Молотков Сергей.: другие произведения.

Носкоглот.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Берендеевские хроники.
  
  
  
   Берендеевка.
  
  
   Берендеевка - небольшой провинциальный городок, каких множество по всей стране, стоял на берегу реки Чухонка. Населения в нем было всего ничего, порядка девятьсот восьмидесяти тысяч человек из которых, если считать чиновников, которые занимали посты в мери, в министерстве культуры, в министерстве сельского хозяйства, министерстве промышленности, здравоохранения и так далее и тому подобного, трудяг насчитывалось всего, лишь, тысяч пятьсот.
   В Берендеевке не было никаких особых достопримечательностей, если не считать деревянного сортира, стоящего на отшибе, куда в далеком прошлом случайно заскочил Степан Разин, проходя мимо со своей армией. На нем висела табличка: 'Историческая ценность', для привлечения туристов, вот только желающих посмотреть на оригинальный памятник прошедшей эпохи почему-то не находилось, зато практически каждый местный житель хоть раз ходил туда справить нужду, считая это своим долгом.
   Так бы и остался незаметным этот городок, если бы туда по весне не заскочил на своем джипе мимоходом один важный человек из столицы.
   Как раз в тот период шли неделю непрерывные дожди, а дороги, ремонтируемые по нанотехнологиям, то бишь, рытвины, засыпанные битым кирпичом и утрамбованные ковшом экскаватора, вновь разбились в хлам. Важный человек из столицы не раз вслух вспоминал чью-то мать, проезжая по ним. А когда из-под колес машины сопровождения один из кирпичей влетел в лобовое стекло и то пошло извилистыми трещинами, в его лексиконе появилось кое-какое разнообразие. Теперь важный человек не только вспоминал чью-то мать, но и выражал свои чувства вслух более насыщенные эпитетами, которые находятся под запретом в министерстве культуры. Когда же он встретился с местным князьком, он высказал на эту тему пару 'ласковых слов', сказав в шутку, что здесь только научного центра не хватает, типа Сколково, для новых разработок покрытия автомобильных дорог.
   Глава города, которого звали Дмитрий Анатольевич Городец, сразу ухватился за услышанную фразу, как утопающий за соломинку. Понимая, что если у него выгорит выбить бюджетные деньги на открытие научного центра, то он непременно получит приличный откат, на который можно будет построить небольшую дачу в районе Канар, и там загорать на рождественские каникулы. Но для этого, нужно было найти подходящую идею, да такую, о которой никто в мире не слышал, тогда и вложения появятся, и от спонсоров не будет отбоя.
   С идеей ему помог один профессор или доктор каких-то там наук, в таких тонкостях местный князек не разбирался, надеясь на прозорливость своих помощников, которые старательно отрабатывали свои немалые оклады. Так вот, этот профессор или доктор предложил в будущем научном центре разрабатывать прототип 'Турбине Мега Бульбулятора'.
   Дмитрий Анатольевич поинтересовался - что это? На что получил логический ответ - а хрен его знает, главное этой штуки за бугром нет ни у кого в наличие, а у нас будет.
   Почесав 'репу', Дмитрий Анатольевич подумал и согласился с таки несокрушимым доводом, моля бога, чтобы такая неординарная идея прокатила.
   Она, как ни странно, прокатила.
   Через какое-то время пришло распоряжение из 'Первопрестольной' - построить научный центр для разработки 'Турбине Мега Бульбулятора' и поставить его на особый контроль со стороны администрации, потому что данный проект считается стратегически важным для страны, а может быть даже для всего человечества.
   Узнав о будущей грандиозной стройке, все население городка начало ликовать, потому что практически все трудоспособное население стояло на бирже труда из-за банкротства единственного крупного градообразующего предприятия и впоследствии, его закрытия. А тут, по их размышлениям, в бюджет будут вливаться деньги из центра и появятся рабочие места, ведь кому-то нужно строить объект, а потом его обслуживать. Но оказалось, что им по всем параметрам светит сплошной облом.
   Строить объект наняли гастарбайтеров из соседней восточной страны, потому что им можно меньше платить, да и бузить те не станут, по поводу нарушений трудового кодекса, а после завершения грандиозного строительства кое-кого из них оставили сторожить стратегический государственный объект. Так что население городка на время погрузилось в дремоту, в своих полуразрушенных квартирах, построенных еще при Хрущеве. И так продолжалось до тех пор, пока не произошел один странный случай, кардинально изменивший вялый ход событий в данном населенном пункте.
  Но это случилось потом, а сейчас поговорим обо всех происшедших событиях.
  
  
  
   Метаморфоза.
  
   - Подымите мне веки: не вижу!
   - сказал подземным голосом Вий.
   - Извини, братан, мы домкрат забыли,
   - ответили ему злобные духи.
  
   Никогда не мог подумать, что 'паленая' водка, совокупи с 'Хрониками Амбера' может оказаться гремучей смесью, готовой расколоть привычный мир на мелкие кусочки, превратив привычный уклад жизни в руины. И заставить кардинально пересмотреть свое видение на бытовой уклад, который мне казался вполне приемлемым для зрелого мужчины.
   Но вскоре я убедился, что это возможно.
   Все началось в субботу, в этот день недели у нас на работе был сокращенный день. Выполнив все задания, которые нам поручил наш шеф, мы собрались домой.
   - Ну что, как всегда по пивку? - предложил мне Толик Самойлов, вылезая из кабины 'Газели', он был у нас шофером.
   - По пивку, - согласился я с ним.
   У нас с ним так было заведено, после рабочего дня, мы направлялись в пивнушку, которая находилась через дорогу от нашего офиса, там пропускали по три - четыре кружки, так сказать с устатку, и только тогда разбегались по домам. В субботу же нам было позволительно добавить к ежедневному рациону по парочке рюмок водки. Вот этим мы и решили заняться.
   А что, разве нельзя? Это же традиция и она идет еще с моего детства. Я же прекрасно помню все эти застолья, которые устраивали мои родители. Как взрослые морщатся, выпивая рюмку водки, запивают ее, закусывают. Как вполне адекватные люди, перебрав с водкой, превращаются в каких-то страшных клоунов со своими иногда далеко не безобидными шутками.
   Тогда еще, мне кое-кто из взрослых говорил, что когда я выросту тоже буду пить эту гадость. А пока нельзя, пока еще маленький.
   Однажды, более взрослые друзья дали мне вино попробовать. Как мне потом было плохо, это даже представить сложно. И тогда я решил для себя, что больше никогда не возьму в рот эту гадость.
   Но чем взрослей становишься, тем сильней начинаешь понимать, что без этой гадости никак невозможно обойтись. Потому что с ней легче в компании общаться, как-то с девушками знакомиться лучше получается, настроение хорошо поднимает и все окрашивается в радужные тона.
   Постепенно алкоголь становится незаменимым в обычной жизни. И становится нормой выпить на новый год, на свое или чужое день рождение, выпить в выходной или выпить просто для поднятия настроения или с горя, чтобы от души поплакаться в жилетку другу.
   Повод оказалось легче найти, чем это со стороны, кажется.
   - Я сегодня долго задерживаться не буду, - предупредил я Толика, переходя дорогу на зеленый свет светофора.
   - Почему? - удивился тот.
   - Обещал сына в парк сводить, покатать на каруселях, - объяснил я.
   - Дело нужное, - согласился со мной Толик, - а я своего завтра свожу.
   - Я бы тоже завтра сводил, но на воскресенье у жены на меня другие планы, - сказал я, подходя к открытой двери пивной.
   Мы вошли внутрь, подошли к высокой барной стойке, сели на стулья с длинными никелированными ножками.
   - Привет парни! - встретил нас улыбкой Эдик - бармен. - Вам как всегда?
   - И по паре рюмочек водки, - добавил Толик.
   - Любой каприз клиента для меня закон, - сказал бармен. Он незамедлительно начал выполнять заказ.
   Вскоре перед нами стояли запотевшие стеклянные кружки с пивом и по рюмке 'Гжелки'. На закуску мы взяли по паре бутербродов с колбасой, а так же, по небольшой тарелке соленых сухариков с чесноком.
   - Ну, будем! - Толик опрокинул в себя рюмку и, выдохнув, вначале занюхал, а потом закусил бутербродом.
   - Будем! - я последовал его примеру.
   После водочки мы перешли к пиву. Первую кружку выпили без передыха, до самого донышка, остальные начали потягивать маленькими глотками, изредка забрасывая в рот соленые сухарики.
   М да, Пивбар дело приятное, вот только время там летит незаметно. Так что место рассчитанных пару часов я просидел там полных четыре и уже прилично накаченный пивом вперемешку с водкой, слегка покачиваясь, побрел домой.
   Стоило мне открыть дверь родной квартиры, как в коридоре появился мой сын.
   - Папа пришел! - радостно воскликнул он. - Пап, мы пойдем кататься на каруселях?
   - Обязательно пойдем, - ответил я ему, снимая туфли и надевая домашние тапочки.
   - И куда ты интересно собрался? - раздался голос жены. Она уже успела появиться передо мной, как призрак в старом заброшенном доме.
   - В парк, - честно признался я.
   - Ты посмотри на себя! - начала зудеть жена. - Залил водкой свои бесстыжие глаза и собираешься в таком виде идти гулять с сыном? Нет, никуда ты не пойдешь! Иди, лучше проспись, алкаш несчастный!
   После такой экспрессивной тирады она резко развернулась и удалилась из прихожей.
   - Мам, он же обещал со мной пойти! - сын побежал за ней.
   - Со мной пойдешь, Миша, - со стороны спальней комнаты раздался голос жены.
   - Ура! - обрадовался сынишка. - Мы пойдем кататься на каруселях!
   Если моя жена куда-то собирается, то делает это очень долго. Пока наложит макияж, пока уложит волосы в приличную прическу, пока подберет подобающий наряд, на все про все у нее уходит не менее трех - четырех часов. Сейчас же, полная гнева моя вторая половина умудрилась собраться за пятнадцать минут, тем самым побив все свои рекорды по сборам. Она взяла за руку сына и бросила мне в лицо:
   - Алкаш!
   После чего громко закрыла входную дверь.
   - Да пошла ты, коза драная! - крикнул я в пустоту.
   После семейной разборки мое прекрасное настроение снизилось до минусовой отметки, а чтобы его вновь приподнять, требовалось всего две вещи - пол литра водки и книга 'Хроники Амбера'. Вот и все.
   За водкой придется бежать в магазин, потому что такие вещи у нас дома надолго не задерживались по многим веским причинам, книга Роджера Желязны лежала на письменном столе. Так что, эти два вопроса я решил без малейших затруднений, сбегал в магазин, взял со стола 'Хроники Амбера', уселся в кресло и открыл страницу, на которой остановился в прошлый раз, но прежде всего, влил в себя сто грамм для успокоения нервов.
   Эту серию книг, состоящую из десяти томов, если не считать за том 'Путеводитель по замку Амбер', я читал бесчисленное количество раз, и каждый раз получал истинное наслаждение, погружаясь в пучину тайн, которые надежно хранятся в причудливом сплетении бесконечных Отражений. Там где имеются две вершины мироздания в образе Лабиринта и Логруса, между коими постоянно идет нешуточное противостояние.
   Вот и сейчас, стоило мне открыть книгу, как я с головой погрузился в невероятные приключения Корвина, не забывая при этом, изредка опрокидывать в рот рюмочку водки.
   Хочу сказать, хреновое мне пойло попалось, отдавало ацетоном, хотя на этикетке было написано 'Столичная'. Интересно, в каком подвале эту 'паленку' разливали?
   Вскоре я добрался до эпизода, когда Корвин восстановил зрение в подвальном узилище и стал по памяти рисовать на стене Маяк, что бы туда попасть через ожившую картину. Вот тогда все началось.
   Мне до сих пор не понятно, что в тот момент произошло, было это магией или просто непонятным природным феноменом, на пьяную голову сразу не сообразишь, но факт остается фактом, привычная реальность, окружающая меня, пошатнулась, дала сбой.
   Первое что я увидел, когда наливал очередную рюмку, стену, покрытую пасторальными обоими, которая стала терять свои незыблемые очертания. Она стала расплываться, терять свой привычный узор и покрываться пузырчатыми волнами. Они накатывались друг на друга, сливаясь в неровные бугры, потом опадали, делая в стене небольшие округлые выемки.
   - И что это за хрень такая? - уставился я на ожившую стену. - Откуда оно взялось?
   Протер глаза, может это все мне показалось, нет, видение не исчезло. Тогда я попробовал, дотронутся рукой до колышущихся обоев. Если зрение мне подводит, то осязание подскажет наверняка, все это происходит наяву или только в моем отравленном алкоголем воображении.
   Зря я это сделал. Стоило мне коснуться обоев, как в глазах все померкло, словно выключили свет и моя душа, вырвавшись из плена бренного тела, полетела в неведомые края.
   Где я тогда находился, в раю, в аду или в чистилище? Честно признаюсь - не знаю. Сколько провел времени в подвешенном состоянии? Мне неведомо. Может одно мгновение, может целую вечность. Там, в ничто, время течет совсем по другому, не по земным меркам. Что ощущал? Не помню, скорее всего, растерянность и непонимание случившегося. Что видел? Ничего, словно весь этот отрезок времени кто-то начисто стер из моей памяти.
   Потом я ощутил толчок, который обозначил конечный пункт путешествия по непознанному пространству. Моя неприкаянная душа нашла свое новое вместилище. Я находился внутри тела, чужого тела, совершено незнакомого мне. Почему чужого? Потому что оно было намного тяжелее моего, да и идти приходилось как то неуклюже, спотыкаясь на каждом ходу. Но это можно списать на то, что меня до сих пор окружала темнота. Что еще? При каждом шаге я громыхал, как кастрюля на кухне и кругом пахло сырой землей.
   Меня вели невидимые поводыри, схватив за руки, не долго, вскоре мы остановились. Потом я услышал радостный возглас:
   - Мы прибыли, хозяин!
   Хозяин? Кого, чего? Трудно это определить, когда у тебя завязаны глаза. Сделав такой вывод, я крикнул чужим страшным голосом:
   - Какого черта происходит? Откройте же, наконец, мне глаза!
   - Сейчас сделаем, хозяин! - послышался нестройных хор, и сразу вокруг меня засуетилось множество невидимых тел.
   Раздался скрип несмазанных ворот. Сначала появилась небольшая щелочка, через которую проник маленький луч света, потом мои глаза оказались полностью открытыми и первое, что я увидел, это незнакомого паренька, постриженного под горшок и одетого в длинную рубаху с шароварами, те были заправлены в сапоги. Он смотрел в мою сторону широко открытыми глазами, наполненными до краев диким ужасом. Потом паренек упал на деревянный пол, внутри начерченного круга и замер.
   Что так его испугало? Я или мое окружение? И где я сейчас нахожусь?
   Осмотрелся. Недалеко от меня стоял пустой гроб, на стенах иконы, кресты, зажженные свечи. Церковь? Что - то знакомое, из моего далекого детства. Про это я или слышал, или видел, или может быть читал. Но про что именно? И тут я вспомнил. Правда, эти воспоминания не принесли мне большой радости.
   - Принесите мне зеркало! - раздражено выкрикнул я.
   - Сейчас сделаем, хозяин! - откликнулись мои поводыри.
   Я искоса посмотрел на них. Множество крылатых, когтистых и хвостатых монстров кинулись в разные стороны на поиски нужного предмета. Вскоре они вернулись, держа перед собой зеркало. Я взглянул на свое отражение.
   Там, в зеркале, находился тучный, приземистый человек, с запутанными, длинными патлами волос. Он весь, с ног до головы был покрыт железом. Но больше всего меня поразил взгляд мертвых позеленевших глаз, которые находились между неестественно огромными, тяжелыми веками. Они не могли принадлежать обычному смертному.
   Вий! Вот в какое чужое тело вселилась моя грешная душа!
   Это что, кара за мои грехи или чья - то нездоровая шутка? Как бы то ни было, но мне не улыбалось остаток жизни провести в этом мерзком теле. Кстати, какая продолжительность жизни у Вия? Если это вечность, то мне повезло как в анекдоте про тонущий корабль - или свисток сломанный попадется, или акула глухая.
   Дальше я не успел развить свою мысль, помешал испуганный выкрик монстров, окружающих меня:
   - Вторые петухи!
   Все засуетились, куда - то побежали. Потом появились первые лучи света, и мое сознание в очередной раз померкло.
  
