Молотков Сергей.: другие произведения.

Белояр. Капище Чернобога.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

   Капище Чернобога.
  
  
  
   Пролог.
   Долгожданное знаменье.
  
   Летняя ночная прохлада незримым саваном обволокла Жаворонка, отрока пятнадцати лет. Он стоял на широком помосте крепкого высокого тына, защищающего большой двор капища Чернобога, где находилось несколько домов, занятых жрецами да их служками, вместительным хлевом, амбарами, конюшней. На самом же видном месте стоял, вытесанный из цельного ствола дерева, мрачный идол бога, губы которого почернели от крови жертв, принесенных ему в закланье. И кровь та была не безвольного домашнего скота, людская кровь ублажала деревянного истукана.
   Вот уже месяц минул, как по указу Крива, главного жреца Чернобога, с наступлением сумерек, заступают в дозор жители капища. Они всю ночь напролет неустанно следят за темным небом, боясь пропустить знаменье, которое было предсказано много веков назад.
   Об этом важном предсказание Крив, будучи еще простым послушником, узнал случайно.
  
   ***
  
   Однажды, направили его старшие жрецы в лес, на сбор дикого меда, одного, без присмотра. Но Крива, такое положение вещей не сильно беспокоило. Подумаешь один, так даже лучше, никто не будет за тобой присматривать да подгонять, чтоб побыстрей дело делал, никто не будет тебе указывать, как лучше мед собирать, да сколько надобно накладывать. Лихого же люда да зверья хищного он совсем не боялся, всецело надеясь на оберег, который висел на его груди.
   Шел Крив по лесной тропинке, наслаждаясь свободой, дыша свежим воздухом. До дупла диких пчел путь неблизкий, надобно отмахать четыре версты по лесной дороге, чтоб добраться до него. Но что такое четыре версты для молодых крепких ног, так, одно удовольствие, можно сказать небольшая разминка для юного тела, пышущего необузданной энергией, которая так и просится выплеснуться наружу. Ее даже приходилось слегка усмирять, чтоб не бежать вперед очертя голову, а идти степенным шагом.
   Вскоре Крив добрался до намеченной цели, до широкого дуба, в стволе которого расположились дикие пчелы. Отрок, дымом выкурил лесных трудяг из дупла, после, подхватив берестяной туесок, умостился поудобней на дереве и начал собирать мед. Наполнив емкость до краев, он спустился на землю, отошел в сторонку, чтоб разгневанные пчелы не покусали его, присел возле осины и стал с наслаждением вкушать пирог с рыбной начинкой, который достал из заплечной котомки.
   Жуя нехитрую снедь, Крив глазел по сторонам. Его внимание привлекла широкая нора, расположенная в покатом боку холма, тот выгибался дугой недалече от дуба. Почему он раньше ее не замечал? Ах, да, в прошлый раз, когда ему пришлось быть здесь, на месте норы росли заросли крапивы, они то и прикрывал собой черный зев дыры. Теперь же, высокая жгучая трава куда - то подевалась, тем самым оголяя покатый бок холма с небольшим изъяном. Интересно, кто поселился в норе, волк аль росомаха? Но не бурый мишка, это уж точно, для его берлоги, та дыра слишком мала. А может там скрыто сокровище, которое лежит в норе с давних пор? Все ж стоит туда заглянуть, чтоб потом не умереть от любопытства.
   Подумав об этом, Крив доел пирог, запил его квасом из небольшой кожаной фляги и направился к холму.
   Вот и темная дыра норы. Крив принюхался. Нет, зверем оттуда не несло. Так значит, на самом деле, чей-то схрон? Чтоб узнать наверняка, нужно залезть в узкий лаз норы.
   Малец заколебался. С одной стороны ему было боязно лезть, не зная куда, вдруг там гнездо ядовитых гадюк проживает, с другой стороны дюже любопытство одолевало Крива. Вот он и замер на месте, не зная, что предпринять.
   И все ж любопытство взяло верх над страхом.
   Наспех изготовив факел из сухой ветки, найденной на земле, Крив запалил его и полез в нору.
   Продвигаться вперед приходилось на четвереньках, слишком уж узким оказался лаз, который шел под небольшим уклоном вниз, а тут еще дым от горящей палки норовит попасть в глаза, словом, сплошные неудобства. Другой на месте отрока наверняка отказался бы от такой затеи, ведь кто его знает, стоит ли овчинка выделки, но Крив решил идти до конца, надеясь, что все его мучения вознаградятся по достоинству.
   Лаз сделал поворот направо, и пред взором мальца открылась небольшая пещера. Там ему удалось распрямить спину. Крив поднялся с колен на ноги, едва не задев макушкой свод пещеры, тот отстоял от его головы на два пальца, осмотрелся, водя факелом из стороны в сторону.
   Пространство было небольшим, слегка вытянутым в одну сторону, шага четыре в ширину, да шагов восемь в длину, покатые стены, осыпи в некоторых местах. Несметных сокровищ в пещере Криву обнаружить не удалось, кроме сиротливого старого сундука, там больше ничего не было. Но даже такая малость весьма осчастливила мальца.
   А вдруг там находится серебро да злато! Вот обрадуются волхвы, когда он принесет все это добро на капище! Перед взором Крива сразу стали появляться радужные картины. Вот он стоит перед наставниками, вот выкладывает злато, да, да, именно злато, а не серебро перед ними. Те с удивлением взирают на богатство, потом хвалят его, того, кого раньше считали никуда не годным сорванцом, и обещают из послушников перевести сразу в волхвы. Вот его друзья удивятся, узнав про это. Ведь где это видано, чтоб в такие юные года стать равным с мудрыми мужами!
   Крив, с замирающим сердцем, подошел к сундуку, осмотрел его со всех сторон. Его крышка была закрыта на запор сделанный из железа, но его петли до того проржавели, что стоило мальцу прикоснуться к ним, как они рассыпались прахом. Отрок, затаив дыхание, отодвинул крышку сундука. Та свалилась на земляной пол, расколовшись на трухлявые щепки. Крив осветил внутрь сундука и разочаровано выдохнул. Там, на деревянном дне, кроме берестяного свитка больше ничего не было. Малец машинально взял его и направился к выходу из пещеры.
   Оказавшись наружи, Крив невольно зажмурился от яркого солнечного света, когда же привык, сел на траву возле холма, медленно развернул находку. От этого действа свиток почему - то не рассыпался в труху от старости, но на такую странность малец не обратил внимания, его привлекли строки, ровно лежащие на бересте. Все знаки были ему знакомы, так что с некоторым трудом, ведь Крив только недавно научился читать, он начал слог за слогом постигать написанный текст. Когда же ему удалось осмыслить первую фразу, она привела его в немалое замешательство.
   "Будь здрав, мудрый Крив, преданный служитель нашего общего отца - жестокого, но справедливого Чернобога! Пусть долгие лета протекут мимо, пока ты не встретишь Мару, лежа на мягкой перине!" - было написано там.
   Что это, чья - то злая шутка? Сразу подумалось мальцу. А если это не так, то как мог знать, тот, кто написал на бересте, что он залезет в нору и найдет свиток? Ведь на первый взгляд ему не менее тысячи лет, а может и поболее. Как в далеком прошлом могли предугадать все его действия? Вопросов много и чтоб найти на них ответ, Крив продолжил чтение.
   "Мы, поклонники жестокого, но справедливого Чернобога пишем тебе это послание, которое должно пролежать ровно четыре тысячи лет и пять дней в темной пещере. Там ты его найдешь и прочитаешь.
   Нам ведомо, что в сей час тебе мало лет, потому все, что написано здесь может показаться весьма странным и непонятным. Но все ж постарайся, запомни каждое слово, выведенное на бересте, потому что потом, когда ты станешь мудрым старшим волхвом в своем капище, тебе придется исполнить предначертания ниспосланные самим богом. И тогда ты, мудрый Крив, предстанешь перед очами самого Чернобога, который по достоинству оценит твою преданность и знатно наградит.
   Но для этого по прошествии сорока пяти лет, ты должен будешь каждую ночь выставлять на стражу своих послушников, чтоб те не смыкая очей, следили за небесным куполом. В назначенный час там появится знаменье в виде падающей звезды, которая свалится на землю возле твоего капища. Это будет знаком - на землю пришли долгожданные жертвы, две маленькие девочки, они то и послужат ключом для открытия дороги в ваш мир, по ней ступят ноги Чернобога. Он явится к вам не как гость, а как хозяин, чтоб навести порядок в окружающем вас хаосе!
   Помни об этом, найди в назначенный срок жертвы и будешь несказанно щедро вознагражден нашем общим отцом - Чернобогом!"
   Как только Крив прочитал все это до конца, береста сразу занялась ярким пламенем и сгорела дотла, но почему-то, не обожгла его ладони. На этом чудеса не кончились. Пещера, из которой только что вылез малец, обрушилась, словно ее никогда не было. Но это нисколько не взволновало Крива, он полный своей значимости, гордо подняв голову, пошел в сторону своего пристанища и поэтому не заметил человека стоящего возле дерева. Его силуэт, одетый в незнакомую одежку постоянно колебался, словно мираж, а потом и вовсе скрылся с глаз долой, как обычное мимолетное видение.
  
   ***
  
   И вот минуло отведенных сорок пять лет. Крив, став старшим волхвом, в назначенный срок начал каждую ночь выставлять стражу на высокий тын, чтоб те неусыпно следили за небесным куполом, с надеждой не пропустить предначертанное знаменье.
   Но пока никому из жителей капища не удавалось заметить на ночном небе падающей звезды. Вот и теперь Жаворонок молился Чернобогу, чтоб тот в его дежурство ниспослал знаменье. Пока же на темном небе виднелись только звезды да серебристый серп месяца.
   Вдруг вдали послышался какой-то непонятный гул, который не походил на что - либо знакомое. Он нарастал, приближался. И вот, вдали в ночном звездном небе показалась огромная огненная капля. Она неслась по темному небесному куполу, оставляя за собой длинный хвост, и все снижалась и снижалась, пока не упала в лесную глушь, породив неимоверный грохот, который разнесся по всей округе. Задрожала земля, волна тугого ветра накрыла капище, а потом наступила мертвая тишина, словно весь мир на мгновение замер, как ледяная глыба, в ожидании чего - то необычного.
   Жаворонок стоял на высоком тыне да смотрел на невиданное явление, открыв от изумления рот. Но вот он очнулся, спрыгнул на землю и стремглав помчался к Криву с радостной вестью.
   Вот оно, случилось то, что предрекал мудрый волхв!
   Не чувствуя ног отрок пробежал по двору, без предупреждения ворвался в дом Крива, думая, что того придется будить. Не пришлось. Старший волхв уже успел одеться, он, подхватив свой посох, спешил выйти на улицу, чтоб посмотреть на причину поднятого шума.
   - Свершилось! - восторженно воскликнул Жаворонок.
   - Что свершилось? - вопрошал Крив, спросонья он не мог понять, что происходит.
   - Свершилось предзнаменование! - радостно прокричал отрок. - Звезда появилась на небесном куполе и упала где-то в лесной глуши! Все как ты предсказывал, о, наимудрейший!
   - Радостную весть ты принес, отрок! - обрадовался волхв. - Собери всех во дворе, говорить буду!
   Жаворонок поспешно удалился на улицу, Крив же, немного постоял посреди комнаты, только потом вышел на высокое крыльцо избы, обрамленное резными перильцами.
   Возле нее уже успела собраться изрядная толпа. Там стояли все жители капища, с зажженными факелами в руках, и молча, ждали, когда старший волхв начнет говорить, предано взирая на него.
   Выдержав небольшую паузу, Крив обратился к толпе:
   - Радуйтесь, братья, настал день, который мы так долго ждали! Свершилось то, что мне, как избранному, поведали сами боги!
   На небе появилась падающая звезда! Это знаменье, предсказанное много веков назад, говорит нам, что появились на земле желанные нашему прародителю, жестокому, но справедливому Чернобогу жертвы! Две маленьких девчушки, пришли в наш мир, чтоб отдать свою жизнь ради благой цели, стать на жертвенный алтарь и своей кровью оросить его! Тогда, пред нашими очами появится тот, кому мы так верно служим! Он пройдет по открывшейся дороге и щедро вознаградит нас за преданность!
   Так с достоинством выполним то, что было предначертано много столетий назад, найдем желанные жертвы, да доставим их в наше капище, усладим нашего прародителя ими!
   Слава Чернобогу!
   - Слава Чернобогу! - радостно взревела толпа.
   - Спешите, мои братья! Рыщите по всем весям, ищите двух девчушек не по летам разумных! Как только их отыщите, сразу доставьте в наше капище! Пусть вам сопутствует удача, братья мои!
   Все жители капища помчались в конюшню. Они оседлали лошадей и, выйдя за высокий тын, умчались прочь, каждый в свою сторону.
   Поиски начались.
  
   Глава первая.
   Непыльная работенка.
  
   - ...пришла ко мне как- то раз одна кулема. А как еще ее назвать, если она пошла к ручью, полоскать белье и прихватила с собой грудного мальца, видите ли, оставить его не с кем было дома. На улице стояла жара, вот та клуша безмозглая и распеленала дитятко малое, чтоб тот не упарился, а сама принялась за полоскание. Слышит всплеск, оглянулась. Когда же увидала, что ее малец, скатившись с пеленок, свалился прямо в леденящий ручей, вначале растеряно взмахнула руками, а уж потом бросилась вылавливать родную кровинушку из студеной водицы. Выловила его вовремя, не успел малец захлебнутся, но вот недолга, лихоманка прихватила дитятко малое. Это я сразу определила, когда хворого вытащила из пеленок. Он же горел огнем, как горнило у кузнеца, да дышал часто, отрывисто. Успокоила я эту кулему, сказала - дело поправимо, можно излечить мальца от недуга. Первым делом нужно было натереть хворого барсучьим жиром, после сделать отвар. Так я и поступила. Натерла мальца, а уж потом отвар начала делать, хорошо, что у меня всегда в запасе имеется сбор различный. Сейчас же мне понадобилась ромашка со зверобоем, лопух с шиповником да тысячелистник с рябиной... - тараторила без умолку курносая худощавая девица семнадцати годков отроду, стреляя по сторонам своими широкими карими глазами. Она сидела на телеги, мерно покачиваясь из стороны в сторону, и молола языком, благо тот без костей, не сломаешь, не вывихнешь, да и дорога ровная, не откусишь окаянный отросток. Одета же была молодка в легкий летний сарафан, на ее густых черных как смоль волосах находился расписной платок, тонкие ножки обуты в сафьяновые сапожки.
   Рядом с телегой ехал на кауровой лошадке парень лет двадцати, широкоплечий, с непокрытой русой шевелюрой до самых плеч. Одет он был в поддоспешник, невзирая на летнюю жару, домотканые портки да сапоги кожаные. На его широком поясе висели ножны с мечом, да небольшие туески различные.
   Парень слушал в пол уха речь своей соседки, слегка прищурив карие глаза. Скривив, как от зубной боли узкие губы, которые обрамляли окладистая борода и слегка обвислые усы, он с надеждой поглядывал вдаль. Может скоро появится Рязань, тогда можно будет получить деньги за сопровождение и навсегда забыть о назойливой попутчице, которая своими разговорами за три долгих дня пути уже успела изрядно надоесть. Но приходится терпеть, ведь она наняла его охранять свой незатейливый скарб. А что там охранять то? Короба с мазями, кувшины с настоями да сушеные травы, связанные в пучки. На такой товар никакой разбойник не позарится. Могла бы и сама прибиться к какому нибудь торговому обозу да без оплаты добраться до нужного места. Нет же, понадобился ей сопровождающий, чтоб охранял в долгом пути, да слушал ее беспрерывное щебетание.
   - ...но кроме таких, которые стараются избавиться от своего недуга, приходят ко мне и другие, - продолжала тараторить молодуха. Она взглянула на провожатого и, увидев, что тот ее не слушает, окрикнула:
   - Белояр, ты меня слышишь?
   - Слышу, слышу, - немного повременив, откликнулся парень, при этом постарался в кулаке скрыть свой зевок.
   - Некоторые приходят ко мне за наговором, хотят приворожить мужика чужого, - убедившись, что привлекла внимание своего спутника, продолжила девица, - таких я метлой гоню прочь, а то Макошь прогневается на меня за такое непотребство. Ведь она неспроста связала нитью две судьбы, значит так у них на роду написано, и нечего ломать чужие судьбы по прихоти какой-то любвеобильной бабы. А однажды пришел ко мне путник, начал выспрашивать, как найти тайную тропку, ту самую, по которой можно за миг оказаться за тридевять земель. Слыхала я про такие. Про них мне еще бабка моя Акулина рассказывала, но вот видеть их никому еще не приходилось, и где они находятся, мне неведомо. Так я ему и ответила, тому путнику. Тот обозлился, плюнул себе под ноги, обозвав меня козой драной, да ушел восвояси. А так вообще то, в моем селении, все меня уважают, обращаться ко мне за помощью, не брезгуют.
   Девица замолчала на время. Она достала кожаный бурдюк, открыла его и начала осторожно пить воду.
   - Если у тебя дома все гладко да сладко, тогда зачем в Рязань подалась? - поинтересовался Белояр, воспользовавшись возникшей паузой в длинном монологе. - Или все ж не все так гладко у тебя, Яга?
   - Нет, ты ничего такого не подумай, в своем селении я пользуюсь глубоким уважением, - заверила его девица, отложив в сторону бурдюк, - а в Рязань я подалась, лишь по одной причине, нашептали мне на ушко, что здесь есть очень сильный ведун. Вот к нему и еду, поучиться уму разуму, ведь лишне знания еще никому не помешали.
   Вдалеке показались многочисленные посады, которые располагались возле городских стен.
   - Прибыли, - с облегчением вздохнул Белояр.
   - Что, уже Рязань виднеется? - спросила Яга.
   - Верно, Рязань, - подтвердил парень. - Куда дальше нам, за городские стены или на постоялый двор?
   - На постоялый двор, - немного подумав, ответила спутница, - ведь я не знаю, где живет тот ведун, а там наверняка мне подскажут, куда направляться, да и слегка отдохнуть надобно после долгого пути.
   - На постоялый двор, значит на постоялый двор, - согласился с ней Белояр. Ему так же не мешало отдохнуть, особенно от бесконечной болтовни своей спутницы, - есть у меня здесь один такой на примете, я всегда там останавливаюсь, когда бываю в этих краях. Туда и направимся.
   - Вот и ладно, - облегчено вздохнула Яга, теперь ей не надо искать место для постоя.
   Остаток пути они проделали, молча, что весьма порадовало Белояра.
   Яга с любопытством глазела по сторонам, ведь ей впервой пришлось так далеко забраться от родного дома. Все ей казалось в новинку да в диковинку, и большие высокие дома, сделанные в несколько жилье, и многолюдность улиц, пестрота нарядов мужиков и баб, да громогласных зазывал, которые приглашали посетить придорожные харчевни. Много нового Яга увидела, так что не до разговоров ей было.
   Белояр направил своего коня к знакомому постоялому двору. Стоило ему подъехать к его воротам, как те услужливо открылись. Это расторопный Захар, местный холоп, постарался услужить вновь прибывшим гостям. Завидев же знакомца, он широко улыбнулся, проговорив:
   - Опять решил к нам наведаться, бродяга?
   - Да вот, так вышло, что по пути оказался ваш постоялый двор, - ответил ему Белояр, слезая с коня.
   - Тогда проходи, Тимоша рад будет тебя видеть, - Захар, перехватил узду и повел лошадь к коновязи.
   За ним следом, в широкое подворье постоялого двора, вкатилась телега Яги. Она слезла с нее, подошла к Белояру:
   - Как договаривались.
   Девица протянула ладонь, в которой лежали две серебряные монеты. Парень, молча забрал деньги и направился в харчевню, которая находилась на первом жилье постоялого двора, решив там перекусить, да выпить холодного пива, а потом уж можно будет определиться с жильем.
   - Эй, Белояр! - услышал он окрик Яги.
   - Что еще? - недовольно проворчал парень, поворачиваясь к своей бывшей спутнице.
   - Если вдруг нужда приспичит, обращайся, всегда буду, рада помочь! - крикнула девица.
   - Ладно! - крикнул в ответ Белояр, повернулся в нужное направление и проворчал себе под нос:
   - К тебе только обратись за подмогой, сразу до смерти заговоришь, и никакие припарки потом не помогут.
   Он открыл дверь в харчевню, зашел. Ему сразу в нос ударил спертый воздух наполненный парами перегара, запахом немытых тел и копотью от факелов, которые освещали просторное помещение, а ароматом так же снеди, от которого сразу потекли изо рта слюнки.
   В харчевни как всегда было людно, практически за всеми столами сидел приезжий люд. Одни из них просто утоляли голод, другие же бражничали, заливая в свою утробу хмельное пиво да мед, а у кого имелось деньжат поболее, тот попивал вино заморское.
   Закрыв за собой дверь, Белояр нашел взглядом свободное место за столом. Он подошел к нему, сел, положив рядом с собой на лавку ножны с мечом. Стоило парню сделать это, как к столу подскочил низкий мужичок с лысой головой да с длиной бородой, где уже виднелись пряди седых волос. Это был Тимоша, хозяин постоялого двора.
   - Рад видеть тебя, Белояр, в нашей скромной обители, - поприветствовал он нового посетителя. - Какими судьбами занесло тебя в наши края?
   - Сопроводил одну девицу до ваших мест, вот и решил заглянуть, отдохнуть немного да подыскать еще работенку, - ответил Белояр.
   - Тебе как всегда? - поинтересовался Тимоша.
   - Как всегда, - подтвердил Белояр.
   Как всегда, это значит, принести на стол кувшин прохладного пива, рябчиков запечных, горшок ухи наваристой и каравай свежего хлеба.
   Услышав ответ, Тимоша сразу удалился, но вскоре вернулся. Он поставил на стол кувшин с пивом, пояснив:
   - Остальное будет чуть позже.
   Хозяин постоялого двора уже хотел уходить, но Белояр остановил его своим вопросом:
   - Ты случаем не знаешь, кто нанимает охрану груза?
   - Пока никто, - ответил Тимоша, - те купцы, кто поселился у меня, только что на днях прибыли. Они еще не успели свой товар оприходовать. А что творится в других постоялых дворах, того мне неведомо. Так что потерпи два - три дня. Расторгуются купчишки, возьмут товар, так тебе работенка сразу найдется, об этом я уж расстараюсь.
   Темнил, конечно, Тимоша, все он знал о других постоялых дворах, но не хотел говорить об этом, чтоб постоянного посетителя не спугнуть, ведь от него имел хозяин приличную копейку, за совет, за пособничество в найме, да и за постой, все шло в его карман. Так зачем дойную корову кому - либо другому отдавать.
   Белояр знал об этом, но настойчивость проявлять не стал, его так же небольшой отдых устраивал.
   - Тогда я немного поживу у тебя, - сообщил он Тимоши.
   - Да сколько душа пожелает, мы всегда рады таким дорогим гостям, - расплывшись в улыбке, произнес хозяин постоялого двора, - а теперь извини, дел по горло, так что поговорить с тобой по душам мне недосуг.
   Тимоша удалился.
   Белояр взял кувшин, отхлебнул из него, с наслаждением крякнул. Пивко как всегда было прохладным и свежим, самое то, что нужно в жаркий летний день. Он приготовился ждать яства, надеясь, что Тимоша поторопит свою челядь с этим делом, а то в брюхе от голода начало бурчать, потом уж можно будет подняться на второе жилье, занять свободную светелку и отдохнуть до следующего утра.
   Его надеждам не суждено было сбыться.
   К его столу подошла Матрена, пухленькая девица лет девятнадцати, присела рядом на лавку. Она была на подхвате у Тимоши - то принеси, то отнести, то непременно сделай.
   - Привет, красавчик, я рада тебя видеть, - прислонившись плечом к проводнику, проворковала Матрена.
   - Я тоже рад тебя видеть, красавица, - произнес в ответ Белояр.
   - Вечерком ко мне заглянешь? Или мне тебя навестить? - прошептала девица ему на ухо.
   Проводник хотел ей ответить, но его внимание привлекла открывающаяся входная дверь. Белояр думал, что увидит Ягу, которая, наконец- то управилась со своей телегой, но нет, это была не она. В харчевню ввалились два бугая. Они остановились возле входа и стали пристально присматриваться к посетителям, сидящим за столами. Бугаи явно кого - то искали.
   Одного их них, с рыжей копной волос, Белояр сразу признал, это был Веретень из Жихаревской ватаги, его ближник. Тот стоял, широко расставив ноги, лениво жевал былинку, стараясь при этом цепким взором, найти того кого искал.
   - Мне нужно уходить, - прошептал проводник.
   - Ты же только прибыл! - удивилась Матрена, но проследив за взглядом Белояра, сразу все поняла. - К потайной двери!
   Посоветовала девица.
   - Я знаю, - ответил ей проводник.
   Белояр пригнул голову, так чтоб его нельзя было рассмотреть, медленно поднялся и неторопливой походкой, стараясь не привлечь к себе внимания, направился в сторону кладовой, там находилась потайная дверь, о которой знали не многие, из которых был и он.
   Не с руки ему, попадаться на глаза этим бугаям, особенно Веретеню, тот сразу его признает, тогда уж точно не избежать неприятностей, которые запросто могут перерасти в шумную драку. А этого Белояру очень не хотелось, особенно когда он уставший, после длительного путешествия желал только одного, наесться, напиться и на мягкую постель завалиться. По - этому решил он потихоньку удалиться из харчевни.
   Белояр незамеченным подошел к потайной двери, осторожно открыл ее и вышел во двор. Там он спохватился, хотел ухватиться за рукоять меча, а тот оказалось, остался лежать на лавке, но за ним возвращаться не стал, в харчевне булат никуда не денется, в случае чего Тимоша приглянет, а уж потом за верным товарищем вернуться можно.
   Постоянно оглядываясь, Белояр направился к коновязи. Когда до нее осталось всего пару шагов, из - за угла амбара появилась уже знакомая парочка.
   - Улизнуть хотел? - криво усмехнулся Веретено, наглядно постукивая небольшой деревянной дубинкой по левей ладони. - Думал, я тебя не замечу? Напрасно, тебе же прекрасно известно, что от меня еще никто не уходил.
   Он стал медленно приближаться к Белояру при этом, продолжая говорить:
   - Жихарь уже отчаялся тебя найти, говорит мне, сгинул Белояр, а он как сын был мне. Блудный сын, бросивший отца в трудную минуту. Да еще коня увел, доброго коня, за которого в любом торговом ряду целых двадцать золотых готовы отсыпать, только иметь такого в своей конюшне. Так что давай собирайся, с нами пойдешь.
   За разговором, Веретено со своим подельником успел подойти практически вплотную к Белояру.
   Парень стрельнул взором по сторонам. Бежать поздно, все равно догонят, лошадь так же не успеть от коновязи отвязать, помощи ждать неоткуда. А тут, как назло, он запамятовал, прихватить меч, который остался лежать на лавке. Вот что значит потерять бдительность от усталости после долгой дороги. Веретено же, вон, с дубьем стоит, с ним играется, правда его подельник без оружия, но кто его знает, может, железный шарик кистеня припрятан у него в широком рукаве.
   Оценив обстановку, Белояр, покорно выставив пустые ладони перед собой, направился к своим недругам. Он шел медленно, виновато, улыбаясь. Когда до недругов осталось пару шагов, парень запнулся, при этом неловко наклонился вперед.
   Веретено с подельником обидно заржали над его оплошностью. Но в следующее мгновение им было не до смеха.
   Белояр сделал рывок и как то сразу оказался возле супротивников. В одной руке он держал засопожный нож, который прислонил к шее Веретено, к тому месту, где непрерывно билась жилка в такт сердцу, в другой же длани у него находился небольшой ножик, тот, которым за столом разрезают прожаренное мясо, его острие упиралось прямо в выступающий кадык другого разбойника. Незадачливые тати даже не успели уследить, когда Белояр успел выхватить свое оружие. Они замерли на месте, боясь пошевелиться, ведь любое резкое движение могло попортить их драгоценные шкуры.
   - Я тоже рад нашей встрече, - недобро усмехнувшись, произнес Белояр. - А ну, давай, снимай ремень!
   - Зачем? - испугано выпучив глаза, прохрипел Веретено.
   - Вяжи ему руки, - Белояр указал кивком головы на другого разбойника.
   - Сейчас, сейчас, - пролепетал Веретено и стал торопливо расстегивать широкий ремень. Кое - как справившись с застежкой, он стянул руки своего подельника за спиной и покосился на парня, с тревогой ожидая, что тот предпримет дальше.
   - Ну что зыркаешь, как волчара, давай, снимай свой ремень, - дал указ Белояр.
   Веретено, молча, подчинился. Он снял широкий пояс, передал его парню.
   - Эко, какие вы кроткие стали, прям как ягнята, только вот блеять забываете, боитесь, что мамка прибежит, напоит вас молочком, - решил немного поиздеваться над своими недругами Белояр. А нечего мешать отдыху честному люду после хорошо проделанной работы.
   Парень затянул ремень потуже, так чтоб тать не мог освободить руки, начал рвать его подол рубахи на лоскутки.
   - Эй, ты почто портишь мою рубаху! - начал возмущаться Веретено.
   - Сейчас узнаешь, - сказал Белояр. Он скомкал кусок полотна и засунул его в рот татя.
   - Зря ты так, - успел произнести Веретено, прежде чем ему заткнули глотку.
   - Мне мнится все иначе, - возразил парень. Он посмотрел на повязанных разбойников, остался доволен, после этого хотел направиться к коновязи, но вспомнил про оставленный меч. Вернутся или нет? Стоит ли на это терять время? Решил, что стоит. Белояр быстро заскочил на постоялый двор, схватил меч, сразу прилаживая его к поясу и только потом, направился к коновязи.
   Завидев своего хозяина, Вихрь, так звали коня, радостно заржал. Парень ласково потрепал его по гриве, после накинул седло, подтянул подпруги. Рядом с его лошадью были привязаны две чужие лошади, которых до этого не было.
   - Никак это Веретено оставил лошадок вместе со своим подельником, - подумал вслух Белояр. - Что ж, тогда и их прихватим с собой.
   Конечно конокрадство не очень благое деяние, об этом знают все. Но парень не хотел их перенять. Он просто намеревался их отвести подальше и отпустить. Далее умные животины сами найдут дорогу к своим хозяевам. А пока тати развяжутся, пока найдут лошадок, ему удастся убраться из Рязани. Здесь недалече есть село Тишкино, вот там и можно немного пересидеть, а уж потом найти подходящую работенку.
   Так решил Белояр, но насмешница судьба слегка подправила его планы.
   Парень отвязал лошадей, схватил их за уздцы и направился прочь с подворья постоялого двора. Он, постоянно глядя по сторонам, вышел за ворота. Оказавшись на улице, парень привязал скраденных лошадей к седлу Вихря.
   - Это ты Белояр? - раздался детский голос за его спиной.
   - Я, - растеряно ответил парень и обернулся.
   Позади него стояли две курносые, голубоглазые девочки, друг на дружку похожие, только одна постарше, годков девяти, вторая помладше, лет шести, обе одеты в домотканые поневы, обуты в лапти, головы покрыты тонкими платками, за их спинами виднелись котомки.
   - Мы хотим тебя нанять, - подала голос старшая, - сопроводи нас до места.
   - Чтоб нанять, деньги при себе иметь треба, - произнес Белояр, с неприкрытым любопытством рассматривая пигалиц. Он не мог понять, кто перед ним стоит. На боярских аль купеческих детей не похожи, слишком уж для тех убого одеты, а по властному говору на смердов не смахивают, те привычны невнятно лепетать, да без повода лебезить, отведя взор в сторону. Эти же смотрят прямо, не скрываясь, словно не вежливую просьбу высказывают, а строгий княжий указ. Может и правда они знатного роду? Просто отбились от своих вот и просят, даже можно сказать требуют, уж слишком серьезный лик имеют, догнать своих важных сородичей. А то, что одежка неказистая, так может девчушки напялили ее на себя для отвода глаз, чтоб не стать легкой добычей для алчных разбойников. - Я беру две серебряные монеты за сопровождение.
   - У нас есть в наличие такая сумма денег, - ответила ему старшая, после чего залезла правой рукой за пазуху и достала оттуда тугой кожаный мешочек с деньгами. Она им позвенела и добавила:
   - Как только доставишь на место, сразу получишь свои деньги.
   - Значит, вам ведомо как меня величать, - произнес Белояр, не сводя глаз с мешочка. - Откуда, вот это мне не понятно, ведь мы раньше не виделись, да и знакомцев общих не имеем. Аль имеем?
   - Люди добрые подсказали, - сказала старшая девочка и спрятала мешочек за пазухой.
   - А вас как величать? - поинтересовался парень.
   Старшая хотела сразу ответить, но младшая схватила ее за рукав и, потянувшись, громко зашептала:
   - Не говори ему, как нас звать. Не нравится он мне. Лучше бы мы подыскали кого нибудь другого, постарше и поопытней.
   Но старшая не стала прислушиваться ее совету. Она пожала плечами и назвалась:
   - Меня Ладой зовут, а это моя сестра - Надежда.
   - И куда вас сопроводить, Лада? - поинтересовался Белояр.
   - По дороге, прямо, - туманно ответила девчушка.
   - И на чем же вы поедете, ведь телеги у вас не видать, лошадей тоже, - удивился парень.
   - У тебя имеется в наличие два лишних коня, - Лада указала на лошадей, которых Белояр увел у разбойников. - Нам они как раз подойдут.
   - Эти? - парень аж растерялся от таких слов. Он же хотел в чистом поле выпустить коней на волю, чтоб те вернулись к своим хозяевам, а ему предлагают оставить их себе на неопределенное время. Это уже считается конокрадством, за что по головке не погладят, а накажут по всей строгости. - Это не мои кони.
   - А чьи? - заинтересовалась Лада.
   - Да так, одних моих приятелей, - слегка покривил душой Белояр. - Позаимствовал я их на время, на очень короткое время.
   - И какой отрезок времени могут находиться в твоем распоряжении эти кони? - Задала замысловатый вопрос девчушка. Говорила она как то не по людски, кажется, сам смысл понятен, но мелькают непонятные слова, режущие слух. Кто же они такие?
   - До чистого поля, а потом я хотел их отпустить на волю, пусть вертаются к своим хозяевам, - честно признался парень.
   - Значит, ты их украл, - осуждающе посмотрев на него, произнесла Надежда, потом она повернулась к своей сестре и прошептала той на ухо, - я же тебе говорила, что он нам не подходит.
   - Я не скрал их, а взял на время, - невольно скривился Белояр, когда услышал, что его обвиняют в воровстве.
   - Нет, украл, - настаивала на своем Надежда.
   - Не слушай ее, - встряла в неприятный разговор Лада, - она всегда так бурно проявляет свои чувства, когда кто - либо совершает необдуманные поступки. Мы, можно так сказать, покупаем этих лошадей. Сколько они стоят?
   Белояр вначале с удивлением посмотрел на пигалиц. Неужто у них имеются такие большие деньжищи или они так шуткуют? Потом оценивающе глянул на лошадей и произнес:
   - Я бы дал четыре золотых за обе клячи.
   - Для нас вполне приемлема такая цена, - согласилась с ним Лада. Она полезла за пазуху за мешочком, достала его, вынула оттуда нужную сумму и передала деньги парню, - держи, можешь передать их своим товарищам.
   - Разрази меня гром! - воскликнул Белояр. Эти две маленьких пигалицы продолжали его удивлять. - Откуда у вас столько денег?
   - Это не важно, - ответила Лада. - Так ты берешь?
   Белояр, покачав головой, взял деньги и направился к связанным бугаям.
   Подельники встретили парня гневными возгласами:
   - М-м-мм!
   При этом они извивались, как змеи, стараясь избавиться от пут, да выплюнуть кляп изо рта, правда и то и другое у них до сих пор не получалось.
   - Любо - дорого смотреть, как вы ладно поете! - усмехнулся Белояр.
   - М-м-мм! - продолжали возмущаться подельники Жихаря.
   - Ладно, мне некогда слушать ваши задорные частушки. Вот, держите, - парень высыпал на колени Веретено золотые монеты.
   - М-мм-м? - удивлено воскликнули подельники.
   - Это за ваших лошадок, которых я на время у вас возьму, - объяснил Белояр, - потом обязательно их верну, как только в них отпадет надобность.
   - Мм-мм! - согласились с ним бугаи.
   - Вот и ладно, - сказал парень и направился к нанимателям.
   Когда Белояр добрался до двух девчушек, те уже успели сесть в седла. Там они терпеливо поджидали.
   Парень не касаясь стремени, взлетел на своего верного Вихря. Конь, почуяв под собой хозяина, радостно заржал, перебирая подкованными копытами. Он уже успел отдохнуть и теперь рвался пуститься вскачь.
   - Теперь куда нам? - Белояр решил уточнить маршрут.
   - Прямо вот по этой дороге, - Лада жестом указала направление.
   - По этой, значит по этой, - ему было безразлично куда направляться, главное Белояр знал, что его услуга наверняка окажется оплаченной.
   Он подстегнул пятками коня и помчался по указанной дороге, с каждым мгновением удаляясь все дальше и дальше от не очень гостеприимного града, а так же от своих преследователей.
   Две девчушки, крепко держась в седле, незамедлительно последовали за ним.
  
   ***
  
   Белояр и его спутницы не видели, как незнакомец, одетый в черный балахон с капюшоном, пристально смотрел им вслед. Проводив беглецов взглядом, он вначале направился к Веретену и его подельнику. Незнакомец вытащил кляп изо рта связанного бугая.
   - Кто это был? - спросил он, даже не обращая внимания на разбросанные на земле золотые монеты.
   - Кто? - не понял вопроса бугай.
   - Тот, кто связал вас? - уточнил незнакомец.
   - А, этот, - протянул Веретено, - это Белояр, будь он неладен, чтоб его медведь задрал, чтоб его голова покрылась плешью!
   - Кто он таков, этот Белояр? - продолжал задавать вопросы незнакомец.
   - Он охраняет обозы купцов или путников, которые хотят совершить долгое путешествие, - ответил Веретено.
   Узнав, что хотел, незнакомец пошел прочь от повязанных громил.
   - Эй, ты куда? - крикнул ему вслед Веретено. - А как же мы!
   Но тот продолжал идти в своем направлении, совершено не обращая внимания на его возгласы.
   - Эй, развяжи нас! - сделал еще одну попытку громила, правда с тем же успехом.
   Странный незнакомец, не обращая внимания на громкие вопли связанных подельников, подошел к своей лошади, ловко вскочил в седло и направился прочь с постоялого двора.
   Дальше он минул торную дорогу, противоположную той, по которой уехал Белояр со своими спутницами, свернул на едва заметную тропку, которая вливалась в лес. Промчавшись по ней версты четыре, незнакомец встретился с небольшим отрядом людей, одетых также как и он в темные балахоны.
   - Я нашел их! - крикнул незнакомец.
   - Где они? - спросил его волхв, держа в руках свой посох.
   - Ускакали в направлении села Тишкино, - сообщил послушник.
   - Вперед за ними! - скомандовал волхв и подстегнул коня пятками.
   До Рязани они добрались быстро. Там отряд разделился. Десять воинов продолжили преследование беглецов, Крив же с двумя послушниками, решил заглянуть в Рязань, чтоб на постоялом дворе разузнать кое - что о беглых девчушках.
   Зная дорогу, старший волхв сразу нашел нужную харчевню. Подъехав к ней, Крив слез с коня, вошел в дверь.
   Завидев старшего волхва Чернобога, многочисленные посетители харчевни замолкли.
   - Эй, кто тут хозяин? - крикнул Крив.
   - Я, - ответил Тимоша, выходя навстречу нежеланному гостю.
   - У тебя на постоялом дворе останавливались на ночь две девчонки? - спросил Крив.
   - Да, останавливались, - не стал врать хозяин постоялого двора, себе дороже будет.
   - Показывай, в какой клетушке они останавливались.
  
   Глава вторая.
   Погоня.
  
