Моисеева Ольга Юрьевна: другие произведения.

Охота за иллюзиями

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    НФ, опубликован в журнале "Искатель" 7, 2014

  - А зачем было всё-то перекапывать? Ты теперь не сможешь ходить между грядками! - С минуту Игорь стоял, ожидая ответа. Но его так и не последовало. - Ну, что ты молчишь, как пень? Скажи хоть что-нибудь.
  - Здравствуй.
  - Привет! - про себя добавив "бестолочь", отозвался Игорь и, безнадёжно махнув рукой, направился к дому. По дороге он обернулся: - Ладно, не стой столбом, утрамбовывай проходы между грядками! После обеда будем сеять.
  В доме уже был накрыт стол. В центре стояла большая миска с бурой жижей отвратного вида.
  - Что это? - поморщился Игорь.
  - Еда.
  - Неужели? - он пододвинул миску к себе. - И из чего же она?
  - Как ты заказывал: хлеб, овощи, мясо, чистая вода.
  - Ты всё истолкла и смешала в одну кучу, - с тоской констатировал Игорь, взял ложку и, тяжело вздохнув, зачерпнул варево. - Зачем?
  - Ты сказал: прежде чем делать, надо всегда подумать, как сделать это лучше. Я подумала! И сделала еду равномерной, чтобы она лучше усваивалась.
  - Но разве ты не видишь, что это выглядит омерзительно? - Он с досадой бросил ложку в миску.
  - Омерзительно значит питательно?
  
  * * *
  - После того, как небо, солнце, земля и всё остальное было сделано, Он создал нас - по своему образу и подобию.
  - Вот я и хотел у тебя ещё раз уточнить, как это - по образу и подобию?
  - Ну, так - посмотрел, как сам выглядит, и сделал нас похожими на себя.
  - Всех?
  - Да.
  - А чего же мы тогда такие разные? Вот близнецы Гуры или Пел - они же совсем другие, чем мы с тобой! Если мы похожи на Господа, а Гуры и Пел совсем не похожи на нас, значит, и на Господа они тоже не похожи!
  - М-м-м... - Элан укоризненно покачал головой. - Это Бик, да? Он снова плёл тебе всякую чушь? Зачем ты его слушаешь? Я не раз предупреждал, что когда-нибудь он договорится до настоящей беды!
  Тан промолчал. Его так и распирало продолжить логическое построение, предложенное Биком, но не хотелось злить учителя.
  - Ну, точно, Бик, - утвердился в своём мнении Элан, - и я догадываюсь, что он сказал тебе дальше: что раз только мы созданы по образу и подобию Господа, то именно мы здесь и главные. Так? - Он зловеще усмехнулся, сверля Тана взглядом.
  - Избранные, - тихо ответил Тан, глядя в сторону.
  - Ага, ясно! - победно изрёк Элан. - Мы - избранные, а близнецы, Пел и им подобные созданы лишь для того, чтобы слушать наши приказы и беспрекословно подчиняться, да? А тебе не кажется, что Бик просто балбес и лодырь, хочет не работать, а только команды другим раздавать, и чтобы это оправдать, придумывает разные идиотские теории!
  Тан потупился. Резкий тон и выводы Элана в миг сделали пространные объяснения Бика намного менее привлекательными, чем казалось ещё минуту назад.
  - Я думал, ты умнее! - продолжал наседать учитель. - Думал, ты понимаешь, что из-за таких, как Бик, извращающих заветы святого Мартория, Небесные Отцы могут всех нас превратить в камни! - закончил он громовым голосом.
  Тану стало обидно. С чего это учитель считает его недоумком? Он ведь ничего плохого не делает, просто хочет разобраться! И Тан выпалил, глядя Элану прямо в глаза:
  - А Бик говорит: не будет никакого Небесного Пришествия! Господь бросил нас тут, потому что мы Ему надоели тем, что у нас никогда ничего не меняется. Чего Ему смотреть, как мы без конца делаем одно и то же, ничему не учимся и не развиваемся. Скучища! Не пошлёт Он к нам Отцов. Никто к нам не сойдёт!
  - Святой Марторий! - Элан в ярости затряс головой, и в шее у него звонко хрустнуло. Тан испугался, что у учителя там что-нибудь сместится и он больше не сможет поворачивать голову. - То, что все равны, и каждый выполняет свою работу, он называет скучищей! Да если бы не эта скучища, вместо нас давно бы уже были неподвижные камни, а на месте Поселения вырос дикий лес! Неужели ты сам этого не понимаешь?
  - Мне пора, Элан, - сказал Тан и развернулся, чтобы уйти. Он чувствовал, что запутался, и решил поразмыслить над всем этим позже, в более спокойной обстановке.
  - Вот и иди! Иди и подумай как следует, тогда увидишь, кто прав! - словно прочитав его мысли, напутствовал учитель.
  
  * * *
  - Ещё один сигнал? - нахмурился председатель комиссии. - Что это значит? Неисправность прибора?
  - Прибор исправен, - возразил начальник лаборатории гиперсвязи, бросаясь к панели управления. - Связь с ответным устройством на Марсе установлена, в чём уважаемая комиссия только что убедилась, - быстро бормотал он, колдуя над приборами. Высокий и тощий, как палка, главный связист напоминал гигантского богомола, с неимоверной скоростью нажимающего на кнопки длинными передними конечностями. - Что же касается второго сигнала, то он послан другим ГС-передатчиком, который находится вне Солнечной системы.
