murky_cat: другие произведения.

Антитела

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Текст был написан на Эквадор. Конкуренты его особо не ругали, но и не хвалили. Результат - 20 баллов и пролет мимо финала. "Хороший язык, стиль изложения и идея, но не очень непонятно, о чем это". Автору, честно говоря, тоже ^_^ Но несмотря на неуклюжесть, эта вещь мне чем-то мила. И когда-нибудь возьму себя в руки и доведу до ума, а пока выкладываю в "конкурсном" виде.


10. Предисловие

   Когда не находится простых и логичных объяснений происходящего, человеческий разум начинает порождать чудовищ, выдумывая такое, что и представить сложно. То ли в расчете на то, что сказанное и придуманное не сможет воплотиться в реальность, то ли надеясь, что из осколков явного бреда в итоге получится сложить простую и изящную картину. Потому-то так и популярны во все времена страшные истории - они же существуют только на бумаге, на пленке, в воображаемом мире нулей и единиц цифровых матриц, и можно безопасно щекотать себе нервы, будучи в глубине души уверенным, что все ужасы так и останутся всего лишь последовательностью символов. И, оказавшись внутри такой истории, полагать, что все это понарошку - ведь всем известно, что с реальными людьми не случается выдуманных историй.
  
   Я бы тоже хотел, чтобы все это оказалось выдуманной историей. Пожалуйста, никаких странностей, никаких таинственных исчезновений, никаких кровожадных монстров, ну или хотя бы никаких массовых истерик и помешательств! Да, "помешательства" - подходящее слово, иначе придется признать, что некоторые страшные сказки не обманывали, а всего лишь предупреждали - до поры до времени.
  
  
  

9

  
   Дождливое субботнее утро было идеально создано для того, чтобы его проспать, начав день с обеда. Виктор так и собирался сделать, но скрип флюгера на крыше, приглушенный смех с веранды и пряный аромат кофе, разбудив, не дали соскользнуть обратно в дрему. После тщетных попыток игнорировать наступление нового дня Виктор сдался и, молча проклиная всех жаворонков и бездельников, стал одеваться. Вскоре неясное раздражение оформилось во вполне определенные мысли - Ева, не любившая завтракать в одиночку, сейчас могла бы спокойно спать рядом, вместо того, чтобы вскакивать ни свет ни заря и болтать о всякой ерунде с этим родственничком. Который, кстати, мог бы тоже не сваливаться им на голову ни с того ни с сего, а, как нормальный человек, предупредить заранее и поинтересоваться, а горят ли желанием его здесь видеть? И можно подумать, им будней не хватило, чтобы наговориться вдоволь, пока он вкалывает на работе, так нет, надо его еще и разбудить так рано в законный выходной!
  
   Ева и Марк при его появлении дружно замолкли. Ненадолго, почти сразу продолжив болтать ни о чем. Ева, заметив хмурое настроение мужа, вопросительно подняла бровь. Виктор, внезапно устыдившись дурацких мыслей, так же молча улыбнулся и пожал плечами - не обращай внимания, дорогая, просто твой муж еще не совсем проснулся. А первые глотки обжигающего кофе так и вовсе прогнали сумрачное настроение, для такого прекрасного утра совсем не подходящее. Дождь все тише шуршал за окном, отчаявшись попасть внутрь, солнце начало робко выглядывать из-за расползающихся туч, ветер стихал, и сама мысль выйти на свежий воздух уже не казалась такой уж глупой. Виктор даже стал раздумывать, а не съездить ли с Евой в Восточный парк, погулять, как давно уже обещал? После такого дождя наверняка людей там будет не так много, да и дышать будет полегче... С другой стороны, оставлять Марка дома одного будет как-то невежливо, а брать с собой тоже нелепо - не ребенок, чтоб его за руку по городу водить.
  
   Задумавшись, Виктор даже не сразу заметил, что Марка за столом уже нет. Да и Ева, войдя в роль заботливой жены, невольно отвлекала на себя внимание, одновременно подавая мужу нехитрый завтрак и увлеченно рассказывая о всех мало-мальски важных событиях, случившихся за последнее время. Уже позавтракавший Марк, видимо, решил не утруждать себя повторным прослушиванием дайджеста за неделю, и, воспользовавшись случаем, куда-то смылся.
  
   Куда - стало ясно минут через десять. Сначала раздался приглушенный грохот вверху, потом - подозрительный шум уже где-то внизу. Встревоженная Ева выскочила на улицу через дверь веранды, и скоро вернулась обратно в компании прихрамывающего и взъерошенного Марка.
  
   - Нет, ну ты скажи - ты совсем идиот? Тебя кто вообще просил на крышу лезть?
   - Да не кричи так, соседей перепугаешь! Тебе крыши жалко? Развалится она, если я на нее залезу?
   - Мне крыши не жалко, мне тебя, дурака, жалко, если ты с этой крыши еще раз навернешься, и не так удачно, как сейчас!
   - Ну, сегодня просто не повезло - поскользнулся...
   - "Поскользнулся"...А голову ты сегодня нигде не забыл? Это ж надо было догадаться полезть на мокрую крышу сразу после дождя!
   - Ну ладно, прекрати уже. Не маленький, сам понимаю, что дурак, больше не буду. Зато этот чертов флюгер не скрипит!
  
   Ева замолкла и прислушалась. Виктор тоже прислушался. Флюгер и в самом деле не скрипел - хотя ветра почти не было, так что причину нескрипения понять было трудно.
   - Знаешь что, братишка - если у вас вся семья такая долбанутая, но неудивительно, что ты от них сбежал.
   - На себя посмотри, сестренка!
   Ева угрожающе нахмурилась. Сообразив, что сказал лишнее, Марк прикусил язык и, пробормотав что-то извинительное, пошел в дом, припадая на левую ногу.
  
   - Грязь со штанов сразу смой, а то потом не отстирается! Вик, скажи, неужели ты в молодости был таким же упрямым? - Ева, уже успокаиваясь, села допивать остывающий кофе.
   - Хуже. Помнится, как-то почти час просидел под окном одной упрямой девицы, читая вслух "Лавку древностей", чтобы она наконец согласилась пойти со мной в кино.
   - Ну и как? Кто первым сдался - ты или девица?
   - Диккенс. Она вылила на меня из окна чайник воды, попав в основном на книгу. Чужую книгу, между прочим. После такого, сама понимаешь, ей пришлось выйти за меня замуж - в качестве компенсации за моральный и материальный ущерб.
   - Ну и как, компенсировалось?
   - Честно говоря, я так до сих пор и не понял. Эй, не по голове! Я ей еще немного попользоваться хочу! Да, кстати, а где твой братец вчера вечером был?
   - Понятия не имею. Вчера умотал куда-то, и я даже не слышала, как он обратно пришел.
   - Может, сказать ему, чтоб поаккуратнее по ночам шлялся? Здесь хоть и не Виктория, а все же не самое безопасное место.
   - Вот и скажи. Думаешь, он меня слушается? Такое впечатление, что говоришь со стенкой. Стоит, кивает, но все делает по-своему.
   - А я удивляюсь, что ты с ним вообще так возишься. Ты ж его лет десять не видела, да и не вспомнила бы, если б к нам не заявился.
   - Так жалко мальчишку. Кто бы обо мне так позаботился, когда я в его же годы сбежала от родителей чуть ли не на другой конец Галактики с одним любителем Диккенса?... Слушай, а может, ты с ним как-нибудь серьезно поговоришь? Ну, как мужчина с мужчиной.
   - Думаешь, меня он послушает?
   - А вдруг?
  
