Муратов Дамир Юсифович: другие произведения.

Легенда о Заратустре

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


Муратов Д.Ю.

Легенда о Заратустре

Содержание

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Возрождение Заратустры
   Погрузившись на время в пучину мрака, пройдя сквозь миры хаоса и безумия, Заратустра снова возродился. Пересмотрел свои взгляды на жизнь, задружился с нормальными богами и неплохо проводил время. Но как-то вспомнив о том, что он человек и что-то там о человеческом долге, отложил на послесмертье несколько лестных божественных предложений и спустился с вершин в долину. Собрал народ на площади и толкнул им свежую порцию заоблачных откровений по текущему моменту. Люди внимательно послушали, впечатлились, покивали и разошлись, вернувшись к своим привычным делам. Оставшись один на пустой площади, Заратустра подумал: - "Одно из двух - или это никому не нужно или я снова что-то невкуриваю". Но сильно на эту тему заморачиваться не стал, поскольку услышал звуки нехитрой музыки из недалеко расположенного трактира, куда и пошел, чтобы приятно провести время в ожидании нового дня, который, как известно всем, мудреннее и сам о себе позаботится.
  
   Выбор Заратустры
   Не найдя среди людей подходящего себе промысла, и женщины, которая смогла бы быть ему женой, Заратустра вернулся в свою обитель. Один из богов, увидев его печаль, предложил:
   - Давай, я подниму тебя на вершину этого мира, где почти никто из людей не бывал. И ты ясно увидишь то, о чем здесь можешь только предполагать, размышлять и строить догадки.
   Но Заратустра слишком сильно был погружен в мир людей, чтобы принять это предложение.
   - Какой мне прок от истин, о которых не знают люди. Они мне не поверят, а если и поверят, то и половины не поймут. И из непонятого, как обычно, будут штамповать букеты лжи и полуправды. Исказят и будут перевирать мои слова, и приписывать мне, о чем я и не думал.
   Это знание ещё больше увеличит пропасть между мной и людьми.
   Да, оно сделает меня равным богам, но не богом, и форма всё больше будет не соответствовать содержанию, что не очень удобно.
   - Ты все равно пойдешь на вершину - о ком-то вспомнив, заметил бог.
   - Да - подумав, согласился Заратустра. - Но позже. А сейчас я пойду искать себе жену и мать моим детям. И поищу себе более практичное занятие, которое обеспечит хлебом насущным не только меня, но и мою семью.
  
   Синкретическое
   - Заратустра, а где символ твоей веры?
   - Зачем он мне? Меня боги и так любят.
   - Боги? Но ведь Бог - один.
   - Один? Ну хорошо хоть один, у многих и одного нет. 
   И, вспомнив случайную утреннюю встречу, добавил: - А некоторые и без царя в голове как-то умудряются жить.
  
   Спрос диктует предложение.
   Как-то в обитель Заратустры заглянул человек из долины.
   - У нас появился проповедник. Он постоянно твердит о боге, который всех любит и всем поможет, читая нам, по своей толстой книге, разные премудрости.
   - Хорошо, что читает - заметил Заратустра. - Может ваших детей грамоте обучит, и то дело будет.
   - А почему ты нам больше ничего не говоришь про богов? - спросил человек. - Мы помним, когда ты появился в долине и говорил о богах, какое от тебя сияние исходило. Ты разуверился в своих богах?
   - Как я могу разувериться в том, что есть. Мир богов никуда не делся, да и что ему станется. Когда я спустился к вам в долину, я хотел людей научить грамоте богов, но большинство и обычной грамотой не владеют. Мне было чем удивить вашего короля, и он не раз удивился, но сказал, что его придворные мудрецы ничего такого не слышали, об этом никто не говорит, все это слишком сложно, а у меня и диплома то никакого нет и рекомендаций и так далее и в том же духе. Когда я пошел к вашим чародеям, звездочетам и чернокнижникам, они сказали, что здесь у людей другие заботы, здесь это никому не нужно, и никто за это платить не будет, а кушать хочется каждый день. Поэтому лучше на это время не тратить.
   - А что на это сказали твои боги? Ты у них спрашивал?
   - Да, примерно тоже самое. Этот мир людей ещё молод и зелен и знание наше, пока не для мира сего, и всему свое время. Каждому времени свои истины и свои проповедники, свои гении и пророки, свои боги и полубоги. И лучше делать только то, чему время поспело.
   Мне, знакомый купец, возвращаясь из дальних стран, подарил мешок табака и бочонок вина. Угощаться будешь?
  
   Встреча со смертью
   ... Они поели, попили, набили табаком трубки и вышли на свежий воздух покурить. Гость спросил:
   - Ты тогда, внезапно и непонятно для всех, поднялся на высокую скалу и спрыгнул с неё. Но на удивление всем, почти не пострадал. Что это, вообще, было? 
   - Пара богов мне наглядно показала, что этот мир людей ещё пуст, как яркая детская погремушка, и здесь, по большому счету, ловить нечего. - ответил Заратустра.
   - Почему же ты тогда не разбился насмерть?
   - Другой бог замедлил мое падение.
   - Но зачем?
   - Он сказал, что если я уйду сейчас, то останусь таким же и никогда не повзрослею - не обрету новых смыслов, не наполню ими себя и, может быть, этот мир заодно. Что уйдя сейчас, я конечно попаду в мир богов, но там и без меня бездельников и дармоедов хватает, способных, разве что, псалмы распевать целыми днями. И такая жизнь мне тоже быстро надоест и наскучит.
   - И что ты думаешь о богах, которые подвели тебя к смерти?
   - У каждого своя правда - пожал плечами Заратустра. - Они не подводили меня к смерти, они, всего лишь, показали свою правду.
  
   Бог умер
   Как-то Заратустра встретил Христа. Судя по описаниям, время не изменило его.
   Заратустра пытался заговорить с ним, но разговор не клеился. Христос лишь улыбался и отвечал односложно. Тогда Заратустра спросил:
   - Как ты тогда воскрес после распятия?
   Христос внимательно посмотрел на него и сказал:
   - Я умер.
   - Как умер? В тебе было столько жизненной силы, ты не мог так просто умереть.
   - Это неважно. Для тебя, я - умер. Моя власть основана на вере. На вере слепых. А ты стал быстро прозревать, вспоминать и многое уже понимать. И я не властен над обстоятельствами твоей жизни. Иди своей дорогой, а я нужен ещё не прозревшим.
  
