Молодовский Максим Валериевич: другие произведения.

Быть другим. Книга 2 (глава 6)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:

  
  ГЛАВА 6
  
  - Не соглашусь с вами, поручик. Простолюдины недалеко ушли от зверей. Невежественны, грязны, не имеют понятия о манерах, даже говорят иногда с трудом, - Лорд Оарэй-младший откинулся на лежащее на земле седло и с некоторой ленцой наставлял своих оппонентов на путь истинный.
  Спор возник еще до его появления у нашего костра. Два штабных офицера не сошлись во взглядах на природу человека, и со временем дискуссия втянула всех собравшихся, кроме меня. Я почти не встревал - размышлять о том, кто из богов больше трудов вложил в человека совсем не тянуло. Разве что иногда подбрасывал каверзные вопросы, да забавлялся про себя, когда они ставили адресатов в тупик.
  Оарэй не пользовался в войске особым уважением, но и отрицательного отношения к нему среди дворян не было. О прошедшем скандале знали очень мало людей (в данной компании это были Мирабр и я), да и те предпочитали помалкивать, поэтому, когда он появился, его приняли достаточно радушно и сразу же втянули в обсуждение.
  Высокомерная манера общения лорда не вызывала у окружающих какого-либо отторжения, это воспринималось как должное. Я тоже давно перестал обращать внимание на подобное, просто привык.
  - А как они поют? Или играют? Куда им до настоящей оперы?
  - Но позвольте, ваше высокоблагородие, - молодой поручик спорил горячо, азартно, не слишком поддаваясь авторитету титула собеседника. - Более половины солистов Императорской Оперы это самые настоящие простолюдины! А Императорский Университет? А Коллегия Магов? Там тоже множество выходцев из простонародья!
  - Не совсем из простонародья, дорогой поручик, - Оарэй назидательно поднял палец вверх. - Из тех родов, что оторвались от животного начала и уже давно обитают в обществе приличных людей. Они приобщились к благородной культуре и стали похожи на человеков. А посмотрите на крестьян, коих в Империи большинство. Много ли вы знаете хороших магов, ученых или артистов из крестьян или из городской черни? Вот то-то же! Благородная родовитость, или хотя бы близость к ней - вот что определяет разумность и культуру! Чем дальше от благородства, тем меньше в людях способностей и одаренности.
  Меня подмывало вклиниться в спор, но удерживало два момента. Во-первых, многие мои доводы не только Оарэй, но и другие собравшиеся, просто не поймут. Они ведь кроме сословной системы ничего не знают. А во-вторых, за некоторые из этих доводов можно не только звания и титула лишится, но и головы. Ибо здесь тоже есть законы охраняющие власть и существующий политический строй.
  Было еще и в-третьих.
  Судя по всему, умом лорд Оарэй-младший понимал, что винить меня в его несчастьях глупо. Поэтому целенаправленных действий во вред мне он не предпринимал. Однако неприязнь ко мне таки угнездилась где-то в глубине его души, и если выпадала возможность как-нибудь уколоть меня, то он почти всегда поддавался этой слабости. Бросаться на меня с кулаками или начинать элементарно хамить ему воспитание не позволяло, но вот утонченно (а иногда и не очень) насмехаться - это всегда пожалуйста. Уже несколько раз я становился объектом его довольно болезненных шуток, и останавливаться он, похоже, не собирался. Более того, моя равнодушная реакция на его подколки злила его еще сильней.
  Слушая вполуха философствования лорда о природном превосходстве дворянства, я размышлял, что же теперь делать с этим Оарэем (злить лорда опасно даже для дворянина, но унижаться перед ним как-то не тянуло), когда неожиданно услышал своё имя. Встрепенувшись, я поглядел по сторонам и увидел, что все несколько напряженно смотрят на меня.
  - Извините, господа, задумался. Я что-то пропустил?
  - Вот видите, - победно улыбнулся Оарэй. - Об этом я и говорил!
  Он негромко засмеялся, и несколько человек последовали его примеру.
