Shennerian: другие произведения.

Проклинатель без имени

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мир, где живут обычные и аномальные. В 15 лет каждый его обитатель может пройти инициацию и получить великий дар. Но иногда этот дар оборачивается проклятьем. Кстати, о проклятьях...

    3 главы, 4 пишется. Есть на author.today.


  
   Пролог
  
  Ночь, глухая, насколько она может быть в небольшой, но живой деревушке. На улицах не горят фонари, но огоньки в домах, что ещё не погрузились в сон, ласково подмигивают. Безграничным покрывалом простирается небо над одинокой среди пустынных холмов деревней.
  Кажется, будто звёзды сейчас упадут - настолько они жирные и довольные. "Чив-чив-чив", - пронзительно и самоуверенно звенит в саду у крайнего с юга дома. В беседке перед масляной лампой замерла фигура, склонившаяся над очередным черновиком письма (черновиком, потому что несколько безобразно зачёркнутых строк уже не дадут тому стать содержимым плотного белого конверта, лежащего тут же).
  "Друг мой, я очень устал", - начало выведено всё ещё твёрдой рукой, но чем дальше, тем сильнее клонятся буквы вправо, тем сильнее слова наползают друг на друга, убегают то вверх, то вниз...
  
  1. Приглашение
  
  - Друг мой, я очень устал, - проговорили мои губы, пока брови безуспешно пытались целовать небеса.
  Белый плотный конверт, небрежно вскрытый и отброшенный в сторону, пришлось снова искать, но напрасно. Если обратный адрес ещё был, то имени... имени не было.
  Ну, конечно, неизвестный ошибся. Нет у меня друзей. Даже если и были, быстро вывелись. Проклинатель - плохой друг, даже если старается.
  А я не старался, уж слишком ленив.
  "Белый округ, деревня Олир, дом 8", - гласил обратный адрес. Насколько я помнил, никто из моих знакомых в такую глушь не забирался. Итак, неизвестный ошибся. Скорее всего, это связано с тем, что арендовать этот офис я стал буквально в прошлом месяце, а почта добиралась в это место... Путь конного где-то две недели. Странно.
  
  Угол этого дома пустовал уже как бы не десяток лет. От стольких пыли, хлама и вещей пришлось избавляться, что открылся я только вчера... Впрочем, работа появилась уже сегодня. Утром выпроводил дамочку, плохо изображающую истерику и умоляющую меня проклясть её бывшего мужа.
  Не понимаю я этих людей, неужели так сложно понять: закон запрещает проклинать разумных существ, и наказание за его нарушение - смерть или вечное заточение. Как-будто какая-то жалость может меня толкнуть на подобное безумство!
  Но вернёмся к письму.
  
  "Который год я пытаюсь разобраться в произошедшем... и не безрезультатно. Оглядываясь назад, я понимаю, что узнал достаточно, чтобы остановиться. Но стоит это признать, как ужас накроет с головой - я беспомощен. Болезнь продолжает пожирать меня, и скоро я стану одним из этих безымянных. Только ты, ты помнишь меня, ты знаешь имя моё - другие уже все забыли, стёрли, сбежали.
  Я держался, сколько мог. Нашёл источник - по крайней мере, он очень похож на источник - и упустил его. Помнишь же, тот случай в Аварлене? Когда стражник решил, что он - младший сын лорда Руберуса, который погиб за год до этого? Его все признали сумасшедшим, и только мы с тобой попытались разобраться. Прежде чем он был казнён за то, что попытался отомстить лорду Нерету, мы добились встречи - и услышали много интересного. А главное: на "сумасшедшем" явственно читалась печать проклятия. Ты ещё сказал, что не чувствовал такого никогда (а ты повидал немало проклятий, Кэл)".
  
  Я моргнул. А вот это уже интересно. Можно не бояться, что именно мне адресовано письмо (а то на части "только ты меня помнишь" в голове начали рождаться смутные подозрения). Кэл... Если это тот Кэл, о котором я думаю, то всё гораздо неприятнее, чем кажется. А если...
  В дверь раздался грубый стук, и тут же, практически без паузы она отлетела в сторону, а в довольно маленькое, между прочим, помещение ворвался темноглазый черноволосый колдун.
  - Помянешь... - только и успел пробормотать я, прежде чем рот мой оказался связан заклятием, а руки свело судорогой.
  Ноги, кстати, тоже (о боги, неужели этот фанатик думает, что я могу ими писать?).
  Следом за колдуном ввалились стражники, бледные, трясущиеся и тыкающие в меня замагиченными арбалетами. Да-да, вы всё правильно поняли, этих бедняг пугаю именно я - опасный и ужасный проклинатель.
  - Забирайте его, - глухо проговорил Кэлес Ранева, первый следователь магического сыска Фаноры, столицы Зелёного округа.
  - Да что в этот раз не так-то? - не выдержал я, скидывая не слишком-то надёжное заклятие.
  По-моему, со стороны стражи даже писк какой-то послышался, по крайней мере их бегство напоминало исход мышей из того чулана, который я чистил вчера для какого-то скупого купца. Скупого не потому, что все купцы такие, а потому, что обычно за этим обращаются к ведьмам. Но я ж дешевле...
  - Сопротивляешься? - удивлённо произнёс Кэлес, и чёрные глаза его посветлели.
  Ну, да, обычно я молча дефилирую по улицам города в окружении этого почётного эскорта, вся Фанора любуется мной прекрасным, я посылаю окружающим воздушные поцелуи... а потом, когда обнаруживается, что вина не моя, радостно потираю руки при виде небольшой очереди жаждущих получить персональные проклятья.
  - Сядь, - ткнул я в сторону кресла (между прочим, сам сижу на какой-то коряге), и колдун, потрясённый моей наглостью, прямо сполз в этот предмет мебели. - Это тебе, - небрежно перебросил ему письмо.
  Секунду меня изучали эти серо-чёрные глазищи, которые (я точно знаю!) бывают очень ласковыми, но отнюдь не ко мне. Ещё пару минут шелеста бумаги, и Кэлес снова готов к диалогу.
  - Я не знаю этого человека, - озадаченно произнёс он, и в кои-то веки его взгляд не обещает мне пыток и дознаний. - Но да, я помню случай в Аварлене, и даже то, что участвовал в нём...
  - Конечно, ты его не знаешь, - закатил я глаза. - Там же чёрным по белому: болезнь, из-за которой все станут безымянными.
  Минута молчания, в которой слышно, как пыхтят и переминаются стражники за дверью.
  - И ты думаешь, что это остановит меня от ареста? - наконец фыркнул черноглазый. - Особенно после сопротивления?
  Я размял отошедшие после онемения пальцы и удивлённо на него посмотрел. Снова минута, в течение которой мы таращились друг на друга, как влюблённые.
  - Слушай, ну будь паинькой, - сдался первым колдун. - Нам нужно, чтобы ты пошёл с нами.
  - Это срочно? - вздохнул я.
  - А у тебя есть какая-то работа? - казалось бы, ещё более удивлённым следователь и быть не может, но цвет его глаз уже подозрительно приблизился к серебристому, так что мне пришлось уныло покачать головой и снова послушно принять запечатывающие заклятия.
  Да уж, ни к чему пугать население. Стражники будут молчать, им по службе положено, а вот горожанам вовсе незачем знать, что я не просто проклинатель... а скажем, так, очень способный, гениальный, умный и виртуозный.
  А что? Не каждый проклинатель способен создавать отложенные проклятья... нет, чепуху несу. Создавать их может любой. А вот контролировать - это уже что-то невероятное.
  Точнее, я думал, что невероятное, а вот теперь получаю это странное письмо и обнаруживаю там намёки на массовое проклятие (жутчайшее дело, я вам скажу). Вот это - уже невероятное. Хотя бы просто потому, что проклинателей, способных на такое, не видели уже...
  Да никогда не видели. Потому что откат у такого проклятия даже представить невозможно. Считается, что итогом всегда будет смерть, мучительная и ужасная. А вместе со смертью источника выдыхается и само проклятие. Доказано учёными Института вербальной магии, между прочим. Именно поэтому чаще всего наказание за нарушение закона для проклинателя - смерть. Так сказать, на всякий случай, чтобы снять с тех, кто пострадал, возможные проклятия...
  Конечно, если есть возможность провести ментальное сканирование, выясняется, что нарушение было только одно, и проклинатель отправляется в вечное заточение. Ну, так говорят, что вечное, а на самом деле... на самом деле никто не знает, так как остров, на который всех увозят, хорошенько так проклят самым первым человеком, который установил эти правила. Вот ведь странность, именно проклинатель и положил начало закону о проклятии разумных существ...
  О нет! Пока я предавался сим меланхоличным размышлениям, путь был пройден, и мы уже торчали перед вычурными дверями здания магического сыска. А как же моя слава, воздушные поцелуйчики дамам, разозлённым на мужей, и неизменная прибыль? Проклятый Кэлес, так и знал, что у его предложения дешёвой аренды двойное дно!
  Самое интересное - на раздражающе правильном лице чернявого не отражалось ни грани ехидства. И всё же я чуял: он злорадствовал!
  Пока я увлечённо ругался про себя, одна из дверных створок распахнулась, и наконец стала ясна причина нашей задержки у ступенек. Комитет по торжественной встрече меня любимого возглавлял кое-кто более раздражающий, чем Кэлес Ранева, первый следователь магического сыска, находящийся в подчинении у вот этой... особы.
  - Ши-и-инра, солнышко! Я так рада тебя ви-и-идеть, - сладко протянули ярко-голубые губы, а в душу впились глаза цвета морской волны.
  Её волшебнейшество Са Ари На, представительница магических разумных существ, обитающих на летающих островах на востоке от Цветных земель Онии. Сами себя они зовут шэрами, а необразованные обыватели зовут их то нимфами, то стихиалями. На самом деле среди них есть и те, и другие. Шэры рождаются из явлений природы, во время магических бурь, воин и чьих-нибудь неосторожных экспериментов, прямо на месте аномалии. Потом обычно мигрируют на острова - что-то там их притягивает. Говорят, сам наш мир, великолепная Фанария, отправляет шэров, чтобы наказать дерзнувших нарушить её целостность.
  Но, честное слово, не представляю, в каких таких обстоятельствах должна была родиться Са Ари На, сильнейший менталист Фаноры и самая порочная из женщин, которых я встречал (так, не надо загибать пальцы, их было не так уж и мало!).
  Именно когда эта личность начала надменно левитировать в мою сторону, я всерьёз задумался над тем, что стоило бы сопротивляться. До сих пор в расследованиях, в которые меня впутывали, обходилось как-то без сканирования моего бедного на размышления мозга. Очень быстро выяснялось, что я весь такой белый и пушистый, а ловить надо вообще других субъектов, между прочим, смывшихся, пока следователи на меня отвлеклись.
  И вроде пора выучить урок, что я не настолько туп, чтобы нарушать закон, но нет. Вновь, по кругу, как будто соблюдая какой-то проклятый ритуал, Кэлес арестовывал меня, проводил поверхностное дознание и отпускал восвояси. Я даже одно время подозревал, что чем-то лично ему насолил, о чём и спросил колдуна. На что получил удивлённо посветлевший взгляд и больше тему не поднимал.
  Щёк моих коснулись вечно холодные, голубоватого оттенка руки. Прежде чем я успел что-то сообразить, заклятие онемения было снято, вообще все магические оковы слетели, а ловкие руки совершенно неприлично одетой женщины уже шарили где-то под рубашкой.
  - Кэ... Кэлес, мать твою, - полузашептал, полузавопил я, не в силах отвести взгляда от огромных озёр-глаз на лице менталистки, оказавшемся так близко, что я мог слышать её дыхание. - Что происхо...
  Каменная кладка поцеловала меня в скулу, а перед глазами оказались ноги, много ног. Одни босые и голубоватые, не касающиеся пыльной поверхности, другие - в шнурованных ботинках со странной вязью и слабоватым свечением. Остальные - одинаковые сапоги - стражников.
  - Не он, - разочарованный выдох глубокого, завораживающего голоса, и пара самых выделяющихся ног исчезла из поля зрения.
  - Поднимите, - послышался чуть охрипший голос следователя, и меня наконец затащили внутрь здания.
  Чего-то не понял, если я не виноват, почему меня не отпускают?
  