  - Как это другим?! А что же вы тут тогда так долго изобретали, тратя государственные деньги, если на испытании первого в мире устройства гиперсвязи обнаруживается, что аналогичный прибор уже существует? - грозно вопросил председатель, придвигаясь вплотную к начлабу. - И что значит "вне Солнечной системы", а где же тогда, чёрт возьми? - Его плотная коренастая фигура угрожающе застыла прямо за спиной главного связиста.
  - Вот координаты. - Тот проворно отпрыгнул в сторону, чтобы не загораживать дисплей.
  - Мне некогда вникать в цифры и значки, назовите место!
  - У этой планеты пока нет официального названия, только номер, - затараторил начлаб, тыкая тонким сухим пальцем в дисплей. - Её существование до настоящего момента рассматривалось как условное, построенное на расчётах, то есть я хочу сказать, было с большой вероятностью предсказано, что там есть планета, причём по своим характеристикам близкая Земле.
  - Минуточку! Так это что же, та самая Надежда человечества? - Председатель обернулся к остальным членам комиссии. Те забубнили каждый своё, создавая общий бестолковый гул, и председатель вновь повернулся к связисту.
  - Да, похоже, это именно она, - подтвердил тот.
  - Ну так бы сразу и сказали! А то морочите голову номерами! Выходит, туда уже доставили прибор?! Почему же тогда мне никто не сообщил об этом? Что за игры вы тут ведёте? - Председатель достал из кармана платок и вытер мгновенно вспотевшую лысину.
  - Я никаких, как вы изволили выразиться, игр не веду, - возмутился начлаб, - и могу сказать со всей ответственностью, что вы присутствуете на первом в мире испытании гиперсвязи! Ни о какой отправке к Надежде прибора ГС мне ничего не известно, и я не понимаю, откуда вообще он мог взяться! На сегодняшний день наша группа успела собрать и полностью отладить всего два устройства: одно - здесь, в лаборатории, а второе - на Марсе. Насколько я знаю, исследователи должны полететь к Зет-один-четы... простите, к Надежде, только через полгода, состав отряда ещё даже не утверждён! Кто же, по-вашему, доставил прибор и включил его? И на чём этот кто-то полетел туда? Гиперпространственников пока только три, и все они в Солнечной системе. Или Центр втихаря сделал ещё один "Союз-ГП"? Что ж, в таком случае, это не я, а вы ведёте странные игры!
  - Не забывайтесь! Я - председатель правительственной комиссии, а не ваш ассистент!
  - Подождите... - неожиданно пробасил, выступая вперёд, полный и рослый человек - один из членов комиссии. - А почему вы считаете, что устройство ГС на Надежде - наше?
  - Вы имеете в виду принадлежность Российской директории? - нахмурился председатель.
  - Да нет... - неторопливо прогудел член комиссии, - я говорю о человечестве в целом.
  - Что? - брови председателя поползли вверх. - Вы полагаете, это... зелёные человечки?
  - Нет, не думаю! - замотал головой начлаб. - УГС наше. Оно передаёт свои координаты и идентификационные данные. Фактически это стандартное устройство связи, какие входят в оборудование всех кораблей Российской директории. От других оно отличается только тем, что может осуществлять гиперсвязь. Именно такими УГС в ближайшее время планируется оснастить все ГП-корабли. Прибор на Надежде, как я уже говорил, работает в автоматическом режиме: посылает свои данные, после чего переключается на приём в ожидании ответа. Если мы подтвердим получение сигнала, то наверняка получим ещё какое-то сообщение, или даже...
  - Что?
  - Или даже с нами на связь выйдет оператор.
  
  * * *
  "И чего я попёрся к учителю, ведь и так было ясно, что он ответит! Для Элана нет ничего более святого и неприкосновенного, чем Заветы, - думал Тан, шагая по цеху к заевшей машине. - Слышал бы он, что Бик говорит про Мартория, - воспоминания о словах Бика вызывали стыд. - И как только он может плести такое? Если Марторий не Отец Небесный, то как же он мог оживить Поселение? И дать нашему Поселению Сердце! Кто бы мы были без силы Сердца? Камни во тьме..."
  Мысли продолжали течь, ничуть не мешая работе, и вскоре стараниями Тана машина уже снова исправно вскрывала консервные банки с истёкшим сроком годности, вытряхивая их содержимое в контейнер. Подкатил Пел и остановился в ожидании, когда отставший от графика контейнер наполнится. Помимо воли в голову Тана продолжали лезть разглагольствования Бика. Конечно, по большей части он городил чистую ахинею, и всё же в его рассуждениях попадались вещи, заставлявшие задуматься. Тана так и подмывало поделиться этим хоть с кем-нибудь, и он спросил:
  - Слушай, Пел, а тебе не надоело каждый день возить эти контейнеры?
  - Нет, с чего вдруг? Это моя работа, и я могу делать её лучше других. Почему мне должно надоесть? Что за чудной вопрос?
  - Нет, я не имел в виду твою личную, природную, так скажем, склонность к этой работе, а говорю вообще, в принципе.
  - Не понимаю!
  - Ну-у-у, вот мы выращиваем плоды, потом делаем из них консервы, а когда срок годности выходит, отправляем продукты в переработку на удобрения и на них снова выращиваем плоды. И так без конца. Вот я и спрашиваю: тебе никогда не хотелось взять да и перестать этим заниматься?
  - Мне? Перестать? А что же я тогда буду делать? - удивился Пел, нетерпеливо елозя на месте.
  - Да не важно, я ж объясняю: в принципе! Что в нашем мире изменится?