   Непыльной работенке Белояр был весьма рад. Где еще найдешь такую - спокойно сопроводить двух девчушек до нужного места и получить законные три серебряные монеты, делов-то, на медяк. Потом можно будет немного отдохнуть от праведных трудов. А то, что дорога окажется без лишних приключений, Белояр в этом не сомневался. Кто позарится на двух маленьких замарашек, лихой люд, княжьи гридни? Сомнительно. В их сторону даже встречные прохожие не смотрели. Да кому это надо, обращать внимание на девчушек, которые куда - то спешат по своим делам в сопровождении грозного воина. Но больше всего Белояру было по душе, что две пигалицы молча, следовали за ним, только иногда Лада подавала голос, когда указывала нужное направление.
   Правда, с девчушками не все было ясно. Кто вообще они? Откуда появились на постоялом дворе? И какую цель преследуют в его сопровождении? Да речь, какая - то странная у них, кажется все понятно, о чем они говорят, но в тоже время некоторые слова незнакомы. Интересно, из какого они княжества? Возможно кто - либо другой непременно засыпал пигалиц этими вопросами, но только не Белояр. У парня были свои принципы, которым он неусыпно следовал.
   Первое - никогда не интересоваться целью, которую преследуют его работодатели, конечно если они того сами не пожелают сообщить.
   Второе - никогда не интересоваться личностью работодателя, ему достаточно знать, что те в состоянии оплатить охрану.
   Третье - в целости и сохранности доставить до места работодателя, хоть при этом придется срубить с плеч немало голов.
   И четвертое - если взялся за работу, то доводи ее до конца, не взирая, на то, будет она тебе по нраву или нет.
   Правда, за предпоследний пункт он требовал дополнительную оплату, как за оправданное превышение степени риска.
   Все про это знали и потому, Белояр пользовался уважением в кругах торгового люда.
   - Направо! - указала путь Лада.
   Они как раз подъезжали к селу Тишкино, но туда девчушки решили не направляться, а свернуть на дорогу, которая вела в лес.
   Туда, значит туда.
   Белояр только пожал плечами и свернул в сторону, куда ему указали, хотя с удовольствием бы заскочил в село. Ведь отправляясь в путь, он не успел прихватить с собой съестных припасов, не наполнил фляги медом, сильно разбавленным водой, овса для Вихря также не припас. Оставалось надеяться, что у девчушек на первое время снедь найдется, а уж потом появится на их пути следующее селение. Там то, они всем нужным и запасутся.
   А пока их дорога протекала по бескрайнему полю, где под ленивым дуновением ветерка, волнами колыхался высокий ковыль, наполняя своим запахом всю округу. Здесь путники перешли на неторопливый шаг, дав немного лошадям отдохнуть, когда же тем надоело плестись, вновь пустились в стремительный галоп.
   Потом на их пути встал редкий подлесок, который тянулся всего на полверсты, а дальше дорога влилась в лес, где стояли величественные вековые дубы вперемешку с вязом, осиной и кленом. По широкой тропе, окруженной высокими деревьями, путники пустили рысью лошадей.
   С левой стороны показался высокий яр, на котором, росли высокие сосны, а внизу медленно текла река. Дорога шла вдоль ее берега, после же, свернула направо, начала снижаться, пока не влилась в простор заливного луга.
   Белояр приметил, что его спутницы с любопытством смотрят по сторонам, словно впервые оказались в лесу, да и не только в лесу, а вообще в этих краях. Их приводили в изумление широкие, в несколько обхватов, величественные дубы, они с любопытством слушали пение птиц, да широко открытыми глазами взирали на ловко скачущих белок, с удивлением смотрели на чистые воды реки, с высокого берега.
   Казалось, что девчушки всю жизнь провели взаперти у себя дома, а теперь по своей прихоти, решили впервые познакомиться с окружающим миром. И эти наблюдения невольно заставляли Белояра задуматься, а правильно ли он поступил, взявшись за такую, казалось бы, непыльную работенку? Слишком странными казались Лада и Надежда, словно не из мира сего. Как бы ни нажить неприятностей с ними на свою голову. Но с другой стороны, что - либо менять поздно. Он с девчушками договорился, доставить их в нужное место, а как говорится в народе: уговор дороже денег. Значит, придется придерживаться четвертого своего правила, не задавая лишних вопросов, продолжить путь.
   По лугу лошади шли шагом. Они изредка наклоняли свою голову, при этом играя густой длиной гривой, хватали сочную траву мягкими губами и с хрустом ее жевали. Впереди, на расстоянии полета стрелы виднелась кромка леса.
   - Нам надо ускорить наше продвижение вперед, - произнесла Лада, до сих пор молчавшая.
   - Пусть лошадки немного полакомятся сочной травой, - возразил ей Белояр, не понимая причины спешки.
   - Белояр, нам срочно надо ускорить наше продвижение вперед, - настаивала на своем девчушка.
   - Зачем? - спросил парень, устало взирая на Ладу.
   - Так надо, - ответила девчушка, не вдаваясь в подробности, при этом она обернулась назад, бросая туда встревоженный взгляд.
   Белояр посмотрел в ту сторону. Там, на кромке луга появились всадники, которые куда - то спешили. Одетые в темные хламиды, незнакомцы не вызвали у него тревоги. Оружия в руках они не держали, грозные выкрики вслед не пускали, а так, каждый может спешить по своим делам, на это он имеет полное право.
   Парень посторонился, съезжая влево на обочину дороги. Он решил пропустить вперед себя десятерых путников, пусть себе скачут по своим делам. Но незнакомцы не торопились обгонять Белояра. Они пристроились позади на расстоянии двух сажень, и пристально всматривались в его сторону.
   Вот это уже показалось весьма странным. Парень вначале проверил, легко ли выходит меч из ножен, так на всякий случай, потом показал жестом незнакомцам, езжайте вперед. Но те, не взирая, на его посылы, продолжали плестись позади.
   "Почему они не обгоняют? Почему продолжают плестись позади? Это они делают, потому что спешили именно за мной, или просто по нелепой случайности? Может незнакомцы решили дать передышку лошадям после долгого гона? Вот и не торопятся вперед, чтоб не загнать до полусмерти коней. Вон, как бедолаги тяжело дышат, брызгая пеной в стороны, даже отсюда слышно, видать не одну версту без остановок им пришлось покрыть. Так стоит, опасаться их или нет?" - успел подумать Белояр, но Вихря пока подстегать не стал. Успеет еще верный конь порезвиться на просторе.
   - Нам срочно надо ускориться до максимально отметки! - напомнила о себе Лада. Она не стала дожидаться, какой ответ получит от проводника, взяла и ударила ладошкой по крупу Вихря.
   Конь, обижено заржав, рванул вперед, да так резво, что Белояр едва не вылетел из седла. С трудом удержавшись на Вихре, парень краем глаза приметил, как странные путники, одетые в темные балахоны, бросились в погоню за ним, вытащив свои мечи.
   - Разрази меня гром! - невольно вырвалось из уст Белояра. - Какого лешего они за мной гонятся?
   Парень посмотрел на девчушек. Те не отставали от него, они старались держаться с боков, на полкорпуса позади, при этом испугано поглядывая на преследователей.
   - Простите меня девочки, что я втянул вас в свои разборки! - крикнул Белояр.
   - Кто это? - спросила Лада, переглянувшись со своей сестрой.
   - Кое - кто хочет вернуть меня обратно туда, куда мне не хочется возвращаться, - ответил парень.
   Он понял, это подельники Жихаря преследуют их. А то, что преследователи одеты как то странно, так они могут принять любую личину, чтоб ввести в заблуждение окружающий люд. Но как они его нашли? Неужели Веретено уже успел доложить обо всем своему старшому?
   - Давайте, подстегните лошадок, мы непременно от них оторвемся! - выкрикнул парень обращаясь к девчушка.
   Белояр надеялся, что у преследователей не так резвы кони после долгого перехода, значит, им удастся оторваться от погони. Он пропустил девчушек вперед, сам же продолжая оглядываться назад, старался предугадать следующие действия подельников Жихаря. Преследователи же не отставали, но и нагнать беглецов пока не могли.
   "Главное добраться до кромки леса, - такая единственная мысль крутилась в голове Белояра, - а там уж легче будет скрыться от погони".
   Позади, послышался свист. Белояр, пригнув голову, отмахнулся мечом, который по наитию успел достать из ножен. Брошенный аркан, разрубленный остро наточенным клинком, повалился на землю, так и не успев захватить намеченную цель.
   Его хотят захватить живьем. Что ж, это намного облегчает задачу, потому что не надо бояться стрелы в спину, а остается только не попасться в петлю, пока они не доберутся до леса, там же арканы будут бесполезны. Ими среди плотно насаженных деревьев сильно не размашешься, здесь скорее поймаешь толстый сук, чем туловище беглеца.
   Преследователи сделали еще одну попытку, но с тем же результатом. Белояр без труда разрезал на подлете волосяную веревку. В это время Вихрь, ломая грудью густой кустарник, влетел под кроны деревьев. Все, они оказались в лесу, где тропа петляет, как змея и это им на руку. Там легче скрыться от глаз преследователей, найти укромное местечко да спрятаться, чтоб переждать погоню.
   Теперь Белояр вырвался вперед, оставив девчушек немного позади. Не зная как пигалицы, а он вполне комфортно себя ощущал среди лесной кущи. В свое время парень провел немало времени вдали от людского жилья под кронами деревьев. Он прекрасно знал, где можно схорониться от постороннего взора, как запутать след, введя в заблуждение своих преследователей. Вот и сейчас Белояр петляя по лесной тропе, искал такое подходящее место.
   Узкая дорога сделала очередной поворот. Там, слегка в стороне от тропы, в пологой низине, покрытой высоким папоротником, ему удалось увидеть непролазный бурелом, а дальше, за деревьями, с вывороченными корнями, находился овраг.
   Белояр оглянулся, из-за очередного поворота лесной тропы раздавался топот погони, но ее самой пока не было видать. Этим парень и решил воспользоваться. Он съехал с наезженной дороги, моля всем богам, чтобы Вихрь ненароком не поломал свои бабки в высокой сочной траве, тогда дело будет - швах, то бишь, совсем нехорошо. Куда ему деваться без верного коняги. Но к счастью все обошлось. Белояр, постоянно оглядываясь, девчушки доверчиво следовали за ним, добрался до бурелома.
   Лесные гиганты лежали уже давно. Они трухлявили на протяжении этого времени, а в некоторых местах успели прорасти молодой порослью. Вон, на стволе огромного дуба, лохматого ото мха, поднялась пушистая сосенка, а рядом с ней, над развилистой дуплистой липой, трепетал резной листвой тонкий кленок.
   Белояр спрыгнул с седла, шепнул Вихрю на ушко. Конь послушно лег на бок, скрывшись от постороннего взгляда под широкими листьями папоротника. Теперь нужно тоже самое проделать с лошадьми, на которых ехали девчушки. Вот только послушаются ли они его?
   Оказалось, Белояру не было нужды заставлять чужих лошадей прятаться в траве. За него все сделала Лада. Девчушка подошла к ним, ласково погладила по вытянутым лошадиным скулам, те трепетно фыркнули и повалились на бок, предано глазея на маленькую хозяйку.
   Убедившись, что со стороны не видно коней, Белояр позвал девчушек:
   - Следуйте за мной!
   Две сестры без лишних споров последовали за парнем. Они подбежали к поваленному дубу, залезли под трухлявый ствол дерева и начали ждать.
   Топот копыт преследователей приближался. Вскоре они показались, выехав из -за поворота лесной тропы. Белояр замер на месте, посматривая, на подельников Жихаря через паутину сплетенных сухих веток и с гулко бьющимся сердцем в груди гадал, заметят они их тайное место или не заметят.
   Отряд преследователей без остановки промчался мимо, вскоре Жихаревские приспешники растворились в лесной гуще.
   Белояр с облегчением перевел дух. Пронесло! Отряд преследователей не удосужился смотреть по сторонам, а то наверняка кто нибудь из них заметил бы слегка примятую траву в том месте, где беглецы спускались с тропы в сторону бурелома. Там остались в некоторых местах сломанные широкие листья папоротника, а также втоптанные в землю стебельки лесных цветов. Но все это мог заметить только тот, кто не торопится, а не мчащийся во весь опор всадник.
   Еще немного выждав, чтоб знать наверняка не вернутся ли преследователи обратно, парень вылез из -под поваленного дерева. Он быстрым шагом направился к своей лошадке, краем глаза приметив, что девчушки без понуканий пошли за ним.
   Завидев своего хозяина, Вихрь сразу поднялся на ноги. Белояр ласково потрепал его по гриве и вскочил в седло. Им нужно было торопиться, пока погоня не вернулась назад, обнаружив, что беглецов нет впереди. Лада с Надеждой также подняли своих лошадей. Они, опираясь на стремена, залезли в седла. Теперь можно было направляться к тропе.
   Белояр, правя уздечкой, осторожно минул опасный участок пути, где под широкими листьями папоротника могут скрываться каверны, и выехал на дорогу. Сразу возник вопрос: куда теперь им направляться? Продолжать в том же направлении, куда они скакали, было бы глупо, можно напороться на преследователей, значит, придется возвращаться назад, искать другую тропу, которая приведет их к цели.
   Приняв решение, Белояр направил Вихря в обратную сторону. Но стоило беглецам проехать всего лишь пару локтей, как им навстречу выскочил одинокий всадник, одетый в темный балахон. Лошади Белояра и незнакомца едва не сшиблись друг с другом грудью, от неожиданности они прянули в сторону, чуть не слетев с тропы. Два воина на мгновение замерли в седлах в замешательстве.
   Первым опомнился незнакомец. Он приложил ладонь ко рту, издал крик сыча, подзывая этим сигналом своих товарищей, которые ускакали вперед и, вытащив меч, наскочил на Белояра. Воин в темном балахоне, едва не снес ему голову, но парень в последний миг откинулся назад, пропуская клинок над собой. Второй удар незнакомца Белояр уже успел встретить своим мечом, который торопливо вытащил из ножен.
   Звон булатных клинков не хуже отрывистого крика кукушки оповестил весь лес о начале схватки.
   Он был очень ловким и быстрым, этот незнакомец. Уверено правя коленями своего коня, воин в темном балахоне наносил удар за ударом, не давая возможности Белояру перейти от защиты в нападение. Парень едва успевал отбиваться, с недоумением глядя на противника. Не похож тот был на подельника Жихаря, не было у атамана таких опытных рубак. Или все ж удалось ему заполучить в свою ватагу бывалого воина? Но каким способом? Ведь отменный мечник без лишних хлопот может стать гриднем в дружине у любого князя, или, в крайнем случае, пойти в боевые холопы к боярину, но податься к лихому люду - это вряд ли. Так кто же ты, незнакомец?
   Удар, еще удар.
   Незнакомец бил открыто, без каких либо уловок, но делал это очень быстро, Белояр едва успевал подставлять свой меч, чтоб избежать раны, ведь любой порез чреват потерей крови, что неминуемо приведет к потере сил, а далее, как следствие, поражение неизбежно, соответственно со смертельным исходом.
   Незнакомец занес меч над головой, намереваясь опустить его на голову Белояра. Парень подставил под него свой клинок, но противник в последний момент изменил направление полета заточенной до бритвенной остроты узкую полоску стали. Незнакомец нанес косой удар в направлении шеи. Белояр понял, что не упревает его парировать, тогда он пригнулся к гриве Вихря, ощущая, как леденящий ветерок пронесся над макушкой, срезая небольшой клок волос. Коснувшись шеи коня, парень выбросил вперед руку, надеясь попасть в открывшуюся брешь в защите противника, но меч, нацеленный в бок незнакомцу, место податливой плоти попал в пустоту. Воин в темном балахоне вовремя заставил своего коня отпрянуть в сторону.
   Противники на время прекратили бой, гарцуя на лошадях, неподалеку друг от друга. Воспользовавшись небольшой передышкой, Белояр выкрикнул:
   - Зачем вы преследуете меня? Я же уже сказал Жихарю, что у него своя дорога, а у меня своя!
   Незнакомец, перекрывший путь к отступлению, просто усмехнулся в ответ и посмотрел за спину парня.
   Белояр не стал оглядываться, думая, что это очередная уловка соперника, но вскоре он услышал приближающийся стук копыт. Это возвращалась погоня, которая разгадала хитрость беглецов. Все складывалось не в пользу Белояра, ему просто не выстоять в открытом бою против такого количества врагов.
  
   ***
  
   Девочки находились в отдалении. Они с терпеливо ждали, когда закончится поединок между Белояром и незнакомым воином.
   Надежда напряглась, прислушиваясь к лесным звукам. Она посмотрела на сестру и произнесла:
   - Они возвращаются!
   Услышав приближающийся стук копыт, сестра согласно мотнула головой и направила лошадку навстречу преследователям.
   - Не надо! - предостерегла ее Надежда. - Это слишком опасно! Вдруг у тебя ничего не получится!
   - У нас нет другого выбора, - ответила ей Лада. Она слегка подстегнула коня пятка, заставив его немного быстрей потрусить в сторону надвигающейся опасности.
   Когда до преследователей осталось пол полета стрелы, девочка остановила лошадку и стала ждать. Отряд незнакомцев в темных балахонах так же заметил ее. Они, издав радостный вопль, помчались прямо на Ладу.
   Не обращая внимания на выкрики, девочка вытянула правую руку перед собой, ладонью вверх. Она замерла в седле, как каменное изваяние, ее взор словно остекленел, а по лбу, на который вылез непослушный кудрявый локон волос, потекли маленькие капельки пота.
   Преследователи не обратили внимания на эту странность, стараясь как можно быстрей настигнуть добычу, а зря.
   Над открытой ладонью Лады появился огненный лиловый шар, размером с кулак взрослого мужчины. Он висел в воздухе, вращаясь вокруг своей оси, издавая при этом издавая злобное шипение. Внутри его, от центра до вешней оболочки, тянулись извивающиеся, как змеи, тонкие линии.
   Лицо девочки прояснилось, словно она очнулась от дремоты. Лада посмотрела на сотворенный шар, согнула руку и резко выбросила ее вперед.
   Отряд преследователей все это видел. Воины в темных балахонах резко осадили своих лошадей. Сбившись в беспорядочную кучу, они с недоумением взирали на девочку, которая послала в их сторону шипящий огненный шар. Тот, со скоростью молнии, преодолел небольшое расстояние и врезался в ствол дерева.
   Раздался режущий слух грохот, в сопровождении оглушительного треска. Высокая сосна, стоящая на обочине лесной дороги, стала медленно заваливаться в сторону преследователей.
   Испуганные кони, издавая ржание, начали пятиться назад. Воины, сидящие на них, пытались пятками и уздечкой, заставить лошадей повиноваться, но все их попытки оказались пусты. Кони, ощутив надвигающуюся опасность, не слушались своих хозяев, они, сбившись в беспорядочный табун, метались из стороны в сторону.
   Это замешательство сыграло злую шутку с преследователями. Высокая сосна, натужно скрипя, повалилась вдоль дороги, накрыв весь отряд воинов своими разлапистыми ветвями.
  
   ***
  
   Всего этого Белояр не видел, зато он успел приметить, как насмешливая ухмылка слезла с лица незнакомца, словно старая змеиная кожа. Он с широко открытыми глазами невольно подался вперед, совершено забыв о своем противнике. Потом раздался оглушительный грохот, треск надломленного дерева, натужный скрип падающего ствола, людские крики ужаса и безумное ржание лошадей.
   Незнакомец с посеревшим лицом растеряно посмотрел в сторону Белояр. Его глаза были наполнены ужасом.
   Что же его так напугало? Не мог понять парень. И прежде чем биться над этой загадкой, вначале Белояр решил позаботиться о своей безопасности. Он утолщенным навершием рукояти меча ударил в висок незнакомца, решив того не убивать, а только оглушить. Воин в темном балахоне, закатив глаза, вывалился из седла.
   Вот теперь можно спокойно посмотреть, что же такого ужасного произошло за его спиной.
   Белояр развернул Вихря. Первое, что он увидел так это поваленное дерево, которое своими разлапистыми хвойными ветвями накрыло весь отряд преследователей, а уж после приметил недалеко от себя двух сестер. Они терпеливо его ждали, ничуть, не выражая, какого либо испуга, значит, ничего страшного не произошло, наоборот, им крупно повезло, нежданно подломленная сосна по чистой случайности избавило их от главной проблемы - от назойливой погони.
   Правя конем, Белояр приблизился к сестрам.
   - Вы целы? - проявил он беспокойство.
   - С нами все в порядке, - спокойным голосом, словно ничего не произошло, ответила Лада, - мы можем спокойно продолжить наше продвижение в нужном направлении.
   - Что здесь случилось? - спросил парень, кивая головой в сторону поваленной сосны.
   - Дерево упало, - кратко пояснила девочка.
   - Это и ежу ясно, что дерево упало, - ухмыляясь, произнес Белояр. - Почему оно упало?
   - Не знаю, - пожала плечами Лада, - просто упало.
   - Ладно, поехали дальше, - проворчал парень, не получив вразумительный ответ. - Еще долго нам до места, куда вы так торопитесь?
   - Пока я ничего определенного не могу тебе сообщить, - витиевато ответила девочка, - но если мы не поторопимся, то дорога продлится намного дольше, чем предполагалось изначально.
   - Ясно, - усмехнулся Белояр, - что ничего не ясно.
   Они неторопливо приблизились к поваленному дереву. Чужие кони, слетевшие с ног, уже успели прийти в себя, некоторые из них умчались прочь, другие остались стоять возле своих хозяев, поджидая, когда они очнутся.
   - Досталось же бедолагам, - произнес Белояр, рассматривая место катастрофы. Он отметил, что некоторые из преследователей уже начали подавать признаки жизни. Значит нужно поторопиться и подальше умчаться с этого злополучного места.
   Они стороной обошли поверженных врагов, слушая их стоны, для этого им пришлось сойти с тропы. Оказавшись же вновь на проезжей дороге, Белояр подстегнул пятками Вихря. Конь радостно заржав, помчался вперед. Девочки незамедлительно последовали за ним.
   Стремительная гонка по лесной тропе продолжалась не долго. Посчитав, что они основательно оторвались от преследователей, Белояр осадил коня. Далее он предпочел продвигаться шагом. Во - первых, им нужно было запутать следы, во вторых, судя по положению небесного светила, пришла пора искать место для ночной стоянки. Об этом Белояр не преминул сообщить своим спутницам.
   - Нам не обязательно делать остановку в ночное время суток, - сразу получил он ответ на свое предложение, - мы можем в течении двух суток, без отдыха находиться в пути.
   - Вы, может быть, и можете, - возразил парень, с любопытством рассматривая сестер. Да кто же они такие? - А вот лошади не могут. Если мы их загоним, то дальше идти придется ножками. Они же не двужильные, да, мой дружок? - он ласково похлопал Вихря по холке. Конь в ответ красноречиво фыркнул, словно согласился со словами Белояра - верно, мыслишь, хозяин, без отдыха мы непременно свалимся с копыт.
   - Извини, мы этот факт в расчет не брали, - потупив взор, произнесла Лада.
   - Чего не брали? - не понял ее Белояр.
   - Мы забыли, что лошадкам нужен отдых, - пояснила девочка и после добавила, - но как только они отдохнут, мы без промедления продолжим движение в намеченном направлении.
   - Эко, какие вы торопыги, - неодобрительно покачав головой, произнес Белояр. - А посреди темного леса заблудиться не боитесь?
   - Для этой цели мы и выбрали тебя, чтоб не заблудиться в лесу, - подала голос Надежда.
   - По ночам только нечисть лесная бродит, а весь честной люд в это время почивает в теплой постели, дожидаясь утра, - проворчал Белояр.
   - Что такое нечисть? - с удивлением задала вопрос Надежда. - Про таких существ у нас отсутствует какая - либо информация.
   - Вы по людски то, хоть молвить умеете? - не выдержал парень.
   - Как по людски? - не поняли его девочки.
   - Так как я говорю, без ваших разных замысловатых словечек, - проворчал Белояр.
   - Мы выражаем свою мысль самым примитивным способом, стараясь подбирать словесные выражения доступные для твоего восприятия, - пожав плечами, произнесла Лада.
   - Вот на это я вам и намекал, - тяжело вздохнув, сказал парень.
   Белояр имел в виду, что не может уразуметь даже половины слов, произнесенных сестрами. Но девочки его намек не поняли, словно появились в эти края, прибыв из-за тридевять земель, оттуда, где даже маленькие пигалицы молвят замысловатые речи, достойные старым мудрым волхвам. Да что там волхвам, те то, наоборот, молвят вполне понятным языком, а ежели, что непонятно, терпеливо втолковывают. Эти же странные девчушки сыплют заковыристыми словечками, как из рога изобилия, а о чем идет речь, пояснить не удосуживаются.
   Недалеко от развилки лесной тропы, Белояр приметил небольшую поляну, возле которой протекал ручей. Там парень решил расположиться на ночлег. Первым делом он расседлал Вихря, обтер его сухой травой и оставил пастись на поляне. Потом он набрал сушняка, с расчетом, чтоб его хватило на всю ночь, развел костер. Теперь осталось позаботиться о снеди. Белояр заглянул в переметную суму. Там лежал медный котел, немного вяленого мяса, а вот крупа вся закончилась. И на чем интересно варить кулеш? М да, по всей видимости, придется ложиться спать с голодным брюхом.
   Белояр засунул в рот маленький кусочек вяленого мяса, прожевав его, обратился к девочкам:
   - Эй, сестрички - лисички, как у вас со снедью?
   - Что? - переспросила Лада, она помогала сестре расседлать коня.
   - Что кушать будем? - парень заново задал вопрос, сев возле разожженного костра.
   - А вот ты про что. Мы взяли с собой достаточное количество съестных припасов, - заверила его девочка. Она сняла свою котомку и начала в ней рыться.
   Белояр с облегчением вздохнул. Он с нетерпением стал ждать, когда предусмотрительная Лада достанет мешочек с крупой, тогда можно будет взять котелок и приступить к приготовлению похлебки, благо ручей рядом, значит, не надо терять время на поиски воды. Но место крупы девочка достала небольшой продолговатый предмет, завернутый в цветастую обертку. Лада с шуршанием разорвала верхнюю оболочку, разломила пополам, то, что находилось внутри, и протянула кусок Белояру.
   Парень принял дар, с недоверием его понюхал. От темно - коричневого куска пахло незнакомо. Он с недоумением посмотрел на девчушку.
   - Попробуй, тебе понравится, - заверила его Лада. Она откусила небольшой кусок от непонятной снеди, и начала с наслаждением жевать.
   Белояр осторожно положил в рот угощенье, попробовал на вкус. Темно - коричневый кусок оказался незнакомой сладостью, которая быстро таяла, словно мед, только вот медом он не был. Парень проглотил его с кислой миной. М, да, все же придется ложиться спать с голодным брюхом.
   - Тебе понравилось? - спросила Лада.
   - Это баловство для дитяток малых, а не услада для моей утробы, - проворчал Белояр, поднимаясь на ноги. Он пошел к ручью, чтоб напиться, да заодно прихватить еще вяленого мяса.
   - А нам нравится, правда Надюша? - жизнерадостно произнесла девочка.
   - Ага, - согласилась с ней сестра, с наслаждением жуя такое же лакомство, - вот только после него пить сильно хочется.
   Белояр уже начал жалеть, что взялся за эту непыльную работенку.
  
   ***
  
   - Где они? - грозно рявкнул Крив, взирая на свое побитое воинство.
   Он нагнал свой основной отряд, когда солнце клонилось к закату. Волхв надеялся увидеть повязанных беглецов, но место этого перед его взором предстали его воины в весьма плачевном состоянии. Последователи Чернобога были поголовно покрыты синяками и ссадинами. Они потупили свой взор, потирая помятые бока. Никто из них не решался открыто глянуть на предводителя.
   - Вы что, оглохли, олухи! - заорал старший волхв. - Где они?
   - Им удалось уйти, - тихо, чуть ли не шепотом произнес один из воинов.
   - Кто мне может объяснить, как две беззащитные девчушки и один охранник, смогли утереть нос, как нашкодившим котятам, десятерым опытным воинам и без препон уйти восвояси? - негодующе прорычал Крив и жгучим взглядом окинул сгрудившихся перед ним недотеп. Выбрав одного из толпы, он указал на него посохом и задал вопрос. - Может ты, Остап, о том мне поведаешь?
   Последователь Чернобога молчал. Потом он набрался храбрости, поднял от земли свой взгляд и тихо произнес:
   - Чародейством они смогли нас побить.
   - Кто? - Крив подался всем телом вперед, услыхав такую новость.
   - Одна из девчушек, словно ее боготворит сам Перун, - ответил Остап, - она сотворила огненный шар и напустила его на нас. Благо слегка промахнулась, но умудрилась повалить огромную сосну, которая придавила собой всех. Хвала нашему прародителю, что никто сильно не пострадал, а только отделался небольшими ссадинами.
   - Да и охранник, который сопровождает девчушек, не так прост, - подал голос другой воин, - ты же знаешь, Крив, в поединке мало кто может выстоять против меня, а этот смог. Не простой этот охранник.
   - Значит, молвишь, что той девчушке боготворит сам Перун? - погладив рукой бороду, задумчиво произнес старший волхв.
   - Так и есть, наимудрейший, - подтвердил Остап.
   - А Перун наиглавнейший враг нашего жестокого, но мудрого прародителя - Чернобога! - громко произнес Крив. - Это еще раз говорит нам о том, что пророчество верно! Эти две девчушки должны быть схвачены и отданы в жертву! И не важно, что они чародейки, наоборот, так будет слаще вкушать нашему прародителю их нежную плоть, зная о том, что ему преподнесли поклонниц Перуна! Теперь же, когда нам ведомо, кто такие беглецы, нам втройне надо быть осторожными. Ежели силой мы не сумеем повязать предсказанные жертвы, то хитростью одолеем их!
   - А как быть с охранником? - спросил один из воинов.
   - Он нам без надобности, - ответил ему волхв, усмехнувшись, - хотя, лишней жертве наш прародитель не обидится. Пока же надобно найти место для стоянки, а поутру, продолжим наши поиски.
  
   Глава третья.
   Село Лебяжье.
  
