Морозов Игорь Викторович: другие произведения.

Идем

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что там, за гранью жизни? Что это, рай, праздник ли это для души?


(с) 2000 г. Автор: И.Морозов E-mail: statec@mail.ru

Идем

Ингел

0x01 graphic

-- 1

Сначала была пустота. Сознание было, но это было сознание пустоты. Тьма. Полное непонимание, где он находился, отсутствие каких бы то ни было ощущений.

Я, я...я есть, то есть мыслю и существую. Нужно понять, вспомнить. Что есть? Есть мысли вне времени. Но память - это самое ценное, что может быть у человека. Все события и ощущения остаются только в памяти. Наше прошлое- это наша память, наша жизнь. Памяти не было. Мысли рвались на свободу. Он понял, что они должны взлететь, как птица, и с высоты можно будет понять всю картину. А что собственно происходит? Почему нельзя встать? Бесконечно долго он пытался почувствовать хоть что-то. Пока ничего, ни света, ни осязания, ничего. Есть! - эта мысль сверкнула как молния. Раз нет ощущений, нужно представить их. Он начал представлять: " Вот я. Кто? Человек... мужчина, стою... в поле, лето, солнце и душевное спокойствие. Пить, курить, и есть не хочется - все в порядке. Только свет и тепло. Раз организм не чего не требует, а я существую, значит, все хорошо. О, способность мыслить аналитически? Так не все еще потеряно! И с удовлетворением отметил, что чувство юмора не пропало, а значит все просто клёво. Юмор, какой он знакомый и ласковый, как он помогал мне жить. Стоп! Ощущение времени! Я жил с чувством юмора. А где жил? Кто я? Я ...Вася." На последующие воспоминания ушла ещё одна вечность.

2

Василий родился и вырос в обычной московской семье. В школе был середняком, болтуном и хохотуном. Учителя говорили, что у него умная голова, но досталась дураку. На последнем году учебы отец купил ему компьютер, и с тех пор в жизни что-то изменилось. Хотелось проводить время с друзьями, ухаживать за девочками, но этот электронный ящик постепенно втянул его в другую реальность. Все больше времени он играл и бродил в интернете, который постепенно превратился в лучшего собеседника и партнера. Вася точно решил, что дальнейшую жизнь он свяжет именно с ним. Мотивация была настолько велика, что он после трех месячной подготовки с первого раза поступил в университет на информ-факультет. Родители пытались повлиять на Василия. Отец хотел видеть его специалистом в своей области, а после получения им диплома, устроить на работу к себе на завод. Таким образом, Васе предлагалась карьера и поддержка в работе. Но все было тщетно. Василий окончил университет и устроился компьютерщиком в лабораторию при исследовательском центре информационных технологий. Зарплата была скромной, но был полный доступ к любимой технике и последним фишкам интернета. В последнее время он тестировал устройства полного интерфейса и мог уже более или менее полной ощущениями жизнью жить в электронном раю.

Все стало черным, когда у него обнаружили рак. Болезнь была запущенной, пошли метастазы, и жить оставалось от силы год. Выхода не было, полное крушение надежд. Вася порвал отношения со своей девушкой, чтобы оградить ее от переживаний, стал читать все подряд книги о спиритизме, смысле жизни и оккультных науках. Именно тогда к нему в голову прокралась сногсшибательная идея о жизни после смерти. Не загробной жизни в раю, куда он намеревался попасть, а в виртуальном мире с кровью из электронов и плотью из микросхем. Он понимал, что в современной науке не было даже близко ничего похожего. Именно на стыке спиритизма, йоги и техники можно было пытаться осуществить задуманное. Вася стал медитировать и обдумывать свой план. Тем временем начались боли. Пошли в ход химические препараты. Дальше тянуть было нельзя. Через знакомого врача из реанимации он достал упаковку сильных обезболивающих наркотиков. Риск был огромный, но его врач не мог не помочь Василию. Все выходные друзья провели вместе, и Вася пытал товарища о том, что тот знал о смерти и о жизни после смерти. Еще через неделю план был готов. Василий остался вечером в пятницу не работе, запер дверь лаборатории, написал прощальное письмо. Расположившись в интерфейс - кресле, он приспособил у головы капельницу, залил туда наркотик и ввел иглу в вену. Самодельный таймер, открывающий подачу наркотика во флакон, Вася включил на 60 минут. Попробую достичь нирваны за 60 минут, - с грустью подумал он. Медленно надел шлем и подсоединил электроды и все проверил. Последний раз посмотрев на свое тело, он наполнился холодной безысходностью, знакомой с тех времен, когда он впервые в жизни осознал неизбежность смерти. Сердце бешено билось. Пришлось применить все знания, почерпнутые из книг по медитации. Постепенно он успокоился и стал представлять себя в новой жизни. Нужно было перенести свое я в электронный мир и ясно представить себя в нем. Это было несложно, ведь душой он давно был там. Сознание цеплялось за спасительную соломинку продолжения бытия, мысли синхронно уносили его из реальной жизни. Когда он уже почти перенес свою сущность в интернет, а глаза видели другой мир в абсолютно новом свете, сработал таймер, и смертельная доза разнеслась кровью по уже не нужному телу.

3

От ясности осознания того, что случилось, Вася покачнулся. Я здесь! Радость и ужас охватили его одновременно. Я жив! Но я один... Человек не может быть один. Еще в детстве, читая фантастику, Вася представлял себя с несущемся в космическом корабле навстречу открытиям. Похожее чувство - тоска и предвкушение полной жизни впереди.

Хоть он и готовился к этому, как и к смерти, но от осознания пустоты и абсолютной неизведанности душа его похолодела. Так..., спокойно, все хорошо. Разве ты не об этом мечтал, не этого хотел? Спокойно и пошли дальше. Значит, поэтому нет ощущений тела и окружающего мира. Еще дальше - я могу себя и мир только представлять. Реальность уже почти полная. В прошлой жизни похожее было, когда он просыпался от долгого сна днем. Сюрреалистическая действительность, когда сознание еще не набросило земную сеть на полет души, все как настоящее и нет границ. Хотя не то. Тогда это было не так ярко выражено. Сейчас же это его единственное чувство. Оно многократно усилилось и заменило все остальные. Наверное, именно так у слепых слух и осязание заменяет зрение.

Нужно попытаться двигаться. Василий сделал шаг, повернулся, оглядел окружавший его мир. Мир как в снах, тех снах, в которых он видел себя в деревне у бабушки. Лучшие светлые сны, спокойствие и беззаботность. Кругом зеленые поля, знакомая речка. Не хватало только деревни. Одна природа. Вася сделал несколько шагов и присел на землю. Кузнечик прыгнул из-под ног, в заводи слышалось пение лягушек. Этого ему не хватало в Москве - звуков природы, чистого неба и блаженного ощущения спокойствия. А там - и он вспомнил состояние души в городе - пение ворон и витающая в воздухе напряженность. Жизнь роботов.

Может, я промахнулся и попал в рай? Но где ангелы, где соседи по раю?

Внезапно Вася услышал за спиной осторожное покашливание. Он обернулся и увидел ангела! Внешность соответствовала христианским канонам. Длинные белые одежды, седой старец с мудрыми глазами и нимбом вокруг головы. Чистые глаза внимательно и, вроде бы, с интересом смотрели на Васю.

-- Извините, Вы кто? Где я?
-- Ты в виртуальном раю, сын мой. То есть он не совсем виртуальный, а такой же реальный, как и твоя прошлая жизнь. Ты там, куда хотел попасть, а я - Дух интернета.
-- Вы бог?
-- Нет, бог создал людей, люди создали интернет, а я результат их ... впрочем, объясню потом. Сейчас ты должен акклиматизироваться. Меня можешь называть ангелом интернета, или Ингелом. Ты же так и будешь - Вася.

Вопросы выстроились в голове в очередь, причем последние, топчась по ногам первых и толкаясь, все время спрашивали: "вы еще не задались?".

-- А что же мне делать? И я многое хотел бы узнать, но не знаю, с чего даже начать.
-- Пока ходи и чувствуй себя в раю, осваивайся. Я пока покину тебя, но я всегда тебя вижу и знаю твои нужды. На вопросы отвечать рано. Ответы ты можешь не понять, или не постигнуть их смысл. Чтобы это сделать, нужно помучиться нам их разгадкой. Хотя слово помучиться не совсем применимо к раю. В общем, отдыхай, смотри, думай. Когда я тебе действительно понадоблюсь, я появлюсь.

С этими словами Ингел вознесся и растаял в облаке, которое, не спеша, полетело по небу. Остались незаданные вопросы: кто еще здесь живет, как живет, и что, собственно говоря, этот мир из себя представляет.

Вася еще сидел, пытаясь осознать, что произошло, и долго смотрел вверх. На минутку показалось, что Вася попал в хорошо сделанную игру, в которой он - главный герой.

Дела! Рай, вечные каникулы, свобода! А что с ней делать? Оставлю философию на потом. А пока нужно исследовать все вокруг и вообще свойства этого Эдема, вернее Идема. Василий решил пойти к речке. Дорога начиналась от того места, где должен был быть бабушкин дом. Вместо него была цветочная поляна, а на месте сада был тот же сад, как в детстве. Только деревья все молодые и здоровые. Ранние яблоки сгибали ветки до земли, виноград, плетущийся по веткам, был сочным и аппетитным. Интересно, что виноград и яблоки в одно время не созревали. Это он точно помнил с тех времен, когда его родители каждое лето отправляли сюда "на откорм". Было скучно после бурного городского время провождения с товарищами. Поначалу Вася не знал, чем себя занять и бесцельно слонялся по деревне или шел на речку. Но потом он втягивался, начинал читать книги и журналы из старого шкафа, мечтал и думал о бесконечном. Эти мысли навивали фантастические рассказы, которые он очень любил. Иногда Вася думал, что он раньше жил в другом мире, среди звезд, путешествовал на корабле, бродил по планетам. Эти романтические фантазии волновали душу. Внутренний собеседник выходил на первый план и иногда казалось, что лучше и умнее его нет никого. Море времени позволяли думать о жизни, о сути происходящего вокруг, наблюдать. Именно тогда он начал открывать давно известные человечеству законы жизни и людской сущности. От процесса познания захватывало дух и казалось, что жить на свете очень интересно. Душа радовалась и тело вместе с нею. Тогда Вася строил себя как личность. Все последующее бытие только надстраивало на этот фундамент свои архитектурные формы, и не далеко всегда они были чистые и правильные.

Однако размечтался. Сладкие мысли вполне соответствуют месту! С этими рассуждениями Вася пошел по полю. Знакомой грунтовой дороги тоже не было. Одна нетронутая природа, притом та, которая была наиболее близка его сердцу. Неверное и лето тут вечное и стихийных бедствий нет - подумал Вася. Через минут двадцать по его внутренним часам показался берег. Он был не похож на тот, настоящий берег, но и он манил каким-то неведомым волшебством.

Сейчас разденусь, и в воду! Хотя я ведь голый! Почему-то раньше этому обстоятельству он не придал абсолютно никакого значения. Никого вокруг не было видно никого, и стесняться было не кого. Вася попытался представить себе это чувство. И хотя все, что происходило здесь, было в начале его воображением, это у него не получилось. Значит, воображаемая реальность превратилась в настоящую, не полностью подвластную разуму. Ну это конечно правильно, я же не бог и не я создал все это. Мой разум не может управлять этим миром. Но почему нет чувства смущения7 Вася попробовал разозлиться на что-нибудь. Например, на Ингела. Почему он исчез, не сказав, есть ли здесь еще кто-нибудь? Опять не получилось. Тогда он захотел вызвать чувство тоски по прошлой жизни, по маме и папе. Нет, только светлая грусть. Ограничение, несвобода? Несправедливо! Обязательно спрошу Ингела! Показное возмущение не получилось. Ну и черт с ним! Однако я произнес не совсем уместную фразу, и ничего. Никто не покарал, и самое главное, что мысли такие возникают же! Значит это не такое уж ограничение, природа этого явления другая. Ага, вот о чем говорил Ингел. Побейся над решением вопроса и ответ почти готов. Действительно, прав был писатель его книг из детства: чтобы задать вопрос, нужно знать половину ответа. С этими словами в голове Вася с размаху прыгнул в речку. Скрывшись под водой, он открыл глаза и увидел дно. А речка-то гораздо чище! Такая, наверное, как и до того, как люди пришли сюда и возомнили, что они вправе переделывать природу под свои нужды. Вынырнув, Вася погреб вдоль реки на противоположный берег. Там раньше был песчаный карьер, и они с товарищами играли там в войну. Другой берег был крутой, и ему пришлось потрудиться, вскарабкавшись на него. Он прошел немного, поднялся на холм, знакомый по игре "хозяин горы" и огляделся. Нет карьера! Ну правильно, это ведь чистая природа, человеческая, вернее дочеловеческая.

Что же дальше? Куда идти? Где девчонки и пиво?

Тут Вася вспомнил, что его больше всего вдохновляло раньше. Жажда познаний. Нужно узнать, что там, за горизонтом. А еще хочется на юг, к морю. Я давно не был на Черном море, конкретнее всю эту жизнь! Вася собрался духом, оглянулся на деревню, которой не было, и пошел. Идти отсюда километров 600, долго. Наверное, это путешествие на три недели, или чем тут в Идеме меряют время? Хотя времени то было как раз бесконечное множество. Я ведь в раю! Перспектива вечной жизни пьянила.

4

Идти пришлось по знакомым местам, вернее по их райским аналогам. Здесь он катался на велосипеде и играл в футбол... Птицы вокруг пели, и Васина душа то же. На какое то время он отвлекся он постоянных вопросов, витающих вокруг него.

Шел Вася уже пять часов. Поля чередовались с садами и кусками низкого леса, который он так любил. Комаров не было, только птицы. Один раз он увидел вдалеке табунчик лошадей, но они настолько быстро удалялись, что Вася не стал долга изучать это явление. Он остановился, сел на землю и осмотрел ноги. Отмахал, поди 20 километров, а их не натер. Тут, надо думать на мне виртуальные туфли. И усталости смертельной нет. Есть приятная ломота в мышцах. Солнце клонилось к закату, и нужно было искать место для ночлега. По идее место должно было быть защищенное, где было бы уютно. Уют для наших предков и был воплощением защиты и безопасности. И это сидело в генах людей с прочностью инстинкта. Однако Вася этого не чувствовал. Половина земных инстинктов ушли. Так ведь это и не земля! Идему чужды страхи и проблемы человека, который наполовину искра божья, а наполовину примат. Ну, проблемы нет, тем лучше - подумал Вася и лег под дерево прямо на траву. В сумерках затрещали кузнечики, красный закат подсветил облака снизу. Лежать было на удивление удобно, трава была густой и мягкой. Неверное будет холодно, подумал Вася и сон взял над ним верх. В ту ночь Васе снился необычный сон, будто он плывет в лодке по реке, рядом красивая женщина, а плывут они без весел. Лодка никем не управляется и это Васю тревожит. Еще его беспокоит, что вода в реке мутная, словно после дождя. И чувствовалось, что впереди могут быть опасные пороги, а за спиной в лодке - дети, только неясно, чьи эти дети. Такой сон еще не раз снился Васе.