   - Ну что, как всегда по пивку? - предложил мне Толик, вылезая из кабины 'Газели'.
   Я стоял, смотрел на него и ничего не понимал. Почему повторяется весь сегодняшний день? Может я заболел, и все мне привиделось в бреду? Или это, какие - то непонятные разуму силы показали мне, во что я стал постепенно превращаться в глазах своей семьи? А показав, дали второй шанс.
   Теперь выбор за мной - оставаться прежним или кардинально измениться. Я улыбнулся сам себе и его сделал.
   - Нет, Толик, я лучше пойду домой.
   - Почему? - удивился друг такому ответу.
   - Я обещал сыну, что мы пойдем в парк, кататься на каруселях. Пока, до понедельника, - сказал я и, не дожидаясь ответных слов, развернулся, пошел домой.
   - До понедельника! - донесся до меня разочарованный возглас Толика.
   Он не понимал, почему я отказался от похода в пивнушку, почему нарушил устоявшуюся традицию. А все очень просто - ему еще не открылась истина, которую мне пришлось постичь, пройдя через кошмарное испытание, которое открыло перед моим взором мир под совершено другим ракурсом. Поэтому он не мог понять, что безобразная чудовищная гусеница, сидящая у нас внутри, у каждого из нас внутри, уже готова превратиться в прекрасную бабочку, для этого ей всего лишь нужно дать маленький шанс и тогда она вылупится из крепкого кокона. Я же это понял, я это познал и принял метаморфозу. Возможно, и он когда-нибудь поймет, тогда у него все будет намного лучше, чем сейчас.
  
  
  
   Знакомство с Носкоглотом.
  
  
   Знаете ли, не люблю я по несколько дней ходить в одних и тех же носках, ну не люблю и все. И в этом нет ничего удивительного, потому что еще с детства меня приучили так поступать, поэтому, подчиняясь своему маленькому бзику, ежедневно, как собираюсь куда-то выходить, обязательно надеваю новую пару, а грязные еще вечером, кидаю в стирку.
   Нет, вы не подумайте, я не педантичный чистюля, у которого все разложено по полочкам и над каждой вещью висит бирка с руководством о ее применении. Совсем, наоборот, у меня вещи разброшены по всей квартире, превращая, на первый взгляд, помещения в сущий хаос и в этом хаосе разобраться под силу только мне.
   Так вот, моя жизнь шла по накатанной колее до тех пор, пока не стали пропадать куда-то мои носки. И что интересно, обязательно исчезал один из пары, хотя они не различаются правый-левый, мне почему-то казалось, что не могу найти именно правый. Этот феномен с легкость можно было объяснить, если бы у меня в квартире имелась собака. Есть такая интересная черта у псов, глотать грязные носки, для прочищения желудка, как у нас, людей - пурген.
   Или был я женат.
   Друзья мне рассказывали; их супруги имеют врожденную способность терять носки в квартире, хотя по логике это сделать практически невозможно. Сами судите - закрытое помещение с неизменной площадью, где практически каждая вещь на виду. По теории вероятности в данном помещении потерять какую-нибудь вещь равно абсолютному нулю. Но, тем не менее, их жены умудряются регулярно, раз в неделю терять из пары один носок. Как говорится - где появляется женщина, там кончаются логически объяснимые вещи, а начинается сплошная аномалия.
   Но, к слову сказать - у меня не было в наличие ни первого не второго. Насчет первого - все просто, я ленив, и выгуливать собак рано поутру - выше моих сил. А со вторым - наслушавшись рассказов своих женатых приятелей, решил не поддерживать продолжительных отношений с многочисленными знакомыми женского пола, потому что до жути боялся попасть в сети супружеских уз, от которых, как мне казалось одни только неприятности. Нет, ничего плохого про меня не подумайте, в монахи я не записался, и традиционную ориентацию не потерял, как это сейчас модно на 'просвещенном' западе, так что с дамами встречался, но предпочитал их почаще менять, чтобы сильно не сблизиться.
   Здесь вот какая петрушка получается, стоит построить долгосрочные отношения с какой-либо из дам, как она начинает строить на тебя планы глобальных масштабов, которые воплощаются в жизнь после стремительного похода под венец в ближайшем ЗАГСе. А я к этому решительному шагу, как уже говорил, еще не готов. И чтобы дамам не давать какие-то призрачные надежды на счет себя и чтобы не нести ответственность за загубленные трогательные чувства женского пола, я решил ограничиться мимолетными ничему не обязывающими отношениями.
   Но я слегка отвлекся.
   Все началось в одно ужасное утро. Тогда лил весенний проливной дождь, как положено с громом и молниями. Так что сами понимаете, такое утро приятным не назовешь.
   А когда на улице идет ливень, и дороги залиты лужами и кругом не найти сухого места, а тебе обязательно нужно вылезти из уютного дома и идти по неотложным делам, тогда остается одно - медленно и осмотрительно, обязательно под зонтиком передвигаться по тротуару, насторожено следя за проезжающими мимо автомобилями. Да, да, именно в таких случаях нужно соблюдать предельную осторожность и никак иначе. А если, хоть на мгновение зазеваетесь, тогда, скорее всего, вы вовремя не успеете отпрыгнуть в сторону, и в результате будете обрызганы с ног до головы неопределенного цвета жижей, медленно протекающей по асфальту.
   Конечно, в такие дни лучше всего сидеть дома, возле телевизора и смотреть какой-нибудь фильм, а лучше сериал, где события разворачиваются на курортном тропическом острове или в солнечной Калифорнии в районе Санта Барбары.
   Но как всегда, когда идет проливной дождь, тебе обязательно нужно идти по неотложным делам в другой конец города. Такое часто случается со мной, а если сказать точнее - с регулярной периодичностью, особенно когда тебе на очередном собеседовании по приему на работу говорят - 'Анатолий Самойлов, ждите нашего звонка'.
   И конечно же не звонят.
   Вот и сейчас нужно идти на собеседование, а тут как назло Ниагарский водопад ниспадает с низких свинцовых туч, когда мне нужно было пройти пешком целый квартал.
   В таких случаях я в основном старался думать на отвлеченные темы.
   Взять, например, наш повседневный образ жизни.
   Пищевое разнообразие и изобилие, которое сегодня может позволить себе практически любой рядовой гражданин, транспортные и бытовые удобства, подаренные социуму промышленной революцией, оставляют нервно курить в сторонке всю титулованную элиту прошлых веков, не говоря уж о простолюдинах. Да, в те дремучие века быт даже королевских особ был настолько неприхотлив, и даже суров, что вряд ли смог бы прельстить жителя современного мегаполиса. Ну, только представьте ночной горшок у себя под кроватью место удобного санузла или трясучая, скрипучая телега место удобного автомобиля.
   Просто жуть берет.
   И вот двадцатый век принес с разрушительными войнами и глобальными революциями такое понятие, как насыщение, чего не случалось за всю историю человечества.
   Сейчас уже ни у кого не появится в мыслях измерять достаток человека по количеству метров суконного полотна, хранящегося на дне сундука в нафталине и гордиться приобретением очередного ковра. К концу двадцатого века наесться до отвала стало не праздником, а обычным рядовым явлением для большинства населения планеты. А следом за удовлетворением физиологических потребностей, промышленная цивилизация смогла предоставить и все остальные бытовые удобства.
   И все же такое изобилие лишила нас кое-чего более главного.
   Если так сказать, отмотать немного время назад, то можно увидеть, как у наших бабушек или прабабушек в приданое входил фамильный сундук и шкаф. Возраст этих вещей мог доходить до ста лет, тем не менее, они не потеряли своих потребительских свойств.
   Только представьте - до ста лет! И главное это касалось не только какого-то там шкафа или сундука, эта долговечность затронула все потребительские вещи, начиная от обычных туфель, кстати, по ГОСТу, которые изготовлялись только на кожаной подошве, а заканчивая автомобилями.
   И как же получился такой кардинальный поворот в производстве товаров, где качество заменено количеством?
   Мировой класс посредников, вот кто виноват во всем. Это они, взявшись формировать спрос, стали одновременно заказчиком и диктатором для производителей.
   И вот не успели мы оглянуться, как вся планета превратилась в один большой конвейер. Денно и нощно грохочущие и дымящиеся заводы и фабрики в три смены ткали, шили, ковали, снимали стружку и отправляли на прилавки предметы, еще вчера бывшие предметами роскоши, а сегодня стремительно превращающиеся в ширпотреб.
   Можно было бы подумать, что в такой ситуации по здравому смыслу и по всем логическим выкладкам должно появиться перепроизводство, что неуклонно должно было удешевить весь производимый товар и привести к тупику потребления. Не тут-то было. Опять подсуетились посредники. Они отправили на свалку самые сакральные для потребителей ценности, как культ накопления и качество товара. Вот и получается, что потребительский кредит и искусственное полномасштабное сокращение срока эксплуатации любой изготовленной продукции, позволили на ближайшее будущее вновь загрузить конвейеры. Но зато весь товар превратили в ширпотреб одноразового использования.
   Вспомните хотя бы старые автомобили. Если ты берешь 'Мерседес' или 'BMW' ты точно уверен в его качестве. А теперь что творится? Ты покупаешь автомобиль за бешеную сумму денег, открываешь дверь салона и видишь, что там вся обшивка сделана из кожзаменителя! Но это еще не все. Оказывается, если по какой-то причине вышел из строя двигатель, он ремонту не подлежит! Покупай новый двигатель, а его цена - половина нового автомобиля!
   Да вообще, в каком веке мы с вами живем! Сиськи силиконовые, сигареты электронные, наркотики синтетические, кофе без кофеина, молочные продукты без жира, стихи без рифмы, панк-рок без мата.
   А современное искусство!
   Насрал под дверью, позвонил в звонок и убежал - уже инсталляция. Позвонил, а потом насрал - перфоманс. Эх, никаких, на хрен моральных ценностей.
   А машины, сволочи, вообще разучились делать!
   Да, я был сильно зол на автомобили, особенно на свой автомобиль. Хотя в чем его винить-то. Ситуация такая.
   Ливни зачастили у нас в области, образовались лужи, мама не горюй! Едешь по ним тихо-тихо и замечаешь, как волна по бокам идет от встречной машины, и она так медленно наваливается на твое закрытое боковое стекло, того и гляди крен достигнет недопустимого угла. И закрадывается к тебе вполне актуальная мысль - пора приобретать амфибию. Пока думаешь об этом, колесо твоего автомобиля проваливается в какую-то неопределенной глубины пропасть, раздается зловещий стук, потом слышатся скрип, визг и готово, автомобиль приходит в негодность.
   Результат - иду на встречу пешком. Или все же плыву? Вопрос конечно риторический.
   А когда делаешь заплыв на дальние дистанции, тогда все эти отвлеченные темы постепенно уходят в сторону и начинают лезть в голову негативные мыслишки, под стать настроению.
   Вот на днях пришел ко мне племянник, попросил помочь с математикой. Ну, в этом деле я можно смело заявить, неплохо разбираюсь, как-никак в школе четверки и пятерки по этому предмету были.
   Достает, значит, племянник учебник, открывает его на нужной странице и передает мне, тыча пальцем в задачу под номером три.
   Читаю и выпадаю в осадок от тематики.
   'В психиатрической больнице есть главный врач и много сумасшедших. В течении недели каждый сумасшедший один раз в день кусал кого-нибудь (возможно и себя). В конце недели оказалось, что у каждого из больных по два укуса, а у главного врача - сто укусов. Сколько сумасшедших в больнице?'
   Мать твою, автора таких перлов надо самого отправить в психиатрическую лечебницу и желательно сделать принудительную лоботомию, чтобы у него больше не возникало желания сочинять учебники для детей.
   Психанув на эту тему, решил, что такой пример задачи единичен.
   Как я ошибался!
   'Безмозглая женщина, отец и мать которой также были безмозглыми, вышла замуж за безмозглого мужчину. У них родился ребенок, имеющий мозг. Предложите не менее двух вариантов наследования данного признака'.
   'Продавец продает шапку. Стоит десять рублей. Подходит покупатель, меряет и согласен купить, но у него есть только банкнота двадцать пять рублей. Продавец отсылает мальчика с этими деньгами к соседке разменять. Мальчик прибегает и отдает десять плюс десять плюс пять рублей. Продавец отдает шапку и сдачу пятнадцать рублей. Через какое-то время приходит соседка и говорит, что двадцать пять рублей фальшивые, требует отдать ей деньги. Продавцу ничего не остается, как лезть в кассу и возвращать ей деньги.
   Вопрос: Насколько обманули продавца?'
   Короче - образование дерьмо, погода дерьмо и соответствующее настроение - дерьмо.
   Вот под такие в некотором роде мрачные мысли я постепенно добрался до нужного мне здания. Оно находилось на противоположной стороне улицы.
   Рядом пешеходных переходов не наблюдалось, так что нужно было удачно вклиниться в интервал проезжающих мимо автомобилей и быстро толи перебежать, толи переплыть на другую сторону улицы.
   Через пару минут появилась возможность выполнить возможное.
   Я в мыслях, не забыв перекреститься, быстрым шагом направился по нужному курсу, напряжено наблюдая, как неожиданно, как будто из ниоткуда появился грузовой автомобиль. Он, поднимая волну, чуть ли мне не по пояс, стремительно приближался. Я понял, если срочно ничего не предпринять, то в следующее мгновение придется заниматься серфингом на проезжей части, вот только место доски пойдет в ход мой зонт.
   Плюнув на осторожность, я рванул к спасительной обочине из последних сил, и когда осталось всего ничего, так сделать пару шагов, как у меня под ногами оказалась пугающая пустота. Да, да, представьте себе, твердый незыблемый асфальт и вдруг пустота с неопределенной глубиной.
   Я ухнул туда, как и мое сердце. Дна не достал, и на инстинкте заработал руками и ногами, стараясь как можно быстрей оказать на поверхности.
   Кто-то говорил, что сначала было слово. Вот тут-то братец глубоко ошибается. Сначала была тугая струя изо рта грязной водицы, а уж потом было слово, а точнее сказать тирада слов подобранных бессознательно, но в тему, правда получилась она скоротечно, потому что, вынырнув, я увидел, как на меня накатывает огромное колесо грузовика. Пришлось обратно погружать с головой, чтобы избежать смертельного столкновения.
   Вынырнул во второй раз, насторожено огляделся. Пока не видно автомобилей, быстро нащупал твердую опору, подтянулся и вылез и бездонного, как мне показалось в тот момент, колодца или еще какой-то там подземной аномалии, неизвестно до сих пор науки. А что еще я мог подумать? Ведь точно помню, что на дорогах нет, от слова совсем, сливных дождевых стоков, не предусмотрены они на наших дорогах, поэтому после каждого такого неожиданного стихийного бедствия везде по городу напряжено работают машины 'сосуны'.
   Оказавшись на поверхности, в первую очередь выбрался на тротуар и только потом осмотрел себя.
   Плачевный вид. Одежда - как будто прямо в ней искупался в помоях, зонта нет, тот пустился в свободное плавание, пока я занимался 'изучением подводного мира', башмака одного нет, скорее всего, остался где-то на неопределенной глубине в бездонной яме. В связи с этим обстоятельствами, моя важная встреча не состоялась.
   Побрел домой весь мокрый и злой. Пытался остановить попутку, куда там, даже ржавые 'Копейки' шарахались от моего вида, как черт от ладана, а про иномарки вообще молчу, так что добрался до дома своим ходом.
   В первую очередь скинул всю мокрую одежду в стиральную машину, потом принял душ и стал переодеваться в сухое, чистое белье. И вот тогда-то я и обнаружил, что не могу найти одинаковую пару носок.
   Посмотрел под кроватью, заглянул в кладовку, в шкаф, открыл на всякий случай морозилку и духовку, безрезультатно. Не удивляйтесь, туда я иногда сую носки для эксперимента, чтобы узнать, где они быстрей будут сохнуть, во время вымораживания или когда слегка пропарятся.
   Время поджимало. Так что пришлось надеть разноцветные носки и бегом за машиной, благо джинсы длинные и из-под них не видно, что у тебя на ногах, но после работы решил прикупить еще с десяток пар жизненно необходимого элемента мужской одежды.
   Неделя прошла незаметно, были кое-какие напряги на работе, так что время летело, как стриж перед грозой. Я как-то в ежедневной суматохе позабыл про небольшое недоразумение с носками, посчитав это за случайность, но вскоре эта случайность напомнила о себе.
   Все повторилось, как в то злосчастное утро. Просыпаюсь, не могу найти одинаковую пару носок, покупаю новые, они постепенно начинают исчезать, приобретаю еще. На меня продавцы уже начали коситься, так с подозрением, словно я решил стать их конкурентом и теперь изучаю конъектуру рынка сбыта, приобретая разные по цвету и по составу изделия трикотажной промышленности.
   Так, в течении месяца, я насчитал у себя около двадцати разношерстных носков и это мне перестало нравиться. Ладно, там, идти на работу, с этим все понятно, или встречать гостей у себя дома, можно вообще босиком, сославшись на хорошее отопление, но как быть, если напросишься в гости к девушке или придешь к родителям. Один раз я пришел. Мать посмотрела на мои разношерстные носки и сварливым голосом заметила:
   - Ну вот, дожился, как алкаш ходишь в разных носках, так смотришь, вскоре постоянно водочку попивать начнешь. Нет, Толик, пора тебе жениться, пока совсем до ручки не дошел.
   После такой тирады, сгорая от стыда, я ушел домой и перестал появляться у родителей. Новые носки я тоже прекратил покупать, плюнув на все.
   И все же, куда они деваются? Неужели в моей квартире появилась Черная дыра, которая избирательно поглощает именно правый носок, оставляя левый на месте? Или это домовой балуется? А может, какой-нибудь извращенный тролль из параллельного мира таскает мои носки, видите ли, мода у них такая, вязать из них шарфы? Или просто я схожу с ума?
   Короче, разная чушь лезла мне в голову, когда я, в очередной раз, собираясь на работу, надевал чистые носки.
   И тут смотрю, вылезает из-под кровати чудо лохматое в рыже-серую полоску; толи кот переросток, толи крокодил недоношенный, что-то между ними. Имело оно длинный лохматый хвост, уши лопухами, спускающимися вниз, короткие когтистые лапы и вытянутую морду с полным набором острых маленьких зубов, между которых свисал широкий раздвоенный язык фиолетового цвета, а на лбу виднелись два небольших костяных нароста, напоминающих маленькие, только что вылупившиеся рожки олененка. Я смотрел на это чудо, с удивлено расширенными глазами, превратившимися в небольшие блюдца, и не мог определить породу чудища невиданного.
   - Чего смотришь, человече, носки давай, - с небольшой хрипотцой пробасило чудо лохматое, облизывая фиолетовым языком пухлые желтые губы и подмигивая мне, то правым золотистым глазом, у которого маленький продольно вытянутый зрачок, то жгуче карим левым с горизонтальным зрачком.
   - Хи-хи, - нервно вырвалось у меня. Оно оказывается, и говорить может.
   - Чего хи-хи, я тебе говорю носки давай, - не унималось чудище, подбираясь ко мне поближе.
   Может кто-то на моем месте испугался бы, увидев незнакомого монстра, я же почему-то его совершено не боялся, и это казалось странным. Интересно, какую гадость я вчера съел, что поутру мне мерещится разная чертовщина.
   - Я не глюк, - словно прочитав мои мысли, проворчало чудище, усевшись на задние лапы.
   - Ну да, хи-хи, ты не глюк, а всего лишь неизвестный науке мутант умеющий читать чужие мысли, - все еще глупо улыбаясь, произнес я.
   - Глупости, мне и читать твои мысли не надо, потому что у тебя все на лбу написано, - обижено проворчало чудище, - и я вовсе не мутант.
   - Допустим ты не мутант и не глюк. Тогда кто ты? - пришлось задать наводящий вопрос. Я уже успел придти в себя от удивления, зато теперь меня распирало чистое любопытство.
   - Носкоглот, - мотнув мордой, представилось чудище.
   - Носоглот? - удивлено переспросил я.
   - Прошу не оскорблять меня разными обидными словами, - чудище обижено посмотрело на меня. - Я не носоглот, а Носкоглот - это большая разница. И вообще, давай тащи свои носки, а то я из-за вынужденной диеты уже успел основательно похудеть.
   Для наглядности оно почесало свой впалый волосатый животик.
   - Так вот кто, значит, таскает мои носки! - возмущено воскликнул я, когда до меня дошло, о чем говорит Носкоглот. Но потом, немного успокоившись, поинтересовался:
   - Почему ты выбираешь только правые носки, а левые не трогаешь?
   - Все очень просто, для меня правый носок, как для тебя смачный кусок хорошего ароматного шашлыка, сытно и весьма аппетитно, - громко сглотнув, начал объяснять Носкоглот, - а от левого носка у меня живот постоянно пучит и начинает мучить изжога.
   - Понятно, - с гастрономическим пристрастием нового знакомого глупо спорить, у каждого свои вкусы.
   - Чего понятно, давай гони правый носок, - насупился Носкоглот. - Или ты хочешь, чтобы я голодной смертью помер?
   - Послушай, а может, ты к соседке, что живет напротив меня, сходишь, там колготками перекусишь? - предложил я с надеждой избавиться от нахального существа.
   - Ты что, мне смерти желаешь? - от услышанного, Носкоглота жутко передернуло. - Для меня колготки чистая отрава!
   - Тогда к соседу, что живет надо мной? - старательно изображая добродушие, я пытался, как можно быстрее спровадить вредителя моих милых сердцу носок.
   - Нет, ты точно решил меня доконать, - тяжко вздохнув, проворчал Носкоглот. - У этого неряхи носками орехи можно колоть, да к тому же, они такие вонючие!
   - А у меня не вонючие?
   - У тебя носки пахнут чистотой, к тому же ты каждый день ноги моешь.
   - Так ты еще и в ванной за мной подглядываешь! - возмутился я.
   - Больно надо, - промямлил Носкоглот, отведя в сторону взгляд.
   - Откуда тогда знаешь?
   - Оттуда, - не стал вдаваться в подробности Носкоглот.
   - Послушай, сходи-ка ты к соседу, что живет этажом ниже, - переключился я на волнующую меня тему. - У него тоже носки всегда чистые. Наверное.
   - Чистые, но туда я не пойду, - категорически отказался Носкоглот.
   - Почему? - удивился я.
   - Потому что у него жена стерва. Стоит мне у них появиться, как она сразу все носки в комод под замок прячет, а выдает их мужу только под расписку, где отдельным пунктом отмечено; при порче носимого предмета в виде дырок или распустившихся ниток, придется супругу отбывать наказание в течении месяца. А наказание заключается в отдельных кроватях, вернее сказать; жена спит на кровати, а провинившийся муж - на коврике у порога.
   От таких подробностей я на время впал в ступор, непроизвольно выдавив из себя:
   - Вот дела!
   Но быстро придя в себя, я еще несколько раз пытался спровадить Носкоглота куда-нибудь в другое место, но тот постоянно находил отговорки. К тому же, мне пора было на работу и для споров времени не оставалось. Пришлось сдаться, найти последнюю пару носков и отдать правый чудищу-гурману.
   Носкоглот ловко поймал зубастой пастью свое лакомство, шумно зачавкал, смачно проглотил, а потом сказав:
   - Спасибо!
   Бесследно исчез под кроватью.
   Вот так у меня дома поселился питомец, которого я назвал Васькой.
  
