Shennerian: другие произведения.

Проклинатель без имени

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В 15 я должен был обрести дар и стать опорой для семьи. Даже бесполезная способность не смогла бы сбить меня с этого пути... И что же я делаю спустя десять лет так далеко от дома - в месте, где каждый видит во мне чудовище?
    - Я никого не убивал!
    - Это пока, - впивается в сердце ледяной голос, а его обладатель буравит меня серебряным взглядом.
    Язык немеет, а конечности сводит судорогой. И мне тоже начинает казаться - действительно "это пока".

    Есть на author.today.

    Добавлена 5 глава


  Пролог
  
  Ночь, глухая, насколько она может быть в небольшой, но живой деревушке. На улицах не горят фонари, но огоньки в домах, что ещё не погрузились в сон, ласково подмигивают. Безграничным покрывалом простирается небо над одинокой среди пустынных холмов деревней. Кажется, будто звёзды сейчас упадут - настолько они жирные и довольные. "Чив-чив-чив", - пронзительно и самоуверенно звенит в саду у крайнего дома на юге селения.
  В беседке перед масля6ной лампой замерла фигура, склонившаяся над очередным черновиком письма (черновиком, потому что несколько безобразно зачёркнутых строк уже не дадут тому стать содержимым плотного белого конверта, лежащего тут же).
  "Друг мой, я очень устал", - начало выведено всё ещё твёрдой рукой, но чем дальше, тем сильнее клонятся буквы вправо, тем сильнее слова наползают друг на друга, убегают то вверх, то вниз...
  
  1. Приглашение
  
  - Друг мой, я очень устал, - проговорили мои губы, пока брови безуспешно пытались целовать небеса.
  Белый плотный конверт, небрежно вскрытый и отброшенный в сторону, пришлось снова искать, но напрасно. Если обратный адрес ещё был, то имени... имени не было.
  Ну, конечно, неизвестный ошибся. Нет у меня друзей. Даже если и были, быстро вывелись. Проклинатель - плохой друг, даже если старается.
  А я не старался, уж слишком ленив.
  "Белый округ, деревня Олир, дом 8", - гласил обратный адрес. Насколько я помнил, никто из моих знакомых в такую глушь не забирался. Итак, неизвестный ошибся. Скорее всего, это связано с тем, что арендовать этот дом я стал буквально в прошлом месяце, а почта добиралась в это место... Так-так: оттуда до грани путь конного - где-то две недели, а сколько ещё по Белому округу - даже не знаю. Странно.
  
  Дом этот пустовал уже несколько лет. И от стольких пыли, хлама и вещей пришлось избавляться, что открылся я только вчера... Впрочем, "работа" появилась уже сегодня. Только утром выпроводил дамочку, плохо изображающую истерику и умоляющую проклясть бывшего мужа.
  Не понимаю я этих людей, неужели так сложно понять: закон запрещает проклинать разумных существ, и наказание за его нарушение - смерть или вечное заточение. Как-будто какая-то жалость может меня толкнуть на подобное безумство!
  Но вернёмся к письму.
  
  "Который год я пытаюсь разобраться в произошедшем... И оглядываясь назад, понимаю, что узнал достаточно, чтобы остановиться. Но ужас накрывает с головой - я беспомощен. Болезнь продолжает пожирать меня, и скоро я стану одним из этих безымянных. Только ты помнишь меня, знаешь имя моё - другие уже всё забыли.
  Я держался, сколько мог. Нашёл источник - по крайней мере, он очень похож на источник - и упустил его. Помнишь тот случай в Аварлене четыре года назад? Когда стражник решил, что он - младший сын лорда Руберуса, который погиб за год до этого. Его все посчитали сумасшедшим, и только мы с тобой хотели разобраться. Прежде чем он был казнён за то, что пытался отомстить лорду Нерету, мы добились встречи - и услышали много интересного. А главное: на "сумасшедшем" читалась печать проклятия. Ты ещё сказал, что не чувствовал такого раньше (а ты уже встречал проклятья, Кэл)".
  
  Я моргнул. Вот это уже интересно. Можно не бояться, что именно мне адресовано письмо (а то на части "только ты меня помнишь" в голове начали рождаться подозрения). Кэл... Если это тот, о ком я думаю, то всё неприятнее, чем кажется. А если...
  В дверь раздался грубый стук, и тут же, практически без паузы она отлетела в сторону, а в довольно маленькое, между прочим, помещение ворвался черноволосый колдун.
  - Помянешь... - только и успел пробормотать я, прежде чем рот мой оказался связан заклятием, а руки свело судорогой. Ноги, кстати, тоже.
  Следом за колдуном ввалились стражники - бледные, трясущиеся и тыкающие в меня замагиченными арбалетами. Да-да, вы всё правильно поняли, этих бедняг пугаю именно я - опасный и ужасный проклинатель.
  - Забирайте его, - глухо проговорил Кэлес Ранева, первый следователь магического сыска Фаноры - столицы Зелёного округа.
  - Да что в этот раз не так-то? - не выдержал я, скидывая не слишком-то надёжное заклятие.
  По-моему, со стороны стражи даже писк какой-то послышался. По крайней мере, их бегство напоминало исход мышей из того чулана, который я чистил вчера для какого-то скупого купца. Скупого не потому, что все купцы такие, а потому, что обычно за этим обращаются к ведьмам. Но я ж дешевле...
  - Сопротивляешься? - удивлённо произнёс Кэлес, и чёрные глаза его посветлели.
  Ну, да, обычно я молча дефилирую по улицам города в окружении этого почётного эскорта, вся Фанора любуется мной прекрасным, я посылаю окружающим воздушные поцелуи... А потом, когда обнаруживается, что вина не моя, радостно потираю руки при виде небольшой очереди жаждущих что-то проклясть.
  - Сядь, - ткнул я в сторону кресла (между прочим, сам сижу на какой-то коряге), и колдун, потрясённый моей наглостью, прямо сполз в этот предмет мебели. - Это тебе, - небрежно перебросил ему письмо.
  Секунду меня изучали эти серо-чёрные глазищи, которые (я точно знаю!) бывают вполне приветливыми, но отнюдь не для меня. Прошло пару минут шелеста бумаги, и Кэлес снова был готов к диалогу.
  - Я не знаю этого человека, - озадаченно произнёс он, и в кои-то веки его взгляд не обещал мне пыток и дознаний. - Но да, я помню случай в Аварлене, и даже то, что участвовал в нём...
  - Конечно, ты его не знаешь, - закатил я глаза. - Там же чёрным по белому: болезнь, из-за которой все станут безымянными.
  Мы ненадолго замолчали, и стало слышно, как за дверью пыхтят и переминаются стражники.
  - И ты думаешь, что это остановит меня от задержания? - наконец фыркнул черноглазый. - Особенно после сопротивления?
  Я размял отошедшие после онемения пальцы и удивлённо на него посмотрел. Прошла целая минута, в течение которой мы таращились друг на друга, словно влюблённые.
  - Слушай, будь паинькой, - сдался первым колдун. - Нам нужно, чтобы ты пошёл с нами.
  - Это срочно? - вздохнул я.
  - А у тебя есть какая-то работа? -
  Казалось, следователь не мог выглядеть ещё более удивлённым. Но цвет его глаз подозрительно приблизился к серебристому, так что пришлось уныло покачать головой и снова послушно принять запечатывающие заклятия.
  Да уж, ни к чему пугать население. Стражники будут молчать, им по службе положено, а вот горожанам вовсе незачем знать, что я не просто проклинатель... а скажем, так, очень способный, умный и виртуозный. А что? Не каждый проклинатель способен создавать отложенные проклятья... нет, чепуху несу. Создавать их может любой. А вот контролировать - это уже что-то потрясающее.
  Точнее, я так думал, а вот теперь получаю это странное письмо и обнаруживаю там намёки на массовое проклятие (жутчайшее дело, я вам скажу). Вот это - уже нечто потрясающее, даже невероятное. Хотя бы потому, что проклинателей, способных на массовые проклятия, не видели уже...
  Да никогда не видели. Потому что откат у такого проклятия даже представить невозможно. Считается, что итогом всегда будет смерть, мучительная и ужасная. А вместе со смертью источника выдыхается и само проклятие. Доказано учёными Института вербальной магии, между прочим. Именно поэтому чаще всего наказание за нарушение закона для проклинателя - смерть. Так сказать, на всякий случай, чтобы снять с тех, кто пострадал, возможные проклятия...
  Конечно, если есть возможность провести ментальное сканирование, и выясняется, что нарушение было только одно, проклинатель отправляется в вечное заточение. Ну, так говорят, что вечное, а на самом деле... На самом деле никто не знает, так как остров, на который всех увозят, хорошенько так проклят самым первым человеком, который установил эти правила. Вот ведь странность, именно проклинатель и положил начало закону о проклятии разумных существ...
  О нет! Пока я предавался меланхоличным размышлениям, путь был пройден, и мы уже торчали перед вычурными дверями здания магического сыска. А как же моя слава, воздушные поцелуйчики дамам, разозлённым на мужей, и неизменная прибыль? Проклятый Кэлес, так и знал, что у его предложения дешёвой аренды - двойное дно!
  Самое интересное - на раздражающе правильном лице чернявого не отражалось ни грани ехидства. И всё же я чуял: он злорадствовал!
  Пока я увлечённо ругался про себя, одна из дверных створок распахнулась, и наконец стала ясна причина задержки у ступеней. Комитет по торжественной встрече меня любимого возглавлял кое-кто более раздражающий, чем Кэлес Ранева, первый следователь магического сыска, находящийся в подчинении у вот этой... особы.
  - Ши-и-инра, солнышко! Я так рада тебя ви-и-идеть, - сладко протянули ярко-голубые губы, а в душу впились глаза цвета морской волны.
  Её волшебнейшество Са Ари На, представительница магических разумных существ, обитающих на летающих островах на востоке от Цветных земель Онии. Сами себя они зовут шэрами, а необразованные обыватели зовут их то нимфами, то стихиалями. На самом деле среди них есть и те, и другие. Шэры рождаются из явлений природы и странных феноменов, во время магических бурь, воин и чьих-нибудь неосторожных экспериментов, прямо на месте аномалии. Потом обычно мигрируют на острова - что-то там их притягивает. Говорят, сам наш мир, великолепная Фанария, отправляет шэров наказать дерзнувших нарушить её целостность.
  Но, честное слово, не представляю, в каких таких обстоятельствах должна была родиться Са Ари На, сильнейший менталист Фаноры и одна из самых вызывающих женщин, которых я встречал (так, не надо загибать пальцы, их было не так уж и мало!).
  Именно когда эта личность начала надменно левитировать в мою сторону, я всерьёз задумался о том, что стоило бы сопротивляться. Нечасто в расследованиях, в которые меня впутывали, применял глубокое сканирование моего бедного на размышления мозга. Хватало поверхностного осмотра от более слабого менталиста в подчинении Кэлеса. Очень быстро выяснялось, что я - белый и пушистый, а ловить надо вообще других субъектов, между прочим, смывшихся, пока следователи на меня отвлеклись.
  И вроде пора выучить урок, что я не настолько туп, чтобы нарушать закон, но нет. Вновь, по кругу, как будто соблюдая какой-то проклятый ритуал, Кэлес арестовывал меня, проводил поверхностное дознание и отпускал восвояси. Я даже одно время подозревал, что чем-то лично ему насолил, о чём и спросил колдуна. На что получил удивлённо посветлевший взгляд и больше тему не поднимал.
  Щёк моих коснулись вечно холодные, голубоватого оттенка руки. Прежде чем я успел что-то сообразить, заклятие онемения было снято, вообще все магические оковы слетели, а ловкие руки совершенно неприлично одетой женщины уже шарили где-то под рубашкой.
  - Кэ... Кэлес, мать твою, - полузашептал, полузавопил я, не в силах отвести взгляда от огромных озёр-глаз на лице менталистки, оказавшемся так близко, что я мог слышать её дыхание. - Что происхо...
  Каменная кладка поцеловала меня в скулу, а перед глазами оказались ноги - много ног. Одни босые и голубоватые, не касающиеся пыльной поверхности, другие - в шнурованных ботинках со странной вязью и слабоватым свечением. Остальная обувь ничем не выделялась - обычные сапоги стражников.
  - Не он, - раздался разочарованный выдох глубокого завораживающего голоса, и пара самых выделяющихся ног исчезла из поля зрения.
  - Поднимите, - отдал указание следователь, и меня наконец затащили внутрь здания.
  Что-то не понял. Если я не виноват, почему меня не отпускают?
  
  ***
  
  - Кэлес Ранева, первый следователь магического сыска Фаноры, - занудно и с абсолютно с той же интонацией, что и все предыдущие разы, выговаривал колдун.
  И если бы его голос не был бы таким... ну, скажем, по ощущениям его голос казался маслом для вечно скрипящей двери. Низкий, с какими-то странными обертонами, вызывающими мурашки и желание спросить, почему колдун, а не бард.
  - Проклинатель второй ступени, Шинра Эстер. Это вы? - ну во-от, опять по кругу.
  Нормально же общались, и вдруг это идиотское "вы".
  - Последние двадцать пять лет - я.
  - А предыдущие? - удивлённо спросил помощник Кэлеса, отрываясь от протокола.
  - Откуда мне знать? - вытаращился я на него.
  - Так ведь... - помощник неуверенно покосился на колдуна, а я в который раз про себя подумал, что этот неуживчивый Ранева снова выбрал в качестве правой руки какого-то неумёху.
  Сколько ни попадал в эти застенки, помощники следователя были всегда новые, всегда таращились на меня, как на ночной кошмар, и обязательно вызывали у Кэлеса приступы раздражения. Но в этот раз что-то пошло не по плану. Задумчиво посмотрев на довольно щуплого внешне парнишку (аномального в нём выдавали серые с вертикальным зрачком глаза), колдун пожал плечами и выдал:
  - Никто не может сказать, кем он был в прошлой жизни, Эльхайя. Даже оракулам в этом плане нет веры.
  - Что? - по кошачьи раскосые глаза уставились на меня, и, судя по странному шевелению носа, я действительно угадал со скрытой сущностью этого Эля. - Он не старше меня?
  Эй, что за стереотипы? Да, все знают, что аномальные живут дольше обычных людей. А проклинатели, как говорят, вообще не стареют. Но хватит приписывать мне столетия. Вовсе это не седые волосы, это благородное пепельное серебро! Я таким родился...
  Вместо ответа Кэлес вдруг выдернул из рук оборотня бумагу и с видимым интересом вчитался в написанное. Судя по тому, как светлели его глаза от строки к строке, чтиво было занимательное. Не выдержав, я обошёл массивный стол и, заглянув через плечо колдуна, вчитался.
  "Подозреваемый в нарушении закона о проклятии разумных существ злобно смотрит на следователя Раневу. Следователь, сохраняя благородное спокойствие, задаёт вопрос, дабы установить личность надменно отвечающего проклинателя..."
  - Неплохо, - отметил я, и натолкнулся на ироничный взгляд Кэлеса. - Что? Ты сам от протокола отступил, так что не жалуйся, - как бы оправдываясь, я пожал плечами и, не выдержав, зевнул.
  За что тут же получил неприятный толчок пальцем в лоб и еле успел вцепиться в столешницу, чтобы не упасть.
  - Веди себя прилично, идиот, - добавил льда в голос Ранева. - Кажется, кто-то недавно жалобу в управление накатал, что из-за постоянных необоснованных задержаний терпит убытки...
  - Ой, - я попытался задавить наползающую на лицо улыбку, но безуспешно. - А я думал, мою заявку даже рассматривать не станут...
  - Не станут рассматривать заявку известного на весь город проклинателя?
  - Известного?
  И вновь на меня кинули удивлённый взгляд, но я был искренен. Если я так известен, то где толпы у моей конторы? Где куча заказов, приятно звенящие монеты и уважение горожан?
  - Прекрати-и-и, солнышко, - прозвучало от двери, и меня мгновенно смыло обратно на предназначенное для допрашиваемых сидение. - Дурная сла-а-ава не то-о, из чего вы-ы-году получишь. Боятся тебя, что непонятного?
  Последнюю фразу шэра произнесла уже нормально. Вытягивала гласные Са Ари На только тогда, когда пользовалась способностью читать сознание разумных. Но обычно я чётко ощущал вмешательство голубовласки (головокружение и потеря ориентации в пространстве), а значит, сканировали сейчас не меня.
  - Да я вроде никому зла не причинял, - озадаченно потеребил я кончик косы и тут же выругался про себя.
  Идиотская привычка, выдающая меня с потрохами! Отрежу эту идиотскую косу к древним... А сейчас мне приходится мило улыбаться под заинтересованными взглядами нимфы и колдуна. Эти двое достаточно хорошо меня знали, чтобы сделать выводы: увиливаю. Зло я причинял и очень даже не вроде.
  - Са, - произнёс наконец Кэлес, и невероятно светлый цвет его глаз выдал то потрясение, которое он испытывал. Впрочем, краткое обращение к начальству тоже его выдавало. - Ты уверена, что мы можем ему доверять?
  И вот тут я чуть и вправду не поседел.
  - Не надо мне доверять! - завопил и сам поразился тому, насколько высоким стал голос. И прежде, чем кто-то успел что-либо вякнуть, зачастил: - Чтобы причинять зло, вовсе не обязательно проклятия использовать! И вообще, ты это заслужил, ясно? Неужели думал, что за подставу с домом я не отомщу?
  Лицо Кэлеса вытянулось, а пальцы нервно забегали, перебирая невидимые для меня колдовские нити. Кэлес Ранева, следователь, колдун-прядильщик и представитель одного из родов, обладающих правами на Цветной трон ... Так вот, этот самый... благородный во всех смыслах человек сейчас судорожно выплетал какое-то неприятное для меня заклятие, явно посчитав, что Шинра Эстер более не заслуживает обитать под одним небом с ним.
  - К-э-эл, - легла на плечо колдуна рука Са Ари На, а голова знакомо закружилась. - Успоко-о-о-о-о...
  Шэра оборвала фразу и сдавленно захихикала, опустившись на стул рядом с Кэлесом. Временами ей удавалось подавить хихиканье, и она было принимала свой обычный, томно-надменный вид, но затем голубые губы снова разъезжались, и по камере разносилось будоражащее "у-ху-ху-ху".
  - Что? Что там? - наконец не выдержал Кэлес, отпуская нити.
  - Пусть это будет тебе... сюрпризом, ху-ху, - почти проурчала бирюзовоглазая. Затем задумчиво накрутила на палец один из парящих ослепительно голубых локонов и серьёзно добавила: - Ты заслужил.
  Тут я уже не выдержал и нахмурился.
  - Э-э-э, народ, это, конечно, всё очень весело, но меня работа ждёт.
  В ответ же услышал слаженный фырк этих двоих.
  - Эльхайя, сходи подыши воздухом, - промурчала глава отдела по расследованию запретного колдовства.
  Кошак на миг застыл, но быстро сообразил, похватал бумаги и бочком, бочком, кося на меня вертикальными зрачками, выскочил из допросной. У меня неприятно зачесалась левая лопатка - верный признак больших неприятностей.
  - Шин, солнце моё, - мягкость этих глаз обманчива, на их дне только лёд - острый и бездушный. - Нам нужны твои услуги...
  Казалось, молчание длилось несколько минут.
  - Чего? - переспросил я, так и не подобрав иного приличного выражения моих мыслей. - Свихнулись, что ли?
  
  ***
  
  Комната рядом с той, что служила офисом, встретила темнотой и запахом пыльного дерева. Я зажёг лампу и рухнул поперёк единственного предмета мебели - двуспальной деревянной кровати. Идти в ванную, расположенную в подвале, было лень. Да и энергию артефактов надо было беречь.
  Вся одежда была живописно развешана на гвоздях, торчащих из стены, обувь кучкой стояла у входа. Другие вещи... валялись под кроватью. Лампа тихо мерцала на подоконнике, и к ней уже с мазохистской страстью направились мошки и мотыльки. Ясно, пора обновить проклятье, отвечающее за выведение мелких насекомых...
  Са Ари На была немногословна. Представительница известного рода стала целью неизвестного проклинателя. Когда, где и зачем этот псих запустил или запустит проклятье - неизвестно. Ясно одно: возможность у него есть, так как угрозу доставили в письменном виде прямо на стол жертвы. Выяснить, как записка оказалась там, не удалось.
  Поэтому им понадобилась моя помощь. Помощь Шинры Эстер, единственного проклинателя второй ступени, в чьей законопослушности и лояльности уверена власть. У меня мурашки по затылку вальсировать начали, когда я это услышал.
  Сдвинув вызывающе бирюзовые брови, менталистка приказала быть на месте сбора в пять утра. Естественно, я был против, настолько, что даже начал возражать, но...
  - Сто серебряных оний, - припечатал Кэлес, и я захлебнулся возражением.
  Деньги были нужны.
  Почему великий и ужасный магический сыск вдруг стал во мне нуждаться? Ну-у-у. Всё упирается в эту самую "вторую ступень", которую мне не удалось скрыть от их бдительного ока.
  Проклинателей условно делят по способностям на три ступени.
  Третья - когда можешь создавать только мгновенные проклятия на вербальном уровне. Например, говоришь "чтоб у тебя зубы повыпадали" вслух - так, чтобы тебя слышал проклинаемый объект. "Мгновенные", кстати, не значит - "немедленного действия". Честно говоря, это в принципе невозможно, так как проклинатели - не маги и не колдуны. Просто события, приводящие к результату проклятия, запускаются именно тогда, когда его произносишь - ни секундой позже.
  Вторая ступень. К перечисленным возможностям добавляется письменность. Жертву не обязательно видеть своими глазами, а проклинаемому - не надо видеть саму надпись. Эта ступень намного сложнее третьей и намного опаснее. Вы можете написать проклятье на бумажке и сжечь её на глазах проклинаемого. Или пустить к его окну бумажный самолётик, или продавать амулеты с надписями - действовать проклятие начнёт в момент контакта - визуального или телесного. То есть, как только вы увидите объект, на котором написано проклятие, или же как только коснётесь его.
  Именно поэтому такие проклятья называют "отложенными". С помощью письма можно добавить столько условий, сколько захочешь, и они сработают - если ты, конечно, делаешь всё по правилам. Именно возможность манипулировать этими правилами и делает пропасть между третьей и второй ступенью такой глубокой.
  Первая ступень...
  О ней мало известно, в основном - мифы. Проклинатель может воздействовать на крупные объекты вроде местности - гор, равнин, рек, городов. Туда же относят массовые проклятия, возможность проклинать без контакта с объектом (не представляю, как?). И говорят, даже смерть такого проклинателя ничего не даст, - первая ступень позволяет привязывать проклятье к предметам. И пока, мол, ты не уничтожишь этот предмет, проклятье будет действовать. Одно известно точно: основатель запрета о проклятии разумных существ был первой ступени - ведь проклял же он целый остров...
  
  Это не значит, что третьеуровневый не сможет проклясть, скажем, реку. Очень даже может. Встанет над ней, завопит что-то вроде "пусть воды твои окрасятся алым" и... они окрасятся. На две минуты, а то и секунды. Потому что условий в этой фразе никаких, и способность управления вероятностями, которая лежит в основе силы проклинателей, воспользуется самым лёгким путём, чтобы реализовать желание говорящего.
  Например, выше по течению размоет залежи красной глины. Или вообще, охотник подстрелит дичь, утка свалится в воду, и алым будет десяток сантиметров воды - всего несколько секунд. А ещё веселее - пройдёт много дней и однажды закат сам по себе будет алым. Мир просто дождётся этого момента, не нуждаясь в изменениях для исполнения проклятья.
  В этом проблема устных проклятий - в них очень тяжело вплести условия. Проклятье, как норовистая лошадь, едва почуяв цель, начинает вырываться из рук (в нашем случае - срывается с губ). Так ещё и нужно успеть выбрать откат для себя - наименее тяжёлый. Это что-то вроде дурацкого принципа равновесия - если ты сдвигаешь где-то вероятности, то будь добр, расплатись своей вероятностью чего-то. Например, тебе должна попасться кость в котлете. Кстати, самое неприятное в откатах - что никогда не знаешь, когда они по тебе ударят.
  Зато у третьей ступени самые лёгкие откаты. Некоторые даже не выбирают их, надеясь на авось, мол, птичка нагадит и всё тут. Пожалуй, я тоже бы так делал, но предпочитаю мгновенные проклятья вообще не использовать.
  Вторая ступень... вторая бы позволила определить, как долго будет река алой и как далеко. "На протяжении пяти километров воды реки будут алыми от крови - до тех пор, пока дамба у города N не будет разрушена". Делаю из бумажки кораблик, опускаю на воду и машу ручкой. Дальше мир сам придумывает, как это реализовать, а я тем временем достаю другую бумажку, и, если не хочу, чтобы по мне жахнуло блуждающее проклятье-откат, придумываю неприятность для себя. При этом она вовсе не должна быть такой же масштабной, как и проклятье реки, нет... просто примерно такой же сложности.
  Что-то вроде "до тех пор, пока я не извинюсь перед десятью незнакомыми людьми за то, что наступил им на ногу, у меня будет болеть голова".
   Улавливаете?
  А теперь приготовьтесь огорчиться: голова у меня болеть начнёт неизвестно когда, а значит, я не могу отдавить этим людям ноги заранее и поизвиняться.
  И действовать проклятье тоже будет не сразу - даже если способ будет найден немедленно, пока он сработает, понадобится время. Допустим, надо будет пригнать кучу людей, чья кровь окрасит воду, и устроить между ними заварушку. Проклятья не управляют временем и не могут изменить прошлое. Вероятности начнут сбываться по нужному нам маршруту в момент опускания бумажного кораблика на воду... Ну, конечно, можно попробовать добавить это условие: пусть вода окрасится красным через минуту, в полдень, прямо сейчас. Вот только никому не советую так делать, потому что сложность этого проклятья должна равняться сложности отката. И если ты не сможешь придумать его достаточно равноценным, силы мира сами доведут дело до конца.
  
