Dr.Moo: другие произведения.

Вторая юность хлебозлаков, или грязные и недвусмысленные намёки на 58 ног (отрывки из ненаписанного романа)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Отрывки из ненаписанного романа, роман в стиле patch-work... Странный жанр... Да и роман пока недописан... Но я буду стараться! :)


Dr.Moo

отрывки из ненаписанного романа

Вторая юность хлебозлаков

или

грязные и недвусмысленные намеки на 58 ног

Вместо предсловия

  
   Я люблю love is уродство бля what is fuck shit рост пока что all is нормально тока непонятно why how much is the рыба мир май труд булка
   Voice зачем только это все спросил Sam а вот зачем ответила Зоя потому что так надо и не хуя здесь заливать всем мозги своим грузиловом понятно? Урод, бля. Так он ничего и не понял в загадочной русской душе потому как никто не понимает все же так чисто на интуиции живут why & what их совершенно не заботят скорее how much is the водка и все. That's all! Как тут поймешь... поэтому и без мата никак. Никуда и никак. Ваще. Даже в высокой, бля, литературе. Искусстве, можно сказать. А все туда же... "И не хуй, бля, грузить нас этой поебенью..." Вот и весь сказ... Порнография да похабщина... Норма... Как у Сорокина... В газетах, телеке и везде. Ложками дерьмо. Shit shit shit shit shit shit shit shit shit shit shit shit shit shit shit shit shit shit shit shit shit shit shit shit shit shit shit shit shit shit shit shit shit... пропаганда американизмов европеизмов и прочих измов стала повсеместной особенно комично пропаганда ихнего мата который нельзя отличить от культурной речи потому что там нет мата только в России только у нас. Мат есть. Мат есть супер-шах. Шах это когда почти пиздец но не до конца. А вот мат это уже полный пиздец. А пат это наверно когда мат с точками пишут вроде как все понимают что написано но с другой стороны вроде как все культурно. По крайней мере все делают вид что это культурно тем и живут. Вообще тут всегда делают вид что всё культурно. Пока матом не начинают ругаться. Тогда уже все по-честному. Без дураков. Только вот некоторые отщепенцы уже и врать матом научились это уже никуда не годится. Таких надо со скалы бросать прямо в костер какой-нибудь. Дабы единственные правдивые слова в русском языке не позорили и не загадили. Тех кто матом разговаривают а не ругаются вообще на хуй убивать из пулемета. Чтобы не покушались на святое. На наш супер-шах. Что в переводе с восточного значит супер-царь. А царей у нас всегда любили. И уважали. Только иногда убивали. Но совсем иногда. В основном все же любили. Да и убивали-то для того чтобы полюбить нового царя. Все сегодня как всегда повторяется по кругу и опять вокруг вода наполняет дождь Калугу я не знал зачем ты здесь я не знал зачем вернулся только ты ушла пиздец я совсем уже загнулся и никто не знал зачем и никто не знал откуда только нет теперь замен и уже не жду я чуда просто ты опять ушла просто я опять вернулся в уши дохлого осла я вчера опять обулся ты ушла и мне пиздец ты ушла и я страдаю и предчувствуя конец этот бред теперь слагаю. Вот такой вот супер царь-государь. Короче мат всему голова. Без дураков. Ура мату. Мату хари. Хари Кришна и Рама которую мыла мама которую съела дама одетая в куцый панама решив положить далай-лама в эрекцию мерзкого хлама в эпохе блошиного гама жил-был маленький принц Гаутама... ну и т.д. опять как ни крути к царям скатываемся... как ни крути как ни ворочай... странно...
  
  
  
  
  

Часть 1.

Люминесцирующие остатки сознания, или слабоструктурированный бред пикирующего шизоистероида

  
   1.
   Вечерело... Сумерки ложились на остатки того, что раньше называлось Железным городом... Вместе с сумерками пришел холод, и Johnny поёжился от заползающего под куртку...
  
   Блин, что-то не то, - подумал я , откладывая ноутбук в сторону. - "Вечерело..." Банальщина какая-то... Интересно, сколько произведений начинаются с этого и подобного ему слов? Кто-нибудь когда-нибудь пытался сосчитать? Это было бы весьма интересное исследование. Типа: 16,32% всех произведений, включая и стихотворную форму, начинаются словом "Вечерело..." Нет, не так... Лучше, пожалуй, вот так:
  
   Дорогая Марья Васильевна! Я вам пишу в связи с тем, что считаю, что Вы отвергли меня, не имея на то решительно никаких оснований... Не то, - подумал Алексей, отложил перо и, скомкав, кинул лист прочь. Перед ним лежал новый чистый лист, и пустота бумаги не имела ничего общего с тем, что бы ему хотелось сказать. Лучше бы стихами, - подумал он. Например так:
  
   Черепичных крыш узор
   В городах моей мечты
   Вдруг напомнил мне о том
   Что на свете где-то ты
   Где-то ходишь и молчишь
   Под ногами хруст песка
   Уже завтра улетишь
   Это завтра, а пока
   Будь моей, кричу тебе я
   Будь моей, ведь все равно
   Без тебя я ослабею
   Без тебя не жизнь - говно
  
   Боже праведный, говно-то откуда вылезло? Не в том смысле, а в смысле это слово? Думаю, Марья Васильевна не сильно этому обрадуется... Да уж... Да и это панибратское "ты"... Не мастак я всё-таки писать письма... Что делать, если в детстве так и не научили. Все рядом - кому писать-то. Некому. А теперь вот не умею...
  
   Тоже начало какое-то... Стихи какие-то. Курсор призывно моргал, но творчество как-то слабо откликалось на этот призыв. Может лучше все-таки без наворотов начать, скажем, вот так:
  
   Он весело заржал и со всего размаху ударил лежащего ногой в живот.
   - Че делать-то с ним будем? - спросил N384 у стоящего поодаль N05к. - Может, сразу грохнем или помучаем еще? Бля, за неделю уже второго Ненумерованного нашли, охуеть. Если так все дальше будет, то ваще не жизнь, а сплошное, бля, веселье. Откуда они берутся-то? Гнездо у них там штоль? - и N384 заржал над своей шуткой.
   N05к подошел поближе и, брезгливо морщась, выстрелил в голову Ненумерованного. Голова резко дернулась, и осколки костей черепа, мозги и кровь создали вокруг нее на земле некое подобие нимба.
   - Мудило, бля, - с удовлетворением проговорил N384 и в последний раз пнул распластанное тело Ненумерованного. - Побегай теперь...
   N05к опять поморщился:
   - Три-восемь-четыре, я же просил...
   - Всё, всё, извините, N05к, - резко сникнув, ответил 384-й. - Иной раз разойдешься, просто остановиться не можешь... Извините... Я ж, знаете...
   - Ладно... Но все-таки постарайся впредь поспокойнее. И особенно с матом - ты же знаешь, как я этого не люблю.
   - Хорошо. Я все понял. Я уж стараюсь, но иногда прорывает, прям не знаю что и делать... Но я все понял. Слава Числам, не Ненумерованный какой-нибудь.
   Последние слова были сказаны уже в спину N05к, идущего прочь от места поимки Ненумерованного. N384 оглянулся, посмотрел еще раз на тело, плюнул и побежал догонять N05к.
   - N05к, помните, Вы обещали стихи почитать?
   - Обещал? - усмехнулся N05к, - ну, раз обещал, слушай: крошка-сын к отцу пришёл, и спросила кроха: "Что такое хорошо, и что такое плохо?.."
   - Ну, - разочарованно протянул N384, - это же не Ваши стихи...
   - Как это не мои?
   - Ну это же Маяковский...
   - Ты, дурак, где ты тут видишь Маяковского? Видишь его где-нибудь? Здесь?.. Или. Может быть, здесь?..
   - Нет... но...
   - Ну и молчи тогда, понятно? Тут только я и ты, и вот это, - N05к махнул рукой назад, где осталось тело Ненумерованного. - Больше никого нет, сечешь?.. Хотя где тебе, дураку... Только настроился, а ты всё сбил... Это тебе не Ненумерованных по морде долбить - это стихи, понимаешь? Тут настрой особый нужен... И отсутствие дураков поблизости, - ехидно добавил он, глядя на понурившегося напарника. - Дурак, - уже добрея, произнес он. - Ладно, сейчас что-нибудь еще попробую вспомнить... А, вот: реки, руки, роки, рики, рыли, брили руки лики, термопресс устал трудиться, значит, мне теперь топиться, это очень не почетно - утопиться без отчета. Лысой бабе бошку правит государь лесной в канаве, это очень интересно, только мне уже здесь тесно, бабу надо бы убить, а тебе теперь водить. Вот... Такие стихи... Нравится?..
   - Еще бы... А это Вы написали?... Ой, извините... - пробормотал он, поймав гневный взгляд N05к.
  
   2.
   Или вот еще: страховать контролеров в электричках от того, что их обзовут козлами, скажем, больше 58 раз за день. Или больше 16 раз пошлют на хуй. И сделать это страхование обязательным.
  
   Или так: зачем вы девушки красивых любите, зачем не пьете вы текилу-бум. Ведь черный ворон здесь листает stupid book, и ангел слезы льет от грустных дум. Везде вылезает это "зачем". Зачем зачем зачем зачем зачем зачем зачем зачем зачем за чем за чем за чем за чем за чем за чем з а чем з а чем з а чем чем чем чем чем чур чур меня. Короче, отсюда все вопросы. Из этого самого "зачем". Ваши версии, господа? Вот вы, товарищ в первом ряду, с цепью на шее. Да-да, вы... Что вы можете сказать обо всем этом?
   - Ну, э... Типа, непонятно, че за базар ваще тут развели вокруг этой байды. Сплошные непонятки. Тут надо чисто по понятиям все развести, и все станет ясно. Короче, такая моя догадка. Без лишних терок и прочей лабуды.
   Так, понято. Что мы можем еще сказать об этом? Сами уже поняли или еще кого-нибудь спросить надо? Нет? Хорошо... Продолжаем разговор. Теперь по поводу девушек. Вижу, оживились. Но здесь мы говорить о них не будем. Что скисли? Хотите все-таки поговорить? Может, лучше просто посмотреть? Лучше? О'кей, смотрим... Видео включите нам, пожалуйста. Так, угу... Спасибо, я сам перемотаю... Так, где же это... А, вот!.. Смотрим, смотрим... Что?.. А вы что ждали? Чего-то другого? Что, разве вам не нравятся голые девушки? Нравятся? И мне нравятся... Что? Вам не нравится процесс? Но ведь это самое интимное, что только можно представить... Что может быть интимнее процесса вскрытия? Хорошо, хорошо, сейчас остановлю. Хотя не понимаю, что вам не понравилось... Может, обсудим проблему страха смерти? Нет?.. Ну, как знаете... И вообще, что я один все время говорю, может и вы что-нибудь предложите? Ну смелее, смелее...
  
   Или даже так: хуй. Без сантиментов. Емко и убедительно.
  
   Мда... опять не то... был бы я лишен конфет в детстве как Суворов я б наверное сто лет жил бы без раздоров я б наверное вперед гнал войска по горам в общем был бы я урод прямо как Суворов. Во, уже что-то. Как Суворов... Что-нибудь еще про Кутузова завернуть... заверни мне мама глаз стеклянный в тряпку я теперь как лама прыгаю вприсядку я теперь хотел бы выйти в поле брани oh my dear tell me как мне встать на грани как мне быть хорошим как попасть мне в лузу мягко по пороше прямо как Кутузов. Вот так, гораздо мягче. Как "Юрий Долгорукий" против соседне-подворотской за 37 рублей. Так, теперь сплошные деятели пошли да военноначальники. Циклы... О, может, вот так:
  
   Из цикла "Мой дядя Самых"
   1.
   Мой дядя Самых перемешан
   Непозволительной волной
   Но шаг его все также взвешен
   Все также давит лебедой
   Слова его слегка корявы
   Но обольстительно чисты
   И он поет из вечной славы
   Из вечной славы пустоты
  
   ........................................
   ........................................
   ........................................
   ........................................
  
   N.
   Мой дядя Самых тряпки жжет
   Питает ими небосводы
   И желтые поля берет
   Веселым криком парохода
  
   N+1.
   Мой дядя Самых бросил бриться
   И стал летать по вечерам
   Нашел, подумал - пригодится
   Но тут вмешался Пилорам.
   Сказал он строго дяде Самых
   Вы это, бросьте мне летать
   Но дядя Самых Пилораму
   Порвал лицо и сжег кровать
   Теперь с небес щебечут птицы
   И пишут дяде дифирамб
   Избавил дядя всю столицу
   Повергнут злобный Пилорам!
  
   ........................................
   ........................................
   ........................................
   ........................................
  
   N+M.
   Мой дядя Самых - что же боле?
   Не стоит больше говорить
   Хвалиться все-таки не стоит
   Но не хвалится - как же жить
   Ведь все же это не пустое
   Ведь не какой-нибудь пустяк
   Но дядя мой сейчас в запое
   Не то, не в том, не тем, не так
  
   3.
   Мда... уже лучше, конечно, но все же не то... надо как то еще разнообразить... Все стихи да стихи... Может, надо было в подробностях описать процесс вскрытия молодой девушки? Ну, той самой, на видео... Которая утопилась из-за несчастной любви, скажем, к водопроводчику?.. Скажем, ее родители были против, потому что они были, скажем, зоотехниками, и признали бы только ветеринара в качестве осеменителя своей дочери. А дочь, как известно, хотела самостоятельности, пошла против воли родителей, и, как водится, забеременела. Мда... Ну а потом - непонимание родителей, да и водопроводчик оказался тем еще козлом... Никакой тебе жизни, вот она и того... тю-тю... С моста да в прорубь. И никаких шансов на спасение. Но патологоанатом был самым лучшим патологоанатомом в городе, да к тому же, еще учась в институте, посещал кружок любителей акушерства и гинекологии. Поэтому он совершил невозможное и спас ребенка. Того естественно, положили в кювету на 3 месяца, где он и дозрел. А тот патологоанатом усыновил его и стал тому как отец. Выкормил, вырастил, поставил на ноги, как говорится. И вот, в возрасте 18-ти, скажем, лет, тот чудом выживший ребенок узнает страшную тайну своего рождения и решает найти и отомстить своим бабушке и дедушке, ну и биологическому отцу для кучи. Бабку с дедкой он находит быстро, тут же их, соответственно и убивает... Как он их убивает?.. Наверное долго кромсает топором, привязав к стулу. Обоих к одному... Или нет - привязывает их к разным и на глазах у одного убивает другого. Только надо подумать - кого на глазах у кого. Мда... Вот... А с биологическим отцом все труднее. За то время пока мальчик рос... Стоп. А кто сказал, что это мальчик? Девочка! Точняк, тогда вообще все еще интересней! Девочка мстит отцу за мать и за себя, непережитый и деформированный комплекс Электры и все такое. Ну так вот... За то время, пока девочка росла, отец поднялся и стал... стал... олигархом - во! Или даже нет, не олигархом, а еще лучше - президентом! Точно, тогда еще и Питер приплетем - мрачные аллюзии с Достоевским, да и вообще... Убийство бабушки уже есть... Ну так вот... Она долго-долго ищет, а потом еще дольше готовится к акту возмездия. Кстати, наверняка она за свои 18 лет получила какой-нибудь дан по восточным единоборствам. И стрельбе из лука и арбалета. Вот. Никакого огнестрельного оружия - это уже не модно. Ну в общем готовилась она, готовилась, пошла на дело, перестреляла, естественно, всю охрану, осталась наедине с папочкой, тут прочувствованный сначала - его монолог, потом - ее... Или нет, сначала - ее, а потом его. Вот... Ну и после этого она, со слезами на глазах... Или нет - никаких слез. Она с сухими глазами и спокойным взглядом пристреливает его из арбалета. Так, чтобы его прибило стрелой к стене с гербом. Желательно, конечно, чтобы и флаг, стоящий рядом, тоже немного задело. И вот, финальный кадр - тело президента, намертво прибитое к гербу и флагу, забрызганные кровью головы орла на гербе и расплывающееся кровавое пятно на белой полосе флага... Потом камера идет по коридорам Кремля, фиксируя в подробностях каждого убитого охранника и в конце - снова она, ангел мести... скажем, спокойно закуривает сигарету... недолго курит и тушит бычок об остекленевший глаз отца. Занавес.
   Примечание: из всего фильма или книги должно быть времени (для фильма, мин.) или объема (для книги, стр.):
   Вскрытие матери до спасения ребенка - 40%
   Непосредственно спасение ребенка - 0,5%
   Убийство бабки/дедки - 20%
   Убийство охранников - 1%
   Убийство биологического отца - 25%
   Объезд камерой по коридорам Кремля - 1%+0,5% на каждого охранника (~6,5%)
   Курит, тушит бычок - 3%
   Весь остальной сюжет - всё, что осталось (т.е. ~4%)
  
   4.
   В этом месте, я думаю, стоит задуматься над названием сего творения... Как вам это "Узники Бухенвальда и другие приключения Буратино"? Или, скажем, так: "Захват Рейхстага в свете проведения XIX олимпиады среди инвалидов невидимых войн памяти лошади Льва Толстого". Нет, все не то... Да ладно, хрен с ним, с названием. Будем думать о чем-нибудь другом. Например, так:
  
   Солнечные лучи пробивались сквозь густую листву и играли на поверхности редких, почти высохших луж. Андрей шел по разбитой лесной дороге, фальшиво насвистывая какой-то привязавшийся мотивчик с последнего сборника dream house. "Тэкс... Надо подумать, кто станет сегодня жертвой... Светка?.. Или Катюха?.. А может, не морочиться вообще, и остановиться на Алене? А что, знатная дивчина, все при ней, да и готовит хорошо. Мда, задачка..." Лес постепенно редел, вдалеке, под холмом, уже показались дома, стоящие на окраине села. Отсюда они смотрелись совсем как игрушечные, красиво и поэтично. Андрей не обращал внимания на всю эту красоту, так как голова его была занята совсем другим. "Остановиться или нет? Да, нет... Может, монетку бросить?.." Поглощенный решением сего животрепещущего вопроса, он не заметил, как прошел мимо щита "Добро пожаловать в село Нижние Швыдки", где чуть ниже местные остряки балончиком приписали вольный перевод данной надписи: "Welcome to Nizhnie Shvydki Country aka Huevo Kukuevo". Напротив щита, на дороге, на всю ее ширину те же, а может, уже другие умельцы вывели "Poshli vse na hui". Не обращая внимание на красноречивое, но до сих пор ему непонятное высказывание, Андрей прошествовал мимо, и вдруг заметил, что на улице как-то странно тихо. Нигде не было видно ни души. "Странно, однако, - подумал Андрей. - Где все?" Но тут со стороны клуба послышался шум, и он направился туда. По дороге он вспомнил, что уже неделю по всему селу висели объявления о ежегодном сельском сходе жителей...
  