  
   Носкоглот разбушевался.
  
  
   Я вам говорил, что у меня появился новый домашний питомец? Ну, если не слышали, то вам сообщу, это Носкоглот по имени Васька.
   Вот именно, Носкоглот по имени Васька, а не какая-то там болонка или пудель. Терпеть не могу собак. Как только представлю, что они сначала жрут разное говно на улице, а потом пытаются своим языком тебе рот лизнуть, меня сразу дрожь от отвращения берет. Кошечек разных тоже не имею. Моя мама кошатница и этого достаточно. Эти домашние питомцы меня вообще умиляют. Придешь к маме домой, а там о твои ноги малюсенький комок шерсти трется и такими жалобными глазками на тебя смотрит, мол - накорми меня, я такой, голодный аж просто жуть. И ты же введешься на эти уморительно миленькие глазища и кормишь!
   Вот все говорят, что у котенка желудок не больше наперстка. Если это на самом деле так, тогда получается, что два литра молока, которые этот самый маленький котенок способен выпить за час, находятся в его крошечном желудке под давлением пятьдесят тысяч атмосфер, что в десять раз больше давления в эпицентре ядерного взрыва.
   Нет что ни говори, а с такими загадочными, можно смело сказать - мистическими существами я не способен уживаться на одной жилплощади.
   Вот Васька совершено другое дело. Хот он Носкоглот, но существо разумное, а самое главное безобидное, вот только до жути любит полакомиться моим правым носком, видите ли, такой метаболизм у него странный, поэтому мне приходится постоянно в квартире иметь про запас несколько десятков чистых носок, ведь кроме прокорма питомца я должен еще что-то на работу надевать.
   Вообще-то с ним оказалось намного проще ладить в обиходе, не то, что там с собакой или кошкой, все-таки разумное существо. Выгуливать не надо, лоток с естественными отходами организма менять нет потребности. Интересно, куда же он в туалет ходит? Да какая разница, главное не в моей квартире.
   Так вот, если уж Васька оказался существом разумным, то и обращаться с ним стоило, как соответственно, как с гуманоидом. Вначале решил его я к домашним делам приспособить, ну там полы помыть, те же грязные носки постирать, отходы в пластиковом мешке, в мусорный контейнер выкинуть, короче, по мелочи припахать.
   Дудки!
   - Я у тебя поселился не как домработница! - своим хриплым басом заявил Носкоглот.
   - А как кто? - задал я закономерный вопрос.
   - Как друг, - выдал ожидаемый ответ Васька, помахивая пушистым хвостом из стороны в сторону. - Ты же друзей к уборке квартиры не напрягаешь? Или я тебе не друг?
   - Ну, в общем-то, друг, - немного замявшись, ответил я.
   - И вообще свои интимные вещи ты должен стирать сам, - обижено произнес Васька, потом схватил мой правый чистый носок и скрылся под кроватью, заедать там лакомством свою попранную честь.
   Ну, правильно, как стирать так мне, а как заглатывать мои носки, так это он.
   С тех пор я больше не возвращался к щекотливому вопросу, но зато стал подумывать; а что, если Васька захочет заиметь семью, появятся у него детки, сколько же, мне тогда придется покупать носков? Нет, не хочу такого счастья! И пусть это звучит эгоистично, но лучше бы он всю жизнь прожил одиноким. Или вся моя жизнь превратится в сплошной кошмар.
   Но оказалось, что семейная Васкина жизнь, если такова случится, это цветочки, а ягодки ждали меня впереди.
  
   Я торопился на работу, поэтому не заметил, как превысил скорость, зато это заметил наш доблестный сотрудник ГИБДД, спрятавшийся за автобусной остановкой с радаром.
   - Ваши документы, - представившись, потребовал полицейский.
   Я достаю из кармана документы и с надеждой задаю наводящий вопрос:
   - Командир, может, так договоримся, без оформления, а то я на работу опаздываю.
   - Договаривайся с бабкой на базаре, что тыквами торгует, - важно ответил полицейский, помахивая полосатой палочкой, - Анатолий Федорович, пройдемте со мной.
   И направился в сторону служебного автомобиля, где сидел за рулем его напарник.
   Не поняв причем здесь тыквы, я растеряно пожал плечами не преминув последовать за ним, все еще надеясь договориться, но уже с другим полицейским.
   Не удалось.
   В служебном автомобиле мне зачитали, какой пункт правил дорожного движения я нарушил, выписали штрафную квитанцию и посоветовали не тянуть с ее оплатой, чтобы избежать проблем с судебными приставами, которые регулярно появляются в домах у злостных неплательщиков и конфискуют имущество для погашения долга. Потом, пожелав счастливого пути, вернули документы на автомобиль.
   Как добропорядочный гражданин, я на следующий день пошел в Сбербанк и заплатил штраф по квитанции, напрочь, забыв о случившемся.
   Но примерно через месяц мне напомнили об этом.
  
   Я с Васькой лежал на диване и наслаждался очередной серией 'Сверхъестественное', хрустя чипсами. Нет, не подумайте, чипсы употреблял только я, а Носкоглот с задумчивым видом облизывал чистый правый носок, перед тем как его зачавкать. И вот в тот момент, когда на экране широкого плазменного телевизора голем и братья Винчестер начали выяснять отношения при их первой встрече, кто-то начал настойчиво названивать в мою дверь.
   - Ты кого-то ждешь? - хрипло пробасил Васька, подмигивая мне разноцветными глазами.
   - Нет, - ответил я, забросив очередную порцию чипсов в рот.
   - Тогда не открывай, - констатировал Носкоглот, с интересом наблюдая за развивающимся сюжетом в телевизоре.
   - Так и сделаю, - рассеяно произнес я, наблюдая, как Сэм достает из багажника автомобиля огромный нож и рубит им руку голема, после чего оказывается приподнятым над землей.
   Тем временем к настойчивым звонкам присоединилось громкое постукивание, которое никак не давало нам сосредоточиться на фильме.
   - Может, пойдешь, посмотришь, кого там нелегкая принесла? - раздражено пробасил Васька.
   - Лучше ты сходи, - перевел я стрелки на него.
   - Ага, и кто там стоит за дверью, не увидев никого, ведь меня только ты видишь, подумает, что здесь завелась нечистая сила, пожалуется, позовет священников занимающихся экзорцизмом, чтобы те прогнали из дома дьявола, - Васька не поленился, прочитал мне лекцию. - И тебе это надо?
   - Ладно, пойду сам открою, - тяжело вздохнув, поднялся с дивана.
   Да, Васкин аргумент не оспоришь. Было на днях, зашла ко мне молоденькая блондинистая соседка по имени Вера, живущая на два этажа выше. Не знаю, что она делает с компьютером, но регулярно через месяц у нее летит 'Винда', вот и бежит ко мне. А кому еще обращаться, как к неженатому мужчине, немного разбирающемуся в компах.
   Кстати, а может быть, это что-то другое значит? Я, конечно, такую ситуацию принимаю со смирением, как неизбежный потоп после окончания ледникового периода. Ведь никто не совершенен в этом мире. К тому же Верка хоть и не разбирается в компьютерах, она, по сути, неплохой человек. И, в конце концов, кто его знает, может быть, она родит ребенка, который изменит весь мир к лучшему. Меня же, не напрягает иногда появиться у нее дома и восстановить 'Винду'. Поэтому я сильно не нервничаю с каждым ее появлением.
   К чему нервничать? Кто мы в масштабах вселенной? Неужели вы можете подумать, что мой гнев или раздражительность будет значима во вселенском масштабе? Конечно же, нет, если брать такие колоссальные масштабы, где каждая наша личность сравнима с элементарной частицей хаотично блуждающей в отведенном ей пространстве. Лишь только поэтому я отношусь снисходительно к неспособности Веры выполнять действия, в которых она ни черта не шарит. И надеюсь, что мы все когда-нибудь станем совершенными.
   Вот когда в тот раз она прибежала, одетая в неприлично коротенький халатик, в мягкие тапочки и белоснежные носки, я смотрел на нее не в данной точке времени и пространства, а в перспективе, которая у каждого из нас велика и масштабна. Которая приведет нас...
   Черт, а может быть все намного проще, чем мне кажется?
   Надо об этом подумать, но потом, потому что в тот момент все мои накатившие мысли перебил мой новый домашний питомец.
   Хотя Васька категорически отказывается, есть с моих ног, такого счастья, как белоснежные носки, напоминающие, не знаю как по вкусу, а по цвету сахарную вату, сильно не таясь, подошел к соседке и ловко слизнул свое лакомство. Та даже ничего не заметила, зато отлично почувствовала, что в одно мгновение стоит с правой голой ногой.
   Пока я стоял с раскрытым ртом от удивления, успел получить пощечину под возмущенный выкрик:
   - Извращенец!
   И удар по ушам от громкого стука захлопнувшейся входной двери. Спрашивается, за что мне такие страдания?
   А сытый Васька беспрепятственно скрылся под кроватью.
   Тогда, обидевшись, я предупредил Носкоглота; если он в следующий раз так же поступит с моими гостями, то клянусь, оторву ему лохматый хвост и оставлю на жесткой диете на целый месяц.
   Опять я отвлекся.
   Так вот, подхожу, значит, к двери и спрашиваю:
   - Кто там?
   - Судебные приставы! - раздался важный голос с лестничной площадки.
   Может, адресом ошиблись?
   Открываю дверь, вижу троих должностных лиц по форме, спрашиваю у них:
   - Вам кого?
   - Вы, Анатолий Федорович Самойлов? - спрашивает один из приставов, держа в руке тонкую открытую папку с документами.
   - Да, я, - растеряно отвечаю.
   Трое должностных лиц без приглашения вошли в прихожую, закрыв за собою дверь.
   - Анатолий Федорович, в прошлом месяце вам выписали штраф за несоблюдение правил дорожного движения, - начал выдавать информацию пристав с папкой в руке, - вы ее не оплатили и теперь по закону мы имеем права конфисковать ваше имущество, которое компенсирует штрафные санкции, набежавшие проценты и саму квитанцию.
   Он зашел в зал вместе со своими сослуживцами, обвел цепким взглядом помещение, как будто приглядывал, что можно с уходом смело 'приватизировать', и сообщил:
   - Вот этот плазменный телевизор как раз покроет все ваши долги.
   - Стоп, стоп, стоп! - возмущено выкрикнул я, начиная понимать, в чем дело. - У меня все оплачено!
   - Тогда предъявите квитанцию, - потухшим от разочарования голосом, предложил мне судебный пристав, а сам не сводил вожделенного взгляда с компьютерного стола, где находился отличный монитор, да и сам блок был нафарширован новым мощным процессором и видеокартой.
   Я начал вспоминать, куда мог положить платежную квитанцию. Кто же знал, что денежными переводами у нас в стране все так запущено, а если бы знал, то держал на самом видном месте. Так, в шкафу, скорее всего, квитанции не будет, в карманах джинсов - аналогично, а может быть она лежит в бардачке автомобиля? А если я ее просто выкинул, что тогда делать?
   - Я не помню где квитанция, - упав духом, произнес я, - но она точно была.
   - Так, квитанции, значит, нет, - судебный пристав вновь обрел душевный подъем, - тогда ознакомьтесь с протоколом об изъятии имущества и мы приступим к своей непосредственной работе.
   Он протянул мне папку с документом.
   Вот тогда я вспылил, а как же могло быть по-другому! Меня обвиняют в надуманном проступке, да еще хотят забрать любимый телевизор, доставшийся мне через непосильный труд. Тогда, интересно, где я буду смотреть 'Сверхъестественное'?
   - Васька, фас! - краешком губ тихо прошипел я, сам не понимая, что тот будет делать, не кусать же на самом деле. А Носкоглот на мой призыв даже ухом не повел, продолжая увлеченно следить за развитием сюжета в сериале.
   Зато судебные приставы мое нервное подергивание уголком губ расценили по-своему. Им показалось, что все это проделано из-за нервного срыва и попытались успокоить меня:
   - Ну, что вы так расстраиваетесь, не вы первый, не вы последний.
   - Васька, фас или я тебя самолично придушу!
   Увидев новое подергивание моих губ, судебные приставы совсем погрустнели, решив, что в скором времени у меня случится сердечный приступ, тогда без неотложки не обойтись. Но телевизор по любому нужно забирать!
   - Васька!
   - Я тебе что, дворняга! - наконец послышался ворчливый бас Носкоглота. - Тоже мне кинолог нашелся; фас направо, апорт налево! Сам делай фас!
   Но потом он к чему-то так внимательно принюхался и резко изменился. Его разноцветные глазки покрылись масленым налетом, хвост нервно задрожал, да и сам Васька стал каким-то дерганым.
   А дальше, Носкоглот, крадучись, на полусогнутых лапах подкрался к судебным приставам. Раз, два, три, и к моему великому удивлению, Васька слизал правые носки с ног должностных лиц.
   Странно, что он в них нашел особенного? Черные носки с ромбовидным рисунком, практически, как на мне надеты, но мои Носкоглот почему-то категорически есть отказывается, а тут чуть ли не давится, чавкает. На этом странности не закончились. Место того, чтобы после сытной трапезы, как всегда он делал, улечься на диван и продолжить смотреть сериал, Васька еще раз внимательно обнюхал ноги должностных лиц, после чего резвой трусцой побежал под кровать.
   К этому времени судебные приставы успели ощутить какой-то дискомфорт в своем внешнем виде. Они синхронно подняли правую штанину и уставились на оголенную ступню.
   - Что за фокусы, гражданин Самойлов! - растеряно возмутились должностные лица.
   - А я здесь причем? - сделав удивленное лицо, простодушно произнес я.
   - Как причем! Верните наши носки!
   - Не могу. Я их не брал.
   - А кто брал, если в квартире кроме вас никого больше нет!
   - Это все злобный барабашка, - выпалил я, то, что первым пришло на ум. - Он иногда так подшучивает над моими гостями. Кстати, если Барабашка войдет во вкус, то доберется до ваших трусов, наделает дырочек в форменной одежде и перекрасит волосы в зеленый цвет.
   Как раз в это время кто-то из соседей постучал по отопительной батарее.
   - Слышите, как раз сегодня он не в духе, - подлил я кипятку в наш непростой разговор.
   Услышав такую новость, судебные приставы совсем погрустнели, накрыв руками то место, что прикрывают футболисты, прикрывая ворота от штрафного удара. С одной стороны им обязательно нужно выполнить работу, а с другой, им очень не хотелось лишаться трусов и ходить с волосами зеленого цвета.
   - Гражданин Самойлов, вы еще пожалеете о содеянном! - возмущено выпалили судебные приставы, после чего все еще держать за то самое место, гордо трусцой удалились из квартиры.
   - Я здесь не причем! - выкрикнул я вслед, закрывая за ними входную дверь.
   Так, а где мой спаситель?
   - Васька, спасибо тебе! - выкрикнул я, надеясь увидеть довольную морду моего питомца, но тот куда-то исчез.
   Что ж, у каждого есть свои тайные дела, в которые не стоит влезать, если тебя об этом не просят, так что не стоит искать Носкоглота, а отблагодарить его за услугу, можно в любое подходящее время.
   Решив, что поступаю правильно, я со спокойной душой лег на диван и предался глубокой нирване.
   Сколько мне удалось побыть в тишине, не знаю, может полчаса, может четыре, но через неопределенный промежуток спокойствия под кроватью послышалось пыхтение, и вот оттуда появился Васька. Я хотел поинтересоваться, где он был, но не успел, потому что подо мной послышалось очередное шуршание.
   Не понял? Рядом с Васькой появился его клон. Я протер глаза. Может у меня оптический обман? Нет, все было еще хуже; Васька за это время успел расстроиться. И как это понять?
   - Ну что вылупился, как баран на новые ворота! - с хрипотцой пробасил Носкоглот. - Давай накрывай поляну, разве не видишь, гости у меня.
   - Как-ку-ю поляну? - от растерянности я даже стал заикаться.
   - Три десятка пар носков и пару упаковок дезодоранта! - весело произнес Васька, подозрительно поблескивая своими разноцветными глазами.
   Что ж, гости, так гости, смирился я, к тому же, Васька сделал мне доброе дело, так почему не сделать ему ответную услугу.
   Я оделся, купил в магазине десять пар носков и четыре упаковки дезодоранта. Вот блин, последнего лучше бы не приобретал! Прибежал домой, высыпал весь товар прямо на пол перед довольными мордами трех Носкоглотов.
   И понеслось веселье.
   Васька вместе со своими клонами хватал носки, густо опылял их из баллончика дезодорантом и медленно, медленно жевал это лакомство. Как только от кучки трикотажных изделий осталась половина, моя квартира стала напоминать парфюмерный магазин. Пришлось открыть дверь балкона, чтобы окончательно не задохнуться от благовоний. На этом издевательство надо мной не закончились. Носкоглоты начали петь! Нет, я не против хорового пения, мне оно под настроение даже нравиться. Но то, что сейчас пришлось слышать мне, это было пыткой для моего чувствительного слуха.
   Бодрая песня у них звучала так:
  