   Чудеса
   Мимо жилища Заратустры проходил человек. Завидев Заратустру, он окликнул его:
   - Заратустра пойдем в город что в долине, там сегодня праздник.
   - И что там будет?
   - Как обычно - гулянье, танцы, веселье.
   - Как обычно - повторил Заратустра, и добавил - ничего нового.
   - Да, всё как обычно - согласился человек. - Но, ты же легко можешь изменить это. Пошел бы, показал народу несколько каких-нибудь несложных своих чудес.
   - Я не фокусник и у меня нет никаких чудес - удивленно возразил Заратустра.
   - Почему ты говоришь неправду? Ты часто поражаешь людей своими деяниями. При мне, ты подошел к обезноженному, поговорил с ним, и он начал ходить. Разве это не чудо?
   - Нет, не чудо. Он всего лишь боялся ходить, и я только помог ему поверить в свои силы и правильно преодолеть свой страх. Другие так и остались лежать.
   - А та, добрая женщина, что делилась с тобой куском хлеба, когда тебе нечего было есть. Она, превращалась в безумную старуху, но ты вернул ей ясный рассудок, разве это не чудо?
   - Долг платежом красен - почему-то заметил Заратустра, и продолжил: - У добрых людей и беды - не беды, а так - временные трудности. Я посчитал время её трудностей, и в те моменты только присматривал за ней. Если вы не хотите считать время, говоря, что это сложно и непонятно, то причем здесь чудеса?
   - Ну, а когда пастухи перепились, в честь праздника, и стадо потерялось и люди не знали где искать, ты, проходя мимоходом, точно указал место, хотя шел совсем с другой стороны. Разве это не чудо?
   - Тогда мне подсказали боги. Но боги - не бродячие клоуны, чтобы развлекать людей на праздниках...
   Хотя, на самом деле, боги тоже, не прочь пошутить и Заратустра знал природу их юмора.
   Как-то, когда Заратустра был совсем молод, люди вынудили его пойти на общее сборище, где все должны будут говорить про мудрость очередного короля, который провозгласил новый этап пути в светлые дали, начатый ещё его то ли дедом, то ли прадедом. А иначе, пугали Заратустру, его занесут в списки врагов короля и королевства. Заратустра мало вникал в дела королевства, предпочитая проводить время с богами, но интуитивно чувствовал, что королевство загибается. Короче, что делать он не знал. И тут один из богов сказал:
   - А ты заставь их смеяться.
   - Как заставь?
   - Мало кто из людей может спокойно, как ты, воспринимать речь богов напрямую. Ты заговори с людьми их языком, но как с богами.
   Заратустра пошел к назначенному часу. Там каждый из людей говорил, о том, что он сделает ради короля. Говорили дежурными фразами и без интереса. Пришла очередь Заратустры. С первых же слов, люди начали смеяться. Каждое новое слово, произнесенное Заратустрой, вызывало новые взрывы и раскаты смеха. Смех расходился волнами и возвращался, накрывая всех и усиливаясь. Для Заратустры это было впервой, он сам был поражен таким эффектом. Делал большие паузы, но люди не могли остановиться. Тогда он, вообще, замолчал, не доводя дело до коллективного безумия и умопомешательства. Люди успокоились не сразу. С тех пор, в том королевстве, Заратустру, королевские люди, не звали на сборища. А потом и королевство окончательно загнулось, и на смену ему пришло другое.
   В другой раз, король другого королевства, пригласил всех на собрание, чтобы обсудить дела королевства. Заратустра оказался рядом, и тоже решил поприсутствовать. Там были, в основном, богатые, умные и знаменитые, а остальных не пустили ежедневные дела и заботы. Дела в том королевстве шли неплохо и своим чередом, поэтому он проводил время, в основном, в кулуарах, где общался с людьми. Впрочем, их истории успеха, обретения богатства, великих открытий, ничего нового для Заратустры не содержали, поэтому он быстро переместился к фуршетным столам, рядом с которыми разливали и подавали заморские вина, большинство которых Заратустра ещё не попробовал. Когда Заратустра, с очередным кубком вина, любовался молоденькими фрейлинами, внезапно, рядом с ним, появился бог. Осмотревшись, он спросил Заратустру:
   - Нравятся?
   - Кому не нравится здоровая, свежая молодость.
   - Ну так иди выступи перед собранием, обрати на себя внимание.
   - Взглянув на мою одежду, кто станет меня слушать и кто остановит на мне внимание? - возразил Заратустра.
   - Кого ты пытаешься обмануть Заратустра. Когда это тебя останавливало? Ты одним глазом смотришь на девушек, а другой не можешь оторвать от бочонков вина. Перестань пить, всё вино всё равно не выпьют, иди покажи собранию и королю, как лучше и проще разрешить их текущие трудности.
   Заратустра пошел, записался на выступление и вернулся. Оставшееся время, они проговорили о других делах. Оставаясь на волне божественной речи, Заратустра начал говорить. Всё опять повторилось. Люди чуть не катались по полу от смеха. Но король, утирая слезы от смеха, суть уловил, поблагодарил, чем-то щедро наградил, а одна из прелестных фрейлин сама подошла к Заратустре, рассматривая его, во все глаза, и говоря, что ей ещё никогда так не было весело, легко и смешно. И она хотела бы продолжить общение.
   Впрочем, не всегда божественная речь Заратустры вызывала радость. Когда у Заратустры бывали и другие настроения, кроме весёлого, люди часто от неё испытывали дикий леденящий страх и необъяснимый ужас, хотя Заратустра ничего такого не стремился вызвать. И даже жена Заратустры, привыкшая с ним ко всяким неожиданностям, каждый раз пугалась, хотя и знала, что ничего плохого от Заратустры ждать не стоит.
  
