Мухомор: другие произведения.

Прощание с Волшебной Страной

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первые 16 рассказов финала СНП-2009. Принимаются заявки от финалистов.


Прощание с Волшебной Страной

  
   Во что мы играем.
   Изначально планировалось написание обзора по принципу "тезис-антитезис", то есть один судья отмечает плюсы одних текстов-финалистов и минусы других, потом второй судья проделывает то же самое, но с другими знаками; так, каждый текст получает условно позитивный и условно негативный отзыв. Однако мой соавтор неожиданно заболел (если не врёт, конечно), потому получилась такая вот лажа.
   Итого мною препарированы первые шестнадцать рассказов финала. Остальные рассказы и миниатюры - по заявкам (говорю только за себя, у коллеги может быть другое мнение).
   Разбор по категориям, как положено.
  
   Арапова Е.А. Ковбойской ангел
   - Стиль, язык. Проблемы с пунктуацией (в троеточии часто не хватает третьей точки). Вообще, с троеточиями перебор. Нечистивец, вроде бы, пишется с тремя "е" и с одним "и" (ударным). Не совсем правильно оформлены диалоги (" - Что ты здесь делаешь? - продолжал человек, державший в руках шляпу Джонни, - Может быть, пришел поучиться манерам?" - после "Джонни" по идее должна стоять точка, подобных нестыковок две или три по тексту). Три раза встречается слово "пёрышко" в маленьком абзаце - это уже тавтология. Язык подчинен сюжету; отсутствуют метафоры; описание психологических деталей, мягко говоря, вторично. Читать легко.
   - Запоминающиеся фрагменты и фразы. Яркий визуальный образ - ангел-ковбой на жеребце. Эпизод в церкви. Фраза: "Этому ангелу следовало как следует взгреть меня".
   - Герои. Мак-Кой старший - штамп. Джонни убедителен, яркий, живой, но какой-то плаксивый и утрированно-маленький. "Щенок". Образ ангела не использован полностью, он остается чудом, не героем.
   - Сюжет, жанр. Ковбойская история? Да нет, это сказка. Волшебная? Нет, бытовая. Волшебство, испытание едва коснулось Джонни. По сути, мы видим его рефлексии, решения и выбор, но не испытание. Просто этому парню сегодня повезло. Сто на сотню подобных сюжетов в фольклоре.
   - Композиция. Грамотная композиция. Хотя вот эпизод в церкви оттуда выпадает.
   - Целостность. Порядок, без казусов. Не разваливается.
   - Идея. Главное верить в чудо? Всё будет хорошо? Не бойтесь диких жеребцов? Не знаю, не буду судить...
   - Тема, проблема. Семейные отношения, становление личности, вера в чудо. Первая проблема только обозначена, она не решена в рассказе, есть лишь надежда на то, что папаня бросит таки своё вонючее виски. Которое, кстати, показано не как человеческий порок, а как болезнь, что не есть гут. Вторая проблема решена, как бы сказать, на половину: Джонни делает Выбор, но не совершает Поступок, так сказать, получает подарок авансом. Ну и чудо скорее сказочное, мистическое, чем христианское, этически обусловленное, но это скорее плюс для такого текста.
   - Атмосфера. Дикий Запад, да. Джек Лондон. "Вьётся ветер, йо-хо-хо, прямо в Калифорнию". Солнце, жара, пыль. Шляпа не по размеру. Тепло.
   - Возможность построения собственных теорий происходящего. Возможность имеется. Но мало исходных данных. Откуда и куда двигаются отец и сын? Чем они, собственно, занимаются? Чем ковбойский ангел принципиально отличается от прочих? Много вопросов, на которые читателю надо домысливать ответы. Иное дело, что не особо хочется.
   - Возможность "попадания" в текст. Нахождение в тексте после прочтения. Попадания - да, первая точка, когда Джонни с гордостью надевает шляпу. Нахождение после? Не думаю, хотя рассказ запоминается.
   - Встраивание в систему личных мифов. Не представляю возможным. Разве что в качестве ожидания чуда. А толку с такого "личного мифа"?
  
   Беленкова К. Улыбка Бубыкиной
   - Стиль, язык. Сочно, с юмором, но не пошло, легко, но твердо. Забавные лексические находки ("отклячились", "псевдонутриевым", "пальцеприкладство"). Достоверный и грустный больничный быт. Увлекательно, хотя не покидает ощущение абсурдности происходящего.
   - Запоминающиеся фрагменты и фразы. Фрагмент: Корякин на перекуре, Корякин в больнице делает предложение Бубыкиной в галстуке, с фиалкой и в бессмертных тапочках. Фраза: "И я был счастлив, ведь иногда для счастья нужно только одно - чтобы улыбалась Надежда..."
   - Герои. Не сказать, чтобы очень интересные, но узнаваемые, типовые. Такие... выпуклые, что ли. Корякин - такой вот забавный чудак, классический шут, Бубыкина - противоположность, Серьёзный Деловой Ответственный Человек, несказочная Царевна-Несмеяна. Социо-психологические типажи.
   - Сюжет, жанр. Самое прикольное ухаживание, о котором я читал. Бытовая психологическая юмореска.
   - Композиция. Всё в порядке, за вычетом отсутствия кульминации.
   - Целостность. Да, насколько необходимо.
   - Идея: "иногда для счастья нужно только одно - чтобы улыбалась Надежда...". Подачка, конечно, но не всё же нуар да нуар.
   - Тема, проблема. Нет, тут не про любовь. Тут скорее про шутовство. "Одна минута глупости" как лекарство от чрезмерных требований бытия, быта, статуса. Где-то так.
   - Атмосфера. Дурдом на гастролях.
   - Возможность построения собственных теорий происходящего. Сколько угодно. Например, что довело Корякина до такого состояния. Последний ли он романтик или банальный параноик. И что случится, если вдруг они всё же соединятся.
   - Возможность "попадания" в текст. Нахождение в тексте после прочтения. Нет, это не такой текст, в который "проваливаешься", здесь это ни к чему.
   - Встраивание в систему личных мифов. Если у вас не дай бог язва или нервные расстройства и вы лежите в больнице - тогда пожалуй...
  
