Мотылёк Юлия: другие произведения.

За закрытой дверью (рабочее название)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Выдуманный мир, выдуманная история, выдуманные персонажи - рассказ отдаленно похож на мир современности, но он... несколько "потрепан" постоянными стычками, как называют люди бесконечную череду революций, террористических нападок и просто драк банда на банду. Мир раскалывается, люди погибают, привычное общество давно потеряло себя. И среди этого кошмара приходится жить Яре, но... она смогла преодолеть смерть родителей, а значит сможет пройти и через всё остальное. Нужно лишь слегка приоткрыть дверь... Дверь новой жизни... Все знают - нет ничего невозможного. Правда же?

  1.
  Мелкие капли дождя заливали серые улицы с самого утра. Отого, даже не смотря на совсем слабый напор, город был залит полностью. Чудо, если найдешь свободное пустое и сухое место.
  Замерзшая фигура в грязной мокрой одежде шла практически безсознательно. Рваные разноцветные пряди волос запутались, а потертые старые кеды, цвет которых даже сам Господь Бог не смог бы сейчас вспомнить, издавали противные хлюпающие звуки, от чего настроение девушки с каждым шагом портилось ещё больше.
  Сейчас мир бесил Яру особенно сильно. Черное, затянутое непонятной пеленой небо ни капельки не способствовало её обратному мнению. Да и что другое можна подумать, когда в жизни её не было ничего хорошего?
  Даже заработать сегодня, вопреки ожиданиям, не получилось. Разве что очередную попытку изнасилования старым обдолбаным извращенцем, пускающим слюни на молоденьких девчонок. Яру спасло только чудо - мужика постиг передоз.
  Низко опустив голову девушка шла через грязные проулки в место своего обитания. Настроение было паршивое. Мысленно проклиная старикана, Яра сделана шаг через бордюр и угодила в лужу.
  - Чёрт! - девушка подёргала ногой, стряхивая прилипший пакет, пнула рядом стоящий мусорный бак, плюнула в проклятую лужу и пошла дальше.
  Сегодня ей определенно не везло.
  Заходя в подъезд Яра тяжело вздохнула. Дверь противно скрипнула, напоминая девушке о не самом прекрасном ближайшем будущем.
  "Как всегда, надо мной даже старая дверь смеётся" - с невеселой ухмылкой подумала девушка.
  Дергая поржавевшую ручку давно разваливающейся двери квартиры, Яра искренне молилась Господу, чтобы ужас, проживающий с ней в качестве законного опекуна, спал крепким сном.
  Но надеждам сбыться было не суждено.
  Пьяное тело сидело на пороге с бутылкой в руках. Футболка мужчины была грязнее, чем одежда не раз повалявшейся сегодня на мокром асфальте Яры, а запах от тела исходил такой, что легко можно было бы перепутать с активно разлагающимся трупом, если бы не постоянное прикладывание тонких потрескавшихся губ к горлышку бутылки. Счастье было только в том, что тело её появления как будто не заметило, что-то воя себе под нос.
  Девушке даже не нужно было заходить на кухню, чтобы понять, что это не первая, и далеко не последняя, на сегодня бутылка. Конечно, куда ещё тратить деньги, данные на содержания семнадцатилетней девчонки.
  Яра в который раз задумалась: а что будет, когда ей исполнится восемнадцать? За совершеннолетних не платят каждый месяц. Куда её денет этот алкаш, когда за неё перестанут платить? Хмыкнув, девушка отогнала мысли прочь. К чему гадать на пока ещё далекое будущее, когда не знаешь, что делать завтра?
  Аккуратно обойдя тело, девушка отправилась на кухню: мало ли, может, на этот раз он взял что-то на закуску и не съел, или не заметил. На пороге её встретило, как и ожидалось, множество уже пустых бутылок. Привычно скользя между ними, она таки добралась до стола и немногочисленных полок. Где-то в залежах одной такой нашелся зачерствевший, но ещё не покрывшийся плесенью кусок хлеба.
  Схватил находку, голодная Яра попыталась откусить немного, но хлеб был слишком твердым, и она только поморщилась. И со злости откинула ломоть на стол.
  Оглянувшись и покопавшись ещё, девушка не нашла ничего более съедобного и взгляд непроизвольно вернулся к зачерствевшей горбушки. Матюкнувшись, Яра вновь взяла её в руки и покрутила, соображения, как бы его так съесть не повредив при этом зубы.
  И неожиданно в голову влетела совершенно банальная идея. Крутанувшись на пятках, она пошла в ванную.
  Маленькое зеркальце встретило её не очень радостно. Из глубины его смотрела насквозь промокшая взлохмаченая девушка с потекшей косметикой. Зрелище, мягко говоря, не очень.
  Подмигнув издевательски своему отражению, Яра открыла кран и подсунула под струю воды горбушку. Примерно полминуты она так простояла. Грея попутно и руки, девушка даже немного замечталась.
  Ей представилась давнешняя мечта: огромная чистая белая ванная с пенкой и маслами. Вкусно пахнущий шампунь и мягкая мочалка. О таком ей можно было только мечтать. Что она и делала всегда, когда выдавалась минутка.
  Откусив немного хлеба, Яра сходила в комнату и принесла сменную одежду. Закрыв и заперев дверь ванной, она присела на туалетную крышку и с наслаждением доела свою находку.
  Быстро скинув мокрую одежду, от которой тело уже начинало чесаться, она спрыгнул под почти горячие струи воды. Мурлыкнув от удовольствия, несколько минут она просто стояла, не в силах сделать хоть что-то. Но постепенно мысли стали приходить в себя.
  Мылом намылив волосы, она промыла сначала их, а потом таким же способ умылась. Через полчаса Яра была уже чистой и согретой, а в комнате стало нечем дышать от вездесущего пара.
  Порадовавшись, что вода в этом доме есть всегда, она наскоро вытерлась полотенцем и оделась, накинув на мокрые волосы капюшон. Яра не любила холод, да и болеть ей нельзя, есть все шансы не выздороветь - лекарств-то у неё нет. Плюс, заботится о ней никто не будет.
  Чихнув, девушка взглянула на часы, вздохнула, и пошла в комнату, захватив с собой грязную одежду - завтра в какую-нибудь корзину в прачечной подкинет.
