Monster: другие произведения.

Грамотность как навык понимания смысла слов.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Более свежий и подробный текст по чтению смыслов слов и связанным темам. Изложены мысли по происхождению речи и письменности, разобраны европейские системы письма, затронуты европейские языки.

Грамотность как навык понимания смысла слов.
(перейти к содержанию)

1. Введение в тему.

1.1. Почему я написал этот необычный текст.

Вынесенный в заголовок текста тезис на первый взгляд банален. Это очевидно, что любой действительно грамотный человек должен понимать адресуемые ему слова, не говоря уже про свою собственную речь, про свои слова. Грамотный человек обязан употреблять слова чётко, аккуратно, и строго по месту. И специально для этого существуют всевозможные словари, справочники, которые объясняют суть терминов и помогают их правильно употреблять. Но на самом деле тут всё не так-то просто. А почему все эти слова нужно понимать именно вот так, а не как-то иначе? На чём основан смысл слов? Почему именно этим словарям, справочникам нужно доверять? Как проверить, что все эти авторы честные люди, а не самозванцы, фантазёры и обманщики?

Да, действительно, с техническими дисциплинами всё просто. Там всегда есть Автор, Основоположник, Классик, и все специфические слова данной дисциплины определены именно этим Авторитетом, либо авторитетами поменьше. В технических дисциплинах доказательством правоты является Имя, потому что у каждого технического термина есть человек, который этот термин когда-то определил, описал, и ввёл в оборот. А как же быть с обычным, общеупотребительным языком? Язык-то не имеет какого-либо автора, и все носители языка между собой равны. Для обычного бытового языка принципиально не существует Авторитета, которому дано право определять всё и вся в этом языке. Здесь не может быть человека, который имеет право формализовать и закрепить на бумаге значение слов, равно как и правила языка вообще.

Да, действительно, кто-то может выпустить словарик, справочник, учебник языка, и заявить, что, мол, это он, ОН! есть Автор. Основоположник. Классик. Что это ОН! определил и описал все специфические слова и правила языка. Скромность скорее всего не позволит ему объявить себя автором языка в целом, но по сути дела подобный человек как раз и является автором языка, вот только не того старого, который он "как бы описал", а нового, его собственного личного языка. Ну и как он будет учить этому своему языку дряхлую старушку, которая ещё Царя Гороха застала? Да никак. У этой бабушки уже просто по определению более правильный язык, потому что более ранний, менее искажённый язык. Это она здесь носитель языка, а не какой-то там выскочка, и языку нужно учиться как раз у неё, а не у кого-то там с дипломами и степенями.

Все эти толковые словари, все эти учебники языка, это по сути дела лишь личные словари буквари своих авторов, и которые имеют хоть какую-то силу только среди той группы людей, которая избрала этот словарь букварь своим словарём букварём. Наличие толкового словаря русского языка никак не говорит о том, что вот это вот слово языка имеет вот такое значение на самом деле. Конечно же, нет. Толковый словарь толкует слова только тех людей, которые сами пользуются этим же толковым словарём. Словари и учебники языка могут быть только корпоративными, только для ограниченной группы людей, но никак не абсолютными. Говоря другими словами, нам неизвестны изначальные значения тех слов, которые мы каждый день употребляем, эти слова были переопределены при написании современных толковых словарей, и теперь их следует понимать так, как описывает словарь, игнорируя изначальное значение. Опять же, только в том случае, если разбираемая речь сама опирается на точно такой же словарь.

Значения слов к нашим дням существенно искажены, и любой хоть сколько-то старый текст нам непонятен. Мы можем увидеть там что-то понятное и даже знакомое, но практически наверняка это иллюзия. Более того, искажения слов создают нам проблемы и в повседневной жизни, потому что бытовые термины точно также искажены, и они подавляющему большинству людей откровенно непонятны. Вы действительно не понимаете того, что говорите. Вы можете пытаться приблизиться к пониманию, но едва ли преуспеваете в этом. Если вас спросить, что означает какое-либо из произнесённых вами слов, то практически наверняка вы будете хватать ртом воздух, как рыбы. Молча. Очень многие вещи в современности необъяснимы, они введены неявно, на примерах без какого-либо объяснения. Однако, на самом деле слова вполне можно объяснить, потому что грамотность, это далеко не только каллиграфия. Кроме каллиграфии в изначальной грамотности было и ещё кое-что. И насколько могу судить, я нащупал это кое-что.


1.2. Почему этот необычный текст нужно читать.

А действительно, почему? В последнее время появилось великое множество людей, которые тоже "нащупали" что-то эдакое. Изначальное. Не буду называть их имена. Практически все они явные шарлатаны, а некоторые, так вообще изначально издеваются над своими читателями. И даже появился ёмкий термин для обозначения этого явления – "лингофрик". Это явление действительно массовое. И совершенно естественно, что я выгляжу точно так же, как такой вот шарлатан. Лингофрик. И если честно, то мне совершенно безразлично то, что вы обо мне думаете. Я всего лишь нащупал некоторый интересный материал, и решил с ним поделиться. И этот текст вполне можно и не читать. Более того, есть достаточно крупная категория людей, которым этот текст категорически нельзя читать, впрочем, они и сами это прекрасно знают. Это я сейчас о тех, кто считает себя профессионалом и вообще компетентным человеком в данном вопросе. Фанатизм неизлечим. Если же вы не можете определиться, читать ли вам или не читать, то вам нужно дочитать до разделов 1.4. и 2.1. (ещё пять экранов крупного текста), где вы чётко определитесь с ответом на этот вопрос.

Да, действительно, я не являюсь лингвистом. В моём дипломе в графе "специальность" написано "инженер-математик". Я ограниченный технарь, лишённый поэтического. И на языки я смотрю только со своей прикладной инженерной позиции. Я смотрю на язык как на инструмент. А это почему-то нетрадиционно. Да, действительно, лингвисты знают много такого, что действительно необходимо знать при работе с языками, и чего я заведомо лишён. Все те дисциплины, которые филологи осваивают в процессе обучения, обошли меня стороной, и я их изучал по ходу действия, и только в той степени, которая была необходимой. Но эта тема для меня является временной и проходной, и многие вещи я так и не освоил, и не освою. К примеру, я действительно не знаю, как звучат те звуки, которые выпали из языка к нашим дням. Я об этом только догадываюсь. Есть и другие подобные вещи. Я понимаю, что для кого-то то, как я эти звуки описываю и озвучиваю, будет смешным. Но не нужно кривить нос от этих мелких неточностей.

Далее нужно обозначить и тот факт, что я по сути дела восстанавливаю изначальное из "кругов на воде", я самым натуральным образом "гадаю на кофейной гуще", пусть и имея на руках некоторые обоснования. Многое вполне может выглядеть натянуто. Мне очень многое приходится додумывать, из-за отсутствия хоть каких-то первоисточников. Первоисточников нет, и не может быть вообще. Они заведомо утрачены. Не нужно кривить нос оттого, что я многое додумываю, потому что я это делаю вынужденно. Но совершенно естественно, что я где-то могу некорректно выражать свою мысль или даже ошибаться. Все мы люди. Этот текст нужно воспринимать не как инструкцию, догму, а как инициацию, как первое приближение к пониманию ответов на поставленные вопросы.


1.3. Мир должен узнать Истину!

Как любой другой человек, совершивший какое-нибудь открытие, я сразу же побежал к специалистам. Результат закономерен: специалисты участливо, сочувствующе на меня посмотрели, после чего со смешком поставили мне диагноз. Но по странному стечению обстоятельств этот диагноз ни в коей мере не относился к компетенции этих специалистов. Это сейчас я знаю, что все эти специалисты являются самыми обычными рядовыми людьми, это сейчас я знаю, что они точно так же, как я, прогуливали в школе уроки, играли в "морской бой" за спиной у учителя, и списывали на экзаменах. Что они относятся к своим служебным и профессиональным задачам точно так же, как и любой другой обычный рядовой человек. И что они попали на своё место лишь только по той причине, что не оказалось никого другого, кто лучше, способнее, мотивированнее их. Это сейчас я знаю, что специалисты компетентны лишь настолько, чтобы их не выгнали с позором с работы, а тогда я почему-то был уверен, что специалист, это Профессионал, именно так, с большой буквы, а раз Профессионал, то почти что Гений. Не нужно посылать меня к языковедам, потому что этих языковедов нет.

Как любой другой человек, совершивший какое-нибудь открытие, но которого отвергла официальная наука, я решил заменить специалистов любителями. Да, действительно, результат закономерен: любители участливо, сочувствующе на меня посмотрели, после чего со смешком поставили мне тот же самый диагноз. И опять же, по странному стечению обстоятельств этот диагноз ни в коей мере не относился к компетенции этих любителей. Впрочем, чего ещё от этих любителей ждать? Так что к подпольным языковедам меня тоже не нужно посылать, потому что этих подпольных языковедов тоже нет.

Ни с представителями науки, ни с представителями научного подполья диалога не получилось. Почему-то у всех, кто позиционирует себя учёным, принято говорить через губу. Но сидеть на материале, как собака на сене, мне было сложно, и я захотел попробовать завязать диалог хоть с кем-нибудь, для чего даже создал ЖЖ-сообщество slav_gramota. И вы уже, наверное, догадываетесь, что я сейчас скажу. Результат закономерен: прохожие участливо, сочувствующе на меня посмотрели, после чего со смешком поставили мне тот же самый диагноз. Опять же, ни коим местом не являясь специалистами этого профиля. Да, действительно, я был слишком наивен. Буратино решил всех провести в Страну Чудес! Все ржут под столом...

Нельзя сказать, что вообще отсутствуют люди, которым интересна эта тема. Думаю, что на сегодня, 31 декабря 2014го года, человек десять интересантов имеется, а кратковременный либо лёгкий интерес проявила минимум сотня человек. Но диалога по сути дела не вышло. Я совершил серьёзную ошибку: я померил окружающих по себе. Я почему-то решил, что в эту тему любой может войти точно так же, как вошёл в неё я. А в реальности у этой темы просто безразмерный порог вхождения, и уверенно пользоваться материалом сможет лишь человек, который верно отвечает на все вопросы IQ теста Айзенка. Грамотность в наше время начинается с IQ в 150 пунктов. Лишь ничтожный процент людей способен хотя бы просто поднять этот инструмент с земли, не говоря уже про то, чтобы начать использовать его для личных нужд.

Психологический барьер, это далеко не главная проблема. 99% от общей сложности здесь составляет сама проблема входа в тему, здесь нужно уж слишком сильно по-другому думать. Здесь действительно очень высокий порог. Как это ни печально признавать, но я пока единственный из мне известных, у кого хоть что-то как-то получается. Многие в методе увидели что-то стоящее, пытались погрузиться, но вот применять на практике не выходит вообще ни у кого, кроме меня. И даже я не могу погрузиться до реальной глубины, так если разобрать слово худо-бедно выходит, то с решением обратной задачи, чтобы по известному значению сформулировать новое слово, у меня пока не выходит. Сегодня этот материал просто некому давать, люди это просто не тянут по физическим способностям. Блин, а ведь каких-то пятьсот лет назад вообще любой грамотный человек решал эти задачи совершенно без труда. Реально титаны жили в те времена...


1.4. Грамотность как навык понимания смысла слов.

История эта началась осенью 2008го года, на форуме Беркема аль Атоми. Человек он без комплексов, не стесняется говорить на любые темы, и когда была затронута тема религии, то он её развил. Завязалась плодотворная дискуссия, и по итогам этой дискуссии у меня возникло устойчивое ощущение, что очень многие религиозные термины мы не понимаем, причём не понимаем в первую очередь из-за того, что написано в наших толковых словарях. Толковые словари по этой теме нагло врут. И совершенно естественно, что у меня появился интерес как-то добраться до правильного понимания вещей в обход всех этих лживых словарей.

Почему слова имеют именно такие значения, а не какие-нибудь другие? Как смысл слова связан с самим словом? Должна же быть какая-то связь, просто её нужно найти. И я начал искать. И первое же, что мне пришло в голову, это связь смысла с написанием, с произношением слова. Если смысл предложения собирается из смыслов слов, то почему смысл слова не должен собираться из смыслов букв? И я стал пытаться найти смыслы букв.

А ведь буквы, звуки, имеют смысл! И вы даже знаете смыслы некоторых звуков, просто не отдаёте себе в этом отчёт. В русском языке есть однобуквенные слова, имеющие чёткие значения. Предлоги и союзы позволяют без какого-либо труда раскрыть смысл как минимум четырёх звуков:
"с" - соединение, свершение;
"и" - соединительный союз, можно трактовать как дополнение, увеличение чем-то, размножение;
"в" - указатель места назначения перемещения;
"к" - тоже указатель назначения перемещения.

Заметьте, как чётко привязаны смыслы к этим звукам. Когда вы услышите звук "и?", вы не будете ждать пояснений, вам будет сразу же понятно, что от вас требуют не что-то там, а дополнений. То же относится и ко всем остальным звукам. Звуки, это не пустая формальность, за звуками кроются глубокие смыслы. Очень глубокие смыслы. Приведённые мной выше (равно как и ниже) значения являются очень грубыми, но в качестве первого приближения они достаточны. И это далеко не единственные звуки, значение которых можно чётко определить. Ещё кое-что можно взять из иностранных языков, также есть однобуквенные приставки, суффиксы, и прочие частицы слов, но с ними уже сложнее. Так раскрывается ещё минимум четыре звука:
"д" - артикль принадлежности;
"а" - определённый артикль;
"о" - наделение чем-то: о-дарить; полнота, окружение: о-круг, о-крест;
"у" - обделение чем-то: у-дарить.

Таким образом, при желании за какие-то считанные минуты можно разобрать первый десяток звуков, а вот со следующим десятком уже будет куда как сложнее. На поверхности лежит лишь небольшая часть звуков, а для разбора остальных звуков уже нужно идти вглубь, т.е. разбирать слова. Впрочем, в русском языке достаточно коротких слов, и второй десяток звуков тоже вполне реально разобрать, попутно разобрав и способ сборки смыслов слов из смыслов звуков. У меня это заняло где-то два-три дня. Неделю. А вот дальше случился полнейший затык. Даже с использованием оргтехники разбор всех звуков практически невозможен, так за месяц упорной работы я осилил лишь дополнительно один-два звука. И тут мне несказанно повезло...


2. Глаголица как символьное письмо.

2.1. Ключ к пониманию смыслов слов.



Наверняка каждый слышал о существовании в Древней Руси ещё одной системы письма помимо кириллицы. Как сейчас помню табличку глаголицы в школьном учебнике истории, это был, наверное, класс так пятый. Но глаголица выглядит непонятно, к тому же она неудобна в письме, и все обходят её стороной. А зря. Это в младшей школе глаголица казалась набором закорючек, а когда меня на неё вывели уже в процессе разбора смыслов звуков, то я сразу же понял, что она как-то связана со смыслами описываемых ей звуков. К примеру, посмотрите на буквы:
"И", и "С".

Союз "и" у нас в языке является показателем множественности, а предлог "с" наоборот, соединяет. И знаки этих глаголических букв точно так же обратны! Буквы глаголицы представляют собой описания значений связанных с ними звуков!

Беглый осмотр букв глаголицы показал, что существует десяток базовых символов, которые, комбинируясь, и описывают буквы. Кроме этого, оказалось, что часть букв явно является комбинацией левых и правых частей разных наборов символов. Знаки букв глаголицы являются символьным описанием смыслов соответствующих звуков. Или, говоря другими словами, имеется ещё один язык, символьный, с помощью которого и описываются знаки букв. Значительную часть значений звуков я уже знал, и для меня не стоило труда разобраться с языком символов. Ключик нашёлся! И тут дело разбора значений букв начало бурно прогрессировать...

Описание символьного языка и значений букв-звуков будет ниже, а сейчас я затрону ещё некоторое количество общих моментов. Есть некоторый контекст у ситуации, который тоже нужно бы обозначить.


2.2. Связь с работами других авторов.

Скажу сразу и однозначно: какая-либо связь данной работы с работами других авторов отсутствует начисто. Нигде и ни в чём. Даже символьный язык не имеет аналогов, я ничего даже близкого не нашёл, за некоторыми исключениями. Более-менее известное значение имеют только два символа из десяти. Меня в своё время это очень сильно удивило и сбило с толку, но это действительно так. Такое ощущение, что всё это вижу только я один. И это при том, что вокруг меня имеется великое множество "исследователей", как официальных, так и любителей. Все роют то же самое, что и я, но почему-то находят здесь совершенно другое. А когда я им показываю нарытое мной, то все, как один, крутят пальцем у виска. Это заставило меня всерьёз засомневаться в интеллектуальной дееспособности российских лингвистов, что профессиональных, что любителей. И попутно раздувало моё ЧСВ, с чем я непрерывно борюсь уже который год.

А не привиделось ли мне всё это? Совершенно естественно, что время от времени возникают такие глупые вопросы. Это всё действительно очень похоже на сон. Однако, эта штука предельно логична, и вдобавок она прошла достаточно долгий путь, и на этом пути каждая новая вешка подтверждала верность выбранного направления. Глаголица, это далеко не первый шаг, она лишь подтвердила и уточнила те значения звуков, которые я получил до этого путём исследования языка. И глаголица, это отнюдь не последний шаг. Более того, полученный "ключик" открыл для меня великое множество дверей, я ответил для себя на великое множество интересующих меня вопросов. "Все приборчики заработали"(с) к/ф "День независимости". Таким образом, никаких даже малейших сомнений в верности этого материала лично для меня не возникает. Имеется ощущение нереальности происходящего, но не более того.

Это далеко не первый мой текст по этой теме. К примеру, я выкладывал разбор значений букв/звуков в ЖЖ-сообществе slav_gramota, в далёком ныне 2009м году. Если кому интересна история этой темы, то можно ознакомиться с моими первыми шагами. Но это, конечно же, были уже далеко не первые шаги, потому что к моменту создания этого сообщества основная часть работы уже была сделана, и я сразу же описал разбор сначала отдельных символов, а потом попытался сделать сводный текст. Однако, все эти тексты были очень поверхностными, я там лишь наметил общие черты. Я почему-то был уверен, что читатели всё будут ловить на лету. В итоге разбор получился "в никуда". Но материал накапливался, уточнялся, и к концу 2010го года я начал писать новый более фундаментальный текст, с учётом всех изменений, однако по некоторым причинам тогда этот текст так и не был опубликован. Я публикую его только сейчас, в конце 2014го года.

У подавляющего большинства людей "предохранители сгорают" уже на самой постановке задачи. Воспитанный человек даже мысли не может допустить, что в учебнике написана чушь, что светочи науки развлекаются за народные деньги, и тут приходит кто-то с улицы, без степеней и дипломов, и начинает объяснять. Неприятие здесь рефлекторно, на уровне "свой-чужой". Я, видите-ли, лабораторного халатика с очочками не одел. Ну и бог с ними. Вот только с теми, кто заинтересовался, тоже имеются существенные проблемы. Как я уже сказал, у данной темы очень высокий порог входа. Тут нужно в голове вертеть образы, натурально жонглировать буквами, звуками, смыслами, и вдобавок жизненно необходимо абстрагироваться и смотреть на всё с другой, нетрадиционной стороны. Тут категорически нельзя смотреть на слова в привычном для всех виде, потому что привычный подход чрезмерно упрощён. Тут нужно искать точку понимания, тут нужно очень быстро и сильно меняться. Это сложно. Таким образом, какой-либо дискуссии по этой теме за всё время у меня так и не получилось. Всю работу я производил в одиночку, и на это тоже нужно делать поправку. Я заметил и описал только то, что я смог заметить и описать. Да, действительно, всё вышло очень топорно и однобоко. А ты смог был сделать лучше?


2.3. Формы букв и формы слов.

Перед началом разбора знаков букв глаголицы необходимо обозначить несколько технических моментов. И первое, что нужно сделать, это объяснить причины существенного отличия тех знаков букв и форм слов, которые я употребляю, от привычных начертаний букв глаголицы и написаний слов. Отличия действительно имеют место, эти отличия велики, и кому-то они могут резать глаз. Объяснение необходимо.

Буквы. Артефакты с полноценным глаголическим письмом отсутствуют. До нас дошла лишь скоропись, которая безусловно не является каноническим письмом. Буквы имеют нетривиальное начертание, и их совсем несложно исказить до неузнаваемости при быстром рукописном письме. Общеизвестная форма глаголицы – искажённая. Это очень сильно осложнило мне процесс разбора букв, потому что неправильные знаки имеют неправильный смысл, там получалась действительно чепуха. Но кое-как мне удалось восстановить изначальный вид утраченных букв. Также я ввожу в глаголическое письмо "разделительную линию", но не для украшательства, а потому, что она там должна быть по смыслу.

Слова. Речь очень сильно изменилась к нашим дням, и произношение большинства слов, не говоря уже про написание, – искажено. Но каждое слово содержит в себе свой смысл, и его нужно произносить не так, как хочется, а правильно, так, чтобы был понятен смысл. Современная орфография очень сильно отличается от дореволюционной, а дореволюционная – от средневековой. И даже средневековая орфография была далеко не изначальной. Изначальная речь была сложной в произношении и грубой на слух. Такой язык действительно неудобен, но трудности компенсируются однозначностью и высокой описательной способностью такого сложного языка. Грамотный язык, это язык грамотных людей. Сложно, неудобно? Терпите. Поэтизация языка, это однозначный варваризм. Вульгаризация.

Букв и звуков раньше было значительно больше, чем сегодня. Например, раньше было по две "з", "и", "о", "ф", "х", плюс были буквы мягкая "у", "ять", и произносившийся через нос "юс". Но "яти" и "юсы", это ещё мелочи. Наиболее произносимые звуки оригинального языка – "ъ" и "ь", которые представляют собой сверхкраткие "о" и "е" и именно от которых и происходит такая распространённость звуков "а"/"о", "е"/"и", подавляющее большинство из которых как раз и являются искажёнными твёрдыими и мягкими "знаками". Сложносоставные слова соединяются звуками "о" и "е" только потому, что это искажённые "ъ" и "ь". Букв "а" и "о" много в нашем языке не потому, что это буквы "а" и "о", а потому, что это на самом деле искажённый "ъ". За вычетом искажённых "ъ" и "ь", все буквы употребляются более-менее равномерно. Таким образом, многие сегодняшние буквы объединяют в себе по два, а то и более, разных смысла.

"Молоко", это на самом деле "мълъчъ". Слово "молоко" – нечитабельное, его заведомо невозможно разобрать, потому что получится полная чушь. А вот слово "мълъчъ" уже читается без проблем. Для разбора слова строго необходимо взять правильную, наиболее раннюю форму этого слова, и разбор слов на слух и по современному написанию будет с большой вероятностью ошибочным. Необходимо выделять изначальные формы слов, что само по себе нерядовая задача. Но это действительно необходимо, и чем более древнее написание слова будет взято, тем точнее будет определён смысл слова. Я написания слов брал в первую очередь из словаря Даля, а во вторую очередь из онлайнового старославянского словаря. Или вот ещё один старославянский словарь, в формате "djvu".


2.4. Порядок сборки смысла слова из смыслов букв.

Второй технический момент. Разобранные образы букв нужно будет подкреплять примерами, а примеры, это слова. При объяснении значений букв я буду из этих букв собирать слова, и необходимо предварительно описать способ сборки смысла слова из смыслов букв. Конечно, это как бы несколько преждевременно, ведь мы ещё только будем разбирать сами знаки букв. Но выбора нет. Отдельно разбирать употребление букв просто невозможно, и последовательно разбирать употребление букв тоже нельзя, буквы тесно переплетены, и я этот узел развязывать не собираюсь. Таким образом, в примерах будут использоваться и образы ещё не разобранных букв, их расшифровку можно будет увидеть ниже. Но вообще лучше бы читать строго последовательно, оставляя вопросы на потом, так вам будет понятнее. Чуть позже мы отдельно, на примерах, разберём и особенности чтения букв и слов. Ну, если у меня найдётся время, и я об этом не забуду.

Итак, собственно вопрос сборки смыслов букв в смыслы слов. Сразу же нужно заметить то, что ключевой буквой в слове является его последняя буква. Предыдущие ей буквы являются дополнением, они дополняют и изменяют её смысл. Соответственно, роли букв значительно отличаются от того, стоит ли буква в начале-середине, или конце слова. Поэтому я буду давать ДВА значения для буквы: "значение в роли действия", которое как раз описывает начальные буквы, и "значение в роли предмета", которое описывает последняя буква. И тут нужно заметить ещё два момента.

Момент первый. На конце слова в грамотной речи стоят либо гласные, либо твёрдый или мягкий знак. Вот эти два "знака" не несут собственного смысла, они говорят нам, в каком смысле понимать предыдущую им согласную. Твёрдый знак говорит нам о предмете, субъекте, а мягкий – о действии. Таким образом, если на конце слова стоит мягкий знак, то конечную букву всё равно нужно брать "в роли действия". Гласные же от подобного избавлены, их значения что в плане действия, что предметом, практически совпадают. Хотя есть тонкости в понимании оного, поэтому концевые гласные ("в значении предмета") я постараюсь рассматривать отдельно.

Момент второй. Слова на самом деле куда короче, чем нам кажутся, поскольку наш язык очень сильно искажён товарищами реформаторами. В настоящем русском языке подавляющее большинство слов состоит из двух-трёх букв, именно отсюда пошла мода читать "по слогам". Но слога в современности тоже искажены до неузнаваемости, и мы даже зачастую неспособны правильно разделить слово на слога. А если и разделяем, то видим совсем не те слога, которые должны бы быть. Буквы сегодня не те, совсем не те, алфавит тоже искажён до неузнаваемости. Буквы перепутаны между собой. Да хоть взять то, что буква "й" вроде как является гласной, почему за ней, собственно, и не может стоять ни мягкого, ни твёрдого знака, как бы это было в случае "согласной". Слова в правильной орфографии должны писаться иначе, близко к "праславянскому" написанию, в котором твёрдые знаки стоят буквально через букву. И в примерах употребления букв я буду в скобках писать правильные написания слов, ну, если это потребуется. Например, "лить (льть)". Вот и все замечания по порядку разбора глаголицы. Теперь приступим.


3. Символьный язык и чтение знаков букв.

3.1. Символы количественные.

Начнём с простейшего, с тех самых букв "И" и "С". Как видно, для начертания обоих букв использовано по два символа. Круг и треугольник. Отличие состоит только в их взаимном расположении. Но это известно любому русскому человеку, что "с" противоположно "и": "с" соединяет, а "и" размножает. И именно эти значения, "соединяет" и "размножает", читаются в тех буквах. Теперь пора вывести:

Новые символы:
1. Круг означает "многое, разное". Изобилие.
2. Треугольник означает "единое, одинаковое". И даже "соединение". Собранное воедино, кучка.

И сразу же нужно сказать несколько важных слов по смыслам, по образам букв. Самая главная проблема при разборе образов букв – не усложнять, потому что там всё предельно просто и даже примитивно. Не нужно сужать образы и тем более делать их чёткими. Все образы букв должны быть именно что расплывчаты, потому что это обобщения, абстракции. Этот образ должен легко прикладываться к чему угодно, он должен быть гибок и всеобъемлющ. Но когда несколько таких расплывчатых обобщений накладываются друг на друга, то получается достаточно чёткий суммарный образ, если конечно разбирающий слово человек имеет абстрактное мышление. Но если у человека абстрактного мышления нет, то ему вообще не следует связываться с этой темой.

Новые правила:
* Читаются символы глаголицы строго сверху вниз, верхний символ как бы преобразуется в нижний.

Буквы глаголицы имеют строгую ориентацию, это факт. И эту ориентацию нужно чем-то обозначать, по видимому, при правильной записи глаголицы буквы должны как в деванагари, как бы "свисать" с междустрочных линий, ну, раз уж базовые символы пишутся сверху вниз. Знаки глаголицы нужно читать не абы как, только вот верную-то ориентацию просто из начертания определить далеко не всегда возможно. Междустрочная линия тут действительно необходима, в отличие от прочих систем письма. Поэтому на моих картинках буквы глаголицы совмещены с этой линией, в отличие от "традиционного" вида этих букв. Это не ради красоты, это суровая необходимость.


Кириллическая "Иже", звучит как привычная нам "и". Знак буквы читается как треугольник, переходящий в круг, т.е. "единое, одинаковое", переходящее в "многое, разное, пёстрое". Размножение, расцвечивание.
Значение в роли действия: "размножение, расцвечивание".
Значение в роли предмета: "многое, разное, пёстрое".
Пример использования в роли действия: "иz", "опестрение ветвления". Бурное ветвление, бурное разделение, фонтанирование, отсюда и наш предлог "из".
Пример использования в роли предмета: "лихо" (лишь), "осознанно делать многое, пёстрое" + "действовать". "Лихо" изначально означало "много, чрезмерно, слишком". Вот и букавки о подобном говорят.

Кириллическая "Слово", звучит как привычная нам "с". Знак буквы читается как круг, переходящий в треугольник, т.е. "многое, разное, пёстрое", переходящее в "единое, одинаковое". Соединение, слияние.
Значение в роли действия: "объединение, слияние, свершение".
Значение в роли предмета: "соединение-сплав, единица, конструкция".
Пример использования в роли действия: "ось", "несение соединения" в виде действия (мягкий знак). Т.е. тут выходит нечто соединяющее, связующее. Нитка для бусин. Цемент. Или вот "оса", "полнота соединения предмета", т.е. нечто собранное. Рой. Или вот "роса", "стихийное несение соединения предмета", то, что стихийно, случайно собирается. В капли, ага. А потом в ручьи и реки. "Коса" же уже принуждает к несению соединения, т.е. собирает. Косить, это не "резать", а именно что "собирать", отсюда косА. Или, в случае "кса", принуждает к полноте соединения, т.е. скрепляет, оттуда и разные кОсы, которые вяжут. Ну и "кесарь" тоже где-то рядом.
Пример использования в роли предмета: "ус" - "потеря соединения". Взяло и рассыпалось, точнее разлохматилось. Распустилось. Ведь усы, это то, что торчит в разные стороны, не правда ли? А вот "ас", это уже "собранный". Асы, это дружные, спаянные, сплочённые. Единая команда. Почему и являются "тузами". Помните притчу о прутиках и венике?


3.2. Символьное "местоимение".

Новый символ:
3. "Росток" означает что-то вроде отдельного места, состояния, положения, или даже объекта. Некоторая отдельная абстракция.


Кириллическая "Он" (в греческом "о-микрон"), звучит как краткая "о". При произношении обычно проглатывается, и выходит нечто среднее между "у" и "о", от чего зачастую и путается эта буква с настоящей "у". Композиция символов читается как "росток", переходящий в "росток", т.е. что-то одно, переходящее в другое, "туда". Перемещение.
Значение в роли действия: "перемещение, движение; несение, наделение". А может быть и "изменение".
Значение в роли предмета: "сдвиг".
Пример использования в роли действия: "о-дарить", "несение" + дарить, наделение даром; "о-жёг", "несение" + жечь, наделение жжением. Или вот "о-садить", которое иногда ещё звучит как "усадить", "наделение" + садить. Сделать сидящим.
Пример использования в роли предмета: тут я, честно говоря, пасую. Хотя вот "но", "должное для перемещения", "нечто перемещающее, изменяющее". "Перемещаться!". Знаете, наверное, что когда лошадь трогают с места, то цокают языком и кричат "но!". Иногда ещё слышится "ну!", ведь этот звук краткий, и глотается.

Кириллическая "От" (в греческом "о-мега", ""), звучит как долгая чистая "о". Произносится как чёткая, ударная "о", или даже "ё". Композиция символов читается НЕ как круг, эта буква основана на вышерассмотренной букве "о", с добавлением "возврата", т.е. означает "туда и обратно". Тут много более широкое значение. От "вокруг" до "полностью".
Значение в роли действия: "заполнение, завершение, окружение".
Значение в роли предмета: "вокруг, полностью".
Пример использования в роли действия: "ом", "восполнение, окружение, завершение старшинства-вмещения". Нечто полностью подчиняющее. Простор, пространство. Мир. Отсюда и йогический "ом". Слово кстати вполне употребимое и в русском языке, именно от него образовано прилагательное "ёмкий" (мъчьй?). Просто долгая "о" перешла в "ё". Ну а "дом" (дъмъ?) уже "подчинённое, личное пространство". Или вот взять "ов", "полнота-окружение желания-пробы". Слог "ов", это "вокруг", отсюда "овить". Именно от этого слова и произошёл "ров": ров есть "материально воплощённое окружение", т.е. что-то вроде "обозначенный, обустроенный периметр". И это совсем не обязательно будет канава, ров может быть и валом. Более того, от этого слова есть ещё один потомок, "кровь". И "кровъ". Оба этих слова обозначают принуждение к вышеописанному "ров". Кровь и кров, это то, что обеспечивает всё вокруг. Только если "кровЪ" описывает это "обеспечение" как объект, то "кровЬ" уже обозначает процесс, действие. То, что своим действием обеспечит существование этого самого "кровЪ". Да, это слово сегодня применяется только в "узком" значении, применительно к живым организмам, но как видите, есть и более широкий смысл.
Пример использования в роли предмета: тоже как-то не приходит в голову. Нет, слов с "о" на конце в русском языке великое множество, только вот это на самом деле не "о" ни разу. Практически все наши концевые (и не только) "о" являются некорректно выговариваемыми "Ъ", но об этом поговорим позднее. Именно поэтому, кстати, сия "буква" так и широко распространена. По безграмотности.

Кириллическая "Зело", произносится как краткая "з", и звучит это как-то вроде "дз". Композиция символов читается как "росток", переходящий в "треугольник", т.е. это какая-то неконкретная абстракция, из которой получается вполне конкретный объект.
Значение в роли действия: "рождение от простого к сложному, взросление, самозарождение, появление". Или даже "исполнение предначертанного".
Значение в роли предмета: что-то вроде "росток, побег, плод".
Пример использования: буква чрезвычайно малоупотребима, практически во всех наших словах под "з" подразумевается "z". В голову мне приходят разве что слова "зело" и "звезда". Слово "зело" имеет значением что-то вроде "активно", и буква "з" тут может иметь значение "усиляясь". Да и "звёзды" нам известны именно как медленно проявляющиеся небесные светила. Да, скорее всего значением у этой "з" является что-то вроде "появляться из ниоткуда". Но гарантировать точность такой трактовки не могу, за недостатком опыта использования этой буквы.

Кириллическая "Чревь", звучит как привычная нам "ч". Композиция символов читается как "треугольник", переходящий в "росток". Перевёрнутая буква "зело". Однако, значение тут не противоположно значению "з". Символы буквы "ч" означают преобразование некоего конкретного объекта в какую-то абстракцию. Или появление чего-то из этого объекта. Т.е. "ч" означает выделение, просачивание чего-либо, как материального, так и мысленного.
Теперь придётся ещё немножко забежать вперёд. Латинская буква "q", символ которой читается как "духовная стихия", скорее всего, является "клоном" нашей буквы "ч". Значения у них близкие, звучания тоже, и даже начертания во многом совпадают. И буква "ч", через контакт с этой "q", обретает более широкое значение. То, что я выше называл "выделение, просачивание чего-либо, как материального, так и мысленного", вполне походит и под определение "обобщения, абстракции".
Значение в роли действия: "выделение, течь, обобщение".
Значение в роли предмета: "вытекающее, извлекающееся, выделяющееся; обобщение, абстракция".
Пример использования в роли действия: "течь" (тьчь), "делать" + "течь" в виде действия. Или вот "очи" (чь), "окружение-полнота выделения, обобщения" в виде действия. Полностью выделять что-то там, то есть видеть, слышать. Очи, это прозрение. Далее можно вспомнить и про банальности, вроде "ч-рево", "ч-ервь", ну, знаете, наверное, как червяк из яблока вылазит.
Пример использования в роли предмета: самым ярким примером будут наши суффиксы "-к" и "-ч", которые частенько встречаются на концах слов. Точнее говоря, в обоих случаях там не "к", а именно "ч", почему в прилагательных и переходит эта буква в чистую "ч". При быстром или безграмотном произношении этот звук обычно глотается, поскольку он на конце слова, вот и слышится пришлым людям. Разное. Данный суффикс чаще всего имеет значением "выделение, извлечение, абстракция" в смысле "производит впечатление" чего-то там. Прозвище образовывается от наименования какой-то деятельности, и буква "ч" там говорит нам, мол, "выглядит как". Показатель принадлежности роду занятия, что ли. "Пять" и "пята-к", "казать" и "каза-к", "бой" и "боё-к". Отсюда же и "уменьшительно-ласкательное" значение, ведь описываемый предмет не является по настоящему чем-то там, а просто похож. Вот и короб-коробок, шест-шесток, ветер-ветерок, нож-ножик. И даже "казачок" и "казачочек", где первая "ч" указывает на род занятий, а вторая-третья уже на сходство. Двойник двойника, ага. А суффикс "-ник" ("-ньчъ", "должное" + "вытекшее") уже прямо обозначает должность, то есть упомянутый предмет прямо обязан заниматься тем делом, от названия которого произведено его прозвище. "Лес" и "лес-ник", "печь" и "печ-ник", "дружина" и "дружин-ник".


