Молотков Сергей.: другие произведения.

Мотыльки.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  
   Воля - неволя.
  
  
   Жила в одном озере золотая рыбка. Жилось ей там, откровенно говоря, не так уж плохо; где хотела, там она плавала, если находила червячка, то сразу его съедала. Правда, бывали случаи, когда золотая рыбка изрядно беспокоилась, виной тому был хищный окунь или щука, появившийся на горизонте. Тогда она стремительно плыла к ближайшим подводным камешкам и между них пряталась от надвигающей опасности.
   Не раз рыбка счастливо выкрикивала, да, да, рыбки тоже могут, по-своему беззвучно говорить:
   "Как я рада, что живу на воле, в этом прекрасном озере!"
   Так жила золотая рыбка, не зная забот, пока не попалась в сачок к одному рыболову. Он посмотрел на нее, полюбовался переливом чешуи на лучах солнца и решил сдать рыбку в зоомагазин, чтобы подзаработать немного денег.
   "О боже, я пропала!" - подумала золотая рыбка, оказавшись в прозрачном аквариуме. Ей казалось, что она непременно погибнет от тоски в неволе.
   Но время шло, золотая рыбка освоилась в аквариуме. Она весело плавала в чистой, прозрачной воде среди водорослей, плавно колышущихся от легкого взмаха ее плавников, петляла среди маленьких искусственных гротов и больших морских причудливо согнутых раковин. В положенное время золотая рыбка вволю кушала корм, положенный в кормушку и ничего не боялась, потому что в аквариуме не водились хищные рыбы, которые так и норовят тебя съесть. Конечно, ей иногда было скучно одной, но и к этому она постепенно привыкла.
   "Оказывается, не так уж плохо жить в неволе", - начала думать золотая рыбка. Еще бы, плаваешь себе в хрустально чистой воде, не думаешь о прокорме, потому что тебя постоянно вкусно кормят, и ничего не боишься, как это было в родном пруду. Прямо настоящий рай.
   Так продолжалось с неделю. Потом в зоомагазин зашел Никита. Он искал подарок для своего друга Ильи. Увидав аквариум с золотой рыбкой, решил мальчик его купить, подумав, что лучше подарка ему не найти.
   Вот так и вышло, что золотая рыбка перекочевала к новому хозяину. Там ей также, как и старом месте неплохо жилось. Илья старался каждый день ухаживать за аквариумом.
   Прошел месяц. Золотая рыбка уже совершено забыла, что раньше пруд был ее родным домом. Ей казалось, что она с самого рождения находилась в уютном аквариуме.
   Но как-то раз Илья пришел домой очень раздраженным. Оказывается, он поссорился с Никитой из-за какого-то пустяка и чтобы отомстить за обиду своему другу, мальчик схватил аквариум, побежав на кухню. Там Илья вылил воду в раковину.
   "Нет, даже самая неприглядная воля лучше, чем сладкая неволя", - подумала золотая рыбка, задыхаясь в вонючей сточной воде, которая с шумом стекала по канализационной трубе.
  
  
   Иван да Марья.
  
  
   Жили в одном богатом селе Иван - кузнец, мастер на все руки, да Марья - рукодельница, краса неписаная, краше ее не было девиц на свете. Любили они друг друга больше жизни, как лебедь с лебедушкой на чистом пруду, да так любили, что дня друг без друга прожить не могли, поэтому решили влюбленные по весне пожениться.
   Но был у Ивана недруг, который тоже положил свой глаз на его невесту, звали его Федот - гончар. Хоть был он на вид смазлив, но имел характер тяжелый, да вздорный, ни с кем ему не удавалось найти общий язык. И вот этот Федот постоянно стоял на дороге у счастливой пары, стараясь всеми силами рассорить их. Что только он не делал, и наговаривал на них, и хулой обливал, как ледяной водой из ушата, но ничего у него не получалось, никто не хотел верить его словам, помня, какой у того скверный характер. Тогда Федот решил погубить Ивана, чтобы потом жениться на Марье.
   Такой случай вскоре ему подвернулся.
   Как-то раз увидел Федот, как Иван заходит вечером в хлев по делам, а кругом никого не видно. Тогда он подбежал к воротам, подпер их толстым дрыном и запалил хлев, после чего поспешно удалился, чтобы никто из селян не мог подумать на него.
   Иван, увидав огонь, хотел выбраться наружу, но не смог, нежданная препона не пускала его наружу. Тогда начал он звать на помощь.
   Вскоре набежал народ, стал тушить пожар. Кое-как им удало загасить хлев и открыть ворота. Когда же народ увидел, как оттуда выходит еле живой Иван, все ахнули. Как он остался жив в горящем амбаре, никто не мог понять, но это случилось, на нем была тлеющаяся рубаха, ожоги на руках и все, больше ничего, остальное было цело. Так это всем казалось. На самом деле он кое-чего лишился, кое-чего ценного, а именно лишился он зрения.
   Узнав про это, Федот обрадовался и побежал свататься к Марье, решив, что никакая девушка не пойдет замуж за калеку. Свою ошибку он понял, когда получил от ворот поворот.
   Марья же решила, во что бы то ни стало вылечить Ивана. Она водила его по разным лекарям, по разным знахарям, но те ничем не могли ему помочь. Другой возможно, после всех неудач, сложил бы руки, смирившись с тяжкою судьбой, но только не Марья. Она не потеряла надежды на излечение своего суженого. Если лекари не могут ему помочь, значит нужно обратиться к чародейке, которая с помощью колдовства избавит Ивана от неизлечимого недуга.
   Так решила Марья и стала расспрашивать подружек, знают ли они, где можно найти колдунью. Оказывается, за Лосиной балкой с недавних пор поселилась в заброшенной избушке старуха, которая кое-что умела. Вот к ней и направили подружки Марью.
   Долго думала несчастная девица, долго не решалась пойти к чародейке. Чувствовала Марья сердцем, что затея ее добром не кончится, поэтому боялась идти к старухе. И все же не выдержала она душевных мук, уж слишком ей хотелось излечить Ивана. Так что набралась Марья смелости, села на телегу и поехала к колдунье, которая жила на отшибе, недалече от их родного села.
   Проехала девица мимо березовой рощи, пересекла быстрый звенящий ручей и въехала в лес. Там, утоптанная дорожка привела ее к Лосиной балке, видать не только Марья наведывалась к незнакомой старухе. Потом лесная тропинка пропетляла по лесу и вывела девицу к неказистой кособокой избушке, стоящей возле огромной ели с расщепленной молнией верхушкой. Вошла в нее Марья с гулко стучащим сердцем в груди, все ж немного ей боязно было, прошла в тесную горницу. Там возле печи увидала она сгорбленную старуху с длинными, чуть ли не до самых пят, седыми распущенными волосами. Она в большом котле что-то неторопливо готовила.
   - Здравствуй, хозяюшка! - поздоровалась Марья.
   - Здравствуй, голубушка, - ответила скрипучим голосом старуха, повернувшись к ней.
   Была колдунья страшна на вид; нос крючком, лицо сморщенное, как моченое яблоко, выпяченный подбородок с большой бородавкой на правой стороне, узкие бледные губы с двумя нижними клыками наружу, а вдобавок ко всему, глубокие черные очи под нависшими густыми бровями так и сверлили взором пришедшую гостью.
   - С чем пожаловала, красавица? - спросила старуха. - Неужто приворотное зелье понадобилось?
   - Нет, хозяюшка, приворотное зелье мне ни к чему, - ответила Марья.
   - Это верно, с такой красотой и так от ухажеров отбоя нет, - криво усмехнулась колдунья. - Тогда зачем ты ко мне наведалась?
   Марья рассказала ей о своей беде, ничего не утаивая, а потом вместе со щедрыми дарами попросила у нее помощи.
   - Я помогу тебе, - ответила ей колдунья, внимательно выслушав влюбленную девицу, - но плата за мою услугу будет высокой.
   - Если надо, я продам свой дом и оплачу твою услугу, - заверила ее Марья. - Ты только верни моему Ивану зрение!
   - Мне не нужно ни злата, ни серебра, - покачала головой колдунья, давая девице ответ.
   - Чего же ты хочешь? - спросила Марья.
   - За услугу ты отдашь мне десять лет своей молодости, - ответила колдунья. - Ну как, ты еще не передумала?
   - Нет, не передумала, - решительно произнесла Марья, посчитав, что десять лет жизни стоят не такая уж большая плата за лечение своего суженого.
   - Тогда слушай, - услышав должный ответ, продолжила колдунья, - как выпадет зимой первый снег, выйди в поле, найди там гриб - олений рог, покрытый золотой пыльцой, потом достань плоть своего врага и из всего этого сделай отвар. Когда варево остынет, добавь туда слезу невинной девицы. Все, зелье будет готово. Его ты должна три раза в полнолунье давать своему возлюбленному. Оно с первого раза подействует, но только на третий раз навечно вернет Ивану зрение, а вашего врага его лишит.
   Марья поблагодарила колдунью и ушла.
  