  Проходя мимо тела, Яра чихнула ещё раз, отчего мужчина будто бы проснулся. Мазнув хмурым расплывающимся взглядом по девушке, опекун попытался подняться, но ноги его не выдержали столь сомнительную ношу и мужчина упал обратно.
  Вторая попытка была более удачной и тело таки смогло подняться. Что-то промычав, оно требовательность уставилась на Яру. Разобрав в уже привычной мямле желание выпить, девушкам скривилась.
  - Ну так пей, - мрачно ответила Яра. - Я тебе не мешаю.
  Тело парировало ещё более невнятно. По звукам казалось, будто мужчина что-то жуёт.
  - Тебе надо, ты и иди. Там дождь. Я не хочу промокнуть повторно. Тем более, у меня нет денег, - привычно разобрав в его мямле определённый приказ, ответила Яра.
  - Я хочу выпить, - вдруг на удивление разборчиво проговорил опекун.
  - И что ты хочешь от меня? - нахмурилась его подвигу девушка.
  Мужчина сделал шаг навстречу, изо рта его повалило перегаром и давно нечищенными зубами. Скривившись, Яра отступила на шаг назад и прижилась к стене, пытаясь закутаться в пайту посильнее, чтобы отгородиться от зловония и холода, навеянного сквозняком.
  - Я хочу выпить! - повторило тело грозно, делая ещё шаг к девушке.
  "Да кто ж тебе мешает?" - хотела сказать Яра, но не успела.
  Отвлекшись на мгновение, девушка пропустила момент, когда опекун замахнулся бутылкой, и стеклянный бок больно ударил её по лицу. От неожиданности не выстояв, Яра полетела на пол, приложившись при падении спиной.
  Зашипела от боли, она прижала к больному месту руку и зло глянула на своего официального опекуна. Вот только синяков ей не хватало! Тем более, на лице!
  Поднявшись, она стремительно обогнула пошатнувшееся после замаха тело и закрылась в своей комнате, заперев за собой дверь. Потом она устало облокатилась о прохладную дверь затылком и съехала по ней же на пол, прижав к себе колени и обняв их руками.
  "Мразь!" - устало подумала Яра перед тем как подняться и лечь под короткое, но теплое одеяло.
  2.
  Яра проснулась от сильной головной боли. Казалось, будто кто-то стучит по ней молотом Тора. Изнутри. Со всего размаха. Девушке всё думалось, что черепная коробка разлетиться на части, забрызгав отвратительной серой массой комнату.
  Застонав от новой волны боли, девушка сжалась под одеялом и постаралась не шевелиться. Через какое-то время такого замирания ей стало немного легче, но стоило пошевелиться, как боль возвращались с удвоенной силой.
  Яра не знала, сколько времени она провела в таком состоянии, но постепенно разум начала успокаиваться, а мышцы - расслабляться. И её поглотил сон.
  На утро девушка уже не чувствовала те поглощающие мысли удары. Бодренько поднявшись, Яра сначала переоделась, и только потом пошла умываться, расчесывая спутавшиеся за время сна волосы. Они успели высохнуть и неровно постриженные пряди напоминали теперь больше гнездо какой-нибудь ласточки или вороны.
  Пока шла, Яра успела заметить, что опекуна в квартире нет. И где он мог пропадать в середине месяца девушка представления не имела. Впрочем, это не сильно её волновало. Скорее уж она испытывала облегчение: хоть одно утро можно смело передвигаться по квартире. И даже появилась возможность проветрить помещение.
  Собралась Яра довольно быстро. Буквально через полчаса она уже стояла у двери полностью одета и расчесана.
  Дел на сегодня особо не было. Стоило, разве что, посетить один знакомый ресторан в центральном районе, но добираться до него примерно часа два.
  Немного поколебавшись, девушка всё таки решилась сходить туда. Всё-таки таки не ела Яра уже почти двое суток, а поварихе из ресторана она нравится. Женщина всего год, как потеряла дочь возраста Яры, и относилась к сироте с нежностью. Часто подкармливала девушку. Яре она искренне нравилась, а потому появлялась девушка там не часто, дабы кухарку не уволили за нарушение правил.
  Взяв всё необходимое, девушка обула свои любимые высокие кроссы. Накинув капюшон, она выскользнула в подъезд, и стала спускаться вниз. Долго путь от четвертого этажа на улицу не занял. Перепрыгивая через ступеньки, Яра очень быстро достигла надоевшей скрипучей двери. Ещё мгновение - и она на прохладной серой улице.
  Медленно шагая по переулкам, девушка напевала услышанную где-то песню. О чём шла речь в тексте Яра не помнила, а вот мелодия приелась.
  За промежуток пути от своего дома до главной площади, обладательница разноцветной шевелюры никого не встретила. Лишь на обочинах дорог стояли разрисованные графитчиками автомобили. Точнее то, что от них осталось.
  После последней стычки прошло не так уж много времени и убирать никто не спешил.
  За прошедшие несколько десятков лет люди сбились со счету сколько их было, этих стычек. Никто уже не смотрел, гражданская ли это война, или мировая, или вообще просто обычное восстание. Было и было. Выжил - молодец.
  Человечество давно прогнило, это предвещали многие, правда, никто и не пытался что-либо сделать, чтобы исправить сложившееся положение. Но как такового апокалипсиса не случилось. Не вымерли люди, беря пример с живучих тараканов они и без головы приспособились продерживаться больше недели. Пока не закончится еда. А что будет дальше - мородерство, каннибализм, хаос. Уже сейчас это всё имеет место быть, так что же делать? Люди говорят: " Ничего. Кто-нибудь обязательно всё исправит". Как будто не понимают, что кроме них на этой чертовой земле никто не появится. А думает так каждый.
  Вопреки ожиданиям, большие и, казалось бы, сильные государства полегли первыми, сами же себя и истребив, а обрывки оставшихся маленьких стран развалились. Но порядок, какой-никакой, в мире сохранился.
  Многие основные законы продолжают действовать, подчиняясь новым князьям, как завелось их называть, и нарушение их каралось намного суровее. В тюрьму теперь не сажали. Вернулись Средневковые методы наказаний: гильотина, пытки, отрубывание конечностей за воровство и мошенничество. Теперь либо так, либо, если нарушение не слишком большое, - отработка.
  В общем, весело. Для тех, у кого всё хорошо.
  В сохранившихся пустых домах селили выживших. Детям, лишившимся родителей, до совершеннолетия предоставляется опекун, и определенная сумма на содержание. И никто не проверяет заботятся ли новые папа или мама о ребенке. Детских домов не осталось. Как и органов опеки.
