Моша Сергей Васильевич: другие произведения.

Перестрелка на Серебряном ручье

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
Оценка: 6.90*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вестерн. Как обычно, в город приезжает чужак и вляпывается в местные неприятности. Пишется по настроению. Прода от 2 ноября (глава 8)

  Сергей Моша
  
  ПЕРЕСТРЕЛКА НА СЕРЕБРЯНОМ РУЧЬЕ
  Вестерн
  
  1.
  Кайова шли за мной три дня и три ночи. Это был отряд молодых воинов, и им очень уж хотелось заполучить мой скальп. Особенно после того, как я убил двоих из них, а еще нескольких ранил, одного наверняка тяжело, потому что попал ему в живот. Они были упорными и выносливыми, эти молодые кайова, но я оказался чуточку выносливее их. Я отделался кровавой бороздой от пули на рёбрах слева, получил стрелу в правую руку, загнал свою лошадь, расстрелял почти все патроны, потерял старенькую винтовку системы Генри, высох от жажды, как вяленая ящерица, - и все-таки от них оторвался.
  
  Пропыленный, шатаясь от усталости и под тяжестью седла, которое тащил на спине, я вошёл в маленький городок, состоявший из одной улицы. Народу там было мало, а знакомых так и вовсе никого, так что несколько прохожих просто молча смотрели на меня, пока я доковылял до поилки для лошадей у салуна. Честно говоря, мне было наплевать, что они там обо мне думают, потому что я наконец-то добрался до воды. Её было много, хоть залейся, - чистой и холодной.
  
  - Похоже, у тебя были неприятности, - раздался голос за моей спиной, когда я закончил умываться и ещё раз припал губами к струе воды. - Там, в пустыне...
  
  - Я им вроде как объяснил, что не нуждаюсь в сопровождении, - ответил я и обернулся. Говоривший был крепким седоусым мужиком с шестизарядником на бедре и пятиконечной звездой на лацкане потертой замшевой куртки.
  
  - Индейцы? - понимающе спросил он, а когда я кивнул в знак согласия, представился. - Меня зовут Джим Таккер, я городской маршал в Нук-тауне*. И я надеюсь, что все, - он выделил то слово, - твои неприятности остались вне города, сынок.
  
  - Называйте меня Джесси Енотом, так мне будет привычнее, чем сынок, - я улыбнулся, чтобы он не подумал, что у меня нет чувства юмора. Юмор - это самое то, что отличает адекватного человека от тупых и злобных дураков, от которых, если задуматься, и происходят все неприятности в этом мире. Ну, или почти все. Маршала я, кажется, успокоил, и он отошёл по своим делам. А я направился в салун.
  
  Там был только бармен, сонный от жары и отсутствия посетителей. Поздоровавшись, я выложил перед ним на стойку свой последний серебряный доллар.
  
  - Стаканчик виски и что-нибудь успокоить кошек, играющих на кишках в моём животе.
  
  - Могу предложить яичницу с беконом и картошку со свиными рёбрышками, - ответил бармен, наливая в стакан виски. - А пока это всё будет жариться, я вам налью кофе.
  
  - Вы умеете делать жизнь прекраснее, - поблагодарил я. Взял виски и уселся за ближайший столик. Алкоголь здорово промочил горло, вымыв из него песок с пылью. Кофе, который принес бармен, был ещё слишком горяч, так что я прихлёбывал его крохотными глотками, смакуя, и раздумывал о том, что мне делать дальше. Я ехал в эти края, чтобы найти работу на месяц-другой, поднакопить немного деньжат, а затем двинуться дальше, в Калифорнию, чтобы попробовать счастья на золотых приисках. Но в путь я отправился верхом на лошади, с ружьем и кое-каким снаряжением, а закончил его с седлом и кольтом с полупустым барабаном. Не самые лучшие стартовые условия, правда?
  
  Эти мои и без того не весёлые размышления прервали грубо и внезапно. Какой-то юный хлыщ, выряженный в покупную одежду, в щегольской белой шляпе и с двумя низко подвязанными револьверами в кобурах, протопал к стойке бара между столиками, да так неуклюже, что толкнул мою раненную правую как раз в тот миг, когда я собирался сделать очередной глоток. Кофе плеснул мне на рубашку, а рана на руке от толчка заболела так резко, что я выразился несколько не по-джентельменски.
  
  - Что ты там вякнул, бродяга? - юнец тот час развернулся ко мне. Его руки легли на бёдра, ближе к рукояткам пушек. Он намеренно затевал ссору, - и я его не стал разочаровывать. Не вставая со стула, я толкнул левой рукой стол так, что он с силой врезался в щеголя. От неожиданности он потерял равновесие и стал падать, а я тем временем вскочил на ноги, подтолкнув стол ещё немного вперёд, пока задница парнишки не приземлилась на пол. Он мог встать и продолжить драку на кулаках, но вместо этого, сидя, попытался достать одну из своих пушек. В эти игры я тоже умел играть, так что влепил ему одну пулю в левый карман рубашки, а вторую - в лоб, прямо между бровями. Наконечники пуль у меня были надрезаны крестом, чтобы после попадания в цель свинцовая начинка распадалась на четыре части, так что голова парнишки взорвалась, как перезрелый арбуз. Я достал из кармана носовой платок, из которого посыпалась набившаяся в складки ткани дорожная пыль, и принялся приводить в порядок свою рубашку. А что делать? Другой у меня не было, а запасная одежда, вместе с остальным моим небогатым скарбом, досталась индейцам в качестве утешительного приза.
  
  - Н-ну и быстры вы палить, мистер, - произнес, чуть заикаясь, бармен. - Подумать только, вы вышибли мозги Ронни Даркуотеру!
  
  - Если бы он мог пораскинуть своими мозгами до того, как задевать незнакомца, пусть и с окровавленным рукавом, ему бы не пришлось разбрасываться ими в буквальном смысле слова. Впрочем, кажется, их не так уж и много у него было...
  
  - Что здесь происходит?! - в салун ворвался Таккер.
  
  - Ронни Даркуотер начал ссору, а этот мистер её закончил, - пояснил бармен. - Теперь мне придется мыть пол и стойку, всё в крови и мозгах...
  
  - Енот или как там тебя, - Таккер был зол, как чёрт, но руки держал так, чтобы я не подумал ничего плохого. - Ты обещал, что свои неприятности оставишь за городом!
  
  - О местных достопримечательностях уговора не было, - я пожал плечами, затем поправил окровавленную повязку на правой руке. Рана ещё не затянулась, резкие движения разбередили её, снова открылось кровотечение.
  
  - Тем не менее, чтобы завтра утром тебя в Нук-тауне не было, - отрезал маршалл. - И не сомневайся, в своём городе я смогу добиться, чтобы мои требования выполнялись!
  
  - Эй, у меня даже коня нет! - попытался я протестовать, но Таккер уже выскочил из салуна, а внутрь начали заглядывать любопытные.
  
  - Боюсь, мистер, вам придётся пообедать у меня на кухне, - сказал бармен. - Пока я тут приберусь.
  
  - Ничего страшного, покойник меня не смущает, - заверил его я. - Знаете, успел на них насмотреться в самых разных обстоятельствах.
  
  - За вас я не беспокоюсь, но люди этого не поймут, - настоял бармен. Расстраивать такого заботливого и хорошего человека совершенно не хотелось. Поэтому пришлось расправляться с яичницей, беконом, картошкой и рёбрышками на столе для готовки в тесной комнате, служившей ему кухней. Впрочем, моему аппетиту это ничуть не помешало насладиться едой.
  
  Из салуна я вышел через главный вход. Бармен уже прибрался, возле стойки и за столиками пристроилось несколько горожан со стаканами виски в руках. Они встретили меня настороженной тишиной, и только когда я уже ступил за порог, кто-то громко сказал мне в след:
  
  - Тебе не стоит задерживаться здесь, чужак, если не хочешь встретиться с двумя старшими братьями Даркуотера!
  
  Я обернулся, но не смог понять, кто именно это сказал. Поэтому ответил всем.
  
  - Если они или ещё кто-либо захотят со мной потолковать - не вопрос, передайте им, что я не собираюсь ни от кого прятаться. Но и тратить своё время на то, чтобы ждать, когда у этих Даркуотеров найдётся минутка получить свою порцию свинца, я не намерен. У меня хватает собственных проблем, чтобы заниматься ещё и чужими.
  
  *Nook - укромный уголок, англ.
  
  
  2.
  На улице я удобнее перехватил седло, минуту подумал и направился к платной конюшне. Мне нужен был ночлег, конь и работа, и все эти три вещи я надеялся найти именно там. Когда я входил в конюшню, словно услышав мои мысли, внутри заржала лошадь. Заправлял там старый мексиканец с вислыми усами и половинкой левого уха, - кто-то много лет назад отстрелил ему мочку.
  
  - Это ты пристрелил Даркуотера? - вместо приветствия спросил он.
  
  - Быстро тут у вас слухи разносятся...
  
