Монюшко Кирилл Дмитриевич: другие произведения.

Чёрная Свобода

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.28*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мой киберпанк-постапокалипсис. Собираю из него книгу, эдакий занимательный конструктор. Планируется три сюжетные линии - Курт-Нокс, Яго-Фурия, Лью-Хитч. Тут обрывками, связность можно не искать. Иногда встречается всякий мусор вроде повторения описаний и т.д.

   Курт - Нокс
  
   I feel safe in New York City,
   New York, New York, New York,
   I feel safe in a cage in New York City!
   AC/DC
  
  
  Он не знал где находился. Полусон-полуявь, зыбкая реальность, готовая в любой момент провалиться в пустоту. Он не помнил себя - ни имени, ни кем он был, ни того, что делает в этом месте.
  Было холодно. А ещё ощутимо одиноко, до глухой тоски. На грани слышимости постоянно доносился какой-то шум - стоны, скрипы, разговоры. По углам улиц мёртвого города гуляли тени, сплетаясь в причудливом узоре пересечений. Изредко проявлялась рука, берущаяся за поручень лестницы или силуэт, входящий в распахнутую дверь.
  Но страшно ему не было. Когда не знаешь, где ты и кто ты - бояться мороков - глупо.
  Посредине всех этих декораций возвышался постамент, на котором восседало Нечто. Огромная ссохшаяся фигура в старомодном сером костюме, руки опираются на трость с простым серебрянным набалдашником - только блестящие карие глаза исподлобья следят за владеньями. Указательный палец создания шевельнулся, делая приглашающий жест.
  Когда он подошёл поближе, Сущий поднял голову:
  - Я не знаю, как ты здесь оказался, но пока что тебе тут явно не место! - проскрежетал неприятный, металлический голос - и он, не успев ответить, снова провалился в небытие.
  
  ***
  - Кластер, справа! - прохрипел переговорник - а оператор уже дёрнул за рычаги. Мех резко развернул корпус и снёс ещё двух тварей очередью из пулемёта.
  - Есть. Ещё видишь?
  - Пока нет. Идём поближе глянем, может ещё живой? - задумчиво пробормотал прерываемый помехами голос Линка.
  - С оторванной рукой-то? Ну-ну! - хмыкнул тот, кого назвали Кластером, но направил меха к лежащей на земле фигуре.
  Линк уже сбежал вниз по манипулятору своего робота и разглядывал жертву мутантов.
  - Кстати, как я предрекал, он жив. Болевой шок, очевидно. И ещё - Свободный! - вынес вердикт Патрульный, не найдя клейма или ошейника.
  - Ого! Неслабо! - Кластер уже присел рядом, открывая аптечку. - Ну, чего делаем?
  - Вколи ему наверное анальгетиков и заморозку на обрубок? - предложил напарник.
  - Замётано. Крату отнесём - будет у нас ещё один "железячник"! - хмыкнул парень в ответ.
  - Ты давай по-меньше трепись, делай быстрее, если сейчас вторая волна пойдёт, то самим бы ноги унести. У меня две кассеты осталось! - нахмурился Линк, шаря по карманам калеки, вздрагивающего от начавшей действие заморозки.
  -Да уже всё в ажуре. О, смотри-ка. Порт для вирт-фага. Ща вколем сюда, анальгетики быстро подействуют! - обрадовался Кластер, найдя разьём на позвоночнике.
  - Не похож он на наркома, братка. Смотри, лицо волевое даже в отключке, телосложение нормальное. Да ты глянь, и разьём-то другой. У виртфага вот тут два контакта ещё идёт... - задумчиво разглядывал найденного Линк
  - Глазастый. Крат разберётся, в общем. К тебе грузим? - подытожил напарник.
  - Куда уж денемся, моё корыто повместительнее! - пожал плечами Линк, вспрыгивая на манипулятор и открывая кабину.
  
  
  ***
  - О, новенький очухался! Здорово! - над парнем склонился высоченный и худой симбионт. Лысый череп со стальной полусферической вставкой, вместо левой руки - имплантант, суставы на ногах неестественно вывернуты, а значит - сервомоторы.
  - Тэкс, ну-ка, осмотрим... - продолжал разглядывать пациента эскулап.Часть головной пластины неожиданно отделилась опускаясь на глаз. Отверстие посредине приобрело красноватое свечение. Анализатор.
  - Угу. Чудесненько. Повреждения тканей не превышают двадцать три процента, заморозку перенёс нормально, чудесненько... Как успехи, дружище? Ты не немой, часом?
  - Нет. Где я?- отозвался пациент, удивлённо наблюдая за действиями врача.
  - Пару сотен лет назад сверху был Манхэттен! - рассмеялся собеседник. - Меня Гиппократом звать, сокращённо - Крат. Ты в Свободной колонии ?23. А сам-то откуда?
  Но он не ответил. Смотрел в одну точку и молчал.
  - Не помню! Не помню... - раздалось через пару минут.
  - Оч-ч-чень интересно! - процокал эскулап. - Надо бы позвать старших. Мало ли, что ты за подарок. Уж извини, братишка.
  А гость двадцать третьей колонии лежал с закрытыми глазами и всё силился вспомнить, кто же он и как тут оказался.
  
  ***
  Выдержка из Хартии Мессалинга от января 2063 года. Параграф 17, пункт 3.
  - Человеком признаётся всякое живое существо вида Homo Sapiens, изменения/модификации организма которого не превышают 20%, от стандарта. Организм с процентом изменения/модификации 20-60% признаётся симбионтом, от 60 до 99% - киборгом. Градация введена для распределения обязанностей во время чрезвычайных положений. Ранг каждого существа определяется комиссией в установленном порядке процедуры идентификации.
  
  ***
  - На черепе есть пару мест со своего рода насечками. Разъёмы в позвоночнике не совпадают по профилю с обычными разъёмами для виртфага. Вполне вероятно, что там какие-то зажимы крепились или хрен его знает что такое... - пересказывал Крат результаты осмотра огромному негру. Груда мышц, усиленная сервомоторами суставов - за глаза Стоуна звали не иначе как Гробовщик.
  - Очень интересно... Может, какая-нибудь новая разработка Восточных? Вотрётся к нам в доверие, потом в один прекрасный момент активируется программка или скрытый модуль памяти - и выпилит наш калека пол-лагеря как два пальца...
  - Стоун, ну и понесло же тебя! - помотал головой эскулап. - Хотя, я уже ничему не удивляюсь.
  - Ну а ты вспомни, как ту девочку в дальней разводке нашли? "Я шла по техническим туннелям, потом выскочили мутанты, я испугалась, добежала к вам, пустите меня к себе жить..." - а сама переносчик мутировавшего вируса оспы! - Стоун со всего маха впечатал кулак в свою ладонь, как бы показывая масштабы случившегося. - Изоляция третьего отсека, больше сорока человек в стальные бушлаты одели... А всё из-за сострадания к одной маленькой вшивой овце, подосланной нашими милыми соседями!
  - Согласен, но этого Кластер и Линк у мутантов отобрали на крайних рубежах! - возразил Крат, набирая код доступа на панели.
  - Подкинули? Не пришёл бы никто - вырубил этих мразей и ждал бы обходчиков дальше! - парировал каратель, заходя в открывшийся коридор второго отсека.
  - Ты неисправим, Гробовщик. Доложишь Пятёрке?
  - Конечно, Гиппократ. Будем называть нашего дорогого гостя Курт, согласен? - ухмыльнулся Стоун.
  - Почему это? - удивлённо вытаращился Крат.
  - Сокращённое от "манкурт" - рассмеялся каратель и закрыл за собой дверь в отсек.
  - Юморист! - покачал головой эскулап, возвращаясь в медицинский отсек.
  
