Могильный Крест: другие произведения.

Курс алхимии для старшеклассника

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Каин Штерн: Алхимик, Герой Сумеречного, Чернокнижник (да, каждое слово с заглавной) - список титулов огромен, накопленные богатства грозят порвать огромный особняк, всеобщее признание начинает угнетать, а очередное спасение мира уже не за горами. Что делать? Разумеется, умереть. А потом ещё раз - чтобы узнать, что демоны бывают разные...

  
Глава I. Каин Штерн: - Могло бы быть и хуже, да...
  
  - Мы победили? - удивленно спросила Вейн. - Эта тварь в самом деле мертва?
  
  Вопрос, конечно, был весьма актуальным - выматывающая битва с Ордраком длилась несколько часов и громоподобное падение колоссальной кристаллической туши не очень-то убедило трёх донельзя утомлённых воинов - точно так же упал из своей призрачной брони Алрик. Впрочем, это ничуть не помешало ему удрать от героев с впечатляющей для его возраста скоростью. Однако секунду спустя стали исчезать и призванные Ордраком искажённые дракониды, что было доказательством намного более убедительным - лишь магия кошмарного порождения тьмы удерживала потомков драконов в материальном мире.
  
  Со звонким лязгом брони (в которой тот выглядел, скорее, ходячей осадной башней, чем человеком) сел на землю Громила - воин-Разрушитель, один из офицеров элитного боевого соединения Империи. Традиции отряда восходили к легендарному Мёртвому Легиону - каждый из отряда отрекался от своего прошлого и своей жизни, заменяя данное при рождении имя прозвищем, которое они обретали в ходе тяжелейшего испытания, ставившего испытуемых на грань жизни и смерти.
  
  Небрежно опёрлась на стену Вейн - командор Покорителей, странного отряда, совмещающего функции внешней разведки, службы ликвидации и элитных телохранителей. Уверенный взгляд демонстрировал готовность хоть сейчас убить ещё одного Ордрака: хоть в составе отряда, хоть в одиночку. Но внимательный взгляд уловил бы полное нежелание шевелиться ближайший час. А лучше два. Десятка.
  
  У самого тела поверженного исполина стоял Каин - один из старших офицеров Имперского Легиона Алхимиков. Закованный в тяжелый алхимические доспехи, ненамного уступающий броне Громилы, стоял он исключительно благодаря массивному посоху и Ордраковой матери, но отойти от тела не мог: процессы, происходящие в бывшем вместилище духа Ордрака, были слишком важны для будущих исследований, и зафиксировать их нужно было вот-прямо-сейчас-и-ни-секундой-позже.
  
  - Скорее всего... да, - рассеяно отозвался Каин, всё ещё поглощенный изучением исполинской глыбы эмбера, анимированой исключительно духом Ордрака.
  
  - Бес тебя побери, так "скорее всего" или да?! - зло рявкнул Громила. - Ты не в своей лаборатории, так что изволь объясниться коротко и по сути!
  
  - Дух Ордрака изгнан из своего вместилища, да. Но... - тут алхимик замялся. - Кажется мне, Ордрак был чем-то большим, нежели просто тёмный дух.
  
  Вейн тихо хмыкнула: страсть Каина к усложнению всего и вся, равна как и физическое неприятие любой неразъяснённой информации у Громилы были давно ей известны. Присутствие зла не ощущалось, а значит, можно было позволить спутникам в очередной раз померятся весомостью... аргументов и насладиться краткими минутами передышки перед поисками портала на поверхность.
  
  А причины странного поведения и беспричинных вспышек ярости Громилы можно выяснить и позже...
  
  
* * *
  
  Убийство Ордрака имело свои последствия - и совсем не те, что предполагались: Громила, а не Алхимик становится жертвой скверны Сердца Ордрака, уничтожает Сумеречный и эмберитовые шахты под городом, перекрывая проход в "Преисподнюю"; один из старших офицеров Имперского Легиона Алхимиков Каин и Покорительница-Командор Вейн, пытаются противостоять безумцу, сразившись с ним у стен города, но терпят поражение в неравном бою.
  
  Сумеречный горел. Собственно, последние два года приучили шахтерский город к постоянным пожарам: три героя, спустившихся в Преисподнюю, повергли зло, но даже они не смогли очистить подземелья полностью. И твари мрака - мёртвые, голодные и жаждущие разрушений - шли на поверхность. Но в этот день всё было по-другому.
  
  Горел, казалось, сам воздух поселения. Горели камни зданий, горел металл инструментов, горела вода близлежащего озера. Тихо потрескивая, догорало тело Сил.
  
  Под полуразрушенной стеной лежал массивный металлический посох алхимика с навершием в виде оскаленной драконьей пасти. Одна из глазниц была пустой - внедрённый туда эмбер Огня мелкой крошкой был рассыпан неподалеку. Сам хозяин посоха в этот момент уже почти выкопался из-под груды щебня, совсем недавно бывшей массивным каменным барьером. Как показала практика, то, что было достойной преградой для атак взбешенного духа Эмбера (существа, злобного и в определенной мере хитрого, но довольно тупого и прямолинейного) для Громилы, с его колоссальным боевым опытом и талантом к импровизации, было не более чем незначительной помехой.
  
  Вейн к тому времени уже выбралась на берег небольшого озера и обрабатывала раны, требующие немедленного вмешательства. Смотреть в глаза своему товарищу ей не хотелось: в конце-концов, решение проигнорировать стремительного ухудшающийся характер бывшего друга принадлежало ей. И некоторые весьма толстые намеки на то, что аура Громилы так и не оправилась от воздействия скверны, не смогли её переубедить.
  
  - Итак, - Каин наконец выбрался на свободу. - Наш "Мясник" таки слетел с нарезки. - Молодой мужчина даже не потрудился скрыть насмешку в голосе: едкую, как нежно любимые им алхимические кислоты и чёрную, как ныне заваленные эмберитовые шахты - чего-чего, а нарезки на улицах Сумеречного хватало с избытком. - И как бы мне не было от этого грустно, - с фальшивым трагизмом в голосе продолжил Каин. - Словами "а я предупреждал" уже ничего не изменить. - Злой взгляд воительницы был спокойно проигнорирован; куда больший интерес у алхимика вызывали останки Сил.
  
  - Как будет угодно практикующему некрофилу, - мрачно огрызнулась Вейн. - Как только труп моей подруги удовлетворит тебя, быть может ты соизволишь присоединиться к моим тягостным и недостойным столь просвещенного ума думам? - Ответа не последовало - без малейшего намека на уважение к павшей воительнице, Каин дробил её обугленные кости, выбирая редкие осколки эмбера, неизбежно скапливающиеся в теле алхимика за годы его жизни. - Ордрак тебя побери, оторвись уже от неё и помоги мне!
  
  - Между прочим, моя дорогая Вейн, эмбер, извлекаемый из костей алхимика, по праву считается одним из наиболее ценных, - не прерывая своего занятия, ответил Каин. - А ты сейчас отвлекаешь меня от сбора будущего украшения моего посоха.
  
  Несколько секунд Вейн молчала - настолько явно чёртов алхимик её ещё не игнорировал. Потом Покорительница была занята высказыванием своего мнения о некоем "раздражающем, несносном и просто невыносимом" алхимике. Потом ещё помолчала. Конструктивных идей в голову так и не пришло. Пришлось импровизировать...
  
  
* * *
  
  Вейн собирает отряд (состоящий из северянина-берсеркера, старшего инженера Индустриума, эмберлинга - выпускницы Имперского столичного университета и встреченного в пути скитальца) и отправляется вслед за Громилой; Каин в это время собирает информацию об Ордраке и его прошлом.
  
  - Ты вернулся, - прошелестел бесплотный голос Смотрителя библиотеки Некрополя.
  
  - А что, с этим какие-то проблемы? - фальшиво удивился алхимик. - Или тебе резко загорелось стать ещё чуть более мертвым, мм?
  
  Две фигуры замерли по разные стороны широкого стола, полностью заваленного книгами. Левая перчатка доспеха, инкрустированная тускло светящимся желтым камнем, искрила от накопленной энергии - молнию алхимик считал наиболее удобным способом умерщвления нежити. За спиной Смотрителя клубился бледно-синий туман - тот справедливо полагал, что всему живому нужно дышать, а фильтры шлема панацеей отнюдь не являлись. Ситуация застыла в хрупком равновесии...
  
  Понимая, что в отличии от своего собеседника, он не сможет играть в гляделки вечность, Каин решился начать разговор:
  
  - Я, в общем-то, по делу.
  
  Ответом ему была тишина. Туман всё так же клубился на противоположной стороне зала.
  
  - Ты, наверное, помнишь Громилу? - Дождавшись неопределенного жеста рукой, что при желании можно было истолковать, как согласие, алхимик продолжил. - В общем, он немного сошёл с ума, воткнул в себя сердце Ордрака и пошёл наносить добро и причинять справедливость по всему миру.
  
  - Глупец!
  
  - Ну... - поморщился Каин. - Поступок и в самом деле не очень умный. Хотя... Громила и мозги...
  
  - ЗАТКНИСЬ, ИДИОТ! - рявкнул Смотритель. Лишившийся управления туман рассеялся, открыв вид на руины библиотеки и её немёртвое население. Сам же лич в это время нарезал круги вдоль "своей" половины стола. - И не делай вид, что не понял меня! - рявкнул он. - Я вас, безголовых дураков, о чём предупреждал? Не помнишь? - Гигантская фигура Смотрителя грозно нависла над алхимиком. - А я вот помню: "Не прикасайтесь к скверне!"
  
  - Скверна уже поразила всех нас, - недовольный очередной выволочкой ответил Каин. - Это произошло, и этот факт не изменить. Кузница Эмбера лишь избавила нас от влияния духа Ордрака, но не изьяла само проклятье из наших тел.
  
  - Вы были слишком самонадеяны, алхимик. Страж Эмбера проникнет повсюду, где есть хоть крупица его плоти. Вы двое: ты и та девица с винтовкой и ловушками - не думай, что ваш дух был столь силен. Правда в том, что ваш спутник всего лишь был слабее вас.
  
  Оскорбление, пусть и завуалированное, покоробило мужчину, но он счёл более рациональным пропустить его мимо ушей: во-первых, в чём-то чёртов недотруп был прав, а во-вторых...
  
  - Ордрак - Страж Эмбера?!
  
  Шок от подобной новости пробил даже маску помешанного на исследованиях ехидного ублюдка, явив миру нормального человека. Правда, ненадолго. Пройти мимо такой информации Каин просто не мог. Под горящим взором алхимика неуютно стало даже мертвому магу.
  
  - Я хочу знать!
  
  
* * *
  
  По прошествии нескольких месяцев, Вейн узнает от Стража Маны о том, что Ордрак был Стражем Эмбера, а Каин в это же время находит информацию о первом вторжении нетеримов о запечатывании их Заводной Сердцевиной и о её роли в мироздании Вилдерана, с чем отправляется к Вейн.
  
  Прошипев что-то о лошади и Ордраковой бабушке, алхимик завершил узор, изображаемый вокруг мёртвой туши упомянутого животного. Конечно, седьмое подряд поднятие падали позднее ему аукнется, но об этом Каин не заботился: информация, что он узнал, стоила такого риска. Поступок Громилы получил наконец-таки своё объяснение, и мужчина честно признавался себе, что счёл бы за благо даже не догадываться о причинах, толкнувших товарища на кривую тропу зла.
  
  - Когда-то их было четверо: Вода, Природа, Воздух, Мана, - Голос Смотрителя был тих и печален, но долг хранителя знаний требовал поведать эту историю молодому герою, что однажды уже спас мир от ужасной участи, что была много хуже смерти. - Каждый из них поддерживал свою "стихию", оберегая мир от разрушения: первые три дарили миру жизнь, последний же подарил миру возможность изменяться. Они не были Добром или Злом, эти понятия появились в умах смертных много позже - они просто были. Но были и те, кого уже тогда презирали во всех мирах. Нетеримы. Извращая самих себя, они поглощали саму суть мира в который проникали, оставляя после себя лишённые жизни оболочки миров.
  
  Очень давно - задолго до становления мира таким, каким он есть сейчас - они проникли в наш мир. Четверо Стражей встретили их у самой границы мира и обратили их орды вспять. Нетеримы были изгнаны, но брешь в оболчке мира осталась. И не было способа запечатать её. Тогда Стражи обратили свой взор вниз, в обиталище смертных - и какого же было их удивление, когда они нашли его. Эмбер. Нечто, что они не могли осознать. Плоть от плоти сотворенного ими мира - но неподвластная его хозяевам.
  
