Моша Сергей Васильевич: другие произведения.

Приманка, Глава 7

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    прода от 01.10.13., глава полностью. Пленники колдуна убегают из тюрьмы, но попадают из огня да в полымя...

  7. Зал тысячи статуй
  
  Огромный стражник-северянин бился в конвульсиях, распахнутая настежь дверь камеры с противным визгом давно несмазанных петель покачивалась вперед-назад; немой возглас удивления застрял в глотке Окена, да и все остальные, включая даже Приманку, на какой-то миг совершенно растерялись, потрясенные неожиданностью случившегося.
  
  - Сматываемся отсюдова! - вернул их к действительности резкий окрик Ройса Ренделла, который уже стоял за порогом камеры. - Окен, помоги Коуту. Ирик - возьми копье мадлоша. А кинжал тебе, Приманка! Потом полюбуешься резьбой рукоятки: сейчас мысленно обшарь все вокруг и постарайся разузнать, что там с нашим подземным ходом и где сейчас этот проклятый колдун. И еще - ты молодец!
  
  Заморянин нагнулся над мертвым стражником и вытащил из его горла свой нож, тщательно вытерев его о куртку мадлоша. Затем ступил в распахнутую дверь решетки и подобрал с кучи шкур меч стражника вместе с ножнами. Клинок был несколько тяжеловат для юноши, но это было надежное и грозное оружие, а рукоять позволяла держать его двумя руками. Спутники Ройса покинули камеру и торопливо направились к выходу из тюрьмы.
  
  - Эй, а как же я? - окликнул их Пилмут Гой. Ройс повернулся к нему: шпион вскочил со своего места и теперь умоляюще смотрел на варвара, прижавшись лицом к прутьям решетки своей камеры. - Возьмите меня с собой, - губернатор ждет моего сообщения, от которого зависит его собственная жизнь. Он щедро наградит вас за помощь, оказанную его агенту!
  
  - Мы и сами сможем поговорить с губернатором, а ты только будешь путаться у нас под ногами, доходяга полудохлый, - жестко произнес Ирик и, скривившись, бросил недовольный взгляд на повисшего на плечах Окена торговца - еще одну досадную обузу в предстоящем бегстве.
  
  - Да, пусть остается там, где сидит, вместе со своими грязными мыслишками! - неожиданно поддержала кирта Приманка. Ройс с удивлением посмотрел на нее: откуда у зеленокосой девушки народа Линн-Шаох такая неприязнь к пленнику Нундохрока, их товарищу по несчастью, с которым они и поговорили то всего пару минут, не больше?
  
  - Нет, не годится оставлять его здесь на расправу колдуну, - твердо произнес заморянин, поднимая с пола связку ключей, оброненную стражником. Не обращая внимания на хмурые взгляды своих спутников, он отпер дверь камеры, в которой томился шпион Мотрига ди д`Арво. - Но и тащить тебя на себе никто из нас не будет, - следуй за нами, если сможешь, или спасайся сам.
  
  - Я выберусь отсюда раньше вас! - Пилмут обнажил в улыбке редкие гнилые зубы.
  
  - Ты хорошо знаешь эту адскую пещеру? - подозрительно прищурился Коут. - Тогда будь нам проводником...
  
  - Нет, я просто верю в свою удачу, - шпион продолжал по-идиотски щерить зубы. Ройс вопросительно посмотрел на Приманку, но девушка отрицательно мотнула головой: секретный агент губернатора ориентировался в колдовском подземелье еще хуже, чем они. Но он гордо расправил плечи, демонстрируя ничем не оправданную уверенность в своих силах. То ли прятал за этой бравадой страх быть брошенным спасаться из подземелий в одиночестве, то ли нежданно свалившаяся на шпиона свобода опьяняла его разум, мешая здраво оценивать создавшееся положение вещей и собственные возможности.
  
  - А твой напарник, - варвар кивнул в сторону неподвижного тела второго шпиона. - Оставишь его здесь?
  
  - Ему уже не поможешь, - тяжело вздохнул Пилмут Гой. - Колдун вытянул из него и разум, разрушил ауру. Живой мертвец, одним словом...
  
  В следующий миг Ройс молча шагнул в камеру, из которой вышел Пилмут, и склонился над Джаном Алхимиком. Блеснул нож. Приманка отвернулась, Коут крепче оперся на Окена, неосознанно попытавшись выпрямить спину, чтобы не выглядеть овсем уж беспомощным.
  
  - Ну, чего мы ждем? - нетерпеливо крикнул Ирик. - Бежим отсюда!
  
  - Сначала хорошо бы прикинуть, куда именно, - проворчал Ройс, выходя из камеры, в которой жертва извращенной жестокости Нундохрока наконец-то встретилась сдолгожданной смертью. - Приманка, что там...
  