   Когда наступила зима, она вышла в чистое поле, нашла там гриб - олений рог, потом хитростью добыла плоть Федота и сварила зелье. Когда оно остыло, добавила туда пару своих слез, потому что была невинна и чиста в своих помыслах. Это зелье она начала давать Ивану и тот прозрел! А Федот навечно лишился зрения. Как только это случилось, потеряла Марья десять лет своей молодости, оплатив тем самым услугу колдунье.
   Иван увидел все это, а узнав о причине случившегося, покорил невесту за необдуманный поступок, но любить меньше не стал, хотя девушка стала выглядеть старше его. Вскоре они сыграли свадьбу и въехали в новую просторную избу, которую ради такого случая возвели сообща, всем селом.
  
   ***
  
   Целый год прожил счастливо Иван со своей женой. За это время постарела Марья на десять лет. Пришлось ей отдать долг колдунье за излечение любимого. Иван, конечно, смирился с этим, он даже не заметил таких разительных изменений в облике жены, когда по настоящему любишь, не обращаешь внимания на такие мелочи.
   Но вот настал следующий год. Марья постарела еще на десять лет.
   Увидев это, Иван не на шутку взволновался. Он не мог понять, почему так происходит, ведь долг давно отдан, значит, все должно прекратиться, а оно не прекращается. Такими темпами в скором времени, место того, чтобы радоваться семейной жизни и молодости, придется Марье лежать на печи, да греть свои старые косточки, дожидаясь прихода костлявой старухи с косою в руках.
   Не правильно все это, несправедливо! Так подумал Иван и решил наведаться к колдунье, чтоб узнать у той причину недуга любимой женушки, и если она виновна в этом, то непременно призвать к ответу. Но прежде пришлось ему побегать по селу с расспросами, где находится изба чародейки, ведь не обратишься с такой просьбой к Марье, она все сразу поймет, начнет отговаривать, так что нужно все сделать втайне от нее. А тут как назло никто из селян не ведал об этом или просто не хотели говорить. Хорошо нашлась одна старушка, добрая душа, направила она Ивана за Лосиную балку, там говорит, стоит избушка чародейки возле огромной ели, верхушка которой с давних времен была расщеплена молнией.
   Парень знал про это место, оно находилось всего в пятнадцати верстах от родимого села, не так далеко, если добираться верхом, а не месить придорожную пыль сапогами.
   На следующий день, рано утром, Иван предупредил Марью, что поедет в стольный град за покупками, а сам, оседлав коня, направился совсем в другую сторону. Он быстро минул, распаханные поля, проехал мимо березовой рощи, пересек быстрый звенящий ручей и въехал в лес. Там, утоптанная дорожка привела его к Лосиной балке. А потом к удивлению Ивана, лесная тропинка весьма изменилась, стала заметно заросшей придорожной травой без единого намека на людской след, словно сюда никто испокон веков не заглядывал. Странным все это показалось парню. Когда же он добрался до избушки колдуньи, стоящей возле огромной ели с расщепленной молнией верхушкой, то сразу все понял, та оказалась пуста. Исчезла чародейка и, по всей видимости, давно, вот поэтому заросла тропинка к ее дому.
   Узрев такое дело, Иван опустил свою буйную головушку, враз отяжелевшую от горестных дум, сел на верного коня и направился в сторону родного селения.
   Так, не замечая ничего вокруг себя, парень ненароком сбился с дороги, забрел в чащобу, где раньше никогда не был. Когда же очнулся от горестных дум, увидел Иван, что едет прямо к огромному дубу, на стволе которого видится старческий сморщенный лик, и показался он ему не деревянным, а словно живым. А под этим величественным деревом сидел небольшого роста дедок, одетый в домотканую одежку, да обутый в обычные слегка изношенные лапти. Он неторопливо жевал солонину, запивая ее квасом из глиняного кувшина, при этом постоянно вытирая ладонью намокшие седые усы и бороду.
   - Здрав будь, внучок! - проскрипел старичок дребезжащим голосом, отложив в сторону кувшин.
   - И тебе, дедуля, не болеть! - вежливо отозвался Иван, слезая со своего коня.
   - Ты как, внучок, дело пытаешь, аль от дела лытаешь? - спросил старичок, с интересом разглядывая парня.
   Иван горестно махнул рукой и присел рядом с незнакомым стариком, понурив голову.
   - Значит, дело пытаешь, - вздохнув, произнес старичок. - Что у тебя стряслось, горемыка?
   Помолчав немного, Иван, как на духу рассказал о своей беде, ничего не утаивая. Незнакомый дед внимательно выслушал его, после чего произнес, слегка растягивая слова:
   - Да уж, дела!
   Потом посмотрел на парня и добавил:
   - И свезло же вам связаться с самой Хельдой.
   - С какой Хельдой? - спросил Иван.
   - Хельда - могущественная коварная колдунья, живущая на северных землях среди заснеженных полей, там, где снег никогда не тает, а хоромы строят не из древесины, как мы привыкли, а из ледяных глыб, - ответил незнакомый дед. - Она бродит по белу свету в поиске простаков, как ты и твоя Марья, а потом разными посулами охмуряет их, чтоб потом забрать себе чужую молодость.
   - Но она помогла мне! - воскликнул Иван. - Я вновь стал видеть!
   - А взамен забрала себе молодость твоей женушки, - спокойно ответил старец. - Не совсем равный получился размен. Не правда ли?
   - Все верно, - согласился Иван, потупив от печали взор. - И где мне найти эту Хельду?
   - Ее невозможно найти, пока она этого сама не пожелает, - сказал старик, положив опорожненный кувшин в котомку.
   - И что же мне делать? - задал вопрос Иван, еще больше погрустнев после такого ответа. - Неужели никак невозможно спасти мою любимую Марью?
   - Спасти говоришь? - старец в задумчивости почесал свою бороду. - Почему же, можно.
   - Как? - оживился Иван, ведь появилась надежда на спасение Марьи. - Подскажи, прошу тебя!
   - Иди за мной, - сказал старец, поднимаясь на ноги. Он взял котомку, лежащую возле него, закинул ее на плечо, подхватил посох, прислоненный к стволу дуба, и не глядя, направился в гущу леса.