  
  

8

   День не задался прямо с утра, когда после глупой и нелепой ссоры Джек ушел из дома, хлопнув на прощание дверью. Мэгги знала, что это ненадолго, через несколько дней он вернется, остыв, и они оба будут долго друг перед другом извиняться и искренне удивляться, что это на них обоих нашло. Несмотря на то, что за пять лет совместной жизни подобные размолвки случались довольно часто, Мэгги никак не могла привыкнуть спокойно переносить свою и чужую вспыльчивость, и каждый раз пугалась, что вот сейчас он ушел навсегда и больше не вернется, найдет себе другую, спокойную и всегда во всем с ним соглашающуюся, красивую, уверенную в себе женщину, к тому же не обремененную чужим ребенком. Но до сих пор Джек возвращался - к ней и к Кристе, которую искренне любил и называл своей маленькой принцессой. Вернется и на этот раз.
  
   Когда Криста пришла из школы, Мэгги уже успокоилась, выбросила разбитую посуду, вытерла слезы и привела себя в порядок, заставив беспечно улыбаться и бесстрастно врать, что Джеку пришлось срочно уехать по делам, но он обещал скоро вернуться.
  
   - А папа уехал в другой город? А он привезет мне карту? - Джеку и в самом деле часто приходилось ездить в командировки, и из каждой старался привезти бумажную карту места, где был. Криста подробно выспрашивала его, где именно он был и что там интересного увидел, а потом, расстелив карту на полу и вооружившись цветными фломастерами, рассказывала и показывала своим куклам истории папиных странствий, мешая настоящие факты с выдуманными.
  
   За обедом Мэгги включила телевизор, словно продолжая спорить с Джеком, не одобрявшим такое "оболванивание", что, однако, не мешало ему самому быть журналистом. Мэгги не раз над ним подшучивала на эту тему, но он невозмутимо парировал в том смысле, что он в газете, по крайней мере, не показывает во всей красе те ужасы, что порой приходится описывать, а оставляет картинку на совести читателя. А учитывая то, что читатель сейчас пошел ленивый, в массе своей переквалифицировавшийся в зрителя, то лично его, Джека, совесть может быть почти чиста. По крайней мере, в отношении инспирированных им ночных кошмаров и массовых убийств.
  
   Ведущий новостей, как обычно, неумышленно подтверждал теорию Джека, с преувеличенно обеспокоенным видом рассказывая, до какой ступеньки, ведущей к аду, скатился сегодня этот мир: "...официальные представители ССП подтвердили, что за последний месяц в столице наблюдается некоторое увеличение случаев исчезновения людей, особенно в крупных городах, однако заявили, что нет никаких оснований для беспокойства - это характерные для весеннего времени флуктуации, и если взять статистику за прошлые годы..."
  
   Мэгги почти не обращала внимания на экран, слушая болтовню дочери.
   - А я сегодня выиграла кучу фишек! Целых раз-два-три-четыре-пять-шесть! Хотя нет, две не считаются - я сначала их Джефу проиграла, а потом обратно выиграла. Он хлопал-хлопал, а они все не переворачиваются, а потом я раз! - и сразу три перевернулись, одна моя, одна Джефа, но она все равно до этого была моя, а еще одна Милы, но такая у меня уже есть, там тетя некрасивая в больших очках, и я ее поменяла у Джефа на дяденьку со смешной такой бородой, у него их целых три!
  
   Мэгги удивленно подняла бровь: "Три бороды?" Криста засмеялась, довольная неожиданно получившейся шуткой: "Да нет, не три бороды, это у Джефа три фишки с этим дядей! Зато у него нет ни одной с теми одинаковыми тетеньками, ну с теми, я тебе показывала, одна со смешными косичками, а другая с челкой, но так они одинаковые и сразу две! Ой, а я же забыла рассказать, я вчера, когда домой шла, увидела тетеньку, на них похожую, только она была одна. Мы с Джефом подошли, спросили, это не она пропала и это не ее фотография вот здесь вот, но тетенька засмеялась и сказала, что ее, к сожалению, никто не ищет и это не она. Мам, а пойдем сегодня в магазин за "звездочками"? Там наверное на коробке других людей напечатали, как помнишь, на прошлой неделе пришли, а там они почти все другие?"
  
   Мэгги, давно потерявшая нить беседы, машинально кивнула, потом, спохватившись, переспросила: "Милая, извини, я отвлеклась. Что ты сказала вот после дяденьки с тремя бородами?" Криста, укоризненно посмотрев на какую-то задумчивую сегодня маму, заявила, что вообще-то ничего интересного она и не сказала, а лучше пойдет к Джефу играть в компьютер, ненадолго, на полчасика, ну можно, мам?
  
   Оставшись одна, Мэгги убрала со стола, вымыла посуду и села пить чай, бездумно глядя в галдящий телевизор. А потом расплакалась, внезапно ярко представив, что Джек так и не вернется, и его лицо тоже напечатают на коробках с молоком и кукурузными хлопьями, а дети вырежут эти кружочки и будут играть с ними, обменивая на более ценные фишки с машинами и динозаврами.
  
  

7

  
   "Ох, как же все надоело, кто бы знал! Уехать бы куда-нибудь, к черту на кулички, жить в собственном домике в часе езды от ближайшего населенного пункта, перерезать все провода и провести остаток жизни так, как еще отец мечтал - днем копаться в саду, а вечерами сидеть на веранде, потягивая пиво из высокого бокала, и лениво листать какую-нибудь дурацкую книжку, а рядом пусть лежит старый пес, положив голову на лапы. И никакого телевизора, никаких газет, и пусть все беспокойные человеческие миры катятся куда подальше!
  
   И знаешь, что самое обидное - ну куплю я себе этот домик, ну поживу там в тишине и покое пару недель, а потом сам же не выдержу и сорвусь куда подальше. Поближе к шумным и бестолковым городам. Так же и отец - всю жизнь говорил о домике на краю цивилизации, и сам разъезжал со своими экспедициями по свету. А мне вот мотаться неприкаянно по Вселенной откровенно слабо, лентяй я и домосед, зато вот так продолжаю семейную традицию. Отец писал о том, что было, и что сам видел, а я - о том, что могло быть, а скорее, просто привиделось моему больному воображению. Это почти официальный диагноз, к слову - так половина рецензий утверждает. На самом-то деле я просто старый циник и фантазер, и что самое смешное - мне за это платят.
  
