Мор: другие произведения.

Презумпция невиновности Сида Вишеза

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.55*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Материалы, рассказывающие правду о Сиде Вишезе и смерти Нэнси Спанджен. Интервью, перевод автобиографии Роттена, др.


   Презумпция невиновности Сида Вишеза.



"Ха-ха. У вас нет такого ощущения, что вас надули? Спокойной ночи" - Роттен на последнем концерте Sex Pistols перед тем, как уйти.

В: А ты сам какие фильмы любишь?
СИД ВИШЕЗ: Никаких фильмов не люблю. Ненавижу фильмы.
В: А что в них такого, что ты их ненавидишь?
СВ: Да потому что люди там играют роли. Играют людей, которыми не ЯВЛЯЮТСЯ, понимаешь о чем я? И это претензия, это ложь, просто говно. Все не по-настоящему


Легенды о звездах шоу-бизнеса имеют под собой только одну основу - деньги. Хантер Томпсон в "Поколении свиней" и "Ангелах Ада" отлично продемонстрировал, как и почему появляются слухи, не имеющие под собой основы, но людям всегда будет проще прочитать короткую заметку о событии, чем искать какие-то факты. Сугубый непрофессионализм журналистов удивляет, но еще больше удивляет то, что никто и не рвется рассказывать правду ни о Сиде Вишезе, ни о ком-нибудь подобном; всем вполне достаточно истории. Имя Сида Вишеза неразрывно связано со словами "зарезал свою подругу" (взять хотя бы недавний "Rolling Stone"), хотя мало кто задумывается о том, что вина Вишеза так и не была доказана. Мало кто спрашивает "Кто убил Нэнси?", зато масса людей хочет знать "За что Сид убил Спанджен?". Сеть полна опровергающими друг друга заметками, ненавистники панк-рока и христианские проповедники пишут о том, как же "зверски" Вишез "расправился" со своей подружкой, а неформалы, нуждающиеся в герое, говорят о нем как о персонаже культовом. В этом мире подозрительно мало людей хочет знать правду.

Торговая марка "панк-рок" создана ушлым менеджером
Маклареном и задроченной учительницей (sic!), ставшей затем известным модельером Вивьен Вествуд. Булавки, драные майки, провокативные лозунги, провокативные тексты, даже знаменитая обложка с королевой, у которой в носу булавка, были придуманы ими. В этом смысле панк - стиль "от кутюр". "Необузданный и анархичный" панк был продуман с самого начала и до самого конца. До этого Макларен одел в красное и заставил выступать на фоне красного флага совершенно не пригодных для этого трансвеститообразных New York Dolls, а теперь решил реализовать мечту о политориентированной группе в Англии, где с одной стороны - пуританство, с другой - совершенно свихнувшаяся публика, пугающая даже американских панк-рокеров. Самое удивительное, что им удалось всех обмануть - многие действительно верят, что Sex Pistols не умели играть, буянили от души, сочиняли дикие тексты и были страшными нигилистами. Sex Pistols - это фейк, державшийся на харизме продумавшего все Роттена, четко знающего, чего он хочет, и на самоубийственной жизни Сида Вишеза, который умирал перед камерами. Каждый текст Секс Пистолз - это акция.

Теперь-то я точно поняла, что имеет в виду Летов, когда поет "Сид Вишез умер у тебя на глазах, а все вы остались такими же". Когда Сида забрали в тюрьму по обвинению в убийстве Нэнси, Макларен быстро смекнул, какие деньги это может принести, и начал продавать футболки с надписями : " я жив, она мертва я ваш". Любовь торговать мощами своих героев, наверное, привита предприимчивому англичанину церковью - те тоже любят растаскивать куски трупов и наживаться на этом. Макларен не зря посещал "Фабрику" Энди Уорхола. Помнится, когда какой-то перец покончил жизнь самоубийством из-за того, что Уорхол не обращал на него внимание, Энди сказал: "Черт, если бы он сказал раньше, я бы снял это на пленку". Макларен сразу же примчался и заплатил залог за Сида, ведя переговоры о книге, фильме, чем угодно. Сид еще не умер и еще не был осужден, но его уже вычеркнули из списка. Гуд бай, старина Сид. Кто-то должен был умереть, и из всей группы на это был способен только туповатый и восторженный Сидни.

"Менеджер Секс Пистолз Малькольм Макларен обвинен в спекуляции на насильственной смерти Нэнси Спанжен, подруги Сида Вишеза. Макларену грозит осуждение вследствие маек, появившихся в его магазине на Кингз Роад. На майках, 6.50 за каждую, изображен Вишез, окруженный венком из мертвых роз. И написаны такие слова: "Я ЖИВ ОНА МЕРТВА Я ВАШ". Ивнинг Стандарт, 27 октября 1978

Недавно в Сети появлялось сообщение об аукционе, на котором собираются продавать вещи из комнаты в отеле "Челси", где умерла Нэнси. Даже афишку, заляпанную кровью, извлекли - славный сувенир. Или, к примеру, выпуск документального фильма
"Кто убил Нэнси Спанджен?" (http://music.com.ua/news/rock/2003/11/03/11067.html) с ранее замалчивающимися уликами. А почему сейчас? Почему спустя почти тридцать лет спустя? Почему не тогда?

"От скандала вокруг убийства Спанджен выиграли многие. Продажи первого и единственного американского диска Sex Pistols "Never mind the Bollocks Here's the Sex Pistols" значительно выросли. Сингл My Way [записанный Вишезом соло - прим. авт.] снова оказался в британских хит-парадах. Фирма Virgin подумывает о переносе на более ранний срок выпуск диска с саундтрэком к фильму о Sex Pistols "Great Rock-n-roll Swindle". Малькольм Макларен, умеющий ловко манипулировать общественным мнением, сообщил о переговорах с остальными участниками Sex Pistols о воссоединении группы." - Rolling Stones, Майкл Сигелл, ноябрь, 1978.

Для меня это очень важно, поэтому я хочу, чтобы вы это прочитали. Это даже не история Сида Вишеза как такового, это схема работы окружающего нас мира. Чтобы составить собственное мнение, а не выбирать из готовых суррогатов, и ощутить хотя бы часть принадлежности к происходящему, приходится перерабатывать множество материалов. Лицо панка и безумца Вишеза было создано прессой, пресса же и прикрепила к нему ярлык "убийца", и уже почти тридцать лет имя Сида неразрывно связано с убийством Спанджен. Мне бы хотелось, чтобы эта ситуация изменилась.


Один. Во многих источниках можно встретить фразы наподобие этой: "Группа "Sex Pistols" была основана в 1976 году четырьмя молодыми парнями -- Сидом Вишезом, Джонни Роттеном, Полом Куком и Стивом Джонсом, сначала они даже не умели играть, пели непоставленными голосами, но это шло от души." (http://ru.wikipedia.org/wiki/Рок-н-ролл)

История Sex Pistols уходит корнями во времена, когда Стив Джонс (гитара) и Пол Кук (ударные) играли с рядом других парней в собственной группе, Джон часто заглядывал в магазинчик Макларена и Вествуд, чуть позже к ним присоединился басист Глен Мэтлок, написавший большинство риффов для песен Sex Pistols. Чуть позже Макларен познакомился с зеленоволосым подростком, ставшим Джонни Роттеном, и в ноябре 1975-го произошло первое выступление Sex Pistols. 8 октября 19
76 года они подписали контракт с EMI, а в 1977 выгнали к чертовой матери Глена Мэтлока за то, "что он любил Битлз", не мог исполнять "God save the queen" и "Anarchy in the UK" вживую из-за того, что песня не нравилась маме, да еще и оставался недовольным рифмами Роттена. Они не ладили, у Глена были другие взгляды на музыку. Но надо учитывать, что риффы и к God save the queen, и к той же "Анархии в UK" написал Мэттлок. Сид Вишез попал в группу, уже раскрученную и популярную, потому что его имидж полностью вписывался туда, где слишком приличный Мэтлок выглядел не в своей тарелке. Он был как раз таким, каким разгоряченная публика хотела видеть панка, - безбашенным, сумасшедшим, бесконтрольным.

Роттен : "Я взял Сида в группу потому, что мне нужен был союзник. Сид не умел играть? И что? Любой мог научиться. Я же петь научился, не так ли? Вот что было моим аргументом. Он брал уроки и учился очень быстро, серьезно. Он не был слишком плох для этих трехаккордовых песен. Это же бас-гитара, ради Бога. Кто слушает бас-гитару в рок-н-ролл группе? Это же просто фоновый шум!"



Бас-партия
"
Anarchy In The U.K."
by The Sex Pistols
from "Nevermind the Bullocks, Here's the Sex Pistols"



Pre-Verse (Hahahahahhahahahahahaha):
G:|-------------------------------------------------------------------
D:|-------------------------------------------------------------------
A:|--3-3-0-3-3-3-0-3-3-3-0-3-3-3-0-3-3-3-0-3-3-3-0-3-3-3-0-3-3-3-0-3--
E:|-------------------------------------------------------------------
Verse:
G:|-----------------------------------
D:|----------------------------------- 3x, then:
A:|--3-3-0-3-3-3-0-3-3-3-0-3-8-8-7-7--
E:|-----------------------------------
G:|-----------------------------------
D:|-----------------------------------
A:|--3-3-0-3-3-3-0-3-3-3-0-3-3-3-0-3--
E:|-----------------------------------
Chorus:
G:|-------------------------------------------------------------------
D:|--5-5-5-5-5-5-5-5-5-5-5-5-5-5-5-5-3-3-3-3-3-3-3-3-2-2-2-2-0-0-0-0--
A:|-------------------------------------------------------------------
E:|-------------------------------------------------------------------
G:|-------------------------------------------------------------------
D:|-------------------------------------------------------------------
A:|--3-3-0-3-3-3-0-3-3-3-0-3-8-8-7-7-3-3-0-3-3-3-0-3-3-3-0-3-3-3-0-3--
E:|-------------------------------------------------------------------
During Solo:
G:|-------------------------------------------------------------------
D:|-------------------------------------------------------------------
A:|--5-5-5-5-5-5-5-5-7-7-7-7-7-7-7-7-5-5-5-5-5-5-5-5-7-7-7-7-7-7-7-7--
E:|-------------------------------------------------------------------
G:|-------------------------------------------------------------------
D:|--------------------------------------------------5-5-5-5-5-5-5-5--
A:|--5-5-5-5-5-5-5-5-7-7-7-7-7-7-7-7-5-5-5-5-5-5-5-5------------------
E:|-------------------------------------------------------------------
G:|---------------------------------------------------
D:|--5-5-5-5-5-5-5-5----------------------------------
A:|---------------------------------------------------
E:|------------------3-3-3-3-3-3-3-3-3-3-3-3-3-3-3-3--
Bridge (4x):
G:|-------------------------------------
D:|------------
-------------------------
A:|--5-5-5-5-5-5-5-5-5-5-5-5-10-10-9-9--
E:|-------------------------------------


Стив Джонс (гитарист SP): Джон сказал: "Давайте возьмем Сида". Сид классно выглядел, но не умел играть. Я подумал - о нет, это же будет настоящей головной болью. Игра превратилась в цирк. Сид был союзником Джона - он был такого же сорта парнем. С Джоном я еще мог сладить, но теперь их стало двое.


"И вот, в Pistols на "вакантную должность" из Siouxsie And The Banshees приглашается Сид Вишез, и для МакЛарена вновь наступают "золотые времена": группа снова "на слуху", газеты вновь пестрят скандальными заметками, а только что выпущенный альбом, все песни из которого, кроме двух первых ("Holidays In The Sun" и "Bodies") были без какого-либо участия Вишеза, продаётся бешеными темпами в основном благодаря реноме последнего!" - из Сети.


- Хочу спросить тебя, ты ведь пришел в группу достаточно поздно, с твоим приходом что-то изменилось в группе?
СИД ВИШЕЗ: Что, в группе? Да, все круто изменилось.
В: В какую сторону?
СВ: Группа стала еще прекраснее, для начала.
В: (смеется).
СВ: Да, это факт. И мы начали играть быстрее. Я же по-другому, играю чем обычно Глен. Последнее время я мало играл, пока не пришел в группу, а сейчас думаю буду играть больше. И то, что я вместо Глена, заставляет всех остальных немного перестраиваться. Им нужно адаптироваться ко мне, привыкнуть немного, понимаешь что я имею в виду? Поэтому, да, я думаю, всегда что-то меняется, перемены есть перемены... Следующий вопрос. (из книги Верморел)


Два. Чтобы не ходить далеко, возьмем статью в журнале Rolling Stone. В ней говорится: "Джонни Роттен уверяет, что прозвише "Вишез" - его рук дело: "Сид был настоящим воплощением порока". С мнением Роттена не спорит никто. "Впервые встретив Сида я подумал: "О Боже, какой он ублюдок (Стив Бейтор)" О похожей ситуации говорится на сайте www.vredno.ru:"Попроси первого встречного сходу назвать первого панка, который придет на ум, скорее всего, услышишь именно это имя. Миф, возникший в отношении Сида Вишеза, стал воплощением самого панк-рока, как он есть: анархия, насилие, дикие выходки и полное наплевательство на всех и вся, ранняя смерть. И все это якобы от безграничной скуки и неудовлетворенности гнилым мещанским существованием"

Роттен: "С Сидом мы стали друзьями через пару недель после того, как я начал учиться в школе. Я звал его Сид, как моего хомяка, - самое мягкое, безумное и бесполезное создание на земле. Как-то хомяк напрыгнул на моего отца и покусал его, за это мы и окрестили его Vicious'ом.
Настоящее имя Сида было Саймон Ричи или Джон Беверли, он и сам не знал точно. Его мать была хиппи. Его отец был из королевской охраны или что-то вроде того. Если бы только королева знала, что за солдаты у нее."

Боб Груэн (фотограф): ...Его кличка - это стеб, имя "от противного". В том смысле, что Сид был полной рохлей, за что народ прозвал его "злобным".


Три. Если взять знаменитый и единственный американский альбом Sex Pistols "Never Mind The Bullocks: Here's The Sex Pistols", то можно увидеть, что члены команды перечислены на нем так: "Стив Джонс, Пол Кук, Джонни Роттен, Сид Вишез". Вишез действительно участвовал в записи этого альбома, однако основной материал записывал... Глен Мэтлок, которого позвали, чтобы заменить пьяного в стельку Вишеза. Другое мнение заключается в том, что Сид Вишез не делал в группе абсолютно ничего. Макларен, которого интересовала исключительно реакция аудитории, говорил, что сущность участия Сида в группе заключалась в его имидже, а не в игре, однако энтузиазм Сида позволил ему достаточно быстро научиться играть. Строго говоря, никто и не ждал от него исключительных успехов, а позже, когда он забил на занятия и крепко подсел на героин, гитару на концертах часто отключали, чтобы не мешал.

Роттен: Когда мы записывали альбом, Сид не был особенно хорош. Запись - это совсем другое, не то, что живая игра. Сид к тому же слишком нажрался, так что в этой отчаянной ситуации мы позвали Глена. Да, мы серьезно его позвали, вот забавно. И, позор ему, он действительно это сделал. Ну разве это не ужасно? Вот вам еще одна вещь, объясняющая мое к нему отношение. Я думаю, я бы скорее умер, чем на такое согласился. Малькольм взял его для записи, и Глен сделал всю грязную работу - и хорошо, кстати, сделал. Кое-какие бас-партии сыграл Стив.
Сидни работал над некоторыми песнями, одна из них - Submission. Мы с Сидом отлично над ней потрудились, у нас было полно идей, но только они так и не воплотились.
В то время Сид был похож на ребенка. Все, что происходило, ему казалось забавным. Внезапно он стал поп-звездой, мог делать все, что захочет - водка, пиво, др.. Статус поп-звезды означал внимание прессы, возможность ходить, куда угодно, всеобщее обожание. Вот что это значило для Сида. Я не думал, что он так на это купится, мне казалось, он намного умнее. Он слишком серьезно все воспринял и, блин, он не умел играть на гитаре! А когда появилась Нэнси и стала влиять на него, его начал разрушать еще и героин".