  Поэтому я предпочитаю делать отложенные проклятия заранее. Вроде тех, которыми напичкан арендованный мной дом. Так я и смог снять плетение Кэлеса. Формулировка этих проклятий похожа на "к тому моменту, как на меня наложат заклятие онемения, магические потоки будут нестабильны, и оно рассыплется, стоит только моргнуть три раза подряд". Ну, это грубо говоря. На самом деле, тексты этих проклятий настолько сумасшедшие, что я и сам сомневаюсь в том, как они сработают.
  Объектом этого проклятия были магические потоки. И раз я поставил его неделю назад, времени у него было достаточно... Но теперь придётся обновлять! Да, у меня есть запасные с другими условиями, но их осталась пара штук.
  Усложняет проблему с проклятиями наличие других аномальных людей. Да-да, таких как Кэлес. Колдун-прядильщик - один из тех редких типов аномальных, которые способны чуять проклятья и даже сбивать их действия - до тех пор, пока они не вошли в силу.
  Первое, чему учат всех проклинателей, - это словам-активаторам и действиям-якорям. И до тех пор, пока активатор можно уничтожить, а якорь предотвратить - проклятье нестабильно. Прядильщики чувствуют потоки энергии и могут найти якоря и активаторы, остановить их использование.
  В этот раз якорем было моргание три раза, а активатором - слово с внутренней стороны двери офиса. Активатор было уже не остановить, так как я его задействовал неделю назад. А вот с якорем очень легко можно разобраться - достаточно было кинуть полный внешний паралич, позволив разве что биться сердцу и дышать.
  Так бы и было, если б Кэлес всерьёз вознамерился меня арестовать. Правда, на этот случай у меня тоже есть заготовки... Но, скажем, я буду очень опечален, если придётся их применять. Откаты там как раз под стать истории с отдавленными ногами.
  
  Зачем же такому способному колдуну моя помощь? Хороший вопрос. Похоже, Са Ари На уже проверила домочадцев в поместье, и все оказались чисты. Ни один из предметов не был якорем или активатором.
  Вероятность первая: кто-то вломится в дом и просто заорёт "чтоб ты сдохла, имя жертвы".
  Остановить такое проклятье сложно, но возможно - с помощью всё того же колдуна-прядильщика. Вероятности пойдут самым простым путём. Например, старая балка в потолке наконец решит, что слишком устала и попытается упасть на голову благородной леди.
  Но вот загвоздка - если в доме будет колдун-прядильшик, умеющий ставить щиты от физических воздействий, эта вероятность становится слишком сложной. Отката, который выберет проклинатель, будет наверняка недостаточно, а если и нет - условий всё равно маловато. В принципе, "жертва" так и так сдохнет. Например, от старости, лет эдак через 200 (если она аномал). И тогда всё это - бессмысленно, а кричать более длинную фразу с условиями не даст стража и всё тот же колдун.
  Вероятность вторая: кто-то очень умный создаст такое отложенное проклятье, что никто, в том числе и прядильщик-колдун, не успеет и не сообразит, как это остановить.
  Я поморгал в сереющий потолок и потёр виски.
  Да, тут этим сыскарям и понадобится помощь хитрого и знающего проклинателя той же ступени, что и преступник. Не то что бы это было плохо...
  Только, я, может, и знающий, но с хитростью у меня туговато. Иначе б так не нуждался в деньгах! Согласился-то согласился, но что случится, если благородную даму убьют, а я ничего не смогу сделать? Вот же ж заморочь! Аа-а-а! Как уснуть-то теперь, ведь вставать уже через четыре часа?
  
  2. Поместье мёртвой леди
  
  Утро было замечательным. Розовый, словно детские щёки, горизонт, ласковые лучи полного последремотной неги солнца... Картину портила разве что моя мрачная, невыспавшаяся рожа, да вопли понукающего лошадей кучера. Открытая коляска бряцала колёсами по дорожным камням, мои зубы клацали этому звуку в унисон, а напротив сидел Кэлес и буравил меня своим фирменным пристальным взглядом.
  Такое внимание было заслужено тем, что у порога магического сыска я был за полчаса до назначенного срока (да просто так и не смог уснуть!).
  Са Ари На с нами не поехала - объяснившись "очень важной проблемой в связи с другим делом". Пообещала быть завтра, чем одновременно и обрадовала, и расстроила. С одной стороны, находиться рядом с вечно лезущей в голову распутницей - себе дороже. С другой - шансов выжить у неизвестной мне дамы поубавилось.
  До поместья, по словам Ранева, был ещё час езды, так что можно было расслабиться и любоваться окрестностями - из столицы мы вот уже минут пятнадцать как выехали. Но, честно говоря, этот взгляд... Я как бы, привык к тому, что Кэлес таращится на меня в камере и при задержании. Но вот это вот...
  - Ну что ещё? - не выдержал я наконец.
  - Что ты сделал? - спросил колдун, и я наконец понял, что на самом деле его волнует.
  - Спроси начальницу, - фыркнул отвернувшись.
  Примерно месяц назад я рассорился со своим арендодателем. Так сильно, что старик подал на меня заявку в магический сыск - мол, я проклял его дело и бла-бла. Естественно, Кэлес меня задержал, провёл расследование и выяснилось, что всё это - грубая клевета, а единственный аргумент - видите ли, остальные клиенты стали отказываться от договоров аренды - никак со мной не связан. Просто помещения уже были в плохом состоянии, а драл старикашка, как за новые.
  Разозлился я не на шутку и накатал заявление о клевете. Но Кэлес (добрая душа, как я думал тогда) выступил переговорщиком и предложил в качестве откупа местечко недалеко от центра города - за умеренную плату. Стоит ли напоминать, что это была натуральная свалка, да ещё и мои променады по городу в сопровождении почётного эскорта сильно укоротились? В общем, спускать этому колдуну такую подставу я не стал и отомстил.
  Что вы, никаких запрещённых проклятий. Всё по закону - тихо, мирно и... подленько.
  - Шинра, - с фальшивой лаской проговорил колдун. - Ты же знаешь, что я не люблю... недоговорённостей.
  Я усиленно делал вид, что вот эти кустики и холмы просто невероятно интересны, а сам мысленно выстраивал между мной и Ранева невидимую стену. Нет, никакой магической подоплёки, просто это успокаивает нервы, особенно, когда представители одной влиятельной структуры начинают разговаривать с тобой таким тоном.
  С Ранева я познакомился года три назад. Тогда я приехал в Фанору и начал устраивать своё дело. Надоело, знаете ли, шляться по дорогам, весям и деревням, выполнять чёрную работу, за которую и не каждая ведьма-то возьмётся.
  Да, так больше шансов столкнуться с магическим сыском и антианомальной стражей, но эти ночёвки в стогах сена, вечно протирающиеся сапоги и малоаппетитная еда в трактирах... Надоело.
  Поэтому заявился в центр регистрации аномальных, получил разрешение на постоянное пребывание и открытие своего дела...
  Ага, как же. Получил. Едва я назвал свою специализацию, как регистратор, молоденькая блондинистая худышка с испуганными голубыми глазами, активировала тревожный медальон, вызвав магический патруль. И так было предначертано, что с ним явился колдун-прядильщик Кэлес Ранева.
  В тот день состоялся мой самый первый раз из череды бессмысленных и вообще-то ненужных задержаний. Потом-то всё выяснилось, моя ступень была открыта, цели разобраны, пропуска и разрешения выданы... Да, потом, спустя две недели мытарств, проверок, сидения за решёткой и бумажной волокиты с допросами!
  До сих пор скулы сводит, как вспоминаю. Правда, позже Са Ари На заявила, что без всего этого пришлось бы три месяца обивать пороги разных кабинетов, чтобы получить все те же самые бумажки.
  - Ты сам себя случайно не проклял, чтобы этого избежать? - пошутила тогда шэра, получила от меня дикий взгляд и больше такой ерунды не ляпала.
  А зря, кстати. Потому что откат - это своеобразное самопроклятие, и именно в тот день благодаря её словам я задумался о том, чтобы использовать его в свою пользу.
  
  
  ***
  Мрачноватое, но милое поместье на холме оказалось с сюрпризом.
  - Эсмеральда Феанор Ранева, - почти мурлыча произнёс Кэлес. - А это, тётушка, - Шинра Эстер, тот человек, о котором я говорил.
  Огромный серебристо-синий веер схлопнулся, и мне открылось лицо владелицы небольшого, но дорого обставленного поместья... Сероватое лицо, изукрашенное серебряными нитями и фиолетовыми камнями. Всё это великолепие было вплетено прямо в кожу.
  Такая же замысловатая, изящная вязь шла по кистям рук и выглядывала из декольте мертвячки. Да, мертвячки, и судя по цвету глаз и кожи, мертва эта леди была очень давно. Потому что первые десятилетия после смерти зомби-аномалы сохраняют естественный цвет, а у этой дамы был чёткий фиолетовый оттенок радужки и пепельная, без единого тёплого проблеска - кожа.
  Выглядела Эсмеральда едва ли на тридцать пять, и хитровато-насмешливая улыбка чуть синеватых губ делала её только моложе.
  Сохраняя на лице невозмутимость (я так надеюсь), поклонился, и перевёл вопросительный взгляд на Кэлеса. Теперь-то мне понятно, почему столичный сыск заинтересовался этим делом, а не послал кого-то из регионального отдела. "Тётушка" моего драгоценного друга наверняка не из тех, кого стоит непочтительно игнорировать.
  - Рад познакомиться, - машинально проговаривал ещё я, а внутри уже всё вопило от возмущения.
  Она и без того уже мертва! Какого шэра я тут делаю? Видимо, вопрос этот отразился в моём взгляде, потому что Ранева как-то заторопился и предложил осмотреть дом и наши комнаты. Ночевать в этом месте предстояло минимум несколько дней, а максимум - пока не отловим неведомого шутника, вознамерившегося проклясть до смерти уже мёртвую даму...
  
  Осматривая поместье - трёхэтажное старинное здание, обставленное в синих, фиолетовых и серых тонах, продолжал размышлять.
  А не великая ли это всё подстава? Зомби-аномалы были не так уж и редки. Их особенность в том, что, как только определяется это "отклонение", носителя начинают готовить к "послесмертию". При жизни они остаются обычными людьми, разве что с небольшими внешними отличиями, присущими всем аномальным. В моём случае, например, это был пепельно-серебристый цвет волос, у Кэлеса - его глаза, мистически меняющие цвет от чёрного до светло-серебристого, у того кошака-оборотня - вертикальные зрачки... Которые, кстати, выдавали его склонность и до церемонии инициации, что случается довольно часто.
  Так вот, будущих зомби готовили к существованию после смерти. Зачем? Чтобы они не сошли с ума. Основное изменение для таких аномальных - это потеря чувствительности. У них нет боли, вкуса, голода и ощущения холода. Им не нужно спать, есть и заниматься сексом.
  Не жизнь, а тоска. И настолько это состояние отличается от обычного состояния "жизни", что неподготовленный зомби-аномал просто сходит с ума после восстания.
  Чем же должен "отвлекать" себя такой зомби от перемен? Не знаю, как более бедные слои населения, а вот представителей благородных родов учат развлекаться интеллектуально. Всё, что им остаётся - это чувство эстетики (отсюда и безумные эксперименты над собственным телом в погоне за красотой) и знания.
  Другими словами, я запросто мог оказаться очередным развлечением для скучающей в одиночестве высокородной зомбячки.
  - Кэлес, - произнёс я, оказавшись наконец один на один с колдуном. - Что это значит?
  Наши комнаты объединял маленький зал с камином - подозреваю, он носил название "Зелёной гостиной", потому что всё - от штор до обивки мебели - сочетало в себе тёмно-зелёный и серый. Внутренне я выдохнул: насыщенный тёмно-фиолет других комнат угнетал.
  Но прежде чем сыщик уточнил, что меня не устраивает, входная дверь скрипнула - и мы удивлённо воззрились на дворецкого, представленного ранее.
  - Господа приглашены на завтрак, - торжественно объявил пожилой подтянутый мужчина в строгом костюме. - Столы накрыты.
  Стоит ли говорить, что ушлый колдун поспешил ловко избежать наклёвывающегося разговора по душам? Стиснув зубы, я скользнул вслед за дворецким и Кэлесом.
  В большой столовой царил полумрак, из угла доносилась музыка, а леди Эсмеральда блистала улыбкой во главе стола. Еды перед ней не было, зато лежала доска, отдалённо похожая на шахматную, но без деления на чёрные и белые клетки. На ней лежали чёрные и белые фишки, притом - с угадываемой закономерностью.
  Кивнув друг другу, мы уселись за стол. Удивительно, но к застолью присоединились и слуги - дворецкий, наш недавний кучер и девушка, игравшая на фортепиано. Сидели слуги по другую сторону стола от нас с Кэлом, солнечный свет из полузанавешенных окон бил им в спины, отчего лиц было не рассмотреть.
  - Неприятного аппетита, гости, - радостно сплела пальцы рук леди Ранева, а я попытался удержать каменное выражение лица.
  Слуги тем временем кивнули и зазвенели столовыми приборами.
  - Сегодня день словесных игр? - как ни в чём не бывало отпиливая кусочек от котлеты, поинтересовался Кэлес. - Каковы правила в этот раз?
  - Слова наоборот! - продолжая улыбаться, леди достала из мешочка белую фишку и с явным ожиданием уставилась на меня.
  Раздражение внутри начало опасно скалиться в ответ. Розыгрыши я люблю, даже очень. Но только если я их организатор... Ладно, в ответ тоже готов терпеть некоторые шуточки. Но эта подстава и рядом не стояла со всем, что было. Проклятый Кэлес!
  - Не думаю, что я не должен этого говорить, но сомнительное бесчестие давиться этой отравой, неспособно заставить меня рыдать, - проговорил я, отводя взгляд и втыкая вилку в запечённый кусок яблока.
  Рядом закашлялся колдун, о выдержке которого я был лучшего мнения. Леди, похлопав посеребрёнными, неестественно длинными ресницами наклонила голову. Выдержала паузу... и рассмеялась.
  - Ужасно, - всё ещё смеясь проговорила она. - Вы довольно глупы! - и залилась ещё большим смехом.
  На какие-то пятнадцать минут над столом воцарилась спасительная тишина, прерываемая звуками поглощения пищи и весёлым похмыкиванием леди Эсмеральды, с виду увлекшейся игрой в фишки.
  - Не обязательно так мало менять во фразе, - наконец проговорила Эсмеральда, чуть отодвигая доску. - Я планировала заменять одно или два слова, иначе игра была бы слишком простой.
  А то я не понял.
  - Ох, прошу обвинения. Если бы мой друг рассказал правила заранее, всё вышло бы иначе, - вкус у чая был довольно странный (как, впрочем, и у всей еды), но не сказать, что неприятный.
  И всё же это вызвало какую-то неловкость. Но вряд ли меня отравят, да? Или это какая-то игра? Сколько же непонятного... Убью этого колдуна! Размышляя над происходящим, я не сразу заметил, что все перестали есть и уставились на меня. Особенно странным был взгляд колдуна - чёрная радужка, ничем не отличающаяся по цвету от зрачка.
  - Я что-то сделал правильно? - поднял я бровь. - Кстати, если вы ещё не закончили, может, перейдём к делу, которое привело нас сюда? Если вы хотите смерти, мне нужно знать подробности.
  На этот раз тишина могла бы зваться почти полной, если бы не скрип половиц довольно-таки старого здания.
  - Тётушка, э-э-э, - наконец отмер Кэлес. - Думаю, на время нужно прервать игру, а то могут возникнуть некоторые недопонимания...
  Они УЖЕ возникли. По крайней мере, я сделал всё, чтобы это произошло, и вам стало самим тошно от этой проклятой игры! Ведь только что я сказал "мой друг", что можно перевести в "мой враг", но так ли это или во фразе заменено "иначе", которое в перевёрнутом виде будет "так же". Как ни крути, первый вариант минимум невежлив, а второй - подразумевает, что я всё равно бы всех запутал.
  Я почти оскорбил хозяев, но, если бы они продолжили эту игру, им бы не удалось ни оскорбить меня в ответ (я бы просто сделал вид, что ничего не понял), ни разобраться, что я имел в виду. Пришлось сворачивать этот фарс, притом с явным послевкусием того, что гость плюнул в лицо и леди, и её племяннику.
  А что вы хотели? Я проклинатель, и моя работа - проклинать, а вовсе не развлекать благородных господ. Кто-то скажет, что я дурак, и неразумно вызывать гнев Феаноров и Ранева, но опять же: я - проклинатель. Повесить на меня то, что я не делал, слишком сложно, а отношения с окружающими и без этого у меня плохие... Кста-а-ати.
  Допустим, я настолько испорчу Эсмеральде настроение, что она начнёт меня преследовать. Скажем, попытается надавить на городские власти, чтобы те лишили меня разрешения на деятельность в городе. Допустим, мне придётся его покинуть... слухи пойдут... "Этого проклинателя недолюбливают целых два благородных рода!". Конечно, найдутся те, кому будет страшно ко мне идти. Но другие...
  Другие будут заказывать проклинать людей. Придя в себя от сладостных мечтаний, я раздражённо поморщился. Пожалуй, надо быть чуть повежливее. По крайней мере, не произносить оскорбления, которые должны значить обратное, с таким удовольствием.
  - Так что всё-таки случилось? - сделав вид, что ничего не произошло, наконец спросил я. - Расскажите по порядку.
  
  ***
  
  Тот день недели в поместье был "днём созидания", леди Эсмеральда провела его в саду - рисовала. Когда начало смеркаться, мёртвая леди вернулась в дом. По правилам каждый житель поместья должен был представить к вечеру своё творение, обменяться впечатлениями, идеями. Почему-то представилось, что все слуги восхваляли картину леди, а она же попросту высмеивала их в ответ. Хотя никаких предпосылок к этому не было (кроме субъективного убеждения, что леди Эсмеральда - стерва).
  Итак, хозяйка поместья прождала полчаса в голубой гостиной, пока все соберутся, а потом ещё час они обсуждали произведения друг друга. "Марк написал такое трогательное стихотворение", - показательно вздохнула мёртвая леди в этот момент рассказа.
  Потом она отправилась в кабинет, чтобы оставить картину и выбрать книгу для чтения. Там-то и обнаружился конверт неизвестного происхождения. Пропустить его было невозможно: на рабочем столе Эсмеральды горела свеча, подле которой лежало письмо с чёрной печатью.
  Заинтригованная, леди развернула его и прочла. Сразу же после этого свеча вспыхнула, пламя задело бумагу, и от таинственного послания остался лишь пепел.
  Я выругался про себя - всё соответствовало правилам проклятья второй ступени. И если мои предположения верны, проклятье уже запущено, а мы все вляпались в его паутину.
  - Мне нужно осмотреть кабинет, - хмуро выдал я, окончательно теряя аппетит.
  - Я ведь говорил, что ощутил в нём следы проклятия, - всё ещё цедя чай, насмешливо заметил Кэлес.
  Это он так показывает, что от него не укрылось крушение моей надежды на то, что всё это - розыгрыш и выдумка.
  
  Кабинет благородной мертвячки размером не уступал зелёной гостиной. Одну из стен занимало огромное витражное окно, рисунок складывался в какие-то узоры, при взгляде на которые я почувствовал лёгкое головокружение. Две стены - огромные стеллажи с книгами. Два кресла, пустующий стол с фиолетовой надушенной скатертью и мягкий ковёр той же расцветки.
  Второй этаж. Окно не открывается. За дверью - огромная лестница, заканчивающаяся холлом, и выход. Весь путь устилают ковровые дорожки всё того же раздражающего цвета.
  - И? - я вздрогнул от радостной и возбуждённой интонации Эсмеральды.
  Женщина оказалась неожиданно близко: глаза буквально в паре сантиметров от меня смотрели поверх веера, усыпанного драгоценными камнями.
  - Что "и"? - голос мой неожиданно охрип, и, кажется, я не смог скрыть желание отшатнуться - прищур её фиолетового взгляда стал не столько лукавым, сколько хищным.
  - Разве вы не должны узнавать у всех нас алиби? - буквально мурлыча, Эсмеральда шагнула ближе, из-за чего её откровенное декольте оказалось невыносимо близко.
  Все, кто думает, что знание о мёртвости тела избавляет от всяких мыслей - да переродятся ваши души в телах евнухов. Эсмеральда Феанор Ранева знала, что привлекательна, - ведь она многое для этого сделала. Все эти украшения, которые вплетены прямо в кожу, наверняка - ещё и артефакты. Они замедляют и останавливают разложение, придают телу аромат жизни, создают любые (по желанию владельца) формы. Удовольствие недешёвое, но для Эсмеральды явно - мелочь.
  Стараясь избежать позорного смущения, я перевёл взгляд за спину явно развлекающейся хозяйки поместья. И задумчиво изучил книги. В основном - какие-то приключенческие романы и детективы. Одно популярное название даже мне известно: "Замок в огне". Кажется, помесь страстного романа и детектива. Там, вроде бы, в конце обнаруживается, что преступники - жена и муж, хозяева замка, которые всё время нанимали слуг, а потом начинали их по очереди убивать, строя невинные и удивлённые лица. Но действовали не заодно: это соревнование между ними, выигрывает тот, кто убьёт больше людей до того, как кто-то из них поймёт, что происходит. Когда это вскрывалось, они уже вдвоём добивали догадавшегося умника и остальных выживших. Избавлялись от тел, а затем нанимали новых слуг.
  - Нравится? - отследила мой взгляд Эсмеральда и подошла к полке с книгами. Пальцы с длинными, украшенными камнями когтями (иначе не скажешь) с любовью провели по корешку "Замка в огне".
  - Не читал, - сухо пожал плечами. - Ненавижу детективы. И кстати, спрашивать про алиби - не моя работа, - и зверски покосился на сохраняющего каменное выражение лица Кэлеса.
  Вот только глаза у него были чересчур тёмными для такого спокойствия.
  - А что же вы тогда будете делать? - удивлённо поморгав, спросила Эсмеральда.
  А я знаю? Как будто меня каждый день нанимают расследовать чьё-то проклятье.
  - Где свеча?
  - Свеча?
  - Та, что горела, когда вы нашли записку, - пытаясь сохранить терпение и не закатить глаза, процедил я.
  - Аа-а. Надо у Мари спросить. Мари!
  - Да, леди, - в дверях появилась девушка.
  Одета как горничная, но держится свободно и умеет играть на фортепиано. Два кучерявых и высоких хвостика (что за странная причёска для взрослой девушки?), живые чернявые глаза и тёмные круги под ними.
  Большего было не рассмотреть - несмотря на день, в поместье царил сумрак, витраж неохотно пропускал солнечные лучи, окрашивая всё в синий и фиолетовый.
  - Так, я её выбросила, леди, - совершенно невинным голоском выдало это чудо.
  О, великие древние, оставившие нам своё кристальное наследие! Да падёт кристальная башня, да исчезнут с лица Фанарии все, в чьей голове не хватает мозгов!
  - Всё, - развёл я руками, обернувшись к Кэлесу. - Поехали назад.
  - Э-э-эм, - совершенно неблагородно протянула Эсмеральда.
  - Спокойно тётя, Шинра шутит, - позволил себе усмешку Кэлес. И этак многозначительно на меня посмотрел... Был бы девушкой, неправильно бы понял. - Про алиби буду спрашивать я. Сейчас, - он бросил взгляд на настенные часы, - полдесятого. К десяти приходите по одному в гостиную у наших комнат. Начнём с тебя, - кивнул он Эсмеральде. - Затем дядя Рик, Мари и Марк.
  Я подсознательно отметил, что кучера, скорее всего, звали Марком (слишком молод для "дяди"). Значит, это все обитатели зам... тьфу, поместья? Негусто. Зато и подозреваемых меньше. Как и возможных свидетелей, потому что очень странно, если проклинателем окажется один из них. А вот "курьером" - запросто.
  И совсем немногое нужно, чтобы убедить слуг доставить проклятье. Ни денег не надо, ни угрозы жизни... Достаточно обмануть, сказав, что человек уже проклят, и что избежать проклятья можно лишь выполнив требования. Почему я не думаю, что проклинатель или его посыльный явился лично, прокрался по холлу и лестнице наверх, а затем ушёл? Из-за расположения поместья. Оно на холме, сад находится с самого крутого бока, а более пологий склон - свободен от любой растительности. По нему идёт дорога из города. Других тропинок и путей не замечено, с обрывистой стороны холма - озеро и болотистая местность, не пригодная для путешествий и жизни. Ближайшая деревня - по пути в город, ехать до неё минут сорок на экипаже. Пешком такое расстояние, конечно, можно преодолеть, но - незамеченным? Слишком рискованно.
  И всё же: неужели в поместье нет даже минимальной охраны?
  Пока я размышлял, мы вернулись в зелёную гостиную.
  - Шинра, - нет, что за обманчиво бархатный голос у этого гада? Ясно, что колдун вовсе не так добродушен. - Ты обещал помочь.
  - Нельзя спасти тех, кто ничего не делает, чтобы спастись, - я расслабленно рухнул на диван. - Как можно выкинуть элемент проклятья?
  - Возможный элемент, - мягко укорил Кэл и приземлился на диван рядом. Положил руку мне на плечо: - Проклинатели встречаются один на тысячу. Конечно, они не знали никаких мер предосторожности.
  Конечно, не знали! Эй, руку убери, я вовсе не собираюсь убегать.
  - К десяти чтоб был здесь! Мы ещё... - крикнул мне вслед колдун, но захлопнувшаяся дверь комнаты сожрала часть фразы.
  Какая удивительная звукоизоляция! Подремлю-ка я полчасика...
  
