задумываясь. Неудивительно. Стрельцы - путешественники.
   А в Египте сейчас тепло и прикольно. Все цветет. Все улыбаются. Верблюды и даже рыбке в красном море. Даже знаменитый, безносый Сфинкс. Климат, наверное, другой.
   У нас холодно и все прячут лица в воротники и шарфы, может, и улыбаются себе тихонько, только не видно. Но улыбаться можно и глазами, а они не улыбаются. Грустные глаза! На кого не посмотри. Сплошная грусть.
  
   Обо всем и ни о чем
  
   Несмотря на то, что, на часах монитора почти 15.00. физиологически я ощущаю еще утро. Наверное, оттого, что проснулся в 12.00, долго расчехлялся.
   Когда пил первый кофе, а его я употребляю за день чашек по пять - семь, а то и больше, выглянул во двор, через раздвинутые пальцами жалюзи. Нравиться мне сквозь образующуюся щель наблюдать за происходящим вне квартиры. Ощущаю себя, каким то частным детективом. Я все вижу, а меня никто. Во дворе копошились мужики с коврами. Чистили эти напольные чехлы в снегу. Махали вениками и выбивалками. Классическое занятие обывателя в снежный период. Художники девятнадцатого века писали картины под названием, типа "Игра в снежки" или "Снежные забавы". Современным художникам можно смело изображать на своих полотнах мужиков валяющих ковры в снегу. Однозначно, такое изображение, станет со временем нетленкой! Компьютер выдал слово - нетленной. А мне больше нравиться - нетленка.
   Вчера был на приеме у терапевта. Ура! Больничный лист продлен по 06.03.2006 года. Показал свой рентген. К счастью диагноз - пневмония, не подтвердился. Прикольно, мои легкие поместились на пленке форматом 40х30. Наверное, маленькие, для 36 летнего мужчины? Может от курева? Впрочем, что я несу, стандартные они у меня, легкие мои. Я же не водолаз, в конце концов. Следовательно, в понедельник мне на 08.00 часов на прием. Не проспать!
   На четвертый день моего прилета из Шарма, ко мне зашел ДИЛ. Посмотрел фотки, сувениры. Послушал мои "не путевые заметки" о Египте. Предложил ему допить пол бутылки водки, оставшейся после дня рождения босса. ДИЛ с радостью принял предложение. Водку пили с апельсиновым соком. Я размешивал им водку. ДИЛ, запивал. Пока я был неделю в Египте они, почти все эти дни пили. Сначала похмелялись, после дня рождения босса, затем отмечали три дня 23 февраля, потом еще чего - то придумали. Хорошо, что я улетел так далеко от них. За то время, что ДИЛ был у меня, ему на мобильный, каждые пол часа звонила жена.
   И я услышал три ответа женатого мужчины.
   1. Через пятнадцать минут - Я еще на работе заинька.
   2. Через пол часа - солнышко, я уже выехал.
   3. Еще через пол часа - Я зашел к другу, котенок. Скоро буду. Да. Конечно, готовь.
   - Это он видимо об ужине подумал я.
   Воодушевившись и возбудившись (в моральном смысле) ДИЛ расхаживал по квадрату моей кухни взад вперед, потирал руки. И представлял в слух, как бы было классно отдохнуть за границей хорошей компанией. Просто сам по себе он не может, не может допускаю даже с женой. ДИЛ приверженец стадности.
  
  
   Звоночки из прошлого
  
   Вчера, а вернее сегодня, так как телефон стал разрываться уже после двенадцати ночи, звонила МЮЗ. Это сколько же времени прошло, как мы общались последний раз? Почти пять лет! С ума сойти, как время несется. Тогда она предъявляла мне счет в семьсот гривен, за то, что мой младший брат жил у нее. Было противно, но после долгих подсчетов выяснилось, что я ей не должен копейки. Тогда она поставила вопрос ребрам.
   -Сколько ты стоишь?
   Я сначала ее не понял, но после секундного замешательства уверенно ответил,
   - Я бесценен.
   И вот снова МЮЗ. И как всегда под большой мухой или как еще говорят в таких случаях на бровях.
   Только с третьего раза она дозвонилась, заставляя меня полу сонного, вскакивать с дивана, чтобы послушать тишину в трубке.
   - Алло, алло, алло...услышал я, наконец, то хоть, что - то членораздельное.
   - Алло, алло, вторил я.
   - Привет! Узнаешь?
   - Привет, а кто это?
   - Это М.
   - Ааа, привет.
   - У тебя все хорошо? А то ты мне плохо приснился?
   - Да, все хорошо.
   - Как ты? Где работаешь?
   - Да все там же.
   - А ты? Не из Киргизии, часом звонишь?
   - Нет. Я в Боярке. В собственной квартире.
   - Поздравляю. А где работаешь?
   - У меня своя рекламная фирма. Директором.
   - Хорошая работа. Молодец. Штат большой?
   - Восемь человек.
   - Замужем? Дети есть?
   -Да.
   - Что да? ...алло, алло...
   - Гражданский брак...
   - Не ужели все с тем же?
   - Ты будешь смеяться...
   - Да разве можно смеяться над любовью? Рад за вас.
   - Так как у тебя?
   - Да все нормально, неделю назад из Египта прилетел.
   - Фараонов смотрел, пирамиды?
   - Да, сгорел ужасно.
   - Представляю.
   - А вы не путешествуете?
   - Полтора года назад были в Киргизии, у родителей в Хайдаркане.
   - Прикольно.
   - Да, там так хорошо! Думаю, может вернуться туда.
   - Как же? Всего добиться и в Киргизию?
   - Там классно!
   - С кем из студенческих подруг общаешься?
   - практически ни с кем, бизнес, накладывает отпечаток.
   - Ясно.
   - Так у тебя все хорошо?
   - Я же сказал, что да. Ок. Спасибо за звонок, спокойной ночи...алло, алло.
  
   Разъединили. Странная связь. Как будто из Киргизии, а не из Киевской области. Закурил. Никаких эмоций, по поводу неожиданного звонка из далекой прошлой жизни. Только досада, за прерванный сон. Снова звонит телефон.
   - Алло...
   - Алло, это я. Что - то прервалось, так у тебя все хорошо?
   - Да!!!
   - Ладно, спокойной ночи.
   - Спокойной ночи и тебе. Пока.
   - Пока.
   Отбой. Пи, пи, пи...
   Вот, блин! Не спиться ей. Пять лет прошло офигеть! Как же давно все это было, как не со мной, а с кем - то другим. Ну, правильно. Сейчас то я другой.
   А она, по-моему, или мне показалось, не изменилась, не смотря на свои достижения. Однако, зная МЮЗ можно предположить, что 50% из ее рассказа гониво. Скорее всего, она думала зацепить меня. Предполагала, что я кинусь ей на грудь, и буду кричать - Да! Мне плохо! Забери меня к себе в Боярку! В общей сложности мы знакомы с МЮЗ примерно ДВАДЦАТЬ лет! Люди так долго не живут. Чего между нами только не было.
   Бог с ней. Добавить мне больше по этому ночному звонку не чего.
  
   Поучения мамы в режиме телефона
  
   Сегодня мама по телефону делилась со мной своими переживаниями. Она вчера смотрела, какую то передачу и там астролог Глоба рассказывал об опасности посещения пирамид.
   - Представляешь, сокрушалась в трубке мама, он зашел в пирамиду, а через месяц чуть не погиб в автокатастрофе. Его только интуиция спасла. В последний момент он пересел на заднее сидение автомобиля. Водитель погиб. Машина в всмятку. Он только чудом выжил.
   - Ну и что, мам?
   - Как ну и что. Все говорят, что туда лезть нельзя. А тебя вечно куда то несет. Зачем ты туда перся в эту пирамиду. Говорят же, что там - что - то не чисто.
   - Да вроде нормально, грязи я не заметил, пытаюсь, перевести разговор в шутку.
   - Я тебе серьезно, говорю, а тебе все хиханьки - хаханьки. Когда ты уже думать начнешь.
   - Я и так все время думаю, мам.
   - Что с тобой говорить, в общем, смотри, будь осторожнее.
   - Хорошо мамуль, БУДУ!
  
   Мысль: иногда тяжело быть в ладу (в мире) с самим собой, так каково же должно быть тяжело (вдвойне) в ладу еще с кем - то.
  
   В ванной и из нее
  
   ...принимал теплую ванну с Луизой Ложкиной (с ее дневником). Вылез из уже пустой от воды ванной, легко и грациозно. Типа по-спортивному. Сейчас объясню как это. Когда мое тело, точнее его части устают от теплой воды, я выставляю их на сушу. Сначала кладу одну ногу на край или борт ванной, затем вторую. Иногда скрещиваю их (ноги). Замечу, что по началу тело мое располагается вдоль ванной. При этом мой торс и иже с ним (части тела), кроме, естественно головы и рук пребывают в воде. В руках, как правило, у меня книга. Когда я чувствую, что заплыв близится к концу, я кладу свое тело поперек ванной. Мои, ноги, как вы помните наруже уже давно. Как только я занимаю вторую позицию, я вытаскиваю чопик (кляп) из водостока, сдерживающего в ванной воду. Вода медленно спускается в недра трубопровода. Миллиметр за миллиметром освобождая мое тело. И только, тогда когда остатки воды начинают журчать в образовавшейся воронке стока, я откладываю книгу на стиральную машинку и выпрыгиваю из ванной. Иногда ноги немеют, и я коряво приземляюсь на резиновый половичек.
   Но пока еще это случается редко. Сегодня трюк состоялся. Мне понравилось. Зрителей не было. Вытер остатки воды с тела полотенцем. Мазнул сухим дезом подмышками. Расчесался. Месяц назад я поменял имидж. Раньше я зачесывал волосы назад. Потом был период коротких стрижек, говорят, они молодят. Нынешний я, расчесываю волосы на лоб или - без пробора. Волосы отросли, всем нравиться. Мне тоже. Такая прическа у меня была лет пять назад. Сегодня это снова актуально. Поначалу меня даже некоторые коллеги не узнавали.
   Все - таки отпуск самое гениальное и гуманное что придумало человечество!
   Только отдохнув, обращаешь внимание на себя, а не на настроение начальника или сослуживцев. Обратив на себя внимание, я остался доволен собой!
   Я в ладу с самим собой!!!
   Я достиг гармонии! Бредово звучит, но в тему. За три недели отпуска я начитался хорошей литературы, съездил в Египет, возобновил муки "писательского" творчества, ежедневно подвергал свое тело физическим упражнениям, высыпался. МОЛОДЕЦ Я!
  
   Египетские зарисовки
  
   "...я по всюду иностранец ..."
   Египет. Третья страна, которую я посетил за пол года. В апреле была Венгрия. В сентябре Турция. И вот в феврале Египет. Вы будете смеяться, но загранпаспорт я оформил еще в 1999 году. Слава Богу, почти три месяца назад встретили 2006 год. Шесть лет мой загранпаспорт пылился по ящикам стола и наверное подумывал о том, что ему так никогда и не будет суждено выполнить своей функции. В 1999 году я оформил его для командировки в Иран. Командировка не состоялась. И я забыл о паспорте. Года два назад я подключился к Интернету и стал активно чатиться. Чатовские друзья присылали мне свои фото, как правило, все они лучезарно улыбались на фонах турецко-египетских ландшафтах. Блин! Живут же люди, сокрушался я. Но, пришло и мое время для путешествий.
   В Египет я вылетел один. Хотел в Хургаду по причине близости ее к Луксору.
   Но пока я думал, не стало авиабилетов в Хургаду, так как там начался слет серфингистов. Пришлось быстро перекинуться на Шарм. Со мной в то же время и в тот же отель вылетала знакомая семейная пара. По возрасту, они были старше меня лет на десять, но все равно не плохо. Будет с кем по перву словом обмолвиться, а там разберусь, решил для себя я и купил тур.
   В Шарм Эль Шейх прилетел в 20.00. Украина и Египет в одном часовом поясе. Прошел паспортный контроль, заплатил 15 долларов, за них мне вклеили две марки в паспорт и поставили печать. Получил багаж. Аэропорт фиговый. В Анталии на много круче. За стеклянными дверями аэропорта встречали представители TEZ toura. Погрузились вместе с чемоданами в микроавтобус. Через пол часа были в отеле. Впечатления от видов из окна по пути следования никакие. Темно. Иллюминация почти отсутствует. Служащие отеля Sol Verginia нацепив дежурные улыбки, встречали нашу троицу. Мне выдали ключ от номера. Услужливые египетские руки подхватили мой чемодан. Носильщик моих вещей проводил меня к номеру. Я поблагодарил. Чаевых не дал, не было мелочи, только сотки и полтинники. Вскользь обозрел номер. Годится! Две кровати, столик с двумя креслами, плательный шкаф, встроенный в стену, телевизор, холодильник, письменный стол, пуфик, огромное зеркало с бра по обе стороны, душевая комната. Осмотрелся, оставил не распакованный багаж и отправился подкрепиться на ужин.
   У шведского стола встретил своих земляков, набрали тучу всяческой еды. Набили желудки и удовлетворенные выползли на воздух. Прикольно, в феврале, когда на родине снег и мороз, разгуливать в одной футболке и джинсах,. Каких то всего четыре часа назад я не представлял себя вне теплых вещей. Территория отеля приятно порадовала своей уютностью. Погуляв, собрались у меня в номере и приговорили бутылку коньяка за благополучный перелет и хороший отдых. Проводив гостей, быстро заснул.
  
   Три дня провел на пляже в обществе земляков. После завтрака, в 09.00 запрыгивали в отельный автобус и к 09.15 были на пляже. Занимали лежаки, расстилали отельные полотенца и падали, подставляя свои белые тела февральскому египетскому солнцу.
   В первый же день я принял на тело весь загар, который был возможен. Моего загара хватило бы человек на десять. Примерно столько раз я облез. Причем облазил я не только в Шарме, но и по прилету домой, еще пару раз. Загорел, что надо! Последующие дни в Египте я прилежно прятался под навесами, не снимал футболку и шорты, но все было бесполезно. Египетское солнце было щедро ко мне, как ни к кому другому. Оно отдавало мне все свое тепло, всю свою не растраченную любовью. Заласкало до ожогов.
   Если с солнечными процедурами у меня не сложилось, то с Красным морем я не хотел расставаться ни на минуту. Вот это диво, чудо! Рассматривая, через стекло маски нереальных рыбок, привольно бороздящих воду, мне хотелось стать морским коньком. Жениться на одной из этих красавиц и воспитывать тысячу вылупившихся из икринок мальков. Шучу, конечно. Но рыбки...Экзотика! Нет слов, чтобы описать охватывающий тебя восторг. Я забывал, выныривать за очередной порцией кислорода. Я быстро хватал ртом воздух и снова погружался в воду. От подводных красот не было сил оторваться, как от увлекательного фильма, вдруг, что - то интересное пропустишь. Когда я уставал плавать, то становился ногами на кораллы и отдыхал, при этом погружая лицо в маске в море. В Красном море не плавают в общепринятом смысле. Если смотреть с понтона, то лиц у пловцов не видно, они все под водой. Одни трубки для дыхания плавно бороздят морскую гладь. Все в восторге от подводного сериала.
   Наплававшись, я возвращался на свой лежак. После бессонной ночи, из - за сгоревшей кожи, я был на чеку и гонялся за тенью, как собака за хвостом. Как только я чувствовал малейшее потепление на своем теле, я тут же вскакивал и оттягивал лежак в тень. Египетское солнце, как назойливая, надоедливая воздыхательница.
   На пляже веселили наши отдыхающие. Невольно подслушивая их разговоры, понимал, что профессиональные юмористы отдыхают. Боже, какую нелепицу, и чушь они несут. Зато сколько снобизма в них! Допускаю, что если солнце обожгло мне тело, то им явно мозги. А может, они отморозили свои мозги еще на родине. Какая разница, суть все равно не меняется. Клоуны они и в Египте клоуны!
   К 10.00 утра свободных лежаков на пляже не оставалось. После плотного шведского завтрака грузные тела счастливо парились в лучах солнца. Предварительно их обильно смазывали всевозможными кремами от солнца или для загара. Я в этом плохо разбираюсь. Более спортивные бежали на пирс, чтобы с него занырнуть в море и полюбоваться рыбками. На пляже царила идиллия. Русский говор с московскими интонациями доносился из под навесов.
  
   Две студентки. Лет по 19. Я еще подумал - за какие деньги они сюда прилетели. Юбчонки едва прикрывают интимности. Маечки тоже, одни бретельки. Что говорить о купальниках - сплошь веревочки.
  
   - Представляешь! Отпросилась одна по семейным обстоятельствам из универа. Приду на пары, а у меня нос облазит, это в феврале то.
   - А ты его тональным кремом замажь.
   - Так и сделаю. О мене СМС.
   - Ух, ты! Че пишут?
   - Приколи, приглашают на диско, вечером. Придурки. Че им ответить?
   - Да, расслабься ты. Пошли, поплаваем.
  
   Семейная пара из Москвы. Возраст, где - то за сорок. Делятся впечатлениями с моими земляками....
  
  
   - Нам хватило недели с головой. Скорей бы домой.
   - А, что так? Нам нравиться. Мы еще на экскурсии поедем.
   - Только не в Египте. В Испании положим можно и две недели отдохнуть, а тут, какой отдых?
  
   Мать и дочь из Днепропетровска. Земляки. Неохватные. Кровь с молоком, взбитые, как будто силиконом накаченные. В голове, похоже, тоже силикон. Мамаше далеко за сорок, дочери далеко за двадцать. Мои попутчики, как - то умудряются со всеми перезнакомиться...пообщаться. Узнать о погоде дома. На кой черт им погода на родине, когда они в Египте будут еще две недели?...Эмоциональная мать, из Днепропетровска обращаясь к дочурке и подругам...
  
   - Сейчас поплаваем и перекусим, ты не проголодалась, доченька?
   - Немножко, мам, перекусила бы чего нибудь, басовито отвечает доченька.
   - Ой, на нас сегодня так смотрели официанты, когда мы булочки в пакеты набирали и выносили из столовой, готовы были растерзать. Потом даже предупредили, что нельзя этого делать. Что за правила дурацкие! Есть то хочется. Все равно будем выносить...да, доченька.
   - Конечно, мамочка.
   - Доченька, ну пойди поплавай, водичка - чудо!
   - Мам! Я че, зря две маски с собой тащила, пошли вместе поныряем...
   - Я же только, что из воды. Как я нырять то буду?
   - А ты не ныряй, маску оденешь, и будешь смотреть...
   - Дочюра, а если волосы замочу, прическу испорчу?
   - Ма! Ничего ты не испортишь! Пошли!
   - Ладно, мы пошли. С ума сойти я же никогда не ныряла.
   .........................................................................................................
   Через двадцать минут, мать и дочь воодушевленные возвращаются.....
  
   - Ой! Я такого экстрима еще не испытывала! Красота!!! Рыбки!!! Боже, просто глаз не оторвать! Так замечательно. Восторг!
   - А ты не хотела, мама. Я же сказала, что получиться.
   - Маленькая моя (Это она, то маленькая! Да, в этой дочурке три меня! Это она после рыбок галлюцинирует что ли?), какая же ты у меня умница. Показала маме рыбок! Давай теперь покушаем. Где наши булочки?
  
   Подружки, умиляясь, наблюдают, как мама с дочкой уплетают контрабандные булочки.
  
   - Девочки смотришь на вас и не нарадуешься. Такие вы дружные, красивые.
   - Знали бы вы, как нам все завидуют. Ужас! И все то у вас есть, и то и это вы можете себе позволить. А чего нам это стоило?
   - Мама, кушай, ни кого не слушай. О! Давай я тебя сфотографирую на фоне той пальмы!
  
   В нескольких метрах от меня, расположилась Юля и ее коллеги. Они из Москвы. Фирма не нашла денег на выплату им зарплаты, и в качестве компенсации приобрела своим работникам туры в Египет. Вот они и прохлаждаются на пляже всем отделом. Интересно, можно прохлаждаться на пляже? Если не забуду, спрошу у наших филологов. Юля в этой разновозрастной компании самая шустрая.
  
   - Марь Ивановна! Я вас вчера не разбудила?
   - Что ты Юленька! Я спала, как убитая.
   - А я приползла в четвертом часу утра. Какого лешего я мешала пиво с вином? Я целый час потом не могла в душевой снять с себя свое новое платье.
   - Так, надо было меня разбудить, я бы помогла.
   - Ой. Марь Ивановна, да я себя не помнила, скажите еще спасибо, что не увалилась на вас в потемках.
   - Юль, ну, а как понравилось тебе шоу то, как его... А! Тысяча и одна ночь.
   - Супер!!! Восточные танцы - бомба! Кстати завтра у меня дайвинг.
   - Чего?
   - Это погружение на глубину. Марь Ивановна. Я уже как - то погружалась, два года назад, потом уши и голова пол дня болели. Ну, это, я же еще чайник в этом деле, и курю к тому же.
  
   Лежа на этом пляже, я ловил себя, на раздвоенности сознания. Пока глаза прикрыты, вроде, как и не заграницей, нахожусь, а где - то в Крыму. Вокруг только и слышится русская, родная речь. Открываю глаза - пальмы, египтяне, надписи на арабском языке.
  
   И, конечно же, было здорово наблюдать за пляжными аниматорами. Эти тоже клоуны еще те. Но им хоть по роду деятельности положено.
   Как только на пляже появлялся народ, юркие аниматоры начинали сновать между лежаков. Все они были прикинуты в униформу (в корпоративную одежду). Белая футболка и белые брюки. Одни заявляли громогласно не жалея связок, о своих услугах. Другие, тихонько подсаживались к вам на лежак и начинали убеждать в необходимости массажа или татуаша.
   - Рыбалька! Рыбалька!
   Ежеминутно разносилось по пляжу и дальше следовало, обязательное продолжение...
   - Деньги давай! Деньги давай!
   И снова...
   - Рыбалька! Рыбалька! Поехали на лодке! 20 доллларов! Всего 20 долларов! Деньги давай!
   Желающих не находилось.
   - Русские! Беларусья! Украйна! Прибалтика! Ааа! Нет денег, нет рыбальки!
   Аниматоры, поднимали наших расслабленных барышень с лежаков и заставляли пританцовывать им.
   Возле моего лежака остановился аниматор.
   - Где твой кепка?
   - Нет кипки.
   Аниматор с ужасом посмотрел на мое красное, обгоревшее тело, постучал у виска пальцем. Это типа у меня не все дома. Вздохнул и продолжил охоту на новых жертв. Что с "трупа" то взять, видимо подумал он. У него, то есть, у меня даже кепки нет.
   Удивительно, но наших египтяне вычисляют моментально и безошибочно. В чем фишка узнаваемости я так и не понял. Может стиль в одежде? До Европы многим из нас, конечно же, далеко. Итальянцы, немцы, англичане одеваются совсем иначе. Вроде и так и в тоже время есть в них какая то неуловимая черта, отличающая от нас. Допускаю, что и по выражению наших глаз они определяют нас. Выражение глаз у нас тоже не европейское. У тех во взгляде читается самоуверенность и спокойствие.
   С пляжа мы уезжали нашим отельным автобусом в 13.00. Я принимал душ. Заходил за своими земляками. У них на террасе мы пропускали по 150 водочки под сальцо и шли к бассейну, где оставались часов до 16.00. К 16.30 - 17.00 отправлялись на прогулки. Изучать так, сказать местные окрестности.
   Первая прогулка не задалась.
   Я спросил на рессепшене у Оли (из Иркутска), как пройти к Old marketу. Она, что то слишком часто повторяла - на право, на лево и снова на лево, на право. В результате чего я так запутался, что мы не туда повернули. Шли около часа. Вышли, куда и сами не поняли. Уже стемнело. До ужина оставалось ерунда времени, могли и опоздать. Возвращались, прибавив шагу, настроение слегка испортилось.
   Поужинали. Посмотрели в амфитеатре анимацию. Разошлись по номерам.
   Ночью почти не спал. Сгоревшее тело (или кожа) не давали покоя. Меня знобило и колотило. Еще сволочь комар. И так хренова! Только улягусь и он тут как тут со своей мерзкой серенадой. Впечатление такое, как будто я вырос из своей кожи и моему телу стало тесно в ней. Пропекся так, что даже во внутренних органах горячо. Пытаюсь заснуть под телевизор. Бесполезно. Только раздражает. Ловится два российских канала: РТР и Первый. На РТР постоянно передают репортажи с олимпиады, на Первом сериал "Грозовые ворота" и ток шоу "Пусть говорят" с Малаховым.
  
   В последующие дни все то же самое. Только солнечные процедуры я принимаю в футболке и шортах и строго в тени. Лежу под грибком и сочувствую себе. У меня была мысль украсить себя любимого татуашем. Что ни будь прикольное на руке
   или ноге наколоть или как они это делают. Технологию не знаю. Но думал, вот приеду домой весь обновленный - загорелый и с татушкой не из "ТАТУ", конечно. Что ж , сам себе по безмозглости тату сделал - на все тело. Когда же я поумнею?!
   Утешил себя подводным фотоаппаратом. Буду потом улыбающиеся рожицы рыбок рассматривать. Заплатил 10 долларов, были и дороже, но я подумал, что они мне родственники что ли, рыбки эти, хватит с них и десятки баксов. Выяснил, как пользоваться фотоаппаратом, оказалось легко. Нацепил на голову маску, нырнул и приступил к подводной фотосессии. Рыбки - сволочи упорно не желали позировать! Около часа я гонялся с фотоаппаратом за эти моделями. Чуть не захлебнулся. Наглотался соленой воды. Что я там наснимал, так и не понял. Наверное, одни плавники и хвосты. Еще и море стало не спокойным, и вода в нем помутнела. На последний кадр я запечатлел себя. Нацелил объектив на себя, даже попытался улыбнуться в воде и клацнул. Интересно, как все получиться?
   Дорогу на Old market мы таки нашли. Просто нужно было идти к мечети, а мы в первый раз пошли от нее.
   Old market - это нечто. Типичный восточный базар. Торговцы тебя окликают. - Друг, привет, заходи, ни чего покупать не надо, только посмотреть! Из каждой лавки или магазинчика доносится восточная музыка. А запахи! Фантастика! Я бы дышал этими ароматами всю жизнь. Может это ностальгия по детству. Четыре года я жил с родителями в Ираке, они были там в командировке. Так вот от этих запахов у меня в прямом смысле сносит крышу. В этом букете есть все компоненты - солнце, пряности, специй, пустынный песок, благоухания цветов, порывы ветра и даже ослиная моча или верблюжья. Есть что - то еще, чего я не знаю. Но запах лучше любого французского парфюма.
   Мои земляки сразу набросились на фрукты. Клубника, там и все такое. Пол кило клубники - 5 фунтов или 1 доллар или 5 гривен. Я купил себе клубники и еще какой то неизвестный фрукт. Но с очень популярным названием - Виагра. Гадость редкая! Сначала мы его ели с кожурой. У кожуры привкус оказался нашей елки, очень хвойным. Мои земляки прожевали, я не смог выплюнул. Стали, есть очищенный, тоже ерунда! На вид, как манная каша, только с косточками, как у финика. На вкус, что - то между яблоком и грушей. Гибрид, одним словом.
   В это же вечер мы успели слетать на такси на Ома бей в беспошлинный магазин - Дутти фри. Сторговались с таксистом за 25 форинтов в обе стороны. Таксист остался нас ждать, Серега для верности даже пакет с фруктами оставил в салоне. - Десять минут, сказали мы и побежали.
   Ома бей - это что - то типа набережной. Типичный развлекательный центр для туристов. Клубы, рестораны, кафешки. Все горит, все сияет, музыка грохочет. Дутти - фри оказался у черта на куличках, и вместо десяти минут мы пробегали около сорока. Зато Серега накупил себе пива...
   Таксиста на месте не оказалось. Наташа ругала Серегу за оставленные в залог фрукты. Серега отбрыкивался и пытался ее убедить, что ему деньги нужнее, чем какая то клубника, которой он наверняка объелся давно и что таксист вернется.
   Своего таксиста мы таки дождались. Этот египетский гаденыш, за время нашего отсутствия успел сделать еще одну ходку. Пакет с фруктами был в целости и сохранности.
   После ужина допивали коньяк и смотрели факир шоу в отеле.
   Ближе к ночи я решил, что пора поехать на экскурсии. Утром, вызвонил нашего гида и набил ему стрелу на девятнадцать часов в фойе отеля.
   Ихаб, так звали нашего гида от TEZ toura, появился к 20.00. извинился за опоздание и сослался на занятость.
   - Очень много отлей, приходится обслуживать.
   Я первым делом затребовал экскурсию в Каир, на пирады.
   - Сегодня поедешь? Выезд в час тридцать ночи.
   - Поеду, решительно сказал я.
   - Да, тебе надо сделать перерыв от пляжа, критично глянув на мое облезающее лицо, сказал Ихаб.
   - Я и сам знаю.
   - Шестьдесят пять долларов.
   Ихаб выписал квитанцию, дал сдачу с сотки и предупредил, чтобы я не забыл паспорт.
   До часу ночи я гулял по территории отеля, что бы ни заснуть, как это случается по закону подлости. Посетил кальянную, выбрал яблочный наполнитель. Подымил на два доллара. Пообщался с кальянщиком. Заведующий кальянной спросил, как меня зовут. Я назвался и поинтересовался его именем. С первого раза не понял. Тогда кальянщик, для ясности, вспомнил своего знаменитого тезку. - Бен Ладан, - я как и он Усама. Понял?
   Как же тут не понять? Кальянщика зовут Усама. Просто Усама! Отлично! Тот, который Ладен, в чалме и с бородой клинышком. Почему все изуверы бородатые? Вопрос, конечно. Иван Грозный, Гришка Распутин - бородатые. У Петра Первого и у Сталина усы правда были. А вот у Ленина маленькая бороденка, но была и у Дзержинского тоже. И у Усамы этого Бен его в душу Ладана борода. А наш отельный Усама без бороды, в белой рубашке, желетке и с бабочкой.
   В час пятнадцать я сидел на мягком диване в холле ждал автобус и готовился к новым приключениям...
   Плоховастенько одному! Хорошо, когда душевная компания. Но в таких случаях я говорю, что я сам себе компания. Океюшки, все по порядку....
  
   Каир! ...как много в этом слове для сердца моего слилось....
  
   К поездке в Каир, я готовился тщательно. Взял все необходимое. Паспорт и деньги, их я спрятал во внутреннем кармашке рюкзака. Загрузил в рюкзак видеокамеру, фотоаппарат. Сборы я завершил еще до ужина, после которого до отъезда оставалось еще целых шесть часов.
   В час тридцать из холла отеля меня пригласили пройти в автобус. На рессепшене мне вручили сухой паек в белой картонной коробочке с ручками. Автобус еще около часа блудил по отелям, собирая экскурсантов. К пол третьему ночи или утра, когда не осталось свободных мест водитель взял курс на Каир. Перед выездом из Шарма, на каком то блок посту пожилой египтянин в полицейской форме проверил наши паспорта. До Каира, по словам гида нас, отделяло пять с половиной часов.
   В восемь тридцать мы были в Каире. Каир расположен в Африке. Куда меня занесло. Интересно, а Каир считается сердцем Африки или сердце Африки находится там, где снимают наших последних героев? Нам представился наш новый гид. В переводе на русский его имя звучит, как Юра. Смешно, как - то египтянин Юра.
   От нашего гида Юры мы узнали, что в Каире проживает восемнадцать миллионов каирцев и каждый год прибавляется по миллиону. Квартиры площадью до ста квадратных метра стоят примерно семнадцать тысяч долларов. Средняя зарплата каирца составляет, где - то девяносто долларов.
   - Видите дома без крыш, как бы не достроенные? Это жилые дома.
   Множество таких домов, действительно мелькало за окном автобуса.
   - Дело в следующем, вещал в микрофон египетский Юра.
   - Египетские семьи многодетные. У мужа и жены, допустим трое сыновей. Женится старший сын, и как только появляются деньги, семья начинает достраивать второй этаж, в котором и будет жить своей семьей старший сын. Женится средний сын, будут возводить третий этаж и так далее. По закону египтяне могут иметь четыре жены, но сейчас это не популярно. Очень дорого, поэтому только богатые, чтящие традиции позволяют себе такую роскошь.
   - Обратите внимание, продолжал Юра, видите, что почти на крышах всех домов есть спутниковые антенны.
   Действительно от антенн рябило в глазах.
   - Антенны дорогое удовольствие, но в Каире существует множество рынков, на которых их можно приобрести. Есть рынки для богатых, есть рынки подержанных вещей, есть рынки ворованных вещей.
   За окном мельтешили прохожие. Несмотря на жару (29 градусов), одеты они были по осеннему в свитера, плащи, пиджаки. Женщины и девушки кутали головы в платки. Автомобили шустро сновали по узким дорогам. Гид Юра заметил, что египтяне не соблюдают правил дорожного движения, как это принято во всем цивилизованном мире. Юра еще много чего рассказывал, но и информация усваивалась процентов на десять. Невозможно крутить головой во все стороны, пытаться, что - то заснять на камеру и еще полноценно запоминать сведения по Каиру.
   - Посмотрите на право, перед вами Нил. Благодаря Нилу и климату египтяне за год успевают снять четыре урожая.
   Приходится приподняться с кресла, чтобы увидеть этот великий когда то Нил, так как он растекается не за моим окном, а за противоположным.
   Посмотрел, река, как река. Только берега превратили в помойку, груды мусора - и это экзотика.
   Каир меня не впечатлил. Старые, облезлые многоэтажные постройки. Везде на улицах грязь и мусор, столбы пыли. Нищета вопиющая.
   В девять с минутами, экскурсанты из нашего автобуса вывалились во двор национального музея. Гид Юра дал нашей группе пол часа на фото и видео съемку. Во дворе музея множество скульптур. Неприкаянно брожу среди них. Плохо быть одному. Но! Я сам себе компания!
   В уме прикидываю, как с пользой потратить пол часа. Так, так, так.... в первые 10 мин - расслабиться и спокойненько рассмотреть музейные достопримечательности.
   Интересно, все эти скульптуры настоящие или имитация? Во дворе музея, шумно, как в улеи. Слышатся английский, итальянский, японский, русский, и неизвестные мне языки. В принципе английский, итальянский, японский языки мне тоже не известны, но их я хоть как - то на слух различаю. Прикольно, надо будет в следующий раз, при заполнении анкеты в графе - какими иностранными языками владеете писать - русский, английский со словарем, итальянский, японский, испанский различаю на слух.
   В следующие 10 минут я определяю, у каких скульптур буду фотографироваться. Настраиваюсь морально, для предстоящей фотосессии. Намечаю потенциальных фотографов. Оставшиеся из получаса 10 минут активно фотографируюсь. Подхожу к фотографирующейся группе, и счастливо улыбаясь, обращаюсь, к кому ни будь с просьбой, сфотографировать и меня. Если попадаю на иностранцев, то прошу на английском. Отказов не было. Запечатлелся у всех памятников больших и малых, в азарт вошел. Правда как - то по дебильному улыбался в объектив, ну ни чего, сойдет, какой есть.
   Через пол часа примыкаю к нашей группе. Все в сборе. Гид Юра предупреждает, что в музей строго запрещено, проносит фото и видео камеры и предлагает нам сдаться, то есть доверить всю видео и фото технику ему, а он ее сдаст в камеру хранения. Тут, кстати пришелся мой видавший виды рюкзак, вся группа скинула в него свои цифровики, и Юра уволок рюкзак в камеру хранения. Пока его ждали, кто - то из группы пошутил.
   - Да, дорогой рюкзак получился, с таким можно смело ноги уносить. За вырученные деньги от камер и фотоаппаратов можно еще один тур в Египет легко купить.
   В национальном музее была масса тематических залов и тысячи экспонатов. Первым делом Юра подвел нас к типа каменному операционному столу. Стол находился под наклоном. У этого огромного каменного стола, где - то с краю было не большое отверстие, в которое сливалась кровь фараонов. На этом столе жрецы разделывали фараонов. То есть жрецы получается типа патологоанатомы. Из тел фараонов жрецы изымали мозг, селезенку, печень и желудок. Потом эти органы препарировались и складывались в разные фарфоровые сосуды. Эти сосуды хранились в красивом ящике в гробнице вместе с фараоном. Жрецы клали перо на одну чашу весов, сердце фараона на другую чашу и взвешивали. Если сердце фараона было легче пера, то фараон прожил достойную жизнь. Если наоборот, то тоже все было хорошо иначе и быть не могло. Так как по их еще тем понятиям фараоны были теми же богами.
   Меня больше всего поразили водяные часы. Такая огромная каменная бадья со сквозными дырочками. Эту бадью заливали водой, и когда на поверхности показывалась одна дырочка, следовало, что минул час. Эта бадья была рассчитана на двенадцать часов. Когда вся вода вытекала из этих дырочек, бадью снова заполняли водой. Уникальнейшая штука. Гид Юра пребывал в экстазе возле этих водяных часов. Он даже сказал, что этот часовой механизм ставит выше пирамид.
   - Вы только представьте себе, каким образом в камне были сделаны эти отверстия, ведь камень очень хрупок. Вдумайтесь только, кричал нам Юра, - древние египтяне знали, что в сутках 24 часа! В году 12 месяцев и 365 дней. Ученые убеждены, что древние обладали высочайшим интеллектом.
   Юра много и интересно рассказывал о гробнице Тутанхамона. О том, как случайно было найдено это знаменитое захоронение, о том, что все члены экспедиции таинственно погибли.
   - Ученые пришли к выводу, что в гробнице было много неизвестных вирусов, и прежде чем спускаться в гробницу, необходимо было надеть защитные маски на лицо, но этого ни кто из членов экспедиции не сделал. Но!
   Юра поднимает вверх руку и хитро улыбается.
   - Я уверен, что это проклятие фараонов!
   Как выяснилось из рассказа Юры, подтвержденного экспонатами, в гробницу фараона аккуратно скидывали все, чем пользовался он при жизни. Нашли в гробницах и лодки. Это не совсем обычные лодки. Нет, они то обычные, только их предназначение было в другом. На этих лодках не плавали по воде. Эти лодки должны были доставить почившего фараона по солнечным лучам к солнцу.
   Во как туманно придумано! Жрецы, наверное, постарались. Они в те времена обладали огромной властью, типа, как наши депутаты.
   Кстати Тутанхамон умер в девятнадцать лет. Он был женат на дочери Клеопатры, которая была ему одновременно тещей и мачехой. Как я понял Тутанхамон мало, что решал, правила Древним Египтом мудрая Клеопатра. Почему так рано скончался Тутанхамон? Есть две версии. 1)Умер своей смертью. 2) Жрецы помогли, он их чем - то там не устраивал.
   Роста он был маленького, всего 154 сантиметра или того меньше. Наш Тутанхамон тоже был не высоким, это я про того, что на Красной площади в Москве. Хорошо еще не додумались создать ему все условия, как реальному Тутанхамону. Места бы точно на Красной площади не хватило. Ему бы вместо лодки наверняка бронивичек впихнули.
   А еще меня сильно впечатлил застекленный ящик со всеми размерами вьетнамок от младенческого до пятидесятого. Оказалось, что эти сандалии тоже принадлежали умершему фараону.
   Зачем ему столько и разного размера, спросил я гида - Юру.
   Юра лукаво подмигнул.
   - А откуда они могли знать, реальный размер ноги фараона, когда он воскреснет? Никто не знал, какое новое тело будет у фараона, вот и подстраховывались, таким способом.
   Большими мистиками были эти древние египтяне, скажу я вам. Взять, к примеру, тех же зверей. Офигеть можно, каких они гибридов напридумывали. Нашим селекционерам, которые скрещивают разные породы зверей такое и в страшном сне не привидится. Отдыхают все. А все почему? Легко! Оказывается, жрецы не знали, какие животные водятся там, ну в том месте, в которое фараон приплывет по солнечным лучам. По-нашему в рай, значит. И таких они особей наворотили - жуть. Представьте только гибрид из лошади, крокодила, леопарда и совы. Стоит это чудовище, слава богу, деревянное на лошадиных ногах крокодилье тело покоиться, голова от совы с лошадиной гривой и леопардовой масти.
   Там таких дикобразов в каждом углу натыкано.
   Поводил нас смуглый Юрко, египетского происхождения по залам музея около двух часов и когда понял, что наши мозги заблокировались от внешней информации отпустил на самостоятельную часовую прогулку. Так и сказал
   - Я понимаю, что вы на отдыхе и нагружать вас не собираюсь. Все вздохнули и с уже какими то туповатыми лицами рассосались в толпе.
   Я зашел в три зала. Юра сказал, если не посетите их, то считайте, что в национальном музее не были. Честно мне все уже было фиолетово. И все же я на автопилоте обследовал эти залы. В одном из них находилась посмертная золотая маска, догадайтесь кого, правильно, Тутанхамона. Ничего масочка. Кто - то из наших русских умудрился сфотать ее на мобильный. Во втором зале были ювелирные украшения от кутюр Древнего Египта, Древнего Рима, Древней Греции. В третьем зале хоть убейте меня, не вспомню, что было.
   После музея нас повезли на папирусную фабрику. Фабрика микроскопическая, по сравнению с музеем один маленький зал. На стенах развешены папирусы. Снимать на видео запрещено. Показали процесс изготовления папирусов. Точнее листов, на которых потом рисуют или пишут их художники. Долго мучился, присматриваясь к папирусам их там можно купить. Можно и у пирамид и на рынке, они там по доллару за штуку, но все.
   А здесь на фабрике типа настоящие, но дорогие. Я не люблю подделки, хотя кто у нас в этом разбирается? Раскалбасился. Купил на долгую память о Каире и Египте голубого котика. Такой себе небольшого формата папирус, но за 150 фунтов. Зато настоящий!
   Далее по Юриному плану следовали ПИРАМИДЫ. Юра предупредил всех, что у подножия пирамид орудует целая мафия.
   - Если вам всучат, какую то безделицу и скажут презент, тут же верните обратно, иначе плохи ваши дела. Набегут, как саранча, не отобьетесь и я не смогу помочь.
   И вот он настал исторический момент! ...
   Мои ноги ступают по многовековым камням. Все вокруг дышит историей, не задохнуться бы от упоения. Верхушки пирамид, кажется, касаются прозрачного неба. Вот оно одно из чудес света. Ну, как они построили их? Гид Юра объясняет, что глину привозили с берегов Нила, а это не близкий свет. Еще, оказывается, что всех строителей, по окончанию работ убивали. Так все тайны и загадки спрятали в могилах. Несчастные строители! В наше время все наоборот. Строители живы, а жильцы иногда погибают в новых домах. И что меня так плющит от этих пирамид? Не пойму, может, в какой то из прошлых жизней я был египтянином. У пирамид суета сует. Все фотографируются. На верблюдах важно разъезжают полицейские. Это у них вроде нашей конной милиции. Только у них верблюжья полиция. Бедуины проворно снуют между туристами и нагло предлагают сувениры. Сувениры стандартные: набор из трех пирамидок в целлофане, десять открыток с различными видами и фигурка Сфинкса. Наш гид Юра тащит нас, к какой то маленькой пирамидке. Говорит, что в нее можно спуститься за один фунт. На пол пути к ней, какая - то тетенька просит меня запечатлеть ее на фоне пирамид.
   Как раз рядом с ней бедуин на верблюде. Я прошу ее стать поближе к экзотической компании, так чтобы и они вошли в кадр. Отличная композиция получается! Тут, бедуин, каким то невероятно стремительным образом соскочил с верблюда. Прямо, как говорится в мгновение ока. Усадил его (верблюда) на колени, пододвинул ошалевшую тетеньку к этому пришвартованному кораблю пустыни, и сам улыбается во все оставшиеся зубы.
   - Мол, фотографируйтесь, ничего для вас не жалко.
   Я нажал на кнопку фотоаппарата. Готово! Тетенька довольна. Начинаем догонять нашу группу, уже полезшую в пирамиду. А нам вслед с угрозой несется - money, money (в смысле - деньги, деньги) !!! В нашем понимании типа не понял - вы че развели меня, как лоха?
   - No, не оборачиваясь, кричим мы преследователям.
   Лезу по жутко узкому проходу (или коридору, как у них это называлось?) пирамиды. В пещерах Печерской лавры просторнее, скажу я вам. Куда меня несет? На фига ли мне это надо? За мной корячиться знакомая тетенька. Видно решила держаться меня. После инцидента с бедуином и его гребаным верблюдом, мы вроде, как друзья по несчастью. Под ногами вместо ступенек набиты деревянные рейки, чтобы было на что опираться. Впереди замаячила небольших размеров типа комната. Спускаюсь в нее по приставной железной лестнице.
   Я в пирамиде. Людей набилось прилично. Некоторые хотят подняться на верх, но не могут, так как в пирамиду еще спускаются люди. А в проходе не разминуться. Влезть то влезли, а вылезти не могут, теперь нервничают. В пирамиде духота страшная. Горит пару люминесцентных ламп. Начинаем фотографироваться с тетенькой по очереди. То я ее, то она меня щелкнет. Получается неплохой тандем. В пирамиде ничего интересного. Одни стены и туристы с фотоаппаратами.
   Фу! Свежий воздух, ветерок вроде как. Фотографируемся на фоне пирамид и панорамы Каира. Ничегошная панорамка. Так ну вроде зафотал все, что можно. Начинаю спуск к подножию пирамиды. Не потерять бы нашу группу. Тетка за мной.
   - Давайте знакомиться. Я Алла.
   - Очень приятно, представляюсь тоже.
   Спустились. Алле галантно подавал руку. Пытаемся отыскать в толпах туристов наших. Откуда то, словно из - под земли перед нами появляется все тот же верблюд с тем же бедуином.
   - Money, money !!! , зловеще кричит он нам с капитанского мостика корабля пустыни, размахивая со свистом в воздухе плеткой.
   - Блядь! Как - то непроизвольно вырывается у меня.
   Разворачиваемся на 180 градусов и в прямом смысле даем деру.
   - Money, money !!! и еще какой то египетский мат несется нам вслед. Затылком чувствую горячее дыхание верблюда. Я и не подозревал, что эти горбатые твари могут развивать такую скорость. В ушах ветер, убыстряем ход, держим курс на наш автобус. Оборачиваюсь на бегу, затравленным взглядом, как у героев полотна "Последний день Помпеи", оцениваю, как близко к нам наездник верблюда. Вроде отстает. Слава богу, открытая дверь нашего автобуса. Запрыгиваем в салон. Спасены!!! Вот влип! Предупреждали же МАФИЯ! Гид Юра смеется. Говорит, - хорошо, что вы еще не сели на верблюда. Сели бы бесплатно, а за то, чтобы слезть с него пришлось баксов 50 отвалить.
   Следующая остановка смотровая площадка. С нее открывается отличный вид на все пирамиды. Место для фотосессии идеальное...
   Вот они пирамиды, как на ладони. Многие туристы, так и делают, фотографируясь выставляют руку ладошкой вверх и потом на фотографии пирамиды будто, как бы на ладони. Обман зрения. Но, ведь, если вдуматься! Что такое эти пирамиды?
   Я, так понимаю, это могилы. Жутко как - то становиться. Почему же нам не приходит в голову фотографироваться на других могилах? Потому что это как - то кощунственно будет выглядеть. А вот на фоне пирамид без проблем. Возможно это какая то мистическая игра Фараонов. Кстати, после Египта полистал из своей библиотеки такую толстенную книжищу - "История древнего мира" том "Древний восток". Обнаружил на 10 странице любопытную сноску.
   * Египетские цари обыкновенно называются фараонами. Имя и титул египетского царя считались священными, поэтому люди избегали называть царя по имени без особой тому надобности. С середины 2 тысячелетия до н.э. египтяне называли царя иносказательно: пер- о - "большой дом", откуда и происходит видоизмененное слово "фараон".
   Теперь можно будет перед кем нибудь проявить свой интеллект и многозначительно вставить - О! Фараон - это значит большой дом. Надо бы, как ни будь прочитать эту книжку, хотя в ней больше 800 страниц.
   Ок. Снова отклоняюсь от темы.
   Вобщем фотографируем мы друг друга с Аллой, на свои фотокамеры. Она, хоть и в годах, а смышленая, понимает меня с полу взгляда. Высказывает свое видение, как стать лучше, что бы композиция прикольной получилась. Можно, сказать, повезло мне, и я удачно обзавелся личным фотокорреспондентом. Я, конечно тоже не сачкую, только успеваю ее щелкать на фотоаппарат.
   Удовлетворившись фотосессией, возвращаемся к автобусу. А у них там на этой площадке, как и у нас на автовокзалах целый ряд торговцев. Только у нас на автовокзалах бабки с пирожками, а у них бедуины с сувенирами. Алла как - то сразу потерялась, среди раскладок. Смотрю, все наши суетятся, торгуются, чего то покупают. А автобусы с новыми туристами все пребывают и пребывают, а в нашем автобусе еще никого нет.
   - Ладно, думаю, пойду, приценюсь. Посмотрю, что там, у бедуинов интересного.
   - Блин, через полчаса, я уже тащил в автобус полную сумку сувениров. - Я херею с этих бедуинов! - как сказала бы мамина подруга.
   Стоило мне только нос сунуть, как чувствую, меня уже арканят по полной программе. Приглянулся мне жук скарабей, прикольный такой, не маленький, таким и убить легко. Спросил, сколько стоит, на английском.
   - 100 фунтов.
   - Перевожу в доллары, где - то 20 долларов, дорого. Бедуин мне еще одного поменьше подсовывает. Я, типа не сдаюсь.
   - Сколько даешь? Спрашивает он меня. И откуда они так хорошо русский язык знают. Может, они Ленина любят, как там, я русский бы выучил только за то, что им разговаривал Ленин! Что за бред у меня в голове. Перегрелся. Смотрю, бедуин уже в сумку запаковал моих жуков и мне протягивает. Я не сдаюсь. Бедуин, что - то там лопочет, явно нервничает. Тут я замечаю, отличную статуэтку египетской кошки.
   - Сколько?
   - 100 фунтов.
   - Блин, все по сто фунтов. Кошка, тут же оказывается в типа моей сумке. Я и слово не успел сказать.
   - Если вы начали торговаться, это совсем не значит, что вы обязаны купить товар, вспоминаю слова гида - Юры.
   - 200 фунтов, кричит бедуин мне в ухо.
   - No!
   В сумку летит еще одна маленькая статуэтка кошки.
   - Презент, орет бедуин
   Я понимаю, что влетел. И сувениры нравятся, и боюсь переплатить.
   - No! Тупо улыбаюсь я, как бы оправдываясь. О и тут меня поражает, абсолютно не реальный мифический шакал. Статуэтка шакала.
   - 350 фунтов, тут же оглашает цену торговец и шакал, отправляется в сумку.
   - No! No! No!
   Бедуин хватает с раскладки еще одну статуэтку кошки, набор из трех пирамидок и сфинкса на фоне пирамиды, кидает все это сувенирное добро в сумку.
   - За все 350 фунтов.
   Отчетливо, понимаю, если я скажу ему сейчас No!. Эта сумка полетит мне в голову.
   - 250, твердо называю свою цену.
   - 300 фунтов, психует он.
   - 250! То есть примерно 50 долларов.
   - ОК!
   Отсчитываю деньги. Обмениваемся. Сумка не подъемная!!! Как я все это египетское барахло потащу домой? Забиваюсь в салон автобуса, даю себе команду -- СИДЕТЬ!
   Прибегает Алла, тоже с каким то объемным пакетом.
   - Смотри, что я купила, хвастается она и достает из пакета фужеры из оникса.
   - Всего 30 долларов! У нас, я видела, точно такие же за 70.
   Постепенно, автобус заполняется нашими. Все тащат, какие - то не реальные сувениры. Слова богу, я не один такой лох. Алла пересаживается ко мне.
   - Не понимаю, зачем тащить домой эти пылесборники?
   Это она про сувениры, которые все начали доставать из сумок и рассматривать, хвастаясь, друг перед другом своими трофеями.
   - Правда, у меня уже эти сувениры ставить не куда. Как начинаю пыль протирать, проклинаю себя за эти сувениры.
  
   Сфинкс!
   Честно, Сфинкс меня не впечатлил или я к тому времени стал плохо соображать, к тому же сильно хотелось, есть. Хорошо, что после Сфинкса у нас по плану обед.
  
   Какой то он жалкий этот Сфинкс. В проспектах он выглядит более мощно. Воочию ничего особенного, чем - то напомнил мне Вавилонского льва. Да еще этот отвалившейся нос, ну, как у сифилитика, какого то. Причем, как рассказал гид Юра, изначально нос был, потом уже в наше время, куда то пропал. Есть такая версия, солдаты Наполеона, упражняясь в меткости, отстрелили ему нос. Так взяли бы и отреставрировали!
   Короче, Сфинкса прошли, по той же, наработанной схеме. Быстрый Юрин рассказ, фотоссессия, бедуинов обходил за километр.
   Понравился обед, лучше, чем в отеле. Засада, ел рыбу и наколол косточкой десну, еле вытащил эту сволочь, теперь десна слегка припухла и болит. Алла предложила взять побольше с собой апельсин, со шведского стола. Набил апельсинами пол рюкзака. Выяснилось, что у нее с собой есть Виски, будем закусывать апельсинами, не плохо.
   После обеда заехали на парфюмерный завод. Уже вообще ничего не соображаю. То ли от жары, то ли от усталости, то ли от мозговой перегрузки, то ли от Виски, который мы выпили в автобусе. Присел на диванчике, отдельно от нашей группы, балдею в прохладе кондиционера. Слушаю, как разводят наших на масла и духи.
   - Вам несказанно повезло! Сегодня в продаже у нас такое то масло, это ужасная редкость. Это масло бывает у нас, только раз в три года.
   Мне пытаются сунуть на пробу, какой то слащавый пробник с мужским одеколоном, отмахиваюсь и закатываю глаза. Зато, с удовольствием выпиваю стопочку холодного Кракоде.
   В автобусе женщины нюхают свои парфюмерные приобретения. Алла тоже скупилась на 100 долларов. Теперь зудит, на фига ей все это? Она, как выяснилось из Таллина. В свои 50 лет объездила практически весь мир. Я понял, что в Лондон она летает, как к себе домой. Жаловалась, что цены на кладбище очень подскочили, что - то около 1000 долларов за место. И что ее это так тревожит? Может, готовится уже в свое последнее путешествие?
   Ювелирный завод на меня вообще не производит впечатления. Только цены! Какая то малюсенькая подвеска в виде жука Скарабея - 300 долларов! Да, пошли они....
   Кажется все! Слава богу! Юра прощается с нами, желает счастливого пути и отличного отдыха. Держим путь в Шарм! Ну и устал же я.
   Неугомонная тетя Алла из Талина, достает от, куда - то свой Виски. Наполняет им фужер из оникса и протягивает мне, естественно не забывает и про себя.
   - Ну, с двадцать третьим февраля тебя!
   - Е-мае, напрочь вылетело из головы.
   Чокаемся, выпиваю залпом теплый, почти горячий виски.
   - Фу, гадость, мелькает в моем утомленном сознании. Хватаю апельсин, делю его с Аллой, закусываю. Пытаюсь вздремнуть.
   Через шесть часов, примерно в час ночи захожу в свои апартаменты. Кидаю сумку, даже не хочется смотреть на эти сувениры. Лезу в душ, блаженство! На столике меня ждет ужин. Тарелки завернуты в прозрачный целлофан, чтобы мухи не засидели продукты. Есть не сильно хочется. Что - то перекусываю и добираюсь до постели. Вырубился моментально. Только и успел подумать, что 36, это все таки лучше, чем 46, а 46 лучше, чем 56 лет .
  