3.3. Символы объединения и разделения.

Новые символы:
4. Вертикальная черта, означает соединение. "Дерево мира".
5. Горизонтальная черта, означает отделение, и даже распределение.

И новое правило:
* При наложении символов, их значения объединяются.

Для более лучшего понимания особенностей этих символов мы сейчас рассмотрим буквы "ф" и "", которые максимально похожи друг на друга, и отличаются лишь ориентацией "черты": в "ф" черта вертикальна, а в "" – горизонтальна.

Кириллический "Ферт", звучит как "п" с придыханием (ф), от чего и записывается на латыни как "Ph". Знак буквы читается как круг с наложенной вертикальной чертой. Означает "соединение в многом", т.е. обобщение. "Ph" есть именно "обобщение", в смысле равномерного распределения по всем.
Значение в роли действия: "обобщение".
Значение в роли предмета: "общее, соединяющее".
Пример использования: это достаточно редкая буква в русском языке, поэтому в голову приходят только заимствованные слова. Например "фон" (фънъ?), "обобщение" + "должно". То, что должно быть общим. Незаметное. Грунт, земля.

Кириллическая "Фита" ("ита"), звучит как "т" с придыханием, почему на латыни и записывается как "Th", хотя это и есть латинская "f". Знак буквы читается как круг с наложенной горизонтальной чертой. Означает "отделение в многом", т.е. различия. Тут у нас уже различия, индивидуальность. И, одновременно, использование этой индивидуальности, то есть разделение, распределение. Классификация. Организация.
Значение в роли действия: "различия, распределение".
Значение в роли предмета: "различное, разделяющее".
Пример использования: тоже достаточно редкая буква в русском языке, и более того, ныне утерянная. Восстановить, где употреблялась эта буква, очень и очень сложно. Поэтому в примерах будут опять заимствованные слова, например "тон" (ънъ?), "различия" + "должно". То, что должно быть индивидуальным. Выделяющимся. Яркое, своеобразное, отличное. Или вот "теос" (theos, ъсъ?), "различия" + "соединение". Организация, структура, порядок. А что, вполне себе Бог. Или вот взять "театр" (theater, тьръ?), "различия" + "суть" + "делать" + "во плоти". Театр разделяет людей, и не просто разделяет, а своего рода организует. Театр зашивает в мозг человеку шаблоны поведения, он учит что-то делать именно так, а не иначе. Причём все представления многоплановы, каждый человек в них видит что-то своё. Театр заставляет людей воспроизводить представленное в своей личной жизни. Театр, это инструмент социализации. Он делает социум таким, каким мы его привыкли видеть. А амфитеатр, это "всеобщий" инструмент социализации, это аналог нашего современного зомбоящика, телевидения. Помните незабвенное, "хлеба и зрелищ"? Ещё нужно упомянуть про окончание "ть", которое имеет значение "делать", и в котором буква "т" возможно, является искажённой "".

Кириллическая "Твёрдо", звучит как привычная для нас "т". Знак буквы читается как горизонтальная черта. "Отделение".
Значение в роли действия: "отделять, очужествлять; делать". И даже "отрицать".
Значение в роли предмета: "отдельное, другое, чуждое; кусок, часть".
Пример использования в роли действия: как уже говорил, суффикс "-ть", означающий что-то вроде "делать, совершать". На первый взгляд, дистанция между "отделять" и "делать" велика, но это лишь от нашей приученности к узким, чётко зафиксированным, словарным значениям слов. А вот представьте себе, что у вас слов вообще практически нет, представьте себе эпоху зарождения языка. А потребность в словах-то никуда не деть. Вот и приходится обозначать свершение, завершение дела через этот звук, "отделить, очужествить". Сделал дело, и заросло травой, оно уже чужое, нету больше этого дела. Вот. Или вот "т-рогать", "очужествление" + "рогать". Слова "рогать" как бы нет, но оно есть. Рогать, это "рогъ ть", пользоваться рогом, т.е. бодать, колоть. А "очужествление, отрицание" для бодания, это указание на мягкость, бережность обращения. Не бить, а трогать.
Пример использования в роли предмета: корень "стъ", "соединение, свершение частей" и слово "стать" (стъть), "действие по соединению, свершению частей". Конструкция. Отсюда и "мост" и "стол-стул" (это одно слово), и многое другое. Например, "ост" и "оставить". В европейских языках словом "ост" обозначается восток, который оставили предки европейцев, когда шли "вест" (въстъ), "проба" + "стать". А вот "гость", это "побуждение" + "оставить", тот, кого попросили остаться.

Кириллический "Аз", звучит как привычная для нас "а". Знак буквы читается как вертикальная черта с наложенным прерыванием-отделением. "Разделение общего", что ли. Я это трактую как "нечто конкретное, определённое; здесь и сейчас; вот это; оно". И даже может быть "факт". Это определённый артикль. При приложении к "пустому месту" означает текущий предмет разговора, или даже самого рассказчика, при отсутствии текущего предмета разговора. Ведь человек по умолчанию говорит о своём, о себе, не так ли?
Значение в роли действия: "конкретность, определённость". "Вот этот". "Предмет этого, факт этого". В латыни эта буква ещё указывает и на свершённость, признак прошедшего времени.
Значение в роли предмета: "здесь и сейчас", "нечто конкретное, определённое", "текущий предмет разговора или рассказчик", в зависимости от контекста.
Пример использования в роли действия: "аz", "конкретность ветвления", ну, знаете, наверное, старое доброе "аз есмь". Слово "аз" означает ветвь, применительно к человеку это ветвь рода, при чём не просто там какую-то ветвь, а ветвь конкретную, ветвь здесь и сейчас. Именно поэтому данное слово употребляется для обозначения самого рассказчика, и всех тех, кто с ним рядом, род, семью рассказчика. Мол, "моё". Да, в старину таких индивидуалистов, как сейчас, не было, человек не отделял себя от других людей. Да и сейчас, любые как бы "личные" проблемы, так или иначе, напрягают родственников и друзей.
Пример использования в роли предмета: "я", или, если точнее, "iа", "фиксирование конкретного". "Тот, кто здесь". Хотя вообще "йа" тут было бы уместнее, поскольку это слово, "источник конкретного", прямо и обозначает "того, кто сказал". Может быть, оно так изначально и было, покуда орфографию не "оптимизировали"?

Кириллический "Ять", звучит как смягчённая не то "е", не то "а", от чего и путается и с "е", и с "а", и даже с "я". Знак буквы читается как треугольник, с наложенными вертикальной и горизонтальной чертами, т.е. объединение "здесь и сейчас" с "единым". Итого значением получается "суть, главное для объекта". Смысл, предназначение. Да, букавка эта неспроста имеет начертание, близкое религиозному "глазастому треугольнику", обозначающему познание, прозрение. Веру в Бога.
Значение в роли действия: "суть, смысл".
Значение в роли предмета: "суть, смысл".
Примеры использования: "ряд" (рдъ), "материальная стихия смысла подчинения". Ряд, это воплощение того, как подчиняются объекты. То есть ряд, это не просто порядок, схема размещения объектов, а Порядок, более глубокая вещь, которая сродни Правилу. Ряд описывает взаимодействия объектов вообще. Отсюда и слово "обряд", да и "порядок" в смысле "обычая". И тут же стоит слово "бред, брести" (брдъ), это слово в действительности близко к "обряду". Бредить, это пытаться рядить, создавать порядок. Бредить, это пытаться нащупать смысл. Брести в поисках выхода. Теперь рассмотрим слово "грядущее", вместе с "гряда, грядка" (грда). Здесь уже "побуждение, движение" этого самого "ряда". Грядущее, это то, что создаёт, воплощает порядок. Грядущее, это идущее по очереди. Создающее очередь. Отсюда и "грядка", как воплощение порядка на бытовом уровне, в виде культурной, организованной посадки.

Кириллическая "омега с крышкой", звучит как мягкая "о". Знак буквы читается как "отделение", переходящее в "росток, переходящий в росток, и с возвратом", "вокруг", "туда и обратно". Итого выходит отрицание для "вокруг, полностью". Видимо это "нечто внутреннее", "неполное", и быть может даже "пустое". Да, похоже, что пустота является одним из значений этой буквы, поскольку на некоторых картинах она используется за "точку отсчёта". Может быть числовым значением этой буквы стоит "ноль"?
Значение в роли действия: "внутри, начало, пустота, точка".
Значение в роли предмета: "внутреннее, начальное, пустое, точка".
Примеры использования: однозначно обнаружить эту букву я не смог. По всей видимости, это из-за некорректного её прочтения, всё её почему-то читают как "от", не смотря на то, что если уж подбирать синоним, то должно быть наоборот, "то". Хотя вообще в словах звучит она действительно весьма и весьма близко к "от". Этой путаницей, видимо, и порождено такое странное различие между нашим предлогом "от" и английским "то", значения-то у них очень близки. А латиняне вообще эту букву читают как "ет". Но когда-то вместо этих "от" "то" "ет" явно использовалась мягкая "о". Также очень может быть, что она использовалась и во многих словах, где попадаются комбинации "от" и "то", например, в "точка" и "отче". Но истины тут нам уже не узнать...


3.4. Символы воли и неволи.

Новые символы:
6. Угол остриём вниз. Этот символ к мужскому половому органу отношения не имеет. И к общеизвестной трактовке в виде "женского начала" тоже. В глаголице угол, направленный остриём вниз, означает буквально "провисающее", т.е. вольное, свободное, живущее "как хочется".
7. Угол остриём вверх. Ровно так же не имеет отношению к мужскому половому органу. И общеизвестное "мужское начало" тут тоже мимо. Угол, направленный остриём вверх, в глаголице означает буквально "свисающее", то есть своё, подчинённое, подвластное, и даже "находящееся внутри".


Кириллическая "Веди", звучит как привычная для нас "в". Композиция символов состоит из одного символа, "угол остриём вниз" и значение у него "свобода, жизнь как хочется".

Значение в роли действия: "желание чего-либо, осмотр, проба на вкус чего-либо", которые могут трактоваться и как "свободное направление движения в ...". "Смотря в ..., желая ...".
Значение в роли предмета: "свобода, воля, желание, произвол".
Пример использования в роли действия: в первую очередь предлог "в", "желая, пробуя, смотря", и производный от него глагол "вить" (вьть). "Виться", это "свободно колебаться, болтаться", не так ли? Ну а свивать, это спутывать, сами знаете, наверное, что свободно отпущенные верёвки (нити, леска, волоса и т.п.) имеют свойство скручиваться и переплетаться, спутываться. Свивать, это создавать какой-то путаный узел, почему и применяется это слово, скажем, к птичьим гнёздам, но никак не к ткани и прочим продуктам рук человеческих. Ну, разве что к плетёным канатам. Хотя на самом деле словом "свить" можно обозначить и некоторый спонтанный осмотр. Да, а слово "ов" и глагол "овить" означает не только "опутать", но и "осмотреть, окружить".
Пример использования в роли предмета: "вор" (въръ), "желание" + "материальное воплощение, стихия". Тут "желание плотского, желание воплощения", а не "желание во плоти", там должно бы быть не "-ръ", а "-рь". Вор, это алчный. Алчущий. Слово же "вол" (вълъ), "желание" + "осознанный акт творения", это желание дела, стремление к какому-то занятию. Трудолюбие, да. Любовь к своему делу. Почему этим словом и называют тягловый скот. И не только скот, от этого слова произошла и "воля", которая упорство. Хотя вот вол, который волк (вълчъ), "желание" + "осознанный акт творения выделения, течи, обобщения", это уже 100% вор, и даже разбойник. Рыщущий, ищущий, выжимающий соки. Сама Алчность во плоти, почему слово "волк" и содержит слог "лчъ". И это совсем не обязательно зверь. Зверь, это только "серый" волк.

Кириллическая "Добро", звучит как "д". Композиция символов состоит опять же из одного символа, "угла остриём вверх". Своё, подчинённое, подвластное, и даже "находящееся внутри". Это что-то вроде артикля подчинённости, принадлежности. Помните имя Д'Артаньян, которое означает "артаньянский"? Да-да, французский язык, как и прочие европейские, вышел из нашего праязыка. Но об этом подробнее мы поговорим позже.
Значение в роли действия: "нахождение внутри, подчинённость, зависимость, подвластность чего-либо".
Значение в роли предмета: "подчинённый относительно чего-то там, содержащийся в чём-то там".
Пример использования в роли действия: слово "да", "подчинённость предмету разговора". Обозначение своей покорности, своего согласия. Или вот слово "вода" (въда), "желание" + покорность, послушность. То, что желает подчиняться. То, что само заполняет ёмкости. Въдевается. Девается в каждую ёмкость. Нечто мелочное и вездесущее. Да, вода бывает не только жидкой, но и вообще нематериальной. Духовная вода, это мелочность, щепетильность, внимание к мелким деталям. Придиразмы к мелочам.
Пример использования в роли предмета: "дождь" (дъждь), "подчинённое" + ждать (ждъть). Дождь, это то, чего ждут. Долгожданное. И совсем не обязательно это наш дождь, который ливень. Или вот уже разобранное "дом" (дъмъ), "подчинённое" + "ом, простор". Личное пространство. Ну а "уда" (оудъ), это "потеря подчинённости", извлечение. Отсюда и удочка, которой удят рыбу, то есть извлекают её из воды. "Руда" же, это "материальное воплощение" "уда", т.е. извлечённое, выловленное. Ну а "пруд", это уже "впитывание извлечения", т.е. сбор воды через запруживание реки. "Грудь" же, это "побуждение" к "руд", "извлечению". И "груда" где-то рядом. Так же от "уда" образованы и слова "чудо", "чудь", которые "выделение, течь, обобщение" "уда", т.е. то, что выудилось, опять же "извлечённое". Хотя тут скорее не прошедшее время, а настоящее, "чудь", это извлекающееся, выделяющееся. Чудеса, да. Вышли из моря люди, чудь голубоглазая, ага. Ну а "суд", это совершение "выуживания", то есть процесс отделения агнцев от козлищ, добра от зла. Тут же стоит вспомнить и про "ад", это "конкретность, предмет подчинённости". Это одновременно и содержание в чём-то большем, подчинение чему-то большему, и самое настоящее рабство. Разве что быть узником, рабом мира будет несколько приятнее, чем чьим-то личным рабом. Да, этим словом может обозначаться и персональный Ад, который есть тюрьма, темница для души.

Кириллическая "Мыслите", звучит как "м". Композиция символов читается как "отделение", переходящее в "угол вверх". "Отделение" здесь читается как отрицание, то есть буква "м" является полной противоположностью буквы "д". Так это тривиально: мама и дети. Можно уверенно сказать, что "м" обозначает нечто старшее, начальствующее, владеющее, и даже "вмещающее".
Значение в роли действия: "старшинство, владение, вмещение, и прочее начальственное положение".
Значение в роли предмета: "хозяин, контейнер".
Пример использования в роли действия: "ма-ма", "старшее для предмета". Повторение тут по причине призыва, обращения, ну, знаете, как это у нас, "эх, вася-вася"... Кстати, одиночное употребление слова "ма" тоже вполне встречается, правда у детей. Они ещё не читали словарей от наших творцов русского языка. Кстати тут стоит заметить, что "ма" ведь обозначает не только кровную мать, но и вообще тот "контейнер", в котором находится предмет. Почему и правомочно говорить "Родина-Мать". Для более лучшего понимания рассмотрим слог "мя" (м), "старшее для сути". Тут уже чистое обобщение, взять, к примеру, слово "медь" (мдь), "старшее для сути" + "подчиняться, вмещаться". Медь, это то, что льётся, литьевой металл. Почему в старину чугун и называли "чёрной медью". И это не только металл, имеется употребление и не в материальном смысле. Слог "мя" вообще интересен, с его помощью образовано слово "мера" (мра), "старшее для сути" + "материальное воплощение". Сама суть материи предмета. Вот вам и мера. Ну а "мена" (мна), это "старшее для сути" + "должное", то есть уже не мера предмета, а мера какого-то долга. Мена, это цена. Стоимость. И процесс обмена, это в первую очередь процесс оценивания. И тут рядом стоит ещё одно удивительное слово, "камень" (къмнь), "принуждение" для цены. Камень, это буквально монета, деньга, предмет стоимости. Видимо это слово живёт ещё со времён неолита, когда вместо металла использовался кремень и другие твёрдые минералы. И естественно, что цена этих камней была очень и очень велика. Теперь думаю, вам станет понятно и выражение "камень алатырный", ведь "алатырь", алтарь, это "эль ть ирий", "сила" "совершать" "рай". Камень алатырный, это банальная монетка для попадания в Рай, знаете, наверное, миф о Перевозчике, которому нужно заплатить. И монетка эта понятное дело, не из золота, и даже не из камня. Эта плата стократ дороже, тут платить нужно потом и кровью. Своим делом. Каким? А вот это как раз и ищут те, кто ищут этот "камень алатырный".
Пример использования в роли предмета: "ум", "потеря старшинства, хозяина". Умный, это именно что самостоятельный, которому не нужны мамки-няньки. Или вот "змей" (zмьй), "расщепление-ветвление старшинства" в виде действия + "источник". Тот, который разделяет старшинство, тот, который крадёт. Глотает. Вот вам и змей, который удав. Но разделение, отбор, воровство, это как понимаете, не только змеиные устремления, но и вполне человечьи. Вот таких-то людей и называют у нас змеиным отродьем. Сказочные оборотни? Да ничего подобного. Змею змеёй делает нрав, а не чешуйчатая кожа.

Кириллическая "Ижеи" ("Iжеи"), звучит, судя по всему, не как вариация "и", а как "э", поскольку звук "э!" вызывает соответствующую эмоцию, "замри". Композиция символов читается как "отделение", переходящее в "угол вниз". Таким образом, имеем отрицание буквы "в" (желание-произвол), ну и соответственно, значение в виде отрицания произвола-желания, неволи. "Невольное, закрепощённое, зафиксированное, остановленное". Или "нежеланное"?
Значение в роли действия: "невольное, закрепощённое, зафиксированное, остановленное".
Значение в роли предмета: "неволя, нужда", "долг?".
Пример использования: букавка опять же потерянная, и вот так просто её употребления и не сыскать. Мне в голову приходят разве "ни!" (нi!) и "мир" (мiр). Слово "нi!", "должное быть зафиксированным, остановленным", означает призыв к воздержанию, почему именно оно и употреблялось в заповедях Христа, а не резкое "нет!". "Ни убий", это всего лишь "воздержись от убийства", не убивай понапрасную. То же и насчёт "ни укради", "ни прелюбодействуй", и всего остального. Так заповеди стократ разумнее, не так ли? Ну а слово "мiр", это всего лишь "старшее для фиксации материи". То, что останавливает. Перемирие. Кстати, насколько могу судить, слово это очень часто перепутано с "мир", которое через настоящую "и", которое "старшее для размножения материи", старшее для изобилия, ведь Рай, Ирий, это и есть изобилие, не так ли? Мир, который через "и", это уже не перемирие, а настоящий рай. Ну, каким он может быть на земле. И жить миром, это именно что жить раем, жить счастливо, в согласии, а не стиснув зубы сдерживать перемирие. Вот такая вот глупая шутка.


3.5. Символ жизни.

Новый символ:
8. Волна. Судя по всему, обозначает течение воды, действие, жизнь.


Кириллическая "Ша", звучит как привычная для нас "ш". Буква состоит из одного символа, волны, которая "жизнь". Ну и буква, соответственно, обозначает саму Жизнь. Деятельность.
Значение в роли действия: "жизнь, действие, деятельность".
Значение в роли предмета: "живое, действующее".
Пример использования в роли действия: в первую очередь суффикс "-шь". Делае-шь, действие "дела" в настоящем времени. Ну да, действие в настоящем времени больше употребимо для личной беседы, для "третьего лица" настоящее время уже теряет смысл. Хотя конечно, все эти законы, запреты преграды всецело вымышлены нашими филолухами. Суффикс "-шь" означает всего лишь деятельность. Вот взять "мышь" (мъшь), "старшее" + "деятельность". Нечто деятельное, активное. Шустрое. И слово "мышца" произведено не от "мыши", а от этой шустрости, активности, движения. Ишь ты, мышь. Междометие "ишь", кстати, тоже читается, и оно вполне осмысленно, "размножение, опестрение" + "деятельность". Та же шустрость, быстрота, ловкость, но уже не как объект-обладатель, а как сам факт деятельности. И употребляется это междометие, как ни странно, исключительно в случаях этой всей акробатики.
Пример использования в роли предмета: "душа" (дъоушъ), "подчинённость" + "потеря движения, жизни". Нечто обездвиженное, мёртвое. Отсюда и слово "душить": делать "душу", т.е. обездвиживать, и даже убивать. В религиозном же отношении "душа" имеет значение не столько смерти, сколько того, что останется у человека после этой смерти. Душа, это загробное. Это и потомки, и дела, и многое другое, лишь бы оно не ушло с телом человека в небытиё.

Кириллическая "Шта" ("Ща"), звучит как "щ". Композиция символов читается как "волна, переходящая в росток", т.е. означает что-то вроде "плодов жизни, действия". Или сам процесс плодонесения, во всех его смыслах.
Значение в роли действия: "плодонесение, результативность; выжимание".
Значение в роли предмета: "создающий последствия, результат; плодоносный".
Пример использования: банальные "щи" (щь). Тут сразу видно и отличие значения этой буквы от весьма похожего "ч", если "ч" обозначает процесс появления со стороны "извлечённого", то "щ", – это уже внешняя сторона, сторона "извлекателя". Если "чь", это будет вытекшая капля, то "щь", щи, это уже выдавленный сок. Компот из овощей, ага. Причём это лишь одно из значений этого слова. К примеру, на основе этих "щей" образовано слово "искать-ищи", "и" ("размножение, опестрение") + "щи" (результаты, сок). Процесс сбора сока, сбора результатов. Да и грибы с ягодами, их ведь ищут?

Кириллический "Гервь" ("Йров"), звучит не то как "й", не то как носовая "г". Композиция символов читается как перевёрнутое "щ", "росток, переходящий в волну". Т.е. означает что-то, дающее жизнь. Зачинающее, зарождающее, начальное. Образ буквы пока исследован недостаточно точно.
Значение в роли действия: "зачинающее, зарождающее, начало".
Значение в роли предмета: "зачинающее, зарождающее, начало".
Пример использования: окончание "-ий", которое именно что обозначает источник, откуда произошёл предмет. Окончание "-им" обозначает практически то же самое, но тут уже не просто "источник", а прямо таки непосредственный "руководитель". В этом и основное отличие "й" от "м", если "м" обозначает процесс старшинства или там хранения, то "й" всего лишь указывает на прародителя, который может и не иметь власти над предметом в данный момент. Вот как, например, "исток" (йстъкъ), "начало" + сток. Исток, это источник стока. Место, откуда идёт сток, течение. Явное "начальство", но ни разу не "управление", вода так сказать "рождена", выпущена на волю, и дальше уже живёт своей жизнью.

Кириллическая "Буки", звучит как "б". Композиция символов читается как "волна, связанная по левой стороне с отделением". Левая сторона, "навь", обозначает мысленно-чувственный мир. То есть эта связь "виртуальна", надуманна. Аналитическое обобщение. Соответственно, символ можно трактовать как "жизнь и смерть", т.е. значением получается "жизненный цикл, процесс, судьба, Путь".
Значение в роли действия: "жизненный цикл, процесс, судьба, Путь".
Значение в роли предмета: "протекающий, идущий, свершающийся"; от "ш" оно отличается рамками действия.
Пример использования в роли действия: "бес" (бс), "процесс сути" + "соединение". Слово это достаточно непонятное, но в общих чертах вырисовывается, что бес 1) постоянен, и 2) связан с сутью объекта. Можно говорить, что бес есть то, что управляет чем-то там. Демон. К примеру, бес компьютера, это программа. И программа, заложенная кем-то в человека, проклятие, это тоже бес. Так что слово достаточно нейтрально, и обретает своё отрицательную окраску лишь применительно к человеку, который должен жить, а не быть рабом своего беса, своей программы. Жить, а не быть фанатом, фанатиком.
Пример использования в роли предмета: частицы "б, бы", и соответствующий глагол "быть" (бъть), со значением "существовать", ну ещё бы, ведь "бъ ть", это "процесс" + "деятельность". Тут же стоит вспомнить и такое интересное слово, как "судьба" (судь бъ), суд над "идущим, живущим". Судьба, это расплата за ошибки. Наказание. Или наоборот, поощрение, если человек был не дурак, и жил правильной, праведной жизнью.


3.6. Навь и Явь символов.

Новые правила:
* Левая часть символа обозначает проявление символа в "нави", виртуальном мысленно-чувственном мире. Например, план.
* Правая часть символа обозначает проявление символа в "яви", материальном мире. Например, былое.

Как я уже говорил, некоторые буквы образованы объединением правых и левых частей различных комбинаций символов. Буква может взять от какого-то образа левую, духовную часть, и объединить это с каким-то другим символом, или даже с одной его материальной частью. И чтобы окончательно разобраться с этими "сторонами", сразу же разберём две симметричные буквы, "х" и "ц".


Кириллический "Хер", звучит как "х". Композиция символов читается как "правая часть угла вниз с наложенным обобщением". Угол вниз обозначает свободу, волю, ну и соответственно, правая часть этой "свободы" есть свобода материальная. Простор, воля. Интерес. Но нужно помнить, что тут не просто материальное, а лишённое духовного, лишённое чувств и разума. Таким образом, символ означает экстенсивное, материальное, плотское, но и одновременно, лишённое разума. Эдакое материальное стремление.
Значение в роли действия: "материальная, физическая, плотская деятельность, поиск".
Значение в роли предмета: "материя, тяжесть, и т.п.".
Пример использования в роли действия: "ход" (хъдъ?), "материальное стремление, свобода" + "подчиняться". Заходить внутрь чего-либо. "Хан" же (хънъ?), "материальное стремление, свобода" + "должное", это воин, палач, судья, и даже учитель. Ну, должность такая была, а как должностям соответствуют должностные лица, вы сами знаете. Так, тут ещё нужно отметить слово "хлеб" (хлбъ). Хлеб, это "материальное стремление, свобода" + "сознательное создание сути процесса", "леб" является обеспечением своей жизни, отсюда и немецкое "leben". Ну а хлеб, это "материальное обеспечение жизни", тот самый "хлеб плотский".
Пример использования в роли предмета: "ух", "потеря плотского", т.е. бесплотный. Отсюда и "пух", "впитывающий бесплотность", "почти бесплотный". Отсюда "дух", "подчинённый бесплотному", "бесплотный". Ну а "уха" есть "раствор", рыба ведь в ухе практически вся переходит в навар?

Кириллическая "Ци", звучит как "ц". Композиция символов читается как "левая часть угла вниз с наложенным обобщением". Левая часть "свободы" есть свобода интеллектуальная. Таким образом, символ означает интенсивное, хитрое, разумное, духовно-бестелесное, но и одновременно, лишённое физической деятельности.
Значение в роли действия: "планирование, мечты, разумная деятельность".
Значение в роли предмета: "разум, культура, дух; сложность".
Пример использования в роли действия: слово "цлеб" (цлбъ), от которого идут "целебный" и даже "целибат". Тут ярко проявляется отличие буквы "ц" от "х", "ц" определяет духовную сторону жизни, и "цлеб" является тем самым "хлебом духовным". Именно он и является целебным, ведь все болезни идут от головы, и того, что в ней творится. Все болезни вызываются нештатной работой мозга. "Целибат" тут как раз и в помощь, ага. Да, и тут сразу становится понятным отличие "царя" от "хана", если хан является мирским лидером, богатырём, то "царь" уже лидер духовный. Царь слаб телом, но силён его ум, его мудрость, и одна эта мудрость подчиняет людей. Царь, это самый главный мудрец в стране. И, как вы понимаете, наследственная передача власти в корне противоречит самой сути царства. Все цари, которых мы помним, это, по правде говоря, преступники. Такая вот странная штука. Так, и ещё. Тут стоит упомянуть слово "цвет". Есть "свет" и "цвет", и оба они образованы от глагола "ветвить", т.е. разделять. Да, свет помогает нам отделять одни предметы от других, добро от зла. Свет, это просвещение. Цвет же является тем, благодаря чему это разделение-просвещение становится возможным. Цвет создаёт основания для отделения одного от другого, планирует оное так сказать. Размечает. Да, план, проект, является одним из ярчайших объектов духовного мира. И несоответствие планов реальности вполне нормально, ведь мир духовный не является миром реальным в полной мере. То, что мы видим, не является самим объектом. Как бы мы ни старались, но увиденное будет оставаться лишь иллюзией, пусть и очень близкой к реальности...
Пример использования в роли предмета: тут в первую очередь стоит заметить суффиксы "-ц" и "-ца". Как понимаю, этот суффикс обозначает "нематериальную" связь, иллюзорную. Духовное родство. Девица практически никогда не является девой. Просто похожа. И телом и делом. То же можно сказать и про всех тех, про кого говорят "немец", "итальянец", "китаец", и так далее. Живёт в России, говорит на русском языке, пьёт водку и ругается матом, но всё равно, иноземец. Потому что культурный багаж иной.

Кириллическая "Како", звучит как "к". Композиция символов читается как "правая половинка креста", т.е. физическое местоположение, ну и в приложении к произвольному объекту получается "цель его насильного перемещения". Таким образом, букву можно читать как "насильное направление движения к чему-либо", или даже как принуждение, насилие при отсутствии объекта воздействия.
Значение в роли действия: "принуждённое направление движения к чему-либо, указание".
Значение в роли предмета: "принудитель к; крепёж, указатель".
Пример использования в роли действия: "крест", "принуждённое движение к" ресту. Что есть "рест"? Слово это в русском языке не сохранилось, зато оно есть в европейских языках, "rest", "restore", ресторан, ага. Слово это обозначает "выздоровление, восстановление". Но это опять же, значение в узком смысле, "рест" является "материализацией увеличения соединения частей". Рест, это усиление скрепления частей. Упрочнение. И крест является "насильным скреплением". Насильно прибитые друг к другу деревяшки. Применительно же к людям крест означает смирение, принуждение к миру, к добрососедству. И крестовый поход, это не какое-то там клоунское игрище с крестиками и распятиями, а буквально получается поход против неверных, эдакая Отечественная Война. Ну а крест, который несёт на себе каждый человек, это смирение всего окружающего. Принуждение мира к справедливости.
Пример использования в роли предмета: "кол" (кълъ), "принудитель, крепёж" + "осознанное дело". Кол, это крепь, заколка, гвоздь для чего-то там. Кол, это то, чем прикрепляют, прикалывают. А вот "коло" (клъ) и "клёкот" (къ л къ тъ), это уже совсем иное, "принуждитель, крепёж, указатель" + "осознанное дело окружения, заполнения". Знаете, наверное, как колокол при ударе наполняет своей бегущей волной звука все окружающие пространства? Или вот как земля наполняется солнечным светом днём. Вот эти "наполнители" и есть то самое "коло". Ну а "кольцо", это всего лишь "проколотое".

Кириллическая "Рци", звучит как "р". Композиция символов читается как "правая сторона круга". Круг означает "многое, разное", соответственно его правую часть можно трактовать как материальное изобилие, лишённое разума. Тупая, слепая, безумная, плотская энергия, причём не пассивная, а энергичная, со случайным воздействием. Сама жизнь. Таким образом, звук "р" обозначает действие этой слепой, стихийной силы: и прямое воздействие, и даже рост. Да, тут ещё стоит сказать и про симметричную букву "q", которая входит в латинский алфавит. Тот знак обозначает наоборот, духовную силу, лишённую материи. Идеи, мысли, чувства. В русском языке её полностью заменяет "ч".
Значение в роли действия: "материализация", или даже "действие слепой, стихийной силы".
Значение в роли предмета: "материальное воплощение, материальная стихия, сила".
Пример использования в роли действия: "резать" и "разить", "материализация" + "ветвление" + делать, т.е. то самое разделение на ветви-лучины, разрубание. Или вот совсем прозрачное, "рубить", "материализация" + убить. Или вот "рост", "материализация" + ставить. Ну а "река" (рьчъ), это уже "материализация" + "течь", то, что течёт. Тут же стоит отметить и очень важное для наших предков слово, "ирий" (ирьй), "размножение, опестрение материализации" + "источник". То, что даёт силу жизни. Или просто само место, где жизнь сильна и бурна, изобильна. Рай.
Пример использования в роли предмета: суффикс "-р", который обычно к применяется к разным профессиям, боча-р, лека-рь, пова-р. Материальное воплощение для дела бочек, лечения, поварства, и прочего. Это слово, в отличие от "ч", обозначает не духовную связь, а материальную, плотскую, реальную, то есть человек по настоящему занимается таким делом. Ну и, конечно же, слово это может употребляться не только к людям, но и к неживой природе вообще.

Кириллическая "Ю", утерянная мягкая "у". Композиция символов читается как "правая сторона отделения, переходящего в угол вниз". Или правая сторона буквы "i". Таким образом, имеем значение в виде "материальное спокойствие, невозмутимость". Или даже "ясность". Но букавка малоупотребимая, так что возможны неточности в трактовке.
Значение в роли действия: "материальное спокойствие, невозмутимость".
Значение в роли предмета: "материальное спокойствие, невозмутимость".
Пример использования: неизвестен. Буква слишком старая, и следов её употребления мне обнаружить не удалось. А рассматриваю я её потому, что она традиционно помещается в глаголическую азбуку. Это чтобы не было тёмных мест. Хотя возможно, что эта буква применялась частично там, где мы сегодня пишем "ю", к примеру, в слове "любо" (лбъ), "осознанное дело материального спокойствия" + "процесс". То, что нужно оставить, как есть. Ну а любовь (лбъвъ), это скорее само желание "оставить всё как есть". Желание сберечь. Вроде похоже на истину...

Кириллическая "Глаголи", звучит как "г". Композиция символов читается как "левая сторона угла вниз, переходящая в правую сторону отделения". Первую, левую часть можно трактовать как "размышление, планирование", а вот со второй, правой, непонятки. Теоретически вторую часть можно трактовать как действие, т.е. решение, ну а всё вместе, процессом руководства. Или, если более точно, то процессом мотивации, побуждения, зова к чему-либо.
Значение в роли действия: "процесс мотивации, побуждение, зов к чему-либо".
Значение в роли предмета: "мотиватор, побудитель, зов".
Пример использования в роли действия: "гора" (гъра?). Гора, это трудность, препятствие. Умный в гору не пойдёт, умный гору обойдёт. А вот "горе" уже обойти не выйдет. Слово это достаточно близко к горе, но тут уже ясно читается "долгая о", так что горе уже есть "побуждение к заполнению, окружению" + "материализация". Горе, это усиление, напряжение сил. Большие труды. Вполне может быть, что в слове "гора" тоже стоит эта "долгая о", тогда слово будет ещё понятнее. Правильного написания этого слова я не знаю... Тут же стоит разобрать и ещё одно слово, "гро" (гр), "зов к материализации полноты, окружения". Принуждение к восполнению. Слово это нам известно как часть слова "гроб" (грбъ). Гроб, это не могильник, в гробах раньше людей не хоронили. Наши предки усопших сжигали, и топливо для погребального костра, маленький срубик, как раз и называлось "гробом". Гроб, это "принуждение к восполнению процесса". Гроб, это то, что перерождает человека, помогает ему реинкарнировать. И тут же стоит вспомнить так называемый "гроб господа", который никто не видел. Как видите, такой гроб уже совсем не обычный гробик, он реинкарнирует не человека, а господство. И судя по всему, именно эта штука называлась в старину и называлась "грааль". Или, точнее не "грааль", а "гро эль" (гр ль), принуждение к восполнению силы, божественности. Интересная такая штука, не правда ли?
Пример использования в роли предмета: "шаг" (шъгъ?), "деятельность" + "побудитель". Шаг, это движение чего-то там. Ну а "нога" (нъгъ?), это "должное" + "побудитель", т.е. то, что должно побуждать. Да, побуждение штука относительная, нога отталкивает землю, и одновременно, отталкивается от земли сама. Тут ещё стоит упомянуть про такое интересное слово, как "arc", которое "арг", "предмет материализации побуждения". Предмет подвига, нечто сдвинутое. Да, слово "arc" в латыни означает кривую, дугу. А вот "голос" (гълъсъ?), "зов" + "осознанное дело" + "соединение, свершение", обозначает уже целиком нематериальное побуждение. Или вот "грязь", "зов" + резать, это побуждающее отрезать, лишнее. Как видите, буква "г" может пониматься как в нематериальном плане, так и в плане физическом.

