Молотков Сергей.: другие произведения.

Всегда на страже 2.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

   Всегда на страже 2.
  
  
   Книга вторая.
   Терракотовый жезл.
  
  
   Пролог.
   Роковая находка.
  
  
   Виктор Самойлов имел не очень стабильный заработок, но, тем не менее, ни в чем не нуждался. Двухэтажный коттедж в престижном районе, новенький внедорожник, приличная сумма денег, в иностранной валюте отложенная на черный день. Все это Виктор сумел приобрести, занимаясь раскопками в родной области. По первой, еще работая торговым менеджером в супермаркете бытовой техники, он увлекся изысканиями исторических ценностей, обильно разбросанных на широких просторах степи. А еще бы им там не быть, если с давних пор в этих местах пролегали караванные пути купцов, значит, имелись стойбища, где путники могли отдохнуть, а так же стоянки разбойников, которые грабили торговцев, а потом прятали в схроны награбленное добро. Где именно? Ха, места надо знать и иметь толику удачи, без нее в этом деле никак.
   Первый свой клад Самойлов обнаружил совершено случайно. На крутом берегу Волги случился обвал и среди огромных глиняных валунов присыпанных песком, Виктор увидел небольшого размера сундучок, закрытый на проржавевший навесной замок. А там оказались медные и серебряные монеты эпохи Екатерины Второй с какими-то пожелтевшими листами, исписанными мелким почерком на непонятном языке. Бумажки Самойлов выкинул, не посчитав их ценными, а вот монеты он сдал через знакомых барыг и заработал приличную сумму.
   Воодушевленный находкой, Виктор забросил свою работу и основательно занялся поиском кладов.
   Рано поутру, на нанятом старом надежном "Кукурузнике" Самойлов облетал бескрайние просторы степной местности. Да, это нужно делать именно рано утром, только тогда с высоты птичьего полета можно рассмотреть в контрасте игры лучей света восходящего солнца и еще не ушедших ночных теней, остатки разрушенных древних человеческих стойбищ. Это было всегда, но только не сейчас.
   На днях Самойлов получил на свой электронный почтовый ящик одно странное письмо, где было сказано, что неизвестный доброжелатель может дать подробную карту местонахождения несметных сокровищ за скромное вознаграждение. Виктор ради смеха ответил на письмо, поинтересовавшись суммой требуемой премии за данную информацию. Та оказалась на самом деле не очень большой, всего лишь пару тысяч рублей. Немного подумав, Виктор высылает на нужный счет требуемую сумму и получает карту, где крестиком было обозначено местонахождение клада.
   Самойлов заметил внизу небольшой ровный прямоугольник, как будто оттесненный в земле, внутри он был разделен еще на несколько ровных частей. Ага, здесь должно что-то быть. Виктор, найденное место сверил с отмеченной точкой на экране включенного навигатора. Неужели карта на самом деле показывает место клада? Если это так, то он за мизерную сумму выплаченных денег, может весьма обогатиться, прямо, как Скрудж Макдак. Виктор дал сигнал летчику возвращаться обратно.
   На следующий день, экипировав себя по полной программе, Самойлов прибыл на место. Он предпочитал работать в одиночку, так надежней. Во-первых, никто тебя не кинет на бабки, во-вторых, ни с кем делиться не надо, а в-третьих, при неудачном выходе в поле, никто не будет тебя хаять за впустую потраченное время, в четвертых никто тебя не заложит полиции. Да, с принятием нового закона, заниматься изысканиями кладов приходилось, соблюдая кое-какие предосторожности, чтобы не запалиться перед правоохранительными органами, а то в противном случае грозит немалый срок.
   Можно еще перечислять, говоря; в-пятых, в-шестых, в-седьмых, но смысл? Все равно получаются одни плюсы при работе в одиночку.
   Самойлов взял из багажника металлоискатель "Minelab x-terra 705", прекрасная штуковина для поиска монет или украшений, находящихся под землей. Например; советскую копейку он без труда обнаружит на глубине восемнадцать сантиметров, а пятак Екатерины на глубине сорок два сантиметра. К тому же, металлоискатель "Minelab x-terra 705" имел множество полезных прибамбасов. О них не стоит говорить - слишком много времени займет.
   Виктор, добравшись до отмеченной точки на навигаторе, включил прибор и начал медленно продвигаться вперед, водя перед собой из стороны в сторону плоской, круглой катушкой. Он не рассчитывал, что ему удастся быстро обнаружить что-нибудь ценное. Иногда на поиски уходит три-четыре дня, но это не беда, у него в машине припасены консервы, достаточно бутилированной воды, а спать можно и машине, благо на улице стоит конец августа.
   Вдруг Виктор почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд за спиной. Он с удивлением стал озираться, не понимая, как такое может происходить, ведь Самойлов точно знал, что на много километров нет ни одной живой души. Но, тем не менее, чье-то постороннее присутствие он ощущал своим шестым чувством. У Виктора по коже побежали мурашки от этого неприятного ощущения. Ему захотелось немедленно оказаться в автомобиле и мчаться отсюда домой. Но ноги словно приросли к месту, они не хотели подчиняться хозяину.
   Самойлов не был суеверным, но в такие моменты даже самый прожженный скептик начинает верить в сверхъестественные вещи. Вот и Виктор невольно подумал о Албасты, которую, якобы, видели в этих местах.
  
  Албасты́ - женские демонические персонажи в мифологии тюркских и некоторых других народов. Обычно представляется в виде уродливой обнажённой женщины с длинными распущенными жёлтыми волосами и обвислыми грудями. Иногда образ Албасты дополнял третий глаз и длинные когти.
  
  От такой мысли у него начали волосы подниматься дыбом, и еще появилось нестерпимое желание повернуться назад. У него в голове, словно тихий ветерок, слышался чей-то назойливый голос:
   - Иди за мной! Иди за мной!
   Самойлов пытался противиться чужому мысленному приказу, но безрезультатно. Он как будто в состоянии гипноза, повернулся назад, повинуясь чужому мысленному зову.
   Первое, что увидел Виктор, это темный зев провала, ведущий куда-то вниз, а возле него стоял древний старик, одетый в развивающиеся одежды вроде балахона и мохнатую шапку. Его глаза горели как факела, а плавные зазывающие движения рук указывали Самойлову - иди за мной, иди. Все это завораживающе подействовало на Виктора. Не отдавая себе отчета, он полез вглубь провала, подчиняясь магической власти старика.
   Мраморные ступени привели Самойлова в огромную залу, находящуюся под землей. Но вот что странно, таинственный старик, словно добросовестно выполнив порученное ему дело, куда-то исчез и Виктор остался в гордом одиночестве. Он, все еще не понимая, что происходит, осмотрелся.
   Зала была хорошо освещена факелами, закрепленными на стенах, но совершенно пуста, если не считать одной небольшой вещицы, лежащей на высоком обтесанном камне, который находился прямо посередине, огромного подземного помещения. Виктор подошел к нему.
   Это был небольшой Терракотовый жезл. Возможно, он представлял собой какую-то историческую ценность, этого Виктор не знал, возможно, нет, а вот золотые фигурки сказочных существ, вделанные в керамическое изделие, Самойлова заинтересовали намного больше. Их было три.
   Сами фигурки, искусно сделанные неизвестным мастером, изображали непонятных маленьких монстриков с заостренными, как у кошки ушами, покатым узким лбом, приплюснутым широким носом, длинным хвостом с кисточкой на конце, маленькими ручками и злыми глазами. И эти глаза, как показалось Виктору, внимательно следили за ним. При этом монстрики скалили свои рты, полные острых и тонких как иглы зубов. Одна из фигурок находилась прямо на круглой верхушке Терракотовый жезла, две другие обвивали его по бокам.
   - Бери и уходи! - вновь в его голове, словно тихий ветерок, послышался чей-то назойливый голос.
   Самойлов действуя, как сомнамбул выполнил чужой приказ. Он взял в руки Терракотовый жезл и поторопился покинуть необычную залу. Как только Виктор оказался на поверхности, его сразу отпустило; исчезла помутнение в голове, ушел непонятный страх, поселившийся у него внутри. Но это еще не все. Отойдя на пару шагов в сторону, Самойлов обернулся и не поверил своим глазам. Вход в подземное помещение бесследно исчез, как будто его никогда не существовало. Возможно, Виктор в происшедшее мог не поверить, сославшись на кратковременное помутнение рассудка, но вот оно вещественное доказательство реальности всех только происшедших событий, в его руках! Самойлов смотрел на Терракотовый жезл и понимал, что с ним только что произошло то, о чем так любят печатать на страницах "Желтых газет" под заголовком - "Сверхъестественное". Так что же с ним случилось? Виктор не раз слышал от других парней про зачарованные клады, что их охраняет Лаюн. Но тот страж скорее погубит любого посягнувшего на сокровище, а тут получилось совсем наоборот. Если это не Лаюн, тогда кто? И что еще ценного может храниться в той таинственной зале?
   Виктор отнес найденный Терракотовый жезл в автомобиль и принялся разыскивать вход в подземелье. Он пробродил по степи с металлоискателем в руках до самых сумерек, но так ничего ценного не обнаружил. Тогда свои поиски Самойлов решил отложить на следующий день. Виктор расположился в кабине автомобиля и постарался уснуть. Не тут-то было. В ночной темноте ему постоянно мерещились какие-то зловещие тени, кружащие вокруг автомобиля, слышались подозрительные шорохи и чьи-то вздохи. Самойлову не на шутку стало жутко, находится в одиночестве посреди степи. Он уже собирался завести двигатель и рвануть прочь с этого беспокойного места. Только благоразумие заставило Виктора не делать глупость, потому что в темноте по бездорожью есть шанс влететь в глубокую канаву и напрочь там застрять. Но и уснуть ему до утра не удалось.
   С первыми лучами солнца, Самойлов выбрался из кабины автомобиля, размял ноги, потянулся. Первым делом он еще раз внимательно осмотрелся вокруг. Какой-то внутренний дискомфорт продолжал беспокоить его, словно кто-то невидимый настойчиво прогонял Виктора с места поисков. Самойлов, стараясь не обращать внимания на неприятные ощущения, копошившиеся где-то там, в душе, взял металлоискатель. Он включил его, хотел настроить на определенную глубину. Ничего не вышло. Надежная электроника, пару раз мигнув экраном, потухла и вновь загораться не собиралась. В наушниках тоже стояла тишина. Виктор прекрасно помнил, что перед выездом полностью зарядил аккумулятор "Minelab x-terra 705". Значит, не в нем причина. Тогда в чем? Может само провидение не хочет, чтобы он дальше продолжал поиски? Такое может быть. Занимаясь поиском кладов, всегда себя готовишь к встрече с чем-то необъяснимым и в тоже время нередко прислушиваешься к своим ощущениям. Если тебе говорит внутренний голос; бросай все - уезжай, то лучше к нему прислушаться. Самойлов так и сделал. Он, плюнув на дальнейшие розыски сокровищ, завел автомобиль и рванул без оглядки домой.
   Уже оказавшись у себя в коттедже, Виктор почувствовал на душе облегчение, словно сбросил с плеч тяжелый груз. Это говорило о том, что он поступил правильно, покинув странное место в степи.
   Самойлов бросил рюкзак, где лежал найденный Терракотовый жезл, прямо посреди холла, разделся. Хоть ему нестерпимо хотелось принять душ, в первую очередь он решил заняться артефактом. Вытащив Терракотовый жезл и положив его на стол, Самойлов сделал несколько снимков найденного предмета на цифровой фотоаппарат, потом загрузил их на лэптоп, решив после проверить в интернете ценность находки.
   А сейчас нужно принять душ, смыть с себя всю накопившуюся грязь и немного поспать, хотя бы пару часиков, а то он после бессонной ночи в буквальном смысле он валился с ног. Виктор успел стянуть с себя футболку, обильно пропахшую потом, как зазвонил звонок мобильного телефона. На экране высветился номер Анжелы, с которой Самойлов встречался уже около полугода.
   Непроизвольно чертыхнувшись, Виктор взял телефон. Не хотелось ему ни с кем сейчас общаться, но не ответить на звонок, значит, обидеть подругу, которая может подумать, что он избегает ее. Нет, лучше сказать, что устал и договориться о встрече на другое время. Во всяком случае, это будет лучше, чем неопределенное молчание с его стороны.
   Решив для себя так сделать, Самойлов нажал на кнопку соединения.
   - Привет, Вить! - раздался в микрофоне знакомый голос.
   - Привет, Анжел, - ответил Самойлов. - Я...
   Дальше договорить он не успел, его перебила Анжела:
   - Не надо лишних слов, просто открой входную калитку, я уже стою возле нее.
   В этом она вся. Ворвалась в его жизнь, как ураган и продолжает лететь вперед быстрее времени. По сути, имея характер сангвиника, Самойлов удивлялся, как ему удавалось до сих пор уживаться с такой чересчур темпераментной подругой.
   - Сейчас, - произнес Виктор и отключил телефон.
   Вот так, кажется, в ближайшем времени ему отдохнуть не удастся. Он подошел к стене, где висел пульт сигнализации, нажал на кнопку разблокирования замка входной двери. Теперь можно сходить в душ. Сняв в себя остальную одежду, Самойлов, в чем мать родила, прошел в просторную ванную комнату, сплошь покрытую бежевых тонов кафелем. Там он закинул грязные вещи в стиральную машину, залез в кабинку душа, отгороженную от остального помещения матовым пластиком, отрегулировал горячую с холодной водой, так чтобы лился не кипяток, но и не теплая вода, потом основательно намылился мочалкой. Под шумом упругих струй воды Виктор не услышал, как в коттедж вошла Анжела.
  
   Девушка, не обнаружив в холле своего друга, огляделась. Посреди помещения на полу валялся рюкзак с закрытым клапаном. Ага, значит, Витька только что вернулся с поисков и находится в душе.
   Анжела не очень одобряла вид деятельности своего друга, понимая, что хобби, приносящее немалые деньги сопровождено с кучей опасностей, ведь найденными сокровищами может заинтересоваться криминал, а те церемониться не станут, просто оторвут голову и присвоят себе артефакты. К тому же в свете последних законов, правоохранительные органы к черным археологам стали относится совсем по-другому. По их правилам - сдавай все найденное и получи полагающийся процент, а куда потом уйдут найденные вещи - не твоя забота. Вот только Виктор, да и Анжела тоже, сомневался, что исторически ценные артефакты доберутся до музейных полок, скорее всего они осядут в частных коллекциях, только нагреется на них не он, а именно боссы правоохранительных органов. И спрашивается, в чем разница между полицией и криминалом. В принципе небольшая разница есть. В одном случае ты можешь попасть за решетку, а в другом - найдут тебя прикопанном где-нибудь в степи.
   Понимая все это, Анжела старалась не препятствовать ему в опасном хобби. Пусть лучше занимается любимым делом, чем каждодневно пить водку с сомнительными друзьями. Она же употребляла алкоголь очень редко, в основном только по праздникам, и поэтому алкоголиков на дух не переносила.
   Интересно, что Виктору удалось обнаружить в очередных раскопках?
   Анжела расстегнула клапан рюкзака, заглянула внутрь. Там, прямо на поверхности лежал Терракотовый жезл. Девушка вытащила его, осторожно провела указательным пальцем по верхней золотой фигурке.
   - Ой! - невольно девушка вскрикнула от боли. Зацепившись по неосторожности за заусенец, находившийся на страшненьком непонятном существе, Анжела поранилась. Маленькая капелька крови, выступившая из раны, упала на золотую фигурку. И тут случилось что-то необъяснимое.
   Кровь мгновенно впиталась в Терракотовый жезл, и он начал наливаться холодным фиолетовым светом.
   От неожиданности, Анжела выронила артефакт из руки, но тот не стал стремительно падать вниз, а как одуванчик плавно спланировал на пол. Там Терракотовый жезл, словно пустив корни, крепко встал на попа. Его фиолетовое свечение увеличилось, создавая прозрачный ореол.
   Не понимая, что происходит, Анжела на пару шагов отошла от странного артефакта. Ей стало до дрожи страшно и хотелось убежать. Возможно, она так и сделала, но ноги почему-то перестали слушаться ее. Анжела стояла столбом на месте, ощущая, как волосы на голове начали шевелиться от ужаса. И было с чего. Маленькие золотые фигурки, размером с мизинец, находящиеся на Терракотовом жезле, зашевелились. Они, приобретя объемную форму, быстро заработали своими конечностями. Непонятные монстрики, постоянно скаля зубастые пасти, стали приближаться к Анжеле.
   Тут девушку отпустило. Она, дико завизжав, стала отступать назад, стараясь сохранить расстояние между собой и ожившими фигурками. Можно было попытаться затоптать крохотные существа, но почему-то Анжеле казалось, что так с ними не справиться; во-первых, они перемещались хаотичными синусоидами, так что вот так сразу не попадешь. Во-вторых, их маленькие тела, покрытые позолоченной шерстью, создавали впечатление чего-то такого, что нельзя вот так просто раздавить каблуком. И еще от этих монстриков исходил какой-то первородный ужас, заставляющий девушку трястись от страха.
   Не видя, что находится за спиной, Анжела споткнулась, несуразно махнув руками, повалилась назад. Ей все происходящее казалось бредом, приснившимся посреди ночи, который совершено, не вязался с реальностью. Но боль в пояснице от неудачного приземления на диван, говорила об обратном. Все это реально!
   Оказавшись на мягком диване, она попыталась быстро встать, но было поздно, монстрики, воспользовавшись небольшой заминкой девушки, настигли ее. Они стремительно влезли на ноги девушки и стали подниматься верх. Их крохотные конечности оказались ледяными, как сгустки азота и при каждом прикосновении к своей плоти, Анжеле казалось, что те места покрываются ледяной коркой.
   Вот существа уже оказались на лице девушки, и сразу ее брови и ресницы покрылись тонким слоем инея.
   Пару монстриков вцепились зубами в Анжелины веки, не позволяя той закрыть глаза. Третье же существо уставилось в ее широко расширенный от ужаса зрачок.
   Что потом произошло, девушка не знала, она от кошмара, настигшего ее, просто, потеряла сознание.
  
   Ничего не зная о случившемся, Виктор вышел из душа. Он сквозь шум воды слышал приглушенный визг подруги и теперь гадал, что так сильно могло ее испугать. Неужели на Анжелу так подействовал вид найденного Терракотового жезла? А то, что она залезла в его рюкзак, в этом он ничуть не сомневался.
   Оставляя за собой мокрые следы, Виктор появился в холле. Первое, что он увидел, это Терракотовый жезл, стоящий на полу и излучающий фиолетовое свечение. Что-то в артефакте изменилось, нет, не свет, исходящий от него, хотя это было странным, что-то другое. Точно, золотые фигурки! Куда они делись? Потом Самойлов увидел Анжелу. Но то, что происходило с ней, не поддавалось никакому логическому объяснению.
   Девушка неподвижно, с широко открытыми глазами, лежала на мягком кожаном диване. На ее лице находились те самые золотые фигурки, и они двигались, как натуральные живые существа! Но как такое может быть? Все еще не понимая, что происходит, Виктор, бледнея от страха, наблюдал, как неизвестные монстрики, один за другим стали залезать Анжеле под веки. Он видел три небольших движущихся бугорка под кожей висков у подруги, которые проворно направлялись в сторону затылка, а потом исчезли. Как только это произошло, у Анжелы изменился цвет глаз. Они стали полностью антрацитовыми, и походили на бездонный провал в саму сердцевину ада!
   - Анжел, что происходит? - неуверенным голосом Виктор задал вопрос.
   Девушка посмотрела на него. Самойлов невольно поежился, как от холода, ощутив на себе ее леденящий душу взор. Было в нем что-то такое, чужеродное, полное злости и ненависти не только к Виктору, а ко всему миру, окружавшего его.
   Анжела медленно поднялась с кожаного дивана, покачнулась на высоких каблуках туфель, но быстро выровнялась. Она, с любопытством наклонив немного в бок голову, как будто впервые находилась в коттедже, осмотрелась вокруг себя. Заметив Виктора, девушка, не спеша и как-то неуверенно, словно в первый раз надела туфли с высоким каблуком, направилась в его сторону.
   - Анжел, что с тобой? - Самойлов не спешил навстречу своей подруги, наоборот он стал отступать назад, пока спиной не уперся в холодную шершавую от обоев стену.
   Как-то так получилось, что Виктор не успел моргнуть глазом, как Анжела оказалась возле него. Она, молча, схватила правой рукой за шею и приподняла его над полом.
   - Что ты делаешь, Анжел? - испугано прохрипел Самойлов, чувствуя, как ему перекрывают доступ кислорода, но кроме испуга в его глазах читалось удивление. Виктор не мог понять, откуда взялось у хрупкой девушки столько силы.
   - Меня звать Морулой, - тихо прошептала ему в ухо Анжела.
   Девушка сделала резкое движение кистью, и сразу послышался хруст сломанных шейных позвонков, после этого она отпустила зажатое горло Виктора.
   Самойлов безвольной куклой повалился на пол.
  
  
  
   Глава первая.
   Похищение.
  
  
   Из Судана нам удалось выбраться окольными путями. В этом большим подспорьем послужила подобранная мной в храме Сета золотая фигурка скорпиона. Ее у нас купил китаец, который устраивал петушиные бои на рынке Карейма. Конечно, мы продешевили, но, как говорится - лучше синица в руке, чем жаворонок в небе, так что нас не очень покоробила предприимчивая ухватка пройдохи из Поднебесной.
   Сначала нам пришлось лететь в Египет, оттуда в Италию, а уж потом добираться через всю Европу автостопом до дома родимого. Почему мы не выбрали прямую дорогу? Были у нас опасения, что наниматель может осерчать, не получив искомый артефакт, а осерчавший серьезный человек с большими связями может принести очень много проблем. Так что нас могли встречать прямо в аэропорту "Домодедово" и потребовать объяснений - куда подевался хорошо подготовленный отряд бойцов, посланный к нам в поддержку. И что мы должны ответить? То, что их монстры сожрали? Не очень убедительная отмазка получается, особенно если учесть, что про это знает только пять человек, включая нас родимых. Вот поэтому лишняя предосторожность, никогда не помешает.
   Нужно сказать, дорога до дома не прошла без оказий. Получив странную SMS, мы немного отклонились от намеченного маршрута и примчались в Карпаты. Вот там одна сука решила поиграть с нами в кино "Охотники за Разумом", но это совсем другая история.
   Добравшись до родного города, мы немного отсиделись в одном укромном месте, о котором практически никто не знал. Был у Роберта небольшой деревянный домик в спальном районе. Он его приобрел не так уж дорого у семейки алкашей, посчитав, что тот может нам пригодится в любое время. Вот как раз такое время и наступило.
   Неделю мы прожили там, осторожно собирая информацию. К нашему неимоверному удивлению Анатолий Эдуардович Пельцер нас не разыскивал. И что это значит? Одно из двух: или ему стало известно о провале нашего предприятия, или он решил плюнуть на все и оставить нас в покое. Хотя насчет второго я сильно сомневаюсь. Скорее всего, какая-то неизвестная нам синичка притащила Анатолию Эдуардовичу весточку насчет событий происшедших в Судане. Вот только кто она? Ну, уж точно не Валерий с Григорием и тем более не Луиза. Эти трое, увидев, что могут сотворить темные твари, теперь, как черт ладана, будут стороной обходить разные сомнительные поручения. Во всяком случае, так мне кажется.
   Выяснив, что за нами никто не следит, я решился посетить свою квартиру, Роберт же, намерился остаться в домике, чтобы побыть немного в тишине. Что-то мне с трудом вериться про затворничество моего брата, скорее всего он уже успел подцепить какую-нибудь цыпочку и решил с ней порезвиться в ретро антураже.
   Родная квартира меня встретила бардаком. Кругом валялись бумаги, битая посуда, помятая верхняя одежда, нижнее белье, распоротые подушки и порезанный матрас. Его-то, зачем было резать? М-да, хлопчики Анатолия Эдуардовича здесь повеселились на славу. И все же, зачем нужно было резать матрас? Из всего этого можно сделать вывод - нас искали, а не найдя, решили обыскать жилища. Не сомневаюсь, у Роберта в квартире такой же бедлам.
   Позади меня раздались чьи-то шаги. Вот, черт, а входную дверь я забыл закрыть! Расслабился, мать твою!
   Резко обернулся. Ко мне направлялся мой брат.
   - Охренеть, не встать! - удивлено вырвалось у него. - Здесь что, у тебя девичник с подушечными потасовками устраивался?
   - Ты надеешься увидеть свою квартиру в лучшем виде? - Я со злости пнул ногой ни в чем не повинную разодранную подушку. Сразу вверх поднялись перья и начали, кружась медленно падать вниз.
   - Уже увидел, - ответил Роберт, направляясь на кухню.
   - И как? - я последовал за ним. Кухня так же не блистала чистотой. Кругом на полу валялась побитая посуда, пеналы кухонного гарнитура, все дверцы навесных ящиков были открыты. Кто-то упорно что-то разыскивал.
   - Все чисто, как у хирурга в операционной, - неопределенно пожав плечами, произнес Роберт.
   - Тогда почему у меня такая хрень творится? - я почувствовал как у меня от злости на неизвестных личностей перевернувших мою квартиру верх дном, начинает закипать все внутри.
   - А мне почем знать, - спокойно ответил мой брат, открывая дверцу холодильника. - Ты поглянь, у тебя сохранилась бутылка пива!
   Роберт с довольной улыбкой достал "Кельт", с помощью ключа от дома открыл бутылку и сразу приложился к ней.
   - Я никакого пива не оставлял, - а смысл было что-то в холодильнике оставлять, если точно не знаешь когда вернешься домой из поездки. Если вообще вернешься. К тому же я предпочитаю светлое пиво, а вот дядя Прохор любил именно чешское и только темное.
   - Вот черт! - вырвалось у меня от шальной догадки.
   - Что? - спросил Роберт, кинув пустую бутылку из-под пива в мусорный контейнер, стоящий под мойкой.
   - Мне кажется это весточка от нашего дяди, - ответил я.
   Мы встретились взглядом. Да, дядя Прохор пропадал где-то уже около года. Чем он занимался, никто из нас не знал, потому что тот не отвечал на наши звонки и не оставлял весточки. И вот нате вам, появляется в мое отсутствие в моей квартире, где перевернуто все верх дном и оставляет в холодильнике бутылку своего любимого пива. Что все это значит, черт возьми?
   Мой тайник!
   Ничего не говоря брату, я выбежал с кухни, промчался в зал прямо к отопительной батарее, расположенной возле окна, там нагнулся, вытащил из паза небольшой кусок половицы и залез рукою в открытое отверстие. Там моя ладонь сразу нащупала небольшой продолговатый ящик. Я с облегчением вздохнул, вытаскивая его наружу. Открыл ящик. На пачках баксов и евро, которые являлись нашим запасом на "черный день", лежал амулет.
   Талисман относился к Белояровой вере и был сделан по образу Буса, который на крыльях Птицы Славы возносится в Ирийские Сады.
   Как-то в интернете я нашел информацию о таких амулетах. Их начали изготовлять из бронзы в трехсотом-четырехсотом году нашей эры. Талисман же дяди Прохора был искусно вырезан из цельного куска изумруда и принадлежал более ранней эпохе. На нем до мельчайших деталей можно разглядеть сам лик Буса и изящный изгиб крыльев птицы, на которых видны все до единого перышка. Сам амулет был размером со спичечный коробок. На его верхнем основании находилось небольшое ушко, в которое была продета серебряная цепочка.
   Сколько себя помню, дядя Прохор никогда не расставался с амулетом. Он всегда держал его при себе, куда бы ни отправлялся. Но на сей раз оставил амулет мне, а сам бесследно исчез, даже не оставив записки со своими объяснениями. И как нам все это понимать? Трудно судить об этом дядю Прохора, не зная об истинных мотивах, побудивших его так поступить.
   Я с Робертом не раз интересовался у дяди, о происхождении амулета, даже после того, как услышал от него легенду, где говорится о неприступной темной цитадели, о Бусе, о Скипзере и его трех дочерях. О том, что этот амулет является ключом, запирающим вход в ту цитадель и его нужно хранить от темных тварей.
   Так ли все это на самом деле?
   Ученые всего мира до сих пор спорят о реальности наличия "параллельных миров", основываясь на интерпретации акта измерения квантового объекта, при котором наблюдатель как бы расщепляется на несколько версий. И каждая из этих версий видит свой результат измерения и, действуя в соответствии с ним, формирует собственную предшествующую измерению историю и версию Вселенной.
   Мы же в существовании Мультиверса не сомневаемся, потому что не раз сталкивались с темными тварями, проникающими в наш мир из другой реальности.
   Здесь все предельно ясно. А вот в предназначении талисмана все мутно и не до конца понятно. Я до сих пор с уверенностью не могу сказать, что он является ключом от темной цитадели. Дядя Прохор как всегда темнит, многого не договаривает. Возможно, своим молчанием он защищает нас от кого-то могущественного, того, кто окажется нам не по зубам или просто затеял непонятную нам игру. Хотя я могу ошибаться, и все является тем, чем является на самом деле, а все остальное только разыгравшаяся паранойя.
   Хотелось бы в это верить. Но одно я точно знаю, если даже амулет является ключом от темной цитадели, он кроме того обладает еще одним свойством или так сказать побочным эффектом, о котором мы с братом узнали еще в детстве.
   - Охренеть не встать! - Роберт вытащил талисман и подбросил его на ладони. - Почему он оставил его тебе?
   - Спроси чего-нибудь полегче, - ответил я, забирая у него фигурку из изумруда, после чего повесил ее себе на шею.
   - А все же? - продолжал задавать вопросы Роберт. - Тебе не кажется, что весь этот бардак, - брат обвел взглядом по помещению, - был затеян только с одной целью - найти вещицу, оставленную тебе дядей? Но почему он, черт возьми, ее оставил без объяснений?
   - Может, на то у него была веская причина? - задал я ответный вопрос.
   - Может, - недовольно проворчал мой брат, - но, черт возьми, неужели ему было лень черкануть нам пару строчек! Мол, жив, здоров, ни о чем не беспокойтесь. Как закончу свои дела, так сразу к вам подскочу.
   - А если у него на это не было времени? - мне не очень нравился наезд Роберта на нашего дядю. Но в тоже время я его прекрасно понимал. За столько времени дядя Прохор мог спокойно позвонить и объяснить чем он так долго занимается. Но нет, тот на такой поступок он не сподобился. Вот и получается, что дядя до сих пор не хочет нас полностью посвятить в свои секреты. А секретов у него хватает. Я точно знаю, потому что не раз замечал за дядей непонятные странности.
   Так вот, кому это понравится?
   - У него всегда на нас времени не хватает, - продолжал ворчать брат.
   - Может, поможешь мне здесь убраться? - я решил поменять тему нашего разговора.
  
   ***
  
   Я стоял возле забора нашей давно заброшенной дачи и прислушивался к непонятному шуму, который медленно приближался в мою сторону. Какие-то шаги неуверенные, шаркающие, словно по центральной дачной дорожке шел сильно пьяный человек, постоянно загребающий ногами землю. Кто это был, мне не видно. Неизвестного закрывали густые ветки груши, спускающиеся под тяжестью налившихся плодов чуть ли не до земли.
   Кто бы то не приближался ко мне, он по какой-то непонятной причине вселял в мою душу леденящий ужас, тот самый ужас, который сковывает тебя и заставляет дрожать как осиновый лист.
   Что я здесь делаю? Как меня сюда занесло?
   После последнего посещения дачи, когда мы лицом к лицу впервые столкнулись с темными тварями, я, да и Роберт тоже больше ни ногой не ступали на этот проклятый участок земли, туда, где были погребены в бушующем пламени горящего деревянного домика наши родители. Это было табу для нас, запретная территория, лишившая меня и брата беззаботного радужного детства.
   И вот я опять здесь. Что меня заставило вернуться?
   Тем временем шаги стали еще ближе. Теперь можно было твердо сказать - их двое, тех, кто прятался за ветвями груши. К шагам присоединилось невнятное бормотание с противным смачным причмокиванием. И эти неприятные звуки не предвещали мне ничего хорошего.
   Покрываясь липким холодным потом от страха, я потянулся за пистолетом, но моя рука нащупала пустоту. Вот черт! Пора отсюда делать ноги!
   И тут мне удалось в одной прогалине из веток заметить расцветку тех, кто приближался в мою сторону. Да, их было двое. На одном надеты грубые штаны синего цвета и фланелевая рубашка в крупную коричневую клетку, а второй, вернее вторая, красовалась в плотном бежевом халате. Лиц пока не видать, но что-то знакомое и в тоже время давно забытое надвигалось на меня. Это же!?
   Это были мои давно умершие не своей смертью родители. Отец с мамой медленно шли друг за другом, покачиваясь из стороны в сторону, с бледными, как поганки лицами, с неестественно выпученными глазами, обильно покрытыми красными сосудами. Их зрачки лихорадочно бегали по сторонам, как будто что-то искали. Одежда родителей, местами покрытая рваными прорехами, была окрашена красными разводами, волосы взлохмачены, словно подверглись воздействию торнадо, в них запутались маленькие веточки, сухая трава и колючки.
   Вот глаза родителей нашли меня. Они, жутко завывая, прибавили шагу, выставив перед собой руки со скрюченными, как в судороге пальцами. Я же, прижавшись спиной к деревянному дачному забору, сделанному из корявых досок, не мог сдвинуться с места, хотя все мое внутреннее существо визжало - беги отсюда, пока не поздно! Но страх сковал мои суставы, как нежданный сильный мороз уличные лужи. Так что я только мог наблюдать и орать от ужаса.
   - А-а-а!
   С этим, как мне показалось истеричным хриплым воплем, я открыл глаза, окончательно вынырнув из кошмарных сновидений.
   Тук-тук, тук-тук, тук-тук! Бешено билось сердце в груди, словно хотело вырваться наружу. Тоненькие струйки холодного пота стекали по телу, не взирая на исправно работающую Сплит-систему. А сама плоть сотрясалась нервной дрожью. Вот в таком неприглядном состоянии я неподвижно лежал в своей кровати и боялся пошевелиться, как будто ожидал, возвращения только что пережитого ужаса. Но, слава богу, ничего не происходило. Я со вздохом облегчения тыльной стороной дрожащей ладони вытер вспотевший лоб.
   Черт возьми, это всего лишь кошмар, приснившийся под утро. Но какой он реальный! Словно мне на мгновение удалось окунуться с головой в далекое детство. Того самого детства, проведенного рядом с дядей Прохором. Я помню их.
   Годы разъездов по городам и селам, ежедневные тренировки, драки, выслеживание темных тварей. Так что получается, я раньше научился стрелять из револьвера, чем впервые влюбился в девчонку.
   С самого детства я с моим братом, насмотрелся всевозможных монстров: такое бы заставило самого Ван Хельсинг нервно курить в сторонке и подумывать о спокойной работе в бюро похоронных услуг. И все равно, пройдя через десять кругов ада, страх во мне не умер. Да и Роберта он не покинул, хотя тот при каждом удобном случае старался бравировать, чтобы показать мне и людям, какой он крутой. Возможно, поэтому мы до сих пор живы. Ведь стоит забыть про страх, и инстинкт самосохранения исчезнет, а только он постоянно заставляет нас быть настороже и каждый раз оглядываться за спину. Вот такую беспокойную нам приходится влачить жизнь, но по-другому нельзя, потому что только так и никак иначе можно выжить, борясь с темными тварями.
   А еще меня мучают кошмары. Те самые полноценные ужасы, от которых пот течет ручьем и дрожь пробирает до костей. И что самое главное, стоит плохим снам повториться несколько раз, как в наш мир прорываются темные твари. Дядя Прохор называет их моим даром, я же считаю кошмары своим проклятием, потому что они когда-нибудь доведут меня до инфаркта.
   Откинув в сторону одеяло, я сел на перекрученную, мокрую от пота простыню.
   - Проклятье... - выбравшись из кровати, я направился в зал, там мимоходом пультом включил плазменную панель телевизора, вмонтированного на кронштейне в стену. На Первом канале показывали новости, они меня не очень интересовали, а вот время стоило узнать. Восемь сорок девять, показывали цифры расположенные в нижнем левом углу экрана. Что-то я сегодня заспался.
   Ладно, теперь в ванную комнату. Там взглянул в небольшое зеркало, вмонтированное в стену и обрамленное кафелем кофейного цвета. Оттуда на меня смотрела помятая потная физиономия с мокрыми всклоченными волосами, которые в данный момент походили на иголки напуганного ежика.
   Надо привести себя в порядок. Этим я и занялся. Снял трусы, залез под душ, загородив себя от мира полиэтиленовой ширмой, смешал холодную с горячей водой. Из смесительной лейки множеством упругих струек полился практически кипяток, обдавая мою плоть жаром. Я схватил мочалку, покрыл ее гелем и начал с остервенением намыливать свое тело, словно хотел вместе с потом, удалить с себя весь накопленный в сновидениях страх. Смыл обильную пену, ополоснулся по очереди сначала кипятком, потом ледяной водой и опять кипятком. После контрастного душа почувствовал себя намного лучше.
   Прошло полгода, как мы вернулись в родной город из поездки в Судан. За это время нам удалось спокойно пожить без разных выслеживаний, без стрельбы и без риска для своей жизни.
   Спокойствие способствует расслаблению. И вот нате вам нежданный подарок - мне приснился кошмар. Неужели вновь нам предстоит взяться за оружие, чтобы остановить проникших в наш мир темных тварей? Или это просто отголосок прошлого? Того прошлого, которое так хочется забыть. Пока что ничего не ясно. Вот если кошмары начнут повторяться с регулярной периодичностью - жди беды. Буду надеяться, что это не так.
   Я сделал на завтрак себе яичницу, заварил крепкий кофе и приступил к неспешной трапезе. В это время зазвучала мелодия песни "В кого ты веришь, брат?", а пока шел в спальню за мобильником, к ней присоединился прокуренный голос Александра Малец:
  
   Во что ты веришь?
   Я верю в Бога, брат,
   Ты хочешь лицезреть рассвет,
   Это идет закат.
   Расклад такой, что веру утратили люди,
   Готовься к худшему, нас скоро небеса осудят.
  
   Посреди мегаполиса возводят храм огромный,
   Посвящен который нашей стороне темной,
   В основу уложены блоки из гнева и грязи,
   Он полон сук и всяческой мрази...
  
   - Привет, братишка! - раздался жизнерадостный голос Роберта, как только я нажал на мобильнике кнопку ответа.
   - Привет, Роб.
   - Я тебя разбудил? - поинтересовался брат. - Слишком голос твой не радостный. Ага! Я понял, ты не один. Тогда извини, не буду отвлекать.
   Он хотел отключиться, но я вовремя успел его остановить:
   - Постой, Роб!
   - Да, братишка?
   - Мне приснились родители.
   В микрофоне повисла гробовая тишина.
   - Ты думаешь, опять прорвались темные твари? - наконец послышался голос брата и на сей раз вся его жизнерадостность куда-то улетучилась.
   - Это был только первый сон, так что я толком ничего тебе сказать не могу, - я ответил ему.
   - Вот и замечательно! - Роберт на удивление легко переключился на свой привычный жизнерадостный лад. - Тогда собирайся и подкатывай ко мне.
   - Зачем? - пришлось поинтересоваться, потому что я не понимал причину спешки.
   - Ты забыл, какое завтра число? - нескрываемое удивление послышалось в голосе Роберта.
   - Какое? - после ночного кошмара, я, по всей видимости, еще окончательно не отошел. Еще бы, у меня до сих пор перед глазами стоят из сна родители с хищным оскалом.
   - Пятое сентября, братишка! - подсказал мне Роберт.
   Я замолчал, продолжая тупить.
   - Ты что, братишка, у тебя завтра день рожденье! - напомнил мой брат.
   - Верно, день рожденье.
   - Что тебе подарить? - поинтересовался Роберт.
   - Спокойную жизнь до самой старости, - ответил я.
   А что еще можно пожелать? Подарить мне на день рожденье парочку балисонгов, а к ним пару "Пустынных орлов" модели Марк девятнадцать? Нет, я не "Убивашка" и не "Папаня" и соответственно мечтаю совсем о другом.
  
   Балисонг - нож-бабочка. Складной нож с клинком, скрываемым в сложенном положении в рукоять. Самозарядный
   "Пустынный орел" - Desert Eagle, самозарядный пистолет большого калибра.
   "Убивашка" и "Папаня" персонажи фильма "Пипец".
  
  
   Обычная жизнь; без кошмарных монстров, без оружия, без выслеживания темных тварей с каждодневным ожиданием, что тебя порвут на части, только спокойная жизнь в кругу верных друзей, в обычной любящей семье с заботливой женой и кучей детей - вот что мне хотелось больше всего.
   Это была моя самая заветная мечта. Несбыточная мечта.
   - Извини, братишка, но у волшебника олигархи приватизировали "голубой вертолет", так что не надо мечтать о невозможном, - ответил мне Роберт.
   - Я знал, что ты так скажешь, - усмехнулся я, направляясь на кухню с целью закончить свой завтрак.
   - Приезжай ко мне, мы вместе придумаем и на счет подарка и на счет того, как справить твое день рожденье, - предложил мой брат, но потом моментально передумал, - хотя нет, давай лучше встретимся в баре три восьмерки, там все и обсудим за партией в бильярд.
   Мы изредка забегали в этот бар опрокинуть пару кружек пива за игрой в "Русский бильярд", так что я прекрасно знал, где находится три восьмерки.
   Посмотрел на недоеденную яичницу. Черт с ней, в баре можно будет заказать двойную порцию шашлыка, который там отменно готовили. Одно вспоминание о хороших кусочках свинины, пахнущих дымком, наполнили мой рот слюной. Решено, еду в три восьмерки.
   Остатки яичницы в пакет с отходами, кофе в раковину. Чтобы одеться, мне понадобилось пару минут, ведь не девица, марафет наводить нет надобности, всего лишь рубашка, джинсы, носки с кроссовками и пригладить ладонью ежик коротких волос на голове. Возле подъезда, на проезжей части стоял мой верный "RAV 4", поблескивая в солнечных лучах серым металликом. Усевшись в кабину автомобиля, я завел двигатель и потихоньку тронулся, выезжая из жилого района. В первую очередь включил кондиционер. Не смотря на начало Сентября, на улице стояла вполне летняя погода; ветра практически не было, облаков не наблюдалось, зато солнце припекало на славу, бортовой компьютер показывал снаружи тридцать пять градусов Цельсия и это утром! А что будет днем?
   Нажал на кнопку включения магнитолы. Сразу запел Сергей Чиграков свой знаменитый "Урал байкер блюз". Хоть мы и братья, но вкусы у нас разные. Роберту нравиться что-нибудь потяжелей, такое чтобы рвало на части в ушах барабанные перепонки, я же предпочитаю музыку поспокойнее, нет, не попсу, от той мне блевать хочется, а вот рок-блюз или что-либо подобное слушаю с удовольствием.
   Рабочий день. На дороге машин валом и все куда-то торопятся, подрезая друг друга, стараются проскочить на желтый свет светофора. Только пешеходные переходы заставляют нетерпеливо рычать железных коней на месте, но и то не всех.
   Мне же торопиться некуда, поэтому веду автомобиль спокойно, иногда глазею по сторонам. Во время одного поворота, когда сбросил скорость практически до нуля, замечаю одну хрупкую девушку, медленно идущую по тротуару. Она, как бы невзначай посмотрела в мою сторону.
   - Вот черт! - вырвалось у меня само собой.
   Я дрожащей ладонью вытер моментально вспотевший лоб, ощущая, как от страха у меня скрутило все внутри.
   Ее глаза налитые пугающим антрацитовым цветом, были лишены белка и какой-либо радужки.
   - Вот черт! - резко затормозил машину.
   Сзади раздались нервные гудки автомобильных клаксонов. Обернувшись, увидел, как водитель "Infiniti QX70" кавказкой наружности с хищным оскалом, что-то орет, энергично махая руками. Я ему показал указательный палец и сразу повернулся в сторону девушки. Она смотрела на меня обычными удивленными карими глазами без единого намека на антрацитовый оттенок. Потом девушка отвернулась и медленно пошла своей дорогой.
   - Что это было? - произнес я вслух, наблюдая, как серебристого цвета "Infiniti QX70", немного сдав назад, объехала меня.
   Да, здесь было над, чем подумать. С одной стороны только что увиденное могло быть всего лишь моим разыгравшимся воображением, а это очень плохо, так можно докатиться до навязчивой мании преследования, когда каждый прохожий будет казаться темной тварью, прорвавшейся через невидимый барьер в наш мир. С другой стороны я мог столкнуться с тем, о чем ничего не знаю, и это еще хуже, чем предыдущий вариант. Манию преследования можно задавить в зародыше, пока она не захватила полностью разум, а вот как бороться с тем, с чем столкнулся впервые и не знаешь с какой стороны к этой беде подступить?
   Пока думал, не заметил, как минул кольцевую развилку, которая привела на мост, возведенный над железнодорожными путями. После него, по прямой односторонней дороге доехал до первого светофора. Свернув налево, немного пропетлял среди домов жилого микрорайона и вскоре подъехал к нужному бару. Возле него, кроме злосчастной "Infiniti QX70", которая, чуть не въехала мне в задний бампер, других машин не наблюдалось. Это говорило о том, что Роберт еще не добрался до места встречи. Или он решил приехать на такси? Вполне возможно. Находясь в баре, легко поддаться соблазну накатить пару тройку стопок водочки и зашлифовать их литром пива, а после такого коктейля лучше за руль не садиться.
   Открыв массивную деревянную дверь, вошел в три восьмерки. Там было относительно тихо; с приглушенным звуком работал музыкальный центр, возле бильярдного стола пусто, а из посетителей только двое - замызганного вида мужичок в помятом костюме, медленно тянувший пиво из стеклянной кружки прямо возле барной стойки. Недалеко от него находился парень кавказкой внешности в кроссовках, джинсах и тонкой кожаной куртке, он о чем-то говорил с барменом, которого я здесь раньше не видел.
   Роберта не было. Ну да, ему из пригорода добираться дальше, чем мне, к тому же на мосту через реку часто бывают пробки.
   Бармен с кавказцем мельком глянули в мою сторону. Взгляд владельца "Infiniti QX70", чуть не въехавшего в задний бампер моего автомобиля, был колюч, как кактус. Он начал что-то быстро говорить бармену, потом протянул ему деньги и направился к выходу, чуть не задев меня плечом. Я не стал обращать внимание на такую мелочь, тем более не хотел затевать скандал. Ну, погорячился парень, так пусть выйдет на свежий воздух, немного остынет, а там смотришь, и забудет о маленьком недоразумении, случившемся на дороге.
   Подошел к барной стойке.
   - Пива? - услужливо поинтересовался бармен.
   - Нет, стакан вишневого сока, - ответил я, кладя перед ним стольник. Намереваясь обратно возвращаться за рулем, пришлось место кружки пива заказывать подходящую альтернативу.
   Бармен, забирая деньги, согласно кивнул головой и начал выполнять мой заказ. Вскоре передо мной стоял на бумажной салфетке запотевший бокал на половину заполненный вишневым соком.
   Сделал пару глотков. А ничего так сок, освежающий. Допив содержимое бокала, поставил его на барную стойку, достал мобильный телефон. Позвонить? Или не стоит? Все же решил звякнуть Роберту. Кто его знает, может быть, он решил по какой-либо причине не появляться здесь. Начал искать нужный номер. В это самое время я ощутил, как у меня поплыло все в глазах. Черт! Это что за хрень такая?
   - Эй, парень, тебе плохо? - как через вату услышал голос бармена. Он подошел ко мне, заботливо обнял за плечи:
   - Пошли, выведу тебя на свежий воздух, там станет легче.
   Все это мне казалось странным; нахлынувшая слабость, непонятная чуткость незнакомого бармена. Не походило все это на нежданно внезапный приступ какой-либо болезни. Совсем не походило. А дальше было еще странней. Бармен, почему-то повел меня не к входной двери, а направился к складскому помещению, где находился служебный вход.
   - Ты куда меня ведешь? - с трудом смог задать вопрос и попробовал вяло отмахнуться от своего поводыря.
   - На улицу, парень, - не обращая внимания на мои попытки вырваться, бармен продолжал тащить меня к служебному выходу.
   Там нас поджидал кавказец, стоя возле серебристого "Infiniti QX70". Он открыл заднюю дверь автомобиля и, не церемонясь, впихнул меня в салон, там обыскал, вытащив из карманов ключи от "RAV 4", которые отдал бармену, при этом дал ему указание:
   - Отгони ее к парням на разборку, деньги делим пополам.
   - Не беспокойся, Рамазан, сделаю все как надо, - заверил его бармен.
   Кавказец так же забрал мобильник, ключи от квартиры, бумажник с деньгами и документами. Их тоже передал бармену. Закончив потрошить мои карманы, кавказец завел двигатель автомобиля.
   - Что тебе, черт возьми, от меня надо? - заплетающим языком, выдавил я из себя.
   То, что меня опоили наркотиком или снотворным, а в данный момент похищают - ясно, как белый день. Но вот причина всей этой суеты мне была не понятна. С бандитами мы стараемся не связываться, полицию вежливо обходим стороной, в политику не лезем. Нам эта грязь ни к чему, своих проблем с темными тварями хватает. Так что, можно сказать, среди обычных смертных у нас нет врагов.
   - Скоро сам все узнаешь, - без капли акцента туманно ответил кавказец. А это говорит о том, что, как его там, кажется Рамазан, является местным жителем, а не приезжим.
   Что интересно, у меня чувство страха отсутствовало. Сначала была растерянность, потом она переродилась в гнев, но вот беда, нахлынувшую злость я не мог направить на своего обидчика, потому что ощущал себя вялым, как во сне, это когда место хорошо поставленного удара получается нежное поглаживание пуховой подушки. И с этим я ничего не мог сделать. Так что о сопротивлении можно на время забыть. Но это меня нисколько не заботило. Возможно, сказывалось последствия препарата, которое я влил в себя вместе с соком. Наркотик вполне мог меня превратить в вялую, апатичную личность и с этим нужно что-то делать, пока не случилось непоправимое.
   Тем временем "Infiniti QX70" подъехала к автовокзалу и там остановилась.
   - Пошли, мясо, скоро ты окажешься в настоящей сказке, - криво ухмыльнувшись, произнес Рамазан, вытаскивая меня из салона автомобиля.
   Он подвел меня к одному двухэтажному автобусу. Там Рамазан поздоровался за руку с коренастым усатым мужиком и передал тому пачку денег.
   - Он находится в розыске? - спросил, как я понял, водитель междугороднего автобуса, засовывая полученные деньги в задний карман джинсов.
   - Пока нет, но в скором времени кто-нибудь может его хватиться, - ответил Рамазан.
   Водитель автобуса замер на месте в нерешительности. Как мне показалось, он мог в любое время передумать и вернуть обратно полученную сумму денег.
   - Послушай, Сема, так получилось, - начал оправдываться Рамазан. - Приготовленное мясо бежало, пришлось хватать то, что подвернулось под руку.
   - Так мы не договаривались, - хрипло произнес водитель автобуса и потянулся в задний карман.
   - Сема, не дури. Оставь в покое деньги и делай, что от тебя требуется, - Рамазан перешел на уговоры, когда понял, что все может выйти из-под его контроля. - Ты же всегда мечтал иметь машину, как у меня. А теперь хочешь отказаться от бабок, которые тебе дают за пустяковую услугу?
   - Рискую своей головой я, а не ты, - стоял на своем водитель автобуса.
   - Держи, это тебе за дополнительный риск, - Рамазан достал пятитысячную купюру и засунул ее в нагрудный карман Семы. - Ну, что договорились?
   Водитель автобуса воровато огляделся по сторонам. По нему было видно - не хочется Семе браться за опасную подработку, от которой можно на ровном месте получить приключение на свою задницу. Но в тоже время, за один рейс столько бабок срубить! А как говорится - лишние деньги карман не жмут и сердце греют. Вот и колебался водитель автобуса, не зная, как поступить.
   - Ого, это сколько же я стою? - удивлено вырвалось у меня.
   По слухам, рабы на Кавказе стоят пятьсот-восемьсот, ну, в самом крайнем случае тысячу двести баксов. А здесь оперируют намного большими суммами. Считай бармену нужно заплатить за подставу, водителю автобуса обломилось за доставку около десяти-пятнадцати штук рубликов, да Рамазан себе оставил в два или в три раза больше. Тут уже попахивает не рабством, а чем-то намного серьезней. Вот черт, во что же я вляпался?
   - Молчи мясо! - прошипел мне в лицо Рамазан и дал несильный подзатыльник.
   - Еще так сделаешь, и я тебе сверну шею, - безразличным голосом констатировал я, за что незамедлительно получил еще один подзатыльник.
   - Не тормози, Сема, сникерсни и все будет на мази, - хохотнул своей шутке Рамазан, хлопнув по плечу водителя автобуса. Он вообще всерьез не принял мою угрозу.
   - Ладно, но это в первый и последний раз. Ты сам подумай, сейчас перед каждым постом ДПС придется парня надежно прятать, - не очень радостно согласился Сема. - А если его обнаружат?
   - Все проблемы можно решить, - Рамазан потер пальцами, как будто пересчитывал невидимые деньги, - тем более с ДПСниками на посту. На крайней случай скажешь, что бомж решил прокатиться зайцем.
   - Не очень-то он похож на бомжа, - с сомнением произнес водитель автобуса.
   - Ничего, в отсеке для багажа немного обваляется, слегка помнется и достигнет нужной кондиции, - заверил его Рамазан.
   Сема посмотрел на ручные часы.
   - Пора, загружай свой груз, а то скоро пассажиры появятся, - все же у водителя автобуса жадность взяла свое.
   - Это мы мигом, - зашевелился Рамазан. Он подхватил меня за плечи и повел внутрь двухэтажного автобуса. Там открыл люк, засунул меня в самый дальний угол багажного отсека, после всего проделанного быстро удалился.
   А мне становилось все хуже и хуже.
   "Где же Роберт?" - с такой мыслью я незаметно погрузился в непроглядную пропасть мрака более напоминающую сердцевину черной дыры, где нет места свету, и где напрочь отсутствуют посторонние звуки.
  