  - Кэлес Ранева, первый следователь магического сыска Фаноры, столицы Зелёного округа, - занудно и с абсолютно с той же интонацией, что и все предыдущие разы, выговаривал колдун.
  И если бы его голос не был бы таким... ну, скажем, по ощущениям его голос казался маслом для вечно скрипящей двери. Низкий, с лёгкой хрипотцой и какими-то странными обертонами, вызывающими мурашки и желание спросить, почему колдун, а не бард.
  - Проклинатель второй ступени, Шинра Эстер. Это вы? - ну ё-моё, опять по кругу.
  Нормально же общались, и вот это идиотское "вы".
  - Последние двадцать пять лет - я.
  - А предыдущие? - удивлённо спросил помощник Кэлеса, отрываясь от протокола.
  - Откуда мне знать? - вытаращился я на него.
  - Так ведь... - помощник неуверенно покосился на колдуна, а я в который раз про себя подумал, что этот неуживчивый Ранева опять выбрал в качестве своей правой руки какого-то неумёху.
  Сколько ни попадал в эти застенки, помощники были всегда новые, всегда таращились на меня, как на ночной кошмар и обязательно вызывали у Кэлеса приступы раздражения. Но в этот раз что-то пошло не по плану. Задумчиво посмотрев на довольно щуплого внешне парнишку (аномального в нём выдавали серые с вертикальным зрачком глаза), колдун пожал плечами и выдал:
  - Никто не может сказать, кем он был в прошлой жизни, Лео. Даже оракулам в этом плане нет веры.
  - Что? - по кошачьи раскосые глаза уставились на меня, и, судя по странному шевелению носа, я действительно угадал со скрытой сущностью этого Лео. - Он едва старше меня?
  Ну, вот, что за стереотипы? Да, всем известно, что аномальные живут дольше обычных людей. А проклинатели так вообще вроде бы не стареют. Но хватит приписывать мне столетия, вовсе это не седые волосы, это благородное пепельное серебро! Я таким родился...
  Вместо ответа Кэлес вдруг выдернул из рук оборотня бумагу и с видимым интересом вчитался в написанное. Судя по тому, как светлели его глаза от строки к строке, чтиво было занимательное. Не выдержав, я обошёл массивный стол и, заглянув через плечо колдуна, вчитался.
  "Подозреваемый в нарушении закона о проклятии разумных существ злобно смотрит на следователя. Следователь, сохраняя благородное спокойствие, задаёт вопрос, дабы установить личность надменно отвечающего проклинателя..."
  - Неплохо, - отмечаю я, и наталкиваюсь на ироничный взгляд Кэлеса. - Что? Ты сам от протокола отступил, так что не жалуйся, - пожимаю плечами и, не выдержав, зеваю.
  За что тут же получаю неприятный толчок пальцем в лоб и еле успеваю вцепиться в столешницу, чтобы не упасть.
  - Веди себя прилично, идиот, - добавляет льда в голос Ранева. - Кажется, кто-то недавно жалобу в управление накатал, что из-за постоянных необоснованных арестов терпит убытки...
  - Ой, - я попытался задавить наползающую на лицо улыбку, но безуспешно. - А я думал, мою заявку даже рассматривать не станут...
  - Не станут рассматривать заявку самого известного проклинателя в городе?
  - Известного?
  И вновь этот удивлённо посветлевший взгляд, но в этот раз я тоже искренне удивлён. Если я так известен, то где толпы у моего офиса? Где куча заказов, приятно звенящие монеты и уважение горожан?
  - Прекрати-и-и, солнышко, - звучит от входной двери, и меня мгновенно смывает обратно на предназначенное для допрашиваемых сидение. - Дурная сла-а-ава не то-о, из чего вы-ы-году получишь. Боятся тебя, что непонятного?
  Последнюю фразу шэра произнесла уже нормально. Вытягивала гласные Са Ари На только тогда, когда пользовалась своей способностью читать сознание разумных. Но обычно я чётко ощущал вмешательство голубовласки (головокружение и потеря ориентации в пространстве), а значит, сканировали сейчас не меня.
  - Да я вроде никому зла не причинял, - озадаченно потеребил я кончик косы и тут же выругался про себя.
  Идиотская привычка, выдающая меня с потрохами! Отрежу эту идиотскую косу к древним... А сейчас мне приходится мило улыбаться под заинтересованными взглядами нимфы и колдуна. Эти двое достаточно хорошо меня знали, чтобы сделать выводы: увиливаю. Зло я причинял и очень даже не вроде.
  - Са, - произносит наконец Кэлес, и невероятно светлый цвет его глаз выдаёт то потрясение, которое он сейчас испытывает. Впрочем, краткое обращение к начальству тоже его выдаёт. - Ты уверена, что мы можем ему доверять?
  И вот тут я чуть и вправду не поседел.
  - Не надо мне доверять! - завопил и сам поразился тому, насколько высоким стал голос. И прежде, чем кто-то успел что-либо вякнуть, зачастил: - Чтобы причинять зло, вовсе не обязательно проклятия использовать! И вообще, ты это заслужил, ясно? Неужели думал, что за эту подставу с офисом я не отомщу?
  Лицо Кэлеса вытянулось, а пальцы нервно забегали, перебирая невидимые для меня колдовские нити. Кэлес Ранева, следователь, колдун-прядильщик и представитель одного из десяти родов, обладающих правами на Цветной трон ... Так вот, этот самый... благородный во всех смыслах человек (фанатики, выступающие за чистоту человеческой крови со мной бы поспорили), так вот, этот человек сейчас судорожно выплетал какое-то неприятное для меня заклятие, явно посчитав, что Шинра Эстер боле не заслуживает коптить одно небо с ним.
  - К-э-эл, - легла на плечо колдуна рука Са Ари На, а голова знакомо закружилась. - Успоко-о-о-о-о...
  Шэра оборвала фразу и сдавленно захихикала, опустившись на стул рядом с Кэлесом. Временами ей удавалось подавить хихиканье, и она было принимала свой обычный, томно-надменный вид, но затем голубые губы снова разъезжались, и по камере разносилось будоражащее "у-ху-ху-ху".
  - Что? Что там? - наконец не выдержал Кэлес, отпуская нити.
  - Пусть это будет тебе... сюрпризом, ху-ху, - почти проурчала бирюзовоглазая. Затем задумчиво накрутила на палец один из парящих ослепительно голубых локонов и серьёзно добавила: - Ты заслужил.
  Тут я уже не выдержал и нахмурился.
  - Э-э-э, народ, это, конечно, всё очень весело, но меня работа ждёт.
  В ответ же услышал слаженный фырк этих двоих.
  - Лео, сходи подыши воздухом, - промурчала глава отдела по расследованию запретного колдовства.
  Кошак на миг недоумённо застыл, но быстро сообразил, похватал бумаги и бочком, бочком, кося на меня вертикальными зрачками, выскочил из камеры. У меня неприятно зачесалась левая лопатка - верный признак больших неприятностей.
  - Шин, солнце моё, - мягкость этих глаз обманчива, на их дне только лёд - острый и бездушный. - Нам нужны твои услуги...
  Молчание длилось, наверное, минут пять.
  - Чего? - переспросил я, так и не подобрав иного приличного выражения моих мыслей. - Свихнулись, что ли?
  
  Квартирка, через одну стену от офиса, встретила меня чернеющим окном и запахом пыльного дерева. Наощупь я зажёг лампу и рухнул поперёк единственного предмета мебели - двуспальной деревянной кровати.
  Вся одежда была живописно развешана на гвоздях, торчащих из стены, обувь кучкой стояла у входа. Другие вещи... валялись под кроватью. Лампа тихо мерцала на подоконнике, и к ней уже с мазохистской страстью направились мошки и мотыльки. Ясно, пора обновить проклятье, отвечающее за выведение мелких насекомых...
  Са Ари На была немногословна. Представительница одного известного рода стала целью неизвестного проклинателя. Когда, где и зачем этот псих произнесёт проклятье, - неизвестно. Ясно только одно: возможность у него есть, так как угрозу доставили в письменном виде прямо на стол жертвы. Выяснить, как записка оказалась там, не удалось.
  Поэтому им понадобилась моя помощь. Помощь Шинры Эстер, единственного проклинателя второй ступени, в чьей законопослушности и лояльности уверены власти. У меня аж челюсть отвисла, когда я это услышал.
  Сдвинув свои вызывающе бирюзовые брови, менталистка приказала мне быть на месте сбора в пять утра. Естественно, я был против, настолько, что даже начал возражать, но...
  - Сто серебряных оний, - припечатал Кэлес, и я захлебнулся своим возражением.
  Деньги были нужны.
  Если по порядку, почему великий и ужасный магический сыск вдруг стал во мне нуждаться? Ну-у-у. Всё упирается в эту самую "вторую ступень", которую мне не удалось скрыть от их бдительного ока.
  Проклинателей условно делят по способностям на три ступени.
  Третья - когда можешь создавать только мгновенные проклятия на вербальном уровне. Т.е. говоришь "чтоб у тебя зубы повыпадали" вслух - так, чтобы тебя слышал проклинаемый объект. "Мгновенные", кстати, не значит - "немедленного действия". Честно говоря, это в принципе невозможно, так как проклинатели - не маги и не колдуны. Просто события, приводящие к проклятию, запускаются именно в тот момент, как ты его произносишь - ни секундой позже.
  Вторая ступень. К перечисленным возможностям добавляется письменность. Жертву не обязательно видеть своими глазами, а проклинаемому - не надо видеть саму надпись. Эта ступень намного сложнее третьей и намного опаснее. Вы можете написать проклятье на бумажке и сжечь её на глазах проклинаемого. Или пустить к его окну бумажный самолётик, или продавать амулеты с надписями - действовать проклятие начнёт в момент контакта - визуального или телесного. То есть, как только вы увидите объект, на котором написано проклятие, или же как только коснётесь его.
  Именно поэтому такие проклятья называют "отложенными". С помощью письма можно добавить столько условий, сколько захочешь, и они сработают - если ты, конечно, делаешь всё по правилам. Именно возможность манипулировать этими правилами и делает пропасть между третьей и второй ступенью такой глубокой.
  Первая ступень...
  О ней мало известно, в основном - мифы. Проклинатель может воздействовать на крупные объекты вроде местности - гор, равнин, рек, городов. Туда же относят массовые проклятия, возможность проклинать без контакта с объектом (не представляю, как?). И говорят, даже смерть такого проклинателя ничего не даст, - первая ступень позволяет привязывать проклятье к предметам. И пока, мол, ты не уничтожишь этот предмет, проклятье будет действовать. Одно известно точно: основатель запрета о проклятии разумных существ был первой ступени - ведь проклял же он целый остров...
  
  Это не значит, что третьеуровневый не сможет проклясть, скажем, реку. Очень даже может. Встанет над ней, завопит что-то вроде "пусть воды твои окрасятся алым" и... они окрасятся. На две минуты, а то и секунды. Потому что условий в этой фразе никаких, и способность управления вероятностями, которая лежит в основе силы проклинателей, воспользуется самым лёгким путём, чтобы реализовать желание говорящего.
  Например, выше по течению размоет залежи красной глины. Или вообще, охотник подстрелит дичь, утка свалится в воду, и алым будет небольшой участок реки.
  В этом проблема устных проклятий - в них очень тяжело вплести условия. Проклятье, как норовистая лошадь, едва почуяв цель, начинает вырываться из рук (в нашем случае - срывается с губ). Так ещё и нужно успеть выбрать откат для себя - наименее тяжёлый. Это что-то вроде дурацкого принципа равновесия - если ты сдвигаешь где-то вероятности, то будь добр, расплатись своей вероятностью чего-то. Например, тебе должна попасться кость в котлете. Кстати, самое неприятное в откатах - что никогда не знаешь, когда они по тебе ударят.
  Зато у третьей ступени самые лёгкие откаты. Некоторые даже не выбирают их, надеясь на авось, мол, птичка нагадит и всё тут. Пожалуй, я тоже бы так делал, но предпочитаю мгновенные проклятья вообще не использовать.
  Вторая ступень... вторая бы позволила определить, как долго будет река алой и как далеко. "На протяжении пяти километров воды реки будут алыми от крови - до тех пор, пока дамба у города N не будет разрушена". Делаю из бумажки кораблик, опускаю на воду и машу ручкой. Дальше мир сам придумывает, как это реализовать, а я тем временем достаю другую бумажку, и, если не хочу, чтобы по мне жахнуло блуждающее проклятье, придумываю неприятность для себя. При этом она вовсе не должна быть такой же масштабной, как и проклятье реки, нет... просто примерно такой же сложности.
  Что-то вроде "до тех пор, пока я не извинюсь перед десятью незнакомыми людьми за то, что наступил им на ногу, у меня будет болеть голова".
   Улавливаете?
  А теперь приготовьтесь огорчиться: голова у меня болеть начнёт неизвестно когда, а значит, я не могу отдавить этим людям ноги заранее и поизвиняться.
  И действовать проклятье тоже будет не сразу - даже если способ будет найден немедленно, пока он сработает, понадобится время. Допустим, надо будет пригнать кучу людей, чья кровь окрасит воду, и устроить между ними заварушку. Проклятья не управляют временем и не могут изменить прошлое. Вероятности начнут сбываться по нужному нам маршруту в момент опускания бумажного кораблика на воду... Ну, конечно, можно попробовать добавить это условие: пусть вода окрасится красным через минуту, в полдень, прямо сейчас. Вот только никому не советую так делать, потому что сложность этого проклятья должна равняться сложности отката. И если ты не сможешь придумать его достаточно равноценным, силы мира сами доведут дело до конца.
  
  Поэтому я предпочитаю делать отложенные проклятия заранее. Вроде тех, которые пичкают мою квартиру и офис. Так я и смог снять плетение Кэлеса. Формулировка этих проклятий похожа на "к тому моменту, как на меня наложат заклятие онемения, магические потоки будут нестабильны, и оно рассыплется, стоит только моргнуть три раза подряд". Ну, это грубо говоря. На самом деле, тексты этих проклятий настолько сумасшедшие, что я порой сам сомневаюсь в том, как они сработают.
  Объектом этого проклятия были магические потоки. И раз я поставил его неделю назад, времени у него было достаточно... Но теперь придётся обновлять! Да, у меня есть запасные с другими условиями, но их осталась пара штук.
  Усложняет проблему с проклятиями наличие других аномальных людей. Да-да, таких как Кэлес. Колдун-прядильщик - один из тех редких типов аномальных, которые способны чуять проклятья и даже сбивать их действия - до тех пор, пока они не вошли в силу.
  Первое, чему учат всех проклинателей, - это словам-активаторам и действиям-якорям. И до тех пор, пока активатор можно уничтожить, а якорь предотвратить - проклятье нестабильно. Прядильщики чувствуют потоки энергии и могут найти якоря и активаторы, остановить их использование.
  Да, якорем было моргание три раза, а активатором - слово с внутренней стороны двери офиса. Активатор было уже не остановить, так как я его задействовал неделю назад. А вот с якорем очень легко можно разобраться - достаточно было кинуть полный внешний паралич, позволив разве что дышать и сердцу биться.
  Так бы и было, если б Кэлес всерьёз вознамерился меня арестовать. Правда, на этот случай у меня тоже есть заготовки... Но, скажем, я буду очень опечален, если придётся их применять. Откаты там как раз под стать истории с отдавленными ногами.
  