   Утром будит телефон.
   - Доброе утро! Вас просят подойти на рессепшен. Вы через пять минут едете на экскурсию.
   - Спасибо, подрываясь с кровати, кричу я.
   Еду в заповедник RAS MOHAMED. Национальный парк. Со мной мои земляки. Серега вчера один отмечал 23 февраля. Врезал самостоятельно 0,5 бутылку коньяка. Купил Наталье масел и еще, какой то ерунды на 200 фунтов. Наталья злиться на него за вчерашние подвиги.
   Ну, что вам рассказать про заповедник RAS MOHAMED? Если бы я там не побывал, то клянусь, не умер. Пустыня голимая! От солнца спрятаться не реально. Так, что я только усугубил свои кожные проблемы. RAS MOHAMED доконал меня окончательно, после него я дымился. На этот раз нас сопровождал гид Валид, странно, но по-нашему его имя звучит, как Слава. Мы назвали его между собой Валидол.
   Схема та же, на каждой остановке, фотографируемся. Куда я девать стану эти фотографии?
   Природный заповедник Рас Мохаммед находится между Акабским и Суэцким заливами красного моря, эту информацию я переписал из справочника горящих путевок.
      -- Поплавали, в какой то бухте;
      -- Посмотрели раритетную мангровую рощу (таких в мире всего две). Плоды
   мангровых деревьев по форме напоминают большие оливки, а по вкусу, как сказал Валид они напоминают - говно;
   3. Озеро желаний. Загадал заветное желание, но когда окунулся в ледяную воду, взмолился, чтобы у меня не отпали яйца, думаю, что это желание мне и зачлось.
   4. Две трещины (одна 8 метров, другая 5 метров). Образовались в результате вулканических действий. Фотографируюсь у той, которая 8 метров, типа кто - то увидит ее глубину. Придется комментировать.
   5. Сероводородное озеро. Обмазываюсь, вместе со всеми вонючей грязью. Фото на память.
   6. Очередная бухта, остановка на пол часа. Купаемся. Рыбок, блин еще больше, чем под нашим понтоном. Вот куда надо было подводный фотоаппарат брать и море спокойное и прозрачное.
   7. Самая южная точка Суэцкого залива. Костюмированные бедуины готовят обед. Навес из пальмовых веток, под ним настелены ковровые подстилки. На импровизированных столах блюда плотно закрытые фольгой. Решили, что купаться будем после обеда. Наложил себе в тарелку: кусочек печеной рыбы, салат из овощей, две мясные колбаски, картошку. Только начал есть, мухи облепили со всех сторон. Суки, прямо в глаза лезут. Дико отмахиваюсь от крылатых тварей. Наталья не может, есть, у нее рвотные спазмы на мух, отдает свою порцию Сергею. Сергею, по фигу все! Мне как - то тоже, что то аппетит разыгрался.
   8. Идем купаться. Рыбки еще лучше!!! С ума можно сойти от этих рыбок.
   9. На смотровой площадке. Фотографируемся. Панорама, супер красивая.
   10. Доставляют к Old marketу. Дают 20 минут на покупки. Решил остаться и побродить по рынку самостоятельно, через день уезжаю домой, надо докупить сувениров.
   Пытаюсь сориентироваться на местности. Ага, ясно. Начинаю шопинг. Во второй лавке, жестоко торгуясь, покупаю маме две футболки. Обращаю внимание на банные полотенца, снова торгуюсь, хозяин лавки называет меня ЖАДНЫМ! Однако, отдает все в пол цены. О! Вижу кружки с Тутанхамоном, надо взять. Тем же способом покупаю две кружки. Все хватит, надо уходить!!! Пока хозяин отсутствует, побежал за сдачей, рассматриваю витрины. Тут под прилавком, начинает, что - то шевелиться. Кошка, наверное, думаю я. Любопытствую, заглядываю. Блин! Под лавкой спит мужик.
   - Что за страна! Восток, дело тонкое.
   Прибегает, запыхавшийся хозяин, отдает мне сдачу. Три доллара.
   Уже выходя на улицу, натыкаюсь на позолоченную статуэтку Тутанхамона. Притормаживаю. Хозяин тут, как тут.
   - Нравиться? Бери!
   - Подарок, что ли, шучу я.
   - Пять долларов.
   Снова бьемся не на жизнь, а на смерть.
   В результате купил за семь долларов и пять фунтов две статуэтки.
   - Все! Достаточно, объявляю себе я.
   Тащусь с пакетами по улочкам Old marketа. Захожу в магазин с джинсовой одеждой. Присматриваюсь к товару. Вижу не плохие джинсы, всего 20 долларов. Давит жаба! В партмане осталось 10 фунтов и неразменных 100 долларов, которые надо отдать Вике. Другие 100 долларов, занятые у нее, я уже успешно потратил.
   - Экономика, должна быть экономной! Как - то по-глупому пытаюсь вразумить себя я.
   Хозяева магазинчиков, зазывая, звонко кричат в след,
   - Друг! Куда пошел? Заходи, ничего покупать не надо, только посмотреть.
   Не оборачиваюсь, только тупо улыбаюсь.
   - Сережа! Заходи!
   Это они про мою облупившуюся рожу, что ли? И, как бы в подтверждение моим догадкам слышу,
   - Плохой кожа у тебя друг, слышишь, как зовут? Заходи покупать ничего не надо.
   Выхожу через арку Old marketа и уверенно направляюсь к отелю. После ужина смотрели анимацию - восточные танцы. Поразил мужской танец с юбками. Гениально!
   Последний день. Завтра вылетаю домой. Сижу одетый под навесом. Герои все те же. За час до отъезда с пляжа иду купаться. Около сорока минут прощаюсь с нереальными рыбками, мысленно жму их плавники.
   - До скорой, надеюсь встречи, мои подводные друзья!
   Кидаю, по примете. в море какую то мелочь, это что бы еще раз вернуться.
   В номере принимаю душ, выхожу к бассейну. Разваливаюсь на лежаке. Рядом Серега с Натальей обсуждают планы на оставшееся время. У них тур на 12 дней, у меня на восемь. К ним подсаживается Энрике и предлагает экскурсию на мотто сафари. Серега направляет его ко мне.
   - Сколько?
   - 25 долларов.
   - Ок. я подумаю.
   - Что тут думать? Э! Давай в три часа на ресепшене, и сразу едем. В три выезжаем в шесть уже в отеле.
   Лежу. Обдумываю заманчивое предложение. Не охота, сотку баксов менять. Серега с Натальей подзуживают.
   - Мы бы поехали, нет, ну правда, будет, что вспомнить. Если бы не джип сафари, точно поехали бы.
   Так, до 15.00 остается 30 минут, решено, ну их эти 25 долларов. Начинаю собираться.
   Земляки одобряют мой поступок.
   - Правильно, молодец! Ну, удачно, тебе покататься.
   В микроавтобусе из русских один я. Еще две пары словацких влюбленных и пара англичан. Всего семь человек, не считая египетского водителя и гида Энрике.
   - Куда меня несет?
   Приезжаем в Богом забытый гараж. Вокруг четырехколесные мотоциклы. Словаки и англичане общаются между собой, фотографируются, как - то подозрительно косятся на меня. Я типа, немой, к тому же жутко обгоревший и беспощадно шелушащийся.
   Искатели приключений прибывают из разных отелей. Напрягаю слух, русская речь не слышна, засада. Хозяева гаража начинают формировать колонну. Мне достается зеленый мотоцикл, (...зеленый, презеленый, как моя тоска). Неуклюже взгромождаюсь на его сиденье. Жестами прошу местного завязать на моей голове арабский платок, это защита от пыли и песка. Подходит инструктор, типа спрашивает от куда я?
  
   - Russo! От неожиданности, вспоминаю итальянский.
   - Ок. Автомат! Это газ, указывает он на правую сторону руля, это тормоз, указывает на лево.
   Мог бы смело и на меня указать, в смысле тормоза. Сижу, томлюсь и нервничаю, чувству даже задница вспотела.
   - Хоть бы не забыть, с право - газ, с лева - тормоз. Блин, у меня ведь даже прав нет, какого черта я приперся на это мотто сафари, будь оно не ладно. В гараже шум невероятный. Все типа, упражняются, газуют. Впереди стоящие квадроциклы, начинают срываться с места.
   - Мама! Скоро, моя очередь.
   Все, пора, неуверенно жму на кнопку газа....кажется ЕДУ. УРА!!!
   -Я еду, так хочется заорать во все горло!
   Сзади подпирают словаки, прибавляю газа. Мгновенно догоняю впереди идущий мотоцикл, на нем парень, тоже иностранец. Еще чуть - чуть и я в него врежусь. С остервенением жму на тормоз. Мой мотоцикл замирает в миллиметре от его машины.
   - Блин, да я молодец. Надо срочно сдавать на права. Да я водитель, хоть куда!
   В пустыне, квадроциклы разгоняются. Вместе со всеми выжимаю полный газ. Дух захватывает! Ветер с песком бьет в обгоревшее лицо. Состояние полной эйфории, типа полета. Лихо заезжаем в кольцо гор. Колонна тормозит. Инструктор, подбегает к квадроциклам и отключает газ. Выстраиваемся в линейку. Инструктор, объясняет, что хочет от нас. Оказывается ему надо, чтобы мы хором, крикнули любое слово. К примеру, Шарм.
   - Шарм, кричит на нас инструктор. Раз, два, три и кивает нам...
   - Шарм, орем мы!
   Через секунду с вершин гор до нас долетает наш хор - Шарм!
   Здорово! Хором кричим, еще какие то слова, потом инструктор, предлагает нам занять места на своих квадроциклах. Типа, по коням!
   Залажу на свой зеленый. Блин, а как же его заводить. Оборачиваюсь в поисках инструктора. Тут ко мне подбегает, арабченок, лет одиннадцати. Он, шустро, колдует, над моим квадроциклом, в результате тот заводится.
   - Мoney, money!
   - No!
   Маленький, нахальный бедуин мгновенно отключает мой квадроцикл и убегает, что - то не хорошее крича явно в мой адрес.
   Слава Аллаху! Инструктор, видя мою запарку, приходит на помощь и заводит моего стального коня.
   Снова, несемся во весь опор по пустыне, кайф. Выезжаем на асфальтированную дорогу, до гаража, остаются считанные километры. Блин! Мой зеленый мопед глохнет. Меня все обгоняют. Представьте и я остаюсь совсем один на трассе. Я херею!, как сказала бы мамина подруга. Правда, я выразился по - конкретнее. Слышу, кто - то газует, это вернулся за мной наш инструктор.
   - Хвала Аллаху, шепчу я.
   Инструктор, возится с моей омертвевшей машиной. Проверяет наличие бензина, Пытается. Совершенно не известным мне способом добыть искру из двигателя. Все его действия - беспантовые. Квадроцикл не реанимируется. Бобик, как говориться сдох.
   - А, без меня в отель не уедут? Волнуюсь я.
   Инструктор кому - то звонит, спрашивает у меня название отеля.
   - Тебя подождут, обнадеживает он меня.
   К нам подъезжает еще два квадроцикла.
   - Садись к моему другу.
   - Ок.
   Запрыгиваю, на квадроцикл друга инструктора, кажется, едем. Собака бешенная! Квадроцикл друга через пару километров также глохнет. Да, что же это за на пасть такая. На счет прав, я кажется, погорячился. Пересаживаюсь к следующему другу. Ура, гараж!
   Слетаю с квадроцикла, ищу свой микроавтобус, у выхода меня встречает один из словаков. Наверное, они переживали за меня. Хорошие видно люди эти словаки. Залезаю в микроавтобус, мои попутчики хлопают в ладоши. Я счастливо улыбаюсь им, как родным.
   После ужина обговариваю с Ихабом, свои действия на завтра. Прошу на ресепшене, чтобы меня разбудили в 8.00. В номере укладываю вещи в чемодан, сувениры закидываю в рюкзак. Проверяю на месте ли паспорт с билетом. На месте! Кажется все! Серега с Натальей спят, им сегодня в час тридцать держать путь в Каир. По телику показываю документальный фильм о Слуцкой. Рассказывают, какая она талантливая фигуристка. Вспоминаю о джинсах. Черт, надо купить, все равно 100 долларов разменял. Метусь по вечерним улицам в Old market, таксисты сигналят в след, как проститутке прям. Иду не сворачивая. Они наглые у них эти таксисты. Покупаю себе джинсы и маме коралловый браслет. Возвращаюсь в отель, еще немного гуляю по его территории. Кидаю в бассейн мелочь, это что бы вернуться.
   В 8.00 я с чемоданом на рессепшене. Самолет в 12.10.
   Почти в девять я в Аэропорту. Сдаю чемодан, заполняю декларацию, прохожу паспортный контроль. Закуриваю. Вокруг одни наши. Главное не пропустить посадки на свой рейс. Какой он у меня кстати? Лезу за билетом, ага - 642, кажется, еще посадку не объявляли. Смотрю на часы. Время 10.03. Заглядываю в магазинчики. Народ активно бомбит Дьютти Фри. В 10. 30, сдают нервы, и я занимаю очередь, чтобы пройти в зал, не помню, как он называется, но из него автобус отвозит к самолету. Очередь приличная. В 11.05 я в последнем зале. Сажусь в кресло курю, предпоследнюю сигарету. На табло нахожу свой рейс. Объявили посадку. Я в самолете. Ура через почти четыре часа буду дома. Стюардесса покатила тележку с напитками.
   - Вам что?
   - Коньяк с апельсиновым соком.
   Залпом выпиваю.
   - А можно добавки?
   Стюардесса, смотрит на меня, я на стюардессу...
   Видимо, она поражена моим уникальным загаром. Да вид у меня еще тот, лицо все шелушиться. Иногда я свожу глаза к носу, вижу облезшую шкурку и маниакально сдираю ее. Сейчас я пытаюсь загипнотизировать стюардессу.
   - Вообще то не положено, но вам в виде исключения.
   Первый пилот или капитан, кто их разберет, объявляет, что за бортом снег и минусовая температура.
   - Самолет идет на посадку, пристегните ремни.
  
   Прошло две недели. Вся сгоревшая шкура с меня слезла. Загар выровнялся, удивительно, как он вообще получился. Сувениры нашли свои места на полках. Фотографии напечатаны и аккуратно вставлены в клеенчатые кармашки альбома. И я уже мечтаю о новых путешествиях и странах.
  
   Тихо сам с собою
  
   Ужасно плохо засыпал! Искрутился весь. Почти час ушел на отключение сознания. Утром встал разбитым. Кофе, сигарета. Сопроводил маму на рынок. Помог с сумками. Не возможно ходить, из - за оттепели, снег растаял. Под ногами грязная, снежная каша. Ноги промокли, потому, как не пытайся аккуратно идти, все равно проваливаешься в лужи. Фигово, короче! Очень тревожит, пока лишь сознание, образовавшаяся огромная дырища в зубе, боюсь, как бы не стал болеть.
  
   Уууууу! Ненавижу зубную боль! Но, поход к стоматологу неизбежен. И, чем раньше, тем лучше.
   Меня накрыл беспричинный приступ безделья! С чего бы это? Так вроде, как в отпуске я. Как это выражается? Легко! Музыка погромче - назло соседям. Состояние - тупого веселья. Попрыгал под попсу. Давно со мной такого не было. Я уже стал пугаться. Мол, старею. Да, нет еще в норме. Это радует. Пока бесился, посетили мысли, что я злоупотребляю сленговыми словечками в тексте. Хочется ведь создать литературный шедевр, по набоковски стильный. А получается беллетристика. А кто сейчас читает заумную, стильную литературу. Единицы! Ботаники! Так, что поработаю в популярном (попсовом) стиле.
  
   Рутинное
  
   В восемь утра был на приеме у лечащего врача. Послушала мои легкие.
   - Дыхание сухое, констатировала она. - Держать на больничном листе больше не могу, так что иди на работу поздравлять женщин с восьмым марта.
   Поставил печати в больничном листе. Зашел в магазин, купил сигарет. Дома, думал поспать, но не сложилось как - то. Читал Ложкину или Катю Метелицу. Ложкина мне больше нравиться. Отличная книженция у нее получилась. Такая, не напрягающая, уютная именно для отпускников!
  
   На следующий день
  
   Зараза! Совесть замучила со вчерашнего вечера. Какого лешего мне вчера приспичило вмазать коньяка? Знал же, что утром будет хренова-то! Упрямый, как осел! Если чего - то захочется, не отступлюсь, мучиться буду, к совести взывать, но сделаю все наоборот. Себе в минус. Накрылся мой Египет, то есть заметки о моем туре медным тазом. Проснулся в 10.30, сейчас 11.30. Убил первый час начавшегося дня чтением Ложкиной в ванной. Зарядку еще не делал, как то в падлу.
   Вчера, после вечернего обеда задремал на мамином диванчике под ее любимый сериал. Подскочил от собственного громкого, протяжного стона. Это ж надо так внутренне мучиться. Стон был не детский, какой то я бы сказал адский. Даже мама отвлеклась от сериала и сказала - ОГО! Что - то приснилось, сынок?
   А я ничего не помню, помню только свой ужасный стон.
   - АААААААААА!
   Когда опрокинул чекушку коньяка "Десна", его еще называют зубопротезным, засобирался за полировкой. Мне для полной релаксации всегда не хватает одного "SHAKE" или это я так приучил себя. Ведь если подумать мне и так не плохо было. Но, когда я в таком состоянии мне всегда, куда то надо идти, это от папы. Так, что бы ни ходить далеко, я придумал ходить в ближайший магазинчик. Купил я себе "SHAKE". Какая гнида придумала эту чертову "молодежку"? Впереди меня пьяная парочка следует. Она ему говорит,- представляешь мне завтра на работу в пять утра! Как я встану?
   - Встанешь, я тебя разбужу, поцелуями нежными, - хихикает ее спутник.
   А время уже, где - то около 00.00.
   Парочка шла нелепо и смешно или мне показалась, так как моя походка тоже была не совсем уверенной. Они как - то неуклюже подпрыгивали. В голове тут же закрутилась пластинка - Пусть бегут неуклюже пешеходы по лужам. Под ногами действительно были огромные лужи, стремительно таящего снега.
   Пью второй кофе. За окном пасмурно и моросит дождь. Погода не летная, но я не самолет! Буду выгребаться из своей берлоги. Надо купить сигарет. Завтра восьмое марта - поздравить маму! Купить цветы!!! Она еще заказала мороженное. Куплю мороженый торт. Пусть лопает, на здоровье! Отлично, что я в отпуске, не надо напрягаться и поздравлять своих сослуживиц и подруг. Напрягает, это ужасно! А так можно все чудесно оформить по телефону и при помощи СМС.
  
   13.44. этого же дня. Прогулялся. Хотя в такую погоду гуляют одни идиоты. Зашел на рынке в палатку к Толику, он привез из Одессы новую партию джинсов. Мерил одни. Вроде ничего, но чего - то и не то. Не запали, чтоб уж с лишком. В палатке полно мужиков, чего - то выбирают, меряют. Странно, завтра вроде не наш день. Завтра, женский день, ВОСЬМОЕ МАРТА. Наверное, хотят быть не отразимыми, сильными и красивыми. Подарки любимым, должно быть, давно заготовили. Теперь себя наряжают. В прокате взял на вечер фильм "Дневник Гейши", посмотрим.
   Замутил третий кофе, наконец, то сделал зарядку. Пока махал руками и ногами, думал о собственной заниженной самооценке. Что бы я ни делал, мне все кажется ПЛОХО, БЕЗДАРНО, КОРЯВО. Вечно меня грызет червяк сомнения. А, вот других ничего не грызет. Отстой втюхивают и мнят себя гениями. Не все, конечно, но большинство. И почему я такой самоед?! Холера! Даже сейчас пишу, эти свои бессмертные записки, а мне кажется, что начинаю подражать Ложкиной - Метелице. Конечно, за мной такое водится. Если мне кто - то или что - то сильно нравиться, я тут же не произвольно начинаю обезьянничать. Перенимаю жесты, мимику, выражения, походку, стиль. Засада, ничего своего! Ставлю перед собой цель - во что бы то ни стало, добить свои мемуары. Очистить совесть перед собой. Интересно можно перед собой очистить совесть, бред какой то, но звучит прикольно.
  
   Мемуары гейши.
  
   Вчера с мамулей договаривались в десять утра пойти на рынок. Естественно, я планировал позвонить ей с утреца и нажелать множество всего, всего... самого банального. Как - то по-другому никогда не получается. Хотя, зря гонят на банальности, они так душевны. Так вместо того, чтобы улечься и заснуть раньше я, как придурок носился с Ложкиной, затем к 23.00 решил, что надо все - таки посмотреть, взятую на прокат кассету с "Мемуарами гейши". Не впечатлило! Но, как поклонник всего японского геройски досмотрел эту историю, типа про Золушку по - японски. Два часа с хвостиком были потрачены на развитие моего эстетического вкуса. Эко!
   У мамули слегка бахнул коньяку за праздничным столом, вот и несу, кажется бредятину.
   Краткое содержание фильма таково. Двух японских сестер продают в разные дома, в которых воспитывают гейш. Старшая сестра, после не удачного побега (то есть она то, как раз убежала, а вот младшей не повезло), больше в картине не появляется. О ее судьбе не знает даже главная героиня. Ее, кстати, после падения с крыши, забирают из школы гейш и она становиться рабыней матушки. Матушка - это содержательница гейш. До появления в ее доме маленькой девочки, младшей сестры то есть, у нее уже была взрослая гейша. Своим трудом она содержала весь дом, отрабатывая потраченные на ее образование матушкой. Так, вот эта гейша сразу невзлюбила эту девочку и стоила ей всякие козни. Потом девочка случайно встречает на мосту японского председателя. Он покупает ей мороженное и говорит ей, что у нее типа прекрасные глаза. Девочка сразу же влюбляется в этого председателя, он, кажется тоже . О! Это уже Лолита какая - то, по - японски. Ок. После этой судьбоносной встречи девочка принимает для себя важное решение - стать ГЕЙШЕЙ. Только таким способом она может стать ближе к председателю. В пятнадцать лет у нее появляется наставница (сестра), которая до выхода на пенсию, слыла самой известной гейшей. Сестра (наставница), обучает девушку-подростка всяким там гейшевским премудростям. Настает торжественный момент и сестра, объявляет, что девочка, готова к выходу в свет, ну прямо как Наташа Ростова. И начались хождение по всяким злачным местам, там, как правило, всегда тусовался председатель. Вскорости наставница (сестра) популярно объяснила девочке-женщине, что у нее есть грот, в который еще ни разу мужчины не запускали своих угрей, прямо так и сказала - Угрей!!! Значит, у меня тоже есть УГОРЬ!
   Супер! Так, вот! Так как в ее гроте еще не было угрей и он, как бы совсем новенький, не б/у, то его можно продать мужчинам за огромные деньги. Тут, начинается самое интересное. Грот по нашему девственность (целку) этой девочки выставляют на продажу. Проводят аукцион. Эта несчастная японская девственница всем мужикам подкладывает рисовое пирожное в такой красивой коробочке, как бы намекая - купите, мой новенький гротик, вы будете первым. А председатель наблюдает за всем этим, а сам в аукционе не учувствует, по своим каким то там заморочкам. В итоге гротик был куплен за огромные деньги, каким то доктором. Наша героиня продолжала любить председателя. Во время войны он спас ее, спрятав в горном безопасном месте. Война закончилась через два года. В горы к нашей гейше приезжает знакомый японский бизнесмен. Он просит ее, что бы она помогла своим искусством помочь японскому народу в получении американских инвестиций. Гейша, упрямится, мол, я, типа потеряла квалификацию. Но, все - таки возвращается в город детства, где снова встречается с председателем. Потом ее подставляет ее лучшая подруга. Что - то там еще накрутили. В самом конце, когда уже лопалось терпение, гейша и председатель таки, объясняются в вечной любви. Ура! Happy end!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Зачем я все это написал? Сам не понял. Проехали.
   Гейши мне было мало, и я потащил в постель Ложкину, думал быстрее сморит. Так нет же! Читал до трех ночи и еще бы читал, но взял себя в руки и погасил свет. Крутился и вздыхал еще около часа. Старческое что ли? В итоге просыпаюсь от телефонных звонков. Подскакиваю. Хватаю трубку.
   - Алло.
   - Алло, сынок, с праздником тебя. Я уж думала, не дождусь. Мы же вчера договаривались. Что на рынок пойдем. Ты, что еще спишь?
   Свой монолог мамуля выстреливает, как из пулемета. Я даже не успеваю вякнуть, чего ни будь в свое оправдание. О том, чтобы начать поздравление...
   18.36 это я, щурясь, высмотрел время на мониторе компа. Ну, блин! Типа охраненный писатель! В любом состоянии пишу! Добавил коньяку, так, что складного повествования о праздничном дне не получается. Завтра буду с трудом восстанавливать в памяти, как все было. Пока медленно, но уверенно напиваюсь.
   Хороший все - таки праздник - этот Международный женский день. Спасибо Кларе Цеткин! Звонил мамуле. Отец так и не звонил из Москвы с поздравлениями. Странно! На него это не похоже.
   Мамуля пребывает в легком шоке, хотя и говорит, что ей все равно.
   Выдвинул различные версии.
      -- Отходит после корпоративной вечеринки.
      -- Нет денег, он ведь ей почти все, до копейки отправляет.
      -- Потерял карточку или на ней закончились деньги.
      -- Занесло снегом вагончик, и он не может выйти.
      -- Отсутствие связи.
   На все эти доводы мамуля саркастически, как - то выдвигает свое предположение
   - Наверное, Маньку какую - то завел!
   Привет!!! 20.59 это снова я! С трудом давлю и опадаю (попадаю, исправлено 09.03.2006 года)на клавиши клавиатуры. Одуреть! Знаете, что перед этим набралось - клавыатуры. Встречаются же такие слова! Набираю текст, как - то вяло. Нет, это я так ощущаю! В телеящике разрывается Маdonna с Аббовской темой, которую она прикупила за миллион долларов...Отхожу...надеюсь, закончить завтра.
   К отцу дозвонился, слава Богу, жив, здоров! А, то я себе нафантазировал фиг знает, что. Позвонил мамульке, узнал у нее номер мобильного отца. Мама, без всяких выпендрежей дала номер телефон отца. Несколько раз срывалось. Дозвонился, слышу в трубке голос папки - Алло! Алло! Алло! Я ему торжественно, так по - Ливитановски,
  
  
   - Поздравляю вас с международным женским днем 8-е марта!
   - Ой, спасибо, а кто это?
   - Отец, да я это, ты там в своей Москве думаешь маму поздравлять или как?
   - Сынок, я уже замучился, с девяти утра пробиться не могу. Звонил оператору, говорит, что линия перегружена. У меня уже пальцы болят, номер набирать. Позвони маме, скажи, что бы не волновалось. А я буду пытаться пробиться.
   - Ладно, сейчас, наберу и передам. А, как, там насчет меня?
   - Не переживай, вагончик готов, завтра на оперативке буду решать вопрос о тебе с дедушкой (это отец так называет своего шефа).
   - Ясно, значит завтра решающий день. Пока!
   - До свидания, сынок.
   Пошел отбой ....пи, пи, пи....
   Тут же перезвонил мамульке, успокоил...
   Все на сегодня достаточно. Пошел спать, блин, где эта чертовая Ложкина, не могу без нее заснуть. Почитаю, на сон грядущий......
  
   09.03.2006
  
   Засада!!! Надо же было так напиться, вчера. Проснулся не живой не мертвый. На мобильном 11.15. мандец! И чего меня так раскалбасило? Ненавижу праздники. Особенно восьмое марта! Так, кажется, вчера я хотел описать все события. Которые были вчера. Просмотрел вчерашние наброски бред! Не представляю, как их, возможно, состыковать с сегодняшними дополнениями, хоть заново переписывай. Ок. Для начала. Выпить кофе, умыться, зарядку на фиг, сегодня отдыхаю, впрочем, как и вчера.
   Умылся. Выпил кофе. Две чашки. Выкурил сигарету. На кухне в мойке гора не мытой посуды. Помыть!!! То ли от нее, то ли из мусорного ведра кисловатый, продуктовый запашок. Открываю окно, проветрить.
   Чистил зубы, с удовлетворением заметил, что у меня еще имеются, почти полные 2 тюбика зубной пасты. Это хорошо! А то, как правило, выдавливаешь остатки пасты на щетку, а денег уже нет на новую пасту. Вечная проблема с этими средствами гигиены. Иногда, даже приходится разрезать ножницами тюбик, чтобы насобирать на щетку, хоть не много пасты.
   Так, ладно возвращаюсь к вчерашнему дню...
   Ну что такого особенного было вчера? Можно и Ложкину - Метелицу дочитать, осталось то всего семьдесят страниц. О! Вчера, ночью я поразился, оказывается Ложкину можно читать и в пьяном состоянии. Ложкина - гений! Умудрилась написать такую замечательную книгу. Проверял себя. Бегло пролистал прочитанное и правда помню! Ок. Решено, дочитаю, позже. Все таки, она какая то резиновая, нет не Ложкина, а книга. Читаю, читаю, ни как не закончу. Уже притомился слегка от этой Луши.
   Да, самое прикольное, что в манере Ложкиной - Метелице просто замечательно пишется, просто идеально. Спасибо Лукреция.
   - До конца отпуска осталось три дня!!! Эта мысль - напоминание, не дает покоя. Всего ТРИ дня - это меня убивает! Три счастливых дня было у меня...Какой же все - таки ИДИОТ придумал работу?!!! Блин, ну почему я не свободный художник? Можно сказать, что и один день, суббота, воскресенье не считается. На самом деле, у меня еще остались две недели от отпуска, вот как. Одна от реального отпуска, вторая благодаря больничному листу, отпуск продлился еще на неделю. Однако, необходимо выйти раньше. Так как с 13.03.2006 года, согласно приказа я начинаю читать курс лекций по теме "Организация аварийного реагирования на случай аварий техногенного и природного характера" и буду читать этот бред до декабря месяца, а следовательно на этот период мне надо забыть об отгулах и т.д.
   Вот обучу весь личный состав аварийных групп и бригад нашего закрытого ведомства и погуляю. Упрусь, куда ни будь далеко - далеко на целых две недели, только меня и видели...
  
   ... перехожу к вчерашнему дню (смотреть 08.03.2006 год)
   ... просыпаюсь от телефонных звонков. Подскакиваю. Хватаю трубку.
   - Алло.
   - Алло, сынок, с праздником тебя. Я уж думала, не дождусь. Мы же вчера договаривались. Что на рынок пойдем. Ты, что еще спишь?
   Свой монолог мамуля выстреливает, как из пулемета. Я даже не успеваю вякнуть, чего ни будь в свое оправдание. О том, чтобы начать поздравление... не может быть и речи. Лучше обождать, дать человеку выговориться.
   - Мамулечка, родная поздравляю тебя с праздником весны!!! Счастья, ЗДОРОВЬЯ (здоровье на первое место), любви, вечной молодости, исполнения всех желаний, всего, всего, всего.
   - Спасибо, спасибо, угу, угу.
   - Мамочка, я уже одеваюсь, пью кофе и с нетерпением жду тебя.
   - Тогда я выхожу.
   - Ну, все.
   Отбой. ПИ, пи, пи.....
   Опрометью кидаюсь в ванную, успеваю надавить на кнопку чайника, тот начал недовольно шипеть, умываюсь, скоренько чищу зубы, через один. Заливаю ложку кофе с двумя ложками сахара кипятком, одеваюсь. Включаю телевизор, закуриваю, глотаю кофе. По телевизору, праздничная программа об Алисе Бруновне Френдлих. Обожаю ее!!! Ее Людмила Прокофьевна ("Служебный роман") - это нечто запредельное, за гранью... Высший пилотаж! Классика! Уникальнейшая актриса!!! Дочь, что - то рассказывает о ней, как о матери. Вспоминает, как мать отучивала ее от лжи, заставив написать под диктовку - Маленькая ложь, неизбежно рождает большую ложь.Счастливая дочь!
   Тю, я тоже счастливый сын! И чего это я раззавидовался. Скидываю СМС своим подруженциям.
   Несемся с мамой по рынку в праздничной суете. У нее списочек, в нем ее красивым почерком записано, чего купить. Надо бы и себе все записывать. А то иду в магазин чего, то покупаю, прихожу домой, блин, а главного то я и не купил, склеротик несчастный.
   Накупили целые сумки всякой всячины. Красной икры, сыра, яблок, апельсин, мясо (в духовке запечь), два тортика - один шоколадный бисквитный, другой из мороженого.
   С трудом проходим сквозь ряды цветочного рынка. Не смотря на жесточайшее сопротивление мамы, все - таки покупаю ей розу.
   Мотивируя или аргументируя, тем, что восьмое марта без цветов, то же самое как новый год без елки.
   - Тебе, какую мамуль? Красную, белую или розовую?
   - Розовую, окончательно сдается она.
   Вручаю розу мамуле, сам тащу не подъемные сумищи. По пути домой заход в пару магазинов, чего - то докупаем к праздничному столу. Да еще с дуру прикупили каких чумовых бабочек. Бабочки - декор. Надо будет развешать их на тюли для красоты, наверное, славный кич или гломур получится. Привет от Верки Сердючки или Ренаты Литвиновой. У лифта обнаруживаем, что с трудом подаренной розы, облетели почти все лепестки. Мамулька негодует.
   - Говорила же тебе, не бери. Что теперь с ней делать, выброшенные деньги. Провожаю мамулю до квартиры, сам снова несусь с полурозой на цветочный рынок. Нахожу чертову тетку, продавшую нам этот цветочный полутруп.
   - Не хочу портить вам в ваш праздник настроение, но вы только посмотрите, чем вы торгуете.
   - Молодой человек, вы ее где то стукнули.
   - Не понял, как я ее стукнул? Да, она у вас была уже стукнутой, заберите ее обратно.
   Тетка принимает розу и отстраненно так, на своей волне ощипывает с нее оставшиеся лепестки. Под ее ногами, в грязном снегу вырастает розовая кучка лепестков. Как - то не реально смотрится. Сюрреализм, какой - то.
   - Что будем делать, вопрошаю я?
   - Выбирайте любую.
   - А если они у вас все такие?
   - Ну, что вы такое говорите. Вам какую? Смотрите вот эта, вам нравиться?
   Выбираю красную розу, кажется, она покрепче будет. Бегу к маме.
   Звонок на мобильный.
   - Алло, алло.
   Звонит Ленка, я ее не поздравлял, вечно теряю номер ее телефона, ни как не внесу в мобильник.
   - Привет, ты где?
   - Я иду к маме. Поздравляю тебя с восьмым марта и желаю трата - та - та...
   - Будь другом, купи пива и занеси мне, а то хреново так, обрывает мои пожелалки Ленка.
   - Ок.
   Вручаю маме вторую за день розу.
   - Зачем ты ее вообще брал, надо было деньги забрать, эта то же скоро сдохнет, жужжит мама.
   И, что с ней случилось? Никакой романтики. Мясо уже шкварчит в духовке.
   Рассказываю о Ленкиной проблеме, обещаю быть к столу через пол часа.
   В магазине покупаю бутылку светлого пива, какой марки не помню, я в пиве не разбираюсь. Уже лет шесть, как я его не употребляю. Хорошо, что Ленка живет в одном доме с мамой, в соседнем подъезде, только на девятом этаже.
   Ленка, вчера была на корпоративной вечеринке. Перебрала лишнего, теперь болеет. Да, видище у нее потеряшный! Вся лохматая (типа простоволосая), не накрашенная, в банном халате, видавшем виды. Пиво было теплым, и она накидала в него льда. Получилось две кружки. Еще она нарезала себе красной рыбы, а мне сделала кофе. Потрещали. Все о том же и о тех же. А о ком же еще, круг знакомых замкнулся давно. Юрик (муж) уехал в Туапсе, поздравлять маму. Говорит, что Юра дал ей задание определить следующую страну для путешествия. Ленка, мечтательно, предполагает, что это будут Арабские эмираты.
   - А вообще путешествия по странам - это наркотик! Заключает она. Абсолютно согласен с ее выводом. На их совместном путешественническом счету: три Турции, Таиланд и Канарские острова. На работе Ленка повесила карту мира и теперь после каждого тура отмечает флажком посещенную ею страну. Может быть, и себе приколоться так же?
   Сидим с мамой за праздничным восьмимартовским столом. Мясо дымиться на противне. Пахнет ооочень вкусно! Разливаю по стопкам коньяк. Произношу тост. Выпиваем. Эх! Закусываем бутербродами с красной икрой. Товарищи с Рублевки, наверное, сказали бы, что пошло. Черт! Придет же такое в голову.
   Мамуля, жалуется мне на наших новых типа родственников. Не то, что бы жалуется, а как бы обижается. В этом году мой младший брат скоропостижно женился на Кате, столичной девочке. Свадьба была еще та! Подготовка к ней вообще отдельная история. Как нибудь, соберусь с духом, напишу. К огромному сожалению, отношения с новыми родственниками как - то не задались или не заладились. Может вся проблема из - за разницы в возрасте. Нашим с братом родителям под шестьдесят, а Катиным по сорок с чем - то. Получается, что те бизнесмены, а наши уже пенсионеры. Их отношения теперь любимая мамина тема.
   Так вот, значит, опрокинули мы с мамулей по второй стопке коньяка, и завела она эту бесконечную тему. Я пытаюсь ее переубедить как - то. Убеждаю, в ошибочности взглядов на проблему. Самый главный аргумент - главное, что Младшему хорошо! Тут затренькал телефон, явно межгород. Мамуля бежит к трубке...
   - Ой, спасибо, Сашенька, так приятно! А, дай кА мне Роксаночку, я ее тоже поздравлю.
   О! Легки на помине! Это наши типа столичные родственники, решили поздравить маму с праздничком. Ну, что ж, похвально!
   Мамулька щебечет, что - то в трубку телефона, растворилась вся в разговоре.
   - А как Катюша? Угу, спит еще!? Ну, пусть поспит! Как погода у вас, Роксаночка? А у нас снег, представляете! А. что, что? Спасибо все хорошо. Как Игорешка? (Это мой брат)? Ну, молодец! А вы вчера на корпоративной вечеринке были? Что? Хорошо погуляли. Правильно.
   Иду, на балкон, покурить. Мама начинает активно махать рукой, в другой трубка от телефона.
   - Ой, Роксана, тут Валера трубку вырывает, хочет поздравить...
   Блин, понесло, маманю.
   - Передаю ему трубочку.
   - Алло! (это уже я). Здравствуйте, поздравляю с восьмым марта. Желаю, любви, счастья, здоровья, удачи в бизнесе и всяких женских штучек...
   Не плохо подумал я, на счет - женских штучек замутил. Должны оценить. Стильно вроде, как и не обычно - оригинально. Потом весь оставшийся день бравировал этой своей находкой.
   Поздравляя, Натаху и Надьку, вместе отдыхали в Турции, Катю жену Младшего, я добавлял ...и разных женских штучек.
   После телефонного поздравления от типа родственников завалились с мамулей на диваны и смотрели телевизор. Транслировали, какой то бесконечный концерт. Такое впечатление, что его нам показывают круглый год. Песни те же, артисты тоже, бессменные. Только наряды меняют. Еще эти веселые люди из Аншлага. Запарили своими дурацко - пошлыми шутками. То ли дело в советские времена, покажут огонек на новый год, и ждешь потом до следующего нового года, чего - то интересного. А сейчас, включаешь телевизор и начинаешь париться, а какой сегодня праздник? Каждый день концерт! Не возможно просто! И еще эти типа веселые люди! Новые бабки, они, кстати, уже давно и не новые, Петросян и Дубовицкая. Одуреть! Интересно, они сами себе не надоели?
   Лежа на своем диване, я даже задремал под эту праздничную ахинею. Раздуплился, через час. Блин, пора к себе домой, у меня вроде, как свидание назначено на вечер. Начал собираться. Мамуля, тоже подскочила, засуетилась.
   - Так к тебе, что девушка придет?
   - Угу.
   - А она замужем?
   - Нет.
   - Хорошая девушка?
   - Нормальная.
   - А. что ты ей подаришь, у тебя же денег нет?
   - Чего нибудь.
   - Наверное, из Египта, что - то привез, не унимается мамуля, пока я собираюсь.
   - Покушать возьмешь чего нибудь?
   - Угу...
   Стою на пороге, поздравляю еще раз мамулю, целую в щечку.
   - Как придешь, позвони.
   - Обязательно.
   Свидание состоялось. Я напился с двух чекушек коньяка. Нес всякий бред. Уморил девушку. Она пошла спать. Я еще купался, тупил в телевизор, читал несравненную Ложкину - Метелицу. Угомонился к двум ночи. Хорошо, что за "SHAKE" не поломился, не представляю, как утром бы выжил. Итак, проснулся трупом. Вроде все по восьмому марта.
   Время на мониторе 00.27. как бы пора баинькать в люлю. Так, завтра ДОПИСАТЬ ЕГИПЕТ, непутевые заметки, а то так и зависнут не дописанными, знаю я себя.
  
   До конца отпуска осталось два выходных дня. В понедельник 13.03.2006 года я выхожу на работу.
  
   В 11.03. проснулся от разрывающегося телефона. Звонил ДИЛ. Эта сволочь, с радостью напомнила мне о том, что в понедельник меня с нетерпением ждут на работе. Вот гад! От него всегда одни неприятности! И так по доброму он мне все это выдает. Уу! Иудушка. Раньше мы с ним дружили или он со мной, а я подыгрывал. А потом стал нереально гнобить. Я по началу даже терялся, но на сегодня выработал свою тактику по не замечанию ДИЛа.
   Наконец то, после двух дней перерыва, изнасиловал физическими упражнениями свое тело. Сделал зарядку, типа подзарядился.
   Звонил маме, постоянно занято, может с отцом общается? Вчера он так и не позвонил. 09.03. так и не стало судьбоносным днем в моей жизни. Обидно! Когда же все - таки настанет такой решительный день, который перевернет всю мою жизнь, к лучшему. Что - то я разволновался от этих мыслей, пойду, покурю...
   Выходил покурить на кухню. Включил маленький телевизор, он у меня на холодильнике, сразу попал на начало обожаемого мной фильма Н.Михалкова "Родня". Нереально оторваться от игры ГЕНИАЛЬНОЙ Н. Мордюковой! Не реально!!! Фильм - БОМБА!
   Я, вообще думаю дописывать египетские заметки? Что - то меня несет, фиг знает куда...
   Пока смотрел, "Родню" на мобильный пришло СМС. Встрепенулся, прочитал, не радостное СМС. Оператор предупреждает, что моя задолженность составляет 25 гривен, и если в срочном порядке деньги не поступят на счет, телефон отключат. Блин, опять контракт продлиться! Ненавижу этих операторов с их мобильными телефонами! А в UMC вообще, как показывает жизнь, работают одни ВОРЫ, УРОДЫ и КОЗЛЫ! Сколько не кинь на счет, все равно должен будешь! Скорей бы спрыгнуть с этого долбаного контракта. Повелся на дармовщинку, взял мобилу за гривну, типа ШАРА, но потом она в золотую превращается. Все, заколебали, как только закончится контракт, покупаю не контрактный телефон. Клянусь, что не поведусь ни на какие акции - бесплатный сыр, только в мышеловке.
   Снова, что ли покурить, как - то разнервничался. Блин! Ты, то есть Я. Буду заканчивать Египет, в конце концов, осталось ведь всего ничего!
   К маме дозвонится не реально! С кем же она трещит, так активно? Любопытно, даже. По телику продолжается "Родня", как раз попал на сцену, когда С. Крючкова ссорятся с Н. Мордюковой. По фильму они мать и дочь. А, Федя Стуков играет дочку Крючковой. Так вот, когда происходит момент накала ссоры, звучит легендарный хит SUNNY бессмертной группы BoneyM. Крючкова обнаруживает свою дочь (Ф. Стукова), нарядившегося в ее вещи и изображающую певицу, с дезодорантом в руке, типа с микрофоном. Прикольно, я тоже, что - то подобное вытворял в далеком детстве.
   Знаете, в котором часу я вчера заснул, точнее сегодня? Примерно в пол четвертого утра. Как сказала бы мамина подруга - Я херею!
   Поставил, значит, я точку в своих мемуарах, покурил, думаю, посмотрю, что есть в сети новенького. Посмотрел! Обнаружил, весь цикл "Намедни". Парфенова я обожаю, как журналиста, конечно, ну и припух на часок. Безумно удивился, что группа "ТАТУ" и Земфира выступают с 2000 года. Блин, шесть лет прошло! А мне казалось, что они только, только начали. А они уже старушки, можно сказать. Как же время то летит. Парфенова, вот уже три года, как не видно. Зря они его съели, замены так и не нашли ведь. Малахов все - таки из другого теста.
   Насмотрелся сюжетов из "Намедни", заснуть, не возможно. Лежу, мысли гоняю, думы думаю, мечтаю, фантазирую. Есть у меня такая фишка, на сон грядущий, это когда я типа народный артист приезжаю с концертом в родной город, со всеми известными атрибутами - звезды (это в 36 лет то). Вобщем - лежу, фантазирую, и тут меня осеняет!
   - Какого я домой то с концертом ломлюсь? Вот почему я из этого города не могу никак уехать. Мысль ведь, как известно со временем материализуется. А, я блин столько лет к ряду, не правильную установку даю. Надо мечтать о концерте в Москве или в Киеве, а я патриот чертов, домой с концертом тащусь. Все с этой ночи меняю тактику, теперь гастролирую только в столицах мира, может еще чего и получится.
  
  
  
   Сегодня не пишется. Отправил сам себя в творческий отгул. Переживаю душевную драму. Колбасит не по-детски. Убежден, что мне врут!!! Обидно, в чем - то сам виноват. Но, как колбасит - то, второй день подряд. Вечера всю ночь не спал. Заснул под утро, на пару часов. Тело, корежит и ломает, сердце выбивается из ритма. Блин, но ведь, это уже произошло! Что теперь страдать! Не страдать не умею. Если бы не любил, а так ЛЮБЛЮ. Хочется, по - скорее сказать ЛЮБИЛ. Когда же попустит? Час назад выпил таблетку сильного снотворного (попросил у мамы), жду прихода. Очень сомневаюсь, что буду крепко спать, вообще заснуть бы. Включил аську, думал пообщаться, с кем ни будь. Туплю и клацаю мышкой, да не вижу кто в чате. Отключаюсь. Хватит мазохизма!
  
   После телефонного звонка, слегка воспрял духом. Слегка! Все равно, все звучит не очень убедительно. Так, что скинутое СМС сообщение - "Прощай навсегда!" остается в силе. Кого - то эта фраза очень насмешила. А мне не смешно, мне грустно.
   Таблетка снотворного подействовала! Отрубился приблизительно в начале второго ночи. Нашел в сети "Намедни" выпуски 99 -2003, на 2000 годе отключился. Компьютер так и не выключал. Проснулся в 11. 23. выпил кофе, выкурил первую сигарету и все это под "Пока все дома". В это утро Тимур Кизяков был в гостях у легендарного композитора Шаинского. Ну, очень колоритный старикан.
   Простоял пол часа под душем, контрастным. Когда чистил зубы, обнаружил, что дырка в зубе мудрости увеличилась. Надо СРОЧНО им заняться. Как я ненавижу стоматологов.
   Пил чай и смотрел документальный фильм "Русские золушки: замуж за принца", о русских моделях. Искренне порадовался за Н. Водянову. Ее история - современная сказка о Золушке. Девочка из Нижнего Новгорода, из беднейшей семьи (она жила с мамой и сестрой больной ДЦБ в убогой хрущевке) покорила весь мир модельного шоу бизнеса. И не только...Она удачно и по любви, что заметьте в наше время редкость, вышла замуж за лорда Д. Портмана. Причем не за старого лорда (интересно лорд пишется с большой буквы?), а практически своего ровесника. Родила ему двоих детей. Продолжает заниматься своей карьерой. Купила маме и бабушке квартиры в Нижнем Новгороде, раз в году обязательно навещает их, не смотря на свою занятость. Другим девушкам - моделям повезло меньше. Многие стали проститутками, другие носятся по кастингам, но в пустую, так как конкуренция бешенная.
   Да, я не принц, я даже ремонт никак не могу доделать, уже третий год, так, что о жене-модели можно не мечтать.
   В принципе я не люблю телевидение или, как говорят - телевизор. Бывают, конечно, интересные проекты, но это большая РЕДКОСТЬ. Но, что примечательно! Иногда, если смотреть его (телевизор) эпизодически, а затем писать о своих впечатлениях, то на этом материале может получиться (наверное) не плохая книга.
  
   Звонила мама. Сообщила, что, наконец, то подал признаки жизни отец. Мы то все ждем от него известий по моему трудоустройству в Москве. Хотя, мама не одобряет моего решения, она считает, что мне и тут не плохо. По ее мнению, мне осталось, только найти хорошую девочку и чтобы она нарожала ей от меня внуков.
   Так, вот! Отец, просил, что бы мы плохо о нем не думали. Проблема в том, что дедушка (это его шеф), так и не приезжал еще к нему на участок. Поэтому все остается в силе, только сроки сдвигаются на не определенное время.
   Завтра мне надо выходить на РАБОТУ. Пролетел мой отпуск. Снова, пять раз в неделю переносить по утрам утренний стресс от звона будильника (мамина знакомая вместо стресс, говорит - стряс, а что, прикольно даже) Опять эта ненавистная проходная! Мама, утешает, - Тут, жизнь пролетает, не замечаешь, а это отпуск.
   Радует, что в запасе остается две недели, которые я с удовольствием использую в ноябре - декабре. Конечно, если не уеду в Москву. Если уеду, получится, что я подарил эти две недели государству. Ок, только бы в Москве все сложилось.
   Еще мама, рассказала, как она общалась со своей подружкой, внучку, которой взяли в "Виагра". А потом мама, сама видела, по какому то каналу программу с ее участием. По маминому мнению внучка ее подруги самая красивая из трех участниц группы. Ну, конечно! Кстати эта внучка, до "Виагры" была Мисс, чего - то там. Блин, очередная история про Золушку.
  
   Е! Я же собирался написать ответ Ложкиной (это писательница, у которой в романе есть тайный поклонник Анатолий, этот поклонник пишет ей сумасшедшие письма), то есть ответ на письма ее Анатолия.
   Пока не забыл, приступаю, только сейчас найду письма от своих воздыхательниц.
   В тритий раз за утро, хотя уже день, попил чай с остатками шоколадного рулета, (завалялся в холодильнике после восьмого марта). Чего - то распился чая, сегодня? К чему бы это?
   Так, так, так речь о письмах. В ящике стола нашел пожелтевший от давности лет конверт с нетленными произведениями эпистолярного жанра. Это я о письмах адресованных мне от моих поклонниц.
   Хорошо Ложкиной, она хотя бы видела в лицо своего Анатолия. В моей жизни была поклонница, которую я в глаза никогда не видел. Однако, в течении полу года она неустанно заваливала меня письмами. В то время я был студентом и жил в общежитии. Мои товарищи и соседи по комнате, как - то прознали о письмах. Они даже писали ей издевательские ответы, как бы от моего лица. Об этом розыгрыше я узнал позже, сами признались. Но я их понимаю! Эти письма, кстати, юная воздыхательница была из Москвы, мы ждали с огромным нетерпением. Когда приходил очередной шедевр эпистолярного жанра, все посвященные собирались у меня в комнате, и я вслух читал очередное письмо. Хохот стоял такой, что к нам прибегали с других этажей общежития с просьбами заткунться.
   - Как же возникла эта писательница, спросите вы?
   Объясняю. После первого курса, на летних каникулах я отдыхал с родителями на Азовском море, в славной Кирилловке. Это такой, утомительный семейный отдых. На отдых родители пригласили своих друзей из Москвы, с ними приехала их дочка. Дочка была еще совсем юной, и я с ней практически не общался. У меня были другие заботы, моего возраста. По традиции мы нашей компанией сфотографировались под бутафорской пальмой в объятиях реальной обезьяны. Вот с этой фотографией наши москвичи и уехали домой. Каким то фантастическим образом подружка этой девочки увидела это фото, выпросила мой адрес и начала эпистолярную бомбардировку. В сентябре я получил письмо из Москвы, от какой то совершенно неизвестной мне Юлии Аксеновой. Сам факт, получения письма, еще и из Москвы меня ужасно заинтриговал. Заинтриговали и такие романические имя и фамилия, такие, чисто русские.
   Но, это пока я не вскрыл конверт и не начал читать письмо...
   После первых же строчек у меня началась истерика, я хохотал до слез, как сумасшедший, пока не очутился в своей комнате. Пашка, это мой сосед по комнате, увидев меня в слезах, в начале испугался. Когда же он прочел письмо, то впал в такую же смехоистерию, что и я.
   Ок. Думаю, что предыстория ясна. Сейчас буду цитировать эпистолярную нетленку от Юлии Аксеновой. Начну с поэтических изысков, наверняка это не личное произведение Юли, это, что то из дворовой девичьей классики, так что, скажем так - автор не известен или стихи - народные...
   Была и подводка к стиху и звучала она так,
   - ...как ты относишься на что того что напишу тебе одно стихотворение:
   *Где ты сейчас далекий.
   Прежний совсем чужой
   Вот я пишу эти строки
   И образ твой перед мною
   Я вижу профиль тонкий
   Но разве ты можешь знать
   Что одной девченке тебя
   Суждено вспоминать
   Я долго тебя незабуду
   (напомню, что мы не разу не виделись)
   Тепло твоих карих глаз
   (вообще-то у меня не карие глаза, видимо цветное фото плохо передавало цветовую палитру)
   Улыбка твоя, твои губы
   Припомнятся мне раз (наверное, списывала второпях и пропустила ...мне не раз)
   А если и даже. Когда - нибудь
   Счастье твое самым красивым останется имя твое.
   (смысла последних строк не понимал ни кто)
  
   *Стилистика и грамматика полностью соответствуют подлиннику.
  
   Все ее письма, а их у меня сохранилось, только четыре, начинались неизменно
   Здравствуй!
   Привет из Москвы.
   Почему она начинала именно так, загадка, ведь на конверте она всегда указывала обратный адрес. Ну, я подозреваю, что ее привет из Москвы, это своего рода гордость, мол, из Москвы. Такая фишка! Дальше я просто перепишу со всей грамматикой и стилистикой кое-какие выдержки и цитаты из ее писем.
  