   Семейное счастье
   Как-то знакомый купец Заратустры, проезжая мимо его жилища, остановился передохнуть. Глядя на весело хлопочущую по хозяйству жену Заратустры, сказал:
   - А мы с женой разошлись. Восемь лет прожили, много добра нажили, а счастья так и не обрели. Вот вы, Заратустра, всегда и везде вместе столько лет, и не надоедаете друг-другу. Люди так вас и зовут - "веселой парочкой". Скажи мне, в чем секрет семейного счастья?
   - Не знаю, что и сказать - сладостно потянувшись, произнес Заратустра. - Я много всего разного слышал от людей про семейное счастье. Но, глядя как вы живете, сдается мне, что дело в обычаях и законах, по которым вы строите свою жизнь. И не так чтобы они плохи, просто грубы и примитивны. Они у вас направлены на соблюдение порядка, а не на обретение счастья и любви.
   - Но как закон поможет обрести любовь???
   - Видел я несколько миров людей, где то, что вы называете счастливым случаем, везением, подарком судьбы и милостью божьей - обыденность и в порядке вещей. Люди тех миров, хорошо знают жизнь и законы, на которых существуют их миры. Законы людей не расходятся с законами их миров, а их повторяют, поэтому там, ваше счастье легко достижимо.
   Дороги богов
   Как-то Заратустра спустился по делам в город. Проходя мимо храма его окликнул местный проповедник:
   - Здравствуй Заратустра, можно с тобой поговорить?
   - И тебе здравствовать. Да, конечно, поговорим.
   - Люди говорят, что ты дружишь с богами. Что ты специально выбрал удаленное место для жизни, чтобы тебя не отвлекала суета людей. Да и сам ты, только по странному стечению обстоятельств, родился в мире людей.
   Что только не говорят обо мне люди, подумал про себя Заратустра.
   - Скажи мне Заратустра, где можно увидеть твоих богов? - продолжил проповедник.
   - В мире богов, где же ещё.
   - Скажи мне Заратустра, кого из своих богов ты любишь больше всего?
   - Каждый бог велик и богат по своему, а в чем велик, в том и щедр. Я много чего не прочь поиметь от жизни, поэтому их не выделяю. Хотя да, с некоторыми мне действительно легко.
   - А как можно попасть в мир твоих богов?
   - Ты постоянно читаешь людям книгу про жизнь и мудрость своего бога. Начни читать книги про других богов.
   - Но это же будет предательство - что-то и кого-то вспомнив, возразил проповедник.
   - Ну, как сказать. Да, ты утратишь свою нынешнюю власть над душами людей, влияние и достаток, потому что, начав изучать жизнь других богов, в тебе поселится червь сомнения. Твои собратья всё меньше начнут понимать тебя, ты утратишь с ними общий язык, и может быть дело дойдет до вражды. Ты утратишь веру в святость помыслов своей братии, начнешь обличать их пороки, а они за это объявят тебя отступником от истинной веры и изгонят из храма. Твои сомнения будут всё больше расти, и ты начнешь сомневаться в мудрости своего бога и люди отвернутся от тебя. Ты будешь жить в нищете, и не потому что ты глуп, а потому что тебе придется заняться самой сложной работой на этом свете - думать обо всем своей головой, что будет отнимать у тебя очень много времени. В оставшееся время ты будешь зарабатывать какие-то гроши, но все их, в основном, будешь жадно тратить на новые книги, учителей и поиски дороги в мир богов. Сомнения перерастут в оглушительные душераздирающие противоречия, ты не раз сойдешь с ума, ибо твой ум, каждый раз будет не готов к твоим насущным вопросам. Твой внутренний мир будет рушится и создаваться новый. И только когда твой новый мир созреет и окрепнет, а на это нужно время, только тогда ты сможешь преодолеть противоречия, встав на них, потому что, чтобы идти, нужно на что-то опираться, и только тогда ты увидишь прямую дорогу в мир богов и пойдешь по ней.
   - Зачем ты рассказываешь мне все эти ужасы - слегка побледнев и охренев, спросил проповедник.
   - Какой вопрос, такой и ответ. Ты заговорил о предательстве, и я рассказал, чем тебя будут пугать, что за этим стоит и чего стоят эти угрозы. Я не люблю громких слов, поэтому по поводу предательства могу лишь заметить, что детские сады наверно будут существовать вечно, но нельзя вечно пребывать в детском саду и даже директору детского сада рано или поздно наскучит его работа.
   А, вообще, дорога в мир богов - это дорога жизни, из многих элементов состоит она. На ней ты научишься разбираться в людях и точно будешь знать какой спутник жизни тебе нужен. Законы бытия станут твоими законами, и ты хорошо будешь чувствовать ритмы жизни и жить с ними в такт. Научившись думать головой, тебе будет не страшна никакая работа. Твои привычные страхи растворятся. Привыкнув к взгляду бездны, тебя больше не будут пугать взгляды смерти или безумия. Взгляды толпы не будут сбивать тебя с толку. Ты перестанешь бояться завтрашнего дня. 
   Короче, я много бы чего ещё мог рассказать, но предпочитаю наслаждаться счастьем, а не его обсуждением. Все твои мечты сбудутся и ещё успеют надоесть, когда ты пойдешь по дорогам богов.
   Об учительстве
   Как-то к Заратустре пришло несколько знакомых людей.
   - Заратустра, почему ты нас ничему не учишь?
   - Я уже говорил, - начал было Заратустра, но его перебили.
   - Да мы знаем твою мечту и что для неё ещё не пришло время, но у тебя много других талантов. Научи нас чему-нибудь попроще.
   - Простое, на первый взгляд, только просто. - задумчиво заметил Заратустра и продолжил:
   - Для каждого дела нужны подходящие люди. Как говорится - Много званых, да мало избранных. Помнится, кого-то его избранные ученики предали, хотя клялись в любви и верности. Впрочем, чтобы зерна набрали силу и проросли, и дали хороший урожай, нужно время. Так что это неважно.
   Вы захотите, чтобы ваше новое знание с вами разделило как можно больше народу. На это понадобится очень много денег, и вопрос не в том, где их взять, а в том, что будут говорить - Заратустра и его ученики наживаются на бедных людях, мороча им голову и забирая у них последние деньги. Впрочем, это тоже неважно.
   Заратустра начал вспоминать всякие другие неважности и их было так много, что он уже не мог говорить. Когда воспоминания закончились Заратустра вздохнул и произнес:
   - Да. Это всё неважно. Важно другое.
   Чтобы добиться успеха, а иначе зачем всё это затевать, нужно испытывать страсть к этому. Люди часто благопристойно заменяют слово страсть на любовь, но в основе любой любви лежит страстное желание. У меня пока нет большого желания учительствовать. Я и детям своим не мешаю жить и не навязываю им своих взглядов, только показывая различные вещи и развитие событий, оставляя им право выбора и ответственность за него. Я полагаю, что у каждого человека есть своя судьба и, как сказал поэт - "никто не сможет быть вечно слабым и ничто не сможет уберечь от паденья".
   Может быть потом, когда мои физические силы ослабнут, мне ничего не останется, как учительствовать. А пока, ни голод ни холод, ни какие другие причины и амбиции особо не гонят меня в учителя.
   Кстати, научи чему-нибудь - это, ни о чем. Желание должно осмыслиться и обрести себе форму. Осознанное желание уже половина успеха.
   Вера богов
   - Скажи Заратустра за что тебя любят боги?
   - Интересный вопрос. Может быть, потому, что я их не забываю. Хотя, впрочем, я видел людей, которые гораздо чаще и больше оказывали внимания и жертвоприношения богам, но их боги были к ним менее благосклонны. Может быть, дело в том, что я разделяю их взгляды и веру.
   - Какая у богов может быть вера? Разве они не всего достигли?
   - Ну как сказать. Быть богом, не самое большое достижение. Я знаю места, где половина из вас, с вашими уменьями и мастерством, обладай чуть большими амбициями, самоуверенностью и манией величия, легко бы стали богами при жизни, и вкусили бы все полагающиеся почести. Только, вряд ли, вы захотели бы там жить. Жизнь там слишком проста, груба и незатейлива.
   - Во что же верят твои боги?
   - Они верят, что жизнь вообще, хотя и бесконечна, но миры обитания конечны.
   - И что дает такая вера?
   - Вера в конечность миров, дает возможность обрести целостность.
   - Целостность? Что значит - целостность?
   - Многие вещи вам кажутся странными, непонятными и необъяснимыми. Именно поэтому вы, зачастую, боитесь людей и жизни, не зная, чего ожидать. Говорите, что этот мир состоит из случайностей. Но если этот мир случаен, то и возник он случайно, и также, в любой момент, случайно исчезнет.
   Мы же верим, что этот мир не случаен, что всё имеет свою судьбу. Судьбу определяют фундаментальные силы и количество их ограничено. Постигнув, осмыслив и осознав, и овладев этими силами, мы обретём целостное восприятие и будем лучше управлять своей судьбой, понимать судьбы других людей и миров, и легко влиять на судьбу наших миров. Понимание фундаментальной механики этой совокупности миров, даст нам возможность создавать новые самовоспроизводящиеся и саморазвивающиеся миры, по образу и подобию познанных миров. Короче, много всяких заманчивых перспектив открывается с такой верой.
   А те, кто не верит в судьбу и верит в случайность, в нашем понимании, просто не понимают ни себя, ни жизни. И ссылаясь на случайности, они расписываются в собственном незнании, и нежелании брать на себя ответственность, ибо как можно отвечать за то, чего не понимаешь.
   - Так твои боги не творцы этого мира?
   - Понятие мир имеет разные значения. Того, кто сотворил Солнце, Землю и планеты, уже никто и не помнит, кто последний и когда его видел и как он выглядел...
   - Что-то мы мало что поняли в твоей целостности, кроме того, что всё неслучайно. Мы такое уже не раз слышали. Кто-то говорит что во всём виноваты жиды, а проповедник, что всё добро от бога, а зло от дьявола. Где здесь твоя целостность?
   - Люди, которые говорят, что во всем всегда виноваты другие или чужие, просто глупы. Обсуждать обычную глупость у меня нет никакого желания. Таким людям до целостности, как до звезды. Что же касается писаний про доброго бога и злого дьявола, то я их не разделяю. Слишком много смысла там утеряно. Но попробую сказать на языке этих писаний. Когда бог и дьявол делают через человека и вместе с человеком общее дело, в своих сферах и бог руководит дьяволом - это целостность. А когда дьявол сам по себе и вредит богу, это не целостность. Поэтому многие и говорят, что добраться до мира богов и быть богом - это ещё не самое большое достижение.
   - Представления о целостности - продолжил Заратустра - основаны на фундаментальных силах этого мира. Применительно к событиям и делам мира людей это выглядит следующим образом.
   Чтобы успешно сделать дело, любое, просто на примере тех дел, которые люди называют большими или великими, это более очевидно и наглядно, нужно следующее:
   1. Потребность в результатах этого дела, причем, чем больше людей считают эту потребность необходимой, тем лучше.
   2. Вера в эту потребность. Потребностей, на самом деле много, но насколько они касаются вашей жизни, вот в чем вопрос. Если какая-нибудь потребность - дело вашей жизни, то она дает вам возможность жить и радоваться жизни.
   3. Идеи, которые покажут путь для осуществления мечты.
   4. Планы, которые в правильном порядке и времени, наметят дело.
   5. Мнение людей, которые благосклонно встретят это начинание, щедро помогут и поучаствуют.
   6. Нужно иметь подходящие навыки, инструменты или оружие.
   7. Правильно подобранная форма в которой будет облечено это дело.
   8. Связи, доступность понимания для людей, как общих цели, так и конкретной работы.
   9. Различный материал, который понадобится для дела.
   Да, как же я забыл про Солнце - и, обязательно, энергия, которая сподвигнет на дело.
   - И где всё это взять?
   - Это всё заложено в каждом человеке. Другое дело, что часто эти вещи не связаны между собой или связаны в отдельные части или преследуют противоположные цели. Поэтому чтобы достичь успеха в каком-то одном деле люди обычно объединяются, чтобы подходящими частями собрать целое для этого дела и достигают успеха или достигают временного успеха или, вообще, не достигают, когда чего-то так и не хватило для целого.
   - Скажи, а люди, имеющие большое богатство или большую власть достигли целостности?
   - Как посмотреть. Мир людей не однороден, он состоит из четырех подмиров, согласно силам в нем главенствующим:
   1. Мир выживания, или как он там называется. Может быть, там и есть свои радости, но я не ценитель таких радостей, и по мне, единственное достижение того мира, быстрее его преодолеть, хотя он основа для остальных миров и без него никуда.
   2. Мира богатства и процветания. Радости вполне понятны - вкусно есть и сладко спать, не испытывая нужды ни в еде, ни в одежде, ни в доме. И люди обретшие несметные богатства, конечно обладают большими силами, внутренних конфликтов у них почти нет, ибо в своей тарелке, а если тарелка становится мала, то не отнимают у других, а покупают побольше и поглубже, нет нужды тратить время на внутренние переживания. Но вряд ли они осознают всю целостность, так скорее не делают глупостей, открыты, приятны в общении, заводят хорошие связи, держат слово, щедры, активны и другие люди сами хотят иметь с ними дела.
   3. Мир власти. Люди власти, кроме вышеперечисленного, думают не только о себе и своих интересах, но и о других людях и их интересах, ибо другие и есть их власть и кроме денег, им есть ещё что предложить людям - защиту, закон, порядок, в обмен на власть над ними. И чем больше других людей они смогут собрать под свое начало, тем успешнее будет их власть.
   4. Мир гениев, полубогов и богов. Люди это мира, настолько развили в себе те или иные качества и так умело ими пользуются, что люди нижних миров, обычно не в состоянии возразить им и принимают их слова на веру и как руководство к действию.
   Так вот, целостность заключается в обретении в своем сердце и разуме совокупности этих четырех миров, понимании мудрости этих миров и овладением всеми силами этих миров.
   Заратустра перестал говорить, молчали и люди. Потом один, вспомнив о своём, спросил:
   - Скажи Заратустра, почему красивые женщины любят богатых?
   - Да не сказал бы, что среди богатых больше красивых женщин. Так, лучше за собой ухаживают, меньше измождены непосильной работой. Хорошо одеты и накрашены. Женщины любят тех, кто поможет им реализовать свою судьбу. Впрочем, не только они. Ну, а с богатством, шансов, на успешную судьбу, несколько больше, чем вообще без ничего. Говорят, и другое, женщины любят умных, и что лучше с умным потерять, чем с дураком найти.
   Какой-то бродячий философ, случайно забредший на огонёк и разговор, сказал:
   - Я много слышал таких правильных слов, в разных вариациях, но что с ними делать, практически, никак не возьму в толк.
   - Мои слова - ответил Заратустра - выражают фундаментальные свойства этого мира, последние имеют, в том числе, зримые формы, и жестко привязаны ко времени, поскольку сами и диктуют время. Поэтому их легко посчитать и вычислить.
   - Я кажется догадался, ты говоришь об астрологии. Но звездочеты говорят, что гороскоп в течении жизни не меняется, как же можно к чему-то стремится, когда всё предопределено и ничего изменить нельзя.
   - Во-первых, я говорю о большем, а астрология - это только весьма подходящая форма.
   Во-вторых, знать гороскоп и обжить его - это разные вещи. Многие люди за всю жизнь, так и не дорастают до всех возможностей своего гороскопа, поэтому в конце жизни так не хотят умирать.
   И в-третьих, люди - не механические куклы, у них есть бессмертная душа, которая даст им следующую жизнь, с другим гороскопом, который вырастет из итогов нынешней жизни.
  
