Молотков Сергей.: другие произведения.

Хроно-круговерть.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фантастика. Юмор. Попаданцы.

  
   Хроно-круговерть.
  
  
  
   Книга первая.
   Вторжение.
  
  
   Под хрономиражами подразумевается кратковременное, преимущественно оптическое взаимодействие двух областей, удаленных друг от друга в пространстве и во времени. Иногда они могут выражаться в форме слуховых галлюцинаций, а реже всего, когда наступает прямой контакт, тогда люди попадают внутрь хрономиража.
   Вот несколько примеров из области этого феномена:
  
   В 1840, 1857 годах жители острова Санди (Оркнейский архипелаг) видели в небе 'далекую страну с прекрасными белыми зданиями - хрустальный город сказочного народа фин'.
  
   Второго августа 1908 года, три часа жители Белликоннели (Ирландия) наблюдали неизвестные дома, выдержанные в самых различных архитектурных стилях.
  
   Десятого августа 1901 года молодые мисс Энни Моберли и мисс Элинор Джордан во время посещения садов Малого Триалона (Версаль, Франция) неожиданно для себя заметили необычную перемену в окружающей обстановке и принялись с удивлением разглядывать людей и ландшафт из другой исторической эпохи. При этом одна из них почувствовала себя, как во сне. Ее состояние было угнетающим. Девушки дважды обращались к прохожим с расспросами, но те попросту не поняли волнения заблудившихся мисс. И тогда путешественницы обратили внимание на то, что все окружающие одеты в костюмы Антуанетты. Позже, после столь же чудесного и непонятного их возвращения в родной двадцатый век, историки по описаниям уточнили наблюдаемое девушками время - период с 1770 по 1774 года.
  
   В 1997 году в Петербурге были не только замечены призраки из прошлого, их появление было аккуратно запротоколировано в воинские раппорты. Машина, в которой находились военные моряки, двигалась на небольшой скорости, когда прямо перед ней появились несколько солдат в треуголках и форме российской империи петровских времен. Тот, кто ехал, оторопели от неожиданности, не зная, что думать, то ли съемки фильма идут, то ли очередное праздничное мероприятие намечается. А тем временем, незнакомые солдаты, закрывая лица от порывов ветра, прошли совсем рядом, плащ одного из них даже зацепился за бампер машины, затем они скрылись внутри каземата. Офицер бросился вслед за ними, но часовые каземата уверили, что никто внутрь не входил.
  
   Фактически эти случаи есть не что иное, как спонтанное перемещение людей во времени. Спонтанное в том смысле, что сам человек не прикладывал к этому видимых усилий. А из этого можно сделать вывод, что люди, побывавшие внутри хрономиража, попали в искривление пространство - время. Вот только не ясно, какое происхождение имеют эти искривления - естественное или все же искусственное и если искусственное, то кто может обладать такими глубокими познаниями в этой области, если ему по силам оперировать незыблемыми измерениями?
   А что если все это началось не когда-то в далеком прошлом и не в данное время. Вдруг все это началось в далеком будущем и все началось с того...
  
  
   Часть первая.
   Далекое будущее.
  
  
   Глава 1.Хакер поневоле.
  
   Чужой динар и в Африке - динар,
   Главное, чтоб он легким движением
   Руки перекочевал в твой карман.
  
   " Багдадский вор".
  
  
   Гарри Слосс даже не мог предположить, что ему, знаменитому ученному, ведущему специалисту в области электроники и кибернетики, придется выступать в роли самого обыкновенного хакера.
   Если кто-нибудь сказал про это, он просто принял бы эти слова за дешевую шутку. Взламывать хитроумные коды, красть чьи - то секреты, казалось ему напрасной потерей времени, которое можно потратить более рационально, с пользой для себя и всего человечества. Так думал Гарри Слосс, метр компьютеров, творец кибернетических созданий.
   Как многие ученные он воспринимал мир с наивностью новорожденного ребенка, считая, что принося огромный вклад в развитие науки, ему достанется от благодарного человечества лавровый венок, не более. Зависть и алчность были чужды ему, поэтому Слосс полагал, что не имеет врагов во всей вселенной.
   Как глубоко ошибался он тогда.
   Погрузившись с головой в разработку компьютера нового поколения, Слосс забыл обо всем. Он мог сутками не принимать пищу, не спать, зачем тратить время на такие банальности, когда в любое мгновение его разработка может дойти до своего логического завершения.
   К этому все шло. Мир готовился к появлению в свет нового суперкомпьютера, габаритами не более кейса. Тогда и случилось непредвиденное.
   В тот злополучный вечер сработал зуммер голографической связи.
   Слосс не придал значение этому. Он как раз монтировал блок искусственного интеллекта. Этот процесс, происходящий при увеличении электронного микроскопа, требовал полной концентрации внимания. Стоит сделать одно неверное движение и весь титанический труд пойдет насмарку.
   Злосчастный зуммер, не переставая, напоминал о себе.
   Так долго продолжаться не могло. Посторонний звук отвлекал от кропотливой работы. Гарри прекратил монтаж, включил связь.
   Посреди помещения появилось голографическое изображение его дочери.
   - Сюзи, какого дьявола ты меня беспокоишь в самый ответственный момент! - испуская молнии гнева, чуть ли не прорычал Слосс. Он не был плохим отцом, и всем сердцем любил свою дочь, но отвлекать в самое неподходящее время, это было превыше его сил.
   - Папа, у меня большие неприятности! - со слезами на глазах произнесла Сюзанна.
   - Опять поссорилась с очередным своим поклонником? Не делай из этого вселенскую трагедию. По таким пустякам бестактно беспокоить занятого человека.
   - Папа меня похитили!
   - Прекрати говорить глупости! Сочини что-нибудь реальней, например: исчезла в черной дыре, заблудилась в туманности. В наше время не похищают людей!
   - Послушай, папаша, мне надоело выслушивать твои кретинские речи! - послышался голос незнакомца, и в тоже мгновение рядом с таким родным созданием появилась голограмма маленького, но весьма злобного существа человеческой расы. - В одном ты прав, не будем тратить время, а сразу перейдем к делу. Нас интересуют документы проекта Хроно-Сити. Они находятся на планете Затра.
   - Но как я ... - Слосс был в полном смятении.
   - Советую не перебивать меня, папашка, а внимательно выслушать. Нас не волнует, каким способом ты достанешь эти документы. Но они должны быть у тебя ровно через месяц. Если это условие не будет выполнено, то можешь со своим драгоценным чадом распрощаться навсегда. И не вздумай сообщать в полицию о случившемся, из этого ничего хорошего не выйдет.
   Негодяй выдержал небольшую паузу, что бы Слосс смог переварить полученную информацию и продолжил:
   - Как только интересующий нас материал будет находиться у тебя, сразу же включишь гипермаяк, он скоро прибудет по почте, прибудешь на ближайший космодром, оттуда мы сразу же заберем тебя. Будь благоразумен и дочь снова окажется в твоих объятьях. Конец связи.
   Голографическое изображение бесследно исчезло, оставив Гарри наедине со своим горем. Оно навалилось на его плечи, словно рухнувшая балка, только что построенного дома.
   Он сразу понял, судьба свела его с безжалостными людьми, готовыми пойти на любое преступление ради достижения своей цели. Эти подонки были настроены более чем серьезно.
   Гарри ничего не оставалось, как уволиться с работы из престижного Университета, полететь на планету Затра, где находилась бездонная кладовая всевозможных секретов, собранных со всей галактики и охраняемых лучше, чем знаменитые швейцарские банки.
   Там его без труда приняли на работу. Кто же мог подумать, что такой респектабельный ученный с незапятнанной репутацией будет заниматься промышленным шпионажем. А Гарри прилетел сюда как раз с такой целью.
   На подготовку к этой сложной операции у него ушло около месяца. И вот сегодня настал последний день срока. Именно сейчас должна решиться его судьба, а так же судьба его дочери.
   Гарри достал свой новый компьютер, который недавно все-таки сумел доработать, запустил его.
   - Доброе утро, доктор Слосс, - послышался смоделированный приятный женский голос.
   - Алекс, - так он назвал свое детище, - мне нужен вход в главный компьютер хранилища Затры. Пароль - Кассилия.
   - Доступ получен. - Через мгновение сообщила Алекс. На экране замелькали бесконечные строки файлов.
   Как и всем сотрудникам хранилища, Слоссу был известен ежесуточный пароль входа в сервер центрального компьютера планеты, но не более. Чтобы получить какую либо засекреченную информацию, обязательно нужно иметь кодированный допуск. Как раз его он не имел. Но как говориться в пословице: на любой хитрый замок найдется отмычка похитрей. Так и у Слосса было припасено кое-что оригинальное.
   Главный компьютер хранилища Затры был разработан его давним конкурентом Эдишем Пышковичем. Любая прямая атака на нее блокировалась надежной системой защиты, после чего включался тревожный звонок службе безопасности, сообщающей о незаконном проникновении в хранилище, и выводились точные координаты злоумышленника.
   У Слосса же имелся более тонкий, можно даже сказать изящный план незаметного проникновения в секретные файлы.
   Специально для этого он разработал нейро-трансовый пульсатор. Эта система на несколько ступеней была выше виртуальной реальности. В ней был поставлен упор не на чувственное восприятие компьютерных программ, а на внедрение личности оператора внутрь файлов. Человеческий мозг симбиозным образом сливался с компьютером.
   Проблему этой системы являлся один побочный эффект, с которым Слосс еще не научился бороться, процесс слияния не должен превышать сорока секунд. В противном случае происходит зависание. Фактически мозг оператора попадает в пассивную зависимость от искусственного интеллекта, а человеческое тело превращается в обыкновенную тряпичную куклу.
   Слосс подсоединил сенсоры НТП к вискам, поставил таймер на обратный отчет.
   - Алекс, ровно через сорок секунд выводи меня из программы, - дал он команду, тем самым еще раз подстраховав себя.
   - Будет сделано, доктор, - заверил его компьютер.
   - Ну, с богом! - произнес Слосс и включил НТП.
   В тоже мгновения он почувствовал, как его сознания вырывается из плоти и со скоростью мысли несется в загадочную компьютерную сеть, которая живет своей жизнью, в своем замкнутом мире.
   Бесконечные витки спирали, безумные виражи призрачных лабиринтов, серые тупики и разноцветные, как рождественская елка, магистрали.
   Весь этот упорядочный хаос промелькнул перед открытым сознанием Слосса, за какое- то еле уловимое мгновение, растянутое в целую вечность.
   Путешествие закончилось также внезапно, как и началось.
   Астральное тело Слосса, если так можно назвать его новую сущность, материализовалось в коридоре, уходящем в бесконечность. С обеих сторон имелись двери, надежно закрытые на кодовые замки, с табличками секретных файлов.
   Так мозг воспринимал компьютерную матрицу.
   - Алекс, сообщи мне нужное направление и подкинь какой-нибудь подходящий быстроходный транспорт, а то я на своих двоих надолго здесь застряну, - дал указание Слосс.
   - Будет исполнено, доктор,- услышал он отчетливый голос своего детища,- осталось тридцать восемь с половиной секунд.
   В то же мгновение перед ним появился скутер на антиграве.
   Оседлав железного коня, Слосс включил штурмана, перед его глазами появился объемный план файлов. Нужная эму ячейка находилась на третьем уровне.
   Задав маршрут автопилоту, он включил двигатель. Слосс едва успел схватиться за руль, как скутер набрал максимальную скорость, едва не скинув с седла своего наездника.
   Бесконечный лабиринт коридоров замысловатым узором проскальзывал перед его взором. Он уже не замечал четких контуров дверей файлов, просто не успевал. При такой бешеной гонке они сливались в бесконечную конвейерную ленту. Здесь отчет времени был совершенно другим, намного быстрее, чем в реальном мире. Так что Слосс не заметил, как добрался до второго уровня.
   И тут у него в ушах пронзительно зазвучал сигнал тревоги.
   - Что случилось, Алекс? - встревожено спросил Слосс.
   - Сработала система антивирусной программы, - ответил компьютер, - вас сумела засечь охранная система, доктор.
   - Спасибо, Алекс, за информацию, - не забыл поблагодарить своего компьютерного друга Слосс, - однако шустрым оказался мой оппонент, ни как не ожидал от него такой прыти,- немного подумав, он добавил, - мне нужна более надежная машина, чем скутер, о скорости забудь.
   - Есть, сер, - по-армейски рапортовал компьютер - осталось тридцать семь секунд!
   В то же мгновение седло скутера плавно трансформировалось в мягкое, удобно расположенное для тела кресло, руль приобрел форму привычного для рук джойстика, ну а сам корпус преобразился в каплевидный флайер. Все это происходило на бешеной скорости, и если бы не автопилот, Слосс просто не смог бы справиться с изменившимся параметром управления, что, несомненно, могло привести к гибели машины.
   Монитор отметил появление погони.
   'Ага, появились голубчики!' - не очень радостно мысленно отметил Слосс, с интересом рассматривая преследователей,
   Их было четыре, медузообразных гончих пса. Обтекаемые формы, переливающиеся жидким металлом, мощные захваты, преобразованные в щупальца - все рационально и просто. Слосс поступил бы так же, создавая антивирусную программу, ну может быть, добавил еще несколько неприятных сюрпризов. Хотя как знать, что ждет его впереди. Расположившись ромбом, тем самым, перекрывая весь коридор, охотники не стали дожидаться полного сближения. Они открыли огонь из электромагнитных пушек, стараясь повредить впереди них несущуюся мишень, тем самым снизить ее скорость. Затем догнать, захватить в свои стальные щупальца и уничтожить.
   Но это не входило в план Слосса. Включив защитное поле на полную мощность, он преодолел очередной поворот и вонзился в тоннель ведущий вертикально вверх. Но там прямо у входа на третий ярус находилась ловушка.
   Выход на нужный уровень был перекрыт частыми ячейками электромагнитных линей переплетенных в замысловатую паучью сеть. Не понижая скорости своего флайера, Слосс выпустил пару торпед, которые сделали внушительную брешь в опасной преграде. Он мгновенно проскочил через нее. Но гончие псы все еще не отставали. Энергетические удары так и сыпались на защитное поле флайера, грозя сломить его в любое мгновение. Тут не помог даже автопилот, ежесекундно лавирующий из стороны в сторону, такова была тучность обстрела. Ставя магнитные мины, Слосс сумел уничтожить несколько охотников, но основная масса неутомимых преследователей сидела у него на хвосте.
   - Алекс, активизируй машину на самоуничтожение! - принял решение Слосс. Этим способом он сможет поставить в тупик вирусную программу, которая отзовет своих смертоносных охотников, посчитав, что вторжение вирусной атаки предотвращено. Если этот фокус удастся, то у него будет достаточно времени, для достижения своей цели.
   Катапультировавшись, Слосс попал точно на нужный уровень, но остался без скоростного транспорта. Так что оставалось надеяться только на свои силы.
   - Алекс, сколько осталось до пункта назначения?- поинтересовался он.
   -Осталось немного, доктор, всего лишь пару миль, - сразу же ответил компьютер. - Прошло десять секунд.
   Конечно, Слоссу было не до смеха, но все равно получался какой-то несуразный каламбур. За безумно короткое время ему нужно похитить секрет Хроно-Сити. Хронос - греческий, можно сказать реликтовый бог, повелевающий временем. Вот и получается полная абсурда фраза - у бога времени украсть время.
   И вот, наконец, она - эта заветная дверь, за которой скрывается жутко секретная информация. Слосс медленно подошел к двери и робко погладил рукой по фантастически, правдоподобно выгравированному, на наружной панели замка, сфинксу. Он понимал, стоит ему завладеть этой тайной, как нормальная жизнь множества людей, если не всего человечества, резко изменится, к тому же, пожалуй, не в лучшую сторону.
   Какие неожиданные повороты судьбы ожидают их впереди, угадать сложно. Жизнь сложная штука, она любит преподносить неприятные сюрпризы.
   Сфинкс подмигнул Слоссу, и спрыгнул на пол, приобретя габариты взрослого, неплохо откормленного льва. Он широко зевнул, выставив на всеобщее обозрение свои хищные резцы, лениво, но весьма грациозно потянулся и произнес краткую с многозначительным подтекстом фразу:
   -И..?!
   -Одна из букв нашего алфавита, - машинально ответил Слосс. Он был поражен поведением стража замка, но в тоже время, лихорадочно искал отмычку от этой двери.
   -И..?! - коротко повторил сфинкс.
   - Только до конца прояснив ситуацию, ставят точку над этой буквой, - продолжил диалог профессор.
   -Ик! Извини, икота напала. Недавно съел на обед одного взломщика, так попался какой-то сухой да тощий. А сухомяткой питаться, сам знаешь, вредно для желудка, - сфинксу, наконец, то удалось произнести полноценную речь.
   -И когда это произошло?- поинтересовался Слосс, продолжая искать отмычку.
   -Может пару дней назад, а может, уже прошло три столетия, для меня время ничто не значит, я сам храню его. Ик! Извини. У тебя не найдётся что-нибудь хлебнуть, говорят, помогает от этой напасти.
   -К сожалению, я ничего такого с собой не прихватил.
   -Жаль, - задумчиво произнёс Сфинкс и странно посмотрел на Слосса. Он плотоядно облизнулся и продолжил, - Послушай, давай я тебя укушу. Не бойся, всё сделано будет аккуратно и быстро, ты даже моргнуть не успеешь, всего лишь ам, и небольшой кусочек твоей сочной плоти окажется у меня в желудке. Кстати это уж точно верное лечение от икоты. Ик!
   - Извини, но так не пойдёт, - от таких слов у Слосса по спине побежали мурашки, - а как же, загадки и ответы на них?
   -Ах, эти чертовы загадки, ребусы, шарады! Зачем на них время терять. И ты мне кажешься таким аппетитным!
   -Ну не хочешь в загадки поиграть, так давай дуэтом песню споём, - наобум предложил альтернативное решение Слосс.
   -Какую ещё песню? - Сфинкс откровенно был удивлён, такого ему еще никто не додумался предложить.
   -Ну, хотя бы: 'нас не догонишь...!' - почему-то именно эта очень древняя песня пришла в голову Слоссу. По всей видимости, это сказалось влияние дочери, которая в детстве увлекалась ретро музыкой.
   -Ты что, хочешь поиграть в пятнашки? - Сфинкс совсем был сбит с толку.
   -Доктор, осталось двадцать секунд! - напомнил Алекс
   -Причем здесь пятнашки, это песня такая. Но если она тебе не нравится, тогда подпевай: 'Трасса Е-95'!
   -Я ослышался, или ты произнес?.. - насторожился Сфинкс.
   -Трасса Е-95,- повторил Слосс. Он не понимал смысл этой древней фразы, но она приятно ласкала слух.
   -Ну вот, только появится подходящий случай плотно перекусить, как тут же произносят правильный пароль доступа, - проворчал Сфинкс, уменьшаясь в размерах. Он запрыгнул обратно на лицевую панель замка, приобретя первоначальную форму
   - Не может быть! - Слосс даже сразу не поверил в свою удачу, наблюдая, как медленно растворяется входная дверь, приглашая познать все тайны этого хранилища. Перед ним открылась огромное количество ячеек информации.
   - Алекс, скачиваем всю информацию! - дал команду Слосс.
   - Есть, сэр! - мгновенно среагировал компьютер.- Осталось пятнадцать секунд!
   - Успеем, - со вздохом облегчения произнес Слосс. Все, что было в его силах, он сделал, остальное зависело от оперативности Алекса. Потянулись долгие секунды ожидания.
   Слосс с любопытством наблюдал, как крошечные кристаллы информации, помещенные в ячейки, порождали своих двойников, которые беспрепятственно покидали свой дом и спешили обжиться в свободной информационной базе Алекса. Сначала процесс продвигался медленно, но с каждой долей секунды набирал скорость, перейдя в супердрайв - режим.
   - Осталось пять секунд! Доктор Слосс, не стоит по напрасному рисковать, вам надо выбираться отсюда!
   - Не могу. Я являюсь отмычкой, и стоит мне исчезнуть отсюда, как сразу же доступ к информации перекроется. Сколько еще осталось скачать?
   - Четверть!
   - Должны успеть! Мы обязаны успеть ради спасения моей девочки!
   Прозвучал сигнал тревоги. Включилась третья степень защиты. Это могло произойти только в одном случае, если дежурный оператор случайно обнаружил незаконное проникновение в компьютерную сеть.
   - Обнаружен взлом программы, - предупредил Алекс, они пытаются отследить связывающий канал и обнаружить наш адрес.
   - Я уже заметил это, - Слосс с тревогой наблюдал, как стенки хранилища медленно двигались навстречу друг другу. Стоит им захлопнуться и его сознание останется здесь в вечном заточении. Такая перспектива Слоссу не улыбалось. У него в ближайшем будущем было намечено слишком уж много решений глобальных задач, первая из которых - спасение своей дочери. Так что торчать неизвестно где без действий, такую роскошь он не мог себе позволить.
   - Ну же, Алекс, что же ты медлишь! Заканчивай быстрее! - как молитву бормотал себе под нос Слосс. - Давай, поднажми, осталось совсем чуть - чуть!
   Стенки, как злой рок, необратимо продолжали сближаться в полном безмолвии. И это гнетущая тишина, приплюсованная к томительному ожиданию, сильно действовала на психику, подталкивая сделать какой-нибудь необдуманный поступок. Но Слосс не сдавался. Он просто не мог позволить себе такую слабость. Надежда - это все что осталось у него. И она, как тонкий слабый луч света в темном царстве, согревала его мятежную душу.
   До схлопывания стенок осталось последнее мгновение, когда прозвучала долгожданная фраза:
   - Процесс закончен!
   - Алекс, немедленно вытаскивай меня отсюда! - с облегчением дал команду Слосс.
   - Есть, сэр! - услышал он в ответ и помчался к своему бренному телу.
   Слосс с криком боли широко открыл глаза. У него жутко раскалывалась голова, и тысячи крохотных молоточков стучали по вискам. Так всегда было после этапа возвращения. Он снял сенсоры НТП и с наслаждением выпил стакан сока.
   - Наши координаты будут обнаружены через две минуты! - сообщил
   Алекс.
   - Спасибо за предупреждение, дружище, - поблагодарил Слосс и отключил компьютер. Захлопнув металлический кейс, он рассеянно оглядел свое временное пристанище, и с горькой иронией произнес, обращаясь к себе:
   - Вот и закончилось твое безмятежное существование, мистер Слосс. Теперь ты преступник, за головой которого будут охотиться все правоохранительные службы галактики.
   Обреченно махнув рукой, Слосс подошел к окну. По его приказу стекло растворилось, открывая проход. Он шагнул в такси, давно ожидавшее там, и
   помчался в сторону космопорта, в спешке не забыв включить гипермаяк. Там его должны были ждать похитители и с ними предстояли невероятно тяжелые переговоры об обмене. Если все пройдет удачно, и он сможет обнять свою любимую дочь, вырванную из грязных лап этих преступников, только тогда можно уж подумать и о своей грешной судьбе. Даже можно сдаться властям. Рассмотрев все смягчающие обстоятельства, суд наверняка вынесет ему не совсем строгий приговор, а может и помилует, все же его действия были выполнены под принуждением.
   В космопорту Слосса ждали, но только не похитители, а целый кордон службы безопасности, перекрыв там все входы и выходы, охраняя все терминалы и космические лайнеры. Казалось, вся планета перешла на осадное положение, ожидая вторжения вражеского флота.
   Такси, повинуясь чужому приказу, опустилась всего в тридцати шагах от вооруженных до зубов бравых вояк. Они взяли свои бластеры наизготовку, словно зная, что там находится тот, кто им нужен.
   - Доктор Слосс, выходите из такси, положите руки на капот и, пожалуйста, без глупостей!- раздался громкий голос начальника службы безопасности.
   Гарри Слосс замер внутри машины. Он ощущал, как всё его тело сковало обреченное оцепенение. Все планы на спасение дочери провалились в пух и прах. Оставалось сдаться в руки блюстителей порядка и с замиранием сердца ждать исполнения обещаний похитителей.
   - Доктор Слосс, если вы не окажете сопротивление, то к вам не будут применены адекватные меры! Будьте благоразумны, профессор! - прозвучал тот же голос.
   Гарри продолжал сидеть внутри такси, лихорадочно выискивая выход из создавшейся ситуации. Такого развития событий он не просчитал и не подготовил план отхода. Одна надежда на похитителей. Как не смешно, но спасение Слосс ждал именно от них. Хотя, если они находились на территории космопорта, то наверняка уже схвачены службой безопасности. Так что остаётся только одно, сдаться в руки правосудия.
   - Доктор Слосс, если вы не выйдите из машины через минуту, нам придётся брать вас штурмом! При таких жестких действиях вы можете пострадать, получить ранение или даже погибнуть! Подумайте об этом, доктор Слосс!
   Гарри не стал испытывать судьбу. Он взял кейс и медленно вылез из машины. Вояки, взяв его в кольцо, были готовые при любом неловком движении подозреваемого, открыть огонь на поражение. Они, не торопясь, соблюдая все предосторожности, приближались к нему. И тут Слосс почувствовал, как его тело обволакивает упругий кокон персонального джамп-лифта, который за доли секунды может перенести вас в любую точку пространства, лишь бы там находилась приемная кабина.
   На глазах у всей ошеломленной службы безопасности планеты Затра, которые готовы были себя поздравить с успешно завершенной операцией захвата преступника и с нетерпением ожидающих повышение в должности, а так же неплохих премий, доктор Слосс испарился в неизвестном направлении.
  
   ***
  
   Элегантная, суперсовременная яхта, рассекая гиперпространство, мчалась в неизвестном направлении.
   Эти безумные гонки продолжались уже вторые сутки.
   "О боже, когда все это кончится!" - молился Гарри Слосс. Все это время он лежал пластом на узкой кровати в своей каюте, дверь которой была закрыта на замок с наружной стороны.
   "Глупцы! Они думают, что я попытаюсь сбежать!- мысли сумбурно текли в его голове. - Нет уж, этого они от меня никогда не дождутся! Что бы оказаться одному в открытом космосе?! Никогда!"
   За всю свою жизнь Слоссу приходилась летать на космических лайнерах всего лишь двенадцать раз. Для него это было очень много, хотя некоторые индивидуумы проводили в космосе почти все свое свободное время.
   Всякий раз, когда лайнер отрывался от планеты, Гарри чувствовал себя отвратительно. Одной мысли, что за этими толстыми надежными стенами находится беспредельный простор открытого космоса, было достаточно, чтобы все внутри у него начало переворачиваться. Слосс до икоты боялся безграничного пространства. Эту отвратительную агорафобию он заработал в детстве.
  
   Когда Гарри было десять лет, родители решили отправить его на Венеру вместе с другими школьниками. Экскурсия не предвещала никаких опасностей. Два часа полета туда, сколько же обратно и два дня на осмотр достопримечательностей планеты. Обыкновенная туристическая программа, рассчитанная на детей. Так что родителям не о чем было беспокоиться.
   Все прошло прекрасно. Школьники после удивительной экскурсии взошли на борт небольшого туристического лайнера шумной гурьбой, делясь своими впечатлениями со старшим руководителем группы. Они стартовали с гостеприимной Венеры в направлении Земли.
   Неприятности начались на пятнадцатой минуте полета. По неизвестной причине вышел из строя фотонный двигатель, и возникла ситуация, когда в любое мгновения мог взорваться весь лайнер.
   Послав сигнал бедствия, командир экипажа приказал всем пассажирам, которые находились на борту судна, облачиться в скафандры. После, им надлежало выйти в открытый космос. Там они должны были дождаться помощи.
   Руководитель туристической группы со знанием дела облачил всех своих подопечных в неуклюжие индивидуальные спасательные средства, связал их пятиметровыми фалами между собой, после чего вытащил в открытый космос. Так они, как разноцветная гирлянда на новогодней елке, зависли в открытом пространстве.
   Некоторые из школьников визжали от избытка восторга, не каждому из них приходилась пережить такое увлекательное приключение. Только маленький Гарри молчал. Ему было страшно. Оказаться в абсолютной пустоте не чувствуя под ногами твердой опоры, когда нет ни верха ни низа, все это пугало намного сильнее, чем окружающий его мрак.
   Он был первым в связке, и его развернуло так, что школьные товарищи остались за спиной. Гарри видел перед собой только неподвижные точки звезд, больше ничего.
   И тут Гарри ощутил толчок, который придал его телу энергию вращения. Пролетавший мимо крошечный метеор порвал фал и оторвал Слосса от общей привязи. От охватившего его ужаса, он заорал не своим голосом. Знакомый тембр руководителя экскурсии старался успокоить Слосса, но тот не слышал его. Разыгравшееся воображение рисовало ужасную картину.
   Тело Гарри, закованное в неудобный скафандр, летало по космосу, неизбежно приближаясь к солнцу. С каждым прерывистым биением сердца, расстояние между ними сокращалась. Дыхание светила с каждой минутой становилась жарче. Вся его плоть покрывается горячим потом. Кожа покрывается волдырями, кровь закипает и вот бездыханное тело Гарри Слосса, крошечной пылинкой падает на поверхность солнца, сгорая без следа.
   Когда подоспевшая бригада спасателей втащила его в корабль МЧС, он был без сознания.
   После этого случая Слосс просто возненавидел космос. Он на всю жизнь запомнил с необычайной четкостью неприятные ощущения того рокового дня.
  
   Яхта, вздрогнув всем своим корпусом, вышла из гиперпространства. Включились вспомогательные двигатели. Произведя несколько маневров, отключились и они. Гарри сразу же окунулся в давящую на уши тишину.
   Что бы это значило? Почему они остановились? Неужели их перехватил галактический патруль?
   У Гарри внутри боролись между собой противоречивые чувства. Он всей душой хотел, чтоб яхту взял на абордаж галактический патруль. Тогда вся его безумная авантюра выглядела бы актом отчаяния любящего отца. Но так же он понимал - такой исход помешает ему спасти свою дочь. И Гарри молил бога, чтоб яхта без происшествий добралась до конечной станции.
   Вскоре он получил ответы на все свои вопросы. Бесшумно открылась дверь в его каюту и во - внутрь ввалились два гориллоподобных охранника.
   - Доктор Слосс, приветствуем вас на борту "Возрождения"! - пробасил один из них. - Вас приглашают в свои апартаменты сам мистер Трайслер! Полновластный владелец этой прекрасной космической станции!
   Гарри вздрогнул от полученной информации. Хотя он уже давно готовился услышать эти слова, сообщение привело его в замешательство. Трайслер, это имя он никогда не слышал, но вскоре придется познакомиться с незнакомой личностью, которая, скорее всего, является причиной всех его бед. Значит Сюзи здесь, где - то рядом.
   - Прошу вас следовать за нами, - сказал тот же охранник и вышел со своим напарником из каюты. Гарри, прихватив с собой кейс с компьютером, последовал за ними.
   Пройдя узкими коридорами яхты, они сошли по трапу в огромный зал ангара. В нем свободно расположились пять челноков, полтора десятка небольших грузовых судов и около тридцати боевых истребителей. Последнее, весьма удивили Гарри. От кого они намерены защищаться таким количеством стремительных боевых машин? Вообще - то в ближайшее время по всей галактике никаких военных баталий не предвидится. Или он что - то пропустил в последних новостях? Вопросов много, вот только кто на них даст ответ? Хотя одно неутешительное предположение для себя Гарри сделал. Отсюда ему с дочерью, скорее всего не удастся выбраться по своей воле. Этот Трайслер, или как его там, просто не позволит, что бы вся галактика узнала об его укромном обиталище. Остается только одно, бежать из этого ада при первой же возможности. Но перед этим еще предстояла тяжелая встреча.
   Миновав ангар, они вошли в просторный лифт и поднялись на пятый уровень. Когда открылись двери, Гарри очутился в роскошной оранжереи, какую не каждая космическая станция может себе позволить.
   Они продвигались вперед по травянистой тропинке стелющейся вдоль искусственного ручейка, впадающего в небольшое озеро, берега которого были выложены диким камнем. В этих кристально чистых водах безмятежно плескались небольшие рыбки. Их чешуя переливалась розово-синими цветами, образуя замысловатый орнамент. Вокруг искусственного водоема густо росли невысокие экзотические растения, по ветвям которых беззаботно скакали весело щебечущие птицы.
   Подойдя к самому берегу озера вынужденный гость, под присмотром охраны, остановился и стал ждать. Гарри присел, ради любопытства провел рукой по травяному покрову, пробуя его на ощупь. Это была не искусственная имитация и не иллюзия. Трава была настоящей.
   Позади, послышался шорох листвы. Гарри выпрямился, обернулся. Раздвигая руками, разлапистые ветви кустарника к нему на встречу вышел мужчина, одетый в мягкий махровый халат. На его пурпуровом лице была запечатлена ослепительная улыбка.
   - Доктор Слосс, наконец - то вы выбрали время, появится у меня в гостях! - бархатный голосом произнес блондин в халате и удобно расположился в кресле, появившемся прямо из травы. - Я искренне рад нашей встрече!
   - Извините, но тем же, я не могу вам ответить, - сказал Гарри. - Кто вы?
   - О, прошу прощения за мою рассеянность, я же не представился. Но сами поймите, мне удалось урвать немного свободного времени, а это очень дорогой товар в наше время, что - бы поплавать в бассейне, принять сауну, а после нее почувствовать, как нежные женские пальчики мнут мою распаренную плоть. Я не перевариваю эти бездушные механические массажеры. Они никогда не смогут заменить человека. Доктор Слосс, вам, когда-нибудь приходилось бывать в сауне? Если нет, то я с удовольствием предоставлю свою парную в полное ваше распоряжение. Там вы узнайте...
   - Кто вы? - повторил свой вопрос Гарри.
   - Трайслер. Просто Трайслер. Владелец всей этой замечательной космической станции. Я весь к вашим услугам. Если вы с дороги не хотите принять сауну, то может быть, что-нибудь выпьете? У меня очень большой выбор напитков, на любой вкус.
   - Где моя дочь?
   - Кстати у меня в меню имеются такие изысканные блюда, которые вам не удастся заказать даже в лучших ресторанах галактики, - продолжил Трайслер, словно не слышал вопроса.
   - Где Сюзанна?
   - Ну что ж, если вы не хотите даже чаю попить, то перейдем сразу к нашему соглашению. Как только вы убедите меня, что у вас находится именно то, что мне нужно, то сразу же получите свою дочь.
   - Нет проблем, - Гарри положил свой кейс на небольшой валун и открыл его. Охранники среагировали мгновенно. Они выхватили свои блистеры и приставили их дула к голове Гарри.
   - Успокойтесь, парни, неужели вы думаете, что мистер Слосс готовит на меня покушение, - успокоил охранников Трайслер, - уберите свои пушки, они здесь ни к чему.
   - Алекс, покажи им фрагмент, - дал команду Гарри своему компьютеру. Сразу же над озером появилась объемная голограмма сложнейшей схемы коммуникаций станции Хроно-Сити.
   - Вы удовлетворены? - спросил Гарри.
   - О да! Это как раз то, что мне нужно! - восторженно ответил ему Трайслер. - Признаться, я не до конца был уверен, что у вас все получится.
   - Я выполнил свою часть уговора, теперь за вами очередь, - с нетерпением напомнил Гарри.
   - Приведите сюда дочь мистера Слосса! - Трайслер приказал одному из охранников. - Как видите, я тоже слов на ветер не бросаю. А теперь прошу передать мне в руки всю имеющуюся у вас информацию об этом проекте!
   - Пока рядом со мной не будет стоять Сюзанна, вы ничего не получите.
   - Ну, зачем же так. Неужели вы мне не доверяете?
   - Нет.
   - Что ж, это ваше право. Я ждал этого момента целую вечность, так что каких - то пару минут погоды не испортят.
   Трайслер не ошибся, ровно через две минуты в сопровождении охранника появилась Сюзанна.
   - Сюзи! - не скрывая свои эмоции, радостно воскликнул Гарри.
   - Папа! - Сюзанна бросилась в объятия отца. - Я знала, что ты за мной придешь!
   - У тебя все в порядке? - взволновано спросил Гарри. - Тебе ничего плохого не сделали?
   - Нет, нет, что ты! - заверила его Сюзанна. - Они меня даже пальцем не тронули. Хотя вон тот злобный коротышка очень уж похож на извращенца переростка. Он наверняка следил за мной по видео, когда я переодевалась!
   Дочь показала на маленького предводителя охранников, сделала ему характерный жест рукой: молча, коротко и ясно. Тот сделал вид, что не заметил оскорбительный жест и томно провел своим тонким языком по пухлым губам, напоследок изобразив поцелуй.
   - Хам! - возмутился Сюзанна. - Папа, забери быстрей меня отсюда.
   - Потерпи немного, дочка, скоро мы выберемся из этого ада.
   - Доктор Слосс. Дочь находится у вас в объятиях,- напомнил о себе Трайслер, - пора бы и мне получить должок.
   - Папа. Не доверяй этому человеку,- едва различимо прошептала Сюзанна, - за этой холеной добропорядочной оболочкой скрывается вонючая, как дерьмо сущность.
   - Не беспокойся дочка. Об этом я уже догадался.
   - Мистер Слосс, вы собираетесь мне передать информацию или нет? - в голосе Трайслера появились стальные ноты. Было видно, что его терпение лопнуло, и он как цунами медленно, но неотвратимо направился к компьютеру.
   - -Я бы не советовал дотрагиваться до моего кейса,- предупредил его Гарри.
   - Вы хотите сказать, что я силой не смогу забрать кристалл с информацией?
   - Вот именно. Я вас сразу же предупреждаю, компьютер настроен на мое биополе, и мы можем мысленно общаться между собой.
   - Намекаете на самоуничтожение компьютера? А вы не блефуете?
   - Попробуйте рискнуть и увидите, что произойдет.
   - Риск мое второе кредо. Некоторые меня даже называют Трайслер - рискованный парень. Так что я сделаю попытку, - самоуверенно произнес бандит, и приказал одному из своих охранников, - Глин, малыш, подойди к компьютеру и дотронься до него.
   Гориллоподобный гуманоид что - то ворча себе под нос, подошел к кейсу, осторожно дотронулся до него и резко отдернул руку.
   У всех на глазах компьютер начал таять, пока не превратился в небольшую слегка колышущую лужу.
   - Ой! - только и сумел произнести Глин, с удивлением рассматривая творение своих рук. Он посмотрел на всех глазами невинного ребенка и пожал плечами.
   - Какого дьявола...? - Трайслер не закончил свою фразу, наблюдая за дальнейшими скоротечными событиями.
   Глин вздрогнул от стороннего прикосновения. Он мог поклясться, что позади не было ни души. Повернувшись, Глин увидел возле себя небольшого роста девочку.
   - Крошка, откуда ты здесь взялась? - удивленно спросил он и хотел погладить ее по голове. Это ему почти удалось. Девочка ловко перехватила руку Глина, сделала боевой захват и отправила тело гориллоподобного гуманоида, превосходящего ее ростом, а также весом чуть ли не в четыре раза, косить верхушки кустарника.
   Такое зрелище очень не понравилась остальным охранникам. Они выхватили оружие и направили его на девочку. Крошка тоже даром времени не теряла. Откуда у нее в руках появились сдвоенные боевые бластеры, никто не понял, но то, что она волне профессионально может использовать, совсем не игрушечное грозное оружие, было ясно для всех.
   - Спасибо за демонстрацию, Алекс! - поблагодарил Гарри, не скрывая своей довольной улыбки. Он был горд за свое создание.
   - Всегда к вашим услугам, доктор Слосс! - произнесла девочка и подобно снежной королеве начала таять, пока не превратилась в лужу. Но на этом перевоплощение не закончились. Жидкость пришла в движение, начала приобретать прямоугольную форму. И вот уже перед всеми на валуне лежал на вид очень даже безобидный кейс.
   - Итак, мистер Трайслер, что теперь вы скажите? - поинтересовался Гарри.
   - Очень даже впечатляет, мистер Слосс, - ответил Трайслер. Он явно не ожидал такого развития событий. - И это еще не все сюрпризы, которые вы приготовили для этой встречи?
   - Может быть да, а может, и нет. Или вы хотите проверить, на что способна моя машина?
   - А вы оказались хитрей, чем я думал, мистер Слосс.
   - Это комплимент?
   - Вы первый, кому удалось это услышать. Остальные мои оппоненты были намного глупей.
   - Мне жаль их.
   - Но нам нужно придти к общему знаменателю, если выразится языком математики.
   - И каким же образом вы это желаете решить?
   - Очень просто, вы получили желаемое, то есть свою дочь, я же хочу получить кристалл с информацией и отпустить вас на все четыре стороны или доставить на нужную планету, туда, куда вы укажите.
   - Предложение заманчивое, но ....
   - Что вам не нравится в моем предложении?
   - Стоит мне отдать кристалл, как нам предстоит разделить судьбу тех не очень расторопных и весьма глупых оппонентов. Они же мертвы?
   - Я об этом не говорил.
   - А вам и говорить не надо. По вашим глазам видно, что их души уже давно общаются с дьяволом в преисподней.
   - И как же нам решить эту проблему? Так мы можем заниматься риторикой до конца света?
   - Эту проблему можно решить намного проще, чем вы думаете.
   - Как, если не секрет?
   -Здесь нет никаких секретов. Я предлагаю одолжить нам с дочкой яхту на некоторое время...
   - Но босс!... - возмутился коротышка.
   - Помолчи, Лит, давай дослушаем мистера Слосса.
   - Эта яхта с комфортом доставила меня сюда, и я с достоинством оценил ее роскошь. С нами на борту будет ваш человек. Как только мы покинем стены этой "гостеприимной станции" я отдам ему нужный вам кристалл и выпущу его в открытый космос. Там вы своего человека подберете вместе с нужной информацией. За яхту можете, не беспокоится. Мы ее оставим в космопорту на Земле. Она будет в полном порядке.
   - Я согласен с вашими условиями. Но только с небольшой поправкой, - слишком уж быстро согласился Трайслер, словно давно уже ждал этого предложения, - яхту вы оставите не на Земле, наше присутствие на этой планете сопряжены с некоторыми трудностями, там мы стараемся не появляться по некоторым причинам. Вам нужно будет отправить ее в созвездие Скорпиона. Там мы подберем эту красавицу. Она так дорога некоторым из моих людей, как кругленький счет в швейцарском банке. Теперь - то я думаю, мы пришли к общему знаменателю?
   - Да, - лаконично ответил Гарри, обнимая за плечи свою дочь.
   - Тогда я предлагаю скрепить нашу сделку бокалом шампанского, или вы больше предпочитаете выдержанный коньяк? У меня широкий выбор спиртного, так что не стесняйтесь, говорите, что вам по душе, - потирая руки, подозрительно радушно, предложил Трайслер.
   - Нам по душе, побыстрей убраться отсюда, чтоб не занимать своим присутствием ваше драгоценное время, - ответил Гарри беря в руки кейс.
   - Что ж, если вы и чаю не попьете, не присядете на дорожку, то желаю вам счастливого пути, мистер Слосс. Мисс Слосс, сердечно рад нашему знакомству, как жаль, что вы так мало погостили в нашем раю,- наигранно сокрушался Трайслер.
   - Извините, но я не могу ответить вам взаимностью,- произнесла Сюзанна, - к счастью я покидаю это чудовищное место.
   - Кто нас будет сопровождать? - поинтересовался Гарри.
   - Наш доблестный Лит, - сообщил Трайслер и указал на коротышку. Тот жестом руки показал, что всегда готов к труду и обороне.
   - О нет, только не этого недоношенного мерзавца! - запротестовала Сюзанна.
   - Слово дамы для меня закон, - не стал возражать Трайслер, - тогда с вами пойдет вот этот парень, - он показал на долговязого верзилу с голубым цветом лица. Тот, по всей видимости, был из созвездия Рака. Только там гуманоидам присущ голубой оттенок кожи. - Он славный малый. Вы не обращайте на его грозный вид. На самом деле у него добрейшее сердце. Он даже мухи не обидит, так кажется, звучит старая земная поговорка.
   Гарри и Сюзанна посмотрели на верзилу. Тот им мило сотворил свою любимую улыбку людоеда.
   - Ну, если у вас нет кого-нибудь по привлекательней, то мы согласны и на этого монстра, - дал согласие Гарри, направляясь со своей дочерью к лифту. Долговязый хотел последовать за ними, но его остановил Трайслер.
   - Фак, задержись на пору минут. Наших друзей ты еще успеешь догнать,- подойдя к верзиле, прошептал он. - Когда кристалл будет в твоих руках, сразу же сматывайся с яхты, но перед этим, оставь в каком-нибудь укромном месте им в подарок вот эту небольшую штуковину.
   Трайслер передал ему предмет размером со спичечный коробок. Верзила сразу же спрятал его в карман комбинезона и поинтересовался:
   - Босс, а как же Яхта? Лит будет очень огорчен. Она же для него как дом родной.
   - Плевать я хотел на его чувства! Как ты не поймешь, дурья башка, мне не нужны свидетели нашей операции. И замолчи, придурок, если у нас выгорит это дельце, то мы сможем позволить себе приобрести по десять таких яхт и парочку планет в придачу.
   - Это правда, босс?
   - Истинная, правда, сынок. Иди, исполняй свой долг, и товарищи не забудут твоего подвига.
   - Будет сделано, босс! - глаза Фака загорелись алчным огнем. Он поверил словам своего предводителя и теперь был готов хоть в ад спуститься, ради обещанной награды. Фак повернулся к лифту, он последовал за счастливой семейкой Слосс.
   - Ты заметил? - спросила Сюзанна своего отца.
   - Что именно?
   - Когда ты повернулся спиной к негодяям, они начали шепотом что -то бурно обсуждать.
   - Трайслер опять задумал очередную пакость. Он просто так нас не отпустит. Нам нужно быть предельно осторожными, чтобы избежать его очередной ловушки.
   Они стояли в кабине лифта, поджидая Фака. Тот плотоядно улыбаясь, зашел туда и нажал на нужную кнопку. Лифт плавно скользнул вниз.
   Оказавшись в ангаре, Гарри вновь почувствовал острый приступ ужаса перед открытым космосом. Он как робот, с севшим аккумулятором медленно передвигая ногами, направился к яхте. Гарри старался все свои страхи запрятать как можно дальше, в самую глубь своей души. Ведь именно сейчас от его продуманных и четких действий зависела их дальнейшая судьба.
   - Спокойно, старина Гарри, не волнуйся. Возьми себя в руки и все будет хорошо. Мы непременно спасемся, и будем жить долго и счастливо, - успокаивал сам себя шепотом Гарри. - Ты должен побороть в себе слабость, не поддаваться ей. Рядом с тобой находится любящая дочь, она не должна видеть твоей нерешительности. Гарри ты глава семьи и этим все сказано. Все проблемы лежат на твоих плечах, кроме тебя никто их не решит. Хватит распускать слюни, возьми себя в руки и приступай к делу.
   - Папа, что ты там бубнишь себе под нос? Никак ты поверил в бога и решил перед дальней дорогой прочитать молитву? - озабочено спросила Сюзанна. В таком неприглядном состоянии она впервые видела отца.
   - Все хорошо, Сюзи, - ответил ей Гарри, - не беспокойся, со мной все в порядке. Я не болен и не сошел от радости с ума.
   Он сел в капитанское кресло перед командным компьютером яхты. Этот сложный механизм, мигающий разноцветными индикаторами, с развернутым большим монитором подействовал на него, как целительный бальзам. Гарри задействовал Алекса, подключив его к бортовому компьютеру. Теперь можно было не бояться ловушек Трайслера в навигационной программе, в скором времени они все будут обезврежены.
   - Работа проделана, доктор Слосс. Можете задействовать боровой компьютер, - сообщила Алекс.
   - Спасибо, крошка, - поблагодарил Гарри.
   - Что ж, теперь можно отправляться домой, - с облегчением вздохнула Сюзи, оказавшись в более спокойной обстановке.
   - Нет, доча, на Земле нам делать нечего. Трайслер там нас все равно достанет. Лучше спрятаться там, где беглецов будут искать в последнюю очередь, - сказал Слосс, активизировав компьютер яхты. Сразу же из невидимых динамиков послышался приятный мужской баритон:
   - Капитан, приветствую вас на борту "Берты". Диагностика всех бортовых систем проверена. Основные блоки в норме. Вспомогательные блоки в норме. Двигатель запущен в ожидающем режиме. Корабль к полету готов. Жду указание курса.
   Гарри ввел координаты, первой попавшейся на ум, звездной системы и сразу же почувствовал характерную вибрацию. Яхта плавно поднялась над полом своего временного пристанища. Через открытый шлюз ангара она вышла в открытый космос. На вспомогательных двигателях яхта стала медленно удаляться от огромной станции.
   Только сейчас, на расстоянии, Гарри и Сюзанна полностью могли оценить истинные размеры искусственного творения человеческих рук. Космическая станция своей колоссальной комплекцией всего на четверть уступала объему луны - естественному спутнику земли.
   - И такое великолепие находится в руках беспринципного негодяя, - с сожалением отметил Гарри, глубоко погрузившись в изучение возможностей яхты.
   У нее был элегантный эллипсоидный корпус, украшенный небольшими антеннами, выпуклыми иллюминаторами, которые в экстренных случаях закрывались броней, каплевидный командной рубкой и продолговатыми соплами фотонного двигателя.
   Она была небольших размеров, хотя внутри ее мог с комфортом расположиться экипаж из четырех человек и шести пассажиров. Хрупкий вид яхты был обманчив. Она конечно не в состоянии была противостоять такой летающей крепости как боевой крейсер, но могла вынести касательный удар его грозных лазерных орудий. А если ей управлял опытный экипаж, то он мог бы поиграть войну с целой эскадрильей истребителей. Яхта была защищена энергетическим экраном и имела на вооружении четыре сдвоенные лазерные пушки с радиусом действия на все 360*, а так же комплектом ракет с протонными боеголовками.
   Гарри был весьма рад, что в его руки попала такая уютная, дорогостоящая и умеющая за себя постаять игрушка.
   - Профессор, я жду обещанного, - напомнил о себе бандит.
   - Что ж, он ваш, - не стал возражать Гарри, протягивая в руке кристалл.
   - Счастливого пути, господа! Смотрите не сбейтесь с намеченного курса! Уж слишком много мусора сейчас летает в космосе! - Фак изобразил свою дежурную улыбку, взял заветную вещичку и спрятал ее в кармане.
   - Это уж точно, такого как ты, мусора в космосе хватает! - не удержалась съязвить Сюзанна. Но ее фраза была обращена в пустоту. Фак успел исчезнуть из ходовой рубки.
   - Папа, проследи за этим чучелом, мне очень не понравилась его прощальная идиотская улыбка, - посоветовала Сюзанна.
   - Мне тоже не понравились его прощальные слова. Трайслер не так глуп, чтоб вот так легко выпустить нас из рук,- согласился с ней Гарри и включил внутренние камеры наблюдения.
   Фак прошел по извилистым коридорам в шлюзовую камеру. Там он недолго провозился около кабины джамп-лифта. Что там Факу понадобилось, Гарри не было видно, за его широкой спиной. Неторопливо облачившись в неуклюжий скафандр, он открыл шлюз и вышел в открытый космос.
   - Почему он задержался у кабины лифта? - взволнованно спросила Сюзанна.
   - Вопрос вполне актуален, - Гарри тоже был встревожен увиденным, - по пустякам, он бы не стал терять время. Значит, нам нужно немедленно обследовать кабину лифта.
   Он увеличил картину и начал скрупулезно изучать все помещение шлюза. После полного детального поиска им не удалось обнаружить ничего подозрительного.
   - Что мы ищем? - поинтересовалась Сюзанна.
   - Если бы я знал, то задействовал направленный поиск. Но это что - то должно быть маленьким и очень опасным для нас. Если я не ошибалось, это очередной сюрприз Трайслера. Ну что ж, если мы ничего не обнаружили обычным способом, то перейдем на сканирование помещения, - Гарри переключил камеры слежения в нужный режим и они приступили ко второй попытке поиска.
   - Стоп, нашла! - радостно воскликнула Сюзанна.
   - Что, где? - Гарри ничего не заметил подозрительного и это его смутило.
   - Поверни камеру немного назад! - попросила Сюзанна.
   Гарри сразу же выполнил ее просьбу.
   - Видишь внутри пустого скафандра, какой - то посторонний предмет?- спросила она.
   - Точно, наблюдаю маленький прямоугольник!
   - Что это? Папа, это маяк?
   - Сейчас сделаем увеличение и увидим, что это...
   - О боже, это же ...
   БОМБА!!!!
   - Сюзи, следи за курсом яхты, а я постараюсь, что-нибудь предпринять! - Гарри буквально сорвался с места. Он помчался в шлюзовую камеру моля у бога, чтоб у них в запасе осталось, хотя бы пару минут до взрыва.
   Профессор бежал, непроизвольно отсчитывая про себя секунды. Его сердце при каждом шаге замирало от ужаса, ожидая взрыва, который принесет море огня, превращая их плоть в миллиарды атомов разносящихся со световой скоростью по всему космосу.
   - Папа, Алекс изучила этот предмет и сообщила мне, штуковина, которую мы обнаружили, является миной с дистанционным управлением. Стоит Трайслеру подать команду и от нас останутся рожки да ножки. И не старайся ее разминировать. У нее слишком сложная защита, ты можешь не успеть! - проинформировала Сюзанна по внутренней связи.
   - Спасибо за предупреждение! - Гарри уже находится в шлюзовой камере. Он подбежал к скафандру со смертельной начинкой и замер на мгновение. Все его тело было покрыто липким холодным потом страха. Пока ничего страшного не случилась, нет оглушительного взрыва, нет океана огня. Но что случится, когда он возьмет в руки опасный скафандр и начнет его передвигать? Если мина снабжена датчиками, реагирующими на движение или изменение атмосферного давления, то их ждет неминуемая гибель.
   Гарри все же сумел побороть свою нерешительность. А что еще оставалось делать, если бомба в любую секунду могла взорваться. Он схватил скафандр, втолкнул его в шлюз, предназначенный для экстренного выброса опасного груза. Мина вместе со скафандром удачно покинула борт яхты и помчалась по безграничному космосу. Только после этого Гарри смог свободно вздохнуть. Они были спасены от немедленной гибели, но им еще предстояло ускользнуть от возмездия Трайслера, тот их наверняка не оставит их в покое.
   Гарри прибежал в ходовую рубку. Первым делом он включил на полную мощность основные двигатели и только после этого глянул на экран панорамного обзора. Фак в неуклюжем скафандре, безмятежно парил в космическом пространстве. Он не подозревал, что всего лишь в ста метрах от него расположилась точно такая же серебристая фигура. Она медленно догоняла его, пока не слились с ним в одно целое. Во всяком случае, так казалось со стороны.
   К Факсу на выручку спешил Шатл. Там тоже заметили второй скафандр и не могли понять, что это значит. Но вскоре все разрешилось.
   Когда между ними расстояние сократилась до ста пятидесяти метров, космос залила яркая вспышка.
   Гарри и Сюзи содрогнулись от ужаса, увидев эту трагедию. Только теперь в полной мере они осознали, какой участи им удалось избежать. Цветок пламени быстро погас. На том месте, где находился Шатл и Фак, было абсолютно пусто. От них не осталось и следа.
   Гарри не стал дожидаться ответных мер Трайслера. Он включил гиперпривод и увидел на носовом экране, как яркие точки звезд превратились в размытые пятна. Яхта вошла в гиперпространство.
  
   ***
  
   Все внимание Трайслера, было приковано к огромному иллюминатору, занимающему целую стену.
   Там он видел, как набирая скорость, яхта удалялась от космической станции. Трайслер терпеливо ждал удобного момента, чтобы закончить эту часть игры в свою пользу. Он заметил, как от левого борта яхты отделилась человеческая фигура, облаченная в неуклюжий скафандр.
   - Где Кинс? - спросил Трайслер, с удовлетворением отметив, что Фак благоприятно выполнил свою миссию.
   - Я здесь, босс! - раздался густой бас за его спиной.
   - Пошли Шатл за Факом! - приказал Трайслер, не отводя своего взгляда от экрана. От яхты отделился еще один скафандр. - Ба, неужели мистер Слосс от отчаяния решил выйти в открытый космос и отнять кристалл у Фака! Это совсем на него не похоже! Только глупец мог поступить так. А мистер Слосс не производит впечатления слабоумного. Это больше похоже на скрытый маневр. Отдав себя в мой руки, Слосс прикрывает отход своей дочери. И мы не будем развенчивать его надежды. Пока. До поры до времени.
   Шатл почти достиг плавающих в цепких объятиях двух скафандров. Один из них пытался освободиться от другого, но это у него плохо получалось. До их перехвата оставалось пару минут.
   - Ну что же, прощай милая пленница. Пусть космос станет последним пристанищем твоего пепла! - с этими словами Трайслер нажал на кнопку дистанционного пульта. Весь иллюминатор залила ослепительная вспышка, затмившая собой даже свет звезд. Когда она утихла, Трайслер к своему удивлению увидел невредимую яхту, уходящую в гиперпространство. А от Шатла и двух скафандров не осталось даже следа.
   - Черт!..- выругался в сердцах Трайслер. Слоссу вновь удалось обвести его вокруг пальца.
   - Браво Трайс, не ожидал от тебя такой помпезности! - услышал он за своей спиной. - Фейерверк в честь моего прибытия, это очень даже не скромно!
   - Черт, как не вовремя! - едва слышно выругался Трайслер. Он был не готов к этой встрече. Но если незваный гость уже здесь, то придется изображать из себя радушного хозяина. Стараясь скрыть свое раздражение, Трайслер сделал улыбку и повернулся,- приветствую вас, командор. Признаюсь, не ожидал такой скорой встречи.
   - Обстоятельства сложились так, - сообщил гость. Он удобно расположился в кресле хозяина. С двух сторон возле него стоял вооруженный эскорт. - В любое время наши планы могут быть раскрыты врагом. Его разведка не дремлет. Так что атаку придется начать раньше назначенного времени. Когда она начнется - зависит только от вас, Трайслер. Вы выполнили мою просьбу?
   - Частично, - сказал правду Трайслер. Он просто не мог изворачиваться или лгать под пристальным немигающим взглядом глубоко посаженных, горящих фиолетовым холодным огнем глаз. Это единственное, что четко выделялась у гостя. Его тело было постоянно покрыто колеблющей дымкой, скрывая ясные очертания. И для Трайслера, как всегда, оставалось неясным, кто перед ним сидит, человек, разумный гуманоид, фантом или вообще завуалированная голограмма. Такие тайны не нравились ему. Он всегда страшился того, чего не мог объяснить.
   - Как вас понимать, Трайслер? - по голосу было видно, командор недоволен ответом. - Не разочаровывайте меня, Трайслер, это может для вас кончится трагически!
   - У нас уже имеется часть, интересующей вас информации! - поспешил заверить гостя Трайслер.- А если у вас есть время подождать пару недель, то все остальные подробности будут в ваших руках!
   - Ожидание. Счастлив тот, кто может это себе позволить. Мы этого лишены! - голос командора раскатывался по помещению, словно он выступал с трибуны перед многотысячной армией, готовя ее к военной компании. - Прошло пятьсот долгих и томительных лет после нашего сокрушительного поражения. Тогда нас, истинных властителей вселенной, которых, считали, чуть ли не богами во многих мирах, как ненужный сор выдворили за пределы галактики. Мы, в честь кого должны ставить храмы и воздвигать святыни, кому должны молиться и приносить обильные жертвоприношения, ушли побежденными, но не покорились судьбе. Все это время мы терпеливо готовились к ответному удару, набирали новую армию, строили боевые корабли, новейшее оружие. И теперь, когда до победного демарша остались считанные дни, ты просишь нас подождать еще пару недель? Услышав про это, мои солдаты просто тебя разорвут в мелкие клочья!
   - Подождите, командор, не надо горячиться! Я все понял и осознал
   ошибку, - Трайслер сделал попытку остудить пыл гостя. - Посмотрите сначала имеющийся в наших руках материал!
   - Что же, показывай, - уже спокойным голосом произнес командор. - Буду надеяться, что этот материал понадобится мне, или пеняй на себя.
   - Сейчас будет сделано! - воспарял духом Трайслер. - Лит, запусти голограмму с полученной информацией!
   А в ответ полнейшее безмолвие.
   - Лит, у тебя все в порядке? Ты меня слышишь? - Трайслер с недоумением посмотрел на своего подчиненного. Тот стоял у прозрачной стены и непрерывно смотрел в одну точку. Лит все еще не мог придти в себя после разыгравшейся трагедии. Его бурное воображение рисовало одну и ту же картину: море бушующего огня в открытом космосе и в центре этого цейтнота находится не его приятель Фак, а он сам.
   - Лит, очнись, что с тобой происходит? - Трайслер схватил своего подчиненного за плечи и встряхнул пору раз, стараясь вывести из ступора.- Хватит строить из себя кисейную барышню, убитую горем, отвечай, Лит!
   - А, что? Босс, вы что - то сказали? - Лит наконец-то пришел в себя.
   - Лит, не пугай меня так больше. Ты же знаешь, у меня слабое сердце, - Трайслер дружески потрепал его по плечу. - Не горюй о Факе. Он уже под крылышком у бога и ему не надо голову ломать о насущной рутине бытия. Фак находится в лучшем мире, чем мы с тобой.
   - Если ад можно назвать прекрасным миром, то я готов последовать за Факом, - неуверенно произнес Лит.
   - Не торопись, Лит, ты еще здесь мне нужен, - заверил его Трайслер, - а сейчас будь добр, запусти голограмму с полученной информацией.
   - Сделаем, босс! - Лит окончательно пришел в себя.
   В кабинете появилась объемная голограмма сложнейшей схемы коммуникаций станции Хроно - Сити.
   Командор буквально впился своим немигающим взглядом в эту картину, невольно подавшись вперед. Он несколько минут молча, изучал ее, после чего попросил:
   - Увеличьте фрагмент в правом нижнем углу. Там находится еще какая - то схема. Но из-за ее мелких размеров я не могу понять, что это такое.
   Картинку увеличили. У всех перед глазами появилась схема координат расположения всех существующих станций Хроно-Сити. Восемьсот светящихся точек полностью обхватывали весь периметр галактики.
   - Поздравляю, Трайслер, ты достал именно то, что мне нужно! - не скрывая своего торжества, воскликнул Командор. - Твоя услуга будет щедро оплачена! А сейчас передай мне эту информацию!
   Трайслер подошел к компьютеру вытащил Таро-кристалл и передал его командору.
   - До встречи, Трайслер. Мы сообщим тебе время начала боевых действий, чтобы ты со своими людьми смог уйти в безопасное место. Такие личности могут быть полезны для обновленного мира! - Командор встал с кресла и в сопровождении эскорта удалился из кабинета.
   Трайслер с облегчением вздохнул. Ему повезло по крупному. Достать минимум информации и попасть в само яблочко, при этом заработать кругленькую сумму - такое случается раз в жизни. Но расслабляться было некогда. У него оставалось еще одно незаконченное дело. Во что бы ни стало надо найти Гарри Слосса. У него в руках наверняка находится полная версия информации по Хроно - Сити. И ее надо вернуть любым способом.
   Трайслера слегка смутила такая необоснованная расточительность командора. Удовлетвориться маленькой крупицей информации, хотя он мог потребовать полный пакет файлов, заплатить сумму, которая начинается с единицы, а заканчивается множеством нулей, со счастливым лицом, как у маленького ребенка получившего конфетку, удалиться к себе в логово. Что за этим скрыто, недальновидность или умелый грамотный ход, скрытый от глаз простого обывателя? Что бы решить эту шараду, надо заглянуть в душу самому командору, или побывать хотя бы на одной из станций Хроно-Сити, а это не каждому по плечу. Но все же, такой человек у него имелся.
   - Лит, иди сюда! - позвал Трайслер.
   - Слушаю, босс! - Лит уже успел полностью придти в себя от пережитого шока. Это радовало.
   - Тебе предстоит обнаружить след ускользнувшего от нас Гарри Слосса и возглавить его преследование, - приказал Трайслер, - но перед тем как приступишь к этому заданию, найди Томаса. Хотя постой, я знаю, где он, может быть, я сам лично наведаюсь к нему. А ты сразу же приступай к поискам Слосса.
   - С удовольствием, босс, - ответил бандит и удалился выполнять поручение.
  
   ***
  
   Томас не терял время даром. Каждое мгновение свободного времени он тратил в свое удовольствие: отдыхал с размахом, финансовое положение это ему позволяло.
   Вот и сейчас Томас нежился в большой круглой джакузи. Возле него, в бурлящей ароматной воде сидели полуобнаженные прекрасные девушки, которые с успехом могли бы занять первые места на галактическом конкурсе красоты. Они своими умелыми нежными руками ласкали стройное тело Томаса. Тот от наслаждения закатив глаза, пил из хрустального бокала дорогое шампанское.
   Пару дней назад Томас вернулся из очередной командировки и мог позволить себе немного расслабиться, а через неделю он решил отправиться на какую нибудь курортную планету, прихватив с собой кругленькую сумму денег. Сходить позагорать на пляже, питаться только чисто экологическими продуктами, быть участником охоты на какого либо экзотического зверя, поговорить о разной чепухе с толстосумами, одетыми в короткие шорты или узкие плавки, посетить казино...
   - Томи, по твоим глазам вижу, ты всем своим сознанием находишься не здесь, а совершенно в другом месте! - голос Трайслера, неожиданно появившийся в зале отдыха, нарушил все его радужные мечты.
   - Привет, Трайс. Ты как всегда появляешься эффектно в самый 'подходящий' момент! - поприветствовал Томас голограмму Трайслера. - И еще я заметил одну не очень приятную для меня закономерность. Стоит тебе неожиданно появиться, без предупреждения, как сразу же появляется срочная, неотложная командировка. Ты наверняка уже знаешь, у меня на руках горящая путевка в курортный рай. Она очень дорого стоит. Но дело даже не в деньгах. Врач психолог преподнес мне очень пренеприятнейшее известие. Оказывается я на грани нервного срыва от бесконечных рискованных командировок.
   - Зайди ко мне, мы поговорим об этом тоже, - сказал Трайслер, растворяясь в воздухе.
   - Девочки, расходимся по домам. Меня ждут неотложные дела. Но в следующий раз, мы вместе оттянемся по полной программе, - Томас вежливо спровадил двух милых массажисток и вылез из джакузи.
   Он насухо вытерся полотенцем, тщательно причесал свои немного влажные коротко постриженные черные волосы и облачился в серый комбинезон. Через десять минут Томас уже находился в апартаментах своего босса.
   - Что будешь пить? - поинтересовался Трайслер.
   - Если можно, рюмочку коньяка, - спросил Томас, - и легкую сигарету.
   - О боже, неужели кто - то все же согласился со мной опрокинуть по стаканчику, - Трайслер подошел к бару, дверцы которого автоматически открылись. - Я уже взял грех на душу и подумал, что ты записался в трезвенники.
   - Неужели такие извращенцы еще существуют? - удивился Томас.- Чтоб отказаться от дармовой выпивки, надо быть малолетним ребенком
   или совершенно больным на голову.
   - Представь себе, сегодня целый день у меня были посетители, которые не желали глотнуть горячительного и постоянно куда - то торопились, - изливал свою обиду Трайслер, не забывая при этом открыть пузатою бутылку с коньяком и разлить ароматную жидкость по бокалам. Один из них он передал Томасу.
   - Может, ты им хотел подсунуть отраву? - поинтересовался Томас. Он как истинный гурман взболтнул бокал, попробовал на аромат и только после этого сделал небольшой глоток, покатав жидкость во рту, проглотил. - Отменный вкус.
   - Что ты, Томми, я конечно неисправимый злодей, не отрицаю, но чтобы подсунуть своим гостям непотребную отраву - никогда! - Возмутился Трайслер. - Все считают меня знатоком вин, и я даже перед врагом не могу потерять свое лицо! Травить людей суррогатом, надо же такое выдумать! Меня после этого просто перестанут уважать! Кстати, если тебе пришелся по вкусу этот коньяк, можешь забрать всю бутылку.
   - Непременно воспользуюсь твоим предложением, - Томас взял из бара сигарету, прикурил ее и бесцеремонно расположился в кожаном кресле босса. - Но ты вызвал меня не для того, что бы обсуждать прелести спиртных напитков. Давай, выкладывай, что у тебя за срочное дело.
   - Посмотри вот на это, - Трайслер старался не обращать на хамское поведение своего подчиненного. Он был слишком ценным специалистом в своей области и из-за этого много ему прощалось. Другой, на его месте давно уж лишился бы работы, а этому хоть бы что. Трайслер включил компьютер. В воздухе повисла голограмма изображающая проект "Хроно-Сити".
   - Это что, план нового парка развлечения для детей? - Томас решил повалять немного дурака, в отместку за испорченный отпуск, а то, что запланированный отдых накрылся медным тазом, он знал наверняка.
   - Точно, парк развлечений для детей среднего и пожилого возраста, - Трайслер начал потихоньку закипать от сарказма своего подчиненного, - там они играют в бадминтон и переставляют шашки по клеткам. Нет, дружище, это план Хроно-Сити.
   - О, да, Трайс, наслышан про твои, подвиги, - усмехнулся Томас, внимательно изучая голограмму, - как же ты умудрился упустить какого-то простачка ученного, это на тебя совсем не похоже.
   - Томи, если бы ты не был моим лучшим сотрудником, то давно лишился головы! - процедил сквозь зубы Трайслер.
   - Ладно, Босс, извини, я просто перестал следить за своим базаром. Понимаю, язык мой - враг мой, и вообще давай сразу перейдем к нашим насушим проблемам, - Томас понял, что перегнул палку. Он долгое время работал на Трайслера и прекрасно знал его. Под добродушной внешней личиной, скрывался настоящей необузданный дикий зверь. В приступе ярости он, не моргнув глазом, мог убить даже свою матушку. Конечно, Томас по отношению к нему позволял себе некоторые вольности, но сейчас он понимал, босс не в духе и трогать его не стоит.
   - Как я понял, ты уже знаешь, о бегстве Слосса с дочерью, с полной информацией о Хроно-Сити, - произнес Трайслер, после чего начал сокрушаться. - Как быстро распространяются слухи на моей станции, словно здесь все друг за другом следят и каждый старается настучать на своего соседа! Что за времена, что за нравы!
   - Что поделаешь, станция слишком тесна, для сокрытия какой либо тайны, - посетовал Томас, - слухи здесь разносится со скоростью света.
   - Ты как всегда прав, но все равно я постараюсь сделать так, чтобы за соблюдением тайны здесь следили, а то весь персонал окончательно отобьется от рук. Ладно, продолжим по нашей теме. То, что семейка Слосса сумела ускользнуть, это является большой потерей для меня и моей репутации, - продолжал Трайслер, - но меня заботит совсем другое в данный момент. Почему клиент, который только что покинул меня, удовлетворился крупицей информации и заплатил всю требуемую сумму? Случайно не продешевил я?
   - Командора все считают непредсказуемым человекам, если вообще он человек,- высказал свою мысль Томас.
   - Зачем ему план коммуникаций Хроно-Сити и координаты расположения их станций? - подумал вслух Трайслер.
   - Вполне возможно, что он хочет их захватить или просто уничтожить, - предположил Томас.
   - Или найти вещь, которая ему очень необходима, - добавил шеф.
   - За которую ты бы хотел получить дополнительную плату, - высказал догадку Томас.- Но у нас нет на руках полной информации Хроно-Сити, и мы не можем этого знать. Даже если нам удастся найти Слосса, мы просто потеряем драгоценное время , или ты решил...
   - Проникнуть на одну из станций Хроно-Сити и узнать там все, что нас интересует, - продолжил Трайслер.
   Это очень рискованно, - потерев подбородок, произнес Томас.
   - Ты же любишь браться за трудно решаемые задачи. Только поэтому я тебя терплю, - шеф взял стакан с алкоголем и сделал небольшой глоток.
   - И когда ты хочешь это провернуть? - Томас нутром ощущал, не надо брать это задание, все может закончиться не как всегда, гладко и чисто, но как откажешь такому настойчивому нанимателю.
   - Когда сюда прибудет твой напарник, - сообщил Трайслер.
   - Я всегда работаю один, и ты прекрасно это знаешь, - возмутился Томас.
   - Придется тебе, на сей раз отказаться от своих принципов. Задание сложное и одному тебе не справится, - все это шеф произнес тоном, не терпящим возражений.
   - Кто это будет? - задал вопрос Томас. Ему было понятно, напарника дают не просто так, а для контроля. Вдруг он обнаружит что - либо стоящее и захочет присвоить себе. Неужели ему перестали доверять? Ведь такого раньше не было. Он работал всегда один и такой расклад дел никого не волновал. Значит, точно не доверяют. Но почему?
   - Скоро узнаешь, - не стал вдаваться в подробности Трайслер.
   Томас с сожалением вздохнул. Он уже смирился, что его отпуск накрылся медным тазом.
  
  
  
   Глава 2. Атака на Хроно-Сити.
  
   Все дороги ведут в Париж -
   Философски приметил Кутузов
   Сдавая французам Москву.
   1812г.
  
   На станции Хроно-Сити курирующей область галактики, в которую входила так же планета Затра, в кабинет руководителя службы без стука, с безумно растерянным видом, ворвался Иннокентий Горбунов.
   'Значит, случилась что-то непредвиденное', - подумал Гриндекс. Этот молодой человек никогда не позволял себе таких вольностей без причины. Он всегда действовал по внутреннему уставу полувоенной, полунаучной организации.
   - Мистер Гриндекс! Мы получили срочное сообщение! Произошла утечка информации из накопительного компьютера на планете Затра!- срывающимся от волнения голосом рапортовал Горбунов.
   - Когда это случилась? - спокойно поинтересовался Гриндекс. Эту проблему легко было устранить их силами. - Пять минут назад? Полчаса?
   - Десять дней назад, - упавшим голосом сообщил Горбунов.
   - Что! - возмутился Гриндекс. - И это ты называешь срочным сообщением! Почему они столько времени молчали!
   - Служба безопасности Зарты хотела своими силами устранить утечку информации, - виноватым голосом сообщил подчиненный.
   - И у них ничего не вышло, - констатировал факт начальник службы.
   - Так и случилась.
   - О боже, что за идиоты там работают. Потерять столько драгоценного времени! И теперь, потерпев фиаско, они, как побитые собачонки бегут к нам за помощью! Сколько раз я предлагал этим неповоротливым, непробиваемым, тупоголовым, чиновникам - поместить всю секретную информацию на станцию Хроно-Сити. Здесь она находилась бы под круглосуточным наблюдением. И была бы не доступна, для любого незадачливого хакера. Может этот роковой случай просветлит их затуманенные мозги. Как это случилась? Кто посмел совершить такое кощунство?
   - Сэр, по точным данным, это совершил доктор Гарри Слосс!
   - Слосс? Не может быть! - Гриндекс был крайне удивлен. - Чтоб такой респектабельный ученный мог совершить такой поступок? Никогда не поверю! Я регулярно слежу за его новыми статьями, посещаю его лекции. Он не походит на обычного уголовника. Скорее всего, кто - то крупно ошибся в этой версии.
   - Мы тоже были крайне удивлены. Но это уже проверенно. После утечки информации доктор Слосс покинул планету. Об этом заявляют множество свидетелей.
   - Может это был его двойник?
   - Нет. Это был доктор Слосс. Его кто-то ждал на орбите. И он удачно скрылся от погони в джамп-лифте.
   - Но почему он пошел на это? Ведь Слосс никогда не интересовался нашей сферой влияния. Его любимым коньком всегда были компьютеры, киборги не более.
   - Не знаю, относится это к делу или нет, но нам удалось раскопать еще кое- что о докторе Слоссе. Вернее о его дочери.
   - Что именно?
   - Галактический патруль сообщил нам, что с недавнего времени дочка доктора Слосса в буквальном смысле испарилась с поверхности Марса.
   - Пахнет мистикой. Как может человек испарится на планете, где воздух имеет температуру ниже нуля?
   - Извините. Я неправильно выразился. Сюзанна Слосс исчезла, и дальнейшая судьба ее неизвестна.
   - Гм, вот это уже становится крайне интересным. Сначала исчезает Сюзанна Слосс, да так удачно, что ее не может обнаружить галактический патруль. Затем через определенный промежуток времени, знаменитый ученый, Гарри Слосс переквалифицировался в хакеры и весьма профессионально похищает наши секреты. Это уже не совпадение, а закономерность, которая может привести к непредсказуемым последствиям. Все очень запутанно. Допустим, Слосс участвовал в похищении информации. Но это он мог совершить только под принуждением. Слосс не такой человек, чтобы ради тщеславия пойти на преступление. Он просто лишен такого порока. И дочка его пропала неспроста. Скорее всего, Слосс спрятал ее в укромном месте от чего - то или от кого - то. Но кто за всем этим стоит? Не нравится мне вся эта история. Ох, как не нравится. - Гриндекс даже предположить не мог, до какой степени его размышления близки к истине.
   - Как мы поступим, мистер Гриндекс? - поинтересовался Горбунов.
   - Для того, что бы найти ответ на эту загадочную историю, мы пошлем две двойки наших агентов на перехват, - начал давать указания Гриндекс . - Первую двойку пошлешь на Затру, для перехвата Слосса еще до совершения им преступления. Вторую на Марс для перехвата его дочери, еще до ее исчезновения.
   - Но Марс находится не в нашей зоне влияния.
   - Так свяжись с той базой Хроно-Сити, которая контролирует тот сектор. Пусть они примут наших агентов и предоставят им всю требуемую помощь. Это наше дело, а это значит, что мы должны курировать его в любой точке галактики. И еще, надо повысить боеспособность самой станции. Охрана должна в любой момент быть готова отразить вражескую атаку. Сообщи всем остальным базам о грозящей опасности.
   - Неужели все так плохо? - встревожился Горбунов, услышав распоряжения своего начальника.
   - Хотелось бы обнадежить тебя, сынок, но не могу. Дела наши, хуже некуда. Если Слосс все же передал информацию в посторонние руки, то она может попасть к очень нехорошим людям. Тогда события могут развиваться по нескольким сценариям. В - первых, неизвестные нам личности по секретным документам смогут нейтрализовать наши ловушки и найти обходные пути для беспрепятственного путешествия во времени. Во вторых они эту информацию могут использовать как товар. За нее можно получить солидные деньги от любого воинственно настроенного правителя отдаленной планеты. К нашему несчастью, такие индивидуумы еще существуют в нашей галактике. В третьих они могут попытаться сделать собственную станцию Хроно-Сити. Хотя это маловероятно. Для осуществления такого грандиозного проекта в украденных документах слишком мало технических данных. Правда существует такой тип гениев, который по малым крупицам знаний могут совершить невозможное. И в - четвертых, они могут просто попытаться захватить все наши станции и стать полновластными хозяевами Хроно-Сити. Но последнее маловероятно. Для такой крупномасштабной операции им понадобилась бы целая армия захватчиков. Ладно, Иннокентий, хватит на сегодня рассуждений. Пора принимать решительные меры.
   - Все ваши распоряжения будут выполнены немедленно! - когда Горбунов решился удалиться из кабинета, по всей станции прозвучал сигнал тревоги.
   - Что это? - удивленно спросил Иннокентий, застыв в неудобной позе.
   - Кажется, сбываются самые худшие мои предположения, - мрачно ответил ему Гриндекс. - Торопись в операторский зал, готовь перехват. Службы охраны полностью привести в боевую готовность!
   - Обнаружено незаконное проникновение на станцию! - сообщил голос компьютера. - Внимание всем! В связи проникновением на базу посторонних лиц, все службы станции переходят к выполнению директивы 136! Внимание...! - сообщение внезапно прервалось. В каждом уголке станции слышались отголоски ожесточенного боя.
   - Как они смогли проникнуть на базу? - спросил Горбунов. Он был удивлен и растерян. С такой нештатной ситуацией ему сталкиваться еще не приходилось.
   - Наши секретные документы, - напомнил ему Гриндекс. - У тебя есть при себе оружие?
   Горбунов отрицательно помотал головой. Он всегда считал Хроно-Сити - неприступной цитаделью и носить с собой табельное оружие, даже если на это указывал устав, считал большой глупостью.
   - Оно нам все равно не помогло бы, - медленно произнес Гриндекс, устремив свой взор за спину Горбунова. Иннокентий обернулся. Перед ними в открытом дверном проеме стоял боевой дройд. Это последнее, что смогли запечатлеть в своей памяти Гриндекс и Горбунов. Затем последовала серия разрушительных взрывов. Станция Хроно-Сити была уничтожена.
  
   ***
  
   У Евгения Соколова, возглавляющего базу Хроно-Сити в секторе Земля, голова шла кругом. Ему казалось, что весь мир сошел с ума. Надо же, всем как - то в одночасье надоели привлекательные парки развлечении и экстремальный спорт на курортных планетах, а так же туризм среди диких ландшафтов только что открытых звездных систем. Видите ли, им захотелось побывать в минувших эпохах. Поглядеть на рыцарские турниры, посочувствовать Иуде перед смертью, потаскать динозавров за хвост - казалось всем пределом счастья. И таких больных темпоральных туристов с каждым разом становилось все больше и больше. Они толпами валили в агентство, умоляя им выдать тур - путевку хотя бы на уикенд и были готовы заплатить за нее любую сумму денег. Им, видите ли, совершенно безразлично, какую кропотливую работу должны проделать службы Хроно-Сити, чтобы эти скучающие бездельники оттянулись в свое удовольствие.
   В первую очередь всех любопытных туристов нужно рассортировать по экскурсионным группам. Затем проверить досье каждого из них, не дай бог среди них случайно затесался злобный маньяк или делец промышляющей контрабандой. Ну а также приходилось вылавливать одиночек, которые величали себя вольными охотниками. Эти, последние, были самыми опасными. Они зарабатывали себе на пропитание тем, что выполняли определенный заказ какого-нибудь толстосума. Подрядчика и эпоху они выбирали сами на свое усмотрение. Вольные охотники редко живыми попадались в руки агентов ХК. Они предпочитали умереть, чем попасть под арест.
   Так что, сложа руки, сидеть никому не приходилось. Правда всю основную работу выполняли служащие базы Хроно-Сити и агенты ХК, но и Евгению доставалось немало забот. Быть руководителем огромного штата подчиненных очень не простое дело. Нередко Евгений жалел, что согласился взяться за эту работу. Особенно когда не чувствуя своего тела от усталости, позволял себе вздремнуть часика три - четыре.
   Он уже пятьдесят лет безвылазно находился на этой базе. Но проснувшись, Евгений с новыми силами бросался за свои дела. И по-другому быть не могло. Ведь Хроно - Сити являлась его детищем. Она заменяла ему семью, которую он за свои девяносто лет так и не заимел.
   Служащие базы считали Евгения неутомимым трудоголиком. Работа, еще раз работа и прежде всего работа - считали они его основным жизненным девизом. Некоторые вообще предполагали, что он не человек, а новейшая модель андроида с вечным двигателем, которому без надобности сон, а принимал он органическую пищу только ради того, чтобы не раскрыть свою механическую сущность.
   Только единицы сторожил станции, знали истинное положение вещей и без злобы подшучивали над последними фантазерами.
   У Евгения иногда выдавалось свободное время для отдыха. Тогда он, собрав немногих своих приятелей, удобно располагался в кресле у искусственного камина. Там они вместе пили легкое вино и предавались воспоминаниям. Но чаще, Евгений предпочитал побыть в одиночестве, в тишине поразмыслить о былом времени или в персональном компьютере просмотреть свои дневники, добавить туда что - либо всплывающее в памяти или наоборот удалить, посчитав не нужным.
   Он не всегда был руководителем станции Хроно-Сити. Эту должность предложили ему позже. А начинал Евгений, как и многие, с простого агента ХК 'хроно-континуума'. Имея авантюрный характер и небольшую толику удачи, он из всех заданий предпочитал рыскать по временным отрезкам в поиске новых маршрутов для туристических групп. Это у него получалось лучше всего. Каждый раз ему удавалась привозить из своего вояжа, что-нибудь неведомое, неожиданное и оригинальное. Маршруты получались - просто пальчики оближешь.
  