Стив Джонс (гитарист Sex Pistols): Сид хотел придти и играть на записи альбома, мы изо всех сил старались этого не допустить. К счастью, он заболел гепатитом в то время. Ему необходимо было оставаться в госпитале, и это было круто. Несколько раз он приходил и играл на "God save the Queen" и "Bodies". Он играл эту дурацкую старую бас-партию, и мы просто позволили ему это сделать. Когда он ушел, я дублировал ее другой, приглушив партию Сида. Думаю, это можно услышать, если постараться.

Роттен: "Сид был так плох в студии, что даже Крис Томас это видел. Сид утопил себя в водке".

Роттен: "Сид стал моим клоном <> Он хотел быть центром внимания и думал, что если станет очень на меня похожим, то превратит меня в ничто. Его подначивала и Нэнси:
- Ты звезда, Сид.
- Да, я звезда, я должен ей быть.
В самом начале Сид действительно учился играть на гитаре. Как-то он приперся и начал имитировать риффы Ramones, подражая их басисту. Мы заставили его сесть и сказали: Нет, только не так. Создай свой собственный стиль, не стоит рабски следовать за кем-то еще. "Ооо. Но так же все делают!" Ну ради Бога! Потом он ушел, а на следующий день начал имитировать меня.
- Я могу спеть это лучше!
- Окей, давай. Только сначала сочини что-нибудь подобное.
- Ууу.
Пауза. Поворот.
Так все и продолжалось до самого конца. Когда я услышал My Way Синатры в исполнении Сида, это звучало, как звучало бы у меня."


Пол Кук, барабанщик: "Несмотря на то, что многие люди говорили, будто бы мы не могли, мы записали несколько наших лучших песен уже после того, как ушел Глен, - "Bodies", "EMI", "Holydays in the sun". Мы могли бы писать песни, но между Стивом, Джоном и мной произошел раскол, который и затруднял этот процесс".

Пол Кук, барабанщик: "Сид был в группе, когда мы писали "Bodies" и "Holidays in the sun", но до Пистолз он не особенно преуспел в создании музыки"




Четыре. Сида любят представлять человеком, который никогда не держал в руках ни одного инструмента. Многими панками он уважаем как раз за то, что играл, совершенно не умея этого делать. Это не совсем верно. До того, как войти в состав группы, Вишез был фанатом SP, а сам барабанил в группе The Siouxsie & The Banshees, вокалистка которой украшала себя свастиками, а затем принимал участие в группе Flowers of Romance, которая, впрочем, являлась скорее тусовочным организмом, чем музыкальной группой.


Стив Северин (the Banshee): Мы позвали Сида: "Хочешь побарабанить?". "Окей, без вопросов". На следующий день, в воскресенье, Берни Родс позвал нас в студию Clash и дал возможность поюзать их оборудование. Мы поиграли минут двадцать - я на басу, Марко на гитаре, Сьюкси - вокал и Сид на барабанах. Спустя двадцать минут Сид выпрыгнул из-за ударной установки и сказал: "Вот так-то. Мы же не хотим выучить все, правда?"

Пол Кук, барабанщик Sex Pistols: Малькольм считал, что у Сида подходящий имидж. В первые дни, когда он репетировал, с Сидом все было нормально. Он быстро разучивал песни и мог играть. Я думаю, что самые лучшие выступления Pistols были тогда, когда Сид только присоединился к группе. Он серьезно взялся за изучение баса"

Джонни Роттен: "Сид отлично смотрелся, когда стоял в углу, просто играл и выглядел бодрым. Это работало. Это потом он шатался по всей сцене и забывал мелодию. Думаю, единственной причиной, по которой Сид тогда оставался в группе был Малькольм. Стив и Пол не хотели продолжать. Я тоже не хотел. Но он был моим другом и я не мог просто так его выкинуть. Тогда я еще не знал, в какого бесполезного монстра он превратится".

" Сид стучал на барабанах в банде, в которой пела Сюзи Сиу, был гитаристом Марко Пиррони, который потом к Адаму Анту ушел, и играл Стив Северин на басу. Тогда они еще не назывались Сюзи энд зе Бэншиз, а назвались они Лордз Прейер. Их в шутку Роттен и окрестил Романтическими Цветами. Это название, видимо, перекочевало с Сидом в банду с совершенно другим составом. Сид не играл на басу в Flowers of Romance. Он там пел. Вообще эти Романтические Цветы - полумифическая банда. Она ни разу не выступала и ни одной пластинки не записала. Только репетировали и постояно меняли состав банды. Сначала Сид всех повыгонял, а потом с его уходом в Секс Пистолс она и вовсе распалась. В ней, кстати, играла на гитаре Вив Альбертин, которая затем с падчерицей Роттена Слитс сколотила." lj-юзер gonzalez. (http://www.livejournal.com/users/za_gonzalez)

Стив Северин (the Banshee): Множество людей ассоциирует Сида с героином. Но на самом деле, до того, как он завяз на наркоте, он был одним из самых славных парней. У него было отличное чувство юмора, он был очень милым. Словно персонаж мультфильма. Первый раз мы встретили его на концерте, он начал носиться и прыгать по залу, что потом легло в основу легенды о пого. Он прыгал вверх-вниз, чтобы увидеть группу".





Пять.. Сид Вишез, воплощенная анархия, настоящий подонок, жрущий омлет с собственной кровью, разбивающий ковбоям головы и размахивающий цепью. Сид Вишез, настоящий Панк, само воплощение панк-рока. Он всерьез восхищался Лу Ридом и эстетикой, которую проповедовали Velvet Underground. Те, кто не особенно доверяли провокациям Роттена, сразу же купились на Сида. Это было просто - Сид искренне верил, что он звезда.

Роттен: "Он всегда находил способ поприкалываться над всем - кроме самого себя, конечно. Все остальное было мишенью для шуток. Меня это забавляло, и я решил: "Полезный юмор. Я могу это использовать".
Сид был абсолютной жертвой моды - самой худшей из всех, что я знал. Он покупал эти смехотворные журналы Vogue, чтобы изучать их и копировать людей. Это было ужасно. Получалось у него дерьмово. Он никак не мог понять, что главная фишка не следовать, а вести. Я находил это забавным. Он раздражал людей тем, что воспринимал все это всерьез. Он красил ногти и думал, что офигенно выглядит. Он был худосочным безвкусным придурком. Он одевал сандалии без носков, хотя на улице был снег, потому что хотел показать накрашенные на ногах ногти., - это была фишка Дэвида Боуи. После того, как я над ним поглумился, он прекратил и сделал прическу, как у Болана. Он походил на старую бабу, был прыщавым и уродливым, хотя думал, что невероятно красив. Он хотел быть моделью. Да, Сид действительно работал моделью в колледже Св. Мартина в Лондоне. В классе рисования нужен был кто-нибудь, чтобы стоять в углу. Это было просто великолепно. Это давало ему оправдание сваливать домой, наряжаться, как Боуи, и позировать допоздна. Совершенная жертва моды. Ничто из того, что он одевал, ему не шло."

Роттен: "Сид часто у меня появлялся. Моя мать думала, что он слегка замедленный в развитии. Ну, он сам подталкивал так думать. Допустим, была зима, а он мог придти без свитера потому, что хотел купить какую-нибудь модную футболку или что-нибудь типа того. Он хотел, чтобы его в этой футболке видели. Он замерзал за дверью, дрожа. "Дж-ж-жон з-здесь?". Первое свое похмелье я получил после того, как мы с Сидом сделали пунш, смешав Southern Comfort, Cinzano Bianco and Martini & Rossi и разом выпили. Я больше ни к одному из этих напитков не прикасался".


Ли Чайлдерс (фотограф, менеджер Heartbreakers): Как оказалось, Нэнси обрулила Heartbreakers и свалилась прямо в руки Сиду Вишезу. Я увидел ее дня через четыре на какой-то вечеринке, она шла под ручку с Сидом. Я подумал: "Ох, вот черт, о нет, как такое могло случиться? О нет!". Но она была там, повисла на руке Сида, словно Мисс Пчела-Королева.
Когда я впервые приехал в Лондон, Сид играл на бас-гитаре и пел в группе Flowers of Romance, куда я пытался вписаться менеджером. Я хотел защищать Сида. Он спал со мной, свернувшись калачиком на моих руках. Мы не жили вместе, хотя в какой-то степени жили. Он приходил ко мне, пил пиво или что-нибудь еще, спал. У нас с ним никогда не было секса. Он сворачивался клубком у меня на руках и, как маленький ребенок, спал всю ночь.
Я бы хотел заняться с ним сексом, потому что меня к нему тянуло. Но в то время он был таким ранимым, что даже такой старый развратник, как я, не позволял себе преступить черту. Сид не мог определиться со своей ориентацией - мы много беседовали об этом. Думаю, я мог бы заняться с ним сексом, но на следующее утро он пришел бы в ужас: "Что же я наделал, неужели я извращенец?"


Роттен: "Когда нам было примерно по 16, мы с Сидом стали жить в заброшенных зданиях, и он начал торговать спидами. Мы совершенно никуда не хотели идти, просто тусовались - и все. После того, как мы ушли из дома (я - с зелеными волосами), мы начали жить в пустых домах. Не могу сказать, что мы особенно рвались в колледж, - нам прямолинейно было лень вставать в какую-то рань и тащиться туда <...> Cоседи нас страшно ненавидели. Другие сквоттеры тоже нас ненавидели из-за того, как мы выглядим - короткие топорщившиеся волосы и старые шмотки. Как раз тогда Сид и начал следовать моему стилю. Я ему нормальную прическу сделал, которую сейчас называют "панковской". <> Сид и я страдали херней и оставляли на себе сигаретные ожоги. Особенно этим я увлекался.Я взял это из фильма с Майклом Кейном, там его пытали сигаретами. Я подумал, что это не выглядит особенно болезненным. Так оно и оказалось, если только ты не прижигал вену. Я весь был в этих ожогах, добрался до плеча. Действительно глупо"

Роттен: "Мы играли с Сидом на станциях подземки ( он - на акустической гитаре, а я на скрипке) и пели "I love the Dead" Элиса Купера. Мы могли одну и ту же песню петь снова и снова, час за часом. Сид не умел играть на гитаре, а я не умел играть на скрипке, но это было весело. Мы много тогда делали разных вещей вроде этой. Люди кидали нам деньги только ради того, чтобы мы заткнулись. "Да, да, вы уже достаточно напелись, чуваки. У вас другая песня есть? Вы эту талдычите уже полтора часа. Кажется, сейчас я выйду и вас убью". Следующая песня, которую мы начинали петь была "I Don't Love the Dead".

Chrissie Hynde, the Pretender: "Я видел, как Сид взял длинный кусок цепи и раскручивал его, чтобы расчистить танцпол. Если кому-нибудь попадало цепью, это было весьма дерьмово. Он умел был диким."

Роттен: "Он любил носить оружие - вроде цепей и всякое такое. Он думал, что это делает его круче".


Отрывок из TV-шоу с Вишезом (после распада Sex Pistols)
Feature originally appeared in the magazine "New Wave", by Michael McKenzie "Sid Vicious - Villain or Victim?"

Звонящий: Моя подружка и я думаем, что Сид очень сексуальный (Камера демонстрирует Сида, поднявшегося со своего места и начавшего приплясывать) Мы думаем, что он очень милый, и ему стоило бы сняться в фильме вроде "Nacked Lunch"...
Сид: (падая на место и отвечая скучающим, отвратным голосом): И кем я там буду? Салями?


Следующему звонящему около 45, вероятно, бизнесмен, слишком "интеллигентный" для того, чтобы интересоваться этой рок-н-ролльной ерундой.
Звонящий: Почему столько шумихи вокруг этого сканк-рока? (Сид ржет) Ведь так вы его называете - сканк-рок? [skunk - скунс,
вонючий]
Стив Баторс: Нет, так называют твое дыхание.
Звонящий: Может, и так, но я не ковыряюсь в носу (голос становится громче, чувствуется обида) и не плююсь перед тысячами и тысячами людей!
Сид: Да, но держу пари, тебе бы хотелось

Следующий дозвонившийся, кажется, знает о Сиде и понимает, что тут происходит.
Звонящий: Вы действительно харкнули кровью на лицо девушки, которая ударила вас кулаком в Далласе?
Сид: Конечно.
Звонящий: Что ж, поздравляю вас с этим.
Сид: (сдерживая смех) А далеко полетело, правда?


Звонящий: Вы в ближайшее время где-нибудь играете?
Нэнси: Сид будет в Max's на следующей неделе, затем в Бостоне.
Сид: Тебе не стоило им рассказывать! Теперь на моем выступлении соберутся все эти мудаки!

Звонящий: Здравствуйте, я работаю в компании грамзаписи в Лос-Анджелесе. Как вы смотрите на то, чтобы записать несколько трэков с Роном Вудом?
Сид (сильно раздраженный): Я не собираюсь играть с этой пиздой.

Звонящий: Почему панк в Америке сейчас не так развит?
Сид: Да потому что вы, жопы, слушаете Grateful Dead, вот почему.



Ли Чайлдерс (фотограф, менеджер Heartbreakers): "...В это время я услышал голос Джима Ривза, струящийся сверху по лестничному пролету и поющий... песни Джима Ривза. Кто такой Джим Ривз? Эх вы, неофиты рок-н-ролла! Джим Ривз был одним из самых великих певцов кантри всех времен, он погиб в авиакатастрофе в 1964 году. Он пел: "Приблизь свои сладкие губы немного ближе к телефону/ Скажи своему другу, который сейчас с тобой, что ты должна уйти".
И я начал плакать, как я плачу сейчас, потому что я вообще очень сентиментальный. И вот я поднялся по лестнице на второй этаж, который в американском варианте называется третьим, и увидел там этого маленького парня: он просто сидел там и плакал. Я присел напротив него. И я тоже плакал.
Когда песня кончилась, я сказал: "Не могу объяснить, что эта песня значит для меня, потому что я из Кентукки и знаю, что моя семья слушает Джима Ривза прямо сейчас. Привет, я Ли Чайлдерс".
Он ответил: "Привет, я Сид Вишез".


Роттен: "Глен был фанатом Аббы и, что самое прикольное, таким же был и Сид. Мы выкинули одного фаната Аббы и заполучили другого. Однажды Сид помчался за девушками из Аббы в Стокгольмском аэропорту, чтобы взять у них автограф. Сид был в стельку пьян и тянул к ним руку. Они завопили и убежали прочь. Они подумали, что на них напали, а может, решили, что он хотел денег или что-нибудь в этом роде."

John Christopher Lydon, отец Джонни Роттена: "Джонни очень хорошо образован. Он поступил в Кингсвэй колледж, туда же поступил и Сид Вишез, но Сид был страдающим идиотом. Если он сидел здесь и никто не обращал на него внимания, он резал себе руки или еще что-нибудь в этом же роде, чтобы его привлечь. И тебе приходилось отвлекаться от дел и смотреть за ним. Это все, что Сид умел делать. Он никогда не умел петь или играть. Он просто отирался в доме с Джонни, когда они вместе ходили в школу. Тупой - вот какой он был. Реально тупой".


В: А ты сам какие фильмы любишь?
СИД ВИШЕЗ: Никаких фильмов не люблю. Ненавижу фильмы.
В: А что в них такого, что ты их ненавидишь?
СВ: Да потому что люди там играют роли. Играют людей, которыми не ЯВЛЯЮТСЯ, понимаешь о чем я? И это претензия, это ложь, просто говно. Все не по-настоящему. Например, ты снимаешь фильм о дне из моей жизни -- ну такой день из жизни поп-звезды, правильно? -- и он у тебя ездит на супер-машине и весь на понтах, делает то, се, пятое, десятое, вот; а день из моей жизни -- я встаю в 3 часа дня, тащусь в офис, стреляю десятку у Софии, когда больше, когда меньше, пиздую куда-то, часами жду этих диллеров с наркотиками, понимаешь о чем я? И все это самая скучная скучища. Это так же скучно, как сидеть дома и пить пиво или всякой хуйней заниматься, понимаешь меня?
И фильмы эти все вранье. Делают только, чтобы вышло покрасивее. Одно пиздабольство. Меня тошнит сразу, когда я думаю, что они играют свои роли, знаешь, делают вид, что это больше, чем жизнь, просто чтобы какой-нибудь лох купился на эти фантазии: что жизнь действительно прекрасная штука и однажды...
Смотри, когда мне лет 10 было и я как-то -- я думал тогда, что Марк Болан это здорово, я думал про себя -- какой прекрасной жизнью живет Марк Болан, просто думал. И вот бы мне стать таким, черт возьми, я просто думал о его жшни, чем он занимается. А сейчас я как раз то же самое делаю, что и он (пока эта глупая сука не въебалась на его лимузине или как там) и наверное он жил именно так как я: а я торчу в маминой передней, потому что мне негде жить, понимаешь о чем я? Это просто говно, блядь, и я ненавижу все это.
Но добавить мне тут больше нечего. Все равно это лучше, чем не делать ничего и гораздо лучше, чем делать, что не нравится вообще.