   Ивен последовал за ним, надеясь, что сейчас незнакомый старик ему поможет в трудном деле.
   Так они добрались до небольшого тихого пруда, чей берег местами был густо покрыт зарослями камыша. Там старец нашел проход к берегу водоема, достал из котомки небольшие деревянные вилы и начал ими писать по воде, старательно выводя тайные руны, при этом бубня под нос нужный наговор. Иван же стоял в стороне и терпеливо ждал окончания таинства, в котором совершено ничего не понимал.
   Тем временем вода под действием вил, а может быть наговора, начала крутить водоворот, постепенно покрываясь белесой дымкой, под которой вскоре совсем скрылась от постороннего взора. Тогда старец убрал в сторону деревянные вилы и провел рукой над молочной пеленой густого тумана, выводя круги посолонь. В этом месте поверхность пруда очистилось от дымчатой вуали, открывая перед взором пришлых гостей круглый участок воды, блестящий как настоящее зеркало. Туда-то и стал смотреть незнакомый старец.
   Что там он выглядел, Иван не ведал, слишком далеко стоял, ему было доступно разглядеть только туман, который вскоре спал, да небольшой участок пруда, который вновь приобрел прежний вид. Как это случилось, старец недовольно крякнул, разогнувшись с хрустом в суставах, потер поясницу и повернулся к парню.
   - Что, что там тебе удалось выведать? - торопливо затараторил Иван. - Что тебе нашептала вода?
   - Погодь чуток, торопыга, - остановил его старец, - дай немного отдышаться. Я же не молод, как ты, так что наговоры мне с трудом даются, утомляют, отнимают много сил.
   Он отстранил рукой в сторону парня и подался прочь от пруда. Ивану ничего не оставалось, как последовать за ним. Так они по лесной тропинке добрались до ближайшей небольшой поляны. Там старец уселся на низкий пенек, облокотился на свой посох и начал говорить:
   - Слушай меня, внучок, и все запоминай.
   Иван опустился на зеленую траву, приготовившись внимательно все выслушать и непременно все запомнить.
   - Найти саму Хельду тебе не удастся, она сейчас за тридевять земель, - сказал старец, убедившись, что парень ему внемлет. - Так что тебе ее не догнать, да и спрос за зло с нее не взять. Но нашептала мне водица, как горю твоему помочь.
   Произнеся это, старец ненадолго замолчал, будто обдумывая свои дальнейшие слова.
   - Не томи, старче, говори, как помочь моей Марьюшке! - взмолился Иван, не выдержав паузы.
   - Если идти на закат, - наконец начал говорить старец, - прямо через дремучий лес, то можно дойти до лазурного озера, на берегу которого стоит заброшенный град, всеми давно позабытый. Кто там жил, уж никто не помнит, даже такие старцы, как я. Так вот, возле этого града, есть дивный сад, где растет яблоня с молодильными плодами. Стоит тебе дать лишь одно яблочко своей любимой женушке, чтоб она его надкусила, как к ней сразу вернется молодость. Но не все так просто, как тебе кажется, - добавил старик, увидав, что Иван хочет его перебить, - сторожит ту дивную яблоню огнедышащий трехголовый дракон, словно его там оставили сами боги для охраны чуда невиданного. А чудище то трехглавое не берет ни каленое железо, ни крепкий булат, его можно убить только заговоренным мечом, сделанным из небесного камня, да окропленного мертвой водой. Только вот где находится тот меч, того мне водица не поведала, видать он находится далеко от ее вотчины.
   - Как же мне быть? - погрустнел Иван, услышав такую весть. - Неужто я не смогу помочь своей Марьюшке?
   - Где находится заговоренный меч, мне неведомо, - продолжил говорить старец, - но про то, может знать моя сестрица, которая живет на берегу речки-Смородинки. К ней тебе нужно направляться, да про все у нее разузнать.
   Спросил Иван, где находится та речка, после чего направился в родное селение, готовиться к долгим странствиям. А там к нему в спутники начал набиваться слепец Федот, мол, осознал я свою вину, хочу делом во всем покаяться.
   Не желал Иван связываться с соседом, потому что помнил еще обиду, нанесенную им, да и какой может быть толк от слепца в дальних странствиях. Но тут вдруг за Федота Марья вступилась, попросила супруга взять его с собой. От такой просьбы Иван не мог отказаться. Пришлось брать Федота в напарники.
   И вот собрались они, сели на лошадей да отправились в дальнюю дорогу.
   Ехали долго Иван с Федотом по лесным тропам, по просторным полям, минули много незнакомых мест. За время путешествия ничего особенного с ними не случилось, так, один раз встретились с ватагой разбойников, да попали в селение, где упыри по окрестностям сновали. Слава богам и от тех и от других им удалось отбиться, а в основном в пути все было спокойно.
   И вот, наконец, они добрались до речки-Смородинки, на берегу которой стояла избушка сестры доброго старичка. Хозяйка их встретила, как подобает; накормила, напоила, баньку растопила да спать уложила, а поутру начала расспрашивать, по какой надобности незваные гости заявились к ней.
   Иван как на духу все выложил старушки.
   Выслушала его хозяйка, а потом говорит:
   - Знаю я, где находится заговоренный меч, которым ты можешь победить дракона, но достать его нелегко, ой как нелегко, касатик.
   - Я трудностей не чураюсь, - сказал ей в ответ Иван.
   - Ха-ха, не чурается он, - усмехнулась старушка, - смотри, как бы ты не пошел на попятною, после услышанных новостей.
   - Не пойду, - заверил ее Иван.
   - Ну, раз не пойдешь, то слушай, - продолжила говорить старушка. - Возле Орлиного утеса, в глубокой темной пещере свил себе гнездо Василиск. Внутри этого страшного аспида и находится заговоренный меч. Стоит вам погубить Василиска, как добудете вы нужный клинок. Но не просто убить аспида. Тот, кто только глянет на него, тот сразу превращается в каменного истукана. Вот такие дела, касатик. Не передумал еще добыть заговоренный меч?
   - Нет, не передумал, - ответил Иван.
   - Что ж, тогда скатертью дорога, - пожелала старушка.
   Иван с Федотом поблагодарили старушку за гостеприимство, собрались и поехали в указанном направлении.
  