  Школы теперь лагерные, и в них учат только полезному. Взрослым потребовалось много жертв, чтобы понять, что учебные заведения должны приносить пользу. Что в ребенке нужно воспитывать любовь к жизни, а не затягивать петлю обязательств на шее. Что мир нужно защищать, а не добивать подручными средствами.
  При Яре был всего один террористических захват. Успешно подавленный, но... сделавший шестилетнюю девочку сиротой. Их семья была в гуще событий того дня.
  Перепрыгнув через очередную большую лужу, Яра слегка задела её пятками при приземлении и джинсы немного испачкались. Критически осмотрев ноги, девушка пришла к выводу, что не так уж и грязно, и потрусила дальше, ловко огибая последующие лужи. Она старалась идти по местами разбитому бардюру, одновременно и избегая грязь, и развлекая себя таким образом.
  На одном из поворотов из угла совершенно неожиданно выбежал парень, с маленьким ребёнком на руках. Парень на мгновение остановился, так же удивленный появившемуся препятствию. А потом побежал дальше, больно задев Яру напоследок плечом, как бы желая пробудить застывшую девушку. И на ходу крикнул:
  - Беги!
  В ту же секунду вместе с остальными звуками, она услышала и тот, знакомый по кошмарам. И Яра не стала медлить. Воспоминания быстро подтолкнули её вперед, не давая остановиться и передохнуть. Потом надышится, если выживет.
  Догнав блондина с ребёнком, она схватила его за локоть, и потянула за собой, прямо противоположно его направлению.
  - Что ты делаешь? - крикнул он, выдергивая руку .
  - Спасаю нам жизни, - бросила Яра и короткого взгляда с её стороны было достаточно, чтобы парень поверил.
  Кивнув, он больше не стал тратить драгоценное время попусту. Плотнее прижав мальчика к себе, он послушно последовал за ней. Девушка тем временем вспоминала все знакомые ей здесь дороги. Кошмар её снов уже был рядом, и Яра, больше не раздумывая, побежала по переулкам.
  Скрывшись за одним из таких, они подождать пока несколько человек из банды пробегнуть мимо, и только потом помчалась дальше, стараясь держаться в тени и передвигаться бесшумно.
  Компания блуждала долго, пока окончательно не выдохлась. Тогда Яра завела их в один из старых, разваленых домов, куда не стали бы соваться здравомыслящие люди, резонно опасаясь, что останки некогда красивого здания завалятся им на голову.
  Яра не опасалась. Она отчего-то была уверена, что здесь всё будет в порядке.
  Парень подал голос только когда девушка стала карабкаться через разваленную стену. Он остановился в трех шагах и опустил ребёнка на пол, держа его за руку.
  - Где мы?
  - В единственном районе, где искать не будут, - ответила Яра не оборачиваясь.
  - О, да, а здесь нам ничто не угрожает, - ехидно заметил незнакомец, с сомнением оглядывая полуразвалившееся здание.
  Яра остановилась и повернулась к ним. Капюшон по прежнему был надет, и солнце светило так, что закрывалось лицо девушки, поэтому увидеть ужас воспоминаний отразившийся на её лице парень не мог. Губы же, за больше, чем одиннадцать лет привыкшие к произношению грубостей, равнодушно ответили:
  - Я не заставляют тебя идти за мной.
  И взгляд её скользнул по мальчику, из последних сил прижимающегося к блондину. Ребенок еле стоял на ногах, весь бледный, с синяками под глазами, он наверняка давно не ела. Так же как и его друг. Оба грязные, как бродячих собаки.
  - Пацану твоему нужен отдых, - отчего-то вслух заметила Яра.
  И замолчала, внимательно следя за выражением лица парня. Тот посмотрел на шатающегося мальца, и прижал его ближе, как бы защищая от всего мира...
  Вот только это не поможет. Объятьях не дадут ребёнку еды, лекарств и отдыха. Они даже успокоить не всегда могут, или согреть. К примеру.
  Прошло несколько долгих минут, прежде чем блондин наконец поднял голубые глаза на Яру:
  - Ладно, веди.
  И парень вновь взял мальчика на руки.
  3.
  Переступная через мусор и перепрыгивая через развалины стен Яра всё думала о будущем. Спасаясь от верной подруги дамы в чёрном капюшоне - косы - она не подумала, что дальше делать с внезапно появившимися попутчиками, которые всё никак не хотели отставать. Как не петляла девушка на поворотах, как не пыталась скрыться от следовавших по пятам парней...
  И пусть одного, маленького, ей и было жаль, но недолгая жизнь научила её больше остального жалеть себя.
  Поэтому теперь в голове девушки мысли крутились только вокруг схем улиц и домов. Яра, вопреки всему, любила своё место жительства - оно было постоянным. У большинства и такого не имелось.
  Задумавшись, Яра наступила на небольшой камень и, пошатнувшись, упала, больно ударившись попой. Позади послышался смешок.
  Яра тяжело вздохнула. Она уже устала идти непонятно куда. Хватит себя обманывать. Этот район она не знает. Сев на грязный пол, девушка откинула голову назад, игнорируя бросаемые на неё взгляды и всмотрелась в открытое небо над головой.
  Старший из её попутчиков хотел было уже поднять девушку с холодного и грязного пола, но та неожиданно резко поднялась, отряхнулась, и повернулась к внимательно наблюдавшим за ней парням. Но она смотрела не на них. Девушка вспомнила один давным-давно услышаный разговор.
  Когда Яра ещё ходила в школу, на уроках безопасной истории рассказывали о почивших не самым легким путем районах. В основном шло нудное перечисление всем известных фактов. Но был момент, когда в середине урока у учителя потребовал ответ один из мальчиков:
  - А как жили люди?
  Банальный, в сущности, вопрос. Но он привлек внимание всего класса и заставил пожилую преподавательницу задуматься.
  На уроках БИ никто и никогда не задавал вопросов. Тем более таких.
  Дети привыкли слушать, как проходили самые известные стычки: кто был зачинщиком, по какому поводу и какие районы пострадали. Про жизни не шло и речи. Их больше никто не считал и не изучал. Все и так знали это. Примерно, конечно, но для их же благополучия никто и никогда не спрашивал. Думать о горе других, или представлять его, зачастую больнее всего. Ведь тогда ты начинаешь представлять себя в их роли.