  ***
  
  В ушах гудело из-за резкого пробуждения, Эсмеральда, сменившая наряд и веер, раздражающе блистала, колдун ехидно скалился. Мы расположились на диване, а леди в кресле - с другой стороны столика, на который Мари выставляла чашки с подозрительного цвета жидкостью.
  - Лавандовый настой, - мурлыкнула мертвячка, взмахнув закрытым веером в сторону угощения.
  - Вы пьёте? - поднял брови я, насчитав три чашки. За Мари закрылась дверь, так что питьё было и для Эсмеральды тоже.
  - Мёртвое тело не переваривает пищу, - грустно опустив длинные ресницы, вздохнула леди. - Но этот настой - результат моих многолетних исследований. Впитывается в тело в любом случае. Можно напоить даже настоящего мертвеца!
  - Артефакты? - всё не мог я унять любопытства.
  - Специальные удобрения для трав, но не только. Секрет в рецепте. - Эсмеральда тонко улыбнулась, наклонилась вперёд и опустила голос до таинственного шёпота: - Хотите расскажу?
  Я сглотнул и помотал головой.
  - Гхм, может, к делу? - "незаметно" ткнул в бок колдуна.
  Тот проигнорировал, всем видом показывая, что его интересует только настой. Чувствуя, как от гнева раздуваются ноздри, я попытался остыть. Взяв чашку, прямо почувствовал, как трясутся руки.
  Как давно меня так не выводили! Со времён ученичества. А ведь сохранять спокойствие - это то, чему учат начинающих проклинателей. Чтобы с дуру не начали выпаливать гневные слова, давая им статус якоря и активатора. Кстати, поначалу действительно сложно разделять обычные слова и слова-проклятья.
  Воспоминания о том, как этому научился, отрезвили. Руки перестали дрожать, да и вообще словно ледяной водой окатили.
  - Так это все обитатели поместья? - сухо спросил я, не дожидаясь Кэлеса. - Охраны нет?
  - Седрик, - напоказ смакуя лаванду, кивнула Эсмеральда. - Но он пропал неделю назад. Ума не приложу, что случилось...
  - Пропал? - чашка Кэлеса резко опустилась на стол. - Ты не говорила...
  Дружище, до тебя начинает доходить, что это место - дурдом?
  - Так это было неделю назад, - невинно взмахнула ресницами фиолетовоглазая. - А записка появилась позавчера.
  - А, ну, тогда ладно, - кивнул колдун с серьёзным лицом.
  Я подавил желание перевернуть стол, и в этот момент...
  - Дура, - вдруг ласково произнёс Кэл. - Сколько раз повторять: то, что ты зомби - не значит, что не можешь умереть. - Чего-чего? Семейная ссора? Я в этом не участвую! - Если тебе самой всё равно, пожалей остальных...
  Тут я не выдержал и закатил глаза. Сложно описать то чувство бессилия, когда оказываешься среди неадекватных людей, которые начинают выяснять отношения и почему-то думают, что ты должен в этом участвовать.
  Вкус у лавандового настоя оказался неожиданно приятным и освежающим, несмотря на накаляющуюся обстановку, я почувствовал легкое веселье. Возникло желание встать и раздвинуть тяжёлые шторы, мешающие солнечным лучам. Зомби же - не вампиры, зачем это сделано?
  - Ты же должна понимать, Седрик - довольно сильный вампир, он не мог пропасть просто так. - Чего? Отмотайте разговор назад, я что-то не успеваю... - Он мог в одиночку отбиться от антизвена!
  Воу-воу, это уже пугает. "Антизвенья" - так называют отряды антианомальной стражи Зелёного округа. Возглавляет этих стражей старший брат Кэлеса, но главное не это. На захват меня любимого Кэл берёт обычных стражников, которые обязаны откликаться на запрос магического сыска, но только в лёгких случаях. В тяжёлых ситуациях (под которые, по идее, я подхожу больше), Кэл должен брать людей из антианомальной стражи. Их специально тренируют и экипируют для противостояния всяким аномалам. Одно звено формируется так, чтобы гарантированно уложить на лопатки кого-то вроде меня или даже самого Кэла.
  В первый вызов, когда я только регистрировался в городе, как раз такое звено и прибыло. Встреча запомнилась отчётливо, такое из головы не выкинешь. Конечно, тогда Кэлес мог бы и сам со мной справиться (не знал я, какая реакция будет у городских властей, не знал, не готовился!). А теперь, пожалуй, смогу от него и сбежать. Если, конечно, за мной в добавок не пошлют антизвено.
  И вот сейчас я слышу, что вампир, который способен противостоять целому звену, пропал! Хозяйку проклинают, в поместье из "боевых единиц" находимся только я и Кэл, Са Ари На прибудет лишь завтра (да и какой от неё толк, если что-то случится?). Да тут никаких проклятий не надо, заходи - руби с плеча, всё проще, чем потом с откатом разбираться!
  - А гроб у вас есть? - зачарованно разглядывая хозяйку поместья, спросил я и глупо хихикнул.
  Какой, однако, замечательный напиток этот настой! К слову, почему здесь так темно? А, точно, я же собирался раздвинуть шторы...
  
  ***
  
  В следующий раз, когда открыл глаза, меня встретила оглушающая темнота. Я бы даже решил, что оглох и ослеп, но тут же услышал своё хрипящее дыхание, а дернувшаяся от стрельнувшей в висок боли голова позволила узреть слабый свет между занавесей. Лунный свет.
  Секунду, разве только что не было утро? Великий кристалл, что было в настое? Отравили только меня? Что с Кэлесом? Или это его подстава? Где я?
  Голова взорвалась от вопросов, пришлось даже закусить губу, чтобы отвлечься. Так, дыши. Немедленных ответов я точно не получу. По ощущениям, я не связан и лежу на мягкой кровати. Расположение окна соответствует тому, что было в отведённой мне комнате. Просто свалился в обморок и меня отнесли сюда? Неплохо, если бы всё так и закончилось. А что это загораживает окно? Подушка?
  Я попытался отодвинуть её, но пальцы нащупали что-то странное. По коже канканом пробежались мурашки. Вспомнились двусмысленное поведение Эсмеральды, ехидные усмешки Кэлеса. Волосы, кажется, попытались стать дыбом.
  Может, мы и не друзья, но такой подставы с его стороны я не заслужил. Или чего-то не знаю? Личная неприязнь к проклинателям? Чувствуя, что сойду с ума от неопределённости, потряс человека на кровати за плечо. Ноль реакции.
  Так, если это Эсмеральда, зомби не спят. Кто у нас ещё в кандидатах? Мари? Кэлес, которого тоже вырубил настой? Я затряс соседа (соседку?) по кровати сильнее. Безрезультатно. Продолжил ощупывать тело в попытках определить пол и снова замер. Как я мог забыть причину, по которой решил, что это - Эсмеральда? Кожа, которую я нащупал, была ненормально холодной. А значит...
  Отдёрнув руки, задержал дыхание и в ступоре уставился на щёлку света. Сколько так пробыл, не знаю. Минута? А может, час? Так не пойдёт, нужно выбираться. Найти лампу, Кэлеса или просто сесть на лошадь и свалить куда подальше.
  Перебираться в темноте через труп, скажу я вам, занятие необычайно захватывающее. Настолько, что под конец я наступил, по-моему, ему на руку и сверзился на мягкий ковёр.
  - Как предусмотрительно, - выдавил и сам испугался своего хриплого голоса.
  Труп за спиной не отреагировал, а я задумался, что же всё-таки должен делать. Разум кричал, что из дурдома надо сваливать, неважно, что здесь произошло. Даже если мне придётся покинуть Фанору и, может быть, Зелёный округ. Да что там, к древнему всю Онию! Летающий архипелаг шэров, город-река артефакторов, Сумрачные берега и Хребет паломников - Фанария велика! Неужели в ней не найдётся места для отчаянного беглеца-проклинателя?
  Но смогу ли я спокойно жить, не разобравшись, что случилось? В конце концов, всё прояснить - всегда было моим любимым решением. Когда в детстве старшая сестра запугивала чудищем под кроватью, я зажигал лампу и специально лез вниз - посмотреть, действительно ли есть, чего опасаться, и не надо ли этому чудищу шваброй по зубам... Правда, после инициации я обнаружил, что самые страшные чудища живут вовсе не под кроватью. Они внутри нас. И выгнать их гораздо сложнее.
  Все эти размышления и воспоминания подействовали удивительно успокаивающе. Настолько, что я обнаружил себя возле полки, где, по воспоминаниям, стояла дорогущая артефактная лампа. Лёгкий щелчок, и комнату озарил слабый зеленоватый свет ночника.
  Постояв над трупом и разглядев всё, что нужно, я вышел из комнаты - шаркая ногами, как подразложившийся зомби. Ночник осветил пустую гостиную: ни следа от утреннего чаепития, из перемен - полностью отсутствующие шторы. Лунный свет, получив свободу, жадно проникал внутрь, даже перебивая зеленоватую муть лампы. Я сделал неровный шаг в сторону выхода. Ещё один... и уже у коридора тяжело вздохнул и прислонился лбом к косяку.
  Могу ли я доверять кому-то? Нет, нужно быть честнее. Могу ли я доверять Кэлесу? В голове царило молчание, не возникло ни единой мысли. Даже послышалось, как тикают часы - кстати, стоят во всех комнатах. Зачем зомби, что не спит и не стареет, так фанатично отмерять время? Хотя тут есть и другие обитатели...
  Ладно, даже если не могу, завтра приедет Са Ари На. Просканирует мой разум и, как всегда, выяснит, что я невиновен. Вопрос доверия к ней не стоит, шэры принципиально не врут. Они могут юлить, молчать, но врать - это ниже их достоинства. Связано это, кажется, с тем, как они рождаются. Совсем иначе, чем другие аномалы. Уже взрослыми, со способностями, да такими, что дух захватывает. Считается, что их рождение - гнев великой Фанарии. Сам мир против того, что происходит, и призывает существо, которое способно решить проблему. В идеале. Как оно на самом деле, никто не знает, шэры не распространяются, а выживших при их появлении на свет лично мало кто видел.
  Продолжая размышлять на эту тему, с тихим скрипом открыл дверь комнаты Кэла. Зеленоватые отблески упали на лицо спящего. Я даже испугался - показалось, что и он - уже труп. Но трупы не моргают и не смотрят на тебя задумчиво-чёрными глазами.
  - Ты чего это?
  - Кое-что произошло...
  - Что?
  - Что-то, что заставляет меня чувствовать себя убийцей.
  - И что же это?
  - Убийство.
  В напряжённом молчании мы слушали злорадное тиканье. Наконец, Кэл сел, устало потёр лицо, и я заметил, что с ним всё же что-то не так. Разглядел синяк под левым глазом, царапины на шее и - великий кристалл! - смешную зелёную пижаму. Лицо у него было удручённое с самого начала настолько, что даже при слове "убийство" ничего не изменилось.
  - Кто? - коротко спросил колдун.
  - Дворецкий, - я настолько был ошеломлён, что смог лишь ответить, а после вяло плестись за выхватившем из моих рук лампу сыщиком.
  Картина повторилась: теперь труп рассматривал Кэл. И точно так же, как я, он шаркающей походкой вышел в гостиную. А, нет, он шаркал не из-за волнения: на ногах его обнаружились смешные тапочки с помпонами, идеально дополняющие пижаму. Тут мне в голову пришла скверная мысль, и я ощупал себя. Фу-у-ух, одежда та же, в которой был днём. Никто не раздевал и на тело моё не покушался.
  - Могу я спросить? - опускаясь в кресло и странно глядя на меня, выдал Кэлес.
  - Это не я! - быстро ответил, плюхаясь на диван. - Последнее, что помню - утро, ваша ссора. Темнота. Очнулся - ночь. Рукой нащупал - труп. Свет включил - точно, труп. Не я это! - чёрт, почему так голос-то дрожит? Как размазня какая-то. - Какого древнего произошло, а? Вы меня траванули? Я не убивал! Да у меня и ножа-то такого нет, откуда?
  - Тихо-тихо, - утешающим тоном вдруг заговорил колдун.
  - Что - "тихо"? - я аж зашипел, столько яду из меня полилось. - Посмотрел бы на тебя, если бы ты в обнимку с трупом очнулся!
  - Никто тебя не травил, - надавил голосом колдун, и я захлебнулся следующей фразой.
  - Да что ты говоришь...
  - У тебя есть аллергия на лаванду?
  - Что?
  - А то! - расплылся Кэл в самодовольной улыбке. - Настой был у всех один, у меня тот же. Среагировал только ты - да так, будто наркоты хлебнул! Сорвал с окна шторы... - на этих словах я застыл, - накинул шторы на Эсмеральду, заявив, что "негоже мертвой леди телесами щеголять"! - о-о-о, не может бы-ы-ыть.... - Выхватил веер, начал её изображать, - тут я застонал, протестуя. - Кстати, здорово получилось, действительно похоже...
  - Стой, прекрати...
  - Ну нет, - хмыкнул Кэл и указал на свой фингал. - А это знаешь, откуда?
  - Неужто я?..
  - Нет, - как будто даже с лёгким разочарованием ответил колдун и указал на царапины: - Вот это - ты. И то, потому что пытался добраться до остатков настоя, который стоял на столе, и неловко споткнулся.
  - А фингал? - даже с некоторым любопытством спросил я.
  - А это - когда я тебя ловил.
  - Ловил? Когда я падал?
  - Нет. Когда пытался полетать.
  - Слушай, ты можешь выражаться яснее?
  - Я и выражаюсь, - хмыкнул этот садист, затем с явным удовольствием залюбовался взбешённым мной и уточнил: - Ты вдруг заявил, что если проклинатели действительно были бы так могущественны, как твердят, то мог бы даже летать. Но не можешь. И пытался это продемонстрировать, выпрыгнув в окно.
  Чего? В этот раз я даже вслух не пытался что-то сказать, молча смотрел и редко моргал.
  - Хорошо, что здесь первый этаж, - кивнул самому себе Кэл. - Но обнаружив это, ты захотел спрыгнуть откуда повыше...
  Я растерянно потёр лицо.
  - Вот тогда-то мне пришлось выпрыгивать за тобой, потому что ты уж очень бодро направился в сторону обрыва. Но на полпути залез на дерево в саду и спрыгнул с него.
  - Постой-постой, прежде, чем продолжишь, ответь...
  - Да? - ехидная улыбка.
  - Если Са Ари На попробует прочесть мои мысли, она сможет это всё увидеть?
  Тик-так, тик-так. Тик-так.
  - Хороший вопрос, - глаза у Кэлеса засеребрились, улыбка пропала, а лунный свет за окном потускнел.
  - У меня нет аллергии на лаванду.
  - О.
  - На обычную лаванду.
  - Сочувствую.
  - Что бы ты сделал на моём месте?
  - Покинул бы Онию.
  - Понял.
  Я закрыл глаза и попытался задремать. Впереди тяжёлый день, нужно отдохнуть.
  - Разве ты не собираешься нападать на меня и сбегать? ?- послышался полный любопытства мягкий голос.
  - Чего-чего, а поступать так же, как поступил бы ты, мне не хочется, - зевнул я. - Да и вообще, перебьётесь. Судя по тому, что случилось со мной в этом странном приступе, я делал то, что давно хотел, но сдерживал в себе.
  - И?
  - Убийство среди моих тайных желаний не значится.
  - А проклятия?
  - Именно поэтому я должен остаться.
  - Серьёзно?..
  Эту реплику я оставил без ответа. Притворился спящим, а затем - и правда уснул. Вот так, взял и уснул, несмотря на труп в соседней комнате. Древние, если я тут кого-то или что-то проклял, нужно это выяснить! Мне ведь ещё откат встречать! Хватит с меня ошибок, совершённых в юности. Девять лет прошло, как я мог помнить, что случится, если выпью настой на волшебной траве?
  Хотя это всё равно бы случилось, даже если бы я помнил. От отката нельзя убежать. Сам мир сделает всё, чтобы придвинуть встречу с последствиями проклятий. Где же здесь та сила и власть, которых так боятся люди? Сплошные ограничения! Сплошные цепи... Великий кристалл, надеюсь, это всё, что я натворил. Не то что бы я это скрывал... но да, не хотелось прослыть нытиком, жалующимся на судьбу. Так вот, с тех пор как стал проклинателем, никогда этому не радовался, хотя все смотрели на меня, как на всемогущее страшное чудище, способное прогибать мир, как ему вздумается.
  Конечно, это ложь. За всё нужно платить, и я, если честно, с удовольствием вообще бы забыл о проклятиях. Но они никогда не забудут обо мне. Я не могу исчезнуть. Я должен быть на виду. Вот, смотрите: жалкий и бесполезный, зарабатывающий свои крохи, копающийся в грязи, пытающийся хоть как-то существовать. Ни на что не способный.
  И это тоже плата, которую я выбрал сам.
  
  3. Недоразумение
  
  На утро голова болела, как проклятая. Шея затекла, лицо опухло, но главное - труп никуда не делся.
  - Жуть какая, - произнесла Эсмеральда и закрыла дверь.
  В который раз отметив, что маска благородной леди трещит по швам, я кивнул.
  - Вчера вы очень меня удивили, - прикрываясь красным веером, пробормотала леди.
  Солнечные лучи переливались в камушках на её веках. Платье в этот раз было максимально простое, даже строгое - бордовое в пол. Никакого декольте, свободный крой скрывает изгибы. Не понял, это из-за моих вчерашних слов?
  - Вы оказались... неординарной личностью, - кивая самой себе, продолжила зомби. - Но... зачем убивать-то?
  - Я не убивал, - грустно, уже сам почти себе не веря, вздохнул я. - Вы должны понимать...
  - Как насчёт "ты"?
  - Что?
  - После вчерашнего... - о, эта многозначительная пауза! - Мы узнали друг друга лучше. Думаю, я должна извиниться за своё поведение и за... настой...
  - Не должны.
  - Но это я...
  - Это был откат, - сдался я, закатив глаза.
  - Откат? Что это зна...
  Её перебил тщательно задавливаемый хохоток. Смех был негромким, но леди была так шокирована, что даже забыла о своей игре с веером. Неестественно большие глаза уставились на Кэлеса.
  Понимаю её удивление. За три года знакомства с колдуном ни разу не видел его так откровенно ржущим. Решено: как только разберусь с этой историей, уеду из Фаноры к древним. В Синий округ, например. Говорят, там столица утопает в зелени, сады растут даже на крышах зданий. Замечательное место.
  Надоело это чувство унижения. Моя мелкая месть за подставу с арендой и рядом не стояла! Раз за разом я оказываюсь на спине к верху пузом, а этот гад свысока разглядывает и взвешивает, добавить беспокойства или нет. Осталось только показаться ему рыдающим и жалующимся на тяжёлое детство - и всё, ниже падать некуда.
  - Удивлён, что вы не знаете, - игнорируя колдуна, а также предложение леди перейти на "ты", произнёс я. - На каждое проклятье проклинатель должен запустить самопроклятье. Откат, плата - называйте, как угодно. Результат не обязательно должен быть таким же. А вот сложность, число условий - обычно должны равняться. Если проклинатель не сможет правильно просчитать сложность проклятья и создать соответствующий откат, слепой случай доделает работу за него.
  - О проклинателях не пишут ни в каких книгах, - всё ещё потрясённо косясь на продолжающего задавливать смех Кэла, отозвалась Эсмеральда. - Но что-то я всё равно не могу понять...
  - Я проклял одно место, - хмыкнул я. - Довольно сложно. А с откатом промахнулся - поторопился и не дал достаточно условий. Звучало это как "опьянеть, выпив колдовской напиток, настолько, чтобы высказать окружающим всё, что думал". Единственная сложность во всём этом - найти колдовской напиток и напиться. Обычно меня не сваливает даже крепкий алкоголь - наследственность. Полагаю, последствия всего этого, - я обвёл рукой гостиную, - то, что судьба добавила к упомянутому откату.
  - То есть, можно считать, что моего дворецкого убило ваше проклятье? - в голосе Эсмеральды прозвучал какой-то нездоровый интерес.
  - Нет, - наконец смог спокойно говорить Кэлес. - Откаты не убивают. Скорее всего, убийство произошло бы и без проклятья Шинры, просто он, например, не попал бы под подозрение. Что тоже не факт.
  Я снова тяжело вздохнул. Часики тикали, ситуация не двигалась. Кэлес явно наслаждался ситуацией,
  - Так, за что вы его? - снова повторила вопрос эта... женщина. - Понимаю, человек он не самый приятный...
  - Я этого не делал, - чувствуя закипающее раздражение, медленно выговорил. - Надеюсь, когда приедет Са Ари На, мы это выясним.
  - Хм, а то, что вы вчера... э-э-э были не в себе, не помешает?
  - Спутанность сознания может быть препятствием, - ответил за меня Кэлес. - Но Са, скорее всего, просто будет тяжелее, чем обычно.
  - Вот как... - в голосе леди зомби послышались какие-то странные нотки. - Но боюсь, она не сможет приехать в ближайшие дни. Я слышала от кучера, что дамбу Зелёной реки прорвало, и дорогу затопило... Мы отрезаны от всего мира минимум на неделю!
  - Я, конечно, понимаю, что у вас своё отношение к смерти, - закатил я глаза, не выдержав, - Но всё равно не ожидал, что вы будете шутить.
  - А я не ожидала столкнуться с дискриминацией по аномалии от проклинателя, - резко посерьёзнела Эсмеральда.
  Но я лишь удовлетворённо выдохнул. Приключенческие детективы и типичные ситуации из них - это одно, а реальность в виде трупа на моей кровати - совсем другое. Люди могут шутить, чтобы сбросить напряжение, но быть беспечными, когда в поместье убийца - такая себе тактика.
  - По крайней мере один вопрос верный, - вслух произнёс я, игнорируя ощетинившуюся зомби.
  - За что его убили, - кивнул колдун. - И связано ли это с угрозой о проклятии. Ты рассмотрела нож? - повернулся он к тёте.
  - Да, но... - нервный взмах алого веера. - Я никогда его не видела. Память у меня отличная.
  Нож не из поместья? Кто-то бродит по дому извне?
  - Я понял, - кивнул Кэлес. - Готовкой ты не занимаешься и на кухне не бываешь. Можешь позвать Мари?
  Женщина скрылась в коридоре, и мы остались вдвоём.
  - Ты обыскал дом? - хмуро спросил я.
  - Он напичкан артефактами, - с видимым сожалением покачал головой колдун, показательно шевельнув пальцами. - Помехи.
  Снова повисла тягостная тишина, в которой мне пришло в голову, что у такой богачки должны быть какие-то артефакты для вызова слуг. Или хотя бы что-то вроде колокольчика. Зачем же ходить самой?
  - Когда... кха-кха, - голос неожиданно охрип. - Когда должна приехать Са Ари На?
  - М-м-м... - протянул Кэл, но продолжить не успел.
  В дверях появилась запыхавшаяся Эсмеральда. Нет, серьёзно. Грудь, конечно, из-за дыхания не вздымалась, зомби не потеют, но из причёски выбилось несколько прядей, сложенный веер кочевал из руки в руку, глаза бегали - в общем, "запыхавшаяся Эсмеральда".
  - Не отвечает, - растерянно произнесла она, а из-за её плеча показалась невозмутимая морда кучера. - Сначала я решила, что она посеяла медальон, как это бывает... Но её нет в своей комнате и в холле, и в голубой гостиной...
  - На улице тоже нет, - пробасил Марк.
  "Было бы здорово, если б убийцей оказалась она", - мелькнула не самая благородная мысль. Ну, а что? Допустим, она и была той, кто подкинул активатор проклятия, дворецкий её заподозрил, горничная его в порыве - прикончила. Потом вспомнила, что в поместье едет телепат и поняла: нужно бежать. Подкинула труп мне, чтобы отвлечь внимание, и была такова.
  "Надо было ночью всех на уши ставить, а не дрыхнуть", - зазвенела колоколом другая мысль.
  Но как я мог об этом думать? Разве тот, кто до этого должен был додуматься, не... Нет-нет! Я оборвал свою мысль и подошёл к окну, избегая смотреть на присутствующих в комнате. Внезапно подумалось, что доверять Кэлесу всё же не стоит.
  - Нужно обыскать поместье, - произнёс герой моих размышлений.
  Ты ещё разделиться предложи!
  - Но разделяться нельзя, - проклятье, ты спас сам себя! - Ходить будем группами по двое, - я почувствовал спиной взгляд Кэла.
  - Тогда - позаботьтесь обо мне, - внезапно Эсмеральда оказалась рядом со мной.
  - Нет, - великие древние, Кэл, ты мой спаситель! - Он всё ещё подозреваемый, слишком опасно. С Шинрой пойдёт Марк.
  Беру слова обратно. Конечно, Марк - мужик ростом даже повыше меня и массивный. Но правда в том, что зомби физически сильнее людей. У них нет ограничений, а в тело хозяйки поместья наверняка ещё и защитные всякие штучки встроены. Марк же - обычный человек, возможно, даже не аномал. Разумнее подозреваемому идти с тем, кто способен его контролировать - то есть, с колдуном.
  А эту парочку оставить...
  О.
  Всё меняется, если Кэл верит, что я не причём, а настоящие подозреваемые - эти двое. И выходит, что распределение и вправду идеальное. Но разве колдун может подозревать собственную тётю? Мой бедный мозг...
  - Идём? - с видимым сожалением вздохнула Эсмеральда и даже сделала несколько шагов.
  - Ты чего? - удивлённо глянул колдун на меня, не двинувшегося с места.
  - Я, по-вашему, идиот? - не посчитал я нужным продолжать терпеть это всё. - Мы вот так, без плана, пойдём осматривать трёхэтажное поместье? У вас есть какая-то схема дома? Кто что будет осматривать? Что вы будете делать, если здесь посторонний? Ты, Кэлес, колдун хоть куда, но мои проклятья не действуют по щелчку пальцев! А ведь вчера ты сам говорил: пропал охранник, способный уломать антизвено! Я никуда не пойду, пока у нас не будет плана. С места не сдвинусь!
  И снова возникла звенящая тишина, прерываемая издевательским "тик-так".
  - Вот уж не думала, что проклинатель будет так паниковать, - удивлённо пробормотала Эсмеральда.
  Великий кристалл, да я всё ещё жив лишь благодаря этому своему свойству!
  