   Деревенская проза, етить...А что у них там на этом деревенском слете случится? Сеанс группового секса? Или массовое жертвоприношение младенцев в честь богини Кали для лучшего урожая? Или даже не Кали, а какому-нибудь полурусскому- полумайисткому богу, скажем, Перунопалитиноктлю. Блин, как все банально... Секс, жертвоприношения... Лучше так - на сходе председатель объявит, что... Что же он объявит?.. Что село снесут за ненадобностью, а жителей расстреляют?.. Как-то все деструктивно... Надо больше позитива! Что-нибудь такое:
  
   Ежегодный сход жителей села Нижние Швыдки начался, как всегда, с минуты молчания памяти лошади Льва Толстого, умершей в самом расцвете сил от неосторожного обращения с огнем упившегося вусмерть графа. Потом, как и полагается - речь председателя о достигнутых успехах, о выполнении и перевыполнении плана, краткий обзор политической ситуации в стране и мире и т.д. и т.п. После председателя слово взял деревенский дурачок дядя Миша, которого на самом деле звали Николай Иваныч, но все почему-то упорно называли его "деревенский дурачок дядя Миша". Кто это придумал, все уже забыли, но, впрочем, речь сейчас не об этом. Деревенский дурачок дядя Миша показал свои любимые номера: миниатюру "Как я пришел домой непьяным, и что из этого вышло" и отрывок из спектакля "Секуляризация раскулаченных". Дяде Мише долго хлопали, потому что номера у него всегда были разные, однако названия он почему-то не менял.
  
   Вот так, уже лучше. Деструктивность отступила... Теперь бы, конечно, закрутить что-нибудь этакое... В продолжение деревенской темы. Например, так:
  
   Сквозь лужи крови на пригорке летала осень почем зря
   Коты, напившися касторки, искали, где встает заря
   Кидали черные глазницы и верхних нот орали в такт
   Но осень прямо в ягодицу вонзила розовый кулак
   Чернело всё. И всё горело. Резвились дети на полях
   Дожить бы хоть до передела, - мечтал спивающийся шлях
   Деревней всей ходили к морю - просить пшеницы ниспослать
   Дошли до третьего забора, а там дорог - не разобрать
   Остались дома. Стонут пашни без удобрений, без зерна
   И матом с самой черной башни кричит кипучая волна
   Резки волненья и молчанье, мелки порядок, стыд и честь
   И только мы. Мы - на прощанье. Мы - навсегда. Мы - всё, что есть.
  
   Так... Только мы... Это правильно... Кто кроме нас и все эти вещи... Без лишних вопросов и прочей херни. Долой лишнюю херню! О, неплохое название для какого-нибудь движения! Лучше пусть это будет не названием, а главным лозунгом. А само движение, как сейчас модно, будет исключительно молодежным, потому что, во-первых, их никто всерьез не воспринимает, а во-вторых... А во-вторых, это модно... Так, подумаем над названием... Например так: "Чужие"... или даже "Иные"... так оно вообще моднюче получится... Блииин, как все попсово-то... Движение какое-то... Бля, че бы придумать?.. Может, так:
  
   Грязелов дебильный скачет
   Скачет в город Амстердам
   И неловко руки прячет
   Прячет в глиняный стакан
   Рост и вес друг с другом спорят
   Спорят из-за пустяка
   Грязелов попал на горе
   Горе метит дурака
   Но дебил наш ищет встречи
   Встречи с качеством иным
   Стеарин вокруг трепещет
   Льется в души стеарин
   Грязелов боится дома
   Дома ждет его улов
   Черных ленточек и лома
   Лома мартовских котов
   Дернул черт меня на стих сей
   Стих сей - бред, бред, бред, бред, бред
   Грязелов грохочет в миксе
   В миксе пирровых побед
   Что мне дело до восторгов
   До восторгов мне - fuck off
   Важно мне - жил чтобы долго
   Долго-долго Грязелов.
  
   Дооооолгая лееетаааа!.. Мда... Грязелов... Что он все ловит-то? Ловец хренов. Все что-то ловят, ловят. Сами не знают, чего ловят. А если бы узнали - ужаснулись. Поэтому предпочитают не знать и ловить. Вслепую. Спокойно и безопасно получается. И время занято. Жизнь уходит, а они все ловят и ловят. Непонятно что. То есть понятно что, но не тем, кто ловит. Всем остальным. Но их не так много. Всех остальных. Иллюстрация:
  
   - Ну что, будешь говорить или без утюга не обойдемся? О, кстати, у меня стих родился, слушай:
   Грош цена таким исторьям,
   Грош цена в базарный день.
   Ну и по хуй, ну и ладно -
   На хуй эту поебень
   Хорошо, да? Тебе нравится? Что молчишь? Вижу, что нравится. Ну так что, где Креберг? Будешь говорить? Так... полмочала, начинай сначала... Где тут утюг-то у нас был?.. Че мычишь? Сказать что-то хочешь? Урод, бля... Будешь говорить, сука?! Отвечай, козел, когда тебя спрашивают! Мудила!..
  
   Вот, в таком примерно аспекте. Про ловцов. И еще - про ловцов:
  
   Ловцы, ловцы, где ваша прелесть? Где ваш безумный аромат? Где черный живописный перец? Где баклажан? Где креп-салат? Где жирные, в потеках, лики? Где дружные порядки риз? Где мягкий шепот земляники? Где незабудки? Где ирис? Где всё? Где все? И где же правда? Ловцы, ловцы, да как же так? Но лишь остатки аромата... Всего остатки... И ништяк.
  
   Интересно, дочитает кто-нибудь до этого места или нет? Если не дочитают - то пошли они на хуй! Хе, как же они узнают, что их на хуй послали, если они не дочитают? Есть, конечно, соблазн вообще всех послать на хуй - и тех кто дочитал, и тех кто нет, но неудобно как-то... Люди мучались, себя насиловали, бред этот расшифровывая, а я их - на хуй... Неудобно... Ну раз на хуй послать неудобно, может, хоть стишок какой замутить, полный нецензурной брани и прочих радостей? Да ну, стихи меня, да и вас наверно, устали уже. Тогда что?
  
   5.
   Вот, если вернуться к реальной литературе, то нельзя не вспомнить, дорогие мои соратники, товарища Горького, так много сделавшего для ее развития, как вглубь, так и вширь. Ну, помянем:
  
   Грохот гор, гитар горенье
   Едет мимо красный Ленин
   Имя грозное сияет
   И кибитку подгоняет
   Красный Ленин верит в чудо
   Хоть, казалось бы, откуда -
   Всё решают только кадры
   Всё решают, только в картах
   Нет подобной масти. "Сколько
   Можно, - думал Пешков-Горький
   Ждать пока приедет Ленин?
   Ведь давно все на панели
   Все давно читают Хармса
   Все метают копья фарса
   В сочинения мои...
   Сколько можно, как аи
   Как аи желтеть лукаво
   Прикрываться вечной славой?"
   Так он думал, умирая
   Уходя в ворота рая
   И, немного посопев
   Реквием себе пропев
   Сей великий человек
   Призажмурился навек.
  
   Вот, уважаемые соратники, какие люди были!.. Не чета вам, да и нам, в принципе, тоже. Глыбы, а не люди! Это, кстати, и пугает. Что не люди, а какие-то глыбы. Идешь, скажем, себе, идешь по горам, и тут вдруг - раз, а это и не горная порода совсем, а очередная глыба российской тире советской поэзии. Или даже прозы. Ужас. Давайте лучше о чем-нибудь приятном поговорим. Например, о солнечной погоде. Или о море. Как-нибудь так:
  
   Море... Что я могу рассказать вам о море... Море - это когда нет границ! Это когда не видно, где заканчивается вода, и где начинается небо. Это когда смотришь - и восторг!.. И этот восторг теснит грудь, потому что все наши органы восприятия в силу своей ограниченности и несовершенства человеческой природы не способны вместить всю бесконечность водной глади, купола неба, громадин облаков! А ты просто стоишь и смотришь. Смотришь... И стараешься впитать в себя хотя бы малую частицу этого пространства, этого ощущения бесконечности. Но где там. И именно в этот момент ты понимаешь, что границы здесь есть только у тебя. В природе нет границ. Вокруг тебя нигде нет границ. И ты понимаешь, что для того, чтобы понять и принять все это, тебе не надо пытаться все это сохранить в себе, а наоборот, самому раствориться здесь, в этом месте. Что та точка, в которой ты находишься в данный момент гораздо шире чем ты. Она безгранична, и ты, без особого напряжения, можешь полностью поместиться внутри нее. Внутри нее, такой бесконечно маленькой на первый взгляд. Тебе надо просто позволить ей мягко обволакивать себя, и постепенно ты все глубже и глубже погружаешься в нее. И тогда ты сможешь почувствовать весь окружающий мир во всех его мельчайших деталях. Ты сможешь разглядеть каждую песчинку на пляже, сможешь разглядеть все волны на бескрайней водной глади. Ты сможешь услышать самый тихий шорох, шепот волн, набегающих на песчаный берег. И ты сможешь почувствовать даже самый легкий ветерок. А может быть, это не ветерок, а просто чье-то дыхание, дыхание какого-то человека... Может быть, кого-то очень близкого, именно того человека, которого ты хочешь увидеть в данный момент. И ты можешь увидеть его, почувствовать его прямо здесь. Здесь и сейчас. Потому что у тебя теперь нет границ. Так же, как у моря. Так же, как у неба. Так же, как во всей природе. Ты можешь быть везде и нигде. И может быть, этот человек скажет тебе что-то очень приятное. И полезное. Что-то такое, что поможет тебе в том деле, которое ты считаешь самым важным. Самым важным именно сейчас. И ты запомнишь то, что он скажет, и, может быть, это поможет тебе не только в том деле, которое ты считаешь самым важным сейчас, но и чем-то еще. В чем-то, что совершенно не имеет никакого отношения к тому важному делу. Но тем не менее, это также важно для тебя. Просто это не самое актуальное на данный момент. И вот ты, такой безграничный и всемогущий, стоишь на берегу моря и понимаешь, что море - это всего лишь много воды. А небо - всего лишь слой газа. А песок - всего лишь соединение кремния. Но это не мешает им быть столь свободными и безграничными. Вызывающими у людей восторг и другие распирающие грудь чувства. И тогда ты понимаешь, что все не просто так в этом мире. И ты тоже кое-что можешь. Надо просто иногда убирать границы. И чувствовать свою безграничность. И море, море помогает. Помогает осознать собственные способности и возможности. Море... Бесконечность... Небо, волны, песок... А ты стоишь и смотришь... Просто смотришь...
  
   О как могу! Моренебооблака... Кажется, где-то это уже было... Ну и ладно...
  
   6.
   "В магазин поступили новые гаджеты". Красивое слово, правда? И мне нравится... Тогда как же? Да никак. Наперекосяк. Легко сказать, да трудно сделать. Легко летать, да трудно бегать. Легко мечтать, да трудно срезать. Легко, легко, да трудно - crazy... Рифмы какие-то опять лезут. Откуда, спрашивается? Стоит ли заморачиваться на этом? В смысле, на том - откуда лезут? Может, оно и к лучшему? Когда не все знаешь в этой жизни? Спокойней как-то. Или, как гласит народная мудрость: меньше знаешь - крепче спишь. Да только ой ли, хочется спросить. Или не хочется?.. Блин, сплошные знаки вопроса. Где ответы-то? Ну хоть один бы. Самый, что ни на есть, завалящий ответишка. Так ведь нет. Даже такого. Либо, еще хуже - такого не надо. Типа, либо уж какой-нибудь глобальный ответище, либо никакого. Всё или ничего. Говна, типа, не хаваем. На полумеры не согласны. Вот... Ну так, возвращаясь к роману... И опять одни вопросы... Главный из них - а стоит ли? Стоит ли вообще возвращаться? Ведь, как ни крути, а это плохая примета. Даже с учетом того, что я не суеверный. Но, тем не менее, труба зовёт. А дальше по сюжету там, скорее всего, будет так:
  
   Франческо Гарибальди был человеком с двух больших букв - соответственно Ф и Г. Зачем они ему были нужны, эти большие буквы, никто не знал. Да и сам-то он знал очень смутно. Но он верил, что именно они и принесут ему счастье в жизни, поэтому, с позволения сказать, совал он их везде, где это было возможно. А иногда даже там, где это, на первый взгляд, было ну совершенно невозможно. Он рисовал их на всем, что подворачивалось под его горячую итальянскую руку - на заборе, на деревьях, на парте в школе, на салфетках в кафе, на фасадах правительственных учреждений и проч. и проч. Не осталось в городе почти ни одного объекта, не украшенного этими буквами. Вырастя, Франческо стал уже испытывать удовольствие, по силе вполне сравнимое с сексуальным, если ему удавалось нанести свой нехитрый вензель на новый предмет. С годами таких предметов становилось всё меньше и меньше. И это была главная проблема. Франческо, аки голодный зверь, рыскал по улицам города в поисках новых объектов для своей страсти, но везде, буквально из каждой щели на него приветливо смотрели и весело подмигивали эти буквы - Ф и Г. И тогда в голове Франческо родилась мечта. Даже так: Мечта. Тоже с большой буквы. Так вот, эта Мечта состояла в том, чтобы эти буквы появились на небе. И он стал искать способы осуществить свою мечту.
  
   Вот, кстати, еще один искун. Т.е. почти ловец. Что ловцы, что так называемые искуны - одного поля ягоды. И те, и другие очень слабо представляют себе, чего хотят. Т.е. они как бы знают, чего хотят, часто даже с точностью до мельчайших деталей, но детали не передают сущность самого желания. Они не знают, зачем они это хотят. Т.е глубинный и конкретный ответ на это зачем, а не уходы в полуабстрактные рассуждения. Этого-то у них хоть отбавляй. Хоть, извините, жопой жуй. Ну что ж...
  
   Искун - находка для поэта. Он так прекрасен в пустоте. Ведь искунам не надо света, не надо руки в чистоте. Легко, как птичка, он летает и мягко стелет перспектив, но черные глаза мерцают и ищут, ищут креатив. Нет своего - так в чем проблема? Искун и создан искуном, чтобы дворец создать из хлева, чтоб из песка построить дом. Он может всё - но в жёстких рамках, жесток его стереотип, и он уйдет, и на останках проявится стандартный RIP.
  
   7.
   Иван Грозный убивает своего сына! Хватит крови! Хватит! Достаточно уже! Нет!... Только не сейчас!.. Пожалуйста!.. Не надо, прошу вас!.. Да кто это придумал вообще?! Подать сюда урода! Нет, прошу вас!.. Не дергайся, козел! Ну не надо!.. Ну что я вам сделал?..
   Да какая, к чёрту, разница, что сделал... Сделал - значит, отвечай. И всё. Без рассусоливаний. Давай, давай... Ну?.. Что, не хочешь?.. Ну, как знаешь... Я тебя попросить только могу. Не заставлять же, в самом деле. Мы же не палачи какие. Да, вот, кстати, про палачей... Хотя кому они интересны, палачи... Жертвы - вот это гораздо интереснее. Кто они? Зачем? Да и вообще, что они здесь делают? Кроме того, конечно, что они жертвы. Боюсь, что больше они ничего и не делают. Есть такая профессия - Родину... эээ... То есть, жертва. Есть такая профессия. Кроме отвращения, ничего не вызывает. Поэтому любой, кто рядом с ней, автоматически становится палачом. Иначе какая же это жертва, без палача-то? Никакая. Вот то-то и оно. Здесь-то собака и зарыта. Нет жертв - нет палачей. Но не наоборот. Не наоборот!
  