   Проделав немалый путь, два путника, наконец, добрались до Орлиного утеса. Уже на месте, Иван весьма подивился прозорливости свое женушки. Что бы он сейчас делал без Федора слепца? Просто сложил бы голову и все. А так у него появился шанс добыть зачарованный меч, ведь слепцу смертельный взгляд Василиска не помеха.
   Первым делом два путника натаскали кучу хвороста к входу в глубокую пещеру, запалили ее и накидали в разгоревшийся костер зеленой сочной травы. Над жадными языками пламени сразу поднялись густые клубы дыма, которые потянулись в темный зов пещеры. Сами же парни, обнажив мечи и приготовив острые копья, стали дожидаться, когда из своего логова появится Василиск.
   Долго ждать чудище не пришлось. Вначале послышалось его злобное шипение, а потом показался он сам.
   Иван метнул в Василиска копье и бросился прочь от пещеры, стараясь таким образом отвлечь внимание чудища на себя. Так и получилось. Разъяренный аспид, яростно шипя, бросился за Иваном. Воспользовавшись удобным моментом, Федот выскочил из укрытия и на звук шипения гада ползучего ударил мечом. Он не промахнулся, острый, как бритва клинок, отрубил Василиску голову. Как только аспид замертво упал на землю, его тело превратилось в прах, а там, в сером пепле, лежал заговоренный меч.
   Оружие против дракона они добыли. Теперь осталась самая малость, добраться до заброшенного града и взять молодильное яблоко, для излечения Марьи. Так что Иван с Федотом, не стали рассиживаться на месте, празднуя успех, а сразу пустились в путь.
   До лазурного озера, где стоит заброшенный град, парни добирались долго. Им пришлось блуждать по бесконечным лесным тропам, да пробираться через топкие болота, обходить стороной буреломы, да перебираться через быстрые реки. Но, в конце концов, они достигли цели. Вот перед ними открылось, как на ладони лучезарное озеро, а на его берегу стоял град со щербатым крепостным тыном, покосившимся, державшимся на одном честном слове. Со стороны казалось, что только дотронься до него рукой, и он сразу завалится. А немного в стороне, на высоком бугре, стояла дивная яблоня, на ветвях которой висели спелые плоды, сверкающие в солнечных лучах своими алыми щечками. Вот они, совсем близко, можно сказать, бери, хватай руками. Но не тут-то было. Вон, прямо возле дерева лежит огромный трехглавый дракон, весь покрытый блестящей стальным светом чешуей, пуская через ноздри густые клубы дыма, попробуй только подойди к нему поближе, он проглотит тебя и даже не заметит.
   Возможно, кто-нибудь другой испугался бы, узрев такое страшное чудище, но только не Иван. Он оставил в стороне Федота, сторожить коней, а сам, вытащил из ножен заговоренный меч, взял крепкий щит и направился в сторону яблони.
   Дракон сразу его заметил. Он моментально поднялся на лапы, похожие на толстые колонны, и, извергая из пасти огонь, пошел навстречу к непрошеному гостю.
   Завязалась битва, вначале которой Ивану удалось срубить дракону одну голову, но на этом его победа закончилась. Увидав, что у врага в руках находится заговоренное оружие, страшный зверь стал осторожней. Он старался не попадать под острый клинок, сам же так и норовил поджарить огнем противника. Иван проворно уклонялся от обжигающих огненных струй, прикрываясь щитом. Так они кружились возле самой чудесной яблони, с которой стали падать на землю спелые плоды, при этом моментально покрываясь морщинами и гнилью, словно они на траве пролежали целый год.
   Федот же, стоя в сторонке, почувствовал, что товарищу нужна помощь. Он бросил поводья лошадей, достал верный меч и бросился на звук битвы.
   Дракон заметил нового противника. Он на мгновение отвлекся на него, пустив ту сторону тугие струи огня. Как раз Ивану хватило этого времени, чтобы за два взмаха срубить врагу обе головы. Когда лютый враг повалился на землю бездыханный, парень подбежал к своему товарищу. Федот с опаленной головой лежал на обугленной траве, весь покрытый струпьями кожи, которая начала медленно отваливаться от его обожженного тела.
   - Победил ты дракона? - задал он вопрос из последних сил.
   - Победил, - ответил Иван, склонившись над раненым товарищем.
   - Тогда иди, бери молодильное яблоко и возвращайся домой, вылечи свою любимую женушку, - сказал Федот.
   Иван побежал. Когда он оказался возле дерева, то увидел, что на ветке осталось всего одно молодильное яблоко. Сорвав его, Иван подбежал к Федоту, протянул руку и сказал:
   - Бери, друг мой, яблоко, съешь его, чтоб излечиться от смертельных ран.
   - А как же Марья? - спросил Федот.
   - Не бойся, на яблоне их много, - пошел на обман Иван.
   Ни о чем, не догадываясь, Федот взял яблоко и съел его. Ему сразу стало лучше, на месте ожогов появилась новая кожа, раны полностью исчезли с тела, к тому же он моментально прозрел.
   - Спасибо друг, за спасение, - поблагодарил Федот, поднимаясь на ноги. Он был рад, что остался жив после смертельной битвы, да к тому же вернул обратно зрение, но когда увидел, что на яблони не осталось больше молодильных плодов, сразу его одолела печаль.
   - Зачем ты сделал это? - спросил Федот, с осуждением глядя на Ивана.
   - Я не мог по-другому поступить, потому что ты мне жизнь спас, - ответил ему друг.
   - А как же Марья?
   - Не знаю, - печально вздохнув, произнес Иван. Он понимал, что все их поиски лекарства для Марьи завершились провалом, а как поступить дальше не знал.
   Иван подошел к яблоне, обхватил руками ее нижнюю ветку и заплакал. Горькие слезы текли по его щекам, падая вниз, прямо на корни чудесного дерева, на котором не осталось ни одного молодильного плода способного излечить любимую женушку.
   И вдруг Иван услышал радостный возглас Федота:
   - Смотри, Иван! Смотри на творящееся чудо!
   Он поднял взор и не поверил своим глазам. На ветке, за которую Иван держался, расцвел розово-белый цветок. Вот он осыпал свои лепестки и прямо на глазах стал превращаться в зеленый плод, наливаясь соком, розовея. И вот уже перед двумя друзьями висело спелое яблоко.
   Вскоре Иван пришел в себя от изумления, сорвав молодильный плод, он сел в седло и помчался домой вместе с Федотом.
   Долго они добирались до родного селения, еще дольше, чем прежде. Но вот показался знакомый тын. Иван сразу же направил своего коня к родимой хате, торопливо вбежал внутрь и увидал на печи не молодую жизнерадостную Марью, а немощную старуху, готовую в любой миг испустить дух. Парень подбежал к любимой женушке, протянул ей молодильное яблоко, произнеся слова:
   - Скушай, любимая, волшебный плод и все наши напасти сразу закончатся.
   Марья взяла трясущимися руками яблоко, откусила кусок, с трудом прожевав его, проглотила. И сразу стала молодеть на глазах. Когда же от яблока остался один лишь огрызок, перед Иваном сидела уж прежняя любимая женушка полная сил. Тогда они обнялись и заплакали. Но эти слезы были не горестными, они были полны радости.
  