  Совсем скоро Стражи поняли, что новая сила сможет защитить мир от повторного вторжения. Но эмбер не желал подчиняться. Тогда же люди впервые открыли для себя его возможности. И Стражи нашли способ обмануть непокорную стихию.
  
  Простой смертный был избран сосудом для сущности эмбера. Духи призвали его к Стражам, и те показали опасность, грозящую всему миру. Узрев её, человек согласился принести себя в жертву ради будущего всего мира. Стражи были довольны. Очень скоро ритуал был проведен и вместо смертного к Стражам вышел Страж. Ордрак.
  
  Уже не тот, что был ранее, он, тем не менее выполнил данное прежде обещание. Мощь эмбера встала несокрушимойй стеной на пути нетеримов. Мир был спасен.
  
  Но очень скоро Ордрак стал меняться. Его облик, его сила, его суть претерпели изменения. Тогда же появилось проклятье эмбера. Причина была проста: лишённые возможности влиять на мир, нетеримы влияли на Стража. Тогда Четверо Стражей вновь обратились к смертным и те создали величайший артефакт, способный навечно запечатать брешь. Так появилась Заводная Сердцевина, предмет, что стал аватарой Сердца Мира.
  
  Брешь была закрыта. С нею, в бесконечной пустоте, был запечатан и Ордрак. Никто не знает, что произошло с ним за тысячелетия одиночества и нечестивых нашёптываний нетеримов. Могу лишь предположить, что ощутив себя преданным своими создателями, он добровольно примкнул к нетеримам, в надежде отомстить за причинённую ему боль. - Смотритель тяжело вздохнул:
  
  - Всё таки он был больше человеком, чем Стражем.
  
  Я поведал тебе всё, что знаю сам. Что-то ты сможешь узнать у своего товарища - смерть очистит его разум от скверны и дух его, возможно, поведает больше, чем могу я. Что-то могла узнать твоя спутинца - поспеши вернуться к ней. Остальное поймешь ты сам. Теперь иди, Алхимик. Иди и защити этот мир вновь.
  
  
* * *
  
  Чудом успев догнать Громилу в старых эмберитовых шахтах герои одерживают тяжелую победу, но цена слишком высока: собранный Вейн отряд погибает, оказавшись не готовым к мощи оскверненного эмбера. Вейн и Каин продолжают свой путь в глубины шахт - уже отмеченных присутствием скверны нетеримов.
  
  С тяжелым стоном, воин в массивном доспехе рухнул на залитый кровью пол. Густая чёрная жидкость с неприятным хлюпаньем приняла его тело в свои обьятия. Чудовище, уничтожающее и убивающее всё на своем пути, наконец, было повержено.
  
  - Кто бы мог подумать, что всё закончится именно так, - с затаённой грустью спросила Вейн. - Я знала, что это будет тяжёлый бой, но такое...
  
  Огромный зал, вырубленный в толще скалы был покрыта останками нетеримов всех видов, форм и размеров. И где-то среди этой колоссальной груды тел лежали павшие соратники Вейн.
  
  Карлус. Старый и опытный инженер, паровые машини которого не раз выручали всю их группу: где пулеметным огнем, где жгучей плетью молнии, где целебной мазью, смешанной из растущих неподалёку трав. Там где иные прогибались под мощными ударами уродливых химер, он лишь хмурился и заряжал энергией свой щит. Он его и подвёл - чудовищной силы удар двуручного меча рассек щит и его хозяина. А Карлус лишь разочарованно вздохнул, жалея, что не может в последний раз достать врага. И умер.
  
  - Чёртов старикашка! - хмыкнул алхимик, глядя на изуродованный труп. - Я его даже зауважал.
  
  - А сказать ему это раньше - не судьба, да? - спросила Вейн. Ответом ей была тишина.
  
  Кейтлин. Выпускница Имперского столичного университета. Молодая, амбициозная, умелая и по-своему могущественная. Она не стеснялась копировать приёмы Каина, а тот, пусть и грозился пустить её на расходники для экспериментов, регулярно находил время объяснить ей, что и как она могла сделать лучше. Но даже наставничество лучшего алхимика Вилдерана не могло заменить реального опыта - сражавшийся в рядах имперской армии раньше, чем она родилась, Громила просто загнал её в угол и поймал на выходе из "Скачка". Ледяные брызги бессильно разбились о броню воина, а широкий клинок вонзился в плоть девушки. Небрежным взмахом меча отбросив её тело в сторону, Громила продолжил бой, не обращая внимания на муки своей умирающей жертвы.
  
  - Из неё мог выйти неплохой алхимик, - с грустью констатировал Каин. Тело девушки ещё не успело остыть, но было ясно, что ей уже ничем не помочь.
  
  - Тебя вообще интересует хоть что-то, кроме алхимии?
  
  Ронан. Резкий, порывистый и сильный, до невозможности похожий на ветер своей скалистой родины, одного из множества варварских королевств севера. Он первый кидался в гущу сражения и последний покидал его. Залитый кровью врагов с головы до ног, он внушал ужас своей первобытной яростью, часто обращая чудовищ вспять одним лишь своим видом. Но безудержной ярости не хватило для победы над воином, что в совершенстве владел искусством убивать. Ярость живая столкнулась с яростью осквернённой, но проиграла, не сумев справится с холодным расчётом профессионального убийцы.
  
  - Жалко парня. Он был забавным малым, - улыбнулся алхимик.
  
  - Он станет легендой своего народа, - ответила Вейн. - Мог ли он желать большего от своей смерти?
  
  Ксар. Десятилетия скитаний по Вилдерану закалили его дух и помогли обрести знания, неведомые в стличных регионах. Не раз и не два хитроумные ловушки и пугающая магия обращали силу врагов против их же сородичей. Единственный, кто мог бы избежать смерти. Единственный, кто добровольно принял её. Пожертвовал собой, подарив своим спутникам те самые мгновения, что позволили повергнуть врага.
  
  - Странный он был, - пожал плечами Каин, увидев, что осталось от Ксара. - Полезный, но... странный.
  
  - Кто знает, чему он мог научится в своих скитаниях, - спросила Вейн. Там, где должно было быть тело странника была лежало лишь его сломанное оружие.
  
  Они были сильны, да что там, они были лучшими! Но сил простых смертных не хватило. Лишь те, кто принял в себя частитцу Сердца Ордрака могли на равных проитвостоять друг другу. И глубоко в шахтах эмбера был сожжен прах пяти героев, что оберегали мир от зла. А на стене зала, в котором принял смерть воин, были написаны слова прощания Каина и Вейн с их товарищем...
  
  "Воин и Разрушитель в общей могиле покоятся,
  Ибо героя смерть, обоим подарила долгожданную свободу."
  
  
* * *
  
  Битва у Заводной Сердцевины была жаркой. Победа над Лордом-Нетеримом обернулась чудовищной потерей: уверившиеся в успехе герои позволили себе непростительную слабость, которой и воспользовался их кажущийся мёртвым враг; Вейн была убита одной стремительной атакой существа, а Каин остался один на один с тварью. Многократно возросшая сила нетерима столкнулась с мощью освобождённого от проклятья и необходимости закрывать брешь в мироздании эмбера. И, как и ранее, герой-человек справился там, где опускали руки Стражи. Лорд-Нетерим пал, Заводная Сердцевина навечно запечатала разлом мироздания. Вилдеран вновь был волен сам выбирать свою судьбу. Но какой ценой?
  
  - Значит, - мрачно усмехнулся Каин. - Остальное я пойму сам, да? Впрочем, что это я - могло бы быть и хуже, да...
  
  В пустоте, раскинувшейся перед алхимиком, медленно проявлялись четыре исполинские фигуры.
  
  
Глава II. Хёдо Иссей: - Нет, хуже не бывает...
  
  Хёдо Иссей.
  Цвет волос: брюнет.
  Возраст: 16 лет.
  Род деятельности: учащийся первого класса старшей школы.
  Увлечения: биология, физика, химия, мифология, бег и фехтование.
  Обычный человек.
  ...
  Пока человек.
  
  
* * *
  
  В жизни каждого человека рано или поздно появляются проблемы. Большие и маленькие, сложные и простые, решаемые и нет, вовремя или не очень. Но, так или иначе, их можно преодолеть. Правда, проблема в том, что это удается не всем.
  
  Наверное, у меня сложилось предубеждение, но всё же я более чем уверен, что все мои проблемы - из-за женщин.
  
  Это началось ещё с академии, где мне в довольно грубой форме намекнули на несостоятельность мою, как кавалера - в частности - и потенциальной партии в целом. Я был молод, глуп и решил доказать, что дело обстоит с точностью до наоборот. И на выпускном экзамене вызвал на квалификационный поединок лучшего алхимика группы. Тогда-то я в первый раз подумал, что женщины - источник всех бед. Поединок я выиграл. Сам удивился, да. А взаимности всё равно не добился. Не очень-то и хотелось. Потом я узнал, что замуж она вышла за того самого "лучшего" - и очень неудачно.
  
  Потом было распределение, война и чёртова мясорубка Пустошей Маны. Командиром отряда была женщина. Покорительница - мужчин в этом отряде не было, но дело не в подразделении. Не знаю чем я ей не понравился (может я был похож на её мифического бывшего, слухи о разрыве с которым были темой номер один среди рядового состава?), но горя я с ней хлебнул немало. А ещё крови. И знаний - но это была заслуга, скорее, чародеев и механиков эзрохииров, свитки и книги, которых я доставал из, казалось бы, совершенно недоступных мест.
  
  Потом была Сил. Её, казалось бы, простое "Помогите, пожалуйста, Бринку!" обернулось чудовищным - во всех смыслах этого слова - забегом по подземельям Сумеречного. И, как будто этого было мало, в процессе поисков этого бугая, мы повстречали её сумасшедшего учителя, который превратил мою жизнь в Ад. А виноват оказался я - видите ли, как алхимик, я должен был понимать опасность заражения и вовремя оградить своих спутников. Чёртова дура! Мёртвой она принесла больше пользы, чем живой.
  
  Впрочем, что-то меня занесло. Хотя... Когда ещё можно пофилософствовать, если не перед смертью? Вряд ли очередная проблемная девушка в моей жизни простит мне порчу своего ненаглядного личика - разве что, будет убивать меня ударом в сердце. Хорошо, когда сердце справа, да... Может, даже получиться протянуть до первого запоздалого любителя природы?
  
  Наверное, объяснить "что, как и почему?" Кажется, я говорил, что могло бы быть и хуже? Беру свои слова обратно - хуже просто быть не может.
  
  
* * *
  
  Впервые свой интерес к науке Хёдо Иссей проявил в шесть лет, когда им были обнаружены отцовская зажигалка и забытый на столе коробок магния. Яркая вспышка невероятно испугала родителей, боявшихся ожогов или даже возможной слепоты сына, но их страхи оказались беспочвенными. Правда, с тех пор взрывы стали постоянным явлением в доме Хёдо...
  
  
* * *
  
  Иссею десять, и он занимает первое место на городской олимпиаде по химии. Торжество в глазах ребёнка уступает ожиданию: в случае победы на олимпиаде, ему обещали разрешить эксперементировать в своё удовольствие, и самое главное - совершенно без присмотра со стороны родителей, которые любой случайный взрыв в маленькой лаборатории воспринимали как трубный глас четырёх всадников Апокалипсиса...
  
  
* * *
  
  Иссею двенадцать, и он уже более полугода является "вольным слушателем" лекций факультетов химии и физики университета города Кё. За это время преподаватели, отвечающие за безопасность в лаборатории, в совершенстве освоили такие приёмы, как "Стремительный рывок к пробирке", "Гнев подожжённого наставника" и "Молниеносное отключение приборов". Медпункт давно уже переехал в крыло несчастных учёных. Сами они себя несчастными не считают: во-первых, они уже выше всех этих низменных эмоций, а во-вторых, они уже давно пьют седативные препараты.
  
  А ещё в университете появилась новая традиция: каждый год, первый догадавшийся пошутить на тему "а не ебанёт ли состав?" карается ассистированием у юного Хёдо. А он и не против - что может быть приятнее, чём порадовать любимых преподавателей?
  