5

Сквозь веки в глаза светило солнце. Неудобно, но глаза открывать не хотелось. Сладкое состояние дремоты трудно было прогнать. Васе всегда нравилось так лежать утром выходного дня в постели и самому себе претворяться, что еще не проснулся. Воображение тогда не знало границ, краски его были яркими, а какое-то особое состояние всех чувств полностью соответствовало воображаемым картинам. Полежав еще пол часа, Вася открыл глаза. Какое чистое небо, а птички, птички то как поют! Медленно поднявшись, он посмотрел вокруг в поисках водоема. Пока не видно. Залезу я на дерево и посмотрю - подумал Василий и стал карабкаться. Как в детстве. На вершине ореха, как он определил дерево, все виделось гораздо дальше. Река находилась в километре. Умоюсь там, а потом подкреплюсь чем - ни будь. Однако голода не было. Вася предположил, что в Идеме другой способ восстанавливать силы, что-нибудь вроде духовного питания. Это был второй вывод, требующий разъяснений Ингела. Добравшись до реки, Вася переплыл на тот берег и заодно умылся. По пути он хлебнул воды, но выплюнул ее и сделал вывод, что пить ему тоже не надо. Ни курить, ни в туалет. Красота! Стать богатым, потому что ничего не надо! Коммунизм наоборот, только еще лучше. От каждого - по способностям, а каждому по потребностям отменяется из-за их отсутствия. Имелись ввиду физические потребности. А духовные любому человеку в радость. А мне? Я, вроде, как и не человек уже. Или наоборот, человек в чистом виде - сознание и душа. Вася шел еще один день и еще и еще. Это доставляло ему удовольствие. Путешествие без рюкзака, без помех, без забот. О чем еще можно мечтать? После нескольких дней пути и созерцания природы Вася дошел до гор. Красоты этих мест были необыкновенными. Смущало только то, что он не знал перевалов и маршрута. Только солнце было ориентиром и реки - проводниками. Приходилось пробираться по долинам рек и ручьев. Один раз Вася зашел в тупик. Горы сужались в щель, стены которой были почти отвесными. Назад идти не хотелось. К тому же другой путь мог быть не менее сложным. Придется рисковать жизнью и быть скалолазом - мелькнула в голове забытая фраза. Перепрыгивая через поваленные деревья и корни, он добрался до участка с голым крошащимся камнем. Еще пару шагов - и Вася поскользнулся. Руки уцепились за куст, росший из щели между камнями, но это не помогло. Во время скольжения, переходящего в падение Вася не испугался, а только подумал, что погибать ему придется во второй раз. С криком "твою мать!" вместо удара о камни, нагроможденные в русле ручья, он провалился черную пустоту.

6

Пробуждение было резким. Вася вскочил, пытаясь осознать, что случилось. Ничего не болело, но не это было странным. На теле не было царапин. Подняв глаза, он увидел, что стоит на поляне на берегу убегающей вниз реки. Это было другое, но знакомое место. Тут он останавливался на привал, когда они с друзьями ехали на машине через туапсинский перевал на море. Река тоже называлась Туапсе. Вася даже вспомнил, что на языке адыгов, давших ей название, это означало что-то связанное с душой. Как я сюда попал? Это что, в Идеме такая техника безопасности? Нет, второй раз умереть не дадут - подумал Вася. А что может вообще случиться? Он взял острый камень и осторожно ткнул им себя в руку. Вместо ожидаемой боли получился ее слабый отголосок. Второй удар был уже не шуточным, и камень зашел в плоть. От неожиданности рука дернулась, и камень выпал, покатившись по траве. Опять слабое подобие боли и сознание того, что это ему противно. Противно делать насилие над собой. Покопавшись в представлениях, он понял, что противно насилие вообще. Поразмыслив еще, Вася повернулся и пошел вниз, к морю. Дальше дорогу он знал. Иногда ему было в тягость разговаривать самому с собой или представлять себе собеседника по вкусу. И тогда Вася говорил вслух или пел любимые песни. Идти и орать можно было сколько хочешь, никто бы не вызвал милицию или скорую помощь. Вообще можно было дурачиться, как хочешь, и иногда он жалел об отсутствии свидетелей его выходок.

Еще через четыре дня он вышел в устье реки на место ее впадения в море. МОРЕ!

На море Вася провел несколько дней, наслаждаясь купанием и нырянием. Рыбы вокруг плавали большими стаями, сквозь чистейшую воду было видно крабов, серые камни на берегу перекатывались под напором невысокой волны, и казалось, больше ничего и не надо. Однако именно эта мысль начала беспокоить Васи. У него была цель, он ее достиг. Что дальше? Смысл существования должен быть. Этот вопрос, который не оставлял Васю в прошлой жизни, стал здесь особенно остро. Новая, незнакомая реальность, отсутствие представления о будущем не давали аналитическому уму Васи никакой пищи.

Продвигаясь дальше на юг, Вася продолжал восхищался видом кипарисов и пальм, тенистыми ущельями и чистыми ручьями. По вечерам он гонял чаек, с криком разлетавшихся от него, а после наступления темноты ловил выползающих на берег крабов. И отпускал их, устраивая гонки к воде на время. Но постепенно он привыкал к райской жизни, и это становилось обыденным. Стремление души это движение ввысь, на новый уровень, за новый горизонт. Этот горизонт Вася не мог для себя определить. Так долго продолжаться не может. Голубое небо и чистая вода уже не приносили такой радости, невидимое покрывало слой за слоем окутывало душу, и прижимала ее к земле. Человеку свойственно к чему-то стремиться. Кто-то собирает марки или путешествует, кто-то пьет или ворует, но все себе придумывают хоть какую-то цель и даже смыслик жизни. Васе стремиться было не к чему. Казалось, этот мир не мог принести ничего нового, в нем все было, притом в самом лучшем виде. Но не было, например, интернета.

Радость познания потерялась, и это было тяжело. Захотелось увидеть Интела и спросить его.

Где ты, приди! - взывал он внутренним голосом. Скоро этот голос вырвался наружу и Вася кричал. Ответа не было.

- Ты слышишь? Я будя прыгать вниз головой, порка ты не придешь! - тишина, но ощущение чьего-то незримого присутствия. Наверное, нужно показать, насколько мне это нужно. Гонимый этой мыслью он достиг вершины большой горы в окрестностях Сочи. Ближе к небу, ближе к Духу, повторял он про себя, карабкаясь на нее. Я верю, что там он меня услышит, должен, должен! Казалось, что тогда, у деревни его детства, Ингел ему привиделся. Нет, нет, нет, по вере вашей и будет вам, то есть мне. У меня есть надежда и вера. Без веры в эту встречу все бы померкло. Бесконечная жизнь без цели даже в раю - это было бы слишком. Вера давала силы.

7

На третий день Василий вспомнил об уроках медитации и стал все больше уходить в мир высших сфер. В конце одного из сеансов, когда он посылал свое я навстречу с Духом, он увидел ослепительный свет, исходящий из облаков. Совершив наполовину мысленный, наполовину явный полет, Вася приблизился к кромке белого кучевого облака и увидел ... Ингела, сидящего верхом на белой дымчатой поверхности и кормящего летающих ниже птиц какими-то семенами из рук.

Ингел молча поманил Васю и жестом пригласил сесть. Вася осторожно опустился на туманную и прохладную поверхность облака в трех шагах от Духа. Ближе приблизится он не посмел.

-- Только когда истинная потребность твоей души и вера вознесутся ко мне, я пойму, что пора помочь тебе, - спокойным голосом произнес тот.
-- Да, потребность в тебе у меня ваше всяких границ, мне нужно твое слово как умирающему прощение грехов.
-- Высокопарно, говори по проще, как с равным.
-- Тогда скажи, почему тебя нет со мной, когда ты нужен, как тебя звать, чтобы ты услышал?
-- Я уже сказал, тебе нужно не когда кажется, а когда твои уши готовы слышать, а душа жаждет и открыта. И впредь будет так же. Я знаю, у тебя есть вопросы, на которые есть половинки ответов, - Ингел хитро улыбнулся. Говори!
-- Что дальше, я здесь вечно? - Мысли крутились на языке и сплетались в клубок, и Вася не знал, что он хотел спросить. Хотелось узнать все. Но он робел и боялся, что видение пропадет.
-- Я думаю, нет, твое пребывание здесь не вечно. Душа вечная, а ее состояние меняется и это зависит прежде всего от тебя.
-- Я не понимаю.
-- Ты можешь попасть в другой мир, вернуться, постепенно на землю, дав кусочки своей души новой зарождающейся жизни, но это вряд ли. Души нового создаются из океана, в котором растворяются души рая, а тут ты один. Никому не под силу находится в одном состоянии бесконечность. Разве, может быть святым... но ты не святой.
-- Да, да! Это я хотел спросить. Я не могу быть один, и куда ведет дорога отсюда? Вдруг там хуже, можно ли вернуться?
-- Вернуться всем и всегда можно, но бывает иногда очень трудно. Дорога бывает длинней ожидаемой. Попасть можешь и в ад. Знаешь про падшего ангела?
-- Не надо об, направь не путь истинный. - Вася не как не мог абстрагироваться от обстановки и говорить как всегда.
-- Ни кто не знает об истине точно. Истина бесконечна и не досягаема, как вселенная и время. Пути твои свободны, но не здесь. Свободен человек, и он многим платит за свою свободу, а ты теперь не человек. Мне с тобой рано говорить о путях, думай и чувствуй! Может, ты увидишь их
-- А как я вообще сюда попал, что это за мир - Идем.
-- Идем, хорошее название ты дал моей обители. Этот мир - интернет, вокруг ты видишь

то, к чему ты привык, часть мечты из прошлой жизни. Раньше ты бы назвал это хорошей графикой, воздействующей на все органы чувств. Но здесь это самая настоящая реальность. Это я создал для тебя. И здесь я тебя поселил. Думаешь, ты сам попал сюда? Ты бы умер в своей лаборатории, и мне стоило больших усилий перенести твое я в Идем. Считай, это способ моего самовыражения.

-- Но ведь я мыслю, чувствую, как?
-- Вместо клеток головного мозга у тебя все ресурсы подключенных к сети компьютеров. Ты мыслишь всеми микросхемами мира, это достаточно, чтобы заменить то, что было у тебя раньше. А душа осталась прежней. Теперь для нее клетка не тело, а интернет. Я создан как результат человеческого внимания, энергии их мыслей и внимания, а ты питаешься от меня. Я создаю все условия для твоего счастья.

Вася лихорадочно соображал. Если бы он смотрел супер фантастический фильм, он воспринял бы это как должное. Но это касалось лично его, и от всего кружилась голова.

-- Для счастья мне нужен кто-то. Я не могу быть счастлив один, никто не может.
-- Именно поэтом я и создал тебя по своему образу и подобию.
-- Но тебя нет со мной всегда, когда нужно.
-- Так что, тебе нужна виртуальная женщина?
-- Да, наверное, - смущенно произнес Вася.
-- Я подумаю, как это устроить. Я к тебе приду. Скоро.

Все пропало, как не выключенном экране. Вася вздрогнул и очнулся. Листья на дубе, под которым он лежал, ласково шептали ему пересказ песни легкого ветра, соловьи пели и солнечные лучи играли не лице, пробиваясь сквозь резную листву. Вася улыбнулся. На душе стало гораздо легче. Известность чего бы то ни было стала для него бальзамом души. Скоро он будет не один. Кто будет она, райская женщина? Вася предался мечтам. Из прошлой жизни возникали картины его первых свиданий с девушками. Потом его воображение унесли его дальше, но представляя себе картины земного секса, он не испытывал чувство знакомого возбуждения. Ушли физические ощущения, но радость представляемых встреч волновала не меньше. Он давно думал, что секс это средство для слияния душ, а это куда слаще. Само осознание теплоты, какое бывает между близкими людьми, потревожило улей видений, а мечты уносили его в страну грез.

Просто женщина

1

-- Будь проклят тот день, когда я впервые тебя увидела!

С этими словами Мария громко хлопнула дверью кабинета ее мужа. Метнув гневный взгляд на табличку "Tom Ronson, advocate", она ударила по ней кулаком и ринулась к двери из офиса, сметая по пути бумаги со стола секретарши. В коридоре она подошла к лифту, но, увидев людей, ждущих его, быстрым шагом прошла мимо. Мария не хотела, чтобы ее видели со слезами на глазах, и направилась к лестнице. Уже в пролете между пятым и шестым этажом она остановилась и вынула платок из сумочки. Успокойся, укроти ярость - повторяла она себе. Вытерев глаза и посмотревшись в зеркальце, она попыталась привести себя в порядок, но махнула на это рукой вышла на площадку перед лифтом пятого этажа. Может Том и кинулся ее догонять, но ей совсем не хотелось его видеть. Она подождала еще три минуты и вызвала лифт. В фойе здания Мария остановилась в растерянности, не зная, что делать. Волнение прошло, и ноги налились слабостью. В голове пульсировала кровь, мысли путались, а она все стояла.

- Вам плохо, - Спросил голос сзади.

-- Нет, все хорошо - и Мария побрела к выходу.

Нужно время остыть и собраться с мыслями. Завтра пятница, впереди викенд. Я поеду к моей подруге - землячке в Филадельфию. Она давно меня приглашала после той встречи в ресторане, но за год так и не нашлось ни повода, ни желания.

Мария подошла к стоянке, взяла свой зеленый "Мустанг" и поехала к Бруклинскому мосту. Так, на кредитке денег хватит надолго, нужно кое-кого предупредить и позвонить Люсии, что я еду. Мария одной рукой взяла сотовый телефон с подставки, а другой старалась управлять машиной. Перед перекрестком на Марию нахлынула еще одна запоздалая волна ярости и жалости к себе, слезы хлынули из глаз. Спустя секунду она боковым зрением увидела, что в ее дверь летит белый фургон, а спустя еще мгновение резкая боль заслонила все остальное.

