Любелия: другие произведения.

Кеменкири, Фред, Любелия. Театральные диалоги

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это сборник стихов, посвященный Театру на Юго-Западе. Стихи примерно 2009-2013 года, написаны они как по мотивам спектаклей этих лет, так и по мотивам "старого Юго-Запада". Стихи Юлии Морозовой (Любелии), Фреда Лифанова и Екатерины Лебедевой (Кеменкири)

ТЕАТРАЛЬНЫЕ ДИАЛОГИ.

Фред Лифанов, Екатерина Лебедева (Кеменкири), Юлия Морозова (Любелия)

Это сборник стихов, посвященный Театру на Юго-Западе. Стихи примерно 2009-2013 года, написаны они как по мотивам спектаклей этих лет, так и по мотивам "старого Юго-Запада".

Содержание:

1. Театр на Юго-Западе

2. Гамлет.

3. На дне

4. Самоубийца

5. Ромео и Джульетта

6. Чайка

7. Афраний

8. Пилат

9. Девушка с букетом

1

ТЕАТР НА ЮГО-ЗАПАДЕ

Любелия.

Старому Юго-Западу.
1
Когда-то жил тут другой народ
Себя именуя "цари ветров".
А мы застанем закат, излет
Далекий отблеск чужих костров.

Здесь воевал и здесь пировал,
Так пел, что не было небу сна.
Обломок флейты - на весь отвал
Осколок музыки - тишина.

И кто-то скажет:"Ну потерпи",
И глянет в неба свинцовый свод.
...Осколки ветра в чужой степи
Десяток бусин на весь раскоп.

Вот ветер облако вдаль несет
За край заката. Сокрылась весть.
...Однако Бог сохраняет все
Однако были - и значит есть.

2

Опоздавшие к лету приходят - в ноябрьскую стынь,

В мир где выбора нет так давно, что уже и не страшно.

На просторы степей, где обрушились старые башни,

И сквозь бывшие окна сияет осенняя синь.

И сквозь бывшие двери видна до границы - трава,

И ветра не встречая управы - без удержу веют.

...В километре отсюда уже небоскребы белеют,

А на этот участок - уже городской Голова

Положил проницательный глаз - развернуться бы тут:

Проложить бы шоссе напрямую к аэропорту,

По бокам бы торговые центры, развалины - к черту.

...Опоздали. Опять опоздали - тут все разнесут.

Остается фиксировать местность при помощи глаз,

Карандашных набросков, скрипичных этюдов по коже.

Может быть сохранится хоть что-то? быть может, быть может...

В этом мире Господь и Себя от распятья не спас.

В этом мире тут будет гараж на три тысячи мест,

У шоссе на заправке - сортир, магазин, чебуреки.

...Но пока эти камни - на миг, на минуту, навеки

Отпечатаны золотом в сини осенних небес.

3

Театральный автобус едет в глухую степь-

Кочевые лихие места - до станицы хана.

Хан - ценитель искусства. Умеет неплохо петь,

Собирает коллекцию плеток. Степные кланы

Его любят и ценят. На выборы - всей семьей.

Даже в блогах почтительны - хан свое дело знает.

...По ноябрьской степи, под полной литой луной

Труппа едет в Орду, а завтра уже играет.

Пару фарсов вначале, а после уже - Шекспир.

Как играть "Мышеловку" при хане? Давиться в пору.

Если местным понравится, ночью устроят пир,

Плов с бараниной, пенный кумыс - налетай, актеры.

Золотится степь от рассвета, табун летит

Поперек дороги. Иней, туман и просинь.

Гамлет дико простужен, у Клавдия - мрачный вид,

Как их всех занесло на край света? Как всех заносит,

Потому что судьба - автострада, дорога, гать,

Потому что важнее крови - Шекспир по венам.

Просто доля актера - ехать, потом - играть,

После снова ехать, а после опять на сцену.

Гримируйся тщательней, скрой седину висков,

Каждый раз как последний. Гудят барабаны грозно.

...И выходит Гамлет пред взорами степняков,

И горят костры вокруг сцены и светят звезды.

*
Любелия

А.С.Ванину

...Незоркий зритель. Сижу вверху - десятый в восьмом ряду.
Пришел снаружи, приполз с работы где вечный дедлайн и срам,
Купил с зарплаты себе билет, пришел, отсмотрю, уйду.
Пришел сюда наблюдать за Небом, которого мало - там.

...А небо разное - то грозовое, то желтое, как вино,
На небе то северное сияние, то розовая заря,
Оно струится над облаками, оно сплетено из снов,
Оно пульсирует как прибой над звездами сентября.

...А я сижу, параллельно с небом на Приму гляжу, хочу
Курить, и кажется - застрелиться от Примы этой, увы,
Еще почему-то хочется плакать, пылинкою по лучу
Спиралькою двигаться, падать вниз, в прибрежный сухой ковыль.

...А море разное - то хрипит, то шепчет, то в крик кричит,
То лунной дорожкой ложится в ноги, то вздыбливается горой,
Меняет цвет, и размер, и форму, и бьется волной о щит,
И - главное- остается морем в осенней Москве глухой.

...А я-то что? Не дарю цветов. Неловко, не знаю как.
Пришел, и ушел, и не знаю больше, как сложится дальше путь
Ну да, наглотался неба и моря, немного развеял мрак,
Ну да, я выйду сейчас наружу - и снова смогу вдохнуть

Осенний пахучий воздух.

*

Фред Лифанов

...будь свободен и счастлив, Сизиф, на вершине горы

камень мчится по склону, дробя темно-серые скалы

выше - синее небо и право высокой игры

три недели пути - ну, наверное, все-таки мало

но, наверное, будет неверным сказать "заслужил"

но, наверное, будет нелепо отстаивать выбор

и короткое счастье Сизифа - из порванных жил

(ни помочь, ни зашить, ни исправить уже не могли бы)

Это участь - за что? кто бы знал, Тот Кто знает - молчит

Тот, Кто знает - читает роман о Понтийстем Пилате

кто-то пишет собой, кто-то слышит, как ангел трубит

а Сизиф смотрит в небо с вершины горы, позабыв о расплате.

*

Любелия

А.С. Ванину

Как лист увядший падает? В костер.
Он молод-зелен был, хитер, остер,
Напоминал луну, змею, ладью...
А нынче только вспыхнуть - и адью.

Как лист увядший падает? В поток
Воздушный, в дым и копоть, жар и смог,
Но если не прервать его полет
Есть шанс, что ветер к речке отнесет.

Как лист увядший падает? Вода.
И больше - никуда и никогда.
Вода течет - как свет и как вино.
Как лист увядший падает? На дно.

2

Фред Лифанов

как лист увядший падает? - легко,

уходит, словно пуля в молоко

меняя ветки на календари

лети, замри, лети, лети, замри!

и отомри, пока не вышел срок

пока не перерезан волосок

пока есть время - с ветки до земли

лети, замри, напополам дели

последний месяц лета, шорох дня...

как лист упавший падает? - звеня

струной, цикадой, медью в кошельке...

листу легко, дорога налегке -

в огонь, в прозрачный дым, в горячий свет.

да, это не итог и не ответ,

не выбор - из десятка этих трех

исходов. Но - вот ангел сделал вдох

- еще не звук, еще труба молчит.

Как лист увядший падает? - летит.

*

Кеменкири

Наше дело - труба.

1

С дружеским приветом Морваэну, Анариону и Алексею Мамонтову.

На знамени - времён немыслимая связь,
Мы входим в них, в отчет заносим только veni
И vidi - и глядим в те бездны, не боясь,
И, за окно косясь, читаем Откровенье.

Какие времена достались нам с тобой! -
Не спрятать, не унять, не обхватить руками...
Ты в детстве рисовал те домики с трубой?
Труба запела - дом рассыпался на камни.

Не выстроить теперь уже на слове "бы"
Ни своды, ни мосты - столетий акведуки,
И нам с тобой стоять на берегах судьбы,
К одной - на всех - звезде протягивая руки.

Нам - видеть лишь порог, где был запор и дверь,
А дальше - свет и тьму, бескрайний воздух ночи.
Мне - спрашивать: зачем - все именно теперь,
К чему - те бездны лет, заполненные прочим?

Но мы идем вперед, в созвездия и тьму,
И мы вступаем в явь, текущую как ветер....
Но я еще спрошу, "зачем и почему".

- ...Ты только удержись, когда тебе ответят.

12.01.2010

2

Мы потом вспоминаем о них,
Как о сброшенной коже.

Фирнвен


Есть такие, мой друг, времена,
В них труба без ошибки слышна, -

То ли ангел трубит, то ли ветер, -

Золотая и злая труба,
Небывалая прежде судьба,
И беда в целом свете,

В сердцевине, ломая миры...
Ты не создан для этой игры,
Но вступил шагом раньше - и поздно.
Это - пламя и копоть невзгод,
Это месяцы, может быть - год,
Это летние звезды.

Память, лица, сплетения строф -
По цене мировых катастроф.
Было б лучше - совсем не встречаться?
...Есть такие, мой друг, времена,
Мы решаемся их вспоминать -
И дуреем от счастья.

Но прошу тебя, помни о том:
Счастье памяти - только потом,
Скажешь "Вам повезло" - будут грубы
Те, кто болью пронизан насквозь,
Те, кому повезло, довелось,
Те, кто слушает трубы.

...Но какая прекрасная дрожь -
В миг, когда ты ее узнаешь,
Недовспомнив, как слышал когда-то, -

Мы срываемся в те времена,
И ни память уже не важна,
Ни текущая дата:
Уступая надеждам и снам,
Наша жизнь возвращается к нам
Этим ясным раскатом...

воскресенье, 21 февраля 2010 г., ночь
*
Кеменкири


(Глосса на М. Вирту)

Поговорим о "если бы",
Перетасуем жизнь и смерть...
Звучит мелодия трубы,
И - не вернуться, не посметь,

Осталось лишь - вперед, во тьму,
Сердечной боли не избыв...
Мы прорастем в "ну почему?!"
И позабудем "если бы".

Не соблазнившись забытьем,
Скользить, теряться - но идти...
Мы бездну смысла обретем
В не нами избранном пути.

Но через век и через год,
Решив - былое по плечу,
Я все же обернусь, и вот -
Что делать? Только промолчу.

Слепят возможные миры
(Видны, как правило, зимой),
Где все ветвилось до поры,
А вышло - только по прямой.

Не время соляных столбов,
Но зря казалось "мы - сильны":
Нет "если бы", но есть любовь -
С извечным привкусом вины...

*
Кеменкири


Вариации на тему кредо

Какие бывали
У нас времена!
Мы сон забывали
И слали всё "на",
Нас кто-то осалил,
И дни сочтены -
Но мы записали
Анналы войны!

События, кроки,
Ухваченный миг...
В историю строки
Идут напрямик,
Ведь мы - записали!
Прочтешь ли? Ведь ночь...

...Нас снова спасали,
Командуя "Прочь!"

Ах, годы и мили
Прекрасной земли!..
Мы вновь приходили,
И снова - пришли.
Знакомые реки,
Иная вода...
- Надолго?
- Навеки,
Как было всегда.

Глубокие воды,
Где бездна и дно...
На год или годы,
Но время - одно:
И вечности мало,
И вечер - с лихвой...
Мы пишем анналы.
В них каждый - живой.