   - Носки!
   Мы вас жуем, мы вас едим!
   Носки!
   Вас никому не отдадим!
   Носки!
  
   А лирическая, вот так:
  
   - Ой, носки, носки,
   На кого вы оставили нас!
   Вы для нас, как мед,
   Вы для нас как квас,
   На кого вы оставили нас!
  
   Теперь вы поняли, о чем намекаю.
   Вначале я крепился и молчал, потом мне все надоело. Пробовал разогнать веселую компанию, куда там, они даже ухом не повели на мои гневные выкрики, словно я пустое место. И тогда мне пришлось самому уйти из дому, благо недалеко от моей пятиэтажки находится круглосуточный пивной бар.
  
   На следующий день проснулся поздно со смутными воспоминаниями о прошедших сутках, зато с головной болью и сухостью во рту.
   Из-под кровати медленно вылез Васька, вид у него был не лучше чем у меня, а запах из пасти! Там будто повесила сушить портянки рота солдат после десятикилометрового марш-броска с полной выкладкой.
   - Васька, иди зубы почисть, а то нечем дышать, - простонал я, хватаясь за голову.
   - Сам такой, - хмуро пробасил Носкоглот.
   Я открыл балкон, который почему-то оказался закрытым. В комнату ворвался свежий воздух, подействовав на меня, как бальзам, зато от выхлопа, вырвавшегося наружу, в обмороке попадали воробьи с близлежащих деревьев.
   Включил телевизор, там передавали новости, от которых я прирос к месту:
   - Вчера, неизвестные злоумышленники похитили носки у всех сотрудников судебных приставов. В результате этого злодейства данные служащие натерли мозоли за время рабочего дня и с сегодняшнего дня находятся на больничном. В связи с вышесказанным, городское отделение судебных приставов закрыто до полного выздоровления данных сотрудников. Теперь другие новости...
   - Васька, это твоих лап дело? - нахмурился я.
   - Надо же когда-то оторваться по полной программе, - не стал отказываться Носкоглот.
   Я стоял на месте и думал. Что-то здесь не сходится.
   - Васька, ты можешь мне объяснить, почему именно судебные приставы?
   - Знаешь, для нас, Носкоглотов, дезодорант, как для тебя водка 'Абсолют' - чистая, как слеза и бьет по мозгам не хуже дубинки, а они сволочи, этим божественным нектаром ноги брызгают!
  
  
   Поп против Носкоглота.
  
  
   Я с интересом наблюдал через окно, как к нашему дому подкатывает 'Cadillac Escaladе' черного цвета. Интересно, кого это принесло на таком дорогущем автомобиле? Ясно, что не рядового обывателя, решившего придти в гости к своим друзьям. Тогда кого? Может кто-то из администрации города удосужился выслушать жалобы жителей района на беспредельно высокие тарифы ЖКХ? Или это Мадонна дефилирует по нашему городу в преддверии своего выступления? Оказалось, ни то, ни другое.
   Автомобиль останавливается напротив моего подъезд, а и оттуда вылез батюшка Герман, вернее сначала оттуда вылез его необъятный живот, а уж потом появился сам поп, одетый в черную рясу и дорогие туфли, сделанные из крокодильей кожи.
   Откуда я его знаю? Да потому что помню Германа еще с былых времен, когда он, живя в общаге и не имея за душой ничего кроме долгов, вместе с остальными парнями, хлебал Портвейн в подворотнях, частенько участвовал в уличных драках, бегал, как все за юбками и ездил на ржавом 'Москвиче-412', который ему отдал отец. Потом, по какой-то причине, взялся за ум, поступил в семинарию и нате вам, вышел оттуда свежеиспеченным батюшкой.
   Встретил его как-то и решил проверить на профпригодность. Задаю эпический вопрос:
   - Батюшка, ад существует?
   - Истинно, существует, сын мой, - таким важным тоном отвечает Герман.
   - Если он существует, - продолжаю спрашивать я, - тогда какая внутренняя структура его - экзотермическая или эндотермическая?
   - Пекло адское там, сын мой, - без раздумий ответил Герман, тем самым подтверждая мою догадку об экзотермической структуре преисподней.
  
   Экзотермический - отдает тепло, соответственно эндотермический - поглощает тепло.
  
   - Батюшка, как ты думаешь, сам ад вообще подвластен земным физическим законам, или там совершено другая вселенная, со своими правилами и соответственно с законами? - задал я следующий вопрос.
   Вопрос с подвохом, заметили? Если нет, тогда подумайте сами.
   Если ад подвластен земным физическим законам, тогда можно в этом вопросе применить закон Бойля, при котором, если вы помните, газ охлаждается при расширении и нагревается при сжатии. Так же в этом случае нам необходимо узнать, как масса Ада меняется во времени. А для такого измерения необходимо учитывать скорость души, двигающуюся в Ад и скорость, с которой она его покидает. И тут возникает небольшая заминка. Видите ли, любая душа, попавшая в преисподнюю, оттуда уже никогда не выберется, а это значит - души Ад не покидают.
   Теперь следующий вопрос: сколько душ попадает в Ад? Можно с уверенностью сказать - все население Земли, которое рождалось на протяжении множества поколений. А если вы в этом убеждении не уверены, тогда сначала посчитайте, сколько у нас существует различных религий. А потом прислушайтесь, о чем они говорят.
   Большинство из этих религий утверждают, что, если вы не являетесь приверженцем именно этой религии, вы попадете в Ад. Поскольку этих религий явно больше одной, а человек обычно не исповедует больше одной религии, то можно однозначно утверждать - все души без сомнений движутся в направлении преисподней.
   А вот теперь начинается самое интересное. Учитывая рождаемость и смертность в мире, можно ожидать, что число душ в Аду растет экспоненциально. И теперь согласно закону Бойля получается, что для того, чтобы в преисподней поддерживались одинаковые температура и давление, объем Ада должен расширяться пропорционально добавлению душ.
   С учетом быстро меняющихся переменных из подобных выкладок можно сделать два вывода, из которых правильным будет только один. Первый: если Ад расширяется медленней, чем растет число прибывающих душ, то температура и давление там будет расти по экспоненту до тех пор, пока преисподняя не взорвется. Такой катаклизм глобальных размеров в любом случае повлиял бы на окружении нашего бренного мира. Но этого к счастью мы не наблюдаем, а это означает, что данный вывод ошибочен.
   Во втором случае Ад расширяется со скоростью превышающую увеличения количества душ в преисподней. А это означает, что температура и давление упадут и Ад замерзнет. Это как раз и есть настоящая истина, как принятый мной постулат в ранние студенческие годы, когда Лариска мне объявила: 'Скорее Ад замерзнет, чем я с тобой пересплю', и принять во внимание тот факт, что я спал с ней на следующую ночь, то истинен второй вариант, и таким образом подводится под логический вывод - Ад является экзотермическим и уже давно замерз.
   Следовательно, после того, как мы выяснили, что Ад замерз, наши грешные души соответственно туда попасть лишились возможности. И что тогда у нас остается? Если взять в учет, что в тот вечер Лариска кричала, когда увидала, то, что у меня торчало: 'О, мой бог!', можно с уверенностью сказать о существовании некого божественного существа, которое, возможно, отправит наши души в рай.
   - Ты, богохульник, сын мой, - произнес Герман в ответ на мою слишком длинную тираду. - Но бог простит тебя, если ты ежедневно, по вечерам будешь усмирять свою плоть. А для этого я могу тебе дать одну полезную вещь.
   Он полез в кожаный портфель, который держал в руке и достал оттуда небольшую плетку.
   - На ней семь косичек, а на каждой косичке по семь узлов, - протягивая мне плеть, начал пояснять Герман. - Семь - сакральное число. Оно богоугодное, а значит, с помощью этой плети ты не только сумеешь усмирить свою плоть, но и прояснить свою душу, тем самым вырвать ее из вязких лап темноты. А так же она поможет тебе избавить разум от разных мерзких мыслей, что окончательно остановит твое неминуемое грехопадение.
   - Нет уж, батюшка, я как-нибудь обойдусь без мазохизма, - как вы поняли, я решительно отверг такое вполне навязчивое предложение.
  