  
* * *
  
  Иссею четырнадцать, он известен всей Японии, как восходящее светило науки и активно готовится к своему первому выступлению на серьезной научной конференции, посвящённой потенциальным направлениям исследований на стыке двух и более наук. Приготовления позволяют забить голову колоссальными объемами информации и не думать о своём первом свидании.
  
  К тому, что свидание превратится в комедию он был готов: вот уже несколько месяцев все девушки его средней школы участвовали в негласном соревновании "Кого выберет Исэ-кун?" Решив закрыть, наконец, этот, доставляющий ему немало проблем, вопрос, Иссей пригласил свою одноклассницу, внутренне готовясь к тому, что за этим будет наблюдать множество совершенно лишних людей. Но женское коварство превзошло себя.
  
  Тихие шепотки девушек быстро исчезли, когда факт свидания был "официально" освидетельствован "ответственной комиссией" и, казалось бы, ещё можно успеть насладиться простым днём Обычного Японского Школьника, как вдруг пред ясны очи Иссея предстало НЕЧТО.
  
  НЕЧТО могло смело записываться на кастинг "Терминатор. Техномагия": накачанный до состояния "шкаф с банками" двухметровый мужик пугал сам по себе. Однако, не считая имеющиеся возможности удовлетворительными, НЕЧТО активно косплеило Асуну из нашумевшего "SAO", имело впечатляющие залежи косметики на лице и говорило о себе в третьем лице, отзываясь исключительно на "Мил-тян".
  
  Последний гвоздь в крышку гроба потенциального продолжения свидания вбило заявление этого "НЕЧТО" о том, что "негодяй, желающий обесчестить его невинную дочурку-ню, будет покаран силой Любви-ню", после которого бедный подросток открыл в себе таланты матёрого марафонца.
  
  Выводы опытных людей подтверждались: всё зло от женщин...
  
  
* * *
  
  Иссею шестнадцать и у него траур - в старшей школе с углублённым изучением естественных наук несколько школьников провели эксперимент, результаты которого можно было спокойно описать двумя словами: "Аллах-бабах". Двадцать погибших, из них двенадцать - под завалами и трое в результате отравления продуктами реакции. Ему, в общем-то, плевать на идиотов - однако, и сам не чурающийся сложных и взрывоопасных опытов, Хёдо не забывал про технику безопасности - так что такой способ дискриминации по интеллектуальному уровню считал очень уместным. Однако, ему до дрожи было жаль прекрасной школы, в которой он мог бы спокойно приготовится к поступлению в Тодай.
  
  Вариантов оставалось немного. Точнее, как бы того не хотелось избежать, вариант, с приемлемым уровнем образования, оставался только один и устоявшиеся комплексы всячески выступали против него. Академия Кё, которая год назад из школы "только для девушек" перешла в категорию смешанных.
  
  Конечно, можно было отправиться на обучение за границу, но это было бы слишком проблемно, тем более, что на такое нужно было разрешение родителей, которые сейчас, как на зло, были в командировке, снимая очередной сюжет для TV Tokyo. Так что, выбора особого не было.
  
  
* * *
  
  Иссею шестнадцать с половиной и он таки подал документы в старшую Кё. Ожидание проблем себя не оправдало - и учёба началась в штатном режиме. И всё оказалось не так уж и плохо...
  
  
* * *
  
  Соотношение девушек к парням в академии Кё внушало трепет: семь к одному было усреднённым показателем, колебавшимся от двенадцати до пяти к одному, в зависимости от года обучения. Так что в своём классе Иссей делил сей великолепный цветник всего лишь с двумя собратьями по половому признаку. Те, разумеется, не преминули возможностью расширить свой круг общения. Довольно сомнительного общения, если верить слухам и личным наблюдениям Иссея.
  
  - ... просто обязаны найти это место, друг мой. - вдохновенно вещал бритый парень. Пафоса в его голосе хватило бы на десяток другой вдохновляющих на битву речей. - Потомки не простят нам, если мы упустим такой шанс увидеть ЭТО!
  
  - Опасно твое предложение, - поправив очки ответил его собеседник. - Не смогут двое выполнить задуманное тобой. Но, - тут эта парочка наконец подошла к столу откровенно скучающего Иссея и "очкастый" обратился непосредственно к Хёдо, воззрившись на него с неподдельным интересом, - быть может в нашем новичке мы найдём товарища по увлечению, мм?
  
  - Какое ещё увлечение? - вымученно спросил брюнет, когда пауза слишком уж затянулась. Судя по загоревшимся энтузиазмом взглядам парней, вопрос был ожидаемый.
  
  - О, - вдохновенно воскликнул бритый, - друг мой, Мотохама, мы просто обязаны просветить нашего нового товарища о том истинном наслаждении, что открывает взору мужчины наблюдение за обнажёнными телами юных дев, что во множестве можно наблюдать в этих райских кущах, по недосмотру Господа, спустившихся к простым смертным!
  
  - Успехи наши пока скромны, но мы уже составили карту наиболее удачных точек обзора, и с твоей помощью... - тут парень взял паузу, явно подчеркивая важность момента. Момент своей важности не оценил, будучи беспощадно испорченным голосом, донесшимся противоположного конца класса:
  
  - Заткнись уже, извращенец! - Гласом всех девушек класса выступила одна из стайки девушек, собравшихся у первой парты. Выглядела она очень даже ничего, признал Иссей: чёрные шелковистые волосы, стройная фигурка, уверенный второй, с намёком третий, размер и общая миловидность привлекали к ней взгляды, о чём девушка знала и чем явно часто пользовалась. Вот только было в ней что-то неправильное, свойственное скорее голодному зверю, чем милой девушке. - Мне противно жить на одной планете с таким, как ты и дышать тем же воздухом, что и ты!
  
  - Молчать! Это наша единственная отрада! Женщин и детей прошу не смотреть и держаться подальше! Или я изнасилую всех вас в своем воображении! - от услышанной тирады Иссей чуть не подавился воздухом, выйдя наконец из своего летаргического полусна.
  
  - Эм, парень, - неловко начал Иссей.
  
  - Просто Мацуда, без церемоний, - радостно откликнулся бритоголовый, моментально теряя интерес к черноволосой милашке.
  
  - Эм, ладно... Так вот, Мацуда, - замялся Хёдо. - В общем, извращайтесь без меня, ладно?
  
  Мацуда моментально поник, напоминаю больше сдутый воздушный шарик, чем человека. Стоявший рядом парень опустил голову позволив волосам прикрыть тускло блеснувшие очки и положил руку на плечо своего товарища по извращениям:
  
  - Мир не может быть идеальным, друг. Пойдём же, залечим те кровотачащие раны, что нанесли нашим сердцам эти жестокие и чёрствые девы.
  
  Явно намеревающаяся продолжить разговор девушка запнулась, услышав звонок на урок. Взгляд, заставивший бы устыдиться даже варвара из "Diablo III", ожёг спины удаляющихся парней, после чего девушка повернулась к Иссею. Тот вновь напрягся - кроме одобрения и лёгкого интереса в её взгляде чувствовалось какое-то мрачное удовлетворение и... голод?
  
  
* * *
  
  Очередной школьный день завершился и ученики группками и по одиночке выходили из основного корпуса академии: кто в клубы - это были ученики старших курсов, а кто просто домой - положенные две недели отведённые на выбор клубной деятельности ещё не прошли и большинство всё ещё не решилось сделать выбор. Смешавшись с толпой, Иссей решил сделать крюк к дому через парк - ему было над чем подумать, в том числе и над выбором клуба, ассортимент которых, признаться, не впечатлял.
  
  Особо не спеша парень шёл по аллеям парка, не обращая внимания на сменяющийся пейзаж. Странный звоночек интуиции, звеневший с памятного скандального разговора в классе, лишь только усиливался, заставляя постоянно отвлекаться и в сотый раз прокручивать обрывки фраз, пытаясь понять причины смутного ощущения тревоги.
  
  - Иссей-сан, - внезапно раздался голос за его спиной. Быстро обернувшись, Хёдо увидел ту самую девушку, стоящую неподалёку от паркового фонтана. - Можем мы поговорить?
  
  - Почему бы и нет, - пожал плечами парень.
  
  - Прости, я не представилась, - смущённо покраснела девушка. - Меня зовут Амано Юма.
  
  - Итак, Юма-сан, чем обязан?
  
  - Я... Я хотела спросить, Иссей-сан. - Румянец на щёках стал ещё выразительнее. - Тогда в классе... Ты заинтересовал меня: ты не такой, как те два извращенца и девочки говорили о тебе и... - девушка замялась, собираясь с духом, после чего резко выпалила:
  
  - Пожалуйста, будь моим парнем!
  
  "Встречаться" молнией пронеслось в голове Иссея. Вспомнилось первое свидание, постоянное напряжение от вездесущих любопытных взглядов и - ужас, своею реальностью, затмивший собою Неназываемого - отец Мисаки-тян, незабвенный Мил-тян. От пережитых воспоминаний парня продрало морозом по коже.
  
  - И-извини, Юма-сан, но нет, - как можно спокойнее ответил Иссей. - Вряд ли я тот, кто тебе нужен и я уверен, что...
  
  Мрачный вздох девушки прервал его речь на полуслове:
  
  - Ну что же... Я знала, что всё не могло быть так, как мне хотелось. Ну раз так, то Иссей-сан, - мило улыбнулась девушка, отчего интуиция взвыла благим матом. - Умри, пожалуйста!
  
  За спиной девушки широко распахнулись два чёрных крыла. Немногочисленные прохожие, что неосознанно, но оттого, не менее старательно обходили центральную часть парка, с удивлением обратили внимание на яркую вспышку кислотно-зелёного света.
  
  
* * *
  
  Разъярённый вопль Юмы (как бы её не звали на самом деле) был слышен, наверное, по всему парку. Иссею, впрочем, было не до того - "Ядовитый заряд", был пусть и эффективным, но крайне быстродействующим заклинанием, а ничего другого подходящего ситуации он был просто не в состоянии применить. И лучше бы ему быть как можно дальше от фонтана, к тому моменту, как ядовитые миазмы испарятся с некогда милого личика девушки.
  
  Внезапно пришедшая в голову мысль, заставила Хёдо резко изменить направление движения и броситься к ближайшему дереву, с тем чтобы скрыться в обильной листве. Идея была более чем здравой - пару минут спустя небо приобрело странный, мрачно-фиолетовый оттенок, а над деревьями воспарила крылатая девушка в странном наряде, состоящем, казалось, из полос кожи различной длинны и ширины. На таком расстоянии было не рассмотреть, но от её лица ещё должен был струиться зеленоватый дымок испаряющейся кожи. Прошипев что-то про стремительно мутирующих маньячек, Иссей вновь прижался к стволу, старательно мимикрируя под дерево. Ситуация была патовой.
  
  С сводящим зубы свистом что-то молнией метнулось к земле, громко взорвавшись и расшвыряв несколько деревьев по сторонам. Рискнув выглянуть в просвет меж листьями Хёдо увидел как в руке девушки появляется что-то, отдалённо напоминающее копье из чистого света. Вопросов и проблем становилось всё больше, а способов их решения - всё меньше и меньше.
  
  Тем временем ещё один взрыв повалил несколько деревьев неподалёку. И на этот раз куда ближе. Либо у крылатой бестии был слишком большой разброс по осям "икс"/"игрек", либо одно из двух. И в этот момент размышления Иссея были крайне невежливо прерваны торжествующим воплем и взрывом. Дерево устояло. Парень - нет. И следующее копье молнией метнулось к лежащей на земле фигуре, пригвоздив её к земле.
  
  - Попался, ублюдок! - воскликнула девушка, плавно приземляясь рядом с Иссеем. Острый каблучок надавил на глубокую рану, пачкая бледную кожу Юмы и траву вокруг кровью, брызнувшей из раны. Опустив взгляд вниз, девушка очень удивилась. - Хо-о, да ты крепче, чем кажешься. Знаешь, простому человеку хватило бы одного удара, чтобы умереть.
  
  - Прости уж, что разочаровываю - есть у меня такая дурная привычка, - хрипло съязвил Иссей. Надеясь на разговорчивость потенциальной убийцы, парень решил невзначай повернуться поудобнее для атаки, за что тут же был наказан: два копья мгновенно пробили его руки в локтях. Из прокушенной губы на землю закапала кровь.
  
