Морозова Анастасия Михайловна: другие произведения.

Тиерия. Продолжение 34

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  ***
  Когда я очнулась, то поняла, что лежу на мягком диване. Оглядевшись вокруг, я увидела, что нахожусь в каком-то шатре. Помещение было достаточно просторным. Рядом с низким диваном без ножек, на котором я лежала, находился очаг, несколько мягких шкур различных животных, лежавших друг на друге, а в стороне стояла открытая клетка, занимавшая половину шатра. У клетки стоял Херокс. Его взгляд был задумчивым. Тёмные колючие глаза смотрели на меня и одновременно в никуда. Я сразу вспомнила всё, что произошло со мной сегодня. Наверное, сегодня. Вход шатра был закрыт и не понятно было, день сейчас или ночь. Перед моими глазами возник образ мёртвого отца. Именно в этот момент я чётко осознала, что это не сон. Что человека, который меня вырастил, который всегда был рядом и поддерживал в трудную минуту, больше нет. И самое ужасное, что в его смерти была виновата я. Это я, наплевав на всех, на папу, на брата, на Рока, на весь этот мир, наконец, отправилась прямо в лапы Херокса. Как я могла подвергнуть опасности Ластра? Я совершенно не думала о нём в тот момент. И в этом моя ошибка. Я всегда думала прежде всего о себе. Хотела всегда быть с Роком и забыла о своём долге и о тех, кто ради меня рисковал жизнью. Я винила и ненавидела себя в этот момент. И в какой-то степени это помогло справиться мне с чувством невосполнимой потери. Но вспомнив, что перед тем, как потерять сознание, я стала свидетельницей падения Рока, на которого тут же напали монстры Руворского леса, у меня внутри всё похолодело. Неужели за один день я потеряла сразу двух мужчин, которых любила больше жизни? Я посмотрела на Херокса и поняла, что все мои мысли были написаны у меня на лице. Херокс подошёл ко мне и сел на край дивана. Он смотрел на меня таким пристальным взглядом, что я вздрогнула. Первой моей мыслью было атаковать Херокса, пока он не воспользовался магическим щитом. Но тут же поняла, что это будет верхом глупости. Ни за что бы мой братец не остался со мной наедине, не подстраховав себя на крайний случай. И только я об этом подумала, как тут же ощутила неприятное жжение на запястьях рук. Посмотрев на них, я поняла, что прикована к дивану какими-то необычными магическими путами. Раньше я не встречала такой магии. Откуда вообще Херокс её берёт? Что такого с ним произошло в Руворском лесу, что все мои представления о магии оказались перевёрнутыми вверх дном. Я всегда точно знала, что в Тиерии есть женская магия четырёх стихий и четыре вида мужской магии. Я знала, как она действует, так как у каждой есть свои особенности и ограничения. Например, магия огня у умелой талантливой волшебницы может превращаться в смертоносную огненную стену, может в виде стрел и шаров поражать противника, может согревать ночью, может высушивать одежду. С огнём можно провести ещё несколько несложных манипуляций, но на этом всё. Даже самая сильная волшебница вряд ли сможет придумать что-то ещё с огненной стихией. И так со всеми видами магии. У каждой есть свои пределы. И это нельзя сравнивать с другими видами магии, которые мне стали известны после встречи с Хранителями. Они с самого начала имели свои особенности. Каждый народ Тиерии уникален, и магия их изначально, какой бы необычной не казалась, тоже имела свои ограничения. Поэтому я не могла понять, как Херокс, обладатель четырёх видов мужской магии, смог освоить неизвестные виды волшебства, да ещё так быстро. Можно было предположить, что это красноглазые телепатки так влияют на его силу, или магически путы и чёрный шар вокруг зуруса - это их рук дело, но смотря на Херокса, я чувствовала, что волшебная сила вызвана именно им, а не кем-то другим. Как такое возможно, а самое главное - каковы пределы этой магии? Ответов на эти вопросы я не знала, поэтому мне было страшно. Мы всегда больше всего боимся того, чего не знаем. Я лежала на диване, и в моей голове мысли прыгали с бешеной скоростью. То боль потери заставляла мои глаза наполняться слезами, то злясь на Херокса и на себя я с силой сжимала в кулаки свои пальцы, и всё это отражалось на моём лице. А Херокс сидел рядом и молчал, внимательно наблюдая за мной. За какие-то несколько минут я испытала больше чувств, чем иногда испытывала за целые годы. Но внезапно я ощутила тяжесть внизу своего живота. И весь мир снова перевернулся. Я же ждала ребёнка. И