Молотков Сергей.: другие произведения.

Случаи из жизни.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

   Доброта.
  
  
   Хоть Никите было всего пять лет, он уже знал в общих чертах, что такое добро и что такое зло.
  Вот, например, в сказках: богатыри всем помогают, побеждают разную нечисть, а это значит, несут с собой добро. Кощей Бессмертный наоборот несет с собой сплошные неприятности, то похищает кого-то, то грозится всех убить, значит, является воплощением зла.
  Никита только с бабой Ягой никак не мог определиться - добрая она или злая. Но немного подумав, он решил, что баба Яга все-таки добрая, а то, что она творит иногда разные пакости, так это не со зла, а по чисто изменчивой женской натуре.
  Вон его бабушка, добрее женщины Никита не знал. Как ни прейдешь к ней в гости, она обязательно чем-нибудь вкусненьким накормит, еще обнимет и погладит по голове, при этом произнося ласковые слова. Но не стоит при ней разные непотребные вещи творить. В таких случаях она превращается в такую устрашающую кикимору, готовую до бесконечности сквернословить в сторону провинившегося.
  Никита один раз видел подобную картину. Тогда Васька-кот место того, чтобы попроситься на улицу, взял и нагадил прямо на кухне. Вот тогда бабушка его костерила на все лады, да так забористо.
  Так может и баба Яга становится такой несносной, когда при ней творят разные непотребства.
  А так, вообще, Никита любил к бабушке в гости ходить.
  Но сегодня он с папой прямо из садика направился в магазин. Нужно было хлеб купить, майонеза, квасу и колбасы с яйцами. Они вечером решили сделать окрошку.
  Магазин назывался 'Парус' - такой супермаркет небольшого размера. Там можно свободно ходить между стеллажей и самому брать нужный тебе товар. Вот этим самым Никита с папой и занялись.
  Когда все покупки лежали в пластиковой корзине, они направились к кассе. По пути Никита невольно подслушал один разговор между женщиной и девочкой примерно его возраста, которые стояли возле стеллажа с шоколадными батончиками.
  - Мам, ну пожалуйста, купи мне батончик 'Марса', - так жалобно умоляла девочка.
  - Доча, ты же знаешь, папа сейчас не работает, а моей зарплаты едва хватает на оплату квартиры и на еду, - тихо произнесла женщина, думая, что ее никто не слышит. - Вот будет новый год, дед Мороз принесет тебе в подарок множество шоколадных батончиков.
  - Мам, но до нового года еще долго, - чуть не плача, произнесла девочка.
  - Потерпи, доча, потерпи, - все так же тихо попросила женщина, отойдя к другому стеллажу и взяв там упаковку макарон.
  Да, до нового года больше полгода! Никита, с жалостью посмотрев на девочку, задумался.
  - Сын, ты, где там? - окрикнул его папа.
  - Я сейчас, пап! - он подошел к полке с шоколадными батончиками и взял два 'Марса', после чего подбежал к папе, который уже стоял у кассы.
  Увидев дополнение к покупкам, папа слегка удивился, но промолчал. Он оплатил все на кассе и собирался идти домой. Но Никита схватил два шоколадных батончика и побежал в сторону девочки.
  - Держи, - сказал он, протягивая ей оба 'Марса'. - Я все равно сегодня буду, есть окрошку, а после нее сладкого не хочется.
  И не дожидаясь благодарности, вернулся к папе, который с гордостью смотрел на своего сына.
  
  
   Мой таинственный друг.
  
  
  Тогда я училась на втором курсе Мед. Училища. И как иногда бывает в молодости, получился у нас любовный треугольник. Катька, моя сокурсница и я были влюблены в Алексея. А он, как нарочно не делал между ними выбор, то с одной гуляет, то с другой. Короче, никакой конкретики.
  И вот однажды вечером, когда нам надоела эта неопределенность, решили мы с помощью драки определить, кто больше нравится Алексею.
  Драка между девчонками - страшное дело. В ход идут кулаки, ладони, ногти. И тогда вырванные волосы клочьями летают по воздуху, лицо оцарапанное, а платье порванное.
  Надо сказать - цирк еще тот.
  В той драке победила Катька, а я, как побитая собачка, жалобно поскуливая, отправилась восвояси.
  Шла и шла до ближайшей пустой лавочки. Уселась на нее и стала усердно переживать великую душевную травму.
  Был конец мая. Над головой светили подмигивающие гроздья звезд и призрачная полная луна. В кустарнике стрекотали цикады. Теплый ветер, прогнавший назойливых комаров, нежно ласкал мои волосы. Казалось бы, наслаждайся прекрасной погодой, но мне не до этого, жизненная трагедия заставляла меня смотреть в землю и изо всех сил хмурить брови.
  - Привет. Тебя, кажется, Мариной зовут? - вдруг раздался незнакомый голос справа.
  Я повернулась.
  Рядом со мной на скамейке сидел незнакомый парень старше меня на лет пять. Даже в лунном свете были отчетливо видны его голубые-голубые глаза с такими озорными искорками, прямой нос, взлохмаченные короткие волосы.
  - А мы разве знакомы? - этот парень весьма меня заинтриговал.
  - Нет, - ответил парень.
  - Тогда, откуда мое имя знаешь? - поинтересовалась я.
  - Дар у меня такой, - не моргнув глазом, ответил парень.
  - А еще что может твой дар? - спросила я.
  - Угадывать желания, - произнес парень. - Вот, например, как мне кажется, сейчас тебе жуть как хочется покурить.
  Он достал сигарету из пачки и передал ее мне.
  Странно, но я на самом деле очень хотела курить, поэтому без раздумий взяла сигарету и прикурила ее от зажженной зажигалки, услужливо подсунутой незнакомым парнем.
  Пока курили, парень без всяких переходов рассказал, как он в магазине обуви забыл телефон, как потом на следующий день его вернули. Я в ответ рассказала, как однажды подобрала возле торгового центра страшненького, грязного котенка, который постепенно превратился в красивого кота.
  Мы еще долго трепались о разной ерунде, слушали музыку из его телефона, когда медленно прогуливались по улице. А потом парень остановился и сказал:
  - Извини, мне пора.
  Когда он ушел, я поняла, что стою возле своего подъезда.
  Это было удивительным и странным, можно смело сказать, необъяснимым явлением. По идее я должна была испугаться или начать копаться в причинах и следствиях случившегося, но всего лишь поймала себя на том, что стою возле своего подъезда, смотрю на звездное небо и улыбаюсь. И в этот самый момент мне показалась такой мелкой, совсем неважной недавно пережитая трагедия.
  На следующее утро я встала бодрой, полной жизни и без промедления занялась обыденными делами, с теплом вспоминая вчерашнюю встречу.
  Время от времени мы натыкались друг на друга. И это происходило как бы случайно, но иногда, надо сказать, своевременно.
  Вот, например, поздно вечером возвращалась из гостей домой. Иду по неосвещенной улице и слышу, как за моей спиной раздаются шаги. Оборачиваюсь и вижу, как следом за мной идут три типа подозрительной внешности. Я на всякий случай прибавила шаг. Они тоже. А кругом как назло ни души. Я уже хотела бежать, и тут вдруг как будто из воздуха материализовался мой знакомый парень. Стоило ему появиться, и типы с подозрительной внешностью поспешили убраться от меня подальше.
  Кроме того случая, мы встречались на автобусных остановках, недалеко от мед. училища, на проспекте или в магазине. Что интересно, с ним всегда было, о чем поболтать. Он умел в нужный момент вставить забавную шутку и заразительно смеялся над моими остротами, слегка обняв меня за плечо.
  И хотя у меня к парню не было такого великого чувства, когда внизу живота порхают бабочки, видеть его всегда было приятно.
  Было в нашем общении что-то такое необъяснимо фантастическое. Я, например, могла ему рассказать о своей проблеме, которая почему-то мне казалось глобального масштаба. Он внимательно, не перебивая, выслушает ее. А я пока рассказываю, начинаю понимать, что это не катастрофа, как сначала казалось, а всего лишь забавный пустяк. И как потом выясняется, так было на самом деле.
  И еще была одна странность. Я почему-то не помнила, называл он свое имя при нашей первой встрече или нет. А спросить, как его зовут, почему-то стеснялась. Поэтому называла парня - мой таинственный друг.
  А потом случилось это.
  Нас направили в больницу на практику. Я попала в травматологическое отделение.
  Идем мы стайкой будущих медсестер, одетых в коротенькие белые халатики, смотрим с любопытством по сторонам и слушаем в пол уха наставления старшей медсестры.
  И вдруг меня, как иголкой в сердце кольнуло!
  Смотрю, в одной палате лежит мой таинственный друг, а возле него хлопочет старенькая санитарочка.
  Я как во сне вошла в палату, приблизилась практически вплотную к кровати больного.
   Стою, смотрю на парня, как на призрака. Как он здесь оказался? Я же вот только вчера с ним виделась?
  А санитарочка говорит:
  - Это наш герой. Неделю назад наш Сашенька можно сказать из-под колес грузовика девочку крохотулечку вытащил, а сам увернуться не успел. Задело его. Вот, теперь лежит без сознания, никак в себя придти не может.
  Ее слова, как обухом мне по голове ударили. Стою, в глазах темно. А сама ничего не понимаю. Ведь не может быть сном, все то, что произошло со мной в последнее время. Я до сих пор помню голос парня, помню его дружеские прикосновения.
  Это все было реально!
  Тогда что происходит?
  У меня из глаз невольно потекли слезы.
  Санитарочка подошла ко мне, обняла за плечи и, гладя по спине, приговаривала:
  - Ну что ты, девонька, бог даст, очнется он. Все будет с ним хорошо.
  А я не могу из себя выдавить хоть словечка.
  И в этот момент я почувствовала, как чужая, но в то же время, знакомая рука хватает меня за запястье.
  - Здравствуй, Марина. Я знал, что ты ко мне придешь, - раздался знакомый голос.
  Я протираю глаза, под удивленный вскрик санитарки и вижу Сашу, с любовью смотревшего на меня.
  
  
  
   Мальчишник.
  
  
   Решили три друга устроить мальчишник. Собрались в сауне, взяли с собой, как положено пива, водочки, посидели хорошо. А в парной завели разговор, как кто женился.
   Один говорит:
   - Вот верите или не верите, но женился я по любви, потому что с первого класса положил глаз на свою женушку.
   Второй говорит:
   - А я женился по залету. Ну, так получилось, ничего не попишешь. Зато сейчас живем душа в душу.
   И только третий друг молчит, ничего не рассказывает.
   Друзья начали к нему приставать с расспросами, а то как-то неудобно получается, все открыли свои души до самого дна, а он помалкивает.
   - Давай, колись, Иван, рассказывай, как было!
   - Да не помню я! - отвечает Иван.
   - Как это не помнишь? - удивились друзья.
   - Четыре года назад помните, я с вами не пошел на тусовку? - спросил Иван.
   - Кажется, припоминаем такое, - немного подумав, ответили друзья.
   - Ну, так вот, не было тогда у меня настроения идти на тусовку, хотелось побыть одному, - начал рассказывать Иван. - Решил я спрятаться под одеялом с бутылкой коньяка, с очень большой бутылкой и там, в одиночестве оттянуться. Так и сделал, одев пижаму.
   - А дальше? - друзей заинтриговал рассказ Ивана.
   - А дальше меня с этим одеялом сначала видели в баре, потом в ночном клубе, потом в стриптиз клубе, а в итоге под этим злосчастным одеялом, но уже без пижамы, я проснулся в чужой постели рядом с незнакомой женщиной.
   Она мне и говорит:
   - Ты, дорогой, был моим первым мужчиной, и поэтому, как порядочный человек должен на мне жениться.
   - Но я же, ничего не помню!
  
  
  
  
   Новогодний случай.
  