   Как прошла ночь?
   Девчушки, не взирая, на свои заверения, что не нуждаются в отдыхе, проспали до самого утра возле едва тлеющего костра. Так что дежурить всю ночь пришлось Белояру. Правда ему удалось вздремнуть пару - тройку часов, но это разве можно назвать отдыхом, когда приходится при любом шорохе вздрагивать и всматриваться в окружающий темный лес. Двуногих хищников - лихой люд, он не сильно опасался, они, так же как и он, предпочтут ночью почивать, оставив преследование до утра, а вот четвероногих, например волков, стоило поостеречься. Если им удастся незаметно подобраться к месту стоянки, то они могут лишиться своих лошадей. За своего верного Вихря парень не беспокоился, тот от двух - трех серых разбойников сумеет копытами да крепкими зубами отбиться, дожидаясь пока Белояр подоспеет на подмогу, а вот лошади на которых ехали девчушки ему были незнакомы. Что от них можно ждать при нападении волков? Вдруг лошади от испуга унесутся прочь, и что тогда прикажешь делать? На одном Вихре втроем далеко не уедешь.
   Но видать духи предков охраняли путников. За всю короткую летнюю ночь никто не потревожил Белояра и его спутниц.
   Поутру, поднявшись, девчушки сбегали в кустики по неотложной надобности, потом пошли к ручью умыться. Там они долго плескались, весело визжа. Белояр, хмуро глядя на них, пустое брюхо не способствовало повышению настроения, направился седлать Вихря. Все свои утренние дела он уже успел сделать.
   Верный четвероногий друг встретил парня радостным ржанием.
   - Ну что, дружок, пора нам снова в путь, - произнес Белояр, потрепав коня по гриве. Он накинул седло, начал подтягивать подпруги.
   Пока парень этим занимался, к нему подоспели сестры, жуя непонятное лакомство темно - коричневого цвета. Помогая друг другу, они занялись подготовкой лошадей к дальнейшей поездке.
   Но вот все готово, лошади оседланы, переметные сумы приторочены, костер затушен и закопан, чтоб не оставлять следов стоянки. Пора двигаться дальше.
   Они выехали на тропу, проводник, выбрав направление, подстегнул Вихря. Отдохнувший конь радостно заржал и помчался вперед.
   Вчера, со всей непредвиденной суматохой, Белояр не придал значение выбранному Ладой пути. Теперь же в спокойной обстановке он приметил, что двигаются они в направлении Ярославля. Если это так, то девчушки выбрали не самый лучший способ добраться до того стольного града. Им можно было сесть на попутную ладью и попасть в Ярославль по реке или напроситься в торговый обоз, купцы, за небольшую плату, не отказали бы в такой малости. Что первый, что второй вариант, намного безопасней, чем вот так, в сопровождении всего одного охранника бесшабашно бросаться в долгий путь. Ведь по дороге кроме разбойничьих ватаг могут повстречаться кочующие печенеги. Эти то, от такой легкой добычи никогда не откажутся.
   Значит из всего этого можно сделать два вывода.
   Первое - девчушки, по какой - то непонятной причине, хотят тайно добраться до Ярославля, так, что бы про это никто не узнал. А для скрытых дел лучше всего нанять одинокого проводника, чем быть на виду у множества людей в обозе или на ладье, среди которых вполне могут оказаться знакомые. Или преследователи, которые их ищут? Так может быть, вчерашняя погоня была не за ним? И это не подельники Жихаря? Тогда кто они? Если же преследовали невинных девчушек, то по какой причине? Конечно, стоило разузнать у спутниц про все эти странности, но тогда он нарушит одно из правил, которые так ревностно всегда соблюдал.
   Второе - две сестры вовсе не собираются попасть Ярославль, просто следуют в том же направлении. А их конечная цель находится вдалеке от реки и оживленного торгового тракта. Возможно, по этой причине они выбрали одинокого проводника, которому все равно, куда довести нанимателей, главное чтоб те не надули с оплатой. Но что можно найти в лесной глуши кроме больших неприятностей? Если только родичи девчушек попали в опалу и теперь скрываются от своего князя. Такое возможно и многое объясняет, хотя бы того умелого воина, который чуть не выиграл поединок на лесной тропе. На прихвостня Жихаря он явно не похож, а вот на опытного гридня смахивает. Тогда дело плохо, воины князя, так просто погоню не оставят, они пойдут до конца, будут преследовать беглецов до тех пор, пока беглецов не изловят.
   Конечно, можно сделать и третий вывод - две сестры случайно узнали о старинном кладе, где с древних пор лежат несметные сокровища. Прознав про это, решили они найти его, наняв одинокого проводника, прекрасно знающего местную округу. Но тогда как девчушки собираются доставить найденные богатства в родной дом без телег, не на оседланных лошадях же? На них много сундуков не увезешь. Или там находится что - то очень легкое, то, что можно спрятать в котомку или переметную суму? Нет, это самый бредовый вывод, который пришел ему в голову и если бы он с кем - то поделился с ним, то его без сомнения посчитали бы слегка ушибленным на голову. Просто не похожи эти девчушки на безрассудных искателей кладов. Хотя, чего только на белом свете не бывает.
   Например, года два назад, нанял его один на вид неказистый калика перехожий, волосы на голове спутанные, борода да усы торчком, лик снулый, очи потухшим взором все озирают. Посмотришь на такого и сердце кровью обливается, до того он жалким казался. Одежка поношенная, не раз перестиранная, на ярком солнце выцветшая, сапоги на одном слове держатся, словно он в них с рождения обут. К довершению ко всему этому, калика перехожий крепкой веревкой был привязан к дереву в глухом лесу. На него Белояр случайно наткнулся.
   Проводник развязал бедолагу, расспросил о том, как того угораздило оказаться в безлюдном месте, да еще в таком интересном положении. Калика перехожий без утайки сообщил Белояру о своих злоключениях.
   С его слов выходило, что был незнакомец боярином Миролюбном из славного града Китежа, что стоит на берегу большого чистого озера. Человеком уважаемым он был, числился ближником самого князя того града. Женушку имел Миролюб красавицу неписаную, да под стать свою именем Красавой наделенной. Жили они, поживали, да добро наживали, пока нежданное несчастье не пришло в их дом. Похитил Красаву злой чародей Пересвит, да спрятал ее в своих чертогах, что находятся среди Асских гор, когда Миролюб со своим князем в походе находился.
   Прознав про это, от знакомого ведуна, боярин незамедлительно пустился на поиски жены любимой. Он проделал полпути, когда на одном постоялом двору опоили его сонным зельем разбойнички, перекинутые под знатных купцов. Они вывезли его в дремучий лес, ограбили, да привязали к дереву на пропитание зверью дикому, чтоб от того даже белых косточек не осталось.
   Подивился тому сказу Белояр, но ни слову не поверил. Да кто поверит речи неказистого оборванца, у которого за душой и гроша ломаного нет. Оказалось, насчет гроша ломаного проводник погорячился. Вытащил из сапога Миролюб припрятанные пять серебряных монет, отсчитал три, дал Белояру, решив того нанять для благого дела, доставить боярина к Ассийским горам.
   Получив вперед плату за еще не проделанную работу, проводник согласился доставить бедолагу по назначению.
   Впоследствии, к своему изумлению, Белояр узнал, что тот калика перехожий на самом деле оказался знатным боярином. Но это еще не все. Во время долгого путешествия Миролюб научил проводника многим уловкам в бою на мечах, потому что сам являлся знатным рубакой.
   Так же обстоят дела и с двумя сестрами, которые наняли Белояра проводником. С одной стороны они кажутся не по годам рассудительными, но кто может поклясться, что эти две странные пигалицы не окажутся обычными искателями острых ощущений, у которых безрассудство стоит на первом месте, намного опережая осторожность и благоразумие.
   К полудню, лесная дорога вывела путников к берегу полноводной реки, на берегу которой находилось большое селение Лебяжье. Там тропа разветвлялась в две стороны. Левая сторона дороги вела в сторону от села и углублялась в лес, а правая, прямиком вела в Лебяжье.
   - Белояр, нам нужно повернуть налево, - дала направление Лада. Она хотела поселок обойти стороной.
   - Нет, девочки, мы заедем в Лебяжье, - возразил ей проводник.
   - Тогда мы отклонимся от курса и по этой причине потеряем время, отведенное нам, - сказала девчушка, властно глядя в глаза Белояра, - для нас это неприемлемо. Значит, мы продолжим наш путь в указанном мной направлении.
   - Нам нужна снедь в дорогу, или вы и дальше собираетесь набивать свою утробу никчемными сладостями? - призвал проводник к разумности своих спутниц. - Возможно такая пища вам по душе, я же не собираюсь весь наш путь, который неведомо когда закончится, выть от голода, как волк в зимнюю пору. Так что, вначале заглянем в Лебяжье, запасемся снедью и только тогда продолжим путь. Если же вам мое решение не по нутру, тогда можете забрать себе обещанную плату и искать нового проводника. Я же, умываю руки!
   Девочки пристально посмотрели на Белояра, молча, переглянулись между собой, как бы решая, как им поступить в создавшейся ситуации, стоит ли идти на конфликт или все же подчиниться парню.
   После небольшой паузы Лада дала ответ:
   - Мы прислушались к твоим неоспоримым доводам и приняли решение, повернуть в поселок Лебяжье. Но как только ты приобретешь там все необходимое для дальнейшего пути, мы незамедлительно покинем населенный пункт и вернемся к намеченному маршруту.
   - Благодарствую, за проявленную милость, - Белояр шутливо поклонился сестрам, прижав правую руку к груди.
   - Не стоит нас благодарить. Мы так поступаем лишь по одной причине - у нас нет желания менять проводника из - за такого пустяка, как небольшое разногласие в выборе дальнейшего пути. Но потом, нам предстоит наверстать упущенное время. Не забывай про это.
   - И вам не кашлять, не чихать, - усмехнулся в ответ Белояр.
   Услышав такие слова, сестры удивлено посмотрели в сторону парня, но уточнять смысл сказанного не стали.
   Вихрь, почуяв приближение людского жилья, радостно помчался в сторону Лебяжье. Он знал, что там хозяин накормит его овсом и даст передохнуть после длительной скачки по безлюдным лесным тропам. Лошади под сестрами так же выразили радость и последовали за Белояром, конь, которого, слегка вырвался вперед.
   Чем ближе они приближались к селению, тем людней было в округе.
   Небольшие стайки молодых девок и парней, весело галдя да хохоча, шарили по кустам, под деревьями. Они собирали хворост, сломанные колеса, валяющиеся на обочине дороги и все это, тащили в сторону крутого берега реки. От села же, несли в ту сторону рассохшиеся бочки, старые метла, да другой старый ненужный скарб, тот, что уже не пригоден для пользования в хозяйстве.
   Когда же путники минули высокий добротный тын и вошли в Лебяжье, через гостеприимно распахнутые ворота, Белояр ощутил, как из открытых окошек многочисленных хат повалил сдобный дух, от которого у парня невольно слюна потекла изо рта.
   Он огляделся. По чистым улицам сновали принаряженные бабы в пахучих веночках на голове да мужики в праздничных одежках. Кругом слышались задорные песни под мелодичный звук гуслей да свирелей. Все дворы были украшены зеленью - резные ставни окон были окружены березовыми веточками, еловыми лапами оплетены балясины крылец, даже коровы ходили с рогами увитыми зелеными плетями.
   Неужели сегодня?..
   - Какое число сегодня? - спросил Белояр у сестер.
   - С утра было 23 июня, - ответила Лада, с удивлением взирая на проводника. Она не понимала, как тот мог позабыть сегодняшнее число.
   - Разрази меня гром! - воскликнул Белояр. - Сегодня же канун Купалы! Как же я мог запамятовать!
   - Какого Купалы? - не поняли его сестры.
   - В день Купалы кто что сделал, все пропало, все неладно пошло, да прахом на землю упало. Сей день нам не сеять, не жать, а песни петь да меды - пиво пить, хоровод с молодушками водить, веселиться да в чистой воде обмыться, честному Купале славить. Потому что сегодня Отец - Небо сочетается с Матерью Сырой Землей, Огонь - с Водой, а Муж - с Женой. Сегодня в сердцах людей расцветает чудесный Купальский Цветок - Огнецвет, и вся природа поет песнь Любви. Вот какой сегодня день, - ответил Белояр.
   - Так что, сегодня праздник? - спросили сестры.
   - А вы разве не знали? - вопросом на вопрос ответил проводник, после чего не преминул добавить. - И сегодня кроме веселья, больше ничем заниматься нельзя, а то все начинания через пень на колоду пойдут.
   - Но нам срочно нужно продолжить путь, - растерялись девчушки, услышав такое пояснение от парня.
   - Придется отложить до завтрашнего дня, - настаивал на своем Белояр.
   Сестры насупились. Они отвернулись в сторону и не проронили ни слова, обижено сопя носами.
   - Да право дело, успеете вы вовремя прибыть к намеченному месту, - начал их успокаивать Белояр, - ну потеряем мы полдня и ночь, зато вы насладитесь праздником, который будете вспоминать всю жизнь. А упущенное время завтра успеем нагнать.
   - Но погоня,.. - было, начала Лада.
   - Я так запутал наши следы, что преследователям сутки придется потратить, чтобы в них толком разбираться, - перебил проводник.
   Сестры угрюмо переглянулись, молча, решая меж собой, как им дальше поступить. И весь вид их был далеко не праздничный.
   Они уже сделали одну уступку, поддались уговорам Белояра и свернули с намеченного пути, направившись в Лебяжье, при этом потеряли время, которое так дорого. Теперь же выясняется, что наступил канун праздника и в этот день им не удастся дальше села, продвинутся к намеченной цели. Так что причин для радости у сестер не было.
   - Мы положимся на твои слова, - наконец заговорила Лада, - что ты сможешь доставить нас вовремя к пункту назначения, во всяком случае, мы на это надеемся.
   - Вот и ладно, - обрадовался Белояр, - тогда следуйте за мной.
   Проводник знал Лебяжье, ему несколько раз приходилось здесь задерживаться, и всякий раз он наведывался к тетушке Прасковье, у которой можно было передохнуть после дальнего пути, где можно было прихватить снедь с собой в дорожку, ну и конечно узнать новости, которые ходят по округе. Вот и сейчас он направился к ней.
   Они шли пешком по улице, ведя лошадей за уздечки. Встречные жители селения поздравляли их с кануном праздника, радушно зазывали к себе во двор, суля там напоить путников хмельным медом да усадить за праздничный стол. Все это проделывалось с шутками да прибаутками.
   Белояр вежливо отказывался от таких заманчивых предложений, но обещал, что бы ни обидеть приветливых жителей села, попозже обязательно к ним заглянуть.
   Вот показалась плетеная изгородь тетушки Прасковьи, на которой висели глиняные горшки. За ней, немного в стороне находился небольшой огород, где торчала зеленая ботва редьки, свеклы, моркови и хрена. Там же во дворе находился небольшой амбар, конюшня, для приезжих гостей и сама изба по - праздничному украшенная.
   Из открытых окон несло сдобным духом. Видать хозяйка с самого утра суетилась возле печи. А вот и она сама. Тетушка Прасковья выглянула в оконце, увидав знакомого проводника, она приветливо помахала ему рукой, зазывая зайти во двор. Белояр улыбнулся ей в ответ. Он подошел к плетеным воротам, отворил их.
   Когда путники подошли к крыльцу с резными балясинами, которые были украшены еловыми веточками, там их уже поджидала тетушка Прасковья - дородная баба лет сорока, с длинным мясистым носом, широким ртом, обрамленным толстыми губами и слегка раскосыми бирюзовыми глазами, над которыми росли густые брови. Одета она была в праздничный наряд, а в руках держала наполненный корец.
   - Гость на пороге - прочь из дома все беды да тревоги, да еще в такой день, как 23 кресень! - такими словами встретила путников тетушка Прасковья, поклонившись в пояс. - Возьми из моих рук корец, добрый молодец, из него до дна испей, чтоб на душе у меня стало светлей!
   Белояр поклонился в ответ, взял в руки корец, прильнул к нему губами. А там место теплого сыта, пиво оказалось. Отпил он холодного напитка, остатки передал сестрам, сам же еще раз поклонился в пояс и произнес:
   - Благодарствую, добрая хозяюшка, долгих лет тебе жизни!
   - И тебе не болеть, - ответила тетушка Прасковья, - ну что мы стоим на пороге, проходите в дом, там праздничный стол накрыт, гостей дожидается.
   Услышав про накрытый стол, Белояр радостно потирая руки, последовал за радушной хозяйкой. А та шла впереди, продолжая говорить:
   - Думала, что добрые соседушки ко мне в первый черед заглянут, вот и сидела у окна, их поджидала. Смотрю, ты появляешься возле изгороди, прям как ясно солнышко, уж сколько, поди, пару месяцев тебя не было видать в наших краях. А это кто с тобой, родичи что ли?
   - Ну да, - ответил Белояр, покривя душой. Посчитал он, что не стоит открывать перед добродушной хозяйкой, то, что попросили его две сестры сопроводить их в неведомое место, так, на всякий случай, вдруг, говорливая тетушка разнесет об этом на все село, а потом слухи и до преследователей доберутся. Нет, пусть думает, что это дальние родственники.
   - Кто они тебе, сестры? - продолжала спрашивать Прасковья.
   - Сестры троюродные, - согласно мотнул головой Белояр, - напросились со мной добраться до Ярославля, а мне как раз было по пути, вот им и не отказал. Да заодно загляну к родственникам, посидим с ними вместе, о былом вспомним.
   - Вот и ладно, - сказала тетушка Прасковья, когда они подходили к накрытому столу, - рассаживайтесь по лавкам гости дорогие, отведайте, чем богаты.
   Стол у хозяйки знатным получился. Чего только там не было. И пироги пышные с разной начинкой и расстегаи, и почки заячьи в сметане, да потроха лебяжьи, рябчики соленые с перцем и шафраном. Была там и печеная лосина, да заячьи пупки, зайчатина печеная, да баранина тушеная, грибочки соленые, маринованные. В горшочке стояла уха наваристая, да сыто теплое, а в кувшинах мед хмельной, да пиво пенистое.
   От такого праздничного изобилия у сестер глаза разбежались в разные стороны. Они не знали, за что в первый черед хвататься, вот и сидели на лавке с открытым ртом.
   Белояр же не рассиживался, как кулема на именинах, он хватал со стола закуски, до которых могли руки дотянуться, да метал их в рот, да все это запивал пивом. Тетушка Прасковья с улыбкой глядела на него, не могла нарадоваться.
   - Эко как ты изголодался, милок, словно у тебя во рту и росинки маковой не было с годок, - сказала она, потом посмотрела на сестер и произнесла, - а вы, что сидите, да снедь не берете, да в рот не кладете, неужто моими яствами брезгуете?
   - Не, тетушка Прасковья, - с набитым ртом произнес Белояр, - просто они не знают с чего начинать, толи с ушицы наваристой, толи с пирогов душистых да подрумяненных, вот и сидят, ручки сложив, как девичьих посиделках.
   - Так это дело поправимо! - воскликнула хозяйка. Взяла она глиняные миски, налила туда ушицы, протянула их девчушкам, когда же прознала, что у тех ложек нет, сразу же достала деревянные ложки с полки, которая висела на стене и сказала ласково:
   - Давайте, милые, налегайте, да на меня не смотрите, что я в рот ничего не ложу. Я пока у печи с утра стояла, все это пекла да готовила, так сытного духу надышалась, что мне покамест, даже кусок хлеба в горло не лезет. Я уж попозже трапезничать буду, когда соседи ко мне в гости нагрянут.
   Сестры зачерпнули из мисок ушицы, попробовали, а распробовав, резво застучали ложками, метая наваристое варево себе в рот, пока до донышка не добрались. Покончив с ушицей, они принялись за пироги, запивая из теплым сытом.
   Вот теперь тетушка Прасковья была довольна. Она с улыбкой на устах глядела на гостей, опустошающих праздничный стол, да по глоточку пила из серебряной чарки хмельной мед.
   Но вот Белояр насытился. Он звучно рыгнул, показав тем самым хозяйке, что все яства были отменными по вкусу, наполнил свою чарку пивом, отхлебнул из нее и завел разговор:
   - Погода в этом году стоит хорошая, дождей мало, видать добрым получится по осени урожай.
   - Это верно, урожай добрым выйдет, так что зимовать нам впроголодь не придется, да и сеном успеем, запостись, - поддержала беседу тетушка Прасковья, - охотники так же на добычу не жалуются. Эх, был бы так каждый год, тогда и горя бы не знали. А то помню, лет пять назад, все лето одни дожди были. Вот тогда пришлось нам по -бедовать, да весенний поры, потуже затянув пояса, дожить. Не всем в тот год удалось дождаться оттепели, по многим соседушкам мы тогда справили тризну.
   - Как у тебя со здоровьем, не болеешь?
   - Хвала богам, пока бегаю, суетясь, да и хворать то некогда. Как только зорька начинает заниматься, так выходишь во двор и до самой темноты спину не разгибаешь. Кур надобно накормить, коровку напоить, да на выгул выпустить, на огороде покопаться надобно, так и суетишься, день за днем, о времени забываешь. Правда по вечерам спину ломит, да перед дождем слегка ноги ломит, но с этим уж ничего не поделаешь. Старость - не радость. А помощников, сам видишь, нет. Как овдовела, семь лет прошло, жаль Макошь, пока муж живым был, не наградила меня кровинушкой родимой. Благо соседи хоть помогают, то дров наколют, то забор поправят, да и такие как ты, калики перехожие, без внимания меня не оставляете. Вот так и живу, да дожидаюсь поры, когда за мной ледяная Мара придет, да под ручку с собой уведет.
   - Что нового у вас в селении?
   - Да что нового, все по-старому. Мужики, кто в поле, кто в лесу, а бабы больше по хозяйству суетятся. Хотя одна новость есть. Слышал про упавшую звезду?
   - Нет, не слышал, - ответил Белояр, - видать в ту пору в дороге я был.
   Услыхав про упавшую звезду, девчушки переглянулись между собой, но в разговор встревать не стали.
   - Два дня назад появилась на ночном небе падающая звезда. Про то всем нам поведал Дубомир, наш старший волхв, - начала рассказывать тетушка Прасковья. - Так вот, пронеслась звезда по ночному небу да упала на землю в пяти в десяти верстах от нашего села. Хоть и расстояние не близкое, а грохот стоял как при хорошей грозе. Благо звезда упала в реку, а не среди леса. Попади она в лесную чащу, не миновать нам беды, подпалила бы деревья, начался бы пожар. А в ту пору ветер дул как раз в нашу сторону. И тогда бы быть нам погорельцами. Но это еще не все. Поведал нам Дубомир, что падающая звезда появляется на небе только тогда, когда грядут в скором времени большие перемены. Вот только какие перемены нас ждут впереди, ему неведомо. Возможно благие, а может быть предрекает та звезда, скорому приходу горестных времен полных бед да несчастий. Но что мы все про меня, да про меня. Сам то, ты как, жениться еще не надумал?
   - Да вот, все жду, когда родится моя суженая, - усмехнулся в ответ Белояр, - как только появится она на свет, так сразу женюсь.
   - Смотри, дождешься тех пор, когда даже такие, как я, в твою сторону смотреть перестанут, - погрозила ему пальцем тетушка Прасковья, - и останешься на всю жизнь бобылем ворчливым да на судьбинушку свою обиженным.
   - Так рано еще мне, - пытался возразить проводник.
   - Смотри, чтоб потом не было поздно, - сказала в ответ хозяйка. - Вон смотри, на тебя все наши девки засматриваются, а ты их стороной обходишь. Так хоть сегодня, на нынешний праздник кого нибудь из них осчастливь.
   - Да кому я нужен, голь перекатная, - махнул рукой Белояр.
   - Ну не скажи, - усмехнулась тетушка Прасковья, - вон, Марья красавица, как только ты в Лебяжьем появляешься, так сразу принаряжается, да старается тебе на глаза попасть. А ты дубинушка, даже в ее сторону не смотришь.
   - Это кузнеца Ефима дочка что ль? - проводник с удивлением посмотрел на хозяйку.
   - Она, милый, она, - ответила хозяйка.
   - Так она еще мала, - сказал Белояр.
   - В этом году ей будет четырнадцать годков, самое время обзавестись семьей, - сообщила ему тетушка Прасковья.
   - Вот как стукнет ей четырнадцать, так подумаю, - усмехнулся проводник.
   - Подумает он, - проворчала хозяйка, - пока ты думать будешь, Ефим свою дочку за другого жениха выдаст.
   - Значит не судьба, - пожал плечами Белояр.
   - Ты на судьбу не жалься. Покуда ветер в голове, не быть женатому тебе. Подумай об этом, может, тогда немного остепенишься.
   За праздничным столом они просидели еще пару часов, потом Белояр приготовил припасы к завтрашнему утру и уж после, вместе со спутницами отправился передохнуть до вечера, чтоб с наступлением сумерек выйти на берег реки и насладиться праздничным весельем.
  
   ***
  
   Крив сидел возле низкого широкого пня, на лесной поляне и вкушал вареное яйцо, закусывая его пучком зеленого лука. Возле него расположились двое последователей Чернобога, они усердно жевали соленое сало с хлебом.
   Старший волхв ждал, когда вернутся гонцы с новостями о беглецах, а что бы время зря не терять, решил слегка перекусить, ведь погоня, погоней, а кушать хочется всегда.
   С левой стороны леса послышался стук копыт, это Зырян возвращался из Белково, куда был направлен на поиски. Вот и он сам появился на поляне. Зырян ловко соскочив с лошади, подбежал к волхву.
   - Нашел? - спросил Крив.
   - Нет, там их никто не видел, - ответил парень.
   - Ладно, подождем других, - вздохнув, сказал Крив и начал чистить от кожуры следующее сваренное яйцо.
   Когда он закончил трапезничать, на поляне появился Мышастый. Он был послан в сторону Еправскиной гати.
   - Ну? - произнес волхв и посмотрел на вновь прибывшего.
   - Нет в той стороне беглецов, - понурив голову, отвечал Мышастый.
   - Так куда же они подевались! - гневно воскликнул Крив. - Не сквозь землю же провалились!
   - Не прост тот проводник, - проворчал Зырян. - Ловко он умеет заметать следы, словно непроводник вовсе, а Леший, который в лесу каждую тропку знает, да под каждым кустиком схорониться может, да так, что с двух шагов его не заметишь.
   - Да пусть он хоть самим Сварогом будет! - продолжал гневаться Крив неудачам своих посланников. - Найдите мне девчонок!
   Вновь из леса послышался стук копыт. И вот перед всеми появился Ждан.
   - Крив, я кое - что узнал! - крикнул он, коршуном слетая с седла.
   - Где они? - вскочил на ноги Крив.
   - Где беглецы мне неведомо, - ответил Ждан, подойдя к волхву, - но я кое - что узнал про проводника.
   - И кто он таков? - спросил волхв, усаживаясь на прежне место.
   - Ха, не прост, оказался этот проводник, Белояром его в народе кличут, - начал свой рассказ Ждан. - Так вот, когда он был еще малым, то прибился к ватаге лихого люда, Жихарь у них атаман. Пробыл Белояр у них лет пять, заматерел, опыта набрался, правда чужую кровь понапрасну лить отказывался. Не по душе ему было кому нибудь нож в спину всадить. Вот и чурался он таких темных делишек, но обозы купеческие грабил. Потом у него с атаманом разлад пошел. И как то в ночь, Белояр увел самого лучшего Жихаревского коня, да подался в бега. Атаман со своей ватагой долго его искал, но так и не нашел. Научил Жихарь на свою голову, Белояра разным тайным уловка, как заметать следы, как хитро хорониться от чужих глаз, как ловушки, да засады делать, вот он и пропал, словно провалился сквозь землю. Дайте водице напиться, а то после ярой скачки все в горле пересохло.
   Ждану подали флягу с водой. Он схватил кожаный сосуд и начал жадно глотать воду, проливая ее на грудь. Выждав пока парень напьется, Крив продолжил задавать вопросы:
   - А дальше что с ним стало?
   - О том мне неведомо, - пожав плечами, ответил Ждан, - но ясно одно, кто - то научил его ловко управляться с мечом.
   - Откуда такие вести? - спросил Крив.
   - Так от Жихаря вестимо, - ответил Ждан. - Встретил его вместе с ватагой на лесной тропе, перемолвился словечком с атаманом, решив разузнать у него про наших беглецов. Тот, узнав об Белояре, огорчился дюже, он же его до сих пор ищет, никак не успокоится. Я ему предложение сделал, подмогнуть нам в поиске беглецов, но атаман отказался, невзирая на щедрые посулы. Жихарь сказал, Белояра они сами найдут, и поступят с ним, так как им нужно, а девчонок сами ищите, они ему без надобности. Получив отказ, я расспросил про Белояра. Жихарь же, начал было выкобениваться, но я его слегка подмаслил парой золотых монет, тогда то, он мне про проводника кое - что поведал, сказал все, что о нем знал.
   - А ему ведомо, куда Белояр с девчонками мог податься?
   - Нет, не ведомо, - ответил Ждан, - он же проводник, а у тех, у проводников, сколько есть в лесу троп, столько у них направлений, куда они могут направить свои стопы.
   - Но куда - то же, он ведет своих спутниц?
   - Об этом только ему ведомо, да девчонкам, которых он провожает, - ответил Ждан.
   Пока они вели разговор, на поляне начали появляться другие гонцы, правда, они прибыли без добрых вестей, не удалось им найти следы беглецов, только Глеба пока еще не было. Когда же солнце стало клониться к закату, появился и он. Глеб торопливо слез с седла, подбежал к волхву и радостно выкрикнул:
   - Я нашел их следы!
   - Где они? - оживился Крив, услыхав долгожданную весть.
   - Беглецы направились в сторону селения Лебяжье! - ответил Глеб. - Это в десяти верстах от нашей стоянки!
   - Далеко же они успели уйти, - покачав головой, сказал Крив, - до ночи нам не добраться до того селения, придется ждать утра, только тогда, когда первые петухи подадут голос, мы сможем отправиться в погоню.
  
   Глава четвертая.
   Купалы день.
  
   Ближе к вечеру, хорошо отдохнувшие Белояр и сестры, в сопровождении тетушки Прасковьи, влились в людской поток, который направлялся в сторону капища. По дороге туда, жители Лебяжья, радостно гомонили, все они предвкушали начало долгожданного великого праздника. Вот и высокий тын, на котором висели черепа разного зверья, а в нем гостеприимно распахнутые ворота.
   Лада с Надеждой всю дорогу вертели головой, стараясь увидеть все сразу. Они постоянно изумлено восклицали, удивляясь каждой мелочи, которая была жителям села привычна, да и Белояру тоже. А на белеющие черепа, оберегающие капище от злых духов, они вообще посмотрели с опаской, даже слегка притормозили шаг, словно не решаясь идти в такое страшное место, но все же пошли, всецело повинуясь импульсу восторженной толпы жизнерадостных селян. Оказавшись за изгородью, девчушки с любопытством стали рассматривать высоких деревянных истуканов, как будто их впервые видели. Это наблюдательный проводник сразу приметил. Он с недоумением покачал головой, невольно размышляя, если у сестер на родине не принято ставить идолов своим богам, тогда как они их чествуют, да ублажают, взывая к их помощи.
   На середке широкого подворья капища стоял седовласый Дубомир со своими собратьями. Они терпеливо поджидали честной люд, готовые в любой миг положить зачин началу праздника.
   Вот жители Лебяжья окружили волхвов, заполнив собой все подворье капища. Тогда то, Дубомир своим зычным гласом обратился к селянам:
   - Здравы будьте, люди добрые! Сегодня у нас светел праздник честна Купалы!
   - Здрав будь, светлый Дубомир! - хором ему ответили жители села.
   - Мы все помним, - продолжил волхв, - что сделано сегодня, то пропало, потому что сегодня полагается нам не сеять, да не жать, треба нам сегодня звонки песни петь, да сладкий мед пить, да честного Купалу славить! Гой Купала! Слава! Матушке Сырой Земле слава!
   - Слава! - отозвалась толпа селян.
   - Подымимся мы на гору высокую, запалим мы огни горючие, покатим колеса огненные, да в быстрые воды бегучие, как солнце на гору вздымается, как к вечеру с горы скатывается! Государыне воде слава! Наипаче же трисветлому солнцу слава! Гой Купала! Слава!
   - Слава, слава! - поддержала его ликующая толпа.
   - Уж ты есть Мать Сыра Земля, будь ты вовек силушкой полна, будь ты вовек к нам щедрым - щедра, зароди ты жита в полюшке, всякого коренья да ращенья, сохрани - сбереги ты нас во всех падях на холмах, да на перепутьях, не давши в пути с недобром столкнуться. Открой нам клады свои заветные, силушку свою древнюю великую да мощную, что дороже всего злата да серебра, дай нам твоим детям по правде жить, подобру быть, добро творить, в домах ладить, да детей родить, честным трудом свой род прославлять, да тебя, наша мать, вовеки славить. Гой Купала! Слава!
   - Слава, слава! - отозвались жители Лебяжья.
   - Уж ты есть Государыня вода, как бежишь ты без заставы, да без преграды, хлябями небесными, да земными, да подземными, - продолжал зычным гласом Дубомир. - Так же к нам пречистая приходи, наши нивы, да луга освяти. Приноси с собой росы медвяные в полную силу всяким травам да ращеньям. А пойдут в темную ночь жены вещие, да соберут те волшебные травы, да ращенья, буйным ветрам на усмирение, яру житу на созревание, красным девушкам в радость, а всем добрым людям во здравие! Гой Купала! Слава!
   - Слава, слава!
   - Уж ты гой, есть, Красно Солнышко, Свет - Даждьбожушко! Ты наш дедушка, ходишь ты в своем дому, в своем златоверхом в тереме. Ты расчесываешь частым гребешком свои кудри златые - русые. А как выйдешь ты за златое крылечко, оседлай коня златогривого, поскачи на нем по светлым лугам, вознесись на гору высокую. А гора та есть матерь всем горам, да на ней старый дуб, отец всем дубам. Размечи лучи ты во все концы, кликни громкий клич, во все стороны. Твои внуки на клич тот откликнутся, на холмы, на горы высокие подымутся, к небу взметнут десницы, со славою свету твоему все поклонятся! Гой Купала! Слава!
   - Слава! - воскликнул Белояр вместе со всеми.
   Он приметил, как Лада достала из кожаной котомки небольшое зеркальце, чудное на вид и доселе им невиданное. Девчушка начала этим зерцалом водить из стороны в сторону, словно хотела поймать солнечный зайчик.
   А тем временем, Дубомир заканчивал славить богов:
   - Гой щедрым - щедра, ты Земля - Матушка! Гой Купала! Слава! Гой чистым - чиста, ты Вода - Матушка! Гой Купала! Слава! Божьей силою сильны травы вещие! Гой Купала! Слава! Будьте здравы, да вольны, люди русские! Гой Купала! Слава! Славны будьте Светлый Яр с Купавою! Гой Купала! Слава! Триславно будь Свет - Солнце красное! Гой Купала! Слава!
   - Слава! Слава! Слава! - троекратно взревела толпа.
   Потом, двое дюжих парней подошли к просмоленному колесу от старой телеги, которое валялась на земле, подняли его и покатили в сторону крутого берега реки. Остальные жители села запалили заготовленные факела и последовали за ними. Белояр с сестрами не отставал от них.
   Докатив до берега, парни бросили колесо на землю, потом оно еще пригодится. Остальной народ тем временем собрался кругом возле Лелиной Березки, срубленной заранее. Она стояла посреди поляны и была вся украшена разноцветными лентами да лоскутами.
   Четверо парней, важно вышагивая, принесли сплетенную из соломы куклу Ярилы. Они установили ее под березой. Как только парни это проделали, начала молодежь вокруг березки вести хоровод, оглашая округу песнями.
   Белояр стоял слегка в сторонке от общего веселья. Ему тоже хотелось присоединиться в круг, но он опасался двух сестер одних оставить. Его спутницы смотрели на разгорающийся праздник во все глаза, словно никогда не отмечали день Купалы и были слегка растеряны. Таких бросишь в одиночестве, потом бед не оберешься. Вот и стоял Белояр возле них, завидуя остальной молодежи.
   А та веселилась, как могла. Вот парни начали выкликивать девушек на пляс посреди круга, возле Березки - Лели да Гоя - Ярилы. Молодухи, задорно повизгивая, поддавались уговорам, забегали вовнутрь коло, да начинали там кружить.
   Неожиданно, один из пляшущих парней задел плечом Ярило и опрокинул его. Хоровод сразу же остановился, размыкаясь на несколько частей. Тут буйное веселье сменилось притворным девичьим плачем.
   Первой начала причитать Марья, дочь кузнеца, ее Белояр сразу признал, да еще подумал, что права тетушка Прасковья, ладная та девка, выглядит слегка старше своих годков, станом стройна, да ликом мила. Вот только ему ли, без дома, без двора, свататься к ней идти. Что он может ей предложить, окромя постоянного ожидания. Нет, семейная жизнь не для такого, как он - перекати - поле. Пока он полон сил, ветер странствий зовет его в дорогу. Может потом, когда немного остепенится, он заведет семью, если конечно не сложит где нибудь свою буйную головушку.
   - Помер Ярило наш! Помер! Не встанет он больше! А какой он был хороший, да пригожий, какой был славный да справный! Что же нам делать без тебя? Без тебя и жизнь для нас не мила! Приподнимись хоть на миг! Без Ярилушки мы все сиротинушки! - звонко причитала Марья, а остальные девки вторили ей.
   Пока девки плакали да причитали, парни принесли носилки, на них уложили Ярило и понесли на круглое поле, в ту сторону, где несет свои воды река, да простираются Навьи Луга. Там их встретил волхв ряженый в Бер Косматого. Спрашивает он у парней:
   - Кто вы, гости незваные? Куда и откуда идете? Кого за море несете?
   Парни остановились и ответили ему:
   - Гой ты, Бер Косматый, несем мы сына твоего - Ярилушку самого!
   - Что же с ним сталось? - грозно вопрошает ряженый.
   - Помер Ярило! - понурив головы, отвечают ему парни.
   - Как же такое случилось? - продолжал допрос ряженый.
   - Бабы наши его уморили! - виноватым голосом ответили ему парни.
   - За то - нет вам пути далее! - гневно воскликнул волхв ряженый.
   - Смилуйся ты, Бер Косматый, пропусти нас дальше, а за то, прими в дары от мошны! - выкрикнул один из парней и бросил под ноги ряженому горсть мелких монет, приготовленных заранее.
   - Да семя божье от родной земли! - выкрикнул другой парень и кинул к ногам волхва ярое зерно.
   - Да песню звонкую, песню славную - от чистого сердца! - воскликнул третий парень и затянул душевную песню.
   До сих пор задумчивое личико Надежды, неожиданно прояснилось. Она посмотрела на Белояра, задавая вопрос:
   - Это у вас праздничная постановка?
   - Чего? - удивился проводник. Он просто не понял смысла вопроса.
   - Театральная постановка спектакля, - уточнила девочка, - вот только почему то зрителей не видать. Они что, все по гало - TV спектакль смотрят?
   - Чего, чего? - удивлено, переспросил Белояр.
   - Ладно, проехали, - отмахнулась от него Надежда, продолжая смотреть развернувшееся перед ними действие.
   - Идите дальше, добры молодцы! - ряженый волхв сменил гнев на милость, приняв дары. - А вы, виновницы смерти Ярилы, идите прочь!
   Девки не стали противиться гневному гласу ряженого. Они, стеная, покинули поляну. Парни же, продолжили свой ход. Они поднесли Ярило к заранее приготовленной Краде, костру сделанному по подобию колодца, на нее водрузили соломенную куклу, разоблачившись по пояс, потом отошли в сторону.
   Теперь за дело принялись волхвы. Они запалили огонь, потом, как только Крада сгорела, и от Ярило остался один лишь пепел, его осторожно собрали в глиняный горшок и понесли хоронить в поле, предварительно осыпав то место зерном да облив изрядно пивом. Предав прах земле, парни начали чествовать Ярилу хмельным медом да крепким словом, которое не упоминают всуе, при этом они зорко следили за тем, чтобы никто из женской половины ни видел и не слышал всего того, что здесь творится. А то вдруг эти хитрые бестии притаились где - нибудь невдалеке под кустиком.
   А девкам не до этого. Они, в одних нательных поневах, босые, с распущенными волосами, на которых красовались венки, собрались возле Березки, начали там водить коло, да песни петь.
   Вдруг с заливистым гиканьем на них наскочили оголенные по пояс парни, которые восседали друг у дружки на плечах. Они старались у девок отнять Березку, а те упорно защищали ее. Раз наскочили, два, на третий раз у них получилось захватить. Парни сразу схватили бедное дерево и поволокли к реке топить, при этом выкрикивая:
   - Ходили девки коло Марушки, коло Марушки, коло Купавушки, коло Купавушки, супротив Ярилушки! Ярился Ярило, да остался без сил, купался Купала да в воду упал! Гой Купала! Слава!
   После этого все собрались возле загодя приготовленного большого Купальского костра, сложенного из цельных деревьев, посреди которого был врыт в землю и подпираемый со всех сторон рогатинами, высоченный шест, к самой вершине которого был привязан большой пук соломы.
   Волхвы начали говорить заговоры - славить Огонь, а несколько парней, тем временем, добывали огонь старинным способом, когда толстый шест, вставленный в деревянную плаху трут до тех пор, покуда мох, вложенный туда, пламенем не займется. Остальные жители села, начали водить хоровод вокруг них.
   Но вот появился дымок из - под крутящегося шеста. Один из парней склонился в том месте, держа в руках кусок берестины и начал дуть. Дымок пошел гуще, потом на мху занялось пламя. Парень подпалил берестину подбежал к большому Купальскому костру и запалил его.
   Пока костер разгорался, волхвы начали речь во славу Купале:
   - Гой Купала, красен стань, до неба ясен, огнецвет искрящий, во ночи горящий, папороть - купава отпрядись, во славу копны жита, золотого котлы пива, хмельного для ночи, чудесной для славы небесной купы, много сотворите, роду прибыток чините, начатии раденье роду, прославление начатии купанье, роду величанье! Славься сам Купалец - великий удалец! Гой Купала! Слава!
   С последними словами, выкрикнутыми волхвами, вспыхнул Огнич над яро разгоревшимся большим Купальским костром. Увидав это благое предзнаменование, вся толпа селян радостно выкрикнула:
   - Гой, Купала! Слава! Слава! Слава!
   Тут к большому Купальскому костру подбежали девки. Они притащили с собой заранее приготовленное чучело Мары и бросили его в бушующее пламя.
   Как только они это проделали, волхвы начали творить различные обережные обряды.
   Старцы под звон бубенцов, с подоткнутыми за пояс полынью да крапивой, с горящими факелами в руках да обережными словами, начинают гнать прочь всю нежить. Не место ей на всеобщем людском празднике.
   Потом, когда священный Купальский костер прогорит, волхвы соберут оттуда головешки и раздадут их селянам, чтоб честной народ оберег ими да вениками из девяти, двенадцати волшебных трав свои дома, амбары да скотские дворы от всех бед да несчастий.
   А тем временем, честной народ закружил хоровод с новой силой.
   За всем этим действом, как то незаметно праздную поляну, окутала ночь. Но она не была помехой для всеобщего веселья, кругом горели костры, которые освещали округу не хуже чем красное солнышко.
   Вот кто - то из парней выкрикнул:
   - Зажигай коло!
   - Зажигай, зажигай! - начало раздаваться со всех сторон.
   Трое парней, один из которых прихватил факел, запаленный от большого Купальского костра, побежали на бугорок. Там они подняли с земли, оставленное доселе просмоленное колесо телеги, взялись за шест, вставленный во втулку, запалили его и пустили вниз, под горку.
   - Коло яри! Мару пали! Гой Купала! Слава! - радостно закричала толпа.
   Гудящее пламенем коло, резво скача на кочках, покатилось в сторону реки, повторяя вечный солнцеворот, оно разгоралось все ярче, все пуще, разбрасывая вокруг себя огненные брызги. Вот огненное колесо въехало в воду, шумно взбурлило ее и пропало.
   Как только жаркое коло соединилось с рекой, народ длиной вереницей пошел в ту сторону. Они держали в руках зажженные свечи, взятые из дома. Селяне подошли к берегу реки, поставили свечи на загодя приготовленные небольшие плотики, и пустили их на воду.
   Лада и Надежда замерли на месте, любуясь открывшейся перед ними красотой. Им казалось, что в окружении лунного света по реке плывут не плотики с зажженными свечами, а медленно извивается огненный змей, сияя сотнями пурпурных чешуек.
   Все, требуемые почести богам отданы, теперь в этом году, обеспечено доброе лето.
   Покончив с важным ритуалом, селяне начали веселиться.
   Со всех сторон зазвучали звонкие гусли, они соревновались голосистостью со свирелями да медными трубами. Дудочники, выделывая замысловатые коленца, выводили заполошные трели, а гудки запилили плясовые мелодии. И пляски начались.
   Резвые парни поочередно, вскакивая внутрь хоровода, показывали свою удаль, стараясь приглянуться молодым девчатам. А молодухи глядели во все глаза, не скрывая влекущих улыбок, как добры молодцы внутри хоровода пляшут вприсядку, пытаясь, перещеголять друг друга.
   Со временем Купалец прогорел и основательно осел. Приметив это, девчата начали подбегать к приглянувшимся парням. Они хлопали своего избранника ладонью по плечу, а затем убегали от него. Одни из парней стояли на месте, как бестолковые колоды, другие же, кому девица была мила, бросались вдогонку. Они бегали среди деревьев, звонко хохоча, весело играя в догонялки. Когда же вдоволь нарезвятся, пары возвращались обратно. Взявшись за руки, они возвращались к костру, разбегались и через него прыгали. Священное пламя, на короткое мгновение, овладевало парой, ласкало их своими огненными языками, очищая их души от скверны. И вот уже они на другой стороне костра.
   Весь люд собравшиеся там с любопытством наблюдают за прыжками, потому что, если у парня и девицы руки не расцепились, значит, их пара состоялась. Тогда они начинают обмениваться венками, и весь праздник проводят вместе.
   Настроение всеобщего веселья передалось и Ладе с Надеждой. Они стояли возле Белояра, переминаясь с ноги на ногу. Вот Надежда не выдержала, обратилась к проводнику:
   - Белояр, а нам можно вместе со всеми поводить хоровод?
   - Конечно, бегите, веселитесь, - ответил проводник.
   - Спасибо! - поблагодарили хором сестры.
   Лада с Надеждой взялись за руки и помчались к ближайшему хороводу. Там их с радостью впустили в круг.
   Белояр остался один. Что ж, стоило этим воспользоваться и самому предаться шальному веселью.
   В первую очередь проводник направился в сторону парней, которые стояли возле большой открытой бочки. Там его встретили наполненным ковшом. Белояр принял его и осушил до дна, наслаждаясь прохладным пивом. Теперь можно было податься в хоровод, там показать свою удаль. Так он и хотел поступить, но не успел. К нему подскочила Марья, вцепилась в руку и потащила за собой, крича на ходу:
   - Побежали к костру!
   Белояр хотел возразить. Какой там. От неожиданного рывка за руку, он невольно последовал за девицей. Марья тащила его к священному костру, быстро перебирая ногами, проводник едва поспевал за ней.
   А вот и Купалец. Они прыгнули через костер. Белояр взял слегка в сторону, и когда перелетел на другую сторону Купальца, то его ладонь оказалась свободной от девичьей руки. Марья слегка огорчилась, что не сможет обменяться с проводником венками, но ненадолго. Сегодня же великий праздник, а значит, на нем нет места грусти, здесь вовсю правит безрассудное веселье.
   Как раз в это время кто - то из девчат звонко выкрикнул:
   - На реку! Все на реку!
   - На реку! На реку! - весело закричала молодежь и понеслась к берегу, стаскивая на ходу рубахи, у кого они еще остались, распахивая свои поневы. Всем им не терпелось первыми добраться до реки, чтобы там слегка остудить себя после долгих веселых плясок.
   - Побежали на реку! - выкрикнула неугомонная Марья и бросилась в сторону берега реки.
   Белояр не стал бежать, разве за ней угонишься, он обычным шагом направился ту сторону, где уже раздавался веселый хохот молодежи и многочисленные всплески воды.
   Ему навстречу шли три парня, они слегка покачивались из стороны в сторону. Проводник усмехнулся, глядя на них. Веселье только начинается, а эти недотепы уже успели изрядно набраться крепкой браги. Им бы ополоснуться в речке, да вытравить из себя весь дурной хмель прохладной водицей, а они, наоборот, от нее куда - то в сторону уходят.
   Один из парней, проходя мимо, задел плечом Белояра. Проводник не стал обращать внимания на такую мелочь, подумаешь, слегка занесло на ровном месте, такое с каждым может случиться, ежели меры не знать в хмельном. Он не останавливаясь, продолжил идти в своем направлении. Но не успел сделать и шага, как ощутил чужую крепкую руку на своем плече, которая его не пускала.
   Белояр развернулся. Держал его парень, что шел в середке своих двух приятелей. Незнакомец, играя желваками, недобро посмотрел в глаз проводника.
   - Слышишь, пришлый, не трогай Марью, она моя, - слегка заплетающимся языком, произнес парень.
   - Так почто же ты с ней через костер не прыгал? - усмехнулся Белояр. Он не боялся этих парней. С ними, при надобности, он с легкостью смог бы справиться. Но заводить свары в день светлого праздника негоже, а то потеряешь благосклонность богов, и не будет тебе до конца года удачи.
   - А вот это не твое собачье дело, - огрызнулся парень, обидно ему было, что Марья не с ним, гарным парнем, на празднике, а с каким - то чужаком, - послушайся моего совета, собирайся и вали прочь из нашего села, а то...
   - А то что? - перебил его Белояр.
   - Праздник не вечен, вскоре он закончится, - зло ухмыльнулся парень.
   - Это угроза? - с вызовом задал вопрос проводник.
   - Это просто намек, а на что, сам догадайся, - ответил парень. Задев плечом Белояра, он пошел дальше своей дорогой, его двое друзей не отставали от него ни на шаг.
   - Вот и жених Марьи объявился, - усмехнулся проводник. - Ай да, Марья, ай да вертихвостка!
   В чем то, незнакомый парень был прав. Праздник завтра закончится и тогда можно ждать больших неприятностей от ревнивца. Но до того времени Белояр надеялся покинуть Лебяжье, так что драки не будет. Одно плохо, теперь, ежели ему представится случай вновь появиться здесь, то придется постоянно находиться настороже, чтоб не получить нож в спину, или вообще объезжать селение стороной. Это на будущее, а сейчас, пока длиться праздник, нет причины беспокоиться по такому случаю, а значит, нужно продолжать веселиться.
   Белояр продолжил идти в сторону реки. Там уже собралось практически все село, во всяком случая вся молодежь. Одни их них, хохоча, плескались в воде, другие стояли в обнимку.
   Подходя к берегу, проводник скинул через голову рубаху, разбежался, подымая вокруг себя брызги, и нырнул в реку. Под водой он проплыл, пока хватило воздуху, потом вынырнул, встряхнув мокрые волосы, огляделся. Здесь на стремнине реки было меньше народу, в основном гуляющие резвились возле берега. Белояр уже собирался подплыть к ним, как приметил Марью. Она, умело загребая руками, направлялась к нему.
   - Плыви за мной, - игриво улыбаясь, сказала девица и, не дожидаясь ответа, поплыла к берегу, правя туда, где не было видать гуляющего народа.
   Белояр медленно, так чтоб не было слышно плеска, загреб руками, направляясь следом за Марьей.
   Оказавшись на мелководье, он встал на ноги и посмотрел на девушку, стоящую по пояс в воде. Проводник на мгновение замер на месте, любуясь Марьей.
   Сейчас, в призрачном свете лунного света, она казалось ему прелестной Навкой, чарующей владычицей реки, такой же сказочно красивой, такой же нестерпимо желанной.
   Очнувшись от накатившего наваждения, Белояр медленно подошел к девушке, которая кокетливо склонила голову на бок и руками выжимала намокшие пряди волос. Она искоса посмотрела на проводника, улыбнулась, протягивая ему ладонь. Белояр, с нарастающим трепетом в груди, взял Марью за прохладную мокрую руку.
   Он понимал, что совершает глупость, поддавшись мимолетному влечению, что возможно своим поступком даст девушке повод для призрачных надежд, которые не сможет оправдать, что тем самым может нанести ей неизгладимую душевную рану, которая останется у нее внутри до конца жизни, но ничего с собой поделать не мог. Сегодня же великий праздник лета! Сегодня, ночью, вершатся дела благие богам! Сегодня девушки вправе выбирать себе приглянувшегося парня, чтоб с ним вместе дождаться утра. А что будет потом, то только богам ведомо. По - этому Белояр не стал противиться своим, как бурная река, нахлынувшим нежным чувствам.
   По серебряной лунной дорожке, отраженной в реке, они выбрались на берег, крепко держась за руки, подошли к ракитовому кусту, сели возле него, обняв друг друга, и смотрели на тихую воду, вслушиваясь в окружающую их тишину.
   Марья, прильнув к плечу Белояра, проворковала ему на ушко, тихим, горячим шепотом, от которого в груди у парня появилась трепещущая истома:
   - Я люба тебе, милый?
   - Люба, ладушка моя, - прошептал в ответ проводник, нежно погладив по бархатной девичьей щеке. Марья от этого ласкового жеста и услышанных слов еще сильней прижалась к нему.
   Белояр не понимал что делает, он не знал что говорит, ощущая рядом с собой разгоряченное желанием девичье тело. Ее неповторимый запах свежести, ее податливая плоть с трепещущим сердечком внутри, совсем вскружило парню голову.
   - Поцелуй меня, - проворковала Марья.
   Полностью лишившись рассудка, от нахлынувших чувств, проводник выполнил ее желание.
   Их уста слились в долгий сладостный поцелуй, так схожий по вкусу с хмельным медом...
  