  Судя по эмоциональному фону творилось что-то неладное. Такое ощущение, что меня уже чуть ли не в открытую унижали. Я еще не понимал, что именно происходит, но где-то внутри начал тлеть гнев.
  - Если дело касалось меня, ваше высокоблагородие, то не могли бы вы повторить?
  - Извольте. Я говорил, что простолюдины настолько ограничены в умственном развитии, что даже не могут длительное время концентрироваться на одной мысли. Именно поэтому с ними нельзя беседовать на глубокие темы - со временем они просто теряются и перестают понимать, о чем речь. И вы, дорогой друг, - "дорогой друг" было сказано с таким сарказмом, что это и без всякой сенсорики чувствовалось. - Нам наглядно это продемонстрировали.
  В груди кольнуло от злости, но я тут же задавил эмоции. Усмехнулся. Понятно на что он намекает - что хоть я и дворянин, но не урождённый. Еще и тупым дэ-факто назвал. Вообще, это уже оскорбление не только, и не столько, меня, сколько усыновившей меня семьи. Простого дворянина за такие слова я бы уже имел полное право на дуэль вызывать, но не лорда. Ибо так же как простолюдин не может вызвать на поединок дворянина, дворянин не может вызвать лорда. Наоборот можно, а вот так - нет. Вызвать лорда может только лорд. Вот такие тут дуэльные правила.
  Более того, даже будь ты лордом, если ты хочешь биться до смерти, то нельзя просто так обидеться, кинуть перчатку, выбрать секундантов и начать махач. Надо подавать прошение в специальную дуэльную комиссию, и не факт, что разрешат. В свободном же, так сказать, доступе только несмертельные дуэли - до первой крови, ну или покуда противник не сможет продолжать бой.
  То бишь даже если бы было желание, вызвать Оарея я не мог. Но и проигнорировать его выпад, так как я это делал раньше, было нельзя.
  - Знаете, ваше высокоблагородие, - добродушно улыбаясь, я глядел ему прямо в глаза. - В жизни иногда бывает так, что люди перестают следить за чужой мыслью не потому, что неспособны следить, а потому, что там не за чем следить.
  Несколько секунд висела полная тишина - все были в ах... удивились все, короче.
  Оарэй вскочил, буквально пылая негативом. Офицеры сразу же поднялись. Встал и я, причем без демонстративной задержки, вместе со всеми.
  Эва как тебя плющит, приятель, не привык ты, когда тебе так отвечают. Была бы возможность, убил бы меня на месте. Но бросаться на меня лорд не спешил, пытался взять себя в руки.
  - Вы смеете заявлять, что в моих словах нет ничего разумного?!
  - Ну что вы, ваше высокоблагородие. Неужели вы не уследили за мыслью? Я всего лишь сказал, что в жизни так иногда бывает.
  Второе оскорбление менее чем за минуту повергло Оарэя в шок. Некоторое время он хватал ртом воздух, а потом схватился за меч.
  - Мы в боевом походе, ваше высокоблагородие, - напомнил я. - Если вы желаете вызвать меня на поединок, то придется подождать его окончания. Ну а потом я с удовольствием дам вам сатисфакцию.
  Он убрал руку с рукояти меча, приблизился ко мне. Не уж-то ударит?
  Но он не ударил. Прошипел в лицо:
  - Ты об этом пожалеешь.
  И умчался в ночную тьму. За ним последовали несколько его постоянных спутников.
  - Арей, - изумленно выдохнул Мирабр. - Он этого не простит.
  - Не я это начал, - я пожал плечами.
  - Господин Арей, - сказал один из офицеров. - Он уже не первый раз к вам цепляется. Что вы ему сделали?
  - В том-то и дело, что ничего я ему не делал. Но он думает, что отстранили его из-за меня.
  - Остранили?! - удивлению окружающих не было предела. - Как?! Когда?!
  Мирабр вопросительно уставился на меня - типа, следует ли рассказывать? На что я чуть слышно буркнул: "Мне уже всё можно", и просветил офицеров о произошедшем скандале.