   О прошлых жизнях
   Как-то за неспешным разговором в беседке Заратустры, один из гостей спросил:
   - Скажи мне Заратустра, истины твои покрупнее будут, чем у местных мудрецов, о богах ты упоминаешь, как о равных, к смерти относишься безразлично, а делами зачастую управляешься так ловко, что один часто делаешь то, где и пять бы не справились, хотя виду ты не богатырского. Не ты ли тот Заратустра, о котором в легенде сказано, что пришел из-за Рифейских гор и научил людей законам и земледелию?
   - Много разных Заратустр, сделавших хорошие дела для людей, жило в разные времена и в разных странах, о них сложены песни и легенды, большинство из которых, впрочем, уже никто и не помнит. И это уже не важно - другие времена, другая природа, другие люди. Многое из того, что говорилось в старину, уже устарело, а о многих вещах, тогда было сказано так странно, потому что, по-другому, те люди просто не поняли бы. Поэтому не люблю копаться в своем прошлом. Жить нужно здесь и сейчас.
   А имя Заратустра. Я хотел продолжить дело других богов, но здесь о них почти ничего не слышали и дела их для здешних людей весьма странны и непонятны. Боги сказали, что этого лучше пока не делать - люди будут считать, что ты хочешь от них слишком многого и невозможного, ты их будешь раздражать и озлоблять, и они не раз попытаются убить тебя. Ты посчитаешь людей тупыми и чуть умнее домашней и дикой скотины и тоже многих положишь, как это уже не раз бывало. Твоим именем будут пугать детей. Поэтому, посоветовали они, выбери себе дела попроще и возьми себе имя не тех богов, а какое-нибудь другое, например Заратустра.
   - И как, доволен ли ты этим именем?
   - Мне не привыкать - пожал плечами Заратустра - у меня было много имен.
  