   Почему ты считаешь что это детская болезнь? (это она, по поводу моей реплики, что дружба по переписке - бред) А иначе как же знакомиться с незнакомым парнем. Я другого способа знакомства ненахожу. Почему же таебя смущает то что я тебе написала письмо? То что написала в том письме это была все правда. Не правду я никогда непишу. Неужели ты в этом письме была неправда. Что же тут такого плохого. Можно тебе задать нескромный вопрос? Ты встречался с кем - нибудь из девченок (комнату в этом месте сотрясал гомерический хохот). Необижайся что я тебе задала такой вопрос. Для меня это очень важно сейчас чтобы мне знать переписываться с тобой или нет. (хохот уже истерический, у многих слезы на глазах)Потому что я уверена, что ты с кем-то встречаешься. (некоторые уже просто стонут, т.к. не в силах смеяться)Вот в тот раз это все я изложила на чистоту. Даже не знаю что еще написать. (и тут она находится) Да, забыла спросить ходишь ли ты в кино и на какие фильмы. (после этого легкого вопроса, ее викторины, следует подводка к стиху и собственно сам поэтический шедевр, приведенный мной выше)......
   Ты сможешь ответить на один вопрос (телевикторина "Что? Где? Когда?, продолжается) Что такое любовь между парнем и девушкой. (дальше лучше) Что ты ценишь больше всего в девушке (о невменяемом состоянии моих товарищей, внимающих каждой строчке этого письма я не пишу, оно и так понятно) Какие девушки тебе больше всего нравится и что нет. Ты пишешь прислать фото. На счет фото я постараюсь выслать, как сфотографируюсь так и вышлю тебе. Не знаю понравлюсь ли я тебе. (Далее по тексту она дает свои данные: рост, вес, год рождения, номер СПТУ и название будущей профессии).
   Ну вот и все писать больше нечего и не о чем. До свидания Юля!
   (на другой странице письма приписка) Ты свою фото пришли в письме я буду ждать, а я потом свое пришлю.
   Думаю, что на этом бы все и закончилось, т.к. никакого ответа я естественно писать не собирался, да и не писал, собственно говоря. Однако, моим товарищам требовалось продолжение. Эти, так, что бы ни обидеть, сволочи, написали ответ, якобы от меня. Причем, что они там изложили, я и по сей день не в курсе. В конверт вложили фотографию М. Джексона. Я уже и думать забыл о приветах из Москвы, когда к своему великому удивлению обнаружил в ящичке на букву М конверт с знакомым обратным адресатом. Что, сказать третье письмо было под стать второму, а может еще забавней. Читаем?
   Приветствие то же, поэтому не стану повторяться, перехожу к основному содержанию.
   ...Ты меня не увидел а уже пишешь радость моя (Пашкино участие, несомненно, а может и главная роль) мне совершенно не понятна эта фраза...что я не очень то тебе верю. Я к этому отношесь отрицательно. Была у меня настоящая любовь, но прошла. Ты наверное считаешь меня за дуру , потому что я знаю что это не твой почерк и фото тоже (конечно на фото был М.Джексон, неужели она его не узнала). Не надо из меня делать дуру, наверное я не понимаю твои намеков. Вот интересно кто писал это письмо. Наверное твой товарищ и зачем же ты хочешь приехать в Москву и для каких целей. Зачем хочешь меня увидеть, что от этого измениться что ты меня увидишь. Наверное не стоит тебе об мне знать, это ничего недаст. Наврядли чего изменится после нашей встречи. Может я скоро выйду замуж. Повстречался мне один парень и предложил выйти за него замуж поэтому увы у тебя ничего не получиться и я не могу отказываться от его предложения. А если задумаешь отбивать то я не советую тебе это делать. Потому что плохо кончиться для тебя я, этого не хочу чтоб мы остались врагами. Если ты этого хочешь пожалуйста (барышня типа интригует)На каких то радостях ты решил мне написать (???, писала же, что не мой почерк) .....(нечто невразумительное)...А вот забыла я захотела задать нескромный вопрос (О! телевикторина продолжается, скорее письмовикторина)если те необидишся за такой вопрос. Тебе признавался кто - нибудь в любви? Жду ответа на этот вопрос и с ответом не задерживай. ....Тебе не приходилось задумываться над таким вопросом, что ты решил на мне отыграться, считаешь что я ничего не замечаю. Ты очень любишь врать. Я это вижу по твоему письму (О, как! Ясновидящая просто)Где ты врать научился.(не скажу!!!)
   До свиданья
   Надеюсь ты это поймешь. (Что именно?) Желаю удачи найти такую простую как я.
  
   Но это еще не конец переписки. Последнее - финальное творение эпистолярного жанра.
   ...Извини что пришлось еще написать тебе. Я хочу спросить одну вещь ты не хочешь познакомиться с одной девченкой это моя подруга зовут ее Ира. Она попросила меня написать что ты ее познакомил со своим товарищем конечно если это возможно сделать (Нет, ну как Вам эти обороты? Двинуться же можно.) Заранее поздравляю тебя с днем рождения (вот гадость какая, знает же, что заранее нельзя) Желаю (мне она уже желала, смотреть выше, спасибо не надо)самого наилучшее пожелание. Может не стоит приезжать в Москву. Если хочешь приезжай на Новый год (??? Где ЛОГИКА???!!!)Запомни одну вещь, что такие вопросы задавать незнакомой девушке не тактично (Что за вопросы этот идиотище Пашка задавал ей, знать бы)...это какие - такие полномочия ты возлагаешь на меня...ты же меня совсем не знаешь, наверное не узнаешь никогда потому что я этого хочу и это будет так. Какие ты получил от моего письма наслаждение, интересно узнать (Да, Павел разошелся, маньяк чертов) что это значит и какой товарищ с тобой приедет (Павел, куда без него)и зачем он нужен вообще. Только врать не будем к тебе это не подходит. Я о тебе была совсем другого мнения. Надеюсь что ты не будешь больше писать такие вещи и врать тоже.
   До свидание!
   Юля!
  
   *Стилистика и грамматика полностью соответствуют подлиннику.
  
   Фу ты, черт умаялся, пока набрал эту бредятину. Но это как посмотреть. Этим письмам, которые я так бережно сохраняю в конверте Советского образца с изображением здания Моссовета (над красным стягом, Юля всегда писала - Лично в руки, а с обратной стороны в месте склейки выводила по диагонали - лети с приветом, прилетай с ответом) почти восемнадцать лет. Это реально нетленные письма! Я зачитал их до дыр. Когда мне грустно и тоскливо я всегда читаю эти письма от так и не увиденной мной московской девочки и УЛЫБАЮСЬ! СПАСИБО Юля, за этот бесценный подарок! Ты, наверное, напрочь позабыла о своей переписке, а я вот нет, нет, да и вспоминаю тебя. И хотя я тебя никогда не видел, впрочем, как ты и хотела, представляю тебя, почему - то тучной мамашкой с выводком детишек, которые, наверное, сами вовсю женихаются, а может и внучат, тебе наплодили уже. И живете вы со своим парнем, которому ты не смогла отказать счастливо и безбедно. Если это так я безмерно рад за вас. Спасибо тебе Юля!!!
   Что же касается Анатолия Ложкиной, то он тоже молодец, но в сравнении с моей поклонницей просто отдыхает. До высот эпистолярного стиля Юли ему ой как далеко.
  
   После отпуска
  
   Понедельник - день тяжелый, а когда он совпадает с первым днем выхода из отпуска просто РАСТРЕЛ. Но, как ни странно, все прошло, гладко, без сучков и зазорен. Это притом, что сегодня мне выпала честь читать лекцию пятнадцати человекам. Читать было трудно, потом вычитался. Попадался, на каких то неизвестных или позабытых абривиатурах, потом начал нагло их пропускать, не знаю, было ли что понятно. Мне показалось, что моим слушателям по фигу. Кое - кто даже дремал. И это я не про галерку. Был такой герой, который проспал все два часа у меня под носом. Я все переживал, что бы он ни захрапел. Короче, все ок. Хотя как представлю, что эти ежедневные лекции в моем исполнении продлятся до 26.11.2006 становиться дурно. Скоро начну требовать для себя присвоение звания - Заслуженный лектор.
   Все баинькать время то 23.28, завтра кому - то на работу, это мне.
  
  
  
  
   Прошел почти месяц, как я прилетел из Египта. Иногда, несмотря на поглотившую меня РУТИНУ сплетенную, как паутина из будней, в моей памяти всплывают яркие египетские открытки, запечатленные моей памятью. Что же осталось в фотоальбоме моей памяти. Яркий то ли оранжевый, то ли насыщенно желтый, а иногда почти красный пустынный песок. Обитатели Красного моря так же теребят мою память. Стоит мне задремать, и я с восторгом проваливаюсь в этот фантастический калейдоскоп красок, принадлежащий рыбкам, настолько разнообразных, что кажется такого не может быть. ЕСТЬ! Странно, но пирамиды и Сфинкс стоят последними в очереди египетских воспоминаний, хотя цель путешествия заключалась именно в просмотре этих рукотворных чудес. Получается, что природа победила.
   Пошла четвертая неделя моей преподавательской деятельности. В коллективе меня, шутя, называют - профессором. Даже в последнем номере нашей многотиражки была отмечена моя персона. Точнее деятельность производимая ей. Обучил 100 человек. Прикольно, отрываясь от лекционного материала, обнаруживать, дремлющей большую часть аудитории.
   Сегодня первый раз в жизни чуток обрил свой нос. Что за фигня. Откуда они берутся эти волосы. Ясно еще если бы я был волосатым, таким мачо. Положим, грудь в русых шерстяных завитушках, руки, ноги. Ну и все, что еще может иметь густой волосяной покров, голова, само собой разумеется. Так нет же, кроме волос на ногах, они у меня больше нигде не произрастают. Зато не поверите, они растут у меня на ушах и вот теперь на носу выросли. Это просто атавизм, какой то. Ну, к ушным то я уже привык и когда бреюсь, не забываю побрить и уши. А теперь вот нос. Я уже прозвал собственные уши - чертовскими. В сердцах маму упрекаю - Е - мае, ну. как вы меня с отцом, то делали? Пожалели строительного материала, на рост и объем, зато волосы лезут из самых неожиданных мест. На мой взгляд, уши, таковыми и являются. Это то же самое, когда на крыше пятиэтажного дома вдруг, к своем огромному изумлению, обнаруживаешь хрупкое деревце. И удивляешься, - Как оно здесь вообще могло вырасти? Это же не мыслимо!
   На прошедшей неделе прочитал роман, удостоенный премии Буккера "Линия красоты" Алана Холлингхерста. Несмотря на большой объем, почти 700 страниц, прочел быстро, за три дня. Понравилось незримое и один раз реальное присутствия Маргарет Тэтчер, не понравилось (страшно), как погибали друзья и любовники главного героя от СПИДА.
   Думал написать больше, но чувствую, какую то корявость в изложении из - за желания улечься спать. Так и сделаю. Спокойной ночи. Это я себе.
  
   .....................
  
   Что - то туго идут мои записи. Лень невероятная!!! Поэтому описываю лишь текущий момент, типа разминаюсь, перед большим творческим заплывом. В который раз то. Жаль, что не могу себя приклеить супер клеем к креслу и столу. На работе все по-прежнему. Тоска - зеленая. Читаю лекции, блин, как подумаю, что этот крест мне нести практически ежедневно до ноября месяца прошибает озноб.
   Старые болячки проснулись и заявили о себе. Со вчерашнего дня начал принимать десятидневный внутримышечный курс. Надеюсь, поможет. Нет. Пойду на консультацию к своему доктору. А было все так ЗАМЕЧАТЕЛЬНО, я уже и забыл об этих проблемах. Но, главное не падать духом, т.к. психологический настрой, и нервозность отрицательно влияют на процесс лечения.
   Ежедневно делая физические упражнения, но выйти на стадион для пробежки не хватает духа. Хотя погода для этой цели превосходная.
   Затянувшаяся зима, наконец, то дождалась запоздавшей весны и кажется, окончательно свалила до следующего прихода. Вот уже пару дней, как реально ощущается присутствие Весны. Именно реальное.
  
   Не стеснительное постукивание в дверь, а уверенное. Приход Весны действительно имеет, какое то положительное воздействие на человека. И речь даже не о мартовских котах и собачьих свадьбах, со всеми вытекающими последствиями на людей, заметно повышающих свою сексуальную активность. Лично мне мягкие лучи весеннего солнца бьют по темечку. Выбивая свою барабанную дробь, о темечко они, как бы призывают к каким то новым свершениям. Сегодня подумалось, - а может этот текст, что я набираю в настоящее время и есть материал для будущей книги. Хорошо бы, если это так. Вообще, что у меня за дурацкая идея написать книгу? На кой она мне эта книга. Хорошо, еще, если хорошая получиться, а если нет, ходи потом красней сам за себя.
   На той неделе на пару часов заходил в Интернет, немного чатился. Ну и бред же все это виртуальное общение. Ники, логины, чаты. Как я мог два года назад получать от этого УДОВОЛЬСТВИЕ. Вытащить меня из сети Интернета было не возможно. А сегодня мне наплевать на Интернет. Ответ знаю, просто сейчас у меня все Ок и мне не надо искусственного общения, типа я не один, нас миллионы. Я не один, нас двое, а миллионы мне по фигу.
   Так о чтении. Начал читать новый роман, что то типа Кода да Винчи , хотя из аннотации следует, этот роман мощнее, увлекательнее, загадочнее "Кода да Винчи" Брауна. КНИГА - ЗАГАДКА КНИГА - БЕСТСЕЛЛЕР, утверждают на обложке. Автор Кэтрин Нэвилл роман "Восемь". (речь идет о шахматах) Посмотрю еще, пока судить рано. Прочитал всего 54 страницы, а всего их 684! Блин, как они умудряются исписать такое количество бумаги! Тут на сто страниц пол жизни разродиться не можешь, а ведь есть, что поведать. Вообще то четные числа я
   недолюбливаю. Особенно это относиться к цифре шесть (6). Не знаю почему, но эта не любовь возникла с далекого детства. Я никогда не заканчиваю чтение на странице с цифрой шесть или шестьдесят восемь и т.д. Откуда это суеверное не приятие 6, я не знаю.
   И последнее, абсолютно не по теме, т.к. речь о последствиях египетского загара. После того, как я облез, сколько раз, так и не удалось подсчитать, на моем теле стало значительно больше веснушек. ЗНАЧИТЕЛЬНО. Они, как рыжие муравьи, бегут практически по всему моему телу. Не веснушки, а прямо захватчики какие то. Остались не оккупированными ими только интимные территории моего тела, живот, часть ног и к счастью лицо. Вывод - с солнцем я больше не дружу. Впредь буду защищаться от его жара всеми имеющимися средствами.
   И последнее, если когда ни будь из этих записок что нибудь и получиться, а ведь известно, что если долго мучиться, то, что нибудь получиться, мне бы ОЧЕНЬ не хотелось, чтобы критики сказали на мои литературные подвижки - бытовой роман, как они иронично обозвали романы О. Робски.
  
   Романыч
  
   Сегодня, после лекции, Романыч увязался за мной на перекур. Сам он некурящий, но в последнее время его потянуло на общение. Он и раньше то был охоч до душевных бесед, а сейчас его просто прорвало. Романыч, дорабатывает последние месяцы, в этом году он покидает наш коллектив, в связи с выходом на заслуженный отдых. Короче на пенсию. Так, вот значит. Я, наслаждаясь сигаретой или скорее самим процессом, выпускаю в потолок струи никотинового дыма. Пытаюсь поддержать разговор. Активно киваю на реплики Романыча, поддакиваю, улыбаюсь. Романыч любит поговорить о жизни, о ДИЛЕ и ВВП, о сыне, о прежней своей работе на шахте, о бабслее (это он женщин, так величает).
   И тут он так по отечески спрашивает меня,
   - А ты никогда не думал бросить курить?
   - Нет, говорю, Романыч.
   А он мне,
   - Представь, как бы ты сразу помолодел, и здоровье поправилось бы.
   - Романыч, так я вроде и так не плохо выгляжу, и так еще молодой.
   На, что Романыч, не растерявшись, со смешком ответил,
   - Ну, не совсем уж и молодой уже. Сколько это тебе? Тридцать шесть?
   - Верно Романыч, благодетель вы мой.
   С Романычем я проработал почти пять лет. Романыч - уникальный дядька, стариком, как - то язык не поворачивается его назвать, он шустер и остер на язык не по годам. Но больше всего мне нравиться в нем отличная реакция на розыгрыши. Впрочем он и сам кого хочешь разыграет. У нас в отделе работает его дальний родственник Серега. Он моложе Романыча на двадцать лет, однако, разница в возрасте не мешает им потешаться друг над другом. Главным инструментом в их розыгрышах служит телефон. Сидят они в разных кабинетах защитного сооружения или, как раньше их называли в убежище, на случай всяких чрезвычайных ситуаций или ядерной атаки со стороны Америки. Суть в следующем. Например, слышит Серега, что Романыч вышел из своего кабинета и ждет, пока он закроет двери и отойдет подальше. Выждав, Серега, набирает номер телефона Романыча. Телефон начинает звенеть и Романыч стремглав бросается в обратный путь. Открывает двери, срывает телефонную трубку, кричит - Алло!, а в ответ слышит - Пошел на х..й!, ехидным Серегиным голосом. Примерно таким же образом Романыч подлавливает и Серегу. Потом, когда они встречают меня, то со смехом рассказывают, как все случилось. Я смеюсь вместе с ними, реально представляя действие в лицах, а сам ловлю себя на мысли. Блин, мужикам одному за сорок, другому пенсия маячит на горизонте, а развлекаются, как дети малые, но это то мне в них и НРАВИТЬСЯ!
   Сегодня в палитре моего разнообразного настроения присутствовали и краски пессимизма. Черт, мне тридцать шесть лет, а мне все еще кажется, что я стою на пороге чего - то нового (мне всегда так казалось). Еще совсем немного потерпеть и все в моей жизни изменится кардинально в лучшую сторону! Я до сих пор не могу смириться с мыслью, что жизнь моя собственно уже давно сложилась, что поменять в ней, что - либо уже практически не реально, и я даже не представляю какое чудо должно случиться, чтобы это произошло. Я же вместо того, чтобы наслаждаться теми, пусть не большими своими достижениями, продолжаю чего - то ждать. Офигеть, да и только у моих ровесников и следующими поколений за нами все давным-давно определилось и зацементировалось. Семья, работа, увлечения и т.д. А я всего ЖДУ и НАДЕЮСЬ. Вообще мое развитие конкретно заторможено. По моим ощущениям я отстаю от своих сверстников лет на десять.
   Меня всегда убивало осознание того, где я живу, ну не люблю я провинцию. В моих детских, юношеских, молодых и т.д. грезах я видел себя только жителем мегаполиса. Моим мегаполисом всегда была Москва. И это, не смотря на то, что я получил от нее отворот - поворот. Москва, как невеста! Сколько женихов приезжало свататься к ней, многих она приняла в свои объятия, еще больше отвергла. Про Москву можно сказать так же, как и про Галю - балованная ваша Галя (Москва). Я слишком рано решил посвататься к Москве, сразу после школы, неоперившимся птенцом. В итоге получил по клюву и улетел в Киев, который и приютил меня в одной из комнат общежития политехнического института. Киеву я не ответил взаимностью, все шесть лет учебы мои помыслы были только о Москве, а она тем временем стала иностранкой, очертив себя неприступной границей. По окончанию института, вернувшись в свои провинциальные пенаты, спустя год я готов был отдать на вечное поселение Киеву. Но, он, памятуя мое высокомерие к нему, отверг меня, не смотря на отчаянные попытки, устроится на любую работу. Так я и остался в провинции. Что удивительно! Я бесконечно мечтал о смене места жительства и так и остался на том же месте. Мои многие друзья, товарищи и даже брат не мечтали ни о чем таком, просто жили и радовались тому, что имели, а теперь живут в Киеве.
   Я думаю, что меня наказали за слишком большие претензии к жизни. Слишком много я желал, слишком большой была моя гордыня для этого городка. Вот за гордыню я и ответил, став узником провинциального городка.
   С начало недели меня преследует сонливость и вялость. Постоянно хочется спать. Это и останавливает меня приступить к написанию чего - то более глобального, например - свадьбы брата. Может опять отговорки - лентяя. Ок. Завтра проверю.
  
   О людях без мечт
  
   Несмотря на настоящий и долгожданный приход Весны. По вечерам в квартире еще прохладно. Вчера пробовал спать под махровой простынею, укутывался в ней, стараясь согреться, но через час окончательно замерз и укрылся одеялом, после чего почти моментально заснул.
   Сегодня, наблюдая из окна за спешащими с работы людьми, думал о том, как хорошо жить без мечтаний и талантов (каких либо способностей). Почему - то люди, снующие в лучах заходящего солнца, показались мне счастливыми в своей суете.
   Бог мой, как же я завидую людям без способностей, не способным предаваться мечтам, не метущимся в творчестве. Ну не знают они, что это такое. Как просто им жить! Их ни что не заботит, кроме бытовых мелочей. Знай себе, существуют и не горюют ни о чем: получили зарплату, купили, что нибудь по плану и все замечательно. А самое главное им в голову не лезут мысли типа, куда себя деть, как реализовать себя. Они успешны в своих маленьких мирках и ни о чем не думают.
   Мысли о насилии.
   Баловней судьбы, от общего количества населения земного шара не так уж и много. Но радует, а может и огорчает (что ты не в их числе), что хоть у них все - ЗАШИБИСЬ! Вот уж, кто наслаждается жизнью каждую минуту! Они могут делать все, что им вздумается, ВСЕ! Наверное, это невероятное счастье. Лично я не верю, что богатые тоже плачут. Если они и всплакнут когда нибудь, то только из чистого любопытства,- Мол, а как это плачут бедные?
   Что же касается всех остальных, то они ежедневно совершают моральное насилие над собственным Я. Вы мне не верите? Хорошо. Приведу в пример себя.
   Итак. В раннем детстве меня насиловали детским садом. В детстве - отрочестве и в юности - школой. В юности и ранней молодости я безжалостно насиловал себя институтом. В студенческие годы я насиловал себя, практически всегда не любимыми девушками. Дальше было еще хуже! После института я изнасиловал себя возвращением в родной, но абсолютно безразличный мне городок. Вот уже одиннадцатый год я жестоко насилую себя стабильным, но неблизким по духу производством. Удивительно то, что, после такого пожизненного насилия я продолжаю жить.
   Ответьте мне, - можно ли привыкнуть к насилию?
   За себя отвечу,
   - Возможно, но с приложением чудовищных усилий. Блин, ну почему господин Случай игнорирует меня? Чем я не угодил ему. Возможно все от моей нерешительности. А может, в небесной канцелярии мне просто забыли выписать счастливый билет. Путевку в жизнь дали, а про билет забыли, вот и качусь по жизни зайцем. А на моем месте кто - то другой мучается, насилуя себя изо дня в день. Эх, знать бы кто это, поменялся, бы не глядя.
   Что - то я до фига мыслить стал. Пора уже от философии переходить к прозе жизни, она и веселей и не парит.
  
   Установка
  
   Даю себе установку - много не писать, так слегка размяться, и отвлечься. Только бы не увлечься. Время 23.00, а я вчера почти не спал, всего пару тройку часов вздремнул. Сейчас если раздраконю себя, снова накличу бессонницу. Что ж период такой у меня. Очередной период - РАССТОВАНИЯ.
   Все! Теперь уже точно ВСЕ! Навсегда! Ух, как я ненавижу это состояние, как боюсь его, это как будто с тебя живого содрали кожу и ты превращаешься в оголенный нерв. Хотя, как мне, видится сейчас, этим оголенным нервом я был все эти прекрасно - ужасные два года и два месяца. Нет, надо же какое совпадение даже во времени. Именно два года и два месяца. Почему не два года и три дня или положим полтора месяца. Так нет 2 и 2, мистика, какая то.
   Скорей бы переболеть, собрать себя вновь по кусочкам. Знал ведь, точнее был уверен, что рано или поздно все закончится. Но почему так больно. Почему?
   И вроде не меня бросили, а я поставил точку в отношениях. А все равно больно. Почему я такой не нормальный, вечно докапываюсь до истины. Докопался, получил. Мне все - таки лучше, правда. Я, скорее приму признание в любви к другому, нет, мне будет, тоже больно, может вдвойне. Но я приму это признание с благодарностью и уважением искренних чувств. Но от вранья и лицемерия меня мутит. Может это глупо и не мудро. Но так уж устроен. Ничего не могу с собой поделать.
   Причина болезни еще и в том, что, разорвав отношения, остаешься СОВСЕМ ОДИН. При этом четко осознавая, что обманувшая тебя уже с другим и по сути им все равно, как ты там. Нет, может, и вспоминают, но с гадливой жалостливой улыбкой, мол, сам так захотел, теперь страдай.
   Когда наступают такие моменты в моей жизни, я отчасти впадаю в ступор и чтобы выйти из него мне необходимо писать, выговариваться самому себе. Чуть -чуть становиться легче.
   Сегодня прогуливаясь в парке под пение птиц, решил, что ошибок в личной жизни больше мне допускать нельзя. Либо я остаюсь ОДИН навсегда. Либо нахожу последнего человека в моей жизни. Хватит ошибок. Мне не двадцать четыре года. Мне тридцать шесть, пора стабилизироваться. Все больше ничего не хочу писать, лучше почитаю на сон К. Метелицу. И надо меньше курить!!!
  
   Блин! Что за безобразие! Вот уже в который раз отмечаю, замечаю, не важно, суть та же. Так, вот приблизительно по моим подсчетам к вечерним коньячным процедурам я пристрастился где - то года полтора. Что самое интересное, что бы почувствовать себя на уровне, то есть не больше не меньше, мне достаточно 0,25 стандартной бутылки коньяка. Это моя - НОРМА!!! Чуть больше и я впадаю в забытье. Или точнее в состояние - беспамятства. Вот 0,25 - это мое! Мое - состояние. Контроль себя и благорастворение в коньячных парах. Но, фишка в другом! Как, бы я не разливал эти 0,25, в последнюю порцию коньячного допинга разливается ровно половина тех, полных предыдущих рюмашек. Ну почему, последняя порция, когда так хочется по - больше, оказывается в половину меньше? ЗАГАДКА! И вот, когда я выжимаю, эти последние коньячные капли я начинаю грустить. Причем, грущу по не человечески, как то по вселенски!!! Ну, еще чуть - чуть и было бы в самый раз! НО! Если бы были эти чуть - чуть мне бы моментально настал - МАНДЕЦ. Так, что лучше - не допить, чем перепить. Но, как же тяжко всегда бывает пережить этот нестерпимый зуд. Ну, еще бы капельку!!!
   И эта капелька, клянусь, Вам породила бы беспредельное море! В принципе - это, где - то рядом с искрой, которая породила пламя. Чисто по - Ленински.
   Так месяц назад, ну, без трех дней, эта коньячная капля, а может и водочная, не помню, послужила первопричиной закрытому перелому моей пятки, еще и через сустав. Так - то!!! А начиналось- то, все, как красиво. Только сели за стол. Сразу же поклялись с Наташкой - контролировать друг друга. Как, там у мушкетеров, - Один , за всех и все за одного! Угу!!! Да, до мушкетеров, нам - ДАЛЕКО! Наташку увезли - первой. Меня вторым, но как!
   Смотрю телевизор. На таймере видеомагнитофона 3.12. утра. Не спится, закрыл на 125 странице "Беглецы и бродяги" Чака Паланика, что то не прет. Хотя Паланика - люблю, как автора.
  
  
   Пытаюсь, дотянуться указательным пальцем руки, до промежутка между мизинцем и безымянным пальцем, только на правой ноге, там жутко чешется. Конечно, три недели без воздуха и без движения. Чешу. Б...я! БЛАЖЕНСТВО! Чешу еще, еще, еще....
   Так, вот, что значит - ОРГАЗМ! Советую попробовать, не пожалеете. Как - то инстинктивно подношу руку к носу. ФУУУ!!! Писец!!! Можно задохнуться! А как Вы думали - три недели не мыта, не чесана, да, что говорить, страшно было дунуть. Решаю, завтра - помыть. Хотя бы пальцы. Нет, между ними. Вот это смердит. Есть такое слово в великом и могучем русском языке!
  
   Вот это я туплю! Так туплю, что тупенею. Месяц в лангете на правую ногу прошел даром. Как сказал сегодня ДИЛ, - месяц, выброшенный из жизни. Редко с ним соглашаюсь, но тут перечить бессмысленно.
   Третий день нового года с утра включаю компьютер, в надежде, что то написать, но все в пустую. Туплю я! Пытался методом самокопания найти причину, тупления, однако метод не сработал. Месяц на больничном листе, причем, большей частью на родном диване расслабил меня до полного отупения.
   Три первых дня нового года подтверждают мои предположения моим полным бездействием. Например, за день я мог три раза набрать ванну водой. В первый прием, отвлекался на телевизор, вода остывала и я набирал ванну по новой. Потом я начинал лениться залазить в воду, так что купание совершалось с третьей попытки. По привычке беру с собой в ванную комнату книгу, кладу ее на стиральную машинку, но книга так и остается не раскрытой. За месяц болезни я прочел восемь книг. Может, слегка, пересытился информацией. Надо и впрямь потупить. Но это же невозможно. В голове просто гул от пустоты. Тупо лежу на диване, тупо переключаю каналы ТВ, тупо смотрю, не видя и не слыша телевизор. А что там смотреть. Калейдоскоп цветных картинок. В этот новый год, как - то не сложилось с традиционно невменяемым чревоугодием. Хватило - немного салата "Шубы", трех мант и кусочка торта и все это в три захода. Между этими блюдами три стопочки коньячка. И все. Так что год свиньи я встретил не по - свински. Трезвым и чуток не переевшим. Встречал в семье. С мамой и отцом. В пол второго ночи я уже вернулся на такси к себе. До пяти утра глазел в телевизор, наблюдал всполохи салютов за окном. Мне было ужасно тоскливо и одиноко, так хотелось рядом родного человека, родную душу. А никого не было, наверное, я заслужил свое одиночество. Радовало меня мое спокойствие. Мне не нужно было нервно реагировать на чьи то раздражения, недовольства, психи и грубость. Пусть, так думал я, спокойствие дороже.
   А в телевизоре по всем каналам пели, плясали, юморили, сыпали поздравлениями и пожеланиями, как из рога изобилия, причем одни и те же лица, от которых в течение всего года никакого спасения. Вот от телевизионных людей, действительно хотелось реально блевать.
   Возвращаюсь к перелому.
   Как все это приключилось то со мной, за три дня до моего тридцати семилетия? Правильно говорят - ломать не строить и много ли дураку мало? Звучала и такая реплика - а если бы тебе сказали прыгнуть с девятого этажа? Тоже прыгнул бы? Комичность ситуации заключалась в том, что я спрыгнул с рояля, пытаясь повторить легендарный прыжок Д.Билана на Евровидении. Мой трюк не обошелся без последствий. Зато разговоров было предостаточно. Будь я настоящей "звездой" я бы был находкой для желтой прессы, думал я.
   Буквально недели за четыре до злополучного концерта я будучи в больнице, наблюдал как травмированный народ, кто на костылях, кто с загипсованной рукой на перевязке, направляются на прием к врачу. Наблюдая за этими покалеченными, я вскользь подумал, - слава богу, меня сия участь минула в жизни, врят ли, когда ни будь со мной подобное случиться. На фига я так подумал?
  
  
   Пятый год я участвую в станционном конкурсе "Мы так живем, работаем и отдыхаем". Я участвую, где отдыхают, то есть в художественной самодеятельности. Это уже пятое мое участие. Причем, надо заметить третий концерт мне так же вышел боком. Еще каким боком, с милицией и следствием, затянувшемся на пол года, но это другая история. В этот раз, как говорится, ни что не предвещало беды. Песня было выбрана, за месяц, отрепетирована, оставалось только исполнить и получить свою долю закулисного драйва и зрительских оваций. Но, если бы все было так просто, это был бы ни я. За пару дней перед концертом, я понимаю, что мне до зарезу необходим современный хит. Ничего нелепее, как "Так устроен этот мир", с которой Билан занял второе место на Евровидении, я выбрать не мог. Отрепетировал ее за два раза. И вперед! На концерте все прошло нормально, если не считать забытых в конце слов, но никто этого не заметил.
   На фуршет я захватил с собой 0,25л. коньяка, это моя норма, чтобы расслабиться и повеселиться в меру. Вот как меня накрыло, не припомню. В начале вечера я был активным участником конкурсов. Правда, после выпитого личного коньяка, откуда то появилась водка. Причем не раз и не два. В какой то момент я осознал себя на танц поле, активно зажигающим под оглушающую музыку. Точно помню, как курил на улице. Каким ветром меня занесло на третий этаж к Васе, нашему главному добытчику минусовых фонограмм из Интернета, не помню. Там была Юля, Света, ну и Вася, а еще целый разнос бутербродов и бутылка водки. У нас завязался творческий диспут с Юлей, который мы удобряли водкой. Как я очутился снова на танц поле остается загадкой, смутно помню, как запел из колонок Билан, а мне закричали - Давай! Я и дал, откуда то появился рояль, его катили на меня, я тут же оказался на нем и... Тут я пришел в себя. Дальше начался фильм "Вспомнить все". Боль в ноге невероятная. Я упрыгиваю на левой ноге в фойе. Стать на левую ногу не реально. Она медленно, но уверенно опухает. Я стягиваю с нее носок, пытаюсь прощупать ее пальцами, но от боли взвываю, круче Билана. Из ресторана приносят лед, ставлю ногу в него. Не попускает. Хреново дело. отрезвленный ход мыслей, приводит к логическому решению - срочно ехать домой.
   Мне вызывают такси, я скуля усаживаюсь, называю адрес. На одной рабочей ноге допрыгиваю до подъезда. Так мне нужно преодолеть три лестничных пролета. Что бы добраться до третьего этажа. На втором этаже в прыжке я отчаянно трескаюсь головой о предохранительную железную сетку, установленную между пролетами. Блядь, вскрикиваю я. Голова, кажется, сейчас расколется. - Мне еще только сотрясения мозга в качестве бонуса не хватает.
   Открываю двери, впрыгиваю в квартиру. Меня начинает лихорадить. Наверное, у меня повышается температура. Снимаю куртку и на четвереньках ползу в ванную комнату. Включаю холодную воду, буду мочить ногу. Вообще состояние подорванное. Держу ногу под струей ледяной воды, тут мне припекает покурить. Как одноногий самец кенгуру прыгаю в коридор к куртке, шарю в карманах. Писец - сигарет нет, я оставил их у Васи на третьем этаже. Блин! Я же умру без сигарет.
   Прыгаю к телефону, самец кенгуру, хочет найти свою самку, чтобы она принесла ему в своей кожаной сумке сигарет. Набираю номер телефона.
   - Алло!!! Кричу я.
   - Да, томно отвечает она.
   - Дорогая, у меня проблемы, кажется, я сломал ногу.
   - Как?
   - Прыгнул с рояля.
   - Ты бы еще с девятого этажа прыгнул.
   - Зая, ты где? Привези мне сигарет.
   - Я в другом городе.
   - Как?
   - Ну, ты же сказал, что будешь, занят сегодня, я с Мариной и уехала. Приеду завтра.
  
  
   - Ладно, пока.
   - Пока.
   В бешенстве бросаю трубку.
   - Блин, никому я на хрен не нужен. Блядь ведь если вдуматься реально, я совсем один, случись, что - то подобное и все - приехали.
   Звоню ДИЛу. Через час вся честная компания у меня. ДИЛ с женой, Андрюха с женой и Паша, на цехком. Все осторожно, но с любопытством осматривают мою героическую ногу. Паша выносит вердикт, как знатный футболист, - это не ушиб, что то более сложное. Гости пьют, принесенный коньяк за мое здоровье. Мне все хуже и хуже. Нога болит нестерпимо. Оставляю друзей. Допрыгиваю до дивана и умащиваюсь на нем. Мое отсутствие вскоре замечают и начинают звать к столу. Я ссылаюсь на боль в ноге. Через пол часа закрываю за ними дверь. Спать, приказываю я себе. Завтра будет трудный день.
  
   Спать не получается из - за боли в ноге. Ноет сволочь. Кручусь с боку на бок. Под утро впадаю в дрему. Около девяти утра открываю глаза. Встать на ноги не реально, как физически, так и морально. Лежу в ступоре, еще час. Сползаю с дивана, и на четвереньках ползу в ванную комнату. Умываюсь, усердно чищу зубы. Пью кофе, корю. Все, как всегда, только в припрыжку на одной ноге. Надо же, угораздило. Собираюсь морально, сейчас самое страшное, сообщить маме. Снимаю трубку телефона, набираю номер.
   - Привет, мам.
   - Доброе утро, сыночек.
   - Мамуль, у меня, тут это, проблема, короче.
   - Какая?
   - Я ходить не могу, с ногой что - то.
   Мамины сентенции я опускаю, это не для слабонервных. Смысл, речи свелся к тому, что мне 37 лет, а ума так и нет, что, когда я пью, то не знаю меры, что снился ночью плохой сон, и что мама всегда думала, что я умный и гордилась мной, а жизнь показывает обратное...
   Пока ждал, прихода мамы. Думал, о том, что, прожив, практически большую часть своей жизни, в трудную минуту мне обратиться не к кому. Только к маме. Была бы жена или по крайней мере девушка, мы бы эту проблему решали вместе. Хотя, наверняка подобного бы и не случилось. Был бы под надзором, а так я беспризорный. Вот откуда мои беды.
   В приемном покое записали мои данные, посмотрели травмированную ногу, дали подышать в трубочку на предмет содержания алкоголя в крови. Наличие алкоголя не подтвердилось. И это слегка порадовало. Потом направили на рентген. Кабинет рентгена, оказался на этом же этаже, слава богу, но метрах в двухстах от приемного покоя. Преодоление этого расстояния я бы назвал личным подвигом. Попробуйте-ка проскакать на одной ноге эти 200 метров. Я думал у меня сердце выскочит. Как для здорового человека, двуногого это сущие пустяки, пять минут ходу, я же скакал вечность. Сделали рентген. Пока пленку проявляли и сушили, я отдышался. Откуда взялись силы, для возвращения на исходную точку, не знаю, но пот с меня катил градом. Отдал рентген медсестре, маму отправили за бинтами и гипсом. Где - то через пол часа появился пообедавший врач. Сначала он рассматривал снимок, потом взялся за мою отекшую конечность. Я не вольно взвизгнул. Благо, эскулап не долго осматривал мою ногу.
   - Как все случилось? Задал он вопрос.
   Блин, ну не буду же я рассказывать ему, как прыгал с рояля, моментально в голове рождается медицинская версия происхождения травмы.
   - Помогал разгружать мебель, находился в кузове автомобиля. Когда спрыгнул с кузова, неудачно приземлился на ногу.
   - Нога куда подвернулась при падении?
   - Не помню, я не смотрел, было очень больно.
   - Ты ломаешь, а я должен думать, как она у тебя повернулась?
   - А, что, что - то серьезное?
   - Да нет, не смертельно. Перелом пятки через сустав. Полтора месяца в гипсе походишь. Иди с медсестрой на перевязку.
   Выпрыгиваю в коридор. Мама сидит с пакетом медикаментов, падаю в соседнее кресло.
   -Ну, что?
   - Перелом, полтора месяца в гипсе.
   Появляется медсестра.
   - Может, вы коляску возьмете?
   - Конечно, возьмем, вскакивает мама, а где?
   Медсестра открывает дверь, за ней стоит отличная, почти гоночная коляска. Мамуля, стремительно, как заправский таксист, подкатывает ее поврежденному сыну. Я усаживаюсь в коляску и накручивая обода колес, устремляюсь за медсестрой в процедурный кабинет.
   - Не зря значит, на права сдал месяц назад, вот и пригодились, шучу про себя я. Уже въезжая в кабинет, про себя матерю медсестру.
   - Вот, сука, а когда ты меня направляла, хрен знает, куда на рентген у тебя, что память отшибло, коляску мне предложить.
   Мне наложили лангету на правую ногу и сказали, что бы в понедельник я шел в поликлинику на прием к травматологу.
   Мамуля вызвала такси, которое и доставило нас к маме домой.
   - Дома тебе делать нечего, решила мама. Да в такси я забыл тапок, который одевал на опухшую ногу, т.к. никакая другая обувь не всовывалась в нее. Теперь у меня, как память один тапок. У мамули я пообедал и моментально заснул, сказалось бессонная ночь на кануне.
   В понедельник мне открыли больничный лист. И назначили прием через пять дней. Из поликлиники я вернулся к себе домой. Весь день мне звонили с работы коллеги и товарищи. Все приносили соболезнования, те, кто пережил в своей жизни перелом, делились опытом. Некоторым, виделось в приключившемся со мной несчастии проведение. Мол, ничто не происходит в нашей жизни случайно, и это свыше меня на время притормозили.
   - Ты же собирался на новогодние праздники, куда то поехать, говорили мне, так чтобы с тобой не случилось большего несчастья, тебя остановили, таким образом. Кто знает, чем бы еще закончилась твоя поездка. Это ангел хранитель тебя отвел от непредсказуемых последствий.
   - Да, соглашался я, данная версия имеет право на жизнь. Что ж, тогда спасибо Ангелу!
   Другие, обратившись к эзотерике, объясняли, что перелом - это значит протест против насилия над собой. Поразмыслив, я и здесь находил зерно правды.
   - Я насилую себя пятый год своей работой. Не могу сказать, что я терпеть ее не могу, это будет не правдой. Я, скорее всего, смирился и привык, а что так практически все живут. Только получается, что за это пострадал один я, впрочем, статистику в этом направлении еще ни кто не проводил. Интересно, какими бы были статистические показатели в этой плоскости. Товарищи статисты у меня для вас есть отличная тема, примите к сведению.
   Мне с не привычки, было тяжело, каждый раз прыгать, а то и бежать на четвереньках к телефону. Но со временем привык, да и телефонных звонков стало значительно меньше. Любопытство многих было утолено, момент сенсации померк.
  
   На четвертый день мне принесли костыли и мое передвижение по квартире существенно облегчилось. Можно, сказать, я обрел крылья, благодаря костылям я просто летал по квартире. Руки, конечно, уставали, но этот способ передвижения, не шел ни в какое сравнение с прыганьем на одной ноге.
   Первое время я изнывал. Испытывал муки совести, что вот так, вышел, точнее, выпрыгнул из производственного строя, нагрузил маму своими проблемами, а потом привык и стал кайфовать от безделья. И уже благодарил рояль и Билана, за бесценный подарок.
   Ну, когда бы я еще так отлежался, отоспался, начитался, поразмышлял? Когда же нога перестала болеть, я почувствовал себя счастливым.
  
   В больничной очереди
  
   Через пять дней я приехал на такси в больницу на прием. Докастылил до лифта, поднялся на пятый этаж, занял очередь. Травмированных было, человек пять, но очередь продвигалась быстро.
   На двери кабинета травматолога было приклеено объявление, которое сообщало, что "Укушенные обслуживаются вне очереди". Меня заинтересовало это - ВНЕ очереди. Интересно, возможен ли такой пассаж в русском языке? Всю жизнь мне было знакомо - без очереди. Вне очереди - это что - то новенькое. Ясно, когда вне зоне доступа или вне зоне видимости, а вне очереди звучит оригинально.
   Через двадцать минут мне уже продлили больничный лист на десять дней и предупредили, что его необходимо заверить у главврача. Благо, кабинет ВКК был на этом же этаже. Только очередь тут была раза в четыре больше. Я соответственно спросил последнего, и стал вместе со всеми ждать. Свободных мест не было, я облокотился о стену, подпершись костылями. В больничной публике я узрел знакомое лицо и приветливо махнул головой. Лицо отреагировало открытой улыбкой. Наталья подошла ко мне, и мы весело поздоровались.
   - Привет! Ну, как ты? Поинтересовалась Наталья Шутихина, рассматривая мою загипсованную ногу.
   - Привет, уже в норме, шоковое состояние миновало.
   Посмеялись.
   Из резко распахнувшейся двери кабинета, как чертик из шкатулки, возникла медсестра. Слегка, утомленное ожиданием, сообщество больных кинулось к женщине в белом, протягивая ей медицинские карточки. Женщина, сколько могла унести, приняла в руки целую кипу книжиц с записями диагнозов и внезапно скрылась за дверью. Очередь, облегченно вздохнула и рассредоточилась по коридору.
   Наталья, уникальная барышня. Познакомились мы год назад, во время подготовки к концерту. Она, тогда решила впервые принять участие в станционном
   смотре талантов. Наталья работает в юруправлении станции. Так, вот в своем премьерном выступлении она задействовала половину своего коллектива. В этом году, она превзошла себя, и на сцену вышел даже ее начальник. Год назад она было под фамилией Шутихина. Сейчас она Родригес. Короче говоря, этим летом она познакомилась через сестру с американцем. Буквально за неделю она разошлась с мужем, а она была за мужем и имела в браке двоих детей и вышла за Родригеса замуж. Все, кто видел свадебные фотографии, пребывали в легком шоке от ее настоящего мужа.
   - Толстый, с мерзкими усами, не красавец, далеко за сорок, именно таким непрезентабельным описывали Наташкиного избранника наши барышни.
   Наталья Шутихина - Родригес, отметала все критические выпады в сторону ее мужа, убедительным доводом, ну не зря же она юрист, - Я это делаю ради детей.
   Почему - то, тот факт, что у американца имелось четверо своих детей, ее не смущал.
   - Ты знаешь, а я зареклась пить больше положенного на подобных мероприятиях, мне хватило.
   - Можно, подумать, ты, когда ни будь, так влетала?
   - Всякое бывало. Мы, когда день юриста отмечали, такое творили, вспомнить страшно. Кто под елками засыпал, кто в медвытрезвителе просыпался. Со мной, тоже такое приключилось, что и в страшном сне не приснится.
   И Наташка, рассказала мне свою презабавную историю. История эта и впрямь достойна, быть записанной. С ее слов дело было так.
  
  
  
   - Ну, значит, навеселились мы коллективом, напились, натанцевались, кабак стал закрываться, нас стали просить освободить зал. Что делать? Вызвали такси, попрощались, разъехались. Дома я разделась, завалилась в кроватку и сладко так зевнула, предвкушая крепкий сон. Представляешь, видно я с такой силой зевнула, что у меня челюсть и соскочила. Ек - макарек! Надо скорую вызывать, чтоб на место челюсть вправить, а как? Говорить, то не могу. Хорошо мама была дома. Бужу ее, она конечно в шоке и от моей ротовой проблемы и от перегара из травмированной области. Приехала Скорая, фельдшер оказался не при делах. В его практике такого случая еще не было и что с этим делать он не в курсе. Забирают меня в приемный покой. Там тоже нужного специалиста не оказалось. Но, кого - то они там все - таки нашли, привезли из дома, подняли среди ночи. Спустя час мне вернули мою челюсть на место. Все счастливые: я, потревоженный специалист, фельдшер загружаемся в машину скорой помощи и едем по домам. В какой то момент мне стало жутко дурно. Накатила тошнота, чувствую сейчас блевать буду. Прошу меня высадить. Бегу к первому деревцу сгибаюсь над ним
   и блюю, блюю и бывает же такое западло, челюсть, зараза, снова соскакивает. Я чуть не плачу. Ну, что, снова в приемный покой бежать? Вышла на дорогу, смотрю, скорая помощь возвращается. Я руку подняла, торможу машину. Они меня увидели и давай ржать, - Что опять челюсть прогуляться вышла? Я, головой, киваю, говорить то не могу, а у самой слезы льются. Не от боли, а от обиды. Вот думаю, - Все мои уже спят давно, а я с челюстью до утра катаюсь.
   Пока Наталья излагала мне все эти свои челюстные препитии, я чуть со смеху не умер.
   Дверь, так же резко распахнулась и из нее, снова появилась медсестра с кипой карточек. Женщина в белом принялась громко зачитывать фамилии, больные отзывались, забирали свои карточки и как то по бодрому удалялись к лифту. Наконец, медсестра, выкрикнула мою фамилию, я забрал свою карточку, попрощался с Натальей и поспешил домой.
  
   Вампир
  
   К середине четвертой недели моего безмерного счастья со мной приключился занимательный эпизод. Окончательно выбившись из режима, в четвертом часу утра я отложил очередной роман, на четвереньках дополз до выключателя и выключил свет, вернувшись на диван, я укутался в одеяло и начал настраиваться на сон. Но моя медитация была грубо прервана, каким то шорохом, непонятного происхождения. Первые минуты я ничего не понимал. Нет, я явно слышал шорох, но не представлял от куда он мог взяться.
   - Может быть, глюк словил, подумал я.
   Но шорох повторился, причем отчетливее. Я затаился.
   - Кто это может быть, судорожно думал я, хлопая ресницами.
   И тут я узрел над собой летящий объект.
   - Е - мое! Ночная бабочка, что ли? Только откуда ей взяться зимой? Да и для бабочки размеры великоваты.
   Я осторожно сполз с дивана, добрался до выключателя, включил свет. Над потолком бешено выписывало круги нечто серое.
   - Летучая мышь. Блядь, как она тут оказалась.
   Эта маленькая серая сволочь, расправив свои кожаные крылья, как сверхзвуковой самолет нарезала круги вокруг люстры. Я инстинктивно, начал махать костылем, целясь в объект. Представьте себе эту картину. Сидит на полу пацан, с загипсованной ногой, с выпученными от ужаса глазами и со всей дури размахивает костылем. Хорошо, что я не разбил лампу, вот это бы я обгадился, окажись я в полной темноте с этим монстром. После неудачных выпадов с костылем я поменял тактику и начал бросать в мышь одеяло. Таким образом, я хотел сбить непрошенную гостью. Однако, толи мышь быстро летала, толи я от страха потеря меткость, но попасть в эту тварь мне не удавалось. С энной попытки я все - таки сбил эту летающую серость. Она плашмя упала в мою постель.
   - Мама, дорогая, хоть бы не стошнило.
   Расправив крылья, мышь или вампир, почему - то вспомнилось, что они сосут кровь, хотя кажется, это не соответствует действительности, замерла.
   Я тихонечко начал подползать к поверженному врагу, таща за собой одеяло.
   - Сейчас накрою ее, думал я, что делать с ней дальше в ту минуту я еще не представлял.
   И вот, когда я уже различал перепонки на ее крыльях и маленькие черные глазки на ее мерзкой головке, это гнида без предупреждения взлетела. Я был в шоке. Я уже представлял, как забрызгаю ее кровью новые обои, как выброшу в унитаз агонизирующий трупик и на тебе такой провал.
   Я напоминал сам себе кота, долго выслеживающего и в итоге проворонившего добычу. Я снова стал наблюдать за кружением серого пилота. Следуя взором за траекторией движения мыши, я наткнулся на балконную дверь. Спасение пришло само собой. Я подбежал на четвереньках к балкону, одернул резким движением занавески и рванув за шпингалет распахнул балконную дверь. Схватил костыль и с его помощью, размахивая им, пытался направить ночную гостью за пределы комнаты. Борьба была не долгой. Мне повезло и со второй попытки животное выпорхнуло из замкнутого пространства в ночь. Я тут же захлопнул дверь, повернул, шпингалет и только убедившись, что дверь закрыта наглухо, отполз на диван.
   Под гулкий бой сердца я гадал, каким образом эта гнида проникла в мою квартиру. По всей видимости, когда днем я выносил мусор на балкон этот хищник и прополз на мою территорию. Других вариантов не было.
  
   Как - то невзначай, мусоля в ночи, кажется, восьмой роман за месяц я осознал, что перечитал. Мой мозг категорически отказывался реагировать, на что -либо прочитанное. Плевал он на стиль и новую подачу материала, на сюжет и неоднозначных персонажей. Сознание просто не воспринимало текст, оно витало рядом, но не в смысле произведения. С восприятием телевизора, ситуация была аналогичной. С этим можно было мириться, но чем - то нужно было убивать ночное время. Чем?
   Мозг решил обратиться к воспоминаниям. Включился самоанализ моих действий. Как будто наглый хакер взломал базу данных моего мозга и подсовывает мне давно забытые файлы, на которых записаны события из моей жизни.
   У каждого из нас имеются фобии. Их великое множество, перечислять бессмысленно. У меня, как выяснилось фобия высоты, точнее, боязнь высоты. Серьезно я об этом никогда не задумывался. Я спокойно могу смотреть с крыши многоэтажного дома на землю, и у меня не будут кружиться голова и трястись коленки. Было время, я даже думал прыгнуть на тарзанке. И все же я очень заблуждался. Я реально боюсь высоты, скорее не саму высоту, а ее преодоление.
  