   Белянский П. Главная роль
   - Стиль, язык. Зло, жёстко, остро. Оправданный темой цинизм и одновременно - грусть, боль, сочувствие. Точные образы и метафоры. Читается интересно.
   - Запоминающиеся фрагменты и фразы. Первая встреча с Капитаном. Эпизод, где Мария отказывается от участия (и здесь хочется высказать очень много неприличных слов в адрес главного героя - его поведение настолько же омерзительно, насколько и естественно). "Такое мастерство, как язва желудка, приобретается с годами"; "Они улыбаются всегда, даже когда поедают вашу печень".
   - Герои. Капитан - холодный, мёртвый, со злой улыбкой в глазах, это не человек, это... гм... вот прям Дейви Джонс какой-то:) Мария - вот её жалко, но в ней есть достоинство, гордость, надежда на то, что еще не все потеряно. А Пит-Пётр - это собирательный образ, это не личность, а скорее воплощение гнусного тщеславия и других пороков.
   - Сюжет, жанр. Линейное описание испытания в традициях жанра антиутопии, развитие скорее мысли, нежели действия. Удачный ход - "военное" задание для актера, не без злорадства.:)
   - Композиция. Просто, но со вкусом, всё на месте.
   - Целостность. Да, рассказ целостный.
   - Идея. Ради известности пойдешь на что угодно. Или - наоборот, искусство требует жертв, но принимая определенные жертвы, перестает быть искусством. Или: игровое искусство - это условность, скучная попытка осмысления жизни; реалити-шоу - это настоящая жизнь, она интереснее людям, чем осмысление. Или: актера можно сделать из какой-угодно обезьяны. В общем, тема для дискуссий.:)
   - Тема, проблема. Две основные темы: болезненная тяга к признанию и сопутствующим бонусам (сиречь психология творчества) - и парадигма кинопроизводства (именно - методика актерского мастерства). Первая раскрыта вполне. Вторая обозначена, но здесь читателю предоставляется самому шевелить мозгами: то ли нет талантливых режиссеров, то ли нет талантливых актеров, то ли нет зрительского спроса на традиционное кино...
   - Атмосфера. Холодно. Противно. А что делать?..
   - Возможность построения собственных теорий происходящего. Не вижу здесь в этом необходимости.
   - Возможность "попадания" в текст. Нахождение в тексте после прочтения. Попадание, да. Буквально сразу же. Глаза Капитана. После прочтения - да, но недолго, туда невольно возвращаешься, когда вспоминаешь "Дом" или очередную "Фабрику".
   - Встраивание в систему личных мифов. Зависит от того, насколько близка читателю проблема: есть ведь творческие люди, есть тщеславные бездари, есть профессиональные телезрители и есть те, кто вообще не смотрит ТВ, да и фильмы редко.
  
   Чернышева Н. Нарисуй любовь
   - Стиль, язык. Рваный, болезненный, ядовито-яркий. Женская истерика. Шокирующие детали, выставленные напоказ душевные раны, требование сочувствия, умелое управление эмоциями. Немного грузит, но в самый раз.
   - Запоминающиеся фрагменты и фразы. Знакомство героев. Пожар. Сцена, где герой злится на героиню. Фраза: "Анофтальм, врожденное отсутствие глазных яблок, это и впрямь... попа"; "Однажды я нарисую Смерть, и это тоже получится у меня хорошо".
   - Герои. Героиня - типаж, конечно, но не без изюминки. Герой - довесок, штамп, но он и должен быть таким.
   - Сюжет, жанр. На уровне фабулы почти ничего не происходит, в этом мистико-психологическом женском рассказе развивается не столько действие, сколько эмоции.
   - Композиция. Удачный пример закольцованного повествования, ничего лишнего.
   - Целостность. Даже не знаю. Нет, наверное, рассказ словно разбит на куски.
   - Идея. Не обманывайте и не обижайте талантливых девушек с группой инвалидности - это может иметь самые неожиданные последствия. Или так: всё можно создать искусственно: богатство, удачу, любовь, счастье - если есть особый дар. Получено моральное разрешение воздействовать на объект любви, манипулировать им.
   - Тема, проблема. Раскрывается тема искренности отношений. Тема таланта обозначается, но отодвигается на второй план.
   - Атмосфера. Гнетущая. Хочется отвернуться. Иногда даже позубоскалить.
   - Возможность построения собственных теорий происходящего. Нет, тут всё довольно однозначно.
   - Возможность "попадания" в текст. Нахождение в тексте после прочтения. В текст погружаешься постепенно, но надолго там не задерживаешься, и после прочтения остается запах гари.
   - Встраивание в систему личных мифов. Если кто обижен судьбой.
  