   История Адама и Евы
   Как-то люди пришли к Заратустре и попросили:
   - В воскресенье нам проповедник читал историю о том, как бог выгнал людей из Рая за какое-то несчастное яблоко и заставил их работать. Нас это удивило, и мы попросили проповедника растолковать, но он лишь важно твердил, что так сказано в Писании и что пути Господни неисповедимы. Не мог бы ты нам пояснить это.
   "Ну да, откуда проповеднику знать, у него своих детей не было, поэтому он так и остался большим ребенком, который много знал, но, что за этим стояло, не понимал" - подумал про себя Заратустра, а людям сказал:
   - Что тут неясного, посмотрите на жизнь зверей и людей, всё и так очевидно.
   - Жизнь большая, куда смотреть именно? Поясни свою мысль, Заратустра.
   - Дело обстояло примерно так. У бога была жена и они, в положенный срок, родили Адама. Когда Адам немного подрос, что ему не было скучно, решили они родить ему сестрёнку и назвать её Лилит. Но та, оказалось, не жилец на этом свете, и быстро умерла. Решили они снова родить девочку и назвать её Евой. Ева родилась, но жена бога при родах померла. Адам был тогда мал, мать быстро забыл и никогда о ней, потом не говорил. Когда Адам подрос и стал задавать вопросы откуда он и его сестра взялись, бог не стал всё валить на аиста, а сказал, что его сделал из глины, как ту миску, которую он сейчас держит, а Еву, взглянув на собаку грызущую кость, из ребра Адама. Вот так они примерно и жили. Но, как всем известно - "маленькие детки, маленькие бедки", а дети подросли и стали созревать. С ними стали твориться странные вещи и новые увлечения. Та же Ева без спросу стала рвать цветы и делать себе из них наряды, и ими украшаться и Адама дразнила, что он без наряда. Они всё чаще стали ослушиваться отца, но бог терпел, ибо не убивать же их, в конце-концов. Но терпение бога-отца иссякало. Последней каплей было сорванное яблоко. Яблоня ему была дорога, как память, и он называл его Древом Жизни. Это дерево они посадили вместе с женой, часто отдыхали под ним, и дети были зачаты под ним, а потом, когда она умерла, он и похоронил её под ним, поэтому он особенно ухаживал за яблоней и никогда не срывал и не ел яблок до срока, и детям своим запрещал. Но однажды дети нарушили и этот запрет, и боясь гнева отца, свалили всё на змею, типа на дерево залезла, яблокохвостом задела, оно свалилось, ну а мы попробовали, не пропадать же добру. Вот тогда бог не вытерпел и им сказал - вы уже стали взрослыми, идите живите своей жизнью, благо природа здесь изобильна и врагов нет, как-нибудь без меня проживёте. Ну а чтоб хоть защита какая у Вас была, дам я вам одежду из кожи, из цветов то, слишком не долговечна и инструментом поделюсь. На первое время хватит.
   - Не слишком ли ты упрощаешь Заратустра? Там бог много чего обещал, то же - рожать будешь в муках.
   - Мало ли что в сердцах не скажешь. Но всё равно, скажешь только то, что знаешь, а знаешь только то, что в жизни твоей было. Если бы он и вправду сделал их из глины и ребра, то зачем бы ему изначально делать их разными, мужчиной и женщиной? Сделал бы одинаковыми. Насчет мук, слышал я, что у некоторых народов, женщине дают выпить сок дурманящей травы, чтоб не так страдала при родах.
   - А правда ли, что только женщины страдают при родах, а животные нет?
   - Сомневаюсь. Кошка, что живет с нами, при родах всегда домой приходит и просит у моей жены помощи. Если бы кошке легко рожалось, нужна ли ей была эта помощь?
   - Скажи Заратустра, а почему в Писании говорится, что один мужчина родил другого, а тот третьего. Ведь рожают женщины.
   - Что непонятного, жены часто мерли, и у каждого, я полагаю, не одна жена была. Поэтому родство по отцу и считали. Да и детей было гораздо больше, но не все они дожили до взрослого возраста, поэтому неупомянуты.
   - А если бы у Адама, не мать умерла, а бог-отец, всё было бы по-другому? Стала бы она выгонять своих детей из Рая?
   - Не стала бы. Такое не раз бывало, и слышны отголоски таких историй, но довольно быстро заканчивалось абсолютно всё, а не только райская жизнь. Потому что жить под материнским подолом, конечно, тепло и уютно, только это не жизнь, а полубесплодное существование.
   - Скажи, а мать того бога и в правду непорочно зачала?
   - Там странная история вышла, единственное что можно сказать точно, что муж её неспособен был быть мужчиной. Кругом и другие мужчины были, так что, кто знает.
   - Но она же видела свет и голубя.
   - Ну да, она ведь невинна была, а тут такая неожиданность. А при неожиданном что только не бывает - кто-то и в обморок падает, кто-то в небеса улетает, а у кого-то бабочки в животе порхают.
  