1:21 04.07.2010

*

Фред Лифанов

в этом мире неудивительном так легко

позабыть об игре, перестать слышать шаг и ритм.

ты послушай, услышишь - не вальс, это облако,

это небо, укрывшее сумраком Третий Рим.

в этом мире лишь то удивительно, что он есть,

что еще не обрушилось небо, но так пришло,

что отмерено время, а все же пока мы здесь -

если Ангел Златые Власы еще держит зло -

не зверюшкой в ошейнике - нет! но щитом, как встарь.

и пока еще крепок тот щит, и в его броне,

в обороне невидимой те, кто сумели встать

как тогда, так и ныне - не медля, не сомневаясь, не

получая наград или званий, не зная, что

каждый - тоже последний, как воин на рубеже,

что по каждому ежесекундно волна идет!

значит, надо держаться - и только. И вот уже

столько лет - в пустоту, в пустоте, без ответа быть,

дожидаясь - и зная, не веря, и не стыдясь,

что должна быть на свете единственная земля,

где наверное можно им будет дышать и жить,

где не будет ни лжи, ни войны, и волна к ногам

бросит ракушки мелкие, горстью песка пройдет

и утихнет... Но это покуда - не им, не нам,

не сейчас. И поэтому небо не упадет.

*

Фред Лифанов

"Скажем, мне достались часы "Полет"..."
Дм. Быков, "Теодицея"



Треснувшая колба, песчинок горсть.
Думал - было время, да не сбылось.
Остается встать и идти сквозь

Так лишенный речи иду на свет
Голос искалечен до слова "Нет" -
Был один - и не был еще - ответ

Это очень просто - уйти на дно
Чем не искупление? - Не дано
не свезло - мешает одно "Но":

как трава сквозь кости растут слова.
Кажется - так легче, судьба права,
Прежде было время, потом - провал

Паутина смята, раскрыта дверь.
Но если так запятнан - куда теперь?
Вот она, расплата - иди. Верь.

*
Кеменкири

Хроники июня

"Вспоминай обо мне, чуть-чуть скучай, посещай спектакли..."
(Субоши)


...Видно, время пришло, - и приходит такое:
Что сезону - конец, но не будет покоя, -
Тридцать третьему, первому, не-игровому...
Будет лето, жара и шиза по живому, -
Нас ведь предупреждали, и ясно - не так ли?
...И скучать о тебе, посещая спектакли,
Где не встретимся. Черные дни, черновые...
Что-то общее - в нас. Все мы - слишком живые:
Не усохли - то слёзы, то градины пота...

Я люблю тебя. Это такая работа.

22:21 29.06.2010


*

Кеменкири


"По сведениям Гидрометцентра, в столичном и других регионах ожидаются дожди, грозы, порывистый ветер и резкое похолодание.
Очень, очень ожидаются. "

(народное, от Юлиана)

Столица ждёт дожди и грозы,
А с ней - едва не треть страны...
Цветут по всем киоскам розы,
Нам совершенно не нужны,

Они отложены до срока -
До октября, до влажных рук...
Пока - есть только тьма с Востока
Да старых записей сундук.

09.08.2010

Кеменкири

Смехом - любовь и боль,
Прахом - долгая страсть,
Тихие сны в Нигде -
Тем, кому должно пасть.
Души слабей, чем глаза
- Гибель за полцены -
Где души сходят с ума,
Глаза спокойно-темны."
Анарион, "Восход Звезды"

"Актер - скульптор, который ваяет из снега".
Дж. Бут


Твои круги на воде,
Твои слова на снегу -
Душа уходит в Нигде...
Прости, я так не могу!
Я не умею - след в след,
Лишь выдыхаю - "Живой...",
Хватаю лишний билет,
Читаю бред в Гостевой,
А мир уходит под снег,
Свод, проседая, трещит...
И кто ты? - Лишь человек...
Но ангел держит свой щит.
Он для того и вставал
Там, у несущей стены
(Как прежде сам - выживал) -
Чтоб строки были слышны.
...Душа слабей, чем глаза -
Ну что же, стой и смотри:
Все то, что недосказал,
Огнем небесным горит.
Ты ждешь ответа, но вот
Быть может, главный ответ:
Узнать, как рушится свод
И разливается Свет, -
Тогда и нашей вины
Растает, может быть, снег...
Глаза спокойно темны
Под тенью собственных век, -
Но не тебя ли искал
Теперь опущенный вниз
Взгляд - в нише, между зеркал...
И уходя - оглянись.

*

Любелия

Пребывая внутри сюжета - открой глаза.
По чужим ухабам - со скоростью ветра в поле.
Тьма накрыла город. Смоет ли тьму гроза?
Почему эти капли - терпкие как от соли?

Почему этот хлеб так горек? Другого - нет.
Пребывая внутри трагедии плакать стройно -
Есть задача античного хора. Смотри на свет.
Палестинское солнце в зените. Пустынно. Знойно.

Пребывая на солнце, в небе, во тьме - внутри,
На краю чужого обрыва - не ты в ответе -
Это все что осталось. Если ты есть - смотри.
Пребывай в сюжете, и помни - собой - о свете.

*

Фред Лифанов

"Мы - люди дальнего следования"(с, Гуревич)
"...очевидцы больших событий, собеседники королей" (с, Щербаков)


***
люди дальнего прицела,
летописцы поражений -
что еще возможно сделать,
чтобы задержать движенье
вниз? стой сердце, как просили,
раз иного не осталось.
люди дальнего бессилья
люди слов - такая малость:

скажешь, глянешь выше глаз -
небо звездное черно -
был бы твердым, как алмаз,
и то б рассыпался давно.

то, что нас не убивает,
то течет в крови отравой.
люди пройденного края,
люди отданного права -
а трагедии в пределе
совершенно некрасивы! -
остаются под прицелом
люди дальнего бессилья.

право слово - что сказать?!
слово право, что с того?
будет к вечеру гроза
и не оставит ничего.

летописцы поражений,
голоса в античном хоре,
люди дальнего движенья
все - безмолвны перед горем,
что чужое - как свое,
что еще не знает слова.
...А гроза уже идет,
и труба рыдает снова

*

Кеменкири

Убивают человека - это быстро и внезапно:
Неожиданная ссора, дом в деревне, огнестрел...
Так один разделит многим жизнь на "до" и "после" залпа,
И зимою обернется осень в ясном октябре.

Но и жизнь, бывает, делят - "время до" и "время боли",
Краткой вестью Интернета, легким росчерком пера, -
Если забирают роли, если убивают роли,
Если... Может, скажет кто-то: "Не реальность, лишь игра?"

Может, кто-нибудь и скажет... Да не я, а ты не слушай.
...То ли слякоть, то ли слёзы - здесь такие октябри!
Разрывающие душу, убивающие душу,
Оставляющие только темноту и долгий крик.

Все притом покуда живы, без указанного выше -
Быстрота, непоправимость, алкоголь и огнестрел...
Только бы потом не вышло как-то так: смотреть в афишу
И, вычеркивая числа, прошептать: "Не посмотрел..."

18.10.2011 1:19


*
Кеменкири


Хочешь - бери реальность и пей горстями,
Хочешь - по ветру пусти ее легкий тлен ты...
Все-таки жаль, что нашими новостями
Не разорвутся с утра новостные ленты.

Мир обсуждает Ливию, доллар, Нобеля,
Сеть, олигархов, бомжей, что замерзнут в сугробе...
А тут на краю Москвы еще не угробили,
Но гробят один театр. И еще погробят.

Время застынет - поздней, обрастет легендами,
Смыслы найдет... Впрочем, волен любой - забыть их.
...Даже несчастные, злые на всё полфэндома
Не прибегут обсуждать этот ход событий.

Может, тогда и печалиться неприлично,
Тем записав себя в нытики записные?
...Это формат трагедии: всё - о личном.
Вечность - масштаб, не влезающий в новостные.

*

Фред Лифанов

Про поклоны, "Кукол", "Клоуна" и "Ромео"

Память - пыль, афиша на песке.
Память - прах, опилки, поролон.
В синем свете, в черноте, в тоске
спрятаться и пережить поклон.
Не дождавшись выхода - беги!
Видишь? - у всего одна цена:
Не свидетели, не судьи, не враги -
просто пена, где была - волна.
Ненависть - горчайшее из зол.
Память - испытание сердец:
в полный рост: "Спасибо, что ушел!" -
вот такая правда. Наконец
гаснет свет. И можно уходить -
пустоту не удержать в руках.
Память - выбор: быть или не быть.
Память - поролон, опилки, прах...

*

Фред Лифанов

Шариком навеяло

"Знаете, а сейчас уже не говорят "Театр на Юго-Западе".
Говорят: "Вернадского, 125" (с. А.С.В.)")


***
Нет, не забыли -
но имя попутали
...жили-то жили,
а были? а - тут ли?
или в каком-то ином измерении?
Рыжим подсвечен снег на проспекте,
Время сомкнулось в дорожном движении...
Слову не верьте, а попросту - век те-
атра не долог, но дольше людской
памяти или иного извода.
"Ты здесь живешь с девяностого года(*),
а я строил дом" ныне полупустой:
призраки бродят - да кто бы заметил?
Призракам даже спасибо не скажешь.
это не снег по проспекту, а пепел -
жизни, бывает, сгорают вот так же.
"Лучше б ты, парень, не подходил:
эта дорога пряма, да терниста.
Сердце - вот орган работы артиста(**)
и так мало сил, как всегда мало сил!"
Нет, не забыли,
а лучше бы!.. - Нет
все-таки жили,
и все-таки свет
рыжий, как прежде, и небо, как прежде
кажется, ждет, что откроются двери
дома, где призраки прошлой надежды
больше людей, отказавшихся верить.
Это такая профессия - быть
светом, струной, камертоном, трубою
больше себя - или больше собою -
выдержать роль, или двери открыть -
в небо.
Которое не позабыли.
имя - что имя? -
а все-таки - были...


-------------------------------
(*) в оригинале цитата звучит так: "Ты здесь двадцать лет квартиру снимаешь, а я этот дом строил". Девяностый год взят наобум, но, по-моему, подходит.
(**) оригинал предпочитает (и я, честно скажу, вслед за ним) слову "артист" - слово "актер". Но оно не лезло в рифму...

2

ГАМЛЕТ

Кеменкири

Малаховка. "Гамлет".

Собаки черной на снегу разбег.
Жемчужная луна сквозь облака.
И белый на деревьях черных снег,
И окна дома - ярче маяка.

Так далеко, но слышно поезда,
Так тихо, что понятно - далеко...
Не в небе разгорается звезда,
Да только не заметить - нелегко.

И тот, кто замечает - не умен,
Он просто прав, но правда - не глупа.
...Решетчатая изгородь времен
Рассыпалась, как снежная крупа.

И вот из дней, где можно изменить
Себя - или себе, - но навссегда, -
Протянута связующая нить,
Как в инее полночном провода.

03.01.10, 05.00
(просмотр "Олимпийки")

*

Кеменкири
("Японский" Гамлет, 1е действие).

Вырывается время из плена.
Первым действием ночь коротка.
Тьма над миром, прохлада, сирена,
И Незримого Света рука.