   У Германа появился свой приход в церквушке, построенной на пустыре на пожертвования, основной частью которых являлись бюджетные деньги города, построил трехэтажный коттедж и приобрел 'Land Cruiser', напрочь забыв о своих старых приятелях. Откуда у него столько денег появилось - не знаю, но про таких служителей веры говорят в народе: во взятии подношений в крупных размерах был не замечен, но постоянно мелькал на фоне высокопоставленных должностных лиц. Поэтому ничего не было удивительного в том, что он появился на 'Cadillac Escalade', по всей видимости, Герман решил, что уже дорос до такого автомобиля. Удивительное было в другом. Что, интересно, ему делать возле нашего дома? Может он после освящения очередного Торгово-развлекательного Центра, которые в нашем городе растут, как грибы дорогу перепутал домой? Ан нет, Герман уверенной походкой направился к моему подъезду, размахивая черным кожаным портфелем, который держал в руке. И этот факт отозвался тревогой в сердце. Неужели батюшка решил навестить меня? По какой причине? Может Васька решил немного пошалить, лазая по чужим квартирам в поиске чистых правых носков? Кстати, а где он сам?
   - Васька, ты где? - позвал я своего питомца.
   - Что, уже обед? - вылезая из-под своего любимого дивана, поинтересовался Носкоглот.
   Меня всегда интересовало, где он там прячется и ради любопытства заглянул туда, надеясь увидеть норку в полу, но кроме ровного местами пыльного ламината ничего там не увидел.
   - Эй, дружище, хватит там пыль собирать, лучше носки давай, а то я жутко проголодался! - напомнил о себе Васька, удобно расположившись на диване и демонстративно почесывая свой впалый живот.
   Ничего не поделаешь, придется кормить, а то беспардонный питомец все мозги высушит своим нудным бормотанием. Я достал правый чистый носок из комода, бросил его Васьки. И в это время прозвучал звонок входной двери.
   Значит, догадка моя оправдалась, Герман пришел именно по мою душу. Но стоит проверить, вдруг это не он, а блондинистая Вера заявилась ко мне.
   Открываю дверь. Передо мной стоит Герман. Все ясно, кто-то пожаловался на моего питомца, если батюшка пришел ко мне. Так кто же этот недоброжелатель; соседи или обиженные судебные приставы?
   - Будь здрав, сын мой! - раскатистый баритон Германа огласил весь подъезд, заставляя сидящих там кошек прятаться в подвале.
   - Здравствуй, батюшка, - растеряно произнес я, пропуская попа вовнутрь квартиры.
   Тот бесцеремонно вошел в зал, положил кожаный портфель на журнальный столик, при этом показав во всей красе свои часы марки 'Breguet'.
   Надо сказать замечательные часики, стоимостью примерно тридцать тысяч, только не рублей. Они изготовлялись специально для священнослужителей и обладали одной уникальной способностью - мимикрией, как у головоногих моллюсков. Так что, когда нужно, они были видны всем, а когда не надо, сливались с окружающей средой и становились невидимыми. Вот только был у часов один небольшой недостаток; во время положения стелс они все равно отражались на зеркальной поверхности.
   Тем временем, Герман величественной походкой прошествовал на мою кухню, заглянул в холодильник. Что там интересно он хотел найти? Неужто думает, что именно там я прячу нечистую силу, каковой все считают моего безобидного питомца? Ну, практически безобидного.
   Нет, черта рогатого Герман в холодильнике не нашел, зато на свет божий вытащил непочатую бутылку 'Гжелки', встряхнул ее посмотрел на свет поинтересовался:
   - Сын мой, а почему ты у себя коньяк не держишь?
   - Голова от него болит, - ответил я, не понимая к чему такие вопросы.
   - А у меня от 'Кагора' мигрень, но приходится его каждый день вкушать, служба такая, - со вздохом произнес Герман.
   Он открыл крышку бутылки и прямо из горлышка ополовинил ее, выдохнул с тихим смачным кряком, занюхал рукавом и поставил водку на место, после чего поп вернулся в зал.
   Я с открытым ртом от удивления последовал за ним.
   - Сын мой, пошли слухи, что ты одержим, - немного волнуясь, начал говорить отец Герман, пока я усаживался на диван, рядом с Васькой, который с любопытством наблюдал за священником. - Я ни разу не занимался экзорцизмом, и думал, что этим заниматься не придется, но весьма уважаемые люди попросили меня наведаться к тебе, сын мой, и провести ритуал изгнания. А им отказать я не смог.
   Так, понятно, значит все-таки, судебные приставы пожаловались.
   - Так что пришлось мне всю ночь корпеть над трудами мудрецов древних, из коих я почерпнул немало светлых мыслей на доселе незнакомую мне тему, - продолжал говорить отец Герман. - В итоге мне удалось выяснить, что экзорцизм включает в себя; выяснение пути по которому бес попал в человека, выяснение имени изгоняемого духа, чтение молитв, кропление святой водой, обязательная порка одержимого плетью с семью хвостами и обязательно окропленная святой водой. Но так как я сильно занят в последнее время, давай, сын мой, сразу перейдем к последнему пункту. Так как только через боль мы искренне можем покаяться в своих грехах и полностью очистить душу от скверны.
   Священник полез в свой кожаный портфель и вытащил оттуда небольшую плеть, подозрительно напоминающую товар из магазина 'Интим аксессуары', такой игрушкой в основном любят пользоваться разные мазохисты извращенцы. Не поймите меня превратно, всю эту информацию я почерпнул из зарубежных детективных сериалов.
   - Вообще-то, батюшка, ты не в моем вкусе, - я был немного смущен таким развитием событий, - и предпочитаю флиртовать с девушками, а не с парнями. Так что убери, пожалуйста, свой ужасный инструмент из пикантного магазина и начинай с первого пункта экзорцизма.
   - Да брось ты тушеваться, пусть немного позабавится! - Васька аж загорелся от слов священника. - Мне кажется, глупо упускать возможность поглядеть на такой забавный балаган.
   - Издеваешься, да? - краешком губ прошептал я.
   - А что, ты фильмов для взрослых не смотришь, так почему бы мне все вживую не посмотреть, - продолжал издеваться надо мной Васька.
   - Вот подожди, сейчас уйдет батюшка, и я тебе покажу фильм для взрослых. Будет тебе и ремнем по попе, и голодный паек на месяц, - пригрозил я тем же Макаром, то бишь, краешком губ.
   - Да ладно тебе, я пошутил, - услышав угрозу, Васька сразу пошел на попятную.
   А батюшка Герман, мое невнятное бормотание, по всей видимости, принял за проявление злого духа. Он как-то сразу посерел ликом и торопливо ретировался на кухню. Вскоре оттуда раздалось громкое продолжительное бульканье.
   Все, пришел конец моей драгоценной 'Гжелки'.
   Вскоре появился батюшка Герман с слегка осоловелым взглядом, он вытащил из портфеля толстую книгу, полистал ее, а найдя нужную страницу, начал читать:
   - Грех, сын мой - это тоже болезнь, изъедающая нашу душу, как червь сердцевину яблока. И чем сильнее мы впадаем в грех, тем слабее становится наш дух, и ворота нашего разума открываются для трансцендентально-ноуменального тоталитарно-персонифицированного вселенского зла, которое так и норовит завладеть нашим сознанием, чтобы свить там гнездо всепоглощающего порока. Цель того зла, отправить нашу бессмертную душу в преисподнюю, где она будет бесконечно вариться в котле адских мук на потеху демонов кишащих там несметными полчищами.
   - Как, как он сказал? - ошарашено произнес Васька. - Трансменального?
   - А черт его знает, я сам не успел запомнить, но сказал он красиво, - ответил я, краешком губ.
   Вновь проследив за моим невнятным бормотанием, батюшка Герман задал вопрос:
   - Откуда ты, трансцендентально-ноуменальное тоталитарно-персонифицированное вселенское зло? Как ты здесь оказалось?
   - Вот, опять он бросается непонятными словечками, - приметил Васька. - Кстати, а к кому поп обращается, если к тебе, то задает он какие-то странные вопросы. Может, батюшка пьян?
   - Пьян, - согласился я со своим питомцем, - но еще в кондиции. А вопрос относится к тебе, это первый пункт изгнания из меня злого духа. Кстати, на самом деле, откуда ты?
   - Потом как-нибудь расскажу, - уклончиво ответил Васька. - А батюшке давай подыграем, чтобы скучно ему не было, скажи ему, что я прибыл сюда из Москвы 1916 года.
   - Он прибыл из Москвы 1916 года, - прилежно повторил я за своим питомцем, в душе потешаясь над доверчивым святым отцом. - И если вам, батюшка, так сложно продолжать, так давай я сбегаю за еще одной бутылкой. Только поймите меня правильно, у безработного лишних денег нет, так что продолжение банкета за ваш счет.
   Получив неординарный ответ, батюшка Герман согласился с моим аргументом, он сунул мне в руку пару тысяч одной купюрой и уточнил:
   - Бери коньяк, только не паленый.
   - 'Камю'? - спрашиваю.
   - Бери 'Камю', - согласился со мной батюшка Герман. - Все равно в вашем гадюшнике лучше пойла не найдешь. Вот если бы я попал на освящение автомобильного салона или усадьбы очередного олигарха, вот тогда мне удалось бы откушать нектар богов. Ладно, что встал, иди.
   Я моментом сбегал в магазин, ведь самому интересно, чем закончится сеанс экзорцизма, отдал бутылку батюшки.
   Герман ловко открыл пузырь. Вот что значит, опыт не пропьешь. Влил в себя всю бутылку до донышка прямо из горла и, посчитав, что контакт налажен, он с приподнятым духом перешел ко второму пункту изгнания:
   - Как звать тебя?
   - Как тебя назвать? - тихо пробормотал я, вторя священнику, а сам смотрел на него и удивлялся. Силен мужик, выжрать литр спиртного и до сих пор держаться на ногах.
   - Назови Григорием Распутиным, - предложил мне Васька.
   - А не круто мы берем? - засомневался я, уж слишком известное имя подобрал Носкоглот.
   - Сойдет, - бесшабашно ответил Васька.
   - Григорий Распутин, - доложил я батюшке.
   - Гри... Рас... - у батюшки Германа перехватило дыхание. Он, трясущимися руками, отложил в сторону книгу и полез в портфель, вытащил оттуда флягу, отвинтил у нее крышечку и основательно приложился к горлышку.
   По залу потянуло ароматом дорогого коньяка.
   - Вот скотина! - невольно вырвалось у меня. - Сначала мою водку выжрал, теперь на свой коньячок перешел!
   - Стресс снимает, бедолага, - то ли пожалел, то ли продолжал издеваться мой питомец.
   По всей видимости, принятая вторая порция коньяка подействовала на батюшку, как успокоительное. Он уже твердой рукой положил пустую флягу в портфель, взял отложенную книгу и начал читать:
   - Да придет царствие Твое...
   - Что он делает? - поинтересовался Носкоглот.
   - ...и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого...
   - Наверно принялся к третьему пункту изгнания, - предположил я.
   - ...бог и отче наш, я взываю к святому имени Твоему, молю о милосердии Твоем, сжалься и помоги мне одолеть врага Твоего, который измывается над созданием Твоим, помоги мне, Боже. Аминь.
   - И что должно произойти? - Васька все больше и больше входил во вкус происходящего.
   - Боже, создатель и защитник рода человеческого, сжалься, смилуйся над рабом Твоим, Анатолием Федоровичем Самойловым, чья душа и тело находится в лапах врага нашего, искусителя, который хочет истребить под корень человеческий род!
   - По идее, я должен корчиться, как эпилептик и выть по-волчьи, - пожав плечами, предположил я.
   - Спаси раба Твоего, который верует в Тебя, Господи!
   - Так подыграй ему, завой, знаешь, какое начнется веселье! - хмыкнул Носкоглот, подмигнув мне по очереди разноцветными глазами.
   - Пусть же он найдет защиту в тебе!
   - Почему бы нет? - пожал я плечами и старательно начал изображать вой волка, увидевшего в первый раз луну. Правда, без должного опыта у меня получилось не очень, так, подвывание маленького щенка, которому наступили на хвост. Но и этого оказалось достаточно, чтобы вывести священника из равновесия.
   - И избавь его от врага человеческого! - дрогнувшим голосом закончил батюшка Герман, не оценив мою шутку по достоинству. Он косо посмотрел в мою сторону, и во взгляде его читалось великое смущение. Еще бы, одно дело величаво освещать очередной Торгово-развлекательный центр или автосалон и другое дело иметь дело с психом, которому впору вызывать санитаров со смирительной рубашкой. Так что священник уже сожалел, что ввязался в эту историю, но ничего не поделаешь, нужно отрабатывать полученные деньги, надо сказать, большие полученные деньги.
   Вытерев потное лицо рукавом, батюшка Герман полез в портфель и достал оттуда флягу.
   Ну, все, сейчас будет поливать квартиру святой водой. Так подумал я и ошибся. К моему великому удивлению священник, открутив пробку, присосался, как пиявка к горлышку и начал заливать себя очередной порцией коньяка.
   Силен мужик, уважаю. В него уже влезло пол литра водки и приблизительно два литра коньяка, при этом он продолжал практически твердо стоять на ногах, такое не каждому под силу.
   Тем временем батюшка Герман, положив пустую тару на место, как фокусник вытащил на белый свет следующую флягу.
   Вот тут я прекратил выть и замер с открытым ртом от удивления. Неужто ему еще пол литра влезет?
   Но нет, на сей раз во фляге оказалась святая вода.
   Батюшка Герман поднял руку и перекрестил нетвердой рукой диван, а потом весь зал и начал во все стороны разбрызгивать, святую воду, грозно выкрикивая:
   - Изыди нечистый! Убирайся обратно в ад! И гори там, в вечном пламени! Да будет так! Аминь!
   Покончив с окроплением, священник достал злосчастную плеть и стал примериваться к моей спине.
   Увидев это, я не на шутку испугался, тоненько завизжав поросенком, хотел ретироваться из своей квартиры. Ну да, а кому охота по доброй воле огрести плетеной плеткой по хребту родному, ну может только мазохисту, но точно не мне.
   - Да кто ж так визжит! - возмутился Васька. - Я сейчас покажу, как нужно голосить!
   Мне было непонятно, как он может показать, если его никто не слышит. Но в следующее мгновение я ощутил, как каким-то образом ментальная голова Носкоглота проникает в мои мозги, и мой рот начинает издавать оглушительные жуткие вопли, от которых даже у меня волосы под мышкой встали дыбом, приобрели форму иголок дикобраза и проткнули рубашку насквозь. А что тогда говорить про батюшку Германа.
   Приняв расцветку зомби, священник испустил дух. Нет, он не помер, но воздух в помещении основательно испортил, да так, что резь в глазах появилась, потом, издав, протяжное:
   - Ик!
   Схватил свой портфель и поспешно удалился из квартиры.
   Я прислушался. Его протяжное Ик доносилось до тех пор, пока не хлопнула входная дверь подъезда.
   - Ты так больше не делай, - я вежливо попросил своего питомца, - а то всех моих гостей сделаешь заиками. Вон, батюшка Герман, убежал от меня, даже не попрощавшись.
   - Вот, вот, невежливые нынче священники пошли, - проворчал Васька, вылезая из моей головы. - Без спросу чужую водку пьют и убегают не попрощавшись.
  
  
   Ностальгия и Носкоглот.
  
  
   Сегодня день вышел какой-то подозрительно спокойный. Никто с самого утра мне не названивает на телефон, никто в гости не напрашивается, а самое главное куда-то запропастился Васька. Это мой питомец непонятного вида и совершено неизвестного науки. К нему успел я привязаться, как любой владелец псины или кошечки и теперь, когда долго его не вижу, то чувствую, что чего-то не хватает.
   Бывают у него заскоки; исчезает на полдня, где-нибудь пошляется, потом вылетает из-под кровати и начинает клянчить пару чистых правых носок. Но сегодня уже вечер, а Васьки до сих пор нет.
   Может я обидел его? Ага, такого обидишь, себе дороже будет. А вдруг его украли? Да глупости, как можно украсть то, что видно только мне. А может Васька нашел себе пару и гуляет со своей избранницей под луной?
   Последняя мысль мне показалась самой логичной из всех остальных предположений. Так что я не стал париться над этим вопросом, а лег на диван, собираясь посмотреть очередную серию 'Сверхъестественного', которая вскоре должна начаться.
   И тут по квартире разошелся звук, напоминающий удары об бубен, а вслед за ним отдаленный хриплый голос Носкоглота:
   - Вечерний звон.
   Бом-бом-бом.
   Как сладок он.
   Бом-бом-бом.
   А я сижу.
   Бом-бом-бом.
   Сижу, тужу.
   Бом-бом-бом.
   Вот эти бом-бом-бом и были ударами бубна или чего-то другого, да какая разница, все равно я у себя дома музыкальных инструментов не держу.
   И что это значит? Неужели Васька опять с дезодорантом переборщил и решил устроить небольшой сабантуй под аккомпанемент музыкальных инструментов? Надо пойти посмотреть.
   Я так и сделал, пошел на голос, который к моему удивлению раздавался из ванной:
   - Неужто вы.
   Бом-бом-бом.
   Мои носки.
   Бом-бом-бом.
   Ушли пастись.
   Бом-бом-бом.
   Ушли в пески.
   Бом-бом-бом.
   Интересное место Васька для фуршета выбрал.
   Тихонечко открываю дверь, принюхиваюсь. Странно, дезодорантом не несет. Захожу в ванную комнату и вижу картину маслом. Прямо возле кучки грязных носков сидит, грустный Васька, уныло завывая, при этом периодически стукая своим коготком по небольшим костяным наростам на лбу, которые издавали те самые - бом-бом-бом.
   Вот он, совершено не обращая на меня внимания, берет один носок, с протяжным вздохом подносит его к носу, со смаком нюхает и бросает в открытую стиральную машину, срывая с ресниц лапой скупую слезу, словно прощается с любимым лак... О чем это я? Он же на дух не переносит грязные носки!
   Так, с моим Носкоглотом точно что-то не в порядке.
   - Вася, ты болен? - свой вопрос я постарался, как можно ласковей произнести.
   Ноль внимания, Васька продолжал задумчиво обнюхивать следующий грязный носок.
   Нет, так дело не пойдет. Хватаю Носкоглота на руки; тяжелый черт! И притаскиваю его в зал, ложу там Ваську на диван, а сам присаживаюсь рядышком.
   - Рассказывай, - говорю я тоном, не терпящим отказа.
   - Тоскую, - тяжко вздохнув, промычал Васька.
   - О носках что ли? - удивился я. - Не проблема. Если хочешь, я тебе целую кучу носков из магазина принесу, и шерстяных и трикотажных и если желаешь, синтетических.
   - Не, о доме я тоскую, - продолжая вздыхать, произнес Васька.
   - И в чем проблема? - не мог понять я его. - Иди, я же тебя на привязи не держу.
   - Не могу.
   - Почему?
   - Проклят я, - немного помолчав, признался Васька.
   - Вот тебе на! - вырвалось у меня. - Оказывается, у меня прячется не халам-балам, а настоящий диссидент! Колись, какую бяку ты дома устроил.
   - Тебе все хихоньки да хаханьки, - обиделся Васька.
   - Да ладно тебе обижаться, лучше расскажи, что у тебя дома случилось? - миролюбиво потрепав по холке Носкоглота, попросил я.
   - Ты когда-нибудь на охоте был? - место ответа Васька в свою очередь задал вопрос.
   - Нет, - честно признался я. - А что?
   - Понимаешь, охота, это такая классная вещь! - Васька от восхищения закатил свои разноцветные глаза к потолку. - Она ни шуточно будоражит кровь и заставляет играть гормоны, потому что это не игры в куколки, а занятие для настоящих мужчин, готовых ради этого пойти на неимоверные жертвы.
   - Так уж на жертвы? - что-то мне верилось с трудом во всю эту чепуху о самопожертвовании.
   - Ни больше не меньше, - заверил меня Васька. - Или ты мне не веришь?
   - Верю, верю, пришлось немного слукавить, только ради того, чтобы не расстроить своеобразного питомца, который и так находился не в лучшем настроении. К тому же меня кое-что заинтересовала в Васкиных словах, и я задал соответствующий вопрос:
   - А на кого вы там охотитесь?
   - Да на кого только не охотимся, - тут Носкоглот начал перечислять, - на носки трикотажные, на носки шерстяные, но это лучше делать зимой, на гольфы, с этими нужно быть всегда настороже, хищники они, на огромные трикотажные колготки, ну и там еще на кое-что. Это здесь я питаюсь полуфабрикатами, купленными тобой в супермаркете, а там все нудно добывать своими руками. Так что у нас в селении только без лап, да обнюхавшиеся дезодорантом не ходили на охоту. Ну конечно, кроме пацанов. Нет, конечно, когда я был юнцом, то из рогатки стреляли по стелькам, но, во-первых; из рогатки их не убить, а во-вторых; даже если убьешь, то все равно они только на чучело пригодны.
   И вот однажды дед приглашает меня на охоту. Представляешь, меня пацана и на охоту! И как опытный охотник дед, конечно, провел предварительный и очень доходчивый инструктаж:
   - Так, моль ты бескрылая, (Это он так меня ласково, по-домашнему называл). В лесу не ныть, хрень разную не пороть, и вообще слушаться меня беспрекословно. А то получишь пенделей сперва, прямо там, на охоте, а потом еще дома! Все понятно, моль ты бескрылая?
   - Понял, - ответил я, намотав его слова на ус, и стал с большим энтузиазмом помогать деду, собирать манатки. Ведь он такой; слов на ветер не бросает, если сказал, что пенделей даст, то за ним это не заржавеет.
   Выход на охоту планировался на завтрашнее утро, но все мои мысли уже были там. Я уже представил себе, как геройски подстреливаю из лука жирный носок, да что там носок, целых два гольфа. Как будет меня хвалить дед, и как все пацаны из нашего селения будут кипятком писать от зависти. Короче, Толик, картина представлялась мне красивой и радостной.
   Как выяснилось утром, охотиться нам предстояло в лесу на поляне, известной только моему деду. И должен я сказать, что реальная картина была совсем не радужной.
  