   Я в общем-то не против, мой внутренний лентяй так и просто счастлив, что уже не надо каждый божий день вставать рано утром и ехать на другой конец города, а то и куда подальше, изо дня в день играя роль офисного планктона. Нет, определение не мое, этому определению добрая сотня лет, если не больше, просто его подзабыли. А планктон - остался. Такие дела, брат, такие дела.
  
   Но уехать куда-нибудь действительно хочется нестерпимо. Наверное, наелся я большого города с лихвой, надо сделать перерыв. А то что-то опять про меня вспомнили, хотя вроде книг пока новых не выходило, а старые все уже пережевали и выплюнули. Утром штук пять приглашений в почтовом ящике обнаружил, все на какие-то ток-шоу для дебилов. Надо думать, буду там сидеть в роли вечно хмурого и небритого пророка и гнать пургу про древние цивилизации, ну или еще про что-нибудь такое, что любят обсуждать по телефону домохозяйки и офисный планктон, одуревший от обыденных забот. Не поверишь - все-таки согласился. Первый канал, более-менее вменяемое шоу, если это определение к ним вообще применимо, конечно. Честно говоря, Петрович меня убедил - иначе, мол, про тебя вообще забудут. Вот мелькни на пять минут, а потом вали куда хочешь, но про сроки не забывай, конечно.
  
   Знаю, ты не смотришь зомбоящик, да в общем-то ничего интересного и не было. Просидеть там пришлось, правда, не пять минут, а пару часов точно, пока они там в своем бардаке разобрались и все отсняли. Я большую часть программы практически проспал, незаметно, конечно - еще со студенческой скамьи с открытыми глазами и умным видом спать умею, но в конце чуть не лоханулся - спрашивают мое мнение о последних событиях, а я и не в курсе, что за события такие. Тоже ведь телеящик включаю раз в неделю, как скучно станет, да и не помню, когда в последний раз новости смотрел или слышал. Что в мире может нового произойти? Вот и я о чем - ничего. Выкрутился, в общем - попросил уточнить, о каких именно событиях речь, ну и по обстоятельствам на ходу что-то сочинил. Ага, про древние цивилизации :) А потом еще парочка идеек в голову пришла, но я их подробно освещать не стал - типа "читайте в следующих книгах". Авось, и придумаю что-нибудь поправдоподобнее да наукообразнее.
  
   К вопросу о науке - там же с Шелестовым столкнулся. Мы с ним перед камерами для шоу немного поспорили - ну знаешь, как телевизионщики это любят, со вскакиванием со стульев и взаимными оскорблениями, а потом пошли в бар неподалеку, ну, тот самый, где подделка под скелет вашего "почти летающего динозавра" стоит, помнишь? Не, в баре недолго были, толком и выпить не успели, Шелестов все же занятой человек, не то, что я, бездельник и раздолбай (его излюбленные определения!). Болтали в общем-то ни о чем, так, о жизни и прочей ерунде. Говорит, весной этой люди здесь, на Виктории, нервные какие-то стали. Не все, конечно, но многие. Приходит человек на прием и сам не поймет, что ему надо. Это как в анекдоте - чего-то хочется, а чего - не знаю. Вот и у меня так - чего-то хочется. Точнее, точно знаю, чего - уехать. Куда подальше. Может, и в самом деле соберусь к тебе погостить, давно обещал.
  
   Тут у нас, кстати, вроде как очередной маньяк завелся, или даже секта целая - потому как ширина обхвата поражает, один человек вряд ли стал так мотаться по стране. Жуткие вещи творят, ублюдки - я как-то вечером телеящик на пять минут включил, так как раз на новости наткнулся, а там жертв крупным планом показывали. Ладно, я, взрослый мужик с крепкими нервами, и то долго заснуть не мог, все развороченные туши мерещились, а представь, ребенок так увидит? Хотя может и нет - дети сейчас такие пошли, что их ничем не смутить. Помнится, ко мне как-то на "встречу с читателями" один такой вундеркинд двенадцатилетний приперся, так чуть до истерики не довел своими вопросами и уточнениями. Ну, не до истерики, конечно, но придушить хотелось.
  
   А, так я к чему про маньяка - мне его на том шоу долбанном припомнили, говорят, не кажется ли вам, уважаемый товарищ автор, что напоминает все это один из ваших романов? Я так понял, это они на "Темные игры" намекали. Сделал умное лицо и ответил им в том смысле, что вообще-то история жестоких убийств одних людей другими гораздо древнее, чем любая моя книга, и вообще пошли они все куда подальше с такими намеками. И так периодически приходится от долбанутых на голову "поклонников" прятаться, так еще и таких вот "последователей" не хватало. Вот думаю - не пригласят ли меня в скором времени еще на одно ток-шоу, только в немного другую контору. На задушевную беседу о моих возможных связях с возможными маньяками. Репутация, что поделаешь - раз человек пишет всякую муть про всякую жуть, так непременно должен все на собственном опыте проверять.
  
   Еще и припомнят, как я на все том же шоу с серьезным видом говорил о бесчеловечных опытах правительства над добропорядочными налогоплательщиками. И поди докажи, что это было из чистого хулиганства - этого придурка из РПДЛ переговорить. А то ведь он как начнет на излюбленную тему мирового заговора говорить, так все - туши свет, хрен заткнешь. Ну я и "дополнил" - да, говорю, вы правы, а еще они в своих секретных лабораториях якобы частного НИИ КГБ такое творят... Эх, жаль, не было под рукой картинок подходящих, как с той самой обложки "Темных игр" - с кривобокими монстрами. А потом им уже меня пришлось затыкать - рекламу вставили. Ну и я сбежал, пользуясь моментом. Типа "и так уже много лишнего сказал".
  
   Наверное, и в самом деле пора плюнуть на все и временно избавить столицу от моего присутствия - нам обоим надо отдохнуть друг от друга. Жди, братишка, вот переспорю свою лень и отвращение к путешествиям в неопределенном пространстве - и прикачу. Если только древние боги не разгневаются за наглую клевету в их адрес, и не сожрут где-нибудь по дороге между Викторией и Беллафонте (ах, какое слово роскошное! Я тебя понимаю - и сам бы хотел жить на планете с таким именем, кабы не знал, какое это захолустье. Эй, ты не обижайся на старого дурака, я шучу!).
  
   Э.М., с верой в светлое будущее для всех нас.
  
   P.S.: безумная какая-то неделька выдалась - то чуть ли не каждый день под колеса близорукие самоубийцы лезут, я уж и так езжу не быстро, а тут и вовсе приходится плестись черепашьим шагом, особенно на поворотах - куче безлошадных придурков почему-то приспичило перебегать дорогу не там, где полагается, а там, где им удобнее, и почему-то именно тогда, когда я еду. Это мировой заговор! ;),
  
   А сейчас не успел вернуться домой, как под окном устроили дискотеку со светомузыкой - полиция, скорая. Честно говоря, так и не понял, что там произошло - то ли кошку с дерева снимали, то ли самоубийцу-неудачника с крыши. Да и черт с ними со всеми. Не читай этот комментарий - это я бессонницей мучаюсь, вот и пишу все, что в голову лезет, а лезет туда в это время суток исключительно чушь несусветная
  
   P.P.S.: передавай привет жене!".
  