  ***
  - Хэй, Росс! Как дела? - громогласно заявил о своём приходе Кластер с порога.
  - Потихоньку-полегоньку! - захихикал хозяин "Сладкого сна". - Обходчики в кои-то веки заглянули. Притон наскучил?
  - Прекрасно знаешь, что на иглу никогда не сяду. Я тут с Линком и одним очень интересным клиентом... - шепнул Кластер, осматривая помещение.
  Обстановка оставалась прежней. Ряд капсул виртфагов, небольшая барная стойка, чтобы было где пару слов перетереть после сеанса или пропустить стаканчик, шкаф лекарств и, конечно же, не только их - маленькая статья параллельного дохода. Стены обшарпанные, металл столиков у стены давно почернел - но посетителям было на это плевать. Виртфаги вмещали в себя уже не людей, а безвольные растения, которые с каждым посещением оставались там всё дольше. Так долго, пока хватало кредитов.
  - Что за клиент? Подставить собрались и кота в мешке мне принесли? - забеспокоился Росс, забыв даже капающую слюну утереть. Хозяин и сам развлечениями не брезговал, и в минуты сильной сосредоточенности просто забывал себя контролировать.
  - Не дрейфь. За ним наблюдение Совета Пяти. Нам надо понять, что у него за разъёмчик сзади. Порт не совсем обычный. На наркома не тянет. Пришли к тебе, ты ведь своего рода эксперт... - развёл руками Кластер, мол "служба есть служба".
  - Ты ещё громче поори, ко мне потом вообще никто не придёт! - шикнул хозяин бадеги.
  - Да чего ты в самом деле, эти... - махнул рукой на тела в капсулах обходчик. - ...Давно не тут! Заводить гостей?
  - А что поделаешь... веди уже! - отвернулся к стойке Росс, заканчивая какие-то свои, одному ему ведомые делишки.
  Кластер приоткрыл дверь и махнул рукой. Следом за ним вошёл Линк и новенький. Хотя оба были обходчиками, но довольно разительно отличались между собой. Полноватый Кластер с противно поскрипывающим при каждом резком движении протезом вместо правой ноги и Линк, небольшого роста, с аккуратной бородкой и бритым татуированным черепом смотрелись рядом чуть ли не комично - но в паре работали просто потрясающе. Полная слаженность, дополняющие друг друга знания механики и электроники складывались в прекрасный тандем. Коротко стриженный и накаченный новенький с безобразной культёй, ещё не успевшей зарости и лишь подмороженной препаратами Гиппократа, выглядел растерянно и с интересом разглядывал новую для него обстановку.
  - Росс, это Курт, Курт - это Росс... - коротко представил их друг другу Линк, скорчив брезгливую гримассу.
  - Доброго дня, дорогие гости! - расплылся в угодливой улыбке хозяин, надевая маску радушия.
  - Привет! - коротко кивнул калека, продолжая осматриваться. - Интересно, ничего такого в Окраинной нету. Как работает?
  - У вас там много чего нету! Любопытство - не порок, но ответить на этот вопрос затрудняюсь, - буркнул Росс, разом теряя всё благодушие. Гости с их дотошными взглядами и странными вопросами нравились ему всё меньше. Сидели бы себе на периферии и не совались куда не надо. Мало того, что сами припёрлись, так ещё и хвост непонятно какой привели.
  От грустных мыслей хозяина "Сладкого сна" оторвал Кластер.
  - Так что, поглядишь на разъёмчик?
  - Ну так показывайте, разговорами сыт не будешь! - ответил он. Из кармана кожанного фартука Росс извлёк какую-то насадку. Приставил к глазу, клацнул зубами от боли и замер в ожидании осмотра. Очевидно, имплантант цеплялся прямо за роговицу. Худой и высокий Росс, с хищно загнутым носом, надетым имплантантом и периодически капающей на передник слюной являл собой зрелище довольно отталкивающее. Хотя недооценивать его определённо не стоило - один Сущий знает, что у этого выродка за стойкой припрятано. Да и углы помещения, особенно под потолком, темноваты. Сюрпризы явно имелись - "Сладкий сон" мог за себя постоять.
  - Курт, будь добр, покажешь позвоночник Россу? - подтолкнул новичка Линк. Тот, казалось, не слышал разговоров, продолжая изучать клиентов бадеги и сами виртфаги.
  - А? Ой, простите. Сейчас! - калека развернулся спиной к хозяину заведения и задрал рубаху.
  Росс присел, рассматривая разъём на позвоночнике. С первого взгляда похожий на виртфаговский, он действительно отличался отсутствием двух контактов, обеспечивающих обратную связь.
  - Кластер, отойдём? - спросил Росс, поднимаясь. Имплантант втянул обьектив внутрь, изменяя фокусное расстояние на привычное своему хозяину.
  - Конечно. Линк, побудешь?
  - Нет проблем! - отозвался напарник, коротко кивнув.
  Кластер и Росс отошли в дальний угол, за плотный ряд капсул.
  - И что скажешь? - с жадным любопытством спросил обходчик.
  - Тебя кто направил? Лично Совет? - вопросом на вопрос ответил Росс, от перевозбуждения забывая сглатывать слюну и от этого безбожно шепелявя.
  - Нет. Это настолько важно?
  - Мне нужно знать, не пристукнут ли потом меня как важного свидетеля! - огрызнулся хозяин "Сладкого сна".
  - Стоун обещал денежную компенсацию за твои неудобства... - в тон ему ответил Кластер.
  - Ооо...сам Гробовщик! - уважительно протянул Росс. Эстера Стоуна по прозвищу Гробовщик знали далеко за пределами Свободной колонии номер двадцать три, иначе именовавшейся Западной. Огромный негр, сплошная груда мышц, усиленная сервомоторами суставов, глава отряда Карателей, а иначе отдела безопасности Западной, был слишком мощной фигурой на доске расстановки сил между колониями, чтобы с ним не считаться.
  - Значит это Стоун, но по указанию Совета Пяти... Что ж это вы за птицу мне притащили... - пробормотал Росс, поглядывая в сторону присевших у стойки Курта и Линка.
  - Вот это мы и хотим разузнать, Росс. Нашли его на периметре, отбили у падальщиков, Крат его подлатал...
  - Ля-ля-ля... короче, вот что я тебе скажу, обходчик! - разом теряя всё терпение, прошипел хозяин бадеги. - Разъём похож на виртфаговский, но на самом деле хрен пойми какой. Насколько я во всём этом разбираюсь - то нет контактов, обеспечивающих обратную связь с клиентом. То бишь он может находится в виртуале, но при этом с полностью ясным сознанием, свободным от воздействия Эфира.
  - Что такое Эфир? - спросил Кластер, напряжённо вслушиваясь в объяснения наркомана.
  - Эфир - виртуальное пространство, к которому подключается виртфаг. Творят его объединённые сознания всех, кто когда-либо подключался туда. Так как фантазия у многих скудная - мир уже давно не меняется - мечты стандартны и не выходят за рамки уже построенного! - с жаром рассказывал Росс, вступив на знакомую и хорошо проторенную стезю.
  - То есть наш клиент может путешествовать и даже менять Эфир, при этом не погружаясь туда настолько, чтобы зависеть от него? - ухватил суть обходчик.
  - В общем верно, но есть одно "но" - каждый контакт разъёма является питающим. При недостатке питания он просто не сможет "стартануть"... - развёл руками хозяин "Сладкого сна".
  - А как происходит питание? - всё-таки спросил Кластер, заранее предчувствуя ответ.
  - Глупый вопрос. Конечно же от нервной системы! - ответил Росс. На том месте, где он стоял, накапала уже порядочная лужица слюны. Живой пример действия виртфага. Кластера передёрнуло.
  - А может такое быть, что...
  - Первый раз вижу подобный порт, так что ничего не могу сказать. Но если моя теория верна - то это, можно так сказать, демиург Эфира. Один Сущий ведает, какие возможности у такого соединения! - мерзко захихикал Росс, потирая руки.
  - Это не рычаги дёргать на периметре. Мутанты, стычки между колониями, привычная кабина меха - вот что я знаю в совершенстве. А эдесь... Я ничего не понимаю! - признался Кластер. - Какие это ему даёт преимущества? Чем он может нам навредить?
  - Надо подумать. Во-первых, меняя Эфир, наш клиент может получить контроль над всеми подключёнными. Во-вторых, вы его не ковыряли ведь. А что внутри? Вдруг эта чертовщина - полная табакерка сюрпризов? - бессмысленно расхохотался Росс, заставляя вздрогнуть задумавшегося Кластера.
  - Попробуем подключить? - спросил Кластер, оборачиваясь в сторону Линка и Курта.
  - Можно и попробывать, отчего нет. Но что вам с этого? - спросил наркоман, взглянув обходчику в глаза.
  - Псолушай меня, я два раза повторять не буду! - вскипел обходчик, хватая за грудки разом затихшего хозяина "Сладкого" сна". - Помнишь девочку, которая по техническим туннелям от Восточных сбежала? Переносчицу мутировавшего вируса оспы? Почему бы этому не быть каким-то очередным оружием? Обманчивая внешность калеки - а на деле - оружие. Действующее из Эфира. Оттуда, пожалуй, ни одна колония нападения не ждёт. Виртфаги - удел сломавшихся, клиентов бадег вроде Притона или твоей богадельни.
  - Эхехе, вы как дети, видит Сущий! - потёр руками Росс. - Курт, братишка, лови.
  Брошенный неожиданно точно разводной ключ, извлечённый из кармана кожанного передника, на пол не упал. Калека выверенным движением ухватил его в полёте и вопросительно посмотрел на хозяина заведения.
  - Спасибо, положи на стойку, карман тянет! - добродушно пояснил тот, и, отвернувшись обратно к Кластеру, пробормотал:
  - По крайней мере, реакции ему не занимать.
  Линк озабоченно поглядывал на продолжавшую разговор парочку. Но попыток вмешаться не делал. Поглаживал бороду, переводя взгляд с калеки на говоривших и обратно.
  - Меня не интересуют его физические навыки! Убьёт одного-двух - погибнет под пулями. Должно быть что-то более тонкое. Какая вероятность, того, что он может предположеннное тобой? - яростно треснул себя кулаком по ладони Кластер.
  - Я тебе не какой-нибудь конченный автомат-предсказатель из заброшенного парка аттракционов на периметре! - прошипел Росс, брызгая слюной. - Подключим - узнаем.
  - Трансляцию или запись возможно вести? - Кластер, казалось, не обращал никакого внимания на предистеричное состояние хозяина "Сладкого сна", полностью сконцентрировавшись на выполнении поставленной задачи.
  - Не выйдет! - ощерился Росс. - Максимум, что я могу предложить - это сделать разводку на два виртфага. Парное подключение давно практикуется.
  - И что нам это даст? Мы с Линком...
  - "Мы с Линком, мы с Линком..." - передразнил его наркоман. - Мы с Линком грёбанные святоши с переферии и парная разводка нам не поможет. Я всё знаю. Но зато я могу. А потом перескажу. Говоришь, Стоун обещал подкинуть кредитов?
  - Обещал, верно... Но ты? - с сомнением взглянул на него Кластер.
  - Другого выхода нет. Уйдём в погружение, пара часиков - и вы с Линком получите своего калеку на тарелочке. А заодно и данные. Идёт? - затрясся в предвкушении выгоды наркоман.
  - Он может сделать в Эфире что-то, что даст в итоге неисправимые последствия? - задал контрольный вопрос обходчик.
  - Теоретически - да, но что это и как произойдёт - я не могу сказать! Да и вообще - мы ведь не знаем пока даже, сможет ли он войти в Эфир! - оборвал разговор Росс, направляясь к Курту и Линку. Кластер вздохнул и двинулся следом.
  - Сейчас мы с братишкой в Эфир пойдём, погуляем. Вы нас подождёте, правда? - наигранно-бодрым голосом обратился хозяин к Линку, забирая из-за стойки бутылку какой-то мутной жидкости.
  - Со мной, что ли? - вытаращился Курт. - Мне казалось, техники говорили, что эта штука в моём позвоночнике не подходит для виртфага?
  - Сейчас поглядим, Росс думает, что подойдёт! - уверенно успокоил его Кластер. - Погуляешь, поглядишь на виртуал, один раз, как говорится... Наркоманом не станешь.
  Тем временем Росс уже настраивал парное соединение, колдуя над пультами двух капсул.
  - Что в бутылке? - настороженно спросил Линк, наблюдая, как наркоман протирает соединительные штекера.
  - Электролит. Лучшая проводимость и потрясающие ощущения! Попробуйте и оцените качество услуг! - голосом заядлого торговца проскрипел Росс и расхохотался.
  - А что предпринять, если вы не вернётесь через пару часов? - наклонившись к самому уху хозяина заведения, шепнул Кластер.
  - Гаси его к едреней матери! - совершенно серьёзно ответил Росс, отворачиваясь к виртфагам и заканчивая приготовления.
  - Что мне делать? - спросил Курт в растерянности, не понимая перешёптываний обходчиков и хозяина.
  - Ложись в капсулу и отдыхай. Через пару минут очнёшься в Эфире. Не переживай! - одобряюще ухмыльнулся Росс.
  Пока Линк о чём-то говорил с калекой, наркоман быстро повернулся к Кластеру и, указав на капсулу, пробормотал:
  - Я иду первым, надо увидеть, каким он возникнет в Эфире. Это первое и самое верное обличье. Его подключите вслед за мной. Понял?
  Кластер утвердительно кивнул. Росс лёг в капсулу и единственным движением буквально насадил себя на штекер виртфага. Вытянулся, мгновенно раслабившись, с блуждающей по лицу безумной улыбкой и начавшей стекать из уколка рта ниточкой вязкой слюны.
  В то время как Линк настраивал пытался совместить порт в позвоночнике калеки и контакты виртфага, Кластер, расхаживая из угла в угол, пытался связаться со Стоуном. Наконец, из коммутатора донеслось усталое:
  - Говори.
  - Эстер, ситуация следующая, Росс и Курт уходят в совместное погружение. Много всего предположили - сейчас проверят, и дай-то Сущий, чтобы теории не оправдались! - быстрым шепотом ответил Кластер.
  - Кто тебя так докладывать учил, мать твою? Ни черта не понял! - раздражённо захрипел динамик.
  - Я пока и сам не понял, через два часа выясним. Скажи пока - а откуда взялся Эфир? - обходчик всё-таки задал тот вопрос, который не давал ему покоя всё то время, пока они находились в "Сладком сне". Казалось, что ответ поможет кусочкам мозаики собраться.
  - Помнишь безымянную статую в Мэйсон-гарден на Северном? - вопросом на вопрос ответил Гробовщик.
  - Три странноватых фигуры в каких-то проводах и контактах? Постмодернизм чёртов. Помню! - удивлённо ответил Кластер.
  - Так вот, это Демиурги. Машина-прародитель, из которой был создан Эфир, имела маркировку "Тифон". Это те немногие сведения, которые я прослушал в аудио-библиотеке одной из ассимилированных колоний. Совет Пяти ничего внятного не добавил! - напряжённо добавил Эстер.
  - Но...
  - Кстати, по теологической версии, Эфир создал Сущий, когда разочаровался в нашем. Всё, Кластер, отбой, больше говорить не могу. Вызовешь, когда будут результаты. Полномочия даю самые широкие, решения принимай на своё усмотрение.
  Коммутатор щёлкнул, сохраняя последнее распоряжение в общей базе Западной колонии, и затих.
  - Вот, кажется нашёл. Попробуем-ка... - одновременно с этим прозвучал голос Линка.
  Курт дёрнулся и замер, откинувшись на койку капсулы. Судя по напряжённому лицу и периодически возникающим желвакам, для калеки Эфир оказался не таким приятным, как для хозяина бадеги.
  