   ***
  
   К тетушке Прасковье, Белояр вернулся практически под утро. Он не стал дожидаться ритуала встречи Ярила, потому что нужно было торопиться собираться в дорогу, и проделать это нужно по двум причинам. Во - первых, что бы наверстать упущенное время, потраченное на праздник, а во - вторых, что бы, не встретиться поутру на улице с ревнивцем, который положил глаз на Марью. Вот только не затерялись ли на празднике Надежда с Ладой, а то придется их искать по всем весям. Оказалось, не затерялись. Сестры мирно спали на лавке, видя десятый сон, а тетушка Прасковья суетилась возле печи.
   - Пора подыматься, - Белояр осторожно потрепал девчушек по плечу. Те заворочались, начали просыпаться, позевывая на ходу.
   - Что, уже пора вставать? - протирая глаза, спросила Лада.
   - Да, пора в дорогу, - ответил проводник.
   - Вы куда собрались с утра пораньше? - удивилась тетушка Прасковья.
   - В путь нам пора выходить, - ответил ей Белояр.
   - Так праздник еще не закончился, - напомнила ему хозяйка дома, - мы же еще хвалу Яриле не подарили на утреннем рассвете.
   - Это мы в дороге проделаем, - уверил ее проводник. - Правда, девочки?
   Сестры на его вопрос ничего не ответили, потому что еще толком не проснулись.
   - Ладно, тогда садитесь за стол, - уступила тетушка Прасковья.
   Гости вяло подошли к столу, расселись по лавкам. Расторопная хозяйка дома быстро поставила перед ними нехитрую снедь, состоящую, из парного молока, пирогов, расстегаев, вареных яиц, соленого сала, зелени, горячего сыта и свежевыпеченного каравая хлеба. Белояр с сестрами перекусили на скорую руку, после чего распрощались с гостеприимной тетушкой Прасковьей. Они сели на лошадей и продолжили свой слегка затянувшийся путь.
  
   ***
  
   Отряд Крива подъехал к селению Лебяжье на рассвете. Со стороны капища, обнесенного высоким тыном, они услышали гулкий голос волхвов, которые славили Ярило:
   - На востоке солнце вставало! Солнце вставало, свет разливало! На луга, на нивы, на леса, на реки, на святы капища, на грады, на веси! Где солнцу светить, там земле родить, там людям ладит, во прави ходить. Даждьбог дед наш, света даритель, света даритель, правды хранитель, тобой солнце светит, тобой земля родит, тобой жито восходит, а в дом лад приходит. От тебя правда утвердилась, от тебя вся Русь народилась. Славу поем Солнцу - Даждьбогу, славу поем деду нашему! Слава! Гой!
   - Купале Сварожичу - слава! Солнцу Красному - слава! Земле родной матушке - слава! Слава! Слава! Слава! - отозвались жители селения Лебяжье.
   Услышав славу Яриле, Крив скривился, как от зубной боли. Не по душе ему был светлый праздник. Вот ежели жители селения славили Чернобога, тогда совсем другое дело, тогда его лик озарился бы счастьем.
   Навстречу отряду шли три парня, слегка покачиваясь из стороны в сторону. Видать, они ночью знатно набрались хмельной браги, если до сих пор не могли придти в себя.
   Поравнявшись с парнями, Крив обратился к ним:
   - Где пришлые девчонки?
   Он не сомневался, что жители села знают о чужаках, которые появились в Лебяжьем, а так же им ведомо, где они могли остановиться на отдых.
   Двое парней, завидев поклонников Чернобога, отвернулись в сторону. Они не хотели иметь дело с ними. Третий же, который находился посередке своих друзей, посмотрел на Крива и задал встречный вопрос:
   - Зачем они вам?
   - Они кое - что задолжали нашему жестокому, но мудрому праотцу Чернобогу, - туманно ответил ему Крив.
   - Пришлые девчонки остановились у тетки Прасковьи, но их там уже нет, - сказал парень.
   - И где же они? - новость весьма порадовала Крива. Из нее он узнал, что отряд находится на верном пути.
   - Белояр их увел из села с первыми петухами, - ответил парень, - они направились в сторону Ярославля вон по той дороге.
   Селянин указал рукой нужное направление, потом криво ухмыльнулся и добавил:
   - Лучше бы Белояр вам задолжал, чем эти малявки.
   - Чем он тебе так насолил? - удивился Крив.
   - Нечего зариться на чужих невест, - проворчал парень, глядя в сторону.
   - Не кручинься, парень, ты нам неплохо подсобил с делом, так что мы тоже в долгу не останемся, услужим тебе в таком сердечном деле, - в ответ усмехнулся волхв, потом обернулся к своим путникам и бодро произнес, - радуйтесь, братья, скоро мы настигнем беглянок!
   Крив подстегнул пятками коня и помчался в указанном направлении, надеясь к полудню нагнать Белояра с девчонками. Отряд воинов в темных балахонах незамедлительно последовал за ним.
  
   Глава пятая.
   Охотничий домик.
  
   Полдня беглецы следовали в том направлении, куда указывала Лада. Белояр отметил для себя, что они все больше уходят в сторону от торгового тракта, ведущего в Ярославль, а так же объезжают стороной все селения, встретившиеся на их пути. Старшая сестра все чаще и чаще стала доставать свое чудное зеркальце, смотреть на него, после чего выбирала нужную ей тропу, ведущую в неизвестность.
   Когда же солнце минуло зенит, беглецы выехали на небольшую лесную поляну, посреди которой находился одинокий охотничий домик. Там всегда останавливались промысловики, когда приходила пора добывать пушнину. Но сегодня он был пуст, это проводник сразу определил, как только его увидел.
   Девчушки остановили лошадей, слезли с них. Белояр, не понимая, что происходит, последовал их примеру.
   - Ты выполнил наш уговор - доставил нас до пункта назначения, - произнесла Лада, доставая из - за пазухи мешочек с деньгами, - дальше мы справимся сами, а ты можешь возвращаться, туда, куда тебе надо. Держи.
   Она кинула мешочек туго набитый деньгами и, не дожидаясь ответа, направилась в сторону охотничьего домика. Надежда последовала за ней.
   Белояр ловко поймал мешочек, подкинул его на ладони, посмотрев вслед сестрам.
   - Мне вас подождать? - спросил проводник.
   - Нет, - не оборачиваясь, ответила Лада.
   - Что ж, нет, значит, нет, - пожав плечами, произнес Белояр.
   Он не мог понять, зачем сестрам понадобилось тайно добираться до заброшенного охотничьего домика. Какую они преследуют цель? Хотя какая ему разница, работа оплачена с лихвой, можно сказать, весьма щедро, с большой переплатой. Проводник решил узнать, сколько же ему отвалили девчушки. Он развязал тесемку, заглянул в мешочек и невольно присвистнул.
   - Однако, - удивленно произнес Белояр, увидев там не менее, сорока золотых монет и несколько серебряных новгородских чешуек. - Щедрые мне попались спутницы. Расплатились, прям по княжьи.
   Проводник подошел к Вихрю, задумчиво потрепал его по гриве. Что - то его останавливало, не давало покинуть охотничий домик, а что именно, он не мог понять. Казалось, оплата за порученное дело получена, садись в седло и езжай восвояси, трать шальные деньги, пока они не кончатся. Нет, так поступить Белояр не решался, не из - за чувства долга перед странными сестрами, он при получении оплаты мог запросто уйти и больше не помнить о них, просто ему казалось, что там за стенами охотничьего домика скрывается какая то тайна, которую ему нестерпимо захотелось узнать.
   Сестры скрылись с глаз, затворив за собой дверь приземистого дома.
   - Возможно, потом я пожалею о том, что сейчас сделаю, - произнес проводник, со вздохом помотав головой. Он спрятал мешочек с деньгами за пазухой и пошел к охотничьему домику.
   Кругом стояла тишина, словно весь лес вымер, даже щебета птиц не было слыхать. Такое бывает, когда надвигается ураган или проливной ливень с крупным градом. Предчувствие надвигающейся беды, заставляет лесных жителей искать укромное местечко, где можно переждать непогоду.
   Белояр посмотрел на небо. Нет, ничего такого не предвидится. Небо чистое, без облаков, значит, урагана и дождя не будет. Тогда почему так тихо?
   Открыв дверь, проводник вошел в охотничий домик. Внутри было пусто, сестер нигде не было видать. Зато в полу оказалась откинута в сторону крышка подпола. Белояр подошел к дыре и осторожно заглянул туда. Там, на дне виднелись две девичьих фигуры, окутанные тусклым призрачным светом. Они что - то делали возле гранитной стены, постоянно перешептываясь между собой.
   Проводник осторожно спустился вниз по скрипучей лестнице. Когда он коснулся ногами пола, к нему обернулась Надежда и строгим голосом произнесла:
   - Зачем ты пришел? Мы же тебе доступно пояснили, что больше не нуждаемся в твоих услугах.
   - Что вы здесь делаете? - не удержался от вопроса Белояр.
   Все что происходило в подполе, ему казалось странным и непонятным. Особенно проводника удивил факел, который держала в руках Надежда. Он светился тусклым неживым светом, без привычного потрескивания жаркого пламени и без хлопьев черной копоти. Оголовье факела более походило на огромного светлячка, неведомо откуда взявшегося здесь. Лада сидела к нему спиной, так что проводник не видел, чем она занята, но явно не сбором грибов.
   - Уходи, Белояр, - сказала Надежда. Она хотела что-то еще добавить, но ее перебила старшая сестра.
   - Есть, замок взломан! - радостно воскликнула Лада.
   - У тебя получилось! - с облегчением вздохнула Надежда.
   Проводник смотрел на сестер и не понимал, о чем они говорят. Где здесь дверь, на которой девчушки взломали запор? Но когда кусок гранитной стены начал сдвигаться в сторону, ему стало ясно, что здесь происходит.
   У него на глазах творилось мощнейшее чародейство, которое не под силу обычному волхву или посредственному колдуну! Отодвинуть в сторону кусок монолитной гранитной стены может только искушенный в магии камня горный гмур или мудрый чародей, потративший на оттачивание своего искусства много, много лет. Ни тем, ни другим девчушки не были. Тогда кто они? И куда ведет темный провал, открывшийся перед ними?
   Сестры вошли в темноту. Белояр, ощущая, как от волнения гулко стучит сердце в груди, последовал за ними. Он зашел небольшую нишу, которая сразу осветилась ярким магическим светом, льющимся с потолка. Девочки не обращая на него внимания, осмотрелись.
   - Нам на какой уровень? - задала вопрос Надежда.
   - На второй, там находится автономная лаборатория, - ответила Лада, нажимая на небольшую округлую выпуклость, которая находилась на неестественно гладкой стене ниши.
   Дверь выхода закрылась. И тут ниша начала быстро опускаться вниз. От нового доселе неиспытанного ощущения, у Белояра внутри все начало подыматься вверх. От испуга он схватился за гладкую стену.
   Опускались вниз они не долго, всего несколько мгновений, после чего волшебная ниша плавно остановилась и сразу открылась одна из стен. Перед ними появился длинный широкий коридор, который упирался в стену, а там разветвлялся в двух направлениях. Здесь так же все было неестественно гладко, и пол, и стены, и потолок, на нем через равные промежутки горели ровным светом яркие волшебные светильники размером с большое блюдце.
   - Неужто мы попали в запретные чертоги горных гмуров? - осматриваясь вокруг себя, задал вопрос Белояр.
   Сестры ему не ответили. Они, молча, направились к разветвлению коридора. Проводнику ничего не оставалось, как только последовать за ними.
   Добравшись до противоположной стены, девчушки остановились.
   - Нам куда, направо, или налево? - спросила Надежда.
   Лада в очередной раз посмотрела на чудо зеркальце и уверено указала, в какое направление надо идти:
   - Направо, там лаборатория, с лева находится информационный центр и пост внутренней охраны состоящий из двух дроидов.
   - А они нам не помешают? - забеспокоилась Надежда.
   - Нет, если все сделаем правильно, - успокоила ее сестра, - мы же постараемся не допустить ошибки. Пошли.
   Сестры свернули направо.
   - Во что же ты вляпался, дружище? - спросил сам себя Белояр, не отставая от девчушек.
   Они минули не очень длинный коридор, который вывел их в прямоугольное помещение, размером с приличный амбар. Там сестры приблизились к еще одной запертой двери, у которой верхняя часть была покрыта прозрачным, как слеза, горным хрусталем. Во всяком случае, так показалось проводнику, потому что больше не с чем ему было сравнивать.
   Лада взяла в руки свое зеркальце, вытянула из него два тонких разноцветных шнура и соединила их с небольшой квадратной коробочкой, на которой виднелись светящиеся надписи на незнакомом языке, после чего, она пальцем нажала несколько раз на непонятный предмет, находившейся в ладони. Проводник, наконец, понял, что это вовсе не зеркальце, а что - то совсем другое, возможно чародейское, возможно нет, но уж точно этот предмет не предназначен для любования своей красотой.
   - Защита третий степени, - сообщила Лада, повернувшись к сестре, - через пару минут смогу ее взломать и мы на месте.
   - Замечательно! - обрадовалась Надежда. - Значит, мы вовремя успеем переместиться домой!
   Пока сестры занимались своим делом, Белояр, съедаемый любопытством, подошел к двери, оперся о ее прохладную поверхность руками и через прозрачную поверхность окна, заглянул во внутрь. Там находился короткий коридор, который заканчивался точно такой же дверью. Дальше ничего не было видно.
   - Кажется, получилось, - озадачено, произнесла Лада. Ей удалось взломать код двери за более короткое время и этот факт, девчушку слегка озадачил.
   После ее слов внутри двери, с левой стороны, послышался тихий щелчок, и она резко отъехала в сторону. Проводник, лишившись опоры, едва не клюнул носом в пол. Удержать равновесие ему удалось с трудом, но при этом он ввалился внутрь коридора. Стоило Белояру оказаться там, как дверь за спиной сразу же закрылась и это, очень не понравилось ему. То, что он увидел дальше, еще меньше оказалось ему по нраву. Возле дальней двери на целый локоть, из пола, который был густо покрыт небольшими отверстиями, вылезли острые тонкие железные шипы. Они в закономерной последовательности начали выскакивать наружу, медленно приближаясь к проводнику.
   Западня!
   Предупредил Белояра громкий внутренний голос. Он в отчаянии начал озираться, надеясь найти выход из коварной ловушки. Посмотрел на потолок. Может там есть за что зацепиться? Нет, не выйдет, сверху показались такие же острые зловещие шипы, готовые прошить насквозь непрошеного гостя. Боковые стены? Они оказались гладкими, без выступов, так что к спасению пути не было. Тогда Белояр подскочил к двери, в которую случайно ввалился, попробовал ее открыть за железную округлую ручку, выгнутую подковой. Бесполезно, она прочно закрылась на запор. Проводник вытащил клинок и оглянулся. Шипы уже вылезли из пола всего лишь в двух шагах от него. Еще немного и они, настигнут парня. Белояр размахнулся мечом, ударил что есть силы по прозрачному горному хрусталю, еще раз, еще, при этом моля всем богам, чтобы тот не выдержал его напора. Бесполезно, окно осталось невредимым, на нем даже трещины не появились.
   - Лада, сделай что нибудь! - раздался за дверью приглушенный вскрик Надежды. - Он же сейчас погибнет!
   - Я стараюсь! - раздражено ответила сестра. - Но мне понадобится больше времени, чем я рассчитывала, примерно три минуты!
   - У нас нет столько времени! - крик отчаяния вырвался у Надежды. Она с неприкрытым ужасом в глазах, следила через окно за шипами, которые с каждым мгновением оказывались все ближе и ближе к проводнику.
   - Откуда я могла знать, что они поставят дополнительную защиту! - начала оправдываться Лада. - Мой наладонник слишком слабый, чтобы быстро взломать, такую сложную блокировку здесь нужен полноценный ноутбук с хорошей программой, но у меня его нет!
   - Тогда используй свои способности! - выкрикнула Надежда.
   - Ты понимаешь, чем нам это грозит? - Лада посмотрела на свою сестру.
   - Да, понимаю, - ответила Надежда, - включится система охраны, но зато мы спасем Белояра. Лада, он нам очень сильно помог в поиске хранилища, и мы не имеем права его оставить там одного перед лицом смерти!
   - Ты права, мы не можем его бросить, - тихо ответила Лада.
   Она убрала Palm Top, выставила правую ладонь перед собой и на мгновение закрыла глаза, сосредоточившись на свою внутреннюю энергию.
   Надежда видела через пуленепробиваемое стекло окна, как смертоносные шипы приблизились к Белояру на опасное расстояние, до него осталось всего несколько сантиметров, потом все, проводник погибнет. Девочке хотелось поторопить сестру, но она не могла этого сделать, потому что при создании шаровой молнии требуется полная внутренняя концентрация, значит, ее нельзя отвлекать своими эмоциональными выкриками.
   Наконец над ладонью Лады показался небольшой сгусток энергии, он был намного меньше, чем прошлый раз, когда пришлось повалить дерево, но и этого должно хватить, чтобы повредить кодирование запора двери и спасти Белояра. Девочка выбросила руку в сторону электронного замка. Шаровая молния, слетела с ее ладони, вонзилась в сложную начинку блокиратора. Послышался хлопок, запахло паленой изоляцией, и застопоренная дверь отошла в сторону. Девочки сразу заскочили в открытый проем.
   - Ты как, цел? - спросила Надежда.
   - Мои сапоги попорчены, - судорожно сглотнув, ответил Белояр. Он смотрел, как острые шипы, проткнувшие носки сапог, медленно уходят в пол.
   - Могло быть хуже, - Лада с облегчением вздохнула, ей удалось спасти проводника.
   - Что произошло? - спросил Белояр, взирая на девочек пристальным взором.
   - Нет времени объяснять, нам нужно торопиться, - ответила ему Надежда, и в подтверждении ее слов, по помещениям пронесся сигнал тревоги.
   - Обнаружено незаконное проникновение на секретный объект 22 - 85 - 38! Включена система охраны! - раздался женский голос со всех сторон.
   - Быстрей пошли! - выкрикнула Лада и побежала по открытому коридору. Остальные поспешили последовать за ней.
   За коридором расположилось округлое помещение, с куполовидным потолком, на котором находилось множество светильников. Посреди комнаты стоял железный постамент, накрытый прозрачным чехлом, под ним из стороны в сторону бегала белая мышь. Еще там находились высокие столы, ящики, большие квадратные зеркала, покрытые черным налетом, и все это было сделано из металла, сверкающего в огне волшебных светильников своей белизной. Так же в комнате находилась еще одна дверь, ведущая в неизвестность.
   Нет, это не чертоги гмуров, несмотря на изобилие железа и не жилище всемогущего чародея, здесь что - то совсем другое, совершенно чуждое обостренному восприятию проводника. Просто, такие непривычные предметы не могут быть созданы рукотворно или при помощи магии, какой бы сильной она не была. Например, высокие узкие ящики, стоящие на попа под самый потолок, на них виднелись множество выпуклостей, щелей, тусклых разноцветных точек. Белояру казалось, что они находятся в спячке, но стоит к ним подойти, сказать заветное слово, как те сразу оживут. Или квадратные зеркала. Почему они такие мутные? Для чего они предназначены? А тонкие они какие, словно береста, на которой умельцы ловко выводят соловьиные трели. Некоторым предметам, находившимся в комнате, Белояр вообще не мог найти название, потому что видел их впервые. Так может быть они, каким - то непонятным образом, попали во владения богов? Вот только пахло здесь не цветами из Ирийского сада, а чем - то незнакомым.
   Сестры подбежали к постаменту и уставились на белую мышь.
   - Она жива! - послышалось радостное восклицание девчушек. - У них получилось!
   Что? Весь этот сыр - бор с погонями, спешками, из-за какой-то белой мыши? Белояр, вложив меч в ножны, с немалым удивлением посмотрел на сестер. Он не мог понять, что такого особенного может быть в этом белом пушистом кошачьем корме.
   - Нам нужно поторопиться, пока не появились дроиды! - произнесла Лада, она подбежала к черным квадратным зеркалам и начала там что - то делать.
   - Мы постараемся успеть, - заверила сестру Надежда, младшая девчушка направилась к металлическим ящикам, которые стояли у стены.
  
   ***
  
   Отряд погони, который возглавлял Крив, достиг лесной опушки с одиноким охотничьим домиком. Возле него мирно паслись три лошади. Преследователи спешились.
   - Они здесь! - обрадовался старший волхв. - Наконец мы их догнали!
   - Но их нигде не видать, - сказал Глеб.
   - Беглянки в хате, - произнес Крив, - им там что - то надобно.
   - И что ним делать? - задал вопрос Зырян. - Будем девчонок здесь поджидать или к ним в гости наведаемся?
   Немного поразмыслив, старший волхв ответил ему:
   - В гости наведаемся. Но будьте настороже, помните о их даре. Ты, Глеб, иди с одной стороны, ты, Ждан, с другой, а ты Мышастый с остальными, прямиком к двери. И смотрите, не упустите их.
   - Не упустим, - заверил его Глеб.
   Воины проворно разбежались в указанных направлениях. Они окружили охотничий домик и только после этого стали осторожно приближаться к нему.
   Глеб и Ждан, вместе со своими людьми, заняли места возле задней стены охотничьего домика. Воины достали мечи. Теперь им предстояло ждать. Если девчонки вздумают улизнуть с этой стороны, то непременно напорются на засаду. Тем временем, Мышастый со своим отрядом, осторожно открыл дверь и тихо, как мышка, проник во внутрь охотничьего домика.
   Крив замер, опершись на верный посох. Он стоял возле кромки леса, ожидая, что вот - вот откроется дверь и на улице появятся девчонки, ведомые его верными людьми. Вот только почему то из домика не разносилась брань, крики, стук разбитой посуды, вообще ничего такого, что говорило бы об удачном захвате намеченных жертв. И что это значит?
   На крыльце появился Мышастый, вот только пленниц вместе с ним не было. Воин подбежал к главному волхву и доложил:
   - Там пусто, девчонок нигде нет. Мы все обыскали, даже подпол, но ничего не нашли. Они словно сквозь землю провалились!
   Крив от злобы заскрежетал зубами. Неужели проклятые девчонки вновь обвели его вокруг пальца? Но куда они могли деться без лошадей? Нет беглянки где-то здесь! Значит, не стоит поддаваться отчаянию, а нужно набраться терпению и дождаться момента, когда эти неуловимые девчонки появятся перед его взором.
   - Я чую, они где-то здесь, - немного успокоившись, произнес Крив. - Поэтому мы окружим дом и будем терпеливо ждать. Поверь мне, девчонки от нас никуда не денутся.
  
   ***
  
   Не при деле остался только Белояр. Так что проводнику оставалось стоять на месте и с удивлением взирать на чудеса, которые творились вокруг него.
   Лада стояла возле темного железного стола и на что-то усердно нажимала. Вследствие ее усилий, черная поверхность зеркала ожила. Вначале оно зажглось ярким светом, потом там появились незнакомые проводнику письмена.
   - Главный сервер включен, приступаю к поиску файлов, - сообщила Лада, после чего, начала работать руками, прислоняя пальцы к поверхности ожившего зеркала. Там начали появляться различные картинки, которые со скоростью мысли меняли друг друга.
   - Поторопись, у нас мало времени, - напомнила ей Надежда, она по очереди открывала железные ящики, которые стояли у стены.
   - Я помню об этом, - заверила Лада, не прекращая работать пальцами. - Есть, нашла! Приступаю к копированию информации! А у тебя как дела продвигаются? Нашла?
   - Нет, пока не нашла, - ответила сестра, открывая очередную дверь. Белояр приметил, каждый раз, как она заглядывала в ящик, оттуда лился яркий волшебный свет. Откуда он там брался, проводнику не было понятно. Чародейство - одним словом.
   - Вот они! - радостно воскликнула Надежда, девчушка начала торопливо складывать в котомку найденную вещь. - Теперь можно уходить!
   - Постой, я еще не закончила! - остановила ее Лада.
   - Брось все, нам нельзя дольше оставаться здесь! - напомнила ей сестра. - В любое мгновение могут появиться стражи!
   - Мне осталось всего лишь полминуты! - сообщила Лада, не отрывая взгляда от ожившего зеркала.
   Белояр прислушался. Ему показалось, что с правой стороны, там, где находилась еще одна дверь, послышались неуверенные шаги. Может это стражи, о которых упоминали спутницы, явились за нарушителями, что бы их поймать, после чего должным образом наказать? Проводник, размышляя над этим, вытащил меч из ножен и позвал сестер:
   - Лада, Надежда!
   Но спутницы, были слишком заняты своими делами, что бы обратить внимания на его призыв. Тогда он повторно позвал девчушек:
   - Лада, Надежда, сюда кто-то идет!
   - Что? - сестры, наконец, услышали призыв.
   - Сюда кто-то идет, - повторил проводник. - Может это стражи?
   Сестры замерли на месте, прислушались. Услышав шаги, они напряглись, готовые в любое время сорваться с места.
   Окружающую тишину нарушил писк волшебного зеркала. Все вздрогнули от неожиданности. Но увидев в чем дело, Лада поспешно успокоила сестру:
   - Информация скачена, можно уходить.
   - Постой, - остановила ее Надежда, - это не дроиды, это кто-то другой.
   - Почему ты так думаешь? - спросила Лада.
   - Ты прислушайся к шагам, - указала младшая сестра, - неизвестный передвигается слишком неуверенно, словно немного пьян или...
   - Или слишком сильно болен, - тихо добавила Лада.
   - Точно, - Надежда утвердительно мотнула головой, - и нам нужно его дождаться. Вдруг он сообщит нам то, что мы не знаем.
   - Но здесь никого не должно быть! - возбуждено зашептала Лада.
   - Это так нам сказали, но возможно никто толком не знает о том, что на самом деле произошло, - сказала Надежда.
   - Возможно, - согласилась с ней сестра. - Вот только если он болен, то не грозит ли нам подхватить эту заразу?
   - Пока что она поражала только тех, кто достиг восемнадцатилетнего возраста, - напомнила Надежда, - и ты про это прекрасно знаешь.
   - Знаю, - согласилась с ней Лада и, поежившись, добавила, - но все равно мне как то не по себе.
   Дверь с тихим шипением отодвинулась в сторону, и в помещение вошел незнакомец, одетый в белый халат. Его темно - русые волосы на голове были взлохмачены, по бледным впалым щекам, на которых виднелись ссадины, струями лился пот, ко всему этому мужчину заметно шатало из стороны в сторону.
   - Дядя Миша! - крикнули хором сестры.
   - Это ваш друг? - спросил Белояр.
   - Да, - лица сестер лучилось радостью.
   - Девочки? - удивлено воскликнул незнакомец. - Как вы здесь оказались?
   - Это долгая история, - ответила Лада, - на которую у нас нет времени. И нас более интересует вопрос - как ты здесь оказался? Нам же сообщили, что объект совершено пуст.
   - Я не успел эвакуироваться, когда произошел хроно - перенос в другую реальность, - ответил дядя Миша. - Все случилось слишком быстро, поломка главного генератора, взрыв, всплеск энтропии, когда очнулся в своей лаборатории, то оказалось, что кроме меня на базе никого больше нет. А я предупреждал начальство, что не стоит в одном месте размещать два важных по значению проекта, от меня тогда просто отмахнулись и вот вам результат. Но вы то, как здесь оказались? Как мне помнится, все хроно - напульсники остались здесь на базе.
   - Нет, два прототипа были у наших родителей. Они их принесли домой для дальнейшей модификации, - ответила Лада.
   - Дядя Миша, ты тоже болен? - озабочено спросила Надежда.
   - Вы на счет вируса?
   - Да, - ответила Лада.
   - О, нет, об этом вы можете не беспокоиться, - заверил девочек дядя Миша, - мне удалось сделать вакцину против вируса, и я сразу сделал себе прививку. Просто, мне немного досталось во время взрыва. Интересно, кто его устроил?
   - Может быть, это те же люди, которые послали за нами погоню? - предположила Лада.
   - За вами гнались? - удивился дядя Миша. - Здесь, в прошлом?
   - Да, - ответила Надежда. - И если бы не наш проводник, его звать Белояр, то мы пропали бы в этом временном отрезке.
   - Все это похоже на начало экспансии, - задумчиво произнес Михаил. - Неизвестная болезнь, которая быстро распространилась по всей стране, теракт на секретном объекте. Такие вещи сами собой не происходят.
   - Это начало войны? - испугано спросила Лада.
   - Скрытая война уже давно идет, просто до сих пор не было видно ее явных результатов. Теперь же, когда наш враг заполучил в руки новое бактериологическое оружие, он нанес сокрушительный удар, от которого нам с трудом удастся оправиться, если вообще удастся, - сказал Михаил. - Как родители?
   - Плохо, они тоже заражены, и если нам вовремя не удастся доставить домой антидот, то мама с папой умрут, - с грустью в голосе произнесла Лада, - и не только они, все взрослые умрут.
   - Вы пришли за вакциной? - спросил Михаил.
   - Да, - ответила Надежда.
   - Нашли ее? - поинтересовался Михаил.
   - Она в моем рюкзаке, - сказала Надежда.
   - Тогда вам нужно быстрей переместиться домой, пока еще не поздно! - воскликнул Михаил.
   - Но мы напульсники с собой не взяли, - глядя в пол, смущено произнесла Лада. - Мы их оставили в гостиничном номере, где временно останавливались. Там мы еще познакомились с Белояром.
   - Зачем? - удивился Михаил.
   - Мы боялись, что во время перехода к станции можем случайно повредить их, а там, в гостинице они будут в полной безопасности, - объяснила Надежда.
   - Плохо, все очень плохо, - тихо произнес Михаил. - Станция вот - вот взорвется, а мы еще здесь.
   - Взорвется? - испугались девочки.
   - На станции стоит система самоликвидации, в случае ее захвата врагом. Во время теракта, центральный компьютер запустил ее. Я пробовал отменить самоликвидацию, но у меня ничего не вышло, так что через пять минут все будет кончено, - сообщил Михаил.
   И в подтверждение его слов, из ниоткуда раздался женский голос:
   - До самоликвидации осталось четыре минуты! Прошу весь обслуживающий персонал покинуть станцию!
   - Я ошибся, осталось четыре минуты! - схватился за голову Михаил.
   Белояр прислушивался к чужому разговору, из которого ничего толком не мог понять, и в тоже время следил за обстановкой, по - этому ему вовремя удалось заметить приближение стражи. Она появилась в проеме открытых дверей, в которые он вместе с сестрами вошел.
   С виду стажа была похожа на двух витязей облаченных в тяжелые черные доспехи, с круглыми шлемами, личинами на все лицо, у них в руках находилось какое - то непонятное оружие, похожие на толстую кривую палку. Почему оружие? Да потому что, охраняя что - либо важное, держишь в руках не ложку для кулеша, а что - то существенное, например меч или сулицу, только ими можно остановить непрошеного гостя. Но учитывая, что он находится не в простом месте, а в зачарованном, значит и стража, охраняющая колдовские чертоги, имеет при себе особенное оружие, совсем не похожее на обычный булатный клинок. И еще кое - что смущало проводника, ему почему - то казалось, что незнакомые воины, вошедшие в комнату, были не живыми. Неужели нечисть охраняет чертоги, в которые они проникли без спроса? Ему только этого не хватало!
   - Стража! - успел выкрикнуть Белояр, когда зловещие воины заметили его. Они подняли кривые палки, из которых вырвались молнии. Проводник упал на пол, перекувырнулся через голову, ощущая нестерпимый жар над своей головой. Спрятавшись за столом, Белояр посмотрел в стену, там виднелись две дыры с оплавленными краями. Увидав это, парень представил, что с ним могло случиться, если бы молнии попали в него, и от этого ему стало страшно.
   - За мной! - крикнул Михаил. Он побежал в сторону двери, из которой только что вышел. Сестры и проводник, низко пригнув спины, не отставали от него ни на шаг. Они практически вместе влетели в смежное помещение. Стоило им это сделать, как дверь захлопнулась. Она создала препону между беглецами и стражей, вот только выдержит ли преграда их чародейского оружия, а если выдержит, то, надолго ли?
   Белояр огляделся, в надежде найти путь к бегству, но к его разочарованию, кроме двери, в которую он вбежал, больше никаких других дверей в помещении не было. Они оказались в ловушке! Такой же вывод сделали и сестры.
   - Как мы отсюда выберемся? - спросила Лада, взирая на дядю Мишу, она надеялась, что он знает ответ на этот вопрос. Остальные также посмотрели в его сторону.
   Михаил замер на месте, размышляя, как им выпутаться из безвыходного положения. И в помещении образовалась гнетущая тишина. Правда длилась она не долго. Вскоре со стороны двери раздались частые удары, от которых она стала ходить ходуном и покрываться большими неровными вмятинами. Опасения Белояра оправдали себя - на первый взгляд надежная преграда, в любое мгновение была готова обрушиться, открыв проход для неуемных стражников.
   - Ты сможешь еще раз? - спросила Надежда, глядя на сестру.
   - У меня внутренней энергии хватит только на один шар, второй я сотворить не смогу, сил не хватит, - покачала головой Лада.
   - Может тебе удастся одним ударом достать сразу двух дроидов? - не теряла надежду младшая сестра.
   - А если не удастся?
   - У нас нет другого выбора.
   - Воздушная вентиляция! - радостно воскликнул Михаил.
   - Что? - сестры повернулись к нему.
   - По ней мы сможем незаметно добраться до безопасного места, - сообщил Михаил. Он подошел к стене, на самом верху которой находилась широкая блестящая железная труба, она тянулась по всему помещению и скрывалась в простенке. Михаил подтащил к тому месту стул, взобрался на него.
   - Придержите меня, - попросил он и стал откручивать болты крепления от решетки.
   Сестры подбежали к нему, схватились за стул, который ходил ходуном под ногами Михаила.
   - Готово! - крикнул тот, откидывая в сторону снятую решетку. - Девочки, давайте я вас подсажу!
   Михаил начал поднимать сестер, они, поднимая шум, исчезали в открывшейся дыре. Настала очередь Белояра.
   - Тебе помочь? - спросил Михаил.
   - Я сам, - ответил проводник. Он подпрыгнул, ухватился за край проема, подтянулся и влез в квадратную трубу. Она оказалась достаточно свободной, что бы по ней передвигаться на карачках.
   - Помоги мне! - крикнул снизу Михаил.
   Белояр выглянул из дыры, ухватил знакомого сестер за халат, начал его тянуть вверх. В это время закрытая дверь не выдержала. Она с оглушительным грохотом влетела внутрь помещения, заполняя его едким дымом.
   - Стой! - прокричал Михаил, он уже по пояс находился в вентиляционной трубе. - Отпусти меня, я их задержу!
   Белояр с уважением посмотрел на него, только истинный храбрец может пренебречь своей жизнью, спасая других от неминуемой смерти, отпустил халат и произнес:
   - Удачи!
   - Обещай беречь девочек, - сказал в ответ Михаил.
   - Обещаю, - после недолгого размышления, произнес проводник.
   Услышав нужные слова, Михаил спрыгнул вниз.
   - Дядя Миша! - испугано закричали сестры. - Не бросай нас!
   Им было страшно расставаться с единственным родственным человеком, с тем, кто был из их родной реальности. По - этому они хотели броситься следом за ним, но проводник девочек остановил, он не дал им совершить непоправимую ошибку.
   - До самоликвидации осталось три минуты! - раздался назойливый женский голос.
   - Быстрей, ищите выход! - прокричал Белояр, обращаясь к сестрам.
   - А как же дядя Миша? - затравленным взглядом, девочки посмотрели на проводника.
   - Он задержит стражу, давая, нам время уйти, - ответил им Белояр.
   - Мы не должны его оставлять одного! - со слезами на глазах, начали возражать девочки.
   - Он сделал свой выбор, - с трудом произнес проводник, он знал, что Михаила оставляет на верную гибель, - и этот выбор я уважаю. А что бы, все его усилия не оказались напрасными, мы должны выбраться отсюда. Вы поняли меня?
   - Да, - всхлипывая, ответили сестры.
   - Тогда вперед, показывайте выход.
   Девочки прислушались к словам Белояра. Они, быстро перебирая коленями и руками, начали продвигаться вперед по железной трубе.
  
   Глава шестая.
   Что происходит?
  
   Михаил остался один в своем спальном блоке. Первым делом он подбежал к сейфу, встроенному в стену, открыл его и достал боевой бластер.
   Когда начальство заставляло его брать оружие, Михаил смеялся над ними, еще бы, в самом защищенном секретном объекте ходить с оружием на поясе, просто смешно. Если кто - то сумеет пройти сквозь надежные сторожевые системы станции, то тогда бластер будет бессилен против этих злоумышленников, потому что им придется минуть боевых дроидов, вооруженных современным мощным оружием, а тех плазменным пистолетом трудно повредить, значит, нарушители оснащены намного лучше, чем охрана объекта. Вот и выходит, что личное оружие всего лишь ненужный балласт, а не средство самозащиты. По этой причине Михаил предпочитал держать бластер в закрытом сейфе, а не у себя на поясе. Теперь ему впервые выдался случай воспользоваться им.
   - До самоликвидации осталось две минуты! - прозвучал женский голос.
   Что бы вывести из строя сторожевой дройд бластером, нужно очень постараться, при этом имея при себе большую толику везения, но на это Михаил не надеялся. В первую очередь он рассчитывал, что роботы запрограммированы уничтожать злоумышленников, а персонал станции защищать, значит, его они не должны тронуть. Но больше всего Михаила беспокоило, то, что осталось слишком мало времени, а сделать ему предстояло много. И как интересно все успеть?
   В проеме двери показались сторожевые дроиды. Они сразу же повернулись в сторону Михаила и наставили на него бластеры.
  