5

  
   Виктор шагал по вечернему Хорасану, пытаясь решить, как же надо разговаривать с этим почти незнакомцем, также молча шагавшем рядом. Хорошо Еве - она на правах старшей родственницы может и нотации читать соответствующим тоном, а как быть ему? Попытался было полчаса назад в баре завести разговор на тему полезности планирования своей жизни и раздумий о будущем, а толку? Слушает вроде внимательно, кивает, вежливо соглашается, но чувствуется, что далеко сейчас Марк, хоть и сидит рядом. Ох, как далеко - то ли внутрь себя ушел, то ли где-то снаружи витает в облаках. Да еще и эта темная история с его приездом - надо бы с Евой поговорить, может, стоит связаться с его семьей. На всякий случай - а вдруг они там от беспокойства места себе не находят.
  
   От раздумий оторвал шум в темном переулке неподалеку. Неразборчивые голоса, мужские и сердитый женский, короткий вскрик. Виктор не усел даже в мыслях среагировать, как Марк, резко сорвавшись с места, побежал в сторону, откуда слышались звуки теперь явной борьбы. Когда Виктор, немного запыхавшись, подбежал к месту схватки, все уже было закончено - Марк держал на весу довольно объемный рюкзак жизнерадостного желтого цвета, а невысокая рыжая девушка сердито отряхивала его от пыли. В дальнем конце переулка затихали звуки топота и тяжелого дыхания.
  
   - Что случилось? Вы в порядке?
   Сердитая девушка на миг оторвалась от своего занятия:
   - Как видите. Вот только рюкзак стирать придется - в лужу уронили. А я - в порядке. Не успела сюда приехать, как сразу же толпы кавалеров стали вокруг бегать.
   Виктор нахмурился - судя по интенсивности удаляющегося топота, кавалеров явно было несколько. С сомнением поглядел на худощавого, совсем не смахивающего на супермена Марка. Тот, уловив его взгляд, пожал плечами: "Я здесь ни при чем - не успел. Это все она".
  
   Рыжая незнакомка, отобрав у замешкавшегося Марка рюкзак, решительно вскинула его на плечо:
   - Ну что ж, господа новые кавалеры, показывайте столичным гостям, где тут у вас одинокая и не слишком бедная девушка может переночевать за скромное вознаграждение с ее стороны.
  
   Виктор растерянно улыбнулся:
   - Так это вы на Виктории так научились с кавалерами обращаться?
   - А то где же еще? Там с ними иначе нельзя - на шею сядут, и не скинешь потом. А я серьезно, между прочим - проводите до ближайшего недорогого постоялого двора, а то я что-то немного заблудилась, кажется. Ну или до ближайшего справочного болвана, а там я сама узнаю, куда дальше идти.
   - Да проводим, конечно, не вопрос. Только разве что с недорогими гостиницами здесь небольшие проблемы - в последнее время много приезжих, а гостиниц у нас немного, и недорогие места, боюсь, найти трудновато будет.
  
   Девушка растерянно пригладила растрепанные волосы:
   - Вот ведь засада. Только этого мне еще не хватало для полного счастья - всю ночь бегать по этому вашему Корасону и искать, куда бы кости бросить...
   Марк, до этого молча стоявший рядом, подал голос: "Хорасан".
   - Что?
   - Хорасан. Не Корасон. Так его уже давно не называют.
   - А вот интересно, месье историк или просто зануда? - девушка, похоже, снова начала заводиться. Виктор поспешил вмешаться, опасаясь, что Марку достанется так же, как и тем незадачливым "кавалерам", решившим, очевидно, покопаться в содержимом желтого рюкзака:
   - Марк, помолчи немного. Милая леди, у меня к вам небольшое предложение, только не сочтите за наглость. Почему бы вам не переночевать у нас с женой, а завтра в спокойной обстановке подберете себе подходящий номер в гостинице? Кстати, я Виктор, а это, как вы уже поняли, Марк. Жену мою зовут Ева, и уверен, она будет не против вашего присутствия - у нас собственный дом в пригороде, места много, никто никого стеснять не будет.
   - Знаете, у меня создается впечатление, что я напросилась. Впрочем, сейчас я так устала, что готова переночевать и в пещере с драконами. Ева, говорите? А я - Кэт. Учтите, что полным именем меня давно никто не называет, даже и не пытайтесь. Ну и ведите к своему ковру-самолету, или как у вас тут до дома в пригороде добираются? Ни в жизни не поверю, что пешком!
  
   Залезая в машину, Марк задумчиво сообщил:
   - А местные драконы, кстати, давно вымерли.
   - Юноша, а вы вообще с кем разговариваете?
  
  
   Ева, конечно, не была против - по крайней мере, вслух она не возражала. Оставшись наедине с мужем, холодно попросила его в следующий раз предупреждать, прежде чем тащить в дом наглых девиц, подобранных на улице. Виктор хотел было сострить про подобранных на улице упрямых троюродных братьев в ответ, но передумал - ссориться с женой совершенно не хотелось. По правде говоря, со времени последней их размолвки прошло столько много времени, что он уже забыл, как это делается.
  

6

  
   - Ты всегда был эгоистом! Только о себе и думаешь! "Мне надо это, я должен то..." - можно подумать, мне ничего не надо! Ну почему, почему именно сейчас? Только не надо сочинять про неожиданную командировку - все равно не поверю!
   - Зайчонок, ну не кричи так, мы же не одни. Поверь, мне и самому не хочется так вот неожиданно уезжать, но ничего не могу поделать - надо. Ну не плачь, не плачь - я же вернусь, правда, вернусь. Ну подумай сама - куда я от тебя денусь? Нам же вчера наказали жить вместе долго и счастливо, и завести кучу детей. Я буду писать тебе каждый день, по нескольку раз - где я и что делаю, а ты пиши мне. Не на край света ведь уезжаю, сама знаешь, как сейчас быстро по гиперу корабли ходят - оглянуться не успеешь, а уже там. Ну не плачь, не плачь - можно подумать, расстаемся надолго.
   - Я... ты только на самом деле каждый день пиши, чтобы я знала, что с тобой все в порядке, ладно? А то возьму и прилечу на эту чертову Неваду - ты ведь меня знаешь.
   - Ну что ты, милая, на Неваде сейчас холодно, снежно и очень скучно, тебе сразу же надоест. А мне вот надо лететь.
   - Опять это слово! "Надо"! Ну кому надо? Шефу твоему - ну давай я ему снова закачу скандал - как он смеет только что женившегося человека посылать в эту глушь?! Ты ведь даже собраться по-нормальному не успел - и теплых вещей мало взял. Пойми, я же о тебе беспокоюсь, а не просто глупо ревную...
   - Нет, нет, ты шефа ни в коем случае не беспокой - он тут совершенно ни при чем. Вернусь - все тебе расскажу, обещаю! Сейчас просто времени нет, видишь, по расписанию вылет совсем скоро.
  