"Сид пришел в зал на репетицию с бутылкой выпивки в одной руке и едва стоял на ногах. Затем он вдруг совсем сошел с ума и стал швыряться стульями. Потом он порезал себе руку ножом. Рана была глубокой и было много крови. Люди, находившиеся с Секс Пистолз, быстро перевязали рану бинтом. Хотя рана оказалась глубокой, Вишез отказался от больничной помощи. Вишез, который уже разбивал бутылки о свои руки и грудь, отказался говорить о сегодняшнем ранении. Но в зале посреди концерта он сорвал с себя кожаный жилет показать гигиеническую подушку на руке. Вдруг он сорвал и ее, чтобы продемонстрировать под ней открытую рану". Ивнинг Ньюс, 7 января 1978


Филипп Маркейд (Senders, Gang War, друг Нэнси): Когда я первый раз встретил Сида Вишеза, было очень смешно. Я шел по Двадцать третьей улице. В мастерскую, забрать из ремонта пылесос. Прохожу мимо "Челси", и тут выскакивает Нэнси Спанджен и кричит: "Филипп!". Я ее не видел с тех пор, как она ездила в Англию, несколько месяцев. Говорю: "Здорово, как поживаешь?". Она говорит: "Сид сейчас выйдет, ты обязан с ним познакомиться".
И вот наружу выходит Сид, такой, знаешь, в собачьем ошейнике, все дела. Нэнси говорит: "Сид, это Филипп. Мой друг, про которого я тебе рассказывала в Англии". Мы здороваемся, я не двигаюсь с места, и она спрашивает: "У тебя какие-то дела?". Я говорю: "Ну, я тут шел забрать кое-что... дурацкая, в общем-то штука, просто пылесос". У Сида глаза загорелись. Он подбирается ближе и спрашивает:"Что забрать?" Я говорю: "Ну, понимаешь, пылесос".
Он выпучивает глаза, очень ему стало интересно. Придвинулся уже вплотную и спрашивает: "Пылесос, понятно. А что это такое?". Ха-ха-ха! Он подумал, что это какая-нибудь дурь или что-то еще из наркоманского слэнга, типа
пылесос!
Ну, я и отвечаю: "Понимаешь, пылесос. Такая штука, которой чистят ковры. Типа, врубаешь его, и он начинает так "у-у-у-у-у-у", - и тут врубаюсь, что я объясняю Сиду Вишезу, что такое пылесос, ха-ха-ха! И он смотрит на меня, типа: "Что за хуйню он порет?". Типа: "Да-да, ага, конечно".
Ха-ха-ха, вот так я познакомился с Сидом Вишезом"

16 января 1978-го года будучи на гастролях в Нью-Йорке и пребывая под воздействием наркотиков, басист Sex Pistols Сид Вишез (Sid Visious) спутал стеклянное окно с дверью и получил серьезные ранения рук. Инцидент произошел в Сан-Франциско.


Боб Груэн (фотограф, режиссер фильма о NYD): Сид не искал приключений, приключения находили его сами. Как будто он был чем-то вроде магнита. Все валилось на него. Вокруг Сида постоянно происходили стремные вещи. В ту же ночь какой-то ветеран Вьетнамской войны предложил Сиду свою подружку, причем сам ветеран хотел наблюдать процесс. Через некоторое время Сид вернулся и сказал: "Я просто насрал ей в рот". Я спросил: "Ты что, шутишь? На фига ты это сделал?" Он сказал: "Ну, знаешь, ее друг сказал мне, что хочет, чтобы она испытала нечто незабываемое".


Роттен: "Сид хотел, чтобы ему причиняли боль, он добивался этого и еще внимания. Он кидался во все виды драк и всегда проигрывал. Он вечно был покрыт шрамами и синяками, и до того, как он повстречал Нэнси, такого садомазохистского поведения я не замечал. Он просто перенял этот вид и стиль жизни. Много было разных случаев, и они не особенно хороши, чтобы их вспоминать".

Caroline Coon (журналистка) : Сид не был склонен к саморазрушению, просто все вокруг не давали ему возможности поступать иначе. Когда я встретила Сида среди молодых фанов Пистолз, обожающих все, что те делали, он вовсе так не выглядел".


САН АНТОНИО -- РОДЕО Рэнди. 2.200 билетов проданы вперед. Посреди представления один ковбой приходит в бешенство от Сида, который ударяет его своей бас-гитарой. Ковбоя забирает полиция, впоследствии он называет Секс Пистолз в интервью по ТВ: "Канализационными крысами с гитарами".


Телефонный разговор между Сидом Вишезом (больница Джамайка, Нью-Йорк) и Робертой Байли (Манхеттен), 20 января 1978.
-- Сид? Это Роберта, помнишь меня по турне? Я фотограф, ты палец мне еще сломал, палец мне вывихнул?
-- Я палец сломал?
-- Ну так, просто ноготь сломал. Как ты?
-- Правда что ли? А да, помню. Ты хочешь приехать в больницу меня навестить?
-- Да, можно, но сейчас снег идет. У меня нет машины, а поезда не ходят -- ветер сильный.
-- Я один совсем.
-- Я завтра приехать собираюсь, ты до завтра будешь в больнице?
-- Я обратно в Лондон завтра собираюсь.
-- Да, но все аэропорты закрыты.
-- Ну тогда я все равно завтра должен выбираться отсюда, я к девчонке поеду одной, я знаю где она живет, вообще я...
-- Как ты себя чувствуешь?
-- Слабость.
-- Никто тебя не навестил, да?
-- Никто.
-- Да, тут все так тоскливо, ты видел наверно по телевизору.
-- Да, я тут совсем один.
-- Вот черт. Я правда очень далеко сейчас от тебя, но я приеду, я покажу тебе классные фотографии. Сколько ты уже в больнице? Одну ночь?
-- Мм, да.
-- А что со всеми остальными случилось? Кто еще с тобой летит?
-- Бути. А ты фотограф? - Да.
-- Не журналистка?
-- Нет, я фотограф.
-- Что случилось тогда -- я принял 80 миллиграмм метадона, так, и еще шесть или семь таблеток валиума и кайф словил в воздухе, понимаешь, там больший эффект получается, чем просто на земле. Когда ты в самолете, отъехать можно гораздо быстрее.
-- Да, ты всегда быстро отъезжаешь.
-- Ну вот это и случилось.
-- И Бути тоже вернулся?
-- Да.
-- Он в Лондоне? Вы не вместе?
-- Нет, но он все еще здесь.
-- А где он?
-- Не знаю.
-- Вот здорово. А больше никого в Нью-Йорке?
-- Да есть люди какие-то в Нью-Йорке, но только плевать всем, что... (неотчетливо).
-- Черт, пиздец какой. Я могу Бобу вечером позвонить, знаешь Боба Грайена?
-- А, не надо, оставь, я звонил уже ему.
-- И что он сказал?
-- Сказал, что не может.
-- Из-за погоды, да?
-- Да.
-- Шоссе к больнице все перекрыто. Там правда пиздец и все поезда идут поверху вместо того, чтобы идти по туннелю. Ветер слишком сильный.
-- Их что там всех сдувает?
-- Я думаю их просто остановили, слишком опасно, потому что вечером ветер еще усилится.
-- Да я и не жду никого -- чтобы кто-то сел на поезд и приехал меня повидать...
-- Ой да ладно тебе, прекращай, у тебя телевизор там хоть есть?
-- Чего?
-- Телевизор у тебя есть?
-- Да.
-- Цветной или чернобелый?
-- Что я могу -- так это что-нибудь почитать.
-- Журналы там есть, да?
-- Чего я очень хочу -- это большую-большую кипу комиксов Марвела.
-- Да, у меня дома есть отличные книжки-комиксы.
-- У меня тоже, но Бути их взял, козел.
-- И у тебя нет возможности с ним связаться?
-- Нет, он сказал, что попозже сегодня позвонит, но ему плевать. Ему всегда плевать. Пиздюк он.
-- А если к вам туда придти, к тебе-то пустят, это проблема?
-- Не проблема.
-- А что с самой группой-то произошло?
-- Я ушел от них.
-- Кажется, что все ушли друг от друга.
-- Да, я не думаю, что кто-то реально хочет все это продолжать, но у всех кишка тонка сказать об этом прямо поэтому я просто позвонил Джону и сказал все, что я о нем думаю, и когда я думал... понимаешь, я считаю, я все еще думаю, что со мной как раз все в порядке, я был лучше всех остальных.
-- Да, твоя позиция -- да, а что собираются делать Стив и Пол?
-- Не знаю, попробуют другую группу сделать и не выйдет ничего. Джон конченый человек, абсолютно.
-- Кажется, тут какое-то общее соглашение.
-- Чего?
-- (повторяет).
-- Почему?
-- Ну все говорят -- что ему дальше делать?
-- Да, правда.
-- И никто даже представить не может, что он дальше будет делать.
-- Он конченый человек, правда, он уже не тот. каким раньше был.
-- Может, это его немного встряхнет.
-- Да, я надеюсь, что это его встряхнет и он будет способен еще что-то сделать. Это отлично бы было, но если это его не встряхнет и он так и останется, он просто будет ни на что не способен, его и знать никто не захочет. Говорить будут: "О, неужели его когда-то звали Джонни Роттен?"
-- Я думаю все в Англии очень расстроятся из-за этого.
-- Да.
-- И как ты на все это смотришь? Что тебя беспокоит?
-- Я рад, что все кончилось, потому что это было как. я все время чувствовал, что только от меня шла конкретная энергия. Ты видела наш концерт во Фриско?
-- Да.
-- Ты не заметила, что...
-- Ужасный там был концерт.
-- ... Джон уже совсем сдал, да?
-- Да. Стив больше прыгал, я вообще не видела хуже концерта.
-- Да, я думаю отличный был в Далласе или где там...
-- Сан-Антонио. Это был самый лучший.
-- Правда? Это тот, где я по лицу получил?
-- Нет, это как раз Даллас. Мне тот нравится, где ты ударил гитарой парня этого.
-- А это тот, где у меня совсем крыша съехала?
-- Да, Джон там прыгал вокруг всех вас и люди швырялись пивными банками. Обалденно здорово было. У меня есть отличные фотографии, я покажу тебе. Тонны просто. Мы завтра должны встретиться, я вытащу Грайена.
-- И у тебя получится?
-- Да, и мы все с собой принесем.
-- Давай, давай, тащи его с собой. Только нужно до девяти придти.
-- Утра?
-- Нет.
-- Вечера?
-- Если вы вечером появитесь...
-- Но если завтра разрешат вылет, если аэропорт откроют, ты утром тогда поедешь?
-- Я же сказал мне пора, потому что София закажет билет.
-- Но могут не разрешить вылет, одна вещь есть.
-- Вот и хорошо -- я хочу еще в Нью-Йорке побыть один день по крайней мере.
-- Да, обязательно, обязательно, тебе нужно сходить в город, там много есть людей, которые хотят тебя видеть.
-- Ага.
-- Ты же там никогда не был, ты здорово проведешь время, если ты здоров, конечно.
-- Я пить не могу, совсем не могу, мне доктор сказал если я выпью хоть немного, как я все это время пил, а это уже довольно долго продолжается, вот, я и шести месяцев не протяну.
-- Ну так не пей тогда, жопа.
-- Наркотики то же самое, даже хуже еще, но понимаешь, если я куда-нибудь пойду, я же не буду там просто сидеть.
-- Но ты же можешь просто зайти, потусоваться, я не знаю.
-- Если я пойду куда-нибудь, я не смогу удержаться от искушения и все пойдет насмарку. Я совсем загнусь.
-- А что ты в Лондоне будешь делать? То же самое?
-- Да, судя по всему, шесть месяцев мне осталось, привет.
-- Ты должен взять себя в руки.
-- Я не умею, не могу взять себя в руки.
-- Нет, ты можешь, попробуй просто ради эксперимента
-- Что просто совсем ничего? Я с трудом себе это представляю. Я уже несколько лет веду такую жизнь.
-- Нет, просто такой эксперимент проделай и посмотри что произойдет. Должен же быть выход какой-то.
-- Ладно, слушай, попробуй вечером вытащить Бобби
-- Вечером это физически невозможно, но завтра обязательно, если ты еще будешь там.
-- Если самолет завтра не улетит, завтра и увидимся
-- А ты звонить можешь оттуда?
-- Да.
-- Тогда может мой телефон запишешь?
-- Окей.
-- А где Малькольм? Обратно в Англию улетел?
-- Малькольм в Л. А.
-- А, он все еще там. И что он делать думает?
-- Отдохнет немного, а потом не знаю.
-- Новую группу?
-- Да, я в Лондон возвращаюсь и мы будем делать группу с Джонни Фендерсом.
-- Да, давай, ты гораздо лучше, чем Билли Раф.
-- Чего?
-- Это их бассист, ты можешь быть вместо него.
-- Да, правильно, он просто козел.
-- Ты гораздо лучше.
-- Представь себе какая группа у нас будет -- я, Фендерс, Нолан и Вальтер Лар.
-- Потрясающе, правда потрясающе.
-- Мы здорово сыграем, правда? Особенно если я выздоровлю. Это будет для меня хороший стимул скорее поправиться.
-- Но Джонни иногда употребляет, он иногда... я ими в виду, что у него есть свои вредные привычки, но несмотря на это он выглядит вполне здоровым. Я не знаю как это него получается.
-- У него гепатита не было. У меня гепатит был, и когда я из госпиталя вышел, я просто загубил себя. Я не знаю почему но все говорят, что мне нельзя, а я продолжаю и все тут. Такая у меня натура.
-- Твоя натура доведет тебя до беды.
-- Моя натура убьет меня в шесть месяцев.
-- Ты должен попробовать все изменить.
-- Да, я сделаю, что в моих силах.
-- Ты можешь позвонить мне, попозже сегодня, или завтра позвони, если ты еще будешь там. Я тоже тебе еще позвоню.
-- Да, окей, в любом случае спасибо за звонок.
-- Позвони, если скучно будет, окей? Мы беспокоимся за тебя. Береги себя. Пока.
-- Пока.
Взято из John Savage, "England's Dreaming".

Роттен: "Много ходило разных слухов о Ramones и Sex Pistols. Кто был первым? Да, в то время как раз вышел альбом Ramones, но они все были длинноволосыми и не представляли для меня интереса. Мне не нравился их имидж, они совершенно ничего не могли поделать с жизнью в Британии. Сиду они нравились, но Сиду нравилось все, что, как он думал, было стильным. Ramones прекрасно ассоциировались с представлением Сида о Нью-йоркских ночных клубах<>".