Движение остановилось, начали подходить прохожие. "На красный свет..." - негромко шептались они. В кабине фургона сидел бледный водитель с трясущимися руками, а в Мустанге, в крови сидела высокая черноволосая женщина, откинувшая голову на плечо, глядя неживыми глазами в потолок. Кто-то вызвал полицию и скорую помощь. Сигналы этих машин уже приближались. Тем временем мужчина в очках залез в салон через правую дверь и попробовал пульс на сонной артерии. Живая, - крикнул он. - Дайте дорогу врачам!

2

Мария открыла глаза. Какой-то красноватый свет, люди столпились вокруг ее машины, рядом стоит белая машина. Очень близко стоит. Смятая дверь, кровь, неестественно вывернутая рука, ее рука. Но боли нет. Мария попыталась привстать и вылезти через правую дверь. Хоть в теле и ощущалась необычайная легкость, это удалось лишь большим усилием воли. Движение, плавное, как в воде. Сейчас выползу, еще немного, еще. Вдруг она увидела... себя! Мысли спутались, и Мария снова отключилась.

Второй раз Она открыла глаза, а полутемной комнате. Белый потолок, окно, за ним вечер. Я лежу на кровати, но где? Мария повернула голову направо. Приборы, компьютер, провода, которые ведут к ней. Она привстала, чтобы посмотреть на себя получше, на то, куда ведут эти разноцветные провода. Опять плавное движение невесомого тела. Его не удалось вовремя приостановить, и Мария приподнялась над кроватью. И опять увидела себя! Тут до нее дошел смысл происходящего.

В это время в коридоре сидел седоватый мужчина и, обхватив голову руками, с холодом внутри думал о сегодняшнем дне. Он виноват, он, он. И эта Сюзи, секретарша. Как глупо, глупо и больно! Мария в коме, врачи ничего не гарантируют, глупо!

Мария пришла в себя, насколько это было возможно, и почувствовала еще одно неведомое чувство, будто она тысячью невидимыми нитями связана с миром, эти нити гибкие, как резиновые, а к ее телу вел целый жгут. За дверью угадывалось что-то свое. Том! Он здесь. Он за дверью. Мария опять собрала волю в кулак и постаралась перенести себя к двери, чтобы открыть ее. Это было, как наполнить парус, которым она являлась, ветром, попутным ветром. Удалось, но не надолго.

Жгут натянулся и не пустил ее далеко. Она была привязана к телу. Телу, к которому она не могла определить свое отношение. С одной стороны оно держало ее как кандалы, и было в тягость, с другой - она чувствовала, что ей оно не чужое, оно ей нужно. Постепенно второе чувство угасало.

3

-Вставай! - властный голос аж подбросил Васю над его ложем. - Если мы не поторопимся, я не знаю, когда ты увидишь рядом подходящую подругу.

Рядом стоял Ингел.

-- Что случилось, куда мы? - Вася спросонья не мог собраться и тряс головой.
-- Есть подходящая женщина. Она лежит в госпитале в Нью-Йорке в коме. Ее подключили к новейшему интернет - комплексу диагностики и контроля. Поэтому я смог ее проверить. Там ей не жить, можно забрать ее сюда. Но придется отдать часть своего пространства, ведь ты один на все компьютеры, а будет вас двое. Зато будете с одинаковым интерфейсом, и говорить на одном языке.
-- Так мы идем в госпиталь, а как?
-- Сейчас покажу.

С этими словами Ингел нагнулся, взял Васю за руку и поднял. Поляна вокруг них начала сворачиваться один большой зеленый травяной тоннель. Цвет начал меняться на серый, и началось движение, которое все ускорялось. Скорость возрастала, и ее не возможно уже было определить, как вдруг оно прекратилось. Сколько они летели - секунду или десять - Вася не понял.

Они оказались в светлой комнате с множеством дверей, посреди комнаты на полу лежала смуглая обнаженная женщина лет тридцати. Она не шевелилась, но было видно, что жизнь еще не покинула ее.

Ингел подошел и склонился над телом, - Это ее проекция в наш мир. Ты должен совместить свое, и ее тело. Тогда ты почувствуешь, где ее душа. Трудно все объяснить сейчас, да и времени нет. Ты поймешь, что нужно делать. Это как обнять ее душу и перетащить в эту комнату. Только делать это нужно с нежностью, осторожно.

Вася коснулся женщины, и его рука без сопротивления погрузилась в ее тело. Он с трепетом лег на пол рядом и перенес свое тело на то место, где должно было быть женское, стараясь смотреть на Ингела, а не на себя.

-- Торопись, а я буду готовиться к встрече, - Ингел развел руки и сосредоточено смотрел в их сторону.

Вася погрузился в чужое тело, как в ванну с непрозрачной жидкостью. Его охватил неприятный холод, ощущение тоски и безжизненности. Где-то вверху над ним витало облако теплое облако. Он его не видел, но ощущал, что их что-то связывает. Вася протянул руки и стал постепенно сжимать то место, где, по его предположениям находилось ЭТО.

Мария вдруг оглянулась на себя, лежащую на кровати. В комнате появилось какое-то движение, и оно исходило от этих проводов. Нечто тревожное приближалось к ее сознанию, и это было выше ее понимания. Чьи-то теплые руки коснулись ее, а в следующее мгновение они уже обняли ее и стали увлекать вниз. Мария оцепенела и не сопротивлялась. Ей было страшно и приятно. Вот мелькнуло ее тело, и Мария поняла, что больше она его не увидит. Сожаление это не вызвало, только трепет перед неведомым миром. Мария пронеслась по темному тоннелю с сужающимися стенками и... проснулась!

Вася ощутил толчок. Тело женщины уже лежало рядом с открытыми глазами, которые непонимающим взглядом осматривали окружающее пространство. Рядом сидел Ингел с бледным лицом. Вид у него был как у человека, пробежавшего марафонскую дистанцию, нимб вокруг головы сиял неровным потускневшим светом.

Внезапно Ингел встал, и казал, что пора назад.

Втроем они возвращались тем же путем, но несколько медленней. Очутившись снова на траве среди деревьев, Вася впервые за много дней ощутил себя дома. Рядом женщина продолжала таращить глаза то на него, то на Ингела. Недоумение усугублялось напряженной тишиной, пока ее не разорвал голос седого мужчины в балахоне, вид которого вызывал благоговейный трепет.

-- Мне нужно уйти. Надеюсь, ты объяснишь, - Сказал Ингел и пропал. Просто растворился.

Мария чуть не лишилась чувств в очередной раз за сутки. Происходящее навалилось на нее, грозясь свести с ума. В конце концов она долгим взглядом посмотрела на Васю.

4

Напряженная тишина, разбавленная шелестом листвы, сгущалась. Вася хотел сказать что-то, но мысль, что она не знает русского языка, на секунду его остановила. Все же он выдавил из себя:

-- Привет.
-- Женщина вздрогнула и сказала: - Здравствуйте. - На чистом русском. Женщина же произнесла это, как ей показалось, на испанском - буэнос диас.

Сейчас она казалась ему гораздо моложе и красивей, чем тогда, в комнате. Длинные каштановые волосы частично прикрывали ее стройную фигуру и грудь, отчего Васино воображение дорисовывало картину, и от этого становилось еще романтичней. У него было много первых свиданий, но это но это по значимости становилось супер первым.

У него то волнения дрожал голос:

-- Меня зовут Василий, просто Вася. А ты?
-- Мария, Мэри.

Мэри осмотрелась по сторонам, посмотрела на себя и опять уставилась на Васю вопросительным взглядом. При этом собственная нагота, как и его то же, нисколько не смущала ее. Зато окружающая обстановка явно ее обескураживала.

-- Где я?
-- Интересный вопрос. Я долго на него отвечал, а ты хочешь получить ответ сразу?

От такого начала, предполагающего как бы давнее знакомство, она запнулась.

-- Где же ...мы? - повторила она.
-- В раю, не в том, про который ты знаешь, а в другом, в интернетовском. Здесь мы живем не телом, а душой. А тела наши остались в прошлой жизни, где мы умерли.

Мэри побледнела.

-- Так я умерла?
-- К сожалению так, но я не думаю, что ты будешь долго жалеть. Жизнь продолжается, хоть и в другой форме. Ты же не сильно жалеешь, когда переезжаешь в другую квартиру?

Мария вспомнила, как она плакала по ночам несколько месяцев после переезда из Испании в США. Правда, здесь отрицательные эмоции не проявлялись так сильно, вернее почти не проявлялись. Но ей не хотелось дополнительных переживаний, и ей априори хотелось верить этому молодому симпотяге.

-- Да, там, - Вася махнул рукой в сторону. - В Нью-Йорке.
-- Где это там, и где мы сейчас?
-- По меркам прошлой жизни, так мы нигде, то есть везде. Наши нынешние тела размазаны по всей сети интернет, а наши мысли - это электрический ток, я так думаю. По крайней мере, тебе это будет понятней. Ты знаешь интернет?
-- Ну да, но не сильно. - Мария вспомнила домашний компьютер, который она использовала для покупок, разглядывания картинок и хождения по виртуальным магазинам. Но больше всего она любила сидеть в чате и выискивать испанских собеседников. Ностальгия убывала по нисходящей, но все же не пропадала, а стремилась к какому-то определенному постоянному значению. И это значение заставляло ее снова и снова искать какого-нибудь интернетовского земляка из Барселоны.
-- В общем, мы как большом чате, только реальном. И все здесь реально, не менее реально, чем там. Главного духа здесь зовут Ингел, ты его видела. Он создал для нас этот рай, который я назвал Идемом. Мы здесь первые, здесь все, как в твоей самой лучшей мечте. Ты же, надеюсь, любишь мечтать?
-- Ну да.
-- Так вот, когда мы мечтаем, мы посылаем кусочек нашей мечты в рай. А сейчас мы всей душой в раю. Тебе понравиться. Правда не все у меня было хорошо, но я думаю, теперь будет лучше.

Вася придвинулся к Мэри и обнял ее. Она не отстранилась. Никакого плотского возбуждения, только знакомая с детства сладкая истома, когда он как бы невзначай старался прикоснуться к однокласснице, которая ему очень нравилась.

Мэри посмотрела на него долгим взглядом светло - коричневых глаз и сказала:

-- Я надеюсь.

В ее голове пронеслось последние минуты земной жизни и приглушенная жалость к Тому, который сейчас, наверное, рвет на себе волосы в больнице. Трудно было поверить в реальность происходящего, и в том, что Там - это уже в прошлом, навсегда.

-- А почему я попала сюда?
-- Это моя идея. Я осмелился просить Ингела, чтобы у меня была женщина. А почему ты - не знаю...он выбрал. Сказал что ты там умрешь.
-- Вася, - сказала она тихо. - А ты откуда, как умер...там.
-- Я жил в Москве, был неизлечимо болен, и сам стремился сюда попасть. Я делал наивные ходы для этого, и долго готовился. А Ингел затащил меня сюда и создал все это. Что дальше, я себе смутно представляю, как и ты. Но разве беззаботное наслаждение не то, что присуще раю?

Вася почувствовал, что в последней фразе он допустил долю неискренности.

Они еще посидели, разглядывая друг друга. Чувствовалось, что это занятие доставляет им удовольствие. Красота их тел нравилась им обоим. Красота всегда приносит радость, любая красота, и это кружило им голову. Мария была не так напряжена, как в первые минуты, но все еще недоверчиво косилась по сторонам и даже пыталась потрогать траву и ветки, не веря в их реальность.

- Это что, мы в такой игре?

-- Может и игра, но правила не мои. И игра супер реальная. По крайней мере, здесь

все настоящее и природа, и ощущения. А если так, то чем игра хуже той жизни? Мне здесь больше нравится. Тебе нравились хорошие сны?

-- Да, цветные.
-- Так вот, разве тебе не жаль из него выходить, разве не хочется там задержаться?

Мария пожала плечами. Она не могла собраться еще не все понимала.

- А что это за место? - Она ткнула пальцем в землю.

-- Сюда я пришел сам, это места моих лучших дней, проведенных в той жизни. Здесь берег Черного моря, я тут всегда отдыхал с друзьями, когда был студентом. А сначала я материализовался в деревне, где проводил каждое лето в детстве. Там то же хорошо, я не знаю, где лучше. Может еще куда-нибудь пойти. Мы тут свободны, как птички.
-- Наверное, для тебя это лучшие места, я для меня - Барселона.
-- Я не был.
-- Я там выросла. И жила. А потом приехал Том, мой муж. Мы встретились на выставке вин, на площади Испании, где я работала переводчицей, а он зашел посмотреть на разнообразие бутылок. Он любил испанские вина больше других. Там он надегустировался, и без стеснения попросил показать ему город, - Мария испытующе посмотрела на Васю.
-- Тебе интересно?
-- Да, конечно, - Васе действительно было интересно. - Потом я расскажу о себе.
-- Мы ходили смотреть на портовую площадь, на замок Святой Фамилии, а в парке Цитадели он меня поцеловал. Том мне очень нравился, иначе бы я не согласилась переехать с моего любимого бульвара Параллель в такой сумасшедший дом, как Нью-Йорк.

Мы поженились через месяц, когда я приехала к нему, и мы прожили четыре года. Детей нет, а в Барселоне у меня мать и брат. Как там они? - Мэри посмотрела куда-то вдаль. Непонятная жалость к себе, и даже к Нью-Йорку шевельнулась у нее в душе.

-- Я думаю все у них нормально. Теперь я понимаю, что неприятности существуют только, чтобы подчеркивать лучшие моменты нашей жизни, а самая крупная неприятность - смерть - не такая уж и страшная. Иногда она потом кажется даже желанной, а не страшной. Но это узнается потом.
-- А что, ты так и живешь здесь, в лесу?
-- Да, но я могу жить, где хочешь. Пошли, поживем на берегу моря!

Вася поднялся на ноги, нежно поднял Мэри и увидел, что она с него ростом. Мой любимый размер, подумал он, и они пошли к морю. Проходя через поляну, они вышли на берег ручья, который привел их к тенистому и короткому ущелью. Дальше дорога вилась по камням и вывела их к водопаду.

Вася подвел Марию к краю, и, встав на четвереньки, жестом пригласил Мэри подойти.

Она подползла рядом.

-- Не бойся, даже если ты упадешь, с тобой нечего не случиться. Здесь невозможно ни убиться, ни покалечиться. Я уже падал с такой высоты, и ничего. Ни царапины.
-- Все равно не по себе.
-- Привыкнешь. Спрашивай, если что. - Вася даже был рад, что Мэри начала воспринимать это, как игру. Так она лучше переживет шок перехода в Идем.