   Кэт, наконец-то переборов лень, молча подхватила рюкзак, и пересела подальше. Чужие разговоры всегда подслушивать неловко, пусть и неумышленно. Тем более такие разговоры - с упреками, слезами, шмыганьем носом и неумелым враньем. "Надо"! Понятно, какое у него там дело - о таких как раз молодым женам и не говорят. Впрочем, зайчонок, кажется, поверил - вон, уже утирает слезы платочком и заботливо поправляет шарф мужу. Кэт отвернулась, уставившись на телеэкран. Лучше уж новости посмотреть, все равно ничем более умным не получается заняться. И сколько они еще будут рейс на Беллафонте задерживать? Пожалуй, так можно и дождаться, когда вернется Джеки и обнаружит наспех составленную записку, и наверняка, не поверив в "веские причины", примчится на вокзал - и тогда точно не избежать разборок на манер тех, что там в углу происходят. Только, учитывая его бас, слышать их будет не только эта часть зала ожидания, а весь вокзал. Кэт поежилась, представив себе это в красках, и малодушно решила не думать о проблемах, пока (и если!) они не возникнут. В любом случае она поступит так, как считает нужным.
  
   Как ни странно, мысли о том, зачем ей необходимо лететь на Беллафонте, Кэт даже не приходили в голову. Как и доброй половине ожидающих тот же рейс. "Мне надо" - порой этой причины более чем достаточно. А если верить тому, что с большого экрана на стене преувеличенно деловым тоном рассказывал ведущий с лицом человека, крайне озабоченного всеми мировыми проблемами сразу, так и вовсе не надо было выдумывать лишние причины убраться подальше со столичной планеты.
  
   "... заявил, что нет никаких оснований для паники - хоть бешенство и остается весьма опасным заболеванием, в столице и области за последние несколько лет не было официально отмеченных случаев заболевания домашних или диких животных, и тем более человека, так что слухи, активно распространяемые некоторыми средствами массовой информации, к счастью, остаются всего лишь слухами. Тем не менее ветеринарными службами мегаполиса уже две недели в качестве профилактики проводится внеплановая вакцинация домашних и диких животных, а гражданам рекомендуется осторожно относиться к свободно гуляющим собакам и другим млекопитающим, даже к грызунам. В свою очередь, службы охраны правопорядка стали более внимательно относиться к нарушителям закона о правильном выгуле собак... Напомним уважаемым телезрителям об основных признаках бешенства у животных..."
  
   Кэт скептически хмыкнула. Человечество за столько лет кого угодно доведет. Неудивительно, что собаки с ума сходят. Да и не только собаки - вон, от проделок "Потрошителей" вся полиция на ушах стоит, вечером куда ни пойдешь, через каждые пять минут обязательно на патрульных наткнешься. И каждый сочтет своим долгом прочитать нотацию на тему "шли бы вы, девушка, домой, и нечего тут я такое время бродить".
  
   "...и ставшая, к сожалению, в последнее время традиционной рубрика "Разыскиваются". Если вам известна какая-либо информация о людях, изображенных на этих снимках, просим вас сообщить ее по номеру на экране... Напоминаем, что сразу после рекламного блока на нашем канале вы сможете увидеть повтор ток-шоу "О главном со звездами", в котором свои комментарии к последним новостям дадут известные политики, артисты, писатели и сотрудники Службы социальных проблем..."
  
   Неожиданно для себя увлекшись шоу на экране, Кэт чуть не прозевала момент, когда объявили посадку. Спохватилась, лишь ощутив подозрительную пустоту в окружающем пространстве - одновременно проходила посадка на несколько рейсов, и зал ожидания порядочно опустел.
  
  

4

   "Не знаю, братец, зачем пишу это письмо - учитывая скорость работы почты, наверняка ведь прибуду на Беллафонте раньше. По привычке, наверное, да и чтобы хоть чем-то голову занять, лишь бы с ума не сойти, думая о всем том безумии, что сейчас здесь творится. Извини, что так сумбурно и нескладно - сижу сейчас на вокзале, жду рейса. Надеюсь, его не отменят, иначе придется срочно менять планы и лететь куда-нибудь еще - подальше от Виктории. Удивлен, что вокзал не переполнен встревоженными толпами. Наверное, большинство все же решило не верить в то, чем нас пичкают СМИ. Да я бы и сам не поверил - если б не видел собственными глазами. Был бы это фильм, поругал бы неубедительные спецэффекты, но за что ругать собственные глаза - что нагло врут? Я, может, и старый циник, но сложить дважды два могу. Пусть обман зрения, пусть мистификация, пусть стечение обстоятельств - но лучше путь я окажусь где-нибудь подальше, в безопасности, если выяснится, что на Виктории какая-то эпидемия вируса, от которого люди выворачиваются наизнанку и превращаются в монстров из дешевых фильмов.
  
   Прошу тебя, смейся сейчас надо мной и называй старым маразматиком со слишком живым воображением - я с радостью соглашусь. Лишь бы не видеть то, что до сих пор стоит перед глазами. Бог ты мой, а я думал, что способен вообразит любой ужас! То есть способен, конечно, но не когда это настолько реально. Знаешь, когда на твоих глазах машина сбивает человека, протащив его по асфальту пару десятков метров, а этот человек потом спокойно встает и через пару секунд перестает быть человеком и начинает убивать тех, кто его сбил, спокойно проломив крышу авто - тут начнешь верить во все, что угодно. И все это буквально под носом у полиции. Естественно, началась стрельба. Я не стал смотреть, что случится дальше, а вдавил газ и помчался домой - собирать чемодан и бронировать билет на ближайший рейс.
  
   Я в общем-то трус, как и любое разумное (и неразумное тоже!) существо, и при конце света предпочту засунуть голову в песок, а не любоваться спецэффектами. В крайнем случае, отдохну у тебя, приду в себя, устрою незапланированный отпуск, и мы вместе посмеемся над всеми теми глупыми теориями, что испуганной толпой бегают сейчас по моей больной голове. Жди, братишка, я надеюсь все же до тебя добраться."
  

3

   Мир неуловимо менялся. На первый взгляд, все оставалось таким, как и было, но стоило приглядеться, как становилось понятно - ничего подобного. Менялось все, даже то, что никак не могло изменится. Привычные вещи казались незнакомыми и странными, и Марк все чаще ловил себя на том, что понятия не имеет, что надо делать вот с этим предметом, или как, например, открыть дверь. Приходилось заставлять себя быть очень внимательным, и не расслабляться, ожидая неприятных сюрпризов буквально отовсюду. Вдобавок, что-то неладное творилось и с мыслями - даже самые простые слова стали казаться чужими и непонятными, так что теперь приходилось очень тщательно их подбирать, словно вспоминая полузабытый иностранный язык. Проще было молчать и делать вид, что тебе нечего сказать и ты со всем заранее согласен. А уж о том, что происходит нечто странное, и думать было сложно, а не то что попытаться это сформулировать и выразить словами.
  