  ***
  Не было никаких коридоров с белым светом в конце, не было никаких райских врат или адского пламени. Падения во тьму, взлёта к звёздам... Он просто услышал обеспокоенный голос Росса во мраке и открыл глаза.
  - Давай, вставай, чего разлёгся?
  Ночное небо с яркими, рассыпавшимися гроздьями по небосводу созвездиями. Огни больших городов на периферии. И сам Росс - закованный в металл гигант-симбионт, с подведёнными к усиленным ручным имплантантам питающими кабелями. Агрессивно скроенный респиратор с хищно загнутыми кассетами в половину лица и стальные заклёпки на черепе дополняли образ до настолько разительного контраста с реальным наркоманом, что Курт вздрогнул и резко подскочил на ноги.
  - Ну как, нравится мой образ? - хохотнула туша. - Ещё не то в Эфире увидишь, у всех здесь свои странности. А ты что-то скучноват. Всё так же без руки, да и комбинезон тот же.
  - А что я могу изменить? - удивился Курт. - Руку, как мне рассказывал Кластер, я в стычке с мутантами на периметре потерял. А такие комбинезоны ношу с тех пор, как Хемуль, главный техник Окраинной, мне первого меха выдал в управление.
  - Это Эфир. Тут ты можешь всё. Достаточно захотеть! - с жаром ответил Росс. - В этом его прелесть. Поэтому сюда и возвращаются! Ты можешь всё, чего не добился в реальности, достаточно лишь подумать - и весь мир у твоих ног! - наркоман развернулся и одним ударом кулака раскрошил вековой валун в щебень.
  Курт с сомнением взглянул на пустой рукав. В следующее мгновение рукав исчез, оставив лишь обнажённую, безобразно заросшую культю. Впрочем, культя тоже надолго не задержалась под взглядом калеки, уступив места протезу, протянувшемуся прямо из раскрывшейся раны обрубка. На стальной каркас новой руки наросли мышечные волокна, протянулись проводы автономного питания. Верхний слой кожи закрыл готовый имплантант, довершая преображение.
  Росс лишь восхищённо присвистнул:
  - А ты быстро учишься, братка!
  И, заметив задумчивое состояние Курта, добавил:
  - Спрашивай, не стесняйся!
  - Да нет, я постепенно начинаю понимать...
  - Начинаешь понимать что?
  - Наркоманов. Отсюда не хочется уходить... Эфир даёт всё, и с огромной лёгкостью! - грустно покачал головой Курт.
  Росс расхохотался.
  - Послушай, братка! Это отрава и самообман. Просто у нас уже не выйдет по-другому, понимаешь? А многие бы и рады спрыгнуть с иглы, вынырнуть из погружения и никогда не заплывать назад. И вообще, идём пройдёмся. Расскажи, что ты видишь вокруг? - внезапно задал вопрос хозяин "Сладкого сна".
  - Ночь... - помолчав, ответил гость из Окраинной колонии. - Каменистая пустыня. Мегаполис где-то вдалеке.
  Снова помолчал. Прислушался.
  - Тихо, почти безмолвно. Словно каждый обитатель Эфира живёт в своём, одному ему принадлежащем мире.
  - Вот это в точку! Кстати, взгляни. Это Раш! - сказал Росс, останавливая его и показывая куда-то вниз.
  Справа начинался обрыв. Внизу, на большом, плоском камне, положив под голову простую брезентовую куртку лежал человек. Казалось, что он сошёл со старых, цветных, двухмерных фотографий. Джинсы, футболка с длинным рукавом, рядом какая-то плоская коробка, от которой к его голове тянулись провода. Похоже на огромный, старинный плеер. Он лежал неподвижно и смотрел на ночное, с яркими точками оголённых контактов-звёзд небо. Короткие русые волосы ёжиком смешно топорщились на затылке, и, казалось, что ему настолько хорошо, насколько вообще бывает в этом мире.
  - Не торопись делать выводы. Продолжай наблюдать! - словно прочитав его мысли, сказал наркоман.
  А на небе тем временем зажглась ещё одна ярко-рыжая точка. С каждой секундой она всё разрасталась, приближаясь к земле. Вскоре она увеличилась настолько, что стало возможно рассмотреть детали. Падение должно было завершиться на пустыре неподалёку от лежащего на камнях мужчины. Курт рванулся к краю, чтобы предупредить, но Росс неожиданно удержал его за руку. Перед самым падением он успел увидеть хрупкую женскую фигурку в белом костюме оператора, исполинские, хоть и изломанные ангельские крылья, охваченные багровым пламенем и перекошенное от ужаса лицо. В тот же миг всё закончилось. Ангел врезался в дно пустыря, взорвавшись мириадами искр.
  А на лице лежащего на камнях мужчины не шелохнулся ни один мускул. Только одинокая капля безмолвно скатилась по щеке.
  - Его жена была талантливым оператором. В одной из схваток Конфликта её мех подбили ракеты Восточных. Но вместо того, чтобы катапультироваться и использовать хотя бы призрачный шанс спастись, она направила горящего меха прямо на их оборонительные укрепления! - объяснил хозяин "Сладкого сна". - Раш долго без неё не смог. Переписав на меня всё своё состояние, он ушёл в безвыходное погружение. Раз в два дня я делаю ему инъекцию питательного раствора, чтобы не наступило физическое истощение.
  - Как долго он проживёт? - спросил Курт.
  - Ещё месяца два. Не больше. После он умрёт от истощения, но уже нервной системы... - неохотно ответил Росс, отвернувшись. - Пошли. Хватит тут глаза продавать.
  - А почему так быстро? Питание ведь поступает, верно?
  - Верно. Но это он держит в Эфире звёздную ночь уже в течении полугода. И каждые полчаса повторяет падение Мисси. А за каждое вмешательство в Эфир приходится платить. Любой Созидатель и Креатор сгорает быстрее, чем обычный человек. Креатор более, Созидатель менее, но всё же. Только Демиурги, если они существуют... - Росс внимательно глянул на собеседника, - не платят за вмешательство.
  - Что значит эта классификация? - помотал головой Курт.
  - Созидатели - низшая ступень входящих в Эфир. Находящиеся на грани истощения, полностью снаркоманившиеся, психи, обладатели нервных расстройств различного рода. Их сил хватает лишь на простые фокусы с перемещением и левитацией...- Росс исчез и возник в метрах двадцати впереди. Когда собеседник догнал его, он как ни в чём не бывало продолжил:
  - Креаторы - те, чьих сил хватает на создание предметов и изменение окружающей обстановки. Я, Раш, Карлайл, Нокс - те, кого в Эфире знают больше всего. Я специализируюсь на стычках в Эфире, создаю технику, вооружение. Раша ты уже видел, Карлайл - вечный странник, равлекается путешествиями по просторам Эфира, и хрен ты его когда-нибудь найдёшь, когда он нужен.
  - А Нокс?
  - Видишь огни впереди?
  Курт утвердительно кивнул.
  - Так вот - это его город! - ухмыльнулся Росс. - До Конфликта Нокс был владельцем сети казино и пабов, одним из богатейших людей всего Запада. Теперь же он почти круглые сутки в Эфире, поддерживает свой Кливленд на плаву. Большая часть Созидателей обретается именно там. Кварталы красных фонарей, где одни Созидатели шлюхи, а другие их посетители, игровые залы, казино, биллиарды, бойцовские клубы... Там есть всё.
  - Он тоже твой клиент? - задал вопрос Курт, внимательно изучая панораму города.
  - Нет. Он выходит в Эфир из своего личного виртфага. Живёт, по слухам, в каком-то построенном для него бункере. А где он находится - думаю даже Эстер и Совет Пяти не знает.
  - Понятно. Ну что же, я думаю, можно возвращаться к Кластеру и Линку? - неожиданно отвернувшись от обрыва, сказал гость.
  - Эм..., да, думаю можно! - ответил, замешкавшись Росс. "А к чёрту. Всё равно, он прикладывал усилия, а так как в сети, по виду, первый раз - значит сейчас он по силам на уровне Креатора. Когда выйдет из погружения - будет видно, кто он таков по его состоянию" - подумалось ему, а вслух добавил:
  - Чтобы выйти - надо сосредоточиться на мыслях об отсоединении контактов. В штекерах установленны датчики, которые реагируют на нейросигналы нервной системы клиента и сами обрывают соединение.
  - Понятно. Только вот что - я ещё одно дельце провернуть хочу перед отходом! - сказал Курт и направился в обратную сторону.
  - Что ещё за дельце? - удивлённо спросил Росс, догоняя его.
  Калека не ответил. Молча подошёл к краю, взглянул на лежащего в том же положении Раша. Вздохнул и, сморщившись, присел на краю.
  - Ты чего это, братка? - подошёл к нему Росс и вдруг, заметив изменения, охнул. Непроглядный мрак горизонта начал постепенно расцветать. Тьма отступала, уступая место пробивающимся рассветным лучам. Прежде безучастный Раш, не веря своим глазам, приподнялся на локте и изумлённо застонал. И, опережая рассвет, яркая красная точка снова понеслась к земле.
  - Мисси... - прошептал Креатор, поднимаясь на ноги.
  А иллюзия не разбилась об пустырь, как тысячи раз до этого. Перед самым столкновением она замерла, и тихий женский голос настойчиво прошептал:
  - Раш, всплывай...
  Исчезла фигурка давно мёртвого оператора, расстаял в серой дымке утреннего воздуха Раш. Когда Росс обернулся, Курта тоже не оказалось рядом.
  В Эфире начиналось утро.
  ***
  Кластер радостно вскрикнул, когда пошевелился и открыл глаза сначала калека, а следом за ним и наркоман.
  - Пора идти, ребят. Меня сегодня ещё и Эстер просил заглянуть. Хочет на Полигон со мной сходить! - как ни в чём не бывало поднялся из капсулы Курт, обращаясь к обходчикам.
  Росс что-то невнятно мычал и пытался оклематься.
  - Линк, ты с Куртом иди, я сейчас приведу в чувство этого... - кивнул на хозяина бадеги Кластер, - и следом за вами.
  - Добро! - кивнул тот.
  Когда дверь за ними закрылась, Кластер встряхнул бессвязно бредящего Росса.
  - Давай! Ну? Говори, мать твою!
  - С лёгкостью сломить одного из лучших Креаторов, подумать только! - и Росс счастливо захихикал.
  - Что? Что ты несёшь?
  - Надеюсь, Нокс плотно в бункере окопался! Удачи вам, обходчики! - расхохотался во всю глотку хозяин бадеги и откинулся назад на лежанку, дико вращая глазами и пуская слюну.
  За криками наркомана никто не услышал тихий лязг упавшего штекера первой от стены койки. Лишь дрожащая в тусклых лучах фонарей "Сладкого сна" слезинка остывала вместе со своим хозяином.
  
