Мункуева Карина Петровна: другие произведения.

Дневник проблемного подростка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что такое подростковая любовь? Это куча мучений и страданий из-за любви и недостатка внимания. В чём и убеждается Женя Ковалёва. Впереди в городке Три Сосны, её ждёт любовь от которой можно ожидать чего угодно: и радости, и разочарования, по желанию судьбы... Лишь спустя время Евгения понимает что трудно жить в вечной муке и в этом подростковом возрасте...

  Дневник проблемного подростка
  
  Часть первая. Лето
  
  
  1.Приглашение,неожиданность
  
   Мне чрезвычайно приятны ухаживания Кирилла. Но он по всему Интернету такого насочинял - о якобы "наших отношениях". Нет, мне конечно приятно, но это так настойчиво и так не честно, что моё терпение потихоньку идёт к антипатии.
   Я спокойно сидела на скамье и учила ребят лагеря играть на гитаре, тщательно детализируя аккорды и ноты.
   Неожиданно пришёл Кирилл. С пренеприятным сюрпризом.
   - Чего? - спросила я.
   - Женя! - воскликнул он и заговори по-голландски.
  "Женя, ты такая дурочка, и мне это ужасно нравится, ты такая безобразная, твои бледные руки, твоя фигуристая талия и попа" - вот так - то неприятно и выглядела эта кошмарная фраза на голландском.
   - Знаешь, я хочу добавить, если бы я был поэтом, то сочинил бы такую песню для тебя! - продолжал он.
   - Ах, песню!?! - разозлилась я.
   Заиграла песня, которая переполнила мою чашу терпения. Я повернулась и дала пощёчину Кириллу.
   - Женя, за что? - спросил он.
   - За эти слова! - крикнула я.
   - Женя! - его голос звучал не обиженным.
   - Давай чуть позже поговорим, лады? - спросила я его.
   - Ладно! - ответил он и ушёл.
  - Хм! - отрицательно кивала я. Я впервые узнала его с его истинной стороны. Я подошла к скамье, села и продолжила уроки игры на гитаре.
   До, ре, ми, фа, соль, си. Какое количество раз я перебирала ноты, стараясь тщательно делать их легче для ребят, обучающихся этому своеобразному искусству. К счастью, они с такой же лёгкостью осваивали аккорды, ноты, баррэ, переставления пальцев с тональности на тональность.
  
  
  Минут через двадцать...
   Кирилл ждал меня возле большого дерева, которое стояло у входа.
   -Ну! - требовательно проговорила я.
   - Жень, не надо так резко! - попросил он.
   - Ну, хорошо! - уже мягче ответила я.
   - Женя, я люблю тебя! - резко бросил Кирилл.
   - И чего ты хочешь от меня? - удивлённо спросила я, повернувшись в его сторону.
   - Взаимности! - робко ответил он.
   - Ишь чего захотел! А где романтичность? Цветы, стихи? А ты мне оскорбительные фразочки в адрес бросаешь на голландском и блатные песенки на русском! - возмутилась я.
   - Извини за песни и обидные фразы, я не хотел говорить обидное, даже не зная его значения! - искренне раскаивался он. Я видела его искренность в его глазах.
   - То есть, ты не знал значения этих слов? Тогда, зачем ты их говорил? - спросила я.
   - Я хотел сделать тебе приятное, но ... - он так же резко опешил как и заговорил.
   - Ничего! Всё нормально! - всё ещё злясь, сказала я. - Ладно! Я пойду!
   - Женя... - снова позвал Кирилл.
   - Да? - отозвалась я. Но я поняла, что он хотел.
   - Нет, Кирилл, я не обижаюсь! - спокойно ответила я.
   - Спасибо! - поблагодарил он.
   Я ушла.
   Сейчас я думала о Кирилле, о том как он за мной ухаживает. Не взбредёт ли ему что-нибудь дурное? Ой, не знаю! Я остановилась возле дерева у бабушкиного дома и опёрлась об огромное дерево. Ну, почему меня угораздило влюбиться именно в него?
   Я улыбнулась. Ведь если знать за что любишь, то это уже не любовь, а нечто другое.
   Долго я задерживаться возле этого дерева не стала, иначе это наведёт подозрения.
  Войдя домой, я на кухне никого не обнаружила, и сразу прошла к себе в комнату.
   Я решила записывать свои мысли в дневник, доверять ему самое сокровенное.
  
   19 июня. День
   Сегодня самый счастливый день. Кирилл признался мне в симпатии и попытался (злополучно) сделать комплименты на голландском. Я догадываюсь, кто мог подсунуть ту бумажку, на которой писала я сама же. Ох! Вот Вика и Никита! А! Ну, близнецы! Ладно, об этом потом, а сейчас я хочу поделиться с тобой, милый дневник, своим счастьем, которое сейчас испытываю!
   Последний раз я испытывала такое счастье в Крыму тогда, в семь лет. Я ведь давно хотела раскрыть тебе тайну, дорогой дневник, с того - то момента я и перестала получать внимание, любовь, заботу родителей. Именно тогда я и была очень обижена на родителей, тогда - то и заложилась в мою голову моя идея об одиночестве, и подходящей для меня субкультуры. Именно готы подходили мне. Чёрные оттенки одеяния, грустный блик души, тёмный макияж, рок, предоставление самой себе.
   Ну, ладно, милый дневник, до следующей записи!
   Твоя Женя Ковалёва.
  
  
  Я не заметила, как резко повечерело! Ой! Затмение! Я вижу затмение!
   Лунный диск закрыл солнце, и из-под лунного диска виднелось солнечное кольцо. На улице потемнело. Меня заворожило это прекрасное зрелище! В жизни не видела такого столь прекрасного зрелища! Я радостно улыбнулась, и сделала несколько фотографий этого солнечного затмения.
   К сожалению, оно длилось около восьми минут.
   Всё это не сон! Наяву!
   Я всё ещё думала о нашем с Кириллом разговоре. Какой же он всё - таки настойчивый!
  Даже страшно подумать, что будет если он узнает, что и я испытываю к нему те же чувства, что и он ко мне.
   Через силу представив себе картину нашей возможной любви, мои представления переросли в нечто большее.
  
   Я представила себе картину взаимности.
   Он высокий, спортивной формы, парень, с русыми волосами и иззелена - голубыми глазами, а я - неутомимый подросток, девушка, черноволосая, худенькая, голубоглазая.
   Он целует меня нежно - нежно, так что я теперь смогу рассказать ему о своих чувствах к нему. И он тоже подтверждает своим признанием нашу взаимную любовь.
   А вдруг всё это всего лишь мои детские воображения? Вдруг он вовсе не испытывает те же чувства? Проверим!
  
  Я наконец вышла из мечтаний. Вечер охватил город.
   Бабушки, дедушка, и все Буханкины собрались ужинать. Пора бы и мне подкрепиться!
   Мы все сидели и ужинали. Дедушка разговаривал с дядей Митей, и ехидничал над ним.
   - Дмитрий Саныч у нас теперь не пьёт! - ответила Лариса, взором отбив у него всякую охоту выпить спиртное.
   Бабушки и дедушка Ваня удивлённо посмотрели на дядю Митю.
   Совершенно неожиданно, как обухом по голове, пришёл Кирилл. Я никак не ожидала, что он будет искать моё болезненное место, вот! Нашёл - это бабушки и дедушка.
   - Мое почтение! Ольга Николаевна, Валентина Петровна и Иван Степанович! - вежливо продемонстрировал знание имён моих бабулечек и дедулечки.
   - Здравствуйте, молодой человек! - вежливо, поздоровались в один голос бабушки и дедушка.
   - Я намеревался бы, чтобы вы, одобрили мою идею на поход завтра в театр с вашей внучкой! - как можно вежливее старался просить он.
   - Одобряем! - с улыбкой одобрила бабушка Оля.
   - Прошу прощения! Но вы у меня не спросили! Хочу ли я? - возмутилась я.
   - Женя, нельзя прекословить со старшими! - с утаённым в голосе ехидством, настоял он.
  'Вот гад! А! - подумала я про него. - Вот какими парни становятся, если чего то добились!'
   Ну, я ему устрою!
   Ночь одержала верх над вечером. Луна красиво сияла белым, блики серого нисколько не портили её красивого белого сияния.
  
  
  20 июня. 00:00 часов
   Красиво конечно сейчас на улице! Но Кирилл поступил со мной не красиво. Ох! Знал же куда давить! Э-эх!
   Надеюсь, что уже сегодняшний день не заставит меня разочароваться в нём.
   Ну, дорогой дневник, мне пора спать!
   Спокойной ночи!
   Твоя Женя Ковалёва.
  
  Я без труда погрузилась в сон.
  