  Схема дома была. Правда, за ней пришлось идти в кабинет хозяйки. После небольшого совещания единственную копию отдали мне (остальные знали дом наизусть и, мол, поэтому забылись). Решили, что Эсмеральда и Кэлес проверят второй этаж, а мы с Марком - первый. Затем встретимся в кабинете и поднимемся на третий, где размещались комнаты слуг и терраса. Их решили осматривать вместе. В процессе обсуждения вопрос безопасности как-то позабылся, и вспомнил я о нём у двери кухни.
  - Вот, - несколько неловко помялся Марк, обводя рукой довольно скудную обстановку.
  Я вспомнил, в каком приподнятом настроении была Эсмеральда, явно воспринимавшая всё, как игру, и тяжело вздохнул. На самом деле я тоже с удовольствием бы "поиграл". Если б тем, кто обнаружил труп в кровати, был не ваш покорный слуга.
  И пошутил бы. И поиздевался бы. И вспомнил бы все эти дурацкие детективы с поместьями на отшибе, отрезанными от мира из-за непогоды, обвала или ещё какой ерунды.
  С удовольствием.
  Да и жизнь моя, честно, вовсе не под угрозой. Проклятья таки будут действовать по щелчку пальцев - чего уж там. Я ведь, как всегда, запустил их заранее, остался только тот самый "щелчок" - якорь.
  - Но это не значит, что мне не придётся разбираться с последствиями откатов, - уныло пробормотал я, разглядывая стойку с ножами.
  Конечно же, одного не хватало, а другие были похожи - просто меньше или больше по размеру. Взвесил один из них в руке. Попытался воскресить в памяти труп. И серьёзно задумался.
  Во-первых, нож торчал в спине. Где-то в районе сердца, так что, вероятно, умер дворецкий сразу. Во-вторых, крови было немного - кровать не залило, только одежду.
  Значит, убили его в другом месте, а в комнату ко мне притащили. Могла ли Мари сделать это? Худенькая девушка ниже меня ростом? Как ни крути, в подозреваемые больше напрашиваются Эсмеральда и Марк... Тут по спине пополз холодок, и я поспешил обернуться.
  Марк продолжал стоять у входа с неизменным выражением невозмутимости на пухлой физиономии. Изредка только переминался с ноги на ногу.
  - Что-то случилось, господин? - отреагировал он на внимательный взгляд.
  - Хорошо знаешь Мари? - сделав безразличный вид, я огляделся.
  Хозяйка не ест, но как-то всё равно пустовато. В доме трое (не знаю, едят ли вампиры?) слуг, им надо есть хотя бы трижды в день. Или я накручиваю себя, просто Мари не такая уж хорошая кухарка? Вкус у вчерашнего завтрака был несколько пресноват. Если предположить, что гости у Эсмеральды - редкость...
  - Не очень, - голос Марка оказался вдруг несколько ближе, чем раньше, и я дёрнулся.
  Успел забыть, что задал вопрос. Да и - когда это он подошёл? Не слишком ли беззвучно? Проклятье, кажется, Эсмеральда права, и я слишком паникую.
  - Работает только три месяца, заменяет Валею.
  - А что с Валеей? - открыв шкафчик и разглядывая продукты, поинтересовался я.
  - Состарилась и умерла, - буднично отозвался кучер.
  Мда. А это вполне реально. Не то что бы я не знал об этой стороне жизни зомби (вот словосочетание, а?), но только сейчас осознал все "прелести". Возможно, Кэл приезжал сюда босоногим карапузом, а госпожа Эсмеральда Феанор Ранева была всё такой же. Только платья поменялись, да обстановка в доме.
  Кстати.
  - Леди ведь сама делает лавандовый настой? - в кухне делать уже было нечего.
  - Да.
  - А где?
  - В подвале.
  - Веди.
  - Но туда нельзя...
  Будь на его месте дворецкий, вряд ли бы получилось. Но Марк оказался тем ещё мямлей. Услышав, что в поместье один труп и двое пропавших, так что не время следовать старым запретам, он сдался. Чувствуя нездоровый азарт, я последовал за ним по коридору. А увидев, что приближаемся к гостевому крылу, приободрился ещё больше. Не доходя один поворот до коридора в зелёную гостиную, мы притормозили у большого зеркала.
  Что-то вроде потайного хода? И как это чудо открыть? Но не успел я задуматься, как Марк просто схватил зеркало за край и отодвинул в сторону. Даже скрипа не раздалось. Из тёмного проёма пахнуло лавандовым духом, и я отшатнулся. Что-то идея идти туда уже не кажется забавной.
  Так, спокойно, откат уже сбылся, повтор позорной ситуации не грозит.
  - Почему так темно? - наконец спросил я, решившись.
  - Свет включается внизу, - пожал плечами слуга. - Могу спуститься и включить. Или сходить за лампой?
  Идти куда-то ещё не хотелось, помещений на этаже мы осмотрели уже уйму, и это морально вымотало. Строго говоря, остался только этот подвал, да покои самой хозяйки.
  - Давай, - вздохнул я. - В смысле, включи свет, не надо за лампой идти.
  Он шагнул темноту.
  - Подождите, тут лестница, - хрипло раздалось откуда-то снизу. - И отойдите от проёма, свет заслоня... ха!
  Раздался грохот, а затем странный хруст.
  - Марк? - робко произнёс я.
  Конечно, нет ничего странного в том, что он навернулся. Так ведь? Ну и что, что хозяйка сама спускается туда в своих платьях. Ей, во-первых, это ничем не грозит, а во-вторых, она, возможно, видит в темноте.
  - Ты в порядке? Ау!
  Я невольно шагнул прочь от проёма. Почему-то подумалось, что он кинется на меня из тьмы и утащит вниз. Сам Марк, а вовсе не какой-то преступник, затаившийся внизу. Или, может, там сидит обезумевший вампир? Темнота - как раз для него.
  Вампиризм одна из тех аномалий, которые не особо радуют владельцев. Кажется, она входит в Чёрный список (есть такой, и моя аномалия там в первых позициях). Вот ты 15 лет спокойно жил под солнышком, ел голубцы и пил чаёк, а вот ты уже чурающийся солнца кровосос, и никто тебя к этому не готовил, как готовят будущих зомби.
  Немудрено сойти с ума. Так что сейчас я судорожно вспоминал, есть ли среди моих заранее задействованных проклятий что-то достаточно мощное, чтобы уберечь от действий аномала такой силы.
  Вообще, конечно, у проклятий есть неприятное ограничение (моя попытка "полетать" - отличная демонстрация). Если предмет не может приобрести какое-то свойство (например, неразрушаемость), то с этим ничего не поделать. Хотя это возможно при особых условиях. Скажем, произойдёт что-то, что натолкнёт присутствующего здесь колдуна на мысль, что надо бы укрепить вот эту вот вазу колдовским плетением. Например, вчера, когда я невменяемый шатался по поместью, он испугался за сохранность вазы и поколдовал над ней. А сегодня я могу спрятаться за неё, и когти (клыки?) безумного вампира обломаются.
  И выходит, что старый откат поспособствовал одному из моих проклятий. Но я не могу знать этого точно - во-первых. А во-вторых - я уже давно не особо контролирую эти откаты и проклятья. Просто соблюдаю минимальные правила безопасности - в надежде, что не ошибусь и не наломаю дров.
  Отчасти это спасает, когда менталисты магсыска читают мои мысли. На самом деле я допускаю, что давно уже перешёл черту закона, просто не могу понять, где и как. Отсутствие этой ясности - и есть тот самый защитный барьер, отделяющий меня от проклятого острова.
  Осознав, что погрузился в мысли и простоял так неприлично долго, тряхнул головой. Никто из тьмы на меня не прыгнул, Марк не отозвался. Да вообще, из подвала не раздавалось ни шороха.
  "Может, он там кровью истекает, а я тут стою!" - дошло до меня, и я тенью метнулся в зелёную гостиную. Вот она родимая, стоит на столе с ночи! Зелёный тусклый свет лампы озарил довольно крутую каменную лестницу подвала, но до пола не достал. Ругнувшись, я начал спускаться, и уже на середине ощутил подкатывающий к горлу комок. Тяжёлый запах лаванды не позволил почувствовать сразу, но здесь нельзя было не заметить этого.
  Привкус железа на языке и кислый запах. Кровь. Уже подсохшая - на ступенях. И свежая - вокруг головы бедолаги Марка. Хотя, судя по неестественно вывернутой шее, умер он не от рассечения черепа. И где здесь включается свет? А, вот.
  На стенах и над головой висели пучки засушенной лаванды. На стеллаже - какие-то баночки с порошками и другими травами. Стол с ретортами, горелкой, а это... да, котёл. Прямо логово алхимика... Старая лужа крови начинается на лестнице и расплывается на полу. Сейчас как раз в её центре в нелепой позе - Марк. Глаза открыты, должно быть, умер мгновенно. Всей тушей, да головой вниз...
  Как так-то? Я бы понял, если бы он ногу сломал, копчик там. А тут выглядит, будто его толкнули, и он через перила такой - шмяк... Тут и перил-то нет!
  - В этом-то я точно не виноват, - вздохнул, разглядывая тело.
  Хотя до приезда шэры в это мало кто поверит. А теперь - что мне делать? Пойти осмотреть спальню Эсмеральды и только потом встретиться с другими в кабинете? Как-то это... бесчеловечно, что ли? А с другой стороны, найти Мари - важно. И Марку уже ничем не помочь.
  Погодите-ка. Методом исключения, кто у нас в подозреваемых остаётся? И с кем это сейчас Кэлес наедине? Вряд ли он подозревает свою тётю... даже если подозревает, наверняка не верит, что она нападёт на него. А жив ли он ещё вообще?
  Может, я остался один? Как в той книге, "Замок в огне". А-ха-ха, нет-нет, Кэлес - видная фигура в Фаноре, его убийство не так-то просто замять. Не будет Эсмеральда так глупо себя вести...
  Если она всё ещё в своём уме. Сколько уже лет она тут живёт? Скольких людей проводила из детства в старость? Какие только развлечения не перепробовала, чтобы развеять скуку?
  Очнулся я уже у двери кабинета. Голоса! Дверь распахнулась, и я застал сладкую парочку за игрой в карты.
  О-о-о, давно я не испытывал желания завопить "чтоб вам пусто было" и задействовать свою способность. Внутри кипело негодование пополам с облегчением, а ноги внезапно ослабли, из-за чего пришлось прислониться к косяку. И всё же я постарался сохранить хладнокровие.
  - Марк умер, - определив игру по картам на столе, проговорил я.
  И почему мне кажется, что в "дураках" остался я?
  Глаза Эсмеральды увеличились, в то время как её рука спокойно уложила пиковую даму-козырь поверх шестёрки треф.
  - Как жестоко... - пробормотала хозяйка поместья. - Как это произошло?
  - Поскользнулся на лестнице.
  - Вот невезение! - расклад ушёл в отбой, в то время как Кэлес сосредоточенно тёр лоб.
  В этот момент абсурдность ситуации ударила мне в голову - конечности охватило жаром, а в глазах всё поплыло.
  - Эй, леди, - почему-то взгляд никак не хотел отрываться от карт на столе. - Что с тобой? Это потому, что ты видела, как многие твои знакомые состарились и умерли? Тебе уже всё равно?
  Кэлес наконец посмотрел на меня.
  - Шинра, ты перебарщиваешь...
  - Заткнись. Перебарщиваю? Двое, нет, возможно, четверо людей умерло. Или ты тоже плевать на это хотел, так как постоянно видишь трупы на работе? Но для меня всё не так! Или это из-за того, что они слуги? Думаете, это игра? Весело вам?
  - Послушай...
  - Я начинаю понимать человека, который пытался проклясть уже мёртвого. Ещё пара дней в вашем прекрасном обществе, и я сам прокляну обоих!
  В этот раз никто не перебивал, но и у меня закончились слова.
  - Ты просто э-э-э, слишком перенервничал, так что...
  - Зато вы, как я уже сказал, слишком спокойны, - снова вскипел я. - Посмотрел бы я на тебя, если б кто-тот из твоих родственников с лестницы навер... кха-кха!
  Воздуха вдруг стало не хватать, и я почти услышал, как звенят колдовские струны. Но тут же несколько из них лопнуло с фальшивым "трень", и тело моё, успевшее задеревенеть, расслабленно сползло на ковёр.
  - Кэлес? Успокойся, не нарушай закон... - сквозь грохот в ушах донеслось до меня причитание Эсмеральды.
  А я всё пытался понять, из-за чего больше расстроен - из-за того, что этот придурок всерьёз атаковал меня, или из-за отката, с которым придётся иметь дело. Проклятье не работает в холостую, а значит, опасность была реальная. Последняя фраза явно свела с ума нашего "мистер насмешливость".
  - Я это сразу заметила, но теперь скажу прямо, - раздался голос над моей головой. - Тебе нужно лучше следить за словами. То, что ты проклинатель, не значит, что никто не сможет тебя достать...
  - Прекрати, - подавленно перебил её Кэлес.
  Ну да, он-то прекрасно понял, что произошло. Это только Эсмеральде могло показаться, что Кэл сам меня отпустил.
  - Я тебя понял, - наконец продолжил он. - Но извинений не жди.
  Ха! Кому нужны извинения? Я попытался сказать это вслух, но обнаружил, что голос не подчиняется. Эй, а вот это уже нехорошо. Ладно, неважно. Сам виноват, что в список "тяжёлые повреждения" не внёс потерю голоса. А всё потому, что давно уже не напрягал мозги. Расслабился, думал, что всё заранее могу просчитать и упустил такой вариант.
  Не желая демонстрировать своё состояние, молча встал и вышел. Кажется, мне что-то говорили вслед, но я ускорил шаг и на первом этаже выскочил из ближайшего окна. Холмы нежились в позолоте закатных лучей, тёмные очертания далёкой деревни навевали тоску.
  Почему-то показалось, что весь дом за спиной - словно труп, и я вылез прямо из его чрева, наконец вдохнув свежий воздух.
  Где, будь всё проклято, Са Ари На?
  
  Лошади нервно косились и перебирали ногами. Пришлось насыпать им еды и налить воды. Похоже, кучер давно их не навещал, а теперь и вовсе неизвестно, когда о них позаботятся.
  - Что ты делаешь? - похоже, из окон было видно, что я направился в конюшню.
  Неужели непонятно? Надо вслух пояснить? Уезжаю я, уезжаю.
  - Ты не можешь уехать, - великий кристалл, почему же?
  Не обращая внимания, я оседлал самую спокойную с виду лошадку.
  - Это из-за того, что я сделал? Сам понимаешь, ты тоже виноват, - Кэл всё не отставал. - Мы ещё не расследовали дело. Тебе больше не нужны деньги?
  Ух, как же хочется развернуться и высказать ему в лицо, где я видал эти грязные деньги!
  - Прости, - прозвучало вдруг тихо.
  Так тихо, что я даже не поверил и невольно обернулся. Солнце стояло за спиной колдуна, лица было - не разглядеть. В целом картина казалось достаточно печальной, чтобы растрогать кого-то чуть более сентиментального. Но у меня было много причин не доверять этой жалостливой сцене.
  - Откат... очень плохой? - вдруг спросил Кэлес, и все мои размышления о хитрожопости и наглости одной личности вымело из головы.
  Так он думает, что я из-за этого... В принципе, не самый плохой вариант. Звучит лучше, чем признание в чувстве беспомощности и страхе за свою жизнь. Тяжело не бояться, когда люди, на которых, может, и нельзя было положиться, вдруг превращаются в потенциальных врагов.
  Да, я никогда не думал на самом деле, что могу доверять колдуну и полагаться на него. Но также был уверен: он не станет вешать на меня преступления, которых я не совершал. Он честен и рассудителен, неподкупен, бесстрастен, человечен, насколько возможно. Я догадываюсь, где переступил черту, но вся эта ситуация... очень плохо пахнет.
  Боюсь, я больше не могу видеть в Кэлесе нейтрального защитника закона. Мог бы и раньше догадаться, семья - какая бы ни была - всё равно семья. Сам такой же.
  - Хватит уже молчать! - неожиданно колдун приблизился и тряхнул меня за плечо. Голова моя качнулась, а зубы лязгнули. - Чего ты от ещё хочешь? Мне действительно нужна помощь! - говоря это, он продолжал усиливать хватку так, что плечо, кажется, застонало. - Я не могу потерять тётю! Ты прав, мы слишком спокойно отнеслись к смерти слуг, но... Это не значит, что я не тревожусь. Просто не показываю этого. В конце концов, как это поможет? Никак! И вот теперь я должен уговаривать тебя, оставив её одну... Да скажи уже хоть что-нибудь!
  Преодолевая головокружение, я отцепил его руку от плеча, повернулся и расседлал лошадь. Молча прошёл мимо этого... человека. Честно говоря, даже не знаю, что хуже: выглядеть эдаким молчаливым обиженкой или идиотом, который позволил себя ранить до потери голоса из-за ошибки в условиях проклятия.
  На втором этаже светилось окно - то самое, витражное, так что я знал, куда идти. Заглянув в кабинет и убедившись, что хозяйка в порядке, не стал задерживаться. Спустился по лестнице мимо недоумевающего Кэлеса и деревянным шагом направился в зелёную гостиную.
  Дом был полностью обследован, в саду тоже никого не нашли. Я не очень доверял этой парочке, но перед проверкой того, что должны были осмотреть они, нужно закрыть одно белое пятно на своей территории. Судя по шагам за спиной, эти двое тоже присоединились.
  По пути подобрал лампу, которую бросил возле зеркала, осветил подвал - ничего не изменилось. Добрался до своей комнаты, полюбовался картиной на кровати и... опустился на корточки, встретившись в абсолютно безжизненным взглядом горничной.
  Единственное место, которое я не осмотрел на первом этаже - под моей кроватью. Ну, ещё под кроватью Кэлеса, но... кстати, а вдруг там вампир тот лежит? Было бы "забавно".
  - Мари! - всплеснула руками Эсмеральда и закусила губу. - Так ты всё это время была здесь? Как же... - и заткнулась под моим пристальным взглядом.
  Нужна помощь, да, Кэлес? Хорошенькую же помощь ты от меня получишь. Помощь в доказательстве, что твоя драгоценная тётя сама всех и прикончила! Ну... кроме того кучера. Или же там была какая-то ловушка? Не знаю. Но теперь я точно уверен.
  Эсмеральда уже очень старый зомби. Наверняка все прижизненные привычки выветрились из её тела и головы. Она специально изображает волнение и нервные жесты, которые свойственны живым. Нет, я в курсе, что аномальная способность зомби сохраняет их эмоции, они не становятся совсем уж бесчувственными существами, страх, волнение, даже любовь - они могут это испытывать. Но на теле это уже никак не отражается. Нервная дрожь, бегающие глаза, перебирание пальцами - всё это сознательные действия со стороны зомби, показывающие: я беспокоюсь.
  И всё же я ощутил больше равнодушия и веселья, в чём и обвинил Эсмеральду какое-то время назад. И как она отреагировала? Разве всё это не выглядит, как тщательно разыгранная пьеса?
  Протиснувшись мимо будто оцепеневшей зомби, я плюхнулся на диван в гостиной и уставился в потолок. Краем глаза увидел, как Кэлес взял лампу и направляется в свою комнату. Оттуда раздалось задумчивое "хм", но Эсмеральда даже не поинтересовалась, села в кресло на против и тонко улыбнулась.
  - Что такое? - спросил вернувшийся Кэл.
  - Кажется, игра окончена, - качнула головой Эсмеральда.
  - Игра? - выражение лица колдуна стремительно изменилось. - Что за...
  Но лампа в его руках сверкнула радугой, и вокруг сыщика возникла энергетическая сеть. Кэл не мог шевельнуть и пальцем - похоже, ловушка готовилась специально для него.
  - Тихо, - ласково улыбнулась Эсмеральда. - Я не причиню тебе вреда. Если только... - её взгляд упал на меня. - Кое-кто будет меня слушаться.
  - Что? - лицо Кэлеса стало бледнее луны, краешек которой показался в окне. - Тётя, не пугай... Пошутили и хватит.
  - Да ладно, - раздался хлопок раскрывшегося веера. Эсмеральда закинула ногу на ногу, и в строгом ранее платье вдруг обнаружился чудовищно откровенный разрез. - Я просто хочу узнать, насколько у тебя преданный... - губы её растянулись в пошловатой улыбке, - друг.
  - Мы не друзья, - помолчав, выдал Кэлес.
  - И часто "не друзья" готовы тебе помочь с такого рода делами? - закатила глаза мёртвая леди. - Приди в себя, Кэл, половина даже приехать не согласилась бы, а все остальные уехали б сразу, как только увидели зомби-хозяйку, - тут она снова посмотрела на меня - как смотрят изголодавшиеся собаки на шмат сала. - Вот мне и стало интересно, насколько далеко... этот "не друг" сможет зайти ради тебя.
  - Я обещал ему год бесплатной аренды, - попытался рассудительно возразить колдун.
  - А потом ты напал на него, и "не друг" всё равно не стал уезжать, - покивала головой Эсмеральда.
  - Шинра! Скажи уже что-нибудь! - начал терять хладнокровие Кэлес.
  - Да, Шинра, почему бы тебе не признаться, что это письмо - твоих рук дело?
  - Что за?.. - выдохнул Кэлес. Он идиот? Или притворяется? - Нет, погоди, Са же проверила его...
  - И где эта твоя Са? Она должна была приехать ещё утром! Но ни её самой, ни какой-то весточки!
  - Хочешь сказать, они заодно?
  - Не знаю! Но сейчас выясню. Правда, Шинра?
  Диван подо мной засветился - точнее (я разглядел краем глаза), засветился вышитый серебряными нитями узор. Тело как-то обмякло, а кончики пальцев неприятно закололо, будто иголками. Ощущение от рук начало распространяться по телу, достигло шеи, ноющего горла и губ.
  - Говори, - надавила голосом Эсмеральда, и это явно было частью действия артефакта.
  Несмотря вообще-то на уже приличную боль, невольно улыбнулся. Не комедия ли? Говорить она просит!
  - Письмо, проклятье и пропажа Седрика - твоих рук дело? - о, я вижу в её веере тот же узор, что и у дивана!
  Так все её веера - артефакты? Сколько же денег у этой женщины? Не удивлюсь, если она действительно может убивать слуг десятками, и за это ей ничего не будет.
  - Отвечай! - после взмаха веером боль резко возросла.
  Но ни одно из защитных проклятий не проявляет себя - а значит, реальных травм воздействие артефакта не несёт. Древние, и этот аспект я не учёл. Ментальная пытка! Са Ари На вовсе нет нужды пытать меня, чтобы узнать что-то, поэтому на этот счёт у меня нет защиты. Есть парочка уловок, путающих мысли, но они совсем не для этой ситуации. Я открываю рот, но, конечно, раздаётся только сип.
  А затем всё темнеет. Проклятье, ненавижу быть беспомощным. Если выкарабкаюсь, ни одна тварь не сможет поймать меня на этом снова.
  