   Еще и это тревожное ощущение чего-то темного и непонятного, как будто сидишь на залитом солнцем цветущем луге, все вроде бы прекрасно, но знаешь, что там, за горизонтом, притаилась иссиня-черная грозовая туча, и пусть ее пока не слышно и не видно, но она есть. Притаилась и дремлет, готовая в любой момент проснуться и заполнить собой все небо, окружить тебя со всех сторон, затопить твой мир тяжелой темной водой, оглушить раскатистым громом, забросать ядовито-желтыми молниями. И ты не знаешь, куда бежать и имеет ли смысл бежать вообще. А самое поганое в такой ситуации - что не уверен, что там, за горизонтом, вообще что-нибудь есть, кроме плодов твоего воспаленного воображения.
  
   В своем убеждении, что мир медленно, но верно сходит с ума, Марк был не одинок. На следующее утро Ева с возмущением рассказывала о просмотренном накануне выпуске новостей. Точнее, о своих впечатлениях:
   - Вы представляете, они там, в столице, совсем с ума посходили! То у них люди средь бела дня пропадают, то маньяки ночами стаями по улицам бегают, а теперь и монстры какие-то завелись! Я так понимаю, обычные городские легенды уже не в моде?
  
   Виктор промолчал - ему всегда было трудно вставать в будни, и хотя бы первые полчаса он предпочел бы вообще ни с кем не разговаривать. Раньше Ева с пониманием относилась к его утренней раздражительности, но теперь у нее было целых два собеседника. Точнее, один - Марк в основном тоже отмалчивался, зато Кэт могла говорить за троих, за что Виктору откровенно хотелось ее убить. Первые полчаса точно - а потом он собирался и уходил на работу, где все посторонние мысли мгновенно испарялись, стоило взглянуть на все растущий объем дел. В этом отношении легкомысленная утренняя болтовня была даже полезна, заставляя мысли сбиваться с привычного маршрута.
  
   - Правильно понимаете! В современном мире главное - быть на острие моды, а еще лучше - ее зачинщиком, и все эти средства, которые массовой информации, не исключение. Помните, в прошлом году по весне была массовая истерика по поводу эпидемии какой-то там особо опасной рыбьей чумы? Я тогда в офисе одном солидном работала, там такой красивый аквариум стоял по всей стене приемной, так вот прихожу однажды в понедельник - а рыбок нет. И аквариума тоже нет, а стена свежей краской воняет. Потом вроде хотели на ту стену повесить экран, и пусть он вместо аквариума рыбок показывает, но я к тому времени от них ушла. А еще в том же году, только уже в разгаре лета, еще всеобщая истерика была - типа на солнце вспышки какие-то нехорошие, и загорать не рекомендовалось. Так такая красота была у моря - пляжи полупустые! Я тогда, помню, из дома рано утром уезжала и поздно вечером приезжала, а между тем почти все побережье облазила, благо никто не мешал и под ногами не мешался. Я так понимаю, это все происки туристических компаний были - людям же летний отпуск под крышей проводить не хочется, а под опасным солнцем бегать стремно, вот и ломанулись все на другие курорты, с Виктории подальше. А потом уж, как отдохнули, так всякие пятна побоку стали, да и по тв чем-то другим уже пугать начали. А сейчас вот - неизвестно откуда взявшимися кровожадными монстрами, которых толком-то никто и не видел.
  
   Кэт вдохновенно вещала и размешивала сахар в чашке, явно не собираясь прекращать ни то, ни другое. Ева поспешила сменить тему:
   - Ну хоть кто-то из молодежи в этом мире здраво мыслит. Значит, не все еще потеряно.
   Кэт наконец-то отложила ложечку в сторону и отхлебнула из чашки.
   - Сказать по правде, не такая уж я и молодежь, просто выгляжу так... молодо. Так что за будущее все же волноваться стоит. Правда, Марк?
   Марк, вот уже минут пять задумчиво изучавший содержимое своей чашки, вздрогнул от неожиданности. Поднял голову, растерянно поглядел на Еву, на Кэт, уже начавшую ухмыляться.
   - Что? Извини, я прослушал...
   - Я спрашиваю, надо ли нам всем волноваться за будущее?
   - Ну...эээ... да.
   - Да?!
   - Да. Можешь начинать прямо сейчас. Например, поискать себе жилье.
   - Марк! - Ева от возмущения даже позабыла, что поначалу и сама хотела выгнать из дома наглую девицу, прямо с порога осведомившуюся, хорошо ли в этом доме кормят приблудных кошек.
  
   Кэт нашла его на чердаке, превращенном в уютную мансарду. Молча подошла и уселась рядом на старом продавленном диване. Марк даже не пошевелился, продолжая упрямо смотреть в окно. Впрочем, ее первые же слова заставили забыть о неприязни и заинтересованно подвинуться ближе.
   - Я ведь я знаю, что с тобой творится.
   - Откуда ты можешь это знать?
   - Не веришь? Твое право. А вот если скажу, что то, что бы чувствуешь - это не галлюцинации и не плод расстроенного воображения? Потому как, дорогой мой, я чувствую то же самое, и дальше побольше твоего, потому как уже прошла через то, что тебе только предстоит.
   - Ну и что же я чувствую, по-твоему?
   - Тревогу. Неуверенность. Ощущение неправильности происходящего. И еще - ты чувствуешь, как меняешься сам, но не понимаешь, что с тобой происходит и почему. Тебе кошмары в последнее время снятся? А голова болит? И все кости ломит так, как будто целыми днями мешки таскал?
  
   У Марка мурашки забегали по спине. Здоровые такие мурашки, размером с хорошо откормленных тараканов. Откуда она может знать? Он что, говорит во сне и так громко?
  
   Кэт, не обращая внимания на панику в его глазах, безжалостно продолжала:
   - Не бойся, скоро все закончится и ты почувствуешь себя лучше. В смысле болеть ничего не будет, это я тебе гарантирую. Вот как только это произойдет - собирай вещи и уходи. Куда-нибудь подальше, можешь в глухой лес, можешь даже не собирать вещи. Я постараюсь присмотреть за тобой, но не могу гарантировать - ситуация может измениться в любой момент. А пока поверь мне на слово - тебе скоро надо будет уходить отсюда. И ради тебя самого, и ради Евы и Вика. Они хорошие ребята, и жаль будет, если пострадают.
  
   - Подожди, не тараторь, я ничего не понимаю! Уходить? Да, я знаю, я загостился, и сам собирался уйти, но при чем тут "глухой лес" и "пострадают"? А ты? Тебе ведь тоже надо уходить, или я ничего не понял?
   - Все ты понял, только не хочешь себе в этом признаваться. Я тебе человеческим языком повторяю - надо уходить, пока ты себя контролируешь и не успел натворить ничего лишнего. Не подумай, что так издеваюсь, просто по себе знаю, что если рассказать все сразу, то высмеешь и не поверишь ни единому слову. Подумай пока лучше вот над чем - почему ты приехал сюда, и что творится сейчас на Виктории. Через пять минут будет спецвыпуск федеральных новостей, очень рекомендую посмотреть. И кстати, скажу сразу - ответа на первый вопрос я и сама не знаю.
  