  Незнакомое мне поле. Я бежала по нему, собирая любимые цветы. Вокруг никого. Вдруг откуда ни возьмись, я заметила бродящего по полю Кирилла.
   - Господи! Ты что меня преследуешь? - взмолилась я.
   - Нет, Женя, не преследую! Просто я люблю тебя! Поэтому и хожу за тобой по пятам, куда бы ты ни шла, я пойду за тобой хоть на край света! - ответил он.
   - Откуда же ты взялся на мою голову, а? - спрашивала я у Господа Бога.
   - Женя, я люблю тебя! Я не шучу! - серьёзно сказал Кирилл.
   - Правда? - всё ещё не веря, спросила я.
   - Правда, Женя! Это истинная, правда! - убедительно ответил он.
   - Ну, хорошо! Допустим, я тебе поверила, а чего ты хочешь от меня? - снова спросила я.
   - Женя, взаимности, я хочу лишь одной взаимности! - резко выкинул Кирилл.
   - Как бы тебе ответить, - я начала робеть, но одумалась. - В общем, я не очень склонна доверять парням, ведь все они... ну, в общем, ты и сам знаешь. Не хочу обижать тебя.
   - Не надо больше слов! Я понял! - говорил он и сразу нежно поцеловал меня. Я была ошарашена. Я потеряла дар речи. Меня как будто подменили. Я напрочь забыла о сомнениях, то есть, перестала сомневаться в Кирилле.
   - Ну, что? Каково твоё мнение о моей влюблённости в тебя? - самодовольно спросил он.
  Я не могла говорить. Дар речи, к сожалению, вернулся не сразу. Я просто стояла тупо мямля что-то, что сама не могла разобрать.
   - Я понял, я не буду смеяться над твоими чувствами, если ты думаешь, - уверенным тоном поддержал Кирилл.
   Я опустила глаза. Теперь я не могла открыто смотреть ему в глаза. Меня охватил стыд с ног до самой головы.
   - Женя, да посмотри же мне в глаза! - просил он, взяв рукой меня за подбородок. Я невольно посмотрела ему в глаза.
   - Женя, ведь ты же испытываешь то же? - интересуясь, спросил он схватил меня за плечи.
   Я зажмурила глаза и рассердила брови. Он потряс меня за плечи.
   - Жеееня! Ответь! - умолял он.
   - Что. Тебе. Надо? - внезапно заговорила я.
   - Как что? - удивлённо спросил Кирилл. - Женя, ты, что меня не слушаешь?
   - Слушаю! А ты что-то говорил? - спросила я.
   Он обиделся. Уже повернувшись, он собирался уходить.
   - Кирилл, подожди! - с нотками жалости в голосе, уже начиная плакать, просила я. - Я честно...ничего не слышала...я не хотела...причинить...тебе боль! Прости! Прости!
   Я отвернулась, чтобы он не видел, что я плачу. Я изо всех сил прижала ладони к лицу.
  Что я наделала! Идиотка! Глупая влюблённая! Ведь я же всё слышала! А прикинулась будто не слышала!
   - Кирилл! - звала я его.
   Он обернулся. Я вытирала слёзы.
   - Женя, ты что плачешь? - спросил он.
   Я кивнула. Он резко подбежал.
   - Прости! Я не знал, что ты молчишь потому что... - он вдруг замямлил.
   Я вновь кивнула в подтверждение его слов.
  
  
  Я проснулась. Какое трепетное сновидение! Прям идёт в сравнение только с тем затмением!
   Я как всегда встала, умылась и позавтракала.
   Обед. Я перебираю вещи в своём шкафу.
   Копец! Мне нечего надеть! Я пришла в ужас! Столько готской одежды! И ни одного нормального платья!
   Я схватила фиолетовое и чёрное платья, и пошла к бабушкам.
  
  
   2. Первое свидание и первый поцелуй
  Я находилась в шоке. Копец! Меня без моего согласия передали в руки моего милого - Кирилла для похода в театр.
  - Бабушка, но мне даже идти не в чем! - взбунтовалась я.
  - М-да! Проблемка! - задумалась бабушка Оля.
  - Ну чего тут думать? - спросила бабушка Валя.
  В один миг они потащили меня с собой к зеркалу.
  Я и ахнуть не успела, как уже корпела возле зеркала. Бабушка Валя накрутила мне на волосы бигуди, а бабушка Оля сделала мне маникюр. Бабушка Оля достала элегантное бежевое платье и продемонстрировала его.
  Минут через пять они сделали меня такой красавицей, что любой бы влюбился. Я думала о Кирилле. Вроде ему пощёчину дала, а он вместо того чтобы обижаться на меня, пригласил меня в театр на свидание. Может я что-то не правильно поняла? Может он решил обмануть меня и бросить? Ох, уже ничего не поделаешь, уже ничего нельзя изменить. Это свидание безвозвратно. Почему меня не спросили, надо ли меня отдавать в руки Кирилла? Ну, бабушки, хорошо! Я пойду на свидание! Только больше, чур, не лезть в мою личную жизнь!
  О, Кирилл! В него я влюбилась, как только приехала в Кучугуры. Каждый год видела, а влюбилась только в этом. Хм! Пять лет его видела и влюбилась на шестой! Ха-ха! Смешно! Влюблённая гот!
  Я настолько глубоко в своих мыслях, что даже не слышу бабушек.
  Надеюсь, наш с Кириллом поцелуй состоится сегодня! Ммм! Так и представляю себя в его объятиях! Мой нежный и ласковый Кирилл целует меня с такой страстью, что я окончательно потеряю голову! Боже! Я так сильно влюблена, что готова окончательно потерять голову от любви к Кириллу!
  Всё спускаюсь с небес на грешную Землю, иначе бабушки поймут, что я влюблена, и тогда начнутся мои настоящие взрослые проблемы.
  - Ну, как тебе эта красавица? А Женя? - спросила бабушка Оля.
  - Красавица! Спасибо, бабушки! - ответила я и, обняв, их за плечи чмокнула каждую в щёчку.
  - Торопись! Твой кавалер тебя заждался! - сказала бабушка Валя. - Счастливого свидания!
  - Спасибо, бабушка Валя! - поблагодарила я. - Я помню!
  - Иди, иди! А-то опоздаешь! Иди, Женя, навстречу своей любви, своей судьбе! Счастливого свидания! Давай иди уже ты опоздаешь! - сказала внезапно расплакавшаяся бабушка Оля.
  - Бабушка Оля, ты чего? Не плачь! Я всего лишь иду на свидание это просто свидание - успокаивала я.
  - Женя, ты мне так напоминаешь меня в молодости, такая же жёсткая, но романтичная, добрая и наивная девушка, влюбившаяся до потери разума, - сквозь слёзы говорила бабушка Оля.
  - Ольга, не плачь! Женечка всего лишь идёт на свидание! - подхватив слёзы бабушки Оли, сказала бабушка Валя.
  - Иди навстречу своему счастью, Женя! Иди, с Богом! - благословили меня на поход в театр бабушки.
  Я ушла на свидание.
  Кирилл ждал меня у моста. О, кажется, я потрясла его! Я рада его потрясению!
  - Привет! Потрясающе выглядишь! - поприветствовал меня Кирилл.
  Я лишь смущённо пробормотала: - Привет! Ты тоже!
  - Давай лучше вместо театра прогуляемся? - предложил Кирилл.
  - Давай! - послушно согласилась я.
  Мы гуляли по аллеям, всё было так романтично!
  Ветвистая, плакучая ива ниспадала своими ветвями до земли, мы стояли возле неё и смотрели друг другу в глаза. Кирилл взял меня за руки.
  Мы прогуливались, прогуливались до ночи.
  На небе всплыла прекрасная белоснежная луна. Мы опять стояли на то же мосте и приближались друг к другу. Кирилл взял всю инициативу в свои руки. И вот когда наши губы были совсем рядом, Кирилл поспешил прикоснуться своими губами к моим.
  - Кирилл, знаешь...- недоговорила я.
  - Что? Женечка? - спросил Кирилл.
  - Ты знаешь, что я тебя... - начала было признаваться я, но неожиданно замямлила.
  - Ты меня любишь? Я это знаю, и я тебя люблю, Евгения Максимовна Ковалёва! - поддержал меня мой надёжный кавалер Кирилл Александрович Арсентьев.
  - Да, Кирилл Александрович, я люблю тебя! - подтвердила его сомнения я.
  - Ох, Евгения Максимовна, ты даже не представляешь, как я тебя люблю! - начал спорить он.
  - Нет, я больше тебя люблю! Больше чем ты меня! - заявила я, слишком резко для спорного тона.
  - Женя! Я больше намного больше люблю, чем ты меня! - продолжал спорить Кирилл.
  И, в конце концов, он наклонил меня, так что я о споре мгновенно забыла. Кирилл чтобы замять спорную обстановку, поцеловал ещё с большей страстью, чем в прошлый раз.
  - Кирилл, прости за спор! - краснея за спор, который в принципе начала я.
  - Женечка, любимая не проси прощения, ведь это я начал спор, а не ты! Раз мы спорим, значит любим друг друга одинаково сильно! - сказал Кирилл.
  - Да, очень по-философски! Ты прав, Кирилл, мы спорили о чём...а о чём мы спорили? - спросила я.
  - Ох, Женя! Мы спорили о том, кто кого сильнее любит! Ты что забыла? - спросил Кирилл.
  - Да, я слегка ошарашена от неожиданного поцелуя, и видимо, поэтому я забыла, о чём мы говорили - ответила я.
  Кирилл поцеловал меня ещё раз на прощание, и попрощался со словами: - Я люблю тебя! До следующего свидания! Любимая Женя Максимовна Ковалёва!
  - Я тоже тебя люблю, мой любимый Кирилл Александрович Арсентьев! До свидания! Люблю тебя! - чуть ли не со слезами попрощалась я.
  - Женечка! Не плачь! Завтра увидимся! - успокаивал меня Кирилл.
  - Пока! - повторила я.
  - Пока! - повторил Кирилл. Он ушёл. Я была счастлива после этого свидания.
  Я брела в свою комнату, мечтая о завтрашнем свидании с Кириллом. Я представляла, как мы опять будем гулять по этим же аллеям, что гуляли сегодня. Как он ласкает мне руки, целует нежно, ласково, страстно в губы. Гладит мои руки, голову, волосы. Говорит комплименты, бесконечно признаётся мне в любви, спорит со мной о силе наших чувств и в этом споре как всегда никто не побеждает, благодаря тому, что наши чувства сильны равны.
  Вдруг кто-то меня окликнул? Бабушка Оля. Боже! Теперь с вопросами не отстанут, пока я не отвечу на все вопросы на счёт свидания с моим любимым Кириллом.
  - Женечка! Женёк! Ты слышишь! Родная! Иди сюда! - говорила бабушка Валя.
  - Иду! Иду, бабулечки! - крикнула в ответ я.
  Я поторопилась спуститься с лестницы. Даже спускаясь с лестницы, я думала о сегодняшнем свидании и предстоявшем завтрашнем свидании с моим возлюбленным.
  Наконец я спустилась и пожалела об этом. Это равносильно пыткам и допросу подследственной.
  - Женя, ну, как свидание? - спросила бабушка Валя, резко повернув взгляд на фото мамы, когда она была беременна мной.
  - Отлично, бабулечка! О таком свидании я даже мечтать не могла! Я счастлива, что это произошло! - ответила ей на допытывающий вопрос я.
  - Ну, и как? Вы целовались? - смягчилась бабушка Валя.
  - Да, бабулечка Валя целовались! - ответила бабулечке Вале я.
  - Ну, Женя из тебя слова вытягивать нужно, ну, скажи, тебе понравилось целоваться? - спросила бабушка Оля.
  - Ну, да! Кирилл такой милый и ласковый! - пооткровенничала я.
  - Девочка моя, по тебе заметно, что ты влюблена, влюбилась, и продолжаешь влюбляться в Кирилла, молодец, хвалю тебя! - разрыдалась бабушка Оля.
  - А это плохо? - спросила я.
  - Нет, что ты Женёк! Это совсем не плохо! Это очень даже хорошо! Береги жениха смолоду, и честь тоже! - сказала бабушка Оля.
  - Да, Женя! И разум от любви тоже береги! - тактично добавила бабушка Валя.
  - Спасибо, бабушки! Ну, я пошла в комнату! - сказала я, счастливо улыбнувшись.
  - Иди, Женечка! Иди! Спокойной ночи! - попрощались бабушки.
  - Спокойной ночи, бабушки! - в ответ пожелала я.
  Я шла спокойно, не торопясь. Я всё ещё думала о нём.
  Наконец - то я дошла до комнаты. Сейчас возьму свой дневник и запишу в него мысли по поводу сегодняшнего свидания с Кириллом.
  Я взяла дневник, села на кровать записывать свои мысли.
  