  ***
  
  - Раш мёртв... - возбуждённо выпалил шагнувший в комнату симбионт. Разметавшиеся по плечам дреды частично прикрывали огромный глазной анализатор и лямки рюкзака впечатляющих размеров. Худощавое лицо, перетянутое сетью морщин и усталый взгляд Карлайла выдавали километры проделанного, пусть и в Эфире, пути.
  - Как всегда эффектно. Просто шагнул через подоконник раскрытого окна. На двадцать третьем этаже, попрошу заметить. Клоун! - брезгливо бросил Нокс, развернувшись к вошедшему.
  - Я не собирался устраивать представлений, Креатор! - повысил голос мужчина, опускаясь в кресло. Жалобно скрипнули, выпуская отработанный пар, сервоприводы ножных имплантантов. Взял из небрежно брошенного на столе ящичка сигару и подкурил от зажегшегося на кончике пальца огонька.
  - Меня гораздо больше волнует новый персонаж Эфира, чем сыгравший в ящик сентиментальный хлам! - отсёк Нокс.
  - Я бы не стал называть хламом того, кто мог держать Эфир в вечном полумраке. И из раза в раз на протяжении полугода повторять один и тот же сюжет... - заметил Карлайл, выпуская пару сизых колец.
  - А я бы стал. Чего он добился своим разбивающимся в ночи ангелом? Не скажешь мне? - оскалился Нокс, наклоняясь к собеседнику. - А я вот скажу! Раш добился лишь того, что первый же вошедший в Эфир сопляк, у которого был ещё целый вагон и телега нерастраченного запаса сил, попросту сломал всю его скорлупу. А затем выбросил на Изнанку, как ненужную игрушку.
  - Да ты никак за свою шкуру трясёшься, Нокс? - расхохотался гость. - Сначала кричишь, что тебя до безобразия интересует дерзкий новичок, теперь называешь его полным сил сопляком, который только и смог, что добить уставшего Креатора.
  - А может настала смена караула? Может быть, он тоже Креатор? - задумчиво ответил Нокс, вглядываясь в сплетённые в огромную светящуюся петлю улиц Кливленда. Петлю на шее практически всех здешних виртуальных наркоманов.
  - Уходя без подготовки, не считая дней и дат, спустим жизни как солдат спусковой крючок винтовки...(1) - задумчиво прошептал Карлайл, выпуская новую порцию дыма.
  - Очередная вычитанная откуда-то нелепость. Что у тебя в голове творится? Я не собираюсь допустить, чтобы всё то, что я строил годами, стёрли в считанные дни! - зашипел рассерженным котом Нокс, со всего размаха впечатывая ладонь в столешницу. - Всё продумано!
  Хозяин Кливленда поднялся и подошёл к окну. В комнате воцарилась тишина, нарушаемая лишь редким постукиванием сигары о край пепельницы.
  - Посуди сам. Маскирующие экраны отделяют нашу часть Эфира от остальных колоний. Кливленд полностью под моим контролем. Если будет нужно - на помощь придёт Росс. С таким раскладом оборону практически не сломить! - категорично махнул рукой Нокс, обрывая мысль.
  - И надолго тебя хватит? Даже с условием внешнего питания скоро наступит истощение нервной системы! - покачал головой Карлайл.
  - Не держи меня за полного кретина. Помимо питательных веществ для меня разработан специальный комплекс витаминов и минералов. Кроме того, каждые двое суток в меня вливается около ста миллилитров суспензии нейропрепаратов, стимулирующих и стабилизирующих работу нервной системы! - ощерился собеседник.
  Симбионт только молча покачал головой, думая о чём-то своём.
  - А ты? На чьей стороне ты, Карлайл? Никто не знает, откуда выходишь в Эфир ты, где ты проводишь большую часть времени... Тебя видят в Эфирах всех колоний, и везде ты, якобы, держишь нейтралитет. Стычки с твоим участием всегда заканчивались быстро, свидетелей не находили. Я помню тот нашумевший случай, когда одного беднягу из Восточных буквально отскребали от виртфага. Даже штекер поплавился - пришлось удалять контакт хирургическим путём...
  - Хватит, Нокс. Мои дела - это мои дела. Но гибелью Раша я обеспокоен! - отрезал собеседник.
  - Подытожим сказанное выше. Как бы то не было - угрозы пока нет. Субъекта, ликвидировавшего Раша, в пределах Эфира не обнаружено. Единственное, я бы хотел точно знать - придёшь ли ты, если вдруг прижмёт? - заглянул ему в глаза Нокс.
  Карлайл, затушил сигару и, вместо того, чтобы ответить, задал встречный вопрос:
  - Ты покажешь мне город? Я много раз был здесь - но мимолётом. Никогда не осматривал всех достопримечательностей.
  - Хорошо. Идём. - кивнул хозяин Кливленда.
  
  ***
  - Предлагаю посетить сначала танцпол "Гигагерц", а потом заглянем в развлекательный комплекс "Метатрон". Пока будем добираться до них - осмотрим город. Больше, я считаю, смотреть нечего! - развёл руками Нокс.
  - Такая скудная программа? - ехидно улыбнулся Карлайл.
  - Чем богаты, как говорится... - пожал плечами собеседник.
  На улицах народу было не слишком много. Все куда-то торопились, останавливаясь разве что возле торговцев различной дрянью или проституток. И хотя ночь цепко держала город в своих объятьях, в городе было светло как днём. Вывески многочисленных баров, танцполов, ночных клубов и прочих увеселительных заведений, окна квартир, неоновые лампы реклам...
  - Зачем всё это здесь? Почти всё то же, что и до Конфликта...Какой смысл, к примеру быть проституткой или торгашом здесь, в Эфире? Они же не получат денег... - недоумённо спросил Карлайл.
  - Они наняты мной. Работают для того, чтобы желания остальных могли сбываться. Захотел дозу - пожалуйста! Тем более она тут безвредна. Захотел шлюху - извольте! На любой вкус, без опасности венеречиских заболеваний. А потом эти "шлюхи" и "барыги" придут ко мне, уже в другом обличии, и получат в качестве платы за работу исполнение своих желаний. Они всего лишь Созидатели и не могут ни-че-го! - по слогам произнёс окончание тирады Нокс, наслаждаясь каждым звуком их беспомощности.
  Карлайл только покачал головой, продолжая осматривать город. Хозяин Кливленда тем временем продолжил рассуждение, закрепляя успех.
  - А ещё обожаю смотреть в здешние окна. В любой жизни, что на Изнанке, что в Эфире есть маленькие щели, через которые мы можем сунуть нос в запретную, но такую интересную чужую жизнь...
  - Если человек не выставляет её напоказ - то и ты ничего не увидишь! - возразил странник.
  - В корне не верно! - отрезал Нокс. - На Изнанке, несколько лет назад, я работал в "Рестайле" - компании по переработке наследия доконфликтовых останков. Переплавка металлов, обработка дерева для толстосумов, работа по заказам. Коллектив - восемнадцать взрослых мужиков, каждый себе на уме. Такие рассказывать о том, где были вчера или что дома творится - не будут, сам посуди. Откуда же тогда мы знали у кого какие перемены?
  - Без понятия... - развёл руками Карлайл. - И по всей видимости, мы уже пришли! - сказал он, указывая на вывеску "Метатрона".
  - Верно. Пришли. А насчёт окон в чужую жизнь - в "Рестайле" это был банальный обед.
  - Как так? - заинтересовался собеседник.
  - Заботливо завёрнутая посудинка и что-то к чаю - хотя до этого бывал лишь обычный брикет сухпайка - появилась пассия. Наоборот - разошлись. Дешёвые суррогаты к концу месяца - кредиты уже на исходе. Еда недожарена или наоборот полупригоревшая, мятая форма - проспал. Запах одеколона - вечером на свидание. За обедом это всё обсасывалось и перетиралось до мельчайших подробностей... - пояснил Нокс, задумчиво глядя на пляшущие тени сплетающихся тел, чётко видимых в окне на фоне освещённой стены. - Пора заходить. Скоро начнётся мой любимый вечерний номер.
  