  - Плохо, - ответила тогда учительница, - очень плохо. Война страшна вещь, дети. Вы должны это помнить. Во время войны никого не интересует твой возраст, состояние, отношения или твое положение. Война плевать хотела на твою жизнь. Людей сжигали, бомбили, отслеживали и убивали. Они просыпались в страхе и засыпали в страхе. Многие голодали или умерли от обезвоживания. Но... не всё было так плохо, дети. В каждом доме обязательно присутствовала тайная комната. Заполненная всем, что удавалось собрать, с бронированными стенами, не пропускающая звуков ни внутрь, ни наружу....
  Старуха ещё много чего говорила. Её тогда впервые за многие годы завалили вопросами. Все были заинтересованы. Тоже впервые за многие годы. И она наверняка впервые отвечала.
  Яра вернулась к сегодняшнему дню. В каждом доме... Во всех районах, на территориях которых проходили стычки, были тайные комнаты.
  Яра, поглощенная новой идеей, стала рыскать по дому. Она сразу, руководствуясь логикой, определила,что выделенная комната должна находится внизу. Однако найти его оказалось не так-то просто.
  Коротко бросив блондину, чтобы искал вход в подвал, она, не отрываясь, ползала по полу, хаотично шаря руками. Ни на что не отвлекаясь. Рядом, ничего не понимая, послушно рыскал блондин.
  Маленький мальчик устало стоял в углу комнаты стараясь не мешать старшим. Он внимательно следит за передвижениями странной девушки, и не понимал почему они слушаются её. Их же двое, они сильнее. А она девчонка.
  Вскоре ему наскучило просто стоять - ноги и без того гудели, голова кружилась. Осторожно обогнув особо большой кусок повалившегося когда-то потолка, он прошел в соседнюю комнату, где на полу валялись какие-то балки или разорванные и разломанные части мебели. Взгляд заметил лежавшую посреди комнаты мягкую седушку от стула, из которой ещё не выглядывали пружины. Обхватив руками, мальчик резко дёрнул её на себя, в стремлении поднять на руки, и, охнув, полетел обратно, больно приложившись об пол. Седушка не смягчила падение.
  Удар был глухой, по дому прошло легкое эхо.
  Яра дернулась от неожиданного звука, блондин тут же побежал в соседнюю комнату. Девушка неохотно пошла следом. Нужно искать бункер, а не отвлекаться на мелочи.
  Малец развалился на полу, подняв клубы пыли вокруг себя. Его старший тут же поспешил его поднять. Яра заметила лежавшую под пацаном седушку от какого-то кресла. Странно.
  Пока один грязный незнакомцев отряхивал и поправлял одежду другого, девушка подошла ближе и присела на корточки около мягкого седального предмета. Почему его никто не забрал, когда из дома выносили все целые вещи? Это стандартная процедура после любых массовых стычек: собирать трупы и целые вещи по всем домам. И припасы.
  Яра медленно и задумчиво потянула седушку на себя. Та не желала отлипать от пола. Как будто что-то держало её на месте...
  - Что случилось? - тем временем допытывался блондин у мальчишки.
  Яра не услышала ответ. Она беглый взглядом обежала комнату, заметила валявшуюся неподалёку палку.
  Когда девушка пристроила палку, как пристроила бы лом, к седушке, сил сломать наверняка не хитрый механизм не хватило. Все попытки заканчивались неудачами.
  - Дай мне, - неожиданно блондин отобрал у Яры палку, перевернул другим концом, поддел край седушки и замахнулся ногой... но не успел опустить ногу.
  Раздался щелчок, потом ещё один, и так несколько раз. Каждую секунду их становилось всё больше. Компания застыла, сверля напряженными взглядами совершенно безвредный, на вид, предмет. Так же резко, как и началось, звучание открывающихся замков закончилось. И наступила тишина.
  - Я... я не хотел, - бесцветным голосом на грани слышимости прошептал ребёнок.
  Его услышали. Яра тут же перевела взгляд с чуть приподнятой седушки на мелкого заморыша. Мальчик успел отойти к стене и теперь с паникой поглядывал на торчащий из стены камень.
  Девушка повернулась обратно, присела и приподняла грязную, обшитую узорами и набитую чем-то довольно-таки мягким вещь. Теперь уже совершенно ненужную. Пол от седушки пошел мелкими, но самыми что ни на есть прямыми и симметричных линиями, образовав таким образом самый обыкновенный квадрат, с торчащей на месте седушки ручкой.
  Яра неспешно потянулась к ней, раздумывая, не представляет ли она собой какой-нибудь ловушки. Не может же быть всё настолько просто! В мыслях девушки не всплывало и слова о том, что она, в сущности, и не додумалась до этого входа.
  - Подожди, - её руку резко схватил блондин. Она повернулась к нему. Их глаза были на одном уровне. - Лучше я.
  Мало ли что может произойти, говорили его глаза. Яра молча отошла в сторону.
  - Чез, отойти вместе с девушкой к стене.
  Мальчишка быстро подбежал к Яре и потянул её к стене.
  Парень всего несколько мгновений колебался, а потом резким движением обхватил ладонью рукоять и потянул на себя. Чез напрягся, зажмурил глаза, схватил Яру за руку и прижался к ней, закрывая лицо. Девушка неосознанно обняла парнишу.
  4.
  Как ни странно, но даже спустя минуту ничего не произошло. Яра так и стояла, обняв замершего мальчишку. Взгляд её не отрывался от застывшего каменным изваянием парня.
  Но мир и не думал меняться или ломаться. И комната последовала его примеру.
  Скрипнула, открываясь, дверь в подвальный бункер. Какой-то мокрый холод начал выползать из под люка. По коже каждого из присутствующих пробежало, казалось, миллион мурашек.
  Яра очнулась первая. Оцепинение, владевшее ей всего минуту - крайне непривычное и редкое явление, - с лёгкой руки Сознания спало. И вот уже Яра мягко отогнала от себя ребёнка и оказалась у люка.
  Старший из парней даже понять ничего не успел, как девушка была уже на четвёртом ступеньке.
  - Стой! - вырвалось из его горла. Яра остановилась не оглядываясь. - Не стоит рисковать, - продолжил он уже куда медленнее и спокойнее... как с душевнобольной...
  И Яра не стала его дослушивать. Фыркнув, девушка продолжила свой путь. Выругавшись себе под нос, недовольные сопровождающие Яры последовали за ней.