  
   Дорога сквозь туман.
  
  
   Вскоре появились бабушка с дядей Прохором. Они сели в машину, и мы поехали прочь с проклятого места. Я бросил прощальный взгляд на заброшенный ликероводочный завод, там из открытых ворот показались отблески костра, которые с каждым мгновением становились все ярче и ярче. Оттуда потянулись густые клубы дыма. Они старались подняться высь, но прибитые разразившимся ливнем, рассеивались.
   На душе у меня было пусто, не считая тупой боли, занозой застрявшей там, потому что слишком много смертей нам пришлось увидеть за последние сутки; наши родители, незнакомые люди, ставшие монстрами, наш друг Витька. И все эти испытания, навалившиеся на наши еще не окрепшие плечи, даром не прошли.
   Привычный мир безоблачного детства рухнул в одночасье, под натиском злого рока, он раскололся на мелкие кусочки, которые уже вместе не собрать и не склеить. И внутри у нас что-то перевернулось, но что именно, мы пока не знали, просто ощущали - что-то непонятное и очень важное безвозвратно ушло оттуда, оставив на душе тяжелый осадок. Наверное, тогда, впервые осознав настоящее зло, не родительское "хорошо и плохо", а взрослое зло, проникающее в тебя, как миазмы на мысленном и духовном уровне, мы внутри безвозвратно изменились, как чистый ангел в одночасье став человеком.
   Отъехав на приличное расстояние от заброшенного ликероводочного завода, дядя Прохор остановил автомобиль. Сначала все сидели, молча, потом, как через вату я услышал приглушенный разговор своих старших родственников.
   - Они должны пройти посвящение, - произнес наш дядя.
   - Тебе не кажется, что мы слишком торопим события? - неуверенно спросила бабушка.
   - Возможно, торопим, - согласился с ней дядя Прохор. - Но они уже сделали первый шаг и теперь глупо заставлять их топтаться на месте.
   - Я не уверена, что они готовы к этому.
   - Мальчики намного сильней, чем выглядят на первый взгляд. Поверь мне, они справятся.
   - Если мы поступим так, обратного пути не будет.
   - Я помню об этом.
   - Я все еще сомневаюсь, что мы поступаем правильно. Они еще дети и многого могут не понять.
   - Когда-то все заканчивается. Так произошло с их детством сегодняшней ночью. А на счет понять... я думаю, они справятся.
   Туманные речи старших родственников привлекли мое внимание, да и Роберта тоже. Мы на время забыли о недавней бойне, заставили боль, терзавшую наши души, отступить, а на пустое месте впустить свое детское любопытство. Возможно, этого наши старшие родственники и добивались - отвлечь нас от горестных мыслей. Как бы там ни было, им удалось достичь своего. Мы начали прислушиваться к разговору старших, гадая, о чем они говорят.
   - Мальчикам нужно пройти через это, чтобы они смогли осознать, что у них есть сейчас и подготовиться к тому, что ждет их впереди, - продолжал говорить дядя Прохор.
   - Я думаю - это плохая идея, - бабушка бала не согласна с ним. - Нужно оставить все как есть. А уж потом, когда они немного повзрослеют, приступить к посвящению.
   - У нас нет на это времени, и ты прекрасно понимаешь это.
   - Да, черт возьми, понимаю! Но от этого мне спокойней не становится, - бабушка на время замолчала, как будто старалась принять правильное решение.
   Дядя Прохор ей не мешал.
   - Ладно, поступай, как считаешь нужным, - наконец сдалась бабушка.
   Дядя Прохор резко повернулся в нашу сторону, помолчал пару секунд, тем самым напуская на себя немного таинственности, а потом, хитровато подмигнув, произнес:
   - Ну, держитесь, парни, скоро вам предстоит поучаствовать в небольшом необычном приключении.
   - Надеюсь, ты заешь, что делаешь, - проворчала бабушка.
   Наш дядя не удостоил ее ответа, он медленно сдернул с безымянного пальца левой руки массивный золотой перстень с большим плоским черным камнем, на котором был выгравирован сокол с раскрытыми крыльями, как будто тот собирался отправиться в полет, снял с шеи серебряную цепочку с амулетом.
   Я вместе с Робертом даже поднялся с сидения, чтобы лучше рассмотреть дальнейшие действия дяди Прохора.
   А дальше произошло вот что.
   Наш дядя взял перстень двумя пальцами правой руки, немного повертел вокруг своей оси, как будто хотел найти что-то важное на его блестящем ободке. Обнаружив то, что нужно, он осторожно поднес драгоценное украшение к изумрудному амулету, с тихим, едва различимым щелчком соединил два предмета.
  
   Вот что интересно, потом, через много лет, когда амулет попал мне в руки, я, вертя его со всех сторон, не мог обнаружить соединительных пазов. Так что все происшедшее в далеком детстве до сих пор остается загадкой, потому что дядя Прохор не удосужился объяснить свои действия.
  
   Стоило двум предметам соединиться, как они начали постепенно наливаться фиолетовым светом, словно фонарик-жук - чем сильней у него нажимаешь на рычаг динамо машинки, тем ярче он светит. Так и здесь, как будто, кто-то невидимый, нажимая на несуществующий рычажок, заставлял амулет, вдетый в массивный перстень, разгораться все ярче и ярче. Когда свет достиг своего пика, охватив собой весь салон автомобиля, он резко потух, превратившись едва тлеющий маленький уголек. Оттуда вырвался тоненький фиолетовый луч. Он, как магнитная стрелка компаса, метнулся из стороны в сторону, а потом замер на месте, как будто указывая нам нужное направление движения.
   Вот тогда дядя Прохор повесил цепочку на зеркало заднего обзора и переключил рычаг скорости. Под монотонный стук по крыше капелек дождя, мы поехали вперед, в неизвестность, туда, где нас ждало небольшое необычное приключение. Хотя ничего необычного не наблюдалось.
   Дорога виляла, как хвост змеи, заставляя автомобиль постоянно лавировать между деревянных домов частного сектора, потом пошли пятиэтажки, но вскоре и они закончились, потому что мы выбрались на прямую, как стрела трассу. В этот поздний ненастный час она была пуста, словно открытая банка сардин после посещения блудливого голодного кота.
   Машина постепенно набирала скорость, держа направление к центру города. Почему именно туда? Это было известно только дяде Прохору и возможно нашей бабушке.
   Я, на время, позабыв обо всех переживаниях, смотрел через боковое стекло. Тучи начали постепенно расходиться, открывая небольшими участками звездное небо, пока совсем не исчезли. Засветила полная луна. Вдали, на горизонте, слегка посветлело, предвещая скорый восход солнца.
   Неужели уже наступает утро? Мне казалось, что со встречи с темными тварями на заброшенном ликероводочном заводе прошло совсем мало времени, на самом деле все было не так. Скоро наступит новый день, встанет солнце, а с ним, возможно, все наши страдания унесутся прочь. Во всяком случае, мне хотелось верить в это. Но, к сожалению скорого восхода солнца, нам не суждено было увидеть.
   Свет включенных фар автомобиля впереди осветил небольшую дымку. И вскоре мы настигли ее.
   Странный туман окружил нас со всех сторон. Он был разделен на две части. Первая часть стелилась по асфальту, достигая середины колес. Эти ползающие по земле облака окутывали загадочной пеленой все, что находилось внизу, растворяли в себе мир, лежащий перед нами, и поэтому мне казалось, что мы движемся не по твердой земле, а парим высоко в облаках, там, где место птицам, самолетам, но не как обычному автомобилю. Вторая часть тумана спускалась сверху. Она прижималась к нам немного ниже кабины машины, тем самым создавая узкий коридор, не позволяющий определить - настал следующий день или нет.
   По моим расчетам мы давно должны были пересечь старый мост через реку и оказаться в центре города, но ни девятиэтажных домов, стоящих вдоль дороги, ни здания автовокзала, расположенного в перестроенном храме Святого Владимира, я не видел до сих пор, а дорога прямой стрелой все летела и летела вперед.
   Слышал я байку про этот храм от старушек, которые частенько сидят возле подъезда на лавочке и судачат от скуки на разные темы, начиная о погоде, кончая, перемыванием косточек непутевой молодежи, особенно бесстыдницам девушкам, не стесняющимся одевать слишком, по их мнению, короткие юбки. Они говорили, что этот храм после революции местные власти хотели разрушить взрывом, но у них ничего не вышло. Верующие отстояли его, заслонив своими телами, как Матросов амбразуру дота. Тогда партийное руководство решило переоборудовать храм под склад. В связи с этим, были закрашены все росписи внутри собора. Но по изволению бога, святые лики стали проступать сквозь краску, приводя в ужас местные власти. Тогда покрасили вновь. И опять роспись стала проступать сквозь краску. Не осознав безумия своих действий, партийные руководители приказали выжечь роспись паяльными лампами, а под куполом храма на металлоконструкциях было установлено бетонное перекрытие. Завершающим этапом осквернения святыни стала установка туалетов на месте алтарей храма.
   Вот такая байка с мистическим оттенком.
   Так, по моему мнению, все это бред сивой кобылы. Разрушить храм, как поступили варвары со святынями древнего Рима? Это глупо, если большое здание можно использовать для своих целей. Построили туалеты? Извините, а куда тогда пойти, если уж сильно приспичит? В кустики или за пятый угол, который еще надо найти? Бог покарает коммунистов за святотатство? Я еще ни разу не был свидетелем кары небесной хоть для какого-нибудь захудалого злодея. А этих злодеев расплодилось - девать некуда. Вон, кровожадные акулы капитализма по всему миру живут в свое удовольствие и ухом не ведут, при этом считая себя выше общечеловеческого закона. Не попадут они в рай? Так именно Земля является райским уголком, где все гармонично сбалансировано. Она была дарована нам непонятно по какой причине. А мы, своими руками, весь этот райский уголок превратили в ад.
   Тем временем туннель тумана начал сужаться, пока полностью не поглотил автомобиль собой. Он окончательно перекрыл весь обзор, не позволяя нам сориентироваться по местности. Включенные фары, двумя лучами старались рассеять перед собой клубы густого, как кисель тумана, но вязли в нем и рассеивались на расстоянии пяти метров, а что было там, за призрачным барьером, нам оставалось только гадать.
   Дядя Прохор немного снизил скорость, но все равно, по моим меркам, мы слишком быстро передвигались, для плохой видимости. Так недолго столкнуться с встречным автомобилем или, не заметив крутой поворот, вылететь с полотна асфальта прямо в кювет. Но наш дядя продолжал гнать, как будто все делал по наитию, когда точно знаешь заранее, что должно случиться.
   Туман, клубящийся вокруг. Он был каким-то странным. Сначала я не понял в чем его отличие от других не раз виденных мной. Потом догадался. Некоторые участки тумана отсвечивали тусклым фиолетовым люминесцентным светом, словно состояли из фосфорной пыльцы. А потом, в разных местах начали появляться всполохи ярких электрических разрядов. Они били не только сверху вниз, еще горизонтально, а иногда напоминали огромную паутину, в которой спокойно мог запутаться огромный слон.
   Сделав плавный поворот налево, автомобиль постепенно стал сбавлять скорость, пока не поплелся, как черепаха. Вскоре он совсем остановился.
   Кругом стояла вязкая тишина, как в кошмарном сне, где за каждым углом тебя поджидает страшное чудовище, и только работающий на холостых оборотах двигатель автомобиля напоминал нам, что мы находимся в реальности.
   - Мы уже приехали? - не выдержав общего тягостного молчания, задал вопрос мой брат.
   - Еще нет, - тихо ответил дядя Прохор, пристально всматриваясь в туман.
   - Тогда почему остановились?
   - Так надо.
   Роберт хотел еще что-то спросить, но его опередил наш дядя.
   - Тихо, - встревожено прошептал он, заглушая двигатель автомобиля и выключая фары, - он приближается.
   Мы не могли понять, что так могло встревожить нашего бесстрашного дядю Прохора, того самого дядю, которому сам черт, как брат, а смерть, как подруга, идущая с ним по жизни плечом к плечу. А через некоторое время нам самим стало до жути страшно.
   Он приближался. Мы это чувствовали по периодическим сотрясениям почвы от глухих тяжелых шагов и чем ближе они приближались, тем отчетливей становились. Вот уже от них начал вибрировать корпус автомобиля. Наши зубы выбивали барабанную дробь, правда, скорее всего, это происходило от страха.
   Как-то незаметно мы прижались друг к другу, ощущая, как дрожь сотрясает наши тела и волосы становятся дыбом.
   У кого могут быть такие тяжелые шаги? Мне на ум пришла только одна мысль - кит, если бы у него имелись конечности, или стадо из тысячи слонов, если бы они могли шагать строем, как солдаты под командованием опытного сержанта. Но это явно было ни то, ни другое.
   Бум. Бум. Бум.
  
  
   Глава вторая.
   Начало.
  
  
   Мое безвольное тело покатилось и обо что-то ударилось.
   - Вот, черт! - невольно я выругался от тупой боли в левом боку, открыл глаза, не понимая, что происходит, огляделся. Меня окружала непроглядная темнота. Где я? Ах, да, меня похитили, накачав наркотиками, потом засунули в люк двухэтажного автобуса и куда-то повезли. Что было потом? Я вырубился, но удар обо что-то твердое послужил сигналом для возвращения моего сознания в реальный мир.
   Ага, оказывается, мы стоим. Может, уже конечная остановка?
   Наверху послышался какой-то непонятный шум; начали раздаваться приглушенные железной перегородкой испуганные выкрики, вопли боли, чьи-то злые слова, топот ног, приближающихся в мою сторону. Вот открылся люк, позволяя полоске света проникнуть в пыльный багажный отсек и сразу раздался знакомый голос:
   - Ты как там, братишка, живой?
   - Я тоже рад тебя видеть, Роберт, - удивлено выдавил из себя, все еще ощущая слабость в теле от действия наркотика. Но мне стало лучше, во всяком случае, все предметы уже не расплывались в глазах
   - Давай руку, я помогу тебе выбраться, - заботливо предложил мой брат.
   Только глупец будет отказываться от помощи, находясь не в лучшей форме, я себя таким не считал, поэтому без возражений схватился за протянутую руку и вылез в салон автобуса. Там на данный момент стояла гробовая тишина. Уж не знаю, чем пригрозил пассажирам Роберт, но те смирно сидели в своих креслах и с немалой толикой испуга, перемешанный с любопытством наблюдали за мной. Рядом с братом стоял водитель автобуса, которому в живот был направлен сдвоенный ствол "Хаудах".
   Я подошел к нему, не удержавшись, от души врезал ему справой в челюсть, когда тот свалился на пол, плюнул ему в лицо со словами:
   - Получи, сука!
   Потом добавил ему мыском кроссовка по груди.
   - Ну, как полегчало? - поинтересовался Роберт, глядя на корчившегося, на полу водителя автобуса.
   - Немного полегчало, - ответил я, - но для полного душевного умиротворения не хватает найти Рамазана, чтобы выдернуть ему все конечности. И в этом, я думаю, нам поможет, лежащий передо мной ублюдок.
   Я пнул еще раз мыском кроссовка водителя автобуса. Мы не состояли в ассоциации добрых самаритян, которые все прощают и готовы при пощечине подставить другую щеку. Нет, нам не чуждо было чувство мести и подавлять его мы не собирались, потому что по-другому в нашей жизни нельзя, так как альтернативой душевной мягкости является перспектива стать холодным трупом.
   - Пошли в машину, - сказал Роберт, оттаскивая меня от водителя автобуса.
   - Он еще не ответил на мои вопросы, - не унимался я, пытаясь вырваться из рук брата.
   - Я уже узнал все, что нам надо, - увещал меня Роберт, - пошли в машину, Кирилл, пока кто-нибудь из добропорядочных граждан не догадался позвонить в полицию.
   - Ладно, пошли, - сдался я, оградив напоследок валяющегося на полу водителя автобуса прожигающим насквозь от гнева взглядом.
   - Эй, парни, а как же мы? - набравшись храбрости, подал голос один из пассажиров, постоянно пялясь на "Хаудах" в руке моего брата.
   - Не беспокойтесь, шофер скоро придет в себя, - ответил ему Роберт, сделав на лице милую улыбку. - А пока есть время, используйте его с пользой. Предлагаю сбегать в кустики, дамы справой стороны дорожной обочины, джентльмены - с левой.
   Мы вышли из автобуса. Ему перекрывал дорогу автомобиль Роберта. К нему-то мы и направились.
   - Так, как ты меня нашел? - спросил я.
   - Бармен помог, - ответил Роберт, садясь в кресло водителя.
   - Вот так по доброй воле? - удивился я.
   - Что ты, его пришлось немного стимулировать для верности, - сказал мой брат. - Ты не думай, никакого фанатизма, обычная беседа по душам. Она, оказывается, бывает иногда полезной, во всяком случае, не приводит к невосполнимому членовредительству.
   Роберт начал рассказывать. С его слов выходило вот что.
   Понимая, что безнадежно опаздывает, Роберт подъехал к месту встречи. Но этот факт не вызывал у него угрызений совести. Подумаешь, немного опоздал, на то есть веская причина. К нему не вовремя заглянула одна из многих подруг. Пришлось ее культурно спровадить, договорившись о встрече на другое более удобное для обоих время.
   Первое, что ему бросилось в глаза, это мой автомобиль, стоящий на отведенном месте для парковки. Это говорило о том, что я уже на месте. А вот дальше началось что-то странное.
   В мой автомобиль залез совершено незнакомый парень, завел двигатель, намереваясь в следующее мгновение убыть в неизвестном направлении. Надо отдать должное моему брату, он, моментально сориентировавшись в сложившейся ситуации, перекрыл дорогу своей "Волгой".
   Не понимая, что происходит, незнакомый парень выскочил из кабины моего автомобиля и начал изображать из себя Джеки Чана, размахивая ногами и руками. Конечно, он смог бы произвести впечатление своим подпрыгиванием и верчением, как юла на юных девушек, но только не на Роберта.
   Нас еще с детства дядя Прохор отучил от такого позерства, назвав все это баловством.
   Он тогда еще говорил:
   "Бейте раскрытой ладонью, коленом, локтем, ребром ладони, но никогда кулаком. Если вы повредите костяшки пальцев, а в следующее мгновение понадобится стрелять из пистолета, каким интересно Макаром вы попадете точно в цель?"
   И гонял нас до посинения, заставляя действовать на автомате.
   Так вот, изображая из себя, Джеки Чана, незнакомый парень только зря потратил силы. Вскоре он был сбит с ног, а потом Роберт приступил к допросу с пристрастием. На втором сломанном пальце на правой руке, бармен начал заливаться, как певчая птаха.
   Как звать?
   Жека.
   Видел Кирилла?
   Конечно, видел.
   Где он?
   Его забрал с собой Рамазан.
   Кто такой Рамазан?
   Бывший сосед по площадке. Когда поднялся на бабках переехал в элитный дом.
   Адрес знаешь?
   Конечно.
   Чем занимается Рамазан?
   Всем понемногу, в том числе похищением людей определенного контингента - бездомных, алкашей, приезжих.
   Зачем?
   Он их отправляет на Кавказ, зачем - не знаю.
   Куда он повез Кирилла?
   На автовокзал, сегодня оттуда уходит автобус в нужном направлении.
   Узнав все что нужно, Роберт забрал у бармена мои вещи и помчался на автовокзал. Как не старался брат добраться туда быстро, он безнадежно опоздал. Автобус с полчаса назад отбыл со станции. Правда, эта новость не сильно расстроила Роберта.
   С тех пор, как мы вернулись из Судана, брат основательно поработал над "Волгой"; нашел бывший в употреблении шестицилиндровый движок 1G-FE, снятый Toyota Cresta, поставил пятиступенчатую механическую коробку передач. Я попросил Роберта установить еще кондиционер, но тот отказался, посчитав его лишним излишеством, которое не влияет на скорость, зато заставляет автомобиль потреблять больше топлива.
   Возникла проблема с подключением "мозгов", но тут ему помог я. И теперь "ласточка" брата спокойно уделывала любую иномарку, что по городу, что по трассе. Так что, когда у тебя под капотом находится сто шестьдесят лошадиных сил, не составляет труда догнать автобус, если от его отбытия прошло всего лишь полчаса. Была вероятность, что там меня не будет, но Роберт надеялся на свою интуицию, которая подсказывала - он выбрал нужное направление. К нашему счастью все так и произошло.
   Догнав автобус, мой брат подрезал его, заставляя водителя съехать на обочину трассы. А дальше с помощью верного двуствольного "Хаудах", как всегда лежащего под пассажирским креслом, и непревзойденного таланта убеждать людей говорить чистую правду, Роберт узнал у шофера, где спрятан я.
   - Да, братишка, с тобой творится что-то неладное, - этими словами закончил свой рассказ мой брат.
   - И что со мной не так?
   - Понимаешь, Кирилл, один раз попасться на уловку со снотворным - это случайность, (тонкий намек на случай в Судане), но два раза - уже закономерность. И такая закономерность мне очень не нравится. Надо с этим что-то делать.
   - Что делать? - и назвал я не книгу Чернышевского.
   - Постарайся в следующий раз быть осторожней в выборе напитка в незнакомой компании. И загляни в бардачок, там твои вещи лежат.
   Я промолчал, не зная, что сказать в ответ. Так же без слов заглянул в бардачок. Там лежали мой мобильник, связка ключей от квартиры, от автомобиля, бумажник с деньгами и документами.
   - Ты звонил Луизе? - неожиданно спросил брат.
   - Нет.
   - А она тебе?
   - Нет.
   - Почему?
   - Она не знает мой номер мобильника.
   - Нет, я говорю о тебе. Почему ты не позвонил?
   - Я тоже не знаю номер ее телефона.
   Конечно, при желании все можно узнать, в наш прогрессивный век, когда весь мир опутан коммуникационной паутиной. А стоит ли?
   Роберт знал, что к Луизе у меня неопределенные чувства. С одной стороны, за то, что она один раз меня, соблазнив и опоив снотворным, выведала кое-какие секреты, о которых посторонним не положено знать, я должен на нее злиться. И только при упоминании ее имени меня должен обуять праведный гнев, ведь она, возможно косвенно, но все же повинна в гибели многих хороших парней. Но я не злился и не чувствовал в себе приступы гнева. Почему? Нравилась она мне. К тому же, без ее помощи, нам не удалось бы выбраться из крутой заварушки на исследовательской станции "Скай шелтер".
   - Значит, никаких контактов? - продолжал интересоваться Роберт.
   - Никаких, - подтвердил я.
   - И тебе не интересно узнать, чем закончилась погоня за Тонни Паттерсоном?
   Да, возле разрушенной станции "Скай шелтер", наши дороги разошлись. Мы отправились домой, а Луиза вместе с Валерием и Григорием решила до победного конца довести дело - найти Тонни Паттерсона, где бы тот не прятался, и убить его, а так же уничтожить образцы крови темных тварей, чтобы злые гении не смогли с помощью нее создать на Земле искусственный апокалипсис. Чем закончилось ее рискованное предприятие - нам неизвестно. Возможно, оно увенчалось успехом, но есть немалый шанс, что Луиза погибла, так и не выполнив своего обещания - найти Тонни и отрезать ему яйца.
   - Нет, - кривя душой, ответил я.
   За разговором мы не заметили, как въехали в черту города.
  
   ***
  
   Рамазан Магомедов многого успел добиться в свои тридцать лет, благодаря своей изворотливости и чутью. Он брался за все приносящее прибыль. Достать наркоту - пожалуйста, найти контрафактную водку - без проблем, проституток надо - доставим, короче, спектр услуг предоставляемых им был разнообразен и широк. А тут еще подвалила работенка по поставке людишек на Кавказ. Вначале Рамазан не хотел с этим связываться, но большие деньги, предложенные за такую грязную работу, превысили врожденную осторожность парня. Как говорится - жадность победила. Был ли риск в его предприятиях? Конечно, был, но когда знаешь какие руки нужно подогреть энной суммой наличности, то многие проблемы обходят тебя стороной. А Рамазан точно знал, с кем нужно делиться.
   Вот только чем он не хотел заниматься, так это связываться с радикальными единоверцами, хотя те сулили ему большие деньги за посильную помощь, очень большие деньги.
   Рамазан не понимал, чего они добиваются экстремизмом - своими терактами, взятием заложников, разжиганием войны. Добиться главенства ислама над всем миром? А что дальше? Все будут жить долго и счастливо? Нет, такого не случится, неравенство в слоях человеческого общества не исчезнет, а значит, многие останутся недовольны жизнью, как и сейчас. И что, опять искать нового врага, чтобы снять напряжение в обществе? Так этим можно заниматься до бесконечности - покончив со старым, находить нового врага. Одно Рамазан уяснил - все происходящие катаклизмы в человеческом обществе созданы искусственно, потому что кто-то там наверху имеет с этого огромную прибыль, а все исполнители их замыслов являются расходным материалом, который легко заменить. Возможно, он сам бы так поступал, находясь на верхушке айсберга власти над миром. Но вот расходным материалом он быть не желал и потому не присоединялся к радикальным организациям. Пусть туда идут парни с аулов, у которых все равно не большой выбор жизненного пути; или идти баранов пасти, или идти в бандиты. Рамазана устраивала уже налаженная жизнь, где, конечно не имеешь миллиардов, но на кусок хлеба, намазанный черной икрой, денег хватает.
   И еще была одна причина. Он жил в небольшом городе, где, как в древнем Вавилоне человечество было представлено одним народом, говорившим на одном языке. И Рамазан хотел, чтобы впредь было так, потому что от межнациональной розницы в основном страдают не власть имущие, а обычные люди, которые являются его потенциальными клиентами.
   Сейчас он ехал в сторону своего дома, вполне удовлетворенный проделанной работой. Груз отправлен по адресу, деньги получены. Хотя не обошлось без маленькой оказии - приготовленное мясо сбежало, но ему быстро было найдена замена. Теперь Рамазан думал, как с пользой потратить часть денег. Может сходить в ночной клуб, посидеть там, снять симпатичную девочку и с ней завалиться домой, как говорится, для продолжения банкета? А что, идея неплохая.
   Рамазан уже собрался свернуть в противоположную сторону от направления к своему дому, как на глаз ему попалась одинокая фигура, медленно бредущая на самом краю тротуара, под светом уличных фонарей, стоящих на равном расстоянии вдоль дороги. Он невольно сбросил скорость до минимума, засмотревшись на хрупкую девушку, когда поравнялся с ней, и было от чего.
   Мордашка, как у куколки с большими выразительными карими глазами, обрамленными пушистыми ресницами, с короткой стрижкой каштановых волос, точеные ножки в красных туфлях на высоком каблуке, а ее облегающая кремовая блузка, как будто, на ней пуговицы вот-вот оторвутся, открывая взору неприкрытый бюсгалтером бюст.
   Девушка начала рыться в наплечной сумочке, достала оттуда пудреницу и тюбик губной помады, при этом убрав с левого глаза каштановый локон волос. Она открыла раковину с пудрой и, глядя в зеркальце, начала подкрашивать губы. Вот девушка неловко роняет тюбик губной помады, плавно, позерским движением, как стриптизерша возле шеста, наклоняется, чтобы поднять его и блузка распахивается, обнажая ямку между упругими белыми округлостями, но сразу выпрямляется, потому что пластиковый тюбик с помадой продолжает катиться по тротуарной плитке. Она догоняет его мелкими шажками, снова наклоняется. Бедра плавно движутся, и край короткой черной юбки ползет верх, открывая потайные щелочки и впадинки. Поймав двумя пальцами непослушный тюбик с помадой, девушка выпрямилась, поправила юбку и плавной походкой продолжила идти вперед, при этом ее округлые бедра соблазнительно перекатываются.
   Рамазан гулко сглотнул, ощущая нервную сухость во рту и вожделенное напряжение в паху. Даже на расстоянии он чувствовал исходящие флюиды от девушки, медленно бредущей по тротуару. Они наполняли его душу теплом и дикой, неподвластной разуму страстью. Рамазан неотступно следил за каждым шагом незнакомой девушки, совершено позабыв, что находится за рулем автомобиля, который в любой момент может столкнуться с чем-либо, неожиданно появившимся перед его капотом. Ему было на это плевать. Все его естество желало эту незнакомку, и чтобы ее заполучить он был готов пойти на любой безумный поступок.
   К счастью ничего экстремального не произошло; ни аварии, ни наезда на зазевавшегося пешехода, даже бездомный пес под колеса не попал.
   Рамазан, поравнявшись с девушкой, открыл кнопкой стеклоподъемника, пассажирское переднее окно и крикнул:
   - Эй!
   Он хотел добавить еще пару пошлых слов, которые привык произносить при знакомстве с девушками, но замолчал, ощущая, как тонет в карих глазах девушки.
   Душевная эйфория, заполнившая его, не позволила заметить за незнакомкой одну небольшую странность. Любая другая девушка при таком ненавязчивом предложении постаралась бы в лучшем случае, молча, поскорей удалиться, сделав испуганным лицо, в худшем - назвать извращенцем. Незнакомка не выражала затравленный взгляд, бегающий по сторонам в поиске ближайшего укрытия, наоборот ее карие глаза буквально излучали любопытство. Она остановилась, с неподдельным интересом рассматривая Рамазана.
   С робостью, хотя раньше такого за собой не замечал, он осторожно предложил, ощущая, как сердце бешено стучит в груди:
   - Девушка, вас подвести?
   Очаровательно улыбнувшись, незнакомка произнесла ангельским голоском:
   - Очень мило, юноша.
   Это прозвучало, как согласие.
   Незнакомка подошла к автомобилю, и остановилось, как будто не зная, что дальше делать.
   Все еще не обращая внимания, на странности девушки, Рамазан перегнулся через пассажирское кресло. Он дернул за скобу замка, открывая дверь.
   Незнакомка боком, элегантно влезла на соседнее кресло, при этом ее юбка высоко задралась по бедрам, открывая гладкие загорелые ножки чуть ли не до трусиков.
   - Куда вас подвести? - все еще робея, произнес Рамазан, не отрывая взгляда от такой прелестной картины. Его так и тянуло дотронуться до шелковистых ножек, для убеждения, что это не сладостный сон, а что ни есть реальность. Поглаживая, провести рукой выше, добраться до трусиков и залезть туда, проникнуть пальцем в вожделенное влажное лоно и услышать сладострастный женский стон. А потом заняться сексом прямо в салоне автомобиля, совершено не думая, что случайный прохожий может увидеть их страстное соитие. В любом другом случае Рамазан так бы и поступил, но не сейчас. Какая-то непонятная сила позволяла ему любоваться формами такой желанной девушки, но черту дозволенного, преступить не разрешала.
   - Давай сначала просто покатаемся, - спокойно ответила незнакомка, словно не замечала его похотливого взора, закрыла за собой дверь, после этого начала с интересом рассматривать салон автомобиля.
   Рамазан, нервно сглотнув, оторвал свой взгляд от девичьих ножек, переключил скорость и отъехал от обочины. Он не мог понять, что с ним и из-за этого злился на самого себя; на свою неуверенность, робость, неловкость.
   Чтобы убрать гнетущее молчание, заполнившее кабину автомобиля, Рамазан включил авто магнитолу, настроев ее на волну "Европа плюс", частенько гоняющую Джастина Бибера, Джастина Тимберлейка, которые так нравятся юным девицам. Как раз в данный момент Тимберлейк пел своим слащавым голосом песню "Sexy Ladies". Он посмотрел на девушку. Та, с улыбкой на губах, в такт музыке стала легонько мотать головой.
   - Как тебя звать? - набравшись смелости, спросил Рамазан.
   - Морула, - ответила незнакомка.
   - Красивое имя, раньше таких я не слышал.
   - А как тебя звать, юноша?
   - Рамазан, - ответил парень, подумав:
   "Почему она называет меня юношей, ей же самой от силы девятнадцать-двадцать лет".
   Но взгляд карих глаз Морулы был похож на взгляд опытный женщины, отсчитавший более длительный жизненный срок. И это несоответствие взгляда и возраста были Рамазану не понятны.
   - Откуда ты? - он стал дальше налаживать контакт, ощущая, что с каждым заданным вопросом становится намного уверенней в себе.
   - Издалека.
   - Приехала из-за границы?
   - Можно и так сказать.
   - Откуда именно? С Украины, Прибалтики?
   - Из куда более далекого места. Если я его назову, ты все равно мне не поверишь, - уклончиво ответила Моргула.
   - Меня трудно чем-то удивить, - Рамазан считал, что успел много поколесить по свету, даже пару раз был заграницей - в Турции и в Египте по путевкам на курорт.
   - Это не важно, - туманно произнесла Моргула, потом помолчав пару секунд, предложила, - давай поедем к тебе домой. Я хочу увидеть, как ты живешь.
   - Замечательно живу! - взбодрился Рамазан и резко нажал на педаль газа.
   Утробно рыкнув, "Infiniti QX70", мгновенно набрав приличную скорость, помчался по пустынной улице в нужном направлении.
   - Ты приехала в гости к родственникам? - продолжал интересоваться Рамазан, уверено ведя автомобиль.
   - У меня нет здесь родственников.
   - В командировку?
   - Это ближе к истине, - после небольшой заминки ответила девушка.
   - Чем занимаешься; коммерцией, шоу-бизнесом или занимаешься административной работой?
   Ну да, по ухоженному виду Моргулы, не скажешь, что она работает дворником или няней в детском саду, здесь делаешь совершено другие выводы.
   - Кое-какие незавершенные дела привели меня сюда, - как всегда туманно ответила девушка.
   Вот в таком ключе - вполне определенный вопрос, на него неопределенно-уклончивый ответ, продолжался разговор до самого дома.
   Рамазан остановил автомобиль на парковочном месте, помог Моргуле выбраться из кабины и повел ее к своему подъезду.
   Пятиэтажный дом румынской постройки не имел лифта, да и не к чему он там был, если можно добраться до верха по просторным лестничным пролетам на своих ногах и не запыхаться, а если не желаешь себя утруждать подъемом, тогда строй коттедж и живи там. Рамазан мечтал о таком большом доме, где сам себе хозяин; приглашай к себе кого хочешь, слушаешь, что тебе нравится и ведешь себя, как привык и никто тебе поперек слова не скажет, но пока денег на него не хватало, так что приходилось мириться с соседями, которые жили рядом с ним.
   Они поднялись на третий этаж. Рамазан открыл ключом тяжелую железную дверь, обитую деревянной мореной облицовкой, пропустив вперед себя Моргулу, зашел следом за ней в просторную прихожую, где стояло высокое трюмо, узкий шкаф для верхней одежды и подставка для обуви, минув ее, он провел девушку в зал, пол которого был покрыт паркетом.
   - Располагайся, а я пока приготовлю что-нибудь нам выпить, - сказал Рамазан, включая пультом музыкальный центр, который подобрал возле полки домашнего кинотеатра. Из огромных узких колонок полилась инструментальная музыка, создавая непринужденную обстановку.
   - Да, что ты будешь пить? Вино, водку, виски, коньяк?
   - А ты что будешь пить, юноша? - в свою очередь поинтересовалась Моргула, с интересом рассматривая интерьер зала.
   Кроме домашнего кинотеатра с огромным телевизором, занимающим практически всю стенку, там находился кожаный диван, рядом с ним низкий журнальный столик, со стеклянной крышкой, два кожаных кресла. Возле одного находился выключенный торшер. Другую стену занимало окно с широким пустым подоконником и дверью, ведущей на лоджию. А вот на третьей - было прикреплен ковер с причудливым узором, который украшался навешенным на нем холодным оружием; кинжалом, саблей. Это были не муляжи, сделанные из мягкого металла, а что ни на есть настоящее оружие. Им можно с легкостью поразить врага, если в этом появится надобность.
   Как раз эта стена больше всего заинтересовала Моргулу. Она подошла к ковру и протянула руку к кинжалу, намереваясь вытащить его из ножен.
   - Не стоит делать этого, - предупредил Рамазан. - Он острый, как бритва и при неосторожном с ним обращении можно спокойно лишиться пальцев.
   - Неужели? - усмехнулась девушка, но от оружия руку убрала.
   - Так, что ты будешь пить? - напомнил Рамазан.
   - То же самое, что и ты, - ответила Моргула.
   - Мне нравится твой выбор, - улыбнулся парень и направился на кухню.
   Рамазану требовалось срочно выпить, для уверенности, которую он так окончательно не приобрел. При разговоре еще ничего, ему удавалось сохранить раскованность, а вот на более решительные поступки парня не пускала какая-то непонятная сила.
   Он достал из холодильника непочатую бутылку коньяка, открыл ее, вытащил два бокала из стенного ящика, где лежала вся посуда, налил в один янтарной жидкости на половину и залпом выпил. Ощутив приятное послевкусие во рту, с удовлетворением выдохнул. Да, это вам не суррогат, принятый продавать повсеместно в магазинах, а самый натуральный Кизлярский коньяк пятилетней выдержки, который согревает в нутрии, разгоняя по жилам застоявшуюся кровь, и придает поднятое настроение. Его изготовляли не на конвейере завода, а в домашних условиях, по старому рецепту. Так что, по сути, такой натуральный продукт можно считать бесценным.
   Сто пятьдесят грамм коньяка придали уверенности Рамазану. Он налил в бокалы до половины янтарной жидкости, достал из холодильника плитку шоколада, разломил на маленькие дольки и разложил их на тарелочке, только после этого прошел в зал.
   Моргула уже сидела в кресле, вытянув стройные ноги. Она с слегка прикрытыми глазами слушала музыку.
   - Держи, - Рамазан подал ей бокал. - Давай выпьем за путеводную звезду, счастливой свечой зажженной на небе, за то, что она свела нас вместе в паутине городских ночных улиц. За знакомство.
   Они чокнулись бокалами и выпили.
   Моргула даже не поморщилась, осушив бокал до дна, как будто ей приходилось пробовать напитки и покрепче, а вот кусочек шоколада, поданный Рамазаном, ее весьма удивил, словно она его вкус ощутила впервые.
   Вторая порция алкоголя смогла полностью раскрепостить парня. Он схватил гостью за руку и произнес:
   - Потанцуем?
   - А можно мне еще один бокал этого хмельного напитка? - место ответа спросила Моргула.
   - Потом, сначала танец, а потом напиток, - Рамазан потянул ее за руку.
   Моргула не стала сопротивляться, она, с легкостью поддавшись напору парня, встала с кресла и сразу оказалась в объятиях хозяина квартиры. Тот положил одну руку на ее талию, другую чуточку повыше, прижал к себе, и они в такт музыки стали медленно перемещаться по залу.
   От ощущения близости упругого, красивого женского тела у Рамазана перехватило дух. Он сразу же потерял контроль над своими чувствами. Проведя по щеке Моргулы, парень поцеловал ее в губы. Она не сопротивлялась, как это делают некоторые строптивые девушки, а ответила взаимностью. Но после короткого поцелуя рамазан отпрянул от Моргулы. Его очень удивило то, что у нее были холодные как лед губы.
   Рамазан посмотрел на девушку, держась от нее на расстоянии вытянутой руки. Он почувствовал, как от ужаса у него похолодело все внутри. Перед ним стояла не прекрасная девушка, которую Рамазан так неистово желал каждой клеточкой своего тела. Да, совсем не она.
   Ее карие глаза заплыли антрацитовым цветом, которые полностью поглощали свет, исходящий от осветительной лампы, как будто были черной дырой, готовой впитать в себя все, включая и его грешную душу. Черты лица Моргулы заострились, превращая ее в маску голодного хищника, жаждущего человеческой крови. И этот монстр воплоти, подобный выдумки воспаленного мозга безумца, начал медленно приближаться к нему.
   Рамазан отступил назад, ущипнув себя за руку. Почувствовав боль, он понял, что это не кошмарный сон, а реальность и эта реальность, как говорило его чувствительное нутро, готова была съесть его с потрохами.
   - Пошла вон, сука! - все еще отступая назад, произнес Рамазан, указывая рукой на входную дверь.
   Моргула и не подумала подчиниться его приказу. Она, криво ухмыляясь, спросила, продолжая медленно надвигаться на парня:
   - Разве я не в твоем вкусе, юноша?
   В следующее мгновение, каким-то образом она оказалась рядом с ним.
   Долго не думая, Рамазан нанес правый хук, способный свалить с ног взрослого мужчину весом восемьдесят килограмм. Но только не Моргулу. Ее голова, мотнувшись в левую сторону от удара, начала медленно поворачиваться обратно, пока странные глаза не менее страной девушки ни уставились на Рамазана, медленно отступавшего назад.
   - Ты плохой мальчик, юноша, очень плохой, - тихо произнесла Моргула, слизнув языком кровь, появившуюся из раны на губе, которая образовалась в связи с тем, что она прикусила ее при ударе. - А плохих мальчиков я привыкла наказывать.
   И этот тихий голос был страшней громкого звериного рыка, издаваемого хищником, завидевшим свою жертву.
   Покрываясь холодным потом, испуганный Рамазан пытался найти выход из сложившейся ситуации. То, что у сумасшедшей девицы идет кровь из губы - обнадеживал, потому что это говорило о том, что она живая, хотя по ледяному поцелую у него создалась совершено другая ассоциация. Несоответствием такой аномалии было одно объяснение - чокнутая Моргула приняла странный наркотик. Скорее всего, он подействовал на нее именно так - ледяные губы, отсутствие реакции на боль. Но в тоже время одна маленькая деталь сводила на нет все его умозаключения. Ее глаза, странным образом изменившие цвет! Тогда кто перед ним? Ходячий монстр, вылезший из ночного кошмара или наглухо обдолбленная чокнутая девица? Как бы то ни было, у него получалось два варианта выхода из сложившейся ситуации. Первым решением было выгнать Моргулу из квартиры, вторым - самому бежать.
   Как бы читая его мысли, чокнутая девица перекрыла проход к входной двери и начала прижимать парня к стенке, неотступно приближаясь к нему. Рамазан, схватив торшер, вовремя подвернувшийся под руку, ударил им Моргулу. На сей раз, девица повалилась на пол, пытаясь руками схватить свою жертву, пробегающую мимо.
   Получив небольшую передышку, Рамазан схватил мобильный телефон, находившийся в кармане джинсов, и начал набирать номер своего приятеля.
   - Алекс, быстрей ко мне! - быстро выкрикнул он после соединения с оппонентом. - У меня неприятности!
   Пока не появилась помощь, Рамазану предстояло положиться на свои силы. Он бросился к стенке с ковром, на котором висело холодное оружие. Моргула уже успела подняться на ноги и броситься следом за Рамазаном, но немного опоздала, парень первым успел добраться до оружия. Он дрожащими руками вытащил кинжал из ножен. Почувствовав в руках рукоять острого, как бритва оружия, Рамазан почувствовал себя намного уверенней. Он не хотел убивать чокнутую девицу, только немного припугнуть, но когда встретился взглядом с ней, то понял - без кровопролития здесь не обойтись. Сейчас она походила не на хрупкую прекрасную девушку, встреченную на пустынной ночной дороге, а на ужасную Рохдулай, которой его пугала в детстве бабушка. Поэтому, когда Моргула приблизилась к нему, Рамазан без сожаления всадил кинжал в левую сторону груди чокнутой девицы, вложив в удар всю свою силу.
  
   Рохдулай - в мифологии Кавказа воплощение злой женщины огромного роста, обитающей в скалах. Человек, увидев ее, заболевал и, мучимый лихорадкой, умирал.
  
   Острое, как бритва лезвие легко вошло в женское тело практически по самую рукоять. Рамазан знал, он чувствовал, что попал ей в самое сердце. Это был смертельный удар, от которого даже самый сильный человек в мире моментально упадет замертво. Но Моргула, покачнувшись от толчка, устояла на ногах. Она схватила одной рукой за кисть Рамазана, пытавшего отскочить в сторону, и эта хватка оказалась крепче волчьего капкана, из которого невозможно вырваться. Другой рукой, постоянно демонически улыбаясь, она взялась за рукоять кинжала, воткнутого в ее грудь, и стала медленно, дюйм за дюймом, вытаскивать его из обильно кровоточащей раны.
   Рамазан, парализованный от страха, с округлившимися от ужаса глазами, наблюдал за сюрреалистическими действиями Моргулы, не подвластными логическому объяснению. Вот она вытащила кинжал из груди, неторопливо лизнула клинок, как будто пробовала на вкус свою кровь. Все это Моргула проделывала, не отводя взгляда от глаз Рамазана. Потом она словно с сожалением произнесла:
   - А я думала, мы с тобой подружимся, юноша, но видать не судьба.
   И в свою очередь вонзила кинжал в грудь Рамазана.
  
   ***
  
   Сразу на квартиру к Рамазану нам поехать не удалось, не смотря на мою нестерпимую жажду мести. Сначала пришлось заехать ко мне домой. Там я по-быстрому принял душ, после которого окончательно пришел в себя, взял универсальную отмычку. Сейчас все дома снабжены электронными замками в подъездных домах, так что без нее не обойтись.
   У Роберта зазвонил мобильный телефон. Он включил его и удалился в прихожую, с кем-то тихо разговаривая. Интересно, что за тайны от меня появились у моего брата? А вот и сам он появился.
   - Ты собрался? - спросил Роберт.
   - Да, - ответил я, засовывая руку в рукав кожаной куртки.
   - Оружие? - брат вопросительно посмотрел в мою сторону.
   - Мы же собрались только намять ему бока, а не прострелить голову.
   - От таких подонков всего можно ждать, так что не стоит его недооценивать, - возразил мне Роберт, - возьми с собой ствол и мне на душе станет спокойней.
   - Ладно, - после небольшого раздумья, я согласился с ним. Пришлось залезть в тайник под отопительной батареей и достать оттуда Беретту 92, с парочкой запасных обойм. - Кстати, может, поделишься?
  
   Беретта 92 - семейство самозарядных пистолетов, разработанных в 1972 году Карло Берета, Джузеппе Мазетти и Витторио Валле.
  
