Моринаро: другие произведения.

Тяжела работа свахи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все права принадлежат Роджеру Желязны. Денег не берём, корыстного интереса не имеем. UPD Ну неужели совсем-совсем никому не хочется ничего сказать? *большие котошрековые гласски*

   Бета: Нет
   Фендом: Хроники Амбера
   Рейтинг: NC-17
   Пейринг: Бенедикт/Джулиан; Корвин/Каин.
   Жанр: angst&romantic
   Комментарий: Времена до начала Амберских хроник. Ах, молодость, молодость...
   Предупреждения: слэш, инцест, ненормативная лексика.
   Статус: закончен
  
  - Джул, ты совершенно не умеешь играть в покер. Зачем тогда садился? - тон Каина был отечески укоризненным. Если б Джулиан не знал своего братца, он бы даже купился.
  - К чертям, - грубо оборвал его голубоглазый брюнет, стараясь не смотреть на лица сидевших напротив рыжих. Блейз с Брэндом откровенно злорадствовали. - Давай уже.
  - Итак, - протянул смуглый молодой человек, которого уже сейчас мечтала удавить практически вся его семья, - что же станет судьбой нашего дорогого брата, стойко предпочитающего нашему обществу псов и диких тварей Арденна?
  Джулиан тихо зарычал, но Каин с напевного тона придворного сказителя не сбился. Когда ещё выпадет случай совершенно безнаказанно поиздеваться над братом?
  - Итак... - повторил темноглазый принц, рыжие аж затаили дыхание, глядя на белоснежную, вытянутую из шляпы наугад карточку: Каин театральным жестом взмахнул ею над пламенем свечи, на картоне медленно проступали буквы потайной надписи. - Прошу, брат мой Джулиан!
  Тот недрогнувшей рукой принял небольшой жёсткий прямоугольник и вчитался в каракули кого-то из партнёров по игре.
  - Каин, я тебя убью!.. - раздался страдальческий стон. Каин довольно ухмыльнулся.
  
  Бенедикту всегда было чем заняться, даже в Амбере. Особенно - в Амбере. Отец продолжал с энтузиазмом плодить отпрысков, и выходило из этого такое, что даже хладнокровному уравновешенному амберскому стратегу порой хотелось либо перевешать неугомонных младших братиков и ненамного более смирных сестричек, либо повеситься самому. Порой он думал, что вскоре насовсем переберётся в ближние отражения к войскам. Своих офицеров в случае чего можно было хотя бы отправить на гауптвахту.
  Бенедикт устало покачал головой и попытался вновь вчитаться в доклад с южных рубежей. Виски ломило жутко, прямо с раннего утра Корвин с Эриком опять поцапались на тренировочной площадке, разнимать и воспитывать опять пришлось ему - отец, будто нарочно, смотрел на подобные стычки с плохо скрываемым одобрением. Фиона с сёстрами удрала в город к портным, и ничего, кроме километрового счёта за новые платья, от них, хвала Единорогу, ждать не приходилось. Джерард был в кои-то веки пристроен к делу, но вот остальные вели себя подозрительно тихо. Игра в карты на четверых - для Блейза с Брэндом и тем более Каина это было странно невинно...
  Старший из детей Оберона потёр глаза и вздохнул. Кубок с вином уже который час стоял на столе нетронутым - если бы он отпил хоть пару глотков, желание толком отоспаться преодолело бы любую силу воли. За окном постепенно темнело, и Бенедикт позволил себе начать надеяться, что список гадостей на сегодня судьба уже исчерпала.
  
  - Давай, давай, не артачься! Проиграл - так имей мужество платить!
  - Я тебя удавлю, брат. И вас двоих тоже!
  - Заткнись и поворачивайся. Вот, умница, Брэнд, глянь, какая лапочка получается!
  - Каин, прикуси язык. Иначе вначале я начищу тебе рыло.
  - Ребятки, хватит. Каин, прекрати его дразнить. А ты - иди уже... - выдавил тихо загибающийся от смеха в углу Блейз.
  - Нет, стой, Джулиан! Вначале ещё кое-что. Кто ж так эту рубашку носит... И штаны прекрати дёргать, это покрой такой, да и узковаты они тебе чуток...
  - Ну я ж не виноват, что ты отрастил себе такую жирную задницу. Я вообще-то мог бы и в своём наряде пойти.
  - В своём "наряде" ты мог бы пойти разве что исполнять вторую из предложенных тебе возможностей. И ни хрена у меня задница не жирная, а вполне себе...
  - Блядь ты, Каин.
  - А ты монашка, Джул. Хватит рыпаться. Вот так... А теперь ещё кое-что...
  - Отвали, ублюдок! Не стану мазаться!!!
  - Да я чуть-чуть! Не парься, я меру знаю!
  - ТЫ-Ы???
  - Да, я! Папа хоть раз просёк, что я всем этим пользуюсь? Нет? Вот именно! Короче, заткнись, я лучше знаю.
  - Брэнд, хватит ржать!
  - Я не могу-у-у-у... Я уже плачу... - поскуливая от смеха, Брэнд приподнял голову с плеча Блейза и вытер глаза.
  - Вот и всё. Не смей лицо тереть, хрен ли я тут десять минут старался!
  - Бля, да за километр же видно!
  - Ну и что? Я ж не как бабу тебя разрисовал. Эти узоры, между прочим, у этих... ну, не помню, как эти варвары называются... призваны увеличивать мужскую силу и прочую физическую выносливость. Ай, бля, Джулиан, убери свои кулаки от моего лица! Блейз, да уйми ты его!! Скажешь, некрасиво?
  - Красиво, красиво, успокойся, Каин. Джулиан, потом ему морду набьёшь, успеешь ещё.
  - А я хочу сейчас!
  - Сейчас тебе другого хотеть надо! Всё, успокойся, Джул, я заткнулся. Всё, молчу. Единорогом клянусь.
  - И ржать прекрати.
  - Извини, не могу... Ты топай, топай... У тебя вся ночь впереди... Руки убери, бля!
  