  Зачем же такому способному колдуну моя помощь? Хороший вопрос. Похоже, Са Ари На проверила всех домочадцев в поместье, и все оказались чисты. Ни один из предметов не был якорем или активатором.
  Вероятность первая: кто-то вломится в дом и просто заорёт "чтоб ты сдохла, имя жертвы".
  Остановить такое проклятье сложно, но возможно - с помощью всё того же колдуна-прядильщика. Вероятности пойдут самым простым путём. Например, старая балка в потолке наконец решит, что слишком устала и попытается упасть на голову благородной леди.
  Но вот загвоздка - если в доме будет колдун-прядильшик, умеющий ставить щиты от физических воздействий, эта вероятность становится слишком сложной. Отката, который выберет проклинатель, будет наверняка недостаточно, а если и нет - условий всё равно маловато. В принципе, "жертва" так и так сдохнет. Например, от старости, лет эдак через 200 (если она аномал). И тогда всё это - бессмысленно, а кричать более длинную фразу с условиями не даст стража и всё тот же колдун.
  Вероятность вторая: кто-то очень хитрый создаст такое отложенное проклятье, что никто, в том числе и прядильщик-колдун, не успеет и не сообразит, как это остановить.
  Я поморгал в сереющий потолок и потёр виски.
  Да, тут этим сыскарям и понадобится помощь хитрого, знающего проклинателя той же ступени, что и преступник. Не то что бы это было плохо...
  Только, я, может, и знающий, но с хитростью у меня туговато. Иначе б так не нуждался в деньгах! Согласился-то согласился, но что случится, если благородную даму убьют, а я ничего не смогу сделать? Вот же ж заморочь! Аа-а-а! Как уснуть-то теперь, ведь вставать уже через четыре часа?
  
   2. Поместье мёртвой леди
  
  Утро было замечательным. Розовый, словно детские щёки, горизонт, ласковые лучи полного последремотной неги солнца... Картину портила разве что моя мрачная, невыспавшаяся рожа, да вопли понукающего лошадей кучера. Открытая коляска бряцала колёсами по дорожным камням, мои зубы клацали этому звуку в унисон, а напротив сидел Кэлес и буравил меня своим фирменным пристальным взглядом.
  Такое внимание было заслужено тем, что у порога магического сыска я был за полчаса до назначенного срока (да просто так и не смог уснуть!).
  Са Ари На с нами не поехала - объяснившись "очень важной проблемой в связи с другим делом". Пообещала быть завтра, чем одновременно и обрадовала, и расстроила. С одной стороны, находиться рядом с вечно лезущей в голову распутницей - себе дороже. С другой - шансов выжить у неизвестной мне дамы поубавилось.
  До поместья, по словам Раневы, был ещё час езды, так что можно было расслабиться и любоваться окрестностями - из столицы мы вот уже минут пятнадцать как выехали. Но, честно говоря, этот взгляд... Я как бы, привык к тому, что Кэлес Ранева таращится на меня в камере и при аресте. Но вот это вот...
  - Ну что ещё? - не выдержал я наконец.
  - Что ты сделал? - с этой своей хрипотцой спросил колдун, и я наконец понял, что на самом деле его волнует.
  - Спроси начальницу, - фыркнул отвернувшись.
  Примерно месяц назад я рассорился со своим арендодателем. Так сильно, что старик подал на меня заявку в магический сыск - мол, я проклял его дело и бла-бла. Естественно, Кэлес меня арестовал, провёл расследование и выяснилось, что всё это - грубая клевета, а единственный аргумент - видите ли, остальные клиенты стали отказываться от договоров аренды - никак со мной не связан. Просто помещения уже были в плохом состоянии, а драл старикашка, как за новые.
  Разозлился я не на шутку и накатал заявление о клевете. Но Кэлес (добрая душа, как я думал тогда) выступил переговорщиком и предложил в качестве откупа местечко недалеко от центра города - за умеренную плату. Стоит ли напоминать, что это была натуральная свалка, да ещё и мои променады по городу в сопровождении почётного эскорта сильно укоротились? В общем, спускать этому колдуну такую подставу я не стал и отомстил.
  Нет-нет, что вы, никаких проклятий. Всё по закону - тихо, мирно и... подленько.
  - Шинра, - с фальшивой лаской проговорил колдун. - Ты же знаешь, что я не люблю... недоговорённостей.
  Я усиленно делал вид, что вот эти кустики и холмы просто невероятно интересны, а сам мысленно выстраивал между мной и Раневой невидимую стену. Нет, никакой магической подоплёки, просто это успокаивает нервы, особенно, когда представители одной влиятельной структуры начинают разговаривать с тобой таким тоном.
  С Ранева я познакомился года три назад. Тогда я приехал в Фанору и начал устраивать своё дело. Надоело, знаете ли, шляться по дорогам, весям и деревням, да выполнять чёрную работу, за которую и не каждая ведьма-то возьмётся.
  Да, так больше шансов столкнуться с магическим сыском и антианомальной стражей, но эти ночёвки в стогах сена, вечно протирающиеся сапоги и малоаппетитная еда в трактирах... Надоело.
  Поэтому заявился в центр регистрации аномальных, получил разрешение на постоянное пребывание и открытие своего дела...
  Ага, как же. Получил. Едва мне стоило назвать свою специализацию, как регистратор, молоденькая блондинистая худышка с испуганными голубыми глазами, дёрнула тревожную нить - вызов магического патруля. И так было предначертано судьбой, что в тот момент в нём оказался колдун-прядильщик Кэлес Ранева.
  В тот день состоялся мой самый первый раз из череды бессмысленных и вообще-то ненужных арестов. Потом-то всё выяснилось, моя ступень была открыта, цели разобраны, пропуска и разрешения выданы... Да, потом, спустя неделю мытарств, проверок, сидения за решёткой и бумажной волокиты с допросами!
  До сих пор скулы сводит, как вспоминаю. Правда, позже Са Ари На заявила, что без всего этого пришлось бы три месяца обивать пороги разных кабинетов, чтобы получить все те же самые бумажки.
  - Ты сам себя случайно не проклял, чтобы этого избежать? - пошутила тогда шэра, получила от меня дикий взгляд и больше такой ерунды не ляпала.
  А зря, кстати. Потому что откат - это своеобразное самопроклятие, и именно в тот день, благодаря её словам я задумался о том, чтобы использовать его в свою пользу.
  
  - Эсмеральда Феанор Ранева, - почти мурлыча произнёс Кэлес. - А это, тётушка, Шинра Эстер, тот человек, о котором я говорил.
  Огромный серебристо-синий веер схлопнулся, и мне открылось лицо владелицы небольшого, но дорого обставленного поместья... Сероватое лицо, изукрашенное серебряными нитями и фиолетовыми камнями. Всё это великолепие было вплетено прямо в кожу.
  Такая же замысловатая, изящная вязь шла по кистям рук и выглядывала из декольте мертвячки. Да, мертвячки, и судя по цвету глаз и кожи, мертва эта леди была очень давно. Потому что первые десятилетия после смерти зомби-аномалы сохраняют естественный цвет, а у этой дамы был чёткий фиолетовый оттенок радужки и пепельная, без единого тёплого проблеска - кожа.
  Выглядела Эсмеральда едва ли на тридцать пять, и хитровато-насмешливая улыбка чуть синеватых губ делала её только моложе.
  Сохраняя на лице невозмутимость (я так надеюсь), поклонился, и перевёл вопросительный взгляд на Кэлеса. Теперь-то мне понятно, почему столичный сыск заинтересовался этим делом, а не послал кого-то из регионального отдела. "Тётушка" моего драгоценного друга наверняка не из тех, кого стоит непочтительно игнорировать.
  - Рад познакомиться, - машинально проговаривал ещё я, а внутри уже всё вопило от возмущения.
  Она и без того уже мертва! Какого шэра я тут делаю? Видимо, вопрос этот отразился в моём взгляде, потому что Ранева как-то заторопился и предложил осмотреть дом и наши комнаты. Ночевать в этом месте предстояло минимум неделю, а максимум - пока не отловим неведомого шутника, вознамерившегося проклясть до смерти уже мёртвую даму...
  
  Осматривая поместье - трёхэтажное старинное здание, обставленное в синих, фиолетовых и серых тонах, продолжал размышлять.
  А не великая ли это всё подстава? Аномальные-зомби были не так уж и редки. Их особенность в том, что, как только определяется это "отклонение", носителя начинают готовить к "послесмертию". При жизни они остаются обычными людьми, разве что с небольшими внешними отличиями, присущими всем аномальным. В моём случае, например, это был пепельно-серебристый цвет волос, у Кэлеса - его мистически меняющие цвет от чёрного до светло-серебристого глаза, у того кошака-оборотня - вертикальные зрачки... которые, кстати, выдавали его склонность и до церемонии инициации, что случается довольно часто.
  Так вот, будущих зомби готовили к существованию после смерти. Почему это было нужно? Ну-у-у... чтобы они не сошли с ума. Основное изменение для таких аномальных - это потеря чувствительности. У них нет боли, вкуса, голода и ощущения холода. Им не нужно спать, есть и заниматься сексом.
  Короче, не жизнь, а тоска. И настолько это состояние отличается от обычного состояния "жизни", что неподготовленный зомби-аномал просто сходит с ума после восстания.
  Чем же должен "отвлекать" себя такой зомби от перемен? Не знаю, как более бедные слои населения, а вот представителей благородных родов учат развлекаться интеллектуально. Всё, что им остаётся - это чувство эстетики (отсюда и безумные эксперименты над собственным телом в погоне за красотой) и знания.
  Другими словами, я запросто мог оказаться очередным развлечением для скучающей в одиночестве высокородной зомбячки.
  - Кэлес, - произнёс я, оказавшись наконец один на один с колдуном. - Что это значит?
  Наши комнаты объединяла маленькая зала с камином - подозреваю, носила она название "Зелёной гостиной", потому что всё - от штор до обивки мебели - сочетало в себе тёмно-зелёный и серый. Внутренне я выдохнул: насыщенный тёмно-фиолет других комнат угнетал.
  Но прежде чем сыщик уточнил, что меня не устраивает, входная дверь скрипнула - и мы удивлённо воззрились на дворецкого, представленного ранее.
  - Господа приглашены на завтрак, - торжественно объявил пожилой подтянутый мужчина в строгом костюме. - Столы накрыты.
  Стоит ли говорить, что ушлый колдун поспешил ловко избежать наклёвывающегося разговора по душам? Стиснув зубы, я скользнул вслед за дворецким и Кэлесом.
  В большой столовой царил полумрак, из угла доносилась музыка, а леди Эсмеральда блистала улыбкой во главе стола. Еды перед ней не было, зато лежала доска, отдалённо похожая на шахматную, но без деления на чёрные и белые клетки. На ней лежали чёрные и белые фишки, притом - с угадываемой закономерностью.
  Кивнув друг другу, мы уселись за стол. Удивительно, но к застолью присоединились и слуги - дворецкий, наш недавний кучер и девушка, игравшая на фортепиано. Сидели слуги по другую сторону стола от нас с Кэлом, солнечный свет из полузанавешенных окон бил им в спины, отчего лиц было не рассмотреть.
  - Неприятного аппетита, гости, - радостно сплела пальцы рук леди Ранева, а я попытался удержать каменное выражение лица.
  Слуги тем временем кивнули и зазвенели столовыми приборами.
  - Сегодня день словесных игр? - как ни в чём не бывало отпиливая кусочек от котлеты, поинтересовался Кэлес. - Каковы правила в этот раз?
  - Слова наоборот! - продолжая улыбаться, леди достала из мешочка белую фишку и с явным ожиданием уставилась на меня.
  Раздражение внутри начало опасно скалиться в ответ. Розыгрыши я люблю, даже очень. Но только если я их организатор... Ладно, в ответ тоже готов терпеть некоторые шуточки. Но эта подстава и рядом не стояла со всем, что было. Проклятый Кэлес!
  - Не думаю, что я не должен этого говорить, но сомнительное бесчестие давиться этой отравой, неспособно заставить меня рыдать, - проговорил я, отводя взгляд и втыкая вилку в запечённый кусок яблока.
  Рядом закашлялся колдун, о выдержке которого я был лучшего мнения. Леди, похлопав посеребрёнными, неестественно длинными ресницами наклонила голову. Выдержала паузу... и рассмеялась.
  - Ужасно, - всё ещё смеясь проговорила она. - Вы довольно глупы! - и залилась ещё большим смехом.
  На какие-то пятнадцать минут над столом воцарилась спасительная тишина, прерываемая звуками поглощения пищи и весёлым похмыкиванием леди Эсмеральды, с виду увлекшейся игрой в фишки.
  - Не обязательно так мало менять во фразе, - наконец проговорила Эсмеральда, чуть отодвигая доску. - Я планировала заменять одно или два слова, иначе игра была бы слишком простой.
  А то я не понял.
  - Ох, прошу обвинения. Если бы мой друг рассказал правила заранее, всё вышло бы иначе, - вкус у чая был довольно странный (как, впрочем, и у всей еды), но не сказать, что неприятный.
  И всё же это вызвало какую-то неловкость. Но вряд ли меня отравят, да? Или это какая-то игра? Сколько же непонятного... Я убью этого колдуна! Размышляя над происходящим, я не сразу заметил, что все перестали есть и уставились на меня. Особенно странным был взгляд колдуна - чёрная радужка, ничем не отличающаяся по цвету от зрачка.
  - Я что-то сделал правильно? - поднял я бровь. - Кстати, если вы ещё не закончили, может, перейдём к делу, которое привело нас сюда? Если вы хотите смерти, мне нужно знать подробности.
  На этот раз тишина могла бы зваться почти полной, если бы не скрип половиц довольно-таки старого здания.
  - Тётушка, э-э-э, - наконец отмер Кэлес. - Думаю, на время нужно прервать игру, а то могут возникнуть некоторые недопонимания...
  Они УЖЕ возникли. По крайней мере, я сделал всё, чтобы это произошло, и вам стало самим тошно от этой проклятой игры! Ведь только что я сказал "мой друг", что можно перевести в "мой враг", но так ли это или во фразе заменено "иначе", которое в перевёрнутом виде будет "так же". Как ни крути, первый вариант минимум невежлив, а второй - слишком расплывчат.
  Я попросту оскорбил хозяев, но если бы они продолжили эту игру, им бы не удалось ни оскорбить меня в ответ (я бы просто сделал вид, что ничего не понял), ни разобраться, что я имел в виду. Пришлось сворачивать этот фарс, притом с явным послевкусием того, что гость плюнул в лицо и леди, и её племяннику.
  А что вы хотели? Я проклинатель, и моя работа - проклинать, а вовсе не развлекать благородных господ. Кто-то скажет, что я дурак, и неразумно вызывать гнев Феаноров и Ранева, но опять же: я - проклинатель. Повесить на меня то, что я не делал, слишком сложно, а отношения с окружающими и без этого у меня плохие... Кста-а-ати.
  Допустим, я настолько испорчу Эсмеральде настроение, что она начнёт меня преследовать. Скажем, попытается надавить на городские власти, чтобы те лишили меня разрешения на деятельность в городе. Допустим, мне придётся его покинуть... слухи пойдут... "Этого проклинателя недолюбливают целых два благородных рода!". Да, найдутся те, кому будет страшно ко мне идти. Но другие...
  Другие будут заказывать проклинать людей. Придя в себя от сладостных мечтаний, я раздражённо поморщился. Пожалуй, надо чуть-чуть повежливее. По крайней мере, не произносить оскорбления, которые должны значить обратное, с таким удовольствием.
  - Так что всё-таки случилось? - сделав вид, что ничего не произошло, наконец спросил я. - Расскажите по порядку.
  