   - С чем?
   - Кто тебе звонил?
   - Ошиблись номером, - стараясь, как можно равнодушней, ответил Роберт.
   - Не поздновато ли для случайных звонков? - что-то темнит мой братишка.
   - Это спроси у того, кто ошибся номером, - в этом весь мой брат. Если он не хочет, из него правду клещами не вытащишь.
   - Ты все больше становишься похожим на дядю Прохора, - произнес я, закрывая за нами входную дверь квартиры на ключ.
   - Это укор или комплимент? - усмехнувшись кончиками губ, поинтересовался Роберт.
   - Пока сам не знаю.
   Мы вышли из подъезда в набирающую прохладу осеннюю ночь, сели в "Волгу" и поехали в сторону дома Рамазана.
   Дорога была пуста, для такого позднего времени, только одинокие автомобили, брошенные хозяевами возле обочины до еще не наступившего утра, бросались в глаза. Еще недалеко от одного перекрестка стояла машина ГИБДД с потушенными фарами, поэтому нам не было видно, есть в салоне кто-нибудь или нет. Во всяком случае, нас никто не остановил для проверки документов и на наличие в крови алкоголя. И это нас несказанно удивило и в тоже время весьма порадовало. Мы не знали, чем закончится наша встреча с Рамазаном - просто задушевным разговором, в чем я лично сомневаюсь, или крупномасштабным мордобоем. Но как бы то ни было, нам сейчас лучше не светиться перед правоохранительными органами, так будет для всех спокойней.
   Вот и нужный дом появился перед нами. На парковочном месте стоял знакомой мне "Infiniti QX70", что говорило - мы не ошиблись адресом и то, что Рамазан сейчас находится дома.
   Остановив "Волгу" возле нужного подъезда и заглушив двигатель, Роберт полез под пассажирское сиденье, чтобы достать свой "Хаудах".
   - Ты шутишь? - поинтересовался я. - Вот так пойдешь с дробовиком наперевес? Мне кажется это уже перебор. Мы же не в гангстерском фильме снимаемся, вот чтобы так, в открытую, идти с оружием в руках.
   - Будь спок, братишка, для моего малыша под курткой приготовлено уютненькое гнездо, - ответил Роберт, вылезая из кабины автомобиля. Он откинул полу куртки, доходящей до колен, и засунул "Хаудах" в кобуру, прикрепленную наискось через правое плечо.
   С входной подъездной дверью проблем не возникло - универсальная отмычка сработала как надо, теперь возник вопрос, как незаметно пробраться в квартиру. Мы же не домушники и опыта вскрытия сложных замков не имеем, а то, что у Рамазана будет железная дверь с непростым замком, сомневаться не приходилось. Так что, пока поднимались на нужный этаж, ломали голову над этой проблемой.
   - Может, просто позвоним? - предложил Роберт самый простой вариант, когда до нужного этажа осталось пол лестничного пролета.
   - И что ответим, если он спросит, не открывая дверь? - поинтересовался я. - Типа - это я, почтальон Печкин, принес заметку про вашего мальчика?
   - Нет, я представлюсь соседом снизу, которого он затопил до такой степени, что по луже на полу можно плавать в тазике, - ответил Роберт.
   - Ты думаешь, прокатит? - засомневался я.
   - Не знаю, но попробовать стоит, потому что все равно у нас нет других вариантов.
   Мы подошли к нужной квартире. Роберт потянулся к кнопке звонка, а я на всякий случай потянул на себя за ручку двери. Та с легкостью открылась.
   - Что за хрень! - настороженно прошептал Роберт, доставая из кобуры "Хаудах".
   Я последовал его примеру, вытаскивая из-за пояса "Беретту 92", только после этого полностью открыл входную дверь.
   Будем надеяться, что в такой поздний час никто из соседей Рамазана не додумается подглядывать в дверной глазок за лестничной площадкой. В противном случае здесь в скором времени может появиться полицейский наряд, вооруженный до зубов, с которым мы не жаждали встречи.
   Под тихую инструментальную музыку, раздающуюся из помещения, стараясь не поднимать лишнего шума, я зашел следом за Робертом в прихожую, закрыл входную дверь. Первое, что мы почувствовали, оказавшись в квартире, это слабый запах миндаля, который заставил нас на мгновение замереть на месте.
   Не сговариваясь, я переглянулся с братом, ощущая, как холодок страха пробежался по моей спине. Неужели опять началось или это уже паранойя? Возможно паранойя, и нам все чаще и чаще без веской причины стал мерещиться запах исходящий от темных тварей жаждущих человеческой крови. Возможно, мы слишком перестраховываемся, находясь в таких случаях настороже. Но это намного лучше, чем когда тебя застанут врасплох и распотрошат, как индейку на рождество. Вот поэтому мы, прикрывая друг друга, стали последовательно обследовать все помещения в квартире.
   Начали с зала. Там сразу на полу обнаружили Рамазана. Он лежал в луже крови с воткнутым кинжалом в груди.
   Тут возникло сразу несколько вопросов. Первый: кого он еще успел разозлить кроме меня, если с ним так жестоко обошлись? Второй: если Рамазана прикончили кинжалом, тогда почему здесь везде в квартире присутствует слабый запах миндаля? И третий: где темная тварь? Как раз третий вопрос нас интересовал больше всего.
   На всякий случай Роберт обследовал тело Рамазана, но ни укуса, ни рваных ран, которые оставляют темные твари он не обнаружил. Самое время сматываться отсюда от греха подальше, но чертов миндальный запах не давал нам этого сделать. Нельзя у себя за спиной оставлять непроверенные помещения. Оттуда в любой момент может выскочить тварь и броситься на нас. Вот поэтому нам пришлось задержаться на некоторое время в квартире.
   От тела Рамазана в сторону ванной комнаты шли кровавые следы. Туда мы и последовали. Дверь в ванну была широко открыта, открывая перед нами хороший обзор. Там на полу, возле стиральной машины лежало мокрое полотенце с размытыми красными пятнами. В самой ванне так же наблюдались в некоторых местах следы крови. Кто-то здесь отмывался после совершения преступления, но прибрать за собой не удосужился. И это тоже казалось странным.
   После ванной комнаты мы обследовали кухню и спальню. Там было чисто и присутствия темной твари не наблюдалось.
   - Пора валить отсюда, - почему-то шепотом произнес Роберт, засовывая "Хаудах" в кобуру.
   - Мне пришла такая же мысль, - так же шепотом, я согласился с братом.
   Постоянно оглядываясь по сторонам, под мелодию Bond "Libertango", мы медленно двинулись в сторону выхода. Когда до прихожей осталось всего лишь пару шагов, я периферийным зрением заметил какое-то шевеление на полу и одновременно ощутил, как волосы на теле встали дыбом от предчувствия надвигающейся опасности. Что это, черт возьми, может быть?
   - Стой! - я придержал рукой брата.
   Он без вопросов остановился, полностью доверяясь моему чутью. Мы одновременно повернулись в сторону зала. Там все было как прежде; неподвижное тело в лужи крови, все предметы на местах, как при нашем первом осмотре и никого постороннего. Неужели мне померещилось или мы что-то упустили?
   Роберт тоже что-то почувствовал, он сразу напрягся, потянулся за "Хаудах" и пошел обратно в зал. Я следом за ним, ощущая, как сердце в груди начинает отбивать чечетку от дурного предчувствия.
   И все же, что меня тревожит?
   Середина зала. Мы стоим, озираясь по сторонам в ожидании. Иногда лучше так поступить, чем без толку метаться по углам в поиске неизвестно чего. Стоишь, терпеливо ждешь и, в конце концов, опасность сама проявится, только не зевай, внимательней гляди по сторонам и стреляй без промаха. Как раз этим мы и занимались, стоя возле трупа, вот только немного просчитались в направлении ожидаемой опасности.
   Тело Рамазана пробило мелкой дрожью, а потом он открыл налитые кровью глаза, издал утробный звук и начал медленно подниматься на ноги, опираясь руками об пол. При этом оживший труп случайно задел об паркет рукоятью кинжала, воткнутого в его грудь. Раздался режущий ухо скрежет, на который мы синхронно повернулись.
   - Вот черт! - вырвалось у нас.
   Отступая назад, я готов был пустить в ход свою "Беретту", но Роберт меня опередил. Он прикладом "Хаудах" зарядил еще не слишком шустрому монстру под подбородок, а когда тот повалился на спину, торопливо вытащил из его груди кинжал и, не медля, вонзил клинок ожившему трупу в глаз. Тот, издав смердящий выдох, на сей раз замер на полу навечно.
   - Охренеть не встать! - произнес Роберт, вытерев потный лоб слегка дрожащей рукой. - Что это было?
   - Черт его знает, - я сам был в замешательстве.
   При осмотре трупа нам не удалось обнаружить укусов и рваных ран. Тогда почему он ожил? Где артефакт, послуживший проходом в наш мир темной твари? И самое главное, где сама темная тварь?
   - Однако странные дела творятся в нашем королевстве, - произнес Роберт. - Ты согласен со мной, братишка?
   - Полностью, - ответил я.
   - В связи со всем этим возникает множество вопросов, на которых у нас нет ответов, - сделал вывод мой брат. - И что будем делать?
   - Пока не знаю, - честно признался я.
   Дядя Прохор говорил нам:
   "Ни при каких обстоятельствах не теряйте бдительности. Только так вам удастся выжить в состоянии войны с темными тварями".
   А мы за разговорами и размышлением над случившимся, позабыли об этом правиле и поэтому попали в неприятную историю.
   - Стоять, полиция! - раздался возглас за нашей спиной.
   Мы медленно, стараясь не делать резких движений, повернулись на голос. В проеме входа в зал стояли два незнакомых парня, держа в руках "ПМ" нацеленные в нашу сторону.
  
   ПМ - пистолет Макарова.
  
   Оба незнакомца одеты в джинсы, кроссовки и кожаные куртки. Один из них, кто ниже ростом, набрал немного жирка, другой, что был повыше, худой, как жердь. Никто из них не показал свои документы, так что нам предстояло голословно поверить, что они оба из полиции. Если это так, то парни точно в данный момент не на службе. Скорее всего, они друзья Рамазана или крышуют его.
   Незнакомые парни сразу увидели лужу крови и мертвого Рамазана лежавшего в ней.
   - Ну и влипли вы, парни, - произнес один из незнакомцев, зло, сузив свои глаза, - вы даже не представляете, что с вами сейчас будет.
   - С нами-то ничего не будет. А вот, что сделаете вы сейчас, я уже себе представил, - усмехнулся в ответ Роберт. - Сейчас вы сложитесь валетом, чтоб друг дружке отсосать, а я вытащу из подушки перышко и буду щекотать вам ноздри до тех пор, пока вы не откусите друг другу кончик члена. Как вам такое развитие событий?
   Мой брат хотел вывести из себя пришельцев и это у него получилось. Они, замерев на месте, мгновенно покраснели как раки, казалось, что у них вот-вот из ушей пойдет пар. Их желваки задвигались, словно поршня, а глаза наполнились ненавистью. И теперь у парней было только одно желанье - быстрей добраться до нас, чтобы порвать на мелкие клочки за нанесенное оскорбление.
   - Ну, вы сами напросились! - двигая желваками, как поршнями, произнес парень с лишним весом.
   Незнакомцы, держа нас на прицеле, сделали пару шагов в нашу сторону и повалились на пол от сокрушительного удара по затылку.
  
  
  
   Перакс.
  
  
   Бум. Бум. Бум.
   Что-то огромное двигалось в густых клубах тумана, который окутал нас плотным, белесым одеялом со всех сторон. Потом оно остановилось. Только глухое дыхание, напоминающее движение кузнечных мехов, доносилось до моих ушей. Невидимое существо, а может, несколько существ, замерло на месте, как будто пыталось с помощью нюха определить свое дальнейшее продвижение. Но мне почему-то казалось, оно хочет уловить наш запах, чтобы подойти и посмотреть, какие непрошеные гости пожаловали в его законные владения. И вот, выбрав направление, существо медленно двинулось дальше, что-то ломая своим весом, что-то сотрясая. Я же с остальными попутчиками, замер не дыша, как мышка в норке, которую подстерегает кот. Казалось, даже амулет, соединенный с перстнем, почувствовав приближение чего-то несокрушимого и очень опасного, перестал давать волшебный фиолетовый свет, погрузив все вокруг нас в призрачный мрак.
   Бум. Бум. Бум.
   Тяжелые шаги приближались.
   Поначалу я не мог ничего толком разглядеть, но после очередного всполоха электрического разряда, мне привиделось в глубине клубов тумана отсвечивающего тусклым фиолетовым люминесцентным светом, что-то бледное, как слоновая кость, огромное, бесформенное и нечто незнакомое. Хотя это казалось невероятным, я почувствовал, как встретились наши взгляды - мой, полный страха и растерянности и его - холодный, словно лед. Но это было мимолетным видение. Вскоре всполох разряда потух, оставив только густые клубы тумана, медленно ворочающиеся между собой, как комки манной каши бурлящей в кастрюле на медленном огне газовой конфорки. Только тяжелые шаги продолжали продвигаться в нашу сторону.
   В какой-то момент существо издало странный крик, полный тоски и печали, который более напоминал отзвуки гудка парохода, медленно проплывающего по реке. Столь горький крик, издаваемый невидимой громадиной, пугал даже больше, чем беспокойной ночью, когда, лежа в постели, не знаешь, какой кричит зверь или птица за окном.
   Крик, увязнув в густом тумане, прекратился так же неожиданно, как и начался, только глухое дыхание продолжало, доносится до нас и тяжелые шаги, которые изменили направление. Теперь невидимое существо, словно нарвавшись на призрачное, но, тем не менее, крепкое препятствие, стало нарезать круги вокруг автомобиля, чтобы найти дорогу к непрошеным гостям. А может быть, оно не торопилось сразу появиться, потому что оттягивало удовольствие, вот и играло с нами, словно кошка с мышкой, перед тем, как пустить нас на обед.
   Но лично у меня была еще одна догадка, присущая детской логики. Постепенно сужая круги, невидимое существо уже давно могло выйти прямо к автомобилю, но предпочло остаться в непроницаемых, густых клубах тумана, как будто прячась там от нас, точно так, как самые страшные монстры наших кошмаров всегда скрываются в тенях, тем самым заставляя нас своими фантазиями еще больше пугать самих себя. Эти монстры из снов зачастую часть нас самих, существование которой мы не хотим признавать, и возможно, это невидимое существо, превышающее размером слона, зная о своем кошмарном облике, стремится не показываться полностью даже самому себе, вот и не выходит открыто к автомобилю.
   К глубокому сожалению я ошибся.
   Бум. Бум. Бум.
   Тяжелые шаги стали намного ближе. Теперь невидимое существо прекратило нарезать круги вокруг автомобиля, оно целенаправленно двинулось в нашу сторону, как будто уже давно для себя решило, что делать дальше. И вот в плотных клубах тумана появился пугающий огромный силуэт.
   Мы сидели, боясь пошевелиться, чтобы своим неосторожным движением не потревожить густую, как кисель тишину, заполнившую собой салон автомобиля, потому что любой, даже самый тихий посторонний звук мог привлечь внимание надвигающегося на нас существа. Так в тот момент думал я, так думали все остальные мои спутники. Вот поэтому нам пришлось на время частично превратиться в каменных истуканов, мысленно молиться провидению о спасении и завидовать последним лишь за то, что они не имеют души, а значит, не могут бояться.
   Плотные клубы тумана, как-то неожиданно расступились, пропуская на всеобщее обозрение существо исполинского размера. Оно было пугающим и в тоже время прекрасным.
   Контуры льва, очень огромного льва, размерами, не уступающими мастодонту, были закованы в стальные и чернено серебряные чешуйки. Они переливались, при каждом его шаге, особенно в электрических всполохах тумана, играя на крепких, бугристых мышцах, спрятанных под непробиваемой броней. В тех местах образовывался причудливый, постоянно меняющийся рисунок, который завораживал и заставлял восхищено вздыхать. По бокам, практически до длинного, подвижного хвоста, находились сложенные крылья, перепончатые, покрытые серебристым пухом.
   Существо остановилось, повернув в нашу сторону свою голову, более напоминающую лошадиную, только слегка с деформированными пропорциями. Она была короче конской и намного шире, к тому же место волосяной гривы имела волнистый костяной гребень, спускающийся до самого кончика хвоста. Его глаза, глубоко утопленные в глазницах и защищенные место бровей костяными наростами, светились медовой желтизной.
   На какое-то мгновение мне показалось, что пришелец высматривает именно меня. И когда мой взгляд перекрестился с черным, вертикальным веретеном зрачка существа, пульсирующим в такт биения его сердца, я увидел там мерцание звездных бриллиантовых пылинок, таинственных, неподражаемых. Они звали меня поддаться возникшему волшебству и без остатка раствориться в потаенных глубинах спрятанного там чужого разума, познавшего все секреты мироздания. Я уже почувствовал, как в глубокий омут видения готова затянуться моя душа, полностью, без остатка, но резкая боль на запястье не позволила случиться непоправимому. Это Роберт, сидящий рядом, ущипнув меня за руку, разрушил завораживающее чародейство.
   Наваждение прошло, осталось только любопытство, густо замешанное на страхе, от которого кожа покрывается мурашками, и волосы на теле встают дыбом, как иголки у свернувшегося в клубок ежа. Впервые увиденное существо, поневоле вызывало чувство интереса - что это за зверь, что он здесь делает и вообще, разве существуют такие монстры в природе? Но в тоже время, его хищный образ, заставлял инстинктивно испугано затаиться, чтобы быть не замеченным для своей безопасности.
   Медленно двигая мощными лапами, оканчивающимися стального цвета когтями - тверже адаманта, существо приблизилось практически к самому автомобилю. Нагнувшись, оно повело носом. Неизвестный мне зверь как будто нюхом хотел определить наши истинные намерения, о которых я сам толком ничего не знал. Дрогнули ноздри, расположенные ближе к глазам, чем к пасти, усеянной огромными острыми клыками отдающими желтизной. Оттуда вырывались сизые клубы пара, словно снаружи был лютый мороз. Один из этих клубов попал на боковое стекло автомобиля, и оно сразу запотело, тем самым практически закрыв обзор снаружи. Меня тянуло ладошкой протереть его, но я не посмел, встретившись с предупредительным взглядом дяди Прохора, повернувшегося в нашу сторону. Он прижал указательный палец правой руки к своим губам, тем самым показывая, чтобы мы вели себя тихо, особенно мой брат.
   Почему нашего дядю больше привлек Роберт? Я посмотрел на него. Брат начал потихоньку елозить на месте и корчить рожицы, смешно сморщив свой нос. Что это с ним? Сейчас не время для кривляний. Сейчас нужно сидеть тихо, как мышка, пока огромный монстр не уйдет. Кстати, где он? Боковое запотевшее окно мешало мне увидеть, чем занято существо. Зато я отчетливо слышал его тяжелое пыхтение.
   Монстр явно обнюхивал автомобиль, стараясь понять, съедобна ли его начинка. По всей видимости, он нас не учуял или посчитал не слишком вкусным блюдом для себя, потому что вскоре послышались его удаляющиеся тяжелые шаги.
   Набравшись смелости, я рукавом куртки избавил боковое окно от запотевшего налета, а когда небольшое круглое чистое пространство позволило мне наблюдать, увидел огромный силуэт существа практически скрывшегося в тумане.
   Пронесло, монстр уходит!
   И в это время Роберт чихнул.
   - Вот черт! - процедил через зубы дядя Прохор, а его руки с ногами работали как будто сами собой. Они мгновенно завели двигатель, зажгли фары и "Волга" с места рванула, как гоночный болид.
   Артефакт сразу ожил. Он вновь засветился фиолетовым светом, выпуская из себя тонкий луч.
   Позади нас раздался яростный рев существа. Его тяжелые шаги перешли в учащенный топот. Монстр решил нас догнать, но разве он мог тягаться в скорости с мощным двигателем автомобиля.
   Я с Робертом с облегчением вздохнул, думая, что нам без труда удастся уйти от погони. Но дядя Прохор почему-то не разделял нашей радости, он продолжал гнать вперед автомобиль и часто бросать тревожные взгляды на зеркало заднего обзора.
   Вскоре мы поняли причину беспокойства нашего дяди.
   Со стороны преследующего нас монстра послышались глухие размеренные хлопки, как будто кто-то в глубине тумана старательно вытрясал пыль из огромного половика. Постепенно они переросли в частое полоскание огромных знамен на порывистом ветру. Этот звук стал неуклонно уходить ввысь и приближаться, заставляя наши сердца вновь тревожно затрепыхаться в груди.
   Монстр не отстал от нас.
   Казалось бы, никакие крылья не смогут поднять на воздух такое громадное тело. Это только нам казалось. На самом деле монстр свободно парил в густых клубах тумана. Он неожиданно выныривал из белесого покрывала и стремительно пикировал на мчащийся вперед автомобиль, но пока промахивался, только один раз задел бок "Волги" своим крылом. От, казалось бы, легкого прикосновения, машина сильно качнулась, грозясь завалиться на бок. Все же удержалась, натужно скрепя подвеской, и продолжила спасать нас от беспощадных когтей летающего монстра.
   Наверное, нам везло или существу мешал туман. Как бы там ни было, мы по какой-то непонятной причине до сих пор были живы, но удача в любой момент могла отвернуться в другую сторону.
   - Дядя Прохор, кто это? - испуганным голосом спросил Роберт.
   Наш дядя было не до вопросов, все его внимание было приковано к управлению автомобилем.
   - Это Перакс, - ответила за него наша бабушка.
   - Что за Перакс? - набравшись смелости, спросил я.
   - Страж дороги ведущей в то место, куда мы направляемся, - туманно ответила бабушка, потом, немного помолчав, добавила:
   - Мальчики, сейчас не время для вопросов. Потом вы все узнаете.
   - Это дракон? - я не удержался, задал вопрос.
   - Да, дракон, - коротко ответила бабушка и больше не проронила слова.
   Впереди туман начал рассеиваться. Я рассчитывал увидеть асфальтированную дорогу, проложенную в ближайшем пригороде. Но то, что открылось перед нами, не вписывалось в будни реального мира.
   Густые клубы тумана, как-то сразу отступили, и я увидел, как наш автомобиль мчится по "Американской горке". Это первое, что пришло мне в голову, хотя между тем покрытием, по которому мы ехали и аттракционом, было больше отличий, чем схожести. Под колесами автомобиля не было стальных труб, способных гнуться в любом направлении, не существовало надежных металлических опор, для поддержки ненадежной конструкции. Только твердое покрытие, похожее на бетон, без ограждения, без осветительных уличных фонарей. Эта дорога, быстро проскальзывавшая под шинами "Волги", делала умопомрачительные петли, штопоры, крутые спуски и крутые подъемы. И весь этот фантастический аттракцион, неизвестно кем построенный, изгибался в ночном небе. Во всяком случае, мне так казалось.
   Я старался увидеть опоры, удерживающие дорогу, землю, на которой она стоит, но кроме мигающего света звезд, беспорядочными гроздями, разбросанными внизу, больше ничего разглядеть не смог.
  
  
   Глава третья.
   Встреча старых друзей.
  
  
   - Ха, сложитесь валетом! - усмехнулся Григорий, перешагивая через тела неизвестных парней, в беспамятстве валяющихся под ногами. - Ты, Роб, как всегда умеешь подобрать нужные слова для таких вот, драматических моментов.
   Следом за ним шел к нам Валерий. Он по ходу прихватил с собой валяющееся оружие поверженных противников.
   - Привет, парни, я тоже рад вас видеть, - улыбающийся Роберт направился к ним навстречу.
   Искрение обнимания, дружеское похлопывание по плечу. Мы на самом деле были рады увидеть парней в полном здравии. И на языке, что у них, что у нас, вертелось множество вопросов. Особенно меня интересовало, как им, черт возьми, удалось появиться рядом в самый подходящий момент? И почему мой брат не удивлен в отличие от меня?
   - Рассказывайте, как вы умудрились ввязаться в бытовую поножовщину? - задал вопрос Григорий, кивнув головой в сторону Рамазана с торчащим из глаза кинжалом.
   - Не тот вопрос задаешь, дружище, - ответил ему Роберт. - Ты лучше принюхайся.
   Григорий последовал совету моего брата.
   - Ну, как чувствуешь? - поинтересовался Роберт.
   - Мать твою! - вырвалось у Григория. Он все же почувствовал слабый запах присущий темным тварям. И это ему очень не понравилось. Григорий инстинктивно схватился за рукоять пистолета, который находился в кобуре под легкой кожаной курткой и насторожено огляделся вокруг себя.
   - Вот, вот, а ты говоришь бытовуха, - сказал Роберт.
   - Черт возьми, вы, парни, словно магнит для притягивания разных неприятностей, - скривился, как от зубной боли Григорий.
   - Старший лейтенант полиции Скворцов, - раздался позади нас голос Валерия. - Сейчас посмотрю, кто таков второй гость. Ага, его коллега - капитан Карпенко. Так, парни, давайте в подробностях объясняйте, в какую авантюру вы нас втянули, на сей раз?
   - Так ты знал, что они в городе и ничего мне не сказал? - я осуждающе посмотрел на своего брата.
   - Хотел сделать сюрприз, - ничуть не смутившись, ответил Роберт. - И как видишь, у меня все вышло.
   - Это они тебе недавно звонили? - я стал догадываться о причине скрытности брата во время последнего звонка.
   - Верно, - не стал отпираться Роберт. - Я их на всякий случай сюда позвал, и как видишь, не прогадал.
   - Эй, парни, мы ждем подробностей, - напомнили о себе наши друзья.
   Пришлось рассказать все, что произошло с нами с самого утра. После его окончания, в квартире зависла тишина. Каждому из нас нужно было переварить всю информацию, а потом обдумать дальнейшие действия.
   - Из рассказа выходит - темная тварь появилась до вашего прихода, - констатировал Валерий факт. - Но где она? Почему не осталась здесь поджидать следующую жертву? А самое главное, как она сюда попала?
   - Может, все это обсудим у меня дома? - предложил Роберт.
   - Постой, - перебил его Григорий, внимательно осмотрев помещение. - Смотрите, на столе находится два бокала, один из них в губной помаде.
   - Значит наш "Жигало" был с дамой, - сделал вывод Валерий. - Парни, вы точно здесь никого не застали, кроме вот этого "жмурика"?
   - Точнее не бывает, - заверил его я.
   - Если рядом нет ее трупа, и она не пытается полакомиться нашей плотью, тогда я вообще ничего не понимаю, - рассуждал Григорий.
   - Может, нужно ее найти и расспросить о случившемся? - намекнул я на всякий случай.
   - И как ее найти? - спросил Роберт. - Здесь нет камер слежения, нет ее документов. Так что твое предложение находится на грани фантастики.
   - Не скажи, - Валерий не разделил его скептицизм. - Есть один способ идентифицировать личность загадочной гостьи.
   - Какой? - спросил Роберт.
   - Снять пальчики с бокала, через сканер загрузить их в компьютер и прогнать по базе данных, - ответил Валерий.
   - Ну да, все просто, как два пальца об асфальт, - усмехнулся Роберт. - А ты уверен, что ее пальчики находятся в базе? И где нам эту базу взять?
   - Шансов у нас мало, но стоит попробовать, - ответил Валерий на первый вопрос, после чего перешел к ответу на второй, - а насчет базы, в этом нам помогут два товарища из правоохранительных органов.
   Пока тот говорил, Григорий стал что-то искать по всем помещением. Вскоре из кухни потянуло горелой бумагой. Что он там делает? Неужели собрался инсценировать пожар? Вскоре оттуда вернулся Григорий с небольшим мотком прозрачного скотча и горсткой пепла на ладони. Он подошел к столику, осторожно осыпал пеплом бокал, испачканный губной помадой и скотчем снял проявившиеся там отпечатки пальцев.
   - Господин Скворцов, не притворяйтесь, мы вас не так уж сильно приложили по затылку, - обратился Валерий к старшему лейтенанту, который старательно изображал из себя неподвижное полено. - Давайте поговорим по душам. Или мне лучше обратиться к вашему коллеге - капитану Карпенко? Может у него проявится интерес к разговору?
   Оба полицейских зашевелились, когда поняли, что их уловка не выгорела. Они начали медленно подниматься на ноги, постоянно шаря взглядом по сторонам.
   - Не это вы случайно ищите? - спросил Валерий и показал им табельное оружие, достав его из карманов куртки. - Тогда не трудитесь, оно вам все равно пока не понадобится.
   - Суки, вы убили нашего друга! - зло прошипел Скворцов, вставая на ноги. - Напали на полицейских при исполнении. За все это вам светит приличный срок! Лучше сдавайтесь по-хорошему, пока вы не усугубили свое и так плачевное положение.
   - Однако странные нынче друзья у доблестной полиции, - не преминул приметить я, приближаясь к старшему лейтенанту и собираясь начистить тому морду.
   - Не кипятись, - остановил меня Роберт. - Они нам нужны для добровольного сотрудничества. Вы же будете с нами сотрудничать, господа хорошие?
   Полицейские промолчали, сверля нас исподлобья ненавистным взглядом.
   - Ну, так как, сотрудничаем? - продолжал давить мой брат. - Или вы ждете, когда мы перейдем к более радикальным методам общения?
   - Что вам от нас надо? - спросил Скворцов.
   - Вот видишь, братишка, они могут без излишнего насилия пойти на контакт, а ты собирался им морду бить, - обратился ко мне Роберт, потом повернулся к сотрудникам полиции и начал задавать вопросы:
   - С какими подругами встречался ваш приятель?
   - Со многими, - ответил Скворцов. - Он был очень общительным с женским полом.
   - А конкретнее?
   - Мне что, всех его подружек по именам называть?
   - Не всех, а только ту, с кем он встречался в последнее время.
   - В последнее время он порвал с последней пассией отношения и находился в свободном поиске.
   - Ты уверен?
   - А во что можно быть уверенным в наше время?
   - Ладно, забыли. Как звали последнюю ее подругу?
   - А вам зачем?
   - Да вот, хотим узнать; может она вернулась к вашему другу, застала с другой девицей и в порыве ревности прирезала его.
   - Так вы хотите сказать, что это не ваших рук работа? - Скворцов с сомнением обвел нас взглядом.
   - А ты догадлив, - ухмыльнулся Роберт.
   - Последний раз я видел его с Вероникой Ткачевой, но это было месяц назад, - после коротких размышлений, сообщил нам Скворцов.
   - Адрес ее знаешь? - спросил Роберт.
   - Парни, поверьте, она на такое не способна, это сделал кто-то другой, - заверил нас Скворцов. - Скорее всего, возвращаясь, домой, Рамазан подцепил какую-нибудь незнакомую цыпочку, а она оказалась маньячкой. Если конечно не ваших рук это дело. И вообще, для чего все вопросы? Вы что, в детективов решили поиграть?
   - А вот это вас не касается, - перебил его Роберт. - Адрес Вероники говори.
   - Адреса не знаю, а вот номер телефона могу сказать, - он полез во внутренний карман куртки.
   Мы невольно напряглись и направили на полицейского свое оружие, ожидая от него любой пакости.
   - Не напрягайтесь, там кроме телефона ничего больше нет, - успокоил нас Скворцов, медленно вытаскивая из кармана мобильник. Он быстро пролистал там электронную память с именами и назвал нужный нам номер.
   - Ну что, удовлетворены, теперь мы свободны? - спросил после этого полицейский.
   - Не совсем, - ответил ему Роберт. - Гриш, отдай ему откатанные пальчики, пусть их проверит по базе.
   - Нет надобности, - ответил Григорий, у меня есть люди, которые смогут проверить пальчики.
   - Вы кто такие, парни? - спросил Скворцов, начиная понимать, что судьба его столкнула не с простыми ребятами.
   - Майор Валерий Дегтярев - "ФСБ", - Валерий вытащил корочку из кармана и показал полицейским.
   - Мать твою! - растерянно выругался Скворцов. - Могли бы сразу представиться, а не стучать по затылку.
   Он машинально потер ушибленное место.
   Я с Робертом тоже был весьма впечатлен, увидав корочку. Но мы промолчали, решив потом, наедине с ребятами выяснить, откуда у них такие интересные документы имеются.
   - Если мы из смежных организаций тогда, может, объясните нам, что происходит? - наконец подал голос капитан Карпенко.
   - Это секретная информация, - ответил Валерий, убрав корочку обратно в карман. - А теперь вы свободны. С остальным мы сами разберемся.
   - Оружие, - напомнил Скворцов.
   - Точно, - Валерий достал изъятые пистолеты и отдал их парням из полиции. - И рекомендую, никому не говорить о случившемся. Вы поняли меня?
   - Поняли, секретная информация, - ответил Скворцов и удалился вместе с Карпенко из квартиры.
   Когда мы остались одни, я решил прояснить о настоящем статусе наших старых друзей:
   - Корочка то настоящая?
   - Не, она по случаю на рынке куплена, - усмехнулся Валерий, - но полиции об этом знать совсем необязательно. Как говорится - у нас меньше проблем и им нет лишней головной боли.
   - Тоже верно, - согласился Роберт. - Кстати, Кирилл, нам такие "ксивы" тоже не помешали бы.
   Теперь осталось зачистить за собой. Этим мы и занялись; стерли кругом свои пальчики, стараясь ничего не пропустить. Когда закончили, Роберт посмотрел, сколько времени на дисплее мобильного телефона:
   - Ого, уже полтретьего! - потом похлопал меня по плечу и добавил:
   - С днем рожденья, братишка.
   Ну да, веселенькое у меня выходит день рожденье, сплошные сюрпризы. Что поделаешь, такова жизнь. Всегда хочется надеяться на лучшее, а получается - как всегда.
   Валерий с Григорием по-дружески меня поздравили, при этом делая такие загадочные лица. Интересно, что еще они придумали? Неужели закатить банкет? Так не время для этого. Ладно, потом разберемся.
   Пока спускался вниз, не мог отделаться от навязчивой мысли - нужно было избавиться от трупа, как говориться - от греха подальше. Но если в ближайшее время нам не удастся обнаружить темную тварь, тогда у нас не хватит ни сил, ни времени от покойников заполонивших город. Так что лучше сосредоточиться на поиске, а уж потом думать об остальном.
   Внизу на стоянке Валерий с Григорием укатили на своем автомобили в неизвестном направлении, сказав напоследок - как только узнают, чьи нам удалось откатать пальчики, сразу сообщат.
   - Тебя отвезти домой или рванем ко мне? - спросил Роберт.
   - Сейчас не стоит разделяться, так что давай к тебе, - ответил я.
   - Вот и ладненько, - согласился со мной Роберт.
   Мы сели в "Волгу" и почувствовали легкий обворожительный букет; чуточку цитрусового аромата, едва различимая нижняя нотка бергамота, приводящий в трепет телесный запах ириса, и всю эту композицию завершала тонкая верхняя нотка ванили, готовая вскружить голову любому мужчине, потом позади нас раздался знакомый голос с легким, практически незаметным акцентом:
   - Привет, Muchachos, я рада вас видеть в полном здравии.
  
   Muchachos - мальчики (исп.)
  
   Луиза, а это была именно она, не удержалась и нежно поцеловала в щечку каждого из нас.
   М-да, сюрпризы на сегодня не закончились, хотя последний сюрприз, мне пришелся больше всего по душе.
  
   ***
  
   Тимофей Котиков, насвистывая модную песенку, которая накрепко засела в его мозгах с самого утра, обошел морг. Увидев на столе, закрытый на липучки пластиковый мешок с трупом поинтересовался:
   - Олег, что это?
   - А, ничего серьезного, - пренебрежительно махнув рукой, ответил его сменщик. - Полчаса назад полиция привезла труп, говорят, несчастный случай.
   - Какой несчастный случай? - заинтересовался Тимофей.
   - Мужчину или бешеная собака покусала или какой-то псих, вот он и скончался от инфекции, полученной через рану. Я сам толком не понял, что случилось. Да нам-то, какая разница, все равно им утром займется судмедэксперт. Так что можешь не париться, - ответил Олег.
   - Понятно, - произнес Тимофей.
   Все остальное было в порядке, так что он принял дежурство у своего напарника и сел за стол в жесткое кресло.
   - Пока, Тимоха, счастливо отдежурить! - сказал Олег, прощально махнув рукой, и удалился из помещения.
   - Счастливо отдохнуть, Олег! - крикнул вслед ему Тимофей, глубоко вздохнул и занялся заполнением журнала дежурств. Ему предстояло проторчать здесь двенадцать томительных ночных часов.
   Чтобы как-то скоротать время и отогнать сон, Тимофей открыл лэптоп и включил его. На экране высветилась заставка, заиграла музыка включения "Виндуса" и вот, появился рабочий стол.
   В первую очередь у Тимофея появилось желание позвонить по "скайпу" Женьке, та уже давно не давала о себе знать. Никак опять находится в очередной командировке от компании. Но могла хотя бы предупредить о своем убытии. Так нет, как всегда все сделала тихо, как будто работает не в торговой фирме, а в отделе промышленного шпионажа.
   "Нет, не стоит этого делать на ночь, глядя, а то еще подумает, что я совсем съехал с катушек от безмерной ревности", - подумал Тимофей и открыл страничку новостей.
   В свете последних событий в мире, практически все обыватели в стране стали себя считать маститыми политологами, словно всю свою жизнь проработали в зале ООН и могли с легкостью разрулить критическую политическую обстановку в любой точке Земного шара. Хоть бери любого из них в советники президента.
   Котиков не являлся исключением.
   Сейчас в основном кругом пестрели новости об Украине. Одни с восторгом воспринимали происшедшие там перемены, другие их ругали. Все кричат - там произошла настоящая революция! Ага, размечтались! Чем пороть разную ересь, лучше, мать вашу, почитайте труды товарища Ленина и товарища Сталина. Там в доступной форме изложено - революция бывает двух видов; буржуазная и социалистическая и каждая из них должна поддерживаться на экономической платформе той или иной государственной направленности. Она развивается для качественного изменения государственности, дающего скачек в развитии общества, сопряженного с открытым разрывом с предыдущим состоянием. А тут что выходит? Всего лишь передел частной собственности. За счет безумных боевиков "Правого сектора" одни олигархи решили отнять имущество у других олигархов. Так что революцией там никак не пахнет. Происшедшее на Украине можно назвать криминальным беспределом, бунтом, политическим хаосом, но никак не революцией. К тому же там новым, так называемым правительством, не скрываясь, руководят Америкосы. А куда влезла Америка, можно вспомнить Ливию, Ирак, туда она приносит не процветание, а полную разруху, горе и смерть. Что в ближайшем будущем грозит и Украине.
   Вот какие мысли крутились в голове у Тимофея, когда зазвонил его мобильный телефон. Он, не глядя на номер абонента, нажал кнопку соединения.
   - Алло?
   - Привет, Тимоша, - раздался знакомый веселый женский голос в микрофоне. - Как поживаешь старина?
   - О, привет, Жень, как я рад, что ты позвонила! А то я уже начал думать, что ты совсем про меня забыла; не появляешься, не звонишь!
   - Я же тебе говорила, у меня будет срочная командировка в Екатеринбург, или ты мои слова мимо ушей пропустил?
   - Да, помню я, помню. Ты когда вернешься обратно?
   - Уже вернулась. Вот, разбираю вещи из сумки, а потом собралась к тебе. Ты просто не представляешь, как я соскучилась по тебе, Тимоша, - последнюю фразу Женька произнесла томным голосом, от которого у Тимофея потеплело внутри.
   - Я тоже по тебе соскучился, - сказал он, ощущая от волнения сухость во рту, - но торопиться приезжать ко мне не стоит.
   - Ты что, не один? - послышались нотки подозрительности в голосе Женьки.
   - Ага, вот привел пару красоток, сейчас пью с ними шампанское, а потом мы планируем заняться груповухой, - не удержался, съязвил Тимофей.
   - Теперь точно к тебе приеду, кабель! - заверила его Женька.
   - Не стоит.
   - Стоит, еще, как стоит. Я сейчас приеду и выцарапаю тебе твои бесстыжие глазенки, чтобы больше не смел, засматриваться на разных красоток! - притворно гневалась Женька.
   - Ох, какие мы грозные, - усмехнулся Тимофей.
   - Ты даже представить не можешь, какая я грозная, - шутливо прорычала Женька, потом резко изменила тон:
   - Ты сменяешься с дежурства или только заступаешь?
   - Только заступил, - ответил Тимофей. - Так что придется со встречей подождать до утра. Но как я освобожусь, сразу примчусь на парусах любви в твои нежные объятия.
   - Я буду с нетерпением ждать этого момента.
   - Я тоже, - тут Тимофей услышал в морге какой-то посторонний шум. - Подожди Жень, у меня здесь что-то не так.
   - Что там у тебя? Мертвецы что ли проснулись? - со смехом пошутила Женька, но ей никто не ответил.
   Тимофей положил мобильный телефон на стол, но его не отключил. Вскоре в микрофоне у Женьки раздались какие-то отдаленные крики.
   - Тимоха, что там у тебя стряслось? - взволновано спросила она, почувствовав, что там, на работе у ее приятеля творится неладное.
   Место ответа в микрофоне послышалось отдаленное смачное чавканье.
   - Хватит придуриваться, Тимоха, что там у тебя стряслось? Алло? Ну что ты молчишь, Тимоха?
   К смачному чавканью в микрофоне подключилось утробное урчание, как будто невидимый хищник наслаждался свежим мясом.
   - Ну ладно, сукин сын, подожди! Целую неделю не виделись, а он со мной говорить не хочет! Сейчас я тебе устрою представление, дерьмо ты вонючее! Вот возьму к тебе приеду и завалю прямо на холодный металлический стол, пропахшем формалином, и буду долго мучить, вот тогда увидишь, на что я способна, когда становлюсь настоящей сукой! - говорила она, быстро одеваясь.
   Женька схватила сумочку и стрелой выскочила из дома. Возле подъезда была припаркована ее машина. Она села в нее и помчалась на предельной скорости в сторону морга. Тот находился всего лишь в двух кварталах, так что на дорогу в позднее вечернее время, когда практически отсутствует попутный и встречный транспорт, у нее ушло мало времени.
   Оставив машину на парковочном месте, Женька, даже не закрыв ее, быстрым шагом подошла к железной двери. Она непроизвольно стукнула кулачком в металлическое покрытие. Дверь, тихо скрипнув, немного приоткрылась.
   Странно, почему она не закрыта? Посчитав это все лишь небольшим недоразумением, подумаешь, Тимоха забыл закрыть дверь на замок, Женька в буквальном смысле ворвалась внутрь морга, осмотрелась. Кругом пусто, как будто здание брошено, только остался устойчивый запах формалина с тонкой примесью миндаля.
   - Котиков, хватит играть в прятки, выходи! - обнаружив, что в помещении никого нет, выкрикнула Женька. Но кругом стояла тишина, и никто не собирался отвечать на заданный вопрос.
   - Послушай, Тимоха, мне уже начинает надоедать играть с тобой в прятки. Я сейчас обижусь и уйду, - сказала Женька, медленно идя по моргу. Ее шаги в пугающей тишине отдавали эхом.
   За столом периферийным зрением она что-то заметила. Повернулась в ту сторону. Точно, там сбоку виднеются ноги Тимофея. Он что, решил ее напугать?
   - Ага, вот ты где! А ну вылезай из-под стола! Ты что там потерял такого ценного, что не соизволил даже встретить меня? И почему входная дверь открыта?
   Вдруг Женька почувствовала, здесь что-то не так. Она своей экспрессивной речью уже давно должна была привлечь внимание своего приятеля. Но он до сих пор молчал и лежал на полу без движения. Женька нагнулась над Тимофеем, дотронулась до его ноги в том месте, где была задрана штанина. Ей показалось странным, что его всегда горячее тело сейчас оказалось холодным. Женька резко перевернула Тимофея, и ей сразу же бросилось в глаза, что на его шее в области сонной артерии зияла рваная рана с запекшейся кровью по бокам, а на лице была запечатлена маска ужаса, страшно обезобразившее его. В неестественно широко открытых остекленевших глазах Тимофея застыл кошмар.
   Женька резко отпрянула от трупа и закрыла рот рукой, подавляя тем самым истерический крик, готовый вырваться из ее горла.
   Милый Тимоха, любимый Тимоха, лежал перед ней бездыханным телом. По ее щекам потекли крупные соленые слезы.
   Но кто? За что? Почему именно он? Ведь у Тимофея никогда не было врагов. Он же был мировым парнем, этот дорогой Тимоха. Почему все это произошло, никак не укладывалось в голове у девушки.
   За спиной Женьки послышался какой-то подозрительный шорох. Она резко обернулась.
   Что это? Но этого не может быть! Ее глаза расширились от ужаса. На ватных ногах она сделала несколько шагов назад, уперлась спиной в холодную стену, которая не позволила ей дальше отступать. Женька хотела завизжать от страха, но сильные ледяные руки, стиснувшие ее горло, позволил ей только выдавить хрип.
  
   ***
  
   Во время нашего прощания в Судане, Луиза оказалась права. Тонни Паттерсон, зафрахтовав небольшое суденышко, направился в Путленд.
  
   Путленд - автономный район в восточной части Сомали. Он считается основным центром сомалийского пиратства.
  
   Еще, то местечко. Там в Путленде, пацанам на день рожденье место игрушечной пластиковой машинки дарят стрелковое оружие или ручной гранатомет с запасным ящиков боеприпаса. А еще там есть интересная народная забава; брать заложников и захватывать беззащитные торговые суда. Так что туда решится приехать человек, только страдающий синдромом Дауна или решивший этаким экзотическим образом по своей воле уйти из жизни.
   Это было подходящее место для секретной лаборатории корпорации "Скрин". Ставь любые опыты на людях, все равно в Путленде не действуют принятые всем миром права человека. Как раз подобными вещами, под присмотром Гарри Хоупа и Тонни Паттерсона и занялись люди в белых халатах. Но их полевые испытания действия крови темных тварей на человека, вышли из-под контроля.
   Когда Луиза с Валерием и Григорием прибыли в эту часть Сомали, там пол населения было заражено, остальная часть в панике разбежалась. И чтобы добраться до секретной лаборатории корпорации "Скрин", им пришлось прорываться через толпы ходячих, бегающих, прыгающих монстров.
   Тяжело пришлось? Бесспорно. Но в результате еще одно змеиное гнездо было уничтожено.
   - А что стало с Тонни? - поинтересовался я.
   Мы сидели у Роберта дома и под рассказ Луизы пили горячий крепкий кофе со сладкими кремовыми пирожными. Конечно, хотелось что-нибудь покрепче принять внутрь после такого насыщенного на приключения дня, но еще не время. С минуты на минуту должен был позвонить Валерий и тогда вновь придется садиться за руль.
   - Этот hijo de la chingada получил по заслугам, - с яростным шипением ответила Луиза.
  
  Hijo de la chingada - Сукин сын (исп.)
  
   - Это ты его?.. - Роберт многозначительно провел ладонью по горлу.
   - Нет, не я, - по голосу Луизы можно было судить - она очень сожалеет об этом. - Тонни разорвали на куски темные твари. Ирония судьбы, не правда ли?
   - Похоже, - согласился я с ней. - Он украл то, что его погубило.
   - Так оно и есть, а вот Гарри Хоупу - хитрому лису, удалось ускользнуть, - с сожалением произнесла Луиза.
   - Поэтому ты появилась здесь? - спросил Роберт.
   - Нет, Хоуп сюда не решится приехать, не его зона влияния, - ответила Луиза. - Я вместе с мальчиками решила вас навестить. А то вы без меня вляпаетесь в очередное дерьмо. И как видите, я оказалась права.
   Я хотел ей ответить, но тут на кухне что-то разбилось. Мы, не сговариваясь, выхватили пистолеты.
   Роберт медленным, осторожным шагом направился в сторону прозвучавшего звука, я следом за ним, выставив перед собой уже готовый к стрельбе пистолет. Прикрывая друг друга, вошли в помещение, осмотрелись. Тревога оказалась напрасной. Из открытого окна, сквозняком сорвало керамическую кружку, стоящую на краю подоконника. Как раз ее осколки лежали на полу.
   - Это была моя любимая кофейная кружка, - со вздохом сожаления произнес мой брат. Он взял веник из-под раковины и стал убирать осколки в совок. Я же, с облегчением вздохнув, вошел в зал, плюхнулся с размаха на мягкий диван и положил пистолет рядом с собой.
   Как раз в это время у Роберта зазвонил мобильный телефон.
   - Да? - услышал его голос, по всей видимости, по окончанию разговора, который длился, не слишком долго, он произнес:
   - Да, все понял, ждите.
   Роберт быстрым шагом вошел в зал и обратился к нам:
   - Это Валерий с Григорием. Они знают, где находилась в последнее время владелица отпечатков пальцев. Так что собирайтесь, выезжаем.
   - Куда направляемся? - спросил у брата, когда мы садились в его "Волгу".
   - Район речного вокзала, - ответил Роберт, запуская двигатель автомобиля.
   Понятно, там находится новый поселок элитных коттеджей. От дома брата совсем ничего, прокатиться четыре квартала и мы на месте.
   На улице уже начало светать. Вот черт, я устал как собака. А что в этом удивительного, можно сказать целые сутки на ногах без отдыха, если не считать некоторое время в отключке, когда меня везли на автобусе в неизвестном направлении. Сейчас бы поспать на один глазок так пару часиков, но некогда, сначала нужно доделать дело.
   А глаза так и закрываются, веки, словно налиты свинцом. Чтобы не уснуть, я ладонями слегка помассировал область глаз, стало немного легче. А вот на душе почему-то неуютно, как будто у меня не хватает чего-то важного. Засунул руку под куртку.
   - Вот черт! - вырвалось у меня.
   - Что такое? - спросил Роберт.
   - Я забыл у тебя дома пистолет.
   - Да, ладно тебе беспокоиться, - отмахнулся мой братишка, - подумаешь, забыл. Мы же едем не на бой с темными тварями, а всего лишь на разведку. К тому же, у парней есть оружие. А если хочешь, можешь себе подобрать что-нибудь подходящее из моего арсенала. Ты же знаешь, у меня в багажнике всегда имеется много полезных вещей. Но возвращаться я не буду. Плохая примета.
   - Знаю, - согласился я с ним.
   Роберт обогнул "Лебединое озеро", проехал, никуда не сворачивая, метров пятьсот. За следующим поворотом открылся ровный ряд заборов, за которым находились крыши трех, двухэтажных коттеджей. Возле одних широких ворот мы увидели знакомый автомобиль. Рядом с ним Роберт остановил "Волгу".
   - Ну, что оружие тебе надо? - поинтересовался Роберт, когда выбрался из кабины автомобиля.
   - Надо, - ответил я.
   Мой брат открыл багажник "Волги", достал из потайного ящика охотничий нож и передал мне, потом посмотрел на Луизу:
   - Тебе тоже?
   - Береженого бог стережет, - ответила Луиза, протягивая руку.
   - Бережет, - поправил ее Роберт и передал арбалет с колчаном стрел.
   - Что? - не поняла его наша подруга.
   - Береженого бог бережет - вот как у нас говорят, - пояснил Роберт, доставая из-под сидения "Хаудах".
   М-да, мне досталось самое паршивое оружие, но лучше уж такое, чем идти неизвестно куда с пустыми руками.
   Сами ворота коттеджа были закрыты изнутри, а вот небольшая металлическая калитка оказалась открытой. Через нее мы вошли в не слишком большой двор, абсолютно лишенный какой-либо растительности, зато полностью забетонированный. Мне это показалось странным. Неужели девушка, которую мы разыскиваем, до такой степени не любит растения, что не удосужилась рассадить даже цветочки на клумбе? Или все же мы попали не по адресу? Ладно, зайдем в дом, там все узнаем.
   В холле еще больше создавалось ощущение, что здесь проживает одинокий мужчина; минимум мебели, обуви тоже мало и вся она мужская, на вешалке висит одинокая демисезонная куртка.
   Уже находясь внутри, мы невольно принюхались. Нет, запаха миндаля не ощущается, но это ни о чем не говорит. Вполне возможно, прошло много времени, и запах успел выветриться или... или здесь не произошло ничего такого, что могло привлечь наше внимание и мы зря тратим время, которое в данный момент не на нашей стороне. А когда было иначе? Такого мне не припоминается.
   В широком зале, на диване нас поджидали Григорий с Валерием.
   - Опа-на - картина Васнецова "Три богатыря" нарисовалась! - произнес насмешливо Григорий.
   И его ехидство можно было понять. Если взглянуть со стороны - вид у нас был слегка нелепый; я с охотничьим ножом в руке, Роберт с "Хаудах" наизготовку, и Луиза с взведенным арбалетом, бегающим из стороны в сторону.
   - Вы, ценители искусства, лучше скажите, это точный адрес или мы попали не в тот коттедж? - с сомнением проворчал мой брат.
   - Точный, точный, - заверил его Валерий.
   - Не похоже, чтобы здесь обитала, незнакома, разыскиваемая нами, - толика скептицизма слышалась в голосе Роберта.
   - Уже не незнакомка, - довольно усмехнулся Валерий. - Нам повезло, Анжела Крикунова в позапрошлом месяце выезжала заграницу. А как вы знаете, при получении загранпаспорта у нее сняли отпечатки пальцев. Вот по этой базе данных, мой приятель сумел произвести идентификацию личности разыскиваемой дамы.
   - Понятно, - сказал Роберт. - А эту базу твой приятель не смог бы нам скинуть? Так на всякий случай.
   - А пару лямов "зелени" тебе случайно не скинуть? - съехидничал Григорий.
   - Не помешало бы, - мой брат никогда не отличался скромностью.
   - Обойдетесь, - сказал, как отрезал Валерий.
   - Ладно, парни, хватит зубоскалить, лучше объясните, какого лешего мы здесь делаем? - пришлось остановить затянувшийся балаган.
   - Анжела Крикунова, проживающая с родителями в другом районе города, контактировала с Виктором Самойловым, владельцем данного коттеджа, - пояснил Валерий. - Это мы выяснили по распечаткам телефонных разговоров, которые нам предоставил тот же мой приятель.
   - По всей видимости, близко контактировала, - с тонким намеком подметил Роберт.
   - И что-нибудь вам удалось обнаружить? - поинтересовался я, медленно продвигаясь по залу. Тут мое внимание привлек выключенный лэптоп, лежащий на журнальном столике. Стоит его проверить.
   - Ничего стоящего, - ответил Валерий.
   - Так может, плохо искали? - ехидно лыбясь, задал вопрос мой брат.
   - Попробуй, поищи сам, - пожав плечами, предложил Григорий.
   - Попробую, - принял вызов Роберт.
   Пока они чесали языком, я включил лэптоп. А Виктор Самойлов оказался слишком самонадеянным. Он даже не поставил пароль пользователя. Что ж, это к лучшему, меньше возни с взломом. На рабочем столе папки с музыкой, с фильмами, с какими-то документами. На первый взгляд ничего интересного. И с чего начать? Может, откроем жесткий диск, посмотрим последние загрузки? Так, вчера Виктор выложил только один файл. Вот с него и начнем.
   Когда открылся файл с фотографиями, я почувствовал, как от волнения у меня пересохло в горле.
   - Роб, мы кажется, влипли.
   - Что такое? - Роберт в темпе переместился ко мне.
   Остальные подтянулись следом за ним, заинтересовавшись нарытой мной информацией в лэптопе.
   - М-да, плохи наши дела, - подтвердил мои опасения Роберт, когда увидел на экране лэптопа фотографию терракотового жезла.
  