   ***
  
   - Вот здесь выход, - Лада указала на решетку, - но у нас нет инструмента, открыть его.
   - Отползите немного в сторону, - попросил Белояр.
   Девочки подчинились. Они минули закрытое отверстие, развернулись и стали наблюдать за проводником. Белояр подобрался к решетке, сел и обеими ногами ударил по ней. Препона слетела с креплений только после третей попытки. Проводник осторожно выглянул в открывшийся проем. Они находились возле помещения, где он попал в ловушку, значит, недалеко выход из колдовских чертогов, но самое главное, нигде не видать бдительной стражи, которая может помешать им бежать.
   - Путь свободен, - сообщил Белояр. Он поочередно хватал сестер за руки и осторожно опускал вниз. Когда проводник оказался рядом с девочками, женский голос оповестил:
   - До самоликвидации осталось две минуты!
   - Быстрей, к лифту! - испугано выкрикнула Лада.
   Они помчались к выходу из помещения, пробежали по короткому коридору, свернули налево. Как там Михаил? Подумал проводник. Жив еще или нет? Как бы там ни было, но он свое дело сделал - стражи до сих пор не видать, значит, ему удаль ее задержать.
   Длинный широкий коридор закончился. Они добрались до нужной двери. Лада, как и прошлый раз, нажала на выпуклость в стене.
   - До самоликвидации осталась одна минута! - прозвучал женский голос.
   Дверь открылась, сестры с проводником забежали в нишу.
   - Мы успеем? - нажимая на нужную выпуклость, спросила Надежда.
   Дверь закрылась, и ниша стала подыматься верх.
   - Мы обязаны успеть, потому что только от нас зависит жизнь наших родителей! - пылко ответила Лада.
   Ниша остановилась, дверь отошла в сторону, и перед проводником появился привычный подпол охотничьего домика. Белояр хотел придержать сестер, что бы выйти наружу первым. Кто его знает, что там могло произойти за их короткое отсутствие. Какой там, не обращая внимания на проводника, девочки наперегонки начали лезть наверх по скрипучей лестнице. Белояр, неодобрительно мотнув головой, последовал за ними.
   Вот входная дверь, они минули ее и выбежали на улицу, сразу направляясь к лошадям, которые нервно перебирали ногами. Они словно чувствовали опасность, по этому, когда проводник избавил их от пут, кони, даже верный Вихрь, сразу сорвались с места и понеслись прочь, подальше от охотничьего домика. Девочки побежали следом, в сторону леса.
   Когда до первых деревьев оставалось несколько шагов, беглецам навстречу, из густых кустов, выскочили воины, одетые в темные хламиды. Все, подумал Белояр, хватая девочек за руки, мы попались!
   Так же думали и преследователи. Они мгновенно окружили проводника, выставили перед собой клинки и стали медленно приближаться.
   - Пригнитесь! - крикнула Надежда.
   Проводник инстинктивно подчинился. Он вместе с Ладой быстро опустился на корточки. Девочки прижались к нему, с испугом озираясь по сторонам.
   И тут со стороны охотничьего домика раздался оглушительный грохот, от которого у всех заложило в ушах. Белояр посмотрел в ту сторону. Он увидел, как дом взлетел в воздух, разваливаясь на части и подымая клубы пыли.
   Во все стороны полетели большие комья земли, сломанные бревна, камни. Они на мгновение зависли, потом, поднятый в воздух мусор начал осыпаться на головы людей.
   Сразу со всех сторон послышались крики боли, смешанные с возгласами ужаса. Но этого Белояр не слышал, он только видел открытые рты, перекошенные от страха лица, мечущих из стороны в сторону лошадей, вот и все. Ему в этот момент казалось, что весь мир навсегда утратил привычные слуху звуки и это, очень напугало его.
   Проводник заметил, как одно бревно начало падать прямо на них. Он инстинктивно втянул голову в плечи, моля всем богам, что бы огромная частица бывшего охотничьего домика не пришибла его и сестер сидящих рядом с ним. Пусть случится чудо, только оно в силах помочь им остаться в живых!
   Белояр, как завороженный смотрел на бревно. Мольба не помогла, чуда не случилось. Бревно, хаотично крутясь в воздухе, все же свалилось на них. Проводник в испуге закрыл глаз, ожидая удара, хруста сломанных костей и боли, по этому, он не увидел, как над ними раскрылся практически невидимый купол, на который упало бревно, отскочило и полетело в сторону.
   Проводник напрягся, крепче прижимая к себе девочек. Он надеялся своим телом защитить их от опасности, но ни удара, ни хруста косей не последовало. Неужели чудо свершилось? Или им помогли боги? Как бы там ни было, такой расклад пришелся по душе Белояру и в тоже время озадачил. Что же произошло? Он осторожно открыл глаза, огляделся. Бревно, грозившее превратить его в лепешку, вертясь вокруг своей оси, катилось в сторону разрушенного охотничьего домика, на месте которого образовался приличных размеров котлован.
   И тут к Белояру вернулся слух. Первое на что он обратил внимание, это на плач девочек.
   - Вас поранило? - обеспокоился он.
   - Там остался дядя Миша! - сквозь всхлипы услышал Белояр.
   Девочки целы! Это радовало, а то, что они получили душевную рану, что ж, всем когда - то приходится познать боль утраты чего - то дорогого сердцу, но к счастью это чувство не смертельно, постепенно оно притупится, оставив там, где - то внутри, горестный осадок, сейчас же главное, что у них нет телесных повреждений. А вот другим присутствующим повезло намного меньше.
   Воины, одетые в темные балахоны, лежали на земле. Некоторые из них были неподвижны, некоторые пытались подняться, другие просто стонали от боли, шевеля руками или ногами. Всем преследователям прилично досталось, никому из них не посчастливилось остаться без ран.
   А где же верный Вихрь? Белояр свистнул и сразу услышал радостное ржание четвероногого друга. Вскоре из кромки леса показался конь. Следом за ним скакали лошади сестер. Теперь можно было убираться с места катастрофы. Но прежде, проводник решил расспросить кого нибудь из преследователей, потому что пришла пора во всем разобраться, что бы, не действовать в слепую, как это было до сих пор. Кстати, к сестрам так же найдется парочка вопросов, на которые он желал услышать правдивые ответы.
   По привычке проверив подпруги на лошадях, Белояр помог сестрам залезть в седла, после чего дал им указание:
   - Скачите к лесу, а я кое - что узнаю и вас догоню.
   Потом проследил за удаляющимися девочками и, убедившись, что они исчезли за деревьями, подошел к воину в темном балахоне. Тот лежал на земле, схватившись за поврежденную руку, и мычал от боли.
   - Как звать тебя? - проводник спросил воина.
   Но тот место ответа прошипел ругательства.
   - Ответ неверный, - недобро ухмыльнулся Белояр и слегка нажал ногой на поврежденную руку воина.
   Теперь человек в темном балахоне зашипел от боли, когда же она немного унялась, ответил:
   - Глебом меня кличут.
   - Вот видишь, как все просто, - усмехнулся проводник, - ты отвечаешь, я же, внемлю твоим ответам и при этом, никто не страдает.
   - Что ты хочешь знать? - через стон задал вопрос воин.
   - Кто вы такие? - спросил Белояр.
   - Последователи Чернобога.
   - Почему вы меня преследуете?
   - В тебе нам нет надобности.
   - Значит, вам нужны девочки!
   - Да, - ответил воин, тем самым подтвердив догадку Белояра.
   - Зачем?
   - Они предназначены для жертвоприношения Чернобогу.
   - Почему именно они? - удивился Белояр. - Разве вокруг мало других людей, которых вы можете принести в жертву?
   - Наш главный жрец - Крив, еще в отрочестве, получил знаменье свыше, в виде письма на бересте, о том что, когда на небе появится падающая звезда, прибудут на наши земли две девчонки из дальних, неведомых нам земель. Мы же их должны принести в жертву. Тогда появится Чернобог перед нашими очами и возглавил нас для покорения всего мира.
   - И как же вы проведали, что мои спутницы именно те, кто вам нужен?
   - Неужто ты до такой степени слеп, что не замечаешь странности, которые так и лезут наружу у этих девчонок. Или ты просто глуп?
   - То, что они путешествуют одни, в этом нет никаких странностей. Может девочки ищут своих родных.
   - Ты точно слеп или глуп.
   - И что же я просмотрел? - Белояр не стал обижаться на оскорбления, ему побыстрей хотелось покончить с допросом и пуститься вслед за спутницами, с которыми ему еще предстояло откровенно поговорить.
   - Они обладают сильным чародейством.
   - Однако я ничего такого за ними не заметил.
   - Ты точно слеп.
   - Может, место хулы пояснишь мне обо всем?
   - Тогда на лесной тропе дерево упало, помнишь?
   - Помню.
   - Так, по-твоему оно само упало?
   - Дерево могло оказаться подточенным червями или кротами в корне, вот и упало по случаю.
   - Это старшая девчонка сотворила огненный шар и напустила его на нас, но промахнулась и попала в дерево, которое как подрубленное свалилась на наш отряд.
   - Всего этого я не мог видеть, потому что защищался от вашего воина, - сказал Белояр, задумавшись над словами собеседника.
   - Или сейчас. Как ты думаешь, почему ты и девчонки остались невредимыми после колдовского разрушения охотничьего домика?
   - Просто повезло, - неуверенно ответил проводник.
   - Нет, здесь вновь приложила руку одна из девчонок. Как только бревна и камни начали с неба сыпаться на наши головы, одна из них сотворила чародейский купол, он то и защитил вас. Да и разрушение дома, скорее всего они учинили. Такое по силам только сильным чародеям.
   - Однако, - Белояр в смущении почесал затылок. Он предполагал, что его спутницы непросты, но не ожидал, что до такой степени. Надо же, чародейки!
   - Послушай, проводник, отдай нам девчонок, мы за ценой не постоим, - сделал заманчивое предложение воин.
   - Нет, - ответил Белояр, - у меня с ними уговор. А уговор, как молвиться в народе, дороже денег. Так что, добром прошу, не путайтесь у меня под ногами.
   - А то, что? - выдавил из себя улыбку Глеб.
   - После первой нашей встречи вы легко отделались, - усмехнулся проводник, - во время второй, сам видишь, полегло пол отряда. Так покумекай сам, что может случиться после третий встречи.
   - Зря ты, проводник, отказался от награды, - недобро произнес воин.
   - Поживем - увидим, - сказал Белояр, садясь в седло. Он узнал то, что хотел, теперь его здесь больше ничего не удерживало.
   - Ты еще об этом пожалеешь! - крикнул воин, вслед проводнику, удаляющемуся в сторону леса, но тот его не услышал.
   Глеб поднялся на ноги, баюкая поврежденную руку, огляделся. Он заметил, что недалеко от него на земле неподвижно лежал Крив. Неужели он мертв? Нет, Чернобог не позволит этому случиться! Подумал воин и бросился к главному жрецу, напрочь позабыв о своих ранах. Оказавшись около Крива, Глеб заметил, что его предводитель зашевелился. Воин с облегчением вздохнул, наклонился, помог ему подняться.
   - Где девчонки? - спросил жрец, поднявшись на ноги. Его слегка качало, да болела голова, как после похмелья.
   - Ушли вместе с проводником, - ответил Глеб.
   - Опять ускользнули, Сварогово семя! - сплюнул от досады Крив.
   - Мы их все равно найдем! - заверил жреца воин.
   - Конечно, найдем, - согласился с ним Крив, - вот только нахрапом больше действовать не будем.
   - Это как? - не понял его Глеб.
   - Силой девчонок не возьмешь, ты сам видел, на что они способны, - пояснил воину жрец, - хитростью их будем брать.
  
   ***
  
   Белояр нашел девочек в лесу, недалеко от опушки. Они сидели в седлах и терпеливо поджидали его.
   - Теперь куда? - спросил проводник, прекрасно понимая, что их злоключения еще не закончились.
   - В город, где мы впервые тебя встретили, - ответила Лада.
   - Значит, в Рязань, - понял ее Белояр.
   Проводнику не терпелось сразу приступить к расспросам на интересующую тему, но он понимал, что еще не время. Вначале им нужно как можно дальше удалиться от разрушенного охотничьего домика, найти место для стоянки, вот тогда можно будет поиграть в вопросы и ответы. По этому, Белояр подстегнул своего верного Вихря и помчался в направлении Рязани. Благо он обратную дорогу знал, так что теперь ему не придется идти на поводу у двух странных сестренок.
   В пути они пробыли практически до заката. Потом проводник нашел подходящее место для ночевки, собрал хворост, разжег костер. Девочки ему не помогали, им было не до этого, они находились в подавленном состоянии, переживая смерть Михаила.
   Белояр достал из переметной сумки оставшуюся снедь, флягу с водой, предложил сестрам подкрепиться, но те, молча, мотнули головой, отказываясь от пищи. Проводник не стал настаивать, не хотят, это их дело, сам же набросился на еду, как голодный волк, потому что пережитые приключения совсем не испортили ему аппетит, а наоборот, нагуляли.
   Набив брюхо до отвала, Белояр отхлебнул из фляги, отложил ее в сторону и обратился к сестрам, подбросив в костер хворосту:
   - Рассказывайте!
   - Что ты хочешь знать? - устало спросила Лада.
   - Я хочу знать, что происходит.
   - Ты уверен, что на самом деле хочешь обо всем узнать? - Лада бросила пристальный взгляд на проводника.
   - Да, я хочу обо всем узнать, - ответил Белояр, - потому что мне уже изрядно надоело плыть по течению неведомо куда по чужой прихоти. Я хочу ясности, что бы быть уверенным, что поступаю по правде и потом, у меня не будут скрести кошки на душе только от одной мысли, что когда то мне пришлось совершить непоправимую ошибку, которую исправить я не в силах.
   - Я не думаю, что полученная информация, чем-либо сможет помочь, но если ты настаиваешь, тогда мы разъясним тебе сложившуюся ситуацию, - произнесла Лада, переглянувшись с сестрой. - Мы прибыли сюда из будущего.
   - Из далекого будущего, - поправила Надежда.
   - Однако, - проводник с уважением посмотрел на девочек. - Значит, не зря молва идет по свету о том, что вы сильные чародейки.
   - Нет, Белояр, мы не чародейки, и не умеем творить чары, мы всего лишь обычные девочки, - возразила Лада, - таких как мы, обычных детей, немало на свете.
   - Ага, обычные девочки, - усмехнулся проводник. - А то дерево, в лесу, вы кедровым орешком повалили, и на опушке платочком шелковым от бревна меня укрыли. Если у вас все так легко, получается, может, и меня научите таким простым уловкам?
   - Но это вовсе не магия, - горячо заверила его Надежда.
   - Тогда объясните мне, тугодуму, что это такое, - предложил Белояр. Он не очень то, поверил словам девчушки, потому что, не мог себе вообразить, как можно творить чародейство, не будучи кудесником.
   - Это не магия, а хорошо развитая способность на основе энергии, которая хранится в наших телах, - начала объяснять Лада, вытянув перед собой ладонь правой руки. - Если всю суть процесса объяснить в двух словах, то получится такая картина. Наше тело в основном состоит из молекул воды, которые имеют свободные радикалы. Они то, как раз аккумулируют солнечную и электромагнитную энергию. Нам просто стоит в нужный момент высвободить ее в конкретной точке тела, например на ладони. Все это нужно строжайше контролировать мыслью, потому что снаружи температура держится в пределах тридцати шести и шести градусов, внутри же она достигает до двух тысяч. Если она перекинется на все тело, то запросто может произойти самовозгорание, которое приведет к летальному исходу. Но научившись самоконтролю, можно без трагических последствий пользоваться своими возможностями. Вот, пожалуйста, полюбуйся.
   На ладони Лады появился маленький огненный шар. Она дала всем полюбоваться сотворенным чудом, потом кинула сгусток энергии в костер. Шар с небольшим хлопком растворился в огне.
   - Мне удается контролировать высвободившуюся энергию, - продолжила девочка, - но часто ей пользоваться я не могу, потому что на весь процесс затрачиваю уйму внутренней энергии, которая медленно восстанавливается, так что для оружия массового поражения моя способность не годится.
   - Однако, - только и смог выдавить из себя Белояр после наглядного показа способностей Лады, хотя из всего объяснения он так ничего не понял.
   - Как я поняла, ты слегка разочарован, что перед тобой сидят не кудесницы, а обычные девочки, которые сумели развить свои способности до совершенства, - посмотрев на ошарашенного проводника, заявила Надежда.
   - Ты тоже можешь сотворить огненный шар? - спросил у нее Белояр, когда немного пришел в себя.
   - О нет, этого я не могу, - честно призналась Надежда, - у меня немного другая способность.
   - И какая же? - заинтересовался проводник.
   - По теории Харуги Ито - человек при определенных обстоятельствах может резко замедлить физические процессы, происходящие в природе, в том числе и движение атомов, но в тоже время на поверхности его тела их скорость остается постоянной. Исходя из этого высказывания, мне удается за счет этой разницы, создавать надежный защитный купол, который не могут пробить даже смертельные импульсы боевых бластеров, - объяснила Надежда. - Наши родители предполагают, что с помощью моих способностей, при должном умении, я смогу перемещаться в пространстве и времени без дополнительного оборудования, а только с помощью мысли. Но пока такое мне не под силу.
   - И все у вас там такое умеют? - спросил Белояр.
   - Нет, не все, только единицы, - ответила Лада. - Но мы надеемся, что постепенно все человечество научится в совершенстве владеть своей внутренней энергией, которая сравнима с мощной термоядерной реакцией.
   - Однако, - в который раз произнес проводник.
   - Я не пойму твоего удивления, - сказала Надежда. - У вас же тоже есть люди, которые отличаются от других индивидуумов. Я имею виду, то, что они обладают необъяснимыми способностями, например, умеют вызывать дождь, усмирять ветер, создавать иллюзии, и так далее и тому подобное?
   - Есть, - согласился с ней Белояр, - и мы их называем волхвами, чародеями и колдунами.
   - Вот видишь, есть, - продолжила Надежда. - И я не удивлюсь, если выяснится, что они, так же как и мы, пользуются своей внутренней энергией для достижения зримых эффектов.
   - А как же заклинания и заговоры, которыми они пользуются? - спросил Белояр, невольно увлекшись разговором.
   - Не знаю, - пожала плечами Надежда, - мы ими не пользуемся. Но можно предположить, что ваши чародеи с помощью вербальных звуков, заставляют свой разум настроиться на нужную частоту, что бы им легче было оперировать природным окружением. Нам, там, в будущем, еще не все понятно с вашими чародеями, которые умели очень многое, что не по силам нам. К сожалению, все их знания, накопленные веками, по разным веским причинам, были утеряны. И только самые невероятные слухи, в виде сказок и легенд дошли до нашего времени, которые нам приходится скрупулезно изучать, что бы выделить из шелухи плевел, крупицы зерна ценных познаний.
   - Какие же беды постигли вас, что вы смогли утратить знания накопленные веками? - поинтересовался Белояр.
   - Прости, я не правильно выразилась, - извинилась Надежда.
   - Она имела в виду, что были утеряны знания в узкой области, а именно, в области внутренней энергии человека, как ей пользоваться, и как ее контролировать, - добавила Лада. - Одним фактором утери тех знаний, послужило крещением Руси, которое произойдет во время правления князя Владимира.
   - Неужто кто-то осмелится нарушить древние каноны наших предков? - огорчился Белояр.
   - Да, осмелится, - ответила Лада. - Как говорят наши ученые - историки, это было вынужденной мерой, жестокой, но вынужденной. Потому что, она дала мощный толчок для дальнейшего развития и процветания объеденный Руси, которая превратилась в крепкое государство и впоследствии, с которым пришлось считаться другим странам. Но любые изменения приносят разрушения в незыблемых жизненных устоях. Так произошло и здесь. С приходом православной церкви, перенятой у Византийской империи, все волхва, чародеи, знахари, с их великими знаниями, были изгнаны из общества и постепенно исчезли, оставив память о себе только в сказках и былинах, на смену им пришли священники с величественными церквями, насаженными по всей Руси. Но это только один фактор, а таких было множество, и каждое такое потрясение все больше и больше заставляло вносить искажения не только в памяти людей, но и в самих исторических фактах.
   - Стойте! - воскликнул Белояр.
   Девочки замолчали и с удивлением посмотрели на проводника. Сестры не могли понять, почему он так бурно среагировать на полученную информацию, ведь они ничего такого страшного не сказали.
   - Мне больно слышать, что кто-то из великих князей осмелится нарушить незыблемые устои, и примет чуждую нашему люду веру, - после долгого молчания, грустно произнес Белояр. - Давайте больше не будем вести беседу о том, что когда то, по истечению неведомо сколько лет, неминуемо свершится.
   - Почему неведомо, если хочешь, мы тебе назовем точную дату, - Надежда решила внести ясность.
   - Нет, не надо, - поспешно остановил ее Белояр.
   Девочка покорно замолчала.
   - Лучше скажите мне, что вас заставило минуть пропасть веков и пуститься в опасное путешествие? - задал вопрос проводник. - Ведь не ради праздного любопытства вы оказались здесь?
   - Нет, не ради праздного любопытства, - согласилась с ним Лада.
   - Тогда, что? - спросил Белояр.
   - У нас, в нашем мире, началась непонятная эпидемия, - немного помолчав, начала рассказывать Лада. - Никто из ученых не знает, откуда она появилась, просто в какой - то момент все взрослые заболели. Сначала новая болезнь затронула один район, потом быстро стала распространяться по всей стране. Правительству пришлось объявить карантин и накрепко закрыть все границы.
   Наши ученые стали разрабатывать лекарство против болезни, задействовав все лаборатории, какие только имелись. Но все их старания не приносили успеха, эпидемия продолжала захватывать все больше и больше территорий, при этом состояние зараженных вирусом стало ухудшаться.
   И вот на одной из секретных станций, там, где работали наши родители над проектом "Хронос", они разрабатывали новейшие аппараты для путешественников во времени, дядя Миша сумел найти лекарство от страшной болезни, но воспользоваться им никто не успел. Когда все было готово, на станции произошел взрыв, во время которого, непонятной причине, она перенеслась в вашу реальность, где навечно застряла. По счастливой случайности, весь персонал научного центра успел вовремя эвакуироваться. Оказалось, что не все успели. Дядя Миша исчез вместе с разработанным лекарством, все думали, что он погиб.
   Узнав об этом, население нашей страны пришло в отчаяние, не зная, что дальше предпринять. Они решили, что им пришел конец и ждать помощи неоткуда, ведь для того чтобы найти станцию в прошлом, нужно снарядить экспедицию, состоящую из опытных путешественников, а они все оказались больны. Тогда на этот отчаянный шаг решили пойти мы с сестрой.
   - И как же вы здесь оказались? - спросил Белояр.
   - Во время взрыва наши родители были в отгулах, они решили немного поработать над новыми прототипами хроно - напульсников дома, поэтому парочку взяли с собой, - продолжила рассказ Надежда, дав сестре немного отдохнуть. - С помощью их нам удалось перенестись в твою эпоху. Но прежде, нам пришлось, немало потрудится, чтобы понять, куда провалилась станция. С помощью оборудования, которое позаимствовали у родителей, мы обнаружили точные координаты, после чего принялись тщательно готовиться к предстоящей экспедиции. В первую очередь, нам пришлось досконально изучить, бытовую атмосферу вашего общества, во что вы одевались, какими деньгами расплачивались, на чем передвигались на большие расстояния. Не могли же мы у вас появиться в своей обычной одежде, она просто могла показаться для ваших жителей, как бы это лучше выразиться...
   - Слишком вызывающей, - помогла ей найти нужное слово Лада.
   - Верно, - согласилась с ней Надежда. - И привлекло бы к нам слишком много внимания с вашей стороны, которое мы хотели всячески избежать. По этой причине наше путешествие пришлось отложить на пару дней, чтобы сшить нужную одежду, сходить в музей и там "позаимствовать" древние монеты, которыми впоследствии мы расплачивались.
   - Вот что странно, - добавила Лада. - За время нашей подготовки к путешествию, я постоянно замечала за нами незримую слежку.
   - Кто - то следил за вами? - насторожился Белояр.
   - Да, - ответила Лада. - Вот только кто, об этом мы так и не узнали. Нам не удалось обнаружить его или их. Слишком уж они или он это профессионально делал.
   - Потом мы взяли с собой, то, что может пригодиться в экспедиции, попрощались с родителями. Обещали им обязательно вернуться обратно в срок с лекарством. И вот мы здесь, - закончила рассказ Надежда.
   - Такого причудливого рассказа я даже от скоморохов не слышал. А те славно могут потешить слух невероятными сказами, - помотав головой, задумчиво произнес Белояр. - Теперь что вы делать будете?
   - Лекарство нам добыть удалось, остается вернуться домой, а для этого мы должны забрать хроно - напульсники, которые оставили на хранение в гостиничном номере, там, где познакомились с тобой, - ответила ему Лада.
   - Кушать будете? - спросил у девочек проводник.
   - Да, будем, - согласились с ним сестры. За время разговора они успели немного отойти от нахлынувшего горя, из-за гибели Михаила, и у них проснулся зверский аппетит.
   Пока девочки ели, Белояр сидел у костра и думал. В услышанном рассказе было очень много странного, непонятного, некоторые эпизоды проводник просто не мог должным образом воспринять, сказывалась большая разница между их эпохами, по этой же причине, ему с трудом верилось, что девочки прибыли из далекого будущего. Он скорее поверит в то, что сестры появились здесь, покинув чертоги легендарного Беловодья, расположенного в Семиречье, чем то, о чем они говорят. Но кроме этого Белояра еще кое - что беспокоило. Ему все время казалось, что он чего - то упустил, чему - то важному не придал значение, а вот что именно, пока понять не мог.
   - Какой вам отведен срок для возвращения? - спросил проводник, когда увидел, что девочки насытились.
   - Семь дней, - ответила Лада. - Если мы за этот срок не успеем вернуться домой, то наши родители умрут.
   - А разве вам не по силам вернуться домой в тот миг, когда вы ринулись в свое опасное путешествие? - с удивлением задал вопрос Белояр.
   - Я поняла, о чем ты спрашиваешь, - ответила Лада. - Ты хочешь знать, можем ли мы переместиться в свою эпоху в начальный отрезок времени, прожив здесь неопределенное количество дней, при этом, не потеряв ни одной минуты?
   - Ну, да, - слегка растеряно произнес проводник, потому что, мало чего понял из ее слов.
   - Нет, не можем, - начала объяснять Лада. - По теории наших родителей, временной отрезок, проведенный в любой из эпох, во время хроно - перемещения, продолжает двигаться с такой же скоростью и у нас дома. Так что, если мы здесь пробудем неделю, то и в нашей реальности минует этот срок.
   - Понятно, - проворчал Белояр, у него от заумных речей уже начала голова идти кругом. - Но вот кое-чего мне до сих пор невдомек. Кто послал берестяную грамоту жрецу Чернобога, где было написано о вашем прибытии?
   - Может, тот, кто устроил взрыв на станции? - растеряно произнесла Лада. Про берестяную грамоту она ничего не знала.
   - Может, - согласился с ней Белояр. - Но кто это?
   - Мы не знаем, - честно признались девочки.
   - Ладно, время позднее, пора ложиться спать, - тяжело вздохнул проводник. - Как говорится, утро вечера мудрее. Может, завтра что-нибудь путное мне в голову придет.
  
   Глава седьмая.
   Западня.
  