   В этот памятный день Евгений решил отправиться в командировку в самую глубь веков. Так далеко до него никто не рисковал забираться. По предварительным расчетам Евгения, легендарная Гиперборея должна была находиться в 11700 году до нашей эры, на огромном цветущем материке Арктида.
   История повторялась. Консервативно настроенные патриархи от науки и слышать не хотели о мифической земле. Они считали всё это выдумкой широкого пошиба шарлатанов древнего мира, решивших на бредовых выдумках сделать себе хорошую рекламу и память на века. Некоторым это признаться удалась.
   Евгений, не обращая внимания, на взгляды непробиваемых ученых скептиков, решил найти этот затерянный мир. Он, как Генрих Шлиман, верил в свою Трою, надеялся своими глазами увидеть прародительницу человеческой цивилизации, её зарождение, красоту самого ее расцвета и покрытую мраком тайну исчезновения великого континента.
   Настроив таймер на нужную дату, Евгений задействовал портал. Врата открылись как всегда мгновенно, и временной поток, втянув в себя дерзкого искателя приключений, закружился в водовороте эпох. Там не было начала и не было конца. Казалось, словно кот играя с клубком ниток, Хронос опутал неровными витками времени всю бездну вселенной. И разобраться в этом упорядочном хаосе затяжек, узлов, спиралей, тупиков и парабол человеческому разуму было не под силу.
   Выход к намеченной цели открылся неожиданно.
   Евгений стоял на твердой земле и ощущал, как статические поля неприятно покалывают тело. Он оглянулся.
   Кругом до горизонта раскинулась равнина, покрытая невысокой, но пушистой
   зеленой травой. Однообразие этого пейзажа скрашивала мозаика пятен разноцветных бутонов цветов, по которым неторопливо ползали пчелы, собирая сладкий нектар, и на восходе солнца виднелась вдалеке какая-то темная точка. Ни возделанных полей, ни утоптанных дорог, никаких признаков присутствия человека нигде не было видно. Неужели он промахнулся?
   Чтобы с первой попытки попасть в гущу исторических событий, искомых тобой, надо быть большим счастливчиком. Таких подарков госпожа удача не любит подавать на блюдечке. Приходится изрядно потрудиться и может с десятой или двадцатой попытки счастье позволит взять себя в руки. А может это и вовсе не произойдет.
   Черная точка на восходе солнца была неподвижна. Значит это не грозовая туча и не стая птиц. Тогда что же это? Одинокая скала, гордо возвышающаяся на равнине или начало горного массива виднеется вдалеке?
   Евгений настроил универсальные очки на нужное увеличение и к своей радости увидел очертания непреступных стен величественного замка. И там возле таинственной цитадели происходило что-то странное, непонятное, совершенно не вписывающееся в реликтовую эпоху. Даже на таком огромном расстоянии была слышна канонада взрывов, и ещё какие-то не поддающиеся определению звуки. Казалось, там вдалеке активно велись боевые действия с применением мощного плазменного оружия.
   Окрыленный своей находкой Евгений хотел бежать к крепости. Но последние события остудили его пыл. Он был одет в стандартный костюм хамелеон позволяющей слиться с окружающей обстановкой и скрыть его инкогнито от зорких глаз аборигенов или принять форму местной одежды. Но такой фокус со своими соплеменниками не прошёл бы. А это наверняка были они. Какие - то негодяи из его эпохи штурмовали крепость.
   Но зачем, с какой целью? Как они могли узнать о его поиске и опередить? Поставив бластер на боевой взвод, Евгений не торопясь направился к замку.
   Стоило ему пройти половина пути, как он уперся в невидимую стену преграждающую дорогу. Это обстоятельство удивило его. Приборы показывали отсутствие, какой либо энергии. Значит это не защитное поле. Тогда что же удерживало его на месте? А тут ещё появилась стайка пылевых завихрений. Сначала они двигались хаотично, пересекая друг друга, разбредаясь в разные стороны, собираясь в кучу, затем выстроились в ровную линию и, не ломая свои ряды, образовали правильную окружность. Точкой центра был Евгений. Такое положение дел ему очень не нравилось. Что за чертовщина здесь происходить? Куда он попал?
   Евгений сделал шаг вправо. Настолько же сдвинулась окружность. Евгений пустил в ход бластер. С каждым удачным выстрелом одно из завихрений осыпалось и исчезло. Но это не помогало. Другие завихрения заполняли брешь, тем самым сужая окружность. Евгений поздно заметил свою оплошность. Надо было действовать по другому, обдуманно, не поддаваясь эмоциональному порыву. Завихрения начали двигаться по кругу, сначала медленно, но с каждым мгновением этот безумный хоровод увеличивал скорость, пока не превратился в настоящий торнадо, поглотившего непрошеного гостя.
   В следующее мгновение он стоял у ворот загадочного замка весь в пыли и ничего не поминая. Если это у них считается местным видом транспорта, то предупреждать заранее надо. От такого экзотического лифта у человека со слабым сердцем запросто случится порок сердца.
   - Ярмак, ты позвал своего неподготовленного ученика на помощь! - Евгений услышал чей - то скрипучий голос. - Тем самым ты показываешь свою слабость! Сдавайся на нашу милость, и мы пощадим тебя! Нам не нужна твоя жалкая сущность, нам нужен твой замок!
   Евгений обернулся. За его спиной, невдалеке от крепостных стен, неподвижно стояли три старца, опираясь на посохи. Двое из них были одеты в черные плащи до пят. Высокие широкополые шляпы скрывали в тени их лица. Только колючий злобный взгляд чувствовал на себе Евгений. Третий старец был одет в серый плащ с золотой окантовкой. На нём не было шляпы. Серебряная диадема стягивала его длинные седые волосы.
   Оставалось одно непонятным, где негодяи, штурмующие замок, где боевые андроиды бряцающие смертоносными бластерами, где только что названный ученик?
   Он находился возле арки ворот, чуть дальше троих повздоривших стариков преклонного возраста. Все, больше ни одной живой души. Не могли же эти пенсионеры произвести столько шума! Оказывается, могли. Евгений скоро в этом убедился.
   Старцы вышли из состояния столбняка и начали выкрикивать какие-то непонятные фразы, при этом делая пасы свободной рукой и ритмично постукивая посохом. Казалось, они танцуют ритуальный танец, призывая силы неведомые смертному человеку. Резко остановившись, старцы вытянули свободную руку ладонью вверх. На них прямо из воздуха материализовались огненные шары, разбрызгивающие в разные стороны искры. Долго не раздумывая, они начали интенсивно посылать друг на друга, эти пульсирующие мячи, которые с ловкостью игроков бейсбола отбивали своими посохами. Со стороны можно было подумать, что старцы затеяли соревнование в спортивной игре, совершено не понятной ему, но весьма популярной в этом мире. Вначале Евгению так показалось. Но первые разрывы и внушительные воронки на земле совершенно изменили его мнение. Это была не игра. Перед ними разворачивался нешуточный бой между тремя могущественными старцами, которые применяли разрушительные оружие непонятное по природе, но намного эффективней бластеров.
   Кто они - эти трое? И куда он попал? Вполне риторические вопросы, ответы на которые Евгений пока не знал. Если он находится в искомой гипербореи, и её населяют вот такие безнадёжно агрессивные особи одного из подвидов гомо сапиенс, тогда понятно, почему таинственный континент исчез с лица земли. Удивительно, что они не уничтожили всю планету.
   Тем временем поединок начал складываться не в пользу старца в сером плаще. Его движения стали медлительней, и он пропустил пару касательных попаданий огненными снарядами. Старец пошатнулся, прикусив нижнюю губу от боли. Его плащ был местами опален и из правого бока на ране показался кровь.
   Противоборствующей стороне тоже досталось. Они стояли покрытые толстым слоем копоти, их плащи медленно тлели и от этого едкого дыма слезились глаза. У одного было сильно обожжена левая сторона лица, у второго лопнули кровяные пузыри на обеих руках. Но никто из троих не желал сдаваться.
   Битва шла до победного конца или до полного самоуничтожения. Бывает такое, что победителей не бывают. Евгений об этом знал и решил вмешаться. Директива 1468 запрещала совершать такие поступки, но ему до чертиков любопытно было узнать, что эти три старичка - фокусника не поделили в замке. Неужели одну на всех кресло качалку или единственный ночной горшок. С этим он мог помочь без проблем. Но для начала надо было остановить драку.
   Евгений настроил бластер на парализующие заряды. Двое на одного это не честно, считал он и для начала выстрелил в одного старика в черном одеянии.
   - Ах ты, щенок! - разъяренно воскликнул тот. Заряд попал в цель, но почему - то не подействовал как нужно. - Тот поплатишься за свою дерзость!
   Старик, не размахиваясь, запустил в Евгения огненный шар. Он отвлекся на какое - то мгновение от своего грозного противника и поплатился за это. Воспользовавшись ошибкой врага, Ярмак - так звали старика в сером плаще, выпустил изумрудную молнию из своего посоха.
   - Что это? - удивленно спросил старик в черном балахоне, рассматривая сквозную дыру в груди, размером с яблоко и замертво рухнул на землю.
   - Серген, я не хочу тебя убивать! - крикнул Ярмак оставшемуся в живых врагу. - Убирайся к своему хозяину и передай, замок принадлежит мне по праву и я не позволю никому находится там, без моего ведома. Вы нарушили закон гостеприимства, решив тайно проникнуть в мою сокровищницу, за что жестоко поплатились! Исчезни с моих глаз, я не желаю больше тебя видеть!
   - Ты ещё поплатишься за это! - злобно прошептал Серген, поднял поверженного напарника на руки и растворился в воздухе.
   - Спасибо, малыш, за помощь, - Ярмак повернулся к лежащему на земле Евгению. Тому удалось, в последний момент увернутся от огненного шара. Но всё равно пламя взрыва обожгло его тело через костюм хамелеон, который выдерживал скользящие попадание боевого бластера. - Но я смог бы справиться сам. У меня всё было под контролем.
   Ярмак подал руку.
   - Что здесь, черт возьми, происходит! - Евгений поднялся с земли и только тут обратил внимание, что его костюм хамелеон включен, значит, он должен был быть невидимым для посторонних глаз. Но это почему-то не происходило. - Где я нахожусь, в далёком прошлом или в недоступном будущем? Кто-нибудь может мне это объяснить?
   - Это всё относительно, малыш, - спокойно ему ответил, Ярмак, - время похоже на спираль, которая находится постоянно в движении. Когда ты занимаешь определенное место на одном из колец этой вращающейся пружины, то невольно повторяешь ее действа, то есть находишься с каждым шагом все дальше в будущем, не важно, сделан тот шаг вперед или назад. И даже если ты, нарушив закон относительности, сумеешь перешагнуть с одной спирали на другую, оказавшись в своем прошлом или будущем, все равно твое побудительное движение будет направлено строго по вектору вперед, то есть назад в будущее. Так что просто надо знать, откуда ты прибыл и все станет на свои места. Самое главное не нервничать. Как тебя звать малыш?
   - Евгений, - не стал скрывать своего имени тот. Его совсем не удивили познания незнакомца. Во всяком случае, познаний по этой прикладной науке, он имел на много больше.
   - Я, лорд Ярмак, владелец этого замка, - представился старец, - приглашаю тебя, Евгений, в свою скромную обитель. Там ты можешь отдохнуть от своего долгого пути и найти ответы на все свой вопросы. Я смотрю ты храбрый и честный юноша. У меня от тебя не будет ни каких секретов.
   Так Евгений встретил лорда Ярмака - великого мага и владельца блуждающего замка. У него он пробыл в гостях дольше, чем рассчитывал и впервые за свою короткую жизнь поверил в волшебство истинное, а не то иллюзионное, которое подают зрителям искусные фокусники, а так же участвовал в нескольких приключениях, но это другая история.
   Вожделенную Гиперборею в этот раз он не нашел. Зато изучив свойства блуждающего замка, который мог перемещаться по бесконечным параллельным мирам, Евгений занялся проектом Хроно-Сити. Тот был успешно завершен и действовал, по сей день. А так же получил в подарок изумительный золотой браслет с шестью большими камнями неизвестной породы, насыщенными вяло движущимися тахионами. Досконально изучив их, Евгений сделал вывод, что энергия, хранящаяся в камнях, может спокойно поддерживать множество станций прямо во временном потоке, если браслет подключить к соответствующей аппаратуре.
  
   - Мистер Соколов, служба слежения засекла не запланированный нашим графиком всплеск энергии! - встревоженный голос Картера безвозвратно развеял туман приятных воспоминаний.
   - О боже, эти нарушители пожалеют, что нарушили мой покой, - беззлобно проворчал Евгений и повернулся к экрану видеофона. - По сгустку энергии вам удалось определить количество нарушителей Хроно-континуума?
   - Вот здесь как раз какая-то чертовщина получается, - ответил Картер,- компьютер показывает: по массе сгустка энергии, а также по остальным параметрам, в прорыве участвует два человека, но следом за ними движется струя непонятных помех.
   - Может, компьютер неисправен? - предположил Евгений. - Включите резервный модуль.
   - Мы уже сделали это. Он показывает то же самое, - уверил Картер. - Какие будут указания с вашей стороны?
   - Осуществляйте перехват нарушителей и внимательно следите за помехами, - приказал Евгений. - Не нравится мне всё это.
   - Будет исполнено! - Картер по-военному отдал честь и исчез с экрана видеофона.
   Тяжело вздохнув, Евгений встал с удобного кресла и направился в центр управления станцией.
   Непонятная тревога бередила его душу. Воспоминания о давно минувших годах, неожиданный сигнал тревоги - всё это не к добру. Сердце ему подсказывало, должно что-то случиться.
   Сев за терминал центрального управления Картер вызвал начальника службы внутренней безопасности:
   - Берк, возьми с собой восьмерых надежных парней и следуй в отсек портала. Будь осторожен. Два неизвестных нарушителя могут оказаться очень опасными противниками. За проведение операции отвечаешь лично.
   - Есть, сэр! - гаркнул немногословный Берк и сразу же приступил к исполнению приказа.
  
   Тем временем Картер на развернутом экране компьютера поймал в виртуальный прицел нарушителей границы ХК и нажал на кнопку перехвата.
   Две светящиеся точки прекратили своё направленное движение, но помехи, образующие расплывчатые желтоватые кляксы, продолжали свой путь. Стоило Картеру преступить к перехвату непонятной цели, как помеха вспыхнула ярким пламенем и мгновенно исчезла с экрана. Картер в сердцах сплюнул, вспомнив древнюю русскую пословицу: погонишься за двумя зайцами - ни одного не поймаешь. Хорошо хоть первый ушастый лопух не успел освободиться из ловушки. Картер всерьез взялся за цель, которая не успела исчезнуть с экрана. Связав нарушителей энергетическим лучом, он подтягивал их к станции. Светящиеся точки стали медленно, но уверенно увеличиваться на экране, пока полностью не заняли весь обзор. После этого компьютер коротко проинформировал:
   - Перехват завершен!
  
   Берк расположил своих людей в отсеке портала по боевому расчету.
   Все ребята были проверены в деле. На их счету немало успешных задержаний нарушителей ХК. Они отлично знали своё дело. Так что можно было не волноваться, а терпеливо ждать добычу.
   Ожидание не затянулась. Из аркообразных ворот портала появился светящийся сгусток энергии, который мгновенно разделился на две равные части и стал постепенно уплотняться, пока не материализовался в две человеческие фигуры.
   - Не с места! Бросайте оружие! Руки за голову, ноги на ширине плеч! Любые лишние движения расцениваем за провокацию и открываем огонь на поражение! - заорал Берк не дав опомниться незнакомцам.
   Два нарушителя ошеломленные такой 'дружеской' встречей замерли на месте. Они с недоумением смотрели на оружие направленное в их сторону.
   - Бросайте оружие, придурки! - 'вежливо' повторил свою просьбу Берк. - Третий раз я глотку надрывать не стану!
   Третьего раза и не понадобилась.
   Звон в ушах от настойчивых требований Берка привел нарушителей в чувство. Смышленые ребята, наконец-то догадались, что находятся там, где меньше всего ожидали оказаться. Они осторожно отстегнули бластеры от поясов, кинули их на пол как можно дальше от себя, расставили ноги шире плеч и положили руки за голову.
   Четверо охранников осторожно подошли к нарушителям, держа оружие наготове. Они их тщательно обыскали, сняли пояса - возвратники, позволяющие мгновенно вернуться в точку отбытия, и только после этого облачили в наручники.
   - Следуйте за мной! - приказал Берк после окончательного досмотра и вышел из отсека.
   Нарушители, окруженные со всех сторон конвоем, последовали за начальником службы безопасности. Они с нескрываемым интересом рассматривали всё вокруг себя. И ничего удивительного в этом не было. Мало кому из обычных людей удавалось побывать на секретной базе ХК, куда доступ был разрешен избранному числу чиновников. А кто всё же побывал, тот молчал как рыба.
   Проследовав по длинным, просторным коридорам станции, по которым то и дело сновали служащие, которые старались из-за своего человеческого любопытства хоть краем глаза взглянуть на таинственных незнакомцев, процессия влилась в огромный зал центра управления. Там их уже поджидал Картер. Он успел доложить Евгению об успешном окончании операции, при этом деликатно умолчав о таинственном исчезновении помех на экране компьютера.
   - Господа, я рад вас видеть на борту станции ХК, - добродушно улыбаясь, произнес Картер, - пожалуйста, удобно располагайтесь в свободных креслах. Сейчас мы произведём ваше опознание. Я думаю, что эта немного деликатная процедура не займет много времени. А потом мило побеседуем на одну очень интересную тему.
   - Интересная беседа всегда приятна, когда в руке держишь бокал хорошего вина, - намекнул один из пленников и сморщился от грубых действие охранников. Нарушителей, не церемонясь, усадили в массивные кресла, намертво привинченные крепкими болтами к полу.
   - Извините, но вы попали в компанию трезвенников, так что обойдёмся без горячительных напитков, - вежливо объяснил Катер и стал наблюдать, как руки нарушителей зажали в стальные обручи, которые находились на подлокотниках кресел. - А теперь посмотрим, что за рыбка попалась в нашу сеть.
   Компьютер неторопливо сделал сканирование закованных пленников, высветив голограмму одного из них, и сообщил:
   - Томас Полонский. Родился на планете Наяда в созвездии Рыбы. Три раза отбывал заключение в Федеральной тюрьме за мелкие мошенничества. В данный момент разыскивается за подложный вексель. По этому, незаконному документу, в Галактическом банке на планете Тринада, ему удалось заполучить 10000 номиналов общепризнанной валюты, под названием галактио.
   Этот дензнак уже давно в ходу на всех цивилизованных планетах. В народе же его называли - просто 'галик'.
   Рядом с первым появилась голограмма второго преступника.
   - Ши Симин. Родился на планете Турбо в созвездии Водолея. Один раз привлекался к трудотерапии за хулиганство. Отбывал заключение в Федеральной тюрьме за торговлю наркотиками. В данный момент разыскивается за угон космического катера метеорологической службы.
   - Значит так, господа жулики и тунеядцы. С тобой, Томас, всё абсолютно ясно. Трудное детство, нехватка витаминов, на сладкое денег не хватало. Вот и приходится изымать излишки из Галактического Банка. А тебя, Симин, я вообще не понимаю. Какого черта ты украл катер метеослужбы? - удивился Картер. - Это посудина еле на ладан дышала. Неужели ничего приличного под руку не попалось?
   - У меня денег на такси не хватало, - проворчал Ши Симин, - на стоянке кроме этого корыта никакого транспорта не было.
   - И куда же ты дел эту реликтовую телегу? - продолжал допрос Картер.
   - Движок сдох на полпути и тачка утонула в болоте,- чистосердечно признался Симин, - я потом полдня отмывался от тины.
   - Может кто-нибудь даст мне воды глоток, а то всё горло пересохло, - подал голос Томас.
   - Потерпи, после нашей милой беседы вас накормят и напоят, - сообщил ему Картер, после чего продолжил.- Значит, вы решили бросить своё старое ремесло и заняться более крутым делом? Из мелких жуликов податься сразу в вольные охотники? Прямо стремительный карьерный рост. Как говорят: из грязи в князи.
   - Командир, не надо нам приписывать то, что мы не совершали, - возразил ему Томас, - никакие мы не вольные охотники, а всего лишь обыкновенные контрабандисты.
   - Ну, если это так, то с вами разберутся федералы, - не стал спорить Картер. - Приготовьте этих неудачников к выдаче федеральным властям. Они будут рады вновь встретиться с этими мошенниками.
   - Начальник, вы же обещали нас накормить и напоить! - напомнил Ши Симин.
   - Такими мелкими жуликами наша служба не занимается, так что пусть федералы вас кормят и поят. Вот если бы попалась, рыбка покрупней, тогда можно было посидеть за одним столом душевно побеседовать, выпить чашечку ароматного кофе. У нас здесь его отменно готовят. А может вы не те, за кого хотите себя выдать? Я вот думаю, может, стоит применить мозговую атаку? Но это очень неприятная процедура. С помощью её мы просветим, как рентгеном, все ваши сокровенные мысли, проникнем во все ваши тайны. Но после этой операции от ваших личностей останется одна лишь оболочка способная только на то, что бы пускать пузыри изо рта и гадить прямо в штаны.
   - Не понял, мы что, попали в 21 век и стали подопытными кроликами? - возмутился Ши Симин. - А как же конвенция о запрете опытов на людях? Это произвол! Вам это с рук не сойдет!
   - Ага, сразу вспомнили о правах человека! А когда вы грабили благонадежных граждан галактического союза, сразу забыли об этих самых правах! - завелся на полную катушку Картер. - А когда вы наносили ущерб государственному имуществу - не думали о подрыве национальной безопасности! Нет, не думали! У вас мысли крутились только в одном направлении, как потуже набить свой карман звонкой конвертируемой монетой! Место того, что бы поменять одну весьма сомнительную профессию на другую, которая тоже преследуется законом, лучше устроились бы на приличную работу, завели семью и жили спокойно, не ожидая в каждое мгновение услышать у своих дверей голос представителя закона: "Откройте, полиция!"
   - А вы сами, когда-нибудь пробовали после тюряги найти приличную работу? - мрачно усмехнувшись, задал вопрос Томас. - Вас сразу же пошлют к чертовой бабушке или отправят в преисподнюю - работать на рудниках, где вы обязательно влипните в какую-нибудь дерьмовую историю, или станете членом какой-нибудь банды.
   - Я никогда не был в вашей шкуре и никогда не буду, - резко ответил Картер.
   - Из-за этого вы даёте нам глупые советы, - ехидно усмехнулся Симин. - И на вашем месте я такими словами не бросался. Как говорит пословица: "От сумы и от тюрьмы - не зарекайся!"
   - Я смотрю, вы что-то слишком разговорчивыми стали, - Картер подозрительно посмотрел на пленников. - Разговор пустой ведете, людей отвлекаете. А мне демагогию разводить некогда, работ по горло. Так что если не хотите говорить, кто вы такие, тогда нам придется применить последние средство, о котором я уже говорил.
   - Неужели не видно простым взглядом, что мы обыкновенные контрабандисты, - вымученно вздохнул Томас, - мы хотели всего на всего проникнуть в 17 век, отяжелить свой карманы золотыми побрякушками, там их говорят - как песка на пляже, вернуться назад и сплавить их на черном рынке, при этом заработать немного денег.
   - Обыкновенные контрабандисты так нагло себя не ведут, находясь под стражей, - возразил ему Картер, - попав в наши руки, они трепещут, как сердце трусливого кролика, и сразу же признаются во всех своих грехах. Нет, вы не те, за кого выдаёте. И мне надоело смотреть на этот дешевый фарс, пора приступать к неприятным процедурам.
   - Так может, придём какому либо другому альтернативному решению нашей общей проблемы, - предложил Ши Симин.
   -Альтернативное решение? - Картер был удивлен такому резкому повороту в разговоре. - И какое же?
   - Все очень просто, - вдохновлено продолжил Ши Симин,- вы предлагаете нам стать вашими агентами. У нас имеются обширные связи в определенных кругах общества, вы понимаете в каких, таким образом, мы могли бы достать вам нужную информацию и сдать всех тех, кто находится в розыске, прямо тепленькими, с нагретой постели.
   От такой наглости у Картера перехватило дыхание. Он словно рыба, выброшенная на берег, молча, открывал рот и закрывал. Так продолжалась около минуты. Из образа Герасима его вывел голос Соколова:
   - Картер, ты допрос уже закончил? И что за птички попали в наши силки?
   - Мистер Соколов, вы только послушайте, что хотят эти наглецы! - возмущению Картера не было предела. - Я сам наглец, видел наглецов, но таких наглецов высокого пошиба вижу впервые!
   - Они у тебя булочку с маком попросили? - решил пошутить Евгений.
   - О нет, совсем другое. Их просьба звучит в моих ушах, насмешкой над нашей службой Хроно-Сити! - лицо Картера побагровело от праведного гнева, в таком состоянии он даже не заметил колкости начальника в свою сторону.
   - Так что же они просят у тебя такого непотребного? - Евгению уже наскучило выслушивать возмущения своего подчиненного. - Водки без алкоголя или сигарет без никотина?
   - Они хотят записаться в доблестные ряды агентов ХК! - наконец-то Картер смог вразумительно объяснить своё неадекватное поведение.
   - О да, такое кощунство нелегко стерпеть, - невольно согласился с ним Евгений, - но не воспринимай их речи так близко к сердцу. Они наверняка всего лишь пошутили. Я угадал ребята? Почему бы немного не повеселиться перед пожизненным заключением на каторжных работах...
   Его речь прервал резкий звук тревожного сигнала.
   - Неужели опять началось? - устало произнес Картер. Да конца его смены осталось всего лишь полчаса. А тут не минуты покоя. - У них, что сегодня - день открытых дверей?
   - Сэр, в континууме обнаружили ещё один прорыв!- рапортовал дежурный оператор, следящий за небольшой светящейся точкой, появившейся на мониторе.
   - Масса тела? - запросил Картер.
   - Девятьсот семьдесят пять килограмм триста шестьдесят грамм! - удивленно воскликнул оператор. - Ого, кажется, мы сейчас поймаем маленький отряд юных археологов!
   - Или большое подразделение взрослых террористов вооруженных до зубов! - дополнил Картер и отдал приказ начальнику службы безопасности. - Берк, бери всех своих людей и занимай оборонительную позицию в отсеке портала! Будьте предельно бдительны. Возможно, произойдёт вторжение на базу противника особо крупными силами!
   - Не беспокойтесь, сэр! Всё пройдет тип - топ!- гаркнул невозмутимый Берк и приступил к выполнению своих обязанностей.
   Картер и Евгений позабыли о незадачливых нарушителей. Всё равно из надёжных оков им самостоятельно не выбраться. Они опустились в удобные кресла и начали наблюдать за трансляцией действий бравого отряда Берка.
  
   Ребята, из службы безопасности, облаченные в пластиковые комбинезоны, которые могут выдержать прямой лазерный удар, шумной, но организованной толпой ворвались в отсек портала. Они грамотно, как на учениях, расположились в боевом порядке, перекрывая своим оружием все помещение.
   Позади своих подчиненных находился Берк возле небольшой скорострельной пушки, выпускающей в секунду более сотни изотопных снарядов, которые с лёгкостью пробивают даже сверхпрочную броню боевых глайдеров. Это на тот случай, если появится вражеская тяжёлая 'кавалерия'. Все замерли, в полном спокойствии, как удав после сытного обеда. Осталось только ждать материализации неопознанного объекта.
   Небольшая светящаяся точка на надежном тральном буксире неотвратимо приближалась к станции. До прибытия оставались считанные секунды. И вот отсек портала озарил огромный сгусток энергии.
   Парни вскинули своё оружие, снятое с предохранителей и приготовились при необходимости открыть огонь. Они напряженно следили за перевоплощением незваного гостя.
   Тем временем, сгусток энергии, перепробовав множество метаморфоз, материализовался в обычный торт, покрытый толстым слоем шоколада и украшенный букетом сливочных цветов. Правда, его с натяжкой можно назвать обычным, если учесть нестандартный вес и колоссальные размеры.
   Увидав появление такого чуда, все присутствующие разразились громким истерическим смехам. Напряжение спало, и со всех сторон посыпались плоские шутки.
   Только Евгений и Картер не разделяли всеобщего веселья. Они с удивлением и в тоже время с настороженностью рассматривали праздничный подарок. Кто его прислал? Ведь никакого торжества в ближайшее время не намечалось.
   - Это что же получается! В наших сплоченных рядах кто - то скрыл свое день рожденье? - строго спросил Евгений всех присутствующих. - Или кто - то неудачно пошутил?
   - Это мы преподнесли вам небольшой сюрприз! - раздался за его спиной голос Томаса.
   - Что вы этим хотите сказать? - спросил Евгений, поворачиваясь к пленникам. - Как это понять?
   К его удивлению, они были свободны от оков и делали себе в левую руку, какую - то инъекцию.
   - Немного терпения, господа, и вы от нашего сюрприза потеряете рассудок! - объявил Томас, одаряя всех своей ослепительной улыбкой.
   Вскоре в этом все убедились. В отсеке портала раздался небольшой взрыв, от которого прекрасный кулинарный шедевр бесформенный массой разлетелся в разные стороны, превратив бравых вояк в шоколадных зайчиков. И сразу же все помещения станции стали заполняться летучим наркотическим веществом. Правда, весь обслуживающий персонал Хроно-Сити не потерял рассудок, как обещал Томас, он погрузился в незапланированный глубокий сон.
   - Идиотскую легенду для прикрытия ты придумал, - произнес Ши Симин, разминая затекшее тело от долгого сидения в неудобном кресле.
   - За то сработанно на совесть, - сказал Томас и обвел взглядом помещение. Кругом лежали в самых неудобных позах беззащитные тела операторов.
   - Я с тобой согласен, но все же в следующий раз наше прикрытие разрабатывать буду я, - категорично заявил Ши Силин.
   - Следующего раза не будет, - возразил ему Томас, - если ты не знаешь, то повторюсь, я всегда работаю один. И только по убедительной просьбе Трайслера я согласился взять тебя в напарники.
   - Понял, не дурак, следующего раза не будет, - Ши Силин оказался на редкость сообразительным парнем, - но если мы сейчас в одной команде, то может, приступим к делу?
   - Ты прав, не будем тратить время зря на разговоры, - согласился с ним Томас, - начинаем наши поиски.
   - Объясни мне доходчиво, как последнему дураку, что именно мы ищем? - Ши Силин задал вопрос на актуальную тему.
   - Если бы я знал, что именно нужно искать, то, давно уже загорал на каком-нибудь очень дорогом курорте, - по ответу Томаса было ясно, что он тоже мало понимал в этом абсурдном предприятии. - Нужно быть самим командором или хотя бы его приближенным человеком, чтобы найти эту конкретную вещицу, а так, мы даже не знаем, как она выглядит.
   - Ха, операция под кодовым названием - пойди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что! - Ши Симин невесело усмехнулся. - И если учесть, что мы наверняка здесь ничего не найдем, и что все галактические патрули перевернут вверх дном даже микронный астероид в наших поисках, после такого наглого вторжения на секретную базу ХК. Можно из этого сделать вывод - мы круглые идиоты, квадратные кретины и треугольные тупицы, если согласились принять участие в таком безнадежном деле.
   - Друг мой, Симин, черная ирония тебе не к лицу. Будь оптимистом, поверь в удачу, и она улыбнётся тебе! - подбодрил своего напарника Томас. - А сейчас мы с тобой разделимся и обследуем каждый укромный уголок этой станции. Обращай внимание на все передовые технологии, секретное оружие и вообще на все непонятное, таинственное. Только тогда нам удастся отыскать неведомое. Но в тоже время не забывай о часе Х. Если наркотик перестанет действовать, а мы еще будем здесь! Тогда, пиши - пропало!
   В первую очередь Томас с Ши Симином вернули свою амуницию, конфискованную бдительными охранниками, только после этого приступили поискам.
   На станции было пять уровней. Некоторые из них занимались: жилыми помещениями, комнатами отдыха, пищевыми отсеками, оранжереями, спортивными залами, бассейнами и развлекательными заведениями. Все это двух диверсантов не интересовало. Их внимание привлекли: арсеналы, доверху набитые всевозможным оружием, научные лаборатории, генераторные отсеки и оперативные залы, архивы, картотеки, склады.
   Все это они оббежали. Все просмотрели, везде заглянули. На каждом предмете, на каждой даже мелкой вещичке стоял знак качества, ОТК и проверенно гостом. Никаких супер секретных разработок им обнаружить не удалось.
   От отчаяния Томасу хотелось биться головой о пластиковые переборки. Но этого делать он не стал. Во-первых, таким примитивным способом прочные стены не пробьешь, во-вторых, можно повредить свою драгоценную голову, а в-третьих, от таких радикальных мер, кроме шишкообразных наростов больше ничего в голове не прибавиться. Не каждому дано быть Ньютоном.
   Томас вызвал Ши Симина, назначил место встречи возле отсека портала. Там они решили обсудить свои дальнейшие действия. Томас, размеренно шагая, направился к ближайшей кабинке лифта. Он шел по блестящему чистотой коридору, перешагивал через бесчувственные тела сотрудников станции, хаотично расположенных на полу.
   Его внимание привлекло одно открытое помещение. Комната отдыха была пуста, хотя компьютер оставался включенным. Там посреди помещения находился золотой браслет, повисший прямо в воздухе.
   Это была обыкновенная ювелирная безделушка, которую, как правило, дарят на день рождение любимой женщине. Казалось ничего особенного. Но почему то этот неброский браслет притягивал к себе взгляд, так и напрашивался, схвати меня и больше никогда не выпускай из рук.
   Томас невольно поддался этому странному магнетизму и попытался завладеть им. Но не тут-то было. Рука прошла сквозь браслет, поймав лишь пустоту. Он оказался обыкновенной голограммой с эффектом реального присутствия. Но что же такого притягательного было в нем? Этого Томас не мог понять. Конечно же, не золото. Такой браслет мог себе позволить купить даже школьник, сэкономив на обедах. А вот камешка на нем были не просты.
   Такого минерала Томасу видеть еще не приходилось. Камни в форме ромба имели абсолютно черный цвет. Они не поглощали в себе солнечные лучи, а преломляли их и выплескивали наружу, создавая гамму мрака широкого диапазона, от серого цвета, до цвета глубокой вязкой черноты, образуя ореол едва различимой дымки спиралью вращающейся вокруг них. И этот браслет Томас видел собственными глазами совсем недавно. Но где, когда и у кого вспомнить никак не мог. Он бесцеремонно влез в компьютер, запросив данные по структуре камней. Перед его глазами появилась разложенная молекулярная клетка минерала. Она пестрела множеством непонятных знаков и названий, среди которых Томас встретил одно знакомое слово - тахионы. Эти шустрые частички свили там целое гнездо, вот только двигались они, почему то вяло.
   И тут Томас вспомнил, таинственный браслет он видел в одном из технических отсеков, тот находился под прозрачным колпаком, от которого в сторону переборки шли толстые соединительные шланги. Он не придал такому факту большого значения, посчитав, что кто-то из персонала станции, в свободное от работы время, решил изготовить для себя красивую безделушку.
   Неужели вся заварушка началась из-за такого пустяка? Если Командор охотится именно за этим предметом, значит, их в ближайшем будущем ждет приличный премиальный вклад.
   Томас посмотрел на часы, действия наркотика скоро должно закончиться. Нужно действовать в ускоренном темпе и быстрей уносить ноги отсюда. Он вызвал Ши Симина, сообщил о своей находке, попросив его подождать в отсеке портала, а сам бросился в сторону технических отсеков.
   Томас появился там одновременно с Ши Симином.
   - Я же тебе сказал, ждать меня в отсеке портала! - возмутился он поведением своего напарника.- Ты должен был подготовить наш отход!
   - Извини, Томми, - как-то слишком, напоказ, смутился Ши Симин, - но я не удержался и прилетел на всех парах поглядеть на чудо найденное тобой.
   Томас в сердцах махнул рукой, на разборки между собой не оставалось времени, надо искать взглядом тумблер, открывающий прозрачный купол. Тот нашелся на небольшой панели управления. Томас привел его в действие.
   Сразу по всем помещениям станции включился тревожный сигнал, а вместе с ним, начал открываться купол.
   - Что это? - встревожился Ши Симин. - Почему сработала тревога?
   - Не знаю, - честно признался Томас, он наблюдал, как четыре стекловолоконных жгута отсоединяются от браслета.
   - Может, нам не стоило этого делать? - неуверенно произнес Ши Симин.
   - Возможно, именно ради этого мы прибыли сюда, - ответил ему Томас и взял в руки браслет.
   - Глупцы, вы даже не знаете, что натворили! - они услышали за спиной отчаянный возглас Евгения.
   Этот факт удивил их. Время действия наркотика еще не прошло, а он был в полном сознании. Но дальнейшие события изумили их еще больше.
   Браслет, лежащий на ладони Томаса, и тело Евгения, покрылись легким туманом, их контуры начали расплываться, как гуашь под воздействием воды, в следующее мгновение они растворились в воздухе.
   Ши Симин схватил за плечи своего напарника, который замер на месте, рассматривая пустую ладонь, слегка встряхнул его, приводя в чувство.
   - Что произошло, Томас? - пытался прояснить ситуацию Симин. - Куда он исчез?
   - Возможно, скоро мы об этом узнаем, - едва различимо произнес Томас, наблюдая, как его правая рука начала приобретать эфемерные очертания.
   - Что за чертовщина происходит?.. - только это успел произнести Ши Симин, прежде чем их поглотил мрак.
  
   * * *
  
   Картер очнулся от нестерпимой головной боли. По рассказам специалистов медиков в этой области, он знал, что так всегда бывает, когда нанюхаешься "Сигмы-12" - наркотического газа мгновенно отправляющего в страну грез все живое, находящееся в радиусе его действия. Как этот наркотик оказался на борту станции? Кто позволил случиться этому?
   - Картер, ты в порядке? - услышал он озабоченный голос оператора Эллен, которая уже давно была к нему не равнодушна.
   - Где мистер Соколов? - поднимаясь с пола, спросил Картер. - Куда делись эти два мошенника? Обыскать всю станцию и взять их под стражу! Да выключите эти занудные вопли аварийной пищалки!
   Он замер на месте. В операторском зале монотонно мигал аварийный свет, и надрывно ревела сирена, оповещающая всех присутствующих о чем-то очень неприятном.
   - Что случилось? Наступил конец света? Почему все лежат, как овощи на грядке? Всем немедленно подняться и последовать к местам службы, срочно доложить о сложившейся ситуации! - дал распоряжение Картер.
   - Двое нарушителей бесследно исчезли со станции! - доложил начальник службы безопасности. - Мистера Соколова тоже нигде нет!
   - Может они отправились на Землю и прихватили с собой Евгения в качестве заложника? - предположил Картер.
   - Исключено, в ближайшее время порталом никто не пользовался, - ответил ему Берк, это мы проверили в первую очередь.
   - Мистер Картер, происходит утечка энергии! - доложил дежурный инженер. -Причина этой аномалии пока не обнаружена!
   - Включите вспомогательный генератор! - посоветовал Картер.
   - Мы это уже сделали. Но если энергия будет исчезать в прогрессивном порядке, надолго его не хватит! - сообщил дежурный инженер.
   - Так, кто мне собирается сообщить еще, что-нибудь плохое? - поинтересовался Картер. - Или уже все, предел, хуже ситуации не бывает?
   - Картер, начала выходить из строя вся компьютерная сеть! - взволнованно доложила Элен.
   - Энергия исчезла, автоматика, и компьютеры не работают. Если в ближайшее время с этими поломками мы не справимся, то вся наша станция превратится в мертвый кусок железа, - мрачно произнес Картер, наблюдая, как у него на глазах рушится отлаженная годами система службы Хроно-Сити. Это был предел всех несчастий, которые ему пришлось пережить за долгий срок работы. Но он в очередной раз ошибся. Самые большие неприятности только начались.
   Картер заметил, как помещение начало покрываться дымкой, все предметы потеряли свои строгие очертания и казались теперь тусклыми размытыми силуэтами. Он хотел спросить: 'что происходит?', но не услышал своего голоса. Все люди замерли, как неживые манекены, казалось, даже воздух застыл в ожидании. Потом ослепительная вспышка и полный непроницаемый мрак. Станция Хроно-Сити исчезла никуда.
  
   * * *
  
   Флагманский корабль "Непобедимый" вышел из гиперпространства и замер на месте. От него отделился модуль. Находившийся там командор, с отеческой гордостью, наблюдал на огромное скопление своей армады, готовой в любое мгновение начать долгожданную атаку.
   Огромные дредноуты, линкоры, крейсера и десантные корабли окружали ровными рядами колоссальных размеров призму, которая являлась центральным командным штабом объявившегося в пределах галактики агрессора и в тоже время была секретным оружием, мощь которого не видела еще ни одна из населенных звездных систем. Вот к этой странной по форме станции, направился модуль.
   Командор неспешно вышел в огромный ангар. Цветов и торжественной музыки не было. Зато его встречал почетный караул, стоящий в две шеренги по стойке смирно. Адмирал Фриз, в сопровождении генерала Амина, чеканя шаг, как на параде, приблизились к Командору. Они вытянулись в струнку и замерли в ожидании приказаний.
   - Доложите обстановку! - голос командора был лишен эмоций. Он верил в то, что план, тщательно разработанный им лично, не даст сбоя. Так что сама фраза была риторической, ответа на нее можно было не ждать.
   - Флот готов к началу атаки, командор, все ждут вашего приказа! - рапортовал адмирал Фриз. - Весь высший командный состав ожидает вас, сэр, в штабе тактического планирования, как вы распорядились!
   Игнорируя доклад адмирала, командор проследовал через широкий коридор почетного караула в кабину лифта. Следом за ним, стараясь идти в ногу, туда вошли адмирал Фриз и генерал Амин.
   Они поднялись на восьмой уровень. Лифт их доставил прямо в штаб тактического планирования. Все там присутствующие, сразу же встали по стойке смирно, приветствуя своего предводителя.
   - Вольно! - дал команду командор и опустился в высокое мягкое кресло, чем - то напоминающее трон. Его взор сразу же был прикован к объемной голограмме, расположенной посреди огромного зала. Она изображала галактику, окруженную по всему периметру светящимися точками, которые являли собой станции Хроно-Сити. Таймер показывал, до начала операции, по уничтожению этих объектов, осталось всего лишь полторы минуты.
   - Группа ликвидаторов готова?- поинтересовался командор.
   - Так точно, сэр!- доложил адмирал Фриз. - Только одна из групп, ее расположение в районе Земли, выбилась из графика на четверть секунд!
   - Кто отвечает за ход операции? - голос командора был строг и сух. Его не интересовало причина задержки одной из групп. Он просто никому не мог позволить нарушить хронологию операции, даже на такой короткий отрезок времени. И за это виновный должен ответить.
   - Я, сэр! - коротко ответил генерал Амин, судорожно сглотнув слюну, стараясь хоть ей облегчить нервный спазм в горле.
   -Генерал Амин, вы разжалованы! - гневно прорычал командор.
   Все присутствующие в зале могли поклясться, что видели, как два рубиновых луча вырвались из глаз их грозного предводителя. Они пронзили широкую грудь генерала Амина. Он, корчась от мучительной боли, упал на пол, и через некоторое время затих. Его тело начало быстро уменьшаться в размерах. И вот уже в пустой форменной одежде барахтался, невинно улыбался грудной ребенок.
   - Генерал Амин был хорошим солдатом! - слова произнесенные командиром, звучали, как молитва над гробовой плитой, мрачно и в тоже время, торжественно. - Так дадим ему еще один шанс. Отнесите его в детский приют и воспитайте из него хорошего ассенизатора!
   После наглядной демонстрации ужасного, загадочного дара, его распоряжение было выполнено мгновенно. Командор посмотрел на голограмму. Время пришло. Атака на Хроно-Сити началась.
   Точки, обозначающие секретные базы, вспыхнули все одновременно, яркими язычками пламени и бесследно исчезли с экрана. Только одна станция, контролирующая сектор Земли, не подверглась разрушающему катаклизму. Она медленно потухла сама собой и исчезла никуда. Но такой непонятной аномалии с ее стороны, Командор даже не заметил, ему предстояло произнести пламенную речь, на которой он в данный момент сосредоточил все свое внимание.
   Прокрутив в голове еще раз свои слова, Командор начал свое напыщенное выступление хорошо поставленным голосом, с расстановкой и паузами в нужных местах:
   - Мой народ!
   Сыны и дочери Сотера!
   Мира, спасшего нас после долгих лет гонений и преследований в пределах родной галактики!
   Долгое время мы не подымали головы!
   Мы были подавлены, были сломлены только от одной мысли, что лишились своей родины, своего дома, своей родимой колыбели!
   Нам казалось, что все мосты вернуться назад сожжены!
   Но вот, время испытаний и лишений миновало!
   Теперь мы, не те испуганные изгои, вздрагивающие при виде своей собственной тени!
   Нет.
   За то время, что отпустил нам Всевышний, мы окрепли!
   Мы нарастили стальные мышцы на своих крепких остовах!
   Мы возродили нашу силу!
   Мы возродили нашу мощь!
   Мы возродили нашу гордость!
   Мы обрели свое единство!
   И вот мы вернулись!
   Мы восстановим попранную справедливость!
   Мы изменим ход истории!
   Да, это нам сейчас по силам, с нашим новым сверхоружием!
   Сегодня мы стоим плечо к плечу! Локоть к локтю!
   И эта наша воинская сплоченность приведет к триумфальной победе!
   Потому что мы величественны, как непоколебимые горы!
   Мы тверды как гранитный монолит!
   И мы знаем!
   Мы просто уверены!
   Наш час настал!
   На каждом корабле великой армады, все члены экипажей, солдаты, а также обслуживающий персонал, во время выступления своего вождя, вытянулись в струнку и с открытым ртом слушали пламенную речь. Их взоры были обращены на многочисленные голограммы Командора, и поэтому никто из них не заметил, как небольшая яхта проникла на борт штабной станции.
   -Адмирал Фриз, хроновыверт к бою готов? - спросил Командор после своей речи.
   - Так точно, сэр, хроновыверт к бою готов! - доложил адмирал.
   - Приступайте к нанесению удара! - приказал Командор. - Импульс ставьте на полную мощность!
   - Есть, сэр! - с готовностью вскрикнул адмирал, после чего начал энергично раздавать приказы.
   Весь обслуживающий персонал станции пришел в движение, занимая свои боевые посты. Только один Командор был неподвижен. Он сидел в кресле и немигающим взглядом смотрел на голограмму галактики, судьбу, которой решало его единственное слово, которое ему не терпелось произнести.
   Одна из граней величественной призмы потеряло свою монолитность. Лепестки створ медленно, бесшумно разошлись в стороны, открывая темный зев шлюза. Из него появился изумрудный стометровый стержень, окруженный крупной, волокнистой спиралью.
   Установка к нанесению удара была готова. Но Командор медлил с командой. Он в очередной раз хотел насладиться своим божественным величием, дав крохотную отсрочку безмятежного спокойствия этой галактики, не подозревающей о грозящей ей опасности.
   Через несколько мгновений грозное оружие нанесет всего лишь один неотразимый удар и время в этом огромном участке вселенной повернется вспять. Бесследно исчезнут многовековые цивилизации, расплодившиеся, как саранча по всей галактики. Останутся только маленькие очаги аборигенных населений, объединенные в полудикие племена и ведущие ежесекундную борьбу за выживание с первобытной, необузданной природой. И тут появится ОН - Командор, Бог и Властелин в одном лице.
  
   Над разработкой установки хроновыверта трудились лучшие ученые умы на протяжении неисчислимо долгих и томительных десятилетий. И не смотря на их упорство, из этой безумной затеи ничего у них не выходило.
   Расчеты ученых строились на основе выделения энергии при испарении небольших черных дыр. Например: такой объект с массой 1000 тонн испаряется за время порядка восьмидесяти четырех секунд, выделив энергию, равную взрыву десяти миллионов атомных бомб средней мощности, при этом происходит интенсивное завихрение тахионовых частиц, ранее поглощенных черной дырой. Ученые собирались упорядочить вектор передвижения завихрений, преобразив их в рассеянный луч, который собирались направить в сторону галактики и с помощью него задействовать регрессию, повернув время вспять. Правда, им не нужна была такая большая масса черной дыры, для оружия подошло бы и одной тонны. Но тут возникла заминка. Для создания черной дыры ученым хватало энергии, а вот для преобразователя тахионовых частиц в рассеянный луч, они не могли создать подобающее оборудование, просто не хватало познаний в этой области.
   Выйти из этого тупика помог могущественный покровитель. Он появился ниоткуда, как чертик из табакерки, одетый в обыкновенный черный холщевый плащ, фетровую шляпу, широкие поля которой, полностью затеняли лицо. В правой руке незваный гость держал деревянный посох, вершину которого венчал граненый изумруд дивной красоты. В левой руке у него находился, хрупкий на вид предмет, сделанный из горного хрусталя, тонких металлических деталей и напоминающий королевский скипетр.
   - Возьми, великий воин, этот дар! - гулко произнес незнакомец, и протянул Командору ту странную вещь, отливающую рубиновым цветом. - Этот 'Планкеон' поможет тебе покорить любой мир! Против него не сможет устоять, даже самый могущественный враг!
   Командор, как зачарованный протянул руки. Он принял драгоценный дар. Кто же добровольно откажется от такой вещи, как власть над всем миром.
   - Как тебя звать, старец? - спросил он, с интересом рассматривая таинственный подарок. Но ответа не дождался. Командор поднял взгляд и с недоумением заметил: в помещении кроме него никого не было. Таинственный старец как появился, так и исчез незамеченным. Только странный предмет, напоминающий королевский скипетр грел руки, да напоминал об этой встречи.
   'Планкеон' ученые приняли с нескрываемым восторгом. Как раз именно такой небольшой детали не хватало им для завершения работы. Дело у них
   сразу же пошло споро. Через пару лет они закончили строительство глобального проекта под кодовым названием хроновыверт. Но и сам Командор получил нежданный подарок. После исчезновения незваного гостя, он получил божественный дар, о котором и не мог мечтать. Теперь в его власти было - любого взрослого человека, с помощью мысленного приказа, превратить в младенца или пышущего здоровьем юношу - в дряхлого старца...
  
   - Залп! - очнувшись от воспоминаний, дал команду Командор.
   Сразу же натужно загудели генераторы. Спираль, стелящаяся вокруг изумрудного стержня, начала пульсировать фиолетовым огнем. Командор замер в немом ожидании. Полевых испытаний секретное оружие не прошло, боялись раньше времени оповестить о нем своих заклятых врагов. И теперь от этого единственного выстрела зависела судьба многих людей.
   Частота пульсаций увеличилась. Сам стержень стал наливаться ярким изумрудным светом. Вой генераторов перешел в ультразвук. И вот из ствола адского оружия вырвался невидимый рассеивающий луч, который полетел по направлению к галактике. Неожиданно натужный вой генераторов стих. Хроновыверт прекратил свою разрушительную работу.
   - Доложите, что случилось? - приказал Командор, теряясь в догадках.
   - Мы еще не разобрались, сэр, но хроновыверт почему - то не работает! - сразу же отозвался адмирал. - Инженеры стараются выявить и сразу же устранить поломку!
   У Командора кольнуло в груди от предчувствия чего - то непоправимого.
   - Компьютер, покажи зал главного преобразователя! - мгновенно сориентировался он.
   Голограмма галактики мгновенно исчезла. На ее месте появилось объемное изображение помещения заполненного различными сложными электронными блоками. Казалось, что там все было в порядке . Почти в порядке. Прозрачный купол над одной из консолей был девственно пуст.
   - Кто украл мой 'Планкеон'!!! - яростный крик полный праведного гнева сотряс стены и переборки станции.
  
   Время настоящее.
   Глава 3. Последствия ДТП.
  
   - Садись, прокачу с ветерком!
   Предложила улитка муравью.
   - Извини друг, но я не люблю
   Быстрой езды - вежливо ответил
   Муравей, - да и на поворотах
   Тебя заносит.
  
   Когда Вячеслав Добрынин вошел в спортивный зал, один из его учеников отрабатывал один из сложнейших комплексов, взятый из школы северного Шаолиня. C стороны казалось, что он выполняет какой - то замысловатый танец, состоящий из плавных движений, переходящих в резкие выпады, а также из немыслимых акробатических пируэтов, от которых у нормального человека уже давно закружилась голова.
   - Здравствуй, Николай,- приветствовал своего ученика Вячеслав,- что - то ты сегодня рано появился в гимнастическом зале. Тренировка начинается только через три часа.
   - Доброе утро, сенсей, - Николай Громов прервал свое занятие, сделал традиционный поклон, не отрывая глаз от своего учителя. - Мне с утра Ирина позвонила. Предложила съездить на пляж, немного позагорать, искупаться, оторваться, расслабиться на полную катушку. Вот я и решил пораньше зайти сюда, немного размяться, повторить пройденное, чтоб не потерять форму, да отпроситься у вас с тренировки на сегодня.
   - Тренировка у нас дело добровольное. Это же не Шаолиньский монастырь, где все занятия происходят под строжайшим присмотром наставников, - Вячеслав подошел к Николаю и пожал его крепкую ладонь, - так что можешь со спокойной душой отправляться на пляж, но перед этим, если уж у тебя возникла потребность немного размяться, займемся "Столбами мэйхуа".
   Это трудное упражнение берет название от пятилепесткового соцветия китайской сливы мэйхуа и считается одним из самых древних. Оно используется для развития вестибюльного аппарата и интуитивной точности движений.
   Николай с тоской посмотрел на девять столбов метровой высоты расположенных квадрат в квадрате. У него сразу же упало бодрое, утреннее настроение и пропало желание продолжать тренировку. За три месяца упорной работы он наловчился, используя положения мабу, гунбу, дули бу передвигаться то по периметру, то по диагонали, при этом нанося удары руками и ногами, ведя бой с тенью.
   Увидев прогрессирующие успехи своего лучшего ученика, Вячеслав решил усложнить упражнение. Он подвесил над столбами пять баскетбольных мячей набитых песком. Теперь задача Николая заключалась в том, чтобы раскачав эти тяжелые снаряды, суметь свободно перемещаться по столбам и в тоже время не попасть на траекторию движения круглых маятников, успевая наносить удары по ним.
   До сих пор ему удавалось продержаться на этих осиновых пеньках не больше полтары минуты, затем следовало падение и не всегда удачное. А полы деревянные такие жесткие.
   - Слав, а ты сам, сколько продержишься на этом тренажере? - пряча ехидную улыбку, поинтересовался Николай.
   - Я что, больной на голову, чтобы лезть на эти столбы, - ответил ему Вячеслав.
   - Что? - задохнулся от возмущения Николай. - Ты что за шута здесь меня держишь?
   - Шутка, - успокоил своего ученика Вячеслав, - не надо все мои слова воспринимать в серьез.
   - Ну и шутки у тебя, однако, - остыл Николай, - а если всерьез, сколько ты продержишься?
   - Сейчас уж не помню, давно не пробовал. Но в былые времена мы проводили на этих столбах даже спарринги.
   - Лихо! - восхитился Николай.
   - Но пока до этого дошло нам пришлось собрать целую коллекцию шишек на спине, голове и на пятой конечности. Некоторые, отчаявшись, решили не залазать на этот тренажер. Тогда сенсей, собрал нас всех вместе и рассказал одну старую китайскую притчу. - Вячеслав вел свой рассказ медленно и доходчиво:
   - Жил на свете мудрый журавль, обладавший тайным знанием бытия. У него настолько был развит интеллект и абстрактное мышление, что он мог с закрытыми глазами, пощупав клювом любую вещь, сказать своему хозяину о внутренней сущности этого предмета, то есть, что там внутри находится, и о его возможном применении в быту.
   Был у журавля заклятый враг - злой колдун, ужасный на лицо да по характеру противен. Он до кончиков своих волос ненавидел все человечество. Много раз журавль мешал ему воплотить в жизнь его черные замыслы. И задумал злой старикашка, погубить мудрую птицу. Для этого решил колдун превратиться в статного юношу и проникнуть во дворец, где обитал журавль.
   Хозяин журавля очень гордился своей длинноклювой птицей. Тогда считалось чем длиннее клюв, тем мозгов больше в голове. Он не упускал возможности похвастаться ее способностями, чтоб привлечь внимание иностранных турфирм, тем самым пополняя свою казну.
   Однажды, когда журавль в очередной раз развлекал импортных туристов, заплативших кругленькую сумму за необычное представление, во дворец вошел благородный юноша, держа в руках две большие бутыли закрытые сургучом и заплетенные берестовыми лентами до полной непроницаемости.
   Он с почтением поклонился присутствующим и с уважением обратился к
   хозяину мудрой птицы:
   - Приветствую тебя, владыка этого шикарного гостиничного двора! Желаю крепкого здоровья и прибыли большой в твоем бизнесе. Слухи о твоей ученой птице достигли даже дальних стран. Вот и до моих ушей они долетели, хотя немного я глуховат. Идти мне до тебя пришлось уж слишком долго. Ведь шел пешком я, на транспорт денег не хватило. Те слухи, что моих ушей коснулись, столь удивительны, что трудно им поверить. И я решил проделать этот долгий путь, чтоб чудеса те, узреть лишь взглядом. Не гневайся, хозяин, и позволь назначить испытание твоей мудрейшей птице.
   - Какое испытание приготовил ты, юнец, истоптавший понапрасну свою обувь? - благодушно спросил хозяин, польщенный лестью юноши.
   - Пусть твой журавль, с помощью носа, закрыв свои глаза, ответит, какова сущность того, что вложено в моих сосудах.
   - Засунь же поскорей, свой длинный клюв в бутыли те! - обратился хозяин к своему журавлю. - И докажи, юнцу, пришедшему ко мне, что ты не зря клюешь с тарелки дармовую кашу!
   Журавль медлил, замерев возле двух принесенных сосудов. Он уже догадался по колючему взгляду незнакомца, что перед ним находится опасный и непредсказуемый человек, желающий ему чем - то навредить. Но как ни пытался, не мог вспомнить его среди своих врагов. Тогда журавль, гордо вытянув длинную шею, произнес:
   - Для того чтобы узнать, какова сущность и предназначение сосудов, мне вовсе не обязательно засовывать в них свой драгоценный клюв. Здесь ясно все и так, если размышлять логически, имея дедуктивное мышление. Когда пришелец поставил одну бутыль, кстати, не такую уж тяжелую, как он хотел показать, я услышал там какой - то едва различимый шорох и шипение. Можно подумать, что сосуд пустой, на самом деле, там находятся змеи, несущие своими ядовитыми зубами смерть. Вторая бутыль потяжелей, и я услышал, как там плещется вода. Но запах миндаля, который трудно спутать с каким другим, несет такую же опасность.
   Ошеломленный ответом хозяин, жестом приказал своим секьюрити разбить сосуды. Те сразу же кинулись исполнять желание своего господина. Среди черепков одного из сосудов показалась очень ядовитая змея, которая сразу же была уничтожена. А жидкость из другого кувшина пролилась под дерево и то тут же засохло. Злой колдун не стал дожидаться скорой расправы над собой. Он исчез, и никто не мог его найти.
   Вячеслав ненадолго замолк и глубоко задумался о чем - то о своем.
   - Так какой смысл таит в себе эта сказка? - устав ждать продолжения, задал вопрос Николай.
   - Это притча, Коля, - поправил своего ученика Вячеслав, - глубокий смысл таит она в себе, а какой именно я до сих пор понять не могу. Наш, уважаемый сенсей, не удосужился нам растолковать эту шараду, а у самих фантазии не хватило. Зато упорства было у нас не занимать. Каждодневные тренировки дали результат. Мы себя на этих столбах мэйхуа чувствовали, как макаки на лианах. Так что не расслабляйся, вставай и приступай к упражнению. Помни поговорку: голова нужна не для того чтобы шляпу носить, а для того чтобы доски ломать.
   Выслушав наставление своего сенсея, Николай взобрался на снаряд, укрепился на снаряде в положении мабу и постарался сконцентрироваться на выполнении задания. Так он простоял около минуты, и только после полного слияния инь и янь начал плавно перемещаться по столбам мэйхуа постепенно наращивая темп, успевая ударять и уклонять от хаотично несущихся мячей прямо на него.
   Такой тактический поединок с превосходящими силами, в лице кожаных мячей, продолжался около пяти минут, которые Николаю показались вечностью. На шестой минуте один из маятников предательски попал ему в спину. Николай, потеряв равновесие, слетел со столбов. Проделав в воздухе кувырок через голову, он удачно приземлился на ноги.
   - Неплохо, совсем неплохо для желторотого юнца, - скрывая свою радость за видимые успехи своего ученика, произнес Вячеслав, - для опытного бойца, который занимается восточными единоборствами целых, пять лет - это позор! Наши доблестные ратники с мечами в руках могли сутками сражаться с врагами стоя на сваях посреди бурлящей реки. А ты сумел продержаться всего пять минут. Давай повторим все с начало.
   - Слава, я же тебе говорил, что сегодня собирался уйти пораньше, - напомнил Николай, - Ирина будет ждать.
   - А что уже пора? - удивился Вячеслав. Когда занимаешься любимым делом, не замечаешь, как быстро летит время.
   - Да, уже пора, - подтвердил Николай.
   - Ну что ж, счастливо поваляться на песочке, - попрощался Вячеслав.
   - До свидания, сенсей, - Николай сделал традиционный поклон и поспешно удалился в душ.
   Освежившись, он переоделся, закинул на плечо спортивную сумку, вышел на улицу и не торопясь направился к месту встречи с Ириной.
   Настроение было прекрасное. Жаркое лето, такие долгожданные каникулы, успешно сдана сессия, и переход на четвертый курс обошелся без проблем, ну и конечно встреча с любимой девушкой - все это в совокупности подымает тонус до беспредела.
   Путь его лежал по площади Ленина. Прекрасное место для неторопливой прогулки. Чистый бульвар, затененный кронами деревьев посаженых в ряд, кустарник, ровно постриженный садовниками, клумбы цветов, радующие глаз, система фонтанов прибавляющих в сухой жаркий воздух немного влажной свежести и прохлады. Одно удовольствие там проводить время для молодых мам с их маленькими киндерами, да для пенсионеров: сиди на лавочке, читай газету, аль глазей по сторонам, наслаждайся покоем.
   С правой стороны, на возвышенности, величественно расположился Астраханский кремль - краса и гордость города. С левой стороны - красивый фасад старых домов, за которыми скрыты от посторонних глаз убогие лачуги. Ну и конечно посреди площади находился памятник Ленину. Как же обойтись без этого анахронизма, ушедшего в небытие спокойного и счастливого застойного периода, когда коробок спичек стоил одну копейку, а стакан газировки с сиропом можно было купить за три.
   Не сильный порыв ветра растрепал его слегка влажные волосы. Николай улыбнулся. Ему нравился летний веселый и очень не предсказуемый ветерок. Он своими, на первый взгляд невинными, но в то же время неожиданными и озорными порывами, не редко приводил в смущение скромных девушек и гордых непреступных дам. Если посмотреть со стороны за его проделками, то можно созерцать множество пикантных ситуаций, от которых краснеют скромницы, а скромники отводят в сторону свой взор.
   - Извините, сэр, что побеспокоила вас, - раздался позади Николая знакомый голос, - но, кажется, у вас шнурок развязался.
   - Спасибо, мадам, за предупреждение, - поблагодарил он и по инерции посмотрел вниз.
   Шнурок на самом деле был развязан. Николай нагнулся, привел обувь в порядок и только после этого продолжил свою речь:
   - А то знаете, мог бы споткнуться и заработать себе сильный ушиб. Пришлось бы вам таинственная незнакомка, приходить ко мне в больничную палату приносить каждый день свежие цветы и полные витаминов фрукты. За такой благородный поступок я обязан отблагодарить вас теплым дружественным поцелуем.
   - Я готова, сэр, принять от вас такую благодарность, - отозвался тот же голос.
   Улыбаясь, Николай развернулся, готовый принять в объятия свою любимую девушку и замер с открытым ртом. Напротив него стояла объемистая толстушка, заслонявшая своим необъятным телом практически весь тротуар в ширину. Она томно прикрыла глаза и вытянула чувствительные губы готовая принять обещанный поцелуй.
   - Извините, пожалуйста, я обознался, - Николай был смущен до кончиков волос. Он боком торопливо протиснулся мимо пышной девушки и чуть ли не бегом припустил прочь.
   - А как же обещанная награда! - догнал его обиженный голос спасительницы. Он опасливо обернулся. Слава богу, толстушка не поспешила за ним в надежде заполучить обещанное вознаграждение. Тогда Николай постепенно перешел на размеренный шаг. Сделав несколько дыхательных упражнений, он вернул себе душевное равновесие и сразу же заметил, что двигается не в том направлении. Небольшой конфуз совершено вывел его из колеи. Такое случилось с ним впервые.
   - Привет Ник, ты что, только идешь на тренировку? - раздался позади тот же знакомый голос. - А как же пляж?
   Неужели та толстушка - веселушка все же передумала, успела догнать его, что бы продолжить свою безобидную хохму? Николай решил не оборачиваться. Он прибавил шагу, переходя на спортивную ходьбу.
   - Эй, у тебя что, в ушах бананы? - не отставал от него все тот же голос.
   Надеясь пресечь навязчивое преследование, Николай резко обернулся и столкнулся грудью со своей ненаглядной Ириной. Никакой незнакомой пышной дамы поблизости не наблюдалось.
   - Ты что Ник, на завтрак мухоморов объелся? - озабочено спросила Ирина. - Не слышишь меня, бежишь куда - то галопом, словно готовишься к олимпийским играм по спортивной ходьбе на марафонскую дистанцию?
   - Извини, Ириш, я, кажется десять копеек потерял в раздевалке вот и решил вернуться обратно, чтобы найти свою драгоценную пропажу, - вот так сразу, что-нибудь получше, он придумать не смог.
   - Значит, наши планы не рушимы, и мы прямиком направляемся на пляж? - ответ Николая Ирину вполне удовлетворил.
   - Направляемся на пляж,- томно повторил Николай, нежно поцелуя Ирину в щечку. - Как будем добираться, на такси или на общественном транспорте?
   - Обижаешь, начальник,- с наигранной гордостью произнесла Ирина.- Теперь в нашем распоряжении всегда будет находиться железный жеребец. Вот полюбуйся.
   Она жестом руки показала на обочину дороги. Любоваться было чем. Николаю в глаза бросился припаркованный на обочине двухместный БМВ красного цвета, горящий под лучами утреннего света, безукоризненной полировкой.
   - Чтоб мне сдохнуть!- восхищенно воскликнул он. - И кто ж тебе подогнал такое точило? Тебе, что, богатый дедушка из Америки наследство оставил?
   - Вовсе нет,- беззаботно бросилась объяснять Ирина.- Мой драгоценный папуля все же выполнил свое обещание, я сдала сессию на 'отлично', он мне за это автомобиль. Ну, что ты прирос к месту, как дерево к клумбе? Пошли, прокатимся с ветерком.
   - Всегда готов!- воскликнув заезженную фразу, Николай рванул к новенькой БМВ. Он уже готов был открыть дверцу, когда услышал Иринин голос:
   - Ник, Минздрав предупреждает: катание на чужих машинах вредит Вашему здоровью.
   Николай обернулся на голос.
   Ирина стаяла немного в стороне, около не первой свежести ВАЗ - 2109. Он отдернул руку от двери БМВ, словно перед ним находилась гремучая змея. Так, приехали. С самого утра с ним творится что - то не ладное, не к добру все это. Николай медленно подошел к местами покрытому ржавчиной и небольшими вмятинами 'чуду' отечественного Автопрома и не лишенного скептицизма тоном произнес:
   - Так значит вот этого механического гибрида упрямого осла и безмозглого барана ты называешь железным жеребцом?
   - А ты что, раскатал губки на новенькую иномарку? - без капли смущения произнесла Ирина. - Так постарайся уж, закатай обратно. Мой папенька не подпольный миллионер и не наркодиллер, чтоб иметь деньги на такую роскошную машину. И прекрати моего 'Мустанга' обзывать обидными словами.
   - Мустанга? - удивился Николай. - Почему Мустанга?
   - Что же здесь непонятного. Вы, мужики, свои машины называете 'ласточками', мы женщины называем их 'мустангами', получается так же нежно и ласково, - Ирина любя погладила капот машины.
   - По мне так это корыто с болтами вообще с места не двинется, - пробубнил себе под нос Николай, обходя вокруг автомобиля, которому в пору было стоять на постаменте с надписью: 'Достижение отечественной техники прошлого века в развале российской экономики'.
   - Что ты сказал? - поинтересовалась Ирина, подозрительно посмотрев на своего друга. - Ты опять затронул честь моего транспортного средства?
   - Что ты дорогая, - успокоил ее Николай, - я просто вслух подумал: резвая лошадка, несмотря на старость.
   - Еще какая! - польщенная словами улыбнулась Ирина. - Сейчас ты в этом убедишься! Садись, прокатимся с ветерком!
   Она нажала на дверной замок. Тот наотрез отказался открываться. Ирина виновато посмотрела на Николая, пожала плечами и обошла машину, пробуя открыть дверь с другой стороны. Результат был тот же.
   - Может, попробуешь открыть ключом? - предложил Николай.
   - Я бы попробовала, но они торчат в замке зажигания, - смущено ответила Ирина.
   - И что будем делать? - поинтересовался Николай, попытавшись открыть двери. Упрямое железное существо, ни в какую, не хотело подчиняться чужой воле. - Может, стоит вызвать эвакуатор или МЧС?
   Но Ирина уже не реагировала на слова своего друга. Она суетилась возле машины, продолжая делать безнадежные попытки вскрыть автомобиль, при этом извергая наружу праведный гнев:
   - Ну, папенька, ну удружил, экономист перерощенный, с садистскими наклонностями господина Макаренко и мистера Павлова! На, Ирочка, доченька дорогая, драгоценный подарок. Смотри, води осторожно, не сломай! Колеса новые, надежные, замки с секретом, жулики не откроют! Конечно, не откроют, если сама хозяйка незакрытую на ключ дверь не может открыть!
   - Окна что же не открыла, на улице жара? - Николай советовал, как мог, не очень разбираясь в технике.
   - Их тоже заклинило, не хотят опускаться! Ну, папенька, ну спасибо, удружил! Могу поспорить, что он выбрал из всей рухляди самую дешевую. А потом еще говорит: научишься уверено водить автомобиль, куплю что-нибудь получше! Да пока на этом гробу на колесиках научишься ездить, поседеешь и станешь заикой!
   Около них уже начала собираться толпа любопытных зевак. Да и кто откажется от бесплатного цирка особенно в летнее утро в выходной, когда можно не спешить на работу.
   Поиздевавшись немного над своей хозяйкой, автомобиль, наконец-то решил сжалиться. Он позволил открыть одну дверь - заднюю, багажную. Ирина решила - лучше так, чем вообще никак, пролезая в открывшийся проем. Николай, не раздумывая, последовал за ней. Кое-как протиснувшись, они расположились на передних креслах.
   - Уф, - с облегчением вздохнула Ирина, вытирая тыльной стороной ладони, вспотевший лоб. - Завтра же отгоню ее в ремонт.
   - А где GРS - навигатор? - спросил Николай посмотрев на панель.
   - А также кожаный салон, климат контроль и все опции, - ехидным голосом добавила Ирина, - дождешься от моего папани такого. Хорошо, что CD додумался поставить.
   Она повернула ключ зажигания. Двигатель на удивление завелся с пол оборота.
   - Ну, с богом! - воодушевлено произнесла Ирина, и они тронулись в путь. - Пристегните ремни, идем на взлет!
  
   * * *
  
   Мотокросс - это не увлечение и не приятный досуг - это стиль жизни. Во всяком случае, так считал Петр Петров. Кроме мотокросса, другого мира для него не существовало.
   Когда не было соревнований, он не вылезал из гаража, перебирал движок своего мотоцикла, стараясь довести его до совершенства.
   Этот небольшой легкий, резвый металлический конь должен быть готов в любое мгновение сорваться с места, окруженный своими собратьями и стремительно лететь вперед жадно переваривая в своем механическом желудке бензиновую смесь. Только таким образом можно добиться лидерства, первым придти к заветной черте, над которой на широком транспаранте большими буквами написано одно решающее слово "ФИНИШ".
   Небольшой мотоцикл, соблюдая все предосторожности, доставляли к месту соревнований только строго в специально приспособленном прицепе, словно это был дорогой арабский скакун, подготовленный для престижного аукциона.
   Многие, кто видел выступления Петра, не понимали, почему такой талантливый спортсмен с большим потенциалом не уедет за рубеж выступать за какую - нибудь престижную команду. В Италии после международных соревнований по мотокроссу к нему подходили местные тренера и предлагали влиться в известную на весь мир команду супербайкеров. Приличный контракт, о котором он в России мог и не мечтать, (Ямаха Р-6), новенькая прямо с конвейера. Но Петр отказался по двум причинам. Во-первых, он был до последней серой клеточки мозга патриотом своей родины, во вторых супербайк ему казался слишком уж тепличным видом гонок. Конечно Ямаха мощная и красивая машина, обтекаемая как капля воды форма и прямой впрыск топлива прямо в двигатель позволяет ей по прямой развивать скорость более двухсот пятидесяти км. Но это все не то. Нет никакого кайфа, нарезать круги по кольцевой трассе с ровным, как стекло бетонным покрытием.
   Другое дело мотокросс, не гонки, а сплошной экстрим. Там большую скорость не выжмешь, от силы 55км. Но сама трасса чего стоит, песок, грязь, резкие повороты, бугры, неожиданные впадины. Во время гонок не зевай или мигом вылетишь из седла. Вот такие условия устраивали Петра. Сплошной экстрим, будоражащий кровь адреналином.
   Была еще одна привязанность у него. Вернее выразиться, имелись нежные чувства к особе женского пола по имени Жанна. С ней Петр познакомился совершено случайно при весьма необычных обстоятельствах.
  
   В тот памятный день, уже к вечеру, он покинул своего железного питомца. Голодный и грязный Петр подошел к двери своей квартиры, полез в карман куртки, а там кроме ключей от гаража больше ничего не было. Вот такая незадача. Осталась только одна надежда - на бабушку. Если сильно постараться, постучать, позвонить, поднять на ноги полдома, тогда она, может быть, услышит и откроет входную дверь.
   Петр нажал на кнопку звонка, продержал ее в течении трех минут, питая надежду на то, что в это время его любимая бабуля непременно пройдет мимо двери.
   А в ответ тишина.
   Тогда он начал обрабатывать дверь ногами и руками, проклиная свою забывчивость. К двери никто не хотел подходить. Он перешел на комбинированный вызов. Звонок, удар ногой, опять звонок, удар рукой. Когда у него от этого музыкального сопровождения начало ломить все конечности и разболелась голова, за дверью послышались шаркающие шаги.
   - Кто там? - послышался приглушенный, такой родной голос.
   - Баба Женя, открой дверь! - обрадовано закричал Петр.
   - А ты кто такой, чтобы я открывала! - услышал он в ответ.
   - Это я, Петр! - Петр решил прибавить тональности.
   - Кто, кто? Говори громче, я не слышу! - раздался за дверью скрипучий старческий голос.
   - Это я, Петр! - Петр еще прибавил децибелов. На ультразвук пока он не перешел, но стекла в подъезде уже звенели от его голоса.
   - Федор? Такой здесь не живет! - послышалось с другой стороны двери.
   - Не Федор, а Петр! - Петр не решился на дальнейшее повышения голоса, продолжая вопить на прежней тональности. И сделал это по двум причинам. Во- первых, так недолго и голос потерять, а во-вторых в случае поломки подъездных окон, ему менять их придется за свой счет.
   - Петр?! Ах, Петруша, это ты! - наконец - то послышалась долгожданная фраза.
   - Да это я! Открой дверь, а то я ключ дома забыл! - радостно завопил Петр. Все же ему удалось добиться своего.
   - Сейчас, сейчас! - за дверью послышались щелчки замка. - Петруша, у меня ничего не получается! Я не помню, как открывать замок!
   - Так ты заблокировала замок собачкой! Опусти ее вниз и замок легко откроется!
   - Как, как? Собачку отпустить? Но у нас дома нет никаких собак!
   - О боже, дай мне терпения! - взмолился Петр и продолжил свои энергичные объяснения. - Не собаку, а собачку, так называется небольшая кнопочка с правой стороны на замке! Вот эту кнопочку опусти вниз и спокойно открывай дверь!
   - Петруша, я не понимаю, о чем ты говоришь! Здесь не видно ни кнопок, ни собак, ни кошек! Подожди родителей, они скоро придут с работы и откроют дверь! - бабуля, честно выполнив свой долг, шаркая шлепанцами об пол, удалилась восвояси.
   Петр сделал вывод - пора гараж обустраивать мягким диваном и телевизором, чтоб так глупо не торчать перед закрытой дверью своей родной квартиры. Он уже собирался вернуться к своему железному товарищу, когда услышал незнакомый голос за спиной:
   - Мне показалось, что у вас возникли кое-какие проблемы?
   Петр обернулся, напротив него стояла приятной внешности девушка.
   - К моей бабуле, по всей видимости, заглянули на огонек старые во всех отношениях подружки. Они как всегда закрылись на все запоры, чтоб не допустить соблазна кишащим в нашем микрорайоне злоумышленникам покуситься на их хрупкие тела. Не дай бог рассыплются от прикосновения. А теперь моя очень любимая бабушка не может вспомнить, как открыть входную дверь, - объяснил Петр, - родители придут с работы только через два часа, если нигде не задержатся. Так что придется куковать на улице.
   - Тяжелый случай, - посочувствовала незнакомка.
   - Я на нее не в обиде, - Петр, на самом деле отнеся к поступку бабушки снисходительно, - что поделаешь, старость не радость. Нам бы дожить до ее возраста в наш сумасшедший техногенный век.
   - И сколько ей исполнилось, если не секрет? - вежливо поинтересовалась девушка.
   - В декабре этого года будет девяносто пять, - разоткровенничался Петр.
   - Ого, солидный возраст! - удивлено воскликнула девушка и невзначай спросила, - вас кажется, Петром зовут?
   - Точно, Петр Петров, - представился Петр.
   - Жанна Светлова, - в свою очередь продолжила знакомство девушка и выдержав небольшую паузу с улыбкой на губах произнесла, - вас никогда не называли Пи Пи?
   - Нет, - честно признался Петр, - в школе меня называли просто 2ПR. Хотя по своим габаритам я совершено, не похож на эту геометрическую фигуру.
   - 2П понятно, а почему R? - заинтриговано спросила Жанна.
   - Потому что отчество у меня Романович, - пояснил Петр.
   - Знаешь что, Петр Романович, конечно, замок я не сумею тебе помочь открыть, но два часа ты можешь скоротать у меня дома, - предложила Жанна.
   - Мне как - то не очень удобно свою проблему возлагать на ваши хрупкие плечи, - смущено произнес Петр, - да и родители твои меня не знают, и ваш муж меня не поймет, и забот кроме меня у тебя выше крыши, и поздно уже. Нет, лучше я пойду в свой добрый гараж, или на улице посижу на лавочке.
   - Успокойся, Петр, - Жанна была приятно удивлена скромностью своего нового друга. - Во-первых, у меня родители тоже иногда работают, во-вторых, я еще не доросла до замужества, рановато пока, в-третьих, сегодня у меня не было намечено никаких срочных дел на вечер, и наконец, в-четвертых, мы, кажется, стали привлекать внимание соседей, так что не стесняйся, пошли ко мне посмотрим ТV, попьем чайку, поболтаем.
   - Жанна, с твоими способностями убеждения только торговым агентом работать. Ты даже мертвого уговоришь, - Петр с легкостью сдался, и они поднялись на этаж выше. Стоило им войти в квартиру Жанны, как не податливая дверь Петра открылась. В подъезд вышли три старушки с красными лицами, распаренные горячим чаем.
   - Что - то мы сегодня засиделись у Жени, - прошепелявила своими протезированными зубами одна из старушек.
   - А какая жадная она стала, столько времени у нее сидели, а она нас даже чаем не угостила, - проворчала вторая старушка.
   - А мы что у Жени были? - удивилась третья старушка...
  
   Мотодром сотрясало от оглушительного рева. Нет, это не Фаны надрывали свои голосовые связки, им просто не под силу выдать столько децибел. Это надрывно визжали, хрипели и выли двухсот пятидесяти кубовые движки, соревнуясь в тональном диапазоне.
   До финишной прямой оставалось всего лишь пол круга, а Петр на своем 'КТМе' все еще шел третьим. Впереди, выжимая все соки из 'Кавасаки', летел Васька Спирин, щедро одаривая преследователей комками грязи из-под заднего шипованного колеса. Следом за ним, практически колесо в колесо не отставал Борька Жуков на своей 'Хонде'. Эти двое не желали никому отдавать свое первенство. Перегородив всю трасу, они старались оторваться друг от друга.
   Прямая кончилась, пошла череда горбов похожих на караван верблюдов, затем крутой спуск и резкий поворот трассы.
   Петр не снижая скорости, вошел в каскад прыжков, балансируя рулем и стараясь сохранить равновесие. Вот последний взлет, приземляясь, он едва не придавил своим 'КТМом' упавшего Бориса. Тот, найдя твердую опору в скользкой грязи, поднялся и пытался оседлать Хонду. Но время уже потеряно, и ему не оказаться в тройке призеров.
   Лидером по-прежнему был Спирин. Послав из-под колес очередную порцию грязи, он скрылся за поворотом. Петр последовал за номером один. Он удачно вписался в поворот и вышел на прямую, подняв 'КТМ' на задние колеса, при этом увеличив скорость до шестидесяти. Петр постепенно начал нагонять Спирина. Теперь главное не торопиться, нужно выбрать удобный момент и атаковать, только в этом случае победа будет у него в кармане. В данный момент уже не скорость решала исход поединка, а мастерство гонщика и немного удачи.
   Следующий каскад прыжков они совершили синхронно, держась, как лошади ноздря в ноздрю - так любят выражаться любители лошадиных скачек. Крутой подъем и снова поворот. Петр, отстав немного, занял выгодную позицию и атаковал, едва не подрезав Спирина. Тому чтоб не вылететь из седла пришлось немного затормозить и ощутимо сбросить скорость на повороте, пропуская вперед соперника.
   Завершал крутой спуск Петр уже лидером. А там уже финишная прямая. Позади он слышал надрывный вой 'Кавасаки', который медленно, но уверено догонял его. Петр поставил 'КТМ' на заднее колесо, разгоняясь до предела, но рев преследователя приближался.
   Впереди по краям финишной черты зрители выказывали свои эмоции нечленораздельными возгласами и отмашкой рук. Петру было не до них. Он отсчитывал последние метры, стараясь оторваться от соперника. Тридцать метров, десять, пять, отмашка клетчатого флажка, все финиш!
   Проехав по инерции еще несколько метров, он затормозил и выключил двигатель. Петр еще не знал за кем победа. Они со Спирином прошли финишную черту практически вровень. Кто же первый? Все должен решить надежный фотофиниш. В следующее мгновение все сомнения были отброшены в сторону. Ликующая толпа поклонников подхватила его на руки и под слаженное скандирование 'чемпион' начали подбрасывать драгоценное тело вверх, предварительно не забывая ловить его на руки. Хорошо никто не уронил.
   За тем высокий пьедестал, кубок, сверкающий на солнце и традиционные брызги шампанского. Только после этого обязательного ритуала к Петру сумела прорваться Жанна.
   - Поздравляю, чемпион! - после продолжительного поцелуя сумела торжественно произнести она. - Я до конца гонки была уверена, что ты победишь!
   - И эту тяжелую победу я посвящаю тебе, моя дорогая.
   - Ты мне льстишь, любимый.
   - Ничуть, я давно это хотел сделать именно для тебя. А теперь подожди меня пару минут, я переоденусь и мы съездим, отметим это дело.
   - Как всегда шумный фуршет с толпой бездельников, которые считают себя твоими поклонниками и напыщенными спонсорами?
   - Нет, дорогая, на этот раз, мы с тобой уединимся в каком-нибудь укромном уголке, выпьем бутылочку хорошего коньяка, зажжем свечи и включим тихую спокойную музыку. Только ты и я, больше никого, в этой романтической обстановке.
   - Петенька, ты читаешь мои мысли!
   - А теперь на время я оставляю тебя одну вместе с твоими самыми откровенными фантазиями, - Петр поцеловал Жанну и удалился.
   - Пошляк! - игриво крикнула она ему в спину. Но Петр этого не слышал. Он скрылся в передвижном трейлере. Там Петр снял с себя спортивные доспехи, ополоснулся, смывая с себя грязь и пот. Вышел из трейлера он уже одетый в джинсы, футболку и легкую кожаную куртку.
   - Ты готов? - спросила Жанна, потрепав Петра по влажному ежику каштановых волос.
   - Всегда готов!- отозвался Петр.
   Они сели на сверкающий хромом 'Харлей' и покинули мотодром.
  