  
  
   Мотыльки.
  
   Дети иногда обижаются на своих родителей, как например, сейчас, восьмилетний Никита, недовольно ворча под нос, из кухни направлялся в свою комнату.
   - Что случилось? - поинтересовалась у него тетя Надя, выходя из спальни, она приехала из города Волжского погостить недельку у родственников, живущих в Астрахани.
   - Мама злая! - на одном духу выпалил Никита.
   - Почему? - с немалым удивлением поинтересовалась тетя Надя.
   - Я попросил ее отпустить меня на улицу, немного погулять, а она не отпустила! - пожаловался Никита, шмыгая носом, потом немного помолчав, добавил:
   - Злая мама, я ее не люблю, и она меня не любит!
   - Никита, так нельзя говорить, - неодобрительно покачав головой, произнесла добродушная тетя.
   - Можно, потому что она ненавидит меня! - продолжал настаивать на своем мальчик.
   - Если бы она тебя не любила, то обязательно отпустила на улицу, - начала объяснять тетя Надя, - потому что кого не любишь, за того сильно не переживаешь: подумаешь, гуляет в темноте, подумаешь, с ним что-то плохое случилось. Тебя же она любит, вот и не отпускает гулять поздно вечером. Ты только представь, вдруг с тобой что-нибудь случится, тогда мама с горя может умереть.
   - Не умрет, - уже не так уверено произнес Никита, видать слова тетушки сумели зацепить нужные струны в ранимой детской душе.
   - Ладно, хватит супиться, пошли лучше в твою комнату, там я тебе расскажу одну историю, которую услышала от своей бабушки, - предложила тетя Надя, потрепав племянника по голове.
   - Пошли, - сразу согласился с ней Никита.
   Они, взявшись за руки, вошли в детскую комнату. Там мальчик залез на кровать, облокотившись на мягкую подушку, и стал ждать рассказа. Тетя Надя, усевшись на стул, который стоял рядом, задала вопрос:
   - Скажи мне, Никита, почему мотыльки, с наступлением темноты, всегда летят на свет?
   - Не знаю, - растерялся мальчик.
   - А хочешь узнать? - спросила тетя Надя.
   - Конечно! - у Никиты загорелись глаза от любопытства. Мальчик понял, что сейчас услышит интересную историю.
   - Тогда сиди тихо и слушай легенду о мотыльках, - произнесла добродушная тетушка Надежда.
  
