Молодовский Максим Валериевич: другие произведения.

Быть другим. Книга 2 (глава 5)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  ГЛАВА 5
  
  Дрема не отпускала долго, и, по правде говоря, это было очень приятно. Поэтому окончательно просыпаться я не спешил. Нежился под мягким одеялом до тех пор, пока знакомый голос не выдернул меня в реальный мир.
  - Ита-ак, - кое-кто тщательно старался спародировать мою интонацию. - Как мы себя чувствуем?
  Не открывая глаз, осторожно потянулся. Легкие болевые ощущения сразу же вернули память.
  Я невольно поморщился, вспоминая произошедшее, и провел языком по зубам. Некоторых зубов, понятное дело, не хватает, но кости челюстей более-менее в порядке. Да и с остальным организмом дела значительно лучше, хотя до полного выздоровления еще далеко.
  - Ну и напугал ты нас, приятель. Отца чуть удар не хватил, когда он увидел в каком ты состоянии.
  - Долго я без сознания был? - спросил я, открывая глаза.
  - Три дня, - ответил Бажен.
  Я повертел головой. Нахожусь в просторном походном шатре. Сейчас день, и благодаря тому, что ткань, из которой сделан шатер, не слишком плотная, внутри достаточно светло.
  Кряхтя, я стал приподниматься. Бажен подошел, помог сесть.
  - Фуф, - выдохнул я, вытирая выступившую на лбу испарину. - Спасибо.
  Маг взял со стола кувшин, налил целый стакан лечебного отвара, протянул мне.
  Без всяких вопросов я взял предложенное и залпом выпил.
  - Еще!
  Бажен усмехнулся и налил добавки.
  - В нормальном состоянии ты эту кислятину на дух не переносишь.
  - Так то в нормальном. Сейчас-то можно.
  - Сейчас нужно! - хохотнул он.
  Опустошив второй стакан, я спросил:
  - Ну, что тут произошло, пока я спал? Нет, лучше с того момента как меня похитили.
  - Не спеши, - Бажен вышел из шатра, кого-то подозвал, распорядился принести бульона.
  Ай, спасибо, братан, бульончика я бы сейчас с удовольствием навернул. Еще с большим удовольствием навернул бы мяса, но сам прекрасно понимаю, что твердую пищу мне пока нельзя.
  Вернувшись, маг присел рядом и стал рассказывать.
   (Кстати, присутствию в походе моего старого друга удивляться не надо. Он тут медицинской службой заведует. Она тоже с некоторыми нововведениями.)
  - Когда был уничтожен взвод...
  - Все погибли? - перебил я его.
  - Нет, - Бажен мотнул головой. - Назиб и еще несколько человек выжили. Повозиться с ними пришлось изрядно, но на ноги поставили.
  - Слава Богу, - вырвалось у меня.
  - Назиб как узнал, что тебя принесли, сразу же прибежал и теперь частенько тут крутится, помогать пытается. Говорил, что это ты его от молнии защитил.
  - Хм, - я задумался, вспоминая. - Во время удара мы были рядом. Я попытался защитный полог поставить, но у меня ничего не вышло. Получил так, что мало не показалось.
  - Похоже, кое-что все-таки вышло, - не согласился Бажен. - Все выжившие находились по краям вашего построения, и только вы с Назибом были точно в центре, а ведь там сила удара самая большая. Возможно, что твоя попытка защититься хоть немножечко, да помогла.
  - Возможно. А сейчас он где?
  - Несколько часов назад я его спать отправил. Буквально заставлять пришлось - не хотел уходить. До ужаса упертый парень.
  - Это да, это у него есть, - улыбнулся я. - Андис цел?
  - Да что ж с ним станет? Андис! - рявкнул маг.
  - Иду! - донеслось издали, и через полминуты в шатер вошел мой бессменный ординарец.
  - Рад, что с вами всё в порядке, господин Арей, - заулыбался парень.
  - Пока еще не шибко в порядке.
  - Ну, в смысле будет в порядке... Ну, вы поняли, что я хотел сказать.
  - Да понял, конечно, - усмехнулся я.
  Бажен махнул рукой, и Андис исчез.
  - Так что там дальше?
  - Ну, так вот, - продолжил Бажен. - Деталей я не знаю, но народу в погоню много послали. Однако догнать похитителей не удалось. Они почти всех своих людей бросили (эти тоже попытались скрыться, но им не повезло), и без балласта смогли поддерживать такую скорость, что довольно быстро вышли за пределы видимости Дальнего Ока.