  
  

2

  
   Как ушла Кэт, никто не заметил. Было не до того - Ева разрывалась между телевизором, по которому столичные ведущие с тревожными глазами рассказывали совершенно безумные вещи, и телефоном, который нервно трезвонил с раннего утра - звонили соседи, ближние и дальние, звонили друзья и знакомые, и все рассказывали одни и те же сплетни: "а ты слышала?", "а ты знаешь?", "а ты смотрела новости?", "да что же такое происходит, в конце-то концов???" Уже и не верилось, что еще вчера все было спокойно и обыденно, а сегодня как будто повернули кран, и из него хлынуло беспокойство, пока, к счастью, не перераставшее в панику.
  
   Ева пыталась позвонить Виктору на работу, но секретарша безапелляционно заявила, что он занят, да, занят для всех, и даже для жены. Потом он позвонил сам и успокоил, попросив не обращать внимания на базарные слухи, и думать своей головой. Спокойный голос мужа придал уверенности в себе, вытащив из болота нелепых подозрений. В пять вечера Ева заварила чай с мятой, и пошла звать Кэт - хотелось поговорить с кем-то здравомыслящим. Кэт нигде не было. Не было и ее желтого рюкзака, который все это время валялся у кровати, почти не разложенный. Да и немногих вещей Кэт тоже не было. Только мятый клочок бумаги на подоконнике, где крупным почерком сообщалось: "Спасибо, и не беспокойтесь. К."
  
   Ева растерянно оглядела еще раз комнату, и отправилась искать Марка. Первым делом она заглянула в его комнату - вещи были на месте, но сложены на кровати так, как будто их сейчас будут укладывать в чемодан. А точнее - в неприметный зеленый рюкзак Марка. Сам же он обнаружился на привычном месте - в мансарде на чердаке, стоял и глядел в окно.
   - Ты тоже уезжаешь?
   Он растерянно обернулся:
   - Почему "тоже"?
   - Кэт уехала.
   - Как? Куда?
   - Не знаю. Она даже не предупредила, просто ушла, только записку оставила, чтоб не волновались.
   - Ушла... Значит, мне тоже пора уходить.
   - А тебе разве есть куда? Марк, не глупи - куда ты сейчас уйдешь? Здесь ты никого не знаешь, а домой лучше пока не ездить - ты же видел в новостях, какой бардак у вас там творится. Я сейчас написала твоей матери, сказала, что ты у нас, спросила, как там они...
   - В том-то и дело, что видел. Значит, она была права. Понимаешь, сестренка, тут главное - не куда, а откуда.
  
   Ева на мгновение даже испугалась - таким незнакомым показался стоящий перед ней человек, - и, вспомнив, каким он появился недели две (боже, прошло всего две недели?) назад, вдруг осознала, как сильно он переменился. На вид остался таким же худосочным парнишкой, но его выдавал взгляд - настороженный, уверенный, тяжелый взгляд человека, все давно уже решившего. Птенчики, только-только вылетевшие из-под маминого крыла, не смотрят так на мир - оценивающе и снисходительно. Он моргнул, и наваждение ушло - перед ней опять стоял ее младший родственник, тихий и растерянный мальчишка.
  
   Внизу раздался шум подъехавшей машины, и почти сразу - обеспокоенный голос Виктора: "Ева! Ты где?" Ева побежала вниз, не успев заметить, как взгляд Марка опять стал взглядом опасного незнакомца.
  
   Виктор метался по дому, собирая вещи, казавшиеся самыми нужными. Ева, не собираясь отвлекать, выспрашивая подробности, тоже собиралась, жадно ловя короткие рубленые фразы: "...думаю, ненадолго. Опасаются, что викторийская зараза добралась и до нас. В пригороде сейчас неспокойно, все едут в Старый Город - там и переждать можно, и оружейные склады. На дорогах кордоны, следят, чтобы поодиночке не передвигались. Договорился с Джонсонами и Доровскими, через полчаса они будут проезжать мимо, поедем с ними. Бери только самое необходимое - документы, теплую одежду, воду, еду на первое время - в Городе уже все готово, нас поселят в старой гостинице. Марка тоже, я договорился - вообще пускают только местных, с приезжими сейчас очень строго, особенно с теми, что с Виктории. Марк, где ты, черт побери?! Мы уезжаем!"
  
   "Без меня", - голос, которым это было сказано, не оставлял никаких сомнений в том, что с его обладателем лучше не спорить. Виктор от неожиданности замер на месте, выронив бумажник - таким он этого тихоню пока не видел. - "Ты же сам сказал - к приезжим сейчас никакого доверия. Особенно к тем, кто с Виктории".
  
   Виктор, явно знавший больше, чем собирался рассказать жене, внезапно побледнел, поняв, что все это значит. Не сводя взгляда с того, кто еще вчера был Марком, и, коротко бросив Еве: "Быстро иди в машину!", стал пятиться к двери, дрожащей правой рукой пытаясь вытащить из-за пояса пистолет. Марк невозмутимо, с той же легкой улыбочкой продолжал подходить. Наклонился и поднял упавший бумажник.
   - Не бойся. Кэт ошибалась - я вполне могу себя контролировать, и не собираюсь причинять никому вред. Я остаюсь здесь - в Старом Городе мне делать совершенно нечего. Лови!
  
   Виктор машинально нажал на курок. Марк неловко отлетел к стене, а Ева закричала. Виктор молча вытолкал ее наружу и захлопнул дверь.
  
   Придя в себя, Ева попыталась выскочить из машины на ходу, но Виктор предусмотрительно заблокировал двери, и сейчас пытался не вылететь в кювет, отбиваясь от беспорядочного града ее ударов:
   - Да пойми ты, что это уже не Марк! Это чудовище, как те, что ты видела по телевизору, оборотень, монстр в человечьей шкуре! Он бы сожрал нас, не поморщившись! А эта рыжая? Да ни в жизни не поверю, что такая в силах отбиться от троих здоровых мужиков! Ублюдки! Занесли свою столичную мразь и в наш прекрасный мир! Ева, ну успокойся, ничего ему не будет, я даже не попал! Ну хочешь, отвезу тебя в Город, и вернусь сюда, за ним? Ну правда, правда, вернусь, ты только не плачь!
  
   Ева рыдала, скорчившись на переднем сидении. Ее благоустроенный мир рушился у нее на глазах, и она ничего не могла с этим поделать.
  

1

  
   На первом кордоне пришлось задержаться, пока не подъедут еще две машины - полиция строго следила за тем, чтобы никто не передвигался по одиночке. Пока ожидали, подъехал армейский грузовик, из которого выгрузились несколько серьезно вооруженных полицейских. Виктор еще мимоходом удивился, что, оказывается, и на мирной фермерской Беллафонте, лишенной не только хищников, но и более-менее крупных животных, есть такое оружие. Впрочем, здесь же недалеко столичный Хорасан, порт, и Старый Город. В отдаленных районах, вероятно, все хуже. С другой стороны, на дальних фермах и чужакам с Виктории делать нечего - посторонних там сразу замечают.
  