ДЖУЛИАН ТЕМПЛ (Работник компании Глиттербест и режиссер "Great rock'n'roll Swindle". После Пистолз занялся поп-видео и сорвал куш, сделав клипы для Дэвида Боуи и Роллинг Стоунз "Undercover"): "Сначала мы не собирались вообще делать "Мой Путь" (хит Ф. Синатры в исполнении С. Вишеза -- п.п.). Сначала мы хотели, чтобы там был "Je ne regrette rien". И тут начались колоссальные трудности и перепалка между Малькольмом и Сидом. Сид, и это очень грустно, настаивал, чтобы Малькольм подписал, что он больше не будет им командовать. И сам Сид не разговаривал больше с Малькольмом. И две недели в Париже мы провели, пытаясь заставить Сида спеть и приступить к съемкам.
В: И Малькольм подписал что-то подобное?
ДТ: Он что-то подписал, да. Я не знаю что там произошло. Совсем ничего не знаю. Я уверен, что ничего не значило, но Сид верил, что значило. Не знаю. И с Сидом было очень трудно работать, в основном из-за героина. И еще он сильно ненавидел Роттена, эта ненависть и привела его к Малькольму.
В: А на чем она была основана?
ДТ: Сид увидел, что Роттен ссучился в Америке. Если взглянуть на этот американский материал, то Сид там единственный, кто взял на себя все безумие, кто делал их больше, чем просто рок-группой. Ммм, я думаю, Роттена это сильно задело и он просто растерялся. И Сид в этом смысле чувствовал себя наследником Роттена, он должен был занять его место. И ему совсем не нравился Роттен. Нет, раньше он ему всегда нравился, но он был сильно не в себе из-за того, что Роттен, а не он, занимает главное место.
Нужно еще добавить, что он был в полном отрыве от какого-либо понимания происходящего -- какого хуя здесь все делают -- он полностью отъехал от наркотиков. И мм, Нэнси круто взяла его под свой контроль.
Я помню мы вновь и вновь пытались заставить его спеть "Мой Путь" и начать съемки, но это было невозможно. Два дня мы провели на студии, пытаясь, чтобы он открыл рот -- он не мог открыть рот. Даже Стив Джонс прилетел ему на помощь. И я, помнится, пришел как-то утром отель, утром после всех этих обломов с ним, и сказал Малькольму -- а Малькольм во все это не лез -- сказал что Бути, я, Стив занимаемся только Сидом. Малькольм был еще в кровати и когда мы сказали ему это, он очень разозлился и позвонил Сиду в номер и начал с ним разговор такой, знаешь, что ему конец настанет, что он простое ебаный "джанки" и у него нет никакого будущего, если он не может работать вместе со всеми.
И пока он так говорил, Сид передал трубку Нэнси, а Малькольм продолжал говорить все Нэнси, и вдруг дверь комнаты распахнулась ударом ноги -- представь себе Брайтон Отель на рю де Риволи и эту комнату в стиле 18 века -- и Сид появился в мотоциклетных сапогах, со свастикой па рубашке, он просто прыгнул на Малькольма и стал его бить -- тот выскочил из комнаты и побежал по коридору, и эти женщины с бельем кричали: "О,
месье, месье!" и пытались все остановить. Сид побежал за ним по коридору, Малькольм вскочил в лифт, Сид за ним и начал просто избивать его.
После этого Малькольм уехал домой, он просто сказал: "Вот и все, я ухожу". И оставил нас все доделывать с французской бригадой. <...>
Мы много снимали его в еврейском квартале, где он расхаживал в майке со свастикой и местные люди от него шарахались, был действительно серьезный антагонизм. Я помню, что он был способен на ужасные вещи.
Вот, и он разлеживался в своей комнате и мы не могли его вытащить оттуда -- киношная бригада появлялась обычно в 9 утра, а он вставал только в 12 и лежал, требуя выпивки, и если официантки приносили ему водку и тоник вместо водки и апельсинового сока, он швырялся ими. Все стекла у него были вдребезги разбиты и его выгнали из отеля. Всех нас выгнали из отеля.
И я помню, придя однажды к ним после съемок -- все из-за этой Нэнси -- я помню как пришел однажды, а она порезала себе вены, кровать вся в крови, она как бы сделала имитацию попытки к самоубийству, чтобы дать понять Сиду, что тот не должен ее бросать даже на несколько часов, даже на время съемок. С ней все было очень странно. И из-за этого все было очень трудно. Когда Малькольм был рядом, полегче все становилось, но все равно очень трудно.
В: А как ты себя чувствовал, работая с Сидом?
ДТ: (пауза) Ну, я думаю, просто (пауза) конечно, временами я думал: все очень плохо, потому что он был болен и просто физически неспособен работать. Мм, но он хотел работать. Знаешь, он был очень... он все время спрашивал: хорошо или нет получилось, я могу еще дубль сделать, он хотел выглядеть как можно лучше и все спрашивал: "Как получилось? Как я там -- нормально?" -- и все в этом духе.
Но мы устали от всей ситуации в целом, потому что к нам зачастили эти "джанки". Я помню первый день, мы еще не начали ничего снимать, и мы наняли французскую кинобригаду, и там был один французский менеджер, все они с ТВ, и на следующий день я пошел к этому менеджеру и постучал к нему в дверь и там начались поиски какие-то, грохот, звон и кто-то прокричал из-за запертой двери: "Кто там? Кто там? Полиция?" -- и все такое. И я ответил: "Нет, это я", и они пустили меня и я заметил, что они наскоро что-то убирают. Но там на матраце лежал парень и у него изо рта стекала струйка рвоты -- наркоман такой, завтрашний покойник, и это оказался так называемый менеджер французского ТВ.
И у меня сложилось чувство, что мы окружены наркоманами всех мастей. О том, что Сид в Париже, слухи разнеслись, и "джанки" приходили к нам в отель за деньгами и это, знаешь, нам немного надоело.
Но причина, почему мне все это было интересно, заключалась в том, что я верил -- Сид как исполнитель обладает уникальными способностями сделать что-то такое, чего никто кроме него не может сделать, знаешь, я думаю в нем было что-то жуткое. И он отлично спел "Мой Путь".



В: У меня создалось впечатление, что вы стали более независимыми от Малькольма. Правда ли это?
СИД ВИШЕЗ: Независимы? Это я-то?
В: Нет, группа в целом.
СВ: Ой, да никто от него не зависел, от этого дурика. Ненавижу его. И никогда я от него не зависел. С большой радостью вмажу ему по роже. Всегда был от него независимый я. Он дал мне однажды майку бесплатно. Давно. И еще раз дал мне пятерку, и я как-то спер у него десятку, не так давно. Вот и все. Отвратительное создание. Ненавижу его.
В: Почему? Что он думает как ты считаешь?
СВ (смеется): Знаю, что он думает. Я только ничего не думаю.
В: Да, но твои мысли заметно отличаются от того, что думает группа в целом.
СВ: Почему? Что они по-другому думают?
В: Я думаю да -- несомненно, я думаю, они совершенно по-другому думают. И при том все.
СВ: Как, он что им нравится?
В: (пауза): "Нравится" -- смешное слово. Я думаю, он всегда держался немного отдельно, хотя Стив и Пол говорили мне, что считают его пятым членом группы.
СВ: Бррр. Вот западло. Я конечно нет. Пятый член группы? Да он не появлялся ни разу на выступлениях.
В: А ты думаешь он должен? Ты думаешь он...
СВ: Да, я до хуя чего думаю. По мне он обязан быть на каждом сеишене, если он хоть немного нами интересуется. Если он пятый член группы, он должен быть на каждом концерте. Бути, вот кто пятый член группы...


Джулиен Темпл: Роттен был невероятно раздражен из-за Малькольма, который не хотел заниматься группой. И из-за малькольмовской одержимостью фильмом, который вовсе не был фильмом всей группы. Отношения между ними стали невыносимыми. Разумеется, Малькольм много обманывал Джона. Я помню этот случай в такси, когда Джон был в кино, а Малькольм утверждал, что стучал в его дверь, все это время и пытался переговорить с ним, и Джон сказал: "Это неправда". Мы взяли такси и поехали к дому Джона, и Джон сказал: "Если ты сидел у меня под дверью, покажи мне тогда, где я живу. Скажи водителю, чтобы он отвез нас туда" И Малькольм просто не знал, где Джон живет.


СИД ВИШЕЗ (в присутствии Нэнси Спанжен): Океи ты хочешь спросить?
В: Хочу спросить тебя о статье Джека Льюиса, как все это получилось, и что ты думаешь о ней в готовом виде.
СВ: Хорошо, все это получилось потому, что просто накануне вышел один там инцидент в Спикаси, кого-то там покалечили. Джонни Роттен и я оказались под подозрением. Мы всегда (саркастически) что-то такое вытворяем.
Он взял у меня интервью, потому что меня зовут и было ясно, что он начнет мне задавать все эти вопросы -- спрашивать меня про насилие и про все эти вещи что я делаю то-то и то, со своими подковырками, представляя себе человека с низким уровнем развития -- наверное судя по себе.
И я поставил его в полный тупик, он думал, что он спросит меня и я все ему так и скажу: "Да, я плюю на все я крутой, я порочный, я избил всех людей и расколол их башки надвое". Он-то думал, что все так и будет. Он был совершенно в этом уверен. А я ему сказал все совсем наоборот, что он хотел от меня услышать. Я сказал ему, каким я был милым и начитанным мальчиком и что у меня и в мыслях не было всем этим заниматься, я холил и лелеял хомячков и все такое, понимаешь о чем я? Сделал вид такой, как будто катался как сыр в масле. И он охуенно поддался на это. Они просто такие жирные, что думают булки растут на деревьях. Они просто дураки. Они вообще ни хуя не знают. Тошнит меня от них. Я от них просто физически заболеваю, потому что их не касается то, что творится. Они вообще понятия не имеют, что происходит И они не могут просто, не могут ничего понять. Вот почему, знаешь, когда люди читали как я люблю свою мамочку и как она рада, что я, наконец, нашел, что мне по душе .
Насколько я понимаю, самые разные люди могут посмотреть на фотографию, где я стою и что там я говорю и сказать, что одно с другим не вяжется. Конечно, ума ему не хватает, как большинству взрослых -- не хватило ума сделать что-то стоящее.
У взрослых этих вообще нет ума никакого. Как только кто-то перестает быть ребенком, он перестает что-либо осознавать. Неважно сколько тебе лет. Тебе может быть и 99 и ты можешь оставаться ребенком. И пока ты ребенок, ты во все врубаешься, ты знаешь, что вокруг происходит. Но как только ты "подрастаешь"...
... Мне абсолютно неинтересно ублажать широкую публику эту. Я просто не хочу, потому что я правда думаю, что они -- подонки, меня тошнит от них физически, от широкой публики. Они подонки. Надеюсь, ты это напечатаешь. Потому что мое мнение, что 99% этого говна на улицах из-за того, что они ни хуя не знают о жизни.
В: И что -- все люди раздражают тебя?
СВ: Да. Люди и их ебаная поза. Что я хочу -- так это заниматься тем, чем нравится, а если кому-то еще это нравится, пусть приходит и берет, понимаешь о чем я? А если никому в этом ебаном мире не нравится, что я делаю, мне по хую. Если даже ни одной копии не продастся, меня это не ебет. Главное мы делаем то, что нам нравится. Нам по кайфу делать это, по кайфу слушать. Я много слушаю наши записи, потому что мне они нравятся. Я думаю, это отличные записи. Иначе я бы не принимал в этом никакого участия. Мне нравится слушать нашу музыку так же, как мне нравится слушать Ramones. Ramones -- моя любимая группа, кстати. Но ты понимаешь о чем я?
В: Да. Что ты думаешь о телевидении?
СВ: Ненавижу его и все, что с ним связано. Хуже его не придумаешь -- у меня депрессия начинается от ТВ, оно пугает меня. Эта манера как эти пидоры лижут жопу, понимаешь о чем я? Как они говорят: "А сейчас прекрасное то и прекрасное это". Все их слова -- полная хуйня, понимаешь о чем я? Зачем все это? Понимаешь о чем я? Я ненавижу неискренность. Если ты делаешь что-то, делай это только потому, что тебе это нравится и ты хочешь это делать. Потому что весь твой барыш -- это просто куча помоев. Что ты будешь делать со всеми этими деньгами, к примеру? Я знаю только ОДНО, что можно делать с деньгами (Он и Нэнси смеются). Одну вещь. Вот что я делаю со всеми своими деньгами. С каждым пол-пенни.
В: Ты ходил с Джоном в один технический колледж. Так ведь? Тебе там было нормально или нет?
СВ: Что ты имеешь в виду, работу?
В: Да все. Работу и...
СВ: Я дружил там с Джоном. Я дружил там с черными пацанами -- они отличные были, негритосы в этом колледже. Правда клевые, понимаешь о чем я? У них были пластинки реггей и мощные звуковые системы, и они были сами отличные. Но все остальное говно. Я ненавижу работу. Я ничего там не делал. Ни одной вещи. У меня всегда был предлог какой-то. И я вообще не могу работать, не потому что я неумный там, а просто потому что мне все это не интересно. Я неспособен сделать что-то такое, чего я не хочу. Просто не умею. И не умею заставлять себя. Или я хочу чего-то или не хочу.
В: А как ты думал: будет там что-то хорошее?
СВ: Нет, я знал, что все говно. Но ничего другого мне не лезло в голову, да и возраст был такой, что можно было не суетиться, понимаешь?
В: А сколько тебе было, когда ты ушел из школы?
СВ: 15.
В: И что это была за школа?
СВ: На Клиссолд Парк.
В: общеобразовательная, да?
СВ: Мммм.
В: А ты много читаешь?
СВ: Нет, вообще не читаю. Комиксы читаю в основном. Ненавижу книги. Они все скучные. Нравятся только развлекательные книги. И ужасы нравятся.
В: А ты не думаешь, что в книгах есть что-то такое, чего нет нигде?
СВ: Нет. Что они могут мне предложить? Особенно книги и телевидение.
В: Но ведь выбор в смысле книг куда богаче, чем выбор телепрограмм.
СВ: Ладно, если мне покажется, что я что-то хочу узнать, я как-нибудь узнаю об этом, или выясню сам. А о том, чего я не хочу знать... Я не могу сказать, что я люблю книги, но если встанет такая необходимость, что мне надо прочесть книгу, чтобы о чем-то узнать, я с радостью прочту эту книгу. Но я не могу обобщать тут ничего. Я вообще не могу ничего обобщать. Мне ничего особенно не нравится


Боб Груэн: "Джонни был достаточно серьезно настроен, в то время как Сиду этого недоставало. Все случилось с ним так быстро. Он не знал, чем заняться, кроме того, чтобы обдолбаться с Нэнси. Она была единственным настоящим чувством в его жизни, но она осталась в Англии. За это время они один раз разговаривали по телефону. Группа не хотела брать в тур ни ее, ни наркотики. Так что на протяжении большего времени тура Сида ломало, в конечном счете, он заболел на несколько дней, после которых пил мерзкий мятный шнапс прямо из бутылки"


Роттен: Сид был наивным, но весьма остроумным. Отличный парень, но наркотики изменяли его и превращали в неприятного мистера Хайда. <...>. Не особенно здорово, когда он несет бред, разную тарабарщину и ведет себя воинственно из-за похмелья. Это та самая ужасная бессвязность, которая приходит с наркотиками. Любой вид зависимости - это пытка и медленное самоубийство.
До того, как подсесть, если у него было соответствующее настроение, Сид был очень забавным парнем. Он мог постебаться над кем угодно и чем угодно и довести их. Опять же, у него было отличное восприятие людей, он знал все их слабости. Стив Джонс такой же, когда он в настроении, он может убить словами. В этом плане Пистолз были весьма грамотной командой. Уж что мы хорошо умели, так это быть саркастичными, и я думаю, что мои собственные способности в этой области могут говорить за себя"


Роттен: "Малькольм летал везде со Стивом и Полом, я же оставался в автобусе с Сидом и Ангелами Ада. "Ух ты, эти байкеры такие клевые! Им не позволяют одевать "цвета" в городе!" Сид был наивен. На следующей остановке он, ясное дело, купил себе пару байкерских ботинок, потому что их одевали байкеры. Он уже носил похожую кожаную куртку. Вот вам пример впечатлительности Сида. Где сраные деньги? Почему у нас нет комнаты в отеле? Сид никогда не путешествовал с Мальколькомом, который возложил проблемы Сида на мои плечи. "