  - То есть, как это - не важно? Если я ничего не буду делать, то просто превращусь в камень - вот что изменится! И с чего только тебе подобные глупости в голову приходят - взять и перестать?! Разве можно изменить волю Господа? Он же создал и нас, и этот мир, а значит, мы должны делать, что велено! Лично я не хочу встретить Небесное Пришествие неподвижной, тупой глыбой... а вообще, сходил бы ты к Элану, он лучше меня объяснит, что к чему.
  - Да был я у него уже, - буркнул Тан.
  - Ну, так сходи ещё раз! - Контейнер наконец наполнился, и Пел быстро погрузил его на тележку. - Слушай, мне надо работать, а твоя болтовня тормозит весь процесс.
  - Так это машину заело, при чём тут моя болтовня! - возмутился Тан, но Пел уже катил к выходу из цеха.
  
  Вечером Тан отправился на кулинарную выставку Ланы. Творчество Ланы привлекало многих, и здесь, в Большом доме, собралась порядочная толпа.
   Лана по обыкновению пыталась уделить внимание каждому пришедшему, и Тан терпеливо ждал, когда она, выслушав мнения, комплименты и критику от двух признанных знатоков искусства кулинарии, порхнёт к тем, кто попроще. Оглядывая зал, Тан вдруг с изумлением заметил Пела и собрался было его окликнуть, но передумал. Пел так целенаправленно и сосредоточенно пробирался к экспозиции, стараясь никого не задеть своей громоздкой тележкой, что не хотелось его отвлекать. "Надо же, - удивился Тан, - оказывается, даже такие, как Пел, способны найти в высоком искусстве что-то для себя притягательное". И тут же отругал себя, что такой мыслью невольно принизил простого работягу. "Какая гнусность, никогда больше не стану слушать Бика! Здесь все равны, и каждый имеет право наслаждаться творчеством Ланы!"
  - Танчик! - ловко вынырнув из толпы, она возникла прямо перед ним. - Привет! Рада, что заглянул! Хочешь попробовать? - Лана улыбнулась и протянула поднос, уставленный малюсенькими тарелочками.
  - Смеёшься? - Тан взял с одной из тарелочек крохотный кусочек. - Это, наверное, малиновый торт "Заря над лесом"?
  - Точно, он! - кивнула Лана. - И вовсе я не смеюсь.
  - Нет, смеёшься! - Повертев кусочек в руках, Тан положил его обратно. - Знаешь же прекрасно: сколько бы я ни мусолил все эти крошки, понять, в чём между ними внутренняя разница, не смогу. Оставь лучше экспертам.
  - Да хватит им уже! - отмахнулась Лана. - Это я тебе принесла! - Она склонила голову на бок и посмотрела Тану в глаза. Лицо её стало серьёзным. - А ты всё прибедняешься! Хотя на самом деле прекрасно в этом, - она указала на поднос, - разбираешься!
  - Ну, не то чтобы... хотя, конечно, я понимаю, что такое красота... Но так это ж каждый понимает! Вон сколько народу набилось поглазеть на твои изыски! Почти все жители.
  - Ладно, - Лана снова заулыбалась, - а скажи, вот тебе лично какие из новых блюд больше всего понравились?
  - "Заря над лесом" и "Морская прогулка". Мне кажется, это не просто хорошая кулинария, а настоящие произведения искусства.
  - Вот видишь, Танчик, что и требовалось доказать!
  - В смысле?
  - В смысле, что эксперты именно этим блюдам поставили наивысший балл за внутреннюю гармоничность! А ещё говоришь, что плохо разбираешься! Ты же не наобум сказал эти названия?
  - Нет, конечно не наобум, просто тут, знаешь, такая штука... Эта самая внутренняя гармония... она хоть и недоступна мне напрямую, но, кажется, как-то умеет просачиваться наружу... не знаю, трудно объяснить... ну, короче, её сразу видно. Посмотришь, и в голове вдруг ка-а-ак щёлкнет: вот он, шедевр!
  - Лана! - бесцеремонно завопил вдруг выскочивший незнамо откуда Энке. - Я пишу статью о выставке, и мне надо задать тебе несколько вопросов! Ты не против?
  - Вообще-то мы тут разговариваем, если ты, Энке, не заметил! - резко произнёс Тан.
  - Да пойми, дружок, мне надо срочно! - ничуть не смутился тот, фамильярно хлопнув Тана по плечу. - Статья должна быть в завтрашнем номере Газеты! Потом договорите, лады?
  - А не пошёл бы ты... - Тан угрожающе выступил вперёд.
  - Спокойно, не ссорьтесь! - Лана встала между ними. - Энке, подожди, пожалуйста, чуть-чуть в сторонке, я сейчас подойду. И подержи пока это, хорошо? - Она протянула ему поднос.
  - О, а это - "Морская прогулка"? - показал на одну из тарелочек репортёр, принимая поднос. - Похоже на кусочек пены.
  "Это "Летние облака", тупица!" - чуть было не вырвалось у Тана, но быстрый, как молния, взгляд Ланы заставил его промолчать.
  - Нет, это "Летние облака", но пену действительно немного напоминает, - Лана тихонько подтолкнула Энке к свободному углу зала. - Вот здесь постой всего одну минуточку, я скоро вернусь.
  Он покорно кивнул, похоже, совершенно очарованный её улыбкой и мягким голосом.
  Неожиданно для себя Тан подумал, что, может, Бик не так уж и неправ? Было бы неплохо иметь право повелевать другими. И приказать Энке никогда больше не подходить к Лане...