  
   Погоня.
  
  
   Аттракцион "Американские горки". Я до сих пор не могу понять, почему их так называют. Потому что впервые были разработаны и запатентованы Джоном Тейлором и впервые открыты в Штатах? Но здесь прослеживается один интересный факт: в других странах этот аттракцион называют "Русскими горками".
   Начало этому названию, по некоторым утверждениям, дает увлечение катанием на санях в зимнее время в России еще в семнадцатом веке. Ледяные горки, построенные по указу Петра под Санкт-Петербургом, имели высоту приметно двадцать пять метров и углом наклона около пятидесяти градусов. Скорее всего, вот такое экстремальное увлечение наших предков дало название американскому аттракциону.
   Какие только странные мысли не придут в голову, когда мчишься со скоростью болида по этим "Американо-Русским горкам".
   Умопомрачительные петли, штопоры, крутые спуски и крутые подъемы продолжали мелькать перед нашими глазами. От них захватывало дух, заставляло желудок стремительно подниматься к горлу, то мгновенно ухать вниз, почти что, до самых пяток. Хорошо, что у нас с братом все в порядке с вестибюльным аппаратом, в противном случае, весь салон автомобиля уже давно был бы загажен нашей рвотой.
   Перакс не сдавался. Махая своими огромными крыльями, дракон нарезал круги вокруг извилистой дороги, при этом издавая холодящие кровь крики. С каждым заходом он пытался в стремительном пике схватить за бока "Волгу" своими острыми когтями. Но к нашему счастью, у него ничего не получалось, только мимолетный контакт, правда и от него на боках автомобиля оставались глубокие борозды и крупные вмятины. От каждого такого соприкосновения вскользь, с неприятным металлическим скрежетом, дядя Прохор морщился, как от зубной боли и тихо грязно ругался. Надо отдать ему должное. Только благодаря виртуозному вождению автомобиля; в нужный момент наш дядя или притормаживал "Волгу", или наоборот прибавлял скорости, нам удавалось избежать столкновения с разъяренным летающим монстром.
   Все происходящее с нами в последнее время мне казалось настоящим бредом, как будто я сплю, и мне снится кошмарный сон. Сами подумайте, жили мы до определенного времени спокойно, размерено и нате вам подарок с кисточкой: ходячие мертвецы, хищные гончие, драконы. Короче, воплотилось в жизнь то, о чем мы с братом только в сказках читали. Но одно дело читать и мысленно переживать за героев и совсем другое, самолично участвовать в приключениях, которых нам навязали силой.
   По всей видимости, у Роберта кружились в голове такие же мысли. Он украдкой ущипнул себя за руку и сморщился от боли. Да, это не бред и не кошмарный сон, как нам хотелось, а сюрреалистическая реальность, неподвластная законам привычного мира, и с этим фактом нам придется смириться. Теперь наша жизнь стала в какой-то степени непредсказуемой, полной опасности.
   От очередного резкого сбрасывая скорости, нас бросило грудью на спинки передних сидений. Чернено серебряная тень на сей раз промчалась прямо перед капотом автомобиля.
   - Крепитесь, мальчики, скоро мы избавимся от назойливого преследователя, - старался успокоить нас дядя Прохор. - Смотрите, вперед. Там уже виднеется наше спасение.
   Мы посмотрели.
   Впереди за двумя крутыми петлями дороги виднелось что-то необычное. Само полотно, позволяющее нашему автомобилю двигаться по звездному небу, в том месте выпрямлялось и упиралось в пузырчатый диск, напоминающий огромную тарелку, где наложена манная каша, которую медленно перемешивала по кругу невидимая ложка. При каждом завершенном цикле перемещения по часовой стрелке, белесые пузырьки лопались, разбрасывая в стороны изумрудные переливающиеся брызги. Они разлетались в стороны, а потом прямо на глазах таяли. Центр самого диска упирался как раз на прямое полотно дороги. Там она обрезалась, но из-за далекого расстояния не было ясно, продолжается ли за призрачной преградой или там заканчивается.
   Вся масса, находящаяся в диске не была до такой степени плотной, чтобы скрыть за собой все, что находится на обратной стороне призрачной преграды. Нет, в медленно переваливающихся пузырьках можно было разглядеть искаженный практически до неузнаваемости, как в кривом зеркале, незнакомый ландшафт, чем-то напоминающий земной.
   - Что это? - спросил я, завороженный фантастическим видом.
   - Проход в то место, куда мы стремимся, - ответила бабушка. - За эту границу Перакс не в силах проникнуть.
   Объяснение туманное, но вселяющее надежду. Из ее слов мне удалось понять только одно; стоит нам пересечь намеченную грань, и мы окажемся в безопасности.
   Неприступную границу заметил и дракон. Издав холодящий душу крик, Перакс изменил тактику нападения. Место того, чтобы завалит автомобиль ударом сбоку, он отлетел далеко в сторону, сделал широкий разворот и, выправив свой полет ровно плоскости извилистой дороги, начал стремительно планировать, намереваясь столкнуться лоб в лоб с нашей "Волгой". И не надо быть великим математиком, с точностью высчитывающим, в какой отрезок времени объект А с объектом В, встретятся на своем пути, чтобы понять; столкновение между нами может привести к трагедии.
   - Вот черт! - выругался дядя Прохор и полез за дробовиком.
   Он, управляя левой рукой автомобилем, правой откинул стволы у "Хаудах", не глядя, вставил туда пару патронов с синими гильзами, которые достал из кармана куртки.
   - У меня только одна попытка, - слова дяди Прохора предназначались нашей бабушке. - Если промахнусь - пиши, пропало.
   - Уж постарайся, не промахнись, - попросила его бабушка.
   - Постараюсь, - наш дядя положил "Хаудах" на колени и стал с помощью ручки опускать вниз боковое стекло.
   Расстояние между драконом и "Волгой" стремительно сокращалось. Мне казалось, жгучий от злости взор Перакса готов был просверлить меня насквозь. И это было до дрожи в коленях жутко.
   - Что ты медлишь, стреляй! - нетерпеливо выкрикнула бабушка.
   - Постой, еще не время, - тихо, с расстановкой, произнес дядя Прохор, целясь из "Хаудах" в Перакса через открытое боковое окно.
   - Да, стреляй же, черт тебя возьми!
   Дракон уже надвинулся на нас огромной несокрушимой глыбой. Мне уже казалось, вот-вот Перакс врежется в нас своей мощной грудью и мы, слетев с ровной плоскости дороги, ухнем в бездонную пропасть.
   И тут дядя Прохор выстрелил дуплетом.
   Дальше произошло что-то невероятное. Хотя чему удивляться, вся наша жизнь в последнее время похожа на сплошной абсурд. Из стволов, место обычной картечи, при выстреле невидимой глазу, вырвались два огненных шара. Они, со скоростью двух падающих метеоров, устремились в сторону Перакса, с ярким пурпурным всполохом врезались в его широкую грудь, и снесли дракона с дороги туда, в бездонную пропасть, которая предназначалась для нас.
   У всех вырвался вдох облегчения. Дядя Прохор не подвел, попал точно в цель, тем самым избавил нас от незавидной участи.
   - Что это было? - спросил Роберт, заворожено глядя на "Хаудах".
   - Здесь, на звездном мосту, так мы его называем, действуют отличные от земных физические законы. Поэтому приходится пользоваться особыми зарядами для огнестрельного оружия. Эти два истраченных, к сожалению, были последними, - пояснил дядя Прохор, пряча дробовик в кобуру.
   - Ты его убил? - спросил я у дяди.
   - Нет, Кирилл, не убил, - ответил дядя Прохор. - Только на время оглушил. Так что нам быстрее нужно добраться до границы, тогда мы спасены.
   Путь оказался временно свободным, нашего преследователя не наблюдалось. Я надеялся, что мы без препятствий доберемся до пупырчатого диска, где, по мнению бабушки и дяди Прохора, нас ждет спасение. Но туда еще нужно добраться. Вдруг кроме дракона кто-то еще сторожит звездную дорогу между мирами?
   Нет, больше никто не сторожил. Зато позади, слегка сбоку расправила огромные крылья серая тень на звездном фоне. Перакс! Это он уже успел придти в себя после удачного дядиного выстрела!
   Дракон, завидев нас, издал яростный крик и ринулся в погоню. Каждый взмах крыльев приближал Перакса к нам. И теперь оставалось гадать - кто окажется проворней - дракон, в неистовом гневе или "Волга", на пределе своих возможностей мчащаяся вперед. Кто из них первым достигнет цели. Если первый - тогда мы погибли, если вторая - мы спасены.
   Повторить свой маневр Перакс не имел возможности, слишком близко оказался пупырчатый диск. Тогда дракон заложил вираж и атаковал сбоку с надеждой сбросить автомобиль в бездонную пропасть. Но было поздно, дядя Прохор смело направил автомобиль в центр пупырчатого диска, который словно вырос прямо на нашем пути.
   Сжавшись, как пружина, я зажмурился, ожидая удара, но когда его не последовало, вновь открыл глаза и с нескрываемым любопытством стал наблюдать за происходящим.
   Следом за автомобилем в пупырчатый диск попытался проникнуть дракон. Он безрассудно вонзился, казалось, в такую призрачную преграду, с надеждой продолжить преследование ускользнувшей от него добычи, но в сопровождении звука электрических разрядов и густым фейерверком разноцветных искр, с воплем бессильной злобы был отброшен назад. Перакс сделал еще одну попытку, но с тем же результатом. А наша "Волга", натужно ревя двигателем, с трудом прорывалась через изумрудную желеобразную субстанцию.
   От трения между корпусом автомобиля и вязкой массой, как мне казалось, образовывался неоднородный кокон пурпурных искр. Впереди, возле капота они струились непрерывным фонтаном, а уже дальше, делясь на отдельные крошечные звездочки, плыли, сопровождая нас, отставали длинным переливчатым хвостом и терялись позади тонкой извилистой нитью. Сами пузыри, размером со спелый арбуз, постоянно перекатывались, подпрыгивали, хаотично крутились, в некоторых местах они слипались, как мыльные пузыри, после чего соединялись вместе и лопались.
   Все это было необычно и в тоже время завораживающе красиво. Засмотревшись, я даже не заметил, как наш автомобиль, минув вязкую желеобразную преграду, вырвался на свободу. Скорость "Волги" сразу возросла. Она помчалась сквозь густые клубы тумана, вновь вставшего на нашем пути, но в следующее мгновение, через лобовое стекло, в глаза ударило яркое солнце, не позволяя толком осмотреться вокруг. Когда глаза привыкли к дневному свету, мы вышли из автомобиля и осмотрелись. Позади, на расстоянии двести метров, стояла высокая стена гор и прямо по ее середине виднелась не слишком широкая расщелина, из которой клубами выходил туман. По всей видимости, именно оттуда мы выехали только что.
   Я с Робертом хотел немного пройтись, чтобы размять затекшие ноги, но бабушка нас предостерегла:
   - Мальчики, будьте внимательней, а то здесь по неосторожности можно легко свернуть себе шею.
   - Ладно, баб, - хором ответили мы, не понимая, что нам такое здесь может угрожать. Кругом открытая местность, видно все издалека. Только несколько огромных гранитных валунов лежали в беспорядке на расстоянии пятнадцати метров и низкая зеленая трава, где может спрятаться, если только мышонок.
   Но вскоре нам представился случай, убедиться в правдивости бабушкиных слов.
   Я решил посмотреть, что там за валунами. Роберт догнал меня и мы вместе, постоянно посматривая по сторонам, пошли в том направлении. Когда до огромных гранитных кустов осталось всего лишь три метров, я немного сдал вправо, но не успел сделать пару шагов, как почувствовал на своем плече чью-то твердую руку.
   - Стоять, бойцы! - над самым ухом раздался властный голос дяди Прохора.
   Так он нас назвал впервые, поэтому мы в недоумении остановились, как вкопанные и повернулись к нему.
   - Первая ваша ошибка - вы позволили к себе постороннему лицу подобраться незамеченным, - строго выговорил нам дядя Прохор.
   - Но ты не... - начал я говорить, но дядя остановил меня:
   - Не перебивай. Теперь второе. Не зная местности, вы прогуливаетесь, как у себя дома. А знаете, сделай еще пару шагов, и пришлось бы вам лететь в пропасть?
   После его предупреждения нам стало не по себе. А дядя Прохор на словах не остановился, он наглядно решил мне и Роберту показать нашу последнюю оплошность. Смело подвел к одному из высоких валунов, помог на него забраться.
   Осмотревшись, мы увидели, что находимся на высоком голом плато, прямо недалеко от обрыва, а там внизу, до самого горизонта теснились вековые деревья, толстые - не обхватишь и высокие, как столетние сосны, а может быть и того выше. Но не этот вид нас больше всего удивил, совсем другое зрелище. На лазурном небе, местами покрытым перистыми облаками, немного левее, возле ослепительного светила, плыли два небесных тела - один поменьше, но все равно, казавшийся размерами крупнее привычной Луны и другой больших габаритов, он наполовину закрывал собой собрата.
   - Насмотрелись? - спросил дядя Прохор.
   Мы потрясенные увиденным невероятным зрелищем, кивнули головой.
   - Тогда спускайтесь, нам нужно отдохнуть, а завтра мы пойдем пешком. Путь предстоит не близкий.
   А вот куда мы пойдем, дядя Прохор так нам и не объяснил.
  
  
   Глава четвертая.
   Гостиница "Астория".
  
  
   - Что это? - задал вопрос Валерий, глядя на фотографию терракотового жезла.
   - Головная боль, от которой очень трудно избавиться, - ответил ему Роберт.
   - Вам уже приходилось это видеть? - продолжал интересоваться Валерий.
   - Да, приходилось, в детстве, - ответил я, - правда только картинку, но и этого хватило, чтобы преподнести нам массу проблем.
   - Так что же это такое? - спросила Луиза.
   - Может, потом все объяснения, - предложил я, - сегодня выдался трудный день. Если честно, я в буквальном смысле валюсь с ног и с удовольствием вздремнул бы немного.
   - Точно, сейчас неплохо было бы отдохнуть, - согласился со мной Роберт, - а уж потом, на свежую голову, решать, что делать. Ты где остановилась?
   Это он обратился к Луизе.
   - В гостинице "Астория", - получил ответ.
   - Тогда, едем за твоими вещами и переселяемся ко мне, - Роберт взял руководство в свои руки. - Парни, надеюсь, вы в курсе, где находится моя избушка?
   - Да, мы знаем, - ответил Валерий.
   - Вот вам ключи, - Роберт кинул ему связку ключей, - ждите там нас.
   От дома Виктора Самойлова мы направились к гостинице "Астория", расположенной на набережной "Красного затона".
   Пока ехали, я размышлял с закрытыми глазами, во-первых, так лучше думается, во-вторых, так можно немного отдохнуть, потому что полноценно поспать, пока мне не удаться.
   И что мы имеем? Терракотовый жезл. Но вот не очень ясно, каким образом он попал в руки Виктора Самойлова. С этим, правда, разбираться поздно. Понятно только одно - артефакт попал к нему не случайно. Скорее всего, кто-то неизвестный воспользовался Виктором Самойловым в своих личных целях. Вот только для чего? И как неизвестный мог узнать про терракотовый жезл? Или это не один человек, а группа людей? Черт, одни загадки, на которые мы не знаем ответов.
   Теперь наша главная задача, как можно быстрей найти артефакт. Найти, а потом, что? Как его уничтожить мы не знаем. Стоит порыться в записях бабушки, может там найдется информация полезная для нас. Вообще терракотовых жезлов существует три штуки. Один найден Виктором Самойловым, другие, где-то запрятаны. И когда Моруле, а это, скорее всего, она проникла в наш мир, удастся заполучить в руки все три артефакта, ей предстоит в назначенный час совершить ритуал. Если у нее все выйдет гладко, чудовище в женском обличье сможет присоединить к себе своих сестер, таких же монстров, как и она. Вот тогда начнется настоящее веселье, типа конца света или чего-то подобного.
   Как найти терракотовый жезл? Задачка не из легких, когда не знаешь, в чьих он находится руках. Правда, наша бабушка Настя говорила об одном способе нахождения необходимой вещицы, но мы им никогда не пользовались, считая его слегка сказочным. Хотя, если подумать, с чем нам только не приходилось сталкиваться, и все это было необъяснимым, даже можно сказать волшебным.
   Но что такое волшебство? Магия, управляющая неподвластными уму силами с помощью ритуала, всевозможных артефактов? Или может, это совершено другое направление науки, еще недоступной для нашего понятия? Например, какой-нибудь епископ из средневековья, спокойно мог бы приписать к любому привычному современному даже самому простому техническому оборудованию сверхъестественные корни. А что тогда говорить про миниатюрные гаджеты, которые мы привыкли использовать повсюду? Да просто назвали бы нас дьявольским промыслом и отправились бы мы прямой дорогой на костер, как пособники Люцифера. Вот и мы с братом, как только видим что-то необычное, по нашему мнению угрожающее, по возможности уничтожаем его, как будто являемся средневековыми инквизиторами.
   Вообще в последнее время, к добру или к худу, мир быстро меняется. В двадцатом веке обо всех наших технических излишествах писали только фантасты, и вот, пожалуйста, их мечты воплотились в жизнь. Так что нельзя исключать, что все, с чем нам приходится сталкиваться, не каприз извращенной чужой природы, наполненной магией, а всего лишь упорная работа чей-то мысли, пока что не понятной нашему разуму.
   Вот бы понять его. Тогда может быть нам стала ясна причина появления темных тварей в нашем мире. Что им от нас надо? Что они ищут? Получить ответ на все интересующие нас вопросы не у кого. У дяди Прохора? Так он на такой каверзный вопрос предпочитает отмалчиваться или говорит, что сам ничего не знает. А, по-моему - темнит наш дядя, чего-то не договаривает. У Моргулы, Беднеи, Горемыслы? Так мне кажется, они сами все делают по наитию, совершено не понимая, как все их волшебство получается.
   Так кто же пробрался в наш мир? И кто помог ему это сделать?
   - И все же, ты неспроста появилась здесь, - не вопрос, а скорее утверждение послышалось в голосе моего брата. - Что привело тебя?
   - Когда мы были в Путленде, на разрушенной базе корпорации "Скрин", я в кабинете, где до этого находился Тонни Паттерсон, нашла одну очень интересную записную книжечку, - послышался голос Луизы. - Кожаный переплет, на котором выгравирован странный знак - треугольник с глазом посередине. Сама записная книжечка была заполнена наполовину разными именами, некоторые из них мне оказались знакомыми, еще разные даты и рутинные бытовые мелочи, чтобы их не забыть.
   - Хочешь сказать, ничего интересного там не было? - спросил я, открывая глаза. - Тогда зачем ее взяла?
   - Я тоже так подумала, что там нет ничего интересного - ответила Луиза. - Но нутром чую, в этой записной книжке что-то есть важное, что не попалось мне на глаза. Вся надежда на вас, Muchachos. Может, вам удастся не замыленным взглядом увидеть то, что мне не удалось обнаружить.
  
   Muchachos - мальчики (исп.)
  
   - Эта записная книжка у тебя с собой? - спросил Роберт.
   - Нет, я ее оставила в номере вместе со своими вещами, - ответила Луиза. - Кстати, а вы здесь как, не скучали?
   Так за разговором мы доехали до гостиницы. К этому времени, солнце уже светило во всю, на улице появился народ.
   Следом за Луизой мы вошли в огромный вестибюль, вполне европейской гостиницы. Там наша спутница подошла к высокой стойке, за которой находилась измученная девушка портье, по всей видимости, она еще не сменилась после ночи. На нее посмотришь и представляешь себя. Да, черт возьми, мы устали не меньше нее, а может быть и больше.
   - Они со мной, - сообщила Луиза, получая ключи у портье от своего номера.
   Та только устало кивнула головой и уселась немного вздремнуть в жесткое кресло, пока нет наплыва желающих, заселиться в гостиницу.
   Когда мы с Луизой подошли к кабине лифта, оттуда, как чертик из табакерки, выскочили с девицами два уже знакомых нам персонажа. Как их там, ах да, старший лейтенант полиции Скворцов и его коллега - капитан Карпенко. Они, так же, как и мы, были не наиграно, удивлены случайной встречей. Или не совсем случайной?
   Резко остановившись, полицейские коротко перемолвились со своими девицами и те удалились, послав воздушный поцелуй. А вот наши два знакомца остались стоять на месте, они непроизвольно полезли рукой за отворот расстеганных курток, где, к бабке не иди гадать, находится их табельное оружие. И чем мы им не понравились?
   Луиза ни о чем, не подозревая, вошла в кабину лифта. Я с Робертом, обойдя стороной полицейских, последовал за ней. Те же, не собирались упускать нас из виду. Скворцов и Карпенко, так и не вытащив свои руки из-за пазухи, тоже зашли в кабину, покрытую зеркалами. От них несло гремучей смесью - густыми парами перегара, замешанными на табачном дыме и не слишком дорогими женскими духами. Ничего себе, ребятки со знанием дела снимали с себя стресс.
   В руках у полицейских из-за пазухи появилось табельное оружие, направленное на нас.
   - Кто вы такие, черт вас подери? - зло, сузив глаза, задал вопрос Скворцов. - И не надо нам парить мозги про ФСБ. Мы через надежных людей проверили, никакого Валерия Дегтярева там нет, и никогда не было! Так что, сейчас пройдем в наше отделение, и там посмотрим, кто вы такие на самом деле.
   Он посмотрел на Луизу.
   - Вы тоже пойдете с нами, для дачи свидетельских показаний.
   Ладно, полицейские нас решили повязать, но мне было непонятно, зачем они прицепились к Луизе? Может еще полностью не отошли от похмелья, вот и несут бред по полной программе?
   А наша девочка не подкачала. Она, сделав испуганное лицо, начала шпарить на английском, при этом переместилась, как можно ближе к выходу из кабины лифта:
   - I don't understand!
   И выразила Луиза свой испуг так естественно, что даже Станиславский, посмотрев на нее, сказал бы с уверенностью - верю! Вот и полицейские ей поверили.
   - Она что, иностранка? - доставая откуда-то сзади наручники, поинтересовался у нас Карпенко.
   - You have no right to detain me! - продолжала ломать комедию Луиза. - I subject of the United States of America and have diplomatic immunity. Here are my documents.
   В подтверждении своих слов, она достала из сумочки обычный заграничный паспорт и предъявила его полицейским в открытом виде. Но Скворцов с Карпенко не знали, что сей документ к дипломатической миссии отношение не имеет, им было достаточно увидеть фотографию, подтверждающую личность Луизы и слова на английском языке. Поэтому они моментом стушевались, совершено позабыв о бдительности. А мы этим моментом воспользовались.
   Скворцова вырубил я, ударив в висок, об Карпенко позаботился Роберт, ребром ладони под кадык и тыльной стороной ладонью по затылку. Да, ребята, сегодня не ваш день, уже второй раз за короткий промежуток времени приходится валяться на полу в отключке.
   Луиза, как ни в чем небывало, нажала кнопку на панели и лифт начал подниматься на ее этаж.
   - Что это за клоуны? - спокойным голосом поинтересовалась она.
   - Да, так, одни навязчивые полицейские, которым все неймется, - ответил Роберт.
   - И что теперь будете с ними делать? Они же знают нас в лицо, а это может нам грозить большими неприятностями. Как думаете, стоит их живыми скинуть в мусоропровод или пристрелить на месте? - предложила Луиза так буднично, как будто каждый день полицейских пачками выбрасывала на помойку. И главное было не понятно, шутит она или говорит на полном серьезе. Хотя, скорее всего шутит.
   - У тебя на этаже имеется хозяйственное помещение? - поинтересовался Роберт.
   - Да, недалеко от лифта, - ответила Луиза.
   - Вот там их и спрячем на время, - высказал свое мнение Роберт. - А когда они очнутся, мы уже будем у меня дома.
   - Из-за них у нас не будет лишних неприятностей? - спросила Луиза.
   - Не знаю, - честно признался Роберт, - но трогать их не будем, они хоть неважные полицейские, но все же представители закона. И кто его знает, может в будущем нам еще смогут пригодиться.
   - Как скажете, - Луиза легко согласилась с нами.
   Кабина лифта остановилась на нужном этаже. Первой вышла в длинный коридор Луиза. Она осмотрелась по сторонам, не заметив никого постороннего, просигналила нам рукой - путь свободен. Мы подхватили под мышки полицейских и волоком потащили их следом за Луизой. Мне достался Карпенко. Он хоть и меньше ростом, чем Скворцов, но, черт возьми, нужно меньше жрать, а больше заниматься спортом, из-за избыточного веса он казался тяжелым, как не знай что, пока тащил его до хозяйственного помещения, с меня сошло сто потов.
   Нам повезло, спрятать полицейских удалось без лишних свидетелей. Закрыв за собой помещение с ведрами, метлами и другим хозяйственным инвентарем, которым пользуются горничные, мы последовали в другой конец коридора. Недалеко от пожарного лестничного выхода, Луиза остановилась возле своего номера, открыла дверь электронным ключом. Мы зашли следом за ней, осмотрелись.
   Небольшая прихожая, двери в ванную, в туалет, дальше гостиная. Широкий подоконник, на нем одинокий керамический горшочек с кактусом, стоящий на пластиковом блюдце, рядом диван с журнальным столиком и торшером, возле стены кресло, в углу холодильник, еще одна дверь, ведущая в спальню. Как раз прямиком туда направилась Луиза. Мы же, как гости расположились, Роберт на диване, я в мягком кресле.
   Братишка от скуки начал баловаться выключателем торшера, то включит свет, то его выключит.
   - Вот, смотрите, - появившись из спальной комнаты, Луиза подошла к журнальному столику и положила на него небольшую золотую фигурку скорпиона, а рядом с ней небольшую книжку в кожаном потертом переплете, когда-то черного цвета, сейчас же преобладал грязно коричневый оттенок. И там, на коже выгравирован знак - глаз внутри треугольника.
   - А это что такое? - Роберт повертел в руке золотую фигурку скорпиона.
   - Эта вещица лежала рядом с книжкой, и я решила ее прихватить с собой, - ответила Луиза.
   Я взял книжку, открыл ее, пролистал слегка пожелтевшие от времени листы. Записная книжечка, как и говорила Луиза, была заполнена наполовину разными именами, некоторые из них мне оказались знакомыми, еще разные даты и рутинные бытовые мелочи, чтобы их не забыть. Все надписи были сделаны на английском языке. Казалось бы, ничего интересного для нас, но нутром я чувствовал, там что-то есть, только нужно приглядеться, сосредоточиться и сразу нам удастся увидеть то, что ускользает от постороннего взгляда. А может быть, мы ищем не в том направлении?
   - Ну что там? - с нетерпением поинтересовался Роберт.
   - Ничего интересного, - ответил я, передавая ему книжку.
   Мой братишка полистал ее и с нескрываемым разочарованием бросил на журнальный столик.
   - Мне кажется, не то мы ищем, - немного подумав, произнес я, потому что у меня из головы не выходила последняя мысль.
   - В каком смысле? - поинтересовался Роберт.
   - Мы искали какие-нибудь секретные данные, но в книжке их могло не быть, - ответил я. - Может быть все намного проще, чем нам кажется. Ну-ка подай мне записную книжку.
   Роберт, в недоумении пожав плечами, выполнил мою просьбу.
   Я быстро еще раз пролистал книжку. Ага, практически на середине, там, где не было надписей, не хватало одного листка. Вон, виден едва заметный неровной линией торчащий корешок вырванной страницы. Вот это уже интересно! Удалить из записной книжки листок можно в одном случае - если там была какая-то интересная информация.
   Пока мы рассматривали книжку, Луиза принесла в комнату объемистую сумку и начала туда складывать свои вещи.
   - Что делать будем? - спросил Роберт. - Где находится терракотовый жезл нам неизвестно, странная книжка ничего не прояснила на этот счет. Так что получается, мы топчемся на месте, а время идет, и оно играет не в нашу пользу.
   - Луиза, у тебя карандаш есть? - спросил я.
   - Конечно, я им подвожу веки, - ответила наша подруга. Он порылась в сумке и достала оттуда химический карандаш. - Такой подойдет?
   - Попробуем, - произнес я, беря у нее карандаш. Он был тонко заточен. Как раз, что нужно. Я начал наносить на следующий листок записной книжки, после вырванного, мелкие штрихи. Когда он оказался практически весь закрашен, посмотрел сквозь него. Сразу мне удалось увидеть странные надписи, сделанные размашисто, как будто кто-то это делал в спешке.
   На самом верху было написано "Оак". Потом шли цифры 3.9.2.1.4.11.5.8.10.6.12.7, обведенные кружком, а еще ниже 615-645.
   - И что это может обозначать? - произнес я вслух.
   - "Оак". Может быть это чьи-то инициалы? - предположил Роберт.
   - Тогда почему первая буква большая, а остальные маленькие? - засомневался я.
   - Откуда мне знать, - отмахнулся от меня Роберт.
   - Дубрава, - вдруг произнесла Луиза.
   - Что? - мы синхронно повернулись в ее сторону.
   - Дуб, дубрава, так звучит перевод с английского на русский, - объяснила Луиза.
   - А ведь точно! - образовался догадки нашей подруги Роберт.
   - Ладно, пусть будет дуб или дубрава, - согласился я с ними. - А что тогда значит остальные цифры?
   - Номер телефона отпадает, слишком много цифр. Может, банковский счет? - спросил Роберт.
   - Может, банковский счет или что-то другое, а что именно нам без подсказки не понять, - с сожалением вздохнул я. Ведь были у меня смутные предчувствия, что мы близки к разгадке, но на самом деле оказалось все не так.
   - Да уж, явного прорыва в нашем деле в ближайшее время не предвидится, - как-то пессимистически произнес мой брат.
   - Мальчики, вы же умницы у меня. Вы обязательно что-нибудь придумаете! - не теряла в нас надежду Луиза.
   - Может на самом деле попробовать способ, о котором нам говорила бабушка? - сделал предложение я.
   - Ты думаешь, у тебя получится? - с сомнением спросил Роберт, заглядывая в дорожную сумку Луизы.
   - Я хоть пытаюсь что-то сделать, а ты только пялишься, как извращенец на женские тряпки.
   - Охренеть не встать! - место обиды, удивлено выкрикнул мой брат.
   Он из сумки вытащил пару гранат Ф-1 и кобуру с пистолетом "Беретта".
   Точно, охренеть не встать! Как Луиза все это добро протащила через таможенный пост? Хотя чему удивляться, у каждого из нас есть свои маленькие секреты.
   - Эй, Луиза, ты всегда место косметички носишь с собой целый арсенал боевого оружия? - выкрикнул Роберт.
   Он пытался получше рассмотреть "Беретту", вытащив ее из кобуры, но появившаяся из спальни наша дама, отобрала у него пистолет и дала не сильный подзатыльник.
   - Тебя разве родители не учили - чужое брать нехорошо, - произнесла Луиза, положив "Беретту" на место.
   - Нас воспитывал дядя, - хмуро ответил Роберт. Его, так же как и меня,
   сильно задевало напоминание о наших родителях.
   - Прости, - Луиза поняла, что затронула слишком щекотливую для нас тему, поэтому решила сменить тему, при этом сделала вид, что не заметила, когда мой братишка положил в карман одну из гранат:
   - Так что вы там говорили про какой-то способ, который поможет нам обнаружить терракотовый жезл?
   - Когда приедем ко мне домой, все увидишь своими глазами, - сказал Роберт. - И если ты собралась, то нам пора уходить.
   - Нет, мальчики, так не годиться, - уперлась Луиза. - Вы меня очень заинтриговали, и теперь я сгораю от любопытства. Так что давайте показывайте здесь и сейчас.
   Мы переглянулись с братом.
   - Ну же, мальчики, не дайте мне сгореть дотла от любопытства! - продолжала настаивать на своем Луиза.
   - Ладно, сейчас покажу, - согласился я, без особого желания, - только предупреждаю, все это делаю впервые, так что может ничего не выйти.
   - Что тебе потребуется? - спросила Луиза.
   - Какую-нибудь посудину, воду, вилку, желательно с двумя зубьями и еще что-то такое, чем можно рисовать на столе, - ответил я. - Еще желательно найти бы свечи, но в гостинице, как я понимаю, их не держат.
   - Сейчас все сделаю, - оживилась наша подруга, она залезла в сумку и достала оттуда губную помаду.
   - Это подойдет? - спросила Луиза, протягивая мне ее.
   - Сойдет, - забирая губную помаду, ответил я. Удивляюсь ее энтузиазму. Ради сомнительного эксперимента, который может не получиться, она жертвует свое губной помадой и скорее всего, не из дешевых.
   Пока Луиза искала вилку, свечи и посудину, в которую можно налить воды, я на журнальном столике нарисовал пентаграмму, жирными красными линиями, на верхнем луче вывел круг, перечеркнутый четырьмя линиями, слева треугольник с одной горизонтальной полоской посередине, на нижнем левом луче - перевернутый треугольник.
   - Вы что, готовитесь к жертвоприношению? - спросила Луиза, ставя на журнальный столик блюдце из-под цветочного горшка, наполненной водой.
   - Почему ты так подумала? - спросил я, выводя на нижнем правом луче пентаграммы равнобедренный треугольник.
   - Как-то странно все это; пентаграмма, таинственные знаки. Откровенно говоря, глядя на твои непонятные манипуляции, приходит в голову только одна мысль - я попала на магический ритуал сатанинской сектой, - пояснила Луиза, внимательно следя за моими действиями.
   - Пусть будет магический, - не стал я с ней спорить, при этом, дорисовав на правом боковом луче перевернутый треугольник с горизонтальной полоской посередине, - но никак не сатанинский и, кстати, я почти закончил, но свечей с вилкой пока не вижу.
   Луиза замерла на месте, напряжено думая над возникшей проблемой, потом встрепенулась и с обнадеживающей улыбкой произнесла:
   - Я знаю, где все это взять.
   Она поспешила удалиться из гостиничного номера.
   Что ж, знает, значит - знает, во всяком случае, если Луизе не удастся найти вилку со свечами, нам лучше - быстрее уберемся из гостиницы, а то чувствует мое сердечко, вскоре могут возникнуть у нас проблемы. Ведь не вечно полицейские будут в отключке, а там кто его знает, вдруг они вызовут к себе на помощь спецназ. И что тогда будем делать? Отбиваться до последнего? Ну, уж нет, не нужна мне такая головная боль!
   М-да, недооценил я энтузиазм Луизы.
   Я как раз закончил обводить ровным кругом пентаграмму, как в номере появилась она с ослепительной улыбкой, держа в одной руке свечку, в другой небольшую вилку с двумя зубцами.
   - Ну, как, теперь все готово для дальнейших твоих действий? - спросила Луиза, кладя принесенные предметы рядом с блюдцем.
   - Ты где все это раскопала? - удивился Роберт.
   Он достал из внутреннего кармана куртки складной нож, с которым никогда не расставался и стал аккуратно делить свечу на четыре части.
   - Вы представить не можете, что можно достать в вашей стране, отблагодарив человека парой зеленых бумажек с портретом Бенджамина Франклина, - ответила Луиза.
   - И кого ты так щедро отблагодарила за услугу? - поинтересовался я, расставляя пять низких восковых пеньков, получившихся после деления свечи, по углам пентаграммы.
   - Горничную с моего этажа, - ответила Луиза. - Она как раз хотела заглянуть в хозяйственное помещение. Но после вознаграждения горничная без возражений занялась решением нашей проблемы. И как видите успешно.
   - А после? - мы насторожились.
   Вот черт, неужели горничная уже обнаружила запертых полицейских?
   - Мальчики, хватит напрягаться. Девушка, доложив администратору гостинице о глубоком, внезапном недомогании, благополучно удалилась в ближайший "бутик", тратить полученные деньги, - успокоила нас Луиза. - Пока ей не найдут замену, никто посторонний не заглянет в хозяйственное помещение.
   - Что ты с ней сделала? - спросил Роберт, не веря в искренность слов нашей подруги.
   Мне тоже не верилось, что получив пару сотен долларов, горничная самовольно покинет свой пост, после чего последует неотвратимое увольнение с работы.
   - Да, ладно вам, ничего я с ней не сделала, - начала оправдываться Луиза. - Засунула ее в хозяйственное помещение, чтобы не путалась под ногами, вот и все.
   - И все?
   - Ну, с кляпом во рту и с завязанными руками и ногами, - добавила Луиза. - Как говорится - небольшое ущемление самолюбия и никакого членовредительства.
   Вот это больше похоже на правду.
   Я поставил блюдце с водой в центр пентаграммы, зажигалкой переданной Робертом, зажег низкие пеньки свечей, расставленные по кругу, и взял в руку вилку.
   - Духи воды, голос мой услышьте, а услышите, сюда идите, найти терракотовый жезл помогите, - начал я шептать себе под нос, при этом старательно выводя на воде вилкой руну духа воды.
   Роберт с Луизой, позабыв о правиле личного пространства, чуть ли не навалились на меня - так сильно им хотелось услышать, о чем я говорю. А мне, если честно признаться, вся эта идея с ворожбой казалась сплошным бредом. Ну не должно ничего получиться, если придерживаться здравого смысла.
   - И пусть огонь горит, вода в блюдце кипит, туман над водой поднимается, - продолжал я шептать, - в этом духи огня и воздуха пусть постараются.
   Пока выводил поочередности на поверхности воды знак воздуха, потом знак огня, ощутил, как амулет под футболкой, с которым я решил не расставаться, стал медленно наливаться теплом. Или это мне показалось? Вот черт, точно теплеет!
   Но на этом странности не закончились. Вода в блюдце начала крутить стремительный водоворот и постепенно покрываться белесой дымкой, под которой вскоре совсем скрылась от нашего взора.
   - Вы что, меня разыгрываете? - неуверенно прозвучал голос Луиза рядом с моим ухом.
   Не сомневаюсь, она была удивлена, так же, как и я и Роберт. Никто из нас не ожидал, что все мои манипуляции приведут к какому-либо эффекту. Да еще к какому! Белесая дымка, перевалив через края блюдца, начала медленно стекать на журнальный стол, а оттуда бесконечным клубящимся водопадом, падать на пол. В комнате сразу похолодало, как будто регулятор температуры в кондиционере вышел из строя, и он стал работать на полную мощность, превращая помещение в морозильную камеру. Вон, у всех при дыхании изо рта пар идет. А белесая дымка, клубясь и кипя, начала стелиться, отвоевывая от пола сантиметр за сантиметром, пока полностью не покрыла его. Завоевав горизонтальную плоскость, непроницаемое белесое марево не остановилось на достигнутом результате. Дымка, то в одном месте, то в другом, начала выстреливать вверх неровные по высоте и по ширине пики, как будто хотела собой пронизать пространство до самого потолка.
   Одним словом - творилось что-то неладное.
   Не знаю как остальные, а у меня мурашки побежали по коже. Казалось бы, нам столько всего пришлось повидать за всю свою жизнь, что пора привыкнуть к разным сверхъестественным выкрутасам, так нет, все равно при каждом таком необъяснимом случае на меня находит липкое неприятное чувство страха.
   Луиза же решила, что мы ее разыгрываем, незаметно подсыпав в воду соответствующий реактив, для подобной реакции. Но, черт возьми, все это происходит без нашего вмешательства!
   Я чувствовал, как мое внутреннее сознание современного человека пытается бороться с нахлынувшим на меня суеверием пещерного человека, с его всеми страхами к непонятному и не подающемуся здравомыслящему объяснению явления. Мне хотелось логически объяснить самому себе все то, что сейчас происходит на моих глазах, но все мои домыслы ломались, как карточный домик от слабого дуновения ветерка. И что, перестать ломать голову и сдаться?
   Мельком глянув в сторону, я заметил, как Луиза медленно сделала пару шагов, отдаляясь от журнального столика. Она вытащила из-за пазухи серебряный крестик, сжала его в кулаке и стала что-то шептать, несколько раз перекрестившись. По глазам Луизы можно было определить, она, прекратив свою бесполезную борьбу со здравомыслием и логикой, выпустила наружу всю свою веру в сверхъестественное явление, полной силой развернувшейся перед нами. Веру в те самые непонятные магические силы, которая была заложена у нас глубоко в подсознании, оставшиеся в наследство от своих древних предков, которые без страха охотились на мамонтов и самозабвенно бросались в неравный бой с саблезубым тигром один на один. Они знали, где найти тайную тропку, способную в один миг перенести тебя за тысячу верст и разговаривали на ты, с матушкой природой. Но в тоже время с шепотом поминали духов, окружавших их со всех сторон, потому что среди них были не только добрые, но и злые бесплотные существа, способные навредить человеку.
   Именно эта вера в чудеса передавалась по генам от поколения в поколение, пока не передалась всем нам.
   Ладно, хватит думать на отвлеченную тему, надо заканчивать со всей этой необузданной вакханалией.
   Я провел открытой ладонью над молочной пеленой густого тумана, выводя круги посолонь. Во всяком случае, так меня учила баба Настя. Первый, второй, третий, при этом произнося слова:
   - Ну-ка марево разойдись, терракотовый жезл появись!
   На четвертом круге дымчатая вуаль стала постепенно спадать, но только над блюдцем, а в помещении наоборот сгущаться. Если я ни в чем не ошибся в своей ворожбе, то в скором времени мы узнаем, где нам искать артефакт.
   Вот белесое марево совсем исчезло, открывая перед нами поверхность воды блестящей, как настоящее зеркало.
   Видение длилось мгновение. Потом все стало меняться. Сначала ровная поверхность воды начала волнами наливаться ярким светом, затем она стала пухнуть, округляться и вскоре превратилась в огненную пульсирующую шаровую молнию, вращающуюся на блюдце вокруг своей оси. Вокруг шарообразного плазменного сгустка появились маленькие искры, а внутри извергались извилистые тонкие разряды, готовые в любое мгновение перерасти в настоящую статическую бурю.
   Творилось что-то невообразимое и совсем не то, что должно на самом деле случиться. По словам бабушки Анастасии, после заключительных слов ворожбы мы должны были увидеть то место, где находится артефакт, без этих пугающих кинематографических спецэффектов, просто зеркальная поверхность воды и на ней картинка, как на мониторе компьютера. Во всяком случае, все это так я себе представлял.
   Что же пошло не так?
   Дальнейшее развитие событий быстро ускорилось.
   Пульсирующий шарообразный пламенный шар поднялся в воздух на уровне моих глаз. Он начал вращаться с бешеной скоростью, словно хотел просверлить дырку в воздухе, а потом взорвался, разбрызгав по сторонам бесчисленное множество сверкающих искр.
   Я от неожиданности закрыл глаза, а когда открыл их, то заметил кое-какие изменения произошедшие в помещении.
   Брызги искр, разлетевшись по сторонам, образовали на полу огненный круг, внутри которого находился журнальный столик, я и возле меня незнакомая миниатюрная девушка с большими выразительными карими глазами, обрамленными пушистыми ресницами и с короткой стрижкой каштановых волос.
   Луиза с Робертом оказались с другой стороны пылающей черты.
   "Вот черт, кто она такая и как здесь оказалась?" - в замешательстве я мысленно спрашивал сам себя.
   Ответ на мой вопрос пришел незамедлительно.
   Карие глаза незнакомки заплыли антрацитовым цветом, черты ее лица заострились, превращая в маску хищного зверя, готового порвать свою жертву на куски, тело напряглось, как сжатая пружина. В следующее мгновение, девушка кинулась на меня, схватила за шею и стала душить. Я пытался освободиться от ее рук, но, казалось такой на вид хрупкой, незнакомка имела стальную хватку, как у профессионального борца, так что от ее рук не так просто было избавиться без посторонней помощи.
   Роберт заметил это. Он сделал движение, намереваясь придти мне на помощь, но почувствовал, что перед ним возникла какая-то невидимая упругая преграда, мешающая его движению вперед. Мой брат не собирался сдаваться, собрав свои силы, он устремился вперед.
   Я краем глаза видел, как Роберт боролся с невидимой преградой, и мне казалось, что ему понадобится целая вечность, чтобы добраться до меня, невзирая на то, что он находился всего в четырех шагах. И еще было видно, каждое движение Роберту давалось с большим трудом. Но он упорно продолжал делать шаг за шагом, обливаясь потом и превозмогая боль, пронизывающую его тело.
   Давай, братишка, давай! Поднажми, у тебя получится!
   Мне казалось, еще чуть-чуть и я потеряю сознание, от нехватки воздуха, который не мог поступить в мои легкие. А незнакомая девица, перехватив мое горло правой рукой, левой кистью рывком, распахнула мою куртку. Она, хищно ухмыляясь, полезла мне за пазуху, туда, где находился амулет.
   Так вот ради чего вся эта свистопляска! Мать твою! Это же Моргула собственной персоной! Это она каким-то непонятным образом сумела вмешаться в мою ворожбу, что-то там изменить, чтобы попасть в гостиничный номер и завладеть амулетом, за которым так давно гонялась!
   Я уже начал думать, что задуманное у нее получится, как в проеме входа в комнату появились два полицейских.
   - Всем стоять на месте! - выкрикнул Скворцов, водя стволом пистолета из стороны в сторону.
   То же самое проделал его напарник - Карпенко.
   Они быстро оценив обстановку в комнате, где на полу все еще стелился туман, а небольшая площадь помещения была отделена огненным кругом, так и не поняли, что здесь происходит. По их мнению, все присутствующие, увидев направленное на них оружие, должны беспрекословно подчиниться приказу правоохранительных органов. Но к удивлению Скворцова и Карпенко, на них никто не обратил внимания, так как каждый был занят более важным делом, чем слушаться полицейских. Я из последних сил боролся за свою жизнь, а Луиза с Робертом пытались мне помочь, правда, без должного результата.
   Моргула на мгновение ослабила хватку, уставившись на новых персонажей, появившихся в гостиничном номере. Этого было достаточно, чтобы из последних сил оттолкнуть исчадие ада от себя.
   - Я последний раз повторяю, всем стоять на месте! - еще раз выкрикнул Скворцов и для пущей убедительности выстрелил из пистолета в потолок.
   Пуля, попав в плафон люстры, висящий под потолком, со звонким рикошетом ударила в тарелку. Та разбилась вдребезги. Вместе с ее осколками нахлынувшие чары на гостиничный номер испарились; пропало огненное кольцо, невидимая преграда, удерживающая Роберта и Луизу от продвижения вперед, белесая дымка на полу, так же испарилась.
   А где же Моргула? Ее тоже след простыл. И можно было подумать, что ничего не было на самом деле, только сплошные галлюцинации, но боль в шее говорила обратное.
   Я с тревогой полез за пазуху, а нащупав амулет, с облегчение выдохнул.
   - Мать вашу! - выругался Скворцов, с удивлением наблюдая за быстрыми изменениями в гостиничном номере. - Что здесь, мать вашу, происходит?
   - Да, Кирилл, может, соизволишь нам объяснить, - спросил меня Роберт. - Что здесь, черт возьми, произошло?
   - Моргула вмешалась в мою ворожбу, - ответил я, - что самое интересное, в самый не подходящий момент. Как будто она за нами наблюдала.
   Больше ничего вразумительного мне объяснить не удалось.
   - Ладно, одно хорошо, теперь мы точно знаем, как в данный момент выглядит Моргула, - произнес Роберт.
   - Кто такая Моргула? - спросил Карпенко, все еще не понимая, что здесь происходит.
   - Так ты говоришь, как будто она за нами следила? - переспросил меня Роберт, совершено проигнорировав вопрос полицейского.
   - Ну да, типа того, - ответил я.
   - А разве такое возможно? - брат не поверил моим словам.
   - Возможно, Моргула более могущественна, чем мы думали, - ответил я.
   - Или ей кто-то помог, - сказал Роберт и стал пристально осматриваться. - Луиза, ты, когда заселилась в номер?
   - Два дня назад.
   - Кто кроме тебя знал, что ты здесь остановишься? - продолжал задавать вопросы Роберт, медленно двигаясь по комнате и рассматривая каждый ее уголок.
   - Валерий, Григорий и все, больше никто не знал, что я заселюсь именно в этой гостинице, - ответила Луиза.
   Внимание Роберта привлек блок сплит-системы, висящий на одной стене. Он пододвинул туда кресло, залез на него и начал, что-то там искать, шаря по верху ладонью. Ничего не нашел. Отряхнув руки от пыли, Роберт принялся обследовать гардины с занавесками, которые закрывали большое окно.
   - Что и требовалось доказать, - наконец произнес мой брат, спускаясь с кресла. Он держал в руке маленькую вещицу.
   - Что это? - спросил Скворцов, совершено позабыв о своих обидах. Его и Карпенко, все больше и больше начало интриговать наше таинственное поведение.
   - Камера слежения, - ответил Роберт, бросая на пол миниатюрный шпионский инструмент и с ожесточением растаптывая его. - Вот каким способом Моргула смогла увидеть все твои действия, братишка.
   - Ты хочешь сказать, это она установила ее? - с сомнение я задал вопрос.
   - О нет, не она, но какой-то неизвестный "доброжелатель" прилагает много сил в помощи Моргуле, - ответил Роберт.
   - Может, все-таки объясните, что здесь происходит? - начал настаивать Карпенко.
   - Не здесь, - сказал, как отрезал Роберт.
   - Вы отсюда никуда не уйдете, пока не объясните, что здесь происходит! - продолжал упорствовать Карпенко.
   - Я же сказал, не здесь и не сейчас, - произнес мой брат, потом обратился к Луизе:
   - Ты собралась?
   - Да.
   - Тогда пошли, - Роберт подхватил дорожную сумку Луизы и быстрым шагом направился на выход из гостиничного номера.
   Мы незамедлительно последовали за ним, насторожено глядя по сторонам. Выстрелы, произведенные Скворцовым, могли привлечь внимание постояльцев и обслуживающий персонал гостиницы. Кто-то из них мог догадаться позвонить в полицию и та в скором времени может появиться здесь. Но пока кругом тихо, как будто все гостиничные помещения вымерли или, скорее всего, затаились, чтобы переждать, пока не повяжут неспокойных посетителей правоохранительные органы.
   Пока шел до лифта, все думал над всеми странностями происшедшими с нами в последнее время; мое похищение, выплывший в белый свет опасный артефакт, слежка способом посильным только кем-то из спецслужб. Из всего перечисленного можно сделать вывод - за всем этим прослеживается след человека, знающего нас. А вот список таких людей не слишком большой. Здесь одно из двух - или Анатолий Эдуардович решил подставить нас и тем самым наказать за невыполненный контракт в Судане, или Гарри Хоуп появился здесь раньше Луизы и затеял свою игру. А если они объединились в одну команду? Или появилась третья, неизвестная нам сила?
   Как бы то ни было, в любом случае такой расклад сил нам ничего хорошего не сулит. Слишком мало нас для преследования Моргулы и противостояния что соотечественнику, что американцу, потому что последний перечисленный наш соперник, наверняка появился здесь с мощной группой поддержки, а у первого недоброжелателя и здесь хватает сил, для того, чтобы стереть нас в порошок.
   Но кое-что не понятно. Чего добивается неизвестный? Подружиться с Моргулой? Взять ее под контроль? Глупо. Моргула может стать временной союзницей, но не более. В самый не подходящий момент она с легкостью предаст и ударит в спину, потому что у нее совсем другие планы, на счет пребывания в нашем мире, которые не ясны нам до сих пор.
   Зашли в лифт, начали спускаться вниз. Впятером тесновато было в кабине, но ничего терпеть можно, ведь не вечность нам здесь находиться.
   Скворцов и Карпенко категорически отказались нас терять из поля зрения, боясь, что мы обязательно улизнем от них, и господам полицейским не удастся получить ответы на интересующие их вопросы. Они уже поняли, что столкнулись с чем-то таким, с чем лучше не сталкиваться, но уж если судьба подсунула под нос кусок вонючего дерьма, то лучше поскорей вникнуть во все подробности происходящего вокруг, чтобы в это самое дерьмо не увязнуть по самые уши. Вот и вцепились, как два бульдога мертвой хваткой Скворцов и Карпенко в нас. Они пытались разговорить, сначала Роберта, но тот бестактно отмахнулся от них, потом принялись за меня. И здесь им светил облом. Я слишком устал за последние сутки и в буквальном смысле валился с ног, а они со своими вопросами. После меня полицейские переключились на Луизу, но наша подруга их вежливо отшила.
   Когда до остановки лифта осталось три этажа, я краем глаза заметил на куртке брата какое-то движение.
   - Роб, не шевелись!
   Маленькая золотая фигурка скорпиона, словно очнувшись от спячки, выбралась из походной сумки Луизы и начала медленно подниматься вверх по рукаву куртки моего брата. Кроме меня это заметили остальные и у них от суеверного ужаса округлились глаза.
   - Что случилось, братишка? - только Роберт не был в курсе происходящего. Он с недоумением смотрел на наши испуганные лица.
   Золотая фигурка скорпиона замерла на месте. Она медленно перебирала своими многочисленными лапками, как бы разминаясь, но в следующее мгновение начала стремительно подниматься верх, скорее всего в поиске участка обнаженного тела, чтобы в теплую человеческую плоть вогнать свое смертоносное жало.
   - Что вы молчите? - задал вопрос Роберт, обводя нас взглядом. Он не мог понять, что так нас сильно испугало.
   - Золотой скорпион, - почему-то шепотом произнес я, - он ожил и ползет по рукаву твоей куртки.
   - Так снимите его!
   Как раз я это и хотел сделать, но Карпенко оказался проворней. Он взмахом руки сбросил паука на пол и несколько раз придавил его каблуком ботинка. Раздался неприятный хруст. Карпенко убрал ногу. На том месте лежало раздавленное тельце маленького золотого скорпиона. Все, включая меня, с облегчением вздохнули, решив, что этот маленький инцидент благополучно завершен.
   Лифт опустился на нижний этаж и остановился. Автоматически открылись двери. Мы начали выходить в холл гостиницы.
   Внезапно Карпенко покачнулся. Я заметил бледность его лица и маленькие капельки пота. Он оперся спиной на стену, как от небольшого головокружения.
   - Вася, с тобой все в порядке? - спросил Скворцов, остановившись около своего напарника.
   - Не знаю, - с трудом ответил Карпенко, - что-то не так со мной.
   У него появилась отдышка вместе с болью в груди. Он схватился рукой за область сердца и стал в том месте делать массаж.
   - Парни, что с ним? - задал вопрос Скворцов, наблюдая, как его напарнику становится все хуже и хуже.
   Мы же сами пребывали в недоумении, совершенно не понимая, что с Карпенко происходит. А тот из последних сил, оттолкнувшись от стены, сделал шаг и потерял сознание. Уже на полу, его распростертое тело начало биться в конвульсиях, но через мгновение затихло, а изо рта полилась пузырчатая пена.
   Скворцов порывался помочь своему напарнику, мы же, схватив его за руки, тащили к выходу, туда, где раздавались полицейские сирены. Не нравилось нам все происходящее, ох как не нравилось. Оказалось не зря. От всего, что произошло дальше у нас можно сказать, затряслись все поджилки от страха.
   Тело Карпенко зашевелилось. Из его уст раздался ужасный нечеловеческий вопль, переполненный болью, от которого кровь застывает в жилах. И тело полицейского начало медленно перевоплощаться. Туловище стало постепенно разбухать, приобретая округлую форму, намного превышающую размеры Карпенко, поэтому его одежда с треском лопнула, как созревшая личинка и грудой лохмотьев валялась на полу. Шея совсем исчезла, так что получалось, голова торчала прямо из плеч. Она тоже видоизменялась, превращаясь в маску из кошмарного сна человека с больным воображением. Конечности Карпенко, так же подверглись метаморфозе. Во-первых, их стало больше, во-вторых, они стали более походить на тонкие лохматые паучьи лапы. К довершению ко всей неожиданной трансформации позади разбухшего туловища появился членистый длинный подвижный хвост с костяным жалом на конце.
   Вот так на виду у нас тело Карпенко превратилось в паука огромных размеров. Этот зловещий монстр поднялся на лапы, обвел холл гостиницы своими хищно горящими глазами и, выбрав первой жертвой полицейских ворвавшихся во входные двери, бросился огромными прыжками к ним.
   - Скворцов, стреляй! - выкрикнул Роберт.
   - Черт возьми, стреляй! - я вторил своему брату, потому что больше ничего нам не оставалось делать. Мы расслабились, рассчитывая быстро обернуться из гостиницы к дому Роберта, поэтому никакого оружия с собой не взяли. Что нельзя сказать про Луизу. Наша подруга, выхватив из рук Роберта свою сумку, лихорадочно доставала оттуда оружие.
   - Но это мой напарник! - находясь в замешательстве, Скворцов по-прежнему медлил, хотя пистолет уже достал из кобуры.
   - Уже нет. Да стреляй ты, черт возьми! - выкрикнула Луиза, уже успев взять в руки "Беретту", и открыла прицельный огонь по опасному монстру.
   От звука выстрелов Скворцов, наконец, пришел в себя. Он передернул затвор табельного оружия, после этого присоединился к Луизе. Правда, толку от их действий было мало. Нам было видно, как каждая выпущенная пуля, выпущенная Луизой и Скворцовым, попала в цель, но остановить отвратительное существо, в которое превратился Карпенко, не сумела, только оставляла раны исходящие розовой жижей.
   Паукообразный монстр к этому времени уже успел настигнуть не вовремя появившийся наряд полиции, состоящей из четырех человек. Издавая недовольные звуки при каждом попадании в его тело пуль, которые больше походили на пощелкивание кастаньет, он накинулся на них. Растерянные полицейские даже не успели пустить вход свои АКС-74У, как были свалены на пол мощной тушью монстра. И тут пошло в ход его жало. Оно работало, как игла на безотказной швейной машинке "Зингер", пронзала жертву, и сразу бралась за следующую мишень.
   С другой любой темной тварь нам все было понятно - стреляй в голову и успокоишь ее навсегда. Но здесь таковой мы не видели! Только брюхо и головогрудь! И куда прикажете метиться? Об этом нужно было думать поскорей, потому что, покончив с полицейским нарядом, монстр развернулся в нашу сторону.
   Первой догадалась Луиза, но мне показался ее поступок обычной случайностью. После очередного выстрела, пуля попала в голень одной из многочисленных ног монстра. От раны она подломилась, заставляя паукообразное существо качнуться в ту сторону.
   - Стреляй по ногам! - выкрикнула Луиза, перезаряжая пистолет.
   - Понял! - отозвался Скворцов.
   Они перевели огонь на конечности монстра. Меня же в данный момент волновало совсем другое. Наряд полиции!
   Пока мы медленно передвигались к выходу из гостиницы, успели достаточно близко приблизиться к месту развернувшейся трагедии на наших глазах. И то, что увидел я, мне очень не понравилось.
   С ужаленными, изуродованными телами служителей правопорядка начала происходить такая же трансформация, как и с Карпенко. Они медленно раздувались, видоизменяясь, грозя в ближайшее время превратиться в еще четверых монстров, и если они вырвутся на улицу, где много народа, тогда мы получим еще одну большую головную боль.
   - Роб, что будем делать? - спросил я у брата, потому что Луизе со Скворцовым было не до нас, они добивали паукообразного монстра.
   Роберт место ответа достал гранату из кармана, выдернул чеку и пустил ее по полу, как керлингист камень по льду. К тому времени, как новые обращенные монстры начали подниматься на мохнатые лапы, Ф-1оказалась в их самой гуще. Раздался взрыв, осколки полетели в разные стороны, уродуя собой паукообразные тела, их конечности, хвосты и жала.
   Как только все закончилось, мы осторожно приблизились к тому месту. Луиза и Скворцов присоединились к нам.
   Четыре изуродованные тушки с оторванными конечностями, с рваными ранами из которых лилась гнойная розовая жижица. Увидав шевеление одного монстра, Луиза пару раз выстрела ему в область глаз, после чего послышались сухие щелчки - патроны кончились, а наша подруга продолжала иступлено давить на курок, невзирая на то, что туша чудовища перестало подавать признаки жизни.
   - Ненавижу! - наконец пошипела она, опустив пистолет. Ее трясло от пережитого, как осиновый лист. Да и мы выглядели не лучше.
   Из-за высокой стойки, выглянула испуганная девушка портье.
   - Санэпидслужба, - ответил на ее немой вопрос Роберт, - нам поступил сигнал, что в вашей гостинице завились вредные насекомые. Вот, пришлось сделать срочную дезинсекцию.
   - А-а-а, - только и сумела произнести в ответ девушка.
   Мы же больше не стали задерживаться в гостинице. Нам нужно хотя бы немного отдохнуть, переварить все случившееся и наметить план дальнейших действий. К тому же придется обо всем рассказать Скворцову. Теперь, после всего происшедшего здесь в гостинице, у него к нам наверняка накопилось еще больше вопросов, и он от нас не отстанет. Придется отвечать. Да, это и к лучшему. В свете последних событий, нам понадобятся такие союзники.
   - Девушка, - уже у двери остановился Роберт. - Я советую вам вызвать уборщиков. Пусть они соберут тела насекомых, уничтоженных нами, вынесут на улицу и сожгут. Вы поняли нас?
   - Ага, - все еще растеряно, выдавила из себя девушка.
   - Вот и ладненько, - удовлетворено произнес мой брат.
  