сейчас отчётливо понимала, что с малышом всё в порядке. И как только я это поняла, то страх снова медленно, но верно стал растекаться по всему моему организму. Теперь единственное, что могло заставить меня жить, это был мой нерождённый ребёнок. Ребёнок Рока. Я не могла позволить, чтобы и его у меня забрали. Но у меня в голове всё отчётливей звучали слова папы: "Как ты думаешь, Херокс позволит оставить тебе ребёнка от другого мужчины? Если ты не уничтожишь Херокса, то он убьёт не только Рокату, но и твоё будущее дитя!" Эти слова стали для меня проклятием. Я понимала, что папа был прав. Херокс не даст родиться этому ребёнку, а если и даст, то сразу же уничтожит, как только тот появится на свет. Ни в коем случае Херокс не должен узнать о моей беременности! А значит мне необходимо сбежать от Херокса до того, как ему станет известно о моём интересном положении. Вот только как? Понятно, что крики и сопротивления ни к чему хорошему не приведут. А значит, придётся засунуть свою ненависть на время куда-то поглубже и попытаться усыпить его бдительность своей мягкостью и покладистостью, но главное не переусердствовать, Херокс не дурак и сразу почувствует наигранную покорность. Честно говоря, я не знала, что сейчас лучше всего сказать, поэтому ждала, когда Херокс заговорит первым. А он, словно издеваясь надо мной, молчал и просто смотрел мне в глаза. Не знаю, сколько прошло времени, мне показалось целую вечность, но наконец Херокс заговорил:
  - Этого ты хотела, Мэл, когда сбегала от меня из Варнабисса? Ты говорила, что я чудовище, но именно ты стала причиной тысячей смертей. Останься ты тогда со мной, и ничего этого бы не произошло. Наши мать и отец остались бы живы, и ни в чём не повинные жители нашей планеты никогда бы не узнали, что такое потерять почти всех своих родных и близких.
  Голос Херокса звучал спокойно и буднично, словно он говорил не об убийстве наших родителей и ещё сотнях тиерцев, а о погоде. Я не знала, что сказать, волна боли и потери снова накрыла меня с головой. Я понимала, что сейчас не смогу лицемерить и говорить неправду. Мне хотелось убить Херокса, и это желание было настолько сильным, что скрыть его было невозможно. Мои глаза говорили сами за себя. Херокс, поймав мой взгляд, зло ухмыльнулся.
  - Я даже не сомневаюсь, что будь у тебя хоть малейшая возможность, ты не раздумывая убьёшь меня, - с насмешкой сказал Херокс. - И знаешь, мне это нравится. В этом есть какая-то особая пикантность. Ты меня ненавидишь, но всегда будешь со мной рядом. Ты подаришь мне наследника, который будет обладать всеми видами волшебной силы, и мужской, и женской. Ты будешь любить его, а он будет любить меня. И тебе придётся, чтобы сделать его счастливым, изображать роль любящей супруги. Согласись, интересно? Мы будем не просто семьёй, вся наша жизнь превратится в занимательный квест: либо ты найдёшь способ уничтожить меня, либо я найду способ тебя покорить. И поверь, только такая жизнь имеет смысл! - сказал Херокс и посмотрев на меня рассмеялся.
  Это был страшный смех, от него у меня по всему телу побежали мурашки. Только сейчас я поняла, что он не просто злодей, любящий убивать. Он безумен! И это навсегда, это неизлечимая болезнь. А когда имеешь дело с сумасшедшим, никогда не знаешь, что он сделает в следующий момент. И когда я это поняла, то приняла для себя решение, либо я сбегу от него в ближайшее время, либо убью себя. Но сейчас для меня было самым главным узнать, жив ли Рок, Кил, Сула и Тэрла. Я понимала, что если прямо спрошу Херокса, то он ни за что мне не расскажет об их судьбе. Поэтому нужно было придумать что-то, что заставит Херокса самого об этом рассказать.
  - Что это за магия, которой ты приковал меня к постели? Я никогда такой не встречала, - начала я, но смех Херокса меня перебил. Он хохотал так, что на его глазах выступили слёзы. Когда он немного успокоился, то глядя мне в глаза произнёс:
  - Я всё думал, о чём ты меня спросишь в первую очередь. Ты не настолько глупа, чтобы сразу спрашивать о судьбе твоих драгоценных Хранителей и брата. Поэтому мне было интересно, как ты сможешь подвести меня к этой теме. И первое, что мне пришло в голову, это моя магия. Ты прекрасно понимала, что я не расскажу тебе всего, что знаю, и рассчитывала, что я сам перейду к теме судьбы твоих спутников. И только я об этом подумал, как ты выдала именно ту фразу, какую я ждал от тебя. Удивительно, правда? - сказал Херокс и снова рассмеялся.