  
   * * *
  
   - Почему ты своего папу обозвала экономистом и, причем здесь Макаренко с Павловым? - Николай изо всех сил старался перекричать какофонию динамиков магнитолы, которые добросовестно озвучивали забойную композицию Los группы Рамштайн. Они уже пересекли окраины города и практически по пустому шоссе летели к намеченной цели. Несмотря на свои недавние капризы, автомобиль вел себя послушно, не артачился.
   - Потому что мой папа так и хочет, что бы я стала мазохистской, - тяжело вздохнув, пояснила Ирина.
   - Как это понять? - удивился Николай.
   - По понятиям моего папеньки я должна научиться хорошо, разбираться в машине, уметь находить поломки и самостоятельно их устранять. Он как неандерталец не хочет видеть, что в данный момент на каждом шагу находятся автосервисы, шинмонтажи и заправочные станции. Нет, мой папуля заставляет возить с собой полный набор гаечных ключей в двух экземплярах и канистру под топливо, так на всякий случай, а случаи, как он говорит, бывают разными. Разве это не маразм?
   - Я, конечно, плохо разбираюсь в автомобильной технике, у меня другая стезя, но все же, мне кажется, что твой отец прав, - рассудил Николай.
   - Почему? - ревниво спросила Ирина.
   - Представь, что на твоем автомобиле лопнул шланг, для подачи топлива и весь бензин вылился из бака, а заправки, как видно сейчас, ближайшие два километра не будет, - начал терпеливо объяснять Николай. - Тогда тебе придется; или купить пару литров бензина у проезжающей мимо машины, но перед этим устранить неполадку, без инструмента этого не сделать, или на попутке добираться до заправочной станции и заливать металлическую канистру, в пластиковую тару, если я не ошибаюсь, там заполнять топливом запрещено. Вот видишь, во всех отношениях твой отец прав. А таких мелких поломок может случиться великое множество. Автомобиль как человек, может заболеть в любое мгновение.
   - Прекрати, Ник, окончательно портить мое настроение, - поникшим голосом произнесла Ирина, - я смотрю, ты со своим будущим тестем быстро споешься. Он любит таких умников и подхалимов.
   Мимо них промчалась толпа байкеров. Они, крича разные непристойности, начали подрезать им дорогу.
   - Вот придурки! - выругалась Ирина, притормаживая машину. - Из-за таких идиотов в основном и случаются аварии.
   Толпа байкеров с оглушительным ревом исчезла за поворотом, оставляя позади себя шлейф выхлопных газов.
   - Да, - многозначительно протянул Николай, - это настоящие камикадзе. Знаешь, Ириш, по этому поводу мне в голову пришел один очень бородатый анекдот. Рассказать?
   - Соизвольте, сударь, может от вашего рассказа подымится мое настроение, - дала разрешение Ирина.
   - Одинокий байкер едет по пустыне,..- начал свой анекдот Николай, предвкушая услышать заразительный смех Ирины. Но судьба решила раскинуть карты так, что ему не удалось закончить свое краткое и содержательное повествование.
   Миновав поворот дороги, Ирина разогнала автомобиль до восьмидесяти, тогда- то неожиданно для нее с второстепенной дороги выскочил грузовик.
   - Берегись! - первым среагировал на опасность Николай.
   Растерявшись в сложной ситуации, Ирина место того, чтобы затормозить и вывернув вправо, выехать на обочину, повернула налево и выскочила на встречную полосу, по которой летел на всех парах мощный, сверкающий хромом мотоцикл.
   Опытный байкер, смекнув, что ему не удастся избежать лобового столкновения, принял единственное правильное решение. Он резко затормозил и положил мотоцикл на бок, слетев вместе с пассажиром на асфальт.
   Ирина лихорадочно начала крутить баранку, вдавливая педаль тормоза до отказа. Она пыталась избежать столкновения со скользящим юзом прямо под колеса мотоциклом. Все ее старания оказались бесполезны. Автомобиль наехал на мотоцикл и врезался в дерево стоящее на обочине. Одна из сухих ветвей своим острым концом пробила радиатор насквозь и из него со свистом начал вылетать пар с брызгами тосола.
   У Николая перед глазами все случившееся промелькнуло как в фильме с замедленными съемками. Визг тормозов, испуганный вскрик Ирины, мотоцикл, покореженный под колесами автомобиля, двое людей, кубарем катившихся по асфальту, не реально медленно приближающееся дерево, мощный удар и темнота в глазах, как при сильном нокдауне. Наступила мрачная тишина, словно окружающая природа замерла в ужасе, наблюдая за разыгравшейся трагедией.
   - Ник, ты в порядке? - услышал он как в тумане едва различимый испуганный голос Ирины.
   - Неужели я еще жив, или это мне кажется, - простонал Николай, с трудом пошевелив телом. У него до сих пор стоял гул в голове, и тупо ныла грудная клетка. Чтобы облегчить дыхание он снял с себя ремень безопасности, который не понятно, то ли спас ему жизнь, то ли едва не покалечил. Скорее всего, второе.
   - Ты не ранен? - дрожащим голосом спросила Ирина.
   - О боже, теперь я понимаю, что ощущает свинина, когда из нее хотят сделать отбивную, - ответил Николай и осторожно ощупал себя. - Если не считать пару переломов, сотрясение мозга, несварение желудка, туман в глазах и грязные штаны от испуга, то со мной все в порядке, - потом, посмотрев на ошеломленное выражение лица Ирины, добавил, - шутка, ты то, как сама?
   - Я...мне...ты...- только и смогла произнести Ирина. Она закрыла лицо ладонями и зарыдала.
   - Успокойся, Ириш, ты ни в чем не виновата, - Николай обнял свою подругу за плечи и прижал к себе.
   - О боже, как же это случилось! - с трудом сумела произнести Ирина сквозь рекой льющиеся слезы.
   -Не плач, дорогая, такое могло произойти даже с опытным водителем, - успокаивал ее Николай, - во всем виноват тот придурок на грузовике. Жаль, что
   он скрылся, то я ему показал бы короткую дорогу в реанимацию.
   - Папуля меня убьет, - всхлипывая, произнесла Ирина, вытирая руками немного поредевший ручеек слез.
   - Не убьет, - возразил Николай, - он просто заставит тебя восстанавливать автомобиль, и когда ты это сделаешь, его радости не будет предела. Может даже подарит новенький авто, место этого ведра с болтами. Ты же будешь великим спецом по ремонту машин!
   -Больно, щиплет, тушь в глаза попала, - пожаловалась Ирина.
   - Возьми носовой платок, вытрись, - дал ей Николай большой чистый носовой платок в крупную клеточку, - сделай несколько глубоких вдохов, успокойся, и пойдем, посмотрим, как себя чувствуют ребята, слетевшие с мотоцикла, им наверняка нужна наша помощь.
   - Нет, я не могу! - наотрез отказалась идти Ирина. - Мне показалось, что я наехала на кого-то из них. Я просто не выдержу этого.
   - Прекрати, Ириш, это все твое бурное воображение. Закрой глаза и вспомни все детально, - посоветовал Николай, - помнишь, как тормозила?
   - Помню, - Ирина последовала совету своего друга.
   - Помнишь, как машина наехала на мотоцикл?
   - Помню.
   - Ребята тогда находились далеко в стороне. Они вовремя догадались спрыгнуть с мотоцикла.
   - Это правда? Правда, что я никого не переехала, или ты просто меня успокаиваешь?
   - Правда, чистая, правда. Подымайся, пойдем, поможем ребятам.
   - Нет, я не могу, меня ноги не слушаются.
   - У тебя мобильник с собой?
   - Да, в сумочке.
   - Тогда вызови ГАИ и скорую, а я пока окажу первую медицинскую помощь пострадавшим, - прихватив с собой аптечку, Николай вышел из автомобиля. Дверь, как ни странно, послушно открылась. Обогнув исковерканный мотоцикл, он подошел к неподвижно лежавшим на асфальте ребятам. Следов крови нигде не наблюдается. Это уже радует. Значит, у парня с девушкой кроме ссадин и шишек серьезных поверхностных травм нет. Придя к такому выводу, он начал осторожно ощупывать их тела. Убедившись в отсутствии скрытых переломов, Николай с облегчением вздохнул. Он достал из аптечки ампулу нашатыря, смочил им кусочек ваты и провел комком около носа, лежащего парня. Ту же процедуру повторил и с девушкой.
   - Мустангер, с тобой все в порядке? - спросил Николай, когда парень подал признаки жизни.
   - Что произошло? - были его первые слова. - Я жив, или это мне кажется?
   - Нет, Мустангер, ты все еще на грешной земле, но если будешь продолжать гонять на мотоцикле без каски, то вскоре окажешься там, на небесах, - ответил ему Николай.
   - Каски нужны только для облегчения жизни санитаров. Когда насмерть разобьешься, мозги с асфальта собирать не надо, они уже упакованы, - черный юмор как раз подходил по цвету к его бледному лицу.
   - Лежи, лежи, сейчас скорая помощь приедет, - предупредил Николай, увидев, как парень делает попытку подняться.
   - Не беспокойся, со мной все в порядке. У меня голова и кости крепче железобетона, - тот не послушался совета и с трудом поднялся на непослушные ноги. - Что с Жанной? С ней все в порядке?
   Девушка продолжала лежать неподвижно на асфальте.
   - Сейчас посмотрим, - Николай сделал повторную попытку привести ее в чувство. Но девушка вновь не среагировала на нашатырь. - Так, здесь случай сложнее, и требует вмешательство не дилетанта, а опытного врача.
   - Что с ней? - спросила Ирина, подойдя к ним. Она уже успела взять себя в руки, только размазанная косметика на лице и опухшие глаза от слез выдавали все ее ужасные переживания.
   - Наружных повреждений не видно, переломов нет, - ответил Николай, - возможно у нее сотрясение мозга и глубокий обморок. Точно на этот вопрос может ответить только специалист. Ты вызвала скорую и ГАИ?
   - Нет, у меня на трубе батарея сдохла, - виновато пояснила Ирина. - Может, еще есть у кого-нибудь мобильник?
   Телефона больше ни у кого не оказалось. Николай осторожно взял девушку на руки и убрал с дороги на обочину, бережно подложив под голову свою спортивную сумку. Парень тем временем поднял свой разбитый мотоцикл и с трудом поволок его к ребятам.
   - Что будем делать? - спросил Николай. - У кого какие будут предложения?
   - Надо тормозить попутку и доставить Жанну в больницу, - посоветовал парень.
   - Не годиться, - сразу же отверг это предложение Николай, - во-первых, не каждая попутка остановится, во вторых по этой трассе редко проходят машины.
   - Тогда надо найти телефон и вызвать скорую, - не унимался парень.
   - К сожалению, наша страна еще не доросла до таксофонов на обочине дороги, - Николай как всегда был прав.
   - Я знаю, откуда можно позвонить, - подала голос Ирина. Все повернулись к ней с молчаливым вопросом.
   - Если я не ошибаюсь, здесь неподалеку находится загородный дом какого-то ученого, об этом мне рассказывали родители, - объяснила Ирина, - у него наверняка должен быть телефон. А если нет, то машина должна найтись. Во всяком случае, он сможет чем-нибудь помочь в нашем несчастье.
   - Что ж, стоит рискнуть, - принял решение Николай. - Тогда ты, Мустангер, остаешься со своей подругой, а я с Ириной иду к этому Спинозе за помощью.
   - Э, нет, так дело не пойдет, - возразил парень.
   - Почему? - удивился Николай.
   - Как это почему? Ушли, бросили нас на произвол судьбы и пишите письма на адрес - наш дом Россия.
   - Ты что боишься, как бы мы не слиняли? Так наша машина здесь остается.
   - А где написано, что она ваша? Может она числится в угоне!
   - Какой ты подозрительный, я посмотрю.
   - Не подозрительный, а разумный.
   - Такой разумный, может и по репе получить.
   - Попробуй, авось получится.
   - Ребята, может, хватит! - вмешалась Ирина, увидев, что дело катится к обычному мордобою.
   - Ладно, Мустангер, мир, - пошел на компромисс Николай, - предлагай, что ты хочешь от нас?
   - Если идти, то всем вместе.
   - А если твоей подружке станет хуже? Мы же не знаем, что с ней.
   - Все равно пойдем все вместе, - настаивал парень, - и если вы так переживаете за ее здоровье, то можете не волноваться, я сам ее понесу.
   -Ну ладно, вместе так вместе, - согласился Николай, - только девушку понесу я. Ты еще слаб и можешь ненароком ее уронить.
   Парень против такого аргумента не стал возражать. На том и порешили. Ирина пошла впереди как проводник, за ней следом шел Николай, бережно держа на руках Жанну, шествие завершал Петр с рюкзаком на плечах, с которым решил не расставаться.
   - Прощай, Боливар, ты не выдержал двоих, - произнес Николай, когда они проходили мимо разбитого автомобиля, - сейчас даже не верится, что пять минут назад эта счастливая находка сборщика металлолома светилась энергией.
   - Не сыпь мне соль на рану, - огорчено произнесла Ирина. Она печально посмотрела на монолитную скульптуру, состоящую из злосчастного дерева и ее многострадальной с деформированным кузовом, машиной, произнесла не шуточный вердикт, - папа мне точно голову оторвет, - подумала немного и добавила, - без наркоза.
   - И прославится твой любимый папенька как жестокий садист киндер-сюрприз! - подпел ей Николай.
   - Кто, кто? Как, как? - в унисон удивлено спросили два голоса.
   - Пардон, я хотел сказать киндер-киллер, - произвел поправку Николай.
   - Прекрати, и так на душе кошки скребут, - утерев скупую слезу, произнесла Ирина.
   - У меня не кошки, бульдозер на душе скребет, как только я посмотрю, на свой раскуроченный 'Харлей', - огорчено произнес Петр.
   - Сочувствую, но ты сам видел, что мы не виноваты, - Николай развел руками.
   - Да знаю я. Кстати, ты не запомнил номер грузовика?
   - Мне не до этого было, я старался, чтобы мне шею не сломало при ударе.
   - Понятно, предъявить ГАИ нечего. И как назло нигде не видно видеокамер. За то в городе их понатыкали на каждом шагу, попробуй только проехать перекресток на красный свет, через неделю считай, квитанция со штрафом тебя ждет в родном почтовом ящике.
   - Ладно, Мустангер, в этом деле как-нибудь разберемся, а для начала давай познакомимся.
   - Петр.
   - Петр, значит, говоришь, а вот эту спящую красавицу, как я понял величать Жанной. Можно сказать почти познакомились. Меня звать Николаем, а мою боевую подругу - Ириной.
   - Мальчики, мы пришли, - Ирина остановилась.
   Они стояли около высокой железной изгороди, вдоль которой рос кустарник колючего шиповника. Свои акробатические способности ребятам показывать не пришлось, в десяти шагах от них находилась закрытая калитка, да и лезть через забор ни у кого не было желания, вдруг там, в колючих кустах их поджидает свора злых, клыкастых собак.
   Они подошли к калитке и начали искать камеру слежения, домофон или хотя бы обыкновенный звонок. Но все эти удобные достижения техники напрочь отсутствовали.
   - Эй, хозяин! Есть кто дома?! - банальную фразу выкрикнул Николай.
   Собачий лай отсутствовал, но и хозяева не спешили отвечать. Петр слегка толкнул калитку. Дверца, слегка поскрипывая, открылась.
   - Ты смотри, она даже не закрыта на замок, значит в доме все же кто - то должен быть, - сделала вывод Ирина.
   - Будем, надеется на это, - почему то шепотом произнес Николай, - надежда, как говорят, умирает последней.
   Ребята прошли через открытую дверь, и попали в сад. Широкая, утоптанная тропинка, по бокам усаженная цветами вилась прямо к большому двухэтажному дому. Петр сорвал с ветки еще не совсем спелое яблоко и, морщась от кислоты, начал его жевать.
   - Ну что, пошли? - так же шепотом спросил Николай.
   - Пошли, - согласился с ним Петр.
   Они медленным шагом направились к двухэтажному зданию и вскоре вышли на широкую бетонированную площадку. На ней по всему периметру стояли большие, не понятно для чего предназначенные генераторы.
   - Эй, есть кто дома? - вновь позвал Николай. Но ему, как и в прошлый раз никто не ответил. - Старик наверно глуховат, если не слышит наши голоса.
   - А может его, просто нет дома, - предположил Петр, - а калитку из-за склероза забыл закрыть.
   - Тогда нам без спроса придется пробраться в дом и позвонить по телефону, - Ирина была полна решимости.
   - Остынь, подруга дней моих суровых, мы же не домушники, чтобы взламывать чужие замки, - остудил ее пыл Николай, - за такое и срок можно схлопотать.
   - У нас форс-мажорные обстоятельства и это оправдывает наш поступок, - настаивала на своем Ирина.
   - Если ты так считаешь, тогда иди и позвони, - предложил Николай.
   - У меня нет опыта по взлому чужих замков, - смутилась Ирина. Ей очень не хотелось идти одной в чужой пустующий дом, - может, ты сходишь?
   - Ты знаешь, я как то не подумал из дома с собой фомку захватить. И все отмычки у меня лежат в кармане другой рубашки, - у Николая то же не было никакого желания в одиночку идти на криминал.
   - Ребята, вы слышите? Что это? - прервал эти разногласия озадаченный вопрос Петра. Все замерли, молча, прислушались. Странный нарастающий гул окружал их со всех сторон.
   - Я не знаю что это, - Николай первый раз в жизни был по-настоящему напуган, - но мне кажется, что мы появились здесь не вовремя.
   Они стояли в центре бетонной площадки, около небольшого контейнера и в нерешительности топтались на месте, не зная, как дальше поступить.
   Нарастающий гул постепенно начал повышать свою тональность. У всех заложило уши, как при полете на реактивном самолете. Достигнув своего апогея, звук начал пульсировать. Эти монотонные колебания были готовы разорвать в клочья у всех присутствующих ушные перепонки. Воздух начал вибрировать, покрываться легкой зеленой дымкой. Тела ребят покалывало, как от небольших электрических разрядов, в глазах все изображения начали двоиться.
   Не понимая, что происходит, они закрывали уши руками, стараясь избавиться от ужасного звука приносящего нестерпимую боль. Но все их старания были бесполезны. Режущий слух вой, с легкостью проникал через ладони, словно они были сделаны из папиросной бумаги. Хуже всех приходилось Николаю. Он держал на руках Жанну и не мог даже частично смягчить удара звуковых волн.
   Сфокусировав зрение, Ирина увидела, как из дома выбежал какой-то мужчина и начал что-то кричать, энергично жестикулируя руками. Окружающий гул поглощал его слова, было не понятно, что он хотел.
   Мужчина видимо понял бесплодность своих стараний, резво побежал к ребятам, но неожиданно наткнулся на невидимую стену. Все его попытки проникнуть вовнутрь периметра заканчивались неудачей. Пространство было полностью перекрыто невидимой преградой, не оставляя нигде даже маленькой лазейки. Мужчина от отчаяния упал на колени и начал молиться богу, прося его позаботиться о ребятах.
   Это было последнее, что увидела Ирина. Затем весь периметр покрылся непроглядным зеленым туманом. Она потеряла сознание.
  
  
  
   Интерлюдия.
  
  
   Он помнил, как очнулся, как прошел в секретный отсек, где задержанный нарушитель, почему-то оказавшийся на свободе, взял в руки браслет. Опять кратковременный провал в памяти. Снова в сознании. Отдал приказ агенту, о нахождении браслета и поимки преступников. Очередной провал во мрак, полет в неизвестность, впереди мерцающий свет, толчок в спину и вот он стоит на зеленой траве обильно покрытой утреней росой.
   Белокурые овечки облаков лениво брели по пастбищу голубого небосвода. Летнее солнце начало припекать. А какие натуральные запахи и живые звуки окружали его. От всего этого у Евгения Соколова голова пошла кругом.
   Только сейчас он понял, что потерял, безвылазно находясь на базе Хроно-Сити. Все эти симуляторы, имитаторы не могут полностью заменить настоящего летнего утра, с его хрустально чистым небом, окрашенное в розовые тона восходящим солнцем.
   Зеленая трава заблестела бриллиантами росинок, цветы потянулись к солнцу, раскрывая свои бутоны, пчелы и шмели принялись за свою ежедневную работу. Они, весело жужжа, собирали сладкий нектар для изготовления ароматного меда. Радостно запели птицы, удобно устроившись на развесистых ветвях одинокого дуба. Евгений подставил лицо навстречу легкому дуновению свежего ветерка, который бодрил своим неповторимым ароматом живой природы. Он улыбнулся и вздохнул полной грудью. Влажный воздух, обильно наполненный свежестью озона, полностью заполонил пьянящей волной каждую клеточку его тела.
   - Приветствую тебя, мой друг, - услышал Евгений знакомый голос за спиной.
   - Я тоже рад тебя видеть, Ярмак. - не оборачиваясь, ответил Соколов.
   - Давно мы с тобой не виделись, ну-ка повернись, хочу взглянуть на старого своего друга, - сказал Ярмак и повернул Евгения за плечо к себе лицом. - Да, приятель, смотрю, время берет свое. Постарел, морщины появились и седина на висках, ба, да ты и брюхо для солидности отрастил!
   - Это не брюхо, - Возразил ему Соколов, - это подушка безопасности от всех превратностей судьбы.
   - Во как! И что, помогает? - Ярмак был немного обескуражен ответом своего старого друга.
   - Во всяком случае, он никогда меня не подводил, до тех пор, пока я не попал к тебе в гости, - ответил Соколов и посмотрел вдаль. - Красиво здесь. Так и тянет на лирическое настроение.
   Евгений немного помолчал, а потом произнес строфы, пришедшие в голову под настроение:
   - Светило яркое проснулось
   Лучами теплыми коснулось
   Озябший за ночь лик земли.
  
   Природа сразу встрепенулась
   Ожила, солнцу улыбнулась
   Настали теплые часы.
  
   Тумана смог уже растаял
   Он на траве свой след оставил
   Создав крупинки, алмазные росы...
   Да, там было на что посмотреть. Солнечный диск уже успел подняться на небосвод и основательно прогреть утренний воздух. Под напором его жалящих лучей, непроницаемое покрывало тумана начало бесповоротно оседать, превращаясь в бриллиантовые капельки росы. Стоило этому призрачному мареву опасть, как перед их взором распростерлась ровная гладь огромного озера, играющая стальными отблесками на протяжении всей своей площади.
   Ближний берег природного водоема был покрыт крупным песком и гладкой галькой. Кое-где росли ветвистые деревья, похожие на ивы, окруженные небольшими травянистыми лужайками. Дальний же берег был защищен сплошной стеной отвесных утесов. Эти гранитные колоссы, как бдительная стража охраняла покой величественного озера.
   - Карнеллия, - произнес Соколов.
   - Да, Карнеллия, - подтвердил Ярмак.
   - Мне всегда нравилось путешествовать по этим живописным краям, - сказал Соколов. - Кстати, как поживает наш дорогой друг Гаджет? Может, наведаемся к нему в гости, у него всегда были отменные повара.
   - Нет больше Гаджета, - грустно произнес Ярмак, - умер он.
   - Странно, он никогда не производил впечатления разбитого болезнями старца. Гаджет хоть и был не молод, но на здоровье не жаловался, крепок был, как столетний дуб. Так что произошло?
   - Его отравили. И теперь у власти стоит его племянник Полотей.
   - Кто же сотворил такое злодейство?
   - Ходят слухи, что это дело рук Полотея.
   - Этого слизняка! Никогда не поверю, что этот трусливый негодяй способен на такой отчаянный поступок. Хотя если ему кое-кто помог...
   - Я тоже так думаю. И не обошлось здесь без прямого вмешательства нашего общего знакомого.
   - Ты думаешь, это проделки Сергена?
   - Точно.
   - Но после того, как мы отправили во владения Марены его хозяина, он оказался не у дел.
   - Тут ты ошибаешься. Он всегда был при деле. Просто Серген после сокрушительного поражения на время притаился, накапливая силы, и вот теперь решил затеять свою игру.
   - И какая же теперь его цель?
   - Об этом поговорим в замке, - произнес Ярмак тоном, не терпящим возражений, потом развернулся и направился к высоким стенам замка. Соколову ничего не оставалось, как последовать за своим другом.
   А он совсем не изменился, - подумал Евгений, широко шагая за Ярмаком. По его подсчетам они не виделись около пятидесяти лет, а лорд остался таким же, прежним бодрым старцем, не знающим покоя. И одет он был также, как в их первую встречу, тот же серый плащ, те же кожаные сапоги, в руках держал тот же неразлучный посох. Только в этот раз Ярмак удосужился покрыть свою седую голову широкополой остроконечной шляпой.
   Замок находился в пятидесяти метрах от них. На первый взгляд он ничем не отличался от своих собратьев. Такие же высокие неприступные стены, с прямоугольными бойницами немного выше человеческого роста, как у всех, цилиндры смотровых башен, накрытых конусными крышами, входные ворота, защищенные мощными стальными листами и чугунными прутьями. С виду, все похоже, все стандартно. Но это только на первый на первый взгляд. Стоит попасть вовнутрь замка, как сразу в глаза бросается одно, очень огромное различие между ними. Дело в том, что внешняя площадь замка не соответствовала его внутренним размерам. По здравому смыслу там внутри должна находиться конюшня, несколько хозяйственных построек, жилище для прислуги и конечно помещение для хозяина и знатных гостей. Соответственно в замке могли разместиться с полста душ челяди да сам владелец замка с семьей. Больше народу содержать было накладно. Это же родовой замок, а не военная крепость защищающая рубежи государства. При нужде хватило бы и такого количества народу, что бы отбить коварное нападение строптивых соседей.
   В этом же, таинственном замке, владельцем которого являлся Ярмак, дело обстояло иначе. Стоило зайти за крепостную стену, как перед тобой открывался полноценный город, застроенный жилыми двух - трех этажными домами, просторными улицами, населением не меньше тысячи человек. Как такое может быть, Соколов не понимал. Он не раз задавал вопрос на эту тему Ярмаку, но тот только загадочно пожимал плечами и отвечал односложно: магия.
   Магия, волшебство, колдовство, все это Соколов не раз видел в действии, но до сих пор не мог понять саму сущность механизма, запускающего в действие эти чудеса.
   У себя дома на базе он без раздумий пользовался всеми благами цивилизованного комфорта не задумываясь над процессом того или иного действия, будь то антигравитация или обычный кухонный комбайн, готовый по твоему капризу приготовить любое блюдо. Соколов просто знал, что все это достижение современной науки. А здесь же все иначе. Как можно объяснить фаерболы, вылетающие из рук? Мгновенное перемещение в пространстве без подручных средств, вообще нонсенс. Здесь же совершено ничего не знают об элементарных законах физики, не говоря уж о сложной нано технологии. Да и сам замок являл собой уникальный феномен. Он мог перемещаться между другими пространствами без затрат какой-либо энергии, словно являлся зацикленным на себе вечным двигателем. Несоответствие площади внешней и внутренней говорило о том, что внутри замка действовала не эвклидова система исчисления координат, а совершено другая, не доступная человечеству метафизика. Во всяком случае, на данном этапе развития современной науки.
   За этими раздумьями Соколов не заметил, как они подошли к крепостным стенам. Ворота были гостеприимно открыты. Стража, облаченная в доспехи, вежливо поклонилась, и пропустила их внутрь, взяв алебарды на караул.
   За время его долгого отсутствия здесь все осталось неизменным. Они прошлись по Цветочной улице, свернули в Тихий переулок и вышли на центральный проспект доблестного рыцаря Корваля. Мимо проходящие люди ласково улыбались им, некоторые вежливо приветствовали. Мужчины были одеты в легкие летние рубашки и тонкие штаны или шорты, женщины в легкие сарафаны или короткие юбки с блузками.
   Среди прохожих Соколов изредка примечал знакомые лица, которых искренно был рад видеть. Вот запахло свежеиспеченным хлебом, это они приближались к пекарне дядюшки Смоука, у него получались отменные булочки с тмином и прелестные круасаны, которые так бесподобно подходили к утреннему кофе. Дальше шел ряд небольших магазинчиков, где можно найти все что угодно душе, начиная от небольших носовых платков и заканчивая добротной, изготовленной на века, но в то же время изящной мебелью.
   Все улицы были чистыми, нигде не было видно не то, что мусора, даже маленькой косточки от вишни. Вот только куда деваются отходы от населения, ведь здесь не существовало и в помине очистных сооружений и перерабатывающих вторсырья комбинатов, хотя был в наличие централизованный водопровод и канализационная система. Кстати, а воду где они берут, если замок не привязан к какому-то одному из миров. Получается замкнутый физиологический цикл, но где он происходит, неизвестно.
   Дальше появилась небольшая площадь, где каждодневно работал рынок, там торговали в основном свежей зеленью, фруктами и овощами. Правда, иногда здесь проходили и большие ярмарки, но это происходило только в том случае, если в замок забредали иноземные купцы. Вот тогда там становилось по-настоящему шумно. На ярмарке собиралось практически все население замка, каждый из них хотел для себя приобрести какую-нибудь диковинку, чтоб потом похвастаться перед соседом.
   Они не стали заходить на рынок, обошли его стороной. Вышли на бульвар Паламара, где находилось несколько уютных кафе. Раньше Соколову особенно нравилось посидеть в 'Соломенной шляпке'. Там подавали отличные отбивные, и всегда в наличие было отменное вино.
   Дальше находился небольшой сквер, это уютное местечко по вечерам любили посещать романтические пары. Недалеко от него постоянно играл музыкальный квартет. И их незатейливые мелодии придавали толику пикантности этому романтическому месту. Дальше они минули еще пару улиц, вышли к главной достопримечательности замка, к дворцу Ярмака.
   Но чтоб туда попасть, нужно было сначала пересечь квадратный плац, где изредка проводился смотр войск народного ополчения, а также небольшие тактические учения. Сейчас там несколько пар дворян упражнялись в фехтовании на спортивных шпагах.
   Далее до самой парадной лестницы шла аллея. По ее краям располагались разных размеров и различных форм клумбы, на которых разнообразные по цвету и размеру цветы, составляли ласкающий взгляд гармоническую композицию феерического рисунка. За ними находились фонтаны. Под большим напором струи воды, подымаясь ввысь, закручивались в фантастические спирали, потом ниспадали вниз, образуя различные округлые геометрические фигуры, которые под лучами местного светила переливались всеми цветами радуги.
   Вокруг клумб и фонтанов находился ярко изумрудный газон. Вся трава на нем была коротко, ровно покошена. Из-за этого он напоминал Евгению шерстяной ворсистый ковер. Дальше, с правой стороны виднелся редкий фруктовый сад. Там все деревья были посажены в ровные ряды на достаточном расстоянии, чтобы не мешать друг другу своими раскидистыми ветвями. Оттуда ежедневно садовник собирал самые спелые плоды, доставлял к столу лорда Ярмака.
   Сам же дворец был одновременно нелеп и величественен по своей архитектуре. Величество его состояло из-за трех высоких, но тонких башен, расположенных треугольником, которые словно рыцарские мечи хотели своим острием пронзить само небо. Они находились недалеко друг от друга, стояли можно сказать впритирку и эти небольшие зазоры соединялись между собой мраморными мостами. Все они были однородного белого цвета. Издали создавалось впечатление, что эти колоссы изваяны из цельного куска гранита руками легендарного атланта. Но они не были монолитны. Там имелись арочные окна, балконы, небольшие портики.
   Нижняя часть дворца, четырех этажным зданием окружала башни. Они с каждым ярусом сужались до полного слияния с колоссами. На крыше между башнями имелся хрустальный купол. Искусные мастера сделали его с эффектом зеркальности. Так что если стоять на крыше, то вовнутрь купола заглянуть нельзя, там ты увидишь только свое отражение. Изнутри наоборот все прекрасно видно, при этом еще вдобавок создается оптический парадокс, позволяющий основательно увеличить горизонт видимости.
   Хотя нижняя часть дворца была построена основательно, на века и не лишена изящества, все равно все эти фронтоны, украшенные мраморными фигурами фантастических животных, мифических существ вместе с арками и колонами, как- то терялись под величием трех башен.
  
   Ярмак вместе с Евгением поднялись по широкой, длиной лестнице, прошли в тени арочного портала, который поддерживали мраморные колоны. Они оказались около парадных узорчатых дверей, сделанных из крепкого дерева. По бокам от них сидели, неподвижными изваяниями, нефритовые сфинксы, символы мудрости. Евгений не удержался от соблазна и погладил по спине одного из них. Ему показалось, что это мифическое существо на мгновение приоткрыло веко, покосилось на дерзкого человека, при этом слегка улыбнувшись кончиками губ. Евгений вздрогнул от такого видения. Ему всегда казалось, что это не скульптурные ваяния, а реальные живые существа.
   Ярмак уже скрылся в дверном проеме и Евгений поспешил за ним.
   Они, не останавливаясь, минули гостевой зал, поднялись по лестнице, повернули направо, пошли широким коридором, с левой стороны которого находились множество закрытых дверей. После него Ярмак повел их на третий этаж.
   Там они попали в картинную галерею, где на стенах висели портреты людей, с этими колоритными личностями герцогу пришлось столкнуться на своем долгом жизненном пути. Среди них были не только друзья и приятели, которые в трудную минуту могли подставить свое крепкое плечо, там были и враги с неприятелями, эти, вторые, всячески препятствовали мирной, размерной жизни Ярмака. Там находился и портрет самого Евгения. Он не раз задавал вопрос о странной галерее Ярмаку. Но тот ничего не знал про нее. И он не лукавил, говорил истинно. Ярмаку было известно только то, что стоит ему встретить человека играющего даже маленькую роль в судьбе блуждающего замка, как в этой галереи сразу же появлялся его портрет. Со временем он так же старился, как его оригинальный прототип, но стоило человеку умереть, или трагически погибнуть, как его портрет бесследно исчезал.
   Далее их путь лежал мимо обширной библиотеки, где находилось множество редкостных фолиантов, некоторые из них были в единственном экземпляре. За ней находилась комната отдыха, но они прошли мимо нее.
   - Нам разве не сюда? - с удивлением спросил Евгений.
   - Нет, нам не сюда, - ответил ему Ярмак, - это хоть и комната отдыха, предназначенная для меня, но все же сюда в любое время может заглянуть кто-нибудь из слуг.
   - Неужели все так серьезно, что ты начал остерегаться шпионов? - продолжал удивляться Евгений.
   - Я, конечно, сомневаюсь, что в моем замке уже появился кто-то из них, но все же лучше подстраховаться.
   - Ты уже забыл про Сергена?
   - Но это было давно и всего лишь единичный случай. В данный момент у меня здесь хорошо налажена служба безопасности, так что я не остерегаюсь подосланных шпионов, просто там, куда мы направляемся, нас никто не побеспокоит.
   - И куда же лежит наш тернистый путь?
   - В башню, на двадцатый уровень. Оттуда, кстати, открывается отличный вид на окрестности. Да и свежий воздух способствует хорошему аппетиту.
   - Звучит заманчиво, но как мы заберемся на такую верхотуру, если у вас нет в наличие даже обыкновенного механического лифта?
   - Ах да, я и забыл, что тебе еще ни разу не приходилось посещать одну из башен. Не беспокойся, ножками топать не придется.
   - Полетим на ковре самолете? - с сарказмом произнес Евгений.
   - Сейчас сам все увидишь, - сказал Ярмак, не обращая на открытую подначку друга.
   Они как раз подошли к двери, которая находилась в округлой стене. Ярмак потянув за бронзовое кольцо, открыл ее. Хозяин с гостем вошел в небольшое помещение. Оно было совершено пустое. Там не было мебели, но зато на полу была нарисована окружность, поделенная на сектора. Ярмак сделал какой-то мысленный расчет, а может, произнес заклинание и прикоснулся посохом к одному из секторов. Одна из стен частично растворилась, образуя перед ними овальный проход.
   - Прошу, - Ярмак жестом руки пригласил своего друга.
   Евгений не спеша подошел к открывшемуся проему, заглянул туда. Там он увидел узкую лестницу, спиралью уходящую вверх. Конца ее ему разглядеть не удалось, потому что она где-то на пределе видимости превращалась в тонкую нить и за тем сливалась с общим фоном башни.
   - Кто-то так уверено утверждал, что нам не придется утруждать свои ноги подъемом по лестнице, - в словах Евгения явно слышался сарказм.
   - Ах, тебя смутило присутствие лестницы, - Ярмак широко улыбнулся,- извини, но лифт в нашем мире еще не изобрели. Правда с такой чудо лестницей и лифт не нужен. Ладно, я пошел первым, а ты за мной, и не забудь закрыть глаза, а то у всех в первый раз появляется головокружение.
   Сделав эти наставления, Ярмак не дожидаясь дальнейшей реакции своего друга, шагнул на первую ступень и сразу же исчез из виду.
   - Эй, Ярмак, ты что, телепортировался? - крикнул герцогу вслед Евгений. Но ответом ему была тишина. - Значит телепортировался. Ну что ж, тогда, как говорится с богом.
   Произнеся эти слова, он для надежности закрыл глаза, наступил на самую нижнюю ступень. Евгения сразу же подхватила какая-то невидимая сила и со скоростью мысли понесла его куда-то в неизвестность. Теперь он не сожалел, что прислушался к совету своего друга. При такой невероятной скорости ему все равно ничего толком рассмотреть не удалось, а вот головную боль да головокружение обязательно бы заработал. Все-таки уже не тот возраст, чтоб принимать участие в таких экстремальных авантюрах.
   Но вот движение прекратилось. Евгений открыл глаза. Он уже находился на двадцатом уровне башни и там его с нетерпением поджидал Ярмак.
   - Что так долго? - спросил он. - Я уже подумал, что ты не решишься последовать за мной. Ну ладно если уж мы на месте, то давай выйдем на балкон, там уже накрыт столик на две персоны. Сейчас мы слегка перекусим, и я отвечу на все твои вопросы.
   Евгений был согласен с ним, особенно так приятно ласкало ухо слово перекусить. Ему казалось, что целую вечность у него в желудке было пусто. Так что без возражений он последовал за герцогом.
  
  
  
   Часть вторая.
   Девятнадцатый век.
  
  
   Глава 1. Слет пионеров.
  
   Пионер не тот, кто носит
   Красный галстук, а тот кто
   Первооткрыватель.
   Наставление барменам,
   как разбавлять водку
   водой.
  
   Всегда так бывает, кажется, только, что вышел в отпуск, предвкушая полный улет от безделья; не надо рано вставать, можно понежиться в постели до обеда, до сумерек поваляться на пляже, до утра посидеть в баре с такими же бездельниками. Не успел оглянуться, а запланированный отдых закончился. И расслабиться не успел, и все намеченные мероприятия не посетил, а уже пора выходить на работу. Начинают тянуться будничные трудовые дни.
   Так считают те, кому данная работа в тягость. У них совершенно не лежит к ней сердце, а сменить трудовую деятельность желания да смелости не хватает. Вот они и мучаются, бедолаги, целый год с одной радужной мечтой в сердце, дожить до очередного отпуска.
   Он был не таким, не похожим на этих людей, не нашедших смысла в своей жизни. Работа ему нравилась, и бесконечные командировки не тяготили его. Наоборот, закончив очередное задание, он стремился сразу же получить очередное назначение. По-другому и быть не могло. Только такие личности, полностью отдавшие себя этой работе, попадали в ряды агентов ХК.
   Очередные отпуска были и у них. Каждый планировал свой отдых по-разному. Одним нравилось бездельничать на курортной планете, другие предпочитали остаться на земле, а у некоторых появлялось желание пробороздить беспредельные просторы космоса на небольшой комфортабельной яхте. Он же предпочитал найти какое-нибудь укромное местечко в минувшей эпохе, основательно обосноваться там, и предать себя всецело своему любимому хобби.
   На этот раз ему пришло в голову посетить девятнадцатый век.
   Но когда-то все кончается. Так и его отпуск подошел к концу. Он, не торопясь, стараясь ничего не забыть, собирал свои вещи. Завтра нужно будет встать пораньше, свернуть свой, уже ставшим родным за это время, бунгало, зачистить по инструкции следы своего присутствия в этой эпохе, и с чистой совестью вернуться в офис приступить к работе. Казалось только от этой мысли в отдохнувшем теле должен появиться прилив бодрости, открыться скопившейся резервуар энергии. Но этого почему-то не наблюдалось. Наоборот, присутствие тяжести на душе, предчувствие чего-то не хорошего, приводило его в смятение. А потом началось вообще что-то невообразимо странное, не поддающееся никакой логики.
   Он аккуратно упаковал свои вещи и решил глотнуть немного хорошего вина. Потянувшись за наполненным бокалом, агент ХК с изумлением заметил, как его рука, потеряв свою былую подвижность, плавно, словно протиснулась сквозь вязкую, упругую субстанцию дотронулась до стекла. Все его тело сковала невидимая сила, мешавшая сделать любое резкое движение, перед глазами появились странные видения, неясные фрагменты незнакомых ландшафтов, расплывчатые блики людских лиц. Щелчок в голове и наваждение прошло, телу вернулась былая подвижность.
   Что это было? Неужели он отравился местной пищей, вызывающей галлюцинации?
   Агент ХК передумал пить вино, оно могло спровоцировать повторение приступа неясной болезни. Он решил проверить состояние своего организма с помощью компактного доктора. Тот сразу определит диагноз недомогания и сделает необходимую инъекцию. Анализ дал неутешительный ответ - он был совершено здоров.
   Но что-то произошло?
   И это что-то повторилось.
   Его взгляд закрыла изумрудная пелена. Когда она растаяла, перед ним появилась смазанная человеческая фигура. Но вот невидимый оператор подправил фокус. Перед его изумленным взором, появился он - Евгений Соколов, собственной персоной. Перемещение, начальник Хроно-Сити земного сектора, совершил не понятным способом. Современная наука такого еще не знала. Датчики слежения за темпоральными прыжками молчали, показывая своим равнодушием, что нарушения границ хроно-континуума не произошло.
   А может это призрак?!
   - Чур, меня! - невольно сорвалось с его губ.
   - Не бойся, я не призрак, - Евгений словно читал его мысли, - я не знаю, сколько отпущено мне времени на этот разговор, так что не перебивай, а слушай.
   - Как вы здесь оказались? - удивился агент ХК.
   - Я же просил не перебивать, - терпеливо напомнил Евгений, - все станции Хроно-Сити уничтожены, кроме земной базы, но и она в счет не берется, потому что находится не в нашей досягаемости и временно выведена из игры. Кто-то могущественный внезапно напал на нашу галактику, нанеся темпоральный удар. Многие из миров уже не те, что раньше были и потеряли значимость в этой войне...
   - Значит война...
   - Да, война, и к обороне готова только Солнечная система, ну и около десятка других планет. Им не выстоять против такого грозного противника. Нужна дополнительная помощь. Я как раз нахожусь в поиски союзников. И в этом деле ты должен мне помочь.
   - Я готов...
   - Возьми вот этот кристалл с информацией, она окажется полезной. Найди браслет, являющейся не просто украшением, а более значимым предметом, которое может повлиять на судьбу нашей вселенной. Не старайся пользоваться темпоральным поясом, он может не работать. Но из-за нанесенного удара открылись хроно-скважины. Ими и воспользуйся.
   - Где вы? Как мне вас найти?
   - Я ищу союзника готового помочь нам в этой битве, - напомнил Евгений. - Когда браслет будет у тебя в руках, я сам явлюсь перед тобой.
   - Но как я найду браслет?
   - Об этом вся информация в кристалле. Все, мое время вышло. Прощай!
   - А...- только и успел произнести агент ХК, когда тело Евгения покрылось зеленой дымкой, он бесследно исчез. - Вот так всегда - пришел, наговорил целую кучу неприятных вещей и мгновенно удалился.
   Пришли в себя датчики слежения. Они безумно начали сигналить, сообщая о не законном нарушении границ хроно-континуума.
   - Весело заканчивается мой отпуск, - проворчал агент ХК, - получил непонятное задание, а тут еще слетелись не прошеные гости. Не к добру все это.
  
   * * *
  
   Грациозной бесшумной поступью, по девственному лесу не тронутому гнилью цивилизации, крался крупный гепард.
   Вот уже четыре мили он шел по следу одинокого оленя. Ему два дня подряд не везло на охоте, и его детенышам приходилось перебиваться впроголодь, питаясь лесными мышами да древесными лягушками. Да и сам он вместе со своей самкой изрядно исхудал. Но теперь-то ему повезло. Гепарду удалось выйти на след крупного зверя.
   Эту добычу нельзя упустить. В случае неудачи детеныши просто не смогут вынести еще одного дня и погибнут от голода.
   Гепард остановился. Стоя с подветренной стороны, как подсказывал ему инстинкт, самец знал, олень находится поблизости и его пока не учуял. Он осторожно, стараясь не задеть сухие ветви, залез на ствол поваленного бурей дерева, бесшумно, как струйка утреннего тумана, пополз к намеченной жертве. Сквозь густой лиственный покров деревьев самец видел, как внизу, практически под ним, беспечный олень, ничего не подозревая, лениво щипал сочную траву.
   Подобрав удобное место для прыжка, гепард сгруппировался, и бросился прямо на шею жертвы, выпустив свои острые как бритва когти. Олень встрепенулся от неожиданности, хотел бежать, но было поздно. Тяжелые лапы мгновенно перебили ему шейные позвонки, кинжальные клыки хищника безжалостно вгрызлись в сонную артерию, и из раны пульсирующим потоком хлынула алая кровь. Смертельно раненый олень в горячке сделал два судорожных прыжка, свалился на землю, испустил предсмертный хрип и замер.
   Гепард, отскочивший в сторону во время падения жертвы, медленно подошел к неподвижной туше. Он с жадностью напился теплой с пьянящим запахом крови, только после этого вырвал солидный кусок свежего, еще не остывшего мяса. Хищник с довольным урчанием начал поглощать его.
   Утолив свой голод, самец вспомнил о своих детенышах, о самке. Он схватил за ляжку оленя и медленно поволок тяжелую тушу к своему логову.
   Его путь лежал через поляну, покрытую густой, но низко лежащей травой. Подходя к ней, гепард замер. Его внимание привлекло изумрудное свечение, появившееся прямо посреди поляны.
   Такого необычного явления природы встречать ему не приходилось. Он затаив дыхание, решил подождать. Время покажет, враг это или просто причудливая игра солнечных бликов.
   Тем временем свечение распалось на две части, начало постепенно плотнеть, трансформироваясь в двух странно одетых людей. Знакомых длинных веток посылающих смертельный огонь во все живое, у них в руках не было.
   В другое, более подходящее время, он возможно и напал бы на этих врагов всей живой природы, но сейчас, когда у него полный желудок, когда под носом лежит прекрасная добыча, гепард решил просто затаиться, подождать, пока непрошеные гости уберутся с его дороги. Только тогда он продолжит свой долгий путь к логову.
   Незнакомцы, ощутив на себе земное притяжение, повалились на траву, но сразу же вскочили на ноги. Они держали в руках бластеры готовые к стрельбе.
   - Что-то не похоже, что мы вернулись по назначению, - произнес один из них, осматривая поляну своим пристальным взглядом. Он искал следы преследователей. Но лес был девственно пуст. Присутствие потенциального противника не обнаружилось. - Где мы, Том? Куда нас занесло?
   - Мне кажется, друг мой Симин, вляпались мы с тобой в очень скверную историю, - ответил ему Томас откровенно. Он включил ручной анализатор и присвистнул от удивления. - Какого дьявола! Симин, нас каким-то образам забросило аж в девятнадцатой век!
   - И какого шайтана мы здесь делаем? - Ши Симин озадачено почесал затылок. - Нам нужно срочно вернуться к Трайслеру и доложить о результате нашего предприятия.
   - Это мы успеем сделать в любое мгновение, - продолжал размышлять Томас, - меня больше волнует вопрос, каким образом мы оказались в этой эпохе и куда подевался браслет, находившейся у меня в руках.
   - Вот из-за этого проклятого браслета мы и оказались у шайтана на заднем плане, - недовольно проворчал Ши Симин.
   - Браво, дружище! - похвалил его Томас. - Иногда твои мысленные проблески направляются в нужное русло! Конечно, во всем виноват браслет! Недаром вся его внутренняя структура переполнена тахионами! Не без помощи браслета нас забросило в эту глушь. О боже, сколько темпорального потенциала в этой маленькой вещице! Нам во что бы то ни стоило надо найти этот браслет! Он стоит целое состояние!
   - Но прежде надо вернуться на базу, - напомнил ему Ши Симин, - нас ждет Трайслер.
   - Да, да, сначала вернуться на базу, - согласился с ним Томас, понимая, что только там можно диагностировать этот феномен, а также основательно подготовиться к экспедиции. - Но Трайслеру про находку мы пока ничего сообщать не будем. Не доверяю я ему.
   Ши Симин с Томасом задействовали свои пояса возвратники, мысленно составляя план дальнейших действий. И оказались на том же месте. Темпорального переброса не произошло.
   - И как это понимать? - удивился Ши Симин.
   - Пояса возвратники в полном порядке, - посмотрев на приборы, сказал Томас, - но кто-то блокирует проход в хроно-континуум.
   - Или что-то, - добавил Ши Симин.
   - Вполне возможно, - согласился с ним Томас, - это может означать только одно - браслет находится в нашей реальности.
   - Все это прекрасно: твои доводы, не тронутый девственный лес, аромат свежего воздуха, цветочки, пестики над которыми порхают бабочки, но я все же, предпочитаю человеческое общество, - Ши Симин явно был не в духе, - что будем делать, командир? Я не хочу покрыться мхом в этом диком месте!
   - Как ты и сказал, будем искать человеческое общество, - Томас посмотрел на приборы, - так, ясно, ближайшее небольшое поселение аборигенов находится в двадцати милях на Северо-восток. Туда и будем держать свой путь.
   - Но мы не можем показаться перед отсталыми аборигенами в наших современных комбинезонах,- точно подметил Ши Симин, - не поймут, начнут надсмехаться, а у меня аллергия на смех, я после него сразу становлюсь нервным, раздражительным. А самое главное у меня появляется чесотка на кулаках. Случайно могу поправить пару физиономий ради приличия.
   - Эту проблему мы постараемся решить по дороге, - сказал Томас, - поспешим, у нас под рукой нет никакого транспортного средства, так что вся надежда на наши ноги.
   - Как скажешь, командир, - Ши Симин поправил свой рюкзак за спиной, после чего не спеша, размеренным шагом, последовал за Томасом вглубь леса.
   Дорога была тяжелой, не привычной для людей, которые при любом удобном случае использовали современные транспортные средства. То и дело им преграждали путь, то густой колючий кустарник, то стволы деревьев хаотично поваленных бурей. Неглубокие, но быстрые ручьи, болота загрязняющие воздух сероводородом и широкие овраги - пересекали им дорогу. Хотя им обоим уже не раз приходилось побывать в непроходимых джунглях на разных планетах, все же к наступлению сумерек два невольных туриста изрядно вымотались.
   - Том, ты только представь, за полдня мы прошли всего лишь девять миль, - Ши Симин бросил свой рюкзак на землю и со вздохом облегчения повалился на мягкую траву.
   - Решил устроить себе лежанку? - поинтересовался Томас.
   - Ага, - односложно ответил Ши Симин и лениво потянулся до хруста в суставах.
   - Я бы на твоем месте поостерегся с этим делом, - улыбка Томаса не предвещала ничего хорошего, - вдруг где-то рядом притаилась смертельно ядовитая тварь.
   Ши Симин, как кем-то ужаленный, вскочив на ноги, начал подозрительно рассматривать траву выискивая скрытых паразитов готовых покуситься на его драгоценное тело. Но членистоногих, ползущих хитиновых монстров с ядовитыми жвалами и хвостами поблизости не оказалось. Он хотел сказать пару 'ласковых' фраз в ответ на 'любезное' предостережение напарника. Но поворачиваясь к нему, Ши Симин неожиданно замер.
   - Это была шутка, мой друг Симин, - снисходительно признался Томас, - не стой столбом, ложись и отдыхай.
   - Том, смотри, - прошептал Ши Симин, показывая пальцем в сторону противоположную закату солнца. С высокого холма, где они находились, было видно, как едва заметной струйкой среди густой кроны деревьев поднимается дымок.
   - Ага, значит, поблизости от нас расположились соседи! - У Томаса от возбуждения загорелись глаза, его усталость как рукой сняло. - Ну что ж, это к лучшему. Значит, с наступлением темноты мы получим свою новую одежду, даже не заходя в супермаркет.
   Ночь не заставила себя ждать. Пока они неторопливо отужинали, (прогулка на свежем воздухе возбудила волчий аппетит), выпили тонизирующий напиток, солнце закатилось за вершины деревьев. Густые облака, как пуховое одеяло, накрыли голубое небо, не позволяя пробиться через них маленькому лучику далеких звезд и нашей ближайшей соседке Луне.
   Наступила непроглядная темная ночь.
   - Прекрасно, даже сама природа стоит на нашей стороне. В такую покрытую мраком ночь, наши соседи не смогут разглядеть и собственного носа, - Томас надел очки ночного видения, - знаешь напарник, я немного сочувствую им. Перед нами эти недотепы будут беспомощны, как слепые котята.
   - Том, ты не боишься шлепнуть одного из своих предков? Ведь он может оказаться там? - спросил Ши Симин. - Представляешь, какие будут последствия? Хлоп и ты лопнешь на моих глазах. Твое существование прекратиться во всем временном потоке. А я даже не буду помнить о тебе, словно с тобой никогда не был знаком.
   - Знаешь, мой друг Симин, ты мне задал весьма актуальный вопрос, - не задумываясь, ответил ему Томас, в его голосе не было даже намека на тревогу, - просмотрев научные труды на эту тему, я убедился, что все утопические идеи в стиле Рея Брэдбери и других фантастов - полная ерунда. Ты только подумай, находясь здесь, в этом древнем веке, мы только своим присутствием должны изменить историю земли. Помяли несколько гектаров травы, раздавили пару десятков жучков и тараканов, вдохнули лимитное количество кислорода и выдохнули излишки углекислоты, все эти факторы должны повлиять на дальнейшее развитие цивилизации, вплоть до ее гибели от парникового эффекта. Но такого не произойдет.
   -Почему? - Ши Симин не видел смысла в рассуждениях напарника.
   - Все очень просто, как древний калькулятор, - продолжал наставлять своего не образованного товарища Томас, - если подсчитать, сколько бездельников шляется по временному потоку, сколько следов своего присутствия оставляют после себя толпа незадачливых туристов, по твоим доводам давно уже наступил конец света. Не могут же агенты ХК уследить за каждой бактерией или вирусом, унесенным из прошлого, лишая тем самым какую-нибудь древнюю эпоху от запланированной всевышнем эпидемии, от которой должны были вымереть целые города. Или наоборот, принесенной из будущего заразой, уничтожившею целую древнюю цивилизацию. Природа оказалась как всегда мудрее извращенного человеческого разума. Она предвидела такой исход событий и предохранила себя от полного уничтожения. Путешествуя по Хроно-континууму, тем самым изменяя прошедшею эпоху, мы, даже не осознавая принципа и не видя процесса, создаем отдельное ответвление временного потока, который раскручивает свою новую спираль событий не пересекающуюся с реальным миром. Вот так, приятель.
   - Ты хочешь сказать, что мы создаем параллельный мир? - спросил Ши Симин.
   - Можно и так его назвать, - не стал спорить Томас, - кстати, я этих соседей не планировал ликвидировать, достаточно будет устранить их парализующими зарядами.
   - Ну, ты даешь, командир! - Ши Симин был искренно удивлен познаниями своего начальника. - Тебе не наемником быть, а преподавателем какого-нибудь престижного университета.
   - Мог бы, но они слишком мало получают, да и скучно это. Ну, хватит заниматься полемикой, давай приступать к делу, - вердикт Томаса не подлежал возражению.
   Через пару минут они были готовы к своей вылазке. Обшаривая местность инфракрасными лучами, Томас и Ши Симин стараясь не шуметь, направились к лагерю соседей, которые не подозревали о грозившей им опасности.
   Когда до стоянки осталось всего двести ярдов, они остановились и начали выискивать удачную позицию для стремительной атаки.
   Хотя костер давно уже прогорел до мелких красных угольков, которые разбрасывали вокруг себя призрачные блики, не позволяющие отчетливо рассмотреть окружение лагеря, Томас сквозь очки ночного видения с легкостью обнаружил двух спящих людей, удобно расположившихся на лежанках, сделанных из хвойных лапок да сухой листвы, накрытых длинными плащами. Спрятавшись за не очень высокий пень, он приготовился поразить цель. Осталось дождаться сигнала от своего напарника.
   Тот почему-то все еще не докладывал о своей готовности. Томас переставил поудобней затекшую ногу и случайно наступил на сухую ветку. В тихом ночном лесу раздался оглушительный треск, который мог бы разбудить медведя во время зимней спячки.
   Только что мирно спавшие незнакомцы мгновенно вскочили со своих нагретых лежанок, схватили ружья и без предупреждения открыли пальбу в сторону подозрительного звука. Пару свинцовых снарядов попали в пень, осыпав Томаса острыми щепками. Мысленно назвав себя безмозглым идиотом и увальнем, за нерасторопность, он понадежней укрылся от смертельных пуль. Два незнакомца замерли на месте, крепко держа свое грозное оружие в руках. Они прислушались к мелодии ночного леса. Посторонний звук не повторился, ответный огонь открывать тоже никто не спешил. Незнакомцы успокоились. Им надоело изображать из себя каменные изваяния. Они положили свои ружья возле лежанок и приготовились отойти ко сну.
   - Я готов, - в наушнике раздался едва различимый голос напарника.
   Томас только этого и ждал. Он тщательно прицелился, после чего мягко нажал на курок, выстрелив из бластера. Пурпурная молния поразила одного из незнакомцев точно в грудь. Он, вскрикнув от боли, повалился возле своего спутника, которого вывел из строя точный выстрел Ши Симина.
   - Ты это видел! - восхитился Томас. - Они мне чуть шкурку не попортили!
   - Крутые ребята, - в голосе Ши Симина слышалось не скрытое уважение, - стрелять в полной темноте на звук и едва не попасть в цель, не каждый так сможет.
   - Кажется, мы попали в эпоху, где больше разговаривают стволами своих пушек, чем обыкновенным человеческим языком, - Томас, не таясь, направился в лагерь незнакомцев.
   - Мне всегда нравились люди дела, - Ши Симин подошел к неподвижно лежащим соседям и с удовольствием отметил, - посмотри, Том, они примерно наших габаритов.
   - Это радует, - Томас присел у бесчувственных тел, - не надо идти к портному, подгонять шмотки под свои габариты.
  
   * * *
  
   Угрюмый Бак вместе со своей бандой ехал с очередного налета на курьерный экипаж, перевозивший добытое золото из старательских поселков в городской банк. На сей раз им крупно повезло. Почти без потерь они захватили на приличную сумму золотого песка и несколько хороших размеров самородков.
   Дорога в логово пролегала по горной тропе, на которой с трудом можно было, проехать двоим всадникам в ряд.
   - Босс, неплохо было бы заскочить в какой-нибудь городок и повеселиться там после трудного дня, - предложил Друэ, ехавший рядом с Угрюмым Баком, - парни давно уже истосковались по девочкам, да и виски хлебнуть потребно за нашу удачу.
   - Нам еще рановато выезжать в светское общество. Пусть немного уляжется суматоха вокруг этого ограбления, тогда и повеселимся, - урезонил его Угрюмый Бак, - а виски в нашем логове предостаточно. Кому уж так невтерпеж, пусть хоть плавает в бочке с этим пойлом.
   - Босс, в городе все равно никто не пикнет, даже сам шериф. Ты же недавно его неплохо подмазал, - не успокаивался Друэ.
   - Парень, я не люблю повторяться, и об этом ты прекрасно знаешь, - отрезал Угрюмый Бак, сверкнув своими грозными очами.
   После такого предупреждения Друэ решил придержать язык за зубами. Так можно случайно и пулю в лоб получить.
   В гневе Угрюмый Бак скор на расправу. Раньше эта толпа отбросов человеческого общества частенько устраивала свары между собой. Не решив спор мирным путем, они переходили на кулаки. Когда и это не помогало, оппоненты приходили к Угрюмому Баку, прося рассудить их по справедливости. Тот решал эту проблему просто, пристрелив обоих, он говорил:
   - Наш всевышний господин милосерден. Он там, на небесах сам определит, кого из этих спорщиков отправить в рай, а кого в ад.
   После парочки показательных третейских судов, разборки в банде приутихли. Зато появились недоброжелатели, не довольные таким положением вещей. Но вскоре и они исчезли. На их могилах красовались осиновые кресты с лаконичными, но доходчивыми надписями:
   Он был не прав, наступив на ногу Угрюмому Баку...
   Не говори - негодяй, пока не научишься стрелять из пистолета...
   Мой ноги с утра, а зубы чисти с вечера, были его последние слова к Угрюмому Баку...
   Друэ ехал, молча, рядом с Угрюмым Баком. Но держать губы на замке ему долго не пришлось:
   - Босс, посмотри вперед, нам навстречу идут два каких-то недоумка. Неужели им жизнь надоела? Одно из двух: или они слишком крутые парни, или просто круглые идиоты. Но мне кажется, что они больше похожи на вторых.
   - Ты хотел развлечений, Друэ? - мрачно усмехнулся Угрюмый Бак. - Вот и повеселись с парнями. Клоуны поданы, можно открывать представление.
   Два путника, одетые как обычные старатели, без лошадей, без поклажи, не уступая дороги, шли прямо навстречу всей банде. Один из них европеец с бледным, аристократически сложенным лицом. Второй же по цвету кожи, да раскосым глазам, походил на азиата. Банда остановилась только тогда, когда между двумя путниками и ними осталось всего лишь около ярда.
   - Приветствую тебя, незнакомец, - сквозь вежливость Угрюмого Бака сквозил не прикрытый сарказм, - не соизволишь ли ты уступить нам дорогу, а то наши лошади валятся с копыт, у них неожиданно открылась подагра.
   Незнакомец остановился и молча, оценивающим взглядом, осмотрел толпу негодяев.
   - Босс, он, наверное, глухонемой, - решил подержать своего предводителя Друэ. - Эй, парни, из вас кто-нибудь может объясняться на пальцах? Никто не может.
   Незнакомцы, по-прежнему молча, проигнорировали насмешки со стороны толпы головорезов.
   - Эй, пень глухой, ты меня понимаешь? - Друэ свесился с седла и начал энергично жестикулируя объясняться на пальцах. Если учесть, что его предки были выходцами из Африки, распальцовка у него получалась отменная. - Чувак, стряхни песок со своих ушей и протри моргала! Мы же тебя человеческим языком объясняем, нам надо проехать! Поторопи свою белую задницу, нам надо спешить! И убери вместе с собой эту желтолицею, курносую обезьяну! От нее разит, как из помойной ямы!
   - А кто вы такие, что бы вам уступать дорогу? - незнакомец наконец-то удосужился нарушить свое молчание.
   - Парни, вы слышали? Оказывается этот джентльмен не глухонемой! Он просто прикидывался! А может у него с головой не все в порядке? Вот он и молчит так долго, обдумывая свой ответ? - Друэ по привычке продолжал жестикулировать. - Ты чувак, наверно издалека пришел, если не знаешь Угрюмого Бака и его парней. И если не знаешь, то послушайся дельного совета - убирайся с дороги, пока не нашел неприятностей на свою задницу!
   - Нет, джентльмены, придется вам уступить нам дорогу, так будет лучше для вас, - голос у китайца был спокоен как у сытого удава.
   - Неужели твой желтолицый слуга на английском говорить умеет? Это же надо, тупоголовый китаец изъясняется не на своем родном языке! Просто нонсенс какой- то! - Угрюмый Бак видел, что его парни вволю навеселились. Пора было кончать эту комедию, и он произнес пару заключительных фраз, как бы тем самым опуская занавес при окончании спектакля,- лучше бы он молчал. Не зря же говорят - чем короче язык, тем продолжительней жизненный путь.
   - Он не слуга, а мой напарник, - поправив указательным пальцем свою широкополую шляпу сказал незнакомец, - и ты, уродливая рожа, зря назвал его вонючем китайцем. Не удивляйся, я помню про это. А знаешь, почему ты зря его так назвал? Да потому что, его ноги пхнут ароматней, чем все твое тело, а уж из пасти твоей вонь! В грязном свинарнике и то лучше запах!
   Вся банда сразу же затихла после этих слов. Они знали крутой нрав своего босса и теперь с любопытством ждали развязки этой неожиданной встречи.
   - Ты пожалеешь о своих словах, красавчик! - прорычал Угрюмый Бак. Он выхватил свой кольт из кобуры, но опоздал всего лишь на какое-то мгновенье. Головорезам показалось, что пистолет сам выпрыгнул из кобуры в руку незнакомца. Он не медля ни секунды, нажал на курок. Раздались два выстрела. Пуля, посланная меткой рукой, угодила прямо между глаз Угрюмому Баку. Незнакомца же ответный выстрел даже не задел. Он равнодушно смотрел, как Угрюмый Бак покачнулся и мешком повалился на пыльную дорогу.
   Один только Друэ, как ему показалось, незаметно потянулся за своим пистолетом, но увидев, что китаец держит его на мушке, лениво качая головой, словно говоря; не стоит этого делать, парень, передумал браться за оружие.
   - Кто теперь следующий? Кто еще хочет насладиться вкусом свинца?- вполне дружелюбно улыбаясь, задал вопрос незнакомец.
   Никто не хотел.
   Ошеломленная развязкой этой дуэли, банда просто промолчала. Они онемели, тупо взирая на неподвижное тело своего бывшего главаря, который считался одним из самых быстрых стрелков дикого запада.
   - Я смотрю, больше нет смелых среди вас, если никто не хочет сразиться со мной, - нарушил затянувшееся молчание незнакомец, - тогда можно считать, что прений не будет, и все единогласно выбрали меня в руководители этой мобильной, военной группировки. Кстати, я не против, если вы будете называть меня Красавчиком, ну а моего друга можете величать просто Китайцем, он не обидится. Настоящие же наши имена вам знать ни к чему, не зачем забивать ваши тупые мозги лишней информацией.
   Красавчик, не касаясь стремян, картинно запрыгнул в седло освободившейся лошади. Китайцу предоставили трофейного коня. Смотрелся он на нем, как будто всю жизнь прожил в седле.
   Китаец подъехал к Друэ и ненавязчиво произнес:
   - Ну что, черненький, язык проглотил? Все молчишь и молчишь, как дерьма в рот набрал. Давай показывай дорогу в свою берлогу.
   - Поехали, парни, - с не свойственной ему хрипотой, подал команду Друэ и добавил, обращаясь к Красавчику, - скоро мы будем на месте.
   Вся разношерстая толпа головорезов единогласно, без лишнего шума и долгих споров, признала своего нового лидера.
  
   * * *
  
   Вхождение в реальный мир оказалось ужасным.
   Сознание возвращалось вместе с тупой болью в голове и ломотой в костях. Ребята оглянулись. Загородный дом с небольшим плодоносным садом бесследно исчез. И вместо привычного пейзажа их окружал чужой незнакомый лес.
   - Пи Пи, что со мной?- наконец то подала признаки жизни Жанна.- У меня голова раскалывается как после недельной пьянки.
   - Пи Пи? - удивились Николай с Ириной.
   - Петр Петров, сокращено Пи Пи, - слегка пожав плечами объяснил он и подошел к своей подруге, - зовет она меня так, когда сильно недовольна.
   - В принципе удивляться здесь не чему, - Николай обнял Ирину за талию, они подошли к лежащей девушке, - в Санта - Барбаре есть Си Си, а почему не быть у нас Пи Пи.
   - Я, кажется, упустила что-то очень важное? - Жанна при помощи заботливого Петра, поднялась на ноги, которые до сих пор казались ватными и, почувствовав легкое головокружение, оперлась о верное плечо своего друга.
   - Пи Пи, ты можешь популярно объяснишь мне, кто эти ребята, где мы находимся и куда делся наш мотоцикл?
   - Ого, наша спящая красавица пришла в себя и сразу же подключилась к игре 'Что, где, когда?'! - по поведению девушки Николай безошибочно определил, что во время аварии она отделалась лишь легким сотрясением мозга и глубоким обмороком. Он представился коротко, но доходчиво:
   - Николай, а это моя подруга Ирина.
   - Жанна, - соблюдая этикет, назвала себя девушка, - а это мой друг Петр.
   - Прекрасно, знакомство прошло, как говорится, на высшем уровне, без цветов, без шампанского и других неприлично дорогих излишеств, так что эту тему закрыли. Но у нас остается в наличие два злободневных вопроса: где мы находимся и как отсюда выбраться? - затронул больную тему Николай. - У кого какие будут предложения?
   - Нас захватили инопланетяне, - предположил Петр, и сам же рассмеялся над своим ответом, понимая, что 'сморозил' глупость.
   - Отпадает, в тот момент никакой кухонный инвентарь в виде тарелок и кастрюль на горизонте не появлялись, - отверг эту версию Николай.
   - Мы попали в аномальную зону подобную бермудскому треугольнику, - предложила свою версию Ирина.
   - Тоже не подходит, в нашей области если и пропадали люди, то это были или мужья, скрывающиеся от алиментов, или предприниматели, улизнувшие от налоговой инспекции, или призывники, закосившие от армии, - не согласился с ней Николай.
   - О чем это вы? - Жанна совершено не понимала, о чем спорят ребята. - Может, посвятите меня, глупую, в свою страшную тайну.
   - Жанна права, - согласилась Ирина, - ей надо все рассказать.
   - Мы из-за лихача, сидевшего за рулем грузовика, (руки ему повыдергивать за такое вождение), попали в аварию, (чтоб его на каждом повороте гаишники штрафовали), в которой больше всех пострадала ты, - начал объяснять Петр.
   - Беспокоясь о твоем драгоценном здоровье, я взял тебя на руки и понес в ближайший дом, чтобы вызвать скорую помощь, - продолжил Николай.
   - А там произошло что-то непонятное, ужасный вой, сводящий с ума, зеленый туман, появившийся ниоткуда. Я упала без чувств. Когда очнулась, мы уже находились в этом незнакомом лесу, - закончила Ирина.
   - Дело ясное, что дело темное, - сделала вывод Жанна.
   - А самое ужасное заключается в том, что нам придется ночевать под открытым небом в незнакомом месте, - добавила Ирина, - вы посмотрите на солнце, оно скоро скроется за горизонт.
   - Замечено точно и главное вовремя. Нам нужно произвести инвентаризацию личных вещей и спешно готовиться к ночлегу, - сказал Николай. Он первым вывернул свои пустые карманы.
   У Ирины в сумочке обнаружили сотовый телефон, который не работал. На балансе было сто пятьдесят баксов, а что толку, если батарея посажена и зарядить ее негде. Кроме этой бесполезной вещи там находилась косметичка, записная книжка, а так же ключи от разбитой машины.
   Жанна имела при себе расческу, пудреница, одноразовые гигиенические салфетки, губная помада, газовый баллончик для самообороны.
   Самым запасливым оказался Петр. Стоило ему показать содержимое своего рюкзака, как у всех присутствующих радостно заблестели глаза. Шариковая ручка с небольшим блокнотом, два компактных спиннинга, набор крючков и блесен, небольшой топорик, армейский котелок, спички, консервы, чай, охотничий нож, электрический фонарик и другие, необходимые в походе мелочи находились в этом бездонном рюкзаке. Но внимание Николая привлекла необычная бритва.
   - Что это? - спросил он.
   - Ты что, никогда механических бритв не видел? - удивлено ответил Петр вопросом на вопрос.
   - Никогда, - честно признался Николай, - откуда ты взял такой раритет, его же в магазинах не продают?
   - Отец попросил сделать профилактику, - ответил Петр, - ну там почистить, протереть, смазать, где надо, подкрутить отрегулировать, чтоб дольше работала.
   А самым большим сюрпризом оказался небольшой железный контейнер, одиноко стаявший в стороне от ребят. Как он здесь появился и зачем, никто не знал.
   Петр неторопливо подошел к нему, немного повозился с навесным замком, осторожно открыл крышку и присвистнул от удивления.
   - И что с этим сокровищем будем делать? - спросила Ирина, взирая на содержимое контейнера.
   - Пока оставим на месте, - решил Николай.
   - Жалко такое добро оставлять в лесу, ведь пропадет за зря, - сокрушался не лишенный хозяйственной хватке Петр.
   - Может, для чего-нибудь сейчас используем? - предложила Жанна, перебирая руками разного калибра новенькие гвозди.
   - Сейчас не успеем, - Николай напомнил о предстоящих делах, - нам надо успеть подготовиться к ночлегу.
   Лагерь решили разбить там, где находились, не терять времени на поиски другого. Да и само место было не плохое. Деревья стоящие далеко друг от друга, густая, но низкая зеленая трава, по бокам непроходимый кустарник и протекавший недалеко быстрый ручей, все эти факторы говорили сами за себя. Лучше место искать не надо.
   Ребята разделились. Мальчики, прихватив с собой нож с топориком, пошли собирать сухие дрова для костра, а девочки собрались искать мягкий валежник, который неплохо подходит для удобных лежанок.
   Николай вернулся с большой охапкой сухих веток. Возле разожженного костра Петр степенно готовил скромный ужин. Консервы вскрыты, разложены пластиковые тарелки, стаканы и ложки, котелок наполненный водой висит над костром, кипятится.
   - Неплохо у тебя получается поляну накрывать, - сказал Николай, ссыпав дрова в общую кучу, - бутылочки только не хватает для завершения этого натюрморта.
   - Это исправимо, - Петр как настоящий фокусник вытащил из рюкзака бутылку коньяка.
   - Ого, армянский пятизвездочный! - восхитился Николай, рассматривая этикетку. - А куда подевались наши верные подруги?
   - Пошли искать домик неизвестного архитектора, - ответил ему Петр, открывая бутылку коньяка.
   - Ты что, Петь, на солнце перегрелся? - удивился Николай. - Какой домик? Какого архитектора? Здесь минимум на десять километров в округе даже избушку на курьих ножках не найдешь!
   -Пардон, приятель, если не понимаешь моего сленга, могу объяснить популярно, у девчат от волнения схватило животы, вот они и удалились спешно в кустики, - уточнил Петр, - кстати, вот и наши верные спутницы возвращаются.
   В подтверждение его слов, из кустарника расположенного справа появились Жанна с Ириной. Их лица радостно светились, волосы были украшены венками, сплетенными из полевых цветов, а рты ни на секунду не закрывались, обсуждая что-то свое, женское.
   - Девчата, поторопитесь! - крикнул Петр. - Ужин уже готов!
   Девушки долго себя упрашивать не заставили. Они быстро припорхали к импровизированному столу под чистым небом, поудобней расположились. Петр осторожно разлил содержимое бутылки по стаканам, предложил краткий, но содержательный тост:
   - Ну, за знакомство!
   Все дружно поддержали его и накинулись на консервы, словно у них целую вечность во рту не было даже маковой росинки. Утолив голод, а заодно опорожнив бутылку на половину, они разлили горячий чай по стаканам.
   - Ты я смотрю предусмотрительный парень, если постоянно таскаешь с собой рюкзак, набитый до отказа нужными вещами, - сказал Николай, сделав небольшой глоток горячего чая.
   - Это не закономерность, просто случайность, - лениво ответил Петр. От коньяка и горячего чая потеплело все внутри, тело расслабилось, стало просить отдыха, после стольких испытаний выпавших на его долю. - Просто после соревнований я хотел сделать Жанне сюрприз, съездить вместе с ней на небольшой пикничок. Но как видите, не удалось.
   - А каким видом спорта ты занимаешься? - поинтересовалась Ирина.
   - Мотокросс, - Ответил Петр, - можете меня поздравить, сегодня я занял первое место.
   - Вот сейчас допьем чай и обязательно поздравим, - сказала Жанна, нежно чмокнув его в щечку.
   - Наверно увлекательный вид спорта? - заинтересовался Николай. - Мне все недосуг было посмотреть, какие кульбиты вы делаете на своих мотоциклах.
   - Очень интересный, особенно когда увлекаешься техникой, - Петр с грустью вспомнил свой покореженный мотоцикл, сиротливо лежащий на обочине дороги, - и кульбиты там есть, и подрезание, и травмы, и восторг болельщиков, и победители, и проигравшие, как в любом виде спорта.
   - Это ты точно заметил, не один вид спорта не обходится без проигравших и победителей, а тем более без травм, - согласился с ним Николай.
   - А как же шашки и шахматы?- возразила Ирина. - Там руку или ногу не сломаешь?
   - Верно, там телесные повреждения не получишь, но за то можно заработать вывих мозгов, - пояснил ей Николай.
   - А небо, какое сегодня замечательное! - сменила тему Жанна. - И не одного знакомого созвездия!
   Ночное небо на самом деле было восхитительно. Вуаль глубокой черноты закрывала небосвод. И это призрачно прозрачное покрывало украшала бриллиантовая россыпь разной величины звезд. Такая причудливая вязь создавала сказочные образы, которые под силу создать только богам.
   Затем начался обильный, искрометный звездопад. Нет, он не нарушал упорядочность этого чуда, наоборот своим кратковременным периодом жизни ярко подчеркивал завораживающую магию ночного неба, лаская взор, и умиротворено действуя на душу.
   Ребята, затаив дыхание, смотрели на эту впечатляющую картину, ощущая себя не под открытым небом, а в планетарии - только там можно так отчетливо, ясно увидеть звезды на искусственной небесной сфере. Но это был чужой небесный купол, с чужими мигающими звездами, которые как всегда в безоблачную ночь освещали землю своим призрачным холодным светом. И ребята благодаря какому-то не понятному чувству это понимали.
   Чужое небо, чужая ночь, чужой лес, все эти факторы действовали не ободряюще.
   - Я плохо разбираюсь в астрономии. Из всех знакомых созвездий, а их я знаю не так уж много, мне припоминаются только Большая Медведица и Малая Медведица. Ах да, я забыл упомянуть Кассиопею, - Петр, отхлебнув прямо из горлышка, подождал немного, пока жидкость провалится в желудок, и передал бутылку Николаю. - Так что в этом деле я не помощник. Сказали бы отремонтировать мотоцикл или автомобиль, без проблем.
   - Я тоже в этом деле пас, - Николай, подражая Петру, хлебнул из горлышка, - у меня другая стезя.
   - Ребята, а вы помните мужчину?- задала вопрос Ирина.
   - Какого мужчину?- Николай не понял вопрос своей подруги.
   - Перед тем как потерять сознание, я видела мужчину бежавшего к нам, - пояснила Ирина. - Он пытался пробиться через не видимый барьер, но все его старания были напрасны.
   - Очень полезная информация, но к чему она нам?- Николай до сих пор не мог понять, куда она клонит.
   - Мне просто припомнился один случай, описанный в каком-то бульварном журнале, сейчас уже не помню его название, - голосом занудного лектора проинформировала Ирина, - кажется, в 1943 году американские ученые решили поставить эксперимент по получению эффекта невидимости для радарных станций. Для этой цели они выбрали эсминец ЭЛДРИДЖ, напичкав его до отказа электромагнитными генераторами. Когда пустили в ход все это дорогостоящее оборудование, корабль покрылся непроницаемым туманом и исчез из дока в Филадельфии. Но что самое интересное, его появление в это время видели очевидцы в районе Норфолка. А расстояние между ними примерно 350км. Это вам не о чем не говорит?
   - Помню я фильм, такой по видео смотрел, - подтвердил Петр, - и на коробке от диска было пояснение, фантастический боевик. Нет, Ирина, я не верю во всю эту бредятину. Скорее всего, над нами кто-то глупо пошутил, усыпил всех каким-то газом и отвез к черту на кулички. Надо реально смотреть на факты, а не сочинять разные безумные истории. Так вообще можно дофантазироваться, что мы попали в волшебную страну Оз или на совершено другую планету.
   - А как же генераторы на бетонной площадке, появившийся зеленый туман? - не сдавалась Ирина.
   - Галлюцинации от нервного срыва и плюс к этому действие наркотического газа, - Петр тоже твердо стоял на своем мнении.
   - И эти шутники просто так ради веселья решили всех нас перенести в не знакомый лес? - не скрывая сарказма, произнесла Ирина.- Боже, почему же они ради шутки нас не отправили на Гавайи?
   - Может, прекратите спорить, - вклинился в эту перепалку Николай. - Давайте лучше укладываться на боковую, а завтра уж разберемся, где мы и как сюда попали.
   - Ты как всегда прав, - согласился с ним Петр, посмотрев на вечернее небо, - давайте укладываться на боковую, как говорят: утро, вечера мудрее.
   Разделившись на пары, они легли на шуршащие лежанки, сделанные из сухих листьев и валежника, повозились немного, устроились поудобней, затихли. Но спать, как назло не хотелось, а уж о чем-то другом им думать тем более не хотелось.
   - Ник, мне страшно, - прошептала Ирина. Она положила голову на теплое плечо своего друга, обняла за талию, прижавшись как можно ближе. - Меня пугает история происшедшая с нами.
   - Успокойся, дорогая, - Николай нежно погладил ее по плечу, - завтра с восходом солнца все твои страхи развеются, как придорожная пыль. И лес окажется родным, и дорога до дома будет близкой.
   - Нет, Ник, это чужой лес, не наш. Ты оглянись вокруг и сразу увидишь, что трава здесь пахнет по-другому и звуки ночные совсем не те. Он кажется каким-то диким, необжитым, где за тысячу верст не встретишь даже следа человека, - Ирина замолчала, к чему-то прислушалась.
   Николай посчитал, что она успокоилась, закрыл глаза и приготовился к сладким сновидениям.
   - Ник, ты слышал? - Ирина затормошила его за плечо.
   - Что случилось?- сонным голосом спросил Николай. Морфей уже частично успел его унести в свои владения.
   - Сюда кто-то идет, - прошептала Ирина.
   Николай нехотя приподнялся на локте, посмотрел в темноту ночного леса, прислушался. Кругом раздавался причудливый перезвон цикад, шорох листьев от легкого ветерка, редкие возгласы ночных птиц. Больше никаких посторонних звуков слышно не было.
   - Это наверно какой-нибудь мелкий грызун прошел невдалеке, - успокоил свою подругу Николай и лег на место. Он, снисходительно отнеся к поведению Ирины. После такого нервного стресса, какой пришлось им пережить за такой короткий период времени, любой жалкий посторонний шорох, любой куст потревоженный порывом ветра может превратиться в кровожадное чудовище.
   Так думал Николай, пока сам не услышал сначала треск сломанных сухих веток, а за тем отчетливые приближающиеся шаги.
   - Ребята, кажется у нас гости, - в полголоса произнес он, подымаясь на ноги, - надо приготовить теплую встречу.
   - Вот и прекрасно. Сейчас мы возможно на все свои вопросы найдем ответы, а если сразу не получится, то немного поиграем в детскую игру "каникулы на Лубянке", - сказал Петр, подняв с земли небольшой топорик, так на всякий случай. - И тогда все получится как в детском стишке:
  
   Дети играли в подвале в гестапо,
   Там зверски замучен сантехник Потапов.
  
   - А мне кажется, здесь будет более актуален другой стишок, - сказал Николай. Он никакого оружия не взял, надеясь на свои натренированные ноги и руки:
  
   Мальчик в лесу нашел пулемет,
   Больше в деревне никто не живет.
  
   - Если уж говорить на эту мрачную тему, то мне в голову приходят, совсем оптимистические рифмы:
  
   Ребятам хотелось иметь хомяка,
   Купили на рынке милашку зверька.
   Он был совсем хилый и был совсем слеп,
   Но он быстро вырос и быстро окреп.
   И тут хомячок вдруг чудесно прозрел,
   Зверек от счастья совсем озверел,
   Орешки, сухарики он больше не грыз,
   Без жалости горло им всем перегрыз.
  