Роттен: " После распада Пистолз я хотел работать с Сидом. Его тошнило от Малькольма и ему больше не нравились Пол и Стив. Я работал с Брэнсоном от Virgin в это время, помогая ему с разными регги-группами, которые страшно раздражали Сида. Я подумал и решил, что это может сработать, а потому предложил Сиду возможность опять поработать со мной. Я предложил ему встретиться в моем доме на Gunter Grove, чтобы мы могли поговорить, при условии, что он не возьмет Нэнси, но он ее притащил. Нэнси хотела быть его менеджером. Это было так глупо, что напоминало сатирическое кино о рок-н-ролле, Spinal Tap.
Нэнси начала гундеть: "Сид звезда, и в любой группе, которую ты собираешься организовать, Сид должен быть лидером. Играть бас не для него. Он ведущий певец!".
"Что ж, отлично, - сказал я. - но где же мое место при таком раскладе?"
"Ты можешь играть на ударных"
"Я так не думаю, милая." Я указал Нэнси на то, кто в действительности записал все эти ебаные песни.
"Те песни были дерьмом, - сказала она. - Сид может написать вещи, которые будут не в пример лучше"
"Отлично, пусть так и сделает"
Я просто обезумел. Я не хотел больше иметь дела с этими двумя. Затем Сид и Нэнси попросили денег, это было последней каплей, и я сказал им уебывать из моего дома. Я сказал Сиду: "Я не желаю тебя видеть, пока ты с ней!".
Им нужны были деньги на наркотики, так что я послал их. Около трех дней спустя они опять пришли к дому около часа ночи, кричали и барабанили в дверь. Им опять понадобились деньги. Я открыл окно и сказал, чтобы они убирались, потому что я не дам им денег.
Один из моих приятелей, оставшийся у меня дома в то время, спустился с топором, потому что они пытались выбить дверь. Сид и Нэнси убежали, но спустя двадать мину
т вернулись с той же херней. Тогда я вооружился и спустился вниз. Они так отчаянно хотели денег, но я не собирался поддерживать их привязанность к наркоте. Я не собирался платить за вещь, которая разрушала Сида. Потом Сид и Нэнси покинули Нью-Йорк.
Да, Сид был моим другом, и я думал, что мы сможем работать с ним вдвоем после Пистолз. Я даже напряг Сида подумать над несколькими идеями, потому что во время поездки на автобусе на протяжение Американского тура, я все время писал. Я уже тогда формировал первый альбом PIL. Я уже написал три песни, "Religion" и пару других. Я спросил Сида, не хочет ли он быть частью нового проекта. Я сказал ему, что это будет совершенно другое направление, которое Сиду показалось отличным. Это был выход из ловушки, в которую мы попали. Это происходило, когда Сид находился отдельно от Нэнси. Он был другим человеком, словно Джекил и Хайд. Но когда мы оба вернулись в Лондон после разрыва с Секс Пистолз, пришла Нэнси, его новый менеджер. Это не сработало, и скоро Нэнси постоянно говорила всякое дерьмо об остальных. Я думаю, Сид записал My Way ради денег."


Интервью с Сидом.
Feature originally appeared in the magazine "New Wave", by Michael McKenzie "Sid Vicious - Villain or Victim?"

МакКензи: Вы встречаетесь с другими участниками Пистолз?
Сид: Если я увижу Сида или Пола, я могу провести с ними время. Я не разговариваю с Джонни Роттеном. Я был весьма рад, что группа распалась, потому что можно было сказать все, что я на самом деле о нем думаю.

МакКензи: У тебя есть какое-нибудь хобби?
Сид: Да. Трахаться.

Маккензи: Тебе стоило бы быть американцем.
Сид: (Сид сразу оживляется, шутит и хвастает. Ему нравится разговаривать о своих секс-способностях) Американские девушки прикольные. Я снял одну в Далласе. Она была хороша.

Маккензи: Я ее помню. И, вообще говоря, это был он, насколько я знаю.
Сид: Я не был уверен, пока не привел ее домой.

Маккензи: А чем она занимается? Модель?
Сид (с выражением "ты что, шутишь, чувак?"): Я не знаю. Я не задавал вопросов. (играет Шекспира) Не задавай мне вопросов, не
услышишь лжи.

Маккензи: Или просто услышишь меньше лжи. Какова твоя цель?
Сид: Развлечься.

Маккензи: Каковы были твои идеи о My Way?
Сид: Это была чья-то другая идея, а моя идея заключалась в том, чтобы сделать все по-моему.

Маккензи: У них были возражения?
Сид: Да, полно. Но я забил на них.


Джулиэн Темпл (режиссер): Сид не видел, что все это просто обман и имидж. Для Сида это был путь, по которому двигались нью-йоркские рок-звезды, - и утром, и днем, и ночью. Он думал, что они даже спят в туфлях на шпильках. Ничего подобного, Сид. "Да они завтракают в розовых пеньюарах!" Не думай так, Сид. Это всего лишь имидж, забей. "Вечно ты все портишь" - вот такое у него было ко мне отношение.


В: Что ты думаешь о тех журналистах, которые серьезно тебя обсуждают и даже используют свой социологический жаргон применительно к тебе?
СИД ВИШЕЗ: Господи! Приведи какой-нибудь пример.
В: Ладно, думаю самый известный пример -- "рок очереди безработных".
СВ: О, мой Бог. Рок очереди безработных. Я считаю, что я не на пособии. И не был никогда до вступления в команду. Нет, я думаю, мне не в напряг будет сходить туда и получить бабки, но я могу надыбать себе больше, чем 10 фунтов в неделю, понимаешь о чем я? У меня нет источника доходов, но я никогда туда не впишусь. Если это не то, что ты хочешь делать -- это говно просто, понимаешь меня?


Роттен: Сидни действительно был болваном, он легко во все верил. Ты мог сказать ему что угодно, и он принимал говно за истину и верил во что угодно. К тому же в то время он пил, так что ты мог легко его контролировать. Им вообще манипулировать было легко. Стоило только указать направление, и он уже туда шел. Впечатлительный. Манипулировал ли я им? Да, но не в плохом смысле слова. Я взял его в группу - неплохая вещь, как мне кажется, - если это можно назвать манипуляцией. И я познакомил его с подружкой. Нэнси. И вот это очень плохо.


Джефф Магнум (Dead Boys): Однажды, когда я спал в отеле со своей подругой, Чита и Джида пришли, включили свет и Чита сказал : "Эй, посмотрите все, кого я надыбал! Посмотрите, кого я привел к вам домой!". И - о боги - это был Сид Вишез. Мы быстренько поднялись. Сид произнес одну-единственную вещь: "Ты, типа, Джефф Магнум? И ты, типа, думаешь, что можешь меня за пояс заткнуть?"
Это было так трогательно... Что-то там наподобие "Боже... Ну посмотри на себя, ты - простой маленький человечек. Как ты можешь заткнуть за пояс всех ребят в Англии? Ты такой жалкий"
В общем, Сид и Чита решили, что мы сыграем с Сидом в "Максе". Мы хотели поддержать Сида, но репетиции превратились в сплошной абсурд. Мы пришли в "Макс", а Сид лежал лицом в миске с салатом. Он нас покинул.
Я сказал: "Мда, ну и хер с ним. Подозреваю, наша звезда как-то слабовато сияет для такого вечера".
Там никакого концерта и не было. Я никогда и не думал, что мы сыграем с этим перцем хотя бы пару нот. А потом я узнал, что он сказал Чита, будто бы мы слишком хорошо играем, и он не хочет с нами играть.




Шесть. Нэнси Спанджен.

" Нэнси Спанджен приехала в Англию с Johnny Thunders & the Heartbreakers. Она была настоящим геморроем"

Роттен: "Я в это время жил у Линды. Линда была хорошим другом + у нее было полно денег, а у меня денег в тот момент не было <> Нэнси жила там же. Как-то Сид свалил из своего дома и пришел к нам на одну ночь. Так что это я познакомил Сида и Нэнси. Вообще-то я думал о ней, что она мерзкая пизда <>. Вот тогда-то все и случилось, это был конец для них обоих. Так что да, это именно я спихнул Нэнси Сиду. Я думал, что Сид забьет на нее, что он видит ее насквозь. Любой другой так бы и сделал. <...>
Насколько я знаю, это была его первая подружка. У Сида никогда не было девушек, слишком уж он любил самого себя. Я думаю, он был девственником. Да вообще-то, я точно это знаю. Какой способ проникнуть в замечательный мир секса. Линда и я оставили их вдвоем в комнате, и там-то это случилось."


Роттен: "Когда мы жили с Сидом на Сатерленд Авеню - с Нэнси, ясное дело, - там было две спальни. Я с приятелями жил в одном конце, Сид с Нэнси - в другом. Я так ненавидел все эти их героиновые штучки, что как-то раз, когда они ушли, Wobble, Джон Грей и я нашли их иглы. Я почистил ногти их иглами и положил на место. Сейчас это кажется опасным, но идея заключалась в том, чтобы грязь попала в иглу и она сдохла или что что-нибудь в этом роде. Может быть, это предумышленное убийство. Но я с ней больше оставаться не мог, настолько она была отвратной. Вы даже не можете себе представить, до чего же плохой женщиной она была. Это никогда не прекращалось: "Оу, Сиииид", таким мерзким голосом. Она была тупой, как эти подружки гангстеров в разных фильмах. Откуда она была? "Из Ньююю-Йооорка". Зачем она здесь? "Наркооотикии".

Боб Груэн (фотограф): Нэнси Спанджен была приятелем Джонни Тандера и Джерри. Не девушкой, потому что не была привлекательной. По правде говоря, она была совсем не привлекательной. Нэнси могла быть настоящим шилом в жопе, но у нее было золотое сердце. Я ничего против нее не имею. Со мной и со многими другими парнями она была милой.

Chrissie Hynde: Люди из Нью-Йорка появились и притащили свой героин, конец истории. Также они притащили Нэнси Спанджен, которая превратила Сида в секс-раба. Всем не нравилась Нэнси, и каждый говорил Сиду, чтобы он ее послал. Но вы помните, почему Сида звали Сидом? Если кто-то говорил Сиду, что Нэнси ужасна и надо от нее избавиться, у него не оставалось ни малейшего шанса это сделать. Он был очень упрямым парнем. Надо было действовать по-другому, но нам было не до психологии, потому что всех она достала.

Роттен: "Она села в машину и ныла, не переставая, до тех пор пор, пока мы не высадили их у дома матери Сида. "Мы звезды. Мы могли бы вызвать машину и побольше, чем эта". Это машина моего отца, сука! Думаете, она уважала его за то, что он арендовал лимузин для нее? "Если бы мы были в Нью-Йорке...". И она все продолжала, продолжала..."

Роттен: "Нэнси делала жизнь убогой и болезненной, причем без всякой на то причины. <> Сид не любил себя настолько, что сделал самую ужасную вещь, которую только мог совершить, - связался с этим чудовищем, Нэнси Спанджен. Когда я называю ее чудовищем, это не оскорбление. Она была человеком, который разрушал себя и стремился захватить с собой как можно больше других людей. Нэнси Спанджен была настоящим Титаником, ищущим айсберг, и она хотела, чтобы на борту оказалось полно народа. Она была разрушающей все коровой, и оставила живое впечатление о том, какими могут быть американцы"

Артуро Вега (артист, владелец лофта, где жили Джоуи и Ди Ди Рамон): "В Лондоне я наткнулся на Нэнси. Я просто шел по Кингс-роуд и налетел на нее. Она начала рассказывать, как легко живется наркоманам в Англии, потому что правительство само сует тебе в руки наркоту, и это так классно. Мы шли по Кингс-роуд, была суббота, а в те времена по субботам панки махались с модами. Но тогда я про это не знал, а на мне была кожаная куртка. Тут мы увидели модов, шедших нам на встречу, и Нэнси вскрикнула: "О боже!".
Я спросил: "В чем дело?". Она думала, что я в курсе, и сказала: "На нас прут моды!". Я сказал: "Ну и шут с ними". Ха-ха-ха! Я же ничего не знал. Нэнси сказала: "Нет, прячься быстрее!", и она втолкнула меня в дверь и встала прямо передо мной. Я спросил: "В чем дело? Почему они хотят убить меня?".
Она ответила: "Ох, ты не понимаешь. Они злые!"
Я озадачился: "Что у них тут происходит?"
Моды подошли и попытались вытащить меня наружу и отметелить. Они пытались ударить меня, но там стояла Нэнси. Она стояла передо мной и защищала меня. Да, Нэнси защитила меня.

Пол Кук, барабанщик Sex Pistols: "Я никогда как следует не общался с Нэнси Спанджен. Я ничего против нее не имею, потому что я не особенно хорошо ее знаю."

Роттен: "Понятие о развлечении для Сида в то время ограничивались наркотиками с Нэнси. Мое представление о приколе заключалось в том, чтобы принимать наркотики с кем угодно, кроме нее, и эти две вещи не очень между собой состыковывались. Наркота Сида была тяжелым дерьмом, а я принимал спиды, пил и тусовался на ночных вечеринках. <> Помню, Сид рассказывал мне историю. Он думал, что она была потрясающей. Ха хахаха и по-декадентски. Они смотрели в окно, которое выходило на гараж. Там работал черный механик, и Нэнси спустилась и отсосала ему за 15 баксов. Сид думал, что это здорово, потому что ему удалось посмотреть. Вот такая вот парочка. Они рассказывали эти истории, и у меня не было причин в этом сомневаться".

Нора, жена Джонни: "Сид полностью на нее полагался. Иногда он ее избивал. Он был сильно от нее зависим. "Смотри, сейчас ты поработаешь. Ты пойдешь вытрясешь из них немного денег" Боже, вот так вот он с ней разговаривал в клубах. Вот такое вот поведеньице. Если бы Джон на публике так заговорил со мной, я бы ему точно врезала".

Роттен: "Мы все хотели избавиться от Нэнси. Малькольм, Стив, Пол и я придумали план, купили ей билет на самолет и вызвали такси, когда Сид куда-то ушел. Мы ее просто затолкали в такси и отправили в аэропорт с билетом. Валяй. Вот деньги. Просто уезжай. Избавь нас от себя. Мы зашли так далеко, потому что она слишком плохо влияла на Сида, она должна была уйти. Она его убивала. Я был абсолютно уверен в том, что она на земле с затянувшейся суицидальной миссией, как и все джанки. Но только она не собиралась оставаться одна, она хотела утащить Сида с собой, это была ее основная цель"

Роттен: "Мы сумели сделать так, чтобы она не отправилась с нами в тур. <> Когда Сид не сидел на наркоте, он был отличным, и сам с этим соглашался. В ту же минуту, как она снова оказалась рядом, все опять поехало. Он нуждался в ней, но и боролся с этим. В итоге он принимал наркотиков даже больше, чем она"


Нора: "Джон и я познакомились ближе, когда Сид только присоединился к группе. Сид запер меня в туалете. Я потеряла водительское удостоверение и деньги и вернулась, чтобы поискать в толчке после шоу. Сид захлопнул дверь туалета, он ревновал, что Джон обращал внимание на меня. Было поздно, и никто моих криков не слышал, все были в гардеробе. Сид сделал все, чтобы я относилась к нему плохо. Если Джон был либо застенчивым, либо злым, то Сид любил привлекать внимание. В этом смысле Сид и Нэнси великолепная пара, они оба такие. <> Никогда не забуду первую встречу с Нэнси и ее огромным ртом. Она выглядела и разговаривала, как дешевка. Я спросила, зачем она в Лондоне. "Сдрачиваю чувакам за двадцать долларов". Это была первая вещь, которую я услышала от Нэнси. "Хм, отлично. Не будешь ли ты добра уйти?" Но она на меня никакого внимания не обращала"


Филипп Маркейд (музыкант, Senders, друг Спанджен): Нэнси Спанджен всегда рассказывала мне о своей любви к Джерри Нолану (New York Dolls, Heartbreakers). Однажды ночью она позвонила мне и прорыдала: "Филипп, я только что вскрыла себе вены, я хочу умереть, я звоню только для того, чтобы попрощаться с тобой". Я побежал туда к ней и совершенно выбился из сил, пока добирался туда, но не увидел ни крови, ни разрезов, ничего. У нее на руке была повязка. Я сказал: "Ты, блядь! Ты так меня напугала, что я примчался сюда. Ты не вскрывала вены!" Она ответила: "Вскрывала". Я сказал: "Дай посмотреть под повязкой". Она не хотела ничего показывать, но после короткой борьбы я схватил ее за руку и просто сорвал повязку. Какая там оказалась рана! Это было на самом деле ужасно, и я чувствовал себя - о--о-х, о-о-ох, - полным говнюком. Разрез был жутко глубоким. К счастью, артерия не была задета. Я не мог поверить, что она сама это сделала.
Вскоре после этого она позвонила мне и безудержно рыдала. Она сказала: "Ни один ебучий хуй не хочет появляться со мной на людях, ни один хуй...". Я ответил ей: "Послушай, ни один хуй не хочет появляться с тобой потому, что ты джанки, а это стремно, особенно для девушки. Что тебе следовало бы сделать, так это завязать с наркотой, и, наверное, тебе стоит отправиться на каникулы. Уезжай, здесь слишком легко купить дурь". Она ответила: "Я не хочу никуда уезжать, я не знаю, куда уехать". Я сказал: "Отправляйся в Англию. У них там сейчас большая хуйня творится. Ты умеешь говорить по-английски, значит, все будет прекрасно".