  
   Сейчас у всех со скорым наступлением нового года, праздничное настроение. А мне почему-то стали вспоминаться былые времена. Может мне захотелось всего лишь на короткий миг вернуть себе молодость, что бы она своеобразным маяком, разрывая непроглядную ночь подступившей старости, вновь зажгла мое уже успевшее оледенеть сердце.
   Случай этот произошел лет тридцать назад.
   Так давно все это было и все равно из моей памяти не смогло окончательно стереться тот новый год.
   Светлана.
   С ней мы познакомились на танцах.
   Было в то время такое развлечение у молодежи - ходить в субботу и воскресенье на танцы, где вживую играет инструментальный ансамбль, а вы, слегка подвыпив, колбаситесь под зажигательную музыку в толпе друзей.
   И вот медленный танец.
   Многие парни хватают знакомых или же незнакомых девчонок и тащат их танцевать.
   Я скромно стою у стеночки и наблюдаю за ними с небольшой толикой зависти, потому что не могу себя заставить из-за своей чрезмерной скромности, подойти к незнакомой девушке и предложить пойти потанцевать.
   И тут друзья говорят: 'смотри, вон та девчонка с тебя глаз не сводит, иди, пригласи ее на танец'.
   Я посмотрел туда, куда они указывали. Там стояла и, так же как и я, подпирала стенку спиной девушка моей мечты. Да, да, это я понял с первого взгляда - стройная, высокая. Когда она смеялась над шутками подружек, на ее щечках появляются миленькие ямочки, а правильный нос с небольшой горбинкой так мило морщился.
   Большие колдовские карие глаза. В них можно было утонуть, как бездонном омуте и не жалеть об этом. Вообще незнакомая девушка походила на одну замечательную актрису советского кино фамилия, которой была - Алферова. И она на самом деле иногда бросала в мою сторону загадочные взгляды.
   Все это хорошо, но вот только сомневался я, что она согласится пойти со мной танцевать. Но друзья, подбодрив, подтолкнули меня в спину. И я решил - что будит, то и будет.
   Подхожу и спрашиваю:
   - Мадам, не соизволите ли со мной по вальсировать под эту замечательную мелодичную музыку.
   Она мило улыбнулась и сказала:
   - Я уже думала, ты не решишься ко мне подойти.
   По ее ответу я понял - она согласна.
  И мы кружились, разговаривали, смеялись. После танцев я ее проводил домой. Мы шли, взявшись за руки, среди горячей июньской ночи под мелодию звенящих цикад и любовались растущими на клумбах ароматными букетами алых роз.
  Как помню, заполошно вскрикнула ночная птица. И она своим криком как будто предрекла приход желанного сквознячка с запахом где-то совсем близко уже идущего проливного дождя.
  Я вместе со Светланой посмотрел на ночное небо. Там в небесах Луна пасла прозрачный табун облаков, а в промоинах видны были звёзды.
  - Посмотри, вон видишь то скопление звезд, это созвездие 'Кассиопея', - сказала тогда Светлана. - А вон там, находится 'Волосы Вероники'.
  - А там 'Большая и малая медведица', - подхватил я.
  - Тебе нравится смотреть на ночное небо? - спросила Светлана меня.
  - Если честно, я уже забыл, когда ночью смотрел в небо, - ответил я. - Хотя в детстве делал это постоянно.
   А после, когда проводил Светлану, я шел по ночному городу, смотрел на подмигивающие звезды и чувствовал, как мне тогда было хорошо.
   Вот так я с ней познакомился.
  Потом со временем наши чувства переросли в большую любовь. Не знаю, что творилось со Светланой, а у меня просто началось какое-то безумие.
   Это когда едва осмеливаешься себе признаться, что тебе подвалило такое бескрайнее счастье, а ты в безмолвные ночные часы, когда мрак так глубок, что кажется, сам бог уже не сможет увидеть нас, не можешь сомкнуть свои очи. А только закроешь их, как сразу ее прекрасный образ встает перед твоими глазами, превращая кратковременную разлуку в настоящую муку. И тогда ты ощущаешь, как закипает кровь, голова раскалывается, а сердце готово разлететься на мелкие кусочки. А любовные демоны не останавливаются, они денно и нощно терзают тебя любовной грезой.
   Вот что творилось в моей душе без преувеличения.
   Потом по осени нас от техникума отправили в колхоз.
   Можно сказать это было очередным испытанием наших пламенных чувств. Но здесь сыграл большую роль настрой - как говорят комсомольцы - партия приказала, мы выполняем. И это же не навсегда, всего каких-то там два-три месяца и опять мы окажемся в объятиях друг друга.
  Я помню, как на танцах крутили песню 'Сюзанна', мы же с Ришатом и Николаем, имея подруг с одинаковым именем, орали припев во все горло - Светлана, как я тебя люблю!
   Затем здесь со мной судьба сыграла злую шутку.
   После полтора месяца нахождения в колхозе, я заразился гепатитом, и меня отвезли в инфекционную больницу.
   Врачи успокоили - ничего страшного, за двадцать один день вылечим.
   Двадцать один день. Это кажется, не очень долго. На самом деле они казались мне вечностью.
   Каждодневные вливания глюкозного раствора в вены. Черт, я потом год ходил с рубашками с длинным рукавом, а то еще подумают, что я наркоман. Диета, тоже лишила меня кое-каких радостей в жизни - жареного нельзя, жирного не положено, о цитрусовых можешь забыть, алкоголь под полным запретом.
   Но ладно, черт с этой диетой, можно потерпеть, особенно когда знаешь, что скоро выйдешь из больницы и обнимешь свою любимую, которая поддержит тебя в трудную минуту.
   Подошел назначенный срок.
  Сдаю кровь, а на следующий день мне становится хуже. И неутешительный вердикт - придется мне полежать в больнице еще месяца два или три, а может быть и больше.
   Черт, черт и еще раз черт. Мы со Светой планировали справить первый свой совместный новый год, а тут такой облом.
   На душе стало погано и тоскливо.
   Светлана приехала, успокоила. Говорит - 'надейся, все будет хорошо'.
   Я и надеялся, но полностью выздороветь мне так и не удалось.
   Тридцать первое число.
  С тоской смотрю на счастливчиков, которых выписали. Они прощаются, желают скорейшего выздоровления и с сияющей улыбкой едут домой.
   Когда я думал, что все кончено, заходит в палату медсестра и просит меня выйти на балкон.
   Выхожу.
  И тут у нас получается трогательная картина, как из пьесы Ромео и Джульетта. Только Джульетта, держа в руках объемный пакет, на сей раз была внизу, а ее любимый Ромео стоял на балконе второго этажа в больничной пижаме.
   - Слазай! - кричит моя Джульетта. - Я взяла такси, сейчас поедем ко мне домой!
   Это было безумством с ее стороны - украсть на новый год меня из больницы. И я был рад этому безумству.
   Меня не надо было упрашивать два раза.
  Цепляясь за стыки кирпичей, из которых состояли подпорные колонны для балкона, я осторожно спустился вниз.
   Там я переоделся в одежду, которую мне привезла Светлана и мы, схватившись за руки, побежали к такси.
   Уже в салоне, в тепле, мы обнялись и долго целовались, осознавая, что впереди нас ждет незабываемая ночь.
  
  
   Отпусти меня.
  
  
   Новогодняя ночь на самом деле была волшебной. И о ней осталась мне на память фотография, которую сделал брат Светланы.
  Мы вдвоем в полумраке сидим друг против друга и держим ладонями одну зажженную свечу, пламя которой робко трепещет, как наши влюбленные сердца.
   На следующий день мне пришлось вернуться в больницу, а уже через неделю пришли хорошие анализы моей крови.
   Через полгода! Через чертовых полгода, я наконец-то выписался!
   Мы так же продолжали встречаться. И уж по весне дошли до такой степени, во всяком случае, так чувствовал я - Без Светланы мне жизнь не мила. Тогда, в один лунный вечер, когда мы сидели на аллее среди цветущей акации, я сделал Светлане предложение.
   Она согласилась!
   Да, да, черт возьми! Она согласилась!
   Наши родители задавали практичные вопросы - где вы жить будете? На что жить, ведь вы оба студенты? Ну и все такое. Но нам как-то все это было до лампочки, потому что для любящего сердца все, кажется в розовых тонах. Поэтому, не прислушиваясь к здравым мыслям, мы договорились через неделю пойти в загс и подать заявление.
   А у меня продолжалось любовное безумие.
  Демоны любви не хотели меня отпускать. В учебе постепенно набралось много не сданных зачетов по разным предметам, и меня к себе вызвал классный руководитель. Посчитав за причину моего отставания по программе обучения, всего лишь мою продолжительную болезнь, он предложил мне взять академический отпуск, а со следующего года, вновь пойти на тот курс, где я учился.
   Пришлось ему пообещать, что все исправлю и по учебной программе подтянусь.
   Тут еще друзья мне помогли в сдаче зачетов, натаскивали до тех пор, пока все конспекты у меня в голове по полочкам не разложились.
   И вот так за все этой суетой незаметно прошла неделя.
   Я пришел на нашу лавочку, сел и стал ждать Светлану. А сам чувствовал, что скоро решится исход в наших судьбах. Скоро мы будем постоянно вместе, и ничего кроме смерти не разлучит нас.
   Вот появилась Светлана. Она не как всегда, с легкой походкой, а почему-то слишком медленно подошла и молча села рядом со мной.
   - Привет, - сказал я и взял ее руку.
   - Привет, - ответила Светлана, избегая моего взгляда.
   Я сразу почувствовал - что-то не так. Что-то бесповоротно изменилось в нашем уютном радужном мирке. Как будто все померкло и окрасилось в серые тона.
   - Что-то случилось? - спросил я, а сам чувствовал, как сердце в груди тревожно трепещется, словно мотылек возле горящей лампочки.
   - Нам нужно поговорить, - как-то совсем тихо ответила Светлана куда-то в сторону.
   - О чем? - глухо задал я вопрос, хотя уже знал примерный ответ, и от него жгучая тоска забралась мне в душу. Из-за этого мне жутко захотелось курить. Я достал пачку 'Родопи', вытащил оттуда сигарету и закурил.
  - Дай мне тоже, - попросила Светлана. И это тоже было странным. Я же знал, она никогда не курила, хотя к моему пристрастию относилась с понимающей снисходительностью.
  Предчувствуя трудный разговор, подал ей уже зажженную сигарету.
  Светлана сделала пару жадных затяжек. Тяжело закашляла, выкинула окурок в сторону и только тогда заговорила.
   - Знаешь, ты хороший парень, - как сквозь вату слышал я ее голос, - просто замечательный. И у тебя все впереди. Ты еще успеешь найти ту самую, единственную, с которой счастливо будешь идти по жизни.
   Она замолчала и наконец, повернула голову в мою сторону. В ее глазах я видел великую скорбь, как будто Светлана хоронила что-то ей слишком дорогое, дорогое мне, дорогое нам обоим - нашу великую любовь.
   Она ждала от меня ответа.
   А что я мог ей сказать, когда ком горечи стоял у меня в горле и не позволял произнести хоть одно слово.
   - Отпусти меня, прошу, пожалуйста, - с выступившими на глазах слезами произнесла Светлана.
   - Почему? - услышал я со стороны свой охрипший голос.
   - Так надо, - ответила она. - Ты потом сам все поймешь.
   Светлана встала и, не оглядываясь, быстрым шагом начала удаляться с места нашей встречи, как будто боялась, что я не выдержу и брошусь следом за ней. Буду умолять остаться, заламывать себе руки, грозить, плакать...
   Но всего перечисленного не произошло. Я просто сидел на лавочке полностью опустошенный и с выступившими слезами на глазах смотрел ей в след.
  Она ушла. Исчезла. А я все сидел и курил, ощущая во рту тошнотворную горечь никотина.
   Тогда мне не понятен был ее поступок. Но по прошествии определенного количества лет, набравшись жизненного опыта, я удивляюсь ее не по годам мудрости.
   Светлана уже тогда видела необузданное пламя любви в моей груди. Она видела, как оно сжигает мою душу и заставляет помутиться мой разум. И если бы не наша размолвка, то я бы просто сгорел, превратив душу в пепел.
   Потом десять лет спустя мы еще раз с ней встретились. Она уже успела выйти замуж, развестись. Я же был женат.
   Пообщались, вспомнили былое. А я все смотрел на нее и копался у себя внутри, думая, что вот-вот вернутся прежние чувства. Но нет, кроме теплых чувств, какие ты ощущаешь скорее к другу, чем к любовнице, у меня к ней больше никакого любовного безумия не возникло.
   Как говорится - что нас не убивает, то делает крепче.
   Это была наша последняя встреча. Больше Светлану я не видел.
  
  
  Читер.
  
  
   Вчера мне что-то захотелось посмотреть не такой уж свежий фильм Роберта Родригеса 'Планета страха', он как раз шел по одному из каналов ТВ.
   Я прилег на диван, начал лицезреть кровавую бойню. Смотрю, ко мне пристроился мой младший сын, Никита, ему десять лет, и тоже смотрит кино.
   Первое мое побуждение было - сразу вежливо отправить его подальше от экрана, ведь фильм для взрослых, но потом подумал, что запретом делу не поможешь. Сейчас я ему не разрешу это кино смотреть, потом когда буду на работе, он по Инету сможет найти его и без разрешения посмотреть. Так что я его оставил, надеясь на его благоразумие.
   Но вот фильм закончился.
   - Ну как кино? - спрашиваю я Никиту. - Не страшно?
   - Нее, - отвечает сын. - Когда я играл в 'Left 4 Dead', зомбяки там были страшней и разнообразней, а тут ерунда, а не зомбяки.
   Никита геймер со стажем, он в сети в свою любимую 'Call of Duty Modern Warfare' уже третий год играет, так что его не удивишь такими фильмами.
   - Ну да, там намного разнообразней, - согласился я с ним.
   - Пап, а Черри, была читером? - вдруг спрашивает меня сын об одном персонаже из фильма. Там девушке место ножного протеза прикрепили автоматическую винтовку, на которой она ходила и стреляла.
   - Почему читером? - удивился я такому вопросу.
   - Так у нее бесконечные патроны, - пояснил Никита.
   - А, вот ты про что, - произнес я, уяснив суть вопроса. - Нет, это так режиссер решил немного пошутить, вот, и сделал для нее бесконечные патроны.
   - Понятно, - задумчиво произнес Никита. - А я думал, что Черри себе чит на бесконечные патроны поставила.
   Кто не знает, чит, с английского переводится жульничество, а у геймеров, это программы для изменения игровых правил, как правило, незаконных.
  
  
   Плачущий ежик.
  
  
   Есть такая яблоня - Лешовка. Как говорят в народе, это название пошло от неимоверной кислотности данного плода. Поэтому считалось, что съесть такое кислое яблоко под силу только лешему. Но я человек не верующий, ага, лимон жрем, не давимся, особенно под рюмочку коньяка, а тут какое-то яблоко только лешему достается. Нет, так не пойдет. Нужно исправить такую несправедливость. А тут случай подвернулся, сходить в лес под Питером, вместе с товарищем, который собрался по грибы. Я увязался за ним. Надо сказать - Лешовка, по научному называется яблоня лесная, а по народному - дичка, кислица и растет практически по всей России. Так вот, добрались мы на машине до нужного места, взяли лукошки с перочинными ножами, нашли сухие палочки, чтобы ворошить опавшую листву и подались по тропинке вглубь леса. Идем. Друг ворошит перед ногами листву в надежде приметить хоть какой-нибудь съедобный гриб, а я все на деревья посматриваю. И как-то так получилось, что разошли мы с другом в разные стороны. Но это не беда, покричим в случае надобности, да на голос найдем друг друга. Особенно мне не в первой в такой ситуации находится. Было дело, когда работал я на промысловом флоте, закинула меня судьба поучаствовать охоте на тюленей. Правда охотой такое дело назвать можно было с трудом. Выходишь на лед в пять часов утра в полной экипировке: бинокль, рация, патронташ с патронами, винтовка - мелкокалиберная с диоптрическим прицелом, нож, багор и конечно же большие санки, на которые предстояло загружать добытые шкурки и обезображенные тушки. Не бросать же их на льду, а так они на муку пойдут. До сих пор помню, эти тушки без шкур мне напоминал монстров из фантастических фильмов ужасов. Бр-р-р, после таких воспоминаний всегда у меня по коже мурашки бегают. А самое комичное было в этой ситуации в том, что нам следовало добывать шкурки бельков, которые даже нырять еще не умели. А тут попробуй попасть в глаз, чтобы ценную шкурку не попортить! Фиг вам получится, мы же не снайперы. Так что приходилось ловить бельков руками и с помощью деревянной колотушки, сделанной из черенка лопаты отправлять безвинные души пушистых бельков в их персональный тюлений рай. И вот один раз мы вышли на лед в ненастную погоду: дул порывистый ветер, низкие свинцовые тучки набегали с северо-востока. Не к добру все это - подсказывало мое сердце. Так и получилось. Неожиданно резко потемнело и это в разгаре дня. Потом пошел снег. Он шел белой непроглядной стеной. Вытягиваешь свою руку и кисти не видишь. А до судна добираться примерно три километра. Вот только в каком направлении? И тут заработала рация. 'Парни, не беспокойтесь. Я вас в беде не оставлю! - кричит старпом. - Сейчас начну пускать светошумовые сигнальные ракеты, с интервалом в три минуты, если их в небе не заметите, тогда следуйте на звук!'. Это прозвучало обнадеживающе, но все равно было страшно до жути. Ведь мысли в такие моменты всегда лезут в голову нездоровые с маленьким паникерским душком. А вдруг я заблужусь? А вдруг полынью не замечу? А вдруг забудут про меня и бросят? И что тогда мне делать? Я, конечно, был не один, все группы были распределены по три человека, но все равно на душе муторно было. И вот когда послышались сигнальные ракеты, тогда на сердце стало немного спокойней. Но все равно что-то внутри у меня глодало до тех пор, пока мы не уперлись в борт родного судна. А тут лес и ближайший месяц снега не предвидится, у не говоря о сильном буране. Так вот, значит, бреду я по лесной тропинке, глазею по сторонам и наблюдаю то, что мне нужно - ветвистое дерево, высотой примерно пять метров с густой кроной, у которой широкие, почти округлые листья, а среди них повсюду виднеются яблоки с румянцем размером с перепелиное яйцо. Вот сейчас и попробуем их на вкус. Подхожу, срываю то, что достает моя рука, вытираю яблоко об рукав свитера, а потом откусываю. Вот падла! Мне как будто хорошую такую дозу, лошадиную, аскорбиновой кислоты в рот засунули! Отплевался как мог. Выкинул огрызок. И хотел уже уходить, так как успел удовлетворить свое любопытство, но странный звук под ногами заставил меня остановиться. Смотрю, ежик, жрет такое же до жути кислое яблоко, фырчит недовольно, чавкает, слезы у него на глаза наворачиваются размером с горошину, а он падла, смачно чавкает и ест. Так вот, о чем я. Врут все про то, что эти яблоки могут есть только лешие. Вот ежик уминает его, давится. А значит, нужно называть его не Лешовка, а как положено - Ежовка.
  