   Дашук А. Картофельная яблоня
   - Стиль, язык. Красиво, ярко, но не вычурно. Твёрдый стиль, но немного сумбурный.
   - Запоминающиеся фрагменты и фразы. Эпизод, когда Алёна "путешествует" со старичками, ну и финал. Фраза: "Пророчество - иллюзия будущего. Врачевание - изгнание иллюзии, что человеческое тело несовершенно"; "Как объяснишь, есть-де такие белковые образования, вроде меня, которые не умеют и не хотят заменять одного другим?".
   - Герои. Алёна - живая, настоящая, обычная, наверное, как и должна быть. Яшар - таинственный незнакомец, немного чудной, но до конца не раскрытый. Это волшебник, учитель, и в этом проявляется истинная любовь.
   - Сюжет, жанр. Мистика, психология, развитие эмоций.
   - Композиция. Всё на месте.
   - Целостность. Да, текст целостный.
   - Идея. Смерти нет. Есть только боль. Мир - иллюзия.
   - Тема, проблема. То, вокруг чего пляшет современная пользовательская психология с эзотерическим уклоном. Измени своё отношения к миру, свой взгляд на мир, и будет тебе счастье. Неожиданное обыгрывание.
   - Атмосфера. Контрастный душ: то тепло, то холодно. Ощущение утраты и растерянности.
   - Возможность построения собственных теорий происходящего. Вполне возможно, учитывая, что мы не знаем, кто такой Яшар и как действует дар иллюзии.
   - Возможность "попадания" в текст. Нахождение в тексте после прочтения. Несколько точек попадания в текст. После прочтения - не уверен. Выбивает химерный образ, закодированный в названии.
   - Встраивание в систему личных мифов. Да, но для этого нужен специфический опыт.
  
   Добрый. Сосульки
   - Стиль, язык. Стилизация под "народную" речь, на мой взгляд, не слишком удачная. Создается впечатление, что автор отталкивался не от натуральной устной речи русской деревни, а от её литературного отображения. Неудобочитаемые слова, тире в самых неожиданных местах... Нет, не Шукшин. Хотя метафору в названии нельзя не оценить по достоинству!
   - Запоминающиеся фрагменты и фразы. Разговор с дедом Прохором и финал. Фразы: "Весны не будет!"; "для замерзших в заиндевелых домах сосулек это уже не имело никакого значения".
   - Герои. Захарка: классический, картинный сорванец, всюду сует нос, хотя сообразительностью и не отличается. Дед Прохор, очень любопытный персонаж: автор явно сказал о нем не всё, что знает, очень непростое у него прошлое... Прочие - сосульки.
   - Сюжет, жанр. Сюжет развития мысли; действия почти не происходит, но бог бы с ним, а вот эмоциональный фон выписан слабо, жаль, это могло бы сыграть на общую концепцию. Единственное произведение в жанре колхозного футуризма, которое доводилось читать.
   - Композиция. Удачная, хотя последний абзац кажется приклеенным моралите.
   - Целостность. Не вызывает сомнений.
   - Идея. Не спи, замёрзнешь. Или, например, хворей бояться - в лес не ходить. Или: когда зима навек снаружи, душа тоже обледенеет.
   - Тема, проблема. Вечная беда человека: несоразмерность желаний, знаний и возможностей. Попытка обмануть природу, быть богом, с треском провалившаяся, как всегда, к тому же, изящно придурковатая. Какие же это были инфекции, страх перед которыми фактически угробил цивилизацию? Здесь еще одно: рождение нового человеческого психотипа, "сосульки", человек с замерзшей душой, с онемевшими эмоциями. Наше будущее? Настоящее?..
   - Атмосфера. Холодно. Сосулек не жалко.
   - Возможность построения собственных теорий происходящего. Относительно прошлого и будущего этой цивилизации можно строить разнообразные теории. Ну и тест для микробиологов.
   - Возможность "попадания" в текст. Нахождение в тексте после прочтения. "Есть контакт", но порой выбивает из текста. После прочтения остается ощущение инея на пальцах и ледяного отблеска злорадной улыбки.
   - Встраивание в систему личных мифов. В принципе возможно за счет ассоциаций с зимой и сезонными эпидемиями гриппов. Но (мое мнение) в нашей жизни и так слишком много поводов для беспокойства.
  
   Ерошин А. Свет кромешный
   - Стиль, язык. И похвалил бы, да не стану. Хорошо структурированный набор визуальных, аудиальных и кинестетических образов, воспроизводящий психическое состояние увечного человека. Причем речь не только и не столько о физической увечности, сколько о психической. "Свет кромешный" (это вообще лингвистический мутант), "Темь всегда была, это любой знает. И то славно: был бы свет - все и ослепли бы", "кому он нужен, свет этот", "отодвинул руку плавно - и пальцы растворились в черноте", "К чему глаза? И так ладно", "И не шарит рукой, как тот же Микеша", "Во тьме родяше, во темь уходяше", вообще, вся ритмизированная архаика Микеши, "Во тьме, поди, много чего такого есть", "Зрячих никто не любит. От лукавого это - во тьме видеть", "И даже вроде глаза во тьме видать, и словно свет от них даже", "человецы-червецы", "Руки выставил, в стаде шарит, ищет кормилицу", "Тепло чужое повсюду", ну и так далее. Работа для дипломированных психолингвистов, я скажу проще, - разрушительные коды.
   - Запоминающиеся фрагменты и фразы. Рассказ въедается в память крепко, особенно финал. Фраза: "пропади он, свет этот кромешный, пропадом!".
   - Герои. Блаженный Микеша - архетип юнговской Самости, мужской вариант, вывороченный наизнанку. Старец, обладающий священным знанием, изображается в виде отвратного, грязного полудебила - старый постмодернистский прием. Он же выводит Героя - Тишку - "во внешнюю тьму", к столбу (образ мирового древа, центра мира), для прохождения испытания. Пройдя "крещение огнем", Герой получает Дар. И что? И попадает в ловушку, а с ним и читатель: от дара нет пользы, Герой сломан, всем спасибо.
   - Сюжет, жанр. Стилизация, психоделическая проза, сюжет - классическое сказочно-мифическое испытание "наоборот".
   - Композиция. Без комментариев.
   - Целостность. Нарушена словами "Чудно и страшно" и последующим абзацем.
   - Идея. Ну, и зачем нам глаза? Мир, на самом деле, это гнусная помойка, скопище нечистот, юдоль греха, в нем нет ничего красивого, кроме, разве что, природы. На такой мир нет смысла смотреть, в нем нельзя ничего изменить, можно лишь сидеть и плакать, как это делает главный герой. Остается надеяться, что сам автор так вовсе не полагает.
   - Тема, проблема. Рассказ апеллирует к одному из древних страхов человека - страху темноты и слепоты, что суть почти одно и то же. Кроме того, затронута тема поисков истины, духовности, и проблема бессмысленности всяких поисков.
   - Атмосфера. Темнота, запахи, звуки, то жар, то холод, гнетущее ожидание неизвестного, вера в прозрение, разочарование как итог. Кажется, у Питера Брейгеля-Старшего есть картина, на которой по загаженному немецкому средневековому селу идёт вереница слепых, держаться друг за друга, а ведет их чувачок, у которого один глаз таки открыт; и вот этот сусанин идёт прямиком к огромной страшной бездонной яме посреди села. Такой вот сюжет.
   - Возможность построения собственных теорий происходящего. Да, например, почему люди ослепли, как понимается греховность, возвращает ли столп зрение всем, или только избранным, и почему же Тишка такой пораженец (расстрелять).
   - Возможность "попадания" в текст. Нахождение в тексте после прочтения. Не провалиться в такой текст невозможно; проблема потом выйти.
   - Встраивание в систему личных мифов. Да, конечно. Страх слепоты, страх темноты, неизвестности, как возможное следствие - страх всякой инициативы. Ну, и чисто эстетическая токсикация, нарушение способности видеть красоту мира.
  