  - Колдун! - вдруг охнула девушка. - Он идет прямо сюда!
  
  - Он знает, что мы освободились? - замирая от ужаса, спросил Коут.
  
  - Н-нет, - ответила девушка, дрожа и заикаясь от охватившего ее страха. - П-похоже, он ничего не п-подозревает...
  
  - Тогда прочь из этого места! - рявкнул Ройс.
  
  Покинув тюремное помещение, люди оказались в длинном коридоре, хорошо освещенном рядами неугасимых факелов. Вдоль стен с обеих сторон коридора тянулись многочисленные двери, - вероятно, за ними находились такие же камеры для пленников. Но там, по словам Приманки, никого не было, ни узников, ни охраны. Беглецы беспрепятственно достигли конца коридора, где находилась дверь, - единственный выход из тюрьмы. Дальше, на маленькой квадратной площадке, спиралью убегала вверх и вниз вырубленная в толще скалы узкая винтовая лестница.
  
  - Колдун спускается откуда-то сверху, - торопливо сказала девушка. - И я не знаю, сможем ли мы с ним разминуться или столкнемся прямо на лестнице - я не могу понять, есть ли между нами какие-то этажи... А внизу, кажется, находятсяя какие-то помещения.
  
  - Тогда вниз, - Ройс Ренделл первым бросился по ведущей в недра пещеры лестнице. - И что там с нашим лазом?
  
  - Там двое северян, - на бегу отозвалась Приманка. - Они что-то делают с камнями... Не могу сосредоточиться! - воскликнула она, споткнувшись на ступеньках. Она упала бы, если бы Ройс не успел схватить ее за руку, помогая восстановить равновесие.
  
  - Наверное, они замуровывают дыру, - предположил заморянин. Шансы на то, чтобы воспользоваться потайным ходом, уже известным Нундохроку, падали с каждым новым булыжником, уложенным в кладку. Если они не успеют быстро добраться до лаза, раствор подсохнет, и попробуй тогда взломать стену, которая наверняка окажется не тоньше крепостной, - подземный дворец должен быть надежно защищен от проникновения чужаков... Неужели снова придется пробиваться через ворота? А Коут с Океном совсем отстали.
  
  - О, боги! Окен, быстрее!
  
  - Думаешь, легко тащить на себе этот мешок с салом?! - огрызнулся сверху слуга, хотя рыжебородый толстяк по возможности ковылял сам, лишь тяжело опираясь на его плечо. На оскорбление, непростительное в других обстоятельствах, Коут смолчал, сберегая дыхание. А Окен продолжал ругаться, поминая богов и демонов всего Карема.
  
  - Можешь потом потребовать с него премию, а сейчас молчи и быстрее перебирай ногами! - прикрикнул на него Ройс. Ирик добросовестно тащил тяжелое копье, что делать на узкой, постоянно поворачивающей лестнице было совсем не просто. Шпион губернатора мчался за ним вприпрыжку, громко шлепая босыми ногами по каменным ступенькам, - пока что он действительно не был обузой для остальных. Но каким же путем выбраться из этой проклятой пещеры? Вряд ли им удастся во второй раз застать врасплох стражников у ворот: колдун наверняка сделал своим воинам соответствующее внушение. А вот свежая кладка вполне может поддаться их рукам...
  
  - Приманка! Как только кончится эта лестница, сразу бежим к лазу, - принял, наконец, решение заморянин. - Только постарайся не потерять нужное направление, даже если каменщики уйдут оттуда!
  
  - Хорошо, - бросила в ответ девушка. Когда Ройс оглянулся, их глаза встретились, и ему показалось, что она сейчас больше надеется на него, нежели на собственный волшебный дар.
  
  А между тем лестнице, казалось, не было конца, будто она вела в самые глубины ада. Так они могут пройти всю землю насквозь и вывалиться в бездну вселенной с обратной стороны, - думал заморянин. Впрочем, если верить тому сумасшедшему, которого жрецы Единого повесили вниз головой на главной площади Варвика, старый добрый Карем отнюдь не похож на гигантский блин, плавающий в наполненном эфиром пространстве. Тот философ-самоучка, решившийся оспаривать дарованные самими богами истины, за что так жестоко и поплатился, утверждал, что мир представляет собой огромный круглый шар, вращающийся вокруг солнца. Получалось, что по обратной стороне этого шара люди ходят вверх тормашками и при этом не падают вниз. Доказать подобную нелепость придурок не смог, вот и оказался на виселице в столь неудобном положении. Что ж, грустно улыбнулся про себя Ройс, теперь у них может появиться возможность проверить обе точки зрения...
  