  Тот день недели в поместье был днём созидания, леди Эсмеральда провела его в саду - рисовала. Когда начало смеркаться, мёртвая госпожа вернулась в дом. По правилам каждый житель поместья должен был представить к вечеру своё творение, обменяться впечатлениями, идеями. Почему-то представилось, что все слуги восхваляли картину госпожи, а она же попросту высмеивала их в ответ. Хотя никаких предпосылок к этому не было (кроме субъективного убеждения, что леди Эсмеральда - стерва).
  Итак, леди прождала полчаса в голубой гостиной, пока все соберутся, а потом ещё час они обсуждали произведения друг друга. "Марк создал такое трогательное стихотворение", - показательно вздохнула мёртвая леди в этот момент рассказа.
  Потом госпожа отправилась в кабинет, чтобы оставить картину и выбрать книгу для чтения. Там-то и обнаружился конверт неизвестного происхождения. Пропустить его было невозможно: на рабочем столе Эсмеральды горела свеча, подле которой лежало письмо с чёрной печатью.
  Заинтригованная, леди развернула его и прочла. Сразу же после этого свеча ярко вспыхнула, пламя задело бумагу, и от таинственного послания остался лишь пепел.
  Я выругался про себя - всё соответствовало правилам проклятья второй ступени. И если мои предположения верны, проклятье уже запущено, и мы все вляпались в его паутину.
  - Мне нужно осмотреть кабинет, - хмуро выдал я, окончательно теряя аппетит.
  - Я ведь говорил, что ощутил в нём следы проклятия, - всё ещё цедя чай, насмешливо заметил Кэлес.
  Это он так показывает, что от него не укрылось крушение моей надежды на то, что всё это - розыгрыш и выдумка.
  
  Кабинет благородной мертвячки размером не уступал зелёной гостиной. Одну из стен занимало огромное витражное окно, рисунок складывался в какие-то узоры, при взгляде на которые я почувствовал лёгкое головокружение. Две стены - огромные стеллажи с книгами. Два кресла, пустующий резной стол с фиолетовой надушенной скатертью и мягкий ковёр той же расцветки.
  Второй этаж. Окно не открывается. За дверью - огромная лестница, заканчивающаяся холлом, и выход. Весь путь устилают ковровые дорожки всё того же раздражающего цвета.
  - Ну? - я вздрогнул от радостной и возбуждённой интонации Эсмеральды.
  Женщина оказалась неожиданно близко: глаза буквально в паре сантиметров от меня смотрели поверх усыпанного драгоценными камнями веера.
  - Что "ну"? - голос мой неожиданно охрип, и, кажется, я не смог скрыть желание отшатнуться - прищур её фиолетового взгляда стал не столько лукавым, сколько хищным.
  - Разве вы не должны узнавать у всех нас наше алиби? - буквально мурлыча, Эсмеральда шагнула ближе, из-за чего её откровенное декольте оказалось невыносимо близко.
  Все, кто думает, что знание о мёртвости тела избавляет от всяких мыслей - да переродятся ваши души в телах евнухов. Эсмеральда Феанор Ранева знала, что привлекательна, - ведь она многое для этого сделала. Все эти украшения, которые вплетены прямо в кожу, наверняка - ещё и артефакты. Они замедляют и останавливают разложение, придают телу аромат жизни, создают любые (по желанию владельца) формы. Удовольствие недешёвое, но для Эсмеральды явно - мелочь.
  Стараясь избежать позорного смущения, я перевёл взгляд за спину явно развлекающейся хозяйки поместья. И задумчиво изучил книги. В основном - какие-то приключенческие романы и детективы. Одно популярное название даже мне известно: "Замок в огне". Кажется, помесь страстного романа и детектива. Там, вроде бы, в конце обнаруживается, что преступники - жена и муж, хозяева замка, которые всё время нанимали слуг, а потом начинали их по очереди убивать, строя невинные и удивлённые лица. Но действовали не заодно: это соревнование между ними, выигрывает тот, кто убьёт больше людей до того, как кто-то из них поймёт, что происходит. Когда это вскрывалось, они уже вдвоём добивали догадавшегося умника и остальных выживших. Избавлялись от тел, а затем нанимали новых слуг.
  - Нравится? - проследила мой взгляд Эсмеральда и подошла к полке с книгами. Пальцы с длинными, украшенными камнями когтями (иначе не скажешь) с любовью провели по корешку "Замка в огне...".
  - Не читал, - сухо пожал плечами. - Ненавижу детективы. И кстати, спрашивать про алиби - не моя работа, - и зверски покосился на сохраняющего каменное выражение лица Кэлеса.
  Вот только глаза у него были чересчур тёмными для такого спокойствия.
  - А что же вы тогда будете делать? - удивлённо поморгав, спросила Эсмеральда.
  А я знаю? Как будто меня каждый день нанимают расследовать чьё-то проклятье.
  - Где свеча?
  - Свеча?
  - Та, что горела, когда вы нашли записку, - пытаясь сохранить терпение и не закатить глаза, процедил я.
  - Аа-а. Надо у Мари спросить. Мари!
  - Да, госпожа, - в дверях появилась девушка.
  Одета как горничная, но держится свободно и умеет играть на фортепиано. Два кучерявых и высоких хвостика (что за странная причёска для взрослой девушки?), живые чернявые глаза и тёмные круги под ними. Большего не рассмотреть - несмотря на день, в поместье сумрачно, витраж неохотно пропускает солнечные лучи, окрашивая всё в синий и фиолетовый.
  - Так, я её выбросила, госпожа, - совершенно невинным голоском выдало это чудо.
  О, великие древние, оставившие нам своё кристальное наследие! Да падёт Кристальная башня, да исчезнут с лица Фанарии все, в чьей голове не хватает мозгов!
  - Всё, - развёл я руками, обернувшись к Кэлесу. - Поехали назад.
  - Э-э-эм, - совершенно неблагородно протянула Эсмеральда.
  - Спокойно тётя, Шинра шутит, - позволил себе усмешку Кэлес. И этак многозначительно на меня посмотрел... ей богу, был бы девушкой, неправильно бы понял. - Про алиби буду спрашивать я. Сейчас, - он бросил взгляд на настенные часы, - полдесятого. К десяти приходите по одному в гостиную у наших комнат. Начнём с тебя, - кивнул он Эсмеральде. - Затем дядя Рик, Мари и Марк.
  Я подсознательно отметил, что кучер слишком молод для "дяди", вероятно, Марк - он. Значит, это все обитатели зам... тьфу, поместья? Негусто. Зато и подозреваемых меньше. Как и возможных свидетелей, потому что очень странно, если проклинателем окажется один из них. А вот "курьером" - запросто.
  И совсем немногое нужно, чтобы убедить слуг доставить проклятье. Ни денег, ни угрозы жизни... Достаточно обмануть, сказав, что человек уже проклят, и что избежать проклятья можно лишь выполнив требования. Почему я не думаю, что проклинатель или его посыльный явился лично, прокрался по холлу и лестнице наверх, а затем ушёл? Из-за расположения поместья. Оно на холме, сад находится с самого крутого бока, а более пологий склон - свободен от любой растительности. По нему идёт дорога из города. Других тропинок и путей не замечено, с обрывистой стороны холма - озеро и болотистая местность, не пригодная для путешествий и жизни. Ближайшая деревня - по пути в город, ехать до неё минут сорок на коляске. Пешком такое расстояние, конечно, можно преодолеть, но незамеченным? Слишком рискованно.
  Но неужели в поместье нет даже минимальной охраны?
  
  - Шинра, - нет, ну что за обманчиво ласковый голос у этого гада? Ясно, что колдун вовсе не так добродушен. - Ты обещал помочь.
  - Нельзя спасти тех, кто ничего не делает, чтобы спастись, - я расслабленно рухнул на диван зелёной гостиной. - Как можно выкинуть элемент проклятья?
  - Возможный элемент, - мягко укорил меня Кэл и приземлился на диван рядом. Положил руку мне на плечо: - Проклинатели встречаются один на тысячу. Конечно, они не знали никаких мер предосторожности.
  Конечно, не знали! Эй, руку убери, я вовсе не собираюсь убегать.
  - К десяти чтоб был здесь! Мы ещё... - крикнул мне вслед колдун, но захлопнувшаяся дверь комнаты сожрала часть фразы.
  Какая удивительная звукоизоляция! Подремлю-ка я полчасика...
  