  
   Велесов лес.
  
  
   Утром, с первыми лучами солнца, мы проснулись отдохнувшими и бодрыми, невзирая на то, что спать, пришлось в кабине "Волги". Привычного завтрака не было, так как никто съестного с собой не прихватил, только попили газировки из бутылки.
   - Ну, что, мальчики, выдвигаемся, - сказал дядя Прохор, раздавая нам оружие, - путь нам предстоит не близкий.
   Он повел нас мимо тех самых валунов, с которых открывался такой замечательный вид с возвышающегося плато, потом сдал немного влево и перед нами появился крутой спуск, вниз, виляющий в разные стороны, иногда скрывающийся от взора за практически отвесными стенами местами ровными, без единой выемки, как бумажный лист, поставленный на ребро. Но в большей степени он покрывался разнокалиберными выступами и глубокими темными провалами, словно за ними прятался запутанный лабиринт, где, не зная дороги, с легкостью можно заблудиться.
   Сам же спуск был искусственного происхождения, об этом можно было судить по ступеням, кем-то неизвестным, выдолбленным в крепком скальном камне. Правда от времени они изрядно стерлись от ветров и проливных дождей и приобрели покатый, лишенный правильных очертаний вид, к тому же иногда покрытый мелким щебнем или одиночными крупными булыжниками, которые, скорее всего, скатились с вершины плато. Через последнее препятствие мы осторожно перелазили, страхуя друг друга, чтобы ненароком не свалиться вниз.
   Дядя Прохор бросал редкие тревожные взгляды на небо. Там, вдали, могучие и величественные, темно-свинцовые тучи медленно плыли в нашу сторону. Нам даже отсюда было видно, как призрачные пучки водяных струй, бесконечным потоком низвергаются на землю. Если они успеют добраться до нас, то спуск вниз превратится в смертельный аттракцион. Дождь сделает ступени склизкими, ненадежными, но не это самое страшное, извилистые змеи молний, вырывающихся из свинцовых туч с регулярной периодичностью, вот что может настигнуть нас и поразить своей сокрушительной мощью. К тому же, природный водопад воды из туч может повлечь за собой обвал, который свалится на головы и прихватит нас за собой вниз.
   Понимая критичность ситуации, мы невольно прибавили шагу, при этом стараясь отогнать от себя страх, который пытался завладеть нашими душами. Благо впереди нас ждала боле менее ровная дорога, только на одном участке открылся провал глубокого ущелья. Нам-то что, мы молодые, резвые и без проблем перепрыгнули через него, как горные Туры, дядя Прохор тоже ловко преодолел возникшую преграду, а вот на счет бабушки нам пришлось немного побеспокоиться. Сумеет ли она перепрыгнут через ущелье?
   Наши страхи оказались напрасными. Невзирая на свой преклонный возраст, бабушка с разбега перепрыгнула через глубокий провал, даже с запасом. Мы вздохнули с облегчением, и пошли дальше быстрым шагом.
   Да поторопиться нам стоило, потому что кроме видимых ветвистых молний мы отчетливо слышали раскатистые звуки грома. Они приближались, и нам уже казалось, что от резких, пушечных звуков начинают содрогаться ступени, ведущие вниз.
   И все же мы успели. Когда первые, пока еще редкие дождевые капли упали на наши головы, мы уже оказались внизу.
   - Быстрей, за мной! Нам нужно укрыться от ливня! - выкрикнул дядя Прохор и перешел на бег. Мы последовали за ним.
   Открытое пространство, только невысокая зеленая трава по щиколотку ног, а там дальше стояла не слишком плотная стена деревьев. Как раз в ту сторону лежал нас путь.
   Минув открытый участок, дядя, остановился не сразу. Сначала нам пришлось углубиться в лес, где деревья казались еще больше, чем с вида сверху. Основная их масса была высотой чуть больше девятиэтажного дома, но некоторые, можно сказать единицы, своими кронами подпирали небо. Сказать по-другому нельзя, потому что такой головокружительной высоты исполинских деревьев мне видеть раньше не приходилось, уж не говоря о необъемных стволах, из них, если постараться, можно выдолбить просторный морской фрегат, и даже борта наращивать не придется.
   Дядя Прохор выбрал необычное убежище от ливня. Это было странное незнакомое дерево, ветви которого переплелись в причудливом сказочном узоре, украшенными красными бутонами цветов, похожими на гвоздики, только размером в пять раз больше, а с них в свою очередь свисали плотной стеной воздушные корни, образующие величественный купол. В этом необычном убежище мы спрятались вовремя. Ливень обрушился с неба всей своей силой, но нам он был нипочем, поток небесной воды скатывался с плотного купола воздушных корней и лился непрерывным потоком там снаружи, а под навесом было сухо и уютно, только свежесть, присущая дождливой погоде, доходила до нас.
   Мы сели на траву, прислонились спиной к толстому стволу дерева.
   - Что это за место, дядя Прохор? - задал вопрос Роберт.
   - Величественный Велесов лес, где возраст деревьев самое малое полвека, - ответила за дядю наша бабушка. - Он берет начало возле подножия гор Отчуждения, с небольшого плато этой непреступной гряды мы только что спустились. Вершины каменных исполинов, покрытые белоснежными шапками, вздымаются выше облаков, даже у гордых орлов не хватает сил подняться на такую высоту и приходится им вить свои гнезда и добывать себе пищу где-то посередине непреступных скал. Отсюда величественный Велесов лес простирается до плодородных земель долины Светны, которую пересекает с юга на север полноводная река Деспер.
   - Велесов лес? - переспросил Роберт.
   Мой брат, так же, как и я, никогда не слышал о таком лесе, да и остальные названия нам были не знакомы.
   - Да, Велесов лес, - подтвердила наша бабушка. - Минув звездную дорогу, на пересечении множества вселенных, мы из нашего привычного мира попали в другой особенный мир с необычными физическими законами, не такими, как у нас на Земле. Здесь, на каждом шагу можно встретить чудеса и волшебство, во всяком случае, так это можно назвать по нашим земным меркам, хотя местным жителям такое положение вещей кажется привычной обыденностью, а некоторые из них, более склонные к магии, пользуются ей, как ремеслом. Это мир Аркаим. Возможно, он является колыбелью самих Предтечей, или одним из миров, сотворенных ими. Во всяком случае, по все еще сохранившемся малочисленным реликтовым артефактам, можно судить о давнем их присутствии в Аркаиме. Правда об их предназначении никто толком нечего не знает, - баба Настя говорила уверено, как будто здесь была не в первый раз. - В этом мире, так же, как у нас, существует множество государственных образований. Одни из них дружественные к нам, другие - враждебные. А больше благосклонности к нам проявляет правитель Семиречья - князь Эльсар.
   - А мы, в каком государственном образовании находимся? - спросил мой брат. - В дружеском или во враждебном?
   - Велесов лес - заповедное место, - ответила бабушка, - сюда вход разрешен только нам и еще Волхвам, здесь у них в особых местах находятся свои капища.
   - Так, время для политинформации прошло, пора двигаться дальше, - прервал наш разговор дядя Прохор.
   На самом деле, ливень, как резко начался, так и резко закончился, только капельки воды, оставшиеся на воздушных корнях дерева, продолжали тоненькими струйками падать на землю, но в скором времени и этот поток грозился прекратиться.
   Дядя Прохор смело выбрался наружу.
   - Пошли, мальчики, а то, мы на самом деле засиделись, - произнесла бабушка и последовала за дядей, а мы следом за ней.
   Какой-либо видимой тропинки нигде не наблюдалось, тем не менее, дядя Прохор уверено вел нас вперед, петляя между гигантскими стволами деревьев, которые стояли далеко друг от друга, чтобы не закрывать соседу своей кроной солнце, проходил в полный рост под толстыми корнями, дугой выступающие из-под земли и обратно в нее уходящие. Они были похожи на огромных дождевых червяков, только неподвижных, словно находившихся в спячке и местами покрытые мхом, а иногда на них росли бутоны фиолетовых цветов, пушистых и воздушных. Казалось, вот подует легкий ветерок, они сорвутся с насиженного места и полетят высоко ввысь, в поиске себе другого пристанища.
   Когда проходили по пологому склону лощины, мы увидели на своем пути участок травы, покрытый фосфорно-голубым ковром с кислотно-желтыми пятнами, напоминающими глаз. Он медленно шевелился, ходил едва различимой волной, словно живой. Стоило приблизиться нам к нему, как этот ковер, взмахнув многочисленными крылышками, начал всполошено вздыматься вверх.
   Бабочки! Десятки тысяч бабочек! Они, как крохотные эльфы, закружили хоровод и казались маленькими хрусталиками, когда на них падал случайный луч света. Их воздушный танец был прекрасен.
   Круги, овалы, правильные синусоиды, напоминающие математический знак бесконечности. Они переплетались между собой, но в следующее мгновение распадались на отдельные фрагменты, и все это происходило под тихое шуршание бессчетного количества фосфорно-голубых крошечных крылышек с кислотно-желтыми пятнами, напоминающими глаз. Вот бабочки образовали правильный шар, из которого в следующее мгновение вырвались две одинаковые по ширине дуговые ленты. Они медленно разошлись в стороны, но потом соединились вновь в одну спираль, устремленную ввысь прямо к кронам гигантских деревьев.
   - Бабушка, расскажи еще про Аркаим, - попросил я, с восторгом наблюдая, как бабочки длиной спиральной вереницей начали подниматься ввысь.
   - Что ж, слушайте, - с охотой согласилась бабушка. - Начну с Семиречья. Это благодатная страна распростерта на север до Пролива Непроглядных Туманов, за которым находится остров Мечты, а еще дальше - Земля Вечных Льдов, а на юг, до гряды Отчуждения.
   Пролив Непроглядных Туманов не зря получил свое название. Чтобы попасть на остров Мечты, нужно нанять опытного лоцмана или иметь штурмана, знающего те воды, чтобы не напороться на подводные рифы, в коих водах великое множество. Старые моряки говорят, что где-то в непроглядном тумане прячется остров Буян. Там спрятаны несметные сокровища, которые могут озолотить весь мир, а охраняют то богатство злобные духи, не позволяющие чужаку добраться до них. И сколько горячих голов, поверивших в легенду, погибло в непроглядном тумане, то может сказать только хозяин моря - Боремор, живущий где-то в глубинах великого океана.
   Земля Вечных Льдов. Там стужа не уходит даже самым жарким летом, а день с ночью делят поровну год. Туда, как говорят прожившие долгую жизнь старцы, в далекие смутные времена, направляли самых отъявленных преступников. Они должны были добыть там бивень Царбона, из которого получалось чудотворное лекарство, способное излечить любую болезнь, или шкуру Снежного Мангара, имеющего ценнейший мех. Если преступники возвращались с добычей, им прощались все их прегрешения. Правда, такое случалось редко. Слишком коварен и силен хищный Снежный Мангар, и частенько бывало, что охотники сами превращались в дичь. А Царбон, хоть и не слишком поворотлив, но если он навалится своей тушей, то с легкостью раздавит человеческое тело.
   Одетая в снежные шапки Гряда Отчуждения. Она тянется от заповедного Велесова Леса на восток до огромного озера Салтапак, более похожего на море, только наполненное пресной водой. И как раз недалеко от упомянутого мной озера, там, в горах имеются многочисленные пещеры, где до сих пор живут гордый мастеровитый народ, небольшого роста. Гмуры, так они называют себя, искусные мастера в ковке железа и создании изумительных драгоценных украшений из алмазов, сапфиров, изумрудов. Они построили там подземный город, сказочной красоты и неподражаемой формы, с многочисленными просторными залами и галереями. Но туда закрыт вход чужакам, поэтому трудно судить обо всех прелестях селения мастеровитого народа, остается только догадываться и верить слухам, что разносят по Семиречью скоморохи-бродяги и странствующие певцы.
   Если пройти через ущелье Плачущих Духов, извилистой лентой тянущееся через всю Гряду Отчуждения, то можно попасть в страну князя Стука, ближайшего соседа Семиречья. Ее столица Сапфар, по красоте своей сравнима с жилищем богов, стоит на реке Тах, вдоль берегов которой, лежат плодородные земли. На них трудятся землепашцы не покладая рук. Кроме сказочных по красоте дворцов и чудных цветущих садов, столица Сапфар славится на весь мир своей многолюдной ярмаркой, где с легкостью можно найти на любой вкус одежду и обувь, украшения и оружие. Самые лучшие скакуны, которые резвостью своей не уступают ветру, стоят там, в стойлах, дожидаясь своего нового хозяина. На этой многолюдной ярмарке обилие разнообразных вин и фруктов, а народ в столице Сапфар живет в покое и процветании.
   Далее в тех краях, за берегом широкой полноводной реки Тах, простираются бескрайние просторы пустыни Поющих Песков, где на много дней пути путник не найдет даже капли живительной влаги и обязательно найдет свою погибель, если не знает в каком месте находится оазис Надежды.
   Этот зеленый островок, среди бесчисленных песчаных барханов, единственное место, способное тенью раскидистых крон деревьев спасти человека от палящих лучей беспощадно палящего солнца. И там же можно вволю напиться из текущего подземного источника, леденящей воды, на вкус подобной божественному нектару.
   Оазис Надежды является перевалочным пунктом по дороге в Проклятый город, всеми забытый и давно заброшенный. Там обитают только призраки, бесплотными тенями проплывающие среди темных уголков запыленных улиц, а невиданные злобные чудища прячутся во мраке покрытых паутиной домах. Что там случилось, уже никто не помнит, но кое-кто из стариков поговаривает, что спит в Проклятом городе, где-то глубоком подземелье, великое Зло и ждет оно своего часа, чтобы проснуться. Тогда, выбравшись наружу, великое Зло принесет в Аркаим много горя и несчастий, а может, полностью уничтожит его.
  
  
   Глава пятая.
   Игра - признание или испытание.
  
  
   Лида Заварзина попала на эту вечеринку случайно.
   Уже на последней паре, к ее уху наклонилась Юлька Стрельцова и прошептала:
   - Пошли после урока с нами. У Эрика Власова родители уехали в отпуск за границу, так вот, он решил у себя дома закатить крутую вечеринку. Соглашайся, будет весело!
   Кто такой Эрик Власов Лида знала, со слов своей подруги и даже несколько раз видела его возле универа, когда они оттуда выходили после занятий. Ничего так парень, симпатяга, что на мордашку, что на фигуру, одевается прилично. Но один раз Лида заметила у него на запястье странную татуировку - свернувшийся в кольцо змей, кусающий себя за хвост. Потом через какое-то время такая же татуировка появилась и у Юльки. Лида поинтересовалась у подруги, что это значит, но та отмахнулась, сказав, что сделала ее по приколу.
   Эрик приезжал за Юлькой на новенькой "Мазде" серебристого цвета. Кроме того Лиде подружка все уши прожужжала, с наслаждением закатив глаза: - "Ой, Эрик такой лапонька, он знает это, он умеет так, а какой он внимательный и обходительный! Ты знаешь, лучше Эрика я парня не встречала! Я по уши в него влюблена!". Вот так и ни как иначе, все ее разговоры начинались с имени Эрик и этим именем заканчивались.
   - Кто еще из наших туда пойдет? - поинтересовалась Лида.
   - Еще Светка Лопатина и Томка Березина, - ответила Юлька.
   Лида призадумалась. Светка еще может сдерживать себя в компании, а вот Томка, так, как напьется, становится совсем без тормозов. Лида это уже наблюдала, и за свою подругу ей было немного стыдно. Вот и приходится думать - стоит идти на вечеринку или нет.
   - Да что с тобой? - напористо шептала Юлька. - Там будет много классных парней! Кстати, один из них очень интересовался тобой.
   - Даже так? - Лида сделала удивленное лицо. Она, после разрыва в отношениях со своим прежнем приятелем, а это было пару месяцев назад, сейчас была в свободном плавании, и слова подруги ее немного заинтересовали.
   - Даже так, - ответила Юлька. - Его зовут Толик. Нормальный парень; не пьет, не курит, спортом занимается.
   - И как оказалось, что такой нормальный парень до сих пор не нашел себе пару? - поинтересовалась Лида, чувствуя какой-то подвох. - Может с ним что-то не так?
   - Да все с ним так, - отмахнулась от нее Юлька. - И на лицо симпатяга. А мой Эрик сказал мне по секрету, что Толик в поиске настоящей любви, до самого гроба. Может, ты и есть та самая любовь? Не зря же он тобой заинтересовался.
   - Да ну тебя, - смутилась Лида.
   - Так что, пойдешь на вечеринку? - спросила Юлька.
   - А вот возьму и пойду, - само собой вырвалось у Лиды, - и охмурю там, на вечеринке твоего Толика.
   И вот она уже на вечеринке в квартире у Эрика.
   Там все шло до поры вполне пристойно; ребята, коих набралось человек десять, танцевали то ритмичные танцы, то медленные, под всполохи цветомузыки, подходили к столу, накрытому на кухне, пили кто пиво, кто вино, некоторые предпочитали текилу или виски, все это закусывая бутербродами, солеными орешками или ломтиками лимона.
   Когда зазвучала третья или четвертая романтическая композиция, к Лиде подошел парень спортивного телосложения, не сказать, что красавец, но что-то в нем такое было, какая-то изюминка, которая притягивала к себе. Может, открытый взгляд серо-зеленых глаз, обрамленных длинными пушистыми ресницами? За такие ресницы некоторое девчонки отдали бы все что имели или даже больше, но по капризу природы они почему-то достались парню.
   Он представился Толиком и пригласил танцевать. Лида согласилась. Во время медленных, плавных движений, в такт музыки, парень шепотом, на ухо задавал вполне пристойные вопросы, она охотно на них отвечала и в свою очередь интересовалась разными мелочами. Слишком личным не интересовались, в основном речь шла о разных пустяках; чем занимаешься в свободное время? Дальнейшие планы после окончания учебы? В кино любишь ходить? А на концерты?..
   Так состоялось их знакомство.
   А потом Юлька предложила поиграть в одну интересную игру. Она рассадила всех кругом на пол, достала пустую бутылку и положила ее посередине.
   - Мы что, будем играть в бутылочку? - усмехнулась Томка.
   - Нет, в кое-что поинтересней, - поправила ее Юлька. - Мы сейчас поиграем в игру признание или испытание. Надеюсь, все здесь присутствующие знакомы с правилом игры?
   Игра - признание или испытание. Игра, предназначенная для проверки, готов ли ты быть искреннем перед другими, или тебе легче выполнить любое безумное задание, чем сказать истинную правду.
   Ребята своим молчанием подтвердили, что знают. Тогда Юлька крутанула пустую бутылочку и игра началась.
   - Признание или испытание?
   - Признание.
   - Скажи, когда ты в первый раз поцеловалась?
   - Это было лет в пятнадцать. Я приехала в деревню к бабушке, и как раз у соседей гостил племянник. Взрослый такой, лет восемнадцати. Вот он меня и научил целоваться.
   - Признание или испытание?
   - Признание.
   - Расскажи про твое лучшее свидание?
   - Это было прошлым летом. Звонок поздним вечером, поймал такси и приехал. Сходили в кафе, потом в кино на последний сеанс, потом до утра гуляли по городу. Понимаете, ничего такого в тот день между нами не было, кроме нежных поцелуев, но все равно, то свидание мне надолго запомнилось.
   - Признание или испытание.
   - Испытание.
   - Попрыгай на одной ноге и прокукарекай три раза.
   - Признание или испытание?
   - Признание.
   - Когда ты в первый раз выпила?
   - Ну, самый первый, который сознательно - не помню. А так еще в малолетстве могла рюмку водки потянуть со стола, пока родители не видели. Я думала там обычная вода. Потом пила настойки на прополисе или меде, сделанные на спирту, но это когда у меня болело горло. А вот сознательно, то три года назад. Мама сказала на праздник восьмого марта, что лучше выпей вина дома и пойми, что это такое, чтобы как придется пить в компании друзей, то ты уже знала его действие.
   - Признание или испытание?
   - Признание.
   - Ты когда целуешься, закрываешь глаза?
   - Да, всегда закрываю.
   - Признание или испытание?
   - Испытание.
   - Станцуй стриптиз.
   - Признание или испытание?
   - Признание.
   - Сколько тебе было лет, кода ты первый раз занимался сексом? Если, конечно, ты им занимался.
   - Семнадцать лет. Как сейчас помню, был в трудовом лагере от универа, познакомился там с симпатичной девушкой из другого города. И как-то само собой у нас возникли интимные отношения. Но это, скорее всего, было типа банального перепихона, без обязательств, чем большое пламенное чувство.
   - Признание или испытание?
   - Испытание.
   - Сгоняй в ближайший магазин, принеси еще упаковку пива, а то оно скоро закончится.
   - Признание или испытание?
   - Признание.
   - У тебя есть такой поступок, за который тебе до сих пор стыдно?
   - О, да! Я свою подругу собираюсь отправить на верную смерть. Но в том-то и дело, что по натуре я бесстыдница, поэтому за этот поступок мне ничуточки не стыдно, - на полном серьезе ответила Юлька.
   Все с недоумением уставились на нее.
   - Да ладно вам, - засмеялась Юлька, - это была всего лишь шутка. А на самом деле, не было такого поступка, чтобы он запомнился надолго, и мне за него до сих пор было стыдно.
   Она крутанула пустую бутылку, и горлышко указало на Лиду.
   - Признание или испытание? - спросила Юлька.
   Лида увидела, как любопытные взгляды всех ребят устремились в ее сторону. А она сидит, замерев на месте, и не знает что ответить. Сказать признание? Нет, она не готова перед всеми делиться своими сокровенными тайнами. Сказать испытание? А вдруг ей достанется не совсем приличное испытание, которое Лида не сможет выполнить из-за своего, можно сказать, пуританского воспитания. Вот такая непростая дилемма встала перед ней. А отвечать нужно! Ребята ждут, вон, некоторые из них уже начали ехидно усмехаться.
   И тогда Лида с при выдохом от волнения произнесла:
   - Испытание.
   - Тебе нужно поехать к "Дому Призраков", войти в него и вернуться назад, - назвала задание Юлька.
   - Прямо сейчас? - опешила Лида. И тому была причина.
   В любом городе есть свои легенды; страшные, загадочные, нелепые, фантастические. Так вот, "Дом Призраков" являлся одной из этих городских легенд.
   Про него ходит много разных слухов. Например, по одной из версий, этот дом построил в конце девяностых годов один новоиспеченный миллионер. Как его звали - история скромно умалчивает. Так вот, женился миллионер на юной красавице, младше себя чуть ли не в два раза. Разрешал он своей жене выходить в общество только в своем присутствии, а одой на улицу ни ногой, пригрозив в противном случае наказать ее страшными карами. Сам же миллионер больше времени уделял бизнесу, чем молодой супруге, поэтому дома бывал редко.
   Так прожили они пару лет. Но потом юной женушке надоело томиться в одиночестве. Начала она тайно от мужа выходить на улицу; по магазинам побродить, кино посмотреть или просто продефилировать по парку. И вот на одной такой прогулке юная девушка встретила парня. Они полюбили друг друга, стали тайно встречаться. Но любая тайна когда-нибудь становится явной. Так и с ними произошло.
   Застукал миллионер влюбленных дома, прямо в постели. В безумном гневе он убил обоих и закопал в подвале. С тех самых пор, проклятым стал тот дом. По ночам, а иногда даже при дневном свете, начали появляться призраки убиенных, бродить по комнатам, издавать леденящие душу звуки. Постепенно они свели с ума миллионера, и попал тот в психушку.
   Несколько раз переходил из рук в руки проклятый дом, но новые хозяева, прожив там от двух до трех недель, торопились избавиться от неуютной для проживания недвижимости. А потом желающих приобрести "Дом Призраков" совсем не нашлось. Вот и стоит он пустым до сих пор, хотя находится на весьма дорогом земельном участке.
   - Да, прямо сейчас, - ответила Юлька. - Или ты боишься?
   - И как я до него доберусь? - спросила Лида, тем самым давая подруге понять, что она ничуточки не боится.
   - Вызови такси, - сказала Юлька.
   - Не надо такси, я ее на своей машине подвезу, - неожиданно предложил Толик.
   - А как мы узнаем, что они в "Доме Призраков" были? - с сомнением произнес один из парней. - Вдруг они отъедут за угол ближайшего дома, и будут там заниматься своими амурными делами.
   - Чтобы такого не случилось, Лида для подтверждения выполненного задания, сначала сделает снимок на мобильный телефон дом снаружи, а потом внутри, - пояснила Юлька. - Сделаешь, подруга?
   - Сделаю, - ответила Лида и в сопровождении Толика направилась к выходу из квартиры.
   Они вышли на улицу. После душного помещения, где стоит постоянный гул музыки и неутихающий гомон ребят, их оглушила тишина.
   У ее нового друга оказался обычный отечественный автомобиль - "Лада" двенадцатой модели, припаркованный возле подъезда. Они сели в него. Толик повернул ключ в замке зажигания. Стартер продолжительно зажужжал, но автомобиль не завелся.
   - Почему ты решил поехать вместе со мной? - поинтересовалась Лида.
   - Кто-то должен защитить такую хрупкую девушку в "Доме Призраков". Вдруг там на самом деле бродят по пустым комнатам неприкаянные духи, - шутливо ответил Толик, одновременно пытаясь вновь завести автомобиль.
   - Ты что, на самом деле веришь в призраков? - удивилась девушка.
   - Нет, не верю, - честно признался Толик.
   Наконец автомобиль завелся. Парень ловко вырулил с места стоянки, объехал дом, и они постепенно набирая скорость, поехали в сторону "Дома Призраков".
   - Извини, машина давно начала барахлить, а загнать его в автосервис у меня руки не доходят, - смущено произнес Толик.
   - Так почему ты решил подвести меня? - Лида вернулась к первому вопросу.
   - Ты знаешь, когда сам не пьешь, тогда тебя немного тяготит продолжительное общение с ребятами, перебравшими спиртного. Они уже начинают делать глупости, за которые им потом утром будет стыдно, но это утром, а мне уже сейчас за них становится неловко. Они же практически все мои приятели, - ответил Толик.
   - И это все? - немного разочаровано произнесла Лида.
   - Ну, кроме подвернувшегося предлога удалиться с вечеринки, у меня появилась возможность побыть наедине с очень симпатичной девушкой, которая, если согласится, пойдет на свидание, например - послезавтра, - сказал Толик, мельком взглянув на девушку, сидящую на соседнем сиденье.
   - А почему не завтра? - спросила Лида, чувствуя, как от приятных слов, произнесенных парнем, у нее щеки покрываются румянцем.
   - Потому что завтра нам нужно выспаться после такой вечеринки, это, во-первых, а во-вторых, все же надо автомобиль отогнать в ремонт, - ответил Толик, - и это лучше сделать как можно быстрее, а то чувствую, в ближайшем времени он вообще без буксира не сдвинется с места.
   Вскоре они подъехали к двухэтажному дому, обнесенному каменным забором. Внешний вид коттеджа говорил сам за себя - ау, где вы, я уже давно готов принять в себя новых хозяев. Вот только желающие поселиться в "Доме призраков" уже давно перевелись.
   Толик вытащил компактный фонарик из бардачка, и они вышли из автомобиля. Дверь в заборе была открыта, так что ребята без проблем оказались на территории двухэтажного дома.
   Перед ними открылся просторный неухоженный двор. Ни деревьев, ни кустарников, только в тех местах, где земля не покрыта керамической плиткой, растет бурьян.
   Достав из дамской сумочки мобильный телефон, Лида сделала снимок коттеджа. Получилось неудачно из-за того, что полной Луны рядом не было другого приличного освещения. Так что снимок вышел темный, размытый.
   - Как ты думаешь, их устроит такая фотография? - спросила Лида, показывая парню снимок.
   - Сомневаюсь, - ответил Толик. - Давай войдем внутрь. Если там есть электричество, то снимки должны получиться четче.
   - Пошли, - после короткого размышления согласилась Лида, но на самом деле ей не хотелось туда идти. Каким-то внутренним чувством она ощущала, стоит им ступить за порог "Дома Призраков", и с ними случится что-то ужасное. И ей уже стало казаться, что все эти разговоры про призраков не обычные байки, а что все эти события могли произойти на самом деле. И сейчас там, за толстыми кирпичными стенами их поджидают бесплотные духи, готовые исподтишка накинуться на непрошеных гостей и завладеть их душами, а потом отправить прямой дорогой в ад.
   Пока они шли к двухэтажному дому, Лида старалась отогнать от себя мрачные мысли, правда, это у нее плохо получалось.
   Входная дверь дома так же оказалась открытой. Ребята крадущимся шагом вошли внутрь, осмотрелись.
   Узкий луч компактного фонарика быстро пробежался по помещению. Там творился беспорядок. В некоторых местах на стенах не было штукатурки, местами висели оголенные провода, а на полу разбросаны банки с краской, шпаклевкой и лаком. В углу валялись мешки с цементом. По всей видимости, последние жильцы здесь хотели затеять ремонт, но так и не успели. Во всяком случае, такое создавалось впечатление. А еще кругом виднелись следы от обуви и от голой человеческой стопы, как будто "Дом Призраков" ежедневно посещали толпы туристов. И этот факт показался ребятам странным.
   Лида даже сама не заметила, как ухватилась за ладонь Толика, как будто таким образом пыталась найти его защиту. И вот так, взявшись за руки, они медленно шли по темному просторному помещению. Их шаги и скрип пола в местах, где он был плохо подогнан, гулко отдавались в пустом помещении.
   Неожиданно громко стукнув, захлопнулась входная дверь, которую они забыли закрыть за собой. Лида вздрогнула от этого звука, почувствовав, как неприятным холодком пробежали по спине мурашки.
   Ребята резко обернулись на дверной стук, но ничего не увидели.
   - Жутковато тут, - шепотом произнесла Лида. Она сделала несколько снимков тех участков помещения, где тонкий луч компактного фонарика выхватывал разбросанные предметы.
   - Это просто порыв ветра закрыл дверь, так что здесь кроме нас больше никого нет, - Толик старался успокоить свою спутницу, хотя ему самому было неспокойно. - Но если хочешь, мы прямо сейчас отсюда уйдем.
   Лида посмотрела на спутника, неуверенно улыбнулась и сказала совсем не то, что ей хотелось на самом деле произнести:
   - Нет, нельзя упускать возможность обследовать такую знаменитость нашего города. Сейчас здесь наделаем снимков, потом выложим в интернет с подобающими комментариями. Ты только представь, сколько за эти фотографии можно получить лайков!
   - Ну, если ты не трусишь, тогда с чего начнем осмотр? - поинтересовался Толик. - Может, сразу с подвала?
   - Нет, только не с подвала, - не согласилась с ним Лида, вспомнив, что именно в подвале, во всех фильмах ужасов, происходят самые жуткие сцены, с разными сверхъестественными явлениями, от призраков, до различных кошмарных монстров, вылезающих из разных щелей, - давай лучше посмотрим, что находится на втором этаже.
   - Согласен, начнем со второго этажа, - с явным облегчением произнес Толик.
   Они по деревянной скрипучей лестнице, опираясь руками о балюстраду с резными балясинами, поднялись наверх. На втором этаже имелось четыре двери. Ребята подошли к самой ближайшей, открыли ее и вошли внутрь. Толик по привычке нащупал выключатель, нажал его, но свет не зажегся, хотя на потолке висела практически новая люстра с вкрученными лампочками. Скорее всего, последние владельцы дома отключили распределительный щиток ради техники безопасности, для предотвращения замыкания проводки, или это сделали коммунальщики за неуплату электроэнергии.
   Толик прошелся лучом компактного фонарика по комнате.
   Обстановка в помещении была простенькая, но тем не менее уютная. Большую часть комнаты занимала кровать прямо возле широкого окна, около нее стояла небольшая тумбочка с небольшими изогнутыми ножками. Она была разделена узкими ящичками на несколько отделов. Напротив двери, у стены, находился низкий столик, на котором стоял одинокий ночной светильник, около него - низкий мягкий пуфик, а над ним висело большое зеркало. Еще на полу лежал кем-то поваленный стул с кожаной обивкой и осколки разбитой фарфоровой тарелки. Кругом лежал толстый слой пыли, что было бы не совсем естественно для практически нового дома, но только не для "Дома Призраков".
   Толик скинул на пол пыльное покрывало и прыгнул спиной на кровать, застеленную шелковой простынею. Его тело, бесшумно отпружинив несколько раз.
   - Как ты думаешь, именно здесь миллионер застукал влюбленную пару? - спросил Толик, положив левую руку под голову.
   - Вполне возможно, - ответила Лиза.
   Неожиданно лицо девушки приобрело испуганный вид.
   - Толик, ты слышал? - спросила она.
   Ее спутник прислушался. С первого этажа доносились тихие шаги, приглушенные закрытой дверью.
   - Кто-то внизу ходит! - удивился Толик.
   - Может это кто-то из ребят решил нас немного напугать? - предположила Лиза, хотя сама не очень верила в свои слова.
   - Не уверен, - ответил Толик, - мне не верится, что они всей толпой незаметно последуют за нами. Зачем им это надо. Лучше сидеть в компании и потихоньку потягивать холодное пиво.
   - Тогда кто это? - от объяснений спутника Лизе стало еще страшней.
   - А что гадать, давай выйдем и посмотрим, кто там бродит внизу, - предложил Толик, поднимаясь с кровати.
   - Не надо, давай лучше закроемся и притихнем, как будто нас здесь нет, - Лида пыталась отговорить своего спутника, при этом чувствуя, как мурашки пробегают по коже. В привидений она не верила, но то, что там за дверью притаилось что-то очень опасное, подсказывало ей чутье.
   - Если тебе страшно, оставайся здесь, а я все же посмотрю на тех, кто ходит внизу, - Толик был готов прислушаться к здравым словам девушки, но не хотелось ему при первом уединении выглядеть трусом в ее глазах. Поэтому он уверенной походкой направился к выходу.
   - Будь осторожней, - напутствовала его Лида, обняв себя руками, как будто хотела согреться.
   Толик в ответ утвердительно мотнул головой и открыл дверь. Он медленно, стараясь ступать как можно тише, спустился на несколько ступенек вниз, как раз на столько, чтобы хватило взглядом охватить небольшой участок нижнего помещения. Узкий пучок света пробежался по сторонам, фрагмент, за фрагментом отвоевывая затемненную площадь дома.
   И сразу перед Толиком открылась немного жутковатая картина. Толпа людей, медленно движущихся по первому этажу, сразу замерла на месте. Десятки налитых кровью глаз посмотрели в направлении яркого луча света. Было в них что-то такое дикое, как у хищника жаждущего насытиться плотью жертвы, стоящей перед ним. А еще в помещении появился сильный запах миндаля, от которого у Толика запершило в горле.
   Заметив парня, толпа издала противный гортанный крик. Хотя Толик был не из трусливого десятка, но и он ощутил, как от кошмарного вопля у него стынет кровь в жилах. Да что там говорить от него даже у самого что ни есть храбреца может разорваться сердце от ужаса. Особенно когда видишь, как с хищным оскалом толпа более похожая на исчадие ада, мчится прямо на тебя.
   На какие-то доли секунды, Толик почувствовал, как панический страх сковал его тело. Но это продолжалось лишь какое-то мгновение. Придя в себя, Толик побежал наверх, захлопнул за собой дверь и закрыл ее на запор.
   - Помог мне! - парень начал баррикадировать дверь всеми предметами, какие только находились в комнате.
   Лида, увидав безумное от страха лицо своего спутника, принялась помогать ему.
   - Что случилось? - тревожно спросила она.
   Осмыслив все увиденное, Толик в первую очередь подумал, что они случайно попали на конспиративный дом какой-нибудь радикальной организации. И те, увидев, что их тайна раскрыта, решили убрать невольных свидетелей.
   После событий на Украине, особенно в Одессе второго мая, нет ничего удивительного, если у людей невольно появляются такие мысли, когда они видят что-то такое противоестественное, возможно, угрожающее их жизни. Их не стоит за это винить, потому что никому не хочется повторения кровавых событий, особенно у себя на родине.
   - Я не знаю, что за чертовщина здесь творится! - наконец ответил Толик.
   Предположение о радикалах парень сразу отмел в сторону. Если бы это были сепаратисты, они обязательно начали кричать, типа; "мочи ватников!", "лови москалей!" или чего-то подобного. Здесь же кроме хищного голодного гортанного крика, больше никаких звуков не было произнесено! К тому же этот запах миндаля. Толик мог поклясться, что он исходил именно от незнакомых людей! И еще сейчас ему припомнился необычный вид толпы. Мужчины и женщины были какими-то не такими. Дикий кровожадный взгляд, хищный оскал. Толик мог поклясться, что видел, как у одного мужчины на правом боку огромную кровоточащую рану, как будто оттуда вырвали приличный кусок плоти, а у женщины место левой руки был обкусанный, именно обкусанный, по локоть обрубок. Но они совершено не обращали никакого внимания на свои раны, которые скорее всего не совместимы с жизнью. Другие люди выглядели не лучше. И как такое, может быть? Неужели начался зомби апокалипсис? И почему так неожиданно, ведь к катастрофе предпосылок не было.
   Как бы там ни было, другого правдоподобного объяснения происходящему Толик не мог найти. Теперь оставался вопрос - говорить всю правду Лиде или не стоит? Лучше не стоит, а то она начнет паниковать.
   Завалив входную дверь пуфиком, стулом, тумбочкой и кроватью, Толик достал мобильный телефон и набрал номер дежурной части полиции, но услышал не утешительный ответ - сеть отсутствует.
   - Вот черт! - с досадой выругался он.
   С другой стороны входной двери послышались громкие стуки.
   - Кто это? - спросила Лида, чувствуя, как у нее от страха все сжимается внутри.
   - Не знаю я! - Толик от отчаяния перешел на крик, но увидав испуганное лицо девушки, взял себя в руки и уже более-менее спокойно произнес:
   - Нам нужно выбираться отсюда и чем быстрее, тем лучше.
   - Как мы отсюда выберемся? - Лида затравлено оглядела комнату. Другого выхода, кроме входной двери, отсюда не было, значит, они оказались в ловушке.
   - Пока не знаю, но обязательно что-нибудь придумаю, - ответил Толик, вытирая со лба пот.
   Парень подошел к окну, открыл створки и выглянул наружу. Чтобы прыгнуть вниз со второго этажа, было слишком высоко, можно при приземлении подвернуть ногу или того хуже, сломать ее и тогда им придет конец. И что тогда делать? Помощи ждать не от кого, телефон не в зоне действия сети, хотя это кажется странным, потому что они находятся в границе города, где сотовые вышки напичканы, как иголки у ежика. Это понятно, что придется рассчитывать только на свои силы. Но как выбраться из ловушки, в которую они сами себя загнали.
   А что если сделать веревку из простыней? Черт возьми, неплохая мысль! Особенно, если учесть, что больше ничего толкового в голову не лезет.
   Придя к такому умозаключению, Толик поспешно принялся за работу. Он сорвал простыни с кровати, прихватил покрывало, начал их рвать на тонкие полоски и связывать между собой.
   Лида тихо стояла возле окна, вздрагивая всем телом от страха при каждом ударе в дверь, и смотрела на приготовления спутника затуманенным от ужаса взглядом.
   Но вот веревка готова. Толик попробовал ее на прочность. Узлы связаны надежно, а тонкие полоски, все же должны выдержать такую нагрузку, как его вес, Лидин тем более.
   Дверь уже начала трещать от ударов снаружи, грозясь в любое мгновение дать брешь. Толик не стал дожидаться этого. Он привязал изготовленную веревку к отопительной батарее и сбросил ее вниз.
   - Вылезай! - крикнул Толик.
   Но Лида не среагировала на его возглас. Она продолжала стоять возле окна и смотреть в одну точку.
   - Лида, очнись! - Толик потряс свою спутницу за плечи. - Нам нужно убираться отсюда!
   - Что? - девушка, наконец, пришла в себя.
   - Хватай веревку и спускайся вниз, - уже нормальным голосом произнес Толик.
   - Да, да, я сейчас, - забормотала Лида, хватаясь дрожащими руками за веревку.
   - Осторожно, не свались, - предупредил Толик.
   Девушка в ответ, молча, махнула головой, судорожно сглотнула и залезла на подоконник. Опираясь ногами об кирпичную кладку здания, она стала медленно спускаться вниз. У нее не было опыта в скалолазании, поэтому практически сразу Лида оскользнулась, больно ударилась об стену, но сумела удержаться за узлы веревки. Теперь, без опоры, она надеялась только на силу своих рук.
   Толик, проследив за удачным приземлением спутницы, тоже взялся за веревку. Неожиданно за его спиной раздался более сильный удар и дверь не выдержала. Тонкие дощечки, фанера, разлетелись в разные стороны, и в комнату ворвалась толпа монстров, которая неистово ревела.
   Толик не помнил, как вскочил на подоконник, как спускался вниз, очнулся он уже стоя возле своей спутницы, а у самого до сих пор в глазах стояла оскаленная морда чудовища. Да, да, именно чудовище, потому что существо, пытающееся его схватить, уже потеряло человеческий облик, и было более похоже на демона с острыми клыками и длинными когтями.
   - У тебя кровь! - испугано воскликнула Лида.
   Толик посмотрел на разорванный рукав джинсовой куртки. Там виднелась кровоточащая полоса. Когда он успел пораниться, он не помнил. Или это его зацепило чудовище своим острым когтем?
   - Не важно, - отмахнулся Толик. - Бежим отсюда!
   Парень схватил свою спутницу за руку, и они побежали с территории зловещего коттеджа.
   Сев за руль, Толик достал ключ. Поначалу он не мог вставить его в замок зажигания, руки дрожали. Лида торопила, как будто он сам не хотел как можно быстрее уехать от проклятого дома. Наконец ключ вошел в замочную скважину. Толик включил зажигание, и тут же взревел двигатель. Это он от волнения без причины нажал на педаль газа. Не мешкая, Толик переключил заднюю скорость. Автомобиль, взвизгнув протекторами, развернулся практически на месте. Первая скорость, сразу же вторая, педаль газа до упора.
   Оставив на асфальте перед домом немалую часть резины, они какое-то время проехали на дымящихся покрышках так быстро, что казалось, переместились в пространстве по чужому волшебству.
   Толик и Лида с облегчением вздохнули. Они были Спасены! Вот только эта радость продлилась не долго. Проехав какое-то время, двигатель начал давать сбои, чихать, дергаться и вскоре окончательно заглох. Автомобиль по инерции катился еще какое-то время, потом окончательно остановился.
   Толик пробовал завести двигатель, но все его попытки были безрезультатны.
   - Все, приехали! - он от отчаяния ударил кулаком по рулю.
   Да, давно было пора отправить автомобиль в ремонт, а он все тянул, и вот, в самый неподходящий момент его халатность их подвела. Теперь придется отсюда убираться пешком.
   - Толик, они нас преследуют! - выкрикнула Лида. Она смотрела назад широко раскрытыми глазами, в которых читалось отчаяние и неприкрытый страх.
   Парень обернулся. Вдали, при тусклом лунном свете, виднелись расплывчатые черные точки. Они с каждым мгновением становились все ближе и ближе, пока не превратились в дергающиеся силуэты чудовищных монстров.
   - Толик, они убьют нас! - дрожащим голосом прошептала Лида.
   - Не волнуйся, им за нами не угнаться, - попытался подбодрить свою спутницу Толик. К сожалению его слова должного результата не дали.
   - Все равно нам от них не скрыться! Они везде нас найдут! - произнес Лида потухшим голосом. От страха она начала впадать в апатию, смирено готовясь к самому худшему.
   - Все, хватит! - выкрикнул Толик. Он никогда не бил женщин, но сейчас поступить по-другому не мог. Толик наотмашь ударил спутницу по щеке, чтобы привести в чувство. - Нам нужно быстро валить отсюда, пока эти чудовища еще далеко!
   Было Толику страшно? Было. И этот страх заставлял его шевелиться. Если бы он был один, то никаких проблем не составляло оторваться от кровожадных уродцев, которые настойчиво преследовали их. В кампании с Лидой дела обстояли намного сложней. Спутница никак не хотела выходить из ступора, но и бросить он ее не мог, характер не позволял. Поэтому Толик обежал вокруг автомобиля, схватил Лиду за руку и выдернул ее из кресла, после чего настырно потащил за собой.
   Вначале девушка бежала по инерции, чуть ли не спотыкаясь, потом, наконец, пришла в себя. Тогда им удалось прибавить в беге.
   Сколько они бежали, Толик не помнит, просто в какое-то мгновение он понял, что больше нет сил. Но оглянувшись назад, парень увидел преследователей. Те не собирались отставать, двигаясь следом, как заводные механические куклы беспорядочной толпой. А позади них, шла хрупкая незнакомая девушка, которую монстры почему-то не трогали, наоборот, создавалось впечатление, что именно она руководит действиями кровожадных чудовищ. И это было еще страшней.
   У Толика после увиденного, как будто открылось второе дыхание. А вместе с ним неизвестно откуда взялись силы, заставляя быстрей передвигать ногами. Вот только с Лидой дело обстояло совсем плохо. Она вырвала руку из ладони Толика и села прямо на холодный асфальт.
   - Толик, я больше не могу! - еле ворочая языком, сумела выдавить из себя девушка.
   - Лида, вставай! - успокаивая свою спутницу, Толик взял свою спутницу за руку и попытался поднять. - Потерпи еще немного, и мы скроемся от этих тварей!
   - Нет, Толик, я не могу, - отвернувшись в сторону, Лида вырвала свою руку из захвата. - У меня больше нет сил.
   - Лида, посмотри мне в глаза! - прокричал Толик. - Ты должна собрать все силы и бежать, пока мы не уйдем от погони! Я знаю, у тебя все получится!
   Он посмотрел назад. Силуэты преследователей приближались. Если они сейчас не продолжат бежать, то упустят момент и их, настигнут, кровожадные монстры.
   Толик собрался схватить Лиду за руку, чтобы помочь подняться с асфальта, и в этот момент он услышал отдаленный звук автомобильного двигателя. Парень посмотрел в ту сторону. Вдали он увидел маленькие огоньки включенных фар, которые быстро приближались.
   - Лида, смотри! Сюда кто-то едет! - радостно закричал Толик.
   Девушке не верилось в то, что она услышала. Лида повернулась в ту же сторону, куда смотрел ее спутник, и увидела приближающуюся машину.
   - Мы спасены! - с облегчением выдохнула она.
   Когда автомобиль приблизился до такой степени, что можно было определить его марку, ребята к своей радости узнали "Мазду" Эрика Власова. Машина остановилась недалеко от них. Выключился двигатель, но из кабины пока никто не выходил. Да это было ни к чему. Ребята сами побежали к ней.
   Первым до водительской двери добрался Толик. Он готовый поблагодарить своего друга за спасение, открыл ее.
   - Кто ты такой? - удивлено вырвалось у него.
   Там за рулем сидел какой-то тип в черном балахоне с капюшоном, который был, накинут на голову так глубоко, что нельзя разглядеть лица водителя.
  