  - Салун стоит почти напротив конюшни, я даже выстрелы слышал, оба, - усы еще раз шевельнулись, как будто их хозяин улыбнулся, но затем снова грустно пообвисли. - Когда их эхо услышат на ранчо АБ, то завтрашний рассвет ты встретишь с петлёй на шее. Мистер Бакстер и старшие Даркуотеры скоры на расправу.
  
  - Что ж, придётся ещё раз потревожить тишину этого милого городка, - оптимистично улыбнулся я.
  
  Мексиканец с сомнением взглянул на пустые ячейки для патронов на моём оружейном поясе и покачал головой.
  
  - На ранчо АБ работает две дюжины ковбоев, мистер, и все они считаются крутыми парнями. Так что вам потребуется много патронов - или хорошая лошадь. У меня как раз есть парочка подходящих: вон та аппалуза с белым чулком на правой передней и вороной бронко, который подал голос, зачуяв вас. Сто долларов - и любая из них ваша.
  
  - Боюсь, у меня нет денег даже на коробку патронов, - честно признался я. Этот старый кабальеро почему-то вызвал у меня полное доверие. - Зато я умею укрощать самых диких мустангов и если вам, сеньор, нужно...
  
  Мексиканец снова покачал головой, повернулся ко мне спиной и шагнул в угол, где хранился всякий хлам, вроде старых сёдел, и вернулся с двумя коробками патронов 44-калибра, как раз для моего кольта.
  
  - Приберётесь тут, вычистите лошадей и можете переночевать на сеновале, - сказал он. - Коня, извините, мистер, одолжить я не смогу, - не хочу иметь неприятности с моим хозяином. Но если утром я не досчитаюсь одного из них, то сначала задам всем оставшимся корму, дам вволю напиться, и только потом отправлюсь к маршалу.
  
  - Благодарю вас, сеньор, - я сгрёб патроны, тут же перезарядил револьвер, а остальные принялся распихивать по ячейкам. - Но я - не конокрад.
  
  - Что ж, если два других Даркуотера лягут рядом с первым, а Бакстер составит им компанию, это многих обрадует. Их здесь не любят. Но не на столько, чтобы чем-нибудь помочь вам, мистер.
  
  - Да кто такой этот Бакстер?
  
  - Владелец самого большого ранчо в округе, АБ - Алан Бакстер, - пояснил мексиканец. - Два года назад оно было не таким большим... Но увеличилось за счёт соседей. Над этим поработали Даркуотеры, старший из них - Пит - управляющий на АБ. Они какие-то родственники Бакстеру.
  
  - Похоже, я сунул руку прямо в гнездо шершней, - я рассовал оставшиеся патроны по карманам курки. - Где тут у вас скребок? Я начну с бронко.
  
  Никогда не боялся работы, даже самой тяжёлой. Приходилось и лес рубить, и плоты сплавлять по рекам, и на ранчо вкалывать, и киркой махать. А уж ходить за лошадьми - это вроде как и не работа, а сплошное наслаждение. С вороным мы сразу поладили, у меня даже кусочек сахару нашелся в кармане куртки, завалялся когда-то, а тут как раз и пригодился. Бронко ткнулся шелковистой мордой в мою ладонь, зажевал сладенького, и пока я его чистил и расчёсывал, стоял смирно, только ушами прял, слушал, как я напеваю 'Солдат-повстанец', 'Я старый добрый бунтовщик', 'Вступай в кавалерию' и другие песенки конфедератов*. Я их от старшего брата Логана нахватался, он успел повоевать в кавалерии Джеба Стюарта. У нас, в Миссури, многие были за Конфедерацию. Я, если бы был лет на пять старше, тоже, наверное, одел бы серый мундир...**
  
  Когда я вычистил всех лошадок и заканчивал уборку в конюшне, вошёл незнакомец. На всякий случай я перекинул вилы в левую руку, а правую опустил вдоль бедра, так, чтобы быстро выхватить револьвер, если этот человек - с ранчо АБ. Но он демонстративно держал руки на виду и вообще излучал доброжелательность к моей персоне.
  
  - Добрый день! Это ты - Джесси Енот? У меня к тебе есть деловое предложение. Ты же, как я слышал, ищешь работу?
  
  - Может быть, - ответил я, рассматривая его. Мужик выглядел лет на 40, не высокий, плотный, в шитом на заказ чёрном костюме, из-под полы пиджака поблёскивала пластинками накладного серебра рукоятка револьвера. Он подошёл ближе, протянул руку для пожатия, пытался поприжать мою ладонь - но я тоже сжал чуть сильнее, и он тут же прекратил эту игру, улыбнувшись так, будто угадал, где остановится шарик на рулетке.
  
  - Меня зовут Рэйли, Джон Рэйли, - наконец представился он и тут же намёкнул, какого рода предложение собрался мне сделать. - Ловко ты этого Даркуотера шлёпнул!
  
  - Он сам напросился, это была самооборона, - буркнул я.
  
  - Не любишь стрельбы, если можно решить вопрос без неё? Именно такой человек и нужен МакИнннесу. У него ранчо к востоку отсюда, в долине Серебряного ручья. И ему нужны ковбои, которые могут постоять за себя: у МакИннеса проблемы со скотокрадами и... соседями. С ранчо АБ.
  
  - Какое совпадение, - сказал я. - У меня тоже, как говорят, наклёвываются кое-какие дела с ребятами с этого ранчо.
  
  - МакИннес платит сто долларов в месяц и готов выплатить премию тем парням, которые не будут пасти задних, если дойдет до стрельбы, - добавил Рэйли и расставил все точки над 'ї'. - Я его торговый партнёр, несколько раз покупал у него скот, и заинтересован, чтобы у МакИннеса дела шли хорошо - от этого зависит и мой бизнес.
  
  Предложение было не совсем тем, какое я бы хотел услышать, но... Обычному ковбою сейчас в этих местах платили 40-50 долларов в месяц. А с Даркуотерами мне, судя по всему, всё равно придется закрывать счета. Здесь, в Нук-тауне, или на Серебряном ручье - какая разница?
  
  - О`кей, Рэйли, будем считать, что ты удачно бросил своё лассо. Но есть одно маленькое затруднение...
  
  - Да?
  
  - У меня нет лошади.
  
  - Я куплю её, - скажем, это будет аванс на тот случай, когда мне потребуется в очередной раз перегнать скот в Абилин*** для отправки по железной дороге на Восточное побережье. Думаю, к тому времени МакИннесу удастся уладить свои разногласия с Бакстером... Если здесь тебе приглянулась какая - говори, и я пойду в салун, где хозяин конюшни тянет сейчас виски, чтобы оформить купчую.
  
  В мои планы не входило зависать в этих краях на долго, да еще и тратить время на перегонку коров на восток в то время, когда мне нужно на запад. Но я не стал говорить об этом Джону Рэйли. Будем считать, что он просто решил мне сделать подарок. И я указал на вороного.
  
  - Мы с этим бронко успели подружиться. Мексиканец, который был здесь, сказал, что продаст его за сотню монет.
  
  - Считай, что конь твой, - ответил Рэйли и еще раз пожал мне руку, подтверждая сделку. При этом он так улыбался и сверкал глазами, что я тайком пересчитал пальцы на своей правой. Все были на месте. Тогда откуда такое чувство, что меня надули?
  
  
  * Имеются в виду песни солдат армии Конфедерации южных штатов времён Гражданской войны между Северном и Югом 1861-1865гг.
  
  ** Форма солдат США в период Гражданской войны - голубая, форма войск Конфедерации - серая.
  
  *** Абилин - город в штате Канзас, центр скотоводческой торговли.
  
  3.
  Рэйли был так любезен, что кроме лошади обеспечил меня еще и ужином. Так что на сытый желудок да на душистом сене спал я преотлично. А за час до рассвета оседлал бронко, попрощался со стариком мексиканцем, которого, как выяснилось, звали Хуаном, и выехал из Нук-тауна по южной дороге. Миль через пять мне встретилась речушка, бодро катившая свои прозрачные воды откуда-то с гор в долину. Я завёл бронко в прибрежные заросли неподалеку от деревянного моста, нашёл уютную, скрытую от посторонних глаз полянку у самого берега, разделся, тщательно выстирал свою одежду, а сам искупался. Когда я лежал на травке, ожидая, пока только проснувшееся солнышко подсушит одежду, и мечтал о чашке кофе, на дороге послышался стук копыт. Звук приближался с юга. Осторожно выглянув из кустов, я увидел группу всадников, въезжавших на мост. Их было ровным счётом одиннадцать. Первым ехал сурового вида здоровяк на гнедом жеребце, а сразу за ним два тоже не мелких парня, неуловимо похожих друг на друга - и на безнадёжно испорченное мной лицо Ронни Даркуотера.
  
  - Алан Бакстер и его цепные псы едут по мою душу, - сообщил я вороному, который, умница, даже не попытался заржать и выдать моё присутствие. - А птичка фьють - и улетела. То-то будет радости у команды АБ, когда они увидят меня среди ребят МакИннеса и по ту сторону прицела...
  