Кириллическая "Наш", звучит как "н". Композиция символов читается как "левая сторона креста с правой стороной круга". Крест в глаголице обозначает определённость, ну а его левую часть можно читать как "цель, замысел". Правая сторона круга обозначает стихию, материю. Таким образом, имеем материю одновременно с целью. Ну и получаем трактовку в виде "цель во плоти". Должное состояние, к чему стремится развитие ситуации. Кроме того, судя по аналитическому выводу, возможна трактовка и как "место, состояние", особенно при нахождении буквы в конце слова.
Значение в роли действия: "исполнение долга, достижение цели".
Значение в роли предмета: "место, привычное состояние, цель".
Пример использования в роли действия: предлог "на", "должное для предмета", место для предмета. То есть фраза "на предмет" означает "имея местом предмет". Кроме того, стоит упомянуть слово "нет", которое фактически является единственным настоящим отрицанием в русском языке. "Нет", это "должное" + "отделение, очужествление", должное быть отделённым, неприкасаемым. Табу. Вообще отрицательную окраску могут создавать только три буквы: 1) "т" (наше "нет"), 2) "i" (наша "нi", дошедшая до нас в виде "не" и "ни"), и 3) "у" (наша приставка "у-", и латинское "ун", от которого и порождена безграмотная отрицательная приставка "an-"). Всё остальное, это от безграмотного произношения этих трёх звуков.
Пример использования в роли предмета: "дно" (днъ), "подчинение должному", т.е. место предмета в среде. Слово "ладно" видимо отсюда же, как "акт осознанного творения" в деле "подчинения должному". Поставить на место, отпустить. "Нож" же (видимо "нъzъ", "ж" тут бессмысленна), это "должное" + "разветвлять", т.е. предмет, специализированный для разветвления, то есть банальной резки. Ну а "ножны" (нъzъ нъ), нож + "должное", это опять же банально, место для ножа.

Кириллическая "Покой", звучит как "п". Композиция символов читается как "левая сторона креста с правой стороной отделения". Первая часть обозначает "цель, замысел", вторая часть говорит о физическом отделении. То есть по соображению-пониманию, это как бы "оно", но на самом деле "другое", "в другом месте". Букавка означает что-то вроде "приближение, вплоть до впитывания". Буква "п" в значении "рядом" обозначает "впитывая воздействие", т.е. находясь в зоне досягаемости.
Значение в роли действия: "приближение, вплоть до впитывания".
Значение в роли предмета: "близкое, приближаемое, впитываемое".
Пример использования в роли действия: банальнейшее "пить" (пьть), "впитывание" + делать. "Лопать" же, это "осознанная деятельность" + "впитывание" + делать, то есть "кормить". Шарики ведь лопают, "покормив" их острым предметом? То же самое и с "пищей", "впитывание" + "результативность", съестное, которое требует приготовления. Или вот "репа", "материальное воплощение" + "впитывание". Еда. Но вот "па-па" уже пищей не является, папа впитывается "духовным" способом. Через глаза и уши. Тут уже "впитывая предмет", в плане воздействия, то есть значение "рядом". Папа является самым ближним, ну, не считая мамы. Подобное же значение имеет и просторечное "подь сюды" (пъдь), "приближаемое" + "подчинение". Что-то вроде "подойди и зайди", точно оттрактовать я пока не могу. Отсюда и предлог "под", который обозначает одновременно и близость и подчинённое состояние. И вообще, слово "лепить" (льпьть?), не смотря на исключительную близость к словам "пить" и "лопать", не означает "кормления", а всего лишь приближение, накладывание на предмет, обмазывание.
Пример использования в роли предмета: "кап" (къпъ), "принуждение" + "впитываемое". То, что впитывается. Словом "кап" обозначают наросты, в частности кору деревьев. Или вот "наклёп", который образован от "лепить", если в слове "лепить" "пь" обозначает сам процесс приближения, то в "наклёпе" "п" уже обозначает само приближаемое, само налепленное.

Кириллическая "Люди", звучит как "л". Ох, и попортила мне крови эта букавка. Общеизвестное написание этой букавки, которое близко к написанию буквы "д", ложно. Букавка сия должна изображаться в виде такой дивной "лодочки", с "парусом" влево. Наши учёные тут обычно пишут безумные диссертации о тождестве буквы и ладьи, но мы опять же разберём её по частям. "Парус" есть левая сторона круга, то есть множество чего-то чувственного, мысленного, что можно трактовать как размышления, некоторую интеллектуальную деятельность. "Парус" этот переходит в "отделение", то есть следствием "размышлений" является появление чего-то нового отдельного, другого. Ведь это "отделение", звук "т", используется именно для обозначения деятельности? Ну и я не могу эту композицию трактовать иначе, как "акт осознанного творения", который проявляется сначала в виде планирования изделия, и заканчивается собственно воплощением изделия в жизнь.
Значение в роли действия: "акт осознанного творения, ручная работа". В том числе в виде изделия.
Значение в роли предмета: "создатель, инструмент".
Пример использования в роли действия: в первую очередь это суффикс "-ль", обычно в приложении к словам, описывающим действие. Медь-лъ, меть-ль, падъ-ль. Образованное слово обозначает продукт соответствующего действия. Изделие. Или вот "ладить" (лъдьть), "осознанно делать" + "подчиняться" + делать. Ладить, это устанавливать предмет куда-то. Находить ему место. Кроме того, можно вспомнить банальнейшее "лить" (льть), "осознанно делать" + действие. Лить, это создавать, воплощать, почему и употребляется это слово к литьевым металлам. И к воде, ведь вода является "тем, что заполняет что-то", словом "вода" правомочно называть лишь жидкость (и не только) в ёмкости. То, что вдето. Глагол "вдевать" крайне близок слову "вода". Слово же "пилить" (пьльть), "впитывание" + лить, создавать, означает что-то вроде втыкания, видимо изначально пилили не пилой, а зубилом и топором. Отсюда и слово "впилить", которое до нас дошло в виде "впиваться, впился". Да, звучит это сегодня достаточно коряво. И это понятно, явных падежей-то в праязыке не было, и прошедших будущих времён то же. Все эти вещи объяснялись несколько иначе, наши филолухи тут действительно дело упростили. Правда вот читабельность слов, возможность понимать смысл из звучания-написания, они начисто убили, что превращает все их старания в громкий пшик.
Пример использования в роли предмета: первое же, что приходит в голову, это "молоток" (мълътъчъ), в латыни он называется словом "malus", но можно и ещё короче, "мол" (мълъ), "старшее" + "инструмент". Мол разбивает волны, не так ли? Ну а "молоть", это использовать мол, т.е. обрабатывать. И если жернов молит муку, то при обмолоте зерна всего лишь производится очистка. Мол, это может быть не только молоток, а и какой-то другой инструмент. Правда, против традиций не попрёшь. Да, а продукт молотьбы уже называется не "мол", а "моль", или даже "мель". Мелкий, это молотый.

Твёрдый знак, "Ъ". В грамотной речи звучит как сверхкраткое "о", именно поэтому многие "твёрдые знаки" мы сегодня читаем как эту самую "о". Да, большинство звуков "о" (и "а") в нашей речи говорятся вместо этой странной буквы, взять хотя бы "молоко", которое "мълъчъ". Как грубо и непоэтично, не правда ли? Зато ёмко и понятно, нам ведь речь дана по делу, а не ради развлечений, не так ли? Это весьма ценная буква, наличие которой по настоящему украшает наш язык, ведь она говорит о близости языка к тому старому, по настоящему правильному языку. Композиция символов знака этой буквы читается как "круг с наложенной левой частью отделения". Таким образом, имеем логическое подразделение какого-то материального множества. То есть твёрдый знак обозначает отдельный предмет. Причём не столько предмет, как вещь, сколько предмет, как субъект. Действующее лицо, в случае одушевлённого, или инструмент, в случае неживого.
Значение в роли действия: не бывает.
Значение в роли предмета: "в качестве субъекта, инструмента".
Пример использования: окончание слова-предмета, ну, в старой орфографии.

Мягкий знак, "Ь". В грамотной речи звучит как сверхкраткое "е", почему и так непропорционально много у нас "е" и "и". Хотя буква эта по частоте появления уступает "твёрдому знаку", про неё можно сказать всё то же, что и про "твёрдый знак". Весьма и весьма ценная буква, понятное дело не для экзальтированного поэта, а для грамотного разумного человека. Композиция символов буквы читается как "перемещение с наложенной левой частью отделения". Логическое подразделение движения. То есть мягкий знак обозначает отдельные состояния, действия. И, одновременно, сделанное. То есть словом с мягким знаком на конце тоже возможно обозначать предмет, но теперь уж в виде пассивного объекта.
Значение в роли действия: не бывает.
Значение в роли предмета: "в качестве действия или продукта действия".
Пример использования: окончание слова-действия, или отглагольного существительного (медь).

Кириллическая "Земля" ("Zемля"), звучит как нормальная "з". Композиция символов читается как "круг с наложенной правой частью отделения". Тут у нас уже не логическое подразделение, а физическое. Причём отделения в "чувственной части" не происходит, что означает полное соответствие нового объекта старому, родителю. Букавка сия означает отделение почкованием, клонирование, когда образуется стразу полная копия объекта.
Значение в роли действия: "отделение почкованием, клонирование, отрезание".
Значение в роли предмета: "ветвь; или даже разветвитель".
Пример использования в роли действия: сразу же вспоминаем предлог "за" (zа), "ветвление объекта", т.е. "отделяясь от объекта". И это правильно, потому что, когда один предмет располагается за другим, то создаётся зрительная иллюзия, что один объект является частью другого. Дальше можно вспомнить банальные "разить", "резать" и им подобные, но я на них останавливаться не буду. А вот на слово "зверь" стоит рассмотреть поподробнее. Как ни удивительно, но слово "зверь" образовано от слова "вера", "з-врь". Зверь, это "ветвящий, отрезающий" веру. Или, говоря другими словами, это обманщик, неверный. Именно поэтому зверями и называются исключительно дикие животные. Как видите, употребление этого образа "ветвления" тоже очень широко и многогранно, как это обычно для глаголицы.
Пример использования в роли предмета: в первую очередь вспоминается слово "яз" и произошедшее от него "язык". Яз, это именно что ответвление, к примеру, так в старину называли отгороженную лучину в реке. Язык же, это "похожий" на яз, к примеру, языками в старину называли ветви рода, отдельные семьи. Язычник, это самостоятельный, сам себе на уме. И то, что у каждой семьи быт имеет свои особенности, оно нашло отражение и в языке, оно послужило причиной для названия этим словом диалектов. Но первично именно ветвление. Кстати, язычок, который в ботинках, называется вполне правомочно. Как и язык, который во рту. С речью же они связаны лишь косвенно, как бы наши безграмотные гуманитарии не тщились связать эти "языки" между собой. Да, а "лаз", это "осознанно сделанный" язык, только теперь уже язык дороги. Теперь ещё стоит вспомнить слово "узы", которое "потеря ветвления", то есть собранность, связка. Именно от этого слова и образовано, как ни удивительно, слово "друг", друзья, это повязанные какими-то узами, кровными ли, идеологическими ли, симпатическими ли, не суть. Так же есть и слово "лоза", которое прямо и обозначает "ветви".

Кириллическая "Ук", звучит как долгая чистая "у". В письме обычно встречается в виде диграфа "оу". Композиция символов читается как "перемещение с наложенной правой частью отделения". То есть физическое подразделение движения, при отсутствии изменений в "чувственной части". Суть предмета осталась, но он отделился. Отделение при перемещении мне приходит в голову только одно, когда объект теряется, либо из виду, либо насовсем. Таким образом, "у" означает растворение, потерю, перемещение в недосягаемое место, небытиё. Или "ушёл и потерялся", в паре с краткой "о".
Значение в роли действия: "растворение, потеря, перемещение в недосягаемое место".
Значение в роли предмета: "небытиё?".
Пример использования: отрицательная приставка "у-", у-стал (потеря возможности стоять), у-род (потеря возможности родить), и так далее. Правда тут есть проблема, современная буква "у", кроме старой одноимённой, включает в себя и часть "кратких о", которые во многих словах звучат подобно "у", отличаясь лишь долготой. Точно можно идентифицировать букву "у" только если она под ударением, потому что краткая "о" ударной быть не может. Более подробно разбирать не буду, употребление этой буквы совершенно прозрачно. Ну, если это действительно именно эта буква.

Кириллическая "Ижица" ("Нжица"), звучит невнятно, не то как "у", не то как "в", не то как вообще "и" или даже вон "н". Композиция символов читается как "треугольник, переходящий в круг, и опять переходящий в треугольник, с наложенной правой частью отделения". Чехарда треугольников-кружков, похоже, означает преобразование, трансформацию, ну а правая, материальная часть "отделения" означает трансформацию во что-то новое. Итого значением имеем "преобразование во что-то новое, пересборку". Но ручаться за верность трактовки не могу, букавка эта чрезвычайно редкая и "потестировать" расшифровку не получилось. Данная буква явно существует исключительно для записи слов, заимствованных со Средиземноморья и Передней Азии, в русском же языке ни этой буквы, ни соответствующего звука нет, потому что есть куда более точная замена. И значение у этой буквы: "высыпаться, просочиться", ведь этот знак заменяет средиземноморцам и "у", и "в", и даже кое-где "и"!
Значение в роли действия: "преобразование во что-то новое, пересборка чего-то".
Значение в роли предмета: "преобразование во что-то новое, пересборка чего-то".
Пример использования: неизвестен. Но вообще, судя по всему, буква существует исключительно "для совместимости" с греческим языком, объединяя значения букв "в" и "у".


3.7. Символы временные.

Новые символы:
9. Полумесяц концами влево означает увеличение, усиление, рост, будущее. Обычно располагается слева, что усиляет эффект, ну типа "задумка, план на будущее".
10. Полумесяц концами вправо означает уменьшение, ослабление, прошлое. Обычно располагается справа, что тоже усиливает эффект, типа "уже свершённое".


Кириллическая "Живёте", звучит как "ж". Тоже коварная букавка. Общеизвестный её "жукообразный" вид, в виде перевёрнутой глаголической "м", некорректен. Точнее он корректен, но искажён, это скорописная форма буквы. Настоящая "ж" выглядит как леворасположенный "полумесяц" концами влево с праворасположенным "полумесяцем" концами вправо и наложенным отделением. Итак, имеем прошлое, будущее, да ещё и "отделение". Прошлое + будущее может означать только "время" вообще, ну а "отделение" обозначает отрезок времени. Момент, или даже текущий момент. В принципе, данная буква может обозначать и время вообще.
Значение в роли действия: "течение времени?".
Значение в роли предмета: "отрезок времени, текущий момент времени?".
Пример использования в роли действия: слово "уже", "потеря течения времени", то, что не нужно ждать. А вот банальное "жить" (жьть), "течение времени" + делать, это в старину означало просто "существовать". Это сегодня жизнью называется только красивая жизнь. Зажрались... Да, а "ложить" (лъжьть), это понятное дело "оставить предмет жить", то есть оставить его в покое. Так, теперь рассмотрим для полноты картины ещё и "ждать" (ждъть), "течение времени подчинения" + делать. Ждать, это временное подчинение, временная зависимость. Ну да, ожидание. Примерно такой же смысл имеет и слово "стяжать" (стъжъть?), "соединение частей" + "время" + делать. Разве что тут не просто ожидание, а "сделать и ждать". Почему это слово раньше и имело одним из своих значений "ростовщичество". Но, конечно же, стяжают не только ростовщики. Стяжательство, это испытывать лишения ради будущей выгоды, жить будущим. У нас недавно вообще вся страна была из стяжателей, пока типа "строили Коммунизм".
Пример использования в роли предмета: "муж". Муж, это тот, у кого нет времени. Занятой человек. Кормилец. А "жена", это та, которая должна ждать. Но не "сидеть и ждать". Хотя возможно эти слова нужно трактовать и как-то иначе, я букву "ж" особо глубоко не исследовал...

Кириллическая "Есть", звучит как долгая чистая "е". Композиция символов читается как "полумесяц концами влево с наложенным отделением, и дополнительно наложенной левой частью отделения". Таким образом, имеем "кусочек будущего", ну и соответственно, значение в виде "будущее, потенциальное, растущее, усиляющееся". Это, конечно, недостаточно точное значение, но для нас оно уже достаточно.
Значение в роли действия: "рост, увеличение, усиление".
Значение в роли предмета: "будущее, новое, многое, большое, сильное".
Пример использования: тут очень сложно, поскольку практически все наши "е" являются безграмотными "ь". Хотя можно вспомнить слово "если", "увеличение свершения, соединения осознанного дела", то есть "делая это". Ну, "по левой дороге пойдёшь", и так далее. Аналогичное значение имеют и слова "есе", "еда" (не путать с едой, которая пища, та через "ять"). Насколько могу судить, буква эта больше употребляется в процессе размышлений, и соответственно большинство слов с этой буквой имеют религиозное значение.

Кириллический малый "Юс", звучит как носовая не то "е", не то "а", почему и перешёл частью в "я", частью в "ё", и ещё куда-нибудь. Большой "юс" является диграфом "о", и рассматривать его не буду. Композиция символов читается как "полумесяц концами вправо с наложенной левой стороной отделения". Таким образом, буква означает "прошлое, случившиеся, уменьшающееся, ослабевающее".
Значение в роли действия: "уменьшающееся, ослабевающее, проходящее".
Значение в роли предмета: "прошлое, малое, слабое".
Пример использования: тут, как ни странно, несколько проще, чем с "е". Вот, к примеру, слово "ёлка", "ель" (ль), "уменьшение, ослабление, мало" + "осознанный акт творения" в виде действия. Нечто ленивое, слабое, бесполезное, бездельное. Да, это действительно бесполезное в хозяйственном плане деревце, и легко трескается, и смолы много. Кроме того, ёлками раньше кабаки называли. Место для безделий. Не об этих ли "ёлках" был тот петров указ, который про новый год? "Наряжать", это ведь не "украшать". Ряд, это порядок, обычай. Так что под петровыми словами "наряжать ёлки" могло подразумеваться банальное "наводить порядок в кабаках". Хотя скорее это просто приказ открывать кабаки для новогодних праздненств... Да, или вот взять "пять", "пята" (пта), "впитывание уменьшения" + делать. Пята, это последнее, конец. Ну а "пятница", это конец недели. Да, именно так, суббота с воскресением придумана нам попами, до них в неделе было пять дней. Почему и пословица "семь пятниц на неделе", пять на семь переправили, а про пятницу забыли.


4. Подведём промежуточные итоги.

4.1. Итоги по символьному языку.

Итак, значения букв-звуков легко извлекаются через написание глаголических букв, Глаголица, это "говорящее" письмо. Но слышат "голос" этих букв лишь те, кто знают и понимают этот символьный язык. Теперь стоит отдельно присмотреться к самим символам. Символы эти очень легки для понимания, достаточно усвоить образы, с которыми они связаны:



1. Круг, это надутый пузырь. Или битком набитый мешок. Мешок Деда Мороза. Нечто полное, почему и значение "изобилие". Многое, разное. Пёстрое.
2. Треугольник, это пирамидка. Предметы, сложенные в одну кучку. Почему и значение "собранное". Единое. Или даже просто "один".
3. Маленький кружок, я его называю "росток". Это просто след в воздухе. След пальца при жесте. Жест. И понимать его нужно именно как жест. "Здесь", "там"...
4. Вертикальная черта, ствол ветви, ствол дерева. Ствол "дерева мира", которое было одним из фундаментальнейших философских объектов древности. Этот "ствол" обозначал связующий элемент. Общее.
5. Горизонтальная черта, это явно отрезание, "отделение". Двуручная пила. Но нут уже не только отрезающее, но и разделяющее, распределяющее, разбрасывающее. Или даже отчуждающее, отрицающее.
6. Угол остриём вниз, это провисающая верёвка, болтающаяся на ветру. В частности, аксельбант, который и приведён на фото. "Провисающее, свободно болтающееся". Куда хочет, туда и болтается.
7. Угол остриём вверх, это свисающие с ветки вишенки. Или листья. Зависимые от ветки. Подчинённые ветке. Содержащиеся в ветке. "Зависимое, подчинённое, вмещаемое".
8. Ну а волна, она и в Африке волна. Течение воды. Нечто живое, постоянно движущееся. Бегущее. Сама Жизнь. Действие.
9. Полумесяц концами влево, это молодой, растущий месяц на небе. И соответственно, "растущее, будущее". Начальное, начинающее. Или даже "большое, здоровое".
10. Полумесяц концами вправо, это старый, убывающий месяц на небе. "Убывающее, былое". Последнее, концевое, завершающее. Или даже "малое, чахлое".


Теперь по правилам этого базового символьного языка:
* Читаются символы глаголицы строго сверху вниз, верхний символ преобразуется в нижний. Было раньше такое "узелковое письмо", когда текст записывался особыми узлами на шнурах. А шнуры в свою очередь висели на поясе. Вот глаголица, судя по всему, является одним из потомков этого стиля письма.
* При наложении символов, их значения объединяются. Наложение, это и есть объединение. Объяснять тут нечего.
* Левая часть символа обозначает проявление символа в "нави", виртуальном мысленно-чувственном мире. Левая сторона, это левая рука, которой в затылке чешешь. Её мир нематериален, это мир планов и фантазий. Духовный мир.
* Правая часть символа обозначает проявление символа в "яви", материальном мире. Правая сторона, это правая рука, которой работаешь. Её мир материален, это наш реальный мир. Плотский мир.


Я не до конца уверен в прототипах некоторых символов, могут быть и неточности в трактовках каких-то символов, но ошибки не могут быть большими, потому что полученные мной значения многократно проверены при разборах слов. Символы, используемые для описания глаголицы, предельно просты и даже примитивны, и в этом их красота. Эти символы очевидны, эти символы легкодоступны для понимания, и лишь такие символы могут стать фундаментальными. Эти символы практически идеальны. Они яркие, запоминающиеся, и, что самое главное, доступны для понимания даже малолетнему ребёнку. Такой грамоте можно учить практически одновременно с обучением речи, то есть к школьному возрасту ребёнок уже будет грамотным, причём не только в плане чтения и письма, но и по пониманию природы вещей. Мир символов представляет собой сжатую картину Естествознания, и познавший механику этого мира символов становится опытным философом, мудрецом. Понимание окружающих вещей, понимание взаимодействия окружающих вещей, навык обозначения окружающих вещей верными именами, это действительно грамотность.


4.2. Сводная таблица значений букв/звуков.

числознакзвукзначение в роли действиязначение в роли предмета
1привычная для нас "а""конкретность, определённость", "вот этот", определённый артикль"здесь и сейчас; нечто конкретное, определённое"
2привычная для нас "б""жизненный цикл, процесс, судьба, Путь""протекающий, идущий, свершающийся"
3привычная для нас "в""желание чего-либо, стремление к чему-либо, осмотр, проба на вкус чего-либо""свобода, воля, желание, произвол"
4привычная для нас "г""процесс мотивации, побуждение, зов к чему-либо""мотиватор, побудитель, зов"
5привычная для нас "д""нахождение внутри, подчинённость, зависимость, подвластность чего-либо""подчинённый относительно чего-то там, содержащийся в чём-то там"
6долгая чистая "е""рост, увеличение, усиление""будущее, новое, многое, большое, сильное"
7привычная для нас "ж""течение времени(?)""отрезок времени, текущий момент времени(?)".
8краткая "з""рождение от простого к сложному; взросление, самозарождение, появление; исполнение предначертанного""росток, побег, плод"
9долгая чистая "з""отделение почкованием, клонирование, отрезание""ветвь; или даже разветвитель"

числознакзвукзначение в роли действиязначение в роли предмета
10привычная для нас "и""размножение, расцвечивание""многое, разное, пёстрое"
20вариация "и" либо "э""невольное, закрепощённое, зафиксированное, остановленное""неволя, нужда", "долг?"
30не то "й", не то носовая "г""зачинающее, зарождающее, начало""зачинающее, зарождающее, начало"
40привычная для нас "к""принуждённое направление движения к чему-либо, указание""принудитель к; крепёж, указатель"
50привычная для нас "л""акт осознанного творения, ручная работа, изделие""создатель, инструмент"
60привычная для нас "м""старшинство, владение, вмещение, и прочее начальственное положение""хозяин, контейнер"
70привычная для нас "н""исполнение долга, достижение цели""место, привычное состояние, цель"
80краткая "о""перемещение, движение; несение, наделение; изменение""сдвиг"
90привычная для нас "п""приближение, впитывание""близкое, приближаемое, впитываемое"

числознакзвукзначение в роли действиязначение в роли предмета
100привычная для нас "р""материализация", или даже "действие слепой, стихийной силы""материальное воплощение, материальная стихия, сила"
200привычная для нас "с""объединение, слияние, свершение""соединение-сплав, единица, конструкция"
300привычная для нас "т""отделять, очужествлять; отрицать; делать(?)""отдельное, другое, чуждое; кусок, часть"
400долгая чистая "у""растворение, потеря, перемещение в недосягаемое место""небытиё?"
500"п" с придыханием, русская "ф""обобщение""общее, соединяющее"
600"к" с придыханием, русская "х""материальная, физическая, плотская деятельность, поиск""материя, тяжесть, и т.п."
700долгая чистая "о""заполнение, завершение, окружение""вокруг, полностью"
800привычная для нас "щ""плодонесение, результативность; выжимание""создающий последствия, результат; плодоносный"
900привычная для нас "ц""планирование, мечты, разумная деятельность""разум, культура, дух; сложность"

числознакзвукзначение в роли действиязначение в роли предмета
1000привычная для нас "ч""выделение, течь, обобщение""вытекающее, извлекающееся, выделяющееся; обобщение, абстракция"
мягкая "о""внутри, начало, пустота, точка""внутреннее, начальное, пустое, точка"
привычная для нас "ш""жизнь, действие, деятельность""живое, действующее"
сверхкраткое "о"(не бывает)"в качестве субъекта, инструмента"
сверхкраткое "е"(не бывает)"в качестве действия или продукта действия"
смягчённая "е" или "а""суть, смысл""суть, смысл"
мягкая "у""материальное спокойствие, невозмутимость""материальное спокойствие, невозмутимость"
носовая "е" или "а""уменьшающееся, ослабевающее, проходящее""прошлое, малое, слабое"
"т" с придыханием, латинские "f" и "th""различия, распределение; делать(?)""различное, разделяющее"
"ижица""преобразование во что-то новое, пересборка чего-то""преобразование во что-то новое, пересборка чего-то"




4.3. Замечание по описанным мной трактовкам букв глаголицы.

Я долго не мог понять, почему у тех, кто пытался разбирать слова по вышеописанным образам, получалось нечто иное, нежели у меня. Люди вроде бы делают шаги по верной инструкции, но в итоге получаются ошибки. Не смотря на все мои старания, метод до сих пор неотчуждаем от меня. А дело тут как раз в том, что мы пользуемся разными "образами" букв, полученными совершенно разными путями. Если вы будете использовать приведённые выше краткие "переводы" букв, и лишь некоторые из вас пытаются самостоятельно разобрать значения букв через символьный язык, то я использую в первую очередь те значения, которые я получил через анализ слов ещё во времена разбора первых звуков, ещё до глаголицы, и именно эти-то значения и являются первичными. Вы сейчас можете пользоваться только "надводной частью айсберга", а у этого "айсберга" имеется и внушительная подводная часть.

Те "переводы" букв, которые я выложил, изначально некорректны. Я пытался описать широкие и объёмные вещи простым языком, и вышло это у меня, будем честными, неважно. Сложно описать абстрактные вещи, и вдвойне сложно это сделать с наскока, как я это делал. Эти "переводы" не ошибочны, но недостаточно корректны, и они могут существенно уводить от истинных смыслов. Что-то такое и относительно языка символов, тем более что тысячу лет назад у этих символов были несколько иные значения, чем сейчас. Мир изменился, мы получили много нового, и в то же время где-то столько же и потеряли. Очень многое из старого сейчас недоступно для нас.

Те "образы", которые я дал, можно использовать только в качестве первого приближения. Только для того, чтобы войти в тему. Это очень мутные образы, и они годятся только на то, чтобы просто понять, что здесь что-то есть. И попытки разбора букв через символьный язык тоже не дают надежды на верное понимание, потому что понимание символьного языка в наши дни изначально искажено. Поэтому правильные образы нужно искать не в буквах и символах, а в словах, значения образов нужно брать исходя из тех смыслов, которые мы видим в словах. Если кто присмотрится, то он заметит, что некоторые сделанные мной "переводы" букв плохо соответствуют тому, что получается через символы. Первично именно то, что в словах, а знаки букв и понимание символов – вторично, оно вспомогательно и вдобавок искажено.


4.4. Как получить уточнённые значения звуков.

Нужно явно обозначить тот неочевидный факт, что вышеописанные мной "переводы", трактовки букв являются заведомо неточными. Дело в том, что символьный язык живёт параллельно с живой речью, и развиваются они своими самостоятельными путями. Если символы предельно абстрактны, то живая речь прикладывается к вполне материальным объектам, и через это живая речь принимает на себя груз свойств этих материальных объектов, и изменяется вместе с этими материальными объектами. Речь живёт, она изменяется, пусть и в незначительных пределах. Слова живой речи имеют некоторый контекст, и знаки звуков этой живой речи ни в коей мере не являются описанием этих звуков, это всего лишь подсказки. Намёки.

Образы звуков живой речи являются предельно объёмными и нечёткими, они очень трудновыразимы, и они могут описываться сразу несколькими различными способами. Несколько букв для обозначения одного звука, это нормально. Но ни одна из букв не описывает звук в полной мере. Символы букв появились позднее звуков, они созданы людьми, и отражают лишь только восприятие своих авторов, и только лишь в той мере, в которой они смогли своё понимание выразить через символьный язык. Описывать вещи символьным языком, это очень нетривиально. Это куда сложнее, чем описывать вещи словами, потому что число символов ограничено, и далеко не любое словесное описание выразимо через эти символы. Создавать знаки букв очень и очень сложно. Впрочем, и использовать буквы и звуки тоже непросто, так что настоящих слов, "слогов", имеется существенно ограниченное число.

Наиболее точные значения звуков можно получить через разбор слов. Существует небольшое количество слогов, через которые описано всё вокруг, и эти слога вполне возможно определить через разбор слов. Большинство слогов являются однобуквенными, и по сути дела я эти слога в грубом виде как раз и описал выше, но имеются и многобуквенные слога. Каждый из звуков сам по себе может являться слогом, и многобуквенные слога сами состоят из однобуквенных, но суммарное значение многобуквенного слога может несколько отличаться от полученного через символы букв. В речи существуют некоторые умолчания, определить которые возможно только через разбор слов. Если найти близкие по звучанию или написанию слова, то отличия этих слов чётко укажут на отличия отличающихся звуков. Чем больше слов перебирать, тем точнее будет набор значений, и в конце концов эти значения начнут сливаться в одно общее значение.

Теперь нужно сказать пару слов о том, как выделять образы из слов. Про старую орфографию я уже говорил. Нужно взять слово, и постараться привести его к изначальному виду. Это непросто, но вполне реально в большинстве случаев. Далее разбить на слога, и путём исключения смыслов известных слогов придти к тому, что может описываться слогом. Потом другое слово. Потом третье. Когда слов будет достаточно, значения слогов станут достаточно точными, и на них уже можно будет опираться при разборе слов. А приведённые мной "переводы" нужны в первую очередь для того, чтобы выяснить, та ли здесь буква, тот ли здесь слог, или здесь что-то совсем другое. Больших ошибок в приведённых мной значениях звуков вроде бы нет, но для длинных слов ошибка будет накапливаться, и может получиться совсем не то, что должно быть.

И теперь ещё раз напомню слова для разбора. Самое удобное, это брать короткие двусложные глаголы, их у нас много. Пить, вить, лить, шить, быть, и т.д. Слог "ть" имеет значение "делать", и за вычетом этого смысла остаётся смысл первого слога. Но значения этих слов в современности существенно заужены, и об этом нужно помнить. Потом другие двусложные слова. Например, "кол". У "л" значение что-то вроде "инструмент", и "кол", это то, что делает "къ". Слог "мъ" обозначает владельца, хозяина, и "мышь", это хозяин "шь", владелец "шь", т.е. нечто суетливое, а "мысь" это владелец "сь", собирания, сборщик, т.е. грызун, белка. Мышь становится мысью, когда перестаёт суетиться и начинает собирать.


4.5. Собственно итоги.

Итак, каждое слово несет смысл в самом себе, в своей записи, в своём звучании, и этот смысл вполне можно извлечь, через образы, зафиксированные в знаках глаголицы. Однако, символы глаголицы, это только первая половина ответа на вопрос о смыслах слов. Знаки глаголицы являются всего лишь символами, они лишь намекают на значение описываемых звуков, но это описание является неполным и неточным, и для лучшего понимания образов звуков требуется продолжительная практика разбора слов, самых обыденных из слов, значения которых полностью понятны и могут являться тем инструментом, который обточит образы звуков до приемлемой точности. Но и этого недостаточно. Дело в том, что речь строится далеко не тривиальным способом, и невозможно сходу начать разбирать слова. Есть некоторые неочевидные тонкости, которые делают разбор "в лоб" изначально ошибочным. Скажу честно: первый год работы по этой теме мои разборы были неудачными практически всегда. Кое-что получалось, в достаточной мере, чтобы я не бросал это занятие, но ошибок было слишком много. А это потому, что прежде, чем пытаться разобрать слова, нужно сначала разобраться, как эти слова устроены. А чтобы разобраться, как устроены слова, как устроена речь, нужно сначала попытаться понять, как эта речь вообще появилась. Об этом и будет следующая часть повествования.


5. О происхождении речи.

5.1. Тайна происхождения речи.

Вопрос о возникновении языка тайна великая есть. Лингвисты стараются эту тему особо не ворошить, потому что объяснить происхождение языка их ограниченными умами нельзя. Из всех официальных гипотез происхождения языка по сей день является наиболее правдоподобной гипотеза о заимствовании его из вне, от Бога ли, от инопланетян, или от ещё кого. Только одна эта гипотеза сегодня не имеет слабых мест, для любой же другой гипотезы существуют неприятные вопросы, которые заставляют всех этих учОных краснеть и умолкать. Проблема тут в том, что происхождение языка невозможно объяснить одной только лингвистикой, решение этого вопроса располагается на стыке наук. А универсалов-то в нашей современной научной среде нет, все учёные сегодня являются узкими специалистами, они работают как микроскоп. Но рассмотреть-то микро-скопом макро-объект нельзя, вот и приходится им под прикрытием зубодробительных формулировок выпускать мыльные пузыри изо рта. Яркие, радужные, но пустые внутри. Буйные, но пустые фантазии. Давно прошли те времена, когда учёными были исследователи. Нынешние учёные сплошь проповедники, попы от науки. Моё пренебрежительное отношение к ним имеет достаточные основания.

Причины возникновения языка нужно искать далеко не лингвистам. Человеческая речь неразрывно связана с разумом, с интеллектом, и для ответа на вопрос о происхождении речи надо понять, что же такое разум. Что такое интеллект? Как же вообще так человек устроен, что у него появилась речь? Самой главной проблемой является вопрос: а как же вообще работает человеческий мозг? Да, это как бы ещё большая Тайна, чем тайна происхождения речи. Ну, по крайней мере, учёные тут молчат совсем уж как рыбы. И пузыри изо рта, ага. Валом. Только вот этот секрет далеко не секрет, ответ на этот вопрос может узнать практически каждый, ведь каждый из нас может легко понаблюдать за деятельностью мозга. За деятельностью самого себя.


5.2. Мозг. Как работает мозг?

Ключевой частью человеческого мозга является так называемая "ассоциативная память". Это не просто память фактов событий ощущений, а память об ассоциациях, память о взаимосвязях между разными вещами. Ну, знаете, наверное, что при виде какого-нибудь объекта и, особенно, при ощущении запаха, в голове всплывает целый ворох очень разнородных воспоминаний. Это та самая "ассоциативная память". Каждый объект, удерживаемый в памяти, имеет что-то вроде "дерева", в котором "стволом", "корнем" является сам объект, а связанные с ним объекты – "листочками". Веточки же имеют разную "толщину", в зависимости от степени связи между "листиком" и "стволом", между корневым и периферийным объектами. Ну а поскольку подобное имеется у каждого запомненного объекта, то всё вместе получается чем-то вроде гигантского леса "деревьев", сросшихся "листочками". Как раз благодаря такому строению памяти и срабатывают эти самые "ассоциации".

Человек видит, ощущает некоторое число объектов, и по "стволам" этих объектов сразу же бежит нервное раздражение, которое потом разделяется на ветви и веточки, и, в конце концов, на листочки. Но, поскольку объектов несколько, то и "волн" раздражения несколько, на "листочки" раздражение приходят со всех уголков мозга. Каким-то "листочкам" достаётся больше, чем остальным, и их-то мы и вспоминаем. Эти "листочки" в свою очередь тянут другие "листочки", и вот уже перед нами набор решений, что же нужно сделать в этой ситуации. Но, конечно же, возможных решений неисчислимое количество, и мозг производит предварительный отсев. Нейроны как бы "голосуют" за действия, и лишь лидеры этой "избирательной кампании" переходят в следующий "тур", в финал, то есть в наше осознание. Человек осознаёт только "надводную часть айсберга" своей мыслительной деятельности.