  - Тех, кого бросили, догнали? Кто они, откуда?
  - Догнать, догнали, но живыми ребята сдаваться не собирались. Кто-то в бою полёг, кто-то сам себя. Заворожить не удалось, у них и амулеты были неплохие, и заговоры.
  - Понятно, дальше, - кивнул я.
  - Кто-то предположил, что тебя повезут в Долину, и что степнякам не составить большого труда вытащить из тебя всё что нужно. Принц мысль поддержал и оставшийся путь гнал армию ускоренным маршем. На подходах повстречались с урутянами. Но их совсем мало было, чуть больше тысячи. Отправили против них отряд, а основные силы, не задерживаясь, пошли к Долине. Скажу прямо, Арей, полная неготовность жрецов к обороне наводила на мысль, что ты уже давно мертв. Я тоже склонялся к этому.
  Я пожал плечами:
  - Вполне логично.
  - С Вратами на входе возиться почти не пришлось. Подтащили к прямо к стенам телегу сам знаешь с чем, архимаги, владеющие невидимыми руками, поставили преграду, чтобы вся сила взрыва пошла в сторону Врат, и домик просто снесло. Удивительное зрелище эти пороховые взрывы, доложу я тебе. Такое облако дыма... Хотя, что я тебе рассказываю, ты таких взрывов, наверное, уйму повидал в своем мире. В общем, все шло хорошо пока жрецы не высвободили мощь Темной Пирамиды.
  - Они называли ее Башней Сияния, - снова вклинился я.
  - Башней Сияния? Подходящее название. Ты, вообще, видел бой? Как Башня молниями в нас била, как защитные купола вокруг храмов создавала?
  - В общих чертах.
  - Слава двенадцати, удар Башни мы выдерживали. Но вот то, что она стала питаться от разбросанных по Долине обелисков, это был очень неприятный сюрприз. Поэтому мы сразу же бросились раздвигать громовой купол ближайшего к нам храма, чтобы как можно быстрее захватить его, выключить из защитной цепи и прорваться к Темной Пирамиде.
  - Когда Башня выстрелила еще раз, нам это почти удалось, - продолжал Бажен. - Удар нас отвлек, и всё пришлось начинать сначала. В следующий раз дело пошло быстрее - к моменту, когда должен был быть выстрел, мы уже сделали проход. Люди пошли внутрь, а мы готовились удержать проход при ударе. И вдруг Вилатий, он за вражеским архимагом на Башне следил, чтобы удар не прозевать, как заорет: "Арей! Это Арей!", и пальцем в сторону пирамиды тычет. Я даже не сразу понял, о чем он, и разглядел тебя только, когда ты в обнимку со жрецом летел с лестницы. Ну не томи, Андрюха, как ты там оказался?! Что произошло?!
  Нетерпение Бажена было столь велико, что я не посмел дольше терзать товарища. Сначала хотел рассказать бегло, без подробностей, но со временем повествование переросло в многословный эмоциональный рассказ. Опустил разве что самые неприятные моменты.
  Однако Бажен хороший ворожей и неплохой телепат, он перехватил некоторые образы, мелькавшие у меня в голове. На расслабоне после беспамятства я не контролировал мысли, не ставил защиту - был как открытая книга, читай - не хочу.
  Увидев, как он содрогнулся, я тут же заблокировал доступ - нечего хорошим людям психику калечить.
  - Слушай, - спросил я, желая отвлечь Бажена картин, увиденных в моей голове. - А где мы сейчас? Всё еще в Долине?
  - Да, - кивнул он. - Мы исследовали местные артефакты, демонтировали все, что можно демонтировать. Завтра уничтожим все эти храмы, обелиски - все, что не можем захватить с собой, и послезавтра армия двинется назад.
  - А как соседние племена степняков? Не собирали войско против нас?
  - Два раза приходили. Один раз урутяне все свои остатки привели, тысячи три. С этими воевать пришлось, уничтожили. Еще раз соседи появились, тысячи две. Но эти, увидев, что сила не на их стороне, ушли без боя. С тех пор тишина вокруг.
  К этому времени принесли кушание, и моё настроение, и без того хорошее, поднялось еще больше. Выпив теплый бульон, я почувствовал острое желание принять горизонтальное положение, и, укрывшись одеялом, сам не заметил, как заснул.
  Когда проснулся, первое что увидел, это сидящего в другой стороне шатра Назиба. Он читал книгу, и внимания на меня пока не обращал.