  - Только, сами понимаете, - я хитро подмигнул всем сразу. - Слишком уж распространяться об этом всё же не следует.
  - Ну, это понятно, - гыгыкнули в ответ.
  - Так теперь войску грозит голод? - спросил кто-то.
  - Нет, - ответил я. - Решить эту проблему нашли способ.
  По первоначальному плану, когда экспедиционный корпус приблизится к Империи, навстречу ему должны были двинуться несколько колон с продовольствием, и встретиться с ними предполагалось в неделе пути от границы. Задумывалось это, чтобы мы меньше обоза с собой таскали. Но халатность Оарэя и Ко вынудили скорректировать планы. Продовольственные колонны пришлось увеличивать и высылать раньше, чтобы встретить войско на большем удалении.
  Так что можно сказать, хорошо, что принц проверку затеял - если бы порча провианта не была обнаружена заранее, то пару недель солдатам пришлось бы сидеть на очень урезанном пайке.
  Границу Империи мы пересекли ровно на стыке двух провинций - Биронии и ее западного соседа. Здесь войско распалось на несколько частей - полки и батальоны направились в места постоянной дислокации.
  Принц со штабом вместе с биронскими батальонами направился в город Бирон, где планировал принять участие в празднествах, а потом телепортироваться в столицу.
  Город ликовал. Тайна о походе к Долине держалась до последнего момента, все думали, что войска ушли устраивать зачистку. Про Долину было объявлено только когда возвращающаяся армия пересекла границу, то бишь буквально за несколько дней до этого. Поэтому радость от известий об уничтожении вражьего гнезда еще не улеглась. Когда коробки взводов шли по улицам, нас буквально засыпали цветами, а восторженных воплей было столько, что уши закладывало.
  Я ехал верхом на очень породистой лошадке в составе свиты принца, ловил цветочки, бросал их обратно, махал руками, отвечая на приветствия. Иногда морщился от неудобства, ибо доспех, надетый на меня, был немножко мал. Что поделать, моя броня, изготовленная столичными мастерами и стоившая уйму денег, ржавеет сейчас где-то в сотнях верст от Империи, а этот доспех мне один полковник на время праздника одолжил (он с собой аж несколько комплектов возил).
  Так что теперь, постоянно поправляя врезающиеся в моё нежное тельце железяки, я не наслаждался вниманием многотысячной толпы, а с нетерпением ждал, пока официальная часть закончится и можно будет переодеться.
  Принц со свитой выехал на главную площадь города, остановился около ратуши, где был встречен главами города и провинции. Мы "припарковались" следом. Пока Лодкир и сановники обменивались любезностями, войска продолжали прибывать, занимая отведенные им места. Площадь в Бироне была большая, вернувшихся батальонов всего три штуки, так что места хватило и войскам и тысячам горожан.
  Когда коробки батальонов замерли, принц, к этому времени уже поднявшийся на высокое крыльцо ратуши, поднял руку, и, дождавшись покуда собравшийся народ затихнет, толкнул речь об успехах нашего корпуса. КоротЕнько - минут на сорок.
  Я лениво сканировал пространство, когда почувствовал, что кто-то смотрит прямо на меня. Мгновенная настороженность быстро прошла, ибо угрозы во взгляде не было, а через несколько секунд я рассмотрел кто это был - мой приёмный отец Здабор. Он тоже был здесь среди прочей биронской знати. Это как-то сразу подняло мне настроение, и я помахал ему рукой, давая понять, что заметил его. Здабор отсалютовал в ответ.
  Блиииин, да когда уже это всё закончится? Принц умолк, зато взявший слово наместник развел такие цветистые славословия в адрес императорской армии и лично принца, что реально уши вять стали.
  Слава Богу, продолжалось это недолго. Зазвучали команды и батальоны дружно потопали в казармы, а принц направился в недра ратуши.