   Итак: жертва выходит из дома жертва ликует внутри кажется всё здесь знакомо в теле знакомый мотив в теле предчувствие боли где же ты верный палач где же ты бродишь на воле где ты услышишь мой плач вот и палач здравствуй жертва здравствуй палач вот и я крыльями черного ветра жду пока схватишь меня я буду плакать и биться в цепких жестоких руках вырежи мне ягодицу дай мне ногой прямо в пах бей меня сильно и громко чтобы я умер почти голос страдальческий звонко в даль над землей полетит слушай устал я сегодня шел бы ты жертва домой лень мне тебе делать больно лень я пойду брат постой как это лень что за прихоть я тебе брат отплачу выхватил нож жертва тихо в спину вонзил палачу
  
   Вот, как мы видим, жертва, она всегда того... То есть с мозгом у нее чего-то не то происходит. Или в мозге... Ну, неважно. Что-то я в нравоучения скатываюсь... ловцы, искуны, теперь вот жертвы эти... Тоже мне, Толстой... Лучше так... Или нет? Что-нибудь попроще. Будь проще, и люди к тебе потянутся. Да уж, потянутся... как потом от них отбиваться-то, от тянущихся? Тянучки, блин... Ладно...
  
   ТОЛСТОСУМОВ. Я хочу написать роман!
   ЕГОРОВ. Ой, посмотрите-ка, роман он хочет написать!.. Ой, не могу!..
   РЫЖОВ. Ну что ты сразу так... Нехорошо это, Егоров! Вечно ты над всеми издеваешься! Нехорошо...
   ЗЯБЛИКОВ. Да, Егоров. Оставь эти свои штучки уже, надоел.
   ЕГОРОВ. Да нет, ребят, вы посмотрите на него! Это он-то роман напишет! Он и роман - вещи несовместимые!
   ЗЯБЛИКОВ. Во-первых, нехорошо говорить про присутствующих в третьем лице, во-вторых, ну и что? Что он, не сможет, по-твоему? Игорь, а о чем роман-то?
   ТОЛСТОСУМОВ. Об этом я пока не думал... Думаю, что-нибудь про любовь, но чтобы там война какая-нибудь, интриги всякие, может, парочка убийств даже. Про взаимоотношения, короче, в чрезвычайных обстоятельствах.
   РЫЖОВ. Мда... Та еще задачка... Роман!..
   ЕГОРОВ. Блин, да вы чего, мужики? Серьезно решили, что Толстик роман напишет? Да откуда? Где в нем роман-то?
  
   Вот... Постоянные сомнения окружающих... Кстати, тех, которые тянутся, в том числе. А зачем? Зачем это им, спрашивается? Да кто их знает? То есть я, конечно, знаю, зачем. Но чего говорить-то об этом лишний раз? Ничего ведь не изменится... Боишься что-нибудь сделать - отговори соседа. Чтобы он тоже боялся. Или стеснялся, или еще что. Но главное - чтобы не сделал. Чтобы тебе потом не было мучительно больно из-за того, что он сделал, а ты испугался. Отговори - и он тоже ни хрена не сделает. И вы будете потом вдвоем завидовать тому, кому посчастливилось не оказаться твоим соседом. Или у кого хватило наглости, смелости и пофигизма наплевать на твои советы. И который просто сделал это. Многие вещи, кстати, были сделаны именно так - просто потому что люди не знали, что это невозможно. Если бы знали - никогда бы не сделали. Потому что были бы ограничены этим знанием. То есть знание - это, конечно, сила, только не всегда понятно, в какую сторону она направлена. И вот опять всплывает тема границ. Границы и ограничения. Откуда они берутся, спрашивается? Да все оттуда же. Из знания. С другой стороны, отсутствие знаний - тоже, в определенной степени, ограниченность. Тогда как же? Тогда вот так - знать свои границы. Чтобы в определенный момент была бы возможность за них выйти. С этим главная проблема. Знающие люди считают, что их знания безграничны, ну или почти безграничны. То есть не осознают своих границ. Это проблема. Как их увидеть? Как почувствовать? Да как знаешь. То есть, как не знаешь. Парадокс, уважаемые. Здесь мы встаем перед аксиомой об ограниченности разумного познания. И необходимости чувственного. Что обычно не приветствуется. Потому как субъективность такого познания стремится к 100%. А субъективность - это же плохо, ведь так? С точки зрения разума, именно так и выходит. Объективность - наша цель. Почти как коммунизм. Только ведь нет ее, объективности-то. А субъективность есть. Еще одна проблема - постоянный поиск того, чего нет, и неумение пользоваться тем, что есть. Сплошные проблемы. Как решать? А никак. Еще один парадокс. Ведь проблем нет. Есть вещи, которые мы воспринимаем как проблемы. Субъективно, естественно. Может, лучше изменить не сами вещи, которые порой действительно невозможно изменить, а отношение к ним? Решать вам, уважаемые.
  
   8.
   Или так:
  
   Боже, храни этот мир, погрязший во грехах.
  
   Так ведь тоже можно. Или вот еще:
  
   Конец света! Скоро конец света! Скоро всем пиздец! Спасайтесь, люди! Спасайтесь, блядь! Неужели вы не видите, етить твою налево? Неужели? Какого хера? Разуйте глаза, блядь! Да что говорить с вами... Вы же ничего не слышите... и не видите никого, кроме себя... как с вами говорить... ну люди, ну как же так?.. ну спасайтесь... ну прошу вас... хоть немножко... хоть самую малость... Нет ответа. Нет ответа. Нет ответа. Нет ответа. Нет ответа. Нет ответа. Нет ответа. Абонент не отвечает или временно недоступен... Приятный женский голос. Приятный женский голос. Робота. Робота, блядь! Приятный женский голос робота! Дошли... Всё, пиздец! Это - не конец света?! Поздно... поздно... поздно... Господи, Ты видишь - я сделал все, что мог... То немногое, что я мог... Прости меня за то, что я могу так мало... За мою слабость... Но я сделал всё... Всё, что мог... Ты видишь, Господи?..
  
   Грандиозности лепили из подручного дерьма что-то продали пропили что-то спиздила война мышка тихо в пол скребётся дождик плачет за окном грусть тоска всё не уймётся грузит душу утюгом лёгкость ныне только слово смысл где-то далеко тянут вниз на дно оковы пули только в молоко босиком брожу в осколках застарелых ран нытьё сердце словно на иголках как мне сохранить своё чёрных песен не играю глупо глупо всё не так не ищу уже я рая просто брежу как мудак.
  
   Вот... А если сказать это как-то по-другому, то, наверное, так:
  
   XYZ определяется тем, что отдельные индивидуумы считают какие-то дела недостойными себя, причём независимо от нравственного наполнения этих дел. Также здесь можно выделить такой компонент, как постановку себя выше других индивидуумов, что особенно ярко прослеживается при отношении высших слоёв общества к низшим. Кто это придумал, непонятно, но теперь это можно наблюдать уже не в столь глобальном масштабе, как общество, тем более, что деление общества на слои, то есть по Марксу, считается несколько устаревшим, и сейчас принято, особенно в странах Запада, делить общество на страты. Но, если всё же отвлечься от глобальных сообществ индивидуумов, то легко заметить, что XYZ проявляется даже в таких малых группах, как группа в детском саду или институте, класс в школе или же микро-группа коллег в офисе или в цехе на заводе или фабрике. Учитывая то, что процессы в больших и малых группах достаточно специфичны для каждой из них, и процессы, происходящие в малых группах, невозможно калькой перенести на большие группы, равно как и наоборот, мы, тем не менее, осмелимся утверждать, что XYZ по отношению к ближнему своему действует практически идентично как на уровне малых, так и на уровне больших групп, и различается, в основном, лишь масштабом. Естественно, мы не возьмём на себя смелость утверждать, что размер XYZ находится в линейной связи с количеством членов в группе, однако же, отметим прямую (хоть и нелинейную) зависимость размера XYZ от количества членов группы. Также можно указать на еще один интересный феномен - динамика проявляемого вовне размера XYZ в присутствии или отсутствии вышестоящего по социальному статусу индивидуума. Многочисленные наблюдения показали, что характер и количество XYZ, выделяемого вовне, имеют, в данном случае, почти линейную зависимость от разницы между социальным статусом выделяющего и индивидуума, стоящего выше него. Соответственно, индивидуум, старающийся выделить как можно больше XYZ, будет стремиться поднять свой социальный статус, так как за счет этого снижается вероятность появления кого-либо с более высоким статусом. Таким образом, можно говорить о том, что размер экскрементируемого XYZ зависит, в основном, от двух факторов - размера группы и наличия или отсутствия поблизости вышестоящего на социальной лестнице индивидуума, а также от разницы между социальным статусами. Естественно, это не все факторы, влияющие на количество выделяемого XYZ, но, тем не менее, влияние остальных факторов, во-первых, гораздо менее заметно, а во-вторых, мы не ставили целью данной работы рассмотреть все факторы. Однако же хотим отметить один из них - временной, то есть - отношение к высшим слоям общества с рождения, приобретение его в течение жизни, а также количество поколений, принадлежащих к этим слоям. Как показывает практика, XYZ наиболее ярко проявляется у индивидуумов, пробившихся из низших слоев в высшие в течение своей жизни, и, в особенности, если это произошло без их активного участия, например, из-за получения большого наследства. Также очень высокий уровень XYZ наблюдается в первом поколении, то есть в поколении дочерей и сыновей тех людей, которые приобрели высокий социальный статус в течение своей жизни. Из всего вышесказанного можно сделать, по нашему мнению, всего один вывод, а именно - XYZ является на данный момент регрессивным явлением как для отдельных индивидуумов, так и для всех групп, как больших, так и малых. Чем обусловлено данное состояние еще предстоит решить психологам, социологам и другим специалистам. Со своей же стороны, хоть это и не является целью данного этапа работы, рискнем предположить, что XYZ обусловлено, во-первых, некоторым застреванием на анальной стадии психосексуального развития, во-вторых, дефицитом родительской любви и внимания в детском возрасте, эмоциональной холодностью родительских фигур, возможно - амбивалентностью материнского отношения к ребенку, и в-третьих, горем горем горем горем горем горем бля! Горе горе горе горе бля! Всех смерть! Всех смерть! Всех! XYZ! Всех! Убить убить убить убить! Горе горе горе горе горе плач плач плач плач слёзы слёзы слёзы слёзы! Слёзы бля! Везде везде слёзы! Слёзы плач горе! Везде везде! Везде бля! Везде! Всех! Везде всех смерть! Есть! Есть! Срать срать на ваши! На XYZ! На всё! Срать! На хуй! На хуй! XYZ на хуй! Пиздец! Все спят! Всем спать! Спать! Срать! Хуй! На хуй! И, в-четвертых, хотелось бы отметить несомненное, как мы считаем, наличие шизопараноидного компонента в XYZ. Может быть, последнее утверждение покажется несколько преувеличенным, но нам хотелось бы обратить ваше внимание на то, что, согласно психоаналитической концепции, детские травмы, приводящие к шизоидному и параноидному радикалу в характере очень похожи на травмирующие обстоятельства, которые, по нашему мнению, являются ведущими причинами образования XYZ. На этом мы считаем первый этап своей работы законченным и хотим подвести некоторые промежуточные итоги.
   1. XYZ проявляется тем, что индивидуумы считают некоторые занятия или людей недостойными себя. XYZ как процесс проявляется независимо от размера группы.
   2. Главными факторами, влияющими на количество экскрементируемого XYZ, являются размер группы и наличие в непосредственной близости кого-либо с более высоким социальным статусом. Также можно отметить фактор времени приобретения высокого социального статуса (с рождения, в течение жизни, первое поколение после)
   3. Мы считаем, к образованию XYZ приводят причины, схожие с теми, которые приводят к образованию шизоидного и параноидного радикалов характера, в частности - застревание на анальной стадии, дефицит внимания и любви, получаемых ребенком от родительских фигур.
  
   9.
   Горных круч реторты пили
   Через провод на кишке
   Фиолетовые были
   В этом каменном мешке
   Литобзор верхушек ёлок
   Странный монстр гайморит
   Крылья редких перепёлок
   Хризолитовый ланит
   Что и где, всё замешалось
   Всё страдает и поёт
   Но надежда словно фаллос
   Над землёй опять встаёт
  
   Вот в таком аспекте. Как гласит народная мудрость: "Не всё то солнце, что встаёт". Надежда вот тоже встаёт. А что толку? Кому какое дело, что она есть? Нет, всё-таки лучше вот так:
  
   Коллективное бессознательное снова и снова захватывало собравшихся как волна густой едкой слизи. Бесхитростные лица рыбаков и прочих предателей трепетали, и все они, как один, преданно смотрели на него, Самого Главного. Что в нем было такого, что заставляло этих людей обращаться к нему - непонятно. Да и нужно ли это понимать? Как понять коллективное бессознательное, если оно бессознательное? Но факт остается фактом - достаточно было всего одного его слова, чтобы они пошли на верную смерть. Кто он? Этого не знал никто. Да, в принципе, никто и не хотел знать. Те, кто шли за ним, никогда не задавались этим вопросом, потому что им было не до того. А те, кто боролся с ним, решили отложить рассмотрение данного вопроса на потом, так как на данный момент перед ними стояли куда более актуальные задачи. И первая из них - кто играет в лабиринте. Этот вопрос давно мучил всех, кто был причастен, всех, кто был допущен до Великого Знания.
  
   Вот... Великое Знание... Интересно, а о чем оно, это Великое Знание?.. Кстати, опять всплывает тема двух заглавных букв. Зачем они такие нужны?.. Да кто знает?.. Никто не знает, ни о чем оно, ни зачем нужны заглавные буквы. Гром и молния летали подпирая небосвод черный берег омывали красные остатки вод легкий призрак словно туча парил вечером мозги гость пришел гость невезучий нет спасенья от тоски дождь и град все скучно скучно кто бы бедному помог вся надежда лишь на случай на слепой тяжелый рок.
  
   Да и как можно было не мучиться, когда совсем рядом было такое? Никто сам не мог описать, почему это настолько занимало разум. И это было бы полбеды. Но ведь существовали вторая и третья проблемы. Второй по важности, без сомнения, все считали проблему территориальной идентификации пятой чакры сверху. Лучшие умы человечества ломали голову в попытках решить эту задачу, но, по слухам, так ни на йоту и не приблизились к решению. Версий было тысячи, но последователи ни одной из них так и не смогли собрать достаточное количество аргументов, убедительно доказывающих правильность именно своей. А самое обидное в данной ситуации было то, что лучших умов человечества постоянно отвлекали по таким малозначительным, с их точки зрения, поводам, как известие о захвате оборванной толпой рыбаков нескольких городов на юге страны. Что им эти рыбаки, если две проблемы так и остаются неразрешенными? Да ничто. Глобальное, невообразимое и неопределимое ничто. Пустота. Ноль.
  
   И опять появляется XYZ. Хотя уже немного закамуфлированное, но тем не менее. Трудно не заметить. Как там следует из определения - "пренебрежение некоторыми видами деятельности независимо от её нравственного наполнения" - так, кажется? Вот-вот, и в этом случае - что это, если не XYZ? Несомненно, оно и есть. Хотя, казалось бы, трудно поверить - лучшие умы человечества всё-таки. Но и их не миновала чаша сия. Мда... стоит задуматься... Всё-таки знание - добро или зло? Можно ли однозначно ответить на этот вопрос? Естественно, нет. И тогда еще вопрос: можно ли хотя бы на один мало-мальски важный вопрос ответить однозначно? И как определить - важный вопрос или нет? Каковы критерии этой важности? Может быть, именно невозможность однозначного ответа на вопрос и есть главный критерий его значимости? Но тогда необходимо принять, что невозможность однозначного ответа на важный вопрос - это аксиома, не подлежащая сомнению. То есть, если мы можем односложно ответить на вопрос - он неважный. Как только появляются сложности типа: "если то, то то-то, если сё, то сё-то", то мы можем утверждать, что вопрос возможно (возможно!) является важным. То есть отсутствие односложного ответа является необходимым условием, но недостаточным. А что является достаточным условием? Его глобальность? Или, наоборот, интимность? Но где критерии глобальности и интимности? Где критерии всего? Где критерии? Где? Кто может оценить степень выраженности этих критериев, буде они всё же будут выделены? И всё равно мы скатываемся к субъективности. Субъективность - всему голова. Так получается. И никуда без нее. В таком вот аспекте. Такая вот сермяжная правда.
  