  Лестница была обычной: старой и скрипучей. Но Яра этого будто и не слышала, а вот следовавший позади Чез, которого за плечи поддерживал блондин, слышал прекрасно. Бедный мальчик даже шагал через силу.
  Но спуск, как и всё в этом мире, вскоре закончился. Яра несмело шагнула в непроглядную темноту. Вспомнив, что несколько дней назад стащила у опекуна зажигалку, попыталась также вспомнить куда её, собственно, засунула. Память не желала содействовать, а потому девушка начала рыться в карманах. Достав искомый предмет из внутреннего кармана куртки, Яра несколько раз чиркала пальцами. Поначалу не поддающаяся вещь вскоре дала небольшой огонёк, и девушка смогла нормально одолеть спуск. Следовавшие позади парни лишь аккуратно уступали по её следам.
  Для того, чтобы зайти внутрь непосредственно защитного сооружения, пришлось повозится на входе. Проблему составляла тяжелая жалезная дверь, которая в последний раз открывалась слишком давно, а потому сейчас поддалась далеко не сразу. Но девушка, не без помощи старшего из следующих за ней парней, всё-таки смогла открыть дверь.
  И моментально оценила помещение.
  В бункере сыро не было. Только грязно и темно. С пола раздавался писк крыс и перебирание маленьких лапок. Яра поморщилась. Темнота, казалось, была обижена на маленький источник света в руках девушки и всё время норовила от него избавиться, пропуская ловкий сквознячок между пальцев Яры. Но искусственный огонёк держался стойко и не позволял себя уничтожить.
   Пройдя несколько шагов, Яра нащупала, наконец, включатель. Ударив по нему пальцем, девушка тем самым активировала систему освещения и всего через несколько секунд комнату озарил тусклый свет ламп...
  Чез вскрикнул и, вырвавшись из рук блондина, побежал наверх. Тот, после секундной ошеломленной заминки, помчалась следом. Яра осталась одна посреди серых стен и валявшихся на полу четырех прижатых друг другу иссушеных до состояния скелетов трупов, среди которых ясно было видно два маленьких. И Яра сильно сомневалась, что это скелеты карликов.
  Трупы, как и всё здесь, были покрыты слоями пыли и толстыми сетями паутин. Яра не отличалась особой гениальностью, но даже она понимала, что такими не становятся быстро - этому бункеру нет и пятидесяти лет. Скорее, в подвал был подкинут какой-то газ, после чего эти люди застыли на веки веков. Видимо, что-то пошло не так и, вместо того, чтобы защитить хозяев дома - бункер их убил.
  На железной кушетка, прикрученной к стене, лежало одинокое вязанное одеяло, в некоторых местах изъеденное молью. Оно было достаточно длинное и широкое, и девушка накрыла им семью, когда-то давно наверняка очень дружную и любящую друг друга.
  "Когда-то и у меня такое было" - с грустной улыбкой подумала девушка.
  - Завидую, - пробормотали непослушные губы.
  Яра действительно им завидовала. Возможно, это и звучит так, что складывается впечатление будто у девушки суицидные наклонности, но... Сложно существовать в мире, когда знаешь, что твои родные умерли из-за тебя. Пафосно? Банально? Да, но реальная жизнь никогда не интересовалась такими момментами судеб людей. Та стычка, воспоминания о которой преследуют Яру в кошмарах во сне и в реале, полностью изменила её.
  Отец и мать, любящие и любимые, пожертвовали собой ради их маленькой дочки. Как благородно и... глупо! Они должны были умереть вместе, но оставили её одну.
  Тряхнув головой, Яра постаралась отодвинуть непрошенные мысли подальше и оглянулась. Нужно решить, что делать дальше. Они нашли этот бункер для... а для чего? Яра задумалась: ей же просто вспомнились слова старой учительницы и всё. А зачем они стали его искать?
  Ладно, раз нашли, следует поискать что-нибудь полезное. И девушка, ещё раз глубоко вздохнув и, тряхнув головой, оглянулась. Для начала поставить цель: найти еду. А дальше по ходу дела разберёмся.
  После короткого осмотра бункера, стало понятно, что всего в подвальном сооружении две комнаты. Первая, дальняя и небольшая по размерам, заключала в себе функцию уборной. Всё стандартно: умывальник с небольшим прямоугольным зеркалом, ванная и туалет. Старые, дряхлые, в некоторых местах ржавные, но не потерявшие свою работоспособность, в чем не замедлила убедится Яра. Конечно, поначалу пришлось найти и подключить все включатели, отвечающие за водоснабжение. После так же пришлось подождать, пока стечёт оранжевая, ржавая вода. А дальше у Яры не нашлось иного выхода, как ликовать! Потому что у одного из кранов текла горячая вода! Давненько девушка не мылась под тёплой водой, тем более в ванной. Только прежде стоит прибраться - компания вездесущих пауков никак не радовала девушку.
  Вторая комната (та, в которую они попали с самого начала) была более мебелезирована: кушетка с пока ещё целым матрасом, стол со шкафчиками (в них лежали столовые принадлежности и другие мелочи), на котором стояло привинченная настольная лампа, маленькое радио и старенький (даже древний) телевизор, огромный незакрывающийся шкаф с полками, и пять тонких, но длинных, как когда-то были в школах, шкафчиков.
  Первым делом девушка позаглядывала в маленькие шкафчики и выяснила, что в четырех из них лежали личные вещи жившей здесь семьи, а в пятом были полотенца и постельное бельё. После девушка подошла к большому шкафу. Как выяснилось, он делился на две части. В одной находилось несколько подушек и одеял, а так же Яра отрыла (в буквальном смысле) четыре скрученых спальника. Другой отдел шкафа открылся не сразу, но когда девушка всё-таки осилила его, то оказалось, что эта часть шкафа так же делится на два раздела: один (прикрытый дверцой) был явно холодильной камерой, вторая часть, нижняя, была обустроена тремя полками, две с половиной из которых занимали консервы. Яра сильно удивилась, узрев такую картину: столько консерв было разве что в богатых домах Совета - вот кто ни в чём и никогда не нуждался.
  Взяв несколько банок, Яра достала из ящичка в столе открывашку и три вилки. Открыв выбранную для себя тушенку, девушка первым делом отправила несколько кусочков в рот, блаженно зажмурилась, а потом уже пошла наверх - парни наверняка тоже хотят есть, а Яре не жалко. Ещё много осталось.