  Честно говоря, на миг у меня закралась мыслишка бросить всё это к чертям собачьим и продолжить свой путь в Калифорнию. Но я тут же прогнал эту мысль в шею. Потому что, во-первых, в купчей, которую оформил Рэйли, было упомянуто условие, что я на этом коне должен прибыть на ранчо 'МмМ', чтобы наняться к МакИннесу. Так что в случае невыполнения своей части сделки превратился бы в конокрада, и меня искали бы уже команды с обоих ранчо, сам Джон Рэйли, да и маршал Таккер мог бы к ним присоединиться, хотя за границы города его полномочия не распространялись. А во-вторых, и это главная причина, на Западе слово мужчины - самая главная ценность. До сих пор я своё слово держал крепко, как бы не припирали к стенке обстоятельства, и впредь не собирался транжирить этот капитал.
  
  Когда отряд Бакстера скрылся из виду, я натянул ещё сырую одежду и сел в седло: высохну по дороге. Рэйли мне подробно описал путь на ранчо МакИннеса, я рассчитывал попасть туда примерно к обеду. Вдали белели на солнце белыми шапками горы, а здесь, в предгорьях, местность была пустынной, изрезанной каньонами и скальными кряжами. Но в долинах, где была вода, лежали отличные пастбища, как и выше, в альпийских лугах. Какое-то время дорогу указывали свежие следы команды ковбоев с ранчо АБ, затем, за ущельем, над которым торчал утёс с раздвоенной вершиной, путь разделялся на трое. Бронко, будто чувствуя мои мысли, повернул морду на восток, в сторону Калифорнии... Дальше на юг располагалась территория, которой теперь владел Бакстер, а на юго-запад вела не слишком широкая, но тоже хорошо утоптанная копытами коров и лошадей тропа в сторону долины Серебряного ручья. И именно с той стороны вдруг раздался выстрел.
  
  Я постоял немного, прислушиваясь. Но больше никто не стрелял. Да и никаких других звуков, кроме шёпота ветра и дыхания моего вороного, - даже эхо улеглось быстро, будто испугавшись своего собственного шума. Что бы это значило? Ещё раз бросив взгляд на восток, где меня ждало всё золото Калифорнии, я неспешно направил бронко к Серебряному ручью, внимательно осматривая скалы впереди. Ведь с равной вероятностью стрелять мог охотник, добывающий свежее мясо, например, к столу ребят с ранчо МакИннеса, так и любитель пострелять в спину неосторожным путникам. А поскольку в Нук-тауне я услышал достаточно, чтобы понять, что в округе назревает маленькая война, пренебрегать вторым вариантом было бы по крайней мере безрассудно. Несколько минут спустя я убедился, что был прав в своих опасениях.
  
  У края дороги топталась, фыркая, гнедая с рыжими подпалинами лошадь. А чуть дальше лежал лицом вниз её всадник. Под ним уже натекла порядочная лужа крови. Я спешился, на всякий случай снял ремешок, удерживающий револьвер в кобуре. Ещё раз осмотрелся. Скорее всего, убийцы уже и след простыл. Подойдя к убитому, перевернул его на спину, сравнил входное и выходное отверстия. Так и есть, палили сверху, в спину, прямо под левую лопатку. Стреляли из винтовки, не меньше 50 калибра, пуля пробила его насквозь. Парень, - а это был юноша лет двадцати, - даже не успел сообразить, что произошло, как уже умер. Проверил его карманы: пачка табака, пара кусочков сахара, немного мелочи всего долларов на пять, старый револьвер Ремингтона 36-го калибра в кобуре, да обрывок сложенной в несколько раз газеты, видно, для самокруток, - вот, пожалуй, и всё, что было при покойнике. А значит, его убили не для того, чтобы ограбить.
  
  Я вернулся к его лошади. На Западе люди обычно автоматически обращают внимание на клеймо любой четвероногой скотины, которая только попадается на глаза. Поскольку моё внимание сначала было больше занято покойником и его убийцей, я лишь отметил краем сознания, что с клеймом что-то не так. Теперь я в этом убедился. Это не было не 'МмМ' МакИннеса, но и не 'АБ' Бакстера, а 'П в рамке'. Выходит, парень не принадлежал ни к одной из враждующих сторон? Тогда что он делал в этих местах? И не пристрелили ли его по ошибке? Да, и что мне делать с трупом? Похоронить здесь, у дороги, засыпав камнями? Чуть подумав, я решил, что лучше захватить покойника с собой на ранчо МакИннеса. Там могли что-то знать об этом парне или клейме 'П в рамке', и наверняка им будет интересно узнать, что кто-то подло расстреливает путников рядом с их территорией. Так что я подвёл гнедую к мертвецу, перекинул его тело поперёк седла, крепко привязав его верёвкой, вскочил на своего вороного и, взяв за повод гнедую, продолжил свой путь к Серебряному ручью.
  
  Не проехал я и двух миль, как встретил ещё одну неожиданность. Она стояла у запряженной мулом повозки, которая накренилась на бок из-за сломанного колеса, и встревожено смотрела в мою сторону. Длинная серая юбка, черный жакет, соломенная шляпка, из-под которой выбивалась непослушная прядь каштановых волос, и огромные зелёные глаза, в которых я утонул настолько основательно, что даже не заметил, откуда и как в руках девушки вдруг появился двуствольный дробовик, пока он почти не упёрся мне в грудь. На таком расстоянии не промахнулся бы и слепой.
  
  - Стой! Или я сделаю в тебе дырку размером с амбарные ворота! - у неё был звонкий и красивый голос. Правда, чуть дрожащий, но все же достаточно уверенный, чтобы я придержал вороного и даже положил обе руки на луку седла, чтобы она их видела. Дело в том, что лицо девушки Господь явно лепил по тому же образцу, что и лицо того парня, которого я вёз за собой, а на крупе мула красовалось клеймо 'П в рамке', и мне не хотелось, чтобы она подумала обо мне что-то нехорошее.
  
  - Вы тоже слышали этот выстрел, мэм? - спросил я, опередив её вопрос. - Его застрелили из винтовки в спину. Кто-то сделал засаду в скалах.
  
  - Держите-ка свои руки подальше от оружия, - скомандовала она и осторожно обошла меня справа, чтобы взглянуть на убитого. Дробовик всё время оставался нацеленным в мою сторону. Я чуть повернул голову, чтобы видеть её, но больше не сделал ни единого движения.
  
  - Я немного разбираюсь в ранах, - произнесла она спустя какое-то время. - Похоже, это действительно была винтовка, и стреляли сверху. А у вас только револьвер...
  
  Учитывая обстоятельства, она держалась совсем не плохо. Так что когда подозрения насчет меня были развеяны, и из её глаз хлынули слёзы, в этом не было ничего предосудительного. Тем более что она подтвердила мою догадку.
  
  - Это был мой брат, Том...
  
  
  4.
  - Нам... Мне нужно вернуться к дяде Робину, на ранчо, - сказала девушка, когда немного успокоилась. Она взглянула на повозку, затем перевела блестящие от свежих слёз глаза на меня. Взгляд у неё был такой растерянный и беспомощный, что мне захотелось крепко обнять её, защищая от всех бед этого мира. Или помчаться на поиски подлого убийцы её брата. Или взяться обеими руками за обломанный конец тележной оси и бежать сбоку повозки всю дорогу до ранчо. Короче, совершить что-то героическое, в стиле Дэви Крокетта*, который, говорят, как-то раз помог встать солнцу, смазав шестеренки солнцеподъёмника медвежьим жиром.
  
  - Сомневаюсь я, мэм, что тут можно что-то сделать без инструментов, - признал я очевидное.
  
  - Вот и Том так сказал, когда колесо сломалось, - вздохнула девушка. - Он решил, что съездит в город сам, закупит хоть немного припасов и возьмет всё, что нужно, чтобы починить колесо, и быстро вернется за мной...
  
  Она взглянула на своего брата и снова собралась всплакнуть, поэтому я постарался увести её мысли в другую сторону.
  
  - Кстати, меня зовут Джесси, Джесси Енот.
  
  - Енот - это такая фамилия? - переспросила она.
  
  - Нет, фамилия моя Брэккет, а Енотом ребята еще в школе прозвали за то, что у меня была шапка из енотовой шкуры. А вас как зовут, мэм?
  
  - Ой, я такая невежливая! - смутилась девушка, от чего на её бледном лице проступил румянец. - Я Молли Паттерсон. Мы с Томом... Мы всего лишь неделю как приехали из Нового Орлеана к дяде Робину, у него тут маленькое ранчо на Серебряном ручье. Мама умерла, и вот мы приехали сюда, потому что дядя остался один, и ему нужна была помощь по хозяйству...
  
  Она говорила и говорила, часто сбиваясь, перескакивая с одних ненужных подробностей на другие, будто этим пыталась вернуть ту жизнь, которая была у нее еще полчаса назад, до того, как далёкий выстрел впереди заставил её сердечко ёкнуть от дурных предчувствий.
  