  ***
  "Метатрон" поражал лоском и великолепием. Невообразимо дорогие деревянные панели обшивки отражали в своей тускло-лаковой броне мириады огней системы освещения. Хромированные поверхности и стойки, огромный бар, десятки лестниц к сотням вип-комнат. Столы для биллиарда и покера, "однорукие бандиты", около пяти танцполов различных музыкальных направлений. И просторный спуск в нижний зал. "Крылатое безумие". Так гласил неон вывески над зевом спуска.
  - Что там? - спросил, осматривая толпу галдящих, извивающихся, нюхающих, пьющих и совокупляющихся недолюдей Карлайл.
  - Ринг. Да не простой! - гордо оскалился Нокс, озирая владения. - Как тебе мой пир во время чумы?
  - Просто отвратительно. Даже вырвать потянуло... - честно признался гость. - Чем он так знаменателен?
  - Там проводит показательные бои одна из моих лучших подопечных. Ну-с, идём причастимся?
  - Ладно. Уговорил.
  Ряды кресел, столики передних рядов, снующие туда сюда официанты - и огромный, залитый светом ринг. Правда не совсем обычный. В одном из углов стойки не замыкались, а упирались в широкую пасть ямы. Тёмно-бурые края наталкивали на определённые мысли.
  - Идём-ка, присядем. Гелен, столик!
  От окрика Нокса, казалось, пришёл в движение весь зал. Разбежались по верхним рядам посетители, расчистили и обставили стол, невесть откуда раздавшийся голос комментатора сообщил, что серия боёв вот-вот начнётся.
  - Не так-то и трудно быть богом, Карлайл? - хохотнул хозяин заведения, раскуривая сигару.
  - Меньше текста, Креатор. Я порядком устал... - взглянул на него исподлобья странник.
  И в унисон его фразе из динамиков раздалось:
  - Сегодняшняя жертва ( а может быть, чем чёрт не шутит, и победитель) Нараян!
  Через канаты перемахнул - нет, уже не симбионт - полноценный киборг. Стальные руки уходили в кожу спины сетью контактов. Усиленные суставы, щитки ног отблёскивали хромом, вместо правого глаза - анализатор новейшей модели. Бычья шея дрогнула - и лужённая глотка её обладателя исторгла хищный рёв.
  - Сущий его возьми, вот это тварь... - удивлённо пробормотал Карлайл. Нокс лишь самодовольно улыбнулся.
  - А вот и чемпион нашего "Крылатого Безумия" - великолепная Лили! - надрывались динамики. - Ликуйте, господа!
  Воздушное белое платье, свободно лежащие, иссиня-чёрные волосы, перехваченные красной атласной лентой. И огромные крылья с оперением, идеально совпадающим по цвету с волосами девушки. Она поднималась на ринг по светящимся ступенькам, возникающим перед ней из пустоты. Когда Лили поднялась по ним над центром ринга, она просто шагнула в пустоту, спикировав на помост. Коротко поклонилась публике, задержав взгляд на Креаторах - и повернулась к противнику.
  - Цель - сбросить противника в яму. Поражение - смерть. Сражайтесь же за свои жизни. Да начнётся бой! - взвизгнул комментатор.
  Нараян, не дожидаясь даже окончания фразы, взмахнул руками, выбрасывая из пазов встроенные полуметровые лезвия. Ринулся было вперёд, но свист клинков лишь разорвал пустоту.
  
  Лили на секунду раньше сумашедшим прыжком взмыла в воздух и приземлилась за спиной киборга. С виду хрупкая, но жилистая девичья нога выверенным движением ударила в подбородок развернувшемуся Нараяну, опрокидывая его навзничь и отбрасывая на пару метров назад. Зал возбуждённо зашумел, бурно одобряя начало боя.
  Киборг встряхнулся и бодрым прыжком поднялся на ноги. Руки закрутили петли и восьмёрки, примеряясь к неожиданно сильному противнику. Снова понёсся вперёд - а Лили уже отшатнулась, занося ногу вверх. Он уже не успел увернуться. Нога рухнула сверху, вбивая киборга в пол, на колени. Резкий полуоборот - и удар наотмашь снова заставил Нараяна прокатится по полу почти до самых канатов.
  Лили просто играла с ним. Прыжками и кульбитами уходя от ударов и смертоносных взмахов лезвий, она каждый раз парой движений вбивала его в ринг с нечеловеческой лёгкостью и грацией.
  С каждым разом поражения проходили всё тяжелее и тяжелее. Публика беспрерывно ревела, глядя, как девушка вспрыгивает промахнувшемуся Нараяну на спину и ударом пяток отправляет его на пол. Или оказывается балансирующей у него на голове - потом она резко смещала центр тяжести и впечатывала его голову всем своим весом в ринг.
  Киборг даже не заметил, как оказался на краю ямы. Лили снова взмыла в воздух. Очутившись рядом, она ухватила его за шею и, взяв короткий разбег, рванулась вверх, ломая шейные позвонки и опрокидывая тушу поверженного прямиком в пропасть.
  - Это то, что я думаю? - спросил Карлайл, поднимаяясь на ноги.
  - Я не знаю, о чём ты думаешь! - ответил Нокс, с наслаждением глядя, как Лили принимает восторги толпы.
  - Она Креатор. Верно?
  - Да. Правда очень слабый...
  - И изрядно задавленный тобой! - вскипел Карлайл. - До каких же ты низостей опускаешься, Нокс...
  - Она по-своему счастлива, дружище. Я просто никуда не отпускаю её от себя! - виновато улыбнулся хозяин Кливленда.
  - В общем, говорить не о чем! - оборвал его странник. Ответ на твой недавний вопрос - нет. Я не стану тебе помогать. И подумаю, не выступить ли мне на стороне новичка!
  Не успев ничего сказать в ответ, Нокс лишь проследил за шагнувшим во внезапно открывшийся провал портала Карлайлом. Устало выматерился и плеснул ещё виски в услужливо подставленный бокал.
  В эту секунду Нокс впервые почувствовал слепой ужас. Не вполне осознанный страх, а именно слепой, безотчётный ужас перед неизвестностью.Словно бы он в озере, над бездонным омутом. Тонет, а вокруг него все они. Карлайл, Росс, Лили, новенький, Созидатели... Смотрят, как он барахтается из последних сил, всё глубже уходит в воду - и смеются. А он погружается. В такую же яму, как и в "Крылатом безумии". Всё дальше, в её алую глубину.
  
  ***
  
  Койка была мягкой и достаточно удобной. Когда-то давно, когда её только везли сюда, она пахла свежим кожзамом и приятно скрипела. Сейчас, по прошествии пяти лет, она серьёзно поистрепалась. На покрытии появились пятна от маслянистой жижи нейросуспензии. Встречались и подпалины от щелочного раствора - контакты виртфага требовали своего ухода.
  Он практически не вставал. Первые годы - пару раз в неделю, последующие - все меньше и меньше. А зачем? Специально обученные люди за ежемесячно начисляемые кредиты следили за телом. Инъекции витаминов и минералов, нейропрепараты, питательные вещества.
  Плавая между сном и явью, он упивался своей летаргией. Ныряя в тёмные глубины подсознания, он вовсю погружался во власть над своими эфемерными владениями. Выныривая на поверхность - много курил и ещё больше думал. Ведь, в сущности, что могла дать ему Изнанка? Ничего. Святые мощи старого бытия давно накрыты штопанной плащаницей, а новый мир - это грязь, копоть, голод, наркота, мутанты на поверхности.
  "Погони, пальба, золотые глыбы - и сотни заиндевевших лестниц в пустое небо..." Небо давно уже было пустым. Сущего там нет - он лично это проверил, когда после ночи безуспешных рыданий умерла задетая взрывом Лина. Его единственная связь с реальностью. А теперь в небе для многих сидел не Сущий - а он... Полубог.
  Он упивался этим состоянием. Его Кливленд был потрясающим наркотиком, самой совершенной из созданных в Эфире отдушин. Нирвана для нищих, рай для калек, физических и духовных. Все желания становились явью, доводя до экстаза. А он властвовал над этим, нисколько не разделяя, а всё глубже погружаясь в блаженную летаргию.
  
  ***
  - Ещё пару кубиков питательной смеси, Джимбо. Мистер Нокс сегодня беспокойнее чем обычно - видать, что-то серьёзное.
  - Будет сделано. Старается, болезный, чтоб ему... И чего он там нашёл, в этом Эфире...
  Старый коновал, едва ли могущий именоваться врачом, возмущённо сплюнул. Делать уколы лежачему - работка непыльная, да и платили по-королевски. Его более молодой и грамотный напарник шикнул ему в тон:
  - Это не наши заботы. Молча делай своё дело и получай, что наработал. Просто и доступно.
  Ухаживать за человеком в состоянии летаргии - дело то, что надо, а мистер Нокс, могущественный и до крайности богатый, был отличным клиентом. А когда после очистки контактов виртфага ему переподключали штекер, Нокс был даже в состоянии улыбнуться.
  
   Яго - Фурия
  
  - Оперативное время?
  - Закат, дорогой.
  Этот вопрос взрывает воздух каждые часов пять. Своеобразная молитва, подобие общения для того, чтобы не забыть звук своего голоса и то, что ты ещё жив.
  Дурацкая привычка выщёлкивать ногтём на агрессивно скроенных кассетах респиратора незамысловатые мелодии. Это явно раздражает Фурию, но она молчит. Периодически посматривает на Яго, страдальчески закатывая глаза.Особенно эффектно это выглядит, когда красноватый зрачок имплантанта описывает полный круг, уходя в глубину черепа. Но его это не трогает - Яго видел уже всякие фокусы в её исполнении, так что чихать хотел на подобную театральщину.
  Диск солнца уже заканчивает цикл переплавки во тьме ночной кузницы. Багровые отсветы на горизонте радуют глаз и Фурия украдкой вздыхает. Парень хмыкает в ответ, уловив мечтательное настроение напарницы.
  Ноготь ускоряет темп, финальные аккорды и с громким щелчком мелодия обрывается. Яго поднимается, проверяет поясной комплект и заплечную кобуру. Фурия не торопится - ещё чуть тлеет горизонт, минуток семь на затравку найдётся. А он уже садится в кресло своего "Цеппелина". На серо-стальном корпусе почему-то выведено две лестницы. "Up to heaven and down to hell", выписанное по центру - визитная карточка этого сумасшедшего поклонника олд-скула. Когда его спрашивают, что значит название машины - он качает головой, матерится и протягивает микронаушник. Никто не решается брать эту реликвию и слушать кашель давно мёртвой гитары. Тем более, что для того, чтобы что-то услышать, нужно наклонится к этой глыбе накаченного мяса почти вплотную - наушники пропущены через туннели в ушах. При любой ситуации музыка вернётся по окончании передряги назад. Кроме стального бушлата в молчаливых переходах заброшенного спидвэя-погоста. Но до этого ещё далеко, и гигант каждый раз неизменно возвращает наушники на место.
  Фурия тоже заняла кресло. Она не любит долго рассусоливать, диод окуляра ехидно косит, поглядывая на Яго. Рывком рычага заставляет сервомоторы "Боункрашера" натужно взвизгнуть, приводя машину в вертикальное положение.
  Фурия позёр - правый манипулятор её машины спресован в подобие молота. Один из мигрантов, бывший оператор, после бурной ночки в задних комнатах Притона научил её перед отьездом интересному фокусу. И теперь, когда поток мутантов ослабевал, она не расходует патроны, а просто вбивает тварей в землю, изящно поигрывая рычагами управления. Молот падает и взмывает, расшвыривая рычащие тела, круша кости и ломая хребты. Никакой тайны названия, никаких хитростей в самой Фурии - во всех смыслах прямая как жердь девушка не оставляет на свой счёт никаких сомнений. Для неё никогда не существовало второго шанса на первое впечатление.
  Истошный вой на грани слышимости. "Цеппелин" прокручивает манипуляторами, эффектно защёлкивая кассеты в крупнокалиберную механику пулемёта. "Боункрашер" призывно стучит по земле молотовищем.
  - Оперативное время? - устало хрипит Яго.
  - Ночь, дорогой. Время пить "херши".
  - Через семь часов я пожелаю тебе доброй ночи! - этой фразой нарушается привычный сценарий. Бегущая масса уже хорошо различима.
  