  5.
  Маленькая серенькая птичка легко присела на ветку черёмухи. Звонко чирикнув, воробушек, завидев вдалеке своих, немного ускорился. Веточка пошатнулась несколько раз и остановилась, будто убаюканная. Вечер клонился к закату и земля, обычно грязная и безликая, приобретала цвета.
  На пыльном холодном полу в полуразвалившемся здании закрытого района сидело трое. Маленький мальчик, уплетающий за обе щеки консервированного тунца, облокатился спиной о парня с густой, кучерявой блондинистой шевелюрой. Старший попутчик Яры выбрал для себя какие-то бобы в соусе. Сама Яра ни за что не стала бы есть эту склизкую гадость, на вид больше напоминающую сопли странного цвета.
  - Мы так и не познакомились, - в очередной раз запустил в рот полную вилку блондин.
  Яра промолчала. Она не имела никакого желания продолжать знакомство с этими людьми. Ей думалось, что парни отдохнуть и свалят куда подальше. Однако они, похоже, считали совсем по-другому.
  Ну и пусть! Пусть думают, что хотят. Яра не будет оставаться с ними - нет смысла. Она нашла замечательное место, здесь можно перекантоваться некоторое время, а дальше... дальше она обязательно что-нибудь придумает. Но одна.
  - Эй! - парень помахал перед лицом Яры.
  Мальчишка пошевелился, устраиваясь удобнее.
  Девушка убрала упавшую на лицо цветную прядь волос и мельком глянула на обладателя блондинистой шевелюры.
  - Мне не интересно.
  - Зато мне очень даже, - не растерялся парниша.
  Он ожидал какой-то реакции, наверное, но Яра продолжала молчать. Более того, высказав свое мнение, она вернулась к методичному поеданию тушёнки.
  - Ладно, тогда вежливость проявлю я, - не обиделся настырный блонди и тут же, улыбаясь, толкнул скучающего мальчика: - Чез, представимся?
  Малый оторвал взгляд от банки с тунцом и посмотрел на Яру. Его взгляд в который уже раз привлекли волосы девушки: сама она казалась ему какой-то грустной, обиженной и волосы будто бы были её прикрытием от мира, создавали впечатление нормального, уверенного человека. Разноцветные пряди и сильно подведённые черным карандашом глаза с зелеными зрачками - вот её маска. Не эмоции, как у большинства людей. Из чувств, казалось, у неё ничего не осталось. Сплошная пустота - вот где её воплощение.
  По мере наблюдения, Яра всё больше нравилась Чезу. В конце концов, он ребёнок, а девушка казалось ему доброй: вопреки своему ворчанию, она всё же им помогла.
  - Честер, - произнес мальчик и слегка склонился голову, изучая реакцию девушки.
  Реакция последовала точно такая, как ожидал Чез, но какую не ждал блонди:
  - "Вежливость" хотел проявить ты, при чем здесь малый? - Яра не смотрела на парней, она даже не оторвалась от еды. Глупо так поступать, конечно, но на девушку внезапно навалило легкое раздражение и она не совсем отдавала себе отчета в действиях, и тем более в словах.
  Некоторое время была тишина. Все сидевшие доедали то, что долгое время хранила семья, жившая когда-то в этом доме. И каждый думал о своем.
  Солнце за дырявыми стенами и исчезнувшим давным-давно потолком всё сильнее уставало и клонилось к земле, спеша уступить место ночи и луне. Яра смотрела на закат, который множество раз видела уже за прошедшую жизнь, но всё-таки не переставала замечать в нем что-то новое, что-то, что украшало этот умирающий мир снова и снова. Что-то, что пыталось вразуметь всё живое, дать понять, что мы ошибаемся, выбирая путь мести и гнета.
  Солнце тоже стало понимать, что проигрывает с каждым днем. Но всё равно продолжало бороться за родной уголок.
  - Яра, - ни на кого не глядя, произнесла тихо девушка, кладя пустую банку на пол рядом с собой.
  Блондин и ребёнок не сразу услышали её. Они уже успели пригреться на уходящем Солнце и с сытыми животами им теперь хотелось только спать.
  - Моё имя, - пояснила Яра на слегка расфокусированные взгляды.
  - Китан, - улыбнулся блондин после некоторой паузы.
  Яра не одарила его тем же в ответ: пора было решать дела.
  ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
  -Ты точно уверена, что оно того стоит? - всё же не утерпел Китан, глядя на одеяло, что прикрывало некогда наверняка счастливую семью, а сейчас только их высохшие тела... Трупы. Теперь это трупы. Надо перестать считать их людьми...станет легче.
  - Струсил? - фыркнула Яра, кинув на парня взгляд изподлобья.
  Всего каких-то полчаса назад, после недолгого, но аргументированого разговора, было принято решение остаться в убежище всем вместе. Парням нужен отдых и еда, а девушка не желала возвращаться в дом опекуна. Поэтому такое решение пришлось всем одинаково по вкусу. Но была проблема, которую составляли эти когда-то теплые, дышащие тела. Ночевать в столь милой компании никому не хотелось. Мальчишку тянуло выплеснуть обратно съеденное при их виде, блондину было некомфортно, а Яра хотела от них избавиться из-за простого брезгования. После всего увиденного в своей короткой жизни мертвые пугали её меньше всего.
  Предложение вынести тела из бункера куда-нибудь за дом вынесла Яра. Она же сказала Чезу подождать это время в здании, но в другой комнате. Была вероятность, что их ещё ищет банда, а потому высовыватся лишний раз было опасно.
  Подумав, Яра пошла к шкафам, где лежало постельное бельё. Вытащив из-под самого низа четыре простыни, она подошла к внимательно наблюдавшему за ней парню и протянула простыни, которые успела поделить равным количеством по обеим рукам.
  - Укутаем их, - пояснила Яра, когда одна бровь Китана свернулась чуть ли не в вопросительный знак. - Каждого отдельно.
  - Зачем? - ещё больше удивился блондин.
  - Хочешь нести их так? - теперь уже Яра приподняла бровь.
  Она перевела взгляд на трупы, всё ещё скрытые под одеялом. Нет, голыми руками она их точно нести не будет. Пусть они когда-то и были людьми, возможно, что и хорошими людьми, но их больше нет. И мало ли какая гадость прилипла к их телам. Всё же они сдесь достаточно долго. И неизвестно от чего именно умерли.