  Из всего услышанного я понял несколько вещей. Во-первых, что ранчо 'П в рамке' располагается у Серебряного ручья выше по течению, в горной долине, а земли МакИннеса раскинулись ниже. Во-вторых, что Робин Паттерсон приходился братом отцу Молли, который погиб на войне. В-третьих, что у дяди Робина были какие-то неприятности, но связаны они с Бакстером или МакИннесом, Молли не сказала. В-четвертых, получалось, что два ковбоя, работавших до недавнего времени у Паттерсона, взяли расчёт именно из-за упомянутых неприятностей. И, в-пятых, дядя Робин из-за этого всего в последнее время редко высовывал нос со своего ранчо, а прибывшие племянники здорово подъели его запасы кофе и муки, так что он отправил обоих в город за припасами. Наверное, решил, что неприятности, испугавшие его ковбоев, не тронут Тома, если он будет в компании сестры. И тут в повозке сломалось колесо... Впрочем, если уж на Тома кто-то устроил засаду, то думаю, что этот кто-то не постеснялся бы убить его и на глазах у девушки. Самой ей, конечно, опасность грозила гораздо меньше. За убийство женщины спрос на Западе был суровый, хотя... Всякое случалось.
  
  Так что пока я, спешившись, осматривал сломанную повозку, то слушал болтовню Молли только в пол-уха, - больше по сторонам да вверх поглядывал. Ведь мы тут, на дороге, отличная мишень для человека с винтовкой на верху. К тому же выяснилось, что с повозкой всё было даже хуже, чем мне показалось сначала. Не веря своим глазам, я присел у задней оси и даже ощупал её обломанный край. Она была выточена из дуба, достаточно надёжная и прочная даже для этой гористой местности.
  
  - Молли, - я прервал монолог девушки. - По-моему, тебе следует взглянуть на это.
  
  Она подошла ко мне, чуть наклонилась, обдав слабым, но приятным запахом каких-то трав.
  
  - Ну, я же говорю - она сломалась, - затараторила она снова, не сообразив, на что я пытался обратить её внимание. - Я ехала, ехала, как вдруг хрусь - и колесо отвалилось. Повозка стала заваливаться назад и вбок, я чуть не упала, но Том был рядом и усел меня поддержать, а мул...
  
  - Молли, - мне снова пришлось её перебить. - Присядь-ка рядом со мной и посмотри вот на это место. Видишь, какой ровный скол? Дерево так не ломается.
  
  Она послушно сделала, как я сказал, и рассмотрев то, на что я указывал, перевела взгляд на меня. Её глаза снова расширились от испуга, и они оказались так близко от меня, что я не сразу понял, что она задала мне вопрос, которого я, в общем-то, как раз и ждал.
  
  - Что ты имеешь в виду?!
  
  - Кто-то постарался подпилить ось. У вас на ранчо есть пила?
  
  - Наверное, - она чуть запнулась, припоминая. - В сарае полно разных инструментов. Но с ними возились мужчины...
  
  Дальше девушка подумала о том же, о чем и я, и снова опасно побледнела, а глаза её стали ещё больше.
  
  - Спил выглядит совсем свежим,- сказал я и осторожно спросил. - Кто запрягал повозку?
  
  - Дядя Робин, - послушно отвечала она. - Но...
  
  Девушка на миг задумалась, сначала будто напрягая память, затем - решая, стоит ли мне говорить о том, что вспомнила, и наконец выпалила две фразы, одну за другой, будто выстрелила из своего двуствольного дробовика.
  
  - Том в эту ночь спал на сеновале. Потому что в предыдущую ночь кто-то бродил по двору!
  
  Она взглянула на меня умоляюще, словно именно от меня зависело, насколько в страшную переделку она попала, и тихо спросила:
  
  - Это ведь мог быть кто-то чужой, правда?
  
  Что я ей мог ответить? Я не знал ни её, ни её брата, ни дядю Робина, и мог только догадываться о характере тех 'неприятностей', с которыми пришлось столкнуться старшему Паттерсону. Зачем кому-то было пробираться тайком на уединённое ранчо и, рискуя быть обнаруженным и подстреленным, ночью пилить ось повозки? Враги мистера Паттерсона собирались этим напугать его до смерти? Тогда уж проще было бы пустить красного петуха или забросить динамитную шашку в окно. Или кто-то хотел подшутить над Молли? Но девушка обычно сидела дома, так что злодей должен был откуда-то узнать, что она с братом собралась в этот день в город.
  
  Воображение легко нарисовало картину: вечерние сумерки, Паттерсоны ужинают в доме при свете лампы. Молли жалуется, что закончилась мука и кофе, Том вызывается поехать в город за припасами, а дядя Робин, пожевав усы, ставит условие: послезавтра утром брат и сестра поедут вместе. И всё это время кто-то сидит под окном, подслушивая, а затем прокрадывается в сарай, находит в потёмках пилу, забирается под повозку и, боясь зажечь свечу, на ощупь пилит заднюю ось... Бред! Но если этот кто-то знал о предстоящей поездке Тома и Молли и хотел их разделить или задержать в пути, то в этом бреде появлялась своя логика. Правда, как ни крути, а дяде Робину проделать всё это было куда сподручнее, чем самому ушлому злодею. Вот только смысла в этом было ни на пенни. Хотел избавиться от племянников? Тогда почему убит только Том? Я по-другому взглянул на Молли. Такая девушка могла вскружить голову любому мужчине. Чёрт! Но тогда любящий дядюшка, спрятав винтовку в укромном месте в скалах, уже со всех ног должен спешить на выручку своей племяннице, оставшейся одной-одинёшенькой в малознакомой и опасной местности, да ещё и с поломанной повозкой! Я даже перевёл взгляд с Молли на дорогу, но со стороны ранчо никто не появился.
  
  - Да, наверное, это был кто-то чужой, - вздохнул я. - Ума не приложу, кому и зачем это всё было нужно и чего от него или их ждать дальше, поэтому нам лучше поскорее убраться отсюда.
  
  - К нам, на ранчо? - уточнила Молли. Видимо, она всё-таки не настолько хорошо знала своего дядю, чтобы полностью доверять ему, но у нее просто не осталось никого другого из близких. А я, честно говоря, вообще был не пойми кто, свалившийся ей на голову при весьма сомнительных обстоятельствах. Да и какого дьявола я должен лезть в чужие непонятности? Отвезу девушку её дядюшке - и прости-прощай!
  
  - На ранчо, - подтвердил я. - Повозку придётся оставить здесь. Мула я сейчас выпрягу, - на него переложим Тома, а ты поедешь верхом на рыжей. Умеешь держаться в мужском седле?
  
  - Справлюсь, - ответила Молли, с сомнением глянув на свою длинную юбку.
  
  Мне пришлось помочь ей забраться в седло. И разрази меня гром, как же было приятно хоть на миг ощутить в своих руках это юное гибкое тело!
  
  
  * Дэви Крокетт - американский путешественник, офицер и политик, ставший персонажем фольклора США. Погиб в 49 лет, защищая крепость Аламо во время войны за независимость Техаса.
  
  
  5.
  - Это и есть Серебряный ручей, - сказала Молли.
  
  Я недоверчиво посмотрел на бодро журчащий поток: течение было быстрым, а русло достаточно широким, чтобы называться рекой. Мелкова-то, конечно, для настоящей реки. Дно каменистое, вода прозрачная, каждый камешек видно, как на ладони. Но глубина - не выше колена. Ручей наискось прорезал узкую изогнутую долину, деля её на две неравные части. Ниже по течению лежали владения МакИннеса, а выше располагалось ранчо Паттерсона, занимавшее меньшую часть долины ручья. Впрочем, основные угодья обоих ранчо находились в горах, на альпийских лугах. Но все эти сотни и тысячи акров не стоили ни цента без воды, которую давал Серебряный ручей.
  
  Мы пересекли ручей напрямик, не утруждая себя поиском брода. Признаюсь, я большей частью пялился на девушку, но всё же не забывал оглядываться и по сторонам. Это были красивые места, почти такие же красивые, как Молли. В нижней части долина расширялась, по берегам ручья зеленели луга, а стены каньона густо поросли лесом. В той стороне слышалось далёкое мычание и редкие крики людей. Скорее всего, ковбои из 'МмМ' управлялись с пришедшим на водопой стадом. Что ж, проведу девушку до дома - и направлюсь в ту сторону. Контракт есть контракт...
  
