Моисеев Валерий Владимирович: другие произведения.

Болезнесома

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 4.88*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    У него было все, что нужно для полного счастья - шоколадное мороженое, сгущенное молоко, малиновое варенье и голова девушки, которую он любил.

   Слава уныло брел по покрытой трещинами асфальтовой дорожке заброшенного парка. Он тщательно обходил, росшие из трещин, одуванчики и тополя. Ему очень не хотелось идти домой потому, что там была мама. Если он окажется дома, она опять будет пилить его и воспитывать. А Славе этого вовсе не хотелось.
   Слава поднял голову и огляделся. По обе стороны от него простирались заросли полыни и чертополоха. Местами они достигали высоты человеческого роста. Среди них громоздились ржавые остовы аттракционов. Словно гигантские костяки железных динозавров, они торчали из густого, непролазного бурьяна.
   Слава не помнил, как его сюда занесло. Он просто шел себе, и шел и почему-то, вдруг, оказался здесь.
   Хлопала на ветру, чудом уцелевшая, дверь будки с надписью "Касса". Цепи качелей гремели на ветру, словно кандалы каторжников. Пронзительно пахло прелой листвой и мокрой землей.
   Диснеевские утята, с проломленными головами, уныло мокли под дождем. Куски пожелтевшего пластика валялись рядом с ними, словно осколки разбитых черепов.
   Тощая бродячая собака, с напуганными жалостливыми глазами, перебежала Славе дорогу. С ее впалых боков, клочьями свисала свалявшаяся шерсть. Собака уселась в лужу и принялась тоскливо выть на луну, нарисованную на облезлом фасаде комнаты ужасов.
   Неподалеку, ворона деловито доклевывала голубиную голову. Ветер гонял мусор, выцветшие полиэтиленовые пакеты, целлофан. И над всем этим кружились черные стаи ворон, словно чаинки в стакане, перемешанные огромной ложкой.
  
   Ржавая, лупоглазая гусеница, с ухмыляющейся физиономией клоуна, неожиданно подмигнула Славе и сказала:
   - Привет!
   - Здравствуй! - ответил удивленный Слава. - А ты, кто?
   - Клоун-гусеница, - ответил тот. - Но ты можешь звать меня просто - Клогус! Раньше я работал здесь, не то паровозиком, не то каруселью. Сейчас уже и не помню, старенький стал.
   - А разве ржавые аттракционы умеют разговаривать? - вежливо поинтересовался Слава.
   - Еще как! - заверил его Клогус.- Видел бы ты, что мы вытворяем ночами.
   Так они познакомились и подружились.
  
   Выяснилось, что Клогусу откуда-то известно, что во всех Славиных проблемах виновата неправильная хромосома. Та самая, которую Слава, когда был маленький, называл Болезнесомой.
   В детстве, когда он вел себя нехорошо, мама говорила ему, грозя пальчиком:
   - Вот, смотри, придет к тебе страшная Болезнесома!
   Слава пугался и начинал вести себя тише воды, ниже травы.
   С возрастом, для того, чтобы Слава и дальше продолжал вести себя хорошо, мама давала ему маленькие разноцветные таблеточки.
   А когда Слава подрос, и стал совсем взрослым, мама постоянно следила за тем, чтобы он исправно принимал большие беленькие таблеточки. Одну - после завтрака, вторую - после ужина, и тщательно запивал их кипяченой водичкой.
   После того, как Славе исполнилось тридцать лет, ему стало нужно глотать уже по четыре таблеточки в день.
  
   Если бы Славу кто-нибудь спросил - кто такая Болезнесома? Он, вряд ли смог бы ответить. Он знал, что Болезнесома - это нечто страшное, которое рано или поздно придет в его мир и все в нем испортит. Точно так же, как испортила что-то в его мозгу, когда он был еще неродившимся ребеночком в животике у мамы.
  
   Однажды, Славин друг Клогус сказал ему, что возможно его мама и есть эта самая Болезнесома. Удивленный Слава сначала не поверил ему, но Клогус настаивал. Он спросил, не дает ли мама Славе большие кругленькие таблеточки беленького цвета, для того, чтобы он себя хорошо вел? Слава очень удивился и поинтересовался, откуда об этом знает Клогус?
   Тот повертел по сторонам большой ржавой головой, проверяя, не подслушивает ли их кто, после чего, зашептал нарисованным ртом:
   - Это очень плохие таблеточки, Славик! Коварная Болезнесома хочет отравить тебя!
   Слава послушался своего друга Клогуса и перестал глотать большие беленькие таблеточки. Он начал складывать их в коробочку из-под леденчиков, которую прятал в своей комнате, на полочке за книгами. И очень скоро их там скопилось целая куча.
  