Теперь, наверное, возникает вопрос, а как эти "деревья" растут? "Корнями" для этих "деревьев" являются всевозможные ощущения организма, каждый нерв вкладывает свой голос в работу мозга. А "листики" по всей видимости образуются уже в процессе обучения организма, в местах соприкосновения нервных цепей от разных "корней". Но это, конечно же, серьёзное упрощение, мозг чрезвычайно сложная штука. Нам важен собственно рост ассоциативных "деревьев". Этот рост происходит спонтанно, даже можно сказать случайно. Мозгу постоянно подаётся питание, и мозг постоянно же формирует новые нервные клетки. Мозг постоянно растёт. Но растёт мозг не как ему угораздится, а управляемо. Питание, конечно же, питанием, но и среда в мозге агрессивная, нервные цепи не только отрастают, но и уничтожаются, рассасываются. Выживание клеток зависит от активности и частоты "угадывания" ситуации. Если отклик случайно зародившейся нервной цепи приводит к удаче ("положительные" эмоции), то эта цепь начинает усиленно питаться, и подрастает. Если же отклик приводит к неудаче ("отрицательные" эмоции), то нейроны наоборот, подавляются, цепь чахнет и даже, быть может, отмирает и совсем рассасывается. Вот так вот со временем изменяется не только ассоциативная структура, но и мотивирующая сила нейронов.

Ещё тут стоит отметить вот какой важный момент. Всегда попадаются близкие, взаимосвязанные вещи. Вещи, которые постоянно сопутствуют друг другу. Вот как, например, военные и камуфляж. Или вот врач, с белым халатом и ларингофоном. Такие объекты обретают между собой крепкие ассоциативные связи, и упоминание одного объекта заставляет нас сразу же вспоминать другой объект. Объекты становятся символами друг друга. Образы, сцепляясь, порождают новые образы. Но, конечно же, мы не говорим, что врач является символом белого халата. Врач, Медицина, это более "мощный" объект, и он для нас самоценен, его символьная ценность для нас относительно бесполезна. И совсем другое дело белые халаты или ларингофоны. Эти объекты для нас сами по себе бессмысленны, но их связь с Медициной для нас важна. Эти объекты символизируют Медицину. Можно даже эти объекты назвать своего рода материальными "именами" Медицины. Ведь имя, это и есть символ. Символы, это очень важная для нас штука, так что постарайтесь запомнить этот абзац. Но вернёмся к мозгу.

Мозг строится случайно, даже примитивно, но из-за воздействия агрессивной среды получается очень сложная и очень эффективная конструкция. Нейроны головного мозга борются за выживание, и через своё выживание обеспечивают выживание уже организма в целом. Да, эволюция происходит и внутри организма. Ну ещё бы, ведь это самый эффективный способ решения проблем, чтоб обойти все пути и выбрать лучший! Ну, если "лучший" это будет действительно лучший. Чем точнее и честнее происходит конкуренция в мозгу человека, тем эффективнее работает этот мозг, и тем лучше, тем умнее сам человек. Чем точнее и богаче будет духовный мир человека, чем корректнее образы в его голове, тем лучше, тем умнее будет сам человек. Образы в голове человека должны максимально точно соответствовать окружающему миру, ведь если человек чего-то не знает, то совершенно естественно, что оно будет исключено из размышлений, и полученное окончательное решение будет серьёзно отличаться оттого, что должно бы быть. Отсюда происходит физиологическая потребность человека к познанию.


5.3. Познание, как главное дело жизни человека.

Выживание человека прямо зависит от качества духовного мира этого человека. Человек своей природой обязан постоянно совершенствовать свой духовный мир, постоянно умнеть, а духовный мир совершенствовать можно исключительно познанием. И тут нужно отметить ещё один крайне важный момент. Человеку требуется познание реального мира, а не фантазий. Если реальные знания дают человеку билет в завтрашний день, то фантазии эти реальные знания искажают, этот билет в завтрашний день отбирая. Фантазия не имеет силы в том реальном мире, в котором живёт человек, но она собой подменяет реальные знания, чем заставляет своего носителя ошибаться, чем значительно уменьшает его шансы на выживание. Человеку жизненно необходима Правда, Истина, причём правда во всём. Ведь никогда не знаешь, какой пустяк окажется той соломинкой, которая ломает шею верблюду...

Итак, наша цель в Познании. Как работает познание? Как я уже говорил, на рост нейронов влияет успешность этих нейронов, то есть эмоция, соответствующая эффекту действия. Ну, вы наверно сами знаете, что наиболее яркие впечатления связаны с наиболее яркими эмоциями, будь это боль и страх, или наоборот, радость. Таким образом, управляя чёрно-белыми эмоциями, можно управлять построением ассоциативной памяти, и уже через неё, действиями организма. Ну, это должно бы быть понятно: классические "кнут" и "пряник". И ведь тут какая интересная штука, каждый человек носит эти "кнут" и "пряник" в себе, человек властен над своими эмоциями. В этом, наверное, и состоит главное отличие человека от животного: человек способен обучаться не только методом "проб и ошибок", долбаясь лбом об реальность, но он может совершенствоваться и бесконтактно, путём тех же медитаций. Размышлений.

Размышления очень похожи на фантазию, потому что они касаются бесплотных сущностей. Мозг человека может рождать то, чего на самом деле нет. Это и есть тот "духовный мир", а точнее его "интеллектуальная" часть. Каждый человек носит внутри себя свой собственный мирок, со своими собственными законами. Человек в этом своём мирке Царь и Бог, и он может разыгрывать там целые игрушечные баталии, в поисках оптимального решения. Это и есть Сознание человека. Животные тоже имеют свои игрушечные мирки, они тоже могут хитрить, придумывая заковыристые комбинации ходов, но лишь человек обладает полной свободой действия в этом нематериальном мире, в Нави. Только человек может быть свободен в своём внутреннем мирке, как птица в небе. Только человек обладает фантазией. Фантазия, это хорошо, это очень хорошо и полезно, если эта фантазия касается реальных вещей, если она является процессом моделирования, планированием. "Мечтать", это "намечать", то самое "планировать". Однако, как только мечта отрывается от реальности и становится фантазией в привычном для нас смысле, тут же она становится величайшим злом. Но об это как-нибудь в другой раз.

И тут мы прямо переходим к собственно физиологии речи, и, соответственно, к вопросу происхождения языков. Человек одновременно находится в двух мирах, в Яви, материальном мире, и в Нави, мире мысленно-чувственном. И человек легко переносит предметы из Яви в Навь, на предмет изучения. Даже если этим предметом будет другой человек. Человек умеет мысленно "примерять" на себя шкуру другого человека, вживаясь в его состояние через внешние проявления эмоций. Теперь нам следует вспомнить то, что человек ещё и умеет управлять своим эмоциональным настроем, и мы получаем вполне работоспособный канал информационного обмена. Да, животные тоже имеют подобный информационный канал, они тоже умеют примеривать чужие эмоции на себя, но их возможности в использовании этого канала ограничены, поэтому настоящая речь возможна только у людей. И совершенно естественно, что речь эта может обретать весьма причудливые формы. Но все люди физиологически близки, даже животные близки людям, и поэтому какими бы причудливыми ни были их родные языки, они всегда могут выработать новый, общий язык. Человек способен договориться даже со зверем, человек способен этого зверя приучить.


5.4. Первобытная речь.

Речь зародилась спонтанно, началось всё с обыкновенных эмоциональных криков. Общение было изначально исключительно эмоциональным, через крик пра-человек делился своей эмоцией. И в зависимости от этой эмоции отличалась и реакция на крик. Крик страха заставлял убегать, хищник ли там, ловушка, всё одно, – опасно. Страшно. А крик радости наоборот, заставлял собираться. А что это вкусное он там нашёл? Есть и другие эмоции, куда более затейливые. Например, "не трожь, моё!", да вообще этих эмоций мульён. До сих пор люди не потеряли возможности общаться на одних эмоциях, взять ту же пантомиму. Время шло, эмоции усложнялись. Людям было жизненно необходимо чувствовать эмоции, вследствие чего повышалась эмпатия, чувствительность к этим эмоциям. Люди учились всё более и более тонко чувствовать друг друга. Одновременно повышалась и эмоциональность, способность выражать свои эмоции, через что расширялся и "словарь" эмоционального языка. Одновременно усложнились и способы использования этих эмоций, эмоции стали контролируемыми. Так эмоциональный язык разросся и усложнился до вполне серьёзного вида. Это была уже настоящая речь.

Пра-язык был основан на простейших символах, символах, понятных каждому человеку. И этими символами в первую очередь были проявления эмоций: мимика и крики. Человек по своей натуре впечатлителен, он всё окружающее примеривает на себя. Человек видит мир через примерку на себя. Особенно это относится к проявлениям эмоций. Человек смотрит и оценивает, а как бы он сам это чувствовал. Человек всегда примеривает на себя роль повествователя, роль источника эмоций. И человек формирует своё понимание на основе этого ощущения, а каково это, быть "в чужой шкуре". Если человек видит грустного человека, то ему тоже становится грустно. Если видит ужас в глазах соседа, то тоже начинает паниковать. Видит улыбающееся лицо, и ему самому хочется улыбаться. Через сочувствие собеседнику, через примерку чужих эмоций на себя, человек понимает то, что ему хотят сказать. Ведь он когда-то тоже будет так же ужасаться или улыбаться. Понять собеседника несложно.

Конечно же, радость и страх, это только самые простые эмоции. Есть и более сложные эмоции, например, энергия, действие, сила, передаваемая звуком "р". Для современного урбанизированного "цивилизованного" человека первобытные эмоции спрятаны под толстейшим слоем наносных фантазий культуры, современные люди совершенно не умеют ими пользоваться и вообще с трудом их понимают, но они есть, и их совсем не так мало, как кажется. Но не одними сиюминутными эмоциями жив язык. Одними эмоциями не объясниться, и через какое-то время люди к гримасам и выкрикам подключили жестикулирование, опять же сопровождаемое озвучиванием. Первыми жестами были имитируемые действия: укус, удар, движение, и эти жесты доступны даже тем животным, которых у нас принято считать неразумными. Есть и более сложные жесты, когда действия производятся с воображаемыми объектами, но и это ещё примитивно, и доступно даже зверям. Для объяснения сложных вещей человеку нужны абстракции, которые в процесс общения пришли из окружающей природы, через условные рефлексы. Но граница между эмоциями и рефлексами крайне размыта, так что особо углубляться тут не будем.


5.5. От первобытной речи к пра-языку и языкам.

Итак, изначально процесс общения был каким-то гримасничанием, мычанием, с обильным жестикулированием. Первые люди общались как звери. И вот в ходе-то такого звероподобного общения и появилась привычная для нас речь. Звуки первобытной речи были лишь проявлениями эмоций, но в процессе развития техники общения звуковой словарь непрерывно обогащался, а существенно более энергозатратные кривляния и жестикулирования отходили на второй план. Дело в том, что не только жест помогает эмоции, звуку, но и наоборот, звуки начинают помогать жестам. Так уже к жестам начали прикрепляться определённые звуки, которые со временем стали эти жесты замещать. Частично это были звукоподражания, например, "ш" как звук воды, а "с" как звук пересыпаемого песка, но далеко не всё объясняется этими звукоподражаниями. По-видимому, эмоции связаны и с достаточно сложными абстракциями. Ну, иначе непонятно, почему на всех языках, например, слово "мама" звучит одинаково.

Все человеческие языки предельно близки между собой, потому что в своей базе имеют объективные причины: эмоциональные выкрики и звукоподражания. Это действительно общие для всех людей вещи, потому что даже звериные эмоции понятны человеку, и уж тем более человеку понятна человеческая эмоция. Точно так же сходна и логика построения речи. Во всех языках через речь передаётся цепочка образов, рассказчик как бы обходит свою мысль, и этот "путь" как раз и трансформируется в поток образов. Слушатель в свою очередь воспринимает этот "путь", примеряя эмоции на себя, и через это строит в своей голове картинку, подобную той, которую хотел поведать рассказчик. Речь, это Путь. И, конечно же, в этих-то путях и заключено различие языков. Кто-то приучен ходить быстро, а кто-то медленно. Кто-то стремится к открытым пространствам, а для кого-то наоборот, лес дом родной. Кто-то привык к обходам, к петляниям, а кому-то нужна только прямая дорога. Вот через такие культурные особенности и началось разделение праязыков.

Конечно же, речь зарождалась эволюционно. Не было у речи никаких творцов, создателей. Ну сами подумайте, кем это всё могло быть придумано, и на каком основании принято. Это сейчас есть лабораторные халатики, очочки, кожанные портфельчики, докторские степени и прочие атрибуты учёности, в старину же ничего этого не было. Люди не знали, что, мол, вот это вот засаленное рыло с косточкой в носу – творец языка, и что это именно Его нужно слушать и почитать. К чему такие сложности? Да дубиной ему по голове! А кто надо, тот поймёт и так. Через Ууу! Аааа! Ыыыы! и обильное жестикулирование дубиной. У-У-А! У-У-А! У-У-А! ААЫ! ААЫ! ААЫ! Ну а если не поймёт, то Дарвин ему будет наукой. Нееет, Творцов в природе не бывает. Факт.


5.6. Слога, слова, имена.

Итак, при развитии общения спонтанно появился некоторый словарь простейших символов, пра-язык. И люди стали общаться, перебирая эти символы. Изначально речь была сплошная, без разделения на самодостаточные слова. Люди понимали саму суть, а не упирали взгляд в глухую стену формализмов. И это было не так уж и давно, формализация языка, лингвистика, появилась у нас только в последние лет пятьсот, в эпоху европейской "грамотности", европейской "азбуки". Когда лингвисты стали гоняться за символами, как энтомологи за бабочками. Гоняться, совершенно не понимая их сути. Это болезнь только самого последнего времени. Более старые известные нам рукописи как раз созданы именно что сплошным текстом, без пробелов между "словами". Ну а раз слова не отделялись в тексте, то это означает, что они не отделялись и в речи. Выделение слов как отдельных частей речи произошло позднее.

Речь является цепочкой образов, цепочкой смыслов, минимальным из которых и является одиночный звук. Набор членораздельных звуков создаёт базовый словарь, на котором изъясняется человек, и смыслы слов уже складываются из смыслов звуков. И иного быть просто не может, как ни фантазируй. Однако, одиночные звуки сложны в употреблении, и их место сами собой занимают слога, состоящие из 1-2-3 согласных букв и одной гласной буквы, причём "й", "ъ", и "ь" считаются за гласные буквы. Дети в школах заучивали слога, и слова читали по-слогам не потому, что это так трудно прочитать в слух, а потому, что через эти слога раскрываются смыслы читаемых слов. Однако, словаря слогов я пока так и не собрал, так что вам читать придётся не по-слогам, а по-буквам.

Словарный запас. Откуда он взялся? Выделение слов из предложений вызвано особенностями работы головного мозга. Человеческий мозг способен запоминать недлинные цепочки символов и использовать их как отдельные символы, конечно же, если эти цепочки символов можно чётко связать с каким-либо известным человеку объектом. Таким образом, из сплошной речи стали выделяться куски описаний, более-менее чётко ассоциируемые с описываемыми объектами. Наиболее часто употребимые куски сами собой запоминались, и в итоге из всего многообразия речи сам собой выделился ограниченный набор слов, которые человек наиболее часто употребляет в быту. Вся смысловая нагрузка речи легла на пустую форму, на слова. Произошла вульгаризация языка.

Имена. В оригинальном языке даже в принципе отсутствуют имена, потому что абсолютно любой набор звуков имеет какое-то значение, и лишь только это значение он и может иметь. Изначально существовали только прозвища, которые не были привязаны к своему носителю. Один человек мог иметь тысячу прозвищ, и тысяча людей могла иметь одно прозвище. Сколько в России Иванов? Вот. Прозвища стали именами собственными только после утраты грамотности и вульгаризации языка. Цельная картина разбилась вдребезги, и превратилась в грубую мозаику, каждый элемент которой убог, как короткое одеяло, – голову спрячешь, ноги откроются; ноги прикроешь, голова торчит. Ну не описывают современные упрощения реальный мир в должной мере.


5.7. Имена и имена исторических персонажей.

То, что когда-то давным-давно имён в привычном для нас виде не существовало, неоспоримо. Оспаривать это может только глупец. И тут сама собой всплывает связь с трудами общеизвестных "новых хронологов" А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского, и мне невольно придётся сказать об этом пару слов. Дело в том, что одним из наиболее спорных моментов их "теории" является как раз расщепление и слияние имён исторических персонажей. "Новыми хронологами" введён тезис об отсутствии однозначного соответствия книжных и летописных имён с реальными людьми, и на основании этого тезиса с помощью статистических методов они доказали, что многие вроде бы различные исторические персонажи являются одним и тем же физическим лицом. Публика от этого натурально в истерике. Так вот, в процессе работы над темой данного текста, у меня получилось, что именно так всё и должно было быть. Это заставило меня начать очень серьёзно относиться к трудам этих "новых хронологов". А ведь они действительно правы.

Большинство людей просто не понимают, да и не хотят понять, что же на самом деле "открыли" А.Т.Фоменко и Г.В.Носовский. Они не понимают, что же за книжки на полках стоят за авторством этих людей, и как эти книжки нужно воспринимать. А ведь у А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского имеется сразу ДВА комплекта трудов по теме новой хронологии: фундаментальные размышления о хронологии, критика традиционной хронологии, и последующие "исторические реконструкции" на основе этих фундаментальных находок. К сожалению, эти труды выставлены на публику под едиными обложками, и несерьёзное восприятие соответствующих книг закономерно. Вы думаете, что я буду сейчас призывать к серьёзному восприятию "исторических реконструкций" А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского? Конечно же нет! Это же всего лишь реконструкции, эдакие фантазии в попытке представить, а как это могло бы быть. Что-то там может быть верно угадано, но это действительно лишь фантазии, почему все эти "исторические реконструкции" собственно и изначально спозиционированы в жанр "альтернативной истории", и стоят на полках книжных магазинов рядом с научной фантастикой. Но проблема в том, что точно там же должно стоять и большинство привычных нам "исторических" трудов, потому что вторую часть трудов А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского составляет критика традиционной классической хронологии (там, где фамилия "Скалигер", да), которая как минимум заслуживает внимания. Но меня историческая тема не интересует, и я иду совершенно перпендикулярным путём. С "новой хронологией" моя тема не связана никаким образом.


6. Разбор флексии слов на примере русского языка.

6.1. Служебный язык в составе языка.

Итак, речь является передачей образов на слух. У рассказчика в голове имеется некоторая сложная картинка, и он её стремится передать слушателю. И первая же проблема, которую мы видим, это скудность речевых образов. Речевой канал передачи информации слишком тонок и слаб, цельные мысли в него не пролазят. Хочется очень много сказать, а слова-то слишком общие и слишком примитивные. Ну, вы видели, насколько примитивны образы глаголических букв. Эту слишком сложную картинку в голове нужно каким-то образом разбить на маленькие кусочки, которые уже сможет заглотить этот узкий речевой канал. И ведь разбиение должно быть таким, чтобы слушатель смог услышанное выстроить в нечто, достаточно близкое тому, что видит рассказчик. Нужно как-то указывать на порядок "сборки" образов речи. И эта проблема в нашей речи решается путём выделения особого служебного "языка", языка указателей, которыми являются местоимения, окончания (которые по сути те же местоимения), суффиксы, предлоги, союзы, и тому подобное. Внутри языка имеется некоторый служебный язык, назначением которого является организация речи.

Начнём с "местоимений". При речи нужно как-то указывать на текущий описываемый объект. Это у нас делается звуком "а". Определённым артиклем, практически утраченном в русском языке. А какой-то другой объект можно обозначить отрицанием этого "а", то есть "та". С помощью этих двух указателей мы можем оперировать уже двумя предметами. Но этого конечно же мало. Для увеличения разнообразия описываемых предметов используется "i", которая видимо наша "э", ей обозначается нечто фиксированное, неизменное. То, что "держится в руках". Если "а" как-то нечётко, подвешено в воздухе, если "та" точно также нечётко подвешено в воздухе где-то там, то "эта" именно что держится в руках. Так в речь можно добавить указание на ещё один, третий, предмет. "Здесь". И это указание "э" обычно и является основой местоимений 1го лица. Буква же "а" больше используется для указания на описываемый предмет, ведь этот предмет может не совпадать с предметом, который в руках. К примеру, через это "а" можно поддерживать связь в сложных описаниях: "тот который ... которого ... которую" и т.п. Как видите, "тот" и "который" описывают разные предметы.

Буквой "э" (i) у нас обозначается предмет, на который мы "якоримся" в разговоре. В который тыкаем пальцем. Отсюда местоимения "я" (ia), "ты" (тъ iа?), "мы" (мъ iа?), "вы" (въ iа?), и другие. "Я", это "который здесь", действительно, скорее всего это сам рассказчик. "Ты", это "который не здесь". При обращении к человеку это аналогично указанию на его сторону. Как видите, слово "я" очень коварно, потому что оно как составная часть входит в другие слова, и легко с этим "я" обознаться. Словосочетание "ть iа" звучит как "тя" ("ты") и может быть неправильно воспринято, поэтому грамотный рассказчик указывает на себя не пальцем, а другими словами. Например, "моя", которое есть "мъia", или практически аналогичное ему "iam", которое "iа мъ". "Мя" похоже на "мы", но это существенно разные слова, потому что "мъя", это "старшее/вмещающее" для "которые здесь", а "мы", это "мъiи", "старшее/вмещающее" для "многие здесь". Звук "и" обозначает "множество, изобилие". Обобщение для стороны рассказчика. "Вы", это "желая/пробуя для которые здесь", точнее "желающий/пробующий" для "которые здесь". В сторону оппонента, указатель на стоящих за его спиной, потому что сам оппонент обозначается "тя". Можно ещё сделать слово через долгую "о", "ооя", тогда будет "полнота/окружение для которые здесь", то есть все вместе, отсюда видимо английское "we" и "our". Есть и другие варианты.

Сразу же стоит отметить тот факт, что местоимения тоже обычно содержат в себе указатели. Этими указателями являются "окончания" местоимений, та самая их "изменяющаяся" часть. И эти "окончания" конечно же совпадают с окончаниями аналогичных существительных, прилагательных, и прочих сутьевых частей речи. Имеются и разные исключения, но они больше вызваны путаницей в классификации, там вообще бардак. Достаточно будет сказать, что многие наши как бы "существительные" являются даже не "прилагательными", а самыми настоящими "глаголами". Например, "мышь", "медь", и т.п. И совершенно естественно, что их указатели будут несколько отличаться от указателей настоящих "существительных". Указатели-окончания могут выступать и в качестве самостоятельных местоимений. Да, было бы странно иное, ведь они тоже указывают на место предмета в предложении.


6.2. Имена существительные.

Итак, у нас уже есть достаточно указателей, чтоб завести примитивную беседу. Можно указать на предмет разговора, на прочие предметы, на себя, на слушателя, и на всех вместе. Теперь к этим указателям можно добавить описания, которые станут "прозвищами" объектов. Например, "късъ", "сбор". "Късъ" + "рь", это "материальное воплощение" для "сбора", "собиратель". "Късъ" + "а", это "сбор чего-нибудь" (определённый артикль без контекста указывает в никуда), а "късъ" + "та", это "сбор другого, остального". И обозначения получаются вроде личного сбора, личного инструмента, и сбора вообще. Оттенки смысла тут достаточно тонкие, да и выглядит оно как-то непривычно, зато оно чётко и однозначно. Понятно.

Описания предметов порождают "имена существительные". Имя существительное, это по сути дела "описание" (корень или набор корней) + "указатель" (местоимение, окончание). И в существительном ключевой частью является именно окончание, ведь оно-то у нас и обозначает сам предмет. И совершенно естественно, что в грамотной речи окончания существительных должны совпадать с местоимениями. Хотя смысл существительного получается в действии НАД местоимением. Само по себе описание подвешено в воздухе, и лишь в приложении к указателю, к местоимению, это описание обретает какой-то практический смысл. Таким образом, то что мы называем "женским родом", есть не более чем указатель объекта, указатель "поддейственности" описанию. Женский род всегда указывает на поддейственный объект, мужской же, – на субъект. К примеру, "машъ" есть инструмент, субъект действия "маш", а "машъ а", это уже объект приложения этого самого действия "маш". И ещё один интересный момент. Дело в том, что далеко не всегда нужно явно обозначать предмет, предмет может быть очевидным либо неявным. В этом случае достаточно одного "описания", а местоимение в роли окончания можно опустить. В русском языке даже действие (глагол) может быть "существительным", не говоря уже про прочие части речи.

Теперь получается такая интересная картина. Предложения-то у нас состоят исключительно из существительных, которые есть не более чем описания воздействий над местоимениями. А как же остальные "части речи"? Дело в том, что сплошное описание крайне тяжело для восприятия, поскольку отсутствует "разметка" и человеку легко сбиться, запутаться в услышанном. Да и просто-напросто нужны паузы для осознания услышанного. Отсюда необходимость в разбивке речи на отдельные куски. Вот эти-то куски мы и называем этими самыми "частями речи". Но по своей сути они неотличимы от "существительных", ведь они являются составной их частью. Да, любая часть речи состоит из некоторого указателя с описанием воздействий над ним. Именно поэтому разбор слова нужно начинать с самого конца. Итак, указателями являются окончания любых частей речи. И то, что мы называем "флексией", изменением окончаний слов, ну там разные падежи, это на самом деле изменение одних указателей на другие. Одних местоимений на другие.

Теперь попробуем синтезировать местоимения. Начнём с самого простого. Нам нужно как-то указать на некоторый предмет, который находится где-то там. Далеко. Звук "а" в качестве указателя нам использовать нельзя, поскольку это совсем не "здесь и сейчас". Нужно обозначить предмет как-то неявно. И из всего словаря звуков сложно найти что-то более подходящее, чем звук "т", который "отделять; кусок". Таким образом, в качестве указателя 3го лица нам лучше всего подходит слово "тъ". И такое местоимение раньше было, в паре с "та" и "то". Ладно, на предмет мы указать можем. А вот как спросить об этом предмете?

Для вопроса явно нужно приложить какое-то указательное действие. Первым же в голову приходят "к" и "в", которые рождают соответственно "кътъ" и "вътъ". Правда вот "вътъ" относительно мягко, это "смотреть туда". На требование не тянет, поэтому в русской речи использоваться оно может разве что в качестве указательного местоимения, это слово "вот". А вот "кътъ?" (кто?), уже вполне годно для требования. "Указать" + "отдельное". Но ведь указать можно лишь то, что имеется в явном виде, не так ли? А ведь Явью наш мир не ограничивается. Есть ещё и Навь, мир мыслей, чувств и образов. Нужно как-то работать с неявными, абстрактными вещами. И если местоимение "тъ" для них ещё как-то подойдёт, то вопрос "кто" тут уже негоден. Неявные вещи нужно не указывать, а описывать. Формализовывать. И тут нам стоит вспомнить, что имеется образ и для формализации, это буква "ч", и особенно её знак "q". Воплощение в мире нави. Вот и будем просить "духовного воплощения" для нематериальных предметов, вопросом "чътъ?" (что?), "выдели" + "отдельное".

Вопросительные местоимения "кто?" указывают на любой материальный объект, не обязательно живой, а "что?" указывает на бесплотный объект, в который невозможно ткнуть пальцем. Вот мы наткнулись на причину появления "среднего рода" в русском языке. Средний род, это и не субъект воздействия (мужской род), и не воспринимающий воздействие объект (женский род), это какие-то обобщения. Абстракции. Указывать на абстракцию можно и как на субъект, но лучше её как-то выделять по-особенному. Возможно по этой причине и отличается окончание "среднего" рода от "мужского". Но тут уж нужно отдельное исследование. Вобщем указатели "среднего" рода пока будем считать совпадающими с указателями "мужского" рода.


6.3. Имена прилагательные.

Для полноты картины стоит ещё разобраться и с прилагательными. Как я уже говорил, прилагательные образованы отделением части существительного. Само существительное является набором описаний, прилагаемых к окончанию этого существительного, то есть к местоимению, и совершенно естественно, что этот набор описаний можно разбить на части. Таким образом, откусывание любого законченного "куска" от существительного порождает прилагательное. Причём это прилагательное даже не обязательно наделять своим указателем, своим местоимением. Например: "белый горючий камень алатырный". Но такое употребление прилагательных достаточно неудобно, поскольку пропуск или искажение всего лишь одного слова "камень" начисто лишает приведённую фразу смысла, слова-то становятся бессвязными. Даже уточняющего вопроса не задать. А если прилагательные имеют указатели, то связь будет сохранена даже при куда больших искажениях, а где связь, там ведь и смысл. Указатели в прилагательных так же ценны, как и в существительных.

Что есть "прилагательное"? Прилагательное, это всегда какое-то свойство, качественная характеристика предмета. Предмет обладает каким-то качеством, он его хозяин. Естественно тут просится "м", "старшинство, контейнер", но для этого знака имеется чуток более удачное применение. Нет, тут нужно что-то более нейтральное в плане формы действия. Тот, кто действует. Деятельность у нас обозначается "волной", а под "тот, кто действует", лучше всего подходит "й", "начало". Да, "й" тут вполне уместно. Для примера возьмём "облый" (обильный). Корень "обл" означает "полная постоянная деятельность", "деятель". "Облъ й", это "деятель" "истока, источения". А вот с "женским родом" чуточку сложнее. Женский род у нас есть показатель объекта, воздействия на какой-то объект, и совершенно естественно, что прилагательные сохраняют ссылку на объект, отсюда "й" превращается в "йа". "Облъ йа", это "деятель" "источаемый, порождаемый" предметом. Но конечно же, это всё слишком условно.

И теперь конечно же вопросительное местоимение для прилагательных. По идее прилагательные являются обобщениями, и для них нужно использовать звук "ч", "чъй?" (чой?), но в современном языке употребляется более сложная конструкция "къчъй?" (какой?). Да, слово "как" должно писаться именно через "ч" (отсюда и "качество"), оконечная "ч" вообще практически везде перешла в "к". Эх, сколько ещё будет таких "откровений"... Но вернёмся к нашим местоимениям. Вопросительное местоимение "чъй" ("выдели") усложнено до "къчъй" ("извлеки"), как понимаю, из-за отсутствия собственно требования в вопросе "чъй". Одновременно усложнено и соответствующее "обычное" местоимение, вместо "тъй" (той) используется "тъчъй" (такой), потому что если "чъй" означает роль, облик источника, то "тъй" указывает на сам источник. Нужно указывать не на источник, а на облик, эпитет, и концевым местоимением тут является уже не просто "й", а "чъй", и уже к нему прикладываются "къ" и "тъ" соответственно для вопроса и ответа.


6.4. Падежи.

Ну а далее разберём изменение окончаний существительных и прилагательных в зависимости от падежа, на примере падежных вопросов. Именительный падеж мы уже разобрали, это "кътъ?" (кто?), "чътъ?" (что?), "къчъй?" (какой?), "къчъйа" (какая?), и соответственно, местоимения "тъ" (то), "та", "тъчъй" (такой) и "тъчъйа" (такая). Далее местоимения указывать не буду, поскольку их окончания (указатели) полностью соответствуют окончаниям вопросительных местоимений.

Теперь родительный падеж. Типичным применением родительного падежа является указание на принадлежность указываемому предмету. Указать взаимосвязанность можно множеством путей, например, той же буквой "й" ("начало"). "Чей?" (чьй?), "выдели" + "начало". Или вот ныне утерянная материальная форма "чей": "кой?" (къй?), "укажи" + "начало". "Чей?", – "вълчъ й" (волчий), "волк" + "начало". Можно тут использовать и букву "в", "стремление, проба". И на вопрос "чей?" мы ответим "вълчъ въ" (волков), "волк" + "желание, стремление"; "стремление к волку". Соответственно можно изменить и вопрос, "къвъ?" (кого?) и "чьвъ" (чего?). "Волчий", это когда что-то происходит от "волка", а "волков", это когда идёт со стороны "волков" без чёткой к ним привязки. Да, в обоих случаях получается уже как бы не совсем родительный падеж, это уже как бы совсем "прилагательные". Можно и ещё одним способом извернуться, аналогично образованию женского рода. Ведь принадлежащий предмет является поддейственным объектом? Владение есть действие? Соответственно, можно обозначить и через имя субъекта воздействия, с добавлением буквы "а": "чей?", – "вълчъ а" (волка), "поддейственный волку".

Дательный падеж. Существительное может воспринимать, получать управление над чем-то там. И такое "принимающее" существительное лучше всего обозначать звуком "м", в виде субъекта, т.е. "мъ". Отсюда вопросительные местоимения "къмъ?" (кому?) и "чъмъ?" (чему?). Да и "къчъмъ?" (какому?) Кому?, – "вълчъ мъ" (волчему). Звучит как-то не по-русски, не так ли? А это потому, что идти тут можно множеством путей. К примеру, есть буква "" (мягкая "о"), "внутри". Фраза "внутри волка" ведь недалека от "волк владеет", не так ли? Этой буквой, кстати можно заменить и слог "тъ" в словах "кто" и "что", получив "кё" и "чё". Так что южнорусское "чо?" может быть не просторечием, а грамотностью. Да, тут же стоит рассмотреть вопросительное местоимение "куда" (къдъ), "укажи" + "подчиняться", укажи на место подчинения. Ну а "когда" (къждъ), это "укажи" + "ждать", "сколько ждать".

Думаю, что трёх падежей пока будет достаточно. Сам принцип образования флексии уже показан, остальное будет в том же духе. Фразы строятся как большие описания, и в простейшем виде они похожи на большие "существительные", просто разбитые для более лёгкого восприятия на прилагательные, предлоги и т.п. В процессе усложнения отдельные куски описания обретают собственные указатели на место в описываемом сюжете, которые мы ещё называем окончаниями. Такие "расширенные" куски уже можно употреблять куда более свободно, фраза там может строиться уже без опоры на ключевое существительное (точнее его указатель), буквально "россыпью", потому что порядок слов начисто теряет важность, когда каждое из слов указывает, куда нужно. Естественно, что рассыпному построению подлежат исключительно "полные" формы слов, имеющие в своём составе указатели. Краткие же формы вроде предлогов, союзов и прочей мелочёвки, должны быть жёстко привязаны к описываемому слову. Эту всю мелочёвку, кстати, вполне возможно отнести к прилагательным краткой формы. Итак, самостоятельных частей речи у нас будет три вида: существительные, прилагательные полной формы и глаголы. Первые два мы уже разобрали, а с третьим нужно ещё поработать.


6.5. Глаголы.

Глаголы. Глагол отличается от прочих частей речи тем, что он описывает действие. Самой простой формой глагола является слово, завершающееся на "мягкий знак", который у нас является показателем действия. Но это краткая форма, которая обретает смысл исключительно в паре с субъектом или там объектом действия. Как я уже говорил, краткие формы делают речь менее надёжной, потому что при малейших искажениях фраза рассыпается, и её смысл начисто улетучивается. Поэтому глаголы тоже полезно наделять указателями. Но эти указатели уже выходят значительно сложнее указателей существительных и прилагательных, что вдобавок усугубляется разнообразием способов образования глаголов, поэтому спряжения глаголов мы пропустим. Кроме того, особую сложность представляет вживание в саму суть фразы, ведь одно дело спряжения заучить, и потом бездумно подставлять, и совсем другое, если попытаться понять суть фразы во всех её мелочах. Это нетривиально. Чем отличается единственное число настоящего времени от множественного числа прошедшего времени? Вот так, чтоб объяснить "на пальцах"? Слишком это сложно для нашего беглого обзора.

Вот мы фактически и придумали русский язык. Хотя какое там "придумали", мы его синтезировали, вывели на кончике пера. Спроектировали. Получилось конечно нечто иное, чем мы привыкли видеть, несколько странное, оно и грубее и сложнее, да. Зато оно совершенно непротиворечиво, и предельно легко для понимания. И самое главное, у тут отсутствуют "тёмные места", здесь совершенно нет непонятного, необъяснимого. Да, лингвисты так не умеют. Это потому, что они фантазёры, и даже обманщики. А мы опираемся на незыблемый фундамент, мы строим слова не от творческих амбиций, а от самого смысла слов. Ну и на десерт разберём несколько слов, в качестве закрепления нашего "урока".


7. Разбор смыслов слов на практике.

7.1. Ещё раз о правилах разбора слов.