  
   Дом среди леса.
  
  
  
   - Семиречье - название само о себе говорит, - продолжала рассказывать бабушка. - В этой благодатной стране, с востока, где расположен берег Лазурного моря с множеством архипелагов и одиноких островов, и до запада, до самой кромки Велесова леса, берут начала великие реки Кепра, Хула, Стремительная, Деспер, Ранга и Валдай. Именно на высоком скалистом берегу Валдая, в том месте, где река имеет крутой изгиб, находится столица Семиречья - славный город Артамир, обнесенный крепкими неприступными стенами. Они с легкостью выдержат удар снарядов баллист, а толстые дубовые ворота не дрогнут под натиском тарана. Там за высокими стенами находятся неподражаемые по красоте дворцы, цветущие сады и чистые, как слеза пруды, где плавают, длинношеи белые птицы. А правит этим славным городом справедливый князь Эльсар.
   - А седьмая река? - перебил ее Роберт.
   - Да, баб, ты только шесть рек назвала, - произнес я и стал перечислять в подтверждении своих слов:
   - Кепра, Хула, Стремительная, Деспер, Ранга, Валдай. А ты говорила Семиречье, значит должна быть еще седьмая река.
   - Ну конечно, мальчики, есть седьмая река, - бабушка с доброй улыбкой ласково потрепала нас по голове. - Калман называется она. И течет эта река не по полям, не по лесам, не по крутым склонам гор. Калман особая река - подземная. Как говорят преданья, где-то в Проклятом городе, стоящим среди пустыни Поющих песков, есть вход в подземный лабиринт, по которому можно попасть на берег таинственной реки. И тот, кто сумеет туда попасть, у того счастливца появится возможность найти небольшое озеро Счастья. Стоит в нем ополоснуться с ног до головы, как все твои желания исполнятся в одночасье.
   - Вот здорово! - восхищено вырвалось у нас.
   - Это просто легенда, мальчики, - своим откровением бабушка разрушила нашу разыгравшуюся фантазию, а то мы с братом уже представили, что могли пожелать, если бы нашли озеро Счастья.
   А желание у меня с Робертом было лишь одно - исчезновение темных тварей. Чтобы про них никогда никто не зал и может быть, тогда все вернулось бы обратно; наши родители оказались живы, и мы вместе жили долго и счастливо. Ради такого мы готовы были пройти долгий путь через пустыню Поющих песков, не побояться призраков и чудовищ Проклятого города, расшибиться в лепешку, но найти вход в подземный лабиринт, ведущий к берегу озера Счастья. Но как оказалось нашим мечтам не суждено сбыться.
   Перунов лес. Он был не похож на обычный лес не только растительностью, но и обитателями. Разных там единорогов, василисков или чего-то подобного мы не видели, зато на глаза нам попалась семейка небольших зверьков, подобных нашим домашним кошкам, только имеющие кожаные крылья между туловищем и лапами. Перелетая с дерева на дерева, они издавали писк толи, восторгаясь самим процессом полета толи, таким образом, переговариваясь между собой.
   Других зверей, не наблюдалось, хотя повсюду слышались шорохи в траве, а так же за стволами необъятных деревьев. Зато сколько было птиц разных размеров! Некоторые из них были не больше мизинца, другие с локоть длиной, все пестрые, как елочные игрушки. Их разноголосый щебет раздавался отовсюду.
   И вот в этом, ранее невиданном разнообразии, мы как-то само собой на время позабыли обо всех неприятностях, нахлынувших на нас за последнее время. Шли следом за старшими и с раскрытым ртом глазели по сторонам, дышали свежим лесным воздухом. В лесу было душно и сыро, поэтому мы сняли свои куртки. И все равно капельки пота покрывали наши лица.
   - Все, мальчики, мы пришли, - наконец нарушил молчание дядя Прохор.
   Я хотел у него спросить, куда именно мы пришли, но этого делать не пришлось, потому что вскоре, как-то разом лес расступился перед нами, открывая взору пространство лишенное каких-либо деревьев, только ровный ковер изумрудной травы и больше ничего, если не считать пару больших валунов, стоящих вдалеке. Как раз в том месте виднелась граница призрачного марева, правильным кругом расходившийся в стороны. А там, на расстоянии пару сотен метров от нас, стоял огромный трехэтажный дом с колоннами возле входной мраморной лестницы, с широкими светлыми окнами. Он мне больше напоминал "Дом культуры", которые строили в городских спальных районах. Его затеняло своей ветвистой кроной большое, толстое дерево, напоминающее дуб.
   Кроме огромного дома больше не было никаких построек, хотя по здравому смыслу возле него должны были стоять хотя бы пару сараев или каких-нибудь других хозяйственных сооружений, где можно складывать разный хлам. И поэтому создавалось впечатление, что его какой-то могущественный волшебник ради прихоти понятной только ему, взял и перенес огромное здание из нашего привычного мира прямо сюда.
   Минув последние деревья, стоящие на нашем пути, мы направились в ту сторону по едва заметной тропинке, которая вскоре превратилась в добротную дорожку, выложенную из прямоугольных гранитных кусочков. Они были так плотно подогнаны друг к другу, что даже крохотная былинка не могла прорости между них.
   - Куда мы идем? - не удержался, поинтересовался Роберт.
   - Наше тайное пристанище, - ответил дядя Прохор.
   - А заодно хранилище разных полезных вещей, - продолжила пояснять наша бабушка.
   - Каких полезных вещей? - сразу у меня появился вопрос.
   - Скоро сами увидите, - не стал вдаваться в подробности дядя Прохор. Он замолчал, тем самым показывая, что разговор закончен.
   И нам ничего не оставалось, как набраться терпения и идти следом за дядей.
   Когда мы поравнялись с валунами, стоящими по бокам гранитной дорожки, дядя Прохор остановился. Он подошел к придорожному камню, к тому, что от нас справа, достал из-за пазухи амулет.
   Я с Робертом приблизился к нему, чтобы понять причину нашей остановки.
   Тем временем дядя Прохор приложил амулет к небольшой, отчетливо видной выемке на валуне, повторяющий контур кулона. Как только произошло соприкосновение, сопровожденное небольшим электрическим разрядом и кратковременным голубом свечением в том месте, призрачное марево исчезло между камнями, стоящими с боков тропы.
   - Быстрее за мной, - скомандовал дядя Прохор. Он быстрым шагом направился в сторону дома. Мы послушно следом за ним.
   Оказавшись уже за валунами, я обернулся. Призрачное марево вновь появилось на прежнем месте.
   - Что это? - поинтересовался я, догоняя дядю.
   - Защитный барьер от непрошеных гостей, - ответил дядя Прохор. - Он закрывает всю близлежащую площадь дома по периметру, и проникнуть внутрь можно только с помощью амулета, как у меня.
   - А как же гости? - удивился Роберт. - Если они захотят сюда придти, как им это удастся без амулета?
   - Кому нужно придти, тот имеет при себе амулет или предупреждает заранее, чтобы его могли сопроводить сквозь защитный барьер, - объяснил дядя Прохор, - а случайных гостей здесь не бывает.
   - А все же, если так получится, - продолжал добиваться своего мой брат, - вдруг кто-то надумал сюда придти, а предупредить забыл. Он что, будет стоять возле защитного барьера и ждать до тех пор, пока на него не обратят внимание? Так нечаянный гость может стоять там до посинения.
   - Пусть кинет любой предмет в защитный барьер, и мы узнаем о его присутствии, - ответил дядя Прохор.
   - Кинуть любой предмет? - переспросил Роберт, оглядываясь назад.
   Мы еще не так далеко от защитного барьера удалились.
   - Верно, кинуть любой предмет, - еще раз повторил дядя Прохор.
   Роберт остановился, осмотрелся вокруг, но к своему сожалению возле себя ничего подходящего для подтверждения слов нашего дяди действием не нашел. Тогда он залез в карман штанов, пошарил там и с довольной улыбкой достал пятьдесят копеек. Залихватски подмигнув мне, Роберт звонко щелкнул пальцем по монете.
   Пятьдесят копеек за мгновение ока, преодолев нужное расстояние, врезалось в невидимую преграду. Это соприкосновение обозначилось небольшой вспышкой и громким звуком электрического разряда, который, по всей видимости, можно было услышать, даже находясь внутри дома.
   От такого шумного эффекта я с братом невольно подался назад.
   - Ну что, проверили? - глядя на наши ошарашенные лица, с улыбкой поинтересовался дядя Прохор.
   - Вот это да! - восхищено вырвалось у меня.
   - Охренеть не встать! - в унисон со мной выкрикнул Роберт, за что от дяди получил несильный подзатыльник.
   Остальной путь прошел без лишних слов.
   Рядом дом казался еще больше, чем издали и как-то величественней. Все его прямые углы, гипсовая лепнина, в виде причудливых цветов, расположенных вдоль парапета, массивные колоны, поддерживающие арочный портик над мраморной лестницей, вызывали немного робость и какой-то внутренний трепет, как будто мы пришли в здание музея, где экскурсовод будет нам показывать разные древние экспонаты. Во всяком случае, такие чувства охватили меня.
   Следом за дядей, я с остальными поднялся по мраморной лестнице, подошел к высоким двустворчатым дверям, изготовленным из мореного дерева, подобного дубу. На них были вырезаны рельефы сказочных животных, неизвестных мне. Дядя Прохор потянул за массивные бронзовые кольца, служившими ручками, и открыл тяжелые створки дверей.
   Дом нас встретил прохладой, сумраком и тишиной, присущей давно покинутого жилища. Но вот что интересно, легкий порыв ветра, влетевший внутрь помещения, не поднял струйки пыли в воздух, которые в лучах светила должны были завертеться в безумном хороводе. И поэтому создавалось впечатление, что здесь в доме периодически прибирались. Вот только, кто это мог делать, если чужакам, со слов нашего дяди, вход сюда запрещен?
   Мы зашли просторный зал.
   Бабушка в первую очередь направилась к окнам. Она отдернула в стороны плотные бежевые портьеры, открывая доступ дневному свету, который позволил нам лучше рассмотреть просторное помещение.
   Первое, что бросилось в глаза, это огромный камин, стоящий возле дальней стены. Как положено П-образный портал, украшенный декором, большая топка, где лежали, сложенные домиком поленья дров. Там, конечно барана не поджаришь, а вот утку или индюшку вполне возможно пропечь на вертеле.
   Еще посреди зала стоял длинный, широкий стол, без скатерти, но он не пустовал, прямо по его посередке, стоял массивный бронзовый подсвечник, разукрашенный вычурными вензелями. Там были воткнуты незажженные три свечи. Возле стола находились по кругу восемь деревянных стульев с высокими спинками. И все, больше никакой мебели не наблюдалось, да и украшений не имелось кроме одного единственного портрета исполненного масляными красками. На нем был изображен незнакомый бородатый мужчина со строгим взглядом из-под густых практически сросшихся бровей.
   Так же в помещении была широкая деревянная лестница, ведущая на второй этаж, и четыре двери. Что за ними находится, нам было неизвестно.
  
  
   Глава шестая.
   Вещий сон.
  
  
   Оставив позади себя свой автомобиль с заглушенным двигателем, я медленно шагал по плиточному тротуару, ощущая, как сердце учащено бьется в груди. Ветер доносил запах разложения и прелой травы от ровно постриженных кустарников, посаженых вдоль дороги. На небе висела полная луна. Она орошала округу своим бледным светом. Лунный свет придавал предметам какие-то призрачные тона, мрачные, ни от мира сего.
   Тротуарная плитка серого цвета привела меня к высокому забору, за которым находился двухэтажный коттедж. Я с замирающим сердцем от волнения подошел к той его части, где находилась входная калитка.
   Какая-то сила, как магнитом тянул меня в этот дом, а вот почему именно сюда, когда кругом множество подобных коттеджей, было совершено непонятно. Не нравился он мне, но в тоже время, я понимал, чтобы разобраться с не очень приятным ощущением, засевшим внутри, где-то в районе желудка и напоминающим тугой клубок стальной пружины, готовый размотаться и ударить по внутренностям болью безысходности, а лучше сказать предрешенности, придется пересилить себя и войти в коттедж. Вот только не хотел я этого делать, потому что щемящее чувство страха не позволяло руке прикоснуться к ручке калитки, оно заставляло стоять на месте и обильно потеть от нахлынувшего ужаса.
   Пора было решаться. Не топтаться же мне всю ночь возле калитки. Переборов свой страх, я взялся за ручку, осторожно потянул дверь на себя. Петли оказались плохо смазанными. Придя в движение, они огласили округу протяжным визгом. Я замер на месте, невольно вздрогнув от этого леденящего душу звука, стал прислушиваться. Мне казалось, что вот- вот, прямо из близ растущего кустарника выскочит темная тварь и бросится на меня. Но этого не происходило. Тогда я вошел в калитку.
   Пустынный двор. Ни хозяйственных построек, ни деревьев, ни клумб с цветами. Только ровная дорожка, ведущая к входной двери к коттеджу.
   Я посмотрел на окна. На темных квадратах стекла отражались блики уличных фонарей, что там находилось внутри дома, не было видно. Конечно, глупо ожидать от хозяев, что они, покинув навсегда свое жилище, станут там оставлять включенный свет, но в данный момент мне хотелось, чтобы там находился кто-нибудь из них, хотя это казалось глупым.
   Вот входная дверь во внутренние покои коттеджа. И чем ближе к ней, тем неспокойней на душе. Хоть дом был пуст, все равно мне казалось, что внутри спряталось что-то недоброе. Оно затаилось там, в темноте и поджидает глупца, который решиться заглянуть внутрь, чтобы схватить его и поглотить, не оставив от храброго простофили даже воспоминания. И этим храбрым простофилей был я.
   Осторожно открыл входную дверь. Странно, из дома потянуло затхлым воздухом давно непроветренного помещения, а еще чем-то незнакомым и в тоже время неприятным, как будто передо мной открылся провал не темного помещения жилого дома, а мрачную утробу заброшенного склепа.
   Я вытащил из кобуры пистолет, снял предохранитель, взвел затвор и только после этого, с гулко стучащим сердцем в груди, вошел внутрь дома.
   Каждый мой шаг понимал крошечные гейзеры пыли, лежащий толстым слоем на полу, а также сопровождался режущим слух скрипом паркета. Разносясь по сему дому, он не придавал мне бодрости, наоборот, при каждом резком звуке на моем теле появлялись холодные бегающие мурашки, обильно смазанные липким потом.
   Постепенно глаза начали привыкать к окружающей темноте, и я более-менее четко стал различать очертания предметов, которые находились в просторном холле. В этом мне немного помогала полная луна, медленно плывущая по звездному небосводу. Она пыталась осветить помещение своим тусклым светом, но окна, покрытые густым слоем пыли, всячески старались помешать проникновению внутрь ее призрачным лучикам. В результате бледный лунный свет, сочащийся из немногих более-менее чистых оконных пятен, не рассеивал темноту, а только добавлял теням контраста и силы. Все это походило на вечную борьбу добра и зла, которая началась с рождения вселенной, идет сейчас с переменным успехом, и закончится только тогда, когда весь мир канет в бездонную пропасть небытия.
   Кругом творился беспорядок. В некоторых местах на стенах не было штукатурки, местами висели оголенные провода, а на полу разбросаны банки с краской, шпаклевкой и лаком. В углу валялись мешки с цементом.
   И тут я краем глаза уловил еле заметное движение на деревянной лестнице. Там навалившись на балюстраду с резными балясинами, примостилась нечто скорчившееся, уродливое и не имеющая форму тварь, частично освещенная лучом лунного света.
   Я вздрогнул, ощущая, как ужас пробежал по нервам, повернулся в сторону лестницы. Мой указательный палец готов был мгновенно нажать на курок, но стрелять было не в кого. Бледный луч лунного света все так же падал на лестницу, но сейчас там никого не было.
   Этажом выше послышались с большим интервалом шаги, как будто кто-то там крался. Скрип половиц, неровная грубая пыль сыплется сверху и танцует в призрачных лунных лучах. Шаги этажом выше затихли, и я вновь окунулся в тишину. Казалось, сама ночь задержала свое дыхание, а что уж тогда говорить обо мне.
   Неожиданно прозвучавшие звуки в доме, казавшимся пустым, был сам по себе тревожным, привел в оцепенение меня. Рука, державшая пистолет, дрожала и если бы в данный момент передо мной появилась темная тварь, сомневаюсь, что мне удалось бы попасть в нее даже с близкого расстояния.
   Вот черт! Не стоило появляться в этом доме одному. Может, позвонить Роберту? Точно, так и нужно сделать.
   Достаю мобильник, набираю выученный наизусть номер брата. В ответ тишина. Телефон показывает - сигнал отсутствует, словно поблизости нет ни одной вышки сотовой связи. И это очень странно.
   Окружающая тишина пугала еще больше, чем неожиданно прозвучавшие шаги с верхнего этажа, потому что не знаешь, откуда тебе ждать опасности. Вон в холле есть две закрытых двери и еще вход в подвал, так же с прикрытой дверью. Вполне возможно в одном из этих помещений как раз и притаился враг. Он терпеливо ждет того момента, когда ты, потеряв бдительность, повернешься к нему спиной. Тогда невидимый враг сделает стремительный бросок, не дав тебе ни единого шанса на спасение.
   И де же ты, тварь? Где ты спряталась?
   Прозвучавшие шаги на верхнем этаже, могли оказаться отвлекающим маневром. Если я начну подниматься наверх, то окажусь в ловушке. Оттуда единственный выход, вот передо мной - лестница с резными балясинами. Другой запасной выход отсутствует. Откуда я знаю? Чувствую нутром, а другого объяснения, хоть тресни, у меня просто нет.
   Сзади раздался еле различимый шорох. Я резко обернулся, готовый выстрелить во все, что движется. Но там никого не было. И только лучше присмотревшись, я увидел не спеша бегущую по полу крысу. Она остановилась на какое-то мгновение, посмотрела на меня и побежала дальше прямо у моих ног. Я с отвращением пнул ее мыском ботинка. Крыса, взвизгнув от боли, отлетела в сторону. Она каким-то образом, извернувшись, упала на лапы и оскалила свою морду, показав омерзительные острые клыки, но передумав нападать на своего обидчика, мгновенно испарилась во мраке темного угла.
   Я с облегчением вздохнул, когда мерзкая крыса исчезла из поля зрения, однако противные мурашки по-прежнему продолжали бегать по моей коже.
   По здравому смыслу, пора было убираться из этого чертового дома, пока меня не разбил от испуга паралич. Но ноги, не слушая позывы рассудка, направили меня прямиком к лестнице, к той чертовой лестнице, по которой мне не хотелось подниматься.
   Я хотел выкрикнуть:
   - Какого черта!
   Но вместо своего голоса услышал сдавленный хрип, более похожий на последний вздох умирающего.
   Первая ступенька лестницы, вторая. Чем выше я поднимался, тем глубже входил в полумрак, который плотным коконом обхватывал меня, пока полностью не затмил собой все пространство. Он не позволял видеть, что там впереди и идти приходилось на ощупь.
   Шаги наверху возобновились, теперь они уверенной поступью направились в мою сторону, я же наоборот остановился, ощущая, как странный паралич сковывает мои суставы, а сердце начинает бешено биться в груди.
   Нужно убираться отсюда, пока еще есть такая возможность! Но этого сделать не могу, ноги, как приросли ступеням. А шаги становятся все ближе и ближе и в скором времени тот, кто направляется ко мне, погрузится в сгусток полумрака лестницы. Вот только, кто оттуда вынырнет? Как раз этого знать я не хотел.
   Кое-как справившись со странным параличом, медленно спустился вниз и хотел направить свои ноги к выходу из дома, как увидел тонкую женскую руку, цепляющуюся за перила. Она вынырнула из мрака, поглотившего лестничный пролет, и оказалась в полосе лунного света. Вслед за рукой, фрагмент за фрагментом, появилась миниатюрная девушка с большими выразительными карими глазами, обрамленными пушистыми ресницами и с короткой стрижкой каштановых волос.
   Я ее сразу узнал. Это была она, Моргула! Вот только сейчас ее лицо в бледных лунных лучах, казалось бескровным, точно лицо трупа.
   Медленно спускаясь по ступеням, она хищно улыбнулась и тихим голосом произнесла:
   - Здравствуй, Кирилл. Я знала, что ты заглянешь ко мне в гости, - Моргула кокетливо наклонила в бок голову и продолжила говорить, - знаешь, Кирилл, ты очень похож на своего дядю. Высокий, широкоплечий, волевой подбородок, прямой взгляд, не привычный скрывать свои чувства. Вот сейчас я по твоим глазам вижу - ты боишься меня. Так не бойся, я не причиню тебе вреда.
   - Что тебе от меня надо? - дрогнувшим голосом задал я вопрос и наставил на чудовище в женском обличье ствол пистолета.
   - Ты сам прекрасно знаешь, что от тебя мне нужно, - ответила Моргула, приближаясь ко мне. - Отдай амулет, и мы разойдемся каждый своей дорогой.
   - Ты его никогда не получишь! - произнес я, нажимая на курок.
   Невзирая на дрожь в руках, я не промахнулся. Пуля попала прямо в лоб Моргуле. Девушка качнулась, упала на спину и так и осталась неподвижно лежать на пыльном полу. Ну да, после такой раны еще не одной темной твари не удавалось выжить, во всяком случае, так было до сегодняшнего дня.
   С глубоким облегчением вздохнув, я медленно направился к входной двери. Теперь стало ясно, почему меня тянуло именно в этот дом. Я каким-то внутренним чутьем ощущал, что встречусь здесь Моргулой, и эта встреча будет последней.
   Позади меня раздался шорох, как будто, кто-то скреб когтями по деревянному полу. Я обернулся и то, что увидел, заставило меня покрыться холодным потом. Моргула со смертельной раной во лбу, из которой тонкой струйкой вытекала темная кровь, медленно поднималась с пола. Вот она уже была на ногах. Изобразив кровожадную улыбку, Моргула медленно, но неотвратимо направилась в мою сторону.
   - Кирилл, ты плохой мальчик, - произнесла она. - Ты испортил мою красоту. Зачем ты это сделал?
   Дрожь в коленях, трясучка в руках и ледяные мурашки на спине от этого холодного взгляда антрацитовых глаз, который пытался парализовать меня, как удав свою жертву, окончательно лишить своей воли, чтобы сделать со мной все, что нужно Моргуле.
   Я все еще судорожно сжимал пистолет, хотя знал, что от него мало толку. Нет, им ее не убить. Тогда, что делать?
   Остается только бежать! Бежать без оглядки из этого проклятого дома! И я это сделал.
   Не помня себя, я вырвался на улицу, побежал вперед, не замечая ничего перед собой и ничего не слыша кроме бешеного биения сердца, звуки которого, неровным ритмом постоянно отдавались в моей голове. А позади меня раздавался голос Моргулы, подобный раскату грома:
   - Кирилл, тебе не уйти от меня!
   В какой-то момент, клочок здравого смысла вернулся ко мне, скорее всего, когда я увидел на дороге свою машину. В кошмарном мире, в который мне пришлось окунуться с головой, автомобиль оказался прозаичной реальностью, той самой, которая говорит, нет, ты еще не сошел сума, это все творится на самом деле, а не воображении свихнувшегося безумца.
   Машина. Хорошо, что я поставил ее не слишком далеко от дома, потому что она является единственным спасением от безумного монстра в женском обличье, который гонится за мной. А то, что Моргула продолжит преследование, у меня нет сомнений, и не важно, что пока ее не видать на горизонте.
   Я дотронулся до дверцы автомобиля и сразу же подозрительное шуршание донеслось изнутри, а в следующее мгновение, за закрытым боковым стеклом, показалась оскаленная вытянутая морда гончей с небольшими ушами, слегка прижатыми к мощной шее. Ее глаза, как два огненных шара, с голодным вожделением уставились на меня.
   Словно ошпаренный, я отпрянул от автомобиля, развернулся и побежал, куда глаза глядят, безо всякой цели. Мой окостенелый от ужаса мозг не был в состоянии произвести ни единой мысли. Я мог только отдаться слепому отчаянному порыву - бежать до тех пор, пока усталость или смерть не заставят меня упасть.
   Позади, послышался звон разбитого стекла. Я обернулся и увидел размытую тень с худым животом, переходящим в широкую грудь, с горбатой спиной и с длинными лапами, перебирающими по асфальту с неимоверной скоростью. Да, это точно была гончая, и она стремительно приближалась ко мне.
   Я отвернулся от надвигающейся смерти и побежал. Черные, голые кусты, стоящие вдоль дороги, беспокойно колыхались, сухие листья поднимались верх и закручивались в вихревом потоке. А я продолжал бежать, куда глаза глядят, но при этом у меня создавалось впечатление, что мне так и не удалось сдвинуться с места.
   Размеренный, нарастающий цокот когтей по асфальту доносился до меня сквозь пелену ужаса. Повернув голову, я увидел неотвратимо приближающиеся два огненных глаза. Казалось, вот еще пару мгновений и гончая настигнет меня. Задыхаясь, я увеличил скорость, обогнул угол какого-то дома и столкнулся с Моргулой лицом к лицу. Это исчадия ада сразу вцепилось мне в горло, сдавило его, так сильно, что вскоре мне нечем было дышать и шепотом, с хищной улыбкой произнесла мне на ухо:
   - Я же предупреждала Кирилл, тебе от меня не уйти.
   Я чувствовал, как все плывет перед глазами, становится размытым, нечетким, а откуда-то издали слышатся еле различимый призыв, практически на грани слуха:
   - Кирилл!
   - Кирилл!
   - Кирилл!
  
   Я резко открыл глаза, ощущая тонкий обворожительный цитрусовый запах вперемешку с бергамотом, ирисом и ванили. Этот аромат ни с чем не спутаешь, так могла пахнуть только Луиза. Она сидела на кровати рядом со мной, одетая в короткую красную шелковую ночнушку и тормошила меня за плечо, при этом шепотом повторяя:
   - Кирилл, проснись! Да, проснись же, Кирилл!
   Увидев, что ее попытка разбудить меня удалась, Луиза с облегчением вздохнула:
   - Что тебе снилось, Кирилл? Ты так метался по постели и стонал, как будто во сне за тобой гнался сам дьявол.
   - Ну, да, что-то типа того, - ответил я, вытирая вспотевший лоб тыльной стороной ладони, которая до сих пор слегка подрагивала. А еще мне нестерпимо хотелось пить, как будто я сутки провел в пустыне без единого глотка воды.
   Луиза словно читала мои мысли, она протянула руку к постельной тумбочке, на которой стоял включенный ночной светильник и пластиковая бутылка минеральной воды, последнюю взяла и протянула мне:
   - Держи.
   Пока с жадностью вливал в себя прохладную минералку, не мог избавиться от ощущения, что кошмар мне приснился неспроста. Слишком там все реально было. Я невольно провел ладонью по шее. Там до сих пор болели мышцы, как будто мне на самом деле только что пришлось пережить стальной захват рук Моргулы в том месте. Что же, черт возьми, твориться?
   Слишком много необычного даже для меня с Робертом произошло за последние сутки; моя ворожба с непредвиденным результатом, трансформация Карпенко в футуристического паука, странный сон и Луиза в моей постели. Правда, последнее, это самое прекрасное, что случилось со мной за время стремительно развивающихся событий.
   Все случилось само собой.
  
   Приехав на дом к Роберту, мы занялись "разбором полетов", не забывая при этом осушать бутылку за бутылкой пиво. Вскоре я почувствовал, как усталость навалилась на меня бетонной плитой; глаза, словно песок насыпали, туман в голове, в котором слышится равномерное тихое гудение, как в трансформаторной будке. Так что от меня, было, мало толку, и я решил пойти в спальную комнату, чтобы немного вздремнуть.
   Через стенку слышалось невнятное бормотание Роберта и остальных собравшихся там, но оно вскоре прекратилось. Все, последовав моему примеру, стали расходиться. И под скрип половиц я почувствовал, как стал погружаться в сон. Кто-то открыл дверь в спальню и зашел. Я не стал открывать глаза, посчитав, что это Роберт зачем-то появился в комнате. Сейчас он возьмет, что ему нужно и уйдет отсюда.
   Нет, шаги не собирались удаляться, наоборот они крадучись приближались к кровати, а вместе с ним до меня донесся тонкий цитрусовый запах с низкими нотками бергамота, телесным ароматом ириса и верхний ноткой ванили. Этот запах ни с чем не спутаешь.
   Луиза? Да, это была она. Девушка неторопливо залезла на кровать, изогнувшись, как кошка, несколько раз воздушно поцеловала мои губы.
   Я открыл глаза и встретился с взглядом Луизы, наполненным до краев страстью и желанием слиться со мной в одно единое. И это желание моментально передалось и мне, как пламя, добравшееся до сухого хвороста.
   Огонь в моей душе!
   Готов меня
   Он полностью спалить,
   От бурной страсти
   В пепел превратить!
   Мы соединились с Луизой в долгом-долгом поцелуе, который, как мне казалось, остановил само время. И мне почудилось, что в этот самый миг невидимая нить соединила наши сердца.
   Погладив спину Луизы, через воздушную, шелковую ночнушку, я медленно опустил ее бретельки. Горячими, слегка дрожащими от вожделения руками, стал гладить ее высокие, крепкие груди. От моих ласк Луиза затрепетала. Она резко села и сняла с себя ночнушку. Освободившись от единственной одежды, что на ней, было, Луиза снова одарила меня горячим поцелуем. И мы так замерли, как будто боялись каким-либо неосторожным движением разрушить ощущение блаженства, охватившего нас.
   Как я долго этого ждал, еще с самого Судана. Но там между нами немного не "срослось", получилось, что мы на время оказались по разные стороны баррикад. А теперь у меня появилась возможность наверстать упущенное.
   Я резким движением перевернул Луизу на спину, захватил губами ее сосок, теребил его, иногда легонько покусывая. Потом мои губы перешли на другую грудь, потом ниже и еще ниже, пока не добрался до выемки пупка. Луиза от моих ласк стала выгибаться дугой, постанывать, говоря тем самым - я готова, возьми меня, возьми. Я тоже уже не сдерживал себя, ощущая, как в груди бьется бешено сердце. Торопливо сняв с себя трусы, навис над Луизой. Раздвигать ее бедра не было надобности, они были уже раздвинуты, приглашая меня к тому, к чему так неудержимо стремились мы оба...
  
   Черт возьми, к чему же мне приснился этот кошмар? То, что такое случилось неспроста, без сомнений. Возможно, странный сон приснился под впечатлением последних событий, и является обычным случайным совпадением, но мне так не кажется. Из-за своей врожденной подозрительности, я всегда вижу в любом необъяснимом явлении подвох или двойной смысл. Вот и сейчас мне хотелось для ночного кошмара увидеть логическое объяснение. Например, можно допустить, что во время моей ворожбы в гостиничном номере Луизы между мною и Моргулой произошел ментальный контакт, который до сих пор не оборвался. И теперь, в ночном кошмаре, эта невидимая связь протянулась до того места, где в данный момент находится монстр, одетый в женскую плоть. Такое объяснение мне подходит намного больше, чем разные случайности. Кстати о доме из сна, он мне показался знакомым.
   - О чем задумался? - поцеловав меня в щечку, спросила Луиза.
   - Сон, этот чертов сон не выходит у меня из головы, - ответил я.
   - Что тебе приснилось? - заинтересовалась Луиза. Она легла на бок, поддерживая ладонью голову, и начала с мольбой глядеть мне прямо в глаза, мол, расскажи, умоляю тебя.
   Я сдался и в подробностях описал свой сон.
   Пока рассказывал, вспоминал, где мог, видел этот коттедж. То, что там я никогда не был, оспариванию не подлежит, но все же что-то знакомое было в нем, а что именно, никак не мог взять в толк. Но наверняка могу сказать, что это не музей, и не дом какой-то всемирной знаменитости, и не помещение какой-нибудь религиозной секты. Последние упомянутые мной любят размещаться в жилых домах, за неимением своих храмов. Может быть, об этом коттедже мне приходилось слышать? Тогда от кого? От Роберта? Навряд ли. Может, видел в одной из программ по телевизору?
   И тогда я вспомнил легенду о "Доме Призраков", которую прочитал на одной местной страничке в интернете. Ну, да, это самое подходящее место для логова Моргулы; покинутое здание, к тому же с плохой репутацией, куда посторонние люди ни за что не догадаются заглянуть.
   - У тебя какой-то странный взгляд, - приметила Луиза, - как будто на тебя навеяло какой-то догадкой.
   - Точно, моя прозорливая Кассандра, - поцеловав ее в жаркие губы, я вскочил с постели и стал одеваться.
   - Ты куда? - спросила Луиза.
   - Проверить кое-что, - ответил я уже на выходе из спальни.
   В первую очередь в ванную комнату, нужно принять холодный душ, чтобы окончательно убрать осадок от кошмара, заодно прохладная вода немного взбодрит меня и освежит голову. Все это проделал торопливо, потому что мне не терпелось найти информацию о "Доме Призраков", для проверки своего предположения.
   Вышел из ванной комнаты, вытирая полотенцем голову, и сразу засел за стол, где стояли грязные стаканы, пустые бутылки из-под пива, ключи от машины Роберта и мой лэптоп. Я открыл крышку, нажал на кнопку включения. Как только на экране появился рабочий стол, вошел в интернет, ввел в поисковик "Дом Призраков". Сразу появилось множество ссылок на эту тему. Выбрал первую попавшуюся. Там оказалась статья, вначале которой были выложены практически все легенды об этом коттедже. Данная информация мне была совершенно не интересна, а вот фотографиями фасада дома я заинтересовался.
   - Нашел, что искал? - спросила Луиза мимоходом, направляясь в душ.
   - Смотри, вот этот дом я только что видел во сне, - ответил я, показывая на экран лэптопа.
   Луиза подошла ко мне, посмотрела на картинку.
   - И что ты собираешься делать? - поинтересовалась она.
   На самом деле, что делать?
   - Ладно, ты пока подумай, а я тем временем ополоснусь, - Луиза, не дождавшись от меня ответа, исчезла в ванной комнате.
   Первым моим порывом было разбудить Роберта и обо всем рассказать, но я сразу же отмел в сторону такую мысль. Вдруг это все лишь последствия напряжения последних суток. Слишком много навалилось на меня вот, и мерещатся разные странности. Или этот сон всего лишь обычное совпадение, которое нам ничего не даст. Так что ради такой непонятной странности не стоит будить брата, пусть отдохнет. Или все же разбудить?
   Я колебался, раздираемый противоречивыми мыслями, потому что не мог просто так выбросить из головы ночной кошмар.
   Тем временем Луиза уже успела ополоснуться в душе. Она скинула с талии промокшее полотенце и стала, совершено не стесняясь своей наготы, одеваться у меня на глазах, при этом иногда застывая в очень соблазнительных позах. Создавалось впечатление, что она специально меня дразнит. И это у нее вышло. Я почувствовал, как в скором времени был охвачен страстью.
   Нет, отдернул я себя, сейчас не до любовных утех. Сейчас нужно заняться более важным делом.
   - Ты куда собираешься? - спросил я, надевая поверх рубашки сбрую с кобурой, где находился пистолет.
   - Идти с тобой, - ответила Луиза. - Я же вижу, ты уже принял окончательное решение, но никого с собой не собираешься брать. Так что спорить со мной не стоит, все равно одного тебя не отпущу, поедем вдвоем.
   Я посмотрел на свою Валькирию. По-другому ее не назовешь. Одета в джинсы, поверх серой блузки такая же, как у меня сбруя с пистолетом в кобуре и с запасными полными обоймами. На все это накинута короткая кожаная куртка, в которую из своей дорожной сумки она доставала оставшиеся там гранаты и распихала их по карманам, потом вытащила длинный широкий нож.
   - Ты что, воевать собралась? - удивился я.
   - Никогда не знаешь, что может случиться, и в этом ты уже успел убедиться в недавнем времени, поэтому я считаю, лучше перестраховаться, чем подвергнуть себя смертельной опасности, - ответила Луиза, засовывая нож во внутренний карман куртки.
   - Все может быть, - согласился я с ней, но кроме пистолета больше ничего с собой не взял, кроме ключей от машины Роберта.
   После тепла помещения, на улице нас встретила ночная прохладная свежесть, а когда изредка накатывали порывы ветра, то становилось немного зябко. Светила полная луна, обрамленная со всех сторон россыпью мигающих звезд. На соседнем дворе собака залилась звонким лаем.
   Выгнав на улицу машину, закрыл ворота и вырулил на дорогу. Печку включать не стал, пусть будет свежо, так лучше думается. А тема для размышлений имелась. То, что Моргула появилась в нашем мире - неспроста, это, во-первых. Во-вторых, сама она это сделать не смога, значит, ей кто-то помог в этом деле. Теперь возникает вопрос - кто именно помог? Если учесть наличие видеокамеры в номере Луизы, сразу напрашивается ответ - это происки корпорации "Скрин", с которой нам уже посчастливилось познакомиться. Но с другой стороны прибор слежения был изготовлен кустарным способом, а вышеупомянутая корпорация, скорее всего, стала использовать самую совершенную систему наблюдения, да что там, наверняка использовала, и нам бы навряд ли удалось так просто ее обнаружить. И еще, вызывает большое сомнение, что "Скрин" без предварительного соглашения с местными влиятельными силами полезет на чужую территорию, где ей будут мягко сказать, не очень рады. Хотя, чем черт не шутит, и это предположение не стоит сразу сбрасывать со счетов. Или это бывший наш работодатель? Потерпев фиаско в деле в Судане, он решил добиться своего с помощью другого артефакта? Нет, тоже ничего не сходится. Он бы все это проделал в закрытом и охраняемом научном комплексе, чтобы про его находку никто не мог узнать. Или у него что-то пошло не по запланированному варианту? Нет, не верится. В таком случае сейчас на каждом углу города патрулировали бы его наемники, а их нигде не видать. И еще. У меня в голове постоянно крутятся цифры, увиденные в записной книжке, нет, не длинный ряд математических знаков, тот казался хаотичным набором цифр, а именно - 615-645.
   Черт, что-то в них было знакомое, а вот именно что, я до сих пор не могу понять.
   Кстати, хотя время позднее, все-таки три часа ночи, на дороге должны были нам повстречаться пусть редкие встречные или попутные автомобили, спешащие по своим ночным делам. Но к моему удивлению улица словно вымерла, даже патрульных машин "ППС" и "ГИБДД" не наблюдалось, которые по любому в это позднее время должны находиться на дежурстве. Да не только улица, казалось, весь город вымер.
   Как только "Волга" выехала на первый регулируемый перекресток, где светофор мигал, не переставая, как будто был неисправен, зазвонил мой мобильный телефон.
   - Братишка, ты представь мое удивление, когда проснувшись от постороннего шума, я выглянул в окно и увидел, как корма моей драгоценной "Волги" удаляется в неизвестном направлении, - раздался в микрофоне голос Роберта. - И куда, интересно, ты направился, на ночь глядя?
   - Нужно кое-что проверить, - ответил я.
   - У нас же есть правило, братишка, никуда не выезжать одному без предупреждения, и мы до сих пор все еще живы, потому что придерживались его, - напомнил мне Роберт.
   - Я не один, со мной Луиза, - сообщил я и в это время заметил, как из одного поворота вылетел автомобиль, свистя покрышками. Он, вильнув пару раз, задом, выровнялся и с быстро набирающей скоростью стал удаляться в ту сторону, куда направлялись и мы. - А это еще что за хрень такая?
   - Что там у вас? - голос Роберта был ровным, но мне все равно в нем слышались едва заметные нотки тревоги.
   - Пока не знаю, - честно признался я. - Но вполне возможно вскоре все прояснится.
   - Так, братишка, давай тормози и жди нас, мы скоро к вам прибудем, - дал распоряжение Роберт, даже не поинтересовавшись в каком направлении, я еду, как будто об этом знал наперед.
   Хотя, что в том такого удивительного. Я в спешке не отключил свой лэптоп, оставив страничку открытой, где говориться о "Доме Призраков". Туда, скорее всего, заглянул Роберт и сделал правильные выводы о моем неожиданном исчезновении среди ночи.
   - Кто это был? - поинтересовалась Луиза.
   - Роберт, - ответил я, положив отключенный мобильник в карман. Теперь мне ничего не мешало сосредоточиться на преследовании куда-то спешащего незнакомого автомобиля.
   - Беспокоится? - продолжала спрашивать Луиза.
   - Есть немного, - отвечая, я старался держаться от незнакомого автомобиля, как можно дальше, но в тоже время не выпускать его из виду.
   Плохо то, что кроме нас на дороге не было больше никакого транспорта и это обстоятельство затрудняло нашу слежку. Пришлось выключить ближний свет, чтобы меньше отсвечивать, благо уличное освещение позволяло видеть практически как в вечерних сумерках, когда видимость уже стала ухудшаться, но без включенных фар еще можно ехать, главное чтобы ГИБДД тебя не запалило за такое грубое нарушение правила дорожного движения.
   Минув мост через узкий ерик, повернули на право. На этом участке дороги стояли в ряд высокие коттеджи, обнесенные забором. И как раз там, в начале улицы я резко затормозил.
   То, что я с Луизой увидел, мне пришлось не по душе.
   "Дом Призраков" был в поле нашей видимости. Оттуда из последних сил убегали две человеческие фигуры, спотыкаясь, иногда останавливаясь на короткое время. Потом одна из них села прямо посреди дороги, по всей видимости, без сил. Это была женщина или девушка. Из-за большого расстояния точнее возраст людей было трудно определить.
   Их преследовала целая толпа людей. Нет, черт возьми, я ошибся. Это были темные твари! О боже, сколько же их! Два, нет, три десятка! Если они, настигнут беглецов, то растерзают на части!
   Так, а где же незнакомый автомобиль? Может это друзья спешат на помощь попавшим в беду людям? Вот он остановился.
   Мужчина или парень, поднял за руку свою спутницу, и они побежали к остановившемуся автомобилю, открыли водительскую дверь. А вот дальше произошло то, чего я никак не ожидал.
   Мужчина или парень почему-то повалился на землю, его спутница, начала пятиться назад, а из автомобиля вышли какие-то люди, одетые в черные балахоны. Они схватили девушку и затащили в салон машины, после чего та немедленно тронулась, направляясь в сторону приближающихся темных тварей.
   - Что происходит? - удивлено спросила Луиза, доставая из кобуры свой пистолет.
   - Черт возьми, я сам ничего не понимаю! - вырвалось у меня.
   Тем временем странности еще не исчерпали весь свой лимит. Незнакомый автомобиль остановился среди темных тварей, там кто-то в него сел, после чего машина умчалась в неизвестном направлении. И вот что необъяснимое мне удалось заметить, монстры стоящие вокруг автомобиля, не кинулись на него, как будто посчитали людей, сидящих внутри за своих. А когда машина стала набирать скорость, темные твари услужливо расступились в стороны, тем самым создавая свободный коридор, но в следующее мгновение кинулись в сторону все еще неподвижно лежащего на асфальте мужчины или парня.
   - Ничего не понимаю, - удивлено произнес я.
   - Я тоже, - вторила мне Луиза, - но, если мы поторопимся, то у нас появится шанс выяснить, что здесь только что произошло.
   - Ты права, - я тронул автомобиль.
   "Волга", утробно рыча двигателем, рванула с места, аж покрышки задымились. Черт, если Роберт узнает, что я так насилую его автомобиль - точно по башке получу. "Волга" пролетела расстояние, словно гоночный болид и остановилась с диким тормозным свистом возле парня, лежащего на асфальте.
   - Прикрой меня! - дав указание своей спутнице, я выскочил наружу.
   Луиза, молча, кивнула головой, открыла дверь и, прикрывшись ей, наставила пистолет в сторону приближающихся темных тварей. Она пока не открывала огонь по монстрам, расстояние не позволяло для прицельной стрельбы, а попросту тратить не слишком большой боезапас было глупо.
   У незнакомого парня, неподвижно лежащего на земле, был разорван рукав джинсовой куртки. Там виднелась кровоточащая полоса.
   Вот черт! Неужели он подцепил заразу от темных тварей?
   Осторожно присел возле парня, держа его голову под прицелом, осмотрел рану. Нет, это не укус, только царапина. Но все равно нужно быть начеку.
   Парень начал подавать признаки жизни; зашевелился, застонал. Вот он открыл глаза и с удивлением уставился на меня.
   - Где Лида? - первым был его вопрос.
   Я с облегчением вздохнул, отводя от головы парня ствол пистолета. С ним все в порядке.
   - Ты про девушку, которая была с тобой? - решил уточнить у него.
   - Да, она была со мной, - подтвердил парень. Он медленно поднялся с асфальта и стал осматриваться. Как раз в это время прозвучали первые выстрелы, и послышался недовольный голос Луизы:
   - Кир, хватит возиться, давай садитесь в машину, пока твари не накинулись на нас всей толпой!
   - Ты слышал, парень, нам пора отсюда убираться, - я подтолкнул его под спину в сторону "Волги".
   - Нет, я никуда не поеду, пока не узнаю, куда делась Лида! - воспротивился парень.
   - Кир, время уходит! - выкрикнула Луиза. Она уже успела отстрелять одну обойму и занималась перезарядкой пистолета.
   Я оценил обстановку. Темные твари, неровной толпой, уже успели приблизиться на критическое расстояние, еще пару минут и они всем скопом накинутся на нас. Четверо самых шустрых монстров собрались сделать рывок в моем направлении, пришлось пустить в ход свое оружие.
   - Кто вы такие? - вздрагивая от каждого выстрела, парень задал вопрос.
   - Дед Мороз со Снегурочкой, - ответил я, - давай быстрее садись в машину, пока эти твари не разорвали нас на куски.
   Зазвонил мобильный телефон. Неужели Роберт не может меня найти? Нет, это не брат звонит.
   - Что тебе нужно, Скворцов?
   - Я слышал, как дежурный сообщает патрульным машинам о стрельбе в районе коттеджей. Это случайно не ваших рук дело? - поинтересовался наш знакомый из правоохранительных органов.
   - Угадал, - я не стал отпираться, да и смысла не было, все равно он в курсе наших дел.
   - Парни, о чем вы думали! В любой момент там может появиться опергруппа, и что тогда делать будете?
   - Мать твою, Скворцов! - мне, наконец, удалось парня затолкать в салон "Волги". - У нас здесь темных тварей как в улье пчел, а ты меня какой-то опергруппой пугаешь. Да хрен с ней, пусть приезжает, вот только не зная, с чем столкнулась, она положит здесь всех своих бойцов.
   - И что мне делать? - в голосе Скворцова появились тревожные нотки.
   - У тебя голова большая, вот и думай сам, а мне некогда с тобой лясы точить! - я отключил телефон, при этом замечая, как темные твари стараются нас взять в кольцо. Это ничего, от медлительных монстров без проблем можно оторваться на автомобиле, но здесь возникла другая опасность - из одной темной подворотни выскочили три стремительные тени. Мать твою, нам еще гончих не хватало!
   Страх, а вернее сказать, инстинктивное желание выжить, превратившееся в страх, сокрушая все преграды, завладело мной целиком. Тот самый страх, подгоняемый ощущением близкой, неотвратимой смерти, делал ослабевшими мои руки, заставляя ствол пистолета мелко дрожать, тем самым мешая вести прицельный огонь. Голову стискивало в висках, до звона заложило уши, просторный воротник джемпера давил шею мешая свободно дышать.
   Мать твою, возьми себя в руки! Мысленно окрикнул я себя и сделал два медленных вдоха и выдоха. Чуть-чуть помогло. Во всяком случае, меня слегка отпустило, не позволяя страху стать беспредельным и неуправляемым. Если переступить эту невидимую грань, то ужас подавит все твои чувства, заполнит собой все уголки сознания и заставит тебя совершить роковую ошибку, которую тебе впоследствии не удастся исправить.
   Вдох-выдох, вдох-выдох. Тугой ком страха еще продолжал слегка трепетаться где-то ниже желудка, но звон в ушах ушел, и руки дрожать перестали.
   Позади меня раздался приближающийся рев автомобильного двигателя. Неужели оперативная группа уже появилась? Если это так, то на удивление резво ребята работают. И что нам это даст? Здесь одно из двух - или ты получишь нежданную помощь, которая окажется, кстати, как никогда, или огребешь проблем по самое не хочу. В любом случае нужно пока оставаться на месте, чтобы тебя не пристрелили при попытке бегства с места преступления, а это будет расцениваться именно так. Так что будем медленно и упорно отстреливать темных тварей, а уж потом действовать по обстоятельству.
   Хотя все мое внимание было приковано к атакующим темным тварям, все же не удержался, глянул мельком назад. К глубокому своему облегчению заметил, как знакомая машина мчится к нам на всех парах. Вот и кавалерия появилась.
   Рядом зазвучал свист тормозов, двигатель подъехавшего автомобиля заурчал на холостых оборотах.
   - Охренеть не встать, братишка! - раздался бесстрашный голос Роберта. - Как тебе удается влезать в дерьмо даже там, где его не должно быть по определению?
   Кроме брата из автомобиля выбрался Валерий, который с кем-то разговаривал по мобильному телефону, а следом за ним, появился Григорий. Ну, все, теперь нам точно удастся отбиться.
  