  Во, кстати, тоже моя заслуга - это я его грамоте научил и любовь к чтению привил. Хотя, неправда, я не прививал, она сама привилась. Он даже в поход пару книжек захватил. Одна - какой-то роман, вторая - по географии.
  - ЗдорОво, - буркнул я. - Давно не виделись.
  Назиб аж подскочил от неожиданности.
  - Капитан! Очнулся!
  - Проснулся, - поправил я. - Очнулся я раньше. Сейчас дрых просто.
  - Ну да. Ты три дня без чувств валялся, - принялся тараторить вахмистр. - Господин Бажен рассказывал, когда тебя обнаружили, то целых три архимага и он сам бросились спасать тебя, но ты всё равно уходил. Еле вытащили. Даже архимаги не все верили, что выживешь. Ой, мне же приказали сразу доложить, когда проснешься.
  Не успел я и слова сказать, как он вылетел наружу и убежал.
  Ну и ладно. А я поваляюсь пока. Вставать, да и вообще шевелиться, как-то и не хочется. Бульона хочется. Или чая сладкого.
  Пока я размышлял о гастрономических изысках, в шатер пожаловала целая толпа народу во главе с самим принцем, что было для меня полной неожиданностью.
  Я бросился было вставать, но Лодкир цапнул меня за плечо и уложил обратно.
  - Лежите, Арей, мы с вами воины, а не бальные кокетки, всякий раз реверансы отвешивать. Как себя чувствуете?
  - Значительно лучше, чем несколько дней назад, ваше высочество.
  - Это радует, - принц присел на стул, на котором недавно сидел Назиб. - Итак... В прошлый раз вы удивили моего племянника. Теперь вы удивили меня. Мой старший брат знает вас значительно дольше и уже не удивляется вашим проделкам. Вы всегда причиняли столько беспокойств?
  - Пожалуй, нет, - я постарался поддержать полушутливый тон Лодкира. - Только последние лет семнадцать.
  Тот шутку оценил, улыбнулся одним краешком рта.
  - Вам повезло, что вы не видели Будигоста, когда мы вас нашли. Он так переживал, что я стал бояться не только за вас, но и за него. Но наш общий друг не зря считается лучшим целителем в Империи - его искусство плюс помощь других архимагов спасли вам жизнь. Ну да ладно, оставим проявления чувств на потом. Сейчас о важном. Господин Бажен поведал нам ваш рассказ и нас всех очень заинтересовали похитившие вас мастера из ордена. Вы можете подробнее о них рассказать?
  - И рассказать могу, и показать, - я вытянул руку из-под одеяла. - Кристалл есть?
  Мне тут же протянули кристалл знаний, и я скинул на него воспоминания.
  Пока присутствующие знакомились с содержимым (кроме принца в шатер втиснулись Будигост, Бажен, Вилатий и несколько человек из штаба), я подробно рассказывал все, что помнил о моих похитителях и об ордене.
  - Надо немедленно проверить пленных, - сказал Лодкир.
  - Я проверю еще раз, - ответил Вилатий. - Но пленных жрецов всего несколько десятков и я их всех видел. Этих я среди них не помню.
  - Всё-таки проверьте, Вилатий. А заодно нужно осмотреть вещи собранные с убитых. Вещи орденцев должны отличаться от местных.
  Архимаг кивнул, подмигнул мне и удалился.
  - Ну что ж, господин Арей, больше не будем вас утомлять, - принц поднялся со стула, подошел вплотную к кровати, положил руку мне на плечо. - Мы уже пообщались со жрецом, которого вы нам... подарили. Он поведал, что вам довелось вынести. И что вы не выдали им ничего. Я понимаю, что сейчас мои слова будут просто словами, но... Спасибо вам, дорогой друг. И от меня лично, и от всей нашей армии. Если бы степняки узнали о нашем приближении заранее, потери были бы значительно больше.
  - Если бы я заранее знал через что предстоит пройти, то, скорее всего, сломался бы.
  - Он еще шутит, - недовольно буркнул Будигост.
  - Это хорошо, что шутит. Выздоравливайте, Арей.
  Когда принц покинул шатер, внутри остались Бажен и Будигост.
  Бажен направился к столику, где стояли лекарства, архимаг присел на краешек кровати.
  - Спасибо, - сказал я, глядя на них обоих, имея в виду моё спасение.
  - Не за что, мой мальчик, - так же негромко ответил Будигост.
  В его взгляде было столько теплоты, настоящей человеческой теплоты, что у меня в груди защемило - он же из-за меня переживает. По-настоящему переживает.
  - Блин, Будигост, не терзай мне душу своими волнениями, - воскликнул я. - Ну, было и было. Было и прошло. Теперь-то всё хорошо.