  В ушах гудело из-за резкого пробуждения, Эсмеральда, сменившая наряд и веер, раздражающе блистала, колдун ехидно скалился. Мы расположились на диване, а леди в кресле - напротив, через столик, на который прямо сейчас выставляла чашки с подозрительного цвета жидкостью Мари.
  - Лавандовый настой, - мурлыкнула мертвячка, взмахнув закрытым веером в сторону угощения.
  - Вы пьёте? - поднял брови я, насчитав четыре чашки. За Мари закрылась дверь, так что питьё явно для Эсмеральды.
  - Мёртвое тело не переваривает пищу, - грустно опустив невероятно длинные ресницы, вздохнула леди. - Но этот настой - результат моих многолетних исследований. Впитывается в тело в любом случае. Можно напоить даже настоящего мертвеца!
  - Артефакты? - всё не мог я унять любопытства.
  - Специальные удобрения для трав, но не только. Секрет в рецепте. - Эсмеральда тонко улыбнулась, наклонилась вперёд и опустила голос до таинственного шёпота: - Хотите расскажу?
  Я сглотнул и помотал головой.
  - Гхм, может, к делу? - "незаметно" ткнул в бок колдуна.
  Тот проигнорировал, всем видом показывая, что его интересует только настой. Чувствуя, как от гнева раздуваются ноздри, я попытался остыть. Взяв чашку, прямо почувствовал, как трясутся руки.
  Как давно меня так не выводили! Со времён ученичества. А ведь сохранять спокойствие - это то, чему учат начинающих проклинателей. Чтобы с дуру не начали выпаливать гневные слова, давая им статус якоря и активатора. Вообще поначалу сложно разделять обычные слова и слова-проклятья.
  Воспоминания о том, как этому научился, отрезвили. Руки перестали дрожать, да и вообще словно ледяной водой окатили.
  - Так это все обитатели поместья? - сухо спросил я, не дожидаясь Кэлеса. - Охраны нет?
  - Седрик, - напоказ смакуя лаванду, кивнула Эсмеральда. - Но он пропал неделю назад. Ума не приложу, что случилось...
  - Пропал? - чашка Кэлеса резко опустилась на стол. - Ты не говорила...
  Дружище, до тебя начинает доходить, что это место - дурдом?
  - Так это было неделю назад, - невинно взмахнула ресницами фиолетовоглазая. - А записка появилась позавчера.
  - А, ну, тогда ладно, - кивнул колдун с серьёзным лицом.
  Я подавил желание перевернуть столешницу.
  - Дура, - вдруг ласково произнёс Кэл. - Сколько раз повторять: то, что ты зомби - не значит, что не можешь умереть! - Чего-чего? Семейная ссора? Я в этом не участвую! - Если тебе самой всё равно, пожалей остальных, мы же тебя, дуру такую, любим!
  Тут я не выдержал и закатил глаза. Сложно описать то чувство бессилия, когда оказываешься среди неадекватных людей, которые начинают выяснять отношения и почему-то думают, что ты должен в этом участвовать. Вкус у лавандового настоя оказался неожиданно приятным и освежающим, несмотря на накаляющуюся обстановку, я почувствовал легкое веселье. Возникло желание встать и раздвинуть тяжёлые шторы, мешающие солнечным лучам. Зомби же - не вампиры, зачем это сделано?
  - Ты же должна понимать, Седрик - довольно сильный вампир, он не мог пропасть просто так! - Чего? Отмотайте разговор назад, я что-то не успеваю... - Он мог в одиночку отбиться от целого звена стражи из первого отдела!
  Воу-воу, это уже прямо пугает. "Первый отдел" - так называют антианомальную стражу Зелёного округа. Возглавляет его, кажется, старший брат Кэлеса, но главное не это. На захват меня любимого Кэл берёт обычных стражников, которые обязаны откликаться на запрос магического сыска, но только в лёгких случаях. В тяжёлых ситуациях (под которые, по идее, я подхожу больше), Кэл должен брать людей из антианомальной стражи. Их специально тренируют и экипируют для противостояния всяким аномалам. Одно звено формируется так, чтобы гарантированно уложить на лопатки кого-то вроде меня или даже самого Кэла.
  В первый вызов, когда я только регистрировался в городе, как раз такое звено и прибыло. Встреча запомнилась отчётливо, такое из головы не выкинешь. Конечно, тогда Кэлес мог бы и сам со мной справиться (ну, не знал я, какая реакция будет у городских властей, не знал, не готовился!). А теперь, пожалуй, смогу от него и сбежать. Если, конечно, за мной в добавок не пошлют антизвено.
  И вот сейчас я слышу, что вампир, который способен противостоять целому звену, пропал! Хозяйку проклинают, в поместье из "боевых единиц" находимся только я и Кэл, Са Ари На прибудет лишь завтра (да и какой от неё толк, если что-то случится?). Да тут никаких проклятий не надо, заходи - руби с плеча, всё проще, чем потом с откатом разбираться!
  - А гроб у вас есть? - зачарованно разглядывая хозяйку поместья, спросил я и глупо хихикнул.
  Какой, однако, замечательный напиток этот настой! К слову, почему здесь так темно? А, точно, я же собирался раздвинуть шторы...
  
  В следующий раз, когда открыл глаза, меня встретила оглушающая темнота. Я бы даже решил, что оглох и ослеп, но тут же услышал своё хрипящее дыхание, а дернувшаяся от стрельнувшей в висок боли голова позволила узреть слабый свет между занавесей. Лунный.
  Секунду, разве только что не было утро? Какого древнего? Великий кристалл, что было в настое? Отравили только меня? Что с Кэлесом? Или это его подстава? Где я?
  Голова взорвалась от вопросов, пришлось даже закусить губу, чтобы отвлечься. Немедленных ответов явно не получу. Ну, по ощущениям, я не связан и лежу на мягкой кровати. Расположение окна соответствует тому, что было в отведённой мне комнате. Просто свалился в обморок и меня отнесли сюда? Неплохо, если бы всё так и закончилось. А что это загораживает окно? Подушка?
  Я попытался отодвинуть её, но пальцы нащупали что-то странное. По коже канканом пробежались мурашки. Вспомнились двусмысленное поведение Эсмеральды, ехидные усмешки Кэлеса. Волосы, кажется, попытались стать дыбом.
  Может, мы и не друзья, но такой подставы с его стороны я не заслужил. Или чего-то не знаю? Личная неприязнь к проклинателям? Чувствуя, что сойду с ума от неопределённости, потряс человека на кровати за плечо. Ноль реакции.
  Так, если это Эсмеральда, зомби не спят. Кто у нас ещё в кандидатах? Мари? Кэлес, которого тоже вырубил настой? Я затряс соседа (соседку?) по кровати сильнее. Безрезультатно. Продолжил ощупывать тело в попытках определить пол и снова замер. Ну, как я мог забыть причину, по которой решил, что это - Эсмеральда? Кожа, которую я нащупал, была ненормально холодной. А значит...
  Отдёрнув руки, задержал дыхание и в ступоре уставился на щёлку света. Сколько так пробыл, не знаю. Минута? А может, час? Так не пойдёт, нужно выбираться. Найти лампу, Кэлеса или просто сесть на лошадь и свалить куда подальше.
  Перебираться в темноте через труп, скажу я вам, занятие необычайно захватывающее. Настолько, что под конец я наступил, по-моему, ему на руку и сверзился на мягкий ковёр.
  - Как предусмотрительно, - выдавил и сам испугался своего хрипящего голоса.
  Труп за спиной не отреагировал, а я задумался, что же всё-таки должен делать. Разум кричал, что из дурдома надо сваливать, неважно, что здесь произошло. Даже если мне придётся покинуть Фанору и, может быть, Зелёный округ. Да что там, к чёрту всю Онию! Летающий архипелаг шэров, город-река артефакторов, Сумрачные берега и Хребет паломников - Фанария велика! Неужели в ней не найдётся места для отчаянного беглеца-проклинателя?
  Но смогу ли я спокойно жить, не разобравшись, что случилось? В конце концов, это всегда было моим любимым решением. Когда в детстве старшая сестра запугивала чудищем под кроватью, я зажигал лампу и специально лез вниз - посмотреть, действительно ли есть, чего опасаться, и не надо ли этому чудищу шваброй по зубам... Правда, после инициации я обнаружил, что самые страшные чудища живут вовсе не под кроватью. Они внутри нас. И выгнать их гораздо сложнее.
  Все эти размышления и воспоминания подействовали удивительно успокаивающе. Настолько, что обнаружил себя возле полки, где, я помнил, стояла дорогущая артефактная лампа. Лёгкий щелчок, и комнату озарил слабый зеленоватый свет ночника.
  Постояв над трупом и разглядев всё, что нужно, я вышел из комнаты - шаркая ногами, как подразложившийся зомби. Ночник осветил пустую гостиную (ни следа от утреннего чаепития). Из перемен - полностью отсутствующие шторы. Лунный свет, получив свободу, жадно проникал внутрь, даже перебивая зеленоватую муть лампы. Я сделал неровный шаг в сторону выхода. Ещё один... и уже у коридора тяжело вздохнул и прислонился лбом к косяку.
  Могу ли я доверять кому-то? Нет, нужно быть честнее. Могу ли я доверять Кэлу? В голове тишина, ни мысли в ответ. Даже послышалось, как тикают часы - кстати, стоят во всех комнатах. Зачем зомби, что не спит и не стареет, так фанатично отмерять время? Хотя тут есть и другие обитатели...
  Ладно, даже если не могу, завтра приедет Са Ари На. Просканирует мой разум и, как всегда, выяснит, что я невиновен. Вопрос доверия к ней не стоит, шэры принципиально не врут. Они могут юлить, молчать, но врать - это ниже их достоинства. Связано это, кажется, с тем, как они рождаются. Совсем иначе, чем другие аномалы. Уже взрослыми, со способностями, да такими, что дух захватывает. Считается, что их рождение - гнев великой Фанарии. Сам мир против того, что происходит, он призывает существо, которое способно решить проблему. В идеале. Как оно на самом деле, никто не знает, шэры не распространяются, а выживших при их появлении на свет лично не видел.
  Продолжая размышлять на эту тему, с тихим скрипом открыл дверь комнаты Кэла. Зеленоватые отблески упали на лицо спящего. Я даже испугался - показалось, что и он уже труп. Но трупы не моргают и не смотрят на тебя задумчиво-чёрными глазами.
  - Ты чего это?
  - Кое-что произошло...
  - Что?
  - Что-то, что заставляет меня чувствовать себя убийцей.
  - И что же это?
  - Убийство.
  В натужной тишине мы слушали злорадное тиканье. Наконец, Кэл сел, устало потёр лицо, и я заметил, что с ним всё же что-то не так. Разглядел синяк под левым глазом, царапины на шее и - великий кристалл! - смешную зелёную пижаму. Лицо у него было удручённое с самого начала настолько, что даже при слове "убийство" ничего не изменилось.
  - Кто? - коротко спросил колдун.
  - Дворецкий, - я настолько был ошеломлён, что смог лишь ответить, а после вяло плестись за выхватившем из моих рук лампу сыщиком.
  Картина повторилась: теперь труп рассматривал Кэл. И, точно так же, как я, он шаркающей походкой вышел в гостиную. А нет, он шаркал не из-за волнения: на ногах его обнаружились смешные тапочки с помпонами, идеально дополняющие пижаму. Тут мне в голову пришла скверная мысль, и я ощупал себя. Фу-у-ух, одежда та же, в которой был днём. Никто не раздевал и на тело моё не покушался.
  - Могу я спросить? - опускаясь в кресло и странно глядя на меня, выдал Кэлес.
  - Это не я! - быстро ответил, плюхаясь на диван. - Последнее, что помню - утро, ваша ссора. Темнота. Очнулся - ночь. Рукой нащупал - труп. Свет включил - точно, труп. Не я это! - чёрт, почему так голос-то дрожит? Как размазня какая-то. - Какого чёрта произошло, а? Вы меня траванули? Я не убивал! Да у меня и ножа-то такого нет, откуда?
  - Тихо-тихо, - утешающим тоном вдруг заговорил колдун.
  - Что - "тихо"? - я аж зашипел, столько яду из меня полилось. - Посмотрел бы на тебя, если бы ты в обнимку с трупом очнулся!
  - Никто тебя не травил, - надавил голосом колдун, и я захлебнулся следующей фразой.
  - Да что ты говоришь...
  - У тебя есть аллергия на лаванду?
  - Что?
  - А то! - расплылся Кэл в самодовольной улыбке. - Настой был у всех один, у меня тот же. Среагировал только ты. Да так, будто наркоты какой хлебнул! Сорвал с окна шторы... - на этих словах я застыл, - накинул шторы на Эсмеральду, заявив, что "негоже мертвой леди телесами щеголять"! - йо-о-о, не может бы-ы-ыть.... - Выхватил веер, начал её изображать, - тут я застонал, протестуя. - Кстати, здорово получилось, действительно похоже...
  - Стой, прекрати...
  - Ну нет, - хмыкнул Кэл и указал на свой фингал. - А это знаешь, откуда?
  - Неужто я?..
  - Нет, - как будто даже с лёгким разочарованием ответил колдун и указал на царапины: - Вот это - ты. И то, потому что пытался добраться до остатков настоя, который стоял на столе, и неловко споткнулся.
  - А фингал? - даже с некоторым любопытством спросил я.
  - А это - когда я тебя ловил.
  - Ловил? Когда я падал?
  - Нет. Когда пытался полетать.
  - Слушай, ты можешь выражаться яснее?
  - Я и выражаюсь, - хмыкнул этот садист, затем с явным удовольствием залюбовался взбешённым мной и уточнил: - Ты вдруг заявил, что если проклинатели действительно были бы так могущественны, как твердят, то мог бы даже летать. Но не можешь. И пытался это продемонстрировать, выпрыгнув в окно.
  Чего? В этот раз я даже вслух не пытался что-то сказать, молча смотрел и редко моргал.
  - Хорошо, что здесь первый этаж, - кивнул самому себе Кэл. - Но обнаружив это, ты захотел спрыгнуть откуда повыше...
  Я растерянно потёр лицо.
  - Вот тогда-то мне пришлось выпрыгивать за тобой, потому что ты уж очень бодро направился в сторону обрыва. Но на полпути залез на дерево в саду и спрыгнул с него.
  - Постой-постой, прежде, чем продолжишь, ответь...
  - Да? - ехидная улыбка.
  - Если Са Ари На попробует прочесть мои мысли, она сможет это всё увидеть?
  Тик-так, тик-так. Тик-так.
  - Хороший вопрос, - глаза у Кэлеса засеребрились, улыбка пропала, а лунный свет за окном потускнел.
  - У меня нет аллергии на лаванду.
  - О.
  - На обычную лаванду.
  - Сочувствую.
  - Что бы ты сделал на моём месте?
  - Покинул бы Онию.
  - Понял.
  Я закрыл глаза и попытался задремать. Впереди тяжёлый день, нужно отдохнуть.
  - Разве ты не собираешься нападать на меня и сбегать? ?- полный любопытства вечно мягкий голос.
  - Чего-чего, а поступать так же, как поступил бы ты, мне не хочется, - зевнул я. - Да и вообще, перебьётесь. Судя по тому, что случилось со мной в этом странном приступе, я делал то, что давно хотел, но сдерживал в себе.
  - И?
  - Убийство среди моих тайных желаний не значится.
  - А проклятия?
  - Именно поэтому я должен остаться.
  - Серьёзно?..
  Эту реплику я оставил без ответа. Притворился спящим, а затем - и правда уснул. Вот так, взял и уснул, несмотря на труп в соседней комнате. Древние, если я тут кого-то или что-то проклял, нужно это выяснить! Мне ведь ещё откат встречать! Хватит с меня ошибок, совершённых в детстве. Девять лет прошло, как я мог помнить, что со мной случится, если выпью настой на волшебной траве?
  Хотя это всё равно бы случилось, даже если бы я помнил. От отката нельзя убежать. Сам мир сделает всё, чтобы придвинуть встречу с последствиями проклятий. Где же здесь та сила и власть, которых так боятся люди? Сплошные ограничения! Сплошные цепи... Великий кристалл, надеюсь, это всё, что я натворил. Не то что бы я это скрывал... но да, не хотелось прослыть нытиком, жалующимся на судьбу. Так вот, с тех пор, как стал проклинателем, никогда этому не радовался, хотя все смотрели на меня, как на всемогущее страшное чудище, способное прогибать мир, как ему вздумается.
  Конечно, это ложь. За всё нужно платить, и я, если честно, с удовольствием вообще бы забыл о проклятиях. Но они никогда не забудут обо мне. Я не могу исчезнуть. Я должен быть на виду. Вот, смотрите: жалкий и бесполезный, зарабатывающий свои крохи, копающийся в грязи, пытающийся хоть как-то существовать. Ни на что не способный.
  И это тоже плата, которую я выбрал сам.
  