Если небо - и не раскололось,
Если пламя - и в прах не сожгло,
То одним лишь - тот взгляд и тот голос
И твоё золотое крыло.

02.08.2010

*
Кеменкири
Лаэрт. "Япония".

По смерзшимся сугробам,
Среди сухих ветвей
Лаэрт идет за гробом
Офелии своей.

На бедном катафалке
Тот гроб. Свист ветра, тишь...
Весной взойдут фиалки,
Как ты и говоришь, -

Отчаян, но не жалок,
Душа вмерзает в лёд...
Как знал: до тех фиалок
Уже не доживет.

Не оттого ль в могилу
Так рвался? Посмотри
Вокруг - и через силу
Дыши, живи, гори -

Недолго... Кровь на коже,
Кровь красит полотно...
"Разбилось сердце..." Боже,
Два сердца - как одно.

2:40 24.02.2011 (просмотр 2го действия "Японии" - поверх "Олимпийки")

*

Кеменкири

Монологи младшего актера

1

Про голос ты ёрничал? Тонок,
Того же оттенка - глаза...
Я так и играю девчонок,
Как лет, скажем... восемь назад.

А трагик наш осенью тронут,
Приама играть - в самый раз!
...Ты сам нам оставил корону -
Пускай помолчит Фортинбрас,

Пускай не пытается даже
Свою обменять - хоть бы две! -
На ту невесомую тяжесть
Фольги на моей голове.

Барыш, как и прежде, некрупен,
Дороги дождями рябят...
И всем до сих пор в нашей труппе,
Мой принц, не хватает - тебя.

2

Тяжелого полога влага,
костер, тихо двое поют...
Мы снова "Убийство Гонзаго"
Дадим в годовщину твою.

Предвижу - придворные лица
(Как их только носит земля?)
И лично - норвежского принца
(Ах нет, сколько лет - короля?).

...Вот, вышел - поникшие плечи
(Кто знает, а вдруг - от дождя?).
"Ты знаешь ли слово "невстреча"?" -
Спросил он меня, проходя.

Пусть прочее - глупость земная
И зал, натурально, не мёд...
Я, ваше величество, знаю.
...Ну что ж, хоть один - да поймет.

0:03 19.08.2011
(Фортинбрас тут, конечно, совсем не "юго-западный", но вот Гамлет и актеры - снова с очередного просмотра "Олимпийки")

P.S.

"Мы все в потоке" (с)
(Глосса-путаница)

Лаэрт, откуда эта неприязнь?
Откуда мысль, что ты и сам - в ответе?
...Есть вечность - словно длящаяся казнь
И мертвенная жизнь в мертвящем свете,

И непроизнесенные слова,
И льющееся - слов помимо -горе...
Расходится река на рукава,
И, говорят, не все впадают в море.

Что прерывает бег их бытия?
Случайность - или наши преступленья?
...В одном из рукавов - твоя ладья,
И сломан рог, лежащий на коленях.

И кто-то, полон света и тоски,
Следит... Из камышей? С шестого ряда?
Пусть впереди зыбучие пески,
Мы в день последней битвы станем рядом!

...Но этот сплав - былых и новых черт,
И синий свет, и зеркала у края
Судьбы и сцены... Ты пришел, Лаэрт,
Как весть: мы - все!- живем, а не играем, -

Когда за свет хватается рука,
И роль из тьмы исходит, с тьмою споря, -
И неизбежно достигает моря
Хоть самая усталая река
.

(01.02.2011, 1е действие "Кукол" и антракт)
(Курсивом - цитаты: из Шекспира, а также стихов Р.Э. Транка и Вардвенде)

*
Кеменкири

"Куклы", 27.06.11. Встроенный сюжет.

И продолжается строка,
Пестрит деталями:
Лаэрт дожил до сорока,
А то и далее.

Пришла до срока седина
И, как за ставнями,
Под черной курткой не видна
Та рана давняя.

От преданности и любви -
Подобье блеклое,
А яд - в крови, всегда в крови -
Бессильны лекари.

Боль рассекает от плеча,
Острей клинка летит.
Тебе чуть легче по ночам,
В луне и памяти,

А потому - не ждешь зарю...
Пусть связан ночью ты,
Лишь будь - я на тебя смотрю,
Не важно прочее.

Ни сгинувшие имена
В потоке времени,
Ни кубок яда и вина,
Иным отмеренный,

Ни воздух страшной чистоты
Высокогория...
И что на сцену выйдешь ты -
В другой истории.

27.06.11, спектакль - метро "Университет"

*

Кеменкири

- Лаэрт, какие нынче времена?
- Наш мир летит и долетит до дна,
Не разбирая света и дороги...

...Так легкий лист падёт на мрамор строгий,
А мы пройдем, читая имена.
Так путь мощён в тот зал - и те Чертоги...

- Лаэрт, откуда эта седина?

- Иные помнят - золото и медь.
Но ведь важней - дойти, дожить, суметь,
Упасть - потом, но прежде - в камне высечь
Тот контур - сцену, зал (на сколько тысяч,
Ты говоришь?), но главное - посметь.

...Так светит пламя в невозможной выси
И составляет смысл - не только смерть.

21.08.11

*

Фред Лифанов

"Лаэрт, откуда эта седина?"

Лаэрт дожил до сорока и даже далее.

(К.)

- Лаэрт, откуда?

- Видимо, со дна,

куда столкнули горечь и вина,

и проигрыш - страшнее самой смерти.

Нет повести о преданном Лаэрте,

поскольку не оплакана она.

- Лаэрт, зачем?

- Так: грудью на ножи,

чтобы еще на час остался жив

тот, для кого не страшно за луной

уйти, не озаботившись ценой.

Такая правда - только прикажи.

- Лаэрт, прости! Не одолеть сюжет.

Прости тебя Господь! - один ответ,

заполнивший двенадцать с лишним тысяч

полночных лун. Их ход уже исчислен.

Но в нем есть свет и смысл, не только смерть.

*

Фред Лифанов

знаменитым японским гастролям с "Гамлетом", марафону 1990 года - посвящается.

Время кануло и длится
подминая и маня,
и лежит еще на лицах
след небесного огня
неотплаканная мука
не ценящаяся боль
но отточена - до звука,
до шагов по краю - роль:
стены рухнувшего дома
камни, вплавленные в плоть...
не умеют по-другому
ни принять, ни побороть
но сгорая без пощады
не ценя - горишь? гори
выжил? - так тебе и надо,
но для павших - говори
Говори, гори без страха,
верность прошлому храня
...белоснежная рубаха -
след небесного огня...

*

Любелия

Фортинбрас

Хотел ее - так восседай на троне,
Смотри , как затихает кутерьма:
Страна упала яблоком в ладони,
С чуть слышным стуком - "Дания - тюрьма",

С чуть слышным вздохом: "Быть? Не быть? Не надо...
Смотри, как разгулялась здесь судьба..."
Тебе досталась славная награда -
Тут все уже убились - без тебя,

Решай вопрос - хранить ли память эту -
Считать ли драгоценным этот мрак?
Вот - обелиск поставить ли поэту,
Безумцу, принцу - или лучше.. так?

Заразно ли безумие? Отрава
Сочится ли из неба до сих пор?
Что лучше - быть, не быть? Забвенье? Слава?
Петля иль плаха? Меч или топор?

* * *
Хотел триумфа, а досталась пытка,
Корабль тонет - треснул от кормы.
...Пылит под небом старая кибитка
Актеры тоже едут - из тюрьмы.

Сочится дождик, в кошельках ни кроны -
Кибитка едет - в старую Верону,
И трагик сед, а старый клоун - рыж,
В Верону, в Вену, а потом - в Париж,

Скрипит вслед убегающему лету
По бездорожью, вопреки беде,
Скрипит - дорожкой лунною - по свету
Мерцающему, в небо - по воде.

3

НА ДНЕ

Фред Лифанов

"На дне" 21.02.2010 г.

Алексею Мамонтову и "старикам" Юго-Запада - посвящается

Неотвратимо хорошо иному голосу в ответ
петь обнаженною душой, не ожидая воздаянья.
Звучит нездешняя труба и светит невозможный свет,
и так свершается судьба, и воплощается призванье.
Необоримая беда хребта не сломит, видит Бог -
наперекор любой тоске, земному страшному закону.
До горла - мутная вода и льется небо, как песок,
и мир висит на волоске. На круговую оборону
не хватит времени и сил, не хватит паузы словам,
но пой, труба, душа, лети, не признавая власти смерти!
И правда прорастает в мир, и льет, как пламя по рукам,
способное не сжечь - спасти: "Вы видели - теперь поверьте"

...осколки неба, долгий снег, не Рагнарёк, но - снегопад,
не ангел с огненным мечом, но голос горнего раската -
труба. И просто человек, и свет, что двадцать лет назад
сиял - восходит горячо, как высший дар, а не расплата.
Неотвратимо хорошо - гореть, не требуя иного.
Непоправимо - никогда не будет прежним тот, кто слышал:
поет нездешняя труба, и горний свет сияет снова,
и через море лет и бед он поднимается все выше,
поет труба, горит рассвет.

*

Фред Лифанов

"На Дне" 30.11.10.


"А надо верить, мужики!" - а если нечем?
Земля уходит из-под ног - держись за воздух.
Кому судьба, кому петля, кому невстреча.
Хотел бы сызнова начать, да тоже поздно.
А надо верить вопреки - да силы вышли
"А надо верить, мужики! пора в дорогу..."
А крик утробный и немой никто не слышит:
пляши, бедняга-человек, и слава Богу.
Грохочут доски, гнется пол, тоска до воя!
Уходят все - и он уйдет искать ответы.
Пляши, бедняга-человек, плати собою,
за то, чтоб небо прорвало последним светом!
Над черной выстывшей землей, как над могилой
стоит звезда в разрыве туч, свет плавит камни.
Пляши отчаянье свое, растратив силы,
держись за воздух, человек, двумя руками!
Кричи, пока еще живой, до крови горлом:
"Что ваша правда, где она, какою мерой
измерить пропасть, где душа до края - горем
полна, как чаша?!"
Все равно - "А надо верить!
Оно сложнее во сто крат, чем выйти - воем,
оно страшнее, чем тюрьма, петля и яма!
Пора в дорогу, мужики" - "И Бог с тобою!"
Лети, бедняга-человек. На небо - прямо.

*

Кеменкири

"Дно", 29 января 2011 г.

Тому, кто держит паузу в финале (теперь).

Все правды - разом ненавистные.

Настала ночь в твоей судьбе.

...Поешь, отчаянием стиснутый,

Желая счастья - не себе.

Но счастье - вспыхнет и обрушится,

Не доживет и до зари.

...А ты танцуешь... Мир закружится,

Но устоит - поймает ритм.

А в доме окна занавешены,

И караульный во дворе,

И снятый с дерева повешенный

Еще лежит на пустыре.

Сосед кричит: "Такие, брат, дела!",

Бубнит о сытости из мглы...

А человек на ставке ангела

Уже почти дошел "в Хохлы".

Он шел - по насту и по гравию,

И все нашептывал: "Внемли,

Суди меня, Судья мой праведный,

За путь неправедный земли!

Ведь правда им уже маячила,

А я сорвался - не стерпел..."

Но он дошел - а это значило,

Что ты, собрав все силы, пел.