   10.
   Или вот еще:
   Грандиозность этого творения была обусловлена не только размерами, хотя и размеры впечатляли, и даже не только количеством времени, потраченного на его создание, которое было указано рядом на специальной табличке. Главное - стоимость его создания. Все стены в зале покрывали логотипы компаний, спонсировавших данный проект. Учитывая размеры зала, в котором выставлялось сие творение, можно было рассчитать, что спонсоров было несколько десятков тысяч, и это с учетом того, что среди них были поистине гигантские корпорации - начиная с "McDonalds", "Microsoft", "Coca-cola", "Pepsi Co." и других американских транснациональных монстров, заканчивая нашими "Газпромом", "Лукойлом", РАО "ЕЭС" и "Северсталью". Остальные компании были чуть менее круче, потому как сказать, что, например, "Philip Morris", "Ford" или "Sony" - малозначимые на рынке компании, думаю, не отважится никто. Японские, английские, французские, немецкие, китайские, корейские, российские, канадские, голландские, итальянские и прочие европейские, и, конечно же, американские компании, производящие продукты питания, одежду, программное обеспечение, ювелирные изделия, автомобили, сигареты, добывающие нефть, алмазы, газ и проч., и проч. - все собрались здесь, на этих стенах. Все собрались, чтобы спонсировать это гениальнейшее, вне всякого сомнения, произведение. Какое магическое действие оказывало на топ-менеджеров ведущих мировых корпораций данное творение, остаётся только догадываться, но факт остаётся фактом - даже логотипы таких вечных и непримиримых конкурентов, как, скажем, "Пепси" и "Кока-кола", "Форд" и "Тойота" и так далее, находились на одной стене. И это было едва ли не более удивительно, чем сама скульптура. А, да, кстати, я еще не сказал - это была скульптура. Скульптура человека из чёрного камня, ростом около двадцати метров, достаточно схематичная и похожая на увеличенную статуэтку какого-то африканского божка. Но главной деталью в скульптуре, несомненно, был фаллос. Именно он, непропорционально большой - примерно тридцать метров в длину и около трёх метров в диаметре, притягивал к себе основное внимание зрителей. Для обеспечения устойчивости его на всём протяжении поддерживали костыли из красного гранита, которые, также являясь своеобразными символами, были позаимствованы из творческого наследия Сальвадора Дали, Великого и Ужасного. Фаллос, в отличие от всей остальной скульптуры, был вылеплен не схематично, а с анатомической достоверностью, и на нем без труда можно было увидеть все сосуды, вплоть до самых мельчайших, мочеиспускательный канал, уздечку и прочие подробности. Главной же его особенностью было то, что он был сделан не из камня, а из чистого золота. Из нескольких тонн золота высшей пробы. Называлась скульптура "Деньги - на хуй".
  
   11.
   Снова вернемся к циклам. Например, вот так:
  
   Быстров пришёл домой и тут же, не раздеваясь, сел за компьютер и открыл Word. "Так... Как же это... А, вот:
  
   Из цикла "Приключения в электричке"
   Как продавщица помогла мне сэкономить.
   Еду я, значит, себе в электричке. Жарко, душно и вообще приятного мало. Разве что приятная музыка в плеере. И вот, вижу, заходит в вагон достаточно некрасивая женщина, но зато с мороженым. Ну, то есть, она не просто так его носит, а продает. И мороженого, соответственно, не одна штучка, как вы бы могли подумать, а целая сумка. Или уже не целая. Я, в принципе, не проверял. И начинает она, значит, рекламировать свой товар. Ну, то есть, мороженое. Что, дескать, и такое у нее есть, и сякое, и пятое, и десятое. Ну, насчет десятого я, наверно, слегка преувеличил. Но все же сортов пять у нее было. И вот, я, немного подумав, решаю, что и вправду неплохо было бы употребить сейчас мороженое. В смысле, съесть. И уже достаю кошелек, чтобы, значит, взять некоторое количество денег. Ну, чтобы купить мороженое. Бесплатно ведь у нас мороженое пока по электричкам не носят. Жалко, конечно, но что делать. Приходится тратить заработанные нелегким трудом финансы. Ну так вот, достал я парочку казначейских билетов номиналом 10, сижу, значит, и жду. Пока эта некрасивая женщина до меня дойдёт. И мы с ней совершим обмен: она мне - кусочек замороженных сливок с разными химическими добавками в упаковке, а я ей - эти самые билеты Центрального банка, подделка которых преследуется по закону. Но тут электричка останавливается на какой-то станции, и женщина с целой или не очень сумкой мороженого понимает, что ей вот прямо сейчас необходимо выйти. Ну и, соответственно, она выходит. А до меня, надо заметить, она так и не дошла. То есть обмен мы так и не совершили. Я, конечно, остался без мороженого, но ведь и она - без денег. То есть я эти самые деньги сохранил. Или, можно сказать - сэкономил. Не без помощи этой самой некрасивой тётеньки. Вот так продавщица помогла мне сэкономить.
  
   А что, неплохо получилось, - подумал Быстров. - вот бы еще что-нибудь вспомнить... Ведь каждый же день почти езжу... Наверняка что-то было интересное... Ну, давай!.. Вспоминай!.. Ну?.. О! Вот так:
  
   Из цикла "Приключения в электричке"
   Как человек, похожий на панка, не соврал.
   Ехал я как-то в Москву, столицу нашей Родины. И вот, уже подъезжая к вокзалу, вижу - заходит в вагон странного вида паренёк. Похож на панка, но не панк. А может, и панк - кто его разберет. Я, во всяком случае, не спрашивал. И начинает он всякие странные штуки вытворять: руками размахивает, пританцовывает, ещё что-то. Ну и ртом двигает - говорит, то есть. А о чём говорит - непонятно. Потому что у меня плеер в ушах. И музыка какая-то. Скорее всего, хорошая, но за давностью времени точно уже не скажу. И вот, этот самый паренёк начинает творить совсем уже что-то невообразимое. То есть не просто приплясывает, а натурально пляшет, так сказать, в полный рост. Насколько это позволяет проход в электричке. И ртом уже плавней двигает - поёт, наверное. А дело утром происходит. Когда все сонные и не выспавшиеся на работу едут. А некоторые - так и вообще, до сих пор спят. На жестких деревянных сиденьях, что, поверьте мне, весьма неудобно. И вдруг среди всей этой мрачности появляется этот парень. И пляшет. Да еще и поёт. Причем поёт, видимо, весьма громко, так как даже я сквозь наушники слышал какие-то обрывки. Все сразу заулыбались, глаза попрятали. Кстати, интересная особенность - у нас люди, когда улыбаются, стараются глаза спрятать куда-нибудь. Чтобы, не дай Бог, никто не увидел, что им весело. И это вместо того, чтобы спокойно и свободно предъявить миру свою радостную физиономию. Такая вот странная национальная черта. Ну, короче, все лица свои попрятали, оставили только те, кого действо, производимое этим псевдо, а может, и не псевдо-панком, не радовало, а совсем даже наоборот. Кстати, раздражения почему-то у нас скрывать не принято. Зато считается хорошим тоном не делать замечания вслух. Из-за этого все научились настолько выразительно показывать свое раздражение лицом, что иногда просто страшно становится. Ну, то есть, вместо того, чтобы что-то сказать словами, спокойно и без напряжения, люди предпочитают все негативные эмоции показывать лицом, потому что это, вроде как, признак хорошего воспитания. Ну, то есть, кривляться и страшные рожи строить - это считается бонтон. А высказывать чувства вслух или, упаси Господь, улыбаться - моветон. Ну, в самом деле, мы же не базарные торговки какие-нибудь. Чтобы всё вслух говорить. Между прочим, ещё одна особенность - пренебрежительное отношение к торговле. Впрочем, я отвлекся. Это уже из другой истории. Ну так вот, одни корчатся от смеха и прячут лица за книжками-газетами, а у кого нет - просто в подмышки, другие - тоже корчатся, но от раздражения, и никуда лица не прячут, показывая, насколько им это не нравится, третьи, вроде меня, спокойно сидят, потому что ничего не слышат, а четвертые - так и вовсе не проснулись. Такой вот разброд и шатание. А паренек этот попел-потанцевал, да и пошел по вагону. Те, которые смеялись и прятались, начали доставать разнообразные денежные знаки и отдавать их этому чуваку. Особенно мужики старались, делая при этом сочувствующие лица. Ничего не получая, заметьте, взамен. А те, кто раздражались, ничего не стали доставать, а просто еще больше скривились. Типа, мало того, что жить мешает, так ещё по вагону ходит и деньги берёт. И взамен ничего не даёт. Дескать, развелось тут халявщиков. А потом, когда я всё-таки снял наушники, выяснилось, что паренёк этот просил денег на опохмелку. И начал свою речь со слов, что не будет ничего гнать ни про то, что отстал от поезда, ни про тяжелобольных родителей. А просто просит на опохмелку. Потому что тяжело ему, и голова болит. И так как опохмелится очень хочется, а денег нет, то всё, что он может - это спеть дурным голосом и станцевать. Голос, кстати, судя по отзывам, вовсе и не дурной у него был. Жалко, я не слышал. Тогда бы мог вам сказать уже с полной уверенностью - дурной или нет. А так - нет, не могу."
  
   Быстров, счастливо отдуваясь, откинулся на спинку кресла. "Какой я всё-таки молодец! - подумал он, - Не успел прийти, а уже два рассказика, как с куста... Блин, могу же, когда захочу!.. Как там это сказано было где-то: "Апатия или безделье - это стена. Но в этой стене есть дверь. И дверь эта всегда открыта. За этой стеной - какое-то дело. Как только ты приступаешь к выполнению этого дела, апатия исчезает, и откуда-то вдруг появляется энергия. То есть, энергия не дается для дела, а появляется в ходе его выполнения." Только это было сказано более изящно. То есть не так топорно. Но суть всё равно такая. Не больше и не меньше. Эх, почему я не умею говорить так изящно и красиво... И где этому учат? В каком-нибудь Институте литературы и русской словесности? Но всё, что я слышал о подобных институтах - это то, что они являются могилой творчества. И не признают современное искусство. Так стоит ли?.. Или лучше вот так - топорно, зато от чистого сердца?.. Мда..." Быстров было взгрустнул, осознав собственную ограниченность, но, взглянув на экран монитора и увидев там два только что написанных рассказика, вновь приободрился, встал, и, весело посвистывая, направился на кухню.
  
   12.
   Проект "Что-нибудь.ru". Что-нибудь - это что? Порнография - детская там, или с животными? Нет, совершенно неоригинально. Что тогда? Убийства и фотографии узников концлагеря? Тоже. Not original. Где, где креатив? Блин... Вот, может, собирать там определения чего-нибудь? Ну вот, помню, у Стругацких, был чувак, который определения счастья собирал. Ну, коллекционировал. Может, тоже что-нибудь такое замутить? Но это ведь тоже неоригинально, раз у Стругацких есть. Как только вылезает это "тоже" - значит, всё, неоригинально. Мда... Ладно, вернемся к роману. Который незаконченный. Ну, там в названии что-то про хлебозлаки и 58 ног. О, насчет хлебозлаков:
  
   Я хлебозлаки рвал в полуночном лесу
   Я их домой принес, их дома вставил в вазу
   Я завтра, сто пудов, еще раз принесу
   И чувство красоты взорвётся метастазом
  
   Я в черные шелка одену тот букет
   Я просто посмотрю, и вдруг внутри проснётся
   Прекрасная тоска, как тысячи комет
   И чувство красоты, как метастаз, взорвётся
  
   Реальность высока, когда вокруг полёт
   Когда вокруг всё в пляс, и плачет, и смеётся
   И мне уже не жаль того, что вдруг уйдёт
   Ведь чувство красоты со мною остаётся
  
   И всё внутри рвалось туда, где неба синь
   Туда, где хлебозлак являет миру тело
   Туда, где в ноль слились близняшки Янь и Инь
   Где чувство красоты над лесом пролетело
  
   Я хлебозлаки рвал, я рвал их каждый день
   Я ставил их во всё - в бутылки, в рюмки, в банки
   И дом мой стал дворцом, дворцом эпохи Мэнь
   И чувство красоты грызёт мои останки
  
   Грызёт... А что ему, бедному остаётся? Только грызть и только останки. Потому как никакой более питательной еды в этом мире для него, похоже, уже не осталось. "Красота спасёт мир!.." Ха-ха! Как бы не так! Ведь чтобы она спасла, нужно чтобы ее кто-нибудь увидел, или, скажем, услышал, ну, в общем, почувствовал как-то. А что для этого надо? Вот именно - это самое чувство. Чувство красоты. Или чувство прекрасного. Как ни назови, всё об одном. И, опять же, как ни назови, а нет его почти. Не осталось. Куда-то делось. А почему? Да потому что есть-то ему нечего! Из прекрасного остались только останки из прошлых веков. А как тут почувствовать их реальную красоту, если о том, что они красивы, тебе рассказывают некрасивые тётеньки в школе? Которые, мало того, что слово в слово повторяют то, что написано во всех книжках и то, что им говорили на лекциях в пединституте 40 лет назад, так еще при этом, скажем, совершенно безвкусно одеваются. И красятся так, что хоть святых выноси. И при этом смеются заученным смехом в том месте в каком-нибудь классическом произведении, где какой-нибудь классический автор описывает сверкающих химическим румянцем старух на балу. Ну, то есть, им сказали, что это смешно, еще тогда, в пединституте, вот они и смеются. А может, там и не надо смеяться. А уж им особенно. Может, там трагедия какая-нибудь. Или, скажем, психическое расстройство. А уж над больными смеяться, это, извините меня, совершенно неправильно. Так воспитанные люди не поступают. И тем не менее, возвращаясь к чувству красоты и к самой красоте. Короче говоря, чувство красоты мрёт, потому как красоты остаётся всё меньше, соответственно, и жрать, извините, ему уже особо нечего. А красота мрёт, потому что никто не может ее воспринять. Чувства-то красоты нет. Вот такой замкнутый круг получается. Как его разорвать? Может, запретить безвкусно одевающимся тётенькам прививать это чувство? То есть, например, сидит, скажем, комиссия какая-нибудь и определяет - со вкусом человек одевается или нет. А заодно и макияж оценивает. Да еще и ограничение ввести по возрасту. К чёрту политкорректность! Старых дур близко к искусству не подпускать! А уж тем более к детям. И вдвойне тем более - к детям и искусству одновременно. Но кто будет в комиссии? Ведь пройдёт какое-нибудь, пусть даже - и это в лучшем случае - достаточно длительное время, и в этой комиссии начнут появляться всё те же стареющие тётеньки. А кого они отберут? Они, завидующие молодости и свежести? И боящиеся - а это самое главное - боящиеся перемен. Постепенно тех, кого отобрали в первые разы, постареют, и те, кто в комиссии, тоже постареют. И тогда что? Да всё то же. Всё как всегда, и все по местам. Опять какая-то утопия получается. И просвета не видно. Кроме этого, ведь когда эти дуры говорят, что деньги - это зло и низость, а тянуться нужно к прекрасному, то им не веришь. Потому как не так давно собственными ушами слышал, как эта самая женщина плакалась какой-нибудь подруге, что денег мало, и вообще, что же это за государство, где учителям столько платят, и куда смотрит правительство и т.д., и т.д. И верить - не хочется. Про то, что деньги - зло и низость, и вообще стремится к деньгам - недостойное занятие для человека. Даже непристойное. И приличные люди вслух этого не говорят, ну, про то, что им хочется денег. А искусство - наоборот, только оно и достойно высокого звания человека. Без него, вроде как, и человек не человек. И это ведь многие говорят. Не только эти потрепанные жизнью дамочки, которые допущены к вправлению детских мозгов. Но вот им, конкретно им - не хочется верить. И не верят. Ни дети, ни взрослые. Но самое страшное даже не в этом. Самое страшное в том, что потом, когда это говорит уже кто-нибудь другой, совсем и не без вкуса и это самое чувство красоты имеющий, вспоминаются всё те же дамочки. И сразу начинает воротить от всего этого. По принципу отрицательного рефлекса. Ведь те наштукатуренные молодящиеся, да ещё к тому же, в большинстве своём, несчастные в личной жизни женщины, капали не просто на мозг, а, заметьте - на неокрепший детский мозг! И вытравить подобное восприятие оттуда, то есть заглушить этот самый отрицательный рефлекс, весьма и весьма непросто. Очень уж глубоко лежит. Да и кто этим заниматься будет? Есть, конечно, отдельные энтузиасты. Но ведь и они часто - либо с поехавшей крышей, либо нехаризматичны как амёбы. В общем, куда ни кинь - всюду клин. Остаётся только удивляться - почему чувство-то это всё же у некоторых людей сохраняется. Откуда берётся? Непонятно. Но ведь есть. И это даёт нам, пусть небольшую, но хоть какую-то надежду на будущее. А иначе нельзя. Без надежды. Так же, как и без искусства. Нельзя.
  