  Так-с, мне положено следовать за Лодкиром, но пока там то-сё, пару минут у меня, думаю, есть. Я рванул сквозь толпу к Здабору, ауру которого не выпускал из виду.
  - Здравия и благоволения, отец.
  - Чужой доспех, - сказал он, выпуская меня из объятий. - Двигаешься с трудом, зубы не все на месте. Тяжело пришлось?
  Да уж, от взгляда старого воина не скроешься.
  - Было дело, - кивнул я. - Не беспокойся, жить буду.
  - Слава богам. Мне приглашение на сегодняшний бал прислали. Ты там будешь?
  - Да. Дома всё нормально?
  Здабор кивнул.
  - Ты в свите его высочества - тебе пора, наверное?
  - Да. Увидимся вечером.
  - Увидимся. Иди.
  За право принять у себя на постой принца со свитой (хоть и всего на одни сутки - завтра нас ждет Гориндар) боролись самые состоятельные семьи города. Но выиграл не самый богатый и большой домище, а самый близкий к ратуше. Лодкиру не охота было тратить силы на переезды, вот он и выбрал ближайший из предложенных вариантов. Хотя и этот домик был далеко не маленький - настоящий дворец.
  Здесь я, наконец, смог вылезти из тесной бронескорлупы и вздохнуть полной грудью. Н-да-с, не завидую женщинам, корсет носящим, совсем не завидую.
  Вдвоем с Андисом мы закинули железяки в тележку, и, отправив его возвращать броню хозяину, я пошел искать, где бы можно было помыться. А то, знаете ли, середина лета, и за прошедшие полдня в полной сбруе я неслабо пропотел, а на балу хочется пахнуть чем-нибудь более приятным. Часа два-три на это дело у меня есть - его высочество изволил отдыхать перед вечерними танцульками.
  Слуг я своим вопросом не удивил - не я один был любителем чистоты, многие из свиты, да и сам принц, пожелали принять водные процедуры (я, можно сказать, был последним из изъявивших такое желание). Поэтому уже через полчаса в одной из специально отведенных для этих дел комнат меня ждала большая бадья и еще пару ведер воды.
  - Может еще горячей принести, ваше благородие? - спросила миловидная девушка, держа в руках полотенце.
  Судя по взгляду, собирается остаться и принять участие в процессе омовения. Да и не только омовения, явно не против продолжения. Может порадовать красавицу? У Кайрин претензий не будет - солдатам в долгих походах многое прощается.
  Да нет, лучше не надо. Бажен меня на ноги поставил, но моими шрамами пока еще не занимался. Они, шрамы, конечно, украшают мужчину, но далеко не все. То, как разукрашен я, не восхищение вызывает, а ужас. Она же в обморок долбанётся, когда я шмотки сниму. А потом еще и подружкам рассказывать будет.
  Отослав служанку, я бросил сверток со свежей одеждой на стул, и, облачившись в костюм Адама, залез в "ванну". Вылил себе на голову кувшин прохладной воды. Ух, хорошо. Всегда обожал прохладный душ после жаркого дня.
  Когда я уже заканчивал плескаться, за дверью, в коридоре, послышался какой-то шум. Не прекращая процесс, включил пассивные радары и увидел, что группа из трех человек бегает по этому крылу здания и зачем-то заглядывает в комнаты.
  Я узнал их. Все трое протеже лорда Оарэя-младшего. А попросту говоря, прихлебатели, шестерки. Хотя дворяне и с чинами. По своей инициативе они на меня еще ни разу не наезжали, но всегда поддерживали своего босса. Самого лорда с ними не было, он отдыхал в одной из комнат в другом конце дворца. Чего им здесь надо?
  Все они были немного навеселе (город уже вовсю празднует, и эти, похоже, решили не отставать) и вели себя довольно развязно. Поймали одну из служанок и... А-а, понятно, чего они ищут - затащили ее в комнату и платье задирать начали. Обломитесь ребята, у нее сегодня те самые дни.
  Осознав свою неудачу, дворяне бросили женщину и направились дальше. Блин, сюда идут.