  3. Недоразумение
  
  На утро голова болела, как проклятая. Шея затекла, лицо опухло, но главное - труп никуда не делся.
  - Жуть какая, - произнесла Эсмеральда и закрыла дверь.
  В который раз отметив, что маска благородной леди пошла по швам, я кивнул.
  - Вчера вы очень меня удивили, - прикрываясь красным веером, пробормотала леди.
  Солнечные лучи красиво переливались в камушках на её веках. Платье в этот раз было максимально простое, даже строгое - бордовое в пол. Никакого декольте, свободный крой скрывает изгибы. Не понял, это из-за моих вчерашних слов?
  - Вы оказались... неординарной личностью, - кивая самой себе, продолжила зомби. - Но... зачем убивать-то?
  - Я не убивал, - грустно, уже сам почти себе не веря, вздохнул я. - Вы должны понимать...
  - Как насчёт "ты"?
  - Что?
  - После вчерашнего... - о, эта многозначительная пауза! - Мы узнали друг друга лучше. Думаю, я должна извиниться за своё поведение и за... настой...
  - Не должны.
  - Но это я...
  - Это был откат, - сдался я, закатив глаза.
  - Откат? Что это зна...
  Её перебил тщательно задавливаемый хохоток. Смех был негромким, но леди была так шокирована, что даже застыла с открытым ртом, забыв прикрыться веером. Неестественно большие глаза вытаращились на Кэлеса.
  Ну, я понимаю её удивление. За все три года знакомства с колдуном ни разу не видел его так откровенно ржущим. Решено: как только разберусь с этой историей, уеду из Фаноры к древним. В Синий округ, например. Говорят, там столица утопает в зелени, сады растут даже на крышах зданий. Замечательное место.
  Надоело это чувство унижения. Моя мелкая месть за подставу с арендой и рядом не стояла! Раз за разом я оказываюсь на спине к верху пузом, а этот гад свысока разглядывает и взвешивает, добавить беспокойства или нет. Осталось только показаться ему рыдающим и жалующимся на тяжёлое детство - и всё, ниже некуда.
  - Удивлён, что вы не знаете, - игнорируя колдуна, а также предложение леди перейти на "ты", произнёс я. - На каждое проклятье проклинатель должен запустить самопроклятье. Откат, плата - называйте, как угодно. Результат не обязательно должен быть таким же. А вот сложность, число условий - обычно должны равняться. Если проклинатель не сможет правильно просчитать сложность проклятья и создать соответствующий откат, слепой случай доделает работу за него.
  - О проклинателях не пишут ни в каких книгах, - всё ещё потрясённо косясь на продолжающего задавливать смех Кэла, отозвалась Эсмеральда. - Но что-то я всё равно не могу понять...
  - Я проклял замок своей семьи, - хмыкнул я. - Довольно сложно. А с откатом промахнулся - поторопился и не дал достаточно условий. Звучало это как "опьянеть, выпив колдовской напиток, настолько, чтобы высказать окружающим всё, что думал в последние минуты". Единственная сложность во всём этом - найти колдовской напиток и напиться. Обычно меня не сваливает даже крепкий алкоголь - наследственность. Полагаю, последствия всего этого, - я обвёл рукой гостиную, - то, что судьба добавила к упомянутому откату.
  - То есть, можно считать, что моего дворецкого убило ваше проклятье? - в голосе Эсмеральды прозвучал какой-то нездоровый интерес.
  - Нет, - наконец смог спокойно говорить Кэлес. - Откаты не убивают. Скорее всего, убийство произошло бы и без проклятья Шинры, просто он, например, не попал бы под подозрение. Что тоже не факт.
  Я снова тяжело вздохнул. Часики тикали, ситуация не двигалась. Кэлес явно наслаждался ситуацией,
  - Так, за что вы его? - снова повторила вопрос эта... женщина. - Понимаю, человек он не самый приятный...
  - Я этого не делал, - чувствуя закипающее раздражение, медленно выговорил. - Надеюсь, когда приедет Са Ари На, мы это выясним.
  - Хм, а то, что вы вчера... э-э-э были не в себе, не помешает?
  - Спутанность сознания может быть препятствием, - ответил за меня Кэлес. - Но Са, скорее всего, просто будет тяжелее, чем обычно.
  - Вот как... - в голосе леди зомби послышались какие-то странные нотки. - Но боюсь, она не сможет приехать в ближайшие дни. Я слышала от кучера, что дамбу Зелёной реки прорвало, и дорогу затопило... Мы отрезаны от всего мира минимум на неделю!
  - Я, конечно, понимаю, что у вас своё отношение к смерти, - закатил я глаза, не выдержав, - Но всё равно не ожидал, что вы будете шутить.
  - А я не ожидала столкнуться с дискриминацией по аномалии от проклинателя, - резко посерьёзнела Эсмеральда.
  Но я лишь удовлетворённо выдохнул. Приключенческие детективы это одно, а реальность в виде трупа на моей кровати - совсем другое. Люди могут шутить, чтобы сбросить напряжение, но быть беспечными, когда в поместье убийца - такая себе тактика.
  - По крайней мере один вопрос верный, - вслух произнёс я, игнорируя ощетинившуюся зомби.
  - За что его убили, - кивнул колдун. - И связано ли это с угрозой о проклятии. Ты рассмотрела нож? - повернулся он к тёте.
  - Да, но... - нервный взмах алого веера. - Я никогда его не видела. Память у меня отличная.
  Нож не из поместья? Кто-то бродит по дому извне?
  - Я понял, - кивнул вдруг Кэлес. - Готовкой ты не занимаешься и на кухне не бываешь. Можешь позвать Мари?
  Женщина скрылась в коридоре, и мы остались вдвоём.
  - Ты обыскал дом? - хмуро спросил я.
  - Он напичкан артефактами, - с видимым сожалением покачал головой колдун, показательно шевельнув пальцами. - Помехи.
  Снова повисла тягостная тишина, в которой мне пришло в голову, что у такой богачки должны быть какие-то артефакты для вызова слуг. Или хотя бы что-то вроде колокольчика. Зачем же ходить самой?
  - Когда... кха-кха, - голос неожиданно охрип. - Когда должна приехать Са Ари На?
  - М-м-м... - протянул Кэл, но продолжить не успел.
  В дверях появилась запыхавшаяся Эсмеральда. Нет, серьёзно. Грудь, конечно, из-за дыхания не вздымалась, зомби не потеют, но из причёски выбилось несколько прядей, сложенный веер кочевал из руки в руку, глаза бегали - в общем, "запыхавшаяся Эсмеральда".
  - Не отвечает, - растерянно произнесла она, а из-за её плеча показалась невозмутимая морда кучера. - Сначала я решила, что она посеяла медальон, как это бывает... Но её нет в своей комнате, и в холле, и в голубой гостиной...
  - На улице тоже нет, - пробасил Марк.
  "Вот было бы здорово, если бы убийцей оказалась она", - мелькнула не самая благородная мысль. Ну, а что? Допустим, она и была той, кто подкинул якорь проклятия, дворецкий её заподозрил, горничная его в порыве - прикончила. Потом вспомнила, что в поместье едет телепат и поняла: нужно бежать. Подкинула труп мне, чтобы отвлечь внимание, и была такова.
  "Надо было ночью всех на уши ставить, а не дрыхнуть", - зазвенела колоколом другая мысль.
  Но как я мог об этом думать? Разве тот, кто до этого должен был додуматься, не... Нет-нет! Я оборвал свою мысль и подошёл к окну, избегая смотреть на присутствующих в комнате. Внезапно подумалось, что доверять Кэлесу всё же не стоит.
  - Нужно обыскать поместье, - произнёс герой моих размышлений.
  Ты ещё разделиться предложи!
  - Но разделяться нельзя, - проклятье, ты спас сам себя! - Ходить будем группами по двое, - я почувствовал спиной взгляд Кэла.
  - Тогда - позаботьтесь обо мне, - внезапно Эсмеральда оказалась рядом.
  - Нет, - великие древние, Кэл, спаситель! - Он всё ещё подозреваемый, слишком опасно. С Шинрой пойдёт Марк.
  Беру слова обратно. Конечно, Марк - мужик ростом даже повыше меня и массивный. Но правда в том, что зомби физически сильнее людей. У них нет ограничений, а в тело хозяйки поместья наверняка ещё и защитные всякие штучки встроены. Марк же - обычный человек, возможно, даже не аномал. Разумнее подозреваемому идти с тем, кто способен его контролировать - то есть, с колдуном.
  А эту парочку оставить...
  О.
  Всё меняется, если Кэл верит, что я не причём, а настоящие подозреваемые - эти двое. И выходит, что распределение и вправду идеальное. Но разве колдун может подозревать собственную тётю? Мой бедный мозг...
  - Идём? - с видимым сожалением вздохнула Эсмеральда и даже сделала несколько шагов.
  - Ты чего? - удивлённо глянул колдун на меня, не двинувшегося с места.
  - Я, по-вашему, идиот? - не посчитал я нужным продолжать терпеть это всё. - Мы вот так, без плана, пойдём осматривать трёхэтажное поместье? У вас есть какая-то схема дома? Кто что будет осматривать? Что вы будете делать, если здесь посторонний? Ты, Кэлес, колдун хоть куда, но мои проклятья не действуют по щелчку пальцев! А ведь вчера ты сам говорил: пропал охранник, способный уломать антизвено! Я никуда не пойду, пока у нас не будет плана. С места не сдвинусь!
  И снова звенящая тишина, прерываемая издевательским "тик-так".
  - Вот уж не думала, что проклинатель будет так паниковать, - удивлённо пробормотала Эсмеральда.
  Великий кристалл, да я всё ещё жив лишь благодаря этому своему свойству!
  