  Я ощущала себя полной дурой. Я понимала, что играть в кошки-мышки с Хероксом бесполезно. Он всё равно переиграет меня. Поэтому решила больше не притворяться и не пытаться придумать что-то оригинальное.
  - Раз уж тебе всё так хорошо обо мне известно: что подумаю, что скажу, что сделаю, то сам реши, что хочешь мне рассказать, а что нет. Хочу ли я узнать о судьбе моих друзей и брата? Конечно, хочу. Вот только, кого волнуют мои желания? Ты же всё заранее решил. Практически распланировал всю нашу жизнь. Да и сейчас, наверняка, уже знаешь, что мне сказать в ответ, - сказала я и отвернулась к спинке дивана.
  - Знаешь в чём парадокс? - спросил меня Херокс и тут же сам ответил на свой вопрос. - Я знаю тебя лучше, чем себя. И при этом ты не перестаёшь меня удивлять. В этом твоя особенность.
  После этих слов Херокс сделал небольшую паузу, а затем продолжил:
  - Я расскажу, что произошло после того, как ты грохнулась в обморок. Самое смешное, что как только ты попала в мою клетку, вернулся Доуль и тут же атаковал мой защитный купол. Его атака была такой мощной, что все мои зверюшки, которые находились вне купола, мгновенно погибли от пробивающих любую броню льдинок и снежинок. А моя защита с невероятной скоростью стала ослабевать. Мне стало не до твоих Хранителей. Я приказал доставить тебя в мой лагерь, а сам приложил немало усилий, чтобы не дать защите треснуть и развалиться. Один из Хранителей, Рокату, кажется, попал под удар моих волчат. Но твой придурковатый братец вышел из-под защиты и отправился спасать своего верного друга. Естественно, Кил споткнулся о тело дохлой кошки и полетел кубарем прямо под огненную атаку моих змееподобных дракончиков. Так бы бесславно и погиб наш рыжеволосый герой, но в вашей команде все немного чокнутые, поэтому отыскалась ещё одна героиня с длиннющей рыжей косой, которая превратилась в нивера и ринулась спасать двух придурков, которые решили, что настолько сильны, что в одиночку могут одолеть целое войско. У меня сразу возникает вопрос, тебе самой то не противно общаться с такими идиотами? Ну да ладно. Нужно отдать должное этой Хранительнице, она очень быстро добралась до Кила и практически вытащила его из-под огненной струи. Твой братец кое-как вскарабкался на спину нивера, и они фактически ворвались в стаю моих волчат, которые уже начали терзать тело упавшего Хранителя. Нивер, конечно, красавец, или точнее красавица. Она рвала в клочья волков, а её длинный хвост покалечил не мало моих зверушек. Кил, наконец, тоже смог изобразить хоть что-то приличное и стал атаковать животных зурусами. В итоге, раскидав стаю волков, они вытащили из-под груды мёртвых тел черноволосого Хранителя, Кил закинул его тело на спину ниверу, и они вернулись под защиту Сулы. У меня уже не было времени с ними возиться. Доуль занял всё моё внимание. Хранители воспользовались этим и стали быстро пробиваться к краю защитного купола. Сначала я не хотел их выпускать, но понимал, что если мою защиту начнут атаковать ещё и изнутри, то она не выдержит. Поэтому я вынужден был отпустить твоих Хранителей и Кила. Я разозлился, что не смог разделаться с ними, но потом мне наоборот стало весело. Ведь, согласись, если бы ты смогла потерпеть ещё каких-то минут двадцать на горе и не попёрлась сюда спасать своих доблестных друзей, то сейчас уже с ключом вы направлялись бы в Варнабисс. Причём, никто бы не погиб, и я остался бы с носом. Прикольно, да? Но из-за твоей дурости Доулю теперь придётся терпеть вылазки моих зверюшек, которые не дадут белобрысому королю отдыхать. А значит, через пару дней, максимум через четыре-пять, он обессилит, и я отберу у него ключ. А когда я пройду испытание в пещере, то твои Хранители всё равно сдохнут, а ты навсегда останешься со мной. Смотри, как хорошо всё получается?
  Херокс рассказывал эту историю явно издеваясь надо мной. Но я слушала спокойно, ни разу не перебив и не показав никаких лишних эмоций. Внутри у меня всё кипело, но я сдержала себя. Тем более, что радость от того, что Рок был жив, перекрывала все другие чувства. Да, он был ранен, и скорее всего серьёзно, но я верила, что Суле не составит труда его вылечить. Выслушав рассказ, я спросила:
  - А откуда ты узнал, что они Хранители? В фируанских землях ты даже не догадывался о том, кто мои спутники?