   Вот оно как. Про тёток стареющих и про прекрасное. Или вот, в продолжение темы:
  
   Женщина шла, лет так где-то за сорок
   Шла на работу. И в сумке с заплаткой
   Скромный обед - полбатона и творог
   Купленный ею в соседней палатке
   Рядом идут её милые дети
   Весь её класс - двадцать три человека
   Каждый ей дорог - три Оли, два Пети
   Гарик и Поля, Марина и Жека.
   Всех она любит, всё вроде нормально
   Ровная жизнь, лишь слегка одиноко
   С учениками - контакт неформально
   Выпьет вина, на душе если плохо
   комплекс на комплексе старая дева
   вновь выгорает на сучьей работе
   будь трижды прокляты эти блядь дети
   кто там нуждается на хуй в заботе
   я сейчас так блядь о вас позабочусь
   вы блядь запомните суки надолго
   быстро заткнулись блядь нет уже мочи
   как вас родители терпят уродов
   суки блядь суки блядь суки блядь суки
   выблядки сволочи гады подонки
   выломать б ваши поганые руки
   вырвать бы вам из ушей перепонки
   чтоб вы все сдохли скоты ненавижу
   чтоб вам всем пусто блядь было вовеки
   чтоб вас проказа сгубила и грыжа
   вы блядь ублюдки-недочеловеки
   Так и жила в своей тесной скорлупке
   Только - вдруг резкий скачок бессознанья
   Who can понять this freak crazy поступка
   Вышла в окно та, несущая знанье
  
   13.
   a.
   Так вот. Жили, значит, были мужчина и женщина. Она - всем хороша, кроме того, что нехороша. А он - всем нехорош, кроме того, что хорош. А может быть, наоборот. Никто уже и не вспомнит за давностью времени. Жили они, не тужили. И вот пришёл к ним... Кто пришёл? Да тоже уже никто не вспомнит. Скорее всего, какой-то гражданин. А может, и гражданка. Говорю же - не помнит никто. Спрашивается, о чем тут еще можно рассказывать, если никто ничего не помнит? Но что-то ведь помнят. Все точно помнят, что была женщина и был мужчина. И что кто-то к ним пришёл. И даже помнят зачем - потому что ошибся дверью. Но он пришёл и стал с ними жить. Поживать. И добра наживать. То с мужчиной жил, то с женщиной. Рассказывают, будто соседи очень их за это осуждали. Что это, дескать такое - то с мужчиной, то с женщиной. Ты уж, говорят, милок, определись. Ну, то есть, может и не милок, а милая. Не помнит ведь никто - гражданин или гражданка. То есть все рассказывают так, как им самим больше нравится.
  
   b.
   А как нравится всем обычно? А вот так - противоположный пол людей больше привлекает. В норме, естественно. Так сказать, в сексуальном большинстве. И потому каждый утверждает, что тот пришедший был противоположного ему, рассказчику, пола. Вот. Такая вот история. Чем закончилось у них всё - все опять же по-разному рассказывают. То ли коллективным самоубийством, то ли, наоборот, жили они долго и счастливо. Настолько счастливо, что даже умерли в разные дни. И совсем уже неправдоподобной выглядит версия о том, то, дескать, и не человек это был, а какое-то сверх-существо. И околдовал он их, окрутил, зачаровал. То есть всё это не просто так. А всё делалось с каким-то умыслом. А уж добрым или злым - кто теперь разберёт? Так говорили некоторые. Не все. Даже, можно сказать, всего два человека - Иван и Данило. Но про них в другой книге написано. Не в этой. Так что особо интересующихся отправляю к ней. К той книге. А здесь мы всё же вернёмся к тем троим. Он, она и... оно? Нет, так нельзя. Всё же он или она не виноваты, что никто не помнит, какого пола был(а) он(а). А "оно" - это всё-таки достаточно оскорбительно звучит. И, в конце концов, он или она не виноваты, что вместо того, чтобы вспоминать, все просто проецируют свои бессознательные импульсы на данного персонажа. О! Так и будем называть его или её - этот персонаж. А интересно, ведь рассказывать мы будем в глаголах прошедшего времени, соответственно, если вы еще помните некоторые аспекты русского языка, хотя бы на уровне школьной программы, глаголы в прошедшем времени - это единственная форма глаголов, в которой обозначается род. То есть, если сказать, например, "танцует" или "будет танцевать" или даже "потанцует", то ведь непонятно - кто танцует? Или будет танцевать? Он или она? Или вообще, страшно подумать - оно? А вот если сказать "танцевала" и "танцевал", то сразу всё понятно. Понятно, что если танцевал - значит, он, а уж если танцевала - то, вне всякого сомнения, она. Мы, конечно, не узнаем, какого она возраста, каковы особенности ее внешности, какие у нее привычки и каким шампунем она пользуется. Но, по крайней мере, мы уже знаем, что она или, как мы договорились ее называть, этот персонаж - это она. А не он. И это уже немало.
  
   Вот, кстати еще одно забавное выражение: "мы договорились". А ведь мы с вами ни о чем не договаривались. Потому что я, может, вас и не видел никогда. Равно как и вы меня. А уж тем более, вряд ли мы разговаривали, не говоря уже о том, чтобы о чём-то договариваться. Но ведь многие пишут: "как мы с вами договорились..." и т.д.. Ну, то есть, считается, что вы как бы по умолчанию согласны с моим решением. Или еще с чьим-то, кто подобные выражения употребляет. Как это обычно происходит? А вот как: есть у меня в голове что-то типа существа под названием "мой потенциальный читатель". Или даже читатели. Такая потенциальная толпа. Некоторые лица знакомые, некоторые - нечто усредненное и понадёрганное отовсюду. Но в большинстве случаев я не всматриваюсь, и поэтому лицо у этой толпы как бы общее. Да и не смотрю я в ту сторону особо. Я так просто спрашиваю, ну, там, у себя в голове: "Ну что, договорились?", и эта потенциальная толпа таким нестройным хором тянет: "Да...". Ну, то есть, я сам в своей голове спрашиваю, там же и ответ получаю. Ну и тогда я уже потом где-нибудь по тексту вставляю: "как мы договорились". А ведь получается, что это "Я-писатель" договорилось с "Я-потенциальная-толпа-читателей", проще говоря, это я сам с собой и договорился, а вы тут вроде и ни причём совсем. Но вот есть такое выражение. Любопытное.
  
   Вернёмся. К нему, ней и этому персонажу. И ещё к глаголам в прошедшем времени. Как быть? Можно, конечно, рассказ вести в настоящем времени. Или вообще в виде пьесы это оформить. Тогда нигде не будет проскальзывать пол. То есть, указания на пол в виде глаголов в прошедшем времени. И вот тут ещё одна задачка - прилагательные. Они-то всегда на пол, ну, то есть, на род указывают. Сразу понятно, что красный - он, а добрая - она. И не наоборот. И никаких времен в прилагательных нет. То есть, изменить их так, чтобы они перестали указывать на род существительного, невозможно. Даже краткая форма прилагательных - и та показывает род. Или пол - кому как удобнее. В общем, как ни крути, а, похоже, придётся исключить прилагательные. Вообще. Как класс. Что же это за произведение будет - без прилагательных и без глаголов в прошедшем времени. Фигня какая-то получается. Не буду тогда писать. Раз фигня, то чего писать-то, правда? Тем более, всё равно никто ничего не помнит. Непонятно - о чём писать и какими словами. И всё это только из-за того, что человеческая память периодически сбоит. Ну и ладно. Зато хоть что-то мы знаем. Правда, всего лишь малую толику. Но иногда этого достаточно. Ведь эту толику труднее забыть, чем, скажем, "Войну и мир". Ну, то есть, там - чуть ли не тысяча персонажей, все что-то говорят, делают, короче, суетятся почём зря. А здесь что? Просто двое жили, потом пришёл третий, стали жить втроём и умерли. Всё. Просто и без лишней суеты. Никаких тебе тысяч персонажей и их постоянного мельтешения. А кто, кроме учителей литературы и еще десятка-другого человек, вспомнит навскидку больше семи-восьми героев "Войны и мира"? Да и то, вспомнить-то они их вспомнят, а что они, то есть эти герои, делали на протяжении четырёх томов, а? То-то!.. Я уж не говорю, что там же не просто действие, а ещё какие-то периодические отступления - в лирику, в морализаторство. И в чём вообще смысл "Войны и мира"? Какая там главная мысль? Спроси - и ответят единицы. Один-два человека на десяток. А тут? Тут другое. Тут главной мысли, можно сказать, и нет совсем. И это и есть главная мысль. То есть как, спросите вы. Ну, то есть, не вы, конечно, а потенциальная толпа читателей у меня в голове нестройным хором спросит. Как, спросит, это так? А Я-писатель всё в той же голове ответит: "А вот так." И, как всегда, будет абсолютно право. Я сейчас попробую растолковать, что оно хотело этим сказать, это Я-писатель. И опять же, растолковывать это будет не полностью Я, потому что в Я-полностью входят и потенциальная толпа, и Я-писатель. А это будет уже кто-то третий. Назовём его - Я-толкователь. И это Я-толкователь будет объяснять Я-потенциальной-толпе-читателей то, что хотело сказать Я-писатель. Для краткости я буду их называть Я-Т, Я-П и Я-ПТЧ. То есть, мне будет казаться, что я объясняю вам, уважаемые мои читатели, а на самом деле я буду объяснять не вам, а своему Я-ПТЧ. Да и объяснять буду не я как некое Я-целиком, а Я-Т. Итак, что мы имеем? Имеем то, что не имеем смысла и это само по себе смысл. И еще имеем то, что предыдущую абракадабру Я-Т, кажущееся Я-целиком, будет объяснять Я-ПТЧ, которое кажется не Я и не ПТЧ, а просто ТЧ, то есть толпой читателей, проще говоря - вами. Вот. С этим, надеюсь, разобрались. Вернёмся к смыслу. Которого, как мы помним, нет, и который, тем не менее, есть.
  
   Я-Т: Отсутствие смысла, заложенного автором произведения непосредственно в само произведение позволяет так называемому потребителю, говоря в западных терминах, этого искусства наполнить его собственным смыслом. Это неизмеримо расширяет границы и даёт невиданную свободу для творчества непосредственно самому "потребителю", в связи с чем он уже становится не просто потребителем, а как бы "со-творцом". В пику данному видению, многие современники выступают против такого толкования смысла искусства, предпочитая устанавливать достаточно жесткие рамки смысла своих произведений. Все их возражения строятся на одном - боязни со-творчества и страха неопределённости. Что суть одно и то же. Давайте разберёмся теперь, откуда берётся этот страх неопределённости, он же - боязнь со-творчества.
   Я-ПТЧ (нестройным хором): Давайте...
   Я-Т: Страх неопределённости в данном случае возникает сразу у двух человек - у читателя и у писателя. То есть не у двух, конечно, если читателей больше одного, но как минимум у двоих, если есть хотя бы один читатель. Так. Страх откуда возникает? Из-за неопределенности. Отчего неопределённость? Оттого, что нет жёстких рамок. Как эту неопределённость устранить? Соответственно, задать эти самые жёсткие рамки. Как мы их можем задать, учитывая общепринятые форматы литературных произведений? Путём чёткого прописывания сюжета плюс очень желательно там же прописать и собственные выводы, которые вы, как писатель, хотели бы вложить в читателя с помощью этого произведения. Ну, как это называется, раскрыть смысл произведения. Собственноручно. Либо сделать так, чтобы по-другому было очень трудно толковать, и почти невозможно сделать какой-нибудь вывод, не предусмотренный автором. То есть вами. Итак, к чему мы пришли? К тому, что автор, чтобы избежать страха неопределённости у себя и у читателя, устанавливает достаточно жёсткие рамки - как сюжета, так и выводов из собственного произведения. Остаётся открытым вопрос - а почему возникает этот самый страх неопределённости...
   Я-ПТЧ (нестройные голоса): Ну как же, мы же только что, вроде, это разобрали... Из-за отсутствия рамок возникает... Ты же сам сказал...
   Я-Т: Тихо, тихо. То, что он возникает в условиях отсутствия рамок, отнюдь не описывает его природу. То есть, не совсем правильно говорить, что страх неопределённости возникает из-за отсутствия рамок. Правильнее было бы сказать, что при наличии этих рамок страх не возникает. Но что это может нам сказать о природе данного страха? Может что-нибудь?
   Я-ПТЧ: Наверно, может... Не, вряд ли... Ну, это как посмотреть...
   Я-Т: Ладно, давайте не будем особо глубоко в это залезать, потому как, боюсь, мы в этом увязнем по самые уши. Просто примем как аксиому - человеку в норме свойственен страх неопределённости. Но вот то, что этот страх снимается введением рамок, то есть некоторых ограничений, проливает свет на природу данного феномена. Что такое - рамки или ограничения? Что они ограничивают? Конечно же, свободу. Свободу конкретного человека. Из этого мы можем сделать вывод, что, соответственно, наличие свободы ведёт к страху неопределённости. Итак, мы видим обратную зависимость свободы и страха неопределённости. И поэтому, ради снижения уровня тревоги, люди готовы даже на снижение уровня своей свободы, так как это один из самых лёгких путей снизить этот самый уровень неопределённости. Отсюда стремление к введению каких-то рамок, правил и вообще к упорядочению картины мира. Как только хотя бы краем коснулся беспорядка, хаоса - всё, страх. А что такое хаос? Может, это тоже какой-то порядок, просто он пока или в принципе недоступен человеческому пониманию? Этого никто не знает, а может, и не узнает никогда. Стоп. Здесь мы слегка притормозим, дабы не уйти на рельсы застарелого спора гностиков с агностиками. Ну что, понятно, что вторая сторона неопределённости - это свобода? И, наоборот, обратная сторона свободы - неопределённость. С другой стороны, где-то там ко всему этому примыкает ещё и ответственность, но об этом лучше написали экзистенциалисты, поэтому к ним вас и направляю. Вы же, надеюсь, читали экзистенциалистов?
   Я-ПТЧ: Ну... Да, да, конечно, читали... Ну, скажем так, не все... А про что это вообще?..
   Я-Т: Ну, раз читали, то и хорошо. Продолжим. Откуда у писателей возникает боязнь со-ворчества? Всё оттуда же. Это же суть одно, как уже было сказано. Сейчас поясню. Кроме того, что рамки ограничивают свободу, они также служат точкой опоры. Рамки могут проявляться в самых разных вариациях. И в том числе в праве собственности. Кстати, еще один интересный момент - то, что для кого-то является рамками, совершенно необязательно станет рамкой для кого-то другого. Не буду вдаваться в подробности, но так оно есть. Вернёмся к праву собственности. У писателя оно возникает по отношению к своему произведению. В западных странах это обозначается значком ? и называется "copyright". Кроме того, что оно обозначается и называется, оно всячески защищается и поддерживается. Соответственно, как только писатель получает со-творца, он уже не может назвать произведение полностью своим. Потому что выводы, который каждый делает сам из его произведения, сугубо индивидуальны. Потому что сюжет, исправленный и дополненный со-творцом, возможно, изменит сам смысл произведения. И кто тогда настоящий творец? И чьё это произведение? На что опираться? Ведь уже не скажешь: "Это я написал, вот видите, рядом со значком ? стоят мои инициалы и фамилия." Так не скажешь. И не обопрёшься так вальяжно своей фамилией на символ копирайта. Какой уж тут порядок. Сплошной разброд и шатание. Но вместе с тем - свобода. Об этом не забывайте! Свобода - всегда там, где неопределённость. И наоборот.
   Я-П: Ну, вот примерно это я и имел в виду. Только не понимаю, зачем было так всё это растягивать. Ты бы еще им в рты жёваной морковкой плюнул. Толкователи, блин...
  
   14.
   Игорь всегда ощущал себя немного философом, но сейчас мысли просто напрыгивали одна на другую, мешаясь и с трудом выстраиваясь в какую никакую, но всё-таки систему. Итак:
  