  Вылив на себя остатки воды, я вылез из "ванны" и взялся за полотенце - кусок простой ткани размером с простыню. Нет, не успею одеться, значит, будем себя вести с высокомерным достоинством.
  Дверь резко распахнулась, и в проёме показалось три лица. Меня они не ожидали увидеть, так что на некоторое время растерялись.
  Я же со спокойным видом продолжил вытираться, спросил как можно холоднее:
  - Вам что-то нужно, господа?
  Двое постарше, приблизительно моего возраста, оба капитаны, переглянулись и у них загорелись очень нехорошие эмоции. Самый молодой из этой троицы, поручик, продолжал зависать.
  - Ба-а, да это же господин Арей, - воскликнул один из старших и они вдвоем вошли в комнату.
  Следом вошел поручик.
  Некоторое время они рассматривали мои "украшения". Суда по всему впечатление произвело - злорадство у них ощутимо снизилось. Но не исчезло. Лишь поручик полностью проникся уважением, и единственным его желанием стало свалить отсюда. Он даже сделал шаг вперед, чтобы высказать свое мнение, но товарищи жестом остановили его.
  - А неплохо над вами жрецы поработали, - сказал один из капитанов. - Признаюсь, я думал, что все эти рассказы - выдумки.
  - Ну что ж, - ответил я. - Теперь, когда вы убедились в обратном, может быть, позволите мне одеться?
  - Мы же только вошли, - хохотнул второй. - А вы нас уже гоните.
  Врядли в их планы с самого начала входило рукоприкадство. Скорей всего просто хотели постебаться на манер Оарэя. Им и открытых оскорблений произносить не нужно - одного их нахождения здесь достаточно, это уже утонченное унижение.
  Я же был готов перевести дело в драку. Можно даже сказать, что мне этого хотелось. Нахрен эти этикеты с реверансами. Раз лорду в бубен настучать не могу, так хоть его подручным наваляю, коли уж сами напрашиваются. И пусть потом секундантов присылают.
  Но внешне надо держаться спокойно.
  - Как оденусь, я буду в вашем распоряжении, господа. Сейчас же попрошу вас покинуть помещение.
  - А если мы не покинем? - оскалился второй капитан.
  Я придал лицу скучающее выражение, изобразил зевок.
  - Тогда, господин капитан, я возьму вот этот табурет, - указал на табуретку, стоящую посередине между нами. - И разобью его об вашу наглую рожу. После этого сломаю руку вам, - это уже к другому капитану. - А то она к мечу зачем-то тянется. Ну а потом выкину вас всех наружу.
  Такая резкость их удивила, но они быстро собрались. Капитан номер один сделал шаг вперед и ногой швырнул табурет себе за спину. После чего с откровенной улыбкой уставился на меня.
  Это мне и было нужно - теперь он был буквально в метре от меня.
  Пока я разговаривал с ними и вытирался, я как бы невзначай уронил угол простыни-полотенца в бадью. И вот сейчас я выжимал его, закручивая в тугой канат. Это, конечно, не кистень, но кому прилетало такой вот скрученной мокрой тряпкой, тот знает, какие незабываемые "очучения" можно получить.
  - Ну как знаете, господа, воля ваша, - сказал я, разводя руки в недоумённом жесте, а на деле занося орудие для удара.
  Бац! Ближайший ко мне противник, получив удар простынкой поперёк лица, опрокинулся в сторону, а я обратным движением руки швырнул полотенце в лицо капитана номер два, который был немного дальше от меня. Простынка в полёте раскрылась подобно парашюту и, несмотря на то, что мужик махнул рукой, сбивая летящий в него предмет, это не сильно ему помогло - полотенце накрыло его, загораживая обзор.
  Я тоже не стоял на месте, бросился вслед за простынёй и прописал двоечку в его накрытое тканью табло. Потом снова уделил внимание номеру один, пару раз с ноги, и в качестве завершения еще одна двойка номеру два.