  - Мэл, не будь дурой! Естественно, как только вы сбежали из клеток, я отправился в библиотеку, где нашёл информацию о ключе от входа в Гелеру. Пролистав несколько интересных книжек, я узнал историю Хранителей. И тогда мне стало понятно, куда и зачем вы направляетесь. Я решил не ждать вас на горе, где вы скрылись в землях орлиев, а подождать у Ледяного города. Я прекрасно знал, что вы придёте за ключом, а у меня появится шанс и тебя вернуть и ключ добыть, - ответил Херокс и, сделав небольшую паузу, сказал. - Ладно, спи, отдыхай, а мне нужно ещё разобраться с упрямым королём. До сих пор не понимаю, зачем рисковать жизнями своих людей, если всё равно знаешь, что проиграешь.
  С этими словами Херокс вышел из шатра, а меня в очередной раз охватило отчаянье. Приложив немало усилий, я справилась со своими чувствами. Как говорится, слезами горю не поможешь. Нужно было что-то придумать, чтобы выбраться отсюда. Я снова попробовала пошевелить руками в надежде найти способ сбросить с себя магические оковы, которыми Херокс приковал меня к дивану. Как только я с силой потянула руки в стороны, меня тут же окатила волна жуткой боли, магические жгуты впились в мою кожу, грозя отрезать кисти рук. Я прекратила попытку освободиться и стала думать, как же справиться с этой неизвестной магией. Я попробовала обратиться к стихиям. Сначала я попыталась вызвать огненный шар. Тепло медленно распространялось по моему телу, но когда основной жар подступил к кистям рук и, казалось, что ещё немного, и я смогу спалить весь этот шатёр, то моя волшебная сила резко развеялась. Я почувствовала, что огонь внутри меня упёрся в непреодолимую преграду, а затем просто исчез. Тогда я попробовала остальные стихии. Но стоило только моей магии вплотную подобраться к волшебным путам, как вызванные стихии сталкивались с непроходимой стеной и покидали моё тело. Я с упрямством осла снова и снова пыталась прорвать ненавистные жгуты, но у меня ничего не получалось. Как же мне не хватало в этот момент способностей Хранителей пользоваться магией без лишних движений руками! Правда, я понимала, что даже если у меня получится вызвать стихии без помощи рук, то вряд ли мне это позволит сбежать. Херокс наверняка подстраховался, он же не дурак надеяться только на магические путы. Но просто так лежать и ничего не делать я не могла. Когда уже раз в сотый вызванная мной стихия столкнулась с магической стеной и исчезла, я перестала впустую тратить свои силы и решила попробовать соединить все стихии, как я это делала в землях гурнов. Я понимала, что вряд ли у меня получится, но попытка не пытка. Вызвав воздушную стихию и медленно направив её к кистям рук, я тут же вызвала огненный шар и стала быстро его подгонять, чтобы объединить с воздухом. И когда огонь уже готов был слиться с соседней стихией, воздушный поток упёрся в магическую стену и исчез, а через мгновение та же участь ждала и огонь. Я не могла понять, почему же у меня не получается объединять свою волшебную силу в единое целое. Ведь предсказатель гурнов говорил, что так как адомий теперь всегда внутри меня, то его сила хоть и ослабла из-за небольшого количества, которое находилось в моём теле, но всё равно была достаточно большой, и её должно было хватать на объединение стихий. Что же я делаю не так? Я не могла ответить на этот вопрос.
  Не знаю, сколько прошло времени, но вскоре я почувствовала, что некоторые физиологические потребности берут верх и грозят в любой момент преподнести мне неприятный сюрприз. Поэтому теперь меня занимала только одна мысль: кому-нибудь придёт в голову отвести меня в туалет? Когда сил терпеть почти не осталось, в шатёр вошёл Херокс с подносом еды. Он собирался мне что-то сказать, но я его перебила:
  - Мне нужно в туалет!
  Херокс хмыкнул, поставил поднос с едой на ковёр, а сам сел на край дивана рядом со мной. Он провёл рукой над моим запястьем, и я почувствовала, что магический жгут, который приковывал меня к постели, с лёгким щелчком оторвался от плотной ткани и обвил руку Херокса. Теперь моя правая рука и левое запястье моего пленителя были связаны необычными путами. Затем Херокс снял жгут с другой моей руки и сказал.