  Схема дома была, правда, за ней пришлось идти в кабинет хозяйки. После небольшого совещания единственную копию отдали мне (остальные знали дом наизусть и, мол, поэтому забылись). Решили, что Эсмеральда и Кэл проверят второй этаж, а мы с Марком - первый. Затем встретимся в кабинете и поднимемся на третий, где размещались комнаты слуг и терраса. Их решили осматривать вместе. В процессе обсуждения вопрос безопасности как-то позабылся, и вспомнил я о нём у двери кухни.
  - Вот, - несколько неловко помялся Марк, обводя рукой довольно скудную обстановку.
  Вспомнив, в каком приподнятом настроении была Эсмеральда, явно воспринимавшая всё, как игру, тяжело вздохнул. На самом деле я тоже с удовольствием бы "поиграл". Если б тем, кто обнаружил труп в кровати, был не я.
  И пошутил бы. И поиздевался бы. И вспомнил бы все эти дурацкие детективы с поместьями на отшибе, отрезанными от мира из-за непогоды, обвала или ещё какой ерунды.
  С удовольствием.
  Да и жизнь моя, честно, вовсе не под угрозой. Проклятья таки будут действовать по щелчку пальцев - чего уж там. Я ведь, как всегда, запустил их заранее, остался только тот самый "щелчок".
  - Но это не значит, что мне не придётся разбираться с последствиями откатов, - уныло пробормотал я, разглядывая стойку с ножами.
  Конечно же, одного не хватало, а другие были похожи - просто меньше или больше по размеру. Взвесил один из них в руке. Попытался воскресить в памяти труп. И серьёзно задумался.
  Во-первых, нож торчал в спине. Где-то в районе сердца, так что, вероятно, умер дворецкий сразу. Во-вторых, крови было немного - кровать не залило, только одежду.
  Значит, убили его в другом месте, а в комнату ко мне притащили. Могла ли Мари сделать это? Худенькая девушка ниже меня ростом? Как ни крути, в подозреваемые больше напрашиваются Эсмеральда и Марк... Тут по спине пополз холодок, и я поспешил обернуться.
   Марк продолжал стоять у входной двери, с неизменным выражением невозмутимости на пухлой физиономии. Изредка только переминался с ноги на ногу.
  - Что-то случилось, господин? - отреагировал на внимательный взгляд.
  - Хорошо знаешь Мари? - сделав безразличный вид, огляделся.
  Хозяйка не ест, но как-то всё равно пустовато. В доме трое (не знаю, едят ли вампиры?) слуг, им надо есть хотя бы трижды в день. Или я накручиваю себя, просто Мари не такая уж хорошая кухарка? Вкус у вчерашнего завтрака был несколько пресноват. Если предположить, что гости у Эсмеральды - редкость...
  - Не очень, - голос Марка оказался вдруг несколько ближе, чем раньше, и я дёрнулся.
  Успел забыть, что задал вопрос. Да и - когда это он подошёл? Не слишком ли беззвучно? Проклятье, кажется, Эсмеральда права, и я слишком паникую.
  - Работает только три месяца, заменяет Валею.
  - А что с Валеей? - открыв шкафчик и разглядывая продукты, поинтересовался я.
  - Состарилась и умерла, - буднично отозвался кучер.
  Мда. А это вполне реально. Не то что бы я не знал об этой стороне жизни зомби (вот словосочетание, а?), но только сейчас осознал все "прелести". Возможно, Кэл приезжал сюда босоногим карапузом, а госпожа Эсмеральда Феанор Ранева была всё такой же. Только платья поменялись, да обстановка в доме.
  Кстати.
  - Госпожа ведь сама делает лавандовый настой? - в кухне делать уже было нечего.
  - Да.
  - А где?
  - В подвале.
  - Веди.
  - Но туда нельзя...
  Будь на его месте дворецкий, вряд ли бы получилось. Но Марк оказался тем ещё мямлей. Услышав, что в поместье один труп и двое пропавших, так что не время следовать старым запретам, он сдался. Чувствуя нездоровый азарт, я последовал за ним по коридору. А увидев, что приближаемся к гостевому крылу, приободрился ещё больше. Не доходя один поворот до коридора в зелёную гостиную, мы притормозили у большого зеркала.
  Что-то вроде потайного хода? И как это чудо открыть? Но не успел я задуматься, как Марк просто схватил зеркало за край и отодвинул в сторону. Даже скрипа не раздалось. Из тёмного проёма пахнуло лавандовым духом, и я отшатнулся. Что-то идея идти туда уже не кажется забавной.
  Так, спокойно, откат уже сбылся, повтор позорной ситуации уже не грозит.
  - Почему так темно? - наконец спросил я, решившись.
  - Свет включается внизу, - пожал плечами слуга. - Могу спуститься и включить. Или сходить за лампой?
  Идти куда-то ещё не хотелось, помещений на этаже мы осмотрели уже уйму, и это морально вымотало. Строго говоря, остался только этот подвал, да покои самой хозяйки.
  - Давай, - вздохнул я. - В смысле, включи свет, не надо за лампой идти.
  Он шагнул темноту.
  - Подождите, тут лестница, - хрипло раздалось откуда-то снизу. - И отойдите от проёма, свет заслоня... ха!
  Грохот, какой-то странный хруст. Тишина.
  - Марк? - робко произнёс я.
  Ну, конечно, нет ничего странного в том, что он навернулся. Так ведь? Ну и что, что хозяйка сама спускается туда в своих платьях. Ей, во-первых, это ничем не грозит, а во-вторых, она, возможно, видит в темноте.
  - Ты в порядке? Ау!
  Невольно сделал несколько шагов от проёма. Честно говоря, почему-то подумалось, что он кинется на меня из тьмы и утащит вниз. Сам Марк, а вовсе не какой-то преступник, затаившийся внизу. Или, может, там сидит обезумевший вампир? Темнота - как раз для него.
  Вампиризм одна из тех аномалий, которые не особо радуют владельцев. Кажется, она входит в Чёрный список (есть такой, и моя аномалия там в первых позициях). Вот ты 15 лет спокойно жил под солнышком, ел голубцы и пил чаёк, а вот ты уже чурающийся солнца кровосос, и никто тебя к этому не готовил, как готовят будущих зомби.
  Немудрено сойти с ума. Так что сейчас я судорожно вспоминал, есть ли среди моих заранее задействованных проклятий что-то достаточно мощное, чтобы уберечь от действий аномала такой силы.
  Вообще, конечно, у проклятий есть неприятное ограничение (моя попытка "полетать" - отличная демонстрация). Если предмет не может приобрести какое-то свойство (например, неразрушаемость), то с этим ничего не поделать. Вообще это возможно, например, произойдёт что-то, что натолкнёт одного присутствующего здесь колдуна на мысль, что надо бы укрепить вот эту вот вазу колдовским плетением. Например, вчера, когда я невменяемый шатался по поместью, он испугался за неё и сделал это. А сегодня я могу спрятаться за неё, и когти (клыки?) безумного вампира обломаются.
  И выходит, что старый откат поспособствовал одному из моих проклятий. Но я не могу знать этого точно - во-первых. А во-вторых - я уже давно не контролирую ни откаты, ни проклятья. Просто соблюдаю минимальные правила безопасности, в надежде, что не ошибусь и не наломаю дров.
  Отчасти это спасает, когда Са Ари На читает мои мысли. На самом деле я допускаю, что давно уже перешёл черту закона, просто не могу понять, где и как. Отсутствие этой ясности - и есть тот самый защитный барьер, отделяющий меня от проклятого острова.
  Осознав, что погрузился в мысли и простоял так неприлично долго, тряхнул головой. Никто из тьмы на меня не прыгнул, Марк не отозвался. Да вообще, из подвала не раздавалось ни шороха.
  "Может, он там кровью истекает, а я тут стою!" - дошло до меня, и я тенью метнулся в зелёную гостиную. Ну, конечно, вот она, родимая, стоит на столе с ночи! Зелёный тусклый свет озарил довольно крутую каменную лестницу, но до пола не достал. Ругнувшись, я начал спускаться, и уже на середине ощутил подкатывающий к горлу комок.
  Тяжёлый запах лаванды не позволил почувствовать сразу, но здесь не заметить этого нельзя. Привкус железа на языке и кислый запах. Кровь.
  Уже подсохшая - на ступенях. И свежая - вокруг головы бедолаги Марка. Хотя, судя по неестественно вывернутой шее, умер он не от рассечения черепа.
  Ну, и где здесь включается свет? А, вот.
  На стенах и над головой висели пучки засушенной лаванды. На стеллаже - какие-то баночки с порошками и другими травами. Стол с ретортами, горелкой, а это... да, котёл. Прямо логово алхимика, нет, всё-таки ведьмы. Старая лужа крови начинается на лестнице и расплывается на полу. Сейчас как раз в её центре в нелепой позе - Марк. Глаза открыты, должно быть, умер мгновенно. Ну да, всей тушей, да головой вниз...
  Как так-то? Я бы понял, если бы он ногу сломал, копчик там. А тут выглядит, будто его толкнули, и он через перила такой - шмяк... Тут и перил-то нет!
  - В этом-то я точно не виноват, - вздохнул, разглядывая тело.
  Хотя до приезда шэры в это мало кто поверит. А теперь - что мне делать? Пойти осмотреть спальню Эсмеральды и только потом встретиться с другими в кабинете? Как-то это... бесчеловечно, что ли? А с другой стороны, найти Мари - важно. И Марку уже ничем не помочь.
  Погодите-ка. Методом исключения, кто у нас в подозреваемых остаётся? И с кем это сейчас Кэлес наедине? Вряд ли он подозревает свою тётю... даже если подозревает, наверняка не верит, что она нападёт на него. А жив ли он ещё вообще?
  Может, я остался один? Как в той книге, "Замок в огне". А-ха-ха, нет-нет, Кэлес - видная фигура в Фаноре, его убийство не так-то просто замять. Не будет Эсмеральда так глупо себя вести...
  Если она всё ещё в своём уме. Сколько уже лет она тут живёт? Скольких людей проводила из детства в старость? Какие только развлечения не перепробовала, чтобы развеять скуку?
  Очнулся я уже у двери кабинета. Голоса! Дверь распахнулась, и я застал сладкую парочку за игрой в карты.
  О-о-о, давно я не испытывал желания завопить "чтоб вам пусто было" и задействовать свою силу. Внутри кипело негодование пополам с облегчением, а ноги внезапно ослабли, из-за чего пришлось прислониться к косяку. И всё же я постарался сохранить хладнокровие.
  - Марк умер, - определив игру по картам на столе, проговорил я.
  И почему мне кажется, что в "дураках" остался я?
  
  Найдя эту парочку всё там же в кабинете, я не удивился. А вот неожиданно спокойная реакция на рассказ окончательно сорвало крышку с закипающей кастрюли нервов.
  - Эй, - почему-то взгляд никак не хотел отрываться от пола. - Что с тобой? Это потому, что ты видела, как многие твои знакомые состарились и умерли? Тебе уже всё равно?
  - Шинра, ты перебарщиваешь...
  - А ты вообще заткнись. Перебарщиваю? Двое, нет, возможно, четверо людей умерло. Или ты тоже плевать на это хотел, так как постоянно видишь трупы на работе? Но для меня всё не так! Или это из-за того, что они слуги? Думаете, всё это игра? Весело вам?
  - Шинра, послушай...
  - Я начинаю понимать человека, который пытался проклясть уже мёртвого! Думаю, ещё пара дней в вашем прекрасном обществе, и я сам прокляну вас обоих!
  В этот раз никто не перебивал, но и у меня закончились слова.
  - Ты просто э-э-э, слишком перенервничал, так что...
  - Зато вы, как я уже сказал, слишком спокойны, - снова вскипел я. - Посмотрел бы я на тебя, если бы кто-тот из твоих братьев с лестницы навер... кха-кха!
  Воздуха вдруг стало не хватать, и я буквально услышал, как вокруг звенят струны колдовства. Но тут же несколько из них лопнуло с фальшивым "трень", и тело моё, успевшее задеревенеть, расслабленно сползло на ковёр.
  - Кэлес? Успокойся, он просто идиот, - сквозь грохот в ушах донеслось до меня причитание Эсмеральды.
  А я всё пытался понять, из-за чего больше расстроен - из-за того, что этот придурок всерьёз атаковал меня, или из-за отката, с которым придётся иметь дело. Проклятье не работает в холостую, а значит, опасность была реальная. Последняя фраза явно свела с ума нашего "мистер насмешливость".
  - Я это давно уже заметила, но теперь скажу прямо, - раздался высокомерный голос над моей головой. - Тебе нужно лучше следить за словами. То, что ты проклинатель, не значит, что никто не сможет тебя достать...
  - Прекрати, - подавленно перебил её Кэлес.
  Ну да, он-то прекрасно понял, что произошло. Это только Эсмеральде могло показаться, что Кэл сам меня отпустил.
  - Я тебя понял, - наконец продолжил он. - Но извинений не жди.
  Пха! Кому нужны извинения? Я попытался сказать это вслух, но обнаружил, что голос не подчиняется. Эй, а вот это уже нехорошо. Ладно, неважно. Сам виноват, что в список "тяжёлые повреждения" не внёс потерю голоса. А всё потому, что давно уже не пользуюсь мгновенными проклятиями. Нужды не было. Расслабился, думал, что всё заранее могу просчитать.
  Не желая демонстрировать своё состояние, молча вышел. Кажется, мне что-то говорили вслед, но я ускорил шаг и выскочил из ближайшего окна на улицу. Холмы нежились в позолоте закатных лучей, тёмные очертания далёкой деревни навевали тоску.
  Почему-то показалось, что весь дом за моей спиной - словно труп, и я вылез прямо из его чрева, наконец вдохнув свежий воздух.
  Где, будь всё проклято, Са Ари На?
  