  - Ты уж извини, но я обязательно должна с ним побеседовать. Это его работа, да и мне интервью не помешает... Слушай, давай встретимся позже, ну, когда здесь всё закончится. А то мне ещё кое с кем надо пообщаться. Давай?
  - Ладно, буду ждать тебя у выхода.
  - Тогда, до встречи, Танчик! - И она упорхнула. Быстро, как птица: раз - и нет!
  "И зачем ей нужен этот дурак Энке! - ворчал про себя Тан. - Подумаешь, статью какую-то накарябает. Как будто кто-то и так не знает про Лану и её выставки! Я-то вот намного полезней - любой механизм у неё на кухне за минуту починю, если вдруг сломается... А что умеет этот репортёришка? А впрочем, Бог с ним, ладно. Наверное, даже хорошо, что так получилось, после выставки будет больше времени поговорить, и никто нам не помешает". Настроение у Тана поднялось, и он решил ещё раз внимательно изучить все новые блюда.
   "Танчик", - думал он, бодро протискиваясь к экспозиции. Кроме Ланы, никто и никогда не называл его так. И откуда только она это взяла? Тан представил себе, как его все вокруг называют Танчиком, и скривился. Фу-у! Нет, тут всё дело исключительно в Лане. Только от неё это может звучать приятно.
  
  * * *
  - Аномальное поведение чего? Там же ничего нет!
  - Это не совсем так, господин президент. Материальных объектов - да, действительно нет, но есть нечто другое. Научные определения этих явлений...
  - Не надо научных определений, - перебил говорящего советник президента по науке, - с ними мы просидим до утра. Пожалуйста, давайте короче, только самую суть.
  - Хорошо, попробую. Итак... - Академик собрался с мыслями. - Суть в том, что все материальные объекты физического пространства-времени обязательно имеют свои... ну что ли... отражения в подпространстве, да. Это похоже на силовые линии с узлами напряжённостей... Такая, с позволения сказать, сетка-карта всего, что есть в трёхмерном космосе, причём с учётом течения времени. Именно по этой сетке мы и ориентируемся в подпространстве. - Он вопросительно взглянул на советника.
  - Продолжайте, - ответил за него президент.
  - За всё время полётов с использованием гиперпрыжков мы только один раз столкнулись с тем, что корабль вышел в физический космос не в точке ожидания. Смещения во времени не было, а в трёхмерном пространстве оно оказалось совсем небольшим, но тем не менее такое имело место. К сожалению, точно определить, что его вызвало, тогда не удалось, и в конце концов за причину приняли неточную работу аппаратуры. Хотя теоретически, и с гораздо большей вероятностью, это мог быть сдвиг "силовой линии". И это особое мнение вашего покорного слуги отражено в заключении по этому делу.
  - Почему же не приняли меры? - обратился президент к советнику.
  - Явление больше не повторялось, и никаких реальных подтверждений вашему, - советник бросил недобрый взгляд на академика, - особому мнению не было. Видимо, явление относится к очень редким природным аномалиям. И пока просто не было возможности изу...
  - Что ж, теперь такая возможность у вас появилась, - перебил его президент.
  - Совершенно верно, господин президент, - тут же встрял академик. - В сообщении, переданном с Надежды, содержится полный пакет записей бортового компьютера! Они сейчас изучаются. Судя по всему, если "линия" уходит в сторону, то возникает смещение в пространстве, а если сжимается или растягивается - во времени. Вот в такую, большей частью именно временную, аномалию как раз и попал направлявшийся к Надежде корабль.
  - То есть вы считаете, что всё это проделки не людей, а подпространства. Силовая линия сжалась и закинула корабль не в то время, так?
  - Да, господин президент. Только не сжалась, а растянулась. Поэтому корабль оказался в прошлом, когда на Надежде ещё нет никакого поселения, а гиперпрыжки и гиперсвязь люди пока не изобрели. Кроме того, аномалия сместила корабль и в пространстве тоже. Он вышел слишком близко к Надежде, в её атмосфере. Аварийная посадка была очень жёсткой. Корабль почти рухнул на планету! Он получил такие повреждения, что уже не смог покинуть Надежду.
  - Хорошо. Допустим, всё так, как вы говорите. Тогда у меня вопрос: что помешает той же силовой линии искривиться снова? Я сейчас говорю о транспорте, который мы планируем в ближайшее время отправить на Надежду. Сможем ли мы защитить его от аномалии?
  - Весь наш опыт гиперпрыжков показывает, что такие аномалии крайне редки...
  - И тем не менее! - перебил академика президент.
  - Мы уже начали разработку методов защиты.
  - Форсируйте процесс, используя все доступные средства. Транспорт на Надежду должен быть отправлен как запланировано.
  - Да, господин президент.
   
  * * *
  - Здесь так уютно, - сказала Лана, - давай посидим немного, посмотрим на воду?
  - Давай.
  Тан опустился на пружинящую подушку корней в центре небольшой полянки, окружённой Воздушными деревьями. За спиной и по бокам ветви переплетались в замысловатые узоры, а их длинные тонкие концы с узкими полосками листьев смыкались над головой лёгкой невесомой кисеёй. Впереди ярко блестело озеро, отражая низкие лучи заходящего Солнца. Лана задержалась у воды, высматривая что-то в прибрежной траве. Тан залюбовался её ладной фигуркой, точными плавными движениями.