  Ранчо Паттерсона стояло за изгибом долины, в том месте, где она сужалась, и откуда брал начало ручей, - он протекал прямо через двор. Усадьба занимала возвышенность перед входом в ущелье, за которым, очевидно, располагалась большая часть его угодий. Приземистый дом, сложенный из камня, щурился тремя узкими окнами, больше похожими на бойницы, прямо на дорогу внизу. Тот, кто его строил, явно знал толк в фортификации. Люди, укрывшиеся в доме и вооруженные винтовками, могли держаться там сколько угодно долго против любого противника, если у того не было пушек. Сбоку и позади дома виднелся загон, в котором стояло несколько лошадей, и всякие постройки: амбары, сараи, может быть, барак для ковбоев. Они располагались таким образом, что каждое строение при необходимости могло служить маленьким фортом, прикрывая другие. Скрываясь за их стенами, из дома можно было, не опасаясь обстрела снизу, отступить к ущелью и дальше, в горы. Не удивлюсь, если все остальные пути, ведущие к ранчо, или перекрыты завалами, или хорошо замаскированы. Строивший ранчо явно готовился к тому, что ему придётся оборонять это место. Но при этом постройки казались не слишком новыми, их наверняка создали задолго до того, как у дяди Робина начались те неприятности, о которых упоминала Молли, и уж точно прежде, чем Паттерсон остался без работников. А одному человеку обустроиться так основательно за короткий срок просто не по силам.
  
  - Придержи коня, незнакомец! - окликнули меня со стороны дома, когда мы с девушкой подъехали к воротам. Из-за угла осторожно высунулся ствол винтовки. Я послушно натянул повод, бронко фыркнул, отказываясь стать, как вкопанный, недовольно тряхнул головой, всё же остановился, но стал переминаться с ноги на ногу, будто танцуя.
  
  - Молли, девочка, что случилось? И кто это с тобой? - человек с винтовкой вышел из-за дома. Высокий худой мужчина, не молодой, но с прямой, как доска спиной, он уверенно держал оружие в руках, не спуская меня с мушки. После войны такие люди часто встречались по всей стране. Его подбородок чуть задрался кверху и поворачивался из стороны в сторону, - Паттерсон осматривал ближайшие склоны гор, проверяя, не принесли ли мы на хвосте ещё каких-нибудь неожиданностей.
  
  - Тома убили! - выпалила Молли, спрыгнула с мула и бросилась к дяде на шею, наплевав на то, что он ещё не получил ответа на свой второй вопрос и хотел бы пока подержать меня под прицелом. Паттерсон утонул в новом потоке слёз, которые не помешали Молли рассказать о поломке колеса и последовавших за этим событиях, закончившихся моим появлением с телом Тома поперёк седла его лошади.
  
  - Джесси Енот, - вставил я между всхлипами и на всякий случай добавил. - Сэр.
  
  - Паттерсон, - представился дядя Робин. Он отстранил от себя племянницу и, опустив винтовку, подошёл к мулу, на котором лежал мертвец. Посмотрел на его спину, зачем-то коснулся кривым пальцем входного пулевого отверствия, похрипел горлом, будто собираясь что-то сказать, глянул на меня, зацепившись глазами за револьвер на бедре. Не сказать, что я так уж ему понравился, но что-то он решил насчёт меня. Затем повернулся к чуток успокоившейся Молли и сказал:
  
  - Иди в дом, приведи себя в порядок и приготовь поесть. Никуда не выходи. Мы заберём повозку и вернёмся.
  
  - А как же Том? - вскинулась девушка. - Его же нужно...
  
  Она запнулась, словно всё ещё не желала признавать того, что случилось.
  
  - Закопаем его потом, когда вернёмся, - отрубил Паттерсон и взглянул мне в глаза. - Сначала - повозка.
  
  - Да, сэр, - ответил я. Что-то было в его взгляде такое, что я не только бы 'сэром' его назвал, но и козырнул бы ему, как новобранец генералу, хотя в армии никогда не служил.
  
  Молли бросила на меня затуманенный слезами взгляд, пожала плечами, мол, здесь приказы не обсуждаются, и скрылась в доме. Паттерсон молча взял мула за поводья, провел его в сарай. Вернулись они спустя некоторое время. Вместо Тома мул был нагружен толстой ровной палкой футов шесть длиной, - запасной осью, и сумкой с инструментами. Паттерсон легко вспрыгнул на гнедую, положил поперёк седла винтовку и, ведя мула за собой, направился в долину. Я развернул вороного и поехал вслед за ним, держась на корпус позади и чуть сбоку на тот случай, если Паттерсон захочет со мной поговорить по дороге. Но этот мужик (на вид ему было лет сорок пять - пятьдесят) не проронил ни слова, пока мы не добрались до того самого места, где осталась повозка. Потом он тоже большей частью молчал, только изредка давал мне указания, пока меняли ось, и задал всего лишь один вопрос:
  
  - Ты здесь какими судьбами, парень?
  
  - Да так, - неопределённо ответил я. - Проездом.
  
  Вот и весь разговор. Ну, а зачем мне выкладывать дяде Робину про себя всю подноготную, если он, во-первых, ничего больше не спрашивает, а во-вторых, про свои 'неприятности', счёт которых пополнило убийство племянника, молчит, как апач под пыткой? Я ему в друзья навязываться не собирался. У меня своих дел полно. Хотя... Хотя Молли - славная девушка, и если бы Паттерсон, - а лучше, чтобы она сама, - короче, если бы Паттерсоны попросили меня остаться и помочь, я бы остался. Может быть.
  
  Не подумайте, что я виляю, как разболтанное колесо в телеге, и меняю принятые решения по семь раз в неделю. Просто пока мы возились с повозкой, я всё мозговал себе про эти 'неприятности' у дяди Робина, про Тома, Ронни Даркуотера и его братьев, Бакстера, МакИннеса, конокрадов и земельной войны. В Нук-тауне, когда Рэйли нанимал меня поработать револьвером на МакИннеса, расклад выглядел простым и ясным. Я заполучил себе сильного врага, но стал на сторону врага моего врага, да ещё и попутно решил вопрос с лошадью и деньгами. Оставалось только присоединиться к ребятам с 'МмМ', дождаться стычки с командой 'АБ', уложить обоих оставшихся Даркуотеров, остаться в живых, забрать премиальные - и продолжить свой путь в Калифорнию, надеясь, что до моего приезда там ещё останется кое-какое золотишко. Золотая лихорадка давно закончилась, но если знать, где искать, и не бояться тяжелой работы, всегда можно было разбогатеть. А у меня была кое-какая информация об одном не до конца выработанном, но заброшенном участке... Но вот теперь, когда оказалось, что в игре не две стороны, а три, сомнения начали грызть мою душу, как пума свою лапу, попавшую в капкан. Чёрт побери, мне совершенно не хотелось, чтобы вдруг оказалось так, что МакИннес готов сцепиться не только с Бакстером, но и с этим вот Паттерсоном. И дело не в том, что на стороне дяди Робина - закон и всё такое. Просто не хотелось бы, чтобы Молли снова пришлось плакать...
  
  
  6.
  Когда повозка снова встала на все четыре колеса, Паттерсон привязал к ней сзади свою лошадь, а сам запрыгнул на козлы. Я взобрался на бронко. Паттерсон бросил короткий взгляд на мою правую руку, будто только сейчас заметил, что сквозь ткань рукава проступает кровь. Работа, пусть и не тяжёлая, снова разбередила мои раны... Паттерсон ничего не сказал, но промолчал так, что мой язык сам послушно дал объяснение:
  - Недавно столкнулся с индейцами.
  
  Он слегка кивнул головой, словно ответ его совершенно удовлетворил. А про стычку с младшим Даркуотером меня и не спрашивали.
  
  На ранчо нас встретила Молли. Её фигурку, тревожно застывшую на крыльце дома, я заметил издалека. Девушка стояла так, пока мы не заехали во двор. Наверное, она хорошенько умылась холодной водой и больше не плакала, потому что её лицо выглядело куда свежее, чем раньше, хоть глаза и оставались чуть припухшими от слёз, а уголки губ были грустно опущены.
  
  - Обед готов, - сказала Молли.
  
  - Держи его подогретым, - ответил Паттерсон. - Сначала мы позаботимся о Томе. А пока сделай нам кофе.
  
  - Хорошо, дядя, - Молли послушно скрылась в доме.
  Паттерсон поставил повозку под навес у сарая, распряг мула. Животных загнали в загон. Мой бронко немедленно направился к кормушке, захрустел овсом. Из дома донёсся аромат кофе. Паттерсон вынес из сарая заступ и лопату.
  
  - Пойдём за дом.
  
  Там оказалась ровная площадка, тянувшаяся от загона до самых скал. Здесь, видимо, Паттерсон когда-то хотел разбить сад и огород, но потом толи забросил это дело, толи фруктовые деревья плохо принялись на каменистой почве, так что пейзаж украшала только пара хиленьких яблонь и несколько рядов с какими-то подзасохшими стеблями. Рядом с одним из деревьев, подальше от ручья, Паттерсон и решил вырыть могилу. Он взял заступ, а мне протянул лопату, подозрительно покосившись на бурое пятно на рукаве моей рубашки.
  
  - Справишься?
  
  - Это всего лишь царапина, - буркнул я, хотя ковырять землю пополам с камнями мне совершенно не хотелось.
  