  Со всех сторон лестницу окружали гладкие полукруглые каменные стены, будто она проходила внутри гигантской трубы или башни, и посмотреть, что там, внизу, не было никакой возможности. Через каждые восемь-десять ступеней на стене был закреплен факел, так что на лестнице было светло, как днем. Но для кого они горели, если до сих пор беглецы не встретили никого из обитателей подземного замка и ни единой двери или перехода в вертикальную галерею? Очень скоро Окен с Коутом и изможденный долгим заключением в темнице Пилмут Гой заметно замедлили шаг, так что даже сердитые окрики Ройса и Ирика не могли заставить их двигаться быстрее. Еще немного, и они окончательно выбьются из сил, и тогда...
  
  - Нундохрок идет за нами! - вдруг вскрикнула Приманка, и сердца ее спутников похолодели от ужаса. Пораженные этим известием, они остановились, пытаясь отдышаться и сообразить, что же им теперь делать.
  
  - И он не заходил в тюрьму...
  
  - Но как же он тогда догадался, что нас там нет? - пораженно спросил Ройс.
  
  - Нет, он ничего не знает о нас, - превозмогая страх, ответила девушка. Заморянин видел по ее глазам, что, не смотря на сжавший ее сердце ужас, она контролирует ситуацию и твердо уверена в том, что говорит. - Он направляется куда-то вниз, по своим делам.
  
  - Проклятье! - прохрипел Коут. - Нам даже некуда спрятаться!
  
  - Но колдун же не просто прогуливается по этой долбанной лестнице вверх - вниз, куда-то же он идет, - возразил ему Ройс Ренделл. - Мы окажемся в этом месте раньше него и там, возможно, найдем или выход для дальнейшего бегства, или же укрытие... Окен, перевяжи Коуту ногу потуже! У него кровь начинает сочиться из раны: стоит ей капнуть на ступеньки, и Нундохрок все поймет. Все, пошли!
  
  - Там, внизу, похоже, находится очень уединенное место, куда кроме самого колдуна никто и нос не сунет, - поделился своими предположениями Пилмут Гой. - Например, алтарь какой-нибудь, на котором он приносит жертвы своим черным богам.
  
  - Какая разница? - бросил через плечо Ройс. - Лишь бы было где затаиться.
  
  - Прятаться на алтаре?! - от ужаса Окен едва не уронил рыжебородого толстяка, повисшего на его руке. - О, мы сами отдадим себя во власть Повелителей Тьмы!
  
  - Змею тебе в глотку! - прикрикнул на него Коут. - Ты что, предпочитаешь пыточную комнату Нундохрока?
  
  - Заткнитесь, - змеей зашипела на них Приманка. - Не хватало, чтобы колдун услышал ваши вопли!
  
  Они все прибавили ходу, отдавая этой бешеной гонке вниз, в неизвестность, все свои силы.
  
  - Может, устроим засаду прямо на лестнице, за поворотом? - предложил, тяжело дыша кирт. Ройс тоже думал об этом, но как о последнем шансе, если им не удастся убежать от колдуна.
  
  - Идиот! - прохрипел сверху Коут. - В Вотбурге уж сколько раз пытались подловить чародея где-нибудь в темном переулке, но в результате умирали не только убийцы, но и их наниматели... Бежать - единственный выход!
  
  - Но если не смыться не вылучится, все равно придется драться, - мрачно произнес Ройс Ренделл. Он прыжком преодолел очередной поворот лестницы. - Дверь!!!
  
  Там, где заканчивалась лестница, ступени расширялись, подобно разложенному вееру, и на последних витках спирали могло встать в ряд человек пять. А сразу за последней, самой широкой ступенькой высилась огромная, будто вросшая в камень дверь из позеленелой от времени бронзы с позолоченными кольцами-ручками на каждой створке и петлями в виде оскаленных голов драконов. Варвар осторожно толкнул ее. Дверь неожиданно легко поддалась, без скрипа качнувшись внутрь, в темноту открывшегося на пядь проема. Изнутри пахнуло сухой прохладой.
  
  - Что там, за ней? - едва шевеля губами спросила Приманка, остановившись на лестнице, едва миновав последний ее поворот. Ройс Ренделл оглянулся на девушку, замерев на пороге. На ступенях за его спиной уже нерешительно столпились все остальные пленники подземелья.
  
  - Не нравятся мне такие вот незапертые дверцы, больше похожие на крепостные ворота, - тихо пробормотал заморянин. - Они просто созданы для того, чтобы выдерживать удары таранов, и на тебе, брошены незапертыми... Больше похоже на вход в мышеловку.
  