   - Так у вас и лес есть? - удивился я.
   - А я что, по-твоему, бацилла, живущая во внутриклеточной споре? - огрызнулся Носкоглот. - Конечно, лес есть. И вообще, ты меня внимательно слушать будешь или перебивать каждую минуту, тем самым сбивая с сюжетной линии?
   - Рассказывай, - примирительно произнес я.
   Васька, услышав ответ, успокоился и продолжил:
  
   - В этот день носки нас явно не ждали. Можешь мне поверить, мы с дедом целый день искали, где пасутся носки, потому что на приметной поляне дичи не обнаружили. Я был весь колючках, иголках и лопухах, ободрал все лапы, обжегся в крапиве, в усмерть устал, вспотел и вонял, как грязная портянка.
   Я бы не сказал, что носков совсем не было. Они были, можно сказать, охренеть сколько их было. Периодически, то возле одной поляны, то возле другой раздавалось их веселое повизгивание и шустрое шуршание. Но вот беда, эти сволочи, не подпускали нас на расстояние прицельного выстрела. Мы уж с дедом и так и эдак, крались как ваши ниндзя, чуть ли не ползком, но все без толку; то ветка какая-нибудь предательски под ногой дрыстнет, то дед басовито перданет, то я чихну, то подзатыльник смачный получу, носки это просекали и прятались в мгновение ока. Короче, охотничье счастье было в тот день не на нашей стороне.
   Будь на то моя воля, я бы уж давно сдрыстнул домой, но помня о дедовом инструктаже, высказать эту мысль, я вслух никак не мог, боясь огрести от дела по полной программе здесь, на месте, а потом еще добавки получить дома, а дед, тем не менее, заставлял идти дальше.
   Упертым был, а что ты думаешь, ведь он у нас не халам-балам, а староста в селении. Так и шли дальше по бурьянам да кустам.
   Но всему есть предел. Наконец наступил момент, когда уже и дед начал сдавать. Присел он под деревце отдохнуть, а сам в пол уха слушает, что в округе творится.
   - Слышишь, моль бескрылая, кажись, вон за теми кустами что-то шевелится, - сказал мне дед, - иди, посмотри, может носки там резвятся. В случае чего меня кликни. А если там ничего нет, не наш значит день сегодня.
   Вот он, думаю, мой звездный час! Сейчас пойду вон за те кусты и докажу деду какой я охренительный охотник, будут все мной еще гордится.
   Перехватываю лук, как мне удобней, достаю стрелу из колчана и как твой Чингачгук, крадусь через кусты, надеясь вскоре увидеть пару жирных носков. Вижу поляну, там пусто, зато в следующем кустарнике шевеление нездоровое и мелькает что-то светлое между прутиков обросших листвой.
   Тут надо сказать, что мы охотимся стрелами, к оперению которых привязана тонкая, но крепкая веревка. Так что, попав в носок и его, ранив, нам нет надобности, бегать за подранком, а просто его подтянуть за бечевку к себе.
   Ну, так вот, накладываю стрелу на тетиву, целюсь, стреляю. Слышу из кустов протяжный визг. Ага, попал! Хватаюсь сразу за веревку и пытаю подтянуть к себе дичь.
   Хрен там, ни в какую!
   Веревка натянулась, как струна и застыла на месте. Неужто я колготки подстрелил? От такой мысли я совсем собой возгордился. Да, теперь точно все мои друзья от зависти писать кипятком будут. А тем временем, веревка тронулась, потянув меня за собой. Ну, ничего, думаю, выдюжу, а как подранок подустанет, я его голыми руками возьму.
   Иду вслед за веревкой, занозы блин, хватаю, чувствую, что вскоре на клубок с иголками буду в скором времени похож, но терплю - оно того стоит для будущего звездного часа.
   Рывок!
   И вылетаю я на поляну, где картина маслом открывается передо мной. Лежит мой дед в глубоком состоянии страбизма, такой уставший, а из зада у него торчит моя стрела, покачиваясь опереньем, как дорожный знак - въезд запрещен. Увидал он меня, сразу оживился и как начал говорить цветисто, с эпитетами, да так ласково, по отечески, что я заслушался, открыв рот.
   - Ты, имбецил редкостный, - говорит дед, - зачем мне в жопе второе отверстие сделал, твою мать семь на восемь? У-у-у раздолбай через вату тебя, через марлю, ты же меня в усмерть ранил! Ну, держись, снайпер хренов, я тебе таких пенделей сейчас отвешу!
   Он попытался встать, но торчащая из зада стрела не способствовала резким движениям, а наоборот, принуждала к спокойному лежачему отдыху. Так что дед опять откинулся на живот и проклял меня:
   - Ты, моль бескрылая, остолоп каких мало, повинен будешь в смерти моей. За это проклинаю тебя. Так что, ты до тех пор не сможешь вернуться в родное селение, пока не сделаешь три добрых дела не по корысти, а по душевному призыву.
  
   - Теперь понял, почему я не могу вернуться в родное селение? - закончив свой рассказ, задал мне вопрос Васька.
   - Понял, - ответил я, после чего поинтересовался:
   - И что, помер дед?
   - Куда там, - махнул лапой Васька. - Я его на своем несчастном горбу до самого селения пер, а пока пер, очень много неизвестного узнал о себе из дедовых уст. Когда пришли домой, ему благополучно вытащили из зада стрелу, но прозвище двухдыр к нему прилипло накрепко.
   - А может, ты по-быстрому сделаешь три добрых дела не по корысти, а по душевному призыву и вернешься? - с надеждой произнес я.
   - Не могу, - тяжело вздохнув, произнес Васька. - Вот если мне заплатят носками, то, пожалуйста, хоть тысячу добрых дел, а вот по душевному призыву - ну никак. Менталитет, понимаешь ли, у меня такой.
   - И как долго вы живете? - совсем потухшим голосом поинтересовался я.
   - Не знаю, никогда не считал, - как-то безразлично ответил Васька. - Но если перевести на ваш, человеческий возраст - примерно двести или триста лет. Так что крепись, придется тебе меня родного еще своим потомкам по наследству передавать.
   Вот тут-то я понял, что влип по самые помидоры!
  
  
  
   Доктор и Носкоглот.
  