  Мы только начали, как появилась Молли с двумя кружками кофе. Когда она передавала мою кружку, наши пальцы соприкоснулись. Это было неожиданно приятное ощущение, но рука девушки почему-то дрогнула, немного расплескав напиток на землю. Паттерсон заметил это и недовольно зыркнул на племянницу. Я перехватил кружку, не отводя взгляда от Молли. Она зарделась, опустила глаза и убежала обратно в дом, пробормотав что-то о подгорающем обеде.
  
  - Подкрашенная вода, - проскрипел Паттерсон, отхлебнув из кружки. - Наверное, девчонка заварила последние крошки...
  
  Кофе, и в правду, был горячим, ароматным, но едва ли крепче, чем обычный кипяток.
  
  - Чёрт подери, у меня здесь есть вода, мясо и немного бобов, - продолжил Паттерсон. - Но кофе, муку и табак можно достать только в городе.
  
  Он держал кружку у губ обеими руками и глядел куда-то в сторону гор, вздымавшимися над узким ущельем, за которым, - теперь это было очевидно, - скрывалась большая часть земли Паттерсона. Вблизи и снизу скалы казались такими высоченными, будто своими вершинами насквозь дырявили облака. Из-за одного из пиков вдруг бесшумной тенью появился силуэт птицы, широко раскинувшей неподвижные крылья. Кондор! Он медленно описал круг прямо над тем местом, где мы стояли. Может, почувствовал, что скоро здесь упокоится мертвец? Паттерсон проводил птицу взглядом и, когда она снова скрылась за скалами, глубоко вздохнул. Я подумал, что если ждал услышать просьбу о помощи, то это именно она, и спросил:
  - У вас проблемы, мистер?
  
  - Вроде того, - коротко бросил тот и снова приложился к кружке.
  
  Кофе, пусть и не ахти какой, немного взбодрил меня. Мы снова взялись за работу и ни я, ни Паттерсон ни произнесли больше ни слова, пока могила не была выкопана на достаточную глубину, примерно мне по грудь. Ранчер первым выбрался из ямы, протянул мне руку. Я не стал отказываться от помощи: честно говоря, я ещё не восстановился после приключения с кайова, да и раненная правая рука зудела, требуя отдыха.
  
  - Пойдём, поможешь принести Тома, - сказал Паттерсон.
  Мы направились в сарай, но прежде чем туда войти, ранчер позвал Молли, сказав ей, чтобы она прихватила Библию. Внутри было довольно сумрачно после яркого дневного света. Я замер, переступив порог, чтобы глаза привыкли к скудному освещению. А когда снова смог хорошо видеть, с удивлением обнаружил, что посреди сарая, на пустом месте, достаточном, чтобы там поместилась повозка, стоял гроб, сколоченный из некрашеных деревянных досок. Крышка была открыта. В гробу лежал Том Паттерсон у умиротворённой позе, со сложенными на груди руками.
  
  - Это был мой гроб, - пояснил старший Паттерсон, будто почитав мои мысли. - Прикупил на всякий случай. Вот он и пригодился... Ну, чего смотришь? Взяли!
  
  Я нагнулся над гробом, ухватившись за него со стороны ног Тома. И уже отрывая деревянный ящик от пола заметил, что под ним, там, где, если бы в сарае стояла повозка, могли были бы располагаться её задние колёса, между рассыпанной старой соломой виднелась смазанная кучка опилок. Они были куда более тёмного цвета, чем доски гроба.
  
  - Опилки, - сказал я, указывая на них носком сапога и не отводя взгляда от Паттерсона. Если он потянется к револьверу, ему придётся выпустить свой конец гроба, и этот момент я не должен был прозевать. Но ранчер даже не взрогнул.
  
  - Да, - глухим голосом ответил он. - Кто-то подпилил ось повозки в позапрошлую ночь. У меня нет собаки, но этот кто-то шатался под самыми окнами, а я сплю очень чутко. Выскочил из дома, но чужака уже не было. Это был крупный мужчина в мокасинах. Утром я прошёл по следу до ручья, там следы обрывались. На следующую ночь Том ночевал в сарае, но ничего не произошло. А про ось я понял только теперь, когда они застрелили Тома.
  
  - Они?
  
  - Поговорим об этом позже, парень, - нахмурился Паттерсон. - Пошли, закончим с Томом.
  
  Во дворе нас уже ждала Молли. Её волосы были перевязаны какой-то чёрной лентой в знак траура. Мы перенесли гроб к могиле. Паттерсон оставил племянницу попрощаться с братом, а мы вернулись в сарай за крышкой от гроба, молотком, гвоздями и верёвками. Пока Молли шмыгала носом и при помощи носового платка тщётно боролась с новой порцией слёз, Паттерсон прочитал несколько строк из Библии. Затем мы забили крышку, опустили гроб в могилу и засыпали её землей.
  
  - Крест я сделаю и поставлю позже, вечером, - сказал Паттерсон. - А теперь - обед.
  
  Столовая в доме была просторной и светлой. Из её окон открывался вид вниз на долину, так что сидя за столом можно было издалека заметить любого, кто приближается к ранчо. Молли подала бобы и тушеное мясо, а на десерт был пирог. Паттерсон выставил бутылку виски, мы с ним опрокинули по стаканчику, а порцию Молли дядя наполовину разбавил водой. Я хотел было похвалить стряпню девушки, но подумал, что сейчас немного не подходящий случай для этого. Да и племянница с дядей ели молча. И только когда с едой было покончено, Паттерсон достал было из кармана короткую глиняную трубку, затем раздражённо сунул её обратно и нарушил тишину.
  
  - Забыл, что табак закончился, - сказал он, посмотрел на меня в упор и, наконец, перешёл к делу. - Джесси, тебе случайно не нужна работа?
  
  - Вообще-то меня уже вроде как наняли, но я могу...
  
  - Кто нанял? Кто-то из местных? - напрягся ранчер.
  
  - Рэйли направил меня к МакИннесу.
  
  - Что?! - Паттерсон вскочил из-за стола так быстро, что я и глазом моргнуть не успел, а в следующий миг на меня смотрело дуло его револьвера.
  
  - Ты работаешь на этого негодяя?!
  
  - Эй, полегче! - я протестующее поднял руки. - Я здесь чужак и никого не знаю!
  
  Молли растерянно переводила взгляд с дяди на меня и обратно. С самого начала я прикидывал, что разговор может принять не самый приятный оборот, но надеялся всё объяснить. Паттерсон мне такой возможности не дал.
  
  - Вон из моего дома, - рыкнул он не терпящим возражения тоном и слегка шевельнул стволом револьвера в сторону двери.
  
  Пришлось встать и двинуть на выход. В дверях я сделал ещё одну попытку.
  
  - Выслушайте меня, мистер, прежде чем...
  
  - Заткнись и выметайся, сейчас же, - ответил ранчер. - Ещё одно слово - и я нашпигую тебя свинцом, сопляк!
  
  - Но дядя! - протестующее вскрикнула Молли.
  
  - И ты заткнись, - осадил девушку Паттерсон, даже не взглянув в её сторону. Он вышел вслед за мной на крыльцо и оттуда, не опуская пушку, не спускал с меня глаз, пока я не оседлал бронко и не выехал прочь со двора.
  
  - Забудь сюда дорогу, - напутствовал меня Паттерсон. - Если увижу - буду стрелять без предупреждения!
  
  
  7.
  Ребята 'негодяя' МакИннеса сами выехали мне навстречу, когда ранчо Паттерсона осталось далеко позади, а я ехал, опустив поводья и размышляя о том, что моё знакомство с самой красивой девушкой в мире не продлилось и двух часов кряду. Два ковбоя ехали впереди, ремешки на кобурах их револьверов были предусмотрительно расстёгнуты. Третий держался чуть позади и с боку, положив поперёк седла винтовку, ствол которой был направлен в мою сторону.
  
  - Эй, приятель, что ты забыл в наших краях? - окликнул меня грузный мужчина с кустистыми бровями.
  
  - Он едет со стороны ранчо Паттерсона, - сказал ему второй, чернявый молодец, который беспокойно ерзал в седле, будто у него чесался чирей на заднице. Он пристально посмотрел на меня, пытаясь изобразить опасного типа.
  
  - Зря ты нанялся к нему, понял? Собрался тут вынюхивать для Паттерсона, да?
  
  Чернявый подал своего коня вперёд, тот толкнул моего вороного, но бронко толкнул в ответ, а потом ловко наклонил голову и цапнул ковбоя за ногу выше колена. Тот взвыл от боли, схватился за место укуса, потом потянулся к револьверу, но его конь затанцевал под ним, уклоняясь от зубов моего бронко, и ковбою пришлось схватиться за повод, чтобы не вылететь из седла. Всадник с ружьем коротко хохотнул, но заставил свою лошадь ступить в сторону, чтобы чернявый не мешал ему пальнуть в меня.
  
  - Меня послал сюда мистер Рэйли, - спокойно произнёс я, обращаясь к бровастому, делая вид, что не обращаю внимания на чернявого. - Он сказал, что на 'МмМ' для меня найдётся кое-какая работа.
  