  ***
  
  Шинра дёрнулся и потерял сознание. Жёлто-карие глаза закрылись, и оба Ранева вдруг почувствовали, что их будто сняли с невидимого крючка. Только сейчас до Эсмеральды дошло: последние пять минут она провела под прицелом этих жутковатых жёлтых глаз. Раньше ей казалось, что это обычные - карие с золотинкой - глаза. Тёплые (лживые, конечно), но - обычные.
  И разве он только что не улыбался?
  - Тётя, - температура голоса племянника стремительно понизилась. - Ну-ка объясни.
  - Кэл, - Эсмеральда потеряла роковую надменность, которую только что демонстрировала. - Я просто хотела защитить тебя...
  - Защитить? - холода в голосе Кэлеса прибавилось. - От чего?
  - Я так скучала... Ты не был у меня уже полгода. Я отправила Седрика понаблюдать за тобой, вдруг ты променял старую подругу на какую-то вертихвостку, - глаза Эсмеральды приобрели невинное выражение.
  - И?
  - Он прислал мне отчёт... о том, что ты связался с проклинателем. И пропал. А после я обнаружила у себя на столе ту записку. Что я должна была думать? Нужно было срочно разобраться...
  - Са проверила его. Он в этом не замешан!
  - Как будто ей можно доверять! - пренебрежительно фыркнула зомби.
  - Она шэра!
  - Криста тоже шэра! А как всё обернулось? Твой брат...
  Со стороны племянника послышался вздох.
  - Прости, я... - в этот момент мерцание сети вокруг колдуна пошло пятнами и наконец расползлось.
  - Влепил бы тебе пощёчину, но... - Кэлес с бессильной злостью посмотрел на Эсмеральду.
  - Влепи, - радостно заулыбалась та. - Только прости, хорошо? Ну, пожа-а-алуй.. стрх...
  Последний слог зомби заглотила, поймав заинтересованный взгляд жёлтых глаз.
  - Очнулся? - несколько озабоченно спросил Кэл. - Прости за это. Звучит как бред, но Эсмеральда... в общем, она одержима моей безопасностью. Это действительно безумие. Никогда не думал, что всё зайдёт так далеко. Я виноват. И она переборщила. Поэтому - проси что хочешь в качестве извинений. Хочешь дом в вечную аренду? Или денег? А может, э-э-э...
  Проклинатель продолжал молча смотреть на него с задумчивой улыбкой на лице.
  - Да! - вдруг встрепенулась мёртвая леди, окончательно осознав, что власть над ситуацией уплыла из её рук к Кэлесу. - Если хочешь отомстить, мсти мне. Кэлес не виноват, он ничего не знал! И ещё... - тут она бросила взгляд куда-то за спину Шинре. - Выходите! Всё закончилось! Скорее, нужно уже разрешить это недоразумение...
  
  ***
  
  Недоразумение? Будь я проклят, недоразумение?
  Застывшим взглядом я продолжал таращиться на смущённо мнущуюся горничную и невозмутимо поправляющего костюм дворецкого. Утешал меня только вид шокированного Кэлеса.
  - Я тебе не говорила, Кэл, - не скрывая гордой улыбки, продолжала фонтанировать идиотизмом Эсмеральда. - После смерти нескольких слуг от старости я нашла выход. Набирать в слуги только зомби!
  - Только зомби? Но дядя Рик...
  - Когда ты видел его в последний раз, он и вправду был жив. А потом умер и переродился. С Марком то же самое, а вот Мари пришла к нам недавно - уже такой. Из-за этого её внешний вид не успели подкорректировать, но вы всё равно ничего не поняли... Мужчины, - она закатила глаза, демонстрируя своё отношение к нашей невнимательности.
  Голова у меня начала страшно раскалываться. На этом фоне даже покалывание ментальных иголок сильно побледнело. С трудом, но я выстроил цепочку в своей голове: сильный вампир был отправлен в город, чтобы присмотреть за Кэлесом. Обнаружил мою связь с ним (разве мы так часто общались, что из-за этого стоило беспокоиться?), доложил леди. Пропал. Следом за этим... нет, не следом - через пять дней. В поместье появляется письмо с проклятьем, и помешанная на безопасности Кэлеса мертвячка начинает действовать.
  Это же чистой воды подстава! Проклятье. Не знаю, кто мог напасть на сильного вампира, но то, что этот кто-то знал характер мёртвой леди, а также знал меня... В городе же ничего не случилось? Почему Са Ари На не появилась? Что это за дрянное чувство? Не то что бы я беспокоился за голубовласку, но...
  - Зачем? - перебил мои мысли тихий вопрос, и я удивлённо покосился на так и стоявшего столбом Кэлеса.
  - Что за дурацкий вопрос? - поморгала Эсмеральда, и я тоже кивнул. Действительно, тут же всё ясно: - Мне нужен был официальный повод для допроса. А ещё - это было весело! - и расплылась в этой своей сладострастной улыбке.
  Внезапно её глаза округлились, а на меня напали агонизирующие мурашки. Всё-таки ужасает, насколько леди привыкла отыгрывать чувства.
  - И как я могла забыть? - взгляд мертвячки остановился на мне. - Лавандовый настой!
  - Никакого настоя! - рявкнул Кэлес, чем заслужил наши удивлённые взгляды.
  Кричал он едва ли не так же "часто", как открыто смеялся.
  - Дура, ?- со знакомой ласковой интонацией произнёс колдун. - Невменяемый проклинатель - это тебе не шутки! Скажи спасибо, что в прошлый раз он никого не проклял.
  Так я всё же никого не проклял? Гад, мог бы сказать! Зря я волновался...
  - Что ж, а теперь, - Кэлес помассировал виски и вперил взгляд в меня, - что случилось?
  Я недоумённо заморгал.
  - Ладно, я понял, - вздохнул колдун и прикрыл глаза, шевеля пальцами.
  Диван-артефакт (древние, как ужасно звучит) замерцал и погас, отпуская меня. Но прежде чем я успел что-то сделать, по телу прошёлся невидимый ветер, на веки будто повесили сотню гирь, а окружающее растворилось в темноте - снова. Ах да, против целительских плетений я тоже как-то не додумался понаставить проклятий.
  
  ***
  
  Медальон мигнул, и связь прервалась.
  - Что-то действительно случилось? - разглядывая бледное лицо племянника, спросила Эсмеральда.
  Над чашкой с лавандовым настоем витал пар, но температуру женщина не ощущала. Подогреть просила скорее ради визуального эффекта. А ещё - для Кэлеса.
  - Чёрные жрецы, - коротко выдавил колдун.
  - Шэра в порядке? А Фоэн?
  - С ними всё хорошо. Были заняты расследованием и не могли выйти на связь из-за помех. А ещё... нашли Седрика.
  - Он?
  - Как и все жертвы.
  - Сколько?
  - Четверо.
  Пить совершенно не хотелось, но нужно было как-то заполнить эту тяжёлую паузу.
  - Вампиризм, невидимость, предвидение и телепортация. Двое последних умерли, так что их аномалии вряд ли смогли украсть.
  - Устрашающий набор, - покачала головой Эсмеральда. - И всё же не пойму... Почему не захотели украсть у тебя? Плетение заклятий хоть и звучит не очень презентабельно, но по сути - ты выплетаешь полотно этого мира. Даже проклинатель ничего не может против тебя.
  - Ты же знаешь, что моя сила не в способности, а в умении ею управлять, - с виду равнодушно пожал плечами Кэл, подул на обжёгший настой и добавил: - А ещё - ты ошибаешься. Шинра просто не сопротивлялся.
  Эсмеральда показательно сморщила нос.
  - Этого я тоже не пойму. Очень странно.
  - Насчёт этого... - Кэлес вздохнул. - Три года назад Са Ари На просканировала его от и до. Но отказалась предоставлять полный отчёт. Заявила лишь, что Шинра не опасен. Её слову можно верить, но...
  - Ты всё же решил присмотреть за ним?
  - Не сразу, - признался Кэлес. - Только после того, как узнал, как он работает.
  - И как?
  - Все проклятья готовит заранее. Некоторые находятся в подвешенном состоянии целый год. Ждут своего часа, чтобы сорвать событие, которое может навредить ему - как, например, вчера, когда я на него напал. Собственно, именно потому, что знал о его защите, я позволил себе... - тут Кэлес поморщился. - Кто же знал, что этот идиот ошибётся.
  - Хочешь сказать, ты не останавливал заклятье сам? Но это...
  "Чудовищно", - хотела произнести Эсмеральда, но не стала. Феанор и Ранева были из тех родов, что проводят всех детей через инициацию. И далеко не всегда родственникам удавалось скрыть своё отношение к тем, чья аномалия выходила за рамки ожидаемого. Сколько раз она слышала это слово в свою сторону ещё до смерти? И сколько - после перерождения?
  - Получается, никакого проклятья в послании не было? - перевала она тему.
  - Что-то было, - качнул головой Кэлес. - Иначе бы я не повёлся. Другое дело, что проклятье могло, скажем, испортить продукты на кухне, а вовсе не грозить тебе смертью.
  - Но записка...
  - А на обратной стороне?
  - Что?
  - Ты успела посмотреть, было ли что-то на обратной стороне бумаги?
  Тягостное молчание послужило лучшим ответом.
  - Если бы кое-кто не выбросил свечу, - раздался хриплый голос от двери. - Я бы мог что-то сделать.
  - Тебе лучше пока не говорить, - отреагировал Кэлес.
  - Что случилось в городе? - пропустил это мимо ушей Шинра, усаживаясь в кресло и нагло пододвигая к себе чашку Эсмеральды.
  - Дело магического сыска, - хмуро следя за ним, ответил колдун.
  - Ясно, значит, с голубовлаской всё в порядке, - фыркнул проклинатель, вдыхая аромат лаванды.
  - Тебе нельзя говорить и пить это, - попытался надавить голосом сыщик.
  - Буду я тут всяких буйных, нападающих на невинных слушать, - парировал желтоглазый. - А про ментальные пытки - это вообще отдельная тема. Если Са прочитает мои воспоминания...
  - Понял, просто помолчи, - нахмурился Кэл. - И потерпи, пока не приедет нормальный целитель. Лечение даётся мне плохо, если продолжишь, не уверен...
  Тут он споткнулся, поймав какой-то неживой взгляд Шинры.
  - Извини.
  - Если продолжишь извиняться, я решу, что кто-то подсадил тебе в тело другую душу, - наконец отвёл взгляд проклинатель. - Я всё понял, остынь, - и он сделал маленький глоток настоя. - Да, как я и думал, горлу сразу стало легче, - Шинра повернулся к Эсмеральде и слегка улыбнулся: - Большое спасибо за всё, леди.
  - Ох. Да. Конечно, пожалуйста, - слегка оцепенев вначале, зомби пришла в себя и даже выдала очаровывающую улыбку. - И всё же я чувствую себя несколько виноватой.
  - Да?
  - Как насчёт такого: ты всегда будешь хорошим гостем в моём поместье. В любое время, если понадобится защита или тихое место, приходи - я найду, чем занять тебя и отвлечь от мирской суеты.
  - Тётя... - подозрительно нахмурил брови Кэлес.
  - Клянусь рассудком, никаких трюков, - Эсмеральда подняла голову и открыто посмотрела в золотисто карие глаза проклинателя.
  Какое-то время тот молча смотрел в ответ, а затем скривил губы в усмешке.
  - Тогда вам нужно сменить повара. Мари ужасно готовит.
  
  
  4. Похищенная душа
  
  Если пройти по улице Серебряных роз, сократить путь через узкий безымянный переулок и миновать Липовый проспект, можно попасть на небольшой рынок. Местные торговцы и покупатели называют его Тенистым - из-за огромных каштанов, растущих словно по спирали. Благодаря им небольшие лотки с товарами всегда находятся в тени даже в разгар дня.
  Ранран нетерпеливо обернулась.
  - Быстрее!
  Страж, охраняющий неугомонную девушку, вздохнул и прибавил шаг. Уже много дней он плохо спал и печалился из-за пропущенных свиданий. Из-за огромных теней под глазами горожане обходили его по широкой дуге. "Тем легче охранять", - сказал бы кто-то, но для Балта это звучало издевательски.
  Месяц назад черноволосая красавица вернулась в Фанору. Девушка хотела заново изучить город, но отнюдь не светскую его сторону с чаепитиями, дизайнерскими бутиками и театрами. Запреты? Осторожность? Избалованная леди видела в этом только игру и с удовольствием изматывала несчастного стража.
  - Балт, смотри! - Ранран протянула руки к букету полевых цветов. Торговка тут же разразилась комплиментами.
  Страж снова вздохнул. Родные Ранран хотели оставить девушку за городом ещё хотя бы на пару месяцев, пока история с чёрными жрецами окончательно не ушла бы в прошлое. Но сил говорить "нет" уже не осталось.
  Когда Ранран исполнилось пятнадцать, она прошла инициацию и получила дар. К сожалению, способность оказалась одновременно опасной и бестолковой. Не из первой десятки чёрного списка, но всё равно неприятно. Девушке пришлось уехать в сельскую местность и учиться контролировать дар. Прошёл год. Ранран вытянулась и стала изящней, а характер... испортился. Она полюбила ехидничать и разыгрывать спектакли, а ранее милые капризы приобрели привкус острого перца.
  - Ну же, Балт! - голос девушки выдернул стража из размышлений. - Мне идёт? - в волосах красовался голубенький венчик цветка, а на лице играла улыбка... Не подождав ответа и секунды, она скривилась: - Эх, не удивительно, что у тебя девушки нет. Бабуля, сдачи не надо!
  Ранран не собиралась задерживаться у входа в рынок, её интересовало сердце каштановой спирали: в самой густой тени располагался таинственный торговец. Из-за надвинутого чёрного капюшона нельзя было рассмотреть и половины лица. Виднелись лишь гладкий подбородок и тонкий изгиб губ.
  - Снова здесь, - равнодушно приветствовал он девушку.
  - Конечно! Ведь тут столько интересного! - с каким-то избыточным, почти фальшивым весельем произнесла юная леди.
  Торговец сидел на мешковине, скрестив ноги, и кутался в чёрный плащ. Несмотря на загадочный облик, он торговал откровенным барахлом: браслет из деревянных бусин, птичье перо, полусгоревшая страница, туфля без каблука и... много всего в том же роде.
  - Что нового? - Ранран пыталась выглядеть спокойной, но губы норовили разъехаться в улыбке.
  - Да всё то же, леди, - отозвался капюшон, сунув руки в противоположные рукава и поудобнее примостив спину к дереву.
  "Капюшоном" про себя его называл страж. Местные же звали "таинственного" мужчину барахольщиком.
  - Как жестоко, брат барахольщик! - надулась Ранран, поправляя голубой цветок в волосах. - Ты же знаешь, о чём я спрашиваю.
  - Хорошо, - барахольщик плавно указал рукой на сломанную обувь: - Туфля сорвавшегося свидания...
  - Что-о-о? - на щеках леди вспыхнул румянец, и она беспечно присела на корточки, чтобы рассмотреть загадочную туфлю.
  Ткань лазурной юбки окунулась в пыль. Страж вздохнул.
  - Хозяйка сломала каблук, споткнулась и локтем расквасила нос ухажёру, - вещал барахольщик, будто не видя подметающей землю юбки. - Помолвка не состоялось, и девушка уехала в родной город. Юноша женился на другой, но через год развёлся. Оказалось, он постоянно изменял жене... с мужчинами.
  - Потрясающе! - не интересуясь, откуда барахольщику известна история вещи, Ранран схватила потёртую туфлю. Пощупав со всех сторон и едва ли не понюхав, она состроила скептическое лицо. - Какой от неё толк?
  - Никакого, - пожал плечами барахольщик, пряча руку в рукав. Полюбовался вытянутыми лицами слушателей и расплылся в змеиной улыбке: - Однако говорят, что новая хозяйка туфли сохранит ясность ума при выборе жениха и вовремя заметит неладное. Правда это или нет - узнает лишь невеста, осмелившаяся приобрести туфлю сорвавшегося свидания...
  Ранран зачаровано посмотрела сначала на рассказчика, а потом на туфлю. Покрутила её в руках, но с разочарованным вздохом положила на место.
  - Мне она точно не понадобится, - с лёгкой грустью пробормотала она.
  - Перо облысевшей курицы, - барахольщик не дал покупательнице заскучать, называя другой предмет.
  - Бедная птица! Какая же история кроется за этим "артефактом"? - Ранран схватила довольно жалкое на вид коричневое пёрышко.
  В голосе девушки звучал настолько фальшивый восторг, что даже вечно равнодушный мужик, торгующий арбузами, осуждающе кашлянул. Барахольщика тут считали то ли местным дурачком, то ли просто нищим, от отчаянья придумывающим разные истории. Его плащ мог показаться дорогим, но присмотревшийся легко замечал заплатки и потёртости. Барахло же стоило совсем немного и вполне раскупалось из-за жалости или интересных историй.
  Торговец приходил раз или два в неделю. Всегда появлялся в полдень, тихо сидел около часа и так же безмолвно уходил, не здороваясь и не прощаясь. Сначала его приняли за нахала без манер и уважения, но после нескольких случайных вопросов заслушались историями и прониклись. "Барахольщик - душевный человек, - говорили люди с рынка. - Чёрствый таких историй придумать бы не смог".
  Никого не волновало, правда ли то, что он рассказывал. Однако в последнее время он приходил каждый день, и это внесло некоторое разнообразие в обычную рыночную рутину. Может, барахольщику понравилось внимание прекрасной леди?
  - Беру! - заявила Ранран, услышав, что перо помогает расти волосам.
  - Зачем? - капюшон скрывал лицо барахольщика, но девушка сразу поняла, что он смотрит на её замысловато сплетённую косу, вместе с юбкой подметающую землю - настолько она была длинной.
  Она озорно улыбнулась и качнула головой. С этим движением по рынку разнёсся мелодичный перезвон украшений, вплетённых в роскошные волосы.
  - Не для меня, для брата, - хихикнула она в тон этому нежному звуку, - Он недавно говорил, что скоро из-за меня облысеет, - Ранран бережно положила перо в мешочек, протянутый барахольщиком.
  - Вам бы поменьше бродить в позднее время, а не сомнительные талисманы покупать, - хмыкнул Балт и тут же пожалел.
  Глаза леди засияли азартом.
  - Точно, Балт, - прелестница заморгала пышными ресницами. - Тебе тоже нужно это перо... - девушка посмотрела на барахольщика. - Ещё одного нет?
  Торговка пирогами закашлялась, скрывая смех. Страж же проигнорировал шпильку подопечной и перевёл усталый взгляд на человека в плаще. Как он и думал, леди не удалось рассмешить... что?
  Барахольщик наклонился и выдернул мешочек с пером из рук девушки. Занервничавший из-за резкого движения Балт тихо выдохнул и расслабил пальцы, почти активировавшие способность.
  - Я передумал. Не продаю, - твёрдо заявил барахольщик, вытащив перо и с задумчивостью на него уставившись.
  - Почему это? - в голосе леди послышались холодные нотки.
  - Захотелось, - всё тем же нарочито таинственным тоном ответил капюшон.
  Какое-то время девушка озадаченно пялилась на барахольщика. Затем, покосившись на Балта, дёрнула бровью. "Чего это он?" - расшифровал вопрос страж. Чуть призадумавшись, он состроил в ответ череду лиц: сначала радостное предвкушение, затем гордость, а после - грусть.
  - Обиделся? - ахнула девушка.
  Пальцы "капюшона" дрогнули, и перо сломалось.
  - Д-да... наверное, - неразборчиво пробормотал он, теряя последние обрывки таинственности.
  Несмотря на присутствие леди, через час барахольщик засобирался. Ранран, всё-таки приобрётшая несколько вещиц, с опьянённым выражением лица прижимала к груди мешочек. Балт уже знал, что сейчас они попытаются последовать за "чёрным капюшоном", и что ему опять придётся удерживать девушку от нырка в неблагополучный район Фаноры.
  Столица Зелёного округа славилась порядком, чистотой и спокойствием. Здесь редко случались громкие преступления, а так называемых трущоб и вовсе не было. И всё же несколько кварталов считались не самыми благоприятными - из-за сложного переплетения улиц и обитателей. В основном это были приезжие - те, кто ещё не прошёл регистрацию или не заработал на жильё в более благополучных кварталах.
  Чёрный капюшон сначала шёл по обычным улицам, но затем сворачивал в южный лабиринт. Его тоже патрулировала городская стража, но Балт не обольщался. Если он и вправду не хочет облысеть раньше времени, то ни за что не сунется в это место с леди в качестве подопечной.
  Свернув пару раз на приличные улицы, "капюшон" нырнул в длинную арку перехода и скрылся за поворотом. Страж поспешил запустить дар, и поперёк прохода замигала плёнка барьера. Но леди не стала обижено топать ножкой, как раньше.
  Балт успел почувствовать неладное и бросил ещё один барьер, однако тот с треском лопнул под ударом огромных лазурных крыльев. Порывом ветра мужчину отбросило назад, а фигурка девушки уже исчезла за крышами - подхваченная лапой огромной птицы. Балт совсем не ожидал, что охраняемая атакует - разве её дар не работает как попало?
  Страж попытался утешить себя тем, что способность подопечной оказалась непредсказуемо мощной. Он взял себя в руки и достал из-за пазухи карту Фаноры. В её южной части - там, где улицы начинали сходить с ума и выплетали пьяный лабиринт, - сияло красное пятно, похожее на расплывшуюся каплю крови.
  