  - Что, даже не закричишь? - притворно удивилась Юма. - Какая досада, я так надеялась повеселиться... Ну, знаешь: поглумиться над тобой, отомстить за мое прекрасное лицо, ещё что-нибудь... - С низким гулом возникло ещё одно копье. - Но знаешь, пожалуй, не буду. В конце-концов, совсем скоро я верну свою красоту, а тебя похоронят. Твои тщетные усилия пойдут прахом, а сам ты будешь забыт. - От переполняющих её чувств девушка даже облизнулась:
  
  - Идеальная месть такой мрази, как ты!
  
  - Хрена с два, скотина крылатая, - прошипел Иссей. - Мы ещё встретимся и ты пожалеешь об этом!
  
  - Запомни имя той, кто прервёт твою ничтожную жизнь: Рейналь - верная слуга Кокабиэля-самы! - Зло ухмыльнувшись, девушка вонзила копье в грудь Иссея, несколько раз провернув его в ране, наслаждаясь каждой секундой истязания. Вскинувшееся было от боли тело, совсем скоро безжизненно упало на землю. Из сквозной раны толчками вытекала кровь. Окинув взглядом однозначно мёртвую жертву, Юма расправила крылья и поднялась в воздух, исчезнув во вспышке фиолетового света.
  
  Кровь, пятнавшая землю парка добралась до небольшой горстки мусора, оставшейся от взорванной урны. Впитавший в себя несколько капель крови флаер засветился алым светом. В его неверных отблесках можно было рассмотреть странные узоры и три слова: "Исполним любые желания".
  
  
Глава III. Обычный Японский Алхимик: - Хуже, лучше... Живой и ладно!
  
  - Запомни имя той, кто прервёт твою ничтожную жизнь: Рейналь - верная слуга Кокабиэля-самы! - Зло ухмыльнувшись, девушка вонзила копье в грудь Иссея, несколько раз провернув его в ране.
  
  С матерным воплем Каин подскочил с кровати. Посмотрел на часы - те бесстрастно констатировали три часа ночи. Устало вздохнув, парень снова откинулся на подушку.
  
  Сон-который-не-сон донимал его уже пятый день. Проснувшись в своей кровати на следующее, после своего убийства утро, Хёдо удивлённо пытался понять, почему он ещё жив. В то, что это был сон не верилось - не первый раз его потроха насаживали на что-то колюще-режущее. Реальность, однако, утверждала иное. Решив разобраться с этим позже, он начал собираться к школе, и тут, к своему удивлению, обнаружил несколько настораживающих фактов.
  
  В сущности, ни одна из мелочей не была железным доказательством предшествующей пробуждению смерти: форму Иссей мог раскидать и сам; забыть написать домашнее тоже было не проблемой. Вот только сеть рун, что служила дому эдакой сигнализацией была неактивна. Не отключена, не взломана, не уничтожена, на худой конец, а именно неактивна - то есть, самостоятельно отключившейся от нехватки энергии, единственным источником которой был сам Каин, передающий её через специально выращенный кристалл. И это было проблемой как само по себе, так и доказательством проблем куда худших, ибо переродившийся алхимик идиотом не был и прекрасно понимал: чудесное спасение из рук Костлявой придётся отработать. И хорошо бы, не стать при этом чьим-то рабом...
  
   Это был первый день новой жизни Хёдо, некогда Каина. Много позже, вспоминая тот день, он снисходительно замечал, что никто не запрещал ему быть идиотом. А мозги ему потом вправили. И не единожды, а после каждой смерти - то есть, довольно часто...
  
  
* * *
  
  Следующие несколько дней Каин провёл дома. Восстановление барьеров было делом не быстрым и не лёгким, к тому же, он совсем не горел желанием лезть в большую кучу дерьма, которую интуиция опытного воина чуяла за милю. Не то чтобы его мнение кого-то интересовало - но предупреждён, значит готов к неприятностям.
  
  В то же время парень с удивлением узнал, что никакой Амано Юмы не существует. Её не помнили немногие знакомые одноклассники, её не было в списках учащихся, её не было в телефонной книге города, в списках проживающих в городе, в записях больниц и прочих муниципальных учреждений. Это было странно. Не чёрные крылья и копья из чистого света, это тоже не совсем нормально.
  
  На этом список странностей не заканчивался. Например, задумавшись на выбором оптимальной рунной цепочки против света Каин, по старой привычке, взмахнул левой рукой. И немало удивился, когда на его руке вдруг возникла небольшая перчатка-кастет, усилившая и направившая поток энергии. Несколько часов исследований ни к чему не привели: всё, на что хватало нового аксессуара, так это на двукратное усиление возможностей на срок до пяти минут, возможность использования манипуляций второй категории (вроде слабого щита и превращения трупов в бесов) и обеспечивание стойкой головной боли - как будто простоял сутки прямо под сценой выступления каких-нибудь Amon Amarth. Так что нежданный сюрприз был отложен в дальний угол памяти за ненадобностью
  
  
* * *
  
  В то же время, в одном из зданий академии Кё вот уже который день оставалась тяжёлая гнетущая атмосфера. В основном помещении находилось четыре человека, из которых, оправдывая репутацию академии, парнем был лишь один. Впрочем, кем они были: людьми или нет, вопрос открытый - уж слишком странную тему обсуждали две девушки.
  
  - Значит, - мрачно констатировала аловолосая девушка, - нас опять постигла неудача. - Кумир всех учащихся, Риас Гремори, изволила быть не в настроении. Впрочем, с её точки зрения, раздражение было оправдано: события развивались не так, как она предполагала, что серьезно нарушало её планы.
  
  - Простите, президент, но разрушенные после его смерти барьеры вокруг дома были восстановлены. И куда более мощными, чем прежде. - Ей отвечала второй кумир школы - Химедзима Акено. И если Риас была кумиром красоты европейской, то её собеседница, казалось, воплощала в себе идеальный образ японской девушки. Вечная милая улыбка не давала понять отношения к обсуждаемой теме, но... вряд ли оно было положительным - девушке приходилось уделять значительное количество своего времени выполнению возложенного на ней задания. - Возможно, он смог использовать демоническую энергию?
  
  Оставшиеся двое - Киба Юто и Тодзё Конеко, ещё два школьных идола: прекрасный принц и талисман академии, старательно делали вид, что их тут нет. Да, Гремори была хорошей хозяйкой (учитывая нравы Преисподней, по отношению к обращённым, так вообще идеальной), но попадаться ей под горячую руку было банально опасно.
  
  - Как он мог её использовать, если он не может помнить произошедшего? - устало спросила Гремори. - Да, он был неплохим магом, как для человека, но я тщательно затёрла его воспоминания о случившемся в парке. Максимум, что он может помнить - это смутное ощущение места своей смерти!
  
  - Значит он вспомнил, - тихо сказала Конеко.
  
  Посмотрев на подавшую голос Тодзё, Риас на несколько секунд задумалась. В конце-концов, победил здравый смысл и она взяла себя в руки. - Конеко, Акено - отправьте своего фамильяров проследить за домом Иссея. Уделите особое внимания барьеру и его структуре. Не дайте ему заметить наблюдение. Юто, - названный парень встрепенулся, выражая готовность к действиям, - поспрашивай и его одноклассников: что он за человек, чем увлекается... Не думаю, что это будет очень сложно. А я наведаюсь к Соне - сообщить о пополнении в моих рядах.
  
  
* * *
  
  За неделю, что Иссей провёл в попытках собрать в кучу имеющуюся информацию и придумать выход из сложившейся ситуации, его лаборатория совершила успешный блицкриг на жилые территории. Осколки эмбера валялись тут и там, прикрытые чертежами случайными записями. Стены дома были покрыты слоем быстросохнущих и теряющих свой цвет чернил, холодидьник постепенно превращался в страшный сон диабетика - страсть к кондитерским изделиям и чаю, более напоминающему сироп с чайными листьями, становилась всё более очевидной для любого, кто посмотрел бы в раковину на кухне. Жить в таких условиях было решительно невозможно.
  
  Выход был найден довольно просто: нанятые уборщики на весь день оккупировали дом, а сам Иссей, обвешавшись эмбером с головы до пояса - ниже было бы неудобно размещать - наконец-таки отправился в школу.
  
  Аккуратные расспросы не дали никаких результатов. Даже два извращенца не помнили девушку, с которой переругивались неделю назад. Что характерно, сам факт спора они помнили, но любые попытки описать ей моментально натыкались на странный блок - лица парней стремительно тупели, а сами они начинали молоть какую-то ерунду о своей любимой порнухе. Учителя тоже помнили старательную ученицу, вот только они съезжали с этой темы на дополнительные задания, которые предлагалось взять Каину. Пришлось спешно отступать на заранее подготовленные позиции за школьной партой.
  
  И, как будто ему было мало своих проблем, им заинтересовался ещё и Киба Юто, чёртов принц всея академии. Мечта всех девушек Кё, от учениц младшей школы до выпускниц университета оказался с "левой резьбой"? Каин предпочёл быстро свернуть разговор и свалить подальше. Нет, подозревать Кибу в альтернативных сексуальных пристрастиях не стоило, обиделся парень вполне оправданно, но мало ли... Не от хорошей же жизни он спрашивал его о самочувствии, мм?
  
  Вишенкой на торте, которым кормилась немало возросшая паранойя алхимика служила летучая мышь. Совершенно обычная летучая мышь. Вот только пропорциями своими она напоминала скорее покемона, была невидима для обычных людей (учитывая, что те попросту проходили мимо неё - а ведь японцы народ такой, что не сфотографировать что-то странное просто не могут), не двигалась уже третий день и тупо смотрела прямо на парадную дверь его дома. Реагировать на животину Каин не стал - мало ли, может кто-то нашёл, убил и мумифицировал летучую мышь-невидимку, после чего повесил на дерево?
  
  Уроки в этот день длились недолго, так что совсем скоро Иссей отправился домой, предварительно избежав бдительного ока старосты - та требовала вступить в какой-то клуб. "Мне бы ваши проблемы", подумал парень и свалил из здания академии через окно второго этажа. Посмотрев на часы, Хёдо отправился в парк. В то, убийц тянет на место преступления он не верил, но узнать как объяснили разрушение немаленького количества деревьев ему было интересно...
  
  
* * *
  
  - Чё за нах... - ошалело выдохнул Каин, подойдя к памятному фонтану. Разрушений не было. Их не ликвидировали, посадив новые деревья, не перекрыли дорожки, убрав все обломки, нет. Всё было чинно и мирно, деревья тихо шумели листвой, фонтан журчал водой, птички пели... В общем, было всё, чего быть не должно было.
  
  Оглядевшись по сторонам и не найдя никого, способного помешать, Хёдо подошёл к месту своей смерти, начертив прямо на земле несколько рун. Те стремительно окрасились в багровый свет - факт убийства был подтверждён. Двадцать минут спустя Каину удалось выделить элемент, что использовала Рейналь в своих атаках. Энергия девицы неприятно жгла руки даже через слой изолирующих заклинаний. Впрочем, этим он намерен был заняться позже - в условиях полного отсутствия привычных способностей приходилось изворачиваться.
  
  Интуиция тревожно тренькнула, а жжение энергии стало, совсем невыносимым. Инстинкты воина, долгое время сражавшегося в условиях, где с трудом мог развернуться один человек, сработали раньше, уводя тело с траектории полёта копья света. Выйдя из переката длинным прыжком, Каин развернулся к нападающему, подспудно ожидая увидеть его убийцу. Не повезло.
  
  - Блин, да вы уже достали! Одного убийства уже мало, нужно превратить это в аттракцион? - возмутился парень. Ответом ему стало издевательская ухмылка.
  
  Внимательно посмотрев на несостоявшегося снайпера, Каин спал лицом и попятился назад. - У вас там что, клуб извращенцев? - удивлённо спросил Хёдо. - Сначала БДСМ`щица, теперь ты вот ещё. Ты там не из тех ребят, что тёмными ночами ходят по улицам и распахивают плащи перед подростками? - основания вопросу были видны невооружённым глазом: широкополая шляпа, высокие ботинки и тёмный кожаный плащ. Если штаны на этом типе и были, то одетая поверх них одежда успешно скрывала факт их наличия.
  
  Очередной сгусток энергии пронесся в считанных сантиметрах от лица Каина.
  