  
  
   Родина.
  
  
   Когда мы учились в школе, обязательным было написать сочинение о Родине. И мы писали от чистого сердца.
   'Отечеством мы называем нашу страну, потому что в ней жили наши деды и прапрадеды, а сейчас живут наши родители, и мы - их дети.
   Родиной мы зовем ее, потому что мы родились в ней, в ней говорим на родном нам языке, и все в ней для нас родное.
   Матерью мы ее зовем, потому что она вскормила нас своим хлебом, вспоила своими водами, выучила своему языку. Как любящая мать, она защищает и бережет нас от всяких врагов.
   Много есть на свете, кроме нашей страны, всяких государств и земель, но одна у человека родная мать, одна у него Родина. И мы любим ее таким глубинным и многогранным чувством, что тут все слова бессильны.
   Может поэтому, когда нас судьба закидывает куда-нибудь далеко и надолго, мы со слезами на глазах тоскуем по Родине и стремимся, как можно быстрей вернуться домой, как те аисты, которые каждый год прилетают в свое гнездо. На свою Родину, где климат весьма суров - холод, ветер, дождь. А они счастливы, что вернулись, радостно так щелкают своими клювами, обустраиваются, выводят потомство.
   Вот и выходит, что мы все какой-то незримой пуповиной привязаны к своим родным местам, которые распростерлись от Курильских островов до самого Калининграда. И всегда помним. Родина, это все разом - семья, дом, земля, природа. Все то, без чего немыслима жизнь.
   И мы горды за свою Родину и готовы ее защищать'.
   Мы это писали искренне, потому что помнили о подвиге своих дедов, прошедших через четырехлетнее адское горнило Великой Отечественной войны. Они не глядя на посттравматический синдром, взялись свершать очередной великий, титанический подвиг, сразу после фронта начали восстанавливать страну.
   Только представьте, многим ветеранам, вернувшимся с войны, было просто некуда возвращаться - ни дома, ни родных, ни работы. Ничего! Многие к тому же были взяты на фронт прямо после школьной скамьи и не имели специальности, ни каких-либо навыков. Представьте, как им было тяжело!
   И не смотря на это, ветераны не опустили руки. Они сменили на заводах подростков, которые работали там всю войну, начали восстанавливать разрушенные города, мосты, дороги, линии электропередач, заводы, фабрики, школы и больницы. Каждый шел туда, где он мог бы принести наибольшую пользу своей Родине. Без всяких отпусков, без многочисленных праздничных дней, которые мы сейчас справляем, чуть ли не каждый месяц.
   Тогда, кто бы спорил, народ жил бедно, без всех этих излишеств, привычных нам сейчас. Но как-то постепенно встали новые дома, заработали заводы и фабрики, дети пошли во вновь отстроенные школы, заработала бесплатная медицина, в магазинах появились продукты, исчез голод, начали каждый год падать цены и параллельно повышаться зарплаты.
   А когда в 1947 году отменили продуктовые карточки, в это Европа не могла поверить! Но это еще не все. За год до этого, когда карточки еще действовали, советские легкоатлеты на чемпионате Европы в Осло взяли шесть золотых медалей! А на олимпиаде в Хельсинки 1952 года СССР занял второе место! Вот так. Вчерашние фронтовики, с тяжелыми последствиями от ранений, в том числе бывшие узники фашистских концлагерей, побеждали своих здоровых соперников из других процветающих западных стран, включая те самые 'исключительные' Соединенные Штаты Америки.
   К середине пятидесятых уже не оставалось разрушенных войной улиц, оставленной на обочинах дорог поломанной военной техники. Беспризорников бесконтрольно шатающихся по улицам, всех определили по детским домам или интернатам. Страна восстановилась просто в фантастические сроки, и какие усилия для этого пришлось приложить ветеранам - знают только они. А уже в 1957 году мы обошли США в космической гонке, а в 1961 запустили человека в космос.
   И все это ветераны делали не из-за неприлично больших денег, не для того, чтобы на новый год поехать на Канары и там, на пляже под припекающим солнцем справить праздник. Нет, они все это делали во благо своей Родины, чтобы можно было гордиться ей, ее могуществом и ее щедростью. А еще для того, чтобы их дети не знали невзгод.
   Все это мы знали. Все мы гордились своей Родиной и героями, которые кровью своей защищали ее.
   Но тогда почему? Почему по прошествии определенного времени, некоторые граждане моей Родины так и стараются облить ее грязью?
   Заметьте. Никто, и еще раз повторюсь, никто из граждан Великобритании или тех же США, ни за что не будут поливать грязью свою Родину. Власть ругать будут, указывать на ошибки правительства не перестанут и даже в нецензурной форме, но свою Родину ругать никогда.
   Но слава богу не все такое у нас население. И вот когда читаешь такие истории...
  
   Гостиница в Испании, в Гранаде. Из русских только дочь с матерью. Дочка весьма сносно говорит на английском, мамаша только по-русски, типичная кубанская тетка, центнер весу, груди-арбузы, голос как у разгневанной Валькирии.
   Ночью в номере гуляли какие-то немцы. К ним по очереди ходили все соседи успокаивать. На просьбу портье затихали максимум на десять минут. Но потом все плюнули на это дело по той причине, что никаких толков не было от их увещаний к разгулявшимся не на шутку немецким гулякам. Так было до тех пор, пока кубанские дамы не вернулись с прогулки. После стука в дверь, скорее всего у немцев в номере штукатурка посыпалась, затем громко распахнулась дверь, и было сказано голосом иерихонской трубы с кубанским акцентом:
   - Шадап!!! Сит стил!!! Гуд найт!
   На этом, видимо запас английских слов был благополучно исчерпан, потому что дама добавила на чистом русском:
   - Козлы!
   И ушла в номер.
   Больше немцев до конца отдыха никто не слышал.
  
   После таких историй гордость берет за наш народ. И кажется - не все еще потеряно. Может, когда-нибудь, мы дружно возьмемся и поработаем на благо своей Родины, как делали это наши деды.
  
  
   Караул Демоны!
  
  
  
   Одного мужика достала теща. Она постоянно его пилила; не так делаешь, криво люстру вешаешь, гвозди косо забиваешь, не правильно в туалет ходишь, постоянно мокро после тебя около унитаза, короче придиралась к каждой мелочи.
   А он не мог понять, с чего бы это? Ну, попал один раз впросак. С кем не бывает?
   Было то, все совсем безобидно. Решил мужик наладить контакт со своей тещей, как говорится - раз и навсегда. А для этого экстренного случая собрался ей платье заказать по интернету, такое шикарное, последний писк моды. Но вот загвоздка какая, размерчик тещин он не знал.
   И что делать, не отказываться же от своей гениальной задумки. А теща как раз пришла к ним домой, прилегла на диван отдохнут и задремала.
   Тут мужик хватает рулетку, подкрадывается к теще и начинает ее осторожно мерить.
   Теща проснулась как раз во время этого процесса.
   Что было дальше, можно не рассказывать, и так все ясно - отношения между ними испортились окончательно и бесповоротно.
   И вот, как-то раз, мужик воспользовался подвернувшимся случаем, (жена уехала с детьми на море), и решил подшутить над своей тещей.
   'Дорогая мама' свинтила на рынок, а зятек тем временем подошел творчески к своей мести; выпилил круглую дырку в обеденном столе, и получилось это у него быстро и ловко, вот что значит вложить в работу всю душу, потом залез под него, просунул голову в отверстие и замер в таком положении. Скатерть, само собой, свисала до полу, и тела шутника не было видно. А еще он, для большей убедительности, предварительно обильно полил кетчупом все вокруг своей дурьей башки.
   Любимая теща, как ни бывало, возвращается домой и наблюдает натюрморт в стиле хоррора; на скатерти лужа крови, а в центре стола возлежит отрезанная голова зятя с высунутым языком и скошенными глазами.
   'Дорогая мама' завизжала с такой силой, что чуть не полопались оконные стекла, слава богу они выдержали, что нельзя было сказать про криво висящую на потолке люстру. Она слетела с крепления и долбанула любителя розыгрышей прямо по темечке. Зять, стойко выдержав удар, оглушительно заорал. Теща, услыхав, как отрубленная голова отчаянно матерится, окончательно потеряла рассудок и метнула в парня только что купленную трехлитровую банку с томат-пастой. Не промахнулась, попала прямо в лоб. Очевидно, кости у зятя были толщиной с железобетонную плиту, потому что стеклянная тара разбилась, добавив в натюрморт еще немного зловещей краски. Лоб выдержал, а вот сам бедолага, потерял сознание, да так и остался сидеть под столом, теперь уж точно походя на труп.
   Теща, воя, словно заевшая кофемолка, опрометью бросилась в отделение полиции, расположенное в этом же доме, на первом этаже.
   Пришедшей полиции при виде апокалипсического зрелища стало дурно, и они даже, потеряв самообладание, попятились к двери.
   И тут голова, страшная до жути, вся покрытая красными сгустками, тяжело подняла веки и бешено заорала:
   - Мать! Твою мать! Какого хрена! Твою мать!
   После такого бурного словоизлияния теща свалилась в обморок, вместе с одним из полицейских, второй оказался покрепче.
   - Ты того, это, - невнятно забубнил он, пятясь назад, - паспорт покажи!
   - Сейчас вылезу, - просипела башка, слизывая с губ томатную пасту, - и достану, ты только погодь маленько.
   Очевидно, перспектива узреть летающую по воздуху голову с документами в зубах, настолько впечатлила служивого, что он с воплем:
   - Караул! Демоны! - ринулся за подмогой.
   Когда отделение почти в полном составе, с табельным оружием наизготовку, вломилось в квартиру, зять, по-прежнему покрытый кетчупом, вызывал 'Скорую помощь'.
   Итог шутки: у тещи гипертонический кризис, один полицейский стал заикаться, и был уволен со службы по состоянию здоровья, второй же теперь всегда глупо хихикает при виде бутылке с кетчупом. Незадачливый зятек получил несколько суток за хулиганство и полное моральное удовлетворение. А теща раз и навсегда перестала приставать к идиоту, а то кто его знает, какие еще тараканы появятся у него в башке.
  
  
  
  
   Ох уж эти запчасти.
  