   ***
  
  Несколькими часами ранее, в конторе магического сыска Фаноры оборотень изображал тень, проскальзывая мимо кабинета Кэлеса. Он умудрился проспать и совсем не хотел акцентировать на этом внимание. Но не судьба - тишину на этаже нарушил грохот входной двери.
  - Котик! - мурлыкнула Са Ари На, завидев жертву. - А чего на работу опаздываем?
  - Дак я... да не... - замямлил помощник колдуна - ошарашенный и потому действительно похожий на взъерошенного кота.
  Бам! Дверь в кабинет Кэлеса повторила судьбу входной.
  - Вызов? - коротко спросил не выспавшийся колдун. - Почему не артефактом? И чего ты к нам зачастила...
  - И как мы с начальством разговариваем... - укоризненно протянула шэра, но не стала развивать тему: все эти условности её не волновали, и Кэл это знал. - Действительно вызов, но мой. Буду отсутствовать недели две. Всё оставляю на тебя.
  - На меня, - задумчиво протянул колдун. - Значит, что-то в округе, и довольно далеко. Вряд ли рядовое, если нужна помощь менталиста такой силы.
  - Беспокоиться не о чём, - пожала плечами Са Ари На. - Как вернусь, расскажу. Ты тут, главное, не расслабляйся. С инцидента с похитителями прошёл месяц, мы не продвинулись в расследовании и даже не в курсе, покинули ли эти твари город.
  - И именно поэтому ты уезжаешь в такое "спокойное" время, - закивал, улыбаясь, Кэлес.
  - Знаешь же, что я не боец, - голубые пряди волос качнулись вслед за головой. - Всех, кого можно, я проверила, на остальных сначала нужно разрешение, а разрешение...
  - ...можно получить, лишь имея хоть какие-то доказательства, - закончил черноглазый, махнув рукой. Он мог только мечтать о том, чтобы просто проверить всех горожан и вычислить чёрных жрецов.
  Чёрными жрецами, а также "похитителями душ" называли людей из организации, которая крала способности. Ходили слухи, что у жрецов был доступ к мистическому Чёрному кристаллу, способному не только даровать, но и забирать аномальный талант.
  Цветные кристаллы Онии всегда были слепы: аристократ, бедняк, преступник, воин или крестьянин - талант выпадал случайный. Служанка становилась могущественным телекинетиком, а наследник рода менял цвет ресниц.
  Поэтому благородные заводили больше детей, усыновляли талантливых и тренировали гвардию с малых лет. В пятнадцать наступало время инициации, и если обычные люди могли выбрать жизнь без способности, то дети благородных родов шли на риск.
  Повезло с даром? Будущее становилось и сложнее, и проще - счастливцу давалась работа и должность по плечу. Дальше всё зависело от того, сможет ли человек правильно воспользоваться удачей.
  Получил способность вроде умения гнуть пальцы в четырёх местах? Тоже неплохо. По крайней мере, ты ещё можешь проявить себя в чём-то другом - интеллектом, боевыми навыками, опытом... Конечно, сравниться с тем, кто вооружён аномальной способностью, дано не каждому, но и запретов никаких нет (официально).
  Людей с бесполезным даром особо не притесняли. Ведь было ещё большее "дно". Способность из Чёрного списка - вредная, опасная, безумная, не поддающаяся контролю и так далее. Вот куда направлялся всеобщий страх, негодование и презрение. Казалось бы, почему? В чём виноваты люди, на которых пал слепой выбор цветного кристалла?
  Ответ был один: любая из способностей в Чёрном списке сводила носителя с ума, чернила его душу, соблазняла сознание пороком и властью. Чёрные жрецы охотились и за некоторыми из этих способностей: их не волновало, причинят ли они кому-то вред украденным даром.
  Пока Кэл размышлял, как хорошо было бы выявить этих завистников ментальным сканированием, шэра ушла. Эльхайя проскользнул к захламленному столу и зашебуршал документами, изображая работу. Срочных дел не было, так что колдун проигнорировал плохую актёрскую игру помощника и пошёл досыпать. Верно, он ночевал в конторе. А всё из-за этого "великого" интригана (десяток ламий ему на...).
  Вернувшись в город, Кэлес признался - расслабился. Особняк Эсмеральды был местом, где он обычно забывал о роли колдуна, сыщика и благородного. Тётушка казалась разумной и непогрешимой, и когда начался хаос, он просто позволил всему плыть по течению. А потом появились жрецы...
  На этом фоне Кэлес забегался и совсем забыл, что Шинра Эстер - пусть и мягкий человек, но всё же неприятный. Да-да, Кэлес Ранева считал Шинру мягким и спокойным проклинателем - местами добрым и слабовольным. Кэлесу было с чем сравнивать - все его родственники обладали куда более жёстким характером.
  Челюсть колдуна свело от очередного зевка. Что же заставило его ночевать в конторе? Ничего противозаконного, к сожалению. А то бы обязательно засадил этого... "доброго" проклинателя за решётку. Сейчас дом сыщика был завален коробками - так Шинра распорядился хламом из нового арендованного дома. Дома, который сдал ему в аренду сам Кэлес!
  Тогда колдуну казалось это великолепной идеей. Раньше до конторы проклинателя нужно было переться через весь город. Мало того, что это будоражило жителей, так ведь и времени тратилось много, а настоящие преступники успевали сделать ноги.
  Деревянное здание с мансардой было конфискатом, который когда-то отдали во владение Кэлесу. Жил он там недолго, пока не нашёл место удобнее. После его переезда здание пустовало - слишком уж у него была тревожная репутация (убийства, кражи, колдунство). И тут случилась история с арендатором Шинры.
  Идеально, подумал Кэлес и "помог" проклинателю. Да, один прошлый хозяин здания пропал, двое убито, ограблены четверо, покалечилось... много. Да, хлама больше, чем воздуха. Зато дёшево, и далеко ходить не надо...
  - Ублюдок, - поняв, что не может уснуть, выругался Кэл.
  Золотоглазый, конечно же, "оценил" подарок колдуна, но "благодарить" в лицо не стал. Его тайную благодарность и "прочитала" Са Ари На перед поездкой в поместье Эсмеральды.
  Шинра откопал в бардаке коробки и начал складывать в них весь мусор (иначе это не назовёшь). А то, что не помещалось, запихивал в мешки. После чего шёл в почтовую службу Фаноры и отправлял на адрес колдуна. Не скупясь платить за постепенную доставку - "по дням" и "в течение дня".
  Кэлесу и думать не хотелось, сколько проклинатель потратил на это денег и времени. Да как он вообще до такого дошёл - вся эта история с арендой в принципе была ради экономии! Жаловался же, что денег нет, а эта чёртова почта до сих пор каждый день доставляет к дверям колдуна новую посылку!
  Почему он их не выкидывает? Из-за письма, в котором Шинра заявил, что где-то в одной из коробок спрятан проклятый предмет. Правда, неопасный (да ладно, такое бывает?).
  Посылки начали приходить как раз, когда они были у Эсмеральды, и почтовые служащие оставляли их у дверей. Так и накопилась небольшая гора. Сначала было не до этого, Кэлес даже письмо с "радостной вестью" не открывал. Едва вернулся, как тут же окунулся в расследование инцидента с чёрными жрецами. Тогда он ночевал в конторе из-за работы. Итог: гора посылок увеличилась, письмо с "благодарностью" от Шинры вскрылось, и "задачка" про "найди то, не знаю что" наконец дошла до адресата.
  И Кэлес просто махнул рукой.
  С любым другим аномальным явлением, особенно сродственным с его способностью, он бы справился одним плетением. Но проклятия - неприятная вещь. Почувствовать их Кэл может, а вот найти... Ведь его способность - особое восприятие и взаимодействие с миром. Кэлес мог ощущать мир как огромное количество тончайших прядей, мог прикасаться к ним, плести из них заклятия и влиять на окружение.
  Это особая способность, которой нет в чёрном списке только потому, что никто так и не разобрался, насколько далеко может зайти колдун-прядильщик. Точнее, у него есть одно неприятное ограничение, делающее его "безопасным": чтобы плести заклятья и чувствовать мир, нужно много тренироваться. Так много, что за восемь лет тренировок Кэл мог с уверенностью управлять нитями мира лишь кончиками пальцев.
  Любая аномальная способность "задевает" нити, и они "звенят" сквозь Кэла. Чем сильнее задеты эти струны, тем чётче ощущает их колдун. Если Кэлес слишком далеко, до него доходит эхо - и тут всё зависит от того, насколько он натренировал чувствительность. Изначально это были жалкие миллиметры, теперь он мог "ощущать" до десятка метров.
  Но с проклятиями всё иначе. Они едва-едва натягивают нити мира, начинают вплетать новый узор настолько издалека и так естественно, что лишь прямое соприкосновение с якорем или активатором даёт возможность ощутить: что-то не так. И это значит, что Кэлу нужно перебрать ручками весь тот хлам в коробках.
  Например, после выяснения обстоятельств "убийства дворецкого", Кэлес не сразу вернулся в город. Пришлось потратить пару дней, чтобы прощупать всё в поместье и окончательно убедиться, что нет якоря, который всё-таки закрепил бы проклятье.
  Когда колдун понял, какую свинью с этими посылками ему подкинул Шинра, он попросил Са Ари На просканировать гада и выяснить, что за предмет был проклят. Предложил наказать проклинателя по закону. Однако в ответ получил лишь усмешку.
  - Проклятье действительно безвредное, за такое не наказывают. Так что можешь всё выбросить, никто не пострадает, - шэра явно наслаждалась ситуацией.
  Голубоволосая стерва. Знает же, что Кэлес не может так поступить, пока есть шанс, что "безобидное" проклятье сработает именно потому, что он выбросит вещи. И какое бы оно ни было безобидное, вряд ли Шинра потратил столько сил на что-то, что не принесёт колдуну, по крайней мере, моральное унижение.
  Был вариант, что проклятия вообще нет, но в дело вступила черта Кэлеса, о которой желтоглазый мститель наверняка знал. Черта, заставляющая колдуна в первую очередь арестовывать именно проклинателя Шинру Эстер, а потом уже разбираться с остальными подозреваемыми.
  - На ответственных воду возят, - уныло вздохнул Кэлес, и задумчиво примерился к полу.
  Право слово, не пора ли уже заказать сюда нормальный диван? Спать в кресле совершенно невозможно.
  Когда эта светлая мысль была готова перерасти в действие, на столе засветился медальон связи.
  - Кэлес Ранева, слушаю, - нахмурился колдун.
  - Командир второго звена антианомальной стражи Лан Арт. У нас подозрение на жертву похитителей душ. Девушка не старше двадцати лет, в коме. Доставлена в наш медблок.
  
  ***
  
  Медблок антианомальной стражи располагался в нескольких кварталах от сыска, в противоположной стороне от офиса проклинателя. Кэлес и оборотень добрались за десяток минут, и всё равно казалось, что слишком долго. По дороге колдун безуспешно попытался связаться с Са Ари На. Вызов не был принят, и Кэлес забеспокоился ещё сильнее.
  Стоило шэре покинуть город, как преступники объявились. Откуда такая точность? Кто-то в сыске на их стороне? Или дело в аномальных способностях? Впрочем, если эти наглецы думают, что смогли справиться с их конторой в прошлый раз, сейчас в городе есть колдун-прядильщик, он обязательно найдёт этих ублюдков по горячим следам.
  Но все эти мысли тут же выветрились из его головы, когда он рассмотрел бледное лицо жертвы. Чёрная коса растрепалась, а обычно искрящиеся весельем глаза были пусты. Казалось, будто девушка не дышит.
  - Ранран... - не сдержал возгласа Эльхайя.
  Ранее он задержался, чтобы узнать подробности у стражей, обнаруживших девушку. На лице Кэлеса не дрогнуло ни мускула. Только радужка потемнела так, что слилась со зрачком.
  - Где нашли? - сухо спросил он.
  - Лабиринт в южных кварталах, в одном из тупиков Кривого переулка.
  - А Балт?
  Страж антианомального звена пропал. По крайней мере, рядом с Ранран его не было. Бессмысленно таращащуюся в никуда девушку нашёл патруль городской стражи.
  С прошлого нападения чёрных жрецов прошло чуть больше месяца, и стражники не успели забыть инструкций, полученных от антизвена и магсыска. Люди, из которых словно вынули душу: живые, но в то же время будто мёртвые - так описывали тех, чью способность извлекли или попытались извлечь.
  В случае неудачного ритуала жертвы умирали через два-три дня. Тех, чью способность извлекли успешно, тоже не ждало ничего хорошего. Они выживали, но... когда приходили в себя через несколько дней, чувствовали, что потеряли нечто бесценное. Кто-то сходил с ума и убивал себя, а кто-то продолжал жить, словно зомби. Но удачных случаев изъятия дара было мало, чаще люди просто умирали.
  Месяц назад в городе обнаружили сразу четыре жертвы "похитителей душ". Вампира-дворецкого, чиновника-пророка, телохранителя-невидимку и его нанимателя-телепортёра. У преступников вышло забрать только невидимость и вампиризм. Владельцы невидимости и телепортации погибли.
  Выжившие были в растерянности и не могли ответить на вопросы. Са Ари На пыталась прочесть их мысли, но ментальное состояние жертв было на грани. Даже малейшее вмешательство в разум грозило полным разрушением - ещё до того, как можно было узнать что-то полезное.
  - Что-то странное, - вдруг произнёс Кэлес вслух. - Те четверо были заперты на пустом складе, и поэтому их обнаружили слишком поздно. Похоже, жрецы пытались выиграть время, чтобы затереть следы. Почему Ранран нашли так быстро?
  - Вероятно, им помешал Балт, - в этот раз ответ пришёл не от Эльхайи.
  Всё ещё раздумывая, Кэлес обернулся. Говоривший стоял, прислонившись к косяку и едва удерживая равновесие. По помещению распространялся запах алкоголя. Помощник колдуна невольно вытянулся:
  - Командир Арт-чхи!
  - Привет, - лениво махнул рукой долговязый мужчина и сделал несколько неуверенных шагов к больничной койке. - Какая неприятность-то... - проникновенно произнёс он. - Ранева прокляты? Уверен, что это не из-за твоего седовласого дружка?
  Казалось, Кэлес не заметил развязного поведения командира антизвена.
  - Карта, - наконец проговорил он и вскинул руки.
  Оборотень широко раскрыл глаза и затаил дыхание. Всякий раз, когда Кэлес Ранева использовал дар, он выглядел, как музыкант, играющий на невидимой арфе. Какой бы ни была ситуация, колдун казался спокойным, а пальцы совсем не дрожали.
  Но ни Лан Арт, ни Эльхайя не обманывались. В опасно почерневшей радужке Кэлеса бушевал шторм, готовый вырваться на свободу.
  Следователь замер, нащупав нужную нить, и выбежал из медблока. По пути ему не встретилось ни одного стража: даже навеселе командир второго антианомального звена знал своё дело. Если бы хоть что-то сейчас замедлило колдуна, тот, скорее всего, стёр бы препятствие в пыль.
  Не прошло и пяти лет со дня, когда старший из братьев Ранева погиб из-за чёрных жрецов. А теперь их жертвой стала Ранран Феанор - младшая сестра Кэлеса.
  Колдовская нить не ложилась удобной дорогой - шла сквозь здания и ограждения, поэтому использовать экипаж было неудобно. Удерживая поисковую нить правой рукой, левой колдун нырнул в карман жилета, и на свет показалась стальная пластина. После лёгкого нажатия она развернулась в полупрозрачную платформу и зависла над уличной плиткой. Едва следователь вскочил на неё, как артефакт рванул вперёд.
  Эльхайя и Лан Арт еле поспевали за Кэлесом. С ещё большем опозданием за ними следовали трое стражей. Фанорцы провожали их любопытными взглядами: представители антизвена отличались от обычных стражников не только артефактной защитой, которую выдавал едва видимый перламутровый ореол, но и оружием. Если городские стражники носили стандартный набор (арбалет, небольшой щит и короткий меч), то антианомальные стражи пользовались тем, с чем лучше обращались. Так что кнут, топор и посох, в которых угадывалась артефактная начинка, притягивали внимание.
  Хотя больше всего взглядов привлекал лук за спиной не до конца протрезвевшего командира звена. Пожалуй, его вид мог быть даже героическим, если бы не периодические огрехи в координации и чуть ли не дыбом стоящие волосы.
  - Этот идиот, - недовольно ругнулся лучник, теряя Кэлеса за поворотом.
  Похоже, тот решил выжать из артефакта максимум, и стражи начали отставать. А вот помощник колдуна этого будто и не заметил, уже пропав из вида.
  "Пить меньше надо", - синхронно подумали трое подчинённых Лан Арта, догоняя притормозившего командира.
  Никто из них не беспокоился. Даже если забыть о способностях колдуна, его сопровождал Эльхайя. Глазастому даже превращаться не надо: достаточно усилить тело, чтобы справиться с парой-тройкой стражей антизвена. Так что Кэлес наверняка будет в порядке. Проблема была в другом: действуя так опрометчиво, можно спугнуть жрецов.
  Лан Арт бросил косой взгляд на стража с посохом. Тот очертил в воздухе прямоугольник в человеческий рост и исчез, сделав шаг. Остальные успели вцепиться в плечи стража и повторили его судьбу - будто уходя в невидимую дверь. Вывалились они через несколько кварталов впереди, узрев, как колдун с застывшим лицом вынырнул из какого-то тупика. Артефакт мог летать над землёй, но не перепрыгивать дома.
  Время утекало, словно драгоценное вино из дырявой бочки.
  Балт нашёлся в глубине южного лабиринта. В закутке у заброшенной таверны теснились неисправные мусорные баки. Артефакты потеряли способность перерабатывать мусор, но местные жители не потеряли способность складировать его в них, поэтому над печальной сценой стоял тяжёлый дух. Страж был мёртв - обескровленное лицо и разодранная шея не оставляли простора воображению.
  - Вампиризм, - торжественно озвучил Лан Арт, осматриваясь. - Подозрительно удобное совпадение.
  Вампиризм был вытянут из дворецкого Эсмеральды месяц назад.
  - Посреди бела дня? - спокойно переспросил Кэлес (будто не он только что, как бешеный, носился по городу). - Днём силы вампиров снижаются, ему не удалось бы убить Балта без шума. И не слишком ли быстро жрец получил и освоил новую способность?
  Пока он говорил, пальцы выплетали невидимую вязь. Но тут маска спокойствия треснула - лицо сыщика скривилось, а руки свело судорогой.
  - Шеф! - к счастью, Эльхайя был готов к чему-то подобному.
  В руках оборотня появился деревянный медальон, вокруг которого возникла призрачная зеленоватая сфера. Кэлес сунул руки в лечебное поле и, уже не обращая внимания на боль, задумчиво уставился на мёртвого стражника.
  Только что он попытался "считать" последние минуты жизни Балта. Весьма вредное для колдуна заклятье помогало влезть в шкуру мёртвого и перенять его "остывающие" воспоминания. Причин, почему оно могло не сработать, хватало. От невнимательности сыщика до защитного артефакта.
  Но здесь всё было неприятнее.
  - Стёртые воспоминания мертвеца, хаос в разуме жертв, - чётко произнёс Кэлес, не глядя на Лан Арта, но явно обращаясь к нему.
  - Чёрные жрецы не убивают, - напомнил тот.
  Верно, похитители душ только забирали способность. Если в результате этого кто-то умирал - что ж, не повезло. Но выжившим просто ставили ментальный блок или обставляли преступление так, чтобы жертвы не могли сказать ничего конкретного.
  - Способность Ранран - не то, что могло бы заинтересовать жрецов, - кивнул Кэлес. - Возможно, конфликт внутри организации?
  Руки под влиянием лечебной магии артефакта почти отошли. Но вместе с исцелением по телу растекалась беспомощность и растерянность.
  "Что делать, если моя сила не помогает?" - думал Кэлес Ранева.
   "Неважно, что ты сделаешь, Ранран уже не спасти", - всплывала в ответ тщательно подавляемая мысль.
  - Мы опросим местных, - голос Лан Арта выдернул его из размышлений. - Маловероятно, но вдруг кто-то что-то видел? - он снова бросил взгляд на подчинённых. Коротыш с посохом очертил дверной проём и пропал в нём, а двое оставшихся засуетились вокруг Балта. - Возвращайся к сестре. Лорду Фоэну уже должны были доложить.
  Плечи колдуна чуть заметно дрогнули. В этом глухом переулке, где с сорняками не справлялась даже зачарованная плитка, стояла какая-то затхлая тишина. Лишь откуда-то издалека доносились крики торговцев. Из-под окоченевшего тела выглядывал обрывок артефактной карты.
  Было во всём этом что-то ещё более неправильное, чем возмутительная наглость и всемогущество преступников. Но Кэлес совсем не мог думать.
  
  ***
  
  - И больше он ничего не сказал? - голос Фоэна был похож на голос младшего брата, но чуть глубже и объёмнее.
  А вот внешне они сильно отличались. Кэлес был худощав и черноволос, жилист и гибок. Незнакомцу он показался бы танцором, но в Фаноре давно не осталось тех, кто не узнавал бы сыщика в лицо. Уж слишком известны были его меняющиеся глаза и дружба с проклинателем.
  Следователя любили, а вот седовласого демона-проклинателя поливали грязью. Фанорцы искренне считали, что честного и благородного Ранева сбил с толку этот неблагоприятный тип - пришлый проклинатель. Его внешность тоже была знаменита: из уст в уста передавались истории о том, как кто-то отправился на тот свет от одного единственного столкновения с "пожирающим душу взглядом". И всё же он входил в негласный список красавцев Фаноры, то появляясь, то исчезая с десятого места.
  На первом же месте этого тайного, но вездесущего "списка красавцев" размешался Фоэн - второй сын правителя Зелёного округа. В своё пятнадцатилетие ему и повезло, и не повезло одновременно. Инициация принесла Фоэну способность переносить холод и жару. Не слишком полезно, но и не особо вредно (особенно если вспомнить, что в Зелёном округе не бывает зимы, а климат мягкий).
  Ранева, уже шестое десятилетие управлявшие округом, нуждались в силе. Другие благородные рода не оставляли надежды сбросить их с пьедестала. Поэтому, хотя его старший брат Лейнет обладал потрясающей способностью, Фоэн не расслаблялся. Он сосредоточился на боевых искусствах и вскоре стал обладателем богатырской стати и железной воли.
  Дополняли образ сурового воина короткий ёжик чёрных волос и ледяной взгляд серо-голубых глаз. Фоэн был едва ли не на голову выше Кэлеса, младшего из братьев Ранева. Каждый в его присутствии чувствовал себя жертвой, загипнотизированной хищником. В двадцать Фоэн стал руководить антианомальной стражей, и вовсе не по щелчку пальцев. Он начал простым стражем и постепенно завоевал своё место.
  Однако пять лет назад могущественный Лейнет погиб. Ранева просели в силе, рода-конкуренты оживились, и Фоэну пришлось включиться в управление родом и округом, по мере возможностей помогать отцу. Удар был тяжёлым, но подоспела помощь Кэлеса, и позиция Ранева более-менее утвердилась.
  И вот теперь эти нападения жрецов - одно за другим. Стоит ожидать, что на следующем совете поднимут вопрос, способны ли Ранева управлять округом, если не могут защитить ни себя, ни горожан.
  - Лорд Кэлес передал портрет леди Ранран, мы продолжаем опрашивать жителей, - продолжил Лан Арт.
  В антианомальной страже состояло не так уж много аномалов. Большинство были обычными людьми, экипированными артефактами. Начальство не стеснялось подогревать спортивный интерес между двумя фракциями, сталкивая обычных людей и аномалов на соревнованиях и тренировках. Мол, чем больше опыта борьбы, тем лучше.
  Но одно из звеньев всегда было окружено легендарным ореолом - звено под командованием Лан Арта, известного не столько пьяными выходками, сколько своими манерами одухотворённого и гениального воина-лучника. Странно, но его стрелы всегда попадали в цель - даже если командир Арт был пьян настолько, что не мог выговорить ни слова. А его подчинённые были натренированы так, что понимали командира с одного взгляда.
  Какими бы странными людьми они ни были, второе звено всегда справлялось быстрее и эффективнее, чем остальные. Конкурировать с ним могло только первое звено, которым руководил сам Фоэн.
  Однако никто из них пока что ни на шаг не продвинулся в деле похитителей душ. Что месяц назад, что в этой истории с леди Ранран, казалось, нет надежды. Всё выглядело запутанно и нелепо, а главное - без каких-либо следов. Правитель и глава рода отсутствовал из-за дел в Синем округе, но даже его присутствие ничего бы не решило. Единственный на весь округ прорицатель погиб месяц назад. Отслеживающие артефакты и колдовство Кэлеса ничего не дали. Даже то, что Са Ари На вышла на связь - бесполезно.
  Она вернётся через две недели, и смысл в её присутствии будет лишь тогда, когда у магического сыска будут подозреваемые.
  - Есть новости! - размышления Фоэна прервал вызов медальона.
  
  ***
  
  Тенистый рынок работал в обычном режиме. Вчера, когда торговцы уже разбредались, на последних оставшихся вышла стража. Сегодня этих троих не было, и слухи не распространились. Среди не вышедших оказалась пожилая цветочница, хозяин фруктового прилавка и ближайший сосед барахольщика - равнодуший мужик с арбузами. Хотя отсутствие последнего никто не заметил.
  "Разве после вчерашнего этот человек появится?" - размышлял страж, использовавший свою способность перевоплощаться, чтобы сыграть роль торговца арбузами.
  Вчера, уже на закате расследование наткнулось на следы леди Ранран. Всплыли подозрительные моменты с барахольщиком: Ранран и Балт всегда уходили за ним. Это объясняло, как благородная леди могла оказаться в неблагополучных южных кварталах.
  Время шло, и затаившееся в засаде второе антизвено занервничало. Спокойными оставались только Кэлес и Лан, занявшие лавку тканей рядом с рынком. Наконец, когда городские часы на ближайшей площади отбили полдень, появился барахольщик.
  Человек в плаще спокойно вошёл на рынок и добрался до центра каштановой рощи, не бросив и взгляда на окружающих. Достал мешковину из сумки и начал раскладывать барахло. Тогда же к соседнему прилавку подошёл новый покупатель.
  - Почём арбузы?
  Артефактное сияние одежды страж-покупатель скрыл, топор убрал, и узнать в нём одного из вчерашней троицы было бы затруднительно - особенно из-за накладной бороды и усов. Но рука барахольщика так и замерла, не опустив сломанной туфли на мешковину.
  - Похоже, сегодня неудачный день для торговли, - хрипло проговорил он, кивнул самому себе и начал складывать всё обратно в сумку.
  Выглядело это так естественно, что оба стража-актёра не сразу сообразили. Барахольщик успел сложить вещи и сделать несколько шагов прочь, когда прямо из воздуха перед ним вывалился страж с посохом, в плечи которого вцепились командир второго звена и первый следователь магсыска Фаноры.
  - Держи! - глухо рявкнул Лан Арт, увидев, как быстро отреагировал на их появление барахольщик.
  В лоб стражу с посохом полетела туфля, а сам он скакнул в сторону, огибая прилавок с подержанными книгами. Часть из них посыпалась наземь, а упитанная продавщица громко завопила и цапнула улепётывающего барахольщика за полу плаща. Тот неловко поскользнулся и шлёпнулся лицом прямо в пыльную землю, по роковому миновав небольшой клочок мягкой травы.
  - Грааабют! - пронзил мозги преследователей мощный голос торговки.
  - Проклятье! - выругался "грабитель" в голос.
  - Антианомальная стража Фаноры, вы задержаны по подозрению в убийстве и нападении, прекратите сопротивление, - Лан Арт первым подскочил к шлёпнувшемуся барахольщику.
  В руках его показались артефактные наручники, но до того, как он успел что-то ещё сказать и сделать, его остановил ледяной голос Кэлеса.
  - Шинра Эстер?
  "Эстер... стер... тер..." - повторило невесть откуда взявшееся эхо. В кронах каштанов неуверенно чирикнула птица.
  Вздохнув, барахольщик принял сидячее положение. Капюшон сполз, и взгляду присутствующих показалась пепельная коса. Из разбитого носа сочилась кровь, а совсем не зловещие светло-карие глаза жалобно взирали на окруживших его людей.
  - Убийство? Дападедие? - переспросил он, рукой вытирая кровавую вьюшку, но лишь изгваздавшись ещё больше. - Опять...
  