   На следующее утро Белояр поднялся еще до восхода солнца. Он разбудил девочек, после чего они позавтракали на скорую руку и продолжили свой путь. Теперь, после вчерашних событий им приходилось постоянно быть настороже. Преследователи, потерпевшие полное фиаско, сейчас до предела обозлены, а такое неуравновешенное состояние, наверняка их заставит действовать более энергично, значит, в любое время можно ждать подвоха или ловушки, в которую лучше не попадаться. По этой причине, проводник не забывал оглядываться назад и прислушиваться. Но до сих пор погони не было видать, зато Белояру казалось, что кто-то невидимый неустанно следит за передвижением его маленького отряда. Он пытался применить все ему знаковые уловки, чтобы обнаружить неизвестного спутника, но так и не смог. Тот, кто тайно сопровождал их, был слишком хитер и осторожен, или слежка была только в воображении проводника.
   Таким образом, они без проблем добрались до Лебяжье. Не доходя до селения, дорога разветвлялась в трех направлениях, одна вела прямиком в село, другие две огибали его с двух сторон.
   Тут Белояр на мгновение замешкался, выбирая какой дорогой лучше ехать дальше. Девочки, отдав бразды правления в руки проводника, послушно ждали его окончательного решения.
   Конечно, стоило заехать в Лебяжье, чтобы пополнить переметные сумки снедью, подумал Белояр. Но в тоже время проводник не горел желанием, там встретить ревнивого парня, от которого можно ожидать любых неприятностей. Или все же стоит рискнуть? Нет, лучше не полагаться на авось. А если они все же решат объезжать селение, то с какой стороны?
   Колебания проводника подошли к концу, когда он увидел, как с левого ответвления дороги, в сторону Лебяжье, едут на лошадях четверо парней, среди которых находился ревнивец.
   - Принесла же его нелегкая! - проворчал Белояр, сплюнув с досады, и повернул Вихря на правую ветвь тропы, ведущую в обход селения.
   Увидав проводника, ревнивец слегка осадил свою лошадь, посмотрел недобро, потом ухмыльнулся, продолжая ехать своей дорогой.
   - Слава богам, обошлось без свары, - с облегчением вздохнул Белояр, когда четверо парней скрылись за деревьями от его взора.
   Проводник подстегнул Вихря. Верный конь радостно заржал и сразу с тихого шага перешел в стремительный галоп. Девочки постарались не отставать от своего старшего товарища.
   Проехав по полям, занятыми посевами, путники минули стороной Лебяжье, потом они минули мост, перекинутый через овраг и въехали в редкий подлесок, который постепенно превратился в полноценный лес. По нему они промчались с версту, давая лошадям вволю порезвиться, когда же перед ними появился небольшой участок дороги, поросший дубами, Белояр резко осадил Вихря, внезапное предчувствие надвигающейся опасности заставило его это сделать, а своим чувствам он привык доверять, потому что они не раз помогали ему избежать смерти.
   Вихрь, тяжело дыша, перешел на рысь, а потом на степенный шаг. Проводник, мерно покачиваясь в седле, всматривался в округу, силясь понять, что же его так сильно насторожило. На первый взгляд ничего необычного не наблюдалось, все тот же привычный лес, вот только два громадных дуба, стоящих возле дороги, почему то смущали его, что-то в них было не так.
   Белояр спрыгнул с коня и пошел вперед, не торопясь, все время, вглядываясь в траву под ногами, шаря глазами по кустам за обочиной. Девочки испугано притихли и следовали за проводником, не отставая ни на шаг, они понимали, что их старший товарищ неспроста слез с седла.
   Вскоре Белояр остановился, теперь он понял, что насторожило его. Проводник поднял руку, предостерегая сестер:
   - Стойте.
   - Что случилось? - обеспокоено задала вопрос Лада.
   Проводник, не отвечая на вопрос, подошел к густой высокой поросли травы, сунул туда руку и ощупал туго натянутую веревку, сплетенную из конского волоса.
   - Хитро сделано, - произнес он, указав на расставленную ловушку кивком головы.
   - Что это? - шепотом спросила Надежда, заглядывая через его плечо.
   - Сторожок, - ответил проводник, - стоит его задеть, как в нас полетит сулица, или стрела из самострела. Ладно, нужно двигаться дальше. Давайте обойдем дуб стороной, чтоб лошади ненароком не задели веревку.
   - А это точно опасно? - встревожилась Лада, следуя за Белояром, который сошел с дороги и обходил стороной толстое дерево с раскидистыми ветвями.
   - Смертельно опасно, - ответил ей проводник, выходя вновь на дорогу, оставив позади опасную ловушку.
   Дальше продолжать свой путь путники решили пешком, ведя лошадей за уздечки. Вернее так решил Белояр, посчитав, что неизвестный недоброжелатель не ограничится всего лишь одной ловушкой, девочки решили с ним не спорить, а беспрекословно подчиниться его воли, посчитав, что тот знает, что делает, притом, после долгой езды им не терпелось размять ноги. Осторожничал проводник не напрасно, скоро в этом все убедились.
   Дорога свернула налево, обходя стороной ельник, и вышла на небольшую лесную опушку. Здесь внимание Белояра привлекла слегка пожухлая трава в одном месте. Проводник осторожно подошел к подозрительному месту, пошарил взглядом вокруг себя, нашел подходящую палку, поднял и ткнул ей в дерн. Сухая ветка без усилий вошла в землю на всю свою длину.
   - Волчья яма, - задумчиво произнес Белояр. Ему все больше и больше не нравилось выбранное им направление дороги.
   - И что это? - спросила Лада, потому что произнесенная проводником фраза, ни о чем ей не говорила.
   - Еще одна ловушка, - объяснил Белояр. - Если по неосторожности в нее попасть, то непременно провалишься, а там, в яме, торчат заостренные длинные колья, готовые насквозь пронзить любую жертву.
   - Кто это сделал? - спросила Надежда, когда поняла, какой участи им удалось избежать.
   - Я тоже хотел бы об этом знать, - ответил проводник.
   Белояр повел девочек в стороне от закрытой ловушки, постоянно тыкая длиной палкой в дерн перед собой. К его счастью больше волчьих ям на их пути не обнаружилось. Но это не говорило о том, что на дороге больше не встретятся расставленные ловушки, поэтому проводник не торопился садиться в седло, предпочитая топтать свои сапоги.
   - Белояр! - позвала Лада.
   - Что? - спросил проводник, продолжая идти вперед.
   - Почему ты ловушки не обезвредил? - поинтересовалась девочка. - Вдруг в них кто - то другой попадется?
   - Тот, кто расставил эти ловушки, может услышать шум, когда мы их будем убирать и тогда, они незаметно подкрадутся, что бы напасть, вот этого я стараюсь избежать, - пояснил Белояр. - К тому же на все это мы потратим уйму времени, которое и так дорого для вас. Или вы уже не спешите?
   - Спешим, - поторопилась его заверить Лада.
   - Тогда молчите и идите за мной, - посоветовал проводник, продолжая осторожно продвигаться вперед.
   Теперь и справа и слева от дороги стояли кряжистые сосны. Белояр продолжал пристально шарить взглядом по кустам, он не верил, что им удалось минуть опасный участок дороги, значит, в любое время можно ждать подвоха со стороны неизвестных недоброжелателей, по этой причине нужно быть всегда настороже, что бы вовремя заметить опасность.
   И все же, несмотря на все предпринятые предосторожности, он чуть не угодил в следующую ловушку.
   В этом месте лесная дорога была практически не хожена местным людом, она успела зарасти густой травой.
   Белояр, больше внимание уделял обочине, где стояли кряжистые сосны, разбавленные низким подлеском, чем самой дорогой, и из- за этой оплошности чуть не привел в действие очередную коварную западню.
   Проводник в последний момент ощутил, как сапогом задел за растянутый вдоль тропы сторожок, спрятанный в густой траве, и резко остановился, ощутив, как в груди гулко ухнуло сердце.
   - Стойте! - выкрикнул Белояр, резко выкинув вверх руку, он боялся, что девочки не усеют остановиться, подтолкнут его в спину и тогда может случиться непоправимое. Сработав, западня отправит всех их за черту, туда, откуда нет возврата.
   К счастью, сестры сумели вовремя остановиться. Они замерли на месте, с испугом глядя на своего спутника.
   Проводник с облегчением вздохнул и вытер ладонью капельки пота, выступившие на лбу.
   - Пронесло, - выдохнул он, ощущая, как его до сих пор трясет от страха.
   - Что случилось? - прошептали девочки, глядя в спину старшего товарища.
   - Чуть в ловушку не угодили, - объяснил Белояр. Он осторожно сделал шаг назад, нагнулся, руками раздвинул высокую траву, росшую на лесной тропе и сразу же, увидел туго натянутую веревку, сделанную из кожи.
   - Нужно глянуть, что это за ловушка, - тихо произнес проводник. Он на корточках стал продвигаться вперед, ведя рукой по тугому сторожку.
   Так Белояр добрался до низкого подлеска, к двум близко стоящим соснам. Там Белояр увидел взведенное бревно с множеством сучков, которые были остры, как наконечники стрел, и опалены в огне для пущей крепости, а там где ствол шел гладко, неизвестный шутник наделал дырок и наставлял в них заостренные колышки.
   - Ничего себе! - удивлено воскликнули девочки, выглядывая через плечо проводника. - Кто это сделал?
   - Того неведомо мне, - ответил Белояр и содрогнулся, представив, что могло случиться, ежели он по неосторожности запустил бы сторожок. Тогда бревно непременно сорвется с крепления и как исполинская коса, разворачиваясь, пронесется над тропой, пригибая подлесок, и нанижет на себя его вместе с девочками, не оставив им ни единого шанса остаться в живых. Проводник помотал головой, отгоняя от себя, кошмарное видение.
   - Может это сделали преследователи, которые никак не хотят от нас отвязаться? - предположила Надежда.
   - Может, - односложно ответил Белояр.
   - Но как они могли узнать, что мы будем идти именно по этой дороге? - продолжала задавать вопросы Надежда.
   Проводник в ответ просто пожал плечами, он все еще размышлял, неподвижно стоя на месте. Не нравилось ему все это, особенно ловушки, натыканные на каждом шагу.
   Возможно, Надежда права, намекая на то, что все это рук преследователей. После нескольких неудачных попыток силой взять в полон сестер, они решили пойти на хитроумные уловки. Так намного легче захватить беглецов врасплох. И девочки не смогут воспользоваться своими чародейскими способностями. Но здесь кое-что не срасталось.
   Как помнил Белояр, последователи Чернобога, хотели повязать девочек, чтоб потом, принести их в жертву своему кумиру. А это значит, что сестры им нужны только живые. И в тоже время они на дороге расставляют смертоносные ловушки? Попади Белояр с девочками в одну из них и некого будет класть на жертвенный алтарь. Так опрометчиво поступить последователи Чернобога не могли. Но если не они, тогда кто?
   Размышляя над всем этим, проводник обошел стороной очередную ловушку, вышел на дорогу и, соблюдая все предосторожности, продолжил путь, ведя Вихря за уздечку.
   Он успел пройти всего с десяток шагов, когда заметил, как с деревьев, стоящих впереди взлетела небольшая стайка птиц. Они немного повисели в воздухе над тем местом, звонко гомоня, и умчались прочь.
   - Тсс! - обернувшись к девочкам, Белояр приложил указательный палец к губам, тем самым показывая, что надо молчать.
   - Почему? - шепотом спросила Надежда.
   - Впереди нас кто - то поджидает, - так же тихо ответил проводник. - Держите Вихря, а я гляну, кто там нам готовит горячую встречу.
   Он передал уздечку Ладе, вытащил меч из ножен и бесшумно, словно тень растворился в придорожных кустах. Девочки даже не успели рот открыть, чтобы узнать, через, сколько времени его поджидать, как остались одни на лесной тропе.
   Белояр крался среди деревьев, стараясь не наступить на сухую ветку, коих в великом множестве валялось под ногами. Он взял немного левее тропы, что бы незаметно подкрасться к умельцам, которые расставили ловушки на их пути, а то, что впереди кто - то есть, проводник не сомневался.
   В этом проводник убедился, когда дошел до того места, где лесная тропа делала небольшой поворот. Сразу за ним, прямо на дороге, лежало недавно подрубленное дерево, оно надежно перекрывало дальнейший проход. За его уже немного увядшей листвой прятались четыре парня. Они держали в одной руке лук, в другой стрелу и напряжено всматривались в ту сторону, откуда должен был появиться небольшой отряд Белояра.
   Проводник спрятался за стволом дерева, стараясь понять, кто стоит возле дорожной преграды, а уж потом решить, что дальше предпринять. Парни стояли к нему спиной, поэтому Белояр не мог определить кто они, эти недоброжелатели, но по силуэтам, четверо неизвестных ему кого - то напоминали.
   - Где они? - тихим голосом задал вопрос один из них.
   - Не знаю, - раздраженно ответил другой.
   - Ты же говорил, что они скоро должны появиться, - произнес третий.
   - Откуда мне знать, где они шляются, - проворчал второй.
   "Неужто они нас поджидают? - подумал проводник, прислушиваясь к разговору парней, которые стояли в засаде. - Или может быть кого нибудь другого? Ведь что бы заранее расставить ловушки, на все про все уйдет целый день! Так еще нужно наверняка знать, что именно этой тропой мы будем возвращаться назад, а не продолжим путь намеченным маршрутом! Так может быть все это устроено для поимки лесных татей?"
   Поразмыслив, Белояр решил пока не высовываться из своего укрытия, а еще немного послушать, о чем будут судачить парни.
   - Может они попались в одну из наших ловушек? - предположил четвертый.
   - Если бы попались, то мы ба обязательно услышали, - ответил ему второй.
   - А ты уверен, что они этой дорогой пойдут? - начал сомневаться первый.
   - Ты же сам видел, как только проводник увидел меня, так сразу же свернул на эту тропу, - напомнил второй.
   - Тогда почему ловушки не сработали? - не понимал четвертый.
   - Ха, проводник не так прост, что бы в расставленные ловушки попадаться, - хмыкнул второй.
   - Тогда зачем мы горбатились над ними? - удивился первый.
   - А вдруг попались бы, - ответил второй.
   - Семен, может, ну его, эту твою затею, - произнес третий. - Сдался тебе этот проводник. Ну, провел он одну ночь с Марьей, но это еще не о чем не говорит. Ведь на Купалу каждая девица вправе выбирать себе парня, с которым она проведет ночь до утра.
   - Вот это и пришлось мне не по нраву, - проворчал второй.
   - Что? - не понял первый.
   - Что выбрала она его, а не меня, - пояснил второй.
   "Значит все же нас", - с сожалением подумал Белояр.
   Проводник надеялся, что поджидают не их, а кого - то другого. Если все обстояло так, то они могли бы смело открыться перед парнями и спокойно продолжить путь. А теперь что прикажешь делать?
   Хоть ревнивец скверный по характеру парень, но не убивать же его за это, потому что стоит Белояру такое совершить, как сразу он наживет целое село кровных врагов, которые будут его преследовать до тех пор, пока не свершат праведное возмездие. Зачем ему это, когда кругом врагов и так хватает, хотя бы взять тех же последователей Чернобога. Они пока затихли, но наверняка готовят очередную пакость.
   И что тогда делать? Может поучить ревнивца с его приятелями уму разуму, так, в пол силы, что бы впредь неповадно было исподтишка нападать на честной люд? А то, что он справится с четырьмя парнями, в этом Белояр не сомневался, особенно когда на его стороне была неожиданность. Да и не смогут с ним тягаться силой деревенщины, привыкшие пасти коров или заниматься охотой, а не биться ради живота своего на мечах.
   - Семен, а как ты узнал, что проводник вернется? - спросил третий парень.
   - Старший жрец поклонников Чернобога, намедни мне весточку прислал, - ответил Семен. - Им не удалось схватить девчонок, почему, неведомо мне. Вот он и попросил меня об услуге - перенять пигалиц, которые возвращаются обратно. Про проводника, правда, не упоминал, но у меня с ним личные счеты.
   После того, как Белояр услышал слова ревнивца, ему стало ясно, почему преследователям удалось найти охотничий домик.
   - Ах, ты, пес смердящий! - прошептал Белояр, сжимая до хруста кулаки, ему не терпелось начистить рыло Семену, за то, что тот сотворил. - Значит, это ты, гад ползучий, снюхался с поклонниками Чернобога! Ну, держись, сукин сын!
   Проводник был готов искромсать на кусочки проклятого ревнивца, возможно, он так бы и поступил, но в это время за его спиной послышались грузные шаги.
   - Они нас обошли! - выкрикнул Семен. Он тоже услыхал треск сломанного валежника.
   - Где? - всполошился третий парень, поворачиваясь на звук и натягивая тетиву лука.
   - Как они узнали, что мы их здесь поджидаем? - задал вопрос первый, глядя на Семена.
   Четвертый, просто промолчал, он, как и остальные дружки последовал примеру третьего парня.
   Селяне стояли на месте, водя луком из стороны в сторону, готовые в любой момент пустить по цели навостренные стрелы.
   Белояр замер за стволом дерева. У него не было желания высовываться оттуда. Возможно, парни плохие ратники и совсем не умеют владеть мечом, но вот охотники они отменные, так что стоит ему сдвинуться с места, как он сразу же окажется похожим на ежика, когда его истыкают стрелами.
   Кто же это идет, шумя на весь лес? Неужели сестры, ослушавшись его указу, не стерпели и последовали следом? Проводник осторожно повернулся на звук, готовый предостеречь неосторожных девочек, но место них увидел, как среди часто насаженных деревьев в его сторону движутся два стража из подземной обители, которое находилось под охотничьим домиком. Они пока не видели Белояра, но в тоже время, уверено шагали в его сторону, словно заранее знали, где он будет стоять.
   Проводник сразу присел, спрятавшись за густым кустарником. Теперь ему лучше удалось рассмотреть таинственную стражу.
   На первый взгляд они казались обычными воинами с ног до головы, облаченные в защитные доспехи, но это только на первый взгляд. Если же внимательно присмотреться, то сразу заметишь, кое - что странное в них.
   Двигались стражи, как не живые, да цепкого взгляда в узких щелочках железной личины не было видать, зато там виднелся холодные красные огоньки, от которых на спине появлялся неприятный холодок.
   Так кто же они такие? И тут Белояр кое - что вспомнил. Кое - кто говорил ему, что сильные чародеи могут создать неживую стражу, которую големами называют. Те не знают усталости в бою и могут двигаться до тех пор, пока на них действует чародейство, значит, довольно долго. Вот только как с ними справиться он не мог припомнить, но точно знал, что обычный закаленный булатный клинок их не берет.
   - Вот где они! - выкрикнул Семен и выстрелил из лука.
   Стрела попала в грудь голема, не причинив тому вреда, она гулко ударилась об железный панцирь и отлетела в сторону.
   Дружки Семена не остались, в стороне стоять. Они начали стрелять в сторону колышущихся кустов, но с таким же успехом. Каждая их стрела находила цель, при этом, не причинив видимого вреда противнику.
   - Зря вы так, парни, - прошептал Белояр, сокрушительно покачав головой. - Ответ вам будет не по нраву.
   Проводник оказался прав.
   В руках стражи, словно из воздуха, появились уже знакомые Белояру загогулины, из них вырвались огненные лучи, которые полетели в сторону селян. На том месте, где стояли четверо парней, вначале появились яркие пламенные всполохи, сопровождаемые оглушительным грохотом, потом все накрыл непроглядный дым, сквозь который слышались человеческие крики наполненные болью.
   Что там происходило, возле поваленного дерева, Белояр не видел, но это его не сильно интересовало, он, стараясь как можно тише, удалялся с места столкновения. Парни сами виноваты, они первые открыли огонь и получили по заслугам, а ему нужно было поспешить предупредить девочек о надвигающейся опасности.
   Посчитав, что удалился на безопасное расстояние, проводник с шага перешел на бег. Он быстро покрыл, пройденное им ранее расстояние, и вскоре увидел на тропе сестер. Девочки замерли на месте, они, прижавшись, друг к другу, смотрели в ту сторону, откуда раздавался оглушительный грохот.
   - Слава богам, с вами все в порядке, - облегчено вздохнул Белояр, вылезая из придорожных кустов.
   - Ой! - воскликнули сестры, от испуга чуть ли не подпрыгнув на месте. Но увидав, что это проводник, они сразу успокоились.
   - Белояр, ты нас напугал, - укоризненно произнесла Лада. - Пожалуйста, так больше не делай.
   - Что там происходит? - следом за ней задала вопрос Надежда.
   - Стража идет следом за ними! - проводник сообщил нерадостную весть, пряча меч в ножны, который до сих пор держал в руке.
   - Дроиды? - удивлено воскликнули девочки, когда до них дошло, о чем говорит Белояр. - Но как они уцелели после взрыва?
   Сестры быстро переглянулись меж собой, им обоим в голову пришла одна и та же мысль.
   - А дядю Мишу ты не видел? - с надеждой задала вопрос Лада.
   - Нет, не видел, - честно признался Белояр, после чего добавил:
   - Нам нужно поспешно убираться отсюда, пока не появилась стража!
   Но было поздно, со стороны леса послышался треск сломанных сухих веток и он постепенно приближался к ним, вскоре среди деревьев показались сами големы.
   - Опоздали! - с нотками отчаяния воскликнул проводник.
   Два стражника заметили беглецов, они неторопливо, словно зная, что тем некуда деться, начали наводить на них свое грозное оружие.
   - Бегом! - крикнул Белояр, хватая сестер за руки. Он не стал дожидаться, когда по ним начнут стрелять, дав, стрекоча в гущу леса прямо через придорожные кусты.
   Отбежав на приличное расстояние, Белояр остановился, прислушался. Стража не таясь, следовала за ними, но почему то не стреляла, возможно, она не успела взять прицел, возможно, что - то другое ей помешало. Как бы то ни было, стоило воспользоваться этой небольшой передышкой и принять решение, что делать дальше.
   - Значит так, девочки, вы, сидите здесь, в кустиках и не высовывайтесь, а я постараюсь стражу увести как можно дальше, - сказал проводник.
   - Не бросай нас, Белояр, нам страшно! - Лада схватила его за рукав.
   - Не бойтесь, со мной все будет в порядке. Я скоро вернусь, и мы продолжим наш путь, - заверил девочку проводник, аккуратно высвобождая свою руку. Он немного постоял, мысленно продумывая маршрут, по которому ему придется бежать, пожелал себе удачи, только после этого намерено шумя, что бы привлечь к себе внимание, стремглав ринулся к дороге, по которой они недавно шли.
   Белояр в своих расчетах не ошибся. Стража не стала искать схоронившихся в лесу девочек, она пошла следом за ним. Это было на руку проводнику, теперь, когда его никто не сдерживал своим присутствием, он мог рискнуть и совершить задуманное.
   Петляя как заяц, меж деревьев, Белояр выскочил на дорогу в намеченном месте. Позади, стоял оглушительный грохот, который постепенно приближался к нему. Это стражи старались попасть в беглеца своими огненными стрелами.
   Вот и две сосны, стоящие рядом друг с другом. Проводник, приметив место, где растянут сторожек, перепрыгнул через него, потом пробежал несколько шагов, щучкой нырнул в траву, перевернулся через голову и замер.
   Одна из молний врезалась в небольшой бугорок, который находился рядом с головой Белояр, он от грохота невольно зажмурился, стараясь, как можно плотнее вжаться в землю. Потом раздался натужный скрип, удар и что - то металлическое с неимоверным шумом полетело в сторону.
   Осторожно поднявшись на локтях, проводник посмотрел в ту сторону. Там, в высокой траве, неподвижно лежала стража.
   - Неужели вышло? - Белояр не верил своим глазам. Ему до последнего не верилось, что големы попадутся на такую простую ловушку, хотя, что можно было ожидать от этих безмозглых кукол.
   Проводник с облегчением вздохнул, он собрался идти назад, как краем глаза заметил шевеление в траве.
   - Нет, нет, только не это! - с отчаянием выкрикнул Белояр, когда увидел стражу, медленно подымающуюся с земли. - Да как же с вами сладить, медведь вас задери!
   Пришлось быстро подниматься на ноги и вновь бежать, надеясь на то, что в следующий раз ему больше повезет.
   Вскоре сосны расступились перед проводником, открывая взору приметную опушку. Белояр оглянулся. Стражи пока не было видно, но это не говорит, что она отстала от него, нет, настырные големы в любое мгновение могут появиться здесь. Но пока она не появилась, проводник обежал стороной очередную ловушку, достиг ельника, спрятался там под пушистыми лапами. Теперь осталось набраться терпения и ждать.
   Стража появилась на окраине опушки, оглядевшись по сторонам, размеренным шагом двинулась дальше по дороге густо заросшей травой. Проводник, затаив дыхание, следил за ней. Им прилично досталось от взведенного бревна. На доспехах виднелись большие вмятины, из некоторых стыков лат текла светлая жидкость, похожая на подсолнечное масло, но никак не на кровь, это в очередной раз подтверждало, что перед ним не обычные воины, а существа созданные черным колдовством.
   Вот до ловушки осталось пять шагов, четыре, три!
   - Ну же, идите! - прошипел Белояр.
   Осталось два, а на следующем шаге стража остановилась, словно подозревая, что дальше идти нельзя.
   - Ну, что вы встали, пни безмозглые! Идите дальше! - в отчаянии прошептал проводник. Он уже понял, что с его задумкой ничего не выйдет.
   Стражники дальше идти не хотели, наоборот, они собрались скрытую ловушку обойти стороной.
   Тогда Белояр пустился на отчаянный шаг. Он выбежал из своего укрытия и, размахивая руками начал кричать:
   - Эй, вот он я! Идите, возьмите, если сможете!
   Проводник надеялся, что завидев его, стража опрометчиво двинется дальше по дороге, и непременно попадет в скрытую ловушку, из которой ей не удастся выбраться.
   Возможно, так поступила бы обычная стража, состоящая из плоти и крови, големы же не торопились идти вперед в расставленную западню. При появлении Белояра на краю опушки, они замерли на месте, повернулись в его сторону, поднимая для выстрела страшные загогулины.
   В этот момент проводник понял, ему пришел конец. Он просто не успевал скрыться от смертоносных молний стражи, которые вот, вот должны полететь в него. Тогда Белояр стиснул зубы, решив с открытым взором принять свой последний бой.
   Проводник выхватил меч из ножен и помчался навстречу врагу. Но стоило ему сделать пару шагов, как со стороны другого края опушки вылетел огненный шар, который, за какой - то миг, преодолев большое расстояние, попал в стражников. Раздался грохот, треск, поднялись клубы дыма, когда же они рассеялись, Белояр увидел, что стража исчезла на дне ловушки.
   - Проводник! - услышал он встревоженный голос девочек. Белояр посмотрел в ту сторону. Сестры, позабыв обо всем, выбежали из подлеска и направились к нему. Вот они уже оказались возле проводника, обняли, как родного, всхлипывая носами.
   - Эй, эй, хватит носом хлюпать! Я цел и здоров! - Белояр был тронут чувствами, которые проявили сестры по отношению к нему. Он был не готов к такому обороту, потому что все эти нежности телячьи казались чуждыми ему. Теперь же, в объятиях чужих девчушек, что - то стронулось в его душе, там неожиданно появилось непонятное щемление, готовое перехватить дыхание.
   - Все хватит, нам пора в дорогу, - подавив в себе возникшее чувство, произнес проводник.
   Белояр, осторожно отстранив от себя сестер, подошел к краю сработавшей ловушки. На ее дне лежали два стражника. Один из них, грудью нанизанный на острый кол, казался мертвым, второму повезло больше, он попал между грозных длинных пик и едва заметно шевелился.
   - Живучие, гады, - с уважением произнес проводник.
   "Мне бы хоть одного такого стража и я не знал бы никаких забот", - невольно подумалось ему.
   - Их очень трудно уничтожить, - сказала Надежда, подойдя к проводнику. - И нам крупно повезло, что так все удачно вышло.
   - Это я успел приметить, - усмехнулся Белояр, он отвернулся от открытой "Волчьей ямы" и пошел в обратном направлении, туда, где их ждали оставленные без присмотра лошади.
   Когда тебе ничего не мешает, дорога, кажется намного короче. В этом девочки убедились, когда быстро дошли до спущенной следующей ловушки, которая на время задержала дроидов. Возле нее, они не стали задерживаться, обошли стороной, дивясь коварству человеческого разума, и продолжили свой путь, ведомые неугомонным проводником.
   Вскоре Белояр услышал радостное ржание Вихря. Верный конь примчался, ведя за собой остальных лошадей, остановился возле проводника. Укоризненно косясь карим глазом на своего хозяина, он обижено пофыркивал.
   - Извини, дружок, что пришлось тебя на время бросить, - сказал Белояр, потрепав по гриве Вихря.
   Он по привычке подтянул ослабленные подпруги, влез в седло, дальше идти пешком было глупо, если знаешь, что по дороге тебя ничего опасного не ждет. Девочки последовали его примеру.
   Уже верхом они добрались до поваленного дерева, которое перегородило дорогу, возле него неподвижно лежали четверо парней, среди которых находился ревнивец, предавший его и девочек последователям Чернобога.
   Там сестры остановили лошадей. Они, выпрыгнув из седла, подбежали к бездыханным телам селян.
   - Что вы делаете? - спросил их Белояр.
   - Мы должны им помочь! - ответила Лада, склонившись над Семеном.
   - Но они же нас предали! - не понимая их заботу об чужих парнях, выкрикнул проводник. Он привык наказывать обидчиков, а не помогать им.
   - Эти селяне пострадали из-за нас, значит, для них мы обязаны сделать все, что в наших силах - оказать первую медицинскую помощь, вправить вывихи, если они есть, поднять на ноги, если получится. Но только не бросать в лесу в беспомощном состоянии, что бы потом нас не мучили угрызения совести, - в ответ произнесла Лада, после чего она провела ладонями над телом Семена. Тоже самое Надежда проделала над другим парнем.
   - С ним все в порядке, только небольшое сотрясение мозга, - произнесла она и перешла к другому селянину.
   - А этот совсем плох, сердце едва бьется, - сообщила Лада, глядя на Семена, у того на правом боку виднелась небольшая рана, из которой текла кровь. - Он потерял много крови.
   - Ты сможешь ему помочь? - спросила Надежда, подходя к сестре. Она уже успела осмотреть оставшихся парней, одному из них вправила вывихнутую руку, второму поставила на место, свернутую на бок челюсть.
   - Если сил хватит, то помогу, - ответила Лада. Она, потерев ладони, выставила их перед собой над телом Степана, закрыла глаза и замерла в напряжении, как натянутый лук.
   Услышав разговор между сестрами, Белояр слез с седла и подошел к ним, ему было любопытно узнать, каким образом Лада сможет помочь умирающему Семену, а то, что тот умирал, проводник определил с первого взгляда.
   Там, где старшая сестра проводила ладонями, на теле ревнивца, всего лиши на мгновение, появлялось слабое голубое свечение, которое впитывалось в плоть и там бесследно исчезало. Далее, проводник увидел, как у Семена кровоточащая рана прямо на глазах стала медленно затягиваться, вскоре на ее месте остался только небольшой шрам.
   - Все, я сделала, что смогла, - устало произнесла Лада, встряхнув в сторону руками.
   Семен продолжал неподвижно лежать, но вот он резко встрепенулся телом, открыл глаза.
   - Ты! - испугано выкрикнул ревнивец, увидав над собой стоящего Белояра, и зашарил вокруг себя руками в поисках оружия.
   - Угомонись, - проворчал проводник, - никто тебя не тронет.
   - Тогда что ты здесь делаешь? - недоверчиво произнес Семен. Ему не верилось, что проводник ради праздного любопытства, будет здесь находиться.
   - Тебя, дурня, из-за кромки вытаскивали, - ответил Белояр, усаживаясь в седло. - Лада, Надежда, поторопитесь, нам пора в дорогу.
  
   Глава восьмая.
   Исчезновение сестер.
  
   Излечив четверых парней, сестры заставили проводника слегка изменить намеченный маршрут. Место того, что бы мчаться к Рязани, они повернули назад и поехали в Лебяжье. По дороге проводник обезвредил самую первую ловушку, которую поставили нерадивые парни, что бы кто нибудь другой ненароком на нее не напоролся.
   В селении Белояр заехал к тетушке Прасковье. Проводник ей кратко изложил об своих злоключениях, правда про охотничий домик и что там находится под ним, не стал упоминать. Но кратко, это не значит быстро. За рассказом Белояр с сестрами успел хорошо перекусить, сидя за накрытым столом.
   - Я же говорила, тебе нужно жениться, - сокрушительно покачав головой, высказалась тетушка Прасковья. - Взял бы в жены Марью, и не случилась бы с тобой вся эта оказия.
   - Ты опять за свое, - скривился Белояр, - не готов я еще к семейным узам. Ты лучше старейшине скажи, что бы он выслал за калеками повозку.
   - А ты куда? - спросила тетушка Прасковья.
   - У меня есть еще одно незавершенное дело, - ответил ей проводник.
   - Значит, вновь пыль придорожную собирать намерился?
   - Видать, на роду у меня так написано, - ответил ей Белояр.
   - Ладно, бери вот, я кое - что собрала тебе в дорогу, - тетушка Прасковья передала проводнику полную котомку. - Скатертью дорога тебе, непоседа.
   - И тебе всех благ, за неуемную доброту, - проводник поклонился ей в пояс, прижав правую руку к сердцу.
   Он вместе с сестрами вышел во двор, сел в седло, теперь их ничего не сдерживало от дальней дороги.
   Путь до Рязани не близкий, но вот что странно, когда возвращаешься назад, то проделываешь это намного быстрей, чем идешь куда - то, да хотя бы в соседнее село. Так что, до нужного города путники без препон добрались быстро. Одно беспокоило Белояра, во время пути он вновь почувствовал своим нутром, что кто - то незримый продолжает неустанно следовать за ними. Странным это ему казалось.
   Последователи Чернобога на время оставили их в покое, им сейчас не до погони, нужно зализать раны да собраться с новыми силами, что бы продолжить погоню или придумать какую нибудь каверзу, которую еще нужно воплотить в жизнь. Со стражей подземных чародейских чертогов ему с помощью сестер тоже удалось избавиться, он надеялся что навсегда, потому что своими глазами видел, в каком неприглядном виде они лежали на дне коварной ловушки. Но если это не одни и не другие, тогда кто? Вопрос на тысячу золотых монет, вот только ответить на него не по силам даже самому мудрейшему старцу.
   О своих подозрениях Белояр не стал посвящать сестер, зачем их беспокоить, может быть, все это ему просто кажется, а на самом деле за ними никто не следит, тогда он только почем зря всполошит девчушек и тем самым замедлит их продвижение вперед.
   До Рязани они добрались, когда начали сгущаться вечерние сумерки, так что можно сказать, им удалось вовремя найти постоялый двор, где им предстоит скоротать короткую летнюю ночь и поутру распрощаться, теперь уж навсегда, потому что, получив свои чародейские штучки, сестры отправятся домой, в далекое будущее, а он, Белояр останется здесь. От этой мысли проводнику, почему то стало грустно.
   Оставив лошадей около коновязи, путники вошли в харчевню. Стоило за ними закрыться двери, как они услышали удивленный возглас Тимоши:
   - Так быстро? Неужто вы уже успели сделать все свои дела и обратно обернуться?
   Белояр приметил, что хозяин постоялого двора смотрит на сестер, а его совсем не замечает. И что это могло значить?
   - Проходите, садитесь, я сейчас накрою вам стол! - засуетился Тимоша. Вскоре перед ними стоял кувшин с холодным пивом и кувшин с прохладным квасом, их принесла Матрена. Она хотела подсесть к проводнику, но увидав, что тот занят разговором, игриво подмигнула ему и удалилась, покачивая своими крутыми бедрами.
   - Сколько вы ему заплатили? - поинтересовался Белояр у сестер, когда усаживался за свободный стол. Странным ему показалась такая открытая радушность хозяина постоялого двора, по отношению к девчушкам.
   - Мы заплатили ему три золотых с условием, что он никому не сдаст арендованную комнату до нашего возвращения, - ответила Лада.
   - Три золотых! - проводник поперхнулся пивом, которое пил прямо из кувшина. - Я удивляюсь, как вам удалось дожить до нашей встречи.
   - Почему? - девочки не меньше его были удивлены таким словам.
   - Здесь, за гнутый медяк можно потерять голову, а вы на показ выставляете очень большие деньги, за которые даже порядочные люди могут поддаться большому искушению, а что уж говорить про лихой народ, - пояснил Белояр.
   - Но с нами ничего не случилось, - напомнила ему Надежда.
   - Вам крупно повезло, - пожал плечами проводник, допил пиво из кувшина и принялся за жареную утку, отломав от тушки изрядный кусок.
   Это Матрена уже успела знатно накрыть стол перед только что прибывшими постояльцами. А куда интересно делся сам Тимоша? Раньше он не упускал случая немного потрепать языком с Белояром.
   - Завтра уходите? - задал вопрос проводник.
   - Мы хотели после ужина отправиться домой, - ответила Лада.
   - Не хотите дожидаться утра? - погрустнел Белояр.
   - Если мы сегодня окажемся дома, то сумеем спасти множество человеческих жизней, - объяснила ему Надежда.
   - Значит, скоро будем прощаться.
   - Да, Белояр, скоро будем прощаться, - грустно произнесла Лада, ей тоже было тяжело расставаться с человеком, с которым во время путешествия, пришлось так много пережить. - И спасибо тебе, Белояр, за все, что ты для нас сделал.
   - Да, ладно вам, - смущено отмахнулся проводник, - я просто делал свою работу, за которую получил больше, чем запрашивал.
   - Вот как раза за это мы тебе весьма благодарны, - продолжала настаивать Лада, - но нам уже пора.
   - Где вас найти, что б попрощаться? - спросил Белояр.
   - Справа, четвертая дверь, - подсказала Надежда.
   Девочки встали с широких лавок и начали подниматься на второе жилье в свою оставленную на некоторое время клеть, за которую было щедро оплачено вперед. Белояр же пошел разыскивать Тимошу, чтоб узнать, где ему остановиться на ночь. Хозяина постоялого двора ему удалось обнаружить в кладовке, там он что - то искал на полках, переставляя с места на место глиняные горшки да берестяные плетеные туески с таким усердием, что даже не заметил появление проводника.
   - Будь здрав, Тимоша, - произнес Белояр.
   Хозяин постоялого двора вздрогнул от его голоса, при этом чуть не уронил на пол глиняный кувшин, который держал в руках. Он встревожено оглянулся назад, но увидав проводника, с облегчением выдохнул:
   - А, это ты, Белояр.
   - Ты каким - то пуганым стал, неужто что - то стряслось? - поинтересовался проводник, наблюдая за бегающим взглядом Тимоши, ему показалось, что он, по какой - то непонятной причине не хотел с ним встретиться открытым взглядом.
   - Нет, нет, у меня все в порядке, - поторопился заверить Белояра хозяин постоялого двора, ставя на место глиняный кувшин.
   - Ну, если все в порядке, тогда пошли, покажешь, где мне ночку скоротать, - сказал проводник, продолжая пристально глядеть на Тимошу.
   - Это мы мигом, - льстиво улыбнувшись, произнес хозяин постоялого двора и пошел на выход из кладовки. Белояр последовал за ним.
   Они минули харчевню, поднялись по высокой лестнице, оказавшись на втором жилье, Тимоша показал клетушку, в которой может расположиться проводник, после чего торопливо удалился, ссылаясь на неотложные дела.
   Белояр не стал его останавливать, решив оставить на потом все расспросы, а сейчас он бросил в уголок свои небогатые пожитки и пошел искать девчушек, что бы с ними попрощаться.
   Найдя нужную дверь, проводник открыл ее, вошел в небольшую клетушку. Ему в глаза сразу бросились две неподвижные девичьи фигуры, лежащие на полу, над которыми стояла его старая знакомая.
   - Яга? - удивился Белояр. - Что ты здесь делаешь?
   Он еще хотел спросить, что случилось с сестрами, но не успел. У проводника неожиданно потемнело в глазах, и он гулко повалился на пол.
  
   ***
  
   Белояр стоял среди незнакомого мрачного леса, где кроны вековых деревьев закрывали собой небо непроглядным покрывалом, а их необхватные стволы были густо покрыты мохом. Вся земля вокруг него оказалась застлана падшими листьями, которые слежались в толстый упругий ковер. Но больше всего Белояра поразила оглушающая тишина, нависшая над лесом. Он не слышал переклички птиц, шороха вездесущего мелкого зверья, стрекота невидимых кузнечиков, даже малого дуновения ветерка не ощущал, словно находился не в лесной чащобе, а в мире духов, там, где нет места живым звукам.
   Как он здесь оказался, проводник не мог понять, кажется вот только что находился на постоялом дворе и вот, уже стоит в незнакомом месте. Ни Рязани, ни жилья людского нигде не было видать. Может это могущественный чародей решил немного поглумиться над ним, перенеся с помощью колдовства за тридевять земель? Как бы то ни было, нужно найти дорогу и выбираться из неприветливой чащобы.
   Приняв такое решение, Белояр пошел, куда глаза глядят, а что ему еще оставалось делать, если не видно тропы, тогда выбирай любое направление и придерживайся его, пока не найдешь кем либо проторенный путь.
   Так он прошел с полверсты, временами продираясь через густой кустарник, перелезая через поваленный ветром бурелом, пока ему на глаз не показался далекий просвет в вековых деревьях. Увидав его, Белояр направился туда, надеясь найти там людское жилье.
   Чем ближе проводник приближался к цели, тем беспокойней у него становилось на душе. Ему казалось, что вскоре должно случиться что - то страшное, но не с ним, а с сестрами, которых он благополучно доставил до постоялого двора. Что же с ними может стрястись, если девочки уже давным-давно должны быть дома? Или как раз там, в будущем с ними что - то произошло? Но тогда ему не по силам прийти сестрам на выручку, он же не чародей и не может по своей прихоти, расхаживать туда - сюда по бесконечной реке времени.
   Вскоре лесная чащоба расступилась перед Белояром, но место долгожданного людского жилья перед ним раскинулся небольшой тихий пруд, на поверхности которого росли прекрасные кувшинки. Он был со всех сторон окружен зарослями камыша и только в одном месте виднелся песчаный берег, местами поросший низкой зеленой травой. На ней то и расположились две девочки. Они сидели на берегу пруда, кидали в воду камешки, пугая лупоглазых лягух, сидящих на широких листьях кувшинок, при этом вели неторопливую беседу.
   Увидев сестер во здравии, Белояр с облегчением вздохнул. С ними все в порядке, а это главное, ведь пока они не попали домой, девочки находятся под его опекой. Только когда сестры перенесутся в будущее, он исполнит свое обещание, данное Михаилу.
   Белояр вышел из леса и направился к девочкам по упругой палой листве, которая ровным ковром стелилась до самого берега пруда, он решил у них узнать, как они оказались в незнакомом месте и почему до сих пор не отправились домой. Но стоило проводнику сделать всего лишь пару шагов, как из зарослей камыша выбежали четверо последователей Чернобога. Они схватили сестер и куда - то потащили.
   - Белояр, помоги! - испугано закричали девочки.
   По привычке, Белояр хотел схватиться за рукоять меча, но его на месте не оказалось. Проводник растеряно посмотрел на пояс. Широкого кожаного ремня с ножнами, с боевым ножом и берестяными туесками на нем не было!
   - Белояр! - продолжали кричать сестры, стараясь вырваться из рук похитителей.
   Проводник, конечно, был ловок, но не на столько что бы с голыми руками бросаться на четверых крепких парней, у которых на поясах висели ножны с мечами. Так мог поступить только безумец, Белояр же им не являлся, поэтому он решил в первую очередь найти подходящую толстую палку, а уж потом бросаться сестрам на выручку.
   Такая подходящая толстая сухая ветка лежала под высоким тополем, который рос в четырех шагах от проводника, вот только к ней никак не подобраться, потому что, там, возле широкого ствола дерева, лежала, свернувшись кольцами, длинная змея толщиной с мужскую ногу. Такого огромного ползучего гада проводнику еще видеть не приходилось.
   - Белояр, помоги нам! - похитители тащили девочек в сторону леса, где вскоре должны были вместе с пленницами скрыться с глаз.
   Крик сестер взбудоражил змею, она, учуяв близкую добычу, подняла голову и с леденящим шипом посмотрела прямо в глаза Белояру. Проводник оцепенел. Он видел, как огромный аспид, извиваясь волнами, приближается к нему, но сдвинуться с места не мог. Ледяной взгляд змеи сковал его ноги, заставил их прирасти к земле, словно они дали корни.
   - Белояр! Белояр! - все тише и тише раздавались выкрики сестер.
   Призывы девочек помогли Белояру выйти из оцепенения. Он кинулся прочь от ужасного гада, но было поздно, змея взвилась в воздух и напала на него, повалила на землю, стала обволакивать тело своими тугими кольцами. Проводник старался противиться, куда там, объятия аспида оказались сильнее железных оков. Задыхаясь, он видел, как змея подняла голову и изготовилась вцепиться в его тело для смертельного укуса.
   А голос сестер продолжал звучать в его ушах:
   - Белояр!
   - Белояр!
   - Белояр! - и тут он открыл глаза.
  
   ***
  
   - Белояр! - звал его Михаил, тряся за плечи.
   Проводник не мог понять, где находится, кажется, вот только что ему пришлось ощутить смертельные объятия змеи, а сейчас он лежит на деревянном полу в какой - то клети.
   - Слава богу, ты жив! - радостно воскликнул Михаил.
   - Где я? - спросил Белояр, пытаясь подняться на ноги.
   - На постоялом дворе, - ответила Яга, она помогла ему встать.
   - Я рад, что ты цел, - сказал Белояр, глядя в глаза Михаилу. - Я думал, ты сгинул там, в охотничьем домике.
   - Мне чудом удалось выбраться оттуда до взрыва, - тот ответил проводнику. - Ты лучше мне скажи, как так получилось, что последователи Чернобога захватили девочек?
   - Схватили? - удивился Белояр. - А я думал, что мне все это блазнится.
   - Нет, не блазнится, - покачала головой Яга. - Я как раз собиралась отправиться почивать, как в мою клеть вошли две девочки. Стоило им перевалить через порог, и они повалились на пол совсем сомлевшие, уснув непробудным сном. После них пришел ты. С тобой случилась такая же оказия, как и с девчушками. А потом налетели последователи Чернобога. Они оттолкнули меня в сторону, схватили девочек и поспешно удалились. Вот такие дела.
   - Как же так, Белояр, ты же обещал мне беречь сестер! - сокрушался Михаил.
   - Нас что, отравили? - спросил Ягу проводник, не обращая внимания на упреки знакомца.
   - Нет, вам подсыпали или в яства или в питье сонного зелья, - пояснила целительница, - но видать совсем немного, только поэтому ты так быстро сумел очнуться.
   - И кто же мог такое сотворить? - спросил сам себя Белояр.
   - Неведомо мне, - ответила ему Яга.
   Немного помолчав, Белояр стал припоминать, что с ним было перед усыплением, и тут перед его мысленным взором появился Тимоша с бегающими глазенками, словно тот хотел от него что - то утаить.
   - Неужто это Тимошка так надо мной поглумился? - воскликнул проводник. - Ну, держись прохвост, тебе это с рук не сойдет!
   Белояр вылетел из клети и по лестнице помчался вниз. Он начал рыскать по всему постоялому двору в поиске хозяина. Удалось же ему найти Тимошу только в амбаре, который стоял недалеко от конюшни.
   - Что ты творишь, злыдень! - выкрикнул проводник, схватив за грудки хозяина постоялого двора, при этом он прижал его к деревянной стене сарая, слегка приподняв над землей.
   - Что ты, что ты, Белоярушка, да я против тебя никогда ничего дурного не замыслю! - быстро затараторил Тимоша, увидев разъяренное лицо проводника. - Я же тебя за младшего брата считаю!
   - Тогда кто мне сонного зелья в пиво подсыпал? - грозно задал вопрос Белояр, продолжая удерживать хозяина постоялого двора навису.
   - Это не я, - начал отрицать Тимоша, глядя прямо в глаза проводнику, - если хочешь, всеми богами поклянусь, что такого у меня даже в мыслях не было.
   - Тогда кто мог такое злодейство сделать? - Белояр отпустил хозяина постоялого двора, поверив тому на слово.
   - Неведомо мне, - ответил Тимоша, поправляя помятую рубаху, - возле печи никто из чужих не отирался. А ты поспрашивай у Матрены, это же она тебе пиво подавала, так может ей что - либо ведомо.
   - Матрена? - переспросил Белояр, наморщив лоб.
   - Ну да, она, - закивал головой хозяин постоялого двора.
   - Где она? - поинтересовался проводник.
   - Возле печи, где же ей еще быть.
   - Тогда пошли к ней, поспрашиваем, - пронял решение Белояр.
   Они вышли из амбара и сразу направились к постоялому двору. Как и говорил Тимоша, Матрена суетилась возле печи, что - то там помешивала в глиняных горшках, что - то туда подсыпала, пробовала, зачерпывая оттуда деревянной ложкой. Увидав же проводника, он торопливо отложила в сторону ложку, вытерла руки об фартук и пошла на встречу к нему, ласково улыбаясь.
   - Милый мой, ты, наконец - то вспомнил обо мне, - проворковала Матрена, пытаясь прижаться всем телом к Белояру.
   Проводник не позволил ей этого сделать. Он отстранил ее от себя, глянул девице в горящие обожанием очи и строго задал вопрос:
   - Кто подходил к кувшинам, которые ты подала на наш стол?
   - Никто, - ответила Матрена, не отрывая от него влюбленного взгляда.
   - И кто же это сделал? - проводник переглянулся с хозяином постоялого двора.
   - Что сделал? - заинтересовалась влюбленная девица.
   - Сонное зелье в кувшины подсыпал, - задумчиво произнес Белояр.
   Услышав ответ, Матрена потупила взор. Проводник сразу приметил это, он пальцами приподнял подбородок девицы и спросил:
   - Тебе известно что - нибудь про это?
   Матрена отвернула в сторону голову и промолчала.
   - Ну, что молчишь, кулема разомлевшая, как будто воды в рот набрала, мы ждем ответа от тебя! - набросился на нее Тимоша.
   - Я не знала, - промямлила Матрена.
   - О чем не знала? - сразу насторожился Белояр. Ему стало понятно, что девице кое - что известно о случившемся, значит надо все вызнать у нее, да побыстрей.
   - Он мне сказал, что это приворотное зелье, что все будет потом по моему, как только я добавлю его в пиво, что я не пожалею о содеянном, - заговорила девица, сбивчиво, невнятно.
   - Кто тебе сказал? - быстро задал вопрос Белояр.
   - Да, какой - то знахарь незнакомый, - ответила Матрена.
   - Точно, видел я, как какой - то скользкий тип возле Матрены ужом вился, - подтвердил Тимоша.
   - Что он тебе сказывал? - продолжал задавать вопросы Белояр.
   Матрена собралась с мыслями и начала говорить. Из ее сказа проводник с Тимошей вот что узнал.
   Практически перед приездом Белояра с сестрами, заявился на постоялый двор незнакомец, невзрачный на вид, с постоянно бегающими глазами, одетый в потрепанную пыльную дорожную одежку, да с котомкой через плечо. Он присел за свободный стол, потребовал пива холодного и ушицы наваристой. Все это принесла ему Матрена. Когда же незнакомец насытился, да расплатился щедро, подошел он к девице и начал говорить:
   - Я смотрю, краса девица, не спокойно у тебя на душе, томление, да смятение там видно. Скажи, что у тебя на сердце, может, сумею, чем помочь.
   - С чего бы тебе проявлять заботу к незнакомой девице? - удивилась Матрена таким словам.
   - Так ты же меня за столом уважила, яства отменные подала, да не хулила, так почему же мне не отплатить добром за такую заботу, - ответил незнакомец.
   - Мне это не в тягость, - смутилась Матрена таким словам.
   - И мне не в тягость тебе помочь, конечно, я не очень сильный знахарь, но все же кое - что умею, - сказал незнакомец.
   - Ты знахарь? - изумлено произнесла Матрена, и искорка надежды зажглась в ее глазах.
   - Да, знахарь, - подтвердил свои слова незнакомец.
   - Знаешь, знахарь, какое тут дело, - начала рассказывать о своем недуге Матрена, - люб мне один проводник, конечно, он ко мне с лаской относится, открыто не отвергает, когда к нему я прихожу, но чует мое сердце, что к остальным смазливым на личико девкам он так же относится. И как же мне не тужить, если все это так на самом деле, а так хочется, чтобы он ни за одной чужой юбкой не волочился, а чтоб его сердце было занято только мной.
   - Такое дело мне по силам. Вот держи, - незнакомый знахарь порылся в своей котомке, достал оттуда небольшой мешочек и передал его Матрене, - там две щепотки приворотного зелья находится. Кинешь его в кувшин с пивом аль квасом, что захочет испить твой возлюбленный и станет он твоим навеки.
   - Передав мне мешочек с зельем, незнакомый знахарь поторопился распрощаться и поспешно удалился с постоялого двора, даже платы с меня не взял за услугу, - Матрена подводила к концу свой сказ. - Потом появился ты с девчушками, заказал пиво с квасом. Я же, что бы все получилось наверняка, вдруг тебе захочется отпить кваску, сыпанула приворотного зелья в оба кувшина. Не думала я, что этот прохвост место него мне сонный порошок подсунет.
   - Не думала она, - проворчал Тимоша, дав подзатыльник нерадивой девке. - Чем же тебе думать, ежели у тебя в голове место мозгов помет куриный.
   - Не виновата я, - всхлипнула Матрена, потирая затылок.
   - Видишь ли, любви ей захотелось большой да глубокой! - разошелся не на шутку Тимоша, услыхав отговорку девки. - Вот сейчас возьму, отведу тебя в конюшню, привяжу к стойлу, задеру подол, да всыплю вожжами по заду, чтобы выбить из тебя всю эту дурь!
   - Не надо! - заревела Матрена, утирая кулаками выступившие слезы.
   Дальше Белояр не стал слушать свару между девкой и хозяином постоялого двора, у него и без них забот хватало. Нужно было подумать, что делать дальше, да посоветоваться с Михаилом, чтоб решить, как им вытащить девочек из лап последователей Чернобога, но прежде нужно разузнать, где их капище находится, не пойдешь же на выручку неведомо куда.
   Проводник зашел в харчевню, поднялся по широкой лестнице на второе жилье, там вошел в клеть, где его ждали Михаил с Ягой.
   - Что, узнал? - спросили они Белояра.
   - Узнал, - ответил проводник, - это дуреха Матрена, науськанная одним из последователей Чернобога, нам в питье сонное зелье подсыпала.
   И поведал всем о услышанном.
   - Точно, дуреха, - согласился с ним Михаил.
   - Вот только одно мне невдомек, как последователи Чернобога догадались, что мы вернемся на постоялый двор, - сказал Белояр.
   - Так они здесь были еще тогда, когда я здесь только что поселилась, - сообщила Яга, - пришли, обшарили всю клетушку, нашли в потайном углу небольшую шкатулку, кем - то оставленную и ушли восвояси.
   - Они забрали напульсники! - огорчено выкрикнул Михаил.
   - Что забрали? - не поняла его Яга.
   - Девочки оставили здесь чародейские вещички, с помощью которых они хотели вернуться назад к себе домой, - объяснил Белояр. - Ай да, Тимоша, ай да прохвост! Получил за эту невзрачную клетушку от сестер немереную плату, чтоб та пустовала до их прибытия, а сам ее сдал другому постояльцу! Теперь понятно, почто он от меня воротил взор, думал, что я прознал про его проделку!
   - Так они чародейки? - сразу заинтересовалась Яга.
   - Они из далекого будущего, а там познания на многие вещи на порядок глубже, чем у вас, - ответил ей Михаил, - я тоже оттуда.
   - Так ты тоже чародей? - удивлено воскликнула Яга.
   - Нет, я не волшебник, - возразил Михаил, - и ничего такого сверхъестественного не умею делать. Девочки же обладаю некоторыми необычными способностями, которые не подвластны обычному среднестатистическому индивидууму. Но это пока редкий случай в нашем мире - обладание таким ярко выраженным даром. Так что, злодеям несказанно повезло, что сестры оказались, усыплены, в любом другом случае, им не удалось бы их вот так просто взять в заложники.
   - Им несказанно повезло, что я был усыплен, - проворчал проводник.
   - Теперь же вот что у нас, получается, - продолжил Михаил, - девочки находятся в руках последователей Чернобога, напульсники, с помощью которых сестры могут вернуться домой, так же у них. Что будем делать, Белояр?
   - Вызволять девочек из полона, - ответил проводник.
   - И как же интересно, мы с тобой вдвоем сможем противостоять многочисленной толпе весьма агрессивных индивидуумов? - поинтересовался Михаил.
   - Не вдвоем, втроем, - подала голос Яга, - я тоже с вами пойду.
   - Тебе - то это к чему? - проводнику был не понятен мотив, побудивший знахарку участвовать в его убийственной авантюре. - Ты же с ними и незнакома?
   - Вот поэтому я и иду с вами, - ответила Яга. - Мне очень хочется заиметь знакомство с такими чудными девчушками.
   - Что ж, отговаривать не буду, - сразу произнес Белояр, - в таком трудном деле еще одна пара рук лишними не окажутся. Но все же Михаил прав, даже втроем нам не по силам справиться с оравой последователей Чернобога. И еще нужно у кого нибудь допытаться, где их капище находится.
   - Допытываться нет надобности, - вдруг высказалась Яга. - Мне ведомо, где находится капище Чернобога.
   - И где же? - в один голос спросили проводник с Михаилом.
   - Недалече от града в дремучем лесу находится лысая гора, на ней то и стоит капище, - ответила им Яга. - Я вам покажу дорогу.
   - Надо же, теперь у нас еще один проводник объявился, - усмехнулся Белояр. - Ежели тебе все тайные тропки ведомы, что же ты одна до Рязани не добиралась, а меня в помощь наняла?
   - Так одной добираться боязно, - честно призналась знахарка.
   - Если нам известно, где находится капище Чернобога, тогда какого черта мы сидим, а не направляемся на выручку девочкам? - возмутился Михаил.
   - Эко, какой ты прыткий, - утихомирил его Белояр, - ты глянь во двор, там же темень непроглядная. Нет, на выручку сестрам мы выйдем поутру, до первых петухов, а сейчас всем спать.
  