   Горац Е. Семь слоников
   - Стиль, язык. Язык повествования определяется жанром: лав-стори для девочек. Такое вот почти подростковое восхищение сквозит в каждом абзаце, но это даже подкупает. Неряшливость в оформлении диалогов и расстановку знаков пунктуации. Про "очен" вам уже говорили. Хорошо описан рассвет и уход слоников. Вообще, очень удачная метафора.
   - Запоминающиеся фрагменты и фразы. См. выше: рассвет и уход слоников. Фраза: "да кому нужно чужое счастье? Счастье - всегда свое". Такая простая и в то же время мудрая. Лекарство от Жабы.
   - Герои. Героиня - да, яркая, живая, соционический тип Муза (гы). Художник - вах, какой исключительный молодой человек, хотя до конца не раскрыт, и очень напомнил Хаула из "Ходячего замка" Дианы Уинс Джонс (да, это комплемент). Но главные герои этого рассказа - конечно, слоники!
   - Сюжет, жанр. О, какая редкость - городская фантастика, мистика, и ни тебе вампиров, ни прочей готики. Сюжет развития эмоции.
   - Композиция. Удачный перенос ракурса с героини на старика и со старика на слоников, резкий возврат обратно на героиню - необходимый контраст.
   - Целостность. Да, подтверждаю.
   - Идея. От бобра добра не ищут (коллега - миль пардон!), ищут от слона. Если серьезно: счастье всегда где-то рядом, его легко проморгать, будьте внимательны к мелочам!
   - Тема, проблема. Поиски слоников как поиски счастья. Трогательное внимание к старинным вещам, отсутствие уюта как опознавательный знак мегаполисов. Противостояние старого и нового типов быта, но эта тема лишь обозначена, да и не решить ее в рамках конкурсного рассказа. Культурологическая проблема, однако!
   - Атмосфера. Карамелька. Плюшевая игрушка.
   - Возможность построения собственных теорий происходящего. Пожалуй, только относительно личности художника.
   - Возможность "попадания" в текст. Нахождение в тексте после прочтения. Попадание, но не очень глубокое. Сильная точка скольжения только в рассказе старика. После прочтения возникают аллюзии на Ганешу и белого слона Айравату.
   - Встраивание в систему личных мифов. Да, я теперь не могу спокойно ходить по антикварным магазинам!
  
   Голдин И. Сады вдохновения
   - Стиль, язык. Наверное, язык Вулф (и Каннингема?), спокойный, немного тревожный, грустный, в настоящем времени напоминает хороший перевод с английского. Цитатность, ох уж этот порок постмодерна.
   - Запоминающиеся фрагменты и фразы. "Миссис Дэллоуэй сказала, что сама купит цветы"; "Кларисса давно привыкла, что здесь кусочки временного паззла складываются, как им угодно"; "ей начинает нравится идея этакого мутного озера, наполненного идеями и мирами, куда автор запускает удочку, чтоб выловить деталь и характер" (ну что это такое? как не стыдно?).
   - Герои. Ворованные. Не хватает только Клариссы Воган для полного счастья.
   - Сюжет, жанр. Постмодерн, фантасмагория.
   - Композиция. Набор картинок, идей, состояний. И всё бы хорошо, но нет финала.
   - Целостность. Даже мечтать не приходится. Рассказ - паззл, который надо собирать.
   - Идея. Писатель в ответе за своих героев. Писатели не придумывают своих героев, они их вытаскивают из "садов вдохновения", "пруда". Не знаю, кому как, а мне иллюстрация этой мысли больше понравилась у Кинга.
   - Тема, проблема. Тема посмертного бытия. Литературный герой как частица души (психея) автора, их взаимоотношения (намек на шизофрению?). Ничего нового или увлекательного в этих медитациях не наблюдается.
   - Атмосфера. Цветы, Большой Бен, сумбур. Скука.
   - Возможность построения собственных теорий происходящего. Сколько угодно - учитывая, что ничего не происходит.
   - Возможность "попадания" в текст. Нахождение в тексте после прочтения. Текст структурирован таким образом, что попадание в него... затруднительно, он слишком мозаичен, фабулярно неоднороден. Где-то так.
   - Встраивание в систему личных мифов. Ну... это если читатель любит творчество Вулф или Каннингема. Наверное.
  