  21 июня.
  Дорогой мой дневник! Я так счастлива, что бабушки отправили меня на это свидание, пусть даже без моего согласия. Я всё равно безумно - безумно счастлива. Спасибо, бабушкам за настойчивость!
  Пусть завтрашний день будет таким же, как и сегодняшний. Хочу таять под лучезарным взглядом любимых мною глаз. Лепетать его имя и в ответ признаваться в любви. Такое счастье просто видеть любимого человека.
  Сегодня были такие романтичные сумеречные аллеи, звёзды на небе, белоснежная светила - луна.
  В общем, пока не жалуюсь на свою счастливую жизнь.
  До следующего дня, Женя Максимовна Ковалёва
  
  Я в последний раз улыбнулась, и легла спать.
  
  3.Ссора. Последствия. Боль.
  
  Я проснулась в хорошем настроении. Неожиданно позвонил Кирилл.
  - Алло! - дозвонился Кирилл.
  - Алло! - сказала я.
  - Привет, Женечка! Доброе утро! - поприветствовал он.
  - привет, Кирилл! Тебе тоже доброе утро! - в ответ поприветствовала я Кирилла.
  - Как дела? - спросил Кирилл.
  - Нормально! А у тебя как? - спросила я.
  - Тоже нормально! Слушай, я сегодня не смогу прийти на наше свидание - - неожиданно огласил он.
  - Почему? - с маленькой ревностью спросила я.
  - Я еду документы сдавать в вузы - сказал Кирилл.
  - Слава Богу! А-то я хотела уже при встрече такого наговорить - призналась я. - Что точно поссорились бы!
  - Ну, Женя! Я ненадолго! Ладно? Я люблю тебя! - успокаивал меня Кирилл, однако на признании перешёл на шёпот.
  - Ладно! Я тоже тебя люблю! - простила его я.
  - Пока! Женечка! - попрощался Кирилл.
  - Пока! Кирюша! - в ответ попрощалась я.
  На этом наш разговор был закончен.
  Эх, хочется кому - нибудь рассказать о своих чувствах. Пусть хоть будет это бабушки Оля и Валя.
  - Женя! Женечка! - звала меня бабушка Валя.
  Я вышла в коридор.
  - Женя, а ты чего не с Кириллом? - спросила бабушка Валя.
  - Ба, он узнал, что я беременна и сбежал - пошутила я, ожидая реакции бабушки Вали.
  - Что? - на удивление бабушка Валя отреагировала положительно, по ней было видно, что она настроена, выдать меня замуж раньше времени, точнее раньше моего совершеннолетия.
  Я ушла в комнату.
  - Женечка? Ответь мне! Женя! - говорила бабушка Валя.
  - Ба! Да я пошутила! - развеяла свою шутку я.
  - Ну, Женя! Не смешно! - как после испуга ответила бабушка Валя.
  - Да, ладно тебе бабушка Валя! - успокаивала бабулечку я.
  - Ой, какое да ладно? Ну и шуточки у тебя Женя! - возмущалась бабушка Валя.
  - Ба, ну успокойся! Подумаешь, пошутила! - говорила я.
  Ко мне наведалась моя подруга Катя с жалобами на мою бабушку Олю. Оказывается, бабушка Оля и Сан Саныч Беркович теперь вместе. Я как могла, защищала их. Но Катя обещалась отомстить.
  - А я мать вызову! - пригрозила Катя.
  - Только попробуй! Попробуешь вызвать свою мать как сразу и перестанешь быть моей лучшей подругой! - ответно пригрозила я.
  - Попробую! - крикнула Катя и резко убежала.
  Я стояла, ничего не понимая. Катя - моя лучшая подруга, решила предать меня.
  Я решила поплакаться в жилетку своему дневнику.
  
  23 июня.
  
  Кирилл уехал сдавать документы. Мне без него плохо.
  Да ещё и лучшая подруга решила разбить влюблённую пару: мою бабушку и её отца (отца Кати), тем самым предав меня. Интересно, а это все её пакости ли нет? Она ведь действительно будет мстит мне, насколько я её знаю, если бабушка Оля и Сан Саныч будут вместе, несмотря на то, что устроит Катя.
  Я уже сильно соскучилась по Кириллу. Ох, и приспичило же ему уехать. До сих пор вспоминаю вчерашнее свидание! О, это было превосходно! Спасибо, Кириллу! Спасибо ему за то, что предложил просто прогуляться по романтическим аллеям. Как он приближался ко мне, коснулся своими губами моих.
  Влюблённый в меня у меня есть, а подругу я почти потеряла. Что делать? Рыдать в подушку или радоваться каждому дню с Кириллом? По мне ответ очевиден: и то, и другое. И страдать, и радоваться одновременно.
  Я не радею ни о чём. Ни о вчерашнем поцелуе, свидании, ни о намечавшемся завтрашнем свидании.
  Да вот только как - то мне не по себе. Предчувствую что - то не хорошее. За километр. Завтра что - то должно произойти. Ох, нехорошо! Ох, не по себе! Ой-ёй-ёй! Ай-ай-ай! Полный копец!
  Не хорошие ощущения завтрашнего дня меня тревожат! Не оставляют ни на секунду.
  Люблю, люблю его!
  Ненавижу её выказы, ненавижу её!
  Люблю его, люблю!
  До встречи мой любимый дневник!
  Твоя Евгения Максимовна Ковалёва.
  