  - Пойдём, я отведу тебя. Кстати, если захочешь походить или прогуляться, не стесняйся, зови меня или Катару, мы организуем тебе интересную экскурсию по лагерю.
  Я ничего не ответила, просто встала с дивана и пошла за Хероксом, который тащил меня за собой, словно собачонку на поводке. Ощущения были не самыми приятными.
  Когда мы вышли их шатра, то я увидела, что мы находимся недалеко от того места, где стояло основное войско Херокса мод магической защитой красноглазых телепаток. Я прекрасно могла видеть прозрачный светящийся купол, который атаковали множество ледяных стрел и острых как бритва снежинок. Защита Херокса держалась, и атаки Доуля не причиняли ей никакого вреда. Но я даже отсюда чувствовала напряжение и усталость красноглазых телепаток, которым приходилось явно нелегко, они отдавали все свои силы на поддержание купола. До лагеря атаки короля Ледяных гор не доставали, поэтому здесь было тихо и спокойно. Рядом с шатром, из которого мы с Хероксом вышли, стояли ещё несколько десятков подобных жилищ. В центре временного поселения горел большой костёр, над которым висел огромный котёл. В нём готовили пищу. У огня возилось несколько волшебников. На улице почти никого не было. Несколько магов стояли у своих шатров и разговаривали. Группа красноглазых телепаток занималась исполнением различных мелких поручений: кто-то шёл с ведром воды, кто-то нёс поднос с едой. Больше никого видно не было. Все животные, приведённые из Руворского леса, были под куполом или совершали мелкие набеги на вершину горы, где стоял Доуль со своим народом. Можно было сделать вывод, что в лагере не так уж много народа. Но неизвестно, сколько волшебников и телепаток находилось в шатрах.
  Херокс привёл меня к месту, где жители лагеря справляли нужду. Я надеялась, что меня хотя бы здесь оставят одну, на какое-то время сняв магические оковы. Но не тут-то было, Херокс просто увеличил длину волшебной верёвки и отвернулся. Когда он проводил рукой над моим запястьем, то я увидела на его ладони небольшое чёрное пятнышко. Сначала мне показалось, что это обычная родинка, но я знала Херокса с детства и не помнила, чтобы у него на руке в центре ладони были какие-то родимые пятна. Присмотревшись повнимательней, я поняла, что это не просто точка. Это была магическая метка. В ней содержалась какая-то неведомая мне волшебная сила. Теперь было понятно, откуда Херокс брал свою необычную магию. Кто же наделил этой силой моего братца? Ответ напрашивался сам собой - Катара. Предводительница красноглазых телепаток была не просто союзницей Херокса, она зачем-то решила наделить его своей магией. Но что это за магия и какие у неё границы? Мне необходимо было это выяснить. Вот только как? От моих размышлений меня отвлекла боль в запястье. Я обернулась и посмотрела на недовольное лицо Херокса, который явно намекал, что мне давно уже пора сделать все свои дела и возвращаться обратно. Я не стала лишний раз злить Херокса, и через пару минут мы уже шли к шатру, где меня ждала еда. Только сейчас я поняла, как сильно проголодалась. Поэтому, когда мы вошли в шатёр, пользуясь тем, что Херокс не стал сокращать длину магической верёвки, я села на диван, взяла с пола поднос с едой и стала есть остывшую пищу. То, что еда была холодной, меня нисколько не волновало. Я ела быстро и с удовольствием. Херокс сидел рядом и молча наблюдал за моей трапезой. Когда я уже почти доела, Херокс вдруг резко встал с дивана, отобрал у меня поднос с остатками еды и сказал:
  - Мне нужно идти. Я сделаю длину верёвки побольше, так что ты сможешь не только лежать и сидеть, но и вставать с дивана. На большее пока не рассчитывай, если будет что-то нужно, просто крикни, к тебе кто-нибудь подойдёт.
  Сказав это, Херокс опять провёл ладонью над моими запястьями и вышел из шатра. Я хотела поинтересоваться, с чего такая спешка, но меня никто не стал слушать. Я опять осталась одна в большой комнате.
  Так прошло четыре дня. Я целыми днями безуспешно пыталась освободиться от магических оков. Несколько раз в день ко мне приходил Херокс, приносил еду, отводил в туалет. Мы почти не разговаривали. На пятый день я уже отчаялась, понимая, что никогда не смогу сбежать. А вспоминая слова Херокса о том, что максимум через пять дней силы у короля людей Ледяных гор закончатся, я поняла, что это конец. Пол дня я проплакала в подушку, а затем просто отключилась.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"