   Лучший из миров
   Как-то праздничным летним вечером люди собрались у Заратустры. Сидели в беседке отмечали праздник, вели разговоры пили мёды, закусывали мясом, фруктами, овощами и зеленью. Кто-то спросил у Заратустры:
   - Ты иногда упоминаешь миры, лучшие чем этот. Почему ты живешь здесь, а не там?
   - Всегда есть причины для жизни в молодых мирах. - ответил Заратустра. - Со старыми не так всё идеально. Одни из них прекратили своё существование. Другие настолько перенаселены, что держать в комнате даже таракана, в качестве развлечения, непозволительная роскошь для многих. В третьих же, да, нет всех этих и других трудностей, но свойства этих миров столь хорошо изучены теми людьми, что ты чуть ли не с рождения знаешь что с тобой будет до самой смерти. И бесполезно что-то менять - результат известен заранее. Скука - бич тех миров.
   - Почему Заратустра, обладая такими знаниями, скромно и бедно живешь?
   - Ну что значит бедно? Мы что тут доедаем последнюю корку хлеба, запивая её пустым кипятком? Или моя семья ходит в лохмотьях? Больше не, всегда, значит лучше. Зачем мне замок, если у меня нет войска и прислуги, зачем мне табун в триста лошадей, если на них, всё равно, не взлетишь. Я давно уже ориентируюсь на потребности и возможности женщин, с которыми живу. Если им дать больше, они же этим большим и начнут попрекать, говоря: - я надрываюсь, пашу как лошадь и никто мне не хочет помогать.
   - И ты находишь такую жизнь идеальной?
   - Ну что значит идеальной. Я пользовался многими вещами и инструментами, которых здесь нет и мне их несколько не хватает. И мог бы что-нибудь организовать и возглавить для обретения этих вещей, но ситуация больше похоже на короткое одеяло, когда потянешь на голову и станут мерзнуть ноги и наоборот. Чтобы одеяло стало соразмерно росту, нужно время. А тянуть нынешнее одеяло, боюсь оно, вообще, порвется. Так что действовать надо очень аккуратно. Да и необязательно собирать толпы народу, они и сами собираются, то у одного угла или края одеяла, то у другого. Правильно поставленный вопрос, заданный в нужное время, нужным людям и в нужном месте, или метко брошенная идея, дел делает не меньше, чем армия или сокровища мира сего.
   - Но разве ты не хочешь открытого признания, почитания и восхищения людей?
   - К чему мне это всё? Меня гораздо больше интересуют инструменты, а не награды. Люди, которые не раз преждевременно хоронили меня, теперь жадно ловят чуть ли не каждое мое слово. Но эти люди почти не изменились и проку мне от них мало было что тогда, что сейчас.
   - Ты совсем не ценишь людей.
   - Да нет, почему? Я просто знаю настоящую цену людям и не жду от них большего.
  
   О безумном философе
   -- Слышал ли ты Заратустра, о безумном философе, который говорил от твоего имени?
   - Твое имя, мое... Имена мало что значат, впрочем, не в этом суть. Да, кое-что знаю.
   - Правда ли, что его прокляли боги?
   - Да как сказать... Эта его история началась раньше - в предыдущих жизнях и имена у него были другие. И не так чтобы его боги были плохи, но ему нужно было другое. Он завидовал богам, и хотел быть им равным, хотя сам мало что ещё умел. Он считал, что боги с ним несправедливы и его обманывают, заставляя много работать, хотя он, по его мнению, был достоин большего, и более легкой жизни. Он был глуп и слов не понимал, что эта его тяжелая работа и есть легкая жизнь, а работа и жизнь богов гораздо более сложна и тяжела. Боги, его, не то, чтобы прокляли, они просто перестали обращать на него внимание. И он отправился на поиски легкой жизни. Трудности начались почти сразу, но он не обращал на них внимание. Кое-что он всё-таки умел и иногда ему везло. Эти редкие случайные везения, которые случаются у всех, он принимал за указание на верный путь, а от неудач предпочитал убегать, забывать о них и не принимать в расчет, обуреваемый желанием получить всё и сразу. Вот с такими недалеки расчетами и желаниями, он и пытался строить свою жизнь. Но трудности подспудно копились и сматывались в тугой клубок. И в эту жизнь, с именем Фридрих, он уже пришел с большим грузом нерешенных проблем, которые постепенно стали вылезать, сводя его с ума.
  