  Я положила дневник и ушла прогуляться по родным Кучугурам.
  Первое что попалось мне на глаза, было дерево, стоявшее у наших ворот. Возле наших ворот. Возле этого дерева стояла деревянная скамейка, на неё я и села обняв дерево.
  - Женёк! Ты чего грустишь? - спросил дедушка Ваня с лёгким украинским акцентом.
  - Дед, да ничего я не грущу! - соврала я, однако дедушка расслышал грустную дрожь в моём голосе.
  - Кирилл обидел или как понимать твою грусть? - спросил дедушка.
  - Да, нет, не обидел, уехал документы сдавать в вуз - ответила я.
  - Скучаешь по ему? - спросил дед.
  - Да! - кивнула я.
  - Ну, у тебе всё на лице написано! - сказал дедушка.
  - Да? А. А.! Тогда всё понятно! - взбунтовалась я, поняв как Катя, будет мне мстить.
  - Да шо тебе понятно? - спросил дед.
  - Всё понятно, деда! - ответила я.
  - Тогда поехали к Буханкиным? - сказал дедушка.
  - Поехали! - согласилась я.
  Мы с бабушкой Валей и дедушкой Ваней уехали к Буханкиным.
  
  С наблюдения
  
  Женя с бабушкой и дедушкой уехали к Буханкиным.
  Буквально минут через пятнадцать к дому Будько - Ковалёвых подъехал Кирилл.
  - Здравствуйте, Ольга Николаевна! А Женя дома? - спросил Кирилл, он приготовился подарить букет цветов Жене.
  - Нет, она буквально минут за пятнадцать до вашего приезда уехала с Валентиной Петровной и Иван Степанычем к знакомым - вежливо ответила Ольга Николаевна, поправляя шляпу.
  - А она надолго? - вновь спросил Кирилл.
  - Только до вечера! - ответила Ольга Николаевна, рассеянно улыбнувшись.
  - А! Ладно тогда! До свидания, Ольга Николаевна! - вежливо попрощался Кирилл. - Извините за беспокойство!
  - До свидания, Кирилл! - ответно попрощалась Ольга Николаевна.
  Ольга Николаевна ушла, а Кирилл только собрался уходить, как подъехала Катя для мести Жене с помощью Кирилла.
  - Кирилл, привет! О, спасибо за цветы! - включила слова мести Катя.
  - Привет, Катя! Не за что - погрустнел Кирилл.
  - Пойдешь, сегодня ко мне на вечеринку? - приступила к плану "Б" Катерина Беркович.
  - Ладно, приду! - согласился он.
  Только он не понимал, на что согласился - на женскую уловку, ловушку. Он стал так сказать слабым местом теперешней влюблённой Луизы Ковалёвой.
  Туда и била Катя.
  
  Мы приехали от дяди Мити и тёти Лары.
  Я зашла, в дом как ко мне подошла бабушка Оля.
  - Женечка! Дорогуся, я хочу тебе кое-что сказать! - позвала меня бабушка Оля.
  - Да, бабушка Оля! Слушаю! - отозвалась я.
  - Кирилл приезжал, тебя спрашивал - рассказала бабушка Оля. - Причём с цветами был - Ого! Ничего себе! Кирилл с цветами!
   Катька пригласила меня сегодня на вечеринку. Неспроста всё это затеяно! Ой, чую неспроста!
  Я одела чёрно-белое платьице и чёрную куртку. Из причёсок я выбрала невысокий начёс, с присобранными заколкой волосами
  Напишу что-нибудь в дневнике и пойду.
  
  26 июня.
  
  Ой, волнуюсь я! Ой, сердце моё болит! Ой-ёй-ёй! Что-то предчувствую! Чем ближе вечеринка Кати, тем больнее мне становится.
  Ладно, пойду!
  Пока дневник!
   На сегодня не прощаюсь, вдруг ещё что-нибудь понадобится сказать тебе, поплакаться в жилетку от горя.
  Пока, не прощаюсь!
   Женя Ковалёва.
  
  Сегодня при второй записи в дневнике я не написала своё отчество из-за сильного волнения.
  Всё иду на вечеринку!
  Шла я быстрым шагом, чтобы узнать поскорее, что там такое будет, что я так до этого волнуюсь и боюсь.
  Я довольно быстро пришла к дому Берковичей.
  Встав как, будто на нужном месте, я повернулась к беседке. Там, стоял Кирилл и моя предательница-подруга. Они... целовались... Боже! Как больно! Не ожидала такой развязки наших отношений с Кириллом.
  Я стояла окаменев. Пошевелиться я не могла, сердцу было больно сделать и шагу с этого места.
  Я смотрела на Кирилла.
  Как в поговорке раздался гром среди ясного неба. Что-то взорвалось, но я не заметила этого. Я сосредоточила непонимающий взгляд на Кирилле.
  Он смотрел на меня, понимая, что я видела их поцелуй.
  Ещё несколько минут я буравила непонимающими глазами, а потом убежала. Кирилл побежал за мной, но я успела забежать в дом и закрыться.
  Он стучал в двери. Я стояла возле двери, у стены, опустившись на корточки, я плакала.
  Вот как эта предательница решила мне мстить! Конечно, по самому больному! Змея!
  Ох, Кирилл! Что же ты наделал? Как нож в спину!
  - Женечка! Прости меня! - умоляя, кричал Кирилл.
  - Нет, любимый! Не прощу! Ты мне в сердце бил! По самому больному ударил! Пусть я буду страдать, пусть я буду мучиться! И тебе дам помучится! - подумала я.
  - Женечка! Любимая, прости! Эго Катя меня целовала, я её не целовал! - продолжал Кирилл.
   - И ты меня прости! Но я не могу простить тебя! - отзывалась Душа.
  Но Сердце говорило иначе.
  - Я прощаю тебя, любимый! Только так больше не делай! - говорило Сердце. - Эх, Кирилл, что бы ты без меня делал!?! Если бы не любила тебя, то не простила бы!
  Разум отличался и от Души, и от Сердца больше.
  -Дура! Акстись! Что ты делаешь? Лучше сиди и страдай, чем прощать бабника! Потом сама меня благодарить будешь! Вот увидишь! Не прощай его! - кричал Разум.
  -Не слушай Разум! Так ты можешь потерять всё и любимого парня, и всё что радует тебя! Мы с Душой умнее! - говорило Сердце.
  -Ха-ха! Добрым тебя назвать нельзя! Да и Душа, ты такая банальная! - ругался Разум
  -Хватит! - крикнула я. - Вообще никого не буду слушать!
  Я посмотрела в стекло двери.
  Кирилл сидел на ступеньке лестницы, уткнувшись в свою ладонь. Мне его конечно жалко, но страдание пока что заслуженное.
  Я накинула куртку, взяла зонт и вышла на улицу.
  -Женя! Женя! Мне нужно тебе всё объяснить! - сказал Кирилл.
  -Мне всё равно месье! Я слушать вас не намерена! - отрезала я.
  -Женя! Я вам говорю! Мне требуется доказать что между Катериной и мной ничего не было! - сказал Кирилл и схватил меня за руку.
  -Пусти меня! - сказала я.
  -Не пущу! Пока что - нибудь не скажешь! - потребовал Кирилл.
  -Что тебе сказать? - агрессивно спросила я.
  Он резко схватил меня, зажал меня в объятиях, и поцеловал.
  -Кирилл, не ходи за мной! И не звони мне больше! - выкрикнула я, вырвавшись из его объятий.
  Кирилл стоял на том же месте, на котором я и сказала, чтобы он больше мне не звонил и забыл меня.
  После этого мы вообще с ним не виделись, не общались.
  Я зашла домой, потом прошла в комнату, взяла дневник, села на кровать и начала плакать в жилетку дневнику.
  
  26 июня. Вечер.
  За что? За что меня Кирилл - то предал? Знаю, знаю, что он не при чём, потому что Катя решила отомстить мне за бабушку и Сан Саныча. Ох! Катерина Сановна, погоди! Придёт мой час! Тогда огребёшься по полной программе и ты!
  Надо же по самому больному бить! Нож в спину и в сердце стрела! Я влюблена, и это моя слабость. Кирилл. Ох, Кирилл! Что же ты наделала? Влюбил, чтобы было больно мне? Хммм! Деликатно. Хорошо, я прострадаюсь за бабушку и Берковича! Только чтобы им было хорошо! Надо же чем - нибудь жертвовать. Пусть это буду влюблённая я. Больно! Больно, но что поделать? Терпеть. Любовь недолговечна. Вот, а если она первая? Я же не знаю, когда она пройдёт! По рассказам бабушки первая любовь самая крепкая, и не забываемая. Бабушка сама встретила покойного дедушку Юру первой любовью. И добавила поговорку про, то, что старая любовь не забывается.
  Я плачу. Очень горько.
  Зачеркну - ка я все записи!
  Я прервала запись на время и зачеркнула записи 21 июня и утреннюю запись 23 июня.
  