   Вот, скажем, нас всегда занимало устройство мира. Ну, хотя бы в детстве, но занимало. Ведь интересно, почему так, а не иначе. Почему, интересно, надо что-то делать, а чего-то делать ну совершенно нельзя. Это не касается, естественно, таких понятных вещей как там не убивать, не причинять боль и т.д. А вот всякие культурные наслоения? Которые наверняка ведь когда-то были выработаны не из праздного безделья, а из суровой жизненной необходимости. Но потом стали ну совершенно бесполезны. Но остались, закрепились в общественной памяти, правилах поведения... А сколько еще появилось изначально бесполезных вещей, введенных когда-то из-за каприза какого-нибудь монарха? И вот, как только детство остаётся позади, мы всё реже и реже задумываемся об этом. Нас уже не заботит - почему. Ну, принято так, какая разница - почему? Но иногда, иногда посмотришь так на что-нибудь или задумаешься о чём-нибудь, о совершеннейшей, казалось бы, мелочи, и сразу вопрос - а почему так? Почему именно так? Последний раз такое возникало при мыслях о музыке. Почему в современной музыке всё устроено именно так? Да и можно ли вообще назвать это музыкой? Или шоу-бизнес - это уже не музыка, а некий вид промышленности, который использует старое название "музыка" для примерного обозначения того, чем занимается? Или вот еще вопрос - почему песни сейчас принято выпускать альбомами? Ну, то есть, пока ты песен на альбом не наберёшь, вроде записывать и выпускать их рано. И альбом - это примерно количество песен общей длительностью около часа, ну, 40 минут - минимум. А если их мало, надо называть их "сингл". А, например, если на альбом ещё не тянет, а для сингла уже много - то "макси-сингл". Кто это всё придумал? Я вот, например, знаю, что ёмкость компакт-диска - 640 Мб и 74 минуты аудио - не просто так с потолка цифры взятые, а длина какого-то классического произведения (чуть ли не "Лунной сонаты") ради которого и сделали эту длину. А не, скажем, 80 минут или 70. Именно 74. Но мне-то не всё равно, что какое-то классическое произведение длится 74 минуты?! Почему я должен стремится забить эти 74 или, там, хотя 60 минут ради того, чтобы это можно было выпустить. А так это не выпустят, потому что издатель не сможет срубить бабла на этом деле. Поэтому - либо альбом, либо никак. Почему не выпускать по одной песне - когда не пишется, или сразу по 58 - когда пишется? Но ведь нет. Говорят: "Мы набрали материала еще на 2 альбома." А зачем? Ведь если они есть сейчас - выпустите их все на одном! Правда, можно предположить, что альбом является некоторым самостоятельным произведением искусства. Ну, то есть, песни подбираются по особенному, и альбом - это уже не просто сумма песен, а нечто большее. Вполне могу согласиться. Только, сдаётся мне, прошли времена всех этих концептуальностей. Я верю, что Pink Floyd когда-то давно, во второй половине прошлого века, выпускали именно альбомы, а не сборники песен. Но ведь сейчас-то это стало практически общим местом - в том смысле, что есть специально обученные люди, которые говорят, скажем, так: "Вот эту, быстренькую, мы поставим после вот этой песенки, вот эту сюда, здесь надо побольше драйва, поэтому вставим вот эту, а эту вообще выкинем или оставим до следующего альбома. Или выпустим отдельным синглом." Вот так. И где - искусство? Есть некое ремесло, профессия, наверное, хорошая, замечательная и уважаемая - но при чём здесь искусство? Ещё одна фишка - такой вот специально обученный человек говорит (после распределения песен в "альбоме"): "Это должно звучать вот так, это - вот эдак..." А аргументы знаете какие - чтобы люди слушали! Тогда непонятно, что первично - некий акт творчества или чтобы слушали? То есть, если мы рассматриваем "музыку" как средство зарабатывания денег, тогда это не музыка, а шоу-бизнес. Если музыка - это некоторый акт творчества, то музыканту, по идее, должно быть наплевать на то, нравится это кому-нибудь ещё, кроме него, или нет. Как вы поняли, я тут под термином "музыка" понимаю в основном песни. Кстати, о песнях - кто придумал, что в песне должен быть припев? Или, скажем, что последний припев нужно повторить минимум два раза, а ещё лучше - пока у слушателя мозги раком не встанут? То есть, если понимать песни как некоторую разновидность рекламы, то тогда всё понятно - песня является как бы рекламным роликом артиста. И припев - его слоган. Чем лучше слоган будет вбит в голову потребителя, тем лучше исполнитель, играющий в этом случае роль товара, будет продаваться. При этом имеется в виду не только, скажем, альбом данного артиста, но и такие побочные вещи, как атрибутика - футболки, значки, календарики и т.п., а также его участие в рекламе какого-нибудь шампуня или часов. Или другого артиста. В виде, например, дуэта. Или продюсирования. Ну, то есть, скажем, всё это обычно преподносится так: "Группа (певица, певец) ххх. Продюсирует проект группа ХХХ", где xxx - какие-то малоизвестные артистики, а ХХХ - солидная группа, которая занимается этим потому, что ей, скажем, заплатил папа одного из участников ххх. А может, ХХХ сами уже выходят в тираж, и хотят срубить бабла на новой "супергруппе" из молодых, при этом вместо денег вложив в них остатки своей популярности. А где всё-таки музыка? В смысле музыка как творчество? Пока постоянно вылезает это "срубить бабла". И ещё это слово - "проект". Вместо "группа" - "проект". Проект чего?
  
   Груз. Да и какая разница-то - что есть творчество, а что - рубка бабла. Ведь вкус-то есть у тебя? Есть. Ну, так и бери то, что нравится. Ведь выбор тоже есть некоторый акт креатива. Особенно в этом вопросе. Ну так вот, стоит ли грузится всем вышесказанным, если тебе нравится какой-то исполнитель? В смысле, не он сам, а его песни. Ну, просто нравятся. И тогда какая разница - альбомы, сборники песен? А если тебе не нравится чьи-то песни - то тогда вообще какое тебе дело до них? И тогда-то тебе уже вообще нет разницы, что они там себе выпускают - альбомы или не альбомы, концептуально это или нет. И отсюда вытекают два вопроса, один глубже другого.
   1. Та музыка, которая тебе не нравится, почему-то всегда звучит громко и везде. Ну, почему-то не все ещё приобщились к такой полезной вещи, как наушники, и предпочитают радовать всех окружающих своим музыкальным выбором. И тогда уже не ты делаешь этот выбор, а за тебя, и тебе сразу появляется дело даже до артистов, которые тебе не нравятся. Или дело появляется до тех, кто слушает их песни на полную громкость?
   2. Всё-таки, как ни крути, музыка оказывает влияние на общество. И если большинство людей слушает безвкусную музыку, то какое будет общество? Таким образом, встает проблема коллективной ответственности. Ну, то есть ответственности меня как члена общества перед обществом. Какой она должна быть? Какими параметрами определятся? Да и есть ли она вообще? Или даже так: должна ли она быть?
  
   Вот такие два вопроса. Некоторые мои знакомые и незнакомые настаивают на том, что каждый несёт ответственность за каждого. То есть каждый должен чувствовать свою ответственность перед обществом. И тогда всё будет хорошо. Не знаю... Я бы всё-таки посоветовал попробовать нести ответственность за себя. По-моему, это гораздо сложнее. Но многие не понимают этого. С другой стороны, может, я и ошибаюсь. Кто прав? И кто рассудит - кто прав?
  
   И еще по поводу коллективной ответственности. Это ко второму вопросу. Многие мои знакомые и незнакомые говорят, что артисты, а также их продюсеры, ну, и вообще все, кто имеет отношение к шоу-бизнесу - телеведущие, актёры, режиссёры и другие т.н. "публичные люди" - несут повышенную ответственность перед обществом, т.к. в силу рода своих занятий влияют на общество несоизмеримо больше, чем представители других профессий. Но опять же, с моей точки зрения, если она вам интересна, странно здесь не поведение этих "public people", а то, что общество делегирует им эту ответственность, а, проще говоря, те, кто действительно должен нести её - родители, учителя, сами люди, в конце концов - перекладывают её на всех этих актёров-режиссёров. Это во-первых. А во-вторых, не сами же эти люди по собственной прихоти стали "публичными" - это общество сделало их такими. И именно это общество сделало именно этих людей публичными. Так кто же несёт ответственность? И перед кем?
  
   Еще сюда же: все мы знаем множество историй про искалеченные судьбы людей, которые подверглись испытанию медными трубами. И, так скажем, не прошли его. Или прошли с большими потерями. Ведь это общество ответственно в этом, если следовать той логике, что эти люди несут повышенную ответственность. Не легче ли каждому нести ответственность за себя и признать то, что никто не может нести ответственность за него (ну, естественно, после определённого возраста). И тогда не будет путаницы - кто за кого ответственен. Каждый выбирает для себя. И несёт ответственность за этот выбор.
  
   15.
   a.
   Блин... Только бы не уснуть... только бы не уснуть... Не спать! Не спать! Для кого, для кого сумасшедшие дома? Для кого, для кого сумасшедшие дома? Кого, кого в сумасшедшие дома? Кого, кого в сумасшедшие дома? Тебя-тебя-тебя-тебя-тебя-тебя-тебя-тебятебятебятебятебятебя. Тебятебятебятебявсумасшедшиедома. Ктоктоктоктоктокто? Да какая разница. Главное, что тебятебятебя. Гордость!! Вот то, что. Вот то, что! Вот то, что!! Чточточточто? Гордость!!! Спасает. Гордость спасает. Немногих, но всё-таки. И не от всего. Но ведь...
  
   b.
   Насчёт романа - как литературной формы и вообще. Нередко в романе можно проследить несколько сюжетных линий. Причём иногда - это параллельно идущие сюжетные линии с разными персонажами романа, которые периодически более или менее сближаются. Вы все читали такие романы - главы в них обычно называются по именам персонажей плюс время. Скажем, так: "Хелена, 15.40". Или так: "Мистер Касл, 26.04.19хх". Ну, в общем, понятно. Вторая разновидность романов со многими сюжетными линиями - это действия с одним персонажем. В романах первого типа единство повествования достигается так называемыми "точками сближения", т.е. теми местами, где некоторое множество героев - больше одного - действуют в рамках одной ситуации. Обычно, хотя и не всегда, вся соль данных романов - свести как можно больше сюжетных линий в одну глобальную, чаще всего - финальную - сцену романа. В ней это множество, наконец, пересекается уже не по-детски и почти что сливается в экстазе. Все счастливы и довольны. Романы второго типа - это обычно романы с параллельными реальностями. Ну, то есть, один и тот же герой живёт в нескольких плоскостях. И здесь единство достигается не через ситуации сближения, а через "единственность" героя. Таким образом, можно представит эти два типа в виде простой схемы:
   1 тип: множество героев - одна ситуация
   2 тип: один герой - множество ситуаций.
   Причём под ситуацией мы здесь понимаем некоторое единство времени и места. То есть некоторую плоскость реальности. Например - современность, планета Земля. Под множеством ситуаций мы подразумеваем не только некоторый набор каких-то событий, а принципиальное отличие этих ситуаций друг от друга, несовпадение как во времени, месте, так и вообще, например, в реальности/идеальности. То есть, две сюжетные линии романа происходят с одним героем, но одна из них - в реальности, а другая - во сне. Или одна - в наше время, а другая - в Средние века. То есть эти ситуации должны достаточно кардинально различаться.
   Итак, к чему я всё это веду. Мне пришло в голову, что данный роман, который вы держите в руках, хоть и происходит в разных "ситуациях", но его объединяет та самая "единственность" героя. Герой этого романа всего один. Моя мысль. Это её приключения и выкрутасы вы наблюдаете. За ней следуете. Следите. Она мечется. Ищет. Находит. Не находит. Снова ищет. Просто праздно шатается без дела. Падает. Встаёт. Растёт. Уменьшается. Дышит. Любит. Хочет. Отказывается. Чувствует. Не чувствует. Приятно познакомиться. Прошу любить и жаловать.
   Моя Мысль.
  
   16.
   Бравый настрой, излучаемый N, был немного странноват для этого времени года, но весьма органично вписывался в общее впечатление от одежды, которую он сегодня решил надеть. Кроме этого, ничего не выдавало в нём то новое ощущение, местами непонятное даже ему самому. К чему, зачем - он не знал. Да и кто мог знать? Кто мог, тот был очень далеко отсюда, и уже ничего не мог сказать по данному вопросу. Но, может быть, мы сможем? Вряд ли. Да и не стоит.
  
   Где-то в глубине души он всё знал. Знал, что так будет. Знал, что это неизбежно. Что против кармы - бесполезно. Но всё-таки. Всё-таки он хотел. Хотел попытаться. Хотя бы просто попытаться. Но всё было бесполезно. И он знал это. Бесполезно и бессмысленно. Он знал это ещё до этого. Но какая теперь уже разница. Какая разница - кто чего знал. Всё в прошлом. Всё - там и тогда. Там и тогда. Там. И тогда. Там. И. Тогда.
  
   Но.
  
   Кстати, заметьте, самое интересное всегда начинается с этого самого "но". Ну, не то, чтобы совсем всегда, но часто. Вот и сейчас тоже будет интересно. Мне, по крайней мере, будет точно. А вы уж сами решайте. Так вот.
  
   Но.
  
   Но. На следующий день. Он встал. Начал одеваться. Нашёл чистую одежду. Трусы. Носки. Брюки. Футболка. Кеды. Он был готов. К битве. За всё. За всё, что любил. Он был готов. И он всё знал. Он всегда всё знал. Кроме одного. Сможет ли он победить. Не одна битва уже была проиграна. Сколько ещё их будет. Он не знал. Сколько раз ему ещё придётся упасть. Сколько раз он ещё будет подниматься. Подниматься, невзирая ни на что. Но он знал, что так правильно. Что падая, нужно думать о подъёме. Что поднимаясь, нужно быть готовым к падению. Что начиная новую битву, надо быть готовым её проиграть. И надо быть готовым начать следующую. Тут же, не расслабляясь. Иначе проиграешь. Проиграешь - и уже не битву. Не просто битву. Проиграешь всё.
  
   Он всё знал. Чем грозит поражение. Что сулит победа. Он постоянно держал в голове - плюсы поражения и минусы победы. И их наличие ещё больше укрепляло его в решимости продолжить путь. Он чувствовал каждый удар. Каждый удар был направлен на то, чтобы сбить его с пути. Он терпел. Он ждал. Он умел ждать. Он умел терпеть. Он умел идти. Умел держать направление. Не сбиваться с пути. Держать удары.
  
   Но. Настаёт следующий день. И он снова готов. Готов биться. За то, что любит. Чистая одежда. Умение ждать. Умение держать удар. Не сбиваться с пути. Падать и вставать. Начинать следующую битву, едва закончив предыдущую. Быть готовым проиграть. Проиграть один бой или проиграть всё. Отсутствие иллюзий. Отсутствие надежды. Готовность ко всему. К победе. К поражению. Ко всему.
  
   Готовность. Ко. Всему. Желание. Победить. Умение. Вставать. Умение. Терпеть. Боль. Упорство. Ожидание. Держать. Путь. И. Следующий. День. И. Всё. Сначала.
  
   Каждый день.
  
   17.
   a.
   Что, что мне в имени твоём? Зачем, зачем оно мне надо? Но одиноким стал мой дом без вариантов Эльдорадо. Читаю мягкие листы, в рулоны скатывая совесть, мечтаю - где-то ведь есть ты, да только к чёрту эту повесть. Светает. За окном рассвет листает чёрные страницы, и кто пришёл на этот свет решил сегодня застрелиться. Темнеет. Тучи, дождь, звук грома. Чуть слышно - капли на стекле, всё вновь, как будто незнакомо, и мятый почерк на столе. Я выл. Я - он. Я - всё и точка. Я падаю. Я встал. Я сел. Я - как большая заморочка. Я - как звезда, дрожал и пел. Рисунки мозга на экране, рисунки яда на стене. Кто всё расскажет моей маме? Кто не утонет в глубине? Вопрос. Вопрос. Вопрос. Так кто же? Никто. Ответа нет. Забудь. И только ветер в крайней ложе мечом указывает путь. Куда? Куда? Зачем? Пустое... И поиск смысла пустоты. И нет звезды. И нет героя. Давайте ж просто быть на ты...
  
   В советском обществе было всего несколько ступеней в иерархии. И все эти ступени были достаточно чётко очерчены. Мало того - переходы между этими ступенями также были достаточно легко определимы. То есть можно было чётко определить, где, на какой ступени данный индивид находится.
  
   b.
   И самое главное - существовал потолок. То есть каждый человек примерно представлял свой потолок. Выше которого ему уже не прыгнуть. За крайне редким исключением, все добирались максимум - до потолка. Дальше - единичные случаи. Но до потолка было добраться вполне реально, и процентов 40-50 могли на это рассчитывать. Ну, может, чуть меньше. Но всё же процент довольно большой. У всех была цель - эта крайняя ступень. И было к чему стремиться.
   В капиталистическом обществе, во-первых, границы достаточно размыты. То есть не так просто определить - это, например, низ среднего класса или, всё-таки, ещё пока верх низшего. Ещё труднее - отделить средний от высшего. Непонятно - то ли это верх среднего, то ли уже высший. Критерии размыты. Инфляция опять же. Во-вторых, есть в капиталистическом обществе такая забавная особенность как отсутствие потолка. То есть каждый, при известном желании, может переходить из одного класса в другой. Это, конечно, не так легко, но при желании - можно. Надо только захотеть и сделать. И всё - welcome to middle-class. Или higher-class. Но и у higher-class нет потолка. Всегда можно стать ещё богаче, ещё могущественнее, ещё знаменитее, ещё, я не знаю... влиятельнее, ну, и так далее.
   Исходя из этих двух свойств капитализма, выводим - путь бесконечен и перспективы достаточно туманны. И всегда есть куда расти. Всегда. Будь ты хоть Билл Гейтс. Но ведь бесконечность пути предполагает если не тотальное отсутствие смысла этого пути, то частичное уж точно. Например, бессмысленность спешки. Бессмысленность двигаться вперёд до бесконечности - потому что нет пункта, куда бы хотелось попасть. И этот вывод - о частичной бессмысленности пути - можно сделать, лишь живя в условиях так называемого "капиталистического общества". И тогда понимаешь, что стремление вверх по социальной лестнице - это постсоветские пережитки, так как здесь никаких ступеней, уровней нет. Есть лишь плавный, постепенный, а главное - бесконечный, подъём. Не лестница, а этакая горка. Где у тебя впереди всегда будет кто-то, кто сумел подняться выше.
   Прекратить восхождение и выбрать для себя максимально определённую точку - главная и, по существу, единственная задача для каждого человека. И потом все усилия прилагать к тому, чтобы оставаться в этой точке. Причём, сдерживаясь не столько даже от сползания вниз, сколько от импульсов подняться ещё выше. Как говорится: "Ask for more!". Вот только нужно ли это нам?
  
   c.
   Да и вообще, сейчас опять пойдут одни вопросы. По большей части риторические. Хотя нет, не пойдут. На фига они нужны, если ответов на них так никто и не придумал. Ну, то есть таких универсальных ответов, которые бы каждому подходили. Есть, конечно, какие-то намётки, но это всё-таки не то. Всё равно это нужно еще перерабатывать, подгонять по себя. Чтобы всё же ответить на эти т.н. "вечные" вопросы. Заметили, да, как я вас обманул насчёт риторических вопросов? Да просто повторятся не хочется. Откройте любое классическое, да и не только, произведение, и, вуаля - вот они, голубчики. Все как на ладони. Так что отсылаю вас к последним, так как у меня это всё равно получится несоизмеримо хуже и бездарнее. Ну, задавать и, самое главное, формулировать эти вопросы. Итак:
  
   Деревенский дурачок дядя Миша подумал-подумал, да и решил выразить всю мудрость, нажитую им за все эти годы, в виде краткого справочника для юноши, обдумывающего житьё и питьё. Так как мудрости для женского пола нажить дяде Мише до сих пор не пришлось, то он вполне резонно заключил, что бабы - они бабы и есть, какая уж там мудрость. Живи себе, да и радуйся, что бабой родился. И никаких тебе страданий и душевных мук. Ну, в общем, бабы - и этим всё сказано. Чего с них, спрашивается, ещё возьмёшь. Кроме того, что они сами дают. Так он и решил начать свой справочник:
  
   Начало. Про баб и мужуков.
      -- Бабы - также известны как женщины, девушки, девки и проч. Иногда - суки (груб.). Всерьёз рассматриваться здесь не будут в силу своей примитивности и малофункциональности. Тем не менее, всё, что необходимо знать о них юноше, желающему прослыть образованным и воспитанным, будет приведено в последующих статьях данного справочника.
      -- Мужуки - они же мужи, мужжчины, men, etc. По всем понятиям мужжчины выходят высшими существами на Земле. Отчего, в большинстве своём, и мучаются. Те же из мужжчин, кто не мучаются, считаться настоящими мужуками не могут, и обычно подвергаются справедливой критике со стороны остальных представителей своего вида. Вплоть до присвоения им позорного звания "бабы", т.е. существ низших и примитивных.
  