  - Сейчас ты пулю получишь, а не работу! - выкрикнул чернявый. Ему удалось успокоить свою лошадь и теперь снова хотелось схватиться за пушку.
  
  - Остынь, Дэн, - прикрикнул на него бровастый и обернулся к тому, что не отводил от меня ружья. - Джош, проводи мистера, эээ...
  
  - Джесси Енот, - представился я.
  
  - Проводи мистера Енота на ранчо, - закончил бровастый. - И не задерживайся там, к вечеру чтобы вернулся. Мы будем на обычном месте.
  
  - Хорошо, Грэшем, - Кивнул ему Джош, потом посмотрел на меня и щевельнул стволом ружья, показывая направление движения. - Давай, езжай вперёд вдоль ручья
  
  Я объехал чернявого Дэна, который буквально шипел от злости, Джош двинулся следом за мной.
  
  - Мы не закончили, Енот! - крикнул вслед чернявый.
  
  - Он всегда так нарывается? - полуобернувшись, спросил я Джоша. Тот хмыкнул, показав в улыбке гниловатые зубы.
  
  - Дэн считает себя крутым, - сказал он. - Потому что научился довольно быстро выхватывать пушку из кобуры. Но ему пока не представился случай показать, каков он в деле, и это его бесит. Думаю, если бы он встретился с Ронни Даркуотером, получилось бы отличное представление.
  
  - Не получилось бы, - заметил я. - Вернее, уже не получится.
  
  - Это ещё почему? - удивился Джош. - Ронни известный задира, а Дэн Браун хвалился получить за его скальп премию, и эти слова много кто слышал, так что до Ронни тоже слух дошёл. Хотя я бы поставил на Даркуотера...
  
  - Ронни умер вчера в Нук-тауне, в салуне.
  
  - Да?! - Джош от изумления даже пришпорил лошадь, чтобы оказаться вровень со мной. - И кто же его укокошил?
  
  - Я. Что ты там говорил о премии?
  
  - Ну и дела! - присвистнул Джош. Его взгляд стал доброжелательней, а ствол винтовки наконец-то перестал смотреть в мою сторону. - Босс обещал заплатить по триста долларов за двух младших Даркуотеров и пятьсот за Пита, старшего из братьев. Ну, и за самого Бакстера тысячу. Только чтобы до него добраться, сначала придётся уложить Даркуотеров и ещё кучу народу с 'АБ'. Эти братья чертовски метко стреляют. Недавно у нас случилась стычка в горах, с нашей стороны двое убитых и раненные, трупы - на счету Пита и Ронни. Парни, правда, клянутся, что тоже продырявили шкуру кое-кому из них. А я всё пропустил, потому что была моя очередь дежурить на ранчо. Слушай, Джесси, а как там у вас с Ронни вышло?
  
  Вот так мило болтая, мы добрались до ранчо 'МмМ'. Оно лежало в обширной долине, от которой в разные стороны прорезали стену гор проёмы каньонов и разбегались ведущие наверх тропы. Рядом с усадьбой поблёскивало зеркалом небольшое озерцо, в которое впадал Серебряный ручей. К самому озеру с севера подступал лес, а вокруг царило травяное царство. По пути тут и там виднелись стада коров, но они не выглядели хорошо упитанными, зато, насколько я мог видеть, травку они подъедали основательно. Я сказал об этом Джошу.
  
  - Да, стадо переросло наши пастбища, - ответил тот. - Потому и началась война с Бакстером. Он завладел несколькими мелкими участками в округе, которые рассчитывал перекупить МакИннес. И теперь двум медведям стало тесно в одной берлоге. Да ещё этот Паттерсон...
  
  - А с ним что?
  
  - Он не очень хороший сосед, - неопределённо ответил Джош, потом добавил. - А тут ещё Бакстер решил заполучить его ранчо. Если у него получится, то для нашего босса настанут тяжёлые времена. Основной источник воды в этой долине - Серебряный ручей, а от вытекает откуда-то с гор за участком Паттерсона. Ну, да ты там рядом должен был проезжать, мог все сам увидеть.
  
  Я кивнул, но перевёл разговор на другую тему. Скрыть то, что я побывал у Паттерсона в гостях, вряд ли удастся: об этом расскажут мои следы. Но для этого кто-то должен в ближайшее время проехать отсюда к городу. Если тот, кто подстрели Тома, из команды 'МмМ', то я скоро узнаю об этом, потому что он наверняка мог видеть меня сверху, и у МакИннеса появятся вопросы насчёт моих отношений с Паттерсонами. А пока я не собирался отвечать на вопросы, которые мне не задавали, или которые напрямую не касались моих дел с МакИннесом. И если бы не изгнание с 'П в рамке', дела эти закончились бы очень быстро: с меня довольно было бы получить триста долларов за Ронни. Этого бы хватило, чтобы рассчитаться за лошадь с Рэйли, а затем... Или я вернулся бы к Молли, или продолжил путь в Калифорнию. А так, если я хочу чем-то помочь девушке и, за компанию, её угрюмому дядюшке, лучше будет задержаться на какое-то время здесь. Осмотреться по сторонам и разобраться, какие карты на руках у игроков и смогу ли я перебить сделанные ставки.
  
  Нас заметили издалека. Я разглядел человека, который устроился на крыше двухэтажного особняка, стоявшего посреди обширного подворья. Часовому оттуда открывался хороший обзор. Он привстал, всматриваясь в нашу сторону, затем снова присел за парапетом. Наверное, узнал Джоша. Конечно, для человека, засевшего в скалах, часовой на крыше был как на ладони, но никакая винтовка не достала бы до дома. На крыльце в креслах развалилось ещё два охранника с ружьями. Из кузницы слышался звонкий стук молотка, там кто-то работал. Ещё один человек, заслышав топот копыт, выглянул из конюшни, махнул Джошу рукой, и снова скрылся внутри.
  
  - Похоже на осаждённый форт, - сказал я.
  
  - От Бакстера всякого приходится ожидать, - пожал плечами тот. - Смотри, эти двое на крыльце - Боб Шорти и Пороховщик, охранники босса. Значит, он сейчас в доме. Когда будешь получать премию, помни, что с тебя причитается стаканчик за ценную информацию!
  
  - Я поставлю тебе целую бутылку, Джош, - улыбнулся я. - Какой он человек, ваш босс?
  
  - Да нормальный мужик, своё слово держит, не переживай, - Джош окликнул охранников у дома. - Привет! Этого парня зовут Джесси Енот, его прислал к боссу Рэйли. И вчера он пристрелил Ронни Даркуотера!
  
  - Кто, Рэйли? - удивился один из них, с пятном старого ожога на пол-лица. Наверное, Пороховщик. - Разве он стал стрелком?!
  
  - Нет, я говорю про Джесси. Скажи боссу об этом, Пороховщик.
  
  Парни смотрели на меня настороженно. Наверное, я не казался им достаточно крутым, чтобы шлёпнуть одного из Даркуотеров. Мы с Джошем спешились.
  
  - Ладно, - Пороховщик встал из кресла и неторопливо вошёл в дом. Когда он вернулся, следом вышел крупный мужчина с сединой в висках и пышными рыжими усами в добротном костюме, явно сшитом на заказ. Он встал в дверях, положив мощные руки на бёдра, и смерил меня придирчивым взглядом.
  
  - Это ты убил Ронни Даркуотера? - спросил он низким хрипловатым голосом.
  
  - Так уж получилось, - ответил я. - Слишком уж он нарывался.
  
  - И Рэйли посчитал, что на одном Даркуотером ты не остановишься?
  
  - Всё зависит от ваших условий и... получу ли я премию за первого.
  
  - Ха! - раскатисто рассмеялся МакИннес. - Ты своё не упустишь! Это мне нравится. Считай, что ты зачислен в команду 'МмМ'. Располагайся, сегодня отдыхай. Шорти, покажешь ему тут, что где. И пусть кто-нибудь сгоняет в город, разузнает, как на 'АБ' встретили новость про смерть Ронни.
  
  - Хорошо, босс, - Боб Шорти с готовностью вскочил из кресла. Он был низкого роста, но широк в плечах и груди. - Пошли, Джесси, я покажу тебе твоё место в бараке.
  
  Премию, как я понял, мне заплатят не раньше, чем МакИннес получит подтверждение, что Ронни погиб от моей руки. Что ж, пока мне торопиться некуда, могу и подождать.
  
  
  8.
  Барак напоминал военно-полевой госпиталь. В одном из углов, возле печки, на которой стоял закопченный кофейник, трое парней резались в карты. У одного красовалась повязка на голове, у второго было перебинтована левая рука и бок, а третий играл, лёжа в кровати, - его нога была в лубке.
  
  - Это новенький, Джесси Енот, - представил меня Шорти. - Говорит, что хлопнул Ронни Даркуотера. Вчера, в городе.
  