   Однажды мама убиралась в Славиной комнате и нашла спрятанные там таблеточки. Она стала кричать на него страшным голосом и громко топать ногами. И вот тогда, Слава понял, что Клогус прав - его мама злая и очень коварная, потому что не разрешает ему знакомиться с живыми девушками.
   - Славик, держись подальше от этих грязных, похотливых созданий! - частенько говаривала мама, положив голову Славы себе на колени, и нежно перебирая его темные волосики, вокруг обширной лысины. - У них на уме лишь одно - как бы заполучить такого завидного жениха, как ты, мой мальчик!
   Слава, молча, улыбался большим слюнявым ртом. Словно кот, он щурил от удовольствия белесые глаза и проникался собственной исключительностью.
   Но теперь, после того, как Клогус ему все объяснил, Слава точно знал, кем была его мама. Она была страшной Болезнесомой, которая не давала ему жить счастливо. И он убил Болезнесому. И ему не было жалко ее нисколечко.
  
   Слава понимал, что он еще очень молод и у него все впереди. Ему было, всего лишь, тридцать восемь лет. Но, то обстоятельство, что у него до сих пор не было секса с живой девушкой, сильно угнетало его. А это, как говорила мама, было ему категорически противопоказано, потому что у него сразу начинала болеть голова, и он чувствовал себя нехорошо.
  
   Слава сохранил бы любимую девушку целиком, но все полочки холодильника были заняты. Там лежала мама. Ее попытка спрятаться от него в холодильник, очень обижала и сердила Славу.
   Не то, чтобы ему некогда было похоронить маму. Просто врач, которого Слава пригласил из поликлиники, увидев ее проломленный череп и вытекший глаз, повел себя плохо. Вместо того чтобы полечить маму, он весь вспотел и зачем-то принялся звонить в полицию.
   Слава очень рассердился и проколол ему почку острым шампуром для шашлыка. После того, как врачу самому понадобилась медицинская помощь, он сразу перестал звонить в полицию.
  
   Врач оказался жесткий и невкусный. Мясо сильно отдавало некастрированным кабаном. Не помогло даже то, что Слава, по совету Клогуса, всю ночь продержал вырезку в красном сухом вине. Избыток тестостерона в мясе врача, безнадежно испортил Славе шашлык и настроение.
   Клогус сказал Славе, что за все это, кто-то должен ответить. Когда Слава возвращался из заброшенного парка домой, он твердо решил, что обязательно накажет кого-нибудь.
   В это же самое время, какая-то парочка, на свою беду, занималась любовью в машине, припаркованной в лесополосе. Молодые люди были так заняты, что не заметили, как Слава, мрачно ухмыляясь, скрутил крышку с бензобака. Впрочем, когда бензобак взорвался, и машину охватило пламя, любовникам стало совсем не до секса.
  
   Временами Слава жалел, что высыпал все большие белые таблеточки в унитаз. Он чувствовал, что без них, с его головой происходит что-то неладное. Мама, по-прежнему, лежала в холодильнике, на полочках, и не хотела говорить ему, где брала для него таблеточки.
  
   Слава был очень застенчивым и робким. Он даже не знал, как зовут ту девушку из соседнего дома. А на то, чтобы самому подойти к ней и спросить, у него не хватало духу.
   Девушка ему очень нравилась. Хрупкая, миниатюрная, с коротко остриженными темными волосами. На ее бледном кукольном личике, казалось, навсегда застыло мечтательное выражение.
   Прошла, наверное, неделя, прежде чем Слава, наконец, решился признаться ей в любви.
  
   Слава подозревал, что его избранница, вряд ли, дослушает его признание до конца. Чтобы этого не произошло, нужно было заставить ее выслушать все, что он намеревался ей сказать.
   Клогус сказал Славе, что для этого, ему нужно будет заманить девушку к себе в квартиру. Самое главное, при этом - не позабыть запереть дверь на ключ, чтобы девушка не смогла уйти, пока Слава будет признаваться ей в любви. А ключ нужно куда-нибудь надежно спрятать.
  