Опустошенный, проклинающий

("Всё - люди", ты ж - один в пыли),

И правды, и любви не знающий

Искатель праведной земли.

Лишь имя - "Анна"... Щурясь: вдруг она?

Да, снятся не к добру, но - вдруг?...

А мир уже застыл, испуганный, -

До первого размаха рук.

Над пустырями, над могилами -

Танцуй! - над тьмой и пустотой...

Мне не узнать, какими силами,

Но мир ты держишь пляской той.

29-30.01.2011, начиная со спектакля

*

Кеменкири

"Дно" 29.01.2012. Сатин и другие.

Просил - "Живи!" Да ни в какую он,

Хоть пой, хоть выйди колесом...

В Сибири было? Хоть в Кокуеве

Во городе... Да всё - не сон.

Казалось - оклемался вроде бы,

Да вдох сорвался в хрип и свист...

...И шел по площадям - юродивым -

Картежник, вор, телеграфист.

Мелькали города неброские,

Цвел клевер и росла трава.

Он говорил простые, плоские,

Живые - заново! - слова.

Мелькали дни - иные, новые,

Он задыхался от любви,

От слова, ставшего основою

(Да имя - про себя) - "Живи!.."

Ему внимали стены в копоти,

Он открывался мостовым,

Он пел - "Как хорошо-то, Господи,

Быть человеком... Быть живым".

Он причитал над корнем скорченным:

"Вина-то, Боже, велика:

Две песни дураком испорчены -

Так слушай песню дурака!"

Не слыша шороха и шелеста,

Что днем и ночью - по пятам,

Шептал: "но вы уже слетелись - там.

В том доме. Так живите - там".

29.12.2012, после спектакля

*

Фред Лифанов

На дне 29.01.12.

...не зная имени и времени,
не различая города
по праву выбранного бремени
иди, неведомо куда
Куда глаза глядят - как сказано:
гляди на небо хоть со дна!
А то, что песня не досказана -
так это лишь твоя вина.
Теперь кричи, сминая гарь и дым
как славно сызнова начать -
(а все они навеки молоды
и луч зеленый - как печать)
Уйди один, пройди хранителем
нетленной правды, что - проста.
И те, кто знают, те, кто видели,
и те, кто с чистого листа
прочли - поверили и приняли,
не будут прежними вовек.
Не зная времени и имени
держись за небо, человек!
Попробуй выделить и выбелить,
что правда - есть и правда - здесь!
и те, что здесь, и те, что выбыли
одним порывом встанут с мест.

...тогда найди того, кто ближе всех
кто тоже отпер в небо дверь.
он примет пост и, может, выживет.
он постарается, поверь.

*

Фред Лифанов.

К тому же спектаклю.

...жили-были, знать не знали

что лиха беда в начале,

а в конце еще страшней.

что ж ты не пришел за ней

светом - к свету? хоть присниться

хоть бы солью на ресницах,

если за руку не взять?

на кого тебе пенять?

хоть об стену головою!

ты, да он, да Бог с тобою,

слышишь? - однова живем!

и беду, как воду, пьем.

жили-были-не дожили,

до отчаянья - любили

не сумели подойти.

Свет мой, ангел мой, прости.

4

САМОУБИЙЦА

Кеменкири

Два стихотворения к спектаклю "Самоубийца" Н. Эрдмана, - где прошлое как раз лезет со страшной силой, и из той же исторической эпохи...
(Соответственно:
Александр Петрович Калабушкин - А.С. Ванин
Маргарита Ивановна Пересветова - Илона Барышева)
И таки да, во втором стихотворении у Александра Петровича образовалось еще одно имя...


Мишени

Любовь и память - полумеры,
Покуда действуют - спеши,
Владелец тира, силомера
Весов - и собственной души!

Она так страстно возражала
Расстаться с телом... А теперь
Его в железной хватке сжала,
Как загнанный в засаду зверь.

Сам выбрал - темень, копошенье,
Не вывернуть из колеи...
Я вижу лица на мишенях,
Что худо, многие - мои.

И - цепи, звенья, передачи,
Часов на башне пущен ход.
Мы доживаем, не иначе,
Но проживем и этот год -

Не оставляя места чуду,
Не оставаясь в барыше...
"Спокойной ночи. Спать - не буду".
Закрой глаза. Смотри в мишень.

26.01.2011, ночь


*
Белогвардейщина с цыганами

За метелью - добрый молодец,
Полу-сед и полу-рыж.
Что-то вечер нынче холоден -
Жесткий снег слетает с крыш.

...Где попало спал неделями,
Было раз - и между льдин...
И не сгинул за метелями
Из всего полка - один.

*

За метелями- распутица,
За сугробами - весна.
Белый свет на землю спустится:
Я один, и ты - одна.

Я судьбу нечестно выменял,
Удирая от беды...
Так прими за право имени
Эти белые сады.

-

Я совру, что прежде краше я
И не видел никого -
Только больше не расспрашивай
Про меня да про него,

Про пути, что - вновь на родину:
Не сойти б опять с ума -
Много больше было пройдено,
Чем метельная зима.

(Хор)
- Эх, милая, ах, милая,
А что же ты одна?
- А мужа загубила мне
Гражданская война.

- Эх, милая, хорошая,
А будь моей женой!
- Ты не проси: не прошено -
Укрыто под волной.


Скрылся в рамках вероятности
В складках века - человек.
Я покой твой буду рад нести
Весь недолгий этот век.

А судьба - что? Тварь неумная,
Я пока совру судьбе...
Ты простишь - я тоже думаю
По ночам не о тебе.

(Хор)
Не верь, что пил стаканами,
На золото играл...
Но не совру - с цыганами
Сидел я до утра.

А дверь скрипит, открытая
В кромешный мрак ночи...
- Как звать мне...
- Маргарита я
Теперь. Но ты - молчи.

...Я тоже - недобитая.
Молчи, Роман, молчи.


Не удержишь душу-странницу,
Пусть вернется - к своему.
Это верный знак: останется
Уж недолго - самому.

Знаю, выйду в серой робе я,
Щурясь в морду палачу...
Не положено надгробия,
Но хоть имя - прокричу.

...Уйдет тоска утробная
О том, что всё молчу...


*

...На земле - погода грустная,
Реки бьются в берега.
От души про землю русскую
Запевает хор цыган -

Эх, со снежными постелями
И небес голубизной,
И метелями, метелями,
И весной, весной, весной...

...Что ж вы, милые, наделали,
Как мне жить за вас одной?
Эх, на-на-най, ах, на-на-най,
Одной, одной, одной...


17-18.03.11

*

Фред Лифанов


вдоль по улице метелица метет последний раз,
за метелицей, как водится, куда глаза глядят
вышел парень молодой,
а вернулся стариком,
и следы его метель
размела по всей земле,
подержала на ладони, уронила в темноту -
в темноте горят огни, светят волчие глаза,
пляшет месяц в облаках,
плачет парень молодой,
что до дома не дойти
да и дома нет уже.
Вдоль по улице метелица метет, черным-черна
за метелицей - стена, а перед ней - расстрельный взвод:
что ж ты, парень молодой,
перепутал, куда встать?
- То ли вправо, у стены -
то ли влево, под ружье.
...вдоль по крыму, риму-городу - когда? да никогда! -
вдоль по свету - солнце плавится, дробится на волне...
ах разлука ты, разлука
ты, чужая сторона!
не зови меня, метель,
не ищи мои следы
вдоль по небу, дальше - по ветру, до самого до дна!..
а в ночи открыта дверь: "Заходи, коли живой!
а потом придет весна
года тыща девятьсот...
сколько будет - проживем!
ты, да я, да Бог с тобой!"

...сколько выйдет - проживем.
а потом придет метель...

*

Любелия

Так цыгане пели, плача и кляня -
То ли гул метели, то ли вой огня.
Вышел за поземкой, под вороний грай,
Погулял по кромке, да упал за край.

Что казалось раем - выцвело давно.
Скучно жить за краем. Выдохлось вино.
Тир закрыт на ключик. Где тут ваш Париж?
Что же ты, поручик, что же ты молчишь

Среди снежных веток? Помнишь свой должок?
Тик, да так, да эдак. Как-то так, дружок.
Снег по кудрям - белым. Помнишь эти льды?
Нет перед расстрелом никакой нужды -

Ни в штанах, не в деньгах, ни в любви, дурак.
Слышишь это пенье? Тик да так, да так.
Возвращай же Богу время, что украл.
...Ледяной дорогой - вышел и пропал.

5

РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТА

Кеменкири

Последний римлянин

(Лорд Капулетти)

А.С.В.

Стоят у гробницы пинии,
Столетьями зелены.
Твой род со времён Тарквиния
Жил в сердце твоей страны.

И хроникам - зря! - не верю я,
И разуму своему:
Твой род пережил Тиберия,
Аттилу, пожар, чуму...

И возрасты - все! - неточные:
Не молод, не стар - высок.
Да только часы песочные
Досеяли свой песок.

И сердцу - но зря! - не верю я:
Ведь рвутся порой сердца.
Уходит с тобой Империя -
В историю! - до конца.

19.10.2010, от поклонов до служебки

*
Кеменкири


Фрески

(Финал).

А.С.В., Фарид Тагиев

Две фрески на стене трещиноватой:
Заполнят реставраторы утраты,

Немного затонируют по слою -
И ярче из теней встает былое.

Две фрески - задан тон углём и мелом,
И две эпохи - в черном цвете, в белом.

И впредь - пусть годы хороши ли, плохи,
Вы вместе - все грядущие эпохи.

На первой, белым пламенем пылая,
Еще видна Империя былая -

Помпейский стиль, цветущий на исходе...
Но пламя догорает - и уходит.

Второй - вся сила страсти Возрожденья,
Крещендо за секунду до паденья:

Всё доброе, и злое, и иное
Уносит черной с отблеском волною.

Вы оба скрылись за могильной дверью,
И оба в небесах равны - я верю! -

Величием, не прожитыми днями...
Но черное сливается с тенями:

Всю плату по страданию земному -
Меркуцио! - ты уступил иному.

Быть может, позже выступишь обратно,
Но ныне - прав, ты прав тысячекратно:

Нет повести печальнее на свете,
Чем о последнем лорде Капулетти.

19.10.10, по дороге (с болельщиками проигравшего "Спартака")

*
Кеменкири

К истории рода

- Не твои ли пришли времена?
- Все - мои, ведь для смерти -не славы.
- Что приснится сегодня? Волна?
- Нет, над городом хлопья из лавы.

- Что из прошлого длится?
- Вражда,
Потерялись причины и лица...
Может быть, все сплеталось в года,
Когда варвары брали столицу?

Сколько минуло - войн и трудов!
Что-то даже и переназвали...
Сеть дорог, пестрота городов,
Желтоватые камни развалин.

Что-то сгинуло, в пепел ушло,
Истрепалось, истлело до нитки...
Искажает литое стекло
Ломкий почерк на высохшем свитке.

Все закончится этой зимой -
Дом-гробница, душа не согрета.
Ломкий почерк, похожий на мой,
И знакомый прищур у портрета.

Это все-таки будет - вода:
Дождь над городом, лужи на камне...

...Ты ответишь со дна: "Навсегда",
И - разломанной статуей - канешь.