  Будигост улыбнулся.
  - Да. Теперь хорошо, - немного помолчав, он хлопнул себя по коленям. - Ничего, мы тебя подымем. И здоровее прежнего сделаем. А то любишь ты лезть во всякие неприятности.
  Подошел Бажен с новой порцией отвара.
  - Мы с отцом присутствовали, когда принц докладывал императору о взятии Долины. Угадай, что сказал Ордин, услышав рассказ как ты нашелся.
  Я лишь помотал головой, поглощая лекарство.
  - Одна из твоих любимых фраз, - хмыкнул Будигост.
  - Это какая? - удивился я.
  - Император немножко помолчал, глядя в сторону, - Бажен уже откровенно веселился. - А потом задумчиво так, как будто сам себе, говорит: "И почему я не удивлён?".
  Маг засмеялся, я представил себе эту картину и мои губы сами собой растянулись в улыбке. Действительно, фраза одни из моих любимых. То, как она была произнесена, не очень на меня похоже, ну да это не важно.
  Весь следующий день корпус готовился к обратной дороге, а в Долине постоянно что-то грохотало, взрывалось и рушилось. Это наши уничтожали все, что не могли увезти.
  Поскольку та часть армейского лагеря, где была моя палатка, находилась внутри кратера, то я, при помощи Назиба, выбрался на воздух и немножко полюбовался поднимающимися над центром Долины облаками пыли. Признаюсь, созерцание происходящего вдали разрушения доставило мне несказанное удовлетворение.
  Но долго наслаждаться я не смог. Да, архимаги вытащили меня с того света, но расходовать кучу энергии на быстрое стопроцентное выздоровление без крайней на то надобности не разумно. Ликвидировали угрозу для жизни, твердо поставили больного на путь выздоровления, а дальше уж пусть организм сам работает. Дальше ежедневные процедуры, лекарства и покой. Бажен, пожалуй, даже слишком с этими магическими процедурами увлекается - нет смысла столько энергии тратить, и так поправлюсь.
  Когда я зашатался, Назибу и Андису пришлось тащить моё тельце в кровать и отпаивать баженовскими снадобьями.
  На следующий день передовые части ушли в степь. Архимаги, прибывшие через Зеркало Эльниль специально для штурма Долины, телепортировались обратно в Империю, захватив с собой наиболее ценные трофеи и некоторых пленных. Еще через день покатили и мы.
  Назад домой армия шла не так стремительно, территорию Урута арьергардные отряды покидали спустя целую неделю. К этому времени я уже вполне мог обходиться без помощников. Да уж, магия целительства воистину удивительная штука (когда маг хороший) - на Земле я бы, наверное, пару месяцев, а то и больше, только в реанимации валялся, не говоря уж о дальнейшем лечении. А тут и двух недель не прошло, а я уже "ходячий больной". Хотя еще не очень "ходячий", сил разве что на пятиминутную прогулку хватает.
  Приблизительно в это время состоялся долгий и серьезный разговор с принцем. На этот раз в его шатре. Еще раз рассказал свою историю, обсудили как орденцев, так и жрецов Долины. Результатами предварительных допросов пленных принц со мной делиться не стал (сказал потом, в Империи), упомянул, что среди пленных моих похитителей не было, а вот среди убитых было несколько человек одетых явно не по жреческой моде.
  Под конец с помощью камней единения к разговору присоединился сам император. Получил от него очередную порцию благодарностей за захваченного живьем говорящего с богами, а заодно неслабый пистон за ослушание приказа.
  Тогда же меня проинструктировали, что не следует распространяться о моей роли в захвате одного из верховных жрецов. То, что я был в руках степняков и, несмотря на жуткие пытки, не выдал своих, знают уже все, и этот, без сомнения, великий подвиг не останется без хорошей награды. Но единоличное пленение еще одного мага за случайность и милость богов уже не примут. Это не просто может вызвать, это однозначно вызовет ненужные вопросы о моей персоне.
  С этими доводами я целиком и полностью согласился. Я хоть и не прячусь от человеческого общества, но раскрывать детали своих калеченых суперспособностей не собираюсь - пусть эти козыри так и остаются при мне. А по моим действиям под Ренфиром и здесь, в Долине, вполне можно вычислить, чем именно я владею. Так что помолчим.
  Когда наша санитарная колонна остановилась на очередной ночлег, я как обычно вылез из повозки размять ноги. Почти сразу появился Назиб.