Джерри Нолан (ударник в New York Dolls и Heartbreakers): В Нью- Йорке я много времени проводил вместе с Нэнси, но, честно говоря, я ее просто использовал. У нее были деньги на наркоту, а у меня не было. Она занималась стриптизом и проституцией и очень любила меня. Она всюду бегала за мной хвостиком и всем рассказывала байки о наших отношениях. Истории о сексе, которого у нас никогда не было, были попыткой убедить всех, что я ее парень. Потом, когда я ругался на нее за это, она все отрицала.
Нэнси Спанджен приехала ко мне в Англию после турне "Анархия". Она привезла гитару, которую я заложил в ломбарде. Понятия не имею, как, черт, она выручила гитару, но она сделала это. Я никогда не видел ничего подобного, а я закладывал немало разных вещей. Может, она сделала минет брокеру в ломбарде, кто знает? Но она привезла эту ебаную гитару".

Малькольм Макларен: "Когда Нэнси Спанджен вошла в мой магазин, мне показалось, что это Доктор Случайные Связи послал опасную заразу специально в Англию и специально к моему прилавку. Я подумал: "Они специально подослали ее, а откопали наверняка в дебрях какого-то ужасного, темного, стремного, маленького клуба в Нью-Йорке! Это чтобы отомстить мне, я уверен". Я был готов продезинфицировать к чертям свой магазин. Я сказал своей группе: "Это не к добру, ребята. Это дурная баба". Естественно, Пистолз решили, что я свихнулся. Но я пытался всеми доступными способами спровадить ее подальше, например, похитить, накачать чем-нибудь и загрузить на корабль, идущий обратно в Нью-Йорк".


Роттен: "Во время Американского тура Tom Forcade из High Times постоянно ошивался около Сида, пытаясь взять у него интервью. Он хотел раздуть скандал, связанный с наркотиками, и было трудно держать его подальше от Сида, потому что журналист следовал за нами от отеля к отелю. Весьма любопытно, как он узнавал, где мы остановимся. Он пытался подкупить Ноэля, чтобы тот помог ему, но тот сказал, чтобы Том убирался. Однажды мы обнаружили его в комнате Сида - Сид впустил его. К Сидни нельзя было поворачиваться спиной, иногда он становился удивительным болваном. "Это же пресса! Ты хочешь разрушить мою карьеру!". О, Сид! Пришлось несколько раз ему врезать и разбить камеру, прежде чем мы смогли удалить его из комнаты Сида.
Сид превратился в дикое животное, впервые сорвавшееся с цепи. Он верил, что самое главное - быть рок-н-ролльным героем. У него было слишком раздутое этого, которое Нэнси культивировала еще до отъезда из Британии. "Ты звезда, Сид! Тебе не нужны эти парни. Этот сраный Джонни Роттен, он плохой!".
Нэнси была лишним багажом - тем, в чем мы не нуждались во время тура. Это страшно раздражало Сида. Ладно, если он собирается взять с собой Нэнси, я возьму с собой пару своих парней. Сид не мог этого допустить, потому что они терпеть не могли Нэнси. Громилы, мощные ребята. Нэнси была ходячим шоу уродов, которое так и напрашивалось на пинок. Многие из нас, в то или другое время, действительно били ее, потому что она была чересчур настырная. Я знаю, ведь я так и поступал.
"О, не бей ее!" - кричал Сид. - Ты не должен!"
Ты думаешь, я собираюсь жить рядом с этой кучей мусора?"



Терри Орк (бывший менеджер Television): Сид и Нэнси были великолепны. Их связывала неподдельная привязанность друг к другу. Ну, в смысле, та самая "панковская любовь", которой они отдавались полностью. Как Конни и Ди Ди, но только по-настоящему. Можно сказать, что их связывала какая-то чудовищная сила. Я бы сказал, что сам Сид выглядел, как рыба, которую достали из воды. Он на самом деле даже не подозревал, что живет в огромном злобном мире. Он был как ребенок. Целиком и полностью зависящий от Нэнси"

Игги Поп: "Я знал Нэнси Спанджен. Да, я знал ее, ха-ха-ха! Как-то раз я провел с ней ночь. Она не была красавицей, но мне понравилось. В ней было что-то очень пылкое, но к тому времени я уже стал большим мальчиком. И вот что я о ней думал: "Геморрой".

Чита Краун (лид-гитарист в Dead Boys): Сид - это ходячая неприятность. Он привлекал внимание, привлекал опасность. А это совсем не способствует, когда покупаешь наркоту. Дело-то серьезное. Нужно схватить - и быстренько валить.
Но эти уебки, Сид и Нэнси, были как шило в жопе - прикинь, все ржали над Сидом, он врезался в телефонные столбы, а Нэнси над ним стонала. Потом, она никогда не хотела платить по полной цене за шмаль. И знаешь, это не те ребята, с которыми, блядь, хочется спорить и торговаться. А этот уебок Сид стоял и гундел, бакланил, как идиот: "Слышь... Дай мне дозу, а?".
Понимаешь, покупать героин - это тебе не на базаре орать, с дилерами не торгуются. Есть установленная цена. <> А Нэнси, блядь? Стоит узнать, что кто-нибудь торгует шмалью, как она тут же подкрадется и начнет выебываться, а не покупать, пробовать, то да се. И даже не поймешь, в чем херня. В конце концов, лучше я сам пойду вырублю.
Ебаная Нэнси! Если бы Сид не убил ее, я бы сам этим занялся, ха-ха-ха! Нэнси - это ,наверное, самая жалкая особа из всех, что я в жизни встречал".


Боб Груэн (фотограф): Не могу поверить, что Сид убил Нэнси. Не было такого в нем. В нем не было ни капли порока. И его кличка - это стеб, имя "от противного". В том смысле, что Сид был полной рохлей, за что народ прозвал его "злобным".
Сид любил Нэнси. Когда Пистолз ездили в турне по Америке, он постоянно расспрашивал меня о ней. Я же знал Нэнси куда дольше. Сид задавал мне всякие такие вопросы, ну, например: "А чего, она реально проституткой была?"
Я отвечал: "Да".
Я ему поведал, как когда-то мы катались по Нью-Йорку с моим другом Дэйвом и Нэнси. И Нэнси тогда в красках описывала бордель, в котором работала. Публичный дом в элитном районе, с огромным количеством комнат-кабинок и широким ассортиментом девочек: малолетки, учительницы, медсестры. Нэнси пахала в комнате садо-мазо. Ей приходилось носить черные кожаные подвязки и херачить немецких банкиров, зарабатывая таким образом бабло. Перцы платили ей бешеные бабки, а она должна была пороть их со всей дури, заставлять ползать и лизать ботинки.
Закончила она словами: "И вы, чуваки, можете в любое время ко мне наведаться. Все за счет заведения". И выдала чего-то типа: "Мы не прочь вас поиметь. К тому же вы круто оттянетесь. Вообще, можете делать все, что захочется".
С тех пор повелось: когда мы катались по ночам и нам некуда было деться, мы говорили: "Всегда можно поехать к Нэнси, и она нас знатно отпинает". В любом случае, мы так и не воспользовались ее предложением. Но в турне Сид все спрашивал и спрашивал: "Че, серьезно? Она правда такая была?"
Я говорил: "Да, прямо вот такая".
А Сид ее любил.


"Я вообще не в курсе, что там произошло. Мне будет очень ее не хватать. Она замечательная женщина, очень мне помогала. Я хочу встретиться с ее родителями и поговорить с ними" - Сид об убийстве Нэнси после того, как его выпустили под залог.
Нью-Йорк Пост, 17-18 октября, 1978.


Семь. После развала Секс Пистолз Макларен обратил внимание на Сида, собираясь сделать из него звезду. В частности, был записан альбом Sid Sings, на котором представлены каверы известных песен, из которых наибольшей популярностью пользуется My Way, сумевшая попасть в британский топ-тен. Однако из-за наркотической зависимости и образа жизни Сида его сольная карьера не принесла особых результатов, а выступления в Max's часто заканчивались тем, что он лежал головой в салате или падал со сцены.

Роттен: "В отличие от Сида, Секс Пистолз не были ни склонными к саморазрушению, ни направившимися по дороге в ад. Мы не хотели разрушать себя, мы хотели разрушить систему"

Сольные работы Сида:

December 1979
Virgin V2144
"Sid Sings"

Track Listing: Born To Lose / I Wanna Be Your Dog / Take A Chance On Me / Stepping Stone / My Way / Belsen / Something Else / Chatterbox / Search And Destroy / Chinese Rocks / I Killed The Cat

Notes. "Official" release. Culled from two performances at Merformances at M, September '78. Virgin did the best they could with the quality of the source tape.
Despite clever editing, "My Way" isn't from the same performances. Vocally, "My Way" sounds the same as the "Swindle" movie/video performance.
Re-issued on CD (CDV2144) in '89.



"The Vicious White Kids Featuring Sid Vicious"
( 1991 Deloren Records STR CD 601 )

1 . C'mon Everybody
2 . Stepping Stone
3 . No Lip
4 . I Wanna Be Your Dog
5 . Belsen Was A Gas
6 . God Save The Queen
7 . Chatterbox
8 . Tight Pants
9 . Something Else
10. My Way


Recorded at London's Electric Ballroom on 15th August 1978, this concert was billed as "Sid Sods Off". Sid left for the USA shortly after.

Line Up:
Vocals: Sid Vicious
Bass: Glen Mattlock
Guitar: Steve New
Drums: Rat Scabies
Backing Vocals: Nancy Spungen


Subsequently re-issued on Receiver Records (RRCD 180) including additional interview with Rat Scabies and Glen Matlock.

Попробовать послушать кое-что можно отсюда: http://www.geocities.com/pnkanddisorderly/frame.html.



Восемь. Смерть Нэнси Спанджен.

О "качестве" проделанной полицией работы и о точности показаний можно сделать выводы из нижеследующих материалов. Показания туманны, зачастую противоречат друг другу. Особенное внимание стоит уделить показаниям Неона Леона, который утверждает, что был последним, кто видел Сида и Нэнси живыми, и словам Рокетса Рэдглэра, который практически полностью опровергает данные Леоном сведения. Несмотря на то, что из номера пропала достаточно значительная сумма денег, расследование проведено не было. Сид Вишез не был ни оправдан, ни осужден. Менеджер Секс Пистолз Макларен полностью контролировал общение с Вишезом и заплатил залог не из собственных средств, а из средств, выделенных звукозаписывающей компанией под грядущий фильм и альбом о панк-звезде. После очередной (и удачной) попытки самоубийства Вишеза (передозировка на квартире новой подружки) над делом никто не работал. С легкой руки прессы, превративших Сида и Нэнси в Ромео и Джульетту панк-рока, Вишез так и остался в истории, как человек, жестоко зарезавший собственную подругу. Мне бы не хотелось, чтобы вы судили о происшедшем, используя чужие мнения, и все найденные материалы приведены здесь, чтобы вы могли составить свое собственное. История Сида Вишеза - это лишнее подтверждение тому, как легко манипулировать общественным мнением и как мало стоит правда перед возможностью состряпать дорогостоящую легенду.

ВИШЕЗ В ТРАНСЕ
СЕКС ПИСТОЛЕТ БЕЗ СИЛ
ПОСЛЕ ЗАЯВЛЕНИЯ "Я НЕ ТРОГАЛ ЕЕ"
(ЛЕСЛИ ХИНТОН, Нью-Йорк)

  
Секс Пистолет Сид Вишез явился на предварительный суд почти без сил и выслушал обвинение в убийстве своей подруги-блондинки Нэнси Спанжен.
Сопровождаемый на нью-йоркский суд детективом, звезда панк-рока, казалось, находился в трансе.
Перед своим появлением он отрицал то, что совершил убийство Нэнси, 20-летний американской стриптизерши. Его адвокат, Джозеф Эпштейн, опроверг заявление полиции, что панк-рокер признался в убийстве, говоря, что нет оснований для такого заявления.


ШАТАЮЩИЙСЯ
На суде Вишезу помогли дойти до стула -- он шел пошатываясь и у него дрожали колени. Его тело периодически вздрагивало, пока он слушал обвинение, около 10 минут, положив голову на стол.
В любом случае, кажется, он не заметил того, что его формально обвинили в убийстве под настоящим именем, Джон Саймон Ричи.
Если обвинение подтвердится, ему грозит срок от 20 лет до пожизненного заключения. (из книги Верморел)



Показания Сида Вишеза. - http://www.thesmokinggun.com/vicious/sidconfess.html

"Обвиняемый дал разные показания полицейским офицерам и детективам в отеле Челси. Вначале он в общих чертах сказал следующее:
Он не знает, что произошло, - его там не было.
Он обнаружил тело около 10:30 утра.
Он хотел бы, чтобы они пристрелили, убили его.
Он также опознал покойную. [He also identified himself and the deceased]

Детективам он сообщил следующее:

Он и покойная закинулись туиналом той ночью и он ушел спать около часа ночи. Нэнси была с ним в кровати, когда он заснул. Нэнси сидела на краю кровати, поигрывая ножом. Они спорили. Он утверждает, что когда утром проснулся, кровать была вся мокрая от крови. Он решил, что обмочился. Покойную он нашел в ванной, сидящей на полу (в той же позе, в которой ее обнаружила полиция). Она дышала. У нее была рана в животе.

Он оставил ее и пошел забрать ее метадон - на Лафайет Стрит. Когда он вернулся, она истекала кровью. Он отмыл нож и попытался отмыть ее. Когда ему это не удалось, он позвал на помощь. Он не знает, что с ней случилось. Он проспал всю ночь. В разное время он говорил "Моя малышка мертва" или слова вроде этого. Он отрицал, что нанес ей удар.

Также обвиняемый (ответчик) сказал, что не помнит, о чем был их спор, и что она ударила его, и он ударил ее по голове и бросил на кровать, но не собирался причинять осознанный вред. Он говорил: "Я ударил ее, но не хотел убивать. Я любил ее, а она обращалась со мной, как с дерьмом". В разное время ответчик говорил, что покойная, должно быть, упала на нож и что она потом доползла до ванной. На вопрос, почему он оставил покойную в ванной раненой и пошел за метадоном, он сказал "О, я собака" или подобные слова."


Роттен: "Сид послал мне сообщение через Джо Стивенса, пока был в тюрьме. Он хотел со мной поговорить, и я собирался найти для него адвоката. Не было способа пообщаться с ним, все попытки быстро пресекались Малькольмом и его матерью. Я не мог попасть к нему, не контактируя с Маклареном или матерью Сида. Я был в Лондоне, они были в Нью-Йорке, не было смысла туда лететь, потому что я бы все равно не смог его увидеть. Сид спрашивал обо мне в общих чертах. Ни письма, ни звонка от Стивенса в Нью-Йорке. Я спрашивал, не звонил ли мне Сид, не приходило ли письма, но ничего не было. Я попытался связаться с Сидом через Джо, но он сказал, что этим Малькольм занимается, так что соваться было бесполезно.
Сид умер второго февраля 1979, в праздник, который в Америке называют День Сурка,
через год и месяц после распада Секс Пистолз, спустя три с половиной месяца после того, как умерла Нэнси".



The Not So Lonesome Death of Nancy Spungen
Ann Bardach.
Окт. 26, 1978, The Soho Weekly News.