  21 июня.
  Дорогой мой дневник! Я так счастлива, что бабушки отправили меня на это свидание, пусть даже без моего согласия. Я всё равно безумно - безумно счастлива. Спасибо бабушкам за настойчивость!
  Пусть завтрашний день будет таким же как и сегодняшний. Хочу таять под лучезарным взглядом любимых глаз. Лепетать его имя и в ответ признаваться в любви. Такое счастье просто видеть любимого человека.
  Сегодня были такие романтичные сумеречные аллеи, звёзды на небе, белоснежная светила-луна.
  В общем, пока не жалуюсь на свою счастливую жизнь. До следующего дня, Евгения Максимовна Ковалёва.
  
  23 июня.
  Кирилл уехал сдавать документы. Мне без него плохо.
  Да ещё и лучшая подруга решила разбить влюблённую пару: мою бабушку и её отца (отца Кати), тем самым предав меня. Интересно, а это все её пакости или нет? Она ведь действительно будет мстить мне, если бабушка Оля и Сан Саныч будут вместе, несмотря на то, что устроит Катя.
  Я уже сильно соскучилась по Кириллу. Ох, и приспичило же ему уехать. До сих пор вспоминаю вчерашнее свидание! О, это было превосходно! Спасибо, Кириллу! Спасибо ему за то, что предложил просто прогуляться по романтическим аллеям. Потом наш первый поцелуй! Как он приближался ко мне, коснулся своими губами моих.
  Влюблённый в меня у меня есть, а подругу я почти потеряла. Что делать? Рыдать в подушку или радоваться каждому дню с Кириллом? По мне ответ очевиден? И то, и другое. И страдать, и радоваться одновременно.
  Я не радею ни о чём. Ни о вчерашнем поцелуе, свидании, ни о намечавшемся завтрашним свидании.
  Да вот только как-то мне не по себе. Чую что-то нехорошее. За километр. Завтра что-то должно произойти. Ох, нехорошо! Ох, не по себе! Ой-ёй-ёй! Ай-ай-ай! Полный копец!
  Не хорошие ощущения завтрашнего дня меня очень тревожат! Не оставляют ни на секунду.
  Люблю, люблю его!
  Ненавижу её выказы, ненавижу её!
  Люблю его, люблю!
  До встречи мой любимый дневник!
  Твоя Евгения Максимовна Ковалёва.
  
  У меня по щекам текли слёзы, хотя я даже совершенно не хотела плакать. Это были слёзы больного сердца моего, души моей. Мне было очень больно.
  Я продолжила запись.
  
  26 июня, 23:44
  Какую ужасающую, ужасную, кошмарную боль испытывало моё сердце.
  Ничего не поделать, я люблю его. Кирилл, я прощу тебя, только должно пройти время. Я люблю тебя, Кирилл! Люблю и ничего поделать не могу. Не могу забыть тебя! Ты у меня на первом месте. Сердцу не приказать, тебя я не смогу забыть! Я склонна мечтать, что готова прямо сейчас простить.
  'Любви все возрасты покорны' - говорил великий Пушкин. Да это действительно так, в любви, ни в каких возрастах нет помехи.
  'Счастливые часов не наблюдают' - утверждал златоглавый Грибоедов. И здесь есть малая истина.
  Я это вспоминаю, потому что, сердце просто кричало об этом. Не могу забыть и всё! В сердце запал он мне.
  Бабушка Оля зашла пожелать мне спокойной ночи.
  Удачи, дорогой дневник!
  
  -Женя! Женя, а почему у тебя глаза на мокром месте, а? - с жалостью спросила бабушка Оля.
  -Да ничего бабушка Оля! - ответила я, стараясь спрятать слёзы волосами.
  -Женя, что случилось! - спросила вновь бабушка Оля.
  -Бабушка, да ничего не случилось! - уверяла я её.
  -Хорошо, Женя, я не буду заставлять признаваться в том, что случилось! Не буду заставлять! - повторяла бабушка Оля. - Спокойной ночи, Женечка!
  Она потихоньку удалялась и вскоре вышла из комнаты.
  Ложусь спать, на сегодня с меня приключений хватит
  Страдать мне, не перестрадать.
  Я выключила свет и мучительно уснула.
  
  4.Слёзы. Самообман.
  
  С утра и, в общем, со вчерашнего вечера, настроения у меня не было вообще.
  Я старалась не думать о Кирилле, но мысли о нём возвращались в голову.
  Всё труднее было скрывать, что мы с Кириллом в ссоре.
  И, в конце концов, к трём часам дня, я совсем расклеилась.
  Я лежала на кровати и плакала. Громко плакала. Бабушки и дедушка Ваня услышали мой плач.
  -Дорогая, что случилось? - спросили бабушки и дедушка.
  -Бабушки, он целовал Катю! Я их видела! Не прощу ему этого! Не прощу! - сказала я, плача от горя.
  -Женечка, не плачь! Успокойся! - успокаивали меня бабушки.
  -Бабушка, как же мне не плакать! Он предал меня! - сквозь слёзы говорила я.
  -Кто? - спросили бабушки.
  -Кто-кто? У меня, что так много ухажёров, в которых я влюблена? - спросила я.
  -Кирилл? - вновь спросили бабушки.
  -Да, кто ж ещё! Он целовался с этой предательницей - моей бывшей подругой Катькой Беркович - снова ответила я.
  -Что? Катя? Беркович? - спросила бабушка Валя.
  Между бабушкой Валей и бабушкой Олей завязался диалог.
  Я не слышала их разговор потому что, они отошли в сторонку.
  -Оля, надо что-то делать! Иначе бедная девочка страдать будет сильно, да ты посмотри, как сейчас она уже страдает? - возмутилась бабушка Валя.
  -Да, действительно, девочка страдает, а что надо делать? - спросила бабушка Оля у бабушки Вали.
  -Надо Женечку помирить с Кириллом, иначе начнутся у влюблённых проблемы - ответила бабушка Валя.
  -Да, только вот как? - спросила бабушка Оля.
  -Потом расскажу! - ответила бабушка Валя.
  -Хорошо! - согласилась бабушка Оля.
  -Бабушки! О чём вы шепчетесь? - спросила я.
  -Ни о чём! Женечка, ни о чём! - спокойно ответили бабушки.
  В комнату вернулся дедушка Ваня.
  -Женёк, а ты чего плачешь? - заинтересованно спросил дедушка Ваня.
  Я ещё больше заплакала, и к большому сожалению, больше не смогла остановиться. Я не могла говорить. Голос дрожал от слёз.
  -Иван! - крикнула бабушка Валя.
  -Валя, пусть Женечка сама расскажет - будто прочитав мои мысли, сказала бабушка Оля.
  -Хорошо, бабушка, я расскажу сама! - согласно подтвердила я.
  -Ну, Женёк! Не мямли! - попросил дедушка Ваня.
  -Он...целовался...с ...ней - заикаясь, говорила я.
  -Кирилл что ли? - спросил дедушка Ваня.
  Тут я поняла что меня никто не понимает.
  -Да, Ваня! Кирилл. Кто же ещё-то - сказала бабушка Валя.
  -И что он натворил такого, что Женёк в слёзы ударилась? - спросил дедушка.
  -Женёк! - утешительно попросила бабушка Валя.
  -Он, то есть Кирилл, целовался с Катькой Беркович - ответила я, вытирая слёзы.
  -Что? Катькой? Беркович? - удивился дедушка.
  -Да, наглая дочурка вашего Сан Саныча - проговорила я - Она обещалась отомстить мне за Сан Саныча, вот результат - отомстила! Это ж надо по самому больному бить.
  -Ну, не плачь, Женечка! Ты возьми и прости Кирилла, назло Кате! - предложила бабушка Оля.
  -Нет, бабушка Оля, я не прощу его! Мне больно! - жаловалась я.
  -Я понимаю тебя, дорогая моя, но юношеский максимализм ещё никому ничего хорошего не принёс... - недоговорила бабушка Оля.
  -Ты такая великодушная, бабушка! - восхитилась я бабушкой.
  -Спасибо конечно за комплимент, но Женечка, я тебе дело говорю! Не надо поддерживать юношеский максимализм! Я тебя умоляю! Не надо! - просила бабушка Оля.
  -Хорошо, бабушки! Но я не прощу Кирилла! Пусть гуляет со своей 'Катюшей' - огрызнулась я.
  -Ну, почему так жестоко? - спросили бабушки.
  -Бабушка, пусть я буду страдать, пусть я не буду счастлива, не прощая Кирилла, пусть хоть я всю жизнь буду страдать, никогда! Никогда! Не прощу его! - твердила я, и снова начинали у меня по щекам течь слёзы.
  -Женёк! Не плачь! Успокойся! Всё будет хорошо! Вот помиришься с Кириллом и будешь всегда навеселе - попытался успокоить дедушка Ваня.
  -Дедушка! - дрожа голосом, проговорила я.
  -Женечка, ты успокойся, и слушай только сердце! - посоветовала бабушка Валя.
  -Хорошо, бабушка Валя! - согласилась я. Я вытерла слёзы и через силу улыбнулась. Я вытерла слёзы и через силу улыбнулась.
  -Спасибо, вам бабушка Оля и бабушка Валя и дедушка Ваня! - поблагодарила я.
  -Да ладно! Пожалуйста! - в один голос отозвались бабушки.
  -Что значит да ладно? Надо говорить вот так! На здоровье, Женёк! - сказал дедушка Ваня.
  Я была довольна, но душа просто кричала, нет, даже требовала, чтобы я простила Кирилла. Однако я теперь слушала разум. С ним легче переживать ссору с любимым мною Кириллом. Но плохо мне без него. Ну не могу я без него! Не могу! Но и первой сделать этот шаг я не собираюсь! Слабачкой могу показаться. А уж показываться полной слабачкой без выдержки, без любимого я не могу. Продержусь как-нибудь.
  Всё заканчиваю нюни и собираюсь с собой! Достаточно!
  Я сегодня слишком сильно страдала. С меня этого страдания хватит. Заканчиваю плакать. Забуду Кирилла, как страшный сон.
  По крайней мере, попытаюсь забыть его. Что смогу то сделаю. Всевозможно.
  