   - произнесла Ирина и, последовав примеру Жанны, спряталась за широкой спиной Николая.
   - Да уж, нам тут только мутантов не хватало, - хмыкнул Петр, с достоинством оценив шутку Ирины.
   - Леди и джентльмены, я приветствую вас в этом чудном уголке земного рая, и прошу разрешения, присоединиться к вашей компании! - произнес мужчина тридцати пяти - сорока лет, появившейся из ночного мрака. На нем был одет охотничий костюм, в котором он проходил наверно полжизни, широкий ремень с патронташем и большим ножом, ноги его были обуты в мягкие поношенные мокасины. На плече незнакомец небрежно держал внушительное ружье.
   Ирина с огромным облегчением вздохнула. Незнакомец на оборотня не походил, да и на вампира не тянул, а был обыкновенным человеком.
   - Ник, почему он говорит на английском? - шепотом спросила она.
   Николай в ответ просто пожал плечами. Здесь удивляться было нечему. В наше время стало популярно среди иностранных туристов побывать в российских экстремальных условиях. Им надоели приторно благоустроенные курорты на берегу теплого океана и приторно шоколадные швейцарские лыжные базы. Теперь они желают за весьма умеренную плату, по их меркам, поохотиться или порыбачить в наших необъятных родных просторах. Вот и этот незадачливый иностранный турист, скорее всего, отбился от своей группы сопровождения да заблудился.
   - Присаживайтесь к костру, сэр - проявила гостеприимство Жанна - если
   желаете то разделите с нами нашу скудною трапезу.
   - Спасибо, но это лишне, я не голоден, вежливо отказался незнакомец, - вот если только у вас найдется что-нибудь для утоления жажды, от этого я не откажусь.
   - Извините, но у нас остался только горячий чай, - сказал Петр, посмотрев сквозь пустую бутылку, - что-нибудь покрепче, к сожалению, у нас кончилось.
   Он выбросил подальше от костра пустую тару, взял пластиковый стакан и налил туда из котелка крепкий ароматный чай, подсластив его немного сахаром.
   - Какой божественный напиток, - произнес незнакомец, сделав глоток. Он с нескрываемым любопытством посмотрел на пластиковую посуду, пробуя ее на ощупь и на зуб, - за всю свою долгую жизнь мне не приходилось пробовать что- либо прекраснее этого.
   - Чай Ахмат, изготовлен в Англии,- смущенный похвалой, проинформировал Петр, - заварен по моему рецепту.
   - Ого, как далеко отстал от жизни я в этой глуши!- удивился незнакомец. - Неужели в старой доброй Англии стали выращивать чайные кусты?
   - Нет, там только занимаются расфасовкой, а выращивают в Индии, - уточнил Петр.
   - Просим прощения, сэр, но нам хотелось бы узнать ваше имя, - поинтересовалась Ирина.
   - Извините, господа, с моей стороны просто не вежливо присоединиться к такой милой компании и не представиться, - незнакомец оставил в покое пластиковую посуду, встал в полный рост, поклонился перед ребятами, - во многих здешних краях меня называют Майкл Бьет Без Промаха, за мои многочисленные охотничьи, и не только, подвиги. Но мне лично не нравиться, когда так напыщенно произносят мое прозвище, слишком уж долго складывать эту фразу. Вы только представьте, что во время охоты кто-нибудь начинает кричать: Эй, Майкл Бьет Без Промаха, берегись, сзади к тебе подкрадывается гризли! Конечно, всегда полезно получать такую исчерпывающую информацию, но в тот момент я даже не смогу толком ее усвоить, как окажусь в дружеских объятиях этого опасного зверя. Проще крикнуть: Майк, береги спину! - этих слов будет достаточно, что бы успеть предотвратить грозящую опасность простым способом, как можно выше забраться на ближайшее дерево и оттуда с высоты отбиваться от грозного хищника прикладом ружья. Так что, господа, называйте меня просто Майком.
   После такой в кавычках, небольшой вступительной речи, все присутствующие едва не вошли в ступор, но кое-как придя в себя, в свою очередь не забыли представиться.
   - Майк, как ты здесь оказался? - поинтересовался Николай. В словах нового друга, если это друг, ему показалось что-то весьма странным. Но что именно, он понять пока не мог.
   - Все очень просто, ребята. Я обещал одному прекрасному мальчугану привезти живого зайчонка и вот немного припозднился, - объяснил Майкл, - кстати, вы знаете, как надо охотиться на зайцев?
   - Нет, - хором ответили ребята. Они были немного встревожены словами нового знакомого. Что-то не правильно он говорил. И эти неуловимые детали, которых по правилам не должно быть, все больше и больше приводили в действие их подозрительность, заставляя подняться из самых глубин души надежно спрятанные страхи.
   - Ну что ж, тогда сейчас я расскажу, - Майкл оказался на удивление словоохотливым человеком. Даже было не понятно, как он умудрялся долго хранить молчание, в одиночку выслеживая зверя.
   Ребята поняли, что незнакомец не собирается им причинять вреда, да и ночью не придется скучать. Они оказались правы.
   - С самого утра день выдался неудачный, - начал травить охотничью байку Майкл,- это я сразу понял, когда наступил в коровью лепешку, еще не дойдя до леса. Но такой сомнительный случай, с неприятным душком, разве сможет остановить настоящего траппера? Вы правы, не может.
   Обнаружив в лесу, натоптанную звериную тропу, я поставил там силки, а сам с приподнятым настроением направился подстрелить какую-нибудь дичь на обед. К сожалению, ничего не вышло. Побродив по лесу почти до самого вечера, мне на глаза не попалось ничего подходящего. Зато слегка покусали дикие пчелы, когда я решил полакомиться их медом. Но дальше меня ждало большее разочарование.
   Я пошел проверить свои силки, и представьте себе, все они были пусты. Хитрые в наше время пошли зайцы, продвинутые. Они ни в какую не желали попадаться в обычные силки, подавай им что-нибудь особое. Другой на моем месте давно плюнул бы на все и поехал домой. Но я не такой. У меня характер еще старой закваски. И еще я человек слова. Если обещаю что-то, то хоть тресни, но выполню тот уговор. Вот и в этот раз мне деваться было некуда. Сел я на низкий пенек, закурил трубку и начал думать. Просидел так с полчаса, пока меня не осенило одной безумной идеей.
   Достал я морковку из мешка. Мне ее дал Джонни сорванец, для угощения зайчонка которого поймаю. Так вот, взял я это лакомство пушистого грызуна, положил его на пенек, на котором только что сидел и удобрил пищевой продукт специями в виде нюхательного табака, а сам укрылся неподалеку, ожидая.
   Через часа полтора смотрю, скачет лопоухий прямо к накрытому столу, видимо учуял сочную морковку. Я затаил дыхание, практически не дышу, прикинулся кустиком. А сам с замиранием сердца думаю, пройдет мой фокус или нет. Зайчонок тем временем уже запрыгнул на широкий пень. Сначала он повертел глазенками по сторонам, не видать ли поблизости незваных нахлебников, с сомнением обнюхал воздух над морковкой, незнакома была ему приправа к деликатесу, но после небольшого колебания не удержался и набросился на свое лакомство. Только и слышно было во всем лесу его громкий хруст за ушами.
   И тут началось самое интересное. Табак попал ушастому в носоглотку и начал там ему свербеть. Смотрю, не поймет косой, в чем дело. Мотает как заводной своей лопоухой головой, крутит выпуклыми глазенками, словно ветряная мельница своими лопастями при хорошем урагане, чешет лапками нос. Ничего не помогает. Тогда-то несмышленый зайчишка и начал чихать, не переставая при этом гулко прикладываясь об пень своей наивной головой. Смотрю, упал бедолага на землю, еле дышит, а сам все пытается передними лапками нос свой многострадальный почесать. Тут-то я и взял его голыми руками.
   Майкл замолчал.
   Ребята неплохо повеселились, слушая эту занимательную историю. Ирина хотела уточнить кое-какие непонятные детали у Майкла, но ее внимание привлекло неадекватное поведение Петра.
   Сначала он, глупо улыбаясь, стал делать какие-то непонятные телодвижения, сидя на траве. Затем его нервное хихиканье переросло в нездоровый смех. Неожиданно Петр, высоко подпрыгнув, встал на ноги и демонически хохоча начал отплясывать джигу, хлопая себя по бокам руками.
   Не понимая, что происходит с их приятелем, ребята с сочувствием смотрели на него, выразительно покрутив указательным пальцем у виска. Никто из них не ожидал такой бурной реакции Петра на рассказ Майкла.
   Тем временем танцор самоучка от джиги плавно перешел на гопак, шаря руками у себя за пазухой. Переключившись на брейк данс, ему, наконец, удалось вытащить руки наружу. Он остановился тяжело дыша. В руках Петр крепко держал что-то пушистое. Эти мохнатые комочки извивались, стараясь освободиться, и тонко верещали на своем зверином языке.
   Зрителей этого бесплатного шоу буквально скрутило вчетверо от смеха. Они хватались за животы руками и катались около костра. Только один Майкл сидел в позе Будды, умиротворено улыбался. Он был до неприличия спокоен.
   Охотник внимательно присмотрелся к пушистым зверькам и радостно воскликнул:
   - Дикси, Пикси! Идите к своему папочке, я вас сейчас кое-чем угощу!
   Маленькие зверьки радостно заверещали, проворно вырвались из рук Петра и забавно подпрыгивая, помчались к своему старшему братцу.
   - Кто это?- удивлено спросил Петр.
   - Бурундуки,- коротко ответил Майкл.
   - Они что, ручные?- поинтересовалась Жанна, с умилением наблюдая за забавными ужимками пушистых проказников.
   - Нет, что ты,- Майкл достал из кармана горсть лесных орехов и протянул открытую ладонь. Бурундуки, завизжав от счастья, начали хватать их передними лапками, ловко грызть да уминать вкусные зернышки за обе щеки.- Это обыкновенные жители леса, с дикими, но ранимыми сердцами. Однажды я нашел их в кустах, таких крохотных, недавно появившихся на свет. Они беспомощно пищали, дрожа от страха и голода, зовя родителей на помощь. Но их кровные кормильцы, по всей видимости, попали в зубы хищника или в руки жестоких людей, которые ради забавы могут покалечить или убить беззащитное животное. Я не мог пройти мимо этого вопиющего безобразия. Подобрал малышей, выкормил. Они привязались ко мне, но родные края не бросили. И как только я появляюсь в их владениях, Дикси и Пикси сразу же мчатся за угощением. А сейчас вашего друга они приняли за меня.
   Ребята все разом замолчали, пристально посмотрели сначала на улыбающегося Майкла, потом на шустрых бурундуков. Кое-какие факты в рассказе охотника очень не понравились им, наполняя тревогой сердца.
   - Я смотрю, вы отчаянные ребята, если решились остаться ночевать в лесу без оружия, - нарушил молчание Майкл, с подозрением глядя на своих новых знакомых. - У вас же кроме этого игрушечного топорика и охотничьего ножа ничего посерьезней нет?
   - Нет, - чистосердечно признался Петр,- а чего нам бояться, мы же знаем, что костер отпугнет хищников.
   - Да уж, это веский аргумент,- осудительно покачал головой Майкл,- а вам в голову не приходило, что кроме диких зверей по лесу бродят беспощадные бандиты и толпы краснокожих.
   - Вы шутите? - удивлено спросил Петр.- Какие здесь могут быть бандиты и краснокожие?
   - Какие здесь могут быть шутки,- Майкл с удивлением посмотрел на ребят, - здесь неподалеку индейцы охотятся на бизонов. Разве вы про это не знали?
   Все присутствующие широко открыв глаза, смотрели на него и молчали.
   - Откуда же вы ребята? Как сюда попали?
   - Постойте, постойте, - торопливо перебила Ирина, уже догадавшись о кое-чем, и эта догадка девушке нравилась все меньше и меньше, - мы ответим на все ваши вопросы, но сначала сами хотим кое-что прояснить. Значит, вы говорите, что здесь охотятся свирепые краснокожие?
   - Да.
   - И бродят шайки кровожадных бандитов?
   - Верно.
   - Где мы находимся?
   - В лесу.
   - Нет, нет, я имела ввиду, какой район или округ?
   - Солнечная Калифорния.
   - Какой сейчас год?
   - Вы что, ребята, даже этого не знаете?- Майкл тревожно посмотрел на своих новых приятелей, и на всякий случай отодвинулся от них подальше. Неужели к психам меня нелегкая занесла, подумал он и ответил, - не знаю какое у вас принято времяисчисление, а у нас в Калифорнии с утра было 18 августа 1865 года.
   - Что, что? - сорвавшимся голосом переспросила Жанна.
   - 18 августа 1865 года, - повторил Майкл.
   - Вы шутите? - Ирина не поверила своим ушам.
   - Какие могут быть шутки, - ответил ей Майкл.
   И тут ребята поняли, что на самом деле вляпались в не очень приятную историю, попахивающую большими неприятностями.
   - Вот дерьмо! - в унисон воскликнули Петр и Николай.
   - Какой ужас! - подхватили Жанна и Ирина.
   И все дружно упали на траву, душевно опустошенные полученным известием.
   - Ребята, что с вами? - перепугался Майкл, разглядывая неподвижно лежащих своих новых приятелей. - С вами все в порядке?
   - Нет, этого не может быть! Надо успокоиться. Это все нам снится. Давайте сосчитаем до пяти, откроем глаза и, проснувшись, снова окажемся дома! - скороговоркой выпалила Ирина. Она даже не услышала вопроса Майкла. - И так, начали, даю установку, пусть исчезнет этот ночной кошмар, и раз, и два, и три, сгиньте прочь все наши страхи и призрачные миражи, и четыре, и пять!
   Они по команде открыли глаза, но вместо родной бетонной площадки и загородного дома увидели удивлено обеспокоенное лицо Майкла.
   - Ребята, с вами все в порядке? - повторил свой вопрос охотник.
   - О боже. Это не сон! - в отчаянии воскликнула Жанна, жалея, что пришла в сознание в самое неподходящее время.
   - С нами очень даже все в непорядке, - еле слышно произнес Николай. - Всю жизнь мечтал отдохнуть в Калифорнии, поваляться на пляже Малибу, посетить Голливуд и прокатиться в кабриолете по Беверли-Хиллзу.
   - И вот сбылась мечта идиота, - не весело усмехнулся Петр, - и за это придется всем нам страдать.
   - Во попали, блин, в жир ногами,- ярко выразился Николай, хотя в его голове эта фраза прозвучала совсем иначе.
   - Объясните же мне, наконец, почему мой ответ привел вас в такой ужас? - насторожено спросил Майкл. Вдруг его слова спровоцируют повторный припадок у ребят. Но этого к счастью не случилось.
   Ребята немного успокоились и начали, изредка перебивая друг друга, излагать свою эпопею с самого начала. Рассказ получился не ровный, сбивчивый. Так бывает всегда, когда несколько человек хотят предложить свою версию этой истории, при этом постоянно забегая вперед или возвращаясь назад, чтобы уточнить некоторые детали.
   А почему они так просто открылись первому встречному, ребята и сами не могли понять, может, сказался стресс, а может их новый знакомый им показался неплохим парнем. Кто его знает, но чего-либо скрывать от охотника, ребята не собирались.
   По лицу Майкла было видно, что больше половины фраз он не понимал, просто в лексиконе этого древнего века пока вообще нет таких слов. Но он продолжал их слушать, с возрастающим интересом иногда задавая вопросы:
   - Что такое автомобиль? Чем он отличается от мотоцикла? Кто такие байкеры?
   Ребятам приходилось в более доступной форме объяснять ему эти непонятные термины.
   - Знаете, ребята, я и сам не прочь немного приукрасить свои охотничьи рассказы. Но сейчас вы побили все рекорды среди фантазеров, - высказал свое мнение Майкл, выслушав до конца эту невероятную историю.
   - Выходит ты нам не поверил, - сделала вывод Жанна.
   - Все это выглядит слишком сказочно, чтобы быть правдой, - покачав головой, сказал Майкл. - Прямо как одна из историй Шахерезады. Нет, ребята, надо что-то более убедительное, чтобы я вам поверил.
   - А как же наша пластиковая посуда? - привела по ее мнению убойный аргумент Жанна.
   - Вот эта? - Майкл взял стакан в руки. - Я думаю, его сделали в Китае или в Индии. Те голодранцы мастера по изготовлению различных диковинок и забавных безделушек.
   - А как на счет этого? - спросила Ирина, доставая свой мобильник. Она хотела продемонстрировать несколько мелодий записанных в нем, но вспомнила, что батарея села и отказалась от этой идеи.
   - А вот это ты когда-нибудь видел? - Петр достал свой электрический фонарик и включил его.
   - Если желаешь, то мы можем сообщить тебе кое-какие исторические события, которые произойдут в ближайшем будущем, - предложил Николай, так как ему хвалиться было не чем.
   - А так же можем описать, как будет выглядеть мир в наше время, - подхватила Жанна.
   - Все, хватит. Можно сказать, что вы меня убедили в своей правоте, - у Майкла голова кругом пошла от переизбытка информации. - А про будущее говорить не надо. Я до смерти не люблю предсказателей.
   - Если мы во всех деталях разобрались, кто есть кто, тогда подведем итоги, - предложил Николай. - Как выяснилось, мы находимся на Американском континенте без документов, без визы, да еще в придачу в девятнадцатом веке. У нас нет денег, нет оружия, нет транспорта, нет друзей и знакомых в этих местах...
   - В последнем вы ошибаетесь, друг мой, - перебил его Майкл.
   - Спасибо за поправку. Одного друга мы уже нашли, хотя здесь находимся, не очень продолжительное время, - продолжил Николай. - Но на этом все хорошие новости заканчиваются. А плохие начинаются, которые говорят, что кругом бегают злобные индейцы и коварные разбойники. А самое главное, мы не знаем, что нам дальше делать. Да уж, такому положению вещей не позавидует даже осужденный, находясь на электрическом стуле.
   - Я вот думаю, если мы по воле судьбы и по оплошности ученого - недоучки попали в прошлые века, то может быть он уже работает над этой проблемой, - предположила Ирина. - Должен же он вытащить нас отсюда, чтобы узнать, куда мы пропали и как это произошло.
   - Но в том-то и дело, что он не знает, где мы находимся, - с наворачивающимися слезами на глазах произнесла Жанна. - Как же он вернет нас обратно?
   - Не надо отчаиваться, ребята, будем надеяться на лучшее, - Решил всех успокоить Петр. - Будем оптимистами.
   - Пит, прав, - одобрил его слова Майкл. - Никогда не надо отчаиваться. Нужно всегда в душе держать хотя бы капельку надежды. Только тогда пуганая птица -удача позволит взять себя в руки. А если ты будешь всей душой стремиться к намеченной цели, то все невзгоды будут тебе нипочем. Такова жизнь, ребята. А сейчас предлагаю всем лечь спать. Вам нужно хорошенько отдохнуть перед завтрашним трудным днем, который скоро наступит. А утром решим, что мне с вами делать. Будем дежурить у костра по очереди. Первым заступаю я, мне нужно о многом подумать.
   Ребята последовали мудрому совету охотника. Разделившись на пары, они поудобней устроились на покинутых, давно остывших лежанках и приготовились ко сну. Но сон как назло не шел.
   - Коль, что с нами будет? - поплотней прижавшись к своему другу, спросила Ирина. - Мне даже страшно подумать, что мы находимся так далеко от дома не только в пространстве, но и во времени. Все это больше похоже на какой-то кошмарный сон.
   - Успокойся, Ириш, все будет хорошо, - ответил ей в ответ Николай, нежно поглаживая по плечу, - сейчас мы просто сильно устали, нам пришлось много пережить и из-за этого, все, кажется в черных тонах. А завтра, уже отдохнувшие мы легко разберемся со сложившейся ситуацией, да и Майкл нам в этом поможет. Так что закрывай глазки, лапонька и давай делать бай, бай.
   Ребята изначально были шокированы полученной новостью, еще бы оказаться за тысячу верст от дома в незнакомой стране, да еще вдобавок в не своем времени. И этот нонсенс ставил непреодолимый барьер для конструктивного мышления. Так бы посчитали закостенелые прагматики, попавшие в подобную ситуацию. Затеяли бы продолжительные дебаты, которые плавно перешли бы в напряженную конфронтацию. Ребята же просто смирились с данным фактом. По-другому они просто не могли поступить. Впитавшие в себя колоссальное количество информации на тему попаданцев в виде кинофильмов, книжек и видеоигр ребята просто не до конца осознавали реальность случившегося. Все поджидавшие опасности их впереди считались ненастоящими. Словно они стали участниками массовки в съемках фантастического боевика, или какой-то новой крутой виртуальной игры, где в любом случае ты останешься жив. Да, там ты можешь проиграть, но можешь и выиграть, по любому это здоровью не повредит. Так почему бы не окунуться с головой в это увлекательное приключение.
   Так что, не смотря на серьезность их положения, адаптация у ребят к местному миру прошла быстро и без осложнений.
  
  
   Глава 2. Неожиданные встречи.
  
   - Ты кто? - спросила лошадь,
   первый раз, увидав верблюда.
   - Я верблюд, - честно признался
   тот.
   - А я думала, что ты горбатый
   заяц переросток.
   - Сама ты лошадь Пржевальского.
   Так появилась новая порода лошадей.
  
   Эта безумная ночь показалась ребятам длиною с вечность. После предупреждения Майкла, они чувствовали себя неуютно в этом незнакомом лесу, где под каждым кустом ожидает их смертельная опасность.
   Дежуря по очереди у пышущего жаром костра, Петр с Николаем с тревогой в душе прислушивались к каждому шороху и подозрительному шуму. Огонь очертил вокруг себя небольшой круг света. Да, на этой территории было светло практически как днем. Но за его границей сразу, вырастала стена непроглядного мрака, где вообще ничего нельзя толком рассмотреть, только какие-то размытые контуры, непонятные силуэты, которые вполне могли быть просто росшим не вдалеке кустарником и в тоже время хищным зверем, готовым полакомиться непрошеными гостями. Ребята до рези в глазах всматривались в непроницаемую тьму леса, стараясь пореже пользоваться электрическим фонариком, экономя батареи. Кто знает, сколько времени им предстоит находиться в этой отсталой эпохе. Значит, фонарик еще не раз может пригодиться.
   Ночная музыка цикад, сверчков не ровная перекличка, редкие возгласы ночных птиц, скрип сухих ветвей деревьев, сплелись между собой, создавая адскую какофонию, которая создавала в мыслях у ребят пугающие фантазии. То им слышались отдаленные шаги, невидимых пришельцев, то мерещились призрачные тени, постоянно ускользающие от взора.
   Когда ребятам представилась возможность поспать, они не могли сомкнуть глаз, вздрагивая даже от шума листвы потревоженной не частыми порывами ветра. Но естество не обманешь, усталость отбросила в сторону бесплотные страхи, и парни погрузились в тревожный сон, который продлился всего лишь полтора часа. Солнечные лучи, пробиваясь сквозь кроны деревьев, оповестили о начале нового дня.
   После такой кошмарной ночи Петр и Николай чувствовали себя разбитыми, словно целые сутки разгружали вагоны с углем. Полтора часа сна не помогли, а наоборот прибавили усталости.
   Майкл напротив, выглядел прекрасно, как будто только что вернулся с шикарного курорта. Девушки тоже были в порядке. Они неторопливо умылись в ручье, старательно навели красоту и только после этого развели костер, который уже успел потухнуть.
   На нем девушки приготовили простенький завтрак, состоящий из свежее заваренного чая да вяленого мяса с маисовыми лепешками, последнее находилось у Майкла в походной сумке.
   Ребята, закончив утренний туалет, с хмурыми лицами подошли к костру. Они, молча, принялись за трапезу. Завтрак прошел тихо. Никто из присутствующих не хотел завязывать разговор первым. Каждый из них ждал этой инициативы от своего соседа. Первым не выдержал продолжительной паузы Петр. Он, опустошив очередную порцию чая, прикурил сигарету от уголька и спросил у всех присутствующих:
   - Я думаю, за эту короткую ночь у кого-то из вас созрел план наших последующих действий?
   - Мне кажется, что лучше всего всем нам держаться вместе и не уходить с этого места, - Жанна первой откликнулась на вопрос Петра, - если тот ученый сделает попытку нас отыскать, ему не понадобиться бесцельно бродить по лесу. Мы туточки, не разбежались, бери и возвращай обратно в родимый дом заблудших сыновей и дочерей.
   - Логично и разумно, - согласился с ней Николай, - но нужно учитывать неблагоприятные обстоятельства, которые могут возникнуть.
   - Какие? - поинтересовался Петр.
   - У нас мало шансов, что тот ученый придет за нами именно сейчас или спустя два дня. Учитывая несовершенство его оборудования можно предположить, что разброс во времени будет более значительным, например месяц или год, - пояснил Николай, - и в пространстве разрыв может оказаться громадным. Вдруг он окажется не здесь, в Америке, а на Африканском континенте.
   - У тебя не плохо, получается, успокаивать друзей в трудную минуту, - не без ехидства произнесла Ирина.
   - Я стараюсь реально смотреть на создавшуюся ситуацию, - пожал плечами Николай.
   - И что же тогда нам делать? - спросила Жанна. Ей очень не хотелось долго задерживаться в этом диком мире.
   - Нужно первым делом оставить на месте нашего прибытия какой-нибудь бросающийся в глаза знак, приготовить подробное пояснение, где мы находимся, но самое главное нам нужно найти укромное местечко, где можно спокойно переждать весь этот кошмар, - предложил Николай, - да и самим неплохо было поискать этого незадачливого ученого. Вдруг его забросило в прошлое еще дальше, и он давно ищет нас. Кстати, Майкл, ты никого не встречал похожего на нас, в такой же одежде, с такими же странными и не понятными вещами?
   - Нет, - чистосердечно признался Майкл.
   - А если он не станет нас искать? - задала вопрос Ирина, который волновал каждого из них. - Или этот эксперимент у него получился случайно и он не сможет его повторить?
   - Что ж, тогда нам придется здесь обосноваться основательно. Мы с Ником пойдем для начала золотишком промышлять, а вы станете знаменитыми предсказательницами. Нострадамус со своими туманными высказываниями о грядущих событиях в подметки вам не будет годиться. С нашими познаниями такие перспективы открываются, аж голова идет кругом! Да мы здесь за полгода можем стать миллиардерами! - увлекся Петр.
   Здесь конечно он слегка погорячился, имеется ввиду познания. Ты можешь много знать, но поверхностно - в этом случае от твоих многообещающих идей будет мало проку, и в тоже время, зная что-то одно, но основательно, до мельчайших деталей, можно подняться до невообразимых высот. К сожалению, ребята, как многие из современного общества, основательными знаниями не блистали; так, кое-что умели, кое-что помнили, но этого мало для продвижения прогресса вперед.
   - Остынь, Петруха! - прервала его Ирина. - Нам нельзя ускорять события, которые в скором будущем сами собой произойдут, это может чревато закончиться не только для нас, но и для всего мира!
   - Подумаешь, немного ускорим прогресс! - фантазия у Петра разыгралась не на шутку. - Чуточку подскажем в одном месте, кое-что покажем в другом. И смотришь, в нашей родной реальности люди уже основательно обоснуются на Марсе, Венере и полетят завоевывать другие далекие звезды.
   - Но может получиться по-другому, если ты изменишь будущее, - предостерег его Николай. - Твои родители могут вообще не встретиться друг с другом. И знаешь, чем это грозит? Бах и ты не существуешь ни в прошлом, ни в настоящем, ни в будущем. Как тебе такая перспектива развития событий?
   - Или этот твой ускоренный прогресс к нашему времени, всю цветущую землю превратит в одну сплошную пустыню не пригодную для жизни, - добавила Жанна.
   - Ладно вам пугать меня с утра пораньше, - Петр озадачено почесал свой затылок, - вы же сами не знаете, что может произойти.
   - Конечно, не знаем, но лишний раз подстраховаться не мешает, - Николай не стал вводить в заблуждение своего друга сказками, про сивую кобылу, - теперь нам придется следить за каждым своим шагом, обдумывать каждое свое действие, которое хотим совершить. Я понимаю, это трудно, а иногда практически невыполнимо, но мы должны придерживаться этой строгой линии поведения, чтобы потом не страдать от непоправимых изменений, которые могут произойти в будущем по нашей вине.
   - Из всего услышанного можно сделать вывод, - подвела итог Ирина, - что нам надо остановиться на том варианте, который предложил Николай. Правда при этом возникает одна небольшая проблема. Где нам найти такое укромное местечко?
   - Как раз эта проблема разрешима, - подал свой голос Майкл. О нем на какое-то время все забыли. - Я знаю одно такое прекрасное местечко.
   - И где же оно находится? - поинтересовался Николай.
   - На ранчо у моего друга, - ответил Майкл, - маленький уголок Эдема. Побыв пару деньков в этом тихом и спокойном местечке, вы забудете обо всех своих невзгодах, почувствуете там себя как дома. Если согласитесь с моим предложением, то не пожалеете.
   - Я что-то сомневаюсь, что ваш друг согласится оставить у себя в гостях такую большую шумную компанию на очень даже неопределенное время, - высказала свое мнение Ирина, - и оплатить нам за эту услугу нечем.
   - Об этом не беспокойтесь. Он, мой лучший друг. Любая моя просьба окажется ему не в тягость, - утешил ребят Майкл, - а на счет оплаты, там, на ранчо всем найдется подходящая работа. Если вы не ленивы, то сможете даже немного подзаработать.
   Долго себя уговаривать ребята не заставили. Все равно никто из них ничего лучше предложить не мог. Вот только сборы затянулись из-за упрямства Петра. Он ни за что на свете не хотел расставаться с контейнером.
   - Разве можно разбрасываться таким добром! - возмущался Петр на всю округу, распугивая своим криком лесных птиц.
   Он искренне верил, что стоит им скрыться за первыми кустами, как сразу же появятся вездесущие проходимцы и моментально оприходуют новенькие гвозди с таким полезным железным ящиком.
   Сначала все ребята посмеялись над его чрезмерной хозяйственностью, но увидев, как Петр фундаментально обустроился на контейнере, решив до конца отстоять свой металлолом, они поняли, дело принимает серьезный оборот. Тогда уж было не до смеха.
   Ребята начали упрашивать этого упрямца бросить ненужную поклажу. Сулили ему забрать ящик, как только им по дороге попадется вьючная кобыла, советовали закопать это сокровище. Но Петр гранитной стеной стоял на своем.
   Неожиданно для всех Майкл принял сторону этого барахольщика. После такого расклада ребята капитулировали. Пока Майкл и Петр загружали рюкзак и охотничью сумку гвоздями, Николай воспользовался моментом, вырезал на толстом стволе дерева российский флаг, запечатлел имена всех присутствующих и стрелкой указал на небольшое дупло, куда вложил записку с точным указанием их будущего местонахождения. Завершив все эти приготовления, ребята сразу тронулись в путь.
   Майкл вел их едва заметными тропами, которые известны были только ему. Ребята, одетые в плотные джинсы и крепкие кроссовки не придавали особого значения колючим кустам терновника, жгучим стеблям крапивы. Они шли ровным шагом, за своим проводником прогибаясь под тяжестью контейнера. Хорошо, что у него оказались удобные ручки по бокам. Девушкам повезло меньше. Короткие шорты и легкие босоножки более подходили для пляжа, чем для такой загородной прогулки. Уже через час пути они в кровь оцарапали свои ноги. Но девчата, молча, переносили мучения, надеясь вскоре выбраться из этой лесной глуши.
   - Майк, долго еще нам добираться до вашего друга? - спросил Петр.
   -Еще десять миль по лесу, затем мы выйдем в царство зеленых лугов. Там придется прошагать еще двадцать миль до поселка 'Раф и Реди'. После него мы свернем на запад и через пятнадцать миль окажемся на ранчо моего друга, - уточнил маршрут Майкл.
   - Да уж, как говориться осталось начать и кончить, - не весело усмехнулся Николай.
   - Ты же до этого говорил, что совсем рядом находится ранчо! - в отчаянии воскликнул Петр, поправив сползшую лямку потяжелевшего рюкзака. - Мы и за неделю не доберемся до этого места!
   - Я тебя предупреждал, не надо брать с собой эту груду металлолома! - напомнил ему Николай. - А теперь не ной, тащи свой строительный материал, пока руки до пяток не оттянутся! С этим балластом мы за год до места не доберемся!
   Петр поиграл желваками от обиды, плюнул под ноги, но решил промолчать.
   - Не падайте духом, господа хорошие, завтра к вечеру мы будем на ранчо, - подбодрил ребят Майкл, - если конечно нас не задержит какое-нибудь непредвиденное обстоятельство. В жизни всякое случается. Вот, например, как сейчас помню, мне по неотложным делам пришлось побывать в Сакраменто. И там я оказался свидетелем одной забавной истории, о которой сейчас расскажу.
  
   Рассказ Майкла.
  
   Уладив все дела в Сакраменто самым наилучшим образом, мне осталось только заплатить за номер в отеле, оседлать своего коня и удалиться из города. Но, знаете ли, не люблю пускаться в долгое путешествие на голодный желудок.
   Побродив немного по городу, я наткнулся на таверну с красочной вывеской и колоритным названием "Неоправданные надежды". Выбирать не приходилось, пустой желудок уже начал бунтовать. Он заставлял меня пойти на необдуманный поступок, совершено не заботясь о последствиях. Мне ничего не оставалось, как подчиниться к этим плотским позывам и зайти в заведение с таким сомнительным названием.
   Зал таверны был забит такими же, как я глупцами, словно селедка в бочке. Страшный гул, сильнее, чем в пчелином улье, кислые винные пары, крепкий табачный дым, острые запахи мексиканской кухни сразу же окутали меня плотной пеленой. Стараясь не заблудиться в табачном дыме, на котором можно вешать топор, я побрел по душному лабиринту заведения, сравнимому разве что с Критским, где бродил неприкаянный минотавр, пока не наткнулся на свободный столик. Я сразу же сел на табурет, пока это не сделал кто-то за меня и стал ждать обслуживающий персонал. Мое ожидание не затянулось. Вскоре припархал долгожданный официант в грязном от жира и соусов фартуке, в прошлой жизни тот, скорее всего, был накрахмален и белого цвета.
   - Сэр, я к вашим услугам! - произнес официант, щедро одаряя меня навечно прижившимся перегаром.
   - Парень, принеси мне запеченную курицу с луком и картофелем, две порции виски, да что-нибудь на десерт и побыстрей, - сделал я заказ.
   - Через мгновение все это будет на вашем столе, - услужливо поклонился официант и удалился.
   Обещанное мгновение растянулось на полтора часа. После этого короткого промежутка времени, все заказанное мной лежало на столе.
   - Друг мой, если тебя возвеличить до должности гонца за смертью, то все кладбища окажутся пусты, а могильщики останутся без работы, тогда, несомненно, на земле начнется глобальное перенаселение. Подумай об этом на досуге, - стараясь сдержать свой гнев, рвавшийся наружу, как сокрушительное торнадо, медленно произнес я, подчеркивая каждое слово жирной линей, и посмотрел на блюдо, стоявшее передо мной. У меня от удивления глаза на лоб полезли, отвисла челюсть, а волосы стали дыбом.
   - Что это? - я указал на тарелку.
   - Ваш заказ, сэр! - ответил официант наивно так, невозмутимо.
   - Теперь понятно где ты пропадал столько времени! Наверняка бегал на кладбище домашних животных! - моему возмущению не было предела. - А ну-ка признавайся, бездельник, сколько десятков лет этой курице? Даю голову на отсечение, что она еще у твоей прабабушки яйца несла!
   - Сэр, к курице мы подаем картошку, лук, свеклу, спаржу, свежие овощи и разные приправы, но ее биографию - никогда! - ответ официанта был исчерпывающим и весьма убедительным. Он развернулся и с независимым видом поспешил затеряться среди посетителей.
   - О боже, как только таких проходимцев земля носит! - произнес я, потом в сердцах выругался неприличными словами и осторожно понюхал курицу сомнительного цвета. Исходящий от нее запах не прибавлял аппетита, так что мне ничего не оставалось, как с любопытством посмотреть по сторонам.
   За соседними столиками некоторые посетители вяло ковырялись в тарелках, предпочитая налегать на виски, другие с аппетитом поглощали поданные блюда, видать уже дошли до кондиции. Как говорит пословица, нет плохо приготовленной еды - есть мало выпитых виски.
   Заботясь о своем желудке, я не стал экспериментировать с другими шедеврами кулинарного искусства местного шеф-повара, так что ничего больше заказывать не стал, просто отодвинул в сторону горячее блюдо и приступил к поглощению салата, перед этим глотнув немного виски, для успокоения нервов.
   Овощи, на удивление, оказались свежими, это радовало, но вот обстановка в таверне резко изменилась не в лучшую сторону.
   Наступила тревожная тишина.
   Я отвел глаза от тарелки и увидел возле входной двери окровавленного человека.
   - Спасайтесь! Сюда идет Черный Дик! - из последних сил выдавил он слова и тряпичной куклой упал на пол. Его тело начало биться в предсмертных судорогах, но вскоре агония закончилась. Он затих, только кровь продолжала литься из раны на левой стороне груди, образуя багряную лужу около тела.
   В таверне сразу же со всех сторон послышались громкие стоны и вскрики. Дамы при виде такого ужаса начали падать в обморок, как листья с деревьев во время ненастной осеней погоды. Кавалеры, не растерявшись, приняли их в свои объятия, не позволяя им упасть на грязный пол.
   Я сразу же приметил, как сидящая за соседним столиком грузная мамаша со своей юной хрупкой дочерью, лишилась чувств и готова была в любое мгновение свалиться на грязный пол с табуретов. Мне как истинному джентльмену ничего не оставалось, как подскочить к ней и постараться вывести ее из прострации.
   Тем временем в таверну заскочил шустрый малый, у которого лицо было скрыто за черной маской. Воспользовавшись суматохой творившейся внутри заведения, он обчистил карманы некоторых нерасторопных кавалеров, а также ловко снял золотые украшения у впечатлительных дам. Только после этого человек в маске направился к выходу, пнув по дороге, лежащий труп. Тот сразу же воскрес от целительного удара, поднялся, как ни в чем не бывало, деловито отряхнулся и крикнул:
   - А теперь спасайтесь, сюда идет Черный Дик!
   Два афериста, пока их не поймали, поспешно удалились в неизвестном направлении.
   Черный Дик, гроза Сакраменто! Его портрет с надписью - за поимку выплачивается награда тысяча долларов, заботливые родители ставили перед вазой с конфетами, что бы дети без спроса не брали сладости. Эту колоритная личность, никто не знал в лицо, потому что все его портреты были изображены в маске. И представьте, восходящая звезда калифорнийских забегаловок не заставила себя долго ждать.
   Входная дверь со страшным треском вылетела с петель. За ней в таверну ввалил верзила, габаритами похожий на гориллу. Он был одет во все черное. Черный плащ до самых пят, черные высокие сапоги с черными шпорами, лицо, скрытое за черной маской, сквозь прорези которой блестели безумным огнем черные глаза, голову прикрывала черная широкополая шляпа. В руках незнакомец держал два черных кольта с взведенными курками. И даже перчатки на руках казались черными как гуталин.
   - Леди и джентльмены, это ограбление! - крикнул Черный Дик, громким хриплым голосом. - Деньги, золото и драгоценности на бочку! При сопротивлении стреляю без предупреждения!
   В ресторане вновь послышались протяжные стоны. Изнеженные дамы, пришедшие в себя после первого потрясения, заново упали без чувств в надежные руки кавалеров. Те с удвоенным усердием начали обхаживать их. Так что на этого незадачливого грабителя никто не обращал внимания.
   - Повторяю для непонятливых! Леди и джентльмены, это ограбление! - теряя самообладание, крикнул Черный Дик, тем самым, напоминая о своем присутствии, и для солидности пальнул пару раз в потолок. Но даже таким конструктивным методом не добился желаемого эффекта. Дамы, ни в какую, не хотели выходить из транса. Кавалеры, склонившись над ними, сосредоточено занимались не обременительными хлопотами.
   - Вы что, не поняли кто я такой!? Я, Черный Дик, пришел вас грабить! И шутки шутить со мной не стоит! - уже не так уверено пробасил грабитель. Он ощущал какой-то непонятный дискомфорт и полное одиночество в этом шумном обществе.
   - Ты! - Черный Дик указал своим пальцем на меня. - Иди сюда!
   - Не могу, милейший. Я как истинный джентльмен должен выполнять свой долг перед этими очаровательными дамами, - возразил я ему. - Кстати, мы не глухие и давно уже поняли кто ты такой. Послушай один умный совет, иногда вредно подымать много шума, особенно в таких многолюдных местах. Достаточно тихо, вежливо попросить. Нужно чувствовать все тонкости человеческой души, а не действовать нахрапом, тогда у тебя все получится. А теперь с пол часика постой тихо, дай всем успокоиться и после этого можешь заняться своим грязным делом без помех.
   Высказав свое мнение, я заметил, что мамаша стала проявлять признаки жизни, да и у юной леди появился розовый оттенок на щеках. Так что мне некогда было проводить дебаты с этим незадачливым разбойником.
   - Что за клиенты пошли, - обижено пробормотал себе под нос незадачливый грабитель. - По нормальному ограбить себя не дают, да еще учат, как это лучше сделать. Вот раньше были времена! Нет! Все! Бросаю это неблагодарное ремесло и ухожу в булочники!
   Выйдя из этого злополучного заведения, Черный Дик швырнул в дорожную пыль свои пистолеты. Они, испуская обиженный металлический стон, упали на землю, при этом пальнув в последний раз и убив наповал двух мимо пробегавших койотов, тем самым отсалютовав своей прежней славной жизни, которая так курьезно закончилась.
   Да, да, даже такие невероятные повороты судьбы случаются в жизни. Знаменитый разбойник, отчаянный злодей, на счету у которого десятки ограблений и множество краж, неожиданно из-за потери своей репутации становится на честный путь, сойдя с кривой дорожки. Переквалифицировавшись в тихого и добропорядочного булочника, который кроме надоедливого комара или мухи, никого не обидит, Черный Дик прославился как непревзойденный пекарь и кулинар, а через некоторое время даже баллотировался в губернаторы и выиграл эти выборы с большим отрывом от других претендентов...
  
   - Как все до боли знакомо, - усмехнулся Николай. - Губернаторы - бандиты, мэры - жулики и воры, прямо как в родном реале.
   - Это точно, - кряхтя от усталости, согласился Петр.
   Слушая бесконечные истории своего нового друга, ребята не заметили, как лес поредел, и перед ними открылись бесконечные просторы прерии. Они передохнули немного в тени деревьев, попили водички, набранной из холодного ручья, после этого продолжили свой путь.
   Девушки с облегчением вздохнули. Они мужественно выдержали испытание лесной тропы, теперь же, легко шагая по владениям вечных трав, девчата не слишком громко беседовали о чем-то своем.
   Петр, меняя поочередно натруженные руки, в основном молчал. Он изредка вздыхал, с нежностью вспоминая своего железного скакуна, который безнадежно сломанный валялся без присмотра на обочине дороги. Наверняка какие-нибудь вандалы уже обнаружили его и старательно, не торопясь разбирают для сдачи в металлолом. Как только он решился на такой необдуманный шаг? Тогда все, включая и его, были в шоке от аварии и без раздумий последовали совету Николая, но теперь, только от одной мысли о брошенном Харлее, у Петра сердце кровью обливалось.
   У Николая голова болела от более насущих проблем.
   Торчать им в этой эпохе придется долго. Он не испытывал глубоких иллюзий на чудесное спасение. Неожиданно появится герой ученый - самоделкин и запросто вытащит их отсюда домой. Нет, на это Николай не надеялся, будучи реалистом, хотя и со счетов такую возможность не сбрасывал. Кто его знает. А вдруг повезет. Но все же, на всякий случай, стоит поломать голову над вопросом, какую линию поведения им правильно выбрать, что бы выжить в этом диком веке.
   Только Майкл, один из всей компании бодро шагал вперед, тихо насвистывая веселый мотив одному ему известной песни. Но эта видимая беспечность была напущенной. На самом деле, сопровождая ребят по кормовым лугам бизонов и диких мустангов, так похожих на необозримые просторы океана с его тяжело вздымающимися многотонными волнами, Майкл внимательно наблюдал за положением солнца, подмечал одинокие сухие деревья с широко раскинутыми голыми ветвями, они являлись путеводными знаками в глубине ложбин. Так же он внимательно рассматривал следы, пересекавшие им дорогу. Охотник старался стороной обойти временные стойбища индейцев, а также места, где могут появиться бандиты. Сейчас как никогда Майкл желал закончить это утомительное путешествие без приключений, оградив своих симпатичных подопечных от опасностей этого жестокого мира.
   Фортуна женщина капризная. Сейчас она благотворит вам, помогая избежать превратностей судьбы. Но в любое время эта капризная богиня может найти кого-нибудь другого, повернувшись к вам спиной.
   Так и получилось. Стоило путешественникам подняться на очередной холм, как раздались звуки, напоминающие проезжавший мимо скоростной локомотив, затем послышался рев сравнимый с сигналами парохода в темную, туманную ночь и зазвучали частые сухие потрескивания.
   - Что это? - спросила Жанна, с тревогой наблюдая за поднимавшимися клубами пыли из-за ближайших холмов.
   - Кто-то решил поохотиться на бизонов, - ответил Майкл. Он тоже смотрел в ту сторону.
   - Судя по звуку, это больше похоже на стадо мамонтов, - уточнил Николай. Воспользовавшись небольшой остановкой, он с Петром бросил ненавистный ящик и повалился на мягкую траву, расслабив натруженные мышцы. - А вот этот сухой треск больше напоминает автоматные очереди. Я что-то не припоминаю, чтобы в девятнадцатом веке существовали такие виды вооружения.
   - Ник прав, там за холмами твориться что-то очень странное, - Майкл серьезно посмотрел на ребят. - Вы, друзья, спуститесь в ложбину, чтобы не маячить у всех на виду, а я тем временем схожу на разведку и посмотрю, кто там решил так щедро тратить свои боезапасы.
   Перехватив поудобней свое ружье, он удалился. Послушавшись совета своего опытного товарищ, ребята спустились в ложбину. Они стали с нетерпением ждать новостей.
   - Для полного счастья нам не хватает еще попасть на арену военных баталий, - устало вздохнула Ирина. И как бы в подтверждение ее слов вдалеке послышалась канонада взрывов.
   - Ты точно приметила, там кто-то ведет полномасштабную войсковую операцию, а Майкл пошел один. Может ему подкрепление понадобится? Ну что, Ник, пойдем, подсобим? - предложил Петр.
   - Не дергайся, Пит. Майкл на рожон не полезет. Он знает свое дело, а мы тут новички, можем только испортить все, - не согласился с ним Николай, - лучше посидим, подождем. Как раз немного отдохнем от твоего тяжелого металлолома.
   На этом и порешили. Легли на траву, замерли в ожидании. Час пролетел незаметно, а Майкла до сих пор не было. Ребята понемногу начали нервничать. Еще бы. Оказаться в чужом мире, в чужом столетии, найти себе верного друга и так быстро его потерять. Было с чего расстроиться.
   Канонада взрывов давно отгремела, сухой треск выстрелов прекратился, наступила оглушающая тишина.
   - Заждались? - раздался за спиной знакомый голос.
   Ребята от неожиданности чуть не подпрыгнули на месте. Когда к ним подошел Майкл, они не слышали.
   - Вам еще учиться и учиться жить в этом диком мире, - упрекнул их, вернувшийся охотник. - Разве можно так беспечно сидеть и ждать меня? Так до темноты вы останетесь без скальпов!
   - Не пугай так больше, Майкл, Я чуть инфаркт-миакардо не заработала! - выдохнула Жанна. - Ты в следующий раз заранее предупреждай о своем прибытии!
   - Какие новости ты нам принес? - перебил свою подругу Петр. - Плохие или хорошие?
   - Сейчас вы все увидите своими глазами, - с мрачным видом ответил Майкл и повел ребят дальше, по намеченному маршруту.
   Они прошли милю, пересекая гряду холмов, когда перед их взором открылась отвратительная картина.
   Находясь на вершине высокой сопки, ребята увидели широкую ложбину, покрытую рыжими буграми. Так показалось им сначала. Но стоило ребятам спуститься пониже, как они сразу поняли свою ошибку. Рыжеватыми буграми оказались туши убитых бизонов. Их было несколько десятков, а может быть и сотен. В горле у девушек запершило, в желудке появились тошнотворные спазмы. Они прижались к своим друзьям и стали вытирать накатившие слезы. Такого варварского деяния им видеть еще не приходилось.
   - О боже, кто это сотворил? - задал вопрос Николай, с трудом проглотив липкую слюну.
   - Это не индейцы. Они не способны на безжалостное и бессмысленное истребление животных. Для них Бизон - это несколько недель сытой жизни, - мрачно ответил Майкл. - Я не знаю, кто устроил бойню, но вон там, смотрите, виднеются какие-то странные следы. Таких мне видеть еще не приходилось.
   Ребята опустились еще ниже. Следы на самом деле оказались странными. Они принадлежали рептилии. Но очень большой рептилии, можно даже сказать огромной. Петр нагнулся и что-то поднял с земли.
   - Посмотрите, - он вытянул ладонь. Там лежали три стреляных гильзы от автоматического оружия.
   - Так. Это что же выходит? - Николай угрожающе посмотрел на Майкла. - Ты что, нас завел в парк Юрского Периода? Или здесь на фермах разводят домашних динозавров?
   - Ребята, я сам в замешательстве, - смутился Майкл, - здесь никто никогда не слышал о динозаврах. В этих краях даже про драконов легенд не существует.
   - Теперь будут, - хмуро сказал Петр, - вот они следы от ожившей легенды. А сам миф, даже очень реальный, где-то бродит за тем поворотом. Во всяком случае, следы ведут туда.
   - Ребята, вы останетесь здесь, а я пойду, посмотрю, что там творится за поворотом, - Майкл взвел курок ружья, и уже хотел удалиться, но его остановил Петр.
   - Нет уж, дудки! - возразил он. - Тебя там слопает реликтовая рептилия, а мы что будем делать? Сидеть, вялить мясо бизонов и ждать помощи до первого светопреставления или пока рак на горе не свистнет? Не выйдет! Если идти, то всем вместе!
   - Пошли, - не стал заводить утомительный спор Майкл, хотя знал, что поступает глупо.
   Проводник направился к крутому повороту ложбины. Ребята последовали за ним, не отставая ни на шаг. Петр достал топорик на всякий случай, Николаю достался охотничий нож. Все же какое-то оружие, во всяком случае, лучше, чем идти с голыми руками. Их предки во времена ледникового периода охотились на мамонтов с каменными топорами и копьями с кремневыми наконечниками. Так почему им не попробовать использовать оружие из закаленной стали против невидимого большого зверя.
   Они прошли мимо четырех воронок, явно оставленных после разрывов динамита или гранат. Местами встречались кучки стреляных гильз. Кто-то не экономил боезапасы, отстреливаясь от настырного хищника. Судя по всем этим признакам, от рептилии должно остаться только один бесформенный фарш. Дальше появились лужи крови. Чья она, людей или зверя? Это им предстояло выяснить.
   Они подошли к повороту и остановились.
   Первым, как всегда, вызвался Майкл. Готовый в любое мгновение открыть огонь из ружья, он скрылся за высоким холмом. Его шаги стихли, наступила оглушающая тишина. Назад проводник почему-то не возвращался.
   Вторым пошел Петр. Перехватив поудобней топорик, которым был готов всех рубить в капусту, он скрылся за поворотом. И то же бесследно исчез.
   Подождав немного, Николай глубоко вздохнул и последовал за друзьями. Он решил, открыто не идти. Опустившись на землю, Николай как настоящий ниндзя пополз, глотая пыль, пока не уперся головой в чьи-то ноги. Кроссовки, значит это Петр, а рядом мокасины Майкла. Стоят как на посту у полкового знамени, застыли, не шелохнутся.
   - Какого черта!.. - произнес Николай, поднимаясь на ноги и подражая своим друзьям, примерз на месте.
   Дальше продолжить свою речь он не смог, слова застряли в горле. Николай стоял с открытым ртом. Он смотрел на огромный глаз, с любопытством разглядывающий его. И на большую пасть, размером с маленькую пещеру, которая была наполнена острыми, как бритва зубами. Она, эта пасть, лениво пережевывала чей-то ботинок. Это первое, что привлекло его внимание. Только потом Николай полностью оценил истинные размеры допотопного монстра.
   То, что описано в книгах и показано в фильмах не шло ни в какое сравнение с реальным реликтовым чудовищем, стоящим перед ними. Если сказать, что ящер был огромен, значит, ничего не сказать. Возвышающаяся гора мышц могла снабдить мясокомбинат на три трудовые недели беспрерывной работы, а своей шкурой могла обуть целый город в кожаную обувь, из крови же можно было изготовить три вагона гематогена. Вот такой ходячий полуфабрикат стоял перед ними.
   - Тираннозавр! - признал Петр, вытирая холодный пот, от страха выступивший на лбу.
   - Точно, Рекс, собственной персоной, - согласился с ним Николай, ощущая, как у него трясутся поджилки. - Что будем делать?
   Почистив зубы жвачным башмаком без добавок сахара и ксилита, восстановив тем самым кислотно-щелочной баланс в полости необъятной пасти, хищник выплюнул его и плотоядным взглядом уставился на свой десерт.
   - Я слышал, что тираннозавры не реагируют на неподвижную потенциальную жертву, - высказал свое предположение Петр. - Они ее просто не видят. И вообще они не охотники, а падальщики, питаются исключительно пропавшим товаром, то есть протухшим мясом.
   - Вот это и объясни Рексу, - предложил Николай, - скажи ему, что мы не вкусные, слишком свежие и хорошо пахнущие - чисто отрава, для его желудка. Нет, Петруха, ноги нужно делать отсюда и чем быстрей, тем лучше.
   - А по моему, пристрелить надо этого уродца и делу конец, - выразил свое мнение Майкл, вскидывая ружье.
   Раздался выстрел.
   Заметив резкое движение Майкла, тираннозавр потянулся к нему. Пуля, не рассчитанная на такого крупного зверя, место глаза попала в лобовую кость и застряла там, принося нестерпимую боль. Рекса оглушило на время. Он бестолково замотал своей башкой, стараясь придти в себя.
   - А вот теперь самое время драпать отсюда! - крикнул Майкл, увидав, что его потуги расправиться с незнакомым зверем тщетны. Он сделал еще пару выстрелов на всякий случай в динозавра, после этого скрылся за поворотом холма.
   Николай и Петр благоразумно последовали за ним.
   Начались спринтерские гонки, кто первым дальше уберется от этого проклятого места тот и выиграл, главный приз - твоя жизнь. Раздавшийся за спиной оглушительный рев и тяжелые шаги, сотрясающие почву, очень даже стимулировали темп незапланированных соревнований. Затем раздался громкий звук разрыва. Оглушительные вопли хищника затихли.
   Беглецы остановились, переведя дух. Они с недоумением посмотрели друг на друга.
   - И как это понимать? - спросил Николай.
   - Не знаю, - ответил Петр, - может, сходишь, посмотришь?
   - Ну, уж дудки, я лучше здесь постою, а ты сам сходи, - не согласился Николай.
   - Ладно, я пойду, - предложил Майкл. Никто из присутствующих не понял, что это было, праздное любопытство или отчаянная смелость. Но это было не важно. Главное нашелся доброволец. Перезарядив ружье, Майкл удалился.
   - Ты понимаешь, что происходит? - у Николая от всех этих событий голова шла кругом. - Индейцы, динозавры, ковбои, бандиты, такое ощущение, что мы попали не в прошлое, а в психушку, где нам вкололи успокаивающие препараты и теперь мы видим кошмарные глюки.
   - На счет глюков я согласен, особенно если мы на завтрак объелись мухоморами, а теперь появились массовые галлюцинации на счет динозавра, - Петр был того же мнения.
   За своими рассуждениями они не заметили, как вернулся Майкл живой и невредимый.
   - Ну что там? - задал Николай короткий, но исчерпывающий вопрос.
   - Какой-то неизвестный доброжелатель помог нам избавиться от этой образины, - утолил любопытство ребят Майкл.
   - Как это? - не понял Петр.
   - От нашего хищного зверя осталось только большая кучка пепла и больше ничего, - объяснил Майкл, - как он это сделал, я не знаю. Следов спасителя нигде нет. Даже благодарить за такое чудесное избавление некого. Просто мистика какая-то.
   - Пошли, успокоим девчат, а то они наверно, места себе не находят от волнения, - Николай развернулся, направляясь к месту их временной стоянки.
   Стоило им дойти, как девушки засыпали их вопросами: где, что, кто, как и почему.
   - Это оставшиеся в живых бизоны ревели, оплакивая погибших родственников, - Николай не стал рассказывать правду, чтобы не пугать впечатлительных дам, а экспромтом сочинил более-менее правдоподобную сказку. - Мы сделали небольшой салют над телами несчастных жертв, постояли по стойке смирно, пустили скупую мужскую слезу и удалились справлять поминки. Это безобразное побоище устроили, скорее всего, бандиты. Эй, Майк, ты что делаешь?
   Все посмотрели на охотника. Тот своим острым охотничьим ножом ловко разделывал туши бизонов.
   - Вот достаю печень и вырезаю языки, - не отвлекаясь от своего занятия, пояснил Майкл, - жалко бросать на съедение койотам и стервятникам такие деликатесы. Мы сами ими полакомимся на ужин.
   Услышав такое, девушкам почему-то перехотелось есть. Хотя все просто. Одно дело покупать полуфабрикаты в супермаркете, не задумываясь над тем - из чего они приготовлены, и совсем другое, когда видишь воочию сам процесс появления в свет этих самых полуфабрикатов.
   - Леди и джентльмены, не могли бы вы неподвижно находиться в этих позах хотя бы четверть часа! - все вздрогнули от неожиданно прозвучавшего незнакомого голоса.
   Путники медленно повернулись. Они увидели на самой вершине холма незнакомого мужчину стоявшего у мольберта, держа в одной руке кисть, в другой палитру.
   - А это что за чудик? - удивлено, произнес Петр.
   - Господа, я же вас просил не шевелиться, - он возмущено замахал руками, - примите, пожалуйста, прежние положения тел. Сейчас я увековечу вас в своей картине!
   Ребята, опешив от такого нахальства, невольно подчинились просьбе незнакомца.
   - Откуда он взялся? - Ирина также была удивлена, увидав незнакомца. - Когда мы сюда пришли, его здесь не было.
   - Надеюсь, скоро узнаем, - Петр посмотрел на ручные часы. - Эй, приятель, в твоем распоряжении осталось пять минут!
   - Спасибо за напоминание! Чтоб не было между нами никаких недомолвок, зовите меня Ярославом! Ярослав Чапек к вашим услугам! - представился незнакомец. - И прошу вашего великого снисхождения за мое беспардонное поведение. Просто не мог такой интересный сюжет упустить для своей новой картины, которую назову "Паломники на кладбище животных". Ну как, звучит? Кстати я уже закончил. Если желаете, можете взглянуть на увековеченный шедевр!
   Ребята охотно откликнулись на это предложение. Майкл тоже последовал за ними. Он уже успел разделать несколько бизоньих туш.
   Знакомство прошло без излишней помпезности и долгих вступительных речей. Все было кратко, но содержательно.
   Когда ритуал любезностей был завершен, Майкл предложил подыскать место для ночлега. Там он обещал приготовить экзотический ужин. Все с радостью согласились, особенно Николай с Петром. После бега на короткие дистанции и нервного потрясения у них разыгрался зверский аппетит.
   - Ярослав, вы к нам присоединитесь? - вежливо предложил Майкл.
   - О, конечно! Разве можно только что, познакомившись, сразу же откланяться и покинуть такую милую компанию! - с радостью согласился Ярослав.
   Художник имел весьма колоритную внешность. Имея рост около ста восьмидесяти сантиметров, он был нелепо худощав. Голова его была прикрыта серой широкополой шляпой, из-под которой выливался целый каскад волнистых каштановых волос свободно ниспадающих на плечи. Лоб высокий, говорящий о не дюжем интеллекте. Нос длинный с небольшой горбинкой. Большой рот и выдающий вперед подбородок. Глаза голубого цвета скрывались за огромными круглыми очками, они имели немного рассеянное выражение. Дорожный коричневый костюм висел на нем, как на вешалке в бакалейном магазине. Имея такую угловатую внешность, он все же производил вполне приятное впечатление на окружающих.
   Картина, которую с любопытством рассматривали ребята, была исполнена весьма реалистично. Если долго смотреть на нее, то создавался эффект присутствия. Казалось, что персонажи, запечатленные на полотне, в любое мгновение оживут и приветливо помашут руками зрителям.
   - Нравиться? - смущено улыбнулся Ярослав.
   - Конечно это не Сурков, но Малевич со своим 'Черным квадратом' отдыхает, - рассматривая свое изображение, ответила Жанна.
   - Картина прекрасна, слов нет, но нам нужно еще выбрать место для ночлега, пока солнце не село за горизонт, - напомнил Майкл, - не хотите, же вы, ночевать на этом кладбище, где скоро будет вонять хуже, чем на скотобойне.
   Никто не изъявил такого желания. Они быстро собрались и без отлагательств, продолжили свой путь.
   Больше всего ребят порадовало наличие лошади у Ярослава. Погрузив на нее злосчастный ящик, потяжелевший рюкзак и девушек, они бодро, насвистывая веселый мотив, шагали следом за Майклом.
   Во время не очень продолжительного пути выяснилось, что Ярослав оказался на месте глобальной трагедии совершено случайно.
   Услышав вдалеке продолжительные серии выстрелов и грохот взрывов, он сразу же направился в том направлении. Ему уже давно хотелось на полотне увековечить какую-нибудь эпическую баталию. Но к своему глубокому сожалению Ярослав обнаружил вместо кровопролитной битвы самую обыкновенную бойню, ни в чем не повинных беззащитных животных. Правда, самих виновников дикой охоты, ему лицезреть не пришлось. Он достал все свои атрибуты для живописи, решив запечатлеть для назидания потомков, эту экологическую катастрофу и тут появился Майкл во главе своих спутников, которые колоритно вписывались в картину.
   До наступления сумерек путешественники остановились около одинокого сухого дерева. Там они развели костер, на котором Майкл как обещал, приготовил фирменное блюдо из деликатесов. Вскоре все, включая девушек, отбросивших в сторону свою брезгливость, с удовольствием набивали свои желудки изумительным по вкусу ужином. После горячего чая ребята почувствовали как от усталости и всего пережитого у них слипаются глаза. Стоило им добраться до заранее приготовленных лежанок, как они сразу же погрузились в глубокий сон.
  
   * * *
  
   Солнце уже перевалило через апогей, а Томас и Ши Симин все еще бродили по незнакомому лесу, которому казалось нет ни начала, ни конца. Навигационная система работала исправно, указывая кратчайший путь до жилых мест, тем не менее, их постоянно преследовало крайне неприятное ощущение, что они сбились с дороги в этом царстве вечных теней.
   Едва слышно сработал сигнал тревоги. Томас посмотрел на наручный компьютер. Всплески энтропии безумствовали повсеместно. Началось массовое вторжение в этот бренный мир.
   - У нас гости, - сообщил Ши Симин.
   - Вижу. Датчик засек массовое проникновение в реальность, в которую мы с тобой, дружище, каким-то образом попали, - отозвался Томас, стараясь отметить координаты ближайших точек прибытия хроно-путешественников.- Если это агенты ХК преследуют нас, то они бросили на операцию все свои силы.
   - Не забывай про командора. Он тоже мог послать десант вслед за нами, - напомнил Ши Симин.
   - Только в том случае, если он узнал от кого-то о нашей операции. Не будем гадать на кофейной гуще,- Томас достал бластер,- кто бы, это не был, встреча между нами вскоре произойдет, так что готовь свое оружие, Симин, оно может тебе пригодиться.
   - Оно у меня всегда наготове,- сказал Ши Симин. Полученная информация придала ему уверенности. Всегда приятней иметь дело со знакомым противником, зная все его хитрости и уловки, чем встретить незнакомого неприятеля, от которого не знаешь, что можно ожидать.
   Держа оружие наизготовку, прикрывая друг друга, они медленно, соблюдая все предосторожности, последовали дальше по своему маршруту.
   Томас в лесу себя чувствовал как дома. Ему не раз приходилось выбираться из джунглей намного опасней этих мест. И всегда он благодаря своему врожденному чутью избегать неприятности, выходил оттуда живым. Вот и сейчас Томас, аккуратно раздвигая упругие ветки руками, бесшумно просачивался через густой кустарник. Сожалел он только об одном, о костюмах хамелеонах, которых у них не было.
   Ши Симину приходилось труднее подлаживаться под окружающую обстановку. Он был человеком города. Ему намного легче уйти от погони или что-либо найти в искусственных джунглях мегаполиса, чем бродить в лабиринте похожих друг на друга стволов деревьев. Ши Симин старался перенять повадки Томаса, но эти подражания у него плохо получались. То и дело, спотыкаясь о скрытые корни деревьев под сухой листвой, он не ломился напролом через кустарник, как делал его напарник, а решил его обойти. Сделав порядочный крюк, Ши Симин увидел Томаса затаившегося за деревом. Тот сделал предупреждающий жест. Ши Симин замер, прислушиваясь. Кругом стояла оглушающая тишина. Даже ветер не нарушал это абсолютное безмолвие.
   - Ты что-нибудь слышишь? - раздался в наушнике тихий шепот Томаса.
   - Ничего. Как будто все вымерло, - так же шепотом произнес Ши Симин.
   - Верно, замечено. И мне это очень не нравится. По приборам, больших размеров объект находится относительно нас на расстоянии трехсот ярдов. Но я до сих пор не ощущаю присутствие кого-либо живого. Да и приборы на присутствие людей не реагируют.
   - Может они глючат, так же как и возвратники?
   - Или это по нашу душу явились андроиды.
   - Скверно, если это так. От этих безмозглых машин трудней избавится, чем от самого нудного гуманоида.
   - Прорвемся.
   - Хотелось бы.
   - Хотя в этом кроется очень даже положительный фактор.
   - Какой, если не секрет?
   - Если они здесь появились, значит, у них имеются в наличие исправные возвратники. Осталось только ими завладеть.
   - И мы вернемся в родные пенаты.
   - Верно, замечено. А теперь преступим к делу. Я обогну объект с лева, а ты направляйся во фронт, но будь предельно осторожен. Посмотрим, кто прибыл к нам в гости.
   Они разошлись. Поставив бластер на полную мощность, Томас направился к месту рандеву. Он разумом понимал, что дерево плохая защита от мощного оружия противника, ведь боевой лазер пробьет его навылет, но все равно его тело, повинуясь инстинкту, после каждой короткой пробежки старалось найти укрытие за стволами лесных исполинов. Там он каждый раз останавливался на короткое время, осматривался, прислушиваясь к окружению.
   Лес по-прежнему безмолвствовал. Казалось, все живое в нем замерло, в ожидании какого-то невероятного по масштабам катаклизма. Еще четыре рывка и Томас выбрался из лощины. Осталось пройти густые заросли орешника и подняться на косогор. Тогда перед ним, как на ладони, откроется расположение потенциального противника.
   С легкостью преодолев кустарник, он уже начал подъем на вершину кручи, когда ощутил, что какая-то сила не хочет пропускать его вперед. Каждый шаг Томасу давался с трудом, словно сам воздух, сгустившись до желеобразного состояния, заставлял вязнуть его тело в этой густой жиже. Он ошеломленный непонятным явлением остановился и невольно сделал пару шагов назад. Они дались с легкостью, даже напрашивались на продолжение, стараясь вытолкнуть Томаса обратно в орешник. Он с трудом подавил эту инерцию, остановился, посмотрел на ручной компьютер. Тот о наличие какой-либо аномалии умалчивал. Томас с недоумением пожал плечами и продолжил тяжелый подъем на вершину косогора.
   Шаг другой третий. Чем ближе Томас подходил к цели, тем больше сил у него уходило на каждое движение. Ноги передвигались все медленней и медленней, как будто им постоянно в равномерный интервал добавляли дополнительный груз. Все это походило на гравитационную ловушку. Но ее не было! Надежные приборы не могли ошибаться! Тогда что это? Новое оружие или необычный сюрприз природы?
   Ответ лежал там наверху и туда, во что бы то ни стало, надо было добраться.
   Вскоре Томас мог передвигаться только маленькими шажками, не отрывая ног от земли, на полноценные шаги у него не хватало сил. Затем наступил апогей. Воздух уплотнился еще сильней, окутав Томаса пластичным коконом, стараясь окончательно его остановить. Но он не сдавался, решив идти до конца. Собрав волю в кулак, Томас на пределе сил рванул вперед. Плотная мембрана поддалась, и он выбрался из невидимых пут на свободу, оказавшись в абсолютной темноте. Сначала Томасу показалось, что зрение временно померкло от непосильного физического напряжения. Чтоб избавиться от этого недуга он помассировал глаза, но безрезультатно. Мрак не пропал. Тогда Томас включил очки ночного видения. Сразу же последовал положительный результат, стало светло практически как днем.
   Он огляделся. Его окружал все тот же лес. Хотя если приглядеться, то не совсем тот. Кое-какие незначительные детали, незаметные для неопытного наблюдателя, изменились. Деревья, казалось, стояли те же, но исчез орешник и косогор казался не таким высоким. Но больше всего его удивило черное небо. Нет, оно не было закрыто плотным покрывалом туч. Небо оказалось девственно чистым. Но звезды! Эти верные спутницы ночного неба совершено отсутствовали.
   Но почему ночного? Когда он начал свой подъем был светлый день! Что случилось за этот короткий период времени с окружающим его миром? Откуда эта тревога? Откуда эти знания, что его окружает чужой и совершено незнакомый мир.
   - Симин ты меня слышишь?- шепотом позвал Томас.- Где ты напарник?
   В ответ он услышал тихий шелест статических помех. Эфир был пуст. Ши Симин почему-то не хотел отвечать, или не мог?
   Томас невольно посмотрел на наручный датчик движения. Прибор показывал полное отсутствие, каких либо живых организмов в радиусе восьмидесяти миль, дальше он не брал. Такое открытие привело Томаса в замешательство.
   Этого просто не могло быть! На такой огромной площади все равно должно присутствовать что-то из живых организмов, хотя бы те же муравьи, черви или пчелы.
   Томас лихорадочно начал проверять все параметры и показания приборов. С каждым ответом на его запрос, у него на душе становилось все тревожней и тревожней. Окончательный приговор был таков - он находится не в девятнадцатом веке, не на земле, не в солнечной системе и вообще не в своей галактике. Получалось одно из двух - или надежные приборы с гарантией на тысячу лет по непонятной причине все сразу вышли из строя или его занесло туда, куда еще ни разу не ступала нога человека. Бездушный монитор показывал, что Томас находился в мире, который по всем канонам современной науки не должен существовать. Но как ему удалось сюда попасть, было совершено не понятно.
   С научной точки зрения такого вида транспорта, который мог свободно перемещаться по мифическим параллельным мирам, просто не существовало. А Томас в мгновение ока каким-то образом умудрился проникнуть в один из них. Во всяком случае, на это намекали приборы.
   Постояв немного на вершине косогора, Томас хлебнул из фляжки тонизирующего напитка, после чего решил спуститься вниз, надеясь, преодолев вязкую преграду вернуться обратно в реальность, из которой он переместился невесть куда.
   Не получилось. Дойдя до начала лощины он так и не почувствовал тех неприятных ощущений, которые испытал при подъеме вверх. Кто-то не хотел пускать его обратно. Может он сделал что-то не так или переход возможен только при подъеме? Нужно обязательно проверить это предположение.
   Томас уже собрался предпринять попытку восхождения, как краем глаза на самой периферии, с правой стороны увидел далекий отблеск светлого пятна. Странно, раньше он там ничего такого не замечал. Может просто показалось? Неужели глюки начались? Для уверенности в своем здравомыслии Томас настроил универсальные очки на увеличение.
   На открывшейся панораме сразу же появился большой двухэтажный дом. Он конечно немного не дотягивал до дворца, но и лачугой его по большому счету не назовешь. Многочисленные проемы окон второго этажа, защищенные черно-багровыми витражами, не позволяли постороннему взгляду проникнуть во внутренние покои. Так что даже опытный наблюдатель, снаряженный суперсовременной техникой не смог определить прячется там кто-то или они пусты. В этом Томас успел убедиться.
   На первом этаже правое крыло дома также было покрыто непроницаемым мраком. В левом, наоборот все окна были освещены и как бы приглашали к себе в гости затерявшегося путника.
   Все это походило на ловко расставленную ловушку. Или может это просто паранойя плавно переходящая в манию преследования? Откуда в дремучем лесу могло появиться одинокое человеческое жилье? Это же не село не хутор и даже не поместье чудаковатого отшельника, около которого обязательно должны стоять хозяйственные постройки. Не было там ни амбаров, ни курятника даже собачья будка отсутствовала там.
   В раздумье Томас сделал еще глоток из фляжки. Надо на что-то решаться. Не стоять же столбом посреди леса в ожидании конца света. Томас прислушался к своим внутренним чувствам. Тревожный колокольчик, предвещающий опасность бессовестно молчал. Но это ничего не значило, шестое чувство тоже может ошибаться.
   Тянуть время было уже глупо. Томас глубоко вздохнул, радуясь, что никто не видит его нерешительность и осторожно пошел на маяк света.
   На месте все прояснится.
   Хотя расстояние казалось большим, практически миля, Томас быстро добрался до дома, словно непонятная могущественная сила слизала невидимым языком солидную часть пути. Оказавшись около одинокого жилища, он остановился, чтобы лучше осмотреться и на всякий случай наметить пути отхода. Предосторожность никогда не помешает. Только после этого Томас повнимательней пригляделся к странному, немного жутковатому жилищу.
   По-другому его никак нельзя назвать. Еще бы, если перед твоими глазами находится что-то не законченное, лишенное эстетической гармонии или просто варварски вырванное из прекрасного архитектурного ансамбля кусочек маленькой обворожительной мозаики, перенесенной в несусветную глушь мира нескончаемой ночи и полного одиночества.
   Окна левого крыла по-прежнему горели ровным светом. Но темных контуров людей не было видно там. Казалось, дом был пуст, временно покинут, а яркие огни в больших проемах окон являлись путеводным маяком, указывая хозяину верный путь к порогу родного крова.
   Томас так и не дождался встречающих его людей.
   'Ну что ж, мы люди не гордые, можем и без приглашения', - подумал он.
   Заблудившийся путник начал подниматься по мраморным ступеням к парадной двери. Огромные дубовые створки при его приближении медленно открылись, приветливо приглашая войти вовнутрь. Томас не теряя бдительности, вошел в просторный холл.
   Кругом стояла гробовая тишина. Жилище казалось брошенным, можно сказать лишенным жизни, но это только на первый взгляд.
   Проделав несколько шагов, Томас услышал слабый шорох позади, скрип верхних ступеней деревянной лестницы, ведущей на второй этаж. Что-то холодное, как зимний ветер и бесплотное как эфир, коснулось его щеки. Открылась и сразу же захлопнулась дверь, скрывающая за собой проход в левое крыло дома. Раздался скрип половиц на втором этаже, но вскоре затих. И снова шорох за спиной.
   Томас не понимал что происходит. Он прощупал все помещения во всех существующих диапазонах при этом, не обнаружив даже обыкновенного клопа или таракана. Томас считал себя прагматиком, можно сказать закоренелым реалистом. Он не верил в призраков, не стесняясь, надсмехался над слухами о привидениях. Считал россказни о потустороннем мире просто дешевой сказкой. Вот и сейчас Томас лихорадочно искал всему происходящему чисто логическое объяснение.
   Приборы показывали, что дом пуст, значит, он на самом деле пуст. Но все равно, его шестое чувство подсказывало, в доме кто-то есть.
   Раздался приглушенный хлопок, от которого Томас вздрогнул. Это вспыхнул большой камин. Он осветил холл своим неровно дышащим пламенем. Мрак сразу же попрятался по углам, скрываясь там от своего извечного врага-огня, жадно пожиравшего поленья. Игра теней оживила гобелены, исполненные в мрачных тонах, которые висели на стенах. Казалось, изображенные на них грозные воины, вооруженные допотопным оружием, ужасные хищные животные, которых ему видеть не приходилось, утратили свою неподвижность, их глаза приобрели осмысленность, а губы растянулись в жуткой ухмылке. Если это не больная фантазия гениального художника, а фрагмент какого-то чужого мира, то Томас не хотел бы там оказаться. А вдруг он как раз там и оказался? От такой бредовой мысли, у Томаса тело покрылось гусиной кожей.
   Он подошел к одному гобелену, провел по нему рукой. Нет, это всего лишь плотная материя и удачное сочетание красок. А вот оружие, висевшее на стене, было самое настоящее. Томас с любопытством осмотрел эти можно сказать музейные экспонаты, невольно прикинув, сколько будет стоить коллекция. М да, здесь раритет висит на раритете и скорее всего в единственном экземпляре. Так что на аукционе они смогли бы произвести настоящий фурор. Еще бы, что ни лот, то сенсация, в виде эксклюзивного древнего оружия, которое находилось в исключительном состоянии. Да уж, за все эти вещички можно выручить приличную сумму денег.
   Томас нежно погладил отполированный приклад изящного арбалета, потрогал кинжалы, ножи и кортики, попробовал на вес алебарду, прошел мимо массивного фламберга, ненадолго задержался около изящной рапиры. Чуть не поранившись, попробовал острие копья, стукнул костяшками пальцев по деревянной поверхности круглого щита, с интересом рассмотрел причудливой формы глефу и приблизился к мечу вложенного в неброские ножны. Он с трепетом в груди бережно взял его в руки. Эфес удобно лег в ладонь и Томас, поддавшись искушению, решил обнажить оружие.
   С тихим шелестом, не очень широкий клинок, отливающий рубиновым цветом, с легкостью вышел из ножен. Томас поднес его к глазам, рассматривая витиеватую вязь непонятных рун вытравленных на лезвие меча. Он провел сканером над этими незнакомыми ему письменами, стараясь расшифровать их. Но в памяти компьютера не было данных на чужой язык. А самое интересное таилось в том, что структура метала, из которого был изготовлен клинок, не поддавалась индетификации. Такого сплава не существовало в его мире. Меч был отлично сбалансирован и не очень тяжел. Его лезвие имело остроту молекулярного хирургического скальпеля. Оно с легкостью могло разрубить пополам толстую стальную болванку вместе с чугунным верстаком и не затупиться. Такого примитивного на вид, но доведенного до идеального совершенства холодного оружия, Томасу видеть не приходилось.
   Еще немного полюбовавшись мечом, он сделал пару пробных взмахов. Клинок со свистом распарывал воздух, старательно выводя рисунок смерти. Он возбуждено вибрировал в руке и счастливо, что оказался на свободе, пел песню, которую враги слышат, раз лишь в жизни и о которой уже не смогут никому рассказать, потеряв с плеч свою буйную головушку. Казалось этот кусок неодушевленного металла, зажил своей жизнью и пытался подчинить себе волю человека, владеющего им. Он принуждал своего нового хозяина сорваться с места, бежать вперед, в самую гущу врагов, разя всех насмерть, пока вокруг не останется ни одного живого существа. А если нет рядом противника, то пуститься в путь. Враг всегда найдется, даже если он был бывшим другом и тогда вновь прольется кровь. Клинок был голоден, его до безумия мучила жажда. Он слишком долго находился в ножнах без действия. И теперь чтобы утолить его нестерпимую жажду понадобится пролить море человеческой крови. Это был меч великого воина, точнее сказать, великого губителя человеческих душ.
   Томас встряхнул головой, избавляясь от наваждения. Он бережно вложил меч в ножны и повесил его на место.
   - Я вижу, этот меч пришелся по душе тебе,
   Так можешь смело взять его себе
   Дарю и благодарности не надо, - раздался голос за спиной. Томас замер на месте. Он мог поклясться на библии, что мгновение назад в доме кроме него никого не было. Путник повернулся и невольно потянулся за бластером. Но движение не закончил, встретившись с взглядом старца восседающего в деревянном кресле за широким столом, заполненном множеством незнакомых блюд, которые разносили по всему холлу аппетитные запахи. Сработал безотказный тревожный звоночек предупреждающий, что этот старец не прост и не стоит с ним связываться.
   Седые локоны до плеч, борода да усы отливающие серебром. Они не прятали, а наоборот подчеркивали узкие властные губы. Прямой хищный нос, черные густые брови, нависшие над глубоко посажеными черными, как омут глазами. Открытые кисти рук не были покрыты морщинистой кожей и пятнами старческих пигментов, они не были подвержены лихорадочной тряски и потери координации. Нет, кожа на них была упруга, как у зрелого мужчины, привыкшего к тяжелому труду.
   Да, незнакомца нельзя назвать дряхлым стариком, или человеком, дожившим до преклонного возраста. Только - Старец и только с большой буквы. Его возраст не возможно было определить, также как и у почтенного дерева. Пока не срубишь ствол, не подсчитаешь количество колец на пне, не узнаешь истинный его возраст. Так и он, мог уже пройти свой жизненный путь за восемьдесят лет, а может за тысячелетие и конца этой тернистой дороги до сих пор не видно.
   А еще чувствовалась в нем какая-то непонятная сила, которая с легкостью может разрушить высокие горы, осушить до дна глубокие моря. Несокрушимая сила, привыкшая повелевать, подчинять всех и вся своей воле.
   - Не сочтете ли вы за любезность разделить трапезу со мной, - пригласил Старец, указывая на свободное кресло, находившееся с другого конца стола, прямо напротив его.
   - Благодарю вас мистер...
   - Серген.
   - От такого заманчивого предложения, мистер Серген, очень трудно отказаться, особенно когда желудок пуст, а стол ломится от гастрономического изобилия, - Томас не спеша подошел к столу, удобно устроился в свободном кресле.
   Около него сразу же бесшумно появился слуга, одетый в зеленого цвета ливрею. Такого же оттенка было его лицо сплошь и рядом покрытое большими бородавками. Он поставил перед Томасом блюдо с парящим мясом, порезанным на небольшие куски, наполнил пустой бокал какой-то розовой жидкостью. После ловко проделанной работы, слуга также бесшумно удалился.
   Томас по привычке включил анализатор, проверил пищу на присутствие отравляющих веществ, пестицидов и вредных изотопов.
   - Не стоит беспокоиться, мой милый друг, вся эта снедь, накрытая на стол, вкусна, чиста и не очень калорийна, - казалось, странный Старец мог читать его мысли, как раскрытую книгу. - Расслабьтесь и наслаждайтесь, а о делах мы поговорим потом.
   Прислушавшись к дельному совету хозяина дома, Томас набросился на еду. Невидимые повара постарались на славу.
   Мясо дичины получилось нежным и ароматным, рыба сочной, с хрустящей поджаренной корочкой - ну просто умопомрачительно. Овощные и фруктовые салаты, а так же соусы - приятные на вкус и, конечно бесподобный букет вина, достойный похвалы. Кое-что Томас попробовал, кое-что нет, ведь желудок не бездонная бочка, он приятно отяжелел, и наступило время для беседы. Хотя у него на языке вертелось множество вопросов, на которые хотелось бы получить исчерпывающие ответы, начать разговор первым гость не решился. Он пододвинул поближе коробку с сигарами, открыл ее, достал сигару, прикурил от свечи, расслабился, удобно устроился на кресле и выпустил серию неустойчивых колец ароматного табачного дыма.
   - Трубка, как и сигара, весьма располагает к душевной беседе, не правда ли мистер Полонски? - в руках у Сергена, казалось прямо из пустоты, появилась с длинным мундштуком уже раскуренная трубка. Он пару раз старательно затянулся, выпустил струю дыма, преображенную в остроконечную стрелу, которая ловко нанизала на себя еще не успевшие рассеяться в воздухе кольца и продолжил. - Заметьте мистер Полонски, что именно трубка или сигара. Ни папиросы, ни сигареты не могут содействовать глубокомыслию. Они слишком скоротечны, как шумный горный ручей и годны лишь для небольшого перекура, после хорошо проделанной работы. Другое дело трубка или сигара. Сам процесс подготовки их для использования происходит неторопливо, размерено, отбросив прочь всю суету, тем самым располагая глубоко осмыслить сказанное, основательно взвесить каждое свое слово, направить беседу в нужное русло, выражая свои мысли, обдумано и красиво.
   - Вы очень проницательны, мистер Серген, и весьма убедительны в обозначении константы данного факта. В этом мне уже пришлось убедиться. Находясь в плотной табачной дымовой завесе, я уже ощущаю, как все мои мозговые извилины, каждая серая клеточка в черепной коробке, погружается в никотиновую тину, заставляя все мои мысли, лихорадочно скачущие по укромным уголкам сознания, прекратить утомительную суету. Они стараются влиться в общий тягучий сироп, подобный потоку вулканической лавы, формируя логически сложенную упорядочную вереницу вопросов,- Томас замолчал, стараясь переварить только что произнесенное. Выпустил очередную порцию табачного дыма и тряхнул головой, отгоняя в сторону нахлынувшее наваждение, он невольно выкрикнул:
   - Эй, приятель, что за дурь ты мне подсунул? Я же ни одной фразы по нормальному не произнес! Меня так и тянет на пафосные речи, разбавленные абстродирующими цитатами!
   - Обижаете, мистер Полонски, думая обо мне такие банальные пошлости. Чтобы начинить настоящие дорогие сигары, каким-то посторонним зельем, тем самым нарушить утонченный аромат табака и все его вкусовые качества - на такое способен только человек с извращенным рассудком. Нет, пусть лучше меня будут называть балаганным шарлатаном, чем я совершу такое святотатство. Стоит мне великому магу произнести всего лишь одно не сложное заклинание...
   - Стоп, стоп, стоп, а вот с этого места попрошу вас поподробней.
   - О чем это вы?
   - Знаете ли, но я нахожусь в некотором затруднении. Не могли бы вы быть так любезны и объяснить мне в доступной форме, что такое заклинание, а также что такое маг? Это ваше офицерское звание, титул аристократа, должность чиновника, ученая степень или ранг священнослужителя?
   - Что такое маг объяснить сложно непосвященному, а вот насчет заклинания - извольте.- Серген шепотом произнес какие-то непонятные слова, при этом делая многозначительные пасы и у него в руке, прямо из воздуха, появилась малахитовая шкатулка.
   -Впечатляет, - скептически заметил Томас. - С таким фокусом, вам только в каком-нибудь ресторане выступать, тешить посетителей, а вот в цирк, в роли иллюзиониста вас не возьмут, слишком примитивный номер получается.
   - Не сравнивай меня с этими шарлатанами, а то я рассержусь, и гнев мой будет ужасен!
   - Ну, зачем так сразу же в штыки, лучше объясните, что такое заклинание.
   - Ты знаком со словами магия, колдовство, ритуалы, пентаграммы, хиромантия, астрология?
   - Астрономия да, астрология нет.
   - О, всевышний, какую шутку ты со мной сотворил! Судьба выбрала мне именно такого человека для важных поручений, который туп как последний гоблин!
   - А вот хамить не надо. Если сами при своем тугодумии ничего толком не можете объяснить.
   - Да ты, да я!!! - у Сергена от такого нахальства, аж перехватило дыхание. - Ну ладно, смотри!
   Старец взмахнул руками и вместе со стулом поднялся на воздух.
   - Подумаешь обыкновенная антигравитация.
   - А вот это! - Серген вытянул руку и с его ладони вылетел небольшой фаербол, который ударившись о стену здания, создал фейерверк искр.
   - Обыкновенная квантовая механика.
   - Ну а что ты скажешь на это? - Произнес Серген, растворившись в воздухе и материализовавшись в двух ярдах от кресла.
   - Нашел чем удивить, у нас спецназовцы в полном боевом снаряжении и не такое могут.
   - Ну а как же мои слуги? Они же натуральные зомби!
   - Видел бы ты аборигенов с планеты Какофония, то сразу же понял, что твои слуги могут участвовать там, в конкурсе Мистер Галактика и занять все призовые места за красоту.
   Серген от отчаяния схватился за голову. Он уже понял, что этому скептику доказывать что-либо бесполезно. Даже если он смог сотворить светопреставление и то этот реалист нашел бы этому явлению научное объяснение. Их дальнейшая беседа зашла в тупик. И что бы выйти из этой патовой позиции нужно предпринять что-то экстравагантное. Но что именно вот в чем вопрос.
   - Мистер Серген! - позвал Томас, видя, что пауза слишком затянулась.- Алло гараж ты меня слышишь? Все винд завис, придется перезагружать программу.
   - Ладно, отбросим в сторону все условности и продолжим наш дальнейший разговор, - наконец-то очнувшись, медленно произнес Серген.
   - Вот и ладушки, давай поговорим по душам, только без всяких спецэффектов, и разойдемся каждый своей дорогой. Кстати ты заметил, мы перешли на привычный человеческий язык, без всяких там пафосных изречений. Может и в правду мы с тобой дернули по забористому косячку?
   - Странно, я тоже это заметил. Но так не должно быть! В этом месте, там, где мы находимся, все должно быть по-другому.
   - Ладно, проехали. Давай говори, что у тебя за срочное дело, и возвращай меня обратно, а то мой напарник наверняка волноваться начал, из-за моего долгого отсутствия.
   - Я хочу предложить тебе временную работу, кстати, неплохо оплачиваемую.
   - Что-то я в последнее время стал просто нарасхват, то один нанимает на работу, то другой предлагает выгодный контракт. Сколько?
   - Три кило.
   - За три кило чего? Если это обычный натурпродукт, то за него пусть верблюд горбатится.
   - Ты не понял, я плачу чистейшей воды бриллиантами. Но если хочешь, то могу наличкой по номиналу.
   - Гм, заманчивое предложение. А что надо делать?
   - Мне нужна одна ювелирная безделушка.
   - За обыкновенную безделушку такие деньги не платят. Что-то ты темнишь, братец.
   - Платят, еще как платят, но только в том случае если ты ее достанешь.
   - Где она находится и что это такое? - заинтересовался Томас.
   - На Хроно-Сити, - успел ответить хозяин дома, как до гостя сразу дошло, о чем ведется речь.
   - Это случайно не такой небольшой браслетик с ромбовидными черными камнями? - спросил Томас.
   - Ты видел его?
   - Не только видел, но и держал в руках.
   - Так, где же он? Если браслет у тебя, то отдай его мне, и я щедро отблагодарю за это. Хочешь, осыплю тебя брильянтами, хочешь, сделаю из тебя властелина мира, все твои капризы будут выполнены! - у старца нездорово загорелись глаза, во время в один дух выплюнутой тирады.
   - А браслетик то не простой, если ты сулишь мне несметные богатства, - усмехнулся Томас.
   - Браслет у тебя?
   - Извини, Серген, но браслета у меня нет.
   - Так, где же оно? - с разочарованием выдохнул хозяин дома.
   - Здесь с этим браслетом произошла странная какая-то история. Понимаешь ли, я, если выразиться фигурально, позаимствовал эту безделушку у одного незадачливого парня. Но стоило мне вытащить это незатейливое украшение из контейнера, где он хранился, как браслет испарился с моей ладони и закинул нас с напарником в такие края, куда мы не покупали билет.
   - Проклятье! Этот расфуфыренный индюк Ярмак вновь перехитрил меня! - с яростью воскликнул Серген, потом помолчал немного, беря себя в руки и уже спокойным тоном, продолжил:
   - Последний фактор немного усложняет дело, но не делает его безнадежным. Ну как, мистер Полонски, беретесь за это предприятие?
   - Прежде чем дать ответ, я хотел бы задать тебе пару вопросов.
   - Задавай.
   - Что это за камни, вделанные в ободок браслета?
   - Тахионий.
   - Что-то я раньше не слышал о таком минерале.
   - Естественно, таких минералов в вашем мире не существует. Что уж говорить, в нашем мире он присутствует в единственном экземпляре, и честью является иметь его в своей коллекции.
   - В каком это вашем мире? Ты имеешь в виду другую звездную систему, другую галактику?
   - Все намного сложнее, мой мир, это совершено другая вселенная, где действуют, совершено другие физические законы.
   - И значит, мы сейчас находимся в вашем родном мире?
   - Нет, мы находимся посередке, между нашими мирами.
   - И как же я отсюда выберусь? - заволновался Томас, ему не хотелось застрять неизвестно где.
   - Очень просто, шагнешь за порог и окажешься в том месте, откуда прибыл, успокоил его Серген.
   - Так, значит, мы остановились на три кило?
   - Верно.
   - Ну что ж, я согласен.
   - Превосходно! Давай выпьем шампанского за наше будущее плодотворное сотрудничество!
   Они подняли бокалы, наполненные до краев шампанским, и осушили их до дна.
   - Теперь перейдем к решению данной головоломки, - продолжил Серген. - Что бы обнаружить браслет, тебе понадобится вот этот предмет, - он сделал пас рукой, и перед Томасом плавно опустилась небольшая черная коробочка, сделанная из цельного малахита, на крышке которой мирно покоилась небольшая золотая стрелка, закрепленная на конусовидном стержне. - Как появишься в родном мире, стрелка сразу же укажет направление, где находится браслет. Когда обнаружишь его, не смей трогать руками, открой коробочку и аккуратно помести его туда.
   - А аванс у нас полагается?
   - Никакой предоплаты. Сначала товар - затем полный расчет.
   - Все понял, не дурак. Прощайте, мистер Серген, да, кстати, я хочу захватить для своего напарника немного бутербродов, а то он наверняка проголодался, - с этими словами гость положил коробочку в карман, набрал различных бутербродов и направился к входной двери. Сделав несколько шагов, Томас невольно оглянулся. Стол полный яств бесследно исчез, хозяина тоже нигде не было видно. Только камин продолжал освещать помещение своим неровным отблеском.
   'А старичок не прост, - подумал Томас, - и на счет браслета он темнит. Как называется камешек? Кажется Тахионий, что-то созвучное я уже где-то слышал. И что-то мне подсказывает, что ради этого камня затеян весь сыр бор. Значит, найди браслетик и принеси на тарелочке с хрустальной каемочкой. Найти то найдем, а вот вернуть, на это мы еще посмотрим'.
   С такими крамольными мыслями Томас подошел к входной двери, открыв ее, ступил за порог. И сразу же какая-то невидимая сила толкнула его в спину. У Томаса потемнело в глазах, в ушах поднялся звон, но через мгновение все эти неприятные ощущения прошли. И вот он находится в дневном лесу, но не в том заколдованном, безмолвном. Нет, это был привычный лес, полный звуков, освещенный через редкие прогалины разливом солнечного света.
   Стоило Томасу оказаться на прежнем месте, как сразу ожил микрофон.
   - Томми, куда ты пропал? Я уже давно на позиции, только жду твоего сигнала! Отзовись, Томми, твое долгое молчание мне очень не нравится! - раздался такой родной голос Ши Симина.
   - Отбой, напарник, в лесу мы одни. Аномалия бесследно исчезла, - ответил ему Томас в полный голос. - Мы делаем небольшой привал и будем выбираться из этого чертового леса.
   Он присел, облокотившись о ствол дерева, и стал ждать Ши Симина. Ему сейчас казалось, что никакой встречи со странным старцем не было, и никогда он не видел загадочного здания, не сидел за богато накрытым столом. Все это морок, причудливые фантазии воспаленного болезнью мозга.
   От таких мыслей Томас вздрогнул, невольно посмотрев на датчики. Индивидуальный доктор показал - все органы здоровы, функционируют нормально. Вот только бумажный кулек с бутербродами да малахитовая шкатулка напоминают о прошедшей встрече.
   Кстати шкатулка. Томас достал ее из кармана. Золотая стрелка дрогнула, медленно повернулась, указывая на северо-запад. В том направлении находился загадочный браслет, значит, туда ему с напарником придется держать путь.
  