   Кишларь С. Мария-Туманница
   - Стиль, язык. Сплошные лексические и стилистические несоответствия. Бросается в глаза разница метальностей автора и героев. Характерный для русского фольклора порядок слов в предложении, "летёха", "голову своротил", "не видно ни зги", "дал маху", "вертайся", прочая народная архаика, и в то же время "инстинктивно", "аналитически", "паралича" в авторской речи - почти "Михалыч его тяпкой-то огрел рефлекторно...": как бы это под общий знаменатель привести? Яркие образы и языковые находки присутствуют, но теряются в таком болоте. И еще - слово "вдруг" можно употреблять и не так часто, есть синоним "внезапно", а еще оно далеко не всегда выделяется двумя запятыми.
   - Запоминающиеся фрагменты и фразы. Явление Марии. Фраза: "А кто для неё свои?"
   - Герои. Чуня живее всех живых, прочие картон. Неубедительны морально-этические терзания. Хотя сама психология погони удалась. Интересна связь образа Марии-Туманницы с православным и языческим мотивом Матери, её тёмной ипостасью.
   - Сюжет, жанр. Авантюрно-мистическая история с элементами моралите. Фабула заманчива, но не сказать, что непредсказуема или очень оригинальна.
   - Композиция. Без претензий.
   - Целостность. Подтверждаю.
   - Идея. Понятия не имею. Перед чудом все равны? Маленькие грехи возвращаются большими неприятностями? Свежо, ничего не скажешь.
   - Тема, проблема. Тема социальной несправедливости только обозначена. Попытка раскрыть морально-этические аспекты феномена Чуда. Кто же в итоге свой для Марии-Туманницы?
   - Атмосфера. Погоня. Страх. Боязнь познаваемого и непознаваемого. Совесть и стыд. Туман...
   - Возможность построения собственных теорий происходящего. Да - относительно будущности Максима и того, по какому принципу помогает Мария-Туманница.
   - Возможность "попадания" в текст. Нахождение в тексте после прочтения. Попадание - в финале и при появлении Марии. После прочтения - очень недолго.
   - Встраивание в систему личных мифов. Потенциально - да, но не думаю, что читатель бросится вспоминать грехи юности по прочтению. (Сусанин, что ли, был безгрешен?)
  
   Кусков С.Ю. Губернаторская охота
   - Стиль, язык. И смех, и грех. Динамично, с юмором всё в порядке. Описания как правило поверхностные, вся соль в диалогах. Горькая саркастическая усмешка.
   - Запоминающиеся фрагменты и фразы. Свербицкий в лесу играет полонез Огинского. Он же - в финале закрывает рояль. Фраза: "- Не пойму, что они в этом нашли: заповедник этот, охота на скрипки, контрабасы, тромбоны.../- А что находят в охоте, скажем, на носорога?".
   - Герои. Свербицкий - смертельно уставший, сросшийся с музыкой человек, Петрович - бывалый, сталкер в зоне бешеных альтов и скрипок, ну и рояль, облезший, одиноко бредущий на колесиках по кочкам - душераздирающее зрелище... Вообще, такой здоровый абсурд.
   - Сюжет, жанр. Мистико-философский боевик с элементами сарказма. На злобу дня. Действия нет, есть несколько кусочков реальности и ощущения.
   - Композиция. Несколько сумбурно. Не слишком удачные переходы между фрагментами, начиная со слов "убегать было поздно", даже в пределах одного эпизода.
   - Целостность. Несмотря на кажущуюся мозаичность - да, рассказ производит впечатление целостного.
   - Идея. Опошленное искусство дичает. Оскорбленное искусство мстит. Вот что бывает, если вовремя не выгнать торговцев из храма. Дикарю всё равно на что охотиться.
   - Тема, проблема. Социальная проблема: противостояние развлекательной (казино) и классической (консерватория) культуры, двух подходов к жизни, двух систем ценностей. Обозначена, но едва ли раскрыта. Проблема психологическая: культ охоты как модного, помпезного, царского искусства. Раскрыта блестяще (не является ли исполнение "Полонеза" также своего рода охотой, проходящей в магической плоскости, на уровне символов, не зря ведь именно "Прощание"?).
   - Атмосфера. Грустно. Прощание с консерваторией. С волшебством. Угасающие звуки.
   - Возможность построения собственных теорий происходящего. Можно поразмышлять, что это был за предмет на дороге, "выстрелила" ли магия музыки Свербицкого, и одумаются ли господа охотнички...
   - Возможность "попадания" в текст. Нахождение в тексте после прочтения. В текст проваливаешься сразу, когда находят мертвую скрипку. Правда, ближе к финалу возвращаешься обратно. Не скажу, что остаешься в тексте надолго, хотя в память западает.
   - Встраивание в систему личных мифов. Тут два варианта: а) - ой, а чё, внатуре, ща пойдем скрипок настреляем, пацаны; б) - реакция шпильмана Фолькера из "Песни о Нибелунгах": смычком всем врагам по глазам. Кому ближе казино, кому консерватория.
  