Перечислю правила разбора слов, которые были упомянуты ранее: 1. Смысл содержится в звуках речи, и образы этих звуков зафиксированы в глаголическом алфавите. Но конечно же, нет смысла переводить текст на глаголицу, просто нужно ясно и однозначно обозначить все звуки, для чего замечательно подходит кириллица, даже в своём убогом современном виде. Букв-звуков в глаголице не менее 38, а в кириллице 33, из которых штук пять диграфов. Этими диграфами я обычно обозначаю недостающие буквы, к примеру "я" - "ять", "ё" - "юс", "э" - "i", "ю" - мягкая "у". Долгую "о" можно обозначить заглавной "о", "О", а мягкую "о", к примеру, "@" или "&" (это, кстати, она и есть). Переходом на латинский шрифт можно добавить и все остальные буквы: "з" - "z" (наша "з", это "дз"), "th" - "f", "дж" - "j". Но конечно же, далеко не все буквы можно верно распознать, к примеру, употребление "дж" я так и не смог выделить, почему я собственно её и проигнорировал в описании алфавита глаголицы. Звучания и написания очень и очень сильно исказились к нашему времени, поэтому желательно брать максимально старые написания слов. Надеюсь, что вы заметили, насколько отличаются слова старого языка от современного. Слово "молоко" нужно писать как "мълъчъ", и так далее. Верное написание распознать далеко не всегда возможно, поэтому придётся перебирать близкие по звучанию слова, в поисках верного смысла. Да, тут очень легко заблудиться...

2. Разбор слова нужно начинать с самого конца слова, с его "указателя". Именно указатель отвечает за то, в каком плане нужно понимать предшествующее ему описание, и вот так вот просто преобразовать описание, например, из "в смысле предмета" в "в смысле действия", лично мне сложно. Поэтому сначала нужно определить указатель, т.е. в каком смысле понимать описание, и только потом разбирать впереди стоящие слога. По очереди. Слога тоже нужно разбирать последовательно, начиная с хвоста, хотя тут уже можно и "разломить" слово на законченные части (корни), для последующего разбора по кускам. И ещё нужно отметить вот какую деталь. Я изначально разбирал слова сплошняком, добавляя по одной букве с конца, и частенько обламывался. Слова нужно собирать не непосредственно из букв, а именно что из слогов. Слогом в нашем языке является набор "согласных" ("й" считается "гласной") с замыкающей "гласной" ("ъ" и "ь" тоже "гласные"). Соответственно одиночная "гласная" является самостоятельным слогом. Сплошной разбор конечно будет близок к разбору по слогам, но дело тут в том, что слог в целом обычно имеет какое-то особое, яркое значение, которое несколько отличается от "сплошного" значения. А даже малое искажение смысла слога может значительно изменить значение слова в целом. Поэтому слово перед разбором нужно разбивать на слога. Более того, частенько граница слога является границей корней слова, например, "крест" есть "крь" + "стъ". Как видите, в примере слогами даже не корни, а самостоятельные слова.

3. Собственно разбор слога заключается в замене букв на "синонимы", которые я приводил при расшифровке знаков глаголицы, ну, которые "значение в роли чего-то там". Звук нужно понимать как "предмет" исключительно тогда, когда он завершается "твёрдым знаком", или стоит на конце, в случае гласной, а во всех остальных случаях звук нужно понимать как "действие". Вот. Когда произведена замена, у нас получается некоторое описание, типа "крь" будет "принуждённое движение к материализации", а "стъ" станет "соединением частей". И это вот описание нужно попытаться "свернуть", заменив максимально близкими одним-двумя словами, потому что в противном случае значение слова в целом будет слишком объёмно описываться, целым абзацем текста. Увидеть через этот абзац текста описываемый предмет неимоверно сложно, почему и нужно этот текст максимально сокращать. Упаковывать. В идеале должен бы быть некоторый "словарь слогов", в котором будут уже "упакованные" значения слогов, но составить такой словарь достаточно тяжело, это дело далёкого будущего. Поэтому ручками пробежаться по букавкам, и потом осмысленно упаковать. Это, кстати, полезно. Ну и в нашем случае "крь", "принуждённое движение к материализации", превратится в "создание, воплощение", а "стъ", "соединение частей", станет "сращивание, сборка". Когда слога будут описаны, останется дело за малым, собрать описания воедино, и извлечь из них обобщённый смысл. У нас это будет "создание, воплощение сращивания, сборки". Таким образом, крест является своего рода "строением", причём не просто строением, а "скреплением". "Крепь" похоже на "крест", не так ли? Да, крест, это не просто красиво наложенные деревяшки, а жёстко прикреплённые друг к другу. И крещение, это буквально скрепление, усиление связей. Крещение общества делает из него крепкую общину, а крещение человека делает его здоровым сильным организмом. А вы наверно думали, причём тут прорубь...


7.2. Разбор слов на примерах.

Слово "пол", (пълъ). Простое, и в то же время необычное слово. Два слога, "пъ" ("впитывание" в виде субъекта, впитыватель) и "лъ" ("акт осознанного действия" в виде субъекта, деятель, инструмент). Впитыватель инструмента. Инструмент-впитыватель. Что бы это могло быть? Во-первых тут нужно вспомнить, что наше "впитывание" является не только потреблением, но и приближением, и даже собиранием. Звук "п" во многих случаях имеет значение, близкое к "рядом". Ну а во-вторых нужно учесть, что любой предмет человеческого обихода является инструментом. То есть "пол" есть не более чем место сбора предметов обихода. Пол ловит и удерживает предметы, а полка, так вообще склад этих предметов. Да и пола рубахи (фартука, платья, кафтана, халата, и т.п.) предназначена именно чтобы можно было что-то туда положить. В старину полу рубахи зачастую использовали в качестве своего рода "сумки", туда при потребности клали яблоки, хворост, яйца, да и любую другую мелочёвку. Ловить и держать предметы. Аналогичное значение имеет и слово "полый" (пълъй): "впитыватель" + "инструмент" + "источник", источник собирания предметов. Правда тут уж предметы собираются совсем уж во внутрь. Или вот взять "полынью" (пълъньйа?): "впитыватель" + "инструмент" + "нужда, должное место" + "источник" + "предмет", т.е. предмет (а), являющийся источником (й) для собирать (пъ) вещи (лъ) должен (нь). Как видите, данное слово необходимо разделять на две части, окончание "йа" нужно разбирать строго отдельно, и оно является скелетом описания. Полонья, это инструмент пленения, ловчая яма. Есть ещё странное слово "половина", которое "пополам", но я его разбирать не буду. Дело в том, что это слово сегодня используется в переносном смысле, "пополам" буквально означает "по полкам", то есть разложить, упорядочить, разделить поровну. Ну а пола, половина, полка в этом смысле является не более чем частью разделения. Настоящий язык совершенно не приспособлен к описанию количественных и вообще точных характеристик, все числительные, цветные, и прочие, являются словами в исключительно переносном значении.

Слово "москва" (мъскъвъ). Да, это слово тоже читается. "Окончания" тут нету, зато есть "суффикс" "въ", который нам следует читать отдельно, этот суффикс означает "желающий", то есть стремящийся куда-то там. Стремление куда-то там. А основная часть, "мъскъ", это "старший" + "соединение указаний, принуждений". Как видите, каждая буква в слоге описывает какое-то действие над одной последующей буквой. Оно может получиться изрядно отличающимся от собирающегося из отдельных слогов, потому что слог применяется к слогу целиком, а не к его первой букве. Именно поэтому слога должны чётко отделяться друг от друга. Но вернёмся к "москве". "Соединение указаний, принуждений", что это? Поскольку из контекста нам известно, что "москва" есть город, то есть элемент общественных отношений, то "принуждения" нам нужно понимать как "принуждения людей". Это сбор, причём сбор налогов. Ну а "старший, контейнер" для "сбора налогов", это совершенно естественно "куда собираются налоги", то есть казна. Ну а "мъскъ въ", это "в казну", то есть место, где располагается казна. И чтобы не было сомнений в том, что "мъскъ" есть казна, стоит вспомнить слово "скарб" (скърбъ), "сбор" + "материальное воплощение процесса", т.е. всё нажитое человеком. Богатство. Тоже своего рода "казна", не так ли? Вот. Теперь ещё вдогонку стоит разобрать очень близкое к "москве" слово "москаль" (мъскъль), "казна" + "осознанная деятельность". Да, "ль" тут тоже "суффикс", и его нужно разбирать отдельно. Вобщем "москаль", это "делающий казну", т.е. сборщик налогов. Казначей. И по совместительству казнокрад, поскольку контроля за мытарем обычно нет. Ему говорят, сколько он должен передать в центр, а сколько уж он там отожмёт с населения, это монарших особ совершенно не заботит. Нет, хохлы ненавидят не русских, хохлы ненавидят потерявших берега царских налоговиков. Ну а кто их не ненавидит?

Слова "честь" и "часть". Вы наверное даже и не догадываетесь, насколько близки эти слова. А ведь они практически одинаковы, "честь" есть "чьсть", "выделение" + "соединение кусков", а "часть" есть "чъсть", "выделяющийся" + "соединение кусков". Но пойдём по порядку. "Соединение кусков", что это может быть? Соединение, это когда куски собираются в единый объект. То есть это сборка элементов воедино. Часть, это "выделяющийся" + "сборка воедино". Часть, это когда понятна возможность сборки. Ведь часть немыслима без возможности соединения с прочими частями, не так ли? Ну и очень близка к этому честь, мы просто об этом привыкли не задумываться. Честь, это "выделение" + "сборка воедино". Честь, это когда части целого собираются воедино. Честь, это смирение, которое соединение в Мир. Честь нужна лишь для того, чтобы можно было наладить с соседями более тесный контакт. И вот тут-то и кроется одно большое наше заблуждение. Дело в том, что честь имеет смысл только применительно к своим частям. Быть честным нужно лишь с другом, честность применительно к врагу есть явный признак скудоумия. Нет, нас конечно пытаются убедить в обратном, что дескать честный человек честен во всём, да вот даже само слово говорит об обратном. Нас откровенно пытаются обмануть. Естественно, что враг далеко не всегда смертельный враг, и после войны с этим врагом нужно будет как-то жить, вот только таковы далеко не все, и честность применима лишь только к тем, с кем потом волей или неволей придётся совместно жить. Эх, сколько ещё будет таких "откровений"... Но вернёмся к разбору слов. Теперь ещё одно, ещё более важное слово. Счастье. Разбор этого слова уже совершенно не составляет труда, ведь это "съ чъсть йе". Тут конечно стоит это странное окончание, "йе", но мы помним о существовании "среднего" рода, который описывает и не "субъекты", и не "объекты", а некоторое нематериальное воздействие, абстракцию. И тут нам стоит вспомнить о "временной" функции звука "е", он обозначает будущее, увеличение. Слог "йе", "источение будущим" можно понимать как принадлежность развивающемуся процессу, ну сами наверное понимаете, что слово "счастье" описывает одновременно и текущий момент, и ожидания от будущего. Хотя вполне возможно, что там стоит и не "й", т.е. нужна какая-то иная трактовка. Но в любом случае, "счастье", это "соединение" "частей" в действии. Счастье, это когда всё собирается воедино. Счастье, это когда всё получается. Не так ли?


8. Письменность.

8.1. Как появилась письменность.

Письменность. У лингвистов почему-то принято отделять письмо от речи, но ведь это как-то надуманно. Дело в том, что в процессе обретения речи уже и была фактически сформирована письменность. Я бы даже сказал, что, наоборот, в процессе обретения письменности появилась речь, для упрощения передачи письменных образов на расстояние. Единственное, что писали доисторические люди не по бумаге дереву или там камню, а по воздуху. Письмо началось с гримас и жестов, которые в древности сопровождали каждый звук, помогая в восприятии этого звука. Древний человек в попытке передать свою мысль, свои эмоции, своё состояние, мычал, строил страшные рожи, и что-то там махал руками, прежде, чем вообще научился говорить. И, конечно же, письмо это было совсем не таким, как наше нынешнее письмо.

Возьмите факел в руки, и попробуйте им что-нибудь сказать. Могу поспорить, что окружающие люди вас совершенно не поймут, ну, если вы не обладаете каким-нибудь специальным языком жестов. Традиционный язык жестов начисто утрачен, и я про него даже не упоминаю. Напрямую передавать образы вы наверняка не умеете, поэтому самым умным, чем вы сможете разродиться, это будет попытка рисовать факелом буквы. А это потому, что первые буквы как раз и были такими вот жестами, жестами на бумаге. Но выделить в вашем махании букавки какой-нибудь латиницы-кириллицы, это нужно недюжим талантом обладать. Нет, язык жестов должен быть совсем другим. Сформулирую проблемы, которые существуют в указании-чтении знаков-жестов:
1. Необходимо простое начертание знаков, без всяких заморочек и двусмысленностей.
2. Необходимо как-то отделять черты самих знаков от "переносов".
3. Необходимо как-то отделять знаки друг от друга.

Лучше всего соответствуют этим требованиям способы письма, подобные глаголице или руннице, с их характерными знаками, состоящими из простейших геометрических фигур, вроде кругов, треугольников, углов, волн, полумесяцев и тому подобного. И даже все эти странные закорючки, колечки и хвостики, которыми так удивляет нас глаголица, становятся уместными и даже, наверное, необходимыми, потому что как раз какие-то такие кружочки нужны для фиксации концов фигур, и, одновременно, отделения этих фигур от переносов "пишущего элемента", будь там факел или палец. Подобное несколько усложняет и замедляет передачу символа, зато многократно повышает его читабельность. По-видимому, глаголица вся такая из себя и сложная, чтобы качественно передавать образы с помощью жестов. И именно в жестах она, такая-сякая, и смогла дожить до наших дней. Ведь по дереву там или камню глаголицей писать, ну уж слишком дико неудобно. Из этой сложности, кстати, некоторые товарисчи автоматом рождают вывод о том, что завитки глаголицы являются поздним украшательством. Но это заведомое заблуждение.


8.2. Узелковое письмо.

Теперь самое время упомянуть про ещё один несправедливо забытый способ письма. Это так называемое "узелковое" письмо, когда образы записываются через особым образом завязанные узлы на шнуре. Объёмный текст так не запишешь, но для кратких заметок этот способ идеален. Он и быстр, и при этом достаточно долговечен, и самое главное, он бесплатен, он не требует особых принадлежностей. Ни бумаги, ни чернил, ни даже дерева с ножом. Всего лишь шнур, или даже простая нитка, причём после прочтения "послания" узлы легко развязываются, и можно будет на этом шнуре что-нибудь "написать" заново. Завязал узелок на память, развязал, завязал новый. Какие проблемы? Дёшево и сердито. В принципе, таким способом можно сохранять и вполне объёмные послания, только текст этот уже приобретёт вид особой "бахромы". Одним шнуром записывать сложный текст неудобно, тут просто само просится взять ещё один толстый шнур, и уже на него нанизывать шнурки с фразами. А можно вместо этого толстого шнурка использовать и деревяшку, или даже живое дерево. Помните священные деревья, разнаряженные всевозможными ленточками? Вот именно так будет выглядеть древняя книга. Одна ветвь, это одна страница, одна лента, это одна фраза.

Очень похожим на "узелковое письмо" выглядит индийское письмо "деванагари", "открытое" англичанами в середине 19го века, которое имеет и междустрочную линию, и сами буквы стилизованы под узлы, но я склоняюсь к тому, что эту систему письма англичане самым натуральным образом выдумали. Дело в том, что пусть оно красивое и загадочное, вот только писать им предельно неудобно, и вообще оно имеет фонетическую природу. В деванагари близкие звуки имеют схожие знаки, чего в реальной письменности быть не может. Это явная синтетика, новодел. К тому же санскрит является принципиально устным языком, и письменность ему просто технически не требовалась. Возможно, что и было какое-то бытовое письмо для санскрита, но это однозначно не деванагари. А ещё эту "божественную" систему письма англичане нашли в очень и очень своевременно, потому что у них как раз начались фантастические проблемы в Индии, и тут такой замечательный "рояль в кустах", да ещё и куча тайных священных книг, которые ушлые британцы на этом "рояле" решительно наиграли лопоухим индуям.

Всё вокруг письменности "деванагари" шито белыми нитками. Однако, даже в случае подделки эта письменность однозначно стилизовалось под реальные письменности, например, "брахми", многие буквы которого очень сильно напоминают "глаголицу". Вообще говоря, "глаголица" не является русской и даже славянской системой письма, потому что происходит с тех древних времён, когда ни Руси, на славян не существовало даже в мыслях, и вообще тогда на "исконно русских" территориях стоял ледник, т.е. они были безжизненной пустыней. В стародавние времена люди жили узкой полосой вдоль экватора, и Индия была центром этого древнего мира, так что "глаголица" происходит как раз откуда-то оттуда, и с большой вероятностью это письмо "брахми" является скорописной боковой ветвью "глаголицы". Сама же "глаголица" в своём оригинальном виде должна выглядеть как раз где-то так, как "деванагари", чтоб с междустрочной линией и чёткой ориентацией знаков в направлении сверху-вниз. Это в скорописи буквы вертятся, а оригинальные буквы имеют очень строгую ориентацию, ведь поворот делает знак нечитабельным, а переворот вообще меняет смысл на противоположный.

Ориентацию глаголических букв необходимо строго фиксировать, и междустрочная линия в "глаголице" действительно необходима, в отличие от прочих систем письма. Но глаголица, это конечно совсем не узелковое письмо. Глаголица описывает речь, как это видно из самого названия этой системы письма. Словом "глагол" в старину называли речь, слова вообще. Символьный язык здесь используется для описания сильно ограниченного числа образов, но возможности-то этого символьного языка куда шире, богаче, и совершенно естественно желание эти возможности использовать, пусть даже и с потерей какой-либо возможности к прочтению записанного в слух. Базовый символьный язык может описывать и абстракции, принципиально не имеющие аналогов в словаре звуков. Существуют и "нечитаемые" слога и слова, и способ записи "нечитаемых" слов базового символьного языка у нас сейчас называется руническим письмом. Или, говоря другими словами, с помощью базового символьного языка формируются символы рунницы, а глаголица уже является "фонетическим", читабельным подмножеством рунницы. Или наоборот, можно сказать, что рунница является расширенным вариантом глаголицы. Однако, с глаголицей связан лишь один из вариантов рунического письма, пусть этот вариант и прошёл через столетия искажений и варваризации, а могут быть и совершенно чужеродные варианты рунницы, основанные на совершенно ином символьном языке.


8.3. Письменность, как рисунок.

Первой письменностью вообще был язык гримас и жестов, но первой письменностью в современном понимании этого дела, конечно же, были рисунки. Например, всем известные наскальные росписи. Так древние люди сохраняли память о важных событиях в их жизни. Да и по сей день такое письмо популярно, правда, теперь уж на современном уровне техники, в виде фотографий. Однако, обыкновенный рисунок статичен, он может описывать только лишь отдельные мимолётные случаи. А ведь фиксировать нужно и куда более сложные вещи, например, раскручивая ситуацию по времени. Делая кино. И совершенно естественно, что такие развёрнутые описания начались всё с тех же рисунков, которые как слайды диафильма, показывали отдельные моменты повествования. Как комикс, да. Со временем композиции усложнялись, а сами картинки упрощались, преобразовываясь в пиктографическое письмо. Письмо картинками, описывающими отдельные образы.



Наиболее ярким примером пиктографического письма является письмо Древнего Египта. Древнеегипетские иероглифы. Однако, древнеегипетские иероглифы не являются иероглифами в прямом смысле этого слова, это именно пиктографическое письмо. Иероглифы же, во-первых, куда более упрощённые, они не столько являются картинками, сколько абстрактными символами, и, во-вторых, каждый иероглиф содержит в себе целый набор более простых символов. Глаголица, к примеру, вполне себе иероглифическое письмо. Но вернёмся к письму египетскому.



Картинки. Каждая картинка обозначает один отдельный образ, и комбинация картинок создаёт комбинацию образов, то есть более-менее связный текст. Текст записывается минуя слова. Нет, пиктограммы конечно же можно читать, ведь подобные образы имеют и словесное описание в виде "корня", "слога", и комбинация графических образов обычно совпадает со словесными образами. Только вот при написании работают исключительно графические образы. К примеру, "человек + весло", это "гребец". Для нас такое письмо непривычно, потому что мы привыкли думать словами, а не образами, наш мозг слишком искалечен литературой. Но ведь формализованные слова инородны для человеческого мозга, он привык думать неформально, нечётко, в ощущениях. Вот как например сны. Цепочки образов ближе человеку, они понятнее и приятнее. Кроме того, они воспринимаются сходу, без какого-либо обучения чтению. Именно поэтому пиктографическое письмо существует и по сей день, достаточно будет вспомнить дорожные знаки.



Пиктографическое письмо очень хорошо для чтения. А вот в написании оно исключительно трудоёмко. Написать пиктограммами книгу, или даже банальное письмо, это практически невозможно. Есть и другая проблема. Символов в пиктографическом письме превеликое множество, и многие из этих символов достаточно непонятны. Образы широки, а значение имеет только какая-то его узкая часть. Сложно писать этим пиктографическим письмом так, чтобы было понятно. Это ещё более усложняет процесс письма. Однозначно, письменность нужно упрощать, через переход от картинок к символам. И упрощение тут возможно двумя путями: в сторону иероглифического письма, и в сторону алфавитного письма. Иероглифы нас не интересуют, а вот с алфавитами стоит разобраться подробнее.


8.4. Традиционный взгляд на происхождение алфавитов.

Алфавит является настоящим прорывом по сравнению с пиктографическим письмом. Алфавит прост и лёгок в использовании, и в то же время он позволяет куда большую широту и гибкость, чем пиктографическое письмо. Алфавит позволяет зафиксировать любое понятие, которое только можно выразить языком. И более того, алфавит позволяет выйти на новый уровень абстракции, начав мыслить в обобщениях, и даже в обобщениях обобщений. Алфавит позволяет фиксировать понятия, которые принципиально не имеют отражения в реальном мире. Настоящая наука несовместима с пиктографическим письмом.

Традиционно считается, что алфавит родился из пиктографического письма путём выделения "фонетических" пиктограмм, которые обозначали отдельные звуки. Как вариант, предлагается так называемый "акрофонический" способ обозначения, когда для записи звука используется изображения объекта, название которого начинается на эту букву. Даже вроде бы найдены образцы такого переходного письма, по которым восстановлен так называемый "прото-ханаанский" алфавит. А от этого алфавита уже в свою очередь, конечно же, образовалось еврейское финикийское письмо, от которого и пошли все современные алфавитные письменности.



Ну да, конечно же, бык на иврите звучит "алеф", и, конечно же!, от схематичного изображения его головы пошла буква "А". Дом на иврите звучит "бет", и это "Б", "бета". И знак, конечно же, изображает дом. Ну и так далее: подпорка, рыба, окно, гвоздь, оружие, забор, рука, рогатина, вода, змея, глаз, рот, копьё, узел, голова, зуб, крест. Это же очевидно, ага. Значки упростились, вот и письмо финикийское, а там и до греческого недалеко. Кто же не знает такой тривиальности?


Ханаанейское письмо - условное название письменности, существовавшей на территории совр. Ливана и Палестины (Лахиш, Гезер и Сихем) в сер. II тыс. до н. э., от которой произошёл финикийский алфавит и (через посредство ряда южносемитских алфавитов) эфиопская слоговая письменность. Представлена всего несколькими краткими надписями, дешифровка которых не является общепризнанной.
(Википедия).


Финикийское письмо - вид письма, употреблявшегося финикийцами и карфагенянами, а также древними евреями и моавитянами. Памятники - со 2-й половины 2-го тыс. до н. э. до 4 в. н. э. Финикийское письмо наряду с угаритским и палеоаравийскими (тамудским, сафатенским, лихьянитским, древнеюжноаравийским) алфавитами восходит, видимо, к древнеханаанскому слоговому или консонантному письму рисуночного характера (близкие к исходному варианты которого представлены в библском псевдоиероглифическом письме и в надписях Синая и Палестины 1-й половины 2-го тыс. до н. э.; к этому же письму, по-видимому, восходят ликийский, лидийский, карийский алфавиты Малой Азии). Число графем в финикийском письме (22) сокращено по сравнению с исходным письмом (где можно предполагать 29-30 графем). От финикийского письма ведут происхождение почти все буквенно-звуковые системы письма. К финикийскому письму восходят самаритянское, арамейское письмо (а из него - еврейское, набатейское, арабское письмо и др. алфавиты Передней Азии, включая косвенно грузинский и армянский, а также согдийское, уйгурское и монгольское письмо). К ранним (не засвидетельствованным памятниками) вариантам финикийского письма восходят фригийское и греческое письмо (и производные от последнего, включая латиницу, кириллицу и многие др.), а также письмо брахми (вместе с происходящими из него письменностями Индии, Юго-Восточной Азии и Тибета); см. Письмо.
(Большая Советская Энциклопедия).


Официальная версия происхождения алфавита шита белыми нитками. Во-первых, непонятно, почему это вдруг число знаков при переходе из иероглифического письма в финикийское сначала уменьшилось до двадцати двух, а потом, при преобразовании финикийского письма в греческое, сразу же увеличилось как минимум до двадцати четырёх, и в дальнейшем только росло, мистическим образом. Почему письмо сначала упростилось, а потом начало усложняться? Почему сразу не образовалось столько букв, сколько нужно? И самое интересное: а каким же образом были "рождены" недостающие буквы, коли уж связь с пиктографическим письмом была намертво разорвана? Ну и во-вторых, сам принцип акрофонии несколько эээ сомнителен. Подобная запись речи ещё более убога, чем пиктографическая, потому что при сохранении объёма информации размер текста увеличивается, причём многократно. Не забываем, что слово может обозначаться одним-двумя образами, тогда как букв требуется значительно больше. А символы-то звуков настолько же сложны, как и пиктограммы. К тому же существует проблема путаницы записи звуков и традиционной записи образов. В египетском иероглифическом письме "фонетические" фразы отдельно выделялись овалом, а в чисто фонетическом письме такое выделение бессмысленно. Эти системы письма вообще не могут существовать рядом одновременно, а ведь традиционная версия требует наличия подобного "переходного периода". Финикийское письмо явно было образовано каким-то иным способом. Давайте попробуем разобраться, каким.


9. Финикийское письмо, и его "потомки".

9.1. Происхождение финикийского письма.

Финикийцы были не просто мореходами. Финикийцы были торговым народом, они жили за счёт морской торговли. И именно для нужд торговли и должно было в первую очередь использоваться финикийское письмо. Финикийцам нужно было как-то маркировать товар. И именно в качестве пометок товара они и заимствовали первые символы своего алфавита. Финикийцы в надежде на прибыль исследовали все окрестности, и естественно что контактировали со многими народами. Вероятно, в ходе этих контактов они и переняли некоторые символы индоевропейцев. Некоторые символы глаголицы. Эти символы намного проще в написании, чем египетские пиктограммы, и самое главное, они абстрактны, они позволяют описать то, что недоступно к описанию привычным для них письмом.

Итак, началось финикийское письмо с глаголицы. Однако, финикийское письмо имеет очень серьёзное отличие от глаголицы. Дело в том, что в глаголическом письме буквы были строго ориентированы "сверху вниз", они как бы "свисали" с междустрочных линий. В финикийском же письме мало того, что отсутствует междустрочная линия, так и сами символы достаточно произвольны в ориентации. И это вполне понятно. При пометках на товаре эта самая жёсткая ориентация создавала излишние проблемы. Надпись могла располагаться на верхней плоскости товара, например, на пробке амфоры, т.е. она могла быть повёрнута к читателю любым концом. И более того, сам товар (амфора) мог быть достаточно тяжёл, и располагаться в неудобном месте, что делало невозможным "нормальную" ориентацию надписи для чтения. Отсюда было первоочередное требование к буквам: знаки должны были читаться при любой ориентации. То есть знаки должны быть центрально-симметричны. И по этой симметричности мы можем выделить начало финикийского алфавита.


Этот знак необходим в качестве отметки о нахождении, о выборе товара. "Вот этот". Это была глаголическая букавка "а", крест. Алеф, это на самом деле не "голова быка", а шестилучевая "звезда", замена креста. Попытайтесь быстро нарисовать сотню этих "звёзд", и половина из них окажется такой вот "головкой быка". Теперь возникает вопрос, а зачем кресту нужна дополнительная перекладина? А вот зачем:

Этот знак необходим для отметки лишнего, негодного, или чужого товара. Это была глаголическая буква "т", горизонтальная черта. Тав, это замена "горизонтальной черты". Для повышения читабельности в повёрнутых и перевёрнутых положениях её пришлось доработать до симметричного креста. Что в свою очередь и потребовало доработки буквы "а".

Этот знак необходим для отметки своего, собственного. Это была глаголическая буква "д", угол концом вверх. Далет, это замена "угла концом вверх". Тупо доработана до треугольника. Введение этой буквы в алфавит оказалось фатальным для другой буквы, "в", которая выглядела как перевёрнутая "д". В финикийский алфавит она так и не вошла. Хотя что-то мне помнится, что у семитов вообще проблемы с произношением буквы "в".

Этот знак необходим для обозначения полноты укупорки товара. Полнота обозначалось глаголической буквой "О", весьма похожей на круг. Кроме того, сам символ круга обозначал "многое, разное", что было весьма близко по смыслу к полноте. Айн, это круг. Слегка упрощена, по сравнению с глаголическим оригиналом.

Этот знак необходим для обозначения расходной укупорки товара, расходной ёмкости. Ёмкости, из которой производится отбор, расход. Тут лучше всего подходит глаголическая буква "th", "Фита", "распределять". Тхет, это круг с крестом, крест аналогичен горизонтальной черте. Заодно и удобно преобразовывать знак "полноты" в знак "расходуемости".

Итак, первоначально букавок было всего пять. Это был весьма примитивный бытовой письменный язык, бесполезный для книг и переписки. Но, пользуясь этими символами, финикийцы осознали сильные стороны своего приобретения. Да и сам стиль их кочевой жизни требовал записывать слова, не имеющие значения в их собственном языке. К примеру, названия городов, имена царей и купцов, и просто фразы с чужеземного языка. Родной для них пиктографический язык тут был бесполезен. Были, конечно, попытки записи подобных слов пиктограммами акрофоническим способом, но это было тяжело и неудобно. Купцам было жизненно необходимо фонетическое письмо, способ записи звуков. И они решили заимствовать знаки и для остальных звуков, создав себе фонетический алфавит по образу и подобию глаголицы.

Но давайте подумаем, а каким образом эти самые письмена должны были создаваться? Каков материальный носитель для этого самого письма? Изначальные "складские" символы наносились любым предметом на любой поверхности, но эти пометки были недолговечными. А для более важных записей нужен был более долговечный материал носителя. И этим материалом был камень. Помните каменные "скрижали завета", с которыми повсюду носился Моисей? Вот. Соответственно адаптируется и письмо, под молоток и зубило. Отсюда новое требование к буквам: буквы должны быть оптимизированы под резьбу на камне. У среднего человека физиологически наиболее сильной рукой является правая, соответственно, этой рукой наиболее удобно использовать молоток. А зубило, соответственно, должно быть в левой руке. Ну и наиболее удобными получаются удары: сверху вниз, справа налево, и по соответствующей диагонали. И буквы должны описываться в идеале только такими ударами.



Это, кстати, и объясняет порядок написания букв в финикийском письме и его потомках, который справа налево. Удары идут справа налево, удары сильные, и эффект по камню непредсказуем. Соответственно, длина чёрточек букв не является величиной постоянной. Но букавки должны идти раздельно, чтобы не сливаться и друг друга не перечёркивать, почему следующую букавку нужно ставить так, чтобы она не наложилась на предыдущую. А это возможно только если её ставить левее предыдущей, чтобы её чёрточки, выбиваемые ударами справа налево, не перекрыли уже написанное. От чего и получился такой порядок написания, справа налево.

Звук "б". Бет. Соединительная линия перенесена направо, а волна уполовинена и стала похожа на треугольник. Знаки не читаются, зато просто и доступно.

Звук "г". Гимель. Аналогичная глаголическая буква должна бы вырубаться сверху-слева вниз-вправо, а потом слева направо. Это не удобно, пришлось финикийцам букавку развернуть на 180о. Тем более что на ориентацию букв они наплевали с самого начала. Со временем и тупой угол сменился прямым и даже острым, приблизив букву к современной "г".

Звук "е". Хе. Аналогичная букавка должна изображаться в виде полумесяца, но вырубать её неудобно, вот и опять те же рубленые удары справа-сверху в низ-влево.

Звук "ж". Самех. Упрощена тем же методом, что и предыдущая буква. Кроме того, горизонтальные линии опять же для упрощения сведены к единым движениям.

Звук "з". Зайн. Кружок-овальчик вырисовывать зубилом достаточно сложно, поэтому оно упрощено до одной чёрточки. Путать не с чем.

Звук "и". Хич. Аналог буквы "Ижеи". Был круг, переходящий в треугольник, и всё для простоты заменили квадратами. Путать всё равно не с чем, "с" финикийцы видимо тоже не выговаривают.

Звук "й". Йод. Повёрнутый и упрощённый аналог буквы "Йров". Одинарная волна, а от "ростка" осталась одна закорючка.

Звук "к". Каф. Половинка креста. Шестилучевого. И опять же, ориентирована под правую руку.

Звук "л". Ламед. Букавку, при упрощении сводящуюся к "лямбде", по идее надо бы просто повернуть на 90о против часовой стрелки, но финикийцы опять же пошли своим путём.

Звук "м". Мем. Попортила мне крови эта букавка. Я её сначала связывал с канонической глаголической "М", но зря. Это совершенно самостоятельный символ, хоть и являющейся другим способом начертания буквы, с использованием того же базового символьного языка. Символ этой буквы читается как "волна" с "соединением" по стороне "прави". Или там "росток"? В обоих случаях имеем "материальные плоды, плодонесение". Начальство, старшинство, первородство. Классический глаголический знак несколько глубже и чётче, финикийский же знак слишком близок к "щ", что по начертанию, что по смыслу. Хотя такой буквы в их алфавите и нет.

Звук "н". Нун. Опять же, сия буква, судя по всему, является другой формой описания абстракции "должное". Она читается как "угол концом вниз" с "обобщением" по стороне "прави", "материальные плоды воли, желания". Т.е. буквально "так, какова его воля", или "как оно хочет". Да ещё и во плоти. В принципе, похоже на "место".

Звук "п". Пе. Опять же, самостоятельная букавка. Читается как "левая сторона подчинённости с обобщением", т.е. "мысленно вмещаемое, мысленно подчинённое, мысленно зависимое". Вполне себе "рядом", хоть и куда менее ёмкое. Но это уже явно не "приближать и впитывать". Хотя и недалеко ушло.

Звук "р". Реш. Опять же всё перенесено под правую руку.

Звуки "в" и "у" финикийцы произносят одинаково, вот и общий знак. Вав. Угловато, зато просто.

Звук "ф" ("ph"). Пуф. Без изменений.

Звук "ц". Цан. Я её вначале засчитывал за повёрнутую глаголическую "Ц", но, похоже, что она имеет самостоятельное написание, хоть и близкое по смыслу. Знак этой буквы на самом деле является зеркальной копией финикийской же "м". Символ этой буквы читается как "волна" с "соединением" по стороне "нави". Или там "росток"? В обоих случаях имеем "духовные плоды". Духовное начальство, старшинство, первородство. Да, это очень близко по значению к "ц".

Звук "ш". Шин. Тоже волна, полный аналог буквы "Ша".

Вот и весь финикийский алфавит. Вот и весь финикийский набор звуков. Такой вот, прямо говоря, весьма скупой набор. Я изначально думал, что финикийцы заимствовали вместе с глаголицей и образы букв, ну, если они не обладали этими образами изначально. Однако, по прошествии долгих размышлений я решил не делать таких далеко идущих выводов. Образы звуков финикийцев могут изрядно отличаться от глаголических, тем более что сам алфавит они заимствовали лишь для фонетической записи речи. Таким образом, наличие родственных глаголице знаков письма не даёт оснований для попыток чтения ближневосточных слов по принципам глаголицы. Результат разбора может быть иллюзией, гарантии тут нет никакой. Хотя в арабском языке, который, судя по всему, очень близок финикийщине, некоторые слова вполне "читаются". Например, имя "абд-алла", "процесс подчинённости" алле, аллаху, т.е. действительно "раб божий".

Нет, но, конечно же, это всё сказки, ну, нам так вкрадчиво объясняют наши учОные, которые всё-то у нас знают. Сначала конечно же повсеместно было иероглифическое письмо, евреи финикийцы же были избранными первыми, кто придумал преобразовать свои иероглифы в буквы. И в качестве подтверждения нам предлагают так называемую "прото-ханаанскую письменность", которая иероглифическая, но при этом эти иероглифы конечно же соответствуют финикийским буквам. Да, это конечно же те самые акрофонические знаки. Ну, наши лингвисты "так видят". А что натянуто выглядит, это всё ерунда, ага. А что образцов этого "письма" единицы, они слишком короткие, да и те не удалось расшифровать, так это, конечно же!, мелочи. Вот так вот, да. Но в главном-то наши учёные, конечно же, правы, ага. Ну и давайте посмотрим, а как же от этого финикийского письма "образовывались" все остальные европейские системы письма. И естественно, начнём мы разбор этих "потомков" с разбора греческой письменности.