  - Ладно, извини, буду молчать на эту тему, - спокойно извинился парень, отходя подальше к деревьям. - Кто же знал, что для тебя это больная тема. Проигранный спор, нэ?
  
  Ответом стало ещё одно копье света. Разнообразием приёмов убивающие его ребята явно не блистали, так что Хёдо со спокойной совестью отпрыгнул к деревьям, моментально скрывшись в переплетении толстых стволов и крупных, давно не стриженных кустов. Над парком разнёсся вопль, пронизанный лютой ненависти ко всему живому...
  
  
* * *
  
  Дюнашики никогда не считал себя идиотом. Тем не менее, очередная его жертва - какой-то демон, причём явно обращённый и лишившийся поддержки своего господина - убедил его в этом за считанные секунды. Чего-чего, а уж сравнения со смертными извращенцами падший ангел не ожидал, что позволило маленькому ублюдку смыться от него, воспользовавшись его шоковым состоянием. Но падший не был бы собой, если бы позволил этой мелочи портить себе настроение - в конце-концов, он, отринувший Бога был выше всех этих низменных людских предрассудков. А страсть к одеяниям из полос кожи разной длинны ширины и толщины у некоторых падших - а почему бы собственно и нет? Если демонёнку нравиться считать, что его убьет извращенец - пусть так и считает. А за нанесённое оскорбление он, Дюнашики, с ним ещё посчитается. Не копьями же едиными воюют падшие? Осталось только найти маленькое демоново отродье и задать ему хорошую трёпку молниями.
  
  Сказано - сделано, и вот уже крылатая мужская фигура бороздит просторы неба над славным городом Кё. С такой высоты найти одинокую фигурку затаившуюся между деревьями было несложно. В следующее мгновение с рук торжествующего падшего сорвалась молния, неотвратимая, как сама смерть, что ждала юного демона. Вот только, молния не захотела вести себя так, как это подобает послушной и благовоспитанной молнии. Вместо этого, она самым банальным образом растворилась в пространстве в нескольких сантиметрах от своей цели. Ярость падшего мгновенна побила все рекорды, выходя на новый уровень, заметно увеличивая мощь заклинаний. Правду говорят: разъярённый маг заметно теряет в точности своих атак и их контроле - зато после, можно смело наносить на карты новые ущелья. Или горы - тут уж от стихии зависит.
  
  
* * *
  
  Не подозревающий об эмоциях, что обуревали убивающего... пытавшегося его убить ангела, Каин с интересом наблюдал за ним. Внезапно обнаруженное разнообразие атак немного напрягло, но несколько камней эмбера, рассчитанных как раз на различные проявления воздействия этой стихии с лёгкостью справились с проблемой. И даже внезапное увеличение мощности разрядов не стало для них проблемой - лишь ускорился процесс развития энергетической структуры кристалла. Заинтересовало его другое: каждый раз, когда ангел порождал молнию, Хёдо замечал резкое изменение в уровне ионизации разделяющего их пространства. Следовательно, перед собственно атакой, какие-то доли секунды идёт процесс подготовки канала доставки энергии, который рассеивается через пару секунд после самого разряда. Над этим можно было подумать...
  
  
* * *
  
  Две минуты работы электрогенератором серьезно подкосили силы Дюнашики - в конце-концов, это Баракиэль мог позволить себе обеспечивать всё Токио электричеством, низкоранговым же падшим приходилось экономить. Демона надо было убить. При этом нужно было не сдохнуть от перерасхода энергии в процессе. У цели была защита от молний. Следовательно, нужно было убить ублюдка так, как он и собирался поначалу - мощным копьем света, чтобы уж точно развеять эту мразь по ветру...
  
  
* * *
  
  Не успела последняя молния ударить в поле эмбера, как в руке ангела возникло очередное копье. Копье метнулось вниз. В глазах падшего можно было с легкостью прочитать торжество и удовлетворение своим гением. Накачанный по самое "не могу" кристалл эмбера потока был подброшен вверх. В глазах алхимика читались бесконечные муки и облегчение. С чудовищным грохотом кристалл разлетелся на осколки, породив молнию чудовищной силы, которая, подобно всякой уважающей себя молнии пошла по пути наименьшего сопротивления - к рукам падшего ангела. Пару секунд и одну яркую вспышку спустя на землю рухнуло основательно подкопченное крылатое тело. Узкое лезвие "Ледяного копья" ударило точно между глаз ангела - просто на всякий случай.
  
  - Надеюсь, твое тело стоит потраченных на тебя ресурсов, - мрачно произнес Каин, закидывая мужчину себе на плечо и поспешно покидая поле боя. К счастью, солнце давно уже зашло за горизонт, так что, при должном старании, можно будет избежать случайных свидетелей, а родителей не будет ещё больше недели, что избавит юного алхимика от совершенно ненужных вопросов, вроде "Где ты был?", "Почему ты весь в копоти?" и "ОТКУДА У ТЕБЯ ЭТОТ ТРУП, ИССЕЙ!?"
  
  Ни Каин, ни Дюнашики не заметили, что их схваткой наблюдала маленькая белая кошка с воистину анимешным размером глаз. Дождавшись пока Иссей не покинет парк, кошка превратилась в милую девушку с белоснежными кошачьими ушками и хвостиком и побежала в направлении академии Кё.
  
  - "Надо рассказать всё госпоже Риас-ня," - подумала она, вспоминая сцену уничтожения ангела. Девушку передёрнуло - зачем парню понадобилось тело падшего она старалась не задумываться...
  
  
Глава IV. Жизнь, как одна большая проблема.
  
  Согласно официальному плану здания, в доме семьи Хёдо подвал не существовал. Впрочем, это не мешало ему существовать вот уже более пяти лет, скрытно нарушая целостность уютного мира чиновников, в котором всё происходит в строгом соответствии с планом. Исходя из этого, не было ничего странного в том, чтобы использовать совершенно незаконный подвал для совершенно незаконных дел.
  
  Кровь, изуродованное тело и множество инструментов, предназначением которых было колоть, резать и рвать. И Хёдо Иссей, стоящий у стола с записями о вскрытии тела падшего ангела, назвавшегося Дюнашики. Собственно, особых отличий от классического homo vulgaris было не так уж и много: потрясающая проводимость телом различных энергий и пара крыльев, растущих, вопреки всем законам аэродинамики, прямо из лопаток. Так что, дописывая последние строчки в журнал исследований, Каин уже обдумывал идею о нескольких экспериментах над столь внезапным подарком судьбы. За последние годы, он упёрся в потолок обычного человека, занимающегося алхимией и нуждался в более энергонасыщенной среде произрастания кристаллов, чем заряженный соответствующей энергией соляной раствор или трупы простых людей. И теперь, получив в свои руки тело существа, активно развивавшего своё энергетическое тело, Хёдо мог перейти к созданию много более мощных кристаллов.
  
  От наполеоновских планов по созданию совершенного эмбера, Каина отвлёк мигающий огонёк на карте дома и его окрестностей. Несколько секунд спустя он погас. Однако, земля не тряслась, а ночное небо, демонстрируемое монитором одного из ноутбуков, не озарялось всполохами пламени. Несколько минут спустя замигал и погас ещё один символ - на сей раз, на сотню метров ближе к дому. Спешно пробежавшись по помещению, Каин скрыл барьером разделочный стол и записи, после чего ударил по оному из крупных камней в стене подвала. Ничем не отличающийся от своих собратьев по деятельности, он отъехал в сторону, открывая доступ к своим недрам - вполне классической сейфовой дверце. Набрав длинную последовательность цифр, парень открыл дверцу. Только чтобы увидеть ещё одну дверь - на сей раз с магическим барьером. Короткий импульс развеял его, открыв доступ к десятку идеально огранённых камней разного цвета. Взяв оттуда несколько, он закрыл тайник и направился прочь из подвала - на карте погасло ещё три символа. До входной двери оставалось два и один из них уже тревожно помаргивал.
  
  Негромко щёлкнувший замок был встречен сгустком сжатого воздуха. Как результат, дверь вылетела ко всем чертям. Вместе с тем, кто её открыл. Впрочем, чертям пришлось довольствоваться дверью - ночной гость оказался умнее, чем надеялся Каин и додумался пусть и странный (кто, КТО, конь вас еби, создает барьер, рассчитанный на защиту ОДНОГО направления?!) создать барьер. "Хватило всего одного трупа" - иронично подумал Хёдо. Тем временем, очередной убийца поднял руку, создавая рунный круг. Взмахом левой руки Каин создал щит эмбера. Продержался он немногим дольше двери - поток энергии багрового цвета снёс его, даже не заметив, отправляя алхимика в короткий полёт до противоположной стены, в которую он успешно врезался, подняв в воздух облако пыли.
  
  - Мать твою так и эдак, - коротко охарактеризовал происходящее парень, поднимаясь с земли. Взглянув на алхимическую перчатку на левой руке, он высказался ещё раз, но уже гораздо красочнее - кристалл эмбера, на который он убил полтора года, потрескался и уже начал осыпаться. Вытряхнув осколки и заменив кристалл на более подходящий ситуации, он направился к двери, на ходу запуская "Ядовитые заряды" в предполагаемую цель. С улицы прилетел ещё один багровый сгусток, вновь принятый на щит. Тот опасно полыхнул, но выдержал; чистый - эмбер считался не самым подходящим для экспериментов, но вот барьерные структуры он укреплял многократно.
  
  Выйдя, наконец, из дома, Каин увидел и своего противника. Им оказалась ещё одна ученица Кё, если судить по её форме. Длинные алые волосы и европейское строение лица ни о чём ему не сказали - из всех учеников академии парень запомнил только двух извращенцев и Амано Юму. "Разводят их там, что ли?" - мельком подумал он, методично разлагая барьер девушки магически создаваемой кислотой. Тот, впрочем, ехидно плевал на все потуги алхимика и стойко держался.
  
  - Может поговорим, мм? - без особой надежды спросил Иссей. - А то мне даже не объяснили за что убивать взялись. Обидно как-то.
  
  Ответом ему стала тишина и очередной сгусток энергии. Проследив взглядом "полёт шмеля", Каин вздрогнул - сфера, размером с кулак, на его глазах обратила в пыль несколько квадратных метров стены его дома. А ведь он совсем недавно укрепил их барьерами, не поленившись сделать это под усилением той странной перчатки, запитав всю структуру на один из совершенных чистых камней - Бесконечность, как называли эту разновидность за колоссальные объемы накапливаемой маны. Ночь переставала быть томной, а редкость атак получила объяснение - на такую-то мощь сил за мгновение не собрать. Убивать надоедливую девчонку надо было быстро и наверняка. Жаль, конечно, что не получиться провести над её телом пару экспериментов, но такова судьба - свою жизнь Каин ценил много больше любых экспериментов. Ибо, как верно говорили его учителя, условия для эксперимента ещё повторятся. А ваша жизнь - нет.
  
  Следующую атаку девушки алхимик принял на появившееся в его руках копье, в которое та мгновенно впиталась. И следующая. И ещё одна. А вот четвёртой Каин ждать не стал, попросту раскрутив оружие и указав лезвием на цель. Багрово-чёрная молния змеёй метнулась к девушке, походя проломив барьер и отбрасывая её вдаль по дороге. "Жаль, не разорвало на куски" - мрачно подумал Каин. Пролетев несколько десятков метров, она тяжело приземлилась, пробив заметную борозду в асфальте, и, пошатываясь, поднялась на ноги. За ей спиной раскрылись чёрные крылья.
  
  - Чего? - удивлённо спросил Каин. - И было с чего. Крылья таки были чёрными. Вот только, не красивыми ангельскими - то есть, из перьев, а кожистыми и какими-то... странными, больше напоминающими молнию, какой её изображают в руке Зевса - две ломаные кривые, растущие на пару ладоней ниже лопаток.
  - Ладно, не всех миновала Фукусима, это уже понятно, - протянул Хёдо. - Что дальше? Молнии? Странные копья? И самое главное: где, чёрт его дери, развратный костюмчик?
  
  Всё ещё несостоявшаяся убийца оказалась на диво молчаливой и просто метнула ещё один сгусток энергии. Поглощать этот Каин не рискнул - и был совершенно прав - ибо от мощи едва разминувшегося со своей целью снаряда потрескивало само пространство, разрываемое исходящей от него аурой разрушения. Игры кончились - пора было завершать бой, это Каин понял весьма отчётливо. К счастью, любовью к перемене позиций его противница явно не пылала, что открывало простор для её устранения.
  