  
  5. Безумная сделка
  
  С чего начать? С того, что я снова - подозреваемый в убийстве? С того, что нарушил закон? Или с рассказа о том, как прибыль может обернуться несчастьем?
  Пафосные размышления пришлось прервать и сосредоточить взгляд на людях напротив. Высокий зеленоглазый блондин - девятый в негласном списке красавцев Фаноры, вечно пьяный гениальный лучник Лан Арт. Обладает скверным характером, но знает своё дело. Известно, что род Арт - один из самых влиятельных благородных родов Зелёного округа.
  Даже если раньше Лан Арту не приходилось лично гоняться за мной, рассказы о нём вместе с пафосными портретами постоянно мелькали в местных газетах. Притом жанровый разброс историй поражал - от комедийных до героических. Но что-то не припомню в этих рассказах упоминания его родственных связей...
  Второй человек напротив - не менее известный первый следователь магического сыска Фаноры - Кэлес Ранева. В списке лучших красавцев столицы он занимает четвёртое место... Не понимаю, за что? Кроме непонятных глаз - ничего особенного. И вообще, если он на четвёртом, почему я - всего на десятом?
  Хотел бы я ничего не знать об этом стыдном рейтинге, но одна знакомая из "Гнезда ламий" постоянно меня подкалывает... Мол, один желтоглазый демон в очередной раз покинул почётное десятое место. Но настоящую неловкость вызывают её поздравления за то, что я туда вернулся.
  За плечом Кэлеса мялся уже знакомый мне новый помощник следователя - Эльхайя. Кошачьи глаза его лучились злорадством, презрением и грустью. Всем видом он передавал мысль: "Мой начальник так доверял тебе, а ты... Как мог, как посмел!".
  Я ждал, что Кэлес снова начнёт привычный и бессмысленный допрос-спектакль, но он молча буравил меня чернющими глазами, отчего руки мои начали холодеть.
  И да, я не мог пошевелить ни единым мускулом, язык онемел, а глаза, лишённые возможности моргать, уже начали пересыхать и чесаться. Не то что бы я не знал, как сбросить такую блокировку, просто не видел смысла. Я определённо виноват, но вовсе не в убийстве и нападении. Нужно просто дождаться эту раздражающую Са Ари На и заплатить штраф.
  Кстати, список красавиц Фаноры - вполне себе публичная вещь. Последний "рейтинг" вышел на страницах "Вестника Фаноры" в этом месяце, и менталистка занимала в нём почётное второе место.
  - Шэры нет в городе, - наконец выговорил Кэлес. - Вернётся через две недели.
  После чего снова замолк, и мы продолжили тупо пялиться друг на друга. Я и рад бы отвести взгляд, но увы. Через пару минут Лан Арт многозначительно откашлялся, но колдун как воды в рот набрал. Его взгляд, казалось, бережно взращивал во мне душевную травму. Уверен, эта ситуация ещё долго будет сниться мне по ночам...
  - Я объясню, в чём тебя подозревают, - наконец не выдержал лучник, решив игнорировать странно ведущего себя колдуна.
  Какой вежливый.
  С магсыском антианомальная стража сотрудничала на равных, и так как оба (и колдун, и лучник) были заместителями глав ведомств, им стоило бы ладить. Но, очевидно, всё было не так просто.
  Магическим сыском управляла Са Ари На - шэра-менталистка, неподкупная и от рождения принципиально честная. Поставив её во главе структуры, Ранева гарантировали, что не станут использовать сыск в своих личных целях. Именно поэтому удалость получить разрешение Зелёного совета на создание такого специализированного органа. В моём родном Алом округе, например, до сих пор сыск - одна общая структура. Все преступления (обычные и нет) расследуются вперемешку... Но там и правящий род совсем в другом положении.
  Кроме Са Ари На, её заместителя и помощника-оборотня, в первом отделе сыска Фаноры работало ещё семеро аномалов, и все они вечно были всегда заняты судами и расследованиями.
  Второй отдел магсыска занимался более простыми или административными преступлениями. Чтобы работать в нём, уже не нужно обладать полезной способностью. В штате насчитывалось около сотни человек, но и они постоянно были заняты. Их начальство я видел пару раз, но лично знаком не был. Но уж теперь-то, после истории с рынком, наверняка познакомлюсь с этими ребятами поближе.
  Из-за небольшого штата в первом отделе Кэлесу приходилось самому мотаться по городу, разрешая самые сложные случаи. С одной стороны, это делало его популярным среди горожан. С другой - вызывало раздражение у антианомальных стражей, поскольку частенько он (по их мнению) выполнял работу антизвена.
  
  Пока я блуждал в мыслях, Лан Арт рассказал, за что меня задержали. И чем больше я слушал, тем больше волновался. Чёрные жрецы? В Фаноре? О таком не пишут в газетах и не болтают во весь голос на улицах, поэтому я ничего не знал о том, что случилось месяц назад.
   После "детективного приключения" мы вернулись из поместья Эсмеральды и разошлись по домам, будто ничего не произошло. Друзей, готовых присесть на уши, у меня нет, в "Гнездо ламий" сходить и послушать свежие сплетни - не было времени.
  То, что девушка, ещё вчера смеющаяся над моими историями, оказалась жертвой чёрных жрецов, не укладывалось в голове. Похитители душ всегда были далёкой сказкой, блуждающим слухом. Я даже не был уверен, что они действительно существуют. До шестнадцати лет я жил в Алом округе, и не слышал ни об одном реальном случае с кражей способности. После ухода из дома странствовал по Зелёному округу, сталкивался с самыми странными событиями, но ни разу - со следами чёрных жрецов.
  И вот. Леди Ранран лишилась своей "души", а её немного флегматичный охранник оказался убит. Мороз по коже. Или... что же это за чувство?
  Наконец, колдун тяжело вздохнул, и повернулся к Лан Арту.
  - Я хочу поговорить с этим... человеком наедине.
  - Но шеф... - ух ты, отчего это сероглазый оборотень стал таким фамильярным?
  - Быстро, - Ранева надавил голосом, и мне стало ещё больше не по себе от того, как шустро эти двое исчезли за дверью допросной.
  В следующий миг мышцы расслабились, тело начало заваливаться вперёд, и нос мой приготовился к очередной трагичной встрече с плоской поверхностью (в этот раз со столом). Проклятый колдун... Кто так внезапно снимает заклятья?
  К счастью, в лоб упёрлись ледяные пальцы и толкнули назад.
  - Рассказывай.
  - Что?
  - Всё.
  Ах, Кэлес, что с тобой не так? Ты уж определись, веришь ли ты мне или бесишься. А хотя... это, кажется, не взаимоисключаемые вещи, да?
  Я потрогал нос, на скорую руку исцелённый колдуном, и всё-таки спросил:
  - Даже если шэры нет, в отделе есть другой менталист. Пусть и поверхностное, но хотя бы такое сканирование - разве не...
  - Рассказывай. Всё.
  Он другие слова забыл? Чувствуя, как неприятный холод растекается по конечностям, собрался с духом.
  - Все беды от большой прибыли, - признался.
  Чёрные глаза колдуна, кажется, слегка посветлели.
  - Месяц назад я сильно поиздержался, и даже избавление от платы за аренду не сильно могло помочь...
  
  Я ненавижу уборку. Настолько, что необходимость прибраться в том доме привела в настоящее бешенство. Я даже не мог нанять кого-то (кто пойдёт работать на проклинателя?). Пришлось самому всем заниматься! Мне. Привыкшему, что всё делают артефакты.
  В ярости я потратил всю заначку на то, чтобы отправить весь собранный хлам колдуну. Неразумно? Мол, я вообще должен сказать "спасибо" - ведь мало кто в городе согласится сдавать помещение проклинателю?
  На самом деле, если бы кое-кто не вмешался в мой спор с прежним арендодателем, я бы просто остался на старом месте и платил копейки. Да, со стариком рассорился бы вусмерть, но по закону он ничего не мог сделать.
  А в итоге - подстава с уборкой, подстава с близостью к сыску, подстава с плохой репутацией дома. В прежнем-то многоквартирном жили и другие люди, так что клиентам было не так страшно. А это одноэтажное здание с мансардой - целиком моё и, конечно же, насквозь проклято в глазах бедных горожан.
  Старания учителя по воспитанию из меня хладнокровного проклинателя пошли прахом. Сотня серебряных с дела о мёртвой леди ушла на артефакты, поддерживающие чистоту. Упаковав последнюю "посылку мести" в один особо мрачный и одинокий вечер, я сел за хлипкий стол, посмотрел на оставшиеся медяки и затосковал.
  Когда отчаяние начало подвывать вместе с плачущим в щелях дома ветром, мне доставили гадко надушенное письмо от великой и мёртвой Эсмеральды Феанор Ранева. В послании я прочёл удивительные слова: "Как дела? Не злишься? Есть ли что-то, что я могу для тебя сделать?".
  "Подкиньте парочку заказов", - написал в ответ.
  Эсмеральда действовала с размахом, "парочка" превратилась в несколько десятков, и карманы мои на серебряном рационе прибавили в объёме.
  - И чего же тебе не хватало? - не выдержал на этом моменте рассказа Кэлес.
  - Как думаешь, насколько сложное проклятье нужно, чтобы прогнать крыс из чулана?
  - Не очень?
  Я хмыкнул. Всё зависело от того, прогоняю ли я этих тварей на день, месяц или навсегда.
  - Даже если "не очень", то с откатом всё равно приходится повозиться. Но ты правда думаешь, что клиенты от Эсмеральды просили меня о таких простых вещах?
  Колдун промолчал, а я продолжил говорить. Никто не просил прогнать мышей или зачистить кухню от плесени - знакомым мёртвой леди хватало денег на артефакты, выполняющие эту работу лучше меня.
  Спрос был на другое. Защита от нападений и несчастных случаев, поиск пропавших вещей, заключение договоров (да уж, мало кто захочет нарушить сделку, скреплённую проклятием)... Все эти запросы пришлось выполнить. Ибо - репутация-с, господа. Нельзя вот с этим прекрасным ликом и ореолом могучего проклинателя говорить "не могу, откат замучит!".
  Хотя иногда я выворачивал всё так, чтобы откат помогал, а не портил жизнь, с наплывом клиентов накопилось так много этой дряни, что стало слишком опасно. Откаты могли наложиться друг на друга, и всё заработанное серебро ушло бы на лечение и компенсацию за повреждённое имущество.
  В отчаянии я бродил по городу и ждал, когда прилетит очередное возмездие за "власть над судьбой". Так и наткнулся на рынок среди каштанов. Там продавалось всё - от цветов до вязаных шапочек, - но не было ничего, что могло помочь. И я вдруг ощутил, будто на плечи мне давит тяжёлая ноша - огромный мешок с кучей откатов.
  Я готов был встать посреди рынка и заорать: "Заберите это у меня, кто-нибудь, я заплачу". Но кто согласится брать что-то настолько бесполезное?
  Стоп. Продать то, что никто не захочет купить... Насколько сложной может быть вероятность этого события? Разве это не может быть откатом само по себе?
  - И я решил в качестве отката заставлять себя продавать вещи, которые точно никому не нужны. Это действительно сложно, особенно если добавить сопутствующие условия. Вроде "продать вещь женщине, которой она точно не пригодится, получить за неё фальшивую монету". Такой откат перевесит почти любое проклятье, - я просто сиял от того, насколько эта идея казалась гениальной.
  - Позволь закончу, - следователь устало откинулся на спинку стула. - Тебе как аномалу нужно особое разрешение на торговлю. Но на бумажную волокиту и проверку товара ушло бы слишком много времени. А ещё - налог. Взяли бы немеряно. А ещё вернее - вообще не разрешили бы заниматься чем-то подобным.
  - Ты так меня понимаешь...
  - Поэтому ты решил нарушить закон, прикинуться нищим и тайно продавать проклятые вещи?
  - Они не прокляты!
  - Покупателям это объяснять будешь. В пяти томах с иллюстрациями и песнями.
  - Штраф за это - всего лишь пятьсот сере...
  - Это для обычного человека, - ласково перебил меня Кэлес. - А ты - проклинатель... Стукнутый. На голову. Проклинатель.
  Ну, хотя бы снова говорит со мной, как с душевнобольным. А то этот серьёзный тон в начале действительно пугал. И глаза уже просто серые, а не те чёрные дыры, что жаждут сожрать душу собеседника.
  Колдун задумчиво постучал пальцем по столу.
  - Что насчёт девушки?
  - Леди Ранран? Она просто развлекалась, - пожал я плечами. - Разглядела, что я не просто псих, и решила "раскрыть" мою тайну. От неё я бы оторвался, но с леди был страж. Пришлось уходить через южный лабиринт, куда он наверняка бы не пустил леди.
  Кэлес закрыл лицо рукой, и мы погрузились в молчание. Развеявшаяся было мрачная атмосфера снова сгустилась. Казалось, я мог её разглядеть (или здесь и правда дымно?).
  - Так... могу я спросить?
  - Что? - сквозь пальцы на меня зыркнули почерневшие глаза.
  - Этот ритуал изъятия способности... как выглядит?
  - Откуда мне знать? - тон колдуна стал резким, как алкогольная настойка столетней давности.
  - Но ведь, в месте, где девушку нашли, должны были быть следы? Пентаграмма там... кровь, магическая аура?
  Молчание.
  - Кстати, это же случилось днём? Они провели ритуал на улице?
  - Заткнись.
  - Я...
  - Следов не было. Их стёрли.
  - О.
  - Заклятьем не отследить.
  - Жаль... - я сочувственно помолчал, а потом всё же не выдержал: - А ты точно уверен, что тот убитый страж - не зомб...
  Я прервал фразу, сделав вид, что закашлялся. Если бы вы видели этот злобный взгляд, тоже потеряли бы всякую способность шутки шутить.
  - Даже с моей силой нельзя отличить зомби от настоящего мертвеца, это особенность их дара, - на удивление спокойно объяснил колдун. - Но Балт обладал другой аномальностью. Я пытался прочесть его предсмертные воспоминания, но их тоже стёрли.
  - А что насчёт предсмертных воспоминаний зомби?
  - Воспоминания можно прочесть только если прошло не больше трёх часов после смерти. И чем больше времени прошло, тем меньше увидишь. А настоящая смерть дворецкого вообще произошла несколько лет назад.
  Как сложно-то. В то же время - удобно. Можно узнать, кто убийца, если вовремя попасть к телу. Но если воспоминаний нет - тут замешаны менталисты? Это хоть и не штучная, но довольно редкая аномальность...
  Допросная снова погрузилась в тишину. Колдун молчал, а я пытался придумать тему для разговора. До чего тягостно. Почему здесь не водится хотя бы пауков? Было бы на что отвлечься.
  Тут Кэлес резко поднял голову.
  - Говоришь, проклятия можно использовать для поиска потерянных вещей? - от жадного взгляда колдуна стало как-то неловко.
  Сразу почувствовалось, что сиденье у меня неудобное, а ноги замёрзли.
  - Это...
  - Давай заключим сделку.
  
  ***
  
  Я вдохнул воздух свободы и покосился на блондинистого дылду. День стремительно улепётывал за горизонт, и вечерняя прохлада робко тыкалась в лицо, словно щенок - мокрым носом. Желудок, уловив слишком одухотворённую атмосферу, поспешил издать звук, схожий с рыком взрослой псины.
  - Перекусим? - оживился Лан Арт, словно только и ждавший этого сигнала. - Угощаю.
  Отделаться от его сопровождения мне пока не грозило, так что пришлось согласиться. И только на пороге выбранной лучником забегаловки я вспомнил, с кем имею дело.
  Кэлес приставил ко мне командира антизвена "как надзирателя": чтобы не убежал, не натворил больше бед и вообще действовал согласно сделке. С этим штрафом из-за неправомерной торговли я, оказывается, сильно промахнулся. Всё верно, обычный человек платил штраф в сто серебряных. Аномал же пятьсот. Точнее "от пятисот ЗАПЯТАЯ в зависимости от обстоятельств".
  У меня вообще-то есть книжечка с законами Зелёного округа, и я всё изучил. Просто вот этой ерунды с запятой и последующим уточнением там не было. Это уточнение существует только для законов, действующих в столице.
  Местная особенность. Ха!
  А теперь добавьте в обстоятельства, отягчающие сумму, способность из чёрного списка, "проклятые вещи" и мою замечательную репутацию. Вероятность того, что меня отправят в какую-нибудь шахту, чтобы отработать долг, больше, чем хотелось бы.
  Так вот, о приставленном мне славном страже, известном на всю Фанору своей любовью к алкоголю...
  - Тост! - радостно рыкнул какой-то мужик, и пена из вскинутой кружки облетела половину бара.
  Проклятье, тут вообще подают что-то не жидкое?
  - Не тушуйся, - хмыкнул мой сопровождающий и крикнул через весь зал: - Мне как обычно, другу моему - пожрать!
  Подожди, я ещё не пил с тобой, когда успел другом стать?
  Еда и питьё возникли перед нами почти мгновенно, но перед тем как я отдался поглощению пищи и отрешился от вакханалии вокруг, лучник придвинул ко мне кружку с чем-то шипящим и вонючим.
  - За потерянную душу леди Ранран, - неожиданно мрачно и серьёзно произнёс он.
  Я принюхался, но не уловил в напитке ничего странного. Обычный алкоголь? Ладно, для меня это не опасно (если не считать опасностью ужасный вкус). За красотку, попавшую в такой переплёт, грех не выпить.
  Через час я понял: даже если сам не напиваюсь - ещё не значит, что последствия пьянства меня не коснутся.
  - Кем себя возомнил этот колдун? - пьяно возмущался Лан Арт. - Задержания и сражения - дело антизвена. Если так хотелось подраться, шёл бы сразу в антианомальную стражу!
  Не уверен, какое положение он занимает в роду Арт. Ведёт себя просто, известен как безбашенный пьяница и герой приключенческих историй самого разного толка. Например, я слышал, что в Праздник чистой любви две прекрасные девы устроили из-за него дуэль - прямо на главной площади города. В другой истории он спас правителя округа от покушения на жизнь - отбившись от трёх десятков нападающих одной стрелой.
  Кэлес тоже мало похож на благородного, позволяет себе тыкать и не разменивается на поклоны, но с ним я знаком давно. Да и сложно постоянно разыгрывать светские диалоги, когда одному надо допрашивать, а другому - оправдываться.
  Но всё-таки, замглавы антианомальной стражи из рода Арт, спокойно согласившийся присматривать за кем-то вроде меня... Ему что, делать больше нечего? И вообще, хватит пить, сейчас из ушей польётся!
  Хотя благодаря его пьяному языку узнал кое-что интересное. Магический сыск в Зелёном округе был создан лишь пять лет назад. Тогда старший из братьев Ранева погиб из-за чёрных жрецов, и весь Зелёный совет был вынужден поддержать новый закон. Выступить против значило - признаться в сотрудничестве с похитителями душ. Так себе альтернатива.
  Но никто не ждал от магического сыска опасности. Шэра должна была стать гарантом честности. Её заместитель - третий сын правителя округа - совершенно терялся на фоне своих выдающихся братьев. Способности колдунов-прядильщиков никогда не считались мощными, и до того момента Кэлес Ранева вёл довольно праздную жизнь и особыми талантами не блистал.
  Ох, что-то сомневаюсь - может, старшие его и баловали, но вряд ли позволяли совсем бездельничать...
  Но вернёмся к сыску. Члены совета - главы других родов, стремящиеся сместить правителя округа с его места, - недооценили нововведение. Едва закон вступил в силу, как в деятельности великих семей всплыло множество аномальных нарушений, и благородным стало не до политической борьбы. Со временем они, конечно, приспособились, научились противостоять колдовским плетениям, скрывать концы и перекладывать ответственность на третьих лиц. Завели своих менталистов, стали требовать доказательства для сканирования их драгоценных разумов.
  И вот в такое время - когда конкурирующие рода укрепили свои позиции - чёрные жрецы снова нанесли удар.
  - И бесит этот Ранева, и жалко его - прямо не могу, - продолжал болтать Лан Арт, заглатывая новую кружку алкоголя. - Сейчас это ещё объяснимо, в городе завёлся проклинатель, а пять лет назад? - тут он уставился на меня пьяным, но ужасно цепким взглядом. - Или расстояние для проклятий - не помеха?
  Прошло много лет с тех пор, как я так просто проводил с кем-то время. После инициации не приходилось много болтать, а люди не рвались пообщаться. Собственно, из-за этого наши стычки с Кэлесом и превратились в главное развлечение. Так что от этого водопада слов мозг работал со скрипом.
  - Ты ещё скажи, что время для нас - не помеха, и я могу проклясть чьё-то прошлое, - закатил я глаза.
  - А разве нет? - совершенно искренне переспросил лучник.
  Кажется, меня пытаются вывести из себя.
  - Это ведь способность, да? - перевёл я тему. - Твои стрелы летят всегда в цель, даже если ты пьян, - из-за способности?
  Это предположение давно блуждало в газетах и слухах Фаноры, и вряд ли лучник об этом не знал. Но было интересно, как он отреагирует на прямой вопрос.
  - О чём ты говоришь? - на лице Лан Арта отразился почти священный ужас, а рука потянулась к лежащему на скамье оружию. - Лук и стрелы - продолжение меня, - он с любовью погладил одно из плеч артефакта. - Истинное мастерство не пропьёшь!
  Это мало походило на разумный ответ, но я понял. Точно так же, как кое-кто отыгрывал роль таинственного барахольщика, командир антизвена играл в увлечённого стрелка.
  - Лишь тот, для кого тетива поёт в унисон с сердцем, может стрелять так, как я, - с горящими гордостью глазами продолжил Лан Арт.
  Или он не играет, а просто псих? Постойте, разве может душевнобольной быть на столь высокой должности? Кэлес, поменяй его на простодушного, но нормального Эльхайю!
  Ночь высосала нас из бара, как прибой смывает с берега принесённый им же песок. Я собирался пойти домой и поспать, но не знал, куда девать пьяный эскорт. Кровать была одна, но предлагать своему надзирателю ночевать на полу казалось кощунством. Спать там самому было ещё страннее.
  - Куда? - несмотря на ужасно шатающееся состояние, страж ловко закрепил лук. - Ко мне... Охрана. Проклятый колдун!
  Охрана? Забавно алкоголь исказил его мысли. Мало кто в этом городе может причинить мне вред. После приключений в доме Эсмеральды я тщательно поработал над своей защитой. Так что всё: даже Кэлес не сможет ничего сделать, будь хоть втройне серьёзен.
  Городские фонари были сплошь артефактными, и потому горели всю ночь. На главных улицах было достаточно светло. Вдруг стало интересно: что насчёт южного лабиринта? Кажется, сломанные артефакты городского благоустройства там - обычное дело. И где же всё-таки прошёл тот ритуал? Неужели прямо на уличной плитке?
  - Эй, командир, - начал я, стараясь сохранять спокойный тон. - Ты ведь настоящий герой?
  - Герой? - на очередном шаге стража шатнуло, но он умудрился поймать меня в прицел пьяных глаз.
  - Истинный стрелок, - поправился я.
  Кстати, слышали байку, мол, лучник - неправильное название? Правильно говорить "стрелок". Вроде как, мастер стрельбы и обидеться может, а там и до мордобоя недалеко...
  - Возможно, я и герой, - вальяжно заулыбался лучник. - Но прежде чем продолжишь, подумай. Что мне будет за то, чего ты от меня хочешь?
  - Ничего, - разозлился я на этого актёра. - Если хочешь домой - вали домой, а я работать пошёл.
  И пошёл.
  Неважно, работают фонари или нет, никто не может мне запретить пойти в южный квартал и изучить место, где нашли впавшую в прострацию девушку. Хотя подождите.
  Я резко развернулся и чуть не сбил с ног отшатнувшегося "героя".
  - Ты что, девица перед свадьбой? Определись! - разобрал я между ругательствами.
  
  До южного квартала пешком - чуть больше часа, и ночью это не очень-то весело. Зато медблок антизвена оказался в каких-то пятнадцати минутах быстрой ходьбы. Правда, ещё пять минут пришлось потратить на уговоры одного пьяного тела. И всё же я оказался перед застрявшей в ментальной коме девушкой.
  В закрытом помещении от Лан Арта стало ещё сильнее разить алкоголем, и я невольно поморщился.
  - Ты же помнишь, никому нельзя говорить о произошедшем, - каким-то елейным тоном пропел лучник.
  Перед дверью палаты стояли два стража. От угрожающих взглядов у меня зачесалась левая лопатка (опять неприятности пророчит, болезная). Но стоило пьянице качнуть головой, как эти двое притворились статуями.
  К слову, из какого рода леди Ранран? Она точно благородная... Почему же я не вижу поднявших ураган горечи родственников? Возможно ли, что Кэлес скрывает всё от семьи девушки, боясь, что это подорвёт отношения правящего рода с родом-союзником?
  Судя по тому, как он нагло шантажировал меня штрафом за незаконную торговлю, дела тут серьёзные. Ладно. О Шинра, лучший проклинатель своего поколения, разберись с этим делом как можно быстрее...
  - Что уже удалось выяснить? - задавать разумные вопросы людям в невменяемом состоянии - это моё хобби, да.
  Я не детектив, и способность свою никогда не применял прямо на людях, поэтому слегка терялся, с чего начать. Кэлес предложил использовать проклятье, чтобы найти потерянную способность. Как если бы я искал вещь...
  Всё в порядке, пока это не нарушает закон, верно?
  Вот только проклятия - это не заклинания, не магия... в общем, не благословенная сила добра и справедливости. Чтобы найти вещь с моей силой, нужно вписать алгоритм вроде "этот ботинок наступит на 10 куч говна, затем случайно пнёт потерянный кошелёк и окончательно расклеится". Сюда же надо будет вписать временные рамки и необходимость пнуть именно хозяйский кошелёк, а не чей-то ещё. Короче, условий уйма.
  Нарушение закона - это причинение вреда разумным существам с помощью проклятий. Чем неопределённее и сложнее задача, тем больше вероятностей может задеть проклятие - и кто знает, действительно ли оно не причинит кому-то вреда?
  Поэтому я всегда прописываю, например, что "ни одно разумное существо не получит урона больше, чем синяк". Из-за этого откаты тоже усложняются...
  Так, мне кажется, или у меня по лицу текут слёзы? Нет-нет, это из-за резкого алкогольного запаха... и из-за тусклого освещения, в котором приходится читать эти жалкие бумажки
  - Это всё? - я удивлённо поднял глаза на Лан Арта.
  - Это всё, что я могу тебе показать, - пожал он плечами.
  Имеем: труп и полутруп. Все следы - ментальные и физические - стёрты. Временные рамки - каких-то два часа с момента пропажи. Возможно ли так быстро провести ритуал по изъятию способности? Среди бела дня? Да ещё и прикончить стража антизвена (вампирской способностью, судя по следам)...
  - Бессмыслица какая-то, - я с досадой подёргал собственную косу. - У них есть способность останавливать время?
  