   Темнело в это время года быстро, и к Старому Городу подъезжали почти в темноте. Ева, уже совершенно успокоившаяся, сидела на заднем сиденье, а впереди с Виктором сидел вооруженный полицейский, всю дорогу не снимавший руки с кобуры, и заметно нервничавший. Когда вдали показались огни, все облегченно вздохнули. И почти в тот же момент в свете фар через дорогу метнулась тень. Виктор рефлекторно нажал на тормоз тормоз. Следующие за ним автомобили едва успели затормозить. С десяток секунд все было спокойно, а потом со всех сторон стали появляться темные силуэты, едва различимые в наступивших сумерках. Полицейский нервно сглотнул, вынимая пистолет из кобуры, Виктор негромко выругался, а Ева замерла, про себя молясь неведомому богу: "Ну пожалуйста, пусть все будет хорошо, пусть никто не пострадает".
  
   Темные силуэты приобретали все более определенные очертания, и далеко не человеческие. Пока полицейский на переднем сидении докладывал по рации о причинах остановки, а Виктор дрожащими руками пытался перезарядить свой пистолет, кто-то тихо постучал в боковое стекло. Ева повернулась, и с изумлением узнала Марка, целого и невредимого. Он что-то сказал, наклоняясь к самому окну. Ева как можно тише приспустила стекло, впустив внутрь шум далекого города и пряный запах луга. "Уезжайте отсюда как можно скорее. Мы вас не тронем, только уезжайте. Не в Старый Город, там сейчас тоже опасно. Домой не успеете, а в Хорасан - должны, если попытаетесь. Виктор, ты меня слышишь? Да не пытайся стрелять, ты разве не понял, что это без толку? Уезжайте, идиоты!"
  
   Рывком открыв дверь, Виктор выстрелил наугад. Полицейский дернул его назад в машину, обругав идиотом, и приказал валить отсюда. Виктор хотел огрызнуться в ответ, но не успел.
  

0

   Это началось внезапно, без предупреждения. Навалилась густая, почти осязаемая тьма, мгновенно погасившая все огни и залепившая уши словно туманом. Потом пришел страх. Первобытный страх, такой сильный, что все остальное сразу стало неважным. Ева, тонко взвыв, рванулась из машины - к счастью, Виктор не успел снова заблокировать двери, - и побежала куда-то вперед. Все равно куда, лишь бы избавиться от этой слепящей тьмы, от удушающего ужаса, сковавшего разум и превратившего ее в смертельно напуганное животное. Кто-то схватил ее за руку - Ева закричала, не слыша себя, и, метнувшись в сторону, споткнулась и упала, чуть не повалив и удержавшего ее Виктора. Каким-то чудом узнала его и, намертво вцепившись друг в друга, они побежали вместе, спасаясь от всепожирающей первобытной тьмы. Впрочем, тьма эта тьмой была лишь в их глазах - если б они могли обернуться, увидели бы то, что и было источником беспредельного страха. И тех, кто, окончательно отбросив ненужный более человеческий облик, молча и без малейшей тени сомнений и страха бросились защищать слабых и беспомощных братьев своих от того безымянного зла, что так долго спало мертвым сном внутри мирной и спокойной Беллафонте.

***

  
   Много было слов сказано потом, и еще больше - пока не сказано. Впрочем, слова - это не главное. Главное сейчас - поверить в то, что все закончилось, не успев начаться, и поверить, что те, кто казались верными врагами, на самом деле были единственной надеждой.
  
   Потом, вспоминая все случившееся, Ева старалась не думать о том, что случилось с молчаливым Марком, с рыжей умницей Кэт, с тысячами других мужчин и женщин, оказавшимися оружием в руках слепого случая. А ведь могло получиться и так, что она сама бы стала кем-то иным, кем-то сильным и бесстрашным, и все для того, чтобы через несколько дней погибнуть, защищая тех, кто только что хотел убить ее. Или, не дождавшись главного врага, погибнуть под шквалом полицейского огня. А самое грустное - пережить великую битву и погибнуть от руки тех, кого защищал, тех, кто не убегал от губительной тьмы, и кто видел перед собой не друга, а врага, мерзкое чудовище, прикидывающееся человеком.
  
   В который раз приказав себе не реветь, как маленькая девочка, Ева продолжила гладить выстиранную одежду - ту, что в спешке кидали в багажник, и ту, что Марк так и не успел уложить в зеленый рюкзак. Ева пока не теряет надежды, что он все-таки вернется, не сегодня, так завтра. Коврик, испачканный в крови Марка, Виктор выбросил сам, сам же и оттер небольшое пятно со стены, и теперь ничто не напоминает о той небольшой трагедии, что чуть не случилась в этом доме в самом спокойном из миров.
  
   ______________________________________________________________________
  
   Примечание от автора:
  
   Как ни печально об этом сообщать, но Марк так и не вернулся, не вернулась и Кэт - надо полагать, с ее характером она оказалась в самом сердце боя. Зато вернулся Джек, и вернулся очень вовремя, успев до начала всеобщей паники на Виктории вывезти семью в более безопасное место. Криста сначала немного пообижалась, что он не привез ей карту, а потом простила.
   В общем-то на Беллафонте, да и на других пограничных мирах все сложилось неплохо - разрушения почти не затронули крупные города, которых там, откровенно говоря, очень немного. Фермерам, наиболее пострадавшим от Нашествия (термин хоть и в корне неверный, но журналистам очень нравится), убытки были компенсированы, хоть и не в полном объеме - к великой радости страховых компаний, закон отнес пробуждение представителей очень древней расы к числу форс-мажорных ситуаций, страховым случаем не считающихся. Что не помешало многим компаниям тут же ввести новую услугу - страховка от пробуждения Древних, и страховка от пробуждения спящих генов оборотней. Особым спросом она пользовалась на Виктории, где все никакого Нашествия и не было.
   А если серьезно, автор может только посочувствовать тем из храбрых защитников, кому повезло (или не повезло, это как посмотреть) остаться в живых. Потому как страшные сказки еще никто не отменял, и благодарность спасенного человечества не распространяется на тех, кто периодически становится не способным себя контролировать и выходит на охоту. А остальным приходится таиться и делать вид, что они - такие же слабые создания, как мы с вами, и так же боятся смерти.
   Автор же этих строк все-таки добрался до Беллафонте, и благополучно пережил Нашествие в Хорасане, где, как и обещал Марк, никаких чудовищ не наблюдалось. Чему, честно говоря, автор безумно рад - с него хватит и тех чудовищ, что все время рождаются в его богатом воображении. И это же воображение виновато, что в прочитанной вами истории кое-то может оказаться преуменьшением, кое-что - преувеличением, а кое-что и вовсе авторским домыслом. Но в целом - правдой.
  

Ваш Э.М., с верой в светлое будущее для всех нас.

  
  
  
  


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"