  Увернувшись от ещё одной атаки, Хёдо коротким прыжком переместился на внешне ничем не примечательный участок лужайки у одного из домов. Однако же именно там находилась одна и рун перемещения - существенно ослабленной версии "Скачка". Тусклая вспышка полыхнула на том месте, скрывая силуэт парня, а секунду спустя, такая же вспышка резко очертила тень стоящей посреди дороги девушки. Широкое лезвие вонзилось прямо в её сердце, роняя капли крови на разворошенный асфальт. С тихим щелчком от основного лезвия отделились ещё два, углубляя рану и разрывая мягкую плоть - простому копью, Каин предпочитал итальянскую его разновидность - рунку. Особенно он ценил её потенциал в нанесении ядов и кислот на отделяющиеся сегменты лезвия. Вот и сейчас, очередной продукт его пакостной фантазии и алхимической трансмутации стремительно растворял жертву. Ещё минута, и от девушки не останется даже одежды - испарения кислоты были лишь чуть менее химически активны, чем собственно их источник.
  
  Но жизнь Каина Штерна, а ныне - Хёдо Иссея - всегда была лишь чередой проблем. Наблюдая за смертью очередной напавшей на него девушки, он не заметил силуэт, отделившийся от тени ближайшего дома. Громко взвывшие инстинкты помогли лишь принять огромный шар багровой энергии на спешно созданный щит и вместе с ним пролететь сквозь родные пенаты, насквозь пробив обе несущие стены и несколько межкомнатных перегородок. На подобное обращение рёбра и лёгкие отреагировали протестующим хрустом и выкашливаемой кровью. Попытка встать успехом не увенчалась - ноги совершенно не слушались, а второй враг как раз вышел из проломленной стены. Каин ухмыльнулся и сжал левую руку в кулак, отчего тускло-серый кристалл на тыльной стороне ладони полыхнул приглушённым светом. А вот проявившийся под ногами незваной гостьи рунный круг полыхнул уже огнём и прочими пакостными проявлениями стихийной магии. Пространство за домом Хёдо заволокло дымом, а когда он развеялся, Каину оставалось лишь зло выматериться: всё тот же непонятный барьер, зависший в паре сантиметров над рунной миной, служил опорой для девушки. Красивой девушки с длинными алыми волосами и прекрасной фигурой...
  
  - Вы там чё, делением размножаетесь что ли? - офигело выдал Каин. Дёрнувшееся веко незнакомки подсказало ему, что это был не лучший вопрос - ибо следующим движением, непонятно как оказавшаяся рядом, девица залепила ему шикарную пощёчину, от которой голова Хёдо мотнулась в сторону. В сторону декоративной фигурки отлитой из чугуна и покрашенной под благородную бронзу.
  
  Глухой звон был прекрасным сопровождением удручённого вздоха девушки: предполагалось, что парень пойдёт в дом сам ибо тащить его самой ей не улыбалось...
  
  
* * *
  
  Разместив-таки неожиданно тяжёлого парня в какой-то комнате - состояние её не позволяло определить изначальное предназначение - Риас решила изучить весь дом, в надежде найти что-то, что поможет понять характер её нового слуги. Боевые возможности впечатляли: невероятная адаптивность к изменяющимся условиям боя, умелое использование преимуществ "родного" поля боя, и, воистину, демоническое умение вывести собеседника из себя - недержание языка явно не раз доводило Иссея до беды.
  
  Однако же, изучение комнат второго этажа информации не дало. Страсть к химии и физике была известна и из личного дела, наличие небольшой лаборатории в гараже новостью не стало, но ничего похожего на ранее используемые им камни юная Гремори не нашла. И это было странно.
  
  Мельком проверив состояние Иссея, Риас вновь констатировала всё то же состояние нестояния и отправилась на изучение первого. Кухня, санузед, маленькая кладовая, декоративная дверь - подёргав ручку девушка убедилась в этом - и выход в разрушенный Хёдо сад. Ещё раз пройдясь по этажу, Риас остановилась у той самой двери. Слабый магический фон практически не отличался от общего по дому, но своей интуиции девушка доверяла. Слабая аура разрушения коснулась деревянной панели... и мгновенно исчезла, столкнувшись с проявившимся барьером. Победно улыбнувшись, Риас приготовилась сломать барьер, как вдруг почувствовала холодок лезвия у своей шеи.
  
  - Не самая лучшая идея, незнакомка-сан. - холодно констатировал Каин. - Там нет ничего интересного... по крайне мере для вас.
  
  - Не самое вежливое поведение для только что избитого, Исэ-кун. - ничем не выдав своего удивления ответила Гремори. - Я ведь могу звать тебя так, правда, Исэ-кун? - А удивляться было от чего - учитывая все травмы Иссея, девушка предполагала, что у неё есть ещё как минимум два-три часа до того, как он придёт в сознание.
  
  - Девушка, раздолбавшая мною мой же дом - последняя, от кого я хочу выслушивать обвинения в невежливости, - отрезал Хёдо.
  
  - Исэ-кун, убери от меня оружие. Пожалуйста, - куда менее приветливым тоном попросила Риас. - Мне бы не хотелось делать новые дырки уже не в твоём доме, а в тебе.
  
  Пару секунд спустя, Иссей всё же отвёл острие копья от своей собеседницы. Несмотря на демонстрируемую уверенность, сил едва хватало на то, чтобы стоять не пошатываясь. К тому же, в отличие от предыдущих нелюдей, эта хотя бы демонстрировала стремление к адекватному диалогу - настолько адекватному, насколько это понятие относится к девушке, едва не убившей его лёгким движением руки.
  
  - Уже лучше, Исэ-кун, - кивнула Риас. - Пройдём на кухню? Думаю, ты не отказался бы от ответов, не так ли? А я не отказалась бы от чая...
  
  
* * *
  
  Холодильник от разрушений не пострадал, что немало обрадовало Каина: ликвидации стратегического запаса тортиков он бы точно не пережил. Так что к моменту начала разговора его настроение немного приподнялось над отметкой "nulla ordinaria". Что, впрочем, мало сказалось на отношение к гостье - треснувшие рёбра взывали к мести, изредка подключая согласно похрипывающие лёгкие.
  
  - Брат не раз говорил, что я излишне резка, но времени на долгие словесные кружева у меня нет, - спокойно начала девушка, едва пригубив чай. - Ты умер.
  
  - Что, правда? - язвительно отозвался Хёдо. - То-то я думаю, что же со мной та крылатая мразь сделала!
  
  - Умолкни и слушай, - прервала его Риас, припечатав, для верности, своей аурой. Не то чтобы та всерьез впечатлила убийцу Лорда-Нетерима, но на должную волну настроила. - Моё имя - Риас Гремори, принцесса одного из семидесяти двух Великих Столпов Ада, клана Гремори. Надеюсь, ты знаком с христианской мифологией и мне не придётся объяснять тебе прописные истины?
  
  - Если я правильно помню "Гоэтию", Гремори - пятьдесят шестой великий дух, ведающий прошлое, настоящее и будущее, а также местоположением сокрытых кладов. - Менторским тоном отозвался Каин. - Кроме того, согласно древнееврейскому трактату "Шемхамфораш", имя Гремори соотносится с именем ангела Поиэля, кем бы он ни был. Достаточно?
  
  На лице Риас отразилось удивление.
  
   - Весьма достойно, - куда более тёплым тоном ответила она. - Большинство с трудом способно вспомнить хотя бы источник знания о демонах. В таком случае, могу лишь сказать, что всё это правда. Существуют как демоны, так и ангелы. Однако, в Библии сказано далеко не всё, произошедшее тысячи лет назад.
  
  - Я удивлюсь, если там наберётся хотя бы пять-десять страниц правды, - кивнул парень.
  
  - Не перебивай, пожалуйста, - попросила девушка. - Так или иначе, много лет назад библейский Бог создал мир, в котором мы все живём, растения, зверей и людей, которых он творил по образу и подобию ангелов. Их он создавал, взяв за основу самого себя. Однако, после этого, в мире наступила эпоха застоя. Люди жили по законам, что их определили десять скрижалей, ангелы следили за их соблюдением, а Бог... что делал он не знает никто.
  
  - Несколько сотен лет спустя, часть ангелов, во главе со Свет Несущим - Люцифером, что позже принял имя Сатана, отреклись от Бога и возжелали власти. Эту битву они проиграли и были вынуждены покинуть сотворённое Богом. Так они нашли Ад. В то же время, часть ангелов поняла, что не может больше жить по законам Божьим. Пренебрегая ими, они утратили свою первозданную чистоту, отчего крылья их стали чёрными. Так появились первые Падшие. Также, как и демоны ранее, они вынуждены были бежать, ищу убежища в Аду. Совсем скоро демоны накопили достаточно сил, чтобы вновь бросить вызов Богу. То же самое сделали и Падшие. Но воинство Божье лишь приумножилось за то время. Силы враждующих сторон были равны, отчего, так называемая Война Трёх Фракций растянулась на тысячелетия.
  
  - Однако, пусть Бог и создал мир, но он не был единым властелином его. Кроме мифологии христианской в создании мира участвовали и иные мифологии, такие как Скандинавская, Древнегреческая и прочие. Каждая мифология правила той территорией, что веровала в тех или иных богов. И, наконец, были и существа, что не являлись частью той или иной мифологии. Были ими Небесные Драконы. Красный Имератор Драконов, И-Драйг Гох и Белый Император Драконов, Альбион, сражались друг с другом с самого начала времён. Однажды, во время великого сражения Трёх Фракций они ворвались на поле боя, в пылу сражения сотнями и тысячами убивая представителей всех сторон. Это был единственный случай, когда представители враждующих фракций объединились ради единой цели - победы над драконами. Ценой великих потерь, они смогли повергнуть их и Бог запечатал драконов в священные механизмы, дарованные людям. Тогда же и был заключён мир между тремя фракциями, который длиться вплоть до наших дней.
  
  - Потери среди Великих Домов привели к тому, что большинство чистокровных демонов стали вымирать. Наши ряды сильно поредели... Как и люди, мы разделены на два пола: женский и мужской, и тоже способны рожать. Но даже при нормальной рождаемости пройдет еще немало времени, пока наша популяция достигнет прежней численности. А так как у демонов очень низкий уровень рождаемости, то мы не можем устоять против ангелов и падших ангелов, поэтому вынуждены подбирать талантливых людей и обращать их в демонов. Само собой в качестве слуг. Для этой цели и были созданы так называемые "Осколки Зла" - магические структуры, что перерождают существо как демона, наделяя его новыми возможностями. Это до некоторой степени позволило восстановить потери, так что система были признана успешной. И, - Риас внимательно посмотрела на Иссея, - Именно эти фигуры позволили мне воскресить тебя, после того, как тебя убила та Падшая.
  
  Каин основательно задумался над всем вышесказанным. В общем-то, полезной информации было немного ибо экскурсы в историю он традиционно воспринимал как повод крепко поспать после бессонной ночи уроков. Однако, был один, заинтересовавший его момент:
  
  - И чем же являются эти Фигуры Зла, которые способны даже воскрешать умерших, мм?
  
  - Вкратце - это демонический аналог шахмат. Каждая фигура имеет свой набор качеств, произрастающий из базовой функции фигуры. Все фигуры подчиняются королю, что в нашем случае означает, что ты - мой слуга. На твоё перерождение ушло восемь пешек. Что, признаться, сильно меня удивило - я предполагала, что твоё тело примет слона. Теперь же, - Риас мельком взглянула на часы, - Пожалуй, мне пора. Завтра к тебе подойдёт мой слуга и отведёт ко мне. Там ты получишь ответы на остальные вопросы и познакомишься со своими товарищами. - Уже у двери девушка остановилась:
  
  - И не опаздывай, Исэ-кун. Я этого не люблю.
  
  
* * *
  
  Дождавшись ухода Гремори, Каин устало откинулся на спинку стула и тяжело вздохнул. Информации было слишком много для одного дня, но самое главное он понял: он был убит, его воскресили, воскрешение придется отработать. А его жизнь, похоже, была одной сплошной проблемой. Причём, что первая, что вторая.
  
  Так или иначе, теперь ему предстояло решить проблему куда более глобальную, чем собственная смерть или вопросы подчинения какой-то девице с генеалогическим древом длиннее его копья - ремонт разрушенных перекрытий, восстановлением которых та не озаботилась.
  