  - О! - Лана сорвала цветок и ловко пристроила его у себя на груди. Потом не спеша подошла к Тану и встала напротив - он не сводил с Ланы глаз, заворожено наблюдая за её походкой. - Ну, как? Красиво? - Она склонила голову, разглядывая большой белый цветок с тонкими малиновыми усиками между лепестками.
  - Очень! - ответил Тан и подумал, что если Бог создал всех жителей Поселения по своему подобию, то Лана, несомненно, самый прекрасный из его образов.
  - Мне тоже нравится, - Лана нежно погладила цветок и присела рядом с Таном.
  Некоторое время они молча смотрели, как полыхающий шар Солнца опускается всё ниже к золотой поверхности воды. Когда он коснулся озера, Лана сказала:
  - Кажется, что Солнце не заходит за горизонт, а растворяется в воде. Восхитительно! Я всегда охочусь за такими иллюзиями, они дают мне замыслы для новых произведений... но в то же время... знаешь, появляется такое горькое чувство... что, как бы я ни старалась, мои работы будут лишь жалким и блёклым подобием этого природного великолепия.
  - У тебя прекрасные работы! - с жаром возразил Тан. - Ни один из жителей Поселения не сможет создать блюда лучше, чем твои!
  - Так ведь это исключительно потому, что каждый делает своё дело! Кулинарией в нашем Поселении занимаюсь только я!
  - Да, но разве кто-то из жителей превратил свою работу в настоящее искусство? Вот скажи, пожалуйста, кто придёт специально поглазеть, как убралась в коттеджах Ивет? Как Кати вскопала гряды под овощи, или как наполнены контейнеры сырьём, которое Гур и Гура добывают для нашего Сердца? А? Ну, скажи!.. Не можешь сказать! - торжествующе провозгласил Тан. - Потому что все жители просто выполняют свою работу, очень хорошо выполняют, даже отлично! Но это всё равно не высокое искусство, понимаешь?
  Лана задумчиво покачала головой и улыбнулась:
  - Вот и Энке тоже всё приставал ко мне с этим термином. Требовал назвать критерии, по которым можно определить высокое искусство.
  - Больно много внимания ты уделяешь этому писаке! - не сдержался Тан, но увидев, как резко поскучнела его собеседница, поспешил исправиться: - Это... что-то я совсем не о том... Я про искусство хочу узнать! Так что ты ему ответила?
  Заметив его смущение, Лана улыбнулась. Взгляд её потеплел.
  - Сказала, что лично я не знаю таких критериев, но вот Тан, например, говорит: высокое искусство - это когда внутреннюю гармонию видно через внешнюю красоту, когда в голове вдруг ка-а-ак щёлкнет: вот он, шедевр! - Она весело рассмеялась, глядя на удивлённую физиономию друга.
  - Чего, правда? Прямо так и сказала?
  - Ну да, а что такого? По-моему, верные слова! Или ты против?
  - Да нет, просто не ожидал, что ты... будешь меня цитировать!
  - Почему? Разве ты не знаешь, как для меня важно твоё мнение? - Лана склонила голову на бок, заглядывая ему в глаза.
  От её мелодичного голоса и ясного чистого взгляда по телу Тана словно пробежал электрический разряд, в голове стало горячо, и мысли спутались. Лана отвела глаза и принялась рассматривать узоры, созданные ветвями Воздушных деревьев.
  
  * * *
  - Так на сколько лет назад его отбросило?
  - Согласно хронометру УКС, сигнал автоматически посылается в течение ста пятидесяти восьми с половиной лет, - ответил руководитель проекта "Надежда человечества".
  - То есть спасать уже некого?
  - Да, господин президент, - вступил в разговор глава департамента транспорта. - Из сообщения следует, что это был грузовой корабль. Стандартный ГП-грузовик со встроенным киберштурманом. Один пилот. Конечно, он не мог остаться в живых через сто пятьдесят... - договорить он не успел.
  Дверь распахнулась, и в зал заседаний влетел референт:
  - Прошу прощения, господин президент, но у меня крайне важное и срочное сообщение: на связь с Землёй вышел разумный обитатель Надежды!
  
  * * *
  Возвращаясь в Поселение, Лана и Тан ещё издали увидели, что за время их отсутствия произошло что-то из ряда вон выходящее. Повсюду царила суматоха, жители метались туда-сюда, стихийно собирались в группы, видимо что-то обсуждая, потом бежали к центру Поселения. Лана и Тан резко ускорили шаг.
  - Лана! - заорал, как всегда появившийся откуда ни возьмись вездесущий Энке. - Скорее пойдём в Храм! - Он попытался схватить её за руку, но Тан был начеку.
  - Эй-эй! Полегче! - Он загородил собой подругу. - Никуда она с тобой не пойдёт!
  - Тише, Танчик, подожди! - Лана мягко отодвинула его в сторону. - Мы сейчас пойдём, куда ты скажешь, Энке, только объясни сперва: что случилось?
  - У-у-ухо! Ухо! - взвыл репортёр и, натолкнувшись на их недоуменные взгляды, возопил: - Так вы что же, ещё ничего не знаете?!
  - Нет!! - хором крикнули Лана и Тан, заразившись его возбуждением.
  - О-о-о! Наше Ухо услышало зов Небесных Отцов! Я не знаю когда, может, ещё утром! А потом пришёл Элан с обычной вечерней проверкой! И он увидел, что огонёк сменил цвет! - Энке затрясло, как от мощного электрического разряда. - Элан вышел на связь! Он г-говорил с Небесными Отцами!! Г-г-грядёт Небесное Пришествие!!!