   ***
  
   Шестеро воинов в серых хламидах ехали по ночному лесу, все дальше и дальше удаляясь от Рязани. Они не первый раз это проделывали, бродили в потемках, так что заблудиться не боялись. У двоих из них поперек седла лежали две девочки, опоенные сонным зельем. Пленницы безвольно мотали головами, в такт хода лошадей и изредка постанывали.
   Лесная тропа, петляя, вывела воинов к лесной опушке, на которой горели пару костров, возле них расположились последователи Чернобога вместе с главным жрецом Кривом.
   Навстречу вновь прибывшим вышла стража, зорко следящая за подходами к временной стоянке, они держали в руках натянутые луки, готовые в любой момент пустить стрелу.
   - Свои, - выкрикнул один из воинов, слезая седла.
   - Свои по ночному лесу не бродят, а сидят у костра, в кругу с сотоварищами и хлебают горячую похлебку, - ответил ему страж, стоящий ближе всего. Он признал в прибывших сотоварищей, которых главный жрец послал в Рязань, но все равно не преминул немного поворчать.
   - От горячей похлебки мы не откажемся, - весело произнес воин.
   - Девчонок переняли? - поинтересовался страж.
   - Переняли, - ответил ему воин. Он снял девочку с седла, положил себе на плечо и направился к костру. Остальные воины в серых хламидах последовали за ним, один из них тащил другую девочку, другой нес переметные сумки, отобранные у сестер.
   - Как все прошло? - Крив встретил их вопросом.
   - Лучше не бывает, - криво усмехнулся воин, шедший впереди. - Я думал, что работница харчевни усыпит только проводника, а эта дуреха умудрилась отправить в страну грез и девчонок. Так что нам не составило труда схватить добычу и без препон удалиться из Рязани.
   - Вот и ладно, - одобрил старший жрец. - Ну, ка, покажите мне беглянок.
   Прибывшие воины положили перед ним захваченных сестер на траву. Старшая девочка при этом застонала, мотнув в сторону головой, и попыталась открыть глаза. Крив сразу это приметил. Он достал из своей сумы небольшой глиняный кувшин, капнул из него на губы девочки несколько капель мутной жидкости. Зелье медленно затекло в слегка приоткрытую щель рта, и пленница вновь погрузилась в царство сна.
   - Покажите мне их переметные сумы, а сами идите, перекусите, да ложитесь почивать, вы славно выполнили свою работу, - указал старший жрец.
   Прибывшие воины повиновались. Они положили к ногам Крива сумки, а сами пошли к своим сотоварищам, решив отведать горячей похлебки.
   Проводив воинов пристальным взглядом, старший жрец стал рыться в чужих котомках. Там он обнаружил небольшие железные прямоугольные шкатулки, которые ему не удалось открыть, странное зеркальце и еще немало непонятных предметов. Увидав все это, Крив убедился, что к нему в руки попали именно те девчонки, это они должны попасть под жертвенный нож, что бы он смог выполнить предначертанное много веков назад. Но осталось ждать недолго, всего лишь ночь и день, потом, следующей ночью, когда Семаргл спрячет свой лик до следующего новолунья, произойдет то, о чем он, старший жрец капища Чернобога, мечтал с самого детства. Придет на грешную землю его истинный хозяин и наведет порядок в мире, который погряз в пучине хаоса.
  
   Глава девятая.
   Старые недруги.
  
   Как и сказал проводник, небольшой отряд путников выдвинулся в путь задолго до рассвета.
   Яга показала дорогу, которая вела к капищу Чернобога, но туда они сразу не направились, им пришлось слегка отклониться от намеченного пути, на этом настоял Белояр.
   Проводник запомнил слова Михаила, когда тот говорил о том, что им втроем не справиться с многочисленными последователями Чернобога, которые находятся за высокими стенами капища. В этом он был полностью прав. Спасать сестер таким малочисленным отрядом, означает одно, идти на верную погибель, значит, надо найти того, кто сможет помочь им проникнуть на капище и вызволить девчушек из лап похитителей, вот только желающих пойти на такое гиблое дело, найдется мало. И все же Белояр надеялся, что кое-кто сможет им оказать такую услугу.
   На сей раз, Яга оделась по-походному, в кожаные штаны, поневу, поверх которой была накинута длинная кожаная куртка до колен, застеганная на деревянные пуговки и с разрезами по бокам, да в яловые сапоги. Из оружия она имела при себе длинный боевой нож и хлыст, притороченный к седлу. Проводник, накинул на себя только поддоспешник, опоясанный широким ремнем, на котором находились ножны с верным мечом. На Михаиле была одета короткая кожаная куртка, короткие сапоги, немного выше щиколоток, да полотняные штаны, опоясанные узким ремнем, на нем находилась смертоносная загогулина, стреляющая огненными молниями.
   Вскоре Рязань осталась далеко позади, начались запутанные лесные дорожки, на которых, если не знать нужного направления, легко можно было заблудиться. Белояр знал куда направляться, поэтому уверено вел своих друзей за собой, правда, ему не очень хотелось, а если точнее выразиться, совсем не хотелось идти за помощью к тому, от кого он с таким трудом ушел в давние времена. Но делать нечего, хочешь, не хочешь, а идти надо, потому что за выручкой идти больше некому, да и здесь еще бабушка надвое сказала, выгорит у него дело или нет, так что приходится надеяться на лучшее.
   - Михаил, как тебе удалось спастись там, возле охотничьего домика? - поинтересовался Белояр, мерно покачиваясь в седле. Последний отрезок пути он решил не гнать лошадей, а дать им немного отдохнуть, после продолжительного галопа.
   - Мне тогда сильно повезло, - начал отвечать Михаил. - Когда вы ушли, закрытая дверь не выдержала напора снаружи и сломалась, в открытый проем сразу ворвались охранные дроиды. В этот момент я уже распрощался с жизнью, увидев наставленные в мою сторону взведенные бластеры, но стражи не торопились стрелять в меня. Они стояли на месте и искали кого - то другого. И тут я вспомнил, что система дроидов была запрограммирована на уничтожение всех посторонних лиц, которые не числятся в базе данных на нашей засекреченной станции. Я же там числился, поэтому стража просканировав меня и признав во мне своего, перестала обращать на меня внимание. Воспользовавшись этим, я побежал к еще одному эвакуационному выходу, который находился немного в другой стороне от главного лифта. Из него я выбрался наружу за секунду до взрыва, от которого меня немного контузило. Когда я пришел в себя, то попытался вас найти, но не смог, вы уже успели далеко удалиться от разрушенной станции.
   - А как тебе удалось найти нас? - продолжал спрашивать Белояр.
   - Когда я вас не нашел, то решил воспользоваться тремя ботами - разведчиками, вот, смотри, - Михаил вытащил из поясной сумки небольшой железный шарик, нажал на него двумя пальцами и у того с боков появились небольшие крылья, которые начали махать с такой быстротой, что стали расплываться в глазах, превращаясь в призрачные контуры. - Один из них быстро вас обнаружил, после чего стал посылать на мой навигатор курс вашего продвижения. Таким образом, мне удалось найти вас.
   - Так вот значит, чей назойливый пригляд я чувствовал во время пути, - сказал Белояр, наблюдая, как спутник нажал пальцами на тихо жужжащий крыльями железный шарик. Тот сразу затих.
   Тем временем лесная дорога провела путников через широкий ручей, потом она начала виться по редкой дубраве и вывела их в лощину. Там Белояр сменил направление, повел свой отряд по левую сторону от низины, съехав с наезженной тропы. По возвышенности они минули дубраву, обогнули небольшой бурелом и оказались на другой лесной дороге. По ней путники въехали в березовую рощу, которая росла возле небольшого пруда, а после попали в ельник. Здесь Белояр замедлил ход, он стал постоянно всматриваться в придорожные кусты, стараясь вовремя заметить присутствие своих давних знакомцев.
   И все же, не смотря все свои потуги, он упустил момент, когда они появились. Вначале раздался, скрип и поперек лесной дороги упало дерево, перекрывая дальнейший путь Белояру с его друзьями, а из кустов выскочили пятеро мужиков, которые держали в руках сулицы, направленные в сторону путников.
   Проводник поднял руки, тем самым показывая, что не собирается драться, да и зачем, он не за этим сюда шел. К тому же за деревьями наверняка сидят лучники, держа пришельцев на прицеле, вдруг они не правильно поймут его неосторожный резкий жест или у них рука дрогнет, тогда все может кончиться плачевно, не для тех, кто сидел в засаде, а для тех, кто прибыл по лесной тропе.
   Белояр краем глаза посмотрел на своих спутников. Михаил, завидев противника, схватился за ручку загогулины, Яга вцепилась в хлыст. Они обои готовы были пустить оружие в ход, но проводник остановил их. Он помотал головой, мол, не надо, обойдемся без кровопролития. Спутники нехотя прислушались к нему и медленно убрали руки от оружия.
   Со стороны поваленного дерева показался Веретено. Он, поигрывая своей любимой деревянной дубинкой, направился в сторону Белояра. А рядом с ним шел громила, которого проводник прошлый раз спеленал. Он криво ухмылялся, держа на плече длинный толстый дрын, и эта ухмылка не предвещала ничего хорошего.
   - Вот опять наши дорожки пересеклись, - сказал Веретено, глядя снизу верх прямо в глаза проводника.
   - Я тоже рад тебя видеть, Веретено, - искренне произнес Белояр, - ты даже представить себе не можешь, как я рад.
   - Зря ты увел наших лошадей, - сокрушительно покачав головой, продолжил Веретено.
   - Я за них сполна монет отсыпал, да не серебром, а златом, - напомнил проводник, - хотя за таких кляч, столько не дают.
   - С коня слазь, - произнес Веретено.
   - Я пришел поговорить, - начал было Белояр.
   - Слазь, тогда и поговорим, - перебил его Веретено, хватая Вихря за уздечку.
   Конь недовольно фыркнул и попытался ухватить зубами за руку незнакомца. Проводник успокоил его, ласково потрепав по гриве, потом медленно слез с седла. Как только Белояр оказался на земле, сразу получил болезненный тычок дубинкой под ребра, от которого он невольно загнулся.
   - Это тебе за прошлую встречу, - прошипел Веретено, после чего нанес кулаком удар в челюсть, - а это тебе впрок, чтоб более не баловал.
   От следующего удара проводник повалился на землю. Он, конечно, мог бы защититься, но не стал, смирено стерпел обиду, понимая, что сейчас Веретено выпустит пар, а потом охолонится и тогда с ним можно будет спокойно поговорить о деле. Так и вышло. Белояр по - охаивая от боли, поднялся на ноги. Лихой люд проводника не трогал, только с интересом посматривал в его сторону, особенно те, кто не знал в лицо, их же предводитель, постукивая дубинкой об ладонь, терпеливо ждал пояснений. Он наверняка знал, что неспроста в их волости объявился Белояр.
   - Как Жихарь, жив, здоров? - поинтересовался проводник, как только немного унялась боль под ребрами.
   - А что ему будет, - усмехнулся в ответ Веретено. - Жив наш атаман, здоров и всех нас переживет, ежели раньше времени его на суку не подвесят. А с чего это ты о нем вспомнил?
   - Одно небольшое дело есть у меня к нему, - пояснил Белояр.
   - Неужто ты решил с ним за коня расплатиться? - удивился Веретено.
   - Расплачусь по княжьи, ежели он для меня кое-что сделает, - ответил проводник, наблюдая, как к нему подводят его спутников.
   - Что сделает? - сразу заинтересовался Веретено.
   - А вот это не твое дело, - резко отрезал Белояр, - о том я только с Жихарем говорить буду.
   - Ладно, вяжите их, - Веретено немного раздосадованный недомолвками проводника, дал приказ своим подельникам, - да не забудьте им на головы мешки накинуть.
   Лихой люд подскочил к Белояру и его спутникам. Они ловко скрутили им руки веревкой, забрали оружие, которое было у них, потом на голову накинули пыльные мешки.
   Оказавшись в непроглядной тьме, проводник почувствовал, как дернули за веревку, которой он был связан, от этого рывка ему пришлось двигаться вперед, уповая на то, что дорога будет не длинной.
   Белояр пытался определить направление, по которому они шли, постоянно вслушиваясь в окружение, но все напрасно, ничего такого особенного ему услышать, не удалось. Ни перезвона ручейка, ни разговора лихого люда, из которого можно узнать, куда его ведут, те на удивление оказались молчунами, только привычные лесные звуки, да утоптанная телегами и конскими копытами извилистая дорога. Одно радовало, далеко их не поведут, где то близко находится стойбище Жихаря с его прихвостнями, в другом случае пленников посадили бы на лошадей или на телегу.
   Как думал проводник, так и получилось. Вскоре он ощутил, как их свели с натоптанной дорожки, да повели по лесу, где приходилось вилять между деревьев, путаясь в высокой траве, обходить густые кустарники, гибкие ветки которых, больно ударяли по бокам.
   Вскоре Белояр ощутил, как его рывком остановили, потянув за веревку, после этого с него сняли уже порядком надоевший мешок. Проводник прищурился от яркого солнца, сморщился и громко чихнул.
   - Будь здрав, - по привычке произнес Веретено, это он его вел за веревку.
   - И тебе не кашлять, - ответил Белояр, внимательно присматриваясь к месту, куда их привели.
   Они находились посреди соснового бора, там, где деревья стоят далеко друг от друга, а между ними были вырыты несколько землянок, накрытых срубом и засыпанных землей. По всей видимости, лихой люд обосновался здесь далече, ежели насыпи уже успели основательно зарасти травой. Рядом с каждой землянкой находилась коновязь, возле некоторых из них стояли расседланные лошади. Ни амбаров, ни сараев нигде не было видать, только три пустые телеги сиротливо ютились возле высокой сосны, наверняка на них лихой люд доставлял сюда награбленное добро. Немного в стороне от ближайшей землянки горел костер, на котором пару мужиков что - то в котле готовили.
   - Ну что насмотрелся? - спросил Веретено, развязывая проводнику руки. - Никак не признаешь место?
   - Нет, не признаю, - честно признался Белояр. - Я думал, что мы придем на Прозоровскую балку.
   - Про то место можешь забыть, - хмуро ответил ему Веретено.
   - Что так? - удивился проводник.
   - Как только ты улизнул от Жихаря, прознал про то место местный князь. Послал он своих холопов за нами, решив изничтожить под самый корень, - невесело объяснил Веретено.
   - Ну и как, изничтожил? - поинтересовался Белояр.
   - Тогда много полегло наших другов. Мне же с Жихарем, да еще нескольким парням, чудом удалось унести свои ноги, - проворчал Веретено, отвернувшись в сторону, потом повернулся, посмотрел прямо в глаза проводнику и грозно задал вопрос:
   - Это случаем не ты навел князя на наше стойбище?
   - Я не послух княжий, - ответил Белояр, - я сам по себе.
   - Ладно, пошли к атаману, он уж заждался встретиться с тобой, - Веретено повернулся и направился к одной из землянок.
   Проводник последовал за ним. Михаил и Яга, освобожденные от пут, тоже хотели послушать, о чем пойдет разговор, но их не пустили в землянку к атаману. Пришлось спутникам Белояра присесть возле костра, дожидаться там своего товарища. Мужики, готовившие похлебку, искоса посмотрели на Михаила с Ягой, хмыкнули, но разговор с незнакомцами заводить не торопились.
   Тем временем проводник, сопровождаемый Веретеном, зашел в полумрак землянки. Ему в нос сразу ударил тяжелый спертый воздух, слегка сдобренный кислым запахом перегара, ароматом жареного мяса и гарью свечей, которые стояли по углам небольшого помещения.
   Когда у проводника глаза привыкли к тусклому освещению, ему удалось рассмотреть грузного мужика, сидевшего за широким столом. Жихарь со времени последней встречи успел измениться - в длинных темно русых волосах появились седые локоны, лицо обрюзгло, покрылось бороздами глубоких морщин, появился заметный живот, который переваливался через широкий ремень, да и само, когда то крепкое тело стало оплывать жирком, как у нерадивого городского увальня. Теперь, видать, атаман предпочитает более сидеть за кувшином доброго хмельного пойла, чем выходить на вылазки, чтоб немного пощипать проезжих купцов, вот и стал грузным, да неповоротливым.
   Кроме Жихаря за столом сидели два мужика. Один высокий, худосочный, как жердь, с узким лицом и длинным носом, другой наоборот, маленький, кругленький, как колобок, да весь лощеный, с широким щекастым лицом да носом похожим на кругленькую редиску. Они втроем ели жареное мясо, отрезая ножом, небольшие куски от окорока и запивали его брагой, прям из кувшина. Веретено подошел к ним, что - то шепнул атаману на ушко, только после этого уселся на лавку, потянувшись за хмельным пойлом. После длительного перехода у него пересохло в горле.
   "Жердь" и "колобок" с нескрываемым любопытством глянули на проводника, продолжая трапезничать, Жихарь же, поставил на стол глиняный кувшин и поднял свой тяжелый взгляд на Белояра.
   - Вот мы и встретились, бродяга, - пробасил атаман, вытерев ладонью капли браги с усов. - Что ж, присаживайся к столу, не стой словно сиротинушка.
   - Я смотрю, ты раздобрел от сладкой жизни, - вместо приветствия произнес Белояр. Он не преминул воспользоваться приглашением, подошел к столу, сел на лавку, оказавшись напротив Жихаря.
   - Это разве жизнь, так, одно мучение, - отмахнулся атаман, от его слов, тяжело вздохнув. - Тяжко стало в нашем промысле, все норовят хитрить, да козни разные устраивать; то княжьих гридней по наши души посылают, то облаву устраивают, как на дикое зверье. Купцы же без надежной охраны вообще перестали хаживать, а ежели таковой нет, то стараются идти другой дорогой. Так что, перебиваемся, как можем, скоро с душистого хлеба на мякину перейдем, да будем пить не сладкий мед, а сыру водицу.
   - Значит, бедствуете, - усмехнулся Белояр, прикладываясь к кувшину.
   - Сам же видишь, забились в землянках, как медведь в берлоге, сидим да думаем, как дальше жить, - сказал Жихарь.
   - Эх, хороша бражка, - похвалил проводник, оторвавшись от кувшина. Он поставил его на стол и принялся за прожаренное мясо, взяв у "колобка" из рук нож, ведь его был отобран вместе с широким ремнем. Мужик сердито посмотрел на непрошеного гостя, но не более того, ни свару, ни ругань он не стал заводить, решив, что атаман сам подскажет, когда можно будет поучить нахала.
   - Ты куда моего Ветерка дел? - спросил Жихарь, наблюдая, как Белояр бесцеремонно пользуется его гостеприимством.
   - Ты помнишь, когда мы с тобой последний раз виделись? - вопросом на вопрос ответил проводник.
   - Ровно четыре года прошло, - немного подумав, сказал атаман.
   - Вот видишь, сколько лет минуло, а ты все вспоминаешь про своего коня. За этот срок он уже успел состариться, ведь не жеребенком Ветерка взял, не по силам ему стала походная жизнь, пришлось его отдать в хорошие руки, чтоб остаток жизни провел, как подобает доброму коню в ласке да заботе, - произнес Белояр.
   - Добрый был конь, - согласился с ним Жихарь, после чего строго добавил:
   - А ты знаешь, что по нашей правде я с тобой должен сделать за конокрадство или тебе напомнить?
   Услыхав такие речи от своего атамана, "жердь" с "колобком" приняли все это за сигнал к более решительным мерам по отношению к непрошеному гостю. Они подскочили к проводнику сзади и ловко скрутили ему руки, даже не дали доесть отрезанный кусок мяса. При этом низкорослый мужичок умудрился незаметно садануть кулаком Белояра по пояснице, в отместку за хамское поведение за столом.
   Проводник только крякнул от боли. У "колобка" кулак хоть пухлым да нежным казался, бить тот знал куда, в какое место, где побольней получится.
  "Что - то мне сегодня частенько на "калачи" достается, - подумал Белояр, - сначала от Веретена, теперь вот от этого недомерка. Не к добру все это".
   - Может, вначале выслушаешь, зачем я к тебе пожаловал, а уж потом будешь руки крутить? - уже вслух произнес проводник.
   - Отпустите его, хлопцы, - приказал Жихарь своим подельникам, заинтересовавшись словами Белояра. Когда же те выполнили его волю, спросил:
   - И зачем ты ко мне пожаловал?
   - Дело у меня к тебе есть, - ответил проводник.
   - Дело? - невольно растянул слово атаман, еще больше заинтересовавшись. - Какое дело?
   - Помоги мне пробраться на капище Чернобога, - ответил Белояр.
   - Капище Чернобога! - удивлено воскликнул атаман. - И какая тебе надобность, оказаться в этом проклятом месте?
   - Должок один забрать, - туманно ответил проводник.
   - Должок, говоришь, - Жихарь почесал подбородок. - А как быть с моим должком?
   - Держи, - Белояр вытащил из-за пазухи кожаный мешочек и кинул его на стол. - Я думаю, этого хватит, что бы с тобой рассчитаться, да внести залог за оказанную помощь.
   Атаман подхватил мешочек, развязал тесемку и заглянул внутрь. Золотых монет там хватало.
   - Откуда золотишко? - поинтересовался Жихарь, прилаживая мешочек к поясу. - Неужто так прибыльно твое ремесло?
   - Неважно, - ответил проводник. - Важно совсем другое - согласен ли ты нам помощь оказать?
   Атаман с ответом не спешил. Он знал о капище Чернобога, а так же прекрасно представлял, сколько там люду владеющих мечом, находится. Не очень приятный расклад получается.
   У него в ватаге всего двенадцать человек, пусть еще двое, если взять Белояра с его товарищем, бабу же можно в счет не брать, и того получается четырнадцать. В капище находится около пятидесяти жрецов, если отбросить в сторону мальцов сопливых, то примерно получится тридцать - тридцать пять бойцов, к тому же оно обнесено высоким тыном, где неусыпно стоят сторожевые посты. Нет, овчинка выделки не стоит. Только людей потеряю, а выгоду получу с гулькин нос. Вот только непонятно, зачем проводнику понадобилось лезть в змеиное гнездо по своей воле? Какую выгоду он с этого имеет? Ведь стоит только раз пойти против последователей Чернобога, и больше от их преследования не избавишься, пока не погибнешь под жертвенным ножом. Что же Белояр скрывает, какую тайну? Не по простой же прихоти он решил пойти против последователей Чернобога? И почему проводник пришел к нему за подмогой? Ведь могло случиться, что он лишился бы всех денег, а заодно и живота своего. Лес большой, кинь в любое место под деревце холодный труп, а остальное за тебя зверье доделает, через пару дней там одни косточки обглоданные лежать будут. Или мог он, Жихарь, выдать проводника последователям Чернобога. Конечно большие деньги за него не получил бы, такие, какие ему сулили за девчонок, но все же кое какая выгода, а главное без большого риска. Но не побоялся Белояр ни того, ни другого, значит, знал, что подмогу получит.
   Такие мысли крутились в голове атамана.
   - Да ты не боись, я не заставляю тебя брать капище приступом, - словно прочитав его мысли, произнес Белояр. - Ты вместе со своими подручными отвлечешь стражу на тыне, а остальное мы как-нибудь сами сделаем.
   - Отвлечь то можно, - продолжая теребить бороду, пробормотал Жихарь. - Вот только я не пойму, какую выгоду ты со всего этого имеешь? Может, поведаешь мне?
   - Почему же не поведать, - пожав плечами, произнес проводник. - Вот только поведаю я тебе, когда мы останемся здесь одни, без лишних ушей.
   - У меня от своих ватажников нет секретов, - хмуро высказался атаман.
   - Тогда как знаешь, - с напущенным равнодушием произнес Белояр и выпил из кувшина браги.
   Жихарь посмотрел на несговорчивого проводника, потом перевел свой взор на своих подельников и дал им указ:
   - Оставьте нас.
   - Да как же так? - удивились разбойники.
   - Цыц, кому сказал - валить отсюда! - прикрикнул на них атаман.
   Ватажники больше спорить не стали, они поторопились покинуть землянку.
   - Так какое дело? - спросил Жихарь, увидав, что они остались вдвоем.
   - Ты наверняка ведаешь, что с недавних пор я нанялся сопровождать двух девчушек, - начал говорить Белояр.
   Атаман в знак подтверждения, молча, мотнул головой.
   - А этих девчушек преследовали жрецы Чернобога, - продолжил проводник.
   - Да, ведомо мне все это! - не выдержал, выкрикнул Жихарь. - Не тяни из меня душу, Белояр, говори, о чем хотел поведать!
   - Так вот, это не простые девчушки, не чернь какая-нибудь, это дочери одного богатого купца, - начал на ходу сочинять проводник. - Как-то раз, на узкой дорожке, повздорил тот купец со жрецами Чернобога, уж что они там не поделили, того мне неведомо, но решили жрецы отомстить купчишке. А какая месть слаще всего? Такая, от которой недруг души лишается. Вот и решили жрецы Чернобога похитить дочерей купца, что бы потом их принести в жертву своему кумиру. Но девчушкам удалось сбежать от нерасторопной стражи.
   Белояр замолчал, поднял кувшин со стола и хлебнул немного браги.
   - А дальше что? - подавшись вперед, вопрошал атаман. Зацепил его рассказ проводника, ох как зацепил, и это со стороны было видно.
   - Дальше, - продолжил Белояр, поставив кувшин на стол. - Дальше, повстречались сестры на моем пути. Узнав, что я проводник, попросили довести их до батюшки за хорошую звонкую монету, дав в задаток вот этот небольшой мешочек со златом, - проводник мотнул головой, указывая на только что отданные деньги, притороченные к поясу атамана. - Остальные, сказали, получишь, когда доставишь до нужного места. Но как видишь, удалось жрецам Чернобога, вновь перенять сестер. Так что, пока они у них, не видать мне обещанной награды.
   - И сколько они обещали дать, когда ты девчонок доставишь до нужного места? - у Жихаря в очах появился алчный блеск.
   - Пять таких же мешочков и заполненных не медяками, не серебром, а златом, - сказал Белояр. - Вот какой я имею интерес в этом деле.
   Услышав об обещанной оплате, атаман, чуть не подавился слюной. Он закашлялся, взял со стола кувшин и допил брагу до самого донышка. Потом Жихарь гулко поставил глиняный сосуд на место, окинув проводника молчаливым долгим взглядом.
   - Ну, так что, дашь мне подмогу, аль придется искать помощи в другом месте? - вопрошал Белояр, не пряча взгляда.
   - И сколько будет мне причитаться, ежели я помогу? - поинтересовался атаман.
   - Половину тебе, половину мне, - сразу ответил проводник. - Ну, какой ты дашь мне ответ?
   Атаман молчал. В нем заиграли два противоположных чувства - жадность и осторожность.
   Белояр сделал заманчивое предложение и не такое уж невыполнимое; нужно всего лишь отвлечь жрецов, пока проводник тайком проберется на капище, а там уже его проблемы, сможет он спасти девчонок или нет, хотя лучше бы спас, тогда можно будет получить причитающееся вознаграждение - Два с половиной мешочка золота!
   Но с другой стороны, если последователи Чернобога узнают, кто помог спасти сестер - жди беды. Вот по этой, последней причине, атаман колебался. Не хотелось ему иметь трения с мстительными жрецами, которые вполне могли наслать на него проклятье или подослать своих приспешников, повязать, его любимого, и предать на заклание темному богу.
   И все же алчность в душе Жихаря взяла верх. Он резко махнул рукой и произнес, приняв окончательное решение:
   - Порукам. Помогу я тебе в этом деле. Но помни, если у нас все выгорит - пол доли, что причитается тебе мои!
   - Порукам! - облегчено выдохнув, сказал Белояр.
   У него все вышло, атаман клюнул на заброшенную наживку. Только теперь возникла еще одна проблема; где ему взять деньги, что бы расплатиться с Жихарем, если безумное предприятие окажется успешным. Но об этом можно будет подумать потом, а сейчас нужно сообщить товарищам радостную весть.
   Проводник поднялся с лавки, намереваясь направиться к выходу из землянки, но окрик атамана его остановил:
   - Не торопись уходить, Белояр. Давай уж выпьем за встречу, да обсудим наши дальнейшие действия, а ту, как я понял, времени у нас осталось мало.
   - Почему бы не выпить, почему бы не обсудить, - садясь на свое прежнее место, произнес Белояр. - Только позови сюда моих спутников, а то, как-то неудобно получается, я здесь пирую, а они там, на улице, об сухари зубы ломают, да запивают их сырой водицей.
   - Узнаю старину Белояра, - усмехнулся Жихарь. - Ежели путешествует с товарищами, то всегда о них заботится. Ладно, пусть будет по-твоему. Эй, Остап!
   На призыв в землянку забежал "колобок".
   - Позови сюда спутников Белояра! - дал указ атаман. - Да накройте на стол подобающе, ведь не с узниками - с гостями дорогими буду вести долгую беседу за кружкой доброй браги!
  
  
   Глава десятая.
   Капище Чернобога.
  
   Главный жрец капища Чернобога, облокотившись на свой посох, стоял во дворе капища, возле двух маленьких пленниц, которых так долго искал. Две сестры, крепко привязанные веревками к столбам, еще не пришли в сознание, они вялыми тряпичными куклами обвисли на путах. Но это к лучшему, пусть так повесят, зато им не удастся прибегнуть к магии, которой так опасался Крив.
   Недолго сестрам осталось дышать чистым воздухом, вскоре их принесут в жертву его божественному кумиру и пророчество сбудется, осталось только дождаться наступления полночи. Ничего, он потерпит, а потом в назначенный час достанет острый кривой кинжал и пустит жертвам кровушку, самолично, без посторонней помощи, чтоб Чернобог знал - он, Крив, больше всех достоин, быть его правой рукой, и вершить с его изволения все, что тому потребуется.
   Вдруг со стороны ворот раздался какой-то посторонний шум - отдаленные выкрики, топот лошадей. По всей видимости, кто-то прибыл к капищу в неурочный час и практически все жрецы, находящиеся во дворе побежали в ту сторону, поглазеть на причину суматохи.
   Крив с досадой помотал головой. Кого там принесла нелегкая? Неужто кто-то прознал о скором пришествии Чернобога и раньше времени решил припасть к его священным ногам? Или этот вороги нагрянули, чтоб помешать свершению неминуемого? Как бы там не было, нужно идти и посмотреть на непрошеных гостей.
   Старший жрец, опираясь на посох, тяжело зашагал в сторону ворот, оставив возле пленниц двух верных людей, чтоб те приглянули за девчонками и ежели они начнут приходить в себя, напоить тех дурманящим зельем.
   - Кого там принесла нелегкая? - спросил он у одного молодого жреца, стоящего возле высокого тына.
   - Говорят, атаман Жихарь со своей ватагой прибыл, - ответил тот.
   - И что ему надобно? - удивился Крив. Такого гостя он сегодня не ждал возле закрытых ворот.
   - Того не ведаю я, - произнес в ответ молодой жрец.
   - Ладно, разберемся, - отмахнулся Крив и стал подниматься по деревянной лестнице на добротный тын, где стояла бдительная стража, приготовив луки к стрельбе.
   Оказавшись наверху, главный жрец капища разглядел в темноте нестройную толпу пришельцев, топтавшуюся прямо возле ворот. Они о чем-то тихо переговаривались между собой, изредка бросая косые взгляды вверх.
   - Чего надобно? - строго выкрикнул Крив, обращаясь к пришельцам.
   - Позовите старшего жреца! - отозвался один незнакомец. - С ним толковать будем!
   - Я старший жрец!
   - Это ты что ль Крив? - задал вопрос незнакомец.
   - Ну, я. А ты кто таков будешь? - поинтересовался жрец.
   - Жихарь я, - не стал скрывать своего имени пришелец.
   - И что тебе надобно, Жихарь, в нашем удаленном от мирских дел капище? - спросил Крив.
   - Мне стало ведомо, что твои подручные пленили двух девчонок, которых сопровождал Белояр, - объяснил Жихарь.
   - Это не твоего умишки дело, человече! Шел бы ты отсюда подобру, поздорову! - зло выкрикнул Крив. Ему весьма не понравилась осведомленность атамана. Интересно откуда он про все узнал?
   - Верно, до девчонок мне нет никакого дела, - ничуть не обидевшись, продолжил говорить Жихарь. - А вот до проводника у меня есть, ох какое большое дело.
   - А причем здесь проводник? - неподдельно изумился Крив. Возле него уже начала собираться толпа других жрецов, с любопытством слушая затянувшуюся перепалку.
   - Как это причем? - напоказ возмутился Жихарь. - Отдай мне Белояра, и мы сразу же уберемся отсюда, как ты молвил, подобру, поздорову.
   - Какого Белояра? Нет у нас здесь никакого Белояра! - неподдельно удивился главный жрец.
  