  - Могучие демоны, великие кланы, древняя магия... - зло прошипел Каин. - А как дело до ремонта доходит, так сразу в кусты.
  
  До рассвета оставалось три часа. В восстановлении нуждались две стены внешних, две внутренних, шкаф, буфет и энное количества неустановленного мусора. У Каина была его алхимия.
  - РЕЙНАЛЬ, Я ТЕБЯ НЕНАВИЖУ!!! - проорал в ночное небо Хёдо, предвкушая безудержное гастарбайтерское веселье...
  
  
* * *
  
  Где-то под заброшенной католической церковью города Кё, вздрогнула и заозиралась по сторонам очаровательная девушка, одетая в несколько полосок кожи, с трудом скрывавшие самое сокровенное...
  
  
* * *
  
  Конца занятий Каин дожидался досматривая десятый сон. Так что того, как к нему подошёл какой-то парень, он благополучно пропустил. Зато на попытку разбудить его, Хёдо отреагировал совершенно привычным для себя образом - схватив тянущуюся руку, дёрнул жертву на себя и резко ударил под дых. И только после этого соизволил открыть глаза.
  
  На полу рядом с ним безмолвно открывал и закрывал рот местный секс-символ всех девушек от тринадцати до тридцати трёх - Киба Юто. Правда, теперь он выглядел несколько менее сексуально. "Надо будет извиниться перед парнем" - подумал Каин, помогая Юто подняться и привести себя в порядок. В аудитории было тихо, как в пустой могиле - девушки до сих пор не могли поверить, что кто-то посягнул на их кумира.
  
  - Думаю не ошибусь, если скажу, что ты от Риас, мм? - спросил Хёдо, собирая вещи в портфель.
  
  - Именно, Исэ-кун.
  
  - Просто Иссей, если не сложно.
  
  - Но ведь госпожа Риас...
  
  - Да, - перебил его Каин. - Но ты не госпожа Риас, согласись?
  
  - Справедливо, - улыбнулся Юто. - Что же, прошу следовать за мной - здесь недалеко.
  
  А девушки провожали двух парней взглядом:
  
  - Запретная любовь с элементами садизма? - робко предположила одна из них.
  
  
* * *
  
  Двадцать минут спустя, пройдя к одному из старых зданий академии, в которых теперь находились помещения клубов, Киба уверенно толкнул дверь и направился к двери в конце коридора. Негромкие голоса, доносящиеся оттуда, свидетельствовали о том, что их уже ждали.
  
  Собственно, так оно и было. Войдя в комнату, Каин заметил там уже знакомую ему Риас, и ещё двух девушек: черноволосую красавицу - о ней он уже слышал, как об одной из королев красоты академии - и миниатюрную блондинку, неуловимо напоминающую котёнка.
  
  - Госпожа Риас, я привел его, - отрапортовал Киба.
  
  - Спасибо, Юто. - Поблагодарила его Гремори. - Можешь быть свободен.
  
  - Да, госпожа Риас. - Коротко поклонился Киба, выходя за дверь и аккуратно прикрывая её за собой.
  
  - Присаживайся, Исэ-кун, нам предстоит долгий разговор...
  
  
* * *
  
  Опуская много ненужных подробностей, из всего сказанного Риас и её ферзём - Химедзимой Акено - Каин смог сделать вывод, что он попал. Причём очень крупно.
  
  Существовали Ангелы, Падшие и Демоны. Первые не враждовали ни с кем, но изо всех сил защищали праведные души. За людьми с такими душами охотились и Падшие и Демоны, за что все огребали по шеям - в зависмости от состава группы охотников возможны были варианты.
  
  Помимо этого Демоны охотились и за простыми душами, частично поглощая их (что могло быть заменено драгоценностями или дорогой информацией), в обмен на выполнение желаний простых смертных. В ответ на это экзорцисты Ангелов и Падших убивали как контракторов, так и демонов, что на время выполнения заданий оставались без прикрытия хозяев. Или погибали сами, не рассчитав свои силы.
  
  И вишенкой этого безумного слоёного пирога были могучие смертные, что с силой созданных Богом Священных Механизмов могли на равных противостоять представителям всех трёх фракций. Именно таким механизмом и являлась перчатка Каина - Двойной Усилитель, если верить словам Риас. Артефакт, что на определённый срок вдвое усиливал своего владельца. Продолжительность усиления была прямо пропорциональна выносливости владельца и обратно - количеству повреждений. Артефакт, который, по мнению Риас, и стал причиной охоты Падших на него.
  
  И теперь, благодаря этому, откровенно говоря, дерьмовому и распространённому артефакту, он влез в этот клубок змей. Без подготовки, без знаний и без возможностей, лишённый даже возможности адекватно оценить стороны и выбрать линию поведения...
  
  
* * *
  
  Три чашки чая спустя долга лекция наконец подошла к концу и Акено с неизменной улыбкой - по не вполне понятной ему самому причине, улыбка эта Каина нервировала - положила на стол перед ним маленькую стопку бумажных флаеров.
  
  - Это может показаться странным, но раздача этих флаеров - первое задание, которое дается молодым перерождённым демонам, - сказала Риас. - Это может длиться до нескольких недель и призвано дать им время для адаптации к новым возможностям. Потому - жду от тебя успешной работы, Исэ-кун.
  
  У Каина задёргался глаз - он, конечно, многого ожидал от работы на Гремори и отнюдь не самого приятного, но милостивые Стражи! Раздача флаеров? Адаптация к новым возможностям? Он был одним из трёх сильнейших героев Вилдерана и утрата сил не лишила его навыков, чёрт побери! И если она считает, что это было давно и неправда (то, что юная Гремори понятия об этом не имела прошло мимо сознания разозлившегося алхимика) то ей придется поумерить свой гонор!
  
  На пол комнаты упали два маленьких сероватых камня. Тусклое свечение быстро сложилось в смутный силуэт, несколько секунд спустя представший перед удивлёнными девушками точной копией самого Иссея, облачённого в парадные одежды Корпуса Алхимиков.
  
  - При всём уважении, Риас, - ухмыляясь, сказал парень, - Думаю, куда большую пользу мне принесет самостоятельное изучение новых возможностей.
  
  Пауза ощутимо затягивалась. Каин выжидающе поглядывал на Риас. Та, вместе с Акено шокировано смотрела на только что созданную копию (знали бы они, сколько сил и времени Каин убил на создание рабочей версии этой способности эмберлингов!), а сам двойник тупо уставился прямо перед собой, ожидая приказов. Наконец, Гремори нашла в себе силы вести связную речь:
  
  - К-как ты это сделал?!
  
  - Всего лишь эмберитовый двойник. Сложно в исполнении, но если удачно подобрать комбинацию камней, в дальнейшем, создание таких копий становиться много более простым делом.
  
  - Невероятно! - покачала головой Риас. - Похоже, Падшие верно определили степень твоей опасности, но вот с её источником они явно промахнулись - ты и без Усилителя способен натворить дел... Хорошо, - отдав несчастную стопку флаеров Акено, Гремори повернулась к Хёдо, - Посылай своего двойника раздавать флаеры. Раз считаешь, что справишься сам, будешь знакомиться с рабочими буднями демонов на собственных ошибках! У нас как раз появилось несколько контрактов без специального запроса, так что у тебя есть время до утра, чтобы их выполнить. Алгоритм действий прост: берешь печать призыва, подаешь в неё демоническую энергию, попадаешь к заказчику, выполняешь задание, берешь плату, возвращаешься. Надеюсь, - мило улыбнулась девушка, - это не вызовет у тебя проблем?
  
  
* * *
  
  С перечисленной последовательностью справился бы даже младенец, так что уже две минуты спустя Каин стоял в какой-то комнате, держа в руках светящуюся печать призыва.
  
  - Я наконец-то смог призвать демона-ню! Демон-сан, вы ведь исполните желание Мил-тян, ню? - нежный бас контрактора Хёдо узнал бы даже на смертном одре. - Ой, Хёдо-ню... - Тут здоровенный накачанный мужик, знакомый Каину ещё со средней школы, запнулся. - Ты что тут делаешь-ню?
  
  - Я-а-а... Это... Я демон Г-гремори. - Тяжёлые воспоминания всё ещё были слишком свежи. Нервозность парня усугублял чудовищный макияж на лице ничуть не изменившегося качка и его косплейное платьице. Разнообразия для - теперь это было платье всё той же Асуны, но уже из ALO.
  
  - Понятно-ню. Это я призвал тебя, Хёдо-ню. - Мужик собрался с силами (что выразилось в совсем уж зверской роже с надутыми, "утиными" губками) и решился:
  
  - Сделай Мил-тян девочкой-волщебницей-ню. - Попросил мужчина. - И тогда Мил-тян сможет подарить свою Любовь всем и каждому. Ню!
  
  
* * *
  
  Вопль первобытного ужаса разнёсся по всему городу. Эмберитовая копия Каина вздрогнула от внезапно нахлынувшего ужаса и стала раздавать листовки вдвое активнее. Где-то на территории академии Кё зло улыбнулась Риас и тяжело вздохнула Акено - ей было искренне жаль такого милого парня, который явно и сам не стеснялся помучить своих жертв. Ей было бы очень жаль, если бы он потерял свою мужественность...
  
  
Глава V. Демоны бывают разные - но только до вскрытия.
  
  После ужасающей встречи с Мил-тян, Каин ещё несколько дней был воплощением идеального слуги, чем несказанно тешил самолюбие Риас и расстраивал Акено. По этой же причине он сдружился с Юто - тот тоже познал Любовь Мил-тян и молчаливо поддерживал нового товарища, забыв о не самом удачном знакомстве. Даже Конеко, которую точно нельзя было заподозрить в избыточной эмоциональности, пожалела Хёдо. Правда, сделала она это в своей, кошачьей, манере - погладила по голове и поставила рядом с ним блюдечко с тортиком. Это, собственно, и стало последней каплей депрессии Каина - осознав, что его (Его! Ветерана Пустынных войн, победителя Ордрака и Лорда-Нетерима и прочая-прочая!) ЖАЛЕЮТ, он на несколько дней заперся в своём доме, выходя оттуда только за очередной пачкой контрактов. После этого нервничать начала уже Риас - малозаметных пятен крови на одежде с каждым днём становилось всё больше и больше. Равно как и вопросов о том, чем он там занят...
  
  Примерно через неделю в ситуации наступил перелом. Риас надоело нервничать, глядя на пятна крови, что оставлял Иссей, тот, в свою очередь, успокоился, взвесил все за и против и понял, что могло быть и хуже. А для него ничего особенно не изменилось - просто в прежней жизни его сюзерен (а из рассказов неожиданно дружелюбной Акено выходило, что несмотря на весьма нелицеприятную формулировку, прямой властью над душой обращённого демон-хозяин не обладал и система взаимоотношений напоминала скорее классические вассально-ленные отношения) находился где-то далеко в столице, в то время, как Каин ползал по очередному зажопью с "очень важным заданием". И Риас была ещё не худшим вариантом - ту же Сону, президента студенческого совета и, как выяснилось, демона, Хёдо на дух не переносил ибо правила и ограничения ненавидел лишь чуть меньше поставщиков, что предлагали камни эмбера с изъянами. И тогда, им, наконец, удалось нормально поговорить.
  
  
* * *
  
  Итогом долгого и обстоятельного разговора стал "договор об уважительном игнорировании": Риас соглашалась с некоторой инициативностью и творческой импровизацией (читай: раздолбайством и своеволием) своего слуги, а тот соглашался выполнять её приказы, активно манипулируя при этом пунктом первым. Вздох облегчения, вырвавшийся из уст всех присутствующих в помещении, заставил бы постыдиться иной ураган. Примирение было решено отметить чаем. Вот только проблемная жизнь имела своё мнение по этому поводу.
  
  
* * *
  
  "Изгнанники...
  "Демоны, перерожденные своим хозяином, а потом предавшие его или даже убившие". И подобные кадры - не редкость.
  Демоны невероятно сильны. Их сила превосходит человеческую в сотни, а то и тысячи раз!.. Само собой, всегда найдется тот, кто захочет использовать эту невероятную силу в своих грязных целях. Такие демоны предают своих хозяев и потом повсеместно сеют хаос.
  Их называют изгнанниками."
  