Говорят, не в судьбе мы вольны,
Не в победе - в принятии боя.
Видишь, вставший на гребне волны
Упокоился рядом с тобою?

Что терял - и не понял Эскал,
Уступивший вас Первому Риму...
Так дорога встает из песка:
Навсегда - неподдельно и зримо.

29.10.2010, ночь

*

Кеменкири

Третья фреска. Красное.

(Тибальд)

Александр Задохин
А.С.В.
Фарид Тагиев
"Ромео и Джульетта",
Юго-Запад, 3 ноября 2010 г.



Мир наш солнцем согрет,
Пламенеющим летом...
Бело-пламенный цвет -
Надо всем белым светом.

Он для всех, он ничей,
Каждый день...
День - и снова
Несогласье мечей
Делит мира основы.

Но летит черный шелк -
Ветерком - по тавернам...
Третий - в красном пришел.

Это просто - быть верным.

Нет, не злобою куцей -
Есть честь и есть имя!
Но зачем ты, Меркуцио,
Встал перед ними?!

И Ромео - помеха,
Заноза... засада?
Вот уже не до смеха -
И близко до ада.

Встречен злобою пыл,
Обрывается сшибка...
Я был верен.
Я - был.
Только в чем же - ошибка?

Поздно. Холод в душе,
И не будет больнее...
Сколько крови - (уже!) -
Как закат пламенеет.

...Господин мой, скажи,
Так ли будет - не с нами:
Выше смерти и лжи
Плещет белое пламя,

Выжигая в судьбе
Вызов миру кривому...
Это будет - тебе.
Как ни больно, живому.

Как безумно: большее -
Тому, кто не ранен!
Может быть, я сумею
Шепнуть из-за грани:

Слышишь, меч удержи,
Не доверься обиде...
...Прикажи себе: "Жить!" -
И сумеешь увидеть.

03.11.2010, по дороге со спектакля

*
Кеменкири
(Меркуцио и его дамы)

Упал, и наяву - не чуя плит базальт...
А помнишь? - двадцать лет прошло, а площадь - та же:
"Тибальт, возьми меня! Возьми с собой, Тибальт!"
"Ты... подрасти сперва..." Ну как - дорос, что скажешь?

Да только человек так смертен и так слаб,
Едва лишь возмужал - а вот и крышка гроба!
...Возьми меня с собой, о королева Маб!
А ты, чума, возьми семейства эти оба.

Так пролетают смерч и пламя меж людьми:
Я отражу удар - то взглядом, то словами,
И ты - играй, шути, - возьми меня, возьми!
Но я не рассчитал. Как больно - между вами...

Один глупец завлёк тебя в потешный бой,
Другой - хотел разнять... Все глупы временами!
Ты крикнешь - твой черед! - "Бери меня с собой!"
И мы уйдем вдвоем, и все уйдут за нами.

Там, в городе, ветшать готовятся дома.
Закончились века вражды и лицедейства,
И общая для всех владычица-чума
Изводит на корню различные семейства -

Иные. А гнезду раздоров трёх эпох
Всем - летопись одна и общая гробница.
Пусть мир не помнит нас, но мир не так уж плох.
Ах, королева Маб, дозволь нам им присниться!

21.01.2011, по дороге со спектакля

*

Фред Лифанов

Ф.Тагиеву

"В историю, Калигула! В историю!" - А.Камю
"Колеса любви едут прямо по нам..." - Нау.



В историю, Меркуцио, в историю,
чужой любви свидетель и заложник.
Судьба не жалует неосторожных
и слишком тонкой оказалась кожа...
В историю, Меркуцио, в историю!

Не остановишь маховик - события
сомкнулись в круг, очерченный другими.
Царица Маб твое напишет имя
и бросит на весы. Ради любимых
не остановишь маховик события.

Попробуй так: сам камнем под колеса
любви - по праву или старой дружбе -
лети, поскольку более не нужен
ты - данник королевы, миру - чуждый.
Попробуй так - и камнем под колеса.

Судьба сплетает сеть с твоими жилами -
ты первый знаешь, видишь - и смеешься,
ты откупаешься собой и отдаешь - сам,
сам - первым - падаешь под молот, под колеса
судьбы. Скрепляя сеть своими жилами

ты не удержишь, не удержишься на гребне:
вот - тень на досках, вот - уже в финале -
как фреска - воплощение печали
всех тех, кто не смогли, не удержали,
не удержались на высоком гребне
судьбы - чужой любви - и пали в небыль.

*


Фред Лифанов

А.С.Ванину

<...но пламя догорает и - уходит>
сменяется на лаву или пепел.
Нет повести печальнее на свете:
на свете больше нет твоих Помпей,
и пепельная пиния* восходит
как страж гробницы до конца морей.
В единстве слова, времени и дела -
как Вечный Город Рим - через столетья
последний римлянин - веронец Капулетти,
высокий лорд вне времени и лет,
по праву Рима встанет в свете белом,
чтобы нести и выдержать ответ.
Но пламя догорает и сгорает,
и будут пепел, камни и туман,
и пустота до края, и чума
на оба дома, канувших во тьму...
Он знает все - и зная, принимает
и понимает - горе одному.
...мазками света выписаны лица -
такая живопись издревле не в почете -
проста, как жизнь, сгоревшая в полете,
проста, как смерть, идущая за ней.
И свет горит, и пауза все длится
последним мигом Рима и Помпей.


-------------
(*) - пепельная пиния, точнее - "вулканическая пиния" - термин, возникший благодаря наблюдениям Плиния Старшего и Плиния Младшего за развитием извержения Везувия. Тогда над Везувием поднялось облако пепла и пемзы, по форме напоминавшее пинию. Этот термин закрепился, так до сих пор называют характерный признак идущего извержения - облако над кратером.


*

Фред Лифанов

А.С.Ванину

...пепел набело не ляжет -
легкий почерк, хрусткий свиток...
отражение расскажет
об ушедших и забытых.
отражение похоже
взглядом, залитым волной.
Кто зовет: "Пойдем домой!"?
Где тот дом, где жил и прожил
жизнь, оборванную морем,
что приснится гулкой ночью?
Сновидения, не споря,
повторяются воочию:
все равны перед весами,
где судьба подводит счет.
Небо пеплом протечет,
дым покажется волнами!..
...просыпайся, забывая
страшный сон под белым небом -
не твоя судьба, чужая
потревоженная небыль.
Но - последний воин Рима
в свете гаснущей земли -
люди, горы, корабли -
все уже неотменимо,
все уже впиталось в кровь
на весы судьбы легло.
Было, не было, могло
быть - и повторилось вновь?
...а волна идет незримо,
поднимается все выше.
Дож Вероны, воин Рима -
кто зовет и кто услышит?
Кто останется - и кто
гибели глядит в лицо?
Мир свивается в кольцо
И судьба идет - волной.
...злые сны, чужая спесь,
горе черное - свое.
Дож Вероны будет здесь -
воин, вскинувший копье
перед временем, судьбой,
пеплом стынущей земли...
Люди, горы, корабли -
все равны перед Волной.
...все оплачено - тобой.

*

Фред Лифанов

Тибальт, возьми меня с собой

на белый мрамор площадей,

на мир, на пир, на бал, на бой,

где сходится волна с волнами

и где пылающий годами

огонь вражды - высокий пламень

не различающий людей.

Возьми меня с собой, Тибальт!

у смерти - тысячи забот,

судьба настраивает альт,

струна дрожит и провисает,

и обрывается за краем -

струна не думает, не знает

того, что здесь произойдет.

Тибальт, возьми с собой - меня:

смотри, другому не до боя.

Он - тоже лепесток огня,

волна, взлетевшая над краем,

струна в руках судьбы живая.

я никого не защищаю! -

я просто заслоню собою.

Тибальт, ты видишь, как легко?

passado, punto, что осталось?

..кошачий царь, своей рукой...

чума на оба ваших дома...

судьбы мелодия знакома

и темнота сквозит в проеме

двери...

Тибальт, какая жалость -

не успеваю попросить

- Ромео, я тебя искал -

и до чего же тянет жить!

и - досказать - уже оттуда,

от не свершившегося чуда:

Тибальт, я подожду, я буду -

еще есть время на финал!

А он тебе прикажет - вслед

иди за ним! И оборвется

струна, и запоет в ответ

труба, и будут месть и горе,

и все, что начиналось, вскоре

истлеет, канет камнем в море -

и только память остается:

один, другой, а дальше, в свет -

причина смерти, трубный глас

мелодия, которой нет,

корабль, волной разбитый в щепы

не лепесток огня, но - пепел.

...и он уже за все - ответил,

и этим оправдает нас.

*

Фред Лифанов


Зима в Вероне.

О, Королева Маб! рука ее легка

владычица-чума, зима и росомаха

Так: двое - к одному - и в пропасть. А пока

Смерть падает, как снег. Прими ее без страха.

Прими ее - мою, прими, переживи

на несколько минут. Потом уже не будет

ни боли, ни вражды. Как чисто все в любви!

другие имена, уже другие люди,

другие о тебе не скажут, так солгут,

а может, повезет, и кто-нибудь узнает,

чем были для тебя те несколько минут.

Снег падает, как жизнь. и кровью утекает.

Не бойся, я с тобой. Мы на одной строке.

Высокий воин и восторженный мальчишка.

Как глупо вспоминать, всю жизнь зажав в руке,

о том, что фехтовать учился ты по книжке,

как будто ничего иного на земле!..

...пускай идут чума, зима, и росомаха,

и Королева Маб. И россыпью углей

кровь падает на снег. Прими ее без страха.

Прими ее, впитай, снег будущей зимы

фиалкой прорастет на чьей-нибудь могиле.

...оборвана строка, которой были - мы.

И несколько минут в свидетели, что - были.

Фред Лифанов

Баллада о Бенволио.

А.С. посв.:-)



...а в городе - затишье. И безволия
холодным ядом полнится туман.
Кто трусом называл тебя, Бенволио,
убил, убит - из двух похожих ран
похожа - черно-лаковая - кровь,
застыла под полуночной луной.
Ступай, Бенволио, ступай себе домой:
дорогу королеве приготовь.
Она пройдет - по гулким площадям -
кто смеет ей дорогу заступить?
Она пройдет - не зная, не щадя
не замечая на своем пути,
того, кто прав, кто свят, кто виноват
того, кому судьба еще на вырост.
Ступай, Бенволио, ты б этого не вынес.
Ступай домой и не смотри назад.
Ограда высока и неоглядна,
там царство смерти, там тебя не ждут.
Не проклинай себя, Бенволио, не надо! -
такие речи зря не пропадут.
И в Мантую дорога далека,
но крылья саранчи домчат стрелой.
Зачем, Бенволио, зачем такой ценой?
Что королева? - ветер, облака,
пустая склянка и пустая келья,
пустые руки - не сойти б с ума! -
Вот смерть свое справляет новоселье:
к Вероне приближается чума.
Кто трусом обозвал тебя? - он здесь,
и тоже страж, и тоже видит ясно,
и кажется, что гибель не напрасна,
и кажется, уже избыта месть.
О, Маб, о, королева, о, ненастье!
о, горький ветер изо всех щелей!
Живи, Бенволио. Такая участь - злей,
чем гибели отравленное счастье.
Кто другом называл тебя? - он есть.
Кто братом называл тебя? - он ждет.
Кому ты бросил вызов? - у ворот
карета королевы. Злая весть:
вражда вновь воскресает на крови,
а ты - песчинка в колесе, не более,
но ты - один из трех, и ты, Бенволио
умри теперь и смерть останови.
И будет так. И будет легок шаг.
И будет тот, кто скажет: Замолчи!..