   Пришел на работу в магазин автозапчастей, пока покупателей нет, решил кофе попить. Согрел чайник, залил ароматный напиток в бокал, слышу, кто-то входит. Я из подсобки бегом к прилавку. Смотрю, первые клиенты появились в виде двух офицеров с военного аэродрома. Ну, думаю, опять запчасти для иномарки понадобились, вежливо обращаясь к ним:
   - Здравствуйте, что хотите?
   - Манжет есть на эту штуковину? - спрашивает один из вояк, протягивая в мою сторону небольшой цилиндр с узкой тонкой выемкой.
   - Это, с какого автомобиля? - задаю я ответный вопрос, чтобы легче было подыскать нужный манжет.
   - Это не с автомобиля, - отвечает один из вояк.
   - А от чего? - интересуюсь дальше. И в этом нет ничего странного, потому что некоторые посетители приходят в магазин, разыскивая запчасти для мотоциклов, велосипедов и даже газонокосилок. Если что-то смогу подобрать, продаю, если нет, отправляю в специализированные отделы.
   - Эта запчасть от истребителя, - отвечает вояка.
   - Ничего себе! - удивился я, шаря по полкам.
   Наконец мне удалось найти подходящий по размеру манжет, который с радостью приобрели вояки.
   Потом за целый день суматохи, я как-то забыл про странных покупателей. Но они напомнили о себе на следующий день.
   Сидим мы с напарником возле компьютера, просматриваем сайт 'Не пропаду'. Открывается входная дверь. Смотрю, входит знакомый вояка, а вот где его видел, не помню.
   Офицер подходит к нам и протягивает несколько небольших резиновых колечек с вопросом:
   - Есть такие?
   - Сейчас посмотрю, - отвечаю я, начиная лазать по полкам в поиске манжетов нужного размера.
   - Что ты там ищешь? - заинтересовался мой напарник.
   - Да вот, не могу подобрать нужный размер, - отвечаю я.
   Напарник подходит ко мне, смотрит на манжеты и спрашивает у вояки:
   - Это, с какого автомобиля?
   - Да не с автомобиля это, - отмахнулся офицер.
   - А с чего? - удивился мой напарник.
   - С истребителя, - отвечает вояка.
   - А я думал, где тебя видел, - протянул я.
   - Ну да, вчера же я приходил, - напоминает военный.
   Наконец общими усилиями нам удалось найти нужный манжет. Продавая его, мой напарник с ехидной усмешкой произносит:
   - Теперь понятно, почему у нас вертолеты вместе с самолетами у вояк постоянно падают. Вот наглядный пример - на истребители ставят запчасти от автомобилей.
   - Эта запчасть на полетные характеристики самолета не влияет, - на полном серьезе отвечает офицер, - не турбина же.
   - И что же это? - заинтересовался я.
   - Эта запчасть от гироскопа, - отвечает вояка.
   От такого ответа у меня глаза на лоб полезли.
   Это, знаете ли, со стороны кажется, что у продавца в магазине автозапчастей скучная работа. На самом деле иногда веселье просто зашкаливает.
   - Мне нужен антифриз, - спрашивает другой клиент.
   - Какого цвета? - интересуюсь.
   - Не знаю, - получаю ответ.
   - Пошли, посмотрим, - предлагаю я, пока нет больше клиентов.
   Вышли, открыли капот, смотрю, а в расширительном бачке какая-то непонятная субстанция цветом, как у холодца пятого января.
   - Что наливали? - спрашиваю.
   - Сначала красный антифриз, потом долил зеленого, потом синего тосола, а позавчера немного воды из-под крана, - получаю ответ.
   - Понятно. Бери промывку охлаждающей системы, десять литров антифриза любого и больше не делай такой жуткий коктейль, - советую я.
   Следующими пришли двое глухонемых. Как начали кричать, ветер пальцами подымать, пришлось отопление немного прибавить, чтобы не замерзнуть. Напарник говорит:
   - Иди, спроси, что хотят.
   Видите ли у меня нервы крепче. Пришлось идти, спрашивать.
   Ну, здесь простое дело оказалось. Им понадобился комплект рулевой трапеции. Показал, цена устроила. Купили, ушли.
   - У меня машина не заводится, - говорит следующий клиент. - Механик сказал, что вышел из строя бензонасос.
   - Пожалуйста, ваш бензонасос.
   Уходит довольный.
   Следующий по очереди парень молодой.
   - Мне нужно это, - говорит он и замолкает.
   Я стою терпеливо жду, когда его мысли выдадут нужную фразу, а то так спугнешь наводящими вопросами, он вообще запутается.
   - Ну, это, как его, - продолжает парень бормотать. - А вспомнил, меня просили купить дота два.
   Теперь зависаю я.
   - Дота два? - наконец переспрашиваю.
   - Да, дота два.
   - Это видеоигра, а мы такой продукцией не торгуем, - отвечаю я, хотя уже начал догадываться, о чем идет речь.
   - Значит, не дота два, - наморщив лоб, говорит парень. - Точно, не дота два, дум два.
   - Это тоже видеоигра, в нее мой сын играет, - даю ответ и выдерживаю паузу.
   Смотрю, у парня начинается паника.
   Ладно, хватит глумиться, и так вон стоит, потеет, как будто выпил самовар горячего чая. Даю наводящий вопрос:
   - Может быть, тебя просили купить декстрон два?
   И показываю на бутылку с этой жидкостью.
   - Точно, декстрон два! - радостно выкрикивает парень.
   Стоит ему уйти, как прибегает мужик, только что купивший электрический погружной бензонасос, да не один, а с помощником. Так подумал я.
   - Вы что сплошной брак продаете! - начинает возмущаться.
   - Вы уверены, что дело в бензонасосе? - вежливо интересуюсь я.
   - Конечно в бензонасосе, вот мой механик так сказал, - утверждает мужчина.
   - Не качает ваш бензонасос, - поддакивает механик.
   - Сейчас посмотрим и во всем разберемся. Если брак, тогда обязательно обменяем на другой бензонасос, - успокаиваю, а сам не могу понять. За всю партию, еще не было ни одного брака, а тут раз и сразу скандал.
   Достаю из упаковки бензонасос и чувствую что-то здесь не так.
   Ну, да, точно, от бензонасоса бензином не пахнет.
   - Вы его ставили? - спрашиваю.
   - Конечно, а толку, он все равно как надо не качает, - ворчливым голосом произнес мужчина. - Так вы будете менять брак или деньги вернете?
   - Это вам механика нужно менять, - отвечаю. - Вы посмотрите, у вас бензобак сухой, как осенний лист. Если не верите, понюхайте.
   И протянул мужику бензонасос.
   Мужчина понюхал и, засучивая рукава, посмотрел на механика, как Тайсон на боксерскую грушу.
   Следующий подходит.
   - Мне на форд фокус корпус термостата нужен.
   - В наличии нет, только под заказ. А что, старый потек?
   - Нет. Тесть не смог разобрать, ну и рихтанул его со злости молотком. Сколько под заказ будет стоить?
   - 2800.
   - Лучше бы мозги себе рихтанул.
   После оформления заказа появился следующий клиент.
   - Флейта есть?
   Так, музыкальные инструменты пошли. Ладно, там спросил бы 'гитару', про нее все знают, что это подушка для двигателя так простонародье называется. Но флейта!
   В растерянности сопоставляю ассоциации с деталями автомобиля, и ничего на ум не приходит. Тогда спрашиваю:
   - Где флейта стоит?
   - А ты что, не знаешь? - отвечает. - Это шланг от расширительного бачка на 'Ланосе' так называется.
   Следующий брутальный мужчина.
   - Мне нужен фильтр на грузовую 'Вольво'.
   - У нас запчасти только для легковых автомобилей.
   - И на грузовую 'Вольво' нет ничего?
   - Увы, нет.
   - Ну, фильтр обязательно должен быть!
   - Мы торгуем только запчастями для легковых автомобилей.
   - Нахрен такой нужен магазин, - уходя, выкрикивает на весь торговый зал.
   Опять вояка.
   Какой-нибудь двухкомпонентный хороший клей есть?
   - Что клеить будете?
   - Топливный бак.
   - Может, лучше его снять, выпарить бензиновые пары и заварить агроном? - подсказываю я.
   - Да знаю я. Уже так делали. Заполняли бак азотом, осушали его, а потом варили аргоном, но это долго, а нам по-быстрому надо маленькую дырочку заклеить.
   - А что у вас за машина? - я уже начал подозревать подвох.
   И вояка меня не разочаровал:
   - МИГ-29.
  
  
  
  
  
  
   Танго во время шторма.
  
  
   Жалал кнехт... сметан кет... шешен амы палуба рожей!
   Бредом кажется, не правда ли?
   На самом деле к этой немного непонятной эмоциональной тираде есть предыстория.
   В то время я работал на судне ТХС 'Холод'. Кто не знает, это транспортное холодильное судно, предназначенное для доставки улова с больших рыболовных судов, находившихся на продолжительном промысле, на рыбозавод для переработки. 'Холод' был старым судном, с большим деревянным штурвалом, как на парусных кораблях, с небольшой штурманской рубкой, находившейся на второй палубе и тесными каютами. Да и экипаж там невелик, всего восемь человек.
   Так вот, стояли мы в порту приписке - 'Баутино'. Есть такое маленькое селение, стоящее в тихой бухте Каспийского моря, где нет никаких развлечений от слова совсем. Так что экипажу приходится одно из двух, или пить водку, если она завезена в сельский магазин, или скучать на борту судна. Про баб говорить не стоит - местные аборигенки были не в моем вкусе.
   В тот день, вернее вечер я скучал на борту, а если сказать точнее, нес вахту вместе с дежурным матросом. И вот, значит, часов так этак в пол одиннадцатого, когда на ночном безоблачном небе вовсю светила полная луна, раздалось отдаленное непонятное бормотание, которое неуклонно приближалось в нашу сторону. И чем ближе становилось, тем отчетливей становилось бормотание. Я уже начал распознавать некоторые звуки, которые косвенно относились к местному диалекту, по классификации хрен поймешь.
   - Жалал кнехт... сметан кет... шешен амы палуба рожей! - как-то с надрывом звучало у меня в ушах. А потом раздавалось такое тихое подвывание или поскуливание.
   Мне даже стало немного не по себе. А вдруг это какой-то неизвестный науке оборотень или как там его? Ага! Шайтан!
   Сейчас подберется поближе и...
   Короче жуть сплошная, от которой даже на руках волосенки встали дыбом, и холодком по хребту прошлось, с проявлением быстро бегающих мурашек.
   А матроса я отправил на камбуз за чаем. И вот, оставшись в гордом одиночестве перед лицом неизвестной опасности, передо мной замаячила дилемма - дождаться матроса или самому взглянуть на воющую тварь.
   Скрепя сердцем, выбрал второй вариант.
   Знал же, что это плохая идея - одному отправиться в пасть твари, но ничего с собой поделать не мог. Во-первых, пугающее любопытство. Мне хотелось до коликов в животе, хоть одним глазом глянуть на монстра. Во-вторых, я все же комсомолец, а комсомольцы не должны верить в разную мистическую чушь. Узнают - засмеют.
   Я на всякий случай прихватил с собой багор, который висел на пожарной доске и медленно, шаг за шагом начал приближаться на ставшее намного громче подвывания. Иду, а самого трясет, как под напряжением. Ведь знаю, надо спрятаться и переждать эту жуть, но не могу бросить доверенный мне пост.
   Впереди показался трап, а возле него копошится в темноте какое-то чудовище, покрытое липкой белой слизистой субстанцией.
   Все ясно - монстр вылупился из кокона!
   Мы же уже успели вволю насмотреться ужастиков в видеосалонах и поэтому знали, чем обернется близкое знакомство с чудовищем. И из этого я сделал вывод - надо действовать нестандартно, не по сценарию, то есть не бежать, куда глаза глядят, а преступить к решительным действиям.
   Короче, пока этот монстр совсем не окреп для своих темных делишек, решил я его упокоить навсегда. Замахнулся багром, целясь ровно в темечко, чтобы уж наверняка и на веки веков, да будет так, аминь...
   И тут оно на меня посмотрело таким тоскливым взглядом, при этом, продолжая поскуливать:
   - Толик-ага! Жалал кнехт... сметан кет... шешен амы палуба рожей!
   Что мне самому захотелось этому монстру подвыть.
   - Тьфу тебя, Салтык! Ты меня чуть до коликов не напугал! - сплюнул я в сердцах.
   В свете полной луны было видно, как на палубе копошится пьяный в стельку матрос Салтык, старше меня по возрасту, но не по разуму, потому что эволюция умудрилась обойти его стороной.
   - Что с тобой случилось? - спросил я, но багор на всякий случай так и оставил в положении замах.
   Конечно, как говорит поговорка - везет только пьяным и дуракам, но она, я имею виду поговорку, в какой-то момент может дать осечку. Ведь не спроста Салтык весь измазан в какую-то склизкую белую дрянь. Может это его мозги наружу полезли? И его нужно добить из-за жалости, чтобы долго не мучился?
   Пока вот такие крамольные мысли порхали у меня в черепушке, матрос продолжал молотить свою непонятную хрень на только ему понятной тарабарщине.
   Я принюхался. Пахло кислым.
   Нет, это не мозги, а что-то совершено другое.
   И тут обходя стороной поскуливающего матроса, мне на глаза попалось большое белое пятно той самой страной белой субстанции. Она была перемешана с многочисленными стеклянными осколками. И по одному из больших фрагментов я сделал вывод, что это была трехлитровая стеклянная банка. После такого открытия и по кислому запаху мне не составило труда сделать надлежащий вывод о происходящих событиях, приведших матроса к такому плачевному состоянию.
   Короче, по моим соображениям, которые впоследствии подтвердились, матрос Салтык, находясь в нетрезвом состоянии, вышел из дома и направился на борт своего судна. А так как нам предстоял в ближайшем будущем рейс в Астрахань, он решил прихватить с собой трехлитровую банку со сметаной, чтобы в порывах ностальгии по дому, заглушать их этим молочнокислым продуктом.
   Прогулка до пирса прошла благополучно, без происшествий, но на беду Салтыка, не имеющего возможность видеть в темноте, на его пути находился трап, который мирно раскачивался на небольших волнах, при этом, не придавая устойчивости в вихляющей походке названого матроса, а наоборот всеми силами нарушая вестибюльный аппарат Салтыка. И когда, балансируя на грани фола, он все же умудрился попасть на палубу судна, на последнем шаге споткнулся и, совершив чудеса эквилибристики в надежде удержать ценный продукт в руках, все же не удержался и разбил трехлитровую банку, а вследствие следующего необдуманного шага, поскользнулся на сметане и упал.
   Уяснив, что с матросом все в порядке, я по-отечески постучал его по плечу и сказал:
   - Крепись, Салтык, завтра нам выходить в рейс.
   И пошел дальше нести вахту.
  
   На следующее утро, как и было, запланировано мы вышли из порта приписки, который находился в Казахстане, в Астрахань для очередного регламентного осмотра судна в заводских доках.
   Погода стояла паршивая; штормило изрядно, лил проливной дождь, да и настроение у всех было под стать непогоды, экипаж, который находился на вахте, был хмурым, неразговорчивым.
   Я же реагирую на такую погоду по-особому; как только начинается шторм, меня неудержимо тянет на жрачку. И этот день, вернее вечер, был не исключением.
   Посмотрев на круглые судовые часы, которые висели у меня в радиорубке и, убедившись, что до ближайшего сеанса связи еще осталось двадцать пять минут, я решил спуститься в кают-компанию и попросить у кока что-нибудь перекусить, конечно, если что-то осталось после недавно закончившегося ужина.
   Начал спускаться вниз по крутому железному трапу, выплясывая ритмы танго Нуэво, под аккомпанемент бушующих волн и порывистый свист ураганного ветра. Моей партнершей в этом безумном танце было море. Это оно заставляло меня совершать непредсказуемые оригинальные вращения со сплетением и вымещением ног, а так же делать изысканные позы и поддержки.
  
   Кстати о танго.
   Этот зажигательный танец заставила меня в полной мере ощутить на себе одна моя знакомая, которая училась в параллельной группе в техникуме.
   Как раз в тот период ее напарник подвернул ногу, поэтому она искала временного партнера, вот Ирина и подошла ко мне с просьбой помочь. Я, немножко помявшись ввиду того, что это не современный танец, как брейк-данс или рок-н-ролл, все же, согласился. И не пожалел. Началось обучение поворотов, бегу в променаде и непременной позировке, без которой этот танец теряет свою неповторимость и красоту. Постепенно я втянулся в рваные ритмы Аргентинского танго, которые воспламенили в моей душе неповторимые смешанные чувства восторга, нежности и гордости за себя.
   Эти чувства появлялись внутри с первыми аккордами музыки, заставляя не следить за каждым своим шагом, а действовать по наитию, делать шаги, поддержки и изысканные позы, постоянно ощущая в своих руках, под тонкой материей платья, упругую бархатную кожу своей партнерши, ее легкое дыхание и стук ее сердца в унисон с моим.
   В волнах страстной мелодии я чувствовал себя 'гаучо', победившего в дуэли, и тем самым завоевавшего расположение женщины, которой под силу свести с ума все мужское население планеты...
   Тот, кто когда-нибудь в жизни танцевал этот танец сердца, танец чувства, танец сладостной смерти, тот поймет меня.
   Эх, молодость шальная,
   Куда ушла ты от меня!
   Ну ладно, хватит о грустном.
  