  27 июня.
  Я сегодня слишком сильно и много страдала.
  И чего парней в Трёх Соснах мало? Найду себе парня и получше предыдущего! Может какой - нибудь эффект будет. Например, его ревность. Ой, я буду рада видеть как он тоже страдает!
  Всё пока дневник! Твоя Женя.
  
  5.Сговор. Агрессия. Попытка забыть.
  
  В Кучугурах наступил вечер. Женя собралась на дискотеку с Лёхой.
   Лёха начал думать что Женя влюбилась в него. А не тут - то было! Она всего лишь мстила Кириллу.
  
  
  Я уже переоделась на дискотеку. Я вышла на улицу и увидела Лёху.
   - Ну, что поехали на дискотеку? - спросил Лёха.
   - Ну, поехали! - сказала я.
  "Мы" уехали на дискотеку. Лёха встретил своих друзей и сказал что я голландка и по - русски нифига не говорю. Вот Лёха дурак!
   Дискотека длилась недолго. Всего два часа. Лёха полез ко мне целоваться. Однако, я ему врезала пощёчину. И кажется, это отрезвило его.
   - Жень, ты чего? - спросил Лёха, до конца не врубившись о чём я.
   - Меньше будешь лезть целоваться! - сказала я и дала ещё одну пощёчину.
   Я ушла из клуба. Я прокричала ещё что - то непонятное и друзья Лёхи поняли что я слишком быстро "научилась говорить" по- русски. Я вернулась домой. В этот день я больше ничего не записывала свои мысли в дневник.
   - Я не могу забыть тебя! - громко прошептала я. - Как я не стараюсь забыть тебя, всё равно не могу! Ты наверное, специально решил разбить мне сердце своей возлюбленной. Моё сердце принадлежит только тебе! Тебе. И никому больше!
   Я пришла к выводу, как ни старалась бы я забыть свою первую любовь, она не может забыться.
   Я легла спать.
  
  
   Мне снился сон.
  
  Мы с Кириллом гуляем по тем же романтическим аллеям. Он держит меня за руку. Найдя цветок на полянке он срывает его и от всей души и сердца дарит его мне. При этом действии подарка, мы совсем недалеко друг от друга лицами. Кирилл потянулся ко мне, чтобы поцеловать, я закрыла глаза прежде чем он коснулся моих губ. Кирилл крепко зажал меня в объятиях, и мне ничего не оставалось как ответно положить обе руки на его плечи.
  Между нами возник диалог:
   - Кирилл, ты единственный понимаешь меня, я только сейчас это поняла, - сказала я. - Ты прости меня, я переборщила немного с не прощением.
   - Что ты Женя Максимовна, это я должен просить прощения - ответил он.
   - Что? Значит, у вас что - то было? - ревностно взорвалась я.
   - Женя, опять ты начинаешь? - возмутился Кирилл.
   - Что? я начинаю? Значит, у вас было, тогда всё ясно - яростно ревновала я его. Я покраснела от злости. Никогда не испытывала такое сильное чувство - яростную и сильную ревность.
   - Женечка, успокойся! Не было у на ничего! - объяснял он.
   - Что? Ты тут объясняешь мне что якобы у вас ничего не было, а я успокойся? - уже повышенным тоном кричала ревностно я.
   - Женя... - мямлил Кирилл.
   Я была готова сейчас же взорваться, но Кирилл заключил меня в крепкие объятия и поцеловал, очевидно чтобы я замолчала.
   - Хорошо, Кирилл! Я тебе верю, верю что у вас с Катей ничего не было верю что ты передо мною ни в чём не виноват, но знаешь, я пыталась забыть тебя, страдала, не прощая тебя, плакала, не могла без тебя - честно призналась я, под его взглядом, полным счастья и нежности. Я иначе не могла. Его взгляд и любовь растопили мою душу. Боже! я похожа на Снежную Королеву! Точнее была похожа до Трёх Сосен и до лагеря. После лагеря и настойчивых ухаживаний Кирилла, я сдалась. Не зверь же я в конце - то концов. И я не каменная, чтобы не влюбляться.
   - Женя... - пролепетал он.
   - Что? - заикаясь шёпотом спросила я
   - Я люблю тебя! - таким же шёпотом признался Кирилл.
   - Я... - не успела договорить я. В этом тихом шёпоте скрывалась обстановка нежного поцелуя.
  
  
  Я резко проснулась, поэтому не сразу поняла что всё это всего лишь сон.
   Я встала, умылась и позавтракала.
   Мой сон что вещий? Что ли? Он сбудется? Сегодня же понедельник. Значит, мне не долго осталось мучить себя и его.
   Пока я собиралась как за мной приехал Лёха.
   Приехали мы до лагеря. Лёха остановил мотоцикл возле дерева, как я увидела Кирилла. Он окинул меня довольно - таки долгим взглядом. Я решила действовать.
   - Лёха, поцелуй меня! Быстро! - приказала я.
   - Не, Женька, не буду! Врежешь ещё! - он припомнил мне тот случай.
   - Ладно, тогда я сама! - сказала я, и легонько с чувством отвращения чмокнула его, тем самым вызвав негодование со стороны Кирилла. Правда он дожидался уезда Лёхи.
   Я подошла к сцене. Ко мне подошёл Кирилл. Ох, и знала я что этом "поцелуем" вызову его ревность.
   - Жень, кто это был? - разрываясь от ревности спросил Кирилл.
   - Ой, Кирилл Александрович! Вы ли это? - съехидничала я.
   - Жень, кто это был? - повторил он.
   - Кирилл, не пудри мне мозги! Лады? Катюшечке своей иди и пудри и без того безмозглой блондиночке! - я продолжала ехидничать.
   - Женя, ты всё не так поняла! - теперь он догадался на счёт чего я так с ним поступаю.
   - Кирилл, вот только не надо себя оправдывать! Я всё видела и всё прекрасно поняла! - как можно равнодушнее выкинула я. - И будь другом, оставь меня в покое!
   - Хорошо! - ехидно в ответ выкинул он. Кирилл взялся звонить. По видимому своей ненаглядной "Катюшечке".
   - Алло, Катя! - Кирилл сделал звонок на зло мне.
  Я нарочно ехидно улыбнулась.
   - Да, Кирилл, - ответил он своей "Катюше".
   - Твой пластмассовый пупсик! Ой-ей-ей! - дразнилась я.
   - Да, давай сегодня встретимся? - предложил Кирилл ей.
  Я конечно злилась, но старалась не показывать свою злость.
  
  
   Валентина Петровна, Ольга Николаевна и Иван Степаныч в это время разрабатывали план по примирению влюблённых.
   Ивану Степанычу в голову пришла гениальная мысль. Он не сказал об этом только Ольге Николаевне, потому что по плану Женя должна позвонить на радио, где и работает её возлюбленный, но Иван Степаныч и Жене не сказал об этом.
  
  
   Дедушка Ваня попросил меня позвонить на радио и поздравить бабушку Олю и Сан Саныча с теперешними отношениями. Под предлогом охрипшего голоса, дедушка попросил меня.
   - Здравствуйте! - ответили с радио.
   - Здравствуйте! Я хотела бы поздравить Ольгу Николаевну Ковалёву и Александра Александровича Берковича с началом новой жизни, не затягивайте с детьми, и просим поставить песню, в честь этого события... - я не успела докончить.
   Я услышала знакомый голос. Кирилл? Человек, которого я старательно избегала, оказался на радио. Боже мой!
  - Женя? - узнал мой голос он.
  - Кирилл? - догадалась я.
  - А ты зачем звонишь? - спросил Кирилл.
  - ? Что? Я? Может мне вообще ни куда не звонить? - я бросила трубку. Мы окончательно рассорились. С последней фразой я кажется переборщила.
   Ну, бабушка! Это была твоя инициатива! Я сейчас взорвусь!
   Я зашла в комнату.
   Я включила на всю катушку "чумачечую весну" и выкидывала в окно всё, что только попадалось мне под руки: чашки, фарфор, люстра, тарелки, сувениры, книги, вещи.
   Я кричала слова "чумачечей весны", под которые под руку попадалось всё новее и новее какая - нибудь вещь.
   В конце песни я выкинула настольную лампу. Жестоко же ей досталось!
   Ох, как легче мне стало! Не могу! Ха - хммм! Ах! Плохо! Легче от малого сумасшествия стало! Намного легче!
   Я прилегла на кровать. Из глаз нежданно рекой хлынули слёзы. Мне больно! не могу! Я немедленно прощу его!
   Устав плакать, я успокоилась и уснула.
  Проснулась я только вечером, и сразу же взяла дневник.
  