  ***
  
  - Послушай, сестрёнка, как раз в тему песняк! - Яго дёрнул за провода, оставляя микронаушники повиснуть на оправе тоннелей. Извлёк штекер из имплантанта в головной пластине и переключил в ретранслятор своего "Цеппелина". Динамики машины хрипнули, заливаясь воем давно мёртвой гитары. Ретрансляторы тем временем на коротких волнах передавали ту же песню в мех Фурии.
  
  А за ночью наступит день
  Полный глупых и лживых фраз.
  Снова землю укроет тень,
  И послышится неба глас...
  
  Фурия отмалчивалась. Только молот "Боункрашера" взмыл и рухнул на пике гитарных риффов в знак одобрения.
  - Хорошо ночка прошла. Стаю быстро выкосили, пара часов сна. Расклад просто идеальный! - продолжал раздумывать вслух здоровяк, выщёлкивая мелодии на бортовой панели.
  Динамики хрипнули в ответ голосом Фурии:
  - Я как новенькая, даже не устала. Всегда бы такие дежурства. Возвращаемся?
  - Давай ещё немного побудем снаружи? - тут же пришёл ответ.
  - Дьявол, Яго, ты становишься сентиментален. Что ты забыл на Изнанке? - вздохнула Фурия, вглядываясь в мутную поверхность передней панели.
  Голая, выжженая пустыня, усеянная каменными и стальными обломками прошлых жизней. Сегодня даже горизонт не светился тонкой полоской - обугленная масса неба была затянута сплошным серым ковром грозовых туч.
  - Зря ты так... Изнанка. Когда-то это была лицевая, лучшая сторона! - отсёк Яго. - Я бы хотел постоять снаружи. С тобой. Плевать на радиацию - мы в костюмах. Соскучился по твоему лицу.
  - Давно не видел мой потрясающий хромированный имплантант? Влюблён в диодный зрачок кровавого оттенка? - горько рассмеялась Фурия. - Ты консерватор, дорогой. Я поставила тот самый датчик, что рекомендовал Стоун. И чтобы ты знал - он показывает осадки. Хочешь погулять под кислотным дождём?
  Словно подтверждая её слова, за бортом оглушительно громыхнуло, и на камнях зашипели первые капли плачущего неба.
  В очередной раз хрипнули динамики, вместо ответа донося новый обрывок песни:
  
  Кто-то ищет меня не там,
  Кто-то любит тебя не так...
  Я скрываюсь в тени дождя,
  Продолжая идти назад...
  
  - К чёрту, Яго, я спукаюсь обратно ко входу. Ты идёшь? - взвилась Фурия, наклоняясь в упор к микрофону на приборной панели.
  - Нет, сестрёнка, я ещё немного посижу... на Изнанке.... - через минуту эфирной тишины донёсся ответ.
  - Ладно! - буркнула она, мысленно костеря себя идиоткой. И как-то не кстати заныл шрам на щеке, отдаваясь тупой болью в правой глазнице, надёжно упрятанной за металлом имплантанта.
  
  ***
  Уже подойдя к спуску Фронтальных ворот, она последний раз обернулась. "Цеппелин" тускло блестел выведенными на корпусе лестницами, оставаясь всё в том же положении, в котором она бросила его около пятнадцати минут назад.
  Фурия покачала головой, парой рывков разворачивая мех в сторону ворот. Уже начиная спуск, она дёрнулась от внезапного треска динамиков. Ретрансляторы повторяли всё ту же песню.
  Мой фрегат по волнам
  Не дошёл до земли...
  За стеною дождя
  Я остался один.
  
  ***
  
  - Ещё раз поподробнее, кто ты всё-таки такой? Что-то никак не пойму... - ответил Яго, напряжённо следя за ритмичными скачками упругой груди с проколотыми сосками. Ви-джейка с голым торсом и потрясающе длинными дредами зажигательно танцевала под рёв даб-степа, сводя с ума половину мужского населения, находящегося в тот вечер в Притоне. Остальной половине это и многое другое было уже глубоко безразлично - свою дозу на сегодня они уже получили.
  - Меня Стоун прислал, вам с Фурией в помощь. Зовут Уэйн, будем знакомы! - паренёк, довольно щуплый, но двигающийся проворно и крайне ловко, протянул руку. Яго коротко пожал её, притянув поближе:
  - Познакомиться рад, но с чего Эстер взял, что мне нужны ещё напарники? Я уже третий год на рубежах, особых напрягов пока не было. Если что - Фурия прикроет.
  - Я так понял, его напрягло то, что твой "Цеппелин" уже третий раз стоял в починке. Близко допускаешь тварей, портишь машину... - и, взглянув на готового вскипеть Яго, быстро закончил, - Хотя, может, ты с деталями мутишь? У меня есть куда слить - пара дней - и взлетим как лебеди!
  - Слушай сюда, коммерсант, ты поворачиваешься и идёшь обратно к Гробовщику. Мне ни разу не упали новые напарники, тем более вроде тебя. Всё ли ясно? - отчеканил здоровяк, поворачивая выбритый череп так, чтобы лучше услышать положительный ответ. Огромные тоннели в ушах с продетыми сквозь них микронаушниками - зрелище редкое. Старые плееры были крайне дорогими, но Яго мог себе это позволить. Он даже наладил в своём мехе ретранслятор, сменив в нём разъём на тот же стандарт, что был и в его любимой карманной "Хитанике".
  - Командир, заявонька серьёзная, но если я так и передам Стоуну, то потом могу уйти по направлению к Изнанке один и горько плача! - развёл руками Уэйн.
  - Ладно, я сам с ним поговорю. Дай отдохнуть, ладно? Я чертовски устал! - огрызнулся Яго, подзывая официантку и жестом обрывая разговор.
  - Ладушки, стучите если что - я тут недалече, за стоечкой перекантуюсь! - ответил проныра, соскочив со стола, на котором сидел, и направился к стойке.
  
  ***
  - Дорогой, а кто это? - удивлённо спросила Фурия, разглядывая идущего с Яго по коридору худенького паренька.
  - Меня зовут Уэйн, валькирия, не смотрите, что худой - берите на вырост! - коротко отвесил поклон их новый напарник. Если присмотреться к нему, становилось понятно, что даже до симбионта он дотягивал с трудом - замене подверглись только коленные и локтевые суставы.
  Фурия лишь молча смерила его взглядом, ожидая ответа Яго.
  - Ну, Эстер дал. Говорит, слишком часто стали чиниться, не справляемся. Мои доводы слушать не захотел... - чуть виновато ответил здоровяк, отворачиваясь.
  - Тогда первое - забудь звать меня иначе, кроме как Фурией. И второе - если из-за твоих ошибок хоть одна ниточка с моего "Боункрашера" упадёт - я тебя по всей колонии раскатаю! - прочеканила она Уэйну, для понятливости исполнив свой любимый фокус. Диод зрачка описал в имплантанте полный круг, вернувшись на постоянное место. Для непривычных к такому зрелищу это выглядело очень эффектно.
  - Намёк понял! - откозырял новичок, быстро приходя в себя от шока. - Быть может, в гараж? Покажу свою лялечку, глядишь - и вы пару полезных девайсов присмотрите.
  Через пару минут из глубин коридоров доносилось лишь слабое эхо:
  - Если мы не хотим горько плакать, значит надо грамотно ставить себя в разговоре...
  
  ***
  - А это что?
  - Отличная вещь, процессор свинчен со старых самонаводящихся ракет Сис-тек восемдесять третьей модели. Он оценивает расстояние до цели - и как только та переступает зону поражения открывает огонь. Полная автоматизация, не надо терять лишних секунд.
  Яго только подбородок погладил.
  - Серьёзная штуковина.
  - А я про что? - воодушевился Уэйн. - Но это ещё не всё. Видите это сопло с правой стороны? Это мини-ракетница. Однозарядная - но если пойдёт серьёзная заварушка - то в гущу шарахнуть самое оно.
  - Дельные доработки! - кивнула Фурия. - Сделаешь то же и нам?
  - Естественно! Пара визитов на подпольные склады - и взлетаем как лебеди. В течении суток будет готово.
  - Что с нас? - задал вопрос Яго, готовясь к самому худшему.
  - Ничего, вы же мои напарники... - пожал плечами Уэйн, ковыряясь во внутренностях своего меха. У его машины были более мощные ноги, с тяжёлыми и прочными креплениями. Скорость, конечно, падала - зато он мог сдержать не одну волну мутантов и устоять при ударе другого меха. Вооружение было стандартным, за исключением ракетницы. Называлась эта глыба цвета хаки "Комманчо".
  - Слабо верится! - отрезала девушка. - Ты не производишь впечатление доброго самаритянина.
  - Может быть, но в данном случае - никакого двойного дна, не забывайте, это просьба Гробовщика, так что с меня взятки гладки! - завинчивая крышку корпуса ответил паренёк.
  - Ладно, расскажешь как-нибудь! - закрыл тему Яго, обменявшись с Фурией непонимающими взглядами. Через два часа они уже должны были стоять на Изнанке.
  Очередные восемь часов не видеть её лица, только хрипы и щелчки рычагов в эфире. И её голос на грани слышимости. Если так подумать - то она почти всегда находилась по отношению к нему на грани. Стояла на грани его чувств, была откровенной на грани возможного, находилась в эпицентре событий, не переступая грани доступного, была близка - но на грани близости... Как же ему надоела эта чёртова грань!
  Яго глухо рыкнул, впечатывая кулак в сиденье "Цеппелина", и опустил за собой люк.
  