9.2. Греческая письменность.

Греческое письмо в особом представлении не нуждается. Каждый с ним сталкивался, и не просто сталкивался, а даже, скорее всего, сам использовал, к примеру, на уроках физики и математики, для обозначения различных величин. Буквы греческого письма нам как родные, они нам даже в чём-то ближе латинских. Но, конечно же, греческий алфавит мы всегда принимали как данность "свыше". А зря.

Греческое письмо - алфавитное (буквенное) письмо, возникшее из финикийского консонантного письма в 9 - 8 вв. до нашей эры и используемое поныне. В греческом письме появились буквы для передачи гласных звуков, что явилось новым этапом в развитии письма. Классический общегреческий алфавит состоит из 27 букв, которые служили также для обозначения цифр; новогреческий алфавит имеет 24 буквы. Читается слева направо. Греческое письмо легло в основу многих систем письма.
(Современная энциклопедия).




Финикийское влияние тут бесспорно. Да и названия самих букв явно заимствованы из финикийского. "Альфа" и "бета" совершенно очевидно происходят из ближневосточных "алеф" и "бет". Но давайте присмотримся к буквам. Многие греческие буквы как будто отзеркалены от финикийских. И это было бы удивительно, если бы мы при разборе финикийской письменности не подметили оптимизацию начертания букв под упрощение способа нанесения букв на материал-носитель письма, камень. Но в Европе-то камня куда меньше, чем на пустынном Ближнем Востоке! И в качестве носителя письма вместо камня там значительно удобнее использовать дерево, которого в Европе буквально навалом. Ну а инструментом письма, соответственно, вместо молотка и зубила становится нож. Возьмите нож и попробуйте что-нибудь нацарапать на дереве. Могу поспорить, что нож мистическим образом оказался у вас в правой руке, да ещё и обратным хватом (лезвием вниз), и царапаете вы движениями сверху вниз и слева направо. Вот это-то и явилось причиной "зеркальности" греческих букв.



Итак, "греческие" букавки вырезаются движениями слева направо, в отличие от "финикийских". Ну и соответственно, приходится изменять направление письма, чтобы "сорвавшаяся" чёрточка не перечеркнула ранее написанное. Греческое письмо является практически зеркальной копией письма финикийского, ну а греческие букавки – зеркальными копиями букв финикийских. Так давайте же отзеркалим эти финикийские буквы.

Альфа / Алеф – финикийская шестилучевая "звезда" чуть-чуть развернулась для более удобного начертания вертикальными движениями, одновременно вытягиваясь по вертикали. Ну и в дополнение, третья, горизонтальная черта стала уменьшаться в размерах для экономии места.

Бэта / Бет – сначала просто развёрнута, а потом дополнительно упрощена. Одна наклонная и две горизонтальные черты превратились в две наклонных и одну горизонтальную черту. Так образовалась всем известная кириллическая буква "Б". Впоследствии правая сторона знака для ускорения написания стала вырезаться кривыми движениями (дерево это позволяет), и буква превратилась во всем известную "B".

Гамма / Гимель – повёрнута. "Наклонная" черта, которая на самом деле в финикийском письме была не наклонной, а горизонтальной (ну, они пытались её делать горизонтальной), окончательно выпрямилась, чтобы устранить путаницу с букавкой "П".

Дельта / Далет – тоже, как и "А", сориентирована по вертикали.

Е-псилон (е-простое) – тупо отзеркалена.

Зайн / Зита – отзеркалена. Впоследствии букавка стала укорачиваться по горизонтали, что привело её к "косому" начертанию, а потом и вообще превратилась в современную "Z".

Ита / Хей – поворачивать тут нечего, зато было что упростить.

Тхета / Тет – упрощена.

Йота / Йод – сначала просто отзеркалена, а потом и "крылышки" потерялись, чтобы не путать эту букву с "F" ("дигамма", второй вариант написания "V", – мы её пока пропускаем). А через некоторое время всё и вовсе свелось к простой вертикальной черте.

Каппа / Каф – тупо отзеркалена.

Ламбда / Ламед – букавка отзеркалена. Кроме того, при "резьбе" горизонтальная палочка обычно получалась длиннее потребного, т.е. не с равными "половинками", с большим перевесом в правую сторону, что привело к "атрофированию" левой "половинки". Греческая буква пишется по-другому, но причины этих отличий я пока не буду объяснять.

Мю / Мем – даже не пойму, отзеркалена она, или сразу упрощена. Одна из закорючек "волны" потерялась.

Ню / Нун – тупо отзеркалена.

Кши / Самех – произведено дальнейшее упрощение буквы, вертикальная черта выброшена за ненадобностью.

О-микрон (о-малая) – оставлена без изменений.

Пи / Пэй – отзеркалена. Букавка сия по начертанию изначально выглядела как зеркальная "1". Однако, известная нам греческая буква "пи" имеет отличающееся начертание, которое вызвано борьбой этой буквы с "Г". Горизонтальная палочка буквы "г" при небрежном письме тоже наклоняется, и для отличия этой кривой "г" от "п" у последней стали делать засечку на конце "хвостика". Вот как на этой монете:



Со временем, засечка стала увеличиваться, так эта буква и обрела вид "П". Была, правда, у этого знака и другая линия развития. Как я уже говорил, на дереве вполне возможны кривые линии. И вот такой кривой линией и обозначался этот самый "хвостик" с засечкой. Со временем он постепенно стал загибаться, особенно при переходе к перу и чернилам, и букавка окончательно преобразовалась в современную "Р".

Ро / Реш – отзеркалена. Изначально букавка выглядела как "Р", однако скоропись потребовала её дополнительных изменений в связи с изменением знака "п". "Хвостик" буквы "п" стал загибаться, приближаясь по написанию к "Р", что заставило в свою очередь увеличивать "хвостик" самой буквы "р", приводя её к современной "R".

Сигма / Шин – упрощено. Как я уже говорил, дерево позволяет кривые, и было бы глупо этим не воспользоваться, сводя все четыре реза к одному извилистому. Тем более что знаки уже давно не читаются. Этим и был вызван постепенный поворот буквы на бок, рез-то удобнее производить не горизонтально, а вертикально. Заодно и место экономится. И совершенно естественно, что в дальнейшем букавка была ещё более упрощена, была выброшена за ненадобностью одна из дуг кривой. Так появилась наша обыденная "S".

Тау / Тав – "финикийское" начертание оказалось очень похожим на начертание новой букавки "х", и пришлось её переделать, с использованием нашего базового символьного языка. Горизонтальная черта, переходящая в вертикальную черту обозначает "то, что за отделением", что практически идентично изначальному "отделению".

У-псилон (у-простое) – оставлена без изменений.

Фи / Куф – оставлена без изменений.

Цан / Цади – оставлена без изменений. Буква очень похожа на "м", и мне удивительно, как греки вообще умудрялись их различать.

Подобьём итоги. Начертания греческого алфавита от "зеркального" финикийского отличается только в пяти буквах, "Β", "Ι", "Λ", "Π", "Σ", да и из тех, четыре буквы имеют вполне объяснимые изменения.



Остаётся непонятным лишь отличие знака буквы "Λ". Видимо греки имели тесный контакт с индоевропейцами, и произвели этот знак напрямую от глаголической скорописи, минуя "финикийскую" стадию. Но об этом поговорим позже. Итак, греческий алфавит от финикийского отличается по сути дела только одной буквой. Кроме этого, греческий алфавит пополнен тремя новыми буквами:

Хи – изначально я считал эту букву самостоятельной, как "угол концом вниз, переходящий в угол концом вверх", что означает что-то вроде "преемственности" или "инерции", и долго размышлял о причинах введения столь своеобразной абстракции. Однако, при ближайшем рассмотрении выяснилось, что это иллюзия, буква та есть не более чем искажённая глаголическая "х". Эта буква должна изображаться как две черты, соединяющиеся внизу. Но поскольку букавки на дереве вырезаются резкими движениями "сверху вниз", и длины линий непредсказуемы, то внизу вместо чёткого угла получаются "хвостики". Ну а потом эти "хвостики" стали уравниваться в размерах с верхними концами, превратив эту букву в современную "х". Хотя в скорописи эти нижние "хвостики" традиционно отображаются ниже строки, видимо для указания на их случайность: Αρχαια Ελλαδα.

Пши (у греков-финикийцев была только буква "ш", "с" отсутствовала) – букавка
введена для обозначения звука "щ" ("плодовитое"). Начертание практически полностью соответствует глаголическому, хоть и несколько упрощено.

О-мега (большая "о") – введена для обозначения долгого звука "о", который "кругом/полностью". Изначальная финикийская букавка "о" обозначала именно этот звук, но впоследствии финикийцы его произношение упростили, в связи с чем он стал неотличим от второй, краткой "о" ("движение"). По традиционной версии начертание буквы "о-мега" происходит от буквы "о-микрон" (малой "о"), которую для обозначения долготы стали подчёркивать. А впоследствии и нижнюю часть буквы дополнительно стали "разрывать", как для упрощения написания, так и для бОльшего отличия от обычной "о". Меня эта версия полностью устраивает.

Таким образом, греческое письмо отличается от финикийского:
- слегка оптимизированными для резьбы по дереву начертаниями двадцати одной букв (84%);
- изменённым начертанием одной буквы (4%);
- тремя новыми буквами (12%), причём одна из новых является переделанной старой.


Это настолько подавляющее совпадение, что речь должна идти не о заимствовании письма греками у финикийцев, а об единстве греческой и финикийской письменностей. Мы же немецкое и французское, и даже финское письмо называем латинскими, так почему нельзя назвать греческое финикийским? И более того, ранние греческие надписи практически неотличимы от финикийских, и даже направление письма – справа налево. Но официальная наука старательно пытается нас убедить, что греческое письмо является искусной переделкой письма финикийского, и пофигу, что следов-то переделки практически незаметно.


9.3. Греческое письмо как финикийское письмо?

Нет, греческое письмо является не заимствованием, а эволюционным развитием финикийского письма. Греческое письмо и является письмом финикийским. Более того, это близкие по духу люди, ведь эволюция греческого письма происходила в духе эволюции письма финикийского. Но видимо кому-то так необходимо разделять (и властвовать!), ну, по крайней мере, я не помню, чтобы кто-либо из лингвистов объединял эти системы письма. Наоборот, они всеми силами копают непреодолимую пропасть между этими письменностями. Так чем же мотивируют лингвисты это самое разделение финикийского и греческого письма?

...
Западные алфавиты. Исходным для развития всех западных алфавитов является греческое письмо; оно возникло, видимо, в 8 в. до н. э. (памятники известны с конца 8-7 вв.). "Архаическое" греческое письмо по форме букв почти полностью совпадает с финикийским; лишь позднее были введены дополнительные буквы j, c, x, y и w). В "архаических" малоазийских и греческих письменах сначала ещё отсутствовали буквы для кратких гласных; направление письма было, как и в семитских языках, справа налево, затем бустрофедон, затем слева направо. Очень близки названия греческих и древнесемитских букв, совпадает порядок их расположения в алфавите.

В связи с тем, что греческий текст, лишённый гласных, почти непонятен, в греческих письменах были использованы для гласных, помимо "матерей чтения" (служебные символы "j", "йотирование", и "h", "придыхание", – прим. моё), и те буквы, которые обозначали финикийские согласные, чуждые греческой фонетике и оказавшиеся таким образом излишними: кроме a, e, i, n, также h и o, из финикийских ', h, у, w, h и '; аналогичный процесс происходил в рано вымерших малоазийских алфавитах. Переход к обозначению на письме не только согласных, но и всех гласных явился важнейшим культурным достижением.
...
(Большая Советская Энциклопедия, статья "Письмо").


Такой вот финт ушами. Давайте разберём его подробнее. Итак, основным нововведением греческого письма явилось обозначение гласных звуков. Ну, все наверное в школе учили, что звуки делятся на согласные и несогласные гласные. А потом ещё на мягкие и твёрдые, звонкие и шипучие. Так. Но что же это такое, гласные и согласные? Заглянем в словарь.

Гласные - звуки речи, противопоставленные согласным. Сочетаясь в слоге с согласными, Г. всегда образуют его вершину, т. е. выполняют функцию слогоносителя. Источником звука в Г. является голос, образуемый в гортани благодаря квазипериодическим колебаниям голосовых связок. Надгортанные полости (глотка, рот, нос), называемые "надставной трубой", служат резонаторной системой с меняющимся благодаря различным положениям подвижных произносительных органов контуром. В зависимости от объёма и формы резонаторной системы при прохождении через неё воздушные струи, несущей голосовые колебания, происходит усиление формант в тех или иных областях частот спектра, которые и определяют характер Г. С акустической стороны Г. характеризуются наличием чёткой формантной структуры спектра и относительно высокой суммарной звуковой энергией, а с артикуляторной стороны - отсутствием шумообразующей преграды в речевом тракте и относительно небольшой силой выдоха.
(Большая Советская энциклопедия).


Согласные - ходячее определение, унаследованное еще из античной грамматической теории и выраженное в латинском термине, получившем в переводе всеобщее употребление у разных новоевропейских народов (рус. согласный, нем. Mitlaut, фр. consonne, польск. spolgloska и т. д.), гласит, что С. звуками называются те звуки человеческой речи, которые не могут образовать самостоятельных слогов, вне сочетаний с так называемыми гласными звуками. Школьная грамматика до сих пор неуклонно повторяет это определение, давно уже окончательно сданное в архив научным языкознанием. Многочисленные факты из жизни разнообразных языков самым категорическим образом опровергают приведенное определение, указывая на существование слогообразующих С., или сонантов (см.), способных носить на себе слоговое ударение вне сочетаний с гласными звуками. Таким образом, не только с логической точки зрения данный термин является неправильным, ибо обращает внимание на признак вполне случайный (употребление звука при слогообразовании), но и фактически не отвечает действительности. Тем не менее нельзя отрицать, что древние бессознательным чутьем правильно разделили известные им звуки речи на два больших класса гласных и С. Члены каждого из этих классов действительно обладают известными общими физиологическими признаками, отличающими один класс от другого. С физиологической точки зрения, единственной возможной и логически необходимой при классификации звуков речи, звуки С. безусловно отличаются от гласных звуков. Древние бессознательно чувствовали это, но дали своему делению неправильную мотивировку, которую и выразили в своей ошибочной терминологии. Физиологически С. звуки тем отличаются от гласных, что при первых наблюдаются такие тесные сближения органов речи между собой, доходящие до полного затвора, каких никогда не наблюдается при гласных. В результате этих сужений при С. звуках весьма часто образуются немузыкальные шумы, лежащие в основе огромного большинства С., тогда как все гласные звуки представляют из себя чистые музыкальные тоны. Если некоторые из С. и имеют в своей основе чистый музыкальный тон (голосовой), без примеси шума (немногочисленные соноры, см.), то все же они образуются при таких близких сужениях органов речи, какие найдем только у настоящих С. Так, носовые С. м и н, подобно гласным звукам, представляют собой чистой голосовой тон, без примеси немузыкальных шумов, только окрашенный в известный тембр той или другой формой нашей естественной надставной трубы - полости рта, плюс носовой тембр, обусловленный резонансом голосового тона в полости носа. Тем не менее артикуляция губ для м и кончика языка на верхних зубах при н совершенно тождественны с артикуляциями губ для б, n и кончика языка на зубах для д, т, - звуков, которые и древние не колебались признать за безусловно отличные от "гласных" звуков. Точно так же С. л, с акустической стороны представляющий из себя чистый сонор (см.), физиологически, по артикуляции кончика языка на верхних зубах, весьма близок к согласному д. Все звуки речи, образующиеся при подобных сужениях, древними были выделены в особый класс, названный ими неправильно С.
(Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона).


Всё это выглядит чрезмерно натянутым. Нет ни чёткого разделения звуков на гласные и согласные, и более того, греческая-латинская "Y" обозначала одновременно и "гласный" "у" и "согласный" "в". Нет ни особого функционала, для которого могли бы использоваться "гласные". Вообще нету никаких оснований для выделения "гласных" звуков в особенный раздел. Но мысль избавиться от этого бесполезного хлама изначально отметается. Это крепко забитый клин в наши головы, в духе римского принципа "разделяй и властвуй". И видимо для наших учёных этот клин самоценен. Внутреннее подразделение звуков на классы, конечно, необходимо, но "гласные" тут ничем не лучше "взрывных", "шипящих" и прочих. Но гласные-то звуки мало того, что выделены в особый раздел, так они ещё и старательно противопоставляются согласным. И пиар, могучий пиар. Странно это всё.

Допустим, что мы имеем дело с анахронизмом. Быть может, имеет место банальная ошибка ранней лингвистической науки? А вот и нифига. Греки при "заимствовании" алфавита выбрали для своих "гласных" буквы, уже существовавшие в финикийском алфавите. Более того, эти буквы уже обозначали какие-то звуки. И выглядит логичным, что греческие буквы обозначают звуки, близкие финикийским аналогам. Т.е. все греческие "гласные" имеют финикийских двойников, которые уже почему-то "согласные". Но как такое может быть? Создаётся впечатление, что вот это вот тщательно вдалбливаемое нам в головы разделение букв/звуков на согласные и несогласные высосано из пальца. Эта классификация существует лишь для того, чтобы отделить финикийский алфавит от греческого, и, одновременно, самих финикийцев с их ближневосточными наследниками от греков. Кто-то прикладывает существенные усилия для того, чтобы отдалить финикийцев от греков, как будто в близости греков и финикийцев есть что-то плохое.

Итак, греческое письмо является поздним финикийским письмом, адаптированным к европейским условиям. Можно было бы на этом остановиться, но это будет не интересно. Ведь у нас есть ещё один прямой потомок финикийского письма. Причём там, где бы мы никогда не додумались искать. Это латинское письмо, официальное письмо Римской Империи, вроде как смертельного врага финикийского Карфагена.


9.4. Латинское письмо.

Латынь тоже не нуждается в особом представлении. Латинский алфавит прочно вошёл в нашу жизнь, и не просто вошёл, а буквально вломился. Точнее им нам "вломили" наши лингвисты. Они его нам старательно навязывают, и даже постоянно происходят попытки заменить этим алфавитом привычную для нас кириллицу, ну, мол, устарело и вообще. Ну да, для кого-то латынь действительно является прогрессивной системой письма.

Латинское письмо - буквенное письмо, которым пользовались древние римляне. Сохранилось у большинства народов Западной Европы, легло в основу письменностей многих языков мира. Восходит к греческому письму. Собственный латинский алфавит (латиница) сложился в 4-3 вв. до н. э., направление письма слева направо с 2 в. до н. э.
(Большой Энциклопедический словарь).




Как видно, латиница куда ближе к "европейскому" отзеркаленному финикийскому письму, чем греческое письмо. Если отбросить буквы "B", "I", "S", которые одинаково отличны для греческого и латинского письма, то латиница практически совпадает с финикийщиной. Даже буква "С" вполне выводится из финикийской "Г". Эта буква изначально представляла собой просто упрощение двух чёрточек буквы "Г" до одной "загогулины", с тем же расположением. Ведь дерево позволяет вырезать кривые линии? Вот. И только потом, в поздней латинице, буква "С" приобрела современную округлость. Греческий же алфавит имеет одну значительно отличающуюся букву. Таким образом, устоявшаяся гипотеза о происхождении латинского алфавита от греческого оказывается ложной. Ну, просто невозможно себе представить, чтобы развитие латинского письма привело его назад, к прародителю прародителя, к письму финикийскому. Эволюция не может происходить в обратную сторону. Таким образом, нам придётся сделать вывод о прямом происхождении латинского письма от финикийского, минуя греческое письмо. И более того, предок латинского письма, письмо этрусское, практически невозможно отличить от "европейской" версии финикийского письма.



Конечно, этрусское письмо на сегодняшний день считается нерасшифрованным, но причина тут не в его особенной сложности. Известное нам "этрусское" письмо является объединением двух систем письма, финикийского, "искажённого" письма, и индоевропейской рунницы. Такое "слияние воды и пламени" и не позволяет прочитать многие дошедшие до нас надписи. Дело в том, что рунница не является письменностью в обычном для нас понимании. Помните фразу "этрусское не читается"? Руны не передают речь, но они передают смысл, напрямую, минуя слова. Ведь базовый символьный язык употребим не только для алфавитного письма, символы можно комбинировать практически произвольным образом, получая крайне ёмкие и лаконичные описания. И из-за этого базового символьного языка руны весьма и весьма похожи на буквы. Поэтому вкрапление рунических надписей начисто сбивает с толку исследователей, ведь они неспособны читать смысл, они стараются воспринимать руны на слух, читая их как искажённые буквы. Чтение же рун бесполезно, получится один лишь бессвязный набор звуков. И исследователи пасуют.

Таким образом, латинское письмо можно уверенно назвать финикийским. Ровно так же, как и греческое. Но тут опять же происходит конфликт с коллективным бессознательным. Наука настолько развела в разные стороны жителей солнечной Италии с финикийцами, что любое сравнение тут выглядит дичайшим бредом. Наше "общеизвестное" старательно маскирует Истину. Латинское письмо старательно отделяется от финикийского, не смотря на то, что это одна и та же система письма. Как будто в этом есть что-то плохое. Тут явно кроется какая-то Тайна...



9.5. Греческая скоропись.

Итак, греческая и латинские письменности у нас оказались письменностью финикийской. Но не всё так просто, поскольку разобрали мы только половину этих письменностей, так называемое "капитальное" письмо. Есть и ещё одна форма письма, скоропись, ещё называемая курсивом. Вот давайте к ней и присмотримся, на примере греческой скорописи.



На первый взгляд, вроде бы есть несомненное сходство этой скорописи с разобранной ранее греко-латинской финикийщиной. Однако, греческая скоропись интересна тем, что в отличие от лаконичного финикийского письма, её буквы обладают странными для скорописи завитками и закорючками. Учёные тут обычно говорят про художественный талант древних греков, мол, украшали текст как могли, но это лишь от глубочайшего непонимания сути скорописи. Скоропись нужна, как это ни банально звучит, для скорого письма. Скоропись нужна исключительно для ускорения написания текста, ну, сами вспомните, каково вам было писать конспекты в школе и, особенно, в ВУЗе. И совершенно естественно, что буквы должны быть не только лишены всяких украшательств, они должны быть ещё и максимально упрощены. Но сравните греческий "курсив" с "капитальным" письмом. Удивительнейшая вещь, скоропись вышла сложнее базового письма! А ведь это именно скорописи должна быть свойственна лаконичность и простота написания! Но скоропись есть скоропись, и приходится сделать вывод о том, что базовое для этой скорописи письмо было куда более затейливое. И мы знаем подобное чудесатое письмо. Это наша старая добрая глаголица. А давайте попробуем вывести глаголическую скоропись, и сравним её с греческой.



Перед разбором скорописных начертаний букв разберём общие принципы скорописи. Во-первых, как я уже говорил, скоропись должна быть простой и лаконичной, для действительно быстрого письма. Соответственно, горизонтальная линия, с которой должны "свисать" букавки глаголицы, несовместима со скорописью. Соответственно, букавки теряют жёсткую ориентацию и начинают наклоняться, или даже вращаться. Во-вторых, скоропись тяготеет к написанию буквы одним движением, поскольку при действительно быстром письме точное наложение чёрточек трудно, или даже невозможно. У написания одним движением есть следствие - букавки начинают раскрываться, распрямляться, тяготея к ровной линии, но сохраняя при этом все закорючки. Кроме того, букавки становится удобным поворачивать, чтобы входящая линия находилась как можно ближе к левой стороне. Чернилами по бумаге писать, это ведь удобнее слева направо? Вот. И ведь не только ради ускорения, но и для воспрепятствования наложения буквы на ранее написанную. Размер-то букавки неопределён, а вдруг рука дрогнет?, – вот и нужно писать строго слева направо. Итак, поехали!


А. Попробуйте нарисовать крест одним движением. Не думаю, что вы придумаете что-то проще классической греческой "альфы". Кстати, в некоторых старых кириллических рукописях вместо привычного для нас знака "А" так и писался "крест":


Б. Верхняя "волна" упростилась в написании, после чего букавка развернулась на 90о против часовой стрелки, чтобы входящая линия на "ножке" была максимально левее. Буква явно позаимствована "греческой" финикийщиной.

В. Классическая глаголическая буква хоть и перешла в латинскую "V", но в скорописи она крайне неудобна, поскольку похожа чуть ли не на половину букв алфавита. Поэтому для этой буквы нужно завести "синоним". Я не буду перебирать все варианты, я возьму самый простой. К чему близко значение "в"? Естественно к "к", отличие тут только в наличии принуждения, которое и обозначается этим звуком. И если это "принуждение" убрать, то будет один в один образ "в". Нужно всего лишь инвертировать букву "к", что производится добавление верхнего "отделения" к знаку "к", к правой половине креста, и получаем знак, похожий на "F". Именно таким знаком обозначался звук "в" в греческом письме, это знак имеет название "дигамма". Кириллическая "В" явно образована от "дигаммы", поскольку горизонтальные чёрточки имеют свойство загибаться от неаккуратного переноса пера. И тут нужно ещё добавить, что эту букву не стоит путать с латинской "f", это совсем разные буквы. Для "f" является правильным именно такой округлый знак "f", а капитальная квадратная форма уже является "дигаммой". Видимо имело место и слияние "f" с "в".

Г. Эта букавка не распрямилась, а наоборот, сложилась. Остроту угла контролировать действительно сложно. Ну и стала она греческой курсивной "гаммой".

Д. Во-первых, классический поворот на 45о против часовой стрелки. Руку при письме как-то не получается держать вертикально, вот и вертится букавка. Ну а в довершение преобразований, второе колечко сначала превратилось в крючок, а потом и вовсе потерялось. Вот и греческая курсивная "дельта".

Е. Употреблялась без изменений в греческом письме, но наши ленгвизды почему-то её называют "сампи". Хотя возможно они и правы, "сампи" имеет числовое значение, не совпадающее с значением "е". К тому же "капитальная" форма этой буквы очень похожа на самостоятельный знак, видимо аналогичный "ш". Выглядит она как перевёрнутая "ш", а ведь для "волны" верха и низа не существует. Да, переворот "волны" тут просто сам просится, поскольку так у неё похожих букв нет, а в традиционном виде буква похожа и на "г", и на "и", и на "й", и на "м", и на "н", "у", "ц". Да, наверняка "сампи" обозначала именно "ш". Но скорописная-то форма слишком уж похожа на глаголическую "е", определённо, чего-то они тут напутали... Хотя конечно глаголический вариант в скорописи задержался не на долго, он был практически сразу же вытеснен куда как более "быстрой" финикийской "коллегой".

Звуки "ж" и "дж". В русском языке звук "дж" давно умер, и сегодня его отделить от "ж" практически невозможно. А вот буква умерла не так уж и давно. Более того, я точно не уверен, как обозначались эти буквы в глаголице, но вот в кириллице эти буквы ясно и однозначно различимы. "Ж" в представлении не нуждается, а вот "дж", думаю, надо явно указать. Была такая кириллическая "S", которая ещё иногда пишется как "2". Ориентация буквы может меняться, но всегда сохраняется очень странная характерная деталь, эдакая "зазубрина" в середине буквы. И как раз эта зазубринка и говорит нам, что дошедшая до нас форма буквы является скорописным искажением. Единственное, что мне приходит в голову, это то, что изначально буква была комбинацией двух "полумесяцев", как и "ж", и зазубринка эта сохранена лишь для того, чтобы нам узреть в этой "S" полумесяцы, пусть и вытянутые в линию. Вот это и есть скорописная буква "дж". Значение этой буквы я могу установить только гипотетически. Вообще все краткие варианты букв являются так сказать "частичными", "не до" буквами, со своими "не до смыслами". К примеру, краткая "о" вместо "полного окружения" означает "движение, обход". Краткая "з", "дз" обозначает вместо "отпочковывания" что-то вроде "внутриутробного развития", сам "рост почки". Естественно и желание подобным образом обойтись и с нашей "дж". Если "ж" означает "время, текущий момент", время вообще "в целом", то "дж" обозначает тоже "время", только тут уж так сказать "момент истины", краткий миг. Да, кириллический знак "ж", с "полумесяцами" и "соединением", это очень похоже на объединение прошлого и будущего. Течение времени. А вот глаголический знак, с "полумесяцами" и "отделением", это уже явно что-то типа распределения времени. Текущее мгновение. Видимо это и есть глаголическая "дж". А "ж" в глаголице должна бы выглядеть как "ж", или быть может как "полумесяцы" с "кружком" посередине, была ещё такая буква. Вот такой вот исторический экскурс...

З, (звук "дз"). При написании слева направо треугольник раскрывается, образуя нижнее полукольцо, а "росток" - верхнее. Думаю, вы замечали в старой кириллице крайне странное "угловатое" написание нижнего завитка буквы "З". Это как раз наследство от "треугольника".

Z (звук "з"). Колечко банально раскрылось, но "хвостик" по прежнему выдаёт родство именно с глаголической "z", а не с финикийским "аналогом".

И. Треугольник сократился до угла, а потом и кружок раскрылся. Но загогулинки все как были. Даже иногда и обратный загиб ножки сохраняется. Вот вам и "ита".

I. "Отрицание" писалось отдельной чертой, а поскольку при скорописи тяжело точно подгонять элементы букв, это "отрицание" отделилось, превратившись в надчёркивание и, в дальнейшем, в точки. Ну а нижняя часть, "уголок" трансформировалась во всем известную закорючку самой буквы "i". Но латинская "i", это совершенно другая буква. Её точка не несёт смысловой нагрузки, она не более чем подсказка для упрощения выделения буквы из слитного текста. По этой же причине, кстати, в грамотном русском письме надчёркиваются буквы "т" и подчёркиваются "щ" и "ш".

Й. Глаголическая форма крайне неудобна для скорописи, поэтому пришлось создать "синоним". Вы, наверное, уже заметили тесное родство этой буквы с "м", "й" отличается от неё разве только применением, она указывает не на действие старшинства, а на самого старшего. Вот от глаголической "м" эта буква и образована, путём удаления левой части "зависимости". Получилось "то, от чего материально зависит". Вполне себе "начало". В дальнейшем "отрицание" полностью оторвалось от букавки, а остальная часть превратилась в "N". Ещё один шаг, и получаем всем известную "Й". Всё-таки "И" будет чуток по-удобнее в написании, чем "N".

К. Употреблялась в греческом письме, сейчас её там называют "хета". Да и посмотрите на общеизвестный знак немецких "SS", . Эти "молнии", есть те самые рунические (глаголические) "к", просто несколько упрощённые. И звучало это "ss" именно как "кк". Да, подобная же замена "полукреста" на "молнию" производилась и в глаголице, правда, там получившиеся "молнии" обычно не наклонялись.

Л. Сначала всё свелось к современной "круглой" глаголице, а потом и изгибы потерялись, сводя букавку к двум прямым чёрточкам. Буква явно заимствована "греческой" финикийщиной.

М. Буква эта должна бы писаться как "пи", что неудобно. Финикийский синоним, перевёрнутый "йров", тут куда удобнее, хоть и менее точен. Вне глаголицы каноническую "м" я не встречал, зато в глаголице попадались более привычные нам "М". Видимо "то, с чего свисают плоды" не так уж и "канонично".

Н. Букавка сначала раскрылась, а потом и полуколечко стало таять, пока совсем не исчезло. Хотя посмотрите на знак "Љ".

Краткая "о". Вполне возможно, что изначальный "полумесяц" со временем замкнулся, превратившись в нашу "о". Но и старый знак дошёл до наших дней, это так называемый латинский "открытый О", он сегодня употребляется, например, в международном фонетическом алфавите.

П. Букавка сначала просто раскрылась, преобразуясь в "знак корня числа". Далее "крышечка" начинает рисоваться отдельной буквой, сдвигаясь влево, и превращая букву в отзеркаленную "Й". Ну а потом нижняя часть упрощается, превращаясь сначала в "Λ", а потом и вовсе в две вертикальные черты, формируя всем известную "П". Скажете, что бред? А ведь эта промежуточная "пи" сохранилась, её ещё называют "омега пи" – . Буква заимствована "греческой" финикийщиной.

Р. Знак дошёл до наших дней практически без изменений, что в греческом письме, что в латинском, что в кириллице.

С. Как и в "ите", треугольник сократился до угла, совмещаясь с общим для букавок поворотом. Так получилась греческая курсивная "сигма". Как видите, курсивная "σ" ("ς") никак не соответствует капитальной "Σ", которая "ш". Вот вам и "родство". Да, стоит отметить и ещё один вариант записи "С", куда как более быстрый. "Соединение" вполне уместно в скорописи обозначать символом "единое", то есть треугольником. Отсюда пошла кириллическая "с", которая на самом деле является раскрывшимся треугольником. Опять же, думаю, вас удивляла "угловатость" нижней части этой буквы. А это на самом деле не издержки начертания, а ключевая деталь.

Т. Глаголический "Т" нечитабелен, он теряется в слитном тексте, и его так или иначе для скорописи нужно изменять. "Греческий" способ наиболее удобен.

У. Имеется две формы записи этой буквы, в зависимости от способа обозначения "отростка" "отделения". Если отросток фиксировать по ходу письма, как в "}", то имеем "У". Если же его выделять после записи дуги, то получаем что-то типа "И". Оба варианта дожили до наших дней.

Ф, звук "п" с придыханием. Знак дошёл до наших дней практически без изменений, что в греческом письме, что в латинском, что в кириллице.

Х, "к" с придыханием. Да, вот вам и причина фантастического преобразования "иты" в "аш". Чудо, не правда ли? Но ещё большее чудо состоит в объединении этих букв нашими древними ленгвиздами. Воистину, общего там может быть только "придыхание"...

Долгая "о". Тут вообще просто, потерялся лишь верхний кружок, который завершал написание буквы.

Щ. Знак дошёл до наших дней практически без изменений, что в греческом письме, что в кириллице.

Ц. Прямой наследник глаголической буквы, почему и писалась она изначально в кириллице как "Ч".

Ч. Треугольник расправился, образуя полукольцо, ну а отклонённая вправо ножка есть "росток". Эта буква существовала и в латинском письме, под именем "стигма", правда, её там считали диграфом "ст". Кстати, букавка сия долгое время была на месте латинской "C", почему итальянцы упорно и читают "С" как "Ч". Но "стигму" властной рукой римского Императора зачем-то убрали, и через пару веков вернули под непонятным именем "ку", "q". Замечаете сходство? Да, это та же самая "ч". Но вообще конечно "q" образована не от глаголической "ч", а это самостоятельный знак по типу "р", "духовное воплощение". Совпадение начертаний тут всего лишь счастливая случайность...

Мягкая "о", кириллический "от". В кириллице "отделение" стало писаться буквой "т", а в латыни оно сначала стало просто надчёркиванием над "о" (не о-мегой!), а потом и вовсе свелось к точкам, так называемому "умлауту". Как понимаю, точки тут хороши не точками, а ограниченным размером. Вывести толстым пером обычную линию, да не замарав саму букву, да в мелком тексте, это очень непросто. Точка же ставится элементарно. Кстати сказать, из-за сложности письма, оно и разделялось обычно на написание собственно букв, и расстановку всяких значков. Ну, знаете, наверное, выражение "расставить точки над i". Ведь как оно, чуть рука дрогнула, и вся страница испорчена, нужно делать заново. Конечно же, драгоценная бумага не выбрасывалась, там просто использовались очень жидкие чернила, которые легко удалялись, и практически без следа. Вот и технология. Написал буквы, и если всё так, то оставляешь просохнуть. А потом, по уже высохшему, ставишь все эти точки. И если что не так, то стирается не текст целиком, а только значки. Время, конечно, удваивается, но труд-то экономится.

Ш. Полностью перешла в кириллическую Ш.

Ъ. Кольцо съёжилось, вот и современный твёрдый знак.

Ь. Тут колечко уже не фича, а бага. Изначально это был всего-навсего след от переноса пера для рисования "отростка".

Ять. Треугольник съёжился до маленького кружка, вот и кириллический "ять".

Мягкая "у". Букавка пошла по стопам "i", половинкой которой она, кстати, и является. Только если "i" теряла в размерах, "ю" наоборот, приобрела, став писаться как "Й", правда не в русском языке. Это латинский "у-млаут". По названию этой буквы назван и значок "надчёркивания". В ходе эволюции скорописного начертания (волей случая, ага) нижняя часть стала похожей на близкую по звучанию "u", и ленгвизды тут же сделали вумный вывод о том, что надчёркивание означает смягчение. И тут же это "надчёркивание" стало употребляться для указания на смягчение всего и вся, будь там "ять", "юс", или что ещё.

Юс. Как это обычно бывает со скорописными буквами, повернулся на 90о по часовой стрелке. Ну а потом уже само просится заменить большой и трудоёмкий полумесяц на быстрый компактный угол.