   Экстрим 1
  
   Впервые я реально испугался преодолеть высоту в институте, когда стал вопрос о зачете по физкультуре. Я крайне редко посещал, сей предмет, ввиду того, что он стоял первым в расписании. Когда пришло время сессии, и началась зачетная неделя, я поспешил на последнюю в семестре пару по физкультуре. Занятия проходили в бассейне, и наш первый курс сдавал плавание и прыжки с вышки. Если честно, то у меня была надежда, что все будет, как всегда. А это, значит, купим по пачке никому не нужных спортивных марок, получим автограф преподавателя в зачетке и разбежимся. Но, все оказалось, намного сложнее. Марок почему - то не завезли и преподавателю ничего другого, как предложить нам реальную сдачу зачета не оставалось. Вместе со мной было еще два "отличника" физподготовки. Мы обреченно приняли душ, надели плавки, натянули на головы резиновые шапочки и бодро вышли к бассейну. Счастливые одногруппники, получившие зачет, весело приветствовали нашу троицу. Голубая, хлорированная вода умиротворенно билась о кромку бассейна.
   Преподаватель, подозвал нас к себе и предложил на выбор, либо проплыть стометровки всеми изученными за время семестра стилями, а также прыгнуть с трех и пяти метровой вышек, либо только с девятиметровой вышки. Мои товарищи по несчастью, как - то сразу согласились на второй вариант. Я, особо не задумываясь, примкнул к большинству.
   - Окей, дерзайте! Вперед! , скомандовал преподаватель, лукаво улыбаясь.
   Мы стали подниматься на площадку по лестнице вышки. Я был замыкающим. Отметку три метра, мы прошли, не оборачиваясь, когда поднялись на уровень пяти метров, я посмотрел вниз и почувствовал, как страх пощекотал мне пятки. Достигнув положенной высоты - девяти метров я осмотрелся. Панорама бассейна была превосходной. В моем воображении тут же нарисовалась замечательная картинка в стиле сюрреализма. Будто бассейн это огромный бильярдный стол, обтянутый голубой тканью, на поверхности которого разбросаны разноцветные шары - резиновые шапочки пловцов, а проникающие сквозь витражи золотые лучи солнца - кии.
   Однако, я быстро вернулся в реальность, когда подкрался к раю площадки.
   Ладони в доли секунды стали влажными, сердце учащенно забилось, коленки сами собой слегка подогнулись, а от бассейна повеяло холодом.
   - Блин, мне же через пару минут надо будет пролететь эти девять метров, да так, чтобы не убиться. Возможно ли это, подумал я.
   Где - то рядом, мои сподвижники, переминались с ноги на ногу, готовясь к полету.
   Через пять минут, первым оторвался от площадки и рухнул вниз солдатиком Вовка. Он ушел под воду, оставив после себя фонтан брызг. Через пол минуты из под воды выскочила, как поплавок его резиновая шапочка. Пловцы приветствовали его аплодисментами. Вовка, задрал голову и, помахав нам рукой, поплыл к бортику бассейна, получать заслуженный зачет.
   Нас отсталость двое. Я и Мишка.
   - Молодец, прокомментировал прыжок Мишка, и я в знак согласия кивнул. Выразить свои эмоции в слух не получилось. Я только приоткрыл рот, но понял, что онемел.
   - Следующий прыгаю я, уверенно заявил Михаил и стал на край площадки. Я не стал возражать. Он готовился минут десять, я уже начал переживать, что он передумает и уступит мне право прыгнуть вторым.
   Перед отрывом Миша глубоко вздохнул, вытянулся в струнку, пододвинулся еще ближе к раю, так, что на площадке остались одни его пятки и, наконец, прыгнул. По раздавшимся вскоре овациям, я понял, что у него все сложилось удачно.
   Настал мой черед и я, бодря себя всеми правдами и не правдами, подошел к краю бездны и посмотрел одним прищуренным глазом вниз. То, что у меня шумело в ушах, меня не очень пугало, но то, что при этом стремительно темнело в глазах, приводило в ужас. Под ступнями ног, я ощущал противную мокрость железной площадки, к которой меня словно приклеили.
   Вместо всеми ожидаемого прыжка, я стал обдумывать техническую сторону, предстоящего спортивного упражнения.
   - Так, главное сосредоточится и все выполнить последовательно.
   Во первых. Надо определиться, когда набрать воздух в легкие. Сразу, как только оттолкнулся или перед тем, как войду в воду. Включаю логику. Если я наберу воздух и прекращу дышать, как только оттолкнусь, то его запаса мне может не хватить при выныривании на поверхность. Конечно, лучше всего сделать глубокий вдох непосредственно перед вхождением в воду, но есть опасность, что в суматохе мыслей или полной их парализованности я забуду это сделать. Решаю, что набираю воздух и в момент прыжка и при погружении в воду, если не забуду.
   Во вторых. Как же мне, умудриться прыгнуть, не травмируясь? Это самое сложное. Можно слегка подпрыгнуть вверх.
  
  
   Только слегка, так, чтобы оторваться на пару сантиметров. Но при таком, раскладе, падая, я могу зацепиться затылком головы о площадку, да что, там, так можно и голову разбить. Легко сказать подпрыгнуть, когда тело, будто свинцом налилось. Окей. Еще, вариант, делаю шаг вперед, в пустоту, в бездну и лечу, а если я другой ногой зацеплюсь за край площадки? Перелом не минуем. Может, стать на пятки и как бы соскользнуть вниз, так тоже есть шанс удариться головой о площадку...Хорошо, успокаиваю себя я, а что если разбежаться и с разбега оторваться от площадки? Я уже представил, как лечу в воду. Но! А вдруг, поскользнусь, и распластаюсь где - то между небом и землей, то есть туловищем на площадке, а ногами в воздухе зависну. Ни вперед, ни назад. Эта страшная картинка сменяется, как слайд на белом экране, следующим видением. Я присаживаюсь на самом краю площадки, группирую тело, обхватываю руками коленки, прижимаю к ним голову и тяжелым шаром, Аля - бомбочка, падаю в бассейн...
   Мой мыслительный процесс был прерван пронзительным звуком свистка. Я посмотрел вниз. Преподаватель, раздув щеки, что есть силы дул в свисток. Заметив, что на него обратили внимание, он выплюнул свисток и проорал.
   - Сколько ты еще будешь там стоять? Давай спускайся, я поставил тебе зачет.
   В бассейне уже никого не было, только керамическая плитка на его дне переливалась перламутром.
   - Давай быстрей, кричал преподаватель, всю пару там простоял, сейчас другая группа придет на занятия.
   Что на меня вдруг снизошло, не знаю, но я каким то чудесным образом оторвался от площадки и полетел вниз. Воздуха, чтобы вынырнуть мне хватило. Хлопать мне было уже не кому, поэтому я в полной тишине, доплыл до бортика и вылез из бассейна. Преподаватель вручил мне зачетку с зачетом, и я побрел в раздевалку, снова и снова переживая свой героический прыжок.
  
   В следующую бессонную ночь из калейдоскопа моих воспоминаний, связанных с высотой, выпорхнула из подсознания, как мотылек, история, связанная с бухтой влюбленных.
  
   Экстрим 2
  
   Утверждают, что человек с годами, набираясь жизненного опыта, умнеет. Возможно, только на меня это не распространяется. Минуло, практически двадцать лет, с момента описанного мною приключения в институтском бассейне. Мне уже, как вы понимаете, не 16 лет, а целых тридцать шесть. У некоторых, особо активных уже имеются шестнадцатилетние дети. А я, сам во многом еще ребенок.
   Ладно, речь не о детях. А о моей фобии, заключающейся в преодолении не преодолимой высоты, или преодолении себя перед высотой.
   Совершенно спонтанно, в самом конце сентября, я улетел отдыхать в Турцию. Это был мой первый опыт отдыха заграницей. Туркмен отель, в котором я жил с друзьями располагался на Аланийском побережье Средиземного моря. Первые три дня мы восторгались отельным сервисом, а именно тем, что все было включено, поэтому уже с утра мы устремлялись к бару, потом завтракали, снова шли к бару, купались в бассейне, и снова шли к бару, обедали и снова шли к бару, а от него в бассейн. Так продолжалось до ужина. После 23.00, когда бар закрывался, мы отправлялись гулять в шумную, веселую, сверкающую иллюминацией Аланью. В третью ночь наших праздных шатаний мы забрели в одно из тур агентств, в котором купили по сходной цене, всего за 18 долларов, экскурсию на яхте.
   На следующее утро нашу компанию подобрал у отеля микроавтобус и отвез в порт. У причала было пришвартовано такое многообразие яхт, что нашему восхищению не было предела. Слабый ветерок, лениво игрался с разноцветными флажками на флагштоках. Русская, английская, немецкая и турецкая речь звучали со всех сторон, перемешиваясь в этом языковом котле в не что не переводимое. Мы поднялись на свою яхту, прошли на палубу, на которой были разбросаны разноцветные матрасы и, прихватив по одному, расположились на корме. Осмотревшись, мы определились, что присутствующий на яхте контингент состоит из русских, немцев и турков (команды и аниматоров). В порту мы простояли полтора часа. Стоял полный штиль, о борт яхты бились немощные волны и в их рахитических спинках ярко отражались солнечные лучи. Османское солнце к этому времени уже сияло во всем своем величии. Поджарые немцы и их мужеподобные спутницы стали яростно натираться защитными кремами и набрасывать на плечи полотенца. Зная свою проблемную кожу, я натянул футболку, по лицу моментально покатились капельки пота. Яхты, медленно одна за другой отдавали швартовые и выходили из гавани.
   Наконец то и наша скромная красавица, словно стесняясь, качнула бортами и пошла в открытое море, как на первое свидание. Чем больше мы набирали ход, тем существеннее ощущалось дуновение ветерка, на встречу которому я с блаженством подставил лицо. Турки - аниматоры, перебирая струны экзотических инструментов, услаждали слух путешественников, приятной, расслабляющей музыкой. От открывающихся видов не возможно было оторвать глаз.
   Первая остановка в Аланийской бухте, названной так в честь старинной крепости. Наш гид, молоденькая, но уже потрепанная барышня из Николаева, вооружившись микрофоном, с начало на английском, затем на русском языке рассказала историю старого города. Народ слушал ее в пол уха.
   Лично мне заполнилось, то, что в древности этот городишко был, очень значим, и многие точили на него зуб, желая захватить столь лакомый кусок. В этом городе - крепости был всеми почитаемый и уважаемый правитель. Как - то раз, к стенам крепости подошло несметное войско, захват крепости был неминуем. Силы были не равными. И жители древнего городка возносили молитвы Аллаху, уповая только на чудо. Но мудрый правитель, нашел выход из безвыходной ситуации. Он приказал привязать к баранам факелы и ночью выпустить их на противника. Стада баранов приняли за атакующую армию осажденного города, такого огромного войска противник не ожидал увидеть и в страхе отступил.
   Прикольно, конечно, но и бараны надо сказать, уникальны - то ли дрессированные, то ли защищенные от огня, то ли действительно реально тупые животные, без чувства самосохранения. Всем бы народам таких изобретательных правителей, глядишь, меньше народу погибло бы. Короче. - Восток, дело тонкое!
   В Аланийской бухте мы простояли с пол часа, за это время: порезвились в прозрачной, как слеза воде, понаблюдали за невозмутимыми рыбками, поныряли. Когда все собрались на палубе, и яхта набрала ход, гид объявила, что следующая наша остановка будет в бухте влюбленных. Столь романтическое название бухты, не могло вызвать ни каких дурных предчувствий, а жаль.
   Я увлекся видеосъемкой друзей на фоне окружающих нас фантастических пейзажей. Яхта вошла в неприметную бухту, пока путешественники оглядывались по сторонам, николаевский гид рассказывала легенду, связанную с этой бухтой.
   А легенда была банальной, как и все любовные истории. Турецкие Ромео и Джульетта навеки полюбили друг друга. Но, враждующие родители воспротивились их браку. Тогда влюбленные уплыли в море, нашли там скалу, а у подножия пещеру. Вот в этой пещере они и скрылись от противников их неземной любви, там то они и познали запретный плод. Итогом всему стала смерть наших Ромео и Джульетты, то ли они прыгнули со скалы и утонули, то ли умерли от голода и жажды. Интересно, почему они все же покончили с собой? Были уверены, что на земле их все - таки разлучат родственники и поэтому решили, что только смерть их не разлучит, а вдруг первая ночь разочаровали их? Кто знает, на то оно и легенда, что без логики.
   Я продолжал видеосъемку, когда туристы стали покидать яхту и прыгать за борт, навел объектив на нашего гида, которая все еще продолжала свой монолог.
   - Послушайте внимательно, детям до четырнадцати лет и тем, кто боится высоты идти в бухту влюбленных, не рекомендуется. Да, и снимите с себя украшения, так как вы можете их потерять.
   Я остановил съемку и отключил видеокамеру. Последние слова гида, к огромному сожалению, не влетели в мое ухо, чтобы перевариться затем в сознании, а лишь черканули по наружной поверхности уха и унеслись в море. Когда дома я просматривал запись своего путешествия, а именно запечатленный момент предупреждения об опасности, то ужасно злился на себя за не внимательность.
   Большинство туристов, среди них были и мои друзья, уже собрались у подножия скалы и готовились идти в пещеру. Буквально в последние минуты, перед разворотом яхты, я спрыгнул в море и поплыл в сторону бухты. Взобраться на скалу из - за острых и скользких камней было весьма затруднительно. Сообразительные турки бросали один конец троса подплывающему, а сами за другой троса вытягивали его на сушу. Меня вытащили последним, и я еще ничего не подозревая, примкнул к экстремальному движению. Турки, выстроили нас в цепочку, и повели в кромешную тьму пещеры. Это был настоящий контраст. После яркого, ослепительного солнца, так сказать земного рая мы попали в подземный ад, где было реально темно, как у негра в жопе. Нас повели по невероятно узкому лабиринту. Шли на ощупь. Я ощупывал впереди идущего, сзади кто - то ощупывал меня, пальцы моих рук ощупывали влажные камни, которые пахли морем и солью. Удручало еще то, что все время приходилось втискиваться в какие - то расщелины, в которых можно было без проблем застрять, настолько они были узки. Мелкая галька под ногами кололась, осыпалась и усложняла передвижение. На протяжении всего нашего шествия со всех сторон раздавались мужские маты и женские стенания. Когда впереди забрезжил солнечный свет, я поблагодарил бога за избавление из этого подземного царства. Выползая, наружу и счастливо жмурясь солнцу, я даже не мог представить, сквозь какое испытание мне предстояло пройти скоро. Я был рад свету и твердой почве под ногами и шуму моря, доносившемуся от куда то снизу.
   Турки стали выстраивать нас в очередь и подводить к краю скалы. На маленькой площадке уверенно сидел один из аниматоров, в его обязанности входило подстраховать каждого следующего прыгуна в море. Первыми стали прыгать молодые атлетического сложения немцы. До меня все еще не доходило, в какую передрягу я попал. Я, как - то отстраненно наблюдал за прыгунами, и ни как не представлял, что скоро и сам стану на их место и полечу в море. Я и глазом не успел моргнуть, как турки уже подталкивали меня в сторону площадки для прыжка. С площадки меня приняли крепкие руки страховщика. В свою очередь я мертвой хваткой вцепился в его руку, уверен, что если бы он попытался меня оттолкнуть, то я бы его не отпустил однозначно, и мы полетели бы в воду вместе. Дальше все проходило, как при замедленной съемке. Первое, что бросилось в расширенные от ужаса глаза - наша яхта, такая маленькая, такая родная, но такая не досягаемая. Турок что - то лопотал, наверное, подгонял, так как в конвейере прыгунов случился затор, но я не велся. Как - то мгновенно я решил, что лучше умру здесь, чем совершу этот дикий прыжок, и я уверенно уселся на пятую точку рядом с турком. На меня стали кричать, махать руками, но я не поддавался. Видя безвыходность ситуации меня, отодвинули в сторону, освободив место для других отчаянных туристов. Из своего безопасного места я тупо созерцал, прыжки в море и судорожно искал выход из катастрофической для меня ситуации.
   Возвращаться через черный лабиринт обратно не имело смысла, так как яхта обогнула скалу, и ждала, пока все прыгнут, чтобы продолжать экскурсию. В голове у меня вертелись слова чеховской героини, - Почему люди не летают? Вот, так бы взяла, разбежалась и полетела...
   Вспомнился несчастный отец Федор из "Двенадцати стульев".
   Примерещилось, как я, падая, разбиваюсь о камни, и мое распластавшееся тело брезгливо лижут волны. Пока я переваривал все это, на скале остались только турки и я. Все без исключения прыгнули в море и радостные плыли к яхте.
   Турки снова попытались вывести меня на стартовую площадку. Неживой я на деревянных ногах встал во весь рост. Посмотрел вниз, и на меня посмотрела бездна. С яхты стали кричать мне, хлопать, свистеть. Рядом, сидящие турки тоже хлопали и улыбались, обнажая жемчужные зубы. Они наивные думали, что таким образом вдохновят меня на подвиг. Увы, они не на того героя напали. Мне мои зубы были дороже. Я просто окаменел, я не мог себя заставить пошевелиться. Эта пытка длилась минуть десять. Мне даже не было стыдно, что я вот один оказался таким трусом. Мне было насрать с этих, как оказалось четырнадцати метров на мой позор, хотелось одного - остаться в живых.
   Аниматоры, смекнули, что им достался крепкий орешек и торопясь начали подталкивать меня к каким то выступам, по которым можно было спуститься ближе к морю. Меня подгоняли и я, не замечая, счесывал в кровь руки и ноги о камни, не чувствуя боли. Меня гнали, как того барана, разве, что без горящего факела. Таким образом, я спустился к уровню моря метров на восемь. Вот с этой высоты я уже прыгнул в воду, особо не задумываясь о последствиях. Море приняло меня в свои мокрые объятия и слегка притопило. Под водой я активно заработал руками и, вынырнув, я в полу контуженом состоянии погреб к яхте. На втором или третье взмахе, я почувствовал, что мне чего - то не достает. Посмотрел на руку.
   - Блядь! А часов то нет. Моих любимых Tissot! Не меня так, часы, в обмен на мою жизнь взяло хищное море, рассудил я, наверное, Леля и Егор из экстремального телевизионного проекта "Проверено на себе" от души посмеялись бы надо мной и не в пример, мне, взявшись за руки, прыгнули с четырнадцати метровой скалы в средиземное море.
   В оставшееся время путешествия я все больше молчал. Друзья пытались меня развеселить, но я как - то вяло реагировал. То включался, то снова выпадал из общего веселья. Вернувшись в отель, я первым делом начал пить, но алкоголь не брал долго. К вечеру, я захмелел, а потом и напился. Друзья утешали меня приметой - мол, где - то, что - то потеряешь, то обязательно туда вернешься. Примета оправдала себя, так как через год я снова случайно попал в Турцию.
  
   Памук и Малахов
  
   Воскресенье. Через пол часа наступит ночь понедельника. Незаметно пролетело полтора месяца, с момента перелома пятки. За это время я отметил свое тридцати семилетие, новый год, рождество, старый новый год. 28.12.06 г. я самовольно избавился от лангеты и вот уже почти три недели моя нога на свободе. 04.01.07г. сделали рентген, кость срослась, больничный продлили до 15.01.07 года. Завтра, в понедельник 15.0107 мне на прием к лечащему врачу. Скорее всего, он закроет мой больничный лист и выпишет меня, так, что выход во вторник на работу неизбежен. Хотя сдаваться без боя я не намерен. Обязательно, буду жаловаться на боль при ходьбе. Скажу, что могу ходить не больше часа и то хромая, после чего нога сама не своя и болит. Так же я не до конца прошел курс реабилитации, который включает в себя - прогревание парафином и массаж. Надежды мало, но попытаюсь, вдруг травматолог продлит больничный хотя бы еще дней на пять. Да! Не зря говорят, что перед смертью не надышишься. Вот это я расслабился! Ужас! Я стал великим затворником и обломщиком. Как, же не хочется выходить на работу! Это пока на больничном все добренькие, а стоит влиться в производственные ряды, и погнали: задания, приказы, служебные записки, контрольные карточки, указания, проверки и т. д. и т.п. Мрак, как выразилась бы Э. Людоедочка из "Двенадцати стульев".
   Увлекся романом "Снег" О.Памука, который в 2006 году получил за него Нобелевскую премию. Роман замечательный, оторваться нет сил, читается на одном дыхании. Но! Уж очень перекликается по стилистике с романом "Замок", Ф. Кафки. Даже главные героев романов носят практически одинаковые имена. У Ф.Кафки - главный герой - К, а у О. Памука - Ка! Так, что Памук - это турецкий Кафка. К концу романа наткнулся на одну мысль - характеристику о главном герое Ка, если спроецировать ее на меня и озвучить от моего лица, то получиться следующее мое мнение обо мне - я все больше и больше расстраиваюсь из -за своей молодости, которую я принес в жертву своим мечтам. До этого романа я прочел его же повесть "Белая крепость". Не впечатлило.
   Прочел и забыл. Точнее, по мере прочтения сразу забывал то, что прочел. Снег, намного интереснее.
   Буквально, в самые последние дни 2006 года прочел за один вечер распиаренный роман А. Малахова "Мои любимые блондинки". Ему то сам бог велел написать роман, при его то журналистском образовании. Он итак, припозднился на книжный рынок. Вообще в наше время за перо взялись все кому не лень. Мадонна пишет сказки! Офигеть, если вдуматься. Мадонна - сказительница, обхохочешься. Мадонна, еще пол беды. К. Собчак туда же. Ксюша - она советчица. Советует юным барышням правильно подбирать по цвету гардероб.
   Литературных трудов ни первой, ни второй писательницы я не имел чести прочесть. Может и правда интересно?
   Что же касается Андрея М, то честно признаться ожидал от его романа большего. Глубины хотелось, а на поверку вышло рядовое чтиво. Работа редакторш (любимых блондинок) "Большой стирки" описана предельно ясно. Но о работе самого главного героя, практически ничего не сказано. Запомнилось, лишь то, как девушка Марина катала его по гламурным отелям мира.
   Читая "Мои любимые блондинки" я вспоминал свой пятилетний период работы в СМИ. Вывод напрашивался один - проблемы аналогичные, что в Останкино, так сказать на Олимпе, что в редакциях Управления средств массовой информации АЭС, так сказать в провинции. Разница только в том, что они там борются за рейтинги, а мы боролись за проведение нужной администрации станции политики, как в советские времена. Рейтинги нам были ни к чему, у нас просто конкурентов не было. Зато работать приходилось так, что им там, в Останкино и не снилось. Ты был в одном лице: и за редактора, и за корреспондента, и за диктора, и за музыкального редактора. Короче - ВСЕ в одном!
  
   Больничное
  
   Посмотрел на часы и с удивление обнаружил, что день то на исходе. Киевское время на мониторе моего компьютера 22.55. Кошмар и куда оно летит, так быстро? Прикинул более глобально, относительно жизни, что времени для разбега у меня собственно не осталось, в мои годы люди пожинают плоды своей деятельность. А я все ни как не стартану, топчусь на одном месте. Пора бы взглянуть на жизнь более реалистичней.
   Мои вчерашние прогнозы по поводу выписки не оправдались. Лечащий врач продлил больничный лист по 25.01.2007. Таки дал подышать перед смертью, то есть перед выходом на работу. Ура, у меня в арсенале есть целых десять свободных дней. Надо будет прожить их так, чтобы не было мучительно больно, за бесцельную их трату. В больнице пришлось изрядно попариться. Закрывал старый больничный, что бы передать на работу и получить аванс, открывал новый больничный, на ВКК стоял два раза в очереди. В грязелечебнице грел парафином ногу. Освободился от больничных дел к 15.00. Дохромал домой, мечтая о теплой постели и тут, как назло, разболелись почки. Ненавижу эти почечные колики! Тут не до расслабухи, выкручивает так, что сил нет терпеть. Промучился около часа, полежал с задранными к потолку ногами - не полегчало, полежал в теплой ванной - не отпустило.
   Позвонил маме, поделился проблемой. Мама предложила прийти к ней и принять обезболивающие таблетки. Быстро оделся и побрел, прихрамывая к маме. Таблетки минут через пятнадцать подействовали, и я даже задремал, под какой то бесконечный мамин сериал. Позвонил из Москвы отец, поговорив с ним, мама передала мне трубку. В полу дреме пообщался с папкой. Решил идти к себе, мама отговаривала, уговаривало заночевать у нее, но мне свой належанный диван дороже.
   На улице черт знает что. На календаре зима, а погода осеннее - весенняя. Моросит дождь, черные листья окружаться, ветер мерзко ударяется о лицо. Все СМИ обратили в этом году на природные отклонения.
   Да, что там СМИ, даже медведи и ежики проснулись, заметив аномалию, а кое где даже подснежники расцвели, как в сказке о Двенадцати месяцах. Правда, матушка природа, никогда наш регион снегом не баловало особо, однако на пару дней снег выпадал ежегодно. Нынешней зимой, судя по прогнозам нам снега не видать, как своих ушей.
   Сегодня, стоя в больничных очередях размышлял,
   - А, что если бы у меня не было творческого потенциала и претензий на актерскую профессию, не дающих спокойной жизни? Интересно, что другое занимало бы мои мысли? И занимало ли вообще? В своих размышлениях склоняюсь к тому, что было бы лучше, если бы меня ничего терзало и ни куда не влекло. Был бы как все, и как легко и ясно жилось бы. А так постоянно приходится существовать в напряге, что занимаюсь всю сознательную жизнь черт, знает, чем и как итог - ни удовольствия, ни денег. Как можно добиваться карьерного роста в деле, которое тебе совершенно чуждо? У меня в соте лежит диплом об окончании технического ВУЗа, а что толку. Ни себе, ни людям - это именно о моем дипломе. Окей, не будем о недоразумениях. Собственно я сам - большое недоразумение. Самокритика это хорошо!
   Обращусь лучше к воспоминаниям и полистаю страницы памяти. Так на какой странице у меня записан мой журналистский период? Так, так, вот где на странице 1996 года июнь. Что самое интересное, так это намеки судьбы, которые нам иногда посылаются, но остаются, как правило не заметными и только горазда позже, сопоставляя факты, мы удивляясь, почесываем репу и Ахаем.
   Так на вступительных экзаменах по физике я вытащил билет с вопросом - Радио Попова. Вот вам и подсказка судьбы. Надо было уже тогда, забрать документы из политеха и сдаться на журфак.
  
   Радио АЭС
  
   В управление информации и связи с общественностью АЭС я пришел, по рекомендации моего школьного товарища. Он водил дружбу с главным редактором станционного радио Верой Викторовной, которой я имел счастье быть представленным в один из летних вечеров.
   К этому времени я около года проработал в отделе подготовки и планирования ремонта рядовым инженером. Как раз по специальности, полученной в институте. Коллектив меня обожал. Но! Работу свою я не любил, потому что боялся. В принципе ничего сложного в ней не было. Мы занимались технологическими картами. Чертили схемы: до ремонта и после ремонта. Вдаваться в подробности не буду, так как процесс заинтересует только специалистов. Через год меня уже трясло от этих карт и присущей этой работе нудности и надлежащей усидчивости, так, что я подумывал, куда бы свалить.
   В школе я неплохо писал сочинения, в юности вел дневники, и все же о журналистике я никогда не помышлял и не связывал себя с ней. Я был зациклен на актерстве, и других творческих сфер для меня не существовало.
   С главным редактором радио мы быстро нашли общий язык. Пообщавшись с ней в первый вечер, я решил, что уж если ОНА со своим матом и косноязычием занимает должность главного редактора, то мне сам Бог велел попробовать свои силы в СМИ. Вера обрисовала фантастические перспективы в будущем: журфак, эфирное радио, работа по совместительству на телевидении и в газете, знакомства с выдающимися журналистами, командировки - короче устоять было невозможно. Месяц я работал внештатным корреспондентом, не хотелось делать резких движений в неизвестном направлении. Писал небольшие заметки, ко дню памяти чернобыльской катастрофы сочинил слишком пафосный очерк, это было первое произведение, прочитанное мной на микрофон и прозвучавшее в эфире. Перед выходом в эфир программы я намеренно убрал звук радиоприемника до минимума, только что бы самому можно было услышать. Когда зазвучал мой неестественный голос из динамика, я чуть не потерял сознание от стеснения.
  
   - Хоть бы ни кто не услышал, думал я.
   Не тут то было, через минуту в кабинет ворвались барышни из соседних кабинетов с криками,
   - Вы, что радио не слушаете? Там Ваш мальчик выступает.
   Все обернулись в мою сторону, я покраснел как перезревший помидор.
   - А ну, прибавь-ка звука, зашипели на меня мои барышни.
   Я сделал громче звук, и в кабинете зависло гробовое молчание. Все сконцентрировались на моем голосе. Меня слушали, как когда - то слушали Левитана. Мне казалось, что эта пытка не закончится ни когда, хотелось взять и исчезнуть. Да, когда ж я уже кончу, сгорал от нетерпения и волнения я. Наконец то зазвучала музыка. В кабинете все еще было тихо.
   - Для первого раза очень даже ничего, высказалась первой наша руководительница. После не кинулись поздравлять с дебютом все остальные.
  
   Через неделю я ушел в очередной отпуск, а вышел на работу в должности редактора радиовещания АЭС.
   Мои новые коллеги встретили меня с распростертыми объятиями. В коллективе не считая меня, было три человека.
   Вера Викторовна - главный редактор.
   Таня, в последствии Клара Захаровна, прозванная мной так в честь бабушки из ОСП - студия - старший редактор.
   Алла - звукоинженер.
   Радиорубка, так обидно станционный люд называл мое новое место работы, располагалась в административном корпусе рядом с актовым залом на втором этаже. В малюсенькой комнатке в притык стояли три стола, Верин, Танин и под аппаратуру. Так что на первых парах я не имел даже собственного рабочего места, приходилось, ходить в гости поработать к счастливым обладателям столов. Основную работу я делал дома, засиживаясь на кухне до глубокой ночи. Работы было невпроворот, но она доставляла истинное удовольствие.
   Неожиданно, через неделю меня пригласил в курилку на приватную беседу начальник управления. Демократично усевшись, в театральные кресла, мы закурили. Было интересно, о чем со мной будет говорить высшее руководство, и от неведения я слегка напрягся.
   - Что заканчивал? Задал свой первый вопрос новый босс.
   - Киевский политехнический институт, сварочный факультет, - рапортовал я.
   - А почему к нам, в гуманитарную службу, решил перейти?
   Алексей Сергеевич, сам, как месяц назад был назначен на должность начальника управления информации и связи с общественностью. Последним местом его роботы был гидроцех, там он тоже был начальником, но случился несчастный случай, и его быстренько перевели на новое место работы, то есть в управление информации и связи с общественностью.
   - Захотелось попробовать свои силы в новом деле, - уверенно ответил я, выпуская из легких сигаретный дым.
   - Так, понятно, - как - то, хитро улыбаясь, сказал босс.
   Интересно, что ему понятно, если мне самому еще не все понятно, подумал я и глупо, потому что не естественно улыбнулся ему в ответ.
   - Наверное, в ближайшем будущем в планах занять место Веры Викторовны?
   Вот те раз! От такого вопроса, я чуть было не поперхнулся сигаретой.
   - Алесей Сергеевич, мне еще опыта набраться надо, вникнуть в процесс, мне до Веры Викторовны пока далеко, искренне ответил я на его провокационный вопрос.
   Как показали пять лет работы в станционной журналистике, это маленькая интрига была лишь прелюдией, к предстоящим вскоре большим интригам.
   - Тогда поздравляю тебя с вступлением в наши ряды, желаю успешной работы и творческих побед, подвел черту разговора Алексей Сергеевич и поднялся с кресла, дав понять, что я свободен.
   Сергей Алексеевич имел хорошую фактуру, но выглядел, как - то нелепо. Он носил черную бороду и очки в тяжелой оправе. С подчиненными говорил, как - то загадочно, чуть свысока и как бы глумился, часто моргал глазами, автоматически поправлял очки на переносице, а, иногда находясь в крайнем удивлении, поднимал их на лоб, потом резко дергал головой, и очки возвращались на переносицу. Алесей Сергеевич ни когда не принимал участия в коллективных застольях и вообще предпочитал соблюдать твердую дистанцию в отношении с подчиненными. Его периодически вызывали на ковер и били по голове, морально, с ковра он возвращался временно в подавленном состоянии. Оклемавшись и зализав раны, он начинал строить нас, начиная с главных редакторов и заканчивая корреспондентами и верстальщиками. К оступившимся и политически не грамотным примерялись все виды взыскания. Для Алексея Сергеевича интересы администрации стояли превыше всего.
   - Вы хотите попасть за забор, - кричал он, в критические моменты.
   - Вы, что не знаете, что в отдел кадров стоит очередь! Или вы нашли себе другую, более оплачиваемую работу? Вы что, возомнили себя великим журналистом, птицей в золотой клетке, которая может петь, все, что ей вздумается? Вы работник станции, которая вас кормит, и будьте добры, несите политику администрации в массы! А ваши творческие изыскания выбросите на помойку или спрячьте в ящике стола, здесь они ни кому не нужны!
   За хорошие "политические" материалы, да и вообще за верную и преданную службу управлению Алексей Сергеевич никогда и ни кого лично не поощрял ни морально, ни материально. Он считал, что для этого есть главные редактора. Метод подбора главных редакторов редакций телевидения, радио и газеты был по своему уникален, хотя и понятен. По крайней мере, логика Алексея Сергеевича в этом направлении была понятна. На эти должности подбирались люди совершенно далекие от журналистики, я бы сказал случайные. Люди эти не только не имели надлежащего опыта и образования, они вообще по своей природе были недалекими, а порой откровенно глупыми. Именно с таким контингентом Алексею Сергеевичу работалось замечательно и уютно. Вступая в должность, эти журналисты от Алексея Сергеевича моментально прятались за административную работу, напрочь, забывая о прописанных функциях в своих должностных инструкциях. Если кто - то из главных редакторов лепил полную ахинею, по какому то вопросу, Алексей Сергеевич журил бездаря любовно по отечески, чувствуя свое полное превосходство. С равными по интеллекту и с более умными Алексей Сергеевич не любил связываться. Ну, боялся он уязвить свое самолюбие. На мой взгляд, будучи чистым технарем, по призванию, Алексей Сергеевич ужасно страдал в своей гуманитарной должности.
   Стоит упомянуть об одной фишки Алексея Сергеевича, без которой его портрет стал бы неполноценным. Фишка эта носила физический характер и выражалась в косоглазии нашего начальника. Народная молва утверждала, что косоглазие Алексей Сергеевич заработал, от удара мячом, играя в волейбол.
   - Это ж, с какой силой надо ебануть мячом человека по голове, что бы он окосел, думал по этому поводу я.
   Из - за этой фишки, каждый раз диалог с ним превращался для меня в пытку. Проблема заключалась в том, как бы поудобнее сфокусировать взгляд на начальственной особе, ведь при разговоре смотришь в глаза собеседнику, а если глаза смотрят в разные стороны. Попробуй, разбери куда смотреть. Я всегда смотрел в здоровый глаз Алексею Сергеевичу, но его косой глаз вечно меня отвлекал.
   Курилка! Это помещение достойно особого внимания.
   Наша легендарная курилка являлась вентиляционным помещением, которое нелегально было приспособлено нами под место для перекура. Перед каждым совещанием специалисты по вентиляционным установкам приходили в курилку и включали свое оборудование, для вентиляции помещения актового зала.
  
   Металлический агрегат бешено взвывал, постепенно переходя на оглушающий гул. Если это случалось во время записи программы, то звукоинженер отключал аппаратуру, так как перекричать работающую вентиляцию было не реально. В дни обхода в курилку частенько наведывались проверяющие пожарные и инспектора от службы охраны труда. Если нас заставали в врасплох, то непременно ругали, но не зло. Заглаживая провинность, мы угощали проверяющих кофе, а Вера Викторовна, принимая пожарный удар на грудь, несла полную словесную чушь, смысл которой сводился к клятвенному обещанию - Это в последний раз! Проверяющие выпивали кофе и уходили, как бы поверив.
   В курилке мы узнавали все последние станционные новости и сплетни. А в чем собственно разница между сплетней и новостью? Думаю, что сплетница это в большинстве случаев предвестница новости, как говорится - дыма без огня не бывает. На перекур к нам бегали не только кассиры, бухгалтера, инженеры, но и некоторые представители администрации и профсоюза. Последние, таким образом, узнавали, чем дышит на станции народ, и какие веяния будоражат станционные умы. Времена были не стабильные, что в политике, что в экономике. Нас больше всего интересовали личные экономические вопросы, как - то - когда ждать аванс или зарплату и если будет задержка выплат, то на какой срок? На эти животрепещущие темы мы в числе первых всегда получали исчерпывающие ответы от наших кассиров и бухгалтеров в курилке. В качестве пепельниц служили жестяные баночки из под "Нескафе" за день одна такая двухсот пятидесяти граммовая баночка забивалась окурками под самую крышечку. Курили мы беспощадно много.
   Кабинет, в котором совершались все наши творческие таинства, находился близко к аварийному состоянию. Когда шел дождь, нас конкретно заливало и, спасая имущество от воды, мы накрывали клеенкой микшер, магнитофоны, компьютер, прочую аппаратуру. Если дождь шел ночью, то утром, придя на работу, мы вместо подготовки к программе сушили подмокшую технику. Летом, кабинет нагревался так, что дышать было не возможно. О кондиционерах мы тогда и не мечтали, поэтому открывали единственную форточку и по возможности снимали лишнюю одежду. Зимой в радиорубке зуб на зуб не попадал, и все работали в верхней одежде. С наибольшим уважением к нашей работе относилась только весна.
   Моим первым журналистским заданием стало освещение театрального фестиваля. Раз в два года в нашем городке проходит международный театральный фестиваль под названием "Добрый театр", на который приезжают не только профессиональные театры из Москвы и Киева, но и народные - самодеятельные из областных городов, и из разных стран. У меня были пригласительные на все театральные постановки, и я не пропустил ни одной. Я записывал на диктофон свои первые интервью у режиссеров, актеров, спонсоров, зрителей. Возвращаясь за полночь, домой я писал свои театральные заметки, потом долго не мог заснуть, если меня посещала новая мысль, я вскакивал с постели, чтобы записать ее на бумагу. Помимо всего этого я был закреплен за собственным корреспондентом известной газеты. Прямо как на студенческой практике. Я - практикант и Спецкор - мой куратор. Собственно ничем толковым он мне не помог. Однако, в личной беседе с главным редактором оценил на отлично мои первые строчки в станционной журналистики. Правда, с одним его заданием я намучился ужасно.
   - Попробуй написать мне ее портрет, - рассматривая персональную выставку народной художницы, озадачил он меня.
   - Ок -, кивнул я и судорожно сглотнув слюну, как собака перед хозяином с костью и взял след народной художницы.
   В последствии после бесчисленных переписываний портрета художница стала сниться мне ночами. Во снах я вместе с ней блуждал извилистыми тропами ее нелегкой судьбы. За час до спектакля я спешил, как на работу в фойе дворца культуры, где была организована ее персональная выставка.
  
   Лучезарная старушка - Валентина, так звали художницу, встречала меня, как внука с новыми красками из своей жизни. Слова из песни, - так, значит, завтра на том же мести в то же час, как нельзя лучше подходили к нашей оригинальной парочке. Я, не стесняясь, выжимал из нее, все, что только мог, добавляя все новых и новых оттенков к ее портрету. Мой многострадальный, потому, как дебютный портрет Валентины, наконец, то был принят жестким собкором и даже скупо одобрен.
   Самое удивительное произошло позже. Как - то утром, мой главный редактор пригласила меня в курилку и протянула мне вырезку из газеты.
   - Читай!
   Я, начал читать. С первых слов, текст мне показался до боли знакомым, даже родным. Мать вашу! Так это же моя статья по театральному фестивалю! У меня, как у той басенной вороны, в зобу дыханье сперло от неожиданности.
   - Вера, меня, что в газете напечатали?!
   - Ты на фамилию автора посмотри.
   Ныряю в газетную вырезку, ищу подписанта...фамилия не моя. Фамилия автора, догадайтесь чья? Я тоже в начале не поверил своим глазам. Но им то, глазам моим, что врать хозяину? Под моей работой стояла фамилия моего наставника и учителя.
   - Молодец собкор. Не зря меня курировал, знал, что пригодится.
   - Нет, ну скажи, какая сука! - Зло пыхтела из театрального кресла Вера.
   - Знаешь, Вера, а мне даже приятно. Значит, я чего - то стою как журналист, если собкор не погнушался поставить под моими ночными бдениями свою известную фамилию.
   Каждый день в эфире я объявлял, - А теперь дневник фестиваля "Добрый театр", после делился своими восторженными впечатлениями со слушателями. Я был настолько увлечен и очарован новой работой, что просто летал.
   Больше всего мне нравился процесс подготовки материала. Я обожал свои творческие муки по ночам, когда готовил текст. Утром я сдавал свои рукописи на проверку главному редактору и после незначительной правки шел в студию записываться. Вот записывать мне как раз не очень то и нравилось. Я панически боялся микрофона. Это был настоящий кошмар. Причем первые свои тексты я зачитывал на микрофон с легкостью, без запинок. Микрофонофобия развилась у меня после телефонного звонка от одной "доброжелательной" слушательницы, с которой мне посчастливилось пообщаться лично.
   - Редакция радиовещания, сказал в трубку я.
   - А кто у вас только что читал в эфире? - раздраженно спросил меня женский голос.
   - Я, смутившись, ответил я.
   - Молодой человек, вас же невозможно слушать, у вас ни дикции, ни голоса! Вам стоит задуматься о смене работы.
   В моей трубке пошли гудки отбоя, а меня залила краска стыда: у меня заполыхали уши, и загорелось лицо.
   - Чего тебе там наговорили? - спросила Вера.
   - Отчитали за дикцию и пожелали поменять место работы.
   - Не обращай внимание, дураков хватает. Мне тоже звонили, матом крыли, до истерик доводили, потом я сама всех на три буквы посылала.
   Что, правда, то, правда. Вера никогда не стеснялась в выражениях. Крыла по - матушке, как заправский мужик без разбора. О ее скверном характере слагали легенды. Скандалистка была, каких поискать. Рассказывали, как она учила уму разуму одну корреспондентку, ногами в живот. Дело чуть до суда не дошло, повезло, что свидетели бойни в одночасье заболели амнезией.
   По вопросу ее дикции, так я бы и сам позвонил, будь я особой с боле утонченным слухом. Ее буква "Г" не выдерживала, ни какой критики. Все наши программы всегда, по неизвестно кем заведенной традиции всегда начинались со слов - Говорит АЭС... У Веры, в эфире это звучало, как - Хаворит АЭС. Такая мягчайшая буква Г, почти Х. Меня всегда убивало это незыблемое долгое время - Говорит АЭС.
   - Ну, как она может говорить, - в горячке пытался докричаться я до коллег на совещаниях ...
   - Понимаешь людям делать не чего, вот они и страдают х. Может ее муж не удовлетворяет или любовник бросил, так она на тебя свой негатив и сбросила. Забудь! Еще вычитаешься, выговоришься на микрофон, это не сразу приходит, практика нужна.
   Легко сказать, я еще долго очухивался после пожеланий доброй тетеньки. В студии, на записи программы я уже не чувствовал себя комфортно и уверенно. Я ни с того ни с сего сбивался с текста и зажевывал буквы, то начинал гундосить, то переходил на неестественный бас. Начитывал материал я каждый раз по-разному, будучи в поиске своего радийного голоса. От микрофона меня еще долго мутило и шарахало. Его гордо вздернутая черная поролоновая головка действовала на меня, как удав на кролика.
   Хорошо бы было взять пару уроков по дикции у профессионалов и еще поставить голос! Но, профессионалов в нашей самодеятельности не было - сплошь самоучки и дилетанты. Приходилось идти на ощупь, действовать по наитию. И мне таки удалось самостоятельно достичь хорошего звучания в эфире. Я как - то необъяснимо почувствовал свой голос, и он зажил в эфире отдельной от меня жизнью. Мой эфирный голос существенно отличался от моего реального, бытового голоса. Иногда слушая себя по радио, я представлял себе совершенно другого человека, то, что это был не я это точно.
   Голос из динамика отлично интонировал, прекрасно подавал настроение, округлял слова, так что не было ощущения "каши во рту", ставил точки и запятые, выдерживал паузы, когда было нужно, веселел, если материал был минорным, грустнел, в новостях звучал официально, в развлекательном жанре - балагурил. Голос стал моим инструментом. Я научился извлекать из него необходимые оттенки. Голос стал послушным, и как только включалась запись, превращался в дрессированную собачку.
   Через пару месяцев я стал любимцем у станционных радиослушателей, у меня появилась своя аудитория. До меня стали доходить слухи, что мои программы ожидаемы народом. Появились даже собственные фанатки. Они приходили в редакцию утром, находили меня, выражали свое восхищение перед моим "талантом" и предлагали мне взять в работу ту или иную тему. Моих поклонниц Вера в шутку звала - внештатными корреспондентами.
   - Такие бравенькие тетеньки к тебе ходят, а ты теряешься! Пусть рассказывают о своих коллегах, коллективе, вот и материал в программу готов, даже из редакции выходить не надо.
   В эфир мы выходили два раза в неделю с получасовыми программами. Пятнадцать минут информации и столько же времени на музыкальные поздравления, если сильно просили лимит времени превышали.
   Выходить из редакции я не спешил, стеснялся. Побороть внутренний зажим перед незнакомыми людьми никак не получалось. Для хождения в станционный народ у Веры имелась Таня. Интервью с первыми лицами, экспресс опросы, рассказы о коллективах тяжким грузом лежало на Таниных плечах и надо отдать ей должное - она справлялась с этим с неимоверной легкостью. Вызвонив по телефону очередного героя программы или человека обладающего нужной нам информацией, Таня, скоро наводила марафет, пристально вглядываясь в маленькое зеркало пудреницы, красила яркой помадой свои пухлые губы и, вооружившись древним диктофоном, хлопала редакционной дверью. Информационной добычи Тани с лихвой хватало на целую программу. С Таней мы ладили, хотя и держались на расстоянии, осторожно присматривались.
   В сборе материала для программы, не имея опыта контакта с незнакомыми людьми, я шел другим, более сложным путем. В то время в мои обязанности входила расшифровка кассет с хозяйственных оперативных совещаний. Эту дурную работу я брал на дом. Совещания, как правило, были долгими и умещались на двух часовых кассетах. С вечера я закрывался на кухне и приступал к долгой расшифровке докладов руководства, заканчивая, сей труд под утро. Политическая ситуация в стране, производственные показатели, работа всех АЭС Украины, вырабатываемая мощность по блокам, экономическое состояние и денежные поступления на счет АЭС, выявленные нарушения отделом охраны труда и управлением кадров, информация о ходе ремонтной компании еще много чего. Порой расшифровка совещания занимала до тридцати листов. Сырая рукопись перерабатывалась, из нее извлекалась только самая важная информация, которая в эфире занимала самое большее десять минут.
   Постепенно штат стал расширяться. Через месяц в коллектив пришли Наташа и Лена на должности корреспондентов, а через два месяца появился звукоинженер Паша. Работать стало веселей, но и работы стало больше. Теперь мы выходили в эфир пять раз в неделю.
  
   Подвожу итоги
  
   ВСЕ!!! Закончился мой не запланированный отпуск. Сегодня мне закрыли больничный лист и выписали на работу. Не ропщу, по этому поводу, так как имел счастье бездельничать целых ДВА месяца. Жаль все хорошее, сколько бы его не было, заканчивается. Причем, как - то быстро, не смотря на достаточную продолжительность больничного листа.
   Прежде всего, печально, что так толком и не расписался. Если бы, хотя бы я закончил свои воспоминания - мемуары периода моей журналистской деятельности, я бы поставил себе - пять баллов. А так, похвастать не чем. И все же, радует тот факт, что я снова начал писать. При моей патологической лени и не уверенности в себе, а особенно последнее проявляется после прочтения того или иного романа, впечатлившего меня - это маленькое достижение.
   Перечитал практически все книги, приобретенные мной за последние месяцы. Если, сегодня дочитаю роман "Невидимки" Ч. Паланика, буду молодцом. Чак, конечно, беспорный гений американской литературы! Вот где - фантазия бурлящая, как лава, не зря его все критики величают - Сумасшедшим гением! Его "Бойцовский клуб" стал визитной карточкой. Перечитав всего, издававшегося у нас Паланика, могу с уверенностью заявить, - "Бойцовский клуб" - культовая вещь, но у Паланика, есть и более интересные и непредсказуемые творения. В эту субботу в книжный магазин поступят литературные новинки, обязательно наведаюсь.
   В последнюю неделю реально подсел на фильмы. Просмотрел из сети фильмов десять. За ночь по два. Впечатлили "Открытые воды", и все. "Открытые воды" фильм - триллер. Почему его отнесли к этому жанру, я не понял. Сюжет прост и банален, но смотришь не отвлекаясь. Краткое описание. Школьные друзья спустя время встречаются на яхте и выходят в открытое море. Друзья отлично проводят время на палубе - выселяться, загорают, выпивают, вспоминают школьные годы. Далее, логично было бы им искупаться, так они и поступают. Две счастливые пары прыгают за борт яхты и плещутся в водах океана. Третья пара слегка припозднилась, вспоминая в каюте школьную интрижку. Выйдя на палубу герой подхватывает героиню на руки и они прыгают в воду. И все бы ничего, да только они забыли скинуть в воду трап для подъема на яхту. Большую часть фильма они плавают вокруг яхты, бьются о ее борта, придумывают всяческие фантастические способы возвращения на судно, но все тщетно. Во попали! В живых остается третья пара. Все остальные погибли.
   Украинский фильм "Аврора", выдвинутый на Оскара, в категории "Лучший иностранный фильм" - оставил меня равнодушным, не смотря на крайне душещипательный сюжет, о дружбе чернобыльской девочки и бывшего советского танцовщика, бежавшего в США, которая завязалась в клинике, в которой они находились на лечении.
  
  
   В последние два дня подсел на фигурное катание. Вчера смотрел обязательную программу, сегодня - произвольную. Чемпионат проходил в Варшаве. Первое место заняли французы, третье место - Бельгия. Кто стал вторым на пьедестал почета - не помню. Вот память! Зато терминологию, кой - какую запомнил - аксель, дорожка, кручение с центровкой, двойной и тройной тулуп или тулуб... говорю же, что память дырявая. Пока смотрел, помнил, сел писать - забыл. В моем восприятии просмотр фигурного катания по телевизору, то же, что и наблюдение за аквариумным миром рыбок. Фигуристы кружат на льду - рыбки кружат в аквариуме - первые и вторые легки и свободны в своих стихиях, а я медитирующий созерцатель.
   Как - то не заметно для себя я перестал слушать музыку. Вообще не слушаю музыку. Оглох я к музыке. Раньше я не мог без нее обходится, музыка была фоном моего существования. Как только я переступал порог дома, я сразу загонял диск в вертушку и на максимум, выставив звук, врубал музыку. От разносящихся по квартире ритмов поднималось настроение, ну вы понимаете, о чем я. А, потом я толи переслушал музыки, толи постарел, но мой мощный магнитофон перестал напрягать соседей разносящимися по всему дому хитами.
   И вот, когда я смотрел трансляцию фигурного катания по телевизору, я как бы заново услышал музыку. Фигуристы катали свои программы под классические произведения, под современную аранжировку музыкальной классики и под диско восьмидесятых. Музыка вернулась в мой мир, благодаря фигурному катанию. Может быть, она и не покидала меня вовсе, просто я в этот период слушал другую музыку - музыку тишины.
   Сегодня, встретились с Ленкой Г. у маминого дома. Барышня вернулась на родину, после месячного отдыха в Таиланде. Поговорить особо не успели, ее впечатления оставили на ближайшую встречу. Интересный загар у Ленки после Таиланда, какой то - желтый. Я ей об этом так и сказал, а она говорит, что там все такие.
   Все! Мой отдых закончился. Завтра на работу. Погладил брюки, рубашку. Начистил туфли. Оделся, посмотрелся в зеркало, - пойдет. Иду в постель, дочитывать Ч. Паланика. Самое важное для меня сегодня, как можно быстрее заснуть. Иначе завтра буду умирать. Сейчас на мониторе 00.19. , завтра надо вставать в 06.10., именно на это время я выставил будильник в мобильном телефоне. Желаю себе - спокойной ночи.
  
   Производственное
  
   Сегодня вливался в ряды госслужащих. Тяжко, не то слово! Ночью, так и не удалось заснуть вовремя. Таки дочитал Паланика, в 03 ночи, мечтал сразу же вырубиться. Фиг Вам - называется. Передумал обо всем, о чем только можно, придумал даже несколько вариантов ниш в своей ванной комнате, в преддверии ремонта. Искрутился. На часы боялся смотреть, чтобы не испугаться оставшегося до утреннего подъема времени. А времени оставалось совсем ничего. На пару часов, мне все -таки удалось убаюкать свое сознание. В 06.10 противно загудел мобильный будильник. Десять минут я повалялся и в контуженом состоянии начал сборы на работу.
   Из квартиры вышел на 15 минут раньше обычного, с запасом времени. Надо было сориентироваться, за какой интервал времени я дохромаю до автобусной остановки. Потребовалось на пять минут больше, зато на работу я не опаздывал. Сел в автобус и поехал на встречу энергетическому гиганту - АЭС, с шестью блоками. Лет восемь назад, как же давно все это было, когда я работал в редакции радиовещания, я написал и выдал в эфир, поэтическую аллегорию в стиле В. Маяковского
  
  
  
  
   - Ты шестигрудая и краснощекая...
   Я сидел у окна и смотрел на проплывающие мимо хмурые индустриальные пейзажи. Сзади меня о чем - то толковали, судя по словесным выражениям - работяги. Один работяга делился с сотоварищем трудностями бытия.
   - Напиздячили целую сумку продуктов, дали денег на неделю, проводили - студента. У самих осталось 50 гривен, а до зарплаты еще две недели тянуть.
   - Да уж , охуеть можно, поддерживает беседу сотоварищ или, если допустимо в филологическом варианте - сокаллега.
   - А у тебя трое, как ты учить то их будешь, пиздец!
   - Да, встряну в землю руками и ногами на огороде и буду пять лет ебошить!
   За два месяца моего отсутствия в корпоративных автобусах, подозреваю, что и в самой жизни ничего не изменилось! Те же проблемы, тот же исконный мат, та же серость!
   Прохожу проходную. Прапорщик просит показать пропуск. Вручаю ему свой второй паспорт.
   - Представьтесь, требует прапорщик.
   Блин, я еще толком то и не проснулся, а мне уже нелепые требования выдвигают. Что, за тупость! В пропуск вписаны мои данные, в том числе и ФИО. А если бы я был террористом, то уж вызубрил, как меня звать - величать по пропуску, как отче наш. Бред, короче!
   Называюсь по имени отчеству и фамилию в купе. Слышу свою разборчивую речь, слава богу, за два месяца не разучился говорить с дебилами.
   Прапорщик водит по мне металлоискателем. Из карманов куртки раздается звон. Достаю и предъявляю к досмотру: пачку сигарет, зажигалку, ключи, мелочь. Неугомонный прапор, приглашает меня пройти к столу и выложить мои пожитки на столешницу.
   Я начинаю нервничать.
   - Блин, приехал с запасом времени, чтобы убить это время на этого идиота, думаю я. Мудр был мой предыдущий начальник, когда отвечал на - Доброе утро подчиненных
   - Утро добрым не бывает! Это уж точно!
   Идиот, явно видит во мне Усана Бенладана - террориста номер один. Внимательно осмотрев содержимое, мох вывернутых карманов на столешницу, он снова водит по мне свом гребаным металлоискателем. Раздается противный звон.
   - Блин, у меня же дискета во внутреннем кармане, вспоминаю про себя.
   Молча, лезу в карман и выкладываю на стол дискету.
   Видели бы вы озарившееся счастьем лицо моего утреннего недруга.
   - Вот! Вот, что звенит! Обождите!
   Прапорщик, прихватив мой изъятый пропуск, убегает. Стою, жду, завожусь потихоньку.
   Через минут пять прапор возвращается, усаживается за стол и начинает заполнять протокол. Поднимает свою маленько - дебильную головушку на меня и задает глубокомысленный вопрос.
   - Вы, что не знали, что на территорию режимного предприятия запрещен внос и вынос дискет.
   - Знаете, говорю я полу - жестко, - у вас правила меняются каждый день, а я на больничном был два месяца, и вообще на этой дискете производственная информация.
   Прапорщик опускает свою маленько - стукнутую сознательностью головушку и на время глохнет, он старательно, как первоклассник или олигофрен заполняет протокол. Еще чуток и у него от блаженства потечет с уголков приоткрытого рта тоненькая слюнка.
   - ФУ!
   Заполнив формуляр, прапор протягивает листок мне, чтобы я поставил свою подпись. Потом выводит меня за проходную, и мы направляемся в спецчасть. Я, как в американских фильмах, требую права на один телефонный звонок. По времени я уже должен находиться в кабинете на своем рабочем месте. Мне требуется подстраховаться. Я звоню своему начальнику, вкратце излагаю суть проблемы.
   - Сейчас по решаем этот вопрос, кричат из трубки в мое ухо.
   Меня отпускают, я снова пересекаю проходную. Коллектив встречает меня доброжелательным
   - ООО!!! Наконец то!
   Дают отдышаться, выпить кофе. Пью кофе, рассматриваю стены кабинета, коллег по работе и тут меня пронзает мысль
   - Боже! Неужели все это навсегда в моей жизни.
   Первый рабочий день прошел быстро. Я успел разложить скопившуюся, за время моего отсутствия документацию по папкам, набрал пару служебных записок, полистал прессу с начальственного стола.
   Семеныч, мой начальник, оценивая мой праздничный наряд (белый свитер с серой оторочкой, под ним белая рубашка, на шее серый галстук) выдал сентенцию в своем репертуаре,
   - Блядь! Он сегодня такой нарядный, весь белый, даже "ебать" (в переводе - отчитывать по рабочим вопросам) его жалко!
   Завтра суббота, но мы работаем за новый год, радует, что короткий день.
   Встретил Ленку Г. Она еще тоже, где - то далеко, где - то - это в Таиланде. Поделилась впечатлениями о первых днях.
   - Сижу, слушаю их проблемы, думаю, о чем они вообще говорят! Просто ужас! - Та в чем пришла. Эта в чем пришла, кошмар!
   Ленка проработала в отличие от меня четыре дня после отпуска и уже раздражается на внешние факторы и это только начало!
   - Боже! Как же это ценно, когда на твою нервную систему никто не посягает - ни косвенно, ни целенаправленно. Как же замечательно жить в защитной скорлупе собственного дома!
   Проснулся в 00.15, а прилег в девятом часу. Выспался, просто чудно как! Вот это я выдал! Пожевал бутерброды с сыром и креветочным маслом, запивая чаем. Сейчас 0.44, как теперь заснуть? Все перемешалось в моем доме и не только в нем, но и во мне самом!!!
  