  Такое возможно. Думаю, даже Кэлес смог бы, просто понадобилось бы много времени на плетение... Хотя - я не в курсе, есть ли у него что-то вроде моих откатов или нет. Плетельщики, насколько знаю, обычно не так сильны, как этот странный колдун. В Онии их (по сравнению с проклинателями) довольно много. Как и ведьмы, они выполняют мелкую работу: лечат простые болезни, избавляются от вредителей или вовсе не используют дар, занимаясь работой, в которой способности не важны.
  Самые сильные отправляются в Умри - город-реку артефакторов. Говорят, там они учатся тайным техникам Древних, а затем до конца жизни создают артефакты. Да-да, те самые, которыми напичкана вся Фанора и без которых ни один благородный не может представить своей жизни.
  Но Кэлес - из правящего рода Зелёного округа. Уйти в Умри для него попросту невозможно. Даже люди из обычных семей дорожат родственными узами. Что уж говорить о благородных, где каждый человек с полезной способностью - драгоценный алмаз? Их с пелёнок воспитывают в преданности и уважении к семье... Так что колдун остался в Фаноре и умудрился самостоятельно развить свой дар до ужасающей степени.
  Но какой толк от мощи, если не знаешь, что с ней делать? Сплетать заклятия наугад - это наверняка ненамного безопаснее, чем позволить мне экспериментировать с проклятьями.
  Хотя я всё равно... Тц.
  Чувствуя, что опять начинаю думать о том, почему всех проклинателей просто не приканчивают в день их же инициации, нащупал на стене переключатель и сдвинул до упора - терпеть духоту было уже невозможно. Артефакт начал выкачивать спёртый воздух, возвращая свежий.
  В голове прояснилось.
  С вещью заказчика, присланного Эсмеральдой, всё было относительно просто. Там была более-менее близкая цепочка: купец - его сапог - прогулки по городу - кошелёк. В проклятии я прописал только путь сапога, потому что физически доступ был только к нему. Моя способность сама доработала часть о том, как кошелёк попал под ноги купцу. Проклят был сапог, и именно он вокруг него крутились события, которые в итоге задели вора и украденный кошелёк.
  Раньше за такой фортель пришлось бы расплатиться непредсказуемым откатом вроде того, что пришлось пережить в поместье зомби после лавандового настоя. К счастью, я уже придумал трюк с продажей бесполезных вещей...
  А теперь вопрос: в каком виде существует сейчас "способность" этой девушки? Возможно ли её просто "потерять", как, скорее всего, случилось с кошельком у незадачливого вора? Кстати...
  - А что у неё за способность? - спросил я, продолжая бессмысленно пялиться на бессознательную девушку.
  - Призыв мистических существ, - Лан Арт чуть замялся, но всё же ответил.
  Это что за способность такая? Впервые слышу.
  - Ауч! ?- руку, которой я коснулся волос девушки, сдавило.
  Вот это сила и ловкость для пьяницы.
  - Что ты делаешь, извращенец? - это он мне? И куда делась его расслабленность и опьянение...
  - Мне нужно осмотреть её тело, чтобы понять суть ритуала, - закатил я глаза. - Я не могу проклинать людей, поэтому нужен след или вещь, которая связана с событием.
   - Медики уже осмотрели леди, - командир антизвена отступил, и я поспешил растереть ноющее запястье. Зверь! - Никаких следов.
  - Никаких? Вообще? Даже малюсенького синяка? - я всё ещё был скептично настроен, но Лан Арт серьёзно кивнул.
  Посмотрев на свою руку, затем на девушку, затем снова на руку, я закусил губу. Что за ерунда? Уверен, у меня теперь точно будет синяк. А у Ранран, значит, ни царапины? Потерять способность и выйти из ситуации невредимой? Нет, погодите...
  - Значит, ментальное вмешательство? - пробормотал вслух.
  Это всё усложняет. Ритуал инициации и всё связанное с цветными кристаллами, дарующими аномальные способности, хранится в секрете. Что-то знают только хранители храма, но они без важной причины ни с кем не разговаривают. Приблизиться к кристальным священнослужителям можно только в связи с инициацией. Любые другие вопросы и дела они пропускают мимо ушей, и только к правителю округа могут прислушаться.
  Но даже так - вряд ли они раскроют тайну цветных кристаллов. Стоит ли ломиться в Зелёный храм, чтобы узнать хоть что-то?
  - Что насчёт случая месячной давности? - спросил я наконец. - Са Ари На исследовала разум выживших?
  Получив ответ, я ещё больше призадумался. Голубовласка стояла во главе сыска не просто так. Шэры обладают врождённой справедливостью. Они могут утаивать, но не лгут. Все это знают, поэтому именно Са Ари На зовут в критических случаях.
  Даже если шэра дружит с Ранева, другие рода не могут обвинить её в фаворитизме благодаря природным особенностям. Если Ранева совершат преступление и попадут под подозрение, Са Ари На применит свою способность и против них.
  Этакий абсолютный гарант справедливости... Благодаря которому я могу спокойно жить здесь и не волноваться, что моё прошлое вмешается в настоящее.
  И всё же она не смогла просканировать жертв - потому что даже малейшее погружение грозило разрушением и без того измученного разума. Сделано ли это специально? Или же... это последствия ритуала?
  - Есть ли в городе люди или артефакты, способные ускорять время? - обратился я к лучнику, настороженно наблюдающему за мной.
  Древние, не буду я нападать на бессознательную девочку, за кого ты меня держишь?
  - Зарегистрированных нет, - сухо ответил Лан Арт.
  Понятно, значит, он допускает, что в город есть тайные пути.
  Бесполезно брать вещи девушки и проклинать их для "встречи" с потерянной способностью. Она, судя по всему, связана с сознанием человека и, вероятно, нематериальна. Её поместили в какой-то сосуд, что усложняет будущий откат до неведомого уровня.
  Следующим пунктом моего расследования стал морг.
  - Ты уверен, что хочешь сделать это сейчас? - голос плетущегося позади командира антизвена снова стал ехидно-елейным.
  Этот ублюдок раздражает всё больше и больше. Кому это надо, мне? Я не собираюсь долго тянуть с этой историей. Чем быстрее отделаюсь от обязательств перед Ранева, тем лучше.
  Изучив погибшего стража и едва сдержав нервную дрожь (да, я неженка, и что?), пришёл к неутешительному выводу. Нужно идти на место преступления. Медики уже выяснили, что хотя у стража и высосали кровь, это не было делом клыков вампира. В отличие от Ранран, у стража хватало гематом, правая рука и несколько рёбер сломаны, трещина в черепе. Очень похоже, что кто-то или что-то врезалось в него, мгновенно вырубив и впечатав в стену здания. И только после этого он лишился всей крови, от чего и умер.
  - Вероятно, какой-то артефакт, - отметила кучерявая девушка, разглядывая меня тусклыми глазами.
  Сначала я решил, что её волосы белые, но присмотревшись, понял, - прозрачные. Забавная аномалия.
  - Вряд ли кровь была нужна для ритуала?
  "Ты меня спрашиваешь?" - прочёл я ответ на её апатичном лице.
  Да уж, время за полночь, сложно добиться от кого-то энтузиазма в такое время. Нет, какого древнего, почему такое чувство, будто я единственный заинтересован в расследовании? Все ли дела в этом городе рассматриваются так?
  Я потёр лоб, чувствуя, как отчаяние ласково взбирается от колен к животу. Показалось, что все люди в этом мире внезапно превратились в зомби, и лишь я один всё ещё жив... Или же просто не догадываюсь, что уже мёртв.
  Вздрогнув, поёжился и решительно заявил:
  - Отправляемся в южный лабиринт. У вас же здесь где-то есть экипажи?
  Но стоило шагнуть за порог, как возникло непредвиденное препятствие в виде хмурого колдуна.
  - Вали к себе, - ледяным голосом произнесло это ночное чудо.
  А я словил дежавю. Кажется, что-то такое было в доме Эсмеральды: когда надо было срочно что-то делать, а один наглый и ленивый следователь пустил всё на самотёк. Хотя секунду... я скосил взгляд на лучника. Тот совсем не удивился при виде колдуна. Он его позвал? Вряд ли Кэлеса вытащили из дома...
  - Как я могу отдыхать, когда первый следователь магического сыска Фаноры так усердно трудится? - расплылся я в приветственной улыбке.
  Но был проигнорирован. Черноволосый надменно взглянул на Лан Арта, и тот поспешил отметить:
  - Ничего нового.
  ... ! Кончено, ничего нового. Я по крупицам выдираю информацию из ваших сотрудников, а ты ещё пытаешься сказать, что я бесполезен?
  - Мне нужно осмотреть место преступления, - не сдержал я обиды в голосе.
  - Ночью?
  - А какая разница?
  Мы снова поиграли в гляделки, и колдун, наконец, вздохнул, взъерошив и без того стоящие дыбом волосы.
  - Значит, не выйдет воспользоваться проклятием поиска?
  Ух ты, уже и название красивое придумал, "проклятье поиска". Я спустился с порога здания и вдохнул уже совсем не мягкую прохладу ночи. По телу прошла слабая дрожь - всё-таки в моём родном округе климат потеплее.
  - Выйдет, почему нет? - равнодушно произнёс. - Но вряд ли мы с тобой потянем последствия. Так что надо упростить задачу. - я прищурился и разглядел позади колдуна притихшего оборотня. - Любой элемент ритуала в моих руках приведёт нас не только к способности Ранран, но и к тому, кто это всё провернул.
  Невесть откуда взявшийся ветер заставил прищуриться, чтобы защитить глаза от пыли. На нос упали серебристые пряди, выпавшие из косы. Леди Ранран - тоже элемент ритуала, но увы...
  - Хорошо, - перебил мои мысли усталый голос Кэлеса. - Но с этим мы сами разберёмся. Иди домой.
  Что за насекомое покусало этого придурка? Он боится, что я кого-то прокляну, пока ищу улики? И как я могу спать вообще, когда за мной шатается это? Колдун заметил мой косой взгляд и процедил:
  - Постелишь ему на полу в своём кабинете. Почему мне нужно говорить о таких мелочах?
  Уложить одного из известнейших людей Фаноры на пол? Ты уверен?
  "Гениальный стрелок на проклятом полу", "Проклинатель и командир антизвена под одной крышей"...
  Я оборвал фантазию, с энтузиазмом подкидывающую идеи для заголовков еженедельного вестника. Герой газетных историй за моей спиной коротко икнул.
  
  - Так вот оно какое, логово демонов, - задумчиво протянул своим обычным тоном Лан Арт, оказавшись в моём кабинете.
  - Демоны? - удивлённо глянул я на него, закрывая дверь.
  Здание, отданное мне Кэлесом, не было огорожено забором. Изначально войти в дом можно было только по высокой деревянной лестнице, но мне не очень хотелось рисковать и сваливаться с неё каждый раз, когда откаты выходили из-под контроля. Поэтому вместо лестницы перед домом теперь была высокая утрамбованная насыпь. Вообще-то это портило прекрасный вид улицы - ведь всё вокруг было выложено артефактной самоочищающейся плиткой, земля виднелась лишь за чьими-то заборами, в клумбах, аллеях и парках.
  Но кто будет придираться к проклинателю? На самом деле, пытались, но я пообещал, что мусор не выйдет за рамки насыпи благодаря идеальному проклятью, и городские чинуши заткнулись.
  За входной дверью раньше была прихожая и две двери. Я снёс одну из стен, сделав кабинет более просторным. А во второй комнате (после долгого разбора мусора) организовал спальню.
  - А мансарда? - поинтересовался Лан Арт, разглядывая тонкое одеяло, которое я небрежно бросил на пол.
  - Там живут пауки, - равнодушно ответил я и зевнул.
  - Я не боюсь насекомых...
  - А проклятых?
  Светильник на рабочем столе таинственно подмигнул, и я поспешил его выключить - заряд энергии не резиновый. Что с того, что у меня сейчас нормально с деньгами? Кто знает, как всё обернётся с этим проклятым расследованием...
  Лучник, не успевший даже примериться к полу, остался один в темноте. Я рухнул на холодную кровать в своей комнате и протяжно вздохнул.
  Что скрывает Кэлес Ранева?
  
  Утро наступило непростительно рано. Наступило и потопталось по мне всеми своими лапами.
  - Демоны, - до жути бодрым голосом вещал Лан Арт, поглощая утреннюю порцию бухла. - Так называют предавших свою сущность шэр. Это страшное и непредсказуемое событие, которое полностью меняет вектор их силы и характер.
  Он прервался, чтобы вонзить зубы в куриную ножку. Я, совершенно не выспавшийся, а потому едва ли не выворачивающийся на изнанку при виде еды, мрачно парировал:
  - И?
  - Разве не похоже на тебя? Наверняка до пятнадцати лет ты был благородным, добрым парнем, надеждой своих родителей... - он снова прервался на интенсивное пережёвывание жареной курицы и хитро покосился на меня, ожидая реакции.
  Вода, которую я пил, пошла не в то горло. Закашлявшись и вытаращив на лучника глаза, я пытался что-то промычать, но безрезультатно.
  - Ну-ну, - похлопало это чудовище меня по спине. - Только не говори, что я первый, кто распознал в тебе благородного.
  - Да нет, - наконец откашлялся я. - Ты первый, кто решил, что когда-то я был добрым.
  - А ты был? - и откуда в людях столько любопытства?
  - Не знаю, - пожал я плечами и наконец почувствовал в себе смелость протянуть руку к куриным ножкам. - Что вообще значит "добрый"? - на вкус, кстати, оказалось не так плохо, как на вид. - Не нарушающий закона? Тогда я и сейчас добряк.
  - Кхы, - теперь уже давился пьянчуга. - А как же незаконная торговля на рынке?
  - Ой, - выдал я и отвёл взгляд.
  Мы были в той же забегаловке, что и вчера. С утра здесь было поприличнее: официантки сменились, за стойкой моргал сонный парнишка, а из всех столов занято было только два - наш и тот, что стоял в самом углу. Свет ламп до него не дотягивался, поэтому было никак не разобрать, кто успел напиться с самого утра до состояния полной невменяемости.
  - Кстати, что за ужасные артефакты у тебя воду в ванной греют? Она холодная!
  Ох-хо-хо. А вот и долгожданные замашки благородных. Скажи спасибо, что у меня вообще есть что-то такое и тебе не пришлось идти в общественные умывальни!
  - На что денег хватило, то и купил, - мрачно процедил в ответ.
  Лан Арт прекратил жевать и удивлённо поднял светлую бровь.
  - Разве у тебя нет богатого друга, который обо всём позаботится?
  Че... чего? Это он о Кэлесе, что ли? Курица всегда была на вкус такой солёной? Какой, однако, интересный узор у стола! Тринадцать умножить на три - тридцать девять, а некоторые люди, когда трезвы, оказывается, становятся ещё более противными.
  - Нашли что-нибудь по делу? - попытался сменить я тему.
  - Нет, - как-то лениво откинувшись на спинку стула, отозвался Лан Арт.
  Это я и так знал - никто с ним по медальону связи не разговаривал, так что откуда взяться новостям? Просто хотел уколоть, мол, бесполезные вы все, ничего не можете. Но только посмотрите на него! Что за бесячее спокойствие? Их расследование не продвинулось, а он сидит тут, жуёт. Эх, если бы хоть за одну вещь жертв можно было зацепиться... Погодите-ка.
  - Можно ли считать труп вещью?
  О, прекрасно, наконец-то этого гада проняло - очередной кусок заблокировал ему дыхание, глаза выпучились, а щёки надулись. Совсем не геройски. Но главное не это. Чувствуя, как на лицо наползает безумная улыбка, добил собеседника:
  - Идём в морг. Немедленно!
  
  В морге я обрадовался, что съел совсем немного. И вовсе не из-за трупа - тот ничем не отличался от себя вчерашнего. А вот окружение - очень даже. Под холодным взглядом Фоэна Ранева не хотелось не то что двигаться - моргать. Морг, моргать...И почему в напряжённых ситуациях всегда тянет по-дурацки шутить?
  - Значит, решил осквернить тело моего подчинённого?
  Проклятье, откуда это давящее чувство? Это из-за его телосложения? Колени стали какими-то вялыми, и, хотя очень хотелось отвести взгляд, почему-то не получалось. Ни здравствуйте, ни даже кивка - сразу "осквернить".
  Правая рука правителя округа, старший из сыновей Ранева - Фоэн. Он же - глава антианомальной стражи и номер один в том самом рейтинге красавцев. Что забыла здесь такая фигура?
  - Приветствую лорда, - наконец нашёл я силы отвести взгляд и склонил голову. - Отрадно знать, что правящий род так беспокоится о своих подданных, что...
  - Как я и сказал, он мой подчинённый, - перебил меня ледяной голос.
  Ну да, ну да, ещё бы он не имел права перебивать какую-то букашку. Слышал, что у него пассивная способность. Почему же кажется, будто меня вот-вот раздавит агрессивной аурой? Уже предвидя, что одна из моих хитростей вот-вот активируется из-за чувства кризиса, поспешил стряхнуть наваждение.
  - Мёртвые это мёртвые, - сухо произнёс. - Его судьба печальна, но мы должны думать о ещё живой леди Ранран.
  Ух. От нахлынувшего ощущения опасности я всё же задержал дыхание и невольно отступил на шаг. Позади с какого-то перепугу оказался стол с разными склянками. Разумеется, произошло болезненное столкновение моей пятой точки и жёсткой горизонтальной поверхности. Раздался мелодичный звон, и помещение заполнило ужасное зловоние.
  - Что за... - буквально через несколько мгновений все мы - Лан Арт, прозрачноволосая работница морга, Фоэн с помощником и я - оказались на улице. По лицам в три ручья текли слёзы.
  - Это... кха-кха, - попыталась объясниться девушка, - результаты анали... кха-кха-кха!
  - Какая кха-хка хала-кхаха-тность! - сердито накинулся на неё щуплый по сравнению с начальником помощник Фоэна.
  Мне даже стало немного совестно - если бы чуть сдержался и не зажмурился одновременно с шагом назад, ничего бы не произошло. Всё-таки, перемудрил я со своей безопасностью после инцидента с Эсмеральдой... Зато минус один откат. Поздравляю, Шинра.
  - Ты... - на меня уставились синие глаза, полные слёз, и я внезапно пожалел, что под рукой нет фиксатора изображений, запоминающего выбранный объект. Его используют в паре с другим артефактом, благодаря которому можно нанести это же изображение на что угодно.
  Если бы я мог продавать кружки с изображением рыдающего номера 1 из списка красавцев - разве нужно было бы заниматься проклятиями? А сколько денег можно получить, делая татуировки!
  - Вы первый начали, лорд, - обиженно утирая слёзы, отозвался я. - Мне всего-то, кха, нужен клок волос или ноготь, а вы сразу "осквернить". И откуда только такие мысли берутся? Кха... Ещё скажите, что подразумевали сексуальное домогательство!
  Неожиданно, но слёзы начали течь ещё сильнее. Вроде покинули уже помещение, что за дела? Чувствую себя маленьким мальчиком, по-моему, уже сопли текут. Разрыдаться на глазах почти незнакомца... Ой. Кажется, в прошлом я что-то такое писал в одном из откатов. Безжалостно утерев сопли рукавом (фу, надо срочно переодеться), продолжил гнать бочку на одного из самых могущественных людей в городе.
  - Я хотя бы что-то пытаюсь делать, а чем занята стража? Ни артефактов, ни нормальной информации, - голос позорно дрогнул. - Если не решу это дело, то придётся уехать из округа, но я-то никак не могу...
  - Эм, возьми себя в руки, - в голосе Фоэна послышалось удивление. - Это всего лишь недопонимание... Что ты как девица?
  Мне и самому было чертовски стыдно. Последний раз я рыдал после той проклятой инициации, и то - в одиночестве, там, где никто не видел. С тех пор никогда не позволял себе предаваться столь бесполезному занятию. И тут - на тебе. И чём только думал, когда создавал подобный откат... Неужели правда: способности из чёрного списка сводят с ума своих владельцев? Учитель, хотя и пытался привить мне хладнокровие, сам был не таким уж и уравновешенным, и в конце концов закончил весьма дурно...
  Видя, что я никак не реагирую, Фоэн неловко похлопал меня по плечу - мол, ну что ты... Внутри вспыхнула такая злость, что захотелось вцепиться в эту руку зубами. Даже не знаю, что остановило - здравый смысл, тот факт, что это запускает очередной вредный откат или голос, способный заморозить пустыню.
  - Что случилось опять?
  О древние, Фоэн, спаси! Прежде чем понял, что делаю, я нырнул за спину синеглазого монстра, довёдшего меня до истерики всего за несколько минут знакомства (браво, ты переплюнул своего брата!). Удалось полностью скрыться за его внушительной фигурой (хоть какая-то польза). А вот в том, что колдун не заметил моего позорного поведения, всё же не уверен.
  Кажется, совсем недавно я говорил о том, что осталось показаться этому гаду рыдающим и жалующимся на тяжёлое детство, - и всё, я на самом дне? И почему же это падение кажется не таким уж сложным делом?
  - Кэлес, -выглянул я из-за плеча Фоэна и улыбнулся новому участнику событий. - Какая прекрасная встреча...
  Ответный взгляд угольных глаз заставил оборвать приветствие.
  - Брат, - как-то вкрадчиво проговорил колдун. - Мы же договорились.
  М? О чём это он?
  - Всё в порядке, - бархатисто пропел в ответ Фоэн, сделал шаг в сторону и снова похлопал меня по плечу. - Мы обсуждали сотрудничество...
  - Слёзы утри, - серьёзно посоветовал Кэлес.
  Глава антианомальной стражи выудил откуда-то синий платок и избавился от жидкости, которую наверняка можно было бы толкнуть чувствительным барышням за хорошие деньги. Стоп... Платок? И кажется, я вижу весьма милую вышивку...
  - Простите, - выдавил я сквозь хохот под удивлёнными взглядами. - Это был один из моих откатов.
  - Псих, - отчётливо произнёс Лан Арт, впервые открыв рот с тех пор, как мы столкнулись с его начальством.
  
  Мы перебрались в помещение, похожее на кабинет. Девушка с прозрачными волосами отправилась совершать геройский поступок - проветривать и добывать прядь волос мертвеца. Лан Арт и помощник Фоэна были отосланы с каким-то поручением. Я ждал вопросов о том, что собираюсь делать и грозит ли проклятье последствиями, но недооценил семейство Ранева.
  - И часто такое бывает? - первым делом спросил Фоэн, усаживаясь в кресло и снова приобретая ореол грозного хищника.
  Это он про откаты?
  - Да постоянно, - отмахнулся я, с наслаждением падая на диван.
  С тех пор как увидел этого человека в слезах, боюсь, его грозная аура на меня больше не подействует... Ох, проклятье! Я напрягся и подался вперёд, серьёзно глядя в серо-синие глаз.
  - Пожалуйста, сохраните это в тайне, - выдавил чуть ли не умоляюще. - Ну, про откаты.
  - Почему?
  - Моя репутация... Кто захочет заказать проклятье у такого неловкого человека?
  Сбоку раздался возмущённый фырк.
  - Твоя репутация как раз и не позволяет людям просить о чём-либо, - Кэлес продолжал отыгрывать ледяную глыбу.
  Это продолжение вчерашнего настроения? Всё-таки зря я думал, что ситуация не волнует магический сыск. Обычно колдун более расслаблен. Я потеребил косу.
  - Но это же проклятия, они и должны наводить ужас... - взгляд Кэлеса упал на мою руку, и я быстро её опустил.
  Древние, опять спалился, показав, что не очень честен.
  - О, уверяю тебя, это было достаточно ужасающе, - Фоэн с удручённым видом смахнул слезу - на этот раз невидимую.
  Вот теперь вижу, что братья. Они вообще случайно не двойняшки?
  - Что ты будешь делать с волосами? - наконец перешёл к делу Кэлес.
  Я попытался сделать таинственное лицо, но был немедленно морально избит. К тому моменту, как работница морга вернулась с заветным ядром для будущего проклятия, мой язык уже заплетался от объяснений... И почему нельзя просто дождаться результата? Хотя о чём это я. Десять лет прошло, а так и не привыкну к этой невидимой надписи на своём лбу - "проклинатель".
  Но на кону не только проблема со штрафом. Этот колдун обещал: если найду жрецов, если леди Ранран поправится... Я смогу торговать откатами - на вполне законных основаниях. У меня ведь ещё десяток не сбывшихся откатов, завязанных на торговле.
  Я ведь не хочу, чтобы мир сам создал условия, при которых люди покупают у меня дырявую шляпу за один золотой оний. Так и представляю себе эту прекрасную сцену: лошадь взбесилась и чуть не затоптала вашего бедного слугу. Всего лишь перелом ноги и рёбер, вывих челюсти и дырявая шляпа. Благородный лорд - хозяин лошадки - покупает несчастный головной убор в качестве извинения, вместо того чтобы просто дать денег на лечение...
  - Есть кое-что, что преступники забрали у бедного Балта, - расплылся я в зловещей ухмылке. - И если "это" всё ещё у них...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"