Θ, звук "т" с придыханием. Знак дошёл до наших дней практически без изменений, что в греческом письме, что в кириллице, что в латинице. Да, в латинице есть "фита", это всем известная "f".

Ижица. Судя по всему, буква эта введена в глаголический алфавит в достаточно позднее время, и лишь для обозначения образа ближневосточного "у-псилона" ("у-грека"), который значительно отдалился от глаголических оригиналов. Соответственно, в скорописной форме глаголического знака не было нужды по причине наличия оригинала этого самого "и-грека".

Подведём итоги:


Таким образом, греческая скоропись состоит из:
- тринадцати букв (48%), явно производных от глаголических;
- семи букв (26%), общих и для глаголицы, и для финикийского письма;
- двух глаголических букв, заменённых впоследствии на финикийские (7%);
- пяти явно финикийских букв (18%).

Греческая скоропись на 81% совпадает с глаголической скорописью, и лишь на 52% её можно связать с финикийским письмом. Греческий "курсив" лишь наполовину совпадает с греческим же "капитальным" письмом! Но как такое может быть?!

Говорить о заимствовании глаголических букв тут глупо. Надеяться на восстановление изначальных форм из финикийщины ещё глупее. Как-то не укладывается в голове мысль о том, что греки, овладев финикийским письмом, почему-то вдруг по этим крайне искажённым буквам смогли восстановить изначальные символы. И это всего лишь для того, чтобы вновь их исказить. Придётся сделать вывод о прямом родстве греческой скорописи с глаголицей. Эта "греческая" скоропись есть не греческая, а глаголическая скоропись. И тут же нас оглушает множество достаточно диких мыслей, выливающихся на нас как из рога изобилия...


10. О происхождении европейских языков.

10.1. Слияние и расщепление античных систем письма.

Вот теперь и я оказался в положении академика Фоменко, потому что мне приходится говорить о слиянии и расщеплении, только теперь уже не имён исторических персонажей, а о слиянии и расщеплении письменностей. О слиянии финикийской, греческой и латинской письменностей в одну общую средиземноморскую, и одновременно о расщеплении греческого письма (впрочем, и латинского тоже) на две существенно различных письменности. В области письменности Греция совершенно неотличима от Финикии, и ровно так же неотличим от этой Финикии, этот чудный Древний Рим. Мы оказались в одном шаге от сокровенного, и мы вполне можем к нему прикоснуться. Давайте проанализируем полученную картину. Эта картина воистину удивительна, поскольку она в корне противоречит нашим представлениям о Древнем мире. Представлениям, полученным нами от официальной исторической науки. Мне непонятно это противоречие, оно меня напрягает, но оно есть.



Мы видим единую систему письма для всего побережья Средиземного моря, что весьма и весьма удивительно. У средиземноморцев рядом, буквально под боком, были куда более качественные системы письма, рунница и глаголица. Но почему-то было выбрано именно это кастрированное финикийское убожество. Такой вот странный выбор. Но он замечательно объясняется, если предположить, что это финикийское убожество и было родным письмом греков и латинян. Средиземноморцы вообще очень близки друг другу по духу. Можно с уверенностью говорить о том, что существовала только одна средиземноморская Империя. И имя этой средиземноморской Империи было Карфаген. Карфаген, это "народы моря", торговцы, и по совместительству пираты. Слог "car" в латинском имеет значение "возить", а "thag" общепринято читается как "пожирать". Это действительно "народы моря", одним из которых и был итальянский Рим. Однако, по системам письма у нас получается, что существовало сразу два различных Рима и две различных Греции. Средиземноморской являются лишь "капитальные" формы греческого и латинского письма, в то время как скорописные формы уже явным образом соотносятся с полнозвучной глаголицей.

Общепринято считать, что в латыни 26 букв и соответственно звуков, но на самом деле их там значительно больше. Я при просмотре старинных рукописей насчитал под 40 букв. Дело в том, что лигатуры и умлауты обозначают совершенно самостоятельные звуки, для описания которых нет букв в стандартной латыни, но которые вполне реально описать за счёт комбинирования букв. Диграф описывает тот звук, для которого в алфавите отсутствует буква, и "умлаут", это точно такой же диграф. Если греческий курсив является скорописной формой глаголицы, то латинское письмо, будучи очень близким к греческому курсиву, уже имеет в своей основе средиземноморскую письменность, адаптированную для описания полнозвучного языка. Латинское письмо, равно как и латинский язык являются искусственными. Это изначально язык международного общения, и только такой язык мог стать официальным языком Древнего мира, Древнего Рима.

Таким образом, в древности существовала мощная континентальная цивилизация с полнозвучным языком, обладавшая руническим письмом, частью которого является глаголица со своей "греческой" скорописной формой, морская цивилизация, с упрощёнными языком и письмом, и существовала объединённая "латинская" письменность, и искусственный "латинский" язык, одинаково пригодный для употребления представителями обоих цивилизаций. Всё это в корне противоречит традиционным представлениям об античном мире, и я понимаю, что это выглядит заведомой ошибкой. Однако мне приходится сделать именно такой вывод. Мне действительно безразлично, что вы думаете обо мне, и об этом выводе. Я действительно не могу сделать другого вывода. Передо мной лежат три совершенно своеобразные системы письма, и они говорят обо всём. И если историки говорят что-то другое, то мне приходится сомневаться в дееспособности этих историков, потому что в общепринятую картину найденная мной штука не укладывается даже в принципе.


10.2. Финикия, Греция, Карфаген, Рим.

А давайте-ка произведём мысленный эксперимент. Представим себе на минутку, что люди забыли значение слова "великий". Есть куча упоминаний этого слова, куча книг с этим словом, но что такое, "великий", понять уже не получается. И что же будет дальше? А наши учёные, историки, лёгким движением руки обратят это слово, "великий", в имя собственное. Естественно, что в некоторых книгах они находят упоминание слова "великий" применительно к определённым географическим объектам, и тут же в разумах наших дипломированных историков рождается чудесная страна по имени "ВеликАя", в которой жили чудесные люди, "великой" национальности – великАйцы, делающие чудесные и удивительные вещи. И более того! Эти великАйцы разбредались по всему свету, и, судя по всему, всё самое ценное было создано трудами их рук! Все другие народы были тупыми и ни на что не способными баранами, которых вели, буквально тащили эти великАйцы к Светлому Будущему. Да-да, их призванием было просвещение нас, сирых и убогих, ведь так завещали ВеликАйские Боги! Сон разума рождает чудовищ, да. И Древние Греция с Римом как раз из разряда таких чудовищ сна разума.

Эллада, древняя Эллада. Страна этих странных людей, эллинов. Страна этих странных философов, мыслителей, учёных. Страна этих странных Аристотелей и Архимедов, Геродотов и Гиппократов. Чудесная страна, не правда ли? Сказочная страна. Страна, доступная нам исключительно через сказки сказы, рассказы, то есть литературные источники. Да, эллинов никто из нас вживую не видел, мы про них лишь слышали. Мы про них лишь читали, в древних текстах. И эти тексты объединяет лишь одно: они записаны греческим языком, греческими буквами. Хотя почему "греческими"? Мы должны бы по уму их назвать "эллиническими", ведь автора этих текстов называют себя исключительно "эллинами" (Ελληνες), а свою страну – "Элладой" (Ελλαδα). Никаких "греков" в древних "греческих" текстах нету, есть одни лишь "эллины". А как же "греки"? А что же "греки"? Слово "грек" упоминается лишь в рукописях римской и более поздних эпох, сначала в форме "γραικος", а потом "graeculus", и применялось оно уже скорее к географическим объектам, чем к литературным. То есть "греки" римских времён, это уже действительно греки. А с развитием Рима греки стали и вообще "ромеями". Слово же "эллин" постепенно исчезало из обихода. В позднеримские, христианские времена "эллинами" называли исключительно греческих "язычников", которые не захотели подчиниться власти Христианской Церкви. Но "эллины" для нас "греки". Ну почему?

Когда-то, давным-давно, в одно прекрасное время, в одном прекрасном месте, начали находить древние артефакты. Вазы и шлемы, свитки и статуи. И, конечно же, все находки были с лёгкой руки историков названы по месту находки, "греческими". Ведь найдены они были действительно в Греции. Ведь найдены они были действительно греками. И почему-то вся "прогрессивная общественность" этих наших современных греков сразу же связала с теми "греками". Странно, не правда ли? Вот представьте себе на минутку такую картину. Что лет так через пятьсот одно из племён американских негров, бродя по руинам Вашингтона, наткнётся на Библиотеку Конгресса. Сенсация! Передовицы во всех газетах! И вся научная общественность своей лёгкой рукой, конечно же, окрестит всю англоязычную цивилизацию "древними неграми". Вам смешно? А мне, – нет. Ведь в реальности всё произошло именно так. Видал я этих греков. Горячие, болтливые, и даже трусливые. Они сейчас не могут даже со своим домашним хозяйством справиться. Ищу в гугле греков, а нахожу кризис. Ищу кризис, а нахожу греков. И это уже не говоря про науку, искусство и военные походы. Ну и какие из этих греков "эллины"? Ведь те "древние" "греки" управляли не только всем Средиземноморьем, но и доброй половиной континента Евразии. И мудро так управляли, мы до сих пор восхищаемся их мудростью. Как-то не вяжется нынешнее положение с былым величием, не правда ли? Нет, наши греки, это совсем не эллины... А кто же это такие, "эллины"?

Дело в том, что словом "эль" на средиземном море называли богов. Высшие силы. Отсюда Аллах и Элохим. "Эллин", это буквально "великий, божественный". И "древние греки", которые на самом деле не "греки", а "эллины", в высшей мере отвечают данному эпитету. Древние греки были блондинами, и именно с тех времён происходит термин "нести бремя белого человека". Это была уникальная цивилизация, и с сегодняшними греками они не имеют ничего общего. Но слово "эллин" с этими древними блондинами вообще никак не связано. Это лишь эпитет, который употреблялся применительно к статусу этих древних блондинов. И совершенно естественно, что далеко не все "эллины" были блондинами. Потому что "эллин", это всего лишь "божественный". И всё самое лучшее в древнем мире имело эпитет "эллин", потому что это всего лишь дань качеству этого лучшего. Но с эллинами оно, опять же, напрямую не связано.

Более того, античная Эллада была столицей Древнего мира, это был самый настоящий "центр мира", туда стекались все лучшие люди и все самые дорогие товары, и даже физическое нахождение артефактов ни коим образом не говорит о том, что их родина находится в географической Элладе. Мы стоим на плечах этих древних титанов, все наши достижения основаны на мудрости этих "божественных" древних. И эти древние не имеют национальности и вероисповедания, как не имеет национальности и вероисповедания сама Мудрость. Известная нам Древняя Греция, это всецело искусственный конструкт, и более того, ошибочный конструкт. Привязка эллинов к конкретному географическому объекту есть преступление против здравого смысла. Наши горе-историки бездумно приписали всё "божественное" к первому же встреченному ими географическому объекту. Наши горе-историки безумно решили, что первое же им попавшееся "божественное" место и является родиной слонов "богов". Наши горе-историки собрали всё самое ценное со всего мира, и старательно связывают его с географической Грецией. И именно поэтому эта самая "Древняя Греция" выглядит брильянтом Древнего мира в школьных учебниках, ведь историки раздели, буквально обобрали весь мир, чтобы обрядить греков.

Да, действительно, Рим тоже множественен. Латынь наряду с явно финикийским "капитальным" письмом имеет и свой "курсив", практически неотличимый от греческого. И точно также множественно "имя" этого государства, потому что это не имя, а опять же прозвище, это всего лишь эпитет, который можно применить и к любому другому объекту близкого рода. Слово "ROMA" в зависимости от написания может читаться как "материализация старшинства", "материализация несения старшинства" и "материализация наполнения старшинства". Рим, это всего лишь нечто обобщающее. Страна. Столица. Матерь городов нерусских. Хотя почему нерусских? Москва ведь у нас тоже "Рим", точнее говоря, "третий Рим"? Так что нету ни Древней Греции, ни Древнего ROMA. Есть города и городки, цари и царьки, легионы и легиончики, но ни страны Греции, страны Эллады, ни страны Рима, как цельных образований, ну нету. И никогда не было. Но ведь они есть, не так ли? В книгах написано, и вообще...

Я знаю, что у вас при прочтении предыдущего абзаца появилось некоторое сомнение, потому что я сейчас прочитал латинское слово точно также, как и слово старославянского языка. А латынь вроде как не должна бы подчиняться правилам старославянского языка, не так ли? Однако, дело тут в том, что слова большинства европейских языков именно что читаются через образы, зафиксированные в глаголице, пусть это и осложняется сильными искажениями в следствие дрейфа звуков, изменения понятий, и общей варваризации языков. И было бы странно иное, потому что большинство европейских языков происходят от индоевропейского языка, от того самого пра-языка, который является языком глаголицы. И более того, образы звуков пра-языка имеют объективное происхождение, и они с большой вероятностью будут соответствовать образам звуков любых других человеческих языков. И чтобы это было понятнее, далее я попробую показать, насколько латынь близка глаголическому пра-языку.


10.3. Соотнесение латинского алфавита с глаголицей.

Латынь. Язык-кастрат. Да, именно так. Удаление из латыни "трудных звуков" удаляет часть базовых символов. Из палитры выброшена часть красок, и мир, нарисованный этой палитрой, будет уже не так ярок, красив и точен, как ранее. Латынь имеет ограниченную описательную способность, в следствие чего страдает ясность и однозначность, ведь описывается этой латынью наш многокрасочный мир. Это плохо. Но зато латынь воистину вездесуща, она доступна практически любому народу. Это хорошо. Язык этот горячо любим нашими учёными, но по сути дела это есть не более чем "суржик". Этакое "чудовище франкенштейна", вобравшее в себя по чуть-чуть со всех языков, причём зачастую с искажениями. Да, международное общение наложило свой отпечаток на этот язык, не все латинские слова возможно читать через образы глаголицы. И это ещё цветочки.

Главная проблема латыни в том, что она приняла на себя главный "творческий" удар сначала римских императоров, а потом и наших лингвистов. Они её нещадно реформировали. Буквы исчезали и появлялись вновь, появлялись и откровенные фантазии, вроде "клавдиевых букв". Менялось соответствие букв и звуков, и к сегодняшнему дню они изрядно перепутаны. Получилась эдакая игра в напёрстки. Смысл тут, тут, тут, опа, опа, и нету смысла. Но не буквами едиными жива лингвистика, искажались и формализовывались, профанировались правила языка. Латынь стараниями всевозможных реформаторов и просветителей превращена в какой-то мусор, докопаться до смыслов всех этих текстов будет достаточно трудно, поскольку латинский язык сегодня совершенно непрозрачен. И вместе с этим непрозрачны все те языки, которые произошли от латыни. Французский, немецкий, английский, и прочие европейские языки.

Истинная грамотность, судя по всему, закончилась уже в допечатную эпоху, потому что печатные тексты буквальному переводу подлежат только с изрядными ограничениями. И если старые тексты хотя бы старались передать полногласие языка, если средневековая латынь практически аналогична старому русскому алфавиту по числу описываемых звуков, там есть даже аналоги "ятей" и "юсов", то современная латынь и в этом плане начисто кастрирована. Вот с разбора схемы соотношения латинских букв с привычными нам звуками и образами, разбор собственно языка мы и начнём.

В обоих вариантах это мягкая "а". Практически наверняка это аналог нашего "ять", который "суть". Меня несколько сбивает с толку одновременное употребление в текстах и "ä" и "ае", но это вполне объясняется общелатинским бардаком.
Итого: наиболее вероятна как "ять".

Безусловно, в базе лежит наша "а". Образ несколько отличается: в связи с отсутствием в латыни буквы "с", буква "а" приняла на себя значение "свершённости". Данная буква обозначает не просто "предмет чего-то там", но и констатацию свершённости действия, это аналог выражения "по факту". Но есть и другие варианты. Например, буква может обозначать "ять". Кроме того, весьма вероятно использование этой буквы для замены отсутствующего в алфавите славянского "твёрдого знака". Ну и как в русском языке, эта буква иногда самозарождается в словах для упрощения произношения.
Итого: наиболее вероятна как "а", но возможно и "ять", или даже просто игнорирование этой буквы.

Наша "б", "процесс". Кроме того, из-за отсутствия в ранних средиземноморских языках буквы "в", иногда использовалась и для её обозначения.
Итого: наиболее вероятна как "б", но возможна и как "в".

Наша "ч", "выделение, течь, обобщение". В греческом языке была буква "стигма", которая со временем преобразовалась в диграф "ct". Так же от этой буквы произошла и "q".
Итого: наиболее вероятна как "ч".

Изначально была "г", "побуждение, зов", почему традиционно и читается как "к", напр. "cofe". В дальнейшем была объединена с близкой по начертанию "стигмой", которая "ч", почему и употребимо прочтение "си" как "ц". А итальянцы вообще читают эту "си" исключительно как "ч", напр. "Джулио Чезаре". Кроме того, мне иногда приходит в голову, что "си" употребляется и для нашего "с"!
Итого: наиболее вероятна как "г", реже как "ч", и гипотетически как "с".

безусловно, наша "д", "подчинённость, вмещённость".
Итого: наиболее вероятна как "д".

Это видимо наш "малый юс", "уменьшение, малое, прошлое".
Итого: может быть наш "малый юс"?

Вероятно наш большой "юс", который диграф "малая о + малый юс", "ослабление? прохождение?".
Итого: может быть наш "большой юс"?

В базе это, конечно же, наша "е", но поскольку частенько диакритические знаки (вроде точек над "ё") пропадают в латинских текстах, эта буква может обозначать и "юс", и даже "ять". Кроме того, возможно, что так обозначалась и "краткая о".
Итого: наиболее вероятна как "е", но возможно и "юс", и менее вероятно, "ять" и "краткая о".

Это наша забытая "Фита", которая "Θ", "распределение, организация". Собственно упрощением этой буквы и образована латинская "f", хотя параллельно употребляется и лигатура "th", не смотря на то, что это одно и то же. Кроме того, была в греческом языке своя "в", которая обозначалась знаком "дигамма", очень близким к "f". Так что попадается и употребление "f" как "в", напр. "fall", который "вал, валиться". Ну и, конечно же, возможно и употребление в качестве "ф", как самой близкой по звучанию, но при этом отсутствующей в алфавите.
Итого: наиболее вероятна как "Θ", менее вероятна "в", и гипотетически "ф".

Безусловно, наша "г". Достаточно поздняя буква, введена, когда латинисты окончательно запутались с "г" и "ч", которые обе "си".
Итого: наиболее вероятна как "г".

Изначально наша "и", "размножение, опестрение". Позднее использовалась больше для служебных функций, обозначая "придыхание".
Итого: наиболее вероятна как "и", может обозначать и "х", но часто используется и как служебная буква, обозначая "придыхание".

Практически наверняка наша "i", которая "замри!".
Итого: наиболее вероятна как наша "i" ("э").

Изначально это "й", "начало, источник". Впоследствии видимо частично стала обозначать "и", "опестрение", от чего и потребовалось отдельно выделить "j". Ну и естественно, как "i", когда теряются диакритические знаки.
Итого: наиболее вероятна как "й", но возможно и "и", и даже "i" ("э").

Поздняя добавка, для отделения от "i" звука "й".
Итого: наиболее вероятна как "й", но используется и как служебная буква, обозначая "йотирование".

Однозначно наша "к".
Итого: наиболее вероятна как "к".

Однозначно наша "л".
Итого: наиболее вероятна как "л".

Однозначно, наша "м".
Итого: наиболее вероятна как "м".

Однозначно наша "н".
Итого: наиболее вероятна как "н".

Это мягкая "о" ("о-умлаут"), которая "внутри; неполное (пустое?)". В кириллице и глаголице эта буква имеет знак долгой "о" с "крышкой" "отделения". По видимому, от этого "отделения", которое обозначало инверсию знака, и произошли эти "точки". Да, есть мысль, что как "ö" могла обозначаться и "о-мега", длинная "о".
Итого: наиболее вероятна как "мягкая о", гипотетически и "длинная о".

Явно объединяет "о-микрон" и "о-мега". И, естественно, при пропадании диакритических знаков смешивается и с "о-умлаут".
Итого: долгая "о", краткая "о", и менее вероятна как мягкая "о". Лотерея, ага.

Это, если кто не понял, дифтонг. Или диграф? Я, честно говоря, по этой мудистике не спец. Звучит эта "ph" как-то как "п" с придыханием. Однозначно наша "ф", "обобщение". Хотя может быть и слогом "пи".
Итого: наиболее вероятна как "ф".

Однозначно наша "п". Кроме того, явно буква используется и вместо "ф", т.е. "ф" далеко не всегда грамотно обозначается как "ph".
Итого: наиболее вероятна как "п", менее вероятна как "ф".

Аналог нашей "ч", "выделение, обобщение". Позднее дополнение, по-видимому "q" введена в паре с "g". Попадается иногда с знаком "ударения", и, по всей видимости, обозначает вопрос. Более того, эту "ударную q" иногда расшифровывают как "que".
Итого: наиболее вероятна как "ч", под ударением наиболее вероятна как сокращение от "que".

Однозначно наша "р".
Итого: наиболее вероятна как "р".

Это не "с", а наша "ш". Но, конечно же, в тексте эта буква означает совсем не обязательно "с". Этот знак говорит лишь о том, что автор тут говорил "ш". А автор может и банально шепелявить.
Итого: по идее "ш", но может быть и "с", и многое другое.

Немцы называют эту букву "эсцэт", "s-z". По идее, это острая "ш", но думаю, что это наша "ж".
Итого: по идее наша "ж".

Изначально "ш", но впоследствии скорее "с". Я видел минимум две формы написания, обычную и растянутую, в виде значка "интеграла". Видимо как-то так и обозначаются отличия "ш" от "с". Хотя в целом они явно перепутаны.
Итого: наиболее вероятна как "ш", но возможно и "с", и даже "дз" и "ж".

Тоже дифтонг. Вобщем лигатура такая. Читается эта "th" как "т" с придыханием. Латинская "f". Это однозначно наша "Фита", которая "Θ", "распределение, организация". Но, конечно же, этот "дифтонг" может быть и не дифтонгом, а слогом "th", то есть "ти".
Итого: наиболее вероятна как "Θ".

Однозначно наша "т", но она явно местами обозначает и "Θ" ("th").
Итого: наиболее вероятна как "т", менее вероятна "Θ".

Наверняка наша ранняя "ю", мягкая "у", "материальное спокойствие". Ключевой частью глаголического аналога является верхнее "отделение", от которого и произошли эти самые "точки". Впоследствии "точки" были названы по названию самой буквы, "у-млаутом". То есть сначала были точки, и уже потом образовался соответствующий диакритический знак. Интересно, как лингвисты объясняют происхождение этих точек. Боюсь, что как-то вроде "их приносит Бэтмэн"...
Итого: наиболее вероятна как мягкая "у".

Позднее дополнение, по идее обозначает "у", но на самом деле часто стоит вместо "в". А в некоторых книгах вообще является просто особой формой "v". К примеру, прописная буква может обозначаться как "V", а строчными уже будут "u". В одном и том же слове, ага. Да, также эта буква частично обозначает и "у-умлаут".
Итого: наиболее вероятна как "у", но возможно и "в", и менее вероятно мягкая "у".

Позднее дополнение, по идее обозначает "в", но всё равно частенько путается с "u".
Итого: наиболее вероятна как "в", но возможно и "у".

Это не более чем диграф "vv". Очень поздняя буква. Даже не знаю, какой звук из "у" и "в" она взяла на себя. Видимо просто "длинная и-грек", которая смешивает обе буквы. Игра в лингвистические "напёрстки" явно удалась.
Итого: одно из двух, либо "в", либо "у".

Изначально наша "х", про дальнейшее употребление не уверен.
Итого: наиболее вероятна как наша "х".

Изначально была "у", потом дополнилась "в", а при варваризации ещё "и" с "й" подцепила, почему мы её и называем "и-грек", "греческая и". С введением "u", "v" и "w" видимо существует больше "для совместимости" с греческим.
Итого: наиболее вероятна как "у" и "в", менее вероятна как "и" и "й".

Практически везде наша "з". Однако, думаю, может она обозначать и "ж",
Итого: наиболее вероятна как "з", но возможно и "ж".

Очень интересная буква. Традиционно читается как "et", но на самом деле является мягкой "о", которая "внутри", "включая". И, как ни странно, близкое значение имеют и её "наследники", которые "@" и "&". Знак "@" прямо означает "в", "внутри", а "&" имеет несколько более далёкое значение "и, вместе", по-видимому, из-за безграмотного употребления. И более того, через использование этой буквы исказилась и устная речь. Как я уже сказал, в этой "перевёрнутой о-меге" безграмотный читатель видит сочетание "et". С другой стороны, грамотный читатель, привыкший к обозначению этой буквы диграфом "et", может начать читать как эту букву вообще любые сочетания "et". Хотя почему "может", вон немцы вполне себе читают. Их глаз почему-то в сочетании "eu" видит исключительно "eti", и соответственно, читает вместо "eu" мягкую "о" + "i", или даже просто "ой". "Ойропа" вместо "Европа". Вот такие вот чудеса.
Итого: наиболее вероятна как мягкая "о".


10.4. О чтении смыслов латинских слов.

Итак, общепринятое произношение латинских слов в значительной мере неверно. Взять хотя бы букву "h", которая должна читаться не иначе, как "и". Да, при корректном прочтении латинских слов возникает какое-то очень странное ощущение. Например, имя "Gaius Julius Caesar" (Гай Юлий Цезарь) звучит не то как "гаюш юлюш гашир", не как вообще "гаюш юлюш чешир". Как-то это по-татарски, что ли. Или вот фраза "Marcus Brutus Caesarem occidit" (Марк Брут убивает Цезаря) должна бы звучать как-то вроде "маргуш брутуш гешарем огидит". Такое ощущение, что латынь пришла с глубины континента, откуда-то из Средней Азии. С ума сойти можно.

Кстати интересный факт: вот эти вот искажения являются плодом лишь недавнего времени, по крайней мере, пару веков назад эта самая "h" переносилась в русский язык именно как "и". К примеру, слово "герой" (Hero) в старину звучало именно как "иерой". Или вот взять имя греческой богини Геры (Hera), которое читалось не иначе как "Ира". Гера, это Ирий, старославянская форма слова "Рай". Да, греческие и латинские слова вполне имеют очень близкие русские аналоги. И при правильном переводе греческих и латинских букв в буквы кириллицы, полученные слова обретают вполне внятный смысл, который из них вполне можно извлечь. Приведу несколько примеров.

Чтобы не быть голословным, приведу дюжину примеров разбора греческих и латинских слов. Но сначала нужно сказать несколько слов по структуре слов и языкам вообще. И греческий, и латинский языки имеют в своём составе "служебные языки", ту самую "флексию" слов. Окончания слов указывают на форму описываемых вещей, они являются "местоимениями", и в каждом слове греческого и латинского языков они строго необходимы, потому что отсутствуют "ъ" и "ь" и непонятно, в каком смысле понимать слова. Эти "местоимения" могут быть четырёхэтажными и даже более того, они могут составлять даже большую часть некоторых из слов, но сути они не несут, они лишь обозначают точку зрения, с которой нужно смотреть на сутьевую часть. Поэтому при разборе слов я буду отбрасывать окончания. Флексию латыни разберём чуть попозже. Да, она тоже вполне объясняется теми образами, которые зафиксированы в глаголице.


Атом. Удивительное слово. Ведь оно на самом деле означает не "неделимый", а наоборот, "делимый". Я до сих пор не могу понять, как учёные не заметили ошибки. Ведь фраза "всё состоит из атомов" прямо противоречит соседствующему с этой фразой разделения больших объектов на малые. Демокрит сам себя опровергает уже самим выделением этих атомов. Да, "атом", это именно что "делимый". Разделённый. Атом, это буквально "часть". Атом, греч. ατομος, это "а", "определённость, свершенность" + "том", "отдельное пространство". Атом, это разделённое на томы. Конечное "ом" здесь является частью корня, а не окончанием, а вот буква "а" здесь как определённый артикль, она обозначает "поддейственность" последующему описанию, которое здесь "том". Это "женский род" в своём оригинальном виде. Твёрдых знаков в латыни нет, равно как и мягких, и они трансформируются в концевые "о" и "а", а добавленная ещё одна "а" рано или поздно сольётся в произношении с искажённым "твёрдым знаком", и потеряется, поэтому она и вынесена вперёд слова. А "неделимое", это если только "а-оу-том", или, по-гречески, αουτομος. Но лингвисты таких тонкостей явно не различают...


Авто. Теперь нужно разобрать корень αυτο, который выглядит очень похожим на то, что я описал как "неделимое" в предыдущем абзаце. Так вот, это совершенно другое слово, потому что звук "υ" здесь изначально является не звуком "у", а "в", через что слово обретает противоположный смысл. Если "у" обозначает потерю, то "в" – стремление, это действительно противоположные вещи. И чтобы "у" меньше путались с "в", в правильном произношении и написании "у" идёт в комплекте с "о", как "оу". Когда в латыни встречается сочетание "ou", то оно обозначает "у", а одиночная "u" скорее всего будет "в", хотя может быть и искажённой "о" и даже "твёрдым знаком". Так вот, слог "вт" означает "стремление к отделению, к действию", нечто отделяющееся, а предшествующий определённый артикль обозначает "отделённое". Отсюда самостоятельность, отсюда и латинское autem с значением "однако, напротив".


Август, лат. augustus. Буквосочетание ustus является набором указателей, местоимений. Конечное "us" указывает на место в фразе, а суффикс "ust" указывает на свершённое действие. Сочетание "ug" здесь нужно читать как "вг", "стремление к движению, побуждению, мотивации", т.е. двигатель, побудитель, подвижник. Я не уверен в правильности начальной буквы "а", потому что имеется ещё и слово "евгений", в котором суффикс "н" означает на должность, место, а корень "евг" очень похож на "авг" и по написанию, и по значению. Там вполне мог быть "ять", а не "а". Если же действительно определённый артикль, то "август" получается тем, кого двигают, ворошат, т.е. балластом. Это явным образом неправильная трактовка. Впрочем, я не уверен и в трактовке "подвижник", потому что слова латыни сильно искажены, и читать их сложно.


Цезарь, лат caesar. Слово "август" вроде как является именем, и нужно разобрать ещё чуток "имён". Потому что никаких имён не существует, и тем более не существовало в Древнем Риме. Есть только прозвища, названия по функции. Например, тот самый "Брут", это на самом деле "скотина, животное", откуда и слово "брутальный". Это не имя. Фразу "брут убил цезаря" нужно читать как "какая-то скотина убила цезаря". "Скотина", это ни одним местом не имя, как бы не казалось нашим учОным иное. Но вернёмся к цезарю. Не цезарь, а ЧеШарь! И пишется через "ять". Конечное "ар" указывает на материальное воплощение для "чаеш", а корень "чаеш" нужно читать как-то вроде "выделение сути движения". "Суть движения", это подвижность, и "цезарь" в такой форме выходит бойким, подвижным, активным. Это не совсем то, что должно соответствовать месту императора, и я автоматически делаю вывод о неправильном написании разбираемого корня, не "чаеш", а что-то иное. Всё-таки здесь "с", "чаес", "выделение сути собирания, свершения". Вот это ближе к истине, потому что "суть собирания", это "связующий элемент". Организатор.


Орган, греч. ὅργανον и организм, лат. organismus. Суть слов в корне "ὅργαν". Над первой буквой стоят диакритические знаки: dasia, означающий резкое придыхание и изначально обозначавшийся рунической буквой "к", и oxia, означающий острое ударение. Таким образом, это не "орган", а "кОрган", или даже "хОрган", ударение указывает на то, что имеем о-мегу вместо о-микрона, полнозвучную "о", а звуки "к" и "к" здесь скорее как показатели степени, они малозначимы, и их можно опустить. Окончание "н" здесь показатель должности, места, и суть ограничивается корнем "ωργ", "наполнение/окружение материализации побуждения". Но буква "о-мега" тут вообще говоря тоже опциональна, ключ здесь в "р" и "г". Орган, это материальный носитель гона, причём гона в широком смысле, гона как движения вообще. "То, чем можно что-то сделать". А "организм" как совокупность органов, и в этом слове именно буква "с", а не "ш".


Агнец, лат. Agnus. Корень "гн", это "двигать" в широком смысле. Нога, это движитель, то, чем двигается что-то, место, должность движения. Цельные слога обычно можно менять местами практически без потери смысла. Так вот, агнец, это "тот, кого гонят" в случае начальной буквы "а", но совсем не обязательно там стоит буква "а". Если вместо "а" стоит "юс", то получится ягнёнок, "неспособный двигать", "неспособный к передвижению". Если же вместо "а" стоит "ять", то будет "суть движения", тот же "евгений", тот же "подвижник", только теперь уже не стремящийся, а действующий. Подвижник не по должности, а по своей сути, и насколько могу судить, фраза "Agnus Dei" должна писаться как раз через "ять". Так вот, в латинском языке "ять" и "юс" частенько отличаются от "а" одними только диакритическими знаками, которые в простой латыни обычно теряются, и слово может обретать полностью противоположный смысл. Истинная форма латинского слова может быть очень неочевидной.


Канис, лат. canis. Первая буква в этом слове – "г". Канис, это "ганиш", "гонящий". Гончая. Та самая "собака", которой переводят это слово. Но это не собака, а гончая, потому что у этих слов существенно различающийся смысл. Собака чует и сторожит, а гончая гонит. Это очень забавно, но от корня "гон" происходит и много других слов, например "cano", которое обычно переводится как "петь". Комментарии излишни. Или вот "canna", "тростник". Прут, розга, да.


Кандидат, лат. candor и образованные от него. Корень "cand", будучи похожим на "гон", имеет существенно отличающееся значение, потому что главная буква в слоге – последняя. Именно последний звук объясняет, в каком смысле слово понимать, к чему прикладывать описание, и если первый звук малозначителен и необязателен, то замена последнего звука совершенно меняет весь смысл. Сочетание "нд" означает "должность подчиняться", оно описывает то, что должно быть "внутри" в широком смысле. Нечто годное. Это не просто "гон", а "гон во внутрь", "побуждение к взятию во владение". И совершенно естественно, что именно корнем "cand" на латыни описывали чистое, белое, блестящее, и всё прочее, которое приходит на ум при упоминании слова "годный". И само звучание "cand" созвучно слову "годный".


Лупус, лат. lupa и производные. Звук "л" у нас "осознанный акт творения", а "п" – "приближать, впитывать". Лупа, это "то, что приближает", не так ли? Но звук "п" означает не только приближение, но и питание, и лупа, это не только то, что приближает, но и то, что поедает. Тот, кто лопает. И "лапа", это тоже своего рода "лупа", потому что она приближает. "Лапать", это "хватать". Вот вам и lupus. И пила, это тоже лупа, только наоборот, не "инструмент приближения, впитывания", а "впитываемый, приближаемый инструмент". Вот вам и pilum.


Мув, лат. mŏveo. Первая "о" опять же с диакритическим знаком breve, означающим краткость. Однако, это не о-микрон, потому что о-микроном является обычная буква "о" латинского языка, тем более что произношение является грубым. Вероятнее всего эта "краткость" тут как дань смягчению буквы "о", здесь о-умлаут, у которого значение "внутри". Получаем "внутри стремления", которое и является стремлением как активным действием. А начальная "м" должна читаться как "обобщение", и в итоге получаем, "то, что является стремлением". "Устремиться", "направиться". Move.


Мото, лат. motus. Не смотря на взаимозаменяемость с move, moto имеет совершенно отдельное значение. Общего здесь только "обобщение", которое применяется не к "в", "стремлению", а к "т", а звук "т" имеет значение "отделения" и по совместительству "действия". Вот и получается, что "мото", это "то, что является деятельностью". Первая "о" этого слова частенько имеет диакритический знак, и по всей вероятности это опять же о-умлаут. Итого, опять же движение, но теперь уже не движение куда-то, а движение вообще.


Пасс, лат. passus. Двойная "с" здесь однозначно в качестве указания на звук "ш", и весьма вероятно, что каждая двойная "с" указывает на "ш". Корень здесь "паш", причём это двусложный корень: "п", "приближение, впитывание", плюс "ш", "действие, жизнь". Действие приближения. Нечто приближающееся, близкое. Отсюда и "пассия". Отсюда и step, где начальное "шт" является указателем на свершённость, на свершённость "п", приближения. Степ, это приближение, отсюда и "ступать". "Вступить", это "начать приближение к".