   Массажистка
  
   Так и не заснул! Как только не старался убаюкать сознание - бесполезно, оно - сознание бодрствовало и плевало на мои мольбы. Провалился в сонное царство в пятом часу утра, а в шесть десять зазвонил будильник. Часовой механизм через каждые десять минут, в течение получаса вызванивал меня из сонных пут. На третий призыв будильника я с огромным трудом вылез из под одеяла.
   Рабочий день был коротким (в связи с новогодними праздниками), и уже в два часа дня я был в городе. Отобедал у маман, у нее же прилег на диванчике, вздремнуть. Не тут то было. Стоило мне расслабить свои натруженные, еще не совсем окрепшие конечности, как на мой мобильный обрушился шквал СМС сообщений, выяснилось, что это моя барышня в срочном порядке возжелала меня. Мама, проявляет интерес к отправителю.
   - Что на свидание приглашают?
   - Типа того, отбрыкиваюсь от ее нападок я.
   - Не надоели тебе эти бляди! Когда ты у меня женишься? - причитает моя мама из кресла.
   Семески летят одна за другой, так что в звуковом формате напоминает пулеметную очередь.
   Триль - Котик, ты где?
   - Только зашел к маме.
   Триль - "сообщение доставлено"
   Триль - Коша я тебя хочу до беспредела.
  
   - Зая, пишу я ей, - давай через пол часика, я чуток расслаблюсь, а то ночь не спал, накрывает, ты же знаешь.
   Триль - "сообщение доставлено".
   Мамуля, нервно снует попой в кресле.
   - Чего она хочет? Вот привязалась! Что за бабы сейчас пошли, никакой гордости.
   Триль - Котичек, мой может ты, от мамы будешь выдвигаться, я уже не могу.
   Я не отвечаю, на ее последнею смс, затаился. Приближающаяся было дрема, стремительно отступила. Вчерашним вечером моя барышня отлично поужинала "феном", проколбасилась под ним всю ночь в клубе, и теперь ее конкретно повернуло на секс.
   Триль - Я тебя, наверное, достала?
   - Нет, спать хочу дико!
   - Триль - "сообщение доставлено".
   - Триль - Лучше давай дома расслабимся.
   Препираться, смысла нет - все равно уже не засну, и маман нервировать не хочется. Встаю с дивана, выхожу в коридор одеваться.
   - Что сынок, не дала тебе эта сучка, поспать, на свидание пошел. Ну - ну! Ладно, беги, может тебе на ужин покушать чего дать?
   Мама, бросается на кухню. Шуршит целлофановым пакетом и заводит свой классический монолог.
   - Я тебе десять блинчиков с творогом положила. Поужинаешь сам! И не надо девок своих угощать я для тебя готовлю. Когда у тебя жена уже будет, что бы готовила тебе и у матери голова не болела.
   Я стою на пороге уже обутый, держась за ручку приоткрытой двери. Мама вручает мне провизию, грозит пальцем, мы целуемся и я выхожу за дверь, за моей спиной щелкает замок. Вызываю лифт, закуриваю сигарету.
   Из дома звоню на домашний телефон своей неутомимой подружке.
   - Алло, я дома.
   - Хорошо, любимый я выезжаю на такси. До встречи.
   Пакет с блинами забрасываю в холодильник, раздеваюсь, включаю телевизор, катапультирую на диван и сдаюсь в уютный плен одеялу. В блаженстве вытягиваюсь. Туплю в экран телевизора. Веки тяжелеют и наваливаются на глаза. Какое счастье! Но длиться оно не долго, что собственно закономерно. Слышу, как барабанят в мою железную дверь. Почему не звонят? Резонно спросите вы. Отвечаю, - просто звонок поломался, а новый купить все никак не соберусь. Есть вещи и поважнее.
   Она целуют меня в губы. Мои губы в ответ, сонно соприкасаются с ее губами и растягиваются в глупой улыбке. Моя неугомонная барышня достает из пакета бутылочку "Johnson's baby" с маслом перед сном.
   - ООО! - восклицаю я в предвкушении райского наслаждения.
   Я зажигаю свечи, и без особых прелюдий мы оказываемся на диване, в костюмах Адама и Евы. Ева, сидит на моих ногах, откинув со лба челку - вуаль, грациозно вливает в ладонь, сложенную ковшиком, масло. Тоненькая струйка масла волшебно переливается в огоньках свечей. Ева, сосредоточена, хотя я чувствую дрожь ее тела, в этот момент она похожа на маленькое божество или искусную гейшу. Мерцающий свет от свечей отбрасывает тень Евы на всю стену.
   Темная, огромная и великая тень Евы - это Божество.
   Маленькая, хрупкая и нежная Ева - это искусная гейша.
   Масло из ладошки - ковшика выливается на мою грудь, следующий ковшик прольется в моем паху, затем на ногах. Мягкие подушечки ее изящных пальцев прикасаются к моему телу. Тело, вздрогнув, выгибается в дугу, будто через него пропустили электрический разряд. Нирвана!
   Сегодня Ева решила меня мучить нежнейшей пыткой - сумасшедшим петингом. Я обожаю, когда у нее такое настроение. С ней всегда супер в сексе. Ей подвластны все прилагательные краски секса - страстный, нежный, жесткий, экстремальный, моментальный, иступленный, внезапный, космический, праздничный, тантрический, ...
   Но когда она вооружается маслом - это значит, что я покину реальность на долгие часы. Я закрываю глаза и улетаю. Ее волшебные пальцы будут долго и нежно массировать каждый миллиметр моего тела. Несомненно, в паховой зоне пальчики будут трудиться более увлеченно. Она, гениальный музыкант тела. Мое тело под ее властью может превращаться в любой музыкальный инструмент. Виртуозная игра в две руки на моем теле - аккордеоне заканчивается. Теперь я превращаюсь во флейту, и ее сладко жалящий язык извлекает из моего тела виртуозную партитуру концерта для флейты.
   В сексе я всегда занимаю активную позицию. Только она может подчинить меня в сексе. Иногда я делаю слабые попытки дотянуться до ее тело, но она тут же одергивает меня, и я снова растворяюсь в ее ласках. Когда мы встречаемся взглядами, она шепчет,
   - Ты не устал?
   - Нет, глухим голосом отвечаю я.
   - Тебе хорошо?
   - Да!
   Если бы я был в силах, мое - Да, выглядело бы так - ДААААААААААААААА!
   До моего помутившегося сознания еще не раз будут долетать эти два ее вопроса. И каждый раз я буду односложно подтверждать, что нет - я не устал и, что - да, мне хорошо. Время для меня уже не имеет значения. Я хочу, чтобы это длилось вечность. Когда наступает кульминация, мне кажется, что с мощным взрывом в паховой части моего тела, одновременно взрывается мозг, разлетаясь на мелкие частицы. Я открываю глаза и вижу, как частички серого вещества медленно стекают по стенам комнаты. А моя Ева, обессилив, лежит на моей груди.
   Она уехала от меня в полночь. Опустошенный я принял душ и упал на диван. В телевизоре ничего интересного не происходило. Я заставил себя подняться, включил компьютер и законспектировал вечер, уходящего дня. Закончил в три ночи. Все иду спать.
  
   Про стабильность
  
   Вчера ночью незаметно выпал первый неуверенный снег. Он достаточно запоздал в эту зиму, поэтому лежал тихо и даже не скрипел, под ногами, как капуста, когда ее ловко шинкуют ножом. Снег лежал смиренно, как загулявший муж, ему как будто было неловко за свою задержку. Резко похолодало с плюс шести до минус девяти. За день снег подтаял, а тот, что выжил, разнесло ветром, так что к вечеру снега почти не осталось. Лишь маленькие бело - серые островки снежных останков мерцали в свете фонарных столбов.
   Утром, выглянув, через жалюзи в окно, я обнаружил обновленный снежный покров. Снег на этот раз белоснежным одеялом плотно укатывал дорожки, деревья, скамейки, оконные карнизы.
   - Ну, вот и зима пришла, попивая кофе и затягиваясь сигаретным дымом, сказал себе я.
   Пока дотащился до автобусной остановки, продрог. Долго ожидая автобус, вспоминал о недавней плюсовой температуре и весенней зиме.
   - На хрен этот снег выпал, лучше б было, как было, говорил себе я, влезая в холодный автобус..
   Вечером снег превратился в грязный жмых под ногами.
   - Стабильность отсутствует, как в жизни, так и в природе!
  
   Пустое
  
   Как - то быстро я сник и выбился из колеи своей писательской жизни. Точнее основная работа выбила автора. А можно и так - работа дала автору по мозгам, и ему стало не до писательства. Сейчас на рабочем столе монитора 23.56, а я только начал писать. Однако догадываюсь, что скоро закончу.
   Первое - выпил!
   Второе - устал!
   Третье - наконец то, вклинился в режим и привык засыпать в районе одиннадцати.
   Пока держусь, а значит, у меня есть еще шанс обратиться к читателям!
   - Читатели! Ау! Читаюсь ли я Вам?
   Если быть, честным перед собой, то я и сам стесняюсь себя порой читать, а если представить, что меня читают при мне, я бы просто оконфузился и залился краской стеснения.
   Ок! Собственно я не об этом, а о том, что, как бы взялся за написание романа, а меня, куда то все сносит и сносит в прозу жизни и собственных наблюдений. Сюжет отсутствует. Героев нет. Герой один я.
   - Народ! Читатели! Не судите строго мой пьяный бред!
   О! Чувствуется лишний градус! Уже обращаюсь к народу! Типа, имею право! Ну и! Короче! Классика алкогольного жанра!
   - Ты меня уважаешшшшь! Читатель!
   Сегодня, пятница! Короткий рабочий день. Этот факт безмерно - радует все трудящееся население, к коему я отношусь - всегда! Но, короткий день стал короче почти в два раза, по причини недуга ВВП.
   - Господи, дай ВВП здоровья! Приведи в норму его давление и обезболь его головные боли!
   Но, видно, Господь - милосердный и о нас немного печется, устраивая маленькие передышки.
   - Боженька, спасибо тебе за это, токмо не навреди здоровью ВВП! Прошу тебя!
   Семеныч, дай Бог ему здоровья, да и ВВП тоже дай здоровья, дал добро на расслабление.
   - Мужики, пока ВВП нет, отдохните, не напрягайтесь. Газеты почитайте. Кофе мне сделайте.
   До обеда мы читали газеты, играли в компьютерные игрушки, ковырялись в станционной сети. Готовили Семенычу кофе.
   Отобедали на славу! Лично я, чуть не лопнул! И почему это с возрастом приходит бешеный аппетит? Раньше за мной такого не водилось. Сейчас ЖРУ, как не в себя. А в кого же, может, у меня в желудке монстр завелся? На обед умял - картошку пюре, кусок курицы, винегрет, котлету в тесте и булку с повидлом, запил компотом.
   Отобедав, вернулись на рабочие места в родной кабинет.
   - Как тяжко после мощного обеда не то что работать, но и жить. А ведь приходится!!!
   Читатель - у меня перекур!
   ........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
   Блин! Обидно даже перекурить не с кем! Мои коллеги, прочитав, какое то произведение в сети резко бросили курить. Теперь из отдела курят - я и Саня. МЫ - реальные курильщики и не скрываем этот факт. Есть у нас еще Серега, так он зашифровался. Когда нет свидетелей, он КУРИТ!
   Вернусь к ОБЕДАМ. Раньше я всегда гордился своей фигурой, как говорила гениальная Пельцер в знаменитом фильме "Вам и не снилось",
   - У меня ни граммочки лишнего!"
   У меня до тридцати шести было так же.
   В тридцать семь, стал расти живот. О! Не ожидал такого подвоха от своей конституции. И что делать, прикажите? Конечно, не ЖРАТЬ!!! Есть в меру.
  
   Моя, барышня, в ШОКЕ от моего животного безобразия. Я и сам офигел. Втягиваю в себя выпирающую из меня наеденную массу. Надо заняться зарядкой, что бы вернуться в прежнюю, молодежную форму.
   С работы уехали в четырнадцать тридцать. Покатались по магазинам. Я присматривал домашний кинотеатр. В шестнадцать ноль - ноль был у мамы. Два часа смотрел нашумевший "Остров".
   Шумели, шумели, на "Оскар" даже выставили. Ну и, что? Ничего. Ну не потряс меня этот фильм. Таких историй масса. Подобного старца, сыгранного П. Мамоновым, Ф.М. Достоевский описал в тысячу раз гениальней в своих романах. Да! Завязка и кульминация - более менее интересны! Но, между ними - пропасть и нудность. Я ожидал большего! Опять пиар на пустом месте!
   После просмотра, вернулся домой, заглянула барышня - гейша. Классическое выражение - барышня - крестьянка сказано не про нее.
   Был душевный почти семейный вечер у телевизора. Под передачу " Розыгрыш" я выпил 0, 25 коньяка, закусив киви, апельсином и сыром. Потом был, как вы понимаете правильно пленительно - страстный секс. После него мы курили, пили кофе.
   Чего - то мне показалось мало, и я вызвался проводить ее до дома. До ее дома я не стал ее провожать, на пол пути мы попрощались. Я пошел к банкомату снять денег. У ларька была небольшая очередь.
   - Зарплату, получили! Все, гуляют.
   Ожидая своей очереди, обратил внимание на деревья, высаженные вдоль проспекта. На календаре февраль месяц, и если вы внимательно следите за моим повествованием, то понимаете, что деревья стоят без единого листочка, совершенно голые.
   В моем воображении деревья рисуются, не голыми, нет. Я смотрю на них и думаю,
   - Вот, скелеты деревьев.
   Но, ведь деревья не умерли, слава богу, и к весне на их ветвях распустятся молодые листочки. Значит, они живы, а, следовательно, не могут быть скелетами. Блин, что по пьянке только не привидится. Деревья просто-напросто обнажились. Вот мы летом на пляже раздеваемся, а они зимой. Стоят себе и загорают в лучах зимнего солнца. А к весне новые зеленые одежки накинут, и будут восхищать нас своими нарядами. И ради этого деревянного видения я написал сегодня две страницы текста. Чего ради, ведь - по прочтении полный бред!
  
   Заметки обывателя
  
   Из Толкового словаря В. Даля - Обыватели, горожане, ......жители пригорода.
  
   В этом месяце, благодаря больничному листу у меня вышла неплохая сумма по зарплате. Можно сказать приличная. Приличная по нашим меркам, где ни будь в Москве или в Киеве над моими финансовыми слезами только бы посмеялись. Однако все относительно. Так, вот зачислив эту фантастическую по моим понятиям сумму на пластиковую карточку, я потерял покой.
   Первое, что мне пришло на ум поменять проржавевшие трубы на новенькие пластиковые в сантехническом узле моей квартиры. На этом сантехническом узле завязаны: кухня, ванная и туалет. Во всех апартаментах своей двушки я произвел типа евроремонт, а вот ванну и туалет - эти интимные забегаловки прикрыл новыми дверями и оставил на потом. Мое потом затянулось на пару лет. В этот период я сильно подсел на путешествия и забил на домашний уют. В самом деле, мои ванна и туалет не места общественного пользования. И гости ко мне приходят именно в гости, а не справлять нужду.
   К концу этого года я купил новую акриловую ванну к ней умывальник с тумбочкой в народе прозванный "Мойдодыр".
  
   Унитаз я приобрел чуть ранее. Оставалось дело за малым. Поменять трубы, нанять работников и приступить к ремонту.
   Однако! Перед самым новым годом мне спонтанно приспичило заиметь кухонный стол со стеклянной столешницей и к нему два белых стула обитых заменителем кожи, в придачу к этому столовому комплекту я зацепил еще и журнальный столик для зала тоже со стеклянной столешницей. Буквально сразу же после нового года к журнальному столику я присовокупил мягкий уголок в зал. Ну, невозможно было наблюдать ежевечернее сиротливо стоящий столик в огромной комнате. Столику срочно требовался друг в виде мягкого уголка.
   Когда на моей пластиковой карточке осела значительная по моим понятиям сумма, я решил, что таки настал долгожданный момент для замены труб. Вычислив через друзей контактные номера сантехнических специалистов, я сел перед телефоном и принялся накручивать диск. Главный трубодел записал мои координаты и пообещал прислать работника на следующий вечер, чтобы тот оценил фронт работы. Всем своим знакомым я объявил о предстоящем завершающем этапе ремонта. Хорошие знакомые радовались вместе со мной, плохие ни как не реагировали.
   Вечером после работы я смиренно сидел дома и ждал специалиста по трубам. По прошествии часа в дверь постучали, у меня не работает звонок, поэтому в дверь стучат.
  
   Стучите, и да откроется Вам, так кажется в Библии написано.
  
   Худощавый мужичек с порога взял старт и в секунды преодолел коридор. Он распахнул настежь двери ванной и туалета и замер. Я закрыл за пришельцем дверь, подошел к нему и поздоровался с его спиной. Мужичек развернулся и кивнул мне.
   Рассматривая, изможденное лицо трубопроводчика я мучался вопросом - Откуда у этих слесарей, газовщиков, водопроводчиков, носильщиков, телемастеров и им подобных эта неискоренимая привычка - ходить по чужой квартире, не разувшись. Причем непременно в грязных ботинках? Наверняка, у себя дома они снимают обувь за порогом. Ну откуда у них этот неотъемлемый от профессии атрибут? Может проблема в носках? Дырки не заштопаны сварливой женой? Или их носков вообще нет? Знаете, как бывает, денег на все хватает, а вот на носки нет. Вот эти вышеперечисленные ребята и ходят по чужим квартирам обутыми в грязных ботинках. Причины этого явления, на мой взгляд, могут быть следующими:
   - стеснение дырок на носках;
   - стеснение отсутствия носков;
   - мерзнут ноги.
   - потеют ноги (нехороший запах).
   Оторвавшись от мыслей не по сути я начал быстро излагать трубопроводчику свои пожелания.
   - Заменить трубы, полотенцесушитель, вынести старую чугунную ванну на свалку и установить вместо нее новую, а рядом с ней и умывальник с тумбочкой. Я, было, заикнулся, чтобы еще выбили старую плитку, но мне сразу дали понять, что это компетенция плиточников.
   Трубопроводчик, скользнул по мне взглядом и, отвернувшись, куда то к трубам, наверное, с железом у него было больше взаимопонимания, принялся, как по заученному объяснять мне, что требуется еще.
   А требовалось всего то: поставить счетчики на холодную и горячую воду, переварить стояк, сделать ряд технических операций, не учтенных мной, а по тому, так и не понятых. По всему выходило, что работа предстоит не легкая, это было заметно и по исказившемуся страданием лицу работника.
   - Понятно, сколько это будет стоить?
   Прямой денежный вопрос застал врасплох трубопроводчика, видимо он еще не успел к этому времени сориентироваться, сколько же содрать с меня. Его хитрые глазки как - то нервно засуетились. Трубопроводчик, заблудился взглядом между мной и санузлом. Он никак не мог сосредоточиться. Вытащив из кармана куртки замызганный блокнот и ручку, начал, что - то подсчитывать, вычислять, часто моргая ресницами.
   Переведя дух, трубопроводчик впялился в меня взглядом, в котором читалось - Мы за ценой не постоим, и озвучил стоимость услуг.
   -Ого! Невольно вырвалось из меня. Это за что же столько то?
   Трубопроводчик смахнул рукой капельки пота со лба и по каждой операции назвал цену, в сумме выходила названная им выше стоимость.
   К такому финансовому вердикту я не был готов.
   - Хорошо, у меня вопросов нет, давайте договоримся так, как только я буду готов, я вам перезвоню.
   Работник ушел, оставив на память грязные следы в коридоре. Я намочил тряпку и вытер пол. Пол заблестел. Выполоскав тряпку и отжав, ее я закинул ее в потайной угол на балконе.
   Весь оставшийся вечер я мучался над извечным вопросом - Занимать или не занимать не достающую сумму?
   На работе я поделился с коллегами своими ремонтными проблемами. Коллеги единодушно осудили финансовый грабеж трубопроводчиков и посоветовали поискать других специалистов, по дешевле или посговорчевее.
   После работы я с приятелями заехал в магазин бытовой техники, там я и увидел домашний кинотеатр Pioneer, о котором мечтал давным-давно. Мой видеомагнитофон из прошлого века, стоящий на телевизоре был, как укор по моей не современности в мире новых технологий. Весь мир смотрит и слушает новые форматы, а я ни как не расстанусь с огромной коллекцией видеокассет.
   Проблема с трубами, была решена домашним кинотеатром фирмы Pioneer.
   - Да, куда они денутся эти трубы, рассуждал я, с любовью собирая и расставляя дома домашний кинотеатр. От нахлынувшего счастья я готов был расцеловать каждую колонку, проигрыватель, сабвуфер. Колонки были напольными, черного цвета, на каждой был логотип фирмы. Сабвуфер был стального цвета, он переливался и горел в свете люстры. Квартиру наполнили чистейшие звуки музыки. Я был в восторге и так и заснул с пультом в руках.
   А вот с трубой в руках, я бы точно не заснул!
  
   Сегодня мы почти не работали. ВВП ремонтировал машину и пропадал в гараже. Появился только в конце рабочего дня, всего на пару часов. Мы подобрались и заняли боевые позиции за своими столами, упершись в мониторы компьютеров. Наше "смирно" длилось не долго, как только ВВП уехал, мы сказали себе "вольно" до конца рабочего дня. День пролетел без напряжений, от чего такая усталость и сонливость не понятно.
  
   Серпом по ... именно по ним - родным
  
   О празднике
  
   День Святого Валентина - День всех влюбленных! Валентинки - открытки в виде сердец с наилучшими пожеланиями, раскупаются всеми влюбленными мира. В этот день в Европе и во всех странах, стремящихся попасть в единое европейское сообщество, влюбленные дарят друг другу всякие милые пустячки, к примеру, шоколадки в виде сердца и прочие безделицы из керамики, исполненные в всевозможных вариациях целующихся парочек. Непременно, в этой керамической композиции присутствует сердце, выкрашенное в красный цвет, как символ любви.
   Мне, сегодня подарили "Валентинку" в виде сердца и керамическую безделицу - чувственно прижавшихся тинэйджеров (почему-то в красно-розово-белой гамме?), символизирующую ЛЮБОВЬ!
   В пору моей юности, когда вся эта любовная атрибутика, могла бы зажечь и взбудоражить чувства, данный праздник в нашем советском календаре отсутствовал. Признаюсь, мы не страдали по этому поводу, любовного запала хватала и без этого европейского праздника. Не было в ходу всевозможных романтических фишек, так и без них все было понятно. Поди, не из леса мы вышли. И если влюблялись, то не тащили впереди себя картонное сердце, на вытянутых руках в качестве признания в любви, причем в определенный календарем день. Мы проще были! Выпивали, для храбрости водочки или портвейна и шли балагурить под окна зазнобе. И ничего, понимали нас, влюбленных, без всяких там приморочек.
   Раз, затянешь песнь слезливую.
   И в раз поняли тебя, люди добрые, что влюбился ты.
   А, значит, свадьбу скоро играть будут.
   И погуляет вся соседская рать на шару на свадьбе той.
   В сей день влюбленных, означенный Европой, я пригубил с желанной за любовь, отметился естественно в постели в любовной страсти и, если уж по-нашему ударить классицизму, тобишь Крылова вспомнить басни заодно, то, как писал он в заключенье басни - я был токов.
   К чему я это? Сейчас, мои друзья поймете Вы, что не случайно предисловие мое к главе очередной. Блин! Во, загнул! Как Шекспир! Уильям, который. Однако образование мое, дает смешение культур весьма далеких.
  
   Но нет угрозы титулам моим
   Пожизненным: любил, люблю, любим.
   Сонет 23. В. Шекспир.
  
   Когда здоров ты плотью, жизнь прекрасна! Твоя любовь, с неимоверной силой сметает, как цунами, все преграды пред собой. Но, жизнь, порой, сюрпризы преподносит и удивляет так, что можно офигеть.
   Да, что ты будешь, делать!!! Что ж это я блуждаю, вокруг, да около! Запарился! Блин! Не знаю, как приступить к столь пикантной теме. Теме - мужских яиц!
   В чем - то я эстет, но упаси, Господи я не ханжа!
   И все же, обозначение в русском языке и в медицине, скрытых в мошонке органов, а именно яиц, меня всегда смущало. Почему именно яйца! Неужели не нашлось более достойного обозначения для человеческих органов, производящих сперматозоиды. Согласитесь, что сперматозоид звучит более веско в сравнении с яйцом. Да, я читал, что яйцо это символ жизни, и в Библейском понимании тоже. Не случайно мы красим яйца на Пасху, пасхальные яйца. Тогда, зачем же было все мешать в кучу, и обозначать яйцом все подряд. Богу богово, как говориться, а человеку человеково.
   Я, являясь носителем могущественного начала жизни - яиц, не могу смириться с тем, что куры несут ... яйца! Неужели их продукт нельзя было назвать иначе? Это относится и к уткам и к страусам и к черепахам и к крокодилам и к утконосам, и к змеям, между прочим. Общепринятые выражения - они сделали кладку яиц или они несут яйца!
   - Уважаемые зоологи и биологи! Они, эти твари не могут нести яйца. Яйца несем только мы, человеки мужского пола, причем всю свою жизнь, как сознательную, так и бессознательную. Мы их не откладываем и не закладываем, мы с яйцами одно целое, мы с ними - ОРГАНИЗМ. Считаю своим долгом, озадачить Вас вопросом пересмотра терминов.
   Например, спермозаводы или спермопроизводители. А как вам - спермодавы?
   Подозреваю, что этот вопрос мучает ни одного меня на земле. Поэтому и возникали в народной молве жалкие синонимы яйцам. Кто не слышал такие синонимы яиц, как (только не смейтесь, тут в пору, плакать): кокушки, так говорят про младенческие яйца. Коки - коками называют юношеские придатки. Как производная от кок - кокли. Мудья - это обозначение, наверное, пришло от сельских жителей. У их мужиков там видно мудья. МУДЬЯ - а что вроде неплохо звучит! Уверенно! Однако напрашивается ассоциация - мудак. Мудак - слова не хорошее. Значит нельзя - начало жизни обозначать - мудья. Бубенцы - это тоже про яйца. Куда это годится?!
   Иные барышни (со своим культурным пластом), частенько, между собой употребляют в секретных разговорах, известное в широких кругах выражение, памятуя мужчин,
   - Он подкатил ко мне яйца!
   Я, как воображу себе этого мужчину на катящихся яйцах, просто смех разбирает, тут не до секса. Легко допустить, что так же и обо мне могут высказаться в девичьем кругу. У меня очень развито воображение, и когда я примеряя это иносказательное выражение на себе рисуюсь себе таким мачо, на самокатящихся шипованных яйцах, меня пробивает на безудержный хохот, на бесконечное хи - хи!
   - Что за пунктик у него на этих яйцах? Удивитесь вы.
   Все просто, к своим яйцам я отношусь ОЧЕНЬ бережно и трепетно, как и каждый мужчина, и не по тому, что ОНИ мои, потому что я пережил с ними тяжелые минуты своей жизни. И мне не нравится, что ЯЙЦА обозначают так банально ЯЙЦА.
  
   Операция
  
   Я стоял под душем и натирал свое тело пенной мочалкой. Мочалка фирмы для среднего класса Oriflame, пропитанная гелем той же фирмы давала на выходе много душистой белой пены. Я легкими и плавными движениями руки растирал эту волшебную пену по своему телу и тихо мурлыча под нос, какой то шлягер, кайфовал под тонкими, но упругими струйками теплой воды из душа.
   Не знаю, как вы, но я начинаю процесс мытья с верхних частей тела. Шея, плечи, грудь, живот, постепенно, если пена не быстро сползает, то, как бы ступенчато покрываются пузырчатой массой. Прозрачные и перламутровые пузырьки мгновенно лопаются и рождаются снова под вжимаемой в тело мочалкой. От моих техничных манипуляций с мочалкой пена рвется в клочья. Более легкие, почти невесомые клочья отлетают от моего тела и плавно, как перья парят во влажном воздухе ванной комнаты. Они насыщаются паром, и грузно приземляется на дно ванной или на ее края. Я обожаю, эти пенные натирания! Когда я покрываюсь пеной с шеи до ступней, то мне кажется, что лучшей одежды, чем эта не придумаешь. Стоишь, так в ванной в этом бело пузырьковом, почти ангельском одеянии и так жалко смывать эту красоту, что ком в горле. И что бы ни расплакаться от нахлынувшей душевной идиллии, да и не замерзнуть, берешь уверенно в руку душ и наводишь его упругие струи на свое тело. И...потекли к ногам белые барашки, а от ног вода их гонит к стоку и так кружаться в водовороте их белые спинки безвозвратно засасываемые в осклизлый канализационный АД.
   И вот после натирания пенной мочалкой живота моего я спустился в паховую область. Уверенно потер мочалкой мое мужское начало и приступил к нежному натиранию сопутствующих этому началу яиц. Уж не буду вдаваться в подробности манипуляций с мочалкой, но в какой то момент я оторопел, так как явно прощупал под тонкой кожей мошонки, как мне показалось третье яйцо.
   - Не понял, сказал я как бы сам себе, осторожно ухватив пальцами пойманное типа третье яйцо.
   Конечно, то, что я держал пальцами, яйцом было назвать трудно. В сравнении с уже имеющимися у меня яйцами моими ровесниками или ровесницами. Блин яйцо, оно ведь среднего рода. Оно мое - яйцо. А как же будет ровесник в среднем роде? Ок! В принципе речь не об этом.
   Так вот то третье яйцо, что обнаружил я, было раза в три меньше уже имеющихся. Новорожденное яичко или яичко - младенец, это определение куда больше подходило к моей бесценной находке. Моя оторопелость сменилась легким шоком, сколько я простоял с этим яичком, удерживаемым пальцами я не помню. Время остановилось, а я все перекатывал его пальцами и перекатывал и думал,
   - Вот это подарочек! И главное, к чему эта трех яйцевая аномалия? К счастью или не счастью. Будут меня теперь в передачи всякие приглашать, типа "Здоровье" или "Про это".
   Приступаю к детальному исследованию мошонки.
   - А как там мои родные два яйца на месте ли?
   От пара горячей воды и от усердия я пропотеваю, как в сауне, но убеждаюсь, что с моими врожденными яйцами все в порядке. Слава богу, ОНИ на месте!!!
   - Блин, что же делать с этим инопланетянином, затесавшемся в мою мошонку?
   Пока переваривал находку, да, что там находку Открытие, мне вспомнился один эпизод из студенческой жизни.
  
   Сон Викентия
  
   Как - то моему одногруппнику и соседу по комнате в общежитии Викентию приснился сон. Ночное видение надо признаться поразило Викентия наисильнейшим образом. После этого сна он еще долго пребывал между реальностью и фантазиями.
   Примостившись на подоконнике и нервно куря сигарету, Викентий взахлеб рассказывал нам, своим близким друзьям о том, что приснилось ему будто у него два члена.
   - Приколите, пацаны. Реально вижу их и чувствую. А со мной в постели чувиха лежит, и я ее значит трахаю одним членом, второй, как бы и не мешает, болтается между ее ляшек. Ну, это, оттрахал я ее и так и этак, офигеть. Кончил, слез с нее, отдыхаю.
   Она ко мне, - Витюшенька!
   - А, я чувствую у меня снова стояк. Короче, второй членяра возбудился. Она, увидела, офигела тоже, села на него сверху и погнала! Бля, чуваки я до сих пор не могу отойти.
   Викентий затушил о подоконник сигарету и прикурил новую, явно уплывая сознанием в свой супер порнографический сон.
   - Витька, а ты простынь проверял, может в стирку сдать надо, это ж ты два раза обкончался?
   Витька, уничтожающе, посмотрел на меня и не зло, по товарищески, послал на фуй.
  
   Моя ситуация оказалась куда реальней Витькиной.
   - Лучше бы мне все это приснилось!
   Я закрутил краны с водой, вышел из ванной, вытерся полотенцем, накинул банный халат, доплелся до дивана и рухнул на его мягкость рядом со Светиком.
   - Что, то ты долго, плескался, я уже соскучилась.
   Светик, придвинулась ближе, склонила голову мне на грудь, ее пальчики принялись нежно ласкать мой живот и когда они добрались до моего паха, я пресек эти нежности, крепко сжав ее пальчики своей рукой.
   - Больно, кажется! Что ты делаешь, тебе не нравится, что ли?
   Приподняв голову, и смотря мне в глаза, причитала Светка.
   Свободной рукой я погладил ее по волосам и торжественно объявил,
   - Знаешь, Светик, а у меня, кажется три яйца.
   Светик, захлопала ресницами, - Да ну, откуда? Дай посмотрю.
   Я слегка отстранил ее, встал с дивана, нашел в мошонке новорожденное яичко,
   - Ну, увидеть ты его вряд ли сможешь, а вот пощупать, пожалуйста.
   Светик, аккуратно пропальпировала, новое яичко, затем для верности повторила свое обследование еще раз и подняв на меня свой ясный взгляд тихо и как то по-деловому, почти, как врач сказала,
   - Да, на лицо все признаки третьего яичка. Может, ты половой гигант? Правда, я итак никогда не жаловалась.
   - Угу, половой гигант, только признаки ни на лицо, а в мошонке.
  
   Несколько дней я был носителем трех яиц. Обладателем несметного сокровища. Перед сном я обязательно проверял свою мошонку, точнее ее содержимое, на предмет на месте ли новорожденное яичко, не рассосалось ли? К середине недели я решился пойти в больницу, на консультацию к урологу.
   - Может мне Нобелевская премия полагается, а я ношусь со своим инкубатором, как дурень со ступой, - подбадривал себя я, ожидая своей очереди. Еще меня мучил вопрос, - Как начать разговор, вернее, как объяснить причину моего визита?
   - Доктор у меня выросло третье яйцо, взгляните, пожалуйста?, звучало, как то по идиотски и слишком самонадеянно.
   - Доктор у меня это...и молча спустить штаны перед его носом. Это смахивает на эксбиционизм.
   Пока, я искал тактичную формулировку причины моего явления, подошла моя очередь, и я вошел в кабинет, так и не определившись.
   - Здравствуйте.
   - Здравствуйте, присаживайтесь, рассказывайте что вас, не глядя в мою сторону, сказал доктор, что - то быстро записывая в карточку.
   - Ваш талончик, пропищала медсестра бальзаковского возраста
   - Как ваша фамилия?
   - Я представился.
   Женщина в белом, перебрала стопку карточек, лежащую на столе, выудила мою и положила перед доктором.
   - Так, с чем пришли, молодой человек, продолжая свою писанину, задал вопрос доктор.
   - С яйцами, чуть не вырвалось у меня, но вместо этого я с трудом выговорил, - Доктор у меня в мошонке какое то новообразование в виде яичка.
   - Приспусти джинсы, вмести с трусами и стань на свет.
   - Странно, подумал я, зачем, становиться на свет, что ли мошонка прозрачной станет?
   Однако, не смотря на смущение, перед медсестрой я выполнил его наставления.
   Доктор оторвался, наконец, от своих записей, встал из - за стола, подошел к умывальнику, вымыл руки с мылом, натянул резиновые перчатки, сел на свой стул, подвинул меня ближе к себе и взялся своими резиновыми руками за мою мошонку.
   Он перебирал своими пальцами мои яйца как четки, восточный старец, устремив взгляд в пустоту, сквозь меня.
   А еще, он был похож на медитирующего буддийского монаха, перекатывающего магические шары из оникса. Такие ониксовые шары в бархатном футляре можно купить в любом сувенирном магазинчике Крыма, Турции.
   Исследовав мои яйца и новоявленное яичко, с мерзким скрипом он стянул резиновые перчатки, освободив руки и сразу же начал писать, что - то в моей карточке.
   - Доктор, так, что у меня? нерешительно, полушепотом обратился к нему я.
   - У, вас, молодой человек, киста.
   - А, это опасно?
   - Собственно, нет. Но чем быстрей прооперируем ее, тем лучше.
   - А без операции можно обойтись?
   -Нет, в вашем случае, только операбельное вмешательство. Молодой человек, чем дольше вы будете тянуть, тем большая вероятность того, что ваша киста может превратиться в злокачественную.
   Его последние слова прозвучали, настолько убедительно и действенно, как будто меня окатили ледяной водой, что я немедля принялся уточнять, когда же я смогу лечь на операцию.
   - Завтра вы сможете?
   - Конечно, смогу!!!
   - Вы застрахованы?
   - Да.
   -Мне выписали рецепт на приобретение необходимых для операции медикаментов.
  
   Всю ночь я так и не сомкнул глаз. Сна, как говорится, не было ни в одном глазу. Да и как, тут было заснуть накануне, операции, причем первой, тьфу - три раза, в моей жизни. Мне всегда казалось, что операция вообще нечто ужасное, на каком бы органе она не производилась. Но операция на собственных яйцах, что - то за гранью постижимого.
   - Боже мой, думал я, совсем скоро, ни завтра, так после завтра, в святая святых моего тела кто то посторонний вонзит скальпель. Будет ковыряться в моей растерзанной мошонке пальцами, пускай в стерильных перчатках, все равно жутко. Этот кто - то отсечет от моей плоти самозваное яйцо, то есть кисту, потом зашьет мою мошонку, залепит свежий шов пластырем и крикнет своим ассистенткам,-
   - Готово! Спускайте в палату! Следующего давайте.
   А я все это время буду лежать абсолютно голый и беззащитный под ярким светом операционной лампы, и мне все будет пофигу, я ведь буду под наркозом, ТОЛЬКО БЫ ОН ПОДЕЙСТВОВАЛ НА МЕНЯ! А вдруг, наркоз меня не возьмет? Этот вопрос занимал меня больше всего.
  
   Ни свет, ни заря я с полным медикаментами пакетом сидел в приемном покое. Миловидная медсестра, принимающая меня подробно записала мои личные данные, в какие то бланки. Она же приняла от меня пакет с медикаментами, подождала, пока я переоденусь, переобуюсь и сдам вещи в камеру хранения.
   - Пойдемте со мной, я отведу вас в вашу палату.
   Мы прошли по длинному больничному коридору, подождали, пока спустится лифт, поднялись на нем на третий этаж, на котором располагалось хирургическое отделение.
   - Девочки!, распахнув двери ординаторской, крикнула, моя сопровождающая, - я к вам новенького привела, принимайте.
   В проеме двери нарисовалась, одна из девушек. Ну, девушкой она была, явна, названа по старой памяти или по привычке, так как на вид ей было далеко за сорок. Белый мятый халат с трудом сходился на ее девичьей груди, которая так и норовила, вырваться наружу. Девушка в прошлом потирала руки, оценивая вновь поступившего больного, прищуренным взглядом.
   - Этот, что ли, новенький? Хм. А, что ничего! Зин, в какую его палату?
   Из недр кабинета, Зина, выкрикнула.
   - Веди в восьмую, там койка свободная.
  
   Как только я обосновался на своем скрипящем больничном ложе, начался утренний обход.
   В палату, заглянула, медсестра и предупредила больных о боевой готовности репликой,
   - Так, нечего слоняться по палате, все по койкам и все быстро под одеяла! Земцов, прячь свою банку с завтраком в тумбочку, врач будет ругаться. Когда, вы уже нажретесь, в столовой, вас что ли, плохо кормят. Лежите тихо!
   Инспектирующая врачебная бригада из двух врачей и медсестры быстро обошла больных, замерших под одеялами, скрывавших от врачебных глаз спортивные костюмы, вместо положенных казенных пижам.
   Бригада делала короткие остановки, у каждой койки, почему - то в ногах пациентов. Лечащий врач из карточки больного, подаваемой медсестрой, зачитывал заведующему отделением историю болезни и пути ее протекания, о результатах лечения, делал записи в карточке, давал указания медсестре, и бригада переходила к другому больному.
   В моих ногах или у моих ног эта компания в белых халатах долго не задержалась.
   - Диагноз - киста правого яичка. На завтра назначена операция, сообщил присутствующим мой лечащий врач.
   Все, как - то странно, без особого интереса, мол, обычное дело, посмотрели на меня и перешли к следующему больному.
   После обхода медсестра принесла мне направления на анализы, и я побежал сдавать мочу и кровь.
   На обед сходил к маме, благо она живет через дорогу, повалялся на домашнем диване, посмотрел телевизор, вздремнул и к вечеру вернулся в палату.
   - Где ты шляешься!, - встретила меня в ярости медсестра.
   - Мы, тебя обыскались уже, герой, у него завтра операция, а он гуляет. В общем, иди за станком и быстро бриться.
   Я зашел в палату, почти весь контингент спал или дремал. Из тумбочки я взял, пену для бритья, станок, полотенце и поплелся в душевую.
   У стола, за которым восседала дежурная медсестра, я тормознул и поинтересовался о результатах анализов.
   Не довольная медсестра нехотя оторвалась от женского журнала, порылась в ящике стола, достала пачку бумажек, полистала ее, нашла листочки с моими результатами, почитала написанное там, шевеля губами,
   - Нормальные анализы, к операции допущен, завтра в девять часов, смотри из палаты ни ногой. Иди, брейся или помощь требуется, подмигнула она.
   - Спасибо не надо.
   В душевой я открыл кран с горячей водой и подставил под струю лезвие станка фирмы "Gillette", когда лезвие нагревается, оно не дерет щетину на подбородке, оставляя миллиметровые порезы. В данном же случае мне предстояло выполнить ювелирную работу - обрить себя в паху и яйца. Как, говориться, одно не верное движение и ты Фаринели - кастрат, был такой кастрированный оперный певец, то ли в 18, то ли в 19 веке.
   Прогрев лезвие станка, я положил его на полотенце и стянул спортивные брюки, вместе с трусами до колен. Снял пластмассовый колпачок с баллончика от пены для бритья и выдавил пену на ладонь. Нанес ее на пах и яйца и вооружившись станком, приступил к парикмахерским делам. Прическа, которую воспроизводил я именовалась во всех парикмахерских прейскурантах, "Под ноль".
   Аккуратно, миллиметр за миллиметром я оголял свое мужское естество, от усердия у меня выступили капельки пота на лбу и крыльях носа.
  
   На втором курсе института, аналогичную операцию я уже проделывал с собой, только станком другой фирмы. Это был пластмассовый одноразовый станок черно - оранжевой расцветки, итальянской фирмы "Bic". Это, вообще была смешная история.
  
   Лобковые вши
  
   Мой сосед, по комнате Пашка, заподозрил, что подхватил мондавошек, или, как их еще называют интеллигентные люди - лобковые вши. Хотя откуда у интеллигентных людей могут быть эти самые вши?
   Своей бедой в таинственной обстановке, при тусклом свете настольной лампы, Пашка поделился со мной. Пашку интересовало, мое самочувствие, не замечаю ли я за собой подобного, например, постоянного зуда. Для убедительности, он даже залез в свои трусы, почесал там, прищурив глаза и выудив на свет, что - то прозрачно белое. На подушечке указательного пальца, он поднес ближе ко мне это нечто прозрачное. Мы сидели друг напротив друга за самодельным журнальным столиком и нас разделяли сантиметры столешницы, еще несколько сантиметров и он точно ткнул бы мне прямо под нос свою находку, тогда меня точно вырвало, чтобы этого не случилось, я успел откинуться к стене.
   - Видишь, это она, гнида.
   То, что Пашка, представил мне на показ, было безжизненно и больше напоминало перхоть.
   - Паша, а чего она не прыгает, мондавошка, твоя?
   - Сдохла, наверное. Ок, короче, ты понял, никому и если, у тебя начнет чесаться, скажешь.
   В ответ, я резонно, заметил Пашке,
   - Насколько мне известно, лобковая вошь, передается, только половым путем. Паша, прими мои соболезнования, конечно, но мне ОНА не грозит.
   - Так, у нас же кровати рядом, стоят, они могут и перепрыгнуть.
   - Ну, да, конечно они только у тебя в трусах и могут перепрыгивать с одного волоска на другой. Вряд ли они долетят до меня.
   На следующий день к обеду, я почувствовал зуд у себя в паху и ...подмышками.
   - Ничего, себе мандавошки. Не ужели они такие прыгучие? Но как эти твари, пробрались через резинку трусов, недоумевал я.
   Вечером в нашей комнате, собрался консилиум. Я, Пашка и наш общий бывалый товарищ по прозвищу Сын. Вообще то Сына, звали Игорем, он был старше нас на два года и в нашем представлении знал жизнь, как свои пять пальцев. Сын, уверенно взял слово,
   - Мужики не сыте! Все будет тип - топ. Мы это уже проходили. Завтра я привезу вам бензин, а вы сбрейте волосы у себя в паху.
   - Зачем бензин, то? Что мы сжигать их будем? Может, есть более гуманные и безболезненные методы?, обратился я к Сыну.
   - Сжигать никого не будем, будете мазаться бензином на ночь, дня за два вылечитесь, проверено.
   Все указания Сына были исполнены и следующим вечером мы по очереди, закрываясь в ванной, обмазывались бензином. Пекло неимоверно!!! Чесалось еще сильнее, но мы, стиснув зубы, терпели. Наши бензиновые процедуры продолжались примерно неделю. Зуд не проходил, а только усиливался. Чесалось, так, что хотелось броситься на фонарный столб о тереться, тереться об него.
   - Сын, проведывая нас, лохматил свою модную прическу и искренне недоумевал,
  
   - Ну, я не знаю мужики, может, вы какую то новую породу подцепили?
   Наконец мое терпение лопнуло, и я пошел в студенческую поликлинику. Студенческий дерматолог, разглядывал мое обритое хозяйство и ехидно улыбался.
   - Одевайтесь, молодой человек. Интересно, а от чего это вы лечились, таким оригинальным способом?
   - От лобковых вшей, краснея, ответил я.
   - Угу, угу, лобковых вшей, говорите, от мандовошек, что ли?
   - Ну, да, а что?
   - Да, ничего, долго бы еще лечились. У вас банальная, широко распространенная в вашей среде - чесотка. Идите в аптеку за лекарствами и соблюдайте идеальную чистоту, а старые вещи выбросьте или, лучше сожгите.
   Вот, так я лечился от лобковой вши!
  
   Проснулся я, ни свет, ни заря, за больничным окном еще только начинало сереть. Соседи по палате, крепко спали, выводя нестройные рулады храпа. Я тихонько сел на койке, нашарил в полумраке тапочки и, нацепив их на ноги, отправился курить в туалет. Выкурив две сигареты, вернулся в палату. Под бравурные звуки храпового оркестра залег на койку и принялся ждать, когда рассветет, а там и до операции не долго. Скорей бы!
   Прошло часа три, больные уже успели позавтракать, звонко стукая ложками о стеклянные стенки литровых баночек. Сходили на процедуры. Лежачим, медсестры сами сделали уколы. Теперь некоторые из них дремали, другие, более активные читали, кто книжки, а кто и газеты.
   Обо мне, как будто бы забыли. Ни снотворного, ни какого другого укола, полагающегося перед операцией, мне не спешили делать. Я заволновался, занервничал, вышел в коридор на разведку, как раз мимо меня пробегала дежурная,
   - Извините, а когда мне уколы будут делать? Меня вообще будут оперировать сегодня?
   - Иди в палату и жди, отмахнулась от меня дежурная.
   Сходив в туалет и покурив там, я вернулся в койку. Когда я издергался в край, по мою душу или тело, пришла медсестра. У нее на маленьком подносе были два шприца, заполненные какими то лекарствами.
   - Прямо, как в ресторане, сказал, указав подбородком на поднос.
   - Угу, шутник, давай руку, ставя на прикроватную тумбочку лекарства, буркнула медсестра.
   Я подтянул рукав выше локтя и протянул руку. Медсестра помазала место в изгибе руки проспиртованной ваткой и ввела иголку шприца в вену. Я почувствовал, как лекарство потекло по мне, и зажмурил глаза.
   - Больно, что ли?, побеспокоилась медсестра.
   - Вроде, нет, раскрыв глаза, сказал я.
   К тому месту, в котором торчала игла, медсестра уже поднесла ватку. В то мгновение, когда игла только вышла из вены, медсестра ловко прижала место укола ваткой.
   - Зажми ватку в локте и ложись на живот.
   Мне засадили еще, какую то инъекцию в задницу, вернули брюки и трусы на место и накрыли одеялом.
   - Отдыхай! Расслабься и думай о хорошем. С палаты ни ногой!
   Я перевернулся на спину, проводил взглядом медсестру и уставился в потолок. Единственное, что меня занимало в данный момент, как сильно подействуют на меня лекарства.
   - Отрублюсь я под наркозом или буду в сознании? Буду, чувствовать боль или нет, думал я.
   Наркоз, как мне казалось, совсем не действовал на меня. Я продолжал бодрствовать и думать и даже не заметил, как задремал.
  
  
   Медсестра, трясла меня за плечо. Я открыл глаза и увидел перед своей койкой каталку.
   - Снимай с себя вещи и ложись на каталку и давай поторапливайся.
   Я, не вставая с койки, стянул с себя все вещи, кроме трусов и предпринял попытку влезть на каталку.
   - Куда в трусах, что в первый раз что ли, кто с тебя, их в операционной снимать то будет, хирург что ли. Я же сказала русским языком, снять с себя все вещи.
   Медсестра взяла простынь растянула ее передо мной на вытянутых руках, прикрывая мою наготу от присутствующих.
   - Да, я не стесняюсь, залепетал я не послушным, каким то ватным языком.
   Сняв трусы и спрятав их под подушку, я вяло залез на каталку. Меня накрыли простыней и покатили. Мы миновали коридор и притормозили у лифта. Медсестра вызвала лифт. Лифта долго не было и мое сознание поплыло. Очнулся я у операционной. Медсестра стояла рядом и смотрела на меня.
   - А почему, дальше не везете, полюбопытствовал я.
   - Еще операция не закончилась.
   - А вдруг, наркоз отойдет, пока мы тут ждем?
   - Не отойдет!
   Я снова начал, куда то проваливаться. У меня обострился слух, и я пытался контролировать им ситуацию. Через какое то время заскрипели колеса моей каталки, и я открыл глаза. Медсестра, управляющая моей каталкой, пыталась принять к стене, чтобы дать возможность вырулить другой каталке, на которой вывозили уже прооперированного больного.
   В операционной меня перетащили на операционный стол, зачем - то привязали мои руки к планшетке, как Иисусу. Ноги тоже развели в стороны и привязали.
   - А зачем вы меня привязали, отстраненно поинтересовался я.
   - Да, так, на всякий случай. Не давно оперировали тут одну тетеньку, ну стонала она себе тихонько, понятно, что больно, и вдруг так неожиданно резко она села на столе и давай матом крыть хирурга. Мы конечно ох...ли! Ели утихомирили тетеньку.
   Моя операция прошла успешно. Я то отключался, то включался. Боли почти не чувствовал, так, совсем чуть - чуть, неприятно тянуло.
   Правда, в самом начале операции, точнее в момент ее подготовки, мне пришлось слегка понервничать, когда речь зашла о размере кетгута (ниток для наложения швов). Ассистентка, что - то напутала и подала хирургу кетгут не большего, чем требовалось диаметра.
   - Что вы мне даете? Вы, что читать не умеете? Там, какой диаметр указан? Блядь, с кем приходиться работать, пиз...ц!
   - Кто вам дал право говорить со мной таким тоном, стала возмущаться ассистентка.
   - Ты будешь, пиз...ть или работать почти закричал хирург.
   - Да пошел ты на х...й! выкрикнула ассистентка и хлопнула дверью.
   В операционной остались три человека: хирург, вторая ассистентка и я. Пока оставшийся медперсонал тихо переговаривался между собой, позвякивая металлическими инструментами, я с грустью думал,
   - Как же они управятся вдвоем? Вот не повезло. Хирург разнервничался, еще чиркнет с психу не в том месте. Лишит меня отцовства. Хоть бери и поднимайся со стола. Блин, меня же привязали. Может, закричать и попросить перенести операцию, но сил не было даже пальцем пошевелить.......
  