   Клогус придумал одну хитрую хитрость. Славе нужно было украсть любимую кошку девушки.
   Ночью, когда хозяйки не было дома, Слава вытянул кошку спиннингом через открытую форточку ее кухни, расположенной на первом этаже.
   Кошка доверчиво схватила зубами кусок колбасы. Откуда ей было знать, что внутри нее спрятан большой рыболовный крючок с тремя жалами?
   Плохая кошка дико мяукала и упиралась, когда Слава вытаскивал ее из окна. Крючком он выдрал ей половину морды, и весь перепачкался в крови, прежде чем засунул в мешок. Хорошо, что он догадался надеть зимние кожаные перчатки, иначе бы кошка сильно оцарапала ему руки.
   Слава попрыгал на мешке, пока кошка не перестала издавать звуки, после чего, отнес его в заброшенный парк.
   Прежде чем закопать мешок, он показал раздавленную кошку Клогусу.
   - Хорошая работа! - похвалил его друг, широко улыбнувшись нарисованным ртом.
  
   Девушку, как оказалось, звали Тамара, то есть, Тома.
   На следующее утро, едва вернувшись с работы, она уже ходила во дворе и громко звала свою любимицу:
   - Пушинка! Пушинка!
   Слава, весь красный от смущения, подошел к Томе и сказал, что вчера к нему в подъезд забежала белая кошка, и он приютил ее у себя. Быть может, Тома ищет именно ее?
   Как и обещал Клогус, ровно через десять минут девушка уже была у Славы дома.
  
   Слава очень боялся получить от девушки отрицательный ответ на свое признание в любви. Поэтому он поступил очень предусмотрительно, и первым делом, на всякий случай, зашил ей рот.
   Радуясь своей находчивости, Слава застенчиво смеялся, накладывая на пухлые губы девушки аккуратные стежки крест-накрест. Он специально взял для этого самые крепкие нитки черного цвета.
   А чтобы не стесняться пронзительного взгляда синих глаз, он, заодно, зашил ей и глаза. Для этого, Славе пришлось использовать суровый шпагат, так как черные нитки слишком неэстетично выглядели на белой коже век.
  
   На следующее утро, Слава обнаружил, что тело его возлюбленной стало холодным и, отчего-то, покрылось некрасивыми сине-багровыми пятнами. Потом оно стало жестким, словно доска, а ее руки и ноги перестали послушно сгибаться.
   С каждым днем, плохой запах в комнате, где лежала Славина новая подруга, становился все сильнее. Уже не помогала вьетнамская мазь "Золота звезда", которой Слава обильно смазывал ноздри, прежде чем войти к своей возлюбленной. Тогда он, с огорчением понял, что видимо, чем-то нечаянно обидел Тому. И, теперь, она не хочет с ним общаться и нарочно плохо пахнет.
  
   Между тем, соседи, встречая Славу на лестничной клетке, уже пару раз спрашивали - чем это так воняет в его квартире? А пожилые, не в меру любопытные соседки, интересовались, почему уже давно не видно его мамы?
   Но умный Слава перехитрил и Тому, и соседей. Не преставая восхищаться своей изобретательностью, он избавился от ее тела, оставив себе лишь голову, а все остальное вывез и закопал в заброшенном парке.
   Чтобы туловище девушки, разлученное с головой, не скучало, он зарыл его возле Клогуса. Прямо под его веселой, улыбающейся физиономией, там же, где была закопана Пушинка.
   Теперь его друг Клогус будет разговаривать с девушкой, когда Славы не будет рядом с ним. Правда девушка не сможет принимать участие в разговоре, потому, что ее голова лежит у Славы дома, в холодильнике. Поэтому Клогусу придется вести монолог.
   Но, зато Тома сможет ласкать свою любимую кошку. Ведь обе руки у нее были на месте, а голова для этого совсем необязательна. Правда, вид у Пушинки был неважнецкий. Шерсть уже начала слазить клочьями, а раздувшиеся внутренности кишели белыми мушиными личинками.
   Да и пахла кошка не очень. Но Тома и сама, отнюдь, не благоухала.
  
   Голову девушки Слава теперь хранил в холодильнике, доставая лишь по мере надобности. После принятых мер, запах в квартире значительно улучшился.
  
   Самым трудным, оказалось, поднять на пятый этаж ящики со сгущенкой. Дом был старинный, и лифта в нем не было. К концу последнего рейса, Слава окончательно выбился из сил. Утирая платком холодный пот со лба, он порадовался тому, что мама успела наварить малинового варенья, прежде чем умерла. Иначе, варенье пришлось бы покупать в магазине и поднимать на пятый этаж.
  
   Наконец, когда все было готово, Слава решил осуществить свою заветную мечту, и собрать вместе все то, что он любил. Это было нужно ему, чтобы получить большое удовольствие.
   У него было все, что нужно для полного счастья - шоколадное мороженое, сгущенное молоко, малиновое варенье и голова девушки, которую он любил.
  