  То, что он всё-таки задремал, Бенедикт обнаружил лишь тогда, когда дверь тихонько скрипнуло и он, вздрогнув, поднял голову со стола.
  - Кто тут? - прищурившись, поинтересовался шатен, приподнимаясь с кресла. Вошедший, едва видимый в навалившихся на комнату сумерках, переступил с ноги на ногу и нетипично робким для Джулиана голосом отозвался:
  - Я.
  Бенедикт пригляделся. Голос голосом, но на мгновение ему показалось, что он всё-таки обманулся, и к нему притащился Каин. Во всяком случае, одеваться с таком стиле позволял себе только он, несмотря на многократные нагоняи от родителей и шокированные взоры придворных. А может, именно благодаря им...
  Амберский полководец вздохнул, предчувствуя очередную гадость, и зажёг на столе свечу.
  - Иди сюда, Джулиан, - обречённо проговорил он. - Что такое?
  Джулиан сделал нервный жест, пытаясь подтянуть повыше низкие, на бёдрах, штаны, одёрнул завязанную узлом повыше пупка рубашку, безуспешно стараясь хоть немного прикрыться, и шагнул вперёд.
  - Мы... Я... это... Я пришёл к тебе! - набрав воздуху в грудь, выпалил он, глядя на старшего брата огроменными ошалелыми глазищами, и неумело, но по-книжному "страстно" вцепился в его губы. Бенедикт оцепенел.
  - Так, а если поподробнее? - через пару секунд он всё же пришёл в себя достаточно, чтобы отстранить от себя взъерошенного Джулиана и, удерживая его на вытянутых руках практически на весу, отечески улыбнуться. Ещё не успевший набраться фамильной наглости протяжный, чуть угловатый подросток снова попытался натянуть брюки повыше и потупился.
  - И честно, - спохватившись, уточнил Бенедикт, отводя упавшие на лицо пряди от умоляющих голубых глаз брата. Не-ет, если его сейчас пожалеешь - потом хуже будет...
  Джулиан страдальчески вздохнул и молча моргнул. Длинные мохнатые ресницы Бенедикта тоже не тронули.
  - И что у тебя с лицом? - заметив ещё одну деталь, поинтересовался старший сын Оберона. - Сам додумался или подсказал кто?
  - А что, там что-то неприличное написано? - обречённо полюбопытствовал Джулиан, явно ожидая утвердительного ответа.
  - Да нет, с чего ты взял? - удивился Бенедикт. - Хватит увиливать от темы, что это на тебя нашло?
  Младший осторожно, но решительно высвободился из его рук и встал рядом с его креслом. Опять тяжело вздохнул, помахал на него угольно-чёрными ресницами, посмотрел умильными сияющими глазищами... убедился, что все эти манёвры были безрезультатны и, снова потупившись, признался:
  - Я в карты проиграл.
  - И что же? Играли, похоже, не на деньги.
  - На "желание судьбы". Мне выпало либо пойти украсть у папы Камень Правосудия и подложить его Эрику, - Бенедикт хмыкнул. Повеситься было намного проще, - либо соблазнить тебя.
  - И ты, значит, выбрал меня, - заключил амберский полководец и, по совместительству, начальник этого детского сада. - Полагаю, мне следует считать это комплиментом.
  - Ну, ты мне правда нравишься, - быстро глянув на него исподлобья, сообщил Джулиан. Типично-амберским тоном величайшего одолжения.
  - Ох, Единорог и все её присные... - откинувшись на спинку кресла, простонал Бенедикт. - Ну а если я предпочитаю исключительно женщин, что ты тогда станешь делать? - ехидно поинтересовался он.
  - А в рот - без разницы, - не отрывая взгляда от пола, совершенно спокойно и по-взрослому цинично заметил его младший брат. Только уши суматошно покраснели.
  Шатен лишь ошеломлённо потряс головой и залпом выхлебал так долго дожидавшийся этого момента кубок.
  - Каин на тебя плохо влияет, - оправившись, заключил Бенедикт. Не то чтобы он надеялся, что в королевском замке можно долго сохранить невинность, особенно моральную, но всё-таки это было немного слишком. Джулиан ведь ещё почти ребёнок...
  - При чём тут Каин? - неподдельно удивился тот, поднимая чистые, наивные глаза. - Можно подумать, я сам не умею логически мыслить.
  - Но область приложения этого самого логического мышления - типично каиновская, - парировал мужчина, строго глядя на младшего брата.
  Джулиан посмотрел на него так, словно это он был старше и мудрее.
  - А что, ты никогда этим не занимался, что ли? Каин, конечно, прирождённая блядь, но и остальным нефиг из себя святых строить.
  Бенедикт чуть ли не впервые в своей многотрудной жизни почувствовал себя практически беспомощным. Корвин, конечно, временами тоже ставил его в тупик, но зеленоглазого можно было довольно просто отвлечь, посулив научить новому способу смертоубийства - если быть готовым к тому, что пробовать его Корвин будет на возлюбленном своём брате Эрике. На что можно переключить стоящего перед ним подростка, старший из амберских принцев не знал.
  - Джулиан, ты не должен так отзываться о братьях, - наконец проговорил Бенедикт, понимая, что на этот раз он уходит от темы.
  - А при чужих я так о нём и не отзываюсь, - безмятежно улыбнувшись, отозвался голубоглазый брюнет. И вполголоса добавил: - Все и так всё знают.
  - Об этом мы в другой раз поговорим, - строго заметил старший. - Причём не с тобой.
  - Не увиливай, - обречённо оборвал его Джулиан. - Мне можно остаться?
  - Не глупи, - Бенедикт был почти потрясён упорством младшего брата. И тем, что тот, кажется, считал ситуацию вполне нормальной. Ну, или почти нормальной. - Я не собираюсь с тобой... спать.
  - Спать я и не предлагаю, - тоном полумёртвого от усталости и тупости учеников наставника, по сотому разу повторяющего одно и то же, проговорил подросток.
  - Джулиан, хватит. Пойми, я не считаю подобное допустимым... - Бенедикт невольно осекся. Такого пламени, вдруг вспыхнувшего в прежде ледяных глазах брата, он не ждал и попросту испугался. Он не мог бы сказать, чего в них было больше - отчаяния или ярости, неконтролируемого семейного безумия, приступы которого время от времени настигали всех детей Оберона... Пушистые чёрные ресницы на мгновение сомкнулись, и голубые глаза вновь заледенели. Не только глаза - казалось, заледенела вся его фигура, от застывшего привычно-высокомерной маской лица до кончиков пальцев. Теперь, несмотря на откровенный наряд, никому и в голову не пришло бы назвать юного принца соблазнительным.
  - Я понял. Благодарю за разъяснения, Бенедикт. Доброй ночи, - яростно чётким голосом произнёс Джулиан, развернулся со стремительной опасной грацией, свойственной скорее не живому созданию, а порхающему в умелых руках клинку, и исчез за дверью прежде, чем шатен успел толком опомниться.
  Амберский полководец с облегчением выдохнул и обмяк в кресле. Единорог и все её присные, похоже, придётся присматривать ещё и за моральным обликом младших. Не хватало ещё, чтобы они перешли грань, за которой Оберон сочтёт необходимым вмешаться лично... И с Каином непременно надо поговорить. Пока он не натворил непоправимого.
  Джулиан был в бешенстве. Нет, это слабо сказано - он был на грани помешательства. Его, вытерпевшего несколько часов издевательств от рыжих и вконец обнаглевшего Каина ради этого высокомерного ублюдка, посмели отвергнуть! Под настолько смехотворным предлогом!!!
  Впрочем, на лице темноволосого принца все эти эмоции никак не отражались. Выдавали его разве что непривычно плавные и быстрые движения, каких ожидаешь скорее от опытного мастера клинка, а не от угловатого подростка, и почти берсеркское сияние голубых глаз. Думать он уже не мог, только действовать, и разум из последних своих угасающих сил уцепился за первую попавшуюся мысль...
  За кражу Камня Правосудия, главной реликвии Короны, наказали Эрика, у которого он был найден. Бенедикт промолчал, хотя явно подозревал, что дело не так просто. Каин начал поглядывать на Джулиана с некоторым уважением - ловкость младшего его явно впечатлила.
  
  - Надо поговорить, - Каин вскрикнул и попытался вырваться, но пальцы Бенедикта держали его ухо слишком крепко. Проще было лишиться уха, но темноглазый юноша явно не желал расставаться с какими бы то ни было частями своего тела.
  - Ну говори, - наконец прошипел он. - Только отпусти.
  - Не раньше, чем ты меня выслушаешь, - строго проговорил старший, силой усаживая амберское оскорбление морали и нравственности в кресло. Каин тут же подобрал ноги под себя и исподлобья уставился на полководца.
  - Ты вообще что себе позволяешь? - чувствуя, что сбивается на пафосно-родительские речи, но не в силах остановиться, начал Бенедикт, сев напротив и пристально глядя на младшего брата. - Что ты устроил Джулиану? Какого демона надо было требовать от брата... такого?! Ты совсем потерял понятие о приличиях, Каин!
  - Так вы что, так и не потрахались? - с написанным на лице искренним изумлением перебил его тот, подавшись вперёд. И тут же, не дожидаясь очевидного ответа, откинулся обратно на спинку и разочарованно покачал головой. - Ну приду-урки, оба! - протянул он. - И чего ради я тогда старался? Устраиваешь им личную жизнь, маешься, интриги строишь - и никакой тебе благодарности, да ещё за уши дерут! - Каин укоризненно посмотрел на Бенедикта, с удивлением слушающего его речи, и вновь припечатал: - Придурки, оба. Особенно ты.
  Шатен растерянно моргнул. Похоже, дело ещё сложнее, чем он думал. Гораздо сложнее...
  - Так, давай с начала, - Бенедикт поднял раскрытую ладонь, требуя внимания младшего брата. - Причём тут личная жизнь?
  Каин сплюнул и закатил глаза, словно чувствуя, что желающий разобраться старший позволит ему и не такие пренебрежительные жесты.
  - При том, что ты тупица, - доходчиво объяснил смуглокожий брюнет. Вздохнул обречённо, пригладил пятернёй встрёпанные вороные пряди и продолжил: - Джул по тебе второй год сохнет, а ты ни хрена кроме своих войск да нарушений общественного порядка не видишь. Сам бы он фиг признался, трус малолетний. Эх вы, такой шанс упустили... - с откровенным сожалением воскликнул он. - Ну чего тебе стоило, осчастливил бы малявку, а там, глядишь, и сам бы влюбился... Ты хоть подозреваешь, чего мне стоило уговорить рыжих, чтобы эта чёртова партия в покер закончилась как надо? - Каин обвиняюще ткнул пальцем в грудь обалдевшему от его откровений Бенедикту. - Ни хрена ты не знаешь, старший! Пожалуй, оно и хорошо. Нафига моему брату безмозглый солдафон вроде тебя? Джулиан заслуживает лучшего, - убеждённо заявил брюнет, пренебрежительно глядя на амберского полководца и вышел, пользуясь его задумчивостью.
  - Насколько было бы проще, если б я повесился десяток лет назад... - пробормотал себе под нос Бенедикт.
  