...ты никогда не жаловал звон шпаг.
Но в городе еще нужны врачи.

*

Любелия

Меркуцио

Над куполами реет воронье.
Оно все знает - потому и кружит.
Святой Франциск! спаси нас от нее -
От Королевы Маб по наши души.

Осенние гремят колокола,
Верона раной выглядит в закате.
Я верю не в непобедимость зла,
А только в то, что все идет к расплате.

Воронкою на площади - толпа
Тибальд! Мы развести ее мечтали.
Кто под руку толкнул? Да, все она -
Она, Чума на всех, кто тут с мечами,

Она свистит, танцует, прыг-да-скок,
Она морочит. Берегитесь, люди!
Святой Франциск, я сделал все, что мог.
Надеюсь в смерти - снов уже не будет.

6

ЧАЙКА

Кеменкири

Дорн в Генуе
("Чайка", Юго-Запад, 21.12.09, А.С.В.)

В Геную, в Геную - там, в толпе,
Словно во тьме Мировой Души,
Сменится вечное "не успел"
На непривычное "не спеши".

Там - Лигурийского моря вдоль
Шествуй в тени Апеннинских гор...
Не возвращайся - утихнет боль,
Горько-привычная до сих пор.

Даже в толпе - небеса тихи,
Дальние склоны полны огней...
Страшно уйти, не забыв грехи,
Только вот жить иногда - страшней.

Что же, не браться за тяжкий гуж
Невыполнимых забот земных?
Но де Шекспира и прочих душ
Дела нет - кроме двух-трех родных.

"Слейся", - то волны, - "исчезни весь
В этой толпе ли, на дне реки..."
Я возвращаюсь. Затем, что здесь
Мало путей без цены легки.

И на прощанье смотрю - прилив,
Волны вскипают срывая злость...

Я, как вы знаете, - не болтлив.
Это про Геную... сорвалось.

21.12.2009 3:14

7

АФРАНИЙ

Кеменкири

Афраний

(Фрагмент 1).

...В ослепительном свете,
Ослепляющем зное
Я уже не в ответе
Хоть за что-то иное.

Растерявший из виду
Даже ближних знакомых,
Им - былая обида,
Мне - чужие законы,

Но беда - не чужая
И родная усталость...
И до месяца мая
Так недолго осталось.

Фред Лифанов

(Фрагмент 2)

...заплатив не дороже,
чем положено, ныне
свои кости и кожу
оставляю пустыне,
кровь - истоптанным плитам
душу - бездне Геенны.
Имя будет забытым,
потому что не ценно.
Две строки на прощанье:
"Вспоминайте пореже"
Вот, сбылось предсказанье -
как Иуду - зарежут.
Тот же почерк. И вязь
Оборвавшейся строчки.
Совершается казнь
и не будет отсрочки.

...поворот колеса
вечность пыли и прели...
только месяц нисан
называют апрелем.
бесконечность огня
неизбывная плата...
позабудьте меня
помяните Пилата.

Кеменкири

(Фрагмент 3)

В глубине колоннады -
Пыль от пары сандалий.
Все слова и награды
Навсегда опоздали.

Где-то - мир и живые
(Для тебя - только "были").
Ты себя не впервые
Растираешь до пыли.

Верят - есть над расплатой
Милосердье? Напрасно!
"Так уж вышло" - Пилату,
А другому - в пространство:

"Вот какое мытарство
Я довыдумал втайне:
Для меня Твое Царство
Никогда не настанет.

Не прошу и немного,
Знаю сам - бесполезно.
Есть под лунной дорогой
Ненасытная бездна.

Пыль, стоячие воды
В свете бледно-лиловом...
Там - предавший свободу
Равно делом и словом".

...Воплощение жажды
(Без надежды: "Ответит")...

Ты проснешься однажды
В ослепительном свете.

14.02.2010

*

Фред Лифанов

Безвременье, беззвучие - смотри!
раскрыта сцена - книжная страница.
Туманом протекают фонари,
стирая ненадежные границы.
безвременье бестрепетно встречай:
бессмертие - тоска его и кара.
12 тысяч лун - прости-прощай!
Но не простил. И не прощаешь. Даром
не будет узнавание в лицо,
того, который, кто - заминка в слове -
не врач, иное. И в конце концов
приходит выбор - выше, а не вровень.
...в безвременье, в безмолвии вся ночь
от смерти и до гибели открыта.
слова-песчинки утекают прочь -
песочные часы твои разбиты:
в безвременье скользи, не торопясь,
спроси: "Быть может, совершил ошибку?"
Но что есть истина, и что есть власть,
когда уходишь, прячась за улыбку
как будто в тщетных поисках ножа?
Зачем его искать, когда - я знаю! -
твои следы по гравию лежат
до поворота. Дальше - плоть иная,
а призраку ни лгать, ни говорить
не нужно, так же, как и ждать ответа.
он сам - ответ, оборванная нить,
несправедливость страшного сюжета,
в котором ни награды, ни суда
земного - тот, который ждет - превыше.
В безвременье не спрашивай "Когда?" -
кто знает, что еще ты там услышишь?
Быть может - крик от пепельного дна,
как приговор, озвученный безмолвьем
в безвременье, в бессилии, без сна -
12 тысяч лун над изголовьем.

*

Фред Лифанов


"Вот, тебе теперь уже не спится!

Вот теперь мы все обречены!"

...алый свет, бессмертие не длится -

пенным гребнем загнутой волны

поднялось - и затопило небо

Ты не бойся, сотник, это лишь гроза...

Да, я знаю, я уже ушел! но мне бы

хоть на миг - вернуться. Досказать,

нет, предупредить! ...или - увидеть,

или - сделать так, чтоб видел - ты:

вот и всё со мной. А дальше только гибель.

Рассыпаются мои стеклянные мосты

Ты - иди, свободный в белом свете,

я - отступник и самоубийца -

ухожу, уже ушел! туда, где пепел,

где мое бессмертие не длится,

где любые сожаленья - бесполезны:

мертвому ошибки не исправить.

...без надежды и со дна последней бездны -

все равно: я буду Его славить.

(25.10.12.)

*

Фред Лифанов

"Но если нужно, чтоб видели, -

Выйдет он из-за щита"

Кеменкири

шаг навстречу - нежитью из снов.

шаг для обреченного на казнь

не расплата. Он давно готов

только бы рука не сорвалась

шаг: "плати, я знаю, так должно

быть и сбыться в череде веков"

синий свет и лунное пятно -

высоко за краем облаков

шаг - ты видишь? лучше не смотри

хлебный нож, тупое острие

верный пес у запертой двери -

отраженье белое мое.

шаг - по краю, шаг - за ним, за край

Он сказал, что дело было так:

если видишь - то не выбирай,

но - иди. А прочее пустяк,

прочее легко преодолеть -

власть и трусость, память и беду...

Он пытался научить лететь.

Ничего, не страшно, я дойду" -

шаг. и в синем неживом луче

замереть: "Плати. Я не судья"

...не расплата - нечем и ничем.

Просто скажет:

- Это сделал я.

*

Фред Лифанов

кончается бал в ледяном аду

попробуй, вырвись, сорвись!

бессмертие, данное на беду -

и после смерти не жизнь

всего-то хотел - чтоб своей рукой

а дальше - за ним или вниз

но пепельный ад и ад ледяной

не выпустят взятую жизнь

кандальным ядром на пустой душе -

пляши на битом стекле! -

вина и ошибка. И все уже

навек запечатал апрель

которому сроку - по рагнарек,

которому нет конца.

а пепельный ад по праву берет

и труса, и подлеца

А пепельный ад и ад ледяной

не жребии тянут, нет

но если успеть заслонить - собой,

поскольку иного нет

щита - то и выйдет на пару слов,

чтоб прокричать со дна:

Вот имя Его, вот - "Аve!" - всего-

два слова.

Любовь - одна.

(к 27.12.10. )

8

ПИЛАТ

Любелия

Понтий Пилат
(Не непосредственно по спектаклю "Мастер и Маргарита", но навеяно безусловно им:)

А. С. Ванину

Это трудные праздники. Порча? Сглаз?
Террористы, шлюхи, газетный визг.
Прокуратор хочет отдать приказ -
Разнести этот город с орбиты вдрызг.

Чтоб дворцы, и храм, и его казна,
Чтобы все взлетело - и чернь, и сброд...
Прокуратор смотрит - в окне луна.
Вот туда бы на базу - строчить отчет.

Там не так болеешь. Ведь голова -
На погоду, давление, интернет.
...Разбирать бумаги, читать слова:
Протокол допроса. Других-то нет -

Ничего не осталось. И ветер стих,
На столе кувшин с дорогим вином.
Прокуратор с Афранием - на двоих.
И Афраний тоже молчит о Нем.

И все тело ноет от старых ран.
Царство истины? Истина так проста.
Прокуратор молча глядит в экран.
Там скринсейвер - солнце и три креста.

Фред Лифанов


..Разбирать бумаги, читать слова:
Протокол допроса. Других-то нет -


...читать слова:
Протокол допроса. Других-то не-
недосказанность. "так велико жела-"
поделили крик на выдох и вдох.
этот город будет лежать во тьме
эта ночь источена до бела
этот мертвый - один из трех.

болит голова.
Пусть уходит правый в своей вине
не увидел выхода не со зла
иудейское время - я в нем тону
эти стены будут гореть в огне
это трусость, мой дорогой Пилат -
хоть и жизнь на кону.

одной строкой
протокол, подшитый к другим делам:
"Беспорядков не было, обошлось"
наградить Афрания - и пора
через ночь, сломавшую пополам
через казнь, с которой все началось
до тоски по сгинувшему вчера -

не свет, не покой -
но холодный огонь, что не греет рук
но сжигает голос до дна, дотла
оставляет за вдохом - крик
Полнолуние слепо стоит вокруг
это плата, мой дорогой Пилат,
до последней земной зари.


*

Фред Лифанов

Первая зима

...И лишь на общем поклоне
Скажет усталости: "Всё,
Можно!"



...ах, как снежно ныне в Иудее,
ах, как холодно в сиянье черно-алом!..
обреченный на бессмертье - от людей
не укроешься, когда судьба связала
намертво.
Не разрубить, не выйти
из огня на лунную свободу.
Сколько тысяч лун до "Отпусти!" и
сколько снов спрессовано за годы?
Пепел ада, тени прошлых казней,
жестяной огонь не греет руки.
До чего же снежный ныне праздник! -
не Исход - безвыходность разлуки.
Безысходность, бесконечность, бездна.
Без ответа - два тысячелетья.
От себя скрываться бесполезно:
"Ты убил" - поскольку выбрал третьим.
Ты - убил, ты не успел оставить
жизнь свою в обмен на жизнь другого,
ты - убил. Теперь убитый в праве
покарать.
И снег ложится снова
на перила, портики и щебень,
на деревья, на глаза и руки.
И двенадцать тысяч лун в безмолвном небе
ставшие свидетелями муки -
сам себе судья, палач, виновный -
выбранная участь не по силам -
и в тисках бессонницы безмолвный
голос: "Отпусти меня, помилуй,
дай не быть..."
Усталость клонит плечи
"Ты свободен" - слышит, но не верит.
И двенадцать тысяч лун до новой встречи
вверх по лестнице луны - к открытой двери.