   Я открыл глаза и осмотрелся по сторонам. Я узнал свою палату.
   - Блин, сколько я уже тут валяюсь, интересно. Как же я все проспал?
   Машинально, рука скользнула под одеяло, и нащупала наложенную в паху повязку.
   - Фух! Значит, операцию давно закончили, с радостью решил я и провалился в сон снова.
   Когда, проснулся, на часах было почти шестнадцать. Я сел на койку. Посидел. Потом надел тапочки, поднялся, прошелся по палате.
   - Вроде все нормально, нигде не болит, порадовался я про себя.
   Вышел в коридор, там никого не было. Я спустился на первый этаж, вышел во двор, закурил. В голове было как - то туманно, но могло быть и хуже. Докурив, я выбросил в урну окурок.
   - А не сгонять ли к маме, перекусить чего ни будь, вкусненького, мелькнула единственная здравая мысль в моем туманном мозгу.
   Не задумываясь я прямо в тапочках отправился к маме на побывку. Увидев меня на пороге, мама лишилась дара речи. Она минут пять хватала воздух ртом, пытаясь, что - то произнести.
   - Мамуль все нормально, операция прошла успешно, давай я лучше поем.
   - Сыночек, ну как ты так можешь, только из под скальпеля и уже ходить. Вдруг швы разойдутся?
   - Мамуль, ну что ты говоришь, не пугай меня.
   - Я же к тебе приходила. Мне сказали, что ты спишь. Я оставила тебе блинчиков и кофе в термосе. Тебе, что не передали?
   - Нет. Да, я никого и не видел, проснулся и к тебе пошел.
   - Иди быстро, ляг на диван, а я тебе покушать принесу, поешь и в больницу. Представляешь, что там будет, если тебя хватятся!
  
   В прикроватной тумбочке я нашел два пакета с передачами от мамы и Светланы. В каждом пакете было по записке.
   Больше всего меня тронула и умилила мамино послание. На вырванном из тетрадки листке в полоску мамуля писала,-
  
   Сынулечка, как прошла операция? Оба смотрели или занимались только одним? Как ты себя чувствуешь? Я тебе принесла блинчики с творогом, пока перекуси и отдыхай. Что тебе принести на вечер? Звонила Маринка вчера. А сегодня звонила Света. Передает тебе привет от себя и от всех. Привет от брата. Обнимаем тебя и крепко целуем.
  
   Весточка от Светланы была романтически - банальной, но все равно приятной,-
  
   Любимый! Я рада, что самое страшное уже позади. Теперь я буду называть тебя "обезвреженным". Очень - очень по тебе соскучилась, мне тебя ужасно не хватает. Хотелось бы тебя увидеть, но мне сказали, что ты еще не поднимаешься. Если сможешь, черкни пару слов. Желаю тебе побыстрее поправиться. Я тебя люблю!
   Целую 1000000000000000000000000000000000000000000 раз.
   Интересно, почему она назвала меня обезвреженным, подумал я, меня же не разминировали, а прооперировали только. Или это она образно выразилась, как филолог.
  
   Когда я на следующий день зашел в гости к Кларе, чтобы поздравить ее с прошедшим днем рождения, которое, кстати, совпало с днем операции, Клара просто захлебнулась от возмущения.
   - Нет, ну это просто очевидное невероятное! Я вчера, после кафе, захожу вечером в больницу, проведать его, а мне говорят, что его нет. Я конечно не поверила! Попросила еще раз посмотреть в палате. Человеку сегодня утром операцию сделали, а вы говорите его нет, а мне медсестра заявляет,
  
   - Женщина, да вы не первая его спрашиваете, говорю вам нет его, ушел! Я уже замучилась бегать в его палату. Койка есть, а его нет. Все! Не мешайте работать.
   P.S. Больше всех меня пытала, Ленка. При первой же встрече она попросила показать швы. Уж очень ей казалось подозрительным, мое быстрое становление на ноги, после операции. Ленка явно учуяла подвох. Дело в том, что я никому из коллег не назвал истинной причины операции и уходя на больничный сообщил, что мне будут оперировать почки.
   Швы Ленке я так и не показал, а Ленка так и осталась при своем убеждении, что операция была на другом органе, только на каком, она так и не узнала. Но думаю, была близка в своих догадках.
  
  
   С первым днем ВЕСНЫ!!!
  
   Весеннее - производственно - домашнее
  
   Домашнее
  
   Только, что пропустил две рюмки коньяку:
   - за первый день весны;
   - за всемирный день гражданской обороны, как никак пятый год в этой сфере тружусь.
  
   После работы забежал к маме на вареники. В сегодняшние планы посещение мамы не входило. Но, она знает, чем меня завлечь.
   - Ты вчера сказал, что не зайдешь, а я подумала, как же это я не увижу тебя сегодня? Быстренько, приготовила вареников и скинула тебе смс сообщение.
   Вот, что значит материнская ЛЮБОВЬ!!!
   Мамуля, никогда не скажет - я хочу отдохнуть от тебя и от всех, давай пока не будем встречаться. Так, хочется прийти домой, и откинуть ноги на диван, и никуда не бежать.
   Именно так недавно рассуждала моя барышня. Может быть, я погорячился, написав - моя. Может она и не моя уже давно. Так держит при себе телефонными звоночками, на коротком поводке. На всякий - финансовый случай. Этот отдых продолжается почти три недели. Интересно, любящие люди, а мне об этом каждый день напоминают по телефону, могут так долго обходится без секса? Еще чуток и я займусь самоудовлетворением. Сейчас у меня временные денежные затруднения, не могу я ей такси оплачивать в оба конца. Уверен что, как только я получу зарплату, барышня моментально отдохнет!
   Хотя все это ерунда! Наверное, мне нужно сказать ей спасибо за взаимный отдых.
   Ок. С барышней проехали.
  
   После маминых сытных и уютных вареников, в отличии от общепитовских мамины вареники даже в желудке размещаются, как то комфортно я отправился домой. Замечу, не на такси, а пешком. Городок, в котором я проживаю, можно смело за час обойти пешком, это и для здоровья положительно. На фига эти таксистские приморочки? Эх!
   Дома, разделся до трусов и футболки, включил музыкальный центр и взялся за собственное тело. Увы, тело барышни отдыхало.
   Взяться за тело в данном случае это, значит, выполнить комплекс физических упражнений. Этот свой комплекс я выполняю периодически уже лет шесть. Каждое упражнение по 50 раз.
   Начинаю с ног.
  
  
   50 раз - махи ногами в стороны (вправо и влево);
   50 раз - махи ногами назад;
   50 раз - махи ногами к вытянутым рукам;
   50 раз - приседаю;
  
   Далее следуют руки.
   15 раз - отжимаюсь от пола (50 пока не получается);
   50 раз - делаю руками ножницы;
   50 раз - работаю плечами, не знаю, как понятнее описать это упражнение, но со стороны это выглядит так, правое плечо опускаю вниз, затем левое - это раз и так 50 раз.
  
   Последним аккордом комплекса упражнений является накачивание пресса - тоже 50 раз.
  
   Для меня вполне достаточно этой на ковренной гимнастики. Мое тело становится легким и гибким. После физических упражнений я иду в ванну, воду я набираю заблаговременно. В ванной я расслабляюсь. Смываю спортивный пот и производственную усталость.
   Некоторые мои знакомые предпочитают заниматься телом в тренажерном зале, объясняя это тем, что дома не возможно себя заставить оторваться от дивана, а в присутствии качков лень ни лень, а приходится пыхтеть.
   У меня этой проблемы нет. Это я про диванное притяжение. Мне удобней заниматься телом дома, без посторонних глаз. А еще меня раздражают обязательные очереди к тренажерам.
   - Ты последний на штангу?
   - Нет за мной еще три человека.
   Пока дождешься своего подхода, запаришься.
   Единственное, что ценно так это бассейн и сауна! Вот ради этого стоит пойти в занимающиеся телом массы.
   А тренажер я и купить могу.
  
   Производственное
  
   В связи с предстоящим празднованием женского дня эту производственную неделю сделали шестидневной. Впереди пятница и суббота. Воскресенье отдыхаем. Понедельник, вторник, среду работаем и потом четыре дня отдыхаем.
   Сегодня четверг и осознавая на физиологическом уровне, что пятницей эта неделя не закончиться, портится настроение. Как бы дотянуть. Тянуть начали с сегодняшнего дня. Вроде и не работаем, так чтоб в полную силу, а тянем, а от этого как - то еще муторней и устаешь больше. Тем более, что подарки женщинам купили еще вчера.
   Намучился я с этими подарками! Наши любимые отделом женщины заказали либо литровые кастрюльки для микроволновой печи, либо дощечки, но обязательно деревянные, и чтобы чем - то там пропитанные и плюю ко всему прямоугольные.
   Вчера меня с Птухой отпустили с пол дня с работы. Приехали мы в наши центральные магазины. Сразу по наводке обратились в посудные отделы. Как назло везде в наличие только по одной литровой кастрюльке и те разных фирм, естественно с разницей в цене. Попробуй им подарить разные кастрюльки. Кто непременно обидится. После долгих мытарств по посудным отделам в одном специализированном магазине нам клятвенно пообещали к восемнадцати часам вечера с базы доставить четыре одинаковые кастрюльки.
   Как хорошо, что в нашем отделе только четыре барышни! Если бы их было двенадцать, как знаменитых двенадцать стульев наших мучительных поисков хватило бы на еще один легендарный роман только не много с другим названием "Двенадцать кастрюль". Я бы однозначно выступил в роли О.Бендера, а Птуха без вопросов - олицетворил бы Кису Воробьянинова. От этого персонажа в Птухи есть все составляющие.
   За то время, что мы искали эти ненавистные кастрюли Птуха, как - то периодически терялся, потом внезапно появлялся.
   - Извини, решал свои шкурные вопросы.
   Свои бесконечные "шкурные" вопросы Птуха решает каждый день, как во время работы, так и после нее. Причем, когда он отпрашивается с работы ради решения этих вопросов, то заходит так из далека и так туманно, что невозможно понять чего он все таки хочет.
   Вначале следует прелюдия в виде приготовления и подношения чаю или кофе начальнику, за этим ритуалом следуют прозрачные намеки и только потом расплывчатая суть просьбы.
   - Сашка, е.. твою мать! Что ты крутишь, как кит на глине, перебивает его Семеныч, отрываясь от чтения газеты. - Тебе надо дела решать? Так и скажи! Что мы не люди. Все! Пиииии...дуй, я сказал.
   - Спасибо. Я отработаю, причитает Птуха, одновременно выключая компьютер и натягивая куртку.
   А долбаные кастрюли я купил только в девятнадцать часов. Машина долго шла с базы. Пришлось целый час гулять вокруг магазина.
  
   Войдя в кабинет, я обнаружил ежеутреннюю картину, ставшую за пять лет работы в отделе классической. ВВП увлеченно изучает новости из Интернета. Семеныч склонился над новой газетой. Птуха и Серега активно пытаются демонстрировать работу. Птуха играет на компе в покер. Серега за столом ДИЛа преодолевает уровни на компьютерных машинках.
   Иногда тишину нарушают возмущенные вскрики Семеныча! Нет, речь не о затаившихся хакерах. Просто так Семеныч реагирует на некоторые публикации из желтой прессы.
   - С...ки, что творят! - это он о политиках и олигархах. - Миллиард наворовал, ну что он за эти деньги будет покупать? Ох...ли! Всем на народ по х..й! Е...ая страна. Василич, отвлекает Семеныч своего заместителя, послушай...
   Семеныч, вслух зачитывает выдержки из статьи.
   - Ты представляешь! С...ки, что творят!
   - Ох...ть, поддерживает Семеныча ВВП.
   Семеныч, наш политинформатор. Он каждый день покупает новые газеты, прячет их в стол, в то место где должна находиться клавиатура и в течении дня вытягивает по одной и штудирует, даже делает на полях пометки, как Ленин. После Семеныча газеты читает весь отдел. Вот перечень постоянно покупаемой Семенычем периодики: "Экспресс газета", "Факты", "Версии", "Бульвар", "Комсомолка".
  
   За Романычем в последнее время наблюдать истинное удовольствие. Через месяц Романыч уходит на заслуженный отдых, короче, на пенсию. Так, что Романыч сейчас в эйфории. Он давно забил на работу. Улыбка с его лица не сходит, он просто светится в предвкушении близкого пенсионного счастья. Мне он напоминает успешного студента, сдавшего досрочно сессию. Ему все по барабану. Он взирает на нас, корпящих над бумажками весело и задорно с высоты своего свободного полета.
   Сегодня после обеда, проходя мимо туалета, я услышал за дверью негодующий голос Романыча,
   - Пошел на х..й!
   - Кого это он так, подумал я и открыл дверь.
   Романыч стоял около умывальника и отряхивался. Кран умывальника громко фыркал и плевался водой во все стороны.
   - Вот, шакал! Указывая пальцем на кран, выругался Романыч.
  
  
   - Так это вы его, что ли на х..й то посылаете?
   - Его, долбо...ба, а кого еще, обрызгал с ног до головы.
   Романыч герой ничего не скажешь, из него перлы прут, как из рога изобилия.
  
   К концу рабочего дня я надеялся, что кто - то предложит отметить всемирный день гражданской обороны или первый день весны. Тогда у меня была бы железная отмазка перед совестью не делать комплекс физических упражнений. К сожалению, предложений так и не поступило. Пришлось переломить собственную лень и наступить ей на горло в спортивном порыве.
  
   Муки творчества и Самобичевание.
  
   К моему великому сожалению писать, сегодня совсем не хочется. Тупо слоняюсь по квадратным метрам своей двух комнатной квартиры. Есть у меня такая дурная привычка, ходить, - это скорее свойство. В школе, когда я учил наизусть стихотворение, я всегда ходил, повторяя по несколько раз пару строчек из стихотворения. В принципе, мой метод учебы можно назвать, как шаговый. Когда пересказывал родителям фильм или прочитанную книгу, я тоже ходил по комнате. Мама, устав вертеть головой иногда останавливала меня словами,
   - Сынок, ты или сядь на стул или остановись! Что ты ходишь взад вперед, голова уже закружилась.
   Это привычка, скорее свойства сохранилось при мне до сих пор. Ноги, конечно потом поднывают, но и остановиться не могу. Как говориться - Жизнь - это движение.
   Экран монитора пронзительным черным глазом пытался загипнотизировать меня, и я в панике убегаю в другую комнату. Падаю на диван и как средневековый палач медленно терзаю себя.
   - Я Даун! Я дилетант! Самоед чертов. Я ни на что не гожусь. Я везде опоздал!!! Я один - одинешенек на этом бесконечно огромном вокзале под названием Земля. Все представители человечества успели купить билеты в нужные им направления, занять свои места (не имеет значения в общем вагоне, плацкартном, купейном, СВ) и отправиться в путь по рельсам жизни.
   Я, выкатив глаза - пузыри мечусь по пирону, задыхаюсь, мне страшно. Мне становиться еще страшнее, когда я осознаю в полной мере, безнадежность своей ситуации и липкий пот сочится из моих пор. До моего слуха доносятся паровозные гудки, рельсы еще немного дрожат от тяжести уносящихся составов. Я, в надежде на чудо, лихорадочно ищу хоть какую - то дореволюционную дрезину.
   - А вдруг догоню?!
   Проклятие, ну кто сейчас пользуется этими дрезинами - резинами! Тише едешь, дальше будешь - это уже из вчера. Сегодня, пока сам себе не дашь пинка, лучше два, а еще лучше много или попросить кого - ни будь, да, чтоб не жалели, тогда будешь в завтра доволен собой.
   - А я ИДИОТ!
   Дожалелся, себя любимого, теперь одиночествую. Все! Все! Все уехали!
   Ну, сколько раз говорил себе, пока пишешь, не читай чужих книжек. Мешают они творческому процессу, сбивают с истинного пути. Вред от них один. Не устоял, хватанул чужой прозы и тут же засомневался в себе, захандрил. Теперь необходимо проветрится, уничтожить в памяти прочитанное, собраться духом и за работу.
   Мне есть, что сказать. Чем быстрее я это сделаю, тем больше у меня будет шансов догнать свой поезд.
  
   О первых слушателях и читателях.
  
   Написанные мной истории, я иногда читаю своим очень близким знакомым.
  
   Мне любопытно, какую оценку они дадут моему домашнему творчеству. Оценки всегда только положительные. Возможно, меня не хотят обидеть. А меня, каждый раз подмывает задать им один вопрос, если бы они знали автора, было бы им так же интересно слушать или читать мои истории.
   Все кому я читал свою летопись, хотя мне больше нравиться - по мотивам моей жизни, активно интересуются, напишу ли я про них и когда, это можно будет прочесть? Наверное, они представляют себя супер - героями моего будущего бестселлера. Некоторые, даже пытаются напомнить о тех или иных события, в которых они совместно с автором принимали участие. Конечно прикольно, когда у тебя на книжной полке стоит книга, в которой написано о тебе. И как же им наверное хочется поскорее показать гостям на новенький томик и гордо сказать, открывая заложенную закладкой книгу,
   - Послушайте, вот что обо мне тут написано.
   Я только делаю вид, что принимаю их информацию к сведению с благодарностью. На самом деле, лучше им не попадать на страницы будущей нетленки. Они (первые слушатели и читатели) и не подозревают, что вижу я их совсем иначе, абсолютно в другой плоскости. Я смотрю не на них, а в них и вижу то, чего не способны увидеть никогда.
   Иногда думаю, что может, настала пора проверить свои писательские способности на чужих людях, не из моего окружения.
   Да, нет, не стоит. Кажется, я погорячился, мне еще работать и работать над своим детищем. Лучше займусь написанием новой истории.
  
   Я никому не нужна...
  
   У железной двери подъезда (таким образом, нынешние обыватели спасаются от грабителей и не прошеных гостей) мой мыслительный процесс был прерван окриком.
   - Молодой человек!
   Я машинально обернулся, и не на голос даже, а на посторонний звук.
   - Я тут уже двадцать минут пытаюсь раскодировать вашу дверь. Жму на все кнопки по очереди, скоро пальцы отморожу.
   В моей памяти определитель голоса не сработал, но было ясно, что принадлежит он женщине, только вот которой? В тусклом свете луны черты ее лица расплывались, теряя свою четкость. Я подошел ближе, почти в плотную к ночному видению. Узнать ее было трудно, но с кем - то перепутать практически не возможно. Такие экземпляры, как она раритетные. Она была пьяна. Да, что там пьяна, она была слишком пьяна в стельку.
   - И где ты шляешься - гад! Сколько тебя можно ждать. Пока всех своих баб не проведаешь, не успокоишься, да?
   Скривив свои губки, она, подражая маленьким капризным девочкам, продолжила свои стенания,
   - Ни чего не понимаю, разве можно так издеваться над бедной девушкой?
   - В - первых не девушкой, а женой. А во - вторых ты хоть отдаешь отчет своим действиям. Соображаешь, где находишься - парировал я.
   - Дурак, огрызнулась она и еще сильнее скривила губы, да, так что все лицо сморщилось, еще чуток, и она начнет хныкать. Хочу к тебе. Пожааалуйсто!
   Встреча была одновременно и грустной и смешной.
   - Эх, обреченно вздохнул я, что с тобой пьяницей делать? Пошли, напою тебя чаем и отправлю к мужу.
   - Вот так бы сразу, обрадовалась она.
   Я вдавил на панельки три кнопки 1,6,8, замок щелкнул своим металлическим языком, и дверь открылась, распахнув ее, я пропустил девушку впереди себя. В подъезде ее снова понесло, так бывает, когда пьяный человек с мороза попадает в тепло, его развозит еще сильней.
  
   - Нет, ну какой же ты Гад! Что, значит, напоишь чаем и отправишь к мужу. Я как дура неслась к тебе через весь гор...
   - Ты разбудишь соседей, резко оборвал ее я на полуслове. До третьего этажа поднимались молча.
   Когда она объявила мне о своем решении выйти замуж, я, понимая исключительность момента, взял с нее слова - не искать встреч со мной. Ни к чему это замужней женщине. Мне, свободному мужчине эта связь тоже была не к чему, так как с чужими мужьями я невольно знакомился не единожды, больше не хочу. Как видно ее хватило только на пол года. Впрочем, слова своего она ни когда не держала. Пыталась, но у нее не получалось, просто у нее недержание слова. И хоть она и прилагала отчаянные усилия по умалчиванию информации, сооруженная ею плотина, как правило, в совсем не подходящий момент, прорывалась словесным потоком. Вследствие чего я не раз попадал в неловкие ситуации. Что называется - "подлетал".
   Наш роман продолжался два с половиной года. Про себя я называл его "шпионским". Основой наших отношений стала - конспирация, которая придавала отношениям: пикантности, авантюризма, романтизма. Встречались мы только по телефонному звонку, используя при этом все известные нам виды шифров. Прямо таки легендарные Штирлиц и Кэт. Так сложились обстоятельства.
   На момент нашего знакомства я жил гражданским браком с телевизионной примой. Она же ни как не могла разобраться в чувствах к своему бой - френду, но и бросать его не торопилась. Нас все устраивало. Как только случалась возможность (отъезд моей благоверной на сессию или отлучка ее жениха в командировку), мы оказывались в одной постели. В дальнейшем мы не раз меняли спутников жизни, но наша связь оставалась не зыблемой, как Луна и Солнце на небе. Если бы ни ее замужество, кто знает, как долго бы продолжались наши отношения.
   Ее водило из стороны в сторону, когда она выкладывала содержимое из карманов куртки на тумбу прихожей. Про себя, я составил опись имущества барышни - гражданки: мобильный телефон Nokia, модель 3310, кошелек из змеиной кожи, горстка карамелек, пачка жевательной резинки Орбит, зеркальце, помада в золотом футляре и ключи от квартиры на брелоке. Пытаясь изобразить элементы стриптиза, она стянула с себя куртку и бросила ее на пол. Сапоги, с переломанными голенищами, завалились друг на дружку и походили на трахающихся декоративных собачек. Я смотрел на нее и думал, как же я ненавижу пьяных женщин, как ужасны и отвратительны они в пьянстве. Она, как будто угадала мои мысли. Прищурив глаза (то ли кокетство, то ли наведение резкости, у сильно пьяных, как известно, двоиться) она прошептала - прошипела - Гад. Подозреваю, в этот момент она виделась самой себе страстной и жутко сексуальной. Я же видел ее иначе. Размазанный по раздраженному от ветра лицу макияж, красный кончик носа - это не от мороза, а от алкоголя, прическа - ну это уже в прошлом - безжизненные волосы, слипшиеся от лака, хаотично обрамляли, ее пустую головку. Но, что убивало на прочь, так это перегар, которым она дышала на меня. Это ж какую гадость надо пить, что б так несло со рта. Казалось, что она насквозь пропитана спиртом, который, перебродив у нее в крови, буквально сочится из каждой поры ее тела. Мне стало, ее ужасно жаль, ей бы поберечь себя.
   - Ох уж это твое сердоболие, взбеленился внутренний голос, - тебя бы кто пожалел!
   - А мне этого не нужно, огрызнулся ему в ответ я, я сильнее их и точка диалогу.
   - Что, красавица, пойдем на кухню?
   Она согласно кивнула и поплелась следом за мной. Включив электрочайник, я вышел в другую комнату, чтобы включить компьютер и запустить музыку через winamp.
   - На фига я покупал год назад дорогущий музыкальный центр? Все равно ведь сейчас у меня вся музыка в компе, мелькнула в голове мысль. Теперь центр только пыль собирает, толку от него, ни какого.
   Спустя пять минут девчонки из группы "Тату" почти на грани истерики кричали - Нас не догонят.
   - Блин я бы тоже мечтал, чтобы и меня не догнали, это я все про себя рассуждаю.
   - О! А, что это за подруга рядом с тобой? Тяжело дыша перегаром, за моей спиной, задала вопрос моя гостья.
   От неожиданности я даже вздрогнул, но среагировал моментально.
   - Жена, на голубом глазу, соврал я.
   На рабочем столе монитора "висела" фотография - я и бывшая коллега по работе лена Г.
   - Не надо ля - ля, нет у тебя жены, рубанула она.
   Разозлившись, я вытолкал ее обратно на кухню. Приготовил чай и поставил перед ней полную дымящейся жидкости чашку. Она сидела, уронив голову почти на уровне, когда - то любимой мной груди. Пытаясь растормошить ее сознание, я стал задавать ей вопросы.
   - Не, спи, слышь? Лучше расскажи, как живешь, что нового?
   - ЫЫЫНИИИчего.
   - И от куда у нее это Ельцинское - Ы, задумался я, или это - Ы, чисто алкоголическое явление?
   - Как ничего, деланно, удивился я.
   - ААА, вот так. Ничего! Ничего я тебе не расскажу, ты пооонял!, рубанула она.
   - Хорошо, тогда пей чай.
   - Не хочу, я лучше покурю.
   - А, ты и покури, и чай попей, как бы беззаботно предложил ей я. В душе матеря, весь свет и себя в том числе.
   Она попыталась изобразить улыбку Монны Лизы. Однако, ей было так тяжело, что, не завершив работу над образом, она механически уткнулась лицом в ладони, вытянутых рук.
   Посидели молча. Я тупо уставился в столешницу стола, лихорадочно думая о том, как поскорей спровадить мою нежданную гостью. Толком ничего путного, не придумав, я как сомнамбула перевел взгляд на нее. Она все так же прятала лицо за ладонями. Только теперь между щелочками ее сжатых пальцев я различал тонкие, как нити, следы слез. Она беззвучно плакала. Ее слезы, встречаясь одна с другой, восполнялись и образовывали капли. Зависнув на мгновение между пальцами, капли ее слез, под собственной тяжестью, отрываясь от руки, падали на стол и в чашку чая. На безымянном пальце ее правой руки поблескивало колечко с камешком. Это колечко, когда - то подарил ей я и теперь оно своим мерцанием, как бы пыталось поддержать меня. Вдруг, она дернула головкой, не уверенно закрепила ее на своей шее и печально так, глядя в пустоту, сквозь слезы на глазах пробормотала.
   - Я ни кому не нужна. Понимаешь. Никомууу!
   - Господи!
   В сердцах подумал я, неужели и она туда же. Все тот же сценарий, с теми же мизансценами. С тем же главным героем (то есть со мной) только актрисы разные. Как говорит моя нынешняя барышня - Кризис жанра.
   - Почему они все видят во мне только жилетку. Да, если меня выжать хватит женских слез еще на одно море на карте мира. Почему ни одна не подумала, что я тоже имею какие то чувства, что душа у меня, в конце - концов, тоже иногда болит. И вообще нужен ли мне этот цирк чужой семьи? Чужая семья, как и душа, потемки. Так сколько же мне еще блуждать в этих чужих семейных лабиринтах, в качестве проводника? Блин, ну я же не "Доктор Курпатов"!!! Я даже внешне не похож на него.
   Мне абсолютно не хотелось заниматься утешениями, но для приличия я банально напомнил ей о том, что у нее есть муж, мама, папа, друзья, а это те люди, которым она будет нужна всегда.
  
   - Дурак! Что ты несешь! Какой, блин, муж! Мой муж - козел и ему я не нужна.
   - Впрочем, как и он тебе, съязвил я. И почему до свадьбы - милый, любимый, единственный, солнышко, котик. А через время - КОЗЕЛ и УРОД?
   - Потому, что он козел! А ты гад! Ты когда видишь меня где - то, делаешь вид, что мы не знакомы.
   - Правильно, а что мне мило улыбаться тебе и с восторгом припадать к груди, игнорируя мужа, искренне удивился я.
   - Послушай, может я больная?
   - А, ты давно проходила медкомиссию, поинтересовался я.
   - Придурок! Я о другом. У меня, наверное, что - то психическое.
   Угу, можешь даже к врачам не ходить, если ты со мной это диагноз. Все мои любовницы только психические или неврологические, нормальные ко мне не цепляются. Но, сдается мне, что в данный момент у тебя - что - то алкоголическое, злобно ввернул я.
   Походу, она уже потерялась в пространстве, впав в прострацию. Мне ужасно надоели ее пьяные бредни, очень хотелось спать, и я попросил ее допивать чай и вызывать такси. Я отлучился на пару минут, а когда вернулся, кухня была пуста. На столе стояла чашка с не допитым чаем, а в пепельнице дымилась не затушенная сигарета.
   - Отлично! Начинается игра в прятки! Как там было в детстве, - Раз, два, три, четыре, пять, я иду искать. Кто не спрятался, я не виноват.
   Нашел я ее, ее тело в зале. Она или оно - тело мирно спало на диване, подтянув к животу колени и подложив под голову подушку думку. Я включил свет и растолкал ее. Она резко подскочила, как бы давая понять, что все в норме. Что она и не спала вовсе. Опустила ноги на пол и принялась тереть глаза.
   - Ну, что, я вызываю такси, ласково спросил ее я.
   - Угууу, кивнула она, пребывая еще в дреме.
   - Только, давай на полном серьезе, Угуйка, моя, чтобы я потом не метался с тобой, когда придет машина. Да, а деньги у тебя есть, расплатиться с таксистом?
   - Нет, денег у меня нет. Деньги у моего козла.
   -Блин! Как же ты собиралась ехать. У меня тоже ни копейки.
   Услышав об отсутствии денег, она тут же приняла горизонтальное положение. Я обреченно упал в кресло, рядом.
   - Дорогая, назидательно, начал я.
   - Ты считаешь, что твое поведение достойно приличной леди?
   Она снова резко подскочила, как Ванька - встань - ка, и уставилась на меня не видящими, какими то рыбьими, бессмысленными глазами.
   - Боже, мой, как все быстро меняется, подумал я, ведь еще совсем в не далеком прошлом я был в восхищении от этих глаз. Ее огромные, широко распахнутые глаза, обрамленные шикарными ресницами, были в точь - точь, как у Лайзы Минейли. От ее глаз невозможно было оторваться - они гипнотизировали, в них я видел Вселенную. А сейчас, это были просто глаза, ПРОСТО органы зрения.
   Не обращая на нее внимания, я продолжал свои увещевания.
   - Я, в память о нашем романе можно сказать, подбираю тебя у подъезда, пьяную и околевшую, привожу домой, отпаиваю чаем, выслушиваю твой пьяный бред, и за это мне такая черная благодарность. Хозяин великодушен, он все стерпит, пожалуйста, барышни кладите ноги на стол. Правильно?
   - Извини, пожалуйста, отозвалась она в подушку.
   - Извини, будет, когда ты оставишь меня, а пока я не наблюдаю сборов домой, к мужу, все сильнее заводился я.
   - Извини, я не права, не шелохнувшись, повторила она.
   - Ты будешь бесконечно извиняться или все - таки встанешь и начнешь одеваться.
   Ответом мне было угрюмое молчание.
   - Я пошел еще на одну уловку, сообщив ей, о том, что утром мне необходимо рано вставать. Бесполезно. Молчание ягнят.
   Терпение мое иссякло. Я схватил будильник, встал над ней и театрально завел его на четыре утра. Затем, вложив ей в руки тикающий механизм, как мину замедленного действия я грозно предупредил ее, что, как только зазвонит будильник, она должна будет испариться. Выдержав паузу, я довел до ее мутного сознания самое сакраментальное, что после сегодняшней ночи больше не желаю ее знать. Клацнув выключателем и погрузив ее в темноту, я гордо удалился. Жаль, что в зале у меня нет двери, меня так и подмывало, чем - то грохнуть.
   В другой комнате я сел за компьютер и чтобы успокоить нервы начал играть. Игра называлась "Еб..ть овечек". На экран монитора, на зеленом лугу паслись прелестные, белые овечки, как облачка, однако, в каждой из них я зрел свою визитершу. Вот я и имел этих овечек со всей пролетарской ненавистью. Фишка игры в том, что если я не успевал оттрахать какую либо из них, то милая овечка превращалась в ужасного красного, разъяренного монстра, прямо, как в жизни.
   За моей спиной послышалось частое сопение, и мое обоняние передернуло от запаха перегара. Девушке не спалось.
   - Ой, а что это ты делаешь, как ни в чем не бывало, полюбопытствовала она.
   - Ничего, иди спать.
   - А, я так не хочу. Ты здесь, я там. Я хочу вместе.
   - Вместе будешь с мужем, со мной порознь.
   - Неужели ты меня не хочешь, не унималась она.
   - А ты думаешь. Что могла бы быть кому - то интересной в таком жалком состоянии, не отрываясь от игры, задал вопрос я.
   Сам же подумал, будь она трезвой, захотел бы я ее.
   - Не знаю. Своим "не знаю" она давала ответ сразу на два моих вопроса, к ней и к себе.
   - Хорошо. Тогда я пошла домой, закрой двери за мной. На лестничной площадке она еще не раз извинилась. Я заверил, что не обижаюсь и зла держать не стану. На прощанье я пожелал ей спокойной ночи и счастливый запер дверь.
  
   После ее ухода я покурил, вымыл чашки, очистил от окурков пепельницу, умыл лицо, разделся, расстелил постель и завалился спать. Но, как я не старался, заснуть не получалось. На таймере музыкального центра светилось время три ночи или утра. Мне мешало одеяло, которое стало слишком теплым, подушка, почему - то утратившая мягкость, простынь сбившаяся в неудобные складки подо мной и запутавшаяся в ногах. Ее фраза - Я больше ни кому не нужна, не давала мне покоя и бесконечно крутилась в моем сознании, как реклама на телевидении. А, потом в полу дреме, по внутреннему видео прокрутили эпизод из моего детства.
  
   Я двенадцатилетний пацан в кругу большой семьи отмечаю Новый год, самый любимый и волшебный праздник детства. Все родственники собрались за праздничным столом у моей бабушки, матери моего отца. Даже тетка приехала в отпуск из ГДР с удивительными подарками. Царит всеобщее веселье. Наряженная елка, кокетливо мигает разно - цветными лампочками электрической гирлянды. На лицах улыбки! В тарелках картошка "пюре", традиционный салат "Оливье", куски разодранной курицы, хит сезона - фаршированные яйца, золотистые шпротинины. В рюмках водка, в фужерах Советское шампанское. Взрослые балагурят, выпивают, с аппетитом закусывают и поглядывают в телевизор, в котором транслируют "Голубой огонек". Из детей я и троюродный брат, которого прежде никогда не видел. Он приехал от - куда - то из России. Его зовут так же, как и меня и он старше на год. Мы неплохо ладим, нам есть, о чем поговорить, и главное мы ни кому не мешаем. Время пролетает незаметно. Мои родители, вдоволь нагулявшись, начинают собираться домой. Отец, почему - то решает, что брату будет скучно в компании взрослых, и он приглашает его к нам в гости. Это его предложение выводит меня из равновесия. Я не могу и не хочу понять, зачем нам нужен дома кто - то еще, а точнее совершенно чужой мальчик, который будет ходить по нашей квартире, смотреть наш телевизор, сидеть на нашем диване и вообще это здесь, у бабушки, он мне родственник, а у нас дома он мне ни кто.
   Троюродный брат, напротив, с восторгом принимает предложение отца и быстро одевается в прихожей. Я стараюсь всем видом демонстрировать свое недовольство, но на меня никто не обратил внимания, будто меня и нет вовсе.
   Простившись со всеми, мы выходим на улицу. Я надувшись, в гордом одиночестве чуть впереди, отец, мама и свалившейся, как снежный ком мой кровный тезка отстают на пару шагов. Между собой они весело переговариваются. Меня точит обида, и я убыстряю шаг. Отец, что - то кричит мне вслед, и я начинаю бежать. Я бегу долго и быстро, не видя перед собой ничего. Меня гложет обида, ком застрял в горле, а слезы не произвольно катятся из глаз.
   - Выходит, я никому не нужен, раз они так поступили со мной, променяв на троюродного брата, значит, ни кто меня не любит и я никому не нужен. Не нужен! Ведь им так хорошо, они смеются, а до меня им и дела нет.
   Выбившись из сил, я остановился и огляделся по сторонам. Передо мной был большой продуктовый магазин, смотревший на меня черными окнами - глазами, рядом находился не работающий фонтан, вокруг которого стояли скамейки. Тяжело дыша, я доплелся до первой и упал на нее. Скамейка была холодной. Посидев не много, я лег на деревянные брусья. Лег, не потому что так сильно устал, потому что, таким образом, выражал свой протест. Мимо проходили веселящиеся люди. Кто - то заметив мой скрюченный силуэт обронил на ходу,
   - Смотри, один уже набрался. До дома не дошел.
   Я принципиально, продолжал лежать и все время думал,
   - Вот замерзну здесь и тогда, они - мои родители, поймут, какого сына потеряли.
   Лежать на скамейке было не очень то удобно, а еще неимоверно хотелось досмотреть "Голубой огонек" и "Ритмы зарубежной эстрады", к тому же я жутко продрог. Оставив в покое скамейку и погуляв из противности еще не много по городу, я пришел домой.
   Конечно, меня поругали, но все внимание теперь было обращено только на меня. Троюродного брата отец, сразу же, после моего бегства вернул обратно, к бабушке и больше я его никогда не видел.
   До сих пор не пойму, как после этого вопиющего в эгоистическом смысле, случая мои родители решились на рождение второго ребенка. Говорят, что случайно.
   Впрочем. О том, что у меня есть брат, я ни разу не пожалел. Родной он мне, все - таки!
   Когда за окном стало сереть я, наконец, то заснул.
  
   Производственное (Романыч + Антоновна = враги)
  
   Сегодня на нашем производственном манеже засверкали два клоуна - Романыч и Антоновна. Своей схваткой они дали пищу для дискуссии коллективу на целый день, но думаю, дело этим не ограничится, нас еще ждет впереди самая неожиданная развязка. А теперь по порядку.
  
   В нашем дружном коллективе есть свои сложившиеся традиции. Одна из них в торжественной обстановке поздравить именинника и в качестве подарка вручить ему конверт с деньгами. Деньги собираются заранее, ответственной за это мероприятие Еленой. Именинник, как и полагается в таких случаях привозит из дома угощения и накрывает стол для любимых коллег.
   За время своего существования эта традиция претерпевала много трансформаций. Ну, тяжело наш народ расстается со своими кровно заработанными. В самом начале именинники с энтузиазмом метали на столы не только фирменные блюда, но и крепкие напитки к ним. Наше коллективное чревоугодие продержалось около трех лет. Потом все, как - то подустали и на профсоюзном собрании, было, единогласно решено ограничиваться впредь сладким столом. Именинникам стало по легче. И, что важно заметить, большая часть подарочных денег сохранялась, а именинникам не приходилось нести сверх растраты.
   В этом году Романыч вероломно нарушил правила игры. Именно, так в коллективе называлось это мероприятие.
   - Ты играешь в день рождение?, выясняла у коллег по началу Елена.
   Вместо сладкого стола он пригласил любимый коллектив в ресторан отпраздновать свое шестидесятилетие. Юбилей Романыча стал сенсацией для коллектива. Потом еще неделю только и разговоров было, как погуляли душевно и весело. Короче, коллектив был очень доволен.
   В прошлом году Антоновна в свой день рождения заболела и, будучи на больничном листе не имела возможности порадовать коллег сладеньким. Наш дружный коллектив все же собрал подарочные деньги и откомандировал делегацию из Елены и Натальи Ивановны в больницу для поздравления Антоновны. Выйдя, на работу Антоновна, таки скромно замяла угощения. В этом году ситуация с Антоновной повторилась.
   Елена, мой заместитель по профсоюзным делам обратила, на сей вопиющий факт мое внимание, когда мы ехали сегодня на работу.
   - Ну, Антоновна дает! Представляешь! В том году кинула нас с днем рождения и в этом история повторяется. Я балдею, что за человек. Не уважает коллектив.
   Возмущаясь, Елена все время вертела головой, как бы опасаясь кого - то.
   - Лен, ты, что извертелась то вся?, поинтересовался я.
   -Да, блин, вдруг Антоновна где то рядом, ну ее, мне потом головы не сносить.
  
   Следующим в цепочке посвященных в нехорошую проблему стал Романыч. При встрече Елена быстро растолковала Романычу, как Антоновна не красиво кидает коллектив. Романыч у нас парень прямолинейный, правдоискатель я бы сказал. Ему только дай команду - фас, и жертва будет настигнута и разорвана им на тряпочки.
   Аййя! Вот гааадина, свинья! Громогласно и не стесняясь в выражениях, причитал Романыч. А Елена, кивала и подначивала,
   - А вы позвоните ей Романыч, спросите, - собирается она отмечать с коллективом свой день рождения.
   - А и позвоню, мне стыдится не чего, это она свинья, заявил Романыч и набрал номер телефона Антоновны.
   - Алле! Это вы Наталья Ивановна? А где там Антоновна? Вышла, говорите? Ага! Наталья Ивановна, а она собирается выставляться за день рождения коллективу? Что - что? У нее спросить лично. Хорошо, ну ладно Наталья Ивановна.
   Романыч положил трубку на телефонный аппарат, сложил руки на груди и откинулся на спинку стула. Елена с ехидной улыбкой тонких губ, как у Монны Лизы, смотрела на Романыча.
   - Ну, ну, ты смотри, какая хитросделанная. Мы ей деньги сдали, а она хотя бы торт вонючий с чаем принесла. Не обеднела бы. Торт двадцатку стоит и пакетик чая по сорок копеек. Ууууу. Свинья!
   Зазвонил телефон. Романыч снял трубку и поднес к уху.
   - Белый дом слушает. А, Антоновна! Здравствуй. Ты не собираешься нас за свое здоровье на чаек с тортом пригласить. Что, говоришь, прошло уже? Ну, так поздно ни когда не бывает. А. вот так говоришь, ну ладно Антоновна, будь здорова.
   Романыч, резко кинул трубку на телефонный аппарат, машинально поправил очки на переносице, часто заморгал, как обиженный ребенок и, обернувшись к притихшим слушателям, разразился гневной тирадой,
   - СВОЛОЧ!
   Потом, как бы плюнул в сердцах на пол,
   - Тьфу, ты.
   Нервно поправил узел галстука и продолжил,
  
   - Как, скажите, работать с такими людьми? За копейку удушатся! А потом сиди с ними за одним столом! Я, больше денег сдавать не буду, пошли все на х...!
   - Правильно, Романыч, вставила Елена, безобразие.
  
   Минут через пятнадцать зазвонил телефон. Романыч поднес трубку к уху,
   - Алле!........Антоновна, я ни каких разговоров о вас по всему предприятию не веду.... Кто, как баба? ЧЕЛОВЕКОМ надо быть Антоновна. У меня на день рождении вас не было, так место для вас было заказано, Антоновна. Тебя поздравили, а ты проигнорировала коллектив. А не хочешь играть, верни людям деньги!
   Романыч в сердцах бросил трубку.
   - Ты смотри не нравиться ей! Мне тоже не по душе такое свинское отношение.
   - Романыч, успокойтесь. Вот, вы разошлись, далась вам эта Антоновна, суетливо заметила Елена.
   Как раз в этот момент появился я. Мне тут же во всех красках обрисовали телефонные баталии с Антоновной.
   Елена ты так Романыча до инфаркта доведешь с Антоновной, заметил я.
   - А, что я, удивилась Елена. Романыч сам позвонил ей.
   Через пол часа позвонила Наталья Ивановна и попросила меня.
   - Я обращаюсь к тебе, как к председателю профкома, официально начала она.
   - Всего лишь к профгруппоргу, поправил я Наталью Ивановну.
   - Как вы допустили, то такого беспредела! Неужели ни кто его не мог остановить? Что сидели и слушали, как он над бедной женщиной издевается?
   - Ну не такой уж и бедной, парировал ей я, и лично меня здесь не было, когда все это завертелось.
   - Как после такого работать в одном коллективе? Надо собрать собрание и решить, что делать дальше. Давайте откажемся играть в дни рождения, раз такие не приятности.
   - Наталья Ивановна, давайте не будем раздувать эту щекотливую ситуацию. На мой взгляд, они оба хороши. Разве вы не согласны со мной?
   В трубке послышались двусмысленные хи - хи.
   - Наталья Ивановн пускай они сами разбираются, договорились?
   - Ладно, только скажи Романычу, что бы он извинился перед ней.
   - Договорились.
   Весь оставшийся день в коллективе шла горячая полемика.
   Вроде и Романыча считали от части правым и в то же время все были единодушны в том, что именно так как он поступать было нельзя.
  
   Утром следующего дня, Антоновна принесла каждому по вафельному торту "Причуда", а Романычу положила на стол деньги. Коллектив дружно махал руками и упорно отказывался от угощения, но бывшая именинница была не преклонной,
   - За мое здоровье, с чайком попьете. Я и раньше то собиралась, да закрутилась в работе, а теперь даже на душе легче стало.
   Благодаря Романычу мы целый день пили чай с тортами, было просто чудесно, но, не смотря, но это Романыча между делом вспоминали - не злым тихим.
  
   Почти сюрреализм
  
   Как я пишу?
   В моем больном, нет, скорее взбудораженном воображении я представляю этот мучительный процесс с большей долей сюрреализма, чем реализма. Нечто из Кафки и Сартра.
  
   Я аккуратно извлекаю свои мозги из черепной коробки и по левую руку от себя кладу их на письменный стол. Тут же, только, по правую руку находится чистый, еще девственный лист. Мозги представляют собой бесформенную массу темно красного, почти бурого цвета испещренную, как голландский сыр дырами различного диаметра. Мозги пульсируют, и кажется, что внутри них помещен вечный двигатель. Частота пульсации время от времени меняется, в зависимости от патока мыслей. Мысли напоминают дождевых червей. Извиваясь жирными телами, они своими острыми мордами вгрызаются в плоть моих мозгов. В отличии от настоящих черви - мысли крайне шустры. Стоит мне только зазеваться, как на поверхности мозговой массы остается лишь кончик их хвоста. Спохватившись, я голыми руками хватаюсь за этот хвост, но он обрывается от тела червя - мысли Ия остаюсь практически ни с чем. Чтобы завершить начатое дело бросаю трофей на чистый лист, но что толку, хвост червя - мысли вяло агонизирует на месте, оставляя после себя едва заметный след в виде точки. Целостность мысли нарушена и уже похоронена, а я плохой охотник.
   Но бывают дни, когда я вооружаюсь, скальпелем и хладнокровно произвожу вскрытие родного мозга. Поверьте, это совсем не больно, гораздо мучительнее носить в своей голове мыслительную опухоль, которая способна раздавить тебя и если вскрытие не произвести своевременно ты можешь погибнуть. Сделав, не глубокий надрез, главное не повредить червей - мыслей, я, как античный Самсон развожу края плоти в стороны, мои мышцы напряжены до предела. Внутри мозга я вижу огромный клубок червей - мыслей, они множатся, пожирают друг друга, злобно шипят, отстаивая свое право на существование. Ослепленные потоком яркого света черви - мысли выскакивают из своего логова. Мне приходится приложить максимум усилий и сноровки, чтобы не упустить ни одну из этих тварей. Подхватив их жирные тела на острое перо, перебрасываю их на чистый лист. Черви - мысли, в поиске убежища пытаются уползти с листа, но это не страшно, так как они уже запечатлели свои отпечатки на его белоснежной поверхности. Этого я и добивался! Мне остается собрать листы и прочитать с них свои же мысли.
   Так я пишу.
  
   .................
  
   Почти четыре месяца не тянуло к графоманству. "Мемуары" в который раз зависли в режиме ожидания. Мда! Перерывчик, затянулся.
   Никакие оправдания и отмазки в данном случае не катят. Все объясняется банальной ЛЕНЬЮ! Интересно, почему ее называют матушкой?
   - Лень-матушка! Одно из популярнейших в народе изречений. Как по мне, то скорее уж, - Лень-мачеха!!!
   Удивляюсь! Ну почему так всегда происходит! Собирался начать, а точнее продолжить писать совсем не об этом. И в мыслях не было такой вот прелюдии. А вот, выписалось же про лень-матушку, будь она не ладна.
   Если раньше меня очень тревожила моя усталость, я еще называл это состояние - синдром усталости, то на данный отрезок времени меня обеспокоила моя прогрессирующая тупость или точнее затупленность. Возможно от ЖАРЫ. Однако, мое состояние меня крайне беспокоит.
   - В чем это проявляется?
   Да во многом. Особенно на работе. Теперь уже я жалею свое руководство и сотрудников. Причем, что интересно, чем больше они пытаются (абсолютно искренне) помочь мне, что-то подсказать, правильно направить ход моих мыслей - тем больше я отупеваю. Я это просто физически ощущаю, как мои мозги затвердевают или прячутся куда то, как улитка, (почему улитка?), потому что тоже серые, как и она.
   ВВП проводит со мной спасительные беседы. Иногда срывается на мат. Недавно, после прочтения, какого то документа, исполненного мной, сравнил меня с вредителем.
   - Ну, почему у всех все получается, ну бывает, ошибаются, но, что бы в каждом документе, это же невозможно! Надо же с этим как-то бороться! Ты не хочешь вникать в работу! Вот и все!
   Дорогой ВВП, я согласен с вами на все100% и даже 200%! Я может и хочу вникнуть, может где-то в подсознании мне даже хочется, чтобы Вы (весь коллектив) гордился моими производственными успехами, но не дано мне это аварийное реагирование. ЧУЖДО! ИНОРОДНО! Седьмой год бьюсь над ним, вернее вбиваю в себя, как об стенку горохом. И все-таки я очень стараюсь! Хотя давно бы на вашем месте уволил такого нерадивого специалиста, как я.
   Только со мной провел беседу ВВП, как на следующее утро я попадаю под раздачу, уже от Семеныча.
   - Привет, хмуро здоровается Семеныч.
   - Ты, как ночью спал?
   - Плохо, весь в мыслях о работе, иронизирую я.
   - И я хуево. Вчера из-за тебя пизды от главного инженера получил. Наорал на меня, сказал, что я хреново работаю, документы не читаю. Почитай, как ты его фамилию в служебной записке написал.
   В горле моментально пересыхает, открываю файл, со служебной запиской, вчитываюсь. Блин, в запарке (не вредительствовал - клянусь, чисто машинально) набил другую букву в фамилии главного, естественно фамилия слегка видоизменилась, я бы сказа стала веселей и смешней. Понятен праведный гнев главного.
   - Да, тебя надо постоянно проверять, как-то трагично резюмирует Семеныч.
   - Но, я же не специально, оправдываюсь я.
   - Семеныч, закуривает и как бы отгораживается от меня завесой сигаретного дыма.
   Типа, без комментариев.
  
   Прихожу домой поздно. Взял путевку на двадцать дней в профилакторий, поправить здоровье (массажи, скипидарные и йодо-бромные ванны, гидромассаж, бассейн, тренажерный зал, чистый воздух, птички поют, вкусное и здоровое питание), поэтому после работы еду в профилакторий, там принимаю процедуры, ужинаю и к восьми вечера я переступаю порог квартиры.
   Принимаю душ, читаю, смотрю телевизор. Почему-то на днях вспомнил старые советские газеты с программой телепередач на неделю. Программы телепередач печатали в пятничных выпусках. У нас в семье, да и не только, подобное явление было очень распространенным в те годы, было принято обводить ручкой интересные передачи. Телевизионных каналов было раз, два и обчелся: центральный, республиканский и еще какой то, так что выбор был невелик.
   Отец всегда обводил кружочком время трансляции: футбольных матчей, розыгрышей спортлото и фильмов.
   Я, непременно, помечал все детские передачи "Будильник", "В гостях у сказки", обязательно - "Утреннюю почту", фильмы, концерты, "Что? Где? Когда?".
   Иногда, в качестве модного нынче "Попкорна", к просмотру интересного телевизионного продукта прилагались жареные семечки. О! Это был полный кайф!
   Процесс приготовления семечек мне казался волшебным. Сначала отец, колдовал со сковородкой полной семечек у плиты. Как только семечки начинали поджариваться, в кухне раздавался милый звук потрескивания скорлупы. По квартире разносился удивительный аромат жареных семечек. Время тянулось убийственно долго. Отец мешал ложкой семечки в раскаленной сковороде, периодически вылавливал семечку и пробовал на вкус, со мной он тоже делился. Семечка была горячей и я дул на нее, лущил и отправляя в рот еще горячее, но уже золотистое зернышко.
  
  
   Когда, по мнению отца, семечки доходили до нужной кондиции, на кухонном столе расстилалось полотенце, на которое высыпались из сковородки семечки. Далее отец делал солевой раствор, растворяя соль в воде, и обрызгивал им семечки, они шипели, потрескивали и еще больше заполняли своим уникальным ароматом квартиру. После солевых процедур, семечки на десять минут накрывались сверху еще одним полотенцем.
   В это время я расстилал газету на большом столовом столе для лушпаек, напротив телевизора. И сгорая от нетерпения, ждал, когда отец принесет и водрузит в центре стола тарелку с теплыми, почти горячими семечками. Вот когда настанет истинное счастье - эфир долгожданной передачи или фильма и моя семья с аппетитом изголодавшейся саранчи поглощающая семечки.
   И только мама, своими не злобными окриками,
   - Осторожно, не сори на ковер, заставлю подметать, слегка отвлекает от телевизионно - семечного счастья.
  
   Длинные выходные! Слегка выпил. Принял на ГРУДЬ, как у нас принято говорить в массах - 0,25 коньяка. Мне больше и не надо. Зато, как ДУШЕВНО! Писать больше, особо не намерен. Чисто, по пьяни отметился в своей рукописи, которую, как всегда на время забросил. Вроде, как - Здрасьте!
   Постучал, нестриженными ногтями по столешнице компьютерного стола, прикольно! Ок! Писать, как бы творить буду завтра. Сегодня, уже не досуг. Или не до сук! А, по фигу!!!
   Ого, время то - начало второго! Спокойной ночи!
   Да, поздравить себя хочу с приобретением Нового Мобильного телефона!
   Ура!
  
   Кратко.
  
   Длинные выходные пролетели мгновенно, как и все хорошее в жизни. Чирк... и завтра на работу. Сгорели будто спичка, хорошего завода изготовителя. Толком то и прочувствовать не успел самого отдыха, по сути, получилось четыре дня шикарной тупизны.
   Слабым интеллектуальным проблеском за это праздничное время, стало прочтение несколько десятков страниц из бестселлера "Имя розы" У. Эко. И то не с радость, а с чувством, как будто меня заставили сделать домашние уроки.
   На городской пляж, так ни разу и не выбрался.
   Планируемую поездку в Киев, к брату на побывку отменил, по финансовым соображениям.
   Итог моего праздного шатания приравнялся к нулю.
   Уборка квартиры, стирка, покупка мобильного телефона (до сих пор не возьму в толк, как это меня угораздило купить такой навороченный и дорогущий? В принципе можно было и по проще) - все это не в счет.
   По настоянию одной знакомой посетил очередной слет энергодарского филиала Эмвей. Уже в третий раз прослушал все те же постулаты, на которых выстроен бизнес Эмвей. Ничего нового. Во всех сетевых компаниях принципы идентичны. Цель - стать бриллиантом или платиной, есть в этом какая то пошлость, то есть создать свою ветвь в бизнесе и жить припеваючи. Об этом Эмвее я узнал еще лет восемь назад. Но, тогда они как - то быстро сникли. И вот новая более мощная волна. Судя по тому количеству рекрутов, что я вижу на собраниях, вскоре добрая половина населения нашего города займется этим, как бы бизнесом.
   Лежа на диване, пялился в экран телевизора. Смотреть ну совершенно нечего. Сплошной поток информационно - развлекательного бреда. Реально от этих программ тупеешь.
   Разбирался с новой мобильной игрушкой. Слушал радио в наушниках. Поставить хорошую музыку в центр мне лень, зато по радио мобильного телефона прикольно. Называется - Дядя играется.
   Вот и все мои действия, точнее бездействия. Длиннее бы и не вышло, поэтому - кратко!
  