  После всего этого Бенедикт невольно старался держаться подальше от стремительно повзрослевшего - как казалось - Джулиана. Тот, в свою очередь, почти демонстративно избегал своего самого старшего брата, полностью погрузившись в подобающие сыну короля занятия: фехтование, охоту и интриги. Амберский стратег пристально следил за ним, поражаясь его успехам и радуясь так, словно был его учителем - хотя как раз он для этого ничего не сделал. Джулиан не позволил, сам выбрав себе наставников и товарищей для учёбы и развлечений. Подобной самостоятельности Оберон был только рад.
  Впрочем, оба брата отлично сознавали, что размолвку афишировать не стоит, на людях без особого труда изображая если не нежную братскую любовь, то дружелюбие. Бенедикт в этом был совершенно искренен, но чувствовал себя скованно - стоило им остаться вдвоём, пусть даже в заполненном людьми зале, как Джулиан тут же замолкал и от него шибало таким космическим холодом, что шатену становилось зябко. А если к ним приближался кто-нибудь третий - голубоглазый брюнет мигом превращался в галантного и почти обаятельного, несмотря на сдержанность, кавалера.
  - За что ты так меня не любишь? - не выдержав, однажды поинтересовался Бенедикт у брата. Теперь, спустя несколько лет, Джулиан почти ничем не напоминал того растерянного подростка, что однажды вечером проскользнул в его покои. Прежними остались разве что густые чёрные волосы до плеч, но и их Арденнский Охотник теперь аккуратно связывал в хвост, да пушистые тёмные ресницы. Он вытянулся, раздался в плечах и из угловатого мальчишки превратился в сильного, ладного молодого мужчину, носящего доспех с той же элегантностью, что и строгий чёрно-белый камзол.
  - Я? - Джулиан обернулся к брату, отведя взор от бального зала, который разглядывал, и посмотрел на него с лёгким, слишком естественным удивлением. - Я тебя очень люблю, дорогой брат, - снова поднося к губам хрустальный бокал, с едва заметной грустной улыбкой проговорил он. И, немного помолчав, добавил: - Я просто жутко злопамятен.
  Бенедикт прикусил губу. Он полагал прежде, что тот случай был глупой шуткой или, как максимум, придурью подростка, восхищённого своим учителем, и на самом деле так и не поверил Каину, утверждавшему, что Джулиан в него влюблён. Похоже, зря?
  - Послушай, брат... - амберский полководец положил руку на мгновенно закаменевшее под его ладонью плечо. В остальном, впрочем, Джулиан оставался так же безмятежен, как и прежде. - Ты так и не простил мне... того вечера? - Бенедикт задержал дыхание, со страхом ожидая ответа. Оказывается, мнение младшего ему до крайности важно...
  - Прощение тут ни при чём, - холодно ответил Джулиан, высвобождаясь. - Ты изложил свою точку зрения, я принял её во внимание. Вот и всё. Извини, меня зовёт отец.
  Брюнет сразу скрылся в толпе, а Бенедикт залпом допил бокал и тут же подхватил со столика следующий. Намёк был достаточно прозрачен: прощать его не собирались.
  
  - Поговорить надо, - рука старшего брата легла Каину на плечо, но тот привычно вскинул руки, стараясь прикрыть уши. Бенедикт чуть нахмурился, заподозрив, что он успел где-то снова проказить, просто об этом ещё не узнали, но продолжил: - Мне нужна твоя помощь.
  - Да неужели? - ехидно фыркнул Каин, опомнившись, и принял более достойную позу - с выразительно скрещенными на груди руками. - В чём же?
  - Объясни мне, что же творится с Джулианом? Ты же всё про всех знаешь... - амберский стратег всегда был далёк от дипломатии, но даже он понимал, как важно в подходящий момент слегка польстить. Общепризнанный развратник и повеса тем не менее не купился.
  - Зачем тебе это? - сощурив тёмные глаза, поинтересовался он. На озорной каиновой физиономии было аршинными буквами написано, что ответит он лишь в том случае, если сочтёт названную причину подобающей.
  - Он мой брат, я за него беспокоюсь... - смущённо проговорил Бенедикт, полагая сказанное причиной вполне достаточной, но смутно подозревая, что Каин ждёт не этого.
  - Ответ неверный, - отрезал смуглый худощавый красавчик и, обогнув стоявшего перед ним старшего, двинулся прочь по коридору. Впрочем, достаточно медленно, чтобы Бенедикт, очнувшись от мгновенного замешательства, успел догнать его и вновь за плечо развернуть к себе.
  - Каин, хватит играться, ты уже не маленький, - раздражённо попенял ему шатен. - Что ты хочешь от меня услышать?
  - Ты должен сказать это сам, иначе теряется всякий смысл, - мило улыбнулся тот. Бенедикт заскрипел зубами, но логичность заявления была неоспорима.
  - Я не знаю... - наконец, резко выдохнув, через силу признался амберский полководец. - Но мне далеко не наплевать, что он обо мне думает. И не хочется подозревать, что ничего хорошего...
  - Можешь больше не подозревать, - утешил его Каин. - Можешь быть в этом абсолютно уверенным!
  - Ччёрт... - Бенедикт сник, настолько откровенно расстроившись, что даже стоящему перед ним темноглазому брюнету стало его почти жаль. - И что теперь?
  - И ничего. Ты же просто за него беспокоишься, ну так не волнуйся. Я присмотрю, - безжалостно ухмыльнулся Каин. - Да не смотри такими глазами, я действительно прослежу, чтобы он не встрял ни в какую по-настоящему опасную историю. Он и мой брат, между прочим.
  Брюнет ещё несколько мгновений взыскующе посмотрел на старшего брата, ожидая ответа, разочарованно вздохнул, покачав головой, и удалился по своим делам, оставив Бенедикта мучиться из-за собственной нерешительности.
  