  ***
  - Выход отменён. Метеорологи говорят, будет дождить ещё часов десять, не меньше... - хрипнул коммутатор.
  Фурия блаженно расслабилась, откидываясь в кресле. Можно ставить "Боункрашера" на место. Кислотные дожди не щадят даже тварей Изнанки. Снова зашипел коммутатор, в этот раз на коротких волнах.
  - Что думаешь делать?
  - Я даже не знаю, дорогой. Может, в Притон?
  - А я в гараж, над вашими тачками пошустрю! - ворвался в разговор Уэйн.
  - Спасибо, напарник, за твои труды и заботу! - плеснул ядом голос Фурии в динамиках.
  - В Притон не очень хочется. Пойду посплю, наверное. Что-то подустал за последние дни. Счастливо отдохнуть... - выдали динамики "Цеппелина", и Фурия удивлённо проводила взглядом быстро удаляющийся в сторону гаража мех Яго.
  Комнаты жилого отсека похвастаться разнообразием убранства не могли. Стол, для кого обеденный, для кого рабочий, кровать, пара полок для вещей, ретрансляторы для ознакомления жителей колонии с важными сообщениями под потолком, коммутаторы у дверей для связи. Столовая у всех была общая, но жаловаться не приходилось - кормили отменно. У относительно богатых - старенькие компьютеры, у более бедных - настольные планшеты. Хотя настоящие богачи здесь не жили. У них был свой угол в административном секторе. У каждого своё помещение, с комнатами для Низших, отдельной кухней. И Фурия, и Яго как операторы мехов первой категории давно могли поселиться там же. Но сама идея Низших им претила, а роскошь не прельщала. Яго тратил заработанное на то, чтобы достать новой музыки, модернизацию меха, Фурия - на деревянную мебель и статуэтки. Дерево как материал обходилось в баснословные суммы... но надо было ведь куда-то тратить заработанные кредиты?
  Переступив порог своей комнаты, Яго с силой захлопнул дверь и начал сновать из угла в угол.
  - Как же она не видит, что нужна мне? Почему я каждый раз должен унижаться и получать в ответ жалкие насмешки? Мне плевать на все эти имплантанты! Уродство? С какой она стати решила, что это уродство? Что это вообще имеет значение?
  Выматерившись, Яго рухнул на койку и включил плеер. Тихие переборы струн в наушниках успокаивали...
  
  Снова будет плыть за рассветом рассвет,
  Сколько ещё будет жить в тебе мир
  Которого нет?
  Но молчанье в ответ...
  Лишь молчанье в ответ...(1)
  
  - Значит, я с ней на грани стою... Ну что ж, пришла пора с неё спрыгивать. В конце концов, Анжи, Крипт и многие другие ходят сами. Никто мне ничего не должен...
  Яго заставил себя подняться и вышел из комнаты. В гараже Уэйн ковырялся над "Боункрашером".
  - Моего закончил? - спросил он, поглаживая выведенные на корпусе "Цеппелина" лестницы со стрелками направлений. Up to heaven and down to hell. Название меха и рисунок в память о давно мёртвой музыке.
  - Ага. Полный фарш! Датчики движения подключены к процессору, изображение подаётся на радар, сигнализация повреждений сервоприводов даст знать, что пора петь заупокойную, ракетница станет последним шансом унести ноги. Я тебе ещё конечности немного дюралем прикрыл, сильно в скорости не потеряешь - зато сразу не подкосят, если что... - тарахтел Уэйн, порхая возле меха, открывая и демонстрируя.
  - Спасибо, за мной должок. А сейчас отойди-ка, схожу, развеюсь... - Яго единым рывком заскочил в кабину.
  - Ты куда? Дождь ведь ещё не кончился! Что скажет Эстер? Да тебя же за ворота не пустят! - запричитал парень вдогонку удаляющемуся меху, но это не возымело никакого эффекта.
  
  ***
  - Куда ты собрался? До окончания кислотного ливня около получаса! - спросил его коммутатор.
  - Кто сейчас на воротах? - ответил вопросом на вопрос Яго, наклонившись к приборной панели.
  - Норт. Ты не ответил...
  - Норт, дружище, открой ворота. Скажешь Эстеру, что я угрожал их проломить, если ты меня не выпустишь.
  - Сущий тебя сожри, Яго... Ну хорошо-хорошо... Только без глупостей, ладно?
  - Братишка, всё будет хорошо! - хрипнул коммутатор в караулке. - Проветрюсь и назад.
  Жалобно заскрипела механика засовов, сдвигая неподьёмную махину наружных ворот колонии. "Цеппелин" вышел наружу. Как только кончился стальной козырёк над входом, по корпусу меха забарабанили крупные дождевые капли. Они бессильно шипели, стекая по специальному сплаву наружного покрытия "Цеппелина", не оставляя даже пятнышка.
  Куда бы не упал взгляд, всюду расстилались привычные, знакомые пейзажи. Разбитые останки асфальта дорог, ржавые, полуразвороченные скелеты автомобилей, обломки вещей, голая, выжженная земля. Вдали виднелись мёртвые башни небоскрёбов, с выбитыми глазами-стёклами и печально накренившимися усиками антенн. Раньше это место называлось Квинсом. Вдали лежал труп Бруклина. Раньше, в мире, которого уже нет...
  Яго грустно усмехнулся и направил "Цеппелин" вперёд.
  ***
  По корпусу "Комманчо" негромко постучали. Уэйн поднял голову и вздрогнул, увидев перед собой Фурию.
  - Где Яго? - требовательно спросила она, с вызовом глядя парню прямо в лицо.
  - Вышел на Изнанку... - ответил он, старательно пряча глаза.
  - Какого хрена он туда попёрся? Отвечай немедленно! - встряхнула его Фурия, схватив за грудки.
  - Откуда мне знать, я ему не нянька!!! - завопил Уэйн.
  - Зачем? Зачем ты вообще к нам сунулся? - зло спросила его она, отпуская его и шаря по карманам в поисках сигарет и зажигалки.
  - Меня Гробовщик заставил. Сказал, что если я не смогу вам помочь, то буду горько плакать. Я был на грани от перевода на патрулирование подземных коммуникаций... Вот так вот... - виновато пробурчал Уэйн.
  - На грани он был. Все вы так говорите. Да мы все тут на грани, мать твою! Яго от хорошей жизни на Изнанку попёрся, что ли?
  - По-моему, он расстроился из-за того, что ты не уделяешь ему внимания... - ответил Уэйн и юркнул в кабину "Комманчо", захлопывая за собой крышку.
  - Что ты сказал??? -не поверила своим ушам Фурия, после чего изо всех сил пнула корпус цвета хаки. - Инженер человеческих душ, мать твою! Да ты хоть понимаешь, что я урод? У меня пол-башки в железках! Понимаешь или нет? Где мне теперь его искать? Напарник, мать твою! Отговорить его не мог, что ли, а?
  Каждая фраза сопровождалась довольно ощутимыми ударами по корпусу меха. Не дождавшись ответа, Фурия бросила бесполезное занятие и запрыгнула в "Боункрашер"...
  
  ***
  - Да куда вы все прётесь-то? - удивлённо щёлкнул динамик.
  - Норт, это ты? Выпускай, я за Яго! - нетерпеливо ответила Фурия.
  - Да с меня Эстер снимет три шкуры и отправит...
  - Да пусть хоть к Сущему тебя отправит, дерьма кусок! Если ты сейчас же не откроешь дверь, я твою караулку размажу из ракетницы. Ты меня понял? - заорала она в ретранслятор, теряя всяческие остатки терпения.
  - Яго обещал только ворота высадить... - сокрушённо донеслось в ответ. Сантиметр за сантиметров открывалась привычная Изнанка.
  Поиск на частотном радаре результатов не дал - "Цеппелин" в эфире найти не получилось. После пары секунд раздумий Фурия повернула в сторону Бруклина.
  ***
  Дождь уже начинал стихать, когда Яго оказался на углу Фултон и Линвуд-стрит. Обломки моста для пригородных электричек, проходящих над этими улицами, смешивались с крошевом стен мелких магазинчиков, густо усыпавших этот некогда цветущий спальный район. Некоторые, из тех что покрепче, до сих пор продолжали стоять, ожидая несуществующих покупателей.
  Надо было торопиться. Первая стена одного из магазинчиков разлетелась от удара манипулятора. Треснувшие, пыльные витрины, горы мусора. Ни малейшего намёка на предмет поиска. Второй, третий магазин. Пара огромных крыс, по очереди на каждую, внутри сплошной хлам. Четвёртый, пятый, шестой... Неприятное рычание со стороны лестницы. Вниз покатилась граната, выпущенная из подствольника бортового пулемёта. За спиной вернувшегося на улицу меха магазинчик кашлянул облаком дыма, погребая мутантов в каменных осколках. Вот ещё один, относительно целый... А внутри джек-пот. На одной из сохранившихся полок валялась упавшая на бок деревянная статуэточка. Яго открыл кабину и соскочил на пол, подняв тучу пыли. Подхватил с полки смешного пузатенького божка, сидящего на мешках с добром, и бросился назад. Захлопнув за собой люк, симбионт быстро вывел "Цеппелин" назад на улицу и на полном ходу направился к выходу в сторону Куинса. С неба срывались уже слишком редкие капли, чтобы надеяться на кислотное прикрытие. Скоро наружу вернутся хозяева Бруклина - человекоподобные твари, невероятно ловкие и прыгучие. Острые когти и зубы рвали всё, до чего могли дотянуться, а попасть по ним нужно было ещё ухитрится. Нарвёшься на стаю - считай, пришёл конец. Установленные Уэйном процессоры для наводки штатного вооружения, конечно, давали шанс, но Яго совершенно не улыбалось его испытывать. Наружные датчики уже регистрировали движение внутри магазинчиков и жилых строений - твари поднялись из укрытий и ждут окончания дождя.
  - Яго! Яго! Где ты? Дождь уже заканчивается! Попадёшь под "ловкачей", мотай оттуда! - голос Фурии ворвался в эфир.
  - Что ты делаешь на Изнанке, дорогая? Я уже мчусь назад, заворачивай! - крикнул Яго в ретранслятор, внутренне ликуя от того, что она вышла за ним.
  - В бейсбол решила поиграть, мать твою! Быстрее, Яго, быстрее. Видишь?
  Датчик беспрерывно пищал, регистрируя всё новые движущиеся объекты. Часть из них уже изменила траекторию - а значит - вышла на улицу в поисках возмутителя спокойствия. Вдалеке, возле выхода на спидвей, маячил "Боункрашер".
  - Скорее ко входу. Пусть открывают, я пока отстрелю самых ретивых! - кинул в эфир Яго, разворачивая мех и выдавая первую очередь. Датчик работал на удивление шустро, разворачивая пушку грамотно и вовремя. Оставалось вовремя жать гашетку и считать убитых. Позади что-то ухнуло, и первая линия магазинчиков расцвела огнём и ошмётками тварей. Остальные "ловкачи", завывая, отступили назад.
  - Быстрее, назад, что ты мнёшься! Пост номер один, открыть двери, угроза вторжения отсутствует, периметр зачищен! - рык Фурии возымел действие.
  - Вас понял, "Боункрашер", открываю.
  Заводя "Цеппелина" назад и паркуясь, Яго не выпускал находку из рук, баюкая в ладонях забавную фигурку.
  ***
  - Ну и на хрен? На хрен тебя туда понесло? Решил показать, какой ты крутой, да? Мы все мусор тут, а Яго всем нос утрёт! Понеслись клочки по закоулочкам, олд-скул выходит на улицы этого грёбанного города! Давно говорила, надо у тебя эту дрянь пиликающую отобрать, она тебя в какую-то фантастику уносит! И...
  - Вот. Это тебе! - коротко сказал Яго, поворачиваясь лицом к вычитывающей его возле кабины "Цеппелина" Фурии и протягивая ей деревянного божка.
  Она молча взяла подарок, повертела его в руках и неожиданно спросила:
  -Чем ты думал? А если бы что-то случилось?
  - Знаешь, я много думал. Даже хотел уйти... - сказал Яго, прислоняясь к холодному корпусу меха. - Но потом подумал, что можно спустится и с другой стороны... Нет, не умею я мысли выражать...
  - Ты как бы на грани. Можешь отделиться, а можешь - и наоборот. Это хотел сказать? - ответила Фурия.
  - Откуда знаешь?
  - Умник наш сказал сегодня. Про грань. Да все мы на грани. Главное - правильный спуск выбрать... - выдохнула Фурия, раскуривая потухшую самокрутку, - Не делай так больше, мать твою. Нервы уже не те...
  - Не буду, - шепнул он в ответ, чувствуя жёсткий ёжик её волос на своём предплечье.
  