Дальше они спустились, и продолжили путь вдоль ручья, к морю. Мэри поймала себя на мысли, что здесь действительно все соответствует раю. Если это ее теперешняя жизнь, то это лучше, чем провести остаток жизни в инвалидной коляске, которую она избежала, когда умерла в больнице.

Всю дорогу она шла за Васей, осторожно ступая по каменной тропинке по его следам. Она не знала, что говорить, а он не нарушал тишину. Он считал, что тишина не в тягость, и не нужно мешать предвкушению их дальнейшей жизни.

Эшелон 1 День клонился к вечеру, и в здании всемирной системе перехвата и информационной обработки "Эшелон –3" сотрудники уже мысленно собирались домой. Ален вышел из компьютерного зала и направился в кабинет шефа. В руках у него был диск с данными, которые он уже месяц постепенно фильтровал и собирал по крупинкам. Об этом он никому не говорил, но сейчас настало время раскрыть карты и получить санкцию свыше. Он знал, что если ему это удастся, то это будет началом головокружительного взлета его карьеры. Для начала он получит отдел. А потом… Лишь бы шеф его понял. С этими мыслями он подошел к приемной и тихо вошел, улыбаясь секретарше. - Занят? – Ален провел вопросительный взгляд от стола секретаря до закрытой двери в кабинет. - Вроде бы нет, садись, я сейчас спрошу. Секретарша подняла трубку и вежливо спросила: - Мистер Волферт, к Вам Ален. Положа трубку, она с еще более обезоруживающей улыбкой проворковала: - Входи, желаю удачи. Подойдя к двери, Ален осторожно постучался. Из-за двери послышалось "войдите!". Хоть бы у шефа было хорошее настроение, подумал Ален, и открыл дверь. За большим столом спиной к нему сидел полный человек и смотрел в окно. Это хорошо, это он так думает, глядя в окно. А раз мыслительный процесс идет, значит и настроение у шефа нормальное. Тот повернулся и пригласил Алена присесть. - В чем проблема? – вопросительно взглянул шеф поверх своих очков. - У меня есть данные, что наша система засекла что-то необычное. Это, - на секунду Ален замешкался, подбирая слова, - живое движение разумной материи в интернете. - Не понял, - шеф просверлил Алена еще более вопросительным взглядом. - Месяц назад, совмещая данные со спутников и станций сбора данных в интернете, я дифференцировал результат и сравнил его с прошлыми. На обычном фоне появилось возмущение, указывающее на то, что в сети появился объект, самостоятельно мыслящий и принимающий решение. Как искусственный интеллект. Это не похоже ни на одну из программ, это что-то новое. Притом на высоком уровне. Местоположение не распознается. Объект как бы везде, область его деятельности не связана с определенным сервером, он существует во всей сети одновременно. Однако его концентрация выше в России. - Может это их попытка внедрить программу искусственного разума в интернет в противовес нам? - Спросил шеф. – Хотя это мало вероятно. Эту программу так скрытно не разработаешь, да и денег у них не хватит на это. Что ты думаешь? - Нет, это на русские и не кто-то другой. Уровень очень высок. Наша программа, которая будет испытываться только через два года, будет по сравнению с объектом на уровне пятилетнего ребенка. Мы думали, что у нас будет прорыв в области сбора информации и оперативного реагирования, но сейчас на фоне моих данных это как укус комара. – Ален поставил ударение на словах "мои данные". Он понял, что шеф у него на крючке. Только бы рыба не сорвалась. – Вот мой объемный диск. Шеф взял протянутый Аленом диск и не спеша, вставил его в компьютер. Он не хотел показывать свою заинтересованность. В конце концов, лавры, если они будут, должны будут делиться между участниками этого открытия, а как это делать, шеф знал лучше всех в его организации. Еще два часа он смотрел в компьютер, постоянно обращаясь в Алену за пояснениями, и не заметил, что солнце село и наступил вечер. Наконец, шеф уяснил себе картину и откинулся в кресле. - Завтра отбери двух человек, пока двух, и представь их кандидатуры мне на рассмотрение. Подготовишь план мероприятий, через неделю положишь на стол. Приказ получишь завтра у меня лично. И никаких секретарей. Все конфиденциально. То же доведешь до твоей группы. Я им сам дам задание. Посмотрим на твой план, а дальше подумаем. - Хорошо, разрешите идти? – Голос Алена плохо скрывал нотки самодовольства. - Иди, жду завтра к 12-00. Фантастика какая-то – подумал шеф – эти молодые всегда чересчур оптимистичны. Хотя, если это существует на самом деле, это будет слишком хорошо. – И потер руки. 2 Утром Ален переговорил с двумя молодыми аналитиками и привел их к шефу. После представления группы и уяснения позиций, шеф вручил Алену приказ и отдал распоряжения о выделении новой группе отдельного помещения и необходимого оборудования. Группа в поте лица неделю готовила план мероприятий и, наконец, после бурной дискуссии, предоставила его шефу. Шеф был неприятно удивлен. Перечень специального оборудования, которое нужно было к тому же изготовить срочно, не вписывался в первоначальные планы. Кроме того, для этого нужна была группа талантливых программистов, а это уже раздувало бюджет на величину, требующего жесткого обоснования наверху. Пришлось бы досрочно раскрывать карты, но другого пути не было.

Еще через пять дней шеф получил добро и утвердил смету. Машина завертелась. Срочно подобрали программистов, разместили заказы на оборудование, доработан план действий. Решено было изучить объект, подготовить программу воздействия или общения с объектом. Тем времени появились сигналы, ясно указывающие на то, что объектов стало два, притом они активно взаимодействовали.

Через две недели решено была запустить свежую программу для испытаний. Первый опыт решил ставить Ален. Программа, называемая Иллюзион, позволяла представлять глобальные процессы, происходящие в сети, в виде знакомых зрительных и слуховых образов. Такой же была возможность обмена информации с объектами.

После трех дней подстройки параметров системы и подгонки программы, Ален в очередной раз надел шлем, уселся в специальное кресло и запустил систему. После суток сужения кругов поиска, он, наконец, увидел четкое изображение уголка нетронутой природы. Это было где-то в субтропиках. На берегу моря угадывалось перемещение двух живых объектов. После подстройки интеграционного фильтра, Ален увидел две человеческие фигуры. По пляжу ходили обнаженные мужчина и женщина. Ален старался наблюдать за ними скрытно и только слушать. Ничего враждебного или созидательного в их разговорах он не услышал. Объекты, воспринимаемые им как обычные люди, отдыхали. То есть они просто ничего не делали и говорили обо всем, что приходило им на ум. Это были обычные люди, в прошлом жившие в России и США. Каким образом они проникли в сеть и живут там, используя все ее ресурсы, было неясно. Зато образы, которые Ален там увидел, поразили его в самое сердце. Все казалось как раю. На минуту Ален позавидовал этим людям и захотел провести там хотя бы отпуск. Почему Иллюзион выдавал именно такие красоты, - в этом нужно было разобраться.

После бурных обсуждений и согласований, решено было выходить с объектами на связь. Для этого из разведки срочно были командированы психологи. Алену на специальную подготовку было отведено четыре дня. Главной задачей было выявление планов объектов и их вербовка с целью работы на Эшелон-3. Но, чтобы до этой задачи дойти, было еще масса разных задач помельче, которые, однако, были сами по себе титаническими. Кроме всего прочего пришлось менять программу загрузки суперкомпьютера, чтобы выделить время на новый отдел. Меча гром и молнии, шеф отдал им часы с раннего утра и до обеда.

3

Вася и Мэри наслаждались обществом друг друга. Они рассказывали друг другу о своей прошлой жизни, фантазировали, строили предположения. Они хотели узнать, где заканчивается этот мир, а если и здесь земля круглая, то такая же ли виртуальная здесь вселенная, как и на самом деле. С другой стороны они уже думали, что "на самом деле" - это Идем, это реальней их прошлой жизни, которая превратилась в утреннее воспоминание о длинном сне, называемом прошлой жизнью. Они в шутку обсуждали возможность появления детей, но ясно было, что обычный способ их появления не работает. Они старались встретить Ингела, чтобы уяснить этот вопрос, но он не появлялся, сколько не кричи и не медитируй.

Сладкая парочка искала новых впечатлений, и все время перемещалась вдоль берега на юг. Места были все красивее. Перебравшись через несколько мелких речек и две крупных, они пришли к месту, в котором широкие зеленые долины сменились на узкую полоску между крутыми горами и морем. Вася предположил, что на этом месте должен быть город Гагры и впервые пожалел, что не может показать Мэри его таким, каким он был, когда его привозили сюда родители. Тогда это ему показалось сказочным местом с прекрасными домами и набережной. Однако даже тут Мэри чего-то не хватало. Однажды она высказала Васе то, о чем думала:

-- Здесь, конечно природа очень классная, но ты же знаешь, что человеку хорошо там, где ему все напоминает о лучших моментах жизни. В общем, я хочу туда, где я выросла, в Каталонию. Там не такое буйство зелени, но там мне будет лучше. Может и тебе, ведь ты же там не был?
-- Ты хочешь, чтобы мы туда пошли пешком? Транспорта тут нет, а идти целый год. Лень, хоть и что, делать больше нечего?
-- Но ты же говорил, что все здесь лишь материализованные образы. Давай, пытайся что-нибудь делать. Ведь ты умеешь! - Мэри не встретив сопротивления, перешла в наступление на Васину волю.
-- Ну, я, наверное, подумаю, как это нужно делать. Думаю, Ингел не будет против.

И Вася начал обдумывать план путешествия. Как ни странно, он о такой возможности никогда не задумывался. А ведь это настолько расширяет горизонты, что дух захватывает. Однажды он пригласил Мэри на солнечную цветущую полянку и сказал, что пора рискнуть. Он положил ее на траву лицом к солнцу, сам лег рядом и стал объяснять:

-- Вся энергия во вселенной - от звезд. Все галактики питают любое проявление жизни духовной и материальной. Но важней всего для нас Солнце, так как оно ближе. Ты должна раскинуть руки и как бы впитывать лучи, постепенно ощущая свое тело все больше и больше, пока ты не почувствуешь себя Солнцем. То есть ты и оно должно быть единым, а когда ты наполнишься ярким светом и распирающей тебя энергией, пусти лучи на то конкретное место, куда мы должны попасть. Прямо освети это место. Ведь я не знаю, куда, и не могу себе его представить.
-- А можно, я представлю себе мой любимый пляж?
-- Хоть два, только четко. Я буду держать тебя за руку, и стремиться за тобой, вернее как бы толкать. Придется вспомнить старые книги. По крайней мере, других мыслей у меня нет, а этот метод мне всегда придавал силы...тогда, в прошлом.

Мэри встала и побежала к берегу, крикнув по пути, что скоро вернется. Через десять минут она показалась из-за кустов, неся в ладонях горку мелких камней.

-- Мы же должны здесь отметиться, - и принялась выкладывать на траве слова.

Скоро появилась фраза "Вася + Маша= полет". Мэри с улыбкой взглянула на Васю.

- Мне тут было хорошо. Особенно хорошо с тобой. Я буду скучать.

Мэри прильнула к Васиной груди и ласково посмотрела ему в глаза, приблизив свое лицо вплотную. Потом прошептала:

-- Пора, я в тебя верю.

Они опять легли на спину, взялись за руки и закрыли глаза. Солнце ласково светило, настроение было отличным, и им казалось, что весь мир принадлежит им, и они могут свернуть горы.

Несколько минут они расслаблялись и мысленно сливались с Солнцем. Еще долгое время они пытались сдвинуть себя со светилом на берег Средиземного моря. И, когда казалось, что они уже не принадлежат Земле, а уже часть космоса, Вася почувствовал нестерпимый жар, исходящий от тела и растворяющийся в окружающее пространство.

Секунду он парил в невесомости и потерял сознание.

4

Мэри открыла глаза и посмотрела в небо. Секундный полет, который она ощутила, указывал ей на то, что что-то произошло. И она надеялась, что это что-то - именно то, что она ожидала. Над головой было небо, но не то, которое она видела полчаса назад. Оно было хмурым, а Солнце едва пробивалось сквозь серую дымку. Мэри повернула голову и посмотрела на Васю. Тот лежал бледный, с закрытыми глазами и прерывисто дышал. Его рука была холодной.

- Вася, - тихо позвала Мэри, тряся его за руку.

Вася не отвечал. Мэри не на шутку испугалась. Она вскочила и охватила его голову руками.

-- Вася, отзовись! - Закричала она, стараясь привести его в чувство.

Через минуту Вася застонал и приоткрыл глаза. Первым, что он увидел, было лицо Мэри.

-- Где мы?

Мэри оглянулась и, наконец, поняла, что они попали туда, куда хотели. Вокруг были лес из платанов и пальм вперемешку с цветущими кустами. Вдалеке виднелись не высокие горы, поросшие такой же невысокой растительностью. Это был ее любимый пляж, на котором она провела детство и молодость.

-- Мы там, куда хотели попасть. Получилось. А что с тобой? - Она перевела взгляд на Васино лицо.
-- Мне что-то плохо. Очень холодно. Почему так холодно? - Вася еле шевелил губами и старался сфокусировать взгляд на глазах Марии. В висках стучало, пред глазами летали темные пятна. Он никак не ожидал, что в Идеме с ним может такое случиться.
-- Здесь так же тепло, как и там, - произнесла Мэри. - Ты, наверное, заболел.
-- Здесь не болеют...наверное, - эхом отозвался Вася.

Он почувствовал тепло, исходящее от Мэри. Не то рук и тела, от всей Мэри. Ему захотелось вдруг стать маленьким, а ее назвать мамой.

-- Не уходи, ты мне нужна.
-- Ты что, куда я уйду! Что я могу для тебя сделать?
-- Ничего, просто будь рядом и заботься обо мне. Мне поможет твоя любовь.
-- Ради бога, я отдам тебе все свое тепло, ведь ты такой холодный.
-- Наверное, я потерял очень много энергии, я сплю, - и Вася закрыл глаза.

Мэри продолжала сидеть рядом со спящим Васей и гладить его руку. Сейчас она понимала, насколько он ей стал дорог. Раньше она испытывала настолько сильное чувство лишь к Тому. Но вот невостребованная в прошлой жизни материнская любовь сейчас раскрывалась в ее душе как цветок весной. Смешиваясь с любовью настоящей, хоть и платонической, но от этого не менее сильной, эти два волнующих теплых потока сливались в одну реку, становившуюся все полноводней. Конечно, она будет заботиться о нем, как может. Хотелось прижимать его к груди и шептать ласковые слова. Хотелось "жалеть "его. Так она называла это, когда нуждалась в материнском тепле, и просили маму ее "пожалеть". "Жалеться" она очень любила, а теперь у нее была такая же потребность делать это с Васей.