  Молодого поручика трогать не стал - у него, похоже, единственного из этой компашки сохранились хоть какие-то остатки совести. К тому же он и не дёргался.
  Эх, не та силушка. И скорость не та, странно, что они не среагировали, совсем не ожидали, наверное.
  Оглядел лежащие на полу тела с разбитыми в кровь физиономиями, перевел взгляд на парня.
  - Помогите своим друзьям, поручик. Вон вода, приведите их в чувства и уходите отсюда.
  Тот лишь растерянно кивнул.
  Не опасаясь подвоха с его стороны, я развернулся, подошел к стулу, где лежала одежда, и стал одеваться.
  Капитаны пришли в себя, когда я уже застегивал парадный кафтан.
  - Как?... - прохрипел кто-то из них.
  - Даже сам не знаю, - я пожал плечами, не очень понимая, о чем это он, но выяснять о чем именно не было никакого желания. - Итак, господа, у вас есть еще какие-нибудь вопросы ко мне?
  Держась за разбитые лица и изрыгая безадресные проклятия, мои оппоненты поспешили удалиться.
  Я крутанулся перед зеркалом, проверяя всё ли в порядке, поправил ордена, капитанские шнуры, и пошел в центральную часть дворца, где суетилась большая часть свиты его высочества.
  Свернув в просторный коридор со сводчатым потолком, натолкнулся на группу офицеров, удивленно что-то обсуждающих.
  - Господин Арей, - воскликнул один из них. - Десятинку назад тут прошли несколько людей лорда Оарэя. И вид у них был весьма помятый. Теперь с той же стороны идете вы. Это не вы их отделали?
  - Не знаю о чем вы, господа. Зачем мне отделывать людей лорда?
  - Не приставайте к капитану, поручик, - вступился за меня другой. - Господин Арей еще не отошел от ранений, чтобы избить трех крепких мужчин.
  - Вот-вот, - поддержал я и пошел дальше.
  Н-да, пока избитые доберутся до покоев лорда их многие увидят. Разговоры пойдут. Интересно, как они объяснят свой новый боевой раскрас?
  Может зря я с ними так жёстко? А-а, поздно сожалеть, дело уже сделано.
  Зарулил в столовую, обслуживающую гостей в режиме шведского стола, перекусил немного, а потом вышел во внутренний дворик и присел отдохнуть в тени небольшого деревца. Со временем ко мне подсели несколько знакомых, и у нас завязалась неспешная расслабленная беседа.
  Но внутренне я все-таки был собран, ожидал развития ситуации. И оно не заставило себя долго ждать.
  Во дворике появился полковник - весьма молодой для своего чина помощник генерала Нуарелия, и сразу же направился к нам. Судя по горящим глазам и лукавой улыбке, у него были какие-то остренькие новости и он страстно желал ими поделиться.
  - Господа! Вы слышали последнее известие? Подрались помощники лорда Оарэя, капитаны... как их там... всё время забываю их имена...
  Собравшиеся живо заинтересовались столь пикантным событием, посыпались вопросы.
  - Извините, друзья, - полковник развел руками. - Подробностей не знаю. Многие видели, как протеже лорда возвращались в его комнаты с окровавленными лицами, но тогда они ничего не рассказали. Потом из покоев вышел их молодой товарищ, поручик, и поведал, что они из-за женщины кое-что не поделили, и закрыли этот вопрос вот таким простецким способом.
  - Интересно из-за какой? - хохотнул один из офицеров. - Я видел, как они оприходовали кувшин вина и пошли искать служанку помоложе. Попалась настолько красивая, что никто не хотел уступать?
  - Опускаться до мордобоя... - седой капитан, уважаемый за жесткое следования чуть ли не всем правилам дворянской жизни, брезгливо дернул щекой. - Это недостойно дворянина. Если не могли договориться, бросали бы вызов.
  - Ах, бросьте, господин капитан, - большинство хоть и уважало его за педантичность, но не поддерживало в таких жестких взглядах. - Неужели у вас никогда не возникало ситуации, когда слова уже бессильны, но для кровопролития поводов еще мало?