   Лью - Хитч
  
  Она прилетает на боли волнах,
  Она расправляет спины стеблей...
  И те, кто живут только во снах
  Знают её, помнят о ней.
  
  Она заставляет забыть имена,
  Тех, кто нам бритвы в руки даёт,
  Рухнувших сердцем губит она,
  Все, кто не сдался - славьте её!
  
  ***
  Помню, как я в детстве спросила мать, почему Сущий забыл о нас. Она немного помолчала, а потом ответила:
  - Забыл? Нет...Разве забываешь ты о скотине в сарае? Ты просто не обращаешь на неё внимание до тех пор, пока не настаёт пора идти на убой.
  
  ***
  Притон жил своей жизнью. На танцполе вовсю веселилась обдолбанная, пьяная молодёжь. Сверкал в лучах неоновых пушек начищенный хром имплантатов, извивались в такт музыке телА. Хотя музыкой эти жуткие звуки можно было назвать с большой натяжкой. Даб-степ, обретший огромную популярность среди нового поколения, разрывал колонки металлическим лязгом. За барной стойкой восседали дорогие куколки и богатые кавалеры. Четырёхрукий мутант-бармен смешивал коктейли, где основным ингредиентом всегда выступал шмурдяк собственноручного производства.
  Наверху, в специальной кабине - девушка-VJ, Небольшая маска-респиратор, дреды, голый торс, проколотые соски. Руки снуют туда-сюда над пультом, смешивая кошмарные звуки и не менее потрясающий сознание видеоряд. Поверхность, руины мегаполисов, снующие по развалинам снорки - и всё это в кроваво-кислотно-фиолетовом миксе спецэффектов, творимых её руками. В отдельном закутке - военные. Стальная перегородка, чтобы вокруг не шлялась всякая падаль, несколько бутылок крепчайшего пойла. Помимо встроенных в имплантаты пистолетов-пулемётов рядом с каждым лежит ствол. Можно не сомневаться, что эти ребята в случае надобности перебьют всех здешних посетителей. Командир брезгливо усмехается, глядя на проходящую мимо девушку - бритый череп, кожаная жилетка со стальными пластинами и отверстиями для подключения к виртфагу - грёбанная виртуальная наркоманка. Дроид-разносчик собирает на свободных столиках грязные миски и кружки. В дальнем углу сидит, откинувшись на спинку кресла, наркодиллер, с невомутимым видом продающий всё новые дозы. Огромные фасеточные очки из лёгкового сплава не дают рассмотреть глаза торговца, выверенными движениями рук раздающего фасованную смерть. Некоторые клиенты сразу впрыскивали новую дозу напрямую через клапан в имплантате, некоторые заправляли порошки в специальные кассеты, защёлкиваемые в модифицированные респираторы.
  Сбоку от барной стойки, в слабоосвещённом углу столики для Низших. В этот вечер, впрочем, как и обычно, она сидела одна и неспешно прихлёбывала из кружки слабозаваренный кофе. Видно, что с ней обращались аккуратно и бережно, многое позволяли - она была частым гостем Притона. Выразительные карие глаза. Стальная пластина с шипами, приспособленная заклёпками к выбритому наголо черепу, вызывающий макияж, правая нога - имплантат с мощнейшим сервоприводом. В ней досужий глаз никогда бы и не заподозрил Низшую, если бы не тяжёлый хромированный ошейник. Информационное табло владельца гласило "Хитч". Этих четырёх букв обычно хватало, чтобы унять самого радикального приверженца системы Свободных и снять все вопросы у посетителей Притона, ежели бы они у них возникли.
  Хитча хорошо знали и боялись. Талантливый оператор боевых машин, великолепный стрелок, просто сильный, крепко скроенный боец. Не человек, а зверюга. Изредка рассказывали истории, как он ломал одну за другой все конечности за единственное грубое слово и всё в таком же роде. Поэтому к его собственности никто бы и под кайфом не прикоснулся.
  Неожиданно у девушки появилась компания. К ней подсела долговязая девица с розовым хаером и выбритым затылком. Татуированные плечи, стальные заклёпки через всё левую щёку. На ошейники надпись "Боун".
  - Привет, Лью. Тебя в кои-то веки отпустил прогуляться твой здоровяк? - улыбнулась постоянная посетительница.
  - Ага. И даже чутку денег подкинул, дескать гуляй на все... - криво ухмыльнулась та, которую назвали Лью. - Разве ты не видишь, насколько я счастлива, Рэй?
  - Что-то ты сильно много крутишь своим носиком, сука ты страшная! - засмеялась собеседница. - Другие сидят по своим загонам и на ужин получают только очередную затрещину.
  - Да... но твой Хитч просто прелесть. Ты ходишь, где хочешь, тратишь деньги, все дела...как я тебе завидую! - с неподдельной тоской в голосе протянула розововолосая.
  - Клетка-то золочёная...
  - Кто виноват, что твоя колония когда-то отказалась подчиниться? Ну и моя тоже... Пришли, увидели, захватили. Тебя купил Хитч. Тебе повезло. Великий Хитч...
  - Был бы он великий - давно бы отпустил...
  - Ну ты и идеалистка - расхохоталась Лью. - Как же он тебя отпустит? Жуткий, могучий - и вдруг проявит себя как сентиментальная тряпка?
  - По-моему, истинная сила в том, чтобы быть великодушным! - покачала головой Рэй.
  Внезапно дверь в Притон распахнулась от мощного удара и в помещение ворвались три робота. В хищно раскрашенном чёрно-оранжевом - Боун, в красном и тёмно-синем - Анжи и Крипт. Массивная туша Боуна была вся залита кровью, но поскольку он крепко стоял на ногах становилось ясно, что кровь чужая. Застопорил робокора, спрыгнул, рванул в сторону столиков для Низших. Музыка давно перестала играть, молодые разошлись по углам - связываться с пришедшими было опасно для здоровья.
  - По-моему, кому-то сейчас будет туго! - прошептала Рэй, глядя, как гигант направляется к ним. Лью лишь вжала голову в плечи.
  - Рэй? - обратился к ней здоровяк, даже не взглянув в сторону розововолосой.
  - Да, это я. Что-то случилось, мастер Боун?
  - Хитч в ящик сыграл. Снорки подгрызли ножные сервомоторы, вожак свалил его роботека. Он не успел отбиться и мы опоздали... - выпалил мужчина, отворачиваясь.
  - Где он? - побледнела Рэй.
  - У входа. Мы принесли его сюда. С ним Карлайл...
  Рэй, не помня себя, со всех ног рванулась ко входу. Изломанное тело Хитча, возле которого склонился один из Корпуса, напоминало сплошную рваную рану. Оттолкнула мужчину, упала на грудь хозяину, проверила пульс. Тело уже начало остывать.
  - Брось, Рэй, не убивайся. Ему уже не помочь! - её держал в объятьях здоровяк Боун. - Он просил меня отдать тебе кой-чего... Нет, ну что за девка, а? Ты прекратишь реветь или нет? Вот, смотри. Это вольная. Дай шею.
  Ей было уже всё равно. Давно забытое ощущение лёгкости, свободы от полоски стали совершенно не радовало. Хитч мёртв.
  - Что ж ты ревёшь, дура? - рассмеялась Лью, подходя сзади. - Поздравляю! Судьба выдала тебе роял-флеш, сука ты страшная!
  - Заткнись... - прошептала она, присаживаясь рядом с трупом бывшего хозяина. Чтобы она не говорила, но он был дорог Рэй, этот смешливый крепыш, всегда сдувавший с неё пылинки. Да, теперь она свободна. Но свобода заключена в чёрную рамку траура.
  - Он хотел отдать тебе эту бумагу по возвращении! - пробасил Боун, кладя ей руку на плечо. Она ничего не ответила, молча смотря на изуродованные черты лица. Его лица.
  
  ***
  Помню, как я в детстве спросила мать, почему Сущий забыл о нас. Она немного помолчала, а потом ответила:
  - Забыл? Нет...Разве забываешь ты о скотине в сарае? Ты просто не обращаешь на неё внимание до тех пор, пока не настаёт пора идти на убой.
  
  
  Гимн Чёрной свободе пою,
  Я имею право - я любовь хоронила
  Ей, стоящей могил на краю,
  Ограждающей жизнь, слава,
  Чёрная слава!
  
  Гимн Чёрной свободе пою,
  Я имею право - я любовь хоронила
  Нам, не рухнувшим следом за ними,
  Живущим назло - слава!
  Горькая слава!
  
   В текстах используются строчки Слот, Кипелова, Барды, Ладыженского и вроде бы кого-то ещё, но на ходу вряд ли припомню.
Оценка: 7.28*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"