   И так, спустился я в кают-компанию, заглянул на камбуз, расположенный через переборку.
   - Перекусить? - сразу же спросила Тамара, завидев меня.
   - А что-нибудь осталось? - поинтересовался я.
   - Немного жареной картошки и горячий чай, - обнадежил меня наш кок.
   - Годится, - с облегчением вздохнул я. Оказывается, не напрасно мне пришлось отплясывать танго, спускаясь вниз.
   Вскоре появилась Тамара. Она поставила передо мной железную миску, наполненную наполовину жареной картошкой, тарелку с малосольной килькой и стакан горячего, сладкого чая.
   Я, не мешкая, накинулся на еду. Но в полной мере насладиться перекусом мне помешал наш старпом, который в данный момент находился на вахте. Входя в кают-компанию, Серега поспешно сообщил:
   - Маркони, там у тебя рация надрывается, а ты здесь сидишь.
   Посмотрев на ручные часы, я с удивлением обнаружил, что время сеанса еще не подошло. И что это значит?
   Я с сожалением отодвинул миску и побежал в радиорубку. Там на самом деле рация надрывалась, вызывая меня. Я схватил карандаш и стал принимать радиограмму. Связь была отвратительной из-за статических помех, так что мне только с третьего повтора удалось понять, о чем идет речь в сообщении.
   Оказалось, передавали предупреждение об опасности в таком-то, таком-то квадрате и все суда, находящиеся в близлежащих координатах, должны покинуть названую часть акватории моря. В чем же причина, там не сообщалось.
   Приняв радиограмму, я сделал запись о ней в журнале и побежал к старпому. Тот уже успел переместиться из кают-компании в ходовую рубку.
   - Держи, - я передал ему бланк радиограммы.
   - Что там? - поинтересовался Серега, беря у меня листок.
   - Это по твоей части, - пожав плечами, ответил я.
   Он быстро пробежал по записям глазами и быстрым шагом подошел к разложенным лоциям, где начал сравнивать курс нашего судна с полученными координатами.
   - Что случилось-то? - спросил старпом, рисуя новый курс.
   - А фиг его знает, - честно признался я в своем неведении. - База об этом ничего не сообщила.
   - Ясно, что ничего неясно, - сказал Серега и обратился к рулевому матросу:
   - Марат, бери на пару румбов влево и пока так держи курс.
   - Есть пару румбов влево, - отозвался матрос.
   К этому времени тучи на небе разошлись, появилась полная луна со звездами, да и болтанка немного поутихла, а это значит, что прогноз погоды на завтрашний день, обещающий полный штиль, должен оправдаться.
   Тем временем Марат, за которым не замечалось выдающихся вокальных талантов, тихим голосом запел:
   - Крылатые качели,
   Летят, летят, летят...
   Я с удивлением повернулся к нему и увидел, что вахтенный матрос, место того чтобы следить за компасом, уставился темное в небо. Проследив за его взором, мне тоже невольно захотелось запеть:
   - Крылатые качели...
   Там, в темном небе, прямо по нашему курсу мчались куда-то вдаль несколько ярко-светлых росчерков.
   - Летят, летят, летят, - подхватил Серега, глядя туда же.
   - Что это за хрень такая? - вырвалось из моих уст.
   - Если я не ошибаюсь, то это баллистические ракеты, - ответил старпом.
   - И откуда они здесь взялись да еще по нашему курсу? - удивился я.
   - Здесь недалеко есть плавающие мишени, по которым ведут учебные стрельбы со всего Союза. Но они должны находиться в двадцати милях по правому борту, - пояснил старпом, уставившись на карту, где старался выверить наш маршрут. - Ну да, точно, по правому борту.
   - А мне кажется, что вскоре мы сами станем мишенью, - произнес я, следя, как светлые точки начали снижаться.
   И тут Серега заподозрил неладное.
   - Ну-ка, Маркони, принеси отвертку, - обратился старпом ко мне.
   Я не понимая, к чему он клонит, все же по-быстрому метнулся в радиорубку и принес оттуда нужный инструмент.
   Серега снял компас с положенного места и раскрутил его, после чего принюхался к его содержимому.
   - Ну, Михалыч, ну, тюлень пятнистый! - зло, сплюнув, процедил сквозь зубы старпом.
   Я, все еще не понимая в чем дело, понюхал жидкость, в которой плавал компас.
   М-да, по консистенции она не соответствовала С2Н5ОН. Так, отдалено попахивала спиртом, но не более. А это значит, что какой-то злодей, прямо перед выходом в рейс, вылил оттуда основную составляющую важного судового прибора, а место нее залил обычную воду, слегка приправленную спиртом.
   - Он что, его выпил? - спросил я, имея в виду нашего капитана.
   - Выпил, скотина безмозглая, - продолжал ругаться старпом. - Вот поэтому мы и сбились с курса.
   - И что нам делать? - мне как-то стало не по себе от сознания, что вскоре мы на самом деле можем стать плавучей мишенью для баллистических ракет.
   - Пойдем ласты отрывать безмозглому тюленю! - прорычал старпом и быстрым шагом направился в сторону каюты капитана.
   Серега не был закоренелым трезвенником, пил он горькую, иногда, но только не на работе. Решив для себя раз и навсегда, что если пить, так пить, а уж если работать, то никакого спиртного под рукой не должно быть, он других переставал уважать, увидев, хоть раз на рабочем месте с характерным запашком.
   Про его принципиальность я знал и, шагая за ним следом по палубе, сделал вывод - сейчас Михалыч попадет под полную 'раздачу'.
   Вот и каюта капитана.
   Не предупреждая о своем приходе, Серега рывком открыл дверь, благо та, была не закрыта на замок, и ворвался внутрь. Я за ним следом.
   - Чо надо? - держа в руке стакан с остатками стратегической жидкости, еле различимо промычал капитан.
   Большего Михалыч произнести не успел, получив в глаз. В сторону полетел стакан, слегка обрызгав нас живительной жидкостью, сам же капитан свалился на узкую койку и мирно засопел.
   - Он что, уснул? - я не поверил своим глазам, увидав такую картину.
   - Устал, бедолага, - 'выпустив пар', Серега ответил уже спокойным голосом.
   - А нам что делать? - спросил я, все еще беспокоясь за неопределенность нашей судьбы.
   - Пошли в ходовую рубку, там есть запасной компас, - ответил мне старпом, - по нему и дойдем до порта, если, конечно, этот пятнистый тюлень и там спирт не выжрал.
   К нашему счастью, капитан еще не все мозги пропил, так что, запасной компас оказался исправным, и мы благополучно добрались до Астрахани, избежав участи 'Титаника'.
   Вот такое у меня получилось танго во время шторма.
  
  
  
  Парадоксы и противоречия 1.
  
   Наша жизнь полна противоречий и парадоксов. Иногда мы сами не знаем, что нас ждет впереди, хотя всеми силами стараемся руководить своей судьбой и она, судьба, делает вид, что подчинилась, а на самом деле проворачивает все свои делишки по своему усмотрению.
   И вот ты думаешь, что находишься в тихой гавани, возле прекрасного тропического города, наполненного до краев задорной музыкой и бесконечным карнавалом, а на самом деле попал в идеальный шторм, потерпел кораблекрушение и оказался на необитаемом острове. Под рукой ничего нет; ни еды, ни инструмента, ни одежды, а самое главное ты один, нет кругом ни души на тысячу миль. И тут ты видишь, как к берегу необитаемого острова подплывает огромный деревянный ящик, тяжелый, словно наполненный одними кирпичами. Ты мучаешься, чуть ли не целый день, но все же вытаскиваешь его на берег. И тут тебя поджидает разочарование - крышка этого долбанного ящика накрепко забита гвоздями.
   Ты целый следующий день пытаешься его открыть, с надеждой в глубине души - вдруг там находятся необходимые вещи для выживания. Вдруг эти вещи помогут тебе выбраться с этого долбанного необитаемого острова.И вдруг эти вещи спасут твою жизнь!
   Ты мучаешься, сбиваешь костяшки на пальцах, приобретаешь кучу заноз и наконец, открываешь.
   Смотришь, а там находится голодный тигр.
   Одним словом - превратности судьбы.
   Никто от них не застрахован.
  
  Разгрузка перед госэкзаменом, или к чему обязывают
  случайные связи.
  
   Так вот, как помню, это случилось накануне госэкзамена, а если быть точным - за два дня до него. Невзирая на это, настроение у всех было не совсем предрасположено для сдачи экзаменов, сами подумайте - лето, жара, девочки в коротеньких платьицах, горячий песок, пляж и мы молодые, здоровые парни.
   Ну ладно, продолжим рассказ.
   В тот день я находился в техникуме, уж не помню по какой причине, и уже собрался идти домой, как подходит ко мне Генка Соболев.
   - Толик, ты сегодня вечером не занят? - спросил он с напущенной таинственностью, как у графа Монте-Кристо.
   И этим самым он меня весьма заинтриговал. Хотелось сразу же поинтересоваться в чем дело, но я сдержался, понимая, что все равно в скором времени он сдастся и сам мне все расскажет. Поэтому, не докучая его своим излишним любопытством, подумал: 'и чем же я сегодня занят?'
   Если учесть, что меня в ближайшие два дня ждут занудные конспекты, которые нужно штудировать до ряби в глазах, мой ответ выглядел логичным:
   - Я совершенно свободен.
   - Вот и замечательно! - обрадовался Генка.
   Что здесь замечательно, мне было не очень понятно, но мой однокурсник вскоре прояснил сложившуюся ситуацию:
   - Наши дамы из отдела кадров решили немного развлечься.
   - И?
   - Их двое, а я один, - пояснил Генка, - и к тому же Лариска глаз на тебя положила.
   Работали у нас в техникуме две очаровательные дамы в отделе кадров, Галина, та, что постарше и Лариса, соответственно помладше возрастом, так, примерно двадцать-двадцать два года, сколько ей было на самом деле, меня не слишком интересовало, а вот остальное, я имею виду ее аппетитные формы...
   Кстати о возрасте. Произошел недавно один курьезный случай.
   В прошлом месяце мне исполнилось двадцать три года, я в техникум поступил после армии, и наш заводила в группе - Серега Вышегородский предложил справить мое день рождение в ресторане. Как раз мы получили стипендию, и какие-то там десять рублей можно было потратить на такое веселое мероприятие.
   Из приличных заведений считался у нас ресторан в гостинице 'Лотос'. Мы пришли туда заказать столик. И тут заведующая залом заявляет, глядя нам в глаз:
   - А документы у вас с собой есть?
   - Зачем, мы же совершеннолетние, - удивлено отвечаем хором.
   - Про остальных я ничего не скажу, а вот этому молодому человеку, - она показала пальцем на меня, - как мне кажется, еще не исполнилось восемнадцать.
   Так что с этим рестораном нам обломилось по полной, и пришлось мое день рождение справлять в ресторане 'Волга'.
   - Так что скажешь? - напомнил о себе Генка.
   - Где встречаемся? - своим вопросом я дал понять, что согласен на его предложение.
   - У меня дома в пять часов вечера.
   После того, как Генка дал свой адрес, мы принялись обсуждать разные мелочи на предстоящий вечер. Ну, во-первых, как истинные джентльмены на счет выпивки мы все решили сами, оставив вопрос о закуске на хрупкие женские плечи наших дам. Во-вторых, Генка сразу меня предупредил, чтобы я ни при каких обстоятельствах не лез к Галке, на что я со спокойной душой ответил:
   - Она не в моем вкусе.
   И тем самым успокоил своего друга.
   На этом мы расстались.
   Я поехал домой на речном трамвайчике. Долго конечно, целых сорок пять минут добираться на нем, но зато сидишь на верхней палубе под дуновением свежего ветерка и смотришь за медленно проплывающей мимо тебя панорамой, одним словом - красота.
   Когда прибыл домой, оставил там тетради с конспектами и предупредил родителей, что сегодня ночевать буду у друга.
  
  ***
  
   Генка жил в однокомнатной квартире в Третьем Юго-востоке, так называется один из наших микрорайонов, на пятом этаже девятиэтажного дома. По дороге к нему забежал в продуктовый магазин, купил пару бутылок водки и четыре бутылки 'Жигулевского', это так, пока девчонок ждем, чтобы нам скучно не было.
   Оказалась я появился у Генки самым последним. Дамы уже сидели на кухне за накрытым столом, спокойно болтали о своем и слушали в пол уха телевизор 'Горизонт', стоящий на невысокой тумбочке в зале. Ручка переключения каналов, как и у меня дома у 'Рубина', была сломана, поэтому рядом с телевизором лежали незаменимые пассатижи.
   Вежливо поздоровавшись со всеми, я закончил сервировку стола одной бутылкой 'беленькой', а вторую положил в холодильник 'ЗИЛ' среди треугольных пакетов с кефиром и молоком. Это тот еще монстр, типа 'однорукого бандита', который ставят в заграничных казино. Дергаешь за большую хромированную ручку, и из нутра огромного ящика что-то постоянно сыпется. Генка сноровисто открыл бутылку и разлил водку по рюмкам, заполнив их до самых краев, но при этом не пролив не капли.
   Выпили за встречу.
   Я сам по себе немного скованный человек, если это касается женского пола. Но пока мы сидели, опрокидывая в себя рюмки с горячительным напитком, я стал ощущать, как каждая порция водки меня все сильней и сильней раскрепощает.
  Включили музыку, начались танцы-обжиманцы, потом еще застолье, потом опять танцы и как-то само собой я остался на кухне наедине с Лариской.
   Близость с разгоряченной женщиной заставило отбросить в сторону свою природную скромность и приступить к решительным действиям. Начали с поцелуев. Лариса не сопротивлялась, наоборот впилась в мои губы, как удав в кролика, заставляя все мои чувства обостриться до придела. Вот так целоваться сидя на деревянном стуле не совсем удобно. Хотелось найти какую-нибудь мягкую платформу для продолжения наших двусмысленных действий, но к нашему великому, сожалению единственная комната с единственной кроватью уже была занята хозяином квартиры и Галиной.
   - Я сейчас, - выбравшись из моих объятий, проворковала Лариса мне на ухо и куда-то исчезла.
   Пока она ходила, я решил сходить в ванну, ополоснуться.
   Санузел у Генки оказался совмещенный, так же, как и у меня дома. Но больше всего меня поразило то, что в девятиэтажном доме новой постройки по архитектурному плану в ванной находилось маленькое окошко на кухню. Чей инженерский полет мысли придумал это, до сих пор загадка для меня за пятью печатями, так же, как обувная ложка-лошадка. Вот объясните мне, почему именно лошадка?
   Быстро ополоснулся, почистил зубы и вернулся на кухню. Там как раз появилась Лариса со свернутым одеялом. Увидав, что я только что принял душ, она сказала:
   - Я тоже хочу.
   И исчезла в том направлении. А я тем временем, расстелил одеяло на полу, прямо на кухне и прилег на него. Это конечно не кровать, но все же что-то.
   Появилась довольная, посвежевшая Лариса и мы продолжили с того места, на котором остановились.
   В скором времени я ощущал, что закипаю от нахлынувших чувств, как ядерный реактор без должного теплообмена и чтобы не произошел преждевременный взрыв, запустил свою руку в женские трусики, посчитав, что прелюдия закончена и пора, переходить к более решительным действиям.
   И в этот момент Лариса своей миниатюрной ладошкой остановила меня:
   - Постой, мне нужно кое-что тебе сказать.
   - Да, киска, я слушаю тебя, - промурлыкал я, целуя ее в шею.
   - Я как обычная советская одинокая женщина имею женатого любовника, - начала говорить Лариса.
   - И ты хочешь его бросить из-за меня? - продолжая ее награждать нежными поцелуями, игриво поинтересовался я.
   - Нет, я совсем другое подразумевала, - ответила Лариса. - Если вдруг я чем-нибудь плохим его 'награжу', тогда это приведет к непредсказуемым последствиям. Ты понимаешь меня?
   - А если он тебя 'наградит'? - с ехидцей прошептал я, глядя ей прямо в широко открытые зеленые глаза. Тем самым дал я ей понять, что если этот пресловутый любовник бегает на сторону от жены, почему бы ему так же не поступить и с любовницей? Заиметь еще одну на всякий случай.
   - Дурак! - Лариса не сильно ударила кулачками мне в грудь.
   - Ладно, ладно, Киска, я пошутил, - прошептал я ей на ухо. - А если честно, то с женщинами я последний раз в постели был... да я сам уже забыл когда. Так что ничем плохим от меня ты не можешь заразиться.
   - Вот и ладненько, - успокоилась Лариса и мы, наконец, занялись тем, чего так оба желали.
   И так до четырех часов утра, а потом к нам прибежала Галка. Уж не знаю, что там у них произошло с Генкой, но она предпочла спать на жестком полу на кухне, чем с ним в комнате на мягкой кровати. Мне же уже было все равно, потому что я устал и вот так и уснул между двумя полуголыми кисками, совершенно не думая на тему пошлых фантазий.
  