   Лаэгги. Кошачья доля
   - Стиль, язык. Намеренно неудобочитаемое имя плоской рыси. Несоответствие между панибратским лексиконом авторской речи и обозначенной темой, вроде бы претендующей на серьезность (если это не стеб, конечно). Диалоги, однако, хороши.
   - Запоминающиеся фрагменты и фразы. Единственный действительно запомнившийся момент - уход плоского рыси-силуэта с непроизносимым именем. Фраза: "Не хозяйка, а человек, дающий поесть".
   - Герои. Для рассказа в духе "люди как звери, звери как люди" - самое оно, почти Кунин. Васька - штамп, таких котов сто на сотню. Банальные вздохи по поводу того, что ах-ах, детство-то закончилось, а мечты обратились ложью. Скирпт потенциально интересный персонаж, не совсем понятно, правда, зачем делать её какой-то особенной, был бы себе котёнок...
   - Сюжет, жанр. Сюжет линейный, развитие мысли, претензия на философскую притчу-басню с элементами психологической новеллы.
   - Композиция. Неудачное начало, первый абзац вообще лишний, линия хозяйки не задействована: либо удалить, либо прописать (первое предпочтительно).
   - Целостность. Несмотря на приклеенное начало, впечатление целостности есть.
   - Идея. Все сказки лгут. Лучше свобода и опасности, чем бессмысленные ритуалы и комфортное прожигание жизни.
   - Тема, проблема. Противостояние статусного, традиционного (Васька) и маргинального, пограничного, бунтовского (Скирпт). Разочарование в идеалах юности. Обе темы обозначены, но не раскрыты.
   - Атмосфера. Веселая кошачья возня, размежеванная тоской по несбыточному.
   - Возможность построения собственных теорий происходящего. Есть возможность - на предмет того, Кого ждут кошки и придет ли Он когда-либо.
   - Возможность "попадания" в текст. Нахождение в тексте после прочтения. Присутствие в тексте незначительно и исчезает через некоторое время после прочтения.
   - Встраивание в систему личных мифов. Возможно, для заядлых кошатников.
  
   Лобачев Е.Б. Мотор!
   - Стиль, язык. Динамично, мощно, с юмором порядок, визуально ярко, без вычурности - язык работает на общую концепцию, хорошо. Единственное, не знаю, обратили ли внимание другие судьи на фразу "сухо скакала она".
   - Запоминающиеся фрагменты и фразы. Запоминается кульминация. И последние слова Павецкой. Фраза: "Что вы прицепились к табуретке? Что вы орете будто вас на нее сажают? Что вы такой нервный?".
   - Герои. Что тут скажешь, все хороши, и молодой хам, и старая дура, и Яша Либерман. Лично мне было дико интересно узнать реакцию Жоржа на последние слова Павецкой.
   - Сюжет, жанр. Развитие мысли и в меньшей степени эмоции. Это не столько научно-фантастический рассказ, сколько психологический, НФ тут только как средство.
   - Композиция. Удачно; финал открыт, правда, не знаю, насколько это обоснованно.
   - Целостность. Да, не распадается.
   - Идея. С психологическими травмами нечего делать в искусстве. Даже таком пошлом, как реклама.
   - Тема, проблема. Затронута тема профпригодности творческих личностей в состоянии психологического, возрастного и собственно профессионального (кино и реклама суть разные вещи, на том стоим) кризиса. Раскрыта ли? Даже не знаю; но это самое большее, что можно было сделать в формате рассказа. Затронута также проблема уважения к возрасту и таланту.
   - Атмосфера. Камера! Мотор! Ёшкин кот, меня окружают идиоты! Вы все уволены!!!
   - Возможность построения собственных теорий происходящего. Какие выводы сделал молодой талантливый режиссер.
   - Возможность "попадания" в текст. Нахождение в тексте после прочтения. Попадание - да, с первых строк. После прочтения - раздражение, усталость, тоска. И еще глаза Павецкой.
   - Встраивание в систему личных мифов. Такой потенциал есть. Другое дело, насколько каждый конкретный читатель задумывался над поставленными вопросами.
  
   Минасян Т.С. В темноте кинозала
   - Стиль, язык. Без казусов, но и без пряников. Запоминается, читается легко и увлекательно.
   - Запоминающиеся фрагменты и фразы. Рассказ в целом неплохо откладывается в памяти, но учитывая обилие диалогов, трудно выделить какие-то особые фрагменты. Фраза: "ты-то вообще с жиру бесился!".
   - Герои. Федор - обычный человек, с обыкновенными психическими и поведенческими реакциями. Его трудно назвать интересным, он - узнаваемый, в этом его суть. Потенциально любопытен герой-картежник, но не раскрыт.
   - Сюжет, жанр. Мистико-философская проза с элементами христианской притчи (на уровне морали). Сюжет развития мысли.
   - Композиция. Без вопросов; уместна закольцованная фабула.
   - Целостность. Подтверждаю.
   - Идея; - Тема, проблема - с автором этого рассказа мы уже достаточно подробно обсудили идейно-тематическую составляющую, так что не вижу смысла тратить время еще и здесь.
   - Атмосфера. Мучительное ожидание неизвестного в темноте. Тоска по утраченным возможностям.
   - Возможность построения собственных теорий происходящего. Сколько угодно. Например, кто построил кинозал. Как в нем чувствовали бы себя люди докинематографических культур, а также тех культур, где самоубийство в почете. За что "загремел" Федор. Вечно ли ребятам смотреть кино, или есть выход... Иное дело, что все эти "теории" совершенно бесполезны для понимания рассказа.
   - Возможность "попадания" в текст. Нахождение в тексте после прочтения. Да, пожалуй, но не так, чтобы с головой. После прочтения - тоска, безнадежность, усталость.
   - Встраивание в систему личных мифов. Теоретически может заставить одуматься радикально настроенного суицидника. Но. Чувство отчаяния, которое толкает человека на подобные шаги, сильнее доводов разума или совести; такой человек говорит: а, ну и пусть, лучше остаток вечности смотреть фильмы, чем жить, как я живу!
  