  
   Фразеологизмы.
  
  
  
   - Мальчики, вы пока осмотритесь, а я тем временем приготовлю нам покушать, - сказала бабушка и направилась в небольшую нишу под лестницей, которая вела на второй этаж, там, оказывается, была еще одна дверь, а за нею находился подвал.
   Вот это показалось мне странным. Дом явно долго пустовал. Тогда откуда здесь могут оказаться съестные припасы? Непонятно. Или наши старшие родственники что-то недоговаривают.
   - Пошли, осмотримся? - предложил Роберт.
   - Пошли, - согласился я со своим братом, стараясь выбросить из головы разные подозрительные мысли.
   Мне хотелось в первую очередь подняться на второй этаж и посмотреть, что там находится, но Роберт пошел в направлении самой дальней двери. Как раз туда удалился наш дядя. Обходя дугой массивный стол, брат дотронулся до каждой высокой спинке стула рукой, как будто подсчитывал их в уме. Вот и сама массивная дверь, моренная и потому казавшаяся древней. А может быть, это было на самом деле? Ведь нам неизвестно, сколько стоит здесь дом. Вполне вероятно он был построен еще задолго до нашего рождения. Настолько задолго, что трудно представить.
   Роберт смело потянул за большую медную ручку. Дверь с не слишком сильным, но протяжным скрипом открылась. За ней оказалась небольшого размера комната. Там на трех стенах были прикреплены деревянные полки, на которых стояли многочисленные закрытые банки разных размеров и завязанные мешочки. Четвертая стена представляла собой большое окно с широким подоконником. Через него с улицы в комнату лился яркий дневной свет.
   Дядя Прохор сидел на массивном стуле за широким канцелярским столом с низкими гнутыми резными ножками. Перед ним лежали две доски-подставки, каждая на пятьдесят гнезд. В ближайшей уже торчали использованные гильзы от дробовика, сделанные из латуни. Так же на столе лежали маленькие весы, типа аптекарских, шильце, ершики, пинцет и еще какие-то непонятные приспособления с воротками, нажимами. Сейчас дядя Прохор держал в руке одну из гильз и увлечено там чистил шильцем пустое капсюльное гнездо. Он даже не обратил на нас внимания, хотя скрип двери должен был показать, что в помещение кто-то вошел. Поэтому мы не стали ему мешать и по-тихому вышли из комнаты.
   Бабушка уже появилась в зале. Она успела накрыть белоснежной скатертью стол и расставляла на нем тарелки с яствами.
   - Мальчики, через пять минут будем кушать, - заметив нас, сообщила бабушка.
   - Хорошо, - ответили мы и открыли следующую дверь.
   Там было темно, только полоска света от открытого проема позволяла нам увидеть стеллажи с пола до потолка, заполненные книгами и письменный стол, на котором стоял бронзовый подсвечник с огарками свечей. Если бы у нас были спички, можно было воспользоваться их освещением, чтобы лучше осмотреться, но ох у нас не было. Интересно, что это за книжки? Сказки, фантастика или какая-нибудь нудная любовная муть для взрослых? Я подошел к одному из стеллажей и взял книжку наугад. Она была толстой, с кожаным, потертым переплетом, без картинки и без названия, только большая замызганная римская цифра восемь.
   - Что за книжка? - проявил любопытство Роберт.
   - Сейчас увидим, - ответил я.
   Мы сели на стулья, стоящие перед обеденным столом, возле которого продолжала суетиться наша бабушка. Я положил толстую книгу на колени и открыл ее.
   На титульном листе так же красовалась римская цифра восемь, а на следующей странице начинался текст на непонятном языке, если его языком можно назвать - разные черточки, квадратики, овалы, треугольники, перемешанные с кривыми загогулинами.
   - Фу, что за ерунда! - разочаровано, произнес Роберт. - Баб, там, в библиотеке все такие книги на непонятном языке?
   - Это непростые книги, зачарованные, - ответила бабушка, нарезая хлебный каравай большими кусками, - и чтобы читать их, нужно знать, как к ним подступиться, потому что не все знания должны быть доступны для обычного человека.
   - А для кого они должны быть доступны? - поинтересовался я.
   - Для посвященных в тайные дела, - ответила бабушка.
   - А мы посвященные? - спросил Роберт.
   - Можно и так сказать, - уклончиво ответила бабушка.
   - А нас научишь читать зачарованные книги? - заинтересовался Роберт.
   - Чтобы научиться читать зачарованные книги, понадобиться много времени. А вам, как я поняла, не терпится узнать прямо сейчас, что там написано, - произнесла бабушка. Она отложила в сторону столовый нож и с интересом посмотрела на нас. - Я права?
   - Да, - признались мы. Скрывать свое любопытство не было смысла, потому что по нашим лицам бабушка ясно видела все наши желания.
   - Ну-ка покажите, что там у вас, - она взяла в руки книгу. - Э нет, мальчики, такие вещи вам пока рано читать. Подождите, сейчас я вам принесу кое-что поинтереснее, чем этот том.
   Бабушка удалилась в библиотеку, но вскоре вернулась оттуда. В одной руке она держала книгу, как две капли воды похожую на предыдущую. В другой руке у нее находился непонятный предмет. Он был похож на большую лупу своим увеличительным стеклом и удобной ручкой.
   - Держите, - бабушка протянула нам книгу. На ее переплете была написана римская цифра два.
   Я ее взял и положил на колени.
   - А это что за штуковина? - спросил Роберт, забирая у бабушки предмет похожий на лупу. Он с уморительно напускным серьезным видом посмотрел через увеличительное стекло на меня, потом таким же способом осмотрел все помещение.
   Я глуповато хихикнул, увидев через лупу его неестественно увеличенный глаз, и представил, как Роберт со словами:
   "Это элементарно, доктор Ватсон" - поправляет на голове невидимую, клетчатую кепку.
   Все еще продолжая хихикать, я открыл книгу, пролистал страницы, там, как и в предыдущей книге, были написаны непонятные каракули.
   - Баб, здесь тоже написано на непонятном языке, - разочаровано произнес я.
   - А ты попробуй посмотреть на страницу через "Око Мудрецов", через него можно прочитать любые незнакомые вам манускрипты, - посоветовала бабушка.
   - Через эту штуковину? - спросил Роберт и поднес к странице книги предмет похожий на лупу.
   Непонятные знаки начали играть в чехарду. Они перепрыгивали друг через друга, вертелись вокруг своей оси, сливались, потом разъединялись. Так продолжалось до тех пор, пока знаки не начали превращаться в привычные для чтения буквы, которые сложились в знакомые слова.
   - Ух, ты, здорово! - восхищено воскликнул Роберт. - Вот бы иметь такую штуковину на уроке английского языка!
   Я же начал читать текст на открытой странице:
   - "Первый блин комам, блин второй - знакомым, третий блин - дальней родне, а четвертый - мне".
   - Баб, здесь неправильно написано, - заметил ошибку в одном слове Роберт.
   - А как правильно? - спросила бабушка.
   - Первый блин комом, - ответил Роберт. - Это значит, когда у кого-то что-то не получается с первого раза, не вышло, скомкалось.
   - Ты уверен? - переспросила бабушка.
   - Конечно, уверен, - сказал Роберт, но в его голосе уже послышалось сомнение.
   - Ну-ка, Кирилл, читай дальше, - место объяснения предложила мне бабушка.
   - "За лесами, за горами, в глуби дремучего леса, в темной глубокой пещере живет ужас какой старый дух-Ком. Он такой старый, что помнит сотворение мира, а может и сам к нему приложил руку. Он помнит, как зародились первые растения, как появились первые животные, как зачатки разума возникли в глуби вселенной. Много чего дух помнит и много чего знает. Но это большое знание тяготит не меньше, чем притяжение звезды, удерживающее многочисленные планеты на своей орбите. Оно дает власть над миром и в тоже время ответственность за каждое существо в этом мире, а такой тяжкий груз не каждому по плечу. Но дух-Ком справлялся с приглядом за миром до поры до времени, пока совсем не устал. И тогда он уснул. И теперь весь наш мир и мы сами духу только снимся. Причем снимся зачастую плохо. Шумим потому что не в меру, суетимся не по делу, а иногда творим по своей глупости совсем плохие дела. И вот в последнее время дух-Ком спит неспокойно, ворочается в пещере. Ему снится, что наш суетный мир превратился в бурелом, где, насколько хватает взгляда, нет порядка. И придет время, когда старый дух очнется от странного сна, тогда он спросит каждого из нас по делам его и будет судить виновных, а праведных награждать за их добрые деяния. Но до того времени не стоит его будить, а то спросонья старый дух может прогневаться за преждевременное пробуждение и место порядка наполнить наш мир ужасом, который во стократ ужасней, чем любой кошмар, приснившийся нам ночью".
   - Теперь ты понял, почему написано комам? - спросила у Роберта бабушка.
   - А что, правда дух-Ком когда-то проснется? - место ответа задал вопрос мой брат.
   - Может и проснется, - уклончиво ответила бабушка. - Ну, хватит заниматься чтением, еще успеете узнать много интересного, а сейчас пора кушать. Эй, Прохор, выходи из своей берлоги! Я уже накрыла на стол!
   - Сейчас! - глухо раздалось из закрытой комнаты.
   Пока дядя не появился, я решил еще немного почитать. Перевернул несколько страниц, там были красочные картинки незнакомых мне животных и начал тихо произносить вслух:
   - Вилы по воде писали, Вилы руны нам читали, Вилы видят там, в воде, что вы потеряли.
   - Ну вот, баб, там опять все как-то непонятно написано, - снова пожаловался Роберт. Оказывается, он внимательно меня слушал.
   - Что там опять непонятного? - спросила бабушка, садясь на стул, который стоял напротив нас.
   - Как вилы могут читать? Я же в учебнике видел совсем другое, - начал объяснять мой брат. - Там все ясно написано: "Вилами по воде писано", потом идет пояснение, что это обозначает.
   - И что это обозначает? - спросила бабушка с улыбкой на губах.
   - Это обозначает что-то сомнительное, такое предположение не заслуживает доверия, а по-простому - то ли будет, то ли нет, кто его знает, - как на уроке подробно ответил Роберт.
   - Знаешь, Роберт, человеку присущ один большой недостаток - он иногда забывает главное, а забыв, начинает искажать истину, переделывать на новый лад, вот тогда и получаются поговорки, несущие совершено другой смысл, не такой, как у первоисточника, - сказала бабушка. - Ты же сам убедился в этом, когда услышал, что написано про духа-Кома.
   - И какой смысл несет Вилы? - тогда спросил я, откладывая в сторону книгу. Читать ее, конечно, интересно, но бабушкины рассуждения слушать интересней во стократ.
   - В древние времена Вилами считались женские духи. Они являлись перед людьми в виде очаровательных девушек с распущенными волосами и крыльями. Одеты Вилы в волшебные платья: кто отнимал у них платье, тому они подчинялись. Они могли летать, как птицы, обитали в горах. Вилы владели колодцами и озерами и обладали способностью "запирать" воды. Еще раньше говорили - если у них отнять крылья, они теряют способность летать и становятся простыми женщинами. Ноги у Вил козьи, лошадиные или ослиные, они их закрывают длиной белой одеждой. К людям, особенно к мужчинам Вилы относятся дружелюбно, помогают обиженным и сиротам. Если разгневать их, они могут жестоко наказать, даже убить одним своим взглядом. Вилы умеют лечить, могут предсказать смерть, но и сами они не бессмертны, - вот такую историю нам рассказала бабушка.
   - И что, на самом деле существуют такие женщины с крыльями? - спросил Роберт. После того, как нам удалось увидеть настоящего живого дракона, мы уже были ни в чем неуверенны.
   - Нет, мальчики, это всего лишь легенда, - искренне, как нам показалось, ответила бабушка.
   - Так что же выходит, Вил на самом деле никогда не существовало? - продолжал интересоваться Роберт.
   - Почему же не существовало. Они были, но только не духами, как это говорится в поверьях, - ответила бабушка.
   - А кем тогда?
   - Чем-то вроде ведуньей. Они иногда могли предсказать человеку будущее и по зеркальной поверхности воды найти потерянную вещь, - ответила бабушка.
   - Здорово! Я тоже хотел бы научиться, таким способом находить потерянную вещь! - восхитился Роберт.
   - Ничего, как-нибудь я вас научу, как все это делать, - усмехнулась бабушка.
   - Значит, ты у нас Вила! - от подобной догадки у нас перехватило дыхание.
   - Неужели у меня лошадиные ноги?
   - Что за шум за обеденным столом? - дядя Прохор незаметно присоединился к нашей компании и уселся рядом с бабушкой.
   - Дядь, а наша баба Вила! - гордо сообщил Роберт.
   - Вилы, грабли, мотыги. Хватит с нас садового инвентаря, лучше давайте приступим к трапезе, а то я так проголодался, что готов проглотить дракона, - проворчал дядя Прохор.
  
  
  
   Глава седьмая.
   Подразделение "Оплот".
  
  
   Роберт залез в салон "Волги" и вылез оттуда с довольной улыбкой на лице. В его руках находился "Хаудах".
   - А это что за "перец" в салоне? - спросил мой брат, открывая багажник машины. Там он из потайного ящика вытащил патронташ и начал заряжать дробовик.
   - Не было времени на знакомство, - ответил я.
   - Эй, парень, как звать? - обратился к незнакомцу Роберт.
   - Толик, - после небольшой заминки ответил парень. Он глядел на все происходящее округлившимися то ли от испуга, то ли от удивления глазами.
   - Так, Толик, сиди в машине и не вылезай, пока мы здесь не разберемся с кровожадными и до жути опасными тварями, - посоветовал Роберт. - Ты меня понял, Толик?
   - Вы Лиду поможете найти? - нервно сглотнув, спросил Толик.
   Роберт вопросительно посмотрел в мою сторону.
   - Это его девушка, - объяснил я.
   - Найдем, когда здесь закончим, - как-то легко пообещал ему мой брат и переложил "Хаудах" в левую руку, а правой достал из-под подола куртки пистолет.
   Зная его, я мог наверняка сказать, что он не собирается выполнять своего обещания.
   Самое разумное было покинуть место, где волна монстров собирается порвать нас на куски. Наверняка любой другой человек на нашем месте так бы и поступил, но мы не могли поддаться слабости и без оглядки бежать. Нам во что бы то ни стало нужно остановить темных тварей или эта зараза распространиться по всему городу.
   Так, а где гончие? С приездом помощи я как-то упустил их из виду. Ага, вон, крутятся вдалеке, но нападать на нас не торопятся, наверное, дожидаются момента, когда можно напасть наверняка. А вот безмозглые ходуны перли на нас, не обращая внимания на выстрелы. Они даже как бы даже не замечали поверженных собратьев, хотя сколько раз нам приходилось видеть, как темные твари, не смущаясь, пожирают того, кто только что был рядом с ним, забывая при этом преследовать намеченную жертву. Теперь же, как будто они получили приказ, во что бы то ни стало разорвать нас на куски.
   Сухой щелчок. В обойме кончились патроны. Выщелкиваю ее прямо на асфальт, достаю следующую, перезаряжаю, а сам слышу позади гул еще одного автомобиля. Мельком глянул назад. К нам приближался черный микроавтобус "Volkswagen Transporter" - за тонированные стекла, номера отсутствуют. Он остановился в трех метрах, не доезжая до нас. Открылась боковая дверь, и оттуда начали ловко выскакивать парни. Это была не оперативная группа МВД, это было что-то намного серьезней.
   Как на подбор девять крепких парней. Открытые лица, никаких черных балаклав, как это принято у спецподразделений, выполняющих боевое задание в черте города. Черная форма, разгрузка с полным боекомплектом, на ногах удобные берцы на каучуковой подошве. У семерых парней бесшумный "Вал", у двоих "Винторез". Хорошие машинки - прицельно бьют на расстояние до ста метров, но и этого достаточно в данной ситуации.
   Незнакомые парни быстро рассредоточились, ощетинившись стволами.
   - Какого хрена! - выкрикнул Роберт и наставил пистолет в сторону прибывшей команды. Я последовал его примеру, готовый в любой момент открыть огонь на поражение, потому что не нравились мне их открытые лица, что, скорее всего, обозначает - парни не собираются после себя оставлять свидетелей.
   Незнакомые бойцы, так же ощетинились стволами в нашу сторону. И на какое-то мгновение наступила гнетущая тишина, готовая перерасти в яростную перестрелку, из которой нам с братом навряд ли светит выйти победителями. Слишком силы не равны.
   - Не стрелять! - выкрикнул Валерий. - Не стрелять, здесь все свои!
   И все же один выстрел произошел. Тихий плевок из "Винтореза" и звук тяжелого падения тела недалеко от меня.
   С трудом удержав палец от нажатия на курок, я посмотрел в ту сторону. Там лежала туша одной гончей с простреленной башкой.
   Один боец с "Винторезом", снисходительно ухмыляясь, показал мне жестом, что у него все под контролем.
   И кто же они такие, черт возьми? По выправке видно - военные, по снаряжению - какое-то спецподразделение, действуют слажено, как единый организм. Но единственный небольшой нюанс немного смущал меня. Они уверено себя чувствовали в нестандартной обстановке. А как еще ее можно назвать, если перед тобой в непосредственной близости находится толпа кровожадных монстров. Так вот, незнакомые бойцы на них смотрели, как на привычного и в тоже время знакомого врага. И где же им приходилось с темными тварями сталкиваться?
   - Валерий вам ничего не рассказал? - спросила Луиза, увидев на моем лице смешанные чувства.
   - А что он должен был рассказать? - вопросом на вопрос ответил я, глядя в глаза подруги.
   - Без этих парней нам навряд ли удалось что-либо сделать, там, в Путленде, - ответила Луиза.
   - И кто они?
   - Хорошие бойцы, в этом я уже убедилась, - ответила Луиза, - а с остальными подробностями вас познакомит Валерий или Григорий.
   Кое-что прояснилось, правда не столько, сколько хотелось, но придется набраться терпения и подождать до более спокойной обстановки, чтобы полностью разобраться во всем. Одно радует, не придется постоянно оглядываться за спину, если Луиза так уверена в этих парнях.
   А ребята оказались не промах. Они, прикрывая друг друга, стали методично, без суеты, отстреливать монстров, как по учебнику, прямо в голову. Нам оставалось идти позади них, добивать темных тварей, если те еще продолжали шевелиться и смотреть по сторонам, чтобы хитрые гончие не напали на нас с тыла.
   Микроавтобус "Volkswagen Transporter" двигался следом за нами и это правильно, в случае чего на нем можно быстро покинуть слишком опасную территорию, если такова появится в ближайшем будущем.
   Потом случилось то, чего никто из нас не ждал. Не уничтоженные нами монстры, как будто получив от невидимого хозяина приказ, начали организовано отступать в сторону "Дома Призраков". Зато активировались гончие. Они постоянно появлялись то с одной стороны улицы, то с другой. Но стоило кому-нибудь из нас взять их на прицел, как слишком быстрые твари успевали скрыться с наших глаз в любой подходящей щели, кустах, переулке или подворотне. Создавалось впечатление, что гончие специально отвлекают наше внимание, чтобы, как можно больше ходунов смогли достигнуть спасительного забора "Дома Призраков". И с этой задачей они неплохо справились. Наше продвижение вперед значительно замедлилось, приходилось отвлекаться на непредсказуемые, стремительные наскоки шустрых бестий. Одну из них, тот же парень с "Винторезом" умудрился подстрелить, но на сей раз попал не в голову, а в бок, поэтому гончая, заскулив, сумела скрыться. Так что, пока мы добрались до калитки "Дома Призраков", остатки от многочисленной группы ходунов с двумя гончими скрылись за забором.
   Парень, которого я посчитал старшим команды недавно прибывших бойцов, подошел к Валерию.
   - Что делать будем? - задал он вопрос.
   Валерий посмотрел в нашу сторону.
   Я и Роберт неопределенно пожали плечами. А что здесь скажешь, мы здесь пока больше на подхвате, так что решать, что делать дальше уж точно не нам.
   - Надо дело довести до конца, - принял решение Валерий.
   - Как скажешь, командир, - произнес старший отряда и стал бойцам раздавать указания.
   Валерий командир? Чем дальше, тем становится интересней и непонятней. С каких это пор его назначили командовать подразделениями подозрительных вооруженных лиц? И почему про это мы ничего до сих пор не знали? Вообще-то я еще с поездки в Судан подозревал, что Валерий не тот, за кого он хотел, чтобы мы его считали. Едва заметно отличалось его поведение от других наемников. Но вот кто он на самом деле, мне так не удалось узнать. Теперь же, как только наступит хоть малейшая передышка в бурно развивающихся событиях, я непременно выбью у него всю правду. А то получается не честно, Луиза и то больше знает обо всем, чем мы.
   Отряд разбился на тройки. Первая группа, соблюдая осторожность, открыла металлическую калитку и скрылась за ней. Следом за ней вторая тройка и третья. Только потом за парнями последовали мы.
   Валерий оказался рядом со мной, и я не удержался, тихо, но достаточно разборчиво произнес:
   - Дружище, с повышением тебя.
   - С каким? - так же тихо спросил Валерий.
   - Ну как же, в последнюю нашу встречу, ты был всего лишь обычным рядовым наемником, а теперь смотрю, уже командир отряда, - ответил я.
   - Я как понял, неспроста ты затеял этот разговор, - произнес Валерий, мельком кинув взгляд на меня.
   - Типа того, - сказал я. - Мне до жути интересно, кому ты сейчас служишь.
   - Это длинная история, так что давай отложим разговор на более подходящее время, - предложил Валерий.
   - Ловлю на слове, - мне ничего не оставалось, как согласиться с ним.
   Просторный неухоженный двор. Ни деревьев, ни кустарников, только в тех местах, где земля не покрыта керамической плиткой, растет бурьян. Темных тварей нигде не видно, наверное, они все спрятались внутри коттеджа.
   Пока медленно передвигались к двухэтажному дому, меня не покидала мысль, что здесь творится неладное. Все было не так, как происходило раньше и поэтому сразу возникает куча вопросов. Почему темные твари бежали именно в "Дом Призраков"? Они же спокойно могли разбежаться по округе и тем самым затруднить нам поиск. И почему вообще бежали? У ходунов, как мы уже давно поняли, напрочь отсутствует инстинкт самосохранения. Как так вышло, что безмозглые темные твари действуют организовано? Раньше у них мы признаков разума не наблюдали, только инстинкты хищника - напади на жертву, убей и утоли свой голод. Нет, темные твари не поумнели, это кто-то посторонний на расстоянии руководит их действиями. И этот кто-то вполне возможно, сейчас заманивает нас в ловушку.
   Пока я размышлял, мы успели подойти к коттеджу. Входная дверь дома, так же, как и калитка оказалась открытой. Парни вытащили из кобуры пистолеты с тактическим фонариком и крадущимся шагом вошли внутрь. Мы так же тихо последовали за ними.
   Узкие лучи фонариков быстро пробежались по помещению. Снаружи коттедж выглядел вполне пригодным для проживания, а вот внутри творился сплошной беспорядок. На стенах местами отсутствовала штукатурка, бросались в глаза оголенные провода. На полу разбросаны банки с краской, шпаклевкой и лаком. В одном углу валялись мешки с цементом. Кругом, на пыльном полу, виднелись человеческие следы.
   - Черт, где же они? - шепотом произнес Роберт, водя стволом "Хаудах" из стороны в сторону.
   В помещении было пугающе тихо и пусто, только гулкий половой скрип, в тех местах, где он оказался плохо подогнан, резал нам слух. И стойкий запах миндаля, говорящего, что монстры где-то затаились и ждут удобного момента напасть на нас. Но где же они на самом деле?
   Я невольно поежился, ощутив, как неприятным холодком пробежали по спине мурашки. Не нравилась мне эта тишина.
   Первая тройка бойцов направилась к закрытой двери, которая, скорее всего, вела на кухню. Вторая группа стала насторожено подниматься на второй этаж по деревянной скрипучей лестнице с резными балясинами. Третья тройка бойцов направилась к двери, ведущей в подвал. Мы же остались стоять посреди холла, как резервная группа.
   В коттедже по-прежнему было тихо. И мне уже стало казаться, что я всего лишь накручиваю себя, представляя, как со всех углов на нас накинутся монстры, а на самом деле их здесь нет. Но тут за закрытой дверью, ведущей в подвал, послышался посторонний шум. Казалось, что там шуршит тысяча тараканьих ножек. Во всяком случае, так мне показалось. Такие же звуки послышались на втором этаже.
   - Валер, отзови бойцов, нам нужно отсюда убираться, - почему-то шепотом произнес я, наверное, потому что мне до жути стало страшно. Такие звуки не производят ходуны. Это делало что-то совсем другое, то с чем нам совсем недавно пришлось столкнуться.
   Наш старый друг, по всей видимости, почувствовал то же самое, что и я - смертельную опасность, подстерегающую нас в подвале. Нервно сглотнув, он отдал приказ:
   - Парни, быстро уходим!
   Но было поздно, как раз в это самое время, один боец открыл дверь в подвал.
   - Мать твою! - вырвалось у него, а в следующее мгновение костяное жало на конце членистого длинного подвижного хвоста, пронзило его грудь.
   Остальные бойцы, пятясь назад, открыли огонь в темный зев подвала. Оттуда раздался сердитый утробный звук, а следом за ним начали вылезать наружу полчища паукообразных монстров.
   Первой на появление монстров среагировала Луиза. Она выдернула чеку из пары гранат и кинула их в темный зев подвала. Там раздался спаренный взрыв, и я надеялся, что он уничтожил всех монстров, которые не успели оттуда выбраться.
   Это как бы послужило сигналом. Парни открыли огонь по тварям, которые полезли на нас со всех сторон. Монстры быстро передвигались по полу, по стенам и даже по потолку. Их было много! Слишком много даже для вооруженного до зубов отряда!
   - Отходим! - еще раз выкрикнул Валерий. Но команда была излишней, бойцы без нее, прикрывая друг друга, начали организовано продвигаться к выходу.
   Вокруг нас раздались частые тихие плевки "Вала" и более громкий звук выстрела пистолета. От запаха жженого пороха у меня запершило в горле.
   "Черт, это была ловушка!" - такая мысль, наводящая панику, сверлила мой мозг, не позволяя слышать толком кто, что кричит, а крику было много.
   Невзирая на подготовленность отряда, бойцы все же дрогнули от вида грозного противника, с которым им раньше сталкиваться не приходилось. Вскоре организованный отход превратился в свалку, готовую превратить наше отступление в полное поражение, которое приведет к уничтожению каждого из нас.
   Невзирая на панику холодным душем, окатившим меня, сам организм действовал на рефлексе. Мои глаза фиксировали цель, руки наводили туда пистолет и стреляли, ноги пятясь назад, выводили меня из этого чертового дома.
   До двери осталось всего ничего, но сам выход перекрыли пару паукообразных монстров, свалившихся на пол с высокого потолка. Одна тварь нацелилась своим смертоносным жалом прямо в спину Валерию, но Роберт на мгновение опередил его. Оглушительный дуплет из "Хаудах". Костяное жало с большей частью членистого подвижного хвоста, полетело на пол, обрызгивая вокруг себя слизисто кровавой массой.
   И тут кто-то из бойцов привел в действие светошумовые гранаты. Ослепительные вспышки, оглушающий грохот. Они на время заставили замереть на месте всех монстров. Но и нам изрядно досталось. Я был совершенно дезориентирован, только чувствовал, как чьи-то руки подхватили меня за локти и поволокли к выходу.
   Выходная дверь. Двор коттеджа. Все еще мутным взором успел заметить бойца с длиной тубой на плече, стоящего на улице. Он дождался, когда все кто остался в живых, выбежал из дома, только потом произвел выстрел из тубы в открытую дверь.
   Я взглядом проводил летящий снаряд внутрь коттеджа, а в следующее мгновение там разразился огненный ад, пожирающий монстров, которые пытались вырваться наружу.
   На этом боец не остановился. Бросив на землю использованную тубу, он снял с плеча готовый к применению РПО "Шмель" и послал снаряд в окно на втором этаже. Да, это именно был "Шмель". Только его снаряд, начиненный огненной смесью, может произвести такой разрушительный эффект.
   А тем временем в коттедже из всех окон появилось ревущее пламя. Оно как будто торжествовало, словно зная, что несет с собой очищение, уничтожая монстров. А еще пламя несло с собой умиротворение и душевный покой. Во всяком случае, глядя на него, я мог с облегчение вздохнуть, потому что в адском огне не мог выжить ни один монстр.
   - Что это было? - спросил Валерий, подойдя ко мне.
   - Черт, я сам ничего не понимаю, - честно признался я.
   - А кто тогда должен знать? - продолжал напирать Валерий, сверля меня жутко недовольным взглядом. - Вы же специалисты в области всей этой чертовщины!
   - Остынь, приятель, - приструнил его Роберт. - Как только мы разберемся во всей сложившейся ситуации, так сразу все тебе объясним.
   - Черт, вы еще во всем не разобрались, а я уже потерял трех хороших парней, - проворчал Валерий.
   - А вот в этом, мы желали бы разобраться, - зацепился за его фразу мой брат. - Кто ты такой?
   - Об этом поговорим в машине, - ответил Валерий, после чего обратился к бойцам:
   - Все, парни, сворачиваемся до следующих моих указаний.
   Парни, молча, кивнули в ответ и стали организовано покидать территорию пылающего коттеджа. Вскоре за забором послышался утробный гул заведенного двигателя микроавтобуса "Volkswagen Transporter", который вскоре затих вдалеке. Мы же стояли на месте и смотрели на пылающий двухэтажный дом.
   - Как вы думаете, это единичный очаг активности монстров или нам стоит опасаться худшего? - нарушил молчание Валерий и направился к выходу с территории коттеджа.
   - Вопрос риторический или тебя все так на самом деле беспокоит? - вопросом на вопрос ответил Роберт.
   - А вас разве не беспокоит? - Валерий выразил свое удивление слегка поднятыми бровями.
   - Если бы не беспокоило, мы бы не лезли, каждый раз в самое пекло, а занимались чем-нибудь более миролюбивым, например - выращивали гвоздики и торговали ими по праздникам на базаре, - ответил брат. - Но к чему такой интерес?
   - Из штаба поступила директива - в случае единичной вспышки активности монстров, все по-тихому замять, - ответил Валерий.
   - И каким же образом? - поинтересовался я.
   - У нас много рычагов давления на местную прессу и телевидение, а так же кое-какие договоренности с городской властью, - ответил Валерий. - Но все равно некоторые детали просачиваются мимо нас и попадают в сеть интернета.
   - Неужели? - мне показалось, что наш приятель наконец-то решился приоткрыть завесу своей таинственности.
   Оказалось, он по-своему истолковал мой возглас:
   - Если у тебя в телефоне подключен интернет - зайди в поисковик и сделай запрос насчет таинственных убийств в вашем городе, - посоветовал Валерий.
   Незамедлительно я последовал его совету; вошел в браузер, сделал запрос. На ходу все это сделать сложно, поэтому пришлось остановиться на некоторое время.
   - Охренеть не встать! - услышал я удивленный возглас своего брата. - Где все монстры убитые нами?
   - Команда "мусорщиков" прибрала за нами, - ответил голос Валерия. - Они же пригнали к коттеджу наши автомобили.
   - Братишка, хватит откидывать корни. Садись в машину! - крикнул мне Роберт.
   Я оторвался от экрана мобильника, где высветилось множество интересующих меня ссылок, и залез на заднее сиденье "Волги", рядом с притихшим Толиком. Роберт сидел за рулем, а рядом с ним на пассажирском кресле Валерий.
   - Вы нашли Лиду? - с потухшим от отчаяния взглядом, Толик задал вопрос.
   - Нет, не нашли, но мы обещаем, обязательно ее отыщем, - я постарался немного успокоить его своими словами, хотя, если честно сказать, сам не верил, то, что только что сказал, а что тогда говорить о парне.
  
   "Таинственные убийства в нашем городе!"
  
   Так, посмотрим, что там насочиняли местные блоггеры.
  
   "Вчера, днем, было обнаружено изувеченное тело двадцативосьмилетнего мужчины. Оно находилось на территории складских помещений недалеко от пункта приема черных и цветных металлов. Неизвестный мужчина стал второй жертвой за последние три дня. По сообщению надежного источника, труп неизвестного двадцативосьмилетнего мужчины, как и труп другой жертвы, был практически съеден, при этом следы укусов, по-видимому, принадлежат человеку.
   Как вы думаете, что это? Может, в городе появился оборотень, который под покровом ночи находит себе добычу или это маньяк-каннибал решил на наших улицах устроить себе кровавый пир?"
  
   "Таинственный убийца. Количество жертв растет!"
  
   "Рано утром в среду в протоки Селиторное были найдены тела молодого человека и девушки. Таким образом, они оказались, соответственно, второй и третьей жертвами вспышки насилия таинственного убийцы, которого до сих пор правоохранительные органы не сумели найти.
   Одной жертве двадцать один год, другой - девятнадцать. Жертвы были обнаружены рыбаками приблизительно в пять часов утра. Хотя полицейские умалчивают о череде таинственных убийств, свидетели подтверждают, что обе жертвы находились в таком же состоянии, что и предыдущая. Так или иначе, личность нападавшего, кем бы он ни был, маньяком-убийцей или неизвестным монстром, по-прежнему не установлена. Со слов друзей молодой пары, погибшие говорили, что хотят проверить версию о появлении в пригородной местности появление "адских гончих", которые якобы являются за грешными душами. Для этого они с собой взяли профессиональные цифровые камеры, для убедительного доказательства свое, казалось бы, безумного предположения. К сожалению, фотоаппараты не были обнаружены на месте преступления".
  
   - Если бы я не был в курсе всех событий, происшедших в последние дни, то посчитал все эту писанину за бред сивой кобылы, - таков был мой вердикт о прочитанных страничках.
   - Вот именно, если бы не был в курсе, - сказал Валерий. - А теперь представь - жертв становится в сотни раз больше. Тогда в городе уже не только будут ходить слухи о разных маньяках или монстрах. Здесь начнется паника с непредсказуемыми последствиями, произвол со стороны криминальных личностей; мародерство, грабежи, необоснованные убийства и такой спокойный город погрузится в хаос, который очень трудно контролировать. Вот поэтому из штаба поступила директива - в случае многочисленных очагов вспышки активности темных тварей, в городе объявить карантин со всеми вытекающими последствиями.
   Вытекающие последствия меня совершено не радовали. Это означало, что все выезды и въезды в город будут перекрыты. Войдет в силу комендантский час, и по улицам будут разъезжать вооруженные патрули, которые всех подряд будут задерживать для выяснения личности, а при проявлении малейшего признака агрессии, могут запросто пристрелить на месте, посчитав инфицированным.
   - Кстати, мы может спокойно обсуждать наши проблемы в присутствии нашего нового спутника? - Валерий мотнул головой в сторону притихшего Толика.
   - Вполне, - ответил Роберт. - Он все равно уже замешан в это дерьмо и с ним предстоит долгий разговор. А потом, когда из него мы вытянем все, что нам нужно, можешь отправить нашего юного друга туда, где его никто не найдет или просто пристрелить.
   Я увидел, как Толик нервно дернулся от последних слов моего брата.
   - Да, ладно, успокойся, я пошутил, - снисходительно произнес Роберт, после чего обратился к Валерию:
   - А пока твоя очередь объяснить все по порядку.
   На сей раз наш старый приятель не стал отмахиваться от нас различными отговорками. Валерий все выложил на чистоту.
   Вначале все коротко. Окончил школу, пошел служить в ВДВ, по окончанию службы решил подписать контракт в спецназ ГРУ. Благо Валерий обладал хорошим физическим и психическим здоровьем, ранее не судим, владел немецким и английским языком, да еще с рекомендацией от командира части, так что его без проблем приняли в ряды элитных войск. После благополучного окончания учебного подразделения началась настоящая служба со сплошными командировками.
   Анатолий Эдуардович случайно попал в поле зрения штаба ГРУ, которого заинтересовала одно частное охранное предприятие. На первый взгляд вид деятельности обычный - охрана объектов. Вот только, как докладывал проверенный источник информации, у сотрудников этого охранного предприятия слишком уж профессиональное вооружение; пистолеты, автоматы, пулеметы, снайперские винтовки. Поэтому оно уже походило на небольшую частную армию со своими базами и учебными лагерями. Как раз в один из них штаб и направил Валерия для досконального сбора информации об этой военной структуре.
   Когда тебя прикрывает мощная государственная машина, тогда на удивление легким занятием может оказаться проникновение куда угодно, да хоть в сердцевину самого ада, главное самому не оплошать. Так казалось Валерию при выполнении важного задания. И все же, одна нежданная встреча, чуть не порушила всю его "легенду", кропотливо выстроенную штабом.
   Григорий, друг детства, которого, как казалось, он не видел тысячу лет.
   Валерия послали сопровождать, а заодно приглядеть за двумя странными парнями, во время экспедиции в Судан, а в напарники дали, по случайному стечению обстоятельств, именно Валерия.
   Друг детства, отдать ему должное, при ненужных свидетелях не проявил ожидаемых эмоций, но зато, потом, когда выдался случай им остаться наедине, насел с вопросами, от которых невозможно было отмахнуться. Он же не кретин, видит, что приятель по детским играм, не просто так появился в частной военной организации. К тому же Григорий слышал от своей матери, та находилась в дружеских отношениях с родителями Валерия, что его друг проходит службу по контракту в каком-то секретном подразделении ВС.
   И тут было всего два варианта развития дальнейших событий - или довериться другу детства и обо всем рассказать, или промолчать и как можно быстрей покинуть территорию военной базы.
   Доверившись своему внутреннему чутью, Валерий выбрал первый вариант и не прогадал. Григорий с одним условием, что про него обязательно замолвят словечко нужным людям, согласился оказать посильную помощь своему другу детства. А после поездки в Судан они договорились вместе покинуть частное охранное предприятие.
   Казалось все намечено на будущее, все дальнейшие действия разложены по полочкам. Кто же знал, что дальнейшие события в знойной Африканской стране перевернут с ног на голову все понятия о бытие.
   Валерия с детства учили, что монстры существуют только в сказках. Потом, достигнув юношеского возраста, ему дано было понять о существовании чудовищ внутри людей, но это определение больше обозначалась, как метафора, которая показывала внутреннюю злобу, алчность, лицемерие, жестокость, мания величия отдельных личностей, а не какое-то мистическое перевоплощение человека. Все эти пороки, полностью завладев душами людей, делают их опасными для общества, потому что они не созидают, а разрушают мир, стараясь его загнать обратно в каменный век. А значит, с ними надо бороться любыми доступными способами. Такой вывод сделал для себя Валерий. Он считал, что опасней таких людей больше ничего в мире нет.
   До тех пор, пока в Судане лицом к лицу не встретил настоящих чудовищ и они оказались страшней тех монстров, которые описаны в сказках, потому что существовали на самом деле. Монстры несли смерть каждому, кто повстречался на их пути и не мог вовремя скрыться. Они были неуязвимы для пуль, как тогда казалось.
   Вот тогда Валерий ощутил неподдельный всепоглощающий страх, готовый довести его до безумства.
   Привычный мир пошатнулся в его глазах, дал глубокую трещину.
   Раньше Валерий твердо знал, что с рождением нового дня, рождаются и новые надежды на лучшее. Что каждый день, тысяча различных возможностей проявить себя, появляются вместе с восходом солнца. Добиться успеха в работе, познать любовь. Но что будет теперь, если со следующим восходом солнца, надежды не будет вообще, а будет только смерть твоя и всего что ты когда-либо знал? Что нужно делать, оказавшись в этой темноте перед концом всего? Как бы ты выбрался?
   Сплошные вопросы, приводящие разум в смятение.
   Но, невзирая на то, что он простой человек, а не супергерой, Валерий, прежде всего, был хорошим солдатом. Солдат же учат чести.
   Честь это жертва, а жертва это смерть, его собственная или его врагов. В каком-то роде солдаты созданы для того, чтобы уничтожать то, что создал бог или дьявол, забрать жизненный дар, где только бог или дьявол мог ее дать. Но делает он это не из-за своей внутренней жестокости, а во имя защиты своего отечества. И если нужно, ради Родины солдат готов не раздумывая пожертвовать собой.
   Такой постулат заставил Валерия взять себя в руки и выжить на станции "Скай шелтер", которая более походила на преисподнюю, чем на научный центр.
   Потом последовал незамедлительный доклад в штаб с доказательством всего происшедшего в виде видеозаписей, сделанных на мобильный телефон. Руководство, конечно, не поверило в бредни существ из параллельной вселенной. Для них все монстры на станции "Скай шелтер", являлись необычным проявлением нового биологического оружия, разработанным для Пентагона и вышедшим из-под контроля. Только так и никак иначе, без непонятной мистики. Валерий их переубеждать не стал, потому что сам с трудом верил в реальность всего узнанного из наших уст.
   В свете всех событий, происшедших в Судане, руководство Валерия увидело во всем этом главную угрозу национальной безопасности нашему государству и посчитало правильным решением отправить его в Сомали, сопровождать Луизу и помочь ей справиться с миссией, которую она поставила сама себе. Туда же направили созданный на скорую руку отряд "Оплот" из опытных бойцов, где он благополучно прошел боевое крещение.
   И с тех самых пор, Валерий является командиром этого летучего отряда, созданного для борьбы с различными непонятными явлениями, подобным Суданским событиям.
   За разговором, где многое для нас прояснилось, мы как-то незаметно проехали половину пути к дому моего брата.
   - А как сложилась судьба у Анатолия Эдуардовича? - поинтересовался я.
   - Его арестовали и отправили в Москву, где в скором времени над ним состоится суд, - ответил Валерий. - Частное охранное предприятие было закрыто. В свете этого Григорий решил примкнуть к моему отряду.
   - А Луиза тоже в твоем отряде? - спросил Роберт.
   - Нет, она осталось вольной птицей, так же, как и вы, - сообщил Валерий, - хотя я не прочь иметь еще одного опытного бойца среди своих парней.
   Значит, Анатолий Эдуардович не участвует в бурных событиях, развернувшихся вокруг нас. Тогда, кто заварил всю эту кашу?
   - Почему "Оплот"? - спросил Роберт. - Не "Альфа", не "Бета", не "Гамма", а именно "Оплот"?
   - Где Ладога в Неву вливает, быстры воды,
   Стеною огражден тут в древни годы.
   Российска сей оплот поставила рука.
   Место ответа Валерий прочитал вслух строки написанные Ломоносовым, после чего добавил:
   - Наш командир любитель древних словечек, вот поэтому он решил наш отряд назвать "Оплот". Чтобы мы, как неприступный бастион на границе нашей страны, своим потом и кровью защищали ее интересы.
   Все верно. Изначально в старославянском языке слово оплот обозначало; плетень, забор, стену. И только в двенадцатом или в тринадцатом веке, уж точно не помню, слово приобрело переносное значение - твердыня, защита. Так что в какой-то степени "Оплот" подходит названию отряда, выполняющего очень нестандартные для военных задания. Но в данный момент меня интересовало еще кое-что, и я не преминул задать один важный вопрос:
   - Твое начальство знает о нас?
   - А ты сам, как думаешь? - вопросом на вопрос ответил Валерий.
   Ответ был очевиден. Вот только, насколько глубоко начальство нашего друга успело залезть в наши дела?
   - И что оно знает о нас? - словно читая мои мысли, задал вопрос мой брат.
   - Два брата, потерявших в детстве своих родителей. По официальной версии они погибли от несчастного случая - пожара на даче. На самом деле, что там произошло, никто не знает. Со школьного возраста воспитывались родным дядей по материнской линии. Часто разъезжали по стране и за рубеж. На первый взгляд обычная биография, обычных людей, но кое-что в ней есть, выходящее за рамки привычного поведения среднестатистического обывателя. Как раз это кое-что заставляет думать некоторых личностей, что ваше место в психушке или на ближайшем кладбище. И если бы я сам не участвовал в операции в Судане, то сам бы подумал о том же. Судите сами. Мое руководство, проследив ваши шаги за четырехгодичный период, глубже копнуть, не удалось, сделало удивительное открытие. Там, где появляетесь вы, обязательно происходят странные вещи, попахивающие мистикой, и находят останки трупов, сожженных до неузнаваемости, к тому же умерших насильственной смертью. Что им оставалось думать? Особенно, если учесть, что вашими жертвами становились обычные граждане, у которых по какой-то непонятной причине начали проявляться признаки агрессии, выраженной в каннибализме, - ответил Валерий. - Но после видеоматериалов, предоставленных мной после событий в Судане и Сомали с подробным письменным отчетом о вашем вкладе в борьбу с новой выявленной угрозой, мнение о вас кардинально изменилось у моего руководства. Оно посчитало контакт моего отряда с вами весьма продуктивным, с многообещающими перспективами.
   - Ты хочешь сказать - твое руководство решило завербовать нас? - удивился я.
   - Как внештатные сотрудники, - ответил Валерий, после чего поспешил добавить, пока мы не стали возмущаться:
   - Я понимаю, что вы "вольные стрелки", но пока вам или нам не удастся полностью разобраться, что побуждает темных тварей вторгаться в наш мир, мы постоянно будем пересекаться при устранении вспышки активной деятельности монстров. Так почему бы нам не поработать вместе? По-моему, это звучит логично.
   - Логично, - согласился с ним я.
   - Так вы согласны какое-то время поработать на нас внештатными сотрудниками? - спросил Валерий.
   - Об этом мы подумаем, - за меня ответил Роберт.
   На улице уже начало светать. Пугающий ночной сумрак, искажающий до неузнаваемости все предметы, стал прятаться среди темных глубоких углов и впадин, от лучей восходящего солнца. Кончилась очередная беспокойная ночь. Но как подсказывает мое чутье, которое меня еще никогда не подводило, таких ночей у нас будет немало. И понимая данный факт, мое тело требовало хотя бы небольшой передышки. Я чувствовал это по вялости, по назойливому гулу в голове, который не давал мне сосредоточиться на нашей проблеме. В такой ситуации оставалось одно - вздремнуть немного или взбодриться крепким кофе. Скорее всего, второе, потому что впереди нас ждал, как мне кажется, долгий разговор с Толиком.
   - Как вы со всем этим живете? - нарушил затянувшееся молчание Валерий. - От всех этих монстров можно запросто сойти с ума.
   - Когда с тобой с детства происходят такие странные вещи, все это становится обыденным делом, - ответил Роберт.
   - А мне до сих пор все это кажется бредом, - разоткровенничался Валерий. - Сплошная мистика, перемешанная на фантастике. Я же, по сути, реалист. Может, поэтому в голове у меня не укладывается, что на самом деле существуют какие-то призрачные параллельные миры, откуда так упорно прорываются в наш мир разные кровожадные монстры. Я как-то больше склонен верить, что все эти напасти дело рук злого гения, но из нашего мира, а не из альтернативной Вселенной.
   - И все же тебе придется смириться с существованием параллельных миров, где мистика смешивается с фантастикой, - заверил его Роберт.
   - Привычный, наш мир, вот он, лежит перед нами. Его можно рассмотреть, его можно потрогать, как любой материальный предмет. А что такое альтернативная Вселенная? Где она? И что это, черт возьми, такое? Ты можешь объяснить? - задал вопрос Валерий.
   - Допустим, что наш макромир, подобно микромиру имеет сложную многоуровневую систему, на каждом уровне которой господствуют специфические виды взаимодействия и характерные специфические свойства пространственно-временных отношений, - начал отвечать Роберт, так сыпля научными терминами. Как будто решил поиздеваться над своим собеседником. - Тогда получается, макромир имеет множество уровневых интервалов, наложенных друг на друга в одной измерительной плоскости, из которой получается лепестковая структура пространства-времени...
   - Может, как-то более доступно объяснишь? - перебил его Валерий.
  