/оказалось, что тема еще не исчерпана. Пилат, увиденный в Екатеринбурге, при температуре до - 30, под снегом, засыпающим город до крыш - все еще не отпустил.
поэтому - следом был уже не ответ... ну, или не Кеменкири:-)/

*

Фред Лифанов


Казни не было!
...сон сжалился над прокуратором...


Пилат, еще одна зима
идет на убыль.
Решай судьбу, взмывай со дна,
живи по праву!
А это право - пыль одна
и прах. И уголь
под пеплом тлеет до темна.
Былую славу,
былую участь и почет -
не принимай в расчет,
когда вся жизнь наперечет
песком в руках течет.
Пилат, последняя зима
стоит в твоих глазах!
И снег, как пепел, на дома,
на мостовые - прах.
Пилат, не право, но - тоска,
и горек воздух.
Ты держишь руку у виска,
ты знаешь - поздно:
Уже сошлось, уже сбылось,
гроза на город
пришла. И вот теперь вы - врозь,
и мир расколот.
И этот сон, где занесен
до глаз снегами,
где плачет ветер в унисон
с Его шагами!..
а наяву идет хамсин,
сминая небо.
И ты в огне своем - один,
и сон - как небыль.
Пилат, но он срывает с мест,
как половодье - льды!
И, если в мире право есть
в рассрочку у судьбы
купить свободу выбирать,
то выбор невелик:
не сделать, не переиграть.
Луна в окно валит.
луна сжигает все мосты,
луне предела нет!
Пилат, ты с пропастью на "ты"
но разве там ответ?
...12 тысяч лун горят
над стылым снегом.
Пилат, какую кару ты
себе надумал?
Твоя бессонница, Пилат,
страшней побега:
ты замираешь у черты,
кусая губы.
Стоишь, горя и говоря:
"Ты слышишь ли меня?
я не сумел, я не успел" -
да толку в тех словах?
бессильный пленник января
перед лицом огня
и белый снег, как саван, бел
и белый снег - как прах.

...Пилат, последняя зима
пройдет весною!
Луна бледнеет, тает снег
и небо выше,
над Средиземным морем тьма
прошла грозою.
Поверь мне, добрый человек,
твой зов услышан.


*

Фред Лифанов


А.С.Ванину

...а у Пилата дочь, жена и кошка.
собака умерла тому три года,
дочь замужем давно, жена читает
Саллюстия и кормит птиц с балкона.
он учит арамейский третий месяц,
он точно знает, как в аду морозно,
он помнит все, что было и что будет,
и плачет по ночам перед рассветом.
он - пленник в неизменности событий,
он помнит все, и прозвище, и имя,
он молча ожидает новой казни -
и знает, что не выберется снова
из пустоты, вины, верховной власти,
он видит птиц, кружащих над голгофой,
грозу и солнце, страшное, как кара,
и голова болит и не проходит


*


Фред Лифанов


...он еще остановится, глянет в глаза, вскинет голову -
невозможное небо в глазах, как же страшно стоять под ним!
как и тысячи лет назад небо так же расколото
и разломы острей ножа, и под небом - одно: "Помяни.
Помяни, помани, прокляни - и добей, пожалуйста!
В благодарность за скорую смерть и неправый суд.
Ученик твой ушел, отказал даже в этой малости...
впрочем, ладно, не нужно, забудь, помяни, забудь..."
Он еще остановится - синие прежде глаза слепы
он еще улыбнется - страшный, больной, неживой оскал
он еще и еще, сам себя растирая в пыль
признает свою участь достойной лишь этих скал.
Он еще остановится, словно признает - не вынести
этой казни, бессмертной бессонницы в шаге от пропасти.
Справедливости ради не стоит молить о милости -
но уже не просить не сумеет и выдохнет: "Отпусти"
Он еще и еще... но уже в невозможности тает крик,
Раскаленное солнце стоит над Голгофой который век.
Но помилуй, философ! но Господи Мастер - смотри, смотри!
он уже расплатился. И он еще платит. За все. За всех.

*


Фред Лифанов


А.С.
...ты давно умеешь не жить, не быть,
ты давно умеешь держать удар.
от души обрывки зажать в горсти
и идти вперед - вот такой твой дар.
посмотри в глаза - и беги, беги
через ветер, свет ночных фонарей.
право крикнуть: "Господи, помоги!"
для других времен, для других людей.
ты давно умеешь дышать в пол-рта,
ты почти уверен, что в силах ждать -
вроде даже и далека черта,
вроде даже и далека беда.
Но когда один на один - ничья
эта ночь, и улица, и фонарь -
ты давно уже сам себе судья,
у тебя свой собственный календарь:
не по дням - по шрамам делил года,
по живому рвал, по живому - сплошь...
Ты давно умеешь держать удар.
Упадешь и встанешь. И вновь идешь.

*

Любелия

А.С. Ванину

...Город до основанья - бел,
Желт от палящего солнца, красен - кровью стучит в висок,
Сер от теней грозы - она уже далеко,
Город до основанья почти уже стерт,
Уже не никогда не будет легко,
Гроза далеко,
В отличие от предела, который - вот.

В отличие от предела, все остальное так:
Пыль меж колоннами, статуи, колоннада.
У того, кто выдумал этот дворец, тоже был предел.
Как мог, так летел.
Как мог,
Не зная что скоро сотрут в песок
Весь город, до основанья.
Не надо,
Не думай.
Стой.

Мрак
Скрывает эту границу: коснись рукою стены.
Свет
Срывает эти покровы - встает луна.
Весь город до основанья - чаша твоей вины.
И ниже, под основанием - камнем лежит вина.

Стой.
Рассыпаясь песком, проливаясь водою - стой.
Оставайся цел.
Жди
Несколько тысяч лет
Того, Кто отвалит камень
И выйдет к тебе на свет,
Поговорить с тобой.

...Город до основанья - бел.

*

Фред Лифанов


Город от полнолунья бел.
мелом осыпались стены домов
тысячелетья безлунных снов
ставят предел.
горы до полнолунья спят
страшные сны тяжелее яви -
я и окликнуть тебя не в праве:
- "Здравствуй, Пилат.
Ты бы ушел за луной
легкой дорогой по краю ножа,
но горы твои тебя сторожат
каждой весной".
Голос от полнолунья сух -
немо в гортани скребут слова:
- "Слава - былая, земная - зола,
но за что покарали - двух?
Он-то за что же - здесь?
любящий участь делить обречен,
но он - просто пес и он не при чем!"
И - пока голос есть -
все полнолунье твердит: - "Поверь!
Он же свой судьбы не мерил,
он просто ждал меня у двери!
Что же ему теперь -
в память давно прошедшей грозы -
щебень, песок, маята, немота?
вместо хозяина - тень, пустота,
прах, на разрыв
пробы не выдержал - к праху прах...
Если ты можешь - суди, карай,
но только пусти ты собаку в рай
в горних садах!"
...кажется, время меняет ход,
Город за тысячи лет зарос.
белый от лунного света пес
чует восход.

*

Фред Лифанов

прокуратор слепо глядит в лицо
полнолунию
отпустил одного, другого кольцом
наградил.
в мокрый сад отпустил собаку -
щеночек юный,
весь плащ извозил -
белый плащ, страшенный, как саван
но он прав, да и все они правы...
прокуратор ложится спать
в основание лунной дороги.
лунный луч на груди - какая безумная тяжесть!
прокуратор видит луну, закрывает глаза
говорили, иуда
сам себя наказал? -
эти добрые люди
перепутали все, и уже ничего не докажешь.

а гроза - что гроза? ушла
утекла
за иудейские горы.
скоро
будет - будут - иные скалы,
что, Фракия? Галлы
не лучше, чем иудеи -
просто людей
много - на всех не найдется ножей
и ты не надей-
ся: он говорит: "не вернешь"
я говорю - не верну.
две тысячи лет за одну -
это не плата.
это не тяжело.
прокуратор
закрывает глаза.
время пошло.

*

Кеменкири

Пилат. Гастроли и после.

(Екатеринбург)

В зале сочтут недочёты,
Что-то сравнят с прошлым днём...

"Сын короля-звездочёта" -
В городе шепчут о нём.

Ходит, мол, в полночь на башню,
Вот бы спросить - "Напророчь!"
...Бредни: он долго и страшно
Смотрит в беззвёздную ночь.

Хуже - в бездонную бездну,
Вечность вчерашнего дня...
Шепчет: "Спасать бесполезно!
Нет, не меня, не меня!..."

Это б лицо - в камне высечь!
Память бы - прахом в углу...
Но до двенадцати тысяч
Светом пронизанных лун

Голову так и не склонит...
(Только бы понял - спасён!)

...И лишь на общем поклоне
Скажет усталости: "Всё,
Можно!" И выйдет - уставшим
В здешней неладной судьбе, -

Толком не евшим, не спавшим,
Но до конца рассказавшим
Повесть о страшно предавшем,
Самом жестоком - к себе...

23.02.2011 1:38

*
Кеменкири


Сургутская рапсодия


1
(По мотивам Фреда, самонадеянное)

(...и нас своим отцом считай отныне...)


...а у Пилата - трудовая книжка,
А в ней - "актер", - и должность, и зарплата...
И каждый новый день - как передышка,
А ночью - вечность, ждущая Пилата.

А днем - порой - совсем иные роли,
Дом на краю иных земель столицы...
Но снова - приполярные гастроли,
В афишах - дорогих умерших лица,

Сон не приходит - как тогда на ложе,
Поля в окне пустынней той пустыни...
А где-то люди - смертные, и все же
Бессмертием назначены отныне

Твоим. Вперед! Прощайся с тормозами -
Так легче, да и силы на исходе...
Бессмертие пришло. Блестит глазами.
Косится на автобус. Не уходит.

24.02.11 (по дороге на поезд в Сургут)

2
(27.02.2011, Сургут)

Вот и песня допета -
На тысячи лун?
Профиль с римской монеты
Мелькнет не балу.

Сам себя аккуратно
Завел в эти сны, -
Нет, не спи, прокуратор! -
Хоть в свете луны.

Но проносится - снова,
На крике, в мольбе...

На исходе земного -
Кричать о Тебе.

В безысходности жажды,
В сплетении мглы:
Я ведь струсил однажды
Шагнуть со скалы, -

Так вперед!
- без возврата, -
Отчаянно, зло...

Нет, не спи, прокуратор! -
Спасенье пришло,

И раскроются двери,
И снимется гнет.
...Он еще не поверит,
Но все же - шагнет.

...28.02.11, Сургут

3
(28.02.2011, Сургут)

Сквозь неизбежность расплат
Хочется выкрикнуть - "Будьте!"
Это который Пилат
Понтий? Который в Сургуте.

Помнишь? Утоптанный снег
И невозможного цвета
Небо... Как будто во сне
Дни эти - было ли это?

Было! - хоть переспроси,
Выкрикни - воя надсадней...
Вот - уезжает в такси
Самый прославленный всадник.