  - Господин Бажен, как у господина капитана дела? - окликнул он главного врачевателя армии. - Можно его на вечер забрать?
  - Это зачем? - удивился маг.
  - Наш батальон совсем недалеко остановился. Вон он, - вахмистр указал рукой. - Сослуживцы хотели бы разделить со старым другом вечернюю трапезу.
  - Бажен, я нормально себя чувствую, отпусти, - взмолился я. - Ты сейчас пару часов обход раненых делать будешь, я к тому времени вернусь.
  - Хорошо, идите, - маг перевел взгляд на Назиба. - Лично приведешь его обратно.
  - Так точно! - весело гаркнул Назиб, и мы потопали.
  В батальоне, где сейчас служил вахмистр, было полно людей из родного мне Второго Биронского полка. Собственно говоря, некогда в составе полка развернули несколько дополнительных батальонов, и непосредственно перед походом эти подразделения перекинули в экспедиционный корпус. Так что здесь было много людей, которых я знал еще со времен службы рядовым.
  Поэтому, когда мы приковыляли к биронцам, восторженного рёва, поздравлений, рукопожатий, обнимашек и прочего было хоть отбавляй. Приходилось даже осаживать некоторых товарищей, стремящихся раздавить меня в объятиях. Даже с поручиком Гариасом, вернее с уже капитаном, весьма тепло пообщались.
  Каких-то изысканных угощений за ужином понятное дело не было, поход как-никак, что, впрочем, ни разу не портило хорошей атмосферы вечера. С тех пор чуть ли не каждый день меня приглашали составить компанию, причем это делали как офицеры, так и знакомые мне рядовые, что было для меня особенно приятно. Если мои старые товарищи, так и оставшиеся простыми солдатами (ибо простолюдины), не чураются меня, не смотря на то, что я давно уже стал дворянином и росту в званиях, значит, я остаюсь нормальным человеком, значит, чувство собственного величия держу под контролем. Конечно, кто-то может подумать, что ко мне подлизываются, хотят плюшки какие-нибудь поиметь с добродушного дворянчика. Ну что ж, ладно. Если кому-то хочется так думать, пожалуйста. У меня же лесть вызывает в лучшем случае презрение и уже не раз бывало, что приходилось прекращать отношения с людьми, настойчиво пытающимися поцеловать пониже спины.
  Так что на приглашения я отзывался с удовольствием.
  Однажды пришли к обычному солдатскому костру вместе с Баженом. В этом десятке были несколько человек, которых тот "выписал" из лазарета буквально за пару дней до этого, поэтому его знали и не сторонились.
  Пока готовилась еда, к костру подтянулись люди из других десятков, разговор незаметно сменился пением. В этом мире вообще очень любят петь. Как и танцевать. Ну а что еще делать в чистом поле у костра? Или задушевные разговоры, или песни с танцами. Или еда, гы-гы.
  Да и не только в чистом поле. В городах тоже интернета нету, так что и там танцуют и поют с превеликой охотой.
  И вот потрескивает костерок, дымится котелок, звезды соревнуются друг с другом кто из них ярче, да куча бородатых мужиков, увешанных железом, хриплыми голосами поют про какого-нибудь очередного героя или героиню.
  Я тоже не отстаю, подпеваю - за прошедшие годы много местных песен выучил. На первый план не лезу, стесняюсь, хотя, по словам других, пою неплохо. Кто-то расчувствовался, начинает горланить во всю мощь своих легких. Его никто не прерывает, здесь не выступление профессионального хора на концерте, люди поют для себя.
  - Арей.
  - Ась.
  - Помнишь, ты песню сочинял, когда мы в Долину шли? - спросил Назиб.
  Я опешил. В жизни никогда песен не сочинял. А уж тем более в этом походе. О чем это он? А-а! Это он подслушал, когда я...
  - Ты ошибся, - улыбнулся я. - Я не сочинял. Это песня из... Из очень далеких земель. Вот я и пытался на имперский язык перевести.
  - Спой, а? А я подыграю, я помню, как ты наигрывал. Только показывай когда, - Назиб помахал флейтой, что держал в руках.
  Я принялся отнекиваться, но к просьбе стали присоединяться и другие, в том числе Бажен. Особенно Бажен.
  - Ладно, - сдался я. - У кого там мандолина была?
  Мне тут же передали требуемое.
  - Я не музыкант, я только учусь, так что может не очень получатся. Звиняйте уж.
  - Ничего, ваше благородие, - выкрикнул кто-то. - Мы тут тоже не в императорских операх учены.