   Морская М. Цена равнодушия
   - Стиль, язык. Без претензий; все детали - психологические, бытовые, идейные - на месте, визуально - серо-бело-алые тона.
   - Запоминающиеся фрагменты и фразы. Эпизоды с появлением загадочной троицы; с соседской женой и со смертью врача. Фразы: "Я не выдавливаю из себя гримасу скорби. Он не был мне другом или родственником, лишь - пациентом. И нас сближала только моя подпись под диагнозом"; "всем медработникам предоставляется путевка в Рай". Угу, а Грегори Хаусу еще и бесконечная упаковка викодина:)).
   - Герои. Блестяще прописана психология главного героя, хладнокровие, уверенность профессионала, полное равнодушие к душевным терзаниям. За это спасибо.
   - Сюжет, жанр. Линейный сюжет, развитие мысли и в меньшей степени эмоции. Психология, мистика.
   - Композиция. Не особенно понял, какой смысл был закольцовывать фабулу, начало кажется лишним, его успеваешь забыть за ненадобностью.
   - Целостность. Да, рассказ целостный, дополнительное связующее звено - неопознанные господа в костюмах.
   - Идея. У всякой жизненной позиции своя цена; хороший работник всегда востребован.
   - Тема, проблема. Раскрывается тема сострадания, сочувствия к человеческому горю от потери близких; ставится вопрос об эмоциональной ответственности врача. Не слишком ли многого от него хотят? Почему, собственно, он обязан?..
   - Атмосфера. Равнодушие. Лёгкое раздражение в духе: "и после смерти мне не обрести покой..." (с).
   - Возможность построения собственных теорий происходящего. Что это за стрёмное трио в серых костюмах, что значит быть одним из них, кто они и чего хотят.
   - Возможность "попадания" в текст. Нахождение в тексте после прочтения. За этим текстом наблюдаешь со стороны, по прочтении остается ощущение стеклянной стены.
   - Встраивание в систему личных мифов. Да, ведь у каждого кто-то умирает, и каждому общаться с врачами.
  
   Нейм Н. Домашнее задание
   - Стиль, язык. Простенько, но со вкусом. Стилистические различия в "исторических" фрагментах и линии Джоша объяснимы разницей ментальности.
   - Запоминающиеся фрагменты и фразы. "Республике нет нужды в ученых!". Ну, и три казни.
   - Герои. Исторические персонажи не вызывают недоверия, по крайней мере, так вполне могло быть. Джош поначалу кажется картонным ботаником, однако его решение в финале приятно удивляет. Не тем, что вот какой он добрый, а тем, какой до безумия гордый.
   - Сюжет, жанр. Не скажу, что фабула шибко оригинальная, но, поскольку перед нами рассказ развития скорее мысли, чем действия, то это не очень и важно.
   - Композиция. Удачно встроенные в основную линию фрагменты.
   - Целостность. Да.
   - Идея. Если предположить, что идейной основой данного рассказа является допущение множественности миров и Христос как ключ к ним, то такой рассказ надо объявить совершенно ерундовым и бессмысленным. Это как с Богом: да нам пофиг должно быть, есть он или нет, если он не вмешивается в нашу жизнь. Если же принять за идейную основу утверждение, что любой опыт надо ставить до конца и любой ценой, то можно лишь похвалить автора за яркую иллюстрацию.
   - Тема, проблема. Тема виктимной психологии с одной стороны - и страшной, невообразимой гордыни с другой. Нет, правда, не много найдется в искусстве примеров, когда герой рвется занять место Христа буквально, а вот его мотивации - это уже материал для читательских домыслов, что есть гут.
   - Атмосфера. Приятная ностальгия по старой доброй НФ с запахом сожженного колдуна Бруно.
   - Возможность построения собственных теорий происходящего. Да, относительно того, выдержал бы Джош ношу Господа нашего Иисуса Христа.
   - Возможность "попадания" в текст. Нахождение в тексте после прочтения. Разумеется, наиболее полное погружение происходит в исторических фрагментах, на линии Джоша читатель отдыхает, до самого финала: там происходит последнее погружение. Не думаю, впрочем, что кто-то останется там слишком надолго.
   - Встраивание в систему личных мифов. Возможно теоретически. Ну... у нас люди из другого теста, они как правило не страдают наличием каких бы то ни было убеждений.
  
   Ветнемилк К.Е. Охота на Хоттабыча
   - Стиль, язык. Со слов 'Обшарпанный и помятый 'Москвичок' и до конца абзаца - лишнее. Вообще, неоправданно затянуто. Много ненужного 'бытописательства', малозначительных деталей. Хотя читать легко и приятно, увлекает. Забавные образы героев. Название - крючок.
   - Запоминающиеся фрагменты и фразы. 'А... О... Побеждать!/Э... У... Вашу мать!'; 'Удачно, что он улавливал всего лишь скромные пенсионерские мечты - чтобы любимая команда всегда выигрывала'.
   - Герои. Ну что сказать, удача. Запоминаются. Правда, не думаю, что настоящие пенсионеры занимались бы подобными расследованиями.
   - Сюжет, жанр. Не детектив, нет. Юмористическая научная фантастика с социальным подтекстом. Сюжет линейный, развитие действия.
   - Композиция. Лично мне во всем этом деле не понравилась аллюзия на старика Хоттабыча - исполнением, как-то пошло всё с ним разрешилось. Хотя фрагмент на стадионе и последующее объяснение выглядит вполне реалистично. Кульминация - рояль в кустах.
   - Целостность. Да, не нарушена.
   - Идея. Люди пока не готовы к волшебству, к исполнению желаний. Оригинально, спору нет, а главное - сюжетом иллюстрируется слабовато. И еще: на пенсии тоже бывает интересно!
   - Тема, проблема. Личностная: требование справедливости, пусть даже на том уровне, на котором ее можно добиться, - раскрыта. Философская: Грааль всегда рядом; правда, тут она выглядит фарсом. Социальная: особенности досуга и психологии одиноких мужчин пенсионного возраста.
   - Атмосфера. Фильм 'Старики-разбойники'.
   - Возможность построения собственных теорий происходящего. Да, например, по какому принципу работал прибор. Также можно не согласиться с трактовкой образа Хабибулина (но тут автор высказался однозначно, против танка не попрешь).
   - Возможность "попадания" в текст. Нахождение в тексте после прочтения. Нет, на происходящее смотришь со стороны.
   - Встраивание в систему личных мифов. Не думаю. Специфика сюжета и героев. Право слово, обо всяких-разных исполнителях желаний столько написано и снято...
  