   Понедельник
  
   На часах монитора 23.29 - называется, догулялся. Самое время спать, а я сочинять, уселся. Как всегда!
   Первая, производственная половина дня пролетела быстро. И это не смотря, на то, что понедельник принято считать тяжелым днем. Хотя, я и не бездельничал. Корпел над актами и прочей документацией. Только в конце рабочего дня полистал прессу, когда руководство отчалило на вечернюю оперативку.
   Огорчили новые туфли. Еще с утра обратил внимание, что левый туфель, как - то видоизменился. Присмотрелся, так и есть, слегка распоролся шов. С боку точит нитка, неплохой дизайн. Целый день подтягивал эту нитку, чтобы туфель не разошелся по шву. Придя, домой нитки, не обнаружил. Думал после работы, по пути домой заскочить в мастерскую, чтоб починили, как на зло мастерская по понедельникам не работает. Могли бы сделать исключение, мало им четырех дней выходных было. Неужели обувщики или вернее сапожники так много зарабатывают?
   На половину шестого вечера был записан к модному мастеру на подстрижку. Перекусил дома пиццей, выпил кофе под сигарету и побежал к мастеру, благо в соседнем доме салон держит, в собственном зале.
   Алиса, так зовут мастера, вежливо поприветствовала меня, открыв двери, и тут же скрылась в лабиринте коридора. Я переобулся в соломенные тапочки и прошел в зал. Сел в кресло. Из глубины квартиры донесся голос Алисы, чей то неизвестный голос поддакивал ей.
   Алиса, забежала на пару минут в зал, что - то схватила в руки, на ходу сообщила, что не успевает, и снова скрылась. Вскоре Алиса вернулась, а вслед за ней и клиентка, с мокрой головой. Клиентка села в кресло и Алиса быстро, как то даже жестко приступила к покраске волос. Разбила волосы заколками на участки, и поочередно начала наносить на них кисточкой краску.
   По ходу Алиса делилась впечатлениями о четырехдневной поездке под Одессу. Из-за огромных пробок они с мужем вернулись сегодня домой только в три часа ночи вместо предполагаемых 00 часов.
   - Устала, не реально! Представляете, в автобусе насиделись, выспались, домой приехали спать совсем не хочется, просто ужас. Я такой автомобильной пробки еще никогда не видела! Только с приездом милиции разрулили движение.
   Выдавая информацию, Алиса беспощадно тянула за концы волос клиентку, как будто вымещая на той зло за злосчастную пробку и потерянное в ней время.
   Клиентка, пыталась выяснить, на каком конкретном участке дороги с ними приключился затор.
   - Знаете, там есть супермаркет и в нем туалет, попыталась скоординировать ее Алиса.
   - А я поняла, там действительно, всегда пробки.
   Я в пол уха, слушал их разговор, без особого любопытства рассматривая бабочек, стрекоз и цветы кислотных оттенков из папье-маше, развешанных под потолком. Муляжи насекомых и цветов, висели на нитках, без малейшего движения. Как - то мертво. Видимо, по мнению хозяйки, они как бы, должны были придать легкости и веселости комнате. Однако меня это повешенное хозяйство из папье-маше почему то совсем не веселило.
   Зато сама Алиса с наклеенными ресницами привлекала куда больше мое внимание. Ее искусственные ресницы порхали на ее лице, как живые мотыльки и смотрелись, пусть пошло, но задорно и игриво.
   Когда голова клиентки была окончательно и повсеместно измазана краской, Алиса еще раз оттянула волосы на себя и учтиво препроводила ее в кресло.
  
   Садитесь теперь вы, пригласила меня Алиса.
   У Алисы я стригусь около года, но она так и не перешла со мной на ты. Что не скажешь обо мне, так как я уже во вторую встречу вовсю ей тыкал. Где - то я слышал, что нужно ко всем обращаться на ВЫ. Мол, обращение на ТЫ действует разрушающе на энергетику человека или чакру, как сказали бы эзотерики.
   Я попросил, чтобы Алиса подстригла меня очень коротко. В принципе до конца лета волосы должны отрасти. К Алисе придется идти месяца через два, что сэкономит средства, и не будет жарко, что практично.
   Алиса лихо, но не виртуозно, не по Зверевски я бы сказал, щелкала ножницами над моей головой. Остриженные пряди волос падали на пол и на клеенчатую накидку, в которую завернул меня мастер, туго затянув завязки на моей шее.
   Я расслабился и кайфовал. Почему то, процесс стрижки вызывает мурашки на моем теле. Наверное, на голове у меня расположена одна из эрогенных зон. В какой то момент Алиса, чиркнула своими ножницами по моему уху.
   - Ой, извините.
   - Ничего страшного, успокоил ее я, а сам припомнил, как вчера подрезал это же ухо, пытаясь сбрить станком с него атавистическую волосяную поросль. Так, что мое ухо могло пострадать дважды.
   А вчера я не даже не почувствовал, как ранил ухо. Блин, почти Ван Гог! Короче говоря, подбрил я почти тупым лезвием волоски с уха и улегся на диван, тупить в телевизор. Потом, кто - то позвонил по телефону и когда, закончив беседу, я отстранил трубку от уха, то почувствовал, какую то липкость. Посмотрев на трубку телефона, я обнаружил на ней следы коричневатой крови. Машинально схватился за ухо рукой, точно кровь сочилась именно из уха. Не из самого уха, а с его наружной стороны. В ванной комнате, я обмыл ухо. После чего обследовал подушку, на которой обнаружил кровавые отпечатки.
   - Вот это я бесчувственный, подумалось мне. И впрямь, брат Ван Гога, не по крови, конечно, а по ушам.
   В 19.00 я пришел домой. Заставил себя покачать пресс и отжаться 25 раз от пола. Принял душ, чтобы состриженные волосы не кололись, вытерся, приготовил кофе, выпил его, выкурил сигарету. Включил компьютер, залез в сеть, надыбал там новый русской фильм, перекачал его. Все время косился на диван в зале. Эта мягкая, уютная сволочь манила в свои простынно - подушечные объятия. Диван - искуситель. Но я твердо решил для себя, ни сантиметром не прилягу!
   С искусителем из зала я справился, зато диван из спальни поработил меня. Я, как бы ненароком прилег взглянуть, что же за фильм я скачал. Расслабление было полнейшим. После душа с хорошим гелем тело задышало всеми порами. Я дышал легкими в унисон с порами тела, у нас сложилась фантастическая гармония. Ну, вот я и пролежал вместе с телом два часа до конца фильма. Нет, вру, один раз ставил фильм на паузу и выходил в кухню готовить ужин. Что то меня на пожрать пробило! Сточил все запасы. Доел позавчерашние пельмени, картошку поджарил с салом и это все в один присест! Офигел я что ли?
  
   Свадебное
  
   Сегодня ко мне приходили жених и невеста, вносили в сценарий последние коррективы.
   - Намучался я с ними. Впервые такая привередливая парочка попалась.
   - Хотим, что бы свадебное торжество было целомудренным, заявили они при первой встречи мне.
   Хотелось мне задать им вопрос,
   - А где вы видели, целомудренные свадьбы?
   Причем, молодым людям уже под тридцатник, и как я думаю, о своей первой ночи они уже давно забыли. А так хочется оставаться целомудренными. Боже мой! Что за мании у людей?
   Надо, взять себя в руки и пережить эту субботу, Господи, на что только не пойдешь, ради приработка. Всего то 300 гривен за все про все, а сколько нервов!
   Кем я только не подрабатывал в своей жизни и рекламным агентом и видео оператором на свадьбах, теперь вот тамадой. Как бы прослеживается повышение по второстепенной службе.
  
   Сегодня, курил на балконе и думал.
   - Не стоит все - таки напрягать себя сочинительством. Не нужно писать, ради числа страниц или ради того, что вот, мол, ПИШУ ЖЕ. Нет! Писать надо, только когда хочется! Вот тогда оно и в удовольствие. Когда начинаешь что - то придумывать, куражиться, играть, вобщем творить.
   А вдохновение здесь не причем! Вдохновения ждут идиоты, к коим я, кстати, причисляю и себя.
  
   ...............
  
   Сегодня на работе расслабуха! Надзирательно - карательное руководство ушло в отпуск, понежиться в лучах крымского солнца и поплескаться в водах Черного моря. Две недели можно не напрягаться! Так, что у нас тоже своего рода отпуск без отрыва от производства.
   Жара! На улице, как в приличной сауне. Парилка!
   Приползаю домой, принимаю душ и падаю на мягкую спину своего полосатого дивана. В полубредовом состоянии проваливаюсь в дрему, незаметно засыпаю. Просыпаюсь ближе к ночи. Курю, пью кофе, пытаюсь сообразить, о чем транслирующийся по ТВ фильм. Реально ощущаю, как из пор моего тела сочится пот. Когда, скрещиваю ноги, они прилипают, правая к левой и наоборот. На носу тоже проступают капельки пота, я вытираю влажный нос пальцами, но через секунды он снова покрывается бисером пота. На висках и на лбу тоже пот. Пот - он везде, такой липкий и неприятный. Слава богу, что мой пот практически без запаха. А то у некоторых бедолаг пот имеет гремучий запах. Скорее смрад! Эти люди по запаху пота дадут фору даже знатным вонючкам - скунсам.
  
   Сегодня четверг, наконец, то я подготовил себя написать о событиях минувших выходных.
  
   И снова свадьба!
  
   В субботу я удачно провел свадьбу. На этот раз волновался больше обычного. Как никак выходила замуж дочь одного из видных начальников.
   Подготовка сценария началась задолго до торжественного дня. Сценарий пришлось переписывать несколько раз. Молодожены добивались целомудренности, как они обозначили программу веселья. Сами они на время банкета изъявили желание остаться в тени. Мне разрешалось засветить их только пару раз.
   - Пожалуйста, нас постарайтесь не трогать, все внимание гостям, категорично настаивал жених.
   Веселые конкурсы были жестко исключены из программы, свадебные обряды постигла та же участь.
   В результате правок получился довольно таки скучный сценарий. Хотя, мне то что. Клиент всегда прав!
   Пять с половиной часов, которые длился банкет, к моему удивлению пролетели не заметно. Гости веселились от души, проявляли активность в конкурсной программе, много говорили тостов. Под шумок я даже умудрился впарить гостям парочку зарубленных молодоженами, по их мнению, пошлых конкурсов. И ничего, прошли на ура, ни кто и не заметил, моих вольных импровизаций.
   Программа шла к финалу: вот уже был брошен букет невестой, пафасно разрезан свадебный торт молодыми. Вроде, как пора сваливать, то есть ставить точку и прощаться с гостями. Когда я сообщил об этом маме невесты, та возразила,
   - А как же "эстафете с шариками"?
   - Так, он уже не пойдет, гости устали, хотят сладкого, а мы им теннисные шары всучивать станем.
   - Подожди, подбоченилась подпитая мама, мы, что зря их из дома тащили, нет уж, давай, проводи конкурс!
   Конкурс я провел. Семеро гостей под восторженные мамины улюлюканья, вяло перекатывали без рук шары, подбородками и зубами друг другу. Объявляя конкурс, я намеренно подчеркнул, что посвящаю его маме невесты. Моя маленькая месть.
   После "эстафеты с теннисными шарами" вступили музыканты, и гости пустились в пляс. Я стал потихоньку собираться. Меня похлопали по плечу, я обернулся, пред мои очи вырос папа невесты.
   - А, когда обряд снятия фаты с невесты?
   Я, честно, признаюсь, онемел от неожиданности.
   - Если так и дальше пойдет, они вскоре предложат мне провести и первую ночь молодым, саркастически подумал я.
   - Александр Павлович, а на этот счет распоряжений не было, молодожены отказались от этого обряда.
   - А сестра сказала надо.
   - Надо так надо, сейчас сделаю.
   Подхожу к жующей маме невесты.
   - Что делать с обрядом? Вы же отказались от него.
   - Понимаешь, сестра сказала, что без обряда нельзя.
   - А где платок взять, чтобы невесте повязать?
   - Да повяжи, что хочешь. У официанток, большую салфетку попроси.
   Бегу к маме жениха, прошу ее, приготовиться к исполнению обряду, мол, сейчас будете фату снимать невесте, на бегу объясняю ей, что делать, потом подбегаю к музыкантам, прошу приготовить нужную песню. Музыканты в недоумении, но работают слаженно.
   Лечу к невесте. Столбенею с открытым ртом. Мама жениха почти наполовину отшпилила с головы невесты фату.
   Кричу, - пришпиливайте обратно!!!
   Веду шуструю свекровь, невесту и подружек в центр зала. Невесту усаживаю на стул, мама сразу без предупреждения снова ныряет пальцами в прическу невесты. Хватаю маму за руки, держу. Зазвучало вступление обрядной песни, отпускаю руки свекрови.
   - Фух! Перевожу дыхание. - Что за люди!
   Фата снята, перекрикивая музыкантов ору в микрофон,
   - А теперь наша очаровательная невеста должна потанцевать с подружками и каждой приложить к голове фату.....
  
   Прощаюсь с гостями.
   - Хорошего вам настроения, отличной погоды на пикнике, а жениху и невесте незабываемой ночи! - желаю я всем под аплодисменты гостей.
  
   Половина первого ночи, возвращаюсь домой. Дома душ, бодрствование до четырех утра, и только потом засыпаю.
  
  
   Ни о чем
  
   Конечно, я пьян! Еще бы! Ведь меня заказали тамадой на 11.08.07. и даже выдали предоплату! Ну, как не отметить, данное событие!
   Еще, сегодня у меня в кармане, если угодно в портмоне, короче ни где не было, ни копейки! А к вечеру я как бы разбогател! Поправил свое финансовое положение! И, не плохо, поправил!
   Пол часа я корячился перед наклевывающимися клиентами!
   - Сценарий! Первый стол, тра-та-та-та! Второй стол: сваты с банкой, тосты, конкурсы, если не нравиться, заменим. Как вы хотите? ОК! Третий стол: конкурсы, танцы, тра, та-та-та! Четвертый стол: букет,
   - Фату снимаем?
   - Хорошо, сниму! Кидаем букет!
   - Верхушку торта, продавать с аукциона будем?
   - Замечательно!
   - Сказка играем? Гости в восторге, поверьте!
   Я, как вещий Олег, пропагандирую свои творческие находки!
   -Вас, все устраивает, спрашиваю я?
   - Да! Отвечают мне - жених и невеста.
   - А, какая цена, уточняет жених.
   Блин, мысленно мечусь я! Сколько же с Вас содрать! Деньги нужны позарез!
   - Так, сколько вы говорите, будет гостей?
   - Примерно 60 человек.
   - Так! Так, прокручиваю я в мозгах, возможные доходы. Вика, популярнейшая тамада берет за 50 человек 400 грн., как бы не прогадать, рискую и называю свою цену,
   - Где - то, около 500 грн, Вас устроит?
   - Устроит, жених отсчитывает купюры по двадцать грн. Вас устроит предоплата 200 грн.?
   - Конечно, устроит! - Во! Поперло, думаю я. Такие деньги я брал только за два дня и еще у гламурной публики в районном кабаке.
   Бодро прощаюсь с клиентами, закрываю за ними дверь и подпрыгиваю от нахлынувшего счастья! Деньги, будьте вы не ладны! Из за Вас я готов продать себя и военным. И как эта братия воспримет мою свадебную программу? Хоть бы по морде не дали за эстетство. Так определяюсь сразу - буду очень близок к народу!!!
  
   Взгляд
  
   Вечером валялся в прохладной ванной полной пены и вдруг обнаружил, что мой взгляд тупо уперся в кафельную плитку на противоположной стене. Не сказать бы, что взгляд был сфокусирован или сконцентрирован на ней, плитке, конечно же. Скорей взгляд был рассеян, как и я сам. Взгляд шел, как бы поверх плитки или сквозь нее. Неважно, только кафельной плитки я сначала не видел. Это я потом понял, что смотрю на нее, когда, подумал, а на что это я смотрю. Бывает же такое, вроде смотришь, на что - то, а не видишь, на что именно. Недавно, я прочитал в интервью с Аль Пачино, как ему удалось, так убедительно сыграть слепого в гениальном фильме "Запах женщины". Аль Пачино, раскрыл секрет своей непревзойденной игры так (почти дословно),
   - Я очень долго наблюдал за людьми лишенными зрения. И я понял, взгляд слепых людей, ни на секунду не останавливается и ни в коем случае ни цепляется за объект.
   К чему я вспомнил это интервью. Ведь у меня совсем другой диагноз - я зряче-слепой. Бывает и такое, поверьте.
  
   Вот уже неделю я просыпаюсь с маниакальным чувством, будто за мной кто -то подглядывает. И это делает мое пробуждение радостным. Знаете почему? Секрет прост. Все дело в моем последнем приобретении. В прошлую субботу я купил жидкокристаллический телевизор 40 - ка дюймовый!!! УРА!!! Так - то!
   До этого момента я почти не смотрел телевидение, ну то, что транслирует этот бытовой агрегат. Я посвящал практически все свободные вечера КНИГАМ, точнее чтению.
   Сейчас, когда я возвращаюсь с работы, в моих руках тут же, почти автоматически, появляется дистанционный пульт, и пальцы сами жмут на красную резиновую кнопку, обозначающую функцию - ВКЛ. Черный занавес спадает с широкоформатного экрана и на нем начинает бурлить жизнь во всех вариациях нынешних телевизионных технологий. Я, вытягиваюсь на диване, и мое серое вещество растворяется в бесконечных сериалах, ток шоу, криминальных новостях, камеди клубе, в мирах "Дискавери", клипах и прочем информационном поле. Я смотрю на своего нового друга с сумасшедшей нежностью. Меня приводит в умиление его элегантная черная полировка, его плоская стать, его изящная ножка, на которой он стоит и его гигантские размеры. Это не телевизор - это восьмое чудо техники! Телевизор - Рембо!
   Глядя на это украшение комнаты, я впадаю в детство, и в моей памяти всплывают его предшественники. Его, так сказать, дедушки и пра - прадедушки. Сейчас их имена почти забыты, а я вот помню, как их величали, да не просто, а с намеком на дороговизну, например - "Рубин". Уже в имени его было заложено, что телевизор не, а бы какой, а цветной. Встречались и банальные имена, такие, как "Фотон", наверное, в честь какой то элементарной частицы, признаюсь, в физике я не силен. "Электрон", эти телики были черно - белыми, но не менее любимыми, а особенно в студенческой среде.
   Такой вот, прадедушка "Электрон" был у нас в комнате общежития. Доставали мы его с огромным трудом, через каких то знакомых, у которых были еще одни знакомые. Закутанный в одеяло, как ребенок телевизор мы везли в такси, как капризную барышню, до общежития.
   История это случилась как раз, на кануне, какого то нового года и поэтому была знаменательной вдвойне. Когда, телевизор был водружен на почетное место, ему дали время остыть с мороза. Зато, после включения он бедняга работал, как проклятый, до появления известной народу сетки, когда звучал этот мерзкий писк. Комната наша в один миг стала местом студенческого паломничества.
   Этот легендарный "Электрон" прожил у нас весь первый курс. Ручка для переключения несчастных трех каналов со временем отломалась, и мы переключали их с помощью плоскогубцев. За этот год, что у нас прожил "Электрон" студенческого люду перебывало у нас немереное количество. К нашему "Электрону", как к Пушкину никогда не зарастала народная тропа. Когда, транслировали, интересный фильм, в нашей комнате негде было яблоку упасть. Кто пошустрей, занимали места заранее. Что меня, бесило в нашем импровизированном кинотеатре, так это, когда будем называть их зрители, просили подвинуться на кровати, для удобного просмотра.
   Я не возражал, когда это были девушки, но когда рядом со мной заваливался смердящий потом юноша, я проклинал тот день, когда у нас поселился "Электрон". Иногда некоторый зритель, расслабившись, умудрялся заснуть и дать такого храпака, что в пору было вешаться. Тут зрители - студенты, как в реальном кинотеатре начинали гневно кричать на соню.
   Уезжая на летние каникулы, мы по протекции друга впустили в нашу благоустроенную комнату его земляков абитуриентов. Моему негодованию не было предела, когда по возвращению в сентябре я не обнаружил на месте нашего "Электрона". Выяснилось, что эти юные гады абитуриенты по пьяни кремировали нашего друга. Что он им плохого сделал я так и не смог добиться от них. И хотя финансовые потери они возместили, друга мы потеряли навсегда.
  
   Утреннее
  
   Сегодняшняя ночь была ужасной! Из-за отсутствия сна прободрствовал в полу истеричном состоянии часа три. Я как рыба об лед, с психом бился о подушку головой, каждые десять минут меняя бок. Подушке то что, а у меня голова откликнулась туповатой болью в затылочной части. Пришлось подниматься и идти на кухню за таблетками "Цитрамона". От света внезапно брызнувшего из люстры зажмурились глаза, привыкнувшие к темноте.
   Таблетки запил холодной водой из крана. Шатаясь, вышел на балкон, покурил, посмотрел на мобильном телефоне время. Офигеть! Спать осталось три с половиной часа. Снова улегся на диван.
   - Ну, давай же засыпай скорее, завтра будет весь день глючить, убаюкиваю себя я.
   Как провалился в сон не, помню. Зато пробуждение было тяжелейшим! Будильники, выставленные на мобильных телефонах, звонили долго, но мое сонное сознание рикошетило их жуткий писк об стены комнаты. Провалявшись на пятнадцать минут дольше положенного, я все - таки неимоверным усилием воли, отскреб свое тело с простыни и направил его в ванную комнату.
   Выдавливаю на щетку зубную пасту, слегка промазываю, и белоснежный комочек шлепается мне на ступню.
   Я, чертыхаясь вслух, нагибаюсь и стираю полотенцем пасту. На том месте, где только что была паста, холодит, понятное дело, паста ведь с ментолом.
   Всегда так, когда опаздываешь, все валится из рук. Как будто кто - то специально испытывает тебя на прочность.
   Проклинаю себя, за то, что не много вздремнул за пару часов перед сном.
   - Идиот!
   Быстро чищу зубы. Благо их у меня не так много осталось. Хоть тут маленькое подспорье. Однако, процесс умывания все равно затягивается. По сантехническим причинам. Фишка в том, что месяц назад сантехнику провели у меня какие то ремонтные работы. После их вмешательства вода перестала идти из крана. То есть не совсем так, вода из крана идет, но такой микроскопической струйкой, что умываться ей не реально. Прикол в том, что теперь она бьет Ниагарским водопадом из душа. Вот мне и приходится для чистки зубов набирать сначала из душа воду в кружку.
   Вообразите сами, как ополаскивать полость рта от пасты при помощи душа. Не возможно! Проверено на собственном опыте. В пасте было все: и мое лицо, и стены, и зеркало, когда я попытался так сделать.
   Вызывать сантехников лень, все равно скоро ремонт буду делать, так что помучусь еще немного.
  
   После водных процедур, жму на кнопку электрочайника, и сразу же слышу его радостное шипение.
   - Чему он так радуется? А может кому? Конечно же, мне - своему хозяину! Тьфу ты, что за бред в моей не проснувшейся голове!
   Лечу в комнату одеваться. И ..тут я вижу его своего 40-ка дюймового друга. В лучах утреннего солнца он переливается своей черной полировкой, ну прямо, как в смокинге. На ходу хватаю пульт и жму на кнопку Вкл. Мгновение и в мою комнату врывается телевизионный мир, со своими яркими картинками и волшебными звуками.
   - Вот оно - Окно в мир, говорю себя я. Знал бы Петр 1, когда рубил свое окно в Европу, какие телевизионные окна откроются в мир в двадцатом веке, может, и не надрывался бы так.
   Залпом выпиваю кофе, по пути к автобусной остановке курю. Анализирую прошедшие выходные.
   Два дня надраивал квартиру до блеска. Причем с огромным энтузиазмом, который меня посещал только в школьные годы на сборе помидор в колхозах. Посылом стала покупка моющего средства для стекла. Хотел оттереть от жирных пятен, кухонный стол со стеклянной столешницей. В результате помыл все: окна в трех комнатах, жалюзи к ним, витражи в межблочных дверях, плиту, зеркала, микроволновую печь, холодильник, журнальный стол со стеклянной столешницей, кто только придумал эту новую моду, компьютер и клавиатуру, короче все. Я, как папуас со стеклянными бусами, носился с этой брызгалкой по квартире и тер, тер, пока не закончился раствор. Отдохнул, называется, сам себе подкинул работенку на выходные, лучше бы на пляже повалялся.
  
   Жара
  
   Жара запарила, в прямом смысле! В квартире настоящая сауна. Слоняюсь по комнатам, как прибитый. Мозги плавятся. Точка кипения совсем близко.
   Вечером пролился дождь, пронесся, над городом, как скорый поезд. Даже небесные капли были теплыми. Оставшиеся лужи, как будто сошедшие на землю инопланетные гости, скоро испарились. Видимо не климат им у нас на раскаленной земле. Представляю, как сегодня ночью будет парить.
  
   Сегодня снова плохо спал. То ли от жары, то ли еще от чего причину я пока не определил. Может оттого, что снова стал писать свои заметки. Как следствие бессонной ночи - мимический рисунок на лице под названием "Усталость".
   Во время ставшего традицией обеда Ленка объявила о своем увольнении.
   - Написала заявление на увольнение утром, пережевывая салат, сообщила она, как о чем - то пустяковом.
   Я чуть не поперхнулся куском шницеля.
   - И когда сие случится, ну твое окончательное прощание с предприятием.
   - В конце месяца, беззаботно ответила она.
   - А дальше?
   - Поеду в Москву, надо же когда - то пожить в этой красоте. Что она там пропадет.
   У Ленки муж, какой - то бизнесмен, вроде как миллионер. Пару лет назад он прикупил недвижимость под Москвой, потом еще год делал супер ремонт на 100 квадратных метрах новой жилплощади. Ленка была там только наездами, когда летала на отдых в Таиланд, там у них тоже недавно появилась квартирка, и когда они с мужем подбирали обои. Она давно бы уже могла свалить из нашего захолустья, но переезд все время откладывался. То у мужа бизнес здесь пошел, то сама не решалась. Наконец, все сложилось и пришло время прощаться.
   - Блин, с кем же я теперь обедать буду? А коньяк пить? Офигеть - это ж я совсем один остаюсь.
   - А с кем я там буду общаться? Говорят же, что с возрастом невозможно обрести друзей.
   - Ты то обретешь, Москва она большая.
   После обеда и кофе в баре, пошли курить. С трудом нашли, какое то подобие тени и укрылись в ней от палящего солнца. Закурили. В памяти, как мираж, всплыла история из глубокого детства, за которую мне стыдно по сей день. Рассказал историю Ленке.
   Уверен у каждого из нас, есть такие стыдные истории. В моей жизни такая история ни одна, их предостаточно. Только эта, стоит, как - то особнячком в моем прошлом.
   - Было мне лет десять, одиннадцать и жили мы тогда с родителями за границей, начал я. Одна девочка пригласила меня на день рождение. Особых симпатий к имениннице я не испытывал. Хотя любовные записки уже писал, но другим. Была у меня шикарная мягкая игрушка, белая болонка с типа золотым медальоном на белой грудке. Это произведение искусства японских умельцев мне купила мама, без всякого повода. Ее видимо сразила своей красотой мягкая игрушка. Что на меня нашло, не знаю, но на день рождение в качестве подарка я понес именно эту собачку. У меня есть две версии такой несказанной щедрости с моей стороны. Первая - мне просто надоела эта игрушка. Вторая - возможно, в моем неокрепшем подсознании, но почти по Фрейду мой подарок должен был компенсировать отсутствие моих мальчишеских симпатий к ней. Вроде, как утешительный приз от принца.
  
   Восторгам девочки не было предела! Ее мама весь вечер смотрела на меня с материнской нежностью, и все время подкладывала мою в тарелку угощения. Подружки девочки не скрывали зависти, а я чувствовал себя героем, почти Микки Маусом. С собой мне дали большой кусок именинного торта, который я с гордостью притащил домой.
   - Ну и? Что же тут стыдного, удивилась Ленка, очень даже милая история.
   - Да, история чудесная, если бы она на этом и закончилась, но было и продолжение.
   - Ближе ко сну меня стали терзать сильные сомнения, по поводу моего сумасшедшего подарка. Я стал припоминать скромные подарки других гостей. Блок фломастеров, наклейки, книжки, заколки. Ерунда короче. Моя собачка была в не конкуренции.
   Ворочаясь в постели, я представлял, как эта девочка гладит, укладывает рядом с собой Мою, почти, что живую игрушку и такая мука охватила меня, что я чуть было, не расплакался.
   Утром, я взял книжку, подписал красивую открытку и отправился к вчерашней имениннице.
   - Поздравляю тебя с днем рождения, вручая новый подарок, пробормотал я. Ты, это верни мне собачку, а то мне влетело вчера от родителей.
   Потрясенная моей просьбой девочка вернула мне Мою собственность. Я спиной чувствовал ее полный укора, прожигающий меня взгляд, но ничего ни мог с собой поделать. Мне было одновременно и стыдно и радостно.
   Ленка долго смеялась и хлопала в ладоши.
   - Супер! Супер! Отличная история! Вчера со мной случилось подобное, представляешь. Одна знакомая заказала мне парео из Таиланда. Я его ей купила там. Приятельница пришла в гости с бутылкой коньяка. Мы его, конечно же, оприходовали. В какой то момент, меня вдруг ни с того ни сего задавила жаба. Я подумала, - А чего собственно я буду дарить ей это парео, я его и сама поношу, еще месяц лета впереди. Так, ведь и не подарила. Смешно сказать, зажала кусочек ткани, цена которой три рубля, коньяк то куда дороже.
  
   О поздней молодости
  
   Как-то я поздно помолодел! У нормальных людей молодость заканчивается к тридцати годам, а у меня она именно во столько она и началась. В какой поре я пребывал до тридцати я так и не смог определить. Ясное дело, что детство мне помахало своей нежной ручонкой давным-давно, сутулую спину юности я тоже почти что забыл, какое то время я долго пребывал в неведении. И вдруг, начиная с тридцати, ясно осознал себя молодым. Вот уже семь я молодой! Блин! Когда же зрелость! Быть, может я уже и не молодой совсем, а так, как говорится, моложусь. Знаете, бывает такое, случается с некоторыми личностями, типа, задержка в развитии. Уже пенсия потрясает своим скупым государственным кулаком перед носом, а они, некоторые личности, все молодятся.
   Мне то все мнится, что я молод, а кто-то уже за глаза шепчет, - смотри, видишь этого, все молодится!
   Не хочу, молодится! Хочу быть МОЛОДЫМ ВЕЧНО!!!
   Так фантастику, опускаем, и как бы пошло это не звучало, ни что не вечно под луной! И я тоже к не счастью.
  
   Сорока градусная жара, хвала небу, стала по не многу спадать еще вчера. Сегодня утром мое спешащее на работу тело обдувал прохладный ветерок. Мое тело кайфовало каждой микро порой. В Интернете, в разделе погода плюс двадцать семь, это поднимает настроение. Но, ближе к обеду духота возобновляется. Тело начинает изнывать и испаряет пот.
  
  
   Я принимаю прохладный душ по два раза на день, тру себя мочалкой, жирно сдобренной ароматным гелем. Обрызгиваю себя модным одеколоном. Но!!! Запах, который источает мой пот, скорее пар, моего тела, настораживает меня. Мое обоняние вот уже несколько дней к ряду четко улавливает тональность дешевой мужской парикмахерской, исходящую от меня. Мне не нравится этот, мой, запах. Он тяжелый, душный, пошлый и застарелый, как нафталин. Может поменять гель для душа или модный одеколон? Но, что-то подсказывает мне - не поможет. Менять пора мою устаревающую изнанку. C наружи, я еще бодрюсь, как бы молод. Только мать природу не обманешь. Природа она незамедлительно напомнит о реальном возрасте, хотя бы и запахом пота, не юноши, а зрелого мужа.
  
   Пока Ленкин муж был на берегу океана, мы две недели пили и трещали, трещали и пили. На кануне приезда мужа, мы пили снова. Ленка, допивая третью бутылку пива, как-то печально - радостно заявила,
   - Жаль, что я так поздно нашла свою родственную душу!
   Завтра Ленка дорабатывает последний день и сваливает окончательно и бесповоротно в Москву. Она последняя, больше ни осталось, ни кого, остальные уехали раньше.
   Я совершенно один в этом дурацком, Богом забытом, городишке.
  
   Душно
   Душно!!!
   Все молят о дожде. По прогнозам Интернета спасительная влага должна была пролиться на землю еще вчера, однако, нет ее и сегодня, и завтра тоже вопреки дождливому обещанию Интернета, не будет.
   Душно!!!
   Выходишь из охлажденного кондиционером кабинета в курилку и мгновенное ощущение сауны. Поры тела, как маленькие гейзеры, захлебываются закипающими потовыми выделениями. Дыхание, как после перегара - горячее, такое горячее дыхание бывает при температуре под сорок.
   Душно!!!
   Прихожу после работы, если есть силы, принимаю прохладный душ, включаю вентилятор, телевизор и валюсь без сил на диван. Скоро проваливаюсь в тяжелый сон. Сплю часа два - три, потом с трудом пробуждаюсь, долго расхаживаюсь. Начинаю тупить в экран телевизора. Вентилятор обдувает мое тело потоками теплого воздуха, по крайней мере, это дает возможность просушить собственный пот.
   Душно!!!
   Вместо того, чтобы после работы хотя бы час уделить сочинительству, я, валяясь на диване, оправдываю свою полную бездеятельность духотой.
   - Душно, успокаиваю себя я, вот спадет немного жара, и продолжу работу.
   Раньше я думал, что мне не хватает усидчивости, так оно и есть, парадокс в том, что улежчивости, если можно так выразится мне не занимать. Все-таки горизонталь мне ближе, чем полу вертикаль.
   Душно!!!
   Но, я заставил себя сходить на прием к хирургу. Так хотелось на диван, ноги так и заносило, как самостоятельный от мозга механизм к дому, но я их переборол. Уже и не припомню, когда я обнаружил на правой руке, ниже плеча уплотнение, что- то похожее на жировик. Очень долго я не придавал этой находке значения, пока моя барышня не обратила на "жировик" внимание. Она, сделала и без того большие глаза и безоговорочно послала меня в больницу на обследование. Но мне никто не указ. Поэтому я еще с пол года всячески увиливал от похода к врачу. "Жировик" меня абсолютно не беспокоил. Вчера проходил плановый медосмотр и заодно указал терапевту на свое уплотнение. Терапевт, выписала направление к хирургу.
   Хирург, он же онколог, посветил на мой "жировик" каким-то приборчиком тот которого исходил красный свет, прощупал мои лимфатические узлы под мышками и вынес свой вердикт.
   - У вас довольно крупная фиброма. Фиброма опасна тем, что может перерасти из доброкачественной в злокачественную опухоль. Мой вам совет, удалить, как можно быстрей.
   - Я согласен на операцию, как это будет выглядеть.
   - Местный наркоз, больничный лист на две недели. Вот направления на анализы, сдавайте и с результатами к нам.
   Душно!!!
  
   Кондиционер, теперь не снобизм, а необходимость
  
   Ура! Мне установили кондиционер! Теперь мне не ДУШНО, порой, даже прохладно. Приятно, черт возьми, кутаться в одеяло, когда термометр показывает за окном тридцати пяти градусную жару. На улицах города раскаленный асфальт, а у меня кончик носа мерзнет.
   Проснулся от телефонного звонка в десять утра. Звонил жених со вчерашней свадьбы.
   - Ты еще спишь? У тебя звонок не работает, я тарабанил в дверь, безрезультатно.
   - Угу, поддерживаю я разговор со сна.
   - Через десять минут заскочу, занесу деньги.
   - Угу.
   Я кладу трубку телефона на аппарат, плетусь на кухню, включаю чайник, кидаю в чашку ложку кофе и две сахара. Жду, когда закипит вода. Закуриваю, на голодный желудок. Чайник закипел и отключился, заливаю в чашку парящую воду, кофе готов. Делаю первый глоток, обжигаю слизистую губ, затягиваюсь дымом сигареты.
   - Господи, когда же я брошу гробить свое здоровье этой гадостью, неожиданно цитирую про себя маму.
   Включаю телевизор, нахожу музыкальный канал, для создания шума. Так вместе со мной, просыпается и мой милый дом.
   Тарабанят в дверь. Это жених пришел рассчитать за оказанные мной услуги тамады.
  
   Вчера тамадил на свадьбе. Молодожены, как назло приехали в ресторан минута в минуту. Как правило, они имеют свойство задерживаться на пол часа, время работы, как бы пошло, но делать ничего не надо, потому что гости жду и я вместе с ними виновников торжества.
   Эти прибыли, как швейцарские часы и я начал ресторанное действо.
   У любого тамады есть коллеги, люди обслуживающие торжество - музыканты, оператор и официанты. Это и есть одноразовая команда, на один вечер и если команда работает в унисон все проходит замечательно.
   Свадьбу снимал оператор Дима. Не знаю почему, но мне он не симпатичен. Он меня раздражает или, как сейчас модно говорить - бесит.
   - О! Тамада!
   Громко приветствовал меня Дима. Он тут же начал хвать меня за руки, своими щипающими пальцами, как бы проверяя мою реальность. Мол, не снюсь ли я ему.
   - О! Тамада, а где ты такие классные брюки купил?
   - В магазине.
   - В каком?
   Я назвал магазин.
   - А я не видел там таких. А давно купил?
   - В начале лета.
   - Блин классные брюки, бесцеремонно ощупывая ткань, моих цвета топленого молока брюк, резюмировал оператор.
   - А у меня двое брюк. Одни немного тесноваты, а другие белые, представляешь, совсем белые! Но твои мне нравятся больше. Дорогие?
   - Коммерческая тайна.
   Дима громко заржал, не засмеялся, а вот именно заржал. У него жутко не приятный смех, впрочем, как и он сам. С ним я отработал одну свадьбу год назад в этом же ресторане. Тогда в перерывах на танцы, он все пытался выяснить, женат ли я. Почему его это так парило? Лично мне так по фигу, семейное положение окружающих, а тем более оператора. Отработали и разбежались.
   - Нет, я не женат, всех женю, а сам холост. Знаешь, как сапожник без сапог, так и я без обручального кольца.
   Диму эта параллель привела в жуткий восторг. Он долго ржал, а потом все время повторял, завидев меня,
   - О! Сапожник без сапог.
   Нет, ну нормальный?
   Где-то после второго стола, когда гости, вручив подарки молодоженам в обмен на традиционные шишки, пошли в пляс, оператор Дима нашел меня в комнатке музыкантов.
   - О, тамада, ты тут. Ну, что ты нашел свои сапоги?
   - Какие еще сапоги?
   В ответ Дима дико заржал и напомнил мне наш давнишний разговор.
   - Я нет, а ты?
   - Нашел, я ее люблю.
   - Поздравляю.
   Дима, плотно подсаживается ко мне, он пугающе, учащенно дышит. В руках у него цифровой фотоаппарат. Он, пытается что-то найти в нем, жмет на его кнопки.
   - Смотри, вот они мои сапоги! Как, тебе? Нравится?
   - Главное, что бы тебе нравилась, поверхностно разглядывая снимок на дисплее фотокамеры, отвечаю ему.
   Дима, листает фотографии. Вот они на природе, облокотились об дерево. На следующей фотке, у какого то памятника. Короче, банально, зафиксированная фото-жуть.
   - Мне то нравится, только у нее с головой не в порядке.
   - Не понял, это как?
   Мне, то казалось, что именно, у Димы, как бы не все дома. Ан, нет, у него, как выясняется своя точка зрения на человеческую вменяемость. Видите ли, у его девушки не в норме голова. Дима, еще и психиатр. Прикольно, оператор-психиатр.
   - Бесы ее колбасят. Я уже и свечку в церкви за ее здравие ставил. Пока не помогает.
   - Так, а как это проявляется, поддерживаю беседу я.
   - Требует, жениться и как можно скорее.
   - А, чего ты ждал, правильно, причем тут бесы.
   - Я говорю бесы! Я книжку сейчас про женщин читаю, ну, что им надо. Представляешь, им надо три раза на день признаваться в любви, устраивать романтические ужины при свечах. Короче до хрена им надо.
   - Сколько вы уже вместе?
   - Девять месяцев.
   - А сколько вечеров ты дарил своей девушке?
   - Один, шесть месяцев назад.
   - Дима! Завтра же пригласи свою барышню в кафе!
   - Не поможет! Сначала надо избавить ее от бесов. Ты, знаешь, что в каждом человеке есть бесы?
   Е-мое! Да, оператор то сектант! Дима, перекрикивая музыкантов и визиг захмелевших гостей, продолжает.
   - Вот, ты носишь крест?
  
   - Нет.
   - А надо носить, от бесов, очень помогает и обязательно с распятием, без него не поможет. Ты, знаешь, что самоубийцы не носили крест, а так бы он их спас.
   - А ты носишь крест?
   - Конечно, Дима расстегивает воротник рубашки и демонстрирует золотое распятие.
   - Купи себе обязательно, чтобы бесы не мучили, ржет Дима.
   - А ты освятил свой крестик?
   - Конечно! Слушай, ну, а ты нашел себе сапоги?
   - Пока нет.
   - Что, одни шлюхи попадаются?
   - Причем тут шлюхи? Характерами не сходимся.
   Блин, Дима уже конкретно кумарит. Я смотрю в сторону музыкантов, гитарист подает знак, что они заканчивают. Я подрываюсь, беру микрофон и выхожу в зал. Как, прикажите, переключиться на позитив после проповеди такого доморощенного экзорциста.
   - Дорогие гости, аплодисменты, нашим замечательным музыкантам. Спасибо им за замечательную танцевальную программу.....
  
   Сколько я провел свадеб, я и не припомню. Но на каждой непременно присутствует свой герой. Как правило, это мужчина, причем, как вы понимаете, изрядно перебравший. Так вот такой герой иногда своими действиями затмевает жениха и невесту, главных героев застолья. Был и на этой свадьбе яркий персонаж. Дядя невесты, выплясывал такое, что без смеха смотреть было не возможно. Оператор Дима, тупо наводил на него объектив камеры и дико ржал.
   - Тамада, кричал он, иди, посмотри, на этого клоуна! Нет, ну ты видал такое, ха-ха-ха. Дима необычно смеялся, он запрокидывал голову и широко открывал рот, как сатана из фильмов ужасов.
   - Вот его черти колбасят, подумал я, когда он так смеялся.
   Гости смотрели на дико ржущего оператора. Им и самим было смешно, но гости соблюдали приличия, позволяя себе только отвернуться и тихо похихикать.
  

"Ехали медведи на велосипеде..." С.Маршак.

  
   Включил телевизор и попал на "Новости", шел репортаж из Пензенской области о велосипедах.
   - Это, наш двухколесный друг, восторженно кричали пензенцы в микрофон корреспондента.
   Видеоряд состоял из нарезки: цех завода по выпуску велосипедов, на конвейере ползут блестящие велосипедные рамы, по улице частного сектора мчит девушка с сумкой через плечо и браво вертит педали велосипеда, вот эта девушка прибыла в поликлинику.
   Голос за кадром,
   - Велосипед истинно народный транспорт. Многие пензенцы пересели на это замечательно средство передвижения. Вы видите, как пензенская медсестра выехала по вызову. Да, с недавнего времени медперсонал был вынужден обратиться к этому виду транспорта. Велосипед, конечно не автомобиль, но он имеет свои преимущества: доступная цена, простая эксплуатация, экономное обслуживание.
   Я искренне порадовался за пензенцев и за себя.
   - Слава Богу, что я не живу в Пензе. Видимо у местных жителей, отменная плотность вжатия в седло, из которого я почти всегда вылетал со свистом. Для меня велосипед, эта металлическая рама на двух колесах, так и остался необъезженным скакуном. Жутким монстром из моих страшных снов.
  
   И когда преподаватель курсов по вождению предупреждал нас, что велосипедист для автомобилиста это реальная угроза и лучше его объехать от греха подальше, я его понимал, как ни кто.
   Лет пятнадцать назад, на волне всенародного дачного подрыва, мои родители обзавелись земельным участком в шесть соток. Навезли чернозема, поставили два туалетных блока, приспособив их под кладовки для хранения инвентаря, и огородили нашу земельку металлической сеткой. Засадили надел картошкой, пару грядок под клубнику отвели, немного морковки с разной зеленью потыкали, вдоль сетки малинку и смородину развели. Вот вам и дача.
   На летних каникулах я неизбежно вовлекался во все дачные дела: полив, прополка сорняка, сбор урожая и т.д. Отец, часто пропадал в командировках, в погоне за длинным рублем, а мы - мама, младший брат и я возделывали так называемые родовые угодья. Водительских прав на тот период я не имел, поэтому наша машина ржавела в гараже, а мы ездили на дачу на двух велосипедах. Мама везла братишку на раме, а я рулил следом за ними.
   Как-то раз, в один из будних дней мама послала нас одних на дачу. Я через не могу, взгромоздился на велосипед, усадил младшего на заднее колесо и покатил. Добрались мы без приключений, быстренько справились с заданием и взяли курс на дом. Дорога шла через парк и, опасаясь наезда на машину, я выехал на тротуар, где уверенно завертел педалями. Младший брат спокойно сидел на заднем колесе, легкий ветерок обдувал нас со всех сторон, птичьи трели радовали слух. Все было хорошо, пока впереди не замаячили два велосипеда. По мере их приближения, я четко разглядел в них велосипедисток. Та, что шла впереди была в возрасте, в каком то несуразном линялом халате, с косынкой на голове. За теткой, отстав буквально на пол метра, крутила педали девчонка, как выяснилось позже теткина дочка.
   Почему-то в моем сознании мгновенно мелькнуло, что вело катастрофа, не минуема. Как только я об этом подумал, счет времени пошел на секунды, хотя все происходило, как при замедленной кино съемке.
   Не смотря на то, что я прямехонько рулил на тетку, я твердо знал, что не сверну в сторону, даже под дулом пистолета. Меня, как будто заклинило. Вижу, что через минуту врежусь в нее и все равно лечу на нее, как чокнутый экстримал. Я все надеюсь, что тетка сориентируется, или хотя бы поймет, что я неуправляем и свернет. Но, нет! Тетка прет на наш велосипед, как танк.
   Помню, что в момент столкновения я зажмурил глаза и только успел подумать о младшем брате.
   - Хоть бы не сильно ушибся.
   Столкновение, получилось мощнейшим. Видимо на нервной почве или от перепуга мы с теткой набрали максимальную скорость.
   Грозное БАБАХ!!!, разнеслось по парку. И жалобное дзинь, дзинь, эхом дополнило птичьи трели, которые тут же и оборвались.
   Буквально на пол мгновения в мире воцарилась полная тишина.
  
   Первое, что я увидел, чуть приоткрыв глаза, летящую в меня сумку со стороны тетки. На автопилоте я чудом увернулся от сумки и, приняв позицию самообороны, бесконтрольно занес на тетку руку, но промахнулся. Мы, можно сказать, валялись, типа полулежали, полусидели совсем близко друг от друга на теплом пыльном асфальте тротуара. Как говориться, протяни руку и достанешь. Наши велосипеды лежали под нами.
   К счастью братишка, был тоже рядом. Только он, как-то странно подергивался на раме велосипеда, и все пытался подняться на ноги, но не мог. Оказалось, что его шорты защемило железной прищепкой, которая крепится на заднем колесе велосипеда, для надежной перевозки поклажи. Братишка, таки поднапрягся и под треск рвущейся ткани высвободился из велосипедного капкана. Шорты были безнадежно потеряны, для младшего, на попе зияла огромная рваная дыра, которую братишка прикрывал рукой.
   - Куда, прешь, со своей лошадиной мордой? Заголосила на весь парк, очухавшаяся тетка. - Ты, что не мог свернуть?
   - Не мог, у меня тормоза не работают.
   - Был бы тут наш отец, он бы тебя убил!
   Тетка в сердцах, еще раз попыталась заехать мне по голове сумкой, но промахивалась, каждый раз. Рядом с несчастной женщиной расплывалась лужа.
   - Что, мне теперь с рыбьим жиром делать, морда лошадиная! Целых три литра из-за тебя разлила! Ай, яйя, принялась причитать тетка, поднимаясь с асфальта. Тетка, вытряхивала из мокрой тряпичной сумки, осколки разбившейся трехлитровой банки не переставая причитать.
   - Сейчас бы как накормила тебя жиром, чтобы знал, как уступать дорогу.
   И тут меня пробило на смех, я ничего не мог с собой поделать. Меня сгибали пополам приступы истеричного смеха. Младший, видимо тоже слегка придя в себя, и сообразив, что самое страшное уже позади, заливисто хихикал в стороне.
   -Хиииии - хи-хи! Смеялся младший.
   -Хааааа -ха- ха! Надрывался от смеха, я.
   Слезы застлали мне глаза, в каком то боку кололо, живот болел, а я не мог остановиться.
   Теткина, дочка, присоединилась к нашему дикому хохоту.
   - Что, ржете, придурки! Жаль, что отца, тут нашего нет, он бы вам задал. Нет, ну главное выставил свою морду лошадиную и несется на меня. Тетка принялась приводить себя в божеский вид. Она старательно одергивала свое линялое платье, поправляла косынку на голове.
   Я поднял нашего железного друга с тротуара и медленно покатил к дому. Всю обратную дорогу мы с братишкой хохотали. Переведем дух и снова.
   - Брат, а как она на меня - морда лошадиная!
   И снова дикий хохот, прохожие оборачивались нам вслед, а мы никого не замечали.
   - Слушай, брат, а что у меня, правда, морда лошадиная?
   - Да, вроде нет, нормальная.
   - Хааааа-ха-ха!
   - Хиииии-хи-хи!
  
   Свадебное.
  
   Все субботы сентября в моем календарике обведены красным маркером - это свадьбы, моя халтура на выходные дни. Осень, как это ни банально звучит - пора свадеб. А у тамады, то есть у меня, самый разгар чеса. Все мои заказчики из областных населенных пунктов, селяне, одним словом. Так, что, можно сказать, буду ездить на гастроли.
  
   Прошедшую субботу, кстати, тоже работал на выезде. Устал, как собака, но получил массу удовольствия.
   К семнадцати часам счастливые, но уже порядком, подуставшие родители невесты с ветерком доставили меня на своем разряженном автомобиле к ресторану с пафосным названием "Золотая долина". Мне объяснили, что торжество будет проходить на втором этаже и я, выскочив из машины, помчался знакомиться с музыкантами и настраивать микрофон. У входа в ресторан, столовского типа в нетерпении топталась нарядная сельская публика. Быстро, управившись с подключением микрофона и настройкой звука, я спустился вниз.
   - Где тамада! Кто видел тамаду? Нервно взывала к гостям мама невесты. Увидев меня, мама кинулась ко мне,
   - Тамада, скажите, что делать, давайте, как-то гостей организуем, сейчас молодые подъедут.
  
  
   Я еще раз окидываю собравшихся, около ста гостей, в палящих лучах солнца, и даю себе установку на работу.
   Ух, как же порой бывает неимоверно трудно произнести первое слово. Как ты его произнесешь, с какой силой вытолкнешь из сжавшегося внутри себя, так и пойдет дальше. Самое главное, чтобы тебя сразу услышали!
   - Дорогие гости, слышу я первые свои слова. Молодец, подбадриваю себя я, уверенно обратился, на тебя все смотрят.
   - Дорогие гости, совсем скоро подъедут наши молодожены. Те, ради которых, мы и собрались здесь. Давайте, встретим их достойно и сделаем живой коридор. Ну, давайте, вот вы идите сюда становитесь сюда, а вот вы, это я к вам станьте здесь.
   Так работа пошла, народ зашевелился, начал организовываться в дурацкий коридор. В этот момент я напоминаю себе пионерважатого на линейке.
   - Веселее, дорогие гости, все только начинается, сейчас мы еще прорепетируем, наши дружные аплодисменты, которыми и встретим жениха и невесту.
   - О, а говорили тамада, а это тамадин.
   Это реплика в мой адрес от опоздавшей гостьи, втискивающейся в коридор. Гостья вся в белом. Белая блуза. Широкие почти прозрачные белые брюки, из под ткани которых наблюдаю, взмывающие высоко к бедрам трусишки - чаечки.
   - Так, все стали, давайте, дружно, на счет три, поздравляем! И! Раз, два, три - Поздравляем.
   - Дорогие гости ну что же вы не впопад, жарко понимаю, но мы же молодожен встречаем, давайте еще раз и с овациями.
   - Поздравляем, орут не в унисон гости и через одного хлопают.
   Нарастает звук клаксонов, приближающегося свадебного картежа. Гости возбужденно загомонили.
   - Едут! Нервно, кричит мама невесты.
   - Мама жениха берите быстро каравай и встаньте рядом со мной. Да. здесь, у входа. Папа и вы идите к нам с мамой, сейчас будем встречать наших молодых. А соль где?
   - Вот, папа из-за спины вытягивает солонку.
   - Ну и что вы ее прячете там? Давайте, ставьте ее на каравай и улыбаемся.
   Счастливые жених и невеста входят в живой коридор.
   - Поздравляем! Ору я, как можно жизнеутверждающе, гости подхватывают, поздравляем, эхом звучит их ор.
   Гости, продолжают кричать и хлопать в ладоши. Перепуганные молодожены тормозят на пол пути, я машу им рукой, призывая подойти к родителям.
   Молодые стоят у Коровая.
   - Всему началом слова будут,
   Муж с женою, подобен луку с крепкой тетивой...
   Все, мелькает в моем сознании, пошел сценарий...
  
   Первый стол пролетает незаметно.
   Танцевальная программа. Пока гости пляшут, меня постоянно дергает сваха.
   - Тамада, а когда подарки будут дарить?
   - Сейчас потанцуют и начнем.
   - А вдруг разбегутся?
   - Да, куда они разбегутся, свадьба только началась.
   - Давайте уже, побыстрее!
   - Не переживайте. Все гости подарки подарят, ни кого не упустим.
  