   Закончив со сложными антропологическими выкладками, дядя Миша перешёл к основной части:
  
   Основная часть. Про питьё.
      -- Пей, да меру знай.
      -- Кто не знает меры, тот не сможет обрести истинную мудрость, и постоянно будет находиться в метаниях и поиске, что низводит смысл питья до примитивного наркотического опьянения.
      -- Питьё - веселье Руси есть. ? св.кн.Владимир
      -- Если видишь девку, которая тебе зело нравится, не пей крепкого, но пей пиво и медовуху. Сии напитки ум просветляют и тело усиливают. Не забывай и про деву, теми же напитками её угощай, не жалей - вернётся сторицей.
      -- Если ни одной девки красивой не видишь, или же видишь, но не нравится - пей крепкую. Если после крепкой ни одна девка тебе не приглянулась - боле не пей, остановись. Помни про меру.
      -- Ежели пить начинаешь сразу с крепкого - на девок боле не смотри. Ибо потом пожалеешь. Просто пей и помни про меру.
      -- Басурманского слабого вина не пей, ибо что немцу - крепкая, то нашим - вообче никак. Да ещё и химия.
      -- Без особой необходимости не пей. Ежели не хочешь, на уговоры не поддавайся - всё выпитое будет выпито сверх меры. Помни: питие - лишь средство, но не цель. Пьющий ради пития обесценивает сей процесс, оставляя лишь внешний ритуал, лишённый глубокого духовного содержания.
      -- Если хочется выпить без меры - выпей. Но только помни, что это только потому, что тебе сейчас так хочется. О мере всегда помни.
      -- На этом справочник заканчиваю. Мера - всему голова. Пей и знай меру.
  
   Заключение. Юноше, обдумывающему житьё и питьё.
   Юноше, обдумывающему житьё и питьё: живи как знаешь, пей как хочешь. Да пребудет с вами мера.
  
   На этом месте дядя Миша облегчённо вздохнул, сбрасывая с себя нелёгкий груз умственной работы, налил стакан портвейна и, крякнув, немедленно выпил. "Хорошо пошла, курва! - подумал он, ощущая разливающееся тепло, - Вот, блин, если не я, то кто же мудрость-то передаст? А? То-то... Совсем ведь дураки дураками растут... Ни с девкой нормально, ни выпить по-человечески не могут... Э-эх... Куды мир котится... Да и ладно. Вот мы помрём, пусть сами и разбираются. Небось разберутся, невелика наука... Ну, в смысле, с девками... А вот про питьё - тут ведь всё сложнее... Тут ведь душою надо почувствовать... Э-эх!" - снова вздохнул он. Потом зевнул и потихоньку стал заваливаться на стол, пропадая в сновидении...
  
   18.
   a.
   Грозы и ветер сгрудились возле озера. Кто-то неважный вышел из тумана и застрял в потоке деепричастий. Числа прыгали и резвились, мешая определить точное местонахождение реальности. Кругом царил хаотичный прыжковый реагент. "Суша, суша!" Это кричат бронхи. Бронхи - это часть системы. В данном случае, дыхательной. Да, впрочем, все мы - часть какой-нибудь системы. "Системы, системы!" - это уже я кричу. Только очень тихо. Чтобы никто не услышал. Даже вы. Даже я. Кроссинговерные результаты дают всю разнообразность и непохожесть, весь разброс вариантов. В числах, кстати говоря, тоже. Кроссинговер, кроссинговер и ещё раз кроссинговер. Но всё - в рамках системы. Всё равно же количество вариантов ограничено. Хотя и стремится к бесконечности. "Прочь, прочь, прочь!" Это уже не я. Это уже лирики. Заросшие бородой и ещё Бог знает чем. Они кричат громко, но их никто не слышит. Или не слушает. Они всегда так кричат, хотя никто не понимает, где это - прочь. И прочь от чего. Они и сами не понимают. Но так у них принято. Традиции, ничего не попишешь. Вот. Все путаются. Ну, те, кто не кричат - те путаются. Им больше ничего не остаётся делать. Здесь можно только кричать и путаться. Третьего не дано. Хотя, по слухам, когда-то давно здесь ещё можно было распутаться и освободиться. Но это только слухи. Как говорится, язык без костей... Я же говорю - число вариантов ограничено. Какая разница, сколько их - два или сто. Или даже миллион. Число ограничено. Числа - ограничитель. Не конкретное число, а числа как данность. Как только появляется количественный показатель, абсолютно любой, всё - ограничение. "Только качество! Качественные различения! Нет количествам! Нет ограничениям!!" - это опять я кричу. И опять тихо-тихо. Неслышно. Хоть кричу, а всё равно путаюсь. Путаюсь и кричу. Из двух зол, как говорится, выбираю все четыре. Ну и что. Теперь уже без разницы. Стены наползали друг на друга, и в их разломах яростно кипела жизнь. Короста, отложившаяся за время путешествия, белела, напоминая о заброшенной в небо рукавице. Помнишь? Ну, тогда, ещё в детстве? Когда стоишь под фонарём, и рано темнеет. И зима. А сверху падает снег. Такими огромными хлопьями, которых потом - ну, когда ты вырастаешь - уже больше не будет. Таких огромных. В детстве ведь всё большое. И эти хлопья, кружащиеся в свете фонаря. А ты задрал голову и смотришь. И иногда высовываешь язык и ловишь снежинки языком. А они тают, и каплями приятно холодят рот и горло. А ещё можно пообкусывать катышки снега с варежек. Снег вкусный, но всё портит привкус шерсти. Так что лучше ловить ртом снежинки. Тебе говорили, что можно заболеть, если есть снег. Но откуда взяться микробам, которые вызывают болезнь, в снежинках? Ведь они падают прямо с неба! С чистого-пречистого. Да и в принципе - чем плохо немного поболеть? Все заботятся о тебе и кормят малиновым вареньем - помнишь? В детстве очень хорошо болеть. Лежать на кровати. Не вставать и не идти спозаранку в детский сад. А помнишь - ты ведь не всегда ходил в детский сад. В смысле, сам ходил. Ногами. Помнишь - зимой тебя возили на санках. И на крыльце детского сада скапливалось много-много санок, на которых привозили детей. А санки у тебя были такие - со спинкой и какой-нибудь подкладкой, чтобы потеплее и помягче. Помнишь? А ты всегда мечтал, чтобы всё - как у взрослых, чтобы не было этой дурацкой спинки. Ведь без неё можно кататься лёжа! А так - только сидя, как маленький. Но спинка никуда не девалась, и ты ехал в садик утром, ехал сидя и закидывал голову, чтобы посмотреть на чёрное небо. И на фонари - на фоне этого неба. Помнишь?
  
   b.
   А еще, помнишь - зимой можно было делать сигареты из палочек. И выдыхать настоящий дым. Это можно было делать только зимой. И ты тогда совсем как взрослый. В детстве всегда хочется быть как взрослый. Ну, потому что ведь у взрослых нет проблем. По крайней мере, таких больших и глобальных, как у тебя. К тому же, им всё можно. Например, гулять допоздна. Или ходить на девятичасовые сеансы в кино. Взрослые сами решают, когда им ложится спать. И до скольких смотреть телевизор. Им не надо ни у кого спрашивать денег и разрешения, чтобы купить мороженое. Захотел - и купил. Никто им не говорит, что много сладкого есть вредно. Едят, сколько хотят. Взрослым легче, это всем понятно. Так ты думаешь в детстве. И поэтому так хочется стать взрослым. И чтобы побыстрее. Чтобы никого не спрашивать и делать всё, что хочется. А что хочется? Самый главный вопрос. Главный вопрос в жизни - чего хочешь? Ну, так, чтобы по-настоящему. То есть вот хочешь - и по-настоящему. Чего? Хочешь чего? Чтобы не просто так, а действительно. Хотя бы без всяких глобальностей, типа мира на всей Земле, а вот так, помелочней, для себя что-нибудь. Или вокруг себя. Например, чтобы мама не болела. Или чтобы любовь в жизни появилась. А что главнее - "мама не болела" или "любовь появилась"? Чего больше хочется? А, может быть, много денег заработать? Или, например, стать всемирно известным? Ну, или хотя бы просто известным - в пределах своей страны. А может, вообще - чтобы тебя просто по телевизору показали. И не так, не совсем уж мельком, а чтобы, например, у тебя что-нибудь спросили в опросе на улице, или в передачу участвовать пригласили. Например, зрителем в ток-шоу. А ты там вопрос героям задашь, и это по телевизору покажут - как ты вопрос задаёшь, и как потом герой на него отвечает, и ещё - как ты слушаешь ответ героя на свой вопрос. Но ведь это уже не сравнить с тем, чтобы мама не болела. Или с "любовь появилась". Явно же, что это мельче. А, например, "любовь появилась" и "заработать много денег" - что важнее? Для тебя и именно сейчас? Или вот ещё выбор: что лучше - работать на нелюбимой работе и зарабатывать много или заниматься тем, чем нравится, но получать меньше? Только честно? Самое трудное - расставить приоритеты. Остальное приложится. Кстати, насчёт много заработать: люди, завидующие богатым из-за того, что те много чего себе могут позволить, напоминают детей, которые завидуют взрослым примерно из этих же соображений. Ну, просто детям недоступны проблемы взрослых, но вот внешняя часть - большие возможности, она сразу бросается в глаза. Так и здесь. Люди, завидующие чужому богатству, видят лишь внешнюю его часть и не могут понять проблем, с ним связанных. Так же как ребёнок в силу отсутствия опыта не может понять взрослых. Но ведь все когда-нибудь взрослеют, и к какому-то возрасту понимают, что несёт в себе это внешнее увеличение возможностей. К сожалению, не все завидующие богатству смогут разбогатеть, дабы познать те трудности, которые приносит большое количество денег. Так и умрут в зависти. Если вовремя не образумятся. Образумится случайно - не получится, и судьба тебе - на время лишь попутчица, даже кремний пал в борьбе за эволюцию, где уж там поэфемернее конструкциям... Вот ведь как.
  
   Руками рушили устои мерцающей вдали реки. Но звёзды пели над травою, и всё решали. Дураки. Грозились мимо. Мимо. Мимо. Что в имени тебе моём, скажи. Как истуканы-пилигримы, как в землю воткнуты ножи. Ремарка. Марка. Кара. Рамка. Из рамки разве убежишь? И кара мрака. Раз - и в дамки. Но нет, постой, подлец, шалишь. Гнушались медными цепями, мешались громкой чехардой, и люди строгими полями исчезли молча под водой. Эх! Шире поля! Шире, шире! Черпали мыслей такелаж, и всё, что происходит в мире - лишь тени прошлого, коллаж... Витает... Гонит... Вспоминает... Желает. Жарит. Жахнет. Жжёт. И занавески убирает потрескавшийся солью рот. Всё, всё... Всё пропадом! Довольно! Хватает луков и мечей! И жду команду "вольно"... Вольно! - ценнее тысячи речей. И рано. Раны непогоды - больнее, чем иголкой в глаз. Но он пришёл. А мы уходим. Он - романтический экстаз. Довольны?! Вольно! Вольно!! Вольно!!! Пошли вы все! Все!! Далеко!!! И лишь струна... Струна и больно. И стены, стены - глубоко.
  
   Трудное детство - это как? Кстати, опять детство. Или про детство. Но опять. Может, пора повзрослеть? И перестать путаться? Всё, останавливаюсь и резко начинаю взрослеть. Сколько, в конце концов, можно. Пора бы уже. Унылая пора, очей очарованье, стирается дитё из памяти людской... Да здравствует процесс взросленья-возмужанья! Ребёнка - в шею гнать! Инфантилизм - долой! Вот. Прямо лозунги, лозунги, и ничего, кроме лозунгов. Зато как жизненно получилось. Долой, мол, инфантилизм. Потому как анфан - он, ко всему прочему, очень часто террибль. Хотя и не всегда. Как бы это таким макаром провернуть, чтобы тот анфан, который террибль, куда-нибудь исчез, а остался только самый, что ни на есть, бон анфан. Возможно ли это?
  
   И вновь мы на озере. Озеро Реакционеров - так оно обозначено на всех картах. Но лишь немногие знают, чем замечателен и привлекателен данный водоём. Ну, кроме того, конечно, что здесь водятся циклопы размером с букву "Ъ". Так вот, уважаемые, на данном озере испокон веков собираются адепты магического Ордена твёрдых клеевых карандашиков. А по субботам здесь можно наблюдать красивейшее зрелище, когда поклонники ребусов посыпают свои волосы блеклыми, слегка подсушенными примечаниями, вперемешку с светлячками, и строят кривотолки из искусственного камня. Причём тут Орден твёрдых клеевых карандашиков и его адепты, спросите вы. И будете абсолютно правы. Хотя какая разница - правы вы или нет. А хоть бы и левы. Теперь, после того, как вы попали сюда, это неважно. Ведь Орден твёрдых клеевых карандашиков и его адепты на самом деле, кроме охоты на свободные электроны Чёрной радости, также промышляют и банальнейшим собирательством горошин от стеклянных подлежащих. Теперь вам всё понятно? По-моему, всё ясно как день. Вижу, вы уже киваете. Не надо этого, прошу вас. Здесь так не принято. Есть же, в конце концов, какие-то рамки приличия. Прекратите кивать сейчас же! Так, хорошо. На чём я остановился? А, кстати говоря, мы остановились сейчас на живописнейшем месте, которое в древних манускриптах именуется "Бордагнек ламучит стром дэ", что значит, если верить расшифровывавшим эти манускрипты учёным, "Гламурный телескопический шоколад". Т.е., если, опять же, верить учёным и их предположениям, когда-то именно здесь добывали теплоту рисовой настойки для рисования летней кожурой по физиогномичным ромбикам. Вы, я вижу, немного удивлены?.. Да, да, именно так раньше называлось то, что сейчас именуется просто "креатив зима-лето 58000". Кроме того, сейчас это уже и не может именоваться так же, как раньше, ведь многие из секретов рисования летней кожурой по физиогномичным ромбикам ныне считаются безвозвратно утерянными. Да к тому же сейчас, надо сказать, почти никто уже не использует правильно приготовленную летнюю шкурку, в основном предпочитая ей синтетические водоросли. Хотя есть мастера, которые рьяно отстаивают традиции старой школы, не признавая никаких нововведений в данной области и считая их отходом от идеала. Но подобных ортодоксов с каждым годом становится всё меньше и меньше. Иных, как говорится, уж нет, а те, как говорится, далече. Ну, уважаемые, вернёмся к... Хотя нет, возвращаться мы не будем, а лучше посмотрим вот на это. Нет, нет, немного левее. Вот, видите? Это так называемое "градуированное вертолётное образование". Оно получило своё название из-за того, что несколько веков назад здесь адепты Ордена градуированных ристалищ получали свои вертолёты и другие образования. Кстати, я, по-моему, не рассказывал вам ещё про этот Орден, да? Ну, наверно, и не надо. Всё-таки у нас нет цели лезть в такие глубокие анналы истории. Я думаю, не стоит перегружать вас лишней информацией, ведь так? О'кей, я гляжу, вы слегка притомились, и настало время вам, да и мне тоже, слегка передохнуть. Уф... Да уж, языком работать - это вам не тривиальные высоты строчками закидывать. Тут ведь не механизм, а живой, так сказать, человек. Да и работа тоже не с крючками, или там с мишенями. А вот с вами. Тоже, в некотором смысле, живыми существами. Ну, впрочем, я заболтался. Идите, уважаемые, отдыхайте.
  

Часть 2.