  - А от кого запираться Нундохроку? - пропыхтел Коут, смешно тряхнув облепившими его лицо каплями холодного пота. - Это его дворец, а мы, похоже, первые и совершенно неожиданные гости в нем, которые, к тому же, сейчас должны находиться в клетках.
  
  - Здесь даже сигнализации нет, - добавил, закашлявшись, Пилмут Гой.
  
  - Вот именно, - ответил Ройс. Большой меч мадлоша опасливо качнулся в его руках, готовый отбить неожиданную атаку. - Эти проклятые пятна я видел повсюду...
  
  - Мы что, так и будем стоять здесь? - в голосе Приманки послушались нотки накатывающейся истерики. - Там, по-моему, ничего опасного нет, а колдун уже близко!
  
  Ройс, наконец, решился и сильным ударом ноги распахнул обе створки двери на всю ширину. Ничего не произошло, и он шагнул за порог, а его спутники качнулись следом за ним. И тут несколько факелов сразу за дверью вспыхнули разом сами по себе.
  
  - О, боги!
  
  Ослепленные люди отпрянули назад, и только Ройс Ренделл остался на месте, замерев в боевой стойке, готовый к схватке даже с самой смертью. Несколько мгновений они все ожидали, что оттуда, из-за двери, на них набросятся тысячи ужасных демонов ночи... А потом заморянин выругался в полголоса, тихо засмеялся, спрятал меч в ножны, позаимствованные у убитого стражника вместе с его оружием, и повернулся к своим спутникам.
  
  - Это статуи! Всего лишь безобидные дурацкие истуканы, проглоти их дракон!
  
  И действительно, то, что они вначале приняли за воинство исчадий преисподней или притаившихся в засаде наемников Нундохрока (на этот счет у каждого было свое мнение), оказалось скопищем безмолвных фигур, изваянных, по всей видимости, из камня, недвижно замерших в полумраке огромного зала, освещенного лишь несколькими факелами у входа. Но, демоны Карема, как же этих статуй было много!
  
  Насколько можно было рассмотреть, помещение, в которое попали беглецы, было не менее сотни шагов в ширину, а в длину тянулось, по крайней мере, на вдвое большее расстояние, - задняя стена терялась во мраке. И все это пространство было заполнено статуями, выстроенными тесными рядами, будто гвардия Императора на плацу во время ежегодного парада Великой Церемонии Четырех Стихий. Сходство с плацом усиливала серебристая полоска в две ладони шириной, обегавшая зал по периметру, будто очерчивая границу, за которой не было ни одной статуи.
  
  Фигуры изображали людей небольшого роста, самые высокие из которых едва доставали Ройсу до груди, но они были широки и массивны на вид. Среди них были и мужчины, и женщины, всех возрастов - от седых стариков до грудных младенцев, которые лежали, завернутые в узорчатые покрывала, на руках статуй, изображавших их матерей. Истуканы были облачены в самую настоящую одежду, - широкие штаны, рубахи и куртки-безрукавки, но у женщин наряды были украшены вышивкой и блестками из драгоценных металлов. Почти все мужчины - их легко было отличить по широким черным или седым бородам, - имели оружие: короткие мечи и копья, секиры на длинных рукоятках, небольшие круто изогнутые луки или арбалеты, округлые щиты, пластинчатые панцири и шлемы-шишаки, тускло мерцавшие в отблесках факелов. Всё, от морщин на лицах стариков до ресниц распахнутых глаз с блестящими черными зрачками, было сделано настолько тщательно и искусно, что казалось настоящим. Лица статуй казались живыми, но застывшими, и каждого из вторгнувшихся в этот мрачный зал десяти тысяч статуй возникло впечатление, что эти странные фигуры лишь притворяются таковыми, безмолвно наблюдая за ними. И еще у некоторых из них, как заметил Ройс Ренделл, сквозь прорехи в одежде виднелись мастерски изображенные раны, рваные и кровавые, будто их только что оставил не резец скульптора, а чьи-то острые зубы.
  
  - И зачем Нундохроку понадобилось столько гномьих статуй? - удивленно покачал Коут.
  
  - С них даже пыль кто-то вытирает! И вообще, у меня такое чувство, будто они...- Приманка хотела еще что-то сказать по поводу изваяний, но тут же опомнилась. - Нечего нам тут на них пялиться, - колдун совсем близко!
  
  - Нам нужно спрятаться, - затравленно оглянулся Окен. - Но где?!
  
  - Среди них, - заморянин кивнул на противоположную входу сторону зала. - Там так темно, что даже кошка не рассмотрит кончика своего хвоста. Укроемся за спинами фигур последнего ряда. Заодно позаимствуем и кое-что из оружия на тот случай, если нам придется все-таки защищаться.
  