  
   Я открываю дверь в свою квартиру, вхожу. Меня встречает Васька со своей излюбленной фразой:
   - Носки давай!
   - Сейчас, сейчас, - торопливо говорю, проходя из коридора в комнату.
   А там, елки-палки!
   Мне навстречу выбегают пятеро маленьких, пушистеньких носкоглотика и начинают увиваться вокруг моих ног, стараясь при любом удобном случае ухватить крохотными острыми зубками носки, когда те при каждом шаге выглядывали из-под штанин.
   - Тише, детки, не балуйтесь, - следом за ними из-под кровати вылезает носкоглотиха, к бокам которой прилепилось сразу три пушистых комка, верещащих от голода, - сейчас дядя Толя вас всех накормит. Я, верно, говорю, дядя Толя?
   И смотрит на меня так строго, как смотрела учительница по алгебре, когда я стоял у доски и не знал на заданный вопрос ответа.
   - Носки давай! - все еще надрывался Васька. - Давай, давай, давай!
   - Васенька, кажется, скоро у нас в семействе будет прибавление, - попеременно подмигивая, то левым золотистым глазом с продольным зрачком, то жгуче карим правым с горизонтальным зрачком.
   - Ура! - радостно завопил Васька. - Скоро у нас будут еще четверо меленьких Носкоглотиков!
   - Нет, не четверо, - уточнила носкоглотиха. - Доктор сказал, что будет шестеро детишек.
   Васька от радости достал из-под кровати флакон дезодоранта и начал прыскать его в рот.
   А потом понеслось веселье.
   - Носки, носки, давай носки! - начали орать хором все Носкоглоты и Носкоглотики и водить вокруг меня хоровод.
   - А-а-а! - заорал я и проснулся от своего душераздирающего вскрика, а протерев глаза, снова заорал:
   - А-а-а!
   На кровати у меня в ногах сидел Васька и молча, подмигивал, то правым золотистым глазом, у которого маленький продольно вытянутый зрачок, то жгуче карим левым с горизонтальным зрачком.
   - Доброе утро, - наконец произнес Носкоглот, а сам глазищами - хлоп, хлоп.
   А оно доброе? Это я насчет утра.
   Медленно поднялся, не утрудив себя ответом, вытер вспотевший лоб, потом, с трудом поднялся с кровати и подозрительно осмотрел комнату, даже не поленился, заглянул под кровать. Кругом было пусто. И все же я с подозрением посмотрел на спокойного Ваську.
   - Где жена?
   - Чья жена? - его ответ еще больше прибавил подозрительности.
   - Будто ты не знаешь, - хмуро отвечаю.
   - Не знаю, - как-то буднично произнес Васька, подмигивая мне разноцветными глазами.
   - Ага, не знаешь. И про детей не знаешь? - пришлось применить толику ехидства, чтобы вывести Носкоглота на чистую воду.
   - И про детей не знаю, - спокойно ответил Васька, после чего подмигнул пару раз и поинтересовался:
   - Толя ты что, заболел? А я то, тут сижу, гадаю, почему мой друг сердечный с утра визжит в постели, как стельки на лугу во время любовных игр! Может тебе лекаря позвать?
   И что я на самом деле взбеленился? Ну, приснился кошмар. Хотя на всякий случай нужно проверить квартиру.
   Так и сделал, превозмогая себя. Что-то чувствовал себя с утра хреново. Обошел все помещения. Не поленился, заглянул в каждый угол, даже под ванной и под кроватью, проверив на наличие непрошеных гостей. Только после всех этих мучений, не обнаружив ничего подозрительного, с облегчением вздохнул. Слава богу, это всего лишь кошмарный сон, потому что в альтернативном варианте легкая промышленность просто бы рухнула под натиском плодовитых Носкоглотов. Нет, не наша. Наша промышленность вместе с распадом СССР рухнула в бездну небытия. Я беспокоюсь о Китайской легкой промышленности. Если такое случится, не приведи господь, то может возникнуть огромная международная напряженность, в результате которой американцы нам объявят войну. Ведь на носу летняя олимпиада. А кто интересно тогда для сборной США будет шить спортивную форму? И как думаете, кто окажется козлом отпущения? Конечно я, потому что допустил неоправданно большую популяцию прожорливых Носкоглотов в их, извините за плеоназм, ареале обитания, а именно в моей квартире.
   И что это с утра меня на политику потянуло? Может и вправду я заболел? Пощупал на всякий случай лоб. Не сильно горячий, но зато меня вовсю знобит. Так, нужно срочно смерить температуру.
   Нашел градусник, засунув его под мышку, прилег на диван и включил телевизор. Сам смотрю на экран и ничего не понимаю, в голове все крутится, как в детском калейдоскопе, одни разноцветные осколки и никакой полной картины на новостные сюжеты, которые крутили по первому каналу.
   Когда подошло время, вытащил градусник из-под мышки. Вот черт! Тридцать восемь и пять!
   Так, пора вызывать доктора на дом.
   Взял мобильный телефон со стола, набрал номер поликлиники, уже лежа на диване. Там идут длинные гудки, но трубку никто брать не собирается, как будто все вымерли или скопом ушли на сезонную распродажу в ближайший супермаркет. А Васька бегает вокруг меня, не зная, чем помочь:
   - Толя, ты только скажи, что сделать, а я в лепешку разобьюсь, но добуду все, что нужно!
   - Ничего не надо добывать, - ответил я ему, чувствуя, как раскалывается голова от боли, - лучше поставь чайник и достань банку с малиновым вареньем, она стоит возле батареи. И все больше от тебя ничего не требуется.
   - Сейчас, Толя, все сделаю! - Васька посеменил на кухню.
   - Только банку с варением не открывай, а то я потом от твоих волос отплевываться замучаюсь! - крикнул ему вслед.
   - Понял, - послышался его голос с кухни.
   - Поликлиника, - наконец-то раздался женский голос в трубке.
   - Я хочу вызвать врача на дом, - произнес я болезненным голосом и назвал свой адрес.
   - Ждите, до двух часов ваш участковый врач подойдет, - сообщил женский голос, после чего в трубке послышались короткие гудки.
   Пока ждал врача, успел пару раз выпить чаю, посмотреть полтора сериала 'Сверхъестественное', записанные на съемный носитель и три раза вспотеть. Наконец послышался звонок домофона.
   Кривясь от головной боли, прошел в коридор, снял трубку.
   - Кто? - спрашиваю.
   - Врача вызывали? - послышался в трубке женский голос.
   - Вызывал. Я дверь оставлю открытой, так что не звоните, а сразу заходите и в зал проходите, - ответил я.
   Вскоре появляется участковый врач. Темные босоножки на низком каблуке, короткая черная юбка, кремовая блузка, облегающая аппетитные формы, кожаная сумка через плечо. Возраст - скорее всего, только что окончила Медакадемию и сразу приступила к трудовым будням в нашей районной поликлинике. В другое, более подходящее время, я с ней обязательно бы затеял флирт, но сейчас, когда голова ломится от боли, мне было не до нее.
   - Здравствуйте, я ваш новый участковый врач, - представилась девушка, - зовут меня Антонина Аркадиевна Остапенко. Так, что у нас с температурой?
   - Недавно мерил, было тридцать восемь и пять, - ответил я.
   - Давайте еще раз смерим, - сказала Антонина Аркадиевна.
   Я подчинился, засунул градусник под мышку и терпеливо предоставил свое тело для осмотра.
   Антонина Аркадиевна посмотрела мое горло, измерила давление, достав из сумки сфигмоманометр, потом выудила оттуда же стетоскоп и стала слушать шумы в легких со стороны груди, со стороны спины. Покончив с перечисленными процедурами, вынула градусник у меня из-под мышки и посмотрела температуру.
   - Да уж, голубчик, с такой температурой надо было не участкового врача на дом вызывать, а сразу 'Скорую', - сокрушительно покачав головой, произнесла Антонина Аркадиевна.
   - Что, все так плохо? - дрогнувшим голосом задаю вопрос. Я и так себя чувствовал неважно, но после услышанного вердикта, мне совсем поплохело.
   - Если срочно не сбить температуру, то можно смело писать завещание, - участливо ответила Антонина Аркадиевна.
   - Так начинайте сбивать температуру! - начал умолять врачиху, потому что у меня не было желания раньше времени писать завещание.
   - Конечно, собью температуру, если вы заплатите пятьсот рублей, - заверила меня Антонина Аркадиевна, невинно хлопая накрашенными длинными ресницами.
   От такой новости я на некоторое время потерял дар речи.
   - Дорогая Антонина, - после шока, мне, наконец, удалось придти в себя и задать само собой вытекающий вопрос:
   - А как же клятва Гиппократа?
   - Как раз Гиппократу Эдуардовичу мы и давали клятву, что за каждую дополнительную услугу будем брать деньги, - откровенно мне ответила Антонина Аркадиевна.
   - Понятно, - печально произнес я, глядя на Ваську, который примостился на диване возле меня.
   Носкоглот понятия не имел, кто такой Гиппократ, но смысл моих слов, в отличие от врачихи, понял. Он выразительно стрельнул своими разноцветными глазками в сторону Антонины Аркадиевны, при этом покрутив мохнатым пальцем возле виска.
   Что ж, я с ним был согласен, странный мне попался участковый врач. Но до какой степени странный, я это оценил потом в процессе нашего дальнейшего знакомства.
   С трудом поднявшись с дивана, подошел к серванту, достал оттуда заначенные пятьсот рублей, со вздохом сожаления, передал деньги врачихе и с тяжелым вздохом прилег на диван.
   - Так, голубчик, теперь приступим к лечению, - Антонина аккуратно сложила полученную купюру пополам, привычным жестом засунув ее в кармашек сумки. Потом она стала оттуда, как фокусник из шляпы кролика, выуживать странные на вид предметы.
   Первым появился на свет целлофановый мешочек, наполненный сухой измельченной травой, вторым материализовался мерный пластиковый стакан, а вот третье приспособление вообще меня озадачило, это была грелка с длинным резиновым шлангом, на конце которого находился тонкий, круглый твердый мундштук с маленьким отверстием.
   - Что это такое? - поинтересовался я.
   - В наше продвинутое время все традиционные способы лечения уходят на второй план, - ответила мне Антонина. - Ведущими медицинскими работниками давно доказано - народная медицина - лучший способ избавления от недуга. Так что, голубчик, сейчас буду тебе делать клизму из отвара ромашки. Она практически моментально снимет жар.
   - А может, все-таки обойдемся без альтернативного лечения и примем старые добрые таблетки? - пытался я возразить, при этом думая; она случайно не перепутала медицинские профили, с такими наклонностями ей не участковым терапевтом, а проктологом нужно быть.
   - Ни в коем случае, голубчик, клизма и только клизма, - настаивала на своем Антонина. - Так, где у вас находится кухня?
   Ну, точно - проктологом.
   - Зачем вам моя кухня? - спрашиваю у нее.
   - Делать отвар ромашки, - на полном серьезе отвечает Антонина. - Ага, вижу, где у вас кухня. Так, голубчик, как только я делаю отвар, вы приспускайте штаны с трусиками и прижимайте колени к груди. В такой позе намного легче делать клизму.
   Кто мне говорил, что наши доктора спустя рукава относятся к лечению своих больных? Нет, они не такие и вот живой пример находится прямо передо мной в лице Антонины Аркадиевны, которая решила всерьез заняться моим лечением. Блин, лучше бы она с халатностью отнеслась к своим обязанностям.
   Я глянул на Ваську в надежде найти у него поддержку. Какой там. Носкоглот впал в глубокую эйфорию. Он валялся на спине, сучил в воздухе лохматыми конечностями и противно так хихикал. Далее, давя в себе смех, Васька, спрашивает меня:
   - У вас, что, все болезни через жопу лечат?
   - Нет, Вася, через жопу лечат только те врачи, у кого у самих руки из жопы выросли, - отвечаю ему. - И вообще, прекращай ржать, как лошадь, пережравшая белены, лучше сделай что-нибудь!
   - И что я сделаю? - поинтересовался носкоглот, продолжая нервно хихикать. - Носок у нее нет.
   Я умоляюще посмотрел на него.
   - Нет, нет и еще раз нет, ничего другого у нее я есть, не буду! - запротестовал Васька.
   - Проверни то же самое, как с батюшкой Германом, - попросил его.
   - Ты разве не помнишь, что мне говорил? - напомнил мне носкоглот.
   - Да, помню, я помню, - ответил я. - Но эту гостью лучше заикой на всю жизнь оставить, чем самому инвалидом стать, ну и заодно отучить предприимчивую знахарку от применения альтернативное лечение.
   - Ладно, уговорил, - для пущей важности, Васька глубоко вздохнул.
   И тут я ощутил, как ментальная голова носкоглота проникает в мои мозги, и мой рот начинает говорить совершено чужим голосом:
   - Ты, милочка, моль бесстыжая. Заявилась ко мне, расфуфыренная, словно на свидание собралась. К тому же творишь разные непотребства! Ты почто мне в жопу разной гадостью тыкать собралась?
   Не дойдя до выхода из зала, Антонина Аркадиевна остановилась и повернулась ко мне. На ее лице я не заметил ни капельки ужаса, только одна безграничная озабоченность.
   - Это у вас бред, голубчик или раздвоение личности проявляется? - обеспокоено поинтересовалась Антонина Аркадиевна. - Если второе, то могу посоветовать одного замечательного специалиста в этой области. Эдуард Вольфович очень хороший психотерапевт. Когда к нему придешь, главное не обращай внимания на подергивание правого глаза, и на дрожь в руках не обращай. Он тебе коленочки молоточком постукает, по лобику им пригладит, и твое раздвоение личности сразу же исчезнет. Я потом, на всякий случай, к нему направление выпишу.
   От такого предложение даже Васька запамятовал пугать врачиху и так скромненько убрался из моей головы.
   - Все, Толя, снимай штаны, скоро из тебя надувного бегемотика делать будут, - сдался носкоглот, понимая, что все его попытки испугать до икоты врачиху потерпели фиаско.
   - Я не хочу быть надувным бегемотиком! - с дрожью в голосе выдавил из себя.
   - Хочешь, не хочешь, а вскоре пару литров отвара будут медленно вливаться в твою задницу, - не очень-то приободрил меня Васька. - Так что, крепись, а в следующий раз думай, прежде чем оплачивать врачам непредсказуемые дополнительные услуги.
   Послышались приближающиеся шаги, которые заставили меня содрогнуться от ужаса предстоящей пытки, а заодно непроизвольно напрячь ягодицы, покрывая их крупными мурашками.
   Вот черт, так невзначай у меня может выработаться хронический синдром негативного восприятия на появление врача, а ведь среди них есть и замечательные лекари, как мне думается. Или все же я ошибаюсь на их счет?
   Как бы то ни было, но от предстоящей пытки мне не отвертеться.
   Ага, шаги приблизились и вскоре должна появиться моя мучительница. Я в ужасе закрыл глаза и услышал с рождения знакомый голос:
   - Солнце мое, что с тобой?
   - Мама! - открываю глаза и толи от волнения толи от хвори, сиплым голосом произношу. - Как я рад тебя видеть!
   И в моих словах не было ни грамма лести, на самом деле я был очень рад видеть свою любимую маму, которая обязательно поставит меня на ноги за очень короткое время. И вовсе не потому, что она какая-то там знаменитая врачиха, нет, она ей никогда не была, она просто имела очень большой жизненный опыт.
   - У тебя же жар, мой мальчик! - дотронувшись до моего лба ладошкой, озабочено констатировала мама. - Ты какие-нибудь таблетки принимал?
   - Нет, не пил, - честно признался я.
   - Ничего, ничего, - мама поцеловала меня в горячий лоб, - сейчас мы тебя вылечим.
   Она только собралась искать таблетки, как с кухни раздались посторонние шаги. Это возвращалась в зал будущая моя мучительница, но прежнего страха я уже не испытывал, потому что знал - мама меня в беде не оставит.
   На пороге зала появилась Антонина Аркадиевна. Мама подозрительно посмотрела на прибывшее чудо, облаченное в темные босоножки на низком каблуке, короткую черную юбку и кремовую блузку, облегающую аппетитные формы.
   - И что за игры вы здесь собрались устроить? - обратилась она ко мне, при этом показывая взглядом на подозрительный предмет, напоминающий грелку, который держала в руках врачиха.
   - Мама, мне и так плохо, а ты тут со своими пошлыми намеками. И вообще, мама, это новый участковый врач - Антонина Аркадиевна Остапенко, - сообщил я своей подозрительной родительнице. - Она хочет меня лечить вот этим.
   Я тоже взглядом показал на подозрительный предмет, напоминающий грелку.
   Мама меня услышала. Ее проняло.
   - Ах ты, ошибка сантехника, который возомнил себя гинекологом! - зашипела моя мама на врачиху, как кошка, защищающая своих котят. И это были самые литературные слова, стремительной торпедой вылетевшие из уст моей родительницы. Дальше, переведя дыхания и немного взяв себя в руки, моя мама сумела достигнуть максимальной, потенциальной энергии колебания и разразилась следующей тирадой на максимально возможной модуляции:
   - Ах ты, коза драная, купившая диплом врача на распродаже! Да я сейчас тебе все космы повыдергиваю и скажу всем, что так с рожденья было!
   Но это еще не все, моя мама начала, как неотвратимое цунами надвигаться на Антонину Аркадиевну, у которой лицо приобрело оттенок мела. И та, не выдержав такого решительного натиска, пулей выскочила из квартиры.
   Мама с облегчением выдохнула и, строго посмотрев в сторону Васьки, при этом, не забывая понизить центр гравитации, чтобы обычным голосом произнести:
   - А ты что, коврик лохматый, не мог защитить моего мальчика?
   От такого неожиданного поворота событий Васька как-то сразу впал в ступор. Он, как настоящая плюшевая игрушка, замер на месте. И только нервное подмигивание, то правым золотистым глазом, у которого маленький продольно вытянутый зрачок, то жгуче карим левым с горизонтальным зрачком, выдавало в нем живое существо.
   А теперь представьте, каково было мое удивление! Моя мама видит Ваську! Только представьте, то самое существо, которое никто в мире не видит! О существовании, которого никто не подозревает! А моя мама с ним так привычно, можно сказать, по обыденному, разговаривает, как будто встречается с ним не в первый раз.
  
  
   Носкоглот и пенсионная реформа.
  
  
  - Так, распространитель блох, какого черта ты тут делаешь? - каждое слово вопроса сокращало расстояние между моей мамой и Васькой.
  Носкоглот, поддавшись инстинкту самосохранения, начал пятиться назад, пока не уперся в кромку дивана. Но это препятствие не остановило его. Он изящным прыжком взобрался на диван и случайно нажал на дистанционным пульте кнопку включения телевизора. А там, с экрана вовсю гнул линию власть имущих главный пропагандист страны - розовощекий Юрий Висельников:
  'Все не так плохо, как кажется на первый взгляд. Ну, подумаешь, подняли пенсионный возраст. Но это же сделано на наше благо. Вы сами подумайте. Вот вам стукнуло шестьдесят. Все прощай работа. А вы еще полны сил и маетесь от безделья, считаете себя одинокими и всеми брошенными. Как раз такое состояние вашей души приводит к преждевременному старению организма, к появлению различных заболеваний, о которых вы даже не слышали. Это же все - прямая дорога на кладбище! Неужели вы так стремитесь раньше времени умереть? Я думаю никто не горит желанием раньше времени оказаться в гробу.
  Вот поэтому наше правительство приняло решение поднять пенсионный возраст. Оно заботится о вас, как о близких людях. Теперь место преждевременного прозябания в своих бетонных клетках, вы продолжите активную жизнь, почувствуете себя моложе, энергичней, а самое главное не потеряете связь со своим любимым коллективом, значит, не станете одиноким.
  И заметьте, эта инициатива нашего правительства, не уникальна. Практически в каждой развитой стране правительства всеми силами стараются осчастливить своих соотечественников. Например, возьмем Японию. Их премьер-министр многоуважаемый Синдзо Абэ предложил своим гражданам выход на пенсию в семьдесят лет, чтобы японцы оставались активными до конца жизни. И все население страны радостно поддержало его инициативу.
  Мы же для начала ограничимся более скромным результатом - мужчины в шестьдесят пять лет, а женщины в шестьдесят.
  Понимаете, по сути, вам продлевают еще на пять лет настоящей активной жизни. Кроме того наше многоуважаемое правительство, в нашем случае Министерство здравоохранения РФ выдвинуло федеральный проект - 'Формирование системы мотивации граждан к здоровому образу жизни, включая здоровое питание и отказ от вредных привычек'. На этот важный, многообещающий проект будет выделено из бюджета четыреста двадцать три миллиарда рублей'. К тому же будьте уверены, все сэкономленные деньги за время пенсионной реформы будут направлены на дальнейшие разработки 'Турбине Мега Бульбулятора', а это значит, ни одна копейка не будет потрачена даром...
  И тут выключается телевизор.
  Молча, смотрю я в черный экран и вижу там двух баранов. Вернее тупую овцу и такого же безмозглого барана.
  Правда, гробовое молчание продлилось всего пару минут. А потом со всех уголков нашего тихого уютного Берендеевска начали раздаваться гневные выкрики. Что только не кричали, но смысл у всех был один - все население нашего города, желали отправиться в ад всему правительству, вместе с депутатами. Ну, почти все, кроме чиновников высшего эшелона. Эти канальи радостно потирали ладошками, ведь им дорогим, еще больше халявы достанется.
   - Понимаете, вселенная всего лишь голографическая проекция в квантовом спутанном океане, бытие - флуктуация на субатомном уровне, - заговорил Васька, чтобы как-то сгладить затянувшееся в комнате молчание. - Ваш разум никогда не позволит вам постичь трансцендентальную природу мироздания, а наша перманентная тщетная суета лишь множит энтропию и приближает тепловую смерть вселенной. Экспоненциально инфлированный хаос небытия никому не принесет катарсиса, потому что ни жизнь, ни смерть не имеют значения, человек - лишь причудливая игра ради игры химических элементов и аминокислот, а разум твой - короткий всплеск в бесконечно текущей хтонической реке подземного царства Аида. Лучше откройте холодильник и налейте себе сто грамм, чтобы забыть мрак своего беспросветного существования.
  - Заткнись, распространитель блох! - раздражено заорала мама. - Здесь и так на душе хреново, а ты какую-то пургу несешь, как наши долбанные чиновники. А ты сына, давай лечись нормальными таблетками, которые я тебе всегда давала. Ты помнишь какие надо пить?
  Я утвердительно мотнул головой
  - Вот и хорошо. А разных там шарлатанов из поликлиники не слушай, не осталось там настоящих врачей, одни неучи и никчемные эскулапы. Ну, все, в случае чего звони, - после своих напутствий, мама мгновенно, как будто была ведьмой, испарилась из моей квартиры.
   - А мама у тебя хорошая, - подал голос Васька, когда за моей мамой закрылась входная дверь. - Любит тебя и плохому никогда не научит.
   - Ну да, особенно она в детстве любила меня учить преодолевать невозможное. Всегда говорила за столом - закрой рот и ешь суп, - в задумчивости произнес я.
   И невольно начал вспоминать, чему хорошему она меня научила.
   Когда я приходил с улицы грязный как поросенок, она учила меня верить в бога - молись, чтобы эта гадость отстиралась. Еще мыслить логично - потому что я так сказала. Стойкости - не выйдешь из-за стола пока не доешь. Смело смотреть в будущее - уж погоди, дома я тебе устрою. Объяснила основы генетики - это у тебя в отца и причинно-следственные связи - если не вылежишь всю квартиру, я тебя никуда не пущу. Научила добиваться цели - хочешь чай? Иди, налей. Принимать различные формы - закругляйся. Ну и конечно, самостоятельности - я тебе здесь, не домработница.
  Если так подумать то, на самом деле, посте ее наставления получилась, можно сказать, не самая плохая версия меня. Но толку от этого, когда в мире такое твориться!
  И что делать со всем этим?
  Первая мысль была напиться и забыться. Вторая оказалась намного продуктивней. Как только будут выборы депутатов, взять и не пойти на них, чтобы таким образом выразить свое несогласие со всеми последними инициативами, выдвинутыми вышестоящими чиновниками.
  А то, что у нас, получается, значит, мы трудимся в поте лица, грабительские налоги платим, чтобы эти дармоеды получали огромные зарплаты, а они против нас разные антинародные законы принимают!
  Это же уже доходит до абсурда. Сами судите, какой-то там чиновник с зарплатой триста тысяч в месяц, учит простой народ, как можно благополучно жить на прожиточный минимум!
  А сами они пробовали?
  Хрен вам. Они заботятся о себе любимом и постоянно повышают себе зарплату, премии огромные сами себе выписывают.
  Нет, не пойду я на голосование.
  Эта мысль мне показалась совершено правильной.
  Оказалось, она пришла не только мне. Практически все жители Берендеевска подумали аналогично.
  И вот наступил день голосования за каких-то там депутатов.
  Я вышел на улицу и демонстративно прошел мимо пункта голосования, который находился в ближайшей школе. Пока шел, наблюдал ради интереса, сколько народу будет входить туда.
  Тишина. Никто не торопился на этот балаган. А динамики вовсю зазывали людей внутрь. Мол, приходите, здесь во время голосования будет разыгрываться лотерея, главный приз которой автомобиль 'Лада Ларгус', к тому же будут наливать бесплатно по сто грамм водки и давать в закуску бесплатно бутерброд.
  Даже такая реклама не действовала на народ. И этот факт, как грелка согревал мне душу.
  И вот так прослонялся я между явочными пунктами для голосования. Смотрю, никто не приходит. Ну, думаю, завтра скажут, что выборы не состоялись. И с такой сладкой мыслью ложусь спать.
  