Верификация потенциальных ресурсов бессознательного, или отблески бредовых идей чёрного самокопателя

  
   19.
   Сталкиваясь с необходимостью обрисовывать рамки для непосвящённых, Роберт всегда терялся. Терялся он обычно в лабиринте. Лабиринтом служили его собственные извилины на больших полушариях мозга. Если бы кто-нибудь спросил, зачем ему это нужно, а, главное, как ему это удаётся - так просто потеряться в лабиринте своих извилин - он, наверно, потерялся бы ещё более основательно. Утащив, возможно, с собой того, кто задаёт такие вопросы. Так что задавать ему вопросы, как мы уже выяснили, было бы весьма неосмотрительно и небезопасно с вашей стороны. Люди, давно его знавшие, не совершали подобных действий, предпочитая собственное спокойствие плутанию в лабиринте из-за, возможно, совершенно ненужной им информации. Что это за информация, так никому пока и не удалось выяснить, так как после блуждания по робертовским лабиринтам у людей начисто отшибало память, да и вообще ощущения после таких, с позволения сказать, путешествий были не из приятных.
   - Эй, Роберт! - это Капитан кричит. Капитан был самым упорным из пытавшихся всё-таки достать хоть частичку той информации, которая была скрыта в Роберте. Из своего военного прошлого Кэп, как называли его знакомые, вынес привычку не останавливаться перед трудностями и никогда не сдаваться. За время знакомства с Робертом Кэп не один десяток раз задавал Роберту вопросы, но всякий раз оказывался в лабиринте, а после этого целый день чувствовал себя абсолютно разбитым, что к тому же усугублялось периодически возникающими приступами тошноты. И, как Капитан не старался, он совершенно ничего не мог вспомнить после подобных путешествий.
   - Эй, Роберт! - ещё раз послышалось из-за двери. - Сколько можно жда... - фраза вдруг резко оборвалась. "Никаких вопросов при Роберте!" - ярко вспыхнуло напоминание в голове Кэпа. "Чёрт, опять чуть не сорвался!... Сколько же можно! Ведь уже почти целый год знаю его, а всё не могу привыкнуть... А, может, всё-таки ещё раз попробовать? Может, я не те вопросы задаю?.. Или не так?.." За время своих экспериментов с Робертом Капитан перепробовал множество вопросов, он задавал их с разной интонацией, делал ударения на разных словах, но, тем не менее, результат оставался абсолютно неизменным - разбитость, тошнота и пустота в голове. Он задавал вопросы от самых простых, например: "Есть ли жизнь на Марсе?", "Кто виноват?" до весьма сложных, типа: "В чём смысл жизни перманентной прогрессии?" или даже "Кто живёт в пруду?". Но всё тщетно. "Всё тщетно!.. Но ведь я не могу отступить!.. Ведь это уже не буду я, если отступлю!.. Эх, Роберт, Роберт... Что же делать-то с тобой?.."
   - Эй, Роберт! - в последний раз крикнул Кэп, уже появляясь в дверном проёме. - Я там тебе поесть приготовил. Иди, питайся. А то снова непосвящённых целый воз ожидается, говорят, буквально через 2 часа уже здесь будут. Так что ты иди, поешь, чтобы, как говорится, со свежими силами...
   Роберт посмотрел на него своими ясными голубыми глазами. Взгляд этих глаз творил с людьми что-то непонятное. На некоторых он действовал весьма угнетающе, кого-то напротив - как будто заряжал энергией и звал в неведомые дали. От чего зависело его действие, также осталось невыясненным до сих пор. Никаких общих черт в людях, на которых он действовал, например, отрицательно, выявлено не было. Как, впрочем, и не было понятно, что объединяет людей, на которых он влиял положительно. В общем, как вы уже поняли, Роберт был весьма загадочной личностью.
   - Я есть сейчас приду, не стоит беспокойства, Тот, кто живёт в пруду узнал все твои свойства. Не бойся, это друг, он помогает слабым, и ромбиком порук он формирует "как бы". Четверг был его день, среда - его спасенье, а в пятницу олень предскажет сотворенье. Разит кабины жгут, гроза заряды мечет, лишь Кто живёт в пруду возлюбе человече.
   "Ого! Это что-то новенькое! Неужели наконец что-то начинает происходить?! Неужели что-то сдвинулось с мёртвой точки?!" - находясь в некотором замешательстве от подобной неожиданности, подумал Капитан. Дело в том, что до этого Роберт на все реплики отвечал, если вообще снисходил до ответа, примерно следующее: "Я здесь, но я уйду, я есть, но через время Тот, кто живёт в пруду укажет мне путь в племя". Это же было написано у Роберта над столом, и на любое событие, более или менее заинтересовавшее его, он выдавал эту малопонятную для окружающих фразу. Кроме этих слов он произносил лишь речь, обрисовывающую рамки для непосвящённых. Эту речь он знал наизусть, и, несмотря на то, что она составляла 23 листа мелким шрифтом, Роберт ни разу ещё не пропустил ни одного слова при её произнесении. Кроме того, он всегда произносил её с теми же интонациями в тех же местах. Главное было его не перебивать, потому что как только его перебивали, в лучшем случае он просто начинал речь сначала. Во всех остальных случаях он терялся в своём лабиринте. А уж при самом плохом раскладе - терялись все присутствующие при этом.
  
   20.
   Героичность... Геройство... Креативность... Критерии... Где?
  
   Гармония... Но где критерии? Чёткие, понятные и воспроизводимые?
  
   Надо бояться своих желаний. То есть даже не бояться, а контролировать. Ибо желания - материальны. И имеют тенденцию реализовываться. Причём в тот момент, когда меньше всего этого ожидаешь. Скажем, захотел что-нибудь, помучился - не пошло. Ну, плюнул и забыл. А желание возьми, да и реализуйся. А ты уже и думать про это забыл. Ты уже совсем другое хочешь. Ан нет. Нужно отвечать за свои желания. Хотел - получи. И не пеняй потом, что чересчур поздно. Нужно раньше было думать - нужно оно тебе вообще, или это просто минутная слабость была. Если минутная, то расплачивайся теперь. По полной. Это не хорошо и не плохо. Просто так есть. И ничего с этим не сделаешь. Ответственность, ответственность и ещё раз ответственность. Во всём. Но всё в меру. Ибо гиперответственность так же разрушительна, как и безответственность. Вот так - потихоньку, ответственно подходим к желаниям. Взвешиваем, обдумываем - насколько оно нам надо. И будет ли это нам надо через какое-то время. Получается как в "Сталкере" или у Стругацких. Реализуется не то, что мы сознательно хотим, а те желания, которые уже отошли с плана сознания в бессознательное. Именно они воплощаются в реальность. И это не всегда приятно. Даже - почти всегда неприятно. Потому как уже не надо нам этого. Вот так. С другой стороны, конечно, встаёт вопрос о спонтанных действиях, в том числе и желаниях. Если постоянно контролировать, то это не нормальная человеческая спонтанность получается, а какой-то человек в футляре. Как тут найти ту узенькую дорожку, чтобы и спонтанность не потерять, и не получать то, что уже не надо? Это вопрос. И опять - мера. Всё в меру. Безбашенная спонтанность тоже через некоторое время начинает напрягать. И не только окружающих, что вполне понятно, но и самого человека. Ибо теряются ориентиры. Как говорится - "куда идти и с кем идти?". Всё равно без рамок никуда. Но и закрывать себя в этих рамках наглухо тоже не стоит. Рамки должны быть гибкими. Но - должны быть. По любому. Без них никуда. Главное - чтобы они, эти рамки, не закостеневали. И чтобы человек их видел. Чтобы можно было их раздвинуть при необходимости. Или вообще убрать. На время. То есть рамки должны быть знаемыми. Знаемыми самим человеком.
  
   Жестокость и её проявления в нашей жизни. Насколько бы это было бесполезное исследование. Разве что ещё раз порадоваться, что это не с нами. Иллюзия собственной неуязвимости. Бессмертия. Иллюзия безопасности мира. Иллюзии. Мы живём в мире иллюзий. И кто сможет нас переубедить? Да и зачем? Чтобы была иллюзия постоянной опасности мира? Тоже ведь не выход. А можно так, чтобы и то и другое? Нет, нельзя. Потому как с иллюзиями - или всё, или ничего. Две противоположных иллюзии вместе ужиться не могут. А вот ещё - можно ли жить без иллюзий? Наверное, можно. Но я ещё никого не видел, кто жил бы без иллюзий. Я видел людей, которые пытались от них избавиться. А ещё я видел людей, у которых была иллюзия, что они избавились от иллюзий. Но никто, никто не может уйти от иллюзий. И проблема ведь на самом деле не в них. А в том, что у нас на слово "иллюзия" возникает негативная реакция. Как будто это плохо. Или хуже. Это не плохо, это нормально. Страшно, когда иллюзия становится галлюцинацией. В чём отличие? Если утрировать, то иллюзия - это нечто, что связано с реальностью. Например, если пятно на обоях кажется бабочкой. Или ещё чем. Но - пятно-то есть в самой, что ни на есть, реальности. А вот галлюцинация - это когда видишь бабочку, а её нет. И пятна нет. И вообще нет ничего, что могло бы быть похожим на бабочку. Или ещё на что-то. То есть галлюцинация - это то, что начисто оторвано от реальности. То есть не имеет никакой реальной основы. Например, компьютерные игры. Или телевидение. Когда человек начинает жить в мире галлюцинаций - это уже страшно. А самое страшное - если он уже начинает путать реальность и галлюцинации. То есть не может отличить более или менее реальный мир иллюзий от абсолютно нереального мира галлюцинаций.
  
   Разломы и прорывы. Насколько они могут быть связаны между собой? И связаны ли они вообще? То, что они появились примерно в одно время, ещё ничего не доказывает. Представьте мне реальные доказательства, и тогда я, может быть, поверю, что эта связь действительно существует. А так - нет. Так - нет. Ну? Есть у вас что-нибудь более убедительное, чем фактор времени? Или вы делаете такие далеко идущие выводы почти на пустом месте? Как можно строить целую теорию, основываясь на таких скудных исходных данных? Это не теория получается, а гипотеза. Причём гипотеза почти безнадёжная в смысле возможности её когда-нибудь подтвердить. Или опровергнуть. А что это за знание, которое нельзя опровергнуть? Ведь это один из критериев научности знания. А так - это лишь фикция. Ничто. Под данные факты можно таким же образом подогнать ещё сотни, если не тысячи теорий. Например, теория гармоничной реакции вполне вписывается в представленные вами данные. Хотя эта теория, между прочим, является почти прямой противоположностью вашей по множеству параметров. В общем, судя по всему, ваша так называемая теория, извините, яйца выеденного не стоит. И не может претендовать на серьёзное рассмотрение в качестве альтернативы какой-либо теории из существующих ныне. Вы хотели знать моё мнение - вот оно. Извините, если получилось резковато, но я вижу в вас богатейший потенциал, который вы, по-моему, тратите не на то. Почему бы вам не развить какую-нибудь уже существующую теорию? Например, мою?
  
   21.
   Желание утопиться возникло у Михалыча, как обычно, весьма внезапно. Он как раз стоял на мосту и смотрел на тёмные воды куда-то вялотекущей реки, когда его вдруг пронзило острое желание прыгнуть вниз, и противится этому желанию было весьма трудно. Но он решил, что утопиться сейчас было бы, конечно, весьма желательно и, возможно, стало бы достаточно ярким заключительным аккордом этой эпопеи, называющейся "Жизнь Михалыча", но как же жена, дети? Мысль о них всегда останавливала Михалыча в желании свести счёты с жизнью. Ведь если его не будет, то как они смогут жить? Как же они без него? Ни туда ведь и не сюда. Жить, жить ради них. Тем более, что Михалыч до сих пор не был женат, да и детей у него пока не было. Но ведь, если он умрёт прямо сейчас, то та жена, то есть та девушка или женщина, которая должна стать его женой, не станет его женой. И что тогда? Ведь её тогда не будет существовать - жены Михалыча. Просто как субъекта. Ведь если не будет его, то и жены его не будет. То есть разом он лишит жизни не только себя, но и свою жену. Причём, заметьте, не потенциальную жену, а вполне реальную. С детьми вообще всё понятно. Они погибнут вместе с Михалычем, не успев даже родится. Да что там родится - они умрут ещё до того, как будут зачаты. И ведь их тоже не назовёшь потенциальными. Короче, утопившись, Михалыч бы погубил целую кучу народу. Это его и останавливало. Пока останавливало. Что будет дальше, не мог сказать никто. И насколько ещё хватит силы этого стопора, остаётся только гадать. Только гадать.
  
   Горячие ромашки. Верхушки междометий. Рапиры в промокашки. Свет, отблески столетий. Реакции внезапно. Читатель квадратуры. Дежурный по палате. Первичные амуры. Стирание ошибок. Коррозия подачек. Нездешнего пошиба. Организатор стачек. Гори, гори, Гертруда. Летай, летай Ромео. Сказал, что будет трудно. Завёрнутый в парео. Гигантские постройки. Развратные узоры. Назначить неустойки. Не вынести позора. И ты, и ты со мною. Мечтанья необычны. И тёплое порою. Но ты, но ты - первична.
  
   Респираторы заканчивались. Очередь начала волноваться, так как каждый боялся, что ему не хватит. Задние вообще почти потеряли надежду, и поэтому самые наглые из них стали пытаться пробиться вперёд, не считаясь с интересами остальных стоящих. Это вызывало дополнительное напряжение в очереди, и кое-где уже начинались словесные перепалки, грозящие перерасти в конфликты с рукоприкладством. "Вас здесь не стояло" и прочие подобны выражения всё отчётливее слышались со всех сторон. И вдруг - всё. Всё прекратилось. Респираторы всё-таки закончились. Вообще. Их больше не было. Эта новость мгновенно облетела людей, и очередь оцепенела. Все замерли, как будто не веря своим ушам. Лица у всех были слегка удивлёнными, словно случилось что-то настолько страшное, что человеческий ум просто не может осознать и принять сразу, но сомнения в том, что это всё-таки произошло, ни у кого уже нет. Да и слово "словно" здесь неуместно, потому что, без преувеличения, именно так дело и обстояло. Массовое оцепенение длилось минуты две, пока не раздался первый всхлип. И уже через мгновение рыдала вся очередь - молодые женщины, пожилые мужчины, совсем старушки и даже дети, которые не совсем понимали, что же собственно произошло, но противиться массированному влиянию ноосферы ещё не умели. Вот так, плачущие и разочарованные, люди потянулись было по домам. Но тут кто-то крикнул, что респираторы только что завезли в магазин на Ленинском. А если повезёт, то, может быть, туда ещё завезут серебристые ионизаторы. Толпа, окрылённая новой надеждой, рванула в сторону метро. Заходящее неяркое зимнее солнце освещало бегущих людей красно-оранжевым цветом. Городской снег, грязно-серый, а местами вообще почти чёрный, и тот преображался в лучах заката. Спокойствие постепенно разливалось в воздухе. Только толпа людей, спешащая и суетливая, нарушала его. Заканчивался очередной день. Никто из этих людей в этот день не умер. Никто из них не умер на следующий день. И даже неделю спустя все они ещё были живы. Хотя респираторов в тот день на Ленинском не оказалось. Не говоря уже о серебристых ионизаторах.
  
   Тут уже не мешало бы, конечно, двинуть какое-нибудь поучение. Или рассуждение. Ну, то есть поучение, замаскированное под рассуждение. Но... Не будет сейчас ничего подобного, потому что не хочется. Ни рассуждать, ни поучать. Тем более - поучать. Геройством это назвать сложно, но ведь и ленью уже не назовёшь. Никак не назовёшь. Тут напрашивается вопрос, типа: "А стоит ли это как-нибудь называть?". Но мы не будем здесь его задавать. А уж, тем более, отвечать. Ибо не фига. А то и так не роман уже, а сплошные вопросы какие-то получаются. Причём без ответов. Что ж это за роман, из одних вопросов? А что, кстати, было бы весьма оригинально - роман из вопросов без ответов. То есть ничего, кроме вопросов - простых, сложносочиненных, сложноподчиненных, открытых, закрытых и тэ дэ и тэ пэ. Или, скажем, роман из... Не знаю... Например, из... Хотя нет... На фиг. Всё, не время сейчас. Не больше одного в руки. Типа, один роман есть - значит, не время сейчас задумываться ещё о чём-то. Работай над этим. Работай, работай, работай. Пиши, пиши, пиши. Шипи, шипи, шипи. Шпи, шпи, шпи. Шп, шп, шп. Ш, ш, ш. Шшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшш... Тсссссссссссссссссссс... Тихо... Спокойствие в природе. Спокойствие внутри. Спокойствие вокруг. Спокойствие... И тишина. Всё смолкло вокруг, всё смолкло внутри, и кто теперь друг, ты просто смотри. Ты просто смотри, ты просто рисуй, на что-то пари - щелбан, поцелуй. И день на закат, спокойствия тень, всё спит. Тишина. Ну, и прочая хрень...
  
   Тишина. Спокойствие. Тишина. Спокойствие. Тишина. Спокойствие. Тишина. Спокойствие. Тишина. Спокойствие. Тишина. Спокойствие. Тишина. Спокойствие. Тишина. Спокойствие. Тишина. Спокойствие. Тишина. Спокойствие. Тишина. Спокойствие. Тишина. Спокойствие. Тишина. Спокойствие. Тишина. Спокойствие. Тишина. Спокойствие. Тишина. И прочая хрень.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Герр "Любовь без границ"(Любовное фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) LitaWolf "Избранница принца Ночи"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Е.Шторм "Сильнее меня"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"