   В давние времена, жил в славном городе Чернигове Ярополк - воевода со своей женой Усладой. Находилась их усадьба, на высоком холме возле берега реки. Очень удобное место: летом по воде можно на ладье добраться туда, куда хочешь, а зимой по льду на санях в любое место доедешь.
   Жили Ярополк с Усладой в высоком просторном тереме, поживали, да добра наживали. Жена трудилась по хозяйству, а воевода часто в отъездах был по воинской службе; то в дозор его отправляли на дальнюю заставу, то приходилось в поход идти, что бы дать отпор коварному врагу, посягнувшему на родную отчизну. Когда же возвращался Ярополк домой на побывку, Услада усаживала его за широкий стол и начинала потчевать сытными да вкусными яствами.
   Так прожили они восемь лет.
   За это время родилось у них пять сыновей. Первыми появились близнецы, одного из них назвали Бориславом, что означает - борец за славу, второму дали имя Воислав, что бы был славным воином. После них, на следующий год, появились Градимир - значит, мир, хранящий, да Ратмир - защищающий мир, а через год родился последний, назвали его Лучезаром, он и был светлым, как яркий луч.
   Росли братья, на радость родителям, здоровыми малышами, да крепкими. С самого детства Ярополк учил их ратному делу: как правильно щит держать, как мечом от врага отбиваться, как из лука стрелять, да крепко в седле держаться. Воинская наука братьям давалась легко. Они в пять лет уже крепко в седле держались, а в восемь вместе с отцом на медведя ходили, уверено держа в руках рогатину.
   Глядя на воинские забавы братьев, которые ежедневно проходили на широком подворье усадьбы, окруженном высоким добротным частоколом, Ярополк частенько думал со счастливой улыбкой на устах:
   "Быстро растут сыновья, не успеешь оглянуться, как настанет пора принять их в дружину. Вначале, отправлю сорванцов на дальнюю заставу, пусть там уму разуму наберутся, а уж потом можно смело с ними в бой идти. Когда знаешь, что родное семя защищает твою спину твердой рукой, то на душе сразу становится спокойней и врага бить сподручней".
   Замыслил Ярополк через пять годков взять к себе сыновей на службу. Но не суждено было свершиться этим замыслам.
   На следующий год киевский князь собрал большую дружину из всех городов и пошел войной на печенегов - кочевников, племена которых постоянно беспокоили землю русскую. Решил великий князь проучить коварного врага, чтобы впредь тому неповадно было зариться на чужие земли.
   Вышли два больших войска в широком поле, с одной стороны сидели в седлах воины великого киевского князя, с другой стороны сдерживала лошадей неисчислимая орда печенег.
   Подал сигнал великий киевский князь, и началась битва.
   Полетела с двух сторон туча стрел, да такая густая, что закрыла она собой светлое небо, ударили друг о друга тысячи закаленных клинков, начали ломаться крепкие копья. Кругом ржали лошади, кричали воины, раздавался звон мечей да сабель. И эти звуки разлетались на всю округу, пугая собой дикое зверье. Они были так сильны, что напоминали раскаты грома.
   В первых рядах бился киевский князь, ведь не подобает непобедимому воину прятаться за чужими спинами. Рядом с ним находился Ярополк со своими товарищами. Они зорко следили за тем, что бы никто из врагов не смог нанести предательский удар в спину правителю Киева и всей Киевской Руси.
   Битва продолжалась от рассвета до рассвета, и никто в ней не мог взять верх. Печенегов было больше, зато воины Руси брали мастерством да своей непомерной храбростью, каждый русский ратник стоил десяти кочевников, вот и не могли два огромных войска друг друга одолеть.
   И тут Ярополк заметил, как киевский князь пробивается к главному хану печенегов, окруженному верными нукерами, а с боку на него несется враг, держа в руках копье. На раздумье, как лучше защитить своего полководца, времени не было. Ярополк подставил свою грудь под удар и с тяжелым ранением, свалился с коня.
   Вскоре битва закончилась. Печенеги были разбиты, враг в панике бежал с поля боя. Русское войско вернулось домой.
   Ярополка с тяжелой раной в боку привезли в поместье на телеге. Там он в лихорадке лежал в теплой постели. Заботливая Услада вызвала умелых лекарей в терем, те пытались поднять воеводу на ноги, но у них ничего не вышло. Через неделю Ярополк умер от раны, но перед этим собрал всех братьев и произнес:
   - Меня скоро не будет. Останетесь только вы одни защитой для любимой матушки. Клянитесь мне, что никогда не покинете родное поместье, всегда будете заботиться о матери своей!
   - Клянемся! - поклялись братья.
   Прошло три года, как по Ярополку справили тризну. Братья достигли возраста, когда им можно было пойти на службу к киевскому князю, но помня свое обещание, они не стали этого делать, только с завистью смотрели на сверстников, облаченных в сверкающие доспехи.
   Услада же не могла нарадоваться разумности сыновей. Браться чтили матушку, что скажет - все делали, а самое главное не рвались по случаю податься на войну, где могли, так же как отец, сложить голову.
   Минуло еще пару лет. За это время братья раздались в плечах так сильно, что только боком могли зайти в матушкину светелку. Там они встали на колени, опустили головы и начали молить:
   - Пусти нас, матушка, в чисто поле, где добрым молодцам раздолье. Дай нам свободу, разреши в дружину вступить, чтоб на заставе послужить, да славы себе там добыть!
   Посмотрела на своих сыновей Услада, смахнула рукой набежавшую слезу, но задерживать их не стала. Отпустила четверых старших сыновей в княжескую дружину, а самый младший - Лучезар, по доброй воле дома остался, ведь кому-то за хозяйством присматривать нужно.
   Четверых братьев отправили на дальнюю заставу, охранять рубеж Киевской Руси. Службу они несли справно да умело, командиры их постоянно хвалили, награждая почестями.
   Но вот вновь над просторами необъятной родины начали сгущаться тучи. Решил сын разбитого хана печенегов посчитаться с обидчиком. Повел он огромное войско, разбив его на несколько частей, через границу Киевской Руси.
   Первыми увидали врага братья. Начали они созывать дружины и беспощадно бить захватчиков. Много вражеских отрядов полегло под их острыми мечами, но многим удалось по лесным дорогам пройти внутрь государства. Стали ненавистные печенеги осаждать города, предавать огню беззащитные селения и пленить русских людей. Один из отрядов добрался до Чернигова, окружили захватчики усадьбу Услады, стараясь взять ее приступом.
   Младший сын - Лучезар с надежными людьми смог отбить самый первый натиск, но печенеги не собирались уходить, им хотелось, во что бы то ни стало захватить богатую усадьбу.
   Услада видела это. Она призвала младшего сына и стала держать речь:
   - Ты, Лучезар, мой любимый младший сын, ступай в потайной лаз, спасайся из усадьбы. Если печенеги захватят ее, они никого не пожалеют; ни меня, ни тебя, ни малых детей, всех живота лишат. Спасайся мой любимый сын, и тогда умирать мне будет спокойней.
   - Нет, матушка, не брошу я тебя в трудную минуту, - возразил ей Лучезар, - буду оборонять нашу усадьбу до тех пор, пока всех печенегов не уничтожу, или пока не сложу голову, защищая тебя.
   - Тогда, Лучезар, мой любимый сын, скачи к своим братьям, зови их на помощь, - сказала Услада. - Пусть они мчаться быстрей ветра к себе домой!
   - Пусть будет по-твоему, - согласился с ней Лучезар.
   Прошел младший сын по тайному ходу мимо зоркого дозора кочевников, нашел лошадь, сел на нее и поскакал искать своих братьев.
   Ехал Лучезар и день и ночь без передышки, спешил за помощью. На пятые сутки удалось ему найти своих братьев. Увидав младшего, они обрадовались, но когда узнали о горе постигнувшем их, то сразу погрустнели. Сразу вспомнилось нарушенное обещание, данное усопшему отцу, может, нарушив его, они прогневали богов и те решили покарать не сдержавших слово братьев, насылая орды печенегов на родную землю?
   Братья смотрели друг на друга и не знали, как поступить дальше. Они понимали, что ко времени не удастся им подоспеть на помощь к любимой матушке; пока будут добираться до дома, успеют проклятые печенеги захватить усадьбу.
   И тогда Лучезар произнес:
   - Я знаю, как мы сможем успеть на помощь к матушке!