  
  
   Глава 3. На чужой пирог не разевай роток.
  
   - Колобок, колобок, я тебя съем, -
   Сказала лиса.
   - Приятного аппетита, лисичка-сестричка, -
   Ласково ей ответил шерстяной клубок с
   Иголками внутри.
  
   Русая народная сказка.
  
   Выход из леса оказался не так далек, как им казалось. Через пару миль узкая тропа, стесненная с двух сторон густым кустарником и высокими деревьями, резко выскочила к наезженной дороге, которая вилась через чистое поле, покрытое сплошным ковром выжженной беспощадным летним солнцем пожелтевшей травой.
   Томас достал малахитовую шкатулку. Интересная штучка попала ему в руки. Он не раз пробовал ее открыть, но все безрезультатно. Ничего не помогало, ни крепкие ножи, ни электронные отмычки, даже лазер был бессилен. Тогда Томас попробовал сканировать этот странный предмет, и тут его постигло разочарование. Шкатулка была сделана из обыкновенного малахита и внутри оказалась пуста. Может, здесь задействована супер нано технология? Но приборы не смогли зафиксировать присутствие незнакомой действующей техники. И это было странным.
   Томас посмотрел на золотую стрелку. Она показывала, путники движутся в правильном направлении, а тут еще датчики указали, что на расстоянии пятнадцати миль находится небольшое скопление людей. Значит, скоро они прибудут в первый на их пути поселок, заселенный местными аборигенами.
   Так и вышло. Солнце уже начало клониться к закату, когда Томас и Ши Симин по пыльной дороге добрались до небольшого городка под названием Кентаун. Оказавшись там, они с удивлением наблюдали, как по улицам сновали потные парнокопытные, запряженные в крытые парусиной фургоны, двуколки, экипажи, фиакры, экипажи, или находились под седлом своего хозяина. Но больше всего Томаса и Ши Симина поразили маленькие существа; одни покрытые перьями и издающие кудахтанье, другие волосатые с ушей до лап, четвероногие и постоянно лающие. Те и другие сновали по проезжей части и при этом умудрялись не попасть под огромные колеса старинных транспортных средств. Парнокопытных индивидуальный компьютер определил, как лошадь. Это название было знакомо Томасу и Ши Симину, потому что они не раз употребляли виски 'Black Horse'. Увидев же название волосатого лающего существа, Симин недоуменно воскликнул:
   - Боже, я первый раз вижу 'hot dog' с виляющим хвостом! В основном я привык их принимать во время обеда.
   - Да уж, когда воочию видишь то, чем питаешься, то начинаешь понимать о вреде вездесущего фастфуда, - произнес Томас, рассеяно глядя на зевак, которые лавировали по улице, стараясь не наступить в свежие лепешки лошадиного навоза.
   Про куриц они дружно промолчали, хотя им пришлось их лицезреть впервые, зато Томас с Ши Симином не раз набивали желудки куриными крылышками, ножками и грудками, которые искусственно выращивались на пищевых комбинатах.
  
   Вечерний городок гудел как улей. Трудяги золотоискатели стягивались сюда со своих участков. Одни из них опустив плечи, под грузом своих неудач, искали свое утешение в бутылке виски, другие же, которым фортуна улыбнулась, окруженные толпой дармоедов, просаживали свои капиталы в казино, кабаках и салунах, где шампанское текло рекой, а золотой песок сыпался горстями.
   - Ну вот, кажется, мы добрались до цивилизованного мира, в который ты так стремился, - произнес Томас, глазея по сторонам, - ты только посмотри на этих примитивных аборигенов. Они просто пьяны от счастья и совершено не понимают, что бездарно прожигают свою драгоценную жизнь. Что им нужно? Пьяную женщину, страшную как Годзилла, побольше виски и кучу денег, которые у него сегодня есть, а завтра уже нет. Они похожи на рой беззаботных мотыльков однодневок. Их не заботят финансовые потери, потому что завтра они снова уйдут на свои участки и займутся своим тяжким трудом, надеясь на свою удачу. И так вся их жизнь идет по кругу.
   - Томас, тебя случайно в лесу, по темечку бревном не приложили? - Ши Симин подозрительно покосился на своего напарника.
   - Я что-то не то сказал?
   - Выражаешься ты красиво, с разными правильными эпитетами. Только вот рассуждения о бренности жизни, о суете мирской, на голодной желудок - это совершено на тебя не похоже. Другое дело, если бы мы сидели за накрытым столом, с бокалом какого-нибудь прохладительного напитка, это было бы совсем другое дело.
   - Намек понял. Что ж, тогда посмотрим, что у нас в карманах осталось от прошлых милосердных хозяев.
   Бывшие хозяева, принудительно лишенные своей одежды оказались почти на грани нищеты. Пошарив по карманам, Томас вытащил всего лишь пять долларов, четырнадцать центов. У Симина вообще было шаром покати.
   - Не густо, - Томас ссыпал всю наличность обратно в карман, - но лучше столько, чем совсем ничего.
   - И что же мы предпримем в такой сложной финансовой ситуации? - поинтересовался Симин. - Ограбим банк или займемся банальным гоп-стопом?
   - Зачем же так примитивно. Мы еще не успели толком обосноваться в городке, а ты мне сразу предлагаешь заняться грязным криминалом? Я о тебе Симин был лучшего мнения. Зачем бить или убивать кого-то, если капитал можно добыть без насилия.
   - А по мне лучше грубо очистить чей-нибудь тяжеловесный кошелек. Быстро и весомо. Да и кулаки мои уже давно пылью покрылись, пора уж их размять, а то не дай бог отложение солей в суставах обнаружится.
   - Не беспокойся, это ты еще успеешь сделать и возможно в самое ближайшее время, - успокоил своего напарника Томас, - а сейчас пожалуй мы войдем вот в это заведение. Есть у меня предчувствие, что здесь нам удастся поправить наше аховое финансовое положение.
   Он пальцем показал на большое двух этажное здание, над широкой двухстворчатой дверью которого висела вывеска 'Салун'.
   Перебежав улицу и умудрившись при такой спешке не попасть под копыта мимо проезжающих лошадей и не наступить в свежие лепешки навоза, они вошли внутрь этого шумного заведения. Минуя столы, за которыми расположились разношерстные компании, Томас направился прямиком к барной стойке. Ши Симин, молча, последовал за ним.
   - Эй, приятель, как там тебя? - Томас позвал бармена, который не совсем чистым полотенцем протирал стеклянные стаканы.
   - Ширман, - отозвался тот. - Зовите меня просто Ширман.
   - Что у вас здесь найдется выпить, Ширман? - спросил Томас.
   - Отличные виски, прямо из Шотландии, между прочим пятилетней выдержки, - сообщил бармен, - такого отменного напитка вы даже в Нью-Йорке не найдете, ну и конечно пиво баварское, это уж мой дядя расстарался, прислал на этой неделе целых пять бочонков.
   - Что ж, Ширман, дай нам две порции виски, которые ты гонишь на заднем дворе, две кружки пива, тарелку соленого горошка и если есть, пару грецких орехов, - заказал Томас, - надеюсь, пиво ты не разбавляешь лошадиной мочой?
   - Разве можно портить такой благородный напиток другими посторонними индигриентами! - напущено возмутился бармен, выполняя заказ. - Да за такое непотребство, меня мои же соотечественники самолично четвертуют. Здесь живут многие, кто приехал из Баварии в погони за призрачным счастьем.
   - Ты значит, то же позарился на перспективу быстрого обогащения? - Томас задал вопрос.
   - А что здесь удивляться. Все пошли и я пошел. В газетах понятно для всех было написано - приезжайте в солнечную Калифорнию там вы найдете несметные сокровища. Только успевайте набивать сундуки золотом, которое лежит прямо на поверхности, и позаботьтесь, чтоб от такой приятной работы у вас на руках не появились мозоли. После подобной рекламы только душевно больной или неисправимый лодырь откажется от поездки к новому Эльдорадо.
   - Только я что-то не наблюдаю у тебя на руках трудовых мозолей, - усмехнулся Томас.
   - А что вы хотите от бедного больного баварца, - вздохнув, произнес Ширман, - мне здоровье не позволяет в руках держать кирку и лопату, да и кому-то надо, в конце концов, кормить и поить страждущих путников.
   - А так же их обсчитывать и поить разбавленным пивом, - с сарказмом произнес Томас, глядя на бармена. Ширман он или не Ширман, но на добропорядочного бюргера он совершено был не похож. Томас не удивился, если бы предки хитрого бармена оказались с берегов полноводного Иордана.
   - Нет, пиво я не разбавляю. Ну а виски, это бывает, - усмехнулся бармен, - но это все делается для вашего, же здоровья. Чем меньше алкоголя у вас в крови, тем вы более сдержаны. Значит в моем заведении меньше драк и перестрелок. Вот для примера посмотрите, вон за тем столиком сидят два мошенника, они уже успели обчистить карманы нескольким посетителям. И все молчат, не возмущаются. А почему? Да потому, что не сильно пьяны. А если бы у них кровь бурлила от чрезмерно выпитого алкоголя, то здесь уже валялось куча трупов. Вот и получается, что и я в накладе не остаюсь, и ваши родственники не оплачивают ритуальные услуги, которые, между прочим, не так дешевы в наше время.
   Томас взял свой стакан с виски, сделал приличный глоток. Вонючая жидкость, попав в его желудок, захотела выбраться наружу, но он с трудом сумел побороть появившийся спазм.
   - Вот дерьмо! - Ши Симин сплюнул после первого же глотка. - Это пойло напоминает по вкусу коктейль 'Взрыв Сверхновой'.
   - Привыкай, приятель, здесь можно достать из благородных напитков только шампанское или хорошо выдержанный коньяк, но они нам пока не по карману. Остальные напитки, как ты правильно заметил, сплошное дерьмо, - похлопав по спине своего напарника, посочувствовал Томас.
   - Зачем тебе грецкие орехи? - поинтересовался Ши Симин, после того, как Ширман положил перед его напарником пару орехов.
   - Для дела, Симин, для дела, - ответил Томас и снова обратился к бармену, - послушай, Ширман, как у вас в поселке обстоит дело с юриспруденцией?
   - В каком смысле? - не понял вопроса бармен.
   - Кто у вас представляет закон? - пояснил Томас. - А то мы люди приезжие, порядков ваших не знаем и можем по недоразумению попасть впросак.
   - Ах, вот вы о чем, - бармен сразу же оживился, вникнув в суть вопроса, - с этим делом у нас все в порядке. На прошлой неделе головорезы Красавчика отправили нашего шерифа на вечный покой вместе со всеми его помощниками, а местный мэр подкуплен им же. Так что пока к нам не прибыл федеральный маршал, закона у нас нет, и всем здесь заправляет Красавчик со своей бандой. Может вы и есть тот самый представитель закона, которого мы так долго ждем?
   - Почему ты сделал такой вывод? - удивился Томас.
   - Не нужно иметь мудрость Соломона, чтоб понять - вы не простые путешественники, - заговорчески подмигнув, ответил Ширман, - обыкновенные путники просто садятся за свободный стол, да кушают спокойно и мирно. Вы же вон, сколько времени уже стоите за стойкой бара, учиняя форменный допрос бедному бармену. Тут напрашивается вопрос: кто так беспардонно может поступить? Из которого вытекает два варианта: или вы бандиты из конкурирующей группировки, или представитель закона решивший появиться инкогнито. Извините, но на разбойника вы совершенно не похожи, у них слишком уж специфический взгляд на жизнь, совершено отличимый от обыкновенного обывателя.
   - Так может я не просто разбойник, а благородный флибустьер, последний из тех, кто придерживается старых традиций, - усмехнувшись, возразил Томас и сделал глоток пива. По сравнению с теплым виски пиво оказалось прохладным и приятным на вкус.
   - Ой, не смешите мои седые волосы, - бармен не на шутку развеселился, - скажете тоже, благородный разбойник, ревнитель старых традиций. Нет, я точно сейчас помру от коликов в моей больной селезенке, и в этой казусной трагедии будете виновны вы. Я вас разочарую, мистер, но время благородных Робин Гудов и справедливых Зорро давно минуло. Сейчас наступили жестокие времена и разбойники сейчас совсем другие. Они не знают что такое совесть и честь.
   - Ладно, ладно, я сдаюсь, - Томас примирительно поднял руки, - ты прав, но только в одном - мы не разбойники, а во всем остальном ты глубоко ошибаешься. Конечно, мне приятно слышать, что нас приняли за блюстителей порядка, но мы, к сожалению, не они. Мы вообще персонажи из другой пьесы, случайно попавшие не на ту страницу.
   - Жаль,- вздохнул Ширман, - а я уж думал, что наконец-то прислали к нам героев, которые наведут порядок в нашем тихом городке. Здесь в последнее время жулье совсем распоясалось, вон смотрите, грабят людей прямо у всех на виду и все молчат, чего-то боятся, а у меня из-за них выручка падает, не они же будут кормить моих голодных детей.
   - Ну, этих двух прохиндеев я смогу отвадить от темных делишек, - пообещал Томас, - правда, Симин?
   - Что ты задумал? - спросил Ши Симин.
   - Кое-кого надо поучить уму разуму, - ответил Томас и аккуратно разделил грецкие орехи на дольки своим острым ножом. Он осторожно вычистил из них внутренности, в результате в его руках оказались четыре искусственных маленьких чашечки. К ним Томас добавил соленую горошину.
   - Эти парни местные? - обратился он к Ширману.
   - Нет, что вы, - сразу же отозвался бармен, - все местные рванули к берегам Миссисипи, там какой-то богатый меценат устроил турнир по покеру с призовым фондом аж целых двести тысяч баксов. А это, приезжие гастролеры. Местные такого беспредела не стали бы творить.
   - Так что же ты задумал? - повторил свой вопрос Симин.
   - Вот смотри, четыре самодельных чашечки и одна маленькая горошина. Довольно примитивное орудие обмана, но всегда действует безотказно. Этот простой на вид лохотрон затягивает, как трясина. А все рассчитано на распространенные людские грехи. Гордыня и алчность когда-нибудь погубит человечество, - размывчато пояснил Томас. - Твоя задача, Симин, прикрывать меня. Делай вид, что мы незнакомы и в то же время наблюдай за всеми, кто здесь находится. Я подозреваю, что у этих проходимцев где-то есть силовая поддержка.
   - Будь спок, Томми, все будет тип топ, - Ши Симин взял кружку пива и поудобней устроился у стойки. Он стал с любопытством присматриваться к посетителям салуна.
   - Ну, тогда приступим к осуществлению наших замыслов, - сказал Томас.
   - Желаю удачи, сэр, - пожелал Ширман, по-военному отдав честь рукой.
   Тем временем Томас медленно направился к столику, около которого освободилось два места, прихватив с собой порцию пива и остальные полезные атрибуты для предстоящей аферы. Двое парней, находившихся там, лениво перекидывались картами и тихо о чем-то между собой беседовали.
   - Привет, парни, я смотрю, у вас свободные стулья имеются, - Сказал Томас и сел за стол без приглашения, - сегодня на удивление оживлено здесь для такого раннего времени. Совершено нельзя найти свободного места. Меня звать Томас, - представился он.
   - Саймен, - назвался первым высокий блондин сидевший справа.
   - Антонио, - представился в свою очередь низкий брюнет, сидевший с левой стороны.
   - Ты прибыл издалека? - спросил Саймен.
   - Вы да же не представляете, из какого Далека я прибыл, - туманно ответил Томас, мило улыбаясь. - Мне очень нравится посещать незнакомые места. Но сюда я прибыл совершено случайно, можно сказать проездом.
   - Чтобы много времени проводить в дороге, это надо работать коммивояжером или почтовым курьером. Но скупые клерки, тех и других, дают гроши на дорожные расходы. Не правда ли, Томас? - со скукой в голосе спросил Саймен. Он ловко перетасовал карты и неторопливо сдал на двоих.
   - Я не являюсь сотрудником ни той, ни другой профессии, так что, мне неизвестно, сколько им дают на суточные расходы, - Томас понял, что его уже начали прокачивать на финансовое положение. Он решил немного подыграть соседям по столику. - Я путешествую сам по себе.
   - Но для этого нужно много денег, Амиго, - сказал Антонио и подозрительно посмотрел на Томаса одетого в дорожную одежду не первой свежести. На богатого аристократа, праздно проводящего время в кругосветном путешествии, он был совершенно не похож.
   - Ага, вы тоже попались на эту удочку! - продолжал ломать комедию Томас. - Одет как оборванец, а ведет себя как наследник крупных капиталов!
   - Точно, Амиго, - подтвердил Антонио. Он вместе с Сайменом отложил в сторону карты и стал с нетерпением ждать продолжение диалога, который сам собой напрашивался. Томас не стал их разочаровывать. Он достал из кармана универсальные очки, которые успел трансформировать в золотое пенсне, одел их на положенное место и продолжил:
   - Когда у тебя карманы полны звонкой монеты, то лучше костюма для путешествия не найдешь. Такого бродягу все грабители обходят стороной, и мошенники на такого не позарятся. Вот вы, например, если были карточными шулерами, то и внимания на меня не обратили бы. И не сумели, очистить мои карманы до последнего цента. Не правда ли?
   От услышанных слов Саймен чуть не подавился пивом. Он натужно прокашлялся и хриплым голосом ответил:
   - Томас, мы не шулера, мы обыкновенные служащие, которые заглянули сюда поболтать немного, выпить пару кружек пива, да перекинуться в покер. Так что как себя ведут мошенники, мы совершенно не знаем.
   - Ну что вы, ребята, это я выразился чисто гипотетически, а так вас никто ни в чем не обвиняет, - успокоил парней Томас, - и давайте в знак доброй воли выпьем что-нибудь благородней, чем это мутное пойло, предназначенное для юных сосунков. Эй, гарсон! - крикнул он, подзывая бармена.
   - Если ты зовешь бармена, то напрасно надрываешь свой голос. В таком шуме он все равно тебя не услышит. - Саймен предупредил Томаса.
   В салуне на самом деле было шумно, и основной его фон создавали расстроенное пианино с дилетантом за клавишами ну и конечно многочисленные посетители, которые уже успели изрядно залить за воротник.
   - Мы не гордые, можем своими ножками сходить, - поднимаясь из-за стола, произнес Томас. Он успел приметить, как два прохиндея тайком многозначительно переглянулись между собой.
   'Так, так, так, значит, эта сладкая парочка думает, что ей выпал Джек Пот, - подумал Томас, направляясь к барной стойке, - интересно, как они решили поступить со мной, напоить и ограбить, или полагаясь на ловкость рук обуть в карточной игре? Что бы они ни решили, в любом случае их ждет разочарование, потому что правила игры буду навязывать я'.
   Он подошел к Ши Симину и сразу же задал ему вопрос:
   - Как дела?
   - Пока все чисто, - ответил тот, - вокруг полно подозрительных типов, но явного прикрытия не видать.
   - Отлично, - сказал Томас, после чего обратился к бармену, - Ширман, у меня к тебе будет маленькая просьба.
   - Внимательно слушаю вас, - отозвался тот.
   - Мне нужно чтобы ты одолжил на короткое время три стакана хорошего коньяка, - объяснил Томас.
   - Неужели, имея такое красивое золотое пенсне, у вас не найдется в кармане лишних пару сотен, чтоб заплатить за хорошую выпивку? - удивлено произнес Ширман.
   - Друг мой любезный, если бы у меня в кармане находилась приличная сумма, разве я стал давиться пойлом под названием виски? - поставленным голосом произнес Томас. - Ответ на этот вопрос я даже не буду озвучивать, ты его сам знаешь.
   - Но... - начал, было, бармен, но Томас резко его перебил:
   - Вот только не надо своим вокалом выводить рулады на тему о потерянной прибыли и некормленых детишках. Не нужно повторяться, это вульгарно и подрывает твой отточенный годами имидж. А на счет прибыли все будет тип топ. Сейчас я обую этих недоумков и с вырученной суммы ты получишь пять процентов.
   - Неужели я похож на мула, который согласился таскать камень в гору место проклятого Сизифа? - сразу же возмутился Ширман. - Пятьдесят процентов и не цента меньше!
   - Уважаемый, мы с тобой не на аукционе, отдам я твои десять процентов и тащи быстрее коньяк, а то парни вот-вот заподозрят неладное, слишком уж долго я отсутствую, - поторопил Томас.
   - Сорок процентов и божественный напиток в ваших руках, - не уступал бармен.
   - А хочешь пяткой в нос и наш коньяк бесплатно? - поинтересовался Ши Симин утомленный затянувшимися торгами.
   - Ладно, ладно господа я согласен на двадцать пять процентов, уж пожалейте бедного баварца, - взмолился Ширман.
   - Согласен, - вздохнул Томас. Он понял, что дальнейшие споры просто погубят предстоящее дело.
   - Теперь давайте договоримся о залоге, - обрадовано продолжил бармен, - ведь вас могут убить, и тогда я просто останусь в прогаре...
   Он хотел еще что-то добавить, но увидав перед носом убедительный аргумент в образе увесистого кулака, сразу заткнулся и начал искать коньяк. Вскоре он появился из-под барной стойки, держа в руках три широких бокала наполненных ароматной жидкостью.
   - Берег на свое день рождение, но ради дела на какие только жертвы не пойдешь, - произнес Ширман, и в его голосе не слышалось оптимистических ноток.
   - Божественно, - сказал Томас продегустировав коньяк, он ощутил, как жидкость со вкусом горячего шоколада обожгла его горло и влилась внутрь желудка, - ну все, я удаляюсь, а ты Симин будь начеку.
   Тот просто махнул рукой, мол, иди уж, сам все знаю. Томас, взяв наполненные бокалы, направился к своему столику.
   - Запомните, парни этот миг, - торжественно произнес он, садясь на стул, - вам подает сам наследный граф Полонски! Давайте же выпьем за знакомство, и если этот благородный напиток окажется нам по вкусу, то я принесу целую бутылку. Чин-чин!
   С этими словами он сделал приличный глоток. Томас не боялся запьянеть. В любое время он мог сделать инъекцию антидота, и совершено протрезветь, а здравомыслие ему в данной ситуации ох как было нужно.
   Парни в ответ произнесли чин-чин и продегустировали коньяк. По их блаженным улыбкам можно было судить о хорошем качестве напитка, который они скорей всего пробовали впервые.
   - Как приятно, вот так сидеть в кругу друзей, наслаждаться коньяком и мирной беседой, - сказал Томас.
   - И для полного счастья можно не спеша перекинуться в картишки, - добавил Саймен.
   - Нет, карты это скучно и банально, а почему, об этом я вам сейчас расскажу, - мило улыбаясь, произнес Томас, - однажды я попал в одну далекую восточную страну, где до сих пор процветает загадочное искусство факиров и иллюзионистов. Там меня научили отгадывать карты через рубашку. Дайте мне колоду карт, я сейчас продемонстрирую вам эту свою удивительную способность.
   Парни с любопытством и в то же время с сомнением посмотрели на Томаса. После его слов они были в небольшом замешательстве. Кто же сидел перед ними? Такой же мошенник, как и они или на самом деле богатый путешественник, преуспевший в карточной магии? Во всяком случае, почему бы не проверить его, за просмотр он денег не просит. А бесплатное развлечение в этих краях ох как нелегко найти.
   После небольшой заминки Саймен достал не распечатанную колоду карт, передав ее Томасу. Тот ловко вскрыл ее, профессиональными движениями перетасовал карты, не глядя на них, веером перебросил из руки в руку, снова перетасовал и положил на стол.
   - Выбирайте любую карту из колоды, после чего я угадаю ее, - предложил Томас.
   Мошенники переглянулись, решая, кто первый из них будет испытывать новоявленного фокусника. Смелее оказался Саймен. Он разделил колоду на две ровные части, из нижней половинки вытащил карту, накрыв ее ладонью.
   - Семерка червей! - Томас в душе вовсю веселился, над этими недоумками. Настроив универсальные очки на сканирование, он прекрасно видел, какая карта лежала под ладонью Саймена. Тем временем тот, затаив дыхание поднял карту, посмотрел на нее и со вздохом удивления бросил ее на стол.
   - Она! - сделав глупое лицо, произнес мошенник.
   - Ха, да это просто случайность! - криво усмехнулся Антонио.
   - Ну, если вы все еще не верите, то можно немного усложнить мою задачу, - продолжал демонстрировать свое мастерство Томас. - Пусть каждый из вас вытащит из колоды сразу по три карты, а я их без труда угадаю.
   Теперь за дело взялся недоверчивый Антонио. Он старательно пересмотрел всю колоду. Вдруг этот скользкий тип во время тасования незаметно пометил карты. Но никакого явного и не явного крапления ему найти не удалось. После тщательного осмотра Антонио быстро перетасовал колоду, сдал себе и товарищу по три карты.
   Томас наморщил лоб, делая вид, что глубоко задумался, сделал небольшой глоток коньяка и затуманенным взглядом уставился на потолок.
   Молчание затянулось. Мошенники от нетерпения заерзали на стульях. Им хотелось побыстрей услышать признание от Томаса, что тот блефует. Но нарушить его задумчивость пока не решались, чтоб тот впоследствии не говорил, что по их вине у него ничего не вышло. Все равно он обязательно облажается, после чего будет беспощадно осмеян, побит и лишится всех своих сбережений, в виде компенсации за неуместную шутку.
   Но вот Томас, наконец, вышел из глубокой нирваны. Он загадочно улыбнулся и объявил:
   - Значит так, парни, у тебя Саймен туз бубной, дама крестей и шестерка пик. А у тебя, Антонио восьмерка крестей, валет черви и король бубен.
   Мошенники потными от волнения руками перевернули карты. Все оказалось так, как сказал их таинственный сосед.
   - Если вы и сейчас не верите, то вытащите из колоды карту сверху седьмую по счету, это туз пик, - таким образом, Томас решил поставить жирную точку на своем показательном выступлении.
   Саймен и Антонио были поражены наповал, когда из колоды по указанию фокусника вытащили седьмую карту сверху, и она оказалась именно тузом пик. Они от изумления потеряли дар речи. Все эти манипуляции для них были не просто фокусами, тут попахивало настоящей карточной магией, которая может оказаться не по зубам самому ловкому шулеру.
   - Но как? Этого не может быть! - придя в себя от удивления, воскликнул Саймен. - Это просто фантастика! Сэр, может, вы поделитесь с нами, как у вас, получается, отгадывать карты, даже не прикасаясь к ним.
   - Извините, парни, но этот секрет я не имею права вам открыть. В той далекой стране меня сразу предупредили - стоит мне сделать даже небольшой намек на эту тему, и я навсегда распрощаюсь с этим поразительным даром, - Томас тяжело вздохнул, с сожалением разведя руками. - А иногда так хочется с кем-нибудь поделиться этой тайной. Ну, так что, парни, вы еще горите желанием перекинуться со мной в картишки?
   - Ты что, Амиго, после такой виртуозной демонстрации ваших способностей только врагу можно пожелать сесть с вами за один карточный стол! - ответил ему Антонио. - Но может быть, ты изменишь, свое решение и откроешь свой секрет? За это мы готовы хорошо заплатить.
   - Парни, я своих решений никогда не меняю. И деньги как таковы меня совершено не интересуют, - равнодушие в глазах, маска скуки на лице. Невероятно сложно скрывать свои истинные чувства, когда знаешь - клиент созрел и готов всю свою наличность высыпать своими же руками в твой пустой карман. Томасу это удалось. Он неторопливо отпил из бокала коньяку и решил перейти к завершающей фазе своего плана.
   Услыхав подобную речь, парни напряглись. По их лицам можно было отчетливо прочитать, как им хочется завладеть волшебным даром, который находится в руках незнакомца и ради этого они были готовы пойти на все, даже на преступление.
   - Как видите, карты меня не интересуют, зато я знаю одну занимательную игру, которая поможет нам скоротать время, - далее Томас решил не искушать судьбу, вовремя сделав двум парням предложение. Он достал из кармана четыре скорлупы от грецкого ореха и одну соленую горошину. - Все очень просто. Я накрываю одной из этих импровизированных чашечек горошину прямо у вас на глазах, затем несколько раз меняю их местами. Задача проста - отгадать, под какой скорлупой находится горошина. Игра элементарна. Как говорят, ловкость рук и никакого мошенничества.
   Объясняя правила игры, Томас ловко переставлял четыре самодельных наперстка с места на место, не отрывая их от стола, чтобы не было заметно, где находится горошина. Ему осталось еще только прокричать: верчу, кручу, обуть вас хочу. И получился бы ярмарочный балаган.
   - Так вот, я вам делаю одно заманчивое предложение. Если вам удастся за вечер хотя бы пять раз правильно угадать, то я открою секрет, как играть в любые карточные игры и никогда не проигрывать. Фортуна всегда будет на вашей стороне. Смелее, парни, шанс у вас есть. А чтоб веселее было играть, поставим на кон символическую плату - один бакс. Угадаете, он ваш, не угадаете, извольте, его я забираю в свой карман, - Томас вытащил доллар из кармана, бросил его на середину стола.
   Мошенники замялись. Как говорится: и хочется и колется и мама разрешение не дает. Они тупо смотрели на четыре скорлупы, лихорадочно думая, искали, какой подвох им тут приготовили. Но ничего подозрительного так и не смогли отыскать. Игра казалась им простой, на внимательность мошенники не жаловались. Да и один доллар они за деньги не считали. После долгого раздумья мошенники все же согласились на предложение, самонадеянно положившись на зоркость своих глаз, но выдвинули свои условия:
   - Пять раз это слишком мало, мы даже не успеем насладиться этой игрой. Предлагаем десять раз. И еще. Если нам удастся отгадать, то ты расскажешь свой секрет и добавишь к нему небольшую для тебя сумму, десять тысяч баксов. Мы думаем, такая мелочь тебе придется по карману?
   - Такая смехотворная сумма не составит для меня проблемы. Только придется подождать до утра. Вы должны понять, что такие суммы на ночь, глядя, в карманах разумные люди не таскают, а содержат в банке. Сейчас же я могу дать только расписку на эту сумму. И если у нас все оговорено, то приступим!
   Томас для убедительности вскрыл все четыре скорлупы, достал горошину, показал ее игрокам. Два пристальных взгляда, горящих алчным огнем, внимательно следили за его манипуляциями. Что ж, клиенты созрели. Пора начинать свою игру.
   И он начал.
   Томас положил горошину на стол, накрыл ее одной из четырех скорлупок, после чего сделал небольшую паузу, мельком посмотрев на мошенников. Те не отрывали взора от его рук. Мысленно усмехнувшись, Томас приступил медленно переставлять скорлупки с места на место. Постепенно он начал наращивать темп, рисуя самодельными наперстками замысловатые узоры.
   Мошенники упорно следили за его руками, стараясь не упустить из виду закрытую горошину. Они были уверены, что наверняка угадают, где она будет находиться в нужный момент.
   Но вот Томас резко прекратил свой рукотворный хоровод и вопросительно посмотрел на клиентов.
   - Вот эта! - Саймен сразу указал на наперсток с правого края.
   - А я выбираю вот эту! - Антонио выбрал вторую слева.
   Томас открыл указанные наперстки. В этой игре внимательней оказался Антонио. Он с довольной ухмылкой положил выигранные деньги в карман. Томас вновь взялся за свою работу. Но на этот раз парням не удалось угадать, где находится горошина.
   Так продолжалось долго. Деньги переливались из одного кармана в другой почти в равномерной последовательности.
   Пользуясь моментом, Томас старался перед каждым своим выигрышем увеличивать банк, пока он не дорос до приличной суммы.
   Парням удалось угадать девять раз и они, хищно улыбаясь, старались счет довести до десяти, предвкушая сгрести сорванный куш в свои объемистые кошельки. Но кое-кто распорядился иначе.
   Войдя в азарт, Саймен и Антонио не заметили, как игра за игрой стали проигрывать. Они опомнились только тогда, когда в их карманах повеяло сквозняком. Такого с ними еще никогда не случалось. Какой-то проходимец хладнокровно и в то же время элегантно провел их вокруг пальца, как младенцев! Они посмотрели на Томаса, и этот взгляд полный жестокости не предвещал ему ничего хорошего. Тот, как бы, не замечая такого внимания к своей личности, остановил хоровод наперстков. Он вежливо поинтересовался:
   - Ну что, парни, мы продолжаем игру или вы уже поиздержались?
   - Конечно, продолжим, - ответил ему Саймен. Он резким движением рук накрыл ладонями все четыре наперстка, - сейчас мы наверняка узнаем, где находится, эта чертова горошина!
   Саймен открыл все скорлупки и к своему удивлению горошину там не обнаружил.
   - Так ты Амиго не чист на руку! - взревел Антонио, вытаскивая из кобуры пистолет. - Зря ты поступил так с нами! В наших краях за такие шутки получают пулю в лоб!
   - Уберите свои стволы, придурки! - парни услышали за своей спиной тихий, но убедительный голос, ощущая, как ледяная сталь с силой уткнулась в их затылки. - Пошевеливайтесь или ваши недоразвитые мозги будут украшать потолок этого заведения!
   Саймен с Антонио беспрекословно подчинились. Они сняли с боевого взвода пистолеты, положив их на стол.
   - Больше никого нет? - спросил Томас, рассовывая выигрыш по карманам.
   - Чисто, - доложил Ши Симин, - эти лохи не позаботились о прикрытии.
   - Что ж, парни, - Томас обратился к притихшим мошенникам, забирая пистолеты у Ши Симина, - если вы хотите решить наш небольшой спор с помощью оружия, то я к вашим услугам. Только не стоит проводить такие смертельно опасные состязания в помещении, где полно народу. Давайте выйдем на свежий воздух. Там продолжим наш не законченный разговор. И не бойтесь, мальчики, я вам дам очень большую фору, разрешая выступить против меня, сразу вдвоем.
   Все присутствующие в салуне поддержали это благоразумное предложение. И двум мошенникам ничего не оставалось, как принять условие дуэли.
   Через мгновение салун опустел. Шагая рядом с Томасом, Саймен прошипел сквозь зубы:
   - Можешь прощаться с жизнью, ловкач. Сейчас я в тебе сделаю столько дырок, что из твоего тела можно будет сделать дуршлаг, в котором поварихи смогут промывать спагетти!
   Томас ничего не ответил на эти слова. Просто холодно улыбнулся и посмотрел на него своими полными равнодушия глазами. Для него они уже были покойниками. А на трупы не стоит тратить лишних слов.
   Противники разошлись на тридцать шагов, потом повернулись лицом друг к другу. Они ждали сигнала. Как только брошенный Ши Симином доллар со звоном коснется деревянного настила тротуара, соперники имеют право выхватить свое оружие и открыть огонь.
   Многочисленная толпа зевак застывшая в мертвой тишине, с нетерпением ждала развязки трагической сцены, где все решает ловкость, отменная реакция и меткость стрелка. Как говорят старожилы, в таких случаях; проворнее лови мышей, или готовь заранее деревянный макинтош.
   Ши Симин бросил в воздух серебряный доллар. Круглый кусочек презренного металла начал подниматься ввысь, сверкая своими гранями в отблесках ночных фонарей. Затем подчиняясь всемирному закону тяготения начал стремительно падать. Стоило ему с оглушительным звоном, как многим показалось, соприкоснуться с деревянным настилом, сразу же прогремели четыре выстрела.
   Томас, стоя в клубах порохового дыма, наблюдал со свойственным ему безразличием, как два мошенника получив по доброй порции свинца, повалились на землю. Словно проделав привычную работу, он ловко спрятал свои пистолеты в кобуру и пошел прочь с места трагедии, потому что у него осталось еще одно незаконченное дело. Томас вместе с Ширманом подошли к барной стойке. Там бармен педантично подсчитал весь выигрыш, вычел из него стоимость коньяка и с полным удовлетворением забрал обговоренную долю денег.
   - А все же, вы похожи на федерального маршала, - заявил Ширман, пряча от посторонних глаз вырученные деньги, оказывается во время дуэли, он успел подработать букмекером, делая ставки.
   - Почему же? - удивлено спросил Томас, думая, что эта тема давно закрыта.
   - Очень уж радикально вы поступаете с разными темными личностями, - ответил ему бармен.
   - Не, дружище, ты ошибаешься, - ответил ему Томас.
   - Ну, если вы не являетесь представителем закона, то недолго им стать, - продолжил Ширман, - такие отчаянные парни, как вы, нужны нашему городу. Вы сумели бы быстро навести здесь порядок, а я вам в этом оказал бы всяческую поддержку.
   - Извини, Ширман, но мы здесь проездом и прямо сейчас уезжаем, - отказался Томас, - хотя спасибо за предложение. Пошли Симин.
   - Будете в наших краях, заскакивайте! - крикнул им в след бармен, - всегда буду рад вас видеть!
   Они вышли из салуна и направились на поиски лошадей, если уж здесь нет другого вида транспорта, придется воспользоваться таким.
   - Томми, а как же твои гуманные постулаты? Ты же сам постоянно твердишь, что прибегать к насилию нужно только в крайних случаях? - задал вопрос Симин.
   - Это как раз и был тот крайний случай. Они все равно нас в покое не оставили бы. А так мы избавили себя от случайности получить пулю в спину и заодно приобрели поклонников в этом поселении. Кто его знает, может быть, в будущем нам понадобится их поддержка, - ответил ему Томас и услышал, как его ручной датчик начал подавать тревожные сигналы, - ты только глянь, Симин, к нам в гости пожаловали очередные непрошеные посетители.
   - Мне уже начинает казаться, что в этом мире практически не осталось местных аборигенов, а живут сплошные пришельцы, - вздохнув, сделал вывод Симин.
   - Мне тоже такое начинает казаться, - согласился с ним Томас, - и эта тенденция мне очень не нравится.
   Он посмотрел на навигационную систему. Она указала, что пришельцы находятся на северо-западном направлении. Туда же упорно указывала и золотая стрелка.
  
   * * *
  
   На следующей день караван путешественников закончил свои мытарства по бесконечным просторам дикой американской прерии. Они вышли на хорошо утоптанный широкий тракт.
   Изредка стали встречаться верховые, которые вежливо приветствовали их, спрашивали ничего не значившие 'как дела' и, не дождавшись ответа, удалялись. Как обещал Майкл, к полудню они приблизились к населенному пункту. Его самого еще не было видно, но уже ощущалось близкое присутствие людей.
   Майкл сообщил, что название поселка 'Раф и Реди'. Это был один из множества городков, которые во времена золотой лихорадки, как грибы после дождя, заполонили собой все западное побережье. Но все эти поселки в основном были временным явлением. Стоило только исчерпаться запасам золота, как его жители, побросав все постройки, бесследно исчезали. Из-за этого их называли городами-призраками.
   Получив от Майкла исчерпывающую информацию на эту тему, ребята невольно покачали головой, убедившись в правдивости слов, что история развивается по спирали. Города-призраки, сколько их сейчас на широких просторах России, а сколько заброшенных поселков и деревень! Об этом стараются не говорить 'мудрые' правители, предпочитая преподносить на публике все в 'розовых' тонах, будто в родной стране дела идут с каждым годом лучше и лучше. Вот только интересно для кого?
  
   Как и все остальные, данный поселок получил свое название не случайно. Этому он обязан двум влюбленным сердцам, которые первыми появились в здешних местах. Какими ветрами их сюда занесло, этот факт до сих пор покрыто мраком таинства. Не зря говорят, что для влюбленных нет границ мироздания. Они готовы рука об руку идти хоть на край света, лишь бы рядом всегда был милый сердцу человек. Возможно, по этой причине Раф и Реди появились здесь.
   В те отдаленные времена вообще долго не задумывались над названием поселков. Первая попавшая на глаза, даже совсем незначительная местная достопримечательность, нередко служила названием городку. Ну а если и на это фантазии не хватало, или не имелось в наличие, то их именовали в честь первопроходцев.
   Например; если кому-то из приезжих на глаза попадается название поселка 'Ревущий городок' - это не говорит о том, что все его жители ежедневно выходят на улицу и начинают реветь, как загнанное в западню стадо бизонов. Просто, этот населенный пункт находится недалеко от бушующего водопада. Ну а если встретится название 'Поселок Хитрого Лиса' - это еще не значит, что там в норе обосновался шустрый рыжий зверек. Просто человек с таким прозвищем оказался первопроходцем в тех местах.
   Вот такими первопроходцами оказались Раф и Реди. Их полные имена, как и в любой городской легенде, до сих пор никто не знает. Но сама история этой сладкой парочки по-прежнему у всех на устах.
   Появившись неизвестно откуда в этих тогда еще диких краях, они построили уютный шалаш на берегу неглубокой речки без названия и надолго обосновались в здешних местах. Это убогое пристанище казалось влюбленным роскошным дворцом, а окружающий лес Эдемским садом.
   Их милая идиллия продолжалась всего лишь две недели. По истечению этого срока случилось то, что коренным образом изменило судьбу влюбленных, а их имена запечатлели в тех краях на века.
   Ранним утром, пробудившись ото сна, Реди пришла на берег речки, чтобы умыться. Она весело плескалась и не заметила, как к ней подкрался Раф. Убедившись в этом, парень решил слегка подшутить над своей возлюбленной. Он взял первый подвернувшийся под руку камень, намериваясь бросить его в воду рядом с Реди, чтобы обрызгать ее. Но немного не рассчитал траекторию полета и попал ей по хребту. За что получил пару увесистых оплеух и отбитый пах. Интересно было то, что тот камень оказался не простым, а самородком весом в три фунта, но никто из влюбленных этого не заметил. Между ними завязалась короткая перебранка, которая переросла в потасовку, а затем в страстные поцелуи.
   Только на следующий день Реди заметила, что их 'воздушный дворец' находится около несметных сокровищ.
   После сытного обеда, Раф лег понежиться, под лучами теплого весеннего солнца, на берегу речки. Он считал, что для правильного пищеварения положено минимум как час находиться в абсолютном покое. И всегда придерживался, такого правила.
   Реди в это время недалеко от него усердно чистила котелок от гари. У нее тоже были свои принципы - держать все в чистоте, в порядке и не беспокоить любимого во время тихого часа. Сначала Реди пыталась очистить гарь песком, но работа продвигалась слишком медленно. Тогда она подняла первый попавшийся камень и стала им тереть котелок. Очистившись от грязи и наросшего мха, невзрачный булыжник засверкал золотым блеском.
   - Раф, иди, посмотри, что я нашла! - позвала Реди своего любимого. Но тот, придерживаясь своих принципов, даже не пошевелился. До окончания послеобеденного отдыха оставалось еще пятнадцать минут. Реди же на радостях позабыла про все свои принципы. Она бросила не дочищенный котелок, подскочила к своему суженому, как молодая лань, и весело заехала ему по затылку найденным булыжником. У того от такой любвеобильной ласки не только из глаз искры посыпались, но и вокруг головы завели стремительный хоровод маленькие херувимчики. Только когда прояснилось в глазах, Раф заметил, что Реди в руках держит самородок весом в пять фунтов.
   После того, как Раф и Реди зарегистрировали свой участок, туда съехалось множество золотоискателей, а так же просто любителей легкой наживы, среди которых были личности, привыкшие больше работать кольтом, винчестером и ножом, чем лопатой, киркой да лотком. Так образовался городок, под названием 'Раф и Реди'.
   Закончив свое повествование, Майкл критически осмотрел ребят и произнес:
   - Прежде чем мы войдем в поселок, нужно кое-что сделать.
   Ребята вопросительно посмотрели на него, совершено не понимая, на что тот намекает.
   - Вы посмотрите на себя, - продолжил проводник. - Одежда ребят еще сойдет для этого провинциального городка. Но девушки! Здесь не принято дамам появляться в общественных местах так вызывающе одетыми. Это окажется даже сверх неприлично, для местных жителей. Они просто могут не правильно вас понять. Так что вам, девушки, придется облачиться в более скромные одеяния.
   Ярослав его поддержал, утвердительно помотав головой.
   - Но у нас нет другой одежды! - в один голос заявили подруги.
   - Это я уже заметил, - подтвердил Майкл, - придется одежду приобрести в местной бакалейной лавке. Но для этого надо кое-что продать.
   Проводник выразительно посмотрел на ящик с гвоздями и добавил:
   - Ты не против, Пит?
   - Если ты знаешь, кому можно выгодно сдать товар, то я не буду возражать, - согласился с ним Петр.
   - Яр, будь любезен, одолжи на время своего четвероного друга, - попросил Майкл, - мне одному не с руки тащить такой тяжелый ящик. Да и с лошадью я управлюсь намного быстрее.
   - Для хорошего человека ничего не жалко, - не стал возражать Ярослав.
   - Вот и хорошо, - оживился Майкл, - ждите меня здесь, я скоро вернусь.
   Он проворно вскочил в седло, помчался в сторону города, только пыль столбом стояла в след ему.
   - Ну-ка напомните мне, кто так настойчиво требовал: это не бери, это не неси? - приняв позу триумфатора, задал вопрос Петр и, не дождавшись ответа, продолжил. - Оказывается, иногда полезно быть запасливым...
   - Как Плюшкин, - не сдержался, перебил его Николай, - и вообще я не уверен, что Майкл быстро возвратится. Такой товар легко сдать можно только на пункте приема вторсырья. Но в здешних краях еще до этого не додумались. Так что 'слить' твой товар в этом городке ноль целых ноль десятых процента.
   - Вот тут ты не прав, - не согласился Петр, - пока существуют деревянные дома, изделия из дерева или хотя бы стены, на которых постоянно что-то висит, гвозди будут востребованным товаром.
   - Это тогда тебе надо открывать скобяную лавку и торговать найденными гвоздями целый год, пока все не продашь, - усмехнулся Николай, - это же вещи не первой необходимости, как например хлеб и рейтинговая планка спроса на данный товар ниже плинтуса.
   - Ладно, мы скоро увидим; кто прав, а кто нет, - проворчал Петр, понимая, что аргументы друга более чем убедительны, но в этом признавать не хотел.
   - Ребята, а мне до сих пор не верится, что мы находимся где-то в далеком прошлом, - встряла в спор ребят Жанна, - мне всегда кажется, что мы находимся в какой-то психлечебнице, и у нас до сих пор наблюдаются групповые галлюцинации.
   - Нет, Жан, тебе придется смириться с тем фактом, что мы затерялись в спирали времени, - сказала Ирина, - или ты съедешь с катушек. Тогда тебе точно понадобится помощь психиатра и долгое принудительное лечение.
   - А как же закон о сохранении материи? - спросила Жанна. - Мы же нарушили его, бесследно исчезнув из своего времени. Значит, покачнули баланс равновесия самого мироздания и тем самым упорядочность превратили в хаос.
   - Ну, закон сохранения материи мы никаким образом не нарушили, - возразила ей Ирина. - Что такое время? Время это эфемерная субстанция подчиненная измерению, как в положительном порядке, так и в отрицательном. Значит, является с научной точки зрения материей. И получается, что мы из одной опорной точки координат материи переместились в другую.
   - При этом нарушив хронологию и тем самым изменив ее до неузнаваемости, - вставила Жанна, - как в фильме 'И грянул гром'.
   - Фильм дерьмо. Американцы как всегда все переделали до неузнаваемости, - возразила Ирина, - а насчет нарушения хронологии, об этом нам не стоит бояться. Еще в наше время, кажется, профессор Гезейнберг. Нет, не он. Он высказал теорию о нулевой ошибке. А, вот, Дэвид Дардч как раз был основоположником теории разветвления времени. По ее догмам; нарушение хроно-потока не получается при мгновенном перемещении из одной точки времени в другую, а образуются параллельные миры.
   Слушая разговоры девушек, ребята от удивления открыли рты.
   - А я думал, что вас интересуют только косметика и модные шмотки, - произнес Петр.
   - Это все, от сложившегося стереотипа в вашем недальновидном мозгу, - гордо ответила Ирина. - Думаете, что глупые блондинки смотрят по телику только мыльные оперы, мелодрамы, да музыкальный канал? Нет, они иногда смотрят познавательные передачи, листают не только журналы мод, но и просматриваем научно популярные издания...
   За разговорами, они не заметили, как вернулся Майкл. Его лицо лучилось радостью, а место, где был приторочен ящик с гвоздями, оказалось пустым. Петр с выражением лица победителя, гордо посмотрел в сторону Николая. Тот в ответ только пожал плечами. Тем временем, Майкл спешился и подошел к ребятам, звеня туго набитым кошельком. Посмотрев на их вытянутые от удивления лица, он сообщил:
   - Триста девяносто пять долларов сорок семь центов за гвозди и сто шесть долларов четырнадцать центов за ящик. Итого нам удалось заработать пятьсот один доллар шестьдесят один цент! Неплохо? Я забрал свои десять процентов за сделку, остальные - ваши.
   Майкл вытащил из-за пазухи увесистый мешочек с деньгами и кинул его в сторону ребят, которые на стали возражать против изъятых процентов, посчитав, что так будет правильно, потому что любой труд должен оплачиваться по достоинству.
   Петр ловко перехватил добычу. Он подбросил туго набитый деньгами мешочек на ладони и с удовлетворением произнес:
   - Неплохо для начала.
   - Там что, срочно понадобились гвозди для строительства нового банка? - проявил любопытство Николай. - А железный контейнер сгодился место несгораемого сейфа?
   - Хотя у нас в штате и процветает банковское дело, но вашим товаром заинтересовалась кантора совсем другого пошиба, - объяснил Майкл, - похоронное бюро скупило все оптом, сейчас у них хронически не хватает качественных гвоздей для своих изделий. Приятным человеком оказался гробовщик. Обещал при первой же надобности обеспечить нас самыми добротными гробами со скидкой по случаю знакомства или оформить в кредит, если пожелаем, а оптом вообще обещал отдать за полцены.
   - Ага, хоть сейчас иди на примерку белых тапочек, - не удержался и съязвил Николай, - застолби участок на кладбище заранее, а то потом может места не хватить.
   - Это уж точно примечено, - Майкл не понял остроумия своего юного друга, - сейчас люди мрут, как мухи и в основном неестественной смертью. И как я сам не додумался застолбить место?
   Петру надоело слушать мрачные реплики своих друзей, он решил перевести русло разговора на более насущную тему:
   - Если у нас появились деньги, так может быть, мы продолжим свой путь и войдем, в этот чертов городишко?
   - Пит прав, нам пора трогаться в дорогу, - подтвердил Майкл и добавил, - но перед этим вам, дамы, придется на себя накинуть дорожные плащи. Не зная вашего размера и вкуса, я не рискнул для вас приобрести другую одежду. Этим вы займетесь сами.
   Девушки со вздохом накинули на себя душные плащи, тешась мыслью, что эти неудобства ненадолго. После чего отряд путников направился в сторону городка.
   Долго им идти не пришлось. Вскоре дорога незаметно влилась в оживленную улицу. Ребята с любопытством глазели по сторонам. Будучи чисто городскими жителями, они с нескрываемым удивлением рассматривали деревянные постройки жилых домов, гостиниц, конюшен, магазинов, салунов ну и конечно церкви возвышающейся над всем поселком. Мимо них сновали разные причудливые экипажи, одиночные конные или скачущие группой по своим делам. По деревянным тротуарам спешили служащие, курьеры или слонялись бездельники.
   - Когда же мы попадем в город? - поинтересовался Петр, устав глотать пыль в пригородном поселке и мечтая выйти на чистую асфальтированную дорогу.
   - В какой город? - удивился Майкл.
   - Как какой! - возмутился Петр непониманием охотника. - Ты же обещал привести нас в 'Раф и Реди'!
   - Так мы уже в нем находимся! - улыбаясь, произнес Майкл и как-то странно посмотрел на Петра.
   - И вот эту деревню - две улицы, три переулка ты называешь городом! - разочаровано застонал Петр.
   - Эй, приятель, очнись! Ты разве забыл, что мы находимся в девятнадцатом веке! - напомнил ему Николай. - Здесь даже маленький хутор, из пяти домов претендует на звание столицы великой державы!
   - Ребята, давайте не будем говорить о плохом, - влезла в разговор Ирина, она обратилась к Майклу:
   - Подскажи, пожалуйста, где здесь находится магазин, в котором можно приобрести приличные платья?
   - Через три дома по этой улице, - указал направление охотник, - Яр, тебя не затруднит проводить дам за покупками?
   - Без проблем, - отозвался Ярослав.
   - А мы с вами, парни, заглянем в салун, - пообещал Майкл, - там все вместе плотно пообедаем, немного отдохнем и продолжим наш путь.
   На этом и порешили.
   Девушки в сопровождении Ярослава направились в указанный магазин, а ребята с Майклом в салун находившейся через улицу, напротив них. Это увеселительное заведение встретило странников клубами дыма сигар, резким запахом пота и стойким амбре перегара.
   В это время суток салун всегда пустует. Изредка там появляется одинокий посетитель. Но и он, выпив порцию виски или просто перекусив, быстро удаляется оттуда. В дневное время все трудятся в поте лица, стараясь заработать побольше баксов. Так было всегда. Но только не сегодня.
   Сейчас в салуне собралась толпа какого-то сброда, явно скучающая от безделья.
   Увидав такой натюрморт, Николай и Петр почувствовали, как у них защемило сердце в предчувствии надвигающийся беды.
   Толпа бездельников расположилась по всему салуну. Одни стояли возле барной стойки и медленно потягивали виски, другие сидели за столами и играли в карты, опустошая кружки с пивом. Эта пьяная толпа воспроизводила столько шума, сколько производил проезжающий мимо локомотив.
   Стараясь не наступить кому-нибудь на ногу, или не споткнуться, трое друзей осторожно лавируя между столов, как на узком горном серпантине, направились к бармену.
   - По пивку? - предложил Петр.
   - Дельная мысль, - согласился с ним Николай, - какое пиво ты больше предпочитаешь?
   - 'Клинское'.
   - Опа-на, оказывается, среди истинных Мачо, затесался продвинутый тинэйджер. Тогда будешь бегать за пивом, - заявил Николай.
   - Это еще почему? - удивился Петр.
   - А ты что, забыл рекламу? Кто пойдет за 'Клинским'? Конечно продвинутый тинэйджер. А я как обычный дачник буду наслаждаться 'Старым Мельником' и степенно общаться с друзьями, - напомнил ему Николай.
   К всеобщему разочарованию у бармена не нашлось ни того ни другого пива, в наличие было только 'Будвайзер' да 'Варштайнер'. Ребята, не сговариваясь, выбрали Варштайнер. Кроме прохладного пива, они прихватили с собой обед, расположились за свободным столиком в самом углу заведения и стали ждать остальных.
   Неожиданно в салуне наступила гробовая тишина. Все замерли, уставились на входную дверь. В салуне появился Ярослав, а следом за ним вошли две привлекательные дамы. Они были одеты в длинные, до самых пят платья покрытые бантиками, кружевами и оборками. Их головы были прикрыты кокетливыми соломенными шляпками.
   Девушки остановились посреди салуна, рассматривая посетителей. Увидав Петра с Николаем, они приветливо помахали рукой и направились прямо к ним. Те с глупым выражением на лице, наконец-то признали в этих кокетках Жанну с Ириной. Они оказались несказанно удивлены резким изменением их внешности из-за непривычной одежды.
   Придя в себя от изумления, подвыпившая компания дико завыла, как стая волков, завидев волчицу во время течки, застучали ногами, начали отбивать кулаки об столы, а некоторые из них стали отпускать непристойные комплименты.
   В те дикие времена было не принято дамам из благополучного общества, особенно молодым, появляться увеселительном заведении без сопровождения кавалера, если не учитывать некоторые исключения из правил. Так что не удивительно, если у всех присутствующих мужчин, при лицезрении незнакомых юных девушек, начала кровь играть в голове. Они не знали, куда девать разбуженные хромосомы и решили поднятым шумом привлечь к себе внимание незнакомых дам.
   Самым необузданным из них оказался Друэ, по прозвищу Кактус. Он встал из-за стола, развязанной походкой направился к девушкам, щелкая костяшками пальцев и в такт им, начал читать речитив:
  
   - Эй, крошки, не пылите
   Тормозите, посмотрите,
   Я спешу к вам весь такой
   Весь крутой. О да!
   Здесь меня круче нет
   У меня всегда на взводе
   Мой огромный пистолет.
   Эй, замрите, я иду.
   Я вас обоих обниму!
  
   И ухватил девушек за то место, что находится пониже спины.
   - Эй, репер недоделанный! - услышал Друэ незнакомый голос и почувствовал, как чья-то крепкая рука схватила его за правое плечо. - Нехорошо приставать к чужим девушкам, за это и в лоб получить можно!
   - Парни, это что за 'кекс' стоит за моей спиной? - возмутился Друэ, схватившись за рукоять кольта. Он начал разворачиваться, чтобы посмотреть на того наглеца, который бесцеремонно решил остановить его. - Это что, появился новый Зорро, со своей зубочисткой? Ну, тогда мы посмотрим, что там скрывается за маской у героя со стальными шарами в штанах!
   У него была неплохая реакция и быстрые кулаки. Не зря его прозвали Кактусом. Все противники Друэ получали от него такую же боль, как от прикосновения к этому колючему растению, уколовшись об острые иголки. Но сейчас он решил избавиться от назойливого недотепы простым способом, выстрелом между глаз. Пусть все знают, как мешать Друэ, развлекаться. К сожалению, желаемое не всегда совпадает с действительностью. Вот и сейчас все получилось совершено не так, как он рассчитывал.
   Друэ глазами не успел зафиксировать момент удара. Просто почувствовал, как кулак незнакомца всей своей тяжестью аккуратно приложился к его челюсти. Сработал третий закон Ньютона, который гласит: силы, взаимодействующих тел друг с другом, равны по модулям и направлены по одной прямой в противоположные стороны. При этом Николай ощутил после удара обратное действие на руку, а Друэ почувствовал, как его тело сустав за суставом, мышца за мышцей, начинает переходить в ватное состояние. Сразу же сработал второй закон Ньютона: произведение массы на ускорение равно сумме действующих на тело сил. Это означало, что плоть Друэ, став легче пуха, приобрело феномен антигравитации, по-простому левитации, при этом приняло горизонтальное положение и начало парить в воздухе. То бишь, перешло к первому закону Ньютона, который ясно подчеркивает, что существует система отсчета, называемая инерциальной, относительно которого свободное тело движется равномерно и прямолинейно.
   Во время не очень продолжительного полета, неудачливому ловеласу впервые пришлось познакомиться с восхитительным ощущением невесомости. Но резко затормозив головой о стойку бара, Друэ по закону всемирного тяготения того же Ньютона, вновь приобрел земное притяжение. Оказавшись на полу, он мирно затих в коматозном состоянии.
   Уже во второй раз за такое короткое время в салуне воцарилась абсолютная тишина. Казалось, даже назойливые мухи на время перестали жужжать и замерли в воздухе.
   Вся шумная компания была в шоке, увидев своего приятеля поверженным всего лишь одним ударом. И сделал это, какой-то незнакомый желторотый юнец.
   Немая пауза затянулась. Но вот антракт закончился, и громилы очнулись от изумления. Они вскочили со своих мест, выхватывая оружие.
   Обстановка накалилась до предела. В любое мгновение могла начаться драка, а численный перевес был не на стороне путников. Это понимали Майкл с Ярославом, они на всякий случай приготовили свое оружие к бою, спрятав девушек за свои спины. Петр же кроме своих кулаков в помощь ничего предложить не мог.
   - Эй, парни, вы кажется, меня с кем-то спутали! - Николай все случившееся решил перевести в шутку. - Я не Нео и даже не Морфиус и не умею так ловко уворачиваться от пуль, как это делают они!
   В ответ послышались характерные щелчки взведенных курков. Никто из присутствующих не мог по достоинству оценить его шутку. Громилы ухмылялись, но их хищные оскалы ничего хорошего не предвещали для одинокого героя.
   - Ясно, до вашего проката эта кинотрилогия еще не дошла, - с сокрушением вздохнул Николай, разведя руками. Он знал, что любое неверное вылетевшее слово может спровоцировать пальбу. Тогда точно можно оптом заказывать шесть дубовых гробов у местной похоронной компании, потому что эти подонки никого не пощадят.
   И все же Николай решил пойти ва-банк.
   - Что ж, если вы привыкли решать все проблемы с помощью оружия, то не стесняйтесь, начинайте. Но я вас заранее предупреждаю, мои друзья в стороне от этой разборки не останутся. А они отменные стрелки и изрядно проредят вашу компанию. Никто из вас не застрахован от дырки во лбу. А этого никто из вас не хочет. Или я не прав? И в то же время есть альтернативное решение нашего спора. Знаете что, давайте отбросим в сторону оружие и восстановим справедливость по-мужски, на кулаках. Ставлю сто к одному, что справлюсь со всеми вами без чьей-то посторонней помощи! - предложил Николай.
   Громилы продолжали неподвижно стоять, направив на него пистолеты. Они не привыкли выслушивать такие длинные речи, похожие на исповедь проповедника из ближайшей церкви. Но наконец, смысл сказанного дошел до их затуманенных алкоголем мозгов. Они медленно спрятали пистолеты, скептически посмотрев на далеко не атлетическое сложение Николая, и заулыбались, предвкушая неплохую потеху.
   - Мы согласны с твоим предложением, незнакомец! - крикнул один из них. - И заранее выкладывай свои денежки. Покойникам они не нужны!
   - Не считай чужих денег, пока не обуздал дикого мустанга! - сказал в ответ Николай.
   Тем временем громилы угрожающе сжали кулаки, некоторые из них были похожи на наковальни, потом медленно, плотной стеной, начали приближаться к Николаю.
   Петр хотел поспешить на помощь к своему другу, но Ирина придержала его за руку:
   - Не вмешивайся, Пит. Он сам справится.
   - Надеюсь, он знает, что делает, - пожал плечами Петр.
   - Отчаянный парень этот Ник, если в одиночку решил справиться с толпой головорезов, - покачал головой Майкл. Он не одобрял решение своего юного товарища, но другого выхода из сложившейся ситуации не находил.
   - Не беспокойтесь, Нику не привыкать к таким заварухам, - утешила друзей Ирина, - он сумеет постоять за себя.
   Громилы действуя по принципу, не стой на дороге задавлю, предвкушали легкую победу над этим щуплым на вид парнем. Они медленно стали окружать его несокрушимой стеной. Нехорошие парни, надеясь на свою силу и численное превосходство, решили массой раздавить этот ходячий кусок мяса, а потом своими кулаками сделать из него отбивную.
   Особенно не отвлекаясь на надвигающего противника, Николай как на тренировки немного попрыгал на месте, отрабатывая бой с тенью, размял суставы, сухожилия, разогрел мышцы, после этой не долгой процедуры он замер, давая возможность громилам первыми сделать ход. Те не упустили такого шанса. Они, мешая друг другу, бросились на Николая все сразу. И он как 'заводной апельсин' завертелся, уворачиваясь от ударов и в то же время, успевая отвечать на них адекватно.
   Николай ставил блоки, пригибался, работая руками и ногами. Ему приходилось становиться на мостик, крутить непостижимые пируэты, сальто, падать на пол, моментально вскакивать на ноги, прыгать на стулья и столы, стараясь не попасть под сокрушительные удары. Но не всегда это удавалось. Некоторые выпады противника все же достигали цели, но в горячке боя, он просто не реагировал на них. Хотя точно знал, по своему большому опыту в таких делах, когда все утихнет, ссадины и синяки дадут о себе знать.
   В тоже время Николай умудрялся наносить точные удары в наиболее болевые точки, тем самым выводя из строя одного за другим многочисленных противников.
   У Майкла от удивления челюсть отвисла, когда он увидел, с каким мастерством Николай расправляется с такими на вид крепкими мужиками. Такого ему на своем веку лицезреть еще не приходилось.
   Петр, воодушевленный успехами своего друга, с патриотическим возгласом: 'Бей козлов, спасай Россию!' тоже влез в потасовку.
   Ирина с Жанной пытались его остановить, но безрезультатно. Он вырвался из их хрупких рук и начал энергично размахивать своими кулаками. Правда, у него выходило не так уверено как у Николая, но, все же, воспользовавшись замешательством противника, не ожидавшего нападения с тыла, ему удалось уложить парочку парней.
   Третий оказался крепким орешком. Он ловко увернулся от кулака Петра и в свою очередь здорово заехал тому в глаз. Этого удара было достаточно. Петр слетел с ног и кубарем подкатился к ногам девушек.
   - Пит, ты в порядке? - взволновано спросила Жанна, наблюдая как подбитый глаз друга начал опухать, приобретая фиолетовый оттенок.
   - Я что, попал под грузовик? - придя в себя после легкого нокдауна, поинтересовался Петр.
   - Нет, дорогой, ты попал под пудовый кулак, - напомнила ему Жанна.
   - Ах, вот как! - у Петра, наконец, прояснилось в голове. - Значит, здесь драку заказывали! Ну-ка признавайтесь, где моя большая дубинка!
   Уже позабыв о недавно заработанном синяке, Петр решительно рвался в бой. Но на сей раз у него ничего не вышло. Девушки с помощью Ярослава с Майклом остановили Петра.
   - Тебя же предупреждали, не лезь в драку, потом костей не соберешь! - высказалась Ирина, удерживая разгоряченного приятеля. Тот сначала делал попытки вырваться, но потом обмяк и истерично засмеялся.
   - Что это с ним? - озабочено, спросил Ярослав.
   - У него от удара, кажется, мозги набекрень съехали, - сделала предположение Ирина.
   - А, по-моему, это последствие нервного срыва, - добавил Майкл.
   - И не в первый раз, - заметила Ирина, сокрушительно покачав головой, - а это попахивает патологией.
   - Не бойтесь, мальчики и девочки, со мной все в порядке. Просто у меня в голове один детский стишок крутится, как заезженная пластинка, которая останавливаться не собирается, - все еще хихикая, объяснил Петр.
   - Какой стишок? - поинтересовалась Жанна.
  
   - Если б знали как я рад
   Не получив пинок под зад.
   И вот от счастья я сияю
   Всю улицу фингалом освещаю.
  
   Посмеиваясь, произнес Петр.
   Девушки прыснули в кулак, услышав это.
   - Тяжелый случай, - произнес Ярослав, с жалостью посмотрев на потерпевшего Петра.
   В помещении только один человек наблюдал за разворачивающимися событиями со скучающим видом. И этим человеком был владелец салуна. Находясь за стойкой бара, он с неподдельным равнодушием наблюдал за дракой, деловито подсчитывая нанесенный ему ущерб. Иногда в его сторону летели пустые бутылки, пивные кружки, сломанные стулья. Владелец салуна элегантно уворачиваясь от этих предметов, методично стучал костяшками счет. Драки для него не новинка. Такое безобразие в его заведении происходит практически каждый день. Правда не каждый раз удается возместить убытки за счет дебоширов, особенно если в потасовке замешана какая-нибудь залетная банда.
   Но на сей раз ему удастся взять свое сполна. Наметанным глазом владелец салуна еще до начала заварухи определил, громилам не поздоровится. А молодой незнакомец расплатится с ним без отговорок. И как выяснилось, во все оказался прав.
   Тем временем в салуне уже были восстановлены тишина и покой. Восемь громил в различных невообразимых позах валялись по всему помещению, их внешность была немного подпорчена. Со стороны казалось, что дебоширы случайно попали под копыта диких мустангов или бизонов.
   Но вскоре им надоело лежать неподвижными овощами. Они кряхтели, стонали, держась за свои ушибленные места. Выстроившись в очередь, посрамленные дебоширы отдавали проигранные деньги Николаю и сразу же удалялись из салуна. Некоторые это делали с чувством уважения к противнику, оказавшимся сильнее их, у других же в душе разгоралась ярость от поражения. Но никто из них не притронулся к пистолету. Как говорится, уговор дороже денег.
   - Ничего, незнакомец, мы с тобой еще встретимся на узкой тропинке! - пригрозил Друэ, выходя из салуна. - Это и твоих дружков касается!
   Николай сначала хотел ответить колкостью на угрозу, но потом передумал. Зачем дразнить лихо пока оно ругается тихо. Так не долго, и удар в спину получить.
   - С вас сто тридцать восемь долларов и двенадцать центов, - когда все громилы удалились из помещения, подал голос хозяин салуна. Он красноречиво развел руками, указывая путникам на то, что стало с его когда-то приличным увеселительным заведением. А оно в данный момент находилось в весьма неприглядном состоянии. Кругом валялись сломанные об чьи-то головы стулья, разрушенные чьей-то спиной столы, все стекла и зеркала разбиты, посуде и бутылкам тоже изрядно досталось. Одним словом, картина разрухи после нашествия Золотой Орды.
   Определив причину тревоги хозяина разрушенного заведения, Николай сразу же направился к барной стойке. По дороге он заметил на полу тугой кошелек, выпавший из чужого кармана. Николай не поленился, нагнулся, поднял его. Зачем зазря пропадать добру. Он подошел к хозяину салуна, бросил ему полученные деньги вместе с кошельком и прямо по-барски произнес:
   - Лишние деньги оставь себе на чай.
   Хозяин, не откладывая на потом, подсчитал полученную наличность, убедившись, что чаевых получилось с лихвой, сразу же изменился в лице. Напущенная надменность и маниакальная подозрительность бесследно исчезли, а на их месте появились сама любезность и широкая добродушная улыбка.
   - Вы неплохие ребята. Это видно с первого взгляда, - сказал он, быстро убирая деньги в свой заветный ящичек, - поэтому хочу вас предупредить от чистого сердца, будьте осторожны. Не надо было вам связываться с этими подонками. Все они из банды Красавчика и его правой руки Китайца. А таких обид, какие вы им нанесли, эти парни просто так не прощают.
   - Что-то я раньше не слышал о такой банде, - удивился Майкл, - 'Раф и Реди' всегда был относительно спокойным городком.
   - Это верно. Раньше здесь было спокойней, чем на кладбище. Конечно, изредка случались потасовки, ну пристукнут кого-нибудь втихомолку, но эти события были за редкость. Так что шериф со своими помощниками справлялся с работой. Теперь же времена изменились. Бандиты открыто, никого не боясь, терроризируют весь городок. От них нет никому житья, - тяжело вздохнул хозяин салуна. - Мэра города они сумели подкупить, а шерифа с помощниками просто запугали. Так что нам, честным предпринимателям помощи ждать неоткуда. А вам, ребята, лучше побыстрей удалиться из городка, от греха подальше. Эти негодяи сегодняшний день не забудут.
   - Спасибо за предупреждение, - поблагодарили ребята. Они взяли у хозяина салуна бифштексы, которые были еще теплые, немного копченого окорока, пару бутылок столового вина. Все единогласно решили, что оставаться дольше в городке небезопасно, а подкрепиться можно и на ходу.
   - Где ты научился так здорово драться? - поинтересовался Майкл, когда они выходили из салуна.
   - Дома у меня был хороший наставник, - ответил ему Николай. - То, что умею я, и десятой доли знаний не наберется по сравнению с тем, что умеет мой учитель. Он великий боец.
   - Хотел бы я познакомиться с таким интересным человеком, - мечтательно улыбнулся Майкл, - с ним бы я нашел общие темы для разговора.
   - К сожалению это не возможно, - с огорчением ответил Николай, - мы с вами живем в разных временных спиралях. А вы так похожи друг на друга, я имею в виду не внешность, а характер.
   - Ник, смог бы ты научить меня парочке своих приемчиков? - напросился Петр, невольно трогая свой подбитый глаз. - В этом мире, как я понял, такие штучки в любой момент могут пригодиться.
   - Обязательно научу, - не отказал в просьбе Николай, - как только основательно обоснуемся, так сразу же кое-чего тебе покажу. Но сразу предупреждаю, мои тренировки весьма сложны и требуется приложить много сил прежде чем, чему-то научишься.
   - Трудностей я не боюсь, - уверил его Петр, выходя из салуна, он ненароком столкнулся с незнакомым мужчиной проходившим мимо него.
   - Прошу прощения, мистер, - приподняв шляпу, извинился незнакомец, - знаете, засмотрелся по сторонам и не заметил вас.
   - Не парься, Амиго, - благодушно ответил Петр, - я к тебе претензий не имею.
   Вскоре путники вышли в просторную прерию. Они походным шагом направились к намеченной цели, которой являлось ранчо друзей Майкла. Злополучный городок 'Раф и Реди' остался далеко позади.
  
   * * *
  
   Незнакомец, случайно столкнувшийся с Петром, прошел мимо салуна. Он, не спеша, направился к ближайшей гостинице. Увиденная драка не произвела на него большого впечатления, но заставила глубоко задуматься над одной насущной проблемой.
   В гостинице незнакомец поднялся на второй этаж и вошел в свой номер. Там возле открытого окна стоял китаец.
   - Не ожидал, что ты быстрей меня доберешься до гостиницы, - Томас достал бутылку виски из низкой тумбочки, открыл ее, налил себе в стакан.
   Ши Симин в ответ равнодушно пожал плечами и медленно повернулся к своему напарнику. Его прищуренные глаза были покрыты задумчивой дымкой.
   - Ты видел, что произошло в салуне? - спросил Томас, сделав приличный глоток.
   - Да, - лаконично ответил Симин.
   - И какие выводы ты можешь сделать из этого?
   - Я с удовольствием сошелся бы с этим малышом в спарринге.
   - Неужели он так хорош?
   - У него хорошая техника и импровизирует он неплохо.
   - Не хочешь ли ты сказать, что он смог бы тебя сделать?
   - Нет, до этого ему еще далеко.
   - Странно, - задумчиво произнес Томас и замолчал.
   - Не вижу здесь ничего странного. Если парни из этой реальности умеют метко стрелять, то драться тем более должны уметь неплохо.
   - В том то и дело, что эти ребята совершенно не похожи на местных аборигенов.
   - Агенты ХК явились по наши души? - встревожился Симин.
   - Нет. Даже зеленый стажер агента ХК не станет раскрывать себя, затевая драку из-за какого-то пустяка.
   - Так кто же это?
   - Не знаю, и это меня очень смущает. Слишком много странного творится в этом мире, непонятного, совершено неподдающейся никакой логике. Мне даже иногда кажется, что мы находимся не в своей родной галактике, а вообще в другой вселенной, словно нас затянуло в черную дыру и вышвырнуло в какой-то чуждый для человечества мир.
   - Томми, ты просто переутомился, вот и лезут тебе в голову разные бредовые мысли.
   - Может ты и прав. Тогда мы с тобой, напарник, отдохнем пару дней в этом городке и тронемся дальше в дорогу, - медленно ответил Томас.
   Сейчас он мысленно покручивал все эпизоды полученного задания. Очень много странного, непонятного было в нем.
   Во-первых, было непонятно, что связывало Трайслера и предводителя армады Сотеров. Просто бизнес? Не похоже. Не стал бы его босс просто из-за денег выполнять поручения выплывшего из ниоткуда агрессора, желающего, положить к своим ногам целую галактику. Нет, в политике он всегда придерживался нейтралитета, хотя и имел в приятелях немало влиятельных лиц. Но это совсем другое. Без такой поддержки невозможно прокручивать серьезные дела. Но вот так, в открытую!, примкнуть в ряды сомнительной компании, босс без убийственного аргумента никогда бы не решился. Это же в случае провала компании Сотеров ему останется только все бросить и бежать без оглядки в неизвестном направлении.
   Во-вторых, само задание было весьма расплывчато сформулировано. Что хотел найти на секретной базе Хроно-Сити Трайслер? Неужели таинственный браслет? Да и этот странный старичок, с признаками возрастного маразма, заинтересовался данным артефактом. Конечно вещичка уникальная, такого ему еще видеть не приходилось. Но зачем она им всем?
   Явно здесь затевается какая-то крупная игра. А его стараются использовать втемную. Вот это они все делают неправильно. Он же может обидеться и сделать все по-своему.
   Но ясно было только одно - выбраться в свой мир им пока не удастся. Так что пока невольно придется согласиться на разовый контракт с чокнутым старцем. Ну а потом можно посмотреть, кто будет смеяться последним. И конечно во все нужно посвятить Симина. Тот должен знать все, чтоб не подвел в трудную минуту. А может не стоит?
  
  
   Часть 3.
   Девятнадцатый век.
  
  
   Глава 1. Ранчо Паркеров.
  
   - И кто меня по-пьяне
   Тянул за язык спорить,
   Что я за сутки сумею убрать
   Авгиевы конюшни! - проклинал
   Себя Геракл, стоя в дерьме по колено.
   'Шестой подвиг Геракла'.
  