  - Уйди, Каин. Я не в настроении выслушивать твои пошлые шуточки, - досадливо проговорил Джулиан, вытаскивая с полки книгу и демонстративно утыкаясь в неё.
  - О, разумеется! - шутовски воскликнул его старший брат, он был уже слегка пьян, тёмные глаза весело блестели, на скулах играл румянец. - Никаких шуточек, одни только сведения с фронта!
  - Какого ещё фронта? - невольно отвлёкся младший. - Разве Амбер ведёт с кем-то войну?
  - Дурашка, - Каин присел на подлокотник его кресла и лихо разлохматил безупречную причёску Джулиана. - Фронт бывает не только на войне.
  - Ну?
  - По-моему, лёд тронулся, - заговорщицким шёпотом сообщил на ухо брату Каин. - Сегодня наш безупречный воин допрашивал меня на тему, отчего ж ты так к нему холоден. Я, признаться, поначалу напугался: опускается мне на плечо этакая лапища, я уж думал, кто-то нас с Гаретом видел в замковом саду, и мне теперь конец...
  - Меня всё это не интересует, - нахмурившись, оборвал его Джулиан, и выскользнул из-под лежащей на макушке ладони брата.
  - О, разумеется! - вкрадчиво промурлыкал Каин. - Разумеется, мои отношения с одним из папиных богатейших вассалов тебя не интересуют. Может, мне рассказать Бенедикту, что ты до сих пор к нему неравнодушен?
  - Не смей! - всё хладнокровие Джулиана разом куда-то делось. Всего лишь на мгновение - но смуглолицый принц расплылся в удовлетворённой улыбке и совсем по-кошачьи прижмурился, подловив брата на оплошности.
  - Не расскажу. А что мне за это будет?
  - Я... подумаю.
  - Как неопределённо... и неосторожно! - Каин подмигнул.
  - С тобой любое слово становится неосторожным, - мрачно проговорил Джулиан.
  - Само собой, дорогой брат, само собой... Сойдёмся на том, что будешь должен мне услугу.
  
  - Корвин, ты не представляешь, как меня достали эти два идиота. Один молчит, как его собственный долбаный конь, второй ждёт озарения свыше, а в процессе ожидания наверняка оглашает свои покои воплями "Как же это недостойно!" И нет чтобы просто сговориться и мирно потрахаться, они оба имеют мозги мне!
  - Каин, у тебя нет мозгов. И тебе уже хватит пить, а то последние остатки соображалки пропьёшь.
  - Я трезв! Нечего меня учить, мне вполне хватает Бенедикта.
  - Не льсти старшему, он тебя давно не учит. Просто пытается по привычке драть уши, не замечая, что это уже не работает.
  - Я ему не льщу, - Каин по-пьяному расслабленно умостил голову на плече Корвина и, поёрзав, всем телом прильнул к брату. - Хотя... Да. Он даже не идиот. Он куда хуже. Он порядочный человек, ага... И почему-то проблемы от этого у нормальных оболтусов вроде меня...
  Корвин с весёлым недоумением глянул на бормочущего что-то неразборчивое младшего братика, плотно прижавшегося к его боку, приложился к отнятой у того бутылке и поинтересовался:
  - Эй, ты меня что, соблазнять вздумал?
  - Да что тебя соблазнять... - проворчал Каин, не открывая глаз, и резко толкнул старшего с каменной ограды, на которой оба сидели. Хаос знает, чем бы кончилось дело, но как раз в этом месте лежала немаленькая копна сена, в которую и рухнул Корвин. И тут же, не дав старшему отплеваться от набившейся в рот сухой травы, сверху приземлился Каин. Улыбнулся и промурлыкал, целуя брата в шею: - Ну ты же не станешь корчить из себя святого, м?
  - Я? Святого? - неподдельно удивился Корвин, подминая его под себя и отвечая на поцелуи. - Не смеши мои тапочки.
  - За что я тебя и люблю, - заключил довольно прижмурившийся Каин, потянувшись к пряжке его пояса.
  
  - Каин, от тебя я этого ждал. Но ты, Корвин?!
  Корвин выкопался из соломы и одурелым томным взором посмотрел на воздвигшегося над ними Бенедикта. Каин недовольно заворчал и попытался зарыться ему под мышку, даже во сне помня, что ничего хорошего старший брат ему не скажет.
  - А что я? - наконец сформулировал зеленоглазый принц, рефлекторно пытаясь прикрыться. Поскольку одежда была где-то в недрах копны, прикрывался он каиновым сонным телом. Правда, его усилия привели по большей части лишь к тому, что Каин всё-таки раскрыл глаза и со вновь проснувшимся интересом уставился на него. Корвин с ужасом подумал, что с него станется начать приставать к нему прямо на глазах у Бенедикта и замер. Каин дремотно улыбнулся и, благодарно поцеловав его в плечо, снова устроился спать, удобно устроившись на его груди и обвив всеми конечностями.
  Корвин машинально обнял его за талию и меланхолично подумал, что из ушей старшего сына Оберона сейчас пар пойдёт. Вот интересно, от возмущения или от зависти?
  - Бенедикт, а что ты вообще делаешь в этом поместье? - в конце концов вернув себе некоторую способность к соображению, поинтересовался зеленоглазый амберит, с подозрением поглядев на старшего брата. Тот странно смутился.
  - Вообще-то это личное поместье Джулиана, - официальнейшим тоном сообщил Бенедикт. - И что здесь делаете вы - я понимаю ещё меньше.
  - Тебе прямо сказать или косвенно? - тихонько пробурчал на ухо Корвину Каин, и тот не смог сдержать смешка. Шатен нахмурился, заподозрив, что смеются над ним.
  - С меня довольно. Живо приведите себя в приличный вид и в дом! - рявкнул амберский полководец.
  Каин приподнялся на локтях, провокаторски прижавшись пахом к животу Корвина, и обернулся к старшему брату, ехидно и кокетливо поглядев на него из-под ресниц.
  - А если откажемся? И прямо у тебя на глазах устроим очередное непотребство? Тогда-то ты что станешь делать? - зло промурлыкал он. Бенедикта временами хотелось придушить. И где-то раза в два чаще - устроить ему... сеанс просвещения в определённых областях жизни.
  Тот поперхнулся и сжал кулаки, Корвин опасливо покосился на него и всё-таки спихнул с себя младшего брата. Подлый организм выдал, насколько же ему этого не хотелось, за что зеленоглазый принц заработал ещё один многообещающий взгляд своего наставника. Похоже, дурь из него собирались выбивать чуть ли не силой.
  - Если б вы знали, насколько с вами тяжело жить! - тоном умудрённого старца выдал Каин, послушно принимаясь натягивать брюки. Процесс шёл трудно.
  
  Бенедикт дошёл до имения на последних каплях самообладания. Он всегда полагал, что умеет держать себя в руках и это умение не изменит ему ни в каких обстоятельствах - благо семейство немало сил приложило к тому, чтобы его закалить. Что ж, он ошибся.
  Сцена, свидетелем которой ему пришлось быть, подействовала на него совсем не так, как должна была. Достойному человеку и любящему брату полагалось быть шокированным, возмутиться, найти слова, чтобы заставить их устыдиться...
  Бенедикт был в ярости, и ему было завидно.
  И завидовал он не столько тому, что двое молодых красивых мужчин сжимали друг друга в объятиях с явно не братской страстью, сколько ауре умиротворённого довольства, окружавшей обоих. Целеустремлённый карьерист Корвин казался удивительно спокойным и в кои-то веки не бежал избавляться от конкурентов, ершистый насмешник Каин льнул к старшему доверчиво и послушно, не стремясь воткнуть кинжал ему в спину и не ожидая подобного от него самого. Старшему сыну Оберона при воспоминании о них становилось жутко одиноко...
  И почему-то перед мысленным взором вставали заледенелые голубые глаза в каёмке пушистых чёрных ресниц.
  