  28 июня. Сумерки
  На улице темнеет. Сегодняшний день опять не удался. В принципе как и вчера и позавчера.
   Сегодня случилось два очень - очень плохих события.
   Во - первых, я заставила Кирилла ревновать. Может это и хорошо, но сердце щемит, а разум радуется.
   Во - вторых, мы с Кириллом окончательно поссорились. Теперь навряд ли когда - нибудь помиримся. А мне мучайся. Мы два сапога пара.
   I love you! I'm sorry, we both guilty! We both guilty!
   В принципе, ты должен просить у меня прощения, я преуменьшаю его вину.
  Если бы я не устраивала его ревность, он бы не устраивал мою.
   Во втором случае, если бы я не позвонила на радио и не поздравляла бабушку Олю и Сан Саныча не было бы ссоры. Бабушка Оля и Сан Саныч в этом не виноваты. Никто не виноват.
   Каждый день думаю простить Кирилла. Но не могу.
   " Юношеский максимализм, юношеский нигилизм ещё никому ничего хорошего не принёс... - процитировала однажды моё поведение бабушка Оля.
   Не знаю, может быть бабушка Оля на счёт меня права.
   Ну, до свидания мой любимый дневник!
   Твоя Женя.
  
  Записав мысли спросонья, я продолжила спать.
  
  
  Я шла по Кучугурам и мне навстречу шёл Кирилл.
   С каждым шагом всё было как наяву.
   Мы стояли друг против друга всего в семидесяти сантиметрах, как я сказала ему первый вопрос.
   - Кирилл, прости меня! - тихо умоляя, произнесла я.
   - Женя, ты в этом сама виновата - ответил Кирилл.
   Я опустила веки. Из глаз быстрым ручьём одна за одной текли слёзы.
   - Я виновата в том что видела тебя с Катей? - со слезами на глазах спросила я, при этом влюблённо с прощением взглянув ему в глаза, которые топили моё сердце, несмотря на то, что это я первая видела любимого мной Кирилла, целующегося с моей бывшей подругой Катей.
   - Нет, Женечка, это я видел тебя с этим твоим парнем - безжалостно ответил он.
   - Что! - я задумавшись взглянула на землю, попытавшись вспомнить такой момент.
   В это время Кирилл ходил вокруг меня, очевидно задумав вскружить мне голову.
   - Не думай об этом, любимая! - перебил мои думы Кирилл. Я озадаченно моргнула слегка сморщив брови.
   - Любимая! - уже громко повторил он.
   - Кирилл ... - грубо начала я.
  Он неожиданно впился в меня поцелуем.
   - АА! Я поняла! Ты пытаешься воспитать во мне принцип вины, но у тебя этого не выйдет! Оставь меня в покое! - сказала догадливо я.
  Сказав свои догадки прямо, я ушла.
  
   О! И долго ещё меня будут мучить ночные кошмары? Господи! Боже мой!
  Наконец проснувшись совсем, я встала и пошла завтракать.
   Завтракая, я всё ещё не могла от ночного кошмара. Со мной завтракала и бабушка.
   - Ба, вы -то пойдёте на закрытие лагеря? - поинтересовалась я у бабушки Вали. Неужели сегодня уже 29 июня? Значит, со дня нашей ссоры прошло всего несколько дней. Боже мой! Как будто целый век!
   Всё заканчиваю свои думы по поводу парней и иду готовиться к закрытию.
   - Естественно, Женёк! Как же! Ведь там же будут наши внучики! - ответила бабушка Валя.
   После бабушкиных слов обстановка обмякла.
   - Женечка, ты прости нас дураков старых, мы ж не со зла всё это затеяли, хотели как лучше, а получилось как всегда - грустно сказала бабушка Валя.
   - Да ладно! Бабушка, всё в порядке! - сказала я, однако после этих слов у меня мозги как будто отключились. В этом состоянии я промямлила :
   - Да уж! мы с Кириллом ещё хуже поссорились, теперь уже вряд ли когда - нибудь помиримся
   - Ой что ж мы наделали! Ох! Ах! Оох! Ещё хуже сделали, и так безнадёжно поссорившейся паре! Господи прости! - клялась бабушка Валя. - Прости нас, Женечка!
   Бабушка говорила со слезами на глазах. У меня просто защемило сердце.
   - Бабушка, да ничего страшного! Подумаешь, я пострадаю! Ничего! Это пройдёт! - сказала я.
   - Ой, ёй - ёй! От этого не легче! - плакала бабушка Валя.
   - Ба, успокойся! - я подхватила плач бабушки. - Ничего такого не произошло! Я всего лишь на всего безнадёжно поссорилась с парнем...
   Я прервалась, разум опять куда - то улетел.
   - Любимым парнем . . . - в отключённом разуме сказала я.
   - Вот видишь, говорю же! Я не хочу чтобы ты страдала! - сказала бабушка Валя.
   - Ну, всё, бабушка! Пойдём! - я её сбила с толку.
   - Пойдём, Женёк! - опешила бабушка Валя.
   Я надела лёгкое летнее красновато - коралловое платье и завилась.
   Уже через полчаса мы пришли к лагерю.
   Кто ж знал что меня ждёт неожиданная неприятность, да ещё от кого . . . от Кирилла, ну этого я точно от него не ожидала.
  Расскажу - ка я поподробнее.
   За кулисами мы с Кириллом встретились, он стоял за параллельной правой кулисой.
   - О, красотка Мэри пожаловала! - грубо комплиментировал он.
   - Ой, ой, ой! Предательский герой! - в ответ выкинула я, и вместе с этими словами я кинула в него перчатку.
   - А сама - то! Сама - то не сказала кто он! - поддразнил Кирилл.
   - Что? С какой стати? У тебя же есть твоя Катерина Беркович, а что у меня никого не должно быть в ответ тебе? - я швырнула в него кусок ткани.
   К моему глубокому сожалению, он поймал перчатку, и кусок той ткани.
   - Говорю же тебе! Я её не целовал! Хотя ты можешь думать как хочешь! Мне всё равно! - Кирилл кинул перчатку в меня. Перчатка пришлась мне прямо по плечу.
   Потом он запустил в меня ещё и ткань, которой меня скрыло руки, по пояс. Я запнулась обо что - то. Сама не знаю обо что.
   - Ой, мамочки! Ой! - я с чувством страха рухнула всем телом на пол. И... кажется руку вывихнула...ой! Я громко закричала от боли.
   - Помогите! - кричала я. К счастью, меня услышал Кирилл.
   - Что случилось? - испуганно спросил он.
   - Я руку вывихнула! Дурак! - я сейчас была на него очень сильно обижена. Ну...как обычно обижаются маленькие дети.
   - Дай я помогу! - Кирилл взялся помогать мне, но я отказалась от помощи. Он настойчиво продолжал помогать.
   - Не надо! Я сама! - я пыталась закрыть вывихнутую руку, но он взял ту ткань об которую я запнулась и обмотал руку. Я попыталась встать, но неожиданно обнаружила ещё вывихнутую ногу.
   - Аах! - выдохнула я.
   - Больно? Давай я помогу тебе! - настойчиво предлагал помощь он.
   - Ладно, так и быть. Помогай! Только на прощение не рассчитывай! - злобно предупредила я.
   Кирилл взял меня на руки и отнёс к Инне Алексеевне, местной докторше.
   Инна Алексевна наложила мне повязку на вывихнутую руку, а ногу намазала какой - то чудодейственной мазью для вывихов.
   - Я дам тебе трость, она поможет тебе ходить в первое время, а потом уже можешь бегать, прыгать и прочее и прочее - сказала Инна Алексевна. - И ещё, постарайся - ка ты, Женя, поменьше ходить!
   - Хорошо, Инна Алексевна, я буду поменьше ходить! - ответила я.
   - На перевязку прийти надо только послезавтра, - вновь проговорила Инна Алексевна.
   - Хорошо! сказала я. - До свидания, Инна Алексевна!
   - До свидания, Женечка! - попрощалась Инна Алексевна. - До свидания, Кирилл!
   - До свидания, Инна Алексевна! вежливо попрощался Кирилл.
   Он снова помог мне идти дальше.
   По дороге мы разговаривали.
   - Почему ты меня не бросил? Зачем ты мне причиняешь эту боль? Или тебе приятно купаться в той грязной лужице боли? - спросила я.
   - Нет, мне конечно, не нравится, но так лучше, - ответил он.
   - Оставь меня! Я сама дойду до своего дома! Всё! Ты иди, я сама! - Я отвернулась чтобы не показать ему свою гримасу боли, исказившейся на моём молодом лице. Я мучительно положила свои руки на голову, закрываясь от него.
   - Женя, я всё понимаю, . . . - Кирилл неожиданно повернулся ко мне, но я не видела его.
   - Ты что расстроилась? - грустно удивился он.
   - Не трогай меня! Ради Бога отвали от меня! Я сама пойду! - обиженно крикнула я, и ушла подальше от него.
   Он не поняв меня смотрел мне в мой путь.
  Я уходила, я видела как и он мучается в этой безмолвной и бессердечной любви... но что могла сделать я? я ничего не могла сделать для него...
  Я шла всё дальше и дальше, спасибо Инне Алексевне что она дала мне трость. С её помощью я могла нормально ходить.
  Наконец я настигла дом, и могла спокойно вздохнуть. Я зашла домой и увидела бабушку.
   - Женя?!? Что случилось? - спросила бабушка Валя.
   - Всё ОК, бабулечка! Просто руку и ногу подвернула, - как можно спокойно ответила я.
   - Как это? Боже! Женечка, надо срочно в больницу! Как ты подвернула разом и руку и ногу? - спросила бабушка Валя.
   - Да так запнулась, да и как полетела на тяжёлую коробку. Ничего страшного ба! Всё нормально! - уверяла её я.
   - Да? Ну, тогда ладно! - сказала она.
   - Я пойду в комнату! - задумчиво сказала я.
   - Иди! Отдохни! - улыбалась бабушка.
  Я всячески старалась скрыть новую ссору с Кириллом, и у меня это отлично получалось. Ну теперь, когда я в комнате, можно себе позволить выкинуть страдания наружу!
   Ну и месть же придумала Катька, когда решила за своего отца мстить мне!
  В гости зашла бабушка Оля, она теперь живёт у Берковича.
   - Здравствуй, Валя! - послышалось снизу. - Что случилось? Почему ты расстроена?
   - Здравствуй, Оля! - сказала в ответ бабушка Валя. - Да Женька руку и ногу одновременно подвернула! Да и выглядит она неважно! Бледная какая - то и глаза страдальческие. Наверное, из - за ссоры.
   - Наверное, из -за ссоры. - ступорно повторила бабушка Оля. Бабушка внезапно вышла из внезапного ступора. - Валентина, сиди здесь, а я пойду поговорю с Евгенией!
   Ой, а я - то думала что смогла скрыть своё состояние! А оказывается всё у меня на лице написано!
  Через секунд тридцать в дверь раздался стук.
   - Женя! Ты спишь? - спросила бабушка Оля.
   - Нет, бабулечка, не сплю! - отозвалась я.
   - Мне нужно с тобой поговорить! - сказала она.
   - Хорошо, бабушка! Давай поговорим! - согласилась я и открыла дверь.
   Открыв дверь, я увидела перед собой женщину, которая была теперь поистине счастлива, но убита тем, что её внучке плохо.
   - Женечка! - со слезами она бросилась обнимать меня.
   - Бабушка! Что - то случилось? - я как можно больше удивления старалась придать тону, которым говорила сейчас, будто вовсе не слышала разговор бабушек.
   - Я не могу спокойно жить зная что тебе плохо! - жалостно сказала она.
   - Бабушка, всё нормально! - пыталась уверить её я.
   - Женя, я чувствую что ты что - то мне не договариваешь! - с подозрением сказала она.
   - Да, бабушка, ты права! Я действительно скрываю от вас свои страдания, но мне больно о них даже говорить! Вот даже сейчас при одном упоминании о существовании страданий, я... у меня сердце щемит... я не могу... - я не могла больше плакать, слёзы я все выплакала, но в душе так гадко ещё никогда не было. - Знаешь что бабушка, мне кажется это испытание... оно уготовано для того чтобы я стала сильнее.
   - Женя, каждое испытание послано нам Богом, для того чтобы мы все были сильнее, моя милая внученька! - мило улыбнулась бабушка.
  Бабушка погладила меня по голове.
   - Бабушка, почему так не справедливо? - спросила я её.
   - Женечка! О! Ты преувеличиваешь! Это испытание...ты должна выстоять его...но...должно пройти время...прежде чем...Ой! - тяжело выдохнула бабушка.
   - Что, бабушка? - со слезами спросила я.
   - Моя дорогая, прежде чем пройдёт достаточно времени, чтобы ты, простила все грехи первой любви, ты сейчас ничего не понимаешь, но и не сможешь понять, если ты не захочешь даже слушать, - пояснила бабушка Оля.
   - Бабушка, я поссорилась с подругой, это первое, и она же - мой враг, целовалась с единственным человеком, которому я могла доверять после этой нелепицы, - сказала я.
   - Спокойной ночи! - сказала она, поняв, наконец, что со мной разговаривать о прощении - тщетно.
   Господи! За что мне эти наказания? Боль, страдания?
  Даже в самую обидную ситуацию не было так больно!
  