  Кони нервно косились и перебирали ногами. Пришлось кинуть им еды и налить воды. Похоже, кучер кормил их давненько, а теперь неизвестно, когда ещё накормят.
  - Что ты делаешь? - похоже, из окон видно было, что я направился в конюшню.
  Только неужели непонятно? Надо вслух пояснить? Уезжаю я, уезжаю.
  - Ты не можешь уехать, - великий кристалл, почему же?
  Не обращая внимания, я оседлал самую спокойную с виду лошадку.
  - Это из-за того, что я сделал? Но ты сам виноват, - Кэл всё не отставал. - Мы ещё не расследовали дело. Тебе больше не нужны деньги?
  Ух, как же хочется развернуться и высказать ему в лицо, где я видал эти грязные деньги!
  - Прости, - прозвучало вдруг так тихо, что я даже не поверил и невольно обернулся.
  Солнце оказалось за спиной колдуна, и лица его было не разглядеть. В целом картина была достаточно печальной, чтобы растрогать кого-то чуть более сентиментального, чем я. Но у меня было много причин не доверять этой жалостливой сцене.
  - Откат... очень плохой? - вдруг спросил Кэлес, и все мои размышления о хитрожопости и наглости одной личности вымело из головы.
  Так он думает, что я из-за этого... Ну, в принципе, не самый плохой вариант. Звучит лучше, чем признание в чувстве беспомощности и страхе за свою жизнь. Тяжело не бояться, когда люди, на которых, может, и нельзя было положиться, вдруг превращаются в потенциальных врагов.
  Да, я никогда не думал на самом деле, что могу доверять колдуну и полагаться на него. Но также я был уверен: он не станет вешать на меня преступления, которых я не совершал. Он честен и рассудителен, неподкупен, бесстрастен, человечен, насколько возможно. Я догадываюсь, где переступил черту, но вся эта ситуация... очень, очень плохо пахнет.
  Боюсь, я больше не могу видеть в Кэлесе нейтрального защитника закона. Мог бы и раньше догадаться, семья - какая бы ни была - всё равно семья. Сам такой же.
  - Хватит уже молчать! - неожиданно колдун оказался рядом и встряхнул меня за плечи. Голова качнулась, а зубы лязгнули. - Чего ты от меня ещё хочешь? Мне, правда, нужна помощь! - говоря это он продолжал усиливать хватку так, что плечи, кажется, даже заскрипели. - Я не могу потерять тётю! Да, ты прав, мы слишком просто отнеслись к смерти слуг, но... Это не значит, что я не тревожусь. Просто не показываю этого! В конце концов, как это поможет? Никак! И вот теперь я должен уговаривать тебя, оставив её одну... Да скажи уже хоть что-нибудь!
  Преодолевая головокружение, я отцепил его руки от плеч, повернулся и расседлал лошадь. Прошёл молча мимо этого... человека. Честно говоря, даже не знаю, что хуже, выглядеть эдаким молчаливым обиженкой или идиотом, который позволил себя ранить до потери голоса из-за ошибки в условиях проклятия.
  На втором этаже горело окно - то самое, витражное, так что я знал, куда идти. Заглянув в кабинет и убедившись, что хозяйка в порядке, не стал задерживаться. Спустился вниз мимо недоумевающего Кэлеса и деревянным шагом направился в сторону зелёной гостиной.
  Дом был полностью обследован, в саду тоже никого не нашли. Я не очень доверял этой парочке, но прежде чем пересматривать то, что должны были проверить они, нужно закрыть одно белое пятно на своей территории. Судя по шагам за спиной, эти двое тоже присоединились.
  По пути я подобрал лампу, которую бросил возле зеркала, осветил подвал - там ничего не изменилось. Добрался до своей комнаты, полюбовался картиной на кровати и... опустился на корточки, встретившись в абсолютно безжизненным взглядом горничной.
  Единственное место, которое я не осмотрел на первом этаже - под моей кроватью. Ну, ещё под кроватью Кэлеса, но... кстати, а вдруг там вампир тот лежит? Вот было бы забавно.
  - Мари! - всплеснула руками Эсмеральда и закусила губу. - Так ты всё это время была здесь? Как же...
  И заткнулась под моим пристальным взглядом.
  Нужна помощь, да, Кэлес? Хорошенькую же помощь ты от меня получишь. Помощь в доказательстве, что твоя драгоценная тётя сама всех и прикончила! Ну... кроме того кучера. Или же там была какая-то ловушка? Не знаю.
  Но теперь всё встаёт на места. Эсмеральда уже очень старый зомби. И наверняка все прижизненные привычки выветрились из её тела и головы. И всё же она изображает волнение и нервные жесты, которые свойственны живым - потому что это природа живого. Нет, я в курсе, что аномальная способность зомби сохраняет их эмоции, они не становятся совсем уж бесчувственными существами, страх, волнение, даже любовь - они могут это испытывать. Но на теле это уже никак не отражается. Нервная дрожь, бегающие глаза, перебирание пальцами - всё это сознательные действия со стороны зомби, показывающие: я беспокоюсь.
  И всё же я ощутил больше равнодушия и веселья, в чём и обвинил Эсмеральду какое-то время назад. И как она отреагировала? Разве всё это не выглядит, как тщательно разыгранная пьеса?
  Протиснувшись мимо будто оцепеневшей зомби, я плюхнулся на диван в гостиной и уставился в потолок. Краем глаза увидел, как Кэлес берёт лампу и направляется в свою комнату. Оттуда раздаётся задумчивое "хм", но Эсмеральда даже не интересуется, садится в кресло на против и тонко улыбается.
  - Что такое? - спрашивает вернувшийся Кэл.
  - Кажется, игра окончена, - качает головой Эсмеральда.
  - Игра? - выражение лица колдуна стремительно меняется. - Эсми, что за...
  Но лампа в его руках переливается радугой, и вокруг сыщика возникает энергетическая сеть. Кэл не может шевельнуть и пальцем - похоже, ловушка готовилась специально для него.
  - Тихо-тихо, - ласково улыбнулась Эсмеральда. - Я не причиню тебе вреда. Если только... - её взгляд упал на меня. - Кое-кто будет меня слушаться.
  - Что? - лицо Кэлеса бледнее луны, краешек которой показался в окне. - Эсми, не пугай меня... Пошутили и хватит.
  - Да ладно, тебе, - хлопок раскрывшегося веера. Эсмеральда закинула ногу на ногу, и в строгом ранее платье вдруг обнаружился чудовищно откровенный разрез. - Я просто хочу узнать, насколько у тебя преданный... - губы её растянулись в пошловатой улыбке, - друг.
  - Мы не друзья, - помолчав, выдал Кэлес.
  - И часто "не друзья" готовы тебе помочь с такого рода делами? - закатила глаза мёртвая леди. - Приди в себя, Кэл, половина бы даже приехать не согласилась бы, а все остальные уехали бы сразу, как только меня увидели, - тут она снова посмотрела на меня - как смотрят изголодавшиеся собаки на шмат сала. - Вот мне и стало интересно, насколько далеко... твой "не друг" сможет зайти ради тебя.
  - Я обещал ему год бесплатной аренды, - попытался рассудительно возразить колдун.
  - А потом попытался убить, и он всё равно вернулся, - покивала головой Эсмеральда.
  - Шинра! Ну, скажи уже что-нибудь! - начал терять и так слабое хладнокровие Кэлес.
  - Да, Шинра, почему бы тебе не признаться, что это письмо - твоих рук дело?
  - Что?.. - хрипло выдыхает Кэлес и затыкается.
  Он идиот? Или притворяется?
  - Нет, погоди, Са же проверила его...
  - Ну, и где эта твоя Са? Она должна была приехать ещё утром! Но ни её самой, ни какой-то весточки!
  - Хочешь сказать, они заодно?
  - Не знаю! Но сейчас выясню. Правда, Шинра?
  Диван подо мной засветился - точнее (я разглядел), засветился вышитый серебряными нитями узор. Тело как-то обмякло, а кончики пальцев неприятно закололо, будто иголками. Ощущение от пальцев начало распространяться по телу, достигло шеи, ноющего горла и губ.
  - Говори, - надавила голосом Эсмеральда, и это явно было частью действия артефакта.
  Несмотря вообще-то на уже приличную боль, невольно улыбнулся. Ну, не комедия ли? Говорить она просит!
  - Письмо, проклятье и пропажа Седрика - твоих рук дело? - о, я вижу в её веере тот же узор, что и у дивана!
  Так все её веера - артефакты? Сколько же денег у этой женщины? Не удивлюсь если она действительно может убивать слуг десятками, и за это ей ничего не будет.
  - Отвечай! - сильный взмах веером, и боль резко возрастает.
  Но ни одно из защитных проклятий не являет себя - а значит, реальных травм воздействие артефакта не несёт. Древние, и этот аспект я не учёл. Ментальная пытка! Са Ари На вовсе нет нужды пытать меня, чтобы узнать что-то, поэтому на этот счёт у меня никакой защиты. Есть парочка уловок, путающих мысли, но они совсем не для этой ситуации. Я открываю рот, но, конечно, раздаётся только сип.
  А затем всё темнеет. Проклятье, ненавижу быть беспомощным. Если выкарабкаюсь, ни одна тварь не сможет поймать меня на этом снова.
  
  Шинра дёрнулся и потерял сознание. Жёлто-карие глаза закрылись, и двое других вдруг почувствовали, будто их сняли с невидимого крючка. Только сейчас до Эсмеральды дошло, что последние пять минут она провела под прицелом этих жёлтых нечеловечески жутких глаз. Раньше ей казалось, что это обычные - карие с золотинкой - глаза. Тёплые (лживые, конечно), но - обычные.
  И разве он только что не улыбался?
  - Тётя, - температура голоса племянника стремительно понизилась. - Ну-ка объясни мне.
  - Кэл, - потеряла роковую надменность, которую демонстрировала, аристократка. - Я просто хотела защитить тебя...
  - Защитить? - а холода-то прибавилось. - От чего?
  - Ну, я так по тебе соскучилась... Ты не был у меня уже полгода. Я отправила Седрика понаблюдать за тобой, вдруг ты променял старую подругу на какую-то вертихвостку...
  - И?
  - Он прислал мне отчёт... о том, что ты связался с проклинателем. Рассказал о нём. И пропал. А после я обнаружила у себя на столе ту записку. Что я должна была думать? Нужно было срочно разобраться...
  - Са проверила его. Он в этом не замешан!
  - Как будто ей можно доверять!
  - Она шэра!
  - Криста тоже шэра! А как всё обернулось? Твой брат...
  Со стороны племянника послышался вздох.
  - Прости, я... - радужное мерцание энергетической сети вокруг колдуна пошло пятнами и наконец бесславно расползлось.
  - Влепил бы тебе пощёчину, но... - с бессильной злостью посмотрел на Эсмеральду Кэлес.
  - Влепи, - радостно заулыбалась она. - Только прости меня, хорошо? Ну, пожа-а-алуй.. стрх...
  Последний слог зомби заглотила, поймав заинтересованный взгляд жёлтых глаз.
  - Очнулся? - несколько озабоченно спросил Кэл. - Прости за это. Понимаю, звучит как бред, но Эсмеральда она... в общем, она одержима моей безопасностью. Это действительно безумие. Никогда не думал, что всё зайдёт так далеко. Я виноват. И она переборщила. Поэтому - проси что хочешь в качестве извинений. Хочешь офис в вечную аренду? Или денег? А может, э-э-э...
  Проклинатель продолжал молча смотреть на него с задумчивой улыбкой на лице.
  - Да! - вдруг встрепенулась мёртвая леди. - Если хочешь отомстить, мсти мне. Кэлес не виноват, он ничего не знал! И ещё... - тут она бросила взгляд куда-то за спину Шинре. - Выходите! Всё закончилось! Давайте скорее, нужно уже разрешить это недоразумение...
  
  Недоразумение? Будь я проклят, недоразумение?
  Застывшим взглядом я продолжал таращиться на смущённо мнущуюся горничную и невозмутимо поправляющего костюм дворецкого. Утешала меня только отвисшая челюсть Кэлеса. Даже, по-моему, слюну видно.
  - Я тебе не говорила, Кэл, - не скрывая гордой улыбки, продолжала фонтанировать идиотизмом Эсмеральда. - После смерти нескольких слуг от старости я нашла выход. Набирать в слуги только зомби!
  - Только зомби? Но дядя Рик...
  - Когда ты видел его в последний раз, он и вправду был жив. Но потом умер и переродился. С Марком то же самое, а вот Мари пришла к нам уже такой. Из-за этого её внешний вид не успели подкорректировать, но вы всё равно ничего не поняли... мужчины, - она закатила глаза, демонстрируя своё отношение к нашей невнимательности.
  Голова у меня начала страшно раскалываться. На этом фоне даже покалывание ментальных иголок сильно побледнело. С трудом, но я выстроил цепочку в своей голове: сильный вампир был отправлен в город, чтобы присмотреть за Кэлесом. Обнаружил мою связь с ним (разве мы так часто общались, что из-за этого стоило беспокоиться?), доложил госпоже. Пропал. Следом за этим... нет, не следом - через неделю. В поместье появляется письмо с проклятьем, и помешанная на безопасности Кэлеса мертвячка начинает действовать.
  Это же чистой воды подстава! Проклятье. Не знаю, кто мог напасть на сильного вампира, но то, что этот кто-то знал характер мёртвой леди, а также знал меня... В городе же ничего не случилось? Почему Са Ари На не появилась? Что это за дрянное чувство? Ну, не то что бы я беспокоился за голубовласку, но...
  - Зачем? - перебил меня тихий вопрос, и я удивлённо покосился на так и стоявшего столбом Кэлеса.
  - Что за дурацкий вопрос? - поморгала Эсмеральда, и я тоже кивнул. Действительно, тут же всё ясно: - Мне нужен был официальный повод для допроса. А ещё - это было весело! - и расплылась в этой своей сладострастной улыбке.
  Тут её глаза округлились, а на меня напали мурашки. Всё-таки ужасает, насколько она привыкла отыгрывать свои чувства.
  - И как я могла забыть? - её глаза остановились прямо на мне. - Лавандовый настой!
  - Никакого лавандового настоя! - рявкнул Кэлес, чем заслужил наши удивлённые взгляды.
  Кричал он едва ли не так же "часто", как открыто смеялся.
  - Дура, ?- со знакомой ласковой интонацией произнёс колдун. - Невменяемый проклинатель - это тебе не шутки! Скажи спасибо, что в прошлый раз он никого не проклял.
  Так я всё же никого не проклял? Вот гад, мог бы сказать! Столько нервов на это ушло...
  - Что ж, а теперь, - Кэлес помассировал виски и вперил взгляд в меня, - что случилось?
  Я недоумённо заморгал.
  - Ладно, я понял, - вздохнул колдун и прикрыл глаза, шевеля пальцами.
  Диван-артефакт (древние, как ужасно звучит) замерцал и погас, отпуская меня. Но прежде чем я успел что-то сделать, по телу прошёлся невидимый ветер, на веки будто повесили сотню гирь, а окружающее растворилось в темноте - снова. Ну, да, против целительских плетений я тоже как-то не додумался понаставить проклятий.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) К.Кострова "Кафедра артефактов 2. Помолвленные магией"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "К бою!" С.Бакшеев "Вокалистка" Н.Сайбер "И полвека в придачу"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"