Тут меня конечно же обычно пробивает на эмоции, и я опять скажу несколько грубых резких слов. Блин, ну конечно же, все раньше ошибались, и эти буквы нужно читать исключительно так, как это сегодня указано нашими учОными лингвистами. И пониматься все слова должны, конечно же, исключительно так, как укажут эти, о мудрейшие, в своих словарях. Ну да, языку же нужно искажаться изменяться, ага. Ну да, двадцать первый век на дворе, а говорим мы прям как убогие дремучие пещерные люди. И ориентация у нас традиционная. Это устарело! Это немодно! Это некрасиво! Это ужасно, ага. Ну, учОный так сказал.

Да, учёные у нас любят поговорить. Правда вот по делу как-то всё больше тишина. К примеру, по вопросу "а почему правила именно такие, а не другие?" я так и не слышал дельного ответа. Нет, конечно понятно, что в основании всей языковой науки лежит живой разговорный язык, и филологи всего лишь фиксируют устоявшееся произношение и устоявшиеся значения слов. Как ботаники, да. Поймал бабочку, зарисовал, посмотрел в каталог, записал. Новая бабочка, новая строчка в каталоге. Потом каталоги анализируются на предмет общих черт, после чего формируется классификация. Правда вот тогда непонятно, а какого хрена эти филологи реформируют язык, если уж они всего лишь ботаники? Хотя понятное дело. Хочется же. Славы, Авторитета, Денег. И чтоб легко.


10.5. Объяснение особенностей правил латыни.

Особенности латинского письма замечательно объясняются как развитие глаголицы, а особенности латинского языка, в свою очередь, через использование образов глаголицы. Ведь произношение вызвано исключительно смыслом, содержащимся в слове, а смыслы строятся особым образом. Как автодорогам необходимы правила дорожного движения, так подобные правила необходимы и для речи. Речь состоит из потоков образов, и эти образы нужно упорядочивать, складывать в осмысленные фразы и потом в тексты. Давайте рассмотрим эти потребности, слегка, но "на пальцах". Ну, насколько это возможно в нашем кратком повествовании...

Строение латинского языка. Но перед его разбором нужно ещё сказать пару слов. Соответствие букв звукам уже худо-бедно расписано, однако, есть там тонкости:
1. Банальное. В текстах частенько пропадают "диакритические" знаки (всякие надчёркивания и подчёркивания), так что под "а" может скрываться "ять", а под "е" – "юс", что легко изменяет значение слова на буквально противоположное. Это нужно всегда держать в голове.
2. Очень часто в текстах встречаются парные согласные. Но эта парность практически всегда вызвана разрыванием согласной на два слога при произношении, то есть удвоение тут лишь видимость (точнее слышимость). И опять же, "практически" всегда, то есть могут быть весьма и весьма коварные исключения.
3. Самое коварное. Далеко не всегда границы слов разделяются пробелами. Более того, слова вообще могут не разделяться пробелами, что усугубляется отсутствием в латыни твёрдых и мягких знаков. Так что тут нужно много думать головой. Приведу самый яркий пример, "служебные" конструкции латыни, которые собирают предметы в предложения, ну, суффиксы-окончания, то, что мы называем флексией. Все суффиксы и окончания нужно читать отдельно. К примеру, "victor" есть не что иное, как "vic-t-or". Нету тут никакого "тора", нету тут никакой "истины". "Vic" есть "желание источника побуждения", т.е. "источающий побуждение", "побуждающий, подвигающий", "т" есть признак свершённости, т.е. "принудивший", а "ор" есть "во плоти", т.е. "человек-принудитель". Подвижник. Победитель. А не "vic-tor", "пробуждение истины".

Теперь перейдём к собственно правилам латинского языка. И первое же, что тут нужно указать, это порядок построения фраз. Латынь в этом деле так же строга, как, к примеру, немецкий язык. Латинский язык обычно имеет следующее построение фраз:

(нечто-us) (нечто-um) (нечто-t), где

- оканчивающееся на "-ус" (или вероятнее на "-вш") является действующим лицом, субъектом;
- оканчивающееся на "-ум" ("-вм") является объектом действия, целью, местом назначения;
- оканчивающееся на "-t" (как в русском языке, "-ть") является самим производимым действием.

(нечто-us) сделал для (нечто-um) действие (нечто-t)


Действие может и опускаться, в этом случае вместо конкретного действия подразумевается "сделал". Вполне правомочно, ведь субъект имеет окончание "-вш", "действовать", а поддейственный объект, – "-вм", "подчинять, вбирать". Также могут опускаться и другие члены предложения. Если опускаются все остальные слова, кроме действия, то это действие уже будет иметь окончание не "-t", а "-re". Не "отделять-распределять", а "воплощать". Вобщем, неопределённая форма. Или, для действия в форме "предмета", окончание "-o". "Сдвиг, шаг; дело". А в форме множественного числа окончание глагола с "-t" меняется на "-nt", "должен делать".

Далее. Определённых и неопределённых артиклей в латинском вроде бы нет, поэтому все объекты по умолчанию "свои". Точно также отсутствуют и местоимения, вместо слова "он/его" нужно просто умолчать предмет/цель. Точно также отсутствуют и личные местоимения, но тут уж изменяется окончание глагола, например с "-t" на "-s". Не "шепче-т", а "шепче-шь".

Тут же стоит вспомнить и визитную карточку латинских языков, глагольную связку "есть", "est" (англ. "is", нем. "ist" и т.д.). Употребляется она на месте действия, и значением её является "увеличения соединения частей". Стоять, держаться. И, одновременно, "существовать, являться".

Отрицания. Отрицания строятся на основе слова "нун" ("должное терять должное", "должное быть потерянным"), которая проявляется и в упрощённой форме "non" (употребляемая самостоятельно), и в форме "nun" (в составе слов). Отрицание употребляется перед отрицаемым объектом, "non объект".

Описатели времени. В латинском языке нет звука "ж", обозначающего время, поэтому оно описывается косвенно, в "переносном смысле", через какой-то связанный образ:
* "Interdum", "между делом".
* "Iam" ("jam"), "источник факта старшинства?", видимо тут важно только "фактическое старшинство", т.е. что-то вроде "вмещая, обобщая". Это "уже".
* "Вмещённый" же, судя по всему, будет означать тоже "уже", но теперь уж со стороны действия и поддейственного объекта: "свершённое, прошедшее". Это старый добрый "end", во всех своих ипостасях.
* "Nunc" ("нунг"), "не зовя", "не отходя от кассы", т.е. "прямо сейчас".
* "Numquam", "не обобщая, не вмещая", т.е. "никогда". Иногда заменяется на "nunquam", "никак".

Теперь разберёмся с вопросами. Вопрос в латыни задаётся крайне просто. Это всегда аналог слова "должен":
* Вопрос насчёт предмета задаётся словечком "an" ("должен ли"), которое ставится перед уточняемым словом, и эта уточняемая конструкция помещается в начало фразы, "должен ли объект ...".
* Вопрос насчёт действия (и отрицания) формируется добавлением в конец слова словечка "ne" (опять "должен ли"), и опять же помещением полученной конструкции в начало фразы, "сделать должен ли ..." ("не должен ли ...").

Ну и наконец соединительные слова, которыми так обильна латынь:
* Слово "et", которое является безграмотным прочтением перевёрнутой "о-меги", буквы "мягкая о". Значением этого слова будет "внутри". "Включая". Употребляется перед выделяемым словом, например "et предмет et предмет чего-то там".
* Окончание "-que", "выделяя", употребляемое после последнего из слов словосочетания, напр. "предмет предмету-que", "gladius scutumque". По всей видимости, это окончание аналогично русскому окончанию "-к-ий" ("-чь-й"?), обозначающему принадлежность базовому объекту: "русский", "близкий", "некий", и т.п. "Меч щитовый?" Да, смысл тут читается уже с трудом. Но если вспомнить, что все эти слова являются кусками одного и того же описания, то всё расстанавливается на свои места. Ключевой частью описания является окончание "que", "выделяя", которое нам говорит, что вышесказанные слова являются признаками чего-то другого, что будет упомянуто потом. Или не будет, оставаясь умолчанием. В русском языке соответствующее окончание прикреплено к каждому куску описания, а для латыни вот решили упростить. "Gladius scutumque", это "меч щит обобщение", ведь звук "ч" у нас означает не только "выделение", но и "обобщение", не так ли?
* Симбиоз "et" и "que", слово "atque", которое употребляется как "et", но означает превосходную его степень, лингвисты её считают за "и тем более". Возможно и так.

Теперь, наверное, нужно бы разобрать флексию латинского языка, или хотя бы притронуться к ней. Но дело это слишком объёмное, и слишком непонятное, ведь латинистов среди нас мало. Вобщем отделаюсь намёками. Флексия латинского языка от флексии русского языка отличается незначительно, особенно, если слова грамотно переведены на русский язык. И все отличия флексии вызваны ни чем иным, как бедностью латинского языка на звуки, а значит, и на базовые образы. Приходится постоянно находить обходные пути. Да, конечно же, имеется и "расширенный" вариант латыни, со всеми ятями и юсами, да вот только это уже язык элиты. Базовая же латынь максимально проста, ведь это "лингво-франка" древности, язык международного общения. Его знали и в Европе, и в Азии, и на Севере, и даже в Африке.

Думаю, что о латыни сказано пока достаточно. Конечно же, это всего лишь прикосновение к латыни, по латыни можно и нужно написать тонны книг. Но даже такое лёгкое прикосновение вполне показательно, ведь совершенно нет нужды съесть блюдо до конца, чтобы почувствовать его вкус. Ведь совершенно нет нужды перебирать все особенности латыни, чтобы указать на её соответствие образам глаголицы. С помощью образов глаголицы объясняется поднаготная латыни. Поднаготная латыни, которая в науке традиционно объясняется исключительно термином "чудо". Но чудес не бывает, всё в нашем мире закономерно, нужно лишь это узреть. Латынь относится к индоевропейским языкам, и совершенно естественно, что она подчиняется правилам этого праязыка, правилам, зафиксированным в глаголице.


11. Подведём итоги.

11.1. Язык глаголицы, как континентальный язык.

Язык глаголицы, это праязык. Насколько могу судить, именно этот язык называется "индоевропейским языком". Большинство европейских систем письма образованы от глаголицы, и сами европейские языки опираются именно на те образы, которые закладываются в буквы/звуки глаголицей. За некоторым исключением, современные европейские языки являются по сути дела подмножествами этого праязыка. Местечковыми наречиями. Говорами. И если отсечь все поздние искажения, то наложение всех этих местечковых говоров и даст праязык. Местечковые правила являются лишь частными случаями правил праязыка. Но, конечно же, очень многое из того древнего языка утеряно к нашим дням, и нам доступны лишь черепки, лишь жалкие осколки. Впрочем, эти осколки вполне передают общий смысл, "генеральный план", и при желании этот праязык вполне можно возродить.

Глаголический праязык идеален. Он замечательно отвечает всем требованиям, прилагаемым к языкам. Он одновременно и максимально прост, и при этом достаточно ёмок, и при всём этом он однозначен, он не имеет двусмысленности. Глаголическая грамота всеохватна, она доступна всем, от мала до велика, и при этом обладает она потрясающей описательной способностью. Этим языком можно описать вообще всё, у его носителя никогда не будет недостатка в словах, потому что он при потребности все необходимые слова создаст сам. Праязык был как конструктор. Идеальный конструктор. Что-то из этого досталось в наследство и нашему русскому языку. И единственное, чем такой язык плох, так это своей трудоёмкостью, сложностью в произношении и написании, да какой-то угловатостью, нескладностью.

Должен ли быть язык прост? Красив? Для меня ответ очевиден: простота хуже воровства. Упрощение всегда грешит потерями. Язык должен быть лаконичным, но ничто не должно ограничивать его. Простота и красота, это сильные ограничения, для которых нужно идти на жертвы. Красота требует жертв. Но красота круглого правильного камня гальки оборачивается его полной бесполезностью, его можно разве что кинуть в реку, ради забавы. Из таких камней не построить дом. Для строительства нужны именно что грубые квадратные угловатые кирпичи. Язык нужен не ради забавы, он нужен для обмена информацией. И такой язык должен быть таким же логичным, таким же простым, и таким же ёмким, и таким же однозначным, как язык глаголицы. Такой язык невозможно выдумать, он должен родиться сам, и не просто родиться, а долго и нудно эволюционировать. Эволюционировать, пока не дорастёт до вот такого совершенства.

Язык глаголицы, это континентальный язык, но в те времена был кроме континентального и морской, островной язык. Язык "народов моря". Финикийский язык. Речь финикийцев была более простой и грубой, чем привычные для нашего уха языки. Финикийцы выговаривали меньше звуков, их слова были длиннее, а значения этих слов были примитивнее и однообразнее. Первоначально я считал подобное варварством, однако, этот язык имеет и свои сильные стороны, почему, собственно, он и сохранился и даже приумножился к нашим дням. Дело в том, что если на суше на первом месте находится точность и яркость, описательная способность, то на море первостепенную важность имеют совершенно другие свойства языка. Описательная способность такого языка вполне может быть ограниченной, потому что морской быт скуден и однообразен, общение сводится к командам и сигналам, которые должны быть коротки и ясны. На море важны простота и надёжность. И вот по поводу надёжности языка нужно дополнительно пояснить.


11.2. Язык мореходов.

Думаю, что каждый при знакомстве с голландским, арабским и прочими балтийскими и ближневосточными языками удивлялся такому контрасту с привычной нам речью. В этих языках слова длинны и при этом однообразны, настолько однообразны, что роль гласных звуков там сводится к подкреплению согласных. В ближневосточных языках гласные нужны больше для озвучивания, для наполнения согласных звуков голосом, чем для собственно передачи смысла. Эта речь кажется неудобной, но она просто другая. Речь на Ближнем Востоке проста и певуча, и смысл передаётся больше тонами, чем окраской этих тонов. Словарь звуков в арабском языке беден, и длина слов является вынужденной, что влечёт за собой замедление общения (привет эстонцам!), да и вообще понижение описательной способности. Но это так, конечно же, не из-за какой-то там особой лени арабов, или неполноценности, нет. Скорость и богатство языка принесены в жертву, и не красоте и певучести, как это кажется на первый взгляд, а повышению слышимости речи.

На больших дистанциях звуки как бы размываются, есть такое умное слово, "дисперсия". Звуки разных частот имеют разную скорость, за счёт чего при увеличении дистанции сдвигаются обертона (дополнительные тона, окрашивающие звук), искажая образуемую ими фонему. Или, говоря другими словами, чем сложнее звук, тем меньше зона его слышимости. Идеальным вариантом для дальних разговоров является вообще однотонная речь, например, свист. "Силбо", свистящий язык жителей Канарских островов, при идеальных условиях в долинах слышен на расстоянии 8 километров. Но свист, конечно же, бесполезен для передачи более-менее серьёзных сообщений, он слишком примитивен. Поэтому приходится идти на компромисс, увеличивая число тонов. Получается своего рода музыка. Птичий язык. Да, эта нечленораздельная тарабарщина чем-то похожа на соловьиные трели, ну, с поправкой на человеческий бас.

Арабская речь сохраняет разборчивость на значительно больших дистанциях, чем европейская. Европейцы испытывают культурный шок от вида муэдзинов, призывающих народ молитвами с минаретов мечетей. Для европейцев мужик, орущий с высокой башни, кажется сумасшедшим. Слышимость привычной для нас речи ограничивается какой-то парой сотней метров, и это в идеальных условиях. В шумном же городе, да в ветренную погоду, крик европейца будет лишь пустой тратой сил. Он, конечно же, будет услышан, но понять-то его будет возможно лишь в непосредственной близи от башни. Именно поэтому у европейцев и принято для сигналов использовать трубы, барабаны, колокола, и прочие сигнальные и музыкальные приспособления. А на Ближнем Востоке все эти колокола, гонги, трубы, практически отсутствуют, потому что их для всяких арабов вполне заменяет самый обычный голос. Арабский язык хорош для просторов. И совершенно естественно, что приблизительно таким был и финикийский язык, язык этого странного племени мореходов.

Для моря, гор, другой сильнопересечённой местности, когда собеседникам зачастую невозможно приблизиться друг к другу на несколько метров, разновидности финикийского языка являются безальтернативными. Полнозвучное общение на больших дистанциях невозможно, и континентальный язык для этих условий всегда будет уступать морскому языку, не смотря на все свои преимущества. Сложным языком невозможно перекричать ветер. И точно также морской язык неудобен на суше, потому что полнозвучное общение существенно ускоряет и упрощает понимание, резко увеличивает плотность информационного обмена, а некоторые вещи другим языком описать и вовсе невозможно. Мир сухопутных жителей намного сложнее и богаче образами, чем мир морских странников, и их язык тоже должен быть куда как сложнее и богаче. Почему и полногласность, и членораздельность. Таким образом, на море, на островах и побережье, всегда был и будет свой морской язык, а в глубине континента – континентальный. Однако, море и континент неразрывно соседствуют, и более того, мореходы с жителями равнин крепко повязаны товарооборотом, торговлей. "Народы моря" формируют с континентальными народами общую цивилизацию, а цивилизация невозможна без общего языка, и для общения "народов моря" с континентальными народами сформировались сначала "греческий", а потом "латинский" язык.


11.3. Лингво-франка.

Греческий и латинский языки оказались мостиком между двумя мирами, миром островитян, мореходов, и миром континентальных жителей, земледельцев. Они не требовали невозможного от речевого аппарата жителей ближнего востока, и одновременно сохраняли ясность и приемлемую описательную способность, свойственную индоевропейскому языку. Греческий и латинский языки являются пересечением языков мореходов и жителей равнин, в них отсечены и сложные в произношении для мореходов звуки, и отброшена излишне сложная запутанность, свойственная морским языкам. Эти языки одинаково удобны и "народам моря", и жителям равнин, они все без особого труда способны выучить греческий или латинский язык, через что наладить отношения. Так эти языки стали языковым компромиссом, языком международного общения и, одновременно, языком научной мысли. Ведь наука строится на дискуссии, не так ли? И чем выше охват аудитории, тем качественней будет наука.

Официальным языком многонациональной цивилизации может стать только "лингво-франка" того или иного рода. Так греческий, а затем латинский языки стали одним из основных языков в использовании жителей Древнего мира. И совершенно естественно, что что-то от этих языков переходит и в родные языки мореходов и жителей равнин. К примеру, так был заимствован финикийский алфавит. Финикийская письменность однозначно вторична. Чтобы ни говорили филологи, но в финикийском алфавите имеется минимум пять гласных, а это значит, что гласные имел и финикийский язык, но, конечно же, у этих гласных было несколько другое место в языке. Финикийское письмо идентично греческому, но языки могут существенно различаться. Я не уверен, что образы звуков из глаголицы хоть сколько-то применимы для финикийского языка, он вполне может быть совершенно особым, минимально связанным с эмоциональными звуками, с теми образами, которые зафиксированы в глаголице.

В финикийском языке образы речи могут быть уже никак не связанными с звуками, но ничто не мешает манипулировать образами напрямую, и для финикийского языка очень вероятно пиктографическое письмо, которое даже могло соседствовать с алфавитным в силу лучшей описательной способности. Египетские иероглифы, фестский диск, всё это неплохо увязывается с "народами моря". Алфавит для финикийцев неудобен в силу длинных слов языка, и он подходит только для дополнения пиктографической письменности. К примеру, рисунки неудобно выполнять на дереве и камне, и алфавитное письмо существенно выигрывает в скорости и трудоёмкости. Но интеграция народов моря и материковых народов неуклонно усилялась, вместе с этим рос объём использования международных языков, и финикийский язык вместе с пиктографическим письмом неуклонно отмирал, так что поздние мореходы рисовали только карты, а переписку вели на латыни. С материковым языком и даже с латынью происходили сходные процессы. Более-менее изначальным материковый язык сохранился только в глубине континента, а ближе к побережью царствовала латынь, которая тоже огрублялась, варваризовалась, примитивизировалась, деградировала, и в конце концов превратилась в современные европейские языки.

Вы это плохо понимаете, но всё то, что мы сегодня знаем о древней латыни и древнегреческом языке, является "исторической реконструкцией", и ему место на полках "альтернативной истории". Все наши "древнегреческие" и "латинские" словари создавались искусственно, через сравнение переводов и здравый смысл лингвистов. Лингвистам просто не у кого спросить, а что же означает вот это отдельно взятое слово, и им приходится лишь строить догадки. И древнегреческий язык, и латынь, это к сегодняшним дням мёртвые языки. Носители этих языков в оригинальном своём виде отсутствуют. И одновременно мертвы и язык "народов моря", и материковый индоевропейский языки, так что даже зная о том, откуда слово заимствовано, не получается уточнить значение. Доступны только лишь поздние искажения, которые приносят мало пользы. Доступные нам латынь и древнегреческий язык, это новоделы.

Не будет большим преувеличением, если сказать, что все словари мёртвых языков написаны на голой выдумке. Авторы вероятно пытались быть предельно корректными, но любое "гадание на кофейной гуще" попахивает шарлатанством. Можно существенно улучшить переводы за счёт предельного массирования разбираемого материала, но выше потолка не прыгнуть. Дошедших до наших дней старинных текстов не так уж и много, и на небольшом числе примеров сложно дать полноценный перевод, что дополнительно осложняется существенным зауживанием смыслов при употреблении слов в текстах. Любой термин имеет более широкое значение, чем описываемый этим термином предмет. Не нужно удивляться тому, что в книге слово может описывать не совсем то, что написано по этому слову в словаре. И не нужно удивляться тому, что переведённая с использованием этих словарей древняя книга превращается в настоящий бред сумасшедшего.

Перевод латинских текстов с использованием современных латинских словарей, это однозначная игра в "испорченный телефон". Практически все наши старые "латинские" тексты понимаются предельно привратно. Ну, думаю, вы сами замечали, что с этими текстами что-то не то. Особенно, если взять религиозные тексты, что-нибудь там про ведьм и инквизицию. Да и разная алхимия хороша. Бред какой-то, не так ли? Конечно же, очень многие нас старательно стремятся убедить, что с переводами-то всё замечательно, а это древние люди были такие идиоты и психи, мол, культура такая была в те времена, но это несерьёзно. Старинная книга для тогдашних людей имела стоимость как, скажем, автомобиль для наших времён. Это было очень дорого и очень круто. Это сегодняшняя книга зачастую сразу же делается на почти что туалетной бумаге, а тогда книги имели совершенно другой статус, это были святыни, и чепухи в них быть заведомо не могло. Другое дело, что мы эти книги совершенно не понимаем, в частности, благодаря всем этим "словарям". Старые слова имели существенно иные смыслы, и подменять эти смыслы современными и даже "реконструированными" смыслами нельзя. Это не в книгах написана чушь, это переводчики-неучи описали книгу как чушь. Просто не нужно читать Библию в "гоблиновском переводе", и всё.

Старые языки давно умерли, но из их праха родились новые языки. Все современные языки представляют собой смеси морского, материкового, и искусственных международных языков, в разных пропорциях. Заимствовались слова, правила, и одновременно много утрачивалось. Слово "язык" означает нечто отдельное, ветвь. Ветвь рода, ветвь культуры. Современные языки, это осколки древней культуры, они имеют что-то общее, но каждый из языков сохраняет что-то особенное, что отмерло во всех других языках. Через наложение языков можно приблизительно восстановить изначальные языки. Однако, получится не чистый финикийский язык, и не чистый континентальный, а смесь этих языков. Очень многое в современных языках правдоподобно объясняется через образы глаголицы, но есть и значительная доля заведомо необъяснимого, которое заимствовано издалека, либо вообще является плодом поздних искажений.


11.4. Грамотный язык.

Примитивный язык мореходов имеет свои сильные стороны. Он удобен, прост, эффективен. Также сильные стороны имеет и лингво-франка, который открывает человеку тысячи дверей. Через язык международного общения можно узнать очень много нового, можно прикоснуться в множеству культур, к огромным массивам знаний. Латынь исключительно полезна, не смотря на свою примитивность и ущербность. А может и не нужна полнозвучность? Может быть и незачем усложнять свою жизнь произношением сложных звуков, четким выговариванием малейших слогов? Может быть и незачем углубляться в суть слов, ограничившись лишь поверхностным красноречием, скорочтением и каллиграфией? Может быть и нужно стремиться к красоте, к поэтичности речи? Может быть то, что языки примитивизировались и превратились в то, что мы видим вокруг себя, и является нормальным, и даже правильным? На мой взгляд, ответ очевиден: нет, это ненормально, и не правильно. Красиво поют птицы, а человек отличается от животных наличием осмысленной речи, и все эти скорочитатели каллиграфы и поэты так или иначе пытаются нас превратить в убогих животных, через уничтожение нашей речи, и вместе с тем, уничтожение наших разумов.

Что такое "грамота"? "Грамотность"? Беда в том, что вы не понимаете даже одного этого слова. Вы бездумно употребляете слова, ограничившись поверхностным пониманием. И если для бытовых вещей такое сойдёт вам с рук, то при решении сложных и долговременных вопросов такой подход катастрофичен. Поверхностность, это глупость, а глупость не может быть правильной. Нужно быть не просто начитанным, нужно быть грамотным. Грамотность, это не набор глупых ритуалов. Грамотность, это суровая практичность. Грамотность, это навык понимания смысла слов. Например, через знаки букв и эмоции звуков. Грамотность, это говорить и писать ясно и по делу, и, одновременно, внимательно слушать и читать, улавливая суть до малейших деталей. Грамотность, это правильно и эффективно изъясняться, без груза этого так привычного для нас словесного мусора. Но это ведь ещё только верхушка айсберга! Но это ещё только самая заметная часть грамотности!

Грамотность начинается уже просто с понимания одного этого слова. Я не могу точно прочитать суть этого слова, но слог "гръ" означает "побуждение к материализации", отсюда и grow, "расти"; слог "мъ" означает нечто старшее, обобщающее, отсюда и "мать", это обозначение происхождения предмета; слог "тъ" обозначает дело, деятельность как объект, как предмет. Итого получается "дело взращивания обобщений", уяснение происхождения всего и вся. Создание абстракций. Это и есть описания, потому что любое качественное описание производится через обобщения. Каждый термин, это обобщение, абстракция, и только навык работы с этими абстракциями делает человека грамотным. Глупец все слова понимает буквально, и только грамотный человек может за внешним узором узреть саму суть вещей. И попутно, уже просто в процессе обучения такой грамотности, в процессе практики обобщений всего и вся, человек невольно ознакомится со структурой абстракций нашего мира, с самим устройством мира. Но понимание глубинных процессов не является прямым назначением навыка грамотности, грамотность, это всего лишь навык точного описания вещей, пусть к нему автоматически и добавляются многие другие полезные навыки. Я не уверен в верности прочтения слова "грамата" (старая орфография), но вышеприведённый разбор выглядит как прямое попадание. "В яблочко".

Грамотность действительно многогранна. Речь является особым способом передачи осмысленных образов, от одного человека к другому. Но верно и обратное: речь является особым способом получения осмысленных образов. Именно через речь человек получает подавляющую часть информации о внешнем мире, и именно в элементах речи, в словах, и формируется мировоззрение человека. Знания в голове человека в значительной мере формализованы и связаны с отдельными словами или даже фразами. Или говоря другими словами, слова для нас являются именами, символами некоторых формализованных знаний. И через использование этих символов мы можем наши знания поднимать и использовать. Брать за ярлычок, этикетку, ценник, и нести к кассе, как в магазине, ага. Отсюда всплывает высокая важность называть вещи своими именами, ну сами подумайте, каково вам будет, если этикетки-ценники в магазине (или не дай бог в аптеке!) перепутаны. Вот как раз правильное употребление слов и является Грамотностью. Но ведь нужно не только хватать то, что хотим, а и желать лишь того, что действительно нужно. Да, речь должна быть и лаконичной, эффективной. И это тоже Грамотность.

Но это были всего лишь внешние проявления Грамотности. Надводная часть Айсберга. А есть и кое-что там, внизу. Большое и очень важное. Ведь как слова связаны с образами, так и образы связаны между собой. И в этих связях между образами тоже должна присутствовать точность, лаконичность, эффективность, ведь от этого напрямую зависит точность, скорость, и эффективность нашего мышления. Таким образом, нам важно не просто называть вещи своими именами, а чтоб и вещи соответствовали этим именам. Чтобы казначей был казначеем, а не казнокрадом. Чтобы страж порядка был стражем порядка, а не наёмным убийцей. Чтобы правда была Правдой, а не Ложью. Нам нужно не закрывать глаза на вопиющую реальность и судорожно пытаться вспоминать, как же это всё нам указано этично называть, а зрить в корень, в саму суть происходящего. Нужно быть разумными людьми. Вот это в первую очередь и есть Грамотность. И ведь Грамотность, это не бесполезный балласт, нет, Грамотность есть уникальнейший по своим свойствам инструмент, инструмент, который фантастически облегчает жизнь человека. Ведь даже самые различные вещи могут вести себя сходным образом, уже просто потому, что сходные ситуации имеют сходные решения. И при познании мира можно не зазубривать тупую бесполезную историю, а напрямую познавать свойства мира, раскрывающиеся через деятельность объектов. Нужно всего лишь правильно назвать эти объекты, чтобы имя было не пустым балластом, а указанием на место объекта в ситуации. Имя, это прозвище, это как раз то, как себя этот предмет ведёт. Имя, это диагноз и приговор. Вот так и рождается Мудрость, доступная нам сейчас лишь по притчам и афоризмам тех, кто был когда-то грамотен.

Язык глаголицы полезен уже одним тем, что им можно описать вообще любой мыслимый предмет, в этом языке буквально сходу можно "родить" абсолютно новый термин, и с достаточно высокой вероятностью этот термин будет верно понят первым же слушателем. Праязык в принципе не имеет преград в описании чего-либо, он имеет предельно высокую описательную способность. И эта высокая описательная способность не требует создания тяжёлых сложных многоэтажных описаний, в этом языке за счёт изначального богатства словаря примитивных образов можно создавать достаточно лаконичные термины. И эти термины будут неотделимы от своего смысла, каждый термин будет как команда, он будет нести внутри себя описание по сути, которое сразу же будет извлекать из памяти человека нужные ассоциации, которые будут подсказывать, что нужно с описываемым предметом сделать. Правильно заданный вопрос даёт половину ответа. Верно названный предмет предельно упрощает взаимодействие с ним, имя сразу же подсказывает законное место этого предмета в жизни. Это по-настоящему фантастическая штука, очень многие исследователи мечтают о чём-то таком, а оно буквально валяется у них под ногами...


11.5. Почему грамотность была заменена каллиграфией?

Очень горячий вопрос, не так ли? И сразу же в голову лезет что-то тёмное, тайное, заговорщицкое. Заговор, да. И это действительно был заговор. Однако, это совсем не тот заговор, которого можно было бы ожидать. Скажу честно: первые несколько лет работы над этой темой я буквально непрерывно искал этих "врагов". Везде. Чуть ли не под кроватью. В науке, в церкви, в политике. Там, куда вели следы. Действительно, есть следы, их много, и они, конечно же, куда-то ведут. К тем, кто их оставил. Но на самом деле это далеко не враги, потому что уничтожили грамотность именно те люди, которые должны были её хранить.

Хранители уничтожили своё Сокровище. Почему? Как?! КАК?!! Как священник может совершить святотатство?! И это были не засланные казачки, нет. И не самозванцы, и не случайные люди. Это были именно те люди, которые там должны были быть. И это явление вполне объяснимо. Дело в том, что это Сокровище было уничтожено потому, что это уже было не Сокровище, а Порок, тяжкий грех. Ключик к воротам Ада, пусть это и так пафосно звучит. Человечество поднялось до высочайших вершин понимания, оно обрело фантастические возможности, оно научилось творить настоящие чудеса, и тут оно со всего размаху ударилось о свой потолок. Есть множество мифов, говорящих об этой теме. Почему погиб Икар? Да потому, что он забыл о том, что у всего есть свой потолок.

Ум действительно опасен, и чем человек больше знает, тем проще ему убить себя. Что-то подобное происходит и в наши дни, так совершенно не является секретом то, что человечество в данный момент семимильными шагами идёт к тому, чтобы уничтожить себя. Оружие химическое, оружие ядерное, оружие бактериологическое. Загрязнение окружающей среды, генетически-модифицированные организмы. Не нужно быть мудрецом, чтобы представить себе будущее современного человечества. Это будущее крайне неприглядно. И это будущее уже входит в нашу жизнь. Вот что-то такое было и пятьсот лет назад. Да, действительно, тогда не было ни ядерного оружия, ни ГМО, но отсутствие этих вещей ни в коей мере не помешало человечеству удариться о свой потолок. Он ведь не так уж и высок...

Когда открыли Америку, то цивилизации по обе стороны Атлантики вымерли в какие-то 10 лет, потому что появились неведомые болезни. Пришёл, значит, христианский монах-просветитель к каким-нибудь ацтекам, его там приняли как посланца богов, а он, панимаеш, чуток покашлял в уголок, и на следующий день город самым натуральным образом вымирает. Вы все знаете про эти затерянные города. Так вот, по нашу сторон океана было в точности то же самое, с тем лишь отличием, что люди были существенно умнее, и вовремя просекли, что к чему, и успели перестроить цивилизацию, прежде чем всех выкосило. Парадигма поменялась, старая Традиция стала самоубийственной, и вместо её ввели новую, наспех сооружённую Традицию, а всех представителей доколубмовой эпохи зачистили силовым путём. Но для полноценного уничтожения старой Традиции её нужно было ещё и как-то забыть, и специально для этого была уничтожена и грамотность, с заменой на наспех придуманную подделку. Современная грамотность, это не более чем подделка. Но там действительно нет криминала, не нужно его искать.


Содержание:

1. Введение в тему.
1.1. Почему я написал этот необычный текст.
1.2. Почему этот необычный текст нужно читать.
1.3. Мир должен узнать Истину!
1.4. Грамотность как навык понимания смысла слов.

2. Глаголица как символьное письмо.
2.1. Ключ к пониманию смыслов слов.
2.2. Связь с работами других авторов.
2.3. Формы букв и формы слов.
2.4. Порядок сборки смысла слова из смыслов букв.

3. Символьный язык и чтение знаков букв.
3.1. Символы количественные.
3.2. Символьное "местоимение".
3.3. Символы объединения и разделения.
3.4. Символы воли и неволи.
3.5. Символ жизни.
3.6. Навь и Явь символов.
3.7. Символы временные.

4. Подведём промежуточные итоги.
4.1. Итоги по символьному языку.
4.2. Сводная таблица значений букв/звуков.
4.3. Замечание по описанным мной символам.
4.4. Как получить уточнённые значения звуков.
4.5. Собственно итоги.

5. О происхождении речи.
5.1. Тайна происхождения речи.
5.2. Мозг. Как работает мозг?
5.3. Познание, как главное дело жизни человека.
5.4. Первобытная речь.
5.5. От первобытной речи к пра-языку и языкам.
5.6. Слога, слова, имена.
5.7. Имена и имена исторических персонажей.

6. Разбор флексии слов на примере русского языка.
6.1. Служебный язык в составе языка.
6.2. Имена существительные.
6.3. Имена прилагательные.
6.4. Падежи.
6.5. Глаголы.

7. Разбор смыслов слов на практике.
7.1. Ещё раз о правилах разбора слов.
7.2. Разбор слов на примерах.

8. Письменность.
8.1. Как появилась письменность.
8.2. Узелковое письмо.
8.3. Письменность, как рисунок.
8.4. Традиционный взгляд на происхождение алфавитов.

9. Финикийское письмо, и его "потомки".
9.1. Происхождение финикийского письма.
9.2. Греческая письменность.
9.3. Греческое письмо как финикийское письмо?
9.4. Латинское письмо.
9.5. Греческая скоропись.

10. О происхождении европейских языков.
10.1. Слияние и расщепление античных систем письма.
10.2. Финикия, Греция, Карфаген, Рим.
10.3. Соотнесение латинского алфавита с глаголицей.
10.4. О чтении смыслов латинских слов.
10.5. Объяснение особенностей правил латыни.

11. Подведём итоги.
11.1. Язык глаголицы, как континентальный язык.
11.2. Язык мореходов.
11.3. Лингво-франка.
11.4. Грамотный язык.
11.5. Почему грамотность была заменена каллиграфией?





Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) Ж.Борисова "Геном Варвары-Красы: Аляска"(Научная фантастика) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези) Д.Деев "Я – другой 3"(Боевая фантастика) Н.Любимка "Пятый факультет"(Боевое фэнтези) В.Крымова "Вредная ведьма для дракона"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) М.Арден "Авиценна"(Постапокалипсис) О.Цветкова "Кто-то выжил"(Киберпанк) А.Калинин "Игры Воды"(Киберпанк)
Хиты на ProdaMan.ru Три прорыва и одна свадьба. Жильцова НатальяВам конец, Ева Григорьевна! ПаризьенаTaboo story. Gifted Writer✨Ин и Яла: Техника соблазнения. Ева Финова_Вейн_. Суржевская Марина \ Эфф ИрПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаТак бывает... михайловна надеждаОтверженная. Печурина МарияЗавтра наступит, я знаю. Вероника ГорбачеваИмператрица Ольга. Александр Михайловский
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"