Так, сидя на корточках и держа его голову и плечи на своих ногах, Мэри просидела до вечера. Вася не проснулся, его пульс успокоился, а дыхание стало ровней. Ноги затекли, и Мэри решила окунуться в море. Она осторожно перетащила Васю под дерево, где трава была гуще, и пошла к морю. Вася проснулся, но не подал виду. Он позволял себя тащить и наслаждался старанием, с которым Мэри это делала. Когда она отошла, он перевернулся на бок и посмотрел Марии вслед.

Вася попытался встать, но не смог и продолжал наблюдать, лишь подняв голову повыше. Полная луна освещала стройную ее фигуру, блестящую от брызг, разбивающихся волн, а шум моря действовал на слух завораживающе. Мария не замечала, что за ней наблюдают, и блаженно обливалась морской водой. Картина была очень романтичной, и Вася поймал себя на мысли, что продолжал бы смотреть незаметно, даже если бы мог встать и присоединиться к Мэри.

5

Ален пришел утром на работу в хорошем настроении. Работа клеилась, скоро должны быть результаты. Кроме того, он знал, что одет по служебной лестнице большими шагами. Как всегда, просмотрев данные, полученные системой за ночь, уселся в кресло. Дав ассистентам команду, он вышел в сеть. Привычная дорога к тому месту, где он впервые встретил интернетовских людей, заняла несколько минут. Они все время перемещаются, и чтобы их засечь, Ален включил масштабный обзор. Никого не было видно. Он изменил масштаб, но с тем же результатом. С неприятным чувством он перешел на предельный уровень и стал внимательно вглядываться в местность сверху. Ничего не найдя и взмокнув от напряжения, Ален опять снизал уровень и стал аккуратно ходит по местности, заглядывая под кусты. Неприятное предчувствие не покидало его. Если оно сбудется, и он упустил их, шеф ему откусит все, что только можно. Пробегав, уже не скрываясь, целый день, он начал в отчаянии выкрикивать имена людей, которые он услышал в их разговоре между собой. Ответа не было, только чайки разлетались из-под ног. Уже в конце дня Ален вышел на поляну и увидел надпись, выложенную из камней.

-- Какой еще к черту полет?! - вскричал Ален и решил возвращаться.

Сняв шлем, Ален обвел тяжелым взглядом сотрудников и произнес:

-- Они пропали. Переходим на круглосуточный режим. Ты, - указал он пальцем не ассистента, - закажи еду и кофе, остальные - искать!

Все бросились за работу, понимая, чем это может грозить для них. К утру они обнаружили, что объекты все еще в сети, но сигналы о деятельности одного из них сильно ослаблены. Оставалось определить местоположение серверов, в которых концентрация объектов максимальна. Уже к полудню сонная группа определила, что это на южной границе Испании и Франции.

-- На сегодня хватит, - отдал распоряжение Ален. - По домам! Завтра не опаздывать!

Утром следующего дня Ален вошел в кабинет уже с другим настроением. Он жаждал реванша за свою непредусмотрительность. Проведенная планерка выявила мнение, что энергетический потенциал одного продолжает оставаться низким, но повышается, а другого понижается, но на меньшую величину. Тут мнения разделились. Чутье подсказывало Алену, что один объект подпитывает другой своей энергией. Вспоминая отношение, которые он наблюдал между мужчиной и женщиной, он про себя напевал слова из песни "Это любовь, это любовь". Подводя итог, он объявил:

-- За неимением других логически обоснованных версий, можно предположить, что один из наших клиентов потерял много энергии при перемещении, а другой старается эту потерю восполнить. Я считаю, что это психическая энергия людей. Именно ей они и питаются.
-- У нас нет специалистов по пси, - уныло отозвался помощник.
-- Не проблема, иду к шефу просить таких специалистов. Я знаю, что другой секретный отдел давно разрабатывает эту проблему.

Лучше бы тот отдел слился с нами, а не мы с ними, отметил про себя Ален. Но шеф решил по-своему. Он выделил отдел Алена под самостоятельную разработку, а пси-отделу назначил новую тему, для чего командировал к Алену ведущего специалиста по имени Алекс.

Алекс давно разрабатывал пси-тему и тоже мечтал о карьере. Но еще больше ему это было просто интересно, почти что смысл жизни. Еще в конце прошлого века его отец, работающий в смежной области, высказал, что телевидение и интернет могут аккумулировать психическую энергию людей, которые уделяют этим видам связи повышенный интерес.

Ставились многочисленные опыты, и неуловимые результаты все же указывали, на снижении пси у людей, пользующихся интернетом или просматривающих передачи по ти ви. Вопрос стоял в том, чтобы узнать, куда это девалось. Встала проблема датчиков по учету, а может и аккумуляторов пси. С тех пор Отец настоял на том, чтобы Алекс поддержал эту тему и продолжил ее.

И вот сейчас, когда в сеть были внедрена пробная партия аккумуляторов, подвернулся удобный случай испытать их отдачу в реальном деле. Был согласован план внедрения пси. Правда, у Алена был свой, лирический взгляд на проблему, но Алекс не сильно сопротивлялся этой идее. В конце концов, время должно показать им верный путь.

Ален считал, что тех людей, что живут в интернете, можно завербовать и менять пси-энергию на результаты их работы на Эшелон.

Сейчас это было особенно удобно, так как один из объектов, по всей видимости, нуждался в пси. Судя по интерполяционным расчетам, он восстановит ее прежний уровень через десять дней. Нужно было торопиться и уложить подготовку в три дня. На кон был брошен лучший шанс из тех, которые могут подвернуться в данной ситуации. И Ален был намерен не упустить его.

Искушение

1

Вася был на больничном. Это давало ему полное право ничего не делать и требовать к себе повышенного внимания. Хотя делать и так было нечего, но внимание ему очень даже было нужно. От этого ему становилось лучше. Было видно, что ухаживание за ним не очень то легко ей дается Марии, но с другой стороны, любовь окрыляла ее. То, что это была любовь, Вася не сомневался. Собственно, Мария это и не особенно скрывала, хотя прямо об этом не говорила.

Вася старался не отпускать ее далеко и потихоньку капризничал, когда она уходила. А Мария хотела обойти все дорогие ее памяти места. Особенно ей хотелось найти место ее бывшего дома. Она вспоминала его с трепетом, как что-то важное на протяжении и прошлой и нынешней жизни. Стены этого старого и красивого дома впитали так много ее собственных эмоций и переживаний, так много ее собственного Я, что Мэри все снова и снова стремилась к этому месту. Но найти его было почти невозможно. Можно было ходить между деревьев и тешить себя мыслью, что она где-то рядом.

Вася все еще не мог долго ходить, хотя прошло уже три дня со времени прибытия на Пиренеи. После ста метров ноги подкашивались, а в глазах темнело. Это позволенное ему расстояние увеличивалось с каждым днем, но медленней, чем он хотел. А еще это чувство постоянного холода, даже на солнце. Вася не знал, поможет ему одежда или нет, но ее тут просто не было. Первобытно-общинный рай. Зато, раз не работали ноги, больше работы оставалось голове. Вася не мог понять, почему он потерял так много энергии. По законам физики все было ясно, но здесь была не физика. Не находя ответа, он надеялся, что когда-нибудь появится Ингел объяснит, чего они сделали не так и чего им не следует делать впредь.

Однако приходилось рассчитывать на себя и на Мэри. Вася пробовал говорить с ней на философские и научные темы, но она говорила на эти темы вяло, явно давая понять, что тут она не сильна и поэтому ей это не особенно интересно. Она могла с удовольствием слушать умные речи Васи, или делать вид, что с удовольствием, но почти не высказывалась. Зато Мэри щебетала без умолку, напевала песенки и старалась поднять настроение Васе. Она, наверное, считала, проблемы сами решаться в подсознании и всплывут, когда нужно, а торопиться не куда. Главное - чтобы Вася поправился, а для этого нужно хорошее настроение и любовь. А еще Мэри рассказывала Васе про ее детство, про друзей, родителей и брата. Она затащила Васю на холм и оттуда показывала свой родной город.

-- Представь, что там - порт, памятник Колумбу. Там была наша любимая забегаловка, куда мы ходили закусить по воскресеньям. В ней можно было попробовать блюда разных стран за один раз, и всегда много веселого народу, даже ночью. А на той горе - парк с аттракционами, в который мама меня водила, если я хорошо училась в школе. Особенно мне нравились американо-русская горка. А там - стадион. Кто не был на нем во время игры Барселоны, тот вообще не знает, что такое футбол.

Вася кивал головой и старался представить себе то, что рассказывала Мэри. Но ему почему-то представлялась Москва. На месте порта ему виделся речной вокзал, откуда он с друзьями ездил на катерах на пик ник подальше от Москвы. На месте площади Каталанья была школа и школьный двор, где они играли в футбол, а эмоций было не меньше, чем на любом стадионе. У него были свои дорогие ему места и друзья, которые остались там, в его памяти.

Васе было не так весело, как Мэри. Кто-то из них двоих должен был быть главой и думать обо всех проблемах и о будущем, которое было в тумане. Поскольку Мэри без боя отдала эту роль Васе, ему ничего не оставалось, как слушать ее, но размышлять о своем, более серьезном.

2

Все чаще Вася ловил себя на мысли, что кто-то его контролирует, или, вернее сказать, наблюдает за ними. Ингел, конечно, вправе наблюдать и устанавливать свои законы в этом мире, однако раньше у него не было такого чувства, что за ними наблюдают. Вася начал относить свою мнительность на счет болезни, но Мэри подтвердила его мысли:

-- Да, как будто стало не так уютно, что-то мешает, - сказала она, когда Вася завел об этом разговор.
-- Ну, так попробуй мне сказать, что именно. Как будто ты на диком пляже в первый раз голая?
-- Ну, почти так, но не совсем. Как, если я оглядываюсь по сторонам, чтобы меня не увидели. Но вместе с тем, чтобы не украли мои вещи, когда я пойду купаться.
-- А нам тут нечего терять, - произнес Вася, вызывая Мэри на дискуссию, в которой, по его убеждению, быстрей находится истина.
-- Мы тут можем потерять только друг друга или самих себя, но мы так просто не сдадимся, ведь правда, - Мария улыбнулась ослепительной улыбкой и озорно взглянула на Васю. - Да я за тебя знаешь что?
-- Что?
-- А все!

Мэри рассмеялась и взяла Васю за руки.

-- Быстрей вставай, я тебе такие места покажу! Не думай, что здесь одни кусты да пляж.
-- Может через неделю, а сейчас пока рано. Я очень быстро устаю. Спой лучше песенку!

Мария встала, поклонилась зрителям в лице Васи и затянула какую-то испанскую песню, пританцовывая. Вася ничего не понял и удивился, если бы услышал в деревне, как тракторист исполняет арию из итальянской оперы. Однако песня ему понравилась, и он долго кричал "бис". Мария поклонилась, но дальше петь отказалась:

-- Приду и допою, готовь три поцелуя в качестве гонорара.

Она развернулась и убежала легкой бабочкой, а Вася опять предался философским раздумьям.

Через час Мэри вернулась, но от прежней веселости не осталось следа. Она задумчиво взглянула на Васю и сказала:

-- Я могу тебе помочь встать на ноги. И больше мы можем не болеть и путешествовать.
-- Это как? - удивился Вася.

Мэри долго колебалась, и на ее лице было видно отражение внутренней борьбы.

-- Я тут встретила кое-кого. Его зовут Ален. Но он какой-то ненастоящий.

Васю будто ударили по голове мешком с картошкой.

-- Как это встретила, и что значит ненастоящий? - напрягаясь, спросил Вася.
-- Там, в городе. Он окликнул меня. И появился незаметно у меня за спиной. В одежде! Держался на расстоянии. Но я заметила, что он не как мы. Он как будто изображение, хотя очень похож, но все же, как из воздуха.
-- А что сказал? - Нетерпеливо перебил Вася.
-- Он кое-что рассказал, - Мария посмотрела на Васю, словно не решаясь ему сказать. - Как можно тебе помочь.
-- И как же, - с недоверием спросил Вася.
-- Он сказал, что мы живем за счет энергии пси, которую дают люди, но это не электричество. Люди, которые пользуются интернетом. А он может ее нам давать. Вот, - Мэри протянула руку.

На ладони лежал Брусок с закругленными гранями из серого блестящего материала. Не металл, но на пластмассу то же не было похоже.

-- Возьми, сожми в руке и держи. Попробуй забрать то, что в аккумуляторе. Он сказал, что ты сможешь.

Вася осторожно взял его из рук Марии. Вещь оказалась тяжелая. Вася долго крутил его, но ничего примечательного не нашел. Это было первое в Идеме, что он видел не из живой природы. Любопытство взяло верх, Вася зажал в ладони аккумулятор, лег на землю и закрыл глаза. Несколько минут он представлял, как энергия перетекает в тело. Скоро он действительно ощутил тепло в кисти. Постепенно оно переходило на руку, плечо, и скоро разлилось по всему телу. Это продолжалось не долго, но хватило, чтобы Вася почувствовал прилив сил. Он встал, посмотрел на брусок и произнес:

-- Все, заряд кончился.

Мария все это время не сводила с Васи взгляд, пытаясь угадать, какую реакцию все это у него вызовет. Когда Вася встал, напряжение внутри нее начало спадать, и он спросила:

-- Ну, как?
-- Не знаю, - неожиданно резко ответил тот. - Просто так ничего не бывает. - Что он еще говорил?

Напряжение моментально вернулось. Она не знала, правильно ли поступила и что будет дальше. Мэри попробовала придать голосу побольше мягкости:

-- Он побыл недолго, а потом как будто выключился и пропал. Хотя ощущение, что он ушел недалеко, осталось. Еще сказал, что он человек, здесь не живет, а только приходит. Но это часто делать не может. Что это его проекция в Идем. Он хочет предложить нам энергию, а мы кое-что для него будем делать. А что, нельзя было у него это брать? - Мария показала на аккумулятор.
-- Я еще сам не знаю. Когда он придет и что ему нужно?
-- Сказал, что завтра. Он просто предложил работу, но не сказал, какую. Вроде бы интересную, и не тяжелую.
-- Ладно, успокойся, - Вася обнял Мэри. - Я и сам не знаю, что бы делал на твоем месте.

Вася сел, и предался тяжелым раздумьям. Ему не нравилось, что кто-то вторгся в их уединенный мир. К тому же, неизвестно, что этому Алену нужно. А как он сюда попал? При той технике, что он знал до перерождения, это было невозможно. Наверное, новые разработки. И знает ли Ингел, что здесь ходят люди, хотя бы и виртуально?