   Тщательно вымыв ванну, Слава заткнул ее пробкой. После этого, вооружившись консервным ножом, он принялся вскрывать банки со сгущенным молоком и аккуратно выливать их в ванну. Для того, чтобы белоснежное эмалированное дно покрылось достаточно толстым слоем сгущенки, ему пришлось купить еще две коробки этого продукта.
   Затем, настал черед брикетов шоколадного мороженного. Растопив их на паровой бане, он осторожно влил получившийся шоколадный крем в сгущенку и распределил его на поверхности красивыми разводами.
   Три трехлитровые банки малинового варенья изящно дополнили нежно-кремовую поверхность сгущенного молока. Закрутив красно-розовые разводы по широкой спирали, Слава залюбовался своим произведением.
   Он ощутил, как в животе у него заурчало при виде этого гастрономического чуда. Но, Слава строго одернул себя - пока еще было не время. Ведь осталось самое главное!
   Достав из холодильника голову Томы, он осторожно опустил ее на дно ванны. Затаив дыхание, Слава поместил ее в самом центре малиново-шоколадно-молочного озера. Отступив назад, он критически оглядел свое творение.
   Нет, что-то определенно было не так! Внезапно Славу осенило - горевшая под потолком лампочка была слишком тусклой. Он принес с кухни табурет и, обмотав руку полотенцем, чтобы не обжечься, встал на него и выкрутил из патрона горячую лампочку. Вместо нее, он вставил новую, в сто пятьдесят свечей.
   После этого он, с нескрываемым восхищением, оглядел свой шедевр. При ярком освещении краски заиграли в полную силу. Фон, на котором покоилась голова Томы, влажно блестел. Его розово-малиновые разводы с коричневыми и белыми прожилками напоминали полированную плиту из очень красивого камня.
  
   Опустившись перед ванной на корточки, Слава зачерпнул половником разноцветную сгущенку и принялся любовно поливать ею голову девушки. При этом он старался, чтобы розовые потеки не затрагивали бледное лицо Томы. Слава хотел оставить его напоследок.
   После того, как вся голова будет тщательно покрыта сладкой массой, Слава собирался языком слизать с нее всю эту неописуемую вкуснотищу.
   Работая половником, Слава не мог удержаться, и начал представлять себе, как нежно и медленно, слизывает сгущенку с головы своей возлюбленной.
  
   По мере того, как возбуждение все сильнее охватывает его, Слава начинает лизать все быстрее и быстрее. Брызги летят во все стороны, а движения его становятся все грубее и жестче.
   Наконец, его одеревеневший язык, начинает, словно рашпиль, безжалостно снимать кожу с лица Томы. Потом, он остервенело слизывает с головы мышцы и сухожилия.
   Давясь волосами, пропитанными сгущенкой, он растягивает удовольствие. Его тошнит и выворачивает наизнанку. Но ему нравится, что его рвет - это приятная рвота. Слава глотает и глотает скользкие, черные, сладкие пряди. И очень грустит, когда проглатывает последние из них.
   После этого, в ванне остается вылизанный до блеска, бесподобный в своем совершенстве, блестящий череп!
  
   Тут, с покрытого пятнами плесни потолка, в ванну, неожиданно, свалился здоровенный, мохнатый паук. Слава от неожиданности подскочил и даже выронил половник.
   Паук выглядел настолько отталкивающе, что вызвал у Славы, вполне естественное, чувство омерзения. Борясь с неудержимыми приступами рвоты, он попытался вытащить отвратительное, перепачканное в сгущенке насекомое. Но, вскоре, бросив все, был вынужден надолго приникнуть к унитазу. Так, он провел минут пять, бурно избавляясь от содержимого своего желудка.
  
   Когда Слава вернулся к ванне, паука там уже не было. Мохнатая тварь утонула в его волшебном, сладком озере.
   Слава затравленно всхлипнул - все пропало! Его чистая идея была изгажена этим отвратительным насекомым! А мельком брошенный в ванну взгляд на голову Томы, вызвал у него лишь новый неудержимый спазм рвоты.
  