   Современные люди, как-то незаметно для себя, привыкли к различным благам быстро развивающиеся цивилизации, которая их постепенно превратила в обычных потребителей. Они желают жить в благоустроенных, желательно отдельных домах, вкусно кушать, желательно натуральную пищу, красиво одеваться, желательно в одежду популярных брендов, и ездить на дорогих автомобилях, типа Бентли или Порше. Неважно им, по каким дорогам катиться, будь те замечательными, похожими на ровное взлетное аэродромное полотно, не очень хорошими, с волнообразным покрытием, как на стиральной доске, или просто отвратительными, где в любой момент можно попасть в глубокую выбоину и полностью раздолбить подвеску автомобиля. Они на них мчатся за тысячу верст в соседний город, медленно передвигаются в автомобильной пробке, стараясь не опоздать на работу, и даже едут в магазин, который стоит напротив родного дома. Для них неважно расстояние, для них важно не топтать свои родные ноги.
   Именно по этой причине во время пути на ранчо Паркеров ребята проклинали все на свете. Они, как любой городской житель небыли приспособлены к долгим пешим переходам. Им постоянно хотелось; попить, перекусить, сходить в туалет и желательно туда, где их невидно, а также ребятам нужно было периодически отдыхать, желательно в тенечке. Так что место средней скорости человека - пять километров в час они передвигались намного медленней.
   Особенно страдал Петр. Он с тоской вспоминал своего 'железного коня', жалея, что тот остался там, дома. Ох, как приятно было бы сейчас на нем промчаться с ветерком, оставляя позади себя пыльные клубы проселочной дороги, и снисходительно взирать на удивленных путников, которые впервые смогли лицезреть такое невиданное чудо. А так, приходится набивать мозоли на ногах и глотать придорожную пыль.
   Чтобы как-то скрасить разнообразие в пути, Петр решил разобраться в сложившейся ситуации:
   - Ник, как думаешь, может нам немного отдохнуть на ранчо Паркеров, а потом рвануть к форту Росс? - задал он вопрос. - Кто знает, может быть, там до сих пор находятся русские, тогда с помощью них мы сможем переправиться в Россию? Они то, не бросят соотечественников в беде.
   - А ты уверен, что хочешь попасть в ту Российскую Империю? - спросил Николай, испытывающим взором окинув друга.
   - Да, - честно ответил Петр.
   - А мне, знаешь ли, не очень хочется попасть во времена крепостного права, - произнес Николай. - Кто ты для всех там? Никто и звать тебя никак, так что можешь попасть в кабалу к какому-нибудь помещику и влачить нищенскую жизнь до скончания века. Такого счастья и врагу не пожелаешь, а ты говоришь, поехали на родину.
   (Тут он немного ошибся. 19 февраля 1861 года, в шестую годовщину своего восшествия на трон, Александр второй подписал все законоположения о реформе и Манифест об отмене крепостного права, а 5 марта, того же года, Манифест был прочитан в церквах после обедни).
   - Это, во-первых, - продолжал говорить Николай. - А во-вторых; ты точно уверен, что Форт-Росс до сих пор является территорией Русской Америки и что там все еще находятся наши соотечественники?
   - Не уверен, - смутился Петр.
   - Вот то-то и оно, - проворчал Николай.
   (На сей раз, он оказался прав. Поселение Русской Америки, расположенное на побережье севернее залива Бодега, в 1841 году было продано гражданину Мексики швейцарского происхождения Джону Саттеру. И все труды Шелихова и Баранова пошли насмарку. А уже потом, в 1850 году, Верхняя Калифорния стала 31-м штатом США).
   - Есть еще один вариант, - не унимался Петр.
   - Какой? - спросил Николай.
   - Смотри, в наше время все знают, что штат Техас чуть ли не плавает на подушке нефти, - начал пояснять Петр.
   - И что? - Николай равнодушно пожал плечами.
   - Давай скупим все земли в Техасе, а когда переместимся обратно, в свою реальность, то станем единоличными владельцами несметных богатств, - предложил Петр.
   - Ага, Техасцы, так и разбежались тебе продать свои земли, - усмехнулся Николай, - ты еще заодно и Аляску прикупи. Ты помнишь, за сколько Александр второй продал Аляску пиндосам?
   - Кажется, около десяти 'лямов' зелени, - неуверенно ответил Петр.
   - За семь двести 'лямов' и не зелени, а полновесных золотых монет, - выдал точную цифру Николай. - Вот сколько стоят в данное время непригодные для проживания земли.
   - Но потом там нашли золотые запасы, - Петр привел неопровержимый аргумент.
   - Когда продавали земли, про это не знали, - Николай не стал с ним спорить, - а теперь представь, сколько стоит Техас. Где ты найдешь столько денег? Или у тебя есть в заначке пару вагонов с гвоздями?
   Петр промолчал, лихорадочно думая, как достойно ответить на колкость друга.
   Воспользовавшись этим, Николай продолжал говорить:
   - Ты наверно, слишком много книжек прочитал про попаданцев, где главный герой, вселившись в тело исторически значимой личности, начинает перекраивать мир по-своему или собирает армию и крошит грозного врага, как капусту для закваски. Забудь об этом. Нам нужно просто выжить и постараться вернуться домой, а изменением мира пусть занимаются другие.
   - Ник, а зачем Наши продали Аляску? - место жарких дебатов Петр задал неожиданный вопрос.
   - Чтобы вернуть долг Ротшильдам, - коротко ответил Николай.
   - Блин, эти Ротшильды в очередной раз поимели нас в извращенной форме, - выругался Петр. - Когда они, наконец, бабла досыта наедятся!
   - Но ты же, хотел стать единоличным собственником Техаса, - подколол его Николай, - а они хотят быть единоличными собственниками всего земного шарика.
   - Я хотел не для себя, а для престижа России, и для ослабления пиндосов, которые стали слишком уж зарываться в последнее время, потому что ощущают себя пупом земли, творя во всем мире беспредел, - возразил ему Петр.
   - Для престижа России? - переспросив, усмехнулся Николай.
   - Да, для престижа России, - с вызовом ответил Петр.
   - Я думаю, что если так случится, то весь Техас перейдет в руки разным там Дерипаскам да Абрамовичам, а ты останешься не у дел, - спокойно, без усмешек произнес Николай, - 'разведут' тебя, как лоха. Вспомни первую приватизацию, когда кучка проходимцем обманула весь народ, вот так и с тобой поступят.
   - Да брось ты, зачем им Техас, у них и без него денег навалом, - не согласился с ним Петр.
   - Для них много денег не бывает, - высказал свое мнение Николай. - Деньги - это у них бзик, равносильный с патологией, за которую некоторых принудительно сажают в психушку, а для их круга это считается престижным; покупать дорогущие яхты, строить огромные дворцы, да не один, а несколько, летать из страны в страну на личном самолете. И самое главное копить деньги, как дракон в пещере из сказки, заранее зная, что за свою жизнь не сможешь их потратить. Это разве не больные люди? Лучше бы они их в дело пустили, построили заводы, фабрики. Тогда можно было бы их понять. А так, точно их место в психушке.
   - Так может, у них трудное детство было, денег на мороженое не хватало, вот теперь и складывают деньги про запас, - предположил Петр. - Помнишь рассказ у Джека Лондона 'Любовь к жизни', там мужик после экстремальных условий и продолжительной голодовки, уже в нормальной обстановке, на судне, которое его спасло, под матрас втихаря сухари складывал, боясь, что вновь наступит время, когда у него под рукой еды не окажется.
   - Нет, Петруха, там этот мужик все же излечился от дурной привычки, здесь же совсем все плохо, я же тебе говорил, сплошные психические отклонения, - возразил ему Николай, - и поэтому они больше похожи на другой персонаж, о котором написал Николай Гоголь - они похожи на Плюшкина...
  
   За разговором время намного быстрей полетело и получилось, как-то незаметно, что они еще до заката солнца оказались на ранчо у друзей Майкла.
   Первым их встретил мальчуган лет восьми от роду. Он с боевым кличем воинственных индейцев кинулся на крепкую шею Майкла. Следом за ним из дому вышли хозяин ранчо Билли Паркер и его жена Луиза. Их встреча была более сдержанной, чем с мальчуганом. Они обменялись крепкими рукопожатиями, короткими, но пылкими приветствиями. После этих любезностей Майкл поманил пальцем мальчугана.
   - Смотри, что я тебе принес, - загадочно произнес он, запуская руку в свой мешок.
   Джонни от любопытства вытянулся в струнку стараясь угадать, что такого интересного принес его большой друг.
   - Оп ля, - как заправдашный фокусник, произнес Майкл и вытащил из мешка за уши пушистого зайчонка.
   - Спасибо, дядя Майк! - только и сумел произнести мальчуган, с восторгом глядя на свою новую живую игрушку. - Можно его потрогать?
   - Бери, не стесняйся, - охотник был рад, что сумел угодить Джонни, - только не забывай его кормить и ухаживать за клеткой.
   - Обязательно, дядя Майк! - крикнул мальчуган, схватил зайчонка, который дрожал, как на ветру осиновый лист, и побежал того знакомить со своим новым домом.
   Билли представлял себя гору накаченных мышц, это было следствие каждодневного интенсивного физического труда и хорошей наследственности. Ростом его бог тоже не обидел. Если не брать в расчет копну соломенных волос, с детства не знавших расчески, то он составлял ровно метр девяносто девять сантиметров. Сложив вместе все эти достоинства, получится вылитый Геркулес. Хотя вся его внешность была весьма габаритна, улыбка на голубоглазом лице имела более чем обворожительный вид. Так искренно, без наигранности, могут улыбаться только невинные дети, не познавшие темной стороны души взрослого человека.
   Луиза была совершенной противоположностью своему мужу. При своем невысоком росте, она имела весьма хрупкую фигуру. Когда Луиза стояла рядом с Билли, ее голова, покрытая роскошными локонами каштанового цвета, достигала всего лишь его плеча. У всех кто впервые видел эту миловидную женщину, создавалось впечатление, что рядом с ним находится шестнадцатилетняя девушка. Так прекрасно ей удалось сохраниться в этой еще не тронутой цивилизацией девственной природе. Какой же истинный возраст Луизы, об этом Майкл, скромно умолчал. Ребята же не стали настаивать на подробностях понимая, что такую информацию женщины стараются держать под покровом тайны.
   Майкл представил своих новых друзей. Правда он не стал рассказывать их истинную историю, а экспромтом сочинил свою, более правдоподобную версию для того временного периода. И после этой трогательной до слез байки, Майкл попросил хозяев на какое-то время приютить у себя молодых людей, которые клялись трудиться на ранчо не покладая рук.
   Хозяева с удовольствием согласились. Они были рады, что ребята как-то скрасят их однообразный образ жизни, а заодно помогут в хозяйстве.
   - Проходите в дом, гости дорогие, вы как раз поспели к ужину, - радушно пригласила Луиза.
   Ребят два раза упрашивать не пришлось. Они поспешили войти в большой добротный дом, где кроме хозяев, там проживали четыре ковбоя, нанятые на работу. Стол, накрытый деревенской пищей, грубой, но весьма калорийной, сплошные натуральные продукты, без нитратов и пестицидов, а самое главное без ГМО, находился в просторной столовой комнате. Хозяева и гости расположились за ним на удобных стульях с высокими спинками.
   - У нас в семье есть одна древняя традиция! - поднявшись со стула, торжественно произнес Билли, в основном обращаясь к ребятам. - Когда в доме появляются гости, один из них обязан перед началом трапезы прочитать короткую молитву!
   Услышав такое, ребята смущено заерзали на стульях. Такие обязанности для них были в новинку, потому что ничего подобного ребятам делать не приходилось, да и церковь они не посещали, как-то им было не до нее, так что откуда им знать молитвы.
   Все дружно посмотрели на Петра. Тот покраснел, как вареный рак, от всеобщего внимания, поднялся со стула, показав своим друзьям, кулак под столом, прокашлялся, прочищая горло и начал говорить, что в голову придет:
   - Восхвалим нашего отца небесного за то, что он послал на нашем трудном пути таких добрых гостеприимных людей. За то, что они трудолюбивы и сумели накрыть такой шикарный стол. За то, чтоб он дал нам всем здоровья и исполнил все наши сокровенные мечты. Пусть не опустеют до скончания веков закрома этого дома. Пусть всегда здесь будет покой и достаток. И здоровых детей вам побольше. Аминь.
   Петр замолчал и вопросительно посмотрел на присутствующих, но по их лицам ему не удалось определить, правильно он все сделал или нет.
   - Что ж, молитва прочитана, - сказал Билли, - и теперь можно приступать к трапезе.
   Все моментально набросились на еду, да так, что за ушами затрещало. Когда же все угощения были опробованы и у всех желудки, забитые до отказа начали довольно урчать, Луиза раздала каждому по чашечки горячего шоколада.
   - Дядя Майк, расскажи, пожалуйста, какую-нибудь историю, - попросил Джонни, от нетерпения ерзая на стуле.
   - Малыш, уже поздно, - напомнила ему Луиза, - тебе пора спать, да и гости после дальней дороги, от усталости валятся с ног.
   - Мы ничуть не устали, - возразила Ирина, хотя чувствовала, как все ее тело после очень длительной прогулки по свежему воздуху да сытного ужина, окутывает убаюкивающая нега, а глаза с отяжелевшими веками становится все тяжелей оставить открытыми, но ей не хотелось портить праздничное настроение малыша. - Майк, пожалуйста, исполни просьбу крошки Джонни, и мы тоже с удовольствием послушаем тебя.
   Все дружно поддержали Ирину. Майкл достал сигару, неторопливо прикурил ее от свечи, только после этого хитро подмигнув Джонни, начал свой рассказ:
   - Если все присутствующие горят желанием услышать от меня историю, тогда я подчиняюсь большинству и поведаю вам один интересный случай происшедший со мной.
  
   Рассказ Майкла.
  
   Это произошло очень-очень давно, тогда, когда я был намного моложе, чем сейчас и полон энергии. У меня был преданный друг, которого звали Билли, мы с ним никогда не расставались.
   Как и у всех желторотых юнцов, у нас чаще в карманах свистел ветер, как в пустой неуютной пещере, потому что те были пусты. Но это обстоятельство не очень заботило меня и моего друга, хотя иногда приносило кое-какие неудобства. Мы уже в том возрасте с помощью своих серых клеточек могли иметь легкие деньги, так что без сожаления расставались с ними.
   Некоторые считали нас отпетыми мошенниками и неисправимыми пройдохами. Другие же нас знали как безобидных проказников, мастеров на разные, иногда даже не очень безобидные шутки. Но нам, было наплевать на то, что о нас думают. Мы просто веселились, при удачном случае зарабатывали деньги, которые нередко с радостью отдавали все до последнего гроша людям обездоленным, зачастую лишенным даже нормального жилья.
   Как-то раз, на нашем пути попался один провинциальный городок, не помню его названия, но это, в общем-то, не важно. Располагая прекрасным настроением и как всегда пустыми карманами, мы решили слегка позабавиться, при этом не забыть выправить свои финансовые дела. Для такого случая у нас была припасена одна неплохая шутка.
   На следующее утро, как раз выдался выходной день, на небольшой площади возле маленькой деревянной церквушки, появился загадочный шатер чем-то похожий на вигвам индейцев. Возле его входного клапана, завешенного куском плотной материи, стоял Билли. Он разными веселыми шутками-прибаутками сзывал прохожих. Вокруг шатра уже собралась небольшая толпа зевак, но внутрь никто не заходил, хотя каждый из них сгорал от любопытства.
   Но вот наконец-то нашелся один решительный парень, у которого зов познания неизвестного перевесил чувство осторожности. Он подошел к Билли и для начала поинтересовался ценой за просмотр аттракциона.
   - Мистер, вход стоит один доллар, - с невозмутимым лицом ответил тот.
   - А что я там увижу за такую приличную плату? - продолжал собирать интересующие его сведения тот парень.
   - Это секрет фирмы, - прошептал ему на ухо Билли, - но я его тебе открою по-дружески. Там ты ничего не увидишь.
   - Как это ничего? - удивился парень.
   - А ты зайди туда и тогда узнаешь, - добродушно улыбаясь, ответил Билли.
   Парень в нерешительности потоптался на месте. Он не мог понять, что ему преподнесли, остроумную шутку или истинный ответ.
   Парень развернулся, собираясь уходить, резко остановился, почесал затылок и, махнув рукой, решился, посчитав, что доллар не такая уж большая плата за безумное любопытство, которое не даст ему покоя, пока не удастся проникнуть в внутрь шатра. Он вернулся, отсчитал нужную сумму, положил на столик и решительным шагом направился к входному клапану. Оказавшись внутри шатра, бедолага даже не успел толком осмотреться, как пулей вылетел на улицу с другой стороны. Это произошло, скажу вам по секрету, не без моей помощи. Я находился в непроглядном мраке и об этом сюрпризе никто из зевак не знал.
   Первый посетитель медленно поднялся с пыльной земли. К такому повороту событий он был не готов. Парень был просто ошарашен. У него от удивления отвисла нижняя челюсть, глаза расширенные до предела, вращались в разные стороны и вообще он не мог понять, что произошло. Очумелый от финального падения он лежал на земле, размышляя - какая сила вытолкнула его из темного шатра, да так быстро, что ему ничего не удалось рассмотреть внутри.
   Сначала парень хотел с кулаками наброситься на Билли, но логически поразмыслив, он понял, что этим ничего не добьется. Его, конечно, просто напросто надули, но перед этим честно признались в своих намерениях. Значит, он сам во всем виноват.
   Парень от души посмеялся над собой, вспоминая, как его ловко провели, затем пошел расхваливать новый аттракцион своим знакомым, потом долго стоял у шатра, потешаясь над их физиономиями, когда те повторяли его тернистый путь.
   Число желающих посетить наш аттракцион увеличивалось со скоростью арифметической прогрессии. Каждый обманутый в этом шатре приглашал туда своих знакомых. Те же с энтузиазмом бросались искать других простаков. Такова уж человеческая натура. Если в чем-то не оправдались твои надежды, так сделай так, что бы у твоих знакомых в душе появилось разочарование в смысле жизни, от маленькой пакости, тогда не обидно будет. И мы умело пользовались этой маленькой слабостью человечества.
   Правда, не обошлось без маленьких инцидентов. После обеда в шатер решил зайти приезжий ковбой. Он, как положено, положил деньги на столик, вошел в шатер. Когда же незадачливый коровий мальчик вылетел с обратной стороны, он выхватил пистолет и начал из него палить. Я с Билли моментально упали на землю, стали ждать, когда у этого идиота кончатся патроны. Бывают же на свете такие придурки, которые сначала стреляют, а потом начинают думать, зачем они стреляли.
   После этого случая Билли просил всех посетителей оставлять свое оружие на столике перед входом.
   У нас все шло прекрасно до тех пор, пока в шатер не соизволил войти мэр городка. Кубарем, вылетев оттуда, он как разъяренный бык кинулся обратно. Внутри завязалась нешуточная схватка. Весь шатер ходил ходуном, как во время ураганного ветра. И вот, наконец, из него выкатился клубок из двух человеческих тел, в котором трудно было понять, где я, а где мэр городка. Прибежавший шериф, со своими помощниками, бесцеремонно растолкали толпу зрителей и с большим трудом прекратили драку.
   Меня с Билли доставили в полицейский участок. Там нас оштрафовали; за драку в общественном месте и за оскорбление представителей власти на пятьдесят три доллара, еще восемьдесят семь долларов за то, что мы не уплатили налог за открытие новой коммерческой деятельности, потом подоходный налог, налог с прибыли и так далее и тому подобное.
  
   Майкл замолчал, начал раскуривать свою сигару успевшую потухнуть за время рассказа.
   - И этим все закончилось? - спросил Джонни, не выдержав затянувшейся паузы.
   - Нет, малыш, это было только начало, - ответил Майкл, выпуская изо рта густые клубы табачного дыма.
   Он продолжил свой рассказ.
  
   - Мы взяли небольшой тайм аут. Подсчитав свои честно заработанные деньги, убедились, что у нас осталось еще около тридцати долларов. Праведный гнев бушевал в наших душах. Грабительские налоговые поборы, несправедливо обоснованные штрафы, скажите на милость, как в таких драконовских условиях развиваться малому и среднему бизнесу.
   Окончательно остыв от бурных негативных эмоций, мы поразмыслили немного и решили отыграться за свою обиду, на надменном мэре города. Как раз Билли пришла в голову одна неплохая мыслишка, которую мы решили на следующий день воплотить в жизнь.
  
   По широкой пыльной улице, как всегда в одно и то же время, мэр города, из своего дома неторопливо шагая, направился в ратушу. Во время пути он с удивлением отметил, что в такой оживленный период дня совершено не видно прохожих. Казалось, весь город вымер. И это обстоятельство слегка взволновало его. Что такого неординарного могло случиться, чтоб опустошить целый город? Приближается торнадо или началась эпидемия чумы? А может, напала армия соседнего государства? Он поспешил в ратушу, чтобы выяснить, в чем дело, но на подходе к центральной площади услышал невероятно громкий шум, словно там шла бойкая торговля.
   - Что здесь происходит? - поинтересовался мэр, у первого попавшего на его пути прохожего.
   - А вы разве не знаете? - удивился парень. - Там собрался весь город. Все с любопытством наблюдают, как два незнакомых чудака из обыкновенной бумаги печатают настоящие деньги. Вы только представьте себе, они суют любую ненужную бумажку в свою волшебную машинку, а оттуда, каким-то образом вылезают однодолларовые банкноты!
   Услышав такую неправдоподобную новость, мэр решил сам лично убедиться в правдивости услышанных слов.
   Посреди площади, окруженные многолюдной толпой, стояли два молодых человека привлекательной внешности. Как наверно вы поняли, это были я и Билли. Возле нас на невысоком постаменте стоял небольшой деревянный ящик, ради которого и собралась эта шумная толпа. Да, да, только ради этого таинственного ящичка, собралось все население города на центральной площади. Такое скопление людей не создавали даже великие праздники день всех святых и рождество, потому что, здесь все мужчины начинали отмечать эти события на неделю раньше, а заканчивали позже на пару недель, так что на площадь выходить они были не в состоянии.
   Что же представлял собой этот таинственный ящик? С первого взгляда ничего особенного. Обыкновенный деревянный пенал, в котором имелось два узких отверстия, одно спереди, другое с противоположной стороны, с боку находилась небольшая изогнутая железная ручка. Но сам фокус, взбудораживший весь городок, заключался вот в чем. Стоило взять обыкновенную бумагу, значение не имело, будет она гладкой или изрядно измятой, чистой или грязной, плотной или мягкой, вложить ее в переднее отверстие и покрутить за ручку, сразу же происходило чудо. С противоположной стороны появлялся настоящий доллар. Что же представлял собой ящик внутри - об этом никто не знал.
   Некоторые слишком любопытные зрители пытались заполучить подробную информацию об этом неординарном устройстве, суля взятку от десяти до трехсот пятидесяти долларов. Но мы были непреклонны. Отказавшись от предложенной мзды, нам ничего не оставалось, как молчать с таинственной улыбкой, при этом, не забывая неопределенно пожимать плечами.
   С большим трудом пробившись через плотную толпу к невиданному чуду, мэр города начал с любопытством наблюдать за всем происходящим. Сначала на все представление он смотрел с нескрываемой иронией, мол, тоже мне нашлись доморощенные фокусники. Но вскоре увиденное, разбудило в нем неподдельный интерес, разогретый всеобщим ажиотажем. Он невольно поддался на искусно нагнетенную атмосферу таинственности.
   Проигнорировав очередь, мэр, как представитель власти, растолкал всех желающих поучаствовать в новом аттракционе, потому что он является вершиной закона в этом городе, а значит, все это ходячее быдло должно уступить ему дорогу. Подойдя к нам, мэр сунул мне сорок центов, только после этого взял из рук Билли заготовленный клочок бумаги.
   Мы с облегчением вздохнули. Мэр города не узнал нас. Да и не мудрено. После того, как мы тщательно перевоплотились, надев фальшивые парики, небольшие усики, козлиные бородки, нас не признали бы даже любимые родители.
   Мэр проявил глубокое любопытство, рассматривая полученный листок бумаги. Он сквозь него посмотрел на солнце, немного помял в руках, для проверки оторвал небольшой клочок, на всякий случай, решив попробовать его на вкус. Но к его глубокому разочарованию оказалось, что листок бумаги был сделан из обыкновенной целлюлозы. После этой контрольной проверки он обнюхал весь лист и не найдя никакого подвоха засунул его в переднее отверстие ящика, затем схватил чуть ли не мертвой хваткой изогнутую ручку, начал ее медленно вращать до тех пор, пока из противоположного отверстия не появился доллар.
   Не тратя время на размышление, мэр решился еще несколько раз повторить операцию, предварительно заплатив за это удовольствие. Он считал, что перед ним стоят обыкновенные мошенники, а наш чудесный ящик обыкновенная машинка для печатания фальшивых купюр в миниатюрном исполнении. Мэр уже обдумывал свои дальнейшие действия, что лучше предпринять, посадить за решетку жуликов, а все их имущество конфисковать в пользу казны, или взять с них приличную взятку за то, что он закрыл глаза на скрытое мошенничество и договориться о своей доле с этого сомнительного предприятия. По здравому смыслу второй вариант был предпочтительней, от него можно больше получить дивидендов. На том мэр и порешил.
   Все могло получиться, как он задумал, если бы не одно но.
   Проведя контрольную проверку на подлинность денег, мэр к своему удивлению убедился, что все купюры, полученные из ящичка, были самыми настоящими. Ну не может печатная машинка фальшивомонетчиков за один раз изготовлять доллары с разными номерами, да еще в хаотичном порядке. Удрученный этой загадкой мэр отошел от волшебного предмета, в глубокой задумчивости и побрел домой.
   Ночью мэр города никак не мог заснуть. Виной его бессонницы были шарлатаны со своим удивительным фокусом. Он ворочался с боку на бок, взбивал свою мягкую подушку, пытался считать овечек прыгающих через ограду, но ничего не помогало. Перед ним до сих пор, как наяву стоял волшебный ящик, возмутитель спокойствия, раздражитель хватающих рефлексов и генератор бредовых идей.
   Но даже бессонница имеет свой предел. Под самое утро у мэра веки налились свинцовой тяжестью, и он погрузился в пучину ночных грез.
   Видения его были прекрасны. Он без устали крутит за ручку, торчащую из волшебного ящика, а из отверстия непрерывным потоком, вытекают деньги, но только не однодолларовые, а стодолларовые банкноты. Они плавно, как рой бабочек порхают по воздуху, подлетают к столу и ровными стопками укладываются на нем сами. Вот их уже собралась огромная куча, суммой превышающая депозит любого среднего банка.
   Он деньгами заполнил все мешки, забил ими кладовки и подвал. Они валялись, как ненужный мусор везде на полу, на столе, на комоде, на стульях, на шкафах. И все равно он остановиться уже не мог. Мэр вновь закладывает в этот таинственный ящик бумагу, обратно без устали крутит заветную ручку. С каждой секундой его капитал растет. И он возрастает до такой степени, что мэр становится самым состоятельным человеком в этой стране, а потом самым богатым человеком в мире.
   Но сами богатства, даже огромные, представляют собой ничто, пустоту, тлен давно усопшего человека, если они без действия лежат в кубышке или зашиты в соломенный матрас. Деньги постоянно должны быть в деле, только тогда они принесут приличные дивиденды. Но финансы по-разному можно пустить в оборот. Например, мэр города еще с грудного возраста впитал в свое сознание вместе с материнским молоком одну истину, которая стала его путеводной звездой в жизнь, можно сказать основной догмой - деньги это власть, приносящая большие деньги, а большие деньги это большая власть, приносящая колоссальные деньги. И вот, имея такой капитал, он намерился баллотироваться в губернаторы штата, это был первый шаг к абсолютной власти, к должности президента великой страны.
   С помощью своего неисчерпаемого состояния он реально сможет подкупить всех избирателей, чиновников от мала до велика, которые силой заставят проголосовать за него неблагонадежный электорат.
   Мэр города проснулся весь в холодном поту. Он все еще находился во власти такого замечательного сна. Глаза его нездорово горели. Они излучали золотистый свет, который освещал спальную комнату сильнее тысячи свечей. С его лица не сходила многообещающая улыбка, которую в скором времени должны узнавать во всем мире.
   Мэр посмотрел на часы. Они показывали девять часов двадцать девять минут. Он первый раз в жизни позволил себе такую роскошь, поспать допоздна. До этого ему приходилось каждый день вставать не позже семи часов утра и сразу же спешить на службу. Только в выходные да праздничные дни он спал до четверти девятого.
   - Дик, дьявол тебя возьми, где ты там пропадаешь! - рявкнул мэр, вставая с постели.
   Слуга словно ждал этого призыва. Он сразу же появился в спальной комнате и стал помогать одеваться хозяину.
   - Дик, ты вчера был на площади? - задал вопрос мэр.
   - Да, сэр.
   - Ты видел там двух молодых джентльменов с таинственным ящиком?
   - Да, сэр.
   - Ну, так вот, Дик, иди, скажи поварам, чтоб они приготовили для меня завтрак, а сам найди и приведи этих молодых джентльменов ко мне в кабинет. Я их буду ждать. Ты все понял?
   - Да, сэр, - ответил немногословный слуга. Он бесшумно исчез за дверью.
   Мэр города совершил привычные утренние процедуры, быстро оделся, позавтракал на скорую руку и в гордом одиночестве стал ждать приглашенных гостей. Время для него тянулось слишком медленно, он от нетерпения не мог найти себе места, меряя кабинет шагами.
   Но вот вернулся его слуга с докладом.
   - Сэр, я привел двух молодых джентльменов, - отрапортовал он, с трудом произнеся такую длинную для него фразу.
   - Так скорей зови их сюда! - радостно воскликнул мэр.
   - Да, сэр, - с этой излюбленной фразой слуга исчез, а в кабинете появились мы со своим таинственным ящиком.
   - Присаживайтесь, джентльмены, - вежливо предложил мэр, указывая на мягкие стулья и сразу же начал, как говорят, брать быка за рога, - я хотел с вами поговорить вот об этом замечательном ящике, из которого так завораживающе вылетают баксы.
   - Мы внимательно слушаем вас, - произнес Билли скучающим тоном.
   - Для начала давайте представимся. Я - Паркер, мэр этого замечательного города.
   - Майкл.
   - Билли.
   - Так вот, мистер Майкл и мистер Билли, я не буду вести отвлеченные разговоры на общественные темы, не буду напускать туману, говоря загадками. Я человек дела и предпочитаю сразу браться за предприятие заинтересовавшее меня. А в данный момент меня заинтересовал ваш уникальный ящик и я готов его приобрести у вас за тысячу долларов.
   - Извините, мистер Паркер, но вы, скорее всего, не правильно информированы. Мы не продаем эту вещь, - ответил я и закурил дорогую сигару, позаимствовав ее из скромных запасов Паркера.
   - Что-то я не понимаю вашу позицию. По моему мнению, в мире нет такой вещи, которую нельзя продать или купить, главное умело подойти к этому делу. Так что за эту груду необтесанного дерева, тысяча баксов, очень даже приличная плата.
   - Значит, не все в этом мире продается, - Билли тоже решил побаловаться ароматной сигарой, - этот ящик нам очень дорог. Он является стариной реликвией нашей семьи. Этот драгоценный предмет достался нам в наследство от нашей любимой прабабушки.
   - Ну, если учесть, что это семейная реликвия, то я готов прибавить еще пару сотен.
   - Вы не понимаете, это же антикварный предмет. Он стоял в апартаментах самого Людовика Х1V. Можно сказать уникальный раритет. За него любой музей заплатит в два раза больше, чем вы, - продолжал настаивать на своем Билли.
   - Джентльмены, хватит ломать комедию. Эта ваша ужасно интересная сказка, про наследство, годится только для малышей, им весьма придется по вкусу выслушать ее перед сном. Но мы же, взрослые люди. Так что давайте договоримся, я вам плачу полторы штуки баксов и по рукам.
   - Ладно, мистер Паркер, мы обдумаем ваше предложение, - сделав недовольное выражение лица, ответил я, - результат вы получите завтра.
   Билли с ящиком в руках направился к выходу. Я не торопясь последовал за ним. Понимая, что предмет его вожделений выскальзывает из рук, Паркер запаниковал. Для него любое маленькое промедление в этой сделке было равносильно смерти. Он весь покрылся липким потом, только от одной мысли, что вдруг этот заветный предмет кто-то другой сумеет перекупить, заплатив более весомую сумму. Но самое страшное заключалось в том, что ящик может просто потеряться или прийти в негодность от небрежного обращения с ним, тогда наступит крах всем его надеждам.
   После таких размышлений Паркер решил действовать напористо, вопросы все решать сейчас, и сделку не откладывать в долговой ящик:
   - Джентльмены, неужели вы так сильно торопитесь?
   - Время - деньги, мистер Паркер, - ответил ему Билли, останавливаясь возле входной двери, - и мы не намерены их попусту терять.
   - Приятно иметь дело с такими предприимчивыми молодыми джентльменами, - Паркер уже решил для себя любыми средствами заполучить волшебную вещицу, - прошу вас, присядьте, давайте выпьем по бокалу хорошего шампанского и досконально рассмотрим условия нашей сделки.
   Для вида немного поколебавшись, мы согласились на заманчивое предложение. Выпив бутылку дорогого шампанского, наши переговоры возобновились.
   - Извините меня, джентльмены, я, конечно, сглупил, предложив слишком низкую цену за такую антикварную вещь, - первым приступил к торгам Паркер, - но я плохо разбираюсь в подобных раритетах и потому, с удовольствием услышал бы от вас, какую цену назначите вы.
   - Десять тысяч! - само собой сорвалось с моих губ. Я даже сам ошалел, услышав эту баснословную сумму.
   - Десять тысяч! Господа, это очень большая сумма даже для меня. Я вам дам две тысячи и бьем по рукам.
   - Девять! - Билли решил тоже поучаствовать в аукционе.
   - Две с половиной!
   - Восемь с половиной!
   - Три. Господа, вы что, решили окончательно меня разорить?
   - Ладно, мы согласны на шесть тысяч восемьсот и расстанемся друзьями!
   - Четыре и выпьем за дружбу еще бутылочку шампанского!
   - Мы выпьем с вами игристого, только когда увидим на столе небольшую кучку монет в размере шести тысяч!
   - Четыре с половиной!
   - Две! - неожиданно крикнул Билли.
   - Пять! - по инерции предложил мэр.
   - Мы согласны.
   - Вам дать векселями или чеком? - поинтересовался Паркер, злясь на себя за то, что попался на такую простую уловку.
   - Мы предпочитаем брать золотом, этот благородный металл не подвластен инфляции, - сообщил я.
   - Что ж золотом, так золотом. Я согласен на это условие, но вам придется немного подождать, - Паркер тяжело вздохнув, вышел из кабинета.
   Оставшись одни, мы со счастливыми улыбками пожали друг другу руки.
   Вскоре Паркер вернулся обратно. Он небрежным жестом бросил мешочки с золотом на стол. Мы потянулись за ними, но Паркер жестом руки остановил нас:
   - Не спешите, прежде нужно проверить товар на исправность, вдруг он за ночь испортился или вы перепутали его с другим.
   - Логично, - согласился с ним Билли, - за такие деньги можно сделать контрольное тестирование. У вас есть ненужный клочок бумаги?
   Паркер услужливо протянул приготовленный листок. Я небрежно взял его, проделал уже привычную процедуру - с одного конца бумага, с другого доллар. Все прошло как по маслу, без накладок.
   - Благодарю господа, сделка завершена, - Паркер пожал нам руки, схватил приобретенную вещь, боясь с ней расстаться хоть на секунду, потом посмотрел с подозрением на нас, вдруг мы передумаем и аннулируем сделку.
   - Прощайте, мистер Паркер, сегодня вам удалось заключить выгодную сделку. Вы просто счастливчик, - произнес я, хватая со стола золото.
   - Вы тоже в накладе не остались, - не скрывая своей счастливой улыбки, ответил мэр.
   - Прощайте мистер Паркер. Только смотрите не перетрудитесь, а то так можно, мозоли на ладонях натереть, - дал совет напоследок Билли.
   Мы вышли из кабинета.
   Дождавшись, когда за нами закроется входная дверь, Паркер положил ящик на стол, радостно потирая руки и при этом нервно хихикая. Он не сомневался, фортуна, наконец, улыбнулась ему. Теперь-то все его заветные мечты сбудутся. Паркер неторопливо обошел вокруг стола, бросая алчный взгляд на приобретенный предмет, осторожно, словно это карточный домик, дотронулся до него рукой и нежно, как любимую женщину начал гладить.
   - Дик! - крикнул он. - Дик, где тебя черти носят!
   - Да, сэр, - сразу же появился исполнительный слуга.
   - Никого ко мне не пускать. Если кто-нибудь будет спрашивать, даже по срочному делу, отвечай, я уехал по службе в неизвестном направлении и вернусь не скоро. Ты понял меня?
   - Да сэр, - ответил слуга, бесшумно исчезая из кабинета.
   Паркер удобно устроился на стуле, пододвинув к себе поближе загадочный ящик. Он засунул в отверстие бумагу, которую приготовил еще накануне и осторожно начал крутить за ручку. Из противоположного отверстия медленно стал появляться доллар. Паркер бережно взял в руки первую, самолично изготовленную банкноту, начал любоваться ей, предаваясь ажурным мечтам. После небольшой паузы он положил деньги на стол и резво принялся за работу.
   Паркер первый раз в жизни занимался физическим трудом. Но даже этот первый опыт работы приносил ему неповторимое моральное удовлетворение. Достигнув наивысшей точки возбуждения, Паркер готов был бесконечно долго штамповать деньги, тем самым с каждым мгновением приближая свой триумф. Он готов был забыть о воде, о пище, о сне, об отдыхе, а заниматься только одним делом, крутить свою заветную ручку.
   На столе уже собралась солидная кучка долларов, аж целый полтинник, когда из отверстия место денег начали появляться обыкновенные чистые бумажные листы. Паркер удивлено посмотрел на них, взял одну в руки, поднес поближе к глазам. Нет, зрение его не подводило. Это была обыкновенная бумажка, на которую нельзя купить даже самую захудалую пуговицу.
   - Может это случайность или временный сбой в механизме? - так рассуждая вслух, Паркер принялся с остервенением крутить ручку. Но все безрезультатно. Из отверстия упорно продолжали вылезать никому ненужные бумажки.
   Паркер прекратил это бессмысленное занятие, на какое-то мгновение, замерев, как статуя, при этом ощущая неприятный холодок внутри себя. Ему не нужно было сильно перегружать свои мозги, чтоб понять истину.
   Эти два шарлатана самым подлым образом обманули его, а он как последний лох выложил перед ними, причем своими же руками, все бюджетные деньги, предназначенные для развития города! И этот печальный факт грозил ему очень большими неприятностями!
   В порыве ярости Паркер схватил коварный ящик и с силой швырнул его на пол. Тот не выдержав удара, в дребезги разлетелся, захламляя кабинет, своими деталями, древесной щепой, бесполезными чистыми бумажными листами.
   - Дик! - визгливым срывающимся голосом, крикнул Паркер. Его всего трясло от смешанных чувств, гнева, страха и обиды.
   - Да сэр, - в кабинете появился как всегда невозмутимый слуга.
   - Дик, ты помнишь двух проходимцев, которые недавно были у меня?
   - Да сэр.
   - Немедленно беги к шерифу, скажи ему, что эти два жулика ограбили меня, да и сам пускайся на их поиск! Ты понял меня?
   - Да сэр.
   - И без добрых вестей лучше не возвращайся!
   - Да сэр, - сказал немногословный слуга, исчезая из кабинета.
   Больше его Паркер не видел. Он бесследно исчез, поняв приказ в прямом смысле.
   Так нам удалось проучить этого глупого надутого индюка и при этом заработать неплохие дивиденды.
  
   Закончив свой рассказ, Майкл посмотрел на присутствующих. Все реагировали по-разному на его повествование. Хозяева вежливо улыбались, они уже привыкли к таким байкам. Гости откровенно клевали носом, их бессмысленные потуги борьбы со сном оказались напрасными, усталость брала свое. Только один малыш Джонни веселился от души. Но и он смеялся недолго над финалом рассказа. Сначала его лицо сделалось не по-детски серьезным, а потом он задал вопрос:
   - Дядя Майк, по твоему рассказу выходит, что мой папа был мэром какого-то города?
   - Почему ты сделал такой вывод, малыш?
   - Ты назвал мэра города Паркером, а это наша фамилия. Значит, выходит ты облапошил моего папу, а это делать не хорошо.
   - Нет, малыш, ты ошибаешься. Твой папа никогда не был мэром города. Это просто его однофамилец. Понимаешь ли, на земле живет много народу, так что не мудрено встретить другого человека, который носит с рождения твое имя или фамилию. Вот так-то, малыш.
   - Ага, теперь я понял! - радостно воскликнул мальчуган, уяснив, что папина честь восстановлена.
   - Ну а теперь, ребята, расходимся по кроватям, - произнесла Луиза тоном, не терпящим возражений.
   Но ей и так никто не хотел перечить. Все были готовы отправиться на покой. Кое-как добравшись до гостевых комнат, ребята разделись, повалились на мягкие кровати и сразу же погрузились в сладкий мир сновидений.
  
   * * *
  
   - Мам, хватит, ну прекрати! Мам, сегодня выходной, дай хоть раз в жизни поспать вдоволь! - сонно пробормотал Петр, переворачиваясь на другой бок. Но чужая рука продолжала назойливо трясти его за плечо и совсем не похожий на мамин голос произнес:
   - Вставай, солнышко, завтрак давно остыл.
   - Мам, что с твоим голосом? - спросонья, не понимая, где находится и зачем тревожат его сладкий сон, спросил Петр.
   Он повернулся на спину, открыл глаза. Перед ним стояла точно не мама, и находился Петр конечно не дома.
   - Ну что, маленький, проснулся? - лилейным голосом спросил Николай. - Тогда вставай умываться и кушать манную кашу.
   - А, это ты, - разочаровано произнес Петр, поднимаясь с постели. Теперь он вспомнил, что они находятся в гостях у Паркеров.
   Сладко зевнув, Петр потянулся, после чего задал закономерный вопрос:
   - А где здесь умывальник, где здесь туалет?
   - Умывальник стоит на столике, ну а туалет здесь находится под каждым кустиком, не считая крепкого деревянного строения во дворе с небольшой дырочкой в полу.
   - Лепота. Сразу ощущаются все прелести деревенской жизни, - заметил Петр и прочитал экспромтом небольшой стишок, подойдя к столику:
  
   Где мой умывальник?
   Вот передо мной,
   Чистый медный тазик
   Наполненный водой.
   Рядом полотенце
   На гвоздике висит
   И мыло ароматное
   На полочке лежит.
   Я сейчас умоюсь,
   Выйду в туалет
   Деревенской жизни
   Лучше в мире нет.
  
   На крылечке стоя
   Воздухом дыша
   Глянул за околицу
   Какая красота.
   Солнце уже встало
   И туман ушел
   Утро наступило
   Новый день пришел.
   Пахнет свежим сеном,
   Утреней росой
   Хорошо в деревне,
   Но я хочу домой.
  
   - Некрасов? - поинтересовался Николай.
   - Почти, - не вдаваясь в подробности, ответил Петр и стал умываться.
   - Ну, ты даешь! - до Николая, наконец, дошло, чьи это стихи. - С каждым днем ты меня все больше и больше удивляешь.
   - Стараемся, - Петр уже успел умыться, обтереться и одеться, - пошли, посмотрим, что нам приготовили на завтрак.
   Завтрак оказался по-деревенски скромен. Он состоял из овсяной каши, парного молока, масла, вареных куриных яиц, свежего хлеба, испеченного утром и черного кофе. Луиза все это быстро накрыла на стол, потом пожелала приятного аппетита и куда-то удалилась по своим делам.
   Ребята, хорошо отдохнувшие в домашних постелях, жадно набросились на еду. Они уже смирились со своей участью, свыклись с мыслью, что находятся безвозвратно далеко от дома, а шансов вернуться обратно у них практически никаких нет. Но жизнь продолжается. Надо привыкать к новой обстановке да надеяться на лучшее.
   Тарелки на столе пустели с космической скоростью, в таком же темпе раздувались животы ребят. Петр с наслаждением жевал бутерброд, запивая его горячим кофе.
   - А где все остальные? - спросил он. - Неужели все еще нежатся в теплых постелях?
   - Майкл куда-то ушел еще до рассвета, а Ярослав бродит по окрестностям, выискивая красочный пейзаж для своей новой картины, - ответил Николай, поставив на стол, пустую кружку.
   - Наши дорогие дамы тоже бодрствуют? - поинтересовался Петр.
   - Уже давно. Сейчас они в курятнике пытаются накормить птичек.
   - Никогда я не замечал за Жанной наклонностей к птицеводству.
   - Ирина это проделывает тоже впервые, но если нас судьба забросила в такие дикие края, придется нам учиться жить по-новому.
   - Бедные девочки, - пожалел подруг Петр.
   - Бедные курицы, - вторя ему, произнес Николай.
   - Почему ты так решил? - удивился Петр.
   - Ты просто не видел, что сейчас творится в курятнике, - как-то напоказ вздохнул Николай.
   - И что же там такого ужасного творится? - поинтересовался Петр.
   - Наши милые дамы старательно ловят кур по одной, а затем горстями набивают им в клюв просо. Видишь ли, девочкам показалось, что птички слишком уж худые и интенсивное питание им не помешает, - сообщил Николай, вытирая полотенцем, лежащим на столе, грязные после еды губы.
   - Узнаю Жанну. Она готова каждого бездомного котенка накормить да приютить, - усмехнулся Петр и допил кофе.
   - Это тоже заметили несушки и посчитали такое поведение молодых хозяек незаконным вторжением в их личную жизнь. Они возмущены до крайности, орут во все свое куриное горло, носятся как угорелые по курятнику, поднимая столбы пыли да ворох перьев, - продолжал описывать ситуацию Николай, - но наши дамы не сдаются. Они, как заправдашные загонщики загоняют кур в угол по одной и, обездвижив орущую клушу, начинают ей в клюв, зернышко за зернышком запихивать корм.
   - Тяжело приходится нашим девочкам, - посочувствовал Петр.
   - Зато они стараются от всей души. Когда я шел тебя будить, наши милые дамы уже успели половину курятника плотно нафаршировать зерном. И теперь эти хорошо позавтракавшие куры лежат на покатых спинках, не шелохнутся, потому что боятся, что корм обратно полезет у них из всех дыр одновременно. Они даже шепотом кукарекнуть остерегаются.
   Выяснив, что все на ранчо еще с раннего утра находятся при деле, ребята тоже решили не отлынивать от работы. Сначала они напилили дров, нарубили целую гору поленьев. Потом пошли, натаскали из колодца воды в дом. Насыпали в свинарнике отрубей в кормушку. Хотели помочь по дому Луизе, он та их вежливо выпроводила, сказав, что это не мужское дело стирать да мыть посуду. Тогда ребята направились к загону, где ковбои объезжали диких мустангов.
   Предвкушая неплохое развлечение, Петр торопливо шагал к изгороди высотой в пол человеческого роста, изготовленной из тонких бревен, которые были добротно прибиты к глубоко вкопанным основательным столбам. Широкие щели между перекладин ограды, позволяли хорошо просматривать внутреннюю площадь загона. Там длинноволосый парень усердно старался закрепить седло на спине строптивого пегого, с подпалом на груди, молодого жеребца.
   Стоило Петру узреть это гордое животное, как его глаза загорелись радостью и восхищением.
   Последние дни выдались не из легких. Отмерять шагами километр за километром бескрайние просторы прерии оказалось для него настоящим испытанием. Его ноги были приспособлены для того, чтобы нажимать на педали, а не как у последнего бродяги, топтать ими пыль обетованную. И вот теперь увидев мощного, стремительного жеребца, как его гоночный мотоцикл, Петр понял, ему удалось найти себе достойное средство для передвижения. Конечно это не родной КТМ и не Харлей, но все же, пора кричать виват транспорту с одной лошадиной силой! Закончились муки пешеходной жизни, пора седлать строптивого жеребца и не важно, что он состоит не из металлических частей, а из живой горячей плоти, питается сеном да овсом, а не требует подзаправки таким ароматным, родным до боли в груди, бензином.
   Петр подошел к изгороди. Он залез на нее, усевшись на верхнюю перекладину, рядом с ковбоем, у которого голова была чисто выбрита и блестела на солнце, как отполированный бильярдный шар.
   - Хорошая лошадь, - сказал Петр, не отрывая глаз от великолепного скакуна, нервно перебирающего копытами.
   - Это конь, - поправил его ковбой, - его заарканили на прошлой неделе. Под седлом он был всего лишь пару раз, если это так можно назвать. Строптивый стервец. Бак пытался объездить этого четвероного дьявола, но больше двух минут продержаться в седле не смог. Вот теперь делает третью попытку.
   - А можно мне попробовать? - попросил Петр. - Может у меня получится?
   - Малыш, ты вообще когда-нибудь в седле сидел? - ковбой с сомнением посмотрел на своего соседа.
   - Обижаешь, парень. Меня отец впервые посадил в седло, когда мне исполнилось всего три года, - с гордостью произнес Петр, но забыл уточнить, что седло знакомое с детства было не лошадиное, а мотоцикла. Но таким подробностям он решил не уделять внимание.
   - Эй, Бак! - крикнул ковбой. - Наш городской мальчик решил немного покататься на Стинге! Ты позволишь ему попытаться счастья?
   - У нас свободная страна, Фил! - крикнул Бак в ответ. - И если кто-то хочет просто так свернуть себе шею, мы не имеем права помешать ему в этом деле!
   - Так вы согласны? - потребовал уточнения на свой вопрос Петр.
   - Конечно парень, - ответил Фил, - и послушай дельного совета, привяжи к спине сноп сена, не так больно будет падать.
   - Спасибо, как-нибудь обойдусь, - Петр спустился с ограды и направился к своему будущему транспорту. Он был уверен, что справится с этим делом, хотя ни разу не объезжал коней. По его мнению, управление мотоциклом и лошадью похожи друг на дружку. Стремена место педалей сцепления и скоростей, ну а уздечка является подобием руля, дернешь влево, конь повернет в ту сторону, дернешь вправо, поедет туда.
   - Эй, Пит, ты уверен, что поступаешь правильно? - крикнул ему в след Николай. - Это непредсказуемое животное со строптивым характером, а не твой любимый мотоцикл. И у него имеется очень даже подвижные четыре копыта, а не пара резиновых колес!
   - Ничего, Ник, справлюсь! - оптимистически настроено ответил ему Петр. - Если я справляюсь с мотоциклом в двигателе, которого заточен целый табун лошадей, то неужели мне не по плечу придется всего одна лошадиная сила!
   - Как знаешь! - крикнул ему в спину Николай. - Но помни, здесь нигде поблизости нет МЧС, а тем более неотложки, которая смогла бы тебя доставить в травмпункт!
   Петр в ответ махнул рукой, мол, сам знаю, к тому же он уже подошел к Баку. Тот без слов, передав ему уздечку, сразу удалился к изгороди, от греха подальше. Стинг покосившись на своего нового мучителя, нервно зафыркал.
   - Тихо, Стинг, тихо, - начал успокаивать его Петр, - не бойся, я не кусаюсь.
   Он нежно поглаживал по широкой груди жеребца, продолжая говорить практически шепотом:
   - Мы с тобой обязательно подружимся, Стинг. Будем приятелями - не разлей вода. Только позволь мне усесться в седло и немного покататься. Не бойся, я не буду тебя стегать кнутом, и шпоры не буду использовать. Как можно такого славного парня подстегивать шпорами. Ты же и без них можешь мчаться быстрее ветра. Ведь я прав? Конечно, прав. Вот и ладненько. А теперь немного постой на месте, а я взберусь на тебя.
   Казалось, Стинг понял Петра. Он перестал бить копытами и прекратил нервно фыркать, замерев на месте, словно погрузился в глубокий сон. Воспользовавшись покоем жеребца, Петр засунул ногу в стремя и ловко вскочил в седло.
   Ощутив на спине лишний балласт, Стинг посчитал такие действия человека, несносными, а также до жути оскорбительными. Он пронзительно заржал, тем самым выражая протест против посягательств на свою свободу. Это означало, что все мирные переговоры пошли коту под хвост, а акт доброй воли между конем и человеком был нарушен.
   Тут Стинг пришел в движение, пробудившись от сна. Жеребец сделал свечу и несколько минут сохранял равновесие в этом положении, потом постарался завалиться на спину и придавить всей своей тяжестью нахального наездника. Но Петр не растерялся. Он, инстинктивно обхватив шею лошади, с силой сжал горло, стараясь плотнее прижаться к ее корпусу. Петр даже привстал с седла, опираясь на стремена, и начал давить своим весом, заставляя жеребца встать на все четыре конечности.
   Сделав вывод, что с первым трюком ничего не вышло, Стинг начал резко подбрасывать круп, шарахаясь то в одну сторону, то в другую. Вот теперь Петру пришлось совсем худо. Натянув уздечку накоротке, он из последних сил старался сохранить равновесие, чувствуя, как его внутренности хотят через рот вырваться наружу. Голова гудела, руки затекли, но Петр с завидным упорством, зло стиснув зубы, продолжал держаться в седле.
   Стинг несколько раз повторил все эти свои изощрения, но каждый раз должен был уступить настойчивости жокея. Наконец поняв бесплодности всех своих усилий, обезумевший жеребец сорвался с места и помчался прямо на прикрытые, но не запертые створки ворот.
   Бак и Фил сидели на изгороди с открытыми ртами. Их удивлению не было предела. Еще бы! Они ожидали, что городской юнец даже в седло сесть не сможет - не позволит строптивый жеребец. А тут нате вам такие фортели! Городской пижон, не только сумел водрузиться в седло, но и практически усмирил четвероного черта. Если сейчас, вырвавшись на свободу, Стинг не сбросит его со спины, то все, он станет верным спутником Петра.
   Тем временем жеребец протаранил грудью ворота. Створки как пушинки разлетелись в разные стороны и Стинг вместе с Петром, как единое целое, как мифический кентавр, оказались в беспредельных просторах прерии.
   - Мустангер! - уважительно прозвучало из уст Фила. Он безотрывно смотрел на удаляющуюся серую точку, в которую превратились Петр и Стинг.
   - Что ты сказал? - переспросил Николай, выйдя из изумленного транса.
   - Твой друг настоящий Мустангер, - повторил тем же тоном Бак, - теперь мы верим, что он с детства не вылезал из седла лошади. Эх, как он ловко укротил строптивого Стинга.
   - Если бы все это было так на самом деле, то у меня не болела душа от плохих предчувствий, - тихо проворчал себе под нос Николай, только после этого произнес в полный голос, - у вас есть более покладистая лошадка? Видите ли, я не любитель быстрой езды.
   - Конечно, Ник, - радушно ему ответил Фил, - вон к изгороди привязана малышка Салли. У нее кроткий нрав. Так что если хочешь немного прокатиться, не бойся, бери ее.
   - Спасибо, парни! - крикнул через плечо Николай, спеша со всех ног к доброй лошадке. Верховая езда не создавала для него проблем. Не раз, находясь в гостях у дальних родственников по отцовской линии, в деревне, Николай там частенько совершал верховые прогулки, осматривая колоритные сельские окрестности. Вот и сейчас он отвязал Салли от изгороди, подтянул подпруги, потом лихо влетел в седло и помчался следом за Петром.
   Николай не был прирожденным следопытом. Охотником он тоже не был. Так что ему было сложно определить след Стинга в травяном покрове бескрайней прерии, которая поднималась иногда выше пояса человека. Оставалось надеяться, что он взял правильное направление, да на счастливую звезду Петра, то, что ему удалось окончательно усмирить строптивого жеребца, при этом не сломать себе шею, было настоящим чудом.
   В такое напряженное время всегда в голову место приятных, ободряющих мыслей без разрешения лезет разная неприятная чушь. Вот и сейчас с каждым метром пройденного пути в его воображении рисовались картины все ужасней и трагичней. Николаю казалось, что вот вскоре он увидит посреди высокого травяного ковра большую помятую кляксу, а там, на примятых стеблях, покрытый пылью вперемешку с багровыми подтеками крови, лежит бездыханное тело Петра. Ник невольно мотнул головой, отбрасывая в сторону это жуткое видение. Нет, так не должно быть и так не будет. Он обязательно найдет своего друга целым и невредимым. В этом ему никто не помешает, ни коварные индейцы, ни злобные бандиты, ни стихийное бедствие. Все будет хорошо, все останутся живы и счастливы.
   Преодолев равнину, Николай поднялся на небольшой холм. А там, в низине, недалеко от небольшой рощи, находился Петр, спешившийся с коня. Он стоял не двигаясь, как гранитный памятник, держа за уздечку присмиревшего Стинга. А возле него находился самый настоящий современный вертолет!
   Николай не спеша спустился, встал рядом с Петром.
   Великолепное чудо современной техники не было миражем. Оно было реально и вполне осязаемо.
   - Апач, - произнес Петр, не поворачивая головы.
   - Индейцы? Где? - взволновано, вскрикнул Николай и стал озираться по сторонам.
   - Апач, он же АН-64А - так называется модель американского геликоптера. Он имеет лазерный дальномер-целеуказатель, систему ночного видения с тридцатикратным увеличением, оптической системой прямого видения и телевизионной системой отображения в дневное время. Экипаж два человека. Вооружение - тридцатимиллиметровая пушка, шестнадцать противотанковых ракет, установки с девятнадцати и семидесятимиллиметровыми НУРами, и все это отсутствует - прочитал небольшую лекцию Петр, ласково проведя рукой по обшивке хищного контура боевого вертолета, ощущая, как от счастья замирает сердце. Еще бы, ведь перед ними находился небольшой кусочек, совсем крохотный фрагмент их родной реальности. Но даже радость этой невероятной находки не могла заглушить тревожную мысль, которая одновременно посетила обоих ребят - что происходит? Сначала они затерялись в глуши веков, затем встретили ужасную рептилию мезозойской эры, которая, по всем научным канонам должна была давно вымереть, не пережив ледникового периода, а теперь вот на их пути встречается совершено новенький вертолет, словно только что спущенный с конвейера военного завода, на него даже вооружение не успели поставить. Откуда он появился, как сюда попал, куда делся его экипаж? У ребят накопилось так много вопросов, а вот вразумительных ответов на них получить не у кого. И вообще у них создавалось впечатление, что они находятся не на родной Земле, а в каком-то сумасшедшем параллельном мире, где само время сошло с ума и смешало все эпохи в какой-то безумный коктейль.
   Казалось, от всего этого в душах молодых людей должно было поселиться чувство страха, от неопределенности их статуса в данном отрезке времени. Ужаса перед неизвестностью, что их ждет впереди. Смирения, перед свершившимся фактом - они оказались до скончания жизни в чужом мире, вдали от родных краев.
   Да, они смирились с тем, что оказались в другой эпохе, но чувства ужаса и страха совершено не испытывали. Ребята на удивления быстро адаптировались к экстремальным условиям. В этом им в какой-то мере помог непрерывный информационный поток, в виде фантастических фильмов, видеоигр и книг, где описываются приключения таких же, как они попаданцев. Конечно, они были растеряны от одного лишь факта, что сумели переместиться в потоке времени, считая саму идею машины времени утопией, но все же, оптимизма не потеряли, считая, что со временем найдут выход из создавшейся ситуации и обязательно вернутся домой.
   - Посмотрим что внутри? - нарушил тягостное молчание Николай.
   - А как же. Как говорится, любопытство не порок, а побудительное средство для развития научного прогресса, - отозвался Петр. Он нажал на ручку запора стеклянного фонаря. Мягко зашелестели стабилизационные стойки, и фонарь плавно начал подниматься верх, открывая перед ребятами сказочное нутро вертолета.
   Долго не раздумывая, Петр первым залез внутрь. Пробравшись в кабину, по-хозяйски расположился в кресле пилота, начал внимательно изучал панель управления. Николай опустился в соседнее кресло, с любопытством наблюдая за действиями своего друга.
   Сначала Петр сидел неподвижно, наморщив лоб, как будто что-то вспоминая, потом начал почесывать затылок пятерней. И вот его руки пришли в движение. Он пальцами нажимал на какие-то кнопки, включал тумблеры, крутил верньеры, еле слышно бормоча под нос:
   - Ага, аккумуляторы заряжены, приборы работают исправно. Эх, жаль топлива, нет ни капли. Ага, а вот и радиостанция. Так, сейчас послушаем, что у нас творится в эфире.
   Он медленно крутил колесико настройки, внимательно прослушивая все частоты, надеясь поймать хоть какой-нибудь едва различимый сигнал, передачу или позывные радиомаяка. Но все его труды оказались бесполезными. Эфир был девственно чист, только статические помехи изредка нарушали тишину.
   - Что и требовалось доказать, - тяжело вздохнув, констатировал факт Петр, - цивилизация еще не доросла до захламления эфира дешевой попсой и никому не нужной тупой рекламой.
   - Ты что, можешь управлять вертушкой? - Николай задал давно напрашивающийся вопрос.
   - Почему ты так решил?
   - Просто ты так себя уверено ведешь в кабине пилота, что создается впечатление - ты не впервые находишься перед панелью управления вертолетом.
   - Вот тут ты глубоко ошибаешься, приятель. Я эти геликоптеры в реальности даже вблизи никогда не видел, только по телику.
   - Но?..
   - Но есть один, совсем крошечный нюансик. Здесь на всех приборах, как и на наземных видах транспорта, есть свои указатели. Так что, кто имел хоть немного опыта в эксплуатации другого технического средства, с трудом, но все же, поймет, что нажимать и куда поворачивать. Ну и конечно мне приходилось резаться на компьютерном симуляторе, что тоже дает кое-какой опыт. И если бы баки были полными, я сумел бы, конечно не с первого раза, поднять эту вертушку в воздух.
   - Отпад! - только и сумел произнести Николай.
   - Знаешь, мне в голову пришла одна безумная мысль, - задумчиво произнес Петр.
   Николай с интересом посмотрел на друга.
   - Если вертушка вместе с обслуживающим персоналом переместилась в этот отрезок времени не как мы, а каким-то другим способом, тогда у нас есть шанс узнать у соотечественников обратную дорогу и вернуться домой в объятия счастливых родителей, - предположил Петр.
   - Логично. Только есть одно маленькое но... Я не видел в близлежащей округе ни одного живого существа, - напомнил ему Николай.
   - Они могли пойти посмотреть на местные достопримечательности и немного заблудиться.
   - Сомневаюсь, что серьезные здравомыслящие люди вот так просто бросят дорогую технику без присмотра. Хотя чем черт не шутит. Пойдем на поиски, может быть, на самом деле кого-нибудь найдем.
   - Но перед этим давай сначала осмотрим геликоптер. Может, здесь без присмотра валяются какие-нибудь полезные вещи, например аптечка, набор инструментов, оружие, продукты...
   - И крылатые ракеты с ядерными боеголовками.
   - Я бы не отказался от современного оружия. Оно всегда может пригодиться в наших условиях.
   Ребята приступили к тщательному досмотру нутра вертолета. Но к своему разочарованию, кроме нескольких небольших железных банок и двух плоских мешков им ничего больше обнаружить не удалось.
   Петр с интересом осмотрел найденные предметы и сделал окончательный вердикт:
   - Все это мы берем с собой.
   - И что на сей раз, вы решили прихватить с собой, мистер секонд-хенд? - Николая утомила страсть друга к собиранию различных ненужных вещей.
   - Это дымовые шашки и два комплекта спортивных парашютов, мистер зануда.
   - Опять спихнешь местным аборигенам? - заворчал Николай.
   - Нет, такие вещи нам самим могут пригодиться. Кстати, надо еще с собой прихватить аккумуляторы. Они заряжены на полную катушку.
   - О нет! Только не это! - Николай схватился за голову. Если дать волю этому крохобору, то он весь вертолет по винтику разберет и скажет, что так было. - Забирай парашюты, бери дымовые шашки, только ради бога не трогай вертолет!
   - Гм, а ты прав, - подозрительно легко согласился Петр, - вертушка нам еще может пригодиться. Лошадь конечно умное и покладистое животное, но ей никогда не сравниться с быстрым, маневренным воздушным транспортом. Кстати ты не в курсе, у местных можно раздобыть керосин?
   Так рассуждая вслух, он надежно закрепил найденные вещи к седлу. Стинг подозрительно покосился, недовольно фыркнул и тем ограничил выражать свое возмущение. Он уже уяснил, что упрямству нового хозяина нет предела, так что свой норов, можно не показывать, от него все равно нет никакого проку. Придется привыкать к новому образу жизни, покорного домашнего животного, покладистого, выполняющего свои обязанности. Но все это относится только к хозяину. Стоит кому-нибудь чужому посягнуть на его паритетный хребет и тот наглец ответит за свои необдуманные поступки. Вот тогда он от души отыграется на этом недальновидном болване.
   - Ну что, по коням? - спросил Петр, закончив крепить поклажу.
   - По коням! - поддержал его Николай.
   Они вскочили в седла и приступили к поискам.
   Ребята разделились. Они разъехались в разные стороны, начав нарезать круги, с каждым разом увеличивая радиус поиска центром, которого, являлся брошенный вертолет.
   Разыскивать кого-либо в прерии, казалось намного легче, чем в дебрях непроходимого леса. Но и это на вид не сложная задача без должного опыта окажется не по плечу начинающим следопытам любителям.
   Высокая трава, сливающаяся в сплошной ковер до самого горизонта, высокие холмы, одинокие редкие кусты, низины и овраги, следы диких животных на протоптанных звериных тропах, испуганные птицы, взлетающие прямо из под самых копыт. Все это было явно, прямо перед глазами. Но сколько ребята не всматривались, стараясь обнаружить хоть какой-то намек на человеческий след, такового им не удавалось найти.
   Они потратили два с лишним часа, прочесывая бескрайние просторы прерии, надеясь на желанную встречу со своими соотечественниками. Все впустую. Поиски результатов не приносили.
   Удрученные неудачей ребята в назначенный срок встретились около вертолета. Оба были мрачнее тучи и старались не глядеть друг другу в глаза.
   - Ничего? - по инерции спросил Петр, хотя знал, какой получит ответ.
   - Ничего, - еле слышно ответил Николай.
   - Я тоже ничего не обнаружил. Может, стоит здесь их подождать?
   - Пустая трата времени.
   - Ты так думаешь?
   - Ты же сам видел, от вертушки не отходил никто. Нет нигде человеческих следов. Это говорит о том...
   - Что вертушка переместилась без людей.
   - Верно. Так что давай собираться на ранчо, нас наверно там уже заждались.
   - Только сначала давай замаскируем вертушку! - сразу всполошился Петр.
   - Брось, Пит, говорить ерунду, никто не позарится на эту груду железа, - начал его отговаривать Николай. Ему не хотелось заниматься бестолковым делом.
   - Не скажи, в умелых руках эта штука может оказаться грозным оружием.
   - Ладно, ладно, уболтал, - сдался Николай. - Замаскируем это чудо военной промышленности, но только завтра.
   - Почему завтра?
   - Да потому, дубина, что на маскировку такой махины у нас уйдет куча времени, так что провозимся мы до самого вечера. Нас спохватятся, начнут искать. В итоге случится то, чего ты больше всего боишься. Множество посторонних глаз увидят новенький вертолет и сразу же начнутся ненужные расспросы, что это, зачем это, как это? Этого ты хочешь?
   - Ты прав, - согласился Петр. Против таких убедительных доводов у него не нашлось возражений. - Но про нашу находку никому не слова, особенно девочкам. Не надо в их ранимые души вселять несбыточные надежды.
   - С этим я согласен.
   Ребята бросили прощальный взгляд на геликоптер из их эпохи, развернули лошадей и пустились в обратную дорогу.
  
   * * *
  
   Чудовищный по мощности всплеск энтропии его приборы зафиксировали сразу, мгновенно указав нужное направление и расстояние до эпицентра. Агенту ХК осталось только сесть на коня и выдвинуться к нужной точке, гадая про себя; что могло спровоцировать такую сильную аномалию. Благо он находился недалеко от этого места, так что до невысокого холма ему удалось добраться быстро. И вот теперь агент ХК стоял там, спешившись с коня, и внимательно наблюдал за явлением, которое не может существовать в природе, никогда и нигде, ни при каких обстоятельствах по всем канонам науки и здравомыслия.
   Он попал как раз к самому началу представления.
   С вершины холма хорошо просматривалась низина с небольшой рощей, возле которой находилась какая-то необычная машина, явно не вписывающаяся в местный ландшафт. Агент ХК включил миниатюрный анализатор, который был замаскирован от любопытства аборигенов под серебряный крестик, висящий на шее. Прибор через некоторое время выдал данные - обнаруженный механизм имеющий название геликоптер изготовлен в начале ХХ1 века.
   Посчитав, что выброс энтропии сопутствовал незаконному перемещению чужеродной техники по спирали времени, агент ХК решил спуститься в низину, что бы выяснить, каким образом это произошло, кто это совершил и для каких целей. А так же по уставным обязанностям он должен все это тщательно запротоколировать, выявить нарушителя, при этом желательно, чтобы раскрыть личность преступника, а уже потом, по его усмотрению, задерживать или просто проследить за действиями подозреваемого.
   Агент ХК уже сделал первый шаг, когда услышал странный звук, такой тихий и в тоже время ясно различимый, аналогичный хрусту сжимаемой пружины. Сразу наступила тишина. Замолкли птицы, перестали шуршать в траве шустрые насекомые, замерла листва деревьев, даже воздух остановил свой бесконечный бег.
   Агент ХК замер в нерешительности. По личному опыту он знал, что такое полное безмолвие природы неспроста. Оно всегда сопутствует приближающемуся разрушительному катаклизму. Но в тоже время все его приборы не указывали на наступление непредвиденного мощного урагана, землетрясения или другого стихийного бедствия. И эти показания настораживали.
   В следующее мгновение раздался глухой хлопок. Налетел шквальный по кратковременности порыв ветра, едва не свалив с ног Агента ХК. И что интересно, стремительные потоки воздуха пронеслись, не только огибая тело человека, они неудержимо мчались со всех сторон, образуя невидимый конус, венчанием которого являлась появившаяся прямо в пустоте серебряная точка. Она висела неподвижно, жадно поглощая порывы ветра, словно являлась уменьшенной копией черной дыры. Но вот, наконец, насытившись, точка начала набухать, увеличиваясь в размерах при этом набирая скорость круговых оборотов вокруг собственной оси.
   Такое Агенту ХК пришлось увидеть впервые. Происходило что-то невероятное, невиданное и необъяснимое, короче, аномальное природное явление - точнее определение не дашь.
   Тем временем точка перестала увеличиваться в размере. Она достигла своего апогея, превратившись в круглую плоскость диаметром пятнадцать метров, внутри которой медленно вращалась нитевидная радужная спираль. Она была именно радужная, потому что не имела определенного цвета, а постоянно меняла свой колер на фоне изумрудной плоскости, не прекращающая своего монотонного кругового движения. Все это действовало успокаивающе, расслабляло тело, обволакивало мозг туманом, тянуло в безмятежный сон.
   Агент ХК встрепенулся, отгоняя прочь дремоту, он на всякий случай сделал себе инъекцию тонизирующего препарата. Сразу же мысли прояснились, сон как рукой сняло и все тело наполнилось энергией.
   Пора действовать.
   Агент ХК извлек из клапанного кармана, расположенного на штанах, небольшой серебряный диск и нажал на него двумя пальцами. Тот еле уловимо монотонно зажужжал, плавно вспарив над ладонью. Исследовательский зонд на мгновение завис в воздухе, сортируя по ячейкам памяти полученные указания, завертелся как юла, после чего рванул в направлении огромной круглой плоскости, которая закончила следующую свою трансформацию.
   За это время радужная спираль уже успела раствориться в изумрудном фоне. От нее остались только оранжевые всполохи, хаотично появляющиеся на идеально круглой плоскости.
   Неопознанный объект стабилизировался. Он больше не желал видоизменяться. Плоскость застыла, словно в ожидании чего-то. Но вот чего? Какой сюрприз еще она готовит?
   Зонд приблизился на заданное расстояние по отношению к объекту и принялся за его изучение, постоянно передавая данные агенту ХК.
   Так, в размерах он немного просчитался, диаметр плоскости оказался шестнадцать с половиной метров. А вот толщину неопознанного объекта зонду измерить, никак не удавалось. Стоило ему переместиться параллельно аномалии, как та невообразимым образом исчезала. Такая же история происходила, когда зонд попробовал зайти с тыльной стороны - объект визуально не обнаруживался. Зонд пробовал переключиться на другие спектральные диапазоны, результат был тот же. Казалось, что этой аномалии просто не существовало, а перед взором Агента ХК находится призрачный мираж.
   Тогда зонд решился на рискованный эксперимент. Он пошел на сближение с объектом с невидимой стороны, но делал это медленно со всеми предосторожностями, что бы при неожиданном столкновении не повредить себя. Опасения оказались напрасными. Зонд не обнаружив преграды, беспрепятственно прошел через невидимый объект и оказался с лицевой стороны. Теперь стало ясно, что аномалия имеет только с анфасной стороны свою активную область.
   Зонд перешел к дистанционному сканированию плоскости. Из чего же она состоит и чего из себя представляет? А представляет она из себя - густой кисель, застывшей энтропии, в которой лениво, всего лишь с около световой скоростью, двигались крошечные капельки тахионов. Все это напоминало хрупкую мембрану перекрывающую ход в неизвестность. Кто знает, что скрывается за этой непрочной преградой? И стоит ли ее трогать? Со стороны казалось, что если слегка дотронуться до эфемерной преграды и она сразу же, как мыльный пузырь, рассыплется на бесконечные пенные брызги. Что тогда произойдет? Пока не попробуешь, не узнаешь. Истина всегда познается на пробах и ошибках. Только хотелось, чтобы эти ошибки не оказались смертельно опасными. Об этом знал Агент ХК и все же решился на рискованный, опасный своей непредсказуемостью эксперимент.
   Он подал сигнал. Повинуясь приказу, зонд приблизился вплотную к изумрудной поверхности плоскости, совершил физический контакт. Агент ХК на всякий случай закрыл себя куполом защитного поля. Но ничего не произошло. Изумрудная поверхность пошла волнообразной рябью, потом втянула в себя зонд. Вскоре волны затухли. Плоскость, поглотив чужеродный предмет, вновь застыла в ожидании.
   Зонд пропал, связь с ним прекратилась, хотя в нем был вмонтирован мощный передатчик, позволяющий на огромное расстояние посылать в приемное устройство полученную информацию. Агенту ХК оставалось только стоять и ждать его возвращения. А ждать пришлось не так долго, только не того чего он желал.
   Огромная плоскость ожила. То ли от несварения желудка, может ей зонд пришелся не по вкусу, то ли подчиняясь чей-то чужой воле, то ли ей просто надоело висеть неподвижным экспонатом, под взором любопытных глаз. Об этом трудно судить, не зная самой сути аномалии, но факт остается фактом; плоскость бешено, но беззвучно завертелась, неотвратимо надвигаясь прямо в сторону Агента ХК. Тот приготовил на всякий случай оружие, готовый пустить его в ход в любое мгновение, хотя даже очень мощный бластер против такой махины мало что мог сделать, а что-нибудь посерьезней, в его арсенале отсутствовало.
   Плоскость уже успела полностью поглотить небольшую рощу и начала приближаться к геликоптеру.
   Агент ХК сделал пару пробных выстрелов.
   Плоскость без труда проглотила смертоносные лучи да закусила вертолетом. И тут видать ее ненасытный голод пропал. Она резко затормозила, стала сдуваться, как проколотый воздушный шарик, превратившись в крошечную точку. А в следующее мгновение, плоскость бесследно растворилась, высветив на прощание пейзаж какого-то незнакомого мира, который также вскоре испарился в воздухе.
   Агент ХК сел на жесткую сухую траву, переведя дух. Теперь можно было расслабиться да поразмыслить о событиях, происшедших за последние дни.
   - Найди мой браслет!.. - как наяву слышал он голос Евгения Соколова.
   Там в его родной реальности бушует кровопролитная битва, гибнут невинные люди, плачут осиротевшие дети, а он опытный агент ХК прозябает в отсталой эпохе и по глупой прихоти своего начальника ищет какую-то золотую безделушку, место того, чтобы на смерть стоять в первых рядах защитников отечества. Но главное, в этой нелепой ситуации никто ему помочь не может, а душа так и рвется в бой.
   - Ага, найди! И где мне его искать? - проворчал агент ХК.
   Предсказания Евгения подтвердились, темпоральные пояса не функционировали, но он сомневается что, это произошло из-за рокового удара секретного оружия врага. Здесь что-то скрыто совсем другое, о чем не знал Евгений или знал, но сознательно утаил.
   Стоит только сопоставить факты. Начать можно с таинственного появления Евгения прямо из ниоткуда и его мистическое исчезновение. Дальше идет обнаруженный доисторический динозавр, который по всем правилам логики давно должен вымереть, а так же встреча пятерых так не похожих друг на друга людей.
   Николай Громов. Возраст двадцать один год. В данный отрезок времени прибыл из двадцать первого века. Характер уравновешенный. Неплохо владеет боевыми единоборствами.
   Ирина Крофт. Возраст девятнадцать лет. В данный отрезок времени прибыла из двадцать первого века. Рассудительная, эрудированная, немного капризная, но покладистая в хозяйстве.
   Петр Петров. Возраст девятнадцать лет. В данный отрезок времени прибыл из двадцать первого века. Непоседа и любитель коллекционировать разные вещи, нужны они ему или нет. Хорошо разбирается в технике.
   Жанна Сметанина. Возраст восемнадцать лет. В данный отрезок времени прибыла из двадцать первого века. Характер спокойный, уравновешенный. Любит животных. Самая младшая в собравшемся коллективе.
   Ярослав Чапек. Возраст тридцать два года. Абориген местной эпохи. Характер немного рассеянный, но вполне добродушный. Неплохой художник.
   Случайна ли эта встреча или она была кем-то предопределена? Об этом приходится только гадать.
   Следующим пунктом идет найденный геликоптер, явно не вписывающийся в данную эпоху. А после него странная плоскость, насыщенная энтропией. Что это было? И почему разведчик исчез, не успев передать данных? Хотя стоп, несомненно, эта штука что-то смутно напоминает. Нет, на привычный портал для темпоральных переходов это не похоже. Он сам много раз ими пользовался. До данного момента природных явлений выраженных в таких формах на земле зафиксировано не было. Так что же это такое?
   Если отбросить в сторону все точные науки, немного предаться фантазии совокупи со всеми собранными фактами, то можно смело заявить, что он стал свидетелем появления в реальном мире небольшой трещины, появившейся в непоколебимой спирали времени. И эта крошечная червоточина является первопричиной всех странных необъяснимых событий. Но это только предположение, явных фактов пока что не хватает. А вот если все это подтвердится, тогда вполне возможно эти новые темпоральные переходы в дальнейшем ему могут пригодиться. Но сначала надо исследовать природу этих явлений и самое главное научиться заранее, определять место их появления. Ведь на его счету это было единоличным случаем, имеется виду прямой контакт. Вдруг он больше не повторится?
   Эх, сейчас бы вызвать сюда целую бригаду яйцеголовых! Открыли бы они здесь стационарную научную станцию, понагнали бы туда именитых академиков. Они то, быстрей разобрались бы во всей этой катавасии. Он же кто? Простой полевой агент ХК. У него своих забот по горло. Некогда заниматься шарадами, услужливо предоставленными матушкой природой. Но на заметку уникальное явление нужно взять. Вдруг в дальнейшем это чудо природы может пригодиться. Но это потом, сейчас надо выполнять полученное задание, от которого никуда не деться.
   А тут появилась еще одна проблема на его голову. Кто-то похищает девушек в возрасте от шестнадцати до двадцати лет. Для чего и зачем, не ясно. На маньяка психопата не похоже, скорее всего, данный факт подходит под незаконные действия вольных охотников. Значит это его клиент, и с этой проблемой нужно срочно разобраться.
  
  
   Глава 2. Похищение.
  
   Баю бай, баю бай,
   Глазки быстро закрывай.
   Днем нам лучше поспать
   Ночью деток будем брать.
   Выкуп мы за них сорвем
   На покой, потом уйдем.
   'Колыбельная кидднепинга'.
  
   Как планировали, ребятам на следующий день выехать к найденному вертолету не удалось. Стоило им подняться, как их направили помогать ковбоям, перегонять стадо коров на пастбище, а потом следить за буренками, чтобы те не разбежались по сторонам. Кроме того, Петр попросил Фила научить его стрелять из пистолета. Оружие им вручил Билли, сказав при этом, что негоже слоняться по прерии без 'весомого аргумента' в кобуре, а об оплате пусть не беспокоятся, все оплату за свой труд они получат с вычетом стоимости револьверов и патронов к ним. Достались ребятам по кольту Уолкера. Этот револьвер получил свое название по имени заказчика крупной партии в тысячу 'кольтов' улучшенной конструкции капитана техасских рейнджеров С. Уолкера. Начало производства 1847 год. Первая же партия револьверов была изготовлена по заказу армии США, участвовавшей тогда в американо-мексиканской войне. Кольт Уолкер, это шестизарядный револьвер 44-го калибра общей длиной 390 мм с длиной ствола 230 мм и усовершенствованным ударно-спусковым механизмом, а также спусковой скобой. Это был любимым пистолетом Клинта Иствуда.
   Все эти подробности Николай услышал от Петра, который в очередной раз решил блеснуть своей эрудицией в области различной техники. Кстати, одно дело знать все подробности об оружие, и другое при стрельбе попасть по мишени, держа впервые в руках револьвер, видеоигры не в счет. Так что у Петра получалось не очень, но он не терял надежды наловчиться, чтобы потом пользоваться кольтом, как тот самый Клинт Иствуд в старинных вестернах. Кстати, он ни на мгновение не забывал о найденном вертолете. Его душа рвалась туда, но немедленно это сделать Петр не мог, ведь он находится не в гостях, а на временном постое, где нужно работать, чтобы оправдать свое проживание. Хотя ему иногда хотелось на все плюнуть и уйти, куда глаза глядят, конечно, вместе с Жанной. Но это же, не выход. Здесь, на ранчо их могут найти те, кто прочитает оставленное сообщение и поможет вернуться домой. А там, в другом месте? Навряд ли. Так что не стоит отсюда уходить.
   Девочки тоже без дела не сидели. Они под руководством Луизы занимались домашними делами; стирали, готовили, убирались, кормили домашнюю животину во дворе, среди которых были куры. Те уже смирились со своей участью и при приближении девочек сразу покорно падали на спинки, готовясь к очередной фаршировке.
   Так незаметно пролетели два дня. На третий день вечером, как раз это была пятница, за ужином, Петр поинтересовался у хозяина ранчо:
   - Билли, а во время выходных вы, чем занимаетесь?
   - Какие выходные? - хозяин ранчо не понял самого вопроса.
   - Уикенд, когда все отдыхают, - начал объяснять Петр, - когда выезжают на природу, устраивают там пикники с барбекю и кружкой пива, слушают музыку, танцуют, ну короче, отрываются по-полной.
   - Ты говоришь про День Независимости? - переспросил его Билли. - Так он еще не наступил.
   - А еще когда вы отдыхаете? - Петр сделал наводящий вопрос.
   - На День всех святых, на пасху, на рождество и когда у кого-нибудь день рожденье, - ответил Билли, потом подумав, добавил, - и еще когда приходится съездить по делам в город, то обязательно заглядываем на ярмарку.
   - Не густо, - разочаровано проворчал себе под нос Петр, он же надеялся, что завтра будет выходной и ему, наконец, удастся смотаться к брошенному вертолету, а тут такой облом.
  
   ***
  
   Проснувшись рано утром, Николай с удивлением заметил, что Петра, который не может без побудки самостоятельно встать, нет в спальной комнате. Потом он вспомнил, они вчера договорились с Билли, что сегодня не выйдут на работу, чтобы смотаться в город и прикупить кое-что необходимое, ну а сами, на самом деле, решили сгонять к найденному вертолету, ведь, в конце концов, его нужно замаскировать, пока кто-то другой не обнаружил чудо техники.
   'Значит, Петр уже в конюшне готовит верного коня к небольшой прогулке', - подумал Николай и не спеша, позавтракав, вышел на улицу.
   Ему на встречу шел Майкл, вид охотника был необычно озабоченным. Он остановился и тревожным голосом сообщил:
   - Ник, сегодня утром недалеко от ранчо я заметил следы от лошади, у которой заднее правое копыто со сломанной подковой.
   - Ну и что из этого? - не придал значения этому факту Николай. - Разве стоит из-за такого пустяка беспокоиться. Возможно, какой-нибудь одинокий путник проехал мимо, постеснявшись заглянуть на огонек.
   - Нет, Ник, - возразил ему Майкл, - такую меченую лошадку я видел около салуна, когда у нас произошла драка с парнями из банды Красавчика.
   - Ты уверен? - услыхав такую новость, Николай встревожился не на шутку.
   - Обижаешь. Я кто, по-твоему, охотник или дядя из нотариальной конторы?
   - Охотник.
   - А охотники никогда не ошибаются в следах.
   - Значит, злобная братва где-то здесь поблизости?
   - Может да, а может, нет. Но на всякий случай я вам посоветую, стараться прогуливаться как можно ближе к ранчо, а лучше вообще отсюда не выходить, чтобы избежать неприятностей. Кстати, где, сейчас, Пит и Жаннин? Я их не встретил на ранчо.
   - Не знаю. Но с Питом мы договорились с утра немного прогуляться верхом.
   - Эй, Бак, ты не встречал Пита и Жаннин? - спросил Майкл у мимо проходившего ковбоя.
   - Они с утра решили прогуляться верхом по окрестностям, что бы нагулять аппетит, - улыбаясь, ответил тот, - но их почему-то долго нет. Они давно уже должны были вернуться, чтобы не опоздать на завтрак.
   - Сколько они отсутствуют? - насторожился Майкл.
   - Наверно часа полтора или больше.
   - Неужели с ними что-то случилось? - у Николая неприятно похолодело в груди. Так всегда бывает в предчувствии надвигающейся беды.
   - Будем надеяться, что с ними все в порядке. Но все же, нам надо выехать им на встречу. Вот только знать бы, куда они направились.
   - Я, кажется, знаю, где они могут быть.
   - Где?
   - Вчера мы обнаружили одну интересную штуку в пяти милях отсюда. И наверняка Пит не утерпел и потащил туда Жаннин, чтоб похвастаться находкой. Поехали, я покажу то место.
   - Отлично, пошли седлать лошадей.
   Не задерживаясь ни на секунду, они направились в конюшню. Там Николай с Майклом застали Ярослава, который собирался по своим делам.
   - Вы куда-то собрались? - поинтересовался он, глядя на спешные сборы приятелей.
   - Пит и Жаннин пропали, - объяснил Майкл, - мы собрались на их поиски.
   - Я с вами, - сразу же откликнулся Ярослав.
   - Не возражаю, - согласился Майкл.
   'Только какой от него прок будет при неожиданной опасности', - подумал Николай, - 'если только он рассмешит до смерти врагов своими отточенными карикатурами'.
  