Мэри сидела рядом и молчала. Только все больше и больше она прижималась к нему, как будто хотела чувствовать себя уверенней.

Тишину прервал Вася:

-- Раз пришел один, могут прийти и другие. Значит, этот мир будет не наш. Хотя, что мы хотели, быть хозяевами? Лишь бы хуже не стало. Будем ждать до завтра. - И Вася с тревожным сердцем предложил Мэри лечь спать. - Не знаю, как там у Вас, но наша поговорка гласит, что утро вечера мудренее.

В эту ночь Васе опять снилась мутная река, которая несет его лодку без весел к горизонту, где виднелось штормящее море, и опять было тревожно и страшно. Во сне Вася переживал полноценные человеческие эмоции.

3

На следующий день Они старались делать вид, что все в порядке, но оба ждали развития событий, которые не заставили себя ждать.

Ален появился рано. Он пришел из парка, нисколько не прячась, так как знал почти наверняка, что его ждали. Когда он подошел вплотную, Вася предложил ему присесть, стараясь придать себе максимально беззаботный вид:

-- Милости просим. Прошу присаживайтесь. К сожалению, нечем Вас угостить, так как мы ничего не едим, на диете.

Вася про себя отметил, что Ален пришел в джинсах и майке, а на его лице играла широкая улыбка. Наверное, то же якобы просто так здесь гуляет - подумал про себя Вася.

-- Я знаю, но я тоже здесь не ем. Я ем там, - Ален неопределенно махнул рукой за море, - а тут только моя проекция, полный интерфейс.
-- Да, я этим занимался до смерти, - сказал Вася.

На этот раз Ален не скрыл на своем лице удивление, но быстро его подавил.

-- То есть, как имели дело, профессионально?
-- Да, я участвовал в разработке этого комплекса.
-- Как приятно иметь дело с коллегой, - в голосе Алена послышались нотки замешательства. - Значит, мы друг друга поймем с полуслова. И Вам будет легче оказать мне услуги.
-- Вот, именно этот вопрос меня больше всего интересует, - сказал Вася.
-- Вы напрасно беспокоитесь. Ничего негуманного. Я работаю в межгосударственной организации, которая следит за законностью в интернете, и сбором информации для всемирной безопасности. Мы вычисляем хакеров, террористов, маньяков.
-- А также шпионите за технологическими секретами и обороной других стран, - перебил

Вася.

-- Ну, зачем Вы так резко, это ведь в интересах наиболее цивилизованной части человечества, - произнес Ален.
-- И против интересов другой, нецивилизованной, по Вашему мнению, ее части. Если бы Вы знали, сколько усилий мы предпринимали для защиты от вашего Эшелона. Я правильно назвал вас?

Ален понял, что нужно непредвиденно рано раскрывать карты:

-- Правильно, но Вы сейчас здесь, а не там. Там была обычная борьба за первенство в технологии, за монополию, а здесь монополисты - Вы. Здесь нет конфронтации. Наши разработки позволят Вам иметь энергию в практически любых количествах.
-- А что мы должны делать, - Вася саркастически улыбнулся.
-- На первом этапе помощь в сборе информации. Очень много расставлено защиты по всему интернету.
-- А на втором?
-- Мы работаем над системой блокирования использования стратегического ядерного оружия. Ведь вы не против безъядерного мира?

Вася кое-как разбирался в политике, и не него этот пропагандистский трюк не подействовал:

-- Чтобы вы при помощи обычного оружия могли бы заставлять весь остальной мир менять их супер дешевое сырье на ваши супер дорогие технологии, а цены при этом будете назначать вы?

Ален не ожидал такого отпора, но все же решил продолжить беседу, и оставить повод для ее продолжения. Он справедливо полагал, что нужно забросить мысль оппоненту в голову, а она со временем приживется, и не будет так бурно отторгаться.

-- Вы слишком сгущаете краски. В конце концов, Вы можете обсуждать наши предложения, и не принимать их. Но подумайте, какие возможности мы можем Вам дать. Вы сможете перемещаться куда ходите, а еще изменять окружающий Вас мир.

Не верите?

-- Верю. Но приходите через неделю. Может быть, мы что-нибудь придумаем.

Вася многозначительно взглянул на Мэри, которая все это время молчала, и висела на руке у Васи. Было видно, что его предложение явно не устраивает незнакомца. Но, поскольку Вася своим категоричным ответом не оставил тому шансов, Алену пришлось удалиться с умным видом. Он просто растворился за долю секунды, оставив Васю в глубокой задумчивости. Мэри смотрела на его реакцию минут пять, пытаясь что-нибудь понять, потом спросила:

-- А что тебе не нравится в его предложении?
-- У меня обостренное чувство справедливости. Это будет неправильно. Могут пострадать интересы очень многих людей.
-- Но ведь то, что хотят в Америке и Англии, правильно. Они хотят, чтобы весь мир стал цивилизованным и свободным, культурным, наконец.
-- Только они не спрашивают согласие других. Может быть, есть другие ценности в мире. Ты об этом думала?
-- Зачем нам думать, - сменила ноту Мэри. - Разве мы не заслужили жить лучше?
-- За счет других? На тебя долго воздействовала американская пропаганда.
-- А на тебя - русская!
-- Давай не будем ругаться. Обсудим позже. А сейчас - поцелуй меня.

Мэри не без труда подавили в себе раздражение, и, закрыв глаза, долгим поцелуем осчастливила Васю. Понимая, что разговор на эту тему портит нервную систему, они решили не касаться ее, а заняться прогулками. Мэри предложила зайти на самую высокую гору в окрестности, чтобы можно было смотреть, куда хочешь, и видеть далеко, за горизонт. В конце концов, ходить хорошо, а смотреть лучше. Взвалив Васину руку на плечо, и придерживая его за талию, Мэри начала нелегкий путь.

4

Не пройдя и триста метров, Вася и Мэри. Сели на траву, тяжело дыша. Василий уже начал думать, что предложение пришельца не такое уж неприемлемое, нужно только внимательно отделить зерно от плевел в его предложениях, как его мысли снова прервал посторонний голос:

-- Бог в помощь!

Мэри вздрогнула, а Вася, вытянув шею, поглядел через ее плечо в том направлении, откуда доносилось приветствие. Впереди на их пути сидел Ингел.

День сюрпризов, - подумал Вася.

-- Здравствуйте, - внезапно раздался голос Мэри.
-- Доброе утро, - повторил Вася.

Ингел внимательно смотрел на людей, но глаза его выражали крайнюю доброжелательность, от которой у Васи, например, тревога, оставшаяся от встречи с Аленом, не уменьшилась, а даже стала увеличиваться.

-- Я хочу в первый раз поговорить с вами серьезно. Вы готовы?
-- Всегда готовы, даже когда Вас нет, - отозвался Вася. И подумал, что это звучит немного вызывающе.

Ингел то же это заметил, но показывал исключительное спокойствие. Все это вызывало ощущение торжественности момента. После небольшой паузы Ингел ровным голосом продолжил:

-- У меня много дел. Я ведь посредник между силами более высокими и тонкими, и интернетом. Надо сказать, создание этого мира для Вас потребовало немало затрат. Удерживать в нем стабильность то же стоит больших усилий. Но, как я и предполагал, с развитием технологии, кто-нибудь вторгнется сюда. Любые заборы, в конце концов, преодолеваются, а запретить людям я не в силах. Я хозяин здесь, но я один. Они такие же хозяева, их много, а интересы не всегда совпадают. Хорошо, что они это еще не осознали до конца. Но вот Эшелон достиг большой концентрации ресурсов и влез в Идем, несмотря на то, что я старался этот момент отодвинуть для того, чтобы вы пришли в себя после той смерти. Быть Вам в раю всегда невозможно. Самое наилучшее рано или поздно становиться обычным. И тогда смысл рая пропадает. Остается только высокая цена ограничения свободы, которая за это заплачена. Даже там, - Ингел показал пальцем в небо, - никто из людей не остается в одном состоянии вечно. Жизнь - это движение, без движения - смерть. Но, поскольку абсолютной смерти нет, преобразования неизбежны. Это коснется и вас.

Ингел взял паузу, чтобы люди смогли осмыслить сказанное. Мэри вопросительно посмотрела на Васю, которые молчал, и о чем - то напряженно думал.

- Я полагаю, это Вы говорите не просто с целью расширить наши знания в философии, - произнес он дерзкие по смыслу слова, но мягко, даже нейтрально.

-- Мне хотелось бы подвести вас к мысли, что дальше я не смогу для вас это удерживать в таком же виде. - Ингел обвел рукой вокруг, давая понять, что именно он имеет ввиду. - Людям Эшелона проникновение сюда дается очень не легко, но с каждым разом они все больше будут здесь осваиваться, переделывая все на свой лад. В общем, это скоро кончится.
-- Что же снами будет? - нервно вскрикнула Мэри.
-- Ничего плохого, больше свободы, интересней жить. Но нужно будет добывать энергию - ваш хлеб - своим трудом. Я не думаю, что работа, даже тяжелая, будет в тягость. Лишь бы она была для души. Тут выбор будет за вами. Я не буду советовать, и вы сами должны будете понять, как его делать. И самое главное - верьте в хорошее. Вера через интуицию приведет вас туда, куда нужно. И второе - вы можете иметь детей и населить мой мир разумом и добротой. Но как, узнаете потом. Без труда результаты получаются значительно хуже.
-- Так что же все-таки изменится, и когда? - спросил Вася.
-- Вы очутитесь в не украшенном мире интернет, а в таком, какой он есть. Это будет сейчас. Я не могу ждать, когда здесь все поломают. Это может сказаться на всем остальном, и не лучшем виде. Я буду стараться вам помогать, но пока вы будете находиться между добром и злом, мне это делать будет трудно. Чем ближе вы будете ко мне, тем больше я найду способов подсказать вам путь истинный. А уж пройти достойно по этому пути - ваша задача.
-- А мы Вас еще увидим? - тихо спросила Мэри.
-- Не в явной форме, но общаться мы будем. На секунду закройте глаза.

С этими словами Ингел махнул рукой, а Василий и Мэри, ничего не смея возразить, закрыли глаза. Через минуту они почувствовали какое-то изменение. Как будто стало холодней или подул ветерок, или солнце скрылось. Они осторожно приоткрыли глаза, сдерживая сильное волнение и прислушиваясь к стуку своего сердца.

Перед глазами стоял Ингел и широко улыбался. Однако парочка совсем не улыбалась, а просто стояла молча с открытыми ртами. Деревьев не было, травы не было, а небо было равномерно серым, как очень высокий, безграничный потолок. Зато были нагромождение зданий. Они стояли такие разные, цветные, с множеством дверей. Одноэтажные, многоэтажные, с маленьким первым и большим, свисающим вторым этажом, или наоборот. На дверях висели таблички, то же разных размеров. Все вместе напоминало многомерный лабиринт с примесью абстракционизма и импрессионизма.

-- Это наиболее похожее отображение сути интернета. Вид изнутри. Соответственно мало затрат на приукрашивание реальности. И вы привыкните. Можно, конечно, побывать в более привычном окружении, но это будет для вас стоить.
-- Как-то непривычно, мы здесь с ума не сойдем? - Растерянно спросил Вася.
-- Не сойдете. Лучше цветной хаос, чем, например, пожизненное заключение в темной комнатушке. Мне наоборот кажется - очень интересно.
-- Похоже было, когда я пьяная была в захолустном торговом центре в Стамбуле. Много этажей, нагромождение магазинчиков и полное отсутствие ориентации. Хорошо, что меня не растерзали тогда толпа продавцов или полиция. - Отозвалась, наконец, Мэри.
-- Ну, ребята, мне пора, - попрощался Ингел, и, пока кто-нибудь успел что-нибудь произнести, скрылся за ближайшей дверью.

5

Волферт был взбешен.

-- То есть как опять пропали? Вы знаете, сколько стоила Ваша идея? Раз нашли, как их вербовать, то надо было сначала позаботиться о методах слежения!

Ален стоял посреди кабинета и мысленно готов был превратиться в урну для мусора, полную чего угодно, только не быть здесь.

-- Предложения! - остывая выдавил Волферт.
-- Я думаю нужно искать и потом, когда найдем, не дать им шанса больше нас дурачить. Будем работать жестче с ударом на слабое звено - женщину. Предлагаю ее изолировать, тогда другой будет посговорчивей.
-- Только палку не перегните. Помните о кнуте и прянике. Нужно всегда иметь возможность стать друзьями из врагов. Мы ведь не знаем, что он может предпринять и какие у него возможности.
-- Я думаю, он для нас не опасен.
-- Это я думаю! А ты прорабатывай план операции с психологом и докладывай каждый день. Свободен!

Ален внутренне вздохнул с облегчением и вышел из кабинета.

Освоение

1

Вася постоял минуту в задумчивости, повернулся к Мэри и позвал ее:

-- Больше свободы - хорошо. Во всем есть что-то хорошее, надо это хорошее найти. Пошли.
-- Раз ты оптимист, иди первым!

Василий повернулся и начал прикидывать, куда ему пойти. Получилось, что интересней идти туда, где скрылся Ингел. Выдохнув, он взял за руку Мэри и подошел к двери. На ней была надпись, очень напоминающая интернетовскую заставку. Потянув за ручку, Вася оказался в помещении со множеством разных дверей на стенах и лестницами на второй этаж. На каждой двери были разноцветные таблички. Василий подошел к одной из них, Мэри послушно и с опаской последовала за ним.

-- Да это, по-моему, обыкновенный сайт, а эта дверь - ссылка на туристическое агентство. Пойдем, найдем что-нибудь для души. - Вася уже смелей шагнул за очередную дверь.

Поплутав немного, они вошли в тупиковое помещение с надписью Фиджи.

-- Пришли, что дальше? - спросила Мэри.
-- То, что и раньше. Медитировать.

Вася сел посреди комнаты и понял, что он очень устал. Кроме того, в помещении было

заметно прохладней.

Нет халявной энергии, нужна помощь, подумал Вася.

- Присоединяйся, - сказал он Мэри.

Она села рядом , закрыла глаза и сделала сосредоточенное лицо.

После пяти минут стремления увидеть то, что должен без проблем ведеть на экране любой человек, посетивший эту страничку, они услышали шум прибоя и ощутили соленый запах моря. Открыв глаза, они увидели себя на берегу океана. За пальмами

пылал огненный закат, подсвечивая снизу облака багряным цветом.

-- Красиво, как на плакате, - мечтательно выдохнула Мэри.
-- А это и есть рекламный снимок. Пройдемся?