  "Похоже, рука Бенедикта и фраза "Надо поговорить" становятся дурной традицией," - недовольно подумал Каин, привычно оцепенев. Ещё хуже было то, что его застукали практически на месте преступления - в этот момент смуглолицый принц тихонько крался в свои покои из комнат Корвина. Хуже было бы, только если бы его нашли прямо у брата.
  Бенедикт окинул полуголую каинову фигуру с явственно видными даже в полумраке засосами на плечах и груди красноречиво-неодобрительным взором и продолжил:
  - Не здесь. Пойдём ко мне.
  - Прям так сразу и к тебе? А как же цветы и серенады под окнами? - машинально съязвил Каин. Шатен нахмурился, и он замолчал, нарочито покорно следуя за ним и прижимая к животу скомканные камзол и рубашку.
  - Ну так в чём дело? - не без раздражения осведомился худощавый брюнет, устраиваяясь в кресле. - Я, чтоб ты знал, зверски хочу спать.
  - Мне... нужна твоя помощь, - скрипнув зубами, но пропустив мимо ушей непочтительный тон младшего, проговорил Бенедикт.
  Каин слегка обалдел и даже перестал зевать.
  - Повтори-ка! Я хочу это услышать ещё раз... - попросил он.
  - Мне. Нужна. Твоя. Помощь! - чуть не прорычал его старший брат. - А теперь заткнись и дай мне сказать!
  - Слушаю, - Каин поднял руки в жесте капитуляции и внимательно уставился на мнущегося и непривычно смущённого Бенедикта.
  Шатен на мгновение отвернулся, глядя в огонь, плящуший в камине. Тяжело вздохнул, словно собираясь признаваться в убийстве любимой собачки новой жены Оберона ему же, и заговорил:
  - Я хочу знать, как мне добиться... внимания Джулиана. Ты можешь что-нибудь подсказать? - сухо выдавил он.
  - Только лишь внимания? - насмешливо уточнил Каин. - Нет ничего проще - покажи себя лучшим в деле, успехами в котором он заслуженно гордится. Внимание тебе обеспечено.
  Бенедикт одарил его неожиданно злым, совсем ему несвойственным взглядом и рявкнул:
  - Хватит издеваться! - выдохнул и уже спокойнее добавил: - Нет, не только внимания. Я хочу его любви.
  - Она у тебя есть, - равнодушно пожал плечами Каин. Давать ответ за брата он явно не собирался, добиваясь, чтобы Бенедикт во всём признался сам.
  - Незаметно, - с отзвуком того же ехидства в голосе проворчал старший сын Оберона.
  - Ну, тут уж ты сам налажал. Я тогда всё, что мог, сделал. Даже штаны свои ему пожертвовал. Он их, между прочим, порвал, когда Камень воровал, - отмахнулся Каин.
  - Не знал, что помимо всего ты ещё и мелочный шмоточник, - с неприятным удивлением на лице поддел его Бенедикт.
  - Не уходи от темы, - строго оборвал его темноглазый принц, выпрямляясь в кресле, словно председатель судилища. - Что тебя не устраивает в нынешнем положении вещей?
  Амберский стратег в который раз за эту ночь заскрипел зубами и сдержанно ответил:
  - То, что он ведёт себя так, словно мы чужие. Хуже даже - словно мы враги. А мы ведь всё-таки братья, и... - Бенедикт посуровел и после паузы закончил: - я его люблю.
  - Вот и славно, - удовлетворённо усмехнулся Каин. - Ты как, теорию хоть знаешь?
  - Какую теорию? - недоумённо моргнул шатен.
  - Ну, что куда совать и где чего трогать, чтоб он не сбежал от тебя после первой же ночи, укрепившись в желании любить тебя с почтительного расстояния.
  Бенедикт покраснел и отодвинулся, словно не желая иметь никакого дела с простодушной любознательностью смуглокожего красавца, сидящего напротив.
  - Предполагаю, - уклончиво отозвался он.
  - О-ох, мать моя женщина! - закатил глаза Каин. - Вот такие предполагатели и отбивают у приличных людей всякую охоту спать с мужчинами.
  - С меня довольно! - наконец взорвался Бенедикт и чуть не за шкирку вышвырнул младшего в коридор. - Проще разобрать Колвир по камушку, чем допроситься у тебя нормального ответа! Вали отсюда!!!
  - Я-то свалю, - усмехаясь, шёпотом отозвался брюнет, разглядывая звучно захлопнувшуюся дверь. - Но по крайней мере я теперь знаю, что моя маленькая идейка сработает как надо.
  
  Джулиан в премрачнейшем состоянии духа брёл по амберскому порту. Каинов плащ, надетый ради того, чтобы не слишком выделяться среди портового населения, тряпкой свисал с плеч, капюшон почти полностью скрывал лицо. Джулиан был слегка пьян, напиваться всерьёз в той таверне, куда его затащил Каин, ему помешала банальная брезгливость. Принц не сразу заметил, что забрёл в какой-то совсем уголовный район, где даже редкие фонари светили как-то... опасливо.
  - А вот и ты, цыпочка, - усмехнулась ему навстречу солидных габаритов тень, обдав зловонным дыханием и красноречиво помахивая дубинкой.
  - Вы меня с кем-то перепутали, - отступив на шаг, холодно отозвался амберит, нащупывая кинжал. Меча, как назло, не было, ну какого чёрта он поверил Каину, что меч тут будет только привлекать внимание...
  - Да нет, прелесть моя, - хихикнул кто-то сзади. - У нас именно к тебе счётец.
  Джулиан молниеносно обернулся - пути к отступлению ему отрезали вполне профессионально, да и к внушительной фигуре впереди уже присоединились помощники. В общих чертах на него приходилось где-то человек пятнадцать.
  - Дерьмо, - шёпотом охарактеризовал ситуацию голубоглазый амберит и приготовился к бою - выпускать его просто так явно не собирались. Знать бы ещё, что за "счётец" ему желали предъявить...
  - К чертям разговоры, - произнёс некто, скрывающийся в тени дома. Голос, уверенный и равнодушный, выдавал вожака этой своры. Брюнет прищурился и приметил место, откуда он раздавался. При случае надо будет ткнуть туда чем-нибудь острым. - Разделайтесь с ним и всё.
  "Оппаньки, так меня тут собрались убивать... Нехорошо!" - успел подумать Джулиан, ударив кинжалом в горло первого из подступавших к нему оборванцев...
  Каин полулежал на скользкой черепичной крыше, одной рукой вцепившись в край, а в другой зажав рукоять кортика, и ждал. Место было удачным, вся картина была как на ладони, так что он почти не боялся пропустить нужный момент. Хотя вся затея сама по себе была довольно рискованной...
  "Славно братик дерётся, - довольно подумал смуглолицый принц, когда на грязную мостовую рухнул пятый из нападавших, безуспешно зажимая руками распоротый живот. - И хорошо, что я не дал ему взять с собой меч, а то бы он тут всех положил. А вот теперь..." - словно повинуясь команде темноглазого амберита, какой-то шустрый коротышка подкрался к разошедшемуся Джулиану сзади и сноровисто ударил по почкам. Брюнет согнулся, и тут же на его фигуру обрушился град ударов - разбойники не использовали иного оружия, кроме дубинок, но не давали своей жертве ни секунды передышки, так что Джулиану не удавалось даже вздохнуть. Всего пара минут - и он уже лежал на земле, пытаясь съежиться в небольшой комочек и спрятать от пинков хотя бы живот. Глаза застилала тёмная пелена, при каждом вдохе в груди что-то опасно потрескивало...
  - Снимите с него капюшон, - велел тот же голос, что отдал приказ о расправе. - Ну что, Каин, доволен нашим гостеприимством?
  - Извини, Топор, но я очень не люблю, когда обижают моего младшего братика, - нежно улыбнулся Каин, спрыгивая с крыши и размашистым ударом кортика снося голову оказавшемуся слишком близко громиле. - А гостеприимству тебе следует поучиться. Скажем, у хозяев ада! - амберит вытянул из-за спины небольшой метательный ножик и аккуратно всадил его в глазницу незадачливому главарю. Оцепеневшие на мгновение оборванцы почти сразу накинулись на него, только огромный, словно тролль, человек растерянно проговорил:
  - Это что же, мы не того били? - и сразу захлебнулся собственной кровью. Метательных ножей у Каина было много, и пользоваться ими он умел.
  Джулиан через силу раскрыл глаза, всё тело ныло и жаловалось, пространство тошнотворно покачивалось, в свете тусклого фонаря над ним танцевала смутно знакомая фигура, осторожно перешагивая через его бренные останки. Брюнет почувствовал всплеск минутной благодарности - если б на него сейчас ещё и наступили, он бы точно потерял сознание, и надолго... Место и время для этого были очевидно неподходящими.
  - Ну всё. Чистка закончена... - Каин проводил задумчивым взглядом последнего оставшегося в живых, удиравшего с завидным проворством, несмотря на хромоту, и решил не догонять. Стёр с кортика кровь и наклонился над Джулианом, изобразив на лице беспокойство и страх за брата. Всё - практически натуральное.
  - Джул, ты живой? - негромко позвал он. Осторожно коснулся плеча, но всё же вспомнил, что трясти избитого юношу может быть небезопасно. Ему ещё предстояло дотащить его до замка...
  Ответом ему был тихий, прерывистый, зато очень высокохудожественный мат. К счастью для Каина, не в его адрес.
  - Тихо, братик, всё. Теперь всё будет хорошо, - совершенно для себя нетипичным и даже неотрепетированным успокаивающе-ласковым тоном проворковал Каин и подхватил Джулиана, подставляя ему плечо. Голубоглазый принц отреагировал тихим жалобным стоном, повторившимся, как только его брат попытался сделать шаг.
  - Чёрт. Я тебя не донесу, сдохнешь ещё по-дороге... - обеспокоенно проговорил смуглый амберит и, с минуту покопавшись в карманах, вытянул из неё колоду карт. Быстро отыскал нужную, с тревогой поглядывая на безвольно обвисшего на его плече Джулиана и тихо проговорил:
  - Бенедикт, мне нужна помощь... Не столько мне, в общем-то... Короче, дай руку, это срочно!
  