  Парень забрал ношу Яры, но на том и остановился. Нарочно громко вздохнув, показывая всю гамму чувств, испытываемую ей сейчас, девушка нагнулась стянуть одеяло. Его они тоже вынесут, чтобы опять всех вместе накрыть, хоть как-то воссоденить их, но это потом.
  Устало взяв верхнюю простынь из рук Китана, она опустилась на колени около тел детей. Девочки. Они наверняка были дружны, судя по сплетенным пальцам рук. Слегка помедлив, Яра всё же потянулась к первой малышке. Девочка оказалась совсем легкой, а потому укутать её оказалось намного проще, чем считала Яра.
  Быстро управившись с первым ребёнком, Яра, не вставая, повернулась к всё ещё стоявшему на том же месте блондину:
  - Не хочешь помочь?
  Китан медленно отвел взгляд от рук девушки, которые в данный момент удерживали края простыни. На миг их вглаза встретились, но парень будто бы не видел ничего. Казалось, его что-то испугало, и Яра не могла понять что творится с этим парнем, поначалу казавшимся весёлым.
  - С тобой всё в порядке? - снова попыталась достучатся до парня Яра.
  Сейчас его напуганный вид напоминал девушке её саму. Не сейчас, нет, когда случилась первая и пока главная её потеря - родители, покинувшие тогда ещё маленькую девочку, совсем ребёнка в разваливающемся и гниющем мире.
  - Китан? - Яра поднялась с колен и, подойдя к блондину, косулась его плеча - парень вздрогнул и несколько раз поморгал.
  - Прости, я.. - начал было он, но осекся, стоило только взглянуть в полные понимания глаза девушки.
  - Не стоит, - опуская руку, что только что касалась плеча парня, произнесла она, - я не буду спрашивать.
  И она потянула из крепко сжатых пальцев стопку простыней. Китан отпустил сразу, как только осознал, что делает. Взгляд вернулся к настоящему, но в тени их по-прежнему таилась боль потери и одиночества.
  - Можешь уйти, - кинула через плечо Яра, вновь опускаясь около тел.
  Положив стопку около себя девушка, взяв одну, потянулась ко второму ребёнку - через несколько минут и эта девочка оказалась укутана с ног до головы. Теперь этих малышек, не зная, можно перепутать с подушками - настолько маленькими и мягкими они казались.
  Китан, всё это время стоявший спиной и разминавший пальцами переносицу, повернулся и присел около тел. И его руки потянулись к первой девочке.
  -Я буду их выносить, - уверенно сказал он, стоило Яре вопросительно взглянуть на парня. И уже вставая, едва слышно, мрачно добавил: - Не мог видеть их такими...
  Яра проводила блондинистую голову задумчивым взглядом и вернулась к своему прежнему занятию. Её не касаются дела... кого бы то ни было. Думать о ком-то, кроме себя слишком...пагубно, а этих парней она едва знает. И даже если бы знала намного дольше - вряд ли бы это что-либо изменило. Яра была из тех людей, кто однажды потеряв, отказывался приобрести вновь. Не только из-за страха - хотя и он вносит свою не хилую лепту. Девушка просто устала. Тогда, уже много лет назад, вместе с родителями она потеряла большинство из того, что должно быть у человека. И сейчас она была попросту пуста.
  Человек - это сосуд, который растет. Радости каплями наполняют этот сосуд, а горести - проливают драгоценную жидкость. Наполняется и проливается - бесконечно. До смерти... и дальше.
  Почти двенадцать лет назад сосуд Яры перестал быть таким, каким должен быть. Он потерял много, много больше чем следовало бы. Тогда, когда её пытались затолкать в с трудом открытый люк, когда она, заливаясь слезами, отчаянно сопротивлялась, и когда...случилось то, что случилось, маленькая девочка, пяти лет от роду, пролила почти весь накопившийся запас той самой жидкости, что должна была беречь она и её семья. Сейчас в её копилке лишь пара капель: пока не выдавалось и шанса, чтобы восполнить потерю. Да Яра и не позволила бы себе это сделать.
  Чем вновь терпеть невыносимую, ни с чем не сравнимую боль, лучше и вовсе перестать быть сосудом.
  Такие, и не только, мысли крутились в голове девушки. Но не в правилах Яры подолгу задерживаться в своих кошмарах, а потому... сморгнув одну, самую жгучую слезу, девушка вернулась к делу.
  Слеза, прочертив себе дорогу по щеке и до подбородка, не задерживаясь и на секунду, спеша к новому и неизведанному, упала прямо на ногу, прикрываемую джинсами.
  Яра этого даже не заметила.
  6.
  - Китан! - громко позвала Яра.
  Из-за двери высунулась встрепанная блондинистая голова. Сейчас, после четырёх часов интенсивной работы, оба молодых человека (и Яра, и Китан) были грязными и уставшими, трупы - похороненными на заднем дворе дома, а бункер если и не находился в кристальной чистоте, то вымыт был на отлично.
  Пока Китан рыл могилы, Яра успела разобрать все имеющиеся в убежище вещи. В них оказалось мало полезного, но при нулевом имуществе - всё же лучше, чем ничего. К примеру, девушке удалось найти мужскую рубашку, чему по-детски обрадовался Китан. Как оказалось, в сумке, которую прежде Яра не замечала ни у одного из парней, сменные вещи были только для Чеза. Банда застала их врасплох, и потому вещи Китан запихнул первые попавшиеся, и какие успел.
  Так же девушка, задействовав и младшего из их небольшой компании, убралась в убежищи. Конечно, напрягать сильно уставшего ребёнка Яра не стала, но и оставлять его просто так было не лучшим решением (ещё привыкнет к лёгкой жизни), а потому парниша бегал с мелкими поручениями, типа помыть тряпку или набрать в небольшое ведро воды, благо она здесь была.
  - А? - нетерпеливо вопрошала голова.
  - Ты где спать будешь? - между тем, неспешно заправляя подушку в белоснежную наволочку, поинтересовалась Яра.
  Девушка уже успела искупаться, вымыв при этом и голову тоже, и влажные пряди изредка падали на лицо, что, впрочем, не сильно её волновало. После долгожданной ванны, Яра принялась за обустройство спального места всем членам компании.
  Сейчас в ванной комнате находился Чез, и с той стороны нередко доносились радостные вскрики - мальчику Яра отыскала самодельные, деревянные игрушки: кораблик, солдатиков и какое-то животное.