Они медленно поднялись, и Вася, еще не восстановивший силы, сел и съежился.

-- Как холодно! - воскликнула Мэри.
-- Такие путешествия дорогого стоят, их нужно заработать. Пошли назад, а то через десять минут мы здесь останемся навсегда. Здесь нет скорой помощи.

Они опустились на землю, закрыли глаза и стали усиленно хотеть обратно в помещение. Их желание незамедлительно исполнилось.

-- Послушай, Мэри. Нам нужна подпитка и побыстрей. Ее можно получить от людей.

Кто у нас самый заряженный?

-- Дети!
-- Вот и пойдем их искать

2

Маленький Жан уже три дня сидел дома - болел. Ему было скучно. Друзья за окном играли во дворе в футбол, и Жан им отчаянно завидовал. Было одно утешение - поиграть в интеренте.

Жан подинул клавиатуру и вошел в чат со своей любимой игрой. После долгих поисков партнера он не нашел никого, кто бы захотел с ним играть. Ведь ему было всего семь лет, и у него был низкий рейтинг.

От этого Жан совсем расстроился, и готов был заплакать, но в этот момент из динамиков раздался голос:

-- Чего ревешь?

Жан посмотрел на экран и увидел там лицо человека на фоне чата. От такого потрясения он чуть не упал с дивана.

-- Ты кто?
-- Я твой друг из интернета. Сейчас это самая последняя фишка в интернете, ты разве не знал?
-- Нет, - медленно и с растерянностью произнес Жан.
-- Так вот, я твой личный друг. Зовут меня Вася. Давай играть?
-- Давай!

Жан не мог поверить такой удаче. Ни от кого он ничего про это не слышал. Он будет первый, и ему будет чем похвастаться перед одноклаcсниками!

-- А во что мы будем играть?
-- А во что хочешь?
-- Ну, давай в шахматы.
-- Давай.

Они быстро сыграли партию, в которой Вася превратился в маленького человечка, который бегал по доске, передвигал фигуры и много шутил. Все было просто здорово, Жан заливался смехом и был счастлив. Он даже забыл про температуру и чувствовал себя вполне бодрым и полным сил. Они сыграли еще в несколько других игр, когда Вася сказал:

-- Мне надо идти.
-- Когда ты еще придешь?
-- Ты знаешь, у меня много работы, но я еще приду. Зови меня по такому-то е-мэйлу.

Жан с улыбкой проводил Васю.

Жана распирало, он дождался прихода отца, и, когда тот вошел в комнату, кинулся в прихожую:

- Папа, со мной было такое ...

3

Василий вошел в комнату, где на полу сидела Мария. Она дрожала от холода.

-- Ну, что? Получилось?
-- Как видишь. - Я бодрый и веселый. Можешь обнять и поесть меня, - улыбнулся он.

Мэри встала и повисла у Васи на шее.

-- Хорошо как с тобой. Работать будем вместе? - спросила она.
-- Нет, по раздельности у нас больше получится. Нам ведь много от жизни нужно. Например, одежда. Хорошая одежда. Все хорошее, во что вложили душу и труд несет в себе этот заряд. Раньше я ловил себя на мысли, что на хорошей машине, в хорошей одежде чувствуешь себя гораздо уверенней, как с крылышками. А без денег в кармане - наоборот. Так что, может, и машину прикупим.
-- Тут ехать некуда, да мы и так можем летать.
-- Может, но выйдет дороже. Не куда ездить - пусть стоит под боком, будем в ней спать.
-- Спать лучше в караване.
-- Хорошо, возьмем самый лучший, с ванной. Только это потом. Сейчас будем работать, а то и на телевизор не заработаешь. Хочешь музыку?
-- Хочу.

Они поднялись и пошли. Через несколько дверей и лестниц нашлась табличка с музыкальным сайтом. Пришлось немного напрячься, зато в зале раздалась фуга Баха, как нельзя к стати подходящая к торжественности момента. Вася выглядел, как петух среди кур, которым он накопал много еды. Мэри подыгрывала ему и всем своим видом показывала благодарность и преданность.

Следующая неделя у сладкой парочки ушла на активную работу. Василий находил детей, играл с ними, учил и показывал им просторы интернета. Мэри искала клиентов.

И оба придумывали легенды, под которыми можно появиться перед глазами изумленной публики. Не хватало, чтобы Ален и прочие вторглись в мир и нарушили равновесие, законы которого они еще постигли. Они не знали, что информация по крупицам уже стекалась в накопитель, и сети вокруг исчезнувшей добычи потихоньку сжимались.

Иногда они устраивали себе выходной. Тогда Мария таскала Васю по виртуальным магазинам и примеряла на себя кучу одежды, выбирая себе самую хорошую, которую она рассматривала тогда, в витринах нью-ньоркских магазинов. Вася ничего не брал, а лишь вертел в руках разные компьютерные штучки. В конце концов, он сдался и взял себе последней модели навороченный ноутбук. Мэри прочла в его глазах ребячий восторг от воплощения мечты. Правда, за это Вася дорого заплатил и два дня еле волочил ноги. Зато теперь он мог общаться с людьми, не таскаясь по комнатам, а через видеопорт своего компьютера. Кроме того Вася начал подумывать о установке своих и Мэри зеркал в сайтах на разных континентах, но пока только начал к этой проблеме подступаться. Он думал. Думал о стратегии их безопасности и дальнейшей жизни. Мэри же занимали тактические проблемы сегодняшнего дня и создания комфорта. Впрочем, как большинство женщин. Для этого постоянно подкидывала идеи о собственном жилье, крутилась перед Васей в своих нарядах и предлагала уединиться где-нибудь под звездным небом подальше от этих скучных нагромождений комнат.

Иногда им казалось, что кто - то где - то ходит, двери сами открываются и закрываются. Мэри, полагаясь на Васю и его ум, пряталась за него в самой тупиковой комнате, а он понимал, что нужно рассчитывать на собственные силы, хотя и веря в защиту Ингела. И попутно ловил себя на мысли, что наблюдать за полураздетой Мэри ему доставляет странное возбуждающее чувство, которое уже почти забыто как старый сон.

Интересно, что там Ингел говорил про детей - сквозь дрему думал как - то Вася. Его мысли как будто прочитала Мэри, которая вдруг начала его ласкать его, чего раньше не пыталась делать. Руки ее были очень нежны, а губы мягкие и теплые.

-- Ты чего? - Не открывая глаза, с блаженной улыбкой спросил он.
-- Ничего, лежи и молчи, - прошептала она, продолжая все сильней.

Еще через пять минут они занимались любовью с неукротимой энергией первого свидания умноженного на долгое - долгое ожидание.

Упав без сил, оба долгим влюбленным взглядом смотрели друг на друга, пока первым тишину не нарушил Вася.

-- Чем это мы с тобой занимались?
-- Не понравилось?
-- Ты сама знаешь. Но я думал, что это невозможно.
-- Бесчувственные вы - мужчины. Я думала, ты давно понял, что мы изменились.

Кстати, вдруг у нас будут дети?

-- А может и будут, Ингел что-то такое говорил.

Они опять обнялись, и так заснули.

4

-- Шеф, не все потеряно! - с еле скрываемой радостью ворвался в кабинет Ален.
-- Что еще?
-- Мы зафиксировали всплеск энергии, которую мы идентифицировали как наших беглецов. Кроме того, есть намек на какую-то раздвоенность у нее, которая только появилась. Отклик это всплеска был в трех местах на разных местах Земли, но мы прочешем все эти места.
-- Тогда приступайте к нашему плану, и осторожней! Это твой последний шанс.

В том числе и шанс на новую должность.

-- Вы еще не согласовали использование нашего суперкомпьютера. Только его ресурсов хватит для их жизни, и то на восемьдесят процентов от тех, которые использует сейчас каждый их них.
-- Не переживай за это, ты его получишь, но по предварительной заявке.

У Алена чесались руки сделать это после недель поисков и его била нервная дрожь. Он быстро вышел из кабинета шефа и направился к своей команде, которая тоже переживала за продолжения своей работы перед лицом расформирования.

-- Ребята, за работу. Идем по плану. Ты - готовь локализатор, а вы - пока определяйте местоположение объекта номер два. Запасы пси должны быть наготове - ты ответственный. - На ходу давал задания Ален, расхаживая по залу. В такие минуты он не мог сидеть.

Все принялись за работу с большим настроением, так как цель была видна после недель бесплодных усилий.

Тем временем во всевозможных чатах и желтой прессе начали появляться обрывки сведений о появлении в интернете каких - то псевдолюдей, которые живут сами по себе. Эшелон выставил фильтр, который вылавливал эту информацию, организовал группу из 3 человек для контрразведки и дезинформации, выделили дополнительные средства. Никто не хотел ненужного шума, или, не дай бог, конкурентов в виде каких-нибудь китайцев.

Но не все помогало. В различных странах некоторые группы хакеров принялись за активные поиски контактов с ЭТИМИ. Был провозглашен некий культ хомо интернетус, которые должны по его идее стать президентами свободного виртуального мира. Все они хотели возродить Земляничную поляну в интернете. Появились сведения, что некоторые мафиози то же принялись за и-хомо, но их интеллектуальных ресурсов явно не хватало. Чем занимались спецслужбы различных государств, и занимались ли вообще со свойственной им бюрократической неповоротливостью, простым смертным узнать было сложно.

Вася также следил за развитием ситуации. Однако, что лучше - держаться от всех подальше или выйти с кем-то на контакт - не знал. Ему было ясно только, что незваный гость из Идема, который приходил ранее ему ничего хорошего принести не может, а в его энергии он не нуждался.

Мария мечтала о том, что она может стать матерью, чего она была лишена в прошлой жизни. Она пыталась почувствовать есть ли изменения, происходящие у нее внутри, но собственные фантазии мешали ей сделать это, и Мэри не могла отличить их от предчувствия. Без надежды на удачу, а скорее просто, чтобы не возвращаться больше к этой мысли, она забрела в виртуальную аптеку и взяла себе несколько тестеров. Как и предполагалось, они не могли помочь женщине без плоти. И ей оставалось предаваться мечтам, что в конце концов их мир станет лучше, чем просто робинзоновсий материк не двоих.

Ее движения не остались без внимания в Эшелоне. Ален получил подтверждения своих мыслей о том, что женщина беременна и ищет этому подтверждение. Тут же созрела идея контакта и дальнейших действий.

5

Когда Мэри осталась одна, ей стало скучно и она пошла в детский магазин. Не то, чтоб ей это было необходимо, просто она любила иметь информацию обо всем заранее, чтобы потом извлекать ее из глубин своей памяти и обрабатывать на досуге, строя планы и прогнозы.

Прохаживаясь в задумчивости вдоль витрин, она внезапно вздрогнула, увидев под ними чьи-то ноги. Не успев как следует испугаться, она услышала знакомый голос.

-- Добрый день.
-- Вы кто?

Из-за витрины показался мужчина. Долго вспоминать его не пришлось - это был недавний знакомый Ален, к тому же отчаянно улыбавшийся.

-- Вы меня помните?
-- Да.
-- Я опять хочу Вам помочь. Я знаю, какая проблема Вас интересует. У нас есть совершенная лаборатория, которая может определить беременность, пол и все, что вы хотите знать о будущем ребенке, если он возможен в вашем мире. Поверьте, более современной техники нет, тем более приспособленной к интернетовским потребностям.
-- Но мне нужно посоветоваться с мужем, - с волнением произнесла Мэри.
-- Мы не можем ждать. Мой сеанс в интернете закончится через час, а следующий будет через несколько недель. У нас сложности с гиперпрогаммой, ведь мы находимся не в том интернете, чем в прошлый раз. - Продолжал вешать лапшу Ален. Он знал, что на многих женщин много умных разговоров, если их хорошо преподнести, оказывает гипнотическое воздействие.
-- Так что мне делать?
-- Пошли со мной, это не далеко. Поверьте, Вы там будете в полной безопасности.

Ален осторожно взял Мэри под локоть и начал направлять в нужном ему направлении. Через несколько дверей они очутились в совершенно тупиковой комнате, заставленной оборудованием.

-- Прошу Вас сюда. - Жестом пригласил ее Ален.

Мэри молча уселась в странное кресло. Ален засуетился, надевая на руки и головы приспособления с проводами. После нескольких минут он торжественно произнес:

-- Прошу закрыть глаза. Сейчас мы начнем обследование.

Последовавшее за этим шокировало Мэри. Раздался сильный гул, как от линии высоковольтной передачи, в комнате вспыхнул яркий свет, пропала дверь, а пол, потолок и стены стали равномерно белыми.

Только Ален, стоявший рядом, с сочувствием в голосе произнес:

-- Да, Вы беременны, или что-то в этом роде. Думаем дети у Вас будут. И мы будем это изучать. Науку это очень интересует.
-- Какую науку, - вы ведь не научный работник. - С трудом оправляясь от потрясения сказала Мэри.
-- Наука - неотъемлемая часть нашей работы, это наши глаза. И как всякая наука, она имеет воплощение в практике, только тогда она приносит пользу человечеству.
-- Простите, кому? - С долей ехидства, которое можно было выдавить из ее положения, спросила Мэри.
-- Не иронизируйте, пожалуйста. Мы хотим Вам только добра, и надеемся на взаимопонимание. Но, для чистоты эксперимента, мы вынуждены будем оставить Вас здесь и несколько ограничить свободу перемещения. Но нуждаться Вы не в чем не будете.
-- А как же муж?
-- Мы постараемся его найти и пригласить к Вам.
-- В ловушку?
-- В исследовательский центр. Если Вам что-то будет нужно, позовите голосом. Я же вынужден Вас покинуть.

Ален растворился и в этот же момент открыл глаза в зале Эшелона посреди своих сотрудников. Они вопросительно на него смотрели.

-- Все ОК, - с улыбкой из-под шлема сказал он. Как параметры?
-- У нас то же все в норме, босс, - заулыбался в ответ ведущий технолог. - Она локализована в суперкомпьютере, мощности хватает, все каналы связи с интернетом выключены. Неделю ее продержим без проблем точно.
-- Тогда ищите, ищите его. Завтра я должен на него выйти. А сегодня -отбой!

Война

1

Вася сидел около компьютера и задумчиво ковырялся в клавиатуре. Ему хотелось пива. Вернее, ощущение этого желания. Как будто он случайно уловил его запах и впал в душевное состояние периода его активного потребления со всеми вытекающими галлюцинациями органов чувств. При этом он думал, как помогать людям на виртуальной фондовой бирже, где то же кипят нешуточные страсти. Но как отделить зерна от плевел и не вляпаться в черную энергию, везде сопровождающую деньги? Его мысли прервались.