  - Так, а теперь - рассказывай, - Бенедикт усадил нервничающего Каина, бросающего тревожные взгляды в сторону его спальни, куда поместили наконец потерявшего сознание Джулиана, в кресло и строго уставился на него. - Что вообще случилось?
  - Я повёл брата развлечься в порт, - с виноватым видом начал отчитываться тот. - Ну, дал ему свой плащ, а то у него не было ничего подходящего, за милю было б видно, что аристократ, причём не из бедных, прирезали бы в момент. А так - он почти не выделялся. Мы посидели в таверне, я хотел затащить его в нормальный бордель, не похожий на те "салоны" в Верхнем городе, - Бенедикт чуть поморщился, но комментировать не стал, - но он не дался... И пить тоже не стал, ну, почти, что там полбутылки вина амбериту... Потом вообще ушёл, я точно не заметил когда... Когда обнаружил, кинулся следом, он же порт совсем не знает, зашёл бы ещё куда-нибудь... Собственно, он и зашёл... - Каин выдохся и умолк, старший брат подождал с минуту и велел ему продолжать.
  - Ну и всё... Сам не знаю, каким чудом я его догнал - всё равно поздно, его уже повалили и обрабатывали ногами и дубинками... Тех, кого не положил он сам, я добил, а потом вызвал тебя...
  - С какой стати портовые оборванцы вздумали нападать на одинокого путника? Полагаю, он не выглядел достаточно богатым, чтобы стоило накидываться на него такой компанией? - сурово поинтересовался Бенедикт.
  - Ну-у... - протянул Каин, собирая все свои актёрские способности до капли. - Понимаешь... У меня подозрения, что они ждали меня. А его просто спутали. Темно, плащ мой, капюшон у него был накинут... Да к тому же их главаря я знаю... знал, и у нас с ним... далеко не дружеские отношения.
  - То есть, он попал в ловушку, расставленную на тебя, - сделал вывод шатен и, прищурившись, пристально посмотрел на мнущегося и беспокойно ёрзающего в кресле брата.
  - Возможно, - с явной неохотой согласился Каин и жалобно посмотрел на старшего: - С ним всё будет в порядке, ведь правда?
  Бенедикт обречённо вздохнул. Паранойя паранойей, но ситуация была вполне вероятна. И обвинять Каина во лжи лишь потому, что он - Каин, тоже было негоже. Парень явно переживал за брата и сам себя обвинял, хотя не мог уследить за всем...
  - Ладно. За Джулианом я присмотрю, а ты иди к себе, - вздохнув, велел старший сын Оберона и поднялся.
  Каин с облегчением выскользнул из его комнат. И направился к Корвину.
  
  Тело зверски болело и наотрез отказывалось слушаться. В голове стучали кузнечные молоты, во рту, казалось, устроило общий сходняк всё сообщество амберских помоечных кошек. Джулиан из последних сил перекатился на бок, и его вывернуло. Хорошо хоть не прямо на кровать, уныло подумал он, свесившись с края и гадая, сумеет опять лечь на спину или так и стечёт в остатки собственного ужина.
  - Похоже, ещё и сотрясение мозга, плюс ко всему, - голубоглазый принц с усилием поднял глаза на источник звука и с некоторым запозданием опознал Бенедикта. Поморщился, чуть не вскрикнув от боли в рассаженной скуле, и из последних сил изобразил на лице неприступное выражение.
  "Судя по случившемуся, мозга у меня нет, так что и сотрясаться нечему," - хотел было мрачно съязвить юноша, но ладонь старшего брата мягко зажала ему рот.
  - Не стоит пока разговаривать, - непривычно ласково проговорил тот, помогая ему устроиться поудобнее и влажным платком обтирая лицо.
  Джулиан покорно промолчал, но в отместку демонстративно прикрыл глаза, изображая сон или обморок. Ему показалось, или брат виновато вздохнул?
  Впрочем, почти сразу одеяло с него сдёрнули, и Бенедикт принялся за врачевание. Было мокро, холодно, вдобавок наложенные братом повязки давили на свеженькие синяки и вообще были жутко неудобны. Брюнет и сам знал, что так надо, но настроения ему это, ясное дело, не улучшало. И ещё злило то, что этим занимался Бенедикт, которого не хотелось видеть в принципе. Тем более - пребывая в подобном состоянии.
  - С отцом я поговорю сам, - закончив процедуру и так и не дождавшись от Джулиана никакой реакции - ни благодарности, ни раздражённого шипения - проговорил старший сын Оберона. - Об этом ты можешь не беспокоиться. Сейчас тебе лучше поспать.
  Бенедикт легко коснулся губами его лба, едва не заставив младшего брата ошарашенно распахнуть глаза - тот сдержался только из чистого упрямства - и тихо вышел.
  
  Сам амберский полководец был в смятении. Отцовского недовольства он не боялся, тот вообще не слишком-то был обеспокоен безопасностью собственных отпрысков, здраво полагая, что при необходимости наклепает ещё. Да и присматривать за тем, чтобы полученные младшими травмы заживали как положено, Бенедикт тоже привык. "Может, дело просто в том, что Джулиан валяется в твоей постели?" - ехидным каиновым тоном поинтересовался внутренний голос. Шатен потряс головой, но предположение крепко вцепилось в разум всеми лапками и улетучиваться категорически не желало.
  "А ещё в том, что тебе глаза режет то, что он там лежит в одиночестве..." - чуть мечтательно продолжило бенедиктово "второе я", подсовывая картинки ну совершенно непристойного содержания.
  "Я не собираюсь с ним спать!" - сам на себя рявкнул Бенедикт. Не помогло. Внутренний голос только хихикнул. "Он же болен, в конце концов! Ему сейчас шевелиться не рекомендуется!" - с чувством, что начинает потихоньку сходить с ума, принялся оправдываться амберский полководец. "А не сейчас, м?.." - провокаторски промурлыкал внутренний голос и смолк. Бенедикт вытер пот со лба и решил, что безумие - далеко не такая прикольная штука, как утверждает вечно пребывающий в изменённых состояниях сознания Брэнд.
  Но мысль хотя бы разочек поцеловать Джулиана, ну хотя бы в порядке эксперимента, ему действительно понравилась. Ну, в худшем случае получит в морду от взбесившегося братца, не умрёт. Зато хотя бы будет знать, чего именно лишился...
  