   * * *
  
   Выехав с ранчо, Петр с Жанной переоделись в свою привычную одежду. И вот теперь он в джинсах и футболке, а она в шортах и легкой блузке медленно ехали верхом на лошадях по просторам прерии. Вокруг них раскинулась до самого горизонта высокая трава, в которой пряталась разнообразная живность.
   - Мы приехали?
   - Нет.
   - Мы приехали?
   - Нет.
   - Мы приехали? - Жанна, как любая другая девушка, сгорая от любопытства, уже в сотый раз задавала один и тот же вопрос.
   - Нет, - Петр также в сотый раз с непреклонным упорством давал один и тот же ответ.
   - Петечка, ну пожалуйста, скажи, куда мы едем?
   - Потерпи немного, Жан, мы уже скоро будем на месте, и ты все увидишь своими глазами.
   - Так не честно, милый, ты сначала до безумного пожара разжег мое любопытство, а теперь отвечаешь на мои вопросы односложными ответами, которые ничего не объясняют или вообще отмалчиваешься. Тебе должно быть стыдно за такое поведение.
   - Это сюрприз.
   - Ну, хоть сделай маленький намек, и я сразу же успокоюсь.
   - Если я тебе намекну, то это уже не будет сюрпризом, потому что ты сразу догадаешься, о чем я говорю.
   - Я же сейчас умру от любопытства, плохой мальчишка, и в этой смерти виновным будешь ты.
   - Не смеши меня. От любопытства еще никто не умирал. А вот если бы ты немного поторопила свою лошадку, то мы давно уже видели это.
   - Ну, уж нет, - Жанна капризно надула губки, - если не хочешь по-хорошему говорить о своей загадочной штуковине, тогда терпи, трясись в седле и сопи в три дырочки, а то совсем обижусь.
   - И что тогда будет?
   - Пойдем пешком, ведя лошадок на поводу, а то они наверно притомились нести на себе тяжелую ношу.
   Петр приподнялся на стременах, внимательно посмотрев вдаль, он определил, что нужно взять немного правее и подкорректировал движение лошадей.
   - Видишь вон тот небольшой холм? - спросил Петр.
   - Ага, - односложно ответила Жанна, понимая, что вскоре ее любопытство будет удовлетворено.
   - Когда мы заберемся на него, то сразу же ты увидишь такое... давай наперегонки. Кто первым доберется до холма, тот и выиграл! - азартно предложил Петр.
   - И что с этого? - спросила Жанна надув от обиды свои щечки.
   - Кто выиграет, тот имеет право требовать с проигравшего любое желание!
   - Любое желание говоришь? - переспросила Жанна, задумчиво посмотрев на своего друга.
   - Любое, но конечно в пределах разумного, - сразу же, уточнил Петр.
   - Согласна! - Жанна, соблюдая правила женской логики, моментально забыла все сказанное до этого, все свои обиды и жалобы, она согласилась на условия Петра. - Я такое для тебя придумаю!
   - И что же?
   - Вот когда проиграешь, тогда и узнаешь!
   - Размечталась!
   Ребята, пришпорив свой четырех копытный транспорт, стремглав понеслись вперед. Петр немного схитрил, играя на чувствах своей девушки. Он отлично знал скоростной потенциал своего жеребца и в итоге первым оказался на вершине холма. Но выигранного пари омрачила картина, открывшаяся перед ним.
   - Фи, и что же ты хотел мне показать? - услышал он с боку разочарованный голос Жанны.
   - Украли! - у Петра из горла вырвался крик надорванной души, оповещая все окрестности этой трагической новостью.
   - Ты случайно не перегрелся на солнышке? - Жанна озабочено посмотрела на Петра. - Зачем так кричишь? И что, в конце концов, у тебя украли?
   - Я с Колькой, три дня назад именно в этой низине, обнаружил новенький, только что сошедший с конвейера вертолет. Говорил же этому обленившему тюленю, давай нарубим деревьев и кустов, замаскируем аппарат от посторонних глаз. А этот тип, лень у которого родилась раньше его самого, отвечает мне, давай оставим это занятие на завтра. Завтраками меня накормил. И вот тебе, пожалуйста, результат. Какие-то уроды украли мой вертолет!
   - Дорогой, у тебя точно жар...
   - У меня не жар, а большие проблемы. Такие заманчивые прожекты пошли коту под хвост!
   - Дорогой, очнись! Здесь в округе на километр нет ни одного кустика или маленького деревца. Так что же вы хотели рубить? Здесь даже косой негде поработать.
   - М да, - Петр почесал затылок и осмотрел радикально изменившуюся низину.
   Небольшая роща бесследно исчезла, кустиков нигде не видать, всю траву как стадо некормленых коров языком слизало. Перед ним лежала голая земля, по которой даже муравьи ползать не решались.
   - Но я точно помню, что именно здесь мы вчера были, - растеряно произнес Петр.
   - Может вертолет вам просо привиделся?
   - Нет. Я на следующее утро тоже так подумал и не поленился, проверил свой тайник. Парашюты с дымовыми шашками на месте. Но вертолета здесь нет!
   - Так может не в этой низине вы были вчера? Ты посмотри вокруг, здесь все холмы как близнецы похожи друг на друга, - Жанна вытянула руку, обернулась и замерла на месте, всматриваясь вдаль. - Петь, ты никому не говорил, куда мы направляемся?
   - Нет, об этом никто не знает, конечно, кроме Кольки. А что?
   - Просто к нам кто-то очень сильно спешит, аж пыль столбом стоит. Наверно торопятся, боятся опоздать на поиски твоего вертолета.
   Петр оглянулся. Вдалеке он увидел кавалькаду всадников, мчащуюся во весь опор в их сторону. Те, заметив, что их инкогнито открыто, начали на всем скаку палить из винтовок.
   - Таких непрошеных гостей схватить за шкирку и в музей, - произнес Петр, сплюнув от досады.
   - Что случилось? - Жанна до сих пор не понимала, что происходит.
   - Мы с тобой, лапонька, вляпались в очень неприятную историю, - сообщил Петр.
   - Кто это?- взволновано спросила Жанна.
   - Вероятнее всего банда, которую мы крепко потрепали в салуне, ответил Петр, - Жанка, да не стой ты столбом, садись в седло и пришпорь свою кобылу. Здесь недалеко должен быть лесок, постараемся там укрыться от этих злобных братков. Главное подальше оторваться от них, а там уж надеюсь, как-нибудь доберемся по-тихому до ранчо.
   Ребята больше не стали терять свое драгоценное время. Они влетели в седла и пришпорили лошадей. Те с места взяли в карьер. Умные животные, как будто понимали, что их наездникам грозит смертельная опасность и не поленились, отдавали все свои силы, чтоб уйти от погони.
   Чисто интуитивно Петр, как многоопытный жокей прижался всем своим телом к корпусу жеребца, тем самым уменьшая парусность встречного ветра. Он мельком взглянул направо. Жанна последовала его примеру, приняла такое же положение тела.
   Ветер свистит в ушах, по ногам больно хлещет высокая трава, позади, остаются густые клубы пыли. Лошади хрипят, несутся вперед, стараясь обогнать само время. Казалось, вот-вот и они оторвутся от погони. Но не тут-то было. Преследователи не отставали, продолжали стрелять из винтовок. Вокруг ребят проносились пули, как рой обозленных диких пчел, у которых кто-то разорил улей. Но по счастливой случайности, ни одна из них пока не достигла цели.
   Вот на горизонте показалась темная полоса, которая постепенно превратилась в сплошной лесной массив. Вот оно, пышущее зеленью убежище, с радостью готовое укрыть от погони беглецов.
   У ребят уже зародилась надежда на спасение, ведь до ближайших редких деревьев уже рукой подать. И в это самое неподходящее время, пару пуль с противным чавканьем вонзились в бок жеребцу, на котором находился Петр. Из ран ручьем потекла алая кровь. Бедное животное с нотами отчаяния и боли заржала, несколько раз споткнулось, но в следующее мгновение выровняло свой бег и помчалось с прежней скоростью.
   Петр понимал, его жеребец долго не протянет при такой бешеной скачке, потеря крови со временем скажется. Он оказался прав. Его жеребец весь в мыле, с кровавой пеной на губах с каждым мгновением все больше и больше отставал от лошади Жанны. Он все чаще начал сбиваться со своего ритмичного бега, а преследователи с каждой секундой становились ближе. Петр понял, от погони ему не уйти.
   Увидев это, Жанна натянула уздечку. Она начала придерживать свою лошадь пока не поравнялась с Петром.
   - Жанка, не тормози! Быстрей скачи в лес, там тебе легче будет уйти от погони! А я этих уродов попробую задержать! - крикнул Петр. - Ты запомнила обратную дорогу на ранчо?
   - Да! - по дрожи в голосе было видно, Жанна испугана до смерти.
   - Скачи туда, найди Майкла или Кольку! Скажи им, что я попал в хреновый переплет! - крикнул Петр.
   Он хотел еще что-то сказать, но в это время коварная пуля попала раненому, измученному жеребцу в голову, тем самым избавив его от всех бренных мучений. Он как подкошенный, замертво свалился на землю.
   Петр просто чудом успел выдернуть ноги из стремян, перелетел через голову коня, выпустив из рук уздечку. Он сделал пару неподражаемых кульбитов в воздухе и скрылся в густой поросли травы. Просто удивительно, что после такого смертельного акробатического номера Петр умудрился не свернуть себе шею, отделавшись всего парой царапин да синяков. Оказывается, врет поговорка, везет не только дуракам и пьяницам.
   Жанна остановила свою лошадь, вскрикнула от испуга, увидев Петра, неподвижно лежавшего на земле.
   О боже, неужели!.. Но нет, он поднялся на ноги, постанывая от ушибов.
   - Слава богу! - вырвалось из уст девушки.
   От пережитого из головы Жанны вылетели прочь все наставления и указания любимого. Она выпрыгнула из седла и подбежала к Петру.
   - Ты как? - Жанна прижалась к нему всем телом, чувствуя, как на глазах наворачиваются слезы. - Ты не ранен? С тобой все в порядке? Что ты молчишь? Ты цел? Ответь же мне ради бога!
   - Жив, жив, - сделав гримасу, которая являлась подобием улыбки, ответил Петр, потирая ушибленную спину, - руки ноги целы, а голова сама пройдет, ты же знаешь, она у меня чугунная. Так, а почему ты еще здесь? А ну бегом садись в седло и вихрем мчись за подмогой!
   Надеясь, что Жанна последует его совету, Петр вытащил кольт из кобуры, решив дать отпор многочисленным противникам. Но ему не удалось даже взвести курок, как с десяток бандитов успели окружить ребят.
   - Друэ, ты только посмотри, какая пташка попалась в наши силки! - радостно воскликнул один из головорезов.
   - Ба, какие люди и без охраны! - злорадствовал Друэ. Затаенная обида на Николая дала о себе знать. Сейчас он жалел, что к ним попался не тот верткий акробат, а его не очень поворотливый приятель. Ну да ладно и на этом чучеле можно отыграться. - Не прошло и года, как мы встретились опять, мистер незнакомец.
   Друэ насмешливо посмотрел на Петра и далее продолжи в стихотворной форме, изредка бросая косые взгляды на Жанну:
  
   Но я смотрю, ты все молчишь,
   Как лист на ветке ты дрожишь,
   Или не рад ты нашей встречи?
   Ах да, голубчик мой, постой
   Ты там, в салуне был герой
   Имея мощную поддержку.
   А вот теперь ты подвиг свой забыл
   И от испуга, свой язык ты проглотил
   Когда один передо мною ты стоишь
   Совсем один друзьями позабытый.
  
   Хотя Петру было не по себе, стоять лицом к лицу с кучей отморозков, все же он не преминул также ответить в стихотворной форме, надеясь, что бандиты по достоинству оценят его вирши и отпустят на все четыре стороны:
  
  - О, ради бога,
   Не надо рифмоплетством заниматься
   Я тоже в этом деле не дурак
   Могу я тоже, с рифмою обращаться
   Так что закончим этот кавардак.
   Пожмем друг другу руки
   И мирно едем все в кабак,
   Там дружно посидим,
   Напьемся виски,
   Расстанемся друзьями,
   Затеем переписки.
   Нет, все же мы писать не будем,
   Мы просто все обиды позабудем.
  
   - Остряк? - Друэ по своему оценил выпад Петр, он был сильно раздражен, увидав в этом незнакомце, конкурента по поэзии и решил расправиться с ним, во что бы то ни стало. - Может тебе слегка укоротить язычок, чтобы меньше болтал?
   - Ты сильно не распаляйся, шоколадный зайчик, а то сегодня что-то солнышко сильно припекает, растаешь еще ненароком, - с наигранным сочувствием произнес Петр. Он с помощью разговора решил потянуть время в надежде на спасительное чудо.
   - Ха-ха-ха! - после его слов вся толпа разбойников заржала, как стадо лошадей.
  Только Друэ по достоинству не оценил шутку, по всей видимости, он был не знаком со старым российским хитом, поэтому бандит зло сплюнул и прошипел, словно ядовитый аспид:
   - Хамишь, незнакомец!
   - Да ты что, у меня такого даже в мыслях не было. Просто я тонко намекнул на тот факт, что жарковато сегодня, на небе ни облачка. Может, разойдемся, как в море корабли, а на завтра, как правильные пацаны, по прохладе, забьем стрелку да перетрем все наши дела, выпьем холодной минералки, зажарим шашлыков, все сделаем по понятиям, - предложил Петр.
   - Какой ты шустрый, незнакомец. Мы еще с тобой толком и не познакомились, а ты уже собираешься нам на прощание ручкой помахать? - хищно оскалившись, произнес Друэ. - Нет, так дело не пойдет.
   - Ах, если только в этом вся проблема, то ее просто решить, - продолжал молоть чепуху Петр. - Господа, с удовольствием представлюсь. Меня все зовут Питом, а мою милую даму величают - Жаннин. И если на повестке дня вопросы все закрыты, то мы низко кланяемся на прощание и удаляемся домой.
   - Уж слишком ты скор, дружок. И совсем забыл про давний должок, - остановил его Друэ.
   - Какой должок? - искренне удивился Петр. - Я здесь недавно, так что при всем желании не смог бы за такой короткий срок влезть в долговую яму.
   - А разве ты забыл про должок своего шустрого приятеля. И если его самого нет, то расплачиваться придется тебе и сейчас, - напомнил ему Друэ.
   - Ну что ж, я готов. Называй цену. Сейчас я сбегаю в ближайший банк, принесу тебе нужную сумму, - сразу же нашелся Петр.
   - А ты шутник, незнакомец. Или от падения немного повредился головой, если не понимаешь, про какой должок тебе толкуют, - хищно улыбнулся Друэ, слезая с лошади, - готовься, драться будем.
   - Какие правила? - сразу же поинтересовался Петр.
   - Одно лишь правило - правил никаких. Один бой, один победитель. Ничьих здесь не бывает. Готовься, сынок, сейчас папочка надерет тебе задницу, - процедил сквозь зубы Друэ, его уже слегка стала раздражать затянувшаяся болтовня.
   - Эй, мистер, зачем так грубо и при дамах. И не сынок я тебе. Таких папаш как ты, видел я в гробу в белых тапочках, - произнес Петр, продолжая накалять обстановку. Он понимал, главное вывести противника из равновесия, тогда легче будет с ним справиться, так его учил Николай, показывая приемы кулачного боя, да и самому приходилось участвовать в уличных драках, так что кое-какой опыт имелся в наличие.
   - Друэ! - крикнул один из бандитов. - А ведь этот парень намнет тебе бока. Ты только посмотри, какой он грозный!
   - Друэ, проучи этого крикуна и твоим призом будет эта смазливая девчонка! - крикнул кто-то другой.
   Вся толпа гудела от возбуждения. Они все с нетерпением ждали начала драки. Среди них нашлись даже такие, кто решил заключить пари на исход поединка. Только два человека продолжали наблюдать за этим фарсом невозмутимо. Один из них был китайцем, невысокого роста, но крепкого телосложения, с тонко косичкой до пояса. Вторым был Красавчик.
   Не зря ему дали такое прозвище. Коротко постриженные черные волнистые волосы, прямой греческий нос, аккуратные маленькие узкие усики, карие глаза с пушистыми ресницами и черные тонкие брови, волевой подбородок и чувствительные губы гармонировали со смуглым цветом лица. Его атлетически сложенная фигура была скрыта под дорогим охотничьим костюмом. На ногах у него были одеты добрые высокие кожаные сапоги с серебряными шпорами. Прямо настоящий Мачо.
   Он не смеялся, вообще никакого внимания не обращал на словесную пикировку между Петром и Друэ. Красавчик ничего не слышал, ничего не видел кроме одного юного нежного создания. Все его внимание было приковано к Жанне.
   - Эй, Друэ! - продолжали подзадоривать своего подельника бандиты. - Когда же ты начнешь махать своими кулаками? Мы скоро уснем от скуки. А здесь, как мы поняли, к шоу бесплатная выпивка не прилагается!
   - Он наверно передумал! - усмехнулся Петр, разминая мышцы. - У него только вид такой грозный, а само сердце кроткое, как у ягненка. Я угадал, маленький барашек? Ты же сейчас выпустишь весь пар впустую и успокоишься?
   - За козла ответишь! - после таких слав, Друэ посинел, как переспелый баклажан. Он сжал свои кулаки, так что все костяшки побледнели от напряжения и медленно направился к Петру.
   Вся толпа сразу же оживилась. Бандиты заорали, засвистели, подбадривая противников. Вокруг Петра и Друэ образовался плотный круг, из человеческих и лошадиных тел. Только Жанна оказалась в стороне. Казалось, про нее все забыли. Но это было не так.
   Было ясно, что Друэ будет действовать осторожно и осмотрительно, чтобы в очередной раз не попасть впросак, но в тоже время ему нужно быстро, а самое главное, красиво выйти победителем из этого поединка. Тогда все сразу позабудут об его позорном поражении в салуне.
   У Петра намечались совершено противоположные задачи. Он понимал, пока они друг другу будут чистить физиономии кулаками, мять бока да валять в пыли, ему и Жанне не грозит смертельная опасность. Значит нужно как можно дольше продлить драку. Пусть толпа развлечется, а там смотришь, кавалерия подоспеет на помощь. Потому что Петр верил, что Николай заметит их необоснованно долгое отсутствие и обязательно поднимет тревогу. А там кто знает, может ему удастся подбить ковбоев на поиски заблудившихся друзей. Если нет, то... лучше об этом не думать, а надеяться на лучшее.
   Петр и Друэ не спеша начали сближаться, стараясь не пропустить любое обманное движение соперника. Они присматривались друг к другу, стараясь выяснить, кто на что способен.
   Первым не выдержал Друэ. Он быстро сократил дистанцию, нанес молниеносный удар, от которого даже бизон мог превратиться в сотню хороших отбивных. Но вся эта убойная сила вылилась в пустоту.
   Петр в последний момент успел уклониться, кулак, со свистом рассекая воздух, пролетел мимо цели.
   Друэ рассчитывая одним ударом закончить этот поединок, недооценил своего противника, за что сразу же был наказан. Петр не стал отвечать ударом на удар, он просто выставил ногу, потом как бы невзначай потянул бандита за вытянутую руку, используя его же инерцию. Этого было достаточно, что бы Друэ свалился с ног на пыльную землю.
   Толпа взревела от восторга, увидев, как один из участников поединка вспахал носом неплохую грядку.
   В следующее мгновение озверевший Друэ был уже на ногах. Он с бешеными на выкат глазами кинулся в атаку. Его кулаки, как поршня двигателя внутреннего сгорания, работали беспрерывно, стараясь достать до обидчика.
   Петр, непостижимым образом умудряясь уходить от ударов, с удивлением думал: 'Как можно столько времени, не останавливаясь месить воздух? Вот если бы всю эту энергию, истраченную впустую задействовать в нужное русло, например, подключить к насосу, можно было бы огромный город обеспечить бесперебойным водоснабжением'.
   Размышляя над рационализаторскими идеями, Петр не забывал изрядно заехать в ухо Друэ, чтоб тот слишком не расслаблялся, но и сам получил ответный выпад прямо в лоб.
   А потом понеслось, поехало. Каждый из противников, позабыв об осторожности, начали открыто молотить друг друга. Они падали на землю, вскакивали и вновь бросались в драку, как два лося во время брачных игр.
   Неизвестно, как долго продлился бы поединок, если бы не раздался оборванный кем-то возглас Жанны:
   - Петька, помог..!
   Петр отвлекся на какое-то мгновение от соперника, стараясь определить местонахождение Жанны, и это решило исход поединка.
   Друэ с разбегу ударил ему головой в живот. Петр от боли согнулся пополам. От следующего сокрушительного удара в челюсть он повалился на землю.
   - Финита ля комедия! - выкрикнул китаец. - По коням. У нас еще много незавершенных дел!
   Вся свора разбойников взгромоздилась на своих лошадей и с задорным гиканьем умчалась прочь. Около поверженного Петра остались только три человека, среди которых был Друэ. Он теперь решил сполна потешиться над своим беспомощным пленником.
   Связав Петру руки с ногами, бандит достал фляжку, налил пленнику в рот немного виски. Как только огненная жидкость достигла его горла, он сразу подавился кашлем и пришел в себя. Петр открыл глаза, ожидая увидеть беснующуюся от азарта толпу головорезов. Но его разочарованию не было предела. Поединок закончился не в его пользу, а рядом маячило довольное лицо Друэ.
   - Ну что, очухался герой? - хищно улыбаясь, спросил он.
   - Где Жанна? - вопросом на вопрос ответил Петр. - Куда вы ее дели?
   - Можешь не беспокоиться, с ней ничего страшного не произойдет, - как-то странно усмехнулся Друэ и продолжил, - проморгал ты свою подружку, парень. Ее с собой увез Красавчик. А он своего не упустит. Это я точно знаю.
   - Спасибо, успокоил, - услышанная новость очень не понравилась Петру. Он начал извиваться ужом, стараясь избавиться от пут.
   - Зря стараешься, парень, - предупредил Друэ, заметив попытки пленника освободиться, - ничего у тебя не получится. Так что не мучай себя, успокойся. Лучше помолись всевышнему, может, полегчает.
   - Издеваешься, козел безрогий. Пользуешься моей беспомощностью, - произнес Петр, не прекращая своих попыток расправиться с путами. - Радуйся, что я связан. А то тебе, твоим дружкам и даже твоему Красавчику, давно уж набил бы ветвистые рога, да копыта оторвал на холодец.
   - Ой, я уже наложил в штаны от страха, - с издевкой, противным фальцетом произнес Друэ. - Страшно, просто ужас. Не трогай меня злой дяденька, я больше так не буду!
   Бандиты веселились от души, оглашая окрестности своим идиотским смехом.
   - Смейтесь, смейтесь, пока есть возможность, - обижено произнес Петр, - только помните, хорошо смеется тот, кто смеется последним. Скоро здесь появятся мои друзья, вот тогда я посмеюсь над вами на славу.
   - Ха, твои друзья, наверняка уже болтаются на каком-нибудь толстом суку! - усмехнулся один из бандитов. - И не надо быть ясновидящим, чтобы предсказать твое будущее. Вскоре на твоей шее будет болтаться красивый пеньковый галстук, который так тебе к лицу.
   Другой бандит тем временем залез на толстую ветку величественного дуба и с деловым видом завязал на ней веревку с петлей на конце. Было видно, что в этой неблагодарной обязанности он уже набил себе руку.
   - С детства не выношу галстуки, - пробормотал Петр, когда ему развязали ноги и осторожно усадили на одну из лошадей, накинув на шею петлю. - Они очень сильно натирают шею и мешают вздохнуть полной грудью.
   - Не расстраивайся, парень, - в ответ ему мило улыбнулся Друэ, - это просто с непривычки так, кажется. Повисишь немного, созреешь, как сочная груша. И вскоре сам убедишься, что этот сногсшибательный галстук приходится тебе к лицу. Кстати, он очень гармонично вписывается в твой костюмчик.
   Приготовления закончились, осталось только дождаться исполнения приговора. Петр тоскливым взглядом посмотрел на голубое небо, по которому медленно плыли белоснежные облака, на зеленую траву, стелящуюся ровным нежным ковром, на ветвистые деревья, колышущиеся под порывами ветра. Не уже все это он видит в последний раз?
   До самого последнего момента у него в душе теплели угольки надежды на чудо, на неожиданное спасение, как в любом фильме с хорошим концом. Но, к сожалению это не кино, а реальная жизнь, где не всегда случается то, что ты так сильно желаешь, и добро побеждает очень редко. Так что помощи ждать уже поздно, игра проиграна, пора сбрасывать карты.
   А как не хочется умирать в свои девятнадцать лет. Ведь жизнь только начинается, впереди предстояло так много сделать, многому научиться. И вот теперь по злой иронии судьбы все рушится, как ненадежный карточный домик. 'Нет, нет, я этого не хочу'! - хотелось Петру заорать во весь голос. - 'О господи, спаси и сохрани мою грешную душу и покарай этих бессердечных злодеев'!
   Но уже поздно. Все мосты назад сожжены, а впереди пустота. Петр каждой своей клеточкой, каждым нервом чувствовал, как к нему все ближе и ближе подкрадывается костлявая старуха с огромной острой косой в руках и имя ей смерть.
   - Ну что, парни, дадим осужденному последнее слово? - благодушно спросил Друэ.
   - Грех отказывать в такой малости человеку, который одной ногой стоит уже в могиле, - ответили согласием его подельники, - помолись, парень, может всевышний услышит твои слова и отправит твою душу прямиком в рай.
   Петр, молча, посмотрел на трех бандитов. Что он мог напоследок сказать? Покрыть их по-русски отборным матом? Так все равно не поймут ни слова. Они же русского языка не понимают. А взаимозаменяемых словосочетаний в английском лексиконе не существует. Он посмотрел вдаль, раздумывая, над своими последними словами, и заметил на одном из холмов какое-то подозрительное шевеление. Может это его друзья вовремя подоспели на помощь? Но нет, с того места взлетела большая птица. И все же этот небольшой эпизод вселил капельку надежды в его сердце. Потому что птица просто так не будет слетать с насиженного места, значит, ее кто-то спугнул. Сделав такой вывод, Петр решил как можно дольше оттянуть трагический исход и потому начал говорить бредятину:
  
   С петлею на шее в седле я сижу
   На трех идиотов я сверху гляжу.
   Те дурни решили меня порешить,
   Вот только забыли желанье спросить.
   Согласен ли я, из жизни уйти,
   Когда мой срок не успел подойти.
   Все страсти земные вкусить до конца
   Мне помешали три наглеца.
   Себя, возомнив пупом земли
   Они под вышку меня подвели.
   Прощайте родные, прощайте друзья
   И не забывайте меня никогда.
  
   - Душевно сказано, - смахнув набежавшую слезу, произнес Друэ, - вот только обзываться не надо было.
   Он подошел к лошади, на которой находился Петр, замахнулся плетью.
   Пленник зажмурился. Сейчас Друэ стегнет животное по крупу, лошадь рванется вперед и будет совершено еще одно мерзкое преступление, которое никто не будет расследовать из-за отсутствия твердой руки власти.
   Петр весь напрягся в ожидании рывка и приготовился к последующей боли. Но что это? Вдали раздался сухой хлопок. Веревка, натянутая тугой струной от сука к шее лопнула. Лошадь, не ожидавшая этого, поскакала вперед, Петр же, не удержавшись в седле, упал на траву и расквасил себе нос, при этом вскрикнув от боли.
   Трое бандитов стояли в растерянности. Они смотрели на свою живую и невредимую жертву. К такому обороту событий бандиты не были готовы. Первым опомнился Друэ. Он выхватил пистолет, направляя его на Петра, который пытался подняться с земли, если не удалось повесить своего обидчика, тогда нужно пристрелить его, как бешеного койота.
   Раздался второй дальний сухой хлопок.
   Пистолет вылетел из руки Друэ. Разбойник схватился за поврежденную кисть, взвыв от боли. Остальные бандиты благоразумно решили не браться за оружие. Они подняли руки, ошалело глазея по сторонам. Подельники Друэ не могли понять, что происходит, да и Петр тоже. Но вскоре все прояснилось само собой.
   Кустарник, расположенный в ста метрах от дерева, зашевелился. Оттуда появился Майкл, а следом за ним широко улыбаясь, показались Николай с Ярославом.
   - Так, так, так. Значит, пока мы бегаем и голову ломаем, думая, куда ты мог деться, ты здесь решил немного развлечься? - наиграно возмутился Николай.
   - Ага, - на полном серьезе ответил ему Петр, - я решил немного с девочками поиграть в ролевые игры.
   - Никогда бы не подумал, что ты до такого докатишься, - покачал головой Николай, - ну-ка, посмотрим на твоих подружек. Ба, знакомые все лица. Ну что, девочки, вам так понравилось веселье в салуне, что вы решили домогаться до моего товарища?
   - Развяжи меня, - по-русски попросил Петр, - я сейчас покажу этим уродам кузькину мать!
   Бандиты не совсем поняли, о чем говорит их бывшая жертва, но по интонации сам смысл слов уловили - сейчас их будут бить и возможно ногами.
   Николай разрезал ремни на запястьях Петра. Тот размял затекшие руки, вытер тыльной стороной ладони кровь из носа и подошел к Друэ:
   - Значит, говоришь должок за мной? Что ж, я готов вернуть его.
   Петр резко ударил кулаком Друэ в челюсть. Получив порцию анестезина, бандит забыл про больную руку и свалился в беспамятстве на землю. Двое его сообщников сразу уяснили, что к чему. Они осторожно, двумя пальцами вытащили оружие из кобуры и побросали его на землю, потом кое-как связали друг дружке руки и преобразились в кающихся грешников, всем своим видом показывая - простите непослушных засранцев, мы больше не будем озорничать.
   - Пит, а где Жаннин? - спросил Ярослав. - Вы же были вместе?
   - Эй, братья одноклеточные, вы слышали вопрос? - Петр обратился к присмиревшим бандитам. Они и, правда, выглядели, как браться близнецы, опухшие от пьянок лица, свернутые носы от частых драк, длинные не чесаные грязные волосы да рот лишенный полного комплекта зубов, а оставшиеся, по всей видимости, были гнилыми, так как от них воняло словно из выгребной ямы. - А ну-ка отвечайте, куда вы дели мою девушку!
   - Мы ее никуда не девали, - чистосердечно признался один из бандитов, другой в подтверждение его слов, как заводной, утвердительно закивал головой.
   - А кто ее куда девал?
   - Красавчик.
   - Что Красавчик?
   - Он ее девал.
   - Куда девал?
   - Куда-то девал.
   - Ты можешь по-человечески мне ответить, куда он дел мою девушку? Или тебе дать по тыкве для прочищения мозгов?
   - У меня нет тыквы, - ответил бандит, - я вообще-то предпочитаю отбивную и желательно с кровью.
   - Кре... ладно с вами все ясно, - Петр понял, что выбрал для допроса не тот контингент. Один попался нем как рыба, другой до безобразия туп. И если с ними продолжить игру в вопросы и ответы, то можно проканителиться до самого утра и все равно ничего толком не узнаешь. Так что придется приступить к допросу Друэ, который продолжал неподвижно лежать, не торопясь подниматься. Прикинулся мертвым, думая, что все про него забудут. Но военная хитрость не удалась. Петр вылил ему на лицо из фляжки воду. Друэ открыл глаза, сел, и разочаровано произнес:
   - А, это ты.
   - Я, я. Как же я уйду, с тобой не попрощавшись, - Петр, убедившись, что бандит прекратил симулировать обморок, приступил к допросу:
   - Куда вы дели Жаннин?
   - Какую Жаннин?
   - Вот только не надо прикидываться идиотом. Ты совсем не похож на своих приятелей.
   - Ах, ты намекаешь на девушку, которая была с тобой?
   - Ответ утвердительный.
   - Так я же тебе говорил. На нее Красавчик положил глаз. Этого парня интересуют только бабы. Мы ему каждый день новенькую приводим, а он требует еще и еще.
   - Он что сексуально озабоченный?
   - Как это? - Друэ так и не понял смысла вопроса.
   - Что он с ними делает? - не обращая на это, Петр продолжил допрос.
   - Не знаю. Пару дней он держит их в своей пещере, а потом они куда-то бесследно исчезают, - честно признался Друэ.
   Петр на мгновение замолчал, переваривая информацию, которая ему очень не понравилась, а потом возобновил задавать вопросы:
   - Где находится ваша база?
   - Что такое база? - очередной вопрос поставил в тупик бандита.
   - Где ваше логово, стоянка, пристанище? - более доступно спросил Петр.
   - Ага, понял. Наше логово находится на скале белого ястреба.
   - Сколько людей в вашей банде?
   - Около сотни.
   - А не врешь?
   - Ну, может десятка четыре. И все они не невинные ягнята, дрожащие при любом шелесте куста, а отчаянные парни, прошедшие все круги ада. Они обязательно отомстят за нас. Так что лучше отпустите нас, не связывайтесь с моими приятелями, - предупредил Друэ.
   - Нас тоже не ложкой выстругали. Мы тоже кое-что умеем, - сказал Петр и обратился к своим друзьям:
   - Так что будем делать с этими неудачниками?
   - Отпустить их однозначно нельзя. Они сразу же побегут жаловаться на нас своему Красавчику, - сказал Майкл.
   - Ты у нас был жертвой, так что тебе, и решать, - предложил Николай.
   - Может, с ними поступить так же, как они хотели поступить со мной? - произнес Петр.
   - Повесить? - удивлено переспросил Николай, искоса поглядывая на взволнованных бандитов. Те понимали, что в данный момент решается их судьба, и всем своим видом хотели добиться помилования.
   - Почему бы и нет, - подтвердил Петр.
   - А что, у нас пока никто не отменял закон Линча, - поддержал молодого друга Майкл, - так что он в своем праве.
   - Никогда не замечал за тобой столько кровожадности, - неодобрительно помотав головой, произнес Николай, обращаясь к Петру.
   - А тебя когда-нибудь вешали просто ради развлечения? - не очень миролюбиво спросил тот.
   - Нет.
   - А если бы с тобой поступили так же, как и со мной, что бы ты предпринял?
   - Во всяком случае, вешать бы не стал. Ради каких-то идиотов руки пачкать не охота. Я бы лучше кулаками постарался всю дурь из них выбить, может, поумнели бы немного. А потом отпустил на все четыре стороны. Пешком все равно они долго будут добираться до своих.
   - В прошлый раз твои кулаки не помогли набраться им ума, - напомнил ему Ярослав, - и сейчас навряд ли поможет.
   - Тогда давайте подвесим их за ноги, - предложил Петр.
   - А что, это предложение мне по душе, - хохотнул Майкл, - я слышал, когда находишься вверх ногами, кровь обильно приливает в мозговые извилины, если таковы имеются в наличие, и они начинают более продуктивно работать. Пусть повисят немного, может правда поумнеют.
   - Это не поможет, - возразил Ярослав.
   - Почему же? - удивился Николай.
   - Майк, верно, подметил, такой способ помогает только тому, у кого есть хоть одна извилина в голове. Ну а у этих не голова, а просто вешалка для шляп, - ответил Ярослав, - что поделать, если мать природа сделала их такими ущербными.
   - Что бы проверить кто прав, а кто не прав, надо от теории перейти к практике, подвесить этих недоносков на освободившееся место, - окончательно решил Петр. После сказанного, он приступил к исполнению своего замысла, таким образом, прекратив спор друзей. - Только вот не перестараться бы нам.
   - О чем это ты? - спросил Майкл.
   - Да вот повисят слишком долго, переспеют да народятся на свет три новых гения с замашками сатрапа, - объяснил Петр.
   - А кто были старыми гениальными сатрапами? - поинтересовался Ярослав.
   - Бармалей и старуха Шапокляк, - пошутил Петр.
   - Странно, такие знаменитые личности, а я про них не слышал, - удивился Ярослав, не заметив скрытого сарказма.
   - Как-нибудь в другой раз я посвящу тебя в их тайны, - сказал ему Петр.
   Сами пленники явно повеселели, узнав о своей участи. Правда, висеть вверх ногами не такое, уж счастье, но все же, лучше находиться в таком неудобном положении живыми, чем примерить на себя деревянный макинтош.
   Когда приговор был приведен в исполнение, четверо друзей сели на лошадей, Петр место своей убитой лошади позаимствовал скакуна у одного из бандитов, после чего немедленно удалились со злополучного места.
  
   * * *
  
  
   - Почему ребята так долго не возвращаются? - от волнения Ирина не заметила, как эти слова произнесла вслух. - Уже вечер на дворе, а их все еще нет.
   Она стояла на открытой веранде, облокотившись на широкие деревянные перила, и с тоской в глазах смотрела вдаль. Иногда ей казалось, что на горизонте появляется черная точка, которая медленно начинает приближаться. Но вскоре черная точка пропадала. И Ирине становилось ясно, что это всего лишь призрачное видение или просто ее разыгравшееся воображение.
   Уже солнце закатилось за горизонт, опустились сумерки, предвестники ночной поры. Вот уже безоблачное небо покрылось яркими каплями первых звезд, подул свежий ветерок, принеся с собой прохладу.
   Ирина поежилась не только от порыва ветра, ей просто было страшно и до жути одиноко в этом чужом мире. Только одна мысль, что она покинутая своими друзьями, находится в полном одиночестве в совершено другой варварской эпохе, где до сих пор бегают среди лесов индейцы с луками и прячутся среди скал бандитские шайки, приводила ее в умопомрачительный ужас.
   Перед мысленным взором девушки начинали появляться совершено ненужные мрачные картины. А вдруг про нее на самом деле все забыли? Вот так вот просто, взяли и забыли! Или может быть, неожиданно появился тот неудачливый ученый и вернул всех обратно домой? А если ее друзья попали в какую-нибудь передрягу? Если им угрожает смертельная опасность, а она ничем не может ребятам помочь! Ведь от этого дикого мира всего можно ожидать, примером тому был случай в салуне. Конечно, в ее реальности тоже было не все гладко, но там, в случае неприятностей знаешь куда пойти или к кому обратиться. А здесь у кого найти помощь в случае непредвиденных обстоятельств? Не у кого. Вот поэтому Ирина чувствовала себя всеми покинутой. Куда ей подастся без денег, без хороших знакомых, если ее друзья не вернуться? Тоже некуда, только если оставаться на ранчо и прозябать здесь до скончания своих дней. Да она здесь от скуки помрет без телевизора, без интернета и без мобильного телефона! Раньше Ирина даже не могла представить, что у нее под рукой не окажется всех этих таких необходимых благ цивилизации, и вот теперь оказавшись в дремучем веке, она поняла, как ей всего этого не хватает.
   Но не это самое страшное. Ужас, здесь нет централизованной горячей воды! Нет ванны, где можно полежать, понежится после работы по дому, нет фена, которым легко уложить волосы, нет мусса, нет лака, нет парикмахерской и нет приличного магазина! В чем ей приходится ходить? В дерюге с подолом до пят, сшитой из грубой домотканой материи, а по местным понятием это называется добротным платьем, на ногах короткие грубые кожаные ботинки, более похожие на бахилы. Стринги пришлось снять и спрятать до лучших времен, а ходить так, без трусов, потому что другие трусы здесь нигде не найти. А что стало с ее руками! После работы по хозяйству она поломала все ногти, да и сами кисти рук потеряли привычную холеность и стали более походить на лапы мужланов, а не на утонченные женские руки. Про местный туалет, где нет обычной туалетной бумаги, и вовсе не стоит говорить.
   'О боже, когда же они вернуться'! - мысленно произнесла девушка.
   Только теперь Ирина поняла, как дороги ей друзья. Нет, не Майкл - добродушный охотник и проводник, не Ярослав - причудливый молчаливый художник, не Билли со своей супругой и сыном, а именно Петр, Николай и Жанна. Только они являлись связующим звеном, напоминанием о ее родном мире, который, как ей казалось, покинули они целую вечность назад.
   К Ирине тихо подошел Билли. Он заботливо укрыл спину девушки пуховым платком.
   - Спасибо, - поблагодарила Ирина.
   - О ребятах можешь не беспокоиться, - почувствовав гнетущее состояние Ирины, начал успокаивать ее Билли, - с ними Майк, а он надежный парень. На него можно положиться.
   - А вдруг с ними случилось несчастье, вдруг они попали в беду, - надтреснувшим голосом произнесла Ирина, вытирая так долго сдерживаемые горькие слезы.
   - Успокойся, детка, - Билли по-отечески нежно погладил ее по спине, - у Майка есть одна хорошая привычка, всегда сухим выходить из воды. Из-за этого я никогда не беспокоюсь за него и за тех, кто рядом с ним. Вот увидишь, скоро они объявятся.
   - Вы давно знакомы с Майком? - спросила Ирина, немного успокоившись от спокойного тона хозяина ранчо.
   - С самого детства, - ответил Билли. Он замолчал на время, пока раскуривал свою трубку. Но вот его старания увенчались успехом. Билли пару раз с наслаждением затянулся, выпустил густые клубы дыма и вновь заговорил:
   - Мы росли в трущобах Лондона, не помня своих родителей, которые с малолетства бросили нас на произвол судьбы. До пятнадцати лет нам пришлось вести нищенское существование, полное страданий, лишений и опасностей. Мы бродили по туманным улицам старого Альбиона, шарили по карманам у прохожих, крали продукты с лотков на рынках, на то и жили. К нашему счастью нас ни разу не поймали за этим занятием, а то в лучшем случае нам пришлось бы гнить на каторге до скончания жизни. Ну а в худшем, нас бы повесили или четвертовали. - Билли замолчал, устроив себе небольшой перекур.
   Ирина терпеливо ждала продолжение рассказа. А он не заставил себя ждать долго.
   Вынув изо рта трубку, Билли продолжил свой рассказ:
   - Но вот кому-то из нас, я уже не помню, кому именно, пришла шальная мысль, покинуть опостылевший грязный, да постоянно сырой город и отправиться в путешествие, куда не имело значения, главное кардинально изменить свой образ жизни, положившись на расположение фортуны. Я до сих пор не пойму, как нам удалось незаметно пробраться на одно из торговых судов, стоящих в порту. Оно оказалось зафрактованно до Нью-Йорка. Таким образом, мы попали в Новый Свет.
   Здесь нам удалось встретить замечательного человека, который впоследствии научил нас многим полезным вещам. Вместе с ним и другими переселенцами мы отправились на запад, покорять неосвоенные земли. Там нам пришлось пережить кучу невероятных приключений, о которых я расскажу как-нибудь в другой раз. Здесь же я встретил свою будущую жену - мою милую малышку Лу.
   Со временем наши с Майком дороги разошлись. Женившись, я остепенился, приобрел себе ранчо, зажил размеренной семейной жизнью. Майк же не нашел счастья в своей личной жизни, но он навсегда остался верным другом. Его непоседливая натура до сих пор заставляет натруженные ноги бродить по бескрайним просторам наших земель. Иногда я ему завидую. Его жизнь сплошная полоса приключений.
   Билли вновь прервал свой рассказ. Он затянулся, медленно выпустил клубы дыма и задумчивым взглядом окинул непроглядную ночную даль.
   - Билли, ты слышал? - спросила Ирина, внимательно вслушиваясь в ночную тишину.
   - Что ты сказала? - переспросил Билли, очнувшись от своих воспоминаний.
   - Мне показалось, что я слышу лошадиный топот, - ответила ему Ирина.
   Билли прислушался. Ирина была права. В ночной тишине раздавались глухие удары лошадиных копыт.
   - Вот видишь, оказывается, напрасно ты волновалась. Твои друзья благополучно возвращаются обратно, - с улыбкой на губах произнес Билли.
   - Так, значит, появились, не запылились! - страх одиночества отхлынул от Ирины, но место этого чувства пришла радость и в тоже время злость на запозднившихся друзей, особенно на Николая, а на ком еще срывать обиду, если не на самом близком человеке. - Билли, где у тебя лежит кнут?
   - Зачем тебе? - удивившись просьбе девушки, спросил Билли. Сейчас она была не походила на даму печального образа, а выглядела, как обезумевшая фурия, готовая всех царапать и кусать.
   - Да так, хочу по душам поговорить с одним сердечным другом, - ответила ему Ирина, - сейчас мы спросим, где он был, с кем был, что делал и как делал. Я значит, целый день, как дура сижу здесь, жду, глаза все просмотрела, нервы свои попортила, а он, видите ли, прогуливается где-то. Нашел причину, пойти поискать приятелей своих, что бы улизнуть от меня к какой-нибудь девке. Экзотики, видите ли, ему захотелось!
   - Так он был не один... - успел произнести Билли. Но Ирина беспардонно его перебила:
   - И они схлопочут от меня по первое число. Тоже нашлись друзья, приятели. Чего-чего, а уж Майкла я узнала как облупленного. Сейчас начнет по ушам мне ездить, байки свои рассказывать, как лошадь ногу подвернула, как Ярослав в болоте чуть не утонул!
   Она быстрым уверенным шагом направилась к воротам, высматривая по дороге что-нибудь увесистое, то чем можно от души приложить по спине или по недальновидной голове своего друга сердечного, ну и спутникам его тоже достанется, чтоб жизнь не показалась сахаром.
   - Постой, не стоит торопиться! - крикнул ей вслед Билли. - Это могут быть не ребята!
   - Тогда это вернулись твои ковбои, как раз у них я узнаю, где шляются эти шалопаи! - прокричала Ирина, не сбавляя шага. Она подобрала увесистую палку, постучала ей по ладони, пробуя на прочность.
   - Только не они! - возразил Билли. - У них слишком долгая дорога. На ранчо парни должны вернуться не раньше пятницы, значит через двое суток. Лучше не открывай ворота, пока всадники не приблизятся на расстояние, когда можно будет рассмотреть их лица!
   - Ладно! - согласилась с ним Ирина и все сделала по-своему. Она настежь открыла ворота и с нетерпением начала ждать всадников, укрытых от ее взора ночной мглой.
   Цокот лошадиных копыт приближался. Вскоре из темноты показались силуэты четырех всадников.
   - Эй, зайка, ну-ка быстренько покажи свои бесстыжие глаза! - крикнула Ирина, поигрывая палкой, как бейсбольной битой. Но в ответ она услышала упорное молчание.
   - Ник, это ты? - уже не так уверено спросила Ирина, потому что заметила кое-что подозрительное.
   К ней приближались только четверо всадников, а должно было пять! И почему они едут молча? Неужели что-то случилось?
   Вскоре всадники приблизились на такое расстояние, когда при тусклом лунном свете с легкостью можно было различить их лица.
   О боже! Ирина содрогнулась от страха. Прямо на нее неслись четверо незнакомых мужчин, в которых она признала бандитов из того злополучного салуна.
   - На помощь, Билли! - додумалась крикнуть Ирина. - На нас напали бандиты!
   Она пыталась закрыть створки ворот, но было поздно. Четверо бандитов уже находились во дворе дома.
   Услышав испуганные крики девушки, Билли бросился к ней на помощь. Он с сожалением вспомнил о своем верном кольте, который в такой нужный момент остался без дела висеть в его комнате, что ж, придется влезть в драку с непрошеными гостями, имея при себе только свои увесистые кулаки. Хотя нет. Солидных размеров оглобля тоже может послужить неплохим оружием в умелых руках. А ими Билли умел неплохо пользоваться.
   Да уж, бандиты выбрали самое подходящее время для налета на ранчо. Они как будто знали, что все ковбои минимум как на пару дней уехали продавать скот в ближайший город, а друзья Ирины бесследно исчезли. А может это неспроста? Может, как раз бандиты повинны в их исчезновении?
   Боковым зрением Билли заметил, что на ранчо ворвалось еще шестеро головорезов. Он молил бога о том, что б его малышка Лу спрятала понадежней маленького Джонни и сама не высовывалась на улицу, пока все это не закончится.
   Первая группа бандитов уже успела спешиться. Они начали окружать Ирину, пытаясь схватить беззащитную, как им казалось, девушку, потому что надеялись на свою мужскую силу. И поплатились за свою самонадеянность.
   Ирина успевала уворачиваться от их рук. Она, ловко орудуя своей палкой, обхаживала бандитов, старясь попасть по самым больным местам. В результате двое из нападавших, корчась от боли, держались за разбитые головы, другие двое кружились вокруг девушки на безопасном расстоянии, боясь приблизиться ближе. Но вот подоспело подкрепление в образе разъяренного Билли. Ирина со вздохом облегчения спряталась за его широкой спиной.
   - Малышка, беги в дом, и спрячься там, а я попытаюсь разобраться с этими незваными гостями, - посоветовал он девушке, переложив оглоблю из одной руки в другую, и занял удобную позицию для отражения нападения.
   - Нет, я тебя одного не брошу, - возразила Ирина.
   - Беги в дом, кому говорят! - крикнул Билли и подтолкнул в спину воинственную валькирию. - А то еще попадешь ненароком под мою горячую руку!
   Ирина от обиды надув губки, видите ли, ей опять не дали поучаствовать в массовой потасовке, побежала к дому, но не укрыться в безопасности, а намереваясь найти оружие и придти на помощь к своему старшему другу.
   Увидав перед собой крупного парня с буграми стальных мышц и колючим взглядом, головорезы немного оробели. Понимая, что им будет трудно справиться с хозяином ранчо, они выхватили свои пистолеты готовые в любой момент пустить их в дело. Но Билли не стал ждать, когда из него начнут делать решето в мелкую дырочку. Оглобля, находившаяся в его руках, сделала круговое вращение, при этом аккуратно пересчитав неприятеля по макушкам. Билли с удовлетворение заметил, что никого не обделил своим вниманием. Бандиты же, были не в восторге от такого приема, они как переспелые кукурузные початки повалились на землю и остались там, лежать.
   - Я вас научу уважать право на частную собственность! - мрачно улыбаясь, произнес Билли. Он продолжил читать лекцию по всем параграфам конституции США вместе с ее многочисленными поправками, не забывая при этом закреплять пройденный материал своей толстой, увесистой указкой.
   Тем временем Ирине далеко убежать не удалось. На полпути к дому, ее перехватили трое нападавших. Ирина, как честная девушка, соблюдающая все моральные устои, начала визжать, как пожарная сирена, при этом всех подряд кусать, царапать и пинать ногами. Один из бандитов по неловкости подставил ухо под самый эпицентр издаваемых пронзительных звуков, за свою оплошность он поплатился, лишившись слуха на пару дней и получив легкую контузию. Двое других были основательно покрыты царапинами, укусами и синяками. Они охали, стонали, но все же, справились с Ириной, скрутив ей руки.
   - Попалась, стерва! - радостно вскрикнул бандит, держа девушку за руки, но получив пяткой между ног, согнулся пополам.
   - Это тебе за стерву! - мстительно улыбаясь, произнесла Ирина. - В следующий раз будешь лучше подбирать слова, прежде чем обращаться добропорядочной даме!
   - Так не ведут себя добропорядочные дамы, - тоном великого знатока, словно всю жизнь вращался в высшем обществе, произнес другой бандит, - они не сопротивляются, а отдаются в руки победителей или скромно падают в обморок.
   - Этого вы от меня никогда не дождетесь, гражданин Гадюкин! - в ответ прошипела Ирина.
   - Если сама не упадешь в обморок, так мы подсобим, - сказал другой бандит, - только вот осталось избавиться от твоего надоедливого защитника. Ну, с этой проблемой мои приятели быстро справятся.
   - Они очень даже хорошо справляются с этой проблемой, - усмехнулась Ирина, - умные парни, головой умеют работать. Вон, смотрю, от дубинки так и летят щепки в разные стороны. Еще немного и вы сможете своими лбами обезоружить моего друга.
   Она сильно устала и решила сделать небольшую передышку, перестав сопротивляться. Ирина стояла неподвижно, спокойно наблюдая за последующим развитием событий.
   Тем временем Билли с легкостью расправился еще с двумя бандитами, готовыми пустить в ход свои винчестеры. Тогда-то перед ним и появился безоружный китаец. Он стоял на месте, спокойно без движений, внимательно наблюдая за действиями Билли. Хозяин ранчо, заметив неподвижную цель, завертел своим деревянным оружием с удвоенной силой. Он начал наносить молниеносные, как укус кобры, удары, но китаец с невозмутимым видом, со стороны казалось медленными и плавными движениями, с легкостью успевал уходить от опасных выпадов.
   Увидав, что его импровизированное оружие не может нанести ощутимого вреда, Билли отбросил бесполезную деревяшку в сторону, решив расправиться с вертлявым китайцем с помощью своих мощных рук. Он понимал, что стоит хрупкому противнику попасть в его крепкие объятия и тому придется не сладко, сразу затрещат кости, перехватит дыхание, ведь от таких, казалось несокрушимых тисков, запросто можно концы отбросить. Но китайца не мучили такие мысли. Он просто не желал переходить на ближний бой, чтоб неминуемо попасть в стальные тиски огромного деревенщины.
   Китаец ловко ушел из захвата, сделал неуловимое движение рукой, и мощное тело Билли сотряслось от сокрушительного удара в солнечное сплетение. Он согнулся пополам, открывая рот, как рыба, выброшенная на берег. Следующий удар ногой по затылку свалил его на землю.
   Ирина с ужасом в глазах смотрела на неподвижную гору мышц ее друга.
   - Что ты с ним сделал сволочь! - закричала она, забившись в крепких руках бандитов.
   - Закругляемся, нам еще до стоянки по ночной дороге добираться, - произнес китаец, не глядя ни на кого. Он пошел к своей лошади.
   - Отпусти меня, скотина! - взвизгнула Ирина. Она стукнула одного из бандитов ногой под колено. Тот от боли и от неожиданности ослабил хватку. Девушка, воспользовавшись этим, ударила второго бандита в пах. Вырвавшись из рук захватчиков, она подбежала к Билли, опустилась перед ним на колени.
   Ирина прощупала пульс. Он был. Она с облегчением вздохнула. Билли жив. Просто глубокий нокаут. За осмотром старшего друга, Ирина не заметила, как к ней подошли два бандита. Они схватили ее за руки, выкрутили их и стали вязать веревкой.
   - Не трогайте меня! - закричала она. - Отпустите меня уроды!
   Бандиты не обращая внимания на вопли и оскорбления, волоком подтащили девушку к лошади. Один из бандитов вытащил пистолет. Он направил его на Билли, лежавшего неподвижно на земле. Таким образом, налетчик решил окончательно расправиться со своим обидчиком. Но в это время на веранде появилась Луиза с огромным ружьем в руках. Она не стала медлить, а сразу же, не целясь, выстрелила. Бандит вскрикнул, выронив пистолет. Пуля на вылет пробила ему плечо.
   - Уходим! - дал команду китаец. Он опасался, что где-то рядом может оказаться отряд рейнджеров. А те лихие ребята, нечета тугодумам фермерам, от них можно ждать больших неприятностей, например, огонь на поражение без предупредительного выстрела в воздух. Но главное, ватага свою задачу выполнили, захватив девчонку живой. Семейка же пусть живет и постоянно боится следующей их встречи, которая может оказаться намного трагичней.
   Бандиты на удивление дружно вскочили на лошадей, не забыв, прихватить с собой Ирину и умчались прочь.
   Увидев, что ранчо опустело, Луиза, не выпуская из рук оружия, подбежала к мужу.
   - О боже, Билли! Что творится на белом свете! - запричитала она, гладя своего супруга по лицу. Ее била мелкая дрожь от пережитого, а по лицу текли горькие слезы. - Когда только мир очистится от таких негодяев!
   - Где эти подонки? - придя в себя, спросил Билли. Он стал с трудом подниматься на ноги.
   - Ушли антихристы, все до одного ушли, - ответила Луиза, помогая ему подняться.
   - А где Ирен?
   - Они забрали ее с собой.
   - Вот сволочи, - морщась от боли, произнес Билли. Теперь он осознал, что задержка Майкла с ребятами произошла неспроста.
  
  
  
  
   Глава 3. В плену хорошо, а у друзей еще лучше.
  
   Имея сто друзей, можно
   Не заводить врагов,
   Потому что не знаешь,
   От кого из них ждать
   Удар в спину.
   Юлий Цезарь.
  
   - Майк, ты точно знаешь, где находится скала Белого Ястреба? - спросил Николай.
   - Конечно, знаю, - утвердительно ответил следопыт.
   - И дорогу знаешь? - спросил Петр.
   - Еще бы, - ответил Майкл, - было время, когда я в этих краях облазал каждый куст, каждый холм, прошел здесь все вдоль и поперек, обнюхал каждый листок в лесу и потрогал каждый камень в горах. Так что на той упомянутой скале мне тоже приходилось побывать. Правда, за время моего непродолжительного отсутствия в этих краях много чего изменилось. Во всяком случае, на одно укромное место девственной природы стало меньше, зато негодяев по поголовью прибавилось.
   Четверо друзей не спеша ехали по лесной тропинке. Впереди всех как всегда был Майкл. Он внимательно высматривал следы бандитов при этом, не забывая рассуждать вслух:
   - Скала Белого Ястреба, кстати, название произошло от индейцев, представляет собой самое укромное место в этих краях, оно как раз подходит для логова бандитов. Туда ведет всего одна дорога, поднимающаяся ввысь серпантином, и та наверняка надежно перекрыта дозором. Остальные все подходы не доступны не только человеку, но даже для горных козлов, самых главных специалистов в скалолазании.
   - Звучит прямо очень 'оптимистично', - раздражено заметил Петр.
   - Не расстраивайся, Пит, - продолжил Майкл, как бы, не замечая сарказма в словах своего молодого друга, - нам главное убедиться, что Жаннин находится именно там, ну а после пораскинем мозгами, может, найдем какой-нибудь способ спасти Жаннин из лап бандитов.
   - Майк, мне не нужно, может быть, - заявил Петр, - я должен быть уверен на сто процентов, что нам удастся спасти Жаннин. По-другому просто не должно быть.
   - Пит, ты тоже пойми меня правильно, - произнес Майкл, - я не ясновидящий и не могу прямо сейчас гарантировать стопроцентный успех нашего предприятия. В пути многое может случиться. Вот когда будем на месте, тогда и поговорим на эту тему, а сейчас неплохо было бы позаботиться об ужине. К сожалению, я в спешке не подумал о продовольственных запасах. А нам предстоит еще долгий путь. Но можете не беспокоиться, ребята, лес нас согреет, укроет от непогоды и сытно накормит. Нет лучше товарища в мире, чем этот зеленый великан. Для горожан он может показаться злым и коварным, полным неприятных сюрпризов и опасных ловушек. Для нас же, жителей леса, более милого и преданного существа не найти. Кстати посмотрите, вот здесь проходит звериная тропа со следами оленя. Значит, вскоре нам предстоит полакомиться отличным сочным окорочком. Вы здесь неподалеку разбейте лагерь, а я недолго отлучусь.
   Он спешился, взял свой верный карабин и пошел по следу дичи.
   Майкла было не узнать. Болтливый среди своих друзей, шумный и веселый в компании товарищей, охотник, выйдя на след зверя, сразу преобразился. Ступая по заметной только ему звериной тропе, Майкл не сделал ни одного лишнего движения. Теперь для него не существовало ничего в мире кроме преследуемой добычи. Он сразу стал непривычно серьезным и предельно сосредоточенным. Привычным размеренным шагом Майкл продвигался по следу довольно быстро, но в тоже время ступал осторожно, как дикая кошка. Ни одна сухая ветка не треснула под его осторожными шагами, ни одного постороннего шороха, ни звука, словно он двигался по ворсистому ковровому покрытию в солидном офисе, а не по сумеречному лесу. Со стороны казалось, что это шел не человек, а бесплотный призрак несся над самой землей.
   Майкл, скорее почувствовал, чем услышал какой-то еле различимый посторонний шорох. Охотник замер на месте. Стал прислушиваться. Шорох повторился. Треснула сухая ветка, тихо зашелестели листья кустарника. Сразу видно, крупный зверь шел навстречу.
   Майклу повезло, он находился с подветренной стороны, только поэтому лесной житель, находясь так близко, не почувствовал его. Охотник осторожно присел на одно колено, занял удобную позицию для выстрела и стал неторопливо поднимать ствол карабина. Осталось только дождаться появления самой дичи.
   Если это дикий кабан или медведь, то надо стрелять наверняка, сразу на повал. На второй выстрел может не хватить времени. Такие подранки злее целого племени ирокезов, глазом не успеешь моргнуть, а по тебе уже поют заупокойную. Майкл об этом прекрасно знал, он не первый год ходил охотиться и в основном в одиночку. Так что его руки не ходили ходуном от предательской волнительной дрожи, да и ладони не потели. Он крепко держал карабин, зная наверняка, меткий глаз его как всегда не подведет.
   Майкл неотрывно смотрел вдоль ствола, готовый в любое мгновение нажать на спусковой крючок, при этом внимательно прислушиваясь. Нет, это не хищник и даже не кабан. По всем признакам, которые может определить только опытный охотник, приближался олень. И Майкл как всегда не ошибся. На небольшую светлую прогалину, вышел настоящий красавец. Молодой самец, не подозревая о надвигающейся опасности, грациозно вышагивал, гордо поднимая голову с пышными ветвями рогов.
   Охотник на какое-то мгновение залюбовался этим красивым экземпляром. Совершая свои длительные путешествия по диким просторам лесов и бескрайним сухим прериям, его дороги не раз пересекались с тропами диких животных. Он знал, что это их родной дом, значит нужно, находясь в положении непрошеного гостя с должным уважением относиться к хозяевам, стараясь не обидеть и не рассердить их своим присутствием. Иногда ему даже казалось, что природа по досадной ошибке принимает его за свое родное дитя. Так что Майклу и в голову не могло придти, без нужды или ради забавы воспользоваться своим грозным оружием.
   Что может противопоставить человеку дикий зверь? Только свою необузданную силу, острые когти и клыки. Но этого не достаточно. В этом неравном поединке свинцовая пуля всегда окажется проворней природного инстинкта. Майкл знал об этом. Изредка, когда по нужде приходилось подстрелить какого-нибудь лесного жителя, он это делал с глубоким сожалением и всегда перед свершением поступка сначала просил прощения у зеленого великана, надеясь, что лес поймет его и простит.
   Вот и теперь охотник горько беззвучно вздохнул, поймав в прицел голову оленя, потом плавно нажал на курок. Раздался выстрел. В тоже мгновение под левую переднюю лопатку оленя, с характерным свистом вонзилась стрела. Животное, от двойной смертельной раны, беззвучно повалилось на зеленую траву, обагрив ее алой кровью.
   Из зарослей кустарника, напротив Майкла, с другой стороны прогалины, раздался радостный вопль. Сразу же оттуда, как чертик из табакерки, выпрыгнул молодой индеец. Он, так же, как и Майкл направился к поверженному оленю.
   Охотник внимательно рассмотрел индейца. По татуировке на щеке было видно, что этот юный воин, не познавший пьянящего счастья побед в битвах, принадлежал к племени Модоки. Индейцу было лет пятнадцать - шестнадцать, но выглядел он старше своего возраста. Эти истинные хозяева Америки быстро мужают и редко доживают до седой старости, чаще погибают в нескончаемых битвах. Его стройное, плотно сложенное тело хранило в себе огромный запас энергии.
   Через какое-то мгновение, к этому юноше присоединился еще один индеец. Тот был старше по возрасту. По схожим очертаниям лица можно было предположить, что это отец юного воина.
   Трое удачливых охотников с любопытством посмотрели друг на друга. Но кроме любопытства в их взорах сквозило обоюдным недоверием. Майкл крепко держал в руках карабин, так на всякий случай, вдруг пригодится, если его жизни будет угрожать опасность. Индейцы же держались за костяные рукояти охотничьих ножей, длинных с широким лезвием, висящих на кожаных поясах.
   Человек первый раз попав в Вест-Индию, как раньше называли Америку, мог легкомысленно подумать - ну что могут сделать эти свирепые дикари своими игрушечными ножичками против современного, надежного кольта или многозарядного винчестера. И тем самым может легко накликать на себя беду.
   Майкл не новичок в девственных лесах Америки. Он прекрасно знает и уважает многие обычаи этих сыновей природы, не тронутых развратом цивилизации. Майкл не раз был свидетелем того, как в руке индейца небольшой нож или невзрачный томагавк превращался в грозное оружие, которое в некоторых ситуациях может оказаться намного практичней любого огнестрельного оружия.
   Что бы как-то разрядить обстановку и так накаленную до предела, охотник поставил карабин прикладом на землю, непринужденно облокотившись на него.
   - Приветствую вас, храбрые воины и поздравляю с удачной охотой! - Майкл первым решил прервать затянувшееся молчание. Он поднял правую руку, тем самым показывая, что пришел с мирными намерениями. Индейцы тоже, только молча, приветствовали его. Они по традиции выдерживали невозмутимые лица, но их тела оставались в ожидающем напряжении.
   - По закону лесов и прерий - кто первый убил зверя, тот имеет все права на добычу, - продолжил переговоры Майкл. - Но по чистой случайности сразу два счастливых охотника смертельно ранили прекрасного оленя. Такое со мной случилось впервые. Чтобы достойно выйти из такой сложной ситуации, к всеобщему удовлетворению, я предлагаю поровну поделить добычу. Но для меня и трех моих друзей, половины туши этого оленя будет слишком много, нам хватит всего лишь одной задней ноги.
   - Бледнолицый охотник сказал мудрые слова, - на удивление быстро ответил старший индеец. А еще удивительней то, что он быстро согласился с неопровержимым доводом охотника. Не стал доказывать свою правоту, угрожать, а просто произнес:
   - Хотя олень не бегает на трех ногах, мы согласны с тобой поделиться. Так мы погасим пламя сомнений в наших сердцах, не нарушая закона лесов и прерий.
   После своей речи индеец внимательно огляделся вокруг. Он что-то почувствовал неладное и медленно потянулся за стрелой в колчане.
   - Вот и чудненько, тогда помогите мне снять шкуру с оленя, - сказал Майкл довольный тем, что ему так легко удалось договориться с лесными жителями. Он вынул нож из ножен, которые висели на поясе, и нагнулся над тушей оленя.
   Стоило ему пригнуться, как за спиной раздался выстрел. Старший индеец, стоявший напротив охотника, замертво рухнул на землю. Как оказалось, свинцовый заряд попал ему точно в сердце. И сразу за спиной Майкла раздался громкий треск ломающихся веток. Убийца поспешно удирал с места преступления.
   Майкл инстинктивно бросился на землю, пальнул пару раз наугад, в сторону удалявшихся шагов. Но не попал. Подтверждением тому был скрип седла и топот лошадиных копыт, который вскоре затих где-то вдали. Преступник скрылся. Этот факт не придавал оптимизма в сложившейся щекотливой ситуации. Индейцы горячий народ. Они могут подумать совсем не то, что надо. Значит, придется долго и упорно объяснять, что ты не баран и не жуешь соседскую герань.
   Охотник поднялся с земли, повернулся. Он уже открыл рот, чтобы произнести приготовленную пафосную речь и обратно его закрыл. Говорить было не с кем. Индейцы исчезли. Они в буквальном смысле бесследно испарились. На том месте уже стояли его друзья. Майклу уже подумалось, что у него не все в порядке с головой. Может это все ему привиделось? Но нет, олень оставался лежать на месте, а стрела торчала у него в боку, как напоминание о разразившейся трагедии.
   - Ого, лихо! - восхитился Петр, рассматривая убитого оленя. - Я смотрю, нам предстоит плотно поужинать!
   - Лопнешь, деточка, - сказал ему Николай, вспомнив фразу из рекламы, - здесь целый взвод морпехов можно прокормить ужином и еще на завтрак останется.
   - А ты отойди и не смотри, - Петр парировал колкость друга, - что не съем, то надкушу, чтоб врагу не досталось. Эй, Майк, ты здесь решил открыть полигон по испытанию стрелкового оружия? Нам уж показалось, что ты завалил целую семейку медведей. А тут еще какой-то парень мимо нас пролетел, словно его в задницу ужалил целый рой диких пчел. Может, объяснишь, Майк, что здесь стряслось? И вообще мы сегодня ужинать будем или всю ночь будем мучиться голодной смертью.
   - Если мы сегодня на этом месте плотно поужинаем, то завтра утром окажемся лысыми как коленка у новорожденного, - ответил ему Майкл.
   - Вообще-то мой дед девяносто лет прожил с густой шевелюрой, да и мне по наследственности не грозит преждевременное облысение, - Петр был обескуражен ответом охотника. И тут его осенило:
   - Ага, ты подстрелил оленя, который объелся радиоактивной травы и искупался в радиоактивных отходах. Вот только на мутанта он что-то не слишком смахивает.
   - Нет, просто здесь недавно кто-то подстрелил индейца, - объяснил ему охотник.
   - А причем здесь преждевременное облысение? - удивился Петр.
   - Индейцы не будут разбираться кто прав, а кто виноват, - внес ясность Майкл, - они возьмут нас в плен и ловко лишат скальпов. В этом деле, мне поверь, рука у них набита.
   - Да уж, братцы кролики, влипли мы, по самое ни хочу, - ясно и понятно для всех выразился Николай. - Что делать будем?
   - Что делать? - удивился Петр глупому вопросу. - Линять, делать ноги, сваливать отсюда и чем раньше, тем лучше!
   - Но что самое интересное, - задумчиво произнес Майкл, - мне показалось, что метили именно в меня, а в индейца попали по чистой случайности.
   - Кто стрелял? - с удивлением спросил Ярослав. - Кто этот негодяй, предательски метивший в спину?
   - Тот, кто вам встретился по пути сюда, - ответил Майкл.
   - Но мы его не смогли рассмотреть, - с сожалением сказал Николай.
   - Тогда мы проследим какие следы незнакомец оставил в спешке, - сказал Майкл, направляясь к густому кустарнику, откуда раздался выстрел. Вот он подошел к тому месту, где была сильно помята трава и обильно поломаны ветви кустов.
   - Смотрите, - вслух рассуждал Майкл. Из простодушного охотника он перевоплотился в дотошного сыщика, рискнувшего блеснуть своим дедуктивным методом мышления:
   - Вот здесь он устроил засаду, просто прекрасное место для прицельной стрельбы. А вот и гильза от патрона. Стрелял он из армейской винтовки, из такого оружия даже слепой попадет в цель. Но пойдем дальше, посмотрим, куда ведут следы.
   - А я лучше бы выполнил команду по коням и помчался на ранчо за подмогой, - озираясь по сторонам, предложил Петр.
   - Ты не прав, Пит, врага надо знать в лицо, - возразил Майкл, - а для этого надо собрать явные и косвенные улики.
   - А мне лучше врага знать в задницу, - сказал Петр и замолчал, поняв, что ляпнул что-то не так. Все тоже замолчали, выразительно посмотрев на него.
   - Ну что, что! - Петр злился на самого себя, - Извините, неправильно выразился, с любым такое может произойти!
   - Ладно, ладно, мы понимаем, - произнес Николай, скромно потупив взгляд, при этом с трудом сдерживая смех.
   - Что ладно? - закипел Петр. - Я просто хотел сказать - лучше врага гнать в задницу, чтоб другим неповадно было!
   - Вообще-то говорят - гнать взашей, - поправил его Николай.
   - А я о чем толкую, - Петр был красный как рак, - выразился я не правильно.
   - Посмотрите, вот здесь он упал, - Майкл уже успел уйти в сторону, продолжая свое расследование, - а вот отверстие в стволе дерева. Это след от моей пули. Она пролетела примерно в двух дюймах над его головой. Ага, понятно, он споткнулся об этот корень, торчащий из-под земли. Ну и везет же сукину сыну. Просто чудо, что он упал в нужный момент. А здесь он потерял свою фляжку. О, да там еще что-то плещется! Прекрасные виски! Друзья, если нам удастся спастись от мести индейцев, то я с удовольствием с вами выпью за наше здоровье!
   - А я сейчас не против, сделать пару-тройку глотков для снятия стресса, - ненавязчиво предложил Петр.
   - Только не сейчас, - Майкл был категорически возразил против надвигающейся пьянки. - Сейчас нам нужен зоркий глаз и свежая голова. Так что отложим это мероприятие на ближайшее будущее.
   Охотник пошел дальше по следу бандита. Он торопился, потому что они и так потеряли слишком много времени. Уже сгущаются вечерние сумерки, да и индейцы в любое время могут напасть. Хорошо если их стойбище находится далеко от места охоты.
   - Здесь стояла его лошадь. Наш злодей сел на нее и направился на запад. А лошадка оказывается меченая. Смотрите, заднее правое копыто со сломанной подковой. Уже третий раз я вижу этот след, и каждый раз он приносит нам одни неприятности. Я уверен, что этот негодяй из банды Красавчика, так что наверняка он уже проделал половину пути до своего логова.
   - И что тогда мы здесь делаем? - терпению Петра пришел конец, - Жанна в руках бандитов, а мы здесь решили немного поиграть в Шерлок Холмсов! Время теряем из-за своей болтовни и разных бесполезных занятий. Вы как хотите, а я пошел к лошадям.
   - Не спеши, Пит, - остудил его Майкл, - однажды ежик в темноте, вот также как и ты, поторопился и ненароком перепутал ежиху с кактусом. Последствия сами понимаете, какие были. Посмотри на небо. Солнце уже заходит. Скоро наступит ночь. А в темноте немудрено, сбиться со следа. Давай лучше прихватим с собой наш будущий ужин и удалимся с этого злополучного места. Разобьем лагерь в укромном месте, поужинаем. А как зардеет утреннее небо, сразу же продолжим свой путь.
   Петр немного подумал и согласился с вескими доводами охотника. Он, верно, приметил, в темноте легко заблудиться. И вообще, утро вечера мудренее.
   Они привязали тушу оленя к длинному шесту. Петр с Николаем взвалили его на свои плечи и всей дружной толпой направились к лошадям.
   Впереди шел Майкл. Он иногда останавливался, прислушивался к лесным звукам, но, не обнаружив ничего подозрительного, продолжал шагать вперед практически бесшумно.
   Следом за ним брели Петр с Николаем, сгибаясь под тяжестью поклажи. Но им было не привыкать. Они имели не малый опыт по этой части. Вспомнить только, сколько им пришлось помучиться с железным контейнером. Сейчас хоть удобней нести, да и не так далеко, как прошлый раз.
   Ребята старались сильно не шуметь, но с такой ношей сильно не развернешься. Вот они и перли на пролом, как танки по минному полю, разбрызгивая в разные стороны фонтаны взрывов, состоящих из оглушительных звуков сломанных сухих сучьев, шороха листвы и крепких словосочетаний на русском языке, от которых попадал бы в обморок весь пансионат благородных девиц вместе с наставницами. Завершал шествие Ярослав. Он шел налегке, так что шуму создавал намного меньше, чем впереди идущая парочка.
   Когда до стоянки лошадей осталось всего лишь с четверть мили, до ушей Майкла донесся какой-то подозрительный звук. Охотник остановился, предостерегающе подняв руку, тем самым показывая своим спутникам, чтоб они последовали его примеру. Все послушно замерли, затаив дыхание, стараясь неосторожным движением не нарушить окружающую тишину.
   На лес опустилась ночь непроглядной завесой. Теперь даже зоркий глаз Майкла мог разобрать только мутные очертания близлежащих предметов, так что стояние на одном месте слегка затянулась.
   Петр крепился из всех сил. Ему в левую ноздрю попала мошка, и в носу стало свербеть до слез в глазах. Героически вытерпев пару секунд, таких изуверских мук он не выдержал и чихнул, оглашая лесные окрестности этим пронзительным звуком.
   - Не к добру это, - шепотом произнес Майкл.
   Как бы в подтверждение его слов, из кустов выскочили молчаливые стремительные тени.
   - Ах, вот как, оказывается, выглядят индейцы! - удивлено воскликнул Петр и получил древком копья в лоб.
   Увидев такой беспредел, Николай не на шутку рассердился.
   - Ах вы, волки позорные! - крикнул он, на полную мощь, задействовав, свои навыки рукопашного боя. Ломались копья, разлетались в разные стороны ножи и томагавки, грудами валились индейцы, держась за сломанные руки, ноги и ребра. Николай работал как никогда. Если бы его в этот момент увидел учитель, то обязательно дал бы высшую оценку мастерства.
   Но все же, численное преимущество оказалось на стороне краснокожих воинов. Их было слишком много, так что силы были не равны. Вскоре все четверо друзей оказались в плену у индейцев.
  
   * * *
  
   Открыв глаза, Жанна встала с мягкого ложа, постеленного прямо на каменном полу. Она с нескрываемым любопытством начала рассматривать свою временную темницу, куда попала не по своей воле.
   Перед ее взором открылась сказочная картина, от которой Жанна на время забыла, что она пленница и находится в руках беспощадных злодеев. Позабыты были друзья, которых она так неожиданно потеряла и неизвестно, когда-нибудь они встретятся или нет, позабыт был страх за себя, за свою честь и за своего любимого Петра, сейчас для нее существовала только эта сказочная пещера, а так же ее женское неутомимое любопытство.
   Жанне все еще казалось, что она находится в небытие, в своих сладостных грезах и видит как наяву одну из восточных сказок бесконечного сериала тысяча и одна ночь и чтобы убедить себя, что это не сон, она ущипнула себя, а почувствовав боль, поняла, все это реально.
   Жанна находилась в огромной пещере освещенной множеством свечей, которые были поставлены в бронзовые канделябры. Все стены были украшены древними, удивительными, но почему-то еще не истлевшими от старости гобеленами, качественными персидскими коврами, на которых призрачный свет свечей высвечивал будоражащий разум реалистическими рисунками. К довершению композиции этой мистической обстановки, на коврах были прикреплены кинжалы, стилеты, сабли, кремневые ружья инкрустированные золотом и драгоценными камнями. Возле стен стояло множество небольших ларцов и огромных размеров сундуков, закрытых надежными замками. Может быть там спрятаны украшения? На их крышках стояли причудливые небольшие статуэтки, правдоподобно копирующие разных веселых лесных зверюшек, а так же угрюмых идолов мастерски исполненных из золота. У них вместо глаз были вставлены огромные рубины, которые от света свечей горели красным холодным светом.
   Рассматривая невероятные сокровища, Жанна подумала, что случайно попала в страну легендарной Шахерезады, а именно в волшебную пещеру Али-Бабы и сорока разбойников. Конечно, здесь никакого Али-Бабы никогда не было, но зато разбойников хватало и вполне возможно, их было более сорока. Ей захотелось поближе рассмотреть все сокровища, и может быть, если ей что-либо понравиться примерить на себе, но тут она опомнилась, вспомнив мудрую поговорку: лучше быть бедной и счастливой, чем богатой и мертвой.
   Придя в себя, Жанна осознала, что находится не в гостях у сказочного принца, а у злодея всех времен и народов. Как бы в подтверждение этого умозаключения Жанна услышала чьи-то еле различимые шаги. Они приближались к ней со скоростью неутомимого локомотива. С той же скоростью, с той же пунктуальностью и главное в нужном направлении.
   Кто бы то не был этот незнакомец, добра от него ждать не приходится. Жанна, позабыв о несметных сокровищах, начала лихорадочно искать удобное оружие для самозащиты. Сабли, копья, томагавки для нее не подходили, слишком громоздко и пользоваться ими она не умела. Кремневые ружья, скорее всего, висели более ста лет, как экспонаты, значит, не были заряжены. Да если бы и были, то за такой долгий срок в сырой пещере порох наверняка отсырел и не годился для стрельбы. А вот охотничий нож или стилет был бы как раз впору.
   Жанна подошла к ближайшему ковру, вытащила из инкрустированных ножен острый, как бритва кинжал, аккуратно засунула его сзади, за кожаный ремешок. Сделала она это вовремя, через мгновение перед ней появился похититель собственной персоной.
   - Приветствую вас, прекрасная юная леди, в моем убогом пристанище, - начал свою напыщенную речь Красавчик, - я прошу извинить меня за столь грубое обращение с вами. Но не судите обо мне строго, ведь во всем виноват шалунишка купидон. Взглянув на вас, хватило всего лишь одного мгновения, чтобы его коварная стрела, пущенная опытной рукой, пронзило мое горячее сердце. Я был буквально пленен вашей юной свежестью, вашей неземной красотой. И чтобы не отдать этот, еще не полностью распущенный бутон чайной розы, на растерзание толпы неотесанных мужланов, я решил вас похитить.
   Язык у него был неплохо подвешен, даже лучше чем у любого депутата Госдумы, привыкшего говорить ни о чем часами, да и внешностью его бог не обидел. Жанна даже невольно подумала, что в любой другой ситуации она могла бы после таких сладко приторных комплиментов немного пофлиртовать с нахалом. Но только не сейчас. Ни медовые речи, ни светские манеры, ни его великолепная внешность, ни дорогой стильный костюм не могли обмануть попавшую в беду девушку. Достаточно было взглянуть в глаза Красавчика, которые горели ледяным огнем, как сразу же становилась ясна его внутренняя сущность, расчетливого подлеца. Но видеть искусно завуалированный подвох это одно, а вот избавиться от него это совсем другое дело. Жанна понимала, что силой такого противника не взять, значит надо действовать хитростью, применив фактор неожиданности.
   - Так отблагодарите своего избавителя всего лишь легким поцелуем, большего я не властен, просить, - продолжал соревноваться в красноречии Красавчик. Он протянул руки, подойдя к Жанне, и хотел ее обнять.
   Девушка сделала вид, что очарована его сладкими речами, поддалась вперед, падая в объятия Красавчика. Похититель, не ожидая чего-нибудь другого, нежно взял Жанну за плечи, приготовившись к сладкому поцелую, но место желаемого получил сильный удар коленом между ног.
   - Мама Мио! О май гот! - с признаками фальцета воскликнул Красавчик, и повалился на землю, свернувшись калачиком. Дальше его речь перешла на непонятную Жанне тарабарщину, совсем не на французскую, но по интонации было ясно, что он продолжал жаловаться на свою не сложившуюся судьбу.
   - Тебе больно, киса? - наклонившись над ним, спросила Жанна.
   Красавчик, не ожидавший такого сочувствия, перестал скулить и утвердительно мотнул головой.
   - Вот и ладненько, полежи здесь, отдохни, подумай о суетности нашего бытия, а мне уже пора. Ребята, наверное, меня обыскались. Им вредно долго беспокоиться, ведь нервные клетки не восстанавливаются, - с этими словами Жанна решила покинуть пещеру.
   - Боб, лови девчонку! - просипел Красавчик.
   Казалось невероятным, что кто-то услышит невнятное бормотание своего предводителя. Но все же, услышали. Из глубины пещерного прохода, появился Боб. Жанна, долго не думая с разбегу, толкнула руками его в грудь. Тот не ожидая такого напора от хрупкой девушки, свалился с ног. Жанна, перепрыгнув через него, помчалась к выходу, стараясь не заблудиться в лабиринте пещерных ходов. Но тут на ее пути появился китаец.
   Жанна постаралась повторить свой прямолинейный, но действенный маневр. Но не тут-то было. Китаец легко увернулся от ее рук и подставил ногу. Споткнувшись, Жанна растянулась на каменном полу. Она медленно поднялась на ноги, посмотрев на китайца. Тот стоял возле нее и улыбался с сарказмом. Жанна вспомнила о кинжале. Она достала его, сделав шаг к бандиту. Жанна не имела опыта в уличных драках, все ее знания в этой области заключались в просмотре фильмов про восточные единоборства и, следуя этим познаниям, она сделала резкий удар ногой в область паха, одновременно постаралась достать противника клинком. Но к ее сожалению китаец с легкостью увернулся от ноги, при этом умудрился вывернуть руку с кинжалом. Клинок, выпав из руки, с металлическим лязгом ударился о каменный пол.
   - Нож, это не игрушка для маленьких девочек, - с укором произнес китаец, - за это нужно непослушной детке надавать ремнем по розовенькой попке.
   С этими словами он снял с Жанны кожаный ремешок. Она с наивной простотой подумала, что тот на самом деле сейчас выполнит свою угрозу и попыталась кусаться, но дело обстояло намного проще. Китаец, ловко развернув девушку к себе спиной, связал ее руки и передал незнакомому бандиту, который повел Жанну в неизвестном направлении.
  