  Я взял инструмент, примерился. Флейта есть, "гитара" есть, жалко гармошки не хватает, тогда бы вообще полный фарш был. Ну да ладно, пока так.
  В этом мире песня это не просто набор зарифмованных слов с неоднократным упоминанием чего-либо. Тут песня всегда рассказывает какую-нибудь историю. С началом и с концом. Кто-то куда-то пошел, кто-то кого-то полюбил, кто-то какой-то подвиг совершил. Даже когда воспевается какая-то личность, это будет не просто описание какая эта личность хорошая, добрая и замечательная вообще. Это будет описание конкретных поступков или событий. А в той вещи, что я собирался исполнить, не было истории как таковой. Поэтому я боялся, что ее не поймут, и, как следствие, не примут.
  Ибо лично мне эта песня очень нравилась. Называлась она "Любо мне" и слышал я ее в исполнении ансамбля "Ватага". Почему я стал переводить именно её, хотя все годы, что прожил в этом мире, ни разу не брался переводить ничего земного? Не знаю. Подходит она к этому миру. Да и сейчас, когда мы вдали от дома, она очень даже к месту.
  Из-за неё же прямо здесь, в походе, начал учиться играть на местном струнном инструменте, напоминающем мандолину, и на флейте. Один знакомый связист очень недурственно несколькими инструментами владеет, вот у него и брал уроки на привалах. Успехи пока крайне скромные, но кое-что уже получается.
  Конечно, более понтово играть на каким-нибудь клавесине. Но в поход клавесин не возьмешь, а вот эти мандолина с флейтой мало того что компактные, так еще и распространены повсеместно. Поэтому для начала осилим их, а клавесины оставим на потом.
  Пальцы начали перебирать струны. Поначалу я был очень напряжен и жутко смущался, но получалось без ошибок, и мышцы стали расслабляться. Кивок Назибу, нежная мелодия полилась над ночной степью. Когда я запел, стеснения уже практически не было.
  
  Любо мне как река разливается,
  И зеленеют рощи по весне.
  И туман по лугам расстилается.
  Ой, до чего же любо мне.
  И туман по лугам расстилается.
  Ой, до чего же любо мне.
  
  Закончив пару куплетов, я вдруг понял, что мне это нравится. Нравится петь. Не для себя, в ванне, а вот так как сейчас, для кого-то. Это вызвало прилив вдохновения, и я чуть было не переборщил, срываясь на крик, но удержался.
  
  Любо мне, когда песня знакомая
  Растеребит сердешно душу мне.
  И кругом за столом вся родня моя.
  Ой, до чего же любо мне.
  И кругом за столом вся родня моя.
  Ой, до чего же любо мне.
  
  Конечно, перевести песню дословно не получилось. Какие-то куплеты чуть ли не сами собой нарисовались, но какие-то пришлось существенно переделывать. Кое-где пелось про то, чего на Средней Сестре просто не было, например про Николу-святителя, и там приходилось или вплетать местные термины, или сочинять полную отсебятину.
  Но в целом вышло очень даже ничего. Вроде бы.
  Закончив, я обвёл взглядом слушателей, пытаясь понять, как оно им. Аплодисментов, восторженных возгласов, не было. Как, впрочем, не было и прямо противоположного. Люди молчали. Кто-то задумчиво смотрел на пламя, чей-то пустой взгляд буравил пространство, а у кого-то даже слеза выступила. Неужели понравилось?
  Боясь спугнуть удачу, я не решался спросить напрямую. Так и сидели какое-то время в тишине, нарушаемой только гулом огромного войска вокруг нас, да легким потрескиванием углей.
  - А я уже шесть лет родителей не видел, - прервал молчание молодой парень. - Я младший сын в семье, как в шестнадцать лет ушел в армию, так и не был дома ни разу. Весточками только иногда обмениваемся...
  - И я давно у своих не был, - поддержал его бородатый мужик. - Два года уже точно.
  Народ как прорвало - все стали делиться воспоминаниями о родных краях, о своих близких.
  - Чего ты раньше этого не делал? - негромко спросил Бажен.
  - Не знаю, - ответил я. - Повода, наверное, не было.
  - Хорошая песня. Странная, но хорошая.
  - Спасибо, ваше благородие, - сказал немолодой солдат, сидящий напротив меня. - Непривычно вы поёте, но душу до глубины шевельнуло. Как будто дома побывал.
  - Да не за что. Рад, что понравилось.
  Начавшиеся было благодарности и восхищения, к счастью, были прерваны подоспевшим ужином.
  - Эх, хороша каша, - довольно промычал Назиб, поглощая ложку за ложкой.