   Когда Слава, тяжело дыша, поднял голову от унитаза, периферийным зрением он заметил какое-то едва уловимое движение на бортике ванны. Волосы у него на затылке встали дыбом.
   Явственное ощущение, что кроме него и части Томы в ванной есть кто-то еще, заставило его похолодеть. Тут же с ладоней, ледяными ручейками заструился пот. Рот наполнился кислой слюной, а в ушах пронзительно зазвенело.
   Продолжая оставаться на коленях, Слава, сделав над собой героическое усилие, медленно повернулся и стал смотреть на белый эмалированный бок ванны. То, что в ней происходило, было недоступно его взгляду. А то, что там творилось что-то страшное было несомненно.
  
   - Тсц, тсц, тсц! - раздавалось какое-то непонятное цоканье из невидимых недр ванны.
   Потом послышалось интенсивное царапанье, и Слава взвыл от ужаса.
   На бортике ванны, с трудом балансируя, появилась голова Томы, вся перемазанная в сгущенке и малиновом варенье. Глаза и рот ее были по-прежнему зашиты, а из висков торчали четыре пары огромных, мохнатых, паучьих лап. Именно они и издавали это отвратительное царапанье.
   Неожиданно, из выпуклого лба Томы стремительно проклюнулись восемь стебельков. На их кончиках вылупились, горящие лютой злобой, паучьи глазки бусинки. И все они неотрывно смотрели прямо на Славу.
   - Тома - Болезнесома! - в ужасе выдохнул он, внезапно прозрев.
   Теперь для него, со всей пугающей очевидностью, стало ясно, что мама не была Болезнесомой. А белые большие таблеточки, которые она заставляла его глотать, были полезными, а не вредными.
   Получалось, что верный друг Клогус обманывал его все это время?
   От злости, Слава заскрежетал зубами так сильно, что раскрошил два запломбированных зуба.
   Сегодня же он пойдет в заброшенный парк. Там он разберет вруна Клогуса на части и сдаст его в металлолом!
  
   Мертвые веки Томы затрепетали, и к ним быстро протянулись две передние паучьи лапы. Острыми когтями Болезнесома легко распорола стежки шпагата, надежно стягивающие веки.
   После этого, глаза Болезнесомы широко распахнулись, явив огромные, во все глазные яблоки, черные зрачки. Этот взгляд заставил Славу оцепенеть от ужаса. В нем не было ничего от взгляда девушки Томы, которую он любил. Цвет глаз изменился. Теперь они были грязно-белыми, словно глаза протухшей рыбы, готовые вот-вот вытечь наружу.
   Между тем, паучьи лапы проворно распороли стежки, которыми был зашит рот. Синие губы тут же разъехались в зловещей ухмылке и обнажили два ряда острых акульих зубов. После этого, жуткая Болезнесома проворно спрыгнула на кафельный пол..
   Пронзительно вскрикнув, Слава вскочил на ноги и выбежал из ванной комнаты. Он захлопнул за собой дверь, прежде, чем Болезнесома успела цапнуть его своими ядовитыми зубами.
   Впрочем, дверь ненадолго задержала ее. Жуткий хруст перемалываемой древесины, возвестил о том, что для Болезнесомы не существует преград. Выскочив на балкон, Слава поспешно закрыл за собой дверь и, навалившись на нее плечом, стал наблюдать через стекло за тем, что происходит в квартире.
   Вскоре из коридора, словно колобок, выкатился осклизлый розовый шар и остановился посреди комнаты. От его боков отделились паучьи лапы и кошмарное существо, поднявшись на них, бодро заковыляло в сторону балконной двери.
   Слава, взвыв от ужаса, наблюдал за тем, как Болезнесома своими мощными зубами принялась рвать на куски пластик и алюминий дверного полотна.
   Скоро, она уже начала протискиваться через прогрызенную дыру на балкон.
   - Сложная ситуация! - пробормотал в голове у Славы, неизвестно откуда взявшийся там, Клогус. - Может, полетаем напоследок?
   - Можно! - охотно согласился Слава и сиганул щучкой через перила балконного ограждения.
  
   Падая камнем с пятого этажа, вниз головой, Слава обнаружил, что ему оказывается нравится летать. Необычайная легкость охватила все его тело. Прохладный встречный воздух приятно холодил разгоряченное лицо.
   Впрочем, это длилось совсем недолго. Всего через секунду, это поистине волшебное чувство выплеснулось, вместе с его больным мозгом, на пыльный асфальт.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 4.88*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Февральская "Фавориты. Цепные псы "(Антиутопия) А.Емельянов "Мир Карика 12. Осколки"(ЛитРПГ) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Платонов "Грассдольм. Стая"(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист"(Боевик) Е.Никольская "Магическая академия. Достать василиска!"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) Л.Светлая "Мурчание котят"(Научная фантастика) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"