  - Господа, - капитан горделиво вздернул подбородок. - Вы прекрасно знаете, что комиссии по дуэлям крайне редко разрешают поединки до смерти. Абсолютное большинство схваток идут до первой крови или до тех пор, пока противник не сможет встать. Если обида не настолько большая, чтобы пустить сопернику немного крови, то этот спор вполне может быть урегулирован словами. Тем более, что у этих господ кровь и так была пролита, хоть и не благородным образом.
  Слушая вполуха, я думал, что это может значить для меня. Значит, решили оставить всё в тайне? Замыслили что-то или просто чтобы не позориться? Ибо хотя с формально-благородной точки зрения в этой истории обе стороны повели себя неправильно, но люди лорда выглядят более плохенько, чем я.
  Ну и ладно, мы тоже болтать не будем.
  Размышления мои были прерваны появлением молодого поручика, одного из ординарцев принца, выполнявшего в основном функции посыльного.
  - Господа! - громко произнес он, привлекая внимание всех находящихся во дворе. - Через полчаса принц открывает вечернее мероприятие. Просьба всем быть готовыми.
  После чего развернулся и исчез в здании.
  Кто-то пошел приводить себя в порядок, но многие и так уже были при параде, в том числе и я.
  Дождавшись назначенного времени, свита проводила его высочество в ратушу, там состоялась еще одна речь для горожан, официальное открытие торжеств. Оставив простой люд веселиться на улицах города, местная знать вместе с Лодкиром переместились в саму ратушу, а так же в большой парк, прилегавший к ней, где и начался благородный дворянский корпоратив. Простолюдинов здесь было очень мало - главы местных гильдий и цехов, богатейшие купцы. Ну и слуги, понятное дело.
  Слава Богу, с Оарэем мы в тот вечер не пересекались. Я распушил свои пассивные радары, держал под контролем его, его людей, и старался держаться подальше. Они, правда, тоже не пытались найти меня.
  В общем, бал прошел достаточно приятно. Тосты, закусь, танцы, общение. Нашел в этой дворянской толпе отца, и он сразу же заставил меня рассказать о моих злоключениях. Попытался смягчить картину, немножко соврать, но не прокатило - Здабор чувствовал ложь не хуже магов.
  - Так, спокойно, батя, - резко сказал я, когда у него вспыхнули эмоции. - Что было, то прошло. Сейчас уже все хорошо, - я практически повторил слова некогда сказанные Будигосту.
  - Надеюсь, ты запомнил этот урок, сын, - отец был очень недоволен. - Попал ты в эту ситуацию только благодаря своей глупости и безответственности. Это ж надо, приказ самого принца проигнорировать!
  - Да усвоил, отец, усвоил, - я потрогал челюсть. - На всю жизнь. Наверное.
  - Эх, - Здабор махнул рукой. - Усвоил он. Так и будешь продолжать своевольничать. А каким послушным и исполнительным был, когда...
  Когда мы только встретились - в мыслях продолжил я.
  - Всё течет, все меняется. Шестнадцать лет как-никак минуло.
  - Да. Считай, достиг совершеннолетия, - задумчиво произнес он. - Как у вас с госпожой Кайрин?
  О как! А чего это он вдруг про неё?
  Я замялся, сказал робко:
  - Думал после возвращения сделать ей официальное предложение. Ты... не против?
  Здабор продолжал глядеть в сторону, но губы его расплылись в улыбке.
  - Если бы я был против, ты узнал бы об этом еще в самом начале ваших отношений.
  Он немного помолчал, а потом добавил:
  - Император тоже не против, так что можешь делать, благословляю... Благословляем.
  У меня реально камень с души свалился - я чего-то боялся с отцом на эту тему разговаривать.
  - Спасибо.
  - Пожалуйста, - отец хлопнул меня по плечу. - В столицу завтра отбываете?
  - Да. После обеда.
Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"