   - Как? - сразу стали спрашивать братья.
   - Нам нужно воззвать к Перуну - громовержцу, что бы тот помог нам в важном деле, - сказал Лучезар.
   Братья подумали над словами младшего и решили, что тот прав, им ничего не осталось, как обратиться за помощью к богу - покровителю храбрых воинов, только он способен совершить чудо.
   Сев на лошадей, пятеро братьев поехали в сторону леса. Долго они там плутали в поисках священного дерева, но все ж его нашли.
   Братья, слезли с лошадей, подошли к огромному могучему дубу, обхватить ствол которого, вряд ли сумели бы они впятером. Крона же священного дерева шумела на высоте птиц и своей макушкой задевала белоснежные облака, медленно плывущие по небу. Встали братья возле священного дерева, образовав круг, вытащили из ножен мечи, подняли их верх и обратились к Перуну:
   - Перун - громовержец, обрати на нас взор, услышь наш призыв. Мы, славные воины князя киевского просим тебя, помоги нам в один миг добраться до родной усадьбы, помоги спасти любимую матушку от неминуемой гибели, помоги нам покарать коварных печенегов!
   Стоило им произнести последнее слово, как из-за широкого ствола священного дуба, вышел братьям на встречу могучей витязь с золотыми усам да серебряной бородой, держа в руках дубовый посох.
   Узнали они в нем Перуна.
   - Приветствуем тебя, Громовержец, мы рады, что ты услышал наш призыв, - засунув мечи в ножны, с почтительным поклоном, произнесли братья.
   - Здравствуйте, храбрые воины, я пришел узнать, по какой причине вы оторвали меня от важных дел, если по пустякам, то не будет вам пощады, если по важному делу, тогда постараюсь помочь, - гулко произнес Перун.
   Слово взял Борислав. Он рассказал богу - громовержцу о горе, что постигло их, все рассказал, ничего не утаивая.
   Выслушав сказ, Перун задумался на мгновение, потом строго посмотрел на братьев и сказал:
   - То, что вы ослушались отцовского слова - позор для вас, а вот то, что вы стремитесь помочь родной матушке, вызволить ее из беды - честь вам и слава.
   - Так ты поможешь нам? - с надеждой в голосе спросил Борислав.
   - Трудную задачку вы передо мной поставили. До вашей усадьбы не близкий путь, что бы вас туда доставить вовремя, мне придется приложить немало сил, - продолжил говорить Перун. - Но все же помогу я вам. Правда, вы за эту помощь должны заплатить большую плату. И прежде чем мне дать ответ, подумайте, готовы ли вы пойти на жертву ради спасения своей матушки?
   - Мы на все готовы! - не раздумывая, ответили братья.
   - Тогда я превращу вас в мотыльков, - произнес Перун, строго глядя на воинов. - Вы, во мраке ночи, мигом домчитесь до своей родной усадьбы, но помните, как только матушка будет спасена, быть вам вечно мотыльками! Еще не передумали воспользоваться моей помощью?
   - Нет, мы готовы пойти на такую жертву, - ответили братья, - главное, что бы матушка была жива.
   - Но как только вы спасете матушку, вам больше никогда не удастся оказаться в ее объятиях, греясь в лучах ласки, - предупредил Перун.
   - Мы и на это согласны! - горячо заверили братья.
   - Что ж, я вас три раза предупредил и вы три раза дали согласие, - пророкотал Перун, - значит, пусть будет по-вашему.
   Произнеся такие слова, Громовержец ударил посохом о землю. Загремел гром, после этого, сверкнула в темном небе ветвистая молния и братья сразу же превратились в маленьких мотыльков. Они быстро замахали крыльями и полетели в сторону родной усадьбы.
   А там, дело было совсем худо.
   Малочисленные защитники усадьбы едва сумели сдержать очередной натиск печенегов. Они с надеждой смотрели вдаль с высокой изгороди, стараясь увидать подмогу, но та не спешила приходить на помощь. Все в усадьбе понимали, что утром им не выдержать очередного натиска врага.
   Это понимали и печенеги. Они сидели у костров, разожженных недалеко от стен усадьбы, и с нетерпением ждали наступления утра. Враги, предвкушавшие скорую победу, не заметили, как над их головами появились мотыльки. Ночные бабочки, кружась в темноте, подлетели к шатру главного хана, после чего, начали медленно опускаться вниз.
   И вот, на глазах изумленных нукеров, мотыльки превратились в грозных воинов. Пока охрана хана стояла в растерянности, пятеро братьев обнажили мечи и заскочили в шатер. Там они уничтожили предводителя печенегов, потом уж схватились с многочисленным врагом.
   Напор братьев был так силен, что захватчики дрогнули. Печенеги, лишенные хана, не могли понять, откуда взялись пятеро смельчаков, ловко владеющих мечами. Им казалось, что это подоспела помощь к осажденной усадьбе из ближайшего города. А тут еще открылись крепкие ворота крепости, и оттуда вылетела небольшая толпа непокоренных защитников родного дома братьев.
   Печенеги дрогнули. Они поспешно бежали с поля боя.
   Братья преследовать врага не стали, пусть этим займутся другие, им же хотелось как можно скорее обнять любимую матушку.
   Вот и ворота родного гнезда. Оказавшись в усадьбе, братья подбежали к высокому крыльцу терема. Там их уже поджидала Услада.
   - Я знала, что вы вовремя подоспеете! - радостно воскликнула она, увидав любимых сыновей.
   - Здравствуй, матушка! - ответили ей братья. - Мы рады, что ты в полном здравии!
   Они вбежали по ступеням и крепко обняли матушку.
   - Ну что мы, как не родные стоим на крыльце, всплеснула руками Услада. - Заходите скорей в терем, садитесь за широкий стол, сейчас устроим пир на весь мир!
   - Нет, матушка, мы пришли к тебе попрощаться, - понурив головы, произнесли братья.
   - Да как, же так? - удивилась Услада. - Вы только что прибыли и уже собираетесь уходить?
   Братья ей все рассказали, ничего утаивать не стали. И как только замолчали, в небе раздался раскат грома, сверкнула ослепительная молния.
   - Прощай, любимая матушка, не поминай нас лихом! - успели выкрикнуть братья, прежде чем превратились в мотыльков.
   Стоя на высоком крыльце, Услада смотрела на порхающих ночных бабочек и горько плакала. Потом от душевных мук ее рассудок померк.
   Когда Услада очнулась, то увидела, что находится на лесной поляне, среди приветливых берез. Как она туда попала, того ей было неведомо.
   Огляделась жена воеводы, кругом ни души, только ветер треплет распущенные длинные волосы, где среди русых прядей появилась седина. И вдруг с боку услышала она человеческие шаги. Обернулась. К ней шла прекрасная на лик девица, одетая в праздничный сарафан, а на ее голове красовался венок, сплетенный из цветов.
   - Здравствуй, Услада, - произнесла незнакомка своим чарующим голосом.
   - Здравствуй, краса - девица, - ответила ей жена воеводы.
   - Неужели ты меня не признала? - удивлено, продолжила незнакомка. - Это же я, Макошь, явилась к тебе, что б помочь горю.
   - И чем же ты сумеешь мне помочь, милостивая богиня? - с надеждой в голосе спросила Услада. - Неужели тебе по силам вернуть моим сыновьям прежний облик, что бы я могла их крепко обнять, не боясь раздавить в труху?
   - Нет, этого мне не по силам, - ответила Макошь. - Но я могу тебя превратить в Аленький цветок, ярко горящий в ночи. По истечению пяти веков, ты расцветешь на лесной поляне и сыновья, увидев огонь среди темноты, найдут тебя. Когда они прикоснутся крылышками к твоим лепесткам, все вы примете прежний образ и любящая семья воссоединится.
   Услада, немного подумав, согласилась с предложением богини. Она решила, что лучше подождать несколько веков, чем навсегда потерять своих сыновей.
   Услышав согласие, Макошь сняла с головы венок, сплетенный из свежих цветов, и водрузила его на голову Услады. Как только она это сделала, любящая мать исчезла, что бы потом, в назначенный срок, расцвести на поляне в образе Аленького цветка.
   Про это прознали братья. Такая радостная весть согрела их души. Они терпеливо начали ждать встречи со своей любимой матушкой.
   Так длилось пару лет. Потом у братьев терпение лопнуло, и начали они кружить в ночной темноте, летя на каждый огонек, с надеждой в сердце, что вот, наконец, им удастся найти Аленький цветок, принять прежний облик и обнять любимую матушку, но каждый раз эта встреча откладывается, потому что не подошел назначенный срок. Поэтому мотыльки до сих пор парят в темноте и при виде света, мчась к нему не щадя своих крыльев.
  