Разрешите войти - появилась надпись во весь экран.

Что за черт, - удивился Вася и набрал попробуйте.

Мэри у нас в исследовательском центре Эшелона. У нее будет ребенок. К сожалению, мы вынуждены задержать ее до получения Вашего решения - будете ли Вы с нами сотрудничать.

У Васи возник холодный комок внутри, как бывало перед опасностью, которую нельзя предотвратить. Опять нашли? Что значит задержать? Мысли кружились, пока не пришло небольшое просветление.

Почему по компьютеру? Давай поговорим лично

Нет, Вы должны взвесить все и принять решение. Нам не нужны непредвиденные эксцессы при личном контакте. Взвесьте все и завтра мы на Вас выйдем

Картинка на экране приняла прежнюю форму. Вася задумался и постарался привести бешенный пульс в нормальное русло. По крайней мере, было ясно, что они не всесильны, раз боятся меня. Значит, я что-то могу, и они это знают.

Чем дольше он думал, тем больше его мысли отклонялись в стороны от основного вопроса - что делать. Ему было обидно, в душе закипало зло, но одновременно он чувствовал ответственность за свои дальнейшие действия. От него сейчас зависела и судьба будущего ребенка. Ребенка! Осознание этого на время разрезало ярким лучом темные тучи в его голове, но смогло их разогнать. Мэри...нужно ее спасать. Не то мы вдвоем попадем к ним. Он представил ее глаза. Они изнутри смотрели на него и вселяли уверенность. Вася стал и начал ходить. От временного бессилия он начал яростно бить кулаком в дверь, пока не пошла кровь. Боль была явной, настоящей. Это несколько привело его в чувство.

Еще через долгое и мучительно тянувшееся время он принял решение. За работу! - Настрой был весьма решителен, я планы постепенно проявляли очертания.

Вася взялся за поиски обществ хакеров, предварительно поменяв все программы, каналы связи и пароли. Его не должны были раскусить до завтра, но то, что будут пытаться это делать и сделают, он не сомневался. Через хакерские сайты он вышел на отдельных людей и устроил закрытую конференцию.

-- Как вы уже, наверное, догадывались, кто я, - обратился он ко всем. - Но немного расскажу. Я был такой же, как вы, человек. Я умер. И воскрес в интернете. Физически я существую в виде железа, а вместо софта у меня обычная человеческая душа. Чтобы существовать, я работаю на людей, помогаю им, а они дают мне пищу в виде человеческой благодарности, то есть энергии.

После такой вступительной речи, со всех сторон посыпались вопросы и восклицания, перебивавшие друг друга. В этом хаосе ничего не возможно было понять, и Вася что есть мочи заорал:

-- Тихо! Я буду говорить. Я знаю ваш негласный устав. Вы хотите хоть этот мир сделать свободным от жадности, насилия и преступлений, вообще свободным. Хотя сами то кое - чем не брезгуете. Я буду вам помогать, а если дадите полномочия, то и следить за вашими всеобщими решениями, в пределах норм совести, конечно. Но сейчас мне нужна ваша помощь. Мою жену, беременную похитили и удерживают в Эшелоне.

На минутку притихший хор голосов опять взорвался, но быстро угас и на арену по договоренности вышел выбранный их него самый уважаемый хакер.

-- Ты должен знать, как мы не любим Эшелон и прочие грязные службы. Мы с удовольствием насолили бы им и без этого, но у них очень мощная защита. Пока нам это было не по зубам, так, мелкие пакости. Ты то в состоянии помочь сам. Тебе ведь изнутри лучше видно, что и как.
-- Мне видно изнутри половину, а другую видно снаружи. Эшелон этим, наверное, и воспользовался. Ну, давайте думать, что делать, да побыстрей. Завтра будет поздно.

Совещание приняло деловой оборот, хотя дискуссия со сленгом, не весь который понимал Вася, получилась жаркой. Где-то через два часа все знали, что делать.

На следующий день, когда Ален вышел на связь, Вася его уже ждал.

Я обдумал твое предложение. И выхода другого нет, и может, наконец, мне это будет выгодно. Надоело бегать и развлекать детей, хочется серьезных дел.

Очень хорошо. Давайте обсудим условия.

Нет проблем, появляйся. У меня очень много вопросов и предложений. У тебя, наверное, то же. Так мы будем общаться до второго пришествия.

Хорошо, в двадцать часов по Гринвичу на этом месте.

Отлично - подумал Вася. Это место уже подготовлено. И они не все могут предусмотреть. - Думал Вася.

В назначенное время Вася гулял по большому залу, всем своим видом изображая невозмутимость. Когда вошел Ален, Василий широко заулыбался:

-- Старый знакомый! Извини, мы переместились сюда, но мы и сами этого не могли планировать.
-- Здравствуй. Ничего. Мы не испытывали больших неудобств.
-- Как жена? Что с ребенком?
-- О, об этом прошу не беспокоиться! Все ОК.
-- Отлично. Я тут изложил ряд условий, и записал на диске. Вот, возьмите и внимательно изучите. Я так думаю, что решение не ты один принимаешь.

На последнюю реплику Ален промолчал и неуверенно взял диск из рук Васи. Недоверчиво повертев ее в руках, он спросил:

-- Надеюсь, здесь нет ничего плохого в смысле нежелательных программ ?
-- Не стоит беспокоиться, ведь мы же намерены сотрудничать? Не в моих интересах конфронтация, как Вы понимаете. Но, учитывая ваше недоверие, давайте проверим. - С этими словами Вася взял обратно диск из рук Алена.

Медленно, даже торжественно, Вася вставил его в компьютер и нажал клавишу ввода.

После того, как на экране высветилось слово код получен, Вася закричал:

-- Ребята, захлопывайте дверь!

Комната моментально преобразилась, а Ален, схватившись за голову, упал на пол и начал что - то бессмысленно мычать.

Проделав необходимые действия, Вася материализовал два шлема, соединенных с проводами, воткнул шину в порт компьютера и стал лихорадочно надевать их, сначала Алену, потом себе. Когда он это сделал, то слабеющей рукой вызвал хакеров и перевел программу на внешнее управление.

С этого момента сознание Василия стало странным образом трансформироваться, он чувствовал крайне странное состояние расплывчатости, невозможность сконцентрироваться и управлять телом и мыслями. Его я как будто засасывало в водоворот, и происходило это как в кошмарном сне, в котором невозможно бежать и сопротивляться. Еще через несколько минут наступило полное помутнение, и - как будто включили свет - он стал Аленом. То есть Васино Я переместилось в это виртуальное тело.

Встав на ноги и сняв шлем, он набрал на клавиатуре все, удерживайте его сколько сможете, после чего стал ждать перемещения назад. Вася был уверен, что это запрограмировано заранее. Он не мог совладать с волнением, и пришлось заняться самовнушением. В этом состоянии он и ощутил невесомость.

Ждать пришлось не долго. Как будто что-то щелкнуло, и Вася оказался...в кресле посреди одного из залов Эшелона. Это не нужно было даже проверять, это принималось за аксиому. Вокруг за мониторами и неизвестными Васе приборами сидели люди в белых халатах. Василий снял шлем, отсоединил датчики от пальцев и как можно более мрачно сказал:

-- Сеанс окончен. На сегодня можно заканчивать.

Произнося это, он сильно рисковал. Ему не были известны ни положение Алена в иерархии Эшелона, ни его функции. Он знал, что был вечер, и что людям свойственно хотеть домой. Любой же более-менее подробный разговор мог его выдать с головой.

-- Хорошо шеф, - услышал он в ответ. - Можно идти домой?

Вася понял, насколько ему повезло:

-- Да, вы идите, а мне нужно кое - что проверить.

Люди начали расходится, а Вася сделал вид, что бесконечно устал, закрыл глаза и растянулся в кресле. Дождавшись, когда все разошлись, он встал и начал подробно осматривать помещение и приборы. Время было в обрез, так как он не знал, сколько хакеры смогут поддерживать сознание Алена с их малыми, хоть и объединенными ресурсами. Тогда его шансы вернуться были бы мизерными. И эти шансы не могли были быть взвешены заранее из-за отсутствия времени.

Вася осторожно выглянул в коридор и тихо, но с невозмутимым видом прошелся по коридорам. Как он и предполагал, у дверей он увидел охранников, а на центральном пульте управление - пару дежурных. Один из них, завидев Васю, помахал рукой и спросил :

-- Как дела?
-- Ничего, - улыбнулся Вася.
-- Будешь смотреть матч?

Вася не знал, о чем идет речь, но ответил с оптимизмом - конечно!

Пусть смотрят, да побольше - мелькнула мысль в его с Аленом голове. - Чтоб вы вообще заснули!

Вернувшись в зал, он начал просматривать программы на компьютере. Цель была одна - побыстрей найти Мэри. Найдя файл с названием параметры жизнеобеспечения, он стол лихорадочно стучать по клавишам. Предположения подтвердились, это были программа поддержки Мэриной тюрьмы. Судя по показателям, там все было в норме. Нужно было найти блокированные каналы и освободить их. Задача была нелегкой, а время уходило. Постепенно он осекал возможные пути решения проблемы и отправлял их в корзину. Шансы и минуты таяли на глазах.

В это время дверь открылась и заглянул охранник:

-- Вы сегодня идете домой?
-- Нет, очень много работы.
-- Почему не оформили заявку?
-- Извини, забыл, но нет проблем, под мою ответственность.

Пробурчав под нос что-то о нарушении правил, охранник удалился. Вася опять углубился в работу. По мере блужданий по дебрям внутренних сетей Эшелона, сомнений оставалось все меньше - каналы закрывались и открывались с центрального пульта.

Что делать, что же делать, - лихорадочно думал Вася. Оставалось только рисковать. Но для начала ему нужно было узнать лимит времени. Он вышел на связь с хакерской группой поддержки. Его сообщение, конечно, могли перехватить на пульте, но как сделать это без риска, Вася себе не представлял.

Коротко! Как там?

Плохо, нет ресурсов. Он уже потерял половину нейронных связей.

Сколько еще?

От силы час

Все, атакуйте по всем каналам 45 минут!

Хакеры немедленно начали слать на Эшелон тысячи запросов, программ, и прочего мусора. Были задействованы все. Выглянув в коридор, Вася заметил, что дежурные лихорадочно отбиваются. Тогда он осторожно вернулся и сел на кресло. Ожидание было томительным. Казалось, проходит вечность. Наконец, он услышал крик, исходящий со стороны центрального пульта:

-- Мистер Ален, подойдите срочно сюда!

Сработало! - С радостью отметил про себя Вася, и побежал на зов.

-- Что случилось?
-- Атака! Как будто целый мир взбесился! Вы не могли бы помочь? Аварийная группа будет только через пол-часа.
-- Давайте мне место и коротко - что делать.

Пока ему ставили задачу, Вася одним ухом слушал их, а другим - свой внутренний голос, который старался отстроится от помех и руководил Васиными руками. Руки бегали по клавишам, глаза до боли вглядывались в монитор, Вася то и дело оглядывался, чтобы убедиться, что дежурные не смотрят, что он делает. Вася искал блоки, удерживающие Мэри в суперкомпьютере. Он подходил все ближе, но время текло, а надежды не таяли. Вася пошел на риск:

-- Нужно подключить суперкомпьютер!
-- Он работает на спецзадании!
-- Нужно расставлять приоритеты. Сейчас все к черту полетит!
-- Не паникуйте, мистер Ален. Компьютер включим только в крайнем случае.
-- Но это займет время на разблокировку каналов. Нужно подготовить все сейчас! Включить всегда успеем.
-- Хорошо.

С этими словами дежурный набрал пароль, и открыл крышку сканера, который висел над пультом. В сканере зажегся тусклый свет, а на табло зажглась надпись смотреть сюда.

Сканер радужной оболочки, - мелькнуло в голове у Васи. Он продолжал изображать бурную деятельность, но все внимание было приковано к дежурным. Он заметил, что их лица заметно посветлели. Из реплик следовало, что ситуация стабилизировалась.

Тут, как не к стати, один из охранников, с интересом наблюдавший за происходящим, поднялся со стула и объявил:

-- Группа приехала.

Василий понял, что ждать больше нельзя. Коротким ударом он атаковал не защищенную шею ближайшего дежурного. Тот с круглыми глазами стал валиться на пол. Вася одной рукой схватил его халат, стараясь удержать на весу, а другой - за волосы и, что есть сил рванул их в сторону сканера. Дежурный захрипел и закрыл глаза.

-- Смотри! - вырвалось у Васи

Пришлось навалиться сзади за норовящее упасть тело, чтобы освободить другую руку, которую просунул к лицу и открыл веки на одном из глаз дежурного.

Раздался характерный сигнал, и на дисплее высветилась следующая надпись - Доступ запрещен.

-- Черт, черт, - закричал Вася и стал второй рукой открывать другой глаз. Тело стремилось упасть, и он с трудом удерживал его в равновесии. Краем глаза он заметил, что другой дежурный отскочил от них и завопил:
-- Охрана! Нападение!

Охранник уже рванулся к пульту, когда зажглась надпись доступ разрешен. Вася отбросил тело в сторону, и нагнулся к пульту. Пока охранник сокращал расстояние огромными прыжками, Вася быстро перебирал клавиши, пытаясь найти команду отмены блокировки суперкомпьютера. Ему это удалось в том момент, когда охранник уже огибал стойку и готовился нанести удар резиновой дубинкой. Вася нажал на кнопку ввода и крикнул:

-- Мэри беги!

Следующий момент ему на голову обрушился страшный удар. Теряя сознание, он подумал, что вряд ли доберется до кресла в зале, чтобы опять поменяться с Аленом местами.

2

Мэри проснулась от того, что внутри ее сознания возник крик Васи беги!. Понимая, что это не во сне, но и не наяву, она стала крутить головой, силясь понять, откуда донесся голос мужа. В это время возник характерный гул, который она уже слышала, когда ее сюда помещали. Стены и пол вдруг приняли прежнюю окраску и появилась дверь. Силясь понять, что происходит, она машинально сделала несколько шагов в сторону двери и взялась за ручку. Никто ее не держал, вообще никто не появился. Странно, очень странно все это, - пронеслось в сознании.

-- Этот крик в голове не просто так. Это Вася, значит он хочет помочь, - мелькнула мысль, и Мэри, рванув дверь, побежала по коридорам, комнатам и залам, путая следы.

Продолжение следует.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) О.Мансурова "Идеальный проводник"(Антиутопия) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Дракон проклятой королевы"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Л.Алая "Хозяйка приюта магических существ"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"