   Второй стол, отдан мною на растерзание сватам. Моя забота только подносить микрофон к вручающим подарки. Вставляю реплики, в паузах, шучу, короче типа коверный в цирке, заполняю паузы.
   Это время сватов, они носятся по залу от гостя к гостю с трехлитровой банкой, символизирующей семейный банк, с кондитерскими шишками и бутылкой водки.
   Гости попались многословные, все возжелали высказаться, я им не мешаю, только подбадриваю и дополняю.
   После вручения подарков, идет классика жанра. Молодые ломают Коровай, угощают им гостей. Тянут фанты с шуточными семейными обязанностями. Дальше я объявляю танцы.
   Гости выходят из-за столов. Молодежь бежит на улицу покурить, старшее поколение отплясывает. Под хит Ж. Фриски "Давай пойдем с тобой туда" две бабушки с танц-пола устремляются ко мне, берут меня за руки и вытягивают в круг танцующих.
   - Ты потрогай его руки. Кожа нежная! Кричит та, что постарше своей подруге.
   - Конечно. Он видно, кроме микрофона ничего в руках и не держал, резюмирует ее товарка.
   Как бы танцую один танец и снова сажусь, за отведенный мне столик. Стол сервирован. Подходит мама невесты.
   - Вы кушайте, не стесняйтесь.
   - Спасибо, пытаюсь перекричать я сельских лабухов.
   С чувством легкой брезгливости, пытаюсь прожевать куриный рулет, начиненный черносливом. Запиваю, его минеральной водой. Кладу в рот следующую порцию, вроде съедобно.
   - Так, а это, что у нас на тарелке, котлета?
   Пробую.
   - Блин, котлета, оказалась из рыбы, терпеть не могу рыбные котлеты.
   Сижу, попиваю минеральную воду. Жарко. Рубашка на спине стала влажной от пота. Кондиционер видимо не справляется с жарой.
   - Извините, а вы не могли бы попросить, чтобы, что-то сделали с кондиционером, жарко.
   Передо мной стоит мужик, с обнаженным торсом, по его раскрасневшемуся лицу стекают капельки пота.
   - Сейчас, выясню, вскакивая со стула, говорю я, и устремляюсь к служебному входу.
   - Блядь, матерюсь я, не дал, подлец, расслабиться. Но вовремя вспоминаю слова своего гуру по тамадинскому искусству, Вики.
   - Тамада - это распорядитель свадьбы, он в ответе за все и всех на торжестве.
  
   Третий стол перемежаю, конкурсами и тостами. Гости активны и веселы, я чувствую настроение публики, мгновенно реагирую на все реплики из-за столов и зала. Время пролетает незаметно. Машинально смотрю на наручные часы. Быстро прикидываю, - так, сорок минут отработал.
   - Дорогие гости, наши замечательные музыканты снова приглашают вас потанцевать. Вы готовы, не слышу вас?
   - Да, мы всегда готовы, разноситься дружный хор родственников и друзей по залу ресторана.
   - Слава Богу! Умиротворенно думаю я, и падаю на свой стульчик.
   Где-то на третьем танце ко мне подходит запыхавшаяся мама невесты.
   - А можно, чтобы невеста сейчас букет бросила, а жених подвязку и аукцион с бутылкой провести?
   - Так рано еще, кричу маме. Куда вы торопитесь?
   - Хотим, чтобы бабушки увидели самые интересные моменты, а то они скоро по домам разойдутся.
   - Хорошо, пусть еще пару танцев отпляшут и сделаем.
   Довольная мама, пританцовывая, теряется в толпе дико прыгающих родственников.
   Через два танца, как и обещал маме, показываю знаком музыкантом - конец танцам. Беру микрофон и объявляю.
   - Дорогие гости, по просьбе мамы невесты, давайте сейчас, исполним традиционный ритуал с букетом, чтобы наши замечательные бабушки стали тоже свидетелями этого ритуала.
   - Тамада, мы только в кураж вошли, а ты со своими ритуалами.
   Вычисляю, бунтовщика, надо видеть "врагов" в лицо - ясно, типаж сельского мачо. Пытаюсь быть убедительным и так настойчиво, предлагаю не расходиться с танц-пола, а дать возможность не замужним девочкам поймать букет невесты.
   Букет бросили, подвязку тоже. Остается провести аукцион.
   - Дорогие гости и прежде, чем мы продолжим танцевать, обратите внимание на эту замечательную бутылку.
   - Тамада!
   Я резко оборачиваюсь на окрик. Старый знакомый, сельский мачо. Блин, вот же приспичило ему танцевать, пошел бы лучше покурил или девок своих потискал за углом.
   - Мы, конечно, понимаем, что ты хочешь по быстрее провести свои конкурсы и свалить с деньгами домой. Только, ты не торопись, мы танцевать хотим, и тебя не отпустим так рано, и не надейся.
   Ищу маму, встречаюсь с ней взглядом, пожимаю плечами. Мама виновато улыбается и кивает мне головой.
   - Как это понимать, типа пусть танцуют.
   - Что ж дорогие гости, я и не тороплюсь, и если вам так не терпится позажигать, то ни каких проблем. Пожалуйста, музыку!
  
   Прощаюсь с поредевшими гостями в первом часу ночи. Мне аплодируют. Я скручиваю шнур микрофона, забрасываю его в пакет, туда же сценарий.
   В голове, весело бьется - Домой!
   - Можно вас на пять минут?
   Передо мной официантка. Она мило улыбается и явно стесняется.
   - Ну, конечно я для них, как заезжая звезда, мелькает в моем слегка замутившемся сознании. - Может, хочет предложить секс? А, что девочка молодая, миленькая. Правда, после пятничной вечеринки с коллегами я еще не совсем оклемался и если только моя голова окажется на подушке, вырублюсь тут же. Не хочется разочаровывать милую барышню.
   Иду, за ее изящной попкой, проходим в кабинет, на дверях табличка "Директор". Полная тетка, совсем не директорского вида встает из-за стола.
   - Деточка, сделай нам кофе и коньячку, пожалуйста, принеси. А вы присаживайтесь.
   - Спасибо, конечно, за теплый прием, но меня ждет машина.
   - Что, вы я не задержу.
   Директриса, расплывается в материнской улыбке. Барышня, принесла кофе и поставила передо мной дымящийся напиток и рюмку коньяка.
   - Угощайтесь, предлагает директриса. Вы знаете, нам так понравилось, как вы работаете, не могли бы вы оставить свои телефоны. А то знаете, заказывают ресторан, спрашивают тамаду, а мы не знаем, кого предложить. У нас, тут таких талантов не водится.
   Я отпиваю горячий кофе, и поднимаю рюмку коньяка.
   - Тогда давайте выпьем за успех нашего предприятия, как говорил Остап Бендер.
   Выпили. Я диктую свои контактные телефоны директору ресторана. Делаю еще пару глотков кофе и прощаюсь. Девочки, что-то не видно, бог с ней с девочкой, до дивана бы добраться.
   Прощаюсь с родителями.
   - Спасибо, вам большое, что приехали к нам, все было замечательно.
   - Ну, что вы не стоит благодарности, обмениваюсь любезностью я.
   Отец невесты передает мне гонорар, провожает до такси, расплачивается с таксистом и машинка срывается в ночь, скорей бы милый дом. В салоне такси, темно и уютно. Тяжелая летняя ночь укутала все вокруг. Только панель настройки, включенного водилой, радиоприемника мягко подсвечивает салон, как свеча.
   - Видел, бы ты, ничего, что я на ты сразу, мы же, кажется ровесники. Заводит разговор таксист.
   - Без проблем.
   - Вчера две девки, тут такое шоу устроили. Писец! И что они не поделили. Но дрались с такой жестокостью, пацаны так не махаются. Одна на землю упала, а вторая ей с носака по лицу мочит. Еле сучку оттащили. Представь, малолеток набежало тьма, дорогу перекрыли, движение застопорили.
   - Представляю! Бормочу я с заднего сидения в бритый затылок таксиста. Крутые нравы у вас тут.
   - Какие нравы, о чем, ты. Им же деться не куда. Каждый вечер под рестораном сидят. Прикинь, стоит девка, от силы лет пятнадцать в руке бутылка пива, во рту сигарета. Я ей говорю, ты что делаешь, у тебя еще молоко на губах не высохло. А она мне, слышь, водила смеется, - это гламурно. Нет, ну ты понял - гламурно!
   - Бог мой, как я устал, ноги выкручивает. Знаю, что, когда улягусь под одеяло, еще долго не смогу заснуть. Как, должно быть устала моя душа таскать мое поистрепавшееся тело. А может быть это тело устало носить мою неприкаянную и мечущуюся душу. Как по мне обоих бы отправил на покой, что толку от их возни в дорожной пыли. Эко я хватил, как выспренно высказался. Нет, любезный, это я себе, пусть еще поборются.
  
   Домовитый
  
   Я до сумасшествия домовитый мен. Или, если просто - я очень домовит. Я люблю свой дом, точнее свою квартиру, в которой живу, сплю, читаю, смотрю телевизор, ем, встречаюсь с друзьями, занимаюсь сексом.
   Моя квартира - это и моя крепость, и моя территория. Только моя! Я хозяин этих квадратных метров моего уюта.
   Странно я не пылаю большой любовью к городу, в котором живу, можно сказать, я его даже не люблю и уже который год мечтаю слинять куда подальше. Мне даже мой дом, в котором находится моя квартира, по большому счету безразличен. И когда я после долгого отсутствия вижу эту стандартную, невзрачную пятиэтажку, то не испытываю трепетных чувств и слезы умиления не наворачиваются в уголках моих глаз.
   В подъезд я всегда влетаю стремительно, чтобы не видеть ни скамеечных бабок, ни вечно орущих тинэйджеров, из соседских квартир, глухие они, что ли все.
   Так же стремительно я поднимаюсь через два пролета до площадки третьего этажа и вот, когда я оказываюсь у двери своей квартиры, у меня чуть замирает сердце. Вставляю ключ в замочную щель, делаю пару оборотов и через минуту я дома. ВСЕ и ВСЕ остались за закрытой дверью. Я ОДИН! Здравствуй мой, только мой мир.
   Мир, который я создавал сам. Мир, который я безумно люблю и за которым скучаю. В этот мир я верю и доверяю ему, потому мне так спокойно и уютно в моей квартире. Моя квартира это мое маленькое государство! И только я здесь решаю, кому из людей открывать визу, а кому отказать в ней.
   Парадокс, но в моем представлении мир созданный мной на квадратных метрах намного шире и многограннее, чем мир города, в котором я живу.
   Наверное, мне не так то много и надо в этой жизни, если я так кайфую в своем доме. Я не представляю себя в другом, не моем доме. Я бы не смог приспособиться и жить в другом доме или квартире. Я бы там чувствовал себя чужаком или гостем.
   Если бы я и променял свой дом в нелюбимом городе, на симпатичный мне город, то только при условии, что у меня будет там, пусть не квартира, хотя бы маленький угол, но только всецело мой.
   Вот почему я ни как не могу уехать из нелюбимого города, потому что в другом, симпатичном мне городе будет все чуждое мне. Взять, к примеру, съемную квартиру. Разве я смогу выжить в чужом мне мире. В мире чужих запахов, предметов, окон, дверей и энергий.
   Мой дом будет сниться мне каждую ночь, и я буду сходить по нему с ума, тосковать и теряться в реальности.
   Так, что это, наверное, плохо, что я домовитый мен.
  
   Дождливое
  
   Дождались таки дождей!
   Неужели ЖАРА пережита! Так жарко, еще не было ни в одно лето моей жизни. Начиная с субботы, идут дожди: кратковременные, ливневые, моросящие. Небо затянуло грозно - синими тучами, от чего глобально поменялось освещение земли. То, что я вижу за своим окном, называется - пасмурно. Я бы добавил, очень пасмурно. Темновато даже.
   Но! Лично мне по кайфу пасмурность за окном, потому что мой дом становиться от этого еще уютней и теплей. С каким наслаждением я кутаюсь теперь в одеяло, как же уютно и надежно прятаться под ним от разгулявшейся на улицах города непогоды. Я смотрю, как дождь стучит по стеклу моего окна, как будто просясь пустить его в дом. Пью горячий кофе и курю сигарету, Бог мой, как же мне блаженно в моем мирке. Мне всегда нравилось наблюдать за стихией из своего надежного укрытия.
   Но! Летние ливни я, можно сказать и так, пью своим лицом, запрокинув голову к небу. Не знаю, откуда это у меня, из каких жизней, только когда летом вдруг, неизвестно откуда вырастает дождевая стена, я необъяснимо иду сквозь нее или в нее или на нее. Природный душ из дождевой воды, самый приятный и живительный. Когда я обращаю свое лицо навстречу тысячи дождевых капель, мне кажется, что дождь своими каплями печатает историю любви на моем лице, как пишущая электрическая машинка на листе.
   Вообще то, я планировал сегодня иначе писать свои мемуары, а вышло, как всегда. Думал, достать из холодильника бутылку вина, с алыми капельками на стекле стакана, и поставить на столе рядом с пепельницей в виде черепахи и пачкой сигарет.
   Почему-то, сегодня мне реально хотелось изображать из себя известных писателей-классиков - Хемингуэя, Маркеса, Ремарка. В моем воображении представляется, что они творили свои бессмертные романы, именно под сигару или сигарету и обязательно под вино или ром.
   Так и вижу, реального, Хемингуэя, с кубинской сигарой в зубах, в одной руке стакан рома, в другой ПЕРО и все это в клубах сигарного дыма. И почему-то слышится шум прибоя океана, видится веранда крытая пальмовыми ветками, слышится пулеметная очередь ударов по клавишам пишущей машинки и следующий мой вдох воздуха ударяет в мозговые рецепторы терпким, сладким запахом кубинской женщины.
   Жаль, что это только мои алкогольные фантазии! Жаль, что сегодня я уже не в состоянии, что-то стоящее написать, потому что выжрал бутылку вина, еще до того, как приступил к работе писателя.
   Пьяный писатель, увы, не писатель! Ну, хоть про дождь написал и то хорошо, а в квартире и правда реально уютно, сейчас прыгну под одеяло и ...
  
  
  
  
  
   Осмысление через воспоминания
  
   Когда я набираю свои тексты, или тот, кто управляет моими пальцами и сознанием, заставляет меня писать, я начинаю чувствовать явную глупость конспекта или его автора. Это, не просто глупость, это глупость с претензией. Я пытался не раз осмыслить и понять, откуда же эта глупость зарождается во мне. Сказать, что дурак, вроде нет. Это не только мое мнение, только себе, я бы не поверил. А так люди врать не станут, говорят, что местами, я даже умен. Возможно, допустить, что глупость моя выпячивается, когда я начинаю писать. Ведь, многое мы делаем не осознанно. Пытаюсь осмыслить. Свою писательскую глупость. Скорее всего, моя глупость, это как бы легкий эпатаж. Глупость ведь тоже бывает разной. Порой в кажущейся на первый взгляд глупой мысли мудреца, кроется истина.
   На заре своей журналистской деятельности, я хватался за любой материал. Мне хотелось окунуться в эту профессию с головой. Случалось, что зашивался и не поспевал к сроку сдать готовый текст, а еще и зачитать его на микрофон в студии радио. Запара была неминуема в день, когда тебя назначали выпускающим программы. Нужно было ознакомиться с готовыми материалами собратьев по цеху, сплести все новости в одно целое подводами, подобрать музыкальный фон и еще довести до слушателя собственные, выстраданные ночами за кухонным столом материалы. В один из таких ответственных дней, я так и не успел не то что закончить текст, я к нему даже не подступился. В голове то материал был, но положить его на лист бумаги я не успел. Я должен был рассказать слушателям о только что открывшемся парке развлечений.
   За пол часа до эфира программа была записана, и я судорожно набрасывал в блокноте текст. Предложения не строились и слова разбегались, как собаки от брошенного в них камня. Я черкал в блокноте абортированные предложения, минутами впадал в стопор, но текст не рождался. И вот, когда до выпуска программы оставалось всего десять минут, от главного редактора я получил отличный урок. На тот момент, ее предложение показалось мне жутким и бездарным, и только когда минуло больше пятнадцати лет, я понял что ее совет, был гениален.
   - Что, ты мучаешься? Ты ведь претендуешь на свою индивидуальность? Ты ведь хочешь быть неожиданным и интересным? Эпатажным, как сейчас принято говорить. Скажи слушателям, что вот открылся парк, и ты там был, но ничего им не расскажешь, пусть сами идут и смотрят, не чего мол, им дурака валять, а то послушают репортаж и решат, что и так все знают. Не мучайся, делай, как я сказала. И материал не загубишь, потому, как упомянули про парк то и себя до маразма не доведешь.
   Как сказали, так и сделал! И знаете, эта информация про "парк" зацепила народ, и он действительно повалил в выходные поглазеть, что же там интересного в этом парке.
   А мне казалось, что совершаю глупость, а ведь сработало!
  
   Глаза
  
   В Москву я влюбился до беспамятства. Однако, Москва не ответила на мою любовь взаимностью. Москва, каждый мой приезд, а это было сродни робкому сватовству жениха к непреступной невесте, била мне по глазам. Ужас, но в два (из десятка) моих визитов я чудом спасал свои глаза, если образно выражаться от острых коготков дикой невесты Москвы.
  
  
  
  
  
  
   Первая настоящая детская любовь.
  
   Виалетта, когда произношу это имя в слух, в нем слышатся: взмах крыльев, порхающей бабочки, тончайший аромат изысканных духов, запах чистоты и нежное эхо - тта, таа, та. Да это было именно та, та девочка, которая разбудила во мне мою первую любовь и еще неосознанную сексуальность.
   Виалетта, ее имя созвучно вуали, которая незримо прикрывала мой затуманенный взгляд и румянец на щеках от любознательных детских глаз моих одноклассников и строгого, вездесущего учительского взора.
   Виалетта, это имя - волна стремительно бегущих по моему телу мурашек, когда наши с ней руки случайно касались.
   Виалетта - девочка, из далекого детства.
   Если бы мне дали возможность, я бы не думая, бросился обратно лет на двадцать восемь назад, чтобы рассказать ей о своих чувствах и о своих мурашках от ее касаний.
   Как только я понял, что Виалетта, именно та девочка, от которой у меня бегут мурашки, я не упускал ни одной возможности, чтобы сесть с ней рядом. Точнее близко, так, что бы я, мог, как бы случайно касаться ее руки. Как только ЭТО происходило, я как будто попадал под электрический разряд, и мое еще несформировавшееся толком, тело окатывала волна мурашек. Нет не волна, ЦУНАМИ. Так как я чувствовал, что полчище мурашек сбегалось на моей макушке.
   Помню ли я визуально Виалетту? Запечатлела ли моя память образ этой девочки? Сохранилась ли ее фотография в моем подсознании?
   Смутно.
   Огромные глаза, утонченные черты лица, веснушки, волнистые волосы до плеч - вот и все.
   - Не густо, разочарованно, скажите вы.
   - Так можно описать, почти каждую девочку. Все девочки прелестны, пока не стали девушками, а потом женщинами.
   Спорить не стану, но в моей девочке, было нечто такое, чего не было в других девочках. Я ведь, проверял, поверьте и ни от одной мурашки не бежали, как бы я этих других девочек не касался.
   А с Виолетой ЭТО было всегда. Может быть, потому что ЭТО было моей тайной, ведь даже она не знала, что я испытываю к ней, а точнее от нее. А там где тайна, там интимность. А с другими девочками тайны не было, с ними я просто экспериментировал.
   Виалетта, - девочка, из далекого детства.
   Виалетта, так звали девочку, с которой я получил свой первый детский оргазм, причем не банальный мужской.
   ЭТО был оргазм каждой клеточкой моего тела. И была в ЭТОМ ЧИСТОТА!
  
   Первые дни нового две тысячи (офигеть) восьмого года.
  
   Приход 2008 года или переход от 2007 к 2008 останется в моей памяти, как остановка во времени. Примерно в 22 00 время остановилось. Точнее, время продолжало свой бег, по циферблату часов. Но его натруженные - атлетические ноги - минутная и часовая стрелки, как - то, так заметно выбились из сил, что, казалось еле - еле передвигаются через барьерчики времени, обозначающие на циферблате: минуты и часы. Время просто устало от бесконечного бега с препятствиями.
   Мне, казалось, что полночь никогда не наступит! Я мысленно подгонял стрелки часов, но они упорно цеплялись за барьерчики: минуты и часы и никакая сила их не могла сдвинуть с места.
   Казалось, что время решило остаться в 2007 году навсегда!
   Но так же не бывает, психовал я, отбивая нервный такт ногой.
   Когда минутная и часовая стрелки доползли до двадцати трех часов, и как бы подбадривая, друг друга плотно прижались друг к другу, на моем носу от волнения выступили капельки испарины.
   - Сколько же еще ждать до полуночи! Возмущался, я про себя.
   Час! Ровно час! Всего лишь шестьдесят минут, элементарная арифметика.
   Но - эти шестьдесят минут, почему - то превращаются, каким то не постижимым образом в шесть часов...
   Я знаю, почему так! Потому что я снова один! А когда один, время, как бы дает тебе шанс исправить положение...
   - Чего, расселся, намекает время! Ты, видишь, я специально затягиваю себя, чтобы ты успел, еще хоть что - то сделать в своей никчемной жизни! - Ну, же, оторвался от дивана и выскочил на улицу, там твоя судьба, там жизнь и ты там необходим!
   А, я, заткнув уши серпантином, сижу и не реагирую, я уже давно не верю в сказки! - Какая судьба? Это только в фильмах возможно! Раз! И все счастливы, причем, тогда, когда ни кто и не ожидал. А я, то знаю, что в это время на улице ни кто меня не ждет, кроме ветра, мороза, и припозднившихся к столу, но уже изрядно поддавших горожан.
   Время не может, только из-за меня остановиться, оно служит всему человечеству. Время, как старушка, поднимающаяся по лестнице, медленно, кряхтя, очень осторожно перешагивает последние барьерчики. И вот стрелки, достигнув числа двенадцати, снова, как - то торжественно, обнялись на мгновение и застыли.
   Окна осветились яркими всполохами, взрывающихся новогодних петард. Дом сотрясся от криков УРААААА!!! В телевизоре все тоже будто сошли с ума от радости, хотя я реально знаю, что эту новогоднюю истерию они изобразили еще осенью, когда записываются все новогодние телевизионные проекты.
   Все вот и новый 2008 год. В 2007 году я еще, что - то желал себе, поднимая бокал с шампанским. В ночь с тридцать первого на первое 2008 года я ничего не желал себе. Я устал от бесперспективных и несбыточных желаний. Я даже вместо классического шампанского поднял бокал коньяка.
   - Что толку, все равно, через год все будет так же.
   Хватит жить иллюзиями!
  
  
   Утреннее
  
   Утро!
   Утро, первого буднего дня, после продолжительных, праздничных выходных самое ужасное утро, наступившего года. И вроде все логично и понятно, что оно неизбежно, это проклятое утро и никуда от него не денешься, но все равно мечешься в постели, как загнанный зверь, пойманный в силки.
   Ныряешь под одеяло, как в морскую волну. Прячешь голову под подушку, как страус в песок. Забиваешься в угол дивана, - ну-ка, попробуйте, достаньте. В какой то момент ты себя начинаешь даже чувствовать постельной принадлежностью, как хамелеон или камбала на донном песке.
   Все ухищрения бесполезны, какие то неведомые силы собственной совести, после непродолжительной, но упорной борьбы, выталкивают тебя в холодный окружающий мир.
   Утром, первого буднего дня 2008 года я, как и всегда, пробудился от противных пеликаний будильников мобильных телефонов. Еще с вечера, перед сном, я специально обложил себя двумя мобильными телефонами. Один к левому уху, другой к правому. Над головой, на спинку дивана, я положил радиотелефон, в назначенное время, по нему должна звонить мама. Этот звонок, можно назвать - контрольным, так сейчас модно говорить.
  
  
   Время на мобильных будильниках я выставляю разное, с промежутком в пять минут. Сначала звонит Nokia, я высовываю руку из - под одеяла, нажимаю на панели телефона клавишу - повтора звонка и гордо переворачиваюсь. Через десять минут начинает мерзко подавать признаки электронной жизни Sony Ericsson, я проделываю те же манипуляции с ним и переворачиваюсь на другой бок. Но! Буквально через минуту, напоминает о себе повторный звонок Nokia. Я жму на кнопку стоп и отключаю будильник. И снова! Через пару минут мой слух раздражается от настырного звонка Sony Ericsson. Кульминационным моментом является трель радиотелефона. Это звонит мама!
   - Сыночек! Ты уже встал?
   - Да! Мамуль, доброе утро!
   - Сынок, вставай уже, смотри, не проспи и одень обязательно подштанники, сегодня холодно. Слышишь!
   - Хорошо, мам! Ну, все, все!
   За то время, что я провел в борьбе со звонками мобильных будильников, я умудрился утащить под одеяло все телефоны.
   - Блин, я как кормящая собачья мать, как - то не хочется называть себя сукой, хотя собачники именно так называют собак женского пола. Так к чему это я провел данную параллель или аналогию. Да к тому, что мои мобильные телефоны, пищат как проголодавшиеся щенки, а я как истинная собачья мать подгребаю их под себя, вернее под одеяло, где тепло и уютно, только молока нет.
   Причем, такое нелепое сравнение у меня сложилось в сознании, когда я чистил в ванной зубы. Какая только чушь не лезет в еще спящую голову. Вот, вечером решил записать, может, я до сих пор не проснулся, раз меня это так зацепило?
  
   ...............
   (Ерничаю над собой, любимым)
  
   Почти, месяц, как я ежедневно, капитулирую перед желанием, спрятавшимся где-то глубоко во мне, продолжить написание моих мемуаров (мемриков или мемуариков, мемуары - для моих записей звучит, слишком пафосно). Причина одна - ЛЕНЬ! Но, дело не только в ней, еще отсутствие какого либо интереса, азарта, творческого горения (фу, как пошло и заштамповано). Короче, все тот же комплект. Иногда, я ерничаю самому себе, на этот счет. Порой же, у меня нет даже сил, покусать себя за бездействие и я безвольно и бездумно таращусь в экран телевизора или проживаю, почти отстраненно, чужие книги.
   Сегодня, утром, стоя под теплыми струями душа, я думал.
   - Во мне очень много того, что присуще гениям. Это: рассеянность, забывчивость, "полеты в облаках", какая то непроходимая тупость к вещам абсолютно элементарным для большинства обычных людей. Для меня это все НЕПОСТЕЖИМО! Но, и ничего гениального я так и не придумал и не создал. Может, ничего и не надо делать. Просто быть гением и все. Точнее, знать, что ты ГЕНИЙ и все, расслабиться, свыкнуться и просто жить с этой гениальностью.
   И кто, сказал, что с этим легко жить? Я вам скажу так, прежде, чем ты сам, поймешь что ты реальный гений, придется какой то отрезок жизни очень сильно помучиться в сомнениях, то ли ты дурак, то ли, ну вы поняли - гений. И вот, ты сам то, как бы и ощущаешь свою избранность, но рядом же всегда обычные люди, толково разбирающиеся во всем житейском. А этим людям не понятны твои рассеянность, забывчивость, "полеты в облаках", какая то непроходимая тупость к вещам абсолютно элементарным. Их это выводит из себя, им ведь невдомек, что рядом гений, они то считают, что полный идиот. Обычные люди совсем могут запутать, из-за них можно так и не осознать, что ты гений. Но если ты справишься с их примитивным мнением, то до гениальности останется один шаг.
  
  
   Полтора года назад я отучился с горем по полам на курсах вождения и получил права. До этого автомобили меня совсем не интересовали, как личный транспорт, которым бы я лично управлял. Я ничего против автомобилей не имею. Мне они очень, даже нравятся. Но, что бы управлял одним и них, мне и во сне не снилось, настолько я был далек от этого.
   И только, когда я оседлал квадрацикл в пустыне Египта, я исполнился решимости пересесть за руль автомобиля.
   Месяц назад, моя семья приобрела Шевролетт, черного цвета, премиум класса.
   Из салона машину перегонял Палыч, сразу же мы поехали на заправку, после заправки бензином я пересел на водительское место и сделал почетный круг за городом. Потом тожественно въехал в город, проехал, не снижая скорости улицу и на перекрестке, под одобрительное Палыча,
   -Давай!
   Стал поворачивать. В этот момент на пешеходную дорожку выползли пешеходы.
   - Куда? Опешил Палыч.
   Понимая, что, что - то не так, я, выехав на встречную, и начал объезжать этих неизвестно откуда взявшихся пешеходов.
   Когда я фантастическим образом припарковался, в салоне повисла гробовая тишина.
   На стоянку автомобиль отогнал Палыч, по дороге он, давал мне наставления.
   - Иди еще раз на курсы, пусть тебя подучат, вспомнишь, пройденное, а то угробишь машину, жалко.
   Каждые последующие выходные я с разными инструкторами тренировался в вождении. Самое страшное для меня это выехать и въехать на стоянку. Машины стоят очень тесно, и я ужасно боюсь, что не впишусь. Тогда мне моя семья и голову оторвет и за одно место подвесит.
   Покупка автомобиля, тут же стала темой месяца в кругу моих коллег.
   Каждый день меня спрашивают, не на своей ли машине на работу. И ведь знают, сволочи, что приехал я на общественном транспорте, но не могут удержаться от дурацкого вопроса.
   Мой шеф, также не преминул, уколоть меня,
   - А ты машину, наверное, приобрел для дальних расстояний - Львов-Варшава-Краков.
   Добрые, коллеги, тут же вставили,
   - Да, у него, пока проблема со стоянки выехать.
   Шеф, кивнул и как - то ехидно улыбнулся.
   ..............................................................................................................
   ДИЛ, тренировал меня за городом. Начали с азов. Начало движения, остановка, переключение скоростей, и т.д. Честно, я запарился делать остановки возле каждого встречного дерева. И каждый раз ДИЛ выражал недовольство.
   - Ну, где ты стал, ты, что не видишь, что капот машины еще не на уровне ствола дерева.
   - Димыч, ты сказал у дерева? Я остановился, рядом с ним, заметь, не за деревом, а РЯДОМ.
   - Ты, что не понимаешь! Сцеплением надо работать, тогда будешь останавливаться, где надо и как надо! Фух, ладно. Давай, теперь повороты, отрабатывать. Вон, видишь те ворота?
   - Вижу, бодро подтвердил я.
   - Впишись в поворот и остановись прямо перед забором.
   На третий заход в поворот я чуть было не вошел в ворота, но вовремя нажал на тормоз. Только с пятой попытки, мне таки удалось вписаться в поворот и остановиться в полу метре от забора. ДИЛ, психовал, качал головой, тихо нервничал, айкал, пыхтел и т.п., а после нескольких таких катаний-тренировок со мной заявил,
  
   - УЧИ МАТЧАСТЬ!
   - Бери инструкцию, садись в машину и читай, читай, читай и все на ощупь, чтобы ты знал машину, как свои пять пальцев. И ПРАВИЛА ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ УЧИ!!! О поездках по городу, пока ЗАБУДЬ!
   .............................................................................................................
   Промучившись, все выходные с совестью, так и не потренировавшись. ДИЛ и Палыч были заняты или просто махнули на меня рукой, я нашел телефон профессиональных инструкторов и записался на занятия по вождению.
   По решению инструктора пару дней я должен был откататься на его транспорте - видавшей виды шестерке, чтобы восстановить навыки, и только потом пересесть за руль своей машинки.
  
   День первый.
  
   После работы инструктор ждал меня на остановке. Шестерку я вычислил сразу же, по закрепленной на крыше рекламной раскладке треугольником со светящейся буквой У в центре.
   - Не машина, а деревенский домик на колесах, подумал я.
   Мы обменялись рукопожатием с инструктором, закурили.
   - А, какую машину, купил?
   - Шевроле, Эпика.
   - Ни хуя себе!!! Инструктор, как мне показалось, чуть, даже прогнулся в коленях.
   - И сколько она стоит?
   - 27 000 у.е.
   - Я хуею! Теща помогла?
   - Нет! тещи, нет. Как появиться, может и профинансирует частично.
   Я. докурил, выбросил окурок. Кивнул, на водительское место, мол, мне сразу за руль? В ответ, получил инструкторский одобряющий кивок и запрыгнул в салон. В слух, я начал рассказывать свои действия.
   - Подгоняю водительское место под себя, чтобы свободно доставать до педалей: тормоза, сцепления и газа.
   - Блин, а где ж этот рычажок?
   - Под креслом, справа, вниз.
   - Ага, вот, так, кажется, нормально. Теперь, пристегиваюсь ремнем безопасности.
   - Правильно!
   - Завожу автомобиль. Пытаюсь нащупать ключ справа, не понял, а где, ключ то?
   - Это у тебя ключ, там, а здесь слева.
   Повернул ключ, машина завелась.
   - Снимаю с ручника?
   - Снимай, вниз.
   - Выжимаю сцепление и на первую передачу.
   Блин, ну да, нос от напряжения потеет. Включаю поворот, вдавливаю, до упора педаль сцепления, переключаю заднюю, шестерка - домиком медленно трогается.
   - Прикольно, в песне поется про бровки домиком, а я управляю, машиной - домиком.
   - Лови сцеплением начало движения, фиксируй ногой, не торопись отпускать, так, так, выворачивай руль, до упора, быстрей! Так сцепление до упора, тормоз, плавней. Переключайся на первую и начинай движение.
  
   День второй.
  
  
   Место встречи изменить нельзя.
   Перекур.
   - Так, сегодня мы с тобой проедем по всем перекресткам, объявил инструктор.
   Я согласно кивнул, если он уверен в этом, подумал я, значит - проедим!
   Въезжаем в город! Проходим первый перекресток, без потерь и замечаний.
   - Вот! Ты чувствуешь, как сцепление работает, молодец, хвалит инструктор.
   Проезжаем светофоры, перекрестки. Инструктор, по ходу движения, дает наставления.
   При повороте.
   - Ногу с газа убери, пусть машина снизит скорость. Включай поворот. Рассчитай радиус поворота, помнишь, учили? Поворачивай. Прижимайся к обочине, чтобы на встречную не выскочить. Ооо-о! Молодец. Сцепление до упора и переключайся на третью скорость. Запомни! Меняется скорость на спидометре, сразу переключай передачу!
   Первая передача при начале движения, потом сразу можно вторую, после тридцати пяти км. на спидометре переходи на третью передачу, после пятидесяти - на четвертую. На пятой тебе еще рано ездить. Ну, переключайся на третью передачу.
   - Так еще ж нет тридцати км.! Киваю подбородком на тахометр, будучи уверенным, что это и есть спидометр.
   - Куда, ты смотришь, это же ТАХОМЕТР! Спидометр, рядом, правее.
   - Е - мое, вот это я затупил!
   Про себя, возмущаюсь, - ну почему я такой тормоз! Это просто беспредел, какой то!
   Чувствую, что когда я не совсем четко справляюсь с маневрами, инструктор, жмет на свои педали, помогая мне. Меня его помощь, отвлекает и раздражает. Пару раз, по ходу движения, инструктор, самостоятельно притормаживал автомобиль, указывая на едущего впереди велосипедиста.
   - Помни, что велосипедисты, наши самые страшные враги! Держись от них подальше! Полностью сосредоточься на дороге! Ни на что не отвлекайся. Смотри, на дорогу, чуть под углом, на впереди идущие машины не обращай внимания, отвлечешься на секунду, и пиши, пропало. Внимание только на дорогу! Все! В салоне все действия на ощупь.
   - Алло! А, Михалыч, нормально. Что? А ты где, а понял, сейчас подъедем.
   - Сейчас едем к стоянке, где твоя машина стоит, там, напротив нее дом, подберем Михалыча.
   Подбираем Михалыча.
   Михалыч, запрыгивает в машину, на заднее сидение. Он шумно и внятно дышит свежим перегаром.
   - Едем на заправку, знаешь, та, что за городом, командует инструктор.
   - Угу.
   Еду со скоростью сорок км. в час.
   - Давай, быстрее, а то нас и на велосипеде обгонят.
   Проезжаем, два перекрестка, выезжаем за город, подруливаю к заправке под четким руководством инструктора.
   - Сцепление до упора, плавно педалька тормоза, на нетралку и стояночный тормоз, выключи двигатель.
   Заправились.
   Выезжаю, с заправки на промышленную территорию. Михалыч, дышит перегаром и требует повышения скорости. Промышленная территория практически не освещена, включаю дальний свет. Впереди с трудом просматривается скопление людей и транспорта.
   - Ногу с газа убери, понизь скорость. Вот так, медленно. Ай-й-яй! Авария.
   Инструктор, переходит, почти на шепот.
   - Так, тихонечко объезжаем.
   Свет фар, выхватывает группу гаишников, рядом с ними прилично одетые мужики, впечатление, что они застыли в стоп кадре. И вдруг, искореженный велосипед, а рядом с ним, О! Господи, на дороге в нелепой позе раскинулся человек. Как - то мгновенно стало понятно, что человек уже труп.
   - Не смотри туда!
   Шепотом закричал инструктор.
   - Все внимание на дорогу!
   Вцепившись в руль мертвой хваткой, так, что пальцы свело в суставах, я рулил изо всех сил, объезжая место дорожно - транспортного происшествия (ДТП). Однако, не смотря на критичность момента, мои глаза невольно, искали в свете фар жертву наезда. И нашли.
   Труп горе-велосипедиста, лежал на боку, как будто прилег отдохнуть, ноги его были согнуты, руки лежали вдоль тела. Хорошо, что лица я не заметил! Кажется, лицом он уткнулся в асфальт. Жутко одиноко лежал он на дороге. Гаишники и совершившие наезд мужики были заняты своими насущными делами.
   А велосипедист уже никуда не торопился! Не крутил педали своего велосипеда, спеша, домой, к жене и детям на вкусный ужин. Теперь ужин его ждал на небесах. Наверное, в это время душа велосипедиста, покинув тело, с высока, наблюдала за происходящей суетой. И может, радовалась, а может, и грустила.
   - Странно, а почему покойника не накрыли простынею, как показывают в криминальных сюжетах или фильмах, подумал я.
   Когда, я миновал место ДТП и выехал на свободную дорогу, Михалыч, ощутимо уткнулся в мой затылок, козырьком кепки, придвигаясь ближе к товарищу - инструктору.
   - Слышь, обратился он к инструктору, а мужика жена ждет, наверное.
   - Михалыч, прекрати, я, блядь и так мнительный, а ты еще со своими сантиментами.
   - Это, еще повезет, если велосипедист не трезвым был, а если нет, хреново мужику придется, развивал тему, Михалыч.
   До моей остановки, ехали молча.
  
   Странное желание
  
   Сегодня, возвращаясь, домой столкнулся с непреодолимым желанием, на пол пути к дому, взять и прилечь. Хоть где ни будь. Да прямо хоть на том месте, где возникла сия потребность. Взять, так и рухнуть в одной точке и всем телом, как подкошенному дереву. Просто полежать. Еле справился с родным телом, как марионетку потянул его за нервные окончания изо всех сил и повел домой. Пока шел, переваривал этот неожиданный приступ усталости. Откуда?
   Понятное дело, если бы принял на грудь лишнего, в таких случаях, на многих нападает падучая, ничего удивительного. А так ведь ни в одном глазу. Иду себе со своими мыслями, а тело от нас с мыслями откалывается, мол, устало и почти прилегло. Хорошо, что я его - тело, еще контролирую. А был погружен в себя, чрезвычайно глубоко, и не понял бы, как очнулся на асфальте.
   Так еще поступают, неосознанно совсем маленькие дети, идет, к примеру, милый малыш, ухватившись за мамину руку по улице и вдруг, резко, на попу бац и сидит, а то и прилечь может. Мамаша, нервничает, кричит, тянет ребенка за руку, отрывая его тельце от земли, а он, ребенок, плевать, хотел на всех и на мамашу истеричную тоже, пока не передохнет не встанет.
  
  
  
  
  
  
  
  
   В воскресенье, громко и настойчиво тарабаня в железную дверь (звонок я так и не соберусь поставить, поставить - это громко сказано, поставят другие, у меня руки не доходят купить звонок) неожиданно в гости нагрянул Романыч.
   - ООО! Сколько лет, сколько зим!
   Радостно затянул бывший коллега, пенсионер в настоящем, на пороге моей квартиры.
   - Проходите, Романыч, что на пороге то стали, сейчас чаем вас напою.
   - Что, чай погорячее бы чего, чай я и дома попью, тут же парировал гость.
   Пока, Романыч снимал плащ, я проскочил на кухню и включил электрочайник.
   Не мешкая, вернулся к гостю, оставшемуся в коридоре и стал невольным свидетелем забавной миниатюры.
   Романыч, достал из своего черного пакета, (в который он видимо, складывал покупки) кулек с яблоками. Повертел его перед глазами, что - то прикинул в уме (типа - маловато будет яблочек то, эх) и тут же опустил яблоки в черный пакет, как фокусник. Романыч - Каоперфилд. Заметив мое присутствие Романыч как - то слишком, радостно рассмеялся, будто до него вот только сейчас дошло, что он видит меня.
   Зато мне посчастливилось, лицезреть минутную импровизацию, почти Шекспировских страстей - дать или не дать.
   Вердикт Романыча - НЕ ДАТЬ!
   От чая Романыч отказался. Поговорили о работе, вспомнили былое, посмеялись.
   Я, зная, что сын Романыча, пару месяцев назад уехал в столицу, поинтересовался, как он там устроился.
   Оказалось, что в принципе на первый случай неплохо. Зарплата тысяча долларов, работа нравиться и квартирный вопрос тоже решился, как нельзя лучше. Романыч, долго, пыжился, но все - таки раскрыл карты,
   - Снимает он с еще двумя ребятами трехкомнатную квартиру, по 250 долларов платят. Пока жить можно.
   - А, дочка, как Романыч?
   - Хм, дочку ебут!
   Больше ему о дочке сказать было нечего, емко и ясно. Типа, что еще бабам для полного счастья надо.
   ЕБУТ, и замечательно, жизнь у дочки удалась.
  
   Суицидное
  
   Прочитал "Одиночество в сети", модного польского писателя Януша Вишневского. Финал книги разочаровал. Самоубийство главного героя стало для меня полной неожиданностью! В романе итак переизбыток трагических событий, и так хотелось светлого, оптимистического завершения или, по крайней мере, надежды. Однако, Вишневский безжалостно, кинул жизнь своего героя Якуба под колеса поезда.
   В русской литературе Лев Толстой так же обошелся с несчастной Анной Карениной. Так, что "Одиночество в сети" это почти римейк на "Анну Каренину".
   Если бы я, вслед за русским классиком и польским современником подхватил тему суицида, то вряд ли преуспел бы. Самоубийство - не мой конек! Хотя, в юности я нечто подобное пережил. И две неудачные попытки суицида в моей жизни имели место. Забавно, то, что я собирался свести счеты с жизнью не от неразделенной любви, или какой либо другой глобальной проблемы. Ну, как вызнаете таких поводов не так уж и много: финансовый крах, потеря смысла жизни, боязнь разоблачения, вот и все, пожалуй.
   Лично у меня все два раза повод для попытки к самоубийству был один - завал сессии!
   Причем, всегда после первой сессии, сначала на втором, а затем и третьем курсе.
  
   Вы удивитесь, мол, - откуда такая неразделенная любовь к учебе? И что же такого трагичного в не сдаче сессии?
   - О, Вам не понять меня, так как для меня было крайне важно, даже жизненно необходимо учиться в этом ненавистном всеми фибрами моей ГУМАНИТАРНОЙ души в ПОЛИТЕХНИЧЕСКОМ институте. Объясняю - отчисление из института грозило: службой в армии, в которую я категорически не собирался, из принципов и отчасти из - за страха дедовщины, ну и конечно же позорным возвращением домой, а там упреки родителей и ехидные улыбки знакомых. Это сейчас я мудрый в каких то определенных границах, а тогда в восемнадцать - девятнадцать лет, скажем на чистоту - был дурак дураком да прибавьте к этому еще и юношеский максимализм.
  
   Попытка суицида N1.
   На втором курсе, я так увлекся жизнью, именно жизнью во всех ее проявления - любовь, секс, друзья, приключения, сладкий утренний сон, переходящий в дневной и все, все, все..., что очнулся только к середине сессии, когда одногруппники уже сдали почти все зачеты.
   Очнувшись, как-то утром, а точнее днем, уже переходящим в вечер я почесал затылок и начал судорожно рыть землю. Нет не так, не рыть землю в смысле, начал учиться, а начал грызть гранит науки, так всегда напутствовали меня родители, провожая на учебу.
  
   После двух недель бесконечных хождений в институт, я пришел к совсем не утешительным результатам. Можно, сказать, что ни к каким результатам я не пришел. В зачетке красовалось всего пара тройка зачетов, и какой-то шаравой экзамен и все. ВСЕ!!! Да еще осечка вышла с подделкой преподавательской росписи в расчетке по сопротивлению материалов. Меня и моего товарища по несчастью грубо говоря спалили. Уж слишком много было этих фальсифицированных автографов. Преподаватель подняла бурю, дошла до нашего декана факультета, нас вызывали на порицательное собрание, но мы не пошли. А, это могло означать только одно - отчисление! Шансы проскочить злополучную сессию равнялись нулю.
   В период моих мытарств мне приснился сон, в народе такие сны называют вещими или сон в руку.
   Сон.
   Я стою в окружении своих одногруппников на трамвайной остановке, в ожидании трамвая. Мы веселимся, шутим, дурачимся. Наконец то подходит трамвай, открываются двери гармошкой, но трамвай забит пассажирами до отказа. Моим одногруппникам удается втиснуться в трамвай, я тоже пытаюсь вскочить на ступеньку, но двери быстро закрываются, почти у самого моего носа и я остаюсь один на остановке. Трамвай, громко стучит колесами по рельсам, и от этого грохота я просыпаюсь в холодном поту.
  
   Я еще тужился и пыхтел из последних сил, прилагал максимум усилий и обаяния, но все преподаватели от меня отвернулись. Я носился по аудиториям, нес всякую ахинею преподавателям о якобы трудностях со здоровьем, навалившихся семейных проблемах и так далее. Вся моя сумасшедшая, истеричная возня, неслась скорее по инерции, потому что мозгами я реально понимал, что проиграл второй курс института. В один из вечеров, когда я остался в комнате общежития совсем один, как именинник после шумного застолья, на меня навалилась такая апатия ко всему, что хоть вешайся. Мне так стало себя невыносимо жалко, что мысль покончить с собой возникла мгновенно, как единственное спасение.
   Рядом с кроватью, на которой я возлежал в тягостных думах, стоял мой стол, а на нем настольная лампа, олицетворяющая уют, общежитского быта. Эта лампа досталась мне по наследству от старшекурсников. Ткань обожура лампы давно полиняла от древности и мела бледно оранжевый цвет.
   Лампа была многофункциональна по своему назначению. Во первых как элемент дома, во вторых, как составляющая козлотрона, кто не знает, это такая конструкция для копирования чертежей. Между столами кладется стекло, а под стеклом ставиться лампа. Берется уже выполненный чертеж, по верх него скрепками прикрепляется чистый ватман, все это кладется на стекло, благодаря яркому свету лампы нижний чертеж просвечивается через чистый лист, остается вооружиться линейкой, циркулем, карандашом и повторить все то же самое на чистом ватмане. Помните, примерно так срисовывали в детстве картинки из книжек, только книгу и чистый лист прикладывали к окну.
   В пылу отчаяния и дикой апатии я зацепился взглядом за шнур от лампы, и тут же спонтанно возникло решение повеситься на нем, точнее удушиться им.
   Вытянув вилку от шнура из розетки, я стал примерять его на собственную шею. Его длины вполне хватило для обхвата моей шеи, и еще оставались приличные концы, за которые можно было потянуть, так чтобы образовалась удавка. Правда концы шнура были не свободные - на одном болталась вилка для розетки, а другой был встроен в основание настольной лампы. Ну да это не стало мне помехой, в таком ответственном мероприятии преград не существует.
   О том, что люди периодически вешаются, я знал из фильмов, устных расска-
   зов, из книг.
   Особенно ярко это демонстрировали в фильмах, и это выглядело почти, как идеальное пособие для начинающих висельников.
   Киногерой привязывал к потолочному крюку, на котором видимо, до этого держалась люстра (почему - то, как киногерой демонтировал люстру, не показывали) или к срубленному потолку бревенчатой избы, если дело происходило в деревне. Киногерой, как - то лихо, пробрасывал веревку, через крюк или бревно, затем он дергал эту веревку, видимо проверяя на прочность, а вдруг порвется, практически мгновенно затягивал петлю на шее. Потом на экране был крупный план лица - секунд двадцать. И финальной точкой этой сцены всегда были ноги на стуле или табуретке, их держали на экране в половину меньше по времени, чем лицо - секунд 10, ну что в них особенного то в ногах, а потом эти ноги отталкивали табуретку или стул и повисали, раскачиваясь в воздухе.
   Я слышал, что люди вешаются на чем угодно, на: галстуке, веревке, поясе от халата, ремне, короче на многом, на чем можно повисеть.
   Только, о шнуре от настольной лампы, как об удавке я ничего не слышал. Значит, мой инструмент был эксклюзивным.
   Примеркой шнура или провода я увлекся не на шутку. А, шутить ни кто и не собирался, все было по взрослому. Я так увлекся перетягиванием этим шнуром своей шеи, что забыл причину, по которой собственно и занялся этим черным делом. Шнур был пожелтевшим от старости, пыльным и грязным, но кто задумывается о стерильности в последние минуты жизни. Я медленно и осторожно затягивал шнур на своей шее, замирал и прислушивался к своим ощущениям.
   Зеркала передо мной не было, но мне казалось, что мое лицо, при определенном усилии на шею начинала деформироваться. Его, как будто бы раздувало и в какой то момент лицо могло лопнуть, как надувной шар. В ушах шумело море, видимо от кровяного давления. В висках стучали молоточки. В глазах темнело, и на черно-серо-бордовом фоне вспыхивали и гасли белые искры. Пальцы дрожали, но были настойчивы и решительны.
   Я с небольшими передышками, настойчиво тиранил шнуром свою шею. В горле неимоверно першило, и мое тело сотрясали приступы болезненного кашля. В моменты, когда шнур сдавливал кадык, я испытывал рвотные спазмы.
   Я промучил себя, где - то около часа и в результате эксперимента понял, что удушить себя я не в состоянии. Отказавшись от этого безумства, так же спонтанно, как и взявшись за него, я уронил голову на подушку и тут же заснул.
   После этой ночной пытки мои студенческие проблемы решились как - то сами собой. Моя смекалка выручила меня и здесь. Я забил на учебу и при помощи подделанных мною справок оформил академический отпуск.
  
   Спустя два года ситуация повторилась.
   Я с третьей попытки завалил экзамен по специальности. Для меня это был полный крах! Опять замаячила реальная перспектива попасть в армию.
   Закрыв за собой дверь аудитории, я вышел на улицу и побрел в никуда. Я шел по городу, не замечая машин и прохожих. Цели не было, я просто шел. Шел, чтобы идти. Очнулся я около кинотеатра, прошел к кассам и купил билет на ближайший сеанс. Выпил в кафе кофе, покурил и после третьего звонка, прошел в зал. Сюжет фильма проходил мимо меня, я просто рассматривал, как один кадр сменяется другим. Фильм был американским и повествовал о проблемах молодежи, тогда еще не было в ходу слова - тинэйджеры. Единственное, что мне врезалось в память, так это изобилие разноцветных вещей в комоде главного героя, которого играл Кристиан Слейтор.
   После кино сеанса я уверенно направился в вино - водочный отдел за бутылкой водки. На балконе тринадцатого этажа родного общежития оказалось, что день уже превратился в вечер, с высоты тринадцатого этажа я наблюдал, как по трассе мчаться автомобили с горящими фарами. Тринадцатый этаж вообще то не был жилым, так как его занимал чердак, и по весне на этом балкончике можно было застать романтические парочки первокурсников, ищущих уединения.
   Благо, что романтиков в этот вечер не нашлось, а я в гордом одиночестве вскрыл бутылку водки и, приложившись к горлышку, сделал несколько глотков. Поставив бутылку на грязный цементный пол балкона, я закурил и начал думать.
   И думал я, как просто, стоит лишь взять и перекинуть одну мою ногу через перила, чтобы потом мое тело, увлекаемое собственной силой тяжести, полетело в иной мир. Наверное, думал я, пока я долечу до козырька первого этажа, сердце мое разорвется от страха и я уже не почувствую никакой боли от удара. Мой труп глухо упадет на асфальт, и из уголка рта медленно черной змейкой вытечет кровь. На мгновение от мощного удара вокруг меня поднимется пыльное облачко. А в цело все останется неизменным. Тысячи окурков сигарет, стекла от разбитых пивных бутылок, использованные презервативы, тампоны, грязные бумажки - украсят мой смертный одр. Вот все.
   Я снова потянулся к бутылке и залил в себя грамм двести водки. Закурил и представил, как отреагируют мои преподаватели и одногруппники на мою смерть.
   Потом увидел себя в гробу и потерявшихся от горя родителей. Прикинул сколько народу придет провожать меня в последний путь. По моим подсчетам выходило, что похоронная процессия должна быть многолюдной, человек до ста в общей сложности. Я даже услышал прощальные речи над своим гробом, и не было в них ни одного плохого слова в мой адрес. От всего этого мне стало еще грустнее, и я в очередной раз приложился к бутылке.
   Закурив, я стал внимательно всматриваться в козырек крыши первого этажа. Чем дольше я смотрел вниз, тем меньше мне уже хотелось совершать смертельный прыжок. Сомнения мои основывались на том, что не место такому замечательному парню, пусть, предположим и трупу этого парня, валяться среди кучи мусора. К тому же стало заметно холодать, я продрог до костей и начал выстукивать чечетку зубами, прибавьте к этому еще и мой нервный озноб и вы бы увидели мальчика паралитика. Водка, почему - то не грела и не пьянила. Трясущимися руками я поднес ко рту бутылку и сделал еще несколько глотков. Все - таки пить водку, пусть и холодную без закуски ужасно противно, подумал я.
   Автомобили, освещая дорогу фарами, мчались по трассе. Свет от их фар излучал тепло и уют, и мне самому безумно захотелось тепла и уюта, вместо холодного и грязного козырька крыши.
   Я забрал распитую на половину бутылки водку и спустился на восьмой этаж, постучался в комнату свой девушки и без приглашения вошел.
   Марина была уже в курсе того, что я потерпел фиаско на экзамене, но вместо соболезнования и утешений накинулась на меня с упреками по поводу моего длительного отсутствия.
  
   - Где тебя носило, столько времени? Экзамен закончился в двенадцать дня, а сейчас начало одиннадцатого!
   - Ни фига себе, прикинул я, это сколько же времени я проторчал на балконе. По моим подсчетам выходило, что - то около трех часов, значит, я целых три часа медитировал на этом чертовом балконе и даже не заметил.
   Когда с холода попадаешь в тепло, начинаешь тут же пьянеть. Совсем скоро язык мой стал заплетаться, меня развезло, и я не раздеваясь, свернувшись в позу эмбриона, заснул как убитый на постели Марины.
   Утром я взглянул на ситуацию иначе. Совместно с Мариной был разработан план, получения академического отпуска. Марине отводилась главная роль - роль беременной девушки, готовящейся стать женой и матерью. Ну, у кого поднимется рука отчислить будущего папашку, пусть и бестолкового из института.
   Марине, для правдоподобности мы привязали маленькую подушку к талии, сверху надели длинный свитер и отправились на прием к декану факультета. На аудиенции с деканом Марина, сверкала всеми гранями своего актерского таланта, рыдая и придерживая подушку руками, как реально беременные придерживают свои животы. Декан был растроган и без разговоров разрешил оформить академический отпуск по семейным обстоятельствам.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"