  " Была получена информация, об изгнаннике, который приманивает людей, а затем пожирает их. Он скрылся на территории Гремори, поэтому я хочу, чтобы вы позаботились о нем сами." - таковы были слова неизвестного Каину аристократа. Впрочем, на подробности ему было наплевать - в отличии от раздачи листовок (которые, к великому его возмущению, целиком и полностью повесили на его двойника и хорошо ещё, что додумались заряжать его энергией без дополнительных напоминаний) и посещению различных идиотов с не менее идиотскими желаниями, убивать он умел и любил. Меньше, чем вскрывать неизвестные формы жизни, но всё же.
  
  В процессе нахождения лежбища тюле... демона-отступника, Каин с интересом узнал, что во втором нападении на себя виноват он сам ибо его перепутали с таким вот отребьем демонического мира. Не то чтобы его это очень взволновало - он просто решил провести над телом падшего ещё пару экспериментов.
  
  Наконец, пару часов спустя, Клуб Оккультизма полным составом прибыл к складской зоне, на которую указывали поисковые ритуалы и здравый смысл: никто не считает загулявших рабочих. И вот тут-то и начались первые проблемы.
  
  - Я чую кровь, - тихо произнесла Конеко. - Уже близко.
  
  - Вряд ли, - столь же тихо ответил ей Каин. - Даже самое тупое животное не гадит у своей норы. А первые следы нападений появились лишь пару минут назад. - Конеко вопросительно взглянула на парня ожидая продолжения. - Несколько не выкуренных сигарет - люди малого достатка не будут так раскидываться ими; вон там, - указал он на ничем не примечательную стену, - четыре параллельные царапины - кто-то явно пытался держаться за угол склада, но не преуспел в этом; запах крови в этом месте слабый и почти пропал - значит тут людей либо оглушали, либо, в неудачных случаях, убивали, но ели их в другом месте. Всё это говорит о том, что демон достаточно умен, опасен и скрывается в дальних складах, которые были заброшены лет пять назад.
  
  - Ты чувствуешь кровь?
  
  - Да, Риас, чувствую. - Спокойно ответил Хёдо. - И, нет, ты не хочешь знать как и почему.
  
  Пожав плечами и решив, что это не та проблема, которая должна волновать её в ближайшее время, девушка продолжила свой путь к цели, попутно решив продолжить обучение:
  
  - Предполагалась, что задание, подобное этому станет для тебя возможностью увидеть реальное сражение демонов, но, думаю, с этим у тебя проблем нет. Даже, - усмехнулась Риас, - личный опыт есть. Однако, кое-что тебе ещё нужно узнать. Так что сегодня я объясню тебе разницу между Осколками Зла. А вот, кстати, и нужное нам место
  
  Склад был абсолютно типичным представителем зданий своего вида, пусть и весьма потрёпанным. Вот только, чувства всех присутствующих нельзя было обмануть простой маскировкой. Демон был там и он был голоден.
  
  - Ну, что же - пора выполнить наш долг!
  
  
* * *
  
  Дверь склада открывалась медленно, печально и со скрипом - как золотые врата Рая перед душой адвоката. Но, всё же открылась, пропустив незваных гостей.
  
  - Как я уже говорила, сейчас демоны обращают слуг из могущественных смертных или магических рас. - Продолжила давешнюю лекцию Риас. - За образец были взяты шахматы с их разделёнными на роли фигурами: Король, Ферзь, Ладья, Конь, Слон и Пешка. Демон, что собирал себе свиту, обозначался Королём. Он искал подходящих слуг, исходя из своих потребностей и свойств имеющихся у него фигур. Кроме того, учитывая характер демонов и нежелательность конфликтов, в жизнь была претворена и сама суть игры в шахматы, как сражения между двумя демонами, что позволило уберечь нашу расу от вымирания, в то же время сохранив прежнюю иерархическую систему и её подвижность.
  
  - Кроме того... - внезапно, Риас прервалась, с улыбкой повернувшись к одному из контейнеров:
  
  - Выходи, изгнанница Вэйзор! Ты уже выдала себя своей мерзкой аурой.
  
  Каин устало потёр переносицу: подобные пафосные высказывания он позволял себе только в адрес трупов, и то, только убедившись, что рядом нет сородичей (друзей/товарищей/любовников/неба/Стражей - нужное подчеркнуть), желающих отомстить за убитого. Но тут он понял, что всё ещё только начиналось.
  
  - Я чую нечто отвратительное. Но оно также кажется чем-то вкусным. Оно сладкое? Или кислое? - послышался низкий голос, звучащий будто из-под земли.
  
  - Изгнанница Вэйзор. Мы здесь, чтобы прикончить тебя. - Пафоса в словах Риас хватило бы на десяток спейсмаринов тысячелетней выдержки, отчего Хёдо с трудом давил в себе желание побиться головой о стену. Вейзор, видимо, была с ним согласна, так как с её стороны донесся дикий ржач, напоминающий кваканье мучающейся поносом лягушки.
  
  Из тени появилось нечто, напоминающее собою плод страстной групповой люьви слона, змеи и дешёвой проститутки: вышедшее к демонам существо обладало миловидной мордашкой и неплохой фигурой, которая зависла на высоте пяти метров. А вот ниже пояса начиналось то, что Хёдо искренне хотел бы забыть: массивное тело, что опиралось на четыре толстые колонноподобные, покрытые чешуёй ноги; длинный извивающийся чешуйчатый хвост заканчивающийся змеиной пастью и растущие прямо из спины сочащиеся слизью щупальца.
  
  - Предавшая своего хозяина, буйствующая, упивающаяся своей силой... Подобная тебе мерзость заслуживает смерти! Именем герцога Гремори я с превеликим удовольствием сотру тебя с лица земли! - громко заявила Риас. Каин со стоном припечатал лицо ладонью. Краем глаза он заметил абсолютно солидарных с ним Конеко и Акено. Возможно, Юто разделял те же эмоции, но был слишком близко к Гремори, чтобы их демонстрировать.
  
  - Ах ты наглая мелкая девчонка! Да я разорву ваши тела на маленькие кровавые кучки мяса! По цвету будут как раз под стать твоим волосам! - прорычала изгнанница, но Президент начала смеяться.
  
  - Говори, пока можешь, Вэйзор. Юто!
  
  - Есть!
  
  Стоящий у по правую руку от Риас Юто молнией метнулся к Вэйзор, на ходу материализуя в руках два меча. Парень был определённо быстр. Очень быстр. Обычный человек не уследил бы за ним, даже очень того захотев. Но, для человека, несколько лет сражавшегося вместе и против сильнейшего мечника мира, Юто был безнадёжным тормозом. Что не мешало признавать Каину, что невзирая на возможность заметить мечника, отражение его атак стало бы проблемой.
  
  - Вернёмся к нашему разговору, Исэ-кун, - сказала Риас.
  
  - Как я уже говорила, силы обращённых слуг зависят от их фигур. Юто - "Конь", фигура, сила которой заключается в невероятной скорости. - И правда, Юто уверенно уворачивался от неуклюжих тычков копьем, нанося неглубокие, но болезненные раны своими мечами. - Кроме того, Юто специализируется на мечах, которые создаёт с помощью своего Священного Механизма - "Отец Клинков".
  
  В следующее мгновение до стоящих у входа в здание демонов донёсся жуткий вопль твари: Юто наконец-то нанёс Вэйзор рану посерьёзнее, чем простая царапина, отрубив ей правую руку.
  
  - Отличная работа, - похвалила парня Риас. - Конеко!
  
  Кивнув, Тодзё направилась к демону, замахиваясь для удара, который, впрочем, даже не попал в цель - Вэйзор, не будь дурой, встала на дыбы, пропуская его под собой, после чего всей своей немалой массой с жутким грохотом опустилась на девочку.
  
  - Фигура Конеко - "Ладья" и сила её заключается в колоссальной физической силе и выносливости. Очевидно, что у изгнанника уровня Вэйзор нет ни шанса пробить её защиту. - Продолжила Гремори. - Кроме того, как представитель вида так называемых "зверодемонов", Конеко способна усиливать себя за счёт частичного обращения и насыщения тела чакрой. - В этот момент Тодзё выпустила кошачьи ушки и хвостик, легко подбросив огромную тушу демона и ударила по воздуху, породив мощную ударную волну в форме кошачьей лапы. Смазанной тенью мелькнувшее тело Вейзор с грохотом приземлилось где-то в противоположном конце здания.
  
  - И наконец, Акено. Её фигура - "Ферзь", то есть нечто обобщающее все низшие фигуры и выводящее их способности на качественно более высокий уровень. Ферзь - это вторая после Короля фигура, что даёт ей существенную прибавку к мощности атак.
  
  И правда, по рукам медленно подходящей к тяжело дышащей изгнаннице Акено змеились разряды молний. Над Вэйзор возник ярко-жёлтый рунный круг из которого ударила мощная молния. Задымившаяся и почерневшая туша завалилась на бок, но, тем не менее все ещё пыталась встать на ноги.
  
  - Ара, - удивлённо воскликнула девушка, - мы ещё можем стоять на ногах? Нам всё ещё мало? - с садисткой ухмылкой спросила она. - Тогда, давай продолжим!
  
  И еще одна молния поразила монстра.
  
  - Акено порой любит поиграть со своими жертвами, - заметила Риас. - Но пока это не мешает заданию, хобби моих слуг меня не интересуют. Впрочем, уже достаточно. Исэ-кун, добей изгнанницу.
  
  Акено прекратила экзекуцию и отошла в строну. Вэйзор обречённо вздрогнула. Но Каин не был бы самим собой, если бы не порвал шаблон всем присутствующим. Посмотрев на Гремори, как на идиотку он спросил:
  
  - Зачем?
  
  
* * *
  
  - Чёртовы извращенцы, - дрожащим голосом констатировала Риас глядя на трёх своих слуг, двое из которых с неприлично довольными лицами обсуждали детали минувшего вечера, а третья с обычным безэмоциональным выражением лица шла рядом с ними, стараясь незаметно оказать поближе к парню, который с искренним восторгом отнёсся к её силе - ведь кошачьими когтями так удобно резать кости демонов, а ушки и хвостик это очень мило. Неизбалованной комплиментами Широне (пока еще более известной как Конеко) этого было достаточно, чтобы проникнуться тёплыми чувствами к юному алхимику.
  
  
* * *
  
  Складская зона города Кё никогда раньше не была столь освещённой. Из окон одного из складов вырывались лучи света и жуткие вопли. И если бы кому-то пришло в голову заглянуть на склад, его глазам открылась бы жуткая картина.
  
  У входа в здание стояли два подростка, парень и девушка, которые всячески делали вид, что их тут нет и пытались не слышать и не видеть происходящего. Выходило с трудом.
  
  Чуть дальше лежало огромное тело неведомого чудовища, покрытое кровью, ранами и матом. Оно же и издавало леденящие душу вопли, когда усилиями других четырёх подростков в чудище лишалось очередной части тела. Несмотря на крупную кучу мяса неподалёку, оно всё ещё было живо, о чём сильно жалело.
  
  Основным участником действа был парень лет шестнадцати, который громко матерясь на непонятном его товарищам языке во всех подробностях объяснял туше, что он думает о её размерах. Ему ассистировали две девушки, одна из которых, следуя указаниям парня, била молниями в те или иные места на теле чудовища, а вторая скупыми движениями рук отсекала куски мяса и костей, позволяя ему углубиться в исследования. В самом прямом смысле. Последний же, точная копия юного вивисектора, тщательно записывал всё происходящее, отмечая особенно важные моменты изучения демона.
   Сейчас, вскрывая огромную НЕХ, Каин был настолько доволен миром и людьми его населяющими, что был готов даже простить Рейналь своё убиение - ведь не случись этой судьбоносной встречи, чёрта с два он бы смог проводить исследования неизвестных в Вилдеране существ, так навсегда и оставшись простым доктором наук в области химии и физики. Впрочем, Каин даже не догадывался, что совсем скоро, он сможет лично выразить выразить благодарность извращённой (по его мнению) падшей - осталось только подождать второй встречи с судьбой.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ) В.Каг "Отбор для принца, или Будни золотой рыбки"(Любовное фэнтези) А.Гончаров "Лучший из миров"(Антиутопия) А.Минаева "Академия Высшего света-2. Наследие драконьей крови"(Любовное фэнтези) Ф.Юлия "Я смертная."(Антиутопия) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"