  - Ага, - поддержали его окружающие. - Не то, что вчера.
  Я не стал спрашивать, что было вчера, и так всё понимал. В этом походе пропитание войск было организовано значительно лучше, чем это бывало когда-либо ранее, о голоде речи и близко не шло. Однако идеала достичь не удалось. Пусть редко (по местным понятиям), но некачественные продукты всё же попадали на солдатский стол. Именно на солдатский - дворяне проблем с едой не знали.
  В тот вечер про некачественные продукты больше никто не вспоминал, но оная тема неожиданно всплыла спустя несколько дней.
  С некоторых пор появилась у нас такая традиция - несколько раз в неделю, вечером, когда войска останавливаются на ночевку, принц трапезничает не один (или с ближайшим кругом) в своем шатре, а ставится большущая прямоугольная палатка, столы в ряд, и на ужин приглашаются не только офицеры штаба и свита принца, но и некоторые командиры полков, батальонов и даже рот. Такой вот вариант тимбилдинга.
  Ну а поскольку самочувствие моё уже было вполне ничего (хотя с тросточкой при ходьбе я пока не расставался), то принц решил позвать и нас с Баженом.
  Приковыляв в назначенный час к уже установленному "банкетному залу", мы застали там человек двадцать, в ожидании появления принца коротающих время на свежем воздухе.
  - А вот и наш герой! - капитан Мирабр, командир одного из батальонов, всегда любил орать, вот и сейчас ни разу не постеснялся присутствия высоких чинов. - Арей, я всегда считал вас крепким парнем, но что о вас сломают зубы сами великие жрецы, это знаете ли достойно увековечивания в балладах. Кстати, я слышал, как солдаты напевали какую-то необычную песню, и они сказали, что автор вы. Уж чего-чего, но вот такого я от вас совершенно не ожидал! - заржал представитель древнего и знатного рода.
  Я попытался объяснить, что автор не я, но к нам стал подтягиваться еще люди, и мои слова утонули в приветствиях.
  - Господа! - раздался голос Лодкира.
  Все сразу же повернулись к нему, склонили головы.
  - Прошу за стол.
  Принц первый вошел в палатку, слуга едва успел полог перед ним отдернуть. Мы дружно потопали следом. Рассаживались как обычно - чем выше звание и должность, тем ближе к его высочеству. Я хоть и помощник принца, но всего лишь капитан, поэтому совсем уж рядом с ним я никогда не сидел. Так, в первой трети стола. Но сейчас Лодкир сразу же подозвал меня.
  - Арей! Идите сюда. Сегодня вы сидите вот здесь.
  И указал на место по правую руку от себя.
  - Тут всегда сидит господин Нуарелий, - я поглядел на седовласого генерала, первого помощника командующего. - Мне бы не хотелось занимать его место.
  - Сегодня я с радостью уступлю его вам, Арей, - генерал уже усаживался по соседству. - Если бы хотя бы десятая часть императорской армии были такими же как вы, я был бы спокоен за судьбу Империи.
  За тот вечер пришлось выслушать немало поздравлений, восхвалений, и тостов в мою честь, и, чего греха таить, это доставляло удовольствие. Особенно, когда слова были искренними. Признаюсь, раньше я бы просто упивался ситуацией, купался в лучах славы, жутко гордился бы собой. А сейчас... Приятно было, да, но куда-то вглубь эта приятность не проходила. В глубине души царило эдакое доброжелательное спокойствие.
  Со временем разговоры сместились на успешность похода, на эффективность нововведений. Общий тон высказываний был очень положительный - ах, как всё хорошо, да что там говорить - просто идеально.
  - Хорошо - да, - вырвалось у меня. - А вот насчет идеально - об этом лучше говорить немного погодя.
  - Что вы имеете ввиду, дорогой Арей? - обернулся ко мне Нуарелий. - Практически все новинки проявили себя с очень хорошей стороны.
  - Новинки хороши, это бесспорно, - блин, чувствую зря я это ляпнул, надо как-то съехать. - Просто со временем восторги пройдут, и мы начнем замечать недостатки.
  - Может быть, вы уже их заметили? - спросил принц.
  Я подумал немного.
  - Ну... с Дальним Око проблемы возникали. Были моменты, когда их просто не хватало. Надо подумать над оптимизацией их количества, над распределением. Или провиант. Снабжение войск едой ощутимо лучше, чем за все прошлые времена, но всё же некачественная пища в солдатских котелках не является чем-то экстраординарным.
  - Насколько я знаю, такие случаи - редкость.