   Кабанова К.В. Второй язык любви
   - Стиль, язык. Бойко. Красочно. Много изюминок ('агентства как с цепи сорвались', 'запах бодрого утра', 'нахохлившись замерзающим воробьем' и т.п.) - увлекательно.
   - Запоминающиеся фрагменты и фразы. Сон героини. И следующий эпизод, в котором одалживается время. 'Аля тоскливо подумала, что к вечеру от одного этого запаха её будет тошнить'. 'Я бы у маркетинга каждый день тырила - всё равно у них работы нет, ничего не делают' (золотые слова!).
   - Герои. Героиня и мир вокруг неё - четко, ярко. Узнаваемо.
   - Сюжет, жанр. Городская лирика с интересным фантдопущением - но не НФ, а скорее урбанистический магический реализм. Сюжет - развитие эмоции.
   - Композиция. Сон как удачное начало, обманка (я думал, юноша пришел одолжить денег, про Чепмена вообще вначале не подумал...), 'один день из жизни'.
   - Целостность. Подтверждаю (но в миниатюрах это не тяжело).
   - Идея. 'Второй язык любви - это Время. Когда мы сидим рядом и разговариваем двадцать минут, мы дарим друг другу двадцать минут жизни. Этого времени не вернуть, значит, мы отдали друг другу частичку жизни. В этом проявляется любовь' (Г. Чепмен, 'Пять языков любви'). Мысль чужая, но интересна сама интерпретация.
   - Тема, проблема. Оставляя за скобками всякие пространственно-временные теории, можно сказать, что главная тема миниатюры - вечная нехватка времени и внимания к нашим близким, особенно в больших городах, и, конечно, вечная тема самопожертвования, которые автор талантливо раскрывает.
   - Атмосфера. Суматоха мегаполиса, мельтешение огней, бесконечные двери контор, магазинов и транспорта, усталость, горькая как кофе радость от помощи любимому человеку.
   - Возможность построения собственных теорий происходящего. Да, - например, я так и не въехал, только Аля и Славик используют этот дар, или другие тоже влюбленные тоже теоретически могут?..
   - Возможность "попадания" в текст. Нахождение в тексте после прочтения. Попадание где-то с середины текста, по мере развития сюжета. После прочтения - да, но где-то на поверхности.
   - Встраивание в систему личных мифов. Да, однозначно, ведь нам так часто не хватает времени не то что на работу или друзей, а и на самих себя.
  
   Халь Е.Х. Исповедник
   - Стиль, язык. Бедно. Сжато. Только всё самое необходимое (гм, почти исландская сага). Этот текст скорее ощущаешь кожей, нежели видишь. Удачный пример использования 'ноль-стиля', хотя описательные и оценочные эпитеты кажутся излишними (но, но, это всего лишь разница читательского восприятия, а не техническая претензия). Хотя 'розовая карамельная слюна'... возьму на вооружение, автор не против?
   - Запоминающиеся фрагменты и фразы. Финал, разумеется, там хорошо видно глаза Анжея и Исповедника, хотя они и не описаны. Внутренние монологи героя. Фразы: 'наша молитва - молчание' (почти обет молчания, как в некоторых католических орденах Средних веков); 'В наш умный хитрый век информация - это божество' (а это уже афоризм, из которого можно много чего любопытного извлечь, даже покруче, чем мотив Бога-Интернета или Бога-ТВ у Геймана).
   - Герои. Стефан прописан достаточно четко, я могу представить себе его внешне, созвучен ход его мыслей; героя можно назвать шаблонным, этаким моральным рыцарем, но черт возьми, мало у кого шаблон получался таким живым и убедительным.
   - Сюжет, жанр. Социально-психологическая антиутопия (при желании можно бы добавить элемент сатиры, но это сложно и скользко). Сюжет развития мысли и эмоции.
   - Композиция. Удачная (маленькая симфония?). Закольцованная фабула, отступление-воспоминание (флешбек, не люблю это слово, напоминает 'бюрек'), короткое пояснение от лица героя. Вроде бы ничего не выпадает из общего строя.
   - Целостность. Да.
   - Идея. Закон и справедливость - не одно и то же. Никто не имеет монополии на справедливость, даже государство. Как там у Ницше было, 'когда мне говорят Справедливость, я часто слышу Месть'. Око за око. И аз воздам.
   - Тема, проблема. См. мой обзор 'Добрый вечер!', там всё сказано.
   - Атмосфера. Суровая, почти средневековая. Фатализм. Не Латынина, конечно, но...
   - Возможность построения собственных теорий происходящего. Да, в плане соглашаться - не соглашаться со Стефаном.
   - Возможность "попадания" в текст. Нахождение в тексте после прочтения. Есть коннект. И после прочтения. Запоминается.
   - Встраивание в систему личных мифов. Да, я думаю, каждый ведь сталкивается с теми или иными формами нерегулируемой законами социальной несправедливости.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Свободина "Темный лорд и светлая искусница"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) А.Ветер "Воргэн"(Уся (Wuxia)) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"