  Джулиану было по-настоящему худо. Гордому, как все амбериты, принцу казалось невыносимым принимать братскую заботу от того, кому, как он был неколебимо убеждён, он был по большому счёту безразличен. Это казалось отвратительным лицемерием, особенно ласковые касания пальцев Бенедикта, время от времени пробегающих по виску или по волосам. Хотелось заорать и швырнуть в него чем-нибудь, сорвать эту мерзкую доброжелательную маску, хоть раз увидеть, что же из себя на самом деле представляет тот, кого он до сих пор безнадёжно любил.
  Впрочем, Джулиан давно ещё решил ничем себя не выдавать, и потому лишь отмалчивался в ответ на все расспросы и дружескую болтовню старшего брата и старался побольше спать. Иногда голубоглазому брюнету казалось, что вскоре он и вовсе разучится разговаривать - беспокоить его прислуге запретили, а из братьев иногда забегал только Каин, вечно взъерошенный и лучащийся вполне объяснимым довольством, бросал пару фраз о том, что происходит в замке, и удирал. Джулиан хандрил и мечтал о том времени, когда ему наконец дадут встать и перебраться в собственные покои, обходясь лишь визитами придворного лекаря.
  - Всё грустишь? - Каин проскользнул в комнату, сторожко оглядываясь, и выставил на пол у кровати Джулиана батарею бутылок. - Лучшее вино с виноградников Кашфы, твоё любимое! - тоном прожжённого торговца провозгласил он. - Не беспокойся, я узнавал, Бенедикт сегодня явится в лучшем случае к утру, так что мы можем покутить. Твои сотрясённые мозги уже в порядке, а при переломах алкоголь не противопоказан. И вообще ты куда здоровее, чем прикидываешься.
  - С каких это пор ты так обо мне заботишься? - ехидно поинтересовался Джулиан, без особого успеха пытаясь приподняться на локте.
  - Я о тебе всегда забочусь, - наставительно заявил Каин, разливая вино по бокалам. - Просто обычно ты и сам вполне можешь это делать, вот я и не суечусь понапрасну. Ладно, давай - за твоё здоровье!
  Братья чокнулись и выпили, старший тут же наполнил бокалы снова.
  - А теперь давай за папу.
  - А потом за маму, за бабушку и за дедушку? - фыркнул чуть расслабившийся Джулиан.
  - Можно и так, - покладисто согласился Каин. - Вина много, если не хватит, я велю ещё принести.
  
  Вернувшийся около трёх часов пополуночи Бенедикт застал картину, которая едва не довела его до в общем-то не свойственного амберитам инфаркта. Вусмерть пьяные сыновья Рилги передавали друг другу полупустую бутылку красного вина, ещё несколько уже опустошённых раскатилось по комнате, Джулиан, разомлевший и чуть разрумянившийся, лежал на кровати в расслабленной, отчего-то кажущейся непристойной позе, свесив одну руку вниз, и непривычно мягко улыбался, пряча глаза за скромно приопущенными ресницами. Каин в расстёгнутой до середины груди рубашке сидел на полу, широко раскинув длинные ноги и опершись спиной о край кровати, и с препохабнейшим выражением лица неторопливо ласкал губами ладонь и запястье брата, надёжно переплетя его пальцы со своими и удовлетворённо жмурясь. Впервые в жизни Бенедикту подумалось, что его комната может напоминать хоть и дорогой, чуть не до тошноты изысканный, но всё-таки - бордель.
  Впрочем, Каин умудрялся превратить в публичный дом любое помещение, в котором находился. Но в самом деле, какого ж чёрта?!
  Ярость накатила на старшего сына Оберона столь стремительно, что он даже не успел привычно ей воспрепятствовать, и очнулся лишь тогда, когда получивший с десяток увесистых затрещин и вполне протрезвевший Каин стрелой вылетел за дверь, получив неслабый пинок чуть пониже поясницы, а мгновенно насупившийся Джулиан совсем по-детски обиженным тоном проговорил:
  - Сволочь ты, старший, - и отвернулся, свернувшись в комочек и даже спиной демонстрируя недовольство. Сквозь тонкий батист рубашки трогательно торчали по-подростковому острые лопатки, чёрные волосы разметались по подушке, словно дразня, предлагая прикоснуться...
  - Прости, - виновато сказал смущённый собственной вспышкой Бенедикт, присаживаясь на край и осторожно положив ладонь на плечо брата. - Но тебе же нельзя, маленький, ты же ещё нездоров...
  - Я не маленький, и я уже вполне здоров! - огрызнулся Джулиан. - И к слову, я тоже сын нашего отца, мог бы уже понять, что я выздоравливаю куда быстрее человека! - брюнет всё-таки обернулся и неожиданно эмоционально воскликнул: - Ну за что ты меня так не любишь, а? Ой, прости, - он тут же сменил тон. На злобно-ехидный, - ты меня любишь. Исключительно по-братски, ага! То есть тебе на меня плевать, лишь бы был жив и более-менее здоров! А, и ещё не нарушал общественный порядок! - Джулиан по-пьяному размашисто вскинул руку - на середине движения контроль окончательно ему изменил, и кисть бессильно упала на бедро Бенедикту. Парень несколько мгновений помедлил, заторможенно что-то соображая, и попытался приподняться - пальцы его машинально сжались, царапнув внутреннюю сторону бедра брата и чуть не заставив того взвыть от неуместного и совершенно неожиданного всплеска возбуждения. В глаза снова резко бросилось то, как падают тени от ресниц на порозовевшие скулы темноволосого принца, как натянулась на груди тонкая ткань, обрисовывая каждый мускул, как приоткрылись припухшие невесть отчего губы... Способность здраво соображать Бенедикта тоже покинула без предупреждений, а уж когда руки брата легли ему на шею, притягивая ещё ближе и осторожно вплетаясь в волосы, амберский стратег перестал верить, что она к нему когда-нибудь вернётся.
  - Опять будешь ныть, что это недостойно и не подобает? - чуть грустно поинтересовался Джулиан, когда поцелуй всё же прервался. Выглядел он так, словно уже получил утвердительный ответ.
  - Даже не подумаю, - лихо ухмыльнулся в ответ Бенедикт, чувствуя себя так, словно нажирался тут вместе с братьями, а не исключительно трезво и скучно инспектировал южную линию обороны. Голова чуть кружилась, пространство сузилось до вдруг просиявших голубых глаз и не видимого, зато очень хорошо ощутимого жилистого гибкого тела под ладонями... Бенедикт глубоко вздохнул, словно собираясь нырять на глубину, и снова наклонился к губам Джулиана.
  - Обалдеть, - через несколько минут задыхающимся голосом прокомментировал Джулиан. - Впервые вижу тебя совсем голым.
  - Ну и чего такого? - сдирая с него рубашку и принимаясь целовать выступающие ключицы, хмыкнул Бенедикт. - Две руки, две ноги, один... ну ты понял.
  - Ну, просто не думал, что такое бывает. И такое - тоже, - промурлыкал брюнет, обхватывая ладонью это самое "такое".
  - Почему это? Я безупречно здоров, соответственно, с потенцией у меня тоже всё в порядке... - недоумённо проговорил старший, щекотнув дыханием шею за ухом, и прикусил мочку, вырвав у Джулиана жалобный, захлёбывающийся стон. Тот, впрочем, не преминул отыграться, благо стратегически важная часть анатомии брата по-прежнему пребывала у него в руках.
  - Ой! Нет, слезь! Блин, у меня ж ребро не зажило... - вскрикнув от боли, дёрнулся голубоглазый брюнет, на которого протяжно застонавший Бенедикт обрушился всей тяжестью своего тела - подогнувшиеся колени держать его отказались.
  - Прости... - на лице старшего брата нарисовалось настолько очевидное раскаяние, что Джулиан чуть не рассмеялся сквозь невольно выступишие на глазах слёзы.
  - Не прощу! - скорчив суровую рожицу, вздёрнул нос тот и тут же рассмеялся, глядя на обречённо заломленные брови Бенедикта. - За это ты расплатишься! Самолично сняв с меня эти долбаные штаны!
  - И всего-то? - недоверчиво уточнил шатен и чуть отстранился, издевательски медленно расплетая шнуровку. Джулиан тяжело дышал и выгибался, всё норовя потереться пахом о его ладони.
  - Блин, хватит меня мучить уже! - наконец рявкнул он, когда со шнурком наконец было покончено, и руки брата всё так же неторопливо проскользнули под ткань, оглаживая бёдра, стискивая ягодицы, медленно стягивая брюки прочь. Брюнет кусал губы и до синяков сжимал пальцы на подвернувшемся под руку бенедиктовом колене.
  - Мда, и что дальше? - в некоторой задумчивости проговорил Бенедикт, сидя над изнывающим от нетерпения Джулианом, меланхолично проводя ладонью по животу и бедрам младшего. На худой конец, всегда оставалась возможность просто навалиться на него, надеясь, что природа сама подскажет... Но привычка к безупречности и любовь к брату требовали чего-то более изысканного и вдумчивого, тем более что в памяти всплыли давние слова Каина.
  - Да плевать! - проглотив нецензурную часть возгласа, рыкнул Джулиан, подтягивая его к себе и вынуждая улечься рядом. Обвил его шею руками, жадно вцепляясь в губы, и закинул ногу на поясницу, прижимаясь к нему всем жаждущим ласки телом. Ещё несколько минут братья неистово целовались, урча и постанывая, Бенедикт царапал спину брюнета, вынуждая выгибаться, ещё теснее приникая к его коже...
  - Жидкое что-нибудь есть? - когда до Джулиана дошло, что смерть от асфиксии становится угрожающе близка, он всё-таки оторвался от губ брата и задал следующий из насущных вопросов.
  - Вино, - машинально ответил Бенедикт. - А за...
  - Не годится, - отмёл предложенное Джулиан. - А масло какое-нибудь?
  - Нету, - ошарашенно отозвался тот, думая в основном о трущемся о его болезненно горящую кожу гладком теле брата. - Зачем?
  - Для смазки, - объяснил брюнет и в задумчивости нахмурил брови.
  - Держите, девственники, - незаметно подкравшийся Каин сунул в руку Бенедикту небольшой изящный флакончик и рванул прочь, пока братья пытались осознать его присутствие. - Спасибо за великолепное представление, дорогие.
  Когда хлопнула входная дверь бенедиктовых комнат, догонять стервеца было уже как-то поздновато. Тем более что даже не подумавший смутиться Джулиан покусывал его плечо с явно довольным видом...
  Бенедикт на флакончик поглядывал с недоумением, так что голубоглазый брюнет, через несколько минут осознав, что намекающие взоры не помогают, отобрал у него ёмкость и принялся раздавать инструкции.
  - Пальцы намажь, солнце моё невинное. Во-от... А теперь их вот сюда... - Джулиан выгнулся, подставляясь рукам брата и ещё плотнее прижавшись к его паху, вследствие чего указание "вот сюда" Бенедикт воспринял крайне смутно. - Давай, смелее... О-о-ох, ещё... Глубже... - лицо у младшего стало такое, что амберский полководец с трудом удержался от того, чтобы немедленно ему засадить. Правда, кое-что портило удовольствие...
  - Ты откуда всё знаешь? - с подозрением поинтересовался Бенедикт, пытаясь заглянуть в блаженно прижмуренные голубые глаза.
  - Каин рассказал... Он, когда пьяный, так многосло... А-а-ахх!... многословен... - вздрагивая и извиваясь в его объятиях, прерывисто сообщил Джулиан. - И рассказывает красиво...
  - Только рассказывал? - ревниво уточнил Бенедикт, чувствуя, что ему это, в общем-то, уже глубоко пофигу. Мохнатые ресницы брата разомкнулись, и он уставился на старшего с откровенной мольбой.
  - Только, - обречённо подтвердил брюнет, словно полагая утвердительный ответ необходимым условием продолжения... процесса. - Ну не... а-ахх... мучай меня, любимый... - Джулиан приник к его плечу, щекоча кожу длинными волосами, и снова всем телом потёрся о него, вырвав сдавленный стон.
  - Джул... - почти испуганно выдохнул Бенедикт, обнимая его обеими руками и с непривычным удовлетворением слыша разочарованный всхлип брата, пытавшегося податься вслед за выскользнувшими из его тела пальцами. - Ты в самом деле этого хочешь? - на всякий случай уточнил он.
  - Зануда, - укоризненно нахмурился Джулиан и зло укусил его за плечо. - Тебе ещё неясно? Я этого уже лет десять хочу, старший.
  - Ты меня успокоил, - вопреки своим словам, несколько нервно улыбнулся Бенедикт, притягивая его к себе и одновременно с жадным, нетерпеливым поцелуем медленно и осторожно входя в его тело. Младший протяжно вскрикнул, судорожно выгнулся, стараясь насадиться глубже, и всякую осторожность шатен тут же потерял...
  