  ***
  
   Домой я вернулся после отдыха, как всегда ужасно уставший. Думал, сейчас доберусь до кровати и провалюсь в 'коматозный сон' до самого утра. Не получилось. Невзирая на усталость, сон почему-то не шел, зато лезли разные ненужные мысли, которые хотелось изложить на бумаге. Чем я и занялся.
   Взял шариковую ручку, чистую тетрадь. Открыл ее, почесывая пластмассовый ручкой себе лоб, чтобы лучше сконцентрироваться и вот, начал писать.
  Тайна мерцания звездных огней
  Скрывалась в бездонных глазах,
  Кому-то они были жизни милей,
  Кого-то охватывал страх.
   Но дальше этих строк, как я не мучился, больше ничего не выходило, и тогда, решил продолжить свою небольшую повесть про попаданца в параллельный мир, которую начал писать пару недель назад.
   Так, на чем я там остановился? Ага, наш славный герой завел дружбу с храбрым рыцарем Арчером и тот обещал ему помочь вернуться в свое время.
   'О да, мой храбрый друг, тебе всего на всего нужно придти в дом чародейки и попросить ее вернуть тебя домой', - сказал Арчер.
   'Неужели все обстоит так просто? - изумился Роберт. - Вот так попрошу, и она вернет меня домой?'
   'О, нет, мой храбрый друг, не все так просто, - вздохнув, признался Арчер. - Чародейка обязательно попросит тебя об ответной услуге'.
  'О какой'? - насторожился Роберт, понимая, что услуги могут быть разными от безобидных, например, натаскать полное корыто чистой воды из ближайшего пруда, который находится в миле от дома. Или невыполнимые - вырвать сердце у грудного ребенка. Нет, уж лучше найти другой способ вернуться домой, чем идти на поступок, противоречащий твоим принципам.
  'Об этом я ничего не могу сказать, - неопределенно пожав плечами, ответил Арчер. - У нее бывают иногда весьма странные прихоти'.
  'Как мне к ней попасть?' - спросил Роберт, когда понял, что внятного ответа у него не удастся добиться от друга.
  'Нет, нет, мой храбрый друг, я тебя одного не брошу! - воскликнул Арчер. - Я тебя сопровожу до самого места'.
  И чтобы не откладывать дело в долгий ящик, они сразу пустились в путь. Благо их кони успели хорошо отдохнуть, а слуги успели собрать снедь в дорогу.
  Путь был долгим - три дня по лесным дорогам, и даже по таким местам, где впервые ступила нога человека. И вот, наконец, среди звериных троп появилась опушка, на которой стояла ветхая покосившаяся хибара, огороженная кривой плетеной изгородью, более защищающая человеческое жилище от четвероногих хищников, чем от хищников двуногих. Но, по всей видимости, хозяйке не были последние страшны, потому что через равномерное расстояние на не слишком высоких столбиках смуро повисли отполированные до блеска человеческие черепа.
  И было странным, что этот вид не слишком испугал Роберта, как будто он каждый день сам лично своими руками отполировывал человеческие черепа.
  Покосившаяся дверь со скрипом открылась. Из темного проема появилась женщина неопределенного возраста с копной грязных волос, которые скомканными паклями падали ниже плеч. Хозяйка дома, одетая в какой-то бесформенный балахон, полностью скрывающий контуры ее фигуры, подозрительно посмотрела на пришельцев.
  'Доброго дня, тебе чародейка', - поздоровался с женщиной Арчер.
  'И вам, милорды, не кашлять', - ответила хозяйка дома почему-то Ларискиным голосом, да и черты лица стали казаться какими-то подозрительно знакомыми.
  'Мы к тебе, чародейка, прибыли по одному деликатному делу, - Арчер взял на себя смелость быть переговорщиком в этом непростом деле. - И если ты сумеешь выполнить просьбу моего милейшего друга, то мы обязуемся сделать все, что ты пожелаешь'.
  'Вот так уж и все?' - усмехнулась чародейка одними лишь губами.
  'Поверь, истинно так', - заверил ее Арчер.
  'И что же за такое дело у вас милорды, что вы согласны на все?' - поинтересовалась чародейка.
  'А вот на этот вопрос ответит мой друг вам на ухо', - сказал Арчер и подтолкнул Роберта в спину, пока тот не передумал.
  Тот, повинуясь инерции, на полусогнутых ногах подлетел к чародейке и прошептал свое желание.
  Стоило хозяйке покосившейся хибары услышать просьбу, как ее слегка подслеповатые глаза от удивления увеличились в размере в три раза. Но в следующее мгновение она взяла себя в руки и прошептала короткую фразу Роберту на ухо. Он стойко выслушал предложение, сделанное ему, от которого с удовольствие отказался, но не мог, если желал вернуться домой. А Роберт желал этого больше своей теперешней жизни.
  Чародейка скрылась с глаз в своей покосившейся хибаре.
  Арчер все понял без слов. Он ободряюще улыбнулся и кинул своему товарищу флягу, наполненную крепким пойлом.
  Роберт поймал флягу, открыл ее и, глубоко выдохнув, сделал большой глоток, а после того, как вышибающая мозги по крепости жидкость опустилась на дно его желудка, крякнул, вытер рот тыльной стороной ладони и последовал за чародейкой.
  Сложнейшим по составу ароматом, переплетенным из множества компонентов, встретил его сумрак внутреннего помещения. Из них без сомнения, Роберт мог с легкостью определить жженую траву, перемешенную с ядреным амбре немытых ног. На эту сочную основу, можно смело сказать фундамент, наслаивались - запах нечищеных с рождения зубов, половина которых, скорее всего, окажутся гнилыми, вспотевших подмышек, покрытых обильной растительностью и такой тонкий, специфический, душок кишечных газов.
  Роберт, по превратности судьбы, прибывший сюда из двадцать первого века, где к гигиене тела относятся достаточно щепетильно, от окружившего его амбре слегка затошнило. Чтобы не показать свою слабость он, сморщив нос, сделал еще один большой глотокиз фляжки пятидесятиградусного пойла, которое предусмотрительно ему с собой навязал услужливый Арчер, как будто знал, что это пойло ему понадобится.
  И это как бы послужило сигналом для чародейки. Она, щербато улыбаясь, как ей казалось, изящно изогнулась, и скинулся с себя свой бесформенный балахон.
  Тоскливый, все еще трезвый взгляд Роберта, мельком пробежался по обнаженной фигуре чародейки. Но и этого было достаточно, чтобы понять - в него не влезет столько спиртного, сколько надо для полного беспамятства, когда уже все равно, кто под тобой шевелится.
  Сколько же ей лет? Судя по натруженным, в сетке вен, безумно волосатым ногам и по обвисшим грудям, совершено лишенным упругости, данной женской особи предположительно столько же лет, сколько старушке Тортиле, той самой Тортиле, помогавшей Пиноккио.
  Роберт с жадностью выпил еще пол пинты, даже не чувствуя вкуса крепкого пойла. Ему сначала, что все это привиделось в кошмарном бреду. И для верности он ущипнул себя за руку. Нет, не привиделось, все это происходит на самом деле. И тогда Роберт сделал еще один глоток и поморщил от отвращения нос, когда заметил, как в буйных зарослях лобка и игривой дорожке густых волос, подбирающихся к пупку, что-то отчетливо шевелится и ползает.
  Он почувствовал, как скупая мужская слеза, проторила дорожку по его холеной чисто выбритой щеке. Роберту стало жаль себя, потому что, судя по похотливому взгляду чародейки, впереди его ждала бурная ночь, наполненная до краев новыми ощущениями и открытиями. Он тоскливо выпил остатки пойла из фляги, и отбросил ее в сторону.
  Со щемящим сердцем от осознания того, что в скором времени неизбежно должно произойти, Роберт наблюдал за чародейкой, приближающейся похотливой походкой. Та торопилась положить начало их близкому знакомству, которое послужит залогом его возвращения домой...
  
  ***
  
  С глубоким выдохом я проснулся. Оказывается, я заснул прямо за столом, лицом на тетрадном листке, на котором я пытался написать продолжение своего эпического произведения.
  Как только мои глаза окончательно сфокусировались, я отклеил лист и просмотрел текст, который успел написать. Там все кончалось на разговоре Роберта с чародейкой возле покосившейся хибары, потом шла извилистая черта место окончательной точки.
  Это что же получается, остальной сюжет мне приснилось?
  Выходит так. Я еще раз прокрутил в голове только что приснившийся сон. Нет, в таких пикантных подробностях не стоит углубляться, в издательстве не поймут. Ну, да, у нас, прежде всего, нужно прославлять скромность, героизм, порядочность и все к ним прилагающееся. Но только никакой эротики, никаких боевиков, никаких мистических ужастиков. Вот такие издательские рамки. Ах да, еще забыл сказать про перемещения во времени. Там это тоже считают антинаучным и неприемлемым.
  Вот в таких условиях приходится всячески изворачиваться. Место перемещения во времени, приходится придумывать параллельный мир, где все еще царит эпоха средневековья, мистических монстров никаких, только сплошные мутанты, созданные злодеем-алхимиком. И так далее и тому подобное.
  
  ***
  
  Как оказалось, такая психологическая разгрузка мне помогла. Я удачно сдал все госэкзамены. Впереди меня ждал месяц отдыха, а потом мы все должны были разъехаться кто, куда по распределению. И тут, как всегда, вышел на сцену наш заводила - Серега Вышегородский. Я как раз направлялся в отдел кадров за своими документами, а он как раз оттуда выходил.
  - Поехали с нами в Ригу, - предложил он.
  Серега и еще трое наших парней из группы там проходили практику. Полный расчет они получить не успели, и теперь туда им нужно было ехать за деньгами.
  - А где ночевать будем? - сразу поинтересовался я.
  - В гостинице, - ответил Серега.
  - А если мест не будет? - привел я правдоподобный аргумент. - Сейчас лето, время отпусков.
  Сейчас со стороны могло бы показаться, что разговаривают студенты, у которых папа, как минимум зарабатывает по миллиону в год и поэтому у них появилась возможность покататься ради своей прихоти в Прибалтику. На самом деле во времена СССР, советский человек прижелании мог раз в год в свой законно оплачиваемый отпуск поехать по путевки отдыхать на курорт или заграницу, при этом часть оплаты брал на себя профсоюз, а в лечебный санаторий вообще отправляли бесплатно.
  - Не будь таким занудой, - отмахнулся от моих слов Серега. - Какая разница, где мы будем ночевать. Главное будет весело! Ну что, готов пуститься в круговорот приключений?
  - Ладно, согласен, - ответил я.
  На самом деле, мне хотелось посмотреть на Прибалтику, погулять по берегу Балтийского моря. Да и вообще после настойчивых слов Сергея у меня возникло желание отдохнуть вместе с друзьями. К тому же это могло произойти в последний раз, потому что кто его знает, как сложатся наши судьбы. Так что была вероятность, что после того, как мы разъедимся по местам отработки по распределению, шанса встретиться вместе, возможно, больше не будет.
  - Замечательно! - Серега по-дружески похлопал меня по плечу. - Тогда вечером встречаемся у нас в общаге и обсудим все детали нашей предстоящей поездки.
  И удалился, а я зашел в отдел кадров.
  - Привет, - поздоровалась со мной Галина. - Я слышала, ты удачно сдал экзамены.
  - Привет, - поздоровался я. - А где Лариса?
  - Она вышла в буфет, - ответила Галина, роясь в стопке документов. - И это к лучшему. Мне нужно с тобой поговорить наедине.
  - Я слушаю, - она весьма заинтриговала меня своими словами.
  - До меня дошли слухи, что ты вместе с Юркой Ивановым выбрал распределение в Баутино, - сказала она и замолчала, глядя мне в глаза.
  - Да, так оно и было, - подтвердил я.
  - Так вот, - после небольшой паузы продолжила говорить Галина, - ты должен мне дать слово, что когда там ты будешь работать, никому не растреплешь про тот самый вечер. Ну, ты сам понял, про какой. Ты даешь мне слово?
  - Даю, - все еще не понимая к чему такая секретность, ответил я.
  Галина нашла мои документы, положила на стол и только после этого окончательно обрисовала сложившуюся ситуацию:
  - У меня там муж работает на корабле...
  - На судне, - машинально поправил ее я.
  - Да, да, на судне 'Сплин', - сообщила Галина.
  - М-да, - произнес я, слыша, как мой голос захрипел от волнения. - Но ты же не хочешь сказать, что я именно к нему попаду на стажировку? Или все же, как раз это подразумеваешь? Нет, не верю. Не может такого случиться. Ты сама подумай, сколько там рыболовных судов - десятки! И то, что я попаду стажироваться к твоему мужу, можно сказать один шанс из тысячи!
  - Но такую вероятность нельзя исключить, - сказала Галина. - И помни, ты обещал.
  Не мог я понять женщин. У нее есть муж, а она на сторону бегает, хотя с мужиками тоже такое случается.
  - Не одобряешь, - сделала вывод Галина, - ты пойми, его никогда дома не бывает, а если и появляется, то уходит в длительный запой. Я же не кукла какая-то там пластмассовая, я живой человек и мне тоже хочется немного развеяться от повседневной рутины.
  - Так разведись с ним, - сказал я.
  - Не могу, - ответила она.
  - И как же я узнаю, что попал не туда, куда нужно? - перевел я разговор в сторону от щекотливой темы.
  - Ты сразу поймешь, - сказала Галина.
  - Как?
  - Бородатый мужик среднего возраста, ходит постоянно в помятых трико, - ответила Галина. - И все его зовут Потапычем.
  - Потапычем? - удивлено переспросил я.
  - Ну, да, Потапычем, - еще раз подтвердила Галина. - Наша фамилия Потаповы, вот поэтому на судне его все и кличут - Потапыч. Да, и не забудь, что он безвылазно работает на ЖМЗ 'Сплин'.
  И в это время в кабинет вошла Лариса.
  Пришлось нам закончить разговор, да больше и говорить нам не о чем было. Галина газами показала мне - помни о своем обещании. Я так же, молча, едва заметно махнул головой, мол, сделаю, как обещал и вышел из кабинета, надеясь, что следом за мной последует Лариса, но она так и не появилась, чем меня весьма разочаровала.
  