  
  
   Сингулярный карман.
  
  
   Три дня жизни в огромном особняке на поляне, где-то в незнакомом мире, пролетели, как один миг. Ежедневно дядя Прохор заставлял нас стрелять по мишеням, которые соорудил с правой стороны участка, прилегающего к дому, учил рукопашному бою. Бабушка заставляла меня и Роберта читать книги из библиотеки. Я их жадно заглатывал, узнавая что-то новое для себя, а вот мой братец, старался как можно быстрей улизнуть и присоединиться к дяде Прохору, который постоянно возился с оружием.
   В свободное время от этих занятий мы облазали весь огромный особняк с подвала до чердака и всю территорию, прилегающую к нашему временному жилищу. В доме было много чего интересного и в тоже время незнакомого. Кроме того нам попалась на втором этаже одна закрытая на замок комната. Мы поинтересовались у бабушки, что там, но наша старшая родственница намекнула, что туда лучше не совать свой любопытный нос, от греха подальше, чем еще больше подогрела наше любопытство. А вот на пустыре особняка ничего интересного мы не обнаружили, если не считать двух широких низких пеньков, находящихся с западной стороны участка. Прямо на них были нанесены непонятные нам знаки. А еще на правом пеньке находилось, как будто выжженное небольшое продолговатое углубление.
   Мы не поленились, сбегали в особняк за "Око Мудрецов" и посмотрели через него, на незнакомы письмена.
   Все повторилось, как в прошлый раз. Непонятные знаки начали играть в чехарду. Они перепрыгивали друг через друга, вертелись вокруг своей оси, сливались, потом разъединялись. Так продолжалось до тех пор, пока знаки не начали превращаться в привычные для чтения буквы, которые сложились в знакомые слова.
   - Не лезь в карман без надобности, - прочитал вслух Роберт.
   - Там могут ждать опасности, - подхватил я.
   - Ты долго можешь там брести, - продолжил мой брат.
   - Обратный путь сумеешь ли найти, - закончил я.
   - Ерунда какая-то и, причем здесь - не лезь в карман? - Роберт в недоумении пожал плечами.
   Мне тоже ничего не было понятно.
   О своей находке мы рассказали бабушке.
   - Карман, значит, - засмеялась она, услышав наши объяснения. - Это, мальчики, сингулярная аномалия, где кривизна пространственно-временного континуума маленькую точку может превратить в огромную площадь.
   - Как-как? - открыв от удивления рот, спросили мы хором. Такие замудренные слова нам от бабушки пришлось услышать впервые. Мы привыкли ее видеть в роли заботливой домохозяйки, а не какого-то там ученого, который больше времени просиживает в своем кабинете, корпя над очередным научным трудом, чем у себя дома.
   - Вот смотрите, - начала нам растолковывать бабушка. - Например; вы едите на автомобиле по трассе. Вдоль дороги стоят указатели направления, показывающие, сколько осталось километров до ближайшего города в убывающем порядке. И тут неожиданно вы видите сбой. Сначала вам на глаза попадается знак сорок километров, а после не слишком продолжительного продвижения вперед появляется указатель сорок пять километров. Казалось бы, чем дольше вы едете, тем меньше становится расстояние до намеченной цели, но здесь из-за сингулярной аномалии получается кратковременный обратный эффект. И где это несоответствие исчисления происходит, там поблизости находится вход в карман.
   - Ага, все-таки карман! - радостно воскликнул Роберт.
   - Сингулярный карман, - поправила его бабушка.
   - А территория особняка тоже синпулярный карман? - спросил я, произнеся незнакомое слово, как оно мне запомнилось.
   - Нет, не сингулярный карман, - ответила бабушка. - Когда строили здесь особняк, не подозревали о существовании этой аномалии, а потом, когда ее обнаружили, было поздно что-либо менять.
   - А что там, в кармане? - спросил Роберт.
   - Когда-нибудь мы туда прогуляемся вместе, тогда вы все увидите своими глазами, - ответила бабушка.
   Нас было четверо в особняке. И мне казалось, что весь огромный мир, окружающий наше временное жилище абсолютно безлюден. Но на четвертый день уже под вечер, в огромном особняке появились гости.
   Как раз в это время я и Роберт перед ужином, прогуливались по лужайке, поэтом прибытие незнакомых людей произошло на наших глазах.
   Недалеко от невидимого барьера, защищавшего территорию особняка, там, где находились два низких широких пенька, сначала послышалось потрескивание, как при коротком замыкании в электрической цепи, потом появилась густая белесая дымка. Она клубилась, словно сброшенный лишний пар из котла паровоза. В следующее мгновение, как будто раздвигая собой медленно клубящуюся парообразную массу, вышли оттуда три женщины и один мужчина.
   На незнакомых пришельцах была одета странная одежда. Женщины с ангельскими лицами, обрамленные длинными, до пояса распущенными волосами. Одна была ярко-рыжей, вторая светло-русой, а третья цвета черная, как вороново крыло. Все женщины были одеты в платья серого цвета с множеством складок и длинным подолом до самых пят. Поверх них накинут плащ, сверху сколотый большой золотистой брошью с камнем посередине в цвет глаз - изумруд, лазурит и темно-коричневый циркон. Женщина с черными волосами держала в руках корзину, сплетенную из коры.
   Незнакомый мужчина, облаченный в клетчатый костюм мышиного цвета, светло-серую жилетку, где из бокового карманчика свисала золотая цепь и белую рубашку, держал в руках трость с округлой ручкой, сделанной из кости. Было видно, что она ему нужна, как изысканный атрибут, а вовсе не опора при длительной ходьбе. Поэтому, направляясь в нашу сторону, мужчина держал трость ровно посередине, равномерно покачивая ей в такт своим шагам. Глаз его мы не видели. Их скрывала тень широкополой шляпы. Через плечо у незнакомого мужчины висела кожаная сумка, закрытая на клапан.
   Не доходя до нас с полметра, четверо незнакомых людей остановились.
   - Приветствую тебя, хозяин дома, - произнес мягким баритоном прибывший мужчина, опершись ладонями на ручку трости, которую он, наконец, использовал по назначению.
   Обращался он не к нам, а к тому, кто находился за нашей спиной. Мы обернулись. Позади нас стоял дядя Прохор с не слишком доброжелательным лицом. Он, можно сказать, сверлил взглядом исподлобья прибывших незнакомцев и молчал, не собираясь отвечать на приветствие.
   Тогда незнакомый мужчина продолжил говорить:
   - Я знаю, мы вторглись в твои владения без разрешения, но поверь мне, на то есть веская причина.
   Мы не могли понять, в чем причина скверного настроения нашего дяди. Женщины, прибывшие сюда, выглядели вполне мирно, да и мужчина не проявлял агрессии. Тем не менее, дядя Прохор готов был пристрелить их на месте, если бы у него под рукой оказался верный "Хаудах". Но к счастью прибывших людей, он в данный момент был безоружен. Только его кулаки, то сжимались, то разжимались, как будто в ладонях дядя держал упругий, резиновый экспандер.
   - Я жду твоего слова, Прохор, - продолжал говорить мужчина, - и если ты не готов нас принять из-за старой обиды, мы поймем и уйдем, не держа на тебя зла.
   - Мы гостям хоть званым, хоть незваным всегда рады, вот только иногда гости не приносят нам радости, - наконец подал голос наш дядя, - твои визиты, Трувор, всегда сопровождают сплошные проблемы.
   - Судьбу не выбираем мы, она нам прокладывает дорогу, - с усмешкой многозначительно произнес незнакомый мужчина.
   - Если ты недальновиден и глуп, то всегда ищешь причину, чтобы оправдать свой промах, - так же многозначительно ответил наш дядя, и это походило на какой-то непонятный для нас ритуал. После этих слов он замолчал, продолжая сверлить хмурым взглядом прибывшего мужчину.
   Пауза молчания затянулась.
   Мы же с интересом наблюдали как, дядя Прохор делал для себя непростой выбор. Было видно, ему хотелось прогнать непрошеных гостей, которые в чем-то, когда-то провинились перед ним, но в тоже время слова мужчины весьма заинтересовали его. Во всяком случае, так я расценил долгое молчание дяди Прохора. Интересно, чем же так ему насолил незнакомец? Сейчас задавать вопрос на эту тему старшему родственнику бесполезно, не ответит, да и в обычной обстановке объяснений от него дожидаться бесполезно, слишком скрытный он. А вот у бабушки стоит, потом поинтересоваться.
   - Проходите в дом, обедать будем, - наконец дядя Прохор принял решение.
   - Спасибо за приглашение, - вежливо поблагодарил мужчина, но дядя его не слушал, он, подтолкнув нас в спины, чтобы придать немного ускорения, бодрым шагом направился в сторону особняка.
   В зале нас уже ждала бабушка возле накрытого стола.
   - Трувор, - произнесла она и в приветствии как-то величественно кивнула головой.
   Мужчина вежливо приподнял шляпу.
   - Омела, - бабушка перевела свой взгляд на рыжеволосую женщину.
   Та слегка присела, склонив голову.
   - Лютея, - как мы поняли, так звали светло-русою женщину.
   Ответная процедура приветствия повторилась.
   - Марта.
   Последняя черноволосая женщина, соблюдая этикет, присела, склонила голову и только после этого поставила на стол корзину, которую держала в руках.
   - Кирилл и Роберт, - бабушка рукой указала на нас.
   Я с братом, не сговариваясь, как два болванчика синхронно мотнули головой, чем вызвали у гостей улыбку. Вообще у меня создалось впечатление, что вся эта процедура приветствия была рассчитана на нас, чтобы мы имели представление, с кем сейчас будем сидеть за столом.
   Заглянув в корзину, бабушка оттуда вытащила закупоренную пробкой бутылку из темного стекла и поставила ее на стол перед дядей Прохором.
   - Элейское? - поинтересовался он, откупоривая столовым ножом бутылку.
   - Оно самое, - ответил Трувор.
   Дядя Прохор удовлетворено кивнул и стал разливать вино по бокалам, которые бабушка расставила перед взрослыми, а нам же достался горячий крепкий чай, настоянный на мяте и еще каких-то травах. Вкус у него получился необычный, но приятный.
   Обедали все молча, слышалось только позвякивание посуды, стук ложек, вилок и ножей. Со стороны казалось, все обыденным - пришли гости, их встретили подобающим образом. Вот только какое-то напряжение витало в воздухе. Бабушка с любопытством наблюдала за Трувором, а дядя Прохор бросал на него хмурые взгляды.
   Наконец, пустые блюда отставлены в сторону, бутылка Элейского полностью выпита.
   Дядя Прохор откинулся на спинку стула и задал хмурым голосом вопрос:
   - Говори, с чем прибыли?
   Трувор не торопился с ответом. Он достал из бокового кармана пиджака курительную трубку с небольшим изогнутым мундштуком, потом вытащил кожаный кисет. Положил их на стол перед собой. Развязал кисет и, доставая мелкими щепотками, табак оттуда, разминал его, а затем набивал им трубку.
   Мы уже начали ерзать от нетерпения на стульях, когда Трувор, наконец, раскурил свою трубку и заговорил, изредка выпуская изо рта ароматные струйки табачного дыма, которые колечками поднимались к потолку и там рассеивались:
   - В городе Свержено произошло убийство. Можно сказать обыденный случай, если учесть, что на просторах Семиречья все еще происходят преступления, которые раскрываются или не раскрываются, а на некоторые вообще стараются закрыть глаза, как будто их не было. Поэтому мы не уделяем этим жизненным казусам должного внимания. Своих забот хватает. Но на сей раз волей-неволей нам пришлось обратить внимание на совершенное преступление. Убит был Сариус - хранитель древних манускриптов, прямо в своей библиотеке.
   - Жаль, забавным был старичок, - с горечью в голосе произнес наш дядя, как будто очень хорошо знал хранителя древних манускриптов.
   - Немного странноват, но, тем не менее, мне он тоже казался забавным, - согласился с ним Трувор и замолчал, но ненадолго. После небольшой паузы он продолжил говорить:
   - Да, смерть любого знакомого человека накладывает глубокую печать печали в наши сердца и невольно заставляет задуматься о бренности своего существования. Как говорил один мудрец: с рождением мы делаем первый шаг к приближению своей смерти и все зависит только от нас, какими будут наши последующие шаги - плодотворными или потраченными впустую. Сариус прожил свою жизнь не зря. И его труд с достоинством оценен нами. Так пусть его душа отправится лучший мир, где сможет сполна вкусить гармонии и покоя.
   - Как я понял, ты сюда пришел не скорбеть о смерти уважаемого Сариуса, - прервал его речь наш дядя.
   - В библиотеке был похищен один свиток, - наконец, Трувор перешел к делу, - по несвойственному для библиотеки беспорядку, можно понять - Сариус застал злоумышленника врасплох, и тому пришлось пустить в дело стилет. Именно этим оружием был заколот наш достопочтимый библиотекарь. Кроме того, на месте преступления мной была обнаружена изысканная запонка, сделанная из чистого серебра в виде маленького паука, у которого брюшко заменяла большая черная жемчужина.
   - Сариус, как ты любишь тянуть кота за хвост, - опять перебил рассказчика дядя Прохор, - неужели нельзя все сказать коротко, только по существу?
   - Я думал, тебе будет интересно узнать все подробности, - словно оправдываясь, как-то виновато произнес гость.
   - Валяй дальше, - тяжело вздохнув, предложил наш дядя.
   - Так вот, - продолжил говорить Трувор, выпуская очередные колечки табачного дыма, - такие запонки, можно сказать визитная карточка гильдии воров. Когда они совершают какую-нибудь значимую кражу, то оставляют на месте преступления эту серебреную безделушку, тем самым, как бы насмехаясь над сыщиками, которые практически ни разу не смогли поймать неуловимых злоумышленников.
   - Ты уверен, что именно гильдия воров совершила кражу? - насторожено задал вопрос дядя Прохор.
   - В том-то и дело, что не очень уверен, - ответил Трувор, - слишком все явно. Так топорно гильдия воров не работает. Значит, вывод напрашивается сам собой - нас пытаются пустить по ложному пути.
   - Нас? - дядя Прохор удивлено приподнял брови.
   - Да, Прохор, именно нас, - подтвердил Трувор, - и в этом ты убедишься, когда узнаешь, что именно было похищено из библиотеки Сариуса.
   - Я подразумевал совсем другое, - произнес дядя Прохор со стальными нотками в голосе. - Слишком подозрительным кажется такое совпадение; убийство Сариуса, какого-то похищения и незамедлительное ваше появление на территории нашего особняка. Ответь мне Трувор, как ты узнал, что мы появились здесь?
   Теперь уже не только дядя Прохор, но и наша бабушка, убиравшая грязную посуду со стола, замерла на месте и бросила вопросительный взгляд в сторону гостя.
   - Прохор, твое появление в Семиречье на самодвижущей повозке через звездный мост подняло столько шума в магических линиях, что только глухой не услышит, - мило улыбнувшись, ответил Трувор. - Неужели нельзя наведываться к нам через обычный портал?
   - В нашем закрытом мире не все так просто, как у вас, - проворчал дядя Прохор и постарался, как можно быстрее сменить тему:
   - Так, что в библиотеке было похищено?
   - Всего один свиток, - сообщил Трувор, - но какой!
  
  
   Глава восьмая.
   615-645.
  
  
   - Можно более доступно объяснить, - согласился Роберт. - Представь себе мультимедийную Вселенную, как набор независимых плоскостей существования, где законы природы различаются, порождая различные необычные явления, включая в себя магические составляющие. Таким образом, параллельный мир - реальность, существующая одновременно с нашей реальностью, но в какой-то степени независима от нее. Эта автономная реальность может иметь размеры от небольшой географической области, наподобие сингулярного кармана, где кривизна пространственно-временного континуума маленькую точку превращает в огромную площадь и до целой Вселенной. В параллельном мире события происходят по-своему, он может отличаться от нашего мира, как в отдельных частях, так и кардинально, практически во всем. Физические законы там не обязательно аналогичны законам нашего мира.
   Перемещение между реальностями происходят с помощью портала, которым являются различные артефакты, разбросанные в разных регионах Земли. Они словно тонкая незаметная нить, пронизывают собой ткань реальности и создают входную дверь между мирами. Как раз через нее приходят к нам незваные гости.
   - Это все, мягко сказать, выглядит слишком фантастичным, - Валерий все еще не мог поверить в искренность слов Роберта.
   - В какой-то степени ты прав. Но с другой стороны даже современные физики уже успели изложить теорию, согласно которой Вселенная в каждый момент времени ветвиться на параллельные микромиры. В частности Хью Эверетт, - пришлось мне заступиться за своего брата. - А Кристофер Монро доказал эту теорию с помощью физического опыта. Он взял атом гелия и мощным лазерным импульсом оторвал у него один из двух электронов. Получившийся ион гелия обездвижил, понизив его температуру почти до абсолютного нуля. У оставшегося на орбите электрона существовало две возможности; либо вращаться по часовой стрелке, либо в обратную сторону. Но физик лишил его выбора, затормозив частицу все тем же лучом лазера. Тут-то и произошло событие. Атом гелия раздвоился, реализовав себя сразу в обоих событиях; в одном электрон крутился по часовой стрелке, в другом - в обратную сторону. Это, в какой-то степени, является одним из доказательств многомерности самой Вселенной, что подводит к существованию параллельных миров.
   Я посмотрел на Толика. Парень глядел на нас, как на сумасшедших. Еще бы. Пережить нападение непонятных существ, потерять подругу, найти помощь у незнакомых людей, которые хладнокровно убивают, а потом начинают, как ни в чем небывало рассуждать на разные непонятные для обычного человека темы. Тут волей неволей подумаешь, что перед тобой находятся сумасшедшие, сбежавшие из психиатрической больницы.
   Тем временем автомобиль остановился возле дома Роберта. Мы уставшие, как черти вошли внутрь. Там нас уже поджидали Григорий и Луиза, которая успела подсуетиться и приготовить бутерброды, а заодно сварить свежий кофе.
   Присев возле стола мы набросились на еду, как будто не ели несколько суток. Только Толик не притронулся к бутербродам. Он меланхолично, маленькими глотками пил кофе и смотрел отрешенным взглядом куда-то в пустоту.
   Его апатию так же заметил мой брат. Роберт пощелкал пальцами, чуть ли не перед носом Толика и произнес:
   - Эй, парень, очнись, ты нам еще нужен.
   - Что? - наконец пришел в себя Толик.
   - Давай, рассказывай, что случилось с тобой и с твоей подругой, - сказал Роберт.
   Последовал сбивчивый рассказ о вечеринке, об игре - признание или испытание, о том, что случилось с ним и его подругой в "Доме Призраков", а так же своем товарище Эрике Власове.
   - Черт, это именно он пригласил меня на свою вечеринку, - рассказывал Толик. - Эрика я давно знаю. Он был обычным простым парнем, без каких-то там великих амбиций или замашек тирана. Денег, как и у меня, у него лишних не было, но это не мешало нам вместе с девчонками весело проводить время. Но потом Эрик как-то незаметно изменился. С чем все это связано, честно признаюсь, не знаю. Как мне кажется, у Эрика появился таинственный покровитель, а вместе с ним куча "бабла". Он стал одеваться по-другому, его поведение так же изменилось. Эрик стал скрытным и со мной ни с чем не делился. Потом он купил себе новый автомобиль, на котором часто уезжал за город по каким-то непонятным делам и там зависал на несколько суток. Так же у Эрика появились странные новые знакомые. И с ними он стал проводить больше времени, чем в моей компании.
   Пока Толик рассказывал, у меня в голове крутилась одна мысль, которая никак не могла формулироваться четко и поэтому не давала покоя. Вот дьявол! Какие же его слова так зацепили меня?
   И тут внутри у меня как будто включился какой-то невидимый тумблер!
   - Постой, Толик, ты случайно не знаешь, куда за город ездил Эрик? - задал я наводящий вопрос.
   - Нет, не знаю, - автоматически ответил парень, правда, потом замолчал, задумавшись.
   Я тоже, как и остальные не мешал ему размышлять.
   - Хотя постойте, - наконец заговорил Толик. - Как мне кажется, один раз, когда я ездил в Харабали, в гости к своей тетушке, заметил стоящий автомобиль Эрика возле придорожного кафе. Мне еще показалось странным, кафешка, кажется, совершено заброшенной, а он свою "Мазду" загнал в пустой двор.
   - Что за кафе? - спросил Роберт.
   - Не помню я, - честно признался Толик. - Слишком давно это было.
   - А название села ты хоть помнишь? - Роберт старался добыть хоть какую-нибудь для нас зацепку.
   - Какое село? - парень наморщил лоб, вспоминая, потом сморщил лицо, с сожалением мотнул головой и продолжил, - название его не помню, но там находится дорожный указатель - 615 километров до Волгограда...
   - Кажется, я кое-что начал понимать, - я беспардонно перебил парня.
   - Просвети, будь добр, - сразу оживился Роберт.
   - Найденная Луизой записная книжка, - начал я объяснять, - там мы нашли написанные цифры 615-645.
   - Ну и что? - Валерий не понимал, в какую сторону я клоню, а вот мой брат, в отличие от остальных присутствующих стал кое о чем догадываться.
   - Так вот, - начал я терпеливо "разжевывать" для непонимающих, - если ехать в сторону Волгограда, можно заметить одну маленькую неточность, которую по неведению можно посчитать за непростительную ошибку дорожных работников. Сначала на пути встречается знак 615 километров до Волгограда, а когда проедешь дальше, то ожидаешь увидеть на очередном дорожном указателе цифру в убывающем порядке. Но место этого, там написан, совершено не соответствующий реальности показатель - до Волгограда осталось 645 километров. Вам это ни о чем не говорит?
   - Охренеть не встать! В том районе находится сингулярный карман! - Роберт озвучил мою догадку.
   - Вот именно.
   - Но почему про него нам ничего не говорил дядя Прохор? - возмутился мой брат.
   - А мне почем знать, - я пожал плечами. - Может, он сам не знал, а может, не посчитал нужным. Ты же сам прекрасно знаешь нашего дядю, он никогда полностью перед нами не раскрывался.
   - Мальчики, вы хотите сказать - здесь у вас под боком есть то, о чем вы до сих пор не знали? - задала вопрос Луиза.
   - Вот именно, - ответил Роберт.
   - Но тогда, почему об этом знал кто-то там, в далеком Путленде? - поинтересовалась Луиза.
   Мы замолчали и посмотрели друг на друга.
   - Вот черт! - наконец раздался с оттенком досады возглас Роберта. - Это означает...
   - Чертов Гарри Хоуп! - вырвалось у меня.
   - Вот именно! - подтвердила нашу догадку Луиза.
   - Ты же говорила - Россия не его зона влияния, - напомнил ей я.
   - Значит, я что-то упустила или, как мне кажется, произошли какие-то кардинальные изменения в мире, если он решился приехать сюда, - из слов Луизы мы сделали вывод, что в данной ситуации ей известно так же мало, как и нам. Или она что-то скрывает, да так искусно, что в ее лучезарных глазах не заметно ни капельки лжи. Нет, надо отбросить в сторону все сомнения. Луиза сейчас в нашей команде, поэтому любую важную информацию она не стала бы от нас скрывать.
   - Знаете, парни, я не пойму, если все это рук Гарри Хоупа, тогда почему он так топорно работает? - спросил Валерий. - Взять хотя бы камеру, через которую за вами следили. В гостиничном номере можно было поставить прибор слежения так, что его смогли бы обнаружить только спецы и то, только с помощью предназначенного для этого оборудования. Нет, здесь что-то не срастается.
   - Ты думаешь, кто-то другой за нами следил? - спросил я. - Если так, тогда как информация о координатах сингулярного кармана оказалась в его руках? И что означает, эта чертова строчка цифр!
   - А вообще существует там ваш сингулярный карман? - или это всего лишь случайное совпадение? - задал ответные вопросы Валерий. - Вполне возможно, найденная записная книжка была специально оставлена для того, чтобы отвлечь наше внимание.
   - Или наоборот, все происходящее в городе является отвлекающим маневром от того, что происходит там, в этом самом сингулярном кармане, - возразил ему я. - И это что-то может оказаться намного ужасней, чем нашествие темных тварей.
   - Чтобы не придаваться гаданию, надо ехать туда, - предложил Роберт. - Только на месте мы сможем обо всем узнать.
   Он энергично поднялся, намереваясь немедленно отправиться в названое место, но Валерий его осадил:
   - Не спеши. Без прикрытия мы вас никуда не отпустим. И это мое решение не оспаривается.
   Последние слова были обращены исключительно моему брату, который пытался возразить. Потом Валерий достал из кармана мобильный телефон и набрал номер.
   - Сколько нам ждать твоих ребят? - спросил я.
   - Примерно полчаса, - ответил Валерий и начал разговор с оппонентом на той стороне телефонного сигнала.
   - Тогда, вы как хотите, а я пойду немного вздремну, - произнес я и направился в гостевую спальню.
   Там прямо в одежде улегся на кровать, думал, сразу не усну. Так всегда бывает после напряжено проведенных суток. Кажется, глаза слипаются, в голове шум стоит, а сон назло не идет, ему мешают разные посторонние мысли. Но сейчас, стоило мне положить голову на мягкую подушку, как я сразу глубоко провалился во владения Морфея.
   Ни тревожные сны, ни видения, вообще ничего, только полная отстраненность, как будто мой мозг временно отключили, вот только жалко, что все это продолжалось так мало. Мне казалось, что я только мгновение назад смежил веки, а в другое мгновение уже чувствовал, как кто-то трясет меня за плечо.
   - Сколько я спал? - спросил я у Роберта, стоящего возле кровати.
   - Час, - ответил брат.
   - Вы-то хоть отдохнули? - поинтересовался я, массажируя пальцами веки.
   - В дороге отдохнем, - сказал брат. - Подымайся, нас уже ждут.
   Кто нас ждет, уточнять не было надобности, и так все ясно. Поэтому без лишних вопросов, я рывком поднялся с кровати и последовал за своим братом.
   В зале лишних людей не наблюдалось, зато на диване лежала амуниция, которую нам предстояло накинуть на себя. Как раз тем самым занималась Луиза.
   - Мы что, на передовую собрались? - удивился я. - Так по мне, поблизости линии фронта не наблюдается.
   - Нам предстоит удалиться от основной базы, поэтому помощь в нужный момент может появиться слишком поздно. Это, во-первых. Во-вторых, по вашим словам выходит, нам в перспективе предстоит проникнуть в замкнутый район сингулярного кармана и там пробыть неопределенное время. Что там происходит, никто из вас не знает. Какие опасности там нам грозят, так же остаются неизвестными. Так что, мы должны быть ко всему готовы, - сказал Валерий.
   - Это всего лишь наше предположение, - вставил свое слово Роберт. - Возможно, никакого сингулярного кармана в той области не существует.
   - Даже если все будет, по-твоему, я по-прежнему предпочитаю перестраховаться, чем потерять весь свой отряд, - настоял на своем Валерий. - И хватит пререкаться. Если вы решили временно влиться в мой отряд, тогда, прошу вас исполнять все мои приказы, какими бы странными они не казались.
   - Во как! - с толикой сарказма выдавил из себя Роберт, тем самым он хотел сказать - а ты, приятель, сильно изменился после нашей последний встречи.
   Но все же, мой брат подчинился приказу.
   Я решил последовать его примеру. Прямо на короткую кожаную куртку надел разгрузку, нацепил пластиковые наколенники и налокотники. Валерий настаивал, чтобы мы одели бронежилеты. Вот тут наши мнения окончательно разошлись. Во-первых, это лишняя тяжесть, мешающая подвижности, во-вторых, если темные твари подберутся к тебе слишком близко, бронежилет в таком случае не помощник, они вцепятся в горло или в руку, или в ногу, да в любое незащищенное место и все, кранты, ты окажешься зараженным. Короче, нам кое-как удалось отделаться от лишнего груза.
   На правое бедро закрепил кобуру со своей Береттой 92, в кармашки положил четыре запасных обоймы к ней. Из оружия Валерий дал нам всем, включая Луизу, еще по автомату АК-12 с телескопическим складывающимся прикладом. Он был обвешен коллиматорным прицелом, органической ручкой и фонариком. К нему нам выдали по четыре сдвоенных магазина, пятый находился уже в автомате.
   С левой стороны повесил рацию "Kenwood", компактный гарнитурный ларингофон пока положил в кармашек, чтобы не мешался. С той же стороны расположил "Смерш-5". Неплохой боевой нож с эргономичной гардой, не позволяющей руке соскальзывать во время удара. Самой последней на голову нацепил кепку.
   Как бы там ни было, но в данный момент я, да и Роберт тоже, находились в прекрасном расположении духа. Ведь в прошлый раз, в Судане, все было иначе. Нас взяли с собой на захват "Скай шелтер", но не только оружие не выдали, слушать наших советов не желали. Теперь же все по-другому. Учтя предыдущие ошибки, Валерий нас полностью экипировал и старался как можно глубже вникнуть в суть проблемы, прежде чем принять то или иное решение. Как говорится - умные на ошибках своих предшественников учатся.
   Роберт кроме выданной экипировки, взял с собой еще свой "Хаудах", который повесил на широком ремне через правое плечо, потом попрыгал на месте, проверяя, плотно ли прилажена амуниция. Все остальные, включая меня, проделали то же самое.
   Теперь можно отправляться в дорогу.
   На улице нас поджидали два микроавтобуса "Volkswagen Transporter" с включенными двигателями. Мы загрузились в боковую дверь одного из них и как только расселись на свободные места, сразу тронулись в путь.
   Ехали по городским улицам не слишком быстро. Светофоры, пешеходные переходы, пробки, не позволяли развить приличную скорость. Парни Валерия тихо переговаривались между собой. Я же, как и мой брат, сидел, молча, и смотрел через затонированное стекло. А у самого в голове крутились разные мысли.
   Мне было кое-что не понятно. Во-первых, мое похищение. Кто его затеял и для чего? Рамазан? Не смешите мои седые волосы. Он всего лишь исполнитель, а вот кто является заказчиком, нам пока узнать не удалось, слишком быстро начали развиваться события, а вместе с ними у нас хронически перестало хватать времени, чтобы отвлечься на различные нюансы, непонятные для нас.
   Во-вторых, зачем городить столько сложностей; находить артефакт, выпускать темных тварей, похищать девушку? Все это больше походило на чьи-то детские забавы. Только так можно объяснить череду не поддающихся логике событий, происшедших в последнее время. Все можно было спланировать и сделать по-тихому в каком-нибудь укромном уголке, вдали от посторонних глаз. Но с другой стороны, если ты полностью уверен в своих силах, то можешь плевать на осторожность и делать то, что считаешь нужным. Или это все ради отвлечения нашего внимания от чего-то более важного? Все правильно, по их расчетам, сейчас мы должны вплотную заняться поиском темных тварей по всему городу и их ликвидацией. А эти неизвестные спокойно будут заниматься своими делами в сингулярном кармане. Черт возьми, что они там забыли?
   И еще меня сильно беспокоило похищение девушки. Для чего ее нужно было красть? Если это все входит в планы Моргулы, то для какой цели? И кто ей помогал в этом? Тот, кто нам неизвестен или все же здесь замешен Гарри Хоуп? Вообще странный союз получается - Моргула и кто-то неизвестный из нашего родного города или откуда-то еще. И союз ли это? Скорее всего, Моргула решила использовать временное соглашение о сотрудничестве в своих только ей известных целях. Хотя, если здесь замешен Гарри Хоуп, то неизвестно еще, кто кого использует в своих целях. Кстати, похищение девушки это единичный случай или были еще такие претенденты в ближайшем времени? Если были то, по крайней мере, нам о них неизвестно.
   М-да, сплошные вопросы.
   Позднее утро. Небо затянутое сплошным покровом облаков. Дует прохладный для начала сентября порывистый ветер. Люди, старательно отворачивая в сторону голову от поднятой взвеси пыли, беззаботно бредут по улице. Кто-то из них возвращается домой с работы, кто-то спешит в магазин, а кто-то просто прогуливается на свежем воздухе в одиночестве или в компании. Одни из людей, молча, хмурятся, другие улыбаются и кивают головой в такт музыки, льющейся из наушников МР-3 плейера, третьи ведут оживленный разговор. Они все кажутся совершено разными, но в тоже время между ними есть какая-то неуловимая общая черта. Возможно, это их неведение о том, что где-то рядом с ними затаилось зло, готовое в любой момент постучаться им в двери.
   Уже на новом длинном мосту через реку, водитель разогнал "Volkswagen Transporter" до приличной скорости.
   На другом берегу, место плавного спуска находилась эстакадная развязка. Здесь, если не знать дороги, лучше посматривать на дорожные указатели, а то можно свернуть не туда и запросто заблудиться. Мы свернули куда надо и не успели оглянуться, как оказались за городской чертой.
   Там трасса была практически пустой, только изредка нам попадались встречные автомобили. Они стремительно проносились мимо и исчезали где-то позади.
   Пейзаж изменился. С правой стороны, на определенном расстоянии стояли высокие железные опоры высоковольтной линии, а за ними, практически до горизонта растянулась высохшая за лето практически ровная степь. На ней, как мелкие проплешины в некоторых местах виднелись крохотные полянки зеленой травы, особенно в низинах, там, где по весне находились заливные луга.
   С левой стороны параллельно трассе, шло железнодорожное полотно, по которому нас старался обогнать пассажирский поезд. А дальше, растянувшись вдоль речного берега, располагался дачный поселок. Только один его вид бередил в душе уже практически закрывшуюся рану, полученную в далеком детстве. И поэтому я даже немного был рад, когда Валерий, поменявшись с одним бойцом местами, подсел к нам.
   - Я хочу у вас кое-что уточнить, - он первым начал разговор.
   - Что именно? - спросил Роберт.
   - Если допустить, гипотетически, что вами названый сингулярный карман существует на самом деле, и если так же гипотетически нам удастся туда проникнуть, что нас будет там ждать? - задал вопрос Валерий.
   - Мы не знаем, - неопределенно пожав плечами, ответил Роберт.
   - Вы считаете, себя экспертами во всех этих сверхъестественных штучках и теперь мне говорите, что ничего не знаете о какой-то там хреновой аномалии у нас под носом? - по лицу Валерия было видно его неподдельное замешательство.
   - Не все так просто, как кажется на первый взгляд, - решил подать я голос. - Каждый сингулярный карман неповторим. Там может оказаться безжизненная пустыня, непроходимые джунгли, равнина, наполненная зеленью или скалистые горы.
   - А ледяное поле, бездонный океан или безвоздушное пространство, там может оказаться? - слегка встревожено поинтересовался Валерий.
   - Насчет безвоздушного пространства - навряд ли, - ответил я.
   - Значит, что там может оказаться ледяное поле или бездонный океан, ты не исключаешь? - мое заявление еще больше встревожило Валерия.
   - Роберт уже тебе сказал - мы не знаем, - спокойно произнес я, - но с другой стороны, подумай сам. Кто бы там с неизвестной нам целью ни проник в сингулярный карман, он точно знал, что там находится приемлемая для него обстановка. Так что я думаю, нам в закрытой области не придется ни мерзнуть, ни плавать.
   - Спасибо, успокоил, - после моих слов Валерий прекратил задавать вопросы, и было неясно, остался он, удовлетворен ответом или нет.
   Пока разговаривали, "Volkswagen Transporter" успел перевалить еще через один широкий мост. Дальше, стороной, мы минули пару небольших населенных пунктов. И вот уже вскоре перед нашими глазами появился дорожный указатель - 615 километров до Волгограда, о котором нам говорил Толик. Теперь осталось найти заброшенное придорожное кафе. Чем мы и занялись, глядя на улицу через тонированные стекла микроавтобуса, который сбавив скорость, медленно катил по асфальту.
   Придорожные кафе, как правило, стояли на въезде в поселок и на его выезде. Так намного удобней. Проезжающим водителям они в первую очередь бросаются в глаза и тот, кому невмоготу, там может перекусить или взять еду в дорогу.
   На въезде все кафе были открыты. У некоторых из них на стояночных площадках, находились фуры с заглушенными двигателями, у других легковые автомобили. А вот когда мы добрались до выезда из села, то увидели самое крайнее кафе, выложенное из серого силикатного кирпича и обнесенное покосившимся высоким деревянным забором. Придорожное заведение было покрыто зеленой ото мха черепичной крышей, где местами виднелись прорехи, окна забиты досками, над входом с низким навесом была прикреплена потертая, местами облупленная вывеска. На ней большими буквами было написано - "Дубрава" и нарисовано какое-то непонятное дерево. Входная дверь этого придорожного заведения была закрыта на большой амбарный замок.
   - Вот вам и "Оак", - произнес Роберт, мотнув головой в сторону кафе.
   - Лис, тормози! - сразу отреагировал на его возглас Валерий.
   Водитель съехал на обочину и остановил "Volkswagen Transporter", но двигатель глушить не стал.
   - И куда теперь? - спросил Валерий, глядя на нас.
   И верно, что дальше делать-то? Возле кафе никто подозрительный не отирается, входной замок, скорее всего, не открывали с прошлого века, так что, и выходить оттуда никто в ближайшее время не собирается. Стоять на месте и ждать море погоды? Тоже не выход. Но идти напролом как-то не хочется. Кто его знает, возможно, все это запустение, так бросающейся в глаза, может оказать коварной ловушкой. Вдруг там, в темноте затаились те самые огромные пауки и ждут наивного простачка, когда он подставится под их смертоносные жала. Так это или нет, но данное предположение нельзя сбрасывать в сторону. Лучше, как говорится, перебдеть, даже если тревога окажется ложной, чем недобдеть и оказаться мертвым.
   Так, а это что? Наезженная колея вела вдоль деревянного покосившегося забора, когда-то покрашенного в светло-коричневый цвет, и терялась за его поворотом. Гм, а это уже интересно. По автомобильным следам можно сделать вывод - в том направлении ездили не один раз. С какой целью интересно, не товар же для закрытого кафе разгружать.
   - Мальчики, давайте прокатимся за кафе вон по той колее, - как будто прочитав мои мысли, предложил Луиза.
   - Лис, ты слышал? - немного подумав, спросил Валерий.
   - Да, командир, - ответил водитель.
   - Сворачивай в указанном направлении, - приказал Валерий.
   Водитель пропустил пару автомобилей, проехавших по трассе, только потом медленно пересек ее и покатил вдоль покосившегося деревянного забора. Добрались до поворота, свернули. За закрытым кафе распростерлась ровная степь, только вдалеке виднелась конструкция телевизионной вышки и все, больше ничего.
   "Volkswagen Transporter" остановился возле широких двухстворчатых закрытых ворот. Водитель заглушил двигатель микроавтобуса, и нас на какое-то время окружила напряженная тишина. Только на какое-то время. Потом все пришло в движение. Резким движением руки, один из парней открыл боковую дверь, оттуда бойцы начали сноровисто выпрыгивать на улицу и рассредоточиваться на заранее выбранные позиции. Последними из микроавтобуса выбрались мы.
   Я осмотрелся. Тот, кто выбрал это заброшенное кафе для своих темных делишек, поступил мудро. Пустынное, безлюдное место. От трассы нас отгораживал покосившийся забор. Так что любые наши дальнейшие действия не привлекут внимание проезжающих мимо зевак, а других посторонних людей приблизительно с полкилометра не должно наблюдаться, поэтому твори, что хочешь, все равно никто ничего не увидит.
   Наезженная колея упиралась прямо в закрытые двустворчатые ворота. Судя по свежим следам от шин, можно смело утверждать - здесь кто-то побывал сравнительно недавно. Но вот что интересно, за высокой изгородью никого не слышно, тихо там, как на заброшенном кладбище.
   Два бойца, выполняя приказ Валерия, подошли к воротам, остальные парни, ощетинились стволами автоматов. Со всех сторон раздалось легкое железное клацанье затворных рам. Загнав в ствол патрон, бойцы стали прикрывать своих братьев по оружию, которые намеревались открыть ворота.
   Я, Роберт и Луиза, включив рацию и повесив на ухо ларингофон, тоже взяли оружие наизготовку, хотя, как мне подсказывало чутье, никакой опасности там внутри нас не поджидает.
   Наконец бойцы дернули за ручки створок дверей. Те беспрепятственно, с протяжным скрипом проржавевших петель, открылись настежь. В тот же момент, ребята Валерия, прикрывая друг друга, осторожно выдвинулись на территорию загороженного забором двора. Мы последовали за ними.
   Внутри виднелись следы автомобильных шин, но самих автомобилей нигде не было видно, как будто, благополучно выполнив свою задачу - перемещение пассажиров до конечного пункта, они растворились в воздухе. Странно, да? Еще как странно.
   Я по привычке принюхался. Нет, миндального запаха не чувствуется. Это хорошо. Темных тварей рядом нет. Это намного облегчит нам поиск входа в сингулярный карман. Кстати, а где он сам? Может, внутри заброшенного кафе?
   Входная дверь со двора в помещение, так же была закрыта на большой амбарный замок. Как раз туда направились несколько бойцов, а я начал рассматривать территорию заброшенного кафе.
   Справа, прямо возле высокого забора валялась груда сломанных деревянных ящиков и бочек. А недалеко от уже открытой двери в заброшенное кафе были беспорядочно разбросаны разобранные пластиковые столы белого цвета, все немного поколоты и покрыты пятнами грязи. Рядом стояли стопки таких же неприглядных на вид белых пластиковых стульев.
   Да что там говорить, вся площадь, отгороженная от улицы забором, выглядела давно заброшенной. И только один закрытый деревянный ящик, прямоугольной формы, не вписывался во весь этот плачевный, от налета запустения натюрморт. Он был кем-то положен в аккурат недалеко от открытых ворот и казался инородным предметом среди творившегося вокруг бардака.
   Надо сказать, сам двор имел обширную территорию, там с легкость могли разместиться наши два микроавтобуса. По всей видимости, об этом подумал не только я, потому что пара "Volkswagen Transporter", на которых мы добрались до места, медленно закатили во двор задним ходом, там остановились, но двигатели глушить не стали.
   Проследив за ними, я решил проверить, что там спрятано в ящике, но меня не вовремя отвлекли.
   - Первый, я седьмой. В доме чисто, - раздался голос одного бойца в микрофоне.
   - Что-нибудь обнаружили? - отозвался голос Валерия.
   - Нет, - коротко ответил боец.
   - Кирилл, ты уверены, что мы прибыли по адресу? - приблизившись к нам, поинтересовался Валерий.
   - Точно по адресу, - ответил я, рассматривая один очень занимательный рисунок. Он стал, виден, когда бойцы полностью закрыли створки ворот. На него-то я и указал рукой, при этом произнеся вслух:
   - Материальная тьма есть великий дракон, что держит хвост во рту, за пределами всего мира, и окружая весь мир. Он имеет двенадцать частей и олицетворяет одновременно и свет и тьму, добро и зло, хранителя мира и его разрушителя.
   - Уроборос, мать твою яти! - сплюнув, процедил сквозь зубы Роберт.
   Да на воротах был изображен Уроборос, еще его называют Ананта-шеша, он же Зхалонг, а так же Ермунганд. Рисунок был довольно старым, но видно даже невооруженным взглядом, что чья-то рука его постоянно заботливо обновляла.
   Образ свернувшегося в кольцо змея, ради чьей-то непонятной прихоти, был разделен не слишком глубокими выемками на ровные двенадцать частей.
   - Я вижу, что изображено на воротах, но не могу понять вашего раздражения, - произнес Валерий.
   - Последователи Уробороса, самая отвратительная секта из всех тех, о которых я знаю, - пояснил я, - это они, каким-то образом обнаружили проход в сингулярный карман и с помощью своего кумира, проникли туда, готовить какую-то пакость вселенских масштабов.
   - Значит все-таки секта, и Гарри Хоуп здесь не причем, - как-то неуверенно произнес Валерий.
   - Все может быть, - пожал я плечами, - хотя любая тайная организация, хотя бы та самая секта, должна иметь извне финансовую подпитку. Так что нельзя исключать Гарри Хоупа из нашего списка.
   - И какую пакость они задумали? - спросил Григорий, послушав наш разговор.
   - Трудно сказать, здесь обширный простор для фантазии, - ответил Роберт, - можно начать с обычного ритуала, способного вызвать чью-то умершую душу, а закончить вызовом преждевременного Армагеддона.
   - Парни, мне здесь одна мыслишка пришла в голову, - начал говорить Валерий и замолчал, словно думал, как лучше выразить свою мысль.
   Мы, молча, смотрели на него, дожидаясь продолжения.
   - Парни, а что если нам взять и уничтожить проход в сингулярный карман, - наконец Валерий нарушил свое молчание и сделал нам, как ему казалось, очень продуктивное предложение.
   - Не выйдет, - сказал Роберт.
   - Так все сложно? - спросил Валерий.
   - Не в этом дело, - начал объяснять Роберт. - Допустим, нам удастся уничтожить проход в сингулярный карман и туда никто не сможет попасть, но где гарантии, что оттуда ничего опасного не вырвется?
   - А разве такое возможно? - удивился Григорий.
   - Еще как возможно, - ответил Роберт.
   - Мать твою! - выругался Валерий, потом тяжело вздохнув, добавил:
   - Ладно, тогда будем придерживаться намеченного плана.
   - А какой у нас план? - теперь пришла моя очередь задавать вопросы.
   - Проникнуть в сингулярный карман, - ответил Валерий.
   - Это понятно, - сказал я. - А дальше?
   - А дальше действовать по обстоятельствам, - произнес Валерий, и нам стало ясно, что он сам еще толком не знает, как развернуться события, если мы откроем портал в сингулярный карман и поэтому не спешил так далеко планировать активные действия своего отряда.
   Пока разговаривали, я своих собеседников, как бы невзначай подвел к одинокому закрытому деревянному ящику, прямоугольной формы, который лежал возле закрытых ворот и осмотрел его. Никакого замка. Нагнувшись, я осторожно приоткрыл крышку. Внутри лежали деревянные дощечки по размеру подходящие к выемкам на воротах. На каждой из них была нарисована цифра черной краской.
   - Что это? - спросил Валерий, заглядывая в открытый ящик через мое плечо.
   - Если я не ошибаюсь, это и есть отмычка от ворот портала, - ответил Роберт, присаживаясь возле меня.
   Мы вместе стали вытаскивать дощечки из открытого ящика и складывать их на землю в ряд, так, чтобы цифры оказались в порядке убывания.
   Ровно двенадцать. Столько было дощечек и соответственно такое же количество цифр было нарисовано на них.
   - Я не ошибся, - довольно произнес Роберт, - это и есть отмычка от ворот портала. Теперь нужно выяснить, в каком порядке нужно прикладывать дощечки к рисунку.
   - Неужели здесь все так сложно? - спросил Григорий.
   - Символ Уроборос был замечен еще в Древнем Египте, а уже оттуда перекочевал в Древнюю Грецию, - начал объяснять Роберт. - Так же его почитали в Древнем Китае, в Индии. Упоминается о Уроборос в скандинавских легендах и в учении христианских гностиков. Мне продолжать?
   - Не надо, - сказал Валерий. - Лучше объясни, к чему столько слов.
   - В каждой перечисленной стране различалось исчисление года. И если честно признаться, я не знаю, в каком месяце справляли новый год в Древнем Египте или в Индии. Нам о таких вещах в школе не преподавали, - честно признался Роберт.
   - Это не проблема, - отозвался Валерий. - Все эти данные можно найти в сети.
   - Мальчики! - подала голос Луиза
   - И что, пробовать каждый вариант? - спросил Григорий, не обращая внимания на ее возглас. - А если там установлена какая-нибудь хитрая защита и после двух или трех неудачных попыток портал вообще не откроется?
   - Ау, мальчики, вы меня слышите! - настойчиво повторила Луиза.
   - Ну, что? - недовольно спросил Валерий.
   - Может, стоит попробовать расставить дощечки в номерном порядке... - начала говорить Луиза.
   И тут я понял, о чем она хотела сказать:
   - 3.9.2.1.4.11.5.8.10.6.12.7, кажется, так было написано в блокноте!
   - А что, стоит попробовать, - поддержал нас Роберт и без проволочки сразу принялся за дело.
   Я ему помогал, подавал дощечки, брат их вставлял в пазы, вырезанные на створках забора. Остальные стояли возле нас и с любопытством наблюдали, но только не бойцы, те охраняли занятую территорию на отведенных им позициях.
   Вот, последняя дощечка с цифрой семь встала на место, замыкая круг. Мы все торопливо отбежали от ворот, ожидая, что вот-вот, прямо сейчас перед нами откроется портал.
   И-и-и! ничего не произошло.
   - Странно, почему не получилось? - Роберт озадачено почесал затылок.
   - Может, вы где-то ошиблись? - предположил Григорий.
   - Нет, не ошиблись, - заверила его Луиза. - Я сверилась с записью в блокноте, все цифры наложены на рисунок в правильном порядке.
   - И что нам делать? - Валерий обвел нас взглядом.
   - Не знаю, - Роберт развел руками.
   - Ладно, если у нас здесь ничего не вышло, нужно отсюда выдвигаться обратно в город и заняться поиском темных тварей, которые могли попрятаться по подвалам домов и в заброшенных зданиях, а здесь оставим пару бойцов для наблюдения, - принял решение Валерий.
   - Стойте, я, кажется, кое-что нашел! - остановил их я.
   Пока мои спутники принимали решения о дальнейших наших действиях, мне пришла в голову шальная мыслишка - обследовать створки закрытых ворот. И мои старания не прошли даром. Прямо на толстом квадратном бруске, к которому крепились массивные петли, в самом низу, я обнаружил небольшое углубление формой напоминающее навершие Терракотового жезла. Судя по многочисленным царапинам на том месте, некоторые из них были свежими, можно сделать вывод - углубление служит чем-то вроде замочной скважины. И где к замку взять подходящий ключ? Или отмычку?
   Отмычку! Точно, отмычку. Стоило этой мысли посетить мою голову, как я вытащил из-за пазухи амулет на серебряной цепочке.
   - Ты думаешь, он поможет нам? - спросил Роберт, когда увидел изумрудный образ Буса, возносящийся в Ирийские Сады на крыльях Птицы Славы.
   - Стоит попробовать, - ответил я, все равно нам нечего терять.
   Сомнения у меня, конечно были. В прошлый раз, когда дядя Прохор открывал проход на Звездный Мост, он еще использовал массивный золотой перстень с большим плоским черным камнем, на котором был выгравирован сокол с раскрытыми крыльями, как будто тот собирался отправиться в полет. А его как раз у меня не было. Но, как говорится, чем черт не шутит.
   Я снял с шеи амулет и приложил его к небольшому углублению и практически сразу ощутил, как образ Буса начал нагреваться. Процесс пошел. Это уже не только я, но и остальные поняли, когда створки ворот заволокло густым туманом, да так сильно, что они полностью исчезли из поля зрения. К тому же от клубящейся, густой, как кисель непроницаемой дымки, ощутимо потянуло холодом.
   - Черт возьми, у вас получилось! - удивлено воскликнул Валерий. Он подошел к клубящему туману и осторожно ткнул в него стволом автомата. Вороненая сталь беспрепятственно пронизала дымку. Там была пустота.
   - Каких размеров портал? - поинтересовался Григорий. - И сколько времени он продержится?
   - Пройти в сингулярный карман успеем, - ответил на последний вопрос Роберт. - А на счет размеров, я думаю, они ограничены створками ворот.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"