   ***
  
  Следующее утро, хочу сказать, сразу не удалось.
  Я как у меня положено пошел в ванну принять душ.
  Моюсь, мурлыкаю под душем любимою мелодию и тут начинается фильм ужаса во всех подробностях.
  Сначала я услышал, как что-то в трубах шуршит, а потом, мать твою, у меня подымаются мокрые волосы на голове от увиденного. Сами представьте, вижу, как вдруг крышка унитаза самопроизвольно поднимается и из толчка появляется какая-то хрень в дерьме и волосах. Эта самая хрень начинает вращаться, как будто что-то выискивая, потом цепляет с белье сушилки мои чистые трусы и исчезает обратно в пучине сточных вод толчка.
  Я отлепился от стенки, в которую от удивления вжался и перевел дух, подумав:
  'Хорошо, что меня в это время я не сидел на унитазе'.
  Выхожу из ванной, а сам продолжаю размышлять над случившемся. Как раз в это время мне на глаза попался Васька.
  - Послушай, - обращаюсь к нему. - Ты случаем не встречал странное такое существо, которое обитает в унитазе и питается чистыми мужскими трусами?
  - Нет, не встречал и навряд ли такое существо встречу, - честно признался Васька.
  - Это почему? - его ответ сильно заинтересовал меня.
  - Потому что таких существ не существует, - сказал Васька. - А вот твой сосед реален как нельзя.
  - А причем мой сосед? - удивился я. - Он, что питается чистыми мужскими трусами?
  - Нет, не питается, - ответил Васька. - Зато у него руки растут не оттуда, вот поэтому, когда он чистил свой забитый унитаз, случайно попал в твою ванну своим тросом для чистки канализации.
  - Фантастика! - удивляюсь я и направляюсь в зал, чтобы включить телевизор.
  - А то! - поддержал меня Васька и последовал за мной.
  Телевизор включился. Там по центральному каналу в новостях сообщали об итоге выборов.
  'В этот прекрасный солнечный день мы можем смело сообщить: выборы состоялись. Наш народ понимающий, он близко к сердцу принимает все реформы и инициативы нашего правительства, поэтому все до единого, благодарный электорат пришел на избирательные участки и отдал свой голос за надлежащего депутата. По данным счетной палаты явка составила 250%'.
  И вот тут я охренел окончательно.
  Как это? Даже в нашем городе посещаемость была, можно сказать, нулевой, если исключить самих депутатов голосующих за себя, больше никто не пришел на выборные участки, а нам втирают в мозги, что выборы прошли как надо!
  - Васька, ты понимаешь, что творится? - в сердцах выкрикнул я.
  - А ты разве не знал, что политика это как помойка, там все стараются обмануть всех даже самых близких, а уж тебя тем более, - ответил Васька.
  - Ты можешь мне помочь с этим беспределом? - с надеждой задал я вопрос.
  - Извини, приятель, но в вашу политику я ни ногой, - ответил мой питомец.
  И что мне оставалось делать?
  Все правильно, я пошел за советом к деду Игнату.
  
  
   Дед Игнат.
  
  
   Так-то в деде нет ничего особенного: роста небольшого - метр шестьдесят, но широк в плечах, ладони - медведь бы позавидовал, к тому же, бодрый - не погодам, на месте не сидит, постоянно чем-то по хозяйству занимается, как говорится, старой закалки, таких наверное уже не делают.
   Вообще дед бы на удивление основательным мужиком. Чего у него только не было; дизель-генератор есть, консервов куча, три самогонных аппарата имеется. И не какие-то там покупные, те, что постоянно рекламируются, а что ни на есть самодельные, все из чистой нержавейки смонтировано, от бака до змеевика, так, что оттуда самый экологически чистый продукт получался, прозрачный, как слеза, запах неповторимый, а на вкус... м-м-м, одним словом - амброзия. Сам пробовал, потому и говорю.
   И все же в деде Игнате, чисто, по моему мнению, была какая-то особая изюминка. Одним словом, был он весьма занятным старичком.
  Вот хотя бы взять его поездку в Австрию по приглашению в конце восьмидесятых годов, когда пошла политическая оттепель и возможности выехать заграницу.
  Там в небольшой горной австрийской деревушке приятель его жил, с которым дед Игнат партизанил в тех краях.
   Густавом этого друга звали.
   Так вот. Первым делом дед Игнат сделал ревизию в этой деревушке на наличие магазина. Таковой оказался в единственном количестве, да там больше и не надо. Но вот другое удивило деда - в этом магазине было все!
   Но советского человека не проведешь. Такого быть не может, понял дед, это либо показуха, или к фестивалю, какому готовятся, или дефицит к концу года выбросили. А раз так, то надо делать запасы. Густав сначала отговаривал деда, но какой там. Тот с маниакальным упорством продолжал пополнять кладовку консервами, макаронами, мылом, солью и спичками. А Густав с жалостью наблюдал за безумным поступком своего товарища. Он пытался объяснить, что капитализм будет загнивать еще долго и мыло не исчезнет. Дед верил, но советско-хомячий инстинкт требовал, и новые пакетики супа тихо появлялись в кладовке.
   А потом пошел снег, да такой, какого сотни лет не было. Магазин каждодневно пополнялся приезжей машиной и запасов не держал. Дороги завалило напрочь и надолго, провода оборвались, деревушку отрезало капитально. Но голода не наступило и эвакуации не произошло. Вся деревушка питалась у торжествующего деда Игната.
  Вот такая история.
   Сколько ему лет - никто не знал, но ходили слухи, что он еще в первую мировую в окопах сидел, вшей кормил. Многие интересовались его возрастом, только вот, дед Игнат с лукавым прищуром улыбался и отвечал, мол, сумел саму смерть вокруг пальца обвести. Мы его спрашивали об этом, а он только смеялся своим заразительным смехом и смачно хрустел солененьким огурчиком, закусывая очередную стопку самогона.
  И вот, как-то раз за застольем, когда на грудь было принято энное количество экологически чистого продукта градусов так под семьдесят, дед разоткровенничался и рассказал нам занимательную историю.
  Заказал, говорит он по дури баночку новой вьетнамской мази, повелся на рекламу, мол, она лучше не бывает, и от головной боли и от ревматизма и от геморроя помогает. Шел месяц за месяцем, а дед весь на нервах, думал, накололи, как это иногда на почте у нас бывает. Но зря волновался, пришла родимая, красивая такая, с рисунком тигра на жестяной крышечки, с непонятными иероглифами по кругу. Ну, дед Игнат отложил эту баночку до тех времен, как его простуда или еще какая-нибудь напасть прихватит.
  Прошло примерно три месяца, наступила осень. И как-то умудрился дед попасть под дождь. Промок с ног до головы и, как положено, подхватил простуду. Ну думает, не беда, сейчас достанет он заветную баночку, откроет ее и, как писалось в рекламе, в течении суток уже будет стоять на ногах.
  Хрен на рыло!
  Сколько дед Игнат занимался с этой баночкой трудовой деятельностью, сколько потратил витиеватых нецензурных слов, про то история умалчивает, но результат на выходе получил нулевой!!!
  Ух, мать твою в кривое коромысло! Эта хренова баночка оказалась круче, чем любая головоломка. Да ей сам кубик Рубика в подметки не годится! Ты крутишь баночку, видишь шов, в том месте, где она должна открываться. Он она паскуда, не открывается!
  Тут деду Игнату уже крамольные мысли начали в голову приходить, мол, может эту хренову баночку создал сам сатана? Мол, вот вам вечная кара в виде сломанных ногтей и испорченных нервов! Или создал Христос чтобы наказать этой паршивкой всех грешников? Мол, покайтесь, верьте в меня и эта долбанная крышечка от долбанной баночки обязательно когда-нибудь откроется.
  Нет, с последним он конечно погорячился. Если бы эту баночку сделал бы Христос, то она была бы не железной, а деревянной.
  Но все же суть в другом. Как мне кажется, по рассказу деда Игната - дай эту баночку всемогущему джину, и тот не сумел бы ее открыть, а открестился бы от нее и кинул бы на дно океана, чтобы никогда ее не видеть.
  Так и не открыв крышечку, дед Игнат отложил баночку до неопределенного времени, ведь выкидывать жалко, деньги за нее уплачены.
  Прошло три или четыре года.
  И вот по прошествии этого времени дед Игнат возвращается домой из магазина и ощущает, как щемит в груди и темнеет у него в глазах. Когда же пришло просветление, увидел он рядом с собой Смерть в длинном плаще с капюшоном.
  'Ек-макарек!' - только и вырвалось из уст деда Игната, глядя на непрошенную гостью. А та смотрит на него через провалы пустых глазниц, ухмыляется и говорит томно, как будто склоняет деда к совместной жизни:
  'Ну что, дружок, пора в путь-дорогу, а то там тебя давно уже заждались'.
  И протягивает к нему костлявую руку.
  'Э, постой, подруга, - отвечает ей дед Игнат, - я человек старой так сказать закалки, поэтому еще не готов к таким близким отношением с незнакомой дамой вот так сразу. Нужно вначале немного пофлиртовать, рассказать несколько занимательных историй, сходить на пару свиданий; в кино, в ресторан или в ночной клуб, немного там поколбаситься. А уж потом приступать к более близкому знакомству'.
  'Остряк, - с одобрением сказала смерть, но руку свою не убрала, тем самым показывая, что деду от нее никуда не деться. - Таких, там любят и ждут с нетерпением'.
  Но дед Игнат тоже был не лыком шит. Он так, как бы, между прочим, достает из заначки окаянную баночку и сует ее под нос смерти с такими словами:
  'Что ж, подруга, я понимаю, работа, но мне как-то не хочется, торопиться отправляться в последний путь и поэтому я хочу предложить тебе одну сделку'.
  'Какую?' - заинтересовалась смерть, ведь не каждый лень ей хотят сделать заманчивое предложение, над которым можно немного потешиться.
   'Давай договоримся, - предложил дед Игнат. - Вот тебе мазь целебную от ревматизма да от остальной подобной хвори. Если ты ее откроешь, то я без лишних разговоров пойду с тобой, а если у тебя ничего не получится, то не обессудь, ты не появишься передо мной до тех пор, пока я сам этого не захочу. По рукам?'
  'По рукам', - с легкостью согласилась смерть.
  И тут начались танцы с бубнами, а вернее сказать - с кастаньетами.
  Смерть схватила эту окаянную баночку и с завидным упорством, для своего преклонного возраста, основательно занялась ей с такой глумливой самодовольной ухмылкой, мол, какие проблемы, сей момент все будет исполнено.
  И так, она своими костяшками хватает за край, те в свою очередь соскальзывают и отбивают дробный задорный ритм, и так в продолжении какого-то времени, да так задорно хоть в пляс отправляйся.
  Что и сделал дед Игнат.
  Прошло несколько минут. Баночка как была закрытой, так таковой и оставалось, а вот ухмылка с лица смерти уже давно сползла, оставив на том месте едва заметные признаки большой озабоченности.
  'Да что ж за хрень ты мне подбросил!' - в сердцах выругалась Смерть.
  Но в меру своей принципиальности, Смерть сдаваться не собиралась. Она истово терзала эту хренову баночку, даже свою косу в ход пустила - размахнулась, ударила, но при этом прицел сбила.
  Хрясть!
  Острое лезвие, задев вскользь по округлой крышечке этой хреновой баночки, соскользнула и попала прямо в свой мизинец на правой ноге.
  'Едрить-колотить!' - воскликнула Смерть.
  Она схватила баночку с таким красивым рисунком тигра на крышечки и кинула ее прямиком в ад.
  Деду Игнату даже показалось, как там, в преисподней сначала с радостью, а позже с тоской и разочарованием воскликнул ровный хор чертей. По всей видимости, они уже были знакомы с этой хреновой баночкой и не понаслышке.
  Вот таким образом дед Игнат выиграл пари у самой Смерти и теперь, намерился жить, пока ему самому не надоест.
   Были у деда даже некоторые исторические экспонаты.
   Взять, например, кремневое ружье позапрошлого века, кторым дед так гордился; диаметр ствола с теннисный мячик, на конце раструб, хоть ватрушки не помяв плашмя, запихивай, приклад весь украшенный фельдиперстовой резьбой, а размером та архи древняя базука неизвестного мастера примерно с нормальное противотанковое ружье времен Великой Отечественной войны. И все это не бутафория, а самое что ни на есть настоящее оружие массового поражения.
   'Я из него, в партизанские годы, за раз эскадрилью фашистских Мессеров сбивал', - всякий раз хвастался дед, когда доставал пугающего вида базуку. Я, конечно, не верил, но однажды увидев это чудовище в действии, сразу все его слова стал принимать на веру.
   Как-то раз повадился злыдень неизвестный к деду Игнату в сад за яблоками лазать, вот он и надумал на него ночную засаду устроить. Чтобы не скучно было, позвал меня с моим товарищем Иваном. А мы что, мы не отказались.
   К этому делу дед Игнат подготовился основательно. Сделал лежанку мягкую из старого ватника, а возле нее воткнул рогатину, на которую водрузил своего 'монстра' заряженного пачкой пороха и парой пригоршней крупной соли. Прихватил с собой бутыль самогона, чтобы не скучно было в засаде сидеть и съестных припасов на целую неделю.
   Мы устроились рядышком по бокам, лежим, по не многу самогон дегустируем. На сей раз дед Игнат его на можжевельнике настоял для успокоения нервной системы и укрепления нашего боевого духа. Делаем все молча, без разговоров, без тостов, чтобы ненароком не спугнуть злыдня, только короткие выдохи и хруст соленых огурцов раздается с нашей стороны.
   Бдели мы строго по правилам, один смотрит, двое пьют, чтобы без присмотра ни на секунду не оставлять объект слежения. Так продолжалось до полночи. А потом...
   - Тс-с-с, салаги! - прошипел дед Игнат, хоть мы и так молчали в тряпочку, и показывает пальцем в темноту.
   - Мать вашу, два раза пернуть - три раза дернуть! - раздался в темноте удивленный приглушенный вскрик Ивана.
   Смотрю, на яблоню злосчастную, какая-то хрень светящаяся лезет, толи черт рогатый, толи монстр необъяснимый.
   - Слушай, дед Игнат, - шепчу тому на ухо. - Ты случаем в самогон конопли не добавлял или димедрола?
   - Цыц, сопляк! - прошипел дед, выдав мне звонкий подзатыльник. - Я свой продукт не порчу посторонними химикатами.
   - Тогда почему по яблоне черти скачут? - не унимался я, потирая ушибленный затылок.
   - А мы вот сейчас этим чертям немного рога подравняем, а потом глянем, что за нечисть по моему саду шастает, - ответил дед Игнат, копошась на месте, потом замер, как скульптурное ваяние.
   И тут дед стрельнул.
   Вы когда-нибудь слышали звук выстрела корабельной салютной пушки? Громкость звука от выстрела из нее на расстоянии до четырех километров составляет от семидесяти до ста двадцати децибел. А теперь представьте, что во время салюта вы находитесь рядом с пушкой. В тот момент эффект оказался подобный.
  Я с Иваном сразу оглох и как в немом кино наблюдал за происходящим.
   Отдачей деда Игната буквально смело с мягкой лежанки. В одну сторону полетела злосчастная аркебуза, в другую сторону кубарем укатился дед и скрылся в высоких зарослях малины. Мы же окутанные клубами порохового дыма лежали на месте с открытыми ртами, как пара судаков, выброшенных на берег.
   Вскоре к нам вернулся слух, и незамедлительно послышалась витиеватая речь деда Игната, состоящая сплошь из ярких междометий, изредка сдобренных предлогами. Вот он вылез из кустов малины злой, как черт, побывавший в церкви, посмотрел на нас и пробурчал:
   - Ну что рты по раззявили, пошли, глянем, кого я там шугнул.
   Захлопнув пасти, мы последовали за дедом. Подошли к яблоне, под ней лежал приличный бугорок из яблок, достающий нам по колено. Вот он зашевелился, стал осыпаться и оттуда, повизгивая, выбежала соседская сучка Сильва, а следом за ней кот-Антифриз - питомец деда Игната.
   - Мать собака твою Баскервилей! - вырвалось у нас.
  - Мать твою едрить-колотить! - вторил нам дед Игнат.
  Он схватил свой карамультук за ствол и со словами:
  - Убью, засранца!
  Уверенным шагом направился к соседу.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) О.Герр "Любовь без границ"(Любовное фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) Б.Стриж "Невеста из пророчества"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"