  - Я молю богов, что бы до этого не дошло, - пробормотал Коут. - У нас нет никаких шансов против...
  
  Опираясь на плечо Окена, он шагнул вперед, к статуям. Они почти одновременно занесли ноги над полосой серебристой краски, и в тот же миг беззвучно рухнули под ноги передним фигурам. Ирик было кинулся к ним, чтобы помочь встать, но Ройс грубо отшвырнул его назад.
  
  - Стой! Это какое-то колдовство...
  
  - Ты прав, парень, - упавшим голосом пробормотал Пилмут Гой. - Я немного знаком с подобными штучками благодаря Джану, упокой боги его душу... Здесь работает какая-то разновидность парализующей магии. Эту бледную ленту пересекать нельзя - нас просто обездвижет, и уподобившись этим статуям, мы проваляемся здесь, пока не появится Нундохрок.
  
  Действительно, упавшие не шевелились. Даже сказать, дышат ли они, нельзя было с полной уверенностью, столь полной была их неподвижность. И ни один звук не сорвался с губ толстяка-торговца и его слуги с того мига, когда они пересекли странную полосу.
  
  - Что же делать? - с отчаянием Ройс повернулся к шпиону Вотбуржского губернатора, надеясь получить от него хоть какой-нибудь совет. - Если мы не спрячемся сейчас же, то погибнем!
  
  - Эх, кабы Джан Алхимик мог быть с нами... - тяжело вздохнул Пилмут, безвольно опускаясь на каменный порог зала. - Но мой добрый товарищ сейчас висит между мирами, ожидая приговора богов, а злые духи дерутся между собой за его несчастную душу...
  
  - Перестань! - взвизгнула Приманка. - У нас еще есть немного времени, придумай что-нибудь, шпион!..
  
  - Это конец, моя прекрасная подруга, это конец, - нараспев произнес Пилмут Гой и, закрыв глаза, попросил. - Конец нашим планам, мечтам всем венец. Убей меня, о варвар, своею рукою подарив мне легкую смерть...
  
  Ирик заскулил, как побитая собака, и стал прилаживать наконечник копья к своей груди. Но конец древка все время скользил по плитам пола, наконечник не желал прокалывать сердце кирта, и Ирик снова и снова тупо пытался упереть его в гладкий камень.
  
  - Колдун почти рядом, - голос Приманки перешел в шепот, искаженный ужасом. Она смотрела на Ройса, как утопающий на соломинку. Заморянин в ответ только скрипнул зубами и яростно стиснул рукоять меча. Он готов был сражаться до последнего вздоха, хоть и понимал всю безнадежность их положения. Как обычному человеку с обычным оружием противостоять могущественному колдовству? Да маг прихлопнет их, как надоедливых комаров, - и это еще в лучшем случае.
  
  - Пилмут, ты можешь хотя бы сказать, как работает это гребанное охранное заклятие? - заморянин сгреб хныкающего шпиона за грудки и хорошенько встряхнул, приводя его в чувство. - Ну, говори же!
  
  Пилмут Гой посмотрел на него, как на сумасшедшего, но все-таки ответил:
  
  - Скорее всего, вся фишка тут в этой серебристой полосе. Возможно, заклятие активизируется при пересечении волшебной черты... Пространство за ней кажется совершенно обычным, лишенным колдовства, хотя я могу и ошибаться. Мой нюх на чары существенно притупился за последнее время.
  
  - Значит, если ее не касаться..., - вскинулась Приманка. - Короче, что тут думать - прыгать надо!
  
  - Нет! - слабым взмахом руки оставновил ее тайный агент Вотбуржского губернатора. - Тело-то все равно пересечет ее и колдовство сработает, даже если бы у тебя были крылья, и ты взлетела под самый потолок. Заклятие рассчитано на это, иначе любой дурак смог бы ее преодолеть.
  
  - А если что-нибудь положить на полоску? - предложил Ройс. - Перебросить мостик?
  
  - Бесполезно, - отрицательно замотал головой шпион, тряся грязными космами давно не стриженых волос. - Немагические вещи не являются преградой для подобной системы. Мы полностью во власти Нундохрока!
  
  - Немагические вещи... - рассеянный взгляд Ройса Ренделла скользнул по рядам безмолвных фигур, так надежно защищенных от постороннего вторжения в их странную обитель. А как насчет вещей магических? Например, вонючий талисман-оберег Ирика или волшебные руны, которые волхвы Западных островов вырезают на роге или дереве, чтобы снять порчу или вылечить хворь? Нет, оберег не спас Ирика от парализующего заклятия там, у ворот. А в рунах Ройс был не на столько силен, чтобы пытаться экспериментировать. К тому же, даже знай он, какие именно знаки нужно нацарапать на серебристой поверхности магической полосы, как это сделать, если самой полосы касаться как раз и нельзя? Так, что еще?
  