  - Да ну? - удивился тот, у кого были прострелены бок и рука. - Тогда я твой должник, Джесси: ты отквитался за мои раны. Меня зовут Джорж Окленд. А это Пит Стайгер и Кен Смоллетт, в него не попала ни одна пуля, зато ублюдки Бакстера подстрелили его лошадь, а он не успел с неё спрыгнуть, вот и сломал ногу.
  
  - Присаживайся с нами, бери кружку и наливай себе кофе, - Стайгер только что заварил, а у него неплохо получается, - предложил Смоллетт.
  
  Я вопросительно глянул на Шорти. Тот качнул подбородком.
  
  - Нет, ребята, он вернётся к вам чуток попозже, - сказал он. - Проведу Джесси по ранчо, представлю Марии...
  
  Стайгер хохотнул, остальные заулыбались, словно сытые коты.
  
  - Мария заправляет на кухне, - пояснил Окленд. - Если ты голоден, она всегда даст что-нибудь подкрепиться.
  
  - А если добавишь доллар, то даст ещё и сладкого, - добавил Стайгер. - Хотя иногда можно и без доллара.
  
  Все засмеялись, словно это была хорошая шутка.
  
  Мы с Шорти вышли из барака. Заглянули в кузню: там невысокий, но очень широкий в плечах мексиканец как раз закончил ковать подкову, которую сунул в бочку с водой, чтобы остудить. Его звали Пабло, весь разговор свёлся к тому, что Шорти нас познакомил. Затем мы двинули на кухню. Там кто-то гремел посудой. Шорти пропустил меня вперёд, слегка толкнув в спину. Внутри хлопотала маленькая мексиканка лет тридцати. У неё была неплохая фигура, так что намёки ребят в бараке приобрели кое-какой смысл.
  
  - Мария! - окликнул её с порога Шорти. - Принимай новенького! Еще одна порция к ужину сегодня.
  
  Женщина повернулась к нам. Её лицо нельзя было назвать красивым, скорее хорошеньким, но чёрные, как уголь глаза, горели дьявольски соблазнительным огнём.
  
  - Меня зовут Джесси, - я коснулся рукой полей шляпы. С женщинами меня учили быть вежливым независимо от их репутации.
  
  Полные алые губы Марии изогнулись в хищной улыбке, глаза метнули призывный взгляд. Если бы не предупреждение, прозвучавшее в бараке, я мог бы решить, что эта женщина выбрала меня своим мужчиной с первого взгляда и на всю оставшуюся жизнь.
  
  - Привет, - произнесла она низким грудным голосом, который чудом помещался в столь хрупком теле.
  
  - Может, дашь парню зажевать кусок чего-нибудь до ужина? - предложил Шорти и, когда Мария, кивнув, отвернулась к столу, заговорщицки подмигнул мне.
  
  - Вот, сэндвич с беконом, - Мария быстро соорудила бутерброд и протянула мне с той же хищной улыбкой. - Если нужно будет добавки, - всегда пожалуйста!
  
  - Спасибо, - я взял сэндвич, хотя после обеда у Паттерсонов ничуть не успел проголодаться.
  
  Затем Шорти провёл меня по остальной части поместья. Потом мы постояли, глядя на горы вокруг. Я жевал сэндвич, а Шорти свернул сигарету.
  
  - Из этой долины всего три выхода, - сказал Боб, пуская колечками дым. - По одной дороге сюда приехал ты. Две другие пролегают в горах, через маленькие долины, где раньше располагались ранчо Килроя и Штеймеца. Теперь там хозяйничает Бакстер. Просекаешь фишку?
  
  - Если ему достанется ещё и земля Паттерсона, то МакИннес окажется вроде как на осадном положении?
  
  - Вот именно, в осаде, - кивнул Шорти. - А скот уже скоро нагуляет жирок... И как, скажи на милость, его перегнать на продажу, если Бакстер сможет перекрыть все хода?
  
  - Разве есть такой закон, который запрещает пользоваться дорогами?
  
  - Не знаю, может и нет, - Шорти тщательно втоптал в землю окурок. - Но горные проходы узкие, и оба Бакстер уже перегородил деревянными изгородями*. Ну, а в верховьях Серебряного ручья можно устроить плотину или построить какой-нибудь сарай посреди дороги. Или погнать своё стадо навстречу - и создать повод для перестрелки. А у него людей больше, чем у нас, и пока стреляли они лучше.
  
  Он повернулся ко мне всем корпусом и пристально посмотрел снизу вверх.
  
  - Может быть, ты изменишь расклад, а, Джесси?
  
  - Видимо, для этого Рэйли меня сюда и направил, - пожал я плечами. - Только он сказал что-то вроде того, что необязательно всё решать стрельбой, если можно обойтись разговорами.
  
  Шорти перевёл взгляд на горы и неопределённо хмыкнул.
  
  - Кто этот Рэйли? - спросил я.
  
  - Я не много о нём знаю, - ответил Боб. - Он заезжает сюда иногда, к МакИннесу. Может, к дочке его клеится, к Саманте. Скот покупал пару раз. Как по мне, так он просто напыщенный городской хлыщ.
  
  - О, у МакИннеса есть дочь!
  
  - И жена в придачу, - Шорти снова улыбнулся. - Второй брак, она намного его моложе. Дамы уехали в город сегодня утром, за покупками. Вечером вернутся - увидишь. А посмотреть есть на что, клянусь Иисусом!
  
  - Да я в рай попал! - поддержал я его весёлый тон. - Сразу три прекрасных женщины!
  
  - Ну, сильно не обольщайся на этот счёт, - посерьёзнел Шорти. - Особенно с миссис и мисс МакИннес. Это тебе дружеский совет такой.
  
  - А Мария? - я снова вспомнил выражения лиц парней в бараке, когда они говорили про мексиканку. Что-то было тут не то.
  
  - Ну, ты сам видел Марию, - Шорти опять заулыбался, но в его глазах крылась какая-то хитринка.
  
  - В сэндвичах она понимает, - отшутился я. А что, готовила она и в самом деле вкусно.
  
  - Ладно, пойду я обратно, - сказал Шорти. - Можешь присоединиться к парням в бараке. Они жаждут услышать подробности о том, как ты расправился с Ронни. До ужина есть еще время...
  
  - Может, я мог бы проехать по окрестностям, осмотреться?
  
  - Не спеши, успеется ещё. Сначала познакомишься с остальными, когда все соберутся на ужин. Ребята сейчас на взводе из-за команды АБ. Нехорошо будет, если тебя примут за одного из них.
  
  - Окей, - я не стал настаивать. Хотя уже жалел, что сразу поехал на 'МмМ', хотя ничто меня особенно не подгоняло. Потому что мне следовало сначала проехаться по тем местам, откуда могли стрелять в Тома Паттерсона, глянуть на следы, пока они свежие. И сделать это лучше было одному... Впрочем, кое-какие сведения можно будет выудить и у ковбоев МакИннеса: у пациентов лазарета наверняка языки чешутся поговорить. Так что я последовал совету Шорти и вернулся в барак.
  
  Окленд, Стайгер и Смоллетт тут же заарканили тему поединка с Ронни Даркуотером и гоняли её по корралю, пока не выпытали все подробности. Затем Стайгер поинтересовался моим мнением насчёт Марии.
  
  - Она делает отличные сэндвичи, - отшутился я так же, как и с Шорти.
  
  - Зря ты это сказал, - осклабился Смоллетт. - От упоминания о сэндвичах у меня разыгрался аппетит!
  
  - Я бы тоже не прочь заморить червячка перед ужином, - поддержал его Окленд.
  
  - Да, раненным полагается усиленное питание, - добавил Стайгер. - Джесси, будь другом, ты самый здоровый из нас: сходи к Марии, пусть сделает по сэндвичу каждому, а я тем временем сварю свежий кофе, а?
  
  Пришлось согласиться.
  
  - Что ж, если лазаретная команда проголодалась, нам придётся потрудиться, - улыбнулась мексиканка, когда я сообщил ей причину своего визита на кухню. - Ты же поможешь мне, Джесси?
  
  Всё шло к тому, что мы должны были познакомиться поближе. Меня даже предупреждали об этом, если не сказать, подталкивали к этому... Ну, я вроде всё понимал, а отказаться почему-то не смог. И когда стал рядом с Марией, чтобы нарезать бекон, вдруг оказалось, что она уже прижимается ко мне всем своим жарким телом, а её губы ищут мои. Я попытался оттолкнуть её, но тут дверь распахнулась, и в кухню ворвался тот самый мексиканец, который работал в кузнице. Он что-то заорал по-испански, схватил меня за шиворот и, как щенка, выбросил на улицу. Когда я поднялся на ноги, он уже шёл на меня, упрямо наклонив голову и подняв здоровенные, как баклажаны, кулаки.
  
  
  * Колючую проволоку в США начали изготавливать в 1874 г., действие рассказа происходит несколько ранее.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 6.90*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Завадская "Шторм Янтарной долины 2"(Уся (Wuxia)) К.Тумас "Ты не станешь злодеем!"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"