<...>

21:45 - Сид Вишез и Нэнси Спанджен вышли из комнаты, чтобы навестить Кэти О'Рурк и Неон Леона в номере 119 (через зал). Кэти, которая знала Нэнси на протяжение нескольких лет, так описывает этот визит:
Сид сидел на кровати Леона, пролистывая портфолио своих старых фотографий. "Я плохо выгляжу" - с сожалением говорил он. - "А раньше я обычно классно выглядел". В это время Нэнси шагала по комнате, упрашивая группу "придти с наркотиками, хорошими наркотиками". Сид спокойно сидел, поглаживая лицо одним из его новых ножей. Один раз он сказал, что у него "нет будущего". "Он поднес нож к лицу" - повторяет Кэти. - "Нэнси повернулась к нему и сказала: "Кончай хуйню", и он опустил нож. Кэти также вспоминает, что Нэнси оголила руку, демонстрируя бицепс и предупреждая Сида. "Смотри на мои мышцы. Я сильная, я несла Сида из ресторана. Я могу его нести, а он меня - нет".

Полночь. Сид и Нэнси покинули комнату 119 около полуночи, как говорит Леон. Когда Кэти отправилась на свою работу танцовщицей в Нью-Джерси, Леон утверждает, что он отправился в Max's, но менеджер Вишеза, Малькольм Макларен, сомневается, что все происходило именно так, потому что никто Леона там не видел. Согласно "другу", который предпочел остаться анонимным, Леон был в Nursery, другом панк-клубе.

00.00 - 00.30. Леон заявляет, что пара возвратилась в комнату, когда они покинули свою, но Макларен говорит, что "Сид говорил мне, что покинул отель около полуночи".

2:30 - Рокетс Редглэйр говорит, что принял ужасный телефонный звонок от Нэнси, "просящей" его приехать к ним в Челси и принести Dilaudids (смесь синтетического морфина, известная на улицах как D-4). Она также просила захватить немного новой наркоты"

3:00 - Согласно Неону Леону и его Менеджеру, Скипу Вэйну, Сид и Нэнси были в вестибюле около трех. Леон и Скип сделали несколько противоречивых утверждений.
3:05 - Лиза Гарсиа, которая живет через дверь от номера Сида и Нэнси, в 103, только что пришла домой в 3. Несколько минут спустя она услышала "два или три очень громких удара в дверь" и мужские вопли. "Впустите меня, впустите меня, я не шучу". Лиза сказала, что голос напугал ее. Она не открыла дверь. Вскоре она заснула и не просыпалась до позднего утра четверга.

3:15 - Рокет приехал в Челси. Он утверждал, что не смог достать то, что его просила принести Нэнси. Нэнси "была одета в длинную футболку поверх черных трусов... и Сид лежал на кровати в черных штанах и косматом свитере". Они поговорили о том, чтобы Рокет стал телохранителем Сида, чтобы защищать его от уличных драк, но больше всего о D-4 для Нэнси. (И Сид, и Рокет находились на метадоновой программе лечения)

3:30 к 4:45 - В то время, как Рокет был в их комнате, многократно звонил телефон. Нэнси взяла его только однажды и "кратко поговорила". Ни Нэнси, ни Сид сами звонков не делали. "Они с ума сходили по D-4" - говорит Рокет. - Нэнси сказала, что заплатит по сорок баксов за штуку. Она хотела шесть, Сид хотел бы четыре. У нее была более высокая сопротивляемость к наркоте, чем у Сида. D-4 были единственным, что им можно было принимать <...>"

Однако Рокет утверждает, что в ту ночь не было D-4, чтобы вмазаться, на протяжение тех двух часов, что он находился в их комнате. Нэнси была очень взволнована из-за этого, "Сид вскакивал к двери каждый раз, когда слышал шум. Он обдолбался, а туинал в этом смысле забавен. Вот ты лежишь, как бревно, а в следующий миг уже становишься бодрым." Сид оставил комнату дважды, быстро вернулся обратно. Однажды он пошел к двери, а потом ввалился назад. "Один раз Нэнси залезла себе в сумку", - продолжает Рокет, - "и несколько пятидесятидолларовых и стодолларовых купюр вывалилось на пол. Она говорила мне, что если я смогу достать 40 D-4 для нее, она даст мне вдвое больше, чем они стоят. Она говорила: "Рокет, ты можешь получить 800 баксов! Вот деньги". Она говорила, что у нее есть 1400 баксов, чтобы потратить этой ночью на наркоту".

Незадолго до 5 часов утра Рокет оставил пару в комнате 100. Он сказал, что остановился за столом в вестибюле, чтобы сделать телефонный звонок, и увидел Стивена С, обычного поставщика туинала и др. для Сида и Нэнси. Он свернул за угол и вошел в лифт.


Таймер Леона
4:00 - Неон Леон, который возвратился в свою комнату в 3.30 с Келли (танцор, живущий в комнате 301), говорит, что Нэнси звонила ему в 4 утра, сообщая, что "они как следует загрузились туиналом, и Сид отъехал", и спрашивали, нет ли у Леона косячка.

4:15 - Неон и Келли говорят, что они "услышали четыре или пять громких ударов в дверь". Неон проигнорировал их. Около получаса спустя, как он утверждает, раздался шум из прихожей, что-то ударилось о плиточный пол, что-то, что издало металлический звук. Возможно, нож.

5.00 - обитатель комнаты 228 пожаловался на "какого-то парня, стучащего в дверь". Кенни, вечерний коридорный, поднялся, чтобы разобраться с жалобой. Он обнаружил неуправляемого, шумного Сида Вишеза, блуждающего по холлу. "Он попытался ударить меня", - вспоминает Кенни. "Он спрашивал, могу ли я забрать его. Он подошел еще раз, так что я врезал ему и продолжал загонять до тех пор, пока он не спустился на этаж". Они продолжали бороться до тех пор, пока Кенни не был уверен, что Вишез сдался. Когда Кенни закончил, Вишез скулил: "Это так вы поступаете с пьяными?". "Весь его рот был в крови, кровь была на лице, носу и футболке", - вспоминает Кенни. "Когда я уезжал вниз, не знаю, пошел ли он в комнату. Когда я спустился, было 5:15a.m."

5:30 - житель отеля, который отказался назваться, говорит, что Сид, шатаясь и весь в крови, вошел в комнату 5:30.

Как раз перед 7:30 - Вера Мендельссон, живущая по соседству с Сидом и Нэнси, в комнате 102, говорит ,что чуть раньше она услышала серию женских стонов, идущих из комнаты рядом с ней. Она сказала, что очень испугалась. Звук, как она его описывает, шел "от одного человека". "Не было похоже, что кто-то еще есть рядом с ней, - говорит Вера. - Потому что она не называла чье-то имя. Она просто стонала". Когда стоны прекратились, Вера ушла спать.

9:30 - Герман Рамос, административный работник, получил анонимный звонок из гостиницы о том, что в "номере 100 возникли проблемы". Рамос послал коридорного Чарлза наверх, чтобы узнать, что случилось.

10:00 - Прежде, чем коридорный возвратился, Сид Вишез позвонил Рамосу: "Кто - то болен, нужна помощи."

Между 10 и 10:30a.m. - Рамос вызвал скорую, а затем и полицию.
10:30 - Поскольку Роб Брейдн, студент NYU в Комнате 105, собирался в школу, он видел, что Сид Вишез поднялся по лестнице и направился в комнату.
10:45 - Санитарная машина и полиция прибыли. Тело Нэнси обнаружено в ванной Комнаты 100.

11:00 - Вера Мендельсон, разбуженная шумом полиции, вышла из комнаты сразу после 11.00, чтобы увидеть, что происходит. Ей разрешили зайти в номер 100, где она увидела тело Нэнси Спанджен на полу ванной. В холле она встретила Сида Вишеза, окруженного полицейскими. "Его лицо было разбито", - вспоминает госпожа Мендельссон, 48-летний скульптор - " и он многократно повторял, снова и снова, "детка, детка, детка". Она говорит, что он плакал. Потом Сид узнал Веру и сказал: "Я убил ее... Я не могу без нее жить". Вера сказала, что она была столь ошеломлена, что не расслышала, сказал ли он "Она упала на нож" или "Она, должно быть, упала на нож". Она помнит, что Сид говорил о том, что как следует обдолбался туиналом.

Рано утром, в четверг, 12 октября, полиция арестовала Джона Ричи, он же Сид Вишез. После дачи показаний полиции и D.A, Вишез был обвинен в убийстве второй степени.

Убийство второй степени - самое серьезное обвинение в убийстве относительно смерти гражданского лица, поскольку первая степень сохранена для убийства полиции или должностного лица при исполнении обязанностей. Третьей степени нет - либо 1, либо 2. Есть две категории убийства второй степени: 1. преднамеренное убийство и 2. сознательное участие в самоубийстве человека.

Наше первое панк-рок убийство.
13.00. - Подразделение расследования убийств прибыло в Челси, чтобы заняться работой: сфотографировать помещение, тело, принадлежности, и собрать показания свидетелей. <...>

Предполагаемым орудием убийства был Ягуар K-11, выкидной нож с
пятидюймовым (12.5 см) лезвием, с соответствующей кровью и отпечатками пальцев. Нож 007, часто неверно обозначающийся прессой как орудие убийства, был только одним из нескольких ножей в коллекции Сида Вишеза. Согласно Неону Леону, нож Ягуар "был подарком, который он получил в тот день от Нэнси... чтобы защищаться". Детектив Джералд Томас подтверждает, что "конфискован был более, чем один нож".
<...>
Следователь в своем рвении найти орудие убийства в комнате 100 пропустил несколько предметов, лежащих на середине комнаты, буквально утонувших в крови: три иглы, бутылек таблеток туинала и "немного коричневого порошка". Эти предметы были замечены медицинским ревизором доктором Гитой Натараджан. Доктор Натараджан добралась до гостиницы около 15.30 в четверг. Вместе с коллегами они собрались для вскрытия трупа и исследований в 17.30.


Сид и Нэнси использовали пластиковые пакеты из магазина, чтобы хранить большинство своего имущества. Одна сумка содержала различные личные фотографии пары, памятные вещи, тщательно сложенные в конвертах, черное белье и знаменитая цепь и замок Вишеза. НА одной из вложенной фотографии Сид был обмотан велосипедной цепью, на другой цепь была обмотана вокруг горла Нэнси. В комнате практически не были обнаружены деньги, только "карманные" Сида.

Осведомленные о репутации Сида Вишеза в Англии, др. Баден и др. Натараджан начали готовиться к вскрытию трупа и тестам. Вскрытие, которое не было закончено до 8.30 пятницы, заключило, что Нэнси Спанджен умерла от внешнего и внутреннего кровотечения, вызванного широким разрезом в области живота, достаточно глубокого, чтобы разорвать важные кровеносные сосуды. Согласно О'Коннору, работающему в CME в течение 20 лет, "если человек, нанесший ей удар, не был так известен, вскрытие было бы сделано через час, а то и быстрее". Также на теле были найдены "дорожки", ушибы и синяки. Особенно интересны были два из них - один на подбородке, другой - около правого глаза. Скип Вэйн говорит, что это результат драки между Сидом и Нэнси, которая закончилась тем, что "он колошматил ее гитарой по голове". Согласно Неону Леону и Кэти О'Рурк, Нэнси пришла в их комнату за ночь до ее смерти, одетая в красный берет. Она сняла его, показала ушиб и сказала: "Смотрите, что Сид мне сделал".

Др. Натараджан объяснила, что "ножевое ранение отличается от пулевого тем, что невозможно однозначно понять, было ли оно нанесено другим человеком или являлось результатом суицидальной попытки. Но так как не было никакого письменного свидетельства от покойной, то нельзя считать происшедшее самоубийством."

Вскрытие трупа Нэнси Спанджен не было простым. Хотя была только одна рана, работа осложнялась плохим состоянием Нэнси - результат ее достаточно известных садомазохистских отношений с Вишезом и ее наркотической зависимости. По словам О'Коннора, "Человек, который умирает, накачавшись большим количеством наркотиков, умирает иначе, чем человек "чистый". Пока продолжаются тесты на героин, морфин, туинал, d-4 ,метадон и др. Настоящее предположение заключается в том, что Нэнси была ранена между 6 и 7 часами утра, а умерла между 8 и 10 часами.



"11 Октября, 1978 года, девять месяцев после распада Sex Pistols, Сид Вигшез был арестован за убийство Спанджен. Было похоже, что она вынудила его сделать это" -
http://www.sex-pistols.co.uk/



Rotten on Vicious, Melody Maker, 20 октября, 1978 г.
Сразу после того, как Сид был взят по обвинению в убийстве Нэнси Спанджен.

- Сид начал принимать героин, когда присоединился к группе?
- Да - потому что у него появились деньги. До этого были только спиды и разная глупая дрянь, которая не приносит в жизнь особых изменений. А потом он впечатлился этой группи из Нью-Йорка - как самый тупой осел. Он заблуждался, думал, что Нью-Йорк - это офигенное место, в котором сходятся все дороги, на самом-то деле это просто дерьмовая дыра, од
на сплошная жопа.

- Что Вы думаете о том, что случилось с
Сидом, Джон?
- Мне все равно
. (Длинная тишина.)

- Но какая-то реакция у вас должна быть?
- Нет. (неохотно продолжает) Я не вижу, почему у меня должны быть какие-то чувства по поводу всего этого. Сид решил некоторое время назад превратиться в полного мудака, и он им стал.

<...>
-Но разве Вам не грустно, что ваш бывший друг в таком положении сейчас?
- О, я уверен, Малькольм позаботится о его интересах, например, он собирается сделать из всего этого замечательный фильм.

- И освободит его под залог только для того, чтобы сделать альбом - это вызывает отвращение.
- Он пытается и делает еще большего уебка из Сида, чем он есть. Малькольм даже не сам заплатил залог, звукозаписывающие компании сделали это - вот какой Малькольм у нас классный парень. А потом он говорит прессе "Я делаю все, чтобы помочь Сиду", в то время как он делает все, чтобы сделать фильм. Посмотрите правде в лицо - чем хуже будет жизнь Сида, тем лучше будет завершение "Надувательства Рок-н-ролла" [фильм] Малькольма. Так что у меня нет комментариев, поскольку что бы я ни сказал, это не изменит ситуацию.

Неужели вы не понимаете? Прежде то, что я говорил, было направлено против общественного мнения о Сиде. Сид мой друг, но он всегда был дятлом. Я знаю его очень давно, но не собираюсь комментировать подобного рода скандал. Им манипулировали - вот основная проблема. Большинство людей признает, что он сделал это, и Малькольм ничего не делает, чтобы это опровергнуть. Разве Express не цитировал его, когда он говорил, что у Сида всегда был имидж засранца и тенденция к насилию? Он не принес ему никакой пользы. Сид не был способен убить ее. Это невозможно.

- Даже в чрезвычайных обстоятельствах?
- Нет, это невозможно. Точка. Это звучит так глупо, когда вы говорите "жертва обстоятельств". Я не буду комментировать, не хочу, чтобы печатали мои слова с мнением об этом. <...> Я не хочу ничего знать, я просто хочу держаться от этого подальше. Малькольм делает множество денег на личной трагедии Сида, и это оскорбляет меня. Но я не слишком-то много могу с этим поделать".
оригинал -
http://www.philjens.plus.com/sid/jronsv.html


Элиот Кид (Demons): Я разговаривал с Неон Леоном на следующий же день. Он сказал, что когда свалил от Сида, там оставался какой-то стремный ебарь. Я спросил: "Что за хрен?".
Он ответил: "Ну этот... Который дилер туинала".
Неон Леон рассказал, что все свалили, а этот туиналовый бачила остался. И все, что он о нем знает, - это что тот живет в "Адской кухне".
Сид просидел в тюрьме две или три недели. До того, как внесли залог. Думаю, тут не обошлось без Малькольма и других чертей из Sex Pistols, наверняка они помогли собрать нужную сумму. На следующий день после того, как Сида выпустили, я с ним разговаривал. И он сказал, что вообще ничего не видел. Что проснулся, пошел в ванную и там увидел Нэнси под сточной трубой: повсюду кровь, а Нэнси мертва.
Свой нож, по-моему, Сид всегда держал на стене. У него был большой нож, который тем утром нашли на полу возле Нэнси.
Сид еще рассказал, что у них было восемьдесят баксов. И что комод был вскрыт, а деньги исчезли.
Чувак, если знаешь Нэнси, то очень хорошо можешь себе представить: вот она идет в ванную, вот выходит оттуда. Видит, что какой-то хрен роется в комоде, ловит его.
Не то, чтобы она считала себя особенно крутой, но никогда не терпела дерьма ни от кого. У нее наверняка сорвало бы башню, если бы она вдруг поймала кого-нибудь на попытке их обокрасть. И уж если она этого хмыря поймала - знаешь, крыса, которую загнали в угол, стопудово тебя укусит".