  - Живой я не дамся, - прошептала Приманка, осторожно, будто лаская, пробуя пальцем остроту кинжального жала. Заморянин бросил взгляд в ее сторону, перевел на клинок...
  
  - Серебро! - произнесли они одновременно с девушкой.
  
  - Да, лунный металл не восприимчив к магии, - оживился Пилмут Гой. - Это шанс!
  
  - Давай сюда! - Ройс забрал кинжал у Приманки и, резко выдохнув, припечатал широкий клинок плашмя поперек магической черты. Там, где серебро коснулось ее, сверкнул рой мелких искр, а полоса под клинком чуть потемнела. С Ройсом же ничего не случилось.
  
  - Приманка, пойдешь первой, - сказал он. - Только не вздумай поставить ногу мимо лезвия, поняла?
  
  Синие глаза девушки блеснули пониманием, ужасом и надеждой. Она осторожно занесла над кинжалом левую ногу, поколебалась пол-мгновения, затем стала всей ступней на лезвие, быстро шагнула вперед правой - и вдруг вся оказалась там, по ту сторону магической ленты, живая и деятельная.
  
  - Получилось! У нас получилось, Ройс! - тихо засмеялась она, поверив в спасение.
  
  - Оттаскивай Окена в самую глубь зала, - скомандовал заморянин девушке и повернулся к кирту. - Твоя очередь, Ирик.
  
  Глаза слуги уже успели обрести осмысленное выражение. Он положил на пол свое копье, толкнул его на ту сторону охранной черты, а затем последовал примеру Приманки. Следующим был Пилмут Гой, который, кажется, еще не утратил способности быстро соображать, и успел прикрыть двери, ведущие в зал тысячи фигур. Ослабевшее тело едва не подвело шпиона, но Ирик вовремя подал ему руку, помогая удержать равновесие. Затем кирт наступил ногой на кончик кинжала со своей стороны, - в следующий миг Ройс Рендел оказался рядом с ним. Заморянин забрал спасительный кинжал, подхватил под мышки безжизненное тело Коута и потащил его следом за Приманкой, которой Ирик уже помогал волочить в гостеприимную тьму Окена. Копье, оставленное киртом, забрал с собой Пилмут Гой. Заморянин оглянулся: кажется, никаких следов они после себя не оставили. Если не считать потемневшего отрезка серебристой полосы, - но от так мал...
  
  
  Пропетляв между тесными рядами статуй, они, наконец, остановились у противоположной стены помещения. Факелы в это время разом погасли, погрузив все вокруг в непроницаемый мрак. Было тихо, темно и страшно.
  
  - На пол, живо! - прошипел Ройс, когда испуганный вздох Приманки сказал ему, что Нундохрок уже на пороге. - Прячьтесь за этими истуканами и - ни звука!
  
  Они затаились в темноте, как мыши в чулане, учуяв приближение кошки. Каменный пол, в который вжались люди, был странно теплым, будто его подогревали откуда-то снизу. Затхлый воздух не охотно проталкивался в легкие, но дышать было можно. Несколько мгновений напряженного ожидания: пронесет - не пронесет? И вот двери вновь распахнулись, вспыхнули факелы, и Ройс увидел вошедшего колдуна.
  
  Нундохрок скользнул рассеянным взглядом поверх статуй, его губы чуть изгибались в довольной улыбке, а движения были неторопливыми и даже расслабленными. Закутанный в просторную мантию, обволакивающую его неказистую фигуру множеством складок, колдун отбрасывал на стены мрачную тень, похожую на ожившее привидение. В тот же миг Приманка легонько тронула пальцами колено заморянина, успокоительно качнув головой: мол, беспокоиться не о чем. Что ж, если колдун до сих пор ничего не подозревает, может быть, пора этим воспользоваться и нанести внезапный удар? Вон, Ирик уже успел снять с одной из статуй короткий, но мощный на вид лук с полным колчаном стрел. Один меткий выстрел и... Но Ройс, встретившись глазами с черноволосым киртом, на его безмолвный вопрос ответил отрицательным жестом. В тишине зловещего подземного зала любой звук может выдать их. Даже собственное дыхание казалось Ройсу Ренделлу слишком громким. Что уж говорить о скрипе натягиваемого старого лука? Да и можно ли поразить колдуна первой и единственной стрелой так, чтобы он не успел ответить своей могучей магией? Нет, лучше не дергаться без крайней необходимости...
  