  - Я не сделал тебе больно, котёнок? - обеспокоенно поинтересовался Бенедикт, отводя с лица лежащего в полуобмороке Джулиана взмокшие чёрные пряди. Тот машинально покачал головой и привычно огрызнулся:
  - Я тебе не котёнок, - хотя интонация была именно что кошачья, удовлетворённо-мурлыкающая. - Всё в порядке, старший. Всё даже более чем в порядке... - Джулиан улыбнулся так, что к амберскому полководцу пришла увесистая мысль повторить всё ещё разок. Помедленнее и повдумчивей.
  Брюнет обхватил его за плечи и, перевернув на спину, навалился сверху. Бенедикт уже заметил, что тот предпочитает спать на животе, подмяв под себя подушку, но прежде не мог представить, что когда-нибудь окажется на подушкином месте. Впрочем, оказалось на удивление приятно, только дыхание брата щекотало шею, рождая отнюдь не сонные мысли.
  - Спокойной ночи, сокровище моё, - пробормотал Джулиан, крепче обвивая руками его плечи и тут же засыпая. Бенедикт с нежностью посмотрел на него, напомнил себе, что брат всё-таки ещё нездоров и излишне утомлять его не стоит, и попытался заснуть сам, тщательно стараясь отвлечься от ласкающего кожу дыхания.
  
  - Джул, ты помнишь, что кое-что мне должен? Работа свахи, между прочим, весьма тяжела и для нервов затратна...
  - Каин, хватит издеваться! - Джулиан с досадой понял, что брат, как всегда, выбрал безупречное время, чтобы потребовать отдачи долгов. Бенедикт дожидался его в своих покоях после долгого отсутствия, наверняка уже успел подкрепиться и принять ванну, им осталось бы только выпить по бокалу вина за встречу и... В общем, голубоглазый амберит был готов на всё, лишь бы только Каин отстал и не тратил его драгоценное время. - Что тебе надо?
  - Да ничего особенного, - ухмыльнулся в ответ смуглолицый принц. - Я вам помог личную жизнь устроить? Помог, не будешь спорить. Теперь - просто не мешайте мне устраивать свою. В общем, убеди как-нибудь старшего, чтобы он закрывал глаза на наши... гм... посиделки с Корвином. Может, я наконец нашёл свою судьбу, а?
  - Ты кошак, братец, и у тебя вечный март, - поддел его Джулиан. - Какая уж тут судьба? Ладно, сделаю, что смогу, только отстань!
  - Ну смотри, ты мне слово дал. Весёлой ночи!
  - Иди нафиг!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Eo-one "Зимы"(Постапокалипсис) Т.Рем "Призванная быть любимой – 3. Раскрыть крылья"(Любовное фэнтези) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"