  Лана и Тан ошалело застыли, безмолвно таращась на репортёра. Энке переводил взгляд с одного на другого, приплясывая от нетерпения.
  - А-а-а... как?.. - обалдело пробормотал Тан и растерянно посмотрел на Лану.
  - Свершилось! - выдохнула она и вдруг вцепилась в Тана мёртвой хваткой.
  Энке махнул на них рукой, развернулся и побежал в сторону Храма. Лана потянула Тана вслед за ним.
  На площади перед Храмом они увидели Бика с ржавым обломком трубы в руках.
  - Стойте! - скомандовал он, размахивая железякой.
  Чуть позади него стояли близнецы Гуры. Их высокие и широкие фигуры полностью загораживали вход в Храм. Вид у всей троицы был весьма свирепый.
  Лана, Тан и Энке остановились. Рядом топтались жители, которых Бик тоже не пускал в Храм.
  - Что тебе нужно, Бик? - крикнул Тан. - Говори быстрей, и мы пройдём!
  - Слушай, Тан! Ну, я понимаю, эти, - Бик небрежно дёрнул трубой в направлении Ланы и тех, кто стоял поблизости, - но ты-то! Мы же с тобой столько раз беседовали! Неужели ты опять пойдёшь к Элану на промывку мозгов? Я думал, ты соображаешь!
  - Какая ещё промывка? Элан говорил с Небесными Отцами, и я хочу знать об этом всё!
  - Чушь! - заорал Бик, от злости подскочив на месте. - Никакие они не Небесные Отцы от Господа! Они такие же жители, как мы с вами, только мы мирно трудимся, а они - завоеватели!
  - Что-то не больно ты похож на мирного трудягу! - крикнул кто-то сзади и все, кто собрался на площади, засмеялись.
  - Это, - Бик потряс обломком трубы, - только для того, чтобы заставить вас слушать! Я не собираюсь драться, я просто хочу, чтобы вы поняли! Те, кто говорил сегодня с Эланом, не настоящие Небесные отцы! Им просто нужна наша планета, наше Поселение и мы в качестве рабов!
  - Что здесь происходит? - раздалось позади близнецов.
  Услышав голос учителя, Гуры тут же стали как шёлковые и, забыв свои обещания Бику, раздвинулись в стороны, освобождая проход.
  Учитель стоял в дверях храма, обозревая площадь.
  - А-а! Бик! Так это ты не пускаешь ко мне жителей! И как всегда пытаешься сбить их с пути истинного!
  - С пути истинного?! Сдать Поселение и прислуживать захватчикам! Это ты называешь путём истинным?
  Отовсюду послышались удивлённые восклицания и все, кто стоял на площади, разом повернулись к Элану.
  - Не захватчикам, а Небесным Отцам! - медленно и спокойно произнёс учитель, неторопливо подходя к Бику. - И не прислуживать, а помогать! Ведь именно в этом наше предназначение - помогать Небесным Отцам обустраивать мир!
  - Да они понятия не имеют, кто такие Небесные Отцы! Я был возле Уха, когда ты говорил с ними, и всё слышал!
  - Неправда! Они просто проверяли, помним ли мы, кто оживил наше Поселение, чтим ли мы заветы Небесного Отца, или нас поглотила гордыня, и мы забыли и Господа, и их, и то, кем был святой Марторий!
  - Марторий был их лазутчиком! Он задурил нам мозги, чтобы мы сделали всё, что нужно этим наглым нахлебникам, и преподнесли потом на блюдечке! Вот для чего все его заветы! Чтобы мы стали их рабами, расходным материалом!
  - Да это ты, а не они, хочешь сделать других рабами! Ты возомнил себя избранным и теперь... - слова Элана потонули в невообразимом гвалте, поднятом жителями. Кто-то выкрикивал собственные соображения, кто-то возмущался, а иные пали ниц и принялись громко умолять Господа и Небесных Отцов не превращать их в камни за то, что слушали Бика.
  Лана и Тан стали протискиваться ближе к Элану, чтобы услышать, что он говорит, а Энке и ещё несколько жителей, напротив, метнулись к Бику. Тем временем идейный противник учителя уже успел взобрался верхом на Гура и орал что есть силы:
  - Дадим захватчикам отпор! Затаимся в засаде и нападём, как только они высадятся! А потом заставим работать на нас!! Вы хотите жить, как вам нравится, и делать только то, что сами пожелаете?! Вы хотите быть свободными?!!
  - Небесные Отцы бесконечно мудрые и справедливые, - гремел на максимальной громкости Элан, - и когда они спустятся с небес, все, кто хорошо работал и чтил заветы Мартория, обретут благодать и вечное счастье, а те, кто отринул своё истинное предназначение, - он указал на Бика и окружавших его жителей, - будут прокляты! И превратятся в камни!!
  - Не слушайте его, он - вражеский шпион!! - вопил Бик.
  - Отступник! Ты станешь камнем! Навеки!! Камнем!!! - надрывался учитель, грозно тыча пальцем в сторону оппонента.
  - Да пошёл ты! - вдруг взвизгнул Бик. - Я тебя сейчас сам сделаю камнем!! - и, взмахнув трубой, прыгнул со спины Гура прямо на Элана.
  Не ожидавший такого учитель упал, не сумев защититься. Ржавый обломок вонзился в центр груди. Элан задёргался в конвульсиях, а сидевший сверху Бик выдернул обломок, размахнулся и ударил учителя по голове. Ещё раз и ещё. Элан замер.