  Только Китан занимался непонятно чем, пыхтя за дверью бункера, где-то на лестнице.
  - С Чезом, - быстро ответила голова, и вернулась к прежнему занятию.
  - С Чезом не получится, - произнесла девушка, откладывая подушку в сторону, на прикрепленную к стене одноместную кушетку.
  - Почему?
  Яра откинулась на импровезированную кровать из спальников и одеял. За прошедший день она немного устала.
  - Потому что ему я постелила на кушетке, а двоим там места не хватит, - несколько тихо пояснила девушка, но её услышали.
  Парень ухмыльнулся:
  - Мы с Чезом джентелмены: почетное место уступим леди.
  Яра хотела было ответить, но тут из ванной комнаты вышел Честер. Ребёнок был, наконец-то, чистым, довольным, но до безумия уставшим. Видно было, что мальчику сложно держать тело под контролем и не уснуть на ходу. Бедняга вымотался настолько, что была реалная вероятность того, что он в скором времени заболеет. А имеющихся в бункере медикаментов недостанет, чтобы выходить щуплого парнишу.
  Конечно, в любой момент можно обратится в городскую больницу, но было несколько громких "но". Во-первых, не факт, что Китан и Яра смогут вовремя донести его до врачей. Во-вторых, у них нет денег, чтобы заплатить за лекарство, а отрабатывать их стоимость нет никакого времени, как и желания. В-третьих, ещё не доказано, что его смогут вылечить. Что, если он заболеет серьезнее, чем просто простудой?
  И последнее, но не по значимости, девушка не имеет дел ни к одному из своих спутников.
  Это Яра и спросила, пройдя к Китану, который, как оказалось, чинил какую-то игрушку, непонятную для девушки. И глядя на его хмурящуюся физиномию поняла, что парень не думал о таком варианте событий, как болезни.
  - Плюс, не забывай, что он ребёнок, - напомнила девушка.
  - И что? - не понял блондин.
  Вздохнув, Яра объяснила максимально просто, минуя важные факты:
  - Детям нужен полноценный отдых. Дай мальчишке выспаться.
  Китан думал. Долго, сосредоточенно. Под разными углами сгибая брови. Игрушка в его руках оказалось забытой на некоторое время. Но всё же он смог прийти к единому решению со своими мыслями:
  - Хорошо. Тогда я буду спать рядом с ним.
  Яра кивнула, подумав, что, наверное, придется стелить себе в другом месте. Подальше от них. А это расточительно. В бункере холодно, а одеял мало.
  - Почему ты так настаиваешь на том, чтобы спать с Чезом? - непонятно зачем спросила девушка.
  Её ни капли не волновало то, что творится в голове хотя бы одного из её невольных попутчиков. Наверное, Яре просто стало одиноко, как часто случается после смерти родителей. Бесконечное чувство одиночества у неё ничем заменить не получалось. Попыток, конечно, было мало, но всё же.
  Яра отвела взгляд, смущенная фактом собственной неполноценности. И, кажется, Китан ничего не заметил, увлеченный своей деятельностью. Не отвлекся он даже говоря:
  - Есу снятся кошмары - мы многое что повидали за последнее время, - а рядом со мной ему не так страшно.
  Яра кивнула, принимая ответ.
  Наступила тишина. Ни один из них не знал, что сказать. Неловкая, гнетущая тишина.
  - Ладно, - девушка была уже не в силах терпеть эту паузу, - я пойду... - И совсем невнятно пробормотала, скорее для себе: - Нужно ещё себе место выбрать.
  - Выбрать? - остановил её возглас блондина. Одна единственная кучерявая прядка смешно качнулась при резком повороте головы в сторону девушки.
  - Ну, да, - слова Китана несколько озадали Яру. Что странного в её словах?
  - По-моему, это неразумно, - неуверенно начал парень. Яра посмотрела на него ещё более озадаенно. - Ну-у, в бункере холодно, одеял мало.. Хотя, конечно, есть спальники... Но не... Я имею в виду.... Не лучше ли подготовить их, если придется неожиданно уходить?
  Девушка не нашлась, что ответить. конечно, она думала о том же, но... А хотя, что она теряет? Год в приюте перебежцев, до того как маленькую девочку нашли и определили к постоянному опекуна, заставил забыть о некоторой скромности.
  Воспоминания о былом пробудили слегка забытые чувства. Где та хладнокровная Яра, которая с невозмутимым лицом выдерживала побои? Наверное, там же, где и была. Теплые чувства, проявляемые этими двумя, ковыряют давно застывшую ранку, оставленную бандой.
  Она вспомнила, чувства проснулись. За последнее время она ни один и ни два раза просыпалась от кошмаров.
  Пора с этим кончать.
  - Ты прав, - прервала парня Яра. Развернулась и ушла, в молчании и странном забытье.
  Китан ещё долго смотрел в пустое место дверного проема, за которым скрылась девушка, с влажными разноцветными прядями, так резко упавшими на неподвижной лицо, стоило только начать разговор. Столь стремительное изменение в поведении Яры напугало блондина. Вот только она стояла, как обычная девушка, коих он много видел в местах, где оставался на больше, чем два дня, - напуганная, нерешительная. Обычная. И через секунду уже совершенно другой человек; глаза её заледенели в мгновение, тело вытянулось, и она ушла прежде, чем Китан успел что-либо сказать. Прежде, чем успел подумать, что можно сказать. Прежде, чем осознал, что нужно что-то сказать. Такое он видел ещё до своих странствий. Кажется, много раньше, когда у него и Чеза было постоянное место проживания. У солдат, что проходили через их каменный лагерь. У солдат, повидавших многое за время своей службы.
  ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
  Чез отрубился на кушетке. Наконец расслабившись, он попросту растёкся по всей полости, прямо поверх одеяла. Яра несколько секунд смотрела на сладко спавшего ребенка, такого наивного и светлого, что в какой-то момент девушку начало мутить.
  Она, с невероятным усилием переставляя ватные ноги, бездумно заканчивает расстелать спальное место для себя и ложится спать. Голова идет кругом от нахлынувших воспоминаний и чувств, вытащенных Честером и Китаном наружу, чувств, что так долго прятала глубоко внутри своего сердца.
  "Пора с этим кончать" - мысленно, как мантру, повторяет она про себя, пока сон не сморил окончательно.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"