   Закончила свой сказ тетушка Надежда.
   Никита некоторое время молчал, задумчиво глядя в потолок, потом вскочил с кровати и направился прочь из детской спальни.
   - Ты куда? - поинтересовалась тетя Надя.
   - К маме! - крикнул мальчик.
   Никита торопливо вошел на кухню, подошел к маме, которая суетилась возле газовой плиты, готовя ужин, и сказал, крепко обняв ее:
   - Мама, я тебя очень люблю!
   - Я тебя, тоже очень люблю, - тихо произнесла мама, ласково погладив сына по голове.
   С тех пор Никита больше никогда не обижался на маму, понимая, что если она что-либо делает, то только ради того, что бы счастливо ему жилось.
  
  
   Случай в лесу.
  
   Жил в лесу волк. Огромный страшный волк с большой пастью и острыми зубами. Был он постоянно голодный, поэтому бродил по лесу в поиске добычи. Попадется ему маленькая мышка, волк ее съест, попадется белка, ей волк тоже не побрезгует. А больше всего ему нравилось полакомиться зайчатиной.
   На свою беду в том лесу жила большая семья зайцев. Они постоянно бегали, прятались, то под елочкой, то в норке, то в овраге, старались изо всех сил не попадаться на глаза серому разбойнику, ведь если тот поймает, то съест с потрохами, даже пушистого хвостика не оставит. Была б их воля, семья зайчат вообще бы из своего дома не вылезала, сидела бы в норке, ведь волк туда не может добраться.
   Но голод не добрая тетка. Она пирогами не накормит, да в теплую постельку спать не уложит, она заставит побегать, поискать себе пропитание. Питались же зайчата травой, да с деревьев корой, вот и приходилось им каждый день выбегать на лужайку. Старались они выходить на прокорм осторожно, постоянно перебегали от бугорка до бугорка, пробирались через густой кустарник, все делали, чтоб их не заметил серый разбойник.
   К сожалению зайчат, волк оказался хитрым. Он устраивал засаду и когда его никто не ждал, выпрыгивал из тайного места, выбирал самого слабого зайчонка да гнался за ним, пока тот не попадется ему в лапы.
   Возможно, волк со временем переловил бы всех зайчат в лесу, но один случай помог им избавиться от страшного врага.
   Как-то раз, ранним утром, лопоухое семейство вышло на лужайку. Пробрались они туда тайком, надеясь, что волк их не заметит. Оказавшись на месте, начали щипать траву, да грызть кору у деревьев. Зайчата так увлеклись пропитанием, что не заметили, как серый разбойник выскочил из кустов и кинулся на них.
   Лопоухие испугались, бросились в рассыпную, надеясь уйти от погони.
   На сей раз, волк выбрал себе в жертву Черное Ухо, так звали одного из зайчат, потому что у него одно ухо было черное как смоль. Тот поскакал, начал петлять из стороны в сторону, пробираться через густые кусты, перепрыгивать через поваленные деревья, таким образом он надеялся сбить волка со следа. Но серый разбойник не отставал от зайчонка.
   Волк быстро перебирая лапами, мчался за Черным Ухом, когда же терял того из виду, то поводил носом, стараясь напасть на след, когда находил, продолжал погоню.
   Зайчонок начал выбиваться из сил. Он чувствовал, как его сердечко от страха опускается в самые пятки, еще бы, ему не хотелось попадать в зубы страшному серому разбойнику, ведь тот не пожалеет его, не отпустит в родимый дом.
   Вот Черное Ухо перепрыгнул через очередное поваленное дерево, скакнул в сторону, обежал высокий дуб, сделал петлю вокруг малинника и помчался в обратную сторону, надеясь, что таким образом обхитрит волка.
   Но не тут-то было.
   Коварный серый разбойник поджидал зайчонка возле необъятного ствола дуба. Он стелился у самой травы, а когда увидал зайчонка, то бросился на него.
   Черное Ухо от испуга шарахнулся в сторону. Он наскочил на ствол дерева, повалился на спинку и замер.
   Волк радостно зарычал, зная наперед, что теперь от него добыча никуда не денется. Он медленно начал приближаться к зайчонку. Вот до него остался всего один шаг. Серый разбойник широко открыл пасть, примериваясь, как поудобней ухватить зайчонка.
   У Черного Уха от ужаса широкие глаза стали еще больше. Он в страхе отвернул в сторону свою мордочку, чтоб не видеть хищный оскал волка и быстро-быстро, как велосипедист крутит педали во время финиша, засеменил в воздухе задними лапами.
   БАЦ!
   Зайчонок случайно попал лапой по морде волка.
   Серый разбойник взвыл от боли, а больше всего от удивления. Он не мог понять, как беззащитная добыча могла ему дать отпор.
   БАЦ!
   Второй удар пришелся волку прямо по животу.
   Надо сказать, что у зайчонка задние лапы очень сильные, потому он так высоко прыгает, да когти там острые, не хуже чем у любого хищника.
   Вторым ударом Черному Уху удалось располосовать живот у волка. Тот отпрянул в сторону, повалился на траву, истекая кровью. Зайчонок же, увидав, что появилась возможность убежать, сразу дал стрекача.
   Вот так и получилось - погиб коварный волк не от руки меткого охотника, не в хитроумном капкане, а от задних лап безобидного зайчонка, которого звали Черное Ухо.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"