  А между тем Нундохрок безмятежно предался некоему странному занятию. Оказалось, что он принес с собой небольшой резной сундучок, стенки которого были покрыты незамысловатым узором из двух рядов мелких отверстий. На какой-то миг Ройсу показалось, что за этими дырками что-то движется, хотя, может быть, это просто играли отблески волшебных факелов. Колдун аккуратно опустил сундучок на пол, а сам извлек из складок мантии кожаный мешочек. Повозившись с тугими завязками, Нундохрок зачерпнул из мешочка что-то вроде серебристой пыли, щедро сыпнул ее на сундучок, а потом тщательно посыпал этим веществом свою голову. Тень хозяина пещерного города исполнила на стене жуткий танец посыпания головы пеплом. Колдун снова поднял сундучок и... шагнул через охранную ленту. Как и ожидал Ройс, с Нундохроком, в отличие от Коута и Окена, ровным счетом ничего не произошло.
  
  Оказавшись внутри охраняемого магией пространства, Нундохрок остановился перед одной из фигур в первом ряду. Это была статуя старого и важного на вид гнома в расшитом золотом алом кафтане и в плаще с опушкой из меха леопарда. На несколько мгновений колдун замер, будто размышляя, правильный ли выбор он сделал. А потом открыл крышку сундучка, перевернул вверх дном и вытряхнул его содержимое под ноги статуе. Ройс почувствовал, как рядом дернулась Приманка, и быстро положил ей на плечо свою руку, слегка сжав пальцами упругое тело под одеждой. Девушка резко глянула в его сторону: губы сжаты, гася готовый вырваться крик, в глазах плескаются черные пятна расширенных зрачков.
  
  Четыре огромных серых крысы серыми клубками вывалились из сундучка и покатились клубками в разные стороны. Встав на ноги, они шастнули было прочь от своего хозяина, будто пытались скрыться в глубине зала, но Нундохрок издал высокий тонкий свист, - и крысы послушно вернулись. Все четыре уселись на задние лапы в ряд перед колдуном, задрав мордочки вверх и вытянувшись, как гвардейцы перед императором. Колдун свистнул еще раз, но уже как-то иначе. Крысы дружно повернулись к статуе в алом кафтане и... одновременно бросились на фигуру. В тот же миг Приманка охнула, но ладонь Ройса Ренделла уже зажала ей рот, заглушив наполовину вырвавшийся крик. Затем настала очередь заморянина закусывать губы: рука Приманки нашарила его ногу и неожиданно больно впилась ногтями в бедро. Врочем, колдун ничего не заметил. Похоже, он был полностью поглощен созерцанием своих серых любимиц. Крысы бойко вскарабкались по статуе, цепляясь когтями за одежду. Одна голохвостая тварь устроилась на лице фигуры, вторая у горла, третья повисла где-то под мышкой, а четвертая деловито копошилась внизу, у живота. Лицо колдуна, такое благодушное еще несколько вздохов назад, исказилось в судороге извращенного удовольствия. А крысы... Крысы впились зубами в статую, будто под одеждой скрывался не камень или обожженная глина, а живая теплая плоть!
  
  Слева зашевелился Пилмут Гой. Шпион молча сверкал глазами и делая страшные гримасы, но Ройс и без него уже сложил один к одному. Раны на статуях вырезали отнюдь не скульпторы, да и статуи были не статуями, а обездвиженными черными чарами гномами. Не они ли были истинными владельцами подземного города-дворца, пойманные в ловушку колдовства и предательства? Да и сам Нундохрок - на вид гном-гномом, - не был ли он одним из них? Тогда ему, вероятно, было за что мстить своим сородичам. Вон как проняло от удовольствия мерзкого карлика: аж слюни от счастья пускает, будто слышит он сейчас стоны терзаемых жертв, беззащитных в своей недвижности. А что, если они и вправду могут чувствовать боль? Тогда страшно представить, что должна сейчас ощущать Приманка! Вон как в ногу впилась пальцами, синяки точно останутся на коже, если ногтями еще штаны не прорвет насквозь... Но девушка, словно услышав мысли заморянина, неожиданно отпустила его бедро. Зато ее пальцы начали легко, но настойчиво отдирать ладонь Ройса со своих губ.
  
  - Сказать что хочешь? - мысленно задал вопрос Ройс Рендел, глядя в упор в ее расширенные черные зрачки. Пиманка согласно кивнула. Кажется, она уже могла контролировать себя. Но широкая ладонь варвара отодвинулась от ее рта лишь на пядь, чтобы мгновенно вернуться назад в случае необходимости. Мало ли что может прийти в голову перепуганной девчонке...
  
  - Они оживают! - в шепоте Приманки отчетливо звучал ужас еще больший, чем вызванный крысами-людоедами.
  