  
  Парадоксы и противоречия 2.
  
  Что такое неловкое положение? Это не сложно представить. Вот, например, такая ситуация. Ты с друзьями в своем частном доме, во дворе решили сообразить шашлыки со всеми соответствующими к этому таинству шаманскими плясками - пиво, водка, девки, баня. И вот, пока в мангале прогорают дрова до нужной угольной кондиции, а подруги накрывают под деревьями стол, вы насаживаете куски сырого мяса на шампур. И как раз во время этого столь важного процесса, требующего полной концентрации внимания, до вашего слуха доносится тревожное завывание пожарных машин.
  Вы вскакиваете с места и направляетесь на этот звук, чтобы утолить свое любопытство. И наблюдаете такую картину. Соседский дом горит, а сами соседи стоят на улице, обнимают друг друга и плачут от горя. В этот столь трагический момент, соседка поворачивается в вашу сторону и смотрит с таким лютым ненавистным взглядом, как будто хочет в вас просверлить огромную черную дыру.
  Вы недоумеваете от такой внезапной волны абсолютной ненависти от добрейшего создания, коим является ваша соседка. Вы не можете понять причину этой лютой ненависти, потому что ни в чем перед ней не виноваты.
  И тут вдруг до вас, как до жирафа, доходит в чем здесь дело. У вас в руках находится шампур с кусками сырого мяса.
  Вот это и есть неловкое положение.
  
  Небольшие каникулы перед большой работой.
  
  Я собрал в кучу свои рукописи. Да, да, как ни странно, но именно рукописи, написанные от руки на развернутых тетрадных листах и в самом низу с нумерацией, чтобы не запутаться в последовательности своего произведения. Такому положению вещей подтолкнула банальная вещь - отсутствие пишущей машинки, а про компьютеры, о боже, про них мы только в фантастических произведениях читали.
  Так вот, отдал рукопись на оценку своему другу. Тот вдумчиво прочитал, оценил и выдал вердикт - произведение неплохое, только стоит некоторые диалоги изменить и сделать основательную вычитку, чтобы лишнее убрать, а в кое-каких местах наоборот один из эпизодов сделать более развернутым.
  Короче, по его словам, у меня получился настоящий прорыв в новом для советского времени направлении фантастики. А возможно я все это нафантазировал, или друг пожалел мои чувства и слегка слукавил. Как бы там ни было, но я уверовал в свою счастливую звезду, потому что был молодым, весьма амбициозном, и ни черта не понимающим в литературе.
  В связи с этим я уже начал себе представлять, как темными вечерами, под светом настольной лампы, в каждом уголке нашей огромной страны, читатели будут окунаться в леденящую кровь историю. Они будут содрогаться от ужаса, перелистывая страницу за страницей, а когда устанут глаза, то не осмелятся лечь в постель и выключить свет. А по утрам бедные сотрудники скорой помощи будут носиться по городам, и реанимировать поседевших от страха заядлых читателей.
  Мужественные шахтеры будут, украдкой читать мое произведение, при этом дрожа от страха, как осиновый лист, а потом закинут книгу в самую глубокую штольню и завалят там ее отработанным грунтом, чтобы больше никогда не видеть этого ужаса.
  А если эта книга попадет в руки детям, то их нежная психика не выдержит такой нагрузки и они начнут заикаться и бояться темноты до конца своих дней.
  Психиатрические больницы переполнятся, а меня исключат из комсомола. И все будут с нетерпением ждать продолжение той до ужаса страшной книги.
  Под впечатлением такой головокружительной перспективы я направил свою рукопись в журнал 'Техника молодежи'. И с замиранием сердца стал ждать оттуда положительного ответа, потому что на другой исход я просто не рассчитывал.
  
  ***
  
  А тем временем я и мои друзья купили билеты до Риги.
  Надо тут заметить, во-первых, в то время билеты на самолет стоили не так дорого, например, когда я летел из Иркутска, после демобилизации, у меня до дома вышла сумма в двести рублей или сто пятьдесят, уже точно не помню. Во-вторых, до армии я полтора года, кода учился в вечерней школе, работал на стройке. Как можно понять, трат у меня практически никаких не было, ну там, на сигареты, на танцы, на кино, а так мои родители основную сумму от зарплаты складывали на мою сберегательную книжку. А тут нам еще дали подъемные. Как раз часть из них я и взял с собой в поездку.
  Рейс был до Риги с пересадкой в Москве. И пока у нас выдалось свободное время, мы решили немного побродить по нашей столице.
  Первое, что нам пришло в голову это посетить ГУМ и ЦУМ. Оказалось, там ничего интересного нет. Если на прилавках появлялись какие-нибудь дефицитные товары, ну там джинсы или импортная обувь, в том отделе моментально образовывалась бесконечная очередь.
  После магазинов мы направились на 'Старый Арбат'.
  Можно смело сказать - для провинциального парня все, что находилось там, произвело невероятно сильное впечатление.
  Хочу сказать, перфоманс и инсталляцию там я не видел, не те еще наступили времена, а вот уличных художников, которые за определенную плату нарисуют твой портрет карандашом или угольком вполне хватало. Прекрасные уличные фонари, уличные музыканты.
  Красота!
  И это дело нужно было как-то 'обмыть'. Поспрашивали у местных, где здесь можно пивной бар найти, те услужливо показали направление, и мы без лишнего плутания обнаружили искомый объект. Правда, он оказался не таким, как в нашем городе.
  У нас пивной бар находился недалеко от техникума. Нужно было всего лишь пересечь мостик через ерик, пройти примерно сто метров и все, ты на месте. Заходишь в закрытый павильон, который постоянно заполнен равномерным, как в улье гулом и плавающими слоеными потоками сигаретного дыма. Подходишь к барной стойке, платишь, и тебе продавец дает оплаченное количество кружек, наполненных пивом.
  Это я так, описываю упрощено. Потому что на самом деле попасть к барной стойке еще то, эпическое занятие. Ты стоишь в длиннющей очереди, и тебе кажется, что она совершено, не движется. А пока стоишь, завидуешь счастливчикам, уже получившим заветную порцию холодного шипучего пива и боишься, что это долгожданное пиво закончится как раз на тебе. Стоит вплотную приблизиться к разливному кранику, как откуда-то берутся знакомые, слезно упрашивающие взять для них кружечку-другую без сдачи. Потом обязательно появляется кто-то, кому позарез надо, а не то 'помрет прямо здесь', без похмелья. Все начинают недобро ворчать, однако, входят в положение страждущих, и дают им возможность 'подлечиться', то есть припасть к источнику живительной влаги.
  И это только маленькая часть из всех перипетий во время продвижения твоей очереди к заветному кранику.
  В Москве мы ожидали чего-то подобного.
  Но здесь очередь к стройному ряду пивных автоматов была без всех этих многочисленных препон, а потому двигалась намного быстрей. И вот мы уже за двадцать копеек получили свою порцию пива, после чего, под равнодушные взгляды завсегдатаев этих мест, направились к свободным местам, которые заранее присмотрели. Конечно же, я слукавил, назвав чисто равнодушными взгляды аборигенов. У некоторых из них было ярко выраженное такое тихое недовольство, сочетаемое в тихом ворчании и сморщенным лицом. Мол - вот понаехали к нам разные и мешают культурно сидеть.
  А нам-то по большому счету наплевать, что про нас думают. Мы расположились на свободных местах, которые предусмотрительно сторожил один из нас от наглых чужих посягательств, разложили наполненные пивом кружки, а вот когда из наших сумок появились чалки с сушеной воблой, посетители пивного павильона сделали 'стойку'!
  Мы как привыкли употреблять сушеную воблу? Берешь, отрываешь голову, потом пузо, достаешь из последнего икру, если она есть, а сами ребрышки выкидываешь за ненадобностью и начинаешь чистить спинку, в итоге употребляешь ее под пиво.
  Наблюдая за всем этим процессом глаза москвичей, постепенно начали увеличиваться до размера чайного блюдца, а рты так и хотели выкрикнуть: 'Что вы делаете изверги, это же такой замечательный деликатес!'
  Но молчали. А чего тут говорить? Жара, солнце палит нещадно, а перед нами стоят потные кружки разливного пива. Берешь кружку и одним непрерывным глотком, с жадностью всасываешь в себя все содержимое кружки. И все на секунду замирает, останавливается, и только во рту остается горчащий пивной вкус, а в следующее мгновение все отмирает, но ты уже другой и жить хорошо.
  Со второй кружкой мы расправлялись, неторопливо, со вкусом ощущая, как во рту приятно пощипывает от пивных пузырьков. Ну и конечно под этот божественный напиток ведется непринужденная беседа ни о чем.
  И тут один из местных не выдержал. Он уверенной походкой приблизился к нашему столику.
  - Извините, пожалуйста, - 'решительным' таким тоном обратился местный к нам.
  Прекратив свой разговор, мы с интересом посмотрели в его сторону.
  - Это тарашка? - спросил местный, показывая пальцем на сушеную воблу, лежащую перед нами.
  - Неужели по размеру она похожа на густеру? - показывая на самую большую рыбину, поинтересовался Серега. - Нет, приятель, это астраханская вобла.
  - А вы брюшки потом выкинете? - спросил местный.
  - Конечно, - без задней мысли ответили мы.
  - А можно, я несколько штук возьму с собой? - неожиданно попросил местный.
  - Да бери, жалко, что ли, - мы пренебрежительно махнули рукой.
  Местный аккуратно выбрал штук пять рыбьих животов и удалился.
  А мы благополучно забыли про этот инцидент, но оказалось, что последует продолжение.
  - Извините, пожалуйста, - послышался уже знакомый голос.
  Мы обернулись на него.
  - Вот вам, так сказать, от нашего стола, - местный поставил перед нами четыре кружки наполненные пивом.
  Такой щедрости от местных мы не ожидали и поэтому были слегка шокированы, но быстро придя в себя, так же по московским меркам отдарились.
  - Держи, - вручили мужику небольшую чалку воблы.
  Тот от счастья чуть не прослезился, изъявил желание со всеми обниматься, но мы вежливо, попросили его ограничиться обычными благодарными словами. Но местный в знак благодарности вместе со своими приятелями, прихватив с собой литр водки и еще четыре кружки пива, переместились к нашему столику.
  На водку мы слишком не налегали по двум причинам. Во-первых, находясь в чужом городе, передвигаться по улицам в усмерть пьяным не есть хорошо, можно запросто попасть в милицию, а во-вторых, вечером нам еще нужно на вокзал, чтобы сесть на поезд, направляющийся в сторону Риги.
  Тут нужно приметить одну интересную деталь. В ходе демократических преобразований общества стало как бы обычным, что пьянство сугубо твои личные проблемы или проблемы твоих несчастных родных. Ты свободная личность, можешь пить хоть до зеленых чертиков, все винно-водочные магнаты только спасибо скажут тебе. А в то время, в СССР тебя запросто могли забрать в медвытрезвитель, а потом песочить на месте работы, на комсомольском собрании или на каком-то другом собрании, потом ставили на вид и если ты работаешь, лишали тринадцатой зарплаты. А в случае частого знакомства с 'зеленым змеем', вообще могли принудительно отправить в ЛТП, таким образом, заставляя бросить пагубную привычку.
  Так что водку мы практически не пили, а вот на пиво основательно налегли, потому что знали - от того пива башка дурной не станет, ведь оно изготовлено без консервантов, на чисто экологическом продукте и срок годности имеет всего неделю, а не как сейчас - год.
  Да, все это хорошо, вот только о последствии мы не подумали.
  Теперь представьте. Столица, идешь по многолюдным улицам и вдруг, тебе приспичило по маленькому. И куда идти? А некуда. Нет нигде поблизости общественного туалета. Хоть себе в штаны делай!
  И вот пока шел, мучаясь от переполненного мочевого пузыря, по всей видимости, эта моча мне в голову и ударила, порождая небольшой поэтический этюд:
  Вот такой вот попандос,
  Как на площади понос,
  Словно там живот скрутило,
  А сортир ушел на снос.
  У нас в родном городе как-то проще было с общественными туалетами, если поблизости такового не находишь, можешь зайти в любой двор. У нас много старых еще дореволюционных построек, так что в любом дворе можно обнаружить деревянное сооружение для 'долгих раздумий' с газеткой в руках или быстрого сброса лишнего груза. Запашок, как вы понимаете, стоял там соответствующий, но зато бесплатно и всегда доступно.
  А здесь в столице, куда нам податься?
  Выход из этого затруднительного положения нашел, как всегда Серега.
  Увидев первый попавшийся ресторан, он повел нас туда, не для того, чтобы продолжить банкет, а из-за наличия там туалета. И знаете, узнав, в чем дело у приезжих товарищей, сотрудники ресторана вошли в наше положение и разрешили уединиться в этом интимном кабинете по очереди, даже не заставили ничего у них покупать.
  Потом был железнодорожный вокзал. Здесь я в первый раз увидел, как на розлив продают заграничную диковинку - 'Фанту' и 'Кока колу'. Ну да, мы же обычные провинциалы, привыкшие пить обычный 'Байкал' или 'Дюшес' или 'Лимонад', а тут дуновение 'западной демократии'. Еще только джинсов, свободно лежащих на полках, и резиновой жвачки не хватало.
  
  
  Парадоксы и противоречия 3.
  
  Что такое удача?
  Вот представь себе. Сидишь ты такой, голову ломаешь над непростым выбором. И тут решаешься положиться на удачу.
  Кидаешь монету.
  А этот сумасшедший кругляк, место того, чтобы упасть тебе в ладонь, на сверхзвуковой скорости, пробивает потолок, входит соседке выше в задницу, с хрустом вылетает из ее темечка, насквозь через крышу, продолжает свой полет в небо, продырявливает попавшейся на пути самолет.
  У пилота инфаркт, пассажиры в панике. А монета дальше выходит за пределы стратосферы и попадает Боженьки прямо в глаз.
  Он как заорет - а-а-а! что за козел это сделал, твою мать? Вычислю по траектории, морду набью, уроню на тебя поезд, падла, ты не хороший человек! Смерть объявлю человечеству, чуму нашлю, всемирный потоп, падающие астероиды, взрыв ядра планеты в утробе твоей матери! Всем божий гнев и смерть!
  Вот так-то. Поэтому лучше надеяться на себя, а не полагаться на случай.
  
  История в поезде.
  