He Said He Was Going To Kill' Oct. 19-25, 1978
David Hershkovits and Lesley Vinson

Oct. 19-25, 1978 (показания Неона Леона по делу Вишеза):

Британский рок-музыкант Сид Вишез был арестован на прошлой неделе и обвинен в убийстве его подруги, и возможно жены, Нэнси Спанджен, в отеле "Челси" на West 23-d Street. Полиция прибыла в 11 утра в четверг по телефонному вызову от Вишеза. Бывший член группы Sex Pistols и Нэнси зарегистрировались в конце августа в качестве господина и госпожи Джон Ричи (настоящее имя Вишеза).

Тело Нэнси лежало навзничь в ванной, ее голова находилась под сливной трубой. Ей нанесли удар в живот, и ее черный лифчик и трусики были пропитаны кровью. <...> В пятницу 13-го, несмотря на возражения помощника окружного прокурора Кеннета Шачтера, который утверждал, что ответчик мог бы сбежать из-за "сильной вероятности осуждения", за Вишеза был установлен залог в размере 50000$. В течение слушания из Лондона прибыл Малькольм Макларен, бывший менеджер Sex Pistols, чтобы переговорить с адвокатами, которых он нанял, и защитить Сида. Описывая музыканта как "отвязного и очень страстного человека", он, однако,поддержал Вишеза и сказал, что тот "определенно невиновен".

В то время как Макларен и друзья работали до конца недели, чтобы внести залог, Сид проходил лечение на Rikers Island. Из-за серьезной реакции на резкое изъятие от метадона и героина его отправили в тюремную больницу (согласно источнику). В воскресенье, 38-летняя мать Сида, госпожа Энн Беверли, прибыла из Лондона. Когда английский репортер захотел взять интервью, ему ответили, что это будет стоить его газете 5000 фунтов. <...> В понедельник, Сид Вишез был освобожден под залог.

Последним человеком, видевшим Сида и Нэнси вместе, был Неон Леон, музыкант, который возглавлял черную панк-команду, которая часто играла в "Max's". Он и его белокурая подруга, Кэти О'Рурк, жили недалеко от пары. Оба знали Нэнси до того, как она встретила Сида, знали о пристрастии пары к героину и садомазохистском толке их любовной связи. Во время интервью Леон находился вне города и называл разным друзьям разные места, в которые, якобы, собирался направиться, - Лондон, Филадельфию или Атлантик Сити.

Рассказывает Неон Леон:

"Сид пришел и сказал:"Посмотри, что у меня есть. Теперь люди не смогут бить меня больше". Он размахивал ножом с лезвием в пять с половиной дюймов, говорит Леон. "Нэнси купила его ему, чтобы он смог защищаться от побоев"
Побоев?
"Сид был известен своим дурным характером, постоянно попадал в истории<...>" "Он сказал, что собирается убить кого-нибудь", - говорит Неон быстро и без колебания. Но Сид всегда говорит, что собирается кого-нибудь убить. "Нью-Йорк сделал меня склонным к насилию. Люди достают меня. Все, чего я хочу, - это быть в группе. Теперь у меня есть оружие", - по словам Леона, сказал Сид.

Сид сидел на героине, метадоне и барбитуратах и, если верить Леону, находился в плачевном состоянии. "Я больше не уверен в себе. Я уродлив. Я не могу играть на басу", - говорил он Леону, который не мог поверить в то, что слышит. "Этот парень сидел здесь и играл почти как Джек Брюс (известный бас-гитарист)" "Я предпочитаю умереть в тюрьме, чем идти в метадоновую клинику" - говорил ему Сид. <...> Хотя Сид был высокий и очень тощий - изображение 98-фунтового слабака - это не мешало ему постоянно драться. Нож, как он думал, мог бы ему помочь.
"Думаешь, они будут доставать меня, если у меня будет нож?", - говорил он дрожащему Леону. "Я не могу отступить, потому что я ничего не боюсь" - по словам Леона, говорил Сид.

События ночи, в которую произошло убийство, развивались в том же ключе.

"Прошлой ночью они были добры до тошноты. Они были очень странными". Рано утром Сид и Нэнси зашли в комнату Леона, притащив с собой любимую кожаную куртку Сида и разные диски Sex Pistols, которые собрала Нэнси. Сид сказал Леону: "Сохрани это для меня". Согласно Леону, Сид думал, что они в опасности. Он хотел узнать о Rikers Island и о полиции Нью-Йорка. Сид сидел на кровати, играя с ножом, держа его у лица. После того, как они ушли, Нэнси вернулась. Сид забыл нож на кровати, и она хотела его забрать.

Около 4:30 am Нэнси позвонила Леону, упрашивая принести у ним в комнату какой-нибудь наркоты. "Стучи только как следует" - сказала она. Они уже приняли полно туинала, и их было трудно разбудить. Это последний раз, когда он разговаривал с Нэнси. Леон помнит, что слышал какую-то возню в коридоре и громкий стук в его дверь между 6 и 7 am. Он подумал, что это может быть полиция или кто-нибудь еще в этом же роде, так что не открыл.

Сид и Нэнси серьезно сидели на героине и других наркотиках. После раскола Секс Пистоз Сид остался на панк-сцене. Он сыграл два концерта в Max's, заработав несколько тысяч долларов. На одном из них он упал в обморок и грохнулся со сцены между сиденьями, и Питер Кроули пытался вернуть его к жизни. После единодушного освистания рецензентами, Сид и Нэнси стали отшельниками, которые скрывались в Челси и выходили только для того, чтобы отправиться в Max's и за метадоном в клинику на Лафайет Стрит. "Я дерьмово себя чувствую, потому что он был отличным парнем", говорит Леон. "Он был здесь, и был совершенно один. Нэнси была единственным человеком, который заставлял его двигаться. Он говорил, она была единственной настоящей женщиной на планете".


Роттен: "Я до сих пор не думаю, что он мог убить Нэнси, особенно учитывая, как он ей восхищался. Даже мешок героина не мог заставить его убить ее. "

Чита Краум (Dead Boys): В один из наших первых кабацких концертов Ди Ди Рамон подарил Стиву Бейтосу нож "007". Стив таскал его с собой все время. Однажды, когда мы сидели в отеле "Челси", "007" одиноко лежал, по-моему, на тумбочке. Стив взял его в руки и вспомнил, что это - подарок Ди Ди. Сид Вишез был влюблен в Ди Ди до безумия. Ди Ди был его героем, и спустя какое-то время, когда Сид узнал, что нож подарен самим Ди Ди, он страстно захотел получить такой же. Через пару дней мы все отправились на Таймс-сквер, чтобы Сид мог купить себе нож.
Получилось очень смешно. Нэнси держала все деньги в руке, а ребята были совершенно не в себе, потому как приняли кучу туинала. И она роняла на землю стодолларовые купюры. Весь Таймс-сквер ходил за нами гуськом, ожидая, когда выпадет следующая деньга.
Нож Нэнси понравился. Он ее торкал. Думаю, она купила себе такой же. Ей хотелось иметь нож, потому как люди ее постоянно донимали. И ей нужна была хоть какая-нибудь защита.
Представляешь, они не умели покупать наркоту. Сида систематически били. Ему часто продавали палево, потому что он был прирожденной жертвой"

Элиот Кид (Demons): Мы тусовались в разных местах. И тут я услышал, что у Сида в отеле "Челси" намечается вечеринка. К четырем утра я с двумя девчонками подгреб в комнату Сида. Знаю, что Нэнси была еще жива, потому что она нам открыла дверь.
Она командовала парадом... Все, абсолютно все торчали. Люди плавали туда-сюда. Неон Леон пришел вместе с Кэти. Там было минимум человек шесть. Максимум - дюжина. Если я скажу, что было человек девять, - не ошибусь. Если скажу, что десять, - тоже наверняка не ошибусь. Не знаю. Не помню. Народу было слишком много для такой маленькой комнатенки.
Сама Нэнси обдолбалась, как пробка. Обдолбалась и хвасталась напропалую. Говорила с эдаким акцентом кокни, типа она у нас миссис Сид Вишез. Но вечеринка никак не получалась, потому что Сид лежал в отрубе. Он не подавал признаков жизни и не собирался подниматься. Мы его теряли.
Я спросил: "Что с Сидом?"
Кто-то ответил: "А, он выжрал колес тридцать туинала"
Я сказал: "О! Да у него будет забавная ночка"
Народу была чертова прорва. Удолбанный Сид валялся на кровати. Представляешь себе комнату в отеле? Как думаешь, кроме кровати там много мебели? Отчасти поэтому я решил, что пора сваливать. Сесть все равно негде. Короче, мы свалили. Конечно, я же не знал, что это будет такая важная ночь."

"Нью-Йорк Пост, 13 октября, 1978": СИДА ВИШЕЗА АРЕСТОВАЛИ В ОТЕЛЕ "ЧЕЛСИ". Звезда панк-рока обвиняется в убийстве своей девушки.
"Сид Вишез, бас-гитарист британской панк-рок-банды свистунов-топтунов "Секс Пистолз", вчера был арестован по подозрению в том, что он заколол свою страстную белокурую подругу. Это произошло в их комнате, расположенной в знаменитом манхеттенском отеле "Челси". Бледный и исцарапанный, ошеломленный Вишез лопотал проклятья и угрожал "разбить на хрен ваши камеры", когда его вывели из отеля, где тело двадцатилетней Нэнси Лоры Спанджен было обнаружено в ванной, около сточной трубы, в одних трусиках и кружевном лифчике. Мисс Спанджен умерла от проникающего колотого ранения в область живота".


Rolling Stones, Майкл Сигелл, ноябрь 1978: "Установить точное время смерти Нэнси Спанджен так и не удалось. Человек, вызвавший "скорую", также остался неизвестен. Детективы полагают, что 911 звонил сам Вишез, но некоторые жители гостиницы считают иначе. Постояльцам кажется невероятным, что обдолбанный англичанин сообразил набрать номер американской службы спасения. Одним из тех, кто сделал звонок, мог быть The Stilettos и порноактер, нью-йоркский панк Неон Леон, проживавший в той же самой гостинице. После ареста Сида перепуганный Леон несколько дней скрывался от полиции, а когда его все-таки нашли, выдвинул такую версию событий. Примерно в три часа ночи в его номер постучали, и на пороге возникли фигуры Сида и Нэнси. Как оказалось, парочка принесла Леону кожаную куртку Вишеза, два "золотых" диска Sex Pistols и шмотки с атрибутикой группы, оставшиеся после американского турне. При этом Сид якобы заявил, что "хочет убить кого-нибудь". Около половины пятого Неону позвонила Нэнси и поинтересовалась, не найдется ли у него косячка. Другой свидетель, Рокетс, полностью опровергает слова Леона. По его словам, никаких звонков Спанджен не делала. Кроме того, Рэдглер добавил, что ни Сид, ни Нэнси до пяти часов утра никуда из комнаты не уходили". -




Финальный аккорд. Смерть Сида.
После выпуска под залог Сид неоднократно пытался покончить жизнь самоубийством с помощью передозировки метадоном и др., резал себя бритвой, говоря, что хочет отправиться к Нэнси. Его снова забрали в тюрьму из-за того, что он ударил бутылкой брата Патти Смит, Тодда Смит. После того, как Сида Вишеза снова выпустили под залог, детоксифицировав, он покончил жизнь самоубийством с помощью передозировки героина.


Нью-Йорк Пост, 2 февраля, 1979 года: "СИД ВИШЕЗ НАЙДЕН МЕРТВЫМ.
Звезда панк-рока Сид Вишез обнаружен мертвым на квартире в Гринвич-Виллидж. Причина смерти - самоубийство, как сегодня заявила полиция. В том же заявлении было сказано, что Сид Вишез, 21 года, умер от передозировки героина и был найден мертвым в кровати в квартире его подруги на Бэнк-стрит, 63. Полиция также сообщила, что квартира принадлежит некоей Мишель Робинсон. Бывшего музыканта Sex Pistols только вчера выпустили из тюрьмы под залог в 50 тысяч долларов. Он находился в заключении с 8 декабря, с момента, как был аннулирован предыдущий залог, внесенный после обвинения в убийстве его девушки Нэнси Спанджен. Залог был аннулирован вследствие нападения на брата Патти Смит в одном из клубов Манхэттена."


Джим Маршалл (писатель): Все прекрасно знали, что той ночью Сид был в "Ура". Если рядом с тобой бродит кто-то настолько знаменитый, ты постоянно поглядываешь на него. Мельком, через плечо. А вдруг пропустишь, как он выкинет какой-нибудь фортель? Короче, могу поклясться, что видел собственными глазами, как Сид стукнул бутылкой Тодда Смита, брата Патти Смит. Сид смазал ему пивной бутылкой по черепу. Да, классический "бам бутылкой по балде!". Кто-то выволок Тода наружу, он истекал кровью. Но на ногах держался; был в сознании, может, все было не так плохо. Но его увезли в больницу"


Айлин Полк (фотограф) : "Народ повалил толпой. Я точно помню, поздно вечером приперся этот английский хмырь, который впарил Сиду дрянь. Дрянь была очень и очень реальная. ХМырь зачастил в ванную, потом туда же отправился Сид. И когда вышел, он весь был иссиня-белый. Его тут же завернули в одеяла, оттащили на кровать, массировали и всячески пытались привести в чувство. Было жутковато. А потом Сид поднялся и произнес: "Ой, блин, извините. Я вас всех напугал". Мы с Хоуи Пиро и Джерри Онли решили: "Плохо дело. Надо валить". Совершенно не хотелось участвовать в наркотусовке. Мы не хотели, чтобы Сид баловался наркотиками. Мы хотели бы, чтобы он оставался чистым, потому что он хорошо выглядел, когда вышел из тюрьмы. Лучше, чем когда бы то ни было".


Айлин Полк (фотограф): "На следующий день Джоуи меня ошарашил: "Слышь, прикинь, какая ботва! Сид и Мишель свалили в обнимочку. И знаешь, они очень недурно смотрелись вместе" Мне это показалось очень странным. Только-только схоронили Нэнси, а он уже цепляет новую. Хотя кто знает... Сид любил, чтобы им вертела какая-нибудь баба."

Элиот Кид (гитарист в Demons) : "Я думаю, это свинство. Когда умер Сид, дело просто закрыли. Кто-то ушел от обвинения в убийстве. Я не думаю, что Сид был хоть как-нибудь в курсе того, что происходило. В смысле, он не был даже свидетелем убийства Нэнси. Как он мне рассказывал: проснулся, пошел в ванную, а там она мертвая лежит. Комод вскрыт, денег, которые там были, нету. Вот и все.
Я вполне допускаю, что копы сфабриковали сценарий, в соответствии с которым он встал, обнаружил, что она потратила деньги на наркоту, и убил ее. Предполагаю, таким путем они и шли, поскольку Сиду было предъявлено обвинение в убийстве второй степени. Сомневаюсь, что они смогли бы выиграть это дело. Более того, я уверен, что Сида признали бы невиновным.
Но я также не думаю, что полиция была заинтересована в том, чтобы найти настоящего убийцу Нэнси."





_____________
Использовались следующие материалы: автобиография Джонни Роттена в моем вольном переводе с английского "No Irish. No blacks. No dogs", документальный фильм The filth and the fury, книга супругов Верморел " Sex Pistols - история изнутри", книга "Прошу, убей меня" Макнил/Маккейн, интервью с музыкантами, статьи из газет, различные источники в Сети, отсканированные копии документов, относящихся к убийству.

Оценка: 6.55*21  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"