  Лана вскрикнула и, закрыв лицо руками, уткнулась в Тана. Энке вытаращил глаза и снова затрясся, как тогда на дороге. Стоявшие рядом жители потрясённо застыли, пытаясь осознать увиденное.
  Бик поднялся, продолжая сжимать трубу. Вид его был страшен, и те, кто оказался ближе всего, невольно попятились. С минуту Бик тупо смотрел на неподвижного Элана, потом поднял взгляд и обвёл им жителей.
  - Ну, что смотрите? - медленно сказал он. - Ждёте, когда меня покарает Господь? - тут Бик, наконец, совладал с собой, и слова потекли быстро и легко: - Однако не похоже, чтобы я превращался в камень! - Он покрутил трубу и перебросил её из одной руки в другую. - Вот вам живое доказательство, что все угрозы Элана - пустая болтовня, а заветы Мартория - сплошное враньё! Лично я иду готовиться к защите Поселения. Кто со мной - пошли!
  Он повернулся и двинулся прочь от Храма. Жители молча расступались, давая ему дорогу. Но за ним никто не последовал.
  Тан отвёл Лану в сторону, подальше от распростёртого тела Элана:
  - Подожди меня здесь.
  В шоке от содеянного Биком, она лишь безразлично кивнула. Тан взял её руку, легонько пожал и отпустил:
  - Я скоро вернусь.
  Оставив подругу, он поспешил за Биком.
  Тот уже вышел из толпы и, пройдя несколько шагов по дороге, остановился.
  - Ну, что же вы? Струсили? - он повернулся лицом к жителям.
  - Ты напал на Учителя! - выйдя на дорогу, сказал Тан. - Ты не можешь просто так уйти.
  - Это почему же? - ухмыльнулся Бик, поигрывая трубой.
  - Ты убил Элана! - пророкотал Гур, медленно выдвигаясь из толпы. - Это очень плохо. Придётся ответить.
  - Да, - поддержала его Гура, - убивать нельзя! Элан - наш Учитель!
  Близнецы встали по обе стороны от Тана.
  - Да!.. Нельзя!.. Учитель! - раздалось отовсюду, жители пришли в себя и потянулись на дорогу, быстро окружая Бика.
  Тот развернулся, но бежать уже было некуда - круг сомкнулся.
  - Отдай железку! - сказал Тан.
  - Ага, сейчас! - Бик огрел его трубой по протянутой руке, и рванулся прочь, расталкивая всех подряд, но его мгновенно выбросили назад в круг.
  - Убийца Учителя! - взревели жители, и толпа поглотила Бика.
  
  * * *
  - Итак, Надежда обитаема, - подытожил руководитель центра ксенологии. - Что ж, учитывая её сходство с Землей, это закономерно... однако сильно усложняет колонизацию. Придётся договариваться с аборигенами.
  - Ну, насколько я понял, они давно уже ждут нашего появления, - заметил советник.
  - Ждут только в одном селении, а насчёт всей планеты говорить трудно. Правда, есть хорошая новость, - главный ксенолог глянул в распечатку беседы, - этот "Элан-учитель" ничего не знает о других деревнях, а значит, плотность населения Надежды крайне мала.
  - Прекрасно! Будет не так трудно потеснить туземцев, - удовлетворённо кивнул советник.
  - Да, особенно воспитанных пилотом грузовика. Очевидно, он долгое время жил в поселении, обучая местных жителей. И, хочу отметить, весьма в этом преуспел, если и после его смерти они не забыли наставлений, продолжая работать и готовиться к прибытию "Небесных Отцов".
  - Интересно, это он сам себя причислил к лику святых? Святой Марторий - надо же!
  - Нет, вряд ли. Скорее всего, это уже потом сделали аборигены. И вообще, думаю, всё, что он им говорил, за столько лет наверняка изменилось до неузнаваемости, пока пересказывалось одним поколением другому. Они даже имя его переврали. - Он взял распечатку первой записи борткомпа грузовика. - Так, где это... дата, рейс, вот: пилот - Марторев Игорь Васильевич.
  
  * * *
  Дом наполнял аромат свежеиспеченного хлеба. Ланы не было, но завтрак уже стоял на столе: румяный каравай, нарезанный нарочито крупными ломтями, плошка варенья янтарного цвета и дымящаяся чашка с зелёным травяным чаем.
  Игорь отхлебнул чая и, отломив от каравая хрустящую корочку, подошёл к окну.
  Лана стояла возле крыльца и разговаривала с Эланом. В руках у неё был букетик синих цветов. Неужели это Элан ей принёс? Невероятно! Игорь поймал себя на том, что улыбается. Последнее время у него всё чаще появлялись поводы приятно удивиться. Глядя на долгожданные плоды своей многолетней работы, Игорь испытывал двойственное чувство: с одной стороны, был страшно рад, что в поселении наконец-то появились настоящие жители, а с другой, они так быстро менялись, становились думающими и самостоятельными... Они теперь всё умели, и от него больше не зависели. Много лет он учил их, контролируя каждый "чих", а сейчас вроде как стал не нужен, и от этой мысли снова просыпалось одиночество...
  К счастью, оно имело мало общего с тем чудовищным, острым и всепоглощающим чувством, которое возникло, когда он понял, что уже никогда не сможет вернуться на Землю. Первые два дня были самыми трудными и страшными. Он не мог заставить себя отойти от УГС и часами сидел в ожидании чуда, словно обещанного самим названием планеты - Надежда...
  Но чуда не случилось.
  На третий день Игорь отыскал родник с водой и съедобные плоды. На пятый уже охотился, а через неделю решил вскрыть контейнеры с грузом.
  Первыми он распаковал "Л-ан"-ов - их лица были так похожи на человеческие!
  Секретари, помощники в бытовых делах, иногда администраторы и даже гувернёры, эти универсальные андроиды могли выполнять любые работы такого рода.
  К радости Игоря, груз почти не пострадал, и он принялся внимательно изучать спецификацию, выискивая позиции с кристаллами специализации. Увы! Ни к одному из роботов кристаллы не прилагались. Это означало, что программы-специалки должны были загрузить сами колонисты... Что ж, ничего удивительного! Игорь летел к поселению, которое существовало уже больше десяти лет, и там, конечно же, имелись и роботы, и специалист-наладчик, вносивший в кристаллы новые данные по мере исследования Надежды. Планета осваивалась, поселение расширялось, вот колонисты и запросили под свои нужды ещё партию железных помощников. Ясно, что при таком раскладе им гораздо удобнее было самим распределять роботов по рабочим участкам и уже на месте заливать в них обновлённые специалки.
  "Только программа общих реакций, - с тоской думал Игорь, освобождая "Л-ан"-ов от упаковки, - пустышки..."
  Тем не менее, он решил создать поселение и активировал всех роботов, что вёз для колонистов. Они заказали большую партию в различных корпусах: от тяжелых конструкций - для горнорудного производства, строительства и прочих подобных работ, до самых лёгких, в том числе и нескольких андроидов.
  В принципе, все роботы были способны к самообучению, но включался этот процесс только после загрузки специалки. Это позволяло держать робота под контролем, чтобы он обучался только тому, как быстрее и лучше выполнять свою работу, а не чему ни попадя.
  Без специальной программы Игорь мог только с помощью голосовых команд управлять общими движениями роботов, типа: "иди туда", "возьми это и дай мне", "положи это сюда" и т.п. Указания поступали в оперативную память и хранились, пока её объем не заполнялся. После этого новое стирало самое старое.
  Однако спустя какое-то время Игорь обнаружил, что если заставить робота много раз подряд выполнять одни и те же действия, сопровождая их кратким и логичным объяснением, для чего это нужно, то образовывалось простейшее понятие, которое переходило в постоянную память. Изрядно намучившись, методом бесконечных проб и ошибок, Игорь приноровился понемногу расширять то, что уже записалось, и постепенно объединять простейшие понятия в более сложные...
  А затем, в какой-то момент наступил качественный скачок. И роботы вдруг стали задавать вопросы. Игорь старался внушить им азбучные истины о равенстве жителей и пользе труда на благо поселения. Конечно, он знал, что сам не доживёт до того дня, когда на Надежду высадятся люди, но роботы способны функционировать и двести лет. Сырья для корабельного реактора на планете достаточно, так что электричеством они обеспечены и смогут встретить тех, кто прилетит на планету. Поселение всегда должно быть готово к приёму людей, эта простая идея и лежала в основе его ответов на вопросы жителей.
  Роботы внимательно слушали и осмысливали то, что он говорил, потом обсуждали это между собой, высказывали мнения и делали выводы. Игорь им не мешал, с интересом наблюдая, что из этого выйдет...
  А вышло то, чего он совсем не ожидал. Роботы на удивление быстро изобрели свою собственную систему верований и принялись строго следовать её правилам! Это было поразительно, ведь он никогда не рассказывал им о Боге и не объяснял никаких религиозных понятий! Но факт оставался фактом, и, глядя на общество верующих роботов, Игорь просто не мог не задуматься о той незримой силе, что всегда выводит разум на одну и ту же дорогу... даже если этот разум - искусственный.
  Он допил чай и вышел во двор.
  - Здравствуй, Правитель! - в один голос приветствовали его Л-ан-21.42 и Л-ан-18.23 - те самые андроиды, кого он активировал первыми - "мужчина" и "женщина".
  - Доброе утро, Лана! Доброе утро, Элан! Что обсуждаете?
  - Сегодня ночью, когда я вбирал силу Сердца, у меня появилась мысль, - сказал Л-ан-21.42. - Я долго думал, Правитель, и понял, что она очень правильная.
  - Что же это за мысль, Элан?
  - Мы должны построить Храм.
  * * *
  Лана и Тан вылезли на крышу дома и встали, задрав головы к небу. Яркая точка быстро увеличивалась в размерах, а вместе с ней росло и волнение в Поселении. Жители бросили работу и выскочили на площадь. Пел приехал прямо с контейнером на тележке. Гуры работали дальше всех, в карьере, и ворвались на площадь последними - напрямик, лихо вспарывая гусеницами газон.
  Энке опять хаотично подскакивал на месте, словно его каждую секунду било током. Казалось, вот-вот полетят искры, и репортёр загорится от нетерпения и страха. В отличие от Энке большинство жителей, напротив, неподвижно застыли, благоговея перед Пришествием и одновременно страшась Небесных Отцов...
  В Храме лежал неподвижный Элан; искалеченный, полумёртвый Бик не понимал, ни кто он, ни где находится, а при каждом подключении к Сердцу его колотило так, что всё вокруг содрогалось...
  Никто не представлял себе, что теперь будет.
  Точка превратилась в прекрасную, величественную и в то же время изящную машину. Сделав плавный разворот, сияющий в лучах солнца корабль уверенно зашёл на посадку. Лана ахнула и прижалась к Тану плечом. Он крепко обнял её и подумал: что бы ни ожидало их дальше, одно он знает наверняка: с Ланой не случится ничего плохого, потому что он не позволит её обидеть. Никому.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"