   - Почему же он, несмотря на бесславную кончину, так популярен?
   - Во-первых, его идея сверхчеловека - это вечная история о том, как подняться над страданиями, в которых человек погряз по-уши. Один говорил, что спасение от страданий в любви, другой, что спасение в пустоте, этот - в преодолении себя и своих недостатков на пути к идеальному человеку, свободному от страданий - сверхчеловеку.
   Во-вторых, он кое-что понял, был относительно честен с собой, и уже не искал причину своих страданий, в богах, врагах, близких или тиране.
   Ну и в третьих, он обладал определенными художественными талантами и достаточно живо описал путь своих заблуждений и поисков истины.
  
   - Можно ли ему было помочь?
   - Всегда найдутся те, кто готов тебе помочь. Другое дело, способен ли ты принять эту помощь, и какую помощь ты, в данный момент, готов принять. Как говорят - жизнь лучший учитель, и кто-то один и тот же её урок, в данный момент, пишет золотом, кто-то - чернилами, а кто-то вынужден писать кровью, ибо другим, ему, пока несподручно.
  
   Неидеальная жизнь
    - Скажи Заратустра, что ты думаешь о страдании.
    - А что мне о нём думать, разве на моем лице и лицах моей семьи застыла маска страдания?
    - Ну ты же много чего знаешь и упоминаешь, в том числе, и о нем.
   - Хорошо. Люди страдают от разного, кто-то от голода и холода, кто-то от несчастной любви, кто-то от несвободы. Одни не понимая причины своих страданий просто страдают. Другие, считая свои страдания непомерными пытаются сбежать от них или от жизни. Третьи ищут цели и пути выхода. Голодный стремится к богатству, несвободный к свободе. Четвертые находят жизнь людей несправедливой и собирая толпы недовольных, пытаются изменить её при помощи разных идей, кто-то говорит о любви, кто-то о пустоте и так далее.
    - А ты какой путь видишь из страданий?
    - Не знаю, я не смотрю на жизнь сквозь призму страданий... Боги, например, говорят, что глупость - причина всех страданий. По мне, так главное, чтобы баланс счастий и несчастий был хорошо сдвинут в сторону счастий, которые позволят выиграть время и разобраться с причиной несчастий и страданий и устранить их.
    - Ты не веришь в идеальную жизнь без страданий?
    - Ну что значит веришь-неверишь. Я пока не встречал подходящих аналогий для идеала. Те же знакомые алхимики не раз пытались получить идеальный алхимический элемент - философский камень, но он всегда распадался на более простые элементы излучая свет. Трудов и золота было затрачено много, алхимики болели и быстро умирали, а идеального элемента так и нет.
    - Проповедник говорил про сына бога, который мало жил, но не умер, а изошел светом - он что был идеален?
    - Да как сказать, с точки зрения богов эта история выглядит несколько иначе. - Тут Заратустра не сдержался: - Его же не раз предупреждали, что нельзя хоронить старых богов преждевременно, и с людьми, обладающими властью мира того,  и верящих этим богам, надо быть повежливее. Но он никого не хотел слушать, а когда понял, менять что-то было уже бесполезно. 
   Заратустра замолчал, подумал и сказал:
    - Впрочем, что сделано, то сделано.
    - Почему же в него до сих пор верят?
    - Неидеальное, не обязательно всегда плохое. Многие использовали его имя в своих интересах. Да и сейчас его колодец не совсем пересох, чтобы заваливать его разным мусором.
  
   О времени
  
   - Вот ты, Заратустра, почему-то говоришь что мы не умеем считать время. Но мы знаем про часы и минуты, и в пасмурный день, по часам, что находятся на ратуше, определяем когда время обеда, когда открывать лавки, когда их закрывать.
   - Мда? И что по вашему сутки, неделя, месяц и год?
   - Это просто. Все знают что в сутках 24 часа, в неделе 7 суток, месяц состоит примерно из 30 дней, а год из 12 месяцев.
   - Во-во, ответ известный, но, по большому счету, лишенный смысла. Сутки - это, прежде всего, один оборот Земли вокруг своей оси, а год - это оборот Земли вокруг Солнца. Месяц - это один оборот Луны вокруг Земли, а неделя, четверть этого оборота. И это очень важно и дает ключ к пониманию времени и судьбы. То есть, чтобы остановить время, нужно Землю и Луну, и не только их, остановить.
   - Если всё так просто, почему разные народы считают время по разному и дни у них расходятся? Тот же новый год у одних наступает осенью, у других весной, а у нас зимой?
   - В жизни нет ничего идеального, и время тоже не идеально. В результате различных катаклизмов стали накапливаться погрешности, с которыми каждый борется, как получается. И вся эта борьба со временем будет продолжаться пока не вернут, хотя бы Луну на место.
   Но природы времени это не меняет. Люди, даже если нет расписания, всё равно каждый день в одно и то же время они обычно делают одно и то же, каждый год в одни и те же месяца они занимаются одним и тем же. И не только люди, звери также живут в одних и тех же ритмах. И это не случайно. Иначе они больше болеют и быстрее умирают.
   Заратустра собрался было рассказать о колесах времени, о возникновении событий, о формировании судьбы, но тут его перебили вопросом:
   - Так ты с богами считаешь, что часть наших бед связана с тем, что на небе Луна кривовато висит?
   - Вроде того, не понимая времени, у Вас, часто, много сил, занимает борьба со временем.
   - Да Заратустра. Теперь мы понимаем, почему ты не горишь желанием нас чему-нибудь учить, а твои боги не считают нужным обращать внимания на наши мольбы.
   "Солнце в Весах, не самом глубоком знаке Зодиака. Луна до вечера без курса" - подумал Заратустра и не стал развивать разговор.
  