Так в неустройстве, пурге,
Холоде - малая плата! -
Выпало счастье тайге,
Тундре - а также Пилату.

"Будет" - так верилось, "есть" -
И не сравнится со снами! -
"Было" - вот горькая весть,
Но и - "останется с нами".

Время - замкнулся ли круг,
Пройден ли путь из былого?
Сквозь неизбежность разлук
Зреет - несказанным - слово:

Дорого имя твоё.
Память - дороже, чем небыль.
...И золотое копье
Плавит закатное небо.

01.03.2011, Сургут
*


Кеменкири


...и даже - доктор Стравинский:

Что толку в рассказе - хоть кратко, хоть длинненько, -
Не выйдет ли истин набор прописных?
Вот доктор Стравинский. Он трудится в клинике,
И там - что естественно! - лечит больных.

Притом - не сулит исцеления полного:
Смотри, как бегут облака над Москвой,
Но не напрягай - это главное! - голову,
Зато повторяй: "И при этом - живой..."

Прогресс, чистота, отношенье - не свинское...
Не в том ли болезни достойный отпор?
...Увидишь в ночное дежурство Стравинского -
И станешь безумней, чем был до сих пор.

Восходит бессмертия лунного зарево -
Ведь было чужое, а стало - твоим!
И ты - то решаешь, что это - Кесария,
То видишь за окнами Ершалаим,

Хоть здесь не растут кипарисы и финики,
И нет по полгода зеленой травы...
Но вот же - Пилат, он работает в клинике,
Средь столь же безумных, но тоже - живых.

И - под новолунья слепящим бессветием
К служебной машине скользит, как по льду...
Всё это бы стало не худшим бессмертием,
Когда бы не праздники в здешнем аду.

Но бал отгремит, оставляя бессилие
(Вот истина - тоже среди прописных!).
И в снах - лишь диагноз, симптомы, консилиум,
И город в пустыне - до новой весны.

07-08.10.2011, по дороге со спектакля

*

Любелия

Виньетка для доктора Стравинского

А.С. Ванину.

Сад Эрмитаж. Военный оркестр с трубою,
Пахнет сиренью и дождиком. Реет весна.
На деревянных подмостках играют про Хлою.
Глупый такой водевильчик. О, вот и она -

Юная Хлоя надменна и голубоглаза,
Дафнис кудряв, и остер, и танцует как бог.
Их бы сейчас поместить на античную вазу,
Чтобы никто их стереть с этой вазы не смог,

Чтобы запомнить - весна над подмостками реет,
Музыка, вечер, сирень, водевиль ни о чем.
...А в восемнадцатом Дафнис в Крыму поседеет,
Но не застрелится, выживет. Станет врачом,

Будет держать свою клинику. Для исцеления
Проще - безумцу к безумцам, решетке - к окну.
...И по ночам вспоминать водевиль под сиренью,
Пальцы кусая, чтоб только не выть на луну.

*

Любелия

К началу 35-го сезона


для кого-то злые вести
для кого - благие вести
громче крика легче стона
ветер поднимает сор
значит мир стоит на месте
тверже камня и бетона
Прокуратор произносит приговор

облегчение не скоро
кровь сочится чрез поры
кровь - толчками, как из вены
как он жив-то до сих пор?
кто-то в зале смотрит косо,
впрочем это - тоже способ
что ты слышишь - то и пишешь
что ты выбрал - так и платишь
..Прокуратор вновь на сцене
Прокуратор произносит приговор

9

"Девушка с букетом"

(фанатские стихи)

Кеменкири

Предсезонное фанатское

Как ни незначительный детали,
Всё ж - изображение эпохи!
Господин вампир сентиментален,
Потому дела особо плохи:

Был бы просто груб или бесцветен,
Без обоснований всё меняя...
И кричат восторженные дети
Тем, кто помнит: "Те, кто очерняет!"

Те, кто помнит, кто не забывает -
Звук, и свет, - и повторяет имя...
Знаешь, то, что нас не убивает,
Просто оставляет нас живыми.

Только мало - и тепла, и смысла,
Всем замены найдены - и роли.
Тишина над осенью повисла
Вплоть до окончания гастролей.

Доцветает тёплая погода,
Дни - благословение Господне...
Для чего нам - дни такого года,
Мы узнаем. Только не сегодня.

А пока - среди чумы и пира,
На развилке Мирового Древа
Мы - народ в трагедии Шекспира
Или - хор античного распева.

Нет границ, не держатся границы,
Только общим будет поиск смысла...
Господин вампир - лишь единица,
А вокруг - судьбы большие числа.

9 октября 2010

*

Кеменкири


Памяти "темных теорий"

...Летят возможные миры
Меж воплощеньем и игрой.
Есть третий берег Ангары,
Но неизвестно, где второй.

Лишь наступление весны -
Бесспорный факт, прямой ответ.
...Когда теории темны,
Какой из глаз струится свет!

Им нас, увы, не пережить -
Отброшены (в который раз!).
Они безумны, может быть -
Но свет останется при нас.

И ветер - шорох за плечом -
И тающий во тьме оскал...
Не пожалеешь ни о чем -
Ни "что нашел", ни "как искал",

И до сих пор еще пленен -
Разбег судьбы, напор волны, -
Воспоминаньем тех времен,
Когда теории темны.

2:35 12.03.2010

*
Кеменкири


Старофанатское
(Не от своего лица)

...Тропинку снова вспомнишь как свою,
Что проходили в мире и в бою, -
И смех, и страх, и слёз следы на коже...
Я прихожу сказать, что не боюсь,
Я приходу сказать, что вновь смеюсь,
И попросить вас - смейтесь, смейтесь тоже!

Буфет, что вдруг напомнил мне вокзал.
(...Рёв поездов, прожектор по глазам,
И рыжина волос в снегу и саже..)
Одно и ясно: нет пути назад,
Лишь понимай, что сам недосказал, -
И что тебе уже недорасскажут.

08.10.11, перед "Собаками"


*
Кеменкири

Девушка с букетом

1

"Подойти и расплакаться, что ли?
Но захочет ли этого он..."
Марина Вирта

*

...Не хотел со сцены объясняться,
Но не удержался - досказал:
"А кому покойники не снятся?" -
Птицей улетело в темный зал.

Взглядом - безнадежно и устало -
Из-под неприглаженных волос...
В чьем-то сердце слово камнем стало,
В чьем-то - светом звездным взорвалось,

А иному - ничего не скажет.
Самые счастливые? Навряд...
Снятся. Только разные - и даже
Разным и о разном говорят.

А бывает - наяву, с экрана
Держат взглядом, песней говоря
Многое... И после, как ни странно,
Станет мир живым - от ноября.

И - с рисунков, коих нет, со сцены,
По незримым струнам мировым
Взгляд сквозит посланием бесценным
От живых по смерти - нам, живым.

...Только как же расскажу об этом?
Промолчу. Но зная: не одна, -
Вновь шагну с растрепанным букетом
В тот же свет, сияющий *со дна*.

1:00 11.02.2010

2

Тебе мы не добавим сна,
Не выиграем бой...
Но повторяем имена
Историй - за тобой.

Над миром те же январи,
И город так же глух...
Но я прошу: договори! -
Мы превратились в слух.

Затем, что где-то вечен Свет
(Но - не для вечных мук),
Мы - отзвук, данный как ответ,
Когда утихнет звук.

И где-то на краю Москвы
И посреди зимы
Покуда вместе: люди - вы,
Цветы, и люди - мы.

И это было бы смешно
(А было бы? Бог весть!),
Но то, за что мы пьем вино,
Покуда в мире есть.

Скажи, хоть кто-то сам просил
Ключ - к этим временам?
...Но все, что выше наших сил
Останется - не нам.

Вот факт: мы не добавим сна
И дней для февраля...
И - боги, боги, как грустна
Вечерняя земля...

09.04.2010


3

...Так возвращаются по следу, -
И всё ясней судьбы печать.
Ну кто же знал, что я уеду -
Чтоб так отчаянно скучать?

...Окраина - всё тот же город! -
Но кроме суеты огней,
Здесь слой реальности пропорот,
И виден отблеск - что за ней.

Там бьются судьбы, не посуда,
Там каждый платит по счетам...
Мы, к ночи уходя оттуда,
Как будто остаёмся там -

В тех разговорах вместо чая
До окончанья темноты...

Я за себя не отвечаю,
Но гарантирую - цветы.

9.04.10

4

"Куклы" 17 мая 2010 г.



Весь мир слегка не понимаю,
Спеша, проглатываю день.
Со мною все приметы мая -
Гроза, влюбленность и сирень.

Но для чего - обрывки эти,
Когда реальность такова:
Здесь ты, свидетель, в синем свете
Запоминаешь все слова.

Мир чуть не смыт стихией летней,
А здесь - безвременье и тишь.
Но срок придет - и ты, последний,
Все сказанное повторишь, -

Твоя надежда, кара, право,
Попытка не шагнуть во тьму.
...А зрители кричали "браво!".
Еще понять бы - почему?

Еще бы - к нынешнему мигу
Вернуться, смаргивая знак:
Твой ангел в Жалобную книгу
Кивнет - "Он прав. Я помню. Так".

...Но - не теперь. Дорога к дому,
Вновь - упоение игры...

Гроза - на всех, сирень - другому,
А прочее - нам четверым.

0:30 18.05.2010

*
Кеменкири


Спектакль окончен. Песня спета.
И что же остается нам?
К метро вдоль одного проспекта
Идем по разным сторонам.

К чему жалеть о факте этом,
Не столь и значимом уже?
Ведь ты идешь с моим букетом,
А я несу тебя в душе.

14.11.2010, после "Самоубийцы"

*

Кеменкири

"- Нас ждут? - Не знаю, очень может быть. "
Quasi Genie

"Может, песня вереска не об этом..."
Р.Э. Транк

Нас ждут - и я за это много дам,
Не душу нет, - все страхи ("А могли бы...")
Разыскивают взглядом по рядам,
И за спектакли говорят "спасибо",
За шепот, смех и плач - на первый ряд
(И не они нам "Тише!" говорят).

...Ноябрь спешит и близит города,
В которые иначе - никогда,
Октябрь шуршит некупленным билетом
И листопадным дырчатым листом...
Но листопад, конечно, не об этом.
А впрочем, всё на свете - всё о том.

*

*

Кеменкири

"Городу года"

Я не вернусь к Сибирскому Усолью,

Приземистому дому их культуры,

Пустынным перспективам и трамваям,

И церкви бело-синей на горе.

А дома длится пуд усольской соли,

И длится год невиданной структуры:

Прошел, остался, есть, незабываем, -

Рожденный в феврале и ноябре.

Я не вернусь, и вас туда зеленый

Ангарский не везет уже автобус,

Где будет справлен даже день рожденья -

В ночном пути над предпоследним днем.

...Обгоним вас в пути, и удивленно

Поймем, что мы другой купили глобус,

Где жизнь легка, где нет несовпаденья, -

И поселились на три дня на нем.

И там остался снег, Байкал и кедры,

А здесь - вся память с радостью и болью,

Весь смысл игры, вся бытия основа -

И к лешему года и города...

Я не увижу... ох, не только "Федру"!

А кто-то вовсе не видал Усолья.

И я его увижу вряд ли снова.

Да и не нужно - это навсегда.

30.01.12, днем


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"