   ***
  
   Проводник, сидя в густом кустарнике, находившемся недалеко от стен капища, ухмыльнулся. Пусть Жихарь подольше поморочит голову жрецам Чернобога, а он тем временем вместе с друзьями займется своими делами.
   Белояр показал рукой Яге с Михаилом, чтоб те двигались за ним, потом поднял заранее приготовленную бухту крепкой веревки и осторожно, стараясь не шуметь, начал по дуге обходить высокий частокол, высматривая подходящее место для выполнения своего замысла. Наконец ему удалось обнаружить один участок тына, где не видно было голов бдительной стражи, там-то проводник и решил перебраться во двор капища.
   - Ждите здесь, а я пошел, - прошептал Белояр и собирался направиться в сторону частокола, как его остановила Яга, схватив за рукав рубахи.
   - Я с тобой, - тихо произнесла целительница, поправляя широкую лямку небольшой сумы повешенной через плечо.
   - Я тоже, - поддержал ее Михаил, вытаскивая из кармана небольшой железный шарик. Он нажал на него с боков, и оттуда появились небольшие крылышки. Немного помахав ими, чудесный предмет удалился прочь, растворившись в темноте.
   Посмотрев на своих спутников, проводник понял, что те ни за что от него не отстанут. Даже если он их свяжет, они все равно избавятся от пут и последуют за ним.
   - Ладно, идите за мной, но только исполняйте все, что я вам скажу, - сдался Белояр. - А теперь, если мы идем вместе, слушайте. Сейчас нам нужно перебраться через частокол, первым пойду я, потом Яга, за ней, ты - Михаил. По веревке когда-нибудь лазали?
   - А то! - усмехнулась целительница.
   Михаил, просто молча, мотнул головой, тем самым показывая, что умеет.
   - Вот и ладненько, - произнес Белояр, хватая бухту веревки, на конце которой была привязана железная "кошка", - тогда пошли.
   Как три серые мышки они бесшумно подобрались к самому частоколу и там остановились. Проводник прислушался, замерев на месте. Со стороны ворот до сих пор раздавалась перебранка между Жихарем и Кривом, которые до сих пор не могли договориться друг с другом. А возле них многоголосый гомон, значит, практически все жители капища собрались возле ворот. Это говорило о том, что замысел Белояра оказался верным.
   Проводник раскачал веревку и кинул ее вверх. "Кошка", пролетев по дуге, исчезла среди частых зубцов частокола, там она слегка звякнула, зацепившись острыми крюками за дерево.
   Все замерли на месте, прислушиваясь к тишине. Вдруг кто-то заметил веревку, тянувшуюся вниз, и сейчас подымет тревогу. Тогда сюда сбегутся все жители капища, обнаружат непрошеных гостей, которых наказывают очень сурово, вплоть до отсечения верхней части тела, то бишь - головы. Но нет, никто не торопился бежать в ту сторону, видать никто ничего не заметил.
   Тогда проводник ловко, как белка, быстро вскарабкался вверх по веревке, перемахнул через частокол и лег на деревянный настил, лихорадочно оглядываясь вокруг себя. Справой стороны тына никого не было, в левом же направлении, в отдалении, виднелась толпа жрецов. Одни из них держали зажженные факела, другие хватались за мечи и копья. Но слава богам, и те и другие больше внимания уделяли перебранки между Жихарем и старым жрецом, чем охране высокого тына.
   Рядом послышался шорох, это Яга уже успела забраться наверх и распласталась рядом с проводником.
   - Ты девочек видел? - шепотом спросила она.
   - Нет, весь обзор закрывают крыши хат, - ответил Белояр.
   Послышалось громкое сопение и через частокол, тяжело дыша, перевалился второй спутник проводника.
   - Уф, еле забрался, - вытирая пот со лба, просипел Михаил.
   - Тихо ты! - прошипела на него Яга. - Всю стажу капища привлечешь своим сопением!
   - Извини, но я уже не пацан, чтоб скакать без устали то вниз, то вверх, - проворчал в ответ Михаил.
   - Так сидел бы у костра, грел свои старые косточки, да дожидался нас, - не преминула заметить целительница.
   - Тихо, - встрял в перебранку Белояр. - Спрыгиваем вниз.
   Проводник, оставив крюк с веревкой висеть на прежнем месте, надеясь этим путем уходить из логова приверженцев Чернобога, ловко слетел на землю. Оказавшись там, он сразу спрятался под помостом, следом за ним спрыгнули остальные его спутники. Яге это удалось легко, а вот Михаил повалился на бок, при этом, чуть не подвернул ногу. Он зашипел от боли, потирая ушибленное место.
   - Теперь куда? - спросила у проводника юная целительница, осматриваясь по сторонам. Недалеко от них стояли две хаты, за ними, немного в стороне, виднелась крыша амбара с каким-то сараем и еще несколько жилищ с закрытыми ставнями на окнах, между домами, в некоторых местах были вкопаны столбы, на которых коптили зажженные факела. Больше всего была освещена небольшая площадка, возле входных ворот, где величественно возвышался деревянный идол Чернобога, там горел большой костер, бросающий призрачные блики на деревянный лик зловещего бога. - Как ты думаешь, где они держат девчушек?
   - Не ведомо мне, - ответил Белояр.
   - И что, нам теперь предстоит, как слепым котятам рыскать по углам да по закоулкам в поиске сестер? - удивлено прошептала Яга. - В этом была твоя задумка?
   - Не будут они держать девчушек внутри хат, - уверено произнес проводник.
   - Почему? - спросила Яга, удивленная такой уверенностью своего друга.
   - Их приготовили для закланья своему богу, значит, они находятся где-то на улице, под надежной охраной, - объяснил проводник, - там их готовят к кровавому ритуалу.
   - То, что они на улице - это хорошо, - тревожно произнесла Яга, - а вот то, что там охрана - это мне не очень нравится.
   - Ежели неожиданно наскочим, то справимся, - успокоил его Белояр.
   - Вот только в какой стороне их искать? - поинтересовалась Яга.
   - В той, - Михаил жестом показал, в какую сторону им нужно идти, доставая свою чародейскую загогулину, стреляющую молниями.
   - Откуда тебе это ведомо? - спросил Белояр, в изумлении приподняв брови. Яга также не могла понять, откуда тому известны такие подробности.
   - Бот-разведчик мне сообщил, - пожав плечами, объяснил Михаил.
   - Тогда пошли, - произнес Белояр, надеясь, что его спутник не ошибается в направлении.
   Проводник достал меч из ножен и быстро "серой мышкой" перебежал к углу ближайшей избы. Он, не оглядываясь, слышал, как его спутники последовали за ним. Оставаясь в тени, лазутчики начали перебегать от дома к дому, иногда замирая на месте, чтоб прислушаться к тишине, вдруг кто-то из служителей Чернобогу окажется на их пути, но нет, слава богам, никто им не встретился, по всей видимости, все жители капища собрались возле ворот. А больше всего проводника радовала, что здесь не было собак, от которых так просто не избавишься, особенно, если они накинутся на тебя сворой. Тогда бы они уж точно всю округу на ноги подняли.
   Минув еще одну избу, Белояр так резко остановился, что идущая следом за ним Яга, чуть не врезалась в его широкую спину.
   - Тс-с-с! - зашипел проводник, повернувшись к ней, и показал рукой в ту сторону, куда они шли.
   Целительница осторожно выглянула сбоку.
   Яга увидала за углом избы, всего в восьми шагах от них, возле открытого плетеного овина с сухим сеном, небольшую свободную площадку, освещенную костром у которого стояли два столба, а на них висели бесчувственными телами две сестры, надежно спутанные крепкими веревками. Целительница повернулась к Белояру и хотела задать вопрос, но тот прижал палец к ее губам, заставляя молчать, кивком головы указывая на стражу, стоящую у столбов. Яге оставалось только скрипеть зубами от злости. Неужели эти звери в человеческом облике уже успели что-то плохое сотворить с маленькими девчушками? - читалось в ее взоре. Проводник отрицательно покачал головой; мол, нет, ничего не сотворили и они подоспели вовремя. Потом он посмотрел в сторону стражи, стоящей возле столбов. Воины в серых хламидах пока не заметили пришлых. Они стояли на месте, опершись на древки сулиц, и тихо между собой переговаривались. А чего им опасаться, кругом свои, чужие же стоят возле закрытых ворот, так пусть себе стоят, все равно их внутрь не запустят, так что придется им убраться восвояси. Короче, вели себя стражники беспечно, надеясь на неприступность высокого тына, этим то и решил воспользоваться проводник. Перехватив поудобней меч в одной руке, а боевой нож в другой, он бросился в сторону стражи.
   Небольшое расстояние проводник минул за три удара сердца.
   Первый стражник даже не успел опомниться, как замертво повалился на землю с ножом в груди, второй оказался немного расторопней. Он выставил перед собой сулицу и крикнул что есть мочи:
   - Чужаки!
   Надеясь продержаться до прихода помощи, но в следующее мгновение бездушным кулем повалился на землю. Это Михаил не таясь, (а зачем таиться, если тревога уже поднята), выстрелил в него из своей загогулины.
  
   ***
  
   - Чужаки! - раздался отчаянный вопль из глубины капища.
   Крив резко повернулся на одинокий крик, стараясь высмотреть нарушителей покоя, но кроме пустых дворов, да крыш изб ничего не смог увидеть. Тогда он обернулся назад, решив строго спросить с Жихаря о случавшемся, но возле ворот уже никого не было.
   Главный жрец понял, его, как младенца обвели вокруг пальца. Затянувшийся разговор возле ворот был всего лишь уловкой, для того, чтобы злоумышленники могли без препон, пробраться вовнутрь капища и сотворить здесь злодеяние. Крив от ярости заиграл желваками и грозно выкрикнул:
   - Вперед, ловите чужаков!
   Все жрецы, выхватив оружие, побежали ловить нежеланных гостей, растекаясь ручейками по проулкам. Крив незамедлительно последовал за ними, спеша к двум связанным полонянкам. Нутром он чуял, что именно к ним нежданная подмога подошла.
  
   ***
  
   Проводник сплюнул от досады. Он хотел все сделать по-тихому, но не получилось. В подтверждение его мыслей. Со стороны ворот послышались обеспокоенные возгласы жителей капища, а следом за ними топот множества ног, которые неумолимо приближались.
   Пришлось все делать в спешке. Белояр лезвием ножа, который уже успел вытащить из тела поверженного врага, разрезал путы. Девочки, лишившись привязи, обмякли, хорошо, что проводник вместе с Ягой успели их подхватить, а пришлось бы им немного поваляться в дворовой пыли.
   - Лада, очнись! - проводник пытался привести девочку в чувство, легко похлопывая ладонью по ее щеке.
   - Их чем-то опоили, - произнесла Яга, осторожно положив Надежду на землю. - Но ничего, сейчас я все исправлю.
   Целительница торопливо полезла в суму, начала там рыться в поиске нужного снадобья.
   - Поторопись, Яга, у нас мало времени, - произнес Белояр, рыская взором по сторонам.
   - Сейчас, сейчас, - бормотала целительница, продолжая копаться в суме, но вот с радостным возгласом: - Есть!
   Она достала небольшой глиняный сосуд. Торопливо вынув из него деревянную пробку, Яга начала вливать густую розовую жидкость в рот сестрам.
   Девочки застонали, получив целительную настойку, но приходить в себя не торопились, а служители Чернобога с каждым мгновением становились все ближе.
   - Хватайте девочек и бегите к тыну! - принял решение Белояр. - Я постараюсь погоню отвлечь на себя!
   - Пусть тебя хранят боги, - пожелала Яга, глядя проводнику прямо в очи, потом она с трудом подняла на руки Надежду и тяжело побежала в сторону темного проулка. Михаил просто мотнул Белояру головой на прощание, после чего подхватив Ладу, последовал за целительницей.
   Проводник, проводив их взглядом, вложил меч и нож в ножны. Драться одному с огромной толпой разъяренных жрецов? Нет уж, увольте, он еще не лишился разума, чтобы кидаться на густой лес острых клинков, готовых покрошить тебя, как капусту, поэтому Белояр решил поступить по-другому. Он выхватил из костра еще не до конца прогоревшую головешку и кинул ее в открытые ворота овина. Она, разбрасывая в воздухе искры, залетела в ближайший сноп сена, который сразу занялся огнем.
   Толпа жрецов в растерянности замерла на месте. Они не знали, за что браться в первую очередь, то ли беглецов преследовать, умыкнувших девчонок предназначенных для жертвы, или все ж вначале потушить возникший пожар, который грозился перекинуться на соседние постройки. Однако их привел в чувство Крив. Одних жрецов он грозными окриками приказал взяться за ведра, выставив ленточкой до самого колодца, и заставил тушить полыхающий овин, других, меньше числом, но более опытных в ратном деле прислужников Чернобога, отправил за беглецами.
   Этой заминкой не преминул воспользоваться Белояр. Он стремглав бросился в темноту первого попавшего на глаза закоулка, надеясь там сбить преследователей со следа и без препон добраться до спасительного высокого тына. Оказалось, его надеждам не суждено было сбыться.
   Не все прислужники Чернобога дышали ему в спину, натужно пыхтя, стараясь догнать чужака, некоторые более проворные из жрецов, решили прочесать темные уголки проулков, надеясь там застать врасплох беглеца. Вот на таких шустрых местных жителей и напоролся Белояр.
   Четверо жрецов чуть не столкнулись нос к носу с проводником. Они оторопели от неожиданности, на мгновение, замерев на месте. Белояр же, не сбавляя ходу, самого первого прислужника Чернобога саданул ногой в живот. Удар получился знатный, от него жрец, согнувшись пополам, отлетел назад, при этом зацепив и повалив на землю следующего за ним сотоварища. Тем временем третий воин уже успел прийти в себя. Он, набегая на Белояра, наискось махнул мечам, метясь по шее. Доставать свой клинок, не было времени, так что проводник просто извернулся, с трудом уклоняясь вниз и чуть в сторону от смертельного удара, при этом он постарался сократить дистанцию, чтобы не позволить противнику сделать следующий замах. Оказавшись рядом с врагом, Белояр врезал ему кулаком под кадык. Жрец, захрипев, выронил меч и, схватившись руками за шею, начал оседать. Четвертый противник, невзирая на то, что остался в одиночестве, не собирался праздновать труса. Он заревев, как подраненный тур, бросился на проводника, стараясь того наколоть на острие сулицы.
   Зря жрец это сделал. Белояр не медведь, чтобы, не раздумывая идти на рожон. Он легко ушел в бок и, схватившись за древко сулицы, ударил ногой противника подмышку, когда же тот выпустил из рук копье, добавил ему локтем по носу. Только после этого Белояр выхватил меч и стал озираться, вдруг кто-то еще хочет получить по микиткам. Нет, все соперники лежали на земле, не собираясь шевелиться, даже тот, второй, упавший от столкновения со своим товарищем, благоразумно посчитал, что лучше отлежаться до ухода грозного проводника, чем получить по второе число.
   Убедившись, что больше никто ему не угрожает, Белояр, выбрав нужное направление, побежал в сторону тына, а то, уже невдалеке слышался громкий топот ног преследователей и виделись всполохи многочисленных факелов.
   Проводник завернул за очередной темный угол хаты. До спасительного тына оставалось всего - ничего, когда он услышал радостный вопль одного из жрецов, потом раздался хлесткий звук, вопль невидимого преследователя, звон падающего железа, тупой удар, как по мешку с мукой и все затихло. Белояр осторожно повернулся на звук, готовый в любое мгновение пустить в ход свой клинок. Но этого не понадобилось. Возле него лежал на земле поверженный жрец, а над ним стояла Яга, скручивая свой хлыст.
   - Ты почему здесь, а не за тыном? - место благодарности, зло выкрикнул Белояр. - Я же сказал вам, бегите отсюда в укромное место!
   - Я так и хотела сделать... - начала говорить Яга, но проводник ее бесцеремонно перебил:
   - Где девочки? Почему ты одна, без Михаила?
   - Если бы ты не перебивал меня, а слушал, то давно бы про все узнал, - обижено произнесла Яга.
   - Извини, - попросил прощение Белояр, чувствуя, что слегка перегнул палку, накричав на свою спутницу. - Что случилось?
   - Михаил ослушался твоего приказа, он решил заглянуть в избу главного жреца капища, ничего толком мне не объяснив, - ответила целительница. - Там он сейчас вместе с сестрами.
   - Как они? - обеспокоился Белояр.
   - Слава богам, начали оживать, - сообщила Яга, - но на ногах пока не держатся.
   - Показывай дорогу, - услышав радостную весть, указал проводник.
   Целительница, вырвавшись вперед, начала указывать дорогу. Белояр неотступно следовал за ней, размышляя на ходу над странным поступком Михаила. Что ему понадобилось в избе главного жреца? Что он задумал? Почему он сразу не пошел в укромное место и тем самым подверг их всех большой опасности? Ведь жрецы не успокоятся до тех пор, пока не настигнут непрошеных гостей похитивших девочек предназначенных в жертву Чернобогу. И вообще, новый знакомец не нравился проводнику. Слишком гладко у него все получается с самого первого их знакомства; и выжить после страшного взрыва, когда все рушилось вокруг, и быстро найти его, Белояра, словно Михаил по-тихому следовал за ними до самой Рязани. Да и там, в подземелье с ним было что-то не так. Конечно, девочки его знают, но это ни о чем не говорит. Так кто же ты, Михаил на самом деле - друг нам или враг?
   Его дальнейшие размышления прервал радостный крик:
   - Вот они!
   Это жрец, отлежавшись под телом поверженного товарища, дождался подмоги, и вывел их прямо на беглецов.
   - Еще далеко? - поинтересовался Белояр, не сбавляя шага.
   - Минуем переулок и окажемся у нужной избы, - не оборачиваясь, ответила Яга.
   - Значит, успеем добраться, - понадеялся проводник.
   Не успели.
   Со всех сторон на беглецов с оружием в руках накинулись старожилы капища, у которых в намерения не входило брать в полон незваных гостей.
   Белояр с Ягой оказались зажаты врагами в узком проулке. Впереди набегали на них пятеро жрецов, размахивая мечами, позади, наступали на пятки еще с десяток воинов в серых балахонах, а с боков высокие стены изб, без окон, без дверей, так что деваться им было некуда, оставалось принять неравный бой.
  
  
   Глава одиннадцатая.
   Тайна Михаила.
  
   Михаил лихорадочно рыскал по избе, тускло освещенной нещадно коптившимися масляными лампадами, в поиске хроно - напульсников. Он перерыл все помещение, раскидал вещи, разбил немало глиняной посуды, но нужной вещи так и не нашел. Оставался не тронутым только один большой сундук, стоящий в уголке. К нему-то Михаил и подошел. Открыв тяжелую крышку, которая не была закрыта на запор, он начал оттуда выкидывать вещи.
   - Дядя Миша, что вы делаете? - слабым голосом произнесла Лада, сидевшая вместе с сестрой возле бревенчатой стены.
   - Ищу эти, чертовы хроно - напульсники! - с досадой выкрикнул Михаил. - Ты же знаешь, без них я не смогу вернуться домой!
   - Ты хотел сказать; мы не сможем вернуться домой, - поправила его Лада.
   - Ошибаешься, деточка, я не оговорился, - криво усмехнулся Михаил, на время, прекратив копаться в сундуке. - Домой должен вернуться только я. Вы же, останетесь здесь с этими вонючими дикарями, от которых смердит за версту.
   - Как же так? - удивлено воскликнули сестры.
   - Вот так, - ответил Михаил и продолжил свое занятие, при этом говоря:
   - Если бы вы пришли на базу с хроно - напульсниками, все было бы намного проще. Я в тот же час отправился туда, откуда прибыл, и где меня ждут великие дела. Но нет, вам захотелось подстраховаться, оставить ценные приборы в дыре под названием постоялый двор, где место только клопам и вшам, но только не мне.
   - Почему ты так поступаешь? - спросила Лада.
   Михаил посчитал, что не обязательно отвечать на вопрос. Он по-прежнему продолжал копаться в сундуке.
   - Значит, не было никакого нападения на нашу страну, - кое о чем начала догадываться девочка. - И диверсии на объекте не было. Все это сделал ты?
   - Какая догадливая, - ухмыльнулся Михаил.
   - И ради чего все это затеяно? - не могла понять девочка.
   - Ради денег, деточка, - ответил Михаил, - а если быть предельно точным - ради очень больших денег. Ты только представь, зная, что кто-то продает лекарство от неизлечимой болезни, которой страдает твой отец, мать или любимая тетушка, ты разве не готова отдать ему все до последнего гроша, чтобы избавить дорогого человека от недуга? Конечно, готова.
   - Как все это цинично, - скривив губы от брезгливости, произнесла Лада.
   - И тут появляюсь я, - словно не замечая ее слов, продолжал говорить Михаил, - я - избавитель, единственная надежда человечества. Мессия! А появившись, заметь, начинаю бесплатно раздавать вакцину, или за пущие гроши. Все начинают излечиваться. На время. Потому что у лекарства срок действия три года, а потом его надо принимать снова. Но на этот раз вакцину можно получить только за определенную сумму денег, которую буду назначать только я - единственный владелец корпорации, выпускающий панацею. И вот тогда весь мир будет в моих руках!
   - Негодяй! - выдавила из себя Надежда. - Ты решил ради собственной наживы пожертвовать жизнями множества невинных людей!
   - Где же эти чертовы хроно - напульсники! - прошипел Михаил, не обращая внимания на оскорбление. Продолжая выкидывать барахло из сундука, он кое-что увидел. - Так, а это что такое?
   В его руках оказался небольшой рюкзачок девочек. Михаил порылся в нем, достав наружу блестящий контейнер, сделанный из нержавеющей стали. Нажав на запор, он открыл тонкую крышку. Там, внутри, в отведенных ячейках лежали стеклянные ампулы. Михаил с разочарованием небрежно, как ненужную вещицу, бросил контейнер на пол. По деревянному настилу избы полетело запечатанное в хрупкую оболочку лекарство, звеня и раскалываясь на крошечные кусочки.
   - Что ты делаешь! - округленными от ужаса глазами, выкрикнули девочки, наблюдая, как с таким трудом добытое лекарство, растекается по полу. Они поняли, что теперь, даже если удастся благополучно вернуться домой, у них не получится спасти больных родителей и остальных людей.
   - Вы что, думали, что я буду у всех на виду держать ценную вакцину? - зловеще усмехнулся Михаил. - О нет, там, в ампулах находится обычная глюкоза.
   - А где же лекарство? - не удержалась от вопроса Лада.
   - Здесь, у меня внутри, - ткнув себе в грудь, ответил Михаил. - И только я, вернувшись, домой, смогу воспроизвести вакцину. Без меня никто не в силах это сделать.
   Сестры почувствовали, что после снадобья Яги к ним стали возвращаться силы. Они пошевелились, пробуя подняться на ноги.
   - Сидите на месте, - предупредил Михаил, заметив их движение. - Я в курсе о ваших способностях, но советую ими не пользоваться, потому что не успеете, мой бластер окажется намного быстрей.
   И для наглядности он показал девочкам грозное оружие, быстро вытащив его из кобуры и также быстро положив его на место.
   - Ага, а вот и хроно - напульсники, - Михаил достал из сундука два блестящих браслета, - теперь осталось сделать одну маленькую вещь и прощай темное дремучее прошлое - да здравствует просвещенное будущее, где меня ждут великие дела!
   Он, спрятав хроно - напульсники в кармане куртки, достал из накладного клапана, расположенного на бедре штанов небольшую продолговатую коробочку, прикрепил ее к деревянной стене.
   - Что это? - взволновано, спросила Лада.
   - Средство, с помощью которого можно замести все свои следы, - криво усмехнувшись, ответил Михаил, нажимая на кнопки. На коробочке загорелся таймер, который повел обратный отсчет.
  
   ***
  
   Белояру и Яге ничего не оставалось, как принять последний бой, в котором они собирались как можно больше захватить с собой за кромку врагов. Возможно, так бы и случилось, но кое-что помогло им выбраться из передряги.
  
   Жихарь вместе со своей ватагой скрылся в темноте, отойдя на приличное расстояние от неприступного тына капища. Там, возле кромки леса, он остановил коня и задумался. Остальные его подельники тихо столпились около атамана, не решаясь нарушить его размышления.
   "Что же ты задумал, Белояр?" - крутилось в мыслях у Жихаря. - "Что тебе понадобилось на капище? Не верю, что все дело в похищенных девчонках. Ради них ты не стал бы рисковать своей головой. Тогда что? Неужели ты знаешь, где хранит свои сокровища главный жрец?"
   Если так на самом деле, то, атаман сомневался в слове проводника, что тот вернется к нему и расплатится сполна, скорее всего он скроется с глаз долой, прихватив с собой все украденное. А если это так, тогда нужно поступить по-своему.
   - Вертаемся назад, - произнес Жихарь, поворачивая своего коня, все же алчность вперемешку с недоверием, заставило его поступить против своей воли. Потом он посмотрел на одного из ватажников и добавил:
   - Ты, Микула, хватай топор и руби подходящую сосенку, будем по ней перебираться через тын.
   - Сделаю, - радостно отозвался разбойник, вытаскивая из-за пояса топор. Он неторопливо огляделся, присмотрел подходящее дерево и направился к нему. К нему присоединились еще пару ватажников. Вскоре с той стороны начали раздаваться глухие удары железного острого лезвия об ствол дерева.
   Пока остальные разбойники добирались до стен капища, Микула с помощниками успел приготовить нужную жердину и догнать остальных.
   Сверху тына никого не было видать, зато за ними раздавались крики, говорящие о начавшемся переполохе, которое наделал Белояр.
   - Осип, лезь наверх, - поторопил Жихарь, боясь опоздать с наживой.
   Ватажник в согласии махнул головой и схватился за тонкую вершину жерди, приготовившись к подъему. С другой стороны обструганный ствол дерева схватили трое его подельников. Они дружной толпой стремглав помчались к высокому тыну. Оказавшись возле стены, Осип подпрыгнул и начал ловко перебирать ногами по бревнам пока не оказался на самом верху. Вскоре он скрылся за оградой.
   Ватажники кинули наземь уже ненужную жердину, и пошли в сторону ворот, следом за остальными подельниками, которых вел Жихарь.
   Осип долго не возился с запором, благо никого из служителей Чернобога рядом не было. Он снял тяжелый дубовый засов и отворил широкие створки ворот.
   Стоило этому произойти, как вся ватага лихого люда, не дожидаясь сигнала от атамана, мгновенно влилась в открытый проем. Оказавшись на территории капища, ватажники разбежались по хатам, надеясь там найти заветные сокровища. Они хотели незаметно их похитить и также незаметно покинуть негостеприимное стойбище, чтобы не пало на них подозрение в пропаже ценностей. Но оказалось, что не все поклонники Чернобога находятся возле Белояра. В это время парочка жрецов кралась мимо, надеясь обнаружить проводника, а место него встретила нос к носу других непрошеных гостей.
   - Чужаки! - в один голос выкрикнули они.
  
   ***
  
   Белояр перехватил поудобней меч, готовясь встретить во всеоружии врага, и тут раздался чей-то выкрик:
   - Чужаки!
   После чего послышались глухие звуки отдаленного боя.
   Жрецы замерли на месте, не понимая, что происходит. Вот же перед ними находится непрошеный гость, кто же тогда появился в их жилище?
   Этим небольшим замешательством жрецов решил воспользоваться проводник с Ягой. Он кинулся на пятерых поклонников Чернобога, которые стояли перед ним. Первого подвернувшегося под руку, Белояр просто отшвырнул в сторону, второго ударил ногой в пах.
   К тому времени остальные жрецы успели опомниться, они, размахивая оружием, возобновили свое продвижение вперед, но было поздно, проводник с помощью Яги, которая, оказывается, могла не только ловко владеть хлыстом, а также хорошо махала руками и ногами, вырвался из капкана.
   - Где ты так хорошо научилась драться? - поинтересовался Белояр, забежав в нужный переулок.
   - У меня было слишком много докучливых ухажеров. Пришлось обратиться к старшим братьям, коих у меня пятеро, чтоб те научили от поклонников отбиваться, - ответила Яга.
   - А я думал, девкам по сердцу, когда их обхаживают со всех сторон, - удивился проводник.
   - Во всем надо знать меру, - не замедлила приметить она и указала на большую добротную избу, - нам туда.
   Они забежали в просторные сени, где вдоль стен стояли скамьи, а над ними висел хозяйский скарб. Белояр огляделся. Не найдя запора, он схватил широкую скамью и подпер ей дверь, благо та открывалась внутрь. Теперь преследователям придется изрядно попотеть, чтобы проникнуть в избу.
   Проделано это было вовремя, со стороны улицы раздался громкий стук в дверь, от которого начали сотрясаться стены и сыпаться с потолка пыль. Добротная преграда пока выдерживала натиск, но надолго ли, вскоре жрецы могут догадаться притащить таран, так что стоит поторопиться прихватить сестер, а потом найти способ убраться из негостеприимного места.
   Белояр, сам не понимая почему, тихо открыл дверь в светелку, которая без скрипа отворилась, медленно, стараясь не шуметь, вошел внутрь. Первое, что бросилось ему в глаза, это Михаил, прикрепляющий к бревенчатой стене, какую-то блестящую продолговатую штуку.
   - Что это? - раздался встревоженный голос Лады, сидящей вместе с сестрой возле другой стены.
   - Средство, с помощью которого можно замести все свои следы, - криво усмехнувшись, ответил Михаил, нажимая на маленькие выпуклые пятнашки. На коробочке загорелось небольшое оконце колдовским зеленоватым холодным огнем, в котором начали медленно сменять друг друга непонятные руны.
   - Извините девочки, ничего личного я к вам не имею, это просто бизнес, - продолжил говорить Михаил. - Просто бизнес, за который приходится платить кровью.
   - Чужой кровью, - с негодованием произнесла Надежда.
   - Что поделаешь, - Михаил пожал плечами, - кто-то платит кровью, а кто-то на этом зарабатывает очень большие деньги, так устроена прогрессивная экономика. Возьмите и почитайте "Капитал". Ах да, вам же не до этого, в преддверии быстротечных событий, которые намного важней нетленных трудов Маркса. Ладно, прощайте, девочки, мне пора возвращаться домой.
   Доставая из кармана браслеты, он обернулся. И в этот момент Михаил, заметив посторонних в светелке, замер на месте.
   Белояр по подслушанному разговору понял, что новый знакомец, решил сотворить зло против сестер, непонятно какое, но зло, поэтому, воспользовавшись его замешательством, начал действовать. Он сделал длинный прыжок, стараясь повалить своим весом Михаила на пол, чтоб тот не смог воспользоваться браслетами, отнятыми у девочек, но Яга оказалась быстрей. Она взмахнула кнутом, заставляя длинную витую кожаную косичку оплести кисть негодяя. Потом целительница сделала резкий рывок, и Михаил, взвыв от боли, выронил браслеты. Он осел на пол, пытаясь здоровой рукой достать грозное оружие, но к тому моменту к нему подоспел проводник. Он ногой повалил его на спину и приставил к горлу острие меча.
   - Не надо, не убивай его! - выкрикнула Надежда.
   - Почему? - удивился Белояр, он был не склонен оставлять за своей спиной опасного врага или прохиндея, готового в любой удобный момент воткнуть нож в его спину.
   - Он должен вернуться вместе с нами, чтобы вылечить всех людей от неизлечимого недуга! - объяснила Лада.
   - Дернешься и тебе конец! - глядя прямо в глаза предателя, проговорил сквозь зубы проводник, потом слегка надавил ногой на его горло и спросил:
   - Уразумел?
   - Уразумел, - в ответ прохрипел Михаил.
   - Вот и ладненько, - зловеще усмехнулся Белояр.
   От этой улыбки у Михаила мурашки побежали по коже. Он не сомневался, что проводник, дай ему только малейший повод, без сомнений выполнит свою угрозу. Он же дикарь и этим все сказано.
   Увидав, что их соотечественник находится в относительной безопасности, девочки поднялись на ноги. В первую очередь они подхватили с пола драгоценные хроно - напульсники, одели их на кисти рук, а уж потом побежали в сторону блестящей коробочки.
   - Лада, ты сможешь остановить таймер? - спросила Надежда, наблюдая, как быстро утекает драгоценное время.
   - Если бы даже могла, то все равно не успела, - ответила сестра.
   - Что это? - спросил Белояр, подойдя к сестрам.
   - Ты помнишь, что случилось в лесной избушке? - напомнила ему Надежда.
   - Помню, - не понимая, к чему клонит девочка, ответил проводник.
   - Вскоре, тоже самое может произойти и здесь, - объяснила девочка, - а предотвратить неизбежное может только он.
   Она указала пальцем на сидящего на полу Михаила, которому Яга, (когда только целительница успела найти веревку?) связала за спиной руки.
   Белояр подошел к нему.
   - Исправь все! - проводник схватил Михаила за грудки и рывком поднял его на ноги.
   - Я не могу остановить таймер! - испугано забормотал тот. - Он специально защищен от чужого вмешательства и при его взломе, может незамедлительно произойти взрыв! Я же не рассчитывал здесь задерживаться!
   - Что нам делать? - спросила Надежда, глядя на сестру.
   Они вдвоем уже давно могли переместиться к себе домой, задействовав хроно - напульсники, но проблема заключалась в том, что им нужно прихватить с собой Михаила, а для этого требуется кое-что переделать в системе переброски, на что уйдет какое-то время, которого так не хватало. Да и бросать друзей в смертельной опасности девочкам не позволяла совесть.
   - Я не знаю! - в отчаянии выкрикнула Лада.
   На таймере пошел отсчет последней минуты.
   - А здесь что такое? - послышался спокойный голос Яги, она не разделяла с другими здесь присутствующими тревоги, потому что не находилась на лесной поляне и не видела ужасных последствий после взрыва.
   Проводник обернулся, решив посмотреть, что там нашла целительница.
   Яга стояла возле открытой квадратной дверцы в полу, которая находилась за побеленным боком печи. Белояр подбежал к ней, заглянул в темный провал. Туда, вниз вела приставная лестница. Увидав это, проводник сразу принял нужное решение.
   - Всем спускаться в подпол! - выкрикнул он.
   Первыми отозвались сестры, они, подхватив с пола свой рюкзачок, брошенный Михаилом, подбежали к темному провалу и стали спускаться вниз. Яга последовала за девочками. После нее подоспел Михаил. Он боком подошел к темному провалу и, заглянув туда, произнес:
   - Может, развяжешь, а то без рук неудобно спускаться вниз? Не бойся, я не самоубийца, так что убегать не собираюсь.
   - Обойдешься, - проворчал проводник.
   Михаил тяжело вздохнул в ответ и начал осторожно спускаться вниз. Белояр не дожидаясь, пока пленник окажется в подполе, поспешил следом, чуть ли не наступая тому на голову.
   В последний момент, прежде чем закрыть крышку, проводник через узкую щель заметил, как в светелку залетела толпа служителей Чернобога, среди которых находился Крив. Значит, жрецам с трудом, но все же удалось пробиться через закрытую дверь.
   Крив тоже увидал Белояра.
   - Вон они! - выкрикнул жрец, указывая пальцем на практически закрытую крышку подпола. - Хватайте их!
   Потом раздался оглушительный грохот, за ним сильный толчок, от которого Белояр слетел вниз, сильно ударившись о землю, и его окутала непроглядная темнота.
  
   - Белояр! - услышал проводник откуда-то издали голос Надежды. - Очнись, Белояр!
   Он с трудом открыл глаза, но ничего не смог разглядеть, ощущая, как раскалывается от боли голова и ломит все тело, словно ему пришлось побывать в мельничьих жерновах.
   - Разрази меня гром! - прохрипел проводник, не понимая, что с ним произошло.
   - Он очнулся! - раздался рядом радостный возглас Надежды.
   Но вот взор проводника немного прояснился, и ему удалось рассмотреть расплывчатое лицо девочки, которая сидела рядом с ним на коленях.
   - Где я? - тихо задал вопрос Белояр.
   - В подполе, - ответила Яга, она, оказалось, тоже находилась рядом.
   - Где жрецы? - проводник, наконец, все вспомнил и сразу обеспокоился об общей безопасности. - Они здесь?
   - Навряд ли, - за всех ответил Михаил. - Там, наверху, взрывом подчистую все смело. Да ты сам посмотри, если не веришь.
   Проводник последовал его совету. Он с трудом поднялся на ноги и поглядел наверх. Там крышка подпола исчезла, а на ее месте в некоторых местах виднелись бревна, через широкие просветы которых можно было видеть чистое звездное небо и всполохи пожаров.
   - Давайте выбираться отсюда, пока до нас не докатился пожар, - сказал Белояр, поднимаясь наверх по приставной лестнице, которая каким-то чудом уцелела.
   Протиснувшись между бревнами, проводник выбрался наружу. От добротной избы главного жреца капища остались одни руины, которых к счастью не тронул пожар, как остальные хаты. По всей видимости, во время взрыва какой-то источник огня, не важно, то был огарок светильника или уголек из печки, попал на тряпку, а может быть на сено. В результате отовсюду виднелись всполохи огня, и тянуло дымом. Самих жрецов нигде не было, словно их всех смело ветром.
   Пока Белояр осматривался, из подпола вылезли остальные его спутники.
   - Так всегда происходит, когда ты встречаешься с недругом? - в шутку задала вопрос Яга, с нескрываемым интересом рассматривая разруху, окружающую их.
   - Только когда меня сильно обидят, - также в шутку ответил ей проводник, а потом уже на полном серьезе добавил, - уходим.
   Никто с ним спорить не стал, потому что их здесь ничего не задерживало. Обходя стороной пожарище, они благополучно выбрались с разрушенного капища.
   - Белояр, почему они так с нами? - спросила Надежда проводника, который уверенным шагом направлялся к тому месту, где оставил своего коня. - Мы же им ничего плохого не сделали!
   - Да, да, мы их даже не знаем! - поддержала сестру Лада.
   - Верно, вы их даже не знаете, - подтвердил их слова Белояр, глядя на небо, там уже начало появляться утреннее зарево. - Но они вас знают.
   - Как это так? - в один голос удивлено воскликнули девочки.
   - Старший жрец в капище еще в отрочестве получил знаменье, что после падения небесной звезды в этих местах появятся две девочки, предназначенные для жертвоприношения Чернобогу, - ответил проводник.
   - Невероятно! - изумилась Надежда. - Как такое может быть?
   - Может, это он все сделал? - произнесла Лада, кивком головы указывая на Михаила. - Но каким способом?
   - Нет, нет, это не я! - начал отказываться пленник.
   Белояр зло, прищурив глаза, взглянул на Михаила. Тот судорожно сглотнул, под тяжелым взглядом проводника и поторопился его заверить:
   - Поверь мне, не я это сделал! Не мог я такое сотворить, даже если бы захотел, просто у меня нет такого мощного оборудования, чтобы скакать как кузнечик в потоке времени.
   - Нет, он не врет, - сделал вывод Белояр, отведя взор от пленника.
   - Тогда кто мог это сделать? - спросила Надежда.
   - Меня это тоже очень интересует, - произнесла Лада. - Может у него были сообщники, ведь не мог он все это провернуть в одиночку.
   - Не было у меня сообщников! - начал отказываться Михаил. - Я все это сделал в одиночку, потому что если кто-нибудь узнал о моих планах, то обязательно рассказал бы другим и тогда у меня ничего бы не получилось.
   - У тебя и так ничего не получилось, - проворчала Надежда.
   Впереди послышалось радостное ржание Вихря, верный конь почувствовал приближение хозяина, потом раздался стук копыт и вот он сам, ведя за собой остальных лошадей, появился перед путниками.
   Пока проводник ласково трепал по гриве своего четвероного друга, пока проверял подпруги, Лада, присев под деревом, достала из заплечного мешка напульсники, лэптоп и стала заниматься их настройкой.
   - Ну что, пришло время прощаться, - произнесла Надежда, подойдя к Белояру и Яге. Она ощущала, как у нее начало щипать в глазах, ведь за такое короткое время эти незнакомые люди для нее с сестрой стали такими родными, поэтому тяжело было с ними расставаться.
   - Пора, - грустно произнес проводник, он тоже успел привязаться к этим странным девочкам из будущего.
   - Ты хороший, Белояр, - обняв старшего друга за талию, тихо сказала Надежда, - ты хочешь казаться грубым и безразличным ко всем, но на самом деле у тебя в груди бьется доброе сердце.
   - Скажешь тоже, - проворчал проводник, ощущая, как какая-то непривычная нежная волна залила его грудь, да так, что перехватило дыхание.
   - Прощай и ты, Яга, - девочка обняла целительницу, потом она встала на цыпочки и ей в ухо прошептала, - ты знаешь, мне кажется, ты нравишься Белояру.
   - Правда? - у Яги от услышанных слов зарделись щеки.
   - Правда, - подтвердила Надежда.
   - У меня все готово! - радостно воскликнула Лада, закончив возиться с приборами. Она подбежала к сестре и передала той напульсник, который та сразу одела на запястье.
   Девочки встали с двух сторон от Михаила, взяли его за руки.
   - Прощайте, мы вас никогда не забудем! - горячо выкрикнули сестры. В следующее мгновение они вместе с Михаилом окутались в прозрачный мерцающий кокон и с небольшим звонким хлопком исчезли с глаз.
   - Я вас тоже никогда не забуду, - шепотом произнес Белояр.
   - Никак наш стойкий проводник решил пустить слезу, - ехидно приметила Яга, вытирая кулаком намокшие очи.
   - Поехали, - в ответ проворчал Белояр, ловко запрыгнув в седло, - нам еще до Рязани нужно добираться.
   - Поехали, - забравшись на своего коня, согласилась с ним целительница.
   Белояр пихнул пятками в бока Вихря, и тот радостно заржав, быстро начал набирать ход.
   Проводник, как всегда, выполнил полученную работенку, правда остался без оплаты, но об этом он не жалел, потому что оно того стоило, ведь, ни за какие большие деньги не сможешь узнать столько нового, сколько удалось ему, окунуться в тайны, неведомые другим и найти друзей, которых ни у кого больше нет. Правда, с этими друзьями он, скорее всего больше никогда не увидится, но память о них всегда останется при нем.
   Как говорится - не в деньгах счастье.
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"