   О жизни богов.
   - Заратустра, ты часто упоминаешь богов, расскажи нам о них, где они живут.
   - Боги богам рознь. Одни живут всё время в гармонии на лоне благодатной природы, другие, да, предпочитают цыганщину и азиатчину - всё в золоте у них, в том числе и одежда и отхожие места, третьи, в высоких, светлых и просторных, но аскетичных жилищах, ибо сокровища их не в вещах, четвертые ещё где.
   - А чем они отличаются от людей?
   - Те боги, о которых, обычно, говорят люди, только возрастом души. Чтобы достичь таланта, в каком-либо деле, нужно не одну жизнь, на это дело, потратить. Гениальность в деле достигается ещё большим сроком. Все труды, в общем-то, не напрасны и рано или поздно дадут свои плоды и результат. Боги прожили очень много жизней, много дел научились делать и приобрели большой опыт и мудрость. Когда обычный человек начинает незнакомое дело, он мало что знает о нём, и хотя спрашивает многих людей, но всегда выбирает то, что ему легче, а не то, что лучше. Боги же, в этой ситуации, обычно слышат много голосов тех, кем они были, раньше, в прошлых жизнях. Эти голоса обращают внимание на множество деталей, которые нужно учесть, поэтому боги делают дело, видя его целиком и наиболее подходящим этому времени способом, а не как получится.
   - Ну если твои боги так мудры и видят жизнь целиком, то что они не расскажут через тебя, как нам, правильно жить?
   - Это только маленьким детям, чья жизнь проста и односложна, легко рассказывать о том, что правильно и что не правильно. Я слышал о грехах богов, да и сам иной раз не знал как поступить правильно. А так... Можно всё, что получится, но некоторых вещей лучше не делать. Разве не понятно, что если все люди будут убивать друг-друга, то мир людской сильно обеднеет и быстро закончится. Если люди, вместо того, чтобы работать, будут воровать друг у друга, то наворованное быстро закончится, есть будет нечего, люди умрут с голоду и мир людской закончится. Если все женщины, вместо того, чтобы рожать и воспитывать детей, будут заниматься мужскими делами, потому что им так хочется, а рожать детей, кроме них, больше некому, то мир людской сильно быстро обеднеет и их эта легкая и красивая жизнь, обернется следующей жизнью для всех в варварских и диких условиях. В общем, когда что-то делаешь, нужно думать о том, что будет, когда это будут делать все, и чем всё это может закончится для всех.
   - Заратустра, ты ведь, хотя и живешь вроде просто, как мы, не простой смертный, что ты делаешь здесь, живя с нами?
   - Живя здесь, а не там. - продолжил мысль Заратустра и спросил: - А там, это где? - и сам же начал отвечать на свой вопрос: - Я познал не только величие, но и нищету богатства, власти, знаний, веры в богов, райской жизни. Как-то я поднялся на вершину этого мира, но не всё оказалось так радужно. Там мало кто живет, и хотя боги на вершине были ко мне добры, я мало что смог там увидеть, ибо там другой, непривычный мне свет, а язык богов хоть и был мне понятен, но я мало понимал, о чем они говорили. Поэтому для меня - там, это - где я. Где я могу сотворить собственный мир под свой вкус и цвет, а чтобы делать дела не обязательно привлекать толпы народу или кучи богатства.

О главном боге

   - Почему ты, Заратустра, никогда не говоришь о главном боге, который выше всех, хотя о нём говорят другие?
   - Говорить, говорят... Не помню, чтобы кто-то из богов хвастался встречей с ним. Да и зачем это нужно. Вы всё равно не поймёте, из того, что он скажет - слишком велика разница в понимании жизни. Да и вас, по существу и по большому счету, всегда интересует только один вопрос - как лучше реализовать потенции своей души, судьбы, кармы или как вы, там ещё, это называете.
   Тут Заратустре, внезапно пришли мысли о чем-то своем и он, хотел было сказать - "Законы этого мира вполне очевидны и, следуя им, легко удовлетворить свои потребности", но взглянув на людей, подумал: - впрочем, очевидны для тех, кто бывал в других мирах и кому есть, с чем сравнивать. Те же, кому сравнивать не с чем, подобны слепым котятам и готовы верить во всякую нелепицу.
   И тогда он сказал людям: - Чаще интересуйтесь чем живут другие, среди них Вы и найдёте дело, которое Вам больше будет по душе, ему и учитесь, им и занимайтесь.
  
   Что есть истина
   - Что есть истина, скажи Заратустра.
   Заратустра не был готов к ответу, поэтому начал со своего:
   - Как сказать... Ко мне приходят или во мне рождаются разные слова и мысли. Те, что я полагаю истиной, звучат по-особенному, как будто тысячи голосов повторяют их на разные лады и я долго потом слышу их звучание.
   - Расскажи нам свои истины Заратустра.
   - Я их рассказываю, и они перестают быть моими. Если я сейчас начну их повторять, вы удивитесь, и скажете, зачем ты говоришь нам то, о чем, и так, все говорят и все знают. В общем, слова истины мои, но ощущения от событий, их порождающих, у всех одинаковые или похожие, поэтому вы так легко принимаете мои слова и потом считаете своими.
   - Чем правда отличается от истины?
   - Правда, это истина одного человека или группы людей. Истина затрагивает всех одинаково - дальних и ближних, и врагов и друзей, и иноверцев и единоверцев, поэтому ей пользуются все.
   - И где вся истина, у богов?
   - Нет, боги также живут и подчиняются законам бытия этого мира. Поэтому многие ищут создателя, чтобы постичь законы бытия и через них все истины жизни. Впрочем, создателя давно уже никто не видел.
   - И как же без создателя постичь истину?
   - Нужно самим становиться созидателями. Чем более сложные вещи вы научитесь создавать и управлять ими, тем легче вам будет понимать и любить этот мир, его законы, его истины.
   Заратустра замолчал, молчали и люди, обдумывая услышанное. Тут кто-то спросил:
   - Скажи, а твои истины сделали тебя счастливым?
   - Как сказать... Я много чего слышал о счастье и много чего перепробовал в его поисках. Когда-то, кто-то из богов мне сказал, что всему свое время и счастья это тоже касается, и для обретения его, нужно в подходящее время приходить в этот мир. Я придерживаюсь его совета.
   - Ты счастлив?
   - Не знаю, хотя люди чему-то моему завидуют. По крайней мере, меня мало волнуют мои несчастья и неудачи, которые иногда случаются. Они не могут превратить мою жизнь в трагедию.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) М.Арлатов "Люди - это мы!"(Научная фантастика) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) К.Корр "Секретарь дьявола"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"