   Пришел наш поезд. Мы туда загрузились. Ехать до Латвийской столицы всего одну ночь, но все равно скучно. Тогда ноутбуков, планшетов, навороченных мобильных телефонов не было, поэтому из развлечений в нашем распоряжении находились свежие газеты с кроссвордами, купленные в киоске 'Союзпечати' и еще истории услышанные где-то и от кого-то или просто выдуманные.
   Мы расположились в купе; уложили вещи, разложили заранее постель, переоделись в спортивные костюмы.
   Поезд тронулся, и мы от нечего делать начали разгадывать кроссворды. А заодно попивали горячий чай, который нам вежливо предложила проводница.
   И вот, когда нам надоело хвастаться своей неординарной эрудицией, решили мы друг друга позабавить историями.
   - Однажды, черной, черной безлунной ночью, к черному, как смоль перрону подошел черный, черный поезд, - начал первым рассказывать Юрка. - И в одном из черных, черных вагонов стоял черный рояль. Возле черного при черного рояля сидел мужчина, одетый в черный, черный костюм. И играл он на черном, черном рояле Брамса.
   - Кого играл? - переспросил Виталик.
   - Брамса играл, - ответил Юрка. - Вот так. Прямо ногами - брамс и брамс.
   И замолчал.
   - А дальше что? - не выдержал, спросил Виталик.
   - Это все, - ответил Юрка.
   - А кто-нибудь знает что-то длиннее и интересней? - поинтересовался Виталик.
   - Я знаю, - отозвался Серега. - Вот слушайте. Эта кстати история тоже началась с поездки на поезде.
   Где это произошло, на каком направлении поезда, он вдаваться в подробности не стал, потому что в каждом городе эту историю рассказывают и добавляют, что все произошло именно у них, а другие просто все перевирают.
   Так вот, началось с того, что нужно было добраться трем товарищам из пункта А в пункт Б на поезде, а билетов, как назло не было. Тогда ребята проявили не дюжую инициативу, подошли к уборщице и рассказали слезную историю, про погибшего от несчастного случая на работе друга, которого нужно отвезти домой, а начальство не шевелится, в общем, нужно три билета в купе, а мы сами типа отвезем по-тихому. Уборщица в кассу подошла, пошепталась и им продали билеты.
   Примерно через четыре часа, залетают в купе целый отряд, состоящий из начальника поезда, двух милиционеров и еще каких-то в форме очень важных типов, а в купе два товарища мирно пьют чай, третий же спит на верхней полке.
   Ворвавшийся толпа принимает зловещие морды и начинает учинять форменный допрос с тонкими намеками на толстые обстоятельства:
   - Ну, что, парни, пришел к вам маленький северный пушистый зверек, который любит подкрадываться незаметно. И звать его ни как либо, а именно Большой такой Писец.
   Эмоциональные выкрики, с энергичным радостным потиранием рук от предвкушения скорого получения повышения по должностной лестнице, что означает прибавление в окладе и значительные премии, настолько взбудоражили должностных лиц, что они совсем потеряли лицо приличия. Еще бы, не каждый день выдается случай поймать преступников с покойником на руках. А именно им такой уникальный случай подвалил так нежданно. И вот, своими угрожающими возгласами они разбудили парня, спавшего на верхней полке.
   Третий товарищ проснулся и повернулся на выкрики с заспанной мордой, которое даже не заспанное выглядело по жизни как у Франкенштейна и сиплым голосом произнес:
   - И чего тут разорались?
   Должностные лица, как-то сразу сбледнулись и ломанулись из купе, как Мамай при Куликовской битве. Потом, правда, опомнились и через пару минут вернулись с идиотским выражением на морде.
   - А он живой что ли? - задали должностные лица вопрос.
   - А кто здесь по вашему умер? - включили парни дурочку, хотя понимали, что те имели виду.
   Их пытались на сознанку расколоть, но ребята только ржали, как кони и посылали пришлых по всем известному адресу.
   Короче все обошлось. А потом, уже ночью, пили чай с начальником поезда. Теперь уже он ржал до слез, когда услышал всю предысторию ребят.
  
   - Ребята, чайку еще будете? - поинтересовалась у нас проводница, когда проходила мимо.
   - Будем, - ответили мы хором.
   - Сейчас принесу.
   - И это все? - спросил Виталик, имея виду только что услышанную историю.
   - Нет, это только начало, - возразил Сергей. - А дальше произошло вот что.
  
   Дальше происходит вот что.
   Трое парней едут, попивают чай и ведут неспешный разговор. И тут тот самый парень с мордой Франкенштейна, вдруг заявляет:
   - Друзья, только представьте, а если бы у меня сейчас вдруг случился летаргический сон, как бы вы выкручивались?
   - А что, у тебя такое уже бывало? - поинтересовался один из его товарищей.
   - У меня нет, а вот у одного из моих родственников такое происходило, - ответил Франкенштейн, - и его по ошибке чуть живого не похоронили.
   Короче, поговорили на эту тему и забыли.
   Но ненадолго.
  Собрались парни сходить в вагон-ресторан, смотрит, а их товарищ на верхней полке не подает видимых признаков жизни.
  - Он что, погрузился в летаргический сон на самом деле? - спросил один из парней.
  - Наверное, - ответил другой и попробовал растормошить товарища, но все его попытки оказались безрезультатными.
  А тут остановка и к ним подсаживают еще одного пассажира - перспективного спортсмена с сумкой гантелей. Напряженка в тот момент была с гантелями, вот он и решил в свой родной спортзал, привезти их целую сумку.
  Познакомились ребята между собой. И два товарища, уходя в вагон-ресторан, предупредили спортсмена:
  - Если вдруг наш товарищ проснется и спросит, мол, где мы, скажешь перекусить пошли, скоро вернутся.
  А что еще ему говорить? Мол, наш товарищ погрузился в глубокий летаргический сон, а может, вообще отправился прямой дорогой в рай. Тот еще чего доброго в милицию заявит. Нет, пусть лучше пока ничего не знает.
  Спортсмен охотно согласился:
  - Без проблем, и за вещичками присмотрю и товарищу вашему все объясню.
  И вот, значит, спортсмен начал доставать матрас с самой верхней полки и нечаянно задел парня. И тот упал со второй полки прямо башкой в эту сумку с гантелями.
  Хрясь!
  - Ты как там, парень, не ушибся? - спросил спортсмен.
  Пассажир не звука.
  'Убил!' - мелькнуло в башке у спортсмена. - 'Чертовы гантели!'
  У него сразу перед глазами промелькнули по кадровые картинки - крах карьеры, скамья подсудимых, срок, короче вся его благополучная жизнь в один момент слилась на помойку.
  'Что делать? Блин! О! окно!'
  Приняв быстрое решение проблемы, спортсмен моментально открывает окно и хрясь, труп кидает в окошко.
  Фу! Вытирает выступивший на лбу пот.
  Вскоре возвращаются назад два товарища, смотрят, а третьего друга не хватает.
  - Где он? - спрашивают с подозрением.
  - Вы знаете, он проснулся, и говорит, мол, а где эти двое? Я сказал, что вы в ресторане, он слез и пошел за вами.
  
  ***
  
  Бреющий полет бесчувственного тела проходил как раз над руслом одной широкой реки, но в воду сразу упасть ему, было не суждено, так как поезд мчался по длинному железному мосту и вот на его полотно оно удачно приземлилось.
  Обходчик, проходя мимо, замечает такое безобразие и размышляет:
  'Дело идет к концу смены. Так что если я сейчас сообщу, набегут сразу разные в погонах, мозги начнут 'вправлять'. Ну его к чертям.'
  И решает сбросить тело с моста от проблем подальше, вернее поглубже. Решено, сделано.
  Вжик его с моста.
  Темнело.
  В это время, под мостом на двух лодках гребли рыбаки. В одной сидели сами, вторая с рыбой на буксире. Вот эту самую, которая на буксире, упавшее тело ногами с лету пробило на хрен.
  'Ах ты, мать твою! Падла! Место нашел для купания!' - взвыв, озверевшие трудяги-браконьеры, вытаскивают тело на берег и давай его пинать ногами.
  Потом один из них опомнился и кричит:
  - Тормозите! Он по ходу не дышит!
  - Вот попали так попали! - запричитал второй. - Мало того срок за браконьерство, так еще труп навесят, давай тащим его на дорогу!
  Вытаскивают тело на асфальт и бросают там, сами сваливают на целой лодке.
  А в это время из-за поворота вылетает ЗИЛ-130 и вдруг фары выхватывают тело на дороге. Бац-бац по тормозам! Хрен там! Переехал тело.
  'Вот черт! Что делать? Куда его?'
  Шофер видит с другой стороны дороги колхозный сад. Тащит тело к забору и начинает переваливать его через забор.
  А в это время, сторож вышел из сторожки глотнуть свежего воздуха и видит, что кто-то лезет через забор.
  'Ах, вы падлы, расхитители социалистической собственности, сейчас я вам покажу! Нате вам на сей раз не солью, а дробью! Один хрен в темноте не попаду!'
  Только шофер толкнул тело через забор в сад, тут дед и долбанул дуплетом.
  Бряк. Глухой звук упавшего тела ужасом шелохнул у сторожа в ушах и мозгу обжигающим шипом: 'Убил! Мать твою! Да чтоб тебя десять раз через коромысло! Как же так? Я же в сторону! Все, тюрьма, бабка хрен будет передачки носить, не протяну я на зоне! Что делать?'
  Решает сторож снова тело на дорогу оттащить.
  Решено, сделано.
  Отволок тело бедолаги снова на дорогу. Бросил, а сам по-быстрому свалил, пока никто не видит.
  А в это время, шурует парень на шестерке.
  Вот блин, тело на дороге! Бац-бац по тормозам. Хрен, не успевает и переезжает тело.
  'А-а-а! человека задавил, надо срочно его к врачу!'
  Грузит тело в машину и вперед, в поиске врача.
  Трасса тянется вдоль железнодорожного полотна. И тут водитель видит, как пассажирский поезд, проезжающий мимо, неожиданно резко тормозит. Открывается дверь одного вагона и оттуда в темноту выпрыгивает какой-то парень.
  'Это судьба! Там в поезде обязательно должен быть врач!' с облегчением думает водитель. Он останавливает свою шестерку, вытаскивает из салона тело и затаскивает его вагон. И как раз вовремя. Поезд трогается.
  Тем временем, в поезде, двое товарищей не успевают за сбежавшим спортсменом, зато обнаруживают тело своего товарища, в тамбуре. Они его притаскивают в купе, и в это время тот открывает глаза и говорит:
  - Парни, у меня все тело болит, как после мясорубки. Я что с верхней полки упал?
  
  
  
  
   Парадоксы и противоречия 4.
  
  
   Если вы имеете привычку верить людям, и верить в людей, будьте готовы к тому, что в один прекрасный момент вам сядут на голову и поступят с вами так, чтобы вы раз и навсегда запомнили одну простую истину - никому нельзя доверять, нельзя давать вторых шансов, не нужно притягивать за уши то, чего нет и додумывать несуществующих качеств.
   Если вам с первого взгляда показалось, что человек - говно, то в девяносто девять случаев вам не показалось.
  
   ***
  
   Ну, вот мы и в столице Латвийской Социалистической Республике.
  Это было что-то! Как будто мы попали заграницу.
  А что в этом удивительного?
  Только представьте, после масштабной индустриализации, маленькая республика заняла третье место в стране, сразу после Московской и Ленинградской областей, как наиболее промышленно развитый регион.
  Здесь производили абсолютно все! Микроавтобусы, бытовую технику, самолеты, трамваи, автомобили, электропоезда. А так же - суда, медикаменты, текстиль и трикотаж, косметику и мебель. Завод-гигант 'ВЭФ', на котором работали двадцать тысяч человек, производил продукцию, экспортировавшую в сорок две страны мира! Тоже находился там.
  Так что там все трудились и получали неплохие зарплаты.
   Мне тогда казалось все таким простым - приехали, заселились в гостиницу, и занимайся своими делами, сколько хочешь.
   В реальности оказалось все не так.
   Из-за летнего периода времени в Риге был огромный наплыв туристов со всего СССР и из-за границы, еще приезжали разные специалисты в командировку на заводы и фабрики, поэтому мест в гостинице для нас - диких туристов не оказалось.
   Я был в растерянности. А вот Серега, как позже, оказалось, все успел заранее предусмотреть.
  Пока он куда-то удалился, мы с интересом осмотрелись.
   На вокзале непривычная чистота, даже в общественном туалете стоит приятный запах освежителя воздуха. Кругом стоят через каждые пять метров урны для мусора, и никто не кидает окурки на асфальт, только в пепельницы, которые висят даже на каменных стенах домов через каждые пару шагов.
   И еще маршрутные такси в исполнении небольшого автомобиля - РАФ!
   Представьте себе - маршрутное такси, к которому стоит небольшая очередь, и никто без очереди не лезет!
   Мать твою! Это было откровенным шоком для меня.
   До этого ничего подобного мне лицезреть не приходилось., потому что у нас в городе можно было добраться из пункта А в пункт Б двумя дешевыми способами - на автобусе или на речном трамвайчике и был еще один дорогой - такси.
   Ну, речной трамвайчик это понятно. Едешь себе с комфортом, хочешь на верхней палубе, где свежий ветерок трепет твои волосы, хочешь на нижней палубе, глядя в квадратный иллюминатор на прибрежные пейзажи. А вот с автобусом все намного сложней.
   Как говорится, угадайте, какой самый вместительный транспорт в мире?
   Конечно же автобус, потому что как мне казалось с самого глубокого детства - его салон или резиновый, или его внутренняя площадь самым фантастическим образом не подчиняется земным физическим законам и поэтому вмещает в себя неограниченное количество пассажиров.
   Как сейчас помню. Меня возили каждое утро в садик. Это происходило в час пик. Все торопятся попасть на работу, лезут в автобус без очереди, а ты, особенно зимой, одетый в толстую плюшевую шубу, с помощи бабушкиных рук втискиваешься в душный салон автобуса и там зависаешь. Ощущения еще те: дышать нечем, пот течет от духоты, все орут и раскачиваются на каждом крутом повороте. А ты, не чувствуя под ногами пола, висишь со слезами на глазах и мечтаешь о том моменте, когда автобус доберется до твоей остановки, и ты окажешься на свежем воздухе.
   Разве после всех этих злоключений ты будешь любить детский садик? Я что-то сомневаюсь в этом.
   Пока мы определялись, в какую очередь нам встать, Серега уже успел вернуться обратно с какой-то незнакомой тетушкой весьма приятной внешности.
   - Так, парни, знакомьтесь - это Раиса Федоровна, она по чистой случайности ищет временных съемщиков на дачу, которая находится практически в черте города, а нам как раз нужно где-то перекантоваться, и после недолгих переговоров нам удалось достигнуть взаимовыгодной договоренности, - радостно он сообщил нам.
  Что ж, мы люди не привередливые. На даче, значит, на даче.
  Добрались до места временного проживания на трамвае вместе с Раисой Федоровной. Она привела нас на свой дачный участок, показала аккуратный домик, в котором мы с легкость все поместились. Получив деньги от нас, душевная тетушка попрощалась и удалилась.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"