  - Кто? - на мнгновение растерялся Ройс. Но ее ответ уже не удивил его.
  
  - Эти фигуры, гномы. Что-то случилось, с этой магией, охраняющей зал, и они постепенно приходят в себя! - торопливо объясняла девушка. Говорила она едва слышно, но Пилмут Гой и Ирик встревожено смотрели в ее сторону. - Их мысли и чувства становятся все отчетливее, понимаешь? И они просто переполнены ненавистью и жаждой убивать всех и вся!
  
  - Успокойся, солнышко, их главный враг - Нундохрок, а нам нечего паниковать раньше времени, - уверенно ответил Ройс, почти не разжимая губ. - Если они еще действительно оживают...
  
  Но, внимательно приглядевшись к всё еще неподвижным "статуям", он понял, что гномы и вправду начали освобождаться от оков магии. Медленно-медленно, едва заметно для глаза, заколебались широкие грудные клетки, впервые за боги ведают сколько сотен лет вынужденного оцепенения вдохнув воздух по-настоящему, полными легкими. Чуткий слух варвара уловил тихий шорох одежд, чьи вековые складки постепенно расправляли обретающие жизнь тела, и приглушенное звяканье металла - от застежек плащей до пластинчатых броней и массы самого разного оружия. А вот и зрачки глаз ближайшего гнома, молодого плечистого парня с двуручным боевым молотом в руках, шевельнулись, блеснули пробуждающейся осмысленностью. На кого он обрушит свой первый удар, когда полностью освободится от чар? Парень смотрит на Нундохрока, но до того - почти две сотни шагов, а люди, непонятно как сюда попавшие чужаки, - вот они, только руку протяни. Захочет ли кто-нибудь из подгорного народа вообще разбираться спросонья, кто здесь друг, а кто враг? Ройс Ренделл крепко сомневался в этом. Он лишь надеялся, что ненависть к Нундохроку ослепит гномов, спрячет от их ярости затаившихся за их же спинами шестерых людей.
  
  - Ирик, - тихо окликнул заморянин кирта, который скорчился на полу рядом с недвижным товарищем. - Ирик, заткни рот Окену. И ради всех богов Карема, не шевелись!
  
  - Что? - непонимающе прошелестел в ответ слуга.
  
  - Зажми ему пасть, болван! Он сейчас очнется - и все вокруг тоже!
  
  Ирик сглотнул, по-новому взглянул на окружающие фигуры и, видимо, наконец, увидел то, что Ройс заметил мнгновением раньше. Окончательно кирта убедил Окен, который вдруг шевельнулся и шумно вдохнул. Ирик тут же положил лук на пол и обеими руками вцепился в челюсти товарища. Ройс сделал то же самое с Коутом, который слабо зашевелился, будто ему трудно было проснуться после вчерашней грандиозной попойки. Пилмут Гой придвинулся чуть ближе к заморянину и Приманке, крепко сжимая обеими руками копье мадлоша.
  
  - Слишком тяжелое для него и не удобное в тесноте оружие, - подумал Ройс Ренделл и еще раз предупредил маленький отряд. - Что бы не случилось, сидите тихо. Что бы не случилось...
  
  А в следующее мгновение подземный зал содрогнулся от жуткого вопля боли, прокатившегося эхом по всем коридорам и комнатам подгорного города. Кричал старый гном, обрабатываемый крысами. Этот животный крик тут же перешел в рев ярости и жажды мести, вырвавшийся из сотен разом сбросивших оковы магического паралича глоток. В этом реве совершенно потерялся тонкий визг застигнутого врасплох колдуна. Ожившие гномы всей массой кинулись к нему. Нундохрок замахал руками, бросив в толпу цепь золотистых молний. Несколько передних гномов упало, но это не задержало остальных ни на миг. Колдун ловко увернулся от протянутых к нему рук и с неожиданным проворством нырнул в распахнутую дверь, с криками помчавшись вверх по винтовой лестнице. Наверное, он призывал на помощь своих охранников мадлошей. Гномы бурлящим живым потоком прокатились по тем, кто был сильно изъеден крысами и жертвам золотистых молний, оставив после себя кровавое месиво. Еще несколько из них были задавлены в толчее, образовавшейся при входе на лестницу. Но напор был столь силен, что пробку снесло за несколько ударов сердца, - и зал тысячи фигур опустел. Только шестеро людей затаились у дальней стены да несколько растоптанных гномов жалобно стонали, прощаясь с жизнью.
  
  - Что, что случилось?!! - пришедший в себя Коут вырвался из рук заморянина и ошеломленно оглянулся вокруг.
  
  - Потом расскажу, - бросил в ответ варвар. - Когда мы выберемся отсюда.

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"