  
   29 июня. Глубокий вечер.
  
   Какая жестокая штуковина жизнь,
  Любовь в ней жестче всего
  Со всех сил за свой век держись,
  Любовь в ней жестче всего...
  За что любовь дана мне?
  За муку, за страдания?
  Открою душу жёсткой мгле
  Открой свои желания!
  
  Любовь страданья лишь приносит,
  Души девичьей не жалея...
  Вчера гуляли по аллеям
  Сегодня плачу я болея
  От этих очень громких мук
  Уж лучше не иметь подруг.
  От них ты благодарности не жди,
  И мокни ты в эти дожди.
  Увела подруга жениха,
  Не боясь Божьего греха.
  В Аду, на последнем круге
  Место самое подруге.
  
  Последнее стихотворение я посвятила своим мукам.
  Короче говоря, спокойной ночи, дорогой дневник!
   Твоя Евгения Ковалёва.
  
  
  Я положила дневник на место и легла спать.
  
  На этот раз уснуть было не так мучительно, как в прошлый, хотя по сути я была действительно больной сегодня, нежели вчера. Хотя я поняла одно, это то, что физическая боль никогда не сравнится с душевной. Душевная боль куда хуже физической.
   Проснувшись утром, я почувствовала, что от мази Инны Алексеевны есть толк, моя нога перестала болеть.
   Уже с утра я решила прогуляться по Трём Соснам.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  . Последний романтический вечер на это лето
  
  Где есть любовь, там нет страдания, которое могло бы сломить человека...
  Феликс Дзержинский
  
  Бабушки помогли мне собраться на прощальное свидание.
  У меня по щекам ручьём катились слёзы грусти-печали. Бабушка Валя отвлеклась на кухню. Бабушка Оля взглянула на меня.
  - Женя, а ты чего плачешь? - спросила бабушка Оля. - Всё ж хорошо!
  - Да, ты права, бабушка! Всё хорошо! Да только расставаться с этим городом, с этой атмосферой не хочется - ответила я.
  - Понимаю, понимаю что расставаться с первой любовью, пусть даже на время, тяжело - с сочувствием сказала она.
  Слёзы навернулись и на глаза бабушки Оли.
  - Ну всё! Хватит! Перестань плакать! Тушь потечёт! - предупредив опомнилась бабушка.
   С кухни вернулась бабушка Валя.
   - Что случилось, Женёк? - заинтересовано спросила бабушка Валя.
   - Наша Женя не хочет уезжать от нас! - ответила бабушка Оля.
   - Женёк! Мы тоже не хотим что бы вы - наши внучки, уезжали от нас! - бабушка Валя внезапно подхватила слёзы бабушки Оли.
   - Бабушки, я ведь вас люблю! Я ведь так привыкла к вам за это лето! Я просто не знаю как я буду без вас в Москве! - плачевно сказала я.
   - Мы тоже вас любим, наши внучики! - сказала бабушка Валя.
   - Женя, а ты не опаздываешь? - спросила бабушка Оля.
   - Ой! И правда! - я заметила сколько сейчас времени.
   - Иди! Беги! Торопись! - Бабушка Оля поторапливала меня, потому что я была не в состоянии оставить слёзы и идти на свидание.
   - Иду! Иду! - сквозь слёзы вымолвила я.
   - Иди, Женечка, иди! - слова бабушки Оли подхватила бабушка Валя.
   Я взяла сумочку и пошла на свидание. Отчего - то я сильно волновалась, сердце бешено колотилось. Медленно шагая к нашему мосту, я начала думать о самом грустном - о расставании на год, год, который я вновь буду одна, и мы оба влюблённые будем страдать в разлуке, как я буду страдать о разлуке с этим городом!
   Дойдя до моста, никого не обнаружив, я взглянула на речку.
   -Эх, Кирилл! Неужели ты меня опять обманул! Неужели я заслужила к себе подобное отношение? Видимо у него была до меня девушка, которая больно кольнула его! - едва слышно рассуждала я. Я не заметила как он пришёл. Он стоял недалеко всего полуметре от меня.
   - Не было у меня никого кроме тебя!
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"