   * * *
  
   Летнее палящее солнце висело в зените. Оно беспощадно поджаривало своими знойными лучами неприкрытые головы четырех пленников, которые были крепко привязаны к столбам пыток. Но даже это неудобное положение не погасило чувство любопытства в душе у Николая. Он внимательно осматривал все вокруг себя ровно на столько, насколько ему позволяли путы. Вдруг им удастся бежать, тогда нужно заранее знать все возможные пути к отступлению.
   Селение индейцев находилось на берегу небольшого озера, контуры которого живописно вписывались в местный ландшафт. Под лучами летнего солнца вода в природном водоеме переливалась серебряным цветом. Издали казалось, что это не живительная влага бьется о скалистые берега, а жидкая ртуть перекатывается ленивыми волнами. Но стоило пушистому облаку прикрыть на время дневное светило, как озеро мгновенно тускнело, перекрашиваясь в свой привычный голубой цвет.
   На близ лежащих скалах, закрывающих своими вершинами горизонт, обильной растительности не было. Только местами виднелись зеленые пятна. Создавалось впечатление, словно здесь прошел неряшливый маляр, случайно пролив изумрудную краску. Это зеленела трава и одинокое кроны деревьев. Сами же скалы под воздействием разрушительных сил ветра, дождя и солнца приобрели разнообразные причудливые формы. Если к ним хорошенько приглядеться, при условии что у тебя есть хоть немного фантазии, то можно увидеть очертания какого-нибудь фантастического животного, птицы, великана или древнего замка.
   Сразу же за скалами, а так же вдоль пологого берега начинался густой лес. Он манил к себе тенистыми ветвями, словно говоря, войди в меня, я спрячу твое уставшее тело от знойного солнца в своей прохладе.
   Но к своему глубокому несчастью четверо друзей не могли последовать этому соблазнительному призыву. Они привязанные к столбам пыток продолжали стоять на невыносимом солнцепеке.
   Каждый из них приложил все свои умения и смекалку, чтобы найти какой-нибудь выход из этого безнадежного положения. Но все старания оказались напрасными, пути к спасению не было. Им оставалось одно, ждать и надеяться на какое-нибудь чудо, которое поможет избежать смертельной опасности.
   - Что они собираются с нами делать? - облизнув пересохшие губы, прохрипел Петр. Они находились в таком затруднительном положении уже порядочный промежуток времени, но им до сих пор не дали, ни еды, ни напиться.
   - Ничего такого предосудительного, просто нам придется расстаться с нашими прекрасными прическами, - улыбнувшись, сказал Майкл. Он даже в критической ситуации не терял чувство юмора.
   - Как это понимать? - спросил Петр. По все видимости солнечные лучи действовали на его мозги размягчающее, если, но не понимал таких простых намеков.
   - Очень просто, - объяснил ему Николай, - просто с наших голов снимут скальпы.
   - Ник прав, с наших голов снимут скальпы, но перед этим малоприятным мероприятием всех нас проверят на стойкость, чтобы убедиться, достойны ли мы, принять смерть настоящего храброго воина, - добавил Ярослав, - об этом я слышал от многих переселенцев.
   - Я свои волосы даже за деньги не сдавал, а уж скальп, за просто так, терять не собираюсь, - хмуро произнес Петр.
   - А кто тебя спрашивать будет, - не весело улыбнулся Николай. - Или ты можешь телепортироваться в безопасное место?
   - Я буду сопротивляться! - гордо заявил Петр.
   - Ты что их всех покусаешь? - съязвил Николай. - Не смеши меня. А то я еще до начала экзекуции от смеха умру. Эй, Майк, как будет проходить это внеплановое шоу?
   - О, это весьма любопытная экзекуция. Сначала индейцы выступят перед нами с обличительной речью, расскажут нам в подробностях какие мы плохие парни. После этого выпустят вперед молодых воинов еще не вкусивших пьянящей радости в кровавых битвах, которые устроят состязание в ловкости между собой. Они начнут метать в нас томагавки и охотничьи ножи, стараясь, не поранив нас вогнать их в предельной близости от нашей плоти. Затем, тоже проделают более опытные воины. Только в их руках находиться будет лук и острые стрелы. А потом начнется самое интересное. Выйдут вперед ветераны, имеющие в своих вигвамах по несколько десятков скальпов, снятых с голов поверженных врагов. Они начнут посылать стрелы, которые будут вонзаться в наши тела, принося нам огромные мучения. Но эти деревянные снаряды, с острыми железными наконечниками, не должны пронзить жизненно важные человеческие органы. А мы, тем временем, должны героически выносить все адские боли, при этом осыпать своих мучителей самыми непристойными выражениями. Ни один из нас не должен застонать или попросить пощады. Только при таких условиях с нас снимут скальпы и с великими почестями дадут спокойно умереть, - объяснил ребятам Майкл.
   - А если мы сразу начнем просить о пощаде? - спросил Николай.
   - Тогда нас примут за трусов и подвергнут более страшным пыткам, - ответил на вопрос Майкл, - трус, убивший их соплеменника, считается не человеком, а животным, которого можно разделать на мелкие кусочки и отдать на съедение диким зверям.
   - Но мы же, не виноваты! - возмутился Петр. - Почему я должен из за какого-то идиота, решившего пострелять по движущим мишеням, терпеть такие муки!
   - Не падайте духом, друзья, - ободряюще произнес охотник, - вполне возможно все утрясется, и мы с честью выкарабкаемся из этого, на первый взгляд, безвыходного положения.
   - Хотелось бы и мне иметь столько же оптимизма, - с горечью вздохнул Николай.
   - О боже, неужели это все с нами происходит на самом деле, - прохрипел Петр, - надеяться на чудо никогда не поздно, но почему-то мой внутренний голос подсказывает мне, что вскоре всем нам откроется прямая дорога на небеса.
   - Не всегда можно доверять своему внутреннему голосу, и я вам сейчас расскажу почему, - Майкл, ухватившись за последнюю фразу Петра, решил своей историей скрасить их плачевное положение.
  
   Рассказ Майкла.
  
   Под палящим летним солнцем, по высушенной и обезвоженной прерии медленно ехали два ковбоя. Они возвращались к себе на ранчо после неудачной охоты, за стадом диких мустангов.
   - Знаешь, Генри, - начал разговор один из ковбоев, после длительного молчания, - вчера со мной произошла одна забавная история. Когда я возвращался домой через ущелье Койотов, на меня неожиданно напал ягуар. И если бы не храбрый индеец, оказавшийся рядом, то я сейчас находился в вонючем желудке у этого хищника. Вот такие дела, Генри.
   В это время на расстоянии в полмили показался отряд индейцев. Они с гордой осанкой сидели в седлах, не спеша, пересекая путь двум ковбоям. Когда между ними сократилось расстояние до такой степени, что можно было различить лица индейцев, Джо радостно воскликнул:
   - Смотри, Генри, вон тот индеец, что едет на черном мустанге, это и есть мой спаситель!
   - Но там многие едут на черных мустангах, - невозмутимым тоном произнес Генри.
   - Вон тот с луком и стрелами!
   - Они все с луками и стрелами.
   - Да вот же, с тремя перьями в волосах!
   - Там многие с тремя перьями в волосах.
   - Тот, у которого томагавк на поясе!
   - У них у всех томагавки на поясе.
   - Тот, что смотрит сюда!
   - Они все смотрят сюда, - продолжал невозмутимым тоном говорить Генри. Он презирал этих краснокожих и чтобы обратить внимание на какого-то вонючего индейца, этого от него не мог добиться даже его самый лучший друг.
   Джо тем временем уже начинал закипать от ярости. Он бесился от тупости Генри, а также от его невозмутимого тона в разговоре. И чтобы поставить жирную точку в заведенном диалоге, Джо, вытащив свой кольт, почти не метясь, выстрелил в сторону индейцев.
   - Теперь видишь краснокожего, которого я убил? - дрожа всем телом от ярости, истерически заорал Джо.
   - Да вижу, - как всегда невозмутимо подтвердил Генри, - кстати, неплохой выстрел.
   - Ну, так вот, это и есть тот индеец, который вчера спас мою жизнь!
  
   Майкл замолчал, облизывая пересохшие губы. Он увидел, что его рассказ смог заинтересовать друзей. Значит, ему удалось своего добиться - заставить на время забыть о грозящей им опасности. Майкл видел, как в глазах его товарищей появилось неподдельное любопытство. Подтверждением этому был закономерный вопрос Петра:
   - А причем здесь внутренний голос?
   - А вы послушайте продолжение моей истории, и тогда сможете сделать свои выводы, - немного отдохнув, ответил Майкл, продолжая свой рассказ.
  
   - Джо был готов загнать до смерти своего скакуна, лишь бы только уйти от погони. Бедный конь весь в мыле выбивался из последних сил, из его разинутой пасти временами вылетали белые хлопья пены. Умное животное понимало, что хозяину угрожает опасность, поэтому старалось все сделать для его спасения.
   Джо было жаль своего любимчика, который не раз выручал его из различных передряг. Но позади со скоростью парового локомотива летело облако пыли, которое неотвратимо приближалось, увеличиваясь в своих размерах. Это за ним гнались разъяренные краснокожие, подгоняемые только одной мыслью, расплатиться за убитого товарища.
   'Если бы мне удалось добраться до гор, там-то легче улизнуть, от этих краснокожих дьяволов', - подумал Джо, бросив тоскливый взгляд на горную гряду. Но до нее было добрых пять миль.
   'Пригнись', - услышал Джо свой внутренний голос.
   Он сразу же интуитивно повиновался. И в следующее мгновение над ним, на расстоянии каких-то там пару дюймов, пролетела темная туча стрел. Джо с благодарностью вспомнил свой внутренний голос, слушая песню смерти исходящую от несущихся мимо него смертельных деревянных снарядов.
   Погоня продолжалась. И всякий раз внутренний голос предупреждал его об опасности. Но вот три коварные стрелы, как молнии поразили шею коня. Кровь из смертельных ран хлынула фонтаном. Бедное животное обезумело от боли. Встав на дыбы, конь хотел скинуть с себя наездника, но Джо крепко держался в седле. Тогда конь помчался вперед со скоростью вихря. Но вскоре от потери крови его силы иссякли. Конь пару раз споткнулся и замертво рухнул на землю. Джо вылетел из седла, сильно ударившись об землю, он потерял сознание.
   Когда ковбой пришел в себя, то увидел, что вокруг него собралась толпа краснокожих с томагавками и копьями в руках. Эти смертоносные жала были направлены в его незащищенную грудь. Индейцы, молча, стояли, терпеливо наблюдая, за только что очнувшимся пленником.
   'Ну, все, настал мой смертный час', - подумал Джо, готовясь к неотвратимой гибели.
   'Нет, это еще не конец, - услышал он свой внутренний голос, - видишь индейца, который вышел из толпы и направляется к тебе?'
   'Да, вижу', - подумал Джо.
   'Так вот, подымись и плюнь ему в лицо', - посоветовал ему внутренний голос.
   Джо послушно встал и смачно плюнул в лицо подошедшего индейца.
   'Вот теперь все, можешь распрощаться со своей жизнью', - прозвучал в его голове внутренний голос и навсегда исчез. Он, по всей видимости, не хотел быть свидетелем трагедии, которая вскоре должна была разразиться на подмостках театра имя которому - жизнь.
  
   Майкл с улыбкой на устах закончил рассказывать свою поучительную историю.
   - На сей раз, я с тобой не согласен, Майк, - сказал Николай, - по твоему рассказу видно, что у этого Джо просто симптом раздвоения личности, если он все время разговаривает сам с собой. А интуиция, наитие и внутренний голос здесь совсем не причем.
   - Ребята, а в туалет нас выведут? - спросил Петр. - У меня скоро мочевой пузырь лопнет. Я же со вчерашнего дня этим делом не занимался, все было недосуг.
   - А ты сделай это по-тихому в штаны, - предложил ему Николай, - все равно сейчас жарко и они быстро высохнут.
   - Ага. И потом все будут меня называть Пит - мокрые штаны. Нет, я не хочу иметь такое прозвище, - возразил Петр и обратился к мимо проходящему молодому индейцу, - эй, парень, Я писать хочу.
   Но тот ответил ему презрительным взглядом и пошел дальше своей дорогой.
   - Эй, придурок, ты, что не знаешь, по Женевской Конвенции вы должны военнопленных отпускать в туалет по надобности, обеспечить их трех разовым питанием и местом для отдыха! Эй, ты что, глухой? Эй, ты куда пошел? Я на такой произвол буду жаловаться в ООН!
   - Можешь не надрываться, все равно не принесут ночной горшок, - сказал Николай, - а про ООН ты круто загнул.
   - Пусть знают наших, - проворчал Петр.
   - Идиот, откуда же им знать про ООН, если по временному исчислению еще не было второй мировой войны, - напомнил ему Николай.
   - А чем их еще пугать, Татаро-Монгольским Игом или Бонапартом Наполеоном? - спросил Петр.
   - Наполеон да, это актуально, - сказал Николай, - у французов были свои колонии в этом конце света, только вот они находятся намного севернее этого места.
   - Кажется, началось, - прервал разговор между друзьями Майкл.
   - Что началось? - спросил Петр.
   - Посмотрите сами, - Майкл взглядом указал на толпу индейцев, которые во главе своих старейшин начали собираться около них. - Сейчас узнаем, какой вердикт они примут по отношению к нам.
   Тем временем из толпы индейцев вышел старый вождь. Он подошел к пленникам, повернулся лицом к своему племени и начал говорить. Ребята, ясное дело, его тарабарщину не поняли, потому что тот говорил на своей родной речи.
   - Может, кто-нибудь переведет, а то я ни черта не понимаю, - предложил Петр, - вдруг нас сейчас съедят, а я даже не буду знать, под каким соусом меня будут готовить.
   - Простите ребята, об этом я как-то не подумал, - извинился Майкл, - это вступительная обвинительная речь. И звучит она приблизительно так:
   Послушайте меня, о, великие воины, их жены и дети! Мои волосы покрыты белым пухом, это говорит о том, что я прожил славную долгую жизнь и многое успел поведать на своем веку. Мне пришлось увидеть, как лживый Великий Вождь бледнолицых с помощью своих многочисленных воинов вооруженных винтовками и пушками отбирал наши земли в тех отдаленных местах, там, где восходит солнце, глее леса полны дичи, а прерии наполнены огромными стадами бизонов.
   Наши племена все дальше и дальше уходили с тех земель, где покоятся души наших предков. И вот, наконец, мы обосновались здесь. Но и сюда пришли вездесущие бледнолицые волки. В этих отдаленных краях, они нашли много желтого камня, который называют золотом. Для них ничего нет дороже на свете чем эти камни. Золотой цвет камней, сводит бледнолицых с ума, мешает здравомыслию, и делает их действия непредсказуемыми. Они любят его больше чем свою жену, своих детей и даже больше чем свою жизнь.
   Наш мудрый Великий Дух Маниту учил нас жить со всеми в мире, потому что все люди одной крови, значит они все братья. И мы всегда старались придерживаться этой истине, впитанной в нашу кровь с молоком матери. Мы никогда, ради своей прихоти, не проливали чужую кровь. Даже тогда, когда был вырыт томагавк войны между соседними племенами, наш народ защищался и шел в открытый бой, храбро заглядывая в глаза своего врага, но никогда не нападал первым на чужие селения.
   Бледнолицые волки, коварно нападая и стреляя в спину, продолжают теснить нас с законных земель. Они истребляют ради забавы стада бизонов. А ведь эти животные являются основным источником нашей пищи. Они убивают наших женщин и детей, снимают с них скальпы и меняют их на железные кружочки, которые называют деньгами. Они дают нашим храбрым воинам огненную воду, после которой любой мудрый индеец превращается в безмозглое животное.
   И вот теперь чаша гнева перевесила чашу нашего терпения. Вот эти четверо бледнолицых негодяев, коварно убили Быстрого Оленя. Они лишили жизни храбрейшего из храбрейших, воина нашего племени. Мы все внимательно прислушивались к его мудрым советам, подражали ему и любили его. И вот теперь этот храбрый воин отправляется в долгий путь. Его забирает с собой Великий Дух Маниту в свои плодородные земли, где пасутся бесчисленные стада упитанных бизонов. Бледнолицые первыми отрыли томагавк войны. И вот теперь они в наших руках. Говори Хитрая Лиса, что они заслуживают?
   Что интересно, вождь уже давно прекратил говорить, а Майкл все продолжал переводить и продолжал.
   - Смерть бледнолицым! - выкрикнул щупленький краснокожий воин, окинув пленников пронзительным злым взором.
   - Смерть!
   - Смерть!
   - Смерть! - это единственное слово вырывалось из горла всех старейшин племени.
   - Смерть бледнолицым собакам! - крикнула вся толпа окружающая пленников.
   - Как я понял, из свободной интерпретации речи седовласого старика; присяжные в зале суда находятся под глубоким влиянием присутствующего обвинителя, поэтому они предвзято рассматривают наше дело, - грустно вздохнул Петр, - так что помилования нам ждать не стоит.
   - Как жаль, что с нашей стороны не выступает хороший адвокат, такой как выступал в защиту Абрамовича во время суда по делу постройки его яхты, - голос Николая тоже не вызывал оптимизма, - он бы точно смог уболтать краснокожих отпустить нас и еще вытребовал бы компенсацию за моральный и физический ущерб.
   - Не смеши, Ник, какой еще адвокат, - Петр нервно засмеялся, - Ты еще вспомни Шаманова из 'Кремня' и его длинный колюще-режущий аргумент. Позови его, может, он появится здесь и покрошит всех в капусту.
   - Постойте ребята, - не теряя присутствия духа, произнес Майкл, тем самым прекратив эту никому не нужную пикировку, - нашим адвокатом выступлю я. Когда-то у меня был кое-какой опыт в этих делах. Может быть, и сейчас что-нибудь получится.
   - Будем надеяться, - спокойно произнес Ярослав. Казалось, его совсем не смущало такое безвыходное положение, в котором находились они.
   - Послушайте, мудрые вожди, храбрые воины их жены и дети! - Майкл сделал попытку перекричать эту обезумевшую толпу. - Я прошу слова!
   Старый вождь поднял правую руку, успокаивая кровожадность своих соплеменников.
   - Тихо воины! - резко выкрикнул он. И сразу же все замолчали. Дальше старый вождь продолжил уже спокойным голосом. - Давайте выслушаем, что нам хочет сказать этот бледнолицый воин!
   Все индейцы, молча, уставились на Майкла. В их глазах можно было прочесть неумело скрытое любопытство, но в тоже время великий гнев, который они в любое мгновение готовы были обрушить на головы своих пленников.
   - Я вот что хочу сказать, мудрые вожди и храбрые воины великого племени Модоки. Вы прожили долгую жизнь, ваши волосы покрылись сединой и это о многом говорит. Мудрость приходит с опытом. Только пройдя через гряду потерь, ошибок и разочарований начинаешь понимать смысл жизни и начинаешь передавать свои знания детям, которые своим упрямством и ложным самомнением могут свести с ума даже самого злобного демона. Они считают, что уже все познали и умнее всех. Но они в своей чрезмерной импульсивности зачастую ошибаются, принимая мнимое - за истину и наоборот истину - за мнимое, - Майкл сделал небольшую паузу, окинув толпу пламенным взглядом. Он увидел, как старые вожди понимающе кивают головой, мол, сами знаем, а молодые воины скромно потупили взор. Воодушевленный этим охотник продолжил:
   - Помню, когда я был еще зеленым, необстрелянным юнцом, тоже не раз давал промах в прямом и переносном смысле. Как-то раз в свои молодые годы мне пришлось одному пойти на охоту. Иду я по лесу и слышу, невдалеке от меня в самой гуще терновника затрещали сухие ветви. Ну, думаю, валит прямо мне в руки какая-то крупная дичь. Вижу, что-то темное мелькнуло в кустах. Ну, я и пальнул из своего ружья. Но вместо предсмертного вскрика животного услышал как меня кто-то кроет такими отборными словами, которые вряд ли можно встретить в словаре.
   Оказывается, в этих кустах другой охотник ставил капканы на волка. Хорошо, что мое ружье было заряжено мелкой дробью. Так вот, капля этого мелкого свинца впилась прямо в задницу горемыке. Досталось мне от него с лихвой. Что поделаешь, каждая юность проходит через горы ошибок и бурные потоки испытаний на прочность. Только так рождается настоящая мудрость. И не смущайтесь, что я повторяюсь. Просто именно на этом вопросе я заостряю ваше внимание и подвожу к факту, что мы не убивали Быстрого Оленя. Юноша ошибся. Если вы хотите найти настоящего убийцу, пошлите своих следопытов на место преступления. Там вы найдете следы от лошади, у которой на правой передней копыте сломана подкова. На этой лошади и ускакал истинный убийца. Я все сказал.
   - Речь бледнолицего воина течет, словно горный ручей, звонко, хрустально чисто, приятно для наших ушей. А как она сладка. Мед диких пчел и то горче будет, - с усмешкой сказал старый вождь. - Но у него раздвоен язык, как у гремучей змеи. Бледнолицый воин своей яркой речью решил затуманить наши умы. Но стоит нам поверить, отпустить его, как он сразу же, пустит в ход свои ядовитые зубы. И снова смерть придет в наше стойбище.
   - У Майкла Бьет Без Промаха не раздвоенный язык. Он всегда говорит только правду! - охотник до глубины души был возмущен недоверием старого индейца.
   - Мы много слышали о храбром и мудром воине, имя которого Майкл Бьет Без Промаха. Мы знаем, что он большой друг индейцев. Но мы, ни разу не видели его. Слова, это ветер, он сейчас здесь, а через мгновение бесследно исчез. Так даже ворон может назвать себя гордым орлом или заяц - могучим, непобедимым медведем. Но на самом деле это не так. Чем ты докажешь что говоришь правду? - спросил старый вождь.
   - Если бы вы меня развязали и дали в руки мое верное ружье, то я сразу же доказал правдивость своих слов! - ответил ему Майкл.
   - Освободите его от пут, - приказал старый вождь, - и верните ему ружье. Сейчас мы все убедимся, так ли ловки его руки и остры его глаза, как его неутомимый язык.
   Индейцы, не скрывая своей враждебности, выполнили приказ старейшины. Они были начеку, готовые при любой попытке пленника к бегству применить свое оружие.
   Освободившись от пут, Майкл тщательно растер затекшие мышцы рук, взял свой карабин у индейца, проверил, заряжен он или нет, оказалось не заряженный. Пришлось вежливо попросить один патрон, и только после этого оглядеться вокруг, выбирая цель.
   - Смотрите, вон летает орел, - показал он в небо, при этом неторопливо заряжая карабин.
   Все посмотрели туда. Там на огромной высоте виднелась едва различимая точка. Неопытный человек вряд ли признал в ней хищную птицу. Но индейцам достаточно было одного взгляда, что бы определить - в небе медленно парил орел, высматривая свою очередную жертву.
   Майкл вскинул карабин и выстрелил. Со стороны можно было подумать, что он, не целясь, послал заряд в безоблачное небо. Но это было не так. Майкл хорошо знал свой карабин. Он из него не первый раз стреляет и по этому, что бы прицелиться для него не нужно много времени, достаточно одного мгновения.
   Точный выстрел поразил цель. Орел, совершая в воздухе сложнейшие кульбиты, камнем полетел вниз. Он упал удачно, точно на голову старому вождю. Тот от мощного удара свалился на землю.
   - Какой калорийный сюжет! Какой пассаж! - восторженно воскликнул Ярослав. - Жаль, что у меня связаны руки. Я бы нарисовал прекрасную картину под названием: 'Великий Вождь под крылом гордого горного орла'!
   Все индейцы громкими одобрительными возгласами приветствовали меткий выстрел.
   - Да, выстрел достоин похвалы, - невозмутимо произнес старый вождь, подымаясь с земли, - но это еще не доказательство. Такими меткими выстрелами может похвастаться каждый мой воин. Покажи, на что ты еще способен.
   - Вот на что я еще способен! - раздражено, крикнул Майкл и смачно плюнул в сторону индейца.
   Все сразу же замерли. Плевок, описав длинную траекторию, с характерным звуком влепился прямо в глаз старого вождя.
   - Ну вот, теперь нам точно крышка, - в один голос обречено произнесли Петр с Николаем, - теперь нас обязательно поджарят на медленном огне, как свиные окорока.
   Парни закрыли глаза, чтобы не видеть неминуемую расправу над Майклом, при этом, не забывая, что следующая очередь будет за ними. Но место предсмертных стонов своего друга они услышали радостные вопли индейцев. Ребята с недоумением открыли глаза и стали смотреть на ликующую толпу аборигенов.
   - Теперь я удостоверился, что ты и есть великий воин Майкл Бьет Без Промаха, - торжественно произнес старый вождь, - только он может на расстоянии десяти шагов с подветренной стороны плевком попасть человеку прямо в глаз. Освободите пленников. Они наши друзья.
   Петр с Николаем облегченно вздохнули. Они были спасены самым неожиданным способом. Ярослав же был совершенно спокоен, казалось, он знал заранее, чем окончиться эта история.
   - Мы рады встречи с вами, бледнолицые воины. Безграничные прерии и обширные леса ласково привечают вас. Лани и бизоны сразу же убегают при вашем появлении, потому что ваши руки сильны, а глаз меток! - продолжил свою хвалебную речь старый вождь, обращаясь к бывшим пленникам, которые таким невероятным способом смогли реабилитировать себя в глазах целого племени и превратились в друзей. - Хитрый как лисица злодей сумел так запутать свои следы, что неопытный молодой воин нашего племени зашел в глубокое заблуждение. И мы, лишившись разума от горя, чуть не отняли драгоценные жизни этих невинных благородных людей. Великий Дух Маниту не простил бы нам такой оплошности. Что бы загладить свою вину, я решил - вы, мои братья бледнолицые воины, будете усыновлены и навсегда станете принадлежать к великому народу Модоки!
   - Мы с великой радостью принимаем такую честь, которую нам оказали благородные Модоки! - радостно ответил Майкл. - И когда пройдет этот ритуал?
   - Завтра, - улыбнувшись, ответил вождь, - мои бледнолицые братья будут усыновлены племенем Модоки.
   - А это хорошо или плохо? - спросил Николай.
   - Нам крупно подфартило, - возбуждено ответил Майкл, - быть усыновленным племенем Модоки означает получить право беспрепятственно охотиться на всем безграничном пространстве прерий, которые находятся под властью этого племени. А самое главное мы получили весьма солидную военную поддержку, имея при себе такого могущественного союзника. Это нам может очень пригодиться в нашем трудном предприятии.
   - Послушай, Майк, а языку индейцев долго учиться? - спросил Николай.
   - Не очень, - ответил охотник, - пару недель поживешь у них, и ты будешь понимать простые сказанные фразы на их наречии. Ты что, решил вплотную заняться изучением языка Модоки?
   - Конечно, и для этого есть две веские причины, - сказал Николай.
   - Какие, если не секрет? - удивлено спросил Майкл.
   - Первая причина состоит в том, что скоро нас усыновят в этом племени, а как я по твоему должен объясняться со своими новыми братьями и сестрами, не на пальцах же, - охотно ответил Николай, - ну а вторая причина заключается в том, что мне показалось не точным твой перевод речи вождя.
   - И почему ты сделал такой вывод? - еще больше удивился Майкл.
   - Все очень просто, - объяснил Николай, - я заметил, что разница по времени в речи вождя и твоем свободном переводе очень большая. Старик уже давно закончил говорить, а ты все переводишь и переводишь.
   - Ну, в этом нет ничего удивительного, - прояснил ситуацию Майкл, - вождь изъяснялся на своем общепринятом сленге, а там некоторые фразы просто не подлежат переводу. Я же, чтоб вам легче было понять, переводил все это на общедоступный литературный язык. Ладно, парни, пошли отдыхать, завтра нам предстоит трудный, но очень интересный день, а мне еще надо к Биллу заехать.
   - А как же мы? - удивился Петр.
   - Вы останетесь пока здесь, - сказал проводник.
   - Почему? - возмутились парни.
   - Потому что отсюда нам ближе будет добираться до скалы Белого Ястреба, - ответил Майкл, - ну и заодно у вас появится возможность немножко пообтереться среди будущих братьев и сестер.
   - А ты зачем собрался к Биллу? - поинтересовался Николай.
   - Узнать как у них дела на ранчо и рассказать о наших приключениях, - ответил ему Майкл.
   - Тогда захвати с собой на обратном пути мой рюкзак и пару мешков, которые я запрятал на сеновале, - попросил Петр.
   - Сделаем, - коротко ответил охотник.
   - Петька, зачем тебе парашюты? - спросил Николай. - Ты что, решил для своих будущих сестер сшить шелковые обновки?
   - Дурак, в спасении Жанны все вещи могут пригодиться, - снисходительно ответил Петр, - ты что забыл, бандиты находятся на скале, и как же ты интересно решил туда забраться? Как ниндзя, с голыми руками по отвесной стене?
   - А ты что, предлагаешь прыгать с парашютом? - спросил Николай. - Ты сам то когда-нибудь это делал?
   - Почему прыгать с парашютом, можно сделать дельтаплан, - предложил Петр.
   - Час от часу не легче, - вздохнул Николай, - знаешь что, самоделкин, я не хочу сверзднуться с огромной высоты на изделии, сотворенном твоими руками, там же нужны точные расчеты размаха крыла и самой каркасной конструкции.
   - Ничего, сделаем на глазок, и все замечательно получится, - решил утешить его Петр.
   - Нет, ты точно раньше времени загонишь меня в могилу со своими бредовыми идеями, - сказал Николай, сокрушительно помотав головой.
  
   * * *
  
   Красавчик сидел в мягком кресле и курил сигару. Боль уже утихла, но обида на стервозную девку осталась. Вошел китаец в сопровождении Одноглазого Пита.
   - Ну, ты впрямь как малый ребенок, Красавчик, - произнес он, - стоит тебя оставить одного на минуту, как ты сразу же вляпаешься в какую-нибудь неприятность.
   - Прекрати, и так на душе тошно, - поморщившись, сказал Красавчик, - плесни лучше немного виски.
   Китаец подошел к бочонку, стоящему на высоком валуне, из него в стакан сцедил немного янтарной жидкости.
   - На, пей, - протянул сосуд Красавчику, - ты можешь мне объяснить, какого черта ты полез к этой девке?
   - Не знаю, - откровенно ответил Красавчик, - просто наваждение какое-то на меня нашло.
   - Знаю я это твое наваждение, которое находится в штанах, - не злобно усмехнулся китаец, - учти, по нашему контракту, все девчонки должны быть не порчены, так что умерь свою прыть и занимайся делом.
   - Да я просто хотел с ней немного пофлиртовать, а она дура решила, что у нас любовь - морковь и ответила неадекватно, - Красавчик залпом выпил весь стакан, сморщившись как от зубной боли, - ну и дерьмо эти виски. Эй, Одноглазый Пит, как там с нашим общим делом?
   - Босс, ваше задание выполнено! - Одноглазый Пит раньше был военнослужащим, так что до сих пор не потерял привычку рапортовать по-военному. - Сначала я хотел их перестрелять поодиночке. Но ты же, сам знаешь, среди них был этот проклятый охотник, который опасность чувствует за десять миль. Но тут мне в голову пришла одна очень даже забавная мысль, одним выстрелом покончить со всеми сразу. Ну, я и устроил все так, чтобы индейцы заподозрили этих парней в убийстве своего соплеменника. А они долго не разбираются, кто прав, а кто виноват. Так что, вскоре четырех заносчивых парней скушают за завтраком кровожадные краснокожие ублюдки. Вот увидишь, от них даже косточек не останется.
   - Ну, ты и садист, Одноглазый, что они тебе такого плохого сделали, если ты решил незнакомых парей отправить на такие муки? - криво усмехнулся Красавчик. - Их же краснокожие подвергнут мучительным пыткам. Лучше бы ты их пристрелил, чтоб долго не мучились.
   - Ничего личного, босс, - невозмутимо ответил Одноглазый Пит, - просто я устроил все так, как лучше для нас, а не для них.
   - Ладно, с тобой все ясно, - отстал с вопросами от него Красавчик, переключая внимание на китайца, - ну а у тебя тоже все получилось?
   - Все прошло как по маслу, - ответил ему китаец, - мы взяли вторую девчонку.
   Он вкратце изложил все происшедшее на ранчо.
   - Вы оба принесли мне хорошие новости, - улыбаясь, произнес Красавчик, - за это стоит выпить. Эй, Одноглазый, наливай всем и по полной.
   Одноглазый Пит торопливо выполнил просьбу босса. Он разлил по стаканам виски, подал своим подельникам. Все разом выпили.
   - Послушай, босс, а зачем тебе столько девчонок? - с любопытством спросил Одноглазый Пит. - Раньше мы больше промышляли, грабя банки, поезда и дилижансы с государственной казной, а девчонок ловили ради забавы. Теперь же все наоборот. Ты нас заставляешь нападать на караваны переселенцев, на ранчо фермеров, мы постоянно доставляем тебе смазливых девочек, которых даже пальцем тронуть не можем, а банки грабим изредка и то втихаря, ради своего удовольствия, чтобы руки навыков не потеряли. Со старым боссом все было по-иному.
   - Я здесь никого не держу! - резко ответил Красавчик. - Если тебе не нравится такая работа, то можешь убираться ко всем чертям!
   - Прошу прощения, босс, я никого не хотел обидеть, - пошел на попятную Одноглазый Пит, - просто я с парнями привык к совершено другой жизни. То есть я хотел сказать профилю работы.
   - Ладно, Одноглазый, я на тебя зла не держу, - снисходительно произнес Красавчик, - принеси еще по стаканчику виски.
   Тот радостный, что прощен, быстро помчался выполнять пожелание своего непосредственного начальника. Пока он бегал за пойлом, Красавчик повернулся к китайцу и произнес:
   - Тебе не показались странными эти две девчонки?
   - Чем они так тебе приглянулись? - с удивлением спросил китаец.
   - Они одеты необычно, не как все женщины, ведут себя странно, не как местные, более расковано, более независимо. Они точно не американцы, но вот где живут такие странные люди я до сих пор не пойму, - ответил Красавчик, - и вообще мне кажется, что они не из этого мира, не вписываются они в этот быт.
   - И спутники их тоже какие-то не понятные, - подтвердил его умозаключения китаец, - зря ты приказал Одноглазому отправить их в ад раньше времени, сначала надо было их захватить и допросить с пристрастием, может быть узнали что-либо интересное.
   - Но у нас в руках их девочки. Они могут оказаться намного поразговорчивей, чем те отчаянные парни, - напомнил ему Красавчик, - а там кто знает, может быть за них мы от заказчика получим двойной тариф.
  
   * * *
  
   На следующий день, рано утром, Майкл бесцеремонно разбудил своих молодых друзей.
   - Какого черта ты так рано будишь! - возмутился Петр.
   - Вы что, разве забыли, сегодня должна пройти церемония нашего усыновления, - напомнил ребятам Майкл.
   - Ну и что из этого? - протирая глаза, спросил Петр.
   - Как что? Нужно быть готовыми к этому, - объяснил Майкл, - быстро подымайтесь, сейчас сюда придут индейцы.
   И как бы в подтверждение его слов, в хижину вошли Бесхвостый Бизон, так звали старого вождя, а так же другие старейшины племени. Но ребята уже были готовы к визиту важных персон.
   - А где Ярослав? - спросил Николай, ища взглядом в толпе индейцев художника. - Почему его нет рядом с нами?
   - Этот чудак с первыми лучами солнца удалился на берег озера и принялся за свои живописные этюды, - ответил Майкл.
   - Майк, ты привез то, что я просил? - задал волнующий его вопрос Петр.
   - Конечно, - ответил охотник, - твои мешки приторочены к моему коню, я так торопился, что не успел их снять.
   - Как там Ирина? - спросил Николай.
   - С ней все нормально, - коротко ответил Майкл, смущено отвернувшись в сторону. Он не хотел говорить жестокую правду, потому что Николай горяч, может сорваться, натворить глупостей, а это погубит их начатое дело по спасению девушек. Пусть лучше про похищение Ирины узнает позже, когда они подберутся к скале Белого Ястреба.
   Но Николай не заметил странности в поведении своего старшего друга, ему было не до этого, потому что они вошли в просторную хижину, где для них был приготовлен обильный завтрак.
   - Ну, ничего себе, знатно нас встречают с утра, - вдыхая ароматные запахи и глотая слюну, произнес Петр, - стоило мне увидеть всю эту стряпню, и я понял, до какой степени голоден.
   - Я тоже голоден как волк, - подтвердил Николай, - это наверно на нервной почве у нас.
   - Или от свежего воздуха, а так же правильного распорядка дня, - добавил Петр.
   Ребята посмотрели в сторону Майкла, молча, спрашивая, можно ли приступить к завтраку. Тот кивком головы дал положительный ответ. Тогда ребята, не дожидаясь понуканий со стороны гостеприимных хозяев стойбища, сразу набросились на снедь, поставленную на соломенную циновку, которая была расстелена прямо на земляном полу. В их прожорливый рот попадало и сразу исчезало поджаренное мясо с маисом, маисовые лепешки, а так же прелестные небольшие пирожки с незнакомой, но вкусной начинкой. Запивали они все это изобилие пищи хрустально чистой прохладной озерной водой.
   - До чего все вкусно приготовлено, - поглаживая свой округлившийся живот, забитый до отказа, со звучной благородной отрыжкой произнес Петр.
   - Мясо наверняка от свежего молодого бизона? - спросил у охотника Николай.
   - Ты почти угадал, - ответил охотник, продолжая набивать пирожками себе рот, - это прекрасное блюдо приготовлено из собачьего мяса, поджаренного на медвежьем жиру, а эти изумительные по вкусу пирожки, которые ты уплетал за оби щеки, сделаны из муки Хаутле. Хаутле приготовляется из толченых яиц насекомых семейства водяных клопов, причем яйца для этой цели собираются в определенное время года на озере. Насекомые откладывают их в листья тростника. Самое что ни есть райское блюдо. Можете гордиться собой, потому что эта пища готовиться только ради самых почитаемых гостей, - с этими словами охотник с аппетитом проглотил еще пару пирожков и запил их водой, - кушайте, это же так вкусно. Ни в одном ресторане мира вы не сможете отведать такие прекрасные экзотические блюда.
   - Нет спасибо, мы уже наелись, - с трудом выдавил из себя Петр. После услышанного рецепта кулинарных творений, он почувствовал, как у него предательски заурчало в животе, и к горлу подкатил тошнотворный комок. Петр с трудом подавил желание опустошить свой желудок прямо за трапезным столом. Николай чувствовал себя не лучше. Его лицо было бледнее мела.
   - Вам что, плохо? - участливо спросил Майкл, рассматривая кислые лица двух друзей.
   - Мы, кажется, немного переели, - ответил ему Николай, борясь с желудком за его содержимое, парню просто не хотелось позориться перед гостеприимными хозяевами, поэтому он мысленно проклиная длинный язык охотника. Майкл что, это сделал специально, чтобы пирожков больше досталось, или по простоте души решил блеснуть своими кулинарными познаниями. Ну что ему стоило промолчать и не говорить составляющие индигриенды блюд. Тогда бы все были счастливы и сыты. А теперь думай, начнет тебя рвать прямо сейчас, или 'пронесет' через пять минут, да так что не успеешь добежать до ближайших кустов.
   - Да и вообще мы не привыкли к такой острой калорийной пище, приготовленной из натуральных продуктов, - добавил Петр, держась за живот, - все больше жуем консерванты, где сплошная соя с химическими добавками.
   Майкл удивлено посмотрел на своих молодых спутников, потому что, в какой раз не мог понять смысла услышанного, он вежливо промолчал.
   По окончанию такого обильного завтрака, все поднялись со своих мест. Бесхвостый Бизон стал между Майклом и Николаем, положил им на головы руки и завыл непонятную ребятам воинственную песню, которую затем подхватили все присутствующие. Пение сопровождалось аккомпанементом военных свистков и боем ритуальных барабанов, сливаясь в какую-то демоническую какофонию. От этих звуков все рок-группы в стиле металл тихо кусали бы локти от зависти, а классики вроде Моцарта и Бетховена после первых же нот этой дикой лесной сюиты десять раз перевернулись в гробу и вымочили в слезах свои белоснежные саваны.
   - Супер, после экзотического завтрака, типа последний герой, прямиком попали на концерт эзотерической музыки, - ухмыльнулся Петр, - прямо хоть продавай эксклюзивный сюжет для очередного реалити-шоу.
   - Майк, о чем они поют? - спросил Николай, вслушиваясь в странные слова произносимые индейцами на незнакомом наречии.
   - Владыка жизни, о великий дух Маниту, обрати на нас свой благосклонный взор, - по просьбе Николая начал переводить охотник, - мы принимаем в свое племя четырех братьев по оружию, которых считаем достойными воинами. Руки их сильны, ноги их быстры. Они не боятся подставлять свое тело под удары врага. Эти храбрые воины с презрением смотрят в лицо смерти. Они за один присест могут съесть целого бизона и выпить до дна небольшое озеро. Их сила не имеет предела. Горы сотрясаются под ударами кулаков этих воинов. Земля дрожит под их шагами. Они одним лишь своим взглядом разбивают сердца прекрасным Скво, которые штабелями падают к их ногам. Ну и так далее в таком же духе, - закончил Майкл.
   - Да уж, - усмехнулся Николай, - их послушаешь и впрямь поверишь, что являешься легендарным суперменом.
   - Ага, особенно мне понравился эпизод, мы и озеро выпьем до дна и от бизона даже косточек не оставим, - поддержал своего друга Петр, - какой-то бред сивой кобылы.
   - Что поделать, таков ритуал посвящения, - вздохнув, сказал Майкл, - преувеличивая наши подвиги и наши физические способности, индейцы тем самым стараются задобрить своего всемогущего великого духа, уверяя его в том, что мы достойны стать членами их племени.
   Когда монотонное пение наконец-то смолкло, все уселись вокруг костра, который индейцы величественно назвали 'огонь совета'.
   Троих путников усадили на выделанные бобровые шкуры. К удивлению ребят, Ярослав так и не пришел на ритуал посвящения. Как после объяснил им Майкл, индейцы с уважением относятся к людям лишенным ума или наделенными различными безобидными причудами, которых автоматически переводили в первую категорию. Таковым они и считали Ярослава. Индейцы с восхищением смотрели на его прекрасные картины, но не понимали смысла его работы. Например, зачем рисовать озеро или горы? Они, конечно, реалистично запечатлены на полотне, слов нет, но зачем эту красоту переносить на картину, когда в любое время можно выйти на берег озера и насладиться натуральным, живописном видом. Таких людей индейцы принимали в свое племя без необходимого ритуала, считая их невинными сыновьями великого духа.
   Бесхвостый Бизон достал большую трубку мира, заполнил ее непонятным порошком, прикурил от тлеющего уголька, затянулся несколько раз и затем пустил ее по кругу. Она должна была обойти всех присутствующих.
   Вот трубка дошла до Майкла. Он сделал пару глубоких затяжек, медленно выпустил дым, сразу же передал ее Петру. Тот бережно принял, это экзотическое курительное приспособление. Петр взял ртом длинный мундштук, с наслаждением затянулся.
   - Лепота, - закатив глаза и выпуская дым, из всех всевозможных отверстий на его лице, произнес он, - эта дурь еще лучше, чем наша родная травка. Нужно после попросить у индейцев немного такого табачку. Майк, ты даже не заикайся о смеси этого косячка. Я не хочу знать, что там, в трубке за адская смесь. С меня хватит сегодняшнего завтрака, до сих пор, кажется, что в животе водные клопы копошатся.
   Петр с сожалением передал трубку Николаю. Тот не разделял щенячий восторг своего друга и с глубоким отвращением взял ее в руки. Он за всю свою сознательную жизнь ни разу не брал в рот ни одной сигареты, а тут приходится вдыхать в себя неизвестно какую дрянь. Николай с удовольствием свою порцию никотина оставил бы Петру, пусть травится на здоровье, если ему так нравится. Но что поделаешь, чтобы не обидеть краснокожих друзей ему все же, придется сделать пару затяжек. Николай, стараясь не думать о последствиях, вдохнул в себя этот отвратительный дым и сразу же почувствовал, как перехватило дыхание. От этого испытания Николая не спасло даже его натренированное тело и безупречно здоровый организм. Закатив глаза, он повалился на землю. Петр с недоумением посмотрел на распростертое тело своего друга, у которого изо рта, носа и ушей выходил медленными струйками сизый дым.
   - Странные люди эти каратэки, - пожимая плечами, глубокомысленно произнес он, - дерется как лев против толпы бандюганов и ничего после этого, бодрый как огурчик. А стоит сделать одну единственную затяжку хорошей травки, как сразу же ушел в улет. Значит, не врут эскулапы, что капля никотина убивает лошадь. Но я не лошадь, мне лишний пых не повредит.
   После того, как большая трубка мира обошла всех, Бесхвостый Бизон встал, и торжественно надел троим друзьям на шею ожерелье из когтей койота, который являлся тотемным зверем племени.
   Все встали, вышли из хижины. За это время другие члены племени, свободные от церемониала, успели выстроить небольшое сооружение на берегу озера.
   - Это баня, - объяснил Майкл, - в ней мы должны с наших тел смыть всю грязь вместе со всеми своими сомнениями и пороками.
   - Ну, впрямь как в сказке, про Иванушку дурака, попавшего к Бабе Яге в гости. Она его место того, чтобы съесть, напоила, накормила, в баньке помыла и спать уложила, - потирая руки то предвкушения приятного блаженства в парной, произнес Николай.
   - После таких передряг, что с нами случились, я бы лучше посетил финскую сауну с тайским массажем, небольшим бассейном и ящиком холодного пива. Но за неимением таковой, придется довольствоваться примитивной банькой, - вторил своему другу Петр, - еще неизвестно когда нам еще подвернется случай распарить свои уставшие косточки.
   Майкл же повел себя не совсем обычно; он промолчал, поежившись, как сильного мороза.
   По настойчивому приглашению Бесхвостого Бизона, трое друзей разделись и направились в баню.
   Индейцы уже успели принести три больших камня раскаленных докрасна на сильном огне, а так же четыре больших ковша, сделанные из березовой коры и наполненные водою, где лежали кедровые ветки, которыми их племя обычно парилось.
   Майкл взял один ковш, и смело плеснул немного воды на каленые камни. Сразу же всех обдало обжигающим паром.
   - Вот это лепота! - взревел Петр, чувствуя, как его сердце в груди от жары готово вырваться наружу, с него и так уже градом стекал грязный пот. - Ну-ка Майк, возьми хорошую кедровую веточку и прогуляйся хорошенько ей по моей спине. А ты, Колька, не зевай, подбавь еще парку!
   Николай с удовольствием исполнил его просьбу. Он вылил еще небольшую порцию воды на огненные камни и сразу новые струйки обжигающего пара появились в бане. Тем временем Майкл взял упругие кедровые ветки, он стал ими покладисто обхаживать бока Петра разместившегося на деревянной полке, сделанной предусмотрительными индейцами. Тот от удовольствия отдуваясь, кряхтел.
   Затем наступила очередь Николая. Он тоже с удовольствием подставлял свою спину под душистые веточки, обливался ледяной водой и заново повторял процедуру выпаривания грязи из своего тела. Вот уже дошла очередь до Майкла. Ребята обхаживали его с двух сторон. Охотник, не привычный к таким водным процедурам, давно уже был готов вырваться наружу, подальше от обжигающего пара. Но посмотрев на лица молодых друзей, которые выражали откровенное блаженство, решил потерпеть, чтобы не упасть лицом в грязь на виду юнцов. Вскоре Майкл притерпелся, даже ощутил некоторую прелесть в таких экзотических пытках души и тела.
   Так продолжалось долго, до тех пор, пока у них не устали руки махать кедровыми лапами. Тогда они уселись на деревянную полку и замерли в блаженствующей истоме.
   Индейцы с тревогой прислушивались к тишине в бане, еще бы, в течении целого часа там находились трое бледнолицых. А если учесть, что самые стойкие индейцы более тридцати минут не могли вытерпеть обжигающего пара, и, зная, что бледнолицые предпочитают мыться в больших лоханках, наполненных теплой, как моча бизона водой, сделали соответствующие выводы - все, каюк бледнолицым, сварились в собственном соку, то есть померли сразу и бесповоротно.
   Они уже хотели сложить погребальный костер для безвременно ушедших героев, когда из бани с громкими радостными воплями выбежали совершено целые и невредимые бледнолицые. Они с разбегу кинулись в прохладные воды озера, начав там плескаться. Индейцы восприняли этот поступок ликующими криками.
   Плавая и ныряя, ребята находились на вершине блаженства. Находясь в таком безмятежном состоянии, Николай, с удивлением для себя отметил в какой отличной форме находиться внешность Майкла. Петр и он сам был весь в синяках и ссадинах после недавнего пленения. Майкл же, как будто вообще не участвовал в ночной потасовке с индейцами. На нем не было ни одной царапины, хотя он находился в самой гуще драки. Это было бы чудом, если Майкла тогда не задели кулаком или ножом. Николай наблюдение взял себе на заметку, а в свободное время, если оно выдастся, постарается задать своему старшему другу пару наводящих вопросов на эту тему.
   Стоило новоиспеченным членам племени выбраться на берег, как индейцы сразу завернули их в теплые одеяла и под грохот адской музыки препроводили в хижину Бесхвостого Бизона, где троих друзей ждал последний этап посвящения.
   - Ну, парни, крепитесь, - объявил своим друзьям Майкл, - нам осталось выдержать последние испытание и тогда мы будем вечными друзьями этого замечательного племени.
   Он был превосходным знатоком самобытных обычаев индейцев, посему в точности знал, что их ждет впереди.
   Когда три друга оказались в хижине, Бесхвостый Бизон приказал им лечь на спину. Путники сразу беспрекословно повиновались. Бесхвостый Бизон взял тонкую заостренную палочку, обмакнул ее в порох разведенный водой и начертил на груди каждого посвящаемого фигуру койота. Это хищное животное считалось священным покровителем племени. Затем он взял кусочек дерева, на котором были закреплены десять острых, как игла, рыбных костей, смочил их в киновари.
   - Что он хочет делать? - взволновано спросил Петр. Ему совершено не нравилось то, что хотят с ним сделать, слишком уж все это зловеще выглядело.
   - Великий вождь хочет на нашей широкой груди сделать татуировки, то бишь, отличительный знак этого племени, - пояснил Майкл, - и мы как истинные воины должны молча перенести эту экзекуцию. Если мы с достоинством выйдем из последнего испытания, то сразу же возвысимся в глазах индейцев до заоблачных высот. Ведь не каждый бледнолицый может, молча вынести такую боль.
   - Я конечно не против, пройти испытание болью, - произнес Николай, - но мое мнение таково; делать татушки в таких антисанитарных условиях совершено не гигиенично; могут, знаешь ли, возникнуть разные малоприятные проблемы, например - заражение крови.
   - Эй, Майк, останови вождя! - крикнул Петр, осознав, что ему предстоит испытать.
   - Пит, не будь презренным трусом в глазах индейцев, - с укором в голосе сказал Майкл, увидев явное проявление слабости своего друга перед последним испытанием, - нужно с достоинством выдержать все это. Будь настоящим мужчиной, перетерпи боль, и все будут счастливы.
   - Майк, я не против, чтоб мне сделали татушку, если это так надо, - возразил ему Петр, - но не надо делать это так по варварски. Нужно все проделать со вкусом. Это же целое искусство! Некоторые люди таким способом делают неплохие бабки. Но делают это умеючи, с вдохновением, как в любом искусстве. А наши новые родственники хотят все сделать наскоком - тяп, ляп и готово. Нам же, потом, не раздеться перед девчонками с такими уродливыми рисунками. И я предлагаю к этому тонкому делу подойти с толком, строго блюдя эстетический вкус и вектор направления современного искусства тату, при этом, не забывая более прогрессивные способы нанесения рисунка на кожу, которыми, к счастью, я обладаю.
   - Объясни нам, бледнолицый брат, что ты этим хочешь сказать? - удивлено спросил старый вождь.
   - Все очень просто, - ответил ему Петр, - принесите мой рюкзак, и я за пять минут вам соберу такую прекрасную машинку для татушек, какую вы в жизни не видели.
   - Принесите заплечный мешок с вещами этого бледнолицего брата, - приказал старый вождь, заинтригованный словами Петра.
   - Майк, а ты бы позвал Ярослава, чтобы он нанес более отчетливый рисунок своей опытной рукой, а то эта абстракция совершено никуда не годится, - предложил Петр.
   - Извини, Пит, но это не прокатит, - покачал головой Майкл, - тандемный рисунок изменять нельзя, могут не признать за своего.
   - Ладно, что только не сделаешь, чтоб тебя полюбили, - сожалением произнес Петр, - будем ходить трое калек, с карикатурой на животное посреди груди. Ярослав нас не поймет.
   Пока они разговаривали, появились посланные индейцы. Они принесли рюкзак и положили его перед Петром.
   Все с нескрываемым любопытством стали наблюдать за действиями новоиспеченного мастера по тату.
   Петр как заправдашный иллюзионист, с загадочной улыбкой опустил свои руки в рюкзак и стал там неторопливо шарить, пока не вытащил оттуда по очередности - механическую бритву, катушку ниток, иголку, шариковую ручку, из которой вытащил стержень, потом начал колдовать над этими предметами. Кое-что разобрал, кое-что собрал, кое-что отрезал до нужного размера, воткнул, вытащил и проделал другие манипуляции.
   Как и обещал, через пять минут, с помощью подручного материала он изготовил замысловатую машинку для нанесения на тело татушек.
   - Полный улет, - констатировал Петр, опробовав ее в действии на своей руке. - Ну что, братья архаровцы, кто желает первым испытать мою адскую машинку?
   Первым вызвался Майкл, хотя с большим сомнением смотрел на чудо сотворенное руками его молодого друга.
   Петр заправил свою машинку красящим составом и с ловкостью настоящего художника начал выводить на груди охотника контуры хищного животного. Не прошло полчаса, а Майкл уже ходил, показывая всем прекрасную татуировку на своей груди.
   Индейцы были в восторге, увидев все это. Они даже забыли, что точно такие же татуировки нужно сделать ребятам. Индейцы наперебой, как завистливая ребятня, начали настойчиво просить, чуть ли не умоляя прозревшего художника, чтобы тот запечатлел какую-нибудь свою работу на их теле.
   - Отлично, парни, я исполню любое ваше пожелание, только становитесь в очередь, - отозвался на их призывы Петр, - и тогда я вас так разрисую с ног до головы, что даже родная мать не признает.
   Новоиспеченный мастер по тату сразу же принялся за работу. К счастью ему под руку подвернулся Ярослав. Петр не преминул обратиться к нему за помощью. Обводить по контуру рисунок это легко, а вот самому набросок сделать, это ему было ему не под силу. Ярослав с радостью откликнулся на просьбу, так что работа закипела с удвоенной силой.
   На следующий день, как Петр и обещал, все племя ходило в татуировках с ног до головы. Если бы их смогли увидеть члены якудзы, то все поголовно померли бы от зависти.
   Все были довольны.
   Когда Петр и Ярослав прервали свою работу, сделав небольшой перекур, все старейшины расселись вокруг костра. Снова была подана трубка мира, и Бесхвостый Бизон поднялся со своего места.
   - Великий дух Маниту любит своих детей, если он послал к нам таких храбрых воинов, как Майкл Который Бьет Без Промаха, Ника, Пита и Ярослава! - начал он свою речь. - Кто может сравниться с ними в мудрости? Кто осмелится сразиться с ними? Бурый медведь при их приближении, как испуганная мышь спешит спрятаться в своей берлоге, ягуар, как трусливая белка, спасается бегством и даже бесстрашный горный орел, парящий высоко в небесах, трепещет от страха, как осиновый лист на ветру. Братья, забудьте имена, которые вы получили от своих матерей. Вы достойно прошли все испытания и теперь стали членами нашего племени. Храбрым воинам великий дух Маниту дает другие имена, которые будут сопутствовать им до конца жизни. Майкл Который Бьет Без Промаха, будет теперь называться Гремучей Змеей. Ты Ник - Нога Молния. Ты Пит будешь носить имя Острое Перо Орла. А ты Ярослав - Долговязый Енот!
   Четверо друзей горячо поблагодарили своих новых братьев, после чего их опять проводили в хижину, отведенную для ночлега, и пожелали спокойной ночи.
  
   * * *
  
   Не подозревая, что ее ждет впереди, Жанна шла к небольшому крепко сколоченному сараю под бдительным конвоем двух бандитов. После предыдущих событий она была сильно взволнована, а точнее сказать просто взбешена назойливыми притязаниями на ее честь со стороны нахального Красавчика. Да кем он себя возомнил? Султаном Аграбы, имеющим сотни наложниц, или любвеобильным Казановой, к ногам которого штабелями падают легкомысленные женщины? В глазах Жанны он не был ни тем, ни другим, а просто надутым индюком с похабными замашками волосатого гамадрила. Она была очень зла и поэтому не обращала внимания на окружающую ее красоту. Ей просто хотелось быстрей дойти до сарая, а там уж остаться хоть на время в одиночестве, избавившись от общества беспринципных негодяев.
   Наконец они дошли. Один из бандитов неторопливо открыл скрипучую дверь, другой толкнул Жанну в спину. Девушка по инерции сделала пару шагов в полумрак, споткнулась и упала на что-то мягкое. По запаху она определила, это была сухая солома. За ее спиной скрипнула, закрываясь, дверь, со скрежетом задвинулся засов.
   Жанна поднялась на ноги, огляделась.
   Девушка стояла в покрытом обманчивым полумраком небольшом помещении. Вот ей и удалось остаться в одиночестве, но это обстоятельство не принесло в душу долгожданного облегчения. Наоборот, незнакомый сарай вкупе с сумерками внутри, породили в душе Жанны страх. Что может быть ужасней полумрака? Только абсолютная темнота, когда подносишь к глазам кисть руки и совершено не видишь своих пальцев, когда просыпаются первородные страхи перед неизвестностью, когда твое богатое воображение создает вокруг тебя иллюзионный мир полный кошмарных созданий ада, которые непременно хотят схватить тебя и унести с собой прямиком в преисподнюю.
   Конечно, полумрак тоже не приносит успокоения. Он постоянно ловит в свои хитроумные ловушки преломленные лучи солнца, редким ситом проникающие через узкие щели, не плотно пригнанных досок, растворяет их в своем сумеречном теле, тем самым создавая, как опытный режиссер, подмостки для театра теней. И ставят там отнюдь не детские пьесы, а видения из самых кошмарных снов.
   В темном углу что-то зашевелилось. Жанна обняла себя за плечи, чтобы унять предательскую дрожь, навеянную страхом. Она, пристально всматриваясь в темноту, чувствовала, как ее сердце от ужаса готово вырваться из груди наружу. Кто там спрятался в темном непроглядном углу? Какое еще коварство задумали эти извращенные подонки?
   - Кто там? - дрожащим от страха голосом, произнесла Жанна и прижалась спиной к деревянной стене.
   - Жанка! О боже это ты! - услышала она знакомый голос из темного угла, и у нее от облегчения сразу же отлегло от сердца.
   - Иринка, как ты меня напугала! - с радостью вскрикнула Жанна. - Пожалуйста, больше так не делай, у меня чуть разрыв сердца не случился от страха.
   - Жанка, милая Жанка! - с такими словами Ирина бросилась в объятия своей подруги. - Значит, ты тоже в плену у этих ублюдков! Ну-ка, давай рассказывай, как ты сюда попала.
   Девушки уселись на сено, начали по очереди, во всех подробностях изливать друг другу свои печальные истории. Когда все было выяснено, Жанна задала закономерный вопрос:
   - Что им от нас надо? Неужели эти придурки так обиделись на нас из-за той глупой потасовки, что решили в отместку похитить нас?
   - После полученных тумаков и ты бы не пригласила Кольку на пироги, - ответила ей Ирина, - но все же, я думаю, что нас похитили совсем по другому поводу. А вот для чего, я пока понять не могу.
   - И что нам теперь делать? - спросила Жанна.
   - Во-первых, надо найти какой-нибудь предмет, которым можно защититься, а во-вторых, нужно ноги делать отсюда, - предложила Ирина.
   - Но мы закрыты! - удивилась Жанна. - Как мы сможем выбраться отсюда?
   - Так давай искать какую-нибудь дырку или щель, через которую можно вылезти наружу.
   - А ты разве не искала, пока сидела здесь?
   - Мне было страшно и одиноко. Я забилась в уголок и сидела там тихо, как мышка, надеясь, что про меня забудут. Но как видишь, не забыли. А теперь нас двое и вместе с тобой мы горы сможем свернуть. Давай, не будем терять времени, приступим к поискам.
   Что они и начали делать. Но искать, молча, девчонки не умели, им обязательно нужно было почесать языком, чтобы скуку развеять и вообще такова женская натура, часами рот не закрывать, болтая о том, о сем.
   - Скажи мне, Ир, откуда на свете такие недоноски берутся, как эта братва? - спросила Жанна. - Их что, в инкубаторе выводят или клонируют как овечек Долли?
   - Не знаю, - честно ответила Ирина, - наверно бог их создал для того, чтоб нам честным людям жить было не скучно, или для поднятия обще эмоционального уровня, в назидание нашим далеким потомкам, типа того; эти козлы плохие и мочить их надо прямо в грязном сортире.
   - Ну и кровожадная ты, Ирка, а еще девушка из хорошей семьи.
   - Пусть не лезут к нам, и я буду белой и пушистой.
   - Как стройный одуванчик, - хихикнула Жанна.
   - Ты хочешь сказать, что у меня толстые щеки? - обиделась Ирина.
   - Вот если будешь дуться на меня, тогда точно будут щеки как у одуванчика, - сказала Жанна.
   Ирина долго не могла обижаться на подругу, она тяжело вздохнула и произнесла, чуть ли, не со слезами на глазах:
   - Ты знаешь, Жан, мои родители уже наверняка подали заявление в милицию на мой розыск. Представляешь, какой переполох начнется, когда найдут мою разбитую машину на обочине дороги.
   - С моими родителями проблем меньше. Они уехали отдыхать на курорт. Но от этого мне не легче, - так же, дрогнувшим голосом сообщила Жанна.
   - Тихо, сюда кто-то идет, - перешла на шепот Ирина, бросив безрезультатные поиски, и подошла к стене.
   Жанна последовала за ней, начав выглядывать в узкую щель между досок.
   К хижине, которая была их тюремной камерой в последнее время, подошел Джемс Смит. Он открыл засов на двери, нерешительно зашел внутрь. Ему уже нашептали на ушко, какие это опасные девки, и что от них можно ожидать любой непредсказуемой подлости.
   - Прошу следовать за мной, - сказал он, внимательно следя за движениями девушек, - вас к себе вызывает босс.
   После этих слов, Джеймс попятился назад, чтобы случайно не оказаться спиной к этим коварным созданиям.
   Девушкам ничего не оставалось, как подчиниться. Они вышли на улицу и под конвоем Джеймса направились на встречу к Красавчику. Оказавшись за пределами своей темницы, девушки на время ослепли от перемены светового контраста. Но вот их глаза привыкли к яркому солнечному свету и они с любопытством огляделись.
   Перед ними открылась прекрасная панорама, достойная кисти талантливого художника. Как жаль, что рядом с ними не оказалось Ярослава, подумалось им. Он бы по достоинству оценил колориты окружающего ландшафта.
   Место, где находился лагерь бандитов, поразил девушек своей простой дикой красотой.
   Скала Белого Ястреба величественно возвышалась среди множества темных горных вершин. Ее отвесные стены были практически непреступны. Только не слишком широкая дорога, созданная кудесницей природой, поднималась серпантином от подножия скалы до самой ее вершины. Это был единственный путь к лагерю бандитов и тот тщательно охранялся. Другие же подступы к вершине были не по зубам даже опытному альпинисту.
   Внизу, у подножья скалы, лежало начало каньона, узкая ложбина с низкими стенами, сплошь заросшая высокой густой травой, елями и пихтами. Там безмятежно паслись стада полудиких коров и овец, которые являлись ходячим продовольственным запасом бандитов.
   Девушки, любуясь чудесным видом, шли направляемые Смитом. Бандиты, находившиеся на улице, побросали все свои дела и стали откровенными, плотоядными взглядами поедать юные создания. Девушки поежились под не прикрыто наглыми взорами. Они чувствовали себя совершенно беззащитными перед ними. Такое неприятное чувство можно получить только в одной единственной ситуации; находясь на нудистком пляже, совершено раздетой, и видеть, как толпа одетых мужиков в пьяном угаре глазеют на тебя и пускают струйки слюны от непомерного вожделения. От этого любому станет не по себе.
   Пройдя мимо множества грубо сколоченных хижин, служивших жильем для бандитов, девушки минуя бесконечные секретные коридоры, вошли в пещеру, где располагалась сокровищница Красавчика. Жанне уже приходилось здесь побывать, а Ирине было все внове. Оказавшись в таинственной сокровищнице, похожей на пещеру сорока разбойников из арабской сказки, девушки увидели Красавчика. Он сидел в мягком кожаном кресле и курил ароматную сигару. Возле него находились китаец, Друэ и Одноглазый Пит.
   - Добрый день, милые дамы, - изобразив добродушную улыбку, произнес Красавчик, - я очень рад вновь лицезреть ваши милые лица.
   - Этот придурок решил поиздеваться над нами, - шепотом поделилась своим мнением Ирина со своей подругой и уже нормальным голосом обратилась к бандиту, - мистер, мы были бы очень рады, если вообще не встретили вас на своем пути.
   - Как, вас не устраивает мое великодушное гостеприимство?
   - В гробу мы видели твое гостеприимство! - возмутилась Жанна. - Вы нас содержите, как безмолвный скот в закрытом загоне, и это называется ваше хвалебное гостеприимство?
   - Извините, мисс Жаннин, но вы сами виноваты в этом, - возразил ей Красавчик, - если бы вы не предприняли попытку к бегству, то под моим покровительством весь наш лагерь был в вашем распоряжении.
   - Сам виноват. Не надо было лезть ко мне со своими грязными лапами! - напомнила Жанна. - И вообще не стоит строить из себя благородного джентльмена. От твоих грязных делишек на милю тянет дерьмом!
   - Мисс Жаннин, еще пару слов в таком же духе и я без сожаления воткну грязный вонючий кляп в ваш прекрасный ротик, - процедил сквозь зубы Красавчик, вспомнив о своем унижении от строптивой девицы. - Но закончим нашу словесную перепалку и сразу перейдем к делу. Я приказал своим верным друзьям привести вас сюда, что бы окончательно расставить точки над И. Как вы уже поняли, вас пригласили ко мне в гости неспроста. Двум таким прекрасным юным созданиям не место находится в таком диком, полным опасностей, месте. Они должны находиться у себя дома, под крылышком своих родителей. Но если эти два распустившихся бутона розы попали совершено случайно в дикие края, то им обязательно необходима надежная охрана, которая сможет беспрепятственно и главное, минуя опасные приключения, вернуть родителям свои драгоценные чада. Мы как раз и являемся таковыми людьми. Лучших телохранителей вам не найти во всех Штатах и соседних государствах...
   - Короче, Склифосовский, - перебила его Жанна, - хватит мямлить, словно бабушка Петра, забывшая вставить протезные зубы. Говори, что тебе нужно от нас. И желательно излагай все кратко.
   - Приятно иметь дело с деловой женщиной, - улыбнувшись, произнес Красавчик.
   - С девушкой, - поправила его Жанна.
   - Пардон, девушкой, - сказал Красавчик, - что ж, обойдемся без прелюдий и перейдем сразу к делу. Мне от вас, милые дамы, много не надо, всего лишь точные координаты местонахождения ваших родителей или близких родственников, которые готовы заплатить кругленькую сумму за вашу безопасность, вот и все.
   - Всего-то делов, на парочку сольдов? - усмехнулась Ирина. - Вам как удобней, получить номер мобильника или адрес E-mailа сообщить? Может вам и деньги по факсу переслать, чтобы времени много не терять? Нет господа разбойники, всего этого мы делать не будем. Лучше мы погостим у вас немного, подождем появления наших парней. И тогда посмотрим, как они надерут вам задницу по самое, не хочу.
   Хотя и слышалась бравада в голосе Ирины, она также как и Жанна была на грани отчаяния. Полбеды, что они находились в плену у подонков. Беда заключалась в том, что девушки даже если захотели, не смогли бы выполнить требования разбойников. Да и как это сделать? Как можно объяснить этим тупоголовым бандюганам, что их родина находится, совершено в другой эпохе и их родственники недосягаемы для всех окружающих людей? Может им рассказать всю правду? Нет, не стоит. Такой фантастической истории не поверит даже самый здравомыслящий человек. Они просто посчитают их сумасшедшими. И поступят верно. В недавнем времени девушки сами, услышав такие россказни, отправили бы человека прямиком в больницу для пристанища психов. Такие мысли крутились в голове у Ирины и Жанны. Но, несмотря на плачевное положение, они решили не подавать вида, что сильно напуганы. Девушки с надеждой ждали своих друзей, которые непременно должны придти к ним на помощь.
   - Если вы надеетесь на помощь своих друзей, то вас я очень огорчу, - усмехнулся Красавчик, - их вместе с костями съели краснокожие дьяволы. Так что ждать помощи вам не от кого, милые дамы.
   - Врешь ты все, Красавчик, - едва сдерживая крик отчаяния, произнесла Жанна. От услышанного, у девушек все похолодело внутри. Остаться одним в диком мире для них было равносильно смерти.
   - Что ж, если вы мне не верите, то мои парни вскоре принесут вам доказательства моих слов, - Красавчик с удовлетворением отметил появившейся страх в глазах девушек. Значит, вскоре они сломаются и будут полностью в его власти. - Они принесут все, что останется от этих бравых парней. Отрезанные уши или свежие скальпы. Вы же сами знаете, какие кровожадные эти индейцы.
   - Босс, мы поймали двух краснокожих лазутчиков, - встревожено доложил Тощий Педро, появившись среди бандитов.
   - Что они здесь делали? - спросил Красавчик.
   - Я не знаю, - ответил Педро, - мы пытали их, но ты же, сам знаешь, что краснокожие дьяволы тверды как гранит. От них нам не удалось добиться ни звука.
   - Одноглазый, ты меня уверял, что чисто провернул дело, - сквозь зубы произнес Красавчик.
   - Клянусь богом, босс, я своим глазом видел, как краснокожие связали настырных парней, - уверял его Пит.
   - Смотри, Одноглазый, если ты мне лапшу вешаешь на уши, то будешь не только одноглазым, но и одноухим тоже, - недобро сверкнув очами, сказал Красавчик.
   Девушки, затаив дыхание, слушали разговор между бандитами. Из услышанного, они сделали обнадеживающий вывод; где-то ублюдки просчитались. Значит, не все потеряно и долгожданная помощь должна вскоре придти.
  
  
  
   Интерлюдия.
  
  
   Обед проходил в полном молчании, да и по-другому не могло быть, ведь чтобы вести хотя бы неспешный разговор и тем временем придаваться кулинарным изыскам, совершено не замечая его вкуса, нужно быть извращенным человеком, напрочь, лишенным простых этических норм. Конечно можно перебрасываться небольшими репликами, обсуждая послевкусие того или иного блюда, но не более. Так считал Евгений Соколов, да и его сотрапезник был такого же мнения.
   Стол на балконе был накрыт на славу. Изысканные вина, с тонким терпким ароматом, запеченные рябчики, покрытые хрустящей корочкой, фаршированный яблоками фазан, свинина постная без капельки жира, рыба жареная и пареная, несколько видов соусов, икра в небольших вазочках, свежевыпеченный душистый хлеб, салаты и фрукты. Полное изобилие, от которого разбегаются глаза, а в животе урчит от предвкушения великого наслаждения.
   Ловко орудуя вилкой и ножом Евгений медленно, стараясь до конца ощутить весь букет вкусовых качеств натуральной пищи, поглощал яства, стараясь все понемногу испробовать, ну и конечно не забывал запивать это изобилие прекрасным легким вином. Когда же он ощутил, что даже маленькая изюминка не сможет поместиться в его желудке, отложил в сторону столовые приборы, с сожалением посмотрев на не съеденные яства, встал, подошел к перилам балкона, облокотился на них.
   В башне насчитывалось пятьдесят уровней но, даже находясь практически на середине этого огромного колоса, можно было спокойно созерцать красочную панораму, открывшуюся перед его взором.
   Чистое ультрамариновое небо, на котором непринужденно висело местное светило под скромным названием Теджас и его верный спутник Вайю, который видно днем, (второй Акаша появляется только ночью), протянулось до самого горизонта, где плавно сливалось с местным ландшафтом. Когда по нему не плыли ленивые пушистые облака, его прозрачность казалась неестественной, словно не атмосферный живительный слой спасал планету от губительного космоса, а просто огромным хрустальным куполом, изготовленным каким-то неизвестным титаном. Что удивительно, это ощущение совсем не давило на психику, не угнетало своей хрупкостью, наоборот бодрило, придавало чувство умиления души, сохраняя ее в равновесии и покое.
   Недалеко от высоких стен блуждающего замка, на изумрудной лужайке пасся небольшой табун лошадей под присмотром бдительного пастуха, одетого в длинный плащ и широкополую шляпу.
   А там, на горизонте стояли непреступной стеной скалистые горы. Пелионы, так назывался этот горный массив разделяющий материк на две равные части. Он же и способствовал сохранению умеренного климата в этих местах, преграждая собой дорогу для холодных ветров северного моря. Евгений еще спрашивал у Ярмака, почему такое странное название у гор. Тот ему ответил, что на местном наречии это означает Самоцветные горы. Судя по названию, там скрывается несметное количество драгоценных камней или металлов. Хотя какая разница, все равно все эти сокровища невозможно добыть. Обитающие там злобные Магоги, не только спокойно покопаться в поисках сокровищ не дадут, но и пройти по перевалу можно только с сильно вооруженным отрядом, да и то, постоянно опасаясь засады или коварной ловушки со стороны этого недружелюбного племени.
   До гор простиралась равнина, ярко украшенная зеленой травой, многочисленными полянами причудливых цветов, с бутонов которых пчелы собирая нектар, делали замечательный душистый мед. Иногда попадались одинокие деревья, похожие на земные дубы своим кряжистым могучим стволом в несколько обхватов и своей пышной кроной листвы. А там дальше практически прямо у самого подножья гор расположились небольшие рощи, окружающие прекрасное чистое озеро, в которое впадал небольшой каскадный водопад, брызги от него под лучами Теджас искрились, создавали чудесную арку радуги, на которую так и хочется залезть, свесить ноги, а потом прокатиться стремглав как с ледяной горки.
   Да, ради такой красоты стоило так высоко подняться за Ярмаком.
   Неожиданно горизонт покрылся непроницаемой дымкой, и вся пасторальная картина скрылась за ней, как за театральной шторой. Когда же она рассосалась, то ландшафт резко изменился. Равнина, как и горы бесследно исчезли. Место них все пространство до самого горизонта занял густой непроходимый лес. И там где-то в его глубине виднелась небольшая проплешина, на которой разместилось небольшое озеро, вокруг нее стояли хижины. Они не были пусты. Местные аборигены ходили, поэтому странному селению, занимались своими делами и даже не подозревали, что кто-то со стороны за ними наблюдает.
   Евгений вздрогнул от увиденного. Он мог поклясться, что каким-то шестым чувством ощутил присутствие своего агента где-то рядом с ним. Но этого не могло быть! Он сейчас находится совсем в другом месте и пытается выполнить поставленную задачу!
   В следующее мгновение накатила другая волна дымки. Стоило ей рассеяться, как привычная картина оказалась на своем месте.
   - Ну и как тебе такие фортели? - спросил Ярмак.
   Евгений, засмотревшись на происходившие перемены, даже не заметил, как он подошел к перилам и расположился рядом.
   - Что это было?
   - Временное слияние миров.
   - Когда это началось?
   - Сегодня впервые проявило себя так явно эта аномалия.
   - Но как тебе удалось определить, что оно случится именно сегодня и именно здесь? - удивлено воскликнул гость.
   - Предчувствие, друг мой Евгений, предчувствие, - в задумчивости немного растягивая слова, произнес старец.
   - И что послужило катализатором для такого уникального феномена?
   - Какой-то разрушительный катаклизм произошел в вашем мире. Он и послужил толчком для этого явления.
   - Катаклизм, - Евгений задумался на минуту. - Кажется, я знаю причину, приведшую к таким последствиям. Сотеринцы! Точно, Сотеринская армада подступила к границам нашей галактики, перед тем как я попал к тебе в гости. По слухам у них имелось какое-то секретное оружие разрушительной силы. Значит, все эти разговоры оказались правдой и Сотеринцы успешно применили свое оружие. Но как оно могло повлиять на твою реальность, если наши миры находятся абсолютно в разных параллелях мироздания?
   - Это на первый взгляд, кажется, что мы находимся недосягаемо далеко друг от друга. Вот скажи мне, что ваши просвещенные мужи знают про параллельные миры или как любят выражаться ваши мудрецы, альтернативные вселенные?
   - Вопрос конечно интересный, - задумчиво произнес Евгений, подбирая слова, чтоб подоступней выразить свою мысль, - наши ученые считают, что черные дыры являются проходом в другую вселенную. Но это всего лишь гипотеза. На практике этот феномен исследовать не возможно из-за огромной гравитации, от которой гибнет любая живая форма. А исследовательские зонды просто не возвращаются обратно, не хватает энергии преодолеть ту же проклятую гравитацию, чтобы вырваться из лап черной дыры.
   - А что такое черная дыра?
   - Ее можно сравнить с водоворотом на реке. Принцип аналогичный, только место мусора, черная дыра всасывает в себя любую материю, энергию и даже непоколебимое время исчезает там в никуда.
   - И много их?
   - Только в доступной для изучения вселенной насчитывается около трех миллионов. А каково их реальное количество, никто не знает.
   - Месть Варруна, так это называют у нас. Они появились во время войны между Варганами и Калакхандами. Их ровно тысяча девяносто девять. И когда они сольются в единое целое, наступит конец света. Так гласит легенда.
   - Так у вас они тоже есть? - еле сумел выговорить Евгений. От изумления он чуть не потерял дар речи.
   М-да, Ярмак как всегда преподнес очередной сюрприз. Только представьте себе, откуда человек, даже обладающий сверхъестественными способностями, но живущий в технически отсталом мире может знать о существовании черных дыр? Ведь не мог же он их наблюдать с помощью примитивных телескопов, которые более напоминали подзорную трубу. Тогда как? Вопрос, как и прежде, остался открытым.
   - Не у вас, а у нас, - Ярмак подошел к столу налил себе в бокал вина, сел на стул и продолжил, - это касается не только моего мира, но и твоего.
   - Но как? - задал вопрос Евгений, присоединяясь к своему собеседнику. - Мы же находимся в разных вселенных, не имея граней соприкосновения между собой?
   - Вот тут-то ты глубоко ошибаешься, друг мой, - ответил Ярмак и сделал небольшой глоток вина. - Мы находимся в одном мире, едином, на расстоянии протянутой руки, кстати, об этом знают даже первогодки семинаристы из школы магии, уж не говоря о достойных ученых мужах имеющих за своими плечами необъемный кладезь знаний, таких как ты. Стыдно, друг мой, быть невежей, в таких простых вопросах.
   - Так объясни глупцу попроще и не стесняйся, поясняй на пальцах, - Евгений ничуть не обиделся на слова своего старого друга, ему наоборот было интересно услышать очередную сногсшибательную теорию о параллельных мирах.
   - С этим вопросом все просто и в тоже время все сложно, - Ярмак раскурил свою трубку и начал рассуждать, при этом пыхтя дымом как паровоз.
  
   Представь себе архитектора. Свои опыты со строительством он начал с простого хрупкого шалаша, готового развалиться при первом сильном порыве ветра. Уютно, дождь не мочит и солнце не печет, потому что есть крыша над головой. Но этого ему кажется мало, нужно какие-нибудь хоть маленькие удобства и ради этого он начинает строить землянку. Но там сыро и темно. Тогда он переходит к добротному дому и постепенно дорастает до великолепных дворцов, полных изыска и гармонии. Потому что пытливый ум зодчего не имеет пределов фантазии. Он всегда идет впереди себя, стараясь достичь полного совершенства, при этом воплощая в жизнь иллюзию придуманного им самим идеала. Стоит ему остановить попытки в своем совершенствовании, как он сразу же превратится в обычного рядового шаблонного чиновника, который привык действовать, не задумываясь, строго по регламенту, отсекая в сторону все новшества и излишества, превращая труд в каторгу, а отдых в удовольствие, не понимая, что именно труд заставляет нас быть человеком. Так неужели ты можешь подумать, что творец нашего мира уподобился этим убогим чинушам, и сотворил мир пресным и однобоким, подчиняясь шаблонному регламенту? Нет, друг мой, наш создатель творческая фигура и его замысел был красив и многогранен. Вот послушай строфы из древнего писания, где ярко выражена истинная натура Великого Зодчего наделившего наш мир жизнью.
   ... Он выбрал именно ее, одну из множества невообразимо плотных точек разбросанных беспорядочным хаосом в величественном мраке абсолютного ничто, не имеющего ни начала, ни конца.
   Таким бездонным колодцем, не имеющим границ, эта пугающая пустота может показаться только незначительно мелким существам, как человечество, наделенным ограниченным восприятием окружающего мира. Для творца же, это ничто являлось всего лишь четырех мерным полотном, готовым принять первый осторожный мазок положивший начало неповторимому шедевру, о котором не забудет никто и никогда, потому что он всегда находится перед глазами.
   Но что именно привлекло его в этой мерцающей точке? Что в ней особенного? Что ее отличает от своих товарок, хаотично разбросанных на темном полотне? Может все дело в ее таинственности, стремительной лихорадочной жизни бурлящей где-то там внутри этой крошки? Может как раз этот дефект отличает ее от своих безжизненных подружек и как магнитом притягивает внимание творца? Он всей своей душой слышал, как она зовет, как кричит ему, чтоб он освободил ее от связывающих оков, дал насладиться ей своим новым перерождением. Ведь она знала, что уже готова к этому. Готова, как юное, невинное создание, неожиданно для себя превратившееся в зрелую женщину. Ощущая потребность, носить новую жизнь в своей утробе. Трепетно хранить ту прекрасную новую сущность и по истечения срока выплеснуть наружу, в любимый сердцу мир, весь свой бесконечный энергетический потенциал, накопленный за время покоя и ожидания, тем самым порождая долгожданное дитя, прекрасное, как бутон розы с нежными бархатными лепестками покрытыми капельками росы, которые искрятся под лучами утреннего солнца.
   И эта новая истина неотвратимо влечет, отдает жарчайшим внутренним пожаром, который невозможно потушить. Она держит в непрерывном напряжении крошечные кровеносные сосуды, которыми полностью пронизана пульсирующая маленькая точка. Этот крошечный комочек, наполненный кипучим биением, так и трепещет в неге под нежным взглядом творца.
   И разве после всех этих волнующих переживаний он мог посягнуть на честь другой крохотной точки? Нет, не мог. Только эта желанная, отзывчивая матрица нового мира полностью принадлежит его творческому разуму, в котором уже полностью сформировался образ новой вселенной.
   Осталось сделать первый шаг к воплощению своего замысла. И он его сделал. Взяв в руки кисть, творец опустил ее в палитру наполненную частичками его плоти, состоящей из свернутого времени. Он с нежностью напополам разбавленной с любовью сделал первый свой мазок, превративший невзрачное, но плодоносящее семя в прекрасный цветочный бутон, лепестки которого, медленно открываясь, показали любопытному взору творца всю прелесть совершенства зарождения новой жизни.
   На полотне уже не существовало бесконечной мрачной черноты, инкрустированной маленькой блестящей точкой. Его озарила вспышка Большого Взрыва перекрывшего весь световой спектр своими сочными, яркими до рези в глазах красками. А потом уши уловили удивленный и в тоже время испуганный крик только что рожденного мира.
   Воодушевленный полученным результатом Творец с большим творческим подъемом взялся за начатую работу.
   Тем временем, лепестки цветка разрослись во все стороны, равномерно заполняя пустоты полотна первозданной материей. Но так долго продолжаться не могло. Когда-то проходит лето и наступает осень.
   Так случилось и сейчас. Пришло время и лепестки опали. Они стали сгущаться, уплотняться, превращаясь в ослепительные квазары и галактики. Последние, Творец создавал особенно тщательно. Одни галактики он сделал в образе спирали, символизирующей бесконечность витков времени, каруселью уходящих вдаль. Другие создал в виде чаш соединенных прямолинейными звездными перемычками. Третьи просто в форме светлых клякс медленно меняющий свой образ. Галактики одинокие, галактики имеющие своего спутника, цепочки из пяти шести галактик, млечный путь, выстроенный в струйку и уходящий в никуда.
   Творец отошел от холста. Он чувствовал приятную усталость и удовлетворение от проделанной работы, но предстояло закончить начатое до конца.
   Замысел Творца был прекрасен - сделать мир многомерным, добавив к трем привычным для вас пространственным измерениям, еще одно, которое позволяло с разных точек наблюдения созерцать прослойку материи, открывающую другие зеркальные миры, наслоенные друг на друга, как праздничный торт. Там живут люди подобные образу Творца, в окружении причудливой и неповторимой природы.
   Так были созданы миры, которыми до сих пор Творец любуется из своей обители.
  
   Ярмак закончил и с удовольствием глотнул вина.
   Евгений молчал. Он был в шоке от услышанного откровения своего старого друга. Как? Как мог знать о Большом Взрыве и о строении вселенной человек, знания которого ограничиваются только владением магических фокусов и других ловких трюков? У них же нет даже обычного примитивного телескопа уж не говоря об орбитальных станциях и лунных городах, откуда, удобно изучать необъятные просторы вселенной!
   - Так был создан наш общий мир - твой и мой являющимися частичками отражений одного целого мироздания. Между ними всегда существовали тайные тропинки позволяющие совершать незримые путешествия между реальностями, которых нет числа, - продолжил Ярмак. - А это означает, что все миры взаимосвязаны между собой. И все изменения, все разрушительные катаклизмы, происшедшие в твоей реальности, без сомнений, повлияют на положение вещей в моем мире.
   - Так, значит, все эти миражи являются небольшим смещением всех миров находящихся в нашей многогранной вселенной? - задал вопрос Евгений, как только пришел в себя от глубокого изумления. - Неужели все началось из-за войны, начавшейся в моей реальности?
   - Да, мой друг, все так и началось, - ответил ему Ярмак.
   - Тогда почему мы здесь сидим и тешим друг друга разговорами? - возмутился Евгений. - Нам нужно срочно вернуться в мой мир и кардинально исправить эту ошибку! Ты же поможешь нам в этом?
   - Нет, друг мой, нам придется остаться здесь, - возразил ему Ярмак, - главная битва за сохранения мира произойдет здесь. Я думаю, что все эти неприятности, дело рук Сергена, значит это отвлекающий маневр, а основной удар будет нанесен здесь, вот только когда и в каком месте? Вот это нам и предстоит узнать и помешать злодейским планам Сергена.
   - А как же мой мир? Кто его спасет от надвигающей угрозы?
   - Твой мир спасут тахионы, это им под силу и нашего вмешательства в их дела не понадобиться.
   - Но как элементарные частицы, двигающиеся со сверхсветовыми скоростями, смогут помочь в предстоящей битве? - удивился Евгений.
   - Это не частицы, это люди новой формации, - спокойно ответил Ярмак.
  
  
   Конец первой книги.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"