  - Я не говорю, что положение с едой плохое, просто, как говорится, есть куда расти. Сейчас нам всё кажется идеальным, но через некоторое время, когда привыкнем, появятся соображения, что можно вот тут подправить, вон там изменить.
  Я даже не представлял, какими последствиями обернутся мои, казалось бы, безобидные слова. Тот вечер прошел тихо-мирно, но на утро Лодкиру вздумалось проверить состояние дел в обозе.
  До сих пор претензий к работе тыловиков не было. Войско было накормлено, напоено, обуто, одето. Поэтому никто даже не думал совать нос в ведомство лорда Оарэя-младшего (двадцатисемилетнего парнишки, занявшего этот пост стараниями своего отца - Оарэя-старшего). И вот нате-с вам, принцу захотелось посмотреть, нельзя ли там что-нибудь усовершенствовать.
  Если бы его высочество не обладал магическими способностями, то осмотр прошел бы спокойно. Однако принц был неплохим магом, и в первом же обозном подразделении, он увидел, что один из сохраняющих магических сундуков утратил свою силу. Разрядился, попросту говоря. А ведь зачаровывали эти сундуки перед самым походом, рано ему было разряжаться, совсем рано. Не иначе как маг, колдовавший над сундуком, очень конкретно схалтурил.
  Поначалу Лодкир не обратил на это особого внимания - таких сундуков в войске сотни, чисто статистически какое-то количество должно выйти из строя. Но в следующей колоне разряженных сундуков было уже две штуки, в следующей - еще один. И подобная картина была почти везде, где побывал Лодкир. А такой расклад уже не мог не настораживать.
  Принц не стал лично объезжать весь обоз - на это ушло бы слишком много времени, но приказал организовать тотальную проверку, причем задействовал в этом не людей лорда Оарэя, а своих. И те выявили, что десятая часть сохраняющих сундуков уже вышла из строя, и еще половина доживает свои последние дни.
  Более того, пропадать начали не только скоропортящиеся продукты, которые и хранились в оных сундуках, но обнаружилось немало испорченных крупы и зерна - того, что хорошо храниться и без магии. Что говорило, либо о грубейших нарушениях правил хранения, либо о закупе некондиции.
  В общем, хотя голод войску не грозил (испорченного провианта было не слишком много, дворяне этой проблемы даже не заметили бы, уменьшались бы только солдатские порции), но найденные косяки были более чем серьезные.
  Масло в огонь подлило то, что лорд Оарэй попытался договориться с проверяющими, то бишь с людьми принца. И вот это, пожалуй, вызвало наибольшее негодование Лодкира. Поначалу его высочество хотел обойтись с Оарэем достаточно мягко - тихо перевести того куда-нибудь подальше от командования. Но после того как лорд попытался подкупить не кого-то там, а ЕГО людей, принц устроил ему неслабую взбучку, отстранил от занимаемого поста и чуть было не взял под стражу.
  Если бы оная взбучка происходила при большом скоплении народа, то позор был бы полным и на многие года. Но присутствовало всего несколько человек (среди которых ни одного высокопоставленного), и у лорда хватила ума сразу же по завершении скандала убедительно попросить их держать язык за зубами.
  Лично я свидетелем этого шоу не был, но то, что эта информация дошла-таки до меня, говорило о том, что последовали совету не все. Мне об этом поведал капитан Мирабр, когда однажды зазвал в свой батальон. Мирабр рассказывал историю с явным удовольствием, а вот меня кольнуло тревожное предчувствие. Чисто логически меня эта история вообще не касалась, но к этому времени я уже научился доверять своему изредка просыпающемуся ясновидению, поэтому решил быть настороже.
  И вот, через несколько дней ко мне заехал командир службы связи всея армии (тот самый, который на этапе подготовки был моим помощником), и на ухо поведал, что лорд Оарэй-младший винит в произошедших с ним неприятностях не кого-нибудь, а меня! Я поначалу удивился, а потом подумал - ну да, логично, принца же винить не будешь, это же принц. А вот направить свою злость на какого-то мелкого (по сравнению с лордом) капитанишку, это можно.
  Н-да-с, лорд в качестве личного врага это может быть очень серьёзно. Нет, у меня и раньше появлялись недруги, и некоторые из них были в более высоких званиях, чем я. Но целый лорд - это впервые. Очень хочется надеяться, что Оарэй позлится, да остынет. Я же тут, действительно, не при делах.
  Да и вымещая злобу